Каменский Сергей Иванович: другие произведения.

Как выбирать Президента?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предлагаемая Вам работа сознательно озаглавлена четко и недвусмысленно: ћКак выбирать Президента?Ћ. Отметим, что в такой формулировке вопрос не ставился очень давно – эта работа развивает идеи, высказанные еще Сократом. И его мысли, как оказалось, подтверждаются современным знанием. * Методичка была написана для граждан Украины. А Украина – не Россия, как сказал Президент Кучма. Но она вполне применима, в силу общности тяжелого и очень поучительного исторического опыта и сходства менталитетов, и для россиян.


Как выбирать Президента?

"Методичка" для избирателей*

Каменский С.И., Одесса, Украина

   Предлагаемая Вам, читатель, работа сознательно озаглавлена четко и недвусмысленно: "Как выбирать Президента?". Отметим, что в такой формулировке вопрос не ставился очень давно - эта работа развивает идеи, высказанные еще Сократом. И его мысли, как оказалось, подтверждаются современным знанием.
   В ее основе - научное исследование, но это не научная статья. И не беллетристика, т.е., плод сочинительства. Это типичное методическое пособие. Правда, на такую тему их обычно не пишут. Однако, если очень нужно, приходится писать... Ведь, как водится, анализируют и оценивают деятельность лидеров, которых выбирают себе люди (разговор о демократическом обществе), уже пост-фактум. Но выбор этот практически всегда производится по "имиджу", или по словам, еще не подкрепленных делами. Другими словами, почти наугад. А потом, если что вышло не так - как у многих народов, и раньше и теперь,- то приходится, словами первого Президента Украины, "везти те, що маємо". Со всеми вытекающими из этого последствиями - в виде слез, а возможно, и крови .
   Гораздо лучше было бы определить заранее, какой же человек из реально претендующих на высший пост в государстве, нам нужен. Нам, большей части народа. Чтобы это не ухудшило нашу и без того нелегкую жизнь - а, желательно, и улучшило.
   Эта работа как раз и призвана помочь избирателю сделать этот нелегкий выбор. Однако, она не содержит, чего хотелось бы некоторым, конкретных фамилий - как говорится в науке, не персонифицирована. Так ведь по закону нельзя: избирательная кампания в стране еще не об'явлена.... - это, конечно, шутка. Но подготовка-то уже, как видно всем, идет полным ходом.
   А если всерьез, то методичка и есть методичка - это универсальное пособие. Выборов у нас впереди много - а представленная в ней информация и выводы могут быть полезными при выборах что мэра, что депутатов - вплоть до Верховной Рады. Так что, определяться с конкретикой, выбирать из реальных фамилий - Вам, будущие избиратели. Время для раздумий еще есть.
   * Методичка была написана для граждан Украины. А Украина - не Россия, как сказал Президент Кучма. Но она вполне применима, в силу общности тяжелого и очень поучительного исторического опыта и сходства менталитетов, и для россиян.
  
  
  
  

КАК ВЫБИРАТЬ ПРЕЗИДЕНТА?

"Методичка" для избирателей.

Введение

   Итак, речь у нас пойдет о президентских выборах. Об этом уже сейчас начинают говорить все больше. Событие, как мы видим, касающееся всех, прямо или косвенно - правда, очень по-разному. Даже в тех случаях, когда человек заявляет, что ему на эти, как и на все другие выборы, наплевать и голосовать он все равно не пойдет - потому что ничего от этого не изменится и он уже давно никому не верит. И вообще его голос ничего не решает - все уже договорено и куплено. Такая позиция в нашей стране, все еще переживающей достаточно тяжелые времена, очень распространена - хотя открыто, в камеру или микрофон, говорят об этом очень редко. Человек интуитивно чувствует, что это не лучший выбор, однако... В социологических же опросах такие респонденты (т.е., те, кто отвечает на вопросы) попадают в категорию еще не определившихся со своим выбором - на прошлых парламентских выборах их было, по разным оценкам, от 40 до 50 %. Сейчас их будет гораздо меньше - накал противоборства между различными, вплоть до полярных, идеологий, значительно усилился. Забегая немного вперед, скажем, что они так и не смогут определиться, т.е. сделать осознанный выбор - и вины их в этом практически нет. Здесь действуют обьективные законы философии (или, точнее, диалектики) и психологии. Давайте попробуем разобраться - как. Ведь нам предстоят еще не одни выборы - и самые разные.
   Принято считать, что эти вопросы относятся к области политологии и в меньшей степени - к социологии. Этим профессионально занимаются считанные люди (хорошо ли, плохо - сейчас не об этом разговор). А берутся рассуждать, а попросту, болтают об этом с безапелляционной раздачей оценок, чуть ли не все. Вполне резонным тогда будет вопрос: "При чем здесь еще и философия с психологией?". Ведь у большой части взрослого населения (как у нас, так и на всем постсоветском пространстве) сохранились, как правило, достаточно туманные и тягостные воспоминания об изучении общих и обязательных для всех курсов - сначала диамата и истмата, позднее обществоведения и т.п. А психологию вообще всегда изучали только на некоторых факультетах университетов.
   Дело вот в чём. Это уже привычное для нас название "политология" появилось (в историческом плане) сравнительно недавно. А серьёзно размышляли над тем, кого же люди выбирают себе вождем или лидером, с глубокой древности - достаточно вспомнить ставшие классическими, прошедшие проверку столетиями труды Конфуция, Платона, Аристотеля, Макиавелли... И их и немногих других, уже принадлежащих, благодаря своим трудам, вечности, принято называть философами, т.е. любящими мудрость. И мудрых заветов по правильному устройству человеческого общества они нам оставили более чем достаточно - пользуйтесь на здоровье. Однако, именно в нашу бурную и трагическую эпоху стало окончательно ясно, что незыблемый принцип преемственности знания, прежде всего научного, без которого был бы невозможен прогресс, практически не действует в важнейшей области - в человековедении. И подавляющая часть их наследия просто забыта и остается до настоящего времени невостребованной, не служит людям. Людям, природа которых с начала цивилизации осталась практически неизменной - хотя этого сразу не разглядеть за фасадом поражающих воображение научных и технических достижений и всех изысков "цивилизованной" жизни сегодняшнего дня. И каждая эпоха, каждый народ продолжает решать эти вечные проблемы по-своему, по-разному - и далеко не всегда, как показывает история, наилучшим образом. А то и вовсе неудачно. Примеров хватит на всех - и в ближнем и дальнем зарубежье.
   Философия же тем и отличается от притягательного для многих "философствования", а попросту - прекраснодушного умствования, как правило, оторванного от "грубой" реальности и не дающего ощутимых практических результатов тем, что она приучает смотреть на людей без иллюзий. Без того, на первый взгляд, возвышенного очарования, которое бывает, как правило, кратковременным - и неизбежно сменяется разочарованием. Она приучает принимать людей такими, какие они есть по своей человеческой природе, а не такими, какими их хотелось бы видеть. Ведь каждый привык судить по себе - а все мы, живущие на Земле, такие разные - но об этом дальше...
   Отметим сразу, что институты политологических и социальных исследований, государственные и общественные центры и службы проводят достаточно много самых различных исследований в этой сфере. Некоторые предназначены для достаточно узкого круга лиц (органов власти, ведомств, партий и т.д.); результаты же большинства из них становятся, благодаря средствам массовой информации (СМИ), известны широкой общественности. Первый вопрос, несмотря на клятвенные заверения в обьективности, по чьему заказу оно проводится и чьим интересам отвечает. Другой вопрос, насколько внимательно и какая часть этой самой общественности знакомится с ними - не считая, вероятно, регулярно представляемых по телевидению рейтингов кандидатов на депутатство или в мэры (ну а скоро начнутся и по кандидатам на президенство), по результатам социологических опросов. И насколько вся эта информация и анализ выполняют свои основные функции: способствовать повышению политической культуры избирателей и помочь им сделать осознанный выбор. Если говорить откровенно, то этого не происходит. Попытаемся разобраться и в этом - почему так.
   Те же социологические опросы, а ещё убедительнее сама жизнь показывают, что слишком много людей (от 30 до 40 %), хотя и искренне хотели бы, но затрудняются сделать свой выбор (хотя в этом нечасто признаются открыто, о причинах чего мы ещё поговорим). Данный материал как раз и рассчитан помочь в первую очередь тем, кто политикой особо не интересуется (и это вполне естественно и понятно) и специальных аналитических передач на предвыборные темы не смотрит. И, предупредим, забегая немного вперед, совершенно напрасно, поскольку от направленности и эффективности именно политики, то есть умелого управления страной, зависит напрямую содержимое их кошельков - ну а если шире, то качество жизни в целом.
   Почему же так труден выбор? Во-первых, большинство, около (70%) вынуждено ежедневно решать самую насущную проблему - как выжить. Во-вторых, говоря откровенно, без специальной подготовки трудновато вникнуть в тонкости предвыборных споров и уловить различия между иногда довольно мудрёными понятиями, которыми так и сыплют разные аналитики. Особенно сложно это для людей с типично советским прошлым, выросшим в долгую эпоху "нерушимого единства коммунистов и беспартийных". В-третьих - порядка 50-60% граждан, по данным тех же опросов, вообще никому (тем более политикам) не верят, кроме самих себя. ( Хотя в основе такого тотального, нерассуждающего недоверия, лежит, по общечеловеческим законам психологии, как это ни парадоксально, неверие в самого себя. Это очень тревожное явление - убедительный симптом морального нездоровья общества. Однако, обсуждение этого деликатного и достаточно сложного вопроса придется пока отложить).
   И главное, они знают свою житейскую правду: Жить трудящемуся человеку в стране все еще тяжело, будущее пока неясно и тревожно. А наверху, похоже, большую часть времени все спорят, кто важнее и главнее, говорильней занимаются да все обещают улучшения.... А если и меняется что к лучшему, то очень медленно. Хорошо бы выбрать толкового и честного человека, чтобы, наконец, порядок в стране навел. Чтобы дал возможность с выгодой трудиться тем, кто может, и позаботился о более или менее человеческой жизни для тех, кто уже или ещё трудиться не может... Да как выбрать-то? Ведь все кандидаты, как обычно, будут на разные голоса уверять, что думают только об одном - о благе народном. О наведении порядка, борьбе с коррупцией, о подъеме промышленности, о выплате зарплат и пенсий.... Это как раз понятно, кто же будет против? Что-то они там спорят между собой об отношениях с Западом, с Россией, с НАТО, с Валютным Фондом, с Америкой - ну, это уже не так важно, нам бы в нашем доме управиться... И вот еще что сильно смущает - каждый предлагает все делать по-своему и клянётся - божится, что только он и прав. А остальные, мол, заблуждаются... Поди разберись во всем - это сколько же институтов надо кончать... А так вроде все умные и симпатичные, говорят так красиво и понятно - прямо будто в душу тебе смотрят... Но страшновато всё же - сколько уже таких же и депутатов и других важных людей перевидали, - им бы только до власти добраться, а потом обо всех обещаниях забывают и свои дела продолжают получше устраивать...И ещё - сколько раз уже видели: на словах у них так хорошо и ладно выходит, а начнут дело делать - и никакого толку. Ведь уж сколько лет тоже вроде не дураки там, наверху, сидят, а жизнь намного легче не становится...
   Тем, кто за какую-то партию, конечно, легче - чего тут выбирать, наш это человек, и всё. А всем остальным, которые точно не поймут, кто же лучше - тем тяжело. Добро бы еще два-три человека, а тут - совсем голова кругом идет....
   Поэтому, вероятнее всего, представленный здесь материал не будет востребован (не просто прочитан, а использован) большинством из тех, кто уже давно и твёрдо знает, за кого будет голосовать. Членов различных партий и движений - ведь всем понятно, что если кто сам себя выдвинул, то шансов куда меньше, - только в партии твоя сила.... Имеются в виду в первую очередь те, кто настроен более или менее непримиримо к существующей власти и, в общем смысле, к совсем недавно в муках сформировавшемуся большинству Верховной Рады. И не может, по законам все той же психологии, которые мы еще обсудим, изменить свой выбор. Мы обсудим в другом месте сложившиеся убеждения, которые могут, как известно, быть и ложными - не соответствующими реальности, противоречащими законам, определяющим природу человека и общества. Такие убеждения справедливо отнести к категории предрассудков или заблуждений - однако, и те и другие, как правило, для самого человека достоверны и неоспоримы - и потому очень стойки. И житейский опыт каждого, да и опыт человеческой истории говорят, что переубедить зрелого человека в чем-нибудь очень для него важном (в психологии говорят об этом как о системе ценностей или ценностных критериях, становящихся фактически стержнем личности) практически невозможно.
   Первым внес ясность в то, почему так происходит, еще 300 лет назад Б. Спиноза, с которого, фактически и началась современная психология: "...Каждый из нас от природы желает, чтобы все жили по-нашему.... чтобы каждый любил то, что он сам любит, и ненавидел, что он ненавидит...".
   Поэтому не будем повторять здесь уже набившее оскомину библейское: "имеющий уши да услышит...". Или добавлять свое вроде: "имеющий глаза да увидит". Услышит и увидит, да только преломляя по-своему в сознании - и потому сути не поймет. Поэтому скажем просто: приведенные здесь соображения могут реально помочь (тем, кто сможет и захочет принять эту помощь) более или менее толково - или, как говорят, осознанно, - определиться со своим выбором. И значит, со своим уже личным вкладом в решение этого, по сути общего вопроса - каково же будет на ближайшие годы вероятное будущее и нас самих и тех, кто нам близок и дорог.
   С тем, для кого и для чего представлен данный материал, в целом ясно. Подчеркнем только, что это не агитация "за" или "против" кого-либо из будущих реальных претендентов. И по замыслу и по содержанию это своеобразные "общеметодологические рекомендации избирателю" - в нашем случае по президентским выборам. Но главное, описываемые закономерности вполне применимы, с несущественными поправками, и для любых других выборов - в любые органы власти вплоть до Парламента. Именно поэтому такое название - "методичка", слово хорошо знакомое тем, кто учился или учится. Постановка же точек над всеми і, работа разума и трудный совет с собственной совестью и чувством гражданской ответственности остаются за самими людьми - будущими избирателями.
  
  
   Часть 1
   Вспомним базовые понятия
   Какие слова сейчас, как говорится, самые ходовые, на слуху - у значительной части людей и в СМИ? Правильно: выборы, партия, блок, политика, политик, власть...(Слова "война" и "терроризм" в расчет пока принимать не будем - они за рамками нашей темы). И еще одно явно нездешнее слово: пиар - и почему-то, в основном, грязный. Для сведения будущих избирателей из старших поколений: это сокращение от американского Public Relations означает "связи с общественностью". То есть, общение властей и СМИ со всем народом. Ну а грязный он не от природы - таким его делают разные люди, а иногда и специалисты - политтехнологи. Раньше все это называлось проще и понятнее: сплетнями, клеветой, инсинуациями, компроматом...А теперь придумали вот такой эвфемизм (то есть, слово, означающее то же самое, но звучащее красивее или не так откровенно)- и вроде вся околополитическая кухня и ее стряпня пристойнее становятся.
   В наших предыдущих рассуждениях, кроме понятия "человек", ключевыми являются: политик, политика и власть. Слова-то всем знакомы, но попробуем проникнуть за оболочку слов - в их сущность.
   А зачем это нужно? - спросят многие, - будто других дел нет, кроме как лингвистическими упражнениями заниматься. И добавят при этом - я вообще политикой не интересуюсь...
   Все это похоже на лепет ребенка, который часто произносит взрослые слова, не задумываясь о том, что же они значат. Пока не вырастет, не выучится, не накопит опыта. Точно так же и с политикой. Мы уже говорили - от того, какая политика и кто стоит во главе государства, зависит напрямую содержимое кошелька большинства граждан, а в большой степени и вся остальная жизнь. Это в немногих промышленно развитых странах не имеет особого значения, кого выбирать - ну, разве что социальную сферу несколько прижмут, или очередную неправедную войну начнут, как сейчас в США с приходом Д. Буша. А в целом фундамент государственного организма, рыночная экономика, работает на принципе саморегулирования с более или менее приличным запасом надежности - до чего нам еще идти и идти...
   Действительно, политика, по определению толковых словарей - это основная, ведущая сфера жизнедеятельности любого общества, выполняющая функции организации, регулирования и контроля всех остальных сфер: экономической, правовой, идеологической, культурной и т.д. И, с другой стороны, политика - это особый вид или род человеческой деятельности. Соответственно, политик - это лицо, занятое политической деятельностью. Напомним, что политик - это не профессия и не специальность (которых в мире насчитывается порядка 2000). Именно поэтому практически невозможно сформулировать, как в большинстве остальных случаев, профессиональные критерии или требования для той работы, которую выполняют политики. Однако, исключая профессиональные качества, которые нельзя обобщить, т.к. они определяются конкретной областью деятельности или занимаемой должностью, мы здесь будем вести разговор о качествах личностных, которые накладывают свой незаметный, но решающий отпечаток на все, что делает человек - в том числе и политик.. Ведь только они, эти качества, остаются у зрелого, сложившегося человека практически неизменными - в науке говорят при этом о биосоциальных или психофизиологических инвариантах, т.е. постоянных. И именно поэтому могут служить надежным основанием для нашего многофакторного анализа и получения достоверных выводов, как говаривал Михаил Сергеевич: "Кто есть ху?"
   Политики - портрет в экстерьере
   Вначале проясним главное, что определяет или характеризует политика - это та идеология, которой он придерживается и которую активно пропагандирует. И то, что из этой идеологии прямо следует - та политическая программа или курс, который он предлагает народу (украинскому или французскому, это существа дела не меняет). Курс хоть в чем-то отличный от прежнего, но не как самоцель, а средство улучшения (по меньшей мере, так предполагается) жизни этого самого народа. Чтобы было не так, как есть сейчас, а стало лучше (в чем - не суть важно, ведь всегда есть возможности для улучшений даже в самой благополучной стране - что уж говорить о нашей...).
   Политический курс (или проще, что делать и как делать), как известно, прямо определяется идеологией. А она прямо или в скрытой форме выражает конкурирующие или соперничающие между собой интересы различных партий, классов, социальных (и антисоциальных тоже) слоев, групп и общностей. Очевидно, что из различных идеологий какие-то могут наилучшим образом соответствовать общегосударственным (национальным, общенародным) интересам - если их воплощение в жизнь приведет к улучшению жизни большей части этого народа. Но выражать интересы всего без исключения народа они в принципе не могут - ведь эти интересы слишком разные и среднего здесь никак не вывести. Говорить правомерно только о большинстве народа - это и есть основа демократии. Здесь есть только одна, практически неразрешимая проблема: общенародные интересы носителями каждой идеологии понимаются по-разному. На практике - до полной противоположности. И каждый искренне считает, - и открыто заявляет об этом, - что именно он и представляемая им партия лучше всех остальных знают как (а ведь это главное!) удовлетворить эти интересы. И если это даже заблуждения, то они, как уже говорилось, вполне искренни и для человека, подверженного им - единственная и неоспоримая реальность. Справедливости ради скажем, что эти проблемы - общие во все времена для всех стран и народов, в силу общности человеческой природы - мы здесь не рассматриваем весьма редких в истории случаев злонамеренного оболванивания целых народов.
   То же мы видим сейчас и у нас: существуют, как принято говорить, крайние идеологии (это правые и левые), и лево- и правоцентристские, либеральные (это некий условный центр). А сейчас в жизнь уже прочно вошло такое понятие как парламентское большинство. Здесь не подходит бытующая в т.н. массовом сознании тривиальная формула: "Истина всегда находится посредине" - о том, где ее действительно можно найти, мы еще поговорим. Ведь полярные, т.е. в большинстве своих концепций и элементов противоположные, часто до открытого противостояния, идеологии - вспомним транслировавшиеся раньше время от времени по ТВ парламентские драки, - практически несовместимы. Такое бывает разве что в социальных утопиях типа "чтобы и волки были сыты и овцы целы". Эту проблему лучшие умы человечества пытались решить во все эпохи, но пока успешных попыток прямого, без умелой модификации, сочетания элементов капиталистической, индивидуалистической и частнособственнической и социалистической, коллективистской идеологий не наблюдалось. (Приведение в качестве примера для подражания "шведской" и т.п. модели социализма даже методологически некорректно. Похоже, да не то. По сути, это элитаризм с оптимальной для западной модели демократии социальной политикой - однако, детальному политэкономическому анализу здесь, очевидно, не место). И уже хорошо известны определяющие такие успехи факторы: достаточно высокий уровень национального богатства, стабильная и эффективно действующая власть, развитая демократия - ведь при всех ее очевидных недостатках, ничего лучше человечество пока не придумало. И еще один важнейший фактор, без которого все остальные будут недостаточными и не дадут высокой отдачи - поддержка большей части народа. Это вообще-то редко бывает и длится, как правило, недолго, Но в большинстве стран, где такая поддержка в явном виде отсутствует, ее место молчаливо занимает закон, которому большинство вынуждено подчиняться - на то она и демократия.
   Критикуют власть - и иногда яростно, всегда и везде. И с разных сторон - как в бедных, так и в богатых странах. Оппозиции это положено по определению - на то она и оппозиция - что левая, что правая; правда, сейчас по большинству вопросов они, пусть временно, сплотились - согласно законам диалектики, в бурные эпохи крайности сближаются. То же со СМИ - это считается их первейшим долгом. Теневая экономика, та вообще противодействия, как такового, власти не оказывает (разве что во время милицейских операций); она тихо (эпизодических убийств и разборок считать не будем) работает сама на себя, отбирая себе у государства, у всего народа, сколько сможет, рынка, сырья, финансовых и людских ресурсов. Но объективные сложности жизни провоцируют и часть легальной экономики и тех людей, которые в более нормальной обстановке были бы вполне законопослушными гражданами, к уходу, хотя бы частично, "в тень". К слову сказать, у нас сейчас много делается для того, чтобы эту тенденцию постепенно переломить.
   Резюмируя, скажем, что выраженного противодействия власти вроде бы меньше. Но и реального сотрудничества с ней еще слишком мало. А ведь в этом случае никакая власть, даже сильная, не сможет достичь как угодно разумных и направленных на благо того же народа политических целей - просьба только не путать сильную власть с "сильной рукой", о которой, помня только светлые стороны нашего общего прошлого, мечтают многие. У нас же, в Украине, положение усугублялось до недавнего времени еще и недопустимым даже по меркам здравого смысла хроническим противостоянием самих ветвей власти. При этом результирующая их разнонаправленных усилий оказывалась, как всем сейчас уже очевидно, слишком малой - отсюда и не могло быть заметных результатов жизненно важных реформ.
   А за кого и за что голосовать будем?
   На прошлых выборах - и парламентских и президентских, - голосовали в основном не за личности, а за курс. Что же, вроде все правильно - личность, человек в таких случаях, как правило, отступает на задний план. Она только олицетворяет курс, который обнародован в предвыборной программе и озвучен словами из реальной жизни. Но дело в том, что предвыборные программы ведущих партий и блоков по главным вопросам внутренней и внешней политики тогда отличались не очень значительно - по меньшей мере, для рядового избирателя.
   Совсем другое дело теперь. Поляризация ведущих политических сил в основном завершилась: парламентское большинство - их, недолго думая, по аналогии с советским прошлым, стали называть "большевиками", причем вкладывая в это слово уничижительный смысл. По другую сторону - сводный отряд оппозиции. Для СМИ все они, естественно, стали "меньшевиками". Первые, в самом общем смысле - потому что и большинство неоднородно, - олицетворяют теперешнюю власть и проводимый ею политический курс. Вторые - по разным, вплоть до полной противоположности, мотивам, но яростно, непримиримо - против всего, что делается властью.
   Однако противопоставлять личность или партию и предлагаемый ими курс правомерно лишь в пределах теоретико-познавательного исследования. В жизни они очень трудно разделимы. Ведь курс определяют люди, имеющие определенные интересы, моральные (или аморальные - такое тоже часто случается) ценности, устремления, желания и т.п. Как видим, и здесь многое сводится к человеку.
   На предстоящих выборах, с учетом уже сказанного, будут предложены два обобщенных курса, которые можно в целом определить как "за" и "против". И голосовать большинству избирателей придется, судя по всему, ориентируясь на личности. Тем важнее разобраться, какие же люди реально определяют планы и действия ведущих политических сил в стране.
   Хорошо известное марксово определение: "Политика - это концентрированная экономика" в нашу эпоху дополнилось и другими: "Экономика - это материализованная, овеществленная политика" и т.п. Это две стороны одной медали, имя которой -наша жизнь. Мы уже говорили, что политика - ведущая, координирующая сфера для всех остальных сфер жизнедеятельности общественного организма. Наиболее же тесно она связана с идеологией (ее стержень) и экономикой (основа, условие существования всего остального - и ее самой в первую очередь). Их тесная связь нерасторжима и синергична, т.е. они или взаимно усиливают друг друга или ослабляют. При слабой экономике не может быть сильной политики. Политики при этом сильно ограничены в своих возможностях; мы исключаем здесь тоталитарные режимы. При сильной экономике реальные возможности политики (как внутренней, так и внешней) и ее эффективность увеличивается. Примеры того и другого рода каждый может подобрать по вкусу. Можно рассчитывать, что приведенные соображения помогут осознать, насколько неправомерны широко распространенные сравнения положения в Украине и в любой из развитых стран. Так что придется пока, до лучших времен, "по одежке протягивать ножки" или словами первого Президента Украины "везти те, що маємо". Но, кстати, сейчас, с постепенным выздоровлением экономики мы впервые начинаем ощущать заметное повышение эффективности и нашей политики. Одно из верных свидетельств этого - усиление и учащение самых различных очень вежливых по форме, но, тем не менее, инсинуаций в адрес не только Украины, но и России со стороны еще недавно такого "дружелюбного" Запада - хотя, конечно, тут замешано много и других, не самых достойных мотивов.
   Уделим теперь, во избежание последующих разночтений, немного времени еще одному ключевому понятию - власти. Власть (в сухом научном определении) - это центральное, организационное и регулятивно-контрольное начало политики, реальное средство ее осуществления. Власть и политика, в своей неразрывной взаимосвязи, являются одновременно причиной и следствием друг друга. Поэтому все наши рассуждения о политике в равной степени относятся и к власти.
   В общественном же сознании власть в основном отождествляется с сущностью, которая воплощена в т.н. органах власти, объединяющих людей, собирающих их в организованное общество и (в пределах своих полномочий, регламентируемых законом) управляющих ими. Конечно, властью зачастую злоупотребляют - но в этом мы тоже далеко не худшие в мире...
   Еще раз вспомним прошлое
   Здесь, кажется, самое время обратиться к опыту общечеловеческой истории, к мудрым мыслям наших предков. Еще в ХVI веке Т. Гоббс утверждал: "Для того, чтобы познать свойства государства и власти, необходимо предварительно изучить склонности, аффекты и нравы людей". И далее, привлекая в свидетели человеческую же историю, доказывал, что человеческое сообщество (в силу целой совокупности объективных законов, которые мы сейчас не рассматриваем) не может существовать "...без общей власти, устанавливающей общие и обязательные для всех законы, которые прекращают и предотвращают войну всех против всех".
   Насколько успешно это получается у разных народов, может видеть и слышать каждый. Не напрасно наша эпоха называется еще и эрой информационного изобилия - можно включить сводку новостей на любом канале. И в этом изобилии преобладают, как и много веков назад, скрытое и явное насилие, борьба, все чаще переходящая в войны, людские страдания, вызванные людьми же. И здесь тоже, как мы убеждаемся, очень многое зависит от того, какого лидера выбирают себе люди...
   Разделение единой власти на законодательную и исполнительную (выполняющую еще и функции судебной), которые могли бы сотрудничать и контролировать друг друга, было предложено в ХVII в. Дж. Локком. Привычная же для нас (и принятая в большинстве государств мира) система трех независимых, но взаимосвязанных ветвей власти была разработана уже в ХVIII в Ш. Монтескье.
   Однако, вполне очевидно, что (в силу все тех же законов человеческой природы и общества) между ветвями власти неизбежны конфликты - и наш пример опять же не самый худший. Так вот в первую очередь именно для урегулирования таких конфликтов в общую схему наилучшего государственного устройства был введен еще один субъект высшей власти. Ранее это был, как правило, монарх - сейчас это чаще всего президент. И его основная функция, записанная обобщающей и всеобъемлющей формулой "гарант Конституции" фактически означает: координатор действий всех ветвей и уровней власти и арбитр в их конфликтах, руководствующийся исключительно общенациональными интересами. Высшим же арбитром в отношениях между всеми ветвями власти, включая Президента, и обществом является, как правило, Конституционный Суд.
   Типовыми средствами, применяемыми любой властью, являются, как известно, господство, насилие, убеждение и авторитет. И чем более зрелой становится власть, тем более она опирается не на прямое давление, а на убеждение и разьяснение всех своих, даже непопулярных, действий.
   Последним достижением демократии является введение (сначала де-факто, а теперь и де-юре) общественного контроля за действиями властей всех уровней в форме так называемой четвертой власти - прессы или средств массовой информации.
  
  

Вынужденная цитата

   "...Напомним, что по принятой типологии у нас форма власти или государственности сейчас такая: демократическая, президентско-парламентская республика. В связи с этим, в завершение разговора о политике и власти коснемся вкратце вопроса, который до последнего времени, и особенно в преддверии парламентских выборов, достаточно активно обсуждается - правда, не в народе, а, в основном, в парламентско-партийной среде. Вопрос, как говорится, интересный - а нужен ли Украине вообще Президент? Может быть, "перепрофилировать" нашу страну (легитимным, т.е., законным путем) в парламентско-президентскую (чтобы было, например, как в Германии или Израиле - чем плохо?) или вообще в чисто парламентскую республику? Может, тогда было бы больше толку от власти и жизнь наша начала бы, наконец, заметно улучшаться? Попробуем, в русле нашего, не ориентированного на интересы какой-либо из общественных сил, групп или партий, анализа, поискать на них беспристрастные ответы.
   Как известно, в Конституции Украины не прописано, какой из ветвей власти, исполнительной (представляемой Президентом) и законодательной (Парламент, а у нас это Верховная Рада) принадлежит приоритет. Другими словами, "кто главнее". Это не указывается прямо и в Конституциях других стран. Просто сама Конституция достаточно четко и недвусмысленно оговаривает функции и пределы полномочий Президента. И в обозначенном таким образом "правовом поле" государства они могут изменяться от определяющих государственную политику до чисто номинальных, представительских. Но поиск наилучшей для данного народа, с учетом его историко-социальных особенностей, модели государственного устройства идет, как показывает история, постепенно, эволюционным путем и отрабатывается на практике не одним поколением - сложное и ответственное это дело. В то же время, с древних времен известно, что в опасные для страны времена считалось вполне оправданным сосредоточить больше средств управления в одних руках. Благодаря быстроте реагирования верховной власти, это повышало шансы выиграть войну или пережить другое лихолетье. У нас до этого не дошло (скажем честно, в значительной степени благодаря разумной внутренней политике все той же почти всеми порицаемой власти), а сейчас окрепшая демократия уже не позволит узурпировать власть кому бы то ни было. Но положение страны продолжает оставаться тяжелым, с какой стороны ни взять. И даже рука не поднимается описывать, что бы стало, если бы такому как был до недавнего времени парламенту было решено передать значительную часть полномочий исполнительной власти. Представляющий весь спектр крайне разнородных общественных сил, тянущих его каждый в свою сторону, он бы просто не смог договориться даже по оперативным вопросам государственного управления - на практике это могли видеть все более полугода. Что уж говорить о стратегическом курсе, вокруг которого и кипит больше всего страстей.
   Что же касается ликвидации института президентства вообще, то немного в мире таких благополучных стран с хорошо устоявшимся укладом жизни и миром в обществе, которые могут себе это позволить, тем более, и размеры и роль в мире у них несоизмеримы с нашими.
   Так что, принятая у нас сейчас форма государственного устройства (в механизмы и правила действия которого очевидно потребуется вносить коррективы в соответствии с резко изменившимися геополитическими реалиями) не имела, как любят сейчас повторять, разумных альтернатив. По меньшей мере, на ближнюю и среднесрочную перспективу. Пока государство, мучительный процесс рождения которого еще далеко не завершен, не будет более или менее устойчиво стоять на собственных ногах. Вот тогда можно будет и обсудить эти вопросы - в более спокойной обстановке."
  
   Обьяснение для читателей: последние четыре абзаца взяты без изменения из первого варианта работы, написанного перед парламентскими выборами - специально для того, чтобы можно было осознать, как далеко мы ушли с тех пор. Известные теперь практически всем инициативы Президента как раз и предлагают, исходя из новых реалий, перейти к классической модели парламентско- президентской республики. Но эту несомненно прогрессивную идею должны освоить все действующие в стране политические силы, и в связи с принципиально различным ее пониманием, впереди закономерные трудности. Ведь реформа политической системы предлагается комплексная и радикальная. И процесс уже вовсю пошел - вон сколько недовольных среди записных "демократов" всего мира, начиная с Совета Европы...
  
   Часть II
   Почти все, что написано до этого, относится, строго говоря, к категории "предвыборного ликбеза" и может быть полезно просто для повышения "политической культуры". Ну а дальше можно было бы плавно перейти к "практическим рекомендациям" - как и пишется неисчислимое количество статей или речей типа "за" или "против": сказать, кто - по мнению автора, - хороший, кто так себе, а кто вообще бяка...А в обоснование привести убедительные (опять же, по мнению автора) аргументы. И получилась бы в результате очередная, только слегка обнаученная агитка.
   Но она смогла бы убедить немногих, как и все другие писания подобного рода. Ведь на любой из приведенных аргументов может быть найден - и всегда находится, - противоположный аргумент, и не один. Потому что наши человеческие дела и их оценки, в отличие от мира материального, мира науки и техники, гораздо более расплывчаты, менее четко сформулированы и допускают множество толкований. (Современная наука даже знает, почему так получается - благодаря знаменитым теоремам Курта Геделя о неполноте). В результате, большинство осталось бы при своих мнениях. Именно поэтому в нашем сегодняшнем мире, где практически всем гарантирована свобода слова, господствуют, т.е. являются определяющими, именно мнения, а не знание. И пусть даже по определению оно всегда остается относительным и неполным, но все-таки это лучше, чем незнание или явные заблуждения.
   После этой преамбулы мы можем, наконец, перейти к формулировке нашего главного вопроса. Вот он: Какой Президент нам нужен? Или по-другому: Какой человек смог бы наиболее эффективно, наилучшим образом выполнять функции Президента Украины?
   При этом, мы должны представить себе, не рассматривая никаких конкретных политиков (или лучше сказать, общественно значимых лиц), достаточно абстрактный образ человека - независимо от его партийной принадлежности, социального статуса, пола, возраста, базовой специальности и т.д., - наиболее подходящего на высший пост в государстве. Но при этом возникает та же ситуация, которую все имели возможность часто наблюдать в Парламенте старого образца - некоторые фракции, в основном те, которые сейчас и составляют оппозицию, ставили ультиматум: мы не будем голосовать за предлагаемого Президентом кандидата на данный пост, пока не познакомимся с его программой. Вроде бы все логично. Но, как правило, у него такой программы быть просто не могло, ведь он и сам совсем недавно получил это предложение... Типичная ситуация "порочного круга". Следующие за этим изнурительные обсуждения, а потом и балаган с драками видели все. Поэтому, чтобы не "изобретать велосипед", давайте (во избежание разночтений) уточним основные президентские функции, не придуманные кем-то, а обусловленные действующей (по меньшей мере, до внесения в нее изменений) Конституцией:
   * быть гарантом духа и буквы Конституции;
   * способствовать поддержанию мира и общественного порядка в стране и мирному, в рамках закона, разрешению конфликтов между различными общественными слоями и группами;
   * обеспечивать стабильное существование и последовательное развитие всех сфер жизнедеятельности общества, используя для этой цели органы исполнительной власти и все ресурсы государства.
   Эти функции почти идентичны для любой президентско-парламентской республики, в т.ч. и для Украины (мы не рассматриваем здесь уже упоминавшийся вопрос об изменении формы государственной власти).
   Однако, исходя из существующей в настоящее время и прогнозируемой на ближайшую перспективу социально-политической обстановки в стране, положения дел в экономике, здравоохранении, образовании, культуре и т.п., становятся жизненно важными еще несколько, специфических уже для Украины, функций:
   * способствовать дальнейшему выходу страны из кризиса в минимально возможное время и с минимально возможными последствиями (для граждан и для государства в целом);
   * обеспечить максимально возможную текущую поддержку, защиту интересов трудящихся бюджетной сферы и нетрудоспособной части населения страны;
   * обеспечить наведение порядка и соблюдение законности, в первую очередь, путем обуздания коррупции и легализации теневой экономики.
  
   Нет ничего практичнее хорошей, работоспособной теории.
   Отвлечемся ненадолго от текущих предвыборных страстей и вспомним (поверьте, в интересах дела) об одном древнем изречении, которое забывают в круговерти дней и насущных забот: то, что мы видим (а для этого не требуется специальных знаний или умений) еще не является истиной. Она, как и сущность всех явлений и обьектов окружающего нас мира, скрыта под их видимой стороной. Ведь если бы это было не так, никакие науки и упорное добывание и накопление знания (в том числе и о природе человека и общества) были бы не нужны - все было бы ясно с первого взгляда. Еще Демокрит в V в. до н.э. утверждал, что истина скрыта на дне глубокой пропасти. Фактически это философский постулат, только выраженный метафорически. Его обоснование, конечно, выходит за рамки обсуждаемого вопроса - для нас здесь важно только, что истину нельзя подобрать по дороге, спеша по своим будничным делам. Ее приходится искать долго и трудно - особенно это проявляется в наших человеческих делах, представляющих собой, как показывает жизнь, весьма запутанные, многомерные клубки частных проблем и причинно-следственных связей. И распутывать их нужно очень аккуратно, не дергая за все концы сразу. И не пытаясь, как это часто делают чрезмерно решительные, но недостаточно умелые (а в общем - нерассудительные) люди, пытаясь разрубить одним махом эти, как говорят, "гордиевы узлы". Так можно только дело испортить - и до истины не доберешься, и последствия часто бывают катастрофическими.
   Поэтому давайте и мы в поисках истины, т.е. верных ответов на наши непростые вопросы, тоже придерживаться, в меру сил, определенных, хорошо известных с древности, но редко соблюдаемых, правил:
   * Будем стараться найти наиболее точное, подходящее понятие для того явления, которое рассматриваем. Философы выражали эту мысль по- разному, но наиболее известно декартово: "...как можно более точно выражая понятия, описывающие вещи и явления, можно реально помочь людям избавиться по меньшей мере от половины их заблуждений". А один из наполеоновских маршалов, видимо хорошо усвоивший идеи Декарта, рубанул по-военному кратко: "Точно назвать - точно понять". Обоснование этого утверждения, представляющего фактически тоже постулат, требует привлечения современных научных данных по нейрофизиологии и теории самоорганизации, и тоже выходит за пределы нашей темы. Скажем только, что это ни в кой мере не относится к лингвистическим упражнениям или новой разновидности "игры в бисер", как у любимого эстетами Германа Гессе. Дело в том, что не только в наших обыденных человеческих делах, но и в науках о человеке и обществе, - учитывая огромную сложность изучаемых явлений, - в отличие от естественных и технических наук, понятия и формулировки гораздо менее четкие и редко однозначные. В них, можно сказать, существенное значение имеет субъективный или личностный компонент, определяемый социально-психологическими особенностями, теоретическими воззрениями, системой ценностей и этических норм самого человека. Поэтому давайте тщательно продумывать и использовать (хотя это и достаточно трудно) наиболее правильные, точные слова, особенно относящиеся к исходным, основным понятиям. Ведь если они выбраны кое-как, то далее даже развитый интеллект и безупречная логика обязательно дадут неверный результат. И тогда не придется, как это водится, объяснять друг другу, что каждый имел в виду и не начинать потом трудный и, как правило, бесплодный спор о смысле и о сущности - а ведь мы их как раз и ищем под оболочкой открытой для всех видимости.
   * Будем стараться как можно более четко и точно формулировать вопросы, которые и должны, как вектор, вывести нас на истину. Причем, это опять же не прихоть эстетствующего интеллекта, занятого софистикой. Здесь расчет чисто практический: достоверно известно (хотя это правило используется редко и немногими), что при четкой формулировке вопроса ответ становится более очевидным. Приходится, конечно, изрядно попотеть, но затраты времени и умственных усилий неизмеримо меньше, чем при беспорядочном, нецеленаправленном блуждании в тумане множества "почему?" и "зачем?". И главное - возрастает вероятность получения надежного результата.
   Идя вот таким путем, мы имеем реальный шанс доискаться истины - естественно, не полной, но с точностью, обеспечиваемой современным состоянием научного знания и достаточной для практики, - а не впасть в очередное заблуждение. Не получить вместо истины очередную ее иллюзию, фантом, которых у каждого и без того в избытке.
   Взгляд в недавнее прошлое
   Вспомним, что по поводу выбора Президента 1999 г. говорила социология. Согласно обобщенным результатам тогдашних опросов, "выбирать Президента граждане будут по следующим основным критериям:
   * способность взять на себя ответственность за состояние дел в Украине;
   * способность к решительным действиям;
   * высокий профессионализм;
   Критерии эти полностью отвечают здравому смыслу и являются абсолютно необходимыми, особенно в период выхода из кризиса. Однако при применении их к реальной жизни и конкретным людям возникает целый ряд обоснованных сомнений:
   Во-первых, судя по заявлениям всех претендентов на президентство (всегда и везде, не только сейчас и у нас), они вполне удовлетворяют всем указанным критериям. И, как правило (в явной или скрытой форме), аргументируют, почему не подходят на эту должность все другие.
   Во-вторых, готовности к принятию на себя ответственности и решительным действиям должно, очевидно, предшествовать ясное и четкое понимание не только состояния дел в стране и того, что нужно было бы поправить- это как раз видно всем. Но самым важным - с позиций эффективности комплекса предлагаемых мер, цены, которую придется заплатить за выход из кризиса, и тяжести возможных последствий при принятии неверных решений, - будет то, как все это делать. Ведь это не техника, где существуют хорошо известные в теории, многократно проверенные практикой и отработанные инженерные решения, которые дают (естественно, при достаточной квалификации разработчика новой техники и персонала, который будет ее эксплуатировать) вполне предсказуемые результаты. И их можно оценить, ведь экспертов в каждой конкретной отрасли достаточно. Но ведь в наших человеческих делах все по-другому. Такие системы "типа живого" как общество и государство, относятся к наиболее сложным, и надежные методы расчета и прогнозирования их поведения имеются только для сравнительно стабильных состояний. У нас же они выведены далеко от состояния равновесия и в состоянии глубокого системного (т.е. всестороннего или всеобщего) кризиса. Это видно в первую очередь по экономике - основной, базисной подсистеме государственного организма. Она зависит от такого количества внутренних и внешних факторов, многие из которых могут оказаться решающими, что принятие даже вроде бы хорошо апробированных решений без их тщательного и всестороннего учета может не дать никакого эффекта или вообще привести к непредвиденным тяжелым последствиям. К этому же может привести (и уже приводило) и механическое использование чужого (в данном случае западного) опыта, без его адаптации к нашим конкретным условиям. Ведь у нас к тому же происходит очень мучительный, связанный с неизбежными потерями процесс перехода от командно-административной к рыночной экономике. И чтобы в такой вот "напряженке" не наделать непоправимых ошибок в проведении политического курса, решительность политика должна быть сбалансирована и подкреплена взвешенностью и разумной осмотрительностью в принятии даже текущих, оперативных управленческих решений. Так что, как видим, роль человеческого фактора в неспокойное время неизмеримо возрастает.
   А судьи кто?
   С критерием профессионализма тоже не все так просто. Хорошо, если у претендента уже имеется какой-либо опыт управления или законотворчества. Ведь выполнение всех этих специфических функций требует не просто решимости и готовности взять на себя ответственность, как и любое другое серьезное дело, но и определенной подготовки, знаний и уже сложившихся навыков. И определенных, как говорят в науке, психофизиологических качеств или характеристик или, попросту, склада личности - мы это как раз и пытаемся прояснить. В противном случае человек может оказаться просто профессионально не пригоден для данного вида деятельности. Ни у кого ведь не вызывает удивления и протеста проверка на пригодность даже к несению воинской службы; мы уже не упоминаем о профессиях, связанных как с высоким риском для самого человека, так и с ответственностью за жизнь или имущество других людей - это моряки, летчики, спасатели, службы правопорядка, охраны и безопасности. Серьезные фирмы (уже не только на Западе, но и у нас) устраивают такую же серьезную и всестороннюю профессиональную и психологическую проверку, тестирование, всем кандидатам на место выше разнорабочего. Не ради чистоты рядов, а исключительно с позиций экономии средств и нервов в будущем.
   И еще одна немаловажная деталь: как можно оценить профессионализм человека, претендующего на высший пост в деле государственного управления? Кто это мог бы сделать - очевидно, специалисты более высокого уровня, нечто вроде высшего экспертного совета или аттестационной комиссии, - как и во всех других ответственных человеческих делах. Трудно только себе представить такой совет. Да и договориться между собой его члены вряд ли смогут - очень уж сложно сколько-нибудь точно формализовать и нормировать этот редкий и весьма специфический вид деятельности - не зря политику называют наукой и искусством. А в нашу эпоху взаимосвязанного мира, широкого развития демократии и нового витка научно-технической революции, политика все больше становится наукой и требует все больше знаний и умений. И поэтому в ней, как нигде, велика роль того самого субъективного, человеческого фактора.
   О честности и порядочности политиков в представлении рядовых граждан мы уже говорили - но насколько они верны, и применимы ли эти понятия к политике вообще, мы обсудим позднее.
   Однако, разделить то, что определяется объективным ходом истории и законами общественного развития от того, каков же реальный вклад человека в эти многомерные процессы, как показывает опыт, очень сложно. Ведь человеческий фактор, даже в неявном, неощутимом виде, практически входит во все процессы и явления реальной жизни. Тем более важна правильность выбора людьми своих лидеров - тех, кто поведет их дальше.
   Здесь ничего другого не остается, как наконец-то прямо сказать, что не только мы, но и все человечество, - разделенное не одними национальными границами, но и имущественными, расовыми, клановыми, религиозными, культурными и другими незримыми барьерами - в целом еще не готово к тому, чтобы отбирать по строгим и достаточно надежным тестовым методикам своих правителей, от которых будет зависеть судьба многих миллионов. И деликатно рекомендовать непригодным для этого дела заняться чем-то другим - да хоть бы разводить коней или выращивать цветы, если уж так хочется принести людям пользу. Дел разных много - было бы желание. Главное, чтобы оно более или менее соответствовало реальным возможностям - или, еще вернее, способностям.
  
  

Часть III

  

Политики - прежде всего люди

   Напомним - за всю историю демократических выборов на постсоветском пространстве (правда, в России, а не у нас - но это не меняет сути дела) несколько раз прозвучала не то мысль, не то идея: "О политиках нужно говорить, как о людях...." Насколько сейчас помнится, она не сопровождалась какой-либо убедительной аргументацией, да и вообще, похоже, не было внятного объяснения, что конкретно имелось ввиду. В итоге, достойного продолжения она не получила, а зря. Ведь мы как раз и выясняем, как от сущности того или иного человека будут зависеть его действия на таком посту, который определяет в значительной степени жизнь многих миллионов.
   Теперь нам стало очевидно, что какой-то заблаговременной проверки или тестирования (в любой форме) претендентов на высокий пост в обозримом будущем ожидать не приходится, а гарантии (ну, скажем, честью, как в старину) в нашу предельно рационализированную, прагматическую эпоху и, тем более, в таком деле дают единицы. Остается проверять соответствие их слов и планов (еще только будущим) делам по каким-либо косвенным признакам, фактам и свидетельствам. Однако, они должны быть достоверными и, как говорят в науке, в совокупности своей достаточными для получения надежного ответа на поставленные нами вопросы.
   Напомним еще раз, что мы полностью абстрагируемся от конкретных кандидатов на этот пост - будь их всего два или пятнадцать, как в прошлый раз - ведь выборы эти не последние. Наша главная цель - определить и сформулировать как можно четче правила выбора наиболее подходящего человека на это серьезное дело. Не картошку ведь покупаем, не гарнитур и даже не новую машину - выбираем не больше и не меньше как свое наиболее вероятное будущее. Так что давайте постараемся не сделать серьезных ошибок.
  
   Итак, представим себе, что избирательная кампания, согласно действующему законодательству, официально началась. И посмотрим, чем мы реально располагаем для анализа - как принято сейчас говорить, из открытых источников; ведь требование неприкосновенности личной жизни всех должно соблюдаться неукоснительно - таковы требования закона. О компромате - чуть ниже.
   Известны основные факты из биографий рассматриваемого нами круга общественно значимых лиц - так сказать, вехи жизненного пути, достижения (а возможно, и неудачи) в профессиональной и общественной деятельности. В том числе, и на высоких постах.
   Опубликованы и известны большинству (по меньшей мере, формально) предвыборные программы партий и движений, стоящих за конкретным кандидатом.
   Кандидаты выступают перед избирателями, дают много интервью, участвуют в общественных акциях, телепрограммах.
   Достаточно много информации можно почерпнуть и из словесных баталий, которые неизбежны в предвыборной борьбе. Отметим только, что для нас важно не столько то, что и как говорится о себе, сколько о соперниках - для внимательного взгляда это скажет гораздо больше о самом кандидате, о его сущности (подробнее об этом позже).
   Сейчас во всем мире (и у нас тоже) утвердилась практика показывать общественно значимых лиц (на Западе есть даже такой термин "public figures") за дверьми своих кабинетов, в обычной жизни. Люди узнают, какая у них семья, чем они занимаются помимо политики, что думают о литературе, искусстве, чем увлекаются (в немногое оставшееся время), как отдыхают.... Кто же с этим будет спорить, дело хорошее и нужное. Это несомненное достижение демократии - представление о таких людях должно быть многогранным, объемным - именно для того, чтобы хотя бы немного сократить естественную большую дистанцию между властью и обществом и чтобы граждане страны могли делать более осознанный выбор своих лидеров. Все это делается, как правило, в пределах разумной меры - ведь политик, как и любой гражданин, имеет право на тайну личной жизни. Естественно, будет снова и "война компроматов", которая началась, вероятно, еще до зарождения государственности - только раньше это называлось прямо: клеветой, интригами, заговорами и т.п. Но ведется она сейчас с несравнимым размахом и на базе высоких технологий в электронных и всех иных средствах массовой информации. И известные практически всем громкие скандалы вокруг частной жизни известных политических деятелей не красят не только их инициаторов и истинных или мнимых виновников, но и все общество - независимо от того, считается ли оно развитой демократией или только стремится к этому. Нарушая нормы не только индивидуальной, но и общечеловеческой морали (мы об этом поговорим ниже), это приводит к усилению и без того подозрительно-негативного отношения граждан к власти, политике и вообще к людям, которые ею занимаются. Выигрывают только достаточно узкие социальные слои и группы, объединенные финансовыми или клановыми интересами. Проигрывает же не только власть, но и весь народ.
   Однако, вернемся к нашему главному вопросу. Похоже, информации предостаточно - но не для ответа на наш вопрос, а для создания у большинства определенного (у каждого свой) образа или "имиджа" конкретных кандидатов. Но вот что за человек находится за образом (над которым, кстати, могут основательно потрудиться талантливые, как говорят сейчас "имиджмейкеры" т.е. создатели образа), понять чрезвычайно трудно. Народная мудрость, проверенная наиболее надежной мерой - столетиями, - выразила эту проблему как "чужая душа - потемки". Это свидетельство работы системы психологической или личностной защиты, программой развития которой каждый наделяется от природы, при рождении - мы обсудим это позднее.
   Так может действительно удовольствоваться тем, что есть и не лезть туда, в глубину и не составлять всякие психологические портреты в интерьере? Тем более, весь мир так выбирает - и ничего. Бывает, конечно, не того выберут, так приходится потом организовывать акции всеобщего гражданского неповиновения, повторные выборы - но это редко. Как правило (особенно в развитых странах), особой разницы между реальными претендентами на высший пост нет - мы об этом уже говорили. Общеполитический курс, как говорится, остается практически тем же и экономика продолжаем работать как раньше - ведь значительная ее часть саморегулируема рынком и от политической конъюнктуры зависит мало.
   Но ведь у нас-то все по-другому. Мучительно преодолеваемый системный кризис, трудно дающиеся ступени к глобальному рынку - время все еще тяжелое и опасное и для народа и для государства. Поэтому и цена выбора, который мы сделаем, слишком высока. Так что давайте не поленимся лишний раз, как говорят, отмерить и попробуем внести ясность в этот вопрос, который теоретически в целом исследован неплохо - он вызывает массу сложностей как раз в прикладном, практическом плане. Речь о природе или сущности человека.
   О природе человека - сугубо конспективно
   Вопрос этот стар как мир и является центральным для всех наук о человеке, в первую очередь философии и психологии. И, вероятно, самым сложным, решением которого еще будет заниматься не одно поколение - не до полного и окончательного его снятия (что, как известно, невозможно), а с точностью, достаточной для практики каждой конкретной эпохи. Нам поэтому придется хотя бы вкратце познакомиться с основными выводами современной науки относительно природы человека. Ведь в наше бурное время кто только не берется ее обьяснять - и давать рекомендации по коренному улучшению... И за единичными исключениями, от звучащих очень завлекательно и содержащих даже вкрапления чисто научной лексики новых "учений" разит за версту старым как мир махровым идеализмом - правда, приодетым по моде сегодняшнего дня. Отсюда и необходимость, для прояснения нашего сложного вопроса, расставить хотя бы часть точек над і - максимально придерживаясь нашего принципа разумной достаточности.
   Здесь мы будем вынуждены, для лучшего понимания всего последующего материала, сделать экскурс в историю этого вопроса: "Что есть человек?". Самые разные мыслители задавались им на протяжении всей человеческой истории. И каждая эпоха по-своему пыталась дать на него ответы; открыт он и для современности.
   На сегодняшний день накоплено огромное количество самых разнообразных сведений о человеке, позволяющих, в принципе, существенно продвинуться в понимании многосторонней сущности человека, в раскрытии диалектики биологического и социального в его природе. Человека как существа чувствующего, мыслящего и деятельного, в его потребностях, мотивах и ценностных ориентациях, определяющих направленность и результаты этой деятельности. Нас здесь, в основном, интересуют этические - положительные и отрицательные социально-значимые аспекты в его жизнедеятельности.
   Однако, так же очевидно, что это возможно только на пути квалифицированного и деликатно проводимого синтеза гуманитарного и естественнонаучного знания.
   Серьезные попытки такого рода начались сравнительно (в историческом плане) недавно и сталкивались со значительными трудностями, объясняющимися не только известными объективными (в первую очередь, познавательными), но и рядом субъективных причин (которые, строго говоря, тоже объективны, т.к. определяются закономерностями функционирования психики субъектов научного знания - ученых). Еще раз подтвердилось известное предположение Эйнштейна о принципиальной невозможности создания целостной и непротиворечивой "объективной или чистой" теории, из которой исключены все личностные, субъективно-обусловленные моменты. Тем более маловероятна подобная мировозренчески - и ценностно-нейтральная теория в области человековедения, изначально круто замешанного на эмоциях.
   Окончательная поляризация его мировоззренческих и методологических основ по древней оси "идеализм - материализм" произошла, как известно, на рубеже ХХ в. вокруг двух центральных фигур - Павлова и Фрейда. Однако, в последние десятилетия наблюдается процесс постепенного и трудного сближения ранее непримиримых, взаимоисключающих точек зрения и концепций и взаимообогащения этих двух основных течений психологической мысли. В первую очередь этому способствуют признанные достижения новых научных направлений - социобиологии, общей теории систем, теории самоорганизации, компьютерного моделирования человека и общества, работ в области искусственного интеллекта.
   Но, учитывая сравнительно небольшой (около 100 лет) опыт объективных методов исследования психики, дополнивших в целом рефлексивную психологию прошлого, очевидно, что для осмысления в свете современного научного знания всего накопленного, в основном фактического или, как говорят в науке, феноменологического материала, требуется известное время. При этом, дополнительные сложности представляет оценка достоверности и сопоставимости данных, полученных из различных источников за предшествующие столетия письменной истории, различными методами и в различных условиях - что может коренным образом изменять получаемые результаты.
   Использование огромного массива данных (в основном феноменологических), дополнительно осложняется многозначностью их толкования, т.е. мировоззренческими и семантическими, чисто языковыми барьерами.
   Достаточно серьезными оказались проблемы, связанные с недостаточно корректным - прямым, - переносом ряда ключевых понятий из биологии и этологии, рассматривающей поведение животных, в психологию и наоборот (например, уровень агрессии, чувство альтруизма, стадный инстинкт и др.) без должного учета специфики изучаемых объектов - животных и человека.
   Еще одна сложность согласования различных концепций и трактовок получаемых исследователями результатов связана с общими и индивидуальными особенностями восприятия и осмысления человеком информации, которая воспринимается от внешних источников - в отличие от вырабатываемой как результат процесса его собственного мышления.
   Нет единой точки зрения, какие психические, явления, процессы и структуры /системы следует относить к эмоциональной / чувственной сфере (в отличие от интеллектуальной). Отсутствует достаточно аргументированное разграничение понятий "чувство" и "эмоция". Резко отличаются взгляды на гипотетические механизмы взаимодействия эмоциональных проявлений различного уровня и вида (модальности), равно как и их значимость в результирующих поведенческих актах человека.
   Принцип колебательности, свойственный и психическим процессам (под воздействием совокупности внутренних и внешних факторов) приводит к достаточно сложно различимым (на известном общем фоне) периодическим отклонениям от обычной для данного индивида "нормы". Это дополнительно усложняет определение с достаточной для практики точностью "трубки траекторий", т.е. наиболее вероятных вариантов /альтернатив его поведения и действий. Следовательно, для повышения достоверности полученных данных, они должны дополнительно проверяться на корреляцию (степень совпадения) с другими, достоверно установленными личностными характеристиками индивида; при этом следует учитывать наиболее существенные внешние и внутренние факторы. Эта очень кропотливая работа проводится достаточно редко.
   Приведенные выше и очевидно неполные данные позволяют сделать вывод о том, что чрезвычайная сложность человека как объекта изучения пока еще заметно ограничивает (во временном плане) его познаваемость. В первую очередь это относится к психике, одной из наиболее сложных систем "типа живого" или как ее иногда справедливо называют, "микрокосму". И особенно к проникновению в ее "ядро", в области, расположенные под корой головного мозга, где локализованы обусловленные природной сущностью человека врожденные стремления или влечения. А ведь на их основе и формируется иерархическая, от низшего к высшему, система потребностей и вся эмоциональная или чувственная сфера психики человека. Эти наиболее глубоко залегающие области и структуры надежно скрыты как от стороннего наблюдателя, так и от самого индивида также иерархической системой психологической или личностной защиты. Она многофункциональна и обладает очень высокой надежностью, так как должна незримо стоять на страже не только "психологического комфорта", но самой целостности психики. Ее "внутренний" рубеж отделяет, как образно выразили это некоторые исследователи, "бурлящий океан подсознания" от "тонкого упорядоченного слоя на его поверхности", которому уподобляют кору или собственно сознание. "Внешний" же ее рубеж делает психику человека в целом закрытой от психики других людей. Вероятно, наиболее близким аналогом этого можно назвать кожу, защищающую весь организм (живых существ, в т.ч. и человека) от опасных для него воздействий окружающей (природной) среды. Для человека (в рассматриваемом нами контексте) такой средой очевидно следует считать других людей или человеческое сообщество в целом.
   В силу всего сказанного очевидно, что внутренние движущие силы или мотивы поведения и действий, которые, как правило, и остаются неизвестными не только для окружающих, но и для самого человека, т.к. непосредственно себя не проявляют (исключение составляют известные состояния аффектов и удовлетворения физиологических потребностей). Это правило, в числе многих других, сформулировал (и даже математически обосновал) тот же Б. Спиноза в ХVIIв.: "...человек способен (конечно, если он в здравом уме - вставка моя - С.К.), отдавать себе отчет в своих действиях, но не в мотивах этих действий". Поэтому их участие как "пускового механизма" в том или ином функциональном акте может быть установлено только по косвенным признакам.
   Выяснению истинных мотивов поведения человека препятствует более всего входящий в систему психологической защиты механизм рационализации мотивов, который может быть весьма изощренным - в зависимости от уровня интеллекта и спектра ценностных критериев индивида. Именно поэтому так трудно бывает установить, не зная достоверно личностных характеристик конкретного человека, чем он руководствовался в своих действиях - к примеру, властолюбием, корыстолюбием и т.п. или чувством ответственности, долга, сочувствием...
   Во всех этих вопросах у ученых единства нет. Не вдаваясь в описание полярных различий в трактовке этого трудноуловимой субстанции различными научными школами, попробуем дать (на основе современного уровня знаний) достаточно простое и непротиворечивое определение сущности человека. Которое должно помочь ответить на интересующие нас вопросы. При этом, оно должно быть операциональным и верифицируемым - т.е., допускать возможность анализа составляющих элементов этого сложного явления и проверки на истинность. Вот это определение:
   Человек как живое существо, как целостность, которая характеризуется всей совокупностью индивидуальных или личностных черт и общественных отношений, может быть представлен тремя сосуществующими, неразрывно связанными и органически взаимодействующими иерархическими сущностями: биологической, социальной и духовной. Биологическая сущность существует по определению от природы, а две другие заданы в программах возможного развития, т.е., в потенции и могут быть реализованы, как будет показано далее, в процессе развития.
   Точно так же, от основного, базового к высшему уровню, им соответствует иерархическая структура одноименных потребностей (в одной из возможных классификаций, а именно, А. Маслоу):
   *Физиологические: в пище, питье, движении, отдыхе, укрытии или защиты от стихии.
   *Социальные: в безопасности, защите от нападений и угроз, в жизни и благополучии семьи, рода и т.п.; в общении, привязанности и любви; в уважении окружающих и самоуважении.
   *Духовные: в осмыслении окружающего мира (любознательность); в красоте и гармонии (эстетические); в творчестве, реализации своих способностей; в служении долгу.
   Отметим, что линия раздела между различными уровнями потребностей, особенно социальных и духовных, может быть достаточно условной.
   Для нашего же анализа самое важное то, что поведение человека в данный момент может определяться (детерминироваться) потребностью любого из трех уровней - а достоверная идентификация того, какой именно это уровень, как мы уже видели, весьма затруднительна.
   Целостная структура потребностей характеризуется следующими основными закономерностями:
   * Если одна из физиологических потребностей не удовлетворена, она становится доминирующей или главенствующей и блокирует реализацию потребностей более высокого уровня. Другими словами, социальные и, тем более, духовные потребности (в норме, при прочих равных условиях) проявляются только при удовлетворении потребностей низших уровней. Сошлемся здесь снова на народную мудрость: "голодное брюхо к учебе глухо" и т.п.
   * При невозможности удовлетворения потребностей более высокого уровня, человек стремится (в норме, при прочих равных условиях) к возможно более полному удовлетворению потребностей низших уровней. Этот широко распространенный тип развития детально рассмотрен далее.
   Потребность (любого уровня) зарождающаяся в образной форме в сфере чувств, после ее осознания и определения объекта ее возможного удовлетворения (это совместная работа интеллекта и чувств) приобретает целенаправленность и, выражаясь уже словами, становится желанием или притязанием.
   Интеллект или разум человека понимается при этом (в формулировке Н.М. Амосова) как аппарат или сложная система для управления объектами (как внешней среды, так и самим организмом) по критериям оптимальности с использованием моделей-эталонов. При этом, как критерии, так и модели определяются (задаются) чувствами, - согласно убеждениям или ценностным ориентациям - для удовлетворения всего указанного спектра потребностей человека.
   Оценка результатов действий человека (планируемых и реализуемых интеллектом) по удовлетворению любой конкретной потребности осуществляется чувствами по указанным критериям оптимальности и дополнительно корректируется по уровню притязаний - то есть, насколько сильно человек чего-то желает.
   Дадим необходимые краткие пояснения: Базовая (биологическая или природная) сущность уже существует при рождении человека и реализована в физиологическом субстрате (центральной нервной системы и головного мозга, все клетки которого сформированы уже к шестому месяцу развития плода). В этом мы подобны всем живым существам. Весь путь дальнейшего развития или становления психики задан в виде всего нескольких исходных векторов развития - врожденных стремлений или влечений, вместе с инструментами их реализации или актуализации - инстинктами. Здесь будет, вероятно, наиболее уместна, учитывая специфику всего живого, аналогия с семенем, а затем корнями, из которых и вырастает растение.
   *стремление к самосохранению -> пищевой и защитный инстинкты;
   *стремление к продолжению рода -> половой и родительский инстинкты;
   *стремление к деятельности -> инстинкты ориентировочный, целеполагания и свободы;
   *стремление к общению -> инстинкты подражания и самовыражения.
   Известно, что развитие психики животных (до уровня приматов), высшей точкой эволюции которых является наш биологический вид Хомо Сапиенс, Человек мыслящий или разумный, достаточно жестко задано или детерминировано от рождения. Как принято говорить в этологии, их "поведенческие программы", реализованные на механизмах инстинктов или безусловных рефлексов, допускают научение конкретной особи под воздействием окружающей среды (в т.ч. и человека) в весьма ограниченных пределах. Практически, дальнейшее принципиальное качественное развитие их психики эволюцией не предусмотрено.
   Человек же потому и выделился из мира животных, что его психика организована как иерархическая (многоуровневая) система, причем, открытая, практически не ограниченная в своем развитии, которое может происходить под воздействием научения и законов самоорганизации.
  
   Закономерности становления психики человека достаточно хорошо изучены в различных их аспектах. Тогда вполне естественно возникает вопрос, зачем нужно добавлять новые трактовки понятия "человек" к уже существующим и прочно утвердившимся в философии и психологии? Ведь это нарушает известный принцип "бритвы Оккама", предписывающий в поисках истины обходиться имеющимися и проверенными опытом сущностями.
   Дело в том, что большинство психических процессов у человека, направленных, как мы говорили, на удовлетворение всей совокупности потребностей различного уровня (от физиологических до социальных и духовных), точно так же имеют многомерный и многоуровневый характер. Действительно, если в первом случае они происходят на подсознательном уровне, в минимальной степени включая кору головного мозга, то во втором ведущим являются как раз его верхние этажи. Именно те, которые и формируют убеждения, моральные принципы или ценности - все то, что психология называет нравственной сферой.
   При этом возможны самые различные варианты или способы реализации одних и тех же потребностей. И только один из них (прошедший, как мы говорили, предварительную проверку на модели предстоящего действия критериями оптимальности) воплощается уже в конкретном и воспринимаемом окружающими действии. Психологи говорят при этом о функциональном или поведенческом акте - высказывании или действии. А совокупность этих функциональных актов как раз и характеризует поведение и действия человека - т.е., результаты его деятельности, по которым и будут судить о нем люди, среди которых он живет.
   Для нас здесь наиболее важным является социально-значимый аспект поведения человека. Простыми словами, насколько он способен к полезной для общества деятельности и "мирному сосуществованию" с другими людьми, в среде себе подобных - но других. Вспомним приведенные в начале слова Б. Спинозы о том, что каждый из нас от природы желает, чтобы другие жили по-нашему. Но это лишь первая часть одной из его так называемых "теорем" - и у нее есть продолжение: "...А так как все одинаково желают того же (но каждый по-разному), то все одинаково служат друг другу препятствием и, желая того, чтобы все их любили и хвалили, становятся друг для друга предметом ненависти".
   Любовь и ненависть - очень сильные слова; ими пользуются, как правило, только для описания или выражения сугубо личных чувств (в обычной жизни обычно говорят о дружелюбии или недружелюбии, расположении или нерасположении к кому-то и т.п.). Но Спиноза, конечно, прав - ибо рассматривал сущность человека. И если отбросить в сторону общепринятые и достаточно редко бывающие искренними правила так называемого "хорошего тона", то приходится признать: эти два ключевых, базовых понятия наиболее точно отражают эмоциональные механизмы реализации потребностей, а еще глубже - врожденных стремлений, прежде всего - к самосохранению. Именно оно является основной движущей силой в борьбе за существование - что по Дарвину, что по Марксу...
   Возвращаясь от относительно абстрактной работы психологических механизмов к реальной жизни, отметим один, весьма редко обсуждаемый (но хорошо всем известный) момент. Упомянутые критерии оптимальности (т.е. оценки эффективности планируемого действия по удовлетворению какой-либо потребности) не напрасно называются ценностными ориентациями или системой ценностей. Ведь человек руководствуется ими во всей своей жизнедеятельности - и, прежде всего, в своем отношении к своему труду и в отношениях с другими людьми. В совокупности эти ценности и определяют то, что в быту мы называем моралью, индивидуальной и общественной (а есть еще наиболее верный, но крайне редко достижимый в реальной жизни эталон - это мораль общечеловеческая).
   От младенчества - к зрелости
   Вернемся к предложенным выше понятиям о трех сосуществующих взаимосвязанных и взаимодействующих сущностях человека. Они помогут нам прояснить некоторые достаточно аспекты превращения рожденного человеческого существа, младенца в существо социальное и духовное.
   Во-первых, все живущие на Земле уже по факту своего рождения - люди, т.е., принадлежат к одному биологическому виду - Homo Sapiens. Однако, его превращение - при выполнении достаточно большого количества объективных и субъективных условий, - в Homo Faber, Humanus et Moralis, Человека созидающего, гуманного и морального, одной нашей природой никак не гарантировано. Ведь биологической или природной сущностью, как мы уже говорили, заданы только основополагающие (или иначе, системообразующие) векторы развития - в виде врожденных стремлений и инстинктов. Правда, каких-либо явных, встроенных блокировок процесса развития в структуре нормальной человеческой психики тоже не заложено - т.е., в принципе, какими-либо пределами оно не ограничено. Имеющиеся генетические характеристики или свойства, которые определяют индивидуальные особенности этого развития, как раз и могут проявляться (актуализироваться), или оставаться скрытыми, нереализованными - при способствующей этому или неблагоприятной окружающей среде. А для человека это, повторим, мир людей или общество.
   Рассмотрим различные варианты этого развития, обусловленного законами самоорганизации (это действие обьективной, независящей от желаний человека, реальности - или просто природы) и научением (за которое на начальном этапе отвечает общество, ну а уже потом - и сам человек). Именно они - все вместе,- пишут на "tabula rasa", этой сначала практически чистой доске психики, свои иногда простые, иногда очень сложные - но почти всегда недоступные для прочтения самим человеком, письмена - поведенческие программы, определяющие всю его дальнейшую жизнь. И жизнь его близких. А в меру его сил, и жизнь общества, частью которого он становится.
  
   Первый вариант: нормальное, гармоничное развитие личности.
   Под воздействием сначала ближнего (мать, семья, ясли - или улица), а затем и все более дальнего окружения, постепенно совершенствуются механизмы и закрепляются навыки по отработке основных координат сознания. Это ориентировка в пространстве и времени, отношения и взаимодействия с объектами и явлениями окружающей среды, а также ориентировка в самом себе. Делают свое дело законы самоорганизации, усложняя физиологический субстрат - головной мозг и дополняя его базовую операционную структуру множеством специализированных, "прикладных" программ адаптации к еще так плохо знакомому и стремительно разрастающемуся в восприятии миру. Однако, используемые на этом этапе "критерии оптимальности" отвечают преимущественно базовым, физиологическим потребностям, практически без коррекции социальными нормами. Действительно, до сформирования начатков чувства самоосознания, т.е., до 2-3-х лет, дети воспринимают других людей просто как объекты окружающего мира. И отношение к ним определяется по интегральному критерию "приятно-неприятно", (в свете удовлетворения потребностей это шкалы "нужен-не нужен", "опасен-безопасен".
   В этот период предварительной социализации (а, попросту, это способность сосуществовать с другими людьми), который завершается (в норме, при прочих равных условиях) к 5-7 летнему возрасту, практически формируется то, что в обиходном языке принято называть характером - эмоциональное ядро личности. Причем, для исключения встречающейся иногда терминологической путаницы, отметим, что общий родовой термин "научение" вбирает в себя два других, более знакомых. Это "обучение", которое, строго говоря, относится к развивающемуся интеллекту или разуму, и "воспитание", областью воздействия которого являются чувства или эмоции. Процесс же собственно социализации, проходящий ряд известных этапов, завершается примерно к 10-12 летнему (в норме) возрасту - формированием т.н. "высших эмоций", куда включаются "социальные" и "духовные". Очевидно, что при благоприятных условиях (которые, в принципе уже должны включать и собственные усилия развивающегося подростка по самовоспитанию и самосовершенствованию) могут формироваться и в какой-то степени реализовываться духовные потребности.
   Отметим здесь особо один важный для нашего анализа момент. Иерархическая система психики, как и все остальные сложные системы "типа живого" - например от клетки до организма или от человека до человеческого сообщества, может, как известно, существовать и устойчиво развиваться только при выполнении определенных условий (это изучает теория систем). Во-первых, на каждом уровне иерархии действует своя совокупность законов, определяющих его наиболее существенные особенности или свойства как подсистемы единого целого, отличающие ее от других подсистем. В нашем случае, это психика или, точнее, психофизиология человека. Но эти законы действуют только в пределах данного уровня - и при переходе на более высокий уровень их сменяет новая совокупность законов, по отношению к которым первые являются подчиненными. Точно так же, эффективность функционирования (или жизнедеятельности) любой подсистемы определяется по уже упомянутым критериям оптимальности, но не ею самой. Эти критерии вырабатываются и применяются или задаются более высоким уровнем иерархии - и так до высшего (думается, у читателей не будет сложностей в подыскании подходящих примеров, исходя из собственного жизненного опыта). Но ведь система по определению представляет собой целостность. Поэтому функциональное и структурное взаимодействие ее различных подсистем, уровней или соответствующих частей, а также согласованность критериев обеспечивается их такой же иерархической подчиненностью. И это, естественно, устанавливают законы высшего уровня - общесистемные.
   Вернемся к нашей триединой сущности. Только оговоримся, что разделять социальную и духовную сущности можно лишь условно, уж слишком тесно они переплетены (мы здесь не будем рассматривать высшие, собственно творческие потребности и способности - это отдельная тема).
   Исходя из изложенных теоретических положений, "оценка эффективности функционирования" природной сущности человека должна осуществляться по критериям, вырабатываемым уже сформированными высшими уровнями сознания. Это область высших эмоций, включающих убеждения и моральные ценности или нормы: что "можно - нельзя", "хорошо - плохо", "достойно - стыдно" и т.п. Однако, на практике высшие уровни сознания, при взаимодействии их с достаточно развитым и тренированным интеллектом, могут осуществлять оценку и контроль не только собственной природной сущности, но и самих сложных психических процессов, которые не сводятся к простой условно-рефлекторной деятельности (Н.М. Амосов назвал это "системой контроля за мыслями"). Так создаются необходимые (но не достаточные!) условия для достоверной оценки поведенческих актов - других людей, и тем более самого индивида; в этом случае говорят о рефлексии или самоанализе. Укажем особо, что при несформированных высших эмоциях такие оценки невозможны в принципе. (Однако, и здесь, как и во всем остальном, важна мера - иначе вместо возможности адекватной самооценки человек может оказаться пациентом невропатолога). Кроме того, только при этом варианте развития возникают реальные возможности для кстати и некстати декларируемой необходимости самовоспитания и самосовершенствования человека. Только при этом психика может стать действительно саморазвивающейся системой. Ведь работы одних законов самоорганизации без собственных (душевных) усилий явно недостаточно - по меньшей мере, учитывая краткость человеческой жизни и все ее сложности.
   К рассматриваемому вопросу очень близко примыкает еще один забытый и пока не обоснованный постулат: "Познай самого себя, и ты познаешь богов и Вселенную" (Хилон из Эфор, VI в. до н. э.). (Внесение изменений в древние тексты, очевидно, недопустимо, однако, с позиций науки, мы можем подразумевать под этим только познание других людей и законов природы).
   При обсуждении наших проблем мы использовали понятие "убеждения", интуитивно понимаемое всеми и в пояснениях не нуждающееся. При традиционном отнесении их к высшим уровням сознания, также по умолчанию принимается, что они могут быть только позитивными, т.е. иметь только положительную, "человечную" окраску. Однако, весь опыт истории, а еще больше наших дней свидетельствуют, что они могут быть абсолютно антигуманными - например, убеждения в своем праве сильного, в расовом превосходстве, в монополии на истину и т.п. Надежным критерием для оценки убеждений могут, по-видимому, служить, при всей их относительности, только нормы общечеловеческой морали.
   В заключение отметим, что в описанном случае нормального, гармоничного развития личности достаточно высокий уровень самоорганизации и психологическая устойчивость делают излишним и даже неправомерным предложенное разграничение сущностей человека. При этом разноуровневые составляющие психических процессов и сами потребности практически сбалансированы. И тогда мы имеем дело с нечасто встречающимися в реальной жизни (тем более с учетом всех наших трудностей) с гармонично развитыми личностями или, как говорят, "цельными натурами.
  
   Второй вариант: аномальное, негармоничное развитие личности.
   При неправильном или недостаточном социальном воздействии на ребенка (мы подразумеваем, как это не тривиально звучит, в первую очередь воспитание), достаточные условия для формирования "высших эмоций" отсутствуют. В результате, уровень социализации подростка (юноши или девушки - безразлично) оказывается неадекватным, недостаточным (а иногда и совершенно неприемлемым) для того общества, в котором ему предстоит жить.
   Напомним, что различные этапы развития всей совокупности умений и навыков растущего человеческого существа (ползать, стоять, говорить, ходить...) достаточно тесно скоординированы и синхронизированы с развитием соответствующих отделов и систем психики. Если они по каким-либо причинам не сформированы в определенный законами природы период времени (предельный случай - Маугли и ему подобные человеческие детеныши), то впоследствии обеспечить их полноценное развитие не удается, несмотря не все предпринимаемые усилия. Точно так же и с высшими эмоциями - "пределы воспитуемости" у взрослых предельно сужаются по сравнению с детством (по данным моделирования психики, проведенного Н.М.Амосовым и его школой, примерно в 3 раза). Адекватная социализация или "очеловечивание" сложившейся асоциальной личности до уровня, обеспечивающего возможность более или менее "мирного сосуществования" в обществе себе подобных (без крайних средств типа специнтернатов и ИТК) требует огромных усилий и в реальной жизни, "in vivo", достигается достаточно редко.
   При обсуждении этих вопросов примерно в том же смысле часто используется также понятия "десоциализации" или "дегуманизации". Однако, они отражают совсем другое явление: ослабление (а в явно выраженном виде полную деградацию или атрофию) социальных (и тем более духовных) потребностей и эмоций, в большей или меньшей степени уже сформированных ранее. Это явление имеет глобальный характер - однако, не только на Украине, а и на всем постсоветском пространстве оно, из-за запредельного давления всех тягот жизни, очень зримо выражено и достоверно подтверждает еще марксову формулу о бытии, определяющем сознание.
   Какие же следствия для интересующего нас вопроса вытекают из того факта, что социальная и духовная сущности не получили должного развития?
   *Первое: Формируется преимущественно эгоцентрическая модель личности (в быту мы говорим о себялюбии или просто эгоизме) с соответственно весьма низким уровнем социальной ответственности. В силу этих же причин, у нее не может в достаточной степени развиться способность сочувствовать другим или чувство сопереживания (мы ранее описывали типичное для маленьких детей отношение к другим людям). Во взаимоотношениях такой личности с окружающими, даже при соблюдении всех внешних (общепринятых в данном классе, социальном слое или общности) норм или правил поведения - того, что принято называть "хорошими манерами", - отсутствует собственно "человеческое содержание". Это серьезно препятствует полноценным социальным контактам и, воспринимаясь подсознанием, приводит к образованию стойких поведенческих стереотипов, которые еще более гипертрофируют, усиливают потребности низших уровней.
   *Второе: Практическое отсутствие потребностей высшего уровня, в т.ч., творческих, снимает по уже описанным закономерностям вопрос о необходимости их удовлетворения. Но ведь суммарное количество нервной энергии, генерируемое подкорковыми центрами эмоций для удовлетворения всего возможного спектра потребностей, остается практически неизмененным. Оно определяется, как известно, в основном, типологией или темпераментом личности по шкалам "сангвиник - флегматик - холерик - меланхолик". И ее высвобождающийся, не задействованный "избыток" идет на удовлетворение базовых потребностей и при этом их еще более усиливает. Этот своеобразный "закон сохранения и превращения нервной энергии" снижает и без того малую вероятность образования (при благоприятных условиях) высших эмоций из имеющихся их зачатков у уже зрелой личности.
   Результаты такого развития в реальной жизни тоже хорошо известны. Имеется в виду "психология вещизма" или преимущественно потребительская сущность индивида - притом, не только по отношению к вещам, но и к людям. Ключевые слова здесь - хочу, дай, иметь, а отличительные свойства такой личности в обычной речи характеризуются как корыстолюбие и властолюбие. Дело в том, что эти практически неутолимые (ведь задаются они напрямую инстинктами) желания являются мощной движущей силой, катализатором всей жизнедеятельности. Но они же служат практически безошибочными (и не требующими, кстати, никаких других специальных тестов) индикаторами - проявителями описанных качеств. Немногие из имеющихся исключений (касающихся упоминавшихся нами цельных личностей) не меняют общей картины. Отметим, что явление это носит глобальный характер.
   В этом же направлении действуют и другие существенные факторы из внешней (по отношению к человеку) среды. В наши дни, со становлением мирового рынка капиталов и распада СЭВ, практически во всем мире утвердилась модель глобальной рыночной экономики, превращающая человечество (с небольшими вариациями, не меняющими существа дела) в глобальное общество потребления. Его стандарты определяются, как известно, объективными (т.е. не зависящими от воли человека) экономическими законами. А они, конечно, ни в явном, ни в неявном виде не включают этических норм (этику бизнеса, очевидно, в расчет принимать не следует - это не совсем та этика) и предусматривают только две функции человека: как потребителя и как производителя. Такое сочетание внутренних и внешних факторов делает процесс дегуманизации человека пока необратимым. Это один из центральных и самых больных вопросов проблемы глобального кризиса и глобального выживания, который, однако, требует отдельного рассмотрения.
   Во всех этих случаях психология прямо работает на экономику: человека рассматривают прежде всего как активного или потенциального потребителя. Товаров, услуг, развлечений - всего того, что может предложить рынок. И его главный персонаж - Большой Бизнес. А он может практически все. Он даже сам, специально это не озвучивая, аккуратно и методично, опираясь на психологические, социологические и маркетинговые исследования и высокие технологии, формирует и культивирует все новые, честно говоря, далеко выходящие за границы разумной достаточности, потребности. Таким вот образом в обычном " среднестатистическом" человеке постоянно поддерживается максимально высокий уровень стремления потреблять. Возбуждается неутолимый аппетит к потреблению - и это главный принцип глобального потребительского рая. Того, куда так неустанно его зовут и в который стремится Хомо Экономикус. Термин этот был предложен давно, но только сейчас он получил адекватное наполнение - благодаря ТВ и Интернету, служащим наиболее действенными инструментами глобализованной рыночной экономики. Стержнем и движущей силой которой является, естественно, глобальный рынок капиталов.
   И повторимся, какие же нужны качества, для того чтобы в этот рай попасть? Правильно, высокая конкурентоспособность, в основе которой - как правило, достаточно высокая агрессивность, причем не обязательно открыто афишируемая. Лучше в завуалированном, прикрытом красивыми фиговыми листочками виде: используя такие слова как карьера, престижность, успех... Но основополагающий лозунг американского покроя, провозглашаемый с телеэкранов и с печатных страниц тот же: "Победитель получает все" и " Мир принадлежит сильнейшим". Так что наши не очень приятные выводы вытекают не из требований этики, а прямо следуют из природы человека и того мира, в котором мы сейчас живем.

Поиск в глубинах психики

   В наших предыдущих рассуждениях о различных случаях становления личности мы четко разделили процессы развития интеллектуальной и чувственной сфер психики человека. Интеллект в сущности своей бесстрастен (часто поэтому говорят о "холодном рассудке") и обучается (семья, школа, ВУЗ и т.д.), а чувства воспитываются - и, в основном, до подросткового возраста. И эти два процесса сравнительно слабо обуславливают друг друга. Именно поэтому так типичны случаи, когда у образованных (т.е. получивших какое-либо специальное образование) людей, работающих на профессионально высоком уровне в самых что ни на есть передовых областях науки и техники, сфера чувств практически "неокультурена". Это можно трактовать как порожденные существующей цивилизацией с ее далекими от реального гуманизма ценностями причудливые примеры "социальной фауны" эпохи научно-технической революции и постиндустриального информационного общества. Думается, что в подкрепление этого нелицеприятного, но аргументированного множеством исследований вывода каждому удастся подобрать не один случай на первый взгляд парадоксального несоответствия между образованностью человека и его поведением в общении с людьми, демонстрирующим открытое проявление практически ничем не сдерживаемых базовых, "основных" инстинктов. Это не совсем то, что в бытовом сознании принято называть "умением вести себя прилично". То есть на первый взгляд все может казаться нормальным: фрак или вечернее платье, умение вести себя за столом, любезная улыбка. Но эти правила очень часто выполняются просто потому что "так положено" - особенно это характерно для преимущественно "косметической " западной демократии. Они, эти видимые проявления, практически не связаны с внутренней эмоциональной сферой, которая, в отсутствие высших эмоций, вполне может оставаться на близком к пещерному уровне.
   Если гипертрофия инстинктов самосохранения сочетается с выраженным преобладанием некоторых других инстинктов, например, свободы и самовыражения (и все они, как мы ранее говорили, не уравновешены высшими чувствами), то наиболее вероятно формирование личности, которая может самореализоваться только в девиантном (отклоняющемся) или прямо агрессивном, неприемлемом для данного общества, поведении. Это один из реальных механизмов формирования т.н. маргинальных, а в пределе и криминальных групп и общностей. Если на это накладываются еще и определяемые социально-экономической обстановкой этнические, религиозные и иные социальные конфликты, то они получают мощную подпитку уже изнутри - из самой природы человека.
   Обычно "социальность" (или, как говорят на Западе, "социабельность") человека, оценивается психологами по "уровню агрессивности". Однако, этот кажущийся очень информативным и обобщающим показатель берется, как правило, без полноценного учета наиболее значимых факторов - как внутренних, так и внешних. В результате, часто происходит путаница - между стойкими поведенческими стереотипами явно агрессивной, т.е. по определению асоциальной личности (мы об этом говорили) и случаями внешней стимуляции или провоцирования даже у покладистых, совершенно "мирных" людей агрессии как таковой. Гораздо более точным будет, вероятно, такой показатель как "уровня немотивированной агрессии".
   В целом же, весь диапазон социально-значимых проявлений жизнедеятельности человека может быть, по-видимому, охарактеризован интегральным понятием "уровень социализации". Он отражает общий уровень развития и устойчивость социальных и духовных потребностей и чувств и их соотношение (по силе воздействия на поведение) с биологическим, природным уровнем.
   С уровнем социализации теснейшим образом связан еще один важнейший для нашего анализа параметр личности: уровень или индекс социальной ответственности. Похоже, что эти два показателя могут помочь весьма точно определить интересующие нас, уже упомянутые "биологические и психологические инварианты" - фактически, искомую сущность человека. Тогда и можно давать достаточно достоверный прогноз свойственных ему (при прочих равных условиях) наиболее вероятных вариантов поведения в самых различных обстоятельствах и в любом диапазоне внешних воздействий - в естественных науках говорят при этом о "трубке траекторий".
   В наших рассуждениях о сущностях человека не освещен еще один важный момент. Выбор человеком конкретного варианта воспринимаемого окружающими функционального акта (высказывание, поступок, действие) выполняется, как мы установили, по критериям оптимальности. Но сам способ выбора будет совершенно различным в зависимости от внешних условий:
   * в сравнительно спокойной обстановке - отсутствие внешней угрозы, ситуация не слишком сложная и нет жесткого временного лимита, - реально возможен последовательный целенаправленный перебор вариантов действий, выполняемый интеллектом по более или менее понятному (на уровне современного научного знания) алгоритму. Оценка альтернативных вариантов и выбор из них оптимального производится, как было сказано, чувствами по ценностным критериям и корректируется по уровню притязаний. Сам же способ реализации этого варианта как раз и определяется (опять же, при прочих равных условиях) тем, какая из сущностей человека является ведущей или доминирующей - по меньшей мере, в данный момент. И тогда становятся отчетливо понятны мотивы его действий. Но то, что мы сказали о "трубке траекторий", позволяет установить достоверность такой "точечной" оценки для всего "поведенческого репертуара" данного человека и дать его надёжный прогноз на будущее;
   * в сложных, экстремальных обстоятельствах - явная угроза, нехватка времени, сильное давление неудовлетворенных потребностей или, наоборот, чрезмерный уровень притязаний, - вариант действий уже не выбирается и, естественно, не оценивается. Он реализуется буквально автоматически (по типу безусловного рефлекса или инстинкта), практически без участия интеллекта. Поведение в этом случае имеет преимущественно биологическую детерминацию. Действительно, механизм такого функционального акта включается, минуя сознание, напрямую - эмоциями. Это как раз их основная эволюционная функция (свойственная нашим высокоорганизованным предкам из мира животных): служить своеобразными "усилителями" всех поведенческих реакций в обстановке, опасной для существования особи. Именно на этой основе из этих, как говорят в науке, аффектов (или в искусстве - страстей), и образовалась вся богатейшая палитра чувств человека. Здесь уместно будет вспомнить замечание Энгельса: "...В истории действуют люди, совершающие какие-либо поступки под влиянием разума или по велению страсти".
   Отметим, однако, что даже аффективное поведение в обсуждавшихся нами двух полярных случаях развития личности - с формированием высших эмоций и без них, - будет все-таки очень разным, в самом важном для нас социально-значимом аспекте. То есть для всех окружающих.
   Скажем в обобщение, что совокупная калейдоскопичная картина событий и процессов, наблюдаемая в наше время, причем практически по всему миру, позволяет утверждать, с немногими оговорками, что преобладает именно второй вариант поведения "среднестатического" человека. Что уж говорить о многообразных проявлениях экстремизма....
   На этом, вероятно, можно завершить краткий анализ многомерной сущности человека. Некоторые могут посчитать, что он получился слишком длинным и утомительным. Все это верно. Однако, подчеркнем еще раз, что основная задача данного материала - предоставить читателю (который наверняка будет избирателем) достаточную информацию по весьма сложной, как мы увидели, проблеме. И поэтому руководствуясь, как и прежде, теми же принципами "максимально возможной простоты" и "разумной достаточности", мы ненадолго, но тщательно выбирая слова, вернемся еще раз к тому, что сейчас буквально у всех на устах: к политике, к политикам, и к власти.
  

Часть IV

  

Политика и наша каждодневная жизнь

   Людей, естественно, больше всего волнуют не дела государственные (на это, в основном, и избирается власть), а жизнь своя и своих близких. И они пытаются найти ответы на возникающие у них вполне конкретные, вроде бы вполне естественные, напрашивающиеся сами собой вопросы. Но, что удивительно, почти все как один, сразу же дают на них вроде бы очевидные ответы. Как правило, даже не ожидая ответа своего случайного (или знакомого) собеседника. Явственное впечатление такое, что ответ уже давно и хорошо продуман и вас фактически (хотя это прямо и не высказывается) просят поддержать точку зрения или позицию говорящего. Человек ищет поддержки своим взглядам и вопрос служит только затравкой, своеобразным поводом для выстраданного ответа, призванного не столько убедить другого, но как это ни парадоксально, подкрепить веру в свою собственную правоту. Почему так происходит, мы уже разобрали в самом начале, цитируя Б. Спинозу...
   Вопросы задают люди очень разные, но они достаточно типичны - ведь они касаются общих для большинства самых больных проблем нашего сегодня и завтра. Скажем, такие: Почему никак не удается заставить снова заработать многие "лежачие" предприятия? Почему не удается полностью ликвидировать задолженности и задержки по выплатам бюджетникам? Как выжить пенсионерам, если после оплаты жилья и коммунальных услуг почти ничего не остается? Почему борются-борются с преступностью и коррупцией, а искоренить не могут до конца? и т.д. и т.п. И, наконец, традиционный для нас вопрос "на засыпку": Кто же виноват во всех наших бедах?. Коротко отметим, что для того чтобы убедительно и исчерпывающе ответить на заданные именно таким образом, очень ёмкие вопросы, требуется очень много времени - ведь первопричины их, как правило, лежат в нашем иногда очень далеком прошлом. И, конечно, в природе человека и общества.
   Ответы самих же людей на эти вопросы, как показывает анализ, особым разнообразием тоже не отличаются. Если их обобщить, получится всего несколько основных вариантов:
   * Во всем виноваты они, эти горе-реформаторы (конкретные фамилии, как правило, не называются, разве что Президента - имеется ввиду власть вообще в виде "лица необщим выраженьем"). Ведь это они на прошлых выборах наобещали народу лучшую жизнь, а самим плевать, только бы карманы набить, или просто ничего не умеют делать. В общем, если раньше власти еще как-то верили, то теперь вся вера вышла. К тому же, этим воспользовался мировой капитал, стремящийся закабалить страну кредитами, свести на нет её научно - технический потенциал, переманить к себе лучшие мозги и превратить её в сырьевой придаток Запада и рынок для сбыта своих второсортных товаров.
   * Реформы проводятся нерешительно, слишком медленно и непоследовательно; власти не хватает решимости в наведении порядка, прежде всего в экономической сфере, в ускорении вхождения страны в общеевропейские и мировые структуры.
   * Основная причина теперешних бед в том, что свернули с социалистического пути развития;
   Справедливости ради, надо сказать, что все сказанное в отдельности отражает некоторые стороны или грани истины, которая, однако, в совокупности, гораздо сложнее - и мы уже видели, как ее приходится искать.
   Эти точки зрения, составляющие ядро, основу программы (если это партия, движение или фракция парламента) присутствуют практически в чистом виде с минимальными вкраплениями элементов противоположных позиций. Всех их объединяет только недовольство - разной силы - теперешней властью. Обоснованность этого недовольства (отчасти вполне естественного у общественных сил, самих стремящихся к власти, - как и в любой другой стране) мы проанализируем в заключительной части этой работы. В целом, как достаточно убедительно показано наукой (которая все-таки пристрастна менее других сфер общественного бытия), реальных путей у Украины три:
   * Продолжать принятый курс реформ, внося в него коррективы, отвечающие реалиям жизни;
   * Резко ускорить темп и увеличить масштабы и глубину преобразований; серьёзно ужесточить меры по наведению порядка в стране;
   * Изменить курс реформ в направлении (рыночного?) варианта социализма с усилением государственного регулирования, в первую очередь, экономики, и ёё социальной ориентации.
   Материалы, посвященные анализу этих основных вариантов и прогнозам, в связи с этим, дальнейшего пути развития страны, давно и широко представлены в СМИ и всеми, кто хотел, уже прочитаны. Однако, сделанные выводы, как правило, настолько же полярны, как и лежащие в из основе идеологические платформы авторов анализа (пусть даже и заявляющих о своей объективности). Вероятно, одними из наиболее беспристрастных, основанных исключительно на здравом смысле и "внепартийных" законах, определяющих природу человека и общества, являются многомерный анализ и прогноз на перспективу для Украины, сделанные еще в 1999 г. Н.М. Амосовым. И они закономерно вызвали шквал критики как слева, так и справа, так как лишают практически всех недовольных теперешней властью, иллюзий. Иллюзий пусть как угодно прекраснодушных, но опасных для народа.
   Поиск продолжается
   Итак, похоже, мы обобщили основную, существенную часть необходимого и доступного нам знания о человеческой природе и делах государственных. И можно, наконец, приступить к формулированию и обоснованию ответа на наш главный вопрос о том, кто же нам лучше всего подошел бы на высший пост в государстве.
   Но чтобы проверить, не изобретаем ли мы велосипед, как это часто делается самонадеянными и не в меру торопливыми людьми, обратимся, для верности, еще раз к опыту древности - с мыслей Сократа собственно и началась вся эта работа.
   В своей последней речи на суде перед афинянами, несправедливо осудившими его на смерть, он, кроме всего прочего, напомнил им, что в результате многолетних усердных размышлений он пришел к такому вот выводу: государством должны управлять не избранные по жребию - это может доверяться только выбранным специально для этого хорошим людям.
   Что-то здесь не то, подумают многие и будут отчасти правы: в таком виде это утверждение выглядит слишком общим местом, понятным и без сократовой мудрости. Но дело в том, что во всей античной истории хорошее или достойное традиционно связывалось с понятием добродетели и добра: нехорошее, недостойное - со злом. Сейчас такое понятие как добродетель практически исчезло из обиходного языка, а неотделимые от него понятия совести, стыда, сочувствия, честности, чести, достоинства и долга остались, пожалуй, только в публичных речах или просто житейских беседах, редких ныне культурно-просветительских передачах, рассказах о жизни обездоленных да в церковных проповедях. В тотально биологизированных теле - и радиоэфире, да и на страницах прессы эти слова звучали бы, очевидно, несколько диковато на фоне жизнерадостных призывов ловить свой шанс и рекламы - этого часто назойливого и не особо пристойного "двигателя прогресса". Что ж, какие времена, такие и нравы...
   Однако, вернемся к нашей теме. Понятие добродетели, пусть даже очень обобщенное и трудноформализуемое строгими научными определениями, интуитивно достаточно хорошо понимается большинством людей - во все времена и у всех народов. Хотя смысл в него вкладывается совершенно разный, зависящий не только от ценностных ориентаций человека, но и национально-исторических традиций или, как говорят сейчас ученые, психокультурных особенностей конкретного этноса.
   В нашем современном языке ближе всех к нему такие понятия как нравственность или мораль, нравственный или моральный человек. Действительно, такие определения как порядочность, порядочный, хороший, гораздо более неопределенны и многозначны - в каждом социальном слое свои. (Чисто для разрядки, показательный пример: в среде американских мафиози итальянского происхождения тоже есть, как известно, собственный, свято соблюдаемый "кодекс чести". Он включает не только закон "омерта" или молчания. Так, никто из своей или чужой "семьи" не скажет о себе или ком другом, что он "крутой" или нечто вроде этого - неприлично. Только "хороший человек". На обычном языке это значит, что он "замочил" по меньшей мере одного человека. Вот такая причудливо инвертированная, не совсем человеческая мораль - но тогда это просто аморальность). Продолжим наш анализ: человеческий язык, этот существующий столетиями эффективный и надежный фильтр, отделяет пустопорожние, недолговечные слова от тех, которые наиболее верно отражают реальность. Они и остаются в живой речи народа. И здесь, как и в других характеристиках человека, есть, как минимум, две градации: моральный и высокоморальный, нравственный и высоконравственный; отрицательная характеристика, как правило, однознозначна: аморальный, безнравственный.
   Но давайте вспомним (чтобы не впасть в очередное заблуждение), что и мораль может быть - см. выше, - очень различной:
   - во-первых, индивидуальной, общественной или даже общечеловеческой;
   - во-вторых, классовой, клановой, мещанской, революционной, религиозной (притом, у каждой религии своя) и т.д.
   Это наиболее общеизвестные ее подвиды. И все с очень сильно различающимися нормами и предписаниями - иногда как небо и земля, - т.е., практически взаимоисключающими. Очевидно, наивысшим, но редко достижимым в реальной жизни эталоном служит мораль общечеловеческая (и ее такие же редкие носители). И еще скажем, просто для справки, что этика - это наука, объектом изучения которой как раз и является мораль. Но в обыденном языке они стали практически синонимами, как и понятия этический, этичный, т.е. моральный, нравственный. Как видим, даже с самими понятиями трудно разобраться (правда, не забудем - они отражают сущность!). А в жизни еще сложнее найти согласие в оценке того, является человек нравственным или нет. Кому-то нравится человек, кому-то нет. Всем мил не будешь, говорят в народе. И никакие рейтинги, как сейчас, здесь не помогут, и голосование тоже не даст результата - вспомним, что мы говорили о человеческой природе. Потому что люди не могут, как и в древности, договориться между собой, что такое - хорошо и что такое - плохо. Вернее, постепенно все-таки учатся, хоть и дорогой ценой - только может не хватить исторического времени уже для всей цивилизации... С миром материальным таких проблем не возникает, убеждать никого не нужно, какая вещь хорошая, какая хуже: осмотри ее, подержи в руках, попробуй в деле - или, на худой конец, обратись за советом к специалисту... А с тем, что трудноуловимо и переменчиво, как и все, что порождает человеческий разум, очень сложно...
   Но все же, и раньше и, тем более, сейчас, заявлять о собственной высокой нравственности среди нормальных людей как-то не принято. Это проверяется давно и хорошо известным способом: по делам, а уже потом - по их соответствию словам и намерениям. Правда, вспомним сказанное раньше: даже о мелочах, а тем более о серьезных делах оценки, как правило, полярные, взаимоисключающие. И никакого среднего здесь не вывести. Поэтому нам и приходиться проверять это самыми общими, универсальными законами - в нашем случае это не что иное, как общечеловеческая мораль, сколь она ни условна. Но это то, что касается обычных граждан. А что до "лиц общественных", то с ними куда сложнее - им выносит не искаженную переменчивыми и преходящими страстями современников оценку и ставит свою печать только история - вернее, время... И с ними они уже останутся в памяти поколений - кто с благодарностью, кто с порицанием; а бывает, и с проклятием. Правда, все-таки, иногда встречались (и даже в наши дни встречаются) люди, сказать о которых плохое слово - ни при жизни, ни после смерти было бы, пожалуй, трудно любому - себе дороже обойдется. Ну, например, Конфуций, Махатма Ганди, Мартин Лютер Кинг, Мать Тереза; и в нашей истории были такие - Сергий Радонежский, Ярослав Мудрый... Сухие исторические хроники не отмечали, похоже, никаких недостойных, порочащих их деяний. Но это скорее редкие, близкие к абсолюту, воплощения достаточно абстрактной общечеловеческой морали. Мы же должны делать выбор из людей реальных, не записных праведников, а тех, что есть, что живут среди нас. И очень желательно все знать сейчас, заранее, чтобы не ошибиться и выбрать самого лучшего, или скажем точнее - наиболее пригодного для этого дела. Ну, на худой конец, чтобы не выбрать совсем уж непригодного - тогда точно жди беды со всеми вытекающими последствиями, как правило, в виде человеческих слез и крови.
   Здесь может возникнуть вполне естественный вопрос: не слишком ли много разговоров вокруг этого самого, изрядно обветшавшего в наши дни понятия добродетели? Мы же все-таки не председателя комитета по надзору за моральными устоями выбираем и даже не парламентской комиссии по средствам массовой информации, а главу государства. Ведь в целом все нам о претендентах известно: все, как говорится, добропорядочные и законопослушные граждане, все на виду (если "компромата" и хватает на всех, то это же не доказанная судом вина, как требует Конституция).
   Дело в том, что есть все основания утверждать следующее: именно добродетель, как это ни странно звучит, действительно является основным качеством, определяющим пригодность человека к занятиям общественными делами. Требования высокого профессионализма никто не оспаривает, - мы уже об этом говорили, - но это профессионализм особого рода, сочетающий принципы науки и искусства в единой политической деятельности. Только качество это в реальной жизни трудно сколько- нибудь четко определить и измерить. Нам придется найти какое-то другое...
   Вспомним еще раз сократовы слова. Они говорились в Афинской республике, которая и была колыбелью не очень долгой демократии. А ведь потом была и Римская империя и долгие века средневековья, когда власть была исключительно абсолютистской, монархической. И так до недавнего времени. Неужели и тогда главным качеством монарха считалась добродетель? Похоже, нет. Вот что говорит по этому поводу в ХV в. не нуждающийся в представлениях Н. Макиавелли: "Тот, кто желает сохранить власть, должен прибегнуть к злу" и более подробно: "Насколько похвально, когда государь неизменно благочестив, живет цельно и бесхитростно, понятно каждому. Тем не менее, видно из опыта в наши времена, что государи, которые мало заботились о благочестии и умели хитростью заморочить людям мозги, победили в конце концов тех, кто полагался на свою честность". И, наконец, его же слова, ставшие наиболее известными: "Цель оправдывает средства". Вот такие методические рекомендации власть имущим. Средства достижения цели тогда действительно не принимались во внимание - лучшими считались правители, преуспевшие в искусстве держать в узде свой народ и присоединять к своей державе территории соседей. По современным понятиям, средства совершенно безнравственные, но полностью соответствующие тогдашней реальности - и значительной части теперешней тоже.
   Но - началась эпоха буржуазных революций и повторного, на качественно новом уровне, вхождения в жизнь народов принципов демократии. Уже упоминавшийся Ш. Монтескье сделал справедливый вывод: "...Для того, чтобы охранять и поддерживать монархическое или деспотическое правительство, не требуется большой честности... но народное государство нуждается в добавочном двигателе: это - добродетель" (как видим, снова то же трудноопределимое понятие....).
   Действительно, политика в демократическом государстве должна по необходимости быть гораздо более открытой и вынуждена руководствоваться (в какой степени - это особый вопрос) нормами морали. Вспомним приведенный нами перечень средств, которыми располагает власть для достижения своих политических целей. Господство и насилие остаются ее неизбежными и необходимыми атрибутами, но все больший вес приобретают убеждение и авторитет. Только они могут сделать подчинение власти и законам широких масс добровольным и обеспечить в стране обстановку хоть какого-то согласия, доверия и сотрудничества. Пока еще мрачные итоги со всем этим у нас мы рассматривали подробно в самом начале - но повторимся, у нас еще не самый худший вариант во всем СНГ.
  
  
  

Часть V

Мораль и политика

   Вернувшись из древности снова в нашу реальность, нужно сделать неутешительный вывод: мораль и сегодня остается наиболее слабым местом политики и власти.
   Мы уже договорились не обсуждать случаев откровенного "компромата" - на любой вкус. В строгом же смысле слова, политиков обвиняют в аморальности только при совершении ими неблаговидных или явно противозаконных действиях, да и то если это установлено судом - в полном соответствии с принципами правового государства, которое власть вместе с народом в таких муках стараются создать. Но в реальной жизни все проще - обвиняют за что-нибудь (за редкими исключениями) все, и (уже без всяких исключений) - всех. Иди потом доказывай законным образом, что ты вел себя как честный гражданин, по закону, в тайные сговоры не вступал, народных денег не присваивал. Вот и весь нехитрый перечень типовых обвинений. В личную жизнь, как правило, не лезут ("желтая пресса" не в счет, это ее хлеб насущный) - только в крайнем случае, если уж в жизни публичной не за что ухватиться... Все это старо как мир и больше говорить об этом нет смысла.
   Если всего этого нет, то говорят обычно о справедливости или несправедливости каких-либо конкретных действий властей - примеры каждому несложно найти из собственной практики. Однако, это оценивается всеми критиками (по меньшей мере, по их словам) с позиций "общенародных интересов". Но мы это уже проходили - обычный камуфляж для интересов личных, групповых, клановых и т.п., как и соответствующей им морали. И даже при полной искренности критиков, их оценки, неощутимо для их сознания (почему - мы подробно рассматривали), жестко определяются идеологическими установками - у каждого своими. Так что общенародности здесь тоже только какая-то часть - это интересы той части народа, которая придерживается позиций данной партии. И среднего здесь, как уже говорилось, никакими подсчетами не выведешь. Общенародная, истинно государственная политика реальна только в том случае, когда сама власть (по меньшей мере, высший ее уровень - там, где принимаются стратегические решения), кроме привычной - административной, должностной, - берет на себя еще и нравственную ответственность за свои действия. Сейчас мы видим, что курс взят именно на это.
  
   Учитывая тот нелицеприятный, но закономерный факт, что большинство граждан имеет весьма туманные представления о моральности в такой специфической области как политика и о природе государства, попробуем вместо господствующих мнений опереться на доступное нам сегодня знание.
   Во-первых, решение вечной дилеммы соотношения и взаимообусловленности морали и политики всегда было труднейшей задачей. Тем более в новую эпоху революций и глобальных перемен, с ее клубками острейших противоречий. Они, подобно бурному паводку, снова и снова размывают и сметают все условные нормы и границы, - как в обыденной жизни, так и в большой политике, - которые снова и снова старается установить гуманизм. У нас же положение осложняется еще и сменой социально-экономической формации - от полутоталитарного режима к гражданскому или открытому обществу. Да еще на подступах к глобальному рынку, куда не очень-то пускают.
   Такие переходные периоды во все эпохи называли смутным временем, безвременьем. Сейчас в народе уже не так часто, но говорят о "беспределе". И все известные моральные заповеди и нормы, еще как-то подходящие для относительно спокойного течения жизни (возьмем ту же в целом благополучную и чинную "старушку-Европу"), теряют свою действенность. При решении проблемы выживания мораль у многих (у кого она есть - вспомним различные варианты развития личности) отступает на задний план. До лучших времен.
   Во-вторых, и это главное - мораль и долг в политике и в обыденной жизни ни в коем случае не равнозначны! О морали в быту (понимаемой слишком по-разному) и насколько она соблюдается, мы уже говорили. Но предьявлять к политику в его деятельности такие же моральные требования, как и к гражданину в его частной жизни неправомерно, а зачастую просто абсурдно. И это отнюдь не прекраснодушные требования морали, а просто различные сущности. И живой язык - наш надежный индикатор, очень точно это отражает. Такие определения из бытовой лексики как честный, порядочный со словами политик или политика просто не используются... А ведь большинство обвинений (не только существующей сейчас и у нас, а всегда и везде) власти имеет именно эту, нечетко высказанную, но всегда чувствуемую подоплеку. Очень редко кто сознает, что такие базовые понятия как добро и зло, хорошо и плохо, справедливо и несправедливо не только изначально относительны, как и все в нашем человеческом мире, но и имеют совершенно разный смысл в морали и политике. Еще больше запутывают дело несоответствия и противоречия нравственного долга в политике и в жизни. Выполнение политиком долга (индивидуального, личного - но, поскольку его выбрало общество, становящегося общественным) - это, безусловно, достижение поставленных целей и получение намеченных и обещанных гражданам результатов. И только здесь вступает в свои права мораль: какими, с ее позиций, средствами и какой ценой эти результаты достигаются. (Вспомним рекомендации Н. Макиавелли государям прошлых эпох...). Как видим, в отличие от долга даже безупречного человека, долг общественный первоначально диктуется требованиями обьективной реальности (ведь политика - это искусство возможного), и лишь впоследствии оценивается моралью.
   И несправедливо забывать, что у политиков (на деле озабоченных судьбой государства) есть еще долг исторический, никак не вписывающийся в рамки текущих политических задач - и откровенно скажем, никак не волнующий обычных граждан, которым дай свое, положенное. А есть ли на это деньги в бюджете или людские ресурсы - не их забота, пусть у власти голова болит. И это касается не только Украины... Вот такая элементарная житейская диалектика.
   С учетом сказанного ранее, здесь возможны два крайних, предельных варианта: При чрезмерной политизации морали (как было, скажем, долгое время в нашем общем прошлом) становится допустимым оправдание любых действий, вплоть до явных политических преступлений. Наоборот, если мораль полностью подчиняет себе политику, становится невозможным достижение - приемлемой для государства и народа ценой - намеченных политических целей и решение поставленных в связи с этим задач. В обоих случаях деградируют как политика, так и сама мораль - от чего, в конечном итоге, теряет общество, народ в целом.
   Но обоих случаев явного противостояния морали и политики практически не возникает, если государственной политикой начинает заниматься человек нравственный - тогда описанные и вполне естественные противоречия в значительной степени смягчаются и в принципе не могут дойти до антагонизма. Но при этом мало того, чтобы он сам был нравственным - "команда", как принято сейчас говорить, в целом должна придерживаться достаточно высоких моральных стандартов. И хотя в любом случае, даже если собрать воедино заведомо непогрешимых людей, нападки политических оппонентов и своекорыстных людей будут продолжаться (просьба только не путать с жизненно необходимой для самой власти конструктивной, не стремящейся унизить или вообще уничтожить критикой!), явно несправедливые обвинения как бы лишаются своей основы. Это и дает моральное право главе государства и власти в целом использовать (в рамках полномочий, предусмотренных законом) все силы и средства, которыми располагает общество, для обеспечения благополучия и мира того же общества, которым они избраны и перед которым ответственны - в его же интересах. И нести за это, как мы описали, полную меру ответственности.
   А что происходит в случаях, когда в большую политику прорывается человек безнравственный, нет нужды описывать - типовые примеры из далекого прошлого мы рассмотрели, а в настоящем их отыскать еще проще.
  
   Возможны варианты: реальность и мифы
   Есть на этом пути еще одна скрытая опасность - и не только для политика, который как личность может быть безусловно морален и действительно стремиться к общественному благу, но и для общества в целом - это неверная оценка реалистичности, осуществимости на практике предлагаемого социально- политического или экономического курса. Мы ранее говорили о многомерности и не всегда очевидной взаимосвязи процессов в далеких друг от друга сферах жизнедеятельности сложнейшего общественного организма. Поэтому надежными критериями такой реалистичности могут быть только оптимальное, с позиций национальных интересов, соотношение поставленных целей и тех средств, методов и ресурсов, которые позволяют достичь этих целей. Если эти условия не выполнены, политика извращается и превращается, несмотря на социальную привлекательность, в политическую утопию. Это что касается стратегического курса - а подобные идеи и действия властей, касающиеся текущих событий, сейчас принято называть популизмом.
   Все это становится особенно опасным в бурные переходные периоды, как сейчас у нас, при обострении всех до поры скрытых противоречий и открытых конфликтах морали - индивидуальной, групповой и целых социальных слоев. И чревато еще большим отчуждением граждан и власти. Закономерный результат: затяжной и тяжелый кризис как индивидуального, так и общественного сознания, моральное нездоровье личности и общества. Отсюда настоятельная необходимость, кроме известных мер, и интенсивной социальной терапии.
   Уже говорилось о том, что политическая культура у нас только начинает зарождаться - раньше для нее просто не было условий. Когда основная проблема для многих - как выжить, становится вообще не до нее. И тогда представления о политике и власти, так и не став реальными, превращаются в свойственную массовому сознанию политическую мифологию, вымысел. И они, эти мифы, как показывает опыт общечеловеческой истории, предельно просты и конкретны, ибо прямо отвечают на сокровенные надежды людей на лучшую жизнь - а ведь они даже по определению оторваны от реальности! Плюс к тому, как правило, мифы весьма правдоподобно аргументированы - а для полноценной их проверки на реалистичность нужен, как мы видели, серьезный анализ. Ведь те, кто их творит (а мы договорились рассматривать только общественно значимых лиц) пользуются старой как мир формулой: это проповедование очень немногих хорошо известных истин, вкрапленных в огромный массив уже своих собственных заблуждений, иллюзий и явных натяжек. И кому будет потом легче от того, что речь не идет о злонамеренном обмане и все это делалось искренне? (о психологических механизмах всех этих явлений мы уже подробно говорили). Спрашивать же народу с тех, кто заведет его вот таким образом в очередной тупик, все равно будет нечего.
   Опыт человеческой истории убедительно свидетельствует, что любые обещания и ожидание каких угодно чудес - быстрых и безболезненных перемен в самой что ни на есть реальной общественной жизни, в отличие от религии, никогда и никого еще к добру не приводили.
   Что же мы имеем в результате?
   Рассмотрев, насколько могли кратко, различные стороны понятия добродетели и, в частности, морали в политике, мы видим, что использовать их напрямую как некие критерии выбора невозможно - из-за очевидной нечеткости и многозначности. Согласитесь, трудно себе представить сколько-нибудь реалистическую оценку путем сравнения, скажем, меры или степени моральности или нравственности различных претендентов. Придется нам выделять и рассматривать формирующие эти базовые понятия отдельные, наиболее существенные для нас личностные качества.
  

Нравственный иммунитет

   А это еще что это такое? - спросит читатель. Мало того, что залезли в дебри философии и психологии, а теперь еще и медициной запахло...Дело не в медицине. Мы ищем качество, которое поддавалось бы проверке - не на словах или даже делах - а заблаговременно. Вот и предлагается ввести такое новое понятие. Мера эта вынужденная, так что мы не нарушаем упомянутого в ч. III принципа "бритвы Оккама"..
   Это понятие, отражающее некоторое общее, интегральное свойство личности, основывается на понятии иммунитета, хорошо понятном большинству и широко используемом в биологии и медицине. Оно поддается достаточно четкой градации по типу: "отсутствует - слабый, нестойкий - сильный, стойкий". И в нашем случае обобщенно характеризует то, в какой степени нравственные критерии способны уравновешивать и корректировать требования природных, биологических потребностей. Но, главное, определяет степень их устойчивости под действием неблагоприятных жизненных обстоятельств - или, как говорят в науке, давления среды. В обыденном языке это выражается как способность или неспособность человека идти на сделки с собственной совестью, нравственная стойкость и т.п.
   С учетом того, что сказано ранее о становлении иерархической структуры потребностей, достаточно развитая нравственная сфера (охватывающая, как мы знаем, социальные и духовные потребности и самые разнообразные проявления жизнедеятельности личности) способна в значительной степени ограничивать и подавлять действие базовых инстинктов. Действительно, как показывает человеческая история - и древности и нашей эпохи, - длительным и последовательным воздействием (связанные с этим закономерности мы тоже рассмотрели) можно модифицировать, изменить практически любые природные свойства или качества человека - как в положительную, так и в отрицательную сторону. Другими словами, те, кто определяет развитие растущего человеческого существа, могут заложить прочную основу для формирования его, в конечном счете, в высокоморальную и творческую личность, в нереализовавшего свои природные задатки человека, ставшего невротиком - или в зверя в человеческом облике. Вот такой диапазон! Правда, в первом случае воздействие это умелое и целенаправленное, т.е., справедливо говорить о воспитании и самовоспитании, а в двух остальных - исключительно о дрессуре или просто вырастающем сам по себе бурьяне.
   И в этом случае история, да и реальная жизнь дают нам достаточно примеров почти абсолютных как безнравственности, так и нравственной стойкости не выдуманных, а вполне конкретных людей. Заметим, в связи с этим, что любые, самые красноречивые и кажущиеся вполне убедительными, заявления о чистоте помыслов и обладании таким специфическим иммунитетом - вплоть до справки с печатью о сделанной в свое время (в нашем случае - социальной) прививке, могут оказаться ложными. Наличие или отсутствие у человека иммунитета достоверно проверяется только при наличии реальной болезни, верно? Так и в нашем случае - это настолько же реальные трудности жизни или реальные соблазны. А наиболее достоверным (применительно к человеческому обществу) и не требующим никаких дополнительных тестов индикатором является обладание или возможность распоряжаться деньгами или властью. Как мы уже видели, эти естественные потребности, в отсутствие нравственных ограничений, становятся определяющими все остальное, неутолимыми страстями - так как они напрямую диктуются биологически обусловленными стремлениями и соответствующими им инстинктами. И это отчетливо проявляется во всем, что делает политик, с самого начала его общественной карьеры - нужно только внимательно всмотреться...
   Теперь мы можем уже с полным правом опровергнуть одно из широко распространенных заблуждений, а именно то, что человека портят (или могут испортить) власть или деньги. Это как раз тот случай, когда видимость принимается за сущность. Смотрите сами: деньги и власть - это всего лишь два обьекта человеческих притязаний, в большей или меньшей мере свойственных практически всем. В нашем суровом и прагматичном мире, за очень редкими исключениями, каждому хочется хотя бы немного и того и другого. Этого требуют (в норме) инстинкты самосохранения. Ведь если денег совсем нет и все тобой командуют, человеку не очень уютно, верно? Но если эти притязания или желания становятся чрезмерными, всепоглощающими, - психология говорит при этом о доминантах, т.е., жестких подсознательных установках, в основе которых конкретные гипертрофированные инстинкты, - то они начинают определять практически все аспекты поведения и стороны жизни человека. А что до власти и денег, то они служат своеобразными, очень мощными, но уже внешними, катализаторами, направляющими все действия человека в этом направлении. Но ведь одновременно они и безошибочные индикаторы, очень наглядно проявляющие то, что находилось в зародыше, в скрытой форме, ожидая благоприятных условий в глубине сущности человека - а ее-то нам и нужно выявить! И убедимся еще раз, что и живой человеческий язык недвусмысленно называет это корыстолюбием или властолюбием. Оба этих качества происходят от одних и тех же корней - гипертрофированных инстинктов самосохранения, а значит - самолюбия и себялюбия. И язык точно фиксирует это родство корней. Однако - превращение человека в практически одержимого жаждой власти или денег происходит обычно при участии еще одного важного фактора. Действительно, с учетом законов приоритетности потребностей, с которыми мы уже познакомились, при недостаточном удовлетворении социальных и духовных потребностей включается (безусловно!) механизм удовлетворения потребностей низшего уровня. К очерченной общей схеме могут быть определенные поправки и уточнения (скажем, касающиеся тщеславия, которое из того же ряда), но сути дела это не меняет.
   Описанные качества достаточно явно проявляются и легко обнаруживаются в обыденной жизни - и тем более у лиц, постоянно находящихся в поле внимания общества. Но давайте попробуем быть поконкретнее:
   Очень достоверным свидетельством является, в первую очередь, преобладание резко критических оценок, практически во все стороны и по всем поводам - исключая, естественно, самого себя. Причем, характерно, что критика такого рода, больше похожая на обвинения, не нацелена на поиск каких-либо компромиссов или согласия - она, как говорят, неконструктивна. Или, что то же, деструктивна (от английского "уничтожать, разрушать") - имеет не по форме, а по сути, своей целью дискредитацию или унижение политических противников.
   Для сравнения: из обычного жизненного опыта хорошо известно, что человек, хвалящий практически всех или неискренен или просто глуп: понятно, что все не могут быть лишены недостатков - больших или меньших. Исключение составляют чрезвычайно редкие люди, способные увидеть то хорошее, достойное полезное для других, что есть практически в каждом - и искренне, без всякой корысти для себя, отметить это. Мы здесь, конечно, не имеем ввиду просто "хороших манер", именуемых любезностью - тут дело серьезнее. Большинство же не делает это по причинам, которые мы детально разобрали. В основе, как и ранее, избыточность отрицательных эмоций или чувств (над положительными), производных от защитного инстинкта- это эволюционное наследие нашего биологического вида.
   Поэтому то, что и как говорится о других людях, может сказать нам намного больше о самом говорящем. Тем более, что то, что говорится о других, еще может потребовать какой-то проверки, а то, что при этом проявляется в речи человека (для внимательного взгляда важны и мимика и жесты и игра вазомоторов) - практически неосознанно, свидетельствует о собственной сущности практически безошибочно. Мы здесь не имеем ввиду людей "закрытых", очень сдержанных во всех случаях, с высоким самоконтролем - а то подавляющее большинство, которое не привыкло особо скрывать свои эмоции.
   И вернемся к первому примеру: из той же обыденной жизни так же хорошо известно, что критикующий всех и вся обычно тоже неправ - все же не могут состоять из одних недостатков. Это, как правило (подсказываемое, кстати, нашим анализом), проявление все того же негативного психологического комплекса, в основе которого - себялюбие или эгоизм...

Еще совсем немного общей типологии

   Человеческих типологий известно множество. По одной из них, часть людей относится к "традиционалистам", "консерваторам" - они не склонны к изменению существующего порядка вещей без особой на то необходимости. И, если идут на это, то действуют осторожно и постепенно, не торопясь. Другие - прирожденные "реформаторы", "революционеры", нацеленные на решительные, радикальные изменения того, что есть. И они далеко не всегда способны рассчитывать на несколько шагов вперед не только свои действия, но и вероятные последствия, соразмерять их с целесообразностью и реальными возможностями. Образно говоря, первые больше пригодны сохранять, умножать и строить, вторые - взрывать и переустраивать.
   В обществе (любом!) их соотношение ориентировочно известно и изменяется в достаточно узких пределах, т.е., соблюдается некий баланс - ведь это те самые "биосоциальные инварианты" о которых мы говорили. Но так бывает только в относительно спокойные времена. В такие же, как у нас сейчас, периоды огромных и резких социально-политических подвижек, голоса решительных ниспровергателей самых разных устоев - и слева и справа - особенно слышны. Ведь они по самой своей природе намного динамичнее, социально активнее "среднестатистического", законопослушного гражданина. И за ними идут очень многие. Но как раз сейчас, когда в муках рождается новое государство и формируются новые общественные институты, а обстановка в стране только-только начинает нормализовываться, их тотальный, нерассуждающий радикализм особенно опасен. Неспроста в стране самыми разными по идеологии и интересам людьми так часто повторяется слово "стабильность". Действительно, оно остается ключевым - стабильности (которая, понятно, может быть только динамической в таком бурном переходном процессе, как у нас) требуют все сферы жизнедеятельности общества. И в основе всех изменений должен быть сохранен принцип целенаправленного, взвешенного и планомерного закрепления и развития первых начинающихся изменений к лучшему. Ведь в далеком еще от равновесия государственном организме, который частично реанимируется, а частично создается заново, любые радикализм и революционность, не сбалансированные трезвым, неидеологизированным расчетом, снова бросят нас - назад или, что то же, вниз. А на этой земле и без того уже столько раз многое взрывалось и рушилось, что предпочтительнее (в смысле, намного безопаснее) меньше ломать, а больше строить. И поэтому нам нужен - пусть менее впечатляющий, но кропотливый труд не очередных взрывников, а людей со строительной, как говорится, жилкой - и в первую очередь это касается человека, которого мы будем выбирать на высший пост в государстве.
  

Возвращение к основной линии анализа

   Напомним, что в норме, как ни условно звучит это слово применительно к человеку, гармонично сбалансированные качества из этого же ряда очень чувствительным индикатором - живым языком - особо не обозначаются. За исключением, пожалуй, чувства собственного достоинства или самоуважения. (Более детальный социально- психологический анализ потребовал бы слишком много места. Да и волнует нас здесь не научный и тем более не морализаторский, а чисто практический, жизненный аспект).
   То, что властолюбие - неблаговидное качество личности, интуитивно ощущают, вероятно, многие. Но то, что оно категорически противопоказано для того, кого мы собираемся выбрать, совсем не очевидно. И ссылка на крайние исторические примеры только из современности - Гитлер, Сталин, Муссолини, Хусейн и т.д., недостаточно убедительны - те стали в итоге диктаторами. У нас же все-таки демократия, пусть и незрелая - и в чистом виде такое невозможно. Но, тем не менее, даже при смягченном "демократическом" варианте это достаточно опасно для всего дальнейшего развития. Нетрудно найти примеры, и не очень дальние, именно такого хода событий.
   Наличие или отсутствие нравственного иммунитета наглядно проявляется в жизни политика во всем, во всей совокупности поведенческих актов - в его высказываниях, выступлениях и действиях за достаточно длительный период. Применительно к нашему случаю - сейчас, в условиях демократических выборов, все претенденты практически ничем (кроме стратегических и тактических соображений, ориентированных на главную цель, победу на выборах) не скованы. Поэтому информации для анализа по предлагаемой методике будет более чем достаточно. Все это позволяет дать весьма точный прогноз наиболее вероятных вариантов поведения личности, при любых конкретных внешних условиях (описанная выше "трубка траекторий). То есть, как он будет себя вести и действовать в разных обстоятельствах -не просто в своей жизни как гражданин, а при исполнении функций первого лица в иерархии власти.
   Еще в начале мы перечислили, чтобы не было разночтений, эти функции. Так вот, весь рассмотренный комплекс негативных качеств будет проявляться прежде всего в подборе людей (в официальном языке это именуется "кадровой политикой"). Действительно, из психологии хорошо известны принципы, по которым люди обычно выбирают друг друга (мы здесь рассматриваем только назначение на ответственные посты в исполнительной вертикали - и, естественно, принципы и мотивы смещения с этих постов). Команда, конечно, подбирается из профессионалов (вот здесь это слово совершенно уместно - ведь их сфера ответственности и основные обязанности определены гораздо более четко). Из людей, уже зарекомендовавших себя в предшествующей деятельности - как правило, подобного профиля. Но - и здесь самое главное, - при прочих равных условиях, предпочтение отдается всегда людям, достаточно близким психологически (по совокупности личностных качеств) человеку, формирующему команду - как говорят, единомышленников. И так везде, не только в политике. А теперь вспомним, что мы говорили о человеке с достаточно твердыми нравственными принципами: он и подбирать людей будет стараться близких по духу - что и требовалось доказать.
   Властолюбивый человек тоже, в точном соответствии с теми же неписаными принципами, выбирать людей будет по себе, по своему образу и подобию. Но здесь определяющими (профессионализма мы в обоих случаях не касаемся) будут уже не этические оценки, а способность претендента на ту или иную должность практически безоговорочно подчиняться - психологически. И дело здесь совсем не в профессионализме, уровне интеллекта или творческих способностях (с этим, как правило, все нормально); люди, способные и привыкшие самостоятельно мыслить и имеющие чувство собственного достоинства, возле такого человека обычно не задерживаются. Такой порядок вещей и был присущ почти всем монархическим режимам, описанным мыслителями прошлого - но и за сегодняшними примерами тоже далеко ходить не надо.
   Не нужно, однако, понимать это упрощенно как отбор исключительно по принципу "личной преданности": демократия - это не диктатура, да и речь может идти лишь о личном окружении. Команду все-таки нужно формировать достаточно многочисленную, впрочем, как и в исполнительной власти любого крупного государства. (Не забудем только, что упреки в неуклонном увеличении числа чиновников в любом аппарате, в первую очередь, государственном, в общем, всегда справедливы; здесь действуют известные законы Паркинсона, Питера и Мэрфи - но это уже другая тема).
   В целом же, оба описанных варианта подбора в целом соблюдаются, так как именно формирующее органы исполнительной власти первое лицо является своеобразным "системообразующим фактором" (в теории самоорганизации говорят об аттракторах, центрах притяжения и структурирования любой сложной системы). И как следствие, люди, не могущие по своим личным качествам стать органическим элементом системы (любого из двух рассмотренных предельных вариантов), рано или поздно ею отторгаются. Своеобразный психологический, почти естественный отбор. Только подчеркнем, что законы психологии, как и законы существования и развития человеческого общества, не могут действовать с такой же непреложностью, как законы мира материального. Не идя ни в какое сравнение по точности, скажем, с законами Ньютона, они, впрочем, достаточно верно отражают основные тенденции (наши "трубки траекторий") жизни и взаимодействия людей. В том числе и людей во власти.
   Наши выводы относительно властолюбия некоторым могут показаться противоречащими здравому смыслу. Ведь в большую политику, по общему мнению, идут только люди, стремящиеся к власти - и именно она является для них главной целью. Здесь налицо смешение двух внешне схожих свойств личности: властолюбия и лидерства. Действительно, в общей структуре врожденных потребностей оба они проявляются, когда инстинкт самовыражения преобладает над инстинктом подражания - конечно, свою роль играют и другие потребности, формируемые в многоплановом процессе социализации конкретного человека. В этом смысле, лидерство - неотьемлемое качество всех политиков. Но ведь и здесь неизбежна ролевая иерархия - не могут же все быть "первыми скрипками". И отсюда тоже видно, сколь важна способность к компромиссу, к нахождению взаимопонимания - во имя достижения общих целей. А о властолюбии можно говорить только в том случае, когда лидерские качества, подкрепляемые гипертрофированными инстинктами самосохранения, не уравновешены достаточно развитыми высшими эмоциями. Кстати, род занятий при этом не имеет значения - будь человек бригадиром, владельцем фирмы, главным редактором, директором института, сержантом или кем другим, хотя бы маленьким - но начальником... И, естественно, таким политиком - для него власть становится самоценной сущностью.
   Далее, напомним, что политика определяется как искусство возможного или реального. В этом смысле, Президент, будучи гарантом Конституции, обязан поддерживать, насколько это в его силах, сложный и многоплановый баланс интересов всех социальных слоев и групп. Но это в теории. А чтобы это соблюдалось и на практике, он должен уметь не только давать поручения правительству и подписывать указы, а и находить общий язык с людьми, придерживающимися отличных от его собственных принципов и убеждений. (В быту обычно говорят об общительности или, по-новомодному, коммуникабельности человека). Обязан стараться (хотя в основном законе это прямо не сказано) равно доброжелательно и конструктивно, с пользой для дела взаимодействовать со всеми - именно как лицо, служащее всему народу. А для этого настоятельно необходима как можно большая "идеологическая нейтральность" или, как говорят, политическая незаангажированность. Ведь в реальной жизни нельзя собственную идеологию, как партбилет, выложить на стол и снова забрать по истечении президентского срока. Как мы уже неоднократно говорили, она фактически "врастает" в человека и становится одним из основных скрепов, стержнем его сущности. Другими словами, чтобы служить действительно общенародным интересам, личность должна быть свободна от любых, пусть даже явно не выражаемых, обязательств перед любой партией или социальной группой. Ну и, конечно, мыслить государственными категориями. Иначе будет очень сложно (все-таки живой человек!), даже при всем старании, быть достаточно беспристрастным арбитром в разрешении неизбежных межличностных и групповых конфликтов.
  
   Рассматривая многомерную сущность человека, мы упоминали об уровне социальной или гражданской ответственности. В пределе, она может быть близкой к единице или к нулю, т.е., вообще отсутствовать. Но применительно к лицам общественным, она оценивается не по публичным заявлениям (их политики делают всегда и везде, такова жизнь), а сопоставляя намерения, планы и результаты деятельности, с обязательным учетом конкретных исторических условий. И еще: проверяя их на совпадение (корреляцию) с другими уже упомянутыми личностными качествами.
   В этом есть только одна сложность: что считать достоверной оценкой результатов деятельности? Ведь, как мы установили, оценки, даваемые различными людьми (мы не говорим здесь о непримиримых политических оппонентах), прямо противоположны. И хоть выводить среднее негоже, оно наверняка оказалось бы на сегодня негативным. Насколько же это справедливо, попробуем определить в последней части, дополняя набросанный ранее широкими мазками, некий обобщенный, "групповой портрет" избирателей.
   Практически все, о чем мы говорили в этом разделе, часто принято обьяснять "силой характера". Однако, такое понятие как характер настолько многогранно и понимается настолько по-разному, что мало что проясняет в исследовании сущности этих сложных явлений. Ведь сильный характер - это непременное качество и лидера партии, социальной группы, и главаря криминального клана (схожий с этим вопрос стойкости убеждений мы обсуждали ранее).
  

Психологическая или эмоциональная устойчивость

   Это еще одно интегральное свойство личности, характеризующее устойчивость психики к потрясениям и перегрузкам - можно определить это и как способность выполнять свои функции в условиях сильного и длительного стресса. Это свойство включает в себя такие хорошо известные из обычной жизни качества, как стойкость и постоянство, сдержанность и взвешенность суждений и оценок. С этим обычно соседствует умение продуктивно взаимодействовать с совершенно разными людьми (уже упомянутая коммуникабельность) и хорошая адаптация к резким переменам во внешних обстоятельствах.
   В общем-то, в большой политике преобладают именно такие люди - прирожденные лидеры. Но есть здесь один не слишком очевидный момент. Часто, характеризуя человека в положительном смысле, о нем говорят как об эмоциональной личности. Это свойство т.н. "артистических натур" хорошо известно и вполне естественно прежде всего в профессиях, связанных с искусством. Однако, оно очень часто соседствует с непостоянством, непредсказуемостью, а то и своенравием и т.п. Если такие качества ярко выражены в спектре личностных особенностей, с такими людьми очень трудно иметь дело. Не обладая способностью держать свои эмоции под надежным контролем (детально рассмотренных нами высших уровней сознания), такой человек вряд ли сможет с большой пользой, прежде всего для выбравших его, исполнять очень нелегкие (прежде всего психологически) президентские функции.
   Действительно, анализируя раньше структуру эмоциональной сферы человека, мы говорили о всестороннем тестировании в специальностях, связанных с высоким риском для самого человека или окружающих. Так вот, это качество, не менее чем профессионализм, является решающим при отборе. В нашем случае речь о риске прямой угрозы чьей-то жизни не идет. Но от этого не легче: учитывая напряжение в социально-экономической и политической сферах и необеспеченность ресурсами для проведения сильной политики, возрастает степень непрямого риска ухудшения жизни большинства - при принятии неправильных стратегических решений. А гарантировать от этого (как мы обычно здесь говорили, при прочих равных условиях) может только сохранение первым лицом государства высокой выдержки и стойкости.
   В общем, все сказанное еще раз убеждает в правильности выбора линии нашего анализа: большинство из рассмотренных нами аспектов деятельности крупного политика и, тем более, Президента, ни в какие должностные инструкции или в статьи Конституции не впишешь. Все это касается в первую очередь его личностных качеств как человека.
  

Часть VI

  
   Завершающие штрихи к портрету
   В завершение нашей "методички", дополним начатый нами обобщенный, "групповой портрет" избирателей. Но делать это нужно, учитывая опыт политической психологии. Он убедительно показал, что построение обощенно-собирательной "модели" некоего абстрактного представителя электората практически неосуществимо. Ведь в такую модель приходится, для придания ей реалистичности, вводить очень многие психологические компоненты "политического поведения" различных социальных, этнических и иных групп - в результате, модель не выдерживает и рассыпается или превращается в полный туман. Но ведь нас тоже интересуют психологические мотивы выбора и, главное - насколько он осознан. Так что попробуем, опираясь на приведенную и вынужденно краткую совокупность данных по природе человека, хотя бы эскизно все это очертить - повторимся, с точностью, достаточной для практики.
   Итак, как будет вести себя такой условный избиратель? Чем ближе будут выборы, тем больше будет ажиотаж. Не особенно надеясь на улучшения и не веря практически никому, в первую очередь, самому себе (причины этого мы подробно анализировали), большинство все же интуитивно, вопреки свой же житейской логике, ощущает, что от теперешнего выбора в значительной степени зависит, как в ближайшие несколько лет будут идти дела в стране, как будет житься им лично. Но все же, народ - он очень разный. И хотя живется трудно большинству - беды-то общие, - но мера у каждого своя. Множащаяся армия бомжей и беспризорных детей. Безработные со стажем, не могущие по самым разным, прежде всего психологическим причинам, уже в зрелом возрасте найти для себя новую социальную нишу. Работающие, зарплаты которых с трудом хватает, чтобы выжить. То же - пенсионеры. "Надежа и опора" (правда, в будущем) всей экономики, как во всех промышленно развитых странах - средний класс, который, обдирая себе бока и душу, как-то вертится под двойным бременем налогов и поборов. И, наконец, "новые украинцы" (это понятие еще не очень в ходу, но чем хуже "новых русских"? Диапазон, как видим, широченный: у кого борщ жидковат, а у кого жемчуг мелкий...
   И каждый хочет чего-то своего. Но почти все выражаются на эту тему примерно одинаково. "Хочу, чтобы можно было нормально жить". А дальше, если спросят, идет перечисление основных признаков, по которым этот конкретный гражданин (по определению неотьемлемая часть этого самого народа) будет считать свою жизнь нормальной. Здесь уже все непохоже, ведь критерии у всех разные - см. выше о борще и жемчуге. И среднего, как мы уже отмечали не раз, никакими формулами не вывести. Получится нечто вроде средней температуры по больнице - от прозекторской до отделения интенсивной терапии. Но вот общее недовольство положением дел в стране есть - и массовое желание и требование к власти: навести в стране порядок. Большинству уже стало очевидно, что в обстановке хаоса и "беспредела" выбраться на дорогу к лучшей жизни нам не удастся. И тогда надеждам и планам всех - снизу доверху - сбыться не суждено.
   Попробуем, в связи с этим, разобраться с отмеченным вкратце в самом начале: насколько обосновано недовольство слишком многих граждан (политическая оппозиция здесь не в счет) действующей властью и, в первую очередь, Президентом - наиболее заметным ее воплощением (ибо из всей "команды" неспециалисты знают обычно немногих) и, следовательно, самым очевидным обьектом для обвинений.
   Мы уже оценили "средний" уровень политической культуры и понимания сложных механизмов единого государственного устройства. Упомянули также неспособность обыденного сознания даже в грубом приближении разделить обьективную и субьективную составляющие видимых процессов и явлений. Или, по-другому: непонимание того очевидного факта, что во всех процессах, в которых участвует человек - и тем более десятки миллионов людей со своими интересами и стремлениями, - далеко не все зависит от желания, воли и даже профессионализма тех, кто инициировал эти процессы и формально несет ответственность за их результаты. И кто принимает в расчет то, что творится на окружающем нас глобальном рынке, который пока нас стремится использовать в своих интересах? Ведь все это сфера действия неподвластных желаниям людей, обьективных законов - общественного развития и, главное, экономики!
   Сказано было уже и о том, что основная часть наших, казалось бы, исключительно сегодняшних бед - это закономерное следствие, вполне прогнозируемый результат событий, уже ставших историей. О которых уже и не вспоминают. Но ведь в реальном, не подверженном человеческим иллюзиям мире, все идет невидимой чередой, в историческом времени. И то, что будет происходить в будущем, зарождается сегодня и будет определяться нашими сегодняшними действиями - верными или неверными. Точно так же, видимое сегодня - это следствие прошлого и то, что взошло или всходит сейчас, насеяно было давно. И преодолевать все это придется еще долго - ведь оно перешло уже в разряд этих самых обьективных факторов и тенденций, и очень слабо связано с теми, кто находится у власти сейчас и кто придет им на смену.
   В разделе, посвященном политике и власти, мы пришли также к тому, что достоверная оценка результатов, достигнутых при реализации политического курса, невозможна без учета их соотношения со всеми располагаемыми ресурсами. Реализация всего намеченного невозможна при недостаточности этих ресурсов - что бы не делала власть. Здесь уместно в который раз напомнить, что политика - искусство возможного. Но ведь не более того. И посему максимальный результат, строго говоря, не может быть гарантирован даже политику, хорошо владеющему этим искусством. У нас, к тому же, неплохо продуманные планы сводились почти на нет противодействием тех, кто хором, не умолкая, и сейчас кричит "Геть!" по любому поводу. А ведь без посильной поддержки большинства народа тоже все будет плохо получаться. И платит-то за это не только власть, а и сам народ.
   Обратим, наконец, внимание на то, о чем не принято говорить как об очевидном и не вызывающем сомнений. Считается - с позиций все того же доброго здравого смысла, - что каждый зрелый, т.е., достигший избирательного возраста человек способен сделать осознанный выбор. И действительно, большинство людей будут его горячо отстаивать, приводя убедительные, опять же с их точки зрения, аргументы. Но ведь в основе большинства из них, как мы видели, укоренившиеся в массовом сознании стереотипные мнения и идеологические установки, за которыми заблуждения или просто незнание. А достоверное знание может быть только результатом весьма сложного, как показывает наше исследование, анализа. И мы подробно рассмотрели всю совокупность чисто психологических и обьективных причин, по которым это можно считать редким исключением.
   В самом деле, резкое усложнение современного мира, ускорение и тесная взимосвязь процессов в социально-экономической и политической сферах жизни общества сильно ограничивают их познаваемость. Это, как уже отмечалось, явления глобальные, приводящие к массовой дезориентации человека в современном мире и дезадаптации к этому миру. Так в странах с более или менее установившимися социальными отношениями. У нас же идет болезненная трансформация общества в целом, со сменой большинства личных и общественных ценностных ориентиров. Рвутся связи поколений, родителей и детей. Активизировалась преступность, резко возросли коррумпированность властных структур и криминализация общества в целом - за счет граждан, которые в условиях большей социальной защищенности и большего порядка были вполне законопослушными. Социальная, культурная и психологическая среда сильно загрязняются и заметно деградируют. Об этом убедительно свидетельствует не только разгул насилия и антикультуры, но и резкий всплеск тяги к бегству от действительности: пьянству, наркомании, оккультизму и мистицизму во всех их проявлениях и формах. Общество в целом вышло из равновесия и только начинает к нему медленно возвращаться.
   Все это запредельный для психики нашего биологического вида режим. Поэтому, при остром дефиците знаний, в сознании человека размышление участвует все меньше, заменяясь обыденными стереотипами, иррациональные мотивы начинают преобладать над рациональными. Ранее все эти явления были присущи только т.н. маргинальным слоям и группам, выпавшим из целостной социальной структуры. Находящимся вне традиционных форм социального взаимодействия и влияния СМИ. Теперь все это становится характерным для достаточно широких слоев общества. И это вполне отвечает описанным законам человеческой природы - в каждодневной борьбе за существание культуре и, тем более культуре политической, просто нет места. Это все из другой, более человеческой жизни - а ее еще предстоит наладить. Поэтому любые - с какой бы стороны они ни исходили, - призывы к чувству гражданской ответственности, патриотизма и т.д., вызывают зачастую только глухое или открытое раздражение и неприятие.
   Ранее мы говорили о политических утопиях. И выяснили, что особо опасен такой их вариант, когда не могущие быть подкрепленными наличными средствами и ресурсами планы причудливо смешаны с абсолютно реальными вещами. У неискушенного в политике человека создается полная иллюзия реальности - как в виртуальном мире ТВ и Интернета. Именно поэтому благодатную почву в нынешней обстановке находят призывы типа "отобрать награбленное", "взяться за оружие" и т.п. Ведь они обращены напрямую к эмоциям, к извечной мечте подавляющей части народа, тружеников, о социальной справедливости. И это не вина людская, а беда, что они, хорошо помня обо всех очевидных преимуществах социализма, забывают об уже доказанной историей нежизнеспособности той его модели (кстати, одной из многих), которую немыслимой ценой пытались воплотить в жизнь - и не только у нас. А существующее положение сможет улучшить только открытость политики для общества, ее социальный контроль. Эти принципы начинают входить в нашу жизнь - инициативами той же, ругаемой многими, власти - но на это нужно время. То же касается и постепенного снижения уровня поляризации всего общества и налаживания стабильной работы механизмов власти на всех, до низового, уровнях. Однако, все это - естественные, неизбежные спутники социально-экономических преобразований, тем более такой глубины и масштабов, как у нас.
   Вместо послесловия
   В заключение этой, содержащей, что ни говори, много негатива, работы, следует дать краткое, но существенное пояснение. Автор никем на это исследование и его логическое следствие - "методичку", - не ангажирован и ни в какой партии не состоит. Применительно к философу абсурднее ничего не придумать. Его научная работа в области "прикладной философии" состоит в исследовании многомерной проблемы глобального кризиса и поиске реальных путей решения вытекающей из этого проблемы глобального выживания. А это, кроме известных исторических закономерностей, которые никто не в силах отменить, зависит в очень большой степени и от того, каких лидеров выбирают себе люди. И, несмотря на то, что слово Украины на международной арене весит меньше, чем, скажем, у "большой восьмерки", но в силу целого ряда социально-исторических особенностей, оно может внести неоценимый вклад в решение сложных мировых проблем. И каким будет это слово, во многом определяет Президент.
  
   Итак, наша методичка завершена. Трудно и долго было писать - наверное, и читать было не легче. В оправдание можно только сказать, что, согласно "принципу разумной достаточности", в ней приведены только те данные, без которых нельзя обойтись для достоверных ответов на наши вопросы. А проблема, как мы увидели, многопланова, поэтому и получился большой материал. Но дело того стоит - ведь будем определять, как жить дальше.
   Выбор теперь за всеми нами, избирателями. Так что давайте постараемся сделать его не по принципу "нравится - не нравится" или "верю - не верю", а подойдем к делу вдумчиво и ответственно. И действительно выберем человека, наиболее нужного всем нам. Время для раздумий еще есть.
  
   До встречи на избирательных участках.
  
   Каменский Сергей Иванович, к.т.н.
   e-mail kamenskiy@ukfisp.net или kaidan@euronet.od.ua
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"