Prothero, Donald R.: другие произведения.

Трицератопс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Авторские права не нарушены.

   ТРИЦЕРАТОПС
  
  
   СЛЕПЕЦ И СЛОН
   Как и в случае множества других первых открытий динозавров, история Трицератопса началась даже до Эдварда Дринкера Коупа и О.К. Марша и Костяных Войн. Первые экземпляры цератопса были найдены в 1872-ом году, Филдингом Брауном Миком. Родившийся в 1817-ом году в Мэдисоне, Индиане, на противоположном берегу реки Огайо от Луизвилля, как мальчик, Мик собирал многочисленные палеозойские кораллы от водопадов Огайо между Луизвиллем и Мэдисоном и другие ископаемые беспозвоночные по всей южной Индиане. После того, как он провалился в бизнесе, он попытал счастья в науке. Его наняли на работу в Американском Геологическом и Географическом Осмотре Территорий Айовы, и позднее для осмотров в Висконсине и Миннесоте. Между 1852-ым и 1858-ым годом он был в Нью-Йорке, учась от первопроходца-палеонтолога Джеймса Холла, который первым составил геологическую карту Нью-Йорка и описал его ископаемых. В перерыве между своей работой, он присоединился к Геологическому Осмотру Территорий Фердинанда Вандевира Хэйдена на его знаменитой экспедиции 1853-ого года в Большие Бедленды Южной Дакоты и других мест. Со временем, эта экспедиция дала много ископаемых останков первых млекопитающих Джозефу Лейдену. В 1858-ом году Мик переехал в Вашингтон, О.К., и стал работать полностью на составлении рапортов и документов разных первых геологических осмотров, в которых он участвовал. В 1860-ых годах он был в Калифорнии в конце Золотой Лихорадки, собирая ископаемости и публикуя первые рапорты о палеонтологии Калифорнии.
   В 1872-ом году Мик был в Верхнемеловом Ларамийском Отложении в районе Блэк-Батта и Биттер Крика юго-западного Вайоминга, работая с Генри Мартыном Баннистером, ища ископаемые раковины. Эти отложения камней были богаты динозаврами, (и некоторыми пресноводными моллюсками), т.ч. волей-неволей, но им попадались фрагменты костей динозавров. Они ещё работали на Осмотр Хэйдена, т.ч они оповестили Коупа о своих находках. Коуп прибыл туда, как только смог, и он нашёл место работы Мика, которое было полно огромных костей, торчавших из земли рядом с большим отложением угля, и окружённое ископаемыми ветками и листьями. Он быстро напечатал короткую работу о этих костях. Он назвал их Agathaumas silvestris, и основал новый род только на 16 позвонках со спины, тазобедренного сустава и хвоста, а также части собственно таза и нескольких рёбер. Agan означает "много", а thauma означает "чудо" в греческом языке, тогда как silvestris означает "из леса" на Латыни, т.ч. это было "большое чудо леса".
   В 1873-ом году Коуп пел про это ископаемое как "руина одного из князей среди великанов", потому что это было самым крупным наземным животным, во всём мире в то время. Огромные стегозавры и зауроподы не будут найдены в Колорадо и Вайоминге ещё несколько лет, а британские динозавры Cetiosaurus и Pelorosaurus тогда ещё считались морскими ящерами. Т.к. другие окаменевшие останки были найдены в последующие годы, Коуп добавил ещё 6 видов к Agathaumas; теперь не один из них не считается действительным, потому что они были основаны на частичных, неполных экземплярах без каких-нибудь диагностируемых черт, которые можно использовать в наши дни. Коуп не мог не самом деле сказать, от какого динозавра они произошли, но он предположил, что от гадрозавра, т.к. тогда это были единственные описанные динозавры Северной Америки.
   Один из этих экземпляров был со временем передан к Monoclonius, который был найден и описан Коупом в 1876-ом году, когда он и молодой Чарльз Х. Стернберг были в бедлендах реки Юдифь в Монтане, разыскивая динозавров позднего Мела. Они в спешке забрали останки, (короткий прямой носовой рог и часть округлого воротника), потому что битва за Маленький Бигхорн только недавно кончилась в 150-км к востоку и вражеские воины ещё бродили по округе. Считая, что враги останутся вместе от страха перед контратакой со стороны американской армии, Коуп продолжил экспедицию. Однажды, он был только в однодневном переходе от лагеря Сидящего Быка, и некоторые из местных работников его бросили. Но единственные аборигены, который Коуп и его команда увидели, были из народа Кроу, которые были врагами враждебно настроенных воинов Лакота (Сиу) и Шайенн, которые воевали на Маленьком Бигхорне. Их впечатлил трюк Коупа по выниманию его вставных зубов и вставлению обратно.
   По мере того, как всё больше и больше экземпляров цератопсов было найдено, было ясно, что большинство ископаемых останков Agathaumas Коупа были бесполезными. Имея только задний конец скелета изначального экземпляра, и без черепа и особенно рогов, нельзя различить динозавров-цератопсов друг от друга. Т.к. гораздо лучшие экземпляры Centrosaurus и Styracosaurus и особенно Triceratops были найдены, то было невозможно узнать, куда, где и к кому Agathaumas Коупа принадлежал. Большинство палеонтологов отказались от этого имени, и оно почти забыто. Но до конца своей жизни Коуп отказывался использовать имена Марша вроде Triceratops, всегда утверждая, что его название 1872-ого года Agathaumas имеет приоритет над названиями цератопсов, которые были предложены позднее.
   К сожалению, первые попытки Марша описать останки цератопсов были немного лучше Коупа. Джордж М. Каннон и его команда работали на Американский Геологический Осмотр в Денвере в 1887-ом году, и они нашли фрагменты костей и часть верхней части черепа с двумя рогами больше 60 см в длину. Они пришли из отложения Ларами, которое мы теперь знаем как, (и как они тоже думали), камни Мелового периода. К этому времени, Марш был официальным палеонтологом Американского Геологического Осмотра, т.ч. останки были посланы к нему для идентификации. Марш решил, что выглядят как костяные "ядра" рогов огромного бизона, т.ч. он отмахнулся от полевых работников и даже от своих собственных помощников, и утвердил, что кости должны были прийти из более молодых плиоценовых или плейстоценовых отложений того места. Спеша опубликовать, он назвал эти останки Bison alticornis (высокорогий бизон), и он написал, что это было "одним из самых крупных американских быков, который ещё и очень отличался от всех этих, которые уже были раньше описаны". Как и Коуп, он и понятия не имел, что существовало целое семейство рогатых динозавров, потому что ничего подобного ещё не было найдено целиком. Коуп и Марш были как слепцы и слон в знаменитой притче: у каждого была другая часть зверя и они пришли к неправильным выводам основываясь на том, что тогда было известно о динозаврах.
   Через несколько месяцев после его труда о "Bison alticornis", Марш получил новые останки от Джона Белла Хатчера, который работал на старом месте Коупа в бедлендах реки Юдифь около Коу Крик в Монтане летом 1888-ого года. Эти останки были парой "ядер" рогов и задней частью черепа, но они были от известных Меловых отложений. Внезапно Марш понял, что его "Bison alticornis" был-таки Меловым динозавром. Он назвал эти рога Ceratops montanus, т.е. "рогатым лицом из Монтаны". От этого имени происходит название всей группы Цератопсов.
   Названию Ceratops тоже не очень повезло, т.к. сломанные "ядра" рогов не были достаточно диагностичными, чтобы действительно понять, какой род рогатых динозавров они представляют. В 1906-ом году, наследник Марша в Йельском университете, Ричард Свонн Лалл, узнал, что имя Ceratops уже использовалось для названия птицы в 1815-ом году, т.ч. использовать его для другого животного было нельзя. Лалл хотел переименовать вымершее животное Proceratops, но это было не нужно. Никто не мог сказать, куда, где и кому эти останки принадлежат, т.ч. Ceratops, (как и Agathaumas), являются nomen dubium, или "сомнительным именем".
   Возвращаясь домой в Небраску после работы в Монтане в конце 1888-ого года, Хэтчер остановился у отложения Лэнса к северу от Ласка в восточном Вайоминге. Он встретил местного скотовода, Чарльза Гурни, чьи ковбои рассказали ему, что они нашли череп "с рогами в длину с рукоятку мотыги и глазницами размером с его шляпу". Они торчали из берега чуть за пределами досягаемости, они их заарканили и вытащили рог и часть черепа, который затем сломался, когда он упал в воду. Это был почти полный череп, с парными рогами над глазами и коротким носовым рогом и клювом вместо пасти спереди. Хэтчер рассказал Маршу, что когда он отправил сломанный рог, то он был прикреплён к массивному черепу, торчащему в конкреции, и застрявшему в берегу ручья. Марш сказал Хэтчеру вернуться и достать оставшийся череп, который весил свыше тонны, когда его добыли. В мае 1889-ого года он писал Маршу, что "Большой череп наш". Когда Марш получил этот экземпляр и описал его в конце 1889-ого года, то он назвал его Triceratops horridus, (ужасное трёхрогое лицо). Другие экземпляры, которых он называл Ceratops, со временем были пере классифицированы как Triceratops.
   Хэтчер затем потратил следующие четыре года (1889-1892) собирая, в основном в отложениях Лэнса, где кости Triceratops были везде. За тот короткий промежуток времени, он послал больше 50 отдельных черепов и много неполных скелетов Маршу в Йельский университет, и 33 из них были почти превосходны и не сломаны. Некоторые из этих огромных черепов вести больше 3.5 тонн. К 1892-ому году Triceratops был самым изученным динозавром того времени, с самым большим набором черепов, найденным среди любых динозавров. Ещё лучшими были полные экземпляры, найденные в других позднемеловых отложениях, вроде Хелл Крик Барнумом Брауном в 1902-1908-ых годах; Triceratops был собран и показан Американским Музеем и другими учреждениями. К началу 20-ого века Triceratops был почти также знаком, как Tyrannosaurus rex, и сегодня это классический динозавр, которого все знают на глаз.
  
   ИГРОК
   Огромное количество останков Triceratops найдены Хэтчером было вполне типично для его успеха как коллектор и палеонтолог.
   Хэтчер родился несколько месяцев спустя начала Гражданской Войны, в октябре 1861-ого года, в Куперстауне, Иллинойсе. Когда он был ещё очень молод, его семья переехала в Купер, Айову. Там он стал зачарован окаменелостями, которые он находил лежащими на земле везде вокруг него. В 1880-ом году он поступил в высшее учебное заведение - в колледж Гриннел в центральной Айове. Чтобы заработать деньге, он работал в местных угольных шахтах и заинтересовался прекрасно сохранившимися ископаемыми растениями, которые он нашёл. После только одного учебного срока, он перешёл в Йельскую Научную Школу им. Шеффилда, которую он окончил в 1884-ом году. Прямо перед окончанием, он показал свою коллекцию окаменелостей минерологу школу, Джорджу Джарвису Брашу. Впечатлённый энтузиазмом молодого человека, Браш представил двадцатитрехлетнего выпускника колледжа Маршу.
   Марш нуждался в новом молодом бойком полевом помощнике, т.ч. он отправил Хэтчера в Канзас учится под Чарльзом Х. Стернбергом. (Коуп тогда уже разорился и не мог ему платить, т.ч. Стернберг теперь работал на Марша). Стернберг не был особенно рад учить нового юнца, но он пытался быть позитивным. Он написал, что он "показывал, что ему обещано великое будущее даже тогда полностью понимая свою работу и вдумчивой заботой к ней, которую он демонстрировал".
   Но выученный в колледже Хэтчер смотрел на Чарльза Х. Стернберга сверху вниз, особенно на беспорядочные методы последнего по извлечении ископаемых костей из земли. Уже обученный геологии, Хэтчер был перфекционистом, и он был заинтересован в деталях осадочных горных пород, в которых окаменелости и были найдены, как в улике в их древних средах обитания, и как такая вот окаменелость погибла, была погребена и окаменела, (нечто, что большинство промышленных коллекторов и по сей день игнорируют). Это вот Хэтчер написал про одну из своих находок:
   На одной стороне кости матрица будет сделана полностью из песка, тогда как на другой стороне стебель и листья растения упали... Это... показывает откуда было направление потока, от стороны где только песок, в сторону, где были растения. Воды были такими мелкими, что сама кость стала достаточным препятствием, чтобы породить водоворот на нижней стороне, где собрались листья и другие растительные материалы, где они и утонули на дно.
   Стернберг помог Хэтчеру начать учиться, собирая бегемотообразного миоценового носорога Teleoceras из Носорожьего Карьера Лонг-Айленда в северном Канзасе в 1885-ом году. Скоро Хэтчер стал независимым от Стернберга и докладывал прямо Маршу. Он бродил по большей части Скалистых гор, собирая ископаемых млекопитающих, которых он посылал в Йельский университет. В 1887-ом году он женился на сестре палеонтолога Олафа А. Питерсона и осел в Небраске. Тем летом он вновь посетил некоторые из мест Коупа в Монтане и послал Маршу с тонну костей. Это было на пути домой к его новой невесте, что он открыл первый хороший череп Triceratops, вытащенный ковбоями в Лэнс Крик. Это было фокусом его полевой работы, следующие 4 года, до 1892-ого года. Кроме всех экземпляров Triceratops, 1891-ый год был отмечен открытием черепа Torosaurus, самым длинным черепом, который когда-то принадлежал наземному животному.
   В 1889-ом году, Хэтчер впервые открыл зубы млекопитающих Мелового периода, что чрезвычайно возбудило Марша. Хэтчер нашёл подход, который с тех пор используется многими палеонтологами--посмотреть на муравейники. В стратах, где нет ничего кроме грязи, и ила, и мелкого песка, и нет гальки, собирающие урожай муравьи собирают ещё и крошечные, твёрдые предметы размером с гальку, вроде ископаемых зубов, создавая бронированный слой над муравейником, чтобы его не сдуло. Свыше ста лет палеонтологи обижали бедных муравьёв, обирая верхушки их муравейников, или сгребая их и пропуская через мелкоячейковые сита, чтобы добыть все драгоценные ископаемые зубы, собранные муравьями.
   К тому времени, Хэтчеру уже надоел Марш и его жестокие методы. Марш платил своим коллекторам плохо, и часто он платил им и нерегулярно. Он настаивал, чтобы Хэтчер работал среди метелей суровых западных зим, нежели чем в музеях на своих прошлогодних находках. Ещё важнее, Марш зажимал весь кредит по проделанной работе. Он даже не давал своим ассистентам соавторства на работах, которые они написали, прикладывая своё имя к их работам. Это уже заставило Самюэля Вилистона, (который начал с Маршем в 1874-ом году), уйти в 1890-ом году и начать заново в Канзасе, став профессором в Канзасском университете.
   Хэтчер же наконец уволился в 1893-ем году, когда он ещё работал в поле. Осборн знал про неудовольствие, которое Марш породил в своей команде, и Осборн попытался нанять Хэтчера для палеонтологической программы Американского Музея, которую он пытался построить. Но Хэтчер отступил, когда он понял, что сам Осборн ещё не получил собственное рабочее место. Хэтчер получил работу коллектора в алма матери Скотта и Осборна, Принстонском университете, в 1893-ем году, по приглашению друга Осборна, Вильяма Берримана Скотта. Осборн вскоре простил его и помог ему закрепиться на месте, даже добыв ему почётную степень.
   Тридцатидвухлетний Хэтчер болел ревматизмом и разными хворями, полученными за годы нелёгкой полевой работы, и он едва мог залезть на лошадь. Тем не менее, он придумал идею возглавить экспедицию в Патагонию, чтобы собирать ископаемых млекопитающих там, где когда-то был Дарвин. К тому времени, аргентинские палеонтологи-самоучки, братья Флорентино и Карлос Амегино совершали невероятные и удивительные открытия странных млекопитающих, которые совершенно противоречили тому, что люди считали про эволюцию млекопитающих. Несмотря на свои хвори, Хэтчер планировал рисковую поездку в Южную Америку, и он получил деньги от миллионера Дж. Пьерпонта Моргана на первую Экспедицию Принстонского Университета в Патагонию в 1896-ом году.
   Во время своего месячного путешествия в Южную Америку в марте 1896-ого года, Хэтчер прославился как первоклассный карточный игрок и шулер. Он использовал долгие скучные времена на море чтобы играть в покер с другими пассажирами, и он их обчищал. Он продолжал делать это при любой возможности в Аргентине, и добыл достаточно денег, чтобы оплатить свои патагонские экспедиции ещё на три года, (1896-1899) таким образом. За первые два года, Принстонская группа состояла только из Хэтчера и его шурина, Олафа А. Питерсона. Последний год, 1899-ый, включал Барнума Брауна из Американского Музея, который был только нанят, и кто был уведомлён Осборном, что его присоединяют к экспедиции за несколько часов до начала.
   Когда Хэтчер вернулся из экспедиции 1899-ого года, он был расстроен тем, как Принстонский университет к нему относился. Несмотря на сомнения Осборна и Скотта, он был снова готов к переменам. Тем временем, В. Дж. Холланд пытался возродить программу палеонтологии музея им. Карнеги, после того, как Джейкоб Вортман был должен подать в отставку. Чтобы заменить эту потерю Холланд нанял Олафа Питерсона, а затем и Хэтчера, чтобы пополнить их команду палеонтологов. Хэтчер вскоре работал в местах Моррисона, которые музей им. Карнеги собирал в Вайоминге, и он возглавил раскопки скелета Diplodocus в Карьере Шип-Крик, около обрыва Комо и Медисин Бау. Его монография про Diplodocus, изданная в 1901-ом году, всё ещё считается вершины описательной палеонтологии.
   К весне 1904-ого года Хэтчер покончил с динозаврами Моррисона и был готов вернуться в Лэнс Крик за новыми Triceratops. Он также послал своего шурина Питерсона собирать ещё ископаемых млекопитающих в Небраске. Но смерть Марша в 1899-ом году оставила неоконченным огромный проект, монографию о всех Triceratops, которых Хэтчер собрал для Йельского университета. Осборн сменил Марша в роле официального палеонтолога Американского Геологического Осмотра, и он по закону распоряжался всеми экземплярами Смитсона, накопленных Маршем. Осборн считал, что Хэтчер будет лучшим человеком, кто закончит это дело. Кроме своей работы в музее им. Карнеги, Хэтчер часто путешествовал, чтобы увидеть все экземпляры Triceratops и в Йельском университете, и в Смитсоновском, и он выдыхался.
   В конце июня Хэтчер чувствовал, "что он немного выдохся, очень сильно перетрудив себя". Холланд уговаривал Хэтчера вернуться домой и отдохнуть, но Хэтчер-трудоголик отказался. Он вернулся в свой кабинет, запер дверь и работал допоздна, несмотря на высокую температуру. "Он шутил о своей болезни и игнорировал советы своего врача". Холланд был должен приказать вывести его и отправить на скорой помощи в больницу, где ему поставили диагноз - тиф. Учитывая легендарную выносливость Хэтчера в поле, врачи считали, что он оправится за неделю. Хэтчер не оправился, и он внезапно умер 3 июля 1904-ого года, в молодом возрасте 42 лет от роду.
   Холланд послал Питерсону письмо в Агат Спрингс, Небраске, уведомляя его о смерти шурина. Но Холланд же требовал, чтобы Питерсон остался и продолжил свою работу, потому что Хэтчера уже похоронили, когда письмо дошло к Питерсону. С другой стороны, Осборн послал гораздо более душевное письмо к горюющим Питерсону и его сестре, вдове Хэтчера:
   Весь мир палеонтологии оплакивал Хэтчера и хвалил его огромные вклады за такую короткую жизнь. Его смерть означала, что его монография про Triceratops, для которой все иллюстрации были сделаны, но непосредственная работа над ней была только начата, пережила и Марша, и Хэтчера. Наследник Марша в Йельском университете, Ричард Сванн Лалл, подхватил эстафету, и она наконец была издана в 1907-ом году с Хэтчером как первым автором и Маршом как вторым. Лалл поставил себя последним, хотя он почти всю её написал.
  
   "ТРЁХРОГОЕ ЛИЦО"
   Теперь Triceratops известен по сотням черепов и множеству неполных скелетов, хотя не один полный скелет одного-конкретного динозавра ещё не был найден. Барнум Браун утверждал, что он видел не меньше 500 черепов в полевых условиях (на разных уровнях целостности), и Брюс Эриксон из Научного Музея Миннесоты говорил о свыше 200. Джон Сканнелла утверждал, что "трудно пойти по отложениям Хелл-Крик и не споткнуться об Triceratops, торчащего из стороны холма".
   Теперь этот динозавр так знаком, что трудно оценить, насколько необычна его внешность. Большинство из крупнейших его представителей достигают около 9 м в длину, 3 м в высоту в плечах, и считается, что они весили от 6 до 12 тонн. Его черепа и черепа родственных ему видов огромны; это самые крупные черепа среди наземных животных вообще.
   Вдобавок к комбинации из трёх рогов на его морде, у Triceratops есть и множество других анатомических особенностей. Иногда его носовой рог сжат и узок, но иногда и более округл и конусной формы в поперечнике, и расположен над заметно большими отверстиями для ноздрей. Как и все цератопсы, у Triceratops есть заметный верхний клюв, образованный из костей передней части черепа, который совмещался с нижним клювом, образованный из презубной кости, которая была у всех динозавров-орнитишиа. У него также были десятки мелких зубов, выстроенных в ряды, т.н. зубная батарея. Но их зубы выглядели совсем иначе, чем зубы зубных батарей гадрозавров, которые были построены из тесно выстроенных высоких многоугольных призм. В Triceratops, каждая батарея была сделана из 35-40 зубных колонн, и каждая колонна была сделана из 3-5 стоящих друг на друге зубов, и зубы из верхнего ряда выпадали, по мере того, как они стирались. Каждая батарея соприкасалась с наклоненной поверхностью батареи в противоположной челюсти. В целом у них было между 432 и 800 зубов в пасти за раз, (у гадрозавров было свыше 1000 крошечных призм в их ртах). Их зубы резали в вертикальной плоскости, и они могли съесть даже самую жесткую растительность. Травянистые растения тогда были ещё редкостью, т.ч. скорее всего они ели пальмы и кикады и папоротники. Triceratops не мог поднимать свою голову достаточно высоко, чтобы есть высокие кустарники или деревья.
   Функция воротника давно была источником размышлений среди палеонтологов. Обычно считалось, что воротник защищал его шею от укусов Tyrannosaurus rex, эта идея была предложена Чарльзом Х. Стернбергом в 1917-ом году и к ней возвращались неоднократно. Есть некоторые доказательства укусов тираннозавров на верхних рогах и костях щёк Triceratops, но не на воротнике. Иногда, рога были откушены, но успели отрасти снова при жизни динозавра. Но нет прямых доказательств, что тираннозавры кусали за воротник в попытке дотянуться и ухватить свою добычу за шею. Многие трупы Triceratops показывают-таки следу укусов и даже выпавшие зубы тираннозавров, т.ч. после смерти они явно были съедены.
   Многие палеонтологи считают, что воротник был важнее для демонстрации и власти внутри вида. Это объясняет широкую разнообразность в форме и размере воротника, а также заметное изменение в размере и форме воротника по мере взросления этого динозавра. Подростки-Triceratops имели небольшой воротник ещё до достижения половозрелого возраста, т.ч. воротник помогал при визуальной коммуникации и при распознавании вида.
   Окаменевшие останки подростков и молодых взрослых Triceratops более редки, чем взрослые, но их тоже исследовали. Самые маленькие малыши были только 38 см в длину. По мере взросления, кости вокруг их черепов резко менялись в форме, и рога удлинялись, меняли форму и становились более полыми. В 2009-ом году, в собрании Общества Палеонтологии Позвоночных в Бристоле, Англии, Джон Сканнелла и Джек Хорнер обсуждали маршевский род 1881-ого года Torosaurus, (также найденный Хэтчером в отложении Лэнс), у кого есть самый длинный воротник. У него также есть большие дыры в воротнике, черта, которая встречается у множества других цератопсов. Сканнелла и Хорнер убеждали, что Torosaurus был очень взрослым экземпляром Triceratops, и что остальные черепа, приписанные к этому виду, были просто менее матёрые взрослые и молодняк. Если их интерпретация правильно, то Torosaurus - это просто младший синоним Triceratops.
   СМИ описали это совершенно наоборот, и многие из них утверждали, что название Triceratops больше не правильное, что вызвало ненужную панику в обществе. Если ясно, то если они - это одно и то же животное, то тогда название Torosaurus больше не действительно, т.к. оно появилось позднее. Но исследование Ником Лонгричем и Даниелем Фильдом включало 35 черепов обоих видов, и нашло очень старые черепа, чей воротник был как у Triceratops, и черепа менее матёрых взрослых динозавров, которые были явно Torosaurus. На данный момент доказательства идут против идеи, что два рода являются одним динозавром, представленным на разных стадиях взросления.
   Triceratops никогда не попадался в больших стадах, как Centrosaurus. Хотя они были среди самых обычных динозавров самого конца Мела, похоже, что они жили небольшими семьями или в одиночку. Есть доказательства бив между взрослыми Triceratops. Исследования черепов показали, что примерно 14% имело повреждения из-за внутривидовых драк, хотя эта цифра низкая, по сравнению с другими цератопсами. Но есть мало доказательств, что Triceratops фехтовали голова к голове. В лучшем случае мы находим одну или две колотые раны, вызванные ударом рогов по лицу их соперников. Судя по повреждениям черепа и лица, описанных Энди Фарком, более вероятно, что они толкались головой к голове.
   Triceratops был конкретно четвероногим, с четырьмя крепкими ногами, которые кончались короткими копытами. Но большинство первых реконструкций были основаны на "расплющенной ящерице" стереотипе по представлению динозавров с их передними лапами в полусогнутом состоянии, вроде как у крокодила или ящерицы, и с хвостом, волочившимся по земле. Более современные реконструкции показывают, что ноги находились более прямо под телом и только слегка изогнуты, а хвосты торчали прямо. Это подтверждается уцелевшими окаменевшими следами, которые показывают отпечатки лап гораздо ближе друг к другу, чем если бы они были, если их передние ноги были направлены в стороны, и не найдено следов волочившихся хвостов. Их лапы не могли поворачиваться так, чтобы их пальцы были направлены вперёд, в отличие от других четвероногих динозавров, вроде стегозавров и зауроподов. Вместо этого, Triceratops ходил с большей частью своих пальцев направлены в сторону, вбок и вперёд. На их лапах было по три функциональных пальца, а от четвёртого и пятого остались только рудименты.
   Triceratops был одним из самых известных и популярных динозавров, с той поры, как его скелеты были впервые выставлены в Американском Музее в начале 20-ого века. Сперва они были реконструированы легендарным палеохудожником Чарльзом Р. Найтом, который сделал их более похожими на ящериц, с подогнутыми передними лапами и волочившимся хвостом, что отражало общественное мнение того времени. Другая знаменитая картина 1942-ого года сделана Найтом показывает Triceratops в битве с T. rex. Эти изображения повлияли на облик Triceratops в почти каждом варианте СМИ на десятилетия вперёд, особенно в детских книгах о динозаврах, и фильмах, и телепередачах, вроде Диснеевского фильма 1940-ого года Фантазия. Героиня детского мультсериала Доисторическая Страна была упрямой девочкой-Triceratops по имени "Цера". Triceratops даже появился в недавних популярных передачах про динозавров: Прогулки с Динозаврами, Парк Юрского Периода (и книга, и фильм 1993-ого года), Парк Юрского Периода: Потерянный Мир, Парк Юрского Периода 3 и Мир Юрского Периода.
  
   РАЗВИТИЕ РОГАТЫХ ДИНОЗАВРОВ
   Triceratops и Protoceratops и Psittacosaurus были частью огромного разнообразия рогатых динозавров от позднего Юра до позднего Мела. На текущий момент в этой группе насчитывается свыше 77 родов. Не только они были очень разнообразными, но многие из них были и очень многочисленными. Большая часть экземпляров из нижнемеловых отложений Китая и Монголии - это Psittacosaurus, тогда как Protoceratops доминирует в Джадохте, а Triceratops составляет пять шестых динозавров, добытых в Лэнсе и Хелл-Крике. Некоторые, вроде Centrosaurus, были почти наверняка стадными животными, но другие, вроде Triceratops, похоже, что были одиночками. Как самые обычные крупные травоядные животные большей части Мелового периода, они должны были быть важной добычей крупных хищников вроде тираннозавров.
   Появляясь в конце Юра как Yinlong, Chaoyangsaurus, и Xuanhuaceratops в Китае, цератопсы стали более обычными и разнообразными в начале Мела с Psittacosaurus и множеством других родов, почти всех - азиатских, до самого конца раннего Мела. В начале позднего Мела, Protoceratopsidae жили в Азии, а Zuniceratops и Leptoceratopsidae - в Северной Америке. К середине позднего Мела рогатые динозавры, похоже, исчезли в своей родной Азии, но они стали всё более и более разнообразными, и обычными, в Северной Америке. Во время последнего эволюционного расцвета этой группы, необычные и причудливые комбинации рогов, воротников, и шипов увеличились на разных частях черепа. Одна группа, Centrosaurinae, включает виды с одним рогом на носу, без рогов над бровями, и с широким воротником с разными украшениями на его краях, вроде колючего воротника Styracosaurus, или с двумя "чертовыми рогами" у Diabloceratops, или с тупой толстой массой кости вместо рога на носу у Pachyrhinosaurus (звезда рисованного на компьютере фильма Прогулки с Динозаврами) и Einiosaurus. Вторая группа, Chasmosaurinae, включала роды с заметными рогами над бровями и с длинными воротниками с немногочисленными, а то и с отсутствующими шипами или другими украшениями по бокам воротников. Эти включают не только знакомые роды Triceratops и Torosaurus, но и Pentaceratops с его треугольным воротником и причудливо выглядящих Medusaceratops и Mojoceratops.
   Хотя рогатые динозавры были в первую очередь азиатами и североамериканцами, некоторые из них были и европейцами, включая Ajkaceratops из Венгрии, зубы Craspedodon из Бельгии, и возможного лептоцератопсида из Швеции. На других континентах тоже появлялись возможные представители рогатых динозавров. Австралийский род Serendipaceratops известен только по отдельной кости нижней половины ноги; неизвестно, если она действительно от рогатого динозавра, и если да, то к какой группе он принадлежал. Аргентинский Notoceratops был основан на единственной беззубой челюсти, которая с тех пор пропала.
   На пике своего успеха, Triceratops и несколько других родов были среди последних не-птичьих динозавров, которые ещё жили, когда Меловой период кончился 66 МЛН. Кости Triceratops можно найти на территории около метра перед самим рубежом. СМИ дали упрощённое и неправильное впечатление, что вымирание не-птичьих динозавров было просто из-за падения астероида на Юкатан. Но за последние 39 лет, важные улики показывают, что огромные извержения вулканов, Дехканские лавы Пакистана и западной Индии, меняли климат за долго до того, как космический камень ударил Землю. Среди палеонтологов, (особенно палеонтологов по позвоночным), гипотеза прилёта астероида не очень популярна. Большинство из них видит сложные биологические сигналы, (вроде почти полного выживания крокодиловых рептилий, лягушек, саламандр и множества черепах во время периода вымирания) как доказательство того, что это событие было гораздо сложнее, чем СМИ и общее мнение считает. (...)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"