Идрисов Стас: другие произведения.

Новый К/т: часть вторая. Первая осень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   1. Сабатаев: Хлеб наш насущный (Начало сентября).
  
   Беда с этой коллективной творческой работой! Тот, кто видит лишь её конечный результат, и представить себе обычно не в состоянии, какими склоками, руганью и грызнёй он достигается! Не зря же сказано умными людьми: "Если хочешь, чтобы дело было сделано хорошо - сделай всё сам". Увы, в наш век узкой специализации этот идеал редко когда реально достижим. В подавляющем большинстве случаев приходится тесно взаимодействовать с другими творческими натурами, у которых свой собственный взгляд на то, что хорошо и правильно. И натуры эти вдобавок нередко оказываются "тонкими и ранимыми", если выражаться политкорректно, а если на нормальном человеческом языке, то истеричными психопатами, включающими идиотскую обиду всякий раз, когда плод их гениального озарения кому-то не по вкусу.
   Главным моим несчастьем стало то, что у нас совершенно не оказалось абсолютно никого, хоть что-то понимающего в конструировании силового электрооборудования. Своему-то конструктору-энергетику я бы на пальцах растолковал особенности нужного нам электрогенератора - и добрая половина проблем просто-напросто не возникла бы. По остальным - ну поспорили бы в курилке, ну пообзывали бы друг друга пару раз нехорошими словами - но и решили бы все спорные вопросы быстро и в нормальном рабочем порядке. Но нет у нас своего, и пришлось обращаться к соседям - аналогичному нашему закрытому сообществу бывшего родного предприятия. Ох уж это мне ихнее КБ! Ещё по старой работе цеховым старшим мастером я столкнулся с ихним упрямством и тупизмом - длинноухий сородич гордого арабского скакуна на их фоне нервно курит в сторонке!
   Привыкшие курировать производство десятилетиями не меняющейся продукции, эти "гении конструкторской мысли" совершенно разучились - если вообще когда-то умели - придумывать что-то новое с нуля и везде так и норовят впихнуть старые наработки, разрабатывавшиеся ещё их предшественниками, из которых "иных уж нет, а те далече". Не то, чтоб эти старые наработки были так уж плохи - просто разрабатывались-то они под совсем другие задачи. ВПК работает на вояк. А воякам подавай помощнее, поэффективнее, да подешевле. Вдобавок - полегче, да покомпактнее - особенно, если изделию предстоит летать. Вопрос трудоёмкости производства вояк не совокупляет - это проблемы производства. Вопрос трудоёмкости обслуживания им также малоинтересен - солдаты на что? Даже вопрос долговечности техники для них второстепенен - на войне ни людям, ни технике на долгую жизнь расчитывать не приходится. Прослужила свой положенный ей по военным нормативам срок - и прекрасно, списать вышедшую из строя в утиль и получить со склада новую. У нас же совсем другие задачи и другие возможности, а из них вытекают и совсем другие требования к технике.
   Центральной, стержневой частью любого силового электрооборудования являются электромагниты. Генераторы, двигатели, трансформаторы - всё базируется на них. А это ферромагнетики - материалы с хорошими электромагнитными свойствами, способные хорошо и быстро намагничиваться и размагничиваться. В качестве таковых давно существуют и общеприняты специальные электротехнические стали и магнитные сплавы, из-за которых я и сцепился в жарких баталиях с конструкторами-смежниками. Суть конфликта в том, что благодаря своим выдающимся магнитным свойствам эти материалы дают максимум эффективности при минимуме габаритов и веса, но мягкие и быстро ржавеют. А климат открытого и осваиваемого нами мира за "дыркой от бублика" тёпл и влажен, и в этих условиях не только эксплуатация, но и простое складское хранение силового электрооборудования чреваты обильным сексом - и совсем не той его разновидностью, которая доставляет удовольствие и оттого не в напряг. Но именно под эти материалы и заточено всё электрооборудование - как обычное стандартное, так и специальное, разработанное под специфические нужды вояк. Я же настаиваю на применении твёрдых, износостойких и нержавеющих материалов, требующих разработки электрогенератора, заточенного именно под них, то бишь с нуля. Это освобождает от секса с эксплуатацией и хранением нас, но обрекает на бурный и продолжительный творческий секс разработчика - а оно ему надо? Не под такие задачи набирались эти многочисленные сынки-зятьки-племяннички больших и уважаемых дядек.
   Рассобачившись вдрызг с тремя "маститыми и уважаемыми", я в конце концов нашёл в ихнем отделе пацана-желторотика, который сперва испугался задачи - ведь любое использование наработок предшественников я забраковал заранее - но как наименее блатного, его там держали в чёрном теле, и щедрое по нынешним временам вознаграждение в виде трёх коробок первосортной говяжьей тушёнки - одну из них я выдал ему вперёд в качестве аванса - оказалось для парня непреодолимым соблазном. И теперь он, взяв за основу компоновку самого обычного армейского передвижного генератора трёхфазного переменного тока, ваял с нуля нужного нам нержавеющего монстра. Он выходил потяжелее и погромоздче прототипа при тех же полезных характеристиках - сталь 95Х18 куда хуже по своим магнитным свойствам, чем специальная электротехническая, и сами электромагниты из неё требовались не в пример массивнее, зато коррозия во влажном воздухе им не грозила в принципе. Ну, покорячимся мы с их перемещением и установкой - так это один раз, а потом забудем о львиной доле проблем с обслуживанием. Правда, конструирование на деле оказалось сложнее и объёмнее, чем нам это представлялось исходно, и мне пришлось удвоить обещанное вознаграждение. Наш народец ворчал по поводу этого транжирства - ведь иначе материализованная нами драгоценная тушёнка пошла бы на наш склад, увеличивая нашу уверенность в завтрашнем дне. Ну никак не понимают некоторые, что за завтрашним днём последует и послезавтрашний, а за ним ещё и ещё. А возможности пополнения склада сводятся к возможностям моих орлов, ограниченным в конечном счёте имеющейся в нашем распоряжении электроэнергией. Чем больше её у нас будет - тем производительнее мы будем пополнять склады нашего сообщества всякой полезной всячиной.
   Тут ведь вот ещё какой нюанс выяснился. Мы-то ведь расчитывали на тёплый климат мира за дырой, не требующий обогрева. Ага, размечтались о бескрайних полях с огородами! Места-то под них достаточно, это разведывающие местность спецназеры Перепёлкина установили в первые же дни. Но, как это стало уже в последнее время традицией, настроение нам опять слегка подпортил биолог Скворцов. Мои приколисты даже шутят, что нехрен его вообще за дыру брать, тогда и неприятностей не будет. Но шутки шутками, а мужик обратил внимание на не замеченную нами особенность этого мира - какой-то непропорционально малый размер и относительную редкость листвы у его растительности. Как и все яйцеголовые профи, он осторожен в оценках - взял вон даже саженцы оттуда, чтобы понаблюдать за их ростом тут у нас - любят эти научники всё проверять и перепроверять. Чуть ли не клещами Бате пришлось вытягивать из него предварительные выводы, которые нас не обрадовали. Судя по вполне достаточным теплу и влажности и вполне нормальным почвам, всё дело в затруднённом фотосинтезе. Плотная облачность, которую я заметил там в свой первый выход, оказалась для того мира явлением постоянным. Из-за недостаточного освещения там мал прирост органики, и если мы хотим приемлемой для нас урожайности новых огородов - нам так же, как и здесь, придётся ставить для них теплицы - не столько для микроклимата, сколько ради помогающей фотосинтезу искусственной подсветки. А это - опять же, в конечном счёте электроэнергия. Куда ни взгляни, всё упирается в неё.
   Вопрос освещения теплиц тоже не так прост. В основном рекомендации учитывают цену ламп, которые пользователям придётся честно закупать. Наиболее популярны с учётом цены галогеновые лампы и им подобные, светодиоды экономичнее и ближе к оптимуму по спектру, но светильники на их основе значительно дороже. А новейшие японские, чуть ли не втрое эффективнее обычных, выпуск которых был начат лишь пару лет назад, своей ценой отпугнут любого нормального покупателя. Но мы - покупатели ненормальные, и на цену нам плевать. К сожалению - не плевать массовому покупателю, и это навороченное японское чудо в Россию вплоть до самого камешка так и не ввозилось. После него - тем более. Батя, которому я проел этим вопросом всю плешь, даже в своём ведомстве не нашёл ни единого чудо-светильника и лишь месяц назад совершенно случайно узнал о наличии их в оранжереях убежищ для ну уж очень высокопоставленных персон, имена которых не принято поминать всуе. Уж какие связи он тогда напряг и как свой интерес залегендировал - тайна сие великая есть. По некоторым вопросам босса хрен расколешь. Но десяток чипов на пару дней "для ознакомления" мы получили, а уж растиражировать полезную диковинку для нас - дело техники. В результате все наши уже развёрнутые теплицы получили новейшее и оптимальнейшее по спектру и экономичности освещение, доставшееся нам вдобавок практически на халяву. Ну, почти - над тиражированием мне и моим орлам пришлось тогда усердно поработать аж целый день. Надо будет - и "на бис" изобразим, за нами не заржавеет. А чтобы этот самый "бис" не требовался слишком часто, наш электрик, обложившись справочниками, сваял хитрую схемку для гашения переходного процесса. Лампы ведь когда женской писькой накрываются? Правильно, в момент включения-выключения. Посреди самой работы на моей памяти ни одной ещё не накрылось. А при включении-выключении как раз и происходит этот длящийся доли секунды, но зловредный переходной процесс с его скачком тока. Оно нам надо - постоянно лампы менять и тратить силы и время на материализацию новых для замены? Мы что - пополезнее и поинтереснее себе занятий не найдём?
   Так уж мы устроены, что в первую очередь думаем ну никак не о высоких материях, и даже не о бабах. В первую очередь - о хлебе насущном. Хлеб - всему голова. Естественно, в широком смысле - большинство из нас как-то мало склонно довольствоваться сухой хлебной коркой. Нам подавай хорошо прожаренную хрустящую на зубах отбивную! Я едва не удавил на хрен эфиркой только что вернувшегося из рейда капитана Перепёлкина за напоминание о свежем мясе, о котором мы давно уже только мечтаем. Но выслушав - похвалил себя за сдержанность. Если в первые дни разведчикам этого лихого вояки попадались одни только всевозможные крысы, а то и вовсе мыши - никакой более-менее приличных размеров живности они так и не увидели за дырой ни разу, то сегодня, как оказалось, его крутые рэйнджеры набрели на озеро, на котором обнаружили уток. Загвоздка же в том, что Батя в силу своей профессиональной паранойи строжайше запретил стрельбу без крайней необходимости. Живо и в лицах представив себе, какой облом постиг вооружённых до зубов спецназеров, видящих вожделенную свежатинку и лишённых возможности добыть её, я понял всю пустяковость своей досады по сравнению с ихней и простил капитана окончательно.
   - Короче, Влад, выручай. На тебя вся надежда.
   - Так я-то чем помогу?
   - Ну, силками-то много ли наловишь? А Конь не даёт ни дробовика, ни патронов - Батя запретил. А у тебя тут целый собственный арсенал. Вдобавок - бесшумный. Ну, почти бесшумный. И овцы будут сыты, и волки целы.
   Ну, ради такого дела - отчего ж не выручить разведку? Порывшись в своей нычке, я извлёк оттуда свой личный "Юнкер-3" и зажиленные неучтённые "запчасти" к нему. Воздух в баллонах магазинов, конечно, успел уже маленько стравиться, и их пришлось подкачать дополнительно рычажным насосом. Тут помощь бугая Перепёлкина оказалась неоценимой - я всё-же не Геракл и сам качать затрахался бы. Омеднённые шарики 4,5 ВВ я зарядил в магазины сам - в каждый вошло по сотне.
   - На три перезарядки воздуха хватит точно. Может и на больше - не пробовал.
   С учётом будущих перезарядок мне пришлось пожертвовать доброй четвертью своего запаса шариков. Ладно, чего их жалеть - ещё наматериализую.
   - Но у меня будет условие...
   - Само собой, без базара! - перебил меня осчастливленный капитан, - Их же там до хренища! Настреляем и себе, и тебе, и Бате!
   - Ещё одно. Хотя бы парочку - живьём. Можете слегка подранить, чтоб не улетели, но изловите их живыми и не сильно изувеченными.
   - Гм... Охота тебе с ними возиться! Да ты только свистни - ещё ж добудем!
   - Да не мне - Скворцову. Он у нас главный спец по живности - вот и пусть поглядит, поизучает, помозгует. Глядишь - утиную ферму спроворит. Дикие улетят - и затрахаешься их ждать, пока вернутся. А свои, домашние - куда они на хрен денутся с подводной лодки?
   Это соображение Перепёлкина убедило, и он обещал мне лично проследить за своими лихими головорезами, чтоб не переусердствовали. Хорошо бы - ведь наши наполеоновские планы по одомашниванию дикой живности на этот сезон уже безнадёжно запоздали, а перспективы следующего весьма туманны. Вызванный камешком и рванувшим Йеллоустоном аналог "ядрёной зимы" изрядно усугубил наш и без того неласковый климат, и как доживёт живность до следующей пародии на лето - покрыто густым мраком. Открытый же нами тёплый мир за дырой, похоже, способен компенсировать нам постигшую нас здесь неудачу. Мы и у себя-то, обломившись с курами, нацеливались на крякв, и местные утки едва ли окажутся им худшей заменой. Вот бы ещё зайцев спецназеры обнаружили - тогда плевать нам будет на здешние неурядицы с высокой колокольни. А то всё одни крысы какие-то, на которых и мужики-то с гастрономической стороны взглянуть как-то затрудняются - чего уж тут о бабах говорить! Даже Оля заявила мне на полном серьёзе, что есть каких-нибудь ящериц или даже змей она ещё согласна, но крыс с мышами - ни при каких обстоятельствах. И в этом я ей склонен верить - банку тушёнки она на днях в порядке тренировки материализовала собственными силами. Полдня после этого была никакая, и мне пришлось помогать ей с энергопрокачкой - но это уже вопрос второй. Прошло у меня - пройдёт и у неё. Но всё-же это экстрим, и если это придётся делать каждый день - пожалуй, и мне будет восстанавливаться нелегко. Нормальное хозяйство нужно, как воздух.
   Пока разведка занята своим героическим трудом, мне некуда деться от производственных проблем. Хоть и не по моей оно части официально, и фактически производственным участком командует назначенный мастером расточник Длиннов, курировать его от отдела всё равно приходится мне. А кому ж ещё, если других бывших заводских в руководстве отдела нет, а люди на участке - бывшие мои? Не то, чтоб меня очень уж обрадовала эта дополнительная нагрузка - но нет худа без добра. Ведь едва узнав о формировании у нас производственного участка, директор завода вздумал впихнуть нам и контролирующее-надзирающие за производством службы от отдела труда и ОТК. Ох и изошёл же я тогда на говно, доказывая Бате, что на хрен не нужны нам эти саботажники! А кто они есть, спрашивается? Долбаное гестапо, выискивая в продукции никому ненужных блох, намертво парализует сдачу продукции, вполне годной по делу. Да ещё и реальную трудоёмкость её раздует до небес, заставляя зачищать ни на что не влияющие рисочки с забоинками и полировать зеркало там, где оно на хрен никому не нужно. А отдел труда, обложившись инструкциями и прочей никем не отменённой нормативной документацией времён царя Гороха, блокирует добрую половину возможностей поощрить работяг. Обе же эти службы, действуя синхронно, прикончат любое производство. Одни, борясь за качество продукции, вынуждают выполнять массу лишних и никакой технологией не предусмотренных работ, а другие, борясь за экономию и рациональное хозяйствование, не дают оплатить эти реально выполняемые, но никем не узаконенные работы. Ну какая тут может быть в женскую письку физическая равнодействующая, когда обе силы тянут в диаметрально противоположные стороны? И как производству работать, когда львиная доля сил и нервов уходит на преодоление этого саботажа? Завод и без всякого камешка агонизировал под синхронным прессом этих двуногих слепней. И спрашивается, нахрена это нам? Нам ведь даже сдельную систему оплаты труда пытались навязать! Ту самую, которая прикончила завод. Ну какая может быть в женскую письку сдельщина при единичном и мелкосерийном производстве? Как она может в нём работать, когда заточена под серийное и массовое? Она и не работала по факту никогда, а держалась все эти десятилетия лишь потому, что фактически саботировалась, подменяясь выводиловкой. Теми самыми приписками, которые и перекрыли в конце концов рьяные борцы за правильное хозяйствование. Случилось это в конце одиннадцатого года, незадолго до моего перевода к Бате. Меня тогда за эти приписки премии за декабрь лишили. Втихаря, конечно, всё компенсировали - все ж всё понимали, но работать-то дальше как? А директору надо пристраивать куда-то многочисленный бывший офисный планктон, всех этих блатных родственничков своего окружения, ничего в производстве не понимающих и не умеющих. У себя управленческие штаты раздул до полного неприличия, хотел и нас ими нагрузить - то-то нажил я там врагов, упёршись рогом и убедив таки Батю, что ну их на хрен. Нет, кое-кого мы к себе взяли, да ещё и с удовольствием взяли, отбирая с бору по сосенке и нещадно бракуя основную массу. И разве я виноват, что именно в этой основной массе завёрнутой нами бестолочи как раз и оказались детки и прочие родственнички "больших и уважаемых"? Рассматривали же мы каждого строго индивидуально, бракуя тупых, избалованных и болезненных. Но разве докажешь это влиятельным родственникам забракованных, свято убеждённым в исключительных достоинствах своих обожаемых чад? Многие до сих пор уверены, что я мстил им за какие-то там старые обиды. Ну да и хрен с ними, главное - отбились от этой напасти, и хвала богам ...
   Разбирая и решая сходу с Длинновым те проблемы, которые на заводе потребовали бы многочисленных комиссий и бумаг с кучей авторитетных подписей, мы со смехом вспоминали ту эпопею. От какого кошмарного маразма мы тогда отбились - не понять никому, кто сам в нем не тонул, из последних сил хватая ртом воздух...
   Есть, конечно, проблемы и у нас. Наш фрезеровщик Димка Герасименко весь исплевался, выгрызая будущий генераторный электромагнит. Конечно, он предпочёл бы мягенькую электротехническую сталь, и я могу его понять. Станки-то ведь у нас маленькие, маломощные, а сталь 95Х18 и "сырая" достаточно тверда. Один раз у него уже вырвало заготовку из тисков, затем пару фрез сломал - хотел сделать быстренько, как привык на больших станках. Электротехнический "пластилин" Э10Ш он примерно так и обгрыз бы стахановскими темпами - благо, гестапо мелкие огрехи сдавать не придётся, ведь здесь я сам - и начальник ОТК, и главный конструктор, и инженер-организатор в одном флаконе, и все вопросы решу быстро и без бюрократического дебилизма. Но я настаиваю на 95Х18, и парень вынужден корпеть, снимая не более миллиметра за проход. Это слесарю Сашке Артурову лафа - драить до зеркального блеска и выводить мельчайшие рисочки с забоинками ему на результатах димкиного труда уж точно не придётся - знает заранее, что мне лишь бы подъёмов металла лишних не было, а не влияющую ни на что мелочь я приму без придирок. Вообще говоря, чёрный металл обычно мягче нержавеющих сталей и обрабатывается легче, но я настаиваю на нержавеющем исполнении всего, что только можно. Труднее, согласен - но я ж разве со сроками тороплю? Графики эти идиотские с вычисленными по нереально заниженным нормам сказочно фантастическими сроками, которые так обожает рисовать заводское начальство - пусть оно само у себя и рисует. Наши работяги работают спокойно и без этой истеричной чрезвычайщины - сколько понадобится времени, столько и дадим. Чего психовать и сходить с ума, когда лишние день-другой ничего не решают? Мне ж не надо сотен этих электромагнитов, и десятков тоже не надо - моим орлам для тиражирования и одного за глаза хватит, а один-то работяги уж всяко успеют в лучшем виде.
   Совсем уж без дебилизма, увы, не обойтись. Если бы кто-нибудь сказал мне хоть год назад, что я буду озадачивать станочников обыкновенными гвоздями и шурупами из нержавейки, когда обыкновенные в магазине можно за копейки хоть килограммами купить - я бы долго смеялся. Вот уж какой хренью никогда не страдал! Но теперь вот приходится. Особенно ворчит токарь Прошкин, точа из труднообрабатываемой нагартованной нержавеющей проволоки мелкие гвоздики. А вторит ему шлифовщик Кукушка - ему приходится шлифовать гвозди подлиннее, которых Прошкину из-за их непомерной для такого диаметра длины в тонюсенький окончательный размер не проточить. Но ворчат беззлобно - причину я объяснил мужикам с самого начала. Гвоздей нам понадобится хренова туча. А моим орлам без разницы, какие материализовывать - хоть стандартные из простой говённой стали, хоть точёные из нагартованной нержавейки. Килограмм тех и килограмм этих по энергозатратам абсолютно одинаковы. Так зачем же тиражировать говно, которое гнётся и ржавеет? Да и шурупы - разве не осыпали сами трёхэтажными матерными конструкциями каждую свёрнутую отвёрткой головку шурупа из говённой стали? Оно нам надо? Уж лучше сделать образец из нормального материала, который не подведёт, и уж его-то и тиражировать. И - раз и навсегда забыть о проблемах с говённым крепежом. Другие пусть с этим мучаются, а для нас всегда найдутся дела поважнее и поинтереснее.
   Например, дармовая энергия. Для ветряков нужен постоянный ветер, для ГЭС - постоянный водный поток. А как быть, если они отсутствуют или непостоянны? Но ведь не зря же я ещё в день камешка поручил своим орлам качать из интернета всё, что качается! Скачали ребята и множество видеороликов с Ютубы, в том числе и по "вечным двигателям". Разбираясь в их трофеях, я недавно обратил внимание на коротенький ролик про двигатель Енина - эдакий "гравитационный" аналог ветряной мельницы, понравившийся мне простотой идеи и исполнения. И ведь, что особенно ценно - никакой "альтернативной" физики для него не надо, работает на самой обыкновенной. Суть там в коленчатой "лопасти", свободо гнущейся в одном направлении и не гнущейся в обратном. Работает, собственно, вес этой отгибающейся части лопасти. В согнутом виде плечо рычага равно длине негнущейся части, в разогнутом - обеих вместе. А разница в длине обеспечивает разницу крутящих моментов, которая и раскручивает эту нехитрую конструкцию. Всё гениальное просто. А закон всемирного тяготения работает везде - ни ветра, ни речного течения ему не надо. Бате я пока не хвастаюсь - на ролике пацан сделал просто действующий макет из картона, демонстрирующий принцип работы, нам же нужен мощный и долговечный образец, дающий достаточно энергии для её реального практического использования. Длиннов - мужик башковитый, успел и технологом в своё время поработать, пока остальные, выглядевшие дебилами на его фоне, не выжили его из своего чухбюро. Оригинальность идеи он ухватил сразу же, и теперь мы с ним уже обсуждаем несколько вариантов реальной конструкции для воплощения в металле. Не без ругани, конечно - я верен себе и настаиваю на нержавеющем исполнении. Делать - так один раз и "на века". Есть и ещё проблема - увесистые металлические грузы будут при складывании-раскладывании "лопастей" нехило колотиться, создавая шум и расшатывая конструкцию. Нужна какая-то амортизация, и мы прорабатываем два варианта - нержавеющие пружины и полиуретановые подкладки. Впрочем, движок по всем предварительным прикидкам должен получиться низкооборотным, так что всё это не так страшно. В основном мы ломаем голову над тем, как вписать максимальную мощь в минимальные габариты. Ну и над подшипниками приходится мозговать. Все стандартные, какие мы только реально в состоянии достать - ржавеют, а собственный шариковый нам приемлемого качества не осилить. Роликовый - можно ещё попробовать, но тоже геморрой предвидится ещё тот. Или уж плюнуть и сделать опытный образец на стандартных, а там видно будет? Пока склоняемся к этому.
   О промелькнувшей у меня внезапно идее я не стал говорить даже Длиннову. Просто прихватил с собой лучший из отобранных подшипников - посмотреть, да поизучать в тихой спокойной обстановке. Тишина и спокойствие, конечно, весьма относительны - с моими орлами тоже не соскучишься - но мне нужна мощь наших торсионных генераторов. А заодно и кое-что из содержимого ящиков моего стола. Так, что у нас тут напрашивается на кольца? Пожалуй, та же самая 95Х18. Калится она в принципе и до 65 единиц по Роквеллу, но нам хватит и 60. Гм... Мои ножи из неё закалены до 55 - нахрена мне, спрашивается, хрупкие ножи? Роюсь в ящике и не нахожу закалённого до нужной твёрдости образца, и едва ли не впервые в жизни жалею о своей излишней грамотности - вот уже до чего докатился! Или плюнуть и согласиться на меньшую износостойкость? Так ведь не хочется! Хочется сделать вещь! Тут вспоминаю о Власове, который в своё время проигнорировал моё предостережение и заказал себе нож максимальной твёрдости - ага, нашёл чем консервы открывать! Как и следовало ожидать, сломал он его, не попользовавшись им и недели. Но сегодня его техническая безграмотность для меня весьма кстати...
   - Олег! Ты обломки того своего горе-ножа ещё не выкинул?
   - Нет. Жалко ведь! Может ещё диффузией как-нибудь срастить удастся...
   Смех сдерживаю с трудом. Откровенно говоря, я давно уже срастил бы ему его несчастный ножик, если бы видел в этом хоть малейший смысл.
   - Давай сюда! Да не ищи второй кусок, одного достаточно! Мне просто образец материала нужен!
   При всей своей технической безграмотности отдельные представители офисного планктона достаточно сообразительны. Увидев на моём столе слегка тронутый ржавчиной подшипник и помня о моей страсти к нержавеющему исполнению всего и вся, Власов тут же просёк суть и сунул мне не тот обломок, что с рукоятью, а отломившееся остриё клинка. Так... Для начала нужен нормальный образец. У меня есть несколько "сырых" заготовок, и одну из них я беру в руку, в другую - обломок власовского ножа, сосредотачиваюсь... Тут мне не нужно материализовывать дополнительную массу, надо просто изменить структуру металла заготовки до той, что у горе-ножа, и я работаю собственными силами. Так... Кажется, что-то вышло. Царапаю подвергшейся моему воздействию заготовкой по сырой - есть! Для окончательной проверки царапаю ей же по одному из своих ножей - царапинка едва заметная, но тоже есть. С удовлетворением пишу маркером на закалённой заготовке цифры "60", а затем для порядка сосредотачиваюсь на своём поцарапанном ноже и заращиваю царапину. Уфф! Ради такого дела - перекур!
   Власов - бочком-бочком за мной в курилку. Молчит, но оба обломка в его руках красноречивы и сами по себе.
   - Ладно уж, давай, - смысла я в этом по прежнему не вижу, но настроение хорошее. Отчего ж не помочь парню? Совмещаю оба обломка, сосредотачиваюсь - есть! Власов в восторге, но я показываю ему небольшую щербинку на лезвии - маленький кусочек, отломившийся в момент слома клинка, так и не был им найден.
   - На генераторе доматериализуем?
   - На генераторе любой дистрофик доматериализует, а ты вот так сумей! - мне приходится слегка поднапрячься, зато показываю класс. А затем, войдя в раж, слегка меняю ему профиль клинка, сделав радиусные выборки на плоскостях, но притупив угол самой заточки и угол острия.
   - На вот, теперь не так легко ломаться будет. Но всё-таки пользуйся с умом - сдуру ведь что угодно сломать можно. Ещё раз сломаешь - сам будешь сращивать.
   Осчастливленный Власов убегает хвастаться восстановленным ножом перед остальными, а я ухмыляюсь ему вслед. Как раз на таких мелочах и воспитывается правильное понятие о крутизне. Теперь они не пожалеют усилий на работу над собой. На генераторе что-то материализовать - это у нас уже добрая половина группы умеет, а вот так, собственными силами, в любой обстановке и на коленке - лишь единицы. Мы с Олей, да Игорь - а надо бы, чтоб умели все...
   Вернувшись на место, замечаю действенность своей ненавязчивой пропаганды личным примером - Варон старательно пыжится, пытаясь самостоятельно материализовать ещё одну большую канцелярскую кнопку - судя по направлению его сосредоточенного взгляда, возникнуть из небытия она должна в аккурат под роскошным задом Ирки Марковой. Игорь тем временем ещё сосредоточеннее пытается научить телекинезу Лерку Русанову, которая напряжена до предела. Напомнив им об энергобалансе, усаживаюсь на своё место - творить дальше. Так, что у нас тут ещё?
   - А сверло зачем? - Власов тут как тут и пытается постичь логику моих действий.
   - Это же высоколегированные стали. Есть у них такая сволочная особенность - нельзя делать трущуюся пару из одной и той же марки стали. Происходит микросхватывание - эдакая точечная диффузионная сварка. От этого и заедает, и износ повышенный. Надо, чтоб разные материалы были. Кольца, обойму для шариков - это можно из 95Х18 - они при работе друг об друга тереться не будут. А вот шарики - обязательно из чего-то другого. Например, из Р18, из которой сделано вот это сверло.
   - Вот уж не знал...
   - Так тебе, гуманитарию, простительно. А вот прикинь - я тоже поначалу не знал - с моим-то техническим образованием технолога-машиностроителя! Ни одна сволочь ни слова об этом не сказала ни в технаре, ни в институте. Конструктора - и те знают об этом далеко не все. Были случаи убедиться... Знаешь, где я сам об этом прочитал? Думаешь, в учебнике? Хрен там! В переводной буржуинской книжке про пистолеты! Это у нас давняя совдеповская привычка к мелочной экономии на всём, отчего и делается всё из говна. У буржуинов, конечно, тоже - но это ширпотреб, а элитная продукция - совсем другое дело. У нас наградные пистолеты - тот же чёрный металл, только хромированный или никелированный. А у них для богатеньких Буратин - нержавеющее исполнение. Вот, когда начинали только делать - тоже не знали и наелись с этим говна. Спасибо хоть, поделились информацией... гм... с теми, кто умеет читать и понимать прочитанное.
   Подобрать подходящие образцы материалов - это одно, а вот чётко представить себе готовый собранный подшипник из них - совсем другое. Я затрахался сосредотачиваться на этой непростой задаче. Но проникшийся проблемой Власов понял мои затруднения:
   - Погоди, есть же шаблон! - он влез на моём компе в нашу локалку и нашёл в ней свои папки с трёхмерным моделированием, которым увлекался. Порывшись в них, он нашёл анимированную модель стандартного шарикоподшипника и открыл её в Максе. Я Максом не владею, всё больше в Позере баловался, который проще, да только не заточен под моделирование с нуля, но Власов быстренько настроил мне модель, сделав обойму для шариков прозрачной на четверть, а оба кольца - наполовину. Так оказалось гораздо проще, и через некоторое время я уже прекрасно представлял себе нужный мне нержавеющий подшипник. Мы настроили на полный баланс батарею из трёх торсионных генераторов, я перенёс свои ощущения нужных материалов на исходный подшипник и - есть! На столике ярко блестит при свете ламп его нержавеющая копия! На всякий случай я проверил диаметры колец штангенциркулем - вроде нормально. Крутится, вроде, тоже без нареканий. Скопировать с него ещё несколько штук было для меня уже давно привычной рутиной. Один я положил себе в ящик для образца на будущее, а остальные завернул в кулёк - отдам Длиннову вместе со стандартным прототипом.
   - Так, Олег, тебе задание! Не прямо сей секунд, но и не сильно затягивая - конвертани-ка мне этот подшипник и все свои максовские модели такого рода промширпотреба из Макса в Позер. Но естественно, работающие сборки в виде фигур, не пропсин.
   - Сделаем, не вопрос! - весело скалится Власов, и я очередной раз убеждаюсь, что не зря иду своим орлам навстречу во всём, в чём только можно. Хоть и хлопотнее это, чем "как положено", да и нагоняями от Бати иногда чревато - пару раз уже выслушивал от него соответствующие нравоучительные лекции - так зато и их я могу попросить о многом, чего они делать абсолютно не обязаны, и сделают не абы как, не "на и отстань", а в лучшем виде, как для себя бы делали.
   Решив вопрос с подшипниками, полазил заодно и по закромам нашей локалки. Ребята успели уже навести в них кое-какой порядок, рассортировав материалы по тематическим папкам. Найдя для повторного просмотра тот понравившийся мне ютубовский ролик с коленчато-лопастным "вечным двигателем", я заметил, что есть в папке с ним и ещё кое-что. Особенно понравилась схема с колесом, в котором грузы перекатываются в пазах полукруглой формы - по принципу действия то же самое переменное плечо рычага, но исполненное прочнее и добротнее. Отскриншотив эту схему Фрапсом, распечатал её на принтере - пусть Длиннов и над ней помозгует. Вспомнил попутно и о намёке своего "зама по производству" на то, что станки у нас маленькие, и крупных деталей нам без помощи заводских коллег не осилить. Влетит мне от Бати опять за "теневую экономику" - но куда деваться? Будет время, будет энергия - поработаем и на наш склад, а пока очередная партия материализованной на торсионных генераторах сырокопчёной "брауншвейгской" колбасы снова уйдёт "налево", обеспечивая лояльность и готовность помочь нам со стороны опущенных своим начальством ниже плинтуса заводских работяг. Понятно и ежу, что Длиннов просит больше нужного, дабы не забыть и себя со своими, но это уж святое, это надо уважить. У всех семьи, всем хочется хоть иногда и деликатесами их побаловать - особенно, если они им по статусу не положены. В отличие от завода, мы возможность такую имеем, а посему - на хрен эти нормативы образца совдеповских номенклатурных спецраспределителей. Лично мне ни разу не жалко, если кто-то нижестоящий будет жить не хуже меня, а кому жалко - скатертью дорога к свято блюдущим номенклатурные традиции смежникам.
   Подшипники моего "зама по производству" впечатлили, а вот количество колбасы - нет. Оказалось, что он уже связался с заводскими и договорился не только о помощи нам в изготовлении крупногабаритных деталей, но и с ихним складом о "пропаже" нужного нам на будущее металла, а с инструментальщиками - об образцах остродефицитного хорошего инструмента.. Естественно, это нужно будет щедро простимулировать. Ладно уж, выслушаю от Бати лишнюю нравоучительную лекцию, потерплю ради дела...
   Оставив Длиннова разбираться с подшипниками и скриншотами альтернативного "вечного движка", я освободился как раз к концу рабочего дня. Хоть и фикция это при нашем казарменно-общажном образе жизни, Батя всё-же старается по возможности придерживаться в основном если и не буквы, то хотя бы духа КЗОТа. И правильно делает - зачем раздражать людей ненужным беспределом, когда обстановка и так непростая? То, что вывезенные из городов люди, не попавшие в закрытые сообщества типа нашего, вообще живут в барачных, а то и палаточных лагерях, мало отличающихся от концлагерей, и неизвестно как ещё переживут предстоящую суровую зиму - это ведь где-то далеко и не особо-то наглядно, а наших волнует их собственный быт - не в пример сытнее и комфортнее быта тех лагерных бедолаг, но уж всяко худший, чем до камешка. Тот, кто жил хорошо - хрен когда привыкнет к ухудшениям и примирится с ними. Притерпелись - это да, но лишь до поры, до времени. Поэтому и стараемся разрядить обстановку как только можем, сдерживая рост постепенно копящегося недовольства. Батя примерно пару недель дулся на меня за моё предложение размножить крупные фотки всего руководства - и его собственную в том числе - в качестве тировых мишеней, но затем, поразмыслив непредвзято, моему совету последовал и команду соответствующую дал. Отомстил он мне за это тем, что сам первую неделю расстреливал исключительно мои фотки - я, само собой, тоже в долгу не остался, и над этой нашей "дуэлью" хохотало пол-отдела. Вот и сейчас мы с Олей направились в тир. У неё в руках пачка фоток Лерки Русановой, которую она пообещала расстрелять за недавнюю очередную попытку клеиться ко мне, у меня фотки директора бывшего родного предприятия, а топающая за нами Ирка Маркова мстительно сжимает фотки Варона, материализовавшего таки кнопку под ейным задом. Его же и за это же собирается расстрелять и сопровождающий её Власов, а сам Варон замыкает шествие с ихними фотками. Стреляться - так стреляться.
   - Баллоны материализовали? - прапорщик Конь, как и положено усердному служаке, ревностно следит за сохранностью вверенного ему имущества. Ради экономии патронов мы стреляем в основном из углекислотной газобаллонной пневматики - мужики из аналогичного боевому макарову МР-654К, бабы - из умарексовского "Вальтера ППК", наиболее близкого к ПСМ. Кушают они все одни и те же 12-граммовые баллоны с углекислым газом и шарики ВВ. Естественно, расходников мы наматериализовали заранее и с запасом.
   - А это кто такой? - Конь думал, что я опять буду расстреливать Батю, и незнакомые фотки его озадачили.
   - Жальников. Директор завода. Всё никак не простит мне, обезьяна эдакая, забракованных сынков-зятьков-племянничков. Мне туда к ним теперь хода нет, и приходится только через посредников контачить. За такую говённость - только к стенке!
   - Гуманист ты однако! - смеётся прапор, - Я бы его на твоём месте сперва с армейским телефоном познакомил!
   Впрочем, гуманного расстрела у меня не получается. Задавшись целью научить меня стрелять по человечески, этот садист заставляет бить исключительно самовзводом, да ещё и с полусогнутой в локте руки. Спуск у макарки при выстреле самовзводом тугой, и пневматический ничем от него в этом отношении не отличается. При полусогнутой руке хват должен быть жёстче - на старых фотках царские и белогвардейские офицеры, да и красные командиры под руководством инструкторов "из бывших" так и стреляют из своих табельных наганов с их ещё более тугим спуском. Но это в теории. На практике же давно нет тех старых инструкторов, которые научили бы правильному хвату, и его приходится осваивать методом научного тыка. В результате я дырявлю обезьяньему директору правое ухо, подбородок, пару раз чиркаю по темечку - из 12 помещающихся в обойме шариков влепить картинно меж глаз мне не удаётся ни одного. Только парочку в лобешню засандалил, и даже этот успех дался мне нелегко. С левой руки - и того хуже. Нужный навык, полезный, ни разу не спорю, но я ведь типичный правша. Один я таки впендюрил заводскому уроду в лоб, но штук пять ушли вообще в молоко. Это ли не конфуз? Тренироваться мне ещё и тренироваться...
   Расстреляв всех, кого надо и кого не надо, мы направляемся по своим закуткам. В основном попарно. Быковы уже знали о том, что их дочурка упорхнёт в конце концов не к кому-нибудь, а ко мне - и похоже, отнеслись к этому вполне нормально, так что шифроваться нам с Олей особой нужды не было. Власов тоже, взяв Ирку под локоток, недвусмысленно тянет её к себе. Не стрелявшие в этот раз Игорь с Леркой могли бы давно уже зашкериться в его закутке, но подружка моего зама явно преднамеренно замешкалась и теперь идёт с ним по коридору впереди нас, виляя бёдрами так, что не только Оле, но и остальным понятен смысл этой демонстрации.
   - Мало я её продырявила! - логика пока ещё Быковой неоспорима, и мне приходится отвлекать её от кровожадных наклонностей... гм... ну, руками, конечно. Чем же ещё-то в коридоре при всём честном народе?
   Отдельная комната - немалая роскошь в наших условиях, но всё-же далеко ей до оставленных в замёрзшем городе прежних квартир. Там бы мы направились в ванную, где и совместили бы полезное с приятным, а тут приходится расходиться по раздельным общим душевым.
   - Вы там друг дружке мордашки не расцарапаете?
   - Не дождёшься! Хватит с тебя того, что стрелялась тут из-за тебя! - смеётся Оля.
   - Так я ж и говорю, что ногти в дуэльном кодексе не предусмотрены.
   В душе Варон тут же лезет к отделяющей его от женской секции стенке, в которой сексуально озабоченный молодняк давно пробуравил дырку для подглядывания. Его смех меня несколько удивляет - обычно парень просто пускает слюни...
   - Мужики, вы только гляньте на этот прикол!
   - Чего там глядеть? Что мы их, у себя не изучим?
   - Да вы не въехали! Гляньте, ЧЕМ бабы дыру заткнули!
   Преодолев брезгливость к этим мальчишеским выходкам, в дыру заглянул Игорь, наморщил лоб - и тоже едва не сложился пополам от смеха. Вскоре его судьбу в точности повторил и Власов. Тут уж заинтересовался и я, после чего мы все вместе долго хохотали. В чувстве юмора нашим бабам не откажешь. Если в прошлый раз дыра была прикрыта с их стороны бумажкой с нарисованной от руки фигой, то теперь вместо неё там красовалась фотка полностью голой Нины Мерседес в разнузданной позе и с самотыком в интересном месте. Да ещё и аккуратно заплавленная в целлофан, чтоб не размокла от сырости.
   Время до ужина ещё оставалось, и у нас с Олей были на него весьма заманчивые планы. Я уже собрался было вывесить снаружи заранее заготовленную табличку "Нет меня! Сплю пьяный!", но тут же понял, что на сей раз не судьба. Этот лихой топот и эта хулиганская песня на мотив детской "Вместе весело шагать" могли принадлежать только вернувшимся из рейда спецназерам Перепёлкина, и в этой части здания они могли направляться только ко мне. Так и есть - топот приближается, и хулиганские слова уже вполне разборчивы:
  
   Мы богатыми вернёмся в Европу,
   Если только уцелеем.
   Если только не получим мы по шее.
   Мы - по шее?! Да, по шее!
  
   Спой нам песенку, кукушка африканская,
   Где, когда придет конец далеким странствиям?
   Неужели... С партизанами не справимся,
   В оцинкованных гробах домой отправимся?
  
   Вместе весело шагать с пулемётом
   По болотам, по зеленым!
   И деревни поджигать, лучше ротой
   Или целым батальоном!
  
   - Влад! Принимай с добычей! - зычный голос лихого капитана не оставляет сомнений в успехе их похода. Двое его головорезов - кажется, Рэмбо и Фриц, я пока ещё путаюсь в ихних кличках-позывных - быстренько втащили ко мне здоровенный баул, в котором, надо полагать, и находились их охотничьи трофеи.
   - Зверь-машина! - похвалил Перепёлкин мой переукомплектованный "Юнкер-3", возвращая его мне, - Даже не ожидал! Премного благодарны!
   - Ооо, йа, йа! - поддержал командира Фриц - этого я точно не перепутал.
   - Траханый в рот!
   Кто придумал ручной пулемёт?!
   От такого количества пуль
   Невозможно сгребаться! - пропел на мотив старой военной песни второй боец, принятый мной за Рэмбо.
   - Гусары, ма-ал-чать! - рявкнул на него капитан, только сейчас заметивший, что я тут не один, - Просим-с пардону-с, не сообразили-с! Мы, кажется, не вовремя?
   - Теперь уж хвастайтесь, - я старательно изображаю ворчливый тон, дабы эти башибузуки прониклись, от ЧЕГО они меня отрывают, но на самом деле и самому интересно. Да и Оле любопытно взглянуть, что они там добыли.
   - Утки, как и обещал - выбирайте своих трёх! - лихой капитан стал ловко выкладывать уток в ряд на проворно расстеленный его бандитами кусок брезента. На мой взгляд они длиной шеи были ближе к гусям, но для гусей несколько мелковаты. Да и лапы ихние мне показались несколько длинноватыми для уток. Хотя - кто их знает? Я ж не биолог ни разу, может и есть такой вид. Расцветка ихнего оперения мне тоже решительно незнакома, но это тоже ещё ни о чём не говорит - из всех многочисленных видов диких уток я могу с уверенностью опознать только обыкновенную крякву, на которую добытые спецназерами птицы совершенно не похожи. Выглядят они не слишком презентабельно, и не только оттого, что сильно разбиты кучными очередями из моей воздушной тарахтелки - тощенькие они какие-то.
   - Извини, увлеклись немного с твоим пулемётом! - прокомментировал Перепёлкин, пододвигая мне три наименее изуродованных и наиболее упитанных тушки из доброго десятка.
   - Да пары за глаза хватит, - я и с ними-то провожусь при ощипывании и разделке, да и холодильник у меня невелик, - Не будем наглеть, пусть в общий котёл больше достанется.
   - Да хватит и туда, это ж не всё!
   - А живых-то отловили?
   - Обижаешь, начальник! Ну-ка, Рэмбо, открывай рюкзак!
   - Гм... Н-н-да... Для вас конвенция о военнопленных писана? - взятые живьём птицы были в удручающем состоянии. Одна с чуть ли не отстреленным напрочь крылом, вторая с обоими переломанными, а третья едва трепыхалась с глубокой рубленой раной на туловище - эта вряд ли доживёт до утра.
   - Да это наш Кинг-Конг, горилла долбаная, перестарался. Говорил я ему, да он ведь головой с детства ушибленный - как в раж войдёт, так ни хрена не соображает.
   - Да мне-то ты чего объясняешь! Мне без разницы, а вот Скворцов вас за такие образцы без соли и без лука живьём съест! И это в лучшем случае! В худшем - "Гринпис" на вас натравит! Этого "тяжёлого" ему даже не отдавайте - добавляйте его сразу к "двухсотым". Та-ак... А тут у вас что?
   Этот птиц меня озадачил. Если бы не плоский клюв, да ещё и пошире утиного, я б его вообще за журавля какого-то принял. Ну, лапы ещё перепончатые, но длиной явно подходящие голенастым.
   - Ага, цапля какая-то утиная - мы сами офонарели! Но раз уж попалась - завалили тоже до кучи.
   - Ясно. Этого, хоть и "двухсотый" - тоже к Скворцову, - Пусть разбирается.
   - Отдадим, не вопрос. И тут ещё ящерица нам попалась кусачая - покусать нас хотела...
   - Покусала? - я читал о заражённой трупным ядом и микробами слюне комодских варанов, и пренебрегать такой опасностью явно не следовало.
   - Ага, так мы ей и дались! Но пробовала, стерва, пришлось уконтрапупить. Целая крокодила! - Перепёлкин развернул лежащий на дне баула длинный свёрток, и я молча выпал в осадок. А как тут не выпасть? Я ожидал увидеть нечто вроде варана или игуаны, но тут... В натуре целая крокодила! Небольшая, метр с чем-то, но очень даже целая! Никому другому этот гребнистый "панцирь" и пасть, усаженная выступающими наружу зубами разной величины принадлежать не могли. И ещё меня смутили ейные лапы - непропорционально длинноватые и мощные для крокодилоподобной живности. Вспомнилась найденная как-то за год с лишним до камешка в интернете фотка реконструкции раскопанного где-то в Бразилии давно вымершего сухопутного крокодила на таких же высоких лапах. Тот был крупнее, два метра с гаком - но похож, очень похож...
   - Эту вашу крокодилу - тоже к Скворцову. И пока ни о ней, ни об этой утиной цапле особо не трепитесь! - я вовсе не любитель скрывать от народа правду, но тут надо разобраться как следует, и будет лучше, если этим займётся единственный среди нас специалист...
   После ухода спецназеров я аккуратно уложил в пакет отобранную пару утиных тушек, уложил в холодильник и задумчиво уставился на книжную полку.
   - Странная там какая-то живность, - проговорила Оля, тоже заметившая озадачившие меня несуразности. А моя рука уже протянулась к полке и ухватилась за корешок крупноформатного курочкинского "Атласа динозавров и других доисторических животных". Нет, сухопутного крокодила там не было, но вот этот утиный голенастик явно напоминает мне кого-то оттуда. На страницах с живностью раннего Кайнозоя я нашёл наконец похожего птица. Пресбиорнис. И ещё до того, как я ткнул в него пальцем, это сделала за меня Оля:
   - Вот он! Но... Это что же получается? Это что, дыра во времени? И за ней далёкое прошлое?
   - Может и прошлое. А может - и параллельный мир, похожий на наше прошлое. Откуда мне знать наверняка? Так, а вот Скворцову надо бы идею кинуть, - я уселся за комп и раскрыл в нём папку с электронными книгами, среди которых имелось и другое издание курочкинского атласа. Найдя ту же картинку с пресбиорнисом и увеличив изображение так, чтобы она с пояснительным текстом была во весь экран, я отскриншотил её и скинул Скворцову по нашей электронной почте - пусть и он почешет репу над моими нехорошими подозрениями...
  
   2. Скворцов
  
   ...Говорят, что цену вещи узнаешь, когда потеряешь. Ещё, некий писатель - Панов, кажется - утверждал, что весь мир - базар, где у всего и вся своя цена. Так вот, на первое утверждение я хочу прибавить дополнение: цена некоторых вещей известна и так, их не надо для этого терять, а что касается мысли Панова, то мне на это хочется сказать: для того человеку и дана голова (а возможно, что и сердце), чтобы решать, что ты хочешь покупать.
   Это я к чему? Это я к тому, что мне в последнее время наш союз с бравыми исследователями и изобретателями из бывшего отдела бывшего комитета несколько разонравился. Да, лично наш собственный путь лежал во мраке и вёл неизвестно куда, по буеракам и колдобинам скорее всего, но это был наш путь, свой собственный, а теперь мы лишь попутчики по пути товарищей бравого полковника (и самого полковника, ясен пень). Быть может я и выпендриваюсь, но - когда дело доходит до работы, то я её обычно рассматриваю с двух точек зрения: личной свободы и личной ответственности, какие у них пропорции? Всё остольное, включая зарплату, меня волнует меньше...
   Т.в., говоря о свободе и ответственности: на оном предприятии (тьфу, никак официального названия не запомню, а неофициального мне и не говорили) личной свободой и не пахло, а ответственности...пока что я - как и раньше помогал Каролине, вместе с Саломеей, по ветеринарной части - с собаками, свиньями, козами, с кое-какой животиной поменьше - чем блистал своими несуществующими талантами, и это было не так уж и плохо, если бы не одно "но", точнее целых два: сама Каро и её брат.
   Нет, Стержнёвы были очень приятными людьми, но у них были свои заскоки, скажем так. У Каро - это её имя, сиречь Каролина. Этот заскок вытекал из заскока номер два - их мать училась в университете Патриса Лумбубы, потому что она была дочерью какого-то африканского царька, якобы строящего у себя коммунизм на деньги Леонида Ильича и его партии, не к ночи будь помянуты.
   (Что в их родословной такого особенного, лично я никогда не понимал, тем более чем и дочь мадам Стержнёва была, по слухам, незаконнорождённой, но это было не моё дело вообще.)
   Но родословная Каро была лишь полделом. Второй половиной было, как я сказал, её имя. Она им очень гордилась, но в разговоре имела привычку сокращать его на половину, на Каро. Подчёркивала она так свою "иностраность", что ли, я не знаю, но сокращала.
   Разумеется, для русского (или советского) уха "Каро" звучит несколько необычно, т.ч. её частенько переименовали то в Клару, то в Тару, то в Карму, ну по разному. От этого Каро зверела, но всё же не так сильно, когда её называли её второй половиной - Линой. От "Лины" она могла и в глаз дать, как в наши студенческие годы давала, но теперь тут был я, была Саломея, была тетя Зина, т.ч. эксессов удалось избежать, и к Каро обращались теперь преимущественно по полному имени - Каролина - но настроение у неё было всё равно довольно скверным.
   У её брата были свои заскоки. Стержнёв-то внешностью пошёл в их африканскую родню, за исключением отцовского роста и стати, т.ч. на местном фоне он выглядел весьма и весьма колоритно и инородно, что в постсоветском пространстве не есть хорошо - ну и в результате он там с кем-то подрался (до меня детали не дошли), что-то ещё... в общем, скандал едва замяли.
   ...Я это к чему веду? А к тому, что когда господин-товарищ Сабатаев подошёл ко мне и предложил провести экспедицию через некую дыру, какую господа-товарищи местные учёные проделали в мироздании, я немедленно согласился - только бы отсюда подальше. Каро с братом попросили меня сопровождать - так, на всякий случай, если там окажутся монголо-татарские орды или кто-то не менее злобный.
   Сам Сабатаев там ещё не был, но его подчинённые или сотрудни - да. Были, и принесли мне "материал" - диковенный. Не птицы, не ящер мне никогда не попадались, Каро - тоже. Ну Каро (и Саломея, естественно) - ветеринары, но я в парке был, птичьи справочники в своё время имел, и мог с достаточно чистой совестью сказать, что даже таких уток как тех, что нам принесли, у нас не водится.
   ...Та птица, которую Сабатаев назвал уткой-фламинго, а по научном - пресбиорнисом, тем более. Про ящера я вообще молчу. На вопрос - "мы что, проделали дыру во времени?" - я пожал плечами и согласился, что похоже да, пробили. Надеюсь не во времена Ганнибала, когда чужеземцев могли и в жертву Ваалу карфагенскому принести, а так ответ положительный.
   Сабатеев, когда он услышал про Ваала, а также про орды Чингиз-хана и ацтеков, несколько призадумался, но всё равно предложил мне сходить через дыру как профессиональному биологу. Для меня ключевое слово было "как", но в виду вышесказаных причин я был не против, Каро тоже, так что в путь через дыру отправились мы втроем - и даже не втроем, а вчетвером - с бразильским мастифом Каро, и даже не вчетвером, а всемером - с нами пошло трое из местных солдат. У их главного был здоровенный синяк на глазу, и Стержнёву даже не пришлось нам обьяснять, что он подрался с именно ним - и так было ясно: синяки у Стержнёва подстать его лапищам, на пол-нормального лица.
   (Да, а почему сий бравый лейтенант отправился с нами? А это ему в наказание, за то, что он справоцировал драку со Стержнёвым. Ну-ну.)
   * * *
  
   На первый взгляд картина по ту сторону дыры несколько обрадовала отряд: снегом не пахнет, слякотью тоже, под ногами какая-то зелень, деревья тоже зелёные. Вроде бы лепота! Напоминает чем-то сосново-дубовые леса американского штата Флориды, которые я видел по телевизору ... да что-то не то. Прожив довольно долго с парком под боком, и гуляя там подолгу, у меня образовалось определённое представление о природе средней полосы, и тут было что-то не то. Поэтому я попросил Каро попросить её пса вынюхать какое-нибудь животное, сказал её брату, чтобы он действовал по собственному усмотрению, но далеко не уходил, а сам стал исследовать то, что под ногами, желая найти хоть какую-нибудь саламандру, чтобы поддержать свое реноме биолога.
   Саламандры не попадались, хотя почва была довольно сырой, я бы даже сказал прохладной, что наводило на какие-то мысли, но ничего определённого опять же в голову не приходило.
   - Эй! Тут муравейник! - послышался голос Каро.
   Это меня приободрило, и даже очень - я муравьёв знал и любил (как любитель). В парке я наблюдал за чёрными муравьями, на даче - в далёком детстве - за красными...
   Т.в. этот муравейник меня совсем не обрадовал, не чуточки. Был он какой-то вялый, какой-то опустошённый, и муравьи лежали вокруг него просто неестественно!
   Каро снова догадалась первой. - Андрюша, - прошептала она взволнованно, - они же умирают!
   И точно - муравейник умирал. Вокруг него лежали мёртвые муравьи, на нём - в лучах довольно слабого солнца - вяло шевелились ещё живые.
   - Андрюша, - Каро прошептала взволнованно, - сделай что-то!
   Угу, легко ей говорить! Я же не энтомолог! Откуда я знаю, от какого грибка местные муравьи стали так резво протягивать ноги. Я наклонился пониже... и меня посетило очень нехорошее вдохновение:
   - Каро, они же голодные!
   - А что они едят?
   - Ну, уж не хлебные крошки... - подобно осам, муравьи - это хищные насекомые, питаются другими беспозвоночными, а кстати, где это они? Не пауков, не червяков, не слизняков, не кого-нибудь ещё! Муравьи просто помирали с голоду!
   Этого я вытерпеть не мог. Что муравьи ещё едят? Ну да, сахар! Но его и у нас практически нет, а в дикой природе, в дикой природе... точно!
   Я вытащил из кармана перочинный ножик и резво проделал в ближайшем дереве (дубе, но сосне, а то все муравьи только в сомоле утонут и всё) несколько дырочек. Потом подцепил несколько муравьёв и поднёс их туда. Счастливцы понюхали сок своими антеннами, и сразу оживились: набрали полные зобики сока и побежали делиться со своими сородичами.
   ...Через несколько минут ситуация на муравейнике резко изменилась: насекомые практически образовали очередь к соку, и не столько ели-пили его сами, сколько кормили своих личинок. Всё это настолько напоминало последние времена, когда еда из магазинов ещё не исчезла, но было её уже мало, что мне это не понравилось.
   А тут и Стержнёв подоспел.
   - Андрей, слышишь, это какой-то неправильный лес! - провозглосил он на всю округу.
   Наши сопровождающие сдержанно захихикали. Стержнёв это не любит, поэтому он сразу же повернулся к их главному и сказал этак задумчиво:
   - А ведь пришебу к такой-то матери! - и помахал кулачищем.
   Солдатушки бравые коммандос, и в первую очередь их главный, конкретно так набычились, в ответ Стержнёву. Прежде чем я успел что-то сказать, в дело вмешалась Каро:
   - Мальчики, тут плохое место, и мой пёс нервничает. Может, вы просто ... померяйтесь, и мы пойдём?
   Все посмотрели на неё очень одинакого. По слухам, это был любимый миротворческий метод Стержнёва-отца, но в отличие от Стержнёва-сына Каро пошла статью скорее в мать, т.е. результат отцовской формулы у неё прошёл не так. Но прежде чем ситуация могла пойти в совершенно уже неизвестное отношение, заволновался её пес.
   Один из коммандос тоже заволновался.
   - Ребята, а ведь пахнет дымом!
   - Ну конечно! Ландшафт похож на тот, что во Флориде, т.е. полон сосен, а те могут самовозгораться, - заметил я, наблюдая вместе со всеми приближающиеся к нам языки пламени, пускай и довольно мелкие, но вполне жаркие, - причём довольно быстро, как и распостранятся, и угасать. Ребята, пошли отсюда, а ты, - обратился я к Стержнёву, - заодно и пояснишь, что тебе тут не так.
   Стержнёв пояснил.
   * * *
  
   Когда наступила наша очередь доклада начальству - сиречь полковнику Георгиеву - в кабинет мы вошли к нему не с пустыми руками, а с несколькими букетами а-ля студенты ботаники/юнаты, причём это "мы" включало сюда и наших сопровождающих: лейтенанта Водолея и его солдат.
   В свою очередь полковник Георгиев посмотрел на нас очень задумчивым взглядом и сказал:
   - Не знаю что это такое, сдаюсь. Поясните пожалуйста.
   - Поясняю, - кивнул я, аккуратно кладя наши букеты на начальственный стол. - Это - образцы растений, которые мы нашли по ту сторону дыры. Этот ряд принадлежит непосредственно деревьям: можете посмотреть сами, больше трёх четвертей из них - вечнозелёные. Или хвойные, значит, или что-то вроде американского кипариса - листья не листья, а чешуйки, что-то. Лиственные в нашем понимании в явном меньшенстве, и выглядят они как-то вяло, это раз.
   Два - это другие растения, которые мы там нашли. Т.в., цветковых растений - кроме лиственных деревьев, естественно - там тоже практически нет, есть мхи, лишайники, ростки и саженцы вышеупомянутых нами деревьев... и собственно всё. Всё это не напоминает лиственный лес вроде того, что рос хотя бы в нашем парке, а скорее, если по честному, южный смешанный лес, либо лесостепь.
   Три - это насчёт почвы. Она довольно сухая на ощупь-
   - Подождите-подождите, - перебил меня полковник. - Вы говорите "лесостепь"?
   - Или что-то очень похожее на неё, - согласился я. - В любом случае деревья на той стороне не очень похожи на те, что растут у нас, знаете... вернее, росли, но всё-таки они другие. Тов... в смысле господин Сабатаев, похоже, прав - получилась действительно дыра во времени, и тамошная флора это подтверждая. Точнее вам наверное надо спросить у дяди Моти - он однажды утверждал, что индентифицирует любое дерево - вернее, любую древесину даже с закрытыми глазами, по запаху... вы в порядке, товарищ полковник?
   - Э, да, - ответил тот, откашлившись. - Просто вы мне сейчас напомнили кое-какой эпизод из прошлого насчёт меня и товарища замполита... ладно. Что-нибудь ещё?
   - Последнее - это почти полное отсуствие живности. Я не говорю о крупной, но мы не видели даже тех крыс, о которых мы прочитали в докладе Сабатаева.
   - Ясно, - полковник Георгиев задумался не на шутку. - А что насчёт-
   Договорить он не успел - загудела импровезированная сирена: надвигалась дождевая буря (назвать это ливнем язык не поворачивался). Где-то, минут 15-20, научный городок сам напоминал разворошённый муравейник, когда все бросали свои дела, и бежали в убежище, а потом... нас накрыло.
   Ливень шёл не долго - минут 10-14, наверное, но сплошной стеной, и когда он перестал, то всё было по колено в грязи - холодной, довольно густой и липкой - вроде как асфальт в ямах Ла Бреи.
   - А ведь дальше будет только хуже, - проворчал полковник. - Дальше будет и снге. Так тут мы сами вымрем как динозавры. Надо, всё же, её колонизировать...
   Мы переглянулись и кивнули. Полковник Георгиев был совершенно прав. Если по ту сторону нас ожидали самовозгорающие пожары, с которыми можно было бороться, то здесь дело было гораздо хуже - сногсшибающие дожди, порой уже и со снегом, постоянный и всё ухудшающийся дефицит всего необходимого, включая еду и топливо (магазинов, по вестям, уже не было, остались одни только склады)...
   Ну, и вдобавок и скученность населения. Ведь не только я и Каро с братом испытывали некоторое неудобство от жизни в достаточно густонаселённым и тесном месте, но и многие другие - оттого и ссоры, стычки, порой и драки. Военная дисциплина - вещь, конечно, хорошая, но там хватало и штатских - не только нас...
   Поэтому, Каро с братом посмотрели на меня, а я посмотрел на полковника и согласился:
   - Надо. Начнём с палаток?
   - С палаток? - полковник открыл рот чтобы возвразить, и тут он понял, что чего-чего, а простых ненаучных, пролетарских топоров в научном городке действительно мало, а пилы все то на бензине, то на батарейках, и через дыру их надолго не занесёшь. Словом, без палаток - пускай только на первое время - никак.
   Но Георгиеву не зря дали полковника. Он нажал кнопку на интеркоме и крикнул:
   - Замполит!
   * * *
  
   Дядя Мотя не заставил себя ждать. (Сабатаев тоже.) Выслушав запрос полковника он быстро подумал и сказал:
   - У нас есть 16 палаток. Каждая - на 5-6 человек. Это уже кое-что, верно?
   - Допустим, - согласился Георгиев. - Спальные мешки, лопатки, спички?
   - Это есть у меня. Пойдём в кабинет, посмотрим списки? - дядя Мотя ответил вопросом на вопрос.
   - Пойдём, - согласился бравый полковник, и они ушли.
   Мы - оставшиеся в кабинете Георгиева - посмотрели друг на друга, и тоже ушли... собираться.
   3. Сабатаев: Место для поселения (Середина сентября).
  
   Спецназеры Перепёлкина, если и ошиблись, то лишь на самую малость - их крутые наставники явно не зря ели свой хлеб с маслом. С высоты "птичьего полёта", на которую я рискнул подняться, местность в общем и целом вполне соответствовала составленному ими грубому подобию топографической карты. Отсняв панораму на видеокамеру - батины спецы потом сами выберут кадры, наиболее подходящие для полноценного картографирования - я всё-же спустился пониже. Конечно, с моим антигравом смешно нервничать из-за высоты, но мой обезьян пока-что ещё непривычен к подобным вещам. Уже на бреющем я пролетел поближе к обнаруженному разведчиками озеру, где они промышляли уток. Как они и рассказывали, его противоположный берег оказался крутым и каменистым, а стекающий с возвышенности и впадающий в него водный поток - достаточно бурным. А это означает две немаловажных для нас вещи. Во-первых, оттуда можно брать воду для питья, не рискуя подцепить кишечных паразитов и прочую чреватую медвежьей болезнью гадость, а во-вторых - это идеальное место для будущей мини-ГЭС. Сама же возвышенность оказалась практически плоской, так и напрашиваясь в качестве места для нормального полноценного поселения. Батя, правда, склоняется к мысли о поселении прямо у "дырки от бублика" - по соображениям быстроты и удобства коммуникаций. Сейчас наш малый временный лагерь несколько в стороне от неё, на берегу речки, но если расширить его в направлении дыры - он как раз её и захватит. Электроэнергия? Да, нужна, с этим никто и не спорит. Ну так речка ж есть! Разве мешает кто хоть всю её уставить водяными колёсами? Словом - резоны у сторонников поселения сразу за дырой серьёзные, и их мнение пока преобладает. Ну, я надеюсь, что только пока, но переубедить их будет нелегко...
   Собственно, я ведь чего так на возвышенности настаиваю? Тогда, после добытой спецназерами странной живности, весьма похожей на давно вымершую, мы со Скворцовым это дело обсудили, порылись в книжках - моих и его, затем в нашей локалке, после чего снова обсудили. Как и полагается учёному человеку, Скворцов осторожен в оценках и вовсе не спешит делать окончательный вывод. Мне же как дилетанту скоропалительные выводы простительны, и я уже практически не сомневаюсь, что угодили мы не просто в далёкое прошлое, а в ну уж очень далёкое. Судя по всему - вскоре после того грандиозного катаклизма, что зачистил наш шарик от динозавров. Вся встреченная нами и спецназерами живность явно из той примерно эпохи, да и тучи эти постоянные, густые, но не слишком дождевые, здорово смахивают на те, что скрыли солнце в нашем собственном мире после нашего собственного камешка. То ли здесь последствия того уничтожившего динозавров заколбаса ещё не рассосались, то ли ещё один камешек поменьше дополнительно набедокурил. Мы ж не знаем, "когда" мы точно, а 13-тысячелетнего цикла, полагаю, и в те времена никто не отменял. В любой момент может в принципе звездануть очередной камешек, накрыв все побережья гигантскими цунами. В нашем собственном мире они до нас не докатились - хвала богам, высота Москвы и ближнего Подмосковья - 150 метров над уровнем моря, да и удалена Москва от всех морей преизрядно. Так то в нашем мире. В этом же, предположительно раннепалеоценовом, то бишь за 65 миллионов лет или чуть меньше до нашего, нет ещё никаких полярных ледяных шапок, и уровень моря значительно выше, чем у нас. И если дыра лишь во времени, а не в пространстве - а мы исходим именно из такого предположения - то получается, что и здесь мы находимся в будущем Подмосковье, только расположенном гораздо ниже над уровнем здешнего моря и гораздо ближе к нему. И вполне может статься, что тутошние высота и удалённость недостаточны для защиты от взбесившегося моря. Возвышенность же даёт дополнительную защиту от возможной большой волны. Конечно, всю жизнь в укрытии не просидишь, и шляться по цунамиопасным местам нам всё равно придётся, но по крайней мере основное поселение должно быть от подобных сюрпризов избавлено. Это во-первых.
   Во-вторых - чисто бытовой комфорт. Нам, городским жителям, избалованным удобствами городских квартир, подавай водопровод и ватерклозет. Пусть не сразу, пусть несколько погодя - но вынь и положь. Как хочешь и откуда хочешь - но шоб було. Перетерпеть без них какое-то время, пускай даже и длительное - это одно, а вот забыть о них на всю оставшуюся жизнь - совсем другое, и такая перспектива никого не вдохновляет. Технически же проблема сводится к источнику воды и подаче её под достаточным напором. Корячиться на постройке водонапорной башни желающие есть? Так и знал. А вёдрами туда воду таскать? Тоже почему-то не удивлён. И с чего бы это вдруг? А как насчёт длинного акведука? Правильно, тоже строить затрахаешься. Нет, схитрожопить-то, конечно, можно. Не зря мои орлы в те последние дни существования интернета качали оттуда всё, что качалось. Вспомнился прочитанный на "Самиздате" опус некоего Назгула "Тяжело в России без нагана" про современных попаданцев в позднесредневековую Сибирь, где автор применяет для поселения импровизированный водопровод из брезентовых пожарных шлангов, по которому вода течёт из расположенного выше источника за счёт уклона, да ещё и разогревает стенки шланга за счёт трения - ну и сама, естественно, при этом разогревается, предотвращая замерзание даже в суровые сибирские морозы. Нам тут таковые явно не грозят, климат по всем признакам субтропический, но получить горячую воду на халяву - кто ж откажется? Ладно, уговорили, я ни разу не против. Так что, будем тянуть шланги на несколько километров? Правильно, обеспечивая на всём их протяжении нужный уклон трубопровода, а это хренова туча промежуточных стоек. Желающие есть? Так и знал. А там, на возвышенности, длина водопровода в сотню метров уж всяко уложится. Тоже, конечно, придётся потрудиться, но во многие разы меньше. Веселее? То-то же. Вдобавок - смыв нечистот. Напор воды у нас будет, а вот куда отходы жизнедеятельности девать прикажете? От добрых семи сотен... гм... человекообразных засранцев, между прочим. В ту самую речку, из которой и воду берём, в том числе и для питья? Правильно - брррр! Задайте этот вопрос бабам - они ответят на него куда подробнее и эмоциональнее! Ну и чего, перманентно копать и закапывать выгребные ямы? Не вдохновляет? А придётся, ежели селиться тут, в низинке. А по краям возвышенности склоны имеются, и местами они достаточно крутые. Выбрать место, откуда нечистоты уж точно в озеро не попадут - и туда их хорошим напором воды по крутому склону! Да, тоже придётся потрудиться, оборудуя нормальные отхожие места - так зато один раз и навсегда, а не постоянно, выискивая всякий раз провинившихся для назначения на перманентную очистку нужников. Наконец, бурные потоки на склонах возвышенности - это многократно больший съём электроэнергии с тех же водяных колёс. А она у нас лишней не будет. Сколько ни дай - всей в конце концов найдём применение, да ещё и через некоторое время снова добавки попросим!
   В-третьих - безопасность поселения. Казалось бы - тут уж вояки должны бы поддержать меня обеими руками. Ан нет, хрен там! Наши вояки воспитаны на шаблонах "современной войны" с её изобилием мощной техники и тяжёлого вооружения, от которого никакая фортификация не спасёт, и лучшая защита - это маскировка. А маскировка - это пониже, да понезаметнее, да в складках местности. Так уж устроены мозги у современных вояк. Хоть и ясно уже, что никаких аборигенов мы тут не встретим, тем более - с современным вооружением, а всё-же довлеют крепко вбитые в головы стереотипы. Реально же, если и грозит нам какая опасность - так разве что от диких животных, а чутьё у них такое, что маскировка в духе наших вояк против них абсолютно бесполезна. Ну, если только какая кусючая животина, поглядев на результаты наших маскировочных потуг, скончается от смеха, на что, скажем прямо, твёрдо расчитывать не стоит. Пока-что нам ещё таких, внушающих серьёзные опасения, не попалось, но как знать? Что, если таковые обнаружатся, и нам придётся спешно, в авральном режиме, укреплять лагерь? Так на возвышенности хотя бы значительная часть периметра будет иметь естественное ограждение в виде склонов, которые только покруче сделать, и это всяко легче, чем копать полноценный ров и насыпать за ним полноценный вал. Где-то придётся делать это и там - ну так зато лишь местами, а не по всему периметру. А посёлок на семь сотен рыл получится уж всяко не маленьким, и периметр у него будет соответствующий. Понадобится это реально или нет - никто пока не знает, и корячиться просто так, с бухты-барахты, хрен кого заставишь. Но предусмотреть такой вариант заранее и позаботиться о минимизации тяжёлых авральных работ - это уж сами боги велели.
   Насчёт живности есть у меня некоторые глухие опасения. Пускай на уровне параноидального бреда - но всё-же. Хоть и не был я никогда рабом зомбоящика и знаменитый "Парк юрского периода" посмотрел едва ли не позже всех, последовавший за ним "динозавровый бум" не мог не зацепить и меня. Словом, не будучи ни палеонтологом, ни биологом вообще, но биологией всё-же увлекаясь, увлёкся я и вымершей живностью. И основательно увлёкся - на любительском, конечно, уровне. На совсем уж детские книжки про неё не клевал, но более-менее серьёзные хватал сходу. Не пропустил, конечно же, и БиБиСи-шных "Прогулок" с их продолжениями, а когда перестал смотреть зомбоящик, используя его лишь в качестве видеоприставки к ДиВиДи-плэйеру - не пропускал дисков соответствующей тематики у доблестных российских видеопиратов. А с приобретением компа и приобщением к интернету стал активно знакомиться и с новейшими научно-популярными публикациями. Специалистом, конечно же, не стал, да и целью такой не задавался, но более-менее целостную картину в мозгах сформировал, позволяющую и какие-то собственные выводы делать, и даже гипотезы строить. И некоторые из них даже, к моей радости, впоследствии подтверждались публикациями о новейших исследованиях палеонтологов-профи. Так вот, одна из моих гипотез, кое-кем из профессионалов подтверждаемая и никем убедительно не опровергнутая, гласит, что окончательное вымирание последних динозавров было не одномоментным, как это представляется большинству сторонников господствующей астероидной версии, а более-менее постепенным, растянувшимся если и не на миллионы лет, то уж на десятки, а то и сотни тысячелетий. И коснулось это вымирание вообще всей крупной живности, не выдержавшей вызванной глобальной катастрофой голодухи. И встреченная нами здесь одна лишь мелюзга полностью в эту версию вписывается. Да только вот ведь незадача - раскопали американцы незадолго до нашего собственного камешка костяки гигантских гадрозавров - растительноядных утконосых, датированные явно позже того юкатанского булыжника. Один из них, раскопанный где-то в Юте - так даже и на целых полмиллиона лет позже, а где-то в Колорадо раскопана даже целая группа. И это в южной части Штатов, расположенных не так уж и далеко от схлопотавшего космический гостинец Юкатана! Но тогда что получается? А получается то, что если наше предположение верно, и мы по-прежнему в Подмосковье - так и тут тем же самым гадрозаврам нет ни малейшего резона вымереть без остатка. В каком количестве, учитывая их весьма представительные размеры и соответствующую прожорливость - вопрос уже второй. Но боюсь, что таки в достаточном, раз в расположенной гораздо ближе к юкатанскому эпицентру и пострадавшей от той каменюки уж всяко больше нашего Америке их хватило ещё на полмиллиона лет. А почему боюсь? Да потому, что если есть крупные травоядные - имеют полное право на существование и охотящиеся на них хищники, тоже соответствующих размеров. Кто там охотился на американских гадрозавров? Если мне не изменяет склероз, то некий тираннозавр рэкс. Ещё тот кадр, если кто мирно проспал весь тогдашний "динозавровый бум" и всё ещё не в курсе. А на азиатских - его близкий сородич тарбозавр. А наше родное Подмосковье, хоть и входит в тогдашний отдельный материк - Фенноскандию, но с Азией соединяется частенько, так что имеет полное право на близкую к азиатской фауну. И если её крупные разновидности тут ещё водятся, то абсолютно неважно, сколько ещё осталось местных собратьев тарбозавра. Нам сейчас и одного единственного хватит за глаза! Утешает то, что законов пищевой пирамиды и в динозавровые времена никто не отменял, и мелких динозавров должно было быть во многие разы больше, чем прожорливого крупняка - но не попались нам пока-что, хвала богам, и мелкие. Дайте-то боги, чтоб уже исчезли - ну не любитель я подобных приключений ни разу!
   Облетая возвышенность на бреющем и снимая её поподробнее, я спугнул в кронах проплывающих практически под ногами деревьев несколько пушистых зверьков чуть покрупнее крысы. Юркнули они от меня под ветви почти бесшумно, и будь листва погуще - хрен бы я их вообще заметил. То-то Скворцов и не обнаружил в свой первый выход за дыру никакой живности. Обнаружишь тут её, как же! Кто-то, видимо, всё-же держит её в должном тонусе и страхе. Жаль, конечно, что не успел запечатлеть на камеру, но попадутся ещё, никуда не денутся. Через полсотни примерно метров из-под очередной кроны вспорхнул и выдал себя хлопаньем крыльями довольно-таки приличный птиц. Этого я уже в объектив поймал. Где-то с курицу величиной, да и напоминает тетерева, и даже летит несколько тяжеловато - как есть кур куром. И это уже не пустяк, это перспективный птиц, рано мы списали в утиль наши мечты о курятниках, а я - о шкворчащей на сковороде яичнице на сале. Будет она у нас, хрен теперь куда денется!
   Не надеясь уже сегодня заснять ничего интересного, я зачехлил камеру и закинул её за спину. Видимо, слишком резко - кустик прямо подо мной вдруг ожил, скрипуче заверещал и резко захлопал крыльями, принадлежащими притаившемуся за ним другому куру. Причём, куда поболе первого - от неожиданности я поначалу нехило перебздел, и он мне вообще здоровенным показался - особенно, когда своим внушительным клювом клацнул. Хорошо еще, что камера уже за спиной - а то ведь так бы и кокнул её на хрен, уронив с перепугу. Впрочем, кто из нас кого напугал сильнее - сказать трудно. Я обложил его трёхэтажно по-русски и взлетел повыше, он обкукарекал меня на своём скрипучем птичьем наречии в столько же примерно этажей и тоже попытался взлететь - я едва не расхохотался над его жалкими потугами. Но моя попытка снова расчехлить камеру оказалась явно ошибочной - перепугавшись снова, когда я перебрасывал её из-за спины вперёд, птиц развернулся и припустил от меня пешком, и соотношение скоростей оказалось явно не в пользу моего антиграва. Дельная же мысль - выхватить пистолет и остановить беглеца доброй макаровской пулей - уже безнадёжно запоздала. Этот то ли переиндюк, то ли недостраус в считанные секунды ушёл за пределы дистанции уверенного пистолетного выстрела. Ну что за невезение!
   - Разведка! Приём! - рявкнул я в матюгальник ментовской рации.
   - Приём! Амфибия на связи! - это позывной лейтенанта Водолея, - Что там у тебя, Влад?
   - Да мы тут с одним птицем друг друга спугнули! Ты где, на вашей нычке у камышей? - именно там наши лихие спецназеры предпочитали промышлять уток.
   - Я на полсотни метров севернее, а там - Рэмбо!
   - Женя, направь его южнее! Птиц бежит почти вдоль берега и пройдёт сотней метров южнее его!
   - Как-как? Птиц - и бежит?
   - Ну, или слишком быстро бежит, или слишком низко летит, выбирай сам по вкусу! Короче - попробуйте перехватить!
   - Понял! Рэмбо, приём! Слыхал?!
   - Да задолбали вы на хрен! Выдвигаюсь уже, пока вы там треплетесь!
   - Аттставить выражения в строю! - это уже встрял Перепёлкин, - Влад, что там за птиц?
   - Да кур-переросток какой-то! Побольше индюка, но поменьше страуса! Хрен с кем спутаете! - в самом деле не спутают, а разжёвывать некогда.
   - Понял! Рэмбо, выполнять!
   - Мы-ы-ля-а-ать! Мать твою за ногу! Уууууу!
   - Выражения в строю! Что за хрень?!
   - Да пошёл ты на хрен, Перепел! Ууууу! Мы-ылять! Споткнулся я на хрен, вот чего за хрень!
   - Мы-ылять! Раззява! Обо что споткнулся?
   - Да об черепаху, млять, долбаную! И курострауса вашего долбаного упустил на хрен! Мы-ылять!
   - Ясно. Ну, хрен с тобой! Раз упустил - тащи хотя бы черепаху!
   - Ага, тащи! "Духа" нашли, млять!
   - Эй, парни! Вы чего там матом ругаетесь как дети малые?! - это их дружескую пикировку засёк Мотя-замполит из скворцовских друзей.
   - Мы им не ругаемся, мы им разговариваем! - включил свой инстинкт отца-командира Перепёлкин.
   Ладно, упустили большого кура - так упустили, карма у него, видать, удачная. Мне ни разу не жалко. Как-нибудь ещё не этот - так другой попадётся, а кинооператором я не нанимался, и в другой раз руки у меня будут свободны. И хотя макаровская пуля не столь убойна, как, скажем, парабеллумовская, да и сам макарка не столь точен, но на безрыбье и сам раком станешь, а птиц этот, акселерат пернатый, тоже ни разу не Шварц, и макаровской пули хватит ему за глаза. Вернув себе эдаким самогипнозом нормальный конструктивный настрой, я чуть прибавил высоты и направился обратно к лагерю.
   Снижаясь неподалёку от ярко-жёлтых и ярко-синих малих туристических палаток - даже под. этим облачным затемненим мимо такого ориентира хрен промахнёшься - я заметил идиллическую картину. Спецназер Фриц и бывший мент Стержнёв деловито пилили обрезок напиленого ранее бревна на толстые доски, а бывший замполит Мотя ещё деловитее сооружал из уже наделанных ими полуфабрикатов неказистое с виду, но действенное подобие столярного верстака.
   - Промышленность группы "А"? - прокомментировал я его деятельность.
   - Таки да, молодой человек, пгоизводство сгедств пгоизводства, - бывший замполит, вполне способный говорить нормально, зачем-то нарочито картавил, и я не сразу въехал, что это он таким манером заодно подначивает Фрица.
   "Бей жида-политрука:
   Рожа просит кирпича!" - процитировал тот ворчливым тоном старую немецкую листовку.
   - А вы, истинный агиец, пилите себе! Тгуд, знаете ли, облагогаживает человека!
   - Доннэр вэттэр! - Фриц тоже ухмылялся, и я понял, что драки не будет - это они так прикалываются.
   - Как трудовые свершения? - это я уже распиловкой бревна поинтересовался.
   - Отлично, Влад! Как по маслу! - довольно отозвался Стержнёв.
   - Ооо, зер гут! - подтвердил в своём неизменном репертуаре Фриц.
   Ещё бы не "зер гут"! Неделю назад, прослышав краем уха о проблемах с пилами, я вспомнил об имеющихся у нас на складе машинных ножовочных полотнах 600 x 52 x 2,50, которые были приобретены в расчёте на получение станка. Станок Бате так и не дали, и они у нас валялись без применения. А я припомнил заодно свою собственную давнюю деятельность по изготовлению для дома нормальных ножей, когда их было ещё не купить, при этом накладки на рукоять из твёрдого дерева я предпочитал выпиливать ножовкой по металлу - так получалось не только аккуратнее, но и легче физически. А чем машинное ножовочное полотно отличается от обычного слесарного? Только размерами, больше ничем. А раз так - то и ножовка под него от обычной слесарной будет отличаться только размерами. Прикинуть и прорисовать эскизы деталировки для нас с Длинновым было делом одного дня, и ещё дня четыре ушло на спокойное и вдумчивое изготовление трёх суперножовок, причём в основном возня была с удобными ухватистыми рукоятями, по две на пилу аналогично незабвенной совдеповской "Дружбе-2", но нормального европейского типа, предназначенного для работы профессионалов. И если той совдеповской архаикой пилить можно было разве только в порядке наказания, то наше создаваемое без идиотской спешки изделие воплощало в себе максимум здравого смысла, когда требуется результат, а не "чтоб затрахались". Можем и мы сделать по людски, если захотим, а главное - если никакая сволочь не торопит пинками к очередной коммунистической годовщине. Не зря ведь сказано, что спешка хороша только при ловле блох.
   Несколько поодаль Каролина Стержнёва и моя Оля занимались стряпнёй. Как раз незадолго до моего приземления они успели разделаться с тремя добытыми спецназерами утками и теперь резали на доске ножами твёрдую брауншвейгскую колбасу. Увидев в руках Каро обыкновенный совдеповский кухонный ножик из обычной нержавейки, я едва удержался от усмешки, поскольку прекрасно представил себе предстоящую картину маслом. Но весёлыми взглядами мы с невестой обменялись, поскольку и для неё тоже перспектива была очевидна. Вообще-то мы в силу прежней ещё привычки стараемся без крайней нужды не афишировать своих особых способностей при... гм... посторонних. Но тут без этого не обойтись - колбаса в самом деле твёрдая и даже хорошим ножом режется не без труда. Применяя телекинез, Оля заставляет трудноподатливый продукт слегка раздвигаться под напором ножа, и тонкие аккуратные ломтики колбасы один за другим отделяются от батона без видимых усилий и чуть ли не с пулемётной скоростью. Напротив неё Стержнёва героически пилит свой батон видавшим виды полусточенным от частых переточек совдеповским ширпотребом, и результаты явно не впечатляют. А это, само собой, не прибавляет ей настроения, и мне не нужно никакого ясновидения, чтобы предсказать момент, когда от неё можно будет прикуривать. Увидев горку нарезанной колбасы у Оли, горячая мулатка наконец разразилась весьма нелестной характеристикой в адрес своего же собственного орудия труда, к которому ранее не имела особых претензий. Предчувствуя кульминацию, я насилу загнал обратно так и рвущийся наружу смех. И точно - Оля с самым невинным видом предложила махнуться ножами и протянула ей рукоятью вперёд большой узбекский пчак с четырёхмиллиметровым обушком, предупредив, что это - настоящий нож, и с ним желательно обращаться осторожнее. Предупреждению Каро вняла, да и сам хищный вид среднеазиатского клинка её впечатлил, так что не порезать себе пальцы ей удалось вполне. С нормальным ножом у неё дело пошло веселее, но глаза её вылупились блюдцами, глядя на Олю. Чуть помедленнее, но почти так же легко - только я представлял, каково ей было удержаться от смеха - моя невеста продолжила шинковать свой батон дерьмовым советским ширпотребом, в то время как Стержнёвой приходилось временами всей ладонью надавливать на толстый обушок пчака.
   - Эээ... Это как?
   - Всё дело в правильном настрое, - Оля сказала абсолютную правду, для нас ведь так оно и есть, а что это так только для нас - так об этом ведь её никто не спрашивал.
   - В настрое?..
   - Да брось, Каро, они же колдуны! - догадался её брат.
   - Унтерменшам этого не дано, - хохотнул Фриц.
   - А арийцам всем дано? - подколол его Стержнёв.
   - Доннэр вэттэр!
   - И чего "доннэр вэттэр"?
   - Да инквизиция эта ваша...
   - Наша???
   - Да не твоя, успокойся! Вы там в своей Африке даже инквизицию толком изобрести не сумели! Еврейско-комиссарская!
   - Ну-ну, молодой человек! Я-то думал, что инквизиция была таки ваша! Гимско-католической цегкви! Нет, я таки понимаю, что у агийцев во всех бедах на свете виноваты евгеи, но таки пги чём тут комиссагы?
   - А при том, что тоже ваши, доннэр вэттэр! - Фриц и сам хохотал вместе со всеми.
   - Ну, раз уж нас, бедных негров, наши колдуны Вуду таким штучкам не научили, а на вас уже и инквизиции нет - режь уж до конца, белая ведьма! - Каро протянула Оле обратно её пчак и остатки своего батона, а сама быстренько ухватила котелок и направилась к речке за водой.
   - Каро! На голову его поставь! Стильно будет! - подначил её Фриц, - И тогда - всё отдам за Каро!
   Обернувшись, мулатка прошипела нечто нечленораздельное, и тут уж мы снова грохнули со смеху все, включая и её брата, за что её испепеляющий взгляд достался не только Фрицу, но и мне - как будто бы не она сама, а я назвал её этой конской кличкой. И это никого не удивило.
   Суть тут вот в чём. Не знаю уж, как там имя Каро ассоциировалось в том Патрис-Лумумбе и в близких к нему кругах, а у нас оно здорово напоминает старый совдеповский ещё фильм "По следам карабаира", где Каро звали того породистого племенного жеребца, вокруг которого и разгорелся по сценарию фильма весь сыр-бор. Приколовшись, я тогда попросил стариков, любящих пересматривать те старые фильмы, поискать его в ихних загашниках, и они его нашли. В один из вечеров на традиционный просмотр фильмов угодил не без моей помощи как раз этот. И теперь вспыльчивую мулатку наши приколисты подкалывают цитатами оттуда. Фраза "Всё отдам за Каро!", которую и процитировал Фриц, принадлежала главному антигерою фильма - кавказскому абреку Азамату, и главная-то суть прикола заключалась не в ней, а в следующей, которой Фриц не произнёс, но которая для всех смотревших фильм сама собой подразумевалась - "Пускай все видят Азамата на Каро!" Надо ли объяснять, как двусмысленно она прозвучала бы в присутствии нашей Каро? Произнеси её Фриц вслух - ему наверняка пришлось бы убегать от разъярённой мулатки. А при чём тут я? Ну, заложил ей кто-то, что это с моей подачи этот фильм в наш всеобщий просмотр попал.
   Тем временем подошли и остальные спецназеры, в том числе и тащивший злополучную черепаху Рэмбо. Черепаха мало чем отличалась от хорошо известной нашей степной, так что даже Скворцов не очень-то ей заинтересовался. Зато заинтересовал нас гораздо более скромный трофей. Оказалось, что Рэмбо поскромничал. Кура-то того бегающего он и в самом деле упустил, но лишь оттого, что захотел нас удивить и вознамерился взять его живьём. Как раз при попытке схватить пробегающего мимо прыткого птица он и навернулся, споткнувшись об попавшуюся некстати черепаху. В результате птиц ушёл, оставив в руках незадачливого ловца одно из своих хвостовых перьев. Перо как перо, малозаметного в зарослях коричневатого оттенка, и лишь по его размерам понятно, что птиц не из мелких. Ну, это мне понятно, а Скворцов его всё вертит, да разглядывает. Если бы он ещё и лупу достал - я бы не удивился.
   - Да, веерохвостая птица, не раптор, - это ехидный камешек в мой огород. Скворцов в курсе моих нехороших подозрений, обсуждали с ним, - Тираннозавра рэкса тоже сверху не заметили?
   - Слишком тщательно маскируется, Андрей Михайлович! - уж отшучиваюсь, как могу, - Небось птички всякие сверху только и делают, что на башку ему гадят, а тут и я ещё нарисовался - не слон и не корова, но ведь и не голубь.
   - Больше никого примечательного не попалось?
   - Ну, одни мелкопитающие. Крупнопитающих опять ни единого, - раньше Скворцов морщился от подобных терминологических шуток, но уже привык, - Большой кур ушёл, сволочь эдакая. Но по пути я спугнул кура поменьше и летающего, - достаю из камеры диск и протягиваю его Скворцову, который тут же вставляет его в свой ноутбук и быстренько прогоняет мою рекогносцировку на местности и добирается до вожделенной живности:
   - Да, похож на представителя куриных...
   - Так точно, Андрей Михайлович! А ещё больше он похож на нашего будущего домашнего кура, поскольку более подходящего кандидата мне не попалось!
   - Ну, может быть... Вот только как ловить будем? Надеюсь, не так, как этих несчастных уток?
   - Сходить с ума, конечно, никчему. Полетаем, поспугиваем, вычислим и найдём гнёзда, ну и...
   - Ооо, курки-яйки - зер гут! - обрадовался Фриц.
   - Нет, яичницей пока баловаться не будем. Сам по ней соскучился - спасу нет, но эдак мы весь куриный приплод слопаем, и разводить будет некого. Да и сала ведь у нас долго ещё не будет.
   - Ыыых! Доннэр вэттэр! Как это по-рюсски... эээ... ёлька-палька!
   - Инкубатор, наверное, можно было бы осилить, - задумчиво прикинула уже вернувшаяся с водой и поостывшая Каро.
   - Точно! - поддержал её брат, - У Носова вон даже сопливые пацаны с этим справились! Неужто мы не справимся?
   "Неужели с партизанами не справимся?
   В оцинкованных гробах домой отпра-вим-ся?" - пропел Рэмбо под смешки своих сослуживцев.
   - Яйца собирать - боюсь, как бы не пококать их по дороге, - приключение с большим куром подсказывало мне, что едва ли промысел пойдёт гладко.
   - Да, взрослые птицы вряд ли просто так за здорово живёшь отдадут свою кладку, - согласился и Скворцов.
   - Думаю, что брать надо уже птенцов. Причём, уже слегка подросших, но не вставших на крыло. Их проще будет доставить живыми, а там - в клетки, как и планировали исходно по старому варианту, - грабить гнёзда явно придётся мне, и такой способ представляется мне оптимальным, - А вот подскажите мне, Андрей Михайлович, такой момент. Вот взял я, допустим, трёх птенцов из пяти - оставшихся двух родители будут продолжать выкармливать или бросят гнездо?
   - Бросят. Все птицы найденные гнёзда бросают, вне зависимости от семейства и вида - инстинкт выживания, - уверенно заявил Скворцов.
   - Но почему? - не поняла Оля, - Разве наседка не защищает своих цыплят?
   - Тут другое, - пояснил я ей, - Если гнездо обнаружено более сильным хищником - он повадится к нему, пока весь выводок не перетаскает, а эвакуировать птенцов родители не могут, так что весь выводок в любом случае обречён, и им нет больше смысла тратить на него время и силы.
   - Да, дикой природе чужд наш человеческий гуманизм, - добавил Скворцов, - Лишь голая практичная целесообразность, направленная на сохранение особи и вида с минимальными усилиями и риском.
   - Гм... Так это если я, допустим, граблю гнездо в открытую. Ну а если, скажем, ворую втихаря?
   - Угу. Не оставляя после себя ни следов, ни запаха?
   - Понял. То есть получается, что нет ни малейшего смысла оставлять кого-то в гнезде на расплод, а надо тупо забирать весь выводок целиком?
   - Да, получается так. Иначе оставленные всё равно пропадут. А это уже попахивает браконьерством, знаете?
   Пока мы с Олей размышляли над биологическими парадоксами вроде подсказанного Скворцовым, тот переписал к себе на ноутбук отрывок видео с улетающим от меня куром и вернул мне диск. Затем он взял в оборот Рэмбо, распрашивая его поподробнее об упущенном нами большом куре - как-никак, боец не только видел его вблизи, но даже и схватить пытался. Поскольку я видел этого птица и сам, к их беседе особо и не прислушивался. Это специалисту важны мелкие детали, а по мне кур как кур. Просто большой. Клюнет - мало не покажется, пнёт ногой - тоже удовольствие ещё то. Конечно, в нашем собственном мире и настоящих страусов одомашнивали - ну так то с учётом экзотичности и соответствующей дороговизны ихнего мяса. Нам же сейчас не шашечки, нам - ехать, и чем меньше хлопот с одомашниваемой живностью - тем лучше. Впрочем, этот птиц и дикий может хлопот нам доставить...
   - Ты когда последний раз стреляла? - последние пару дней Оля точно в тир не ходила.
   - Дня три назад.
   - Из пневматики, конечно?
   - Ну да...
   - Ясно. Патронов наматериализуем - и обязательно потренируйся со своим табельным ПСМом. И чтоб не менее двух запасных обойм всегда были при себе.
   - Ты думаешь, эта птичка может и напасть?
   - Целенаправленно - вряд ли. Но тут довольно скудно с кормёжкой. Я не удивлюсь, если скоро местная живность заинтересуется нашими пищевыми отходами. И вот тут возможны сюрпризы.
   - Я же, как и ты, взлететь могу...
   - Это тоже оттренировывай до автопилота. Но можешь и не успеть, а пистолет, если он при себе и привычен - и подстрахует, и уверенности придаст.
   Пока еда готовилась на костре, продолжающие пилить деревяшки Фриц со Стержнёвым решили облегчить себе работу хулиганской песней ракетчиков:
  
   Медленно ракеты уплывают вдаль,
   Встречи с ними ты уже не жди.
   И хотя Америку немного жаль,
   Разговор с Китаем впереди!
  
   Скатертью, скатертью хлорциан стелется
   И забирается в мой противогаз!
   Каждому, каждому в лучшее верится:
   Может быть выживет кто-нибудь из нас!
  
   Если при первом куплете бывший кошерный замполит рефлекторно поморщился и едва сдержался от едкого замечания, то во время припева успел опомниться, и во второй уже включился и сам нормальным голосом, ничуть не картавя:
  
   Может мы обидели кого-то зря,
   Сбросив пару лишних мегатонн?
   Ярко запылает алая заря,
   Где стоял когда-то Пентагон!
  
   Скатертью, скатертью хлорциан стелется
   И забирается в мой противогаз!
   Каждому, каждому в лучшее верится:
   Может быть выживет кто-нибудь из нас!
  
   - Что за ужасы они горланят? - Оля всё-же из другого поколения, и некоторые особенности нашого позднесовдеповского менталитета ей малопонятны, - Прямо милитаристы какие-то!
   - Точно, Котёнок! Живые ископаемые пережитки "холодной войны" и антиамериканской истерии! - я едва выдержал серьёзный тон, после чего тут же схлопотал от Оли кулачком меж лопаток, когда в следующий куплет с удовольствием включился и сам:
  
   Атомный грибок висит-качается,
   Под ногами плавится песок.
   Жаль, что радиация кончается,
   Я бы побалдел ещё часок!
  
   Скатертью, скатертью хлорциан стелется
   И забирается в мой противогаз!
   Каждому, каждому в лучшее верится:
   Может быть выживет кто-нибудь из нас!
  
   - Это они ещё трезвые! - съязвила Каро, - А уж что загорланят, когда перепьются!
   Преувеличивает, конечно. Пара бутылок хорошего молдавского "Кагора", за материализацию которых я уже выслушал от Бати лекцию о своём моральном разложении в форме нецелевого использования служебных оборудования и электроэнергии, для такой компании - так, просто для аппетита. Другое дело, что ради хохмы мы ведь обязательно прикинемся капитально назюзюкавшимися.
   За сытной трапезой, конечно, вина оказалось до обидного мало, и лихие спецназеры Перепёлкина умоляюще заканючили:
   - Не пьянки ради, а здоровья для!
   Ладно уж. Хоть и тяжеловато собственными силами, но в этом не перегруженном людьми мире эгрегорный фон не такой давящий, как в нашем, и на энергетическую защиту тратиться почти не приходится. Вдобавок, я сообразил, что вовсе незачем материализовывать сами бутылки, раз они есть - нам ведь содержимое нужно. Так вышло гораздо легче, и я осилил наполнение обеих. Конечно, эта процедура здорово меня вымотала, но и восстановление в этом безлюдном и не истёрзанном эгрегорами мире идёт быстрее и легче.
   Как я и предполагал, капля в море есть капля в море, и до безобразного состояния никто не напился, но приколисты-спецназеры старательно икали и мычали, изображая пьяную в стельку солдатню.
   - И т-теперь ч-чего - п-петь? - выдавил из себя Рэмбо.
   - Н-не можешь п-петь - н-не пей! - нравоучительно просветил его Водолей.
   - Может - песни военных лет? - пошутил это бывший замполит или всерьёз - так и осталось его тайной...
   "Шварц-браун ист ди хазелнусс!
   Шварц - бин аух их, бин аух их!" - тут же весело затянул Фриц, вызвав хохот остальных.
   - Аттставить немецко-фашистские марши! - дурашливо рявкнул Перепёлкин, - Есть же нормальные патриотические песни!
   - Гимн, господа! - хохотнул Водолей.
   - Небось "Боже царя храни" - при всём своём опыте матёрого политработника Борисыч всё-же не до конца просёк всей глубины коварного солдатского цинизма.
   - Никак нет, Моисей Борисыч! Никакого прогнившего реакционного царизма! Исключительно наш советский! - брови не ожидавшего такого финта Борисыча изумлённо поползли вверх...
   - Они что - с дуба рухнули? - шепнула мне Оля, которая хоть и не застала того совдеповского маразма сама, но от родителей о нём наслышана, да и за "нулевые" годы сыта "попыткой номер два" по горло.
   - Расслабься, Котёнок, сейчас вволю посмеёшься! - я-то, ещё заставший это принудительное пение гимна на армейских вечерних построениях при спуске флага, прекрасно понял коварный замысел лихого лейтенанта и торжественно затянул вместе с ним:
   Однаажды в студёооную зиимнюю поору
   Я ииз лесу выышел, был сиильный мороооз!
   Гляжу - подымааается меедленно в гоору
   Лошадка, везущая хвоооросту воооз!
  
   Хоть и немудрёный прикол, и почти каждый его хоть раз в жизни, да слыхал - но даже бывший замполит, похватав несколько раз ртом воздух, затем сложился пополам от смеха. Чего уж тут говорить об остальных! Возможно, мы бы и относились ко всему этому иначе, будь власти горячо любимой родины умнее и пичкай нас своей официозной идеологией как-нибудь поумереннее, не перебарщивая до полного набития оскомины. Но когда ж это наши доморощенные идеологи знали разумную меру? Да и какого ума можно ожидать от всё тех. же бывших парторгов и комсоргов? Если не было его у них в том прежнем государстве - откуда ему было взяться в нынешнем? Ну так за что боролись - на то и напоролись. И кто этим идиотам доктор? В общем - хорошо погудели...
   Перекурив, снова вернулись к делам. Лихим бойцам, сменив Фрица чернявым Цыганом, отцы-командиры поставили задачу хоть всю округу прочесать, но сбёгшего от Рэмбо большого кура сыскать. Спецназеры восприняли команду без особого энтузиазма, но с начальством не спорят. Впрочем, этим башибузукам с начальством крупно повезло. Поняв их кислый настрой правильно, Перепёлкин уточнил, что сыскав того сбёгшего птица, не обязательно брать его в виде "языка", а можно хоть "трёхсотым", хоть "двухсотым". Главное - чтоб тушка была цельной, а не в виде кучи мелких фрагментов. То бишь - гранатой его шарахать не сметь, а вот стрелять - ну, так и быть, случай как-никак особый.
   Переглянувшись со Скворцовым, я понял, что и он тоже не особо-то верит в успех этой миссии вояк. Наши спецназеры кого угодно заставят обгадиться со страха, и перепуганный нападением Рэмбо кур наверняка удрал достаточно далеко. И уж точно не зевает, а зыркает по сторонам не хуже совы. Через пару-тройку дней - другое дело, но уж всяко не сегодня. Ну, разве только это самка, которой нельзя надолго отлучаться от гнезда - но какова вероятность такого везения? Из-за вечнозелёной субтропической растительности мы пока даже не можем с уверенностью определиться, какое тут сейчас время года. Предполагать мы можем всё, что угодно, а вот достоверных знаний об этом мире у нас пока весьма негусто.
   Пока же я, пользуясь случаем, стараюсь убедить хотя бы присутствующих в преимуществах постоянного поселения на возвышенности. Хоть и немного их по сравнению с общей массой, но это - первопроходцы, мнение которых при принятии Батей окончательного решения будет повесомее прочих.. Тем более, что у меня только что возник в мозгах довод и для Скворцова, уж всяко убедительнее гипотетически допустимых, но никем не обнаруженных даже по косвенным следам динозавров. А уж для баб...
   - Слепни, дамы и господа! - ага, ходившая к речке за водой Каро брезгливо поёжилась, - Сейчас они для нас не особенно актуальны, - судя по гримасе горячей мулатки, в этом она со мной категорически не согласна, - Но когда нас станет тут много, проклятые кровососы слетятся отовсюду. А у нас ведь тут ещё и животноводческие фермы намечаются, которые будут притягивать их как магнитом. Андрей Михайлович, я понимаю, что современных для нас слепней тут нет. Но сильно ли для нас будут отличаться от них их местные аналоги?
   - Ну, полной уверенности в сходстве быть не может, всё-таки совсем другой вид, - сразу же по научной привычке подстраховался наш главный биолог, - Но и причин для очень уж серьёзных отличий я не вижу.
   - Да ничем не отличаются! - едва не прорычала Стержнёва, - Я пока воду набирала - умаялась от них отмахиваться! Вот такие вот! - судя по показанному её раскинутыми пальцами размеру, от них впору из пневматики отстреливаться.
   - Вообще-то поменьше, где-то вот такие примерно, - Оля с улыбкой показала раза в три меньший размер, близкий к размеру хорошо известных нам.
   - Ага, к тебе ж они не цепляются! Посмотрела бы я, какими бы они тогда тебе показались, когда они на тебя пикируют!
   - Вот об этом-то, дамы и господа, и речь. Некоторые "шаманы" вроде нас имеют наработанную энергетическую защиту, кто-то, возможно, имеет её от рождения - но сколько нас таких? Единицы. А для основной массы ситуёвина "Ахтунг! Покрышкин ин дер люфт!" может стать перманентной.
   - Я бы ещё напомнил о возможных инфекциях, - добавил Скворцов, - "Сонная" болезнь в Африке, малярия во всех тропических странах, клещевой энцефалит на нашем Дальнем Востоке - всё это переносится соответствующими кровососами, знаете?
   Я едва сдержал усмешку, поскольку это был удар ниже пояса. Медицинская паранойя нашего отдельского эскулапа оказалась пострашнее традиционной ГБшной шпиономании, и всех, допущенных за дыру, этот изувер исколол целой кучей всевозможных прививок. Некоторые из них переносились довольно тяжело, и при косвенном напоминании о них поёжился даже здоровенный Стержнёв.
   - СПИД, кстати, тоже передаётся через кровь, - как бы невзначай добил особо впечатлительных оставленный офицерами вместо Фрица Цыган.
   - Ну, с кусачими мухами понятно, - включился Мотя Канарейкин, когда затихли полуистерические смешки, - Я сам заядлый дачник и давно заметил, что на огороде эти зловредные насекомые искусают всего, и нет от них внизу спасения, а вот когда работаешь на крыше - тишь, да гладь, да божья благодать. Но это мухи. А комары?
   - От комаров возвышенность, конечно, не избавит, - это мне с тяжким вздохом пришлось признать, - Сам жил долгое время на девятом этаже, и летом постоянно приходилось занавешивать форточку густой сеткой и производить зачистку "Фумитоксом". Но всё-таки на возвышенности их будет во много раз меньше, чем в низинке. Ручьи там с бурным течением, и выведению ихних личинок оно не способствует, а электрификацию оно нам там здорово облегчит. Когда электроэнергии станет достаточно - можно будет и ультразвуковые отпугиватели применить. А тут хоть весь периметр ими уставь - боюсь, мало будет толку.
   - Только у самих головы будут болеть, - добавила Оля.
   - Ещё момент - качество воды, - об этом я уже говорил им и ранее, но мельком, а народцу надо напоминать не по разу, да ещё и подробно разжёвывать, - Тут мы её берём из тихой речки, и её приходится обязательно кипятить. А там ручьи мало отличаются от горных, зараза не задерживается, и пить воду можно тут же, не отходя от кассы.
   - Это таки да! - неожиданно поддержал Канарейкин, - В тёплом климате стоячие или слабопроточные водоёмы всегда заражены, и во избежание дизентерии пить воду из них без кипячения категорически противопоказано! А вы, Владислав, откуда знаете? В "горячих точках" не отмечались?
   - Да нет, Моисей Борисович, от этого боги миловали. Я удачно проскочил - Афган уже закончился, а на Кавказе ещё не началось. Но служил в Средней Азии, и там нам все уши прожужжали, чтоб воду во фляжки для питья брали только кипячёную из бидонов. Да и рассказывали потом те, кому довелось побывать поюжнее, и сам у Воловича читал.
   - Понятно. Но когда будете докладывать свои соображения Георгиеву - обязательно упомяните и об этом факторе питьевой воды. Это он примет во внимание, гарантирую. Некоторым повезло поменьше вашего. Таки были, знаете ли, случаи...
   - Афган?
   - Не только. Пожалуй - и не столько. Были дела. Но это уже к нашему случаю не относится. Подписка о неразглашении и всё такое - сами понимаете...
   4. Скворцов
  
   Новый К/Т - Глава Двенадцатая
   Говорит Саломея
   Утро началось сумбурно, скажем так. Во первых, а точнее, что главнее всего, меня снова разбудила моя госпожа непосредственная начальница:
   - Гады! Сволочи! Достали!
   Это она о лошадях. Тьфу ты - о лапифах. Тьфу ты, какие лапифы? Это всё Андрей наш, свет Михайлович, это всё он придумал. Что он придумал?
   ...Нет, стоп, это я совсем собъюсь с толка. Какой-то военный юморист вспомнил, что самопрозвание моей госпожи непосредственной начальницы напоминает кличку какого-то коня из фильма, и стал обо всем это рассказывать.
   Стержнёвой, конечно, на лошадей наплевать - её имя не корёжили и ладно. (Если его "искорежить", то тогда дело другое.) Но вот дня три назад у неё настали критические дни, и характер у неё окончательно испортился: он у неё и так не слишком хороший, а в ТАКИЕ дни, то и тем более.
   Ну, и как назло, в тот день (когда она шла к докторше насчёт женских запасов) ей на встречу Сабатаев (гладкий тип, куда угодно пролезет и вылезет) с этой, якобы, невестой и напевает:
   - Подари лошадку атаману, подари, подари!
   Из какого это фильма не знаю, а когда он это Андрею Михайловичу спел, тот даже не переменился в лице, а спросил:
   - А из "Ассы" ты что-нибудь знаешь?
   - Знаю, - согласился тогда Сабатаев, - но не люблю. По Совдепии не тоскую, но фильм тот просто неудачный. Про лошадку веселее! Верно, Кароульня Батьковна?
   Ну, мою госпожу непосредственную начальницу перекосило, и она явно полезла в рукопашную. В последнее время этого почти не случилось, и Сабатаев это вовремя не распознал, и говорит ей:
   - Опоздал вождь Питфей. Подвели его старые ноги?
   - Кто? Чего? - все на него уставились. А он:
   - Оля, сжалься над несчастной Каролиной, критические дни у неё, проводи уж её туда, где её спасут.
   Ну-у, могу сказать из личного опыта, наши запасы - это отдельный вопрос. Их не так уж и мало, но не так уж и много, и надо заметить, что их число отнюдь не безгранично тоже. Кого как, а меня это волнует...
   А ведь надо помнить, что нас, женщин, в этом городке, не так уж и много, но не так уж и мало! Шутки шутками, а и места не всем нам хватает, и возможность синхронизации (тьфу-тьфу по дереву) никто не отменял. Говорят, что когда местным Кулибиным мужского пола намекнули про эту самую возможность, они тогда дыру и проделали, чтобы было куда им бежать или нас спихивать, если у нас эта синхронизация и начнётся.
   Что-то я заболталась - о чём это я говорила? Ах да. Скворцов остался Сабатаеву про этого Питфея объяснять, а я и та девица повели Каро к врачу, сиречь врачихе.
   Идём. И поговорить не о чём, и молчать не удобно. Та девица и говорит:
   - А вы слышали насчёт дыры?
   Мы киваем, слышали мол, продолжай. Та и продолжает:
   - Ну, мы туда лагерь собираемся установить. Волонтёры нужны.
   - А мы тут причём?
   - Не хотите?
   - Что, никто не идёт?
   Та замялась.
   - Ну-у, не так уж и много...
   - Это не хорошо, - внезапно сказала госпожа непосредственная начальница. - Сал, ты всё время с камерой работала, по РФ в командировках летала, пойдёшь туда со мной? Насчёт меня и брата я с Андреем договорюсь, ведь тут мы все только киснем - не хорошо!
   - Серьёзно? В командировках летала? А почему? С какой целью? - та девица тут как тут. Вот порода противная!
   - Кинооператор я, - пришлось пояснить. - В командировках была когда надо было сериал снимать, про медведей.
   - Кого-кого?
   - Медведей. Бурый, белый и другие.
   - И что? Засняли?
   - Белого? Только в зоопарке, а на воле - только шкуру да кости, - пояснила я. - Прибыли мы, значит, на лежбище тюленей, где этот медведь должен был оттираться: там и тюлени нормальные, и ушастые, и ещё какие-нибудь ненормальные. Конец полярного лета, медведям вес набрать надо, хотя бы для начала зимы.
   - И что? Причём тут шкура и кости?
   - Значит, так. Прибываем мы на то лежбище, а там никого, и от моря ветер несёт такие запахи... никогде не чувствовала я такие запахи. Там косатки какого-то усатого кита задрали; ну, или не усатого, не важно. Запахи - ну уж точно не амбре, а сами косатки! Небось метров 10 были в длину, черно-белые, блестящие, как будто лакированые. Из воды встают солдатиком, округу озирают. Кое-кто из ребят тогда хотел на лодке подплыть и их кормёжку заснять, но не прошло: очень те косатки перевозбудились. Перевозбуждённого хомяка в руки взять рисковано, а тут, такие чуда-юда морские... о, вот мы и пришли!
   И мы действительно пришли на склад и получили наши доли для похода в дыру: как-то та парочка меня уговорила - сама не знаю как.
   * * *
  
   Говорит Скворцов
   Первое мое впечатление от первых "трофеев" Сабатаева и ко. было двусмысленным. С одной стороны - это трофеи; с другой - что мне с ними делать? Что доказаывать или подтверждать; с третьей... ладно.
   - Ну, рассказывайте. Они у нас откуда?
   - От меня, - обьяснил мне один из спецназовцев (или не спецназовцев) Сабатаева. - Только я не один был, со мной ещё Баул... тьфу, Чемоданов был и... этот... Резеда. Мы тогда на патрули машинально разбились, на тройки, хотя, конечно, не надо было. Наша тройка вниз по течению пошла: там это речка углубляется, течение замедляется, берега такие размытые, болотистые, камыщём поросшие...
   - Старицы?
   - Может быть. Тогда мы этих уток из камышей и спугнули: они взлтели, а мы по ним и стрельнули...
   - Кроме этой, - заметил я, указав на последнюю из "нормальных" уток. Даже такому профану как я было ясно, что эту утку убили не пулей, а другим, холодным оружием. - Ну, или я ошибаюсь, я же не эксперт-криминалист. Может, вы её сперва подстрелили, а потом решили на барбекю разделать, даром что там вполне природно и хорошо...
   - Никак нет! - лицо у докладчика аж побледнело от обиды. - Это всё долбаный Кинг-Конг... ну, Резеда то есть. У него дед во флоте служил, он ему однажды баллистический нож подарил, трофейный, вроде нашего НРС-2, только не совсем. Это значит нож, чьё лезвие как баллистический снаряд...
   - Т.е. бьёт на расстояние? - припомнил я рассказы Стержнёва.
   - Точно так! - кивнул докладчик. - Резеда дедом гордится, и ножом гордится, вот он по одной утке этим ножом и ударил. Наповал!
   - Наповал?
   - Наповал! - повторил докладчик. - Только зря он это сделал, где-то вы правду про барбекю сказали - глупость это, на уток с ножом. Перепел... ну, капитан Перепёлкин, главный наш... как про это безобразие узнал, так чуть нож тот у Резеды не отобрал - едва сообразил, что это слишком, но пока Резеда свой нож этот убрал и больше с ним не ходит, чтоб снова в дураках не оказаться...
   - Ладно, ладно. - Что мы с этим ножом не туда пошли. - Что было дальше? Длинноногую "утку" тогда тоже подстрелили?
   - Да, - мой собеседник явно бы поговорил ещё про Резеду и его трофейный нож, но речь шла ведь о них. - Они там стаей взлетели, а у нас всё же не охотничьи ружья, да и патроны беречь надо; короче, когда они взлетели, мы по ним и встрелили, не разбираясь, у кого какие ноги. - Он помолчал и добавил: - Слушайте, господин Скворцов, вы же человек учёный, скажите: Сабатаев правду говорит, что это дыра не в пространстве, а во времени, и этой птицы в наше время уже нет? - Он ткнул на длиннонога, хотя и так было понятно, о ком шла речь.
   - Скорее всего да, - сказал я, не особенно раздумывая. - Нет, конечно, я слышал про южноамериканскую паламедею... но думаю, что да, Сабатеев прав. Можно подумать, что вас крокодил не убедил.
   - Это разве крокодил? Я в своё время видел крокодилов по телевизору: африканский там, австралийский. Этот вообще с суши напал, прямо так галопом, как будто одна из тех собак, которые на кладбище воют. Разве это крокодил?
   - Вообще-то, современные крокодилы - и мелкие, вроде Джонсона, и крупные, вроде нильских, вполне способны бегать по суше галопом, - задумался я. - А что собаки?
   - Да видели мы их иногда, издалека. Бегают, бегают, то ли что-то вынюхивают, то ли что-то чуют, не знаю. Может, просто голодные: что-то в последнее время никаких птичек-белок-кошек не видно - кто знает...
   - Да, действительно, кто? - задумчиво сказал я. Может быть Каролина - но у неё сейчас критические дни, а злосчастный Сабатаев - что б ему Горбачёв приснился - её как раз и разозлил. Ну, имя вроде как у лошади - и что? Чего смешного? Тонкий армейский юмор - нам, штатским, его понять... - И чем же крокодил вас не убедил? В смысле, что дыра во времени...
   - Мелкий он какой-то, - пожал плечами докладчик. - Он из цирка или зоопарка не мог сбежать?
   Мы помолчали, выразительно посмотрели друг на друга: цирки и зоопарки подразумевают конкретный уровень цивилизации, не ниже римской империи, а уж империю просмотреть невозможно даже дилетантам, а не опытным диверсантам-разведчикам.
   - Да, действительно, не мог. И что мне доложить начальству? - неохотно признался докладчик - чем-то ему этот крокодил не понравился, укусил он его тогда, что ли?
   - Скажи, что вскрытие показало, что отложения жира на печени приличные, в других местах тоже, со скидкой на размере. Значит, ящер покойный не голодал, значит и мы можем с голоду там не умереть, особенно если припас с собой возьмём.
   - Это хорошо! - обрадовался мой собеседник, и поспешил докладовать своему начальству.
   А там и до моего вызова дошло.
   * * *
  
   Собрание было достаточно большим - ну так и вопрос был не маленький: быть или не быть? В смысле идти или не идти? Моего недавнего собеседника, и его друзей выслушали внимательно, (слегкао покритиковали бравого Резеду за его ребячество), а там и до меня дошло.
   - Значит, жить там можно? - спросил меня полковник Георгиев.
   - Скажем так - там можно жить неплохо, т.к. просто жить можно и здесь, но похоже, что там всё же лучше, чем здесь, - ответил я.
   - И дыра действительно ведёт в наше прошлое?
   - Это не ко мне. Я же гуманитарий. Как я понял, дыру сделала команда господина Андреева? Пускай он и отвечает.
   - Я ответил! Я уже ответил, - вспыхнул последний. (О да, он ответил. Мы уже встречались с ним - вот ведь писклявый сноб. Технарь!) - Я вам же рапорт подал, господин полковник.
   - Да-да, подавали, - согласился тот, слегка поморщившись. - Я помню; господин Скворцов только подтвердил ваше мнение.
   Лежат ли, вуалью сокрыты, пучины Пространства и Времени?
   И что за блестящих скривившихся тварей я видел мельком?
   Дрожу перед ликом огромным неясного племени,
   Рождённым в безумии Ночи однажды тайком.
  
   - тихо пробурчал себе под нос Резеда, но недостаточно тихо.
   Андреева перекосило.
   - Това... господин Резеда! Оставьте себе свои увлечения дешёвой западной фантастикой!..
   - Довольно! - тут уж не выдержал и полковник. - Я вижу, что все мы изрядно поднадоели друг другу, и в дыру - тьфу ты, сквозь дыру - надо послать исследователей, хотя бы чтобы разрядить атмосферу, а то мы все друг друга передушим. Я сегодня составлю списки.
   И он их действительно составил.
   * * *
  
   Говорит Саломея
   Когда полковник (как его там? Георгиев) огласил списки, разумеется я там была. И начальница моя непосредственная была. И Андрей свет Михайлович был. И этот Сабатаев с его кралей - тоже.
   - Итак, - Сабатаев начал свою речь (господин полковник вроде бы поставил его во главе всего), - господа. Мы накануне ответственного события - может, и не такого серьёзного, как полёта на Марс, но всё-таки. Завтра, мы проникнем в дыру. Со строительным - и прочим - инструментом - у нас трудности (а с чем у нас их нет?) - так что пока придётся жить в палатках. Раздельно, конечно - мы взрослые люди, но резиновых изделий "номер два" на всех не хватит, сожительство - под личную ответственность. Вопросы есть? Андрей Михайлович?
   - Да? - Андрей Михайлович и глазом не моргнул. - Я что, я молчу. Какая у нас задача-минимум или что там?
   - Устроить лагерь - на возвышенности, - пожал плечами Сабатаев. - Подчёркиваю, предпочитетельно устроить лагерь на возвышенности, а не в низине. Возражения есть.
   Возражения были. Лезть на вершину холма не хотелось собственно никому, кроме Сабатаева. Тот отстаивал свою точку зрения отчаянно, утверждая, что это разрешит, помимо прочего, проблему пищевых отходов. И кишечных тоже.
   - Слушай-те, господин Сабатаев, - похоже Андрей наш Михайлович решил вступить в спор. - А как же круговорот воды в природе и грунтовые воды? Канализации в современном западном смысле там не придвидится, всё, что дождь смоет в ту же низину - где речка. Надо нам хоть ямы для туалета и мусорной кучи выкопать - может тогда нам не придётся получить холеру и прочую гадость, которая так мучила средневековые города так скоро. А что до защиты от хищников, то считаете, что мы можем напороться на динозавров? Не верю! Были бы там динозавры, мы бы увидели их отходы жизнедеятельности - в динозавровом масштабе, я извиняюсь, их трудно пропустить. Умные дяди - чьи труды вы тоже читали - доказали, что-
   - Андрей Михайлович, можно слова? - вмешалась я. Кавалер моей непосредственной начальницы предпочитает молчать, но если его прорвёт.
   - Пожалуйста, - Андрей Михайлович одёрнул себя и сел.
   - Так вот, - я аккуратно встала, - я вот рассказывала, как я снимала - ну, или не снимала медведя белого в первый раз. А вот что было, когда я снимала медведя бурого - тоже в первый раз.
   Как-то прибыли мы на север, в горную тайгу - снимать медведя бурого. Лично у меня по поводу съёмки медведей были большие сомнения - почему нельзя было заснять этого медведя в зоопарке, но мне заплатили не за мысли, а камеру таскать и медведей снимать, вот я и смолчал.
   Прибыли мы на место. Тайга (правда несколько смешанная а не хвойная), леса, природа, красота. И гнус (так он называется, кстати?) тоже. В накомарниках мы, все всюду опрысканные, а всё равно нет-нет да и зачешется в каком-нибудь трудночесаемом месте... ладно.
   Прибыли мы на место, установили место для камеры (и меня, т.к. я этой камерой снимала, вернее должна была снимать медведя), потом меня, камеру и наше место замаскировали. На другом месте замаскировался егерь. Остальная наша группа - далеко-далеко, чтобы медведя не спугнуть; главное его заснять, а комментарий можно и потом подредактировать.
   Ну вот, сижу я на своём месте час, другой - медведя нет. Его и раньше не гарантировали, но теперь, когда я узнала, что пока медведя не будет, я буду тут, его отсуствие ощутилось очень-очень остро.
   Но это медведя не было, а всякая мелочь пузатая была. Бурундуки там, белки - бегают туда-сюда, с дерева на дерево по своим делам. Красиво конечно, очень динамично, но мне нужен медведь, а всех этих грызунов, будь их хоть 3000, за одного-единственного медведя не продать.
   Думала я так, думала, и стала всю эту живность считать, благо что она - живность - была людьми не особенно пуганая, день стоял безвтеренный и маскировка худо-бедно но работала.
   Вот я и стала всех их считать: рыжая белка одна налево, бурундук один полосатый направо, ещё одна белка налево, ещё один бурундук направо. Они бегают, а я их снимаю, т.к. медведя всё равно нет.
   Медведя нет, но есть какие-то зверьки, или вернее звери. На хорьков похожи, но телом более жидковатые и окрасом более светлые: не белые, но и не тёмные, а палевые. Один караулит, другой к бурундукам и белкам подкрадывается. Медведем в окрестностях и не пахнет, я этих снимать стала.
   Один, значит, подбирается, другой по окрестностям озирается, караулит. И вдруг как заверещит! Зверьки наутёк, грызуны тоже, а на сцену вышел... нет, не медведь, но медвеженок. Только чёрно-белый, не бурый, и с большим хвостом - росомаха называется. Вонючая - жуть. И в ужасно сердитом настроении - некого хватать, некого глотать, одна я сижу со своей камерой в укрытии. Ветра, правда, нет, но ей и этого хватило чтобы меня учуять: заворчала, зарычала, и полезла в моё укрытие.
   А егерь в неё из своего собственного блиндажа транквилизатором раз! И попал. Росомаха застыла, постояла немного на месте в задумчивости, и свалилась, заснув.
   А я с егерем пошли обратно в лагерь. Да ну этого медведя бурого, он ещё попадётся на дороге! А тут, со спящей (и вонючей) росомахой - вряд ли...
   ...И да, бурого медведя я всё же засняла - но это другая история. Дело в другом. Звери нас найдут-достанут как-бы мы хорошо не замаскировались, так что маскироваться нам незачем. Лезть, собственно, тоже, но всё таки это от тропы подальше. У водопоя всегда какой-нибудь мохнатый или пернатый оттирается, а на холмах - обычно нет. Вот какой-нибудь заборчик, чтобы местная росомаха нам чего-нибудь не отгрызла или не сгрызла, было бы в самый раз, ладно?
   Как не странно, это решило дело, и все согласились попробывать идею Сабатаева - даже Андрей Михайлович, что навело меня на мысль, что он взорвался на Сабатаева из-за чего-то ещё, а не из-за грунтовых вод (это ещё что?). Надо с ним и с моей непосредественной начальницей поговорить: а вдруг дело серьёзное?
   * * *
  
   Вот и поговорила! Лучше бы молчала, спала бы сегодня спокойней, а так я, возможно, не буду спать вообще.
   Дело в собаках, точнее в одичавших собаках с кладбища. Никогда не забуду, как они ту лисицу рвали - она, конечно, была не то бешеная, не то ещё что, но те собаки... бррр!
   Ладно. В последнее время они не спокойны: это странно, так как к ним никто не лезет: отчасти из-за погоды, отчасти потому, что страшно наверное, людей нет, техники... Я бы туда точно не полезла, их ловить.
   Так вот, как говорит моя госпожа начальница, те собаки это знают, и наглеют, вернее наглели с недели на неделю. Теперь они наоборот, нервничают, и это непонятно. То ли они чуют что-то неприятное своими животными чувствами, не то ещё что.
   Но что может напугать собачью стаю из более чем дюжины животных? Непонятно, и то ещё более тревожно. Андрей Михайлович не любит непонятное, да и мы тоже.
   Может, поговорить с дядей Мотей? Я не знаю...
   * * *
  
   Говорит Скворцов
   Утро было снова светлым. Ну, более светлым чем прошедшая ночь. Никогда не был не астрономом, не художником (хотя в детстве ходил в художественную школу - тьфу!), но давно заметил, что тогда как час перед расветом не так уж и темён (вернее, не более тёмен, чем другие), то час перед закатом - самый светлый.
   К чему это я? Я не знаю. В последнее время моя жизнь и моё время уже и не совсем моё, я попал в чужую шкуру и всё время что-то делаю - этакой ночной кашмар гоголевского мошенника, что ли?
   ...Так, это я уже совсем не о том думаю. О чём мне надо думать? О дыре, которая находит перед нами, из неё тянет свежостью, природой, здоровьем, что ли - ну какой-никакой но альтернативой к нашему нынешнему житью-бытью. Меня, кажется, назначают главным по биологической части. Что это значит конкретно? То, что я буду отвечать за каждый вопрос о любом животном - позвоночном, безпозвоночном - а также о любых растениях, тем более что в вопросе с ними блефовать легче.
   Сабатаев отвечает за человеческие ресурсы, дядя Мотя, как я понял, за технические. Ну, я не возражаю, я вообще никогда не стремился не к власти, не к отвественности, не к привилегиям - ни к чему. И вот теперь оказался у какой-никакой но власти. Хана мне, и всем тем, кто избрал меня вождём и учителем.
   ...Интересно, а если бы я и другие с Георгиевым бы не встретились? Чтобы тогда было? И кстати, как это он на меня вышел? Ведь с Киприяном Семёновичем у меня никакой близости не было - так один из учеников. То, что он за воротник принимал известно было всем, т.ч. я тогда перед полковником банально высасывал из пальца - и ведь прошло.
   ...И глаза у него в последнее время самые обычные глаза, только усталые. То ли дядя Мотя с ним действительно разобрался-переговорил, не то ещё что.
   - Вперёд!
   Это не я сказал, это Сабатаев сказал, и мы все пошли.
   * * *
  
   Мы сидим на месте. Работа кипит. Заборчик мы, вопреки предложению Саломеи (эх, как её предки назвали, хорошо ещё, что не Иродиадой или Йезавелью), не построили. Выкопали неглубокий ров, который обходит кругом всю верхушку холма.
   На верхушке мы, т.е. наш лагерь. Сам холм невысок, полог, покрывает достаточно большую площадь, т.ч. мы не сидим друг у друга на головах, громоотводы нам не нужны, и стихиям мы не подвержены. Хорошо.
   Ров неглубок, копало его человек 30, чтобы никто не был уставшим. Я тоже копал, чтобы не о чём не думать, а пришлось.
   * * *
  
   - Птица, вы говорите?
   - Даже несколько. На куриц похожи, и летают по куриному - не высоко, не далеко. Вот бегают очень быстро, заразы, что твои страусы.
   Ё-моё, да я перед Хлестаковым просто Аякс перед Чебурашкой! Я - биолог узкого профиля, так сказать, остольные - ещё хуже. Нет, я понимаю, учёный народ - про него ещё Высоцкий пел, но остольные. Они что, никогда просто в парке не были, птичек не слушали, природой не любовались?
   - Пункт первый. Кто-нибудь запомнил, какое оперение было у птиц?
   - Ну, - Сабатаев замялся, - первая птица была коричневая, с синим отливом.
   - Так. А вторая? (Должен же я изображать из себя кота учёного?)
   - Более тёмная, даже черноватая, клюв массивный, лицо, т.е. морда лица бритая - то бишь без перьев.
   - Не оперенное, - повторяю я с тем видом, с каким патологоанатом говорит "мизинцы гнутся" наверное. - Ясно. Убежала и больше не попадалась?
   - Нет. Далеко убежала, наверное. Просто маленький страус...
   - Далеко... В лесу далеко не бегают - незачем. Ваш "маленький страус" просто выбежал из вашего поля зрения и спрятался в кусты, в бурелом, просто за деревья - и всё. Переждал вас и дальше пошёл по своим делам. Главные лесные хищники - это не птицы, а звери, и охотятся они используя слух и нюх, нежели зрение... Короче, если захочешь по-охотится, попроси у Каро одну из её собак: она будет птиц спугивать, а вы их стрелять.
   - Гмм... - мысли о том, что птицы (курицы или нет, ещё вопрос, среди куриных не коричнывых с бурым отливом, не гололицых не водится) его обдурили как новичка Сабатаеву не по вкусу, и он начинает смотреть окресности. Я тоже.
   Палатки мы поставили, ров выкопали, теперь кто отдыхает, лежа на травке как древний грек на диване (или на чём они там лежали?), кто оживлённо - и по существу - спорит о том, где что устанавливать: теплицу там, огород, или что ещё.
   На мой неопытный взгляд - дело трудное. В одной стороне - лес, в другой - холмистая равнина, и то, и другое - весьма неподходящий ландшафт для сельского хозяйства. Исторический опыт опять-же показывает... а что он показывает? Индейцы Северной Америки - те, что жили в лесу - как-то умудрялись там выращивать кукурузу, тыквы и бобы одновременно; тыкв у нас нет, но вот кукуруза и бобы есть. Может попробывать?
   С другой стороны, правда, не знаю ещё как мы будем сажать их в том же лесу, как место для делянки расчищать: наш непосредственный инструмент - по словам дяди Моти и других товарищей (или господ) постарше - сравни брежневскому маразму. Не знаю, что это означает, но конкретно - не комплимент. Ладно. (Да и зверьё - охотно верю, что тут водятся какие-нибудь крысы-белки, которых мы в прошлый раз просмотрели, т.к. они от собаки убежали - просто так нам огороды ростит не даст!) Всё равно лучше чем Москва из которой мы ушли через дырку.
   - Ладно, - говорю я Сабатаеву. - Кому как, а мне задело. Вон те... э, личности, одолжили моего Верзилина насчёт огорода в нетипичном месте, и мне надо поучаствовать как личность, которая уже ростила оный огород в нетипичном месте, только в другом. Увидимся позднее!
   И да, мы действительно увиделись позднее, за ланчем, когда Каролина обьявила Сабатаеву Ольгу ведьмой. Впрочем, это было уже неважно и за ланчем мы обсуждали другие дела.
   5. Сабатаев: Птички (Конец сентября).
  
   Земляные работы никому не в кайф, и я в очередной раз убедился в батиной правоте. Я и сам не люблю всевозможных "их бин больных" и прочих убогих с недужными, чем и заслужил на прежней работе прочную репутацию чуть ли не фашиста, но Батя, как мне показалось тогда, при наборе дополнительных людей, и меня в этом пунктике превзошёл. Я тогда едва отстоял перед ним лишь одного Длиннова - пенсионера и сердечника, прочих же, которых я был склонен тоже взять, босс тогда зарубил напрочь. И ведь прав с нашей управленческой колокольни. Вот появились работы - тяжёлые, неприятные, а главное - ни в чьих служебных обязанностях исходно не прописанные - и как на них людей сподвигнешь, если они их делать не обязаны? Только если их будут делать все, без всяких там "освобождённых". Ну, пара-тройка - это ерунда, для нескольких сотен и десятка полтора ещё как-то проканают - но не больше. Наелся я в своё время говна с этими "их бин больными" в цеху, когда в теории у тебя три десятка мордоворотов, на которых пахать можно, а на практике едва десяток наскребается здоровых и ни от чего не освобождённых, и всякий раз на незапланированные погрузки-разгрузки и уборки территории с расчисткой снега и сбиванием сосулек с крыши, сцепив зубы, приходится выделять одних и тех же, над которыми откровенно потешаются всевозможные ущербные "мутанты Х". Один такой мне как-то раз с нескрываемой гордостью похвастался, что врач ему тяжести подымать запретил, по крутому мосту подыматься запретил, на верхотуре работать запретил, а вот водку кушать - разрешил. Если что-то неприятное делают все - это, хоть и неприятная, но всё-же работа. А вот если только часть, не сумевшая отмазаться - это наказание. А за что, спрашивается? Здоровые-то в чём провинились? И кому охота ощущать себя бессменным лузером? И что ответишь такому, виновному лишь в собственном здоровье, на его совершенно справедливый вопрос "Почему опять я?" Выгнать людей на такой очередной никого не вдохновляющий "субботник" практически невозможно - если, конечно, интересует результат, а не просто чтоб вышли, подержались за лопаты и извели дневную порцию сигарет. Можно только вывести, работая вместе со всеми и управляя не понуканием, а личным примером. Только вид начальника, честно тянущего эту осточертевшую лямку наравне со своими людьми и не отлынивающего от самой тяжёлой её части, ещё хоть как-то примиряет людей с этой перманентной несправедливостью.
   Бате, хвала богам, такие нюансы разжёвывать не нужно. В первый же день он сам вышел с назначенными в первую очередь и честно отмахал лопатой "отсюда и до обеда". Да и потом иногда появлялся, а появившись - не гнушался взяться за лопату. Пусть не каждый день, пусть ненадолго, но главное - люди видят. А нет его - есть мы. Конечно, в идеале каждый должен заниматься своим делом - но где б ещё его пощупать, тот идеал? На практике мы с Игорем разделили группу пополам - с первой половиной отбываю всеобщую трудовую повинность я, со второй, сменяющей мою половину - он. А помозговав на второй-третий день, мы с ним переговорили и с нашими бабами и договорились - производительности от них никто не требует, фанатичного надрыва - тем более, но уж выйти вместе с мужиками и поковырять с ними землю хотя бы чисто символически - это уж извольте. Чтоб никаких нам тут разлагающих трудовой настрой "освобождённых". В десанте прыгают все. В результате пару дней на меня смотрели волками руководители остальных групп отдела, которых ихние мужики чуть живьём не съели, а затем ещё дня три - ихние бабы, которым тоже пришлось "из-за меня" отрывать седалища от нагретых мест и бросать свои важные и неотложные дела ради какой-то ерунды, нарушающей вдобавок священные устои. Они ведь за что боролись? Правильно, только за равные права. За что ж их, спрашивается, ещё и равными обязанностями нагружают? Где ж это такое видано? И куда только мир катится? Ничего, понудили, кое-кто и истерики позакатывал, но успокоились. А глядя на них, и мужикам - тем, которые "освобождённые" - как-то не комильфо стало освобождением своим пользоваться. Бабы - они ж в этом смысле страшнее любого самого деспотичного начальства. Затравят так, как никакому руководителю-мужику и в голову бы не пришло. Намного ли повысили эти дополнительные трудовые ресурсы нашу общую производительность - вопрос, конечно, дискуссионный. Как на него отвечать прикажете - честно или политкорректно? Зато моральный климат на должном уровне, и если эти работы затянутся надолго - никто из этого теперь трагедию делать не станет. Правда, батин штатный заместитель из бывших профессиональных партеичей, и до того меня не жаловавший, теперь и вовсе окрысился - ведь "из-за меня" и ему теперь пришлось не только языком, но и личным примером людей воспитывать, а такого подобная публика не прощает никому - ну да ладно, эту-то беду я уж как-нибудь переживу. О том, что бывает с теми, кто меня рассердит, он наслышан, а забудется - мне вразумляющий урок хороших манер преподать недолго и нетрудно.
   Если совсем уж начистоту - есть всё-же у нас и освобождённые от обязанностей землекопов здоровые лбы. Солдаты, которые то "через день на ремень", то в разведрейдах. Кто-нибудь что-то имеет против? Были такие поначалу, да только мы, служившие срочную, быстро их вразумили, популярно растолковав, что солдат между нарядами должен боевой подготовкой заниматься и отдыхать, а не бордюры красить, да полы в штабе до зеркального блеска с мылом драить, а то и вовсе сугробы вокруг того же штаба по нитке ровнять. Разве для этой хрени его на два года с гражданки выдернули? Пусть лучше лишнюю мишень на стрельбище продырявит, да полосу препятствий попреодолевает, да на местности поориентируется - или наконец выспится хорошенько перед заступлением в наряд, дабы на посту глаза не слипались. Другое дело, что не следует и отдыхающему бойцу без нужды мозолить глаза работающим, и вот это не всегда соблюдается. Вот и сейчас свободный на данный момент от служебных задач Фриц, прикалываясь, картинно разгуливает среди очередной смены землекопов и наигрывает на губной гармошке свой излюбленный "Шварцбраун ист ди хазелнусс". Кое-кто, не просто поняв, а и примерив на себя намёк, поварчивает, но основной массе, особым комплексом неполноценности не страдающей, эта хохма по приколу. Тем более, что и мотив бодрящий, и для работы - что доктор прописал. Многие даже подпевают - особенно припев, в котором и слов-то как таковых нет:
  
   Дюви-дюви, дюви-дюви-ди, ах-ха-ха!
   Дюви-дюви, дюви-дюви-ди, ах-ха-ха!
   Дюви-дюви, дюви-дюви-ди, ах-ха-ха!
   Дюви-дюви, дюви-дюви-ди!
  
   Особенно весело нам с Олей. БСЛ - большая сапёрная лопата, если кто не в курсе - потяжелее обычной, но это для тех, кто не в ладах с антигравом. Мы в ладах, и уменьшенный - для нас - вес инструмента здорово облегчает нам жизнь. И уж всяко не затрудняет нам её вполне сохранившаяся масса, усиливающая врезание лезвия в грунт, да ещё и получившая дополнительное ускорение телекинезом. Естественно, мы не забываем телекинезить и сам грунт, размягчая его и слегка раздвигая перед лопатой. Не играючись, конечно, далеко не играючись - не такие у нас ещё пока силёнки и навыки, но и не запариваемся. Ну, примерно как густую кашу ложкой помешать. Да и грунт, откровенно говоря, вполне нормальный - не украинский чернозём, но и не обычный для Подмосковья суглинок. Видимо, так и было до тех пор, пока не проползли по нашей малой родине по нескольку раз взад-вперёд проклятые ледники, содравшие на своём пути всю почву до юрских и меловых глин, а кое-где - и до карбоновых известняков. Каменюки, правда, попадаются нередко, и с ними, пока выковырнешь, приходится повозиться. Но нет худа без добра - пригодятся нам со временем и они.
   В основном-то запланированные исходно земляные работы были уже сделаны - ненадолго хватило народцу эффекта от рассказа Саломеи про таёжную росомаху, и делать полноценное ограждение просто-напросто поленились. Спохватились несколько опосля, когда пару раз ночью какой-то зверёк, не такой уж и мелкий, добрался до нашого продовольственного склада и кое-что там попортил, а на третью ночь, попавшись с поличным, вместо честной ретирады накинулся на обнаружившего его дозорного, чувствительно куснул его и беспрепятственно скрылся. Описать зверя чётко видевший его мельком в ночной темноте пострадавший толком не сумел, и опознание хулигана лишь по невнятному рассказу, да по следам, оказалось затруднительным даже для Скворцова. Ясно только, что какое-то мелкопитающее - на крупнопитающее оно размерами всё-же ещё не тянуло - но посерьёзнее виденных нами ранее. А затем среди бела дня на одну из выбрасывающих пищевые отходы на временную помойку баб набросился подкармливающийся на той помойке птиц. Хорошо ещё, что та догадалась прикрыться тазиком из-под помоев, на который и пришёлся удар клюва - судя по внушительной отметине, чреватый нехилым раненим. Этого пернатого хулигана заметили несколько человек, которые его в итоге и прогнали, и по их сведённым вместе показаниям выходило, что мы опять столкнулись с тем сбёгшим от нас ранее и так и не пойманным спецназерами большим куром. И хотя мои соображения о возможной встрече и с последними динозаврами практически никто всерьёз не воспринимал, а многие и откровенно посмеивались, недавние инциденты всё-же заставили призадуматься, преодолеть лень и позаботиться о более основательном укреплении периметра. Как раз сейчас мы заканчивали наконец самую трудоёмкую часть - ров с валом, отделяющие территорию поселения от остальной части возвышенности...
   - Ииииии!
   - Мылять! Иди на хрен, зараза!
   Визг принадлежит Ирке Марковой, а недовольный вопль - Власову, и доносятся они с заросшего кустарником склона. И, если я хоть что-то понимаю в ихних взаимоотношениях, посылает Власов сейчас по сексуально-пешему маршруту явно не Ирку.
   - Оля! Будь тут и начеку! Я - туда!
   Эти орясины, конечно же, наплевали на все мои предостережения и работали без пистолетов. Пара-тройка человек, кинувшихся к ним впереди меня, тоже не вооружены. Так, что там у нас? Ага, и почему я не удивлён? Картина маслом - Власов пытается отмахаться от большого кура малой сапёрной лопаткой, с которой в этом качестве явно не умеет обращаться, а Маркова, безтолково размахивая тесаком, не столько облегчает, сколько осложняет ему задачу. Двое подбежавших ранее меня - один с туристическим топориком, другой вообще с пасатижами - героически съезжают по крутому склону на пятых точках. И увы, слишком вовремя - пистолет уже у меня в руке, и патрон дослан, но незадачливые герои успели и уже маячат на линии огня...
   - Мы-ылять! Куд-ды вас несёт! Мать вашу за ногу! - рычит в бессильной ярости из-за плеча верзила Кинг-Конг, только что передёрнувший затвор автомата. Он пытается поймать на мушку второго кура, как раз встречающего подоспевшую подмогу, но истерично мечущаяся Ирка лишает его и этой возможности.
   - Да пригнитесь вы все, млять, дебилоиды вращения! - но его не слышат.
   - Так, спокойно! Не завали мне только этих орясин! И, будь так любезен, не отстрели мне самому чего-нибудь не то - пригодится ещё, - пока Кинг-Конг въезжает в услышанное и гогочет над моим плоским юмором, я взлетаю на антиграве - прямо-таки почти дежа-вю - "но сегодня не так, как вчера"! Дурацкая видеокамера меня на сей раз не обременяет, а пистолет - мой нелегальный удлиннённый макарка - привычен и давно пристрелян. Замерев в воздухе, целюсь с обеих рук тупо в корпус - мне не класс показывать, на хрен это ковбойское пижонство, мне просто всадить пулю в тушку, а башку я ему, если понадобится, и потом контрольным продырявлю. Похоже, не понадобится - заблаговременно надсверленная с головки пуля отшвыривает несчастного птица на пару шагов назад. Тот дёргается и сучит ногами, но встать на них ему уже не судьба - только не с такой дырой в бочине. Наши герои присели с перепугу, всё-таки не каждый день над башкой стреляют, и Кинг-Конг наконец-то с торжествуючим рёвом шмальнул короткой очередью во второго кура. Автоматная пуля калибра 5,45 - не пистолетная, прошила навылет, и птиц едва ли понял, что произошло, но времени на раздумья я ему не дал - моя вторая пуля снесла его вверх тормашками.
   - Так, не разделывать мне их тут на шашлык! - мужик с топориком явно намылился учинить расчленёнку, - Оставьте хоть что-то нашому главному биологу для изучения!
   Пока я распекал своих раззяв за отложенное в травку личное оружие - да ещё и вместе с апетитно пахнущими бутербродами, подоспела Каро - с одной из своих собак, но тоже без пистолета. Я только хмыкнул - не мой человек, да и обидчива сверх всякой меры - ну её на хрен. Подход Скворцова я, занятый разбором полётов со своими горе-героями, не увидел, а услыхал:
   - Этого-то я и боялся! Вы, Владислав, не перепутали случайно этих птиц с тираннозаврами? Ладно солдатня, мальчишки, которым лишь бы крутость свою показать, но вы-то! Вроде бы гражданский человек и вроде бы неглупый! Из чего вы их расстреляли - из помпового ружья или из базуки?
   - Вообще-то из пистолета, Андрей Михайлович.
   - 45-го калибра? Вам не кажется, что для местной фауны это перебор?
   - Да какой там 45-й? Такой же макарка, как и ваш, - судя по движению его бровей, хрен он мне поверил. Кожухом-затвором моё изделие подпольных умельцев-оружейников и в самом деле здорово напоминает "Кольт-коммандер", который как раз 45-го калибра и бывает, - Нет, серьёзно, "девятка" макаровская, - выщёлкиваю обойму и показываю ему верхний патрон.
   - "Дум-дум"? - ну глазастый, увидел-таки надсверленную головку пули, - Для вас международные конвенции писаны?
   - Для меня - нет. Во-первых - я их не подписывал, а во-вторых - они остались в том мире, а мы - в этом.
   - Нет, ну это... гм... У меня просто слов нет! Прямо варварство какое-то!
   - Ну так я и есть варвар. Ни разу не грек и ни разу не римлянин.
   - Это по вам видно, знаете? На кого вы готовили эти артиллерийские снаряды? На лося или на медведя?
   - Ну уж извините, наган под. мелкашку прихватить как-то не предусмотрел. Что оказалось под рукой - из того и шмалял.
   - А, да ну вас...
   Кинг-Конг, котрого я тут же отмазал перед собравшимся отчитать его за "бесцельную" стрельбу Перепёлкиным, несколько иного мнения на сей счёт:
   - Да плюнь ты, Субудай, на этого яйцеголового, они же все,млять, на своей науке по фазе сдвинутые! Ему бы радоваться, млять, что аж две образины ему на блюдечке поднесли - ещё народу набежало бы, так упустили бы на хрен и этих! И пули у тебя классные! Мы с пацанами пробовали надпиливать - но млять, совсем не то! Не, останавливает конкретно, это без базару, да только хрен попадёшь, если не в упор! Ну, в слона если только. А у тебя - ровненькие все, одинаковые, одна к одной! Нам бы таких, а?
   Пришлось пообещать. Не сей секунд, конечно, и не на днях. Я что, врукопашную их ручной дрелью засверливать должен? Пачку или две я бы засверлил, но им ведь до хренища надо! Вот когда электрификацию тут нормальную наладим, да аппаратуру нашу торсионную развернём и задействуем - тогда да, для хорошего дела ни разу не жалко. Пока растолковывал всё это бойцу, заодно прямо у него на глазах материализовал пару патронов и пополнил ими обойму взамен расстрелянных, а на их примере объяснил ему, что пару-тройку - да, могу и вот так, не отходя от кассы, а вот пачками - это без аппаратуры не сдюжу.
   Электрификацией уже занимаемся. Канарейкин, обнаруживший незаурядные столярно-плотничьи таланты, сумел соорудить пару водяных колёс, которые даже в деревянном исполнении работали неплохо. Очевидно, что применение металлических осей и подшипников значительно повысит их долговечность, а мощь на бурном потоке такова, что этот вопрос весьма актуален. Вчера как раз испытывали наш "вечный" генератор и работой его остались довольны, но... Народец начал поминать меня "незлым тихим словом", когда сообразил, что оборудование придётся тащить от дыры несколько километров на руках, в лучшем случае - на носилках. Ну, по ровному-то месту то, что полегче, для тяжестей, хвала богам, мопеды наши электрические имеются, а вот вверх по склону - исключительно врукопашную. А склон такой, что ну его на хрен. До него-то пропущенные дырой малые электрокары кое-как доедут, но по нему на возвышенность им не взъехать ни в жизнь даже порожняком. Придётся заморачиваться пологой дорогой для въезда и мостить её камнем - тем самым, выковырнутым из рва. Наверное, меня бы давно уже послали на хрен со всеми этими заморочками, если бы не видели явной пользы от некоторых из них. Вычитанный у Назгула на "Самиздате" проект его "брезентового водопровода" оказался весьма удачным - одну брезентовую кишку мы, переборщив с наклоном, вообще сожгли на хрен, но потом подрегулировали и получили халявное горячее водоснабжение. Этому народец, само собой, обрадовался, поскольку перспектива перманентной заготовки дров никого не вдохновляла. И только осознание того, что электроплиты и электрообогреватели избавят от нужды в дровах вообще, хоть как-то примирило толпу с необходимостью потаскать железяки здесь и сейчас. Второй удачной задумкой, на сей раз - моей собственной, оказался "вечный" обычный водопровод из нержавейки. Хоть и добавил он требующего переноски груза - никто не возражал. Все так устали и от рыжей воды в кране, и от перманентных летних ремонтов с заменой проржавевших труб в старом мире, что идея поднапрячься один раз и наслаждаться потом результатами долгие годы пошла на "ура". Вот за такого рода понятные и очевидные выигрыши мне и прощали те заморочки, польза от которых при поверхностном взгляде не просматривается. После сегодняшнего инцидента с птичками, надо думать, проникнутся наконец-то пониманием выбора возвышенности. Ещё бы и Скворцов наконец допёр, что мало толку от его потуг с огородами, если не решена проблема нехватки света...
   - Не пойму, чего они на нас с тобой так взъелись? - Оля вовсе не обижена неприязнью скворцовских баб, просто в самом деле странно, - В чём мы им дорогу-то перебежали? Или способностям нашим завидуют?
   - Ну, мало ли... Знаешь, Котёнок, я ведь тоже мозговал... Смех смехом, но у меня складывается такое впечатление, что они нас с тобой за очень блатных родственничков больших и уважаемых дядь принимают. А таких, сама понимаешь, никто нигде не любит.
   - За блатных? Вот так номер! А с чего они взяли?
   - Да думаю, что ни с чего конкретного, а так - "вообще". Держимся мы с тобой уверенно, весело, даже вальяжно - и так со всеми, в том числе и с начальством. Разве так ведёт себя "маленький простой человечек"? И, вот ещё мысля возникла - солнца-то ведь нет, никто не загорает, все бледные - кроме нас с тобой. Наши-то ребята в курсе, просто не умеют пока, а прочим откуда знать? Кто-то, видать, решил, что в солярий какой-нибудь засекреченный ВИПовский втихаря шастаем, куда простым смертным путь заказан.
   - Ага, в том числе и самому Георгиеву, и его жене с сыном! Да и откуда у нас солярий?
   - А в каком-то из тех жутко засекреченных помещений, которых в отделе хватает и куда вход только строго избранным! Кто-то пашет тут в поте лица, а кое-кто по соляриям, да по саунам с девочками шляется! - я изображаю ворчливый тон уже хорошо принявшего на грудь после обеда и оттого жутко возмущённого социальной несправедливостью работяги, и мы хохочем.
   - Кстати, Влад, насчёт загара. Представляешь, мне тут чего уже высказали? Со смеху упадёшь! Говорят - тебе-то с твоим Субудаем что, вы взлетите, а нам от озера ноги по склону напрягать! Ага, взлетите! Сами бы разок попробовали!
   - Оля, ну откуда ж им знать? Сытый конному - не пеший. Это мы с тобой знаем, каково это, а они видят готовый поверхностный результат. Меня другое забавляет - добрая половина ездила до камешка в Туапсе - в санаторий по путёвкам. Так там с пляжа обратно к жилым корпусам и дальше, и выше, и как-то не лень им было ноги напрягать. А тут - прямо целая проблема!
   - Ага, в то время как некоторые блатные сынки с дочками пользуются персональным антигравом! А на какие шиши и за какие заслуги?! - визгливый тон бабок на скамейках у Оли выходит не совсем натуральным, почему-то талантливые актрисы получаются только из стервозных истеричек, но мне для понимания смысла пародии достаточно.
   - И кстати, пока энтузиазм трудящихся масс не кончился, надо бы в самом деле озаботиться и пологой дорогой для въезда наших электромопедов, и нормальной лестницей к озеру. Как раз лишний грунт от укрепляемых склонов девать некуда...
   Проблема с доставкой грузов стоит остро. Это ведь не только оборудование и всевозможные инструменты. Это ещё и сами жилища. Палатка палатке рознь. Двухместные и даже четырёхместные туристические - это одно, армейские же утеплённые, предназначенные для долговременного использования - совсем другое. Даже небольшая, всего на 20 с чем-то "квадратов", палатка УСТ - 56, в практикуемом у нас сейчас режиме общаги на 5 - 6 человек, весит в упакованном виде под четверть тонны. Это всё вместе, конечно, упакованное для компактного хранения на складе. Реально такой тюк слабенькому электромопеду не увезти, да и грузить-разгружать пупок надорвешь, так что переправляется она по частям. И всё равно тащить эти части на руках по склону, на который мопеду не взъехать, удовольствие сомнительное. Наружный брезент - 70 кило, упаковочная тара - 40 кило, стальные колья - 30 кило, и это только тяжёлый крупняк, а по мелочи там ещё много всего. Переправив и собрав на месте едва десяток, мы уже затрахались - а ведь это жильё только человек на 50 - 60, да и то временно. Не будешь же в самом деле жить в общаге до второго пришествия! Уж семейных-то точно надо будет со временем расселять, и если использовать эту палатку в качестве семейной "квартиры" - получается, что жилья в лагере лишь на 10 семей. Есть, конечно, и большие палатки, на взвод - УСБ - 56, "квадратов" на 60 или около того. В общажном режиме человек 20 разместить можно, в дальнейшем - разгородить на 3 "квартиры". Да только вот весит она, сволочь эдакая, без малого полтонны. Если разобрать, то наружный брезент - 120 кило, упаковочная тара - 70 кило, столько же стенки утепления, 45 кило стальних кольев, да по 30 кило внутренняя обшивка, оконные рамы и боковые стойки. Это, опять же, только крупняк, без весьма многочисленной мелочёвки. Как тут не офонареть?
   Первой, естественно, офонарела Оля. К счастью, в конструктивном ключе - предложений из области ненаучной фантастики типа постройки железной дороги или переброски через дыру одной из двух полученных Батей БМДшек я от неё не услыхал.
   - Ты думаешь о том же, о чём и я?
   - Ну, не только... Гм, - лежа с ней в обнимочку после весьма приятного времяпрепровождения в двухместном спальнике, было бы затруднительно думать только о делах, пускай даже и насущных.
   - Пошляк! Я серьёзно! - по её тону этого не скажешь, но не будем придираться к мелочам.
   - Серьёзно - естественно, о том же. Всех грузов не переправишь, если не задаваться целью надорвать людей. Надо поскорее налаживать собственную энергетику и торсионные мощности. Одну большую палатку сквозь зубовный скрежет и трёхэтажный мат ухитриться доставить можно, а вот дальше - только тиражировать на месте. Всё остальное - из области фантастики, научной или сказочной, - и мы хохочем, представив себе реакцию не владеющих нашими способностями на нашу оценку. Хвала богам, времена уже "не те", и инквизиции на нас нет!
   - А что там за птички, которых вы подстрелили? - вспомнила Оля, когда мы выбрались из спальника и оделись.
   - Да вроде того большого кура, что мы до сих пор упускали.
   - Я ж его так и не видела ни разу! Покажи!
   - Давай попозже, ближе к вечеру. Дадим Скворцову поостыть.
   - Опять чем-то недоволен?
   - Да не опять, а снова. Я ж из своего, вот этого, шмалял, да надсверленными пулями - ну и дыр в них наделал соответствующих. По правде говоря, на них и твоего ПСМа хватило бы за глаза. А ему ж теперь это кровавое месиво изучать и препарировать.
   - Поняла! Тогда пусть лучше поостынет!
   До обеда и пересменки ещё оставалось время, и мы пошли на озеро. Увязалось с нами лишь несколько человек, народ в основном ещё опасается - просекли, что в тёплом климате запросто могут быть крокодилы, особенно после того, добытого спецназерами. Но крупных разведка так и не обнаружила, видели только пару таких же мелких, как и тот, а это явно не наш клиент. Этот сам, столкнувшись с человеком, обгадится с перепугу. Если не пытаться его поймать - уплывёт себе по своим важным и неотложным делам. Вот змейки - это да, под ноги надо посматривать. И в нашем-то родном Подмосковье гадюки попадались, и кого-то даже за сезон куснуть успевали, а тут наверняка найдутся и позлее, и поядовитее...
   Поплавав в своё удовольствие и потелекинезив в качестве "настольного футбола" небольшую гальку, мы разлеглись позагорать на расстеленном покрывале. Остальные, глядя на нас, пожали плечами и пошли играть в нормальный волейбол. Солнца-то нет, тепловые инфракрасные лучи тучи пропускают слабо, и на ветерке без разогрева броуновским движением не так уж и тепло. Но мы-то им владеем, и нам вполне по кайфу. Даже хорошо - капельки воды после купания обсыхают не так быстро и дольше фокусируют прекрасно приходящий сквозь тучи солнечный ультрафиолет.
   - А почему ты, кстати, так уверен, что тут могут ещё быть динозавры?
   - Да я не то, чтоб уверен - дайте боги, чтоб оказался в корне неправ - просто вынужден допускать и такую возможность.
   - А на чём ты основываешься? Тут же одна мелюзга.
   - Мелюзга - но какая? Практически всё, что нам попалось, характерно, конечно, для раннего Палеоцена, но не противопоказано и для позднего Мела. Помнишь, мы с тобой Курочкина листали?
   - А, это когда утку эту длинноногую искали?
   - Ну да, пресбиорниса этого. Хороший-то рисунок на странице про Палеоцен, но помнишь, парой страниц раньше, про поздний Мел - этот же пресбиорнис мелким планом показан и в пояснениях к рисунку упомянут. А Курочкин среди наших палеонтологов по птичьей части авторитет имеет, это тебе не журналюга какой-нибудь, сыплющий как из ведра дешёвыми сенсациями.
   - Вообще-то да... А эта большая птичка? Она разве могла быть во времена динозавров? Они же, вроде, позже были - помнишь первую серию этих БиБиСи-шных "Прогулок" - ну, не про динозавров которые, а про зверей?
   - Гасторнис? Ну, или диатрима, если по старому... Ну да, где-то, вроде, с конца Палеоцена...
   - Ты же эту птичку видел. Похожа?
   - Ну, на ту несуразную БиБиСи-шную реконструкцию - уж точно нет. А вот на другую... Стоп, как же фильм-то тот назывался?
   - Двухсерийный? То ли "Мир после динозавров", то ли "Жизнь после динозавров" - как-то так?
   - Точно, он самый! Да, там у них птичка правильная получилась. Наш кур, конечно, помельче, да полегче сложен, но кое-какое сходство - да, просматривается.
   - Так может это и есть предок той диатримы?
   - В принципе-то может... И дайте боги, чтоб так и оказалось.
   - А в чём у тебя тогда сомнения?
   - Да понимаешь... Гм... Пугливый он какой-то...
   - Пугливый?! Вот уж не сказала бы!
   - Да я не про эти последние случаи. Посмотрим, какой ты станешь, когда осатанеешь от голодухи, а потом вдруг дорвёшься наконец до жратвы, и тут какие-то посторонние мешать вздумают. А вот тот первый, который сразу же от меня припустил наутёк, а потом и от Рэмбо сбёг, просто и без затей...
   - Ну и что? Ты ж сам говоришь, что до настоящей диатримы он ещё не дорос.
   - Понимаешь, если это на самом деле ейный предок - так крупнее его тут вообще никого не должно быть. Иначе просто потомок не стал бы самым крутым. Ему уже сейчас должен быть тогда сам чёрт не брат. Ведь не мелкопитающие же эти...
   - Так... Постой - на днях же что-то не такое уж и мелкое лазило и даже этого... как его - Дятла, кажется - куснуло!
   - Да тихоходы они тут все. Наши не догнали - это разве показатель? Человеку и кошку не догнать. Этот за счёт длины лап от наших ушёл, но с нашим птицем ему в скорости не тягаться, и уж всяко не его этот кур опасается. Если и не справится он с ним, то уж уйдёт-то от него играючи.
   - Ну а разве были такие птички во времена динозавров?
   - Примерно за год до камешка или чуть меньше была публикация в интернете - откопали где-то в Казахстане в отложениях верхнего Мела птичку посерьёзнее этой. Нашли, вроде, только нижнюю часть клюва, но по ней прикинули общие размеры - получилось чуть ли не под три метра рост.
   - Ого! Ни фига-ссе - пташечка! Встретишь такую - брррр!
   - Ага, тут же вспомнятся важные и суперсрочные дела в диаметрально противоположном направлении!
   - Хи-хи! Точно!
   После обеда, сменившись полугруппой Игоря, мы направились обратно за дыру - кто-то ведь должен и там продолжать работу, а планов - громадье. Игорь как раз доставил второй "вечный" генератор из растиражированных нами, и он далеко не последний. Готовы уже и металлические части для водяных колёс Канарейкина, которые продлят им срок службы, дав нам драгоценное время на проектирование и изготовление уже нормальных приводов. Основную массу я озадачил тиражированием деталей ветряков, которые там тоже не помешают, а сам, замаскировавшись таким манером, засел за размножение деталей мощного торсионного генератора, новенького, из запасных, у котрого наш электрик по моей просьбе "обнаружил" вчера какую-то несуществующую, но очень мудрёную неисправность и на этом основании разобрал "для точной диагностики и ремонта". Дело в том, что при всех наших исходно никакими инструкциями не предусмотренных особых обстоятельствах, сверхсекретного статуса этой спецаппаратуры никто не отменял, и санкции от Бати на переброску части её за дыру у меня всё ещё не было. Причём, в лучших ГБшных традициях, босс не ссылается прямо на эти заросшие мхом инструкции, а мотивирует нехваткой мощностей. Типа - если туда перебросить, то на чём тут работать будем? И понимай его, как хочешь. А раз так, то что? Правильно, нет разрешения на переброску штатной аппаратуры, но нет и запрета на переброску нештатной, нигде никем не заприходованной и ни в каких инвентаризационных книгах не учтённой. Нету её, нештатной, нечего запрещать. Что ж, спасибо, ваше скабродие, понял! Лишние глаза не увидят и в лишние уши не нашепчут! По крайней мере - пока. А там, когда целые батареи неучтённой спецаппаратуры будут развёрнуты на месте и начнут давать непрерывным потоком нужную позарез продукцию - вся официальная общественность окажется поставленной перед фактом, нарисовавшимся так, что хрен сотрёшь. И тогда, раз уж просрали шанс "запретить и не пущать", то что остаётся? Правильно, только возглавить. А мы разве против? Да ни разу!
   Мои орлы давно вышколены. Получив от меня отмашку "занимайся своим делом и не оглядывайся", они явно по сторонам не зыркают, но службу знают.
   - Влад, шухер! - не оборачиваясь, шепчет Власов, получивший сигнал тревоги от Марковой, которая, имитируя наведения макияжа перед зеркальцем, расположила его так, что держит в поле зрения отражение входной двери.
   - Петров, - пояснила сидящая напротив Оля, которой разглядеть дверь боковым зрением труда не составляет.
   Как бы невзначай прикрыв "криминал" картонкой - Оля тут же уложила на неё безобидную плитку шоколада, которую якобы собиралась тиражировать - я лениво оглядываюсь и встаю:
   - Здравствуйте, Николай Сергеевич, давненько к нам не заглядывали!
   Это начальник нашего силового сектора, мой непосредственный, можно сказать, обычно занятый проблемами "аппаратчиков" и "управленцев", а нас беспокоящий своим вниманием редко. Так уж сложилось, что с моим появлением силовая группа стала выполнять всё более и более специфические задачи, получаемые от Бати напрямую и им же напрямую контролируемые. Но формального подчинения моей группы Петрову никто не отменял. Мужик он в принципе неплохой и безвредный, и я в целом ничего против него не имею, да только вот прямо сейчас он весьма некстати.
   - Ну, как тут у вас трудовые свершения? - увы, от обстоятельного доклада не отвертеться. Импровизируя на ходу, докладываю:
   - Крепежом лагерь за дырой обеспечен с запасом, сейчас направили туда второй электрогенератор и металлические части водяных приводов, размножаем ветряки для дополнительного энергообеспечения. Завтра нужно будет ещё размножить целлофановую плёнку для теплиц и светильники - и после этого, пожалуй, сможем возобновить пополнение продовольственного склада.
   - Хорошо, правильно понимаете задачу. А что у вас там на той стороне за стрельба приключилась?
   И кто только ему заложить успел? Приходится рассказывать и об этом. И у него явно вертится на языке ещё не один вопрос, требующий подробного и обстоятельного доклада. Я мог бы, конечно, давануть эфиркой и закруглить его любопытство, но он ощутит воздействие и заподозрит неладное, а это нам никчему, и я уже почти примирился с длительной помехой делу, когда матюгальник громкой связи вдруг ожил голосом Бати:
   - Петров! Срочно ко мне!
   - Уффф! Хвала богам! - вырвалось у меня, когда дверь за начальником сектора закрылась. Только что это мне слышится из матюгальника? Хмыканье или приглушённый смешок? Или показалось? Скрытые камеры наблюдения контрольная служба босса порассовала повсюду, и одна из них, вмонтированная в осветительный плафон и давно нами вычисленная, практически надо мной, а где-то рядом наверняка и не обнаруженный пока нами микрофон.
   - Спасибо, ваше скабродие! - говорю прямо в неё. И снова мне слышится из матюгальника смешок, к которому ещё отчётливее добавляется смешок батиной секретарши Лены. Или опять кажется? Так ведь, судя по прибалдевшим физиономиям моих орлов, не мне одному!
   Детали торсионного генератора размножаем в четырёх экземплярах каждую. Из трёх комплектов соберём строенную батарею на месте, а четвёртый послужит образцами для дальнейшего тиражирования уже на ней. Схему сборки и монтажа наш электрик мне нарисовал и снабдил её подробнейшей шпаргалкой, так что не ошибусь. Закончив работу, пакуем комплектацию в объёмистые сумки, а Оля быстренько направляется к родителям собрать нужные и не очень нужные тряпки, главное - побольше, дабы под. ними никто нашей "контрабанды" не разглядел. А чтобы не очень-то и старались, я под понимающие смешки наших материализовал ещё и изрядное количество "изделий номер 2" - тех. самых, которых на складе недостаточно и на всех не хватит. Любопытные взгляды они к себе прикуют намертво, и помимо них хрен кто на что обратит внимание - ну, разве только на бабье бельишко. А заодно, конечно, и по прямому назначению эти полезнейшие резинки пойдут за дырой на "ура" - их ведь и в самом деле не хватает. Надо же и о людях позаботиться!
   К моменту нашого выхода обратно за дыру оказалось, что лихие спецназеры уже выволокли туда, надули и даже опробовали на речке пару больших надувных лодок, и лейтенант Водолей как раз собирался устроить пробное плавание вверх по течению и через озеро к берегу нашого будущого поселения. Естественно, мы тут же навязались в качестве пассажиров. И естественно, Водолей не мог нам отказать. Впечатление от водного круиза несколько портили проклятые комары со слепнями, так что нам с Олей пришлось вместо наслаждения безмятежным путешествием послужить крутым воякам в качестве морской ПВО - к немалой зависти остальных, плывших во второй лодке, а ПВОшными навыками владевших похуже нас. А кто виноват? Кто мешал тренироваться? Местные стрекозы, видимо, всё-же сильно отличаются от привычного нам сине-жёлтого "пирата", так что организовать для бедолаг "истребители сопровождения" мне не удалось. А вот собственно "отстреливаться" получалось вполне. Я и сам слегка прихренел, когда, пытаясь прижечь одного не в меру назойливого слепня пирокинезом, едва не испепелил его - несчастный мух, оставляя дымный след, спикировал в воду. Повторить потом этот фокус "на бис" я так и не сумел, но прочие мухи всё-же поняли выраженное им неудовольствие и поотстали. С комарами оказалось потруднее в силу их многочисленности, но в конце концов справились и с ними. А лёгкость плавания натолкнула меня на неожиданную идею:
   - Слушай, Женя, а сколько груза эта посудина способна нести?
   - Именно эта модель "Кайман N - 400" - 800 кило.
   - Сколько-сколько?! Точно? Не шутишь?
   - Ну, чтоб точно - я тебе не Глоба и не Ванга. 800 кило - это официально, и имеется в виду вся нагрузка сверх самой лодки, то бишь считая за груз и людей - но вообще-то именно такая цифра указана в характеристиках. Полностью официозу верить, конечно, не стоит, но где-то кило на 600 я бы этому "Кайману" доверился. А что ты везти собрался?
   - Да понимаешь, палатка-то ведь большая почти полтонны весит.
   - Понял. Так, дай-ка соображу... Ну, двоих человек в принципе хватит за глаза - естественно, при условии, что им окажут помощь в погрузке-разгрузке... Гм... Несколько тяжелее, чем хотелось бы... Да и тесно получается - рисковано как-то.
   - А если, допустим, в одну лодку грузим палатку, а вторая её буксирует?
   - Гм... В принципе-то можно, но такого опыта у нас нет. Всё-таки на буксировку увесистого прицепа лодка не расчитана, а путь по речке - ты сам видел, одни повороты. Если что - сами-то не перевернёмся, не такие чайники, а вот прицеп... В общем, не хотелось бы.
   - Жаль. Как представлю себе этот геморрой с транспортировкой по земле - настроение портится.
   - Дык это, большая же лодка есть! - припомнил один из водолеевских бойцов, - Целый линкор!
   - Тьфу ты! В натуре! - хлопнул себя по лбу лейтенант, - Да, есть такая на складе, модель "Посейдон PN - 520", 12-местная. Вот эта официально почти 2 тонны держит, так что за полторы ручаться можно смело. На ней - вполне!
   - Хвала богам! Остаётся, правда, проблема подъёма по склону, но там уж чего-нибудь придумаем.
   Как и в нашем старом мире последние полгода, в этом тоже из-за густой облачности утром светает позже, а вечером темнеет раньше. На месте все работы уже закончились, и с полугруппой Игоря мы разминулись - она уже возвращалась в старый мир. Пообщались с ним только по рации - никаких приключений у них не было. И то хорошо, а то ведь, хоть нам и повезло, но раз на раз не приходится. Как говаривал один фельдмаршал и граф: "Раз везение, два везение - но помилуй бог, надобно ж когда-то и умение!" А вот с ним-то у нас пока слабовато...
   Прикинув, что уж к вечеру-то Скворцов должен был успеть поостыть, а в силу профессиональной любознательности не мог не приступить к изучению добытых птичек сразу же, мы с Олей решили, что самое время заглянуть к нему.
   - Ну, господин Сабатаев, удружили вы мне! - встретил он меня с нескрываемой иронией, показывая руки по локоть в крови.
   - И каковы результаты ваших изысканий, Андрей Михайлович?
   - Ну, если вы не выбили этим несчастным птицам зубы и не отстрелили из своего ручного безоткатного орудия хвосты, то я вынужден вас разочаровать. Это не зубастая мезозойская птица и уж, тем более, не динозавр, а обыкновенная веерохвостая, характерная для Кайнозоя...
   - Н-ни ф-фига-ссе - обыкновенная! - вырвалось у Оли, наконец-то увидевшей большого кура собственными глазами, - Птичка-невеличка!
   - Ну, смотря с кем сравнивать. По сравнению с гасторнисом эта птичка в самом деле невелика. Ей ещё расти и расти...
   - Вы считаете, что это предок гасторниса? - уточнил я.
   - Утверждать это с полной уверенностью я не могу. Предок гасторниса данных размеров нигде никем не раскопан. Не имея его окаменелостей, даже узкий специалист не возьмётся делать подобных выводов. А я не имею под рукой окаменелостей гасторниса, так что мне не с чем сравнивать скелеты этих птиц. Да и не орнитолог я, чтобы провести их полноценное изучение.
   - Ну а всё-таки? Ведь какое-то мнение у вас должно было сформироваться?
   - Какое-то - разумеется! Скажем так - если бы я задался целью реконструировать первого из нелетающих предков гасторниса - моя реконструкция оказалась бы весьма близка к этим птицам. И поскольку вам, Владислав, хорошо известен мой, скажем так, скептицизм по отношению к вашей теории о позднем Мезозое...
   - Ну, так уж прямо и теории...
   - Хорошо, пусть будет гипотеза, не суть важно. Так или иначе - птицы достаточно хорошо напоминают известных кайнозойских и нисколько не похожи на известных мне мезозойских. А поскольку и с остальной местной фауной дело обстоит примерно так же - вывод очевиден, и это главное. По сравнению с этим уже не столь принципиально, прямой это предок гасторниса или, так сказать, кузен прямого предка. Как вы сами любите выражаться: "Нам не шашечки, нам ехать". Это если по большому счёту. Ну а моё личное мнение, которого я никому не навязываю - что да, это как раз папаша или дедушка гасторниса, прошу любить и жаловать. Ни на кого другого эти птицы не похожи в большей степени, чем на него.
   - Ну а... гм... насколько эти птички опасны? - поинтересовалась Оля.
   - А это, девушка, смотря для кого. Вам в одиночку и без оружия я бы не советовал оказаться у них на пути, когда они рассержены или доведены голодом до остервенения. У крепкого взрослого мужчины, уверенного в себе, есть неплохие шансы обратить их в бегство без боя, но и ему я бы категорически не рекомендовал попадаться безоружным голодной стае. Ну а для вооружённого и стая опасна только если застигнет его врасплох.
   - В общем, Котёнок, ПСМ свой держи наготове и одна по окрестностям не разгуливай, - перевёл я Оле на нормальный человеческий язык.
   - Ну, можно сформулировать и так, как предлагает ваш кавалер, - согласился Скворцов, - Думаю, что и небольшого дамского пистолета - вроде вашего - достаточно для обороны от этих птиц.
   - Хвала богам! - в полном соответствии с известной пословицей, поведясь со мной, Оля набралась от меня моих выражений, - А то взглянешь на этот клювик - и как-то не по себе делается...
   - Ну, до клюва гасторниса ему ещё далеко. Да и о самом гасторнисе у палеонтологов нет единого мнения, хищником он был или всеядным. Его клюв мог при необходимости крушить кости, но мог и просто-напросто колоть орехи. Хотя - нужно быть готовыми ко всему. Думаю, что эта птица более всеядна и менее склонна к хищничеству, чем гасторнис, но шанса полакомиться нерасторопной добычей тоже не упустит. И ещё... Если для взрослого человека опасность невелика - для известных нам хищных птиц стайный образ жизни не характерен - то для маленьких детей и одиночная птица этого вида чрезвычайно опасна. Насколько я понимаю, Георгиев собирается переселить сюда со временем значительную часть наших людей, а среди них немало и семейных с детьми. Детвора есть детвора, за ней не всегда и уследишь, и это может стать серьёзной проблемой...
   - В общем, на бездинозаврье и этот недогасторнис - динозавр!
   - Опять вы за своё! Да, птицы - тоже своего рода динозавры, если уж вам так угодно, и парочку самых страшных местных "динозавров" вы уже сегодня благополучно укокошили. Прямо-таки едва вдребезги не разнесли из своей базуки! Всё, не ищите больше Джавдета в Ходженте, его там нет! Тираннозавру рэксу здесь кормиться абсолютно нечем! Даже гасторнису пока ещё нечем - не подросла ещё его будущая добыча! Словом - добро пожаловать в ранний Кайнозой!
   - То есть вы считаете, что Шива давно уже рухнул, и пик излияния деканских траппов уже позади?
   - Назовите мне вескую причину, по которой я не должен так считать. Если бы астероид упал недавно, мы бы наблюдали повсюду его последствия. Например, следы землетрясений или там грандиозных лесных пожаров, останки погибших динозавров наконец. Вы их видите? Я - нет. Зато я очень хорошо вижу эту густую грязноватую облачность, которая закрывает от нас солнце. А из чего она состоит? Это водяные пары, аэрозоли вулканических газов и пыль. Вы представляете, какая интенсивность вулканизма требуется для подобного эффекта? Если это не деканские траппы, то что это тогда? Счастье ещё, что нас не засыпает вулканическим пеплом! Кстати, именно это обстоятельство как раз и убеждает меня в том, что пик катаклизмов позади. И лично я этим как-то не раздосадован, знаете?
   - Ну, я как-то тоже... Хотя... А, ладно! - спорить с учёным, оседлавшим любимого конька - занятие неблагодарное, да и не за этим ведь я пришёл. Оля просила показать ей птичек - я показал, а целью устроить со Скворцовым очередную словесную баталию, в которые почему-то частенько перерастают наши дискуссии, я не задавался. Проблем у нас и без того выше крыши, и никчему накалять обстановку по пустякам.
   - Одно из двух - или я тебя совсем не знаю, или он тебя так и не убедил! -заявила мне Оля на обратном пути, - И что такое Шива? Нет, я знаю, что бог такой индийский, но при чём тут он? Вы разве не о том юкатанском камешке говорили?
   - Кратер покруче юкатанского где-то рядом с Индией и примерно на 300 тысяч лет моложе его. Где-то чуть меньше года до нашего камешка мне попадались в интернете публикации этой... как её... а, вот - Джерты Келлер, если ни с кем не путаю.
   - А это кто такая?
   - Да профессорша одна буржуинская или там докторша, которая Шиву этого изучает - яму от каменюки, не бога.
   - Это я, представь себе, поняла, хи-хи! В чём там суть?
   - Бабёнка утверждает, что тот юкатанский камешек только начал геноцидить динозавров, но на ноль их ещё не помножил. От него деканские траппы начали переть, но не слишком сильно. А спустя 300 тысяч лет долбанул Шива, и вот от него-то как раз эти траппы сорвались с нарезов и попёрли в дурь.
   - Так, а что за траппы?
   - Тип вулканизма такой, специфический. Спокойный, но грандиозный. Ни взрывов, ни пепла, ни образования вулканических конусов, даже кратеров-то как таковых нет - просто лава прёт из всех разломов и заливает местность. Большинство плоскогорий типа Восточно-Сибирского, Бразильского и всех прочих африканских - как раз траппы и есть.
   - Так, это поняла. Значит, поехала у них крыша, и они додавили до конца динозавров?
   - Ну, если в самых общих чертах. Мало тогда не показалось никому, но мелюзге оставшегося корма кое-как хватило, а весь крупняк сыграл в блокадный Ленинград, да так заигрался, что в натуре вымер. Я ещё в какой-то из тех публикаций читал, что как раз после удара Шивы за 30 тысяч лет выперла добрая половина всех деканских базальтов.
   - А это что - быстро?
   - Прикинь сама. Всего Декан куролесил где-то около миллиона лет. Начал после Юкатана, но в основном умеренно, а взбесился через 300 тысяч лет, после Шивы, и потом ещё примерно через 300 тысяч лет снова. Наверное, ещё один какой-то нехилый камешек где-то неподалёку звезданул.
   - Всё, теперь въехала. Значит, Скворцов что говорит - что всё это безобразие уже позади?
   - Ну, получается так, если я его правильно понял.
   - А ты считаешь, что нет?
   - Не уверен. Просто не уверен. Я ведь тоже не вулканолог, просто у Никонова про траппы читал, а он мужик хоть и башковитый, но тоже не специалист ни разу. Мог ошибиться и перепутать чего-то при пересказе мнения спецов, мало ли?
   - Никонов? А, "Верхом на бомбе", кажется? Помню, читала, было там что-то такое. Просто я таких мелких тонкостей не запомнила - никчему как-то было. Так что ты там вычитал подозрительного?
   - Ну, что при траппах лава прёт спокойно, без взрывов. А раз нет взрывов - нет и вулканического пепла. Скворцов ведь как раз на отсутствие пепла указывает.
   - Так, а вот тут разжуй мне. Пепел ведь от огня бывает, нет? А просто лава разве пожаров не вызывает?
   - Да нет, это не тот пепел. Вулканический - это разбрызганные взрывами и вспененные микроскопические капельки самой лавы, а не сгоревшая органика.
   - Так... Значит - ты думаешь, что всё ещё впереди?
   - Ну, не всё. Юкатан-то уж точно позади, и уже давненько, раз птеродактили всякие там по небу не летают и динозавры на грешной земле на каждом шагу не попадаются. Судя по затемнению - тут я со Скворцовым согласен - Декан уже начал курить бамбук, а вот в остальном - не уверен. Может, он прав, и Шива уже был, а может, и не был - не знаю.
   - Если не был - чем это для нас чревато? Динозаврами?
   - Думаю, что не самыми крупными - для таких из-за затруднённого фотосинтеза и малого прироста биомассы корма мало. Могли вымереть вообще, могли стать очень редкими. Но нам и при встрече со средненькими может не поздоровиться.
   - Но ведь не попались же до сих пор?
   - Не попались. Пока только птички...
   - Да уж... пташечки! Фиг я теперь куда выйду без пистолета!
   6. Скворцов
  
   День не задался с самого утра. Т.е позавтракал я нормально, хотя и немного скудно (огороды и теплицы пока ещё только собираются, едим в основном то, что сами оттуда привезли и изредка дичину с озера), и пошёл к своему огороду - в смысле я его ростить помогаю. Прознали про мой "домашний" огород в Москве-матушке и немедленно попросили помочь - проконсультировать, опытом поделиться... Почему и нет? Пошёл.
   Ну, и сегодня я тоже пошёл - вроде какие-то там кузнечики появились новые, непонятные - и тут меня перехватила Сабатаева Ольга. "Сабатаева" для неё пока ещё прилагательное, а не фамилия, но последнее - вопрос только времени, я так понимаю.
   - Послушайте, э, Андрей Михайлович?
   - Да? - я дипломатично повернулся к ней. - Как дела? Больше нелетающие птицы пока не попадались?
   - Нет, спасибо... - Она замолчала, я тоже помолчал, но когда уже решил, что на этом наш контакт окончится, она заговорила снова:
   - Андрей Михайлович, а может будем дружить?
   Ой, мать! Слово "дружба" вызывает у меня не сколько "аллергию", столько недоумение -что это такое, "дружба"? В школе со мной "дружили" чтобы у меня списать домашнее задание или ради связей - моя мать входила в кабинет директорши без стука. Возможно, что и в таких отношениях нету ничего плохого, но тон в семье задавал мой дед по матери - ленинец первой закалки, и он о таких торгово-рыночных отношениях он даже и думать не хотел. Я деда уважал, и даже очень, т.ч дела в этом направлении у меня не пошли.
   Потом оказалось, что один товарищ (тогда перестройка с её свободой, равенством и гласностью ещё не наступила), хотел со мной дружить в надежде на нечто большее и ясное с точки зрения полового меньшинства. Я к меньшинствам не отношусь - в половом вопросе я большинство - т.ч. и тут дружб ни к чему хорошему не привела.
   И вот теперь - опять двадцать пять!
   - И как вы представляете себе эту конструкцию? - спросил я задумчиво у Ольги. - Если я начну оказывать вам знаки дружбы, то боюсь, как бы ваш батыр не обиделся, и не дал был мне - по полному праву - по всем точкам, а потом Каро - с которой я дружу и так - мне ещё и добавит. На что вам это?
   - Вечно вы, мужики, об одном думаете! - вспыхнула Ольга, - а потом ещё нас обвиняете! Ну вас на фиг!
   И она ушла. Я же пошёл, но тут меня снова перехватили, на этот раз докладчик со товарищи. Докладчик, разумется, не докладчик - он просто тот тип, который изначально рассказал мне про уток и крокодила, а также принёс их мне по ту сторону дыры. Память на фамилии у меня не очень, очень многие из местных опять же предпочитают называть друг друга по кличкам, вот я и называю его (в основном про себя), докладчиком.
   Зато его товарищей, Чемоданова и Резеду, я запомнил хорошо - очень у них уж фамилии приметные, что ли. И пускай докладчик называет их по другому, всё равно они Чемоданов и Резеда.
   - Господин Скворцов! А у нас сюрприз! - заявил докладчик, пока здоровый Резеда положил на землю мешок. Мне почудилось, что мешок слегка зашевелился изнутри.
   - Да? И какой же? - спросил я подозрительно.
   - Ну, значит, мы пошли на старое место - к той сторице, где мы уток тогда подстрелили.
   - И крокодила, - добавил я.
   - Ага! - улыбнулся солдат. - И крокодила. И угадайте, кого мы там сегодня встретили?
   - Уток? - спросил я в напрасной надежде.
   - Не-а! Ещё одного крокодила! Мелкого такого - вроде ваших кошек. Дали ему прикладом по башке - и в мешок! Кинг-Конг, достань!
   Резеда и полез. Сунул руку в мешок - и тот дёрнулся. А Резеда наоборот, застыл.
   - Так, - я сказал, - так. Вынимай руку из мешка - медленно.
   Он вынул. На самом конце её висел явно не мёртвый крокодил. Действительно небольшой, но кисть руки поместилась в его пасти почти целиком, даром, что он ухватил её поперёк, а не вдоль.
   - Так, спокойно. Всем не двигаться, - скомандовал я, заметив, что другие солдаты полезли за ножами или повернули ружья прикладами вперёд. Хорошо ещё, что стрелять не стали. - Счас мы их разьединим.
   Я залез в карман и вытащил свои спички. Чиркнул одну, зажёг, и поднёс к рылу крокодила. Рептилии считаются тугодумами, но этот крокодил являлся исключением, наверное: учуяв дым, он резво выпустил руку Резеды, и бросился наутёк так резво, что любой заяц бы позавидовал. Поэтому, он быстро скрылся с глаз, даром что никто и не подумал его преследовать - не до того было.
   - Ах сволочь! - Резеда дальше впечатал непечатные слова. - Он-
   - Как рука? - спросил я хмуро. - К врачу не надо?
   Если раньше Резеда был красным, теперь он стал белым и постарался спрятаться за спины товарищей. Дело было вот в чём: докторша наша, госпожа Александрова, была личностью штучной: по физиономии и физиологии - помесь анаконды и американского аллигатора; по росту - ниже Стержнёва, но пожалуй только его; и с очень неуживчивым характером. Профессионализма и медицинского ноу-хау ей было не занимать, конечно, но зря её старались не тревожить... но вот в данном случае это было, наверное, не "зря".
   - Да не, - быстро сказал докладчик, - мы это, сами. Походно-полевая медицина и т.д. Вы лучше того, крокодила поймайте, а не то...
   Идея была резонной, и крокодила поймать стоило - забьёт его какой-нибудь "хомо сапиенс", наверняка забьёт но...
   - А Андрюша, вот ты где, - ко нам подошёл дядя Мотя, явно с какой-то целью. - Нам надо срочно поговорить. А вы, ребятушки, тут почему?
   Докладчик с друзьями сразу же испарились - после крокодила им и так хотелось свалить, а тут... вот и свалили. Я - остался.
   - Да, дядя Мотя, о чём? Это имеет отношение к столярной деятельности, или как?
   - Именно к ней! Андрюша, ты знаешь, о чём мы говорили в последнее время?
   Не узнаешь, как же... Сабатаев - большое и заслуженное ему спасибо - провёл нам водопровод, прямо с горячей (вернее, с самонагревающейся) водой. За это, ещё раз, ему спасибо. Но вода - это только полдела, нужны ещё и емкости, куда её собирать. Об этом мы - т.е. общество - задумались потом, когда поднялся вопрос о стирке. Сами то мы мыться можем и в озере (хотя я и другие, экологически настроенные товарищи, не в восторге о введении в природную экосистему мыла), а вот одежду... на это никто не согласен, даже Сабатаев... правда, потому что он считает, что регулярные ходки на озерной берег - в одно и тоже место - могут привлечь внимание хищных динозавров, что будет плохо. Я в динозавров не верю, но местные хищные птицы тоже могут устроить немало неприятностей, т.ч. в этом вопросе я и Сабатаев друг с другом согласны.
   Да, но как тогда одежду мыть? Не прямо ж под водопроводом? Дядя Мотя, вспомнив что-то из своего прошлого, взял своих помошников (а как же! Он один, что-ли, на всех нас столярничать будет?) и повёл их в лес, где они сделали... корыта. Классические корыта, прямо из сказки Пушкина. Народ встретил эти нововедения без энтузизма - мы народ современный, избалованный, нам стиральные машины подавай... Но они без электричества не работают, а с электричеством у нас проблема - через дыру в настоящее провод не пропустить, а пока наши собственные ветряки и пр. заработают с достаточной мощью, мы все обрастём грязью. Словом, обойтись без корыт как-то не получается.
   ...Разумеется, корыта не панацея, да и на одно корыто приходится по нескольку человек. Но дядя Мотя не советует огорчаться, а идти к нему - он любого (или любую) научит сделать своё собственное корыто. Кто-то пошёл, я вот пользуюсь "общественным"...
   - Дядя Мотя, есть проблема?
   - Можно и так сказать, Андрюша. Ты человек умный, начитанный, сделай нам котёл!
   - ...Чего?
   - Котёл. Чтобы воду для бани - а возможно, что и для корыт набирать. Прямо мыться под водопроводом не очень хорошо получается - напор слишком сильный, да и мокро там уже, скользко, кое-кто ходил к врачихе, жаловался...
   Как я говорил, доктор Александрова была профессионалом, но очень неласковым, т.ч. если к ней кто-то ходил по своей воле, то ему (или ей) пришлось действительно нехорошо.
   - Но причём здесь котёл?
   - В котёл будем набирать воду из водопровода, - стал объяснять мне дядя Мотя. - Она и так горячая, поэтому разогревать её не надо. Поэтому, кувшин, т.е. котёл не дожен быть очень огнеупорный - только водостойкий. Кстати, надо и баню создать - есть у меня идея насчёт мазанки...
   - А может просто мыться в тазу? - спросил я, не особенно жаждя возится с котлом, или пожалуй даже с кувшином, неопределённых размеров.
   - Возни слишком много, - ответил мне дядя Мотя. - Так будет лучше. Словом, Андрюша, берите Стержнёва и идите и делайте мне котёл! Или кувшин, как хотите, так и называйте.
   - Ясно, - ответил я хмуро и обратился к Стержнёву, - дядя Мотя тебе уже всё рассказал?
   - Ага, - ответил он мне не менее хмуро, - рассказал. Я, значит, сильный, а ты умный, мы вместе сделаем эту посудину.
   - Нет, не сделаем. Вдвоём - нет. Нужны помощники, да и схема, какого этот котёл должен быть размера. Дядя Мотя?
   - Вот, пожалуйста - товарищ замполит сунул мне в руки скверную бумажную схемку. - Вуаля!
   Нет, у меня нет слов...
   * * *
  
   Я не знаю, какое сейчас время года, но в нашем лагере довольно жарко, душно даже, как будто перед грозой - а вот в низинах у озера веет прохладой. Мы у ивовой рощи. "Мы" - это я, Стержнёв, несколько солдат-сопровождающих, и с полдюжины, примерно, помошников.
   - Значит так. Слушать мою команду. Стержнёв, ты можешь накопать глины?
   - Сколько?
   - С яму. С большую яму - или котёл.
   - Будешь его лепить из глины? Без гончарного круга?
   - Не совсем, - признался я. - Сначала я должен нарубить ивовых ветвей... Ребята, - обратился я к помошникам, - посторайтесь найти где-нибудь поблизости сухое дерево, а? Дерево в конкретном значении, а не в абстрактном.
   Ребята кивнули, прокрутили это у себя в головах и разошлись по роще. Солдаты бравого лейтенанта - за ними, рядом с нами остался только один.
   - Ты что задумал? - спросил у меня Стержнёв.
   - Обваляем ивовые ветки слоем глины и сплетём-склеем из них кувшин... тьфу ты, котёл! Этот котёл закидаем почвой и разозжём над ним костёр. Костёр догорит, но за то время, я надеюсь, он пропечёт наш котёл достаточно, чтобы сделать его лёгким и твёрдым, и хотя бы временно - водостойким.
   - Что уж слишком мудрено!
   - А это ты к дяде Моте обращайся, - сказал я хмуро. - Тоже мне нашёл мастера-золотые руки! Обратился бы он к Сабатаеву - это он у нас технарь, а я, скорее биолог.
   Жёлто-зелёный кузнечик, сидящий на корне ивы чирикнул мне - якобы в знак согласия. Гм. Почему бы это он мне не нравится?..
   - Ладно, - сказал тем временем Стержнёв. - Ты прав. Альтернативы нет. Начнём.
   И мы начали.
   * * *
  
   Рубить ветки для моей задумки оказалось не так уж и просто, как мне казалось. На одной оказалась паутина очень крупного, иссиня-чёрного паука, может и не опасного для людей, но после утренней истории с крокодилом, мне рисковать как-то не хотелось.
   Другая ива была основательна обросшей плющём, и мне совершенно не хотелось возится ещё и с ним. У третьей на одной из сторон висело гнездо ос размером с хорошое яблоко. У четвёртой меж корней была нора какого-то зверя, который немедленно выбежал из норы, и стал громко и отчаянно верещать на меня, оскалив шерсть на хребте, готовя положить живот за дом и семейство. Будь со мной Котофей Иванович, это бы и произошло, но его не было, и я пожалел хозяина.
   Несмотря на вышеперечисленные - и другие - случаи, через пару часов у меня всё же было достаточное количество материала, в том числе и глины (а также озернойго ила, для эксперимента), и мы стали лепить. В основном этим занимались наши ассистенты: они обваливали ивовые ветки в липкой глине как колбаски, и слепляли друг с другом. Всё это происходило, по крайней мере отчасти, в яме, в которой мы и собирались прокалять наш кувшин.
   Хотя всё время дул ветер - то со стороны озера, то со стороны холмов - погода была по прежнему какая-то затхлая, душная. Хотелось есть. Второй завтрак, правда, был не у всех, (точнее практически не у кого), да и руки у всех были окончательно заляпаны. Можно было их и отмыть в озере, но озеро в этих низинах была довольно болотистой, можно и на берегу застрять, и пиявок подцепить - кому это надо? Лучше потом, когда всё позади, и горит костёр, прокаляя закопанный... сосуд, можно и помыться...
   Словом, под ивами у нас - этакая коммунистически-доисторическая идиллия, но что-то меня глодало, какое-то предчуствие, вроде того, какое было в ту злопалучную зимнюю ночь с лисой... т.е. не совершенно одинаковое, но столь же неприятное.
   И похоже, что не только у меня.
   - Ноет, - хмуро сказал один из солдат, тря свой бок. - Ноет. Гроза будет вечером, и сильная - не иначе.
   - До вечера ещё часов 10, - сказал Стержнёв, вернувшийся к яме. Сухое дерево, даже два, в роще имелись - на другом их конце, спасибо Мёрфи. Пришлось Стержнёву их не только рубить, но и тащить к нам, пускай и с помощью других. Ежедневные подвиги Геракла, блин! - Предлогаете вернуться сейчас? Что мы обьясним начальству? Да и куда бежать? В палатки? Они, конечно, крутые, но это не настоящие дома. Если гроза будет сильная, то они устоят?
   Народ, испачкавшийся в земле и глине зашевелился и посмотрел на солдатушку - бравого ребятушку.
   - Эй, ты это... не наговаривай! - не выдержал наших взглядов служивый. - Ксендз! - он ткнул пальцем в одного из подчинённых. - Залезь на иву и посмотри, что там на небе! Тут, сквозь эти ветки и листья толком разглядеть ничего нельзя.
   - А может я лучше на холм сбегаю? - упавшим тоном сказал рядовой.
   - А когда вернёшься? Это только кажется, что они близко, а на самом деле они очень даже далеко! Лезь на дерево! Автомат только положи, дубина!
   - Только не на это, - поспешно сказал я, пока убитый горем солдат подошёл к одному из забракованных мною деревьев. - Там осы.
   - Где? - встрепенулся тот.
   - Выше тебя и правее.
   Солдатик посмотрел, остольные тоже. Как я уже говорил, там висело гнездо ос... ну или не ос, а диких пчёл... но скорее всего всё же ос - у пчёл гнёзда несколько другие. Гнездо с яблоко, осы меньше и темнее современных видов... но их много!
   - Так. Понял, - сказал солдат (судя по голосу, живо представив себе свою встречу с осами на дереве), и поспешно подошёл к другой иве. - А тут никого нет?
   - Я никого не видел, - признался я.
   - Вот и хорошо...
   Довольно быстро - всё же среди военных подчинённых бравого полковника хлюпких не было - солдат залез на верхушку ивы.
   - Ну что? - крикнул ему с земли его начальник.
   - Жарко. Душно. Небо серое, лишь местами более тёмные кляксы. Ветер есть, но слабый. Думаю, к вечеру мы и впрямь будем обратно на холмах.
   - Какие это холмы? - хмуро ответил ему ветеран. - Бородавки это, не холмы! Вот когда меня подстрелили, вот там действительно были горы - и холмы... Однако, те кляксы-тучи маленькие?
   - Маленькие, - ответили ему с дерева.
   - Странно. Ноет так, как при маленьких не ноет. С чего бы? Неужели старею? Ладно. Оставайся на дереве. Следи за облаком. Понял?
   - Да... - энтузиазма в ответе не было, но это никого не волновало.
   Работа загорелась с новой силой - доклад солдата как раз и успокоил почти всех. "Почти", т.к. я, пожалуй, совсем не успокоился: что-то было не так.
   - Андрей, ты чего задумался? - прогудел у меня над ухом Стержнёв. К тому времени прошло около полутора часов. Котёл, или кувшин, был полностью слеплен (с верхушкой пришлось провозиться, проделывая дырки для будущей ручки), и мы теперь закапывали его, вернее уже закопали и разводили костёр. Вернее, костёр разводили солдаты - им, конечно, заниматься штатским трудом не обязательно, но нашим сопровождающим, похоже, стало немного стыдно: мы трудимся всё утро, а они просто стоят, как не родные, а один вообще сидит на дереве, вроде сломанного флюгера.
   - Не знаю, - признался я. - День как-то не задался. Кузнечики эти вот ненормальные, Сабатаева баба...
   - Ну, все бабы - стервы, - пожал могучими плечами Стержнёв, - а кузнечики... какие кузнечики? Нету тут никаких кузнечиков! С чего ты их взял?
   - Да я одного сам тут видел.
   - Ну, кого ты видел, я не знаю, а я вот слышал - точнее, не слышал. Не звенят они, понимаешь? Чтобы кузнечики водили и не звенели? Чушь!
   Однако... Стержнёв в мире животных понимает не больше, скажем, Сабатаева (помню, сколько когда мне пришлось в настоящем обьяснить ему разницу между биологом, орнитологом и герпетологом - ужас!), но сейчас он прав.
   - Он прав, - сказал нам всё тот же солдат. (Как же его зовут? Ведь это не тот бравый лейтенант, который обычно ходит с нами и задирает Стержнёва - правда, это взаимно.) - Молчат кузнечики. И птицы какие-то тихие сегодня. Эй, Ксендз!
   - Что? - послышалось с дерева.
   - То! Что там на небе? Туч новых нет?
   - Нет.
   - А то, маленькие, вроде клякс? - вмешался в разговор я. Может, это нарушение военной субординации, но я же указал ему на ос? Да и начальник его тут - проблем быть не должно.
   - То? А я за одним из них давно слежу... Очень забавная клякса. Все тучки как тучки , а это как слон! То хвост вытянет, то хобот. Далеко так ходит - там, если верить Сабатаеву, не то дельтая, не то большое озеро - но мне его всё же видно.
   - Если оно маленькое, - я, Стержнёв и старый солдат стали размышлять на троих, - а ему его видно даже в каких-то деталях, а оно далеко, то это значит... что оно может идти сюда? Ведь может?
   - Пёс его знает, - с сожалением ответил служивый. - Ветер сегодня как-то путной - то слева дует, то справа. По кругу он что-ли ходит? Костёр вот разожгли, можно бы и на дым посмотреть - так ведь дровишки сухие, без дыма горят, как назло!
   Мы посмотрели на небо. Его не было видно, вернее - чётко не было видно. Листья деревьев хоть и были как у современных ив, но более крупные, и это компенсировало их меньше количество на ветках. Впрочем, веток, на которых они росли, тоже было немало, и от ветра они изрядно мельтешили.
   Да, а когда это ветер поднялся? Утром, да и пока мы котёл наш ублюдочный лепили, ветер был так себе, ветерок, шёл скорее понизу чем поверху, а потом, когда мы пришли в рощу, он и так стих. Ну, или почти стих. А теперь опять пошёл, и уже довольно сильно!
   И тут, пока я так думал и гадал, мне на руку сел кузнечик. Опять. Нет, "человек разумный" в этих местах личность новая, а для времён и подавно не свойственная, но что б так нагло?..
   Нет, я кузнечика не прихлопнул - всё равно б не успел. Вместо этого я стал его рассматривать более пристально: что же мне в нём не нравится? Не зелёный он - ну так не все и современные виды российских кузнечиков зелёные, а сейчас и подавно. Чего ещё?
   Усы... они были короткими, а кузнечиков, как и сверчков, так и называют - длинноусыми прямокрылыми. Короткие усы указывают на кобылок, огнекрылок, пруса (не путать с гнусом), и ... саранчу. Казнь египетскую, если кто не понял..
   Застыв, я стал снова оглядывать неправильного кузнечика. Так. Усы короткие, яйцеклада не видно - значит самец, крылья хорошо развитые, окраска пёстрая - совершенно не зелёная. Складываем всё вместе, получается саранча, перелётная и стадная форма. Вашу мать!
   - Мать! - раздалось эхом с дерева (я сперва и не понял, что ничего не сказал вслух). - А облако-то того, мутирует!
   - Это ты чего? - хмыкнул Стержнёв. - В тучу, что ли, превратилось?
   - Не! Уже три хобота отростило! Не слон, а змей горыныч уже какой-то.
   Так... саранча - плохой летун, летает в основном по ветру, и часто предшествует... ливням. Грозе и прочей непогоде, значит.
   - Пора собирать манатки, - обратился я к своим собеседникам, - кажется на нас движется действительно большая буря. Надо предупредить своих.
   И тут у военных заработала рация.
   - Да? - спросил в неё наш связист.
   - Скворцов с вами? Передайте ему, что Канарейкин - сволочь, раз его услал отсюда, когда его опыт так нужен. Кузнечики всё пребывают и пребывают...
   - Спросите его про ветер - откуда дует, сильный? - спросил я у связиста. Тот спросил.
   - Ветер? - пришёл ответ по рации, - судя по флюгеру - дует со всех сторон, и сильный! Это я вам лично говорю.
   - Так вот, передайте кому надо, что со стороны леса на нас едёт сверхбольшая грозовая туча, и гонит перед собой кучу доисторической саранчи! - рыкнул я прямо в рацию. - Прикрывайте огород брезентом и верёвками, иначе всё погибло!
   - Ой! Бегу! - пискнули в ответ в рации и отключились.
   На меня, тем временем, посмотрели очень специфически.
   - Какая ещё саранча? - прогудел Стержнёв.
   - Такая! - я ткнул пальцев в правую от него иву. Там уже сидело несколько "кузнечиков" и активно поедали листву. - Вот тебе и неправильные кузнечики! Вот тебе и облако-змей горыныч! Пора идти в лагерь - там наверное будет лучше, чем здесь.
   - Точно, - отозвался Стержнёв. - Помнится, однажды поехал я с папашей и друзьями на рыбалку, попали тогда под грозу - ох, и поганое тогда было дело. Наверное и впрямь пора идти.
   - А котёл?
   - Он же под землёй?
   - А его не завалит?
   - А мы его дотянем до лагеря и куда его там сунем? Он же здоровенный!
   - Но лёгкий!
   - Всем молчать! - прервал я спорщиков. - Оставим маркер. Закопали мы его надёжно, а на дворе будет гроза, а не торнадо! Откапаем!
   На том и порешили.
   * * *
  
   Роща, в которой мы возились, распологалась в низине, т.ч. влияние ветра там не особенно ощущалось, да и деревья его смягчали. Когда же мы вышли оттуда и пошли вверх по холмам, ветер заметно усилился, да и пах он как то по особенному: сыростью!
   - Мне кто-то говорил, озеро то впадает не то в дельту, не то в море, не то в залив! - ветер донёс до меня чьи-то слова. - Гроза, наверное, оттуда идёт!
   Ещё один эсперт доморощенный! Судя по картам, от нас хоть три года иди, не до какого моря не дойдёшь! Впрочем, хорошо ещё, что ветер нам в спину дует, а дул бы он нам в лицо, тут бы мы и застряли в низине: идти по малознакомым, диким и крутым местам, когда в лицо дует сильный ветер и бьёт по глазам всяким сорм очень плохо.
   Но ветер дул нам в спину, сор бил нам тоже в спину, и это было не так уж и плохо. "Сор", впрочем, подразумевал тут саранчу, которую несло ветром как неодушевлённую вещь, и которая, приземлившись, сразу же принималась за своё традиционное занятие: есть!
   Наглые родичи кузнечиков ели всё - листву деревьев, траву, пробывали на зуб нашу одежду и обувь, порой даже и друг друга, вообще, вели себя так, как и пологалось казни египетской...
   Да, а где же другая казнь египетская - ливень, дождь или град? Если ветер, несуший ещё и дождь принёс уже саранчу к нам, тогде же гром и молния? Осадки, конечно, ещё за нами, но могли бы и услышать гром, заметить отсветы молнии.
   - Господи, ну когда этот день кончится! - выругался идущий позади меня Стержнёв. - Ну дядя Мотя, ну удружил!
   И тут его отрезало. Забеспокоившись (уж не подкралась ли к нам одна из нелетающих хищных птиц, вроде тех, которых подстрелили на мусорной свалке и не напала ли на него из засады), я обернулся - и понял, что наверное ощутила жена Лота, когда увидела, как вышеупомянутый Господь обрушил силу стихий на Содом и Гоморру. На нас шёл ураган. Или торнадо. Или самум. От трёх хоботов, про которые говорил наш дозорный с дерева, остался только один, и он явно доминировал над остальным слоном, от которого, по честному, ничего не осталось, только воронка.
   - Всем лежать! - раздался чей-то истошный голос. - Может, тогда не унесёт!
   Голос этот был полон таких командных тон, что все легли. Все. И никто потом не признался, кто это прокричал - не до того было, не тогда, не после.
   Нет, тогда мы все легли. Все. Прямо на траву, где уже было полно саранчи, и она нас, естественно, не выдержала - на кого мы упали, тех мы раздавили. Остальные насекомые остались жить. А смерч, или торнадо, одним словом - воронка - прошла мимо нас (причём довольно далеко) и скрылась за горизонтом.
   Прождав еще минут 12-16, и убедившись, что она не возвращается, мы встали, отряхнули с себя останки саранчи, и посмотрели друг на друга.
   - Давайте хоть за котлом вернёмся, - предложил кто-то. - А то людей только зазря переполошили.
   - Совсем не зря, - ответил мрачно я. - Саранча-то никуда не делась... - И тут меня озарила. - А за котлом действительно вернёмся. Он нам понадобится.
   - Для чего?
   - Для саранчи, - охотно обьяснил я. - Думаю, достаточно однообразное меню надоело всем? - На меня уставились, как будто я сошёл с ума. - Незачем на меня так смотреть. Саранча съедобна, особенно если её растереть в муку, изначально оборвав ноги, крылья и головы.
   - А кто это будет делать? Мы?
   - А почему и нет? Есть мы её тоже будем.
   Наступило явное брожение умов. Вышеупомянутое однообразное меню действительно успело надоесть. Пока ещё сюда прибудут козы и свиньи - неизвестно, и что-то мне подсказывало, что даже они не станут панацеей: всё равно сперва их будут разводить, а потом резать, а это когда ещё будет... Мясо - в больших количествах - у нас будет ещё не скоро. Саранча, как источник протеина, это хоть кое-что.
   Когда я это пояснил народу, те задумались ещё больше. С охотой и рыбной ловлей у нас пока проходило тоже не ахти - навыков не хватало. А тут, пускай и насекомые, но и протеин, и какое-то разнообразие в меню, да...
   Под конец я добавил, что в будущем христианские отшельники как раз и питались акридами, т.е. саранчёй, и ничего, прошли в святые. А мы-то чем их дурнее?
   Это решило дело. Дурней отшельников не признал себя никто, и мы пошли за котлом, а там и за саранчёй.
   * * *
  
   Ну, что тут сказать? Между нашим лагерем и рощей на берегу нашего же озера - полтора часа ходу. Это если идти прямо, налегке, не на что не отвлекаясь, даже цветочки не нюхая. Мы ж, поскольку катили котёл и ловили саранчу, потратили несколько больше времени пока вернулись к лагерю.
   Собственно, ловля саранчи оказалась занятием более лёгким,чем ожидалось: после воронки температура воздуха несколько упала, с небес пошёл даже лёгкий дождик, т.ч активность насекомых пошла на убыль: просто подбирай их с земли и скидывай в котёл...
   С котлом было труднее, но он оказался и впрямь и прочным, и лёгким... не знаю только, на сколько водоупорным, но под дождём он не развалился, значит, что-то у нас получилось!
   ...Нельзя сказать, что мы вернулись в лагерь совсем уж триумфально, но...
   - Это что? - вопросил у меня Сабатаев.
   - Саранча, - охотно (хотя и устало), пояснил я. - Сейчас она сонная, и утром будет сонная, так что тогда мы её будем перемалывать в муку и есть. Питаться, значит, а не просто существовать.
   Надо отдать Сабатаеву должное: хотя мы с ним всё время и ссоримся, он умный человек, и хозяйственный. Услышав про еду (а с ней в последнее время было не ахти), он конкретно задумался.
   - Она съедобна? - только и поинтересовался он. - В смысле этот вид?
   - Да, - ответил я коротко, и быстро рассказал ещё раз всё, что знал про пищевые качества саранчи общественной. - Ясно?
   (Полной уверености у меня не было, но стадная саранча ядовитой не бывает, а ежели что, то я эту саранчу тоже буду есть и разделю последствия своей ошибки, если такая всё же есть - я ж не специалист по доисторическим насекомым!)
   (Извиняюсь за лаконичность, но сегодняшний день был слишком полон впечатлений, а я несколько устал.)
   - Ясно, - кивнул Сабатаев и пошёл отдавать со-отвествующие распоряжения, а заодно и забрал тот злосчастный котёл - извлекать из него собранную нами саранчу и проверить его на водостойкость.
   А я пошёл ужинать и сменить одежду - я не самый опрятный член лагеря, но после ив, глины, ила и саранчи - она уже никуда не годилась.
   * * *
  
   Смеркалось. Я сидел у нашей палатке в новой одежде. Старая отмокала в корыте - завтра утром мне надо было её стирать. Я не сожалел. Я, конечно, не совсем советский человек, но чтоб за меня стирали другие, да ещё бесплатно? Нет уж! Я сам себя уважать тогда перестану. Вот если б кому бы заплатить...
   - Задумался? - спросила у меня Каро, подсаживаясь ко мне. Её брат был уже здесь, Саломея тоже, распрощавшись с подругой Ольгой.
   - Ага. Извини, что так со смерчем нелепо получилось. Переполошили людей зазря-
   - Совсем даже не зря! Во первых, натянули брезент и всё прочее над огородами - саранча его не поела. Теплицы после смерча поставили-
   - И это хорошо?
   - Да! Планировали их поставить за два дня, а оказалось, что можно и за один - чем не результат! Заодно и крокодила поймали!
   - Ладно, - я вздохнул, закидываясь на спину. Быть может на западе закат ещё только догорал, но наша палатка открывалась на восток, а там уже было вполне темно. - День выдался сумбурным, и я, пожалуй, лягу спать. Возражения есть? ...Какого крокодила?
   - Мелкого. Немногим больше крупной кошки. Напуганного и усталого. Поймали его и выкинули в озеро.
   - Чего не прибили?
   - Кто-то от большого ума сказал, что это внебрачный сын нашей докторши, а она и услышала. Что тут было! Она же, ну ты сам знаешь... Короче, мы этого крокодила чуть на перегонки в озеро не перенесли, но нашли тут глубокий ручей, положили около него крокодила, он в него плюхнулся и уплыл вниз по течению!
   Продолжения не последовало, (жаль, мне бравый ящер-путешественник даже чем то понравился) и скоро мы пошли на боковую - всё же ставать рано, если не совсем с петухами (из-за отсуствия последних в лагере с курами и цыплятами). Всё шло нормально, ветер по прежнему дул с запада - мягко, вкрадчиво, и посему кто-то из солдат остался на ночном дозоре, следить за погодой - только второй воронки нам на ночь глядя не хватало.
   Спали почти все - большинство людей, собак, саранчи, даже небось некоторые из крокодилов. Заснул и я с Каролиной. Спокойной ночи, люди!
   7. Сабатаев: Из жизни ужей (Конец октября).
  
   - Ладно, хрен с тобой! - рычит в трубку Батя, - Как-нибудь обойдусь без БМД-4, но снаряды и гранаты к БМД-3 мне нужны как воздух. Хрен с тобой, обойдусь без КПВ, но ещё пару "Кордов" мне хотя бы дай! И стрелковки обычной, да боеприпасов к ней побольше! Ты пойми, у меня семь сотен человек, из которых вооружены только полторы сотни! А мы сидим в осаде! Я ужом тут изворачиваюсь! Чего?! Помощь на подходе?! Ага, второй день она всё на подходе и на подходе! Дождёшься от вас! А? Чего?! Ну спасибо, с дурной овцы хоть шерсти клок! Уроды! Сволочи! Ненавижу! Чтоб вас всех! - босс швыряет трубку так, что она лишь чудом не раскалывается, и я впервые за время работы у него призадумываюсь, не лучше ли было бы переждать бурю в приёмной. Но Батя неожиданно ухмыляется и указывает мне пальцем на стул:
   - Порядок! Теперь, после таких моих запросов они и думать забудут о том, чтобы пощипать меня! Других пускай щипают!
   - Дело настолько серьёзно?
   - Ещё серьёзнее. В Москве восстало несколько армейских частей - дебильное начальство вздумало закручивать гайки, ну и дозакручивалось.
   - Они там что, с дуба рухнули? - я мигом вспомнил собственную срочную службу и примерил на неё нынешний расклад, - Бойцы и так взвинчены накрывшимся женской писькой дембелем, ради которого только и терпят все эти долбаные "тяготы и лишения" и весь этот армейский долботрахизм - какой идиот додумался в такой обстановке строить их в две шеренги на подоконниках?
   - Да вот, нашлись такие... В общем, мятежники скинули городскую власть и сейчас вместе с гражданскими мародёрами грабят муниципальные склады. Кстати, можешь обрадовать Скворцова - в ходе заварухи пристрелен Зимних, которого он так не любит. Центральные районы города в их руках, но туда уже стягиваются войска для подавления. Думаю, что сделают их где-то за пару-тройку дней, в течение которых там будет жарко - тяжёлое вооружение ведь у обеих сторон. Но о полной зачистке в таких условиях не может быть и речи, так что отдельные группы могут уцелеть и прибиться к тем мародёрам, что пробуют на зуб нас. Без техники, конечно, но пулемёты и гранатомёты у них могут появиться. Автоматы - само собой. Боюсь, что и СВД.
   - Думаете, снова пойдут на приступ?
   - Не в ближайшие дни, им после вчерашнего оклематься надо, но ничего другого им не остаётся. Всё вокруг себя они разграбили, запасов никаких, а на носу суровая зима. Им ужами надо извернуться, но жратвой и теплом себя на зиму обеспечить. Рано или поздно - попрут как лемминги...
   Что ж, вчера - это было нечто! Основной-то кипеж творился у главных ворот, которые эти забулдыги даже бульдозером снести пытались, и там охраняющим территорию воякам пришлось несладко. Несколько "трёхсотых" точно есть, а по слухам - и парочка "двухсотых". Нападающих там десятка три накосили при атаке, да ещё неизвестное количество накапливающихся накрыли миномётами и снарядами двух БМПух. С нашей-то стороны меньше лезло, и их обработали навесом АГ-17 с наших БМДшек, облегчив работу воякам на периметре. Хотя пришлось и нашим спецназерам пошмалять из окон верхних этажей - за шоссе накапливалась приличная кодла, и с неё надо было сбить кураж. Никакого тяжёлого вооружения у этой шушеры, к счастью, не оказалось, да и среди немногочисленных автоматов преобладали ментовские "укороты", но - тенденция однако...
   - Сам-то зачем вчера к окнам полез? Без тебя, что ли, не справились бы?
   - Тренировка нужна, ваше скабродие. А вслепую я по незнакомым целям работать не могу, требовался визуальный контакт! - на самом деле, конечно, отмазываюсь. Могу, если очень надо, и без визуального, да и работал в основном по добежавшим до забора и укрывшимся в "мёртвой зоне", для вояк недосягаемым. Но это никому кроме наших непонятно, да и незаметно. А вот в "зоне обстрела" побывать, "под пулями" постоять, да и самому пару раз шмальнуть - совсем другое дело. На "передке", можно сказать, побывал, а не "по тылам" отсиживался.
   - А если бы шальную пулю словил? Я понимаю, что вероятность мала, но - а вдруг? - не для того я над собой работал и карму драл, чтоб случались со мной всякие там "а вдруг", но по обычной-то логике Батя прав, - Вроде бы взрослый человек, а ведёшь себя иногда как мальчишка! В детстве в войнушку не наигрался - так за комп сядь и в стрелялку какую-нибудь компьютерную порубись!
   - Виноват-с, ваше скабродие, хрень спорол-с! - пусть успокоится. Да только хрен там:
   - О жене бы хоть подумал! Ведь семейный же уже человек! - как раз неделю назад мы с Олей официально зарегистрировали брак, так что и тут босс прав, - Ещё раз узнаю, что опять в заварухе участвовал, герой недоделанный - под арест посажу! Вот не поленюсь специально для тебя "губу" учредить!
   - Телепортанусь, ваше скабродие!
   - Тьфу ты! Точно ведь телепортанёшься, маг недосожжённый! Инквизиции на тебя нет! Короче, Сабатаев, хватит мне тут дисциплину баловать и порядок хулиганить! Геройство оставь профессионалам, а сам - марш за дыру строгать следующее поколение магов!
   - Разрешите выполнять?
   - Погоди, успеешь. Тут вот какое дело... Раз уж снаружи пахнет жареным - самое время переселять за дыру семьи, чтоб не путались тут под ногами у бойцов. В общем - готовься там принимать пополнение. И хоть ужом мне там извернись, но будь готов к этому на днях.
   Ох, трахать-колотить! Вот это Батя озадачил! Нет, мы, конечно, предусматривали, что со временем в тёплом климате, почти курортном по сравнению с нашим холодильником, изъявят настойчивое желание жить многие - но не такими же авральными темпами! Исходно ведь планировалось что? Хозяйство подсобное туда перенести, да самообеспечить его местными источниками энергии, и лишь во вторую очередь какую-то часть людей там разместить - ровно столько, чтоб оставшиеся от тесноты не страдали. И тут - на тебе! Только-только с накопившимися там проблемами подразобрались, ещё и решили-то их не все, кое-что надо ещё разрулить - так, чтоб по уму, а не через наш традиционный расейский маразм, которым и до камешка-то все по горло пресытились. Ага, хрен там, не надо нам по уму - надо, чтоб всем хреново было! Так это я, вхожий в батину управленческую команду, в курсе вынуждающего к такого рода выкрутасам расклада, а как "малым сиим" растолкуешь, не рассказывая всего во избежание паники? С их колокольни получается самый натуральный маразм, а самый главный маразматик - ага, совершенно верно, тот смуглый, усатый и самодовольный парень, которого я утром наблюдал в зеркале, когда брился...
   Видимо, на моей морде лица отразилось осознание трудностей, которые босс понял по своему:
   - Полномочия у тебя будут. Только что мне дали полный карт-бланш на любые реорганизационные мероприятия в отделе. Сегодня же выпущу приказ по отделу о создании сектора... гм... ну, допустим, исследовательского. Ведь вы же там исследуете этот мир за дырой, верно? Вот этот сектор ты и примешь. Твою группу переведу туда в полном составе, по другим группам штатное расписание и конкретных людей мы с тобой ещё прикинем. А все, кто организационно в него не войдут, будут на время нахождения за дырой считаться прикомандированными к нему, и на этом основании состоять в твоём оперативном подчинении - вот так мы это дело оформим. Завтра приказ будет официально объявлен, и ты получишь соответствующую ксиву. А сейчас - марш к прапорщику Коню, получить более вещественный и весомый атрибут власти!
   Означенный атрибут оказался и в самом деле достаточно весомым - поболе килограмма. Да-да, АПС - тот самый "стечкин", которого мне так и не дали в мой первый выход за дыру.
   - Правильно, мандат без маузера - пустая бумажка! - пошутил Конь, намекая на сходство стечкинской кобуры-приклада со старой маузеровской. Из имевшихся у него пяти экземпляров он, сверившись со своим журналом, пододвинул мне три:
   - Нулёвые, муха не трахалась! - и выпучил глаза, когда я, повертев в руках выглядевший по нынешним временам элитно экземпляр в лакированной деревянной кобуре, без особого сожаления положил его обратно и потянулся к экземпляру в невзрачной, но практичной пластиковой:
   - Термитник там разведка обнаружила, - пояснил я ему, - А термиты - это такая сволочь! Доберутся до деревяшки - сжуют без соли и без лука.
   - Тогда вот этот лучше бери - пристрелян точнее! - прапор пододвинул мне третий экземпляр, который мы тут же и опробовали.
   Проникнувшись уважением к моему рациональному выбору, прапор не стал на сей раз изводить меня своим издевательским "обучением", а просто продемонстрировал нормально, без лихаческой показушной спешки, как всё делается, и сунул мне книжку "Наставление по стрелковому делу" для "стечкина":
   - Не поленись поизучать на досуге!
   Настоящей причины своей "скромности" я, конечно, Коню не выдал. Ага, термиты - где тот ихний долбаный термитник и где наш лагерь! Да плевать я на них хотел с высокой колокольни! Дело в другом. После недавнего инцидента со сбёгшим от спецназеров и Скворцова прямо на территории лагеря крокодильчиком - мелким, но шустрым и кусючим, который тогда не только Кинг-Конга куснул, но и бабе одной, случайно на него наткнувшейся, штанину шикарной джинсы порвал, обстановочка стала нервозной. Крокодильчика-то того несчастного настропалённые истеричным бабьим визгом мужики лопатами едва не забили, скворцовские бабы в последний момент животину от расправы спасли, да в ручей выпустили, и дело, казалось бы, с концом - да хрен там, не тут-то было! Народ и так косился на разгуливающих с пистолетами моих орлов, для которых я их продавил у Бати задолго до открытия дыры, а когда их получила и компания Скворцова - на правах первопроходцев, остальные обзавидовались "крутости превилегированных". Кое-кто и права начал качать - типа, дискриминация, а инциденты с бегающими птичками здорово подлили масла в огонь. С этой колокольни злополучный крокодильчик нарисовался весьма некстати. Юридически-то народ прав - если у нас декларируется равноправие - так долой "оружейную превилегию". Или давай всем, или не давай никому. Собственно, большинство бузящих по этому поводу баб явно расчитывало на второй вариант, как более традиционный для горячо любимой родины. Даром не нужны им те пистолеты, им раздражающий их фактор чужой крутости с глаз убери! Самое же скверное, что не так уж и беспочвенны их расчёты - столько пистолетов, чтобы выдать их всем желающим, у Бати на складе уж точно нет.
   Болтающийся на моём поясном ремне новенький АПС даже в скромненькой пластиковой кобуре приковал к себе не самые ласковые взгляды, а кое-где и ворчание. А что было бы, будь она "брэндовой" деревянной? Ведь точно на говно бы изошли! Нет, с этим надо что-то делать! Что ж, будем изворачиваться ужом...
   - Тебя с обновой можно поздравить? - Перепёлкин, как всегда, в своём репертуаре.
   - Не только. Но об этом завтра. А пока... гм... У тебя есть возможность прямо сейчас оторвать от дел пару своих головорезов?
   - Надолго?
   - Думаю, что на несколько дней как минимум. Хорошо бы, чтоб прямо с сегодняшнего дня начали обучать народ обращению с макаркой.
   - Понял. Ради такого дела оторву без базару. Пока без стрельбы?
   - Само собой! Стрельбище-то ведь ещё не оборудовано - где стрелять? Заодно и добровольных помощников на его оборудование теперь без труда сыщем...
   - Ну ты, Влад, хитёр!
   - Так мы ж, чёрные - все хитрожопые! Короче, до оборудования стрельбища - разборка-сборка, чистка-смазка, техника безопасности - ну, не мне тебя учить...
   - Понял! Организуем в лучшем виде!
   - Да, вот ещё что... Зайдём-ка ко мне!
   Доставшаяся нам с Олей отдельная УСТ - 56 выходила окошком в сторону спуска к озеру, и моя благоверная как раз любовалась великолепнейшим пейзажем.
   - Котёнок, мне нужна твоя помощь!
   - В чём именно?
   - Ну, говоря по-русски, повалять немножко Ваньку и побыть образцово-показательной "девочкой для битья", безвинно страдающей от среднеазиатского самодурства мужа-урюка.
   - Так... Надеюсь, я должна буду огрести от тебя не физически?
   - Исключительно словесно - но народец должен увидеть по твоему лицу, как ты обижена несправедливым наездом. Слёз не надо, а вот гримаску соответствующую - будь уж любезна.
   - Поняла, изобразим. А наезд будет точно несправедливым?
   - С женской колокольни - однозначно. А вот с мужской - ну, сейчас увидим. Разбери-ка свой ПСМ.
   - Хе-хе, Влад, да ты просто натуральный Макиавелли! - осклабился въехавший в мою задумку Перепёлкин, - До такого пиар-хода я бы не додумался! Хо-хо-хо-хо-хо! Только знаешь... Наезд будет и в самом деле несправедлив! - он внимательно рассмотрел детали разобранного пистолета, - Оружие, конечно, абсолютно чистым не бывает в принципе, оно может быть только более-менее почищено...
   - Вот именно! Маркер, кажется, одеколоном потом легко ототрётся? Оля, где у нас был коричневый?
   Тут уж лихой капитан сложился пополам от хохота...
   Спектакль мы разыграли как по нотам. Собранные Игорем мои орлы дружно выложили на глазах у любопытствующего народа свои пистолеты к осмотру, который мы с Перепёлкиным начали с моей дражайшей супруги. Старательно нарисованные маркером "крапинки ржавчины" повергли капитана в праведный шок, а меня - в стыд, сменившийся праведным гневом на опозорившую меня перед всем честным народом бестолковую бабу. Затем взялись за остальных - практически у всех личное оружие оказалось в той или иной стадии запылённости, а у четверых в самом деле начало даже ржаветь. Распекли мы их за это на совесть. Под занавес спектакля Перепёлкин пожелал лицезреть и мой табельный ПММ, который тоже вызвал у него парочку замечаний - я так страдальчески поморщился, что Оля едва удержалась от смеха, изобразив вместо него злорадство несправедливо обиженной и наконец-то отомщённой. В заключение мы выслушали справедливые в общем-то жалобы на нехватку чистой протирочной ветоши и нормального ружейного масла, на которые ответили в лучших армейских традициях - что это абсолютно никого не совокупляет и совокуплять в принципе не может - словом, зеваки из числа завидующих получили наглядный урок о том, что личный пистолет - это не только признак крутизны, но и вполне реальная возможность схлопотать достаточно крутую взбучку на ровном месте. Особенно в условиях начавшегося влажного сезона, о котором мы тоже не забыли народцу напомнить.
   - Несколько дней теперь точно бузить не будут, - признал Перепёлкин, - Теперь самое время развить успех. Дятел! Фриц! Ну-ка оба сюда! Вот тебе, Влад, и твои инструктора - ставь им задачу!
   - Значится так, господа ветераны! Именно с сегодняшнего дня, когда народец ещё под свежим впечатлением от увиденного и услышанного, необходимо начать обучение желающих обращению с пистолетом Макарова. Обучение суровое, беспощадное и традиционное до омерзительности!
   - Яволь, герр гауляйтер! - Фриц картинно прищёлкнул каблуками.
   - Не поняла! - моя благоверная сделала круглые глаза, - Это как?
   - Вы, фрау Сабатаева, с завтрашнего дня - геррша гауляйтерша, - пояснил капитан, - Батя назначает Влада... гм... кем-то вроде губернатора колонии, что ли...
   - Ну вот, уже заложили... Сами-то откуда?..
   - Ну, мы же разведчики...
   А когда мы с Олей уединились после обеда передохнуть в нашей палатке, моя ненаглядная половина расколола все мои коварные планы окончательно:
   - Ты, как всегда, кучу зайцев одним выстрелом накрыть норовишь, хи-хи! И оружейную проблему разрулил, и в отношении той шеи, что вертит головой, народ успокоил.
   - Соображаешь, Котёнок! Ты ведь прекрасно помнишь и сама, как все опасались, когда переходили "на казарму", не начнёт ли батина супружница свои порядки в стае наводить. Хорошо, вменяемой бабой оказалась, а если б стервозной самодуршей? Мы-то с нашими способностями пообломали бы ей рога, а вот для остальных риск был нешуточным. Традиционной-то управы на неё не было бы никакой, одна только наша специфическая. А на тебя и её не будет, ты и сама таким манером кого хочешь "управишь". А оттого, что толком-то никто ничего не знает - ещё больше опасаться будут. А зачем нам нервозная обстановка?
   - Хи-хи! Точно! Вот сейчас как достану хрустальный шар и зеркало, да как зашугаю всех до поросячьего визга, хи-хи!
   - Я тебе зашугаю! Да я тебя за это...
   После этого нам сразу же нашлось чем заняться, и боюсь, что доносящиеся наружу наши страстные охи и ахи не очень-то способствовали общественной нравственности...
   Та недавняя буря, принёсшая заодно и саранчу, заставила нас сильно скорректировать наши планы. Конечно, самодельный котёл - смешно, когда есть вёдра и кастрюли, и по хорошему Канарейкину следовало сразу же подвесить эту проблему мне, раз уж я сам не допетрил. Размножили, конечно, и с хорошим запасом. Затем мне пришлось поднапрячься, ведь формовать металл телекинезом - это не просто двигать железяку туда-сюда, но сделали в конце концов из кастрюли и металлическое корытце, которое потом увеличили до подходящих размеров - хвала богам, уж электричеством-то мы обеспечили себя в первую очередь. Естественно, тут же и размножили - нехрен ТАКИЕ брёвна на какую-то хрень переводить, когда у нас им лучшее применение найдётся! В тот раз нам повезло, буря прошла мимо лагеря. Но раз они тут бывают - не за горами следующая. Нагрянет - что будем делать? Опять молиться великим и всемогущим божествам Авосю с Небосем, чтоб не погубили и отвели беду? Так боги - они ж норовистые, не очень-то любят помогать раззявам, неспособным позаботиться о себе самостоятельно. Предупредили, попугав в первый раз - и на том им наше превеликое спасибо! А раз так - массивные колоды, из которых Канарейкин намылился первобытные корыта долбить, нужны нам для укрепления жилищ. Вкопали их в землю вдоль стенок наших палаток, да не столбами, а горизонтально, да к ним дополнительные верёвочные растяжки привязали - пришлось срочно наматериализовать побольше нейлоновой и капроновой бечевы. Зато теперь эти увесистые и плотно затрамбованные землёй и камнями колоды хрен какой ветер выворотит, а значит - не сорвёт и наших палаток. Труднее оказалось аналогичное укрепление теплиц. Тут ведь не брезент пропитанный, а жалкая целлофановая плёнка. Не снесёт ветром целиком - так в клочья изорвёт. Толстой плёнки у нас не нашлось - не была она нужна нам там, в старом мире, и никто запастись ей не озаботился. Сделать-то сделали и размножаем - но надо и каркасы теплиц делать погуще, да попрочнее. А тут ещё и дождевыми плащами приходится заморачиваться - дожди ведь теперь зачастили. Ещё не ливни, и надеюсь, настоящих тропических ливней всё-же не будет - но тенденция однако. Ещё и дорожки надо будет мостить - хоть и не украинский тут чернозём, но и умеренную грязь подошвами месить - удовольствие ниже среднего. Да и канавы наши, вокруг палаток обкопанные, надо будет в единую водоотводную систему объединять - работы непочатый край. Ладно, это несколько опосля, когда людей прибавится... гм... если я сумею ужом извернуться...
   Ох уж это мне прибавление! Ну, озадачил Батя! Это ж сколько ещё палаток ставить придётся! Мощностей для их материализации на месте у нас пока недостаточно, так что большие пока приходится возить из-за дыры. Спасибо Канарейкину - решил нам таки проблему затаскивания тяжестей по склону от озера. Нет, до лебёдки-то я додумался и сам, а вот на чём тащить-то? Пока я прорисовывал в башке деревянные рельсы с деревянными же салазками и ломал башку, чем это хозяйство смазывать, дабы не размочалилось сразу же - вот что значит не автомобилист ни разу - Борисыч вспомнил о куче машин, скопившихся во дворе перед нашим зданием в старом мире и теперь лишь изображающих там памятники самим себе. Были там на некоторых и готовые лебёдки, так что делать их не пришлось, но главное - нашлись и небольшие прицепы от легковушек. Один из них, сняв предварительно колёса и запрокинув набок, удалось втащить в здание, поднять на грузовом лифте и дотащить таки до дыры, за которой его и собрали снова. Зато теперь на нём лебёдка легко втягивает наверх любой помещающийся в него груз.
   Мощности - это уже и мои орлы могут поразмножать. Тем более, и плащи-дождевики можно им перепоручить. А вот не боящиеся влаги и скверного ухода нержавеющие пистолеты - это увы, это исключительно мне. Ни разу не технари мои орёлики, а работёнка эта ну никак не для гуманитариев. А понадобятся ведь скоро. Народец ведь чего ещё так перепуган? Тогда, на ту саранчу, столько живности слетелось, да сбежалось - охренеть! В том числе и диатримок - это куров тех бегающих мы так обозвали. Раз Скворцов считает, что это ейный не доросший предок и есть - мы ни разу не против. Только гасторнис - это мало кто после того БиБиСи-шного сериала запомнил, а вот старое название - диатрима - известно куда шире, так что прижилось за этими сволочными птичками название "диатримка", и с этим нашему главному биологу пришлось смириться. И хотя сбежавшиеся отовсюду диатримки вели себя пристойно и бойко клевали саранчу, которой хватало всем - их численность народец впечатлила и озаботила. Это ведь сейчас птички сытые и добрые, а как оголодают? А шляться за пределы лагеря таки придётся. И древесина нужна, и жратва. От теплиц тех когда мы ещё урожая дождёмся, да и каков он ещё будет? Живность наша - козы со свиньями - когда ещё вырастет, да размножится? Куров тех нормальных когда ещё наловим, да разведём? Пока едим в основном консервы - благо, на развёрнутых мощностях их уже на месте материализуем - но приелись они народцу - вон, даже ту саранчу Скворцов со своими додумался собирать и заготавливать. Сейчас вспоминать, какой визг тогда бабы подняли - умора! Первыми тогда то насекомье блюдо спецназеры на глазах у всех отведали - им и не такое на занятиях по выживанию есть доводилось, и этим мы убили двух зайцев - и прецедент создали, и зависть прочих к спецназерской крутизне поумерили. За ними Скворцов продегустировал, после него мне пришлось... гм... на вкус - так и очень даже ничего оказалось. Оля, подавая после меня пример бабьей массовке, зыркала на меня свирепо, но задачу выполнила безупречно, сумев разжевать саранчовую пробу без явных признаков отвращения на мордашке - чего ей это стоило, только я и догадывался. Потом-то, распробовав, восприняла нормально - не зря ж я ей заблаговременно в выживальщическом духе мозги вправлял. Но экстрим есть экстрим, половина баб и даже кое-кто из мужиков есть саранчу один хрен отказались наотрез, и это меня не удивило - я худшего опасался, что вообще практически все откажутся. А это значит что? Правильно, опять ужом изворачиваться - дикорастущие "дары леса" собирать надо. Можжевельника мы тут обнаружили немало - по правде говоря, я его именно тут впервые в жизни дикорастущим и увидел - и даже я в курсе, что его ягоды вполне съедобны. Попался нам и дикий виноград, по съедобности которого ни у кого вопросов нет. Наверняка и ещё что-нибудь найдётся - только для сбора всего этого добра по лесу шляться надо, особенно бабам, у которых собирательство лучше получается, а из-за диатримок это как-то не в кураж...
   Итак, чего у нас тут с нержавеющими сталями? Глядя на разобранный "прототип", в качестве которого я выбрал свой нелегальный удлиненный, я призадумался. Пружины - это однозначно нагартованная 12Х18Н10Т-ВО напрашивается. Работает, как я слыхал, даже получше традиционных пружинных сталей, и это - то, что доктор прописал. Так, оп-па - есть! Ствол? Ну, это однозначно 07Х16 калёная - до 40 единиц по Роквеллу, жаропрочная и износостойкая, уж всяко лучше казённого оригинала. Ага, есть! Рамка - ну, пусть будет 40Х13, ей прочность нужна повышенная. Из неё же и боёк напрашивается, да и тяга спускового механизма. Пожалуй - и выбрасыватель гильзы. Делаем - прекрасно! Кожух-затвор? А пожалуй, 07Х21. И из неё же, пожалуй, корпус обоймы. Так, есть! Курок и спуск - так, из 95Х18, что ли? Не хрупковаты будут? Нет, шалишь! Отщёлкнув кнопку, достаю из пластиковых ножен свой КО-2 - кизлярский охотничий кинжал. Из чего там клинок? Заявлено, что из 50Х14 - вот пусть курок со спуском из неё и будут. Прекрасно! Теперь шептало. С курком контачит, с бойком, рамкой и кожухом-затвором - тоже. А вот со стволом - нет. Значит - снова 07Х16 - и чего сразу, дурень, не сообразил? Спусковая скоба - из неё же, кнопочная защёлка обоймы с ней не контачит - тоже из неё же. Ну и донышко обоймы пускай из неё же будет. Что-нибудь ещё? Пожалуй - гнеток выбрасывателя. Так, изумительно! Теперь что осталось? Оси для всего хозяйства, да конический штифт, фиксирующий ствол. Вот на них 95Х18 вполне пойдёт. Так, есть! Ну что, собираем? Тьфу, идиот, собрал бы сейчас без предохранителя, затворной задержки и подавателя! Ха-ха три раза! Так, ладно. Подаватель у нас пластиковый, и претензий к нему особых нет - стало быть, тупо копируем как есть. Одной проблемой меньше! Предохранитель - 40Х13, пойдёт. Затворная задержка - 50Х14, вполне. Ну, на сей-то хоть раз ничего не забыл? Уфф! Простенький советский пистолетик, ага! Ладно, собираем...
   Ненавижу полную разборку макарки! Точнее - сборку после неё. Пока спусковую скобу к рамке присобачишь и осью зафиксируешь - умаешься с проклятой пружиной! Всё остальное по сравнению с этим мне даётся как-то проще. Хоть и приходится, чтоб не напутать ненароком, частично разбирать и свой ПММ, но это уже привычно и так не напрягает. Смазывая сразу все трущиеся поверхности, собрал наконец свой нелегал, собрал и его нержавеющую копию. Уфф, хвала богам! Нет, с меня хватит, размножать - только в сборе! Опробовал движущиеся части - вроде, всё работает путём. Вставил в обойму несколько патронов, подёргал взад-вперёд затвор - досылаются и выбрасываются нормально. Вот возвратная пружина, как и на оригинале, тугая - сделаем-ка рифление на кожухе-затворе покрупнее, да повыпуклее. Вот теперь - порядок! Теперь и баба, если не совсем уж рахитичная, взведёт - Оля пробует и подтверждает - с намёком эдак! Учту, ясен пень! Ну, что - отдать орлам на размножение?
   Стоп, ну сколько ж тормозить-то можно! Размножил бы сейчас, кретин, без огневых-то испытаний! Разрыва не боюсь, материалы заведомо прочнее казённого оригинала. Заеданий тоже не боюсь, все трущиеся пары из разных марок стали - сам ведь выбирал, не передоверил своим гуманитариям. Вот работа автоматики при реальной стрельбе - это вопрос. Пружины-то другие, вдруг не подойдут?
   Возле холмика, склон которого уже подрезали лопатами до почти вертикального - будущий пулеулавливатель нашего будущего стрельбища - спецназеры как раз закончили показушно-завлекательную стрельбу по жестянкам из-под тушёнки, после которой, впечатлив и раззадорив народец, почнут терзать его казёнными инструктажами и теорией.
   - Ну-ка, господа, дайте-ка и мне банки подырявить!
   Не только зеваки, но и лихие бойцы вылупили глаза, глядя на блестящий, новенький и явно нержавеющий пистолет, да ещё и не кургузого казённого образца. Отстрелялся я, конечно, не так блестяще, как наши лихие коммандос - и целился подольше, и по краешку банки пару раз чиркнул - но машинка продемонстрировала полную работоспособность, что мне от неё и требовалось. Тут же её опробовали и крутые бойцы - и, судя по загоревшимся глазам, она им понравилась.
   - Всё-таки лучше бы воронёный, - заметил Перепёлкин, - Это реально?
   - С настоящим воронением заморачиваться не хочется, а вот покрытие "антиблик" по всей наружке - сделаем, не вопрос. Со своего КО-2 тупо скопирую.
   - Тоже нормально, - одобрил капитан, у которого висел на поясе нож "Феникс" от тех же кизлярцев и с таким же "антибликом" на клинке.
   - В общем так, дамы и господа! - обратился я к толпе обучаемых, - Как видите, над проблемой вашего вооружения мы работаем. Я не могу наделать сразу на всех, да и начнём мы перевооружение, естественно, с умеющих обращаться, но понемногу, небольшими порциями - в конце концов всех вас вооружим. Очерёдность выдачи - на усмотрение капитана Перепёлкина! И, насколько я его знаю, первыми из вас получат оружие те, кто наиболее успешно пройдёт обучение. Всё в ваших руках!
   - Поняли, штафирки?! Всем учить матчасть! - рявкнул Дятел, - Кто не сдаст - хрен вам, а не пистолеты!
   - Ооо, йа-йа! - поддержал сослуживца Фриц, - Кто будет плёхо учиться - мы будем... эээ... задрочать! Как это по-рюсски... эээ... ёлька-палька!
   Перед покрытием я ещё раз осмотрел образец - чего-то всё-же не хватает. Ну да, номера. Но ведь смешно же копировать один и тот же номер на всех экземплярах! Да и смысл-то какой, когда все они будут приходиться друг другу точными молекулярными копиями? А вот эмблемку какую-никакую с названьицем не мешало бы! Пижонить, обзывая его "Кольтом-коммандером" мы не будем, модификация макарки так макаркой и остаётся, а вот для этой конкретной модели... Так, против кого он у нас? Правильно, против диатримок! Вот "Диатримой" ему и быть! Моя модель, как хочу - так и обзываю! Вопросы, жалобы, предложения? То-то же! Набросав маркером на кожухе-затворе стилизованную диатримью башку и выведя рядом чертёжным шрифтом "Диатрима-1", я критически оглядел своё творение - Оля забрала его у меня, хмыкнула, хихикнула, стёрла надпись и переделала её куда более аккуратным почерком, затем добавила пару штрихов к рисунку, сделав его гораздо выразительнее - вот что значит, в художке деваха училась! Я сосредоточился и телекинезом придал нашей маркировке глубокую рельефность, после чего, оттерев следы маркера, как и обещал Перепёлкину, материализовал на всех внешних поверхностях покрытие "антиблик". Порядок!
   - Размножай! - сую агрегат Игорю, как раз закончившему размножение очередного комплекта деталей торсионного генератора.
   - В первую очередь - всем нашим? - в моём согласии он и не сомневается, но надо ж продемонстрировать орлам отеческую заботу! Вон как облизываются!
   - Само собой. Затем - воякам. После них - на склад для выдачи остальным. И кстати, под нашими я в данном случае понимаю и весь первопроходческий состав, включая и скворцовских. Раз были в числе первых - должны быть отмечены. На каждый пистолет - по четыре обоймы. Да, вот ещё - подреставрируй до приличного вида вот эту ТТшную кобуру и тоже размножь, - уфф, тут извернуться ужом удалось...
   Пока моя правая рука распределяет работы между нашими недомагами, я направляюсь посмотреть дела в теплицах. Там Канарейкин как раз заканчивал укреплять каркас очередной, а предыдущую один из выделенных ему помощников уже обшивал толстой плёнкой.
   - Какие трудности, Моисей Борисович?
   - Да пока-что таки никаких. Боюсь вот только, что в следующий ураган таки появятся.
   - Считаете, что колоды недостаточно увесисты? - придуманный нами "палаточный" приём мы используем и для теплиц, - Или каркас всё равно слабоват получается?
   - Нет, тут таки всё нормально. Боюсь, как бы ветер плёнку прямо с гвоздей не посрывал.
   - Так мы ж вам шайбочки такие широкие к гвоздям дали! Вы разве ими не пользуетесь?
   - Таки да, пользуемся. Но ведь это ж жестянка! Напором ветра об острый край - и толку от ваших шайб?
   - Острый край? Откуда он там?
   - От вырубного штампа, молодой человек! Вы ведь, кажется, бывший производственник?
   - От какого штампа, Моисей Борисович? Рассмотрите шайбу повнимательнее!
   - Так-так... Гм... Да чтоб я сдох! Они у вас что - ТОЧЁНЫЕ?
   - Ну да. Зачем же дерьмецо делать, когда можно сделать вещь?
   - Боже мой! Чтоб я так жил! Да вы просто изверг! Заставить токаря точить из прутка какие-то шайбы?!
   - Ну, всего-то пару-тройку штук...
   - Пару-тройку?! Да их же тут... Тьфу! В самом деле - никак не привыкну к вашему хитрому способу производства, уж извините старика! - мы с ним хохочем.
   - Ну, раз так - на один сезон таки хватит, - соглашается Борисыч, поразмыслив.
   - Отчего же на один?
   - А вы разве не видите этих дождевых туч? Железо, знаете ли, таки склонно ржаветь!
   - Да ладно вам, Моисей Борисович! Ваши деревяшки раньше сгниют!
   - А вот это вы зря, молодой человек! Это, знаете ли, кипарис, а он таки не склонен к гниению! Уж в древесине-то я, знаете ли, разбираюсь неплохо! А вот железо...
   - Обижаете, Моисей Борисович! Нержавейка!
   - Разве? Так-так... Точно! Да чтоб я так жил! У вас что - и гвозди точёные?
   - Именно этот типоразмер - ещё и шлифованный. Токарю трудно на такую длину такой диаметр проточить...
   - Гм... Таки да... Гвоздики...
   - Ну, зачем же дерьмецо делать? - и мы с ним снова хохочем.
   В первой из уже поставленных теплиц моё внимание привлекло слабенькое красно-синее мигание. Ага, светильники наши светодиодные подключают! Так и есть - уже при входе я заметил возящегося с чем-то электрика и пару помощников. А что за шум - характерный такой, постукивающий? Правильно - от "вечного двигателя" нашего запитать светильник пытаются! Вот оттого-то и мигает освещение еле-еле, что светодиодов в том светильнике до хренища - два ряда красных и между ними один ряд синих, а движочек-то слабенький, экспериментальный, макет по сути дела.
   От первоначальной схемы со складывающимися-раскладывающимися лопастями мы отказались после первых же экспериментов. Нет, агрегат-то работал, но вот шумел уж чересчур, и в прочности его возникали серьёзные сомнения. Нарушать базовые священные догмы - это ж всегда чревато. Тут ведь фишка ж в чём? В резонансе. У любой механической конструкции есть своя резонансная частота колебаний, достигать которой не рекомендуется - во избежание жертв и разрушений. Строго говоря, не рекомендуется к ней и приближаться - дальше система уже сама в резонанс входит, и тогда уж только держись! А у нас ведь как раз на этом резонансном саморазгоне системы вся авантюра и основана. Полезный эффект в виде халявной механической энергии как раз при входе в резонанс и проявляется. Вот где-то начиная с этого момента и "остановись, мгновенье, ты прекрасно". Ага, размечтались! Раз уж пошла система вразнос - попробуй-ка её зафиксируй! Словом - надо организовать съём добавившейся от саморазгона мощности так, чтобы ровно вся эта прибавка и отбиралась. Отберёшь лишнее - агрегат остановится, проявишь неуместную щедрость - саморазгон продолжится вплоть до нежелательных для нас последствий. Только врукопашную и можно съём регулировать, чтоб точно попасть. Но ведь и наблюдать за системой постоянно - это ж никакого внимания не хватит, и чем прочнее она будет - тем лучше. Поэтому применяем мы более прочный дисковый ротор с полукруглыми пазами, в которых перекатываются гантельки-грузики. В качестве прибора для слежения за режимом работы приспособили автомобильный механический тахометр - цифрам, конечно, верить нельзя, да и не нужны нам конкретные цифры. Нужно постоянство той скорости вращения, которая достигнута при регулировке и принята в качестве оптимальной. Стоит стрелка на отмеченном маркером делении - прекрасно, отклонилась - надо её ручной регулировкой вернуть взад.
   Пока-что видно, что мощность нашего экспериментального макета даже для одного светильника явно недостаточна, а их в теплице должно быть несколько. В идеале ими должна быть увешана вся длина конькового бруса. Ну, это-то не проблема, уж тут-то мы извернёмся! Мы этих колёс сколько надо, столько и размножим, да по нескольку штук на длинный вал насадим. А заодно и сдвиг им небольшой по фазе последовательный придадим при развороте, чтоб рывки эти отдельные от ударов грузиков взаимокомпенсировались - ровнее снимаемая мощность будет, а значит, и свет будет меньше мигать. Для растительности-то это, надо думать, без особой разницы, а вот для глаз обслуживающего всё это хозяйство человека - фактор тоже далеко не из последних.
   От теплиц я свернул к сооружающемуся "козлятнику" - так мы окрестили загончик для живности, в котором предполагалось первоначально разместить наше "скотоводческое хозяйство" из козьего и свинского молодняка. Ну, тут Каролина парадом командует, и в её работу вмешиваться - только мешать. Загон уже почти готов, и если Батя даст команду - даже я вижу, что можно хоть через пару дней скотину принимать. Попутно же сооружаются клетки для мелкой живности типа кур и кроликов. Скворцов сказал, что период размножения у диких животных в субтропиках приходится как раз на смену сухого сезона влажным, и где-нибудь через месяц самое время будет устраивать отлов наших будущих курей с кролами, хоть и неясно пока, кто кролами послужит. Но уж с курами-то ясность полная - те небольшие коричневатые "рябчики", одного из которых я даже на камеру заснять успел. Мы даже охотничков наших попросили этих куров пока не трогать - пусть токуют, да гнездятся, да несутся, да птенцов выводят - нам много понадобится. Чем больше - тем лучше.
   Ставятся и ветряки - не традиционные с вертикальным пропеллером, а наши, с вращающимся горизонтально ротором Савониуса. КПД у них пониже, отчего и распространены мало, зато плевать им с высокой колокольни на направление ветра. Любое им подойдёт, лишь бы только имелся этот ветер в наличии. Нам стабильное наличие тока в розетке важнее, а полный штиль - явление редкое. Мало будет - ещё ветряков поставим. Собственно, основной источник - наша мини-ГЭС на бурном ручье, мощь которой мы тоже со временем нарастим. Ветряки - это вспомогательный источник. От них мы со временем теплицы запитаем - от кратковременного перебоя с освещением ничего с нашей растительностью не случится. Ну и конденсаторные батареи заряжать - не страшен им небольшой перерыв в подзарядке. Долгий же весьма маловероятен. А агрегаты наши резонансные - вообще для подстраховки. Чем на велотренажёрах педалями динамо-машины крутить - лучше уж пускай священные догматы традиционной науки извинят-подвинутся. Изворачиваться - так изворачиваться!
   Заглянул и к Скворцову - и похоже, не зря. Интересный момент застал - как раз передо мной зашёл к нему только что вернувшийся с охоты Стержнёв - всегда порывистый и громогласный, но в этот раз... гм... ну, не подавленный, а скорее - озадаченный какой-то. И Скворцов, заметив меня, глянул как-то... гм... без раздражения своего нередкого, но странно как-то...
   - Я не вовремя?
   - Увы, боюсь, что очень даже вовремя, - не нравится мне что-то скворцовский тон - нет, это явно не в мой адрес, но всё-же настораживает...
   - Да птицу я тут ещё одну подстрелил! - пояснил Стержнёв, - Неправильная она какая-то! Принёс вот Михалычу показать...
   - В общем, Владислав, смотрите сами, - Скворцов жестом попросил Стержнёва подвинуться, и моим глазам открылся разложенный на столе неправильный птиц. Прежде всего бросился в глаза какой-то неестественно длинный хвост, затем - торчащие из сгиба крыла длинные когтистые пальцы. Шея пернатого развёрнута так, что небольшой полуоткрытый клюв с моего места виден плохо, но я уже и так догадываюсь, что там увижу. И Скворцов, перехватив направление моего взгляда, подтвердил мою догадку мрачным кивком:
   - Да, там зубы. Небольшие, но всё-таки зубы...
   - Ясно. А в чём вы видите проблему, Андрей Михайлович? По сравнению с диатримкой этот птиц выглядит не таким уж и опасным. Ну, вряд ли опаснее её.
   - Оооохххх... Да разве в нём дело! Проблема в том, что в какой-то мере вы оказались правы, и если это вас способно обрадовать - примите мои поздравления!
   - Так... Гм... Спасибо... А в какой именно мере?
   - Ну, это по прежнему не тираннозавр рэкс и даже не велоцираптор - но увы, и не привычная нам веерохвостая птица. Я не палеонтолог, чтобы точно определить вам её вид, но птица очень похожа на энантиорниса. Если по простому - примитивная зубастая птица, типичная для позднего Мела и обязанная вымереть вместе с динозаврами.
   - Так... И что из этого следует - ну, на ваш взгляд?
   - Если кратко и по существу - в сохранность крупных динозавров я по прежнему не верю. Этой птице здесь есть чем кормиться, тираннозавру - нет. Но размеры этой птицы и сам факт её наличия вынуждают меня допустить существование и динозавров-троодонтидов. Это - более мелкий, но вполне опасный вариант рапторов из "Юрского периода". В стае могут быть опасны - как современные шакалы или одичавшие собаки. И многие палеонтологи считают, что стайный образ жизни был характерен и для них, и для рапторов.
   - Размеры сопоставимы с вот этим птицем и диатримкой?
   - Да, примерно. Пистолета достаточно, если вы это имеете в виду.
   - Понял. Это хорошо... Так... А почему они не попались нам до сих пор?
   - Ночные охотники, днём активны мало, а следы... А следы - может и попадались, и не раз, но мы принимали их за птичьи и не обращали внимания. Но, опять же, хочу подчеркнуть - я не утверждаю, что троодонтиды здесь однозначно есть. Могли уже и вымереть, как и любой другой вид от каких угодно причин. Я говорю о другом - что для троодонтидов теперь таких причин не вижу. Существовать они не обязаны, но право на существование - увы, имеют...
   - Ясно... Безоружным, значит, за территорию лагеря выход запретить, а вооружённым не выходить в одиночку?
   - Боюсь, что да. И, примите мои поздравления вторично - похоже, вы весьма кстати затеяли всеобщее вооружение. Я хотел было раскритиковать эту вашу затею как опасную и чреватую множеством неприятностей - но увы, выбор у нас, видимо, как всегда - между хреном и редькой...
   - Спасибо. Кстати, на днях вся ваша группа сможет получить новые пистолеты. Вроде вот этого моего, только в нержавеющем исполнении. Женской модели на базе ПСМ придётся подождать, а эту - хоть завтра-послезавтра.
   - Эх, "стечкина" бы! - простонал Стержнёв, в свою прежнюю ментовскую бытность наверняка успевший обзавидоваться прекрасно оснащённому ОМОНу.
   - Ну, это не сразу, - я хитро ухмыльнулся, - Но со временем...
   - А чо так? - бывшему менту уже явно кто-то настучал, что меня видели с новеньким АПСом, - Неужто трудно скопировать-то? Вон сколько всего накопировали!
   - Нержавеющее исполнение? Нетрудно, если найдётся образец. Есть такой на примете?
   - Гм...
   - У меня тоже нержавеющего пока нет. Придётся подождать, пока у меня дойдут руки извернуться и сделать.
   - Ага, понял! Подождём!
   - Да, чуть не забыл! Андрей Михайлович! - ведь так бы и ушёл, не спросив того, зачем заходил, - Белок этих древесных реально приручить? Ну этих... как вы их там... пурга...
   - Пюргаториев? Приручить-то можно, но в качестве кого? Честно говоря, не хотелось бы на мясо...
   - Да, помню, вы говорили, наши возможные предки и всё такое... Собственно, в качестве приматов они и нужны. Пищевая физиология у них ведь, как я понимаю, уже вполне обезьянья?
   - Понятия не имею. Судя по зубам... почему бы и нет? Так-так... А, понял. Да, хорошая мысль - дикорастущую растительность вполне можно проверять на них. Всё, что будут есть они - может быть съедобно и для нас. Правда, вряд ли они едят много растительности - для примитивных приматов это не свойственно - но чем судьба не будет? Будем давать, авось тоже выживем...
   - Значит, и небольшой обезьянничек нам тоже не помешает - надо ж как-то изворачиваться.
   Перехвативший меня на выходе от Скворцова Водолей не обрадовал:
   - Больших палаток на складе осталось пять штук, и все они завтра будут доставлены сюда. Останутся только малые - этих ещё где-то штук двадцать.
   - Мы-ылять! - а что тут ещё скажешь?
   - Есть ещё лёгкие летние...
   - Да ну их на хрен! Женя, ну ты представь себе - похолодает хотя бы слегка. Разница сразу же станет заметной и ощутимой - в летних в первую же ночь поймут, почему фрицы не взяли Москву. А Батя ведь семьи в первую очередь сюда эвакуировать намылился. Мужики-то поняли бы всё правильно и потерпели бы - но ведь бабы ж будут, а многие и с детьми. Тут такой визг подымется!
   - Угу... Точно... А малые ты из-за площади широко применять не хочешь?
   - Ясный хрен! Уставим ими всё - не протолкнуться ведь будет. Нашлёпать-то их и на нынешних наших мощах можно, и везти из-за дыры не надо - да только ведь столпотворение под. ногами получим. Бате-то что? Ему - ужом извернись! Ага, извернёшься тут!
   - А нарастить мощи?
   - Неделя минимум - и это только если на всё остальное хрен забить!
   - А в чём главная трудность? В ваших материализаторах? - народ всё чаще называет наши торсионные генераторы именно так.
   - Да нет, их хоть завтра ещё тройку соберём, если электрика с теплиц сорву. И ещё на тройку наделаем комплектации - послезавтра можно было бы собрать. Питания хрен хватит! Ещё одно колесо с генератором - раньше недели никак не успеть. И это начерно, без отладки...
   - А от ветряков?
   - Хрен там! Слабенькие они. По сравнению с генераторами - капля в море!
   - Прямо совсем никак?
   - Ну, если их все задействовать на питание нашей аппаратуры - хватило бы, возможно, на тройку маломощных, а на эти наши - никак. Уж очень большую массу надо материализовывать - хрен тут как извернёшься!
   - Угу. А Батя ведь на неделе точно даст команду принимать народ...
   Обсуждая безрадостную перспективу, незаметно дотопали до моей палатки, где за кофе - одно из маленьких преимуществ доступа к спецоборудованию - продолжили безнадёжный перебор вариантов.
   - Получается, опять на казарму?
   - Ну уж хр... тьфу, чёрта с два! - скандала мне Оля не закатит, сама дочь офицера и прекрасно понимает, что иной раз нельзя мужику не выразиться по-русски, но... не комильфо всё-же, - Тех, кто уже тутошний, уплотнять не будем! Они своё оттерпели, теперь этих очередь! Да, и по 40 рыл в большую палатку, если придётся! Надо будет - так и пару недель потерпят! Мы сколько терпели? И пусть жалуються на меня хоть Бате, хоть Хренате... тьфу! - тут уж моя ненаглядная прыснула в кулачок.
   - Стоп, - проговорила она вдруг задумливо, - А рабочие помещения? Ну, те большие палатки, где мы работаем?
   В первуй момент мы с лихим лейтенантом выпали в осадок, раздумывая, как бы потактичнее растолковать бабе разницу между рабочим помещением и курятником, а затем я сгрёб мозги в кучку... Тьфу! Ну что ж сам-то не додумался?!
   - Котёнок! Ты у меня гений! Точнее - генийша! Теперь извернёмся!
   - Не понял! - уставился на меня Водолей, - Ты серьёзно?
   - Серьёзнее некуда!
   - А работать где? Под дождём?
   - Будем, Женя, изворачиваться ужами. Так что ты там говорил насчёт лёгких летних палаток?
   8. Скворцов
  
   Настроение у меня как обычно - под масть погоде. А погода в последние дни - не радует.
   ...Нет, когда мы сюда прибыли изначально, было ничего - кое-где просветы и т.д., но с тех пор - конкретно ухудшилось. Похоже, начался сезон дождей - как в тропиках. Там, разумеется, я не был - не по карману. Но даже то, что я знаю - стихи Бунина, например - говорят о слонах, по бивни в грязи. М-да. Картина не апокалипсическая, но около.
   Впрочем, грязь грязи рознь. У нас в лагерях её не так уж и много - расположены мы на холмах, а они довольно каменистые, а все эти злосчастные рвы ещё и служат своеобразной дренажной системой, т.ч. у нас относительно сухо, грех жаловаться. Обходимся дождевиками и калошами. А вот в низине...
   В низине, как со своей разведывательной зоркостью отметил Сабатаев, у нас река. Кто-то назвал её Совкой - просто так, т.к. называть речку речкой - это слишком банально. Т.в., до непогоды Совка вела себя смирно: текла, обростала по бокам камышём, а там и деревьями, и т.д. Всё нормально.
   Настали дожди. Речка разлилась, и всё стало не нормально: в низины даже в охотничьих сапогах не зайдёшь, если только у тебя нет роста и силы вышеупомянутого слона: завязнишь как в асфальте Ла Бреи, и точно также пропадёшь. Вояки (команда всё того же докладчика) сунулись туда по старой памяти - вернулись заметно обезкураженные, на щите, не со щитом, и ходить туда штатским резко не порекоммендовали: пропадём.
   Сабатаеву, разумеется, сказать, что туда - или вообще куда-то - нельзя, как красная тряпка на быка: ум над материей, блин! Демиург!
   ...А впрочем да, демиург. Не знаю, как это они делают, и какую они магию используют, но ведь действуют! Они банально штампуют всё, что надо, и ведь неплохо, колдовские это вещи, или нет. Брёвна вот, например.
   Только и колдовство - тоже не панацея, по крайней мере не полная. Холмы, где мы расположились лагерем, наше спасение, но вот здания, особенно классические, на них поставить несколько сложновато, особенно из массивных брёвен, которые Сабатаев с командой стали "штамповать".
   С этими брёвнами вообще непонятка. Сабатаев утверждает, что их ему заказал дядя Мотя для корыт. Дядя Мотя утверждает, что из таких брёвен только "корытища" для свиней делать, а он использовал гораздо меньшие, которые и демонстрировал. Словом, похоже где-то, когда-то, что-то потерялось в переводе. Ну да ладно, добро всё равно не пропало, пошло на стройматериал для заборов, для будущих загонов для животных, и т.д. А вот жилые помещения...
   С жилыми помещениями у нас проблемы. Палаток уже мало, а народу ожидается пополнение - по ту сторону дыры цивилизация совсем уже никуда не годится, и это нехорошо.
   Но наш народ не унывал, и придумал кое-что новое - мазанки. Сабатаев нашёл мой котёл примитивным, и был прав. Скажу больше - это был ублюдок котла и кувшина. Что Сабатаев наштамповал было гораздо лучше, но идея - о дереве и глине - осталась. Добавим к этому некоторое количество камня, который тут водится в своей естественной форме - под ногами - и мысли наших левшей зашевелились. По холмам стали "проростать" мазанки - небольшие хижины, сделаные из веток и глины, с каменными полами и деревяными крышами, в основном из ветвей нежели из досок или черепицы. Щели забиты мхом, который иногда приживается, и начинает/продолжает рости на новом месте, что даёт оным мазанкам необычный цвет и вид. Живут там в основном пары - семейные люди предпочитают жить в лагере, тут посуще и как-то безопаснее.
   Хотя... всё в мире относительно. Вон, на следующий день после нашествия саранчи в лагере произошёл мини-скандал.
   Дело было в той злосчастной рептилии, которую зачем-то принесли в лагерь трое бойцов - мне показать, своими подвигами похвастаться. Тот мини-крокодил (или аллигатор) тяпнул одного из них, и довольно сильно, и бежать.
   Только недалеко - не сдержался и тяпнул ещё кого-то, джинсы порвал. Его поймали и решили прибить. И тут кто-то взял и помянул нашу докторшу, Александрову, в связи с рептилией.
   Ну, докторша наша и впрям похожа на рептилию: этакая помесь анаконды с американским аллигатором упакованная в стиль "унисекс". Как медик она профессионал, но как человек... брр.
   И вот она услышала, как её сравнивают, пускай и за глаза, с рептилией. Сравнивал один из военных друзей Сабатаева - Фриц его зовут, что ли? Ну Фриц или как-то ещё, не важно: докторша его хвать за воротник и давай расспрашивать, чего такого он нашёл в её внешности смешного?
   Народ, к судьбе рептилии равнодушный, заметно оживился, и стал докторшу успокаивать. Про рептилию забыли, и кто-то её выпустил за пределы лагеря. Всё, конец.
   Нет, не конец. Кто-то рассказал про это Сабатаеву, и тот сделал мне какое-то замечание про "моих девочек". Что он имел в виду осталось непонятным: я в тот день необратил на его замечение внимание. Зато доктор Александрова обратила, и пошла расспрашивать Сабатаева, с какого перепоя он обозвал её девочкой? Поскольку она действительно на несколько лет нас старше, кое-какая правда была на её стороне, поэтому Сабатаев, не желая обсуждать эту тему, отправился исследовать низину у реки.
   Вернулся довольно быстро, и полчаса не прошло (видно, и в самом деле летел).
   - Андрей, - говорит, - там мухи!
   Ага, мухи... Комары там, и прочий гнус. И хорошо, если просто гнус, а не какие-нибудь доисторические комариные оводы, которые используют комаров, чтобы распостранять своих личинок на новых хозяев. Личинки же оводов это очень неприятные и опасные создания, а не просто кусачие, как комары. Тут, на холмах, сравнительно сухо и ветренно (а также сравнительно прохладно), т.ч. тут они нас беспокоят поменьше, а вон в низине они зверствуют вовсю. "Они" - это комары, а не слепни-оводы (надеюсь), но всё равно, если дожди пойдут и дольше, нам мало не покажется.
   Надо что-то делать, короче, но что? Растения я изучал в основном по Верзилину, но во первых книги эти сейчас у других, нежели чем у меня, а во вторых, эти книги всё равно не травники, т.ч. индентифицировать растения, чьим дымом можно отпугивать комаров у нас не получается.
   Что же остаётся? Уменьшающийся запас всяких антикомарных мазей и спреев, ограниченный запас накомарников, и народные средства - всякие грязи, которыми мы мажемся на манер буйволов или комаров, когда выходим из палаток (или мазанок).
   А зачем мы выходим? Вообще-то выходим мы довольно редко, и в основном по нужде, а нужда бывает разной. Термиты, например. У них сейчас брачный лёт, и в воздухе их не меньше, чем саранчей, которая, кстати, уже почти улетела.
   Зато термиты тут как тут. Они крылатые, т.е. готовы организовать новые термитники. Последних, кстати, я тут пока не заметил, но ветра тут дуют ого-го какие, и всё это изобилие могло нам нанести неизвестно откуда.
   Изначально, правда, их никто изобилием их несчитал, и хотели давить, пока не поздно - что бы там Сабатаев не хвастался насчёт своих сил и техники, древесины в лагере у нас немало, и она нам нужна.
   Сперва умные головы хотели их просто задавить (ну откуда берутся эти инстинкты? Чуть что живое и дикое - немедленно уничтожить. Сами они - саранча, а не люди!), но... консервы-то всем приелись, даже Сабатаеву и его непосредственным друзьям, т.ч., кто-то, посмотрев как мой Котофей Котофеевич и его новый "помошник" с аппетитом этих термитов ловит и ест, задал мне резонный вопрос:
   - А они не съедобны, случайно?
   На что я и ответил:
   - Точно также как и саранча: если их прожарить, то вполне можно есть.
   Ура! Все немедленно перестали давить термитов, и начали их ловить. Ловить и собирать в корзинки-плетёнки, изобретённые бравым Ксендзом (придумал, когда на дереве сидел и на облака смотрел), и размноженные Сабатаевым (или его соратниками). Собирать, обработывать (отрывать все не нужное) и жарить.
   Сабатаев, кстати, смотрел на это мероприятие с некоторым подозрением: действительно, про то, как термитов в Африке едят люди известно мало; больше про то, как сами термиты поедают дерево. Но... людям надо было развеется после рутины и дождей, т.ч. он особенно не возражал, и на том спасибо.
   Более того, вскоре после прилёте термитов, он организовал стрельбища. Официально, конечно, это звучит как забота о колонистах (и это действительно так): мол в округе водятся страшные и ужасные куры, от которых нужно защищаться, а также возможные и невозможные динозавры-тероподы, все из которых хотят нас съест.
   Ну, динозавров я пока не видел, а куры, или как Сабатаев хочет называть их, диатримы-гасторнисы, ну так даже среди учёных существовало мнение, что эти птицы были не столько хищниками, сколько всеядными, и ели не только живность, но и растительный корм. Учитывая, что местные плоды - это обычно шишки да жёлуди, плюс можжевельник, чьи плоды содержат тоже твёрдые косточки, то крепкий клюв - как у современного дубоноса - очень даже кстати.
   Это не означает, что я совершенно не согласен с Сабатаевым по поводу его идеи о стрельбищах. Согласен! Для этих птиц всё, что на двух ногах - или потенциальный соперник, или партнёр(ша). Как представлю себе ухаживания этих птиц - становится не хорошо. В зоопарке, в старой жизни, один из самцов косуль стал так вот приставать к сотруднице - пришлось срочно вызывать подмогу.
   Нет, обучение стрельбе - идея хорошая и необходимая, ещё и потому, что позволила спустить пар участвующим в ней. Как сказала Каро Оле (они не участовали, но смотрели как зрительницы):
   - Может, в следующий раз участникам ещё и медали давать? Ну, какие-нибудь там призы, не обязательно "золото", "серебро", "бронза", знаешь?
   Оля повернулась к ней очень возмущённо, открыла рот чтобы возразить, и задумалась. В лагере становится тесно и скученно, хотя поселение и ростёт. Соревнование (особенно проведённое вне лагеря) может помочь спустить пар и как-то развеять ежедневную рутину, а то саранча и термиты не каждый день к нам прилетают.
   - А, Скворцов, здраствуйте.
   Это докладчик. Правда, на этот раз не с докладом, и не к мне.
   - Здраствуйте, Сергей Сергеевич, здраствуйте. В чём беда?
   - Баул... ну, вы его знаете... он с женой подрался...
   А, Чемоданов,.. что?
   - Что? Когда я в последний раз его видел - он с женой ловили этих термитов, и были вполне счастливы жизнью и друг другом!
   (Чемоданов - женат, и посему был одним из немногих военных, который сделал "мазанку" - хочет личную жизнь, а когда вокруг сослуживцы личная жизнь как-то не идёт.)
   - Счастливы, да... - печально кивает Сергей Сергеевич. - Счастье, похоже, кончилось. И говорили же мы ему - не женись. Ну, чернявая, ну, страстная, ну, на испанку похожа. И что? Нет, женился! И вот теперь - скандал.
   Я не отвечаю за людей - за это, по моему, Сабатаев отвечает - но раз уж увязался, но бросать на полдороге, и я иду вслед за ним - из лагеря.
   Поселение наше ростёт. Собственно, оно и изначально стало рости: мусорная свалка - за лагерем, подальше (пахнет, да и падальщиков приманивает); теплицы-огороды - тоже за лагерным рвом, т.к. много места занимают, хотя и недалеко; жилые мазанки - за рвом (понятно почему); баня - тоже (решили, что на территории лагеря она займёт слишком много места); и помещения для коз и свиней, которые скоро прибудут к нам - тоже за рвом. Ветлечебницу я с Каро тоже вынесли за ров - всё же пахнет от неё неахти, да и животные зазря волнуются. Думаю, что как и козы со свиньями, собаки будут жить вне лагеря. Словом, поселение ростёт, а вот собственно жилой лагерь - не очень.
   Над головой мне послышался хлопот крыльев, но я тогда не обратил на это внимания; снова стал накрапывать дождик, и тут послышалась ругань, причём не особенно корректная. Как и следывало ожидать, не Чемоданов, не его супруга особенной вежливостью не отличались, а тут ещё один момент: они выясняли, кто кому передал вшей.
   Нет, правила гигиены в лагере соблюдались (правда, мне думается, что по разному), но вот Чемоданов с супругой теперь жили вне лагеря, и как я понял, гигена несколько дала слабину, иначе откуда бы насекомые? Особенно такие специфичные: лобковые вши. Тут они не водятся (они живут только на людях и гориллах, а горилл-то тут точно нет), т.ч. кто-то из наших сюда занёс. Кто именно? Это-то Чемоданов с супругой и выясняли, причём довольно громогласно, и жена его упоминала какую-то соседку. Какую? Мазанки расположены достаточно далеко друг от друга (сказалась скученность лагеря), т.ч просчетать соседку можно, но не прямо в походнополевых условиях.
   Громкий свист милицейского (или полицейского?) свистка прервал спор супругов, который становился совсем уж нецензурным. Это Сабатаев. Свисток ему подарил Стержнёв (со старой работы) и Сабатаев его вполне оценил: очень удобно прерывать спор.
   - Хватит! - он сказал резко. - Оба - на осмотр к доктору!
   - А соседка - я не знаю кто, но это меня не волнует, пускай придёт попозже, тоже на осмотр, - мягко (для неё) добавила докторша, выйдя из толпы позади Сабатаева. И как ей только удаётся оказываться в нужном для неё месте, никем незамечанной? Ведь не маленькая, в сущности, женщина!..
   Александрова увела больных, остальной народ тоже стал расходится, кое-кто явно в задумчивости - а не общался ли он с Чемодановым или его супругой особенно приватно, я тоже собрался уходить... и тут над головой захлопали крылья и на крышу жилья Чемодановых приземлилась птица. Длиннохвостая, внешне напоминая фазана, но гораздо более тусклая, белёсо-бурая с синим отливом на голове и груди. Уселась и защёлкала, не очень музыкально, но громко.
   - Что она делает? - спросил кто-то: птица не была похожей на хищника, т.ч. импульса немедленно стрелять не у кого не возникло. И к счастью.
   Я не успел ответить: из леса послышался ответный крик, точнее щелчки, и к нам прилетело ещё несколько птиц этого вида. Уселись - кто на крыши мазанок, кто на деревца около теплиц, и тоже зашёлкали.
   (Откуда у теплиц появились деревца? Это мы их посадили. Как зелёные заграждения против потенциальных бурь. Польза от них мне сомнительна, но на "большой земле" ими пользовались, попробуем и мы, значит.)
   - Что они делают? - Каро подошла ко мне, когда стало ясно, что это надолго.
   - Токуют. Как современные глухари или рябчики? Видишь, только некоторые из них кричат - другие просто сидят и смотрят на них, выбирают, кто из участников главнее.
   - Ага, и хохлов у них нет. Кричат самцы?
   - Скорее всего - да. Нет, у куликов-плавунчиков, у трёхпёрсток, ещё у кое-кого это делают самки, но у куриных всё же самцы. Ставлю на самцов.
   - И долго они так будут токовать? - спросил у меня Сабатаев, задумчиво.
   - Не меньше пары недель, думаю. Хорошо ещё, что токуют они только днём, а не то бы наши их бы всех перестреляли, чтобы выспаться, а так они ночью спят.
   - Глухари и на заре токуют.
   - Эти, как видно, нет. Перестрелять мы их всегда успеем, а так, может, они тут загнездятся, яйца отложат, птенцов выведут - но я это не гарантирую. К нам, впрочем, они привыкнут и не будут шарахаться.
   - А это идея, - согласился Сабатаев. - А то мы уже практически без яиц - они портятся слишком уж быстро, да и бьются тоже. Думал по этому поводу диатрим потрясти, но те пока всё в лесу, а там у нас как-то не очень, особенно сейчас. И потом, эти птицы как-то по-симпатичнее и по-безопаснее чем те, а?
   Я согласился.
   * * *
  
   Полюбовавшись на токующих птиц, я пошёл обратно к себе, и задумался. Несколько дней до того, мне принесли очередной экземпляр - на этот раз птицу. После той злосчастной истории с убежавшей рептилии, их мне больше не носят (и вообще не ловят, наверное), а уж с наступившим разливом, то и тем более. А вот птиц - да!
   Впрочем, признаюсь откровенно - насчёт рептилий я поторопился. Последняя птица была уж очень примечательной: клюв зубастый, крылья когтистые. Явно не современная птица - у тех если и были зубы (у ихтиорниса, например), то когти отсуствовали; для археоптерикса же мы были слишком поздно, да облик у птицы был скорее птичий, чем нет (извиняюсь за тавтологию).
   Тогда кто? Конфуциорнис? Может быть, но он был (по слухам), более мелкий, чем эта птица, да и хвост другой. Тогда, как их, энантиорниты? Но тогда - это ещё не Кайнозой!
   ...Словом, я тогда совсем задумался, так задумался, что когда ко мне заглянул Сабатаев, я ему выложил всё, "без купюр", заодно и про троодонтовых динозавров рассказал: какие они страшные и опасные и таятся где-нибудь поблизости. В действительности, я не уверен, что это так. Троодонтовые динозавры, по большому счёту, были местными аналогами шакалов, т.е.менее опасные, чем те же одичавшие собаки (т.е. рапторы). Некоторые из них вообще, говорят, баловались растительной пищей (как опять же шакалы, которые иногда ели арбузы с бахчи), т.ч. возможно, что я просто сгустил краски.
   Подумал я так, подумал, и пошёл к Сабатаеву - мол, так и так, нельзя ли мне провести исследовательскую вылазку за территорию лагеря?
   - Надеюсь, к реке не пойдёте? - спросил Сабатаев у меня. - Утром трое пошли проведать, если не слышали - один из них чуть не утонул в грязи, а уж опыта у него-
   - -Больше, чем у меня? - закончил я фразу. - Знаю, слышал. Я вот думаю пойти в другую сторону, хочу посмотреть как там на других холмах, где нас нет. Вдруг, термитник найду или ещё что-то?
   - А это идея, - задумался Сабатаев. - Я вам дам пару сопровождающих - на случай если динозавр попадётся, или диатрима, ладно?
   Я не возражал. Только захватил собой заодно и Котофея.
   * * *
  
   Ну, что тут сказать? Похоже, что мы своём пятачке ужё всё вытоптали, или это присуствие дыры так сказалось на местной экосистеме. Или реки - лучшее, как известно, враг хорошего.
   Это я к чему? У нас там грязь, камень, мхи и короткие травы, а тут цветы, всякие разные - белые шары, синие колокольчки, жёлтые чаши, даже какой-то местный аналог одуванчиков и клевера - красота. Всё цветёт, пахнет и благоухает.
   Между ними летают бабочки, осы, шмели, и да, комары. Но на мне свитер с длинными рукавами, штаны с длинными штанинами, сапоги, накомарник, и мазь от комаров местного производства, т.ч. не очень сильно кусают, терпеть можно.
   А им и без меня хлопот хватает. "Им" - т.е. комарам, т.к., во первых, среди всей этой зелени прыгают лягушки и жабы. Где они пережидали сухой период - не знаю, возможно, что и закопавшись под землю, как некоторые современные виды; возможно, и что-нибудь ещё...
   Ну, жабы с лягушками это и есть жабы с лягушками. Они прыгают, скачут, и мошкару ловят. Их самих ловят птицы - какие с зубами (вроде той, которую мне на днях принесли), какие без (вроде того пресбиорниса, которого мне принесли в первый раз) - одним словом, всякие.
   Но интерес мой был не них, а на динозаврах. Я их честно не ожидал тут увидеть, однако - вот они. Типичные орнитишиа: мелкие, двуногие, травоядные, только головы, как у цератопсов, с небольшими "шлемами" на загривках и с клювами. Рогов нет, но куда таким проворным малышам рога? Только курам на смех!
   Кот мой, однако, смеяться не стал, а устроился поудобнее на моём плече, и как прыгнет! Он у меня уличный, на птиц, белок и прочих охотится умеет, и тут тоже не сплоховал: я моргнуть не успел, а один из динозавриков уже в его когтях, кричит. Остольные наутёк, в кусты (чем-то на саксаул похожи), на холмы - раз, и их уже нет, только тот горемыка остался.
   Отобрал я его у кота, стал смотреть. М-да, мой кот его значительно сильнее и тяжелее, а про меня и говорить нечего - динозаврик обмяк и не подаёт признаков жизни.
   А мой кот наоборот: хоть я его за шкирку держу, он дёргается, шипит, на кусты глядит.
   Стоп. На кусты?
   Я медленно повернулся и посмотрел. Из кустов смотрела на меня морда. Длинная морда, вернее - вытянутая, расположённая на длинной шее, покрытой рябыми перьями, вроде тех, что у козодоя. Динозавр был тоже не высок - мне где-то до пояса, но жёлтые, совиные глаза и ещё более мелкий динозавр-орнитишиа в его пасти указывал мне, что это - хищник.
   Котофей шипел, плевался и дёргался; его зелёные глаза горели боевым огнём, и я сам не знал, почему я всё ещё держал его: он и супротив собак мог отстоять, а тут, динозавр, но не выше моего пояса, да ещё и хищник-теропод, значит, что кости полые, хрупкие, хороший удар пистолетным дулом - он и с ног долой.
   И всё-таки, что-то меня удерживало. Что? Я ещё раз внимательно оглядел кусты. Точно! Чуть левее от нас высовывался кончик второй морды - их там двое. Ловушка, значит быть.
   Ну, и что дальше? Вынуть пистолет (Сабатаев дал, как статус-символ), и шарахнуть? Не попаду, так хоть привлеку внимание солдат (они отстали за холмом)?
   Но зачем? Я что, блин, уже и думаю по-сабатаевски: если есть животное нельзя, то пришибить его к такой-то матери? Ну уж нет! Добрый дядя Мёрфи может и засунул меня в чужую шкуру, но не настолько! Никогда не убивал животных без нужды, и теперь не буду! Троодонтиды ж потенциально неопасны, если ты их больше!
   - Андрей Михайлович, вы чего? Задумались?
   Мои сопровождающие. Профессионалы, небось. Но "на нейтральной полосе цветы необычайной красоты", а кровь у всех застоялась, а цветочки понюхать можно любому, велит устав или нет. К тому же я и сам вооружён, т.ч. если что, или сигнал подам, или отобьюсь...
   - Да вот динозавра поймал, мой кот поймал, - показал я им динозаврика. Как его там называют? Микроцерат? Микроцератопс? - Придём, Сабатаеву покажем, отпустим.
   - Отпустим?
   - А что с ним ещё делать? - я потряс динозавриком перед ними. - Есть идеи?
   Те переглянулись. После сабатаевских рассказов-страшилок, выглядел микроцерат почти как насмешка, а те, что в кусту...
   - Нет, нету, - согласились те. Или хищников не заметили, или решили, что я не заметил. В любом случае я извлеку из ситуации свою выгоду, поэтому...
   - Тогда пошли обратно, или хотите ещё?
   Нет, не захотели...
   * * *
  
   - Каро, можно с тобой поговорить?
   - Так, Андрюш, я знаю этот взгляд. Кто достал?
   - Каро, как ты с саботаевской подругой?
   - Так. Ясно. Андрюша, я с этой Олей никак. Ну, мажорная девица, ей скучно, тоскливо, ей верховодить надо, ей свита нужна. Хочет быть главной как в старой жизни была. Что Саломея в ней нашла - не знаю. Развести её, что ли хочет, так на что? И зачем? Не пойму. Но ты-то никого не разводил. Что случилось?
   - Не знаю. Но такое ощущение, что сабатаевская философия меня проняла. Работа хорошая, и жизнь тоже, но если он продолжит напрашиваться в друзья - не знаю, что случится.
   - Ну, что сказать. Терпи казак, атаманом станешь?
   - Терпишь, терпишь да и лопнишь. Моё терпение истекает, Каро. Боюсь, что при следующей просьбе о дружбе оно истечёт окончательно, и что тогда будет, известно только динозаврам.
   - Так они тут есть?
   - Так я же одного принёс. Микроцерат называется, или микроцератопс.
   - Здорово! А у меня тут блохи, клещи, ещё какая-то местная дрянь. Саломеи нет, упорхнула помогать очередному кавалеру.
   - Намёк понял, с кем помочь?
   * * *
  
   - Товарищ Стержнёв, можно поговорить?
   Это не мы с Каро говорили, это на улице - брат Каро, и, похоже, что... доктор Александрова. Вот ещё новости!
   - Ну-у да, доктор. И какой я вам товарищ? Все товарищи ушли с Горбачёвым.
   - А господа уехали - в Париж, в Америку, в Канаду. Кто же мы тогда? Соратники?
   - Ну-у не будем спорить. О чём хотели поговорить?
   - Выговориться, если по честному. Вы единственный, кто меня слушаете, и не говорите про меня всякие гадости - что я ведьма, что та гадина, которая сбежала - мой родственник или ещё кто-то, и прочее. Знали бы, как я от этого устала.
   - А я-то тут причём.
   - ...Да, действительно, не причём. Извините, что отвлекла. Я тут возилась с товарищем Чемодановыхой, и-
   - И что?
   - Тот крокодил - или аллигатор - порвал ему ладонь и запястье, дело дошло до заражения крови, и дальше хуже. Как бы он со дня на день не помер. И кому до этого дело? Его старший по званию заходил. Ваш друг Андрей позавчера заходил. И всё. Холостой он, понимаете, его друг хотя бы женат.
   - У него вши?
   - Это вы помните. Да, у Чемодановых вши. С соседкой тут история другая - вши прибыли с Чемодановыми ещё с той стороны дыры - трагедия положений, понимаете. Сослуживцы вовремя не заметили, благо что с водой тогда были уже накрутки, а тут уже стало слишком поздно. Дело тоже паршивое. И я с ними - с такими делами - целый день вожусь. Есть ли в жизни справедливость?
   - Не знаю, - признался Стержнёв. - По крайней мере вас врачей не переименовали по приказу премьера и его верного президента, знаете? От души надеюсь, что в той каше, которая заварилась по ту сторону, им тоже нашлось по рогатине, за всё!
   - А вот про политику не надо, пожалуйста!
   - Извините. Ведь что западники, что националисты, какая у них была политика? Одна и та же - делай как мы, а не то выкинем на свалку истории. Болтуны! Семнадцатый год проболтали и теперь проболтали, а вот коммунисты, вроде Андрюшиного деда-
   - Так! Здрасте! - резво сказал я, выходя из палатки. - Чувак, ты совсем сошёл с ума? Разве не видишь: погода расчистилась, комары и мошки успокоились, девушка с тобой кокетничает, а ты всё "Жомени да Жомени, а о водке не пол слова"! Лучше выйдете с ней с территории лагеря хотя бы на полчаса, цветы с сухой стороны понюхайте, просто передохните! Вам обоим будет гораздо приятнее, да! Только учтите, Сабатаев был прав - похоже, что мы-таки в Мезозое, не в Кайнозое, и динозавры тут есть. Далеко не уходите!
   Что тут сказать? Когда Стержнёв начинает говорить о политике - облом. Пластинку заедает. Но тут речь пошла о девушке - хотя как у меня назвать нашу докторшу девушкой у меня язык повернулся, я так и не понял - и он задумался.
   Стержнёв у нас не то, чтобы тугодум, но слезть с его любимого конька у него получается туго. Сам знаю, сам перебивал, когда он рассказывал, как он сталкивался - в кутузке - с западниками и националистами.
   Да... Но... я не знаю, если он считал Александрову девушкой (тем более, что она чуточку его постарше)... но идея о романтике и о прогулке явно пришлась ему по вкусу: он помялся, и спросил - Пойдём?
   Теперь замялась докторша. Что она видела в Стержнёве (свыше того, что она ему уже высказала) - неизвестно, но даже в таком случае ей надо было что-то сделать - или окончательно растаться (даже и не начав встречаться), или нет.
   - Ну, пойдёмте? - наконец решилась она (явно не уверенная, если она этого хочет).
   - Давайте, - также неуверенно решил Стержнёв, и они пошли.
   Я и Каро остались.
   - Так, рассказывай, - сказала она. - Какие динозавры?
   - Микроцератопсы?
   - Ещё?
   - Сабатаев считает, что тут могут быть троодонтиды - это местный, Меловой аналог шакалов.
   - Шакалов, - задумчиво сказала Каро (она же собачница). - Они могут быть опасны...
   - Кто? Шакалы или динозавры?
   - Не знаю, - признала Каро. - Я больше по волкам специалист. Шакалы - они мелкие, легковесные, смышлённые - на человека не нападают. Но, Андрей, обещай, если встретишь этих динозавров, на т которых, скажи! - И она меня обняла.
   Я задумался. - Обещаю. Если встречу - скажу. Тебе, не Сабатаеву. Сей сильномогучий батыр ещё решит перестрелять их нахрен, чтобы не мешали ему строить новое общество или ещё что.
   - Какое новое общество?
   - Какое угодно! Старого то точно не будет... это тебе твой брат пускай расскажет...
   Мы помолчали. В политике Стержнёв держался определённой линии: все они болтуны, и всех их в кутузку. Если он пойдёт в политсоветники Сабатаеву - м-мать!
   - Не будем о грустном, - сказал я решительно, - давай о весёлом: ты пойдёшь на перерыв, а я за тебя подежурю?
   - Давай! А потом поговорим о доме: в лагере жить уж совершенно тесно, да и животные нервничают, включая твоих.
   - Моих? Ладно, договорились. - Мне же выгодно держаться подальше от Сабатаева. Ну его, мажора дружелюбного!
   ...Дул прохладный - но не холодный - ветер. Небо было серым, но светло-серым, не тёмным. Местами даже мелькали просветы. На лугах и холмах паслись мелкие, и не очень опасные динозавры. Может, все ещё и образуется?
   9. Сабатаев: Рэксик (Начало ноября).
  
   Добравшаяся до нашей местности откуда-то с низовьев речки волна динозавров нас повеселила и обрадовала. С такими динозаврами прямо-таки приятно иметь дело. Маленькие трёхкилограммовые примерно микроцератопсики легко добывались нашими охотниками, да и на вкус оказались весьма недурны. Учитывая, что утки с пресбиорнисами на озере были к их появлению уже изрядно нами повыбиты, нагрянули динозаврики очень даже своевременно. Скворцов даже пошутил по этому поводу, что если я и дальше буду оказываться правым именно таким образом - его собственная неправота его нисколько не опечалит. Ага, можно подумать, меня самого жутко обрадовал бы живой и трезвый тираннозавр рэкс! На хрен, на хрен, как-нибудь уж обойдусь!
   Поначалу нас беспокоили троодоны. Никто и не запомнил толком, как конкретно этот вид наше биологическое светило обозвало. Раз единственный в своём роде, и никаких других троодонтид не просматривается - быть троодоном этому и баста! Так народ решил, и пускай Скворцов иногда попрекает меня - полушутя, полувсерьёз - дешёвым популизмом - тут я ни разу не против мнения наших "масс". Ненаучно - хрен с ним, зато коротко и понятно каждому. Моноклон попадётся - крупненький такой цератопсид с рогом на носу - скорее всего, вообще носорогом будет обозван, и наплюёт народ с высокой колокольни на то, что динозавр это меловой, к настоящим носорогам ни малейшего отношения не имеющий. Раз похож и более похожих не замечено - носорог и точка. Ну, это-то, конечно, пример чисто теоретический - в курсе я, что водились моноклоны только в Америке - но зато наглядный.
   С троодонами этими, как расписал нам Скворцов в подробностях их крутость и опасность, мы поначалу в натуре слегка перебздели. Особенно после организованного по его просьбе просмотра нашедшегося в нашей локалке буржуинского научно-популярного фильма "Последние дни динозавров", где щупленький азиатский троодонтид легко запрыгивает на здоровенного утконосого гадрозавра. Запахи от нашей свинско-козьей живности распространялись такие, что ночами стягивалось к нашему лагерю и поболе десятка этих тварей, и даже гибель парочки из них - одного завалил из выданного ему незадолго до того "стечкина" Стержнёв, второго срезал очередью из РПК Дятел - не очень-то их обескуражила. А отвадили мы их в конце концов от лагеря вообще не оружием, а обыкновенными светодиодными фонарями. Мощными, правда, не моим "Универсалом Плюс". Вспомнив, что Скворцов говорил об их преимущественно ночном образе жизни, я как-то заподозрил, что и зрение у них тогда должно бы быть, как и у млекопитающих, чисто ночным. А это значит - не цветным, а чёрно-белым и к свету весьма чувствительным. Биолог наш, поразмыслив, особых изъянов в этой моей гипотезе не усмотрел, а собаку ведь, например, резкой вспышкой мощного фонаря среди ночи запросто ослепить можно. Так оно и оказалось на деле. Яркий свет так бил троодонам по их чувствительным гляделкам, что отпугивал их посильнее не очень-то метких в ночной темноте выстрелов. Да и в плане безопасности он оказался предпочтительнее - испугавшись возможной тесноты из-за наплыва эвакуируемых Батей из старого мира, кое-кто вздумал строить себе примитивные плётёно-глиняные хижины за пределами периметра. Какое удовольствие проживать в чуть ли не неолитической мазанке, да ещё и в дождливый сезон - лично для меня тайна сие великая есть. Нарастив нашу энерговооружённость, а затем и чисто аппаратурные мощности, мы решили наконец-то проблему материализации больших палаток прямо на месте. По мне - так уж всяко лучше пережидать дожди под пропитанным водостойким составом брезентом, чем под вечно протекающей крышей из веток, опирающейся на плетёнку, извазюканную постоянно раскисшей от влаги глиной, от которой и в хибарке вечный срач. Любители же мазанок в ответ заявляют, что их предки в войлочных юртах не жили, а стены нормального дома не должны колыхаться от ветра. Да и насиделись они, дескать, за колючей проволокой досыта ещё по ту сторону дыры, а с меня якобы станется и тут её по периметру натянуть. Это они, конечно, загибают - мне нетрудно материализовать на нашей аппаратуре бухту оной проволоки, но смысл? Если даже забора-то нормального, на котором давеча Саломея настаивала, соорудить народец так и не сподвигся, так неужто на натягивание проволоки его сподвигнешь? Кое-какой плетень эти мазанщики вокруг своего выселка всё-же сваяли, да только для троодонов тот плетень... гм... ну, разве только от смеха вымереть могут. А отстреливаться от них посреди хижин, чьи стены и мелкашка-то без особого труда продырявит - так друг друга скорее подстрелят. В результате мне пришлось заморачиваться массовым тиражированием мощного светодиодного фонаря "Microfire L3000R" на всю толпу и пунктом подзарядки соответствующего количества аккумуляторов. Ну да ладно, управились. А что до жилищных пристрастий, так каждому своё. Моя половина, например, как-то абсолютно не комплексует по поводу "брезентовой юрты", ну а любители "настоящих домов" - видимо, те, кто до камешка были заядлыми дачниками - пусть ими и тешатся. Лишь бы троодоны их там не слопали, но это вряд ли. Фонари у всех, пистолеты у всех - следом за удлиннёнными макарками для мужиков я сварганил и запустил в тираж "Сериему" - нержавеющее исполнение ПСМа для баб.
   Естественно, народец пожелал и холодного оружия. Для мужиков мы растиражировали первым делом кизлярские охотничьи кинжалы КО-2, скопировав их с моего, для баб - КО-1 - такие же, но поменьше и тоже из моего же арсенала. Но это - оружие последнего шанса, до которого лучше всё-же дело не доводить. Можно, конечно, и кинжалом от троодона отмахаться, но укусы или царапины от когтей при этом практически гарантированы. А оно надо? Мучиться как Кинг-Конг желающие есть?
   Ох уж этот мне долбаный Кинг-Конг! Сперва мелкой крокодиле сам руку в пасть суёт, а потом Большой Крокодиле - так спецназеры прозвали меж собой врачиху Александрову - на глаза показаться боится! Ну не дурья ли башка? Да хотя бы и так даже - какого хрена, спрашивается, ко мне тогда сразу же сдаваться не прибёг? Я ведь не целитель ни разу и сильно запущенных случаев не люблю. А когда мне наконец настучали, этот неандерталец безмозглый уже чуть ли не загибался - то ли от заражения крови, то ли от "пиления" Большой Крокодилы. Врачиха-то она толковая, но и энергетический вампир - каких ещё поискать. Ох и пришлось же с ним повозиться! Ещё и Олю припахал - научил её, как заразу нащупывать и дематериализовывать, а сам, высвободившись, затрахался карму придурку драть. Хреновое это дело - в чужой виртуалке ковыряться, запросто можно и не то чего-нибудь наковырять, но тут уж терять было нечего. Чего я ему там наколбасил вслепую, да второпях - и сам с трудом представляю, но, хвала богам, пошёл идиот на поправку. А чтобы впредь не дурил, в качестве наказания я перестал вмешиваться в дальнейшие лечебные мероприятия Александровой, предоставив его в её полную власть. Убить - теперь не убьёт, но запилит до поросячьего визга - и поделом. Правильно прозвали - Кинг-Конг и есть. Мандовошками Баула и евонной лахудры я уже принципиально заниматься отказался - по аналогичным соображениям. Хотя, если честно - по сравнению с Кинг-Конгом труда бы особого не составило.
   Так вот, чтоб не мучиться аки означенный Кинг-Конг - нехрен совать голую руку туда, куда не просят. Хотя троодон - и не крокодила, зубы есть и у него, да и коготки нехилые. И сильно подозреваю, что не менее заразные. Скворцов, кстати, тоже как-то не инкриминирует троодонам ежедневной чистки зубов с пастой или хотя бы с порошком, так что тут мы с ним во мнениях вполне сошлись. Не вполне мы с ним сошлись в мерах противодействия этой напасти. Точнее - в их очерёдности. Биолог наш, как оказалось, тоже историей увлекался и к идее холодного оружия в целом отнёсся с пониманием, чего я от него даже и не ожидал. Но он считает, что вооружать народ надо рогатинами - сарафанное радио уже передало ему, что готовый хороший наконечник у меня в загашнике имеется, а древко подходящее сделать - ни разу не проблема. Вот и понимай его, как хочешь. То он в крупную живность тут не верит, то рогатины ему, на крупную живность как раз и расчитанные, подавай. Чисто инстинктивно - согласен, куда приятнее держать ловкого и проворного троодона, как и мало уступающую ему в этом отношении диатримку, на пионерском расстоянии, равном длине копейного древка. Да только ведь опасная это иллюзия! И ключевой фактор тут - как раз ловкость и проворство наших оперённых оппонентов.
   И нехрен мне тут ссылаться на фалангистов-сариссофоров одного славного гражданина солнечной Македонии, некоего Аргеада Александра Филипповича. В строю они действовали, в плотном пехотном строю - рравняйсь, смиррна, аттставить. Желающие подтянуть свою хромающую строевую подготовку на плацу есть? Увы, так и знал. Правильно, это вам не по ящику на кремлёвские парады глазеть - тут самого, того и гляди, на плацу задрочат. Длиннющим и увесистым дрыном не пофехтуешь, им только - длинным коли, коротким коли. Сумевшего поднырнуть под наконечник противника уже на него не наколоть, и тут вся надежда на соседа справа, да на соседа слева, да на друзей-приятелей из задних шеренг. Так это если таковые имеются. Желающие вздрочнуться на плацу - три шага вперёд! Ага, так и знал. То-то же! А я к этому и ещё один немаловажный фактор добавлю. Таскать на себе означенный длинный и увесистый дрын желающих много? Так и знал. Хоть у нас и не шестиметровые сариссы намечаются, и не пятиметровые европейские пики, которые бравые ландскнехты-пикинёры на марше не столько на плече несли, сколько за собой, чертыхаясь, волокли, давая себе торжественную клятву вот прямо с сегодняшнего - нет, всё-таки с завтрашнего дня - забросить на хрен пьянки-гулянки и начать копить свои потом и кровью заслуженные монеты на мушкет, с которым можно будет без проблем перевестись в мушкетёры и забыть наконец-то раз и навсегда о проклятой тяжеленной жерди... Так вот, нам такой кошмар не грозит. Всего лишь жалкую двухметровую жердь таскать желающие есть? Угу, негусто что-то - на полноценный строй явно не хватит. И правильно, нехрен цивилизованному белому человеку аки дикарю черножопому... тьфу, темноседалищному - с копьём по лесу бегать! Так, Стержнёва, надеюсь, поблизости нет? Хвала богам! Шутю, если кто в танке. Он-то как раз, хоть и кажется с виду тугодумом, шутки такого рода понимает правильно и обиды идиотской по всякой хрени не включает - не то, что сестрица евонная... Ну и хрен с ней, на обиженных воду возят. Короче - есть желающие дикарям уподобиться? Ага, так и знал. Никто себя любимого дикарём не считает. Меня - да, некоторые считают. Только не черножопым... тьфу, темноседалищным, а степным, в юрте живущим. Ну и что с того? Мне как-то правда в глаза не колет. Так каким оружием, господа белые сахибы, свои белые пробковые шлемы где-то посеявшие, от юрких и зубастых троодонов отмахиваться будем? Если кто запамятовал - я сейчас о "белом" оружии говорю, то бишь о холодном, колюще-рубяще-режущем, о белом оружии для белых людей. Идеи есть? Нет, шпаг аристократических не просите. Есть сувенирная, могу в принципе на боевую переделать, ни разу не жалко, да только вот недосуг пока как-то. Находятся всё время дела поважнее. Да и куда этот длинный вертел, который только в ногах путаться будет? Поэтому крутых и благородных героев Дюма оставим в покое - ну, по крайней мере пока, а там - мы будем посмотреть. А пока - как насчёт абордажной сабли а-ля Джек Воробей? "Пиратов карибского моря" насмотрелись? Ага, вижу, глазки-то заблестели! Гм... И чего только нашли в этой развлекательной сказке? Мне-то до конца досмотреть терпения не хватило - ну да ладно, о вкусах не спорят.
   Итак, абордажная сабля. Укороченная по сравнению с кавалерийской - как раз для пешего боя, но вполне пригодная для полноценного фехтования. Сабельного, конечно, и не спортивного, а боевого. Хотя - основные приёмы спортивного сабельного для неё вполне пригодны. Вот она, в девичестве - сувенирная "Сабля пирата Барбаросса" от испанской фирмы DENIX, модель D / 4143 L. Только вот этот конкретный экземпляр - давно уже не девочка. И клинок другой, хорошей стали и нормально заточенный, и рукоять новая, поудобнее. Но зацените фирменный эфес! Скоба гарды в четверть сферы - кисть руки защищена надёжно. Куснёт тот же троодон - ага, хрен он угадал, без зубов останется. Он-то, наивный, этого не боится, новые потом отрастить расчитывает - да только хрен ему, а не новые зубы! Так и дали мы ему на это время, ха-ха три раза! Рывок в сторону - и пластаем ему лезвием раззявленную пасть! Вот так, с оттяжкой, сабельный удар должен быть режущим! Лапки свои когтистые тянет? Ну так 1-я защита или 3-я - это же спортивные азы! И тут же рубим по загребущим лапкам - ага, с оттяжкой! А теперь - выпад, укол, отскок - и с оттяжкой по длинной худенькой шейке! Правильно, секир-башка. Промазали по шейке и заехали по морде лица - ну так и не беда, снесём ему полхари - не один ли хрен? А то моду взял - скалиться тут на цивилизованных белых людей. Длина модели - 77 сантиметров, так что в ногах не запутается, да и центр тяжести от рукояти недалеко. Хоть и массивный клинок - а послушен. Заодно и вместо мачете вполне сойдёт - через лианы или там через кустарник какой колючий прорубиться. И висит себе в ножнах на поясе или перевязи, рук не занимает.
   Для тех, кто по прежнему в танке - я ни разу не против рогатины. Если она "сверху", а не "вместо" - так и обеими руками "за". Иначе разве заморачивался бы делать наконечник? Но только сейчас-то на кого её таскать? Пернатые слишком проворны, мохнатые слишком мелки. Появится живность покрупнее - размножу, не жалко. Специально для Скворцова, пожалуй, и хоть прямо сейчас экземплярчик организуем... Гм... А как вручать? Стержнёва-то эта обидчивая - подружка евонная как-никак. Увидит, воспримет как расистский намёк на ейную африканскую родню - обиду включить может запросто. И так-то вечно обиженная, оно нам надо? Ну её на хрен. Материализовать - материализуем в лучшем виде, а вот вручим, если Скворцов сам попросит. Ну, или намекнёт хоть, что неплохо бы. А не намекнёт - ну, тогда уж вместе со всеми, при массовой раздаче.
   Мы с Олей долго смеялись, когда нам настучали, что Скворцов меня уже в патологические кровавые мясники зачислил. Типа, хорошая животина - мёртвая животина. Как те пирряне-горожане в гаррисоновской "Неукротимой планете". Но как ещё учить наших "детей асфальта", курицы-то несчастной ни разу в жизни не зарезавших, дабы в живых среди потенциально опасной фауны остались и на корм ей не пошли? Только так - бей первым. Чтоб не ты бежал от того же троодона, а он - от тебя. Вот и дал биологу нашему основания для выводов о своей натуре. Да ещё и усугубил - ведь всю мало-мальски представляющую интерес живность мы предоставляем ему преимущественно в свежеуконтрапупленном виде, дабы не терзался сей гуманист ненужными колебаниями - препарировать или не препарировать. Нам надо - чтоб препарировал. Он препарирует, а мы порнографируем - не его, тушку препарируемую. А потом с тех фоток плакаты рисуем анатомические. Самые массовые, повсюду расклеенные - с указанием наиболее убойных мест. Висят уже везде расписанные подобным образом и диатримки, и троодоны, и когтекрылы - энантиорнисы те когтисто-зубастые, что первыми нам из явно меловой фауны попались и тоже хищниками оказались. Вот за эти плакаты наверное он меня окончательно в мясники и произвёл. Ну, произвёл - так произвёл, мне как-то правда в глаза не колет. Есть у нас и другие плакаты, не массовые - для служебного, скажем так, пользования. Не оттого, что жутко секретные - любому распечатаем, кто попросит, а оттого, что только для моих орлов-силовиков они полезны. Там по нашей части убойные зоны рассортированы и наглядно показаны - трахея, аорты, шейные позвонки и тому подобное. Этих плакатов Скворцов не видел, да только ведь вопросы-то я соответствующие кому задавал? Правильно, ему же, кому ж ещё? Вот эти-то служебные плакаты и изучают мои орёлики между работой и занятиями по разрыву резиновых и пластиковых шлангов.
   Но есть у нас и ещё один сорт плакатов, самый подробный, где и зоны мозга наших пернатых оппонентов представлены, и их прочие нервные узлы, и сердечно-сосудистая система, и пищеварительная. Большая часть этой информации пока тупо впрок запасается. Идей по ейному использованию пока у нас никаких нет, но есть принцип такой хохлятский "А шоб було!" Кое-какая мысля у меня присутствует, но проверки требует натурными испытаниями. Страх у человека с чем связан? С характерной такой неприятной тяжестью в нижней части брюшины. И если вызвать у человека это ощущение - оно его собственным подсознанием трансформируется в безотчётный неосознанный жим-жим очка. На двуногих без перьев это давно проверено, теперь надо бы и на оперённых проверить. Если научусь сам и орлов своих научу - решим мы, пожалуй, проблему с местной фауной и не прибегая к столь нелюбимым Скворцовым радикальным мерам. Просто не в курсе он пока. Сам же, кстати, и приучил меня к научной осторожности, требующей не спешить с обнародованием непроверенной информации.
   Донёсшиеся откуда-то со стороны долины реки за озером выстрелы, явно охотничьи, сменившиеся затем автоматной очередью, моего внимания не привлекли. Микроцератопсиков откуда-то из речных низовий прибрело немало - видимо, промышлявшие их бойцы опять наткнулись на мелкую крокодилу и решили расстрелять её на хрен. Правильно решили - хватит с нас и одного Кинг-Конга, а патронов я им ещё наматериализую...
   Насторожила меня добавившаяся затем пистолетная трескотня, а затем снова пара автоматных очередей и несколько явно торопливых выстрелов охотничьего 12-го калибра. Так, кто у нас там сейчас может быть? Но тут ожила рация голосом Водолея:
   - Субудай, приём! Это Амфибия!
   - Привет, Женя! Это ты воздух сотрясаешь? Сказывай "слово и дело"!
   - Да млять, Влад, тираннозавра тут у нас нарисовалась!
   - Точно? Судя по твоей пальбе - целый рэкс? - Скворцов всё-же успел привить мне изрядный скепсис в отношении позднемеловой мегафауны.
   - Ну, не целый, а так, рэксик. Я сам видел только мельком, уже удолбывающего со всех ног, но мои бойцы говорят - млять, здоровый, зараза! У меня тут Рэмбо чуть в штаны не наложил!
   - Даже так? Ну, раз уж Рэмбо... Значит - точно не троодон?
   - Да какой там в женскую письку троодон?! Тираннозавра натуральная! Мля буду, в натуре, век свободы не видать! Ну, за шесть метров и полуметровую пасть, что Рэмбо в нём с перепугу намерял, я не ручаюсь - но ты бы видел! Троодона того рахитичного там и рядом не стояло!
   - Так он сбёг, не завалили?
   - Хрен там! Были б жаканы или крупная картечь - тогда может, а так, дробом - сам понимаешь. Из макарок, ясен хрен, промазали с перепугу, из тарахтелок - в основном тоже. Не, кровина есть, и нехилая, но сбёг, гад такой!
   - Но подранили хорошо?
   - Бойцы клянутся, что попали, да и кровина опять же. И я сам ещё вдогон из своего АПБ твоими пулями в сральник ему впендюрил - одной, вроде, тоже попал. Думаю, дырок мы в нём наделали, и далеко ему не уйти - но боязно как-то! Они ж живучие, гады, да и хрен его знает, нет ли мамаши евонной поблизости...
   - Так, понял, давай ориентиры! - я решил слетать к ним сам.
   - Влад, ну тебя на хрен! В сраку твои долбаные ориентиры! Я людьми рисковать не буду! Давай так - Дятла с РПК бери, светило ваше научное, да и собаку хорошо бы. Я выслал лодку - заберёт вас и к нам перебросит. Пусть Скворец следы и кровину заценит и прикинет хрен к носу, тогда и сообразим, что к чему. И это... Гм... Патронов бы ещё к дробовикам нашим серьёзных каких-нибудь, не с мелким дробом! Боязно ребятам! Скворец нам тут как-то на днях целую лекцию про динозавров этих долбаных прочитал. И залупил, что никаких мелких тираннозавров сейчас быть не может - ещё в раннем Мелу все коньки поотбрасывали! Он даже в этого... как его... нанотиранус, вроде? Хрен он в него верит! Говорит - детёныш рэкса. Боязно ребятам после этого, в натуре боязно, и я их понимаю! Потом, если я зря волну погнал - выслушаю от тебя всё, что ты мне обо мне самом и о моих предках рассказать захочешь - и мля буду, если хоть слово в ответ вякну! Но сейчас - сделай, как прошу!
   - Ясно! Хорошо, отбой пока!
   Взмахом руки я велел своим орлам продолжать тренировку без меня, и они снова зазвенели своими учебно-тренировочными клинками. Главное - заняли и себя, и глазеющих на них зевак, и это хорошо. Лишнего необученного народу мне с собой не надо, а народ наш - особый. На Западе, если где теракт случается, так местные все вместе с западными же туристами мигом ныкаются кто где, и только русские туристы сбегаются поглазеть на бесплатное зрелище. Что там за тираннозавру такую спецназеры подранили и шуганули - не знаю, надо смотреть, но - от греха подальше.
   Дятел, прозванный так за то, что пулемётчик, лишних вопросов не задавал. Надо - значит надо. РПК у него старый, калибра 7,62, и это сейчас самая ценная из всех его тактико-технических характеристик. По сравнению с малокалиберными автоматами - целая вундервафля. Так, патроны 12-го калибра... Тьфу, одна дробь! Естественно, крупняка-то тут не обнаружено. Уфф, хвала богам, вот с картечью 5,5, которая на волков - серьёзнее у нас тут один хрен ничего нет. Спасибо долбаным троодонам, заставили нас поначалу перебздеть, а то бы и её из-за дыры не притаранили!
   - Игорь! Вот этих - срочно мне пару коробок!
   По рации набираю супружницу:
   - Оля, ты где?
   - В леске за склоном - виноград собираем. А что?
   - Недалеко то есть? Это хорошо. Значит так - спокойненько, без суеты и ненужного ажиотажа тащи всех баб в лагерь. Сколько собрали - столько и достаточно на сегодня. Вы все нужны тут.
   - А для чего?
   - Если честно, Котёнок, то - чтобы вне периметра в самом скором времени духу вашего не было. Есть небольшая проблемка, и я не хочу, чтобы она переросла в большую. Но я тебе этого не говорил, вызвал просто всех помочь по мелочи внутри периметра. Фэрштэйн?
   - Так... Поняла!
   Перепёлкин уже тут как тут:
   - Я в курсе. Людей потихонечку стягиваем. Настойчиво, но без кипежа.
   - Хорошо. Соберёшь - займи их тут какой-нибудь хренью типа... гм... ну, не мне тебя учить.
   - Понял. Организуем в лучшем виде.
   Как ни оттягивай - а всё равно надо идти к Скворцову. Ага, продолжать дискуссию о долбаных динозаврах, мать их за ногу! И при этом как-то исхитриться не увязнуть в ней, а настоять на своём. И собаки эти - млять, ими же мулатка эта евонная обидчивая распоряжается! Так - хрен даст, к бабке не ходи, только если с ней самой вместе... Мы-ылять! Там здоровые мужики-вояки говно свежевысранное из штанин вытряхивают, и только баб мне там ещё для полного счастья не хватало!
   Не зря я всё-же регулярно драл карму! Каролины евонной обидчивой при нём к моему приходу не оказалось, и держать марку нашему учёному было не перед кем, отчего и поговорили нормально. Естественно, во избежание эффекта "красной тряпки", мне пришлось старательно избегать слова "тираннозавр", и на "неопознанного хищного теропода крупнее троодона" Скворцов отреагировал спокойно. Даже пошутил:
   - Не тираннозавр рэкс, надеюсь?
   - Я тоже надеюсь. Но хотелось бы взглянуть вместе с вами. И ещё, Водолей просит собаку.
   - Так сейчас Каролину позовём...
   - Гм... А нельзя ли не звать, а просто попросить, чтоб выделила одну. Думаю, что любую - нам не надо суперищейки, лишь бы смогла взять след, провести по нему и унюхать издали возможную засаду.
   - Ну так Каролина - опытная собачница, и с её помощью это будет легче. Разве нет?
   - Боязно. Солдатам боязно, Водолею боязно. Не знаю, чем их так впечатлил этот теропод-подранок, но эти ребята - не трусы. А они помимо вас с собакой просят ещё и патроны с картечью, и пулемётчика с ручным пулемётом. Место ли в такой обстановке женщине? Считайте меня параноиком, если хотите, но лучше перебздеть, чем недобздеть.
   Как и о чём там говорил Скворцов со своей мулаткой, так и осталось его личной тайной, но вернулся он от неё с овчаркой на ремённом поводке и со Стержнёвым при двустволке и "стечкине" - впрочем, самому ему о его "Диатриме" пришлось напомнить. Торчащая из кобуры-приклада нержавеющая рукоять стержнёвского "Рэкса" - так мы с Олей решили обозвать нержавеющую модель самого мощного из всех наших пистолетов, снабдив его и соответствующей эмблемой в виде оскаленной морды тираннозавра - напомнила мне, что и самому не худо бы прихватить такой же, что я и сделал. Игорь, уже введённый Перепёлкиным в курс, додумался и сам материализовать кроме пары коробок картечных патронов 12-го калибра ещё и десяток пачек автоматной "пятёрки", которую ребята там тоже слегка подрастратили.
   Тут и лодка к нашему берегу подошла, и мы тут же в неё погрузились - без суеты, но и не мешкая. Подождали только несколько секунд догнавшего нас Игоря, сунувшего нам объёмистую сумку со жратвой и термосами. Молодец, правильно сообразил - бойцы там наверняка ведь нежрамши. Война войной, а обед - по распорядку.
   Пригнавший лодку Рэмбо ничего внятного рассказать не мог, и пытавший его всю дорогу Скворцов добился от него в основном одних только междометий, перемежаемых матерщиной.
   - Какой-то рапторид, что ли? - таков был его предварительный вердикт.
   Встреча с лихой разведкой тоже как-то содержательным многословием не отличалась - бойцы даже на жратву сперва внимания не обратили, а с довольным урчанием накинулись на боеприпасы, сразу же защёлкав доснаряжаемыми рожками. После этого только Водолей показал нам следы динозавра и тянущуюся с ними в кусты цепочку кровавых пятен.
   - Не рапторид, - озадаченно проговорил Скворцов, разглядывая след, - И уж точно не троодонтид - вот он, средний палец, чётко отпечатался...
   - Да какая там троодона на хрен?! - психанул Рэмбо, - Говорю же, тираннозавра в натуре! Пасть - во! - показанный им размер в самом деле тираннозавриду какому-нибудь вполне подошёл бы, но ведь ясно же, что преувеличивает парень. А вот насколько преувеличивает - совершенно неясно.
   - Ладно, это надо смотреть, - заключил понявший всё правильно Скворцов, - Значит, говорите, динозавр сильно подранен и далеко уйти не должен?
   - Да "трёхсотый" он, стопудово "трёхсотый"! - заверил лейтенант, - А может, и "двухсотым" уже где-то там валяется. Вот только... один ли он был? И не малыш ли? Вот чего боязно-то...
   Биолог уже раскрыл-было рот возразить, но сперва взглянул ещё раз на след, покачал головой и передумал:
   - Это только вскрытие покажет. Идёмте!
   - Стоп! Все зарядились?
   - И зарядились, и подкрепились! - доложили бойцы, - Ведите, чего уж там!
   - Ещё момент! - я вспомнил таки про свой козырной туз в рукаве, - Рисковать без необходимости нам никчему. Поэтому, Андрей, если собака хотя бы заподозрит засаду - сразу сигнальте мне. В воздухе мне его пасть зубастая по барабану, а пока он птица подбитого корчить из себя будет - тут бойцы его на дуршлаг и переделают. Надеюсь - раньше, чем я умру от смеха.
   - Это мысль! - одобрил Водолей, - Раз уж у нас стратегическое господство в воздухе - дураком надо быть, чтобы не использовать!
   Но порисоваться перед народом в качестве "Покрышкин ин дер люфт" мне на сей раз не довелось. Недовольно курлыкающих когтекрылов мы увидели издали, а наше появление вообще заставило их отлететь подальше - видимо, по их мнению, опаснее нас тут никого не просматривалось. Несколько позже от нас с ещё более недовольным урчанием отбежала пара диатримок, и лишь после этого нашим глазам предстала картина маслом на полянке. Лейтенант оказался прав - искомый нами динозавр был уже "двухсотым". А каким ему ещё быть, если его деловито лопают троодоны? Один из них вгрызался в шею покойничка, второй потрошил его брюхо, а вот третий... Третий, видимо, поторопился и хрен угадал - на его шее как раз и сомкнулись мёртвой хваткой челюсти нашего подранка, так что "сообразить на троих" у троодонов не вышло. А уж как они визгливо ревели, завидя нас! Ещё бы! Доставшуюся такой ценой добычу отымать пришли! Но эти троодоны уже знали, с кем имеют дело, и вид направленных на них стволов быстро унял их гонор, а ещё более грозный вид рычащей и рвущейся с поводка овчарки - Скворцов удерживал псину с трудом - вразумил их окончательно.
   Длиной "целая тираннозавра" оказалась где-то метра три, но половина этой длины пришлась на оканчивающийся тонким "хлыстом" хвост, а ростом покойничек при жизни едва ли превышал метр - если, конечно, не старался изобразить акселерата. Не особенно и массивен - на троодонах мы уже научились брать поправку на вздыбленное оперение и мысленно его отбрасывать - но всё-же значительно коренастее и крепче этих дистрофичных легковесов. Да и пропорции - башка нашего "двухсотого" заметно больше, выше и шире, а шея - гораздо короче и толще. В этом смысле Водолей прав, назвав его "рэксиком". На настоящего большого тираннозаврида он массивностью, конечно, не тянул - по сравнению с ними однозначно "крепыш из Бухенвальда", но вот их мелких предков или похожий на них ихний молодняк... гм... в натуре "рэксик". И дайте боги, чтоб именно "рэксик", а не "рэксёныш"!
   Сравнив размеры тщательно рассмотренного "рэксика" с заявленными перепуганным Рэмбо, мы посмеялись, но затем призадумались. Будь труп цел - мы бы лапки его передние заценили, и многое стало бы ясно. Да только хрен там, их-то стервятники раньше отгрызть успели. Ни длины, ни количества пальцев нам теперь по оставшимся огрызкам не определить.
   - В крупных тираннозаврид я по прежнему верить не склонен, но... - это озвученное нашим биологом "но" бойцам очень не понравилось. Мне, признаться, тоже...
   Я продолжал разглядывать героически павшего то ли рэксика, то ли рэксёныша, и о беспорядке за спиной догадался лишь по изумлённому возгласу одного из водолеевских бойцов. Не испуганному - иначе мигом бы обернулся с "Рэксом" навскидку - а именно изумлённому. Поэтому не успел ещё толком обернуться, когда голос Оли поинтересовался:
   - Это и есть ваш тираннозавр?
   Ага, картина маслом - моя супружница в лёгком кевларовом бронежилете и с моим кургузым пневматическим дробовиком в руках! Типа, на динозавровую охоту намылилась, амазонка долбаная!
   - Ты что тут делаешь? И ты где должна находиться? - я стараюсь говорить спокойным тоном.
   - Извини. Но там от меня толку мало. А тут у ваc нет охотничьих патронов с пулями, - и показывает мне извлечённую из кармана горстку пуль 12-го калибра.
   - Ясно. Ну я этому Перепелу...
   - Он тут ни при чём. Даже не в курсе. Я сама...
   - А каким манером?
   - Она - это... - слов бойцу не хватило, и он попытался изобразить руками нечто расплывчатое...
   - Ну да, телепортанулась! Настроилась на тебя, нащупала, убедилась по твоему настрою, что у вас тут спокойно, ну и...
   - Гм... Ясно. Если что - взлететь сумеешь?
   - Ну... - она честно попыталась, но зависла на метровой высоте и закашлялась.
   - Приземляйся взад, ясно всё с тобой. Восстанавливайся, и если что - мухой на дерево, да повыше, - ничего лучшего я в данной ситуации придумать не мог, - А вообще, господа, не пора ли нам взяться за ум и вспомнить, что на войне главное.
   - Вовремя унести ноги! - чуть ли не хором выпалили лихие спецназеры.
   - Так, мешок на хрен! Извазюкаетесь только в кровище! - принялся распоряжаться Водолей, - За хвост, да за лапы - и поволокли к реке! Тьфу! Дятел, ты-то куда лезешь?! Ну тебя на хрен, пулемет в руки и вафлей мне тут не лови! Так, взялись? Потащили!
   - Вряд ли поблизости есть ещё подобные динозавры, - попытался урезонить нас Скворцов.
   - Потом, Андрей! В лодке по дороге обсудим! - будоражить и без того взбудораженных бойцов своими нехорошими соображениями мне не хотелось, - Котёнок, не отставай! Давай руку! Темп, господа!
   Стометровку до реки и ещё примерно столько же вдоль берега к лодке - ближе ни единого сухого места на берегу не оказалось, всюду "семь футов под килем" - мы преодолели, провожаемые разочарованным потявкиванием троодонов, но без единого выстрела. Там, стараясь не извазюкаться, быстренько упаковали в мешок динозаврового жмурика и погрузились сами.
   - Уфф! Хвала богам! - негромкий рокот мотора был сейчас слаще любой музыки.
   - Ну ты, Котёнок, и отчебучила! Вот тебе за это! - я изобразил символический щелчок ей по лбу, - Нет, что сообразила насчёт моего агрегата и пуль - это молодчина! Конечно, я идиот, раз сам не допетрил! Но так рисковать не следовало. Связалась бы по рации, надоумила бы...
   - Ага, щас! Так мне Перепёлкин и оставил рацию! Первым делом отобрал, чтоб не нажаловалась тебе и не выканючила у тебя "добро"!
   - Понял. И ты тогда к нашей аппаратуре ломанулась?
   - Ага, держи карман шире! Так Игорь меня туда и пустил!
   - Гм... Так ты...
   - Да, собственными силами. А что оставалось?
   - Ну, ты даёшь...
   - Только тебе, хи-хи! Так экзамен сдан?
   - Экзамен? Ага, сдан. Пожалуй - даже на "отлично"...
   - Значит, на днях?
   - Да, на днях...
   Так мы с Олей давно уже условились - ребёнка делаем тогда, когда будем уверены, что предрасположенность к нашим способностям обеспечили ему наилучшую. А как нам определить этот знаменательный момент? А вот так и определить. Как сумеет моя ненаглядная половина собственными силами телепортануться - так, значит, и готова уже к великой миссии прибавления нашего семейства. Несколько дней на восстановление после трудного "экзамена" - и ага...
   - И что скажете, Андрей, про нашего рэксика? - теперь, когда возможная опасность позади, и народец не дрейфит, можно уже и обсудить скользкие моменты.
   - Да то же самое, Владислав. Для крупного тираннозавра я по прежнему не вижу экологической ниши. Наш "рэксик", хе-хе, ещё может кое-как с грехом пополам прокормиться микроцератопсами. Но кем прикажете питаться настоящему тираннозавру? Где вы видите для него достойную добычу?
   - Пока нигде. Но не столь уж давно мы и о цератопсиках этих мелких не подозревали. Охотно допускаю, что некоторое их небольшое количество, как и троодонов, могло присутствовать тут всегда. Но не в таком же числе, как сейчас! Да мы бы тогда в первый же день на них наткнулись!
   - Есть одно маленькое "но". Мелкие травоядные к сезонным миграциям не склонны.
   - А к малым перекочёвкам в пределах ареала? Ведь не на одном же пастбище круглый год пасутся "оседлые" виды? С пастбища на пастбище-то они перебираются?
   - Ну, перебираются. Если где-то неподалёку есть место с устойчивым увлажнением, достаточное для прокорма всей местной популяции в сухой сезон - тогда может быть...
   - Есть такое! - вклинился Водолей, - Ниже по течению наши ребята в дальнем рейде видели дельту, а за ней издали очень большой водоём. Противоположного берега не видать, и его приняли за морской залив. Исследовать было некогда, ребята на лодке были, да и то - только поздно вечером вернулись, а пёхом - вообще несколько дней пути. Но зелени там - видимо-невидимо...
   - Ну, вот и заповедник для микроцератопсиков этих. И заметьте, Андрей, вдали от известного нам по палеогеографической карте настоящего морского побережья. Там же, подальше, наверняка влажных мест достаточно и для настоящих мигрирующих видов. Да и те же степи сейчас...
   - Ну, может быть... Для мигрантов сейчас зелени вполне может хватить. Думаете, крупняк пожалует?
   - Это я у вас хотел спросить.
   - Понятия не имею. Но в принципе - может. Очень даже может... Сами ведь говорите, что лучше перебздеть, чем недобздеть. Кстати, как всё-таки насчёт рогатин?
   - Убедили. Заказывайте Борисычу хорошее древко, и с ним сразу ко мне. Подгоним, насадим, закрепим - размножать будем собранные, чтоб народ зря не заморачивался. Все бы проблемы так решались...
   Препарирование рэксика обстановки не прояснило. Судя по черепу и позвонкам, это всё-же подросток, а вот насколько он близок к взрослой матёрой особи - непонятно.
   - В Монголии в конце Мела водился недавно раскопанный багараатан. Это хищник примерно четырёхметровой длины. Если это его подросток - это одно... гм... Но вот если вы, Владислав, правы... гм... Примерно те же размеры имел и двухлетний детёныш тарбозавра... Эх, сохранились бы передние лапы...
   В общем - абсолютно ясно, что "может быть да, а может быть и нет". Ну и как тут чего-то планировать? Поступившие в каждую хижину и в каждую палатку рогатины вкупе с рассказами спецназеров привели народец в изрядное волнение. Но это мне уже Перепёлкин потом рассказал, когда я вернулся от Бати.
   Фотки уконтрапупленных троодонов рядом со стоящими людьми у босса уже были, и фотка "двухсотого" рэксика с таким же "двухсотым" троодоном в зубах его впечатлила.
   - Кроме шакалов за дырой, значит, имеются и волки. Опасаешься повстречать и медведей?
   - Истинно так, ваше скабродие.
   Зря я надеялся на то, что Батя скостит мне лимит и сроки пополнения. Тут на днях снова хулиганы маргинальные приступ учинили, и хотя на сей раз разделали их вояки под орех, уверенности в нормализации обстановки не было ни у кого. Более того:
   - Тут вот ещё какая штука. Мой коллега из безопасников предприятия кое-что пронюхал. Не всё, это уж хрен ему, а так, по мелочи. Пронюхал он, что у нас убежище дополнительное какое-то нарисовалось, абы кому недоступное. Ну а они там от этих бандитов страху натерпелись поболе нашего. В общем - просят меня и ихнюю молодёжь принять.
   - Ваше скабродие! Своих девать некуда! А тут ещё рэксики эти долбаные! У меня народ, того и гляди, и без пополнения на уши встанет! Тут как бы взад не попросились!
   - Да погоди ты, не кипятись! Помнишь, сам жаловался, что дисбаланс там у тебя половой - баб молодых и симпатичных не хватает. Как выкручиваться думаешь?
   - Не могу знать, ваше скабродие! Баб-с материализовывать-с не обучен-с!
   - Вот то-то же! Их-то мы тебе как раз и... гм... материализуем. Ну, не только их, но преимущественно. Знаю, знаю, не бушуй! Отбор устрою драконовский! И ещё... Ты думаешь - просто так тебя этими бабёнками нагружу? Чёрта с два! С приданым их возьмёшь, и с неплохим приданым! О конкретике мы еще не договаривались, пока только в принципе, но три дизельных квадроцикла я выторговал железно! Один, кстати, уже дали авансом. Два малых электрокара-погрузчика тоже дают без спору. Уже спроектировали и делают - что бы ты думал? Помнишь, мечтал о пятиколёсном полугусеничном электромопеде? Им он самим не нужен, всё равно в снегу завязнет, для нас делают! Три штуки! Это минимум, который дают, сколько бы я людей ни взял. Если побольше возьму, да поблатнее - и не то ещё выторгую! Дали бы и тяжёлую технику, и много бы дали, да я не беру. Беру то, что через дырку к тебе пропихнуть реально.
   - Оружия бы, ваше скабродие...
   - И не проси! Самим тут не хватает! Оставшихся вооружать нечем! Ладно, ладно, не кипятись! Подумаем тут как-нибудь на досуге. А ты - вот что, загляни-ка сейчас к тестю с тёщей! Похвастайся успехами, пожалуйся на жизненные невзгоды, порадуй стариков весточкой от дочки их любимой. Ну и - как знать, может и они тебя чем порадуют? - при этих словах Батя ухмыльнулся - хитро так, загадочно...
   Тесть с тёщей обрадовали - не то слово. Не зря я поделился с подполковником Быковым кое-чем из своих профессиональных секретов, не зря и Конь дрочил меня перед моим первым выходом за дыру. Детали полуразобранного ковровского АЕК я узнал сразу же, прямо с порога. 973-й, судя по кривому АКМовскому рожку. Тесть как раз, покряхтывая, колдовал над батареей своих "материализаторов", и в дрожащем мареве между ними сгущался новый неучтённый автомат. А у стены стояло скромненько так прислонёнными ещё немало железных "вкусностей". Порадовал и я их известием о сданном их дочерью экзамене и о неизбежно вытекающих из сего факта скорых демографических последствиях. О подробностях экзамена, конечно, умолчал - иначе влетело бы примерной дочурке от заботливых родителей по первое число...
   Возвращался я в наш новый мир, нагруженный АЕК-973, болтающимся за спиной "Винторезом" и объёмистым горным рюкзаком со всякой полезной всячиной. У входа в помещение ясновидцев, от которых и открывалась дыра, увидел пятерых спецов, катящих по коридору тот самый квадроцикл. А в самом помещении - тележка какая-то из гнутых трубок трёхколёсная с мотором и пропеллером - не понял юмора!
   - Ээээ, дарагой, самый хищный птиц - дэлтаплана называицца! Я в ныво два обойма с вынтовка стрыляль, пака он чилявек ны атпускаль! - этот бородатый анекдот я ещё до армии слыхал, но от неожиданности прикололся - уж очень редко его теперь рассказывают. И ведь к месту - вон та обтянутая тканью длинная рама, с которой возятся весельчаки, подозрительно напоминает дельтапланное крыло. Мотодельтаплан! Вот теперь - понял юмор! Ну, Батя даёт копоти!
   В нашем лагере мой увешанный смертоносными железяками вид спокойствия народцу не добавил. Некоторые восприняли спецназерские байки слишком буквально и даже на центральную площадь лагеря заявились при свежеполученных рогатинах. Прямо, ни дать, ни взять, свебы или там герулы какие-нибудь со своими фрамеями на тинг собрались!
   Верно подмечено знающими людьми, что оружие дисциплинирует. С голыми руками наверняка вышел бы обыкновенный обезьяний базар, раскочегариваемый истеричным бабьим визгом. Но тут - пистолеты и ножи у всех поголовно, клинки пехотно-абордажные и рогатины - уже у многих, ружья или автоматы - у некоторых. И - странное дело. Пока занимался каждый по отдельности своими делами - как-то не воспринималось всё это всерьёз и практически не унимало жим-жим перепуганного очка. А вот собрались вместе, поглядели друг на друга, заценили общую оснащённость - и даже приободрились как-то. А когда я вместо вступительной речи молча поднял над головой АЕК - так и заухмылялись.
   Обсудить, конечно, было что. Если уж перебздевать - так запросто может статься, что встреча с матёрыми тираннозавридами уже не за горами. Готовы мы к ней? Конечно, нет! Отбиться-то отобьёмся, но какой ценой? Хвала богам, время у нас есть. В худшем случае дни, в лучшем - недели. Оружие будет, а вот о достойной меловой мегафауны фортификации нам придётся позаботиться особо. То, что мы имеем сейчас, достаточно против троодонов с диатримками, но никак не против тираннозавров.
   К чести наших людей следует признать, что несбыточных вариантов типа средневекового европейского замка никто не предлагал. Идиотских вроде уставных взводных опорных пунктов или сталинских укрепрайонов - тоже. Практически сразу же сошлись на деревянно-земляных укреплениях и обсуждали только конкретные варианты - римский военный лагерь, германо-скандинавский ворд или древнеславянское городище. На последнем и остановились как на наиболее соответствующем идее долговременного постоянного поселения. А для уменьшения общей трудоёмкости решили вместо башен ставить решётчатые вышки, аналогичные современным караульным - это посоветовали вояки. Нас обстреливать один хрен некому и не из чего, так что городить сплошную башню смысла никакого. А пулемёт и с вышки прекрасно обработает достойные его цели.
   Прикинув хрен к носу, решили, что должным образом укрепить весь периметр мы рискуем не успеть. А раз так - в первую очередь укрепляем линию по возвышенности, главные ворота, к которым ведёт пологий насыпной подъём, да спуск к озеру, где у нас оборудована нормальная широкая лестница. В остальных же местах пока только срываем пологое подножие склонов, делая повыше их крутую часть. Нормальное ограждение там можно будет соорудить и потом, во вторую очередь. Третьей очередью наметили пристройку к этой внешней стене коробок будущих жилых зданий, которые решили сделать в два, а то и в три этажа. Всё-таки, если придётся эвакуировать сюда всех, отселившихся наружу, тут будет тесно, а в многоэтажках на той же площади народу уместится всяко больше.
   Когда обсудили всё - повеселели. А чтобы народец приободрился ещё больше, у нас со Скворцовым уже был разработан коварный план. У меня на флэшке имелся скачанный в интернете ещё до камешка американский фантастический сериал "Терра Нова" про переселенцев из страдающего от экологического кризиса будущего как раз в поздний Мел. Мало кто его смотрел, но Скворцов тоже оказался в числе этого меньшинства. Как раз перед визитом к Бате я поговорил с ним, и мы прикинули эффект, который должен был выйти нехилым. И вот в аккурат с сегодняшнего вечера мы и наметили его регулярный массовый просмотр.
   Так и вышло. Уже при просмотре первой серии народ помирал со смеху, тыкая пальцами в "противодинозавровую" ограду американских фантастов, в широченные щели которой при необходимости протиснулась бы и корова - не то, что наши троодоны с диатримками. Рэксик тот же, например, пролез бы играючи. Уже сейчас от этих небольших, но опасных тварей мы ограждены куда надёжнее. Ничего, то ли ещё наши люди увидят в следующих сериях! По сравнению с колонистами из этой американской сказочки мы уже теперь вооружены до зубов. А уж как мы вооружимся в ближайшие дни!
   10. Скворцов
  
   На Руси так говорят: начали хорошо, а кончили так всегда. Когда дело доходит до мероприятий нашего вундеркинда Сабатаева и его команды, то это прямо про него писано, но обо всём по порядку.
   Итак, собственно идеи Сабатаева - правильные. Если мы оказались в положении ежа, которого окружают мезозойские лисы, волки и медведи, то в пору и ощетиниться!
   Но, с другой стороны, эти его сабли, гм-м. Во первых это конное оружие, и для пешего это не совсем то. Во вторых это военное оружие, а у нас военные как раз ходят с огнестрельным, из холодного у них в основном штыки да боевые ножи, и ничего, не жалуются. В третьих это оружие офицеров, а у нас наши штатские (и я в том числе) - это скорее гражданское ополчение, т.ч. сабли на них кажутся как-то гротескно. И в четвёртых, сабли - это оружие ближнего боя, а в драке с животными, их лучше удерживать на расстоянии.
   Сабатаев меня выслушал, и когда я заметил, что если холодное оружие - то лучше копья или рогатины, то он согласился, т.ч. некоторое количество этих самых копий или рогатин он выпустил. Они, плюс сабли и кинжалы (в обиходе есть и такие), плюс оружие огнестрельное - пистолеты и ко., привело к тому, что наше поселение стало напоминать этакую смесь американского первопселения на Диком Западе и какой-то ролевухи в духе "Геть, Славяне"! (Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?)
   Всё это, плюс выступление Сабатаева в стиле Минина и Пожарского - нет, стоп. Все это плюс можжевеловка плюс выступление Сабатаева - снова стоп. Сперва о можжевеловке.
   ...И промолвил Владимир-князь: - Руси есть веселие пити. И с тех пор россияне-русичи хоть что-то, но пили. Михайло свет Сергеевич Горбачёв попытался что-то по этому поводу сделать - сделали его, и известно что.
   Сабатаев - это не Горбачёв, он пить не запретил, он наоборот - можжевельник "открыл", нашёл т.е. Ну, а у можжевельника есть съедобные плоды - псевдоягоды, есть хвоя, из которой можно делать настой, а вот из ранее упомянутых псевдоягод, плюс из некоторого количества сахара, можно делать можжевеловку. Плюс какой-нибудь самогонный аппарат, естественно. Ну, это уж точно была не проблема, даром что среди нас учёных и мастеровых было полно, уже наследующей недели после находки можжевельника в поселении нашлись первые пьяные, но тогда они были беззоружными, а вот теперь...
   А вот теперь у нас ходят-бродят люди с пистолетами, короткими саблями и большими кинжалами, с копьями, и все точно метят в альфа-самцов. (Блин, ну чем мы лучше павианов?)
   Правда, с огнестрельными оружием мы изначально запустили определённый "механизм урегулирования": хочешь иметь стрелялку? Соизволь пройти краткий курс молодого бойца и научиться попадать в цель а не в соседа или даже в белый свет.
   Теперь настала очередь и холодного оружия, т.к. всплеск патриотизма, вызванный речью Сабатаева и появлением новых динозавров явно не собирался спадать так рано, и даже требование пройти новый курс его не сбил - в основном по двум причинам.
   Во первых, обучение было только для сабель и кинжалов - для копий и рогатин её не требовалось. Впрочем, среди наших людей тоже монахов Шаолиня что-то не виделось, т.ч. схваток на копьях пока не предвидилось, а ощущать себя крутыми они позволяли.
   Во вторых, наши изобретатели изобрели не только самогонный аппарат для можжевельника, они изобрели ещё и новое оружие, вернее - вспомнили про хорошо забытое старое.
   Берётся палка, сделанная из ветки ивы (как наиболее гибкой). К ней приклеплятся камень средних размеров - обычно привязывается, но иногда наоборот - в камне продалбивается дыра, куда вставляется палка. Полученный результат вставляется в подходящий по размеру кусок брезента, который зашивается полностью. В результате имеем довольно примитивное оружие, но если получить им по кости, особенно по черепной - результат ощутим! И обучения на него не надо, т.к. это - народное творчество! Или оружие.
   Что ещё породила новая "реформа"? Дуэли. К счастью не те, какие были описаны в "Трёх мушкетёрах" - эти удалось сбить, предупредить со-ответствующими указами насчёт обучения, а не то... В той же Франции, описанной Дюма, на дуэлях погибли сотни, если не тысячи дуэлянтов, а наших поселенцев всё же довольно мало для такой роскоши - и так наша докторша трудится весь день напролёт.
   Правда, тут она где-то сама напросилась. После истории с Резедой, к нему пришёл Сабатаев и сказал, что пока его укусы полностью не зажили, он будет работать как ассистент доктора - и добавил, что Резеде следовало бы изначально прийти к нему, Сабатаеву, а уж он бы Резеду вылечил какими-то экстрасенсными методиками.
   Сабатаев не знал, что доктор Александрова имеет способность появлятся из-за спины того, кто о ней говорит - в данном случае сам Сабатаев. Более того, она услышала про его экстрасенсные методики, и немедленно сделала собственные выводы: сказала своей очередной посетительнице, что она может идти с товарищем - он её вылечит.
   Что тут сказать? Живём мы не то ещё в Мезозое, не то уже в Кайнозое - и достопочтенного господина Мёрфи быть ещё не должно, но он есть: посетительница пришла по женскому вопросу, это раз, а во вторых - это была Сабатаева Ольга.
   М-да. Сам я там не присуствовал (мне Резеда рассказывал), но это было нечто. Злосчастные молодожёны явно чувствовали себя не в своей тарелки и пытались обьяснить нашей докторше, что это плохая идея. Поскольку при этом у них издавать членораздельные звуки у них получалось не очень, остаётся только благодарить - хотя бы того же Мёрфи - что наша докторша, при всей её стервозности, ещё и профессионал, и повела Ольгу к себе в палатку на обследование, прервав своё развлечение. Ну и скверная же баба!
   Да, а после этого она послала Резеду со товарищи за мхом - но это другая история, о ней позже.
   Сперва докончу речь о дуэлях и о Мёрфи. Обычно (когда я не помогаю Каро и Саломее с собаками) я работаю с овощами на грядках, главным образом борюсь с вредителями.
   Последнее - это не шутка. Начался дождевой сезон, растительность ударилась в буйный рост, а вслед за ней - и насекомые. Ежедневно нам приходится убирать с огородов всякую членистоногую дрянь - улиток, слизней, жуков, а особенно - колючих гусениц. Чем-то они напоминают бабочек-медведиц современности, но гораздо более ядовитые: возьмёшь одну незащищённой рукой, та опухает. Приходится работать в перчатках. Весело...
   Но несмотря на это, у меня есть и время для перекура. Обычно я провожу его с Каро, но в тот день решил провести его с книжкой.
   Дело обстоит вот в чём. Читать я люблю, и даже в те дни разрухи, до переезда в дыру, у меня было некоторое количество художественной литературы, а не только, скажем, Верзилин. Взял я её - машинально - и сюда, в прошлое, и вот теперь решил её наконец-то просмотреть.
   По воле того же Мёрфи это оказался Лермонтов. Нельзя сказать, что я так без ума от Михаила Юрьевича, но всё-таки...
   Итак, сел я на склон почитать его, и тут слышу шум. Осторожно подхожу к его предпологаемому источнику (растительность пошла в рост, кое-где склоны холма покрыты уже не просто высокой травой, но и настоящеми кустами, где может прятаться кто угодно), и нахожу нескольких ребят, вооружённых вышеупомянутым "народным творчеством" - брезентовыми палицами а ля крокетный молоточек. Получить таким молоточком по голове - удовольствие гораздо ниже среднего даже для взрослого, а уж для ребёнка - тем более.
   - Что вы тут делаете, молодые люди?
   - Вот, сражаться решили, как взрослые. А то они всё - вы ещё маленькие, маленькие!
   Ну, не такие уж они маленькие, особо маленьких пока через дырку не пропустили на всякий случай - и правильно, как показывают события последних недель. В поселении пока ребята постарше, которые могут тут работать хоть по лёгкому.
   Но ребёнок есть ребёнок, его жалеют и пытаются не нагружать работой...которой, кстати, не так уж и много, т.к. Сабатаевы ребята создают почти цельные вещи из ничего (так кажется со стороны непосвещённому), и остольным приходится лишь доделать за ними, т.ч. детям тут трудиться не за чем.
   - Ну, куда вам девать силушку богатырскую? Не читать же вам! - я и не заметил, как заговорил вслух.
   - Да ну, о чём читать? Читать скучно! - заметил мне один бутуз. - Там занудно и жизни нет!
   - Да ну? Поспорим?! - вспыхнул я и стал читать ребятам поэму про царя Ивана Грозного, удалого купца Калашникова и юного опричника. Ничего заумного там не было, непонятного в принципе тоже, и очень скоро ребята сочувствовали купчихе Калашниковой, над которой насмеялся юный опричник, веселились, когда оного опричника Калашников отправил в полный нокаут, и возмущались, когда его казнили за гибель опричника. Словом, "детский час" прошёл вполне прилично, и даже вопрос одного из ребят: - А за что Калашникова казнили? - не насторожил меня.
   - Ну, - ответил я вместо этого, - он считал, что красть чужих жён - и невест - не хорошо, а царь и его опричники с этим были не согласны. Вот они и Калашникова и казнили.
   - А, ясно! - ответили мне ребята и потрусили по склону обратно домой, явно под впечатлением от услышанного.
   А я обратно на работу.
   * * *
  
   Тут мне надо сделать паузу и упомянуть о фольклоре. Нет, в той жизни мы жили в рациональном и просвещённом 21-ом веке, кто же спорит, и там фольклора не было, если не считать отдельных сказок про барабашку и иже с ним.
   Но вот мы прибыли во времена доисторические, и фольклор появился.
   Во первых, это были русалки. Собственно, первый рассказ о русалках появился среди бела дня:
   Пошло трое солдат вниз к реке на патруль. Заходят они в ивовую рощу, всё тихо-тихо. Птица не пробежит, ящер не пробежит. Расслабились они, разошлись один за другим. Вдруг слышит самый задний - его вроде-бы кто-то окрикнул. Оглянулся. Видит: сидит на иве девушка с длинными зелёно-белыми волосами, из одежды на ней нет ничего - только длинная рубашка зелёного цвета и красного. Сидит эта девица на дереве и его манит - он и пошёл. Шагнул раз, и попал в трясину - едва друзья его оттуда вытащили. А девица та пропала, как и не было. Только потом солдаты поняли, что это была русалка и она хотела заманить его в ту трясину.
   Ну, что. Когда я услышал тот рассказ - отмахнулся, Сабатаев (у него есть чувство юмора) рассмеялся. Дело в действительности было так:
   Течение Совки в последние недели несколько устаканилось, и пошло на убыль.
   Пойти-то пошло, а только по бокам её образовалось немало болот, сториц. Что они, что суша, к этому времени обросли растениями, и разобраться, где кончается земля и начинается болото там не так уж и просто.
   Но можно. По присуствию болотных черепах например. Если они лежат на бревне и не шевелятся - значит, там скорее болото, чем суша. Понятно?
   Одному из бойцов оказалось недостаточно понятно. Видно, он решил попробовать добыть на обед черепаховый суп. Он пошёл вперёд, сделал последний шаг, благо что черепахи на него ноль внимания, и - провалился.
   Пикантность в этой ситуации представляло то, что он вступил в трясину только одной ногой - которая и провалилась почти полностью, а второй он ещё стоял на суше, т.ч. он свалился в трясину лицом вперёд. Если бы не товарищи, он бы не то утонул, не то захлебнулся.
   Ну, что тут сказать? Нетипичная ситуация! Бывает. Средний солдат армии диких пресноводных черепах обычно никогда не видел, разве что зачем-то зайдёт в зоомагазин на дембеле (я скорее поверю в русалку, чем в это) К бедолаге отняслись с сочувствием и пониманием, особенно учитывая, что за "изгваженные" сапоги и одежду ему порядком досталось.
   ...А вскоре после этого по поселению пошли гулять такие вот сказки о русалках, как они из воды солдат и штатских в трясину заманивают. То, что у них были ноги, а не хвосты никого не смущало - наоборот, вдохнавляло на новые идеи: мол, если увидешь странно трясущуюся иву, беги прочь: на ней русалки качаются, увидят, в трясину уволокут!
   Смешно? Может быть. Полезно - что молодёжь будет меньше лезть в воду, где и без сказочных русалок полно опастностей? Вполне вероятно. Но в то же время...
   После русалок наступила очередь туманного старика. Тут нужно сделать ещё одно пояснение.
   Туманы в последние время здесь могучие, наступают, правильно, со стороны реки. Если смотреть с высокой точки осмотра, то может показаться, что по вечерам со стороны реки на нас наступает настоящая стена, от земли до неба, в которой не видно не зги, и в которой можно плутать до утра. По утрам, естественно, эта стена точно также отступает, оставляя за собой активно увлажнённую почву, после которой растения начинают рости пуще прежнего...
   Вернёмся к старику. Как-то быстро после моего чтения М.Ю. Лермонтова он обрёл черты Ивана Васильевича, который, значит, бродит по ночам и похищает встречаемых им людей в своё войско-опричнину. Ха-ха.
   Ну, опять таки, дети прослышав про эту смесь Грозного-царя и Бабая стали прятаться в домах (или палатках) по ночам и не капризничать, не оставаться после заката солнца снаружи. Это было как раз действительно опастно, ибо - троодоны.
   Кто они такие? Физически - это очень мелкие хищные динозавры, с мелкими зазубренными зубами, которые оставляют после себя рваные раны, которые легко заражаются в этом не шибко здоровом климате, но это только полбеды.
   Троодоны - очень умные динозавры, и учатся очень быстро. История с Сабатаевым это наглядно показала. Наш технарь придумал отпугивать этих ящеров очень мощными лампами; забыл, как они называются. Вроде бы подействовало. Правда, часовых военное начальство решило пока оставить - так, на всякий пожарный.
   Сам Сабатаев против этого компромисса не возражал, но среди его непосредственной команды кто-то всё же нашёлся. Разрешить этот вопрос присудили мне, как биологу.
   Ну, что я. Попросил положить в одну недостроенную мазанку несколько кусков мяса из консервов, и осветить это место теми спецлампами. Результат на следующее утро был налицо - мясо тю-тю. Троодоны боялись именно часовых, а не свет!
   ...Словом, часовых оставили, а про троодонов с тех пор пошла недобрая слава, и ночные (вернее вечерние) патрули явно нервничали, а с туманом и тем более: троодоны не только одни их самых башковитых из динозавров, но и одни из самых глазастых - про то ещё Сабатаев рассказывал; и одни из самых проворных. В тумане они над нашими патрулями могут глумиться так, как войская Югурты нумидийского над римскими легионами не глумились!
   Итак, басни про туманного старика где-то были даже полезны, т.к. они были более понятными для ребят чем рассказы про реальных и ещё более опасных троодонов. Тем не менее, и про троодонов очень быстро появилось множество разных слухов, вроде тех, что они оборотни, что опричники Ивана Грозного (=туманного старика) ездят верхом на троодонах, и что молодой опричник, пристававший к жене молодого купца был троодоном-оборотнеем.
   Я насчёт этих сказок молчал (сам виноват, что рассказал про Грозного, опричника и Калашникова), Сабатаев посмеивался в усы, пока "сарафанное радио" не разнесло рассказ о том, как Иван Грозный (=туманный старик), "обернувшись молодцом, новгородским купцом", не пошёл свататься к его невесте Оле и не получил жёсткий отказ. Молодец девка! Только вот с тех пор вся нечесть окрестных земель - русалки, троодоны и прочие на нас и окрысились, и надо бы Сабатаеву (он ведь у нас колдун!) самому пойти в полнолуние в чисто поле и не поговорить с Иваном Грозным "по мужски", а не то нам всем худо будет!
   Как Сабатаев из этой ПР-ловушки будет выбираться, мне не ведомо. А впрочем, насчёт Сабатаева и ПР. Пришла ему в голову идея - установить "портреты" гасторниса (=диатримы), энантиорнида ("когтекрыла") и троодона в посёлке, чтобы народ знал своих врагов (или хищников?) в лицо.
   Ну, я не знаю, чем ему фото не угодили. Может, у него плохие воспоминания связаные с фотографией и детством? Не знаю. Так или иначе, но нашёл он среди поселенцев художника, и заказал ему портреты.
   В "Двенадцати стульях" есть эпизод, когда Остап рисует пахаря, и получается какой-то монстр. У господина Новикова (художника) монстры были изначально, и то, что он нарисовал их в какой-ту кубисткой манере им ничуть не помогло. Гасторнис, "когтекрыл" и динозавр у него получились менее похожими на оригинал, чем на три головы Змея Горыныча. Что у него получится из батараатана (ацана? Надо у Сабатаева спросить) - я не знаю.
   С батараатанами, впрочем, надо что-то делать. Появление первого представителя этого вида устроило настоящий фурор среди нас, его не в шутку а в серьёз его приняли за "рэксика". (Т.к. мы вроде ещё в Евразии, не в Северной Америке, скорее уж было бы "батаарчика"?)
   Покойника передали мне. Я его стал оперировать по настовлению Сабатаева. Ну, что? Оказалось - не рэкс и не батаар, о чём я и передал Сабатаеву и ко. на следующей конференции.
   - А кто это? - спросил у меня капитан тех солдат, что и завалили ящера изначально.
   - Сказать трудно, а назвать-то можно как угодно. Дело в мозгах.
   - В чём?
   - Мозгах. Тираннозавровые динозавры, когда охотились, пологались не столько на зрение, как скажем троодоны или рапторы, но на нюх. Со-ответственно, обонятельные центры в их мозгах были особенно развиты - сохранились слепки. У троодонов, рапторов и прочих - нет. Больше развиты центры, отвечающие за зрение. Мозг же этого динозавра как раз напоминает мозг троодона, только более пропорционально мелкий и менее развитый. Т.ч. этот ящер родич скорее троодона, чем тираннозавра - относительно говоря. Да, и ещё кое-что.
   - Да? - вскинулся Сабатаев, который тогда явно обдумывал мои слова, а возможно, что и портрет оного батараатана для поселенцев. - Что?
   - В желудке у покойника были останки другого динозавра, судя по черепу - небольшого цератопса, но более крупного, чем те, которые нам пока попадались. Пускай наблюдатели смотрят востро! Батараатан небось пришёл по следам добычи.
   Все кивают и напряженно думают - понятно о чём. Ещё те, микроцераты, разбавили наше меню, обеспечив нас свежим мясом... пока не разрослись кусты и теперь микроцератов можно найти только с собаками. А вот более крупных динозавров... да-а...
   * * *
  
   Ну вот, напророчил Самуил хренов. Новые динозавры появились, причём совсем недалеко от поселения. Это, впрочем, неудивительно, т.к. растительность продолжает наступать.
   Сегодня утром была гроза. Точнее нет - Гроза с большой буквы. Такое было пока только дважды - тот ураган, который обозначил появление саранчи и термитов не в счёт, это другое. А это...
   Утром туман казалось не отступил а наоборот сгустился до ночной черноты, хотя казалось, куда бы ещё. Птицы и насекомые, которые обычно поют с утра до вечера, молчали.
   Мы уже пережили одну такую грозу, т.ч. не предались особенно панике, а только остались внутри помещений. И действительно, меньше чем через 15 минут началось! Гром гремел, сверкали молнии, и хотя все мы в современности пережили не одну грозу, местные грозы казались нам раза в четыре сильнее - а может быть, это так и есть. Сейчас, в прошлом, и звёзды выглядят иначе, и погода другая тоже, а уж ландшафт...
   Гроза прошла... когда она прошла. Я на часы смотрел - темновато, а с освещением у нас пока туго - главные лампы горят ночью, а сейчас уже утро. Может, это и к лучшему: ударила бы молния в работающий фонарь - ничего хорошего не вышло бы. А так обошлось...
   Гроза прошла... и наконец наступило утро. - Что будешь делать? - спросила у меня Каро.
   Тут надо сделать пояснение, наверное. Все мы готовы сложить головы за поселение, но работать без выходных без необходимости? Как-то тоскливо! Вот у нас всех и есть по два выходных дня в неделе, и сегодня - один из моих. Обычно я в такие дни помогают Каро и Саломее, но сегодня у меня были другие планы.
   - Схожу на свалку.
   - Зачем?
   - Исследовать.
   Тут надо снова рассказать кое-что. После багаратана Сабатаев решил наконец огородить поселение забором, а заодно и построить 2-3 этажные дома.
   Дело вот в чём: как я писал раньше, поселение растёт, а лагерь нет. Там тесно, и по прежнему, несмотря на опасных динозавров и прочих поселенцы ставят собственные мазанки и прочие помещения - что им динозавры? У них есть "Диатрима-1" и прочие пистолеты, а теперь ещё и кинжалы с рогатинами. Динозавры им не страшны, а вот теснота...
   Вот Сабатаев и решил с теснотой бороться, равно как и с динозаврами. Для динозавров он начал строить стены - настоящие стены, вроде тех, какие были у славянских городищ, сиречь высокие. На них площадки для пулемётов и пулемётчиков.
   К сожалению, реальная жизнь изначально несколько попортила эти красивости. Площадки-вышки у нас уже были, только не для динозавров - для погоды. Вдруг снова грянет буря или какой-нибудь другой аврал? Вот и построили несколько вышек специально для этого. С ними что теперь делать?
   Простой ответ - расширить, улучшить, и приспособить их и для динозавров, и для погоды. Ан нет, "метереологи" и пулемётчики спорят, соседями быть не желают. Пикантность тут в том, что "метереологи" тоже являются военными, соратники того Ксендза, который во время истории с котлом-кувшином на иве сидел и за облаками глядел. Понравилось! Понравилось и решил продолжить, быть может и за казённый счёт. А тут, такие соседи - нет уж! Вот и спорят две группы военных... хорошо ещё, что стройка идёт, даром что Сабатаев и другие строители - штатские.
   Да, а почему стройка идёт в высь? А в ширину никак нельзя. В одной стороне - баня, предмет гордости наших строителей. Перенести её неохота, да и трудно, а внутри городской черты баню? Это как-то не по русски! Я же говорил, наше поселение наполнилось каким-то "гей-славянским" духом, как бы мы с ним ещё не наплакались.
   В другой стороне - огороды, теплицы, да и зверофермы. Поместить их в пределы города не практично, потому их изначально вне территории лагеря поместили, чтобы люди и домашние звери друг друга не нюхали и не заражались.
   В третьей стороне холм спускается в сторону Совки. Нет уж, туда нам не надо! И так туман каждую ночь оттуда наползает, докторша наша вовсю советается с нашим глав-ботаником насчёт народных средств против таких болячек как грипп, кашель и насморк, т.к. лекарств уже на всех не хватает, а Сабатаев и ко. (если это лечить они умеют) пока заняты строительством и к ним не подойти. А уж переехать к реке поближе - вот уж нет!
   Ну, и наконец четвёртая сторона, куда я и иду. Там городская - точнее поселенческая - свалка. Да, у нас сравнительно мало рассходов и мусора, но он всё-таки есть, и его выбрасывают в одну и ту же точку - так постепенно и образовалась свалка. Мусора там сравнительно немного, и всё же там образовался пустырь: мы туда ещё постепенно и скидываем отходы наших организмов (и домашних зверей тоже - надо всё это "добро" куда-то девать!), т.ч. строить в этом направлении тоже как-то не хочется.
   Остаётся одно направление - вверх! Сабатаев вот и начал строить, и никакие подчинённые дрязги ему не помеха. Одно но - у людей есть свойство доводить любые хорошие начала до полного абсурда. Как бы и тут чего-нибудь подобного не случилось.
   * * *
  
   Ну, пока я размышлял, свалка и появилась. Запах - не то как под ёлочкой кто-то справил нужду, не то как в кустах сдох ёжик. Специфичный запах словом. И грибы!
   Очень специфичные грибы. Лавкрафт о таких писал в своих страшилках. Очень специфичный автор был. Но речь не о нём.
   У свалки часовой стоит. На примитивной вышке - это вам не метереолог! Очень одинокий часовой, пускай и с автоматом. Правильно, такая вышка хороша против троодонов, но против более крупных хищников - нет. И вообще, одиноко ему и тоскливо, профессионал он у нас или нет. Увидел меня, оживился:
   - А где мусор?
   - Я без мусора, я с ними, - и указываю на кошек.
   - А, ну да. Они тут иногда мышкуют.
   Вот как? А я и не знал.
   - Вот как? А динозавры, которые троодоны их не трогают?
   - Нет! Они смотрят друг на друга косо, но к друг другу не лезут. На меня они вообще ноль внимания, - почти пожаловался мне служивый.
   - Сочувствую, - ответил я и стал смотреть, что дальше.
   А дальше... мои кошки, посмотрев на меня косо и приняв к сведенью, что я не собираюсь отбирать у них их мышек или кого они там ловят, стали игнорировать меня тоже.
   И динозавры туда же. Сабатаев считал, что днём троодоны спят. Замечательно! Совы тоже должны днём спать, и козодои туда же, однако если что, прекрасно бодрствуют, если это необходимо. Троодоны из той же оперы, днём ориентируются не хуже нас, а возможно, что и получше.
   Кошек они игнорировали. Т.е. нет, не совсем игнорировали. Несколько раз смотрели на более мелкую Ваську, но кум Котофей вышел вперёд и сказал хмуро: - Мяу?
   В смысле: есть проблемы? Давайте решать по мужски вместе!
   Обошлось.
   - Да они мирные друг с другом, - стал уверять меня солдат. - Им тут жратвы и друг без друга полно чего есть - местные крысы на наших харчах выросли что кролики! И такие же тупые!
   - Посмотрим...
   Я смотрел. Я в палеоценовых млекопитающих не силён, в меловых тоже, а вот хищники, включая и моих кошек, предпочитали именно их. Несколько черепах (вполне сухопутных, не пресноводных), которые ползали по этому пяточку и поедали траву, были демонстративно проигнорированны.
   (А ведь большие черепахи - не слоновые, но всё-таки. Может, и впрям задуматься насчёт супа? Или реликтовых животных жалко? Знаем мы, как черепахи размножаются - медленно, очень медленно! Как и совокупляются, кстати - или совокупляются они скорее долго? Ну, не важно!)
   Большой змей, чёрный как уж, но без пятен тоже их не заинтересовал. Впрочем, он был размером с небольшого удава и вполне мог перейти в контратаку, т.ч. с ним было лучше не связываться.
   И ещё они избегали грибы - кошки, троодоны, все остольные. Грибы, к слову, не были наверное поганками - внешне они напоминали дождевики, но уж очень крупные; впрочем, тут всё было очень крупным.
   - Гроза сегодня была, - не к селу, не к городу заметил солдат.
   - Да, теперь травы ещё сильнее в рост пойдут.
   - Куда уж больше! Мало мы в посёлке нашем грязь месили, там теперь всюду хвосты конские ростут-
   - Хвощи называются.
   - Прочие сорняки, - продолжил солдат, прослушав мою ремарку. - Хоть бы Сабатаев тротуар положил, а он тут в ролевухи играть вздумал: надавал штатским оружие, теперь только и жди калек или трупов! Ребятишки тоже совсем от рук отбились - хоть бы школу основал, умник наш! Девка его с нашими подругами чего-то там крутит-вертит, ведьма безхвостая! Говорят, она с кем-то ему изменяла - с каким-то там Иваном.
   М-да, похоже не только ребятки отбились от рук, а впрочем, чего тут ожидать? Человек - создание завистливое, и если у кого-то дела пошли вверх, то число завистников у него тоже возрастёт, и случай Сабатаева, увы, не исключение.
   Но прежде чем я успел возразить, в кустах раздался треск, и на свалку выбежал цератопс. Вроде того, чью черепушку я извлёк из брюха батараатана. Тоже небольшой ящер, но более массивный чем микроцерат, этакой меловой кабанчик.
   "Кабанчик" постоял, огляделся вокруг, и зафырчал, привлекая к себе всеобщее внимание.
   Кум Котофей отозвался первым, вздыбив шерсть, изогнув спину дугой и пуская искры из глаз: ты кто такой, пустой тюрбан?
   "Кабанчику" это не понравилось: он затопал ногами, замахал головой и хвостом (на голове - нашейный щит, небольшой но компактный) и резво пошёл в атаку. Клыков у него не было, но был довольно внушительный клюв, поэтому один очень-очень хитрый кот не стал дожидаться лобовой атаки, а отскочил в сторону, и более неповоротливый цератопс налетел на гриб. Местные грибы, как я уже сказал, напоминали дождевики, и этот не был исключением; и когда динозавр в него врезался, гриб лопнул и осыпал его спорами.
   Это не понравилось цератопсу: он завертелся на месте и стал чихать, на мгновение забыв про всё остольное.
   Этим и воспользовались троодоны: один из них подскочил и вцепился цератопсу в шею. Тот рванулся, но зубы у троодона были хищнические, раны нанесли рваные, т.ч. динозавр долго не убежал, прежде чем вслед за заводилой не набросились все остольные.
   - М-мать, - с чувством произнёс солдат. - Мать!
   - Угу, - согласился я, наблюдая за своими кошками. Они, как только началась эта заваруха, юркнули в кусты, а теперь оттуда вылезли, таща за собой очередного микроцерата. Динозавры кусали свою добычу сбоку и сзади, кошки - снизу, но в обоих случаях - за шею. Ну, и результат налицо - два обеда.
   Где хищники, там и падальщики, и с хлопаньем крыльев на сцене появились местные аналоги грифов - птицы-энантиорниты. Вообще-то аналоги они довольно приблизительные: мои кошки одну из таких птиц задавили, мы попробовали - в жареном виде вполне съедобны. Но не то поселенцы соблюдают правило Моисея, что хищных птиц есть нельзя, не то ещё что-то, но идея это не прижилась. Ладно. (Дикие "куры" не прижились тоже - оттоковали, и вернулись обратно в лес.)
   Ну, что. На свалке установилась "идиллия": хищники рвут добычу, падальщики ждут своей очереди, травоядные меланхолично жуют растительность, и на остальных - ноль внимания. Суровая правда природы...
   - Андрей! Тут ты! Ты тут!
   Саломея.
   - Что случилось? Что-то с Каро?
   - Нет! Вернулась собирательная группа - есть пострадавшие. Динозавры!
   - Где? - солдат аж свесился со своей вышки.
   - Потом, - пообещала ему Саломея, и мы побежали.
   * * *
  
   ...В жизни смешное и грустное часто ходят бок о бок, как и сейчас. То, что на собирательную группу напал динозавр и есть пострадавшие - это плохо; но вот детали.
   Во первых, что эта группа собирала? Виноград. Их тут два вида - один красный, как калина, другой более рыжий, как облепиха. Мне оба сорта не нравятся - не потому, что они с косточками, а потому, что они мелкие и кислые, как раз такие, из которых в наши дни делают вино.
   Только полноценного вина нам и не хватало. Тут и с можжевеловкой могут быть проблемы, в пору начать его регулировать, а уж если вино...
   Я отвлёкся. Итак, группа товарищей (группа господ как-то не звучит) пошла в низину, собирать дикий виноград. Троодонов не было, багараатанов тоже, правда были какие-то "жердяи", судя по описанию - орнитомимы, беговые или страусиные динозавры. Естественно, что на наших заросших склонах им делать нечего.
   Пришли они в лес, стали собирать - кто виноград, кто ещё что. Резеда, которого наша врачиха послала собирать мох, был с ними. Он и заметил шевеление в кустах и предупредил других.
   Все насторожились, но появившийся из кустов динозавр развеселил всех.
   - Голова как яйцо, ну или как х.., - закашлялся Резеда. - Двигается на задних лапах, хвост длинный, тело длинное, но какое-то не гибкое, хвост тоже. Длинный! Метра два в длину, наверное, но невысокий - мне по х- в смысле по пояс, но несколько ниже. Перьев не было, голая шкура, значит - ящер травоядный.
   - Можно не выражаться? - не выдержала Оля. Правильно - солдатский мат вещь для ценителя, а тут таких нема.
   - И вот этот динозавр выбежал из кустов, и замычал как вол, - продолжил Резеда. - Петька это услышал - расмеялся. Смешливый он, Петька! Динозавр это услышал, голову наклонил, лапой землю поскрёб и на Петьку. Дал ему в грудь, Петька и с ног. Уже не смеётся, хрипит.
   - Как же он до груди достал? Говоришь, что динозавр невысокий?
   - Петька из штатских, на корточках виноград собирал, вот тот и достал. А до Сергея, тот в него выстрелил, допрыгнул.
   - Даже так?
   - Так, так. Сергей динозавру в черепушку, но пуля отскочила - там одна кость у него в голове, что ли? А динозавр от злости аж подпрыгнул и Сергея по головю тюк! Недопрыгнул, правда, но Сергею и этого хватило. Тут я взял тазер и как жахну.
   - Почему тазер, почему не огнестрельное?
   - Пока я на больничном, огнестрельное использовать не могу, правила, - признался Резеда, - а тазер мне врачиха дала, на всякий крайний. Вот он и наступил. Жахнул и попал! Динозавра снесло. Мы корзины побросали, взяли Петьку и Сергея, и к врачихе. Та сказала, что у Петьки ребро сломано, у Сергея - возможное сотрясение мозга и немедленно их лечить! А меня сюда, с докладом. Ну вот, доложил. Да, троодонов не видел, более крупных тоже, а жердяи нами не интересовались. Что теперь?
   - Хороший вопрос, - подал я, т.к. остальные явно думали. - Судя по описанию, это местный вид пакицефалозавра или бронеголового ящера. Ваших друзей, по честному, "поднял на рога" Меловой баран. - Я повернулся к Сабатаеву. - Если у троодонов большие мозги и тонкие кости, то у пакицефалозавров наоборот - толстые кости, особенно черепные, а мозга совсем мало. Не знаю, почему он на наших напал - то ли это его территория, то ли просто скверный характер, но надо что-то придумать, не то мы с ними наплачемся.
   - Придумаем, - ответил мне Сабатаев и задумался.
   11. Сабатаев: Обживаемся (Середина ноября).
  
   Уфф! Хвала богам, наконец-то можно перевести дух! Прав был Скворцов, умаялись мы с этим "капитальным строительством"! Из-за вызванной тем первым рэксиком "тираннозавробоязни" мы спешили, и придумывать облегчающие и упрощающие работу технологии было некогда. Надо было срочно огородить наиболее уязвимые для нападения места, и там мы тупо сооружали мощный частокол с пулемётными вышками за ним. Хоть и объявил вскоре исследовавший труп рэксика биолог, что мозги у того рэксика ни разу не тираннозавридные, а скорее - рапторидно-троодонтидные, народ это мало успокоило. Оказавшись нежданно-негаданно среди динозавров, все вдруг заделались палеонтологами-любителями, изучили всё, что имелось по динозаврам в нашей локалке, вспомнили просмотренный практически всеми "Парк" с его весьма нехилыми американскими рапторами - и как-то озаботились. Если наш рэксик - местный родич монгольского багараатана, найденного, кстати, лишь в виде одного единственного неполного скелета - тогда дела наши обстоят ещё не столь сурово, там взрослая длина - три с половиной или четыре метра, и наш лишь немного до неё не дотянул. Но что, если взрослая особь окажется величиной с того же самого ютараптора? Семиметровая длина его раскопанного скелета соответствует вполне человеческому росту, и это уже эдакий нанотираннус рапторидный получается, а кое-кто из буржуинских палеонтологов - они ж там все либералы - милостиво дозволяет означенному ютараптору и до одиннадцати метров дорастать - ещё не рэкс, конечно же, да и телосложением пожиже его будет, но всё-же - на хрен, на хрен! Не заказывали мы таких приключений!
   В такого здоровенного целурозаврида я и сам не очень-то верю, и не по тем экологическо-пищевым соображениям, что Скворцов. Дичь-то - дело наживное, то бишь приблудное. Прибрели ведь уже и "кабанчики" эти цератопсидные вместе с баранами этими лобастыми и бодливыми, да с жердяями этими страусоподобными - почему бы несколько опосля и более мясистой дичи не прибрести? Только вот тут какая штука. Тот же ютараптор в позднем Мелу уже не отметился - явно тираннозавридами вытеснен. Думаю, что и тут та же самая хрень должна быть. В Монголии тарбозавр господствует - думаю, что и по всей Азии его подвиды распространены, и у них в крупном типоразмере не забалуешь. Тот же гигантораптор клювастый помелькал, да и исчез ещё до появления означенного тарбозавра, предшестенником евонным алектрозавром зачморённый, так что и в Азии попытка рапторид "орэксеть" провалилась. Да и в относительно малоизученной восточной части Северной Америки, где Аппалачи, Урал этот американский - тоже свой местный тираннозаврид раскопан - аппалахиозавр. Ещё не рэкс, но и восемь метров длины при тираннозавридной коренастости - это вам уже не смехреночки!
   При чём тут те Аппалачи, Атлантикой от нас отделённые? А при том, что Атлантика та ещё не "наша", а тогдашняя, мезозойская. Ширины в той Атлантике - всего ничего. Не единожды и не дважды в Мелу у тех Аппалач сухопутне мосты с Гренландией образовывались, а у той - то через Исландию, то через Шпицберген - уже и с нашей Фенноскандией. И с Азией - такая же хрень. То установится мостик, то снова исчезнет, так что было откуда тем тираннозавридам сюда прибрести. Если прибрели и освоились, что вероятнее - целурозавридной и рапторидной мелюзге тут укрупняться заказано, с ними тут тогда не забалуешь, как и в Азии. Если не прибрели или вымереть успели, что представляется мне куда менее вероятным (от вызванного нехваткой солнечного света депресняка, что ли?), тогда - так и быть, ведь и в любой армейской части с уходом "дедов" на заслуженный дембель тут же вчерашние "духи" дедовать начинают. И хотя такая вероятность на мой взгляд мала - я её не опровергаю. Тираннозаврами я тут народу все уши прожужжал - и где они, те тираннозавры? Пока-что - правильно, в женской письке. А рэксик наш багараатаноподобный - вот он, можно и поглядеть, и пощупать. Нагляднее он, и мамашу евонную с папашей представить себе можно куда натуральнее. А нам ведь не шашечки, нам ехать.
   В общем, проникшийся инстинктом самосохранения народ проявил неподдельный трудовой энтузиазм, что от него и требовалось. Ударная комсомольская стройка, млять! Мне пришлось заморочиться инструментами для Канарейкина, поскольку его собственные от работы с твёрдым и плотным деревом - кипарис и вечнозелёный дуб - успели прийти в жалкое состояние. Проклятая Совдепия никогда не любила частной инициативы и всегда экономила на инструменте для граждан-частников. Нормальный же буржуинский инструмент у Борисыча какая-то шантрапа скоммуниздила в аккурат незадолго до камешка, и обзавестись новым он не успел, так и оставшись с предназначенным для мазохистов отечественным. А как им работать, когда его режущие лезвия изготовлены из обыкновенной конструкционной стали 45? По ели, по сосне - ещё кое-как, но по серьёзному дереву - тупится мигом. Да что там о столярном инструменте говорить, когда и зубила-то слесарные, по металлу работать предназначенные - и те делались зачастую из той же стали 45 вместо положенной инструментальной У8! Деревянные-то части он себе и сам новые сварганил лучше прежних, а вот лезвия я ему из стали Р18 спроворил. Эти в ближайшем обозримом будущем хрен затупятся! Смысл переоснащения Канарейкина был в том, чтобы занять его работой на перспективу, пока мы бурлацко-стахановскими методами первоочередную задачу решали. Бревно-то, ошкуренное и заострённое, я своим орлам сразу размножить перепоручил - не сводить же лес вокруг, да и тренировка охламонам не помешает. Борисыча же тем временем попросил макеты серьёзных построек продумать - в масштабе 1:10. То бишь грубой физической работы немного, в основном мозгами шевелить, а это для творческого человека всегда в охотку. И к тому моменту, как мы с наиболее угрожаемыми участками управились - Скворцов, впрочем, уверял, что на самом деле времени у нас - вагон, поскольку своим строительным шумом и суетой мы всех динозавров распугиваем - у Канарейкина был уже вчерне готов макет сборного 3-этажного жилого дома, эдакий конструктор "Сделай сам". Пока мы отдыхали после ударной вздрочки, Борисыч успел уже и неизбежные в любом творческом деле мелкие ошибки выявить и исправить, и до ума конструкцию довести, и деталировку пронумеровать, и инструкцию по сборке составить.
   А пришли мы с ним к этой идее совместно. С самого начала нам было ясно, что строиться лучше всего из дерева, и мы хотели заранее исключить опасность пожаров, этого извечного бича деревянных древнерусских городов. И Канарейкин сразу же пожаловался, что фирменной пропитки "ОГНЕСТОП-Био" у него только две 10-литровых канистры. Канистры-то эти мы ему размножили, но тут вторая проблема нарисовалась - для полноценной пропитки деревяшки в ванне с этим составом вымачивать желательно, да только где ж нам такую ванну взять здоровенную? А я тут как раз проблемой масштабирования материализуемых предметов заморачивался, дабы не напрягать станочников Длиннова дурацким крепежом нужного типоразмера, когда другой типоразмер имеется. С металлом и пластиком мне эту проблему решить удалось, и у Борисыча отвисла челюсть, когда вместо увеличения корыта я вдруг увеличил втрое карандаш, а затем, поколдовав над волокнами древесины, вернул им прежнее сечение за счёт увеличения их числа. Затем проделал аналогичную операцию, только уже в десятикратном масштабе, с поданной им спичкой и с самым невинным видом предложил ему делать все детали уменьшенными по всем размерам в 10 раз и пропитывать их в обыкновенном корыте. А уж до конструктора-то сборного стандартизированного он и сам додумался, когда челюсть отвисшую обратно вправил. А потом уж я, помозговав над его творческим озарением, предложил ему детали исходно задавать по натуральной величине относительно небольшими, чтоб и один человек мог поднять, да на место приладить, пупок не надрывая. А чтобы ураган какой-нибудь очередной нам нашу конструкцию хитрожопую не разметал - заранее ещё в макетинах просверлить отверстия с цековками, через которые готовые детали будут в сборе меж собой болтами стягиваться - нержавеющими, естественно. Не надо нам американских фанерных хибарок, сквозь стены которых Терминатор какой-нибудь шутя проломится, а "Катрина" какая-нибудь и вовсе на запчасти разберёт, да по местности их равномерно расшвыряет! Пусть американцы сами в таких живут, если хотят, а нам подавай попрочнее, чтоб после каждого дурацкого катаклизма не восстанавливаться! Но не в ущерб лёгкости и быстроте строительства - нам ведь много надо. Вот так теперь и работаем...
   А почему я так легко с самого начала согласился на дерево - это я-то, городское "дитя асфальта", никогда каким-то там особым кондово-посконно-квасным урря-патриотизмом не страдавший? А потому. Думать ведь надо головой, а не головкой от хрена. Можно было бы и каменным строительством заморочиться - мне не один ли хрен, какие стройматериалы размножать? Могу и кирпич, могу и камень какой-нибудь крутой поделочный, могу и цемент - да не говённый ширпотребовский, а лучший из лучших, фортификационный - был бы образец для копирования, а само копирование за нами не заржавеет. Вот только нахрена? Каменный дом - это что прежде всего? Нет, прочность, долговечность, несгораемость - это само собой, но это мы и в деревянном исполнении обеспечим, с мозгами-то. А ещё что? Штукатурка, орясины! А поверх неё - обои. А это чем чревато? Правильно, перманентным ремонтом. Тем самым, который "принципиально не может быть закончен, а может быть лишь временно прерван". Увидит баба, что у соседей штукатурка ровнее, да обои красочнее - попал мужик ейный, как кур во щи. Запилит до поросячьего визга. Ну и спрашивается, оно нам надо? Не наелся кто-то ещё там, за дырой, говна с этими нескончаемыми евроремонтами? Нет уж, на хрен, на хрен - весь маразм старого мира пускай в нём и остаётся! Деревянный брус - из живого дерева, с живой древесной текстурой - это стиль. И мелкие неровности его - это тоже неотъемлемая часть стиля. И паскудить этот стиль всяким там выравниванием по нитке, оштукатуриванием, да оклейкой идиотскими обоями в горошок или там в цветочек - мало какая баба додумается. А если какая и додумается - так соседки, да подружки ейные её тут же и засмеют. Бабы - они ж в подавляющем большинстве жуткие конформистки. Им надо, чтоб было "всё как у людей". Вот и дадим им "как у людей". Как у стильных людей. А заодно и как бы невзначай - сделали один раз и забыли об этой проблеме навсегда. Прихреневший от моих откровенных доводов Канарейкин, обхохотавшись до икоты и слёз, стал вторым - после Перепёлкина - человеком, который назвал меня "целым Макиавелли". Ну, Макиавелли - так Макиавелли, мне как-то правда в глаза не колет. Моя собственная супружница, впрочем, зная меня как облупленного, мою хитрость мигом раскусила - и тоже посмеялась от души, понравилось ей.
   Если кто-то вообразил, будто я что-то имею против камня, то напрасно. Ничего и ни разу - если он на своём месте. А место ему где? Пошляки! Нет, в женской письке ему не место, там хрену место, а камню место на улице. По лужам шлёпать, да грязь месить не надоело? То-то же. А канавы наши дренажные мы и деревянным настилом перекроем - и стильно, и добраться удобнее, если понадобится.
   С бодливыми "баранами" проблема разрешилась легко и сама собой - нескольких одиночних самцов, занявших участки вблизи нашего поселения, тупо перестреляли наши охотнички. Труднее оказалось с привыкшими уже к нашим уловкам и осмелевшими - пожалуй, даже обнаглевшими - троодонами. В конце концов я нащупал ихний низ брюха, где страх у них гнездится, и при визуальном контакте шугануть их мог без проблем - особенно после того, как парочке показательно порвал трахеи с аортами. Повозиться же пришлось с трансляцией этой биопрограммы, точнее - с её конвертацией в электромагнитную форму, годную для записи на комп, дабы впредь самому не напрягаться. Это уже мой тесть придумал, которого Батя со всей его группой тоже к нам за дыру перевёл. Чета Быковых там, как выяснилось, всё время пыталась автоматизировать наши штучки, дабы любой человек, выбрав на компе интересующий его предмет, мог материализовать его на подключенных к компу торсионных генераторах. Как я и предполагал с самого начала, ничего из этой затеи не вышло - сам по себе аппарат без наших способностей не работает, но кое-какие наработки у тестя всё-же наклюнулись - ближе к излучению зомбирующих сигналов, а нам в данном случае именно это и требовалось. Пугающие импульсы, за которыми следовала показательная расправа, вскоре привили троодонам правильные рефлексы.
   Мы с Олей долго смеялись, когда её родители, думающие, что я не слышу, устроили дочери шёпотом разнос за шашни с каким-то там Иваном и выпали в осадок от изумления, когда она совершенно спокойно и весело позвала меня и попросила рассказать подробности этой истории. Тут уж настала их очередь хохотать до слёз. Опосля, обмозговав ситуёвину, тесть заметил, что смех смехом, но суеверия эти идиотские могут со временем стать проблемой. Не в ближайшее время, но всё-же...
   Вместе с малой техникой и очередной порцией пополнения заявился проинспектировать нас и Батя. Покачал головой, осмотрев наше строительство, поморщился слегка, заценив наши энергоустановки и производство, и выпал в осадок при виде наших свободно разгуливающих по улицам поселения вооружённых до зубов колонистов.
   - Как решили городишко свой назвать? Тортугой или Сечью? - с чувством юмора у босса всегда был полный ажур.
   Вызвав меня в административную палатку и выслав из неё всех прочих, он прочитал мне целую серию нравоучительных лекций о том, как не надо управлять людьми и поселением - с кучей конкретных примеров из моих конкретных решений. Но в итоге, раскритиковав всю мою деятельность в пух и прах, ни одного из её элементов так и не отменил, а выводы свои сформулировал так, что запрета на продолжение в том же духе в них не просматривалось:
   - Каждое из твоих решений, Сабатаев - мало того, что юридически сомнительное, так ещё и просто дурацкое. Как тебе вообще в голову могло подобное взбрести?! Я мог бы сходу найти для всех их нормальную, грамотную и юридически правильную замену. Но - как ты думаешь, почему я этого не делаю?
   - Не могу знать, ваше скабродие!
   - Система, Сабатаев. У тебя из дурацких и сумасбродных элементов собирается в результате дурацкая и сумасбродная система, которая почему-то работает. А вот правильные решения - они-то правильные, да только вот системы работоспособной из них как-то не складывается. Ни правильной, ни дурацкой. Такого не должно быть, но... гм... - обречённый взмах батиной руки был красноречивее любых слов. А затем последовала команда предусмотреть при застройке ангар для двух мотодельтапланов и широкую улицу, годную для их взлёта и посадки.
   Предусмотрели. Ради этого пришлось слегка изменить наш первоначальный план застройки и будущий нормальный водопровод, но дело того стоило. Разбег у мотодельтаплана Е-16 при взлёте, если не перетяжелять его - не более 60 метров, что для нас вполне приемлемо. А зачем его перетяжелять, когда его взлётный вес - до 180 килограммов при собственном весе в 80? Сотня кило на пилота и полезный груз для разведывательных полётов - вполне достаточно. Ну, 20-то кило груза я и сам, пожалуй, осилил бы - но с какой скоростью и на какую дистанцию? Эта же техника при крейсерской скорости примерно 60 километров в час способна пролететь до 120 километров. Иначе говоря - 60 туда и 60 обратно при своём 10-литровом топливном бачке. Но изучая характеристики нашей малой авиации, я всё-же недооценил Батю. Его хитрость заключалась в пилотах. Представившиеся мне в качестве таковых вахтёрша Верка Селезнёва с напарницей, оказавшиеся заядлыми мотодельтапланеристками с немалым налётом, обе весили уж всяко не мужские 80 кило, а бачки на ихних "самолётах", как они меня заверили, стоят нестандартные. За удвоенный радиус действия девчата не ручались, но уж за сотню-то километров - вполне. Впрочем, для практической проверки этих прикидок придётся ждать окончания влажного сезона и установления нормальной лётной погоды...
   Ещё одним нововведением босса оказалось сооружение у самой дыры вышки с антенной и ретрансляционной аппаратурой, обеспечившей нам радиосвязь с Базой, как мы всё чаще называли наше здание в старом мире. Теперь мне не было необходимости для любых переговоров с Батей шляться за дыру - мы в любой момент могли связаться по рации. По рации-то я и получил от него очередной сюрприз:
   - Сабатаев, приём!
   - На связи, ваше скабродие!
   - Что там у тебя с административным зданием? Готово?
   - Ещё нет. А что?
   - Ладно, некогда ждать. Принимай Лену с аппаратурой и размещай пока в административной палатке!
   - Ого! А что случилось?
   - Да пока ничего. Просто Нинка Жалова, как ты и предполагал, ни на что не годна, а капризна сверх всякой меры. Прикинь - уже нажаловалась мне, что даже сауны путной с солярием нет! Не привыкши она, видите ли, к спартанским условиям! Ну а с папашей ейным ссориться раньше времени - сам понимаешь, не резон. Тебя-то я от этой стервы избавил, а самому вот приходится с ней мучиться. Хотел в помощницы к Лене её определить, так она и её довела до белого каления. В общем, я решил развернуть у тебя свой резервный командный пункт, и Лена сама попросилась в него.
   Ох ни хрена ж себе! Нинка эта Жалова, дочка заводского директора, прибыла с той "волной непростых деток", за которой мы получили техническое "приданое". С самого начала эта капризная сучка вообразила себя местечковым пупом земли, эдакой принцессой крови, с которой все обязаны носиться как с писаной торбой. А когда выяснилось, что здесь ей - не тут, и принцессы из неё не вышло - достала меня истеричными жалобами на "проклятое хамоватое быдло". Поскольку обламывать эту блатную дрянь впрямую Батя всё-же не рекомендовал, мне пришлось потерпеть её какое-то время - не слишком долгое. Шкура и череп того нашего рэксика привели её в очередную истерику, которую мне уже потом не составило труда развернуть в нужное русло. Всего-то и понадобилось, что составить пофамильный график очерёдности вселения в капитальные дома по мере их строительства. Не увидев себя в числе первой очереди, директорская дочка распсиховалась чуть ли не до кондрашки, так что её пришлось Александровой сдавать - ну а та уж в кои-то веки проявила свою сволочную натуру по делу. Напичканная успокаивающими лекарствами, но ещё хлеще изобиженная в лучших чувствах несостоявшаяся принцесса в тот же вечер убралась обратно за дыру, сопровождаемая смехом нашего народца вместо торжественного оркестра. Народ потом ещё дня три, давясь от хохота, пересказывал друг другу подробности - в аккурат на третий день договорились уже и до отвешенного ей мной пинка под зад. Это, конечно, уже кто-то присочинил - на самом деле я только трубу энергетическую на неё одел, что и делаю всегда с энергетическими вампирами, но ей хватило за глаза и этого. После того, как показал ей, что не только ейной, но и моей фамилии в списке первой очереди не значится. Маловато получается квартир в первом жилом здании, даже самим строителям не всем хватит - ну и участливым доброжелательным тоном порекомендовал либо в палатке пока перекантоваться, либо мазанку себе слепить - ага, собственноручно, как все. Вместе с ней умотали и ейные подружки - Прялкина, дочка начальницы заводского отдела труда и зарплаты, и Железнова, дочка зама директора по качеству. Обе по расфуфыренности и стервозности своей патронши стоили, так что ихняя ретирада никого не огорчила. А особенно довольны остались другие прибывшие с ними девчата, которых эта номенклатурная троица достала задолго до нас.
   По правде говоря, никто и не возражал бы особо, вселись я сам в первый же построенный капитальный дом. В принципе этого ожидали - в качестве традиционного торжественного почина с разрезанием цветной ленточки - и даже удивились моему решению. Но мы с Олей обсудили ситуёвину заранее, и супружница заверила меня, что палатка её нисколько не напрягает, а уж ради облома этой не в меру избалованной номенклатурной пустышки она не то что пару недель или месяц - хоть полгода подождать согласна. Приятно иметь такую жену! Самое же интересное, что когда я весело признался народу в истинной причине своей "скромности" - только сильнее зауважали.
   Но больше всего народ развеселила даже не эта номенклатурная стерва с её такими же подружками, а прояснение расклада с рэксиками. На днях наши охотнички расстреляли пару этих хищников, проявивших неожиданную агрессивность. Оказалось, что рядом находилось их гнездо со свежеотложенными яйцами, из которых в итоге вышла шикарная яичница. А сами рэксики оказались лишь чуть-чуть крупнее того первого, то есть не превысили размеров хорошего волчьего аналога. Вспоминая былую панику и бешеный аврал с сооружением укреплений первой очереди, народец теперь хохотал до слёз. А рэксиков так и продолжили называть рэксиками - теперь уже в качестве насмешки над пережитым страхом. И с этим Скворцову, на основании относительно длинных и трёхпалых передних лап окончательно зачислившему этого двуногого оперённого "волчару" в местные собратья монгольского багараатана, пришлось смириться. Такой уж у нас народ...
   Вслед за своей секретаршей Батя переправил к нам и свою семью, а затем и часть моих бывших работяг - тех, что работали на легко проходящих через дыру маленьких настольных станочках. Особенно меня обрадовал токарь Серёга Жаворонков, в старом цеху работавший на программном станке, но главное - заядлый охотник, каких поискать. В данном случае наиболее ценным мог оказаться его опыт охоты на тетеревов и рябчиков, поскольку Скворцов предупредил о приближении времени ловли куриного молодняка. Если промедлим - курята встанут на крыло, и тогда ловить их окажется гораздо труднее. Курятник с клетками у скворцовских баб был уже подготовлен к приёму пернатых пленников, так что дело теперь осталось за ловцами. Я как раз ломал голову над тонкостями ловли - не будучи биологом и плохо зная диких куриных, почему-то считал, что раз они летают - так и гнездиться должны бы на деревьях. Скворцова моя логичная вроде бы гипотеза изрядно позабавила. Оказалось, что хрен там - на земле дикие куриные в основном гнездятся, так что вся моя первоначальная задумка тупо собирать птенцов из гнёзд в древесных кронах сразу же полетела вверх тормашками. На земле же и не умеющие ещё летать курята явно не станут дожидаться нас в гнёздах, и ловить их запаришься. К счастью Серёга и рыболовом оказался тоже заядлым, и его идея ловить курят обыкновенным рыбацким сачком пришлась весьма кстати...
   Всё-таки не обошлось при ловле и без некоторых элементов моего старого плана. Втроём - я привлёк к делу Олю с Игорем в качестве всего нашего наличествующего лётного состава, способного летать медленно и бесшумно - мы предварительно провели в течение нескольких дней детальную воздушную разведку. Шли не на бреющем - нам ведь не распугать квочек с выводками требовалось - а так, чтоб только засечь гнёзда или самих курят. Места пометили на подробной топографической карте, дабы наземные ловцы действовали не вслепую. Саму же карту разлиновали на квадраты с буквенно-цифровыми координатами аналогично шахматной доске или старой детской игре в "морской бой". Понизу пойдут Скворцов и евонная Каролина с собаками, а сопровождать их будут Стержнёв и Жаворонков при сачках и двустволках. Двустволки - это на всякий пожарный, если стайка троодонов попадётся или диатримка какая праздношатающаяся или там рэксик какой приблудный. В принципе от этих факторов страхуем мы с воздуха, и для такого дела у нас помимо "Диатрим" и пары АЕК - у меня и Игоря - ещё и малые торсионные генераторы с питаним от ранцевих конденсаторних батарей. Но мало ли что приключиться может? Если не сумеем отпугнуть хищников излучением - так предупредим наземную команду, а на крайняк и огнём поддержим. Вторая наша задача - обнаруживать и засекать передвижения спугнутых ловцами куриных выводков. Для этого, собственно, и нужна наша импровизированная координатная сетка. Засекли, куда эвакуируется очередной выводок - и сообщили ловцам квадрат с ориентирами в нём. Если какой-то курёнок, пока ловцы и собаки на остальных отвлечены, сумеет от них ускользнуть - так сверху мы его в движении засечём, да ловцам застучим. А если какой-то выводок, почуяв тревогу, вздумает куда-то далече намылиться - так и шуганём сверху в нужную сторону, дабы наземщикам слишком уж ноги не бить. Обмозговав, знатоки дичи сочли мой план "авиационной поддержки" достаточно безумным, чтобы сработать за счёт эффекта неожиданности. Предложили только излучатели с ранцевыми батареями в воздухе не таскать, а добавить к наземной команде ещё трёх моих башибузуков - не умеющих толком левитировать, зато с аппаратурой нашей хорошо умеющих обращаться. Заодно и сетки с пернатым уловом нести помогут. Предложение оказалось дельным - поскольку лишний шум нам никчему, и стрельба из огнестрела приемлема лишь на крайний случай, нам пришлось прихватить и малошумные пневматические револьверы, так что суммарный груз выходил немалым. Поэтому решили, что наше дело - засекать хищников с воздуха и сообщать их координаты, а уж излучением их распугивать с земли будут.
   На практике зашуганные излучением троодоны нас вообще не беспокоили, а пару диатримок спугнули хлопками пневмовыстрелов - ещё и промазать оба раза ухитрились. Рэксиков не попалось, но пришлось прогонять с пути ловцов стадо бодливых "баранов". Вот этих мы умаялись пульками "Диаболо" калибра 5,5 урезонивать - пришлось всем троим по паре барабанов расстрелять, но зато обошлись без огнестрела, грохот которого, скорее всего, положил бы конец нашему куриному промыслу. Ну и пару раз ещё пришлось обстрелять тем же калибром конкурирующих с нами когтекрылов, вообразивших сдуру, будто курей мы всё это время специально для них не отстреливали. Но тут уж хрен они своими птичьими мозгами угадали - таким идиотским альтруизмом нормальный современный хомо сапиенс уж точно не страдает. Самого гоношистого когтекрыла, осмелившегося даже атаковать, я расстрелял почти в упор, и это был чуть ли не единственный "двухсотый" в нашей куриной охоте. Наземщикам стрелять вообще не пришлось, так что из всего нашего арсенала реально оказались задействованными только наши наганы под мелкашку со сменными барабанами под пневмопатрон. Ага, те самые, прототип которых я подготавливал для безрадостной дальней перспективы постБПшного беспатронья...
   Принимавшая и распихивавшая наш пернатый улов по клеткам Саломея ошалела от его количества. Она ожидала пару-тройку десятков, а тут добрых полсотни оказалось. Несколько, правда, помяты и задавлены настолько, что их пришлось прирезать и в суп определить, всё равно не жильцы, но сорок шесть штук, вполне жизнеспособных, заняли свои места в клетках. В принципе где-то ещё через месяц должны дать второй приплод потерявшие свои выводки самки, но Скворцов считает, что не следует на это очень уж расчитывать. Во-первых - очень уж мы кур местных своей облавой расшугали, а во-вторых - лучше уж добрать дополнительных курят в другом месте, дабы свести к минимуму неизбежный впоследствии при их разведении инбридинг. Так и сделали пару раз через несколько дней, доведя поголовье курятника до сотни голов. Вторые приплоды - хрен с ними, пусть популяцию дикую восстанавливают, нам бы пока и этих-то прокормить, да уберечь...
   Отдыхая от праведных трудов - простую мелочную рутину уже, хвала богам, было кому перепоручить - мы прикидывали перспективу в узком неформальном кругу. Пользуясь бездождливой первой половиной дня, вволю искупались в озере, и теперь, загорая - кто всерьёз вроде нас с Олей, кто символически - обсуждали наши дела.
   - Нет, ребята и девчата, что ни говори, а шикарно вы тут устроились! - констатировал Витёк, брат Оли, буквально на днях с огромным трудом вытащенный Батей откуда-то снаружи и со вчерашнего дня переведённый в наш сектор за дырой, - Видели бы вы, чего ТАМ творится!
   - Задница? - догадливо поинтересовался Игорь.
   - Полная! - мрачно подтвердил мой вновь прибывший шурин, - Я тут у вас как услыхал, что некоторые от жизни в палатках носы воротят - так едва заставил себя промолчать. Трёхэтажный мат из горла рвался! Да мы там ТАКУЮ зимнюю палатку за счастье почитали! Там, посреди зимы! В половине случаев в тоненькой летней перекантовывались, и спасибо ещё, если не дырявая доставалась! Буржуйка в большинстве случаев старая и треснутая, дыма от неё больше, чем тепла... Так нам, офицерам, хоть дров выделяли достаточно, да и спальники у многих свои были припасены. Солдаты - половина кашляет, половина носом хлюпает, пайка положенного едва половина до них доходит - ага, поуправляешь тут, понаводишь уставной порядок! Спасибо хоть - терпят ещё, не бунтуют... А уж контингент...
   - А что за контингент? А, выселенные? - сообразил Водолей.
   - Ага, они самые! Дырявые досчатые бараки, прямо на голой земле сколоченные, ротные летние палатки, полугнилые и по швам расползающиеся - и народу в них набито, как сельдей в бочке! Ещё и зима-то толком настоящая едва начинается, а уже замёрзшие первые появились! Нет, поначалу-то по деревням заброшенным народ расселяли - ага, сельским хозяйством в снегу заниматься! И сколько там тех заброшенных деревень на такие толпы? Потом лагеря стали устраивать - сельскохозяйственные называются. Ага, с теплицами! Дров и на обогрев жилья не хватает, и чем те теплицы обогревать собирались - хрен их знает... В общем - концлагеря получились самые натуральные, душегубки хреновы... тьфу, извините, девчата, вырвалось...
   - Короче, кто от голода не загнётся - тот от холода?
   - Ну да, вроде того. Зиму если треть хотя бы переживёт - и то зашибись будет...
   - Так а как это? Разве нельзя с юга еду подвезти? - иногда Лерка Русанова просто поражает своей наивностью, - Там же чернозёмная зона!
   - Ага, чернозёмная, - задумчиво подтверждает Витёк, - Может и можно - если дадут казачки...
   - Станишники отделились? - Игорь сразу же нащупал суть.
   - Ну, не так, чтоб совсем уж - им ведь совсем без нас тоже нельзя...
   - Чечены?
   - Ага, они самые! Урожая ведь нормального нигде толком не было, так что все глядят на соседей волками. Ну и эти чёрные попёрли как лемминги какие-то... В общем, боеприпасы казачкам позарез нужны, и только из-за этого они совсем уж из повиновения не выходят. Но жратвы и у них мало, сами на голодном пайке.
   - Пшеница не вызрела? - это уж и я догадался.
   - Ну да. Где ж ей вызреть за такую пародию на лето? Рожь - и та еле-еле. Опилки, толчёные жёлуди и траву в хлеб добавляют, чтоб хватило... Ну, картошку ещё кое-как вырастить сумели - так, тоже с гулькин хрен. Сами-то они там как-то ещё перебьются, но другим помочь им тупо нечем. Короче - автономию казачки объявили, с кордонами и карточками. Везде хреново! Кто уселся закрытым сообществом на снабжение из закромов - тем ещё более-менее, а всем прочим - полная задница! А за пределами лагерей мародёрские банды уже и людоедство полным ходом практикуют... две таких при мне зачищали...
   - А если сюда людей забрать? - всё ещё не сдаётся Русанова.
   - Не готовы, - пока я подбираю выражения, Оля успевает первой, - Тут имеющихся толком пока не обеспечили, а если толпа тут всё затопит - ни единого шанса.
   - Да, мы сейчас на пределе возможностей, - соглашаюсь с супружницей, - В дальнейшем смогли бы, пожалуй, переваривать пополнение, если маленькими порциями и не слишком часто, да только...
   - Вряд ли оно будет, - закончил за меня Игорь.
   - Пожалуй, - мрачно признаёт и Витёк, - Никто даже и не думает о выходах из ситуёвины. Тех, от кого всё зависит - всё и так устраивает.
   - Чем устраивает? - ещё не понимает до конца Лерка.
   - Да вот этим как раз. Тем, что от них теперь зависят все, всё и вся. За малейшую подачку из закромов - все преданные и покорные холопы. Мечта любой власти! Злоупотребляй, беспредельничай - никто и пикнуть не посмеет.
   - Это точно. До каменюки гайковёрты наши питерские едва не дозакручивались до срыва резьбы, - я предельно откровенен в формулировках, - А тут такой подарок судьбы в виде булыжника. Любой беспредел чрезвычайщиной обосновать и оправдать можно. Закручивай себе теперь те гайки хоть до позеленения - теперь всё стерпят, да ещё и благодарны будут за то, что взашей не гонят... ага, на волю...
   - Ну, у нас-то...
   - А кто позволит? Нашу лавочку потому только и не прикрыли, что мы особо не афишируемся.
   - Да, в такую флибустьерскую вольницу хрен кто контингент отпустит, - подытожил мой шурин, - Потому и говорю, что шикарно вы тут устроились...
   - У нас тут тоже проблем хватает, - возразила Оля.
   - Ага, хватает - жемчуг мелкий! А ещё у вас тут сауны с солярием нет и по улицам приличной девушке пройтись невозможно - модные высоченные шпильки в грязи вязнут, - тут мы все грохнули от хохота, припомнив неподдельные страдания сбежавшей от нашего "кошмара" Нинки Жаловой с подружками.
   - Прачечной вот тоже нет! - добавила моя половина масла в огонь, - Я аж чуть сама в грязь не шлёпнулась со смеху, когда эта заляпанная брызгами макака спросила, куда тут вещички в стирку отдать можно! - и снова мы ржали до слёз.
   - Жаловалась! - подтвердил, отсмеявшись, Олег Георгиев - сын Бати, тоже откомандированный им вчера ко мне, - Такие героические будни мне там расписала, что я едва не испугался! Только у неё выходило, что все тут лодыри, неумехи и слюнтяи, и ей противно иметь дело с лузерами! А уж как изобиделась, когда я вместо неё к Юльке стал подкатываться! Бедный отец, каково ж ему её терпеть! - нет, нам тут явно на роду написано вымереть от смеха.
   - Я не говорю, что тут совсем уж всё кучеряво, - поясняет свою точку зрения Витёк, - Есть проблемы, вижу. До урожая далеко, да и мал он будет пока. Живности мало, и нескоро она ещё мясо даст. Жилья хорошего не хватает и не сей секунд хватать начнёт. Удобства бытовые до нормальных городских не дотягивают. Динозавры эти, опять же - всё вижу и всё понимаю. Но разве это проблемы по сравнению с ТАМОШНЕЙ задницей? Тут никто ещё от голода не опух, никто пупок не надорвал, никого на подоконниках в две шеренги не строят по пять раз на день, никому никто мозги не... гм... в общем - не компостирует. Нормальная жизнь - ну, не как до булыжника, но для имеющихся условий - лучше и не придумать.
   - Ну, не знаю. Батя мне тут на днях всё в пух и прах раскритиковал! - я не мог не съязвить ради хохмы.
   - Это за отцом водится, - хохотнул Олег, - Зато там, у нас - расхвалил твои задумки едва ли не до небес! Он, типа, и помыслить-то о таком не осмеливался, а ты - взял, да сделал - не по инструкциям дурацким, а по уму, по ситуации. Как подходит лучше всего вот для этого расклада - так и сделал.
   - Приукрашивает. На самом деле - что приходило в башку, а чаще - вспоминалось вычитанное где-то у кого-то, то и воротил. А под навороченное уже и следующий наворот промозговывал - если время на промозговывание имелось. Чаще - либо не имелось, либо имелось недостаточно, хоть и стараюсь таких ситуёвин избегать. Только не всегда это получается. Где угадал - там угадал, где нет - там дров наломал.
   - Это ясен пень! А у кого иначе?
   - Я вот чего не пойму! - снова вклинился шурин, - Вот ты, Влад, и сам говоришь, что в основном идеи не твои, и всё это давно известно было, и где-то кем-то публиковалось. На мой взгляд - многие моменты вообще чуть ли не на поверхности просматриваются, да и ты сам этого не скрываешь. Но тогда - объясни мне, дураку, вот что. Какого хрена, спрашивается, ты, дилетант в общем-то - не обижайся, но это ведь так и есть - сумел въехать, прикинуть хрен к носу и выбрать оптимальные решения, а спецы-профи в масштабах страны - ни хрена? Ведь вдумайся - будь всё это, что ты тут наворотил, везде и всюду - да по хрену нам был бы тогда тот долбаный булыжник! Ну, смыло там, допустим, тот же Питер и ещё чего-то там на побережьях - жалко, не спорю, но по большому счёту - и хрен с ним и с его долбаными гайковёртами. Для цивилизации и страны это может и болезненно было бы, но не смертельно. Сориентировались бы по раскладу, приноровились бы, да и развивались бы себе дальше. Какого ж хрена спецы это дело не просекли и не предусмотрели? Хрен с ним, с Питером, но ведь и страну, и цивилизацию просрали - вот что обидно!
   - Видишь ли, Витёк... гм... Не так всё просто, - я и сам над этим думал немало, но растолковать другому - этож сформулировать ещё надо внятно, - Вот ты как считаешь, с чего начинается любое промышленное изделие?
   - Ну, с чертежа наверное. Что конструктор нарисовал - то и делать будут.
   - Если совсем в упрощённом виде - то да, с конструктора. Это если с производственной колокольни рассуждать. А вот конструктор - он как по твоему, что заблагорассудилось его левой пятке, то и нахреновертил на бумажке?
   - Ну, он же придумывает...
   - От балды?
   - Гм... А хрен его знает...
   - Ты диплом свой от балды проектировал или от технического задания?
   - Ну, от задания - которым сам же и задался. Препод сказал - задайся сам, ну я и задался сам.
   - И мне, представь себе, тоже. Лень было преподу мозги сушить, задавая нам требования к проекту, вот и отдал наши технические задания нам самим на откуп, предоставив нам полную свободу творчества. А реальный конструктор, думаешь, так же работает? Он тоже заданием на проект сам задаётся?
   - Ну, изобретатели же из головы выдумывают. Разве нет?
   - Изобретатель принципиальную схему выдумывает и макет ваяет, который схему эту демонстрирует в действии. А каковы технические характеристики этого макета?
   - Гм... А хрен их знает...
   - Вот именно - хрен их знает. А конструктор под вполне конкретные технические характеристики конструкцию свою проектирует. Под какие заказывают - под те и проектирует. Есть заказ - есть чертёж - есть изделие. Нет заказа - хоть ты пачку чертежей нарисуй, применение ты им только одно найдёшь... гм... размяв предварительно бумагу, чтоб помягче была...
   - Ты хочешь сказать, что конструкторам никто не поставил задачи?
   - Именно. Я даже рискну предположить, что многие что-то эдакое и разрабатывали - в порядке хобби. Но промышленность не обслуживает конструкторское хобби, она работает под заказ. Да ещё и не под единичный какой-нибудь, который ей можно только в принудительном порядке всучить, а исключительно под массовый. Клепать десятилетиями одно и то же простенькое изделие миллионами штук в год - вот идеальная работа для промышленности. Самая выгодная, самая оптимальная - всё остальное только под принуждением обстоятельств или такого заказчика, которому хрен откажешь. В России это государство, с которым в азартные игры играть не рекомендуется.
   - Так какого ж хрена оно не заказало? И не единицами, а теми самыми миллионами штук?
   - Государство? А оно ему надо?
   - То есть как это - не надо? Своих подданных спасать не надо?
   - Витёк, ты ж сам сказал о покорных и преданных холопах. Вот такие подданные, во всём зависимые - это да, это для власти - ценнейший ресурс. А теперь вдумайся вот во что. Ты ведь, как я понимаю, имел в виду заблаговременное производство тех же ветряков Савониуса, тех же не нуждающихся в патронах пневматических дробовиков, тех же наших мини-ГЭС, тех же полугусеничных электромопедов и тому подобного?
   - Ну да. А чего же ещё? Ну и материализаторов ещё этих...
   - Ага, раскатал губу! Ну и какой тогда из тебя в сраку холоп, если тебя снабдить всем этим? Ты ж тогда будешь абсолютно независим ни от кого и ни от чего и пошлёшь по сексуально-пешему маршруту любого, чья рожа тебе не понравится. Ну и спрашивается, нахрена горячо любимой родине собственными руками плодить вот ТАКИХ подданных?
   - Выморить, значит, лучше?
   - Тем покорнее и благодарнее за оказанную милость будут выжившие. И тем угодливее и раболепнее будут те, кто приподнят хоть чуть-чуть выше плинтуса. На том стоит иерархический обезьяний социум.
   - Угу... В натуре обезьяний... А почему у вас тут не так?
   - А нахрена козе баян?
   - В смысле?
   - Ну, сам посуди. Холоп нужен для чего? Чтоб отнять у него что-то, нужное самому. Словом - обеспечить за счёт его порабощения собственное потребление. Отнял у тебя доминант, скажем, банан. Если голоден - сам сожрёт, если сухостой замучил - самку угостит, чтоб дала. Если сыт и тем, и другим - жополиза за раболепие наградит. Всё это - его доминантское потребление, прямое или косвенное. Вот для этого ему и нужны покорные задроты. А теперь прикинь хрен к носу. Всё, что мне нужно, я легко материализую себе сам. Заметь - быстрее, легче и качественнее, чем выработает традиционным путём неумелый лузер. Ну и нахрена он мне такой сдался, эта долбаная орясина? - в пылу обсуждений глобальных проблем современности мы, как водится, напрочь забыли о присутствующих рядом бабах и давно уже выражаемся открытым текстом - как в курилке. Бабы наши, впрочем, всё понимают правильно и лишь переглядываются, да прыскают в кулачки, услыхав особо откровенный перл родной русской словесности...
   - А если умелый? Скажем, ребята из числа твоих материализаторщиков, но послабже тебя?
   - А смысл? Если я сильнее - я сам сделаю для себя нужное и быстрее, и лучше, и это будет выглядеть уж всяко круче вульгарной хулиганки. Наоборот - чем сильнее и способнее члены моей стаи, тем меньше мне мороки с опекой над ними.
   - Стаи?
   - Ну, в каждом из нас сидит свой обезьян. Это во-первых. А во-вторых, я сказал - стаи, а не стада. Разница понятна?
   - Гм... Ага, понял. Разница в натуре ощутимая... Только... гм... А что тогда будет объединять стаю в единое целое?
   - Видового инстинкта мало?
   - Видового... А, понял - "наши" и "не наши". Так?
   - Ну, вроде этого.
   - Так... Ну а с "не нашими" как быть? Как с неандертальцами?
   - Ну... Надеюсь, у них хватит ума не доводить до этого...
   - Их ведь подавляющее большинство...
   - Подавляющее - по ту сторону дыры, а мы - по эту...
   - Стоп, мужики! - вмешался Игорь, - Так мы тут, того и гляди, договоримся, если по старому, то до 25 лет с конфискацией и без права переписки, - ухмылка моего помощника старательно изображала понимание наших шуток, но глаза косили в сторону батиного сына.
   - Я ничего предосудительного не слыхал, - хохотнул всё понявший правильно Олег, картинно затыкая пальцами уши, - А если серьёзно - отец так примерно и представляет себе ваш настрой.
   - И как он к этому относится? - вопрос задала Оля, но ответ, само собой, интересовал всех.
   - Как видите - направил меня к вам...
   - Типа, "Учи, дьявол, пулемёту"? - не надо быть гением, чтобы въехать в логику босса.
   - Да, типа того, - не стал отпираться Георгиев-младший, - Причём, отец учитывает и этот ваш "видовой инстинкт" и вовсе не склонен его недооценивать... Хотя, с другой стороны, и в ваше навязчивое стремление к сепаратизму верить не склонен... гм... я так и не понял, почему, - наш смех явно не прибавил парню понимания.
   - Олег, если я заверю тебя в своей абсолютной преданности исходному виду - ты поверишь мне ну вот хоть настолько? - я отмерил пальцами примерно пару сантиметров.
   - Гм... Как-то не очень...
   - И правильно сделаешь. Ни сами обезьяны, ни ихний обезьяний социум нам несимпатичны и неинтересны. Но дело не в обезьянах, дело - в цивилизации. С ней как-то лучше, чем без неё.
   - Даже тебе, Влад? При твоих-то способностях?
   - Да, и мне тоже. Для простоты прикинь так. Допустим, камешек промазал, наша цивилизация сохранилась, и мы живём, как и жили. Чтобы наесться, допустим, я должен материализовать себе банку тушёнки. Это примерно граммов 400 по массе, если "брутто", а от материализуемой массы зависят и мои энергозатраты. А сколько хрустящих денежных купюр уместились бы в эту же массу, а значит - в эти же энергозатраты? И сколько уже не банок, а коробок той же тушёнки я мог бы честно купить на эту толстую пачку?
   - Ага, честно купить на фальшивые деньги, - схохмил парень, - Но принцип понял. Цивилизация здорово облегчала жизнь даже вам. Ну и спецаппаратура, наверное?
   - Само собой. Да и вообще практически всё. Я могу тупо скопировать всё, что посильно мне по массе. Могу несколько усовершенствовать - ну, где-то в чём-то. Но ведь не до бесконечности же. Чисто магическая цивилизация - назовём её так для простоты - склонна к застою, к остановке в развитии. Или, по крайней мере, к его замедлению. Техническая цивилизация развивается быстрее, ну и жизнь облегчает нехило. Ну и зачем нам лишаться таких бонусов? Наши способности лучше иметь "сверху", а не "вместо".
   - Ну, у нас же не чисто магическая - с таким-то заделом, которому ты, вдобавок, не дашь заржаветь и рассыпаться.
   - Образование. Без технической цивилизации нет технического образования. Я оканчивал Бауманский и работал на производстве - иначе и до доброй половины своих задумок не допетрил бы. А до чего и допетрил бы - так не представлял бы, как сделать. Да и освоение наших способностей - тут ведь тоже творческий подход нужен, а для него - технический склад ума.
   - Тоже логично, - признал Олег.
   Если бы ещё только практика не преподносила сюрпризов! После обеда выяснилось, что придётся обойтись нашими способностями как раз "вместо". Отправившийся с пятью бойцами на большой лодке в дальний разведывательный рейд Перепёлкин сообщил по рации об обнаружении в том огромном озере, в которое впадала и наша Совка, устья другой, гораздо большей реки, образующего настолько запутанную дельту из множества мелких проток, что углубляться в этот лабиринт капитан опасался. Да и рёв какой-то крупной живности они там, вроде, услыхали, что тоже как-то не располагало к авантюрам. Но разведка местности была главной задачей его экспедиции, да и не для того он с бойцами проплыл столько, чтобы вернуться восвояси. Словом, капитан, как и полагалось вояке, был настроен выполнить задачу, во что бы то ни стало, но просил Ивана Сусанина, то бишь авиаразведки. Мотодельтапланы же наши не только не были ещё облётаны, но и не собраны даже, и отправлять девчат сразу в дальний полёт, да ещё и в нелётную погоду явно не годилось. Лететь, выходит, надо нам с Игорем, на что я, радировав Бате, получил от него "добро".
   - Мы справимся! - храбрилась Вера Селезнёва, - У меня больше сотни часов налёта, у Юльки - почти сотня!
   Ох, лучше б она произнесла это не таким героически-самоотверженным тоном! Кто-то всё-же настучал моей половине о моих былых шашнях с Веркой, и её вполне невинное предложение своих профессиональных навыков Оля восприняла как попытку "прыгнуть в глаза". Никакого обезьяньего скандала мне жена, конечно же, не устроила, но мнимый "вызов соперницы" приняла, и отговорить её от участия в полёте теперь нечего было и думать. Тем более, что ещё и видовой инстинкт сработал:
   - Это для вашей техники погода нелётная, а для нас - нет грозы, нет града, нет урагана - значит лётная! - так и заявила на полном серьёзе. Ну и куда тут денешься? Собственно, в том, что полёт моей супружнице посилен, я особо-то и не сомневался - просто напрягать её без необходимости не хотелось. Но с другой стороны, раз сама настаивает - ну разве мог мой обезьян упустить возможность похвастаться ТАКОЙ самкой? В общем - вылетели втроём...
   Мотодельтапланы долетели бы, конечно, не в пример быстрее, но - тут я с женой согласен полностью - если долетели бы вообще. Хоть и повезло нам в принципе с погодой - ливня не было, а от моросящего дождя наши целлофановые дождевики защищали неплохо - но мы-то могли лететь хоть в позе лотоса, хоть вообще в любой другой, а каково пришлось бы летящим в открытой мототележке, когда "ветер в харю, а я хренарю"? Долетели мы лишь к вечеру и по указанным Перепёлкиным ориентирам приземлялись уже в сумерках. Предупреждённый нами по рации капитан выбрал для ночёвки небольшой островок, свободный от потенциально опасной живности, на который мы и десантировались, держа курс на огонёк костра.
   Хвала богам, нас уже ожидал разогретый ужин с горячим чаем, а пара туристических палаток обнадёживающе красовалась густыми противомоскитными сетками - притомились мы всё-же в полёте не по детски, и на разгон мошкары эфирками нас могло и не хватить. Зато и в сон провалились сразу же, так что выспались как следует. А поутру, свежие и отдохнувшие, спокойненько позавтракав со спецназерами и размявшись, поднялись в воздух и играючи облетели весь этот заболоченный лабиринт, не забывая отщёлкивать местность с высоты птичьего полёта "Полароидами". На одной из заросших проток мы обнаружили небольшое - голов пятнадцать примерно - пасущееся стадо утконосых, вовсе не показавшихся мне такими уж запредельными гигантами, какими их расписывал Скворцов. Мы были на приличной высоте и внимания занятой набиванием утроб местной мегафауны к себе не привлекли, так что ихний это рёв слыхали бойцы Перепёлкина или чей ещё - проверить не удалось.
   Ближе к обеду устроили аналогичный облёт побережья озера по обе стороны от куда меньшей дельты нашей Совки, тоже тщательно отщёлкивая местность. Осматривая и анализируя результаты нашей импровизированной аэрофотосъёмки, капитан остался весьма доволен - мы без напряга выполнили за его бойцов основную часть поставленной перед ним задачи. Он бы с большой охотой задействовал нас и на её перевыполнении - благо, мы не возражали, но в обед с нами связался Батя и велел нам всем возвращатья в посёлок. Причём, нам троим - мухой. Да только не получилось у нас мухой - не зря мне хотелось остаток дня пофоткать местность для Перепёлкина, а возвращаться уж после ночёвки, в первой половине дня, когда облачность пожиже и погода получше...
   Не успели мы и пары километров вверх по течению Совки пролететь, как моя ненаглядная вдруг сделалась серьёзной и сосредоточенно спланировала на вынужденную.
   - Ты чего, Котёнок? - нечасто она мне такие фортели выкидывает, и это тревожит.
   - Нет, всё нормально... Сейчас пройдёт, - а голос слабый, и видно по ней, что борется с обмороком.
   - Так, погоди-ка! - цепляю её на руки и помогаю подняться на развилку древесной кроны, послужившей нам местом для посадки, - Это ты называешь - нормально?
   - Ну, для моего состояния...
   - А что за состояние?.. Тьфу! Понял! - я крепко прижал Олю к себе, покрывая её лицо поцелуями...
   - Ну, вы нашли время! - съязвил не въехавший в расклад Игорь, - Батя же ждёт! Что у вас там за проблемы?
   - Подождёт, мать его за ногу! Это у него проблемы, а у нас - всё нормально! - видя, что заместитель не просекает всей серьёзности момента, разжёвываю:
   - Когда у меня намечается прибавление в семействе, то все прочие дела гуляют лесом, полем, лугом и болотом. Или же просто и без затей идут на хрен!
   - Понял! Проздравляю!
   Батя нас, конечно же, тоже проздравил и пожелал всех благ - но судя по доносящемуся из матюгальника рации голосу, перспектива нашего возвращения лишь через пару дней - на лодке, вместе со спецназерами - его не обрадовала. Только нас это как-то не волновало...
  
   12. Скворцов
  
   Бим-бом, бим-бом, весь дом верх дном, пелось в одной детской песенке. Или не пелось? Не знаю, но к нам это точно относится.
   Какие были намеренья у Сабатаева? Самые правильные, как я и писал: чтобы он не утверждал, что и в палатках жить неплохо, а вот когда к нам пришёл батараатан, он эти палатки похоронил, чуть ли не самолично. Бывает, наверное - для них, гениев, законы простой логики не писаны...
   Итак, как я писал раньше, стены нашего... городища резко пошли ввысь: к ним ещё и дома крепиться будут, как это было в имперском Риме, или там в про-библейском Йерехоне. Раздвинуть территорию нашего поселения вширь Сабатаеву как-то не удаётся: мы как "загнездились" почти на самой вершине одного из холмов, так и сидим - но я об этом уже писал.
   Ещё я писал, ещё раньше, что если поселение наше практически не ростёт (территориально, значит - не путать с численностью), то сам лагерь - очень даже да. Баня, теплицы, наша с Каролиной ветлечебница, жильё будущих коз и свиней, "курятник" - всё это изначально было вынесено за территорию изначального лагеря, да там и осталось в основном с точки зрения гигиены. Ведь даже в деревне большинство животных живёт вне избы, не так ли? Вне, вне, а у нас - когда они будут - тем более.
   Впрочем, сейчас я слукавил: кое-какие животные у нас не столько будут, сколько есть. Речь идёт не о тараканах (эта дрянь жила ещё до динозавров, и наверное переживёт нас в настоящем времени), речь идёт о Ведьме.
   Значит, так. Уж на что Сабатаев наш мажор, но дело своё он разумеет. Ведь когда дело доходит до работы, что в ней главное? Обычно - страсть. Ну, не страсть но любовь к своему делу, не важно плотник ты или столяр или ещё кто.
   Любовь к деньгам (в обычной ситуации) - тоже немалый стимул, без них жить в настоящее время как-то трудно. Сейчас, в прошлом, ситуация немного другая. Вот, Ленка Федосеева. Когда Сабатаев наш обьявил начало масс-стройки, она энтузиазма не проявила: в отличие от, скажем, меня, работающего большую часть времени вне лагеря, ей от определённого количества рабочих часов было не отвертеться - но она кое-что придумала. Взяла и вывесела обьявление: готова оказывать стрижку волос в любое время в обмен на рабочие часы: т.е. она людей стрижёт, а они за неё отработают. Закона против такого обмена не было издано (у Сабатаева вообще с законодательством туго, я тут гляжу), т.ч. идея Федосеевой прошла, и теперь в нашем поселении есть первая официальная парикмахерша.
   Правда, нет худа без добра, так сказать: все стрижки Федосеевой укладываются в один "план": покороче, но это и надо. И так кое-кто уже жаловался, что у нас всех волосья долги, как у бурлаков на Волге, а это не есть хорошо. Ну, а вот теперь пришла Федосеева, и стала всех стричь покороче, благо что обстановка к этому и предпологает.
   Но всё-таки большинство занято делом, которое им дали "сверху" - в основном Сабатаев или дядя Мотя. Ну, и бравый полковник Георгиев, который над всем тем научным городком глава - тоже участвует, но он больше по ту сторону дыры, и нас, до последнего времени, не очень своим присуствием беспокоил...
   Это я к чему веду? Во первых, насчёт лагеря. Я не бог весь какой строитель, но данный ветер строительных перемен затронул и меня - я "изобрёл" улицы. В смысле, вдоль уже натоптанных троп (особенно той, которая ведёт к моему и Каролининому домику), я уговорил-убедил наших строителей (рангом пониже), поставить ряд деревянных столбиков, и соединить их верёвкой из капрона. Получилось что-то типа бордюра, за который можно держаться и не сбиться с пути, если припозднился (или наоборот - вышел на работу уж слишком рано).
   Этот акт повёл за собой по крайней мере два последствия: Сабатаев, когда узнал об этом, повелел добавить на каждую улицу хотя бы один-два фонаря для дополнительных ориентиров, а кроме того, каждая из этих улиц стала окончиваться (вернее будет, когда стройка закончится) городскими воротами. Над воротами же будут площадки - для пулемётчиков ("метереологи", о которых я говорил раньше, будут отдельно).
   Это раз. А два - в любой коллектив нужно вписываться, а не выделяться. Возможно, звучит не слишком демократично-прозападно, но...
   Хозяйка Ведьмы как раз и выглядела западно, в плохом смысле этого слова. В лучшем случае - фифа, в худшем... ещё хуже. Пришла и говорит:
   - Обработайте мою кошку, а то её... не успели...
   Каролина наша ужасно обидчива - она даже Сабатаеву и его Оле такого бы не спустила, а тут, вообще непонятно и неизвестно кто, о чём она той фифе и сказала:
   - Ты вообще мне кто?
   - Я - твоя новая начальница, Нина или Ната (Каро не раслышала), так что, будь любезна, обработай мою кошку.
   А кошка была не простая: перс, чёрная, с жёлтыми глазами. Увидела нашу Ваську, резво вырвалась из хозяйских рук и к ней.
   У Васи разговор короткий: упала на спину и заорала - не ешьте и не бейте меня, пожалуйста! Наследствие уличной жизни...
   Ведьма уличной кошкой не была - просто запущенной, вернее - заброшенной, домашней. Она Ваську есть не захотела, просто обнюхала с очень хозяйственным видом.
   Но тут на вопли Васьки пришёл кум Котофей и пошёл разбираться с новоприбывший с красноречивым и однозначным видом: "это кто к нам приехал?" Ну, а Ведьма с дури не разобрала, и дала Котофею пощёчину.
   Зря. Котофей был больше, тяжелее и сильнее её - а при лобовой атаке среди животных это и есть главное. В результате Ведьма оказалась в полном нокдауне (хорошо, что с не порванной щекой), а Котофей Котофеевич надвигался на неё как слон на носорога, собираясь учинить поступок, который известен среди людей как каннибализм...
   Васька кружила неподалёку, собираясь шакалить: вдруг ей тоже перепадёт хрящик от уха или ещё что-то?
   Ситуацию спасла Каролина: она схватила Котофея, как-то умудрившись не получить сдачи (он не терпит, когда его берут за руки и идёт в контратаку, порою весьма кровавую) и позвала на помощь. Прибежали ребятишки (они с охотой работают у Каролины, правда по мелочи - к собакам она пока их допускать боится), и Ведьму спасли.
   - Да как вы посмели - возмутилась хозяйка персиянки (до этого не шевельнув не пальцем, чтобы спасти свою кошку), - да я, да я буду жаловаться!
   Каро её послала... к Сабатаеву, и та ушла. Ведьма осталась. К счастью, кум Котофей ещё не встречал персидских кошек до этого: у них несколько другие морды чем у нормальных кошек, т.ч. удар Котофея получился скользя, не прямо по цели (на нокдаун хватило и этого). Каролина её осмотрела, ран не увидела, и оставила у себя, в ожидании её хозяйки.
   А та не пришла. Сабатаев и его половина дражайшая люди тихие, конфликтов не любят, но та фифа и их довела, и они её послали... обратно через дыру. Ну, или она сама ушла, ну и мир с ней. В отличие от Сабатаева, который (кроме своей Оли) женщин не очень любит, вернее - не очень понимает, я к ним отношусь вполне гетеросексуально, но сейчас, с "Большой Стройкой", разнаряженная фифа нам совершенно не нужна.
   Ну, а Ведьма (названная за чёрный мех и жёлтые глаза) осталась. Хозяйка её раньше забывала, забыла и теперь - в последний раз. Осталась, и прижилась.
   Фифа убыла, стройка осталась, вернее - водопровод. По меркам Мезозоя-Кайнозоя это, конечно, гигант строительства, пик инженерной мысли, но надо и его слегка обновить: он уже работает несколько месяцев, и фильтры уже не те.
   Речь вот о чём. Когда мы сюда прибыли и только стали строить лагерь, вопрос о воде стал ребром. У нас было несколько бутылей дистиллированой воды, но их мы оставили как НЗ, и стали строить водопровод. (Вернее, строил Сабатаев и его команда - из меня что строитель, что космонавт - один хрен, скажем так.) Всё так.
   Но, наша докторша уже тогда показала свой характер, достав откуда-то какое пластиковое ведёрко для образца воды и достав этот образец. Как сейчас помню, в том образце воды были:
   -- Личинки стрекоз
   -- Какие-то "гусеницы" (наверное, личинки комаров или кого-то похожего)
   -- Головастики
   -- Какая-то водяная змейка
   -- Ряска
   -- Семена других растений
   -- Ещё какая-то гадость органического облика
   Общественность осмотрела данный образец и поняла, что, даже кипичением тут делу не поможешь: получится что-то вроде супа, не питьевой воды. Поэтому Сабатаев и его команда перенесли наш водопровод на местный высокогорный ручей и вставили в него какой-то грубый фильтр, даже несколько.
   Всё так, и очень долго (вплоть до текущих моментов) наш водопровод работал очень хорошо, если не сказать прекрасно, но в виду начала дождей и разлива Совки старые фильтры надо было обновить, да и весь водопровод тоже. Поэтому, ребята Сабатаева временно отсоединили дренажный сток от Совки, и с тех пор в низине холма несколько, э, сыровато, а если прибавить ещё и дождевую воду...
   Дело вот в чём: грозы тут по настоящему грозные, воды каждая из них выпадает немало, и с самого начала Сабатаев разрабатывал схему водостоков - ведь нужно эту лишнюю воду вывести с территории лагеря, и так после каждого дождя ходим по щиколотку в грязи. Сначала это был достаточно простой план водостоков и труб, которые делали именно это, но затем, когда встал вопрос об обновлении водопровода, он решил создать заодно и этакой бассеин для дождевой воды, с фильтрами и прочим, вроде как для купания если с озером не получится; заодно и технику фильтрации для водопровода отточить.
   (Вернее, сам водопровод работает нормально, прохудилась его дренажная система или какая-то подобная часть - я в сантехнике не очень разбираюсь, но где-то, какую-то часть водопровода забило-таки песком и галькой, и её там надо обменить, детали заменить и т.д. - одним словом, скучать наш водопровод не даёт!)
   Ну, когда дело доходит до техники, то наш Сабатаев, конечно, голова, но человек предпологает, а судьба распологает. Прибыли в наш лагерь семейство его Оли, и ситуация маленько изменилась: у нашей парочки резко упало количество личного времени, и они решили взять тайм-аут где-то на природе...
   Изначально, меня, да и всех остольных, это не волновало: они вроде бы женаты (деталями я не интересовался), а с детьми своими, ежели такие будут, пускай разбираются сами. Что мне нравится меньше, это то, что у Сабатаева собственная полит-программа - идёт такой слух, и что я услышал намекает, что особенной демократией тут и не пахнет. Я не западенец, и не националист, но план Сабатаева (ежели он есть, и это не очередная манифестация нашего фольклора) мне не нравится. Но это, я надеюсь, в будущем.
   Итак, к Сабатаеву прибыли тесть, теща и шурин, после чего он взял отпуск для решения вопросов в личной жизни, и улетел вместе со своей Олей на воды, к озеру. Сначала это не заметил никто - вопрос с колоколами дядя Мотя и так решил самолично.
   "Колокола", впрочем, это сказано слишком громко. Просто он где-то раздабыл колокольчики с удочек, сабатаевские подчинённые их размножили в увеличенном варианте, и всё. Не очень мелодично, зато громко. В концов, если к поселению подступает батараатан или просто надвигается непогода, о мелодии тут не думаешь.
   Ладно, колокола отлили, установили, всё в ажуре, о Сабатаеве не вспомнили. Его экспедиция из леса вернулась с цыплятами, вернее с птенцами местных крылатых "прото-кур" - вот тут я его и помянул.
   Вина, в принципе, целиком на мне: когда он меня распрашивал о птенцах и птицах, я рассказал ему о двух типах птенцов - для простоты назовём их "активными" и "пассивными". Пассивные птенцы - это классические "желторотики": рождаются голые, слепые, неспособные толком передвигаться - только сидеть в гнезде и клянчить пищу. Активные птенцы - цыплята, утята, страусята - рождаются вполне способными и самостоятельными, они пушистые, они бегают за мамкой, ну и всё. На этом их самостоятельность заканчивается. Их мамка как раз кормит, учит кормиться самостоятельно, согревает по ночам, и т.д.
   Ну а Сабатаев, в своей типичной манере, взрослых как раз и перестрелял, как я понял, и принёс нам полную коробку малышей - мол, растите! Когда мой непосредственный начальник (кстати, неплохо разбирающийся в сельском хозяйстве) про это узнал, он помянул Сабатаева, его матушку, и пошёл к нему разбираться. Тут-то его отсуствие и вскрылось.
   Ну, что? Сабатаева помянули ещё раз (надеюсь, ему не чихалось), а что с птенцами надо делать? Без родительского присмотра они не выживут, а пока инкубаторы наладят... Всё решила (возможно, на свою голову) Саломея: у неё были матери.
   Дело вот в чём. Эти протокуры - лесные птицы, на открытых холмах (точнее, на верхушках холмов) не селятся: динозавры съедят. Но мы-то как раз лес и завезли - зелёные ограждения для теплиц, полей и огородов, что вызвало определённые изменения в экосистеме - кроме деревьев у нас проросли другие растения, появились какие-то лесные насекомые (помянем тех окаянных колючих гусениц), словом у нас под боком, оказалось, уже жили пара-тройка семейств частично одамашненных, скажем так, птиц. Знал бы я об этом раньше - неизбежно рассказал бы Сабатаеву: может быть тогда ненужной (дважды ненужной!) бойни удалось бы избежать.
   Ну, или нет. В строительстве (светлого будущего?) Сабатаев, быть может, и светлая голова, но вот с живым миром (а не миром вещей) у него дела идут похуже.
   Речь идёт уже не о птицах, но о динозаврах. Как бравый Сабатаев оповестил меня до своего отлёта, он каким-то образом (вернее, очень техническим, т.ч. я ни черта не понял), отпугнул троодонтидов от поселения, а "баранов", сиречь местных пакицефалозавровых динозавров (скорее всего преноцефалов) бравые солдаты перестреляли.
   Перестреляли... Бравые вояки подняли шум, как будто ложили сравнительно безвредных травоядных ящеров дюжинами, а на деле - только 2-3: ну не охотники они, не охотники!
   С "отпугнанными" троодонтидами ещё печальнее: может, они не умнее современных ворон, но и не тупее тоже. Их надо пугать постоянно, а не шугать время от времени, как это сделал Сабатаев.
   Про свалку я вообще молчу. (Похоже, что рапорты о ней и её обитателях до Сабатаева вообще не дошли... ну и хорошо. Всё равно, от него толку (в этом ракурсе) как от козла молока.) Троодонтиды там как охотились, так и охотятся, и на нас они просто плюют, и это плохо. Животные не должны боятся нас, но уважать должны. Чаша весов может легко перевесить - посмотрите например фильм Хитчкока "Птицы", да-а...
   А что насчёт уважения, то кум Котофей и его увеличившаяся на ещё одну единицу команда это как раз и демонстрируют. Изначально, троодонтиды были совсем непрочь попробывать Котофея и Ваську на зуб, но пара-тройка оплеух (мне раньше рассказал местный часовой) резко убедили их, что это - неправильное решение, и больше они на кошачью территорию свалки не посягали.
   Ведьма (о которой я рассказывал раньше) вписалась в этот расклад вполне гармонично, на чужую территорию не посягая, но внеся в данный расклад собственную "живинку": в то время как Котофей и Васька патрулируют их территорию пешими, в Ведьме пробудилась львица-царица зверей, и ей понадобился трон.
   На данный момент в роли трона пребывает одна из местных черепах: Ведьма вскочила на неё, и теперь передвигается по свалке с черепашьей скоростью, но!
   На местных зверьков (судя по тому, что я смог выяснить по их останкам, они многобугорчатые - мультитуберкулаты), однако, это подейстововало: на них ещё никто не охотился с черепахи. Результат налицо: Ведьма была первой из всех присуствующих, кто поймала оного мультитуберкулата.
   Ну, на чужих ошибках учатся, на чужих достяжениях тоже, и пока кошки пировали совместно (а то! Попробуйте не дать Котофею Котофеивичу его царскую долю!), троодонтиды стали недвусмысленно посматривать на черепах: а чем мы хуже?
   И тут на сцену вышло новое действующее лицо: жердяй. В смысле динозавр-птицемим, ансеримимус, если судить по виду и месту жительства.
   Что о нём сказать? Страус! С длинным хвостом, лапами вместе крыльев, и гораздо менее броскими перьями, рябенькими. На голове и верхней части шеи перьев вообще нет, на хвосте - длинном, вроде того, как у ящериц - тоже. Ноги, правда, длинные и сильные, а передние лапы...
   Ну, что лапы... У троодонтидов лапы загнуты почти как у птиц крылья, и когти у них тоже загнуты (ну, не так как большие когти на ногах, но всё-таки), почти как ятаганы. Пальцы загибаются тоже У новоприбывшего динозавры когти прямые, и пальцы были пожалуй менее гибкие, что у троодонтидов - не сабли, а грабли.
   Зато гонору - что у польского шляхтича. Пришёл, осмотрел со своей высоты, и зашипел как разозлённый гусь (или перестоявший на огне чайник).
   На старожилов эти ужимки и прыжки большого впечатления не произвели, а часовой (наш брат-человек) и подавно прикрикнул:
   - Но-но, не дури!
   Вроде речь человеческую никто из зверей и ко. не понимал (хотя за Котофея я не ручаюсь), но все посмотрели на него так, что часовой даже смутился:
   - Что? Я тут за порядком слежу или как? Вам хорошо, вы их для дела изучаете, а я тут как пугало у Волкова в Изумрудном городе - и не туды, и не сюды.
   Я задумчиво кивнул. Ежедневно с минимальным обществом людей, и максимальным зверей - большинство людей явно тронется мозгами. (Я - нет, но я в меньшенстве.) Это так, но бравый военный мог и подать рапорт о переводе на другое место службы, а не торчать тут как вышеупомянутое пугало. Но - он тут и при деле, и в относительной безопасности, да и о скуке он как-то не упомянул, т.ч. видно ему тут не так плохо.
   Тем временем, троодонтиды стали аккуратно так окружать новенького с очевидно гастрономическими интересами. Появишиеся на переферии энантиорнитины явно наводили на те же мысли. Даже Васька (которой достались в основном одни хрящи) явно проявила интерес к развитию сюжета и стала подходить поближе с явно плотоядным интересом.
   - Дядя Скворцов, дядя Скворцов! - появившийся на сцене посыльный-мальчишка спугнул собиравшихся экзекуторов. Раньше за мной посылали Саломею, но теперь её сделали ответственной за птичник, и ей не до нас. (Каро очень недовольна - Саломея была её ассистенткой ещё до прибытия сюда, а теперь придётся Каро искать новую, а это, в тепершних условиях может быть непросто.
   - Что такое, молодой человек?
   - Ну, мне сказали, вам сказать, чтобы вы пошли вниз, к водопроводу, к озеру. Там - динозавры!
   - И что? - спросил я, поднимаясь. Котофей и Васька, заметив, что я ухожу, поспешили за мной. Ведьма, не желая оставаться в одиночестве на незнакомой территории (редкое качество для кошки, и что та фифа-хозяйка с нею делала?) - Какие именно динозавры?
   - Большие!
   Замечание, вообще-то, интересное. Население, как-то, к динозаврам (да и нелетающим/слаболетающим) птицам притерпелось, хоть краям глаза, хоть на горизонте, но их видело, т.ч. "голым" фактом присуствия здесь динозавров народ не удивишь, да и собственно меня удивило другое:
   - А причём тут я? Вон, Сабатаев изобрёл какой-то новый биоприбор-
   - Не знаю, дяденька, меня послали именно за вами!
   - Ну ладно, пошли.
   * * *
  
   И пошли мы на удивление недалеко - вниз по холму, приблизительно к стоку водопровода. Там уже народу немало - солдаты, да мастеровые; сабатаевых экстресенсов - нема.
   И динозавры. Несколько из них принадлежало к вышеупомянутым мною пакицефалозаврам - на этот раз не одиночкам, а вполне состоявшейся семейной группе: две-три самки, их молодняк (в кустарниковых зарослях практически и не увидеть), и собственно глава стада: его глава (извиняюсь за каламбур) украшала макушка гораздо более яркого цвета, чем у остольных ящеров.
   - Впечатляет, - только и выдохнул я, глядя на картину как оные ящеры неторопливо пьют воду.
   - Да вы, товарищ, на больших посмотрите! - заметил мне один из солдат.
   Да как на них не посмотреть?! Рядом с пакицефалозаврами паслось другое стадо, других динозавров - хадрозавридов!
   Это уже серьёзно. До сих пор нам попадалась только разная мелочь, вроде микроцератов и их чуть более крупных сородичей (а теперь, когда кусты в округе разрослись особенно густо, и они нам попадаться перестали), но вот этих динозавров мелкими никто назвать не мог. Высота - с человеческий рост, длина - два с половиной человеческих роста... чего ещё?
   Морда - клювастая, чем-то напоминает клюв уток. Впрочем, хадрозавры жевали этими клювами вполне эффективно, скажу точнее. У динозавров, как и у других рептилий, челюстная мускулатура развита хуже, чем у млекопитающих, да и с зубами тоже проблема - у кое-кого вообще есть клюв, вроде черепашьего, заместо резцов. С пережёвыванием пищи у динозавров тоже нередко проблема, и некоторые из них глотают особые камни, т.н. гастролиты, которые помогают им перетирать в желудке слабо пережёванный до этого корм.
   Т.в., эти динозавры в гастролитах не нуждались - их челюсти двигались вверх-вниз и вправо-влево самостоятельно, перетирая окрестные растения в силос. На более мелких динозавров - не только пакицефалозавров, но и появшихся неизвестно из каких кустов микроцератов - они внимания не обращали. В отличие от нас.
   - Итак, в чём проблема? - обратился я к остальным. - Динозавры травоядные, сами видите... Позвали бы Сабатаева, он же придумал, как их пугать...
   - Да говорил я с ним, и он показал, - сказал мне один (их старший?) показавшийся почему-то мне смутно знакомым. - Я и попробывал.
   - И что?
   - Тупо, - ответил мне он.
   - ???
   - Понимаю, что звучит не так, но когда я пытаюсь установить с ними ментальный контакт... это пятка какая-то! - выдохнул тот. - Темно, тускло, затхло, и тупо! Это невозможно описать, это надо испытать!
   - Верю, - отвечаю я. - Травоядные динозавры остротой ума не отличались, пока до них дойдёт, что и как, времени немало уйти может. С другой стороны... а как именно - и почему - они вам досаждают?
   - Боязно, - признался мне мой собеседник, - мы подходим к ним поближе, а их главный - с коротким гребнем на затылке - на дыбы. Страшно!
   - На дыбы? - я задумался. - Дайте попробывать! - И я пошёл поближе.
   Проблема была вот в чём: место расположения водостока, где сливалась излишняя жидкость, уже основательно обросло кустами и прочей растительностью, которая и привлекла травоядность: тут тебе и речка, тут тебе и низана - пардон, низина, тут тебе и росы с туманами - оптимальные условия для растений, короче говоря.
   А где растения, там и травоядные звери... вернее, ящеры, учитывая эпоху...но я, по моему, про это уже говорил?
   Итак, вернёмся к настоящему. Я осторожно стал подходить к водпроводу. Немедленно, глава хадрозавров - значительно массивнее и выше своих сородичей - встал на задние лапы и угрожающе замычал.
   Я проигнорировал его, и остановился возле водопровода, начав проводить над ним какие-то пассы (я имею в виду водопровод, не динозавра). Динозавр же поворчал, поворчал, и...успокоился. Стал снова жевать листву и ветки.
   - А теперь, ребята, - сказал я мастеровым, - попробуйте сделать тоже самое, что и я, но с другой стороны водопровода. Пожалуйста?
   Вежливость, вкупе с только что увиданным результатом сделали своё дело: очень скоро большинство народа уже было возле водопровода, кроме солдат, которые остались держать динозавров на мушке (или как это там называется?). - Ну, что? - спросил/сказал я штатским. - Вам надо было работать на водопроводе? Приступайте! Старайтесь только динозавров не напугать, а не то я за них не отвечаю.
   - Что вы сделали? - невыдержал мой знакомый незнакомец. - Они на нас - ноль внимания!
   - На их жизни мы не посигаем, на их корм и территорию тоже, - обьяснил я. - Что им с нами делить и зачем драться? Они же не люди... хотя ходить на двух ногах они тоже могут...
   - А шурин мне рассказывал, что динозавры тут на редкость агрессивные, даже травоядные, - заметил мне мой собеседник.
   - Кто? Шурин?
   - Я Ольгин брат, - заметил тот, смущённо. - Виктор меня зовут, я с родителями сюда недавно прибыли...
   - А да, я их видел. Пожилая такая пара, интеллигентная - боюсь, что в наших прифронтовых условиях им придётся нелегко.
   - По сравнению с тем, что по ту сторону, как раз наоборот, - Ольгин брат покачал головой. - Если тут и трудно, то всё равно гораздо более мягко, чем там. У нас-
   Наступила тишина, заметная именно своим отсуствием звука. На сцене появился тираннозавр. Именно тираннозавр, а не батараатан: передние лапы двухпалые и маленькие, задние большие и сильные, хвост прямой, в пасти - полно зазубренных зубов.
   При его появлении, мелочь вроде микроцератов затаилась в кустах, хадрозавры образовали защитный круг (вроде современных овцебыков), а пакицефалозавры тоже образовали этакой клин (с главным самцом впереди), тогда как наши солдаты тоже взяли его на мушку.
   Словом, все насторожились, все испугались, и только кум Котофей неторопливо продолжал облизывать свои усы: он со товарищи раньше задрал микроцерата и успел его съесть. Васька спряталась в кустах (но осталась наготове), а Ведьма сидела возле солдат, и громким мявом требовала, чтобы её продолжили чесать.
   Словом, картина пера Чуковского, благо что и главный злодей имел более чем поверхостное сходство с Крокодилищем. А мой Котофей - это тот гражданин, что "не бежит, не дрожит", и т.д. Замечательно. Только это не сказка, и сейчас моего кота съедят...
   Щелкнули страшные челюсти. Котофей проскочил под пастью и оказался прямо под динозавром, который стал маневрировать, чтобы кота схватить.
   Не получалось. Большой, очень большой динозавр с его страшной пастью не мог схватить одного кота, а под конец и подавно повернулся к всем нам задом, из-за чего с ним случилась ещё большая неприятность: глава клана пакицефалозавров не удержался от искушения и "боднул" его под колено, нарушив равновесие более крупного ящера.
   Тираннозавр, пытаясь не свалиться, побежал вперёд, всё быстрее и быстрее, пока мы не услышали "плюх!" - похоже, что он-таки свалился - в реку. Ну и ладно, у нас и без него забот хватает...
   А кум Котофей, задрав к небу хвост, аки флаг, потрусил ко мне:
   - Мяу-у?!
   - Молодец, - потрепал я его по загривку, ласково. - Самый у нас главный, не считая мастифа Каро.
   - Мяу! - подтвердил кум Котофей, но прежде чем эта совершенно сюрреальная картина могла продолжиться, нас перебил шум из поселения.
   Ну, что теперь ещё?
   * * *
  
   Поселение бурлило. Оно и обычно не шибко тихое, но после отлёта Сабатаева и ко. как-то приутихло - всё же начальника нет и т.д. - но теперь там от народа было непродохнуть. Чтобы все побросали свои дела и начали толпиться? Это даже не тираннозавр, это что-то новое, небывалое!
   И - нехорошее. Настроение на улицах было агрессивное, даже очень, а шепотки на улице-
   - Дыра закрылась... закрылась дыра... мы здесь застряли... навсегда застряли...
   Что-о? Кто? В смысле - как?
   Ощущая, что я схожу с ума, я (надеюсь) оторвался от своих невольных спутников и поспешил к дяде Моте. Он, конечно, не Сабатаев, но и собственной свиты у него полно, и занят он обычно, и после злосчастной эпопеи с кувшином-котлом я его обычно избегаю тоже. Но теперь...
   Захожу в его мастерскую М-мать! Какие люди!
   - Товарищ полковник?! Вы откуда? Тьфу, в смысле - какими судьбами?
   - По делу, - коротко ответил мне полковник Георгиев, явно не очень обрадованный встрече со мной. - Сабатаев и - Моисей Борисович попросили меня переслать им некоторую аппаратуру, я и переслал... только не совсем удачно, похоже...
   - Андрюш, ты слышал? - ко мне подбежала Каро: похоже, что она искала меня и давно. - Сабатаев с Олькой куда-то смотались, а к нам прибыли очередные пижоны!..
   - Прибыли, госпожа Стержнёва, не "очередные пижоны", а я! И мои люди! - резко сказал товарищ полковник.
   - Так! Что случилось? Александрова говорит, что дыра закрылась! Это плохо! У ней осталось очень мало лекарств от аллергии и всего прочего! - Каро не собиралась идти на попятый. - Что случилось?
   - Это мы, деточка, как раз и обсуждаем, - деликатно перебил её дядя Мотя. - Ну-с, товариш лейтенант, рассказывайте: каких дров вы в этот раз нарубили?
   - Никаких, - хмуро сказал бравый полковник, - и хватит, замполит, меня подкалывать. Значит, так. Дыра есть. Есть, а не была. Просто... вид у неё какой-то не тот. Другой.
   - А почему? - спросил Стержнёв, вместе с ним - наша докторша, Резеда, ещё кто-то из военных... эге, да у нас тут целый тайный совет образовался.
   - Чем вам старый вид дыры не понравился? Была себе дыра во времени и была. Возможно, это и попахивает фантастическими ужастиками начала 20-ого века, но ведь работала! Зачем её менять? - продолжал гнуть свою линию Стержнёв.
   - Она была недостаточного диаметра, чтобы пропустить всю технику и прочие запасы, - хмуро ответил полковник. - Надо было подкорректировать.
   - Хоть что-нибудь прошло? - докторша спросила не менее хмуро.
   - Да. Если не всё, то большая часть, - ответ полковника был резким, но по существу; но наша врачиха - это тоже нечто!
   - Это хорошо, товарищ полковник, - ответ её был сухим, но не змействующим. - Пожалуйста, передайте список товарищу по хозяйству чтобы он всех их распределил.
   - Сейчас, - попался на тон товарищ полковник, прежде чем понял, что его слегка поддели. - Тьфу!
   - Ну, тьфу не тьфу, а список действительно мне передай, - сказал примиряюще дядя Мотя. - Тебе всё равно с мальчиком связываться.
   - Сабатаев наш не такой уж и мальчик, - последовал сухой ответ, - а вдобавок с ним я действительно... сглупил: дал ему пару-тройку выходных с Быковой.
   - Вообще-то, я встретил её брата - быть может, всё ещё обойдётся? - наконец сказал я. Все посмотрели на меня несколько неодобрительно. - Что? Что я должен сказать? О горе нам, напрасен суд небес, а? Вспыхнет паника, что мы будем делать? У нас и так троодонтиды, манирапторы, тираннозавриды в окрестностях... только человеческого фактора нем и не хватает! Я имел в виду, может поговорить с ольгиным братом, может он что-нибудь и придумает?
   "Тут все должны были признать, что Биргер не так уж и глуп." No Гашек.
   - Да чего тут думать? Кто у нас отвечает за людей? - не сдавался полковник.
   - Отсуствующий Сабатаев.
   - Ясно. Где у нас там Быков? Позовите!
   ...И вот так, легко и просто, мы попали в новый виток нашей не шибко нормальной истории.
   13. Сабатаев: Попали ( Конец ноября ).
  
   Мы-ылять! Ну ничего серьёзного ни на кого оставить нельзя! Стоит на пару-тройку дней подзадержаться в отлучке, как обязательно кто-нибудь какую-нибудь хрень спорет! Это ж додуматься надо было! Тут жена - ну, не то, чтоб совсем уж на сносях, но немножко наметилось такое - а они сперва тираннозавров тут открывают, а потом ещё и дыру захлопнуть ухитряются! Ну, отчебучил Батя! Ага, с самыми благими намерениями, кто бы сомневался!
   Самое же смешное, что для паники-то и оснований особых не просматривается. Ну, появились крупные динозавры - так что мы, готовы к этому не были? Ещё как подготовились! Сразу же после того первого рэксика, в котором заподозрили тираннозаврёныша. Два "Корда" и четыре "Печенега", два АГ-17 и три крупнокалиберных снайперки ОСВ-96 на вышках способны завалить любую живность, если только она не атакует тысячными толпами. Кто-нибудь всерьёз опасался слаженной атаки ну хотя бы роты тираннозавров? Спрашивается, какого ж хрена никто не урезонил перешуганное до невменяемого состояния бабьё? Ясный хрен, что когда толпа галдящих и визжащих баб налетела на Батю - тому деваться было некуда, да и кормить это обезумевшее стадо завтраками было никак невозможно - требовалось немедленно "ну сделать же хоть что-нибудь". Ну так и сделал бы "что-нибудь" по многочисленным просьбам трудящихся! Например, по очереди из обоих "Кордов" куда-нибудь в белый свет как в копеечку. И баб зашуганных впечатлило бы, и динозавров расшугал бы преизрядно. Ну, для подстраховки можно было бы ещё по пятку выстрелов к АГ-17 не пожадничать - оно тоже внушительно вышло бы. Это я так, утрирую, в принципе-то и автоматным огнём можно было отделаться ради показушной демонстрации. Глядишь - и успокоилось бы бабьё, и не пришлось бы боссу делать глупости. Да только не сообразил Батя сходу, а времени на раздумья не было, и надоумить оказалось некому.
   Собственно, решение-то он принял из той же оперы, но решил не мелочиться, а сразу БМДшку сюда перетащить, которая на нашем безрыбье вполне за танк сошла бы. Впечатлила бы, не спорю, гусеницами бы эффектно полязгала, и ещё эффектнее из пушчонки бы своей тридцатимиллиметровой пошмаляла, да из того же АГ. Вот только нахрена, спрашивается, когда тяжёлого вооружения и без неё хватает, а ради её протаскивания дыру расширять и перемещать надо? Ведь непознанное же, млять, явление! Работает - и скажи спасибо, и не дыши на неё лишний раз! От добра добра не ищут! Да только босс, загоревшись идеей колониальных бронетанковых войск, заодно и автопарк пожелал создать из пары внедорожников и пары грузовиков, словом - облагодетельствовать наше колониальное сообщество решил. Ага, облагодетельствовал, млять! С той стороны слабенькие неумехи-аппаратчики Батьки Нестора Иваныча, да сварливые ясновидцы с телепатами Чудилова под. общим руководством Петрова, с нашей - мои орлы, среди которых по случаю нашего с Олей и Игорем отсутствия никого квалифицированней Власова и Михалыча не имелось. Тесть не в счёт - по другой части его специализация. А задачу Батя поставил - всего навсего дыру расширить. Если бы только он этим и ограничился! Как я понял потом по рассказам очевидцев, расширить-то дыру удалось, и кое-что через неё даже протащили. Но технику-то ведь на верхние этажи не затащишь, да и не пройдёт она по узким коридорам. Техника во дворе здания, и именно туда босс решил передвинуть вход в дыру. Может быть, получилось бы даже и это - но одновременно то ли Чудилов, то ли Петров, вздумали усовершенствовать её дополнительно, открыв выход прямо на территорию нашего городища, а Батя взял, да и одобрил идею. Вот в процессе этого сложнонавороченного усовершенствования дыра и схлопнулась. Вместе с ней, само собой, накрылась женской писькой и связь со старым миром, лишив босса возможности согласовать с оставшимися там совместные попытки открыть её снова с обеих сторон. В общем - попали...
   Картина маслом - мы с супружницей, счастливые от перспективы прибавления в семействе, но изрядно вымотанные, мечтаем о передышке, купании, переодевании в чистое, плотненьком таком обеде и ещё более плотненьком таком тихом часе минуток эдак на шестьсот, а нам тут - ага, сюрприз! Выручай, Сабатаев, мы тут - того, нахреновертили немножко и дыру захлопнули нечаянно! Ты уж - того, верни нам её как-нибудь взад!
   Собственно, что ни хрена из этого не выйдет, я почуял сразу же, едва въехав в обстановку. Я ни разу не ясновидец и не телепат, и конкретного подробного "видения" как у них за мной не водится, но вот так вот - глухо "чуять нутром" - случалось и до увлечения ДЭИРом. В этот раз чутьё не тревожило и от трепыханий не предостерегало, но и энтузиазмом не заряжало, и означало это только одно - ситуёвину я уже не ухудшу, с этим тут и без меня управились уже прекрасно, но и улучшить её - дохлый номер, и лучше бы поберечь драгоценные силы для чего-нибудь более стоящего. Я бы так и сделал, любого другого на хрен бы послал, но Бате отказать не мог. Даже не потому, что начальник, просто мигом примерил на себя его нынешнюю шкуру и понял, что попытка необходима - не столько для него самого, сколько для людей. Очищая совесть, попытался честно, но, как и ожидал, даже слабенькой зацепки не нащупалось. Но не ощущалось и страха по этому поводу - макаровский патрон я материализовал легко и деловито.
   - Звиздец? - догадливо поинтересовался босс.
   - Как видите, ещё нет, - показываю ему патрон, - Наши способности по прежнему действуют, а значит - и аппаратура не подведёт. Без соли и без лука динозаврам нас не сожрать - ни сегодня, ни завтра, ни вообще в ближайшем обозримом будущем.
   - Это я понял. Дыре - звиздец?
   - Дыре - да, звиздец. Тут не в силёнках дело, а в ощущалке - не нащупываю я её.
   - Как жить будем?! - заголосила Александрова, - Без лекарств же пропадём!
   - Без лекарств - пропадём, - философски соглашаюсь с ней, - А вот с ними - едва ли.
   - Так кончаются же!
   - Что кончается - отбирайте самый свежий по сроку годности образец и с ним - к подполковнику Быкову.
   - Понял! - рявкнул Батя, - Делайте, что говорит. И это, не всё подряд, а пока только самое дефицитное - Быков и так загружен, не будем перегружать его без необходимости. Всё подряд - образцы подбирайте, но к нему - потом, когда со срочняком разгребётся.
   - Мы всё-таки влипли? - Скворцов со своей Каролиной перехватил меня по дороге к себе.
   - Влипнуть - не влипли, а вот попасть - попали. Фантастику про попаданцев читать доводилось? Так вот, мы с вами теперь - попаданцы и есть, самые натуральные. Добро пожаловать к динозаврам. Кстати, колитесь, что там за тираннозавр нарисовался?
   - Ну, не тарбозавр. По крайней мере - не матёрый тарбозавр - усмехнулся биолог, - Но точных размеров не спрашивайте - встреча, знаете ли, вышла несколько сумбурной, и замеры были весьма субъективны. Судя по следам - где-то метров семь длиной.
   - Гм... Ясно. Башка не шишковатая?
   - Как-то не удосужился разглядеть, знаете? - затем, насторожив профессиональное чутьё, - Думаете, алиорамус?
   - Подозреваю. Точнее - не он сам, конечно, а ближайший местный сородич. Подвид, скажем так.
   - Алиорамус в качестве господствующего хищника - как-то неубедительно. Всего-то два неполных скелета и раскопаны, и не все палеонтологи даже склонны признавать его самостоятельным видом.
   - Ну так а рэксик наш вообще единственным неполным скелетом багараатана того представлен - и ничего, жив курилка.
   - Это-то да, но не в качестве же господствующего хищника!
   - Само собой. Рэксик размером не вышел, когда алиорамус есть.
   - Да сколько там тех алиорамусов водилось! Наверняка ведь редкий был вид, если вообще был.
   - При жизни тарбозавра. Сами ведь рассказывали, что хищник покрупнее давит хищника помельче. Вот тарбозавр и давил. Давил, давил, а тут взял, да и скоропостижно скончался. Всё, некому его стало давить - деды на дембель ушли, и он теперь сам дедует.
   - Ну, теория как теория - не лучше, но и не хуже прочих. Но это если тарбозавр или его местный сородич действительно вымер. Вот только как нам быть в этом уверенными?
   - Стопроцентно - никак. Но вот мне тут успели и насчёт гадрозавров этих утконосых настучать - говорят, не шибко-то здоровенные, если с заявленными палеонтологами размерами сравнивать.
   - Ну да, небольшие. И не так многочисленны, чтобы взрослых тарбозавров прокормить. Но мало ли какие ещё виды просто-напросто не попались нам пока на глаза?
   - В принципе - согласен. Но вот по делу - таких же гадрозавров, как и эти ваши, мы тоже наблюдали с воздуха. Одно единственное стадо, небольшое - в местности уж всяко пообильнее сочной растительностью, чем наша. Никаких более крупных гадрозавров, никаких анкилозавров и никаких зауропод не наблюдали. Поэтому и думаю, что их Юкатан выморил подчистую, а с ними - и тарбозавра. Или сделал его исчезающее редким, а значит - уже неспособным давить алиорамуса по прежнему. Я на его месте обязательно воспользовался бы таким везением. А вы нет?
   - Может быть. Но алиорамус не превышал шести метров длиной, а этот, судя по следам, несколько крупнее.
   - Ну, мы ж с вами не знаем, сколько тут лет прошло после Юкатана. Может и не один десяток тысячелетий. За такое время вполне мог и подрасти.
   - За такое время - пожалуй. Жаль, никто его не сфотографировал - тогда определились бы точнее...
   Раскочегаривать дискуссию нет особого желания ни у меня, ни у него - имеем уже некоторый опыт, так что, не сговариваясь, сворачиваем это бессмысленное теоретизирование. Есть в наличии тираннозавриды примерно алиорамусовых или нанотираннусовых размеров, и это главное, и от этого будем плясать. Нам ведь не шашечки, нам ехать. А на чём именно? Ясно, что не на АК-74 с его непомерным разбросом пуль. Да и вообще, несерьёзен на такую тушу малый калибр, а посему отпадает и АЕК-971. На рэксиков его хватило бы за глаза, но на полноценных тираннозаврид он откровенно слабоват. Пулемёты же таскать хрен кого реально заставишь, так что достойной альтернативы АЕК-973 я в упор не вижу. 7,62 есть 7,62, а по кучности очередь из АЕК вполне сопоставима с картечным выстрелом, и для тираннозавридной туши это как раз то, что доктор прописал. Особенно, если пули экспансивные...
   Отдохнуть нам с Олей, хвала богам, дали. Уж как там Батя урезонивал народец, окончательно осознавший, что "в натуре попали", мы как-то сквозь сон не разобрали, да и не шибко интересовались. Не шмаляют из тяжёлого вооружения - и ладно. Потом-то мне рассказали о распакованных из последнего привезённого из-за дыры груза огнемётах и показали оба агрегата, которые как раз затаскивались на вышки. Это были старые ЛГ10-50, официально давно снятые с вооружения и пылившиеся где-то на мобскладах в ожидании утилизации, поскольку армия давно уж получила новые реактивные - фактически одноразовые гранатомёты с зажигательной гранатой. Но босс, оснащавшийся прежде всего для обороны помещений, верно рассудил, что бьющая взад огненная струя оным помещениям противопоказана, и предпочёл старые добрые ранцево-баллонные. Демонстрации их действия внутри деревянного городища народу как-то не захотелось, так что хватило за глаза и теоретической лекции. Дальность до 70 м, если навесом - куда уж дальше-то? Хоть и не так сильно боится дикая живность огня, как это расписывают обычно малым детям - есть всё-же разница между небольшим спокойным пожаром от молнии или костром и местечковым Армагеддоном после огнемёта. Тут и рэксу с тарбозавром мало бы не показалось, которые тут то ли есть, то ли нет, а уж о мелочи типа повстречавшегося Скворцову тираннозаврида и говорить нечего. Другое дело, что с собой эти агрегаты особо не потаскаешь. Проблема, конечно же, не в 23 кг его собственного веса, а в том, что в этих 23 кг - всего лишь 3 баллона на один выстрел каждый. А дополнительные выстрелы - это дополнительные баллоны, которых не натаскаешься. В общем - с обороной периметра вопрос решён, но за его пределами по прежнему требуется надёжная стрелковка.
   Собственно, об АЕК мы с тестем ещё и до нашего с Олей отлёта говорили - правда, о "мелкашечном" 971-м, в расчёте на рэксиков, но 973-й отличается от него только калибром. А понадобилась помощь тестя вот для чего. Кучностью-то АЕК хорош, куда там до него калашу, но конструцкия у его создателей получалась тяжелее, и для вписывания в ограничения вояк по весу им пришлось кроме всего прочего уменьшить толщину стенок ствола, что для автоматического оружия не есть хорошо. Нет, прочности-то там хватит за глаза, если не забывать чистить - не порвёт и не подует, но вот греется тонкостенный ствол быстрее толстостенного. Почему, например, АК-74 греется и начинает "плеваться" позже, чем АКМ? Только не надо мне ля-ля про хромированный канал ствола - никак это на нагрев не влияет. Хромовое покрытие только от коррозии защищает и общий ресурс увеличивает, а на нагреве никак не сказывается. А дело всё тупо в меньшем калибре при том же наружном диаметре ствола. Стенка ствола получается толще, вот и греется медленнее. А из АЕК нам по динозавровому крупняку как раз очередями шмалять, так что перегрев ствола - фактор в наших условиях критичный. Но, с другой стороны, и перетяжелять автомат тоже как-то не с руки - людям его на себе таскать предстоит. И его, и патроны, которых тоже желательно иметь при себе побольше. И если мы утяжеляем ствол - надо бы облегчить что-то другое. Ствольную коробку, например. Естественно, не в ущерб прочности. Поэтому на неё так и напрашивается титановый сплав ВТ-14, который при большей прочности практически вдвое легче стали. Недостатков же у него два - дороговизна и плохая работа на износ и смятие. Но на дороговизну его нам при нашем-то способе производства глубоко насрать, а гнёзда под ствол и втулки под оси механизма мы туда стальные впендюрим. Да, сложнее конструкция получается, но пользователю ведь полная разборка и на хрен не нужна, а на неполной наше усложнение никак не скажется. Однако повозиться с трёхмерным моделированием всего этого добра тестю пришлось нехило. Заодно и в схему компоновки усовершенствования кое-какие ввели. За что наши вояки не любят прямой приклад? А за то, что прицельные приспособления приходится подымать повыше, а вслед за ними и боец башку задирает при прицеливании, демаскируя себя. Но нам тут не с людьми воевать, а с динозаврами, которые унюхают нашего стрелка гораздо раньше, чем увидят, так что глубоко второстепенен для нас фактор маскировки. А вот фактор плеча отдачи - тот самый, который уводит ствол вверх при стрельбе очередями - как раз первостепенен. В том смысле, что ну его на хрен. Вот на хрен-то мы его как раз и убираем, поднимая приклад и прицельную линию. Отдача становится прямой, без подброса вверх, и это делает очередь ещё кучнее. А для уменьшения самой отдачи дульный тормоз посерьёзнее напрашивается. Вояки ведь чего на простеньком и слабеньком настаивали? А чтоб стандартный АКМовский штык-нож на него крепился. Любят генералы, чтоб на парадах примкнутые штыки над строем тянущих носок зомбированных солдатиков блестели. Кто-нибудь собирается на тираннозавра в штыковую атаку идти? А самого его штыками останавливать, выстроившись в каре в чистом поле? То-то же! И почему я не удивлён? Если и придётся нам на периметре какого-никакого динозавра колоть - так рогатины у нас на то припасены, подлиннее, да поухватистее автомата. Негры вон африканские вплоть до начала 20 века с копьями на свою африканскую мегафауну охотились. И хотя у разных племён были разные копья - все они имели нормальное прямое древко и нормальный листовидный наконечник. В виде калаша с его ублюдочным АКМовским штык-ножом ни один черножопый... тьфу, темноседалищный копьё себе не изобретал и не делал. Из европейских пик, что характерно, тоже ни одна на калаш со штык-ножом не смахивает. А посему - ну его на хрен, этот штык-нож. Нормальные же дульные тормоза, никаким креплением штыка не ограниченные, могут и до 70 процентов отдачи гасить вместо жалких стандартных 30. Да, сложнее устроен, прорезей больше, сам погабаритнее и помассивнее - ну так мы его сборным сделаем, дюралевым на стальном крепёжном гнезде. Д16, он же дюраль - если закалён, так по прочности простой стали мало уступит, а легче её почти втрое. А заодно и теплопроводность у него в разы повыше, так что и теплоотвод от греющегося ствола обеспечит всяко получше. Зачем пользоваться армейским дерьмецом, заточенным под армейский маразм и мелочную казённую экономию, когда можно сделать вещь?
   Тесть как раз заканчивает моделирование всех этих прибамбасов, но материализовывать их в металле придётся мне самому. Хрен доверишь такое дело моим орёликам-гуманитариям - обязательно, орясины эдакие, где-нибудь что-нибудь, да перепутают. И с этим Бате придётся смириться - хватит уже с нас и захлопнутой сдуру дыры. На хрен, на хрен...
   В нашей большой рабочей палатке мои орёлики сидели приунывшие. Варон как раз вывел во весь экран реконструкцию тираннозавра рэкса, и народ обсуждал способности этой бестии по сокращению поголовья хомо сапиенсов. Выглядели они и в самом деле внушительно, что явно не прибавляло обсуждающим их настроения.
   - Красивая картинка! - одобрил я качество реконструкции, - Прямо как натуральный рэкс!
   - Да говорю я им, что никаким рэксом тут и не пахнет, а они не воспринимают! - безнадёжно махнул рукой Игорь, - Заладили - подросток, подросток!
   - Дык, Скворцов же вон говорил давеча... - начал было объяснять Варон.
   - Стоп, дамы и господа! - только паники мне тут ещё не хватало на пустом месте, - Давайте-ка разберёмся спокойно и непредвзято. Да, я в курсе, что Скворцов склонен считать мелких динозавров подростками крупных - особенно, если этой спорной мелочи раскопано по одному или по два неполных скелета. Но разве он утверждает это со стопроцентной уверенностью?
   - Да нет, вроде, - осторожность нашего биолога в оценках и выводах успела уже у нас стать притчей во языцах.
   - Правильно, такого за ним не водится. По его оценке встреченный им тираннозаврид примерно семиметровой длины и ростом чуть больше двух метров.
   - Ага, совсем чуть-чуть! - едва не взвизгнула Маркова.
   - По сравнению с тем рэксом, которого вы тут разглядываете. И кстати, кто-нибудь объяснит мне, дураку, почему именно рэкс? Почему не тарбозавр, если уж на то пошло? Когда это я успел проспать телепортацию Подмосковья в Северную Америку?
   - Ну, пусть будет тарбозавр, - признал Власов, вспомнивший об явно евразийском характере уже известной нам местной фауны, - Только нам-то не один ли хрен?
   - Не совсем. Во-первых, тарбозавр не так массивен. Во-вторых - подслеповат - его зрительные центры в мозгу развиты хуже, чем у американских тираннозаврид. И наконец - вспомните фильм "Охота маленького Даса". Многие палеонтологи уже склоняются к гипотезе о коллективной охоте семейных групп тираннозаврид. Подростки - лёгкие, быстроногие и не боящиеся навернуться со всего маху - загоняют добычу на сидящих в засаде матёрых взрослых.
   - А, да, смотрели. Только что с того?
   - А то, что если "наш" тираннозавр - хулиганистый подросток, тогда где отсиживалась его солидная и степенная мамаша? И почему позволила какому-то бодливому барашку боднуть своё непутёвое, но обожаемое чадо? Почему не шуганула супостатов хотя бы рёвом, от которого все наложили бы в штаны?
   - В самом деле, - проговорила Русанова, - Мать не дала бы в обиду своего детёныша.
   - Вот и я о том же. Будь это подросток тарбозавра - у нас тут сейчас оба "Корда" шмаляли бы с вышек на каждый подозрительный шорох, а толпа усыпала бы стены со стволами. Так что скорее всего это был всё-таки взрослый относительно мелкий тираннозаврид вроде алиорамуса.
   - Ага, мелкий! - мрачно хохотнул Варон.
   - Примерно как те карнотавры из "Терры Новы", - заметил Власов, - Кстати, кто опаснее?
   - Олег, а самому подумать уже в лом? - поражают меня всё-же неглупые в общем-то люди и знающие немало, но как-то не приученные размышлять самостоятельно, - Карнотавры обитали в Южной Америке, где тираннозавриды не отметились. Американские сценаристы-фантасты даже собственных буржуинских научно-популярных фильмов не смотрят, а уж изучить вопрос по нормальной литературе и вовсе не трудятся. Наши сняли бы не так красочно - но уж НАСТОЛЬКО не облажались бы точно. Ну да ладно, хрен с ними, с бракоделами заморскими. Я тебе даже сходу по картинке-реконструкции скажу, что и гигантозавр, и карнотавр, и кархародонтозавр - все юрского аллозавра здорово напоминают. Кто-то из них аллозаврид, кто-то цератозаврид - более точно у Скворцова спроси, я могу и напутать. Да и по хрену мне эти тонкости, если честно - оба они, что аллозавр, что цератозавр - обыкновенные юрские тупицы с крошечными крокодильими мозгами. Вдобавок - глаза по бокам башки, то бишь без бинокулярного сектора спереди. Короче - и тупорылые, и мазилы. Ну, по сравнению с тираннозавридами. Так что "наш" тираннозавр по сравнению с тем киношным карнотавром и побашковитее будет, и звезданёт поточнее. В конце концов ведь везде, где завелись тираннозавриды, прежние хищники юрской формации как-то исчезли. Те же аллозавры по всему шарику обитали, и в Северной Америке их раскопано до хренища - а вот в позднем Мелу нет их там больше. Дальше разжёвывать надо?
   - Ясно. Ох и попали ж мы...
   - Ну, кое в чём нам таки повезло. Тарбозавр, например, попримитивнее американского рэкса - и сами мозговые зрительные центры похуже, и бинокулярный сектор едва намечен. Думаю, что и с "мелюзгой" ихней такая же хрень - алиорамус наверняка не так глазаст и точен, как нанотираннус.
   - Угу. Но с зачисткой угодий от "юрских" конкурентов тоже справился.
   - Теперь - молодец, соображаешь. Нам достался противник гораздо умнее курицы - возможно, даже и не глупее вороны - но по глазомеру никак не орёл. К нашему счастью - и по размерам далеко ему до рэкса.
   - Нам это сильно поможет? - поинтересовалась Русанова.
   - Завалить же легче! - ответил ей за меня Игорь.
   - Точно! - подтвердил и я сам, - Вот из той штуки, что я сейчас ваять буду. Надеюсь - с вашей помощью.
   Кое-что несложное моим орлам доверить уже можно. Мелкие деталюшки, например, дав им образцы именно того металла, что нужен - ведь модифицированный АЕК, как и все мои стреляющие прибамбасы, тоже будет в нержавеющем исполнении. Сам с помощью Игоря делаю основное - титановую ствольную коробку со стальными трущимися вставками и нержавеющий ствол. Затем переключаемся на возню с регулируемым прицелом - ведь прицельная линия у нас смещается, и из-за мелких ошибок автомат придётся приводить к нормальному бою заново.
   Когда наконец собранный агрегат, уже в самом деле похожий на буржуинские штурмовые винтовки куда больше, чем на калаш, укладывается на мой стол, добрая половина всех вопросов у народца уже отпала - и сами успели кое-что сообразить. А оставшиеся я предотвращаю, сразу разжёвывая суть:
   - За счёт прямого приклада, ослабленной до минимума отдачи и сбалансированного механизма автоматики наша очередь пойдёт кучно и накроет пятно аналогично картечи из дробовика. Только каждая наша "картечина" - это автоматная пуля с соответствующим убойным действием. Одной тираннозавру может и не хватить, но мы в него влепим добрый десяток, а при необходимости и ещё добавим.
   - А что - вполне себе! - прикинул Игорь, - Всяко убойнее любого дробовика при нормальных габаритах и весе!
   - Особенно, если с экспансивными пулями, - развил идею только что вошедший, но сходу ухвативший суть Перепёлкин, - Только вот опробовать бы надо на стрельбище.
   - Вот как раз и опробуй, - протягиваю ему агрегат, - Заодно и к нормальному бою приведёшь.
   - Ну вот, только зашёл как к нормальным людям - и на тебе, тут же припахали! - вот только недовольным капитан ну никак не выглядит, - Только вот что мне ещё скажите - если вдруг Скворец прав окажется, и нам ОЧЕНЬ большая тираннозавра вдруг попадётся - на неё чего-то такое можно будет соорудить? Ну, чтоб не сильно тяжелее и громоздче вот этой бандуры, а то с ПК или там с "Печенегом" таскаться - сами понимаете...
   - Ну, в принципе-то ствольная коробка винтовочный патрон вполне выдержит - исходно ведь затачивалась под унифицированные с автоматом снайперку и пулемёт. Но ведь трёхлинеечный-то наш, зараза, под нормальные рожки не годится...
   - Долбаный фланец?
   - Он самый. Боюсь, как бы собственным патроном заморачиваться не пришлось. Или может найдётся у кого охотничий винтарь под .308 Винчестер?
   - Он же - 7,62 НАТО? Да, хороший был бы вариант. Поищу.
   - Хорошо бы найти хотя бы непочатую пачку. На крайняк-то у меня есть сувенирный брелок - гильза с пулей - но это ж представляешь, какой геморрой?
   - Понял. Я разведчик или нахрена? Если есть - найду.
   Ну, дайте-то боги! Фриц как-то раз сболтнул, что видел у Коня на складе и парочку немецких Г3, да не простых, а снайперских, и ежу ясно, что без боезапаса они бы там не появились. Да только где он теперь, тот Конь со своим драгоценным складом! И тут же едва не хлопаю себя по лбу от досады. Ну что ж я тормоз-то такой! Игорь сообразил первым:
   - А чего нам с буржуинским патроном мозги себе сношать, когда "девятка" СПшная есть - ну, от "Винтореза" которая?
   Тут мой помощник прав на все 100 процентов. "Винторез" я собственноручно из-за дыры притаранил с непочатым цинком патронов. А патроны вполне себе автоматные, на базе нашего обычного 7,62 калашовского, только под "девятку", да с тяжеленной пулей. Специально таким сделан, чтоб дозвуковым был при коротком стволе, а уж при нормальном автоматном вжарит почти как винтовочный. Ну, на относительно ближней дистанции, конечно, метров где-то до 300. А разве по тираннозаврам кто-то собирается с километра лупить? Это нам и на хрен не надо, мы только обороняться от них собираемся. Редкий патрон и дефицитный, для массового оружия не предназначенный, отчего и не вспомнил я о нём сходу. А так - что доктор прописал, и для нас его массовым сделать - ни разу не проблема. С переделкой АЕК под этот патрон повозиться, конечно, придётся, но уж всяко меньше, чем под винтовочный. Рожок тупо от того же "Винтореза" втрое удлинним...
   - Так это чего получается? - допытывается Варон, - Что по хрену нам любые динозавры?
   - Ну, лично мне они и без того были по хрену, - для пущей доходчивости я разжёвываю ему в форме хвастливого куража, - С воздуха я могу обстрелять любого тираннозавра хоть из мелкашки, хоть вообще из духовушки - и прикинь, ни хрена мне за это не будет!
   - И прикинь - я тоже так могу, и тоже совершенно безнаказанно! - добавил Игорь, добивая этого раздолбая окончательно.
   - А, ну да, вы ж летаете, - завистливо протянул тот.
   - Тебе кто-то мешал или запрещал учиться тому же? - я интересуюсь самым участливым тоном, и народец едва сдерживает смех, - Нет, ты можешь, конечно, "залезть большой сосна", причём у тебя это выйдет быстрее и легче, чем у основной массы - всё-таки кое-что ты умеешь, - тут уж народец прыскает в кулаки, а Варон проникается наконец пониманием, что иногда учиться чему-то до позеленения всё-же круче, чем быть просто вальяжным раздолбаем.
   - А в результате мы можем позволить себе и налегке пошляться, а вот тебе как чухану какому-то автомат таскать придётся, - подытоживает Игорь. Но призадумываются все наши - это ведь только под вербальную раздачу Варон напросился, а так - для большинства наших вопрос актуален, и Варон ещё далеко не самый худший в этом смысле...
   - Не, ну это я как бы понял, - не унимается тот, - Я вот во что никак не въеду - мы по сравнению с той "Терра Новой" голливудской в шоколаде или в жопе?
   Мы с Игорем переглядываемся и ухмыляемся.
   - Ну, месячишко-другой та "Терра Нова" заместо нашего городища, пожалуй, протянула бы, - прикинул я, заинтересовавшись задачей, - Но это только в том случае, если бы возникла вдруг в течение буквально дня в полностью готовом виде. Тогда - да, один или два месяца могли бы ещё как-то отбиваться.
   - Насчёт двух сильно сомневаюсь, - добавил Игорь, - Один ещё кое-как, да и то - с большими потерями.
   - А чего так? - это уже интересуется Власов, поскольку Варон просто хватает ртом воздух.
   - А у них там, как и всегда в американском кино, всё устроено на редкость бестолково - иначе просто не получилось бы у сценариста таких драматических приключений нагородить. Вспомни сам - оружие только у вояк, которых горстка, а периметр длинный, и на оборону его всего их не хватит даже теоретически. А оборонять надо, поскольку ограда чисто символическая, и преодолеть её тем же рапторам или нашим троодонам с диатримками и рэксиками - вопрос исключительно желания. А мобилизация гражданских ни черта не даст - их тупо нечем вооружить, если не считать нескольких мачете и кухонных ножей типа тех, что они обожают во всех своих ужастиках демонстрировать. Только несерьёзно это против динозавров. А оружие? Помнишь ту серию про каменюку с электромагнитным импульсом, что всю электронику им отрубил? И всё, у них только пара-тройка спортивных луков, да ножи. Это у американцев-то! Единственный револьвер ихнего бармена с единственным патроном - сам понимаешь, курам на смех. А та серия, где хренова туча птерозавров их атаковала? Я даже молчу о том, что зубасто-хвостатые рамфоринхи к тому времени давно вымерли - хрен с ними, пусть живут, мне не жалко ни разу. Но вот они волей сценариста налетели - и чего? Чем от них отмахиваться? Ножиками теми кухонными? А больше ведь и нечем практически. "Граждане, воздушная тревога! Просим соблюдать спокойствие и следовать в птеродактелеубежище!" - я дурашливо передразниваю официозный тон подобных рекомендаций, и народец прыскает в кулаки. А потом, мысленно сравнив описанную ситуацию с реально имеющейся у нас, уже хохочет в полный голос.
   - Ура! Звиздец америкосам! - приплясывает Варон, - Наконец-то мы их поимели!
   - Ну, поимели-то их не мы, а они сами себя, - урезонивает его Игорь, - Вдобавок - исключительно в этой киносказке.
   - А, один хрен! Мелочь - а приятно!
   - Угу. Вот как раз именно за это они нас и не любят, - и снова народец хохочет.
   В самом деле, не красит нас эта черта, но в данном случае - пускай. Главное - чтоб поверили в свои силы и не паниковали, и это нам, кажется, удаётся. Сейчас они все мысленно лихо шинкуют в капусту тех рамфоринхов абордажными саблями, да расстреливают несчастных динозавров из автоматов с пулемётами, а Варон, судя по кровожадному блеску глаз, явно ещё и из огнемёта их заживо поджаривает. Ну, как говорится - чем бы дитя ни тешилось...
   - Мои просвещены и урезонены, - доложил я Бате в "штабной" палатке.
   - Да, мне уже настучали. Сравнить с "Терра Новой" - это ты хорошо придумал.
   - Так для того её и крутили, чтоб народцу было с чем сравнивать наш расклад.
   - Да я, собственно, за ближайшее будущее и не переживаю. Дальняя перспектива беспокоит. Мы ж тут теперь с концами, и "продержаться 20 минут до подхода наших" уже не прокатит. Не подойдут наши ни через 20 минут, ни через 20 дней, ни через 20 лет. А что у нас с самообеспечением?
   - Да нормально всё, ваше скабродие. Вооружены достаточно, укреплены хорошо, водой и электроэнергией обеспечены, а жратвы наматериализуем. Не без труда, конечно, но наматериализуем.
   - Это я понял. Дальше-то что? Так и собираешься всю оставшуюся жизнь тушёнку со сгущёнкой материализовывать?
   - Зачем всю? Пару-тройку лет, пока нормальное хозяйство не развернётся.
   - А где разворачивать будем? Оно ведь у нас вне укреплённого периметра. Людей мы в случае чего за стены эвакуируем и даже кое-как в городище разместим, живность, пока её мало, тоже кое-как - ну, короткое время потерпеть можно. Но теплицы ведь так и останутся на месте.
   - Да, территорию надо расширять. Сейчас мы имеем хорошо укреплённую цитадель в виде нашего городища, в какой-то мере аналогичную средневековому замку, и своего рода посад с хозяйством, собственной защиты пока не имеющий. Естественно, надо огораживать и его дополнительным периметром.
   - А не получится у нас тогда, как в той "Терра Новее", длиннющий периметр, который некому оборонять?
   - Там, ваше скабродие, американцы учудили вообще клинический случай. Это ж додуматься надо было - на плоской равнине поселение устраивать, где местной мегафауне отовсюду удобные подходы. У нас же - вот, взгляните, - я разворачиваю нашу самопальную топографическую карту, - Вот тут, тут и тут у нас склоны возвышенности, которые мы дополнительно подрыли до неприступной крутизны. Их и оборонять не надо - достаточно вышек со стрелками по углам. И это половина нашего периметра. Оборонять, если что, надо только другую половину, которая по верху проходит. Собственно, там у нас и посад наш отпочковался. Если с умом огораживать будем - вот тут и тут по склонам - снова получаем достаточно длинные участки, не требующие полноценной обороны, а серьёзная оборона нам понадобится только вот тут и тут. По длине это примерно наполовину больше нынешней обороняемой стены, а площадь мы захватываем втрое по сравнению с нынешней. Если жильё и там будем ставить многоэтажное, то львиная доля этой площади останется свободной для расширения хозяйства. Вода у нас из водопровода, и её будет столько, сколько нужно, да ещё и под естественным напором, климат тут тёплый, так что энергозатраты у нас будут только на освещение теплиц, а с нашими светодиодными светильниками это мелочь, на которую за глаза хватит и ветряков. Проблема ведь в проклятой облачности, из-за которой затруднён фотосинтез, а красно-синее освещение как раз и раскочегарит нам его по максимуму. Думаю, что при максимально возможной урожайности нам площадей и на корма для живности может хватить.
   - То есть в осаде мы отсидеться сможем? Что ж, уже неплохо. А не зачахнет у нас народ без прогулок снаружи?
   - Полноценную технику безопасности от хищников нам только Скворцов сможет разработать - и сильно подозреваю, что и ему на это понадобится время и исследования. Я могу только позаботиться о подходящем вооружении. Хотя - кое-какие мысли наклёвываются.
   - Ну-ка, колись!
   - Да элементарно в общем-то. Сеть небольших стационарных убежищ, в которых люди смогут укрыться на какое-то время и сообщить в городище по рации. Эдакие мини-форты или блокгаузы. Отрезанные от городища запрутся в ближайшем и дождутся помощи.
   - А успеют?
   - Если будут знать о характере опасности заранее. Реальную опасность представляют тираннозавры, рэксики, троодоны и диатримки. Это четыре вида. Если совсем уж удариться в паранойю и добавить когтекрылов - тогда пять видов. Я сильно ошибусь, если предположу, что собак Каролины не так уж и сложно надрессировать на особые сигналы для каждого вида учуянного ими хищника?
   - Так-так... Скажем, гавкнет один раз, учуяв диатримку, пару раз на троодонов, три раза на рэксика и четыре на тираннозавра? Думаю, что вполне реально. Тогда что получается - без собак прогулки запрещаем?
   - Ну, совсем уж "запретить и не пущать" - как вы это дело себе представляете? Это ж надо и вовсе нашего народа не знать! Да я ж сам тогда первым и нарушу - из принципа!
   - А я тебе запрещать и не собираюсь. Смысла нет. И не потому, что нарушишь, а потому, что ты и не станешь у тираннозавра под ногами путаться - ты у него над башкой пролетишь. Я ВЫХОД за периметр запретить думаю, а не ВЫЛЕТ. И, шутки шутками - а давай-ка всё-таки по делу.
   - А по делу - думаю вот что. Ночные одиночные выходы без собаки - однозначно. С этим, думаю, и спорить-то никто не будет. Да и вообще, нехрен ночами шляться, в мирное-то время. А днём - запретить в одиночку и безоружными и не рекомендовать без собаки.
   - А почему только "не рекомендовать"?
   - Так элементарно же, ваше скабродие! Безоружными, да поодиночке у нас и так уже никто не ходит - троодоны с рэксиками приучили к порядку, так что это можно уже и запретить категорически. А насчёт собак - ну сами посудите: сколько их там у Каролины скворцовской? Где она на всех напасётся? Наш народец и так-то на любые запреты реагирует... гм... ну, сами понимаете, а тут ещё и соблюсти даже физически невозможно - сплошная дискредитация руководства получается. Спрашивается, оно нам надо? А если просто не рекомендовать - все всё поймут правильно.
   - Понял. Логично. А дальше как будем эту проблему решать?
   - А хрен её знает, ваше скабродие. В идеале надо бы каждому по собаке, да только где ж их взять-то на всю прорву народу?
   - Так неужто не разведём? Ну, не сразу, но ведь у собак же каждый год по выводку. Разве нет?
   - Да не в этом дело. Собаки ж нормальные нужны, не абы какие. Пара-тройка поколений - и начнётся уже неизбежный инбридинг - ну, близкородственное скрещивание, если по простому. А значит - неизбежное генетическое вырождение. Какое там здоровье будет у тех собак и какой нюх? Троодоны-то с рэксиками - ещё ладно, ещё и сами-то не враз напасть решатся, а вот тираннозавра надо издали учуять.
   - Ясно. Так-так... Стоп! Так это ж что тогда получается? У нас же и свиньи с козами тоже вырождаться будут!
   - Так точно, ваше скабродие.
   - И как нам тогда с ними быть?
   - А никак - просто хрен с ними. Больные и хилые будут первыми выбраковываться под нож, а на нюх ихний нам начхать, мы их на мясо с молоком разводим, а не тираннозавров унюхивать, да облаивать. Вот собаки - это да, проблема...
   - И избежать этого собачьего вырождения никак не получится?
   - Ну, я всё-таки не биолог и всех тонкостей не знаю. Может Скворцов со своей Каролиной чего и придумают хитрого - но сомневаюсь. Домашняя собака, если породистая - это фактически результат инбридинга исходной волчье-шакальей породы. Какой у неё нюх по сравнению с волчьим - вы и сами не хуже меня представляете. А нам с вами предстоит этим нашим волкам-вырожденцам ещё одну волну вырождения устроить. И что там тогда от их хвалёного нюха останется? Мы ведь и отбора-то толком селекционного проводить не сможем - нам все они нужны будут.
   - Понял. Что ж делать-то? Прямо хоть динозавров этих одомашнивай! - и Батя сам первым хохочет от своей шутки.
   - Троодоны, вроде, неглупы, - я поддерживаю мрачный юмор босса, - Да и рэксики, мне кажется, вполне себе.
   - А точно? Скворцов, вроде, говорил только про троодонов или нет?
   - У троодонов больше относительный объём мозга, но в основном за счёт зрительных центров, только за зрение само и отвечающих. Остальная же часть, насколько я понимаю, у рэксиков едва ли хуже - так с чего бы им быть тупее?
   - Логично. Так ты что предлагаешь - троодонов в качестве гончих или борзых, а рэксиков в качестве овчарок? - и мы оба хохочем. А представив себе покрасочнее и поживее дрессировку этих птицеподобных пернатых "пёсиков", смеёмся долго, хотя и невесело. А что тут весёлого? Уже у наших детей и внуков полноценных собак практически не будет. Мы-то, владеющие биоэнергетикой, как-нибудь уж, если и не нюх, то другое какое чутьё разовьём, а вот остальным как быть?
   - А как насчёт этих ваших способностей? Всех им можно научить? - телепат босс, что ли?
   - Ну, смотря в какой степени. Базовая-то ДЭИРовская подготовка для широких масс вполне доступна. А вот дальше, уже наш "высший пилотаж" - боюсь, не осилит массовка. И у моих-то орлов с трудом идёт...
   - Думаешь, врождённая предрасположенность какая-то нужна?
   - Скорее всего. А в каком деле она не нужна? Сравните вон с тем же спортом. Кто-то лишь слегка тренируется, и ему для поддержания хорошей формы достаточно, а кто-то из кожи вон лезет, до изнеможения - а толку как с козла молока. Думаю, что так и во всём - кому-то дано, кому-то нет.
   - Но пробовать-то надо.
   - Надо, ни разу не спорю. Просто не ждите от этого несбыточных чудес. Сами поймите, будь это легко и доступно каждому - все бы давно уже левитировали, да телекинезили.
   - Понимаю. Но у нас несколько сотен человек. Уж сотню-то из них обучить реально?
   - Оптимист вы однако, ваше скабродие! Если толк выйдет хотя бы из пары-тройки десятков - это будет уже очень хорошо.
   - А хотя бы и так! Даже несколько дополнительных человек - уже серьёзная помощь! В общем, изыскивай способ спихнуть текущую рутину на исполнителей - и начинай мне массовый биоэнергетический ликбез с последующим отбором перспективных. А Быкова я озадачу совершенствованием аппаратуры...
   Чем конкретно Батя собрался моего тестя озадачивать - мне разжёвывать не надо. Ясный хрен, что тем же, чем и я бы на его месте озадачил - ещё более мощными торсионными генераторами. Чтоб производительнее были, чтоб меньшее число операторов больше сделать на них могло. Задача эта для тестя - не так, чтоб элементарная, но посильная наверняка. Раньше он этого не сделал не оттого, что не мог, а оттого, что "не положено". Но теперь, когда контролирующие и указующие инстанции остались за схлопнувшейся дырой, нам на весь этот бюрократический маразм - плюнуть и растереть. Для фанатов законности разжёвываю - государство с его бюрократическими структурами и законами существует или "будет существовать" в далёком будущем. "Здесь и сейчас" его нет и ещё добрых 65 миллионов лет не предвидится. Законы несуществующего государства распространяться на нас не могут - "попав", наш социум автоматически выпал из прежнего юридического поля. Всем и каждому мы это прямо сейчас объявлять, конечно, не будем - не надо нам анархии и хаоса ни разу - но на ус намотаем. В том смысле, что жить будем так, как оно по делу правильно окажется, без оглядки на всякие там "положено" и "не положено". Раз уж из юридического поля выпали, так из маразматического - тем более. Нехрен тут бюрократию на голом месте разводить.
   Для успокоения и урезонивания всё ещё паникующей основной массы босс устроил общее собрание, на котором толкнул зажигательную речугу. По смыслу она, наверное, мало отличалась от тех, что толкал перед толпами "истинных арийцев" один ефрейтор и художник, некий Алоизыч, и я временами едва сдерживал смех. Но толпе сейчас, пожалуй, что-то вроде этого и нужно - не столько смысл, сколько бодрый и уверенный тон.
   Мы с Олей расположились ближе к задним рядам, и пока Батя разжёвывал ротозеям свежеиспечённую доктрину "Всё под контролем и путём", я инструктировал вполголоса свою благоверную куда конкретнее:
   - Совершать героические подвиги есть кому и без тебя. Твой подвиг - долгий, размеренный и пока малозаметный - внутри тебя. И мне от тебя нужно, чтобы ты не перенапрягалась, удвоила и утроила внимание к технике безопасности по нашей части, но при этом регулярно тренировалась. В идеале - хоть понемножку, но ежедневно. Взлетать на высоту птичьего полёта не надо, но оторваться от пола и немножко поманеврировать - непременно. Телекинезить туда-сюда тумбочку никчему, но патрон или там консервный нож - обязательно. Материализация - о серьёзной массе забудь и думать, но что-нибудь мелкое и лёгонькое через день или хотя бы раз в неделю надо бы. Насчёт телепортации - обмозгуем позже и будем исходить из твоего текущего самочувствия.
   - Тренировка для ребёнка? - суть она ухватила сходу.
   - Да, с постановкой на рефлекс. Я не знаю, до какой степени мы с тобой успели внедрить наши способности в генетику и насколько эффективной оказалась наша подготовка к... гм... ключевому моменту. То, чего мы с тобой не сумели передать ему с генами - пусть получит хотя бы в виде рефлекторных навыков.
   - Получит. По полной программе получит, - всё, видовой инстинкт у моей самки включился, теперь только бы не переборщила...
   - Только с умом, без фанатизма. Помни об электромагнитных полях - их гашение должно быть полным. Это важнее, чем величина каких-то там микродостижений, - для наглядности я показываю на пальцах те величины, с которыми ей предстоит тренировать наше будущее потомство, и мы усмехаемся.
   - Вы уже всерьёз занялись выведением породы магов? - инструктируя жену, я как-то и не обратил внимания на то, что рядом оказался и Скворцов со своей Каролиной.
   - Так ведь самое время - пока Святой Инквизиции на нас нет, - я поддерживаю предложенный мне шутливый тон.
   - Да об Инквизиции-то я как-то и не тревожусь, знаете? Просто настораживает... Как бы это выразиться поточнее? Неопределённость перспективы, что ли? Социум-то наш получается в каком-то подвешенном состоянии. Куда и к чему мы идём?
   - А, вот вы о чём? - мне уже стучали о том, что наш биолог не очень-то в восторге от нашего стихийно образовавшегося своеобразного коммунизма и тоскует по прежнему куда более либеральному социуму до камешка, - Думаю, что пока-что мы не идём никуда и ни к чему. Просто выживаем и приспосабливаемся к обстановке. Решим эту задачу - будем думать об оптимальной социальной структуре. А пока банально не до того.
   - Разве? Я вот смотрю, Георгиев уже чуть ли не фюрера из себя строит. Да и вы, Владислав, явно озаботились закреплением кастовой принадлежности в потомстве. Мне, вроде бы, и нечего возразить по делу - но тенденция всё-же настораживает. Что нас по-вашему ожидает - национал-социализм или древнеиндийский кастовый строй?
   - Параллели, конечно, просматриваются. Но что вас в этом пугает? Вас разве кто-то в "унтерменши" зачислил или там в "шудры" какие-нибудь с "неприкасаемыми"?
   - Пока нет, но что будет дальше? Выделение касты "брахманов" я уже, кажется, наблюдаю.
   - Ну, так уж прямо и касты... Если вы изъявите желание учиться нашим способностям - думаете, кто-то вам откажет? Базовый ликбез, если хотите знать, планируется для всех. У всех ли хватит таланта, желания и усидчивости - вопрос уже второй. Но разве не так же обстояло дело и в том прежнем социуме? Те возможности, которые давал социум, так и останутся "равными", если вас беспокоит именно это. А генетика социумом не даётся. Она от родителей наследуется и мутациями модифицируется. Кто-то генетически приспособлен к тем или иным условиям лучше, кто-то хуже - так было в прежнем социуме, так будет и в этом. Уж вам-то, биологу, это должно бы быть очевидно.
   - В том-то и дело. Прикидываю я перспективу - и не получается у меня социальной идиллии. Как ни верти - всё равно выходит обезьянья доминантная пирамида, да ещё и закреплённая генетическим превосходством доминантов. С одной стороны - власть лучших, с этим не поспоришь, но с другой - неуютно как-то без социальных лифтов, знаете? Замкнувшаяся в своём кругу элита как-то перестаёт считаться с народом - такие вещи добром не кончаются.
   - Ага, замкнёшься тут! Сколько нас тут всего всех вместе? Несколько сотен, если мне склероз не изменяет? А сколько среди них НАС, намылившихся по вашему мнению в "брахманы"? В одиночку вы НАС по пальцам не пересчитаете, а вот вдвоём с кем-нибудь - запросто. Ну и скажите мне как биолог - достаточно ли этого для "замыкания"?
   - А все ваши "маги" это понимают?
   - Кто не понимает - растолкуем и разжуём. Это ведь в наших интересах.
   - Ну, а потом, через пару-тройку поколений, когда социум размножится?
   - Давайте сперва доживём до этого. Как бы ни хорохорился наш... гм... "фюрер" перед публикой - задачка это всё-же далеко не тривиальная...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"