Каминский Андрей Игоревич: другие произведения.

Дочь колдуна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Своего рода апгрейд "Рейхсколдуна", с более замысловатой предпосылкой. Этот мир начал меняться сразу после Первой Мировой войны- когда в Германии победила коммунистическая революция, кроме самых западных регионов. Советская Германия и Советская Россия вместе подмяли всю восточную Европу, а затем захватили и еще ряд территорий. В итоге экспансия коммунизма привела ко Второй Мировой войне. Против Коминтерна объединился практически весь мир, но "Осью" антибольшевистской коалиции стали сильно поправевшие США, фашистская Англия и фашистская Италия, милитаристская Япония и новая великая держава- Нидервер, возникшая после объединения "белонемецкого" Ганновера с Нидерландами и Бельгией ( и всеми их колониями) в Объединенное Королевство под главенством дочери кайзера Вильгельма Виктории Луизы Прусской. После долгой и упорной войны Коминтерн сокрушен, американцы, британцы, немцы, голландцы, японцы делят постсоветские территории, где у "освободителей" появляются весьма неожиданные союзники.

  Дочь колдуна
  
  
  -Будьте добры, ваш талон, герр Майер - сидевшая за столом женщина протянула руку. Молодая, она могла быть довольно симпатичной, если бы меньше старалась придать себе официальный вид: большие очки, стянутые в пучок волосы, убранные под высокую пилотку, бесформенное и безвкусное черное платье. Светловолосый офицер в черном мундире подумал, что подобным официозом эта женщина пытается скрыть, кем она работала в этом или подобном заведении до того как села на проходной. Молча он протянул прямоугольный кусочек картона вместе с офицерской книжкой и увидел, как на лице женщины мелькнула слабая улыбка.
  
  
  -Вернете на входе - сказала она, - прошу прощения, герр Майер, но таков порядок.
  
  
  -Я понимаю - бесстрастно произнес офицер. Женщина достала из ящика стола достал небольшой пакет, который и передал офицеру. Тот молча принял "джентльменский набор"- кусок мыла, несколько презервативов, полотенце
  
  
  -Врач, который вас осмотрит перед посещением девушки, находится на этом же этаже. Рядом с его кабинетом - душевая. После того как приведете себя в порядок, подниметесь на второй этаж. Направо по коридору, вторая дверь.
  
  
  - Благодарю за пояснения - небрежно кивнул Майер.
  
  
  -Вы сделали удачный выбор, - женщина вновь улыбнулась, - она чудо как хороша.
  
  
  Майер отвернулся, его лицо исказила гримаса, словно от зубной боли. Уже выходя в коридор, он услышал как щелкает переключатель радиоприемника и за его спиной раздается уверенный голос Ханса Фриче:
  
  
  " Заканчиваются приготовления к последнему параду союзных войск на Сенатской площади. В этот же день планируется и провозглашение Санкт-Петербурга столицей России, хотя фактическим местопребыванием правительства Северной Области пока остается Архангельск. Решение о возвращении Санкт-Петербургу столичного статуса было принято после коллапса бывшей большевистской столицы, уже покинутой почти всеми жителями. В настоящее время реализуется обширная программа по расселению москвичей на территории государств-участников Антикоминтерновской коалиции. После окончательной стабилизации ситуации в Центральной России, произойдет одномоментный взрыв системы плотин на реках Москва и Ока. Вместо отравленных радиацией руин русский народ получит живописное озеро посреди Русской равнины. Президент Доно-Кавказского союза, атаман Всевеликого войска Донского, генерал Петр Краснов уже заявил, что затопление Москвы: "Печальный, но закономерный конец для цитадели азиатской деспотии, более пятисот лет осуществлявшей свое кровавое правление над народами России. Хочется верить, что с ее уничтожением для русского народа откроется новая страница в его истории - страница полная надежды, свободы и уверенности в завтрашнем дне". Подобные же заявления сделали Верховный правитель Орловско-Брянской Республики Бронислав Каминский и регент Финляндии Карл Эмиль Маннергейм. В свою очередь президент Северной области Василий Ермолов выразил опасение, что заявления такого рода могут подорвать единство будущей свободной Федеративной России и серьезно осложнят послевоенное урегулирование..."
  
  
  
  С мокрыми после душа волосами Матиас Майер поднялся по лестнице и оказался в широком коридоре. Остановившись перед массивной дверью выкрашенной в темно-зеленый цвет он негромко постучал. Из-за дверей напротив послышался пьяный мужской голос, певший на немецком языке и визгливый женский смех.
  
  
  -Входите, не заперто - услышал Майер.
  
  
  Он вошел в небольшую уютную комнатку. Главным предметом интерьера была широкая кровать стоявшая у стены, уже расстеленная в ожидании клиента. Рядом стоял туалетный столик где стояло несколько тюбиков с помадой, пудреница и флакончик с французскими духами - явно подарок кого-то из офицеров прибывших из освобожденной Франции. Не здешнего происхождения была и картина на стене- дешевая репродукция рубенсовского "Сада любви". Было видно, что хозяйка этой комнаты пользовалась такой популярностью у офицеров, что они старались оставить какой-то сувенир помимо обычной платы.
  
  
  Сама девушка стояла у окна, забранного плотными черными занавесками пережиток тех времен, когда в еще советском городе производилась светомаскировка. Немец, первый раз в жизни увидевший Катерину Смирнову, невольно замер от восхищения - те, кто рассказывал ему о ней нисколько не преувеличивали - скорей наоборот. Эта девушка была слишком красива для того, чтобы быть проституткой - пусть даже и в одном из лучших офицерских публичных домов на освобожденных территориях. Несмотря на приказ, предписывающий девушкам из офицерских борделей встречать клиентов одетыми, на Кате был только кружевной шелковый полупрозрачный пеньюар, выгодно подчеркивающий высокие груди с острыми сосками, округлые бедра и длинные стройные ноги. Безупречно подстриженные ногти на руках и на ногах, покрывал красный лак, делавший ногти девушки похожими на капли крови упавшими на белую кожу. Полные губы тоже были накрашены неброской помадой. Другой косметики не было, но Катерина в ней и не нуждалась - больший макияж мог только нарушить классическую красоту ее лица, прелесть которого скорей усиливала, чем умаляла россыпь мельчайших веснушек на ее тонком, слегка вздернутом носике. Лицо девушки обрамляло облако ярко-рыжих, почти алых волос, подстриженных где-то у плеч. Выражение больших и слегка раскосых, серо-зеленых глаз парадоксальным образом совмещало покорность и дерзкий вызов.
  
  
  - Я рада вам герр Майер - ослепительно улыбнулась девушка вошедшему офицеру -мы видимся первый раз, но я уже много слышала о вас.
  
  
  -Чтобы это могло быть?- шутливо спросил Матиас, любующийся красивой девушкой - надеюсь ничего страшного.
  
   Девушка рассмеялась звонким переливчатым смехом, от которого у немца сладко защемило в груди.
  
  
  -Напротив, герр Майер, вы оказываете мне честь, - произнесла девушка, - Не каждой германской девушке посчастливится быть с таким мужчиной как вы - сильным, смелым, решительным, находящим выход из любой ситуации, словом настоящим мужчиной...
  
  
  Она, говорила это, не отрывая от него своих глаз, подошла к нему и мягко взяла за руку привлекая к себе. Тонкие пальцы сноровисто расстегнули пуговицы его кителя, потом белой рубахи. После того как она помогла ему освободиться от одежды, девушка опрокинулась на кровать, увлекая за собой Матиаса. Его руки сами собой протянулись, комкая и стягивая с нее пеньюар, обнажая скульптурное совершенство тела.
  
  
  Даже самые умелые проститутки из французских и немецких борделей не доставляли еще Майру такого наслаждения, как эта рыжеволосая дикарка из русской глуши. Поцелуи ее казались огненными, язык был сладок, как мед, кожа пахла нежно и возбуждающе. Она растягивала ласки в такой томительно-сладкой агонии, что Майер, задыхаясь от страсти, подумал, что сейчас сойдет с ума. Не в силах больше сдерживаться он привстал на кровати, резким движением развернул Катю спиной к себе и поставил на четвереньки. Она тут же обхватила рукой его мощную плоть, легким движением провела по своему влажному лону и резко подалась назад.
  
  
  - Так меня! Так! Еще! Еще!!! - страстно кричала она, дергаясь взад и вперед, то и дело приговаривая: - А-а-а! Еще!
  
  
  В ответ Матиас рычал как дикий зверь, выкрикивая ругательства сразу на русском, немецком и голландском языках. Все романтические чувства исчезали из его головы, затопленные могучей волной дремучего инстинкта. Он обхватил гладкие бедра рыжеволосой красавицы и стал двигаться все быстрее и быстрее, натягивая русскую девушку на себя. Катя вертелась под немцем, превратившись в визжащую похотливую самку, сладострастно отдающуюся сильному зверю. Вдруг она задергалась и выгнулась, как мартовской кошкой, принимая в свои недра струю семени.
  
  
  Скользкая, как рыба, от пота, со спутавшимися волосами, девушка выскользнула из объятий немца, словно ящерка и слегка пошатываясь отошла к окну. Взяла с подоконника пачку сигарет - к слову сказать, запрещенных в борделях- щелкнула зажигалкой, закурила. Бросила беглый взгляд на приподнявшегося на локте немца, рассеяно улыбнулась:
  
  
  -Тебе, наверное, пора?- Майер покачал головой.
  
  
  -Еще минут пятнадцать я могу остаться. Ты была великолепна.
  
  
  -Все так говорят, - произнесла Катя и в ее голосе Матиасу послышалась горечь. Он внимательно посмотрел на девушку, вновь отметил ее необыкновенную красоту и вдруг устыдился животной похоти, с которой он только что брал ее тело. О том, что страсть эта была совсем не безответной, он почему-то не вспомнил. Катя повернулась лицом к окну и какое-то время смотрела вдаль, потом заговорила снова.
  
  
  -Ты очень чисто говоришь по-русски.
  
  
  -Естественно - усмехнулся Матиас - я же родился на Волге.
  
  
  -Да, мне рассказывали - Катя обернулась и вновь улыбнулась,- о герое, который почувствовал голос крови и поклялся положить все силы на освобождение немцев от большевизма. Это ведь вы создали "Братство тевтонов Идель-Урала" и установили связи с германским подпольем в Мюнхене и Берлине. И вы же, когда восстание провалилось и вас арестовали, подняли восстание в Ухтпечлаге, и вместе с горсткой храбрецов, добрались до Кольской Республики. Все эти истинные арийцы , что пришли сюда из Амстердама и Ганновера могут только мечтать о такой биографии.
  
  
  В последних ее словах Матиасу послышалась какая-то ирония, но она его почему-то не рассердила - напротив он почувствовал себя пристыженным.
  
  
  -Ту историю уже потом сильно раздули и приукрасили - смущенно произнес он.- На самом деле я хотел только отомстить за отца пропавшего на Колыме. Молодой был глупый, решил отомстить, а там уже само пошло- поехало- Майер усмехнулся- сама знаешь "коготок увяз- всей птичке пропасть".- И словно испугавшись собственной откровенности спросил - А ты сама-то как - местная?
  
  
  -Да - кивнула девушка - отсюда. Удмуртская деревня Якшур-Бодья, к северу отсюда, хотя я и русская - ну, наполовину. В Ижевск работать приехала, а тут война началась.
  
  
  -А сюда как попала?
  
  
  Катя замолчала и Майер уже стал опасаться, не задал ли он слишком бестактного вопроса, когда она заговорила:
  
  
  -А как обычно попадают русские девки в бордели для окку...то есть у освободителей? - на этот раз горечь в ее голосе слышалась очень хорошо. - После того как Москву разбомбили, тут совсем худо стало. Работы нет, есть нечего. А у меня в семье пять человек было: я, мать больная, брат старший да двое младших - одному пять лет, второму шесть. Отец пять лет назад в болоте утонул, мать в последние годы совсем плоха стала, еле ходила. Брат комсомольцем был, из идейных - в партизаны ушел. Ну, а мне куда податься, на кого родню бросить? Голод- не тетка. Вот и пошла в потаскухи когда ваши в Ижевск вошли - направили в армейский бордель, сразу к офицерам. Подлечили, подкормили конечно - хозяева вы хорошие, этого у вас не отнимешь - было видно, что Кате давно хотелось вылить все что скопилось у нее на душе и появление какого-никакого, хоть и бывшего, а соотечественника прорвало плотину. - Я свою пайку как только можно было старалась домой передать. А все без толку- сначала мать померла, а зимой прошлой и братья младшие один от пневмонии, второй от голода. Старшего брата поймали во время рейда - я плакала, умоляла, в ногах валялась у командиров ваших. Да только кто к словам бляди, подстилки прислушается? Убивал германских солдат - значит, знал, на что шел. Так и повесили.- Ее голос сорвался, она отвернулась к окну и ее плечи задрожали. Майер сидел молча, его лицо напоминало бесстрастную маску, на которой было нельзя проследить никаких эмоций.
  
  
  -Тебе нельзя здесь оставаться - произнес он, наконец ( почему-то он сразу поверил тому, что она рассказывала).- Никогда не хотела пробраться к своим?
  
  
  - Хотела, а толку - пожала плечами Катя - кому я там нужна, подстилка немецкая? У наших там своих проблем хватает, кроме как со мной возиться. Конечно, там свои, там советские - думаешь, забыла я? Да только мне туда ходу уже нет. Нет, чувствую, так я и умру фашистской блядью,- грустно закончила Катя.- Недолго осталось, скоро жизнь уже так опостылеет что или из окна выброшусь или пойду к Ижу и в Пруду утоплюсь.
  
  
  -Ерунду не говори- вдруг неожиданно зло сказал Майер.- Выберешься ты отсюда! Обязательно выберешься! Пусть я и сам сдохну, если не вытащу тебя из этого фашистского гадючника!
  
  
  Катя посмотрела на него широко раскрытыми от ужаса глазами.
  
  
  -Что вы такое говорите герр Майер?
  
  
  -Хватит меня "херром" обзывать - резко сказал он. И затем - словно в омут нырнул- выдохнул. - И никакой я не Майер. Михаилом меня зовут, Михаилом Поляковым - глядя в испуганные глаза девушки он усмехнулся - что не ждала такого, Катюша? Я и немец то только по отцу-кулаку, которого еще в 23-м как контру в расход пустили. Я когда подрос письмо написал вождю - с просьбой и фамилию сменить и вообще от отца изменника отречься. А потом пошел в разведывательную школу - сначала в Москве, а потом и в Берлине стажировался. Сам товарищ Тельман наш выпуск напутствовал.
  Сначала там и работал, в Советской Германии, а потом сюда перевелся. В голландском посольстве работал один человечек из тамошней контрразведки, только когда королева Ганновера голландскую корону одела, ему это сильно не понравилось. Тогда наши его и перевербовали. С ним мы и придумали этот план по. Сначала я в Энгельс вернулся - там думали, что без вести пропал - я сказал, что в бегах, что паспорт сменил. Потом через нужных людей слух пустил, что у меня с нидерверской контрразведкой уже контакты отлажены. И потянулась ко мне всякая шваль контрреволюционная, все немцы из тех, что против Советской власти камень за пазухой держали. Никто не ушел от пролетарского гнева, все получили свое - кто в лагерях, а кто и в чистом поле у оврага. А потом еще придумали легенду, чтобы я в Нидервер перебрался. Там вон видишь, до каких чинов дошел - он пренебрежительно ткнул пальцем в погоны на своем кителе - да вот только все без толку, как оказалось. Кто же знал, что так оно выйдет- с детства же пели, что "Красная армия всех сильней", верили, что еще чуть-чуть - и Мировая революция! Германия была с нами, Польша, Венгрия, Турция. Франция чуть было нашей не стала! Муссолини от Красной армии аж под самый Рим удрал, англичашки до Суэца драпали. Кабы не Америка проклятая! Но пусть и потеряны и Москва и Ленинград - не потеряна Советская Россия. Я как раз через пару дней отсюда уходить буду- после того как тут одно задания закончу, а потом уйду на восток. Хочешь - бежим со мной! Проберемся к местным партизанам- у меня давно уже контакт налажен с группой Медутина. Они нас сквозь леса и болота проведут мимо Воткинска, а там уже другие партизаны будут. Так до самой Перми доберемся, а уж там не пропадем - там еще наша власть. Да что я за большевик буду, если девчонку из фашистских лап не вырву?
  
  
  Во время всей этой тирады Катя недоверчиво смотрела на Михаила словно не в силах поверить во все-то что он говорил. Тот перехватил ее взгляд и рассмеялся:
  
  
  -Не веришь? Ну, тогда сюда смотри.
  
  
  С этими словами он выхватил свой именной кортик и осторожно, распорол подкладку на кителе и бережно достал оттуда сложенный вчетверо пожелтевший клочок бумаги. -
  
  
  -С этим пропуском я везде могу пройти - гордо сказал он - раньше и в сам Кремль можно было спокойно пройти с этой бумажкой. Его я должен предъявить первому красному командарму, которого встречу. Да ты не на документ, ты на подпись смотри.
  
  
  Катя кивнула не в силах оторвать взгляда от небольшого клочка бумаги где в самом низу виднелась замысловатая закорючка- подпись человека чье слово даже сейчас, после страшной смерти Вождя в атомном пожаре, считается законом для всех тех кто еще воюет под алым знаменем с золотой звездой и серпом с молотом.
  
  
  -Вот так вот- удовлетворенно сказал Михаил пряча квиток в карман- ничего китель починить- это пустяк. Все равно последние дни ношу. Ну, теперь веришь?
  Катя кивнула, ее глаза сияли.
  
  
  -Ты мне вот, что скажи- у тебя еще родные какие остались?
  
  
  -Дядька в деревне живет - сказала Катя - на днях упросила коменданта, чтобы я к нему съездила.
  
  
  -Отлично - потер руки Поляков- где эта его деревня?
  
  
  -К северо-востоку от города, двадцать километров.
  
  
  -Еще лучше. Значит к нему и поедешь, а оттуда- мы прямиком к Медутину. Да и дядьке твоему лучше с нами поехать- фрицы его не пощадят. Ну что, ты решилась?
  
  
  -Миша - неожиданно тихо спросила Катя и у советского разведчика вновь защемило сердце- столько боли и одновременно надежды было в этом голосе. И как давно его уже никто не называл так.- Миша, скажи есть хоть какая-то надежда? Ведь нас все гонят и гонят со всех сторон, нигде нам не удается закрепиться. Есть хоть какая-то надежда?
  
  
  -Есть - убежденно сказал Михаил, - и с потерей Москвы не потеряна Россия. Пол-Сибири еще наша, Урал, Поволжье- мы им всем в Сталинграде сюрприз готовим, от которого они еще долго не очухаются. Жаль, сказать не могу, но ты скоро и сама узнаешь. Да и союзники они аховые, только и ждут, как друг другу в глотку вцепится. Человек человеку волк - этого у империалистов не отнимешь. Мы не можем не победить, мы обязаны это сделать. Ты же в школе историю учила?- Катя кивнула - было у нас и Смутное время и с шведами воевали и Наполеон приходил - тогда тоже многим казалось, что все потеряно- ан нет, всех мы разгромили рано или поздно. Так и с фашистами будет. У них танки, самолеты, артиллерия, деньги, но главного у них нет - Правды. А кто без правды воюет, тот победить не может. А мы - сможем! Мы ведь русские, с нами Бог!
  
  
  -Бооог!?- округлила глаза Катя и вдруг дико расхохоталась прямо в лицо ошеломленному советскому разведчику.- Красиво поешь, сволочь краснопузая, но вот это уже перебор!!! Ты же атеист, безбожник!!! Врал бы мразь комиссарская, да не завирался.- Она повысила голос, в ее глазах блестела просто бешеная злоба - Эй кто там есть? Довольно, не могу я больше с этой гнидой в одной комнате находиться!
  
  
  С треском распахнулась дверь в комнату и в нее вломилось с десяток дюжих парней. Они мигом скрутили ошеломленного Полякова и бросили лицом на пол. Катерина, даже не обеспокоившись тем, чтобы прикрыть свою наготу хохотала как безумная, глядя с какой бессильной ненавистью смотрит на нее советский разведчик.
  
  
  Вслед за гестаповцами в комнату вошла высокая красавица лет двадцати пяти, в черном кителе и черной юбке чуть выше колена. Майер с трудом узнал ее - так разительно преобразилась девушка, принимавшая у него талоны на проходной. Длинные светлые волосы свободно раскинулись по плечам, черный ремень подчеркивал тонкую талию.
  
  
  На нагрудном кармане виднелся шеврон - сине-бело-оранжевый триколор с белым конем Ганновера. Бляху ремня украшал еще один символ - "руна Каун", символ женского начала. Именно этот символ и был той причиной, по которой светловолосые верзилы в черной форме казавшиеся великанами рядом с хрупкой девушкой, тем не менее, относились к ней с заметным почтением. Фройляйн Фрейя фон Заксенбург-Ойген, была одной из первых "возвеличенных женщин" - выпускниц "Женских академий мудрости и красоты" созданных Матильдой Людендорф и Германом Виртом, при поддержке императрицы Виктории-Луизы. В стенах "академий", вопреки ворчанию кальвинистских консерваторов, создавался женский вариант будущей элиты Империи - остроумных, обаятельных женщин, обученных верховой езде, плаванью, езде на автомобиле, стрельбе из пистолета. Все это совмещалось с занятиями по истории, искусству, обучению иностранным языкам, основам дипломатии и даже игре в шахматы. Все это, по замыслам Матильды Людендорф и самой императрицы, должно привести к созданию "новой германской женщины", достойной спутницы вождей Райка.
  
  
  Уроженка знатного рода из Ганновера, Кристина Заксенбург-Ойген прошла обучение в Академии, потом получила свое первое задание- в одной из африканских колоний Объединенной Империи. Вернувшись она нареклась новым, выбранным ею самою именем - Фрейя, в честь германской богини любви. Еще полтора года она работала в различных европейских столицах , где проявила себя наилучшим образом в разведывательной работе. Следующим этапом ее карьеры должно было стать замужество за кем-то из перспективных офицеров или сотрудников правительственных структур. Вместо этого она вдруг решила отправиться на восток, где союзные войска отбивали отчаянные попытки большевиков перейти в контрнаступление с последних оставшихся у них плацдармов. К тому времени нидерверские войска уже больше месяца как находились в Ижевске, занятом в ходе беспримерного марш-броска по охваченной анархией территории. Большевистский гарнизон, все еще державшийся тут, был разгромлен и ганноверо-голландцы вошли в город, буквально на сутки опередив наступавших с севера англо-американцев. Обстановка тут оставалась крайне неспокойной, поэтому решение Фрейи отправиться в это пекло стало загадкой для многих. Еще большей загадкой, было то, что императрица лично дала разрешение на подобную авантюру для девушки, по праву считавшуюся одной из лучших выпускниц Академии. Здесь на месте Фрейя Заксенбург-Ойген оставалась в тени командующего нидерверским контингентом, став своего рода "серым кардиналом" при генерале Гельмуте фон Барнхельме.
  
  
  Немка с брезгливым любопытством глянула на Полякова и повернулась к одному из солдат. Тот протянул ей листок бумаги, она глянула на подпись и слегка присвистнула:
  
  -Генеральный секретарь ЦК РКП(б) - она оборвалась на полуслове, внимательно рассматривая пленного - Высоко летаешь, оказывается... ...товарищ - издевательски подчеркнула она последнее слово.
  
  
  Пленник с ненавистью посмотрел на нее, оскорбительные слова были готовы сорваться с его губ, но вдруг неожиданно замер, встретившись взглядом с ее глазами. Ярко-синие, они словно светились изнутри ледяным сиянием и Поляков вдруг почувствовал, как в его груди шевельнулось одновременно суеверный страх и восхищение. У людей не бывает таких глаз, только это властное и прекрасное существо могло смотреть так - будучи полностью уверенным в своем абсолютном превосходстве, в праве свободно играть жизнями людей, так будто и вправду на землю спустилась одна из богинь языческого Севера. Не выдержав, советский разведчик отвернулся.
  
  
  - В подвал! - коротко бросила Фрейя и ее подручные бросились выполнять ее приказание. На них этот гипнотический взгляд, словно выточенных из синего льда, глаз действовал так же подавляюще как и на русского. Фрейя улыбнулась- в архивах "Аненнербе" и по сей день хранится папка с грифом "Совершенно секретно", c описанием жуткой и странной инициации, пройденной молоденькой Кристиной в секретных лабораториях в джунглях Конго. После этого она обрела силу- силу, позволяющую ей с легкостью манипулировать мужчинами, по своему желанию пробуждая в них то иррациональный страх, то слепое обожание.
  
  
  Гестаповцы вывели за двери Полякова, чтобы отвести его в допросную камеру, которую для удобства устроили в подвале публичного дома - советский агент был далеко не первым кого здесь "раскололи на женщине". Фрейя перевела взгляд на Катю, но та абсолютно бестрепетно встретила его. Гипнотическая мощь замешанная на сексуальном влечении безотказно действовала на мужчин, но была абсолютно бессильна против прекрасного пола. Знавшая это эсэсовка вдруг рассмеялась, серебристым, мелодичным смехом, ее глаза приобрели вдруг человеческое выражение:
  
  
  - Если бы ты была мужчиной, - весело произнесла она - Железный крест был бы у тебя в кармане. Он больше десяти лет водил за нос наши и британские спецслужбы, а ты заставила во всем признаться за сорок минут. Черт побери, как тебе это удается?
  
  
  Катя пожала плечами - она и сама не совсем понимала, как у нее получается: завязав несущественный, казалось бы, совершенно рядовой разговор, незаметно подталкивать человека раскрыться перед ней нараспашку. Особенно пробивало людей на откровенность после любовных утех - словно рушился какой-то незримый барьер и незадачливый любовник выкладывал все как на духу рыжеволосой красавице - даже то, что он ранее не мог бы сказать и под страхом смерти. Возможно это было наследие матери- удмуртской ведьмы, из тех, что испокон веков славились особой властью над мужчинами, вызывая тем ненависть и боязнь русских женщин. Как бы то ни было, способности Кати и привлекли к ней внимание Абвера после оккупации взявшего под крыло увеселительные заведения, как грибы, появлявшиеся там, где свергалась советская власть. В Ижевске, где власть была у оккупантов бордели работали по тем же принципам, по которым функционировали такие заведения на улицах "красных фонарей" Амстердама и Гааги. Работы местным девочкам было много: Абвер открывал разведывательно-диверсионные школы, где набирали местных для подавления просоветских восстаний. Однако нередко такой завербованный контингент оказывался ненадежным - многие из новоиспеченных диверсантов на первом же задании могли переметнуться к врагу. Поэтому в борделях Ижевска весь обслуживающий персонал был завербован Абвером. Девушки в приватных беседах выясняли у курсантов разведывательной школы, насколько они преданы новым хозяевам, не собираются ли перейти на сторону советского Сопротивления. Особо отличившиеся проходили специальные курсы, где их обучали немецкому и голландскому языкам, а также кое-каким навыкам оперативной работы. После этого работницам постельного фронта поручались более сложные задания - проверка лояльности не только своих соотечественников, но и нидерверцев, солдат и сержантов, а самые способные - и офицеров. Катя считалась лучшей из лучших - за красоту, способность "залезать в душу" подозреваемому, а также - лютую, звериную ненависть к большевикам.
  
  
  Так и не дождавшись ответа Фрейя подошла к все еще сидевшей на подоконнике девушке, помогла ей спуститься на пол. Не дав ей сделать и шагу, немка прижала Катю к стенке, страстно целуя ее алые губы.
  
  
  Это и было той самой причиной, по которой Фрейе пришлось покинуть европейские столицы и отправится защищать фатерланд на Восточный фронт. Ранее Кристину Заксенбург-Ойген не привлекали женщины, но после африканской инициации, былые любовные интрижки потеряли всю свою прелесть, став до омерзения пресными и скучными - какое удовольствие от побед которые тебе ничего не стоят? В итоге Фрейя пристрастилась к представительницам своего пола - хотя и мужчин не оставляла своим вниманием. Но, соблазняя и покоряя как влюбленных юнцов так и заядлых ловеласов, крутя мужчинами как ей вздумается, Фрейя могла всерьез увлечься очередной смазливой девчушкой. К лесбиянкам законы Объединенной Империи относились не так сурово как к мужчинам-гомосексуалистам, но все-таки достаточно жестко. Чуть было не попавшись Фрейя поняла, что заигралась, хотя сама не видела в своем поведении ничего предосудительного - у господ иная мораль, не та идеологическая жвачка которой кормят обывателей. Тем не менее единственным вариантом продолжить карьеру и не оставлять своих привычек был Восточный фронт. Здесь Фрейя и познакомилась с Катей, которая тоже в силу ряда причин, не испытывала особого интереса к противоположному полу.
  
  
  С неохотой оторвавшись от губ Кати, Фрейя покачала головой:
  
  
  -Мне нужно быть на допросе. Но ты меня дождись- с этими словами она поправила волосы, послала Кате воздушный поцелуй и исчезла за дверью.
  
  
  
  В ожидании Фрейи, Катя пошла в душ - как и всегда после связи с очередным разоблаченным большевистским агентом. Стыдливость ей была, можно сказать, совсем неведома, и, тем не менее, после Михаила Полякова, ей хотелось как следует отмыться. С остервенением, натирая кожу до красноты жесткой мочалкой, она смывала с себя прикосновения комиссарских лап, желая истребить из своего тела саму память о них. Фрейя уже не раз предлагала ей перестать быть "медовой ловушкой" для большевистских агентов, обещая найти неплохую должность в гражданской или военной администрации. Но Катя неизменно отказывалась - она получала некое извращенное удовольствие в том, чтобы отдавать свое тело вражеским агентам, прежде чем сдать их контрразведке. Было в этом какое-то сладострастное упоение собственным падением, когда Катя вновь и вновь по глоточку, по капле впитывала в себя всю грязь и мерзость собственного унижения, все что с особой ясностью пробуждало в ней ненависть к большевикам - которую она затем до последнего возвращала обратно.
  
  
  Вымывшаяся и посвежевшая она закуталась в большой халат и вернулась обратно в комнату. Сбросила халат и с облегченным вздохом растянулась на кровати, закурив сигарету. Не глядя, протянула руку и включила радиоприемник, настроенный на британскую волну. Бодрый голос Уильяма Джойса наполнил помещение - на абверовских курсах Катя изучала и английский язык, так что с трудом, но все-таки понимала, что говорит один из ведущих пропагандистов Британской империи:
  
  
  
  " В эти дни вновь было отбита очередная попытка большевистских банд захватить Новочеркасск. Шестая австралийская дивизия и десятая индийская бригада британской армии совместно с 10-й и 15-й танковой дивизией Закавказской армии Роммеля, при поддержке "волчьих сотен" кубанских казаков и "Калмыцкой дивизии" после недельных боев окружили и уничтожили 13-й гвардейский стрелковый корпус Красной армии. Знаменательно, что эта блистательная победа союзников была достигнута в очередную годовщину высадки англо- американских войск на Русском Севере. Все мы помним, что именно эта операция и последовавшая за ней атомная бомбардировка Москвы стали дубиной, окончательно переломившей хребет красному медведю. В Европе еще шли бои во Франции и Германии, когда британский лев пришел на помощь германскому орлу, предопределив тем самым крах Зверя..."
  
  
  Катя саркастически усмехнулась: ну да сейчас англичане преподносят свою "Высадку в Архангельске" как величайшую операцию всей войны. Она идет к концу и англо-американцы естественно хотят присвоить себе решающую роль в победе над Коминтерном. Конечно, англичанам приходилось удерживать красный потоп одновременно на Инде, Суэце и в устье Шатт-эль-Араба, а заодно поддерживать деньгами, оружием, а порой и войсками "новых шуанов" де ля Рока, итальянских фашистов, иранских муджахидов и Тройственный Союз Севера. Но все же непосредственно Островам опасность не угрожала - в первую очередь благодаря стойкости голландских и немецких солдат Нидервера, несколько лет выдерживавшего натиск, казавшихся неисчислимыми, красных орд. Даже в последние годы войны, когда союзники начали высаживаться на Русском Севере (часть которого они контролировали еще до войны) над Нидервером висела угроза уничтожения. Фрейя рассказывала о кошмаре, который она делила с соотечественниками- непрерывной бомбардировке германских и голландских городов "оружием возмездия" Красного Рейха - ракетами "Спартак" и "Роза". В ответ союзная авиация разбомбила Берлин в черепки - и именно эту территорию сейчас предстоит восстанавливать немцам и голландцам. И разве не армия Нидервера, перейдя в наступление сыграла решающую роль в освобождении Центральной Европы от коммунизма, пока англо-американцы добивали остатки красной Франции, а итальянцы все топтались на Бреннере? Не говоря уже о том победа над Коминтерном не была возможной, если бы не "желтый потоп" захлестнувший сибирские города - японцы, китайцы, монголы, маньчжуры, казаки. Концентрированная мощь всей Азии, пусть и вооруженной западным оружием, поддержанной англо-американской авиацией, обрушилась на восток СССР и новая Орда катится к Уралу, вырезая всех, кто попадется им на пути. Уже сейчас многие советские военачальники готовы сдаваться даже иранцам с афганцами, не говоря уже об англосаксах - лишь бы не попасть к азиатам. Так что у победы в любом случае будет очень много отцов.
  
  
  "Сегодня премьер-министр Великобритании, Освальд Мосли прибудет в Архангельск совместно с генералом Карлом Маннергеймом и ферером норвежского народа Видкуном Квислингом, - перешел к следующей новости английский комментатор. - Планируется выступление перед временным правительством Северной области, а также посещение штаба финно-скандинавских войск в Яанислинне. Предполагается также прибытие командующего 3-й американской армией генерала Паттона. Мосли уже сделал предварительное заявление о целях своего визита в Архангельск. Он сказал ( цитирую): "Сегодня раз и навсегда должны быть разоблачены лживые измышления большевистской пропаганды о том, что державы Железного пакта намерены превратить русские земли в колонии. Теперь даже самым заядлым скептикам должно быть очевидно, что наша политика нацелена прежде всего на то, чтобы дать возможность всем народам угнетенным Коминтерном обрести наконец полноценную национальную государственность. В этой цели совершенно едины правительства Соединенных Штатов Америки, Британской и Японской империй, Объединенного Королевства Нидерландов и Северной Германии , а также всех их союзников в Европе, Азии и в Новом Свете."
  
  
  От радиопередачи Катю оторвала вошедшая в комнату Фрейя Заксенбург-Ойген:
  
  
  -Ну все - весело сказала она.- Дело сделано.
  
  
  -Что, раскололся? - вяло поинтересовалась Катя.
  
  
  -Да еще как - воскликнула Фрейя - крыть-то нечем. Он же тебе так языком трепал, когда подбивал бежать, что никак не выкрутишься.
  
  
  - Вы слишком много цацкаетесь с красной сволочью - недовольно протянула Катя - ваша хваленая контрразведка - дети рядом с НКВД. Вот уж где не стали бы устраивать клоунаду с "медовыми ловушками". Уж там знают, как развязать язык таким вот умникам - без девочек, в сыром подвале.
  
  
  -Ну, ты не сравнивай - недовольно протянула Фрейя - ваших костоломов и наших ребят. - Катя иронически заломила бровь - ну все-таки - уже не так уверено произнесла девушка - они не такое зверье как ваши гоблины.
  
  
  -Они не мои! - зло сказала Катя, сверкнув зелеными глазами на подругу. Та, продолжала, словно и, не заметив своей бестактности:
  
  
  - И потом просто так его в подвалы не затащишь, он же "герой" - Фрейя сплюнула.- Сама императрица вручала ему Железный крест в Мариенбурге.
  
  
  Катя хотела было сказать, что императрице нужно было лучше смотреть на тех, кому она вручает награды, но вовремя прикусила язык.
  
  
  -Нужны были железные аргументы - и благодаря тебе их удалось раздобыть. Матерый зверь, под подозрение попал только неделю назад, когда уже успел натворить дел.
  
  
  -А что он натворил,- равнодушно спросила Катя.
  
  
  На мгновение Фрейя заколебалась, оглянувшись на дверь, потом решительно кивнула, будто приняв решение.
  
  
  -Ладно, скоро это уже не будет смысла секретить,- сказала она,- ты может не знаешь, но Коминтерн вел свои разработки атомной бомбы, ноздря в ноздрю с нами?
  
  
  Катя кивнула, уже с большим интересом посмотрев на Фрейю. Весь мир уже был наслышан об ужасающих бомбах уничтоживших большевицкую столицу, об исполинских грибах, поднявшихся вместо кремлевских башен и море бушующего огня одинаково жадно пожиравшего камень, дерево, металл и живую плоть. Однако о том, что подобное оружие было и у коммунистов она слышала первый раз.
  
  
  -Главный центр советского атомного проекта находился в Туле,- продолжала Фрейя,- там работали самые выдающиеся ученые Советской России и Советской Германии, привлекались физики и из Венгрии, Польши, Чехии. Именно поэтому следующая атомная бомбардировка пришлась именно на Тулу. Но, сравнительно недавно мы узнали, что был и еще один, резервный научный центр, где проводились аналогичные исследования.
  
  
  -Здесь?- невинно спросила Катя и невольно рассмеялась, перехватив удивленный взгляд Фрейи,- я не такая деревенщина, какой кажусь иногда. О том, что тут разрабатывают что-то важное говорили еще до войны- оно и понятно, в Ижевске издавна делали оружие. Да и ваши не просто так рвались войти в этот город до англичан.
  
  
  -Я всегда говорила, что ты быстро соображаешь,- усмехнулась Фрейя,- да, мы должны думать о будущих войнах, а наша страна пока сильно отстает от Америки и Англии. Мы захватили массу документации, технику и кое-какие запасы сырья, подтвердившие нашу информацию. Но вскоре выяснилось, что многое пропало - кто-то успел вынести и спрятать ряд ценных документов и оборудование. Поляков давно подпал под подозрение, но окончательно вычислила его именно ты. Он рассказал много интересного- оказывается, что еще до московской бомбардировки, многие участники советского атомного проекта, также как и часть оборудования были перемещены из Тулы в Сталинград, где и продолжились исследования. Однако все вывезти не удалось и проект замедлился. Они рассчитывали на то, что удастся вывезти оборудование, людей и документацию из Ижевска, но мы заняв город спутали им карты.
  
  
  -И Поляков начал вывозить это сам?- спросила Катя.
  
  
  -Именно!- кивнула Фрейя,- эта свинья через красных бандитов в лесах смогла доставить в Сталинград, многое из того, что им не хватало для "оружия возмездия".
  
  
  -Что за оружие?- спросила Катя,- еще одна бомба?
  
  
  -Хуже, Катя, гораздо хуже!- воскликнула девушка, - помнишь я тебе рассказывала про ракеты? Их же не только в Германии клепали, но и в Ижевске и в Туле, а потом свезли в Сталинград- только теперь на них ставят атомные заряды.
  
  
  -Чтоооо?
  
  
  -Поляков говорит,- счет этим ракетам давно на сотни пошел, если не на тысячи. Конечно, на такой ракете заряд будет куда слабее, чем на бомбе, но их планируют запустить сразу по всем фронтам, по пять-десять ракет на каждый крупный город. Они даже название для операции выбрали подходящее - "Красный веер". Дальность стрельбы гораздо выше, чем было в Германии - под ударом оказалась бы вся Центральная Россия, Поволжье, Восточная Украина, Дон, Кавказ, - вплоть до северного Ирана и Турции. Представь сколько жертв было бы - и среди военных и среди гражданских. Американцы бомбардировали Москву, чтобы поскорей закончить войну, а эти хотят бомбить, чтобы растянуть ее еще на пару лет. Еще бы пару недель мы медлили- и началось бы такое...
  
  
  -И что теперь?- произнесла Катя, невольно впечатленная услышанным.
  
  
  -Мы срочно перекинули эти данные англичанам,- пожала плечами Фрейя,- увы, пока без их помощи не обойтись. По данным нашей разведки не менее пяти атомных бомб тайно размещены на аэродромах в Баку и Тбилиси. Если хоть один самолет с бомбой прорвется к Сталинграду - дело будет сделано. Перенести свой Центр большевики уже не успевают.
  
  
  -Какие мрази,- покачала головой Катя,- хотя, что еще от них ждать...А что Поляков?
  
  
  -Он хотел бежать через два дня,- сказала Фрейя.- как он и рассказывал. Перед этим собирался вывезти циклотрон- не знаю что это такое, наши физики уже разбираются.
  
  
  -На что он вообще наделся? - пожала плечами девушка - ведь уже козе понятно, что даже это бы не спасло их Большевизию от краха, только еще больше обозлило бы всех.
  
  
  -Фанатик- пожала плечами Фрейя,- большевики под конец стали мыслить как самураи- хотят унести с собой побольше врагов. Не все, конечно, только самые упертые. А он как раз из таких - иначе давно бы перебежал.
  
  
  -И что теперь с ним будет?
  
  
  -Перед смертью его ждет несколько неприятных моментов- усмехнулась Фрейя- его отдадут солдатам Оскара Дирлевангера. Командование дало ему отмашку на зачистку местности от возможных пособников большевиков.
  
  
  Катя хищно усмехнулась: да уж "достойное" завершение карьеры большевистского шпиона. Мало какое начинание нидерверского командования вызывало столько нареканий,- как внутри страны, так и за ее пределами, - как армия Оскара Дирлевангера. Бывший комбриг Германской Красной Армии, в середине войны он перешел на сторону Объединенного Королевства и вскоре стал инициатором возглавил небольшой карательный отряд из перебежчиков и освобожденных преступников. Дирлевангер отсеял тех, кто показался ему ненадежными, после чего возглавил отряд, принявшись за дело столь рьяно, что даже у самых подозрительных офицеров отпали сомнения в искренности "перевоспитания" Оскара- после совершенных им зверств дороги назад не было. В отряд Дирлевангера сливали преступников, дезертиров, пленников, - отсеивая ненадежных, он "вязал кровью" оставшихся и продолжал свое кровавое дело. Со временем отряд разросся до размеров бригады, потом дивизии, а потом вырос в полноценный армейский корпус. Особенно усилился приток пополнений после восстаний в Восточной Европе. Поляки, словаки, венгры, прибалты, украинцы, русские - много кто шел в отряд Дирлевангера, для службы в котором требовались лишь специфические черты характера и хотя бы минимальный военный опыт. Туда же сливали все отбросы и всех изгоев европейского общества: сектантов, пациентов психиатрических лечебниц, разномастных извращенцев, а также "обычных" преступников, чьими статьями были, в основном, убийство, разбой и изнасилование. В то же время, корпус, к тому времени переименованный в "Свободную европейскую армию" обладал немалым боевым опытом, который не стоило сбрасывать со счетов. Поэтому, когда война закончилась и подразделение Дирлевангера все больше мозолило глаза союзному командованию, его решили перебросить на Восток, в русские области к северу и востоку от Москвы. Формально это была операция в поддержку "Зеленой армии" Бронислава Каминского, но на деле вторжение армии Дирлевангера стала операцией прикрытия для специальных войск Объединенного Королевства, занявших Ижевск. Сам Дирлевангер обосновался к западу от Ижевска и прочих территорий, которые согласно договоренностям с англичанами должны были войти в "государство Идель-Урал", но время от времени "Свободная европейская армия" привлекалась для карательных операций здесь, - благо, по части расправ и пыток над пленными "дирлевангеровцы" не знали себе равных.
  
  
  -Это жестоко, я знаю- продолжала Фрейя- но что делать - на кону миллионы жизней. Я сама не в восторге, что на войне приходится использовать ублюдков вроде Оскара Дирлевангера, но...
  
  
  -Ты что передо мной оправдываешься что ли?- яростно перебила ее Катя, - Так не стоит - в том, что большевиков нужно резать и жечь меня убеждать не нужно. Я наоборот считаю, что вы слишком снисходительны к бывшим коммунистам. У нас есть хорошая пословица, слышала может? Про лес и волка? Ага, знаешь! Так вот, красным верить - самое последнее дело. Большевики всегда врут, они не могут иначе, если они перестанут лгать - вся Совдепия полетит к чертям собачьим. Дирлевангеровские садисты и педерасты - это еще не самое страшное наказание, которого заслуживает краснопузая мразь. Я думаю, что большевиков тут гораздо больше, чем вы предполагаете, но это ваше чистоплюйство...эээх- она с досадой махнула рукой- опять многих провороните, упустите, затем расхлебывать по-новой будете. Чтобы победить их надо и действовать как они в Гражданскую. У меня дядька воевал, рассказывал - клизмы из толченого стекла, гвозди вместо звездочек в лоб, раненых офицеров поджаривали на медленном огне...Разве ваша хваленая контразведка на это способна?!
  
  
  -Катя- растерянно произнесла Фрейя, несколько смущенная таким яростным напором- ну это уже чересчур...
  
  
  -Чересчур? - словно выплюнула рыжая красавица - А когда к нам в деревню энкавэдэшники приходили- это не чересчур? А когда всю семью раскулачивали? Первая категория- расстрел на месте. Мать беременной была - ей в живот стреляли, чтобы "кулачонка убить". Отцу глаза выкололи, руки отрубили по локоть, фонарь горящий на шею повесили и пустили идти в ночь- чтобы тренироваться в стрельбе. Он буквально шел на выстрелы - хотел, чтобы его быстрее пристрелили - так эти сволочи нарочно мазали. Меня насиловали пятеро - мне только двенадцать исполнилось. Потом ножом пырнули и живьем в общей могиле закопали - думали там и сдохну. Закопали, правда, плохо- пьяные были. Дышать я могла. Но все равно если бы меня дядька не нашел, в лес не унес где и выходил- там бы я и померла. А как весь хлеб отбирали, скот уводили, как целые деревни от голоду помирали!? Я тогда и собачатину и крысятину ела и лягушек, змей, кого угодно. Человечину и ту попробовала...Твари и мрази краснопузые, никакой пощады...
  
  
  Она рывком отвернулась от Фрейи, ее плечи вздрагивали от сдерживаемых рыданий. Фрейя поняла, что сейчас Катю необходимо чем-то отвлечь - слишком легко от таких вот воспоминаний она впадала в самую жуткую депрессию, начинала пить, вела себя совершенно неадекватно. К счастью она хорошо понимала, как именно сейчас можно, заглушить тяжкие воспоминания Кати. Она расстегнула блузку и небрежно бросила ее на спинку стула, затем начала снимать юбку и туфли, за которым настал черед и нижнего белья. Теперь Фрейя предстала в своей первозданной наготе, как нельзя лучше соответствуя выбранному ею при посвящении имени - словно и вправду на землю спустилась германская богиня любви, красоты и магии. Высокая голубоглазая немка обладала почти идеальным телом: большая грудь, узкая талия, длинные стройные ноги, упругие округлые ягодицы. Под ухоженной алебастрово-белой кожей перекатывались сильные мышцы. Воплощение германской женственности и красоты, которую восхваляли пропагандисты "Аненербе", но в ней было еще и то, что пангерманистская пропаганда всячески ретушировала - откровенная, прямо-таки бьющая в глаза "нордическая" чувственность. Катя бросила на немку любопытный взгляд, но тут же отвернулась, делая вид, что все еще дуется.
  
  Призывно округлив алые губы Фрейя опустилась на колени рядом с кроватью и легко поцеловала изящную ступню Кати, даже замурчав от удовольствия- настолько нежной и бархатистой была ее кожа. Рыжая ведьма обиженно дернула ногой, но это не остановило белокурую красавицу, она продолжала целовать ноги Кати, словно выпрашивая прощение за неосторожные слова. Она посасывала нежные пальчики её ножек, то чувственно и страстно, то лишь касалась их губами, щекотала ступню язычком. При этом она лукаво посматривала в лицо Кати, надеясь поймать ее взгляд. Ей это удалось: игривые голубые глаза встретились с обиженными зелеными и Катя не выдержав, улыбнулась. Ободренная Фрейя стала подниматься выше, залезая на кровать и целуя ноги Кати, особое внимание уделяя внутренней стороне бедер. Девушка нетерпеливо ухватила ее за волосы и заставила приподняться выше. Фрейя зарылась лицом между раздвинутых бедер Кати, которая забросила ноги на плечи блондинке и немного сжала ей шею.
  
  
  -Давай девочка, моя- шептала она- нежнее, ааа...
  
  
  Фрейя припала губами к её пышущей жаром промежности, задыхаясь от волнения лизала её начисто выбритый лобок, медленно спуская язычок к заветной щелке, чувствуя как дрожит под ее губами податливая плоть. Наконец Катя забилась в сладких конвульсиях подступившего оргазма, разжав свои ноги, чтобы дать Фрейе продолжить свои ласки. Немка поползла вверх по её пульсирующему телу, ласково целуя её плоский живот, проникая языком в аккуратный твёрдый пупок затем выше, к маленьким холмикам её грудей и начала покусывать, лизать, посасывать затвердевшие от возбуждения соски. Та застонала от удовольствия, подтянула голову немки на уровень лица, заглянула ей в глаза опьяненным взглядом и слилась с ней в долгом жадном поцелуе.
  
  
  Позже они уже лежали в постели, уставшие и довольные. Голова Кати лежала на груди Фрейи нежно гладившей ее длинные рыжие волосы.
  
  
  -Лисенок, мой лисенок, - шептала Фрейя в ухо девушки.- Красивый лисенок, но злой! Шерстка дыбом, глаза сверкают, рычит, клычки скалит - не подходи - укушу.
  
  
  Катя рассмеялась и игриво куснула розовый сосок немки.
  
  
  -Ты же всех ненавидишь, не только комиссаров - осторожно произнесла Фрейя - русских, удмуртов, красных, белых. Правда ведь, лисенок?
  
  
  Катя замолчала, со вздохом откинувшись на спину и уставившись в потолок. Фрейя уже испугалась, что снова причинила девушке боль, когда та заговорила.
  
  
  -Ну, а как мне кого-то любить, сама подумай? Отец - кулак, шесть работников у него было. Мать удмуртка, ее даже в собственном селе не любили - ведьмой считали. В школе русские дети вотячкой дразнили, удмуртские в деревне - "зючью", русской полукровкой за глаза называли. Для верующих - я "чертова блядь", для безбожников- "мракобес, пережиток прошлого". Комиссары проклятые, чтобы их Луд разорвал - затравили семью, заклевали, а потом и вовсе извели под корень. Если бы не бомбы от янки сейчас бы наверное меня и в живых уже не было - добрались бы красные. Перед войной ведь жила как зверь лесной, сама знаешь, дядька меня воспитывал. А его все тоже колдуном считали - жил он в чащобе, волки с медведями ему единственными друзьями были. Он впрочем, и сейчас такой - ты же видела его, когда твой день рождения здесь отмечали.
  
  
  -Конечно, я помню - рассмеялась Фрейя - очень колоритный мужчина. Русский лесной чародей - вот оно было бы раздолье для нашей пропаганды в первые годы войны. Чистый тролль из старых сказок, да и сам, я смотрю, сказочник еще тот. У моих ребят волосы дыбом стояли, когда они его слушали.
  
  
  -Он и вправду любит прихвастнуть - усмехнулась Катя - тем более когда рядом молодая, красивая женщина. Он же лапоть деревенский выше начальника уезда сроду никого не видел. Он и сам не знал как с тобой общаться - как с барышней или как с комиссаршей.
  
  
  -Только не говори мне, что я похожа на этих ваших фурий в кожаных куртках и с наганом - поморщилась Фрейя - я надеюсь, он осознал разницу. Впрочем, я помню, что потом он почувствовал себя более свободно.
  
  
  -Ну да, после того как ты его чуть ли не силой заставила пить шнапс на брудершафт, а мы с тобой стали чуть ли не в открытую сосаться - подмигнула Катя- он решил, что вы теперь почти родственники. Он же хоть и лесной дикарь, но все таки колдун, мозги по особенному повернуты, высоких чинов не так боится как простые крестьяне.
  
  
  -Так он действительно колдун?- поинтересовалась Фрейя - Что-то он там рассказывал - что и волком оборачиваться может и с какими-то лесными демонами на короткой ноге и бурю призывать может. Хотя и с тобой общаюсь уже почти год, и раньше видела много...необычного. Но вот к тому, что он говорил, я всерьез относится не могу.
  
  
  -Ну, как тебе сказать - пожала плечами Катя- колдун он настоящий, без дураков. Насчет оборотней, правда, брехня, но то, что он с волками умеет разговаривать, что змей может собрать в одном месте - это правда, своими глазами видела. Насчет бури врать не буду, не знаю, а вот вумурта или водяного - никса по-вашему - он при мне вызвал из омута.
  
  
  -Интересно- задумчиво произнесла Фрейя- Катя, ты же знаешь Альфреда Шернера?
  
  
  -Этого парня из Аненнербе? - спросила Катя. - Виделись пару раз, он меня расспрашивал о моей жизни до прихода немцев, очень интересовался он и тем, как у меня так удается вытягивать информацию у подозреваемых. Парень умный, но тараканов в башке полно.
  
  
  -Он помешан на ведьмах, колдунах, чертях и прочей нечисти - усмехнулась Фрейя - буквально перед войной защитил кандидатскую диссертацию - что-то там о пережитках германского язычества в ведьмовском фольклоре трансильванских немцев. Диссертацию он защищал у самого Вирта, после чего и возглавил "Зондеркоманду Х".
  
  
  -Это ваша ведьмовская бригада?- заинтересованно произнесла Катя - слышала я о ней.
  
  
  - Она самая. Не так давно заместитель Вирта, Вольфрам Зиверс- мой непосредственный начальник, кстати - решил расширить сферу деятельности этой команды- теперь в дополнение к сбору информации о ведьмах и ведьмовских процессах в Западной Европе, в ней должно быть сформировано отдельное подразделение занимающееся колдовскими традициями восточных народов. Для этого сюда и прислали Шернера, чтобы он как собрал как можно больше информации о здешних народах, их обрядах, легендах и суевериях. Ему надо проанализировать эту информацию и подготовить доклад для Зиверса. А тут дядька твой ему сам в руки идет.
  
  
  -Ну, пусть побеседует, конечно - пожала плечами Катя- дядька Ермил сегодня в городе, собирался и ко мне заскочить.
  
  
  -Кстати - Фрейя замерла, словно ей в голову только что пришла какая-то идея.- Он же леса окрестные хорошо знает?
  
  
  Катя присвистнула:
  
  
  - Он свои пять пальцев хуже знает, чем эти леса. Я же говорю, что он, что звери лесные- все едино, только что он еще и разговаривать умеет. А что?
  
  
  -Эта красная свинья, Поляков, сдала нам несколько точек, в лесу, где базируются красные банды. Самое крупное их логово - к северо-востоку от Ижевска. Туда собирался бежать Поляков вместе с тобой и туда же, по его признанию он накануне вывел одного важного человечка из Ижевского проекта. Позже все вместе вы должны были добраться до Перми. Мы знаем примерно, где их гнездо,- скорей всего он еще там, - но без проводника в эти топи не сунемся. Пусть твой дядька и проведет туда зондеркоманду. С ними можно отправить и Шернера - как раз и познакомятся поближе.
  
  
  -Хорошо - кивнула Катя - я поговорю и думаю, дядя не откажется.
  
  
  -Кстати - усмехнулась Фрейя- от того как он себя покажет там во многом зависит его дальнейшая карьера.
  
  
  -В смысле? - настороженно спросила Катя.
  
  
  - Есть договоренность, - понизив голос произнесла Фрейя, - между Британией и Объединенным Королевством, согласно которому Нидеверу предоставят карт-бланш на реорганизацию Центральной России. Это будет полное, тотальное переустройство этой территории, ради полного изживания большевизма. Дурачки в Северной Области грезят о Соединенных Штатах России, реакционеры хотят воссоздания Российской империи, но нам это все не подходит - нашей задачей является полное преображение Центральной России. Пусть японцы и англосаксы устраивают тут свои игрушечные государства, взращенные на интеллектуальных объедках столетий- наш проект куда более масштабный. Мы слой за слоем соскребем с Центральной России весь мусор нанесенный веками, откроем ее обнаженную кровоточащую суть. Она станет особенным государством и ваша особость обретет и духовную основу. Сейчас мы еще вынуждены заигрывать с вашими попами, но это всего лишь тактический шаг, надобность в котором постепенно отпадает. Православная церковь волей-неволей станет будить в народах восточных территорий фантомные боли, вызванные утратой единого государства. Ватикан мы сюда тоже не пустим. Вольфрам Зиверс как-то сказал, что на Востоке не должно быть единых крупных церквей, в наших интересах, чтобы каждая деревня имела собственную секту, развивающую собственное представление о боге. "Даже если таким образом возникнет культ колдунов мы можем это только приветствовать". И это он еще не знает, что у вас порой деревенский колдун чуть ли не в большем почете, чем священник. Как только на стол Зиверсу ляжет отсчет Шернера о колдунах русских деревень, о жрецах "народной веры" у марийцев и удмуртов, о ваших сектантах - таким как твой дядька будут и карты в руки. Потихонькумы будем поддерживать таких как он, незаметно проталкивать на все более ответственные посты, делать вид, что прислушиваемся к ним - в пику попам и светским властям. Мы будем культивировать и возрождать ваши старые обряды, почитание ваших леших и водяных. Но на этом еще не все закончится...
  
  
  Фрейя прижалась вплотную к Кате и горячо зашептала ей в ухо.
  
  
  - Вожди Нидервера живут прошлым. Для них эта война - всего лишь способ взять реванш за прошлое поражение да подарить счастье своему народу. К сожалению это касается и самой императрицы и многих ее приближенных. Другие смотрят дальше - так Фридрих Хильшер, наставник Зиверса хочет создать Европейскую империю племен и ландшафтов. Но новый мир не построить с теми кто влечет за собой хлам моральных догм, национальных и религиозных предрассудков. Сейчас, когда во власти полным полно кальвинистских фанатиков из Южной Африки, это заметно особо хорошо. Да и наши фёлькише-теоретики ничем не лучше. Ну, ты же сама видишь - даже мне пришлось сбежать в эту глушь, из-за того, что я позволила себе некоторые... вольности. А это кошмарное "кирхен, киндер, кюхен", а это пещерное отношение к эротике - Фрейя закатила глаза - настоящая немецкая женщина не может иметь какой-либо эротики во внешности и мозгов в голове, она скромная домохозяйка, в юбке до середины икр и кружевном воротничке! Как можно строить с таким ханжеским пониманием новую Европу? ! Нет - пускай мертвые хоронят своих мертвецов. Первый камень в здание Новой Европы будет заложен на Востоке. Россия станет новой Америкой, куда хлынут самые инициативные, предприимчивые, деятельные люди которым тесно в душных затхлых клетках государств старой Европы. Конечно, это привлечет и всякое отребье, вроде Дирлевангер,а но это, к сожалению, неизбежно - освобождение от оков старой морали неизбежно предполагает и появление таких вот выродков. Это даже хорошо, что они есть - значит все идет как надо. Именно здесь будет соединена архаика и футуризм, мощь новейших технологий и дремучие суеверия прошлого. Русский, немец, татарин, казак, удмурт - все смогут участвовать в строительстве нового общества, все ограничения отомрут, как нелепые штампы, пришедшие из прошлого. Здесь на Востоке произойдет полное освобождение от "химеры называемой совестью", здесь будут отменены все законы и правила, кроме одного...
  
  
  -Наше желание - вот единственный закон - вдруг произнесла Катя и улыбнулась - Мне нравится.
  
  
  Фрейя оборвала свою страстную речь на полуслове и оторопело посмотрела на свою любовницу:
  
  - Где ты услышала эту фразу?
  
  
  -Нигде - пожала плечами Катя - просто на ум пришло, а что?
  
  
  Немка несколько обалдело посмотрела на нее, молча подошла к портфелю небрежно брошенному ей на стул, достала оттуда небольшую тонкую книгу в черном переплете с красной окантовкой.
  
  
  -Эту книгу недавно перевели на русский, по моему личному указанию - сказала она, бережно держа ее в руках.- Для меня этот человек больший авторитет, чем Зиверс и Матильда вместе взятые. Вот уж не думала, что деревенская ведьма повторит главную догму величайшего из магов современности.- Фрейя протянула книгу девушке - Здесь собраны самые важные труды.
  
  
  Катя непонимающе посмотрела на немку, пожала плечами и взяла книгу. На черной обложке мелькнули вытесненные золотом латинские буквы "Liber AL vel Legis" и русский перевод: "Книга Закона". Выше мелкими буквами было вытеснено имя автора "Алистер Кроули". Катя наугад открыла книгу и прочла первые попавшиеся строки:
  
  
  "Это будет единственным твоим доказательством. Я запрещаю споры. Завоёвывай! Этого достаточно. Я облегчу тебе извлечение из дурно устроенного дома в Победоносном Граде. Ты сам доставишь её с почестями, о пророк, хоть это тебе и не по нраву. Тебя ждут опасности и заботы. Ра-Гор-Ху с тобою. Поклоняйтесь мне огнём и кровью; мечами и пиками поклоняйтесь мне. Да препояшется жена мечём предо мною, пусть льётся кровь во имя моё! Попирай Варваров; нападай на них, о воин, я дам тебе есть от плоти их!".
  
  
  
  
  -Руководствуясь законом военного времени, именем советского народа, я объявляю приговор народных мстителей, - невысокий щуплый человечек в засаленной гимнастерке с каким-то крысиным лицом обвел всех присутствующих торжествующим взглядом.
  
  
  - Смерть фашистским гадам!- неожиданно громко, с какими-то истеричными нотками в голосе выкрикнул он - Лютая смерть предателям!- он махнул рукой нескольким крепким парням. Те без лишних слов ухватили одного из пленных, связанного добротными толстыми веревками - только ноги ниже колен оказались свободными. Подхватив его с двух сторон мужчины протащили его к краю поляны, где молодые ребята, перекидываясь смешками и сальными шутками притягивали к земле верхушки двух сосенок. К их вершинам крепились длинные канаты, продетые под стволом поваленной бурей сосны. Виток за витком прокручивая канаты вокруг толстых сучьев, мужчины заставляли деревья пригибаться все ниже и ниже. Когда вершины сосенок коснулись земли, к ним был подведен пленный и грубо повален на землю. Бородатый мужик с рябым лицом и сальными черными волосами ловко захлестнул веревочные петли возле лодыжек солдата, выпрямился и, осклабившись, махнул рукой остальным. Двое партизан ударили острыми ножами по туго натянутым верёвкам и верхушки сосен упруго взлетели вверх. В уши ударил нечеловеческий крик, тут же листьям рекой заструилась кровь, кишки вывалились и растянулись вниз едва ли не до земли. На нескольких молодых деревцах стоявших рядом тоже болтались разорванные пополам человеческие тела - предыдущие жертвы. Щуплый человечек рассмеялся тонким голосом и посмотрел на выстроившихся вдоль поляны обмерших от страха пленных- осталось не менее десяти человек.
  
  
   Среди главарей разношерстных банд, расплодившихся после коллапса большевистской столицы, с мутной идеологической ориентацией и совсем уж сомнительными методами, командир партизанского отряда "Кама" Федор Медутин отличался подлинно коммунистической сознательностью, что и обеспечило ему поддержку советского правительства. Именно благодаря подпитке из советской Перми, Медутин сумел объединить разрозненные банды, орудующие в лесах между Ижевском и Воткинском , в достаточно боеспособную силу. Основную свою задачу Медутин видел в "наказании" деревень, крестьяне которых, распрощавшись с советской властью, впали в самый злостный коллаборационизм. Вот и сейчас отряд Медутина провел кровавый рейд, вырезая все местное населения, не особенно выделяя правых и виноватых. Лишь в одной из деревень им было оказано более-менее серьезное сопротивление - где находился на постое немецкий отряд. После короткого, но ожесточенного боя партизаны одержали победу, деревня сожжена, немногие оставшиеся в живых немцы и полицаи захвачены в плен. Торжествуя победу Медутин приказал бойцам отходить на базу - расположенный среди густых лесов и топких болот схрон "Кама" считался почти неприступным укрытием. Пленных требовали порешить на месте, однако Медутин решил иначе. Он считал себя образованным человеком и счел, что "народный суд" над захватчиками должен походить на то, как в глубокой древности такие же непокорные лесные жители карали тогдашних захватчиков с запада и их местных пособников.
  
   Федор кивнул партизанам и те сноровисто выхватили из шеренги пленных очередного бойца, явно русского- курносого, с льняными волосами и веснушчатым лицом, в слишком большой для него форме - советской, но со снятыми знаками различия и нашивкой "Polizei". Он испуганно вскрикнул и что-то залепетал обращаясь к своим палачам, но те даже не посмотрели на него- о чем можно говорить с без пяти минут покойником. На этот раз Медутин не стал произносить положенный спич- многие из бойцов потеряли интерес к кровавой потехе. Некоторые из них уже играли в карты у входа в землянки, кто-то дегустировал трофейный шнапс, пулеметчик Иван Куликов - высокий красавец с черными "цыганскими" кудрями и перекошенной на бок фуражкой, склонившись к уху радистки Дуньки Патрикеевой, что-то шептал ей на ухо. Дебелая деваха в растрепанной форме краснела и хихикала в кулачок.
  
  
  Бойцы подтащили молодого полицая к краю поляны и стали опять опускать к земле стволы сосенок. Чернобородый партизан связывая пленного, отступил назад и не глядя наступил на ветку которая с хрустом переломилась. Медутин мимоходом отметил, что треск сломавшейся ветки получился необычно громким, но удивиться этому не успел: чернобородый боец, вдруг выпустил из рук веревку и рухнул наземь. В груди у него зияла круглая дырка из которой толчками выплескивалась кровь.
  
  
  Лес будто взорвался - со всех сторон прицельно застрочили короткие злые очереди, расстреливавшие партизан почти упор. Отчаянно матерясь те пытались отстреливаться, но не видя врага, в суматохе палили в белый свет как в копеечку. Иные из них, пьяные ранили своих же, другие в панике пускались бежать в столь близкий лес, но падали в жидкую грязь не успев сделать и несколько шагов.
  
  
  Отрывистый лающий голос с ненавистным немецким акцентом выкрикнул из-за деревьев:
  
  
  -Руссиш! Прекфратить окхонь!
  
  
  -Русские не сдаются! - зло выкрикнул Медутин - и наугад выстрелил в сторону говорившего. Почти сразу же его лицо как будто взорвалось, из затылка выплеснулись красные струи вперемешку с кусками кости. Из-за деревьев стали появляться зловещие фигуры, косящие словно траву деморализованных гибелью командира партизан. Многие из них уже бросали оружие и подымали руки вверх. Подоспевшие немцы сбивали их прикладами на землю и кидались к следующему противнику.
  
  
  Через несколько минут все было кончено. Из почти полутора сотен уцелела едва ли треть, кое-кому удалось ускользнуть в суматохе. Немцы распутывали пленных, остальные держали под прицелом партизан выстроившихся в шеренгу и угрюмо глядящих на врагов. Солдаты смотрели на пленных бесстрастно, но рядом с ними ухмылялись молодчики с нашивками в виде двух скрещенных гранат. Выглядели они не как солдаты и даже не как полицейские - разнузданная дикая банда, где каждый второй смотрелся живым подтверждением теорий Ломброзо. Остальные солдаты старались даже не смотреть лишний раз в сторону этих людей, которых они считали всего лишь отборными головорезами, а то и попросту выродками. И для подавляющего большинства солдат Дирлевангера подобная оценка была вполне справедлива. На их лицах сейчас отражались все мыслимые и немыслимые пороки. Плюгавый тип с жидкими черными волосами, сладострастно причмокнул губами, ткнул в бок высокого верзилу с черепом неандертальца и показал ему на дрожащую радистку. Тот покачал головой и, осклабившись, произнес какую-то фразу, тыкая пальцем в сторону кудрявого пулеметчика. Оба мерзко заржали, а парень залился краской от стыда, ярости и страха. Смех подхватили и остальные дирлевангеровцы, остальные солдаты невольно отстранились от них, словно боясь запачкаться.
  
  
  -Прекратить- раздался повелительный окрик и каратели замолчали ворча как побитые псы. К пленным подходила довольно странная троица, резко выделявшаяся среди прочих солдат. Отдавший приказ был высоким светловолосым мужчиной с погонами майора, брезгливо смотревший на солдат с нашивками с гранатами. Рядом с ним шел худощавый шатен в черном мундире, с тонкими усиками и небольшими очками.
  
  
  Самым колоритным был третий - огромный угрюмый мужик с тронутыми сединой темно-русыми волосами. Его одежду словно взяли из середины прошлого века- серая сорочка с небрежно накинутым поверх нее зипуном и штанами перехваченными пояском - гашником. Не хватало только лаптей, чтобы мужик выглядел как классический русский селянин, но обут он был в новенькие кожаные сапоги - явно трофейные.
  
  
  Нидерверский майор посмотрел на изуродованные куски тел все еще болтающиеся на веревках свисающих с деревьев, потом перевел взгляд на пленных:
  
  -Кто приказал это сделать?- спросил он на ломаном русском. Тон его был спокойным и от самого этого спокойствия многих бросило в дрожь. Кто-то из них молча кивнул на мертвое тело Медутина.
  
  
  - Кто был главным после него? - рыкнул немец.
  
  
  Раздалось шушуканье, но никто так и не назвался: партизанский командир мог понадобиться как для того, чтобы расстрелять на месте, так и для того, чтобы забрать его в штаб, а остальных расстрелять. Майор Вольфганг ван Рихтер, конечно, легко мог выбить признание, но он решил пойти иным путем.
  
  
  -Герр Шернер, вот и работа для вашего подопечного - обратился он к шатену в очках.- Пусть русский колдун укажет нам командиров этой сволочи.
  
  
  Шернер кивнул и повернулся к крестьянину. Тот кивнул и не спеша подошел к пленным. Колючие серые глаза впились в испуганные лица, словно буравчики ввинчиваясь в каждого. Старый Ермил, колдун из Якшур-Бодьи, неторопливо прошелся вдоль всей колонны, потом вдруг обернулся и ткнул пальцем в одного из пленных.
  
  
  -Этот - комиссар, первым помощником был у того живореза - он небрежно кивнул в сторону трупа Медутина.- Тот рябой- командир разведвзвода. Вон те двое- он показал на третьего и шестого в колонне справа - неместные, из Перми, прислали для контроля.
  
  
  По враз побелевшим лицам указанных колдуном людей стало ясно, что он угодил в точку. Немцы тоже явно были поражены, кто-то из них выругался, еще кто-то забормотал молитву, но осекся под взглядом своего командира. Тот хоть и тоже был впечатлен, стараясь сохранять спокойствие, обратился к Ермилу.
  
  
  -Это все?
  
  
  -Нет- покачал головой колдун- еще один сбежал. Из Ижевска, беглый.
  
  
  -Дерьмо - выругался Рихтер,- он-то нам как раз и нужен был. Ищи его теперь.
  
  
  Шернер спокойно обратился к русскому колдуну.
  
  
  -Можешь помочь?
  
  
  -Да как же не могу, - усмехнулся колдун, показав крепкие, на удивление острые зубы.- Если герр комендант подсобит.- Рихтер вопросительно глянул на него.- Человечек мне нужен, из этих - он небрежно кивнул в сторону пленных- Хозяев кровью уважить надо.
  
  
  Майор пожал плечами и кивнул дирлевангеровцам. Те сноровисто выхватили из колонны пленных невысокого мужичонку с пегими волосами и пинками подвели его к колдуну.
  
  
  -Воооон к тому деревцу привяжите, не сочтите за труд- эсэсовцы вопросительно глянули на обоих командиров и Шернер нетерпеливо посмотрел на них- мол, выполняйте, чего стоите. Через мгновение уже пленник был накрепко привязан к небольшой осине стоявшей на самом края поляны, там где начиналась жидкая грязь и темная вода коварной трясины, исчезавшей под пологом леса. Колдун подошел к нему посмотрел в его испуганные глаза, потом отвернулся лицом к лесу и каким-то глухим, неестественным голосом начал произносить что-то напоминающее молитву. Язык на котором произносились эти слова был не русским и не удмуртским- это был какой-то странный говор, низкий рычащий, порой в этой речи даже трудно было различить отдельные слова. От колдовского мотива веяло какой-то древней жутью, мрачным напоминанием о тех далеких временах когда в этих местах еще не жили ни русские, не удмурты, ни собственно люди, а правили совсем другие существа.
  
  Закончив свою речь, подошел к пленному и вдруг, выхватив нож, вонзил его в живот партизану. Тот захрипел, кровавая пена появилась у него на губах. Колдун отскочил в сторону и выкрикнул солдатам:
  
  
  -Стреляйте в него- увидев что немцы медлят выкрикнул с еще большей ожесточенностью- стреляйте, раскудлыть вашу мать!
  
  
  Шернер вдруг с необъяснимой ясностью осознал, что он обязательно должен выстрелить в партизана до того как тот испустит дух - выхватив "Люггер" он пальнул в плечо пленному и тут же рядом загрохотали выстрелы: за какие-то секунды пленный был буквально изрешечен. Даже Рихтер поддавшись всеобщему временному безумию открыл огонь. Разорванные в пулями клочья веревки распались и изуродованное человеческое тело рухнуло наземь.
  
  
  Впечатлительному Шернеру почудилось в этот момент, что вокруг него все дрогнуло и расплылось. И вот он уже на той же поляне, только радом с ним не солдаты Нидервера, а рыжеволосые дикари в звериных шкурах. И пленник привязанный к дереву- не красный бандит, а узкоглазый низкорослый степняк, в которого стреляют из луков стрелами с костяным наконечником. И сам он - один из этих дикарей, тех, что приносят жертвы богу - древнему богу, страшному. Видение рассеялось так же быстро, как и появилось и Шернер зябко поежился. Он был в тундре, общался с шаманами саамов и ненцев, но здесь было что-то уж слишком противоречащее германскому трезвому рассудку.
  
  
  Рихтер первым пришел в себя.
  
  
  -И что теперь - он зло посмотрел на Ермила.- К чему был этот цирк?
  
  
  Его голос, казалось, подействовал на солдат отрезвляюще- лица их стали злыми и сосредоточенными, дула шмайссеров качнулись в сторону колдуна. Тот же будто и не заметил этой угрозы подошел к трупу и вдруг ухватив скользкое от крови изуродованное тело, легко забросил себе на плечи.
  
  
  -Дальше мне идти надо герр Рихтер - спокойно произнес он- и далече идти. Ты лучше двоих своих солдатиков отправь со мной- я их аккурат к беглецу нашему и приведу.
  
  
  -Герр майор, - Шернер предостерегающе посмотрел на готового взорваться Рихтера - вспомните, как быстро он вычислил ваших пташек.
  
  
  -Хорошо- нехотя произнес он.- Ганс, Фриц, Дитрих- названые им солдаты шагнули вперед - пойдете с ним.
  
  
  -Я тоже пойду - сказал Шернер. Майор безразлично пожал плечами.
  
  
  Ермил уже стоял у края леса, держа на плечах свою страшную ношу. Помедлив немного, немцы последовали за ним.
  
  
  Марш-бросок через лес не был легким - сквозь густые заросли, перепрыгивая через поваленные деревья, отводя в сторону тёмные ветки с узорчатой мелкой хвоей, то и дело норовящие хлестнуть тебя по лицу, огибать большие холмы между которых текли небольшие речушки. Шернеру уже приходилось бывать в лесах, а уж членам зондеркомманды, уже не первый год охотившимся на партизан- тем более. Но в этом лесу им было почему-то не по себе. Приходилось поспевать за Ермилом, который бежал почти не оглядываясь на своих попутчиков, словно спешил успеть к какому-то месту раньше чего-то...или кого-то. Немцы поспевали за ним, но это становилось все труднее и труднее. Постепенно лес стал редеть, зато почва становилась более влажной, превращаясь в самое настоящее болото. Даже колдун замедлил бег, строго настрого наказав всем остальным идти за ним след в след. Педантичные немцы послушно выполняли все его указания, но все равно Ганс оступился и почти по пояс провалился в трясину из которой его еле вытащили остальные. Ермил стоял рядом, всем своим видом выражая нетерпение, но помощь свою не предложил, словно боялся даже на минуту сбросить с плеч свою страшную ношу. Случайно Шернер бросил взгляд на его лицо и увидел капельки пота на лбу русского- тот и вправду чего-то боялся.
  
  
  Наконец они пришли к цели - небольшому, почти круглому озерку, окруженному осиновой рощей. Из воды торчали деревянные колья на которых красовались черепа- в основном звериные, но среди них Шернер заметил и несколько человечьих. Все они были очень старыми- было видно, что это место давно уже никем не посещалось.
  
  
  -Где мы?- стараясь сохранять спокойствие спросил Шернер.
  
  
  -Святилище Луда - ответил Ермил, сбрасывая труп с плеч и тяжело дыша.- Так его вотяки называют- Луд или Керемет, владыка всего зла, Сатана по нашему. Я в свое время через мать Катькину познакомился с ведунами вотяцкими, что Луду служат, они мне и объяснили кое-чего. Я ему жертву дал, а он за вашим беглецом нюлэсмурта послал - нечисть лесную. Но если я сейчас не сделаю, чего надо - так Он вместе с жертвой и нас с собой заберет. Ну-ка, погоди немного.
  
  
  С этими словами он сорвал с пояса нож и наотмашь резанул по шее трупа, потом еще и еще. Придавил тело к земле, одной рукой прижал голову, второй стал пилить шею. Вскоре Ермил выпрямился держа в руках отрезанную голову. Поспешно, трясущимися руками он срезал из ближайшей осины крепкий кол заострил его и воткнул в центр озера, поглубже вбивая кол в мягкую податливую почву. Сверху он нахлобучил отрезанную голову партизана, а тело столкнул в воду. Грязный, весь в крови он поднялся обратившись лицом к лесу и подняв руки кверху издал пронзительный крик, больше напоминающий вопль дикого зверя. И почти сразу же из леса послышался ответный вопль- только гораздо более громкий и жуткий. Шернер глянул на лица своих солдат- они были бледны. Вновь послышался крик из леса, потом захрустели ветки. В тени деревьев появилась новая тень- черная, густая, словно ожил и задвигался тот густой сумрак, что царит в самой глухой чащобе, куда не проникает солнечный свет. В тени осин вырастала еще более густая тьма, дышащая холодом и смертью. И в ней стояло- нечто...Чудовищное создание высотой в два человеческих роста, омерзительная пародия на человека, ожившее воплощение самых древних страхов человечества. Даже общие очертания его фигуры угадывались с большим трудом- создавалось только туманное впечатление чего-то огромного, насыщенного древним дочеловеческим ужасом. Лица не было видно, только лишь вспыхивали ледяные зеленые искры посаженных близко друг к другу точек-глаз. Вот взметнулась вперед когтистая лапа и даже Шернер невольно отвернулся- таким жутким выглядело это чудовище пришедшее из глубин древности.
  
  
  - Мар ужаськод?- низкий бесплотный голос, словно идущий из глубин леса и от земли, прозвучал громче чем удар гром.
  
  
  -Луд дун виро сетско,- ответил Ермил.
  
  
  -Кинлы виро?
  
  
  -Виро Луде, Шайтане, Керемете,- без заминки ответил Ермил.
  
  
  
  В ответ послышался хруст и из чащи вылетел, ломая молодую поросль, растрепанный и исцарапанный человек. Поскуливая и выкрикивая, бессвязные слова он на коленях пополз к колдуну, в страхе оглядываясь на черный призрак маячивший в тени деревьев.
  
  
  Вперед вышел Ермил и простерев вперед руки что-то заговорил. И чудовище отступило еще дальше в лес, сделалось еще менее различимым, сливаясь с окружающей тьмой и растворяясь в ней.
  
  
  Ермил выпрямился и посмотрел на немцев изо всех сил старающихся не показать своего страха перед русским колдуном.
  
  
  -Хе-хе - произнес Ермил - вот ведь как оно вышло-то. Об этом святилище и не вспоминал никто, еще при царе-батюшке его посещать перестали, а уж людей здесь в жертву не приносили так чуть ли не со времен Александра Освободителя. А щас глядь пришли супостаты с Нимеччины, умные вроде, образованные, в Хозяев не верящие и глянь - уже первая голова на алтарь легла. Чудны дела твои, Сатане! И это чай начало только! Что скажете герр Шернер?
  
  
  - Армия Объединенного Королевство выполняет свои обязательства перед любыми союзниками - немец даже нашел в себе силы улыбнуться.
  
  
  Не жалея прикладов гнали вперед пленного партизана, нидерверцы торопясь как можно быстрее покинуть этот мрачный лес, в котором трезвый и холодный германский рассудок пасовал перед угрюмой силой пришедшей из вековечных дебрей. То и дело они испуганно посматривали на русского колдуна, шедшего впереди и указывавшего им дорогу- хоть он и помогшего им, но все равно внушавший суеверный страх. При одном только воспоминании об огромной черной тени, восстававшей из лесу и словно выплюнувшей им в руки большевистского командира, они невольно ускоряли шаг, едва-едва посматривая на то, чтобы не провалиться в топкую ловушку. Их пленника впрочем, тоже не надо было подгонять - бледный, исцарапанный, в рваной форме он мчался вперед так, что немцам то и дело приходилось заставлять его замедлить шаг. Хотя было очевидно, что он и так никуда не убежит - в безумных глазах обращенных на немцев, ясно читалась мольба о помощи- пусть и враги, пусть расстреляют- лишь бы не бросили, не потеряли в этой чащобе где бродят ее темные и зловещие старые Хозяева. И у пленника вместе со всеми вырвался радостный выдох, когда наконец лес стал редеть, а потом они уже вышли и на проселочную дорогу в условленном месте где уже волнуясь возле своих автомобилей стояли остальные эсэсовцы и их пленные. Перекинувшись несколькими словами со своим командиром немцы запихали пленника в кабину, сами быстро расселись по местам и вопросительно глянули на все еще стоящих на краю дороги русского колдуна и Шернера.
  
  
  -Езжайте уж, господа хорошие,- махнул рукой колдун- я сам своим ходом доберусь.
  
  
  -Я с ним- кивнул и Альфред
  
  
  -Вы уверены? - скорее для проформы спросил его Вольфганг Рихтер - тут далеко до города.
  
  
  -Я же сказал, что со мной все будет в порядке герр майор- нетерпеливо сказал фон Шернер, - не беспокойтесь.
  
  
  -Как знаете - пожал плечами Рихтер и повернулся к остальным.- По машинам, парни. Давайте выбираться отсюда!
  
  
  Заурчали моторы и машины одна за другой стали выезжать на дорогу, подымая клубы пыли. Старый лесник повернулся к немцу:
  
  
  -Не страшно с колдуном ехать, ваше благородие? - Шернер пожал плечами- после всего что сегодня было, вопрос был явно риторическим.
  
  
  Колдун приложил ладонь ко рту и вдруг как-то по особо громко ухнул - не то совой, не то выпью. Стайку лесных птиц испуганно сорвалась с ветвей деревьев и умчалась в лес . Ермил замер и прислушался из лесу раздался чуть слышный ответный зов.
  
  
  -Сейчас приедет - довольно произнес он.
  
  
  -Кто?- спросил Альфред, невольно опасливо покосившись в сторону леса. Ермил проследил его взгляд и усмехнулся:
  
  
  -Не боись, не нечистый. Ученик мой, Степан, нас поджидал, чтобы до города отвезти. Парень с головой, да и руки куда надо приделаны, моторист-механик в нашей комендатуре. Хотел даже его грешным делом за Катьку просватать, кто же еще гулящую-то возьмет? Да вон видишь, как вышло - сама не хочет, девок она любит, - Ермил покрутил головой, - эвон какая краля немецкая ее обхаживает. Ну да девка уж по жизни натерпелась, понять можно, почему ее на мужиков не тянет. А Степка все равно парень хороший: днем работает, ночью у меня учится, эээх - колдун с сожалением вздохнул- немного уже таких, кто учиться желает, при большевиках-то. Одна надежда на вас - народ-то обратно в деревни загоните, всю эту дурь комсомольскую, безбожную у него из башки выбьете. Вот тогда глядишь, и потянутся мужички и бабы к старым хозяевам, лесным да болотным ...
  
  
  Дальнейшие разглагольствования старика прервал хруст веток: из лесу выехала старая телега, запряженная невысокой каурой лошадкой. Правил ею высокий черноволосый парень с темно-серыми глазами на скуластом лице. Остановил лошадь, спрыгнул, коротко поклонился немцу и колдуну
  
  
  -Садитесь герр офицер - старик запрыгнул на телегу и помог забраться туда Шернеру.- Дорога неблизкая, ну да я чтобы скоротать ее вам чей-нить да и расскажу, что вспомню.
  
  
  Крестьянская лошадка неторопливо бежала по ухабистой дороге, легонько постегивал ее иногда сероглазый Степка, а колдун, привалившись к стенке телеги, что-то неторопливо втолковывал Шернеру. Уже стемнело и молодой месяц тускло освещал черные леса с двух сторон надвигавшиеся на дорогу.
  
  
  -Старые люди говорят: было время когда не было ни земли ни неба, а была одна вода. Бог саваоф спустился на землю, спросил: "Кто здесь есть?". Из вод откликнулся Сатана : "Я здесь". И спросил саваоф Сатану: "Есть ли где земля, не видал где?"- "Есть на дне моря" ответил Сатана. Оборотился черт птицей-гоголем и нырнул на дно моря и принес горсть земли. Господь из той горсти натворил ровные поля, а Сатана наделал гор, да оврагов, лесов да болот. Бог ударил кремнем о кремень - посыпались ангелы, архангелы, херувимы, серафимы. Черт ударил кремень о кремень - посыпались лешие, домовые, русалки, бабы-яги. Черт плюнул, из его плевка появился человек. Стали они спорить, кому достанется человек, - тело осталось черту, а душа - саваофу.
  
  
  Шернер старался записывать все это, про себя лишь внутренне удивляясь- надо же, прямо катаризм какой-то исповедуют в этих русских дебрях. Ермил тем временем продолжал:
  
  
  -Вот оттого сейчас в мире и больше зла оттого, что песчинки со дна моря принес Гоголь-Сатана. Оттого человек и вышел таким..., да и с каждым годом хуже становится. Вотячье оно-то тоже в это все верит, у них Керемет с Инмаром землю творят- тож Сатана и саваоф по нашему. Но у них вера злее будет - у нас хоть саваоф сильнее Сатаны считается, а у них - что один, что второй силен и борьба у них конца и края не знает.
  
  
  - Судя по тому, что я видел час назад - ты все таки больше согласен с удмуртами, чем с собственными соплеменниками - усмехнулся Шернер. Ермил искоса посмотрел на него.
  
  
  -Не суди того, чего не понимаешь - произнес он.- До бога высоко, до царя далеко, а вот до тех кто в лесу живет, в реках да болотах - близко. А от них уже и до Самого - рукой подать. Богу молись, а черта не гневи - так нас предки всю жизнь учили. Бога большевики отменили, а вот черта - кишка тонка, - Ермил посмотрел на немца, которому вдруг стал очень неприятен этот разговор и вдруг расхохотался.- да ты не боись, герр офицер, не боись. Вас-то Он любить должен, вы же народ сами к Хозяевам подталкивать будете, после сегодняшнего особенно. Вы главное поймите, чего Он от вас хочет, а тогда и дело у вас здесь пойдет на лад. Ну, а коль не поймете - Ермил осклабился - так меня спросите, я плохого не посоветую. Эй, Степка,- крикнул он - ну-ка придай ходу.
  
  
  Хлестнул кнут и лошадь резвее побежала вперед.
  
  
  -Вижу, я все вижу,- бормотал под нос колдун, будто забыв о Шернере,- скоро пробудятся Хозяева. Мертвые пойдут по земле, бесы черные, люди-звери будут владеть Землей Русской, есть плоть и пить кровь христиан и безбожников. Страшные дела будут творится, грядет Хозяин всех хозяев...
  
  
  В телеге позади Альфред Шернер делал пометки в блокноте. Огромная черная птица пролетела над дорогой, и ее путь отмечали на мгновение гаснущие звезды. Откуда-то издалека послышался протяжный волчий вой.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"