Каминский Андрей Игоревич: другие произведения.

Проект "Плеяда" 2.0

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Апгрейд прежнего "Проекта", с более замысловатой предпосылкой. Этот мир начал меняться сразу после Первой Мировой войны- когда в Германии победила коммунистическая революция, кроме самых западных регионов. Советская Германия и Советская Россия вместе подмяли всю восточную Европу, Турцию и Северный Иран, после чего приступили к "экспорту революции" во Франции. Экспансия коммунизма привела ко Второй Мировой войне, в ходе которой русско-германский большевизм проглотил большую часть Европы и половину Азии, наступая по всем фронтам. Чтобы остановить красный потоп объединился весь мир, где от Финляндии до Аргентины установились правые режимы разной степени радикальности. Императорская Япония и ее союзники совместно с сильно поправевшей Британией ведут наступление на Дальнем Востоке, когда выясняется, что Коминтерн проводит тайные исследования на сверхсекретном Центре в Сибири, стремясь соединить последние достижения науки с тайными знаниями монгольских шаманов. Но "красным Франкенштейнам" противостоит японское "Общество Черного Дракона", направляющее куноити Илту Сато в осаждаемую союзниками Читу.


   Проект "Плеяда"
  
   -Город захвачен!
  
   Слова, прозвучавшие как приговор, сопроводил разрыв очередной бомбы, рухнувшей где-то наверху. Даже в безопасности бункера, на глубине семи метров, стены содрогнулись, сверху посыпалась штукатурка, опасно мигнула тусклая лампочка над потолком. Однако стоявшая возле стола пара - лысоватый мужчина в белом халате и молодая девушка в новенькой гимнастерке - казалось, даже не заметили этого, впившись встревоженными взглядами в скуластое лицо высокого мужчины в форме НКВД. Иссиня-черные волосы покрывала пыль, на лбу кровоточила свежая ссадина.
  
   - Сопротивление советских войск в Чите почти сломлено - бойцы сражаются за каждую улицу, но силы слишком неравны. Северную часть города заняли канадцы, с востока и юга входят японцы с монголами, казаками и прочей контрреволюционной сволочи. Я с трудом ушел от конных патрулей, но думаю, через час-полтора они будут здесь.
  
   -Тогда чего же мы ждем, товарищ Борсоев?!- взволнованно произнес мужчина в белом халате, - нам надо уходить! Быстрее!
  
   Под глазами крикнувшего пролегли черные круги, лицо осунулось, делая ещё более заметным крючковатый нос.
  
   Нквэдэшник нашел в себе силы криво усмехнуться.
  
   -Я бы и рад, товарищ Губельман. Увы, доктор это не так просто сделать. Секретный аэропорт разбомблен, наш пилот убит. Да и если бы он остался цел - небо кишит "Харрикейнами", которые собьют нас едва мы поднимемся в воздух. Да и не доберешься сейчас до аэропорта - никто не ждал, что Чита падет так быстро. Улицы кишат разъездами монголов и казаков, а это зверье еще то. Всех кто им кажется подозрительным, они расстреливают на месте, а в "подозрительные" у них попасть легче легкого.
  
   -Но что-то же можно сделать!?- взволнованно произнесла девушка, - Матвей, то есть товарищ Борсоев, мы же не можем...-она прервалась на полуслове, спрятав лицо в ладони.
  
   Чекист хмуро посмотрел на красивую девушку, на трясущиеся под кителем плечи и выбившуюся из-под фуражки светлую косу. Тяжело вздохнул и покачал головой.
  
   -Наши еще удерживают эту часть города,- глухо произнес он,- часа полтора у нас есть. У меня приказ товарища Берии - ничто из того, с чем тут работали не должно достаться японцам или англичанам. Нужно уничтожить все материалы и документацию.
  
   -Все?!- изумленно выдохнул доктор Губельман, испуг и растерянность в глазах за стеклами очков на мгновение сменил гнев,- это ведь работа десяти лет!
  
   -Это приказ товарища Берии,- отчеканил работник органов,- выполняйте, Губельман! И вы, товарищ Севастьянова, тоже.
  
   Понурившись, сгорбившийся доктор повернулся к несгораемому шкафу и начал доставать оттуда стопки документов, бросая их в угол. Борсоев вместе с молодой блондинкой вынимал из соседнего шкафа разные пробирки и колбы, разбивая их о каменный пол. Едкий запах нашатыря, спирта, разных реактивов наполнил воздух, едкие пары поднимавшиеся от пролитых на полу луж, разъедали слезящиеся глаза. Со звоном разбилась о пол большая банка, из которой выкатилась чья-то заспиртованная голова. Лаборатория на глазах становилась похожа на бойню: по полу растекались лужи кровавой слизи, из расколотых склянок вываливались отрубленные конечности, вроде бы и человеческие, но поросшие черной шерстью. Рядом валялись человеческие потроха и какие-то и вовсе неопознаваемые ошметки плоти.
  
   Последней из глубин шкафчика была извлечена большая колба со спиртом. Прежде чем разбить ее, Борсоев смачно глотнул прямо из горлышка, после чего обильно полил сваленную в угол груду и жахнул колбу о пол. Чиркнул спичкой, завороженно глядя как занимаются пламенем пропитанные спиртом бумаги.
  
   -Ну, что теперь товарищ Борсоев,- Губельман шагнул вперед,- мы можем идти?
  
   -Не торопитесь доктор. Время у нас еще есть.
  
   -Вы знаете, как выбраться отсюда? - девушка умоляюще посмотрела на невозмутимого чекиста, в ее больших голубых глазах светились одновременно страх и надежда.
  
   Еще два глухих разрыва послышались наверху.
  
   -Да, товарищ Севастьянова, знаю - кивнул Борсоев,- хотя это и будет нелегко. В свое время в подвале был сооружен подземный ход, выводящий прямо в тайгу. О нем знали только пять человек, четверо из них уже мертвы. Я пройду им, но не вы.
  
   -Что?- непонимающе уставился на него Губельман.
  
   -Вы не пройдете тайгу, доктор, - Борсоев поднял руку, в которой тускло блеснул наган,- будьте уверены, партия не забудет как вы пожертвовали собой ради Родины и Революции.
  
   -Прекратите эти шутки!- Губельман шагнул вперед. Рука чекиста дернулась, раздался выстрел. Низенький доктор скорчился, ухватившись за живот, сквозь белую ткань проступило красное пятно. Прозвучал второй выстрел и Губельман повалился в разгоравшийся все сильнее костер. Борсоев развернулся к бледной от ужаса девушке.
  
   -Извините, товарищ Севастьянова. Но вы тоже не пройдете тайгу.
  
   -Нет,- выдохнула та, переводя растерянный взгляд с торчащих из костра черных ботинок доктора на стоявшего перед ней чекиста,- нет, я...не надо.
  
   -Прости, Наташа - Борсоев вновь поднял пистолет,- я не могу допустить, чтобы ты попала к японцам.
  
   -Нет, - как заведенная повторяла Наташа,- Матвей нет, нет, нет...
  
   Неожиданно ее глаза расширились еще больше, глядя на что-то позади чекиста. Борсоев стремительно развернулся навстречу бесшумно проскользнувшей в лабораторию черной тени. Дальше все произошло так быстро, что русская девушка не успела уловить последовательность событий: тусклый блеск стали, выстрел и в этот момент, стоявший перед ней, рослый чекист словно стал ниже ростом. Что с ним случилось, Наташа поняла лишь тогда, когда ей под ноги откатилась отрубленная голова.
  
   Обезглавленное тело еще какое-то время стояло, покачиваясь, а потом тяжело рухнуло. За ним обнаружилась то, что закрывал спиной чекист - худощавая фигура, затянутая в черный костюм и маску с прорезями для глаз. Тонкие пальцы сжимали рукоятку узкого меча с еще капающей с него кровью. Вытерев лезвие об одежду поверженного врага, убийца вложил оружие в ножны на спине и шагнул вперед. По пути он брезгливо отпихнул ногой отрубленную кисть, еще сжимавшую пистолет - выстрел прозвучал уже после удара мечом. Рука в черной перчатке поднялась, снимая маску и обнажая красивое женское лицо. Азиатские черты резко контрастировали с ярко-синими глазами, весело глядящими на перепуганную Наташу.
  
   Затянутый в черную кожу палец поднесся к полным губам.
  
   -Тссс!- улыбнулась незваная гостья. Ее рука метнулась вперед, подобно атакующей змее, тонкие пальцы коснулись шеи Наташи и все заволокло тьмой.
  
   Часть первая: "Адская кухня"
  
   -Как писал классик наших союзников: "Стремясь к лучшему, мы часто портим хорошее".
  
   Высокий японец в цветастом халате с драконами, передал через стол фарфоровую чашечку с подогретым саке, затем налил себе и, поуютнее устроившись в кресле, с наслаждением пригубил.
  
   -Не могу сказать, что меня целиком устраивают результаты вашей миссии, но полностью провальной ее тоже назвать нельзя, Сато-сан. В конце концов, "Кокурюкай" знал, кого сюда посылать, до сих пор о вас были наилучшие отзывы и если уж вам не удалось выполнить возложенную на вас миссию, значит на то были веские причины.
  
   Собеседница японца - молодая женщина в белом кимоно, вежливо кивнула, отхлебнув саке из своей чашки и, по так и не изжитой русской привычке, подцепила из ближайшей тарелки кусочек сасими из кальмара. Она уже достаточно знала сидевшего напротив нее человека - настоящего великана для японца, с пышными "кайзеровскими" усами, - чтобы понимать, что отнюдь не благодушие характера заставляет его столь вежливо общаться с молодой девушкой, да еще и "хафу". Генерал-лейтенант Сиро Исии, руководитель "Маньчжурского отряда 731", никогда не утруждал себя восточными церемониями с людьми ниже его по званию. Но, к своему счастью, Илта Сато была на слишком хорошем счету у высших руководителей "Кокурюкай" - "Общества Черного Дракона", незримого спрута запустившего щупальца в элиту из элит Страны Восходящего Солнца - ее министров, высших военных чинов, крупнейших промышленников. Хотя Сиро Исии и сам состоял в этом обществе, те, кто послал сюда Илту Сато стояли неизмеримо выше него - и в самом "Кокурюкай" и тем более во всей Империи. Поэтому "папаша Сиро" и проявлял несвойственную ему вежливость.
  
   -Я понимаю ваше разочарование, сансэй, - Илта еще раз отхлебнула саке и потянулась палочками к тарелке с рисом,- но даже мои возможности имеют предел. Честно говоря, вся эта затея была авантюрой внутри еще большей авантюры - наступлении на Читу. Большевики держали тут слишком большие силы, Квантунская армия смогла взять город только потому, что они не ждали, что мы пойдем на север, еще до освобожения всей Монголи. Но нам и так пришлось попотеть. А этот чертов бункер охранялся сильнее чем, что бы то ни было в городе. Если бы вы знали чего мне стоило незамеченной пробраться в катакомбы и разыскать лабораторию, где я чуть с порога не получила пулю в лоб.
  
   -Да, я понимаю,- улыбка Сиро Исии стала чуть шире, от чего не стала искренней, - я читал ваш отчет. И все же, попади вы туда хоть на полчаса раньше.
  
   Илта развела руками - тут ей крыть было нечем.
  
   -Из-за спонтанности этого наступления,- произнесла она,- меня швырнули туда как-то наспех. Я толком и не успела разобраться, что же мне стоит искать.
  
   -По правде сказать,- сказал Сиро Исии,- для меня это тоже было неожиданностью. После того, как мы очистили Приамурье от большевиков и нейтрализовали последствия нашей работы, предполагалось, что Отряд сосредоточимся на Китае. Однако вскоре стало известно, что Советы разрабатывают свой биологический проект...как там он называется?
  
   -"Плеяда".
  
   -Занятное название. Судя по известным нам фактам данный проект - тогда он носил иное название - начал работу еще в середине двадцатых. Вовлечены в него было множество немецких и русских ученых - медиков, биологов, иммунологов. Я не буду сейчас называть имен, но это достаточно известные люди в своей области. Вроде к этому был привлечен и Институт переливания крови и Государственный институт экспериментальной медицины в Москве и ряд германских университетов. Большего нам узнать не удалось - несколько наших агентов пропали без вести, а потом и вовсе любая информация о проекте перестала поступать - будто его закрыли. Лишь сравнительно недавно нам удалось узнать, что проект существует и поныне - причем работают над ним у нас под носом, в Чите.
  
   -Что же все-таки изучали там?- невольно заинтересовалась Илта.
  
   -Никто не знает,- развел руками Сиро,- однако, судя по привлекаемым кадрам, что-то весьма близкое к нашей тематике. Возможно, нам хотят отплатить той же монетой или затевают что-то еще более пакостное. Если бы вам удалось раздобыть нужную документацию - я бы мог сказать больше. Сейчас, похоже, придется начинать все с нуля.
  
   -Не совсем, Сиро-сан,- Илта вновь прихлебнула из чашки,- вы разве забыли? У нас есть пленник, вернее пленница.
  
   -А, эта русская,- Исии махнул рукой,- да, хоть что-то, вы правы. Хотя сомневаюсь, что она много знает. Кто она вообще такая?
  
   -Наталья Севастьянова, - ответила Илта,- доктор, совсем недавно приступила к работе. Ей всего двадцать два года - у Советов в Сибири дикий кадровый голод. А поскольку "Плеяда"- проект НКВД, то и она находится в звании лейтенанта.
  
   -И чем она занималась в Чите? - спросил Исии.
  
   -Этого я не знаю,- покачала головой Илта,- все что мне о ней известно - имя и звание. Но уже то, что она оказалась в том бункере, рядом с руководителем местного филиала - о многом говорит.
  
   -Филиала?- Исии хищно подался вперед,- я думал, в Чите находится Центр.
  
   -Он был там,- кивнула Илта,- когда проект только начинался, еще до войны. Потом его перенесли куда-то вглубь Сибири, а тут оставили филиал.
  
   -А она знает, где находится этот Центр?- спросил Сиро.
  
   -Должна знать,- пожала плечами Илта,- надо будет ее расспросить подробнее. Чувствую, там выяснится много интересного.
  
   -Возможно, вы и правы,- пробормотал глава "отряда 731",- ну у нас найдется достаточно способов разговорить ее.
  
   -С вашего разрешения, сансэй,- произнесла девушка,- я бы хотела сама поработать с Натальей Севастьяновой.
  
   - Поработать? - Сиро Исии подозрительно посмотрел на Ильту,- зачем?
  
   -Хотя бы на случай если она и вправду знает, где этот Центр. Тогда она может понадобиться нам как проводник, а для этого она должна быть живой и более-менее здоровой. В эффективности ваших методов допроса я ни минуту не сомневаюсь - как и в том, что после них Наталья долго не проживет.
  
   -Хм,- Сиро изогнул косматую бровь,- но ведь мы не можем быть уверены и в ее надежности, как проводника. Кто знает, что взбредет ей в голову, когда она окажется поблизости от своих?
  
   -Вот поэтому я и прошу позволить мне поработать с ней,- настойчиво продолжала Илта,- после ваших методов допроса она, даже если выживет, то затаит злобу, а то и покончит с собой. Таким как она большевики основательно загаживают мозги. Я как следует, промою ей их, так что она станет сотрудничать добровольно и с удовольствием.
  
   -Вы и вправду думаете, что сделаете это?- Сиро с интересом посмотрел на девушку,- не много ли на себя берете, Илта-сан?
  
   -Нет,- сказала Илта, отгоняя зароившиеся в голове сомнения,- я думаю, что у меня получится. Только я прошу дать мне возможность, как можно чаще бывать с ней наедине. И пусть она поменьше видит ваших людей- они ее будут только пугать.
  
   -Выходит и мне к ней лучше не подходить?- уточнил Сиро.
  
   Илта молча кивнула, про себя подумав, что "папаша" является последним человеком, способным внушить пленнице спокойствие и уверенность.
  
   -Жаль-жаль,- покачал головой Сиро,- честно говоря, я бы не отказался поучаствовать в перевоспитании большевистской шлюшки в духе верности Императору. Тем более, если она доктор - у нас найдется немало общих тем для разговора.
  
   - Мужчине от женщины обычно нужна не болтовня, Сиро-сан - Илта томно потянулась, как бы случайно распустив пояс, так что приоткрывшееся кимоно показало Исии, что под ним у его гостьи ничего нет. По тому, как блеснули глаза начальника "отряда 731" Илта поняла, что "папаша", известный своим сластолюбием, попался на крючок. Он и раньше делал ей намеки, но Илта пользуясь своей "неприкосновенностью" делала вид, что не понимает их. Однако с Натальей Сиро был в своем праве - в его власти не допустить Илту к ней, сославшись на неудачу ее миссии. Чтобы Ильта могла получить свободу рук с советской пленницей, "папаша" должен получить "отступное".
  
   Девушка встала с кресла, скидывая кимоно. Сиро ощупывал ее похотливым взглядом - стройная, поджарая Ильта, не была плоской, как большинство японок. Стальные мускулы перекатывались под смуглой кожей, но фигура ее оставалась женственной: крепкие груди, округлые ягодицы, длинные ноги. Коротко подстриженные черные волосы обрамляли овальное лицо с высокими скулами и слегка раскосыми ярко-синими глазами, делавшими ее столь непохожей на азиатских девушек и от этого - еще более привлекательной.
  
   Переступив через сброшенное на пол кимоно, Илта шагнула к Исии, усаживаясь к нему на колени. Жадная мужская рука по-хозяйски прошлась по ее прелестям, толстые пальцы больно выкрутили нежный сосок. В ответ девушка впилась в губы японца долгим поцелуем. В голове ее мелькнула мысль, как легко сейчас применить испытанный прием куноити: вырвать корень языка, заставив Исии захлёбнуться в собственной крови. Сиро, не догадываясь о кровожадных мечтаниях своей партнерши, оторвался от ее губ и раздвинул колени, сталкивая Илту на пол. Она раздвинула полы халата и слепая змея с набухшей от крови головой протолкнулась меж девичьих губ - половой орган Исии настолько же превышал средние японские размеры, насколько он сам был крупнее среднего японца. Однако Сиро недолго наслаждался оральными ласками, вынув член изо рта куноити и шлепнув ее пару раз по щекам, японец рывком поставил девушку перед собой. Илта, обхватив ногами бедра Сиро, впустила его в свою истекавшую влагой щелку. Исии встал, опрокидывая стул и, продолжая удерживать девушку на весу, повалил ее на мягкий ковер. Ему не нужны были затянутые прелюдии и предварительные ласки,- Исии привык к грубому, почти насильственному соитию и Ильта старалась не разочаровать "папашу". Острые ногти пропахивали кровавые борозды вдоль невидимых линий нажимая на точки усиливающие мужское возбуждение и мужскую силу. Удовольствие превращалось в сладкую пытку, боль и наслаждение смешивались воедино и Исии Сиро буквально вколачивал в голубоглазую демоницу свое "орудие", стремясь быстрее кончить и одновременно не желая этого.
  
   Наконец он разрядился в нее и без сил опрокинулся на спину. Уставшие, но довольные любовники расслаблено лежали на полу. Рука Сиро Исии лениво гладила грудь девушки.
  
   -Ну что же, Илта-сан,- усмехнулся он,- можете считать, что с завтрашнего дня эта русская в полном вашем распоряжении. Надеюсь, ей будет столь же приятно проводить время с вами, как и мне.
  
   Илта Сато криво усмехнулась и потянулась за валяющимся на полу кимоно.
  
   Прошла неделя с тех пор, как Наталью Севастьянову привезли в это ужасное место и с тех пор она сходила с ума от страха и неопределенности. Нет, ее не били, не насиловали, не морили голодом - наоборот поместили в уютную камеру, явно предназначенную для большего количества людей - она могла выбирать из четырех прикрученных к полу кроватей. Кормили ее три раза в день - рис, вареная рыба, мелко порубленная свинина, даже фрукты и сладкие пирожки. Однако вся это сопровождалось полнейшим равнодушием узкоглазых охранников, сразу пресекавших все попытки вступить с ними в разговор. Они же не спускали с нее глаз - ночью, когда уставшая от беспрестанного тревожного ожидания, Наташа смыкала глаза, ее нередко будил фонарь, которым охранник светил в смотровое окошко в двери камеры. Несколько раз к ней приходил врач- щуплый японец в роговых очках с медсестрой-маньчжуркой. На ломаном русском ей задавались вопросы о здоровье, достаточно профессионально, как она могла заметить. Но попытки прояснить свою судьбу, встречались полнейшим равнодушием.
  
   Она была здесь не одна - из-за стены справа и слева временами слышались какие-то звуки: приглушенные стеной разговоры, крики, плач, проклятия на разных языках. Время от времени до нее доносились звуки отворяемых дверей, команды на японском, звуки ударов и удаляющиеся шаги.
  
   Наташа уже поняла куда попала - в читинском отделении "Плеяды" "Маньчжурский отряд 731" считался главной страшилкой, существованием которого во многом и оправдывалось появление проекта. Она помнила, как японское наступление на Дальнем Востоке предварялось вспышками эпидемий, как она, тогда еще совсем молоденькая студентка медицинского университета сбивалась с ног, ухаживая за больными. Уже позже, попав в "Проект" Наталья узнавала жуткие истории: о бесчеловечных опытах над русскими и китайскими коммунистами, о культивации самых опасных штаммов заболеваний, с помощью которых империалисты стремились поставить на колени Страну Советов. Конечно, она еще многого не знала - например, что приносимые ей сладкие пирожки были избавлены от обязательной для остальных заключенных "начинки" из бактерий чумы или тифа. Однако и того, что Наташе было известно, наполняло ее ужасом и отвращением вперемешку с глубокой тревогой за собственную участь.
  
   Тревога эта усилилась еще больше, когда на восьмом дне ее пребывания в камере, ей не принесли как обычно завтрак. А потом и обед и ужин - было похоже, что ее решили, наконец, морить голодом. Подобная перемена не предвещала ей ничего хорошего- и Наташа еще долго вертелась на кровати, только под утро сомкнув глаза.
  
   Разбудил ее шум открывающейся двери и какое-то дребезжание. Удивленная девушка увидела, как охранник вкатывает в комнату небольшой столик. На нем красовались блюда, накрытые серебряными крышками и небольшой кувшинчик. Тут же лежали столовые приборы, стояли фарфоровые чашечки и блюдца.
  
   -Все в порядке, Такаши, можешь идти,- послышался из-за спины японца женский голос. Японец поклонился и вышел, пропуская в двери очередного гостя. Вернее - гостью.
  
   Глаза Наташи округлились.
  
   -Ты?!- выдохнула она, с удивлением и ненавистью рассматривая виновницу своего появления в этом кошмарном месте. В японской военной форме (идеально подогнанной по ее стройной фигуре), с короткой стрижкой на европейский манер и в элегантных сапожках сейчас она мало напоминала черный призрак, возникший перед испуганной Наташей в дверях разгромленной лаборатории. И только глаза - по-азиатски узкие, по-европейски полные глубокой, насыщенной синевы, оставались пугающе узнаваемыми.
  
   -Это я, - кивнула девушка, улыбаясь Наташе, словно хорошей подруге,- здравствуйте товарищ Севастьянова.
  
   Тон, которым это было сказано, сочился радушием и доброжелательностью, но за ней и особенно за словом "товарищ" даже неискушенная в восточных играх словами Наталья, уловила скрытую насмешку. Что, впрочем, было вполне ожидаемо.
  
   -Извини, что я так поздно,- девушка прошлась по комнате, - да, тесновато у тебя тут. Ну, ничего, это исправимо. Можно присесть? - она остановилась рядом с Наташей, глядя на нее сверху вниз. Русская девушка машинально кивнула, опасливо кутаясь в тонкое покрывало. Ее гостья беззаботно плюхнулась рядом на кровать.
  
   -Поставь сюда, ага - девушка кивнула второму японцу, появившемуся в дверях. В руках он держал небольшой чемоданчик, который он поставил рядом с кроватью.
  
   -А теперь - брысь отсюда!- она добавила несколько фраз на японском. Непрерывно кланяясь, прислужник исчез за дверью.
  
   -Надоели уже,- доверительно произнесла она, оборачиваясь к Наташе,- ну что перекусим? Ты ведь еще не завтракала сегодня?
  
   -Сутки не кормили,- неохотно кивнула та, невольно принюхиваясь к соблазнительным запах исходящим из-под крышек с блюдами.
  
   -Стажеры,- снисходительно поморщилась девушка,- что с них взять. Ну, так что есть будешь? Тут правда японское все: сасими из тунца, мисосиру, суп со свининой, тофу, рис. Но, на голодный желудок сойдет, я думаю?
  
   Говоря все это, девушка снимала с блюд крышки и аппетитные запахи, расходящиеся по комнате, заставили Наташу сглотнуть голодную слюну. Рядом с ней враг, она в логове врагов - но есть, несмотря на это, хотелось все сильнее. Опасливо косясь на гостью, Наташа подсела рядом и робко взяла с тарелки ломтик сасими.
  
   -Ты же понимаешь, тут обслуга вся с деревни, привыкла по чашке риса в день есть.
   Забыли только, что не все могут так жить. Хорошо, что я хоть поинтересовалась, заставила их принести тебе поесть.
  
   -Спасибо, - Наташа проглотила кусок рыбы и настороженно покосилась на гостью, уминавшую суп,- не стоило так беспокоится.
  
   -Ну как же,- девушка посмотрела на плененную докторшу широко распахнутыми глазами,- я, что для того, тебя от этого вашего сбрендившего комиссара спасала, чтобы ты тут от голода умерла? Давай ешь.
  
   Формально, конечно, она была права - как не крути, если бы не эта фурия в черном, Борсоев застрелил бы Наташу. Вот только в благородстве помыслов своей спасительницы молодая докторша сильно сомневалась. В памяти всплывали отрывочные, бессвязные воспоминания о пути по КВЖД из Читы в Харбин. Впервые после бункера Наталья очнулась на лежанке в купе, где слышался мерный стук колес, а под потолком мерцала тусклая лампочка. В ее свете Наташа увидела девушку в черном костюме, рассеяно пролистывающую ее офицерскую книжку. Увидев, что пленница проснулась она гибким, упругим движением поднялась на ноги и шагнула вперед, доставая откуда-то шприц с прозрачной зеленоватой жидкостью. Наташа пыталась отбиться, но ее сопротивление было пресечено ударом по болевым точкам. Тут же она почувствовала резкую боль в бедре и ее сознание вновь заволокло тьмой. Такое повторялось три раза - два в поезде и один уже в автомобиле, на заднем сиденье которого, словно куль с мукой, валялась обессиленная Наташа. Последнее, что она увидела - огромный забор с колючей проволокой, окруженный глубоким рвом. Из раскрывшихся ворот навстречу им уже выбегали японские часовые, но далее Наташа не успела рассмотреть - сидевшая рядом стражница увидела, что пленница очнулась и вновь достала шприц. Очнулась Наташа уже в камере. Сейчас же в ее мыслях царила полная невнятица- что может означать такое пристальное внимание к ней? Зачем она понадобилась этой странной женщине?
  
   Та, тем временем, откупорила бутылку, разливая по чашкам прозрачную жидкость.
  
   - Давай за знакомство,- предложила она,- как тебя зовут я уже знаю. А меня зовут Илта, Илта Сато. Ты надеюсь не в обиде, что я была...немного неласкова с тобой, когда доставила сюда? Если в обиде, так и скажи.
  
   -Разве я могу обижаться?- невольно усмехнулась Наташа.
  
   -Да как тебе сказать,- пожала плечами Илта, закусывая креветкой в кляре,- обижаться можно, но не нужно. Я ведь, в конце концов, тебе жизнь спасла, ты забыла?
  
   -Не забыла,- кивнула Наташа.
  
   -Думаешь, зачем я это сделала?- прозорливо предположила девушка,- и не будет ли тебе от этого хуже? Верно?
  
   -Верно.
  
   -Много думаешь,- убежденно произнесла девушка,- это вредно. Что с тобой будет я и так скажу - ты умрешь,- она посмотрела в разом расширившиеся голубые глаза и рассмеялась,- как и я. Мы все умрем, чтобы ты знала, не думай много о том, что будет дальше. Живи сегодняшним днем - он у тебя не самый плохой.
  
   Наташа покрутила головой и почти машинально проглотила саке.
  
   -Я же тоже могу на тебя обижаться,- продолжала девушка,- ты же с НКВД, как я понимаю? Не отнекивайся, я листала твои документы. Мою мать забрали, когда в Забайкалье "финских фашистов" ловили. Не слышала про таких? В тридцать втором это было. Мать у меня финка, с шведскми корнями, еще при царе ее семья сюда переселилась из Выборгской губернии. Тогда ведь много финнов уезжало- кто в Штаты, кто в Канаду, а кто и в Сибирь ехал. Ну, вот и в Забайкалье человек триста переехало. Тут когда Гражданская шла, японцы стояли ну и был там такой - Сато Танаки, капитан, из старинного самурайского рода. Мать красавица была - блондинка, глаза голубые, ну он и взял в любовницы. Говорил, что влюбился, что женится и увезет в Японию. Может, врал, а может и нет - сейчас не разберешь. Убили ведь его - даже не красноармейцы, "партизаны", бандиты, шваль краснопузая. Их-то потом семеновцы с японцами нашли - мало никому не показалось, да отца уже не вернуть. На мать конечно всем плевать - кто там знал, что ей обещал Танаки, кому она нужна? А через полгода японцы ушли из Забайкалья и Семенов ушел тоже. Мать осталась, а потом и я родилась. Радостно не жили, но хоть как-то выживали, до тех пор, пока Усатый не решил по всей стране фашистов ловить. Долго не церемонились - всех местных финнов обвинили в связях с финской разведкой, а мать так еще и с японской- хоть она с двадцатого ни разу в глаза живого японца не видала. Задержали, а потом говорят и расстреляли в овраге. НКВД расстреляло. Такие вот дела, Наташа, а ты говоришь обижаться. Уж как меня ваши обидели - извини, врагу не пожелаю. А я вот на тебя не обижаюсь, выпиваю даже. Давай еще по одной!
  
   Она подливала Наташе саке и та, все еще держась настороженно, немного обмякла, с удовольствием поедая непривычные, но вкусные яства. За едой Наташа как-то пропустила то обстоятельство, что Илта подсаживается к ней все ближе, прижимаясь всем телом. Даже когда тонкие пальцы погладили ее светлые косы, Наташа сдержалась, хотя и невольно вздрогнула, от прикосновения к шее. Впрочем, Илта тут же убрала руку и стала предлагать еще какие-то японские деликатесы, подливая саке из заметно облегчившегося кувшинчика. Наташа, за неимением лучшей альтернативы, продолжила есть и пить, когда рука Илты, проникнув под покрывало, легла на обнаженное Наташино бедро.
  
   -С ума сошла!!??- пленница отпрянула от Илты, ее била дрожь - от страха, унижения...и как не странно возбуждения.
  
   -Ты мне кое-чем обязана, забыла?- девушка подсела ближе к пятящейся от нее Наташе,- ты что никогда не была с женщиной?
  
   -Нет, конечно!- возмущенно выкрикнула русская девушка,- прекрати!
  
   -Перестань глупая!- Илта положила руку ей на талию, придвигаясь ближе, - так мы быстро подружимся. Ну же, поцелуй меня.
  
   Она попыталась сама поцеловать Наташу, но та, вывернувшись, ухватила тарелку с супом и выплеснула его в лицо Илте. В этот же момент Наташа почувствовала жуткую боль под ложечкой и рухнула на пол потеряв сознание.
  
   Когда она очнулась Илта уже отходила от двери, приняв из рук всполошившихся охранников таз с водой, ополаскивая лицо и волосы.
  
   -Ну ты дикарка!- не то с осуждением, не то с одобрением сказала она,- прелесть. Ну что же раз так, вспомним слова вашего дохлого вождя. Как там - "мы пойдем другим путем"?
  
   -Не смей говорить о Ленине, курва фашисткая!- выдавила с пола Наташа.
  
   -Ой, а что будет!?- в притворном испуге заломила руки Илта,- Ты, кстати, комсомолка?
  
   -Не твое дело, подстилка японская,- Наташа попыталась встать, но новый удар в солнечное сплетение, заставил ее опять рухнуть на пол, судорожно глотая воздух.
  
   -Лежи, юная ленинка!- усмехнулась Илта,- надо же, а я еще не весь ваш жаргон позабыла.
  
   Пока Наташа корчилась на полу, Илта взяла с пола свой чемодан и достала оттуда клубок тонкой веревки. Размотав его, финнояпонка подошла к молодой докторше.
  
   -Знаешь, некоторым японским женщинам нравится "шибари",- доверительно сказала куноити,- может понравится и тебе, давай проверим?
  
   С этим словам она ухватила Наташу за косу и заставила усесться на колени. Попытки вырваться Илта пресекла быстро, просто приставив к горлу девушки нож. Больше Наташа не думала о сопротивлении, всхлипывая от унижения и бессильной злобы, когда Илта срывала с нее нижнее белье. Глаза ее заблестели, когда она рассматривала обнаженное девичье тело. Илта по японским меркам была вполне фигуристой девушкой, но Наташа превосходила ее по всем параметрам: полные круглые груди, широкие бедра, круглые красивые ягодицы и при этом тонкая талия и длинные ноги.
  
   -Выросла в деревне, да?- Илта погладила по бедру гневно сверкнувшую глазами девушку.
  
   - Руки убери, мразь!- не выдержала юная докторша,- я дочь трудового народа, а не фашистская шлюха! Батя мой и против беляков дрался и против япошек твоих, он потом в селе и кулаков давил. Он как раз в НКВД служил, таких как ты пачками клал. Ты можешь резать меня на кусочки, можешь отрубить мне руки и ноги, можешь...
  
   -Тссс,- тонкий палец прижался к губам блондинки и та невольно поперхнулась на полуслове, взглянув в синие глаза Илты. Сейчас в них уже не было ни прежней насмешки, ни вожделения - только холодная ненависть.
  
   -Ты, Наташа, о таком поменьше вспоминай,- процедила Илта,- тогда и я кое о чем забуду. Я же не все о себе рассказала. После того, как мать расстреляли, меня в закрытый интернат отправили. Как "дочь врага народа". С кураторством НКВД как раз. Рассказать, как начальник местного НКВД из того детдома бордель устроил? Как девок, да и мальцов на их пьянки привозили и что там с ними делали? Много могу рассказать, есть что вспомнить. Меня часто к нему водили - синеглазая японка, экзотика же. Прав нет, защитить некому, чуть что не так - придушат как котенка и в овраге за городом прикопают. Ты что ли меня с собой равнять будешь, комиссарское отродье? Ты мне своего папашу в пример ставить будешь? Тот ублюдок из Москвы, к которому меня той ночью повели уж точно повыше чином был. Да только у меня уж сил терпеть не было - я дочь самурая, а не деревенская шмара. Как он полез, я бутылку разбила и ему горло осколком перерезала. А потом в окно и ушла в тайгу - наш детдом на окраине был. Как ходила, что испытала- то тебе точно знать не нужно. Нашелся человек, перевел через маньчжурскую границу, а уж там нашлись люди которые и отца моего знали и мной заинтересовались- как это так, соплюха, четырнадцати лет от роду, полгода в тайге прожила. Так что не рассказывай мне тут за свое геройство. А то ведь и впрямь - руки-ноги поотрубаю, скажу, что так и было. Молчи, делай, что я скажу - проживешь дольше. Все поняла, сучка большевистская?
  
   Она пристально глядела в глаза Наташи и та, сглотнув комок в горле, подавленно кивнула. Илта удовлетворенно хмыкнула.
  
   -Спину выпрями, руки за спиной сложи.
  
   Она завела руки Наташи за спину, и накрепко связала их, дважды обхватив веревками тело девушки, выше и ниже грудей. Упершись сапогом в плечо Наташи, Илта заставила ее лечь на живот, пропуская свободный конец веревки вдоль спины. Другими веревками она связала вместе бедра, колени и лодыжки девушки, и в завершение загнула ей на спину ноги, связывая лодыжки и запястья. Все это время Наташа почти не сопротивлялась, жалобно поскуливая от страха. Наконец Илта выпрямилась с удовольствием рассматривая девушку, упакованную, как ветчина в сетке.
  
   -Эта поза называется "Гякуэби", - с удовольствием пояснила она,- очень удобно. Ну-ка,- она засунула сапог под грудь девушки и одним сильным толчком перевернула ее на спину. Наташа вскрикнула от боли, когда вес ее тела переместился на связанные лодыжки.
   Илта принялась раздеваться, с вожделением посматривая на беспомощную жертву. Сложив форму на кровати, она опустилась на колени рядом с Наташей.
  
   -Шикарное тело,- она провела рукой по животу девушки. Та дернулась, но смолчала, затравленно глядя на Илту. Та рассмеялась и, наклонившись, взяла губами розовый сосок, а ее рука скользнула между ног девушки. Пальцы Ильты скользнули в увлажнившуюся щель и с губ Наташи сорвался протяжный стон.
  
   -Не нааааааахххх,- тело ее выгнулось дугой, но Илта удержала связанную девушку на месте. Иронично посматривая на блондинку-комсомолку, она гладила ее между ног, одновременно лаская полные груди губами и языком. Наташа ненавидела свое тело за то, что оно предавало ее сейчас, откликаясь на эти бесстыдные ласки. Она стонала и поддавалась бедрами навстречу дразнящим пальцам. Однако когда она уже была готова кончить, Илта неожиданно отстранилась.
  
   -Не так быстро, товарищ Севастьянова,- улыбнулась она, со смаком облизав пальцы.
   Подойдя к распахнутому чемодану, Илта достала небольшую коробочку из черепахового панциря. На нем виднелись китайские иероглифы. Илта приподняла выпуклую крышку и Наташа невольно вздрогнула, увидев тонкие стальные иглы.
  
   -В нашем организме есть много самых разных точек,- промурлыкала Илта, вновь усаживаясь рядом со связанной девушкой,- зная их, можно добиться немалой власти над человеческим телом.
  
   Она провела иглой перед глазами девушки, с удовлетворением смотря, как взгляд испуганной жертвы проследовал за ней. Затем Илта скользнула вниз, прижавшись щекой к животу Наташи. Рука с иглой опустилась на поросший светлым волосом холмик и тут же острие вонзилось в налившийся кровью клитор. Наташа вскрикнула от пронзившей тело боли, но Илта заткнула ей рот поцелуем.
  
   -Это не очень больно,- сказала Илта, оторвавшись от Наташи,- но пока я не выну иглу, кончить ты не сможешь.
  
   Ее язык скользнул вниз по плоскому животу и коснулся истекавшего влагой розового разреза. Последующий час, Илта изощренно ласкала связанную жертву - губами, руками и языком; теребила и нежно покусывала набухшие от возбуждения соски, лизала истекавшую соком промежность, запускала туда шаловливые пальчики, сама сливаясь в жадных поцелуях с изнемогавшей от похоти комсомолкой. Все это время Илта следила, чтобы не задеть иглу, заставляющую Наташу сходить с ума от страсти.
  
   -Пожалуйста,- наконец сорвался с губ сдавленный выдох,- пожалуйста, Илта.
  
   -Что?
  
   -Дай...дай мне...не мучь меня больше. Пож...пожалуйста.
  
   -Ты поняла, как себя надо вести? Ты будешь ласковой с Илтой?
  
   -Ддд...да, буду. Пожалуйста.
  
   Куноити победно ухмыльнулась и ее пальцы, ухватив иголку, выдернули ее из нежной плоти. Тут же Ильта скользнула вниз, засосав нежные складочки, слегка прикусив клитор и чувствуя, как ее рот наполняется солоноватыми соками - Наташа, мучившаяся столько времени, избавлялась от сжигавшего ее желания.
  
   Ленивым движением сытой тигрицы, Илта поднялась, глядя как у ее ног содрогается, кончая, покорное женское тело. Затем вновь перевернула Наташу на спину и, достав из чемодана небольшой нож, разрезала спутавшие ее веревки. В этот же момент ее босая ступня уперлась в затылок советской девушки.
  
   -И запомни это на будущее, чекистка,- она издевательски подчеркнула последнее слово,- я могу быть добра с теми, кто меня не разочаровывает, -ее нога сильнее давила на Наташин затылок,- и в твоих интересах, чтобы я была доброй.
  
   С этими словами она отняла ногу, шлепнула "чекистку" по голому заду и отошла к кровати, где принялась одеваться. Ничуть не стесняясь, она кликнула из коридора охранников, выкативших наружу столик. При этом они старались даже не смотреть в сторону обнаженных девушек. Закончив с одеванием, Илта насмешливо посмотрела на Наташу, которая, все еще лежа на полу и морщась от боли, разминала затекшие руки. Насмешливая улыбка появилась на лице куноити.
  
   -Я завтра снова приду,- сказала она,- подумай, о том, как стоит себя вести, чтобы я была доброй. До встречи, красавица.
  
   С этими словам Илта вышла за дверь, которую охранник тут жезакрыл на замок.
  
   Знакомство состоялось.
  
   ***
  
   Взъерошенная оборванная девчонка раздвигает густые еловые лапы. Босые, исцарапанные ноги ступают на мягкий песок обширного пляжа разделявшего сплошную стену тайги и бескрайнюю водную гладь, уходящую за горизонт. Раскосые, ярко-синие глаза на мгновение радостно вспыхивают - все же она дошла до "славного моря".
  
   Дальше...дальше будет видно. Не хочется сейчас думать ни о множестве оставленных позади километров, ни о том от чего пришлось бежать в таежную чащу, ни о том, чего ждать впереди. Хочется просто сесть и спокойно смотреть на эту спокойную воду и на отражающееся в ней безлунное, но усыпанное множеством ярких звезд, ночное небо.
  
   Странно, некоторые звезды, горят ярче остальных. Вон те несколько, как их называют? Детдомовцам не преподают астрономию, но почему-то это мерцание наполняет сердце смутной тревогой. И в небе и отражаясь в воде эти звезды становятся все ярче и больше, их лучи падают, освещая небольшой скалистый остров недалеко от берега. Странная тревога наполняет сердце Илты и она быстро растет. Хочется шагнуть назад, спрятаться под пологом леса, но ноги предательски отказываются повиноваться.
  
   Что это? В падающем на остров свете начинают мелькать черные частицы- сначала совсем незаметные, потом их становится все больше и больше. Пляшущие словно мотыльки перед костром или снежинке в гуще метели. Вот они сливаются, соединяются во, что-то странное, большое напоминающее человеческую фигуру только больше, уродливее, страшнее. Поросшее шерстью мускулистое тело, маленькие глазки, поблескивающие под массивными надбровными дугами, вздернутая толстая губа, обнажающая большие крепкие зубы. Где-то она уже видела это чудовище, в каких-то книжках о жарких странах.
  
   Огромная обезьяна скалит зубы, неуклюже переминаясь с ноги на ногу на вершине скал. Странно, этот остров, должен быть далеко, почему же она так хорошо ее видит? Не может же это чудище быть таким здоровым.
  
   Безобразная тварь чем-то разозлена - она скалится, бьет лапами по камню и себя по голове, прижимает распяленную пятерню к своему уродливому лику...и отнимает обратно держа в руке волосатый лоскут с капающей с него кровью, свисающими ошметками мяса и комками жира. Вместо звериной морды теперь скалится вымазанный кровью череп в глазницах которого ворочаются белки, сплошь покрытые красными жилками. Зубастые челюсти жадно клацают, разрывая в клочья собственный скальп. После огромные лапы начинают рвать с тела куски шкуры, срывая ее, как иной бы срывал в спешке одежду. Вот уже полностью освежеванная обезьяна, перетаптывается с ноги на ногу на вершине острова. Клочья шкуры валяются на камнях и их попирают ободранные лапы.
  
   Голая Обезьяна. Красная Обезьяна.
  
   Откуда-то- не с неба ли, не от дальних звезд?- слышится сначала чуть слышный, затем все усиливающийся рокот. Словно где-то кто-то бьет в огромный бубен- и в такт его ударами, мерзкое чудовище начинает неуклюже танцевать, поворачиваясь вокруг своей оси и разбрызгивая капли крови, которой сочится каждая пора его освежеванного тела. Черный камень уже блестит, лапы чудовища скользят по нему, но Красная Обезьяна умудряется держаться на камнях. Неслышный рокот становится все громче, чудовище двигается все быстрее, с его тела уже бегут ручьи крови, стекающие в озерную воду. Кровавые волны плещутся о берег, с шипением выплескивая на него красную пену.
  
  
   Илта открыла глаза и резко села на кровати.
  
   Впервые за много лет наемная убийца "Черного Дракона" чувствовала что-то подобное: ее била крупная дрожь, по спине стекал холодный пот. Ее охватил страх, но одновременно и какая-то нервная радость. Несмотря на свою финскую и шведскую кровь, все же она была и дочерью Востока - дикого Востока, степного и таежного, чей голос слышится в волчьем вое, криках атакующих монгольских конников и ударах шаманского бубна. Она знала все здешние приметы и верила им, также как и снам. И этому сну поверила сразу. Осталось только решить - к чему он был?
  
   Руки Илты слегка дрожали, когда она взяла со столика пачку с английскими сигаретами и, черкнув спичкой, закурила, успокаиваясь. Другая ее рука скользнула под тонкий матрас, нащупывая ножны и рукоять меча. Это еще больше вселило уверенность в Илту. Чтобы не бросало ей сейчас вызов, она будет рада встретить его своей катаной!
  
   ***
  
   Пять пар черных глаз-бусинок как по команде уставились на проволочную сетку, за которой вдруг появились другие глаза - большие и синие. Два удара сердца они мерялись взглядами, потом рот под глазами расплылся в улыбке обнажившей белые зубы.
  
   -Осторожнее, Илта-сан,- издал предостерегающий крик полный японец в белом халате, но куноити уже не обращала на него внимания, открывая клетку. К протянутой руке тут же устремилось несколько острых носов, с непрерывно двигающимися ноздрями. Густые усы щекотали кожу, острые клыки мелькали в опасной близости от растопыренных пальцев. С безмятежной улыбкой Илта Сато смотрела на копошащихся в клетке откормленных серых крыс, затем перевернула ладонь. Крупный пасюк запрыгнул сверху и девушка осторожно вынула руку из клетки, захлопнув дверцу. Серый зверек спокойно сидел у нее на ладони, не пытаясь сбежать или укусить девушку.
  
   -У вас есть что-то, чем можно покормить его, Танаки-сан?- не оборачиваясь, спросила она.
  
   -Вообще-то, его превосходительство не велел кормить их сегодня,- с сомнением произнес руководитель исследовательской группы, но подал Илте кусочек сахара. Она поднесла его к носу зверька, который ухватил передними лапками лакомство и начал грызть.
  
   -Эта крыса поймана недавно,- удивленно протянул японец,- и она совсем не ручная. Как у вас получается, Илта-сан?
  
   -Это не так уж трудно,- небрежно улыбнулась девушка,- общий язык с животными порой найти куда легче, чем с людьми. Много их тут у вас?
  
   -Честно говоря, не считал,- пожал плечами Танаки,- они так быстро меняются.
  
   Илта посадила крысу на плечо и двинулась вдоль рядов клеток, выстроившихся вдоль стены. Из-за решеток дергались непрерывно шевелящиеся ноздри - крысы, мыши, кролики, морские свинки, раскормленные чуть ли не до величины собаки. В смежном помещении находилось множество стеклянных ящиков, накрытых мелкой проволочной сетку о которую бились бесчисленные комары, москиты и мошка. В воздухе стоял приторный запах гниющего мяса - в жестяных банках, по облепленным клочками шерсти крысиным скелетам, ползали блохи, высосавшие закрепленных специальными зажимами грызунов до последней капли крови.
  
   Это был виварий "Маньчжурского отряда 731", резервуар, откуда Сиро Исии брал подопытный материал для заражения его болезнетворными бактериями. Множество практических вопросов распространения бактериологического оружия изучалось именно тут. Как заразить болезнетворными бактериями крыс и блох и осуществить их контакт с человеком? Каким образом распространить множество живых крыс на территории противника или на передовой? Эти и многие другие вопросы, реализация которых уже стоило жизни многим врагам Японской империи, находили свое решение здесь.
  
   Но хотя грызуны шли в расход постоянно, их в "Маньчжурском отряде 731" берегли больше чем людей. Илта читала кое-какие засекреченные документы, повествующие об исследованиях Исии и весьма впечатлилась - как смелостью научных разработок, так и поистине дьявольской жестокостью, с которой десятки и сотни людей хладнокровно отправлялись на мучительную смерть. Только воспитанница "Черного Дракона", полукровка и сирота, с душой насквозь вымороженной холодом большевистской Сибири, могла испытывать при взгляде на это не страх, не отвращение, но лишь холодное удовлетворение. Она знала, чем обеспечиваются исследования доктора Исии, но была уверена, что смерть каждого из зверски замученных на опытах - замороженных, расчлененных заживо, умерших в горячке,- не была напрасной. Их смерть приближала гибель того, что Илта считала средоточием всего самого мерзкого, подлого, безобразного, что только есть на Земле.
  
   Совдепии.
  
   Режим, поломавший жизнь девочке, оставивший ее круглой сиротой, избивавший, насиловавший, медленно убивавший Илту, в ее глазах заслуживал самой лютой кары. И кто, как не Сиро Исии, был подходящим исполнителем приговора?
  
   Обойдя весь виварий, Илта подошла к клетке и, сняв крысу с плеча, запустила ее обратно.
  
   -Что с ней будет, Танаки-сан?- обернулась она. Тот пожал плечами.
  
   -Генерал Исии приказал поместить эту клетку в отдельное помещение. Их будут кормить тем, что останется от сегодняшнего "бревна".
  
   Позади скрипнула дверь и в виварий вошел низкорослый японец в новенькой форме.
  
   - Его превосходительство Сиро Исии, ждет вас возле лаборатории,- кланяясь, сказал адъютант, - пройдемте, Илта-сан.
  
   -Хорошо,- Илта повернулась к Танаки,- спасибо, что помогли мне скоротать время.
  
   -Не за что,- он пожал плечами, - заходите еще, когда будет удобно
  
   Однако когда Илта вышла за дверь, начальник исследовательской группы не мог сдержать облегченного вздоха. Эта девушка, с ее дьявольскими глазами пугала его чуть ли не больше, чем сам "папаша".
  
   Изможденный, будто высохший, человек, привязанный к кушетке, вновь распахнул рот в отчаянном крике. Ему это явно давалось нелегко - даже сквозь стеклянную стену, за которой стояли Исии Сиро и Илта Сато, было видно, что во рту у подопытного не было языка. Вокруг него сгрудились сотрудники вмедицинских халатах, масках из нескольких слоев марли, белых шапочках, резиновом фартуке от шеи до щиколоток и резиновых же сапогах до колен. Наряд дополняли резиновые перчатки и специальные очки. Илта знала, что перед входом в стерильную камеру, все сотрудники еще и прошли по колено в резервуаре, заполненном раствором карболовой кислоты.
  
   -Он военнопленный?- спросила девушка, с холодным любопытством рассматривая обреченную жертву, словно особо крупного таракана, пришпиленного булавкой.
  
   -Шпион,- ответил Сиро,- Олег Терновский, диверсант. Пытался организовать покушение на генерала Ямаду, когда тот был с инспекцией в Харбине. Подвела любовь к азиатским женщинам - его выдала маньчжурская проститутка, которая была нашим агентом.
   Генерал распорядился, чтобы Терновского передали нам.
  
   Илта перевела взгляд на подопытное "бревно. Выглядел шпион ужасно: кожу покрывали уродливые утолщения, кое-где лопнувшие и превратившиеся в безобразные язвы. Один из сотрудников вонзил скальпель в грудную клетку и сделал разрез в форме латинской буквы Y. В том месте, куда немедленно были наложены зажимы Кохера, вскипали пузырьки крови пополам с гноем.
  
   -Чума?- деловито поинтересовалась Илта.
  
   -Она самая,- кивнул Исии,- с него несколько часов кормились заражённые блохи. Не так давно я разработал оптимальный метод размножения бактерий чумы в организме блохи - без ложной скромности скажу, что до меня никто этим не занимался. Заражение произошло так быстро, как даже я не ожидал.
  
   Илта перевела взгляд на происходящее - шпиона-неудачника вскрывали заживо. Он уже не кричал - рот его бессильно раскрылся, глаза закатились, голова свалилась набок. Только по судорожно подергивающимся рукам можно было понять, что в этом изувеченном куске мяса ещё теплится жизнь. Тем временем из большого разреза сотрудники ловкими натренированными руками вынимали изъеденные болезнью внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник. Их бросали в стоявшие здесь же ведра, а из ведер перекладывали в наполненные формалином стеклянные сосуды. Один из врачей скальпелем отрезал кусочки плоти и швырял их в большие чаны с темной жидкостью - питательным бульоном для бактерий. Здесь они продолжат размножение, чтобы потом двинуться по испытанному кругу - в блоху, потом в крысу или человека.
  
   -Одно и то же,- сказал Сиро, словно угадав мысли своей спутницы,- вечный круговорот. Что бактерии, что люди - жизнь их одинаково столь же суетлива и бессмысленна, как колесо Сансары. Большевизм - та же чума, а этот Терновский, как его носитель - та же бактерия. Разве не благом будет для него получить новое воплощение? Разве не сказал учитель Нитэрэн, что "идя по темным улицам, люди, забывают, что есть прямые пути." Разве не сокрушался мудрейший монах, что умами людей завладевает ложная вера и некому спасти их от духовной слепоты! Освобождая этого человека от множества заблуждений, разве я не следую Истинной Дхарме Будды?
  
   Илта искоса посмотрела на Сиро Исии- нет, он сейчас не шутил, смотря на лежащий на операционном столе уже стопроцентный труп светлым взором фанатика. С этой стороны "папаша" еще не открывался - куноити всегда была уверена, что на свете нет и не было более бессердечного и беспринципного карьериста, никогда не отказывавшего себе в радостях жизни. Буквально вчера она опять ходила на "ночное совещание" к генерал-лейтенанту. То, что все эти качества уживаются у Сиро Исии с твёрдой религиозностью, оказалось для нее неожиданностью.
  
   -Кто знает, - продолжал "его превосходительство",- может через перерождение в теле крысиной блохи, для этого большевика начнется путь к Нирване?
  
   Илта с трудом сдержалась от непочтительного хмыкания и перевела взгляд на операционный стол, где настал черед головы. Один из сотрудников скальпелем сделал разрез от уха к носу и начал снимать кожу. После снятия скальпа в ход пошла пила. В черепе было сделано треугольное отверстие, обнажился мозг. Сотрудник отряда взял его в руки и опустил в сосуд с формалином. Несколько чанов уже были закиданы кусочками плоти с мертвого тело, то же что от него осталось, как уже знала Илта, пойдет на корм подопытным крысам.
  
   -Так что там с вашей подопечной,- сказал Сиро, обернувшись к девушке,- вы нашли общий язык?
  
   -Похоже на то,- пожала плечами Илта,- хотя до полного перевоспитания пока далеко. Она еще иногда артачится, но я вправлю ей мозги.
  
   -Бамбуковой палкой по пяткам,- хохотнул Сиро,- помните, я рекомендовал этот метод? Я бы не отказался поглядеть, как вы ее наказываете.
  
   - Я предпочитаю действовать и кнутом и пряником,- сказала Илта,- с ней не так уж сложно работать. После того, как капитан НКВД застрелил доктора, что работал с ней и чуть не пристрелил ее саму, она находится в полной прострации, не знает ни на что опереться, ни откуда ждать помощи. В таком состоянии ей нужен хоть какой-то друг.
  
   -И вы грамотно воспользовались ситуацией,- усмехнулся Исии,- похоже, вы и впрямь знаете свое дело. Корень женьшеня, что мы подмешивали в еду, помог?
  
   -Еще как,- рассмеялась девушка,- она же не только чекистка, но и еще молодая женщина, со здоровыми крестьянскими инстинктами. Тот полубурят, Берсоев был еще и ее любовником. От того у нее и шок - он хотел ее пристрелить, хотя мог вывести из города. Ну, я хоть и не мужчина, но как доставить удовольствие женщине знаю давно.
  
   -Даже не сомневаюсь,- Сиро усмехнулся,- не забывайте, я хочу посмотреть и на это.
  
   -Я помню, Сиро-сан,- Илта с трудом скрыла брезгливую гримасу,- уверяю, вас не разочарует зрелище. Но сейчас мне хотелось бы вас кое о чем попросить.
  
   -Я слушаю.
  
   - Я бы хотела, чтобы Наталью Севастьянову перевели из камеры для "бревен" в мою комнату. И еще - чтобы вы разрешили мне иногда выезжать с ней в город.
  
   -Вы с ума сошли! - Сиро, наконец, оторвался от созерцания зрелища за стеклом и повернулся к девушке,- вы понимаете, на какой риск мы идем?! И ради чего?
  
   -Сиро-сан, мы же по-прежнему зависим от нее, если все-таки надумаем использовать ее как проводника. Она полностью дезориентирована, но еще не созрела для "предательства"- как ей кажется. Но будьте уверены - я найду к ней ключик. У нее не получится обмануть и, тем более, удрать от меня.
  
   -В этом-то я не сомневаюсь, - буркнул Исии,- я сомневаюсь, что девка стоит всей этой возни. Она и вправду знает, где находится то, что нам нужно?
  
   -Знает и неплохо,- кивнула Илта,- не раз там бывала. Это где-то в тайге, к северу от Байкала. Она говорит, что проект "Плеяда" что-то вроде нашего, только предназначен не для создания бактериологического оружия, а для борьбы с ним. В ее задачу входил медосмотр и отбор "добровольцев", на которых испытывали новую вакцину.
  
   -Добровольцы?
  
   -Ну, у них так называется - у Советов же все добровольно,- хмыкнула Илта, - На самом деле, это "враги народа" и "предатели", которые, по словам Натальи так искупают свою вину перед Советской властью. Их отбирали и, после медосмотра, отвозили в Центр, куда Наташу вызывали пару раз для отчета. Только сдается, мне вакцина тут не причем.
  
   -Почему вы так решили?- спросил Сиро.
  
   -Она говорит, что там было множество закрытых помещений, куда ее не пускали. Люди, на которых по ее словам испытывали вакцину - по ее словам больше никто не видел,- впрочем, их могли пустить в расход, чтобы они не болтали. К тому же странно - по ее словам там были только женщины.
   -Действительно,- хмыкнул Исии,- чума или холера не будет смотреть на пол жертвы.
  
   - Вот именно. Единственный раз ей приходилось обследовать мужчин- и это пожалуй самое странное во всей этой истории. Говорят, что за полгода до войны, НКВД устроило настоящую облаву на местных шаманов- монгольских и бурятских. Человек двадцать свезли в Читу, из самых глухих сел, с дальних кочевий. Медосмотр - Наташа говорит, это ее особенно удивило - был самым беглым, женщин осматривали куда тщательнее. А потом их увезли на север.
  
   -Странно,- Сиро нахмурился,- хотя - какое нам дело до них.
  
   -Возможно, именно тут кроется ключ, к разгадке истинных целей "Плеяды",- предположила Илта,- уж шаманы точно не помогут им создавать вакцину. Ну и еще - вы можете не верить в шаманский дар, но поверьте человеку, который родился в Забайкалье и полгода прожил в тайге - это не то, чем стоит пренебрегать в здешних краях.
  
   -Может вы и правы,- задумчиво кивнул Сиро, хотя в глазах по-прежнему читалось скептическое выражение, - так и что это нам дает?
  
   -Пока не знаю. Поэтому я и хочу попросить у вас разрешения съездить в Ургу. Кажется, я знаю, кто там может нам помочь.
  
  
  
   -Как это - уезжаешь? А как же я? Ты бросаешь меня?!
  
   Наташа уселась на кровати, возмущенно глядя на стоявшую в дверях Илту.
  
   -Я вернусь через несколько дней,- невозмутимо произнесла куноити,- ты даже соскучиться не успеешь. Так что не волнуйся.
  
   -С чего ты взяла, что я буду по тебе скучать?- фыркнула Наташа,- думаешь, я такая наивная дура, что поверю, что ты заботишься обо мне от чистого сердца? Я тебе нужна - тебе и людоеду, что тут за главного. Просто вижу я как эти узкоглазые облизываются на мои сиськи - из-за тебя на мне почти всегда мало одежды. И чувствую я - только ты за дверь, мне эти друзья мешок на голову накинут и отволокут туда же куда и этих бедолаг из соседних камер. Какой из подвалов у вас тут используется под скотомогильнк?
  
   Илта недовольно посмотрела на Наташу - как только неотвратимость смерти отодвинулась в неопределенное будущее, у советской девушки начал прорезаться характер. Свою роль сыграло и то, что Илта вот уже недели две окружала девушку такой заботой и лаской, что первый урок послушания основательно выветрился из хорошенькой головки Наташи. Она все чаще дерзила, что поначалу веселило Илту, затем стало раздражать. Видать, с пряниками пора заканчивать.
  
   -Откуда такие фантазии о здешних подвалах,- насмешливо произнесла Илта, усаживаясь, скрестив ноги, на соседней кровати,- судишь по вашей живодерне?
   -У нас мирные исследования,- отрезала докторша,- и участвовали в них лишь добровольцы. От ваших же изуверов защищались - думаешь, я не помню, как у нас в тылу то чума, то холера, то еще какая-то дрянь вспыхивала. Думаешь, я не знаю, как ваши самолеты сюда сбрасывали "бомбы" из которых зараженные блохи и комары вылетали? Мы тогда с ног сбились, потому что солдаты и офицеры целыми батальонами мерли. Думаешь, не знает никто, откуда эта дрянь лезла?
  
   - Это война, красавица,- фыркнула Илта,- тут умирают много и часто, привыкай уже. Если вы победите, нам тоже мало не покажется.
  
   -Мы не фашисты,- запальчиво воскликнула Наташа,- мы так с пленными не поступаем.
  
   -Ага, вы так поступаете со своими,- раздраженно сказала куноити, - те кого вы в тайгу увозили, поди радешеньки были умереть за Страну Советов?
  
   -Это были враги народа,- упрямо сказала Наташа,- они сами вызвались участвовать в опытах, в обмен на свободу. К тому же ранее вакцина проверялась на обезьянах.
  
   -На обезьянах?- Илта с трудом скрыла волнение. Недавний жуткий сон во всех подобностях вспыл в ее памяти.
  
   - Недешевое удовольствие,- стараясь сохранять спокойствие, сказала куноити,- разве нельзя было взять обычных крыс?
  
   Наташа презрительно покосилась на финнояпонку.
   -Я ведь тебе нужна только затем, чтобы подобраться к нашей военной тайне. Я была малодушной оппортунисткой, позволившей себе продаться за двойной паек и японские сиськи. Черта с два я тебе скажу еще что-то.
  
   Илта неторопливо поднялась с кровати и подошла к Наташе. Русская, внезапно вспомнив все, невольно шарахнулась от куноити, но та была быстрее, сделав трудноуловимое движение рукой и советская девушка рухнула на кровать без сознания.
  
   -Значит, твое обучение еще не закончилось,- Илта облизнулась,- как мне это нравится!
  
   Очередное пробуждение Наташи состоялось в незнакомом ей помещении. Внимательно осмотреть новую обстановку ей мешала нелепая и неудобная поза - совершенно голая девушка сидела верхом на чем-то напоминающим детскую деревянную лошадь, с заостренным клиновидным ребром вместо спинки. Это ребро глубоко врезалось в промежность комсомолки, раздвинув внешние складочки и впиваясь в нежную плоть. Лодыжки были притянуты вплотную к ягодицам, короткой цепью соединяясь со скованными за спиной руками. Вокруг колен пропускались кожаные ремни, со свободно свисающими концами, к которым крепились небольшие гирьки. В завершение всего роскошная Наташина коса была протянута вверх и примотана к висящей над потолком люстре. Все это полностью фиксировало советскую девушку на месте, не давая ей не малейшей возможности соскочить или как-то облегчить ее унизительное положение. Все тело ломило, конечности затекли от связывавших их веревок и ремней. Однако самым неприятным было, конечно, деревянное ребро, врезавшееся в промежность.
  
   -Обожаю "деревянную лошадь", - сообщила Илта, сидевшая на стуле у двери,- в Японии, в средние века, это считалось лучшим средством, заставляющим христианок отречься от своей веры. Посмотрим, как оно получится с большевизмом.
  
   Советская девушка хотела выругаться но из ее горла сорвался лишь сдавленный стон. Давление между ног становилось нестерпимым, Наташа, вскрикивая, пыталась хоть немного приподняться и облегчить свою участь, однако тяжесть собственного тела заставляло ее опадать назад, еще сильнее вгоняя ребро в истерзанное влагалище. Со стороны пытка выглядела довольно эротично- полные груди волнующе подпрыгивали, бедра ритмично двигались, создавая впечатление, что девушка насилует деревянного коня
   Все это чрезвычайно возбуждало Наташу, пусть и помимо ее воли. Боль, смешанная с удовольствием охватывала ее тело, по ногам девушки текла влага, заливавшая спинку деревянного коня, отдельные ручейки стекали и на пол. Раз за разом девушкакончала, насаживаясь промежностью на ребро, не в силах вырваться из заколдованного круга оргазмов, следующих один за другим.
  
   -Илтаааа,- выдохнула Наташа, вертясь и подпрыгивая,- пожалуйстааа.
  
   -И почему тебя вечно надо всему учить,- притворно вздохнула куноити,- ведь можно было просто не спорить. Нет, уж давай теперь так.
  
   -Пож...пожалуйстааааа. Это невыносимоооо. Я умрууууу...
  
   -Да брось. В былые времена пленницы могли неделю вот так "скакать на лошадке". Думаю, может оставить тебя так до моего возвращения?
  
   -Илтаааааааа!- истошный визг ударил по ушам так, что даже привычная к крикам о пощаде куноити поморщилась.
  
   ак что там, обезьяны, говоришь? - девушка демонстративно закурила.
  
   -Я...я не знаю, зачем они нужны. Говорят...для опытов, перед тем, как людям вакцину вводить. Они...разные были...одни черные с гладкой шерстью, другие рыжие, мохнатые. Я их только раз видела, питомник...там в тайге...я ничего не знаю больше...правдаааааоооох,- речь Наташи прервалась и ее тело задрожало в конвульсиях очередного оргазма.
  
   Илта задумчиво курила, размышляя, чтобы все это могло значить. Пока части головоломки упорно не желали складываться воедино. Женщины. Шаманы. Обезьяны. Вакцина. Что, черт бы их всех побрал, задумали большевики?
  
   Она вздохнула, загасила сигарету в фарфоровой пепельнице, встала и принялась отвязывать свою жертву от деревянного коня. Когда упал последний ремень, Наташа просто повалилась обессиленной грудой на пол, тяжело дыша. Однако долго ей прохлаждаться Илта не дала.
  
   -Ты получила свое удовольствие, - жестко сказала она,- а кто подумает о моем? Ну-ка, высунь язык.
  
   Она присела над лицом Наташи и та, ученая опытом прежних любовных игр послушно запустила язык во влажные лепестки Илты. По внутренней стороне бедер Илты и подбородку Наташи стекал густой любовный сок, наполнявший воздух терпким запахом возбужденной женской плоти. Распаленная неумелыми, но жаркими ласками, Илта упала вперед, нырнув головой между бедер девушки и одновременно зажимая своими бедрами ее голову. Теперь уже пришел черед советской девушки стонать и корчится. Куноити была столь искусна в доставлении удовольствия, что и после "скачки" на деревянной лошади, Наташа снова кончила одновременно с Илтой.
  
   Чуть позже они лежали на кровати куноити, обмениваясь ленивыми поцелуями. Наташа с интересом рассматривала комнату Илты - вопреки ожиданиям, чуть ли не более аскетичную, чем ее камера. Узкая кровать у стены, небольшой столик, где лежали пачка сигарет и фарфоровая пепельница. Только книжная полка у стены, люстра над потолком и портрет микадо на стене показывали, что эта комната не принадлежит очередной узнице "дьявольской кухни".
  
   -Погоди,- прервав очередной поцелуй, сказала Илта,- давай я тебе кое-что покажу.
  
   Что-то в ее голосе дало понять Наташе, что на сегодня с любовными играми покончено. Куноити гибким движением поднялась с постели и, не одеваясь, подошла к столику, под которым лежал уже знакомый Наташе чемоданчик.
  
   -Мне тут кое-какие документы принесли, - сказала она,- недавно нашли в бункере. Берсоев видимо, хотел их уничтожить, после того как избавится от вас, но не успел,- куноити достала из чемодана тонкую папку.
  
   - Знакомы эти имена?- спросила она, передав папку Наташе. Та пролистнула несколько листков, просмотрела записанные в столбиках таблицы женские инициалы, цифры, даты.
  
   - Да,- кивнула она,- это женщины, которые не могли принять участие в эксперименте по состоянию здоровья. Мне сказали, что их вернули обратно в колонию.
  
   -Их не могли никуда вернуть,- хмуро сказала Илта,- все-таки какая ты наивная. Ваш Центр - сверхсекретный объект, оттуда подопытные не возвращаются. Там в списке одно место указано, под Титовской сопкой. Там мы и нашли за сотню безымянных могил. Некоторые пришлось вскрыть. Вот фотографии, - она кинула на колени оцепенелой Наташе большой пакет из желтой бумаги.
  
   -Нет,- выдохнула она, ненавидяще глядя на ту, с кем совсем недавно сплеталась в любовных объятьях,- я не верю, ты лжешь.
  
   -Почитай. Посмотри.
  
   Наташа лихорадочно пролистывала документы - перед глазами мелькали знакомые имена, знакомые подписи, утверждавшие страшный приговор вынесенный ею. На фотографиях перед ней мелькали кости, черепа с узнаваемыми круглыми отверстиями во лбу, обрывки платьев. В одну из фоток Наташа вглядывалась особенно долго, а потом надрывно всхлипнула.
  
   -Что там?- Илта осторожно взяла из рук девушки так впечатлившее ее фото. Там был скелет, присыпанный черной землей. На шейных позвонках на полуистлевшем шнурке болтался простой латунный крестик.
  
   -Девчонка...Алена,- шептала Наташа,- из семейских, за что и арестовали. Все плакала, боялась, что убьют, я ее успокаивала, говорила, что все будет в порядке. Слабенькая она была и по женской части не все ладно было, вот я ей отказ и написала...кто же знал, что все так обернется. Помню, все за крестик этот держалась, отдавать не хотела, говорила, что от бабушки достался. Думала, что убережет, а не уберег, вот...
  
   Наташа замолкла, ее плечи тряслись. Илта молча села рядом и обняла тихо плачущую девушку, раздавленную осознанием всего ей содеянного. Прежний мир ее окончательно рухнул и единственный человек, на которого она могла положиться была загадочная азиатка с глазами цвета неба. Трясясь и всхлипывая, Наташа прижималась к груди Илты, а та гладила ее по густым светлым волосам, шепча слова утешения.
  
   ***
  
  
   Острые скалы вздымаются к ночному небу, словно стремясь достать до звезд. Где-то негромко журчит ручей. Внизу, у подножия скал простирается бескрайний таежный океан, а впереди стелется узкая тропинка, уводящая в гору.
  
   Босоногая девчонка с черными волосами и синими глазами осторожно ступает по холодному граниту. Надо идти вперед, надо - по тропе, освещенной путеводной звездой, вернее звездами. Вот они - мерцают шестью холодными огоньками в небе, выделяясь среди остальных. Что-то она должна вспомнить про них, что-то очень важное, что крутится в голове, но в последний момент выскальзывает, словно скользкий таймень из рук неумелого рыбака ныряет обратно в омут.
  
   Неважно. Она вспомнит. Потом.
  
   Журчание неведомого ручья становится громче. Тропинка делает крутой поворот, и девчонка оказывается в большом ущелье, по краям которого стекают тонкие струйки, где-то внизу сливающиеся в подземный поток. Что-то привлекает Илту в этих потоках - слишком густые для воды, слишком темные. Машинально она подставляет руку под ручеек и ее ладонь заполняется алой жидкостью.
  
   Кровь.
  
   В ночную тишину, до сих пор нарушаемую лишь журчанием ручья, вдруг врывает новый звук. И тут же- чуть слышный ехидный смешок. Сама не отдавая себе отчет в своих действиях, Илта начинает подниматься. Ее лохмотья намокают от крови и грязи, но она упорно карабкается вверх, цепляясь за ветви папоротников и скользкие камни.
  
   Сверху снова раздается стон, потом еще и еще - со всех сторон ей в уши навязчиво вползает вкрадчивый шепот, стоны, всхлипы. Илта ощущала легкие, почти невесомые касания по лицу и телу, словно ее окружали незримые призраки.
  
   А в лицо нестерпимо ярко бьет свет шести звезд, напоминающих сейчас скорей небольшие луны. И, заглушая стоны и всхлипы, все громче слышится ехидный смех.
  
   Вот Илта поднялась. Перед ней небольшая площадка, со всех сторону окруженная каменными стенами, покрытыми широкими трещинами. Из них растут ветви кустарников, на которых колышется что-то большое и белое, вроде простыни.
  
   А в глубине меж камней ворочается огромное существо, покрытое черной шерстью. Что-то белое мелькает меж расставленных кривых ног - или все же лап - и все тот же стон доносится оттуда и одновременно со всех сторон.
  
   Илта невольно делает шаг вперед и чудовище поворачивается - медленно, как и положено в кошмарном сне. Это все та же черная обезьяна, скалящая огромные клыки. В неуклюжих лапах колышется что-то напоминающее сверток бело-красной ткани - только что необычайно плотной формы. Тягучие капли падают на камень.
  
   Оторопелая Илта вдруг понимает, что в руках у твари. Это человеческая кожа и содрана она с женщины - девушка видит длинные черные волосы, волокущиеся по камню. Чудище держит человеческую кожу за "ноги", а за его спиной возвышается куча освежеванных тел, все еще слабо шевелящихся меж камней. И от этой груды изувеченной плоти стекают ручейки крови, чтобы слиться внизу в один поток.
  
   Толстые губы раздвигаются, обнажая крепкие зубы и вновь разносится идиотское хихиканье. И словно вторя ему, вновь разносится приглушенный стон. Илта затравленно осматривается по сторонам - теперь она видит, что за "простыни" развешаны на кустах.
  
   Все те же, содранные заживо кожи - женские кожи, вот и не замеченные ею сразу волосы шевелит ветер. И приглушенный жалобный стон идет именно из черных дыр-"ртов". И от развешенной в лапах чудовища кожи слышится такой же стон.
  
   А сверху все сильнее светят шесть неведомых звезд - уже почти так светло как днем.
  
   Чудовище чем-то взволнованно - его лапы сильнее теребят окровавленный сверток, глаза налиты кровью. Вот обезьяна отшвыривает кожу в сторону и, вскинув голову к звездам, издает оглушительный рык. Эхом ему слышится со всех сторон приглушенный стон. Чем сильнее вопит чудовище, мотая безобразной башкой и молотя себя в грудь, тем сильнее от колышущихся на ветру кож разносится беззвучный шепот.
  
   Чудовище уже не смотрит на Илту- оно молотит себя в грудь огромными кулачищами, так будто хочет пробить грудную клетку. Из пасти вылетают кровавые брызги, толстые пальцы впиваются волосатую шкуру, отрывая от нее куски.
  
   Стоны убитых и рык чудовища сливаются в один мерзкий звук и словно в ответ ему то ли с гор, то ли с неба доносятся размеренные удары шаманского бубна. Под его воздействием чудовище успокаивается, в его движениях появляется некий ритм. Вскоре уже обезьяна неуклюже танцует меж скал, продолжая сдирать с себя куски кожи - как человек, скидывал бы одежду.
  
   Красная Обезьяна пляшет в свете звезд.
  
   Последний лоскут кожи отлетает в сторону и чудовище опускается на четвереньки. Налитые кровью глазные яблоки поворачиваются в сторону Илты, слышится идиотское хихиканье - и чудище, загребая лапами, идет к девушке. Вслед несутся женские стоны.
  
   Надо бежать, но ноги Илты словно приросли к камню. Какая-то неведомая сила тянет ее вперед, принуждая опуститься на четвереньки. Кожа на лице стягивается и колется жестким волосом, губы сами собой раздвигаются, язык нащупывает неожиданно прорезавшиеся острые клыки. Илта падает навстречу жуткой твари, опускаясь на мягкие лапы, поросшие черной шерстью...
  
  
  
   И просыпается, с трудом сдержав крик. Сердце бешено колотится, кажется, еще немного и оно разорвет грудную клетку.
  
   -Что такое,- сонно пробормотала Наташа, проснувшаяся от резкого движения куноити,- что случилось, Илта?
  
   -Тшшш, - Илта нежно поцеловала девушку в губы,- все нормально. Спи, давай.
  
   Успокоенная Наташа заснула. А Илта до утра так и не сомкнула глаз.
  
   ***
  
   Вот уже три месяца, как Красную армию отбросили от монгольской столицы, однако в окрестностях города по-прежнему было неспокойно. Хотя советско-японский фронт и откатился обратно к Монгольскому Алтаю, вряд ли кто мог четко определить линию противостояния. Тем более, что с обеих сторон противостояли не только регулярные армии, но и гвардии монгольских нойонов, возвращавшихся в свои прежние владения, казачьи отряды, китайские, советские и монгольские "красные" партизаны, наконец, просто банды, не причисляющие себя ни к одной из воюющих сторон. То казаки с "белыми" монголами прорывались чуть ли не к границе с советским Казахстаном, то красные партизаны доходили до пределов Маньчжоу-Го. Все они убивали, грабили, проводили диверсии по заданию советского или японского правительств и вообще всячески старались, чтобы монголы не решили, что война в здешних краях закончилась.
  
   Михаил Поляков, Асылбек Садвакасов и Жамбын Очирбат бандитами себя не считали, хотя у населения Урги, скорей всего, было иное мнение на этот счет. Эти трое были единственными уцелевшими из диверсионной группы посланной советским командованием для покушения на тринадцатилетнего Богдо-гэгэна. Вместе с ним планировалось убить и утвержденного японским командованием регента - Оскара Унгерна, а также гостившего в Урге атамана Забайкальского казачьего войска Георгия Семенова. Тройное убийство планировалось совершить у статуи Черного Махакалы, еще два года назад возведённого на пьедестал на холме Зайсан-Толгой. Во время молебна у статуи Четырехрукого классовых врагов и представителя реакционного феодального духовенства должна и постигла бы суровая кара трудового народа.
  
   Однако революционная месть не состоялась - диверсия была раскрыта еще на подготовительном этапе, вскоре после прибытия диверсантов в Ургу. Как это получилось - капитан Поляков не мог понять до сих пор, хотя и подозревал предательство одного из осведомителей. Большая часть группы была схвачена и рассеяна, бежать удалось только трем советским агентам, укрывшимся на вершине горы Богд-Хан-Уул, примыкавшей к Урге с юга. По местным преданиям некогда здесь провел зиму сам Чингисхан, набираясь сил перед походом на тангутов, посему гора, естественно, считалась священной. Поляков плевать хотел на монгольские суеверия - куда больше ему нравилось, что тут, похоже, их никто не собирался преследовать. "Красный монгол" Очирбат, первое время не хотел сюда идти и Полякову пришлось провести небольшую лекцию о вреде религиозных пережитков, неуместных у настоящего коммуниста. Казах Асылбек поддержал командира, после чего пристыженный Очирбат больше не спорил.
  
   Склоны горы покрывали обширные леса, перемежаемые безлесными прогалинами. В свое время Чингис-хан, запретил любую охоту в здешних местах, но запреты реакционного монгольского феодала были не в авторитет бойцам РККА. Впрочем, стрелять они все же не решались, опасаясь быть услышанными. Поэтому их ужин составила только пригоршня ягод брусники да вода из ближайшего родника. Голодные и угрюмые красные партизаны сидели на опушке леса, не решаясь выходить на открытое пространство. Говорить не хотелось - в голову лезли мрачные мысли о судьбе их схваченных товарищей, которых, без сомнения, прихвостни японского милитаризма обрекли на лютую смерть. Михаил Поляков тоже скорбел, однако, как старший группы он еще ломал голову, как выбраться к своим. Дельных мыслей не появлялось и от этого командир чувствовал себя даже более подавленным, чем остальные.
  
   -Товарищ Поляков,- голос Очирбата отвлек его от тягостных раздумий,- кто-то идет.
  
   -Что?!- командир рывком вскинул голову, почуяв как по спине пробежал неприятный холодок. Из чащи на другой стороне прогалины выходил некто, явно направляющийся в их сторону. За собой на привязи он вел какое-то животное.
  
   -Уходим?- встревожено спросил Асылбек.
  
   -Погоди,- отмахнулся Поляков, внимательно вглядываясь в неожиданного гостя. Тот беззаботно приближался, не подозревая, что за ним напряженно наблюдают три пары глаз. Уже было видно, что он невысок, довольно субтильного телосложения, что не мог скрыть и потрепанный пастушеский дээл, перехваченный черным кушаком. Через плечо идущего свисал большой мешок. Но особенно привлек взгляды оголодавших красноармейцев шедший за пастухом на привязи черный барашек.
  
   -Похоже, что он один,- пробормотал Поляков,- странно, что он тут делает на ночь глядя?
  
   -И на кой черт ему баран?- добавил казах.
  
   -Я же говорил вам,- повторил Очирбат,- это священная гора, гора духов. Парень, наверное, хочет принести им жертву.
  
   -Ну что же,- нехорошо ухмыльнулся Поляков,- мы, я думаю, ничем не хуже духов. Пусть идет сюда, а мы подождем. Помните - не стрелять.
  
   -Слушаюсь, товарищ капитан,- улыбнулся Очирбат, доставая из-за пояса большой нож. В руке Асылбека мелькнула финка- отмотавший перед войной небольшой срок за хулиганку, он и по сей день не оставил уголовных замашек.
  
   Пастушок, тем временем, входил в лес. Был он молод и, как с удивлением заметил Поляков, с довольно тонкими, для монгола, чертами лица. Что-то в его глазах показалось Полякову странным, однако почти сразу же его внимание отвлек баран - большой, жирный, с лоснящейся черной шерстью. Сглотнув слюну, красный командир шагнул навстречу застывшему пастушку.
  
   -Стой, парень,- сказал Поляков по-монгольски,- поможешь голодным?
  
   -Что вам нужно?- голос оказался неожиданно высоким и тонким, даже для мальчишки.
  
   -Жрать хотим, того и нужно.
  
   -Это вас сегодня ловили в городе?
  
   -Ловили, ловили, да всех не выловили,- буркнул Поляков,- хорош болтать. Оставляй барана, оставляй мешок и проваливай.
  
   Видно вид у него был достаточно свирепый, поскольку парень безропотно положил мешок на землю, кинул привязь с животным Полякову и шагнул назад. Тут же он натолкнулся спиной на вышедшего из-за деревьев Асылбека.
  
   -Здорово, малец - осклабился тот. Широченная ладонь ухватила пастушонка за подбородок, задирая голову вверх, блеснуло лезвие.
  
   То, что происходило далее, напоминало дурной сон: Садвакасов полоснул финкой по горлу незадачливого пастушка, но лезвие встретило пустоту. Гибкий, словно угорь, парень словно нырнул вниз, выскользнув из рук казаха. Словно змеиная кожа - нет, не угорь, гадюка!- слетели пастушеские лохмотья, что позволило красноармейцам сделать сразу два открытия.
  
   -Это девка!- воскликнул Асылбек.
  
   Второе открытие было еще более диким - из-за спины у затянутой в черный костюм девушки торчала рукоять меча. Увернувшись от метнувшегося к ней Очирбата, она, кувыркнулась через голову и вскочила на ноги, выхватывая меч. "Катана - неожиданно вспомнил Поляков,- японцы называют ее катаной". Меч свистнул, и голова не успевшего выпрямиться Очирбата, покатилась по земле. Поляков, опомнившись, выхватил пистолет, но нажать на курок не успел - девушка прыгнула в воздух, сжавшись в комок и уходя с линии огня. Приземлившись на ноги, она махнула рукой - от бедра и вперед - и командир красноармейцев, выпучив глаза, осел на землю, держась руками за горло, из которого торчал, наполовину утонув в кадыке, четырехконечный сюрикен.
  
   Перепуганный Асылбек кинулся бежать, но тут же почувствовал как у него подкосились ноги и он повалился ничком в жухлую листву - катана рассекла ему сухожилия под коленями. Сжав зубы от невыносимой боли, казах перекатился на спину и выхватил пистолет, разряжая в обидчицу всю обойму. Илта спаслась только резко откинувшись на спину, почти коснувшись головой земли. Согнувшись в коленях, она резко крутанулась на пятках вокруг своей оси. Выставленный меч лишь на миг задержался на неосторожно поднятой кисти - и она, вместе с пистолетом, отлетела в ближайшие кусты.
  
   Илта гибко выпрямилась - как выпрямляется согнутое молодое деревце - не спеша вытерла меч пучком листьев и подошла к зажимавшему окровавленный обрубок Асылбеку. Присела на корточки, с любопытством рассматривая свою жертву.
  
   -Может оставить тебя так,- глаза Илты напоминали лед на зимних озерах,- так ты может и проживешь до полуночи - пока тебя не найдут волки. Что ты думаешь?
  
   Умоляющий взгляд, полный смертельного ужаса, был ей ответом. Куноити презрительно хмыкнула и поднялась на ноги. Меч поднялся и опустился, отделив еще одну голову от тела. Илта огляделась по сторонам и выругалась.
  
   -Ищи теперь эту глупую скотину,- раздосадовано произнесла она.
  
   "Глупая скотина" оказалась недалеко - убежавший во время схватки черный баран, зацепился веревкой за колючий куст и теперь стоял там, весь дрожа. Успокаивающе погладив его, Илта привязала его надежней и вернулась к месту схватки. Подобрав мешок, она собрала с поля брошенное красноармейцами оружие, тщательно обыскала трупы, но не нашла ничего интересного. Подойдя к Полякову, она распорола на нем гимнастерку, обнажая голое тело. Новый взмах катаной рассек поверженного врага от левого плеча до правого бока. Илта, присев рядом, запустила руки в разрез, вытаскивая оттуда еще теплую печень. После блужданий по тайге, ей было легко перенять самурайский обычай "кимо-тори", как и веру в то, что, съев сырую печень поверженного противника, получаешь новый заряд смелости.
  
  
   Прожевывая кровоточащие, дымящиеся парком куски, Илта вдруг почувствовала, что она тут не одна. Чьи-то внимательные, недобрые глаза смотрят ей в спину, чьи-то губы жадно причмокивают. Чуть слышно хрустнула сухая ветка, потом послышались шаги. Очень явственно цокнули копыта.
  
   Илта подхватила последний кусок и, не оглядываясь, бросила через плечо.
  
   -Кто бы не был ты,- спокойно произнесла она,- возьми и ступай. Мертвое к мертвым, живое к живым.
  
   Позади послышалось жадное чавканье. Илта не торопясь, облизала окровавленные пальцы, поправила на спине катану и двинулась прочь. Краем глаза она успела заметить, как позади к мертвым телам метнулись черные уродливые тени.
  
   Позже, Илта вышла из леса на очередную поляну, почти у самой вершины Богд-Хан-Уула. Здесь стояла небольшая желтая юрта, возле которой горел костер. Перед ним сидел, побрасывая хворост в огонь, пожилой человек в черном халате.
  
   -А я-то думал,- произнес он, не подымая глаз,- кто придет раньше - ты или эти трое?
  
   -Им стоит благодарить богов, что я встретила их первой,- усмехнулась Илта, привязывая барана рядом с юртой и присаживаясь у костра, - здравствуй, Бэлигтэ Хар-боо.
  
   ***
  
   ей чай, Унэгэн- старик в черном халате протянул закопченную пиалу Илте. Сам сел напротив прихлебывая из своей посуды. Илта тоже прихлебнула и слегка поморщилась - она уже успела отвыкнуть от монгольского чая, больше напоминающего суп: с молоком, солью, бараньим жиром и протертым вяленым мясом.
  
   -Давно ты не гостила у меня,- усмехнулся старик,- уже чай мой тебе не по вкусу.
  
   -Твой чай хорош Бэлигтэ-боо,- Илта отхлебнула большой глоток,- просто я отвыкла от степной пищи. А то, что не была у тебя столь давно - как-то времени не выдавалось. Год назад собиралась сюда, но не удалось - пришел приказ за подписью самого тэнно и мне пришлось отправиться в Гуандун. Прости,- Илта покаянно склонила голову.
  
   -Я не обижаюсь,- махнул рукой старик,- ты молодая и красивая девушка, отважный боец, вхожий в Белую юрту потомка Балдан-Лхамо, владыки восточных островов. Зачем тебе дряхлый шаман, которого Эрлэн-хан заждался во дворце из черного железа?
  
   -Ты так говорил и когда мы впервые встретились, Хар-боо,- подмигнула ему Илта,- но я, помню, что ты и тогда говорил неправду. Может ты и старый, но совсем не дряхлый. Пусть поразит меня Номун-хан, если в одном твоем мизинце не было тогда больше мужества, чем в жирных телах ублюдков из НКВД.
  
   - Я тогда подобрал тебе правильное имя,- рассмеялся Бэлигте,- настоящая лиса.
  
   -Не я, а ты льстишь мне сейчас,- в тон шаману ответила Илта,- в Кодзё я была только раз, когда император давал аудиенцию всем отличившимся в Южном Китае. Не уверена, что он меня помнит. Но сейчас не только я, но и Он, нуждается в тебе, Бэлигтэ Хар-боо. В Империи никогда в этом не признаются, но я-то знаю, что им сейчас нужна твоя сила и мудрость. Как была нужна мне, когда ты подобрал в тайге тощую дикую девчонку и привел в свою юрту. Я помню, все хорошее, что ты сделал для меня, чему учил и что рассказывал. И потом, когда "Черный Дракон" принял меня под свое крыло - я не забывала кому обязана жизнью.
  
   Старик молча сидел, слегка прикрыв глаза, слегка покачиваясь в такт своим собственным мыслям. Было даже не понятно слышит ли он Илту, сжато рассказывающую обо всем, что она узнала за последний месяц. Но вот она закончила и Бэлигтэ хар-боо открыл глаза.
  
   -За полгода до встречи с тобой - неторопливо произнес он, вороша палкой угли в костре,- когда Водяная Обезьяна только вступала в свои права, НКВД в Бурятии устраивало облавы на тех, кто умеет говорить с духами. Многих схватили и больше никто их не видел, другие бежали - кто в Монголию или в Маньчжоу-го или уходил в лес. Среди последних был и я.
  
   Илта внимательно слушала старика.
  
   -Облава шла не только среди бурят - мой дух в обличье ворона летал далеко на север, где говорил с шаманами саха, которые тоже скрывались в тайге. Тогда говорили, что большевиков особенно интересует одно место в горах Сынныр - Хара-Худаг, Черный Колодец, пропасть под водопадом, что изливается в море Бар-Тенгиз, на котором стоит дворец Эрлэн-хана. Даже самые сильные из черных шаманов не решались камлать там.
  
   -И ты тоже, Бэлигтэ хар-боо?- спросила Илта,- из всех, кто говорит с духами я не знаю никого сильнее тебя.
  
   -Не знаю, сколь я силен,- усмехнулся старый шаман,- пусть я и двадцать лет назад прошел через все девять врат посвящения и стал "Тэнгэриин пшбилгатай заарин боо"- всегда может найтись тот, кто сильнее. Однако у Хара-Худаг сам Эрлэн-хан установил запрет для всех шаманов, сколь угодно сильных. Я всегда чтил волю Номун-хана и он и впрямь хранил меня, коль уж я сумел уйти. Уже тогда говорили, что там, у входа в Нижний мир, большевики собираются что-то строить.
  
   -Наташа говорит, медицинский центр,- задумчиво сказала Илта.
  
   -Твоя девочка слепа, слуха и глупа, как и все они. Таким как она легко вложить в голову любую ложь. Но ведь ты не такова, Унэгэн? Ты чувствуешь это?
  
   -Конечно, учитель. Я тебе не все еще рассказала- и Илта вкратце пересказала шаману содержание своих снов. Бэлигтэ хар-боо, вновь замолчал и закрыл глаза, раскачиваясь на месте, казалось полностью погруженный в свои думы.
  
   -Твоя девочка глупа,- наконц произнес он,- но те, кто затеял все это - безумны. Я давно чувствую, что там за Байкалом, творится что-то непотребное. Когда я отдал тебя людям из "Кокурюкай" и ушел в Монголию, то и там чувствовал пагубу идущую с севера. Я пока не знаю, какие силы пробудили большевики, но я уверен, что они не смогут им противостоять, когда придет время. Странные вещи говорят ныне духи и Владыка Ада, разгневан на тех, кто крадет его слуг.
  
   -Ты поможешь мне?- настойчиво спрашивала Илта,- ты покажешь мне то место?
  
   -Уже очень давно никто не пытался идти на Хара-Худаг,- покачал головой старый шаман,- но, похоже, что слишком многое изменилось в подлунном мире. Я могу воззвать к духам шаманов, что были арестованы НКВД девять лет назад, чтобы они рассказали, как нашли смерть. Следующей ночью я буду камлать.
  
   -Спасибо, Бэлигтэ Хар-боо,- склонила голову Илта,-. Вот,- она приподняла мешок,- я помню, что к шаману не идут с пустыми руками. Тут с десяток плиток чая, шоколад, оружие, что я отобрала у тех красных и много чего еще.
  
   -Ты зря беспокоилась, Унэгэн,- усмехнулся шаман, принимая мешок,- даже, если бы все не было так серьезно - неужели ты думаешь, что я откажу в помощи маленькой женщине, что позволила старому шаману в последний раз почувствовать себя мужчиной? А ханшин принесла? -уже другим тоном, спросил Бэлигтэ.
  
   -Да, учитель,- рассмеялась Илта - целую бутылку. Хотя я, как и девять лет назад не могу понять, как тебе нравится эта гадость.
  
   -Это все потому, что ты ничего не понимаешь в хорошей выпивке,- заверил ее шаман, доставая из мешка большую бутылку с мутной жидкостью - ханшин, жуткое китайское пойло из проса, гороха и черного риса. Шаман откупорил ее и сделал большой глоток из горла, после чего вопросительно посмотрел на Илту. Та обреченно вздохнув, допила чай и протянула опустевшую пиалу, еще подумав, что удачно успела перекусить.
  
   Камлание началось следующей ночью - на небольшой поляне на противоположном склоне горы. Хотя Бэлигте хар-боо и недавно поселился тут, видно было, что место уже изрядно намоленное: посреди поляны виднелось большое кострище, у ближайших двух деревьев были обвязаны многочисленные разноцветные ленточки. Еще одно деревце- невысокую березку -- шаман срубил в лесу и укрепил в земле рядом с уже разожжённым Илтой костром. В старые времена она часто помогала черному шаману в свершении обрядов и сейчас куноити убедилась, что и за девять лет старые навыки ничуть не забылись. Девушка украсила разноцветными ленточками березу призванную символизировать Тоороо - мировое древо, соединяющее земной, небесный и нижний миры. Именно к корням этого дерева и должен спуститься сегодня Бэлигте хар-боо, чтобы умолить Эрлэн-хана, выпустить духов убитых шаманов.
  
   Сам черный шаман тем временем принялся за приведенного Илтой барана- жертву Владыке Мертвых. Упиравшееся и блеющее всю дорогу животное, на поляне стояло на удивление спокойно, даже когда острый нож полоснул его по горлу. Впрочем, удивить это могло только человека, ни разу не бывавшего на подобных обрядах- Илта знала, что бараны, предназначенные в жертву, в момент заклания не испытывают волнения и страха; их душа покидает тело еще до того как к нему прикасается жертвенный нож. И забой и разделка туши проводилась на тщательно выделанной лошадиной шкуре- ни одна капля крови не должна упасть на землю до совершения жертвоприношения. Шкуру барана вместе с головой шаман нахлобучил на палку недалеко от костра, мясо было сложено в два больших котла с родниковой водой, уже кипевшей на втором костре, разожженном в стороне от жертвенного. Вместе с мясом варилась и кровяная колбаса -- засунутые в кишки, изрубленные сердце и печень, залитые кровью.
  
   Бэлигте уже облачился в черный удэл, черные же штаны и сапоги, седые волосы прикрывала черная шапка - майхабши, с тремя нашитыми глазами из черной, белой и красной материи. Этими нашитыми очами на мир будет смотреть онгон - дух-покровитель шамана. Поверх шапки красовалась железная шаманская корона с двумя рогами, делавшая Бэлигте хар-боо подобным тому, к кому он собирался обратиться. На груди у шамана висело медное зеркальце-толи, с пояса свисал кнут-бардаг с вплетенными в него уменьшенными копиями разных предметов: оружия, кузнечных орудий, лестницы, веревки, стремени, багра, лодки и весла. Все эти предметы нужны черному шаману, чтобы перемещаться в иных мирах.
  
   Илта набросила на шкуру барана черную косынку и подожгла главный костер с костями барана. Бэлигте уже стоял перед ним, ударяя в бубен-хас гортанно распевая молитвы:
  
   Пришел я к тебе Эрлэн-хан,
Сээг, сээг, сээг!
Дабы почтить тебя,
Правитель Справедливейший!
О Быкоглавый!
О Черновласый!
Отец наш, во дворце из черного железа пребывающий,
Пищу кровавую поедающий!
Наставник шаманов, Владыка Закона
Услышь меня и не побрезгуй дарами.
Сээг, сээг, сээг!
  
   Голос его становился все громче и сильнее, сливаясь с шумом неожиданно поднявшегося ветра - знак того, что духи начали собираться вокруг. Сидевшая рядом Илта, ударяла в свой собственный бубен, повторяя за шаманом слова молитвы. Как и Белгете, она призывала духов-покровителей места, леса, призывала и дух Чингиса, что и поныне царил на горе, объявленной им же священной. Илта - Унэгэн, вспоминала своих духов-помощников, призванных шаманом, еще тогда, когда он впервые привел на тайное камлание худую исцарапанную девчонку с глазами молодой волчицы. Сейчас, напевая уже знакомые песни, могучая воля черного шамана подхватывала ее словно горный поток - древесную щепку. Для нее, не бывшей шаманкой, подобное путешествие могло быть смертельно опасным, но сейчас она не чувствовала ни страха, ни сомнений. Она пела слова обряда, повторяя их за шаманом и чувствовала, как вслед за ним взлетает ввысь по склону Мирового Древа, в ночное небо, усыпанное крупными звездами.
  
   Вверх? Почему вверх? Им же нужно вниз, в Царство Мертвых? А там вверху над мировым древом- что это за звезды зацепились за его крону, мерцая холодным, столь ослепительно-белым светом? Сколько их...раз, два, три, четыре, пять, ше...Нет ничего не видно, свет их столь ярок, что кажется непроглядной чернотой. Илта хочет отвести глаза, но не может- ее словно приковывает эта неестественная, слепящая "свето-тьма", что становится все более близкой, все более насыщенной, принимая некую форму.
  
   Хриплый оглушительный вопль доносится сверху - вопль не могущий принадлежать ни человеку, ни зверю, ни богу, ни демону. Илта почему-то в этом уверена, хотя не так уж часто ей приходится общаться с богами и демонам. Но то, что спускается сверху не из их числа, что-то совсем другое - древнее, безжалостное...голодное. И все же и оно приобретает знакомые очертания - уже слишком хорошо знакомые.
  
   Исполинская обезьяна из ее снов спускается вниз по Древу, перебирая всеми четырьмя лапами. Толстые, словно бревна, пальцы оканчиваются кривыми черными когтями, в распахнутой пасти блестят острые зубы. Чудовище уже не свежует себя заживо, но на покрытой черной шерстью морде одна за другой проступают кровоточащие язвы, словно сжирающие кожу и мех огромной обезьяны. И снова окровавленный череп, покрытый обрывками мышц и вымазанный кровью, лязгает клыками и алые струйки текут вниз по мировому древу исторгаясь из всех пор на теле уродливой красной твари. Из пасти Красной Обезьяны тоже течет кровь смешанная со слюной, прожигает бороздки в коре Тоороо, поганя и скверня само мироздание.
  
   И еще тут холодно. Шулмус их подери, почему тут так холодно, словно в самый лютый мороз в Забайкальской тайге? Илта чувствует как хрустит на зубах замерзающая слюна, как пальцы ее примерзают к коре. Эрлэн-хан, помо...
  
   Оглушительный рев слышится снизу и тут же вспыхивают языки пламени, от которых изморозь разом оттаивает. Рев повторяется - в нем слышится разом мычание разъяренного быка, рык тигра, шипение огромной змеи, кваканье исполинской жабы. Из глубины поднимается окруженная языками пламени черная фигура с головой быка и оскаленной пастью. Рядом, расправив полы черного халата, словно огромная летучая мышь несется уже знакомая фигура. Шаман здесь, значит все будет норма...
  
   Когтистая лапа смахивает ее с мирового древа и Илта падает вниз. Странно совсем не страшно - может потому, что она видит, как отвратительная морда красной обезьяны искажается в страхе, как она с невероятной быстротой пятится задом, растворяясь в сиянии шести звезд, тускло мерцающих в вышине.
  
   Илта очнулась лежа на земле - она "упала" в свое собственное тело. Вскочив на ноги, куноити оглянулась на черного шамана, сидевшего недвижно будто статуя. Илта хотела спросить все ли с ним в порядке, но тут же прикусила язык - она хорошо знала, что будет если посторонний прервет шаманский транс. Пусть сам придет в себя - невеликих знаний Илты хватало, чтобы увидеть, что пока с душой и телом Бэлигте хар-боо ничего страшного не происходит. Хотя ее саму била дрожь, когда она вспоминала о мерзком чудовище ползшим вниз по мировому древу.
  
   Она посмотрела вверх - среди множества звезд она уже безошибочно выхватила те шесть. Сейчас они уже не выделялись среди прочих звезд и все же Илта хорошо понимала, что это впечатление обманчиво. Небесные тела простительно не знать девчонке из НКВД-шного детдома, смотревшей свои страшные сны. Но с тех пор кругозор Илты расширился, запас знаний увеличился многократно и кубики головоломки уже сложились в узор - или запутались еще больше.
  
   Шесть звезд.
  
   Плеяды.
  
   Илта не знала, сколько времени она просидела у костра, подкидывая ветки, пока Бэлигтэ хар-боо не зашевелился и не сел прямо. Он отложил бубен, который до сих пор держал на коленях, и, не открывая глаз, начал читать благодарственные молитвы Владыке Мертвых. Одновременно он совершал жертвоприношение -- брызгал водкой, кидал в сторону леса куски вареной баранины, потом брызгал молоком, угощал Эрлэн-хана сластями. Когда кости барана сгорели, Илта бросила в костер палку с головой и шкурой, затем березку с разноцветными ленточками. Наконец шаман произнес завершающие слова и устало опустился на землю. Илта тем временем раскладывала на лошадиной шкуре вареное мясо и колбасу в жестяных мисках, нарезанный хлеб, разливала по кружкам водку с ханшином. Все это тоже проводилось с определенной целью - разделение трапезы с духами, как бы закрепляло все, что происходило сегодня.
  
   -Что же все это было, Хар-боо? - допытывалась Илта у черного шамана. Тот молча налил в кружку ханшин, залпом выпил и подцепил ломтик вареной колбасы.
  
   -Мир богов и духов,- прожевав, произнес он,- сложнее, чем обычно думают о нем люди. Многие считают, что в подземном мире таится зло, что зол его Владыка, которого мы называем Эрлэн-ханом, японцы Эммой, а русские - Сатаной. Но мы, шаманы, знаем, что Владыка Закона - строг, но справедлив. Он вдохнул в человека душу и научил ковать железо. Нет, Эрлэн-хан, не враг людям. Подлинное зло пребывает в небесах.
  
   Бэлигте хар-боо, плеснул себе еще ханшина, закусил вареной бараниной с хлебом. Илта тоже плеснула в кружку водки и залпом выпила. Поморщилась и потянулась за колбасой.
  
   -Как русские называют те звезды?- спросил Бэлигте.
  
   -Плеяды,- ответила Илта, сразу поняв, о чем речь.
  
   -Мы их называем Мечитом,- сказал шаман,- это злой дух в обличье обезьяны. Пастухи и поныне верят, что двигаясь по небу он насылает на землю болезни на скот и людей, что он зимой насылает мороз, а летом- засуху. Когда он был изгнан с земли, то поднялся на небо, распавшись на семь звезд. От них тогда исходила такая стужа, что мог замерзнуть весь мир, но божественный стрелок, Эрхий-мерген сбил одну из звезд и холод уменьшился.
  
   -Зло приходит с неба, - передернула плечами Илта, невольно вспомнив жуткий мороз на мировом древе,- ты-то сам веришь в это, Бэлигтэ хар-боо?
  
   -Даже в куче навоза порой можно найти алмаз,- усмехнулся черный шаман,- уж мне ли не знать. Тот, кого пастухи именуют Эрхий-мергеном, был на самом деле Эрлэн-ханом, изменившим облик. В начале времен он изгнал Мечита с земли и воспретил возвращаться. Говорят, - добавил шаман, - именно у Черного Колодца произошла та битва.
  
   -Так что же, большевики поклоняются этому Мечиту?- спросила Илта.
  
   -Мечиту нет смысла поклоняться,- покачал головой шаман,- ему не нужны жертвы, подношения и обряды. Он живет лишь болью и скорбью, насылая на землю хлад, глад и мор. И те, кто творит это на земле, торят путь Небесной Обезьяне.
  
   -Уж что-что, а глад и мор большевики творить умеют,- передернула плечами Илта.
  
   -Да,- кивнул шаман,- Мечит не нуждается в почитании, но можно воспользоваться его силой, если творить что-то приятное Обезьяне. Можно даже заставить сделать ее что-то во благо - если при этом принести жертву тем, кто удержит Мечита в узде. Но красные не признают богов или духов, они считают, что Мечит принесет им победу, ничего не потребовав взамен. Глупцы надеются укротить тигра-людоеда голыми руками, причем, даже не зная с какой стороны у него хвост, а с какой - голодная пасть.
  
   -Тебе удалось поговорить с духами тех шаманов?- спросила Илта.
  
   -Да,- старик налил полную кружку и залпом выпил,- с теми, у кого верность Эрлэн-хану оказалась выше страха смерти. Их расстреляли, но Владыка принял их во дворце из черного железа. Но иные оказались слишком малодушны, побоявшись за себя, родных или за свой народ - духи говорят, что комиссары угрожали, что начнут поголовно истреблять бурят. Теперь они, наверное, камлают у Хара-Худаг - никто не знает для чего.
  
   -Ни для чего хорошего,- буркнула Илта,- у них не так много времени. Не сегодня-завтра Америка вступит в войну и, вместе с Японией, Британией и остальными начнет наступление по всем фронтам. И тогда большевизм спасет только чудо.
  
  
   -Вот они и метнулись к Мечиту,- кивнул Бэлигте,- уж не знаю, как марксизм объясняет его существование. Но они не понимают, в какую пасть лезут.
  
   -Ты пойдешь со мной?- с надеждой спросила Илта,- ты знаешь где этот Черный Колодец?
  
   Черный шаман мрачно смотрел на угасающие угли костра.
  
   -Я не знаю,- глухо сказал он,- и не могу. Не один Эрлэн-хан запретил камлать у Хара-Худаг, запрет был наложен по решению всех владык - и небесных и земных, нарушить его не может и сам Эрлэн, ибо он карает нарушителей запретов. Те шаманы, что камлают там еще получат свое от Владыки Мертвых, даже если большевики и сохранят им жизнь.
  
   -Это вряд ли,- с сомнением произнесла куноити.
  
   -Если я пойду туда, - сказал шаман,- и вступлю с ними в битву у Черного колодца - никто не знает чем это кончиться. Нет, это должен делать не шаман.
  
   -Кто же тогда? - растерянно произнесла Илта.
  
   Бэлигте задумчиво ворошил палкой угли костра.
  
   -Унэгэн,- внезапно спросил он,- ты помнишь нашу первую встречу?
  
   -Конечно,- удивилась Илта,- как это можно забыть? Я блуждала по тайге истощавшая, уставшая, когда вдруг вышла к твоему костру. Тогда я уже почти мечтала о пуле, которая положит конец моим страданиям.
  
   -Я был готов выстрелить,- спокойно произнес шаман,- за мной ведь тогда тоже шла охота. Я бы стрелял - если бы увидел человека. Но из леса вышел не человек.
  
   -Что?- недоумевающее спросила Илта,- о чем ты?
  
   -Я говорю о том, что видел своими глазами,- бесстрастно повторил шаман,- а видел я "галта хара унэгэн", огненно-черную лисицу. Ту кого мы именуем "собакой Эрлэн-хана".
   Только когда ты упала у костра, я увидел, что передо мной человек, а не зверь.
  
   Илта раскрыв рот слушала шамана, неторопливо пережевывавшего кусок колбасы и запивавшего ханшином. Машинально она налила себе еще водки.
  
   -Тогда я понял, что ты находишься под особым покровительством Владыки Закона,- продолжал Бэлигте,- то, что он показал мне тебя в лисьем обличье, было особым знаком. Тогда я и назвал тебя Унэгэн, хотя ты и ломала голову - за что?
  
   -Да,- кивнула Илта,- о черной лисице я не подумала, а так - ну не рыжей же я масти.
  
   -Масть та, что нужно,- усмехнулся шаман, - но дело не в ней. Ты хитра, изворотлива и кровожадна, как лесной зверь. Я знаю, что в Кокурякай тебя обучала принцесса Айсин Гёро, которую японцы именуют кицунэ, лисицей-оборотнем. Но ты выше ее - ты Гончая Владыки Мертвых, Сука Ада. Там где могущественнейшим из шаманов положен запрет, Эрлэн-хан спустит с цепи Гончую. И Черная Лисица перегрызет горло Красной Обезьяне.
  
   Илта мрачно посмотрела на Бэлигте хар-боо и залпом выпила водку, даже не закусив. В голове метались разные мысли, она не могла понять шутит старый шаман или говорит всерьез. Все сказанное казалось какой-то безумной фантасмагорией, пьяным старческим бредом- и все же глубинным, звериным чутьем она понимала, что это правда. И это понимание давило на нее каменной глыбой всей возложенной на нее ответственности.
  
   -Среди шаманов, согласившихся на условия красных, есть один кого ты должна особо опасаться,- меж тем продолжал шаман,- Иван Сагаев, один из лучших моих учеников. Духи сказали, что он работает с большевиками добровольно. Он однажды убил на охоте черную лисицу и с тех пор Эрлэн-хан отвратил от него свой лик. С тех пор Сагаев ищет защиты у Небесной Обезьяны.
  
   Шаман много чего еще говорил своей ученице, забыв про недопитый ханшин. Илта угрюмо кивала, стараясь не пропустить ни одного слова. Над головами небо серело и бесшумно пролетали совы, ловя последние мгновения уходящей ночи.
  
  
   Наутро Илта уже была в Урге. Самолет, что отвезет ее обратно на базу "Маньчжурского отряда 731", должен был прилететь только через пару часов, так что от нечего делать Илта решила побродить по городу. Григория Семенова, знакомого ей по Харбину, сейчас не было в городе - он срочно выехал в Читу, в окрестностях которой подняли голову красные повстанцы. С Богдо-гэгэном Илта не была знакома, да и не о чем было ей говорить с "живым богом", а молодой диктатор Оскар Унгерн выехал на западный фронт. К счастью у нее была офицерская книжка, свидетельствующая о том, что Илта Сато является старшим лейтенантом Японской императорской армии. Японских военных тут уважали, поэтому и Илта могла почти беспрепятственно бродить по городу, не опасаясь что ее остановит казачий патруль.
  
   Ноги сами собой ее вынесли к Зайсан-толгою. Четырехрукий желтоволосый Махакала отлитый из черной меди грозно взирал с вершины холма город тремя красными глазами, символизирующими прошлое, настоящее и будущее. В руках грозный бог держал череп, копье, меч и знамя победы- дваджу. Скульптура была обрамлена огромным кольцом: около трех метров высотой и почти тридцать метров в диаметре. Оно было установлено на трех опорах, как древний традиционный национальный очаг "гурван-тулагын - чулуу", символ жизни монголов, которую защитили японские и казачьи освободители. С внешней стороны кольца стояли четыре скульптуры, ориентированные по четырем сторонам света. Это были те, кто указом богдо-гэгэна ныне почитались как карающие длани Махакалы, проводившие в жизнь Его волю.
  
   Илта медленно обошла скульптуры, склонив голову перед грозным богом. Губы ее шептали мантры, тонкая узкая ладонь на мгновение прислонялась к груди каждого из Четырех - воителей и правителей, объявленных псами Разрушителя Миров.
  
   Чингиз-хан. Хубилай. Даян-хан. Унгерн фон Штернберг.
  
   Перед последним изваянием Илта несколько задержалась, вглядываясь в аристократическое узкое лицо, так отличающееся от ликов остальных Дланей Четырехрукого. Он умер три года назад, но Илта и по сей день чувствовала таинственную связь с этой "легендой русского Харбина". Может потому, что он был рожден у берегов того же далекого западного моря, где появилась на свет мать Илты. А может и из-за того поистине священного безумия, что так удачно передал приглашенный из Бремена скульптор, изображая глаза неистового барона. Именно он, единственный из Четырех воевавший с теми же врагами, с которыми шла война и сейчас, был вторым после Чингиз-хана, воплощением Махакалы, наиболее почитавшимся в Урге. Именно рядом с Унгерном стояла бронзовая коновязь к которой во время праздника привязывали священных коней. Впрочем, в иные, особо торжественные дни, коновязь служила для менее безобидного действа - об нее ломались хребты приносимых в жертву Махакале.
  
   Пока это было свершено только один раз - когда сюда привели захваченного в плен Григория Штерна, начавшего наступление армий Дальневосточного фронта на Ургу. Грандиозное танковое сражение у стен Урги шло два месяца и до последнего было неясно, кто возьмет верх. Дело решили подоспевшие канадские части, после чего советские армии оказались окружены и разбиты. Пленника содержали сначала в тюрьме Урги, а после прибытия в столицу статуи Махакалы, свершилось и жертвоприношение. Случайно или нет, но умирающий комкор закончил жизнь в ногах у белогвардейца.
  
   Илта вспомнила стихи Арсения Несмелова. Илте тогда было поручено "разрабатывать" Российскую фашистскую партию и она часто общалась с талантливым русским поэтом.
  
   И яростью,
бредом ее истомяся,
кавказский клинок,
- он уже обнажен, -
в гниющее
красноармейское мясо, -
повиснув к земле,
погружает барон.
  
   Опущенный к земле клинок был, правда, явно не кавказский - Илта достаточно хорошо разбиралась в холодном оружии, чтобы понять, что немецкий скульптор скорей вспомнил о тевтонских предках барона - потому тот и держал обращенный вниз западный меч. В результате Унгерн выглядел неким "крестоносцем" среди азиатских завоевателей, но это странным образом только подчеркивало целостность скульптурной композиции. А в день, когда свершалась казнь, сходство со стихами стало и вовсе законченным.
  
   "Гниющее красноармейское мясо". Хорошо сказал поэт!
  
   Невольно вспомнилась сцена в лаборатории "Отряда 731". Впрочем, и те из красных, кто пока считает себя живыми, немногим отличались для Илты. Большевизм, по ее глубокому убеждению был порчей, заразой, всей гнилью мира - и сейчас она склонила голову, шепча благодарственные молитвы неукротимому борцу против красной чумы.
  
   От ее мыслей Илту отвлек звук работающего мотора. Она подняла голову, как раз, чтобы увидеть как к Урге спускается хорошо знакомый ей "Накадзима". Куноити развернулась и зашагала в сторону той части города, где располагался японский аэродром и базировался японский контингент. По дороге она гадала, как отреагирует Сиро Исии на то, о чем может поведать ему Илта.
  
   В отсутствии Илты Наташа жила в ее комнате, постепенно свыкаясь с окружающей обстановкой. Ее по-прежнему охраняли, но уже менее навязчиво, позволяя выходить в коридор и даже во двор, следя лишь за тем, чтобы русская девушка не заходила туда, где ей появляться не стоило. Впрочем, Наташа и не собиралась гулять по "кухне смерти". Бежать она тоже не пыталась - куда, зачем? К своему неудовольствию, девушка начала замечать, что окружающие ее буржуазные удобства ей начинают нравиться. К ней даже приставили служанку - пожилую монголку, с грехом пополам болтающую по-русски. С ее помощью Наташа немного благоустроила аскетичную комнату Илты: на тумбочке появилась расписная циновка и ваза с цветами, на стенах появилось несколько картин.
  
   Один раз к Наташе заглянул сам Сиро Исии - привыкший бодрствовать ночами, он заглянул когда девушка собиралась отойти ко сну. Хорошо зная, кто этот великан-японец, докторша побледнела как смерть, ожидая самого худшего. Однако "папаша" был достаточно доброжелателен: поздоровался, немного поговорил с Наташей на медицинские темы, так что девушка даже немного отошла от первоначального страха. Даже расхрабрилась настолько, что когда Сиро Исии собираясь уходить, спросил, не нужно ли ей чего, попросила небольшой радиоприемник. Японец пообещал распорядится и ушел, не забыв, впрочем напоследок, мазнуть Наташу взглядом, после которого девушке захотелось принять душ.
  
   Однако пока Сиро Исии не торопился с претворением своих желаний в жизнь, а распоряжения его все же очень быстро выполнялись - наутро на столе в комнате Илты появился небольшой приемник. Сейчас она крутила ручку, пытаясь поймать какую-нибудь русскоязычную волну. Им оказалось радио Приамурского Земского края:
  
   "Всего десять дней осталось до официального визита главы Даманьчжоу-диго императора Сюаньтуна Кэндо в Хабаровск. Визит будет приурочен к освобождению союзными войсками столицы русского Приамурья от большевистской власти. Вместе с императором также ожидается прибытие командующего Квантунской армии Ямада Отодзо, командира Второго (Амурского) канадского корпуса Гая Саймондса, Походного атамана дальневосточных казачьих войск Григория Семенова, Земского Воеводы Михаила Детерихса, регента Монгольского государства Оскара Унгерна и других официальных лиц. Ожидается, что во время визита императора в Хабаровске пройдет торжественный парад, военной техники, а также состоится обращение Кэндо к горожанам. Уже сейчас в город съезжается множество народу со всех освобожденных земель, в связи с чем предприняты усиленные меры безопасности..."
  
   -Красиво жить не запретишь, я смотрю - раздался веселый голос от двери. Наташа подкинулась - в комнату входила улыбающаяся Илта. Последующая реакция русской девушки удивила не только куноити, но и саму Наташу, с радостным криком повисшую на шее у финнояпонки. Та аж пошатнулась - все же Наташа была заметно выше и крупнее изящной куноити.
  
   -А говорила, скучать не будешь,- усмехнулась Илта, расцепляя руки девушки у себя на шее и усаживаясь с ней на кровать,- ну, рассказывай, что тут было без меня.
  
   Наташа коротко рассказала все, что произошло в отсутствие Илты - собственно и рассказывать было особо нечего. Единственно, что серьезно тревожило Наташу- это возможные поползновения со стороны Сиро Исии.
  
   - У него и так баб столько, что и десятерым хватит,- махнула рукой Илта,- не волнуйся, я тебя в обиду не дам. Уж как-нибудь перебьется, старая обезьяна,- она увидела, как округлились глаза Наташи,- так его за глаза подчиненные называют.
  
   -А он похож,- хихикнула девушка.
  
   -Есть такое, - усмехнулась Илта,- но вообще его так называют в знак уважения. Обезьяна же у японцев считается символом хитрости и ума, а уж и того и другого Сиро Исии не занимать. И именно поэтому он не тронет меня, а значит и тебя,- особенно если ты дашь ему то, что он хочет,- куноити посмотрела на побледневшее лицо Наташи и скупо усмехнулась,- нет, это не то, что ты подумала.
  
   Наташа понимающе и грустно кивнула- умом она понимала, что рано или поздно этот разговор должен был состояться, хотя она и ужасно не хотела этого.
  
   -Там куда ты ездила,- спросила она,- тебе что-то удалось выяснить?
  
   -Да,- кивнула Илта,- удалось. Рассказывать долго, да и вряд ли ты сможешь во все это поверить. Одно могу сказать - все, что тебе рассказывали про ваш Центр ложь. То, что задумали большевики - много хуже того, что творится здесь. Императором клянусь, покровителем моим Эрлэн-ханом и памятью матери, что я не вру.
  
   -Я верю тебя,- чуть слышно произнесла Наташа. Сама не зная почему, она и правда верила сейчас Илте, даже не из-за ее слов - из-за тона каким они были сказаны.
  
   -Ты можешь остановить это,- глядя в упор в глаза девушки, произнесла Илта,- от твоих слов зависит, как скоро кончится эта чертова война. Поверь от этого будет лучше всем- даже тем, кто и сейчас воюет за "власть Советов". Не советов уже эта власть, а вот чья - тебе лучше и не знать. Расскажи где тот Центр, будь нашим проводником - ты поможешь и себе и всем, кого ты знаешь и любишь.
  
   Наташа глянула на Илту, закусив губу,- куноити только что не слышала, как ее мысли несутся вскачь, словно табун монгольских лошадок.
  
   -Я помогу тебе,- наконец сказала Наташа,- я долго думала, пока тебя не было. И решила, рассказать все, что знаю о Центре, если понадобится- и показать все что нужно. И сделаю это не только потому что я верю тебе - но еще и потому, что я знаю, что тем, кому я верила раньше, верить нельзя. Меня использовали, мне лгали, меня хотели убить. И они добились своего - теперь я тоже хочу, чтобы тот проклятый режим провалился в Ад.
  
   Она подняла голову и взглянула в глаза Илте и теперь уже та поняла - Наташа не врет.
  
   -Я тебе про отца тоже не все рассказала,- тихо добавила она,- его еще в тридцать восьмом расстреляли, как "троцкиста". Был грех, пересекались в Гражданскую с Львом Давидовичем - батя того не стыдился, но и не болтал особо. Говорили, что шпион, что "фашист", что на англичан работал - и я поверила. Поверила им, будь они прокляты!!!
  
   Наташа уронила голову на руки и зарыдала. Илта успокаивающее погладила ее по голове.
  
   -Послезавтра Сиро Исии выезжает в Хабаровск,- произнесла она,- он должен быть на празднике, рядом с Ямадой. Оттуда, наверное, и двинемся на ваш Центр. Я упросила Исии разрешить тебе выехать в Хабаровск. Хоть погуляем перед марш-броском по тайге.
  
   Она слегка боднула головой Наташу и с облегчением увидела, как на заплаканном лице появляется слабая ответная улыбка.
  
   ***
  
  
   В преддверии Императорского парада Хабаровск напоминал разворошенный муравейник.Разрушенная бомбардировками, столица Приамурского края быстро отсроилась и сейчас напоминала исполинскую ярмарку. С любого мало-мальски заметного объекта в городе свисало с полдюжины различных флагов. Больше всего было конечно японских и маньчжурских, за ними шли британские и канадские флаги, а также российские триколоры Приамурского земского края. Попадались и знамена богдо-гэгэгэнской Монголии и флаги Забайкальского края и даже "жовто-блакитные прапоры" с нанесенным у древка зеленым треугольником - флаг Зеленого Клина.
  
   Уставший от войны народ с восторгом встречал масштабное празднование. Ничего подобного не припоминали даже старожилы. Центральные улицы, по которой должен был проехать кортеж Пу И вместе с высокими гостями, держали под особым присмотром, зато чуть поодаль кипела жизнь. Как грибы вырастали все новые лавки, магазины, кафе и рестораны, возле которых толпились люди все рас и вер: японцы, русские, англичане, казаки, украинцы, монголы, маньчжуры, эвенки. Рестораны японской и китайской кухни, соседствовали с хлебосольными русскими трактирами и украинской корчмой, а для союзников-англичан даже открылось несколько пабов. Зачастую под прикрытием всех этих заведений, действовали иные, более предосудительные - опиекурильни, игральные дома и, конечно же бордели - от элитных, предназначенных для высших сановников и военных чинов союзных армий до самых дешевых доступных даже таежному зверолову.
  
   Посмотреть на церемонию приехало множество народу, так что за эти дни население Хабаровска временно увеличилось, по меньшей мере, втрое. Соответствующей была и охрана - помимо традиционных казачьих и монгольских патрулей в помощь им прибыли подразделения Королевской канадской конной полиции и отряды гуркхов. В случае провокаций предусматривалось, что на помощь охранным частям придут и военные.
  
   -Натка, ну где ты?! - Илта завертела головой, ища куда-то запропавшую подопечную. Обнаружилась она быстро - стоя у охотничьего прилавка, она вертела в руках шкурку черного соболя, о чем-то спрашивая стоящего рядом старого эвенка. Сморщенный узкоглазый зверолов, подобострастно улыбаясь, что-то рассказывал ей и Наташа уже тянулась к карману, где лежали врученные ей накануне Илтой сто иен.
  
   -Эй, ты что?- Илта ухватила Наташу под локоть.- Сколько?- спросила она старика на языке таежного народа. Эвенк назвал цену и брови куноити невольно поползли вверх.
  
   -Ну, ты даешь, дед - она покачала головой,- пойдем отсюда.
  
   -Но...- слабо попробовала возразить докторша, тоскливо смотря на соболий мех.
  
   -Пойдем-пойдем,- решительно сказала Илта,- так ты все деньги в первый день спустишь. Он втридорога дерет, поверь человеку, который в тайге мало не год прожил. У меня тут есть знакомые охотники, они за полцены мех продадут. А пока нам надо в гостиницу.
  
   Проталкиваясь через торговые ряды, обе девушки двинулись к своему временному пристанищу. Наташа, невольно заразившаяся царившей вокруг суматохой, то и дело порывалась купить какую-нибудь безделушку, что Илте приходилось всячески пресекать. С одной стороны она понимала Наташу - росшая сначала в сибирской деревне, потом в суровых условиях военного времени, с постоянной экономией буквально на всем, девушка оказалась неподготовленной к изливавшемуся тут "рогу изобилия", к множеству соблазнов, начисто отсутствующих в СССР. Однако денег у обеих было не так уж много, а в Хабаровске им предстояло провести еще, по меньшей мере, дней пять.
  
   Гостиница, в которую они вселились, была, конечно, не самой лучшей, но вполне приличной. Содержал ее сын одного первогильдейца, некогда бывшего одним из самых зажиточных людей в Хабаровске, но потерявшего все в революцию. Все что удалось сохранить хабаровскому купцу - триста золотых империалов, с коими он и сбежал во Владивосток, где и открыл новое дело. Когда японские и канадские части вошли в Хабаровск, кое-кому из эмигрантов, а также их потомков удалось добиться признания прав на свою бывшую собственность. И вот уже с полгода двухэтажный гостиничный дом "Даурия" принимал постояльцев.
  
   Получив ключ, девушки разместились в двуместном номере - Илта как нарочно выбрала тот, что "для молодоженов".
  
   -Не знаю как ты, а я чертовски голодна,- пожаловалась Илта, плюхнувшись на кровать,- может, сходим куда, перекусим?
  
   -Я только за,- кивнула Наташа,- только избавь меня, наконец, от вашей восточной кислятины. Тут же полно мест, где подают нормальную еду.
  
   -Какие мы привередливые стали,- рассмеялась Илта,- русской кухни захотелось?
  
   -Или украинской, - пожала плечами Наташа,- мне и то и то родное. Отец коренной сибиряк, а вот мать хохлушка. Так что мне пойдут и борщ и щи и галушки и расстегаи.
  
   -Ну, раз так,- Илта подмигнула,- при гостинице есть одна забегаловка, как раз для тебя. Но сначала,- она порочно улыбнулась,- давай расслабимся после долгой дороги.
  
   -Ты неисправима,- рассмеялась Наташа, когда куноити, ухватив девушку за талию, увлекла ее на кровать, подминая под себя и впиваясь в губы долгим жадным поцелуем.
  
  
   -Итак, нам обеим по тарелке борща со сметаной, ей расстегай с осетриной и налимьей печенкой, - ты же хотела рыбный пирог верно?- и соленых грибочков. А суши у вас точно нет, да? Ну, тогда мне сало по-домашнему и блины с икрой.
  
   Половой - светловолосый парень в косоворотке и белых штанах подпоясанных кушаком - понятливо кивал, записывая указанные блюда. Украдкой он косился на двух красивых девушек, увлеченно изучающих меню, где вычурным шрифтом с "ятями" были расписаны названия разнообразных блюд.
  
   -Пить что будете?- спросил он, делая пометки в блокноте.
  
   -Ты будешь пить?- спросила Илта у Наташи.
  
   -Не знаю, - она пожала плечами,- смотря что.
  
   -Что у вас тут есть?- обратилась Илта к половому.
  
   -Водка, горилка, - начал перечислять тот, - сладкое розовое вино есть, ханшин.
  
   -Ханшин пей сам,- решительно оборвала его Илта,- водочки принеси графинчик.
  
   -А мне розового вина, если можно,- попросила Наташа.
  
   -Хорошо,- сделал пометку половой,- можно нести?
  
   -Ага, давай - усмехнулась Илта и, когда парень развернулся, игриво ущипнула его за зад,- ты же не заставишь девушек ждать, правда?
  
   Половой выдавил вымученную улыбку и поспешил укрыться в дверях кухни. Илта откинулась на спинку стула, на ее лице расплывалась довольная улыбка.
  
   -Я думала, японцы сало не едят,- заметила Наташа.
  
   -Едят, - рассмеялась Илта,- это у нас называется бутабара, мясо с живота свиньи. Правда в Японии его не солят, а варят или жарят, но коль уж этот трактир называется "Славянским"- будем чтить ваши традиции. А вообще, если честно, давно хочу побывать в каком-нибудь ресторанчике финской кухни.
  
   Наташа рассеяно кивнула, с любопытством оглядываясь по сторонам. Нельзя сказать, что трактир "Славянский" выглядел каким-то элитным рестораном, но он существенно выигрывал даже по сравнению с закрытыми буфетами НКВД, не говоря уже об общесоветских заведениях общепита. Изящная лепнина покрывала отделанные мрамором стены, тут же висели картины с разнообразными сценами из дореволюционной России, в том числе и портреты Николая Кровавого с черной лентой. Рядом с ними висели различные пейзажи и батальные сцены, причем, как с удивлением заметила Наташа на паре картин были морские сражения, где крейсера под Андреевским флагом обстреливали из пушек крейсера под знаменем Восходящего Солнца. Историю Российской империи в таких пределах Наталья знала и вопросительно посмотрела на Илту.
  
   -Ага, она самая,- кивнула куноити,- русско-японская. Тут как бы заповедник старого режима и хозяин это всячески подчеркивает. Японцы к этому спокойно относятся- дело прошлое, да и редко они сюда заходят. Хотя, их-то тут никто не трогает, обслужат, как и со всеми слова худого не скажут.
  
   Это Наташа уже успела прочувствовать. Дело даже не в отношении половых в косоворотках и вышиванках - им в конце концов положено быть вежливыми с клиентами. Совсем иначе вел себя тучный бородатый мужик походивший на купца со старых агитационных плакатов. Подойдя к столику, он довольно развязно пригласил только вошедших девушек присоединиться к их компании. Компания была недалеко- через пару столов за жареным целиком поросенком и двумя графинами водки сидело трое таких же поддатых немолодых мужчин в компании нескольких хихикающих девиц. Но гонор "купчины" тут же стух, когда Илта, нехорошо сощурившись, показала невзрачную книжицу с вытесненными иероглифами и драконом на первой странице. Бородач оторопело посмотрел на девушек, пробормотал несколько слов извинения и поспешно ретировался за свой столик, где начал взволнованно перешептываться с собутыльниками.
  
   Подошедший половой поставил на стол бутылку с вином и графин с водкой, рюмку и бокал, тарелки с холодными закусками.
  
   -Ну, давай - Илта налила себе полную рюмку.
  
   -Вздрогнули,- в тон ей ответила Наташа, наполняя свой бокал до половины и чокаясь с Илтой. Нацепила на вилку соленый грибочек и принялась жевать, продолжая осматривать трактир. В целом публика здесь соответствовала общему антуражу - старорежимного вида люди, дореволюционные одежды, даже разговоры, насколько сумела заметить Наташа, касались в основном прошлого. Молодежи было немного и она держалась особняком - если не считать девиц в кричащих нарядах, облепивших сорящих деньгами "купчин". В этом плане наблюдался полный интернационал - среди проституток наблюдались как явные славянки, так и столько же явно выраженные азиатки - китаянки или кореянки. Вели себя они совершенно одинаково, впрочем, и их клиенты были довольно однообразны: один за другим поднимали тосты, ругались с половыми и между собой, громко хлопали выступавшей пышногрудой певице в открытом платье, чуть хрипловатым голосом, исполнявшим незнакомую песню.
  
   За первой стопкой последовала вторая, потом третья под принесенные половым расстегай и блины с икрой. Илта, привыкшая к водке еще со времен обрядовых трапез на шаманских ритуалах выглядела вполне трезвой, а вот Наташа, хоть и пила вино неожиданно захмелела. Возможно, сыграло свою роль и то, что здесь в беззаботной и понятной обстановке, как-то отступила напряженность держащая докторшу весь последний месяц. Было в окружающей их обстановке что-то умиротворяющее и одновременно будоражащее кровь, какое-то бесшабашное веселье - безыскусное, безыдейное, просто от так полноты жизни- то о чем давно забыли и думать в Советской стране. И было, в общем, не совсем понятно, зачем все это тридцать лет назад понадобилось уничтожать под корень. Эти же мысли Наташа высказала и Илте.
  
   -Да это может выглядеть мило,- снисходительно сказала куноити, - но они все живут прошлым. Умом-то они понимают, что на одной ностальгии долго не проедешь, но сердцем-то они все еще тридцать лет назад. Даже их дети порой заражаются этой ностальгией. Увы, это отработанный материал. Японская и Британская империи позволили им вернуться в родные края, кто-то даже сумел добиться признания своих прав, но в целом - увы. Они слишком стары, слишком заскорузлы, ваша революция научила их дико бояться перемен. Япония сделает ошибку если при построении Нового Порядка на Дальнем Востоке будет опираться только на них.
  
   -На кого же тогда? - невольно заинтересовалась Наташа, вновь наливая вина.
   Илта молча кивнула в сторону группы молодых людей в черных рубашках, сидевших особняком. Как успела заметить Наташа, стол их был гораздо скромнее, чем у большинства посетителей.
  
   -Фашисты?- недоверчиво протянула докторша.
  
   -Пока это, конечно, клоуны,- пренебрежительно сказала Илта,- обезьяны дуче. Я общалась с их лидером - мало мне попадалось мужчин, столь беспомощных как Константин Родзаевский. Но большой их плюс в том, что они уже не зацикливаются на старине, ищут что-то новое для русского народа, учатся у тех белых офицеров, кто готов жить не только прошлым, но и будущим. Вроде того же Семенова или Оскара Унгерна.
  
   -Они тоже фашисты?- спросила Наталья, потягивая вино.
  
   -Нет,- Илта опрокинула очередную стопку и захрустела огурцом,- он на ножах с Родзаевским. Русские фашисты хотят расширить белое Приморье на весь Дальний Восток- под эгидой Японии, разумеется,- а Семенов и Унгерн хотят Монголо-казачью федерацию - Халха, Мэнцзян, Забайкальское и Амурское казачьи войска, в перспективе- Тува и Алтай. Верховным правителем "возрожденной Монгольской империи" станет богдо-гэгэн, а поскольку Унгерн сейчас регент,- Илта развела руками, - сама понимаешь. Семенов же хочет единолично править Забайкальем.
  
   -Скорей всего,- продолжала Илта,- Япония поставит на Унгерна. Он молод, но пошел весь в отца. У него есть армия, есть авторитет его отца и родословная его матери из Цинов. У него есть и свое государство. А эти фашисты пока не более чем пушечное мясо Империи. "Старорежимники", что сейчас сидят в городских управах и думах Приморья не хотят делиться с ними властью. Единственное, что их сближает - общий соперник, с которым они вынуждены вступить в союз, но которого ненавидят не меньше, чем большевиков.
  
   -Украинцы?- быстро среагировала Наташа. Нельзя сказать, что все сказанное было для нее чем-то новым- многое из того, что говорила Илта им регулярно говорилось на разнообразных политинформациях, где со всей марксисткой убедительностью растолковывалось, что нарастающие противоречия между империалистами в скором времени приведут их к краху. В это Наташа уже не верила, реально ознакомившись с положением дел по ту сторону фронта, однако кое в чем, надо полагать, политруки были правы. И в том, что казачество не подпустит русских фашистов к своей сфере влияния. И в том, что между разными поколениями русских мигрантов существует конфликт интересов. И, наконец, то, что у них всех (кроме, пожалуй, казачества) имелся общий враг - украинские националисты, мечтающие построить в Приморье свой Зеленый Клин, Зеленую Украину. Мечта, впервые вспыхнувшая еще в Гражданскую войну, сейчас получила новый импульс, что естественно не нравилось тем, кто мечтал о построении "Фашистского Приморья" и "возрожденной Империи". Ситуация получилась патовой: русские - фашисты и белоэмигранты обладали преимущественным влиянием в городах - особенно вдоль Уссурийской железной дороги, от Владивостока до Хабаровска. Украинцы же обладали столь же высоким авторитетом в сельской местности.
  
   -Вот они, легки на помине,- усмехнулась Илта, кивнув на что-то за плечом Наташи. Та обернулась- в трактир входили очередные молодчики в черном, только вместо свастики и триколора у них были желто-голубые повязки с тризубом.
  
   -Что будет драка?- с интересом спросила Наташа, заметив как темнеют лица украинцев при виде родзаевцев.
  
   -Нет, не думаю,- покачала головой Илта,- где угодно, но не тут. Во-первых, это все-таки "Славянский трактир", тут подают блюда и русской и украинской кухни, песни опять же и украинские и русские поют. Нейтральная территория, короче. Ну, а потом - вон видишь у некоторых нашивки рядом с тризубом. Видишь, что изображено?
  
   Наташа присмотрелась - у нескольких дружинников рядом с тризубом алел небольшой прямоугольник в углу которого виднелся совсем уж крохотный "Юнион Джек".
  
   -Канадцы?
  
   -Они самые,- хмыкнула Илта,- канадские украинцы вернее. Ну, ты же знаешь,- она не закончила фразу, но Наташа и так поняла о чем она. Если на русских фашистов ставила Япония, контролировавшая города вдоль железной дороги, то на украинцев ставила Британия и ее доминион. Тем более, что Канада имела козырь в виде "своих" украинцев из которых массово вербовались "добровольцы" в помощь Зеленому Клину. Между двумя империями был установлен негласный договор - кто кого курирует на Дальнем Востоке. Получалась сбалансированная схема, в которой Япония и Британия получали свою сферу влияния, ограниченную сферой влияния союзника.
  
   Украинцы все еще мерялись вызывающими взглядами с родзаевцами, когда в трактир вошло еще с десяток человек. С первого взгляда было видно, что ни украинцами, ни вообще славянами они не были, что подтверждала знакомая всему Приморью форма Королевских канадских ВВС. Вслед за молодыми летчиками, рассаживающимися за отдельным столиком, в трактир зашел высокий крепкий старик в штатском. Голубые глаза, смотрели молодо и задорно, седые усы лихо завернуты вверх.
  
   Увидев его, глаза Илты расширились от удивления.
  
   -Роберт? Роберт Маккинес?!
  
   -Мисс Сато?! Черт возьми, какая встреча!
  
   Канадцы и украинцы с удивлением смотрели, как их пожилой спутник со смехом заключил в объятья красивую девушку евроазиатского вида. Рядом с ней он казался огромным словно шатун-гризли.
  
   -Черт бы тебя побрал, Илта, у тебя жизней больше, чем у кошки,- взволнованно произнес старик, усаживаясь за столик рядом с девушками,- когда я узнал, что ваше сумасшедшее командование направило тебя в Наньнин, я готов был вытрясти душу из генерала Андо. Послать девчонку в самое пекло, у меня просто нет слов...
  
   -Все прошло нормально, Боб,- улыбнулась Илта,- как видишь, я жива, чего нельзя сказать о...-она резко оборвала фразу.
  
   -Ну да, конечно,- тот, кого назвали Маккинесом, сделал заказ половому и развернулся к Илте, - восстание резко оказалось обезглавленным. И слышал я, что небольшую группу японских офицеров отличившихся в Гуанси принимал тэнно. Говорили, что вроде их даже награждали, хотя кого и за что, разумеется, молчок. Вот не думал я...
  
   -Вот не думайте и дальше, мистер Маккинес,- оборвала его Илта,- много думать вредно, я как-то говорила об этом Наташе. Кстати, познакомьтесь - Наталья Севастьянова, мы с ней приехали из Харбина. Так что говорите лучше по-русски.
  
   Илта не стала уточнять откуда именно из Харбина приехали они с Наташей, равно как и то, в каком статусе она там пребывала. Впрочем, Маккинес и не стал задавать вопросов, видимо приняв русскую девушку за обычную эмигрантку.
  
   -Эта синеглазая кошка уже прокричала мое имя на весь трактир,- на сносном русском языке обратился к Наташе канадец,- но я все-таки представлюсь еще раз. Роберт Маккинес, военный корреспондент в Приамурском Канадском Корпусе. Пишу всякую пафосную чепуху для наших домохозяек о подвигах канадских парней в войне против большевизма. Им в радость, а мне в удовольствие - пусть Империи будет хоть какая-то польза от старой перечницы вроде меня.
  
   -Не прибедняйтесь, мистер Маккинес,- усмехнулась Илта,- там, где мы познакомились, вы доказали, что неплохо помните, с какой стороны держать "Арисаку". И помню, как вы порывались вести репортаж с передовой, самым бессовестным образом наплевав на читателей, ждущих очередного поэтического сборника. Вы даже обо мне не беспокоились - а я бы точно не простила себе, если бы не уберегла "канадского Киплинга".
  
   -Я уже достаточно пожил, чтобы не цепляться за жизнь,- махнул рукой Маккинес,- а тосковать по мне будут разве что критики: беднягами придется искать новую жертву, чтобы вонзить в нее ядовитые зубы.
  
   -Не прибедняйтесь, Боб,- повторила Илта,- Мистер Маккинес,- она обернулась к Наташе,- одновременно Редьярд Киплинг, Джек Лондон и Эдгар По Канады.
  
   -Не ври девочке,- Маккинес подмигнул Наташе,- а то она и вправду подумает, что сидит рядом с какой знаменитостью. Я всего лишь посредственный рифмоплет, золотые годы которого давно позади.
  
   -Я надеюсь, что Индокитаю вы посвятили парочку бездарных стихов? - спросила Илта.
  
   -Да, нацарапал на досуге,- кивнул Роберт,- у стариков много свободного времени.
   Маккинес прокашлялся и негромко начал читать:
  
   Меня учили: "Не убей",
   И были мне близки
   Слова о том, чтоб на людей
   Не поднимать руки.
   И я не ведал о войне,
   Но в некий час вожди
   Булатный меч вручили мне,
   Сказав: "Теперь иди.
  
   Врага своей родной страны
   Ступай разить в строю.
   Убийства в мирный день грешны,
   Но праведны в бою.
   Топчи же трупы, как стерню,
   Ступай, благословлен
   Церковным клиром на резню:
   Войны суров закон."
  
   Убить почетно на войне --
   Я, не жалея сил,
   Врага с иными наравне
   Разил, разил, разил...
   Бесстрашно я шагал в дыму
   Среди других рубак,
   Но этих правил не пойму...
   Христе, подай мне знак!
  
   Маккинес замолчал, принимая от полового тарелку с аппетитными бефстроганов с вареной картошкой и солеными огурцами. Рядом половой поставил и вторую рюмку, которую куноити тут же доверху наполнила из своего графина.
  
   -Как и всегда жизненно - после недолгого молчания произнесла Илта,- Случайно это не навеяно разговором в том ресторанчике в Кантоне? Когда мы спорили о различиях в западном и восточном мышлении на примере японских и канадских солдат?
  
   -Ну, я об этом думал еще раньше,- усмехнулся Маккинес,- я же не первый год на востоке. Но тот разговор и впрямь стал побудительным толчком. Наши солдаты ведь и впрямь воспитывались в христианских семьях, все читали Евангелие, все помнят заповедь, о которой я написал в стихах. И все равно им приходится убивать- убивать много, убивать хорошо, убивать, чтобы не убили их самих. И ведь у всех них, у нас в голове по-прежнему эти заповеди. Убивать плохо, но плохо и быть дезертиром, плохо не выполнять долг перед Империей. Говорят, что Бог не любит убийств, но священники Его именем благословляет войны. Японцам проще - у них Бог и Император един, они могут услышать от него самого, что им следует делать. Поэтому японцы убивают, не рефлексируя, не испытывая угрызений совести, для них убийство и даже самоубийство не смертный грех, а богоугодное дело. И вот я думаю - может красным могут противостоять только ТАКИЕ? Большевики отвергли бога и выиграли свою революцию, а те, кто выступал против в большинстве своем думали также как и герой моего стихотворения. Может и вправду - чтобы победить Дьявола нужен иной, более сильный?
  
   -Я помню, вы читали,- задумчиво произнесла Илта.
  
   В том странном, странном путешествии
   Был мной услышан странный звук.
   Там Дьявол с банджо в подземелье,
   Играл под костный перестук.
   И в вальсе кружатся скелеты,
   Веселье мертвых - не живых!
   И гоблины из темных щелей,
   Сердито пялятся на них
  
   -Я читал это не только тебе, - усмехнулся Маккинес,- но и самому Маккензи Кингу. Ты ведь знаешь, что он увлекается спиритизмом?
  
   Илта ограничилась вежливым кивком, хотя знала она о пристрастиях канадского премьера побольше Роберта Маккинеса. Ей приходилось краем уха слышать и о жутковатой истории, в которую вылилось увлечения канадского лидера.
  
   -С точки зрения христианства, все это - колдовство,- продолжал Маккинес, - японцы тоже почитают множество богов и духов - кто они не демоны с христианской точки зрения? В Нидервере, как я слышал, тоже возрождают какие-то языческие добродетели. А наша "Армия Афродиты", точнее ваша, мисс,- он повернулся к Наташе,- можно ли было представить такое еще лет десять назад? С другой стороны - может так и нужно? Против тех, у кого вместо морали одна "классовая борьба" и "революционная необходимость" наверное, и вправду может выстоять что-то такое? Дремучее, архаичное, людоедское - но с танками, линкорами и самолетами.
  
   -Война настраивает вас на философский лад,- рассмеялась Илта,- но хотя у меня и совершенно нехристианское мышление, сильно увлекаться восточной мифологий, я бы не советовала. Она не так хороша, как представляется западному сознанию.
  
   -Мне ли о том не знать, мисс Сато,- сказал канадец,- я ведь десять лет провел в Китае.
  
   --Я помню,- кивнула Илта,- вы же оттуда вынесли свою любовь к восточным учениям.
  
   -Да,- усмехнулся Маккинес,- после десяти лет в Пекине и Нанкине, я увлекся восточной философией и весьма невзлюбил китайцев. Особенно - китайцев-коммунистов.
  
   -А где вы так научились говорить по-русски,- вдруг спросила Наташа,- в Харбине?
  
   -Не только,- покачал головой Маккинес,- я же был еще и в Москве. Еще до войны в начале тридцатых. Побывал и у Кремля и в Мавзолее, даже отстоял в очереди желающих почтить памяти Вождя. Тогда я и понял, что все эти разговоры про "прогрессивность" большевистских воззрений - очередная пропаганда и ложь.
  
   -Большевик всегда врет,- убежденно сказала Илта,- большевик не может не лгать. Ты согласна со мной, Наташа? - она обернулась к русской девушке. Та, застигнутая врасплох, нерешительно кивнула - несмотря на все, что она узнала и пережила за последний месяц, несмотря на принятое ею решение, разрыв с прошлым давался ей нелегко.
  
   -Под прикрытием марксизма и прочей социалистической шелухи таится самый грубый фетишизм,- продолжал Маккинес,- примитивнее гаитянского вуду или местного шаманизма. Там хотя бы есть вера в своих владык Земли, Неба и Ада. У большевиков же нет ничего, кроме мумии их дохлого вождя. И это самое страшное - основа советской военной силы, самого СССР как государства всего лишь кусок протухшей мертвечины.
  
   -Помнится, вы даже стихотворение написали,- сказала Илта.
  
   -Да, - кивнул Маккинес,- и мне после этого запретили въезд в СССР.
  
   -А прочтите,- вдруг попросила Наташа.
  
   -Как скажете,- кивнул Маккинес,- хотя это не самое приятное чтиво.
  
   Он замолчал, собираясь с мыслями и начал негромко читать:
  
   Ленин спит в саркофаге, реют красные флаги, и трудяги, к плечу плечом,
   Словно крысы, входя - ищут нюхом вождя, прощаются с Ильичом.
   Смотрят пристально, чтоб бородку и лоб в сердце запечатлеть:
   Вобрать до конца в себя мертвеца, который не должен истлеть.
   Серые стены Кремля темны, но мавзолей - багров,
   И шепчет пришлец из дальней страны: "Он не умер, он жив-здоров".
   Для паломников он мерило, закон, и символ, и знак и табу:
   Нужно тише идти: здесь спит во плоти их бог в хрустальном гробу.
   Доктора в него накачали смолу - для покоя людских сердец,
   Ибо если бог обратится в золу, то и святости всей - конец.
  
  
  
   Он говорил и Наташа, словно оцепенев, ловила каждое его слово. С молоком матери она впитывала, что тот самый мертвец- главная святыня всех советских людей, Тот, чьей волей создано самое справедливое в мире государство. И эту волю она, равно как и вся советская молодежь, должна воплотить в жизнь. Сейчас же, то, что казалось ранее прописными истинами, предстало совсем в ином свете. Тот, кто читал сейчас все это, не знал, что его стихи доносятся до ушей недавней комсомолки. Маккинесу не было нужды вести пропаганду- ведь он думал, что находится среди своих. Он читал то, что думал, то, что видел и Наташа чувствовала жуткую правду, скрытую в этих строках, падающих в ее душу подобно свинцовым плитам на дно колодца:
  
   На Красную площадь меня занесло - поглядеть на честной народ,
   На всякое Марксово кубло, что к Мавзолею прёт:
   Толпится там москаль, грузин, туркмен, татарин-волгарь,
   Башкир и калмык, латыш и финн, каракалпак и лопарь,
   Еврей, монгол, киргиз, казах; собравшись из дальних мест,
   Толпа стоит со слезами в глазах, этакий ленинский съезд.
   Сколько лет прошло, а их божество закопать еще не пора,
   Они - будто плакальщики того, кто умер только вчера.
  
   -Всегда забавлял этот отрывок,- усмехнулась Илта,- я ведь, получается, плоть от плоти того "кубла". Мне так в детдоме говорили - мол, отец из японской военщины, мать финская шпионка, а советская школа сделает из тебя нового советского человека.
  
   -Ну, прости - развел руками Маккинес,- написал то, что написалось. Но, сказать по правде, ты последний человек, которого я бы стал отождествлять с "ленинскими плакальщиками".
  
   -И это правильно,- сказала Илта, из глаз ее исчезла всякая насмешка,- поэтому я и не обижаюсь. Я люблю этот ваш стих Роберт, потому, что он лишний раз подчеркивает мое отличие от советского человека. Я не сталинский манкурт, как вся эта красная свора и НКВД не удалось заглушить во мне голос крови. Я читаю Калевалу и "Кодзики", я чту память воинов-самураев и героев Зимней войны, я преклоняю колени перед Аматэрасу и если могла - принесла бы жертву Тапио и Хийси. Я помню, советские - нет!
  
   -За это и выпьем,- Маккинес поднял рюмку с водкой. Наташа тоже подняла свой бокал и
   залпом опрокинула его, уже почти не отдавая себе отчет в своих действиях. Мысли тяжело ворочались от выпитого вина. Перед глазами все поплыло и Наташа не сразу поняла, что она плачет: обо всем ее прежнем существовании, столь бессмысленно-жестоком, о судьбе множества ее сверстников выживающих под властью прикрывающейся именем народа кучки лицемеров, поклонявшихся гнилому трупу.
  
   Внезапно пришло понимание, что то, что там - не имеет будущего, что если СССР и победит, никакого коммунизма никто не построит и закончилось бы все это, так же как и началось - в крови, грязи и всеобщем предательстве. Осознание этого раздавило Наташу- и она плакала пьяными, злыми слезами над своим потерянным поколением.
  
   После еще одного бокала, Наташа совсем расклеилась и Илта отвела ее в номер, раздев и уложив спать. Поначалу она попыталась заняться ней любовью, но, всегда охотно отзывающаяся на ласки, сейчас блондинка лежала бревном, вяло отвечая на заигрывания любовницы. Выписывая языком круги на пупке советской девушки, Илта со злости чуть не вцепилась зубами в нежную плоть, услышав тихое сопение. Выругавшись, она вскочила с кровати и, быстро одевшись, выскользнула за дверь, не забыв запереть ее. То, что портье внизу дал им два комплекта ключей, Илта запамятовала - сейчас ее мысли были заняты другим. Алкоголь усилил ее сексуальное возбуждение, требующее разрядки. Ей вспоминались молодые канадские летчики, особенно один из них - высоченный светловолосый капитан с синими глазами. Она приметила его, еще когда канадцы рассаживались за столиком, однако ее отвлек Роберт Маккинес, да и не хотелось ей при Наташе оказывать кому-либо знаки внимания. Однако сейчас Илта считала себя вправе весело закончить сегодняшнюю ночь с кем-нибудь еще.
  
   Внизу гуляние шло вовсю - на сцене певиц сменили экзотические танцовщицы, извивающиеся под старомодный патефон, богатые постояльцы и их спутницы громкими криками выражали свое одобрение.. Русские фашисты и украинские националисты, подогретые спиртным, бросали все более неприязненные взгляды друг на друга, слышались порой и оскорбительные реплики - пока еще "в воздух". Однако до драки дело не доходило- русские явно не желали втягиваться в драку с "зеленоклинниками", за которых бы не замедлили заступится их заокеанские собратья, что вылилось бы и в столкновение уже с канадскими летунами. Тем же явно не улыбалось втягиваться в "славянские разборки"- в преддверии ожидающегося международного события, отношение к затеявшим драку было бы весьма суровым - как со стороны правоохранителей, так и армейского командования. Сами канадцы были явно настроены просто отдохнуть, насладившись славянской и азиатской экзотикой.
  
   -Можно присоединиться? - Илта подсела к канадцам, выбрав тот стул, на котором сидел, куда-то отлучившийся офицер,- подружке пора на боковую, а я бы еще погуляла. Никто не возражает?- она ослепительно улыбнулась канадцам и молодые летчики невольно заулыбались в ответ.
  
   -Что будешь пить? - спросил Маккинес.
  
   -Наверное, то же, что и все,- пожала плечами Илта,- что вы заказывали?
  
   -Что можно заказывать в русском трактире, как не водку?- послышался голос у нее за спиной и Илта, развернувшись на стуле, увидела нависавшего над ней летчика. Вблизи он казался еще привлекательнее - закатанные по локоть рукава летной формы обнажали мускулистые руки, поросшие светлыми волосками. Да и все остальное производило впечатление - разворот плеч, волевой подбородок, четко очерченные губы. Один в один "белокурая бестия", почти одинаковая на пропагандистских плакатах Нидервера и "Красного Рейха". Вот только что среди реальных немцев Илта не припоминала столь совершенных образчиков нордической расы. В свою очередь и молодой человек с удовольствием рассматривал сидевшую на его месте девушку, явно оценив своеобразные черты лица и изящную сочную фигурку. Две пары синих глаз встретились и одновременно Илта и летчик улыбнулись друг другу.
  
   -Я, похоже, заняла ваше место, мистер...
  
   -Ван Гельт,- представился канадец,- Питер ван Гельт. Пустяки, мисс Сато.
  
   -О, вы знаете мое имя?- удивилась Илта.
  
   -Я взял смелость назвать его капитану,- подал голос Маккинес,- когда он спросил, откуда я знаю самых красивых девушек этого города.
  
   -Вы как всегда мне льстите Роберт,- рассмеялась Илта,- но все же, как мы будем делить место за столиком?
  
   -Я думаю очень просто, мисс Сато,- с этими словам Ван Гельт подхватил ее на руки и, не успела куноити опомниться, как она уже сидела на коленях довольного канадца. На столик тем временем половой поставил очередной графин с водкой и большое блюдо с жареным мясом.
  
   -Полеты порой возбуждают зверский аппетит,- усмехнулся Питер, нарезая мясо и накладывая порцию Илте. Маккинес тем временем разливал водку по рюмкам.
  
   -Я кстати, так и не поинтересовалась, откуда вы?- спросила Илта, накалывая на вилку кусок мяса,- мы с Робертом слишком увлеклись общими воспоминаниями.
  
   -Четыреста двенадцатая эскадрилья Королевских Канадских ВВС,- отрапортовал Ван Гельт,- может, слышали, мисс Сато?
  
   Девушка кивнула - да об этом подразделении она слышала. Базировавшаяся в Благовещенске и Мохэ эскадрилья вместе с четвертой дивизией Квантунской армии и Амурским казачьим войском считалась передним краем союзной обороны на Дальнем Востоке. По крайней мере, так было до взятия Читы, где именно Четыреста двенадцатая эскадрилья обеспечивала поддержку с воздуха.
  
   -Только что вернулись из Благовещенска, - подтвердил Маккинес,- думаешь, почему я с летчиками хожу? Вчера весь день вместе с ними в кабине "Харрикейна" провел- "Таймс" заказал мне статью на разворот.
  
   -Так вы в увольнении?- спросила Илта у ван Гельта.
  
   -Со вчерашнего дня,- сказал он,- в Благовещенске дежурит другая смена.
  
   -Как там вообще сейчас? - спросила Илта, как бы ненароком ерзая на коленях летчика и ощущая ягодицами его возросший интерес.
  
   кучно,- усмехнулся летчик, изо всех сил стараясь оставаться невозмутимым,- с тех пор как пала Чита, советские налеты почти прекратились - у красных ближе Иркутска нет аэродромов. Говорят, что Семенов хочет нашего перевода в Читу, но Гамов тянет резину.
  
   Илта хмыкнула- атаман Амурского казачьего войска Иван Гамов, союзник Семенова еще со времен Гражданской войны, не мог открыто выступить против человека, который и поныне считался Походным атаманом. Однако и оголять оборону Благовещенска Гамову было бы не с руки- к северу от земель Амурского войска начинались земли, слабо контролируемые кем бы то ни было, но служащие источником рейдов "красных партизан". Учитывая относительную немногочисленность сосредоточенных тут сил, на счету была каждая боевая единица.
  
   -Не знаю еще, что решит командование Корпуса,- пожал плечами Питер, обнимая Илту за талию,- перебазировка в Читу дело муторное. Хотя я бы и не отказался, в Благовещенске сейчас стало довольно скучно. Но Маккензи Кинг не особо хочет класть жизни канадских парней за "Новую Монгольскую империю".
  
   -А ты, кстати, "канадский парень"?- спросила Илта,- имя у тебя...
  
   американский парень, - усмехнулся Питер,- мои предки переселились в Америку из Леувардена, еще когда Нью-Йорк именовался Нью-Амстердамом. Служил в третьей эксадрилье добровольческого подразделения "Крылатые тигры", сначала воевали в Китае, а потом меня перевели сюда - наше командование хочет, чтобы мы набрались опыта у будущих союзников, прежде чем Америка вступит в войну.
  
   -Выпьем, чтобы это случилось скорее,- подхватил Маккинес, незаметно подмигнув Илте. Та подмигнула в ответ, отметив про себя, что престарелый поэт явно не сердится на нее за внимание к ван Гельту. В конце концов, Маккинес стар и давно женат. Меж тем летчик лихо выплеснул водку в рот и, развернувшись, впился в губы Илты жадным поцелуем. Та мгновенно откликнулась на него, сплетаясь языками и просто млея от прикосновений рук американца. Давно ей не попадался столь великолепный образец настоящего белого самца и Илта собиралась по полной воспользоваться сложившейся ситуацией. Канадцы тоже не остались без спутниц- с десяток "ночных бабочек" разной расы, возраста и степени привлекательности уже облепили летчиков. Воспользовавшись, всеобщей суматохой Илта и Питер тихо ретировались.
  
   Минут через двадцать они поднялись на второй этаж "Даурии" - оказалось что номер канадца отделяли всего две комнаты от номера Илты и Наташи. Срывая на ходу одежду с себя и своего партнера, куноити принялась опускаться, покрывая быстрыми поцелуями грудь и живот Питера. Ее пальцы торопливо расстегивали ширинку брюк, высвобождая наружу затвердевшую плоть.
  
   -Ого!- невольно выпалила финнояпонка, когда ее старания, наконец, увенчались успехом. Перед ее лицом покачивалось наглядное подтверждение нордического расового превосходства - ни у славян, ни, тем более, у азиатов, Илта не встречала подобных размеров. Губы девушки приоткрылись, с трудом пропуская в рот набухшую головку, умелый язык заскользил по упругой плоти. Сильная рука легла на черные волосы, насаживая голову Илты на массивный ствол. Илта приноровившись к привычному темпу, впивалась ногтями в бедра любовника, находя знакомые кнопки для "игры" на любимом "музыкальном инструменте"- мужском теле. Слегка сбив волну возбуждения, Илта, выпустив канадский член из губ, выпрямилась и откинулась на кровать, увлекая Питера за собой. С нечленораздельным рычанием ван Гельт вошел в нее. Тут же его бедра словно оплели стальные кольца - обхватив ногами бедра американца, куноити ожесточенно насаживалась на то, что в фривольной китайской поэзии именуется "нефритовым жезлом". Пальцы Илты не находили себе места - то терзая смятую простыню, то теребя набухшие соски, с искусанных губ срывались звуки больше напоминавшие лай, нежели женские стоны. Она сейчас и ощущала себя не человеком, но черной лисицей, которую брал полярный волк с голубыми глазами.
  
   Два хищника, два победителя сошлись на любовном ристалище и никто из них не желал сдаваться первым. Вот тело Илты выгнулось дугой, гибким движением поясницы она подкинула себя вверх и продолжила скачку на подхватившем ее под ягодицы ван Гельте. Обхватив его руками и ногами, куноити впилась в него словно некая помесь паука и пиявки, терзая ногтями спину. Оба любовника одновременно подвели друг друга к беззвучному и сокрушительному взрыву, волнами удовольствия растекавшемуся по телам скользким от пота и крови из многочисленных царапин. Ван Гельт рухнул на кровать, придавив Илту, кричавшую от накрывшего их обоих сокрушительного оргазма.
  
   Наташа со стоном разомкнула потяжелевшие веки и огляделась по сторонам. В голове шумело, во рту было сухо как в пустыне Гоби. Она потянулась к столику, где стоял графин с водой, но к ее разочарованию он был почти пуст. С трудом поднявшись и накинув на плечи первое попавшееся тряпье, девушка подошла к двери. Дрожащей рукой она дернула дверную ручку на себя и обнаружила, что заперта в комнате.
  
   -Сссука,- простонала Наташа уткнувшись лбом в дверной косяк, даже не понимая, кого она сейчас имеет в виду - Илту или себя. Из глубин памяти услужливо вынырнуло нужное воспоминание и девушка, порывшись в разбросанной по кровати одежде, выудила запасной ключ. Повернув его в замке, она нацепила гостиничные тапки и вышла в коридор, собираясь пройти туда, где как она видела утром, растапливали самовар. Чай - самое то, что было нужно сейчас ее иссушенному организму.
  
   Проходя мимо одной из дверей, она услышала, за ней звуки, недвусмысленно свидетельствующие о том, чем занимаются в той комнате. Наташа, хмыкнув, хотела пройти мимо, когда ей послышалось что-то знакомое в доносящихся из-за двери сладострастных вскриках и всхлипах. До боли знакомый женский голос, задохнувшись от страсти, что-то выкрикивал по-японски, перемежая это отборным русским матом. В ответ незнакомый мужской голос отвечал по-английски - судя по интонации тоже ругательства.
  
   Скорей машинально Наташа толкнула дверь- та оказалась незапертой. На смятых простынях гостиничной кровати, прижатая поджарым мужским телом извивалась женщина, которую она узнала сразу. Полные губы были искусаны в кровь, на теле проступали синяки от вдавившихся в них пальцев.
  
   Наташа застыла, чувствуя себя так, будто ей с размаху врезали поддых. Снова предательство - от единственного человека, которому она только что начала доверять. Всхлипнув от преисполнившей сердце лютой обиды, она замотала растрепанной головой и выскочила в коридор. Занимающаяся любовью парочка ее так и не заметила.
  
   Наташа сбежала по лестнице и, провожаемая удивленным взглядом портье, выскочила на улицу. Прохладный вечерний воздух, остудил шумящую голову, отчасти вернув Наташе способность к соображению. И все равно чувство щемящей обиды и досады - в первую очередь на себя - не оставляло русскую девушку. Илта не имела права так поступать! То, что Наташа позволила себе выпить лишнего это еще не повод...Да она сама сейчас же...Что она себе тоже нормального мужика не найдет? И пошли бы все эти харбинские изуверы со своими секретными планами и заданиями.
  
   Глотая слезы обиды, Наташа уже не очень разбиралась, куда и зачем идет. Осмотреться по сторонам она догадалась, только когда вокруг стало уж очень темно. Оказалось, что она в сердцах свернула в какой-то переулок, причем сейчас она даже не была готова сказать в какой стороне находится "Даурия". Хотя, вот позади слышатся быстрые шаги - кто-то тоже идет по своим делам. Сейчас она спросит...
  
   -Наталья Севастьянова?- послышался чуть ли не над ухом женский голос.
  
   -Да, я - протянула девушка, оборачиваясь, пока еще скорее удивленная, чем встревоженная тем, что тут ее кто-то знает.
  
   Вспыхнуло пламя спички, поднесенной к дешевой местной папиросе. Огонь осветил резкие женские черты, орлиный нос, пронзительные черные глаза. Что-то очень знакомое почудилось Наташе в этих чертах - что-то от чего за километр веяло угрозой.
  
   -Отлично,- усмехнулась женщина, выдохнув табачный дым в лицо закашлявшейся девушке,- действуйте товарищи,- произнесла она, обращаясь к кому-то позади Наташи.
  
   Блондинка открыла было рот, чтобы закричать, когда сильная рука ухватила ее за горло и на ее лицо легла тряпка, воняющая хлороформом.
  
   Часть вторая: Путь к Черному Колодцу
  
   Перед стоящей на берегу Амура бревенчатой фанзой горел небольшой костерок, вокруг которого расположились три человека. Один из них - седоватый китаец в потрепанной одежде помешивал в висящем над костром котелке резко пахнущее варево. Временами он поглядывал на человека, зажатого хитроумном устройстве, напоминающем узкий гроб, с разъемными стенками. В них были прорезаны отверстия для рук, ног и головы, не дававшие пленнику пошевелиться, еще один деревянной зажим сдавливал поясницу.
  
   Обнаженное тело покрывали многочисленные порезы, по которым, оставляя на коже кровавые следы, ползали всевозможные насекомые - от мелких мошек до крупных черных жуков. Особенно же много здесь было мух - крупных, с блестящими зелеными телами.
   Из-за крови, грязи и обильно покрывшего тело гнуса невозможно было определить возраст или расовую принадлежность съедаемого заживо. В его глазах читалась смертная мука, из заткнутого грязной тряпкой рта слышалось сдавленное мычание.
  
   Воздух переполняла одуряющая вонь - что было и неудивительно, поскольку испражняться скованному пленнику оставалось только под себя. Запах приманивал к пытаемому все новых летающих и ползающих тварей. Каждую минуту человек ощущал как тысячи маленьких лапок неустанно переступают по коже, как в обнаженные раны вонзаются мельчайшие хоботки и сотни мельчайших челюстей вгрызаются в его тело, вызывая невыносимый зуд.
  
   В воздухе стояло неумолчное ровное гудение.
  
   Китаец посмотрел на закипающее варево, удовлетворенно хмыкнул, сняв котелок с огня и зачерпнул жестяной кружкой содержимое - густую жижу из ягодной мякоти и мелких косточек. Вразвалку он подошел к пленнику протестующе замычавшему, когда китаец, вырвав кляп и зажав нос, начал подносить к распахнутому рту кружку.
  
   -Погоди, Яо!- раздался голос,- если от твоей дряни его пронесет снова, мы сами задохнемся от вони.
  
   Китаец послушно отошел в сторону, уступая дорогу пружинисто поднявшейся на ноги молодой женщине. Потревоженный гнус с резким жужжанием поднялся в воздух, образовав большое облако, когда она подошла к скованному пленнику. Синие глаза встретились с темными и слабая улыбка искривила полные губы.
  
   -Ты сам понимаешь, Чен,- тихо сказала Илта,- я все равно узнаю, что мне нужно. Ты, правда, до этого момента уже не доживешь - если и будешь отмалчиваться дальше, тебя отнесут к болотам и оставят в этих колодках. Тебе самому не интересно, от чего ты помрешь: от гангрены, заражения крови или тебя раньше сожрут насекомые?
  
   Лицо приговоренного перекосилось от боли и страха.
  
   - Самое смешное - продолжала Илта, - те, кому ты служишь, не оценят твое самопожертвование. Тебя использовали и выбросили, как рваный башмак, твои друзья сбежали, а отвечать будешь ты. Пари держу, что Советы не предупреждали, что могут бросить тебя подыхать в куче собственного дерьма. Расскажи, что знаешь - и тем облегчишь свою участь. Будешь говорить Чен?
  
   Плененный китаец затравленно посмотрел на нее и обреченно кивнул. Илта улыбнулась, достала сигарету и, прикурив от углей костра, пустила струю дыма, прогоняя спускающихся на них полчища насекомых.
  
   -И не вздумай врать,- почти доброжелательно сказала она,- я ведь все равно почую ложь. И тогда ты точно пожалеешь, что родился на свет.
  
   Китаец разлепил опухшие губы и слабым голосом начал говорить.
  
   ***
  
   Илта зевнула, ерзая на кресле и с трудом сдерживая желание сомкнуть глаза. С тех пор как пропала Наташа, прошло трое суток, за которые куноити удалось поспать от силы часа два. Как раз сейчас она хотела немного отдохнуть, однако неожиданно Сиро Исии, вызвал ее для доклада - ночью, по своей всегдашней привычке. О пропаже пленницы "папаша" узнал еще в Синьцзине, где по приказу генерала Ямады несколько дней читал лекции высшим чинам Маньчжурской Императорской армии. Вернувшись в Хабаровск, Сиро Исии приказал Илте явиться в гостиницу, в которой остановился сам. По прибытии куноити узнала у адъютанта, что "его превосходительство" сейчас занят и просит ее обождать внизу. Выглядело это явным издевательством, однако Илта и не ожидала ничего другого - сейчас она была не в фаворе у начальника "Отряда 731".
  
   Ныне посланница "Кокурюкай" изнывала от недосыпа на одном из мягких диванов в холле "Астории"- лучшей из гостиниц послевоенного Хабаровска. Интерьер тут был побогаче "Даурии", однако Илта почти не замечала окружавшей ее роскоши, также как и портье-японца, с интересом рассматривавшего девушку.
  
   С ведущей со второго этажа мраморной лестницы послышались женские голоса, шутки, смех. Илта вскинула голову - кому кроме нее не спится в четыре часа ночи?
  
   Оживленно что-то обсуждая, по лестнице спускались три молодых женщины в роскошных нарядах. Уже по ним можно было догадаться о роде их занятий, даже если бы Илта и не знала одну из девушек - изящную японку в разноцветном кимоно и похожим на маску набеленным лицом. Накрашенные алой помадой губы, изогнулись в улыбке при виде Илты. Та улыбнулась в ответ - Юрико Камасита, одна из самых шикарных юдзе Маньчжоу-го, чьи услуги могли позволить только высшие чины Квантунской армии. В умении вести беседу, слагать стихи, исполнять традиционные танцы Юрико не уступала гейшам, за особую плату выполняя и сексуальные услуги, порой весьма замысловатого свойства. Илте не раз доводилось иметь дело с Юрико - и по работе и ради удовольствия.
   Вторая проститутка была красивой, но мало чем примечательной китаянкой, а вот третья невольно привлекла внимание Илты: высокая стройная блондинка, в шелках, кружевах и мехах, с жемчужным ожерельем на изящной шее. Точеный аристократический профиль, тонкие кисти и пальцы рук, слегка презрительный взгляд огромных серо-зеленых глаз - в этой девушке за версту чувствовалась порода. Илте знала, что в борделях Шанхая и Харбина, не так уж и редко попадались дочери русских дворян, не нашедших себе средств к существованию и вынужденных перебиваться подобными заработками. Однако у тех дворянских дочек, с кем имела дело куноити, не было и половины такого высокомерия, которое излучало, казалось, все существо этой девушки. Если она и была проституткой то самой, что ни на есть "элитной".
  
   Заметив любопытство девушки в потрепанной японской форме, блондинка ответила ей взглядом полным ледяного презрения. Ее губы шевельнулись, будто "дворянка" собиралась сказать какую-то колкость, однако Юрико торопливо что-то прошептала на ухо блондинке. Глаза той округлились и она бросила менее надменный взгляд, в котором смешались интерес и легкий испуг. Илта усмехнулась - будь у нее больше времени, она бы с удовольствием разъяснила аристократке кто тут настоящая "элита".
  
   Вслед за девушками появилась еще одна фигура, завидев которую Илта подкинулась с дивана, уже не обращая внимания на шепчущихся проституток. С одной русской блондинкой она уже связалась - да так, что непонятно как все это расхлебывать.
  
   -Его превосходительство Сиро Исии, ждет вас - произнес адъютант.
  
   Илта кивнула и двинулась вверх по лестнице, краем уха отметив, что шепоток девушек стал оживленней - похоже, они вернулись как раз оттуда, куда направлялась куноити. Сиро Исии явно высказывал ей свое нерасположение, соизволив принять агента "Кокурюкай" только после шлюх. Интересно, его адъютант тоже принимал участие в веселье или ждал под дверью? Скорей второе- о Сиро Исии рассказывали много пикантных историй, но в них ни разу не упоминались его пристрастия к распространенному в самурайской среде пороку.
  
   Подобные мысли помогали Илте отвлечься от предстоящего,судя по всему, очень жесткого разноса. Они поднялись на второй этаж и, пройдя по коридору, остановились перед одной из комнат. Адъютант позвучал и, дождавшись нетерпеливого отклика, распахнул дверь.
  
   -Прошу,- произнес он. Илта небрежно кивнула и шагнула внутрь.
  
   Чем бы не занимался Сиро Исии с тремя девушками, на его внешнем виде это никак не отразилось. "Папаша" был одет в мундир генерал-лейтенанта японской армии, застегнутый на все пуговицы, как на параде. Обычно в таком виде он появлялся в Большом лекционном зале "Отряда 731", где он, расхаживая по сцене, рассказывал подчиненным о значимости их работ для Японской империи. Точно также он мерил сейчас шагами номер и, сидящая на аккуратно прибранной кровати Илта, невольно хмыкнула, представив, как Сиро Исии всю ночь читает лекции о методах бактериологической войны трем проституткам. Ухмылка исчезла с лица девушки также быстро, как и появилась - сейчас точно было не время для шуток.
  
   -Я очень разочарован в вас, Илта, - "сан" куда-то исчезло,- вашим непрофессионализмом и легкомыслием. Я поверил вам, позволив испытать ваши методы на этой русской сучке - и каков результат? Очутившись поблизости от советской территории, она сбегает, воспользовавшись вашей пьяной распущенностью! И ее трудно винить - грех не воспользоваться таким случаем. Вы и только вы виноваты в том, что важнейшие научные сведения потеряны для нас - теперь большевики, разумеется, примут все меры, чтобы информация о "Плеяде" не досталась Японской империи. Думаю, что в скором времени они переведут свой Центр куда-нибудь на Урал, - опять-таки из-за вашего проклятого чистоплюйства. Нужно было сделать из этой лицемерной твари "бревно"- пусть она и подохла бы, но перед этим мы выколотили из нее все, что она знает. Но я поверил вам - и вот результат! Мне придется писать рапорт генералу Ямаде и поверьте - я не стану вас выгораживать. Можете делать харакири - после того, как командование узнает о вашем проступке участь "бревна" покажется вам не самой страшной.
  
   Сиро Исии продолжал изрекать свои обвинения, угрозы и зловещие намеки, меряя шагами комнату. Илта прекрасно понимала его состояние - как бы он не пытался представить сейчас Илту единственной виновницей происшедшего, вопросы у армейского командования возникнут не только к ней, но и к "его превосходительству". Вряд ли генерал-лейтенант жаждет давать на них ответы и сейчас, пока он устраивал разнос Илте, его изворотливый ум одновременно упорно искал выход.
  
   -Это не первый ваш провал во всем этом деле,- продолжал Сиро Исии,- но там, в Чите и впрямь были экстремальные обстоятельства. Теперь я ясно вижу, что дело не в них, что вам изначально нельзя было поручать эту миссию. Сейчас, когда эта девчонка сбежала...
  
   -Я прошу прощения, Сиро-сан,- Илта все-таки исхитрилась вставить слово среди потока обвинений,- но она не сбежала. Наталью Севастьянову похитили.
  
   -Я не снимаю с себя ответственности за происшедшее,- продолжала Илта,- это моя вина и мне ее исправлять. Собственно я уже начала это делать.
  
   -Каким, интересно, образом? - глянул исподлобья Исии Сиро.
  
   -Вы знаете, что мне уже приходилось работать в этом городе,- произнесла Илта,- и кое-какие связи у меня остались. Используя их, мне и некоторым моим...помощникам удалось выйти на одного человека. Китаец, большевистский агент, глубоко законспирированный, обычное дело для Хабаровска, в общем-то. Однако дело, в которое его втянули товарищи по партии, оказалось настолько важным, что его буквально вынудили засветиться. Он собирался бежать на север, но его удалось перехватить.
  
   -И что же вы узнали?- скептически хмыкнул Исии.
  
   -Как я уже говорила - ответственности с себя не снимаю. Однако, надо заметить, что в истории с Наташей произошла цепь трагических случайностей. Большевистское подполье в Хабаровске активизировалось в преддверии праздника - судя по всему, готовилось покушение на его Величество. Для этого сюда прислали группу диверсантов из Советской Сибири. Командовать был назначен человек из того самого Центра. Наш пленник видел его только один раз, мельком - вернее ее.
  
   -Женщина?- Сиро Исии поднял бровь.
  
   -Да,- кивнула Илта,- он говорит лет сорока, глаза темные, одета в черные штаны и черную кофту, явно не славянка.
  
   -Он не знает ее?- спросил Сиро.
  
   -В том-то и дело, что нет,- кивнула Илта,- такому как он и не положено знать о Центре. Собственно он и по сей день не знает - это я предполагаю, что женщина с ним связана.
  
   -Почему вы так решили?
  
   -Очень просто,- ответила Илта,- большевики как раз сделали вылазку в город, где эта женщина и увидела меня с Наташей. Пленник говорил, что ее буквально затрясло от волнения - она тут же приказала свернуть все планы насчет Кэндо и захватить Наташу. Кто еще мог понимать всю важность этой пленницы, что побоку был пущен план покушения на самого Кэндо. Ну и совпало с этой дурацкой историей в гостинице. Честно скажу, я не думала, что ее тут кто-то узнает, также, как и была уверена, что в гостинице Наташа в полной безопасности. Собственно так бы и оказалось, если бы она спокойно проспала остаток ночи или я отобрала у нее ключи. К тому же я находилась рядом.
  
   -Только вы были очень заняты,- язвительно произнес Сиро.
  
   -Да,- развела руками Илта,- кто же знал, что Наташа столь впечатлительна. Портье сказал, что она слетела с лестницы, чуть не свернув шею. Думаю, она проснулась, вышла в коридор и наткнулась на комнату ван Гельта. Ну и в слезы, это в ее характере. Выскочила на улицу - в лапы большевикам.
  
   -Откуда вы можете знать, что это все не спланировано заранее?- спросил Сиро,- что она заранее не договорилась с ними .
  
   -У нее не было времени с кем-то договорится,- покачала головой Илта,- если не считать того момента, я не отходила от нее ни на шаг. Да и наш пленник говорит, что похищение вышло почти спонтанно - они дежурили возле гостиницы, сами еще не зная, как приступить к делу. И тут такая удача.
  
   -А ваш пленник не врал?- недоверчиво спросил Исии Сиро.
  
   -Поверьте, он был не в том положении,- усмехнулась Илта.
  
   -Допустим, но ведь вы сейчас не в таком положении?- прищурился Исии Сиро,- как я могу знать, что вы не вводите меня в заблуждение, пытаясь оправдаться?
  
   ы можете подозревать что угодно,- пожала плечами Илта, хотя внутри нее все взбурлило от злости,- но даже если вы заберете меня в Пинфань и вытрясете душу вместе с потрохами - вы только потеряете время, а материалы Центра останутся вам недоступными. И это не избавит вас от неприятных разговоров с начальством.
  
   -Вы так говорите, будто можете предложить альтернативу,- скривился Сиро Исии.
  
   -Могу,- кивнула Илта,- хотя это потребует быстрых действий. Если даже они и решат перевести свой Центр в безопасное место, на это потребуется время. Может они вообще ограничиться тем, что усилят его охрану. И если приближение армии они обязательно заметят, то небольшую группу могут и проглядеть.
  
   -Вы серьезно? - Сиро Исии недоверчиво посмотрел на Илту.
  
   -Более чем, Сиро-сан,- кивнула куноити,- Я достаточно разговаривала с Наташей об этом Центре и уже примерно представляю, где он находится. Нужных людей я наберу сама - я уже говорила, что у меня есть тут кое-какие связи. Даже если большевики и предупреждены, столь быстрой реакции они не ждут. Если поторопиться - мы можем застать их врасплох.
  
   -Кучка людей против напичканной оружием и людьми сверхсекретной базы большевиков,- пожал плечами Исии Сиро,- это даже не смешно.
  
   -У нас нет выхода. И в любом случае - вы ничего не теряете.
   Сиро Исии с сомнением качал головой, меряя комнату огромными шагами. Девушка испытующе смотрела на него, почти физически ощущая, как в генерал-лейтенанте идет борьба между осторожностью и честолюбием. Неожиданно он развернулся, встав перед девушкой и заложив руки за спину.
  
   -Через сорок четыре дня,- произнес он,- Империя празднует 2605-летие со дня основания. За два дня до праздника на стол Императору ляжет отчет обо всем, что произошло за год. За неделю до этого я должен отчитаться генералу Ямаде об этом деле - оно его весьма интересует. Итого у вас ровно месяц Илта-сан, на все, что, как вы считаете, вы можете сделать. Если через месяц не появится конкретных результатов - можете не появляться больше ни в Хабаровске, ни в Харбине, ни где-либо в Японской Империи. Потому что в моем отчете будет написано, что срыв задания произошел по вашей вине, а вы перебежали к большевикам. Устраивают вас такие условия?
  
   Илта молча кивнула.
  
   -Можете идти, Илта-сан,- Сиро Исии развернулся и подошел к столику, где стояла початая бутылка сётю, - у вас не так много времени. И помните - без конкретных свидетельств о "Проекте Плеяда" единственное место, в котором мы можем встретиться - это та лаборатория, где вы уже бывали. Только на этот раз вы будете по другую сторону стеклянной стенки. Ступайте!
  
   Илта молча поклонилась и вышла вон.
  
   Илта спускалась по лестнице, собранная и напряженная, словно гончая на охотничьей тропе. Несмотря на внешнее спокойствие, внутри нее все кипело от злости и обиды, хотя она и понимала, что Сиро Исии был вправе высказывать претензии в столь резком тоне. Однако и ее расчет оказался верным - при всех своих должностях и званиях, "папаша" обладал "авантюристической жилкой", предпочитая рискнуть и получить все, нежели оправдываться перед Ямадой, как проштрафившийся стажер. Илта не сомневалась, что в случае ее провала Исии Сиро выполнит все свои угрозы, но это как раз волновало ее меньше всего. Она не собиралась проигрывать - и оставаться при этом в живых. Несмотря на усталость и недосыпание она прикидывала кого набирать в команду, каким путем будет легче добраться до цели, что взять с собой.
  
   За этими размышлениями она и спустилась в холл. Портье вскинул на нее удивленный взгляд, явно не ожидая, что девушка спустится до утра, однако Илта не обратила на него внимания. Краем глаза куноити отметил, что диван, на котором она сидела, не пустует, однако и это обстоятельство оставило ее равнодушным. Илта взялась за ручку входной двери, собираясь выйти на улицу, когда сзади послышался мелодичный женский голос.
  
   -Как же так, Илта? Я так постарела, что ты перестала узнавать старую подругу?!
  
   Этот негромкий, слегка насмешливый оклик, подействовал на Илту точно удар током. Медленно она повернулась на каблуках, упираясь взглядом в хрупкую, как тростинка, женщину, сидевшую на диване, небрежно закинув нога за ногу. В форме и фуражке капитана имперских ВВС, небрежно попыхивавшую тонкой сигарой, неожиданную гостью можно было принять за молодого офицера, пусть и чересчур субтильного для мужчины телосложения. Томная улыбка играла на алых губах, в темных глазах вспыхивали бесовские искорки, когда женщина осматривала Илту взглядом пресытившегося ловеласа.
  
   -Разве тебя можно забыть, Йошико-сан?- ответная улыбка расплылась на лице Илты, когда она покачивая бедрами, подошла к дивану,- как же я могла не догадаться, что ты уж точно не упустишь свое.
  
   Женщина рассмеялась и гибким кошачьим движением привстала, ухватив куноити за талию и увлекая себе на колени. На глазах у ошеломленного портье обе женщины слились на диване в страстном поцелуе.
  
   аказывай, Сато-сан, - Илте вручили меню в красивом красном переплете, - тут богатый выбор, не ошибешься. Голодна, наверное?
  
   Илта рассеяно кивнула, листая страницы, где четкими японскими иероглифами были вытеснены названия блюд. Есть ей и вправду хотелось, но намного больше она хотела спать - Илта вновь чувствовала, как ей на плечи свинцовой тяжестью наваливается усталость. Однако, пока у нее были причины оставаться в гостинице. Вернее причина - сидевшая напротив нее хрупкая женщина в форме летчика Императорского воздушного флота. Сейчас, без фуражки, она меньше походила уже на смазливого молодого офицера и больше - на симпатичную тридцатилетнюю женщину. На самом деле Кавасима Йошико было уже под сорок, из которых более двадцати лет она работала в разведывательной службе Квантунской армии, которой с 1931 года руководил главный покровитель Йошико - генерал Кэндзи Доихара. Именно он в свое время приметил молодую девчонку, даже не японку, маньчжурку - пусть и родом из Цинов.
  
   После Синьхайской революции, когда в Китае была утверждена республика, юную принцессу Айсин Гёро Сяню, удочерил японский бизнесмен Нанива Кавашима, давший Айсин Гёро свою фамилию и новое имя - Йошико. Он же отдал приемную дочь на обучение в японскую разведку, таким ее асам, как Танака Рюкичи и Кэндзи Доихара , сделавших из юной принцессы ту, кого стали суеверно называть "кицунэ"- "лисица-оборотень". Именно она соблазнила, подчинив японским интересам "молодого маршала" Чжан Сюэляна, военного диктатора Манчжурии. После того, как Чжана взорвали агенты НКВД и Маньчжурия оказалась на грани коммунистической революции, Йошико вкралась в доверие к будущему императору Маньчжоу-го, тогда еще принцу Пу И. Вернее, она соблазнила императрицу Вань Жун - с семнадцати Йошико Кавасима куда легче сходилась с женщинами, нежели с мужчинами. Через красавицу-даурку, Йошико убедила родича к принять предложение сделавшее в итоге Пу И императором. Когда в Маньчжурии началось новое восстание - на этот раз против японцев, Йошико организовала карательный кавалерийский полк в несколько тысяч сабель беспощадно уничтожавший китайских красных партизан. Набранные в отряд разбойный сброд беспрекословно подчинялся своей госпоже, испытывая перед ней настоящий суеверный страх - в том числе из-за познаний принцессы Айсин Гёро в маньчжурском шаманизме. Именно на этой почве сблизилась она с Бэлигте Хар-боо - разведывательная служба Квантунской армии всегда присматривалась к недовольным Советской властью. И именно бурятский шаман передал на воспитание Йошико Кавасима диковатую лесную девчонку со странными голубыми глазами. Неутомимая кицунэ, превратила угловатую воспитанницу советского детдома в настоящий бриллиант в сокровищнице кадров японской разведки. Именно с Йошико Кавасима Илта впервые познала женскую любовь, именно японская разведчица обучила Илту приемам, выученным самой Йошико в секретной школе ниндзюцу в Токио. Маньчжурская принцесса в свое время и вывела Илту на высший Совет "Общества Черного Дракона". Руками Илты были устранены несколько политических деятелей, стоявших на пути "Кокурюкай". Йошико была покровительницей Илты, а за ее плечами стоял Кэндзи Доихара, словно паук, опутавший разведывательной сетью Маньчжурию, Северо-Восточный Китай и русское Приморье.
  
   И, разумеется, что когда Йошико Кавасима пригласила Илту Сато в работающий круглосуточно ресторан "Астории", украдкой зевавшая куноити не могла ей отказать.
  
   -Ну что, выбрала?- Йошико вопросительно подняла брови.
  
   -Да,- кивнула Илта,- наверное, я возьму маринованных осьминогов и суши.
  
   -Здесь есть кое-что получше,- улыбнулась Йошико, подзывая официанта и указывая на что-то в меню. Японец кивнул, с уважением посмотрев на Йошико.
  
   -Что там?- Илта перегнулась через стол, беря из рук Йошико меню и ища то, что заказывала принцесса. Найти оказалось несложно - данное блюдо стояло отдельно от остального списка, сразу выделяясь более крупным шрифтом. Илта присвистнула, ее брови поползли вверх.
  
   -Ты и вправду будешь это есть? Здесь?!
  
   -Почему бы и нет,- пожала плечами Йошико, доставая из сумки золотой портсигар,- у меня хватит денег, чтобы оплатить за нас обоих.
  
   -Ты же первый день в этом ресторане! Уверена, что тут есть знающий повар?
  
   -Ты что боишься?- уголками губ улыбнулась принцесса,- тебя никто не заставляет есть.
  
   -Вот еще,- Илта демонстративно отдала меню официанту и кивнула,- едали и не такое.
  
   Йошико пожала плечами, закуривая длинную папиросу.
  
   -Будешь?- спросила она, протягивая открытый портсигар. Илта кивнула, принимая тонкую дамскую сигарету и прикуривая от зажженной Йошико спички.
  
   ыпьем?- приподняла бровь Йошико. Илта, помедлив, кивнула. Японская разведчица подозвала другого официанта и взяла у него меню.
  
   -Я, пожалуй, выпью саке, а ты?- спросила она у Илты.
  
   -Еще не знаю,- пробормотала куноити, разглядывая меню,- о тут даже есть авамори. Принесите мне графинчик пожалуйста,- сказала она официанту.
  
   -Как ты можешь пить эту дрянь?- поморщилась Йошико.
  
   -Пристрастилась в Окинаве,- усмехнулась Илта.
  
   -Испортила вкус,- покачала головой Йошико,- смотри, еще твои новые друзья приучат тебя виски пить.
  
   Подошедший официант поставил на столик бутылку саке и графин с окинавским напитком, расставил высокие бокалы и блюдца с закусками: суши, морская капуста..
  
   -Ну, за встречу,- Йошико подняла свой бокал и Илта чокнулась с ней.
  
   -Уютно тут,- куноити обвела взглядом шикарный ресторан, почти пустой ночью,- почти как в Токио. Да и там такое меню не везде найдешь.
  
   -Ну, а ты как думала? - снисходительно улыбнулась Йошико,- знаешь, кто заселяется в эту гостиницу?
  
   -Ну, раз уже ты здесь, то можно догадаться,- пожала плечами Илта.
  
   -Я отвечаю за безопасность Кэндо,- кивнула принцесса,- поэтому я и тут. Я слышала, ты раскрыла заговор с покушением? Тебя представить к еще одному ордену?
  
   -Оставь,- махнула рукой Илта,- моей заслуги в том нет. Разве что в том, что я притащила сюда эту русскую дурочку, а заговорщики сочли ее столь важной птицей, что ради ее захвата даже решили махнуть рукой на императора Маньчжоу-го.
  
   Илта спокойно говорила об этом Йошико- от нее, как и от ее начальника не было смысла таить что-либо. К тому же во всей Империи больше, чем маньчжурской принцессе куноити доверяла только самому Тэнно.
  
   -Значит, для них безопасность проекта значит куда больше, чем жизнь Кэндо,- задумчиво произнесла Йошико,- это, наверное, оскорбительно для Маньчжоу-го. И это оскорбление мы не можем спустить большевикам с рук, как ты считаешь?
  
   -Безусловно,- кивнула Илта. Больше она ничего не сказала, потому что подошел официант. Еще раз поклонившись девушкам, он принялся расставлять на столике фарфоровые тарелки украшенные перламутровыми ломтиками рыбы: тонкими настолько, что сквозь них просвечивал узор на посуды. Яство выглядело вполне аппетитно, но Илта знала, сколько народу в Японии ежегодно отправляется в чертоги Эмма-о, отведав такой рыбки. Фугу - одно из самых дорогих блюд японской кухни, - приготовляется из бурого иглобрюха, нежнейшая плоть которого пропитана смертельным ядом. Только повара высочайшей квалификации, прошедшую специальную подготовку, допускаются к приготовлению этого опасного блюда. Илта надеялась, что в ресторане гостиницы, принимающей столь высоких гостей, работает именно такой повар. Куноити не боялась смерти, но ей не хотелось уходить, оставив тут незаконченные дела. Тот, к кому она попадет, не обрадуется, что она так легкомысленно закончила свою жизнь. Однако и отступать было поздно - Йошико уже насадила на вилку рыбный ломтик и положила его рот. Илта последовала ее примеру, смакуя тающую во рту плоть.
  
   -Ну, рассказывай,- произнесла Йошико, прожевав ломтик. Илта кивнула, быстро и сжато рассказав все японской разведчице. Йошико молча слушала, не перебивая.
  
   -Такая, в общем, история,- завершила Илта, закончив рассказ и наливая себе авамори.
  
   -Ясно,- протянула Йошико,- а тебе и впрямь не позавидуешь.
  
   -Знаю,- махнула рукой Илта. Сейчас "папашины" угрозы и намеки, казались ей чем-то далеким и малозначительным. Ее охватило глубокое умиротворение, по телу разливалось приятное тепло. Именно из-за которого любят фугу - из тех ценителей, кто остается жив, чтобы рассказать о своих ощущениях. Высший пилотаж - оставить в блюде яда ровно настолько, чтобы посетитель почувствовал наркотическое опьянение, но остался жив.
  
   а "бревна" он тебя, конечно, не пустит, нет у него таких полномочий,- продолжала Йошико, - но усложнить жизнь может изрядно. Он ведь не врал - Ямада и впрямь очень заинтересован в успешном завершении этого дела. Насколько мне известно, он расспрашивал Сиро Исии о "Плеяде" и когда вызывал в Синьцзин. К счастью для него и для тебя наш "доктор Смерть" уже знал, что пташка выпорхнула из клетки и не стал говорить, что близок к успеху. Как-то сумел оттянуть время, выкроив этот месяц. В противном случае, твои проблемы начались бы сегодня - вернее уже вчера.
  
   -То есть он мне оказал услугу,- рассмеялась Илта,- а я даже не поблагодарила.
  
   -Не стоит,- улыбнулась Йошико,- он спасал, прежде всего себя.
  
   -Да я уж догадываюсь,- хмыкнула Илта, подхватив с тарелки очередной рыбный ломтик и сворачивая его в трубочку, - в любом случае мне от этого не легче,- сказала она, откусывая кусок от рыбной "папироски". По ее телу вновь разлилось тепло, в губах и языке почувствовалось покалывание, сопровождавшееся легким онемением.
  
   -Ты и впрямь думаешь, добраться за месяц до этого Центра? - пуская изящные колечки дыма, спросила Йошико, - через тайгу, наугад, не зная толком, где и что искать?
  
   -Я должна,- мотнула головой Илта,- или я и впрямь годна только на "бревна". Я опростоволосилась как никогда в жизни и большевики воспользовались моей промашкой. Я или верну им этот долг сполна - или умру там.
  
   "Если конечно не помру от фугу этой ночью"- закончила она про себя.
  
   Йошико неотрывно смотрела на свою подопечную и по ее бесстрастному лицу нельзя была понять - то ли она обдумывает сказанное, то ли ее мысли под воздействием фугу и алкоголя витают где-то далеко. Наконец ее губы изогнулись в улыбке.
  
   -Ты всегда была упрямой,- рассмеялась она,- говорят, в стране финнов все такие. Ты всегда шла до конца и что самое интересное - у тебя часто получалось задуманное. Это знает и генерал Тоихара - может, поэтому он распорядился помочь тебе.
  
   -Помочь?- Илта с любопытством посмотрела на свою наставницу.
  
   -Многие из тех, с кем имеет дело Доихара-сан, хотели бы знать, что затеяли большевики,- усмехнулась Йошико,- и их круг не замыкается на Ямада Осодзо.
  
   Илта понимающе кивнула, не став расспрашивать дальше. Они выпили еще немного, закусывая ядовитой рыбой.
  
   -Ты уже знаешь, кого возьмешь с собой?- сменила тему Йошико.
  
   -Примерно,- кивнула Илта,- у меня было время, чтобы освежить кое-какие знакомства. В ближайшие пару дней я соберу группу.
  
   -Хорошо,- кивнула Йошико,- можешь обещать им, что хочешь от имени Квантунской армии - в пределах разумного, разумеется. Ну и своих людей мы тоже предоставим.
  
   -У вас много тех, кто знает тайгу?- хмыкнула Илта. Даже в легкой наркотической эйфории ей пришлась не по душе мысль, что за ней будут присматривать люди Доихары.
  
   -Найдутся и такие,- кивнула Йошико,- ты сама знаешь, что в "бригаде Асано" хватает эвенков и нанайцев, да и русских звероловов. Собирай тех, кого считаешь нужным, но перед тем, как отправится в лес, отчитаешься передо мной, поняла?
  
   Илта кивнула, но не удержалась от недовольной гримаски. Йошико рассмеялась.
  
   -Мне всегда нравилось твое своеволие. Заканчивай со своим финским индивидуализмом, привыкай заново к дисциплине. Я смотрю, Сиро Исии совсем распустил тебя.
  
   Говоря это, принцесса бросила беглый взгляд на красующиеся на изящном запястье часы "Seiko" и черные брови взлетели вверх.
  
   - Мне пора.
  
   -Мы не поднимемся наверх?- разочарованно протянула Илта.
  
   -Извини, - развела руками Йошико,- малыш Генри Пу, через двадцать минут будет в Хабаровске, я должна его встретить. Кстати, я выдала тебе секретную информацию.
  
   Илта усмехнулась - только Йошико могла себе позволить столь фамильярно отзываться о своем коронованном родственнике, причем, как поговаривали, не всегда в его отсутствие. Она вздохнула, понимая, что ее наставница и впрямь не может остаться.
  
   -Ладно, не грусти,- улыбнулась Йошико,- мы еще увидимся до твоего отбытия. А чтобы тебе не было скучно этой ночью,- Йошико загадочно усмехнулась,- в твоей комнате тебя ждет сюрприз.
  
   С этими словами она быстро, порывисто поцеловала Илту в губы, мимоходом взъерошила ей волосы и встала из-за стола, оставляя на нем стопку купюр. Илта вздохнула допила авамори и, зажевав последний ломтик, тоже двинулась к выходу.
  
   Смесь фугу и алкоголя взбодрила Илту - спать больше не хотелось, всю дорогу до своей гостиницы она пребывала в эйфорическом возбуждении. Не то, чтобы она совсем потеряла бдительность - некоторые рефлексы въелись так глубоко, что их не могло перебить и наркотическое опьянение. Однако и настоящее и будущее сейчас воспринималось в радужном цвете - существующие проблемы казались, малозначимыми и легко преодолимыми, а предстоящее путешествии - чем-то донельзя волнующим и интересным. Чуть ли не вприпрыжку Илта вбежала в холл "Даурии", поднялась на второй этаж, подошла к своему номеру и взялась за ручку двери.
  
   И тут же замерла.
  
   Дверь была не заперта.
  
   Приподнятое настроение Илты вмиг сменилось обычной настороженностью. Она прислушалась - в комнате явно кто-то находился. И этот "кто-то", похоже и не думал скрываться: Илта услышала, как по полу простучали каблуки, затем услышала скрип матрасных пружин - ее нежданный гость сел на кровать. Вернее гостья - до Илты донесся слабый аромат дорогих духов. Довольная улыбка расплылась по лицу куноити, когда она вспомнила, где сегодня она уже встречала это благоухание. Уже не таясь, она толкнула дверь и шагнула внутрь.
  
   Что-то белое, пахнущее духами вспорхнуло с кровати. На Илту надменно и в то же время с некоторым испугом глянули серо-зеленые глаза.
  
   -Я ждала вас,- белокурая красавица с дворянским профилем, почтительно, но с достоинством склонила голову.
  
   -Я вижу,- Илта откровенно окинула взглядом угадывающееся под шелковым платьем роскошное тело. Девушка спокойно встретила ее взгляд, но в ее глазах мелькнуло что-то похожее на раздражение. Илта усмехнулась, невольно вспомнив Наташу. Однако расслабляться не стоит - мало ли кем может оказаться на самом деле эта "барышня".
  
   -Как ты попала в номер?- спросила куноити.
  
   -Вот,- девушка протянула сжатую в кулак руку и раскрыла ладонь. На ней лежал ключ.
  
   -Портье выдал мне его,- пояснила девушка.
  
   -Не помню, чтобы в этой гостинице позволялось такое,- насторожилась Илта.
  
   -Его очень хорошо попросили,- улыбнулась блондинка.
  
   -Кто же? - поинтересовалась Илта, уже догадываясь об ответе.
  
   -Тот, кто не привык к отказам,- девушка несколько снисходительно посмотрела на Илту,- так и будем болтать всю ночь?
  
   Куноити усмехнулась: нет, эта гордячка ей положительно нравится. Судя по всему, еще одна воспитанница Йошико и видно не зря она провела сегодняшнюю ночь именно с Сиро Исии. Принцесса Айсин Гёро хочет держать под контролем всех, кто занимается "Плеядой" и выбирает для этого разные методы. Что же, так еще интересней.
  
   Илта несколькими небрежными движениями скинула верхнюю одежду, оставшись голой по пояс и, покачивая бедрами, двинулась к блондинке.
  
   -Тебя как зовут?- мурлыкнула она.
  
   -Ольга,- все еще пытаясь сохранить былое высокомерие, ответила девушка, однако в глазах ее мелькнуло некое беспокойство,- Ольга Волкова.
  
   -Очень приятно,- усмехнулась Илта, подойдя почти вплотную. Ольга хотела отстраниться, видимо, увидев в глазах куноити, что-то напугавшее ее. Однако Илта была быстрее.
  
   -Что ты делаешь!? - взвизгнула аристократка, когда тонкие, но сильные пальцы вцепились в ее сложную прическу. Не обращая внимания на крики девушки, Илта заломила ей руку и толкнула на кровать. Не успела Ольга опомнится, как Илта уже сидела на ней сверху, одной рукой продолжая заламывать руку, а второй задирая подол.
  
   -Не таааак, - возмущенный крик сменился протяжным вздохом, когда рука Илты протиснулась меж стройных ножек. Тонкие пальцы скользнули во влажную щель и куноити самодовольно улыбнулась, чувствуя как в такт движениям ее пальцев под ней дергается напряженное тело. Придавив коленом, заломленную за спину руку Ольги, Илта ухватила освободившейся рукой ее за подбородок, заставляя вздернуть голову.
  
   -Всегда мечтала отыметь русскую шлюху благородных кровей,- прошептала она на ухо Ольге и рассмеялась, заметив как гневно блеснули глаза девушки. Однако вскоре гнев в них сменило иное выражение- проворные пальцы все еще двигались внутри нее, вырывая из ее уст протяжные стоны. Илта рассмеявшись, прикусила мочку нежного розового ушка.
  
   -Ты больнаааааххх,- протяжный стон вырвался из алых губ. Илта перекинула растрепавшуюся копну волос через голову Ольги и, не в силах сдерживаться впилась зубами в белую шею. Сейчас она чувствовала себя молодой тигрицей, вцепившейся в загривок тонконогой важенке. Отпустив ольгины волосы, Илта одной рукой разрывала белую, полупрозрачную ткань, с трудом подавляя желание рвать зубами и ногтями и открывающуюся ей белую плоть. Ольга, похоже не соображала, что ее дорогое платье превращается в лохмотья - ее тело дрожало под жадными ласками ее любовницы, истекающие влагой стенки конвульсивно сокращалась вокруг вторгшихся в нее жадных пальцев. Наконец, протяжный громкий стон вырвался с искусанных в кровь губ, когда Ольгино тело содрогнулось от наступившего оргазма.
  
   Довольно улыбаясь, Илта поднялась на ноги, снимая штаны и сапоги. Лежащая на кровати Ольга перевернулась на спину, одновременно стягивая разорванную одежду.
  
   -Надеюсь, ты нашла чем меня удивить,- усмехнулась куноити, поднимая со столика дамскую сумочку,- а то пока все удовольствие получаешь ты.
  
   Она, не церемонясь, вытряхнула на стол содержимое Ольгиной сумочки, где среди дамской мишуры оказался закругленный и утолщенный с обеих сторон искусственный фаллос из слоновой кости.
  
   вижу, ты подготовилась к встрече,- усмехнулась Илта,- видать Йошико хорошо тебя проинструктировала. Ну, что же это будет забавно.
  
   Последующие час или полтора прошел под знаком самого разнузданного разврата, который когда-либо видели стены "Даурии". Принявшая доминирование куноити, Ольга обернулась донельзя раскованной и распутной шлюхой, с готовностью выполнявшей все прихоти Илты. Губы их обследовали тела друг друга от мочек ушей до пальчиков на ногах, искусственный член многократно побывал в обеих дырочках каждой из девушек, вынимаясь лишь затем, чтобы освободить дорогу искусным пальцам или жадным язычкам, слизывающим капли терпкого любовного сока. Прекрасные девичьи тела сплетались в страстных объятиях, сокрушительные оргазмы следовали один за другим, пока, наконец, изможденные девушки не рухнули на кровать.
  
   Чуть позже Илта лежала на подушке, прислоненной к спинке кровати борясь с вновь подступающим сном. Рука ее лениво ворошила светлые волосы Ольги, прижавшейся щекой к смуглому бедру.
  
   -Ты и вправду дворянка?- зевая, спросила куноити.
  
   -Угу,- кивнула Ольга, - чистейших кровей, хоть сейчас пробу ставь. Отец генерал, мать до замужества даже фрейлиной при императрице была.
  
   -А тут как оказалась?- заинтересовалась Илта. Ольга пожала плечами.
   -Да, как и все,- отец у Колчака служил в Гражданскую. В девятнадцатом отпросился в отпуск, чтобы жену в Харбин вывезти - знал Хорвата еще до войны. Возвращаться не стал - Восточный фронт повалился, чехи Колчака сдали. Поселился тут, да и помер скоро, от ранений. Ну, а потом и я подросла.
  
   -Чтобы пойти в шлюхи?- усмехнулась Илта,- с дворянской честью как?
  
   -А никак,- хмыкнула Ольга,- жить всем охота, некоторым даже красиво. Мать бы и сама пошла, только старовата уже. Ее то в фрейлины сам Григорий Ефимович протолкнул, а до того она в его общине "богородицей" была, там уж всякое было. Я то с ранних лет с "людьми Божьими" в радениях участвую, мне проще, чем многим.
  
   -Ах, вот оно что?- с интересом протянула Илта. О русской хлыстовщине она знала от эмигрантов, но никак не думала встретить в Маньчжурии приверженцев этой секты.
  
   -Ну да,- воодушевленно кивнула Ольга,- в Харбине уже несколько "кораблей" есть, а теперь и тут будет. Йошико на наших радениях часто бывает - говорит, чем-то на их веру похоже. Она говорит - надо больше молодежи в общину привлекать. Будем всю эту пионерско-комсомольскую ораву отвращать от большевизма Любовью Христовой.
  
   Илта понимающе кивнула: ей доводилось читать секретные документы, предусматривающие использование против советской идеологии религиозного фанатизма, в частности и через деятельность различных сект. Так что хлыстовство, с его экстатическими "радениями" и впрямь могло прийтись по душе маньчжурской шаманке и резиденту японской разведки Йошико Кавашима. Мысли ворочались в голове тяжело, думалось вяло. Илта зевнула еще раз, глаза у нее слиплись окончательно. Положив руку на затылок Ольги, она легонько подтолкнула ее вперед. Та, поняв, что от нее требуется, коснулась языком увлажнившейся плоти. Засыпая под ласкающие движения языка между ног, Илта еще успела подумать, что если она и умрет сегодня от яда фугу, то последние минуты ее жизни будут весьма приятными.
  
   ***
  
   Наташу разбудил жесткий тычок в бок.
  
   - Выспалась, сучка?!- послышался сверху холодный голос,- поднимайся, приехали!
  
   Наташа открыла глаза, сонно оглядываясь по сторонам. Она лежала на тощем набитом соломой матрацем, валяющимся прямо на грязном полу. Из распахнутого над ней круглого окна поддувал прохладный ветерок, заставляющий Наташу зябко ежиться, кутаясь в рваное тряпье. Слышался негромкий плеск, а пол под Наташей слегка покачивался - уж третий день пленница и ее похитители поднимались на небольшом пароходе вверх по реке Зее.
  
   Над Наташей стояла сухопарая женщина, с крючковатым носом и ненавидящими темными глазами. Несмотря на жару, поверх обычной гимнастерки была наброшена черная кожаная куртка, схваченная широким поясом на талии. Черные с уже пробивавшейся сединой волосы охватывала красная косынка. Война за мировую революцию неизбежно воскресила типаж более чем двадцатилетней давности - красной комиссарши времен Гражданской войны, фанатичной фурии с маузером наготове.
  
   -Разве уже Зея? - хмуро произнесла Наташа и выглянула в окно.
  
   -В Зею нам нельзя,- отрезала женщина, не забыв ожечь девушку ненавидящим взглядом,- пойдем бережком. Ну, подымай задницу! Разожралась на буржуйских харчах!
  
   Наташа зло покосилась на женщину, но послушно встала.
  
   Три дня назад Наташа очнулась от вызванного хлороформом обморока. Превозмогая страшную головную боль, девушка нашла в себе силы приподняться на локтях и осмотреться по сторонам. Ошеломленно помотала головой - она словно вернулась во времени на месяц назад. Под ней была жесткая лавка, за окном слышался стук колес поезда, а на скамье напротив сидела черноволосая женщина, рассеяно листавшая тоненькую книжечку. На минутку Наташу охватил иррациональный страх - неужели все это было лишь причудливым сном, привидевшимся ей после похищения из Читы? Неужели настоящий кошмар только начинается.
  
   Заметив движение на койке, женщина приподняла голову и глянула на Наташу. Та поняла сразу две вещи: во-первых, женщина была значительно старше Илты, одета в обычный наряд небогатой горожанки из Хабаровска или Благовещенска, а в руках держала не документы Наташи, а тонкое собрание "Избранных цитат Ленина". Во-вторых, Наташе было бы сейчас лучше снова оказаться на пути в логово Сиро Исии, чем угодить в руки Алисы Барвазон.
  
   Сейчас Наташа видела ее второй раз в жизни - первый был во время одного из вызовов в Центр. Девушка тогда предъявляла документы на проходной, когда Алиса проходила мимо. На Наташу она бросила лишь беглый взгляд, но даже от него у девушки прошел мороз по коже и она, поспешно отдав честь поспешила проскользнуть в коридор. Позже, от Берсоева Наташа узнала, что Борвазон - доверенное лицо Сталина, из отборных палачей НКВД. Совсем молоденькой девушкой вступив в РКП(б), уже в Гражданскую "товарищ Борвазон" прославилась расстрелами белых офицеров, под руководством самой Землячки. Чем она занималась после этого ходили слухи, один мрачнее другого - известно лишь, что в конце двадцатых Алиса Борвазон закончила спецшколу ОГПУ, а с началом войны оказалась в Особой группе НКВД под руководством Павла Судоплатова. Вместе с спецлужбами Красной Германии они работали в Австрии и Италии, где пытались организовать неудачной покушение на Муссолини. Миссия кончилась неудачей и группа, почти в полном составе оказалась в фашистских застенках. Алиса оказалась чуть ли не единственной, кому удалось бежать за линию фронта. Как-то ей удалось оправдаться от обвинений в измене, после чего она и была назначена на должности заместителя руководителя Центра, как и она назначаемого НКВД. Поговаривали, что Вождь прислал ее для лучшего контроля над важным партийным проектом. Видно помимо официальной должности, у ее назначения были и иные, секретные цели - вряд ли она прибыла в Хабаровск по Наташину душу. Сейчас глядя в эти ненавидящие черные глаза, девушка могла только проклинать эмоциональность, приведшую ее в лапы этой фурии.
  
   За стенами купе послышались шаги, прозвучал негромкий смех и несколько слов на японском. Не успела Наташа подумать о том, чтобы позвать на помощь, как Алиса, ухватив с койки подушку, метнулась к пленнице. Ее локоть надавил на горло Наташи и докторша почувствовала, как через прижатую подушку в ее живот тычется дуло.
  
   -Пикнешь, сучка, пристрелю!- прошипела Алиса, ее лицо исказилось лютой злобой.
  
   -Я бы сделало это еще в переулке,- продолжала шипеть Алиса,- пару пуль в живот и подыхай в собственном дерьме. Ты мне нужна живой, но попробуешь сбежать, - застрелю прямо тут, подстилка фашистская! Больше они от тебя ничего не узнают, поняла мразь?!
  
   Ее словоизлияния прервал стук открывающейся двери. Алиса рывком обернулась, удерживая пистолет у Наташиного живота. Вошедший в купе оказался невысоким крепким мужчиной с русой бородой. Одет он был также как все в этих краях и все же по глазам, по манере держаться Наташа поняла, что этот человек не из местных.
  
   -Все в порядке?- отрывисто спросила его Алиса.
  
   -Вполне,- кивнул мужик, усаживаясь на край кровати,- часа через два будем в Благовещенске, может даже раньше.
  
   -Хорошо,- кивнула Алиса,- а что там за япошки?
  
   -Канцелярская крыса и какая-то шлюшка,- пренебрежительно сказал вошедший,- ничего особенного. Правда в соседнем вагоне едет двое японских солдат и трое казаков, но, не похоже, что по нашу душу.
  
   -Хорошо,- кивнула Алиса,- но ты все же посматривай за ними. А ты, слушай меня внимательно,- повернулась она к Наташе,- для начала не вздумай врать и оправдываться, все равно бесполезно. Все видели, как ты с этой японкой чуть ли не под ручку вместе ходила, видно, что она тебя не насильно за собой таскала.
  
   Несмотря на ужас своего положения Наташа усмехнулась - врать она и так не собиралась.
  
   - Сама знаешь, что у нас для изменников полагается, - продолжала Борвазон, - но шанс у тебя есть. Расскажешь честно, все что было с тобой, что ты рассказала, что сама видела- будешь жить. Срок тебе, конечно, дадут, но небольшой - ты молодая, неопытная, мозги тебе заморочить раз плюнуть. Расскажешь честно - лично попрошу, чтобы сильно не наказывали. А за молчание - по закону военного времени.
  
   Наташа мучительно размышляла над всем сказанным. Ее охватило сильнейшее искушение - признаться сейчас, раскаяться в предательстве. Она понимала, что даже если ее помилуют жизнь, на которую ее обрекут, может оказаться похуже смерти, но все-таки. Все ее молодое, цветущее тело молило о жизни, она содрогалась при мысли о черной яме с грудой костей, подобной той, в которую по ее нечаянному приговору отправили сотни девушек. Приговор, который на самом деле вынесли такие как вот эта...
  
   Наташа глянула в уставившиеся на нее с нетерпением черные, слегка навыкате глаза, на побледневшие тонкие губы и с необычайной ясностью осознала, что Алиса врет. Врет, как и все они, обещающие построить рай на Земле, но неспособные построить даже Ада. Она почувствовала, как страх уступает место иному чувству - отвращению и презрению к этому существу, из тех же упырей, что и сейчас во имя своих безумных целей продолжают лгать и убивать, как убили ее отца и пытались убить ее саму.
  
   -Нет,- Наташа не сразу поняла, что говорит вслух.
  
   -Ах ты сука!- лицо Алисы от злости пошло красными пятнами, она замахнулась, но сдержалась. Какое-то время она сверлила Наташу яростным взглядом, а потом ее тонкие губы раздвинула зловещая улыбка.
  
   -А знаешь, так даже лучше,- усмехнулась энкавэшница,- а то наговорила бы с три короба, разбирайся потом в твоей брехне. Что, охмурила тебя японская шлюха?
  
   -Ты не поймешь,- Наташа демонстративно отвернулась. Алиса с напарником переглянулись и дружно расхохотались.
  
   -Да ну, не пойму,- сквозь слезы произнесла Алиса,- тоже мне тайна.
  
   Ее рука протиснулась между ног Наташи и та невольно вскрикнула, когда костлявая клешня сдавила ее промежность. В отличие от Илты Алиса даже не пыталась быть ласковой, однако к своему стыду, Наташа почувствовала, что невольно промокает.
  
   -Все с тобой ясно, шалава,- пренебрежительно сказала Алиса, убирая руку,- ничего, выберемся в более безопасные места, там я найду способ тебя разговорить, не сомневайся. Пока запомни - ты моя падчерица, мы поехали в Хабаровск, но по дороге ты захворала и мы решили вернуться домой. Тебе все время плохо, ты ни с кем не разговариваешь, мало двигаешься и много спишь. Поведешь себя неправильно, знак подашь кому или заговоришь с кем не надо - тут тебе и конец, наизнанку вывернусь, а обратно япошкам тебя не отдам. Сбежать не надейся - я с тебя глаз не спущу. Пока будем добираться до места, подумай над тем, что я сказала - глядишь, целее будешь.
  
   Наташа кивнула, но в сердце ее пробудилась робкая надежда. Она понимала, что рано или поздно ее заставят говорить, но легко сдаваться не собиралась. Наташа нужна НКВД живой - они во что бы то ни стало хотят узнать, что бывшая докторша рассказала японцам о "секретном оружии Сталина". Пытать на "вражеской территории" ее не будут - так и спалиться недолго, особенно в поезде. А пока они будут отвозить ее в свое "безопасное место" многое может случиться. Может, несмотря на угрозы Алисы Барвазон, Наташе удаться сбежать, а может Илта выйдет на их след. Посмотрим, сдюжит ли большевистская овчарка против бывшей советской детдомовцы.
  
   Наташа поняла, что невольно улыбается своим мыслям только заслышав голос Алисы.
  
   смотрю, ты повеселела,- хмыкнула она, - это хорошо. Посмотрим, так ли тебе будет весело денька через два. А пока - отдохни немного.
  
   Рука с маузером взлетела вверх и рукоятка больно стукнула Наташу по макушке. Перед ее глазами словно полыхнула яркая вспышка и все погрузилось во тьму.
  
   Благовещенска Наташа так и не увидела - поезд пришел к станции ночью. Все еще полуоглушенную Наташу вывела на перрон Алиса, сопровождаемая ее подручным, которого она звала Петром и молодым парнем по имени Николай, ехавшим в соседнем купе. Видимо, комиссарша нарочно выбирала маршрут, чтобы приехать ночью и меньше привлекать к себе внимания.
  
   У перрона их ждала раздолбанная колымага - Наташа даже не успела распознать марку машины, так быстро ее затолкали внутрь. Водитель - дюжий детина в кожаной куртке- окинул ее любопытным взглядом, но ничего не сказал. С одной стороны от Наташи села Алиса, с другой Петр, Николай сел рядом с водителем и машина тронулась с места.
  
   Наташа не знала, сколько времени они ехали по Благовещенску - ей казалось целую вечность . Но вот они выехали за город и свернули к небольшой роще, где водитель и остановил машину.
  
   -Вылезай!- скомандовала Алиса и Наташа, опасливо поглядывая на пистолет в ее руке, вышла наружу. Вслед за ней последовали и остальные большевики.
  
   -Ну, пошла!- Николай толкнул Наташу в спину и та, злобно зыркнув в ответ, пошла меж деревьев. Идти, впрочем, оказалось недолго - метров через десять лес кончился и перед ней открылась речная гладь. Наташа догадалась, что это Зея, впадавшая в Амур чуть ниже по течению. Над рекой поднимался молодой месяц, оглушительно орали лягушки и вообще все выглядело как-то провинциально пасторально. Лишь упиравшийся в бок Наташи ствол не давал забыть о жестокой действительности.
  
   Вниз по реке появилось какое-то темное пятно, стремительно увеличивавшееся в размере. Вскоре послышалось и шипение выпускаемого пара - к берегу подходил допотопный пароход, покрытый облупившейся белой краской. Вдоль борта были черным выписано именование корабля - "Голец".
  
   Пароход остановился у берега и из рубки выглянул высокий мужик с всколоченными темными волосами. Лицо, некогда возможно и приятное, было изуродовано оспинами. Он окинул взглядом всех присутствующих, особенно задержавшись на Наташе, в его глазах мелькнул явный интерес.
  
   -Откуда девчонка, Алиса?- спросил он, одновременно спуская сходни на берег.
  
   -С Хабаровска, товарищ Шурыгин,- усмехнулась Алиса, поднимаясь на борт,- к японцам хотела перебежать. Везем теперь в Алдан, а там в Якутск, для суда..
  
   Мужчина вновь посмотрел на Наташу, но теперь в его глазах читалась неприкрытая ненависть.
  
   -Не много чести для японской подстилки?- буркнул он,- притопить тут и дело с концом.
  
   -Нельзя, товарищ Шурыгин,- покачала головой Алиса,- пока она нужна живой. Но, если будет выпендриваться - разрешу поступить с ней как хочешь.
  
   -Моей дочери почти столько же было,- зло сказал капитан,- вот же тварь! Ладно, довезу до Зеи, как договаривались.
  
   С этими словам он развернулся и спустился в рубку. Помимо нее на палубе находился небольшой камбуз и две каюты, в одной из которых разместились Алиса и Наташа. В соседней поселились оба красноармейца.
  
   -У капитана вся семья погибла под бомбежками,- пояснила Алиса, когда они остались одни,- а сам он оспой болел, что твои хозяева еще в начале войны распространяли. Японцев он ненавидит, а пособников - тем более. Так что смотри - у него с такими как ты разговор короткий.
  
   Последующие пару дней Наташа сидела в каюте, под неумолчным присмотром то Алисы, то двух ее помощников. Выходить на палубу ей не позволяли и девушке оставалось смотреть в иллюминатор на плещущуюся воду и берега, на которых то рос густой лес, то мелькали какие-то поселки. Один раз они проплыли даже мимо города - как помнила Наташа, его называли Свободным, однако заходить не стали. Судя по обрывкам разговоров, подслушанным Наташей сквозь сон (когда пленница спала, Алиса и ее красноармейцы были более разговорчивы), пароход должен был довести их до города Зеи - конечного пункта судоходства на одноименной реке, а дальше большевики и их жертва отправлялись своим ходом.
  
   Хозяин парохода зарабатывал на жизнь тем, что отвозил пассажиров с Зеи в Благовещенск - высадив Алису и остальных, он, как поняла Наташа должен был забрать группу канадских золотоискателей. Может ему и приплачивали большевики, но, скорее всего он работал не за страх, а за совесть, ненавидя оккупантов. Судя по всему не один он занимался на Зее подобным промыслом - навстречу им то и дело попадались разные суда, со многими из которых капитан Шурыгин обменивался приветственными гудками. Пару раз попадались и менее безобидные "кораблики"- Наташа помнила, как вспыхнуло ее лицо надеждой, когда навстречу им двинулся сторожевой катер - явно из состава бывшей Амурской флотилии. Сейчас же над ним развевалась не красная тряпка, а темно-зеленое знамя со Спасом - флаг Амурского казачества. Охранявших Наташу Петра и Николая этот корабль видимо изрядно переполошил - только что мирно дегустируя капитанский ханшин, оба подскочили словно подброшенные пружиной. Cбив девушку на пол, мужики навалились сверху, не давая ей подняться.
  
   -Пикнешь - прирежу,- пообещал Петр, приставив к горлу Наташи нож. Для надежности он еще и заткнул ей рот ладонью. Однако неказистый пароход, как видно, не привлек внимания речной полиции и катер проследовал мимо, даже обменявшись гудками. Часа через три на реке появился еще один военный катер, но все повторилось по той же схеме.
  
   Но наутро ситуация изменилась - подняв Наташу с койки, Алиса собиралась сойти на берег не в Зее, а где-то раньше В тесную каюту вошли Николай и Петр- с хмурыми, какими-то помятыми лицами, словно с похмелья или недосыпу. Действовали они, тем не менее, слажено и споро - ловко вздернули Наташу на ноги, скрутили ей сзади руки кожаным ремнем и вытолкали из каюты.
  
   "Голец" пришвартовался к берегу, на который уже были спущены сходни. Капитан Шурыгин стоял у штурвала, на изрытом оспинами лице как всегда не отражалось никаких эмоций. Лишь, когда мимо него провели Наташу, в глазах мужчины снова мелькнула жгучая ненависть и он смачно сплюнул за борт. Красноармейцы провели Наташу на берег, вслед за ними легко сбежала и комиссарша.
  
   -Отличная работа, товарищ Шурыгин,- Алиса развернулась к хозяину парохода,- Родина тебя не забудет. Надеюсь, встретимся еще.
  
   -Все там будем,- хмуро ответил капитан, глаза его неотрывно смотрели на реку. Неожиданно на его лице отразилась тревога.
  
   -Черт! В лес быстро!
  
   Из-за одного из островов вынырнул патрульный катер. Шурыгин метнулся в рубку, заработал мотор и неказистое суденышко, стало разворачиваться, стараясь загородить корпусом стоящих на берегу людей.
  
   -Давай в лес!- Алиса грубо толкнула в плечо Наташу, одновременно послав бешеный взгляд остальным. Катер был слишком далеко, чтобы его экипаж мог разглядеть четырех людей на берегу. Так что у "Гольца" были все шансы отделаться легким испугом- с катером их разделял еще почти километр, когда Алиса, с двумя ее подручными, пинками и угрозами подгоняли свою пленницу.
  
   Весь день они шли вдоль Зеи, то подходя близко к реке, то удаляясь в лес. Последнее приходилось делать все чаще: к вечеру разнообразные суда появлялись на реке чуть ли не каждые полчаса - и в одиночку и небольшими группами. Большинство из них были явно гражданскими - даже на берегу слышались разносящиеся по реке пьяные крики на разных языках, звуки какой-то музыки. Судя по презрительно-неприязненным замечаниям Алисы, это были золотодобытчики, торопящиеся спустится к Благовещенску, чтобы оттуда сесть на поезд в Хабаровске и успеть на праздник.
  
   Ближе к вечеру на реке стало появляться все больше кораблей под флагом Амурского войска, а когда почти стемнело и на другом берегу реки засветились огни города - видимо той самой Зеи - по реке прошел военный катер под знаменем Восходящего Солнца.
  
   -В лес, быстро! - прошипела Алиса, больно вцепившись ногтями в руку Наташи. Та опустила голову, скрывая злорадство при виде явного страха на лице коммунистки. Иных причин для радости у девушки не нашлось - теперь ее уводили от реки. Высокие холмы по левому берегу постепенно переходили в горы хребта Тукурингра, поросшие лиственницей, черной березой и монгольским дубом. Под одним из таких деревьев они и заночевали. Наташу сторожили по очереди, давая выспаться только одному из ее конвоиров. Сама девушка почти не сомкнула глаз - ей было слишком холодно и страшно.
  
   Утром они вновь двинулись в путь.
  
   Дорога оказалась не из легких: приходилось то карабкаться вверх, продираясь сквозь заросли рябинника, смородины и спиреи, то спускаться в долины небольших рек. Порой межгорные впадины разрастались в заболоченные равнины-мари, где приходилось идти с большой осторожностью, чтобы не провалится в трясину обманчиво прикрытую зеленым ковром из мхов. С поваленных лиственничных стволов прыгали большие серые лягушки с кроваво-красными пятнами на животе, переползали ящерицы и углозубы, бесшумно струились болотные змеи. А после марей приходилось опять карабкаться в горы. За все время перехода они останавливались только трижды - перевести дух, перекусить сухим пайком, запивая водой вскипяченной в старом котелке, нашедшемся в одной из сумок.
  
   К вечеру с вершин спустился белесый туман, порой застилавший все так, что Наташа с трудом различала своих пленитилей. Она надеялась, что возможно ей удастся сбежать в этом тумане, однако вокруг было слишком темно и страшно, чтобы у Наташи хватило на это духа. К тому же Алиса, понимая, о чем думает ее пленница, вцепилась в ее руку словно клешней, время от времени тыкая в бок пистолетом.
  
   Перевалив через очередную, особенно высокую гору, трое сотрудников НКВД и бывшая советская докторша спустились к широкой реке, текущей откуда-то с гор. Из разговоров Наташа поняла, что это и есть неоднократно упоминавшийся Гилюй. Горная река шумела на перекатах и порогах, где-то внизу впадая в Зею. Николай принялся разжигать костер из вынесенного на берег топляка, а Петр и Алиса стояли на берегу. Наташе было позволено сесть и едва ее ноги коснулись земли, она без сил повалилась в густую траву.
  
   Проснулась Наташа от двух вещей: во-первых, продрогнув до костей - пусть кто-то и заботливо перенес ценную пленницу поближе к затухающему костру. Во-вторых, вокруг находилось явно больше людей, чем трое: сквозь шум реки пробивались разные голоса, мужские и женские, трава шуршала от шагов множества ног.
  
   -Говоришь, Семен, Зея на ушах стоит?- послышался голос Алисы.
  
   -Спрашиваешь,- откликнулся незнакомый мужской голос,- две японские роты и казачий полк нагнали. Велят никого не впускать, не выпускать, розыск объявили. И приметы называют - особенно хорошо девку эту расписывают. И не только военные там, но и охранка японская, Кэмпэйтай - Шурыгина уже взяли. Вовремя вы мимо Зеи проскочили.
  
   Наташа открыла глаза и увидела, что помимо ее вчерашних спутников ее окружают не меньше десяти мужчин, обвешанных оружием с ног до головы. Большинство было русскими или по-крайней мере славянами,- пару раз ухо Наташи уловило украинский говор. Но были тут и двое китайцев и один эвенк, разделывавший у костра тушу какого-то животного. В отличие от своих спутников одетых в разные вариации советской формы, на таежный абориген носил традиционный летний халат из черного сукна.
  
   "Повстанцы!"- мелькнуло в голове у Наташи. Она знала, что Зея и Тында считались крайними форпостами, где японцы чувствовали себя более-менее уверенно. Дальше на север начинались горы, представлявшие собой своеобразную "подушку безопасности" пролегшую от Зеи до Алдана за которым начинался советский "Якутский фронт". Собственно фронтом это называлось чисто формально - у Советов, ведущих тяжелые бои по всей Евразии, не было возможности держать здесь сколь-нибудь крупные силы. Впрочем, и японцы с канадцами не горели желанием наступать за Становой хребет и дальше в якутскую тайгу, так что установилось некоторое позиционное затишье. Орудовали тут в основном бесчисленные отряды "красных партизан" с которыми с переменным успехом боролись японские и казачьи каратели.
  
   Алиса стояла у потухшего костра, разговаривая с рослым чернобородым мужиком, в потрепанной гимнастерке и таких же штанах. Куда лучше выглядела перекинутая через плечо новенькая - явно трофейная - английская винтовка. Рядом с ним стояла женщина, вернее даже девушка - единственная женщина из вновь прибывших. Высокая, стройная, с длинной черной косой, девушка была, похоже, даже младше Наташи. Узкие темные глаза и высокие скулы выдавали китаянку или кореянку, хотя чистокровной азиаткой она не выглядела - кто-то из ее предков явно был славянином.
  
   Почувствовав, что блондинка смотрит на нее, полукровка подняла глаза и у Наташи невольно прошел мороз по коже. Этот взгляд - холодно-бесстрастный, как бы "пустой" был пострашнее фанатизма Алисы или откровенной ненависти капитана Шурыгина. Те, при всем своем отношении, все же видели в ней человека. В этих же узких глазах читалась холодная злоба, отрешенная от всего человеческого вообще.
  
   -Так, когда нам ждать япошек? - спрашивала Алиса у бородатого мужика.
  
   -Не позже полудня,- пожал плечами тот,- хорошо еще, что пока самолетов не появилось. Тутумэ,- бородатый Семен кивнул в сторону эвенка,- был недавно у Бомнака, говорит- эвенки больше партизан не потерпят. Говорят, что от нас все беды - пустишь на постой, а потом японцы деревни жгут. И еще, якобы объедаем мы их сволочей и оружие плохое даем - канадцы, мол, щедрее гораздо.
  
   -Ясно, - скрипнула зубами Алиса,- значит надо уходить.
  
   -Да,- кивнул Семен,- и поскорее, к Становому хребту. Там вроде пока еще тихо, до аэропорта они не добрались. Поедим,- он кивнул в сторону эвенка насаживающего на деревянные вертела куски капающего кровью мяса,- и пора сматываться.
  
   -Хорошо,- ответила Алиса, - но...пара часов же у нас есть? Я тут хочу наконец с нашей барышней поговорить - она, похоже, не поняла еще, что с ней не шутят. Да и бойцам полезно будет послушать, о чем она поет.
  
   -Если только в темпе,- усмехнулся Семен,- у нас Сун по таким вещам специалистка.
  
   Он кивнул узкоглазой девице и та, не меняя каменного выражения лица, поднялась на ноги, бросив на Наташу еще один взгляд от которого у девушки неприятно засосало под ложечкой. Не говоря ни слова, Сун зашагала вдоль реки, внимательно вглядываясь в доходивший до пояса папоротник.
  
   -Ее отец - китайский коммунист, а мать советская девушка, комсомолка, - пояснил командир красных партизан,- отец и муж Сун были в Нанкине во время резни,- он улыбнулся, видя как бледнеет Наташа,- понимаешь да? К японским прихвостням у нее особая любовь. И олень, как нарочно, убит тот, что надо - важенка на сносях. Молока полное вымя. Эй, Тутумэ,- повстанец кинул эвенку несколько слов и тот, обернувшись, заулыбался во весь щербатый рот. Несколько ловких взмахов ножом и он шагнул вперед держа в руках влажно поблёскивающий ком плоти, капающий кровью и какой-то белой жидкостью. Наташа поняла, что это такое и тошнота подступила к ее горлу.
  
   -Не бойся, пить тебя не заставят,- рассмеялась Алиса,- действуйте товарищи! - она кивнула кому-то за спиной Наташи. Девушка почувствовала, как ее плечи словно стиснули железные тиски. Сильные руки опрокинули ее на спину, сорвали одежду, разложив вырывающуюся и плачущую от унижения Наташу на земле. Другие повстанцы сноровисто вбили в землю четыре колышка, к которым примотали наташины руки и ноги.
  
   -А ничего сучка,- Семен ухмыльнулся, похлопав Наташу по плоскому животу,- эвон как сиськи торчат. Дашь ребятам побаловаться потом?
  
   -Перебьешься,- ухмыльнулась Алиса,- знаю я вас, затрахаете шлюшку до смерти. А мне ее до Центра довезти надо. Эй, дай сюда эту штуковину.
  
   Эти слова были обращены к молодому повстанцу, срезавшему стебель камыша. Издевательски улыбаясь в лицо плачущей девушке, Алиса пальцами раздвинула ее половые губы и просунула туда стебель. Наташа вздрогнула всем телом.
  
   -Не, дергайся сучка, хуже будет,- пояснила Алиса,- ну-ка, тунгус!
  
   Тутумэ поднес вымя, вырезанное из утробы важенки, и протолкнул окровавленный сосок в отверстие полого стебля. Руки его принялись мять ком окровавленной плоти и жирное молоко, смешанное с кровью, струилось по стеблю. Наташа почувствовала, как внутрь нее заливается вязкая, теплая жидкость, вызывая мерзкое чувство чужеродного заполнения. Алиса залила с поллитра, до тех пор, пока по стеблю не начало течь то, что уже никак не напоминала молоко. Коммисарша медленно вытянула стебель и рассмеялась, когда вслед за ним полилось нечто розово-белое.
  
   -Нравится буренка?- комиссарша подмигнула беспомощной девушке, потом провела пальцем вдоль половых губ, облизала с него молоко,- ну, где там китаянка?
  
   Из-за спин эвенка, Семена и комиссарши появилась Сун. На вытянутой руке она держала небольшую бечевку охватывающей шею серо-коричневой змеи с темными пятнами вдоль брюха. Помертвевшая от ужаса Наташа смотрела, как Сун подходит к ней. Положив щитомордника на землю, китаянка что-то прошептала, наклонившись, после чего перерезала веревку, освобождая рептилию. Ядовитая тварь плавными движениями скользнула вперед, вползая меж широко разведенных ног девушки.
  
   -Китайские товарищи знают, как разговорить упрямых шлюшек вроде тебя,- говорила на ухо Наташе Алиса,- ты знаешь, что змеи очень любят молоко?
  
   Наташа молчала, сжимая зубы, загоняя внутрь рвущийся наружу истошный вопль. Ее тело била крупная дрожь, по коже стекали крупные капли пота. Случайные прикосновения холодного чешуйчатого тела к голой коже, казалось, обжигали, словно раскаленное железо. Пристроившаяся за спиной Алиса приподняла голову Наташи и теперь девушка видела как струится меж ее ног смертоносная лента, как мелькает раздвоенный язык, слизывая молочные капли, как блестят неподвижные холодные глаза.
  
   -Раньше так в Китае казнили неверных жен,- продолжала говорить Алиса,- а ведь ты хуже их - ты изменила не мужу, а Родине, Партии и Вождю. Пожалеешь ты об этом, когда змея заползет в твою развратную дырку? Не в силах выбраться она будет жалить тебя изнутри, ее дерганья разворотят тебя всю и ты сдохнешь в муках - как и заслуживаешь. Ты спасешь свою никчемную жизнь, только если будешь говорить.
  
   Голос большевистской шпионки понизился до сладострастного шепота, костлявые пальцы скользнули на грудь девушки, больно сжав сосок. Однако Наташа почти не заметила этого, потому что как раз в этот момент холодное чешуйчатое тело прикоснулось к внутренней стороне бедра. Она почувствовала, как проворный язычок ощупывает ее половые губы, слизывая вытекавшие из влагалища молочные струйки. Наташа представила, как эта гадина будет биться внутри нее, пытаясь вырваться, как ядовитые зубы будут вонзаться в ее нежную плоть.
  
   -Пожалуйста,- она подняла заплаканное лицо к Алисе,- пожалуйста, прекрати. Я расскажу все, что ты скажешь.
  
   Алиса усмехнулась, подав знак Сун. Блеснул выхваченный из-за пояса нож и вонзился аккурат меж бедер Наташи, пришпиливая к земле щитомордника. Новый взмах ножа отбросил в сторону слабо извивающееся тело.
  
   ак будет с каждой гадиной!- пафосно заявила Алиса,- а теперь колись, сучонка. Учти - если что Сун легко еще парочку змей найдет.
  
   Наташа нервно сглотнула и начала отвечать на вопросы Алисы.
  
   Через пару часов отряд покинул место стоянки, начав переправу через бурлящий Гилюй. Наташу охраняли двое красноармейцев и, по-прежнему не спускавшая глаз с пленницы Алиса. Все это время Наташа пребывала в постоянном напряжении, каждое мгновение, ожидая, что Алиса решит пристрелить "изменницу", дабы не задерживать путь. Это был вполне ожидаемый шаг - после того, как Наташа выложила как на духу, все, что произошло с ней, начиная с пленения в Чите, она уже и не нужна Алисе. Но видимо у комиссарши имелись какие-то резоны оставить Наташу в живых и тащить ее за собой. Хотя и выглядела Алиса раздосадованной - задуманной ею "полевой агитации" явно не получилось, сказанное Наташей не вызвало особого негодования у ее спутников. Даже на лицах сопровождавших Барвазон Петра и Николая, не говоря уже о повстанцах, отражалось скорее недоумение, чем гнев. Наташа даже поймала парочку сочувствующих взглядов. С искренней ненавистью на нее во время этого рассказа смотрела лишь сама Алиса, командир повстанцев Семен и полукровка Сун. Наташа видела разочарование, мелькнувшее в узких глазах, когда Алиса приказала ей прекратить пытку - Сун явно желала посмотреть, как Наташа корчится в муках. Сейчас она шла в арьергарде отряда, пробиравшегося по скользким камням через гилюйский брод, и Наташа ежилась, чувствуя на спине сверлящий взгляд. Впрочем, бывшая комсомолка испытывала вполне себе схожие чувства. Когда она только увидела повстанцев - идейных борцов за власть Советов, битых, но не сдающихся - что-то похожее на раскаяние шевельнулось в Наташе и впрямь в тот миг почувствовавшей себя мерзавкой и изменницей. Но после пытки змеей подобные чувства были выжжены из нее напрочь - большевизм руками своих защитников, убил в ней какие бы то ни было чувства к бывшим соотечественникам. Те, кто прибегает к таким методам не имеет никакого права говорить, что сражается за "правое дело".
  
   Вскоре за Гилюем начались предгорья Станового хребта, перешедшие вскоре в настоящие горы: то покрытые дремучими ельниками, то сплошь безлесные. Несколько раз дорогу пересекали небольшие горные реки, через которые находил брод эвенк Тутумэ. Ночевали тоже в лесу, у разожженного костра, на котором жарили убитых накануне рябчиков. Наташа куталась в тряпье, со страхом оглядываясь на вставшую вокруг стену леса. Из темноты время от времени доносилось уханье сов, издалека донесся и протяжный волчий вой. Беззвучные тени со светящимися глазами крались в зарослях, отпрядывая от летящих в сторону раскаленных головень.
  
   Повстанцы - кроме тех, кого Семен назначил в часовые - уже клонились ко сну, когда ночную тишь нарушил еще один звук - одиночный выстрел вдалеке.
  
   -Кто?- вскинулась Алиса. Семен покачала головой, по отряду пробежал тревожный шепот.
  
   -Может, Пашки Смольникова ребятки?- вполголоса предположил кто-то.
  
   -Смольников сейчас у Ягынди партизанит,- покачал головой Семен,- а Ругинского еще в прошлом году японцы выпотрошили, а отряд его по елкам развешали. Может, конечно, эвенки охотятся, а может и кто с востока еще пришел.
  
   -Или с юга,- многозначительно протянул один из повстанцев, рыжий рябой детина со страшным шрамом через всю щеку,- проверить бы надо.
  
   -Надо,- кивнул Семен,- вот ты, Артем и пойдешь. Сун, Тутумэ, Салимов - пойдете с товарищем Петровым, посмотрите, кто это по нашим лесам без спросу шастает.
  
   Рябой Артем - судя по всему, помощник или заместитель Семена,- осклабился при слове "наши леса", но возражать не стал. Вскоре разведчики исчезли в чаще.
  
   За время их отсутствия Наташа даже успела прикорнуть под взволнованный шепот вокруг. Спала, впрочем, она недолго - вскоре ее грубо растолкал Николай. Хотя она бы и проснулась и так - слишком большой шум поднялся вокруг.
  
   -Японцы! - взволнованно говорил Артем,- большой отряд человек двести, не меньше. Японцы и казаки, еще и несколько эвенков будет. Чуть не засекли, хорошо хоть Тутумэ совой гугукнул, вроде поверили. Уходить надо!
  
   -Черт!- Семен с силой опустил сжатый кулак на колено,- накликала, Алиса!
  
   ты, товарищ Порханов, что думал? - презрительно покосилась комиссарша,- что Победы добьёшься, полицаев по окраинам отстреливая, да пароходы с золотишком грабя? А как настоящее большое Дело завязалось, так и поджилки затряслись?
  
   -Ничего у меня не затряслось,- буркнул Семен,- только уж больно скверно все оборачивается. Ты уйдешь, и поминай как звали, а нам тут расхлебывать.
  
   -Уходить надо отсюда, товарищ Порханов,- рыжий заместитель покачал головой,- давай доведем девок до базы, самолета ихнего дождемся, а там уйдем на север.
  
   -Как только мы улетим, базу придется сжечь - покачала головой Алиса, перед этим зло зыркнув на Петрова за "девок",- после идите куда хотите.
  
   На том и порешили. Спать в эту ночь больше некому не пришлось - отряд, спешно уничтожив следы ночевки, двинулся через ночной лес. На душе Наташи было одновременно и радостно и тревожно - освобождение совсем рядом, но это и означало, что Алиса в любой момент может пристрелить ее, выполняя свое обещание.
  
   К утру отряд подошел к перевалу где стояла, укрытая средь деревьев, сторожевая вышка. Спустившийся красноармеец видно был каким-то образом предупрежден о подходе повстанцев. Обменявшись несколькими словами с Алисой и Семеном, он побледнел, узнав о идущих по следу японцах. Едва красные партизаны прошли дальше, он метнулся наверх, торопясь передать по рации тревожные вести.
  
   Внизу обнаружилась небольшая долина, укрытая со всех сторон горами. Еще сверху Наташа увидела прямоугольник летного поля. Рядом с ним стояло несколько строений, над самым большим из которых развевался красный флаг.
  
   Пожилой комбриг, командовавший местным гарнизоном, отреагировал на тревожную весть, столь же нервно, как и солдат на вышке. Даже с повстанцами сил защитников базы было недостаточно, чтобы надеяться отбиться от превосходящих сил противника. Комбриг сообщил и иную новость, которая заставила помрачнеть уже Алису - пару дней назад над хребтом видели "Харрикейн". Правда, довольно далеко от базы, но все равно - если к делу подключили канадскую авиацию, весь план Алисы мог пойти насмарку.
  
   Хорошо еще, что здешние места довольно далеко от любых авиабаз Железного Пакта.
  
   Командующий базой вызвал по радио самолет- как поняла Наташа помощь ожидалась из самого Центра. В ожидании ее комбриг, Алиса, Семен и еще парочка местных военных чинов коротала время за распитием бутылки коньяка под вяленого гольца. На Наташу никто особо внимания не обращал, но она поняла, что бежать бесполезно - дверь сторожило не менее дюжины солдат.
  
   К полудню снаружи послышался ровный гул, приближающийся с каждой секундой. Комбриг встревожено выглянул в окно.
  
   -Товарищ комбриг,- в дверях появился черноволосый парень в форме связиста,- наш самолет просит разрешения на посадку.
  
   -Успели,- выдохнул комбриг и, к удивлению Алисы, размашисто перекрестился. Алиса неприязненно покосилась на него, но промолчала.
  
   Когда они вышли наружу, на поле приземлялся "АНТ-7", к которому и направилась Алиса со своей пленницей. Рядом шли все те же Петр с Николаем, а также комбриг, которого Алиса называла "товарищем Аркадьевым".
  
   -Когда мы улетим, базу уничтожите, а сами можете уходить,- поясняла она понурившемуся командующему,- раз японцы так близко, то рано или поздно найдут это место. Вы,- она обернулась к двум чекистам,- уходите с партизанами. Осядете в Тынде, я потом найду способ с вами связаться.
  
   Петр с Николаем понуро кивали, явно не в восторге от перспективы и дальше рисковать жизнью, бегая по лесам и горам. Они подошли к самолету, из кабины которого выглядывала голова в летном шлеме - летчик наблюдал, как работники базы заливали в баки авиационное топливо. Алиса толкнула Наташу к трапу, и, пихая ее в бок пистолетом, заставила подняться. Внутри их встретил долговязый чернявый мужик.
  
   -Эта что ли вражина?- спросил он у Алисы, с интересом разглядывая Наташу.
  
   -Она самая,- подтвердила Барвазон.
  
   -Понятно,- кивнул он,- ну, красивая, руки протяни.
  
   Наташа сделала это и ей тут же смотали запястья.
  
   Алиса шагнула вслед за ней и чернявый собирался закрыть дверь, когда что-то привлекло его внимание.
  
   -А это еще кто та...- слова его оборвались странным звуком, тело его как-то странно дернулось и чернявый стал медленно вываливаться наружу.
  
   -Черт!- Алиса метнулась к выходу, но тут же отпрянула обратно, захлопывая дверь,- Максим, взлетай быстро!
  
   -Что случилось!- спросил летчик, заглядывая внутрь кабины,- что с Олегом?
  
   -Убит,- выдохнула Алиса, пальцы ее судорожно сжимались,- добрались все-таки, черт бы их побрал! Японцы!
  
   Лицо летчика побледнело, и он мигом исчез в кабине. Мгновение спустя заработал мотор, после чего самолет медленно двинулся вперед. Что-то стукнуло по обшивке и Наташа поняла, что это пули. Снаружи уже слышались крики и выстрелы. Алиса прижала Наташу к стенке кабины, в темных глазах полыхала ненависть. В ее руке блеснула сталь - Наташа с удивлением увидела, что это уже не пистолет, а нож.
  
   -Чем угодно клянусь,- прошипела она,- живой им в руки не попадут не ты, ни я. Даже стрелять не буду - кишки выпущу, чтобы ты тут подыхала.
  
   Глаза ее выпучились, голос стал визгливым, почти срывающимся на крик. Наташе стало одновременно и страшно и противно.
  
   -Хватит пугать, мразь!- презрение пересилило страх,- о своей шкуре подумай. В Маньчжурии, таких как ты любят на фарш пускать.
  
   Лицо Алисы исказилось, казалось, вот-вот она пырнет ножом Наташу. Но тут, наконец, самолет оторвался от земли. Алиса расслабилась, отбросила нож в сторону. Тут же в ее руках появился пистолет, которым она больно ткнула Наташу в бок.
  
   -Садись туда,- она показала на скамейку в салоне,- и чтобы тихо мне.
  
   Наташа презрительно усмехнулась, вызвав у Алисы новый приступ бешенства - она наотмашь хлестнула девушку по лицу, затем, помахав пистолетом, комиссарша молча указала Наташе на скамейку. Сама же она расположилась напротив, держа пистолет наготове. Впрочем, Наташа не собиралась сопротивляться - едва опустившись на скамейку она поняла, что у нее слипаются веки. Усталость бессонной ночи и беспрестанного перехода по здешним местам, навалилась на нее и девушка провалилась в глубокий сон без сновидений.
  
   Проснулась она уже в Центре.
  
   ***
  
   Некогда это была обычная горная долина надежно укрытая со всех сторон скалистыми хребтами. С севера водопадом спадала бурная горная река, еще одна, поспокойнее втекала сюда с востока. Слившись в один поток, они несли свои воды на юго-запад, чтобы где-то там закончить свой путь в Байкале.
  
   На северной стороне ущелья, прикрываемые водопадом, располагались несколько черных провалов - входы в исполинские пещеры уводящие в скальную толщу. О них ходили самые жуткие слухи среди бурят, эвенков и даже проживавших на северо-востоке якутов. У костров юрт в баргузинских степях, в лесных убежищах таежных звероловов шепотом рассказывали страшные сказки о том, как из сердца гор поднимаются на поверхность покрытые шерстью злые духи, коих якуты называли абаасы, эвенки харги, а буряты шолмосами и шухдерами. В свете полной луны пляшут они на вершинах гольцов, наполняя воздух бездумными криками и завываниями, сходясь с железноклювыми демоницами закидывающими на плечи длинные груди. Даже самые сильные черные шаманы бурят и эвенков, не решались камлать там, где положил на то запрет Тот, Кого на разных языках именовали Эрлэн-ханом, Харги и Улу Тойоном.
  
   Буряты называли то место Черным Колодцем, "Хара-Худаг", эвенки Харгитуй (Дом Харги), русские же поселенцы звали это место Чертовой Долиной. Никто из местных не осмеливался ходить в те края, почему даже и точное местонахождение Чертовой Долины было никому не известно.
  
   Но лет двадцать назад все изменилось. С запада и с юга, от больших городов летели стальные птицы, по Байкалу шли тяжело нагруженные суда, везшие диковинные механизмы, краны, стальные буры, цемент и тонны взрывчатки. А через тайгу с севера, под конвоем вооруженных до зубов красноармейцев, шли худые изможденные люди - сотни и тысячи "врагов народа", угодивших в жернова карательной машины только потому, что кому-то обитающему в красном замке посреди огромного города, понадобилось пригрести к рукам Хара-Худаг.
  
   Огромную часть хребта Сынныр объявили заповедной зоной, отселив всех кто обитал в немногочисленных деревеньках и туземных становищах, под страхом смерти запретив приближаться к секретному объекту. День и ночь вдали в горах гремели взрывы, небо оглашал самолетный гул и неслышимые человеческому уху сигналы неслись "из глубины сибирских руд" донося в Красный Замок весть, что все идет по плану и даже в духе эпохи - с опережением оного.
  
   Огромные дамбы охватили кольцом долину, отведя от нее течение обеих рек. Частично они были пущены в новые русла, частично вода в них разлилась, затопив окрестные ущелья и ледниковые впадины. Так Хара-Худаг оказался в центре большого искусственного озера соединенного с Большой землей только большой широкой насыпью, да воздушным сообщением. Стены дамб ощетинивались заборами обвитыми змеями колючей проволоки, огромные прожектора заливали долину ярким, слепящим светом, солдаты НКВД день и ночь дежурили на подступах к Центру. В самой же долине, словно вынырнув из речных вод, возник целый город - пародия на Китеж, Красная Атлантида.
  
   В южной части долины располагался аэропорт, тут же стояли казармы красноармейцев и подсобные хозяйства. Север долины занимал Центр - огромное здание, в форме неправильного пятиугольника, окруженное еще одним забором с колючей проволокой и дополнительным кольцом охраны. На поверхности была только меньшая часть сооружения - основной массив скрывался в скальной толще, где ранее были легендарные пещеры. Там, в недрах гор и разрабатывался таинственный проект "Плеяда".
  
   А вниз по течению рек, вплоть до самого Байкала еще долго вымывало кости и черепа тех, кто превратился в лагерный прах во имя торжества советской науки.
  
   ***
  
   Самолет привез Алису и Наташу в Центр, когда солнце уже клонилось к Закату. На поле их встретило несколько сотрудников НКВД, тут же взявших под козырек "товарищу Барвазон". В их сопровождении, обе женщины сели в подъехавшую небольшую машину, повезшую их к огромному серому зданию. При виде его Наташа невольно вздрогнула - она была тут уже два раза, но тогда еще Центр не казался ей столь зловещим. Залитый лучами заходящего солнца он выглядел черным монументом в облаке крови.
  
   Они прошли через уже знакомую ей проходную, где Барвазон предъявила документы щекастому капитану НКВД, скупо ответила на несколько формальных вопросов о ее спутнице. Капитан с интересом глянул на Наташу, козырнул и распорядился выделить несколько человек из охраны для сопровождения.
  
   В прежние свои посещения Наташа, вместе с доктором Губельманом, сворачивала направо, поднимаясь по лестнице на второй этаж. Там располагалось что-то вроде больницы: врачи и медсестры в белых халатах, стерильная чистота помещений, резкий запах нашатыря и разных лекарств. Тем же была и аудитория, в которой юная докторша читала доклад перед местными медиками. Однако сейчас они проследовали не направо, а прямо. В конце зала, укрытая за большой колонной, располагалась неприметная серая дверь. За ней обнаружился длинный узкий коридор, освещенный тусклыми лампочками. Вдоль стен тянулись прямоугольники дверей с зарешеченными окошками сразу давшими понять Наташе, куда она попала.
  
   Возле одной из дверей Алиса остановилась и кивнула одному из провожатых. Тот загремел вынутыми из кармана ключами, открывая дверь. Наташу впихнули внутрь небольшой камеры, едва достигающей пяти шагов в длину и трех - в ширину. Чуть ли не половину камеры занимала узкая кровать, привинченная к полу, с наброшенным поверх тонким пледом. Над потолком мигала лампочка - такая же тусклая, как и в коридоре.
  
   -Отдыхай пока, товарищ Севастьянова,- процедила Алиса,- пока время есть.
  
   С этими словами она развернулась, вслед за ней захлопнулась и дверь.
  
   Наташа прошлась по камере, выглянула в окошко, потом со вздохом опустилась на кровать. Лежа на спине, она бездумно уставилась в потолок, по которому ползали черные тараканы. Было видно, что когда-то потолок белили, но сейчас штукатурка отсырела и отслаивалась - видно отведенные от долины воды как-то просачивались сюда. Но вряд ли условия содержания узников сильно заботили здешних тюремщиков.
  
   Странно, но Наташу охватило неожиданное спокойствие - прекрасно понимая, что далее с ней не будет ничего хорошего, тем не менее, это почти не вызывало у нее страха. Не то, чтобы она была безразлична к своей судьбе, но ее ближайшее будущее вызывало у девушки скорее живой интерес, перерастающее в нетерпеливое ожидание. Она давно поняла, что все, что ей говорили раньше про вакцину - сказка для наивных дурачков. Сейчас Наташа уже сама поражалась своей наивности - как она могла поверить в то, что махина, отгроханная в такой глуши будет строиться для исследований, для которых бы хватило возможностей среднего медицинского вуза. Она с нетерпением ждала развязки, чтобы узнать, наконец, чем на самом деле занимается "Центр". О том, что правда ей могла понравиться еще меньше, чем слышанная доселе ложь, Наташа как-то не подумала.
  
   Зато она думала об Илте. Здесь, в ставшем ей совершенно чуждым окружении, где казалось, сами стены дышали враждебностью, мысли о молодой женщине стали единственной отрадой пленницы Центра. Воспоминания о времени проведенном рядом с Илтой нахлынули с такой силой, что Наташа могла лишь удивиться и поразиться тому, как много в ее жизни стала значить финнояпонская куноити.
  
   Черные короткие волосы, синие смеющиеся глаза, стальные мускулы, играющие под бархатистой кожей... Сейчас Наташе ее поступок в Хабаровске казался глупой выходкой избалованной взбалмошной девчонки. Разве Илта была ей чем-то обязана? Разве у Наташи было право запрещать ей получать удовольствие с кем-то другим, пока сама она валялась бесчувственным бревном на кровати? И если Илта все же сумеет вызволить ее отсюда то первое, что ей придется сделать со своей нерадивой подопечной - как следует ее наказать. Наташа вспомнила, как наказывала ее Илта в "Маньчжурском отряде 731" и неожиданно почувствовала, как увлажнилось у нее между ног. Даже здесь в сырой камере чекистских застенков молодая цветущая плоть девушки жадно требовала внимания. Не вполне отдавая себе отчета в своих действиях, Наташа запустила руку в потрепанные мужские штаны, которые она носила все это время. С трудом сдерживая стоны, Наташа, извиваясь всем телом, рьяно ласкала себя, представляя, что это делает Илта.
  
   За этим приятным занятием, Наташа не сразу услышала лязг дверного засова. Наташа отдернула руку, но было поздно - вошедший охранник, высокий грузный мужик оторопело уставился на растрепанную девушку на кровати. В свою очередь Наташа едва сдержалась, что не скривиться от отвращения- вошедший был на редкость уродлив: скошенные глаза мутно-желтого цвета, узкий лоб, выставленные наружу желтые зубы, мясистый угреватый нос. Взъерошенные рыжие патлы лоснились от жира. Новенькая форма НКВД сидела на нем как на корове седло. В одной руке у охранника была связка ключей в другой жестяная миска с мутным варевом.
  
   -А я то думаю,- присвистнул он, ставя миску на пол и вразвалку подходя к кровати - и чего енто, сучка такая спокойная - не кричит, не плачет! А ей тут хорошо, оказывается, она тут тихо сама с собою! Понятное дело, у тех узкоглазых разве найдешь мужика нормального?! Ну, что лялька, бросай баловство, попробуешь рабоче-крестьянской елды!
  
   -Нет!- Наташа шарахнулась к стене, - пошел вон! Я буду кричать!
  
   -Кричи,- заржал охранник - тут много кто кричит, никто и внимания не обратит. Ну, покажешь чему у япошек научилась, блядь фашистская!?
  
   Наташа пыталась упираться и кричать, когда здоровый как медведь охранник, стянул ее за ноги на пол. Девушка хотела вцепиться ногтями в отвратительную рожу, но охранник одной своей лапищей перехватил обе ее руки, развернул спиной к себе и заставил опуститься на четвереньки. В этот момент на ее шею с силой опустилось ребро ладони, от чего Наташа чуть не потеряла сознание. Она уже не сопротивлялась, когда энэквэдист, пыхтя от вожделения, запустил пальцы в ее кунку, грубо раздвигая нежные складочки. Затем он вынул руку, но Наташе от этого легче не стало - толстый как сосиска палец протолкнулся в ее заднепроходное отверстие, заставив ее заорать от боли. Не обращая внимания на крики своей жертвы, верзила охранник смазывал анус ее женскими соками
  
   -Таких как ты в кунку брать нельзя, - пропыхтел охранник,- она тут другим достается. Хорошо что черт сделал бабе две дырки. Хоть и нет его, черта, а все равно хорошо.
  
   С этими словами он подтянул Наташины округлые бёдра выше, сильными руками раздвинул пышные белые ягодицы, прижался всем телом, и вошел одним мощным толчком. Девушка зарыдала от боли и стыда - подобные действия всегда ассоциировались у нее с чем-то грязным и непристойным, предельно унизительным. И теперь это происходило с ней- огромная дубина разрывала ее на части, пробивая, как казалось Наташе, ее внутренности до желудка. Она кричала, пока не сорвала голос, пыталась вырываться, но бугай-охранник цепко держал ее за бедра, размашисто вгоняя свой кол. В какой-то миг боль стала настолько невыносимой, что девушка потеряла сознание, все еще осознавая, что ее продолжают насиловать.
  
   Когда она очнулась, охранник уже стоял у двери, гремя ключами.
  
   -Ты поешь там,- он кивнул на стоящую на полу миску,- не вздумай расплескать - языком заставлю с пола собирать. А если что понравилось - зови. Нас тут трое, зови Фрола Астахова, меня то есть. Можем повторить, здесь мы всегда готовы.
  
   Он мерзко хохотнул и вышел за дверь, зазвенев ключами. Наташа, преодолевая страшную боль, встала и, ковыляя, легла на кровать, ощупывая зад из которого сочилась вязкая жидкость. Наташа в бешенстве стукнула кулачком по кровати, ее тело содрогалось от злых беззвучных рыданий.
  
   Уже позже, когда боль слегка стихла, Наташа ковыляя спустилась с кровати и подняла с пола миску с уже остывшей бурдой. Боль, стыд и унижение переполняли ее, но и они отступали на второй план перед ненавистью. Теперь Наташа хотела не просто выбраться отсюда, она жаждала уничтожения этого вертепа. И осознание бессилия, ничтожества перед поднявшейся тут махиной наполняло ее бессильным бешенством.
  
   За ней пришли скоро. Снова лязгнул засов и в комнату вошел давешний знакомец- Фрол и еще один охранник, столь же уродливый, разве что не рыжей, а темно-каштановой масти. Вдвоем они вывели Наташу в коридор и провели в душ. Фрол при этом держался так, будто и не было ничего - обычный конвоир, с равнодушно-пренебрежительным отношением к узнице. Стоя озябшими ногами на покрытом грибком кафельном полу и моясь куском хозяйственного мыла под чуть теплыми струйками, Наташа думала о том, что еще за мерзости готовит ей это проклятое место.
  
   Рядом на лавке лежала чистая одежда - что-то белое, весьма напоминающее больничный халат. Несколько поколебавшись, Наташа все же одела его - ее собственную, пропахшую потом, грязную одежду у нее отобрали еще перед входом в душевую.
  
   -Оделась?- буркнул Фрол и внезапно гадко улыбнулся во весь свой щербатый рот,- настоящая красавица стала.
  
   -Ага, мне это недолго,- неожиданно для себя самой съязвила Наташа,- это тебе хоть неделю отмывайся, краше не станешь.
  
   Фрол застыл с открытым ртом, а его напарник не стесняясь, заржал.
  
   -Умная стала?- зло сказал охранник,- ну ничего, посмотрим, как ты запоешь там, куда попадешь скоро. Давай, шевели задом.
  
   Наташа ожгла его ненавидящим взглядом, но пошла вперед. Они прошли еще несколько коридоров, затем поднялись по лестнице, оказавшись в новом коридоре - более коротком, чем предыдущий. Заканчивался он большой железной дверью, чуть ли ни на всю стену. Фрол нажал на красную кнопку и большая створка бесшумно отъехала в сторону.
  
   -Проходи, - буркнул Фрол и Наташа шагнула вперед, отметив про себя, что ее конвоиры ведут себя менее уверенно, будто боясь того, что ждет их наверху.
  
   Кабина лифта плавно устремилась вверх, затем остановилась, и двери бесшумно раздвинулись. Сейчас они находились в более благоустроенном месте - тщательно отполированные стены коридора, ковры на полу, даже картины на стенах. Наташа узнала некоторые: "Восстание на броненосце Потемкин", "Ходоки у Ленина", Сталина с бурятской девочкой на руках - сейчас говорят, Марксина Князева отправилась вслед за репрессированным отцом по обвинению в участии в деятельности "Монгольской фашистской организации". В специальных нишах стояли мраморные бюсты - Маркс, Ленин, Сталин- словно идолы некоей мрачной религии.
  
   Коридор и тут закончился массивной дверью - только не железной, а из мореного дуба. С двух сторон от нее стояли подтянутые молодые офицеры, в новенькой с иголочки форме и с кожаной портупеей на бедре. При виде охранников у обоих как по команде появилось на лицах одинаково брезгливое выражение.
  
   -Вот,- подобострастно улыбнулся Фрол, - привели вражину.
  
   -Вижу,- кивнул чернявый парень, с явной примесью китайской крови. Его напарник напротив выглядел чистокровным русаком- голубоглазый со светло-русыми волосами и россыпью веснушек на курносом лице. Он приоткрыл дверь и даже с некоторой галантностью пригласил Наташу внутрь. Не оглядываясь, та шагнула вперед.
  
   За дверью обнаружилась большая комната, с яркими лампами и шикарным персидским ковром на полу. Прямо напротив Наташи возвышался массивный стол, над которым красовался вырезанный в стене барельеф с наложенными друг на друга профилями большевистской Четверицы: Маркс-Энгельс-Ленин-Сталин. Над ними был растянут большой красный флаг.
  
   Шагнув вперед, девушка заметила какое-то движение по бокам. Оказывается, возле двери стояли еще двое НКВДистов и Наташа почувствовала, как они напряглись при ее виде.
  
   -Не волнуйтесь товарищи,- послышался громкий голос,- пусть она теперь волнуется. Садитесь товарищ Севастьянова. Разговор будет тяжелым, хотя и не очень длинным.
  
   За столом под изображениями вождей сидела колоритная троица. В центре сидел худощавый мужчина с мелкими чертами лица и бегающими карими глазами. Темные волосы уже начинали редеть, хотя на вид этому человеку едва-едва перевалило за сорок. На петлицах суконной гимнастерки красовались три ромба комиссара ГБ второго ранга. Это был Евгений Свечкарев, официальный руководитель Центра, отвечающий за разработку проекта "Плеяда".
  
   Слева от него сидела Алиса Барвазон одетая по форме майора НКВД. При виде Наташи она брезгливо скривила губы, однако девушка даже не посмотрела в ее сторону. Ее внимание привлек третий из сидящих за столом - невысокий бурят лет сорока пяти, но с уже пробивающейся сединой в черных волосах. Вместо формы он оносил синий бурятский халат и шапку из шкуры какого-то зверька. Халат украшали вышитые золотом изображения причудливых созданий напоминающих помесь чертей и обезьян. Бесстрастные черные глаза казалось, смотрели куда-то вдаль, тонкие губы что-то беззвучно шептали, пока тонкие пальцы перебирали четки из змеиных черепов.
  
   Какое-то время они молча мерялись взглядами, потом Свечкарев нарушил молчание.
  
   -Ну, что стала столбом Севастьянова - сказал же, проходи, садись,- он указал на стоящий перед столом одинокий стул,- или стыдно стало? Или совесть проснулась, а Севастьянова?
  
   Наташа не торопясь, прошла к стулу и уселась глянув в глаза Свечкареву. Превозмогая страх, она даже нашла в себе силы усмехнуться.
  
   -Нет, не стыдно, товарищ Свечкарев,- произнесла она,- чего стыдится-то? Того, что Борсоев меня пристрелить не успел - так в том извините, не виноватая я. Или того, что врали мне вы товарищ комиссар, вся контора ваша врала. И про отца моего и про Центр этот да и про врагов наших много чего недоговаривали.
  
   -Ишь, как запела контра!- скривился комиссар,- врали ей, скажите цаца какая. Про отца своего, троцкистское отродье, молчала бы - вон ведь где нутро гнилое вылезло, яблочко от яблони рядышком упало. А то, что не рассказывали тебе многого- значит тебе и знать то, не положено. Невелика птица, пигалица,- он хохотнул своей рифме.
  
   -Может и не велика, товарищ Свечкарев,- кивнула Наташа, удивляясь своей наглости,- да вот только если бы знала я, что мой диагноз стольких девчонок под Титовскую сопку подведет - так лучше бы мне тогда и самой застрелиться, чем в проекте вашем участвовать. А что батя с Троцким в Гражданскую общался - так было дело, много кто с ним тогда ручкался. Вон комиссарша наша - неужто не знала совсем, единокровника-то?
  
   -Ах ты сука! - прошипела Алиса, ее лицо пошло красными пятнами - да я тебя...
  
   -Спокойно, товарищ Барвазон, не нервничайте,- успокаивающе приподнял руку Свечкарев,- мы все знаем вас как проверенного товарища. Чего еще ждать от врага народа, кроме гнусной клеветы на честного коммуниста,- при этом взгляд Свечкарева слегка вильнул и Наташа поняла, что он отметил реакцию Алисы на обвинение в троцкизме.
  
   -А тебя Севастьянова, значит, внеклассовый гуманизм заел?- обратился он к девушке,- врагов народа пожалела? Каждый день наши солдаты, летчики, разведчики рискуют жизнью, добровольно жертвуют собой - а ты каких-то девок жалеешь?
  
   -Тех, кто добровольно на смерть идет, то одно,- гнула свое Наташа,- а девок тех ни за грош угробили.
  
   -А японцы твои так не делают?- презрительно бросила Алиса.
  
   -А японцы паиньками и не прикидываются,- парировала Наташа,- они о самом гуманном строе и светлом будущем не говорят, не лицемерят как наши. Потому и не так мерзко.
  
   -Мерзко ей! - возмущенно воскликнул Свечкарев,- чистенькой остаться хотела? Ладно, вижу с тобой говорить не о чем. Товарищ Барвазон,- последовал кивок в сторону Алисы,- уже доложила, как с тобой побеседовала и что ты ей рассказала. Отпираться сама понимаешь, бесполезно - так что будь добра повтори для всех. А мы послушаем.
  
   При этих словах молчавший доселе бурят впервые поднял глаза на пленницу и от этого холодного бесстрастного взгляда Наташе стало неуютно. Ну, раз они все знают - запираться смысла нет. Наташа откашлялась и принялась рассказывать. Говорила она долго, заметив, что бурят прислушивается к ее словам внимательней всех. Свечкарев время от времени оборачивался к нему, словно ища поддержки и каждый раз бурят кивал головой в меховой шапке..
  
   -Ну, что не врет? - обернулся чекист к буряту, когда Наташа, наконец, закончила. Тот отрицательно покачал головой и Наташа вдруг поняла кто он. Шаман! Бурятский шаман, вроде тех, о которых говорила Илта. И тут, типа в цитадели "самого прогрессивного в мире учения" прислушиваются именно к "мракобесу", "представителю реакционного духовенства". Нет, прав был Маккинес, большевизм - просто форма фетишизма, самых примитивных верований человечества - и ничего более.
  
   Поняла она и еще одно - пока этот шаман не подтвердил сказанное, они не могли быть уверены в ее словах. И Алиса тоже была не уверена. А там, на берегах Гилюя - она тешила свой садизм на пару с азиаткой Сун. И новая волна омерзения захлестнула девушку.
  
   -Ну, что же с тобой все ясно,- продолжал Свечкарев,- настала пора, наверное, удовлетворить и твое любопытство. Тебе предстоит общество одной очень важной персоны... в некотором роде знаменитости. Товарищ Барвазон, -- вполоборота он обернулся к коммисарше, -- надеюсь, вы уже сообщили Доктору?
  
   -- Он ждет ее, товарищ комиссар государственно безопасности, -- улыбнулась Алиса, -- причем с большим нетерпением.
  
   Наташа заметила, что даже на лицах НКВДистов мелькнула тень страха, когда они услышали это звание, произнесенное со значимостью королевского титула. Что же, черт возьми, они ей готовят?
  
   -- Не будем заставлять Доктора ждать, -- Свечкарев кивнул охранникам и они встали за спиной Наташи, -- вы жаловались, что от вас скрывают правду? Сейчас вы ее узнаете, хотя это вас и не обрадует Ад - курорт рядом с тем местом, куда вас проводят.
  
   Ее вывели из комнаты оба энквэдэшника, передав с рук в руки еще двум людям в форме. Наташу провели по коридору обратно к дверям лифта. Лифт медленно полз вниз, причем, насколько могла понять девушка, спускался он куда глубже того места, где пребывало ее узилище. Наконец дверь бесшумно отъехала в сторону и перед глазами Наташи предстал очередной темный коридор. В свете из кабины лифта можно было обнаружить разноцветные провода, проходящие под самым потолком. Похоже, они забрались глубоко внутрь тех самых легендарных пещер. Из коридора тянуло странным запахом - смесью сырости, мокрой шерсти и сладковатого запаха разлагающейся плоти.
  
   -Эй, есть кто живой!- крикнул над ухом у Наташи один из ее провожатых. Она подняла глаза и заметила странную вещь - по лбу у чекиста стекла тонкая струйка пота. Похоже, он чего-то боялся в этом месте. И тут же страх объял и ее - кто же обитает в здешних подземельях, кого боятся даже эти закоренелые убийцы?
  
   Словно в ответ из глубины коридора послышалось невнятное бормотанье и во тьме нарисовались неясные фигуры медленно ковыляющие к лифту. В этот же момент кто-то в лифте с силой уперся в плечи девушки и чуть ли не выпихнул ее наружу. Она обернулась - как раз, чтобы увидеть, как другой чекист нажимает красную кнопку, закрывающую дверь в кабину. Лифт унесся вверх и Наташа осталась в темноте, ожидая неспешно подступающие темные фигуры. Что-то подсказывало, что бежать бесполезно, да она бы сейчас и не смогла - ее ноги дрожали и подкашивались, так что едва хватало сил стоять прямо. Чьи-то крепкие пальцы сжали ее локти и Наташа удивленно охнула - руки новых конвоиров скрывали новенькие кожаные перчатки.
  
   Ей уже казалось, что весь этот Центр состоит из одних сплошных коридоров и ее переводят из одного в другой. Наташа пыталась разглядеть стражников, но было слишком темно. На них вроде форма сотрудников НКВД, но сидела она на конвоирах как-то неестественно. Странной выглядела и их походка, к которой девушке волей-неволей приходилось приспосабливаться. Из уст конвоиров не раздавалось ни одного слова, только невнятное бормотание, вслушиваясь в которое Наташа обливалась холодным потом. Неужели ее передали душевнобольным?
  
   И еще один момент приводил ее в ужас - как только эти провожатые приблизились, запах гниющей плоти и мокрой шерсти стал столь сильным, так что девушку слегка подташнивало.
  
   Наконец и этот коридор закончился железной дверью, из-за которой раздавались какие-то невнятные звуки. Один из провожатых Наташи стукнул в нее и произнес фразу- прозвучавшую вроде бы и членораздельно, но девушка не смогла разобрать ни единого слова. Однако за дверью видно поняли - послышался лязг и дверь бесшумно отворилась.
   Внутри было все также темно - только мерцали разные огоньки, света которых было достаточно для конвоиров, судя по всему прекрасно видящих в темноте, но не для самой Наташи. Комната была заставлена шкафами и столами, воняло звериной шерстью, падалью и экскрементами.
  
   Но напугал Наташу настоящий гвалт, поднявшийся едва они вошли, - кто-то кричал, в ответ ему раздавался почти человеческий плач и тут же - истерический смех. Не обращая внимания на этот шум молчаливые провожатые Наташи, повалили ее на один из столов, привязав ее руки и ноги к ножкам. После этого они удалились, однако один из них успел щелкнуть выключателем. Над девушкой тут же вспыхнула большая лампа.
  
   Щурясь от яркого света, Наташа осматривалась по сторонам. Она находилась в некоей помеси научной лаборатории, анатомического музея и мини-зверинца. На столах стояли многочисленные микроскопы и другие приборы, пробирки, колбы, заполненные разного рода жидкостями, большие стеклянные банки где в формалине плавали части тел- человеческие и звериные. Чем-то это напоминало их лабораторию в Чите, однако здесь экспонатов было на порядок больше. В стеклянных шкафах стояло множество различных приборов, другие шкафы - книжные - переполняли книги по анатомии, зоологии, антропологии и, как не странно, по этнографии и истории.
  
   Однако все эти детали отступили на второй план, когда глаза Наташи привыкли к свету и она смогла увидеть источник непрекращающегося шума. Дальняя стена лаборатории была сплошь уставлена клетками, в которых кривлялись, кричали и показывали на нее пальцами большие обезьяны - то мохнатые и рыжие, то гладкошерстные и черные. В темных глазах устремленных на Наташу читалась целая гамма чувств, самым безобидным из которых было любопытство. Наташа уже видела этих зверей в Центре, но то была парочка клеток со зверями, которых им показывали там наверху как образец удачного применения вакцины. И те обезьяны вели себя на редкость тихо, видимо усмиренные успокаивающими средствами. Здесь же они вели себя куда активнее- кричали, трясли решетку, а один большой черный самец усевшись на корточки и теребя свои мужские достоинства смотрел на Наташу взглядом, живо напомнившим ей охранника Фрола. Наташу уже было трудно смутить чем-либо, но сейчас она с отвращением отвернулась.
  
   -Ай-яй-яй, какое непочтение к нашим родственникам,- раздался откуда-то сзади мягкий, укоряющий голос,- разве у советской девушки могут быть такие предрассудки?
  
   Послышалось негромкое звяканье, потом негромкое шуршание. Кто-то сидел за столом позади нее, заставленный пробирками и колбами. Кто-то кого Наташа не могла видеть.
  
   -Впрочем, вас сложно осуждать,- продолжал говорить этот некто,- увы, немногие настолько прониклись истинно революционным пониманием дарвинизма. Люди пренебрежительно относятся к нашим ближайшим родственникам по планете, а ведь у них, неиспорченных классовой борьбой и эксплуатацией, есть чему поучится.
  
   Наташа вертела головой пытаясь разглядеть обладателя голоса, но без особых успехов.
  
   -Кто вы?- наконец произнесла она.
  
   -Я?- послышался добродушный смешок,- моя личность не столь значительна, чтобы о ней стоило много говорить. Я лишь слуга Госпожи Науки, которому был предоставлен шанс перевернуть все представления человечества о мире да и о самом человеке тоже. Сказать по правде, я не очень верю в учение господина Маркса, но я благодарен советской власти за то, что она дала мне шанс отринуть замшелые предрассудки и нелепые запреты, дабы показать миру величие человеческого разума. Вы же сами врач, вы должны понимать.
  
   Наташа по-прежнему крутила головой, хотя уже и поняла, что это бесполезно. Взгляд ее остановился на большом портрете висевшим над столами- человек с седым венцом волос на голове и с внимательно глядящими серо-голубыми глазами на тонком, худом лице строго смотрел на Наташу. Где-то она уже видела этот пронзительный взгляд, эти внимательные глаза, в которых горел неутомимый пламень познания.
  
   -Я вижу вас заинтересовал мой портрет,- сказал ее собеседник,- таким я, впрочем, был довольно давно. Еще когда в Африке добывал материал для опытов - кое-что от тех первых экспериментов, осталось со мной и сейчас - вернее кое-кто. Увы, в Африке мне пришлось свернуть деятельность, но к счастью, мне предоставили все возможности для работы тут. Проклятая болезнь чуть не вогнала меня в гроб, так что пришлось пойти на некоторые жертвы. Впрочем, наверное это и жертвой нельзя назвать- ведь опыт прошел удачно. Вы молоды, красивы и вам, наверное, покажется чрезмерной цена вопроса, но поверьте, когда старость начнет брать свое, вы подумаете иначе. У меня не было выбора- без инъекции определенной витальной силы, я бы умер в Казахстане. А так - получилось удачная инсценировка. Хотя в каком-то смысле ее тоже можно считать смертью. Смертью и воскресеньем.
  
   Раздался дребезжащий смешок. Что-то шевельнулось за колбами - Наташа поняла, что это седые волосы. Что-то она должна была вспомнить, что-то очень важное.
  
   -В статусе умершего есть свои плюсы,- продолжал ее собеседник,- это и заставляет человека больше задуматься о смерти. Раньше я считал поповским вздором любые разговоры про жизнь после смерти, однако пообщавшись со здешними товарищами - особенно с товарищем Сагаевым, я изменил свое мнение. Легенда о Мечите прелюбопытна и, если отбросить от нее все наносное, вычленить рациональное зерно...
  
   Собеседник Наташи продолжал что-то бубнить, но она уже не слушала его, пытаясь, сосредоточится на воспоминаниях. Где-то она уже видела этого человека, причем ровно такой же портрет. Где-то что-то слышала именно в связи с обезьянами.
  
   вижу, вы заскучали, моя дорогая,- ставший громким голос вернул Наташу к действительности,- это не беда. Думаю, больше нам с вами скучать не придется. Мы ведь коллеги, моя дорогая Натали, и думается вам будет небезынтересно принять участие в грандиозном эксперименте, который я провожу уже двадцать лет. Принять участие не на десятых ролях, как раньше, даже не зная толком, ради чего вы стараетесь, но в полной мере осознав всю важность и ответственность нашей работы. Я уверен, мы сработаемся.
  
   Седой венчик покачнулся и поднялся вверх - тот, кто сидел за колбами встал и шагнул вперед. Истошный крик вырвался из уст Наташи, крик который она была не в силах сдержать. Ибо она вспомнила, кем был человек с портрета. Илья Иванов, гениальный российский и советский ученый, мастер искусственного оплодотворения, выступивший в свое время со смелой, граничащей с безумием идеей, о скрещивании человека с человекообразными обезьянами. Наташа помнила, как ей рассказывали о нем на медицинских курсах, добавляя при этом, что к величайшему сожалению великий советский ученый скончался в 1931 году в Казахстане от кровоизлияния в мозг.
  
   Но теперь она видела, что это была очередная ложь. Неясно как, но Илья Иванов сумел обмануть смерть, одновременно блестяще доказав свою гипотезу. Наташа это понимала с необыкновенной ясностью, глядя на выходящее из-за стола голое существо, поросшее седоватой шерстью, с лицом, причудливо сочетавшее человечьи и звериные черты. Тонкие губы раздвинулись, обнажая крепкие зубы и из пасти уродливой твари послышалось уханье, на которое отозвался многоголосый хор запертых в клетках обезьян. Но при этом серо-голубые глаза смотрели все так же строго, как и с портрета Ильи Иванова, русского Франкенштейна сотворившего свое чудовище из самого себя.
  
   ***
  
   С тихим шелестом раздвинулись ветви рододендронового куста и, по дну неглубокого оврага, пригнувшись, пробежал невысокий человек в столь замызганной форме, что установить ее первоначальный цвет не представлялось возможным. Ухватившись за стебли китайского лимонника оплетающего растущую на обрыве низкорослую лиственницу, он вскарабкался наверх, сбросил с плеча винтовку и упал в густую траву. Желто-карие глаза, внимательно всматривались туда, откуда овраг, постепенно возвышаясь, поднимался к месту засады.
  
   Ждать пришлось недолго - из кустов с криком взлетел широкорот, блистая на солнце темно-зеленым оперением, и одновременно на дно оврага бесшумно спрыгнул еще один человек - высокий, широкоплечий мужчина с темно-русыми волосами. Оглядываясь назад и напряженно вслушиваясь в лесные шорохи, он двинулся по дну оврага. Лицо засевшего в засаде осветилось довольной ухмылкой, он взял его на мушку, но тут же поморщился - высокая трава могла помешать удачному выстрелу. Тогда уже не особо скрываясь, стрелок встал в полный рост. Лицо идущего в овраге окаменело, его рука дернулась к поясу с кобурой, но зависла в воздухе - он понял что не успевает. Человек на обрыве осклабился и сплюнул, поднимая ружье. Несколько дней его, вместе с товарищами преследовали как бешеных собак и вожаком этой гончей своры был тот, кто стоял сейчас под прицелом. Сегодня они весь день выслеживали друг друга- обманывая, обходя, устраивая засады. Сейчас один из них мог праздновать победу. Стрелок на обрыве не торопился стрелять, наслаждаясь бессильной злобой на лице врага.
  
   Раздался выстрел, но человек в овраге оставался стоять на месте, на его лице отражалось искреннее удивление. Тот же, кто целился в него медленно оседал на землю с аккуратной дыркой во лбу он.
  
   Человек в овраге оглянулся - из чащи невысоких лиственниц поднимался монгольский дуб с широкими ветвями, где казалось и вовсе негде спрятаться человеку. Тем не менее, сейчас оттуда спускалась молодая женщина в серой, обтягивающей одежде. В руке она держала еще дымящийся пистолет-карабин системы "Маузер". Спустившись на землю, она спрыгнула в овраг и подошла к спасенному ей человеку.
  
   -Ну, что пан Свицкий,- усмехнулась девушка,- я же говорила, что мы управимся с этим делом еще до темноты,- она указала рукой на клонящееся к закату алое солнце.
  
   На дне оврага горел костер, над которым, на импровизированном вертеле из древесных прутьев поворачивался убитый днем заяц. У костра сидело двое - высокий мужчина в серой форме и стройная молодая женщина с раскосыми синими глазами.
  
   -В общем, именно так и обстоят сегодня дела,- говорила Илта, поворачивая над костром капающую жиром дичину,- сейчас мне просто позарез нужен человек, знающий те места, а еще лучше - несколько таких людей. Ты же сам бежал из Бамлага, ты знаешь Сынныр и теперь мне нужна твоя помощь, Василь.
  
   Сидящий у костра человек неопределенно пожал плечами и протянул руки к костру- ночи здесь даже летом были холодны.
  
   -Не знаю, насколько я могу быть тебе полезен,- сказал он,- Сынныр большой. Да, иные зэки болтали, что в горах строится некий сверхсекретный объект. Говорили еще, что тех, кого отправляли на тот объект так и сгинули, но мало ли чего болтают. Кто-то из зеков говорил, что в сороковом Мировая Революция начнется, что и им верить теперь?
  
   -Многие верят,- усмехнулась Илта,- и не сказать, что без оснований - почитай сводки с европейских фронтов. Единственное наступление идет здесь и от нас больше чем от кого-либо еще сейчас зависит - удасться ли остановить красного зверя. И проект "Плеяда" существует, черт бы его побрал! Кто-то из тех кто им заведует, увел у меня из под носа девчонку, и пусть Эмма-о, будет мне порукой - я не успокоюсь пока не отплачу им!
  
   Василь Свицкий иронически покосился на взволновавшуюся девушку, хмыкнул, но промолчал, начав снимать с вертела куски мяса.
  
   -У меня мало времени и совсем мало людей,- продолжала Илта,- сам понимаешь, что дело секретное. Ты знаешь те места, я - нет. Мы с тобой неплохо работали раньше, да и сейчас тоже. Хочется верить, что так будет и впредь. Квантунская армия гарантирует щедрое вознаграждение каждому, кто окажет мне помощь.
  
   -Прекрати,- поморщился Свицкий,- это пошло, в конце концов! Я бы помог тебе и без этих подачек, хотя бы потому, что ты сегодня не первый раз спасла мне жизнь. Если бы это зависело только от меня, я бы уже сегодня пошел с тобой куда скажешь. Но, как ты знаешь, я человек подневольный.
  
   -Знаю,- кивнула Илта, - но это уже не твоя забота. С твоим руководством я договорюсь сама,- сказал куноити, с уверенностью, которую она не чувствовала.
  
   Василь Свицкий с интересом посмотрел на нее, но ничего не сказал. Снимая кусок зайчатины, он передал один из них Илте, во второй впился зубами сам.
  
   -Я, воїн Української Повстанчої Армії, взявши в руки зброю, урочисто клянусь своєю честю і совістю перед Великим Народом Унраїнським, перед Землею Зеленого Клiна, перед пролитою кровью усіх Найкращих Синів України...
  
   К юго-востоку от Хабаровска начинались живописные предгорья Сихотэ-Алиня, где на небольшой лесной поляне стояла группа мужчин от двадцати до сорока лет. На них была форма канадского образца, однако вместо британской кокарды на шапке с отворачивающимися наушниками красовался трезуб, а на левом рукаве виднелась "жовто-блакитная" повязка с надписью "Зелений Клин". Все они стояли полукругом у импровизированного алтаря - небольшого столика, покрытого расписной скатертью. На ней лежал искусно вырезанный из дерева трезубец, с хищно заостренными наконечниками. Возложив на него правую руку, воины читали слова присяги:
  
   Буду мужнім, відважним і хоробрим у бою та нещадним до ворогів землі української.
   Буду чесним, дисциплінованим і революційно-пильним воїном.
  
   Слова эти бойцы повторяли за крепким седоусым стариком, сильно отличавшегося по обмундированию от остальных "вояков": зеленовато-серый мундир, шаровары с лампасами, фуражка с красным околышем и синим верхом. На фуражке, впрочем, красовался все тот же "тризуб", а на рукаве мундира шеврон - желто-голубой флажок с врезавшимся в него зеленым треугольником. Знамя таких же расцветок мерно колыхалось и в руках одного из солдат за спиной у старика - смуглого парня с резкими, "орлиными" чертами лица, облаченного, несмотря на жару в папаху и черкеску с газырями.
  
   По краям поляны, выстроившись в каре, стояли воины, обмундированные также, как те и кто давал присягу перед алтарем. На плечах они все держали винтовки - не далее, как сегодня утром они еще активно использовались по прямому назначению. Место было неспокойное - в горах еще укрывались разного рода "партизаны"- отрезанные от своих остатки советских частей, китайские повстанцы, дезертиры и просто бандиты. Время от времени они пытались проводить красный террор, за которым следовала решительная и беспощадная расправа. Именно так получила боевое крещение группа канадских украинцев, прибывших на помощь "Зеленому клину" и сейчас приносящих "Присягу украинского националиста". Успех их сегодняшней операции был виден наглядно- с ветвей стоящего краю поляны монгольского дуба свисало с десяток человек в советской и китайской форме. Не доходя до этого дуба каре размыкалось, крайние солдаты стояли от него не меньше чем в пяти шагах. Собственно сейчас под деревом сидел только один человек, отмахивавшийся от слетавшихся на мертвечину мух.
  
   Это была Илта. На ней была форма рядового японской армии и издалека, со своими короткими волосами куноити вполне могла сойти за смазливого паренька-полукровку. Задумчиво жуя травинку, она смотрела, как приносятся заключительные слова присяги.
  
   Коли я порушу, або відступлю від цієї присяги, то хай мене покарає суворий закон української Національної Революції і спаде на мене зневага Українського Народу.
  
   Оглушительным винтовочным залпом приветствовали своих новоявленных братьев стоящие в каре солдаты. Ряды их расступились и к алтарю вышел бородатый мужчина в облачении священника Украинской Грекокатолической церкви - прибывший из Монреаля отец Антоний. Илта перехватила его недоверчивый и даже испуганный взгляд и усмехнулась про себя - надо же, священник что-то знал о ней. Илте даже показалось, что он порывался перекреститься, но сумел сдержаться. Впрочем, тут пребывали иноверцы и помимо нее, пусть и не столь экзотичные - например, стоящий за спиной старика чеченский конвой. Да и сам глава украинских националистов не был греко-католиком, оставаясь всю жизнь в той же вере, в которой был крещен шестьдесят с гаком лет назад, в станице Новониколаевской. Донской казак Борис Хрещатицкий, еще в Гражданскую был выбран атаманом Зеленого Клина. После эмигрировал в Европу, где поступил во Французский Иностранный легион, служил в Сирии, где дослужился до командира чеченского эскадрона. После прихода к власти Народного фронта, старик, не желая служить социалистами, принял предложение канадских властей возглавить украинцев Дальнего Востока. Вместе с ним подались и многие из чеченцев его эскадрона. Престарелый атаман, местная легенда, оказался той самой фигурой, что смогла объединить и местных украинцев и пришедших канадских эмигрантов и даже тех западных украинцев, которых с начала 30-х, в ходе борьбы с "буржуазным национализмом" и клерикализмом отправляли валить лес в сибирские и дальневосточные лагеря. С началом японского наступления на дальнем Востоке, заключенных уводили на запад, а то и просто расстреливали, однако в иных лагерях вспыхнули восстания где местные продержались до подхода японцев и канадцев. Бывшие заключенные с Западной Украины стали инициаторами создания местного отделения Дальневосточной организации украинских националистов, главой которого и был выбран Хрещатицкий. К аббревиатуре ДОУН были прибавлены еще две буквы (ЗК), что официально означало "Зеленый Клин", но, учитывая недавнее лагерное прошлое многих активистов, такое определение послужило причиной ряда недвусмысленных определений.
  
   И именно этот контингент, вернее один вполне конкретный его представитель вызывал особый интерес куноити.
  
   Меж тем служба подошла к концу и канадские украинцы, смешались со своими соратниками, одобрительно похлопывающих их по плечу. Другие уже разжигали костер, разделывали тушу убитого где-то здесь кабана, появились караваи хлеба и прочая снедь, бутылки с горилкой. Торжественная часть кончилась, начиналось празднование.
  
   Хрещатицкий не участвовал в этом - выстояв службу и обменявшись парой слов со священником, он, в сопровождении нескольких чеченцев, направился в сторону Илты. Та гибко поднялась на ноги, почтительно поклонившись.
  
   -Ну, здравствуй доньку,- сказал атаман,- давно не виделись.
  
   -Мое почтение, пан атаман,- ответила в тон Илта,- не так уж давно, и года не прошло.
  
   -Не часто меня навещают такие красавицы,- усмехнулся он,- тут и год покажется вечностью. Решила проведать старика?
  
   -Вроде того,- осторожно кивнула девушка,- проведать. Есть же, что вспомнить.
  
   -Это да,- атаман улыбнулся, но глаза его оставались серьезными, пристально вглядываясь в Илту,- да и сегодня ты нам подмогла изрядно. Коль вместе воевали, так и пировать вместе начнем? Вона хлопцы кабанчика зарубили, сало будем есть, мясо жареное, горилку пить. А не хочешь свинины, так вон Доку с Шамилем,- он кивнул на двух чеченцев из конвоя,- сегодня гурала завалили. Шашлыка поешь, чем плохо, а?- он подмигнул девушке и довольно рассмеялся, вслед за ним смех подхватили и горцы. Илта покачала головой.
  
   - Поем, пан атаман, - кивнула Илта,- только перед этим надо бы кое-какие дела обсудить.
  
   -Значит все-таки дела,- кивнул атаман,- ну понятно, что не просто так ты с нами в рейд попросилась. Что, генералу Ямаде нужны наши хлопцы для маньчжурских краснюков? Или тут не Ямада, а Доихара руку приложил?
  
   -Кто приложил, тот приложил,- на минуту отвела глаза Илта,- сейчас вас прошу я. И не все Войско Украинское мне нужно,- только один человек.
  
   -Ну, уж одного хлопца я для красавицы не пожалею,- усмехнулся казак,- еще, поди и очередь выстроится. Могу и не хлопца, могу джигита целого, вон хоть Шамиля бери,- он кивнул в сторону одного из чеченцев и тот шагнул вперед, сверкнув белыми зубами Илте.
  
   Та криво улыбнулась в ответ и обратилась опять к Хрещатицкому.
  
   -Мне Свицкий нужен, пан атаман. Где-то на месяц.
  
   -Свииицкий,- медленно выдохнул Хрещатицкий, заметно посмурнев,- вот оно значит как?- он оглянулся на своих людей. Разом выцепил взглядом человека о котором шла речь - тот стоял в стороне от балагурящих бойцов и смотрел на атамана и Илту, явно догадываясь о чем идет речь.
  
   -Вот ради чего ты с ним в рейд попросилась,- покачал атаман головой,- а почему он?
  
   -Он с Бамлага бежал,- пожала плечами Илта,- пробирался как раз по тем местам, через которые и я пойду. Я там не была никогда, а он знает что и как. Да и вообще, человек к лесам и горам привычный.
  
   -Тут вишь какое дело,- покачал головой казак,- Свицкий мне и самому потребный. Человек он идейный, так что тут он у меня и за политическую подготовку в ответе и за боевую. Такими людьми не разбрасываются и к черту на кулички не отпускают. Так что звиняй, конечно, доньку, но...
  
   -Так вы тоже звиняйте, пан Хрещатицкий,- немного раздраженно сказала Илта,- только и я уже не соплюха малолетняя, чтобы отшивать так легко. Должок за вами сегодня, отплатить надо.
  
   -Должооок?- сощурился атаман,- это ты про них что-ли,- он кивнул на болтающихся на дубу партизан. Илта кивнула, оборачиваясь к повешенным.
  
   -Второй и пятый, - атаман посчитал трупы и хмыкнул,- за двух краснюков цельного Свицкого отдавать - маловато будет.
  
   -В лесу еще парочка гнить осталась,- парировала Илта,- мы сюда живых тащили. Кроме одного,- она указала на мертвое тело, висящее отдельно от других. В отличие от других висел он вниз головой и даже отсюда была видна аккуратная круглая дырка в темени.
  
   -Максим Ковалев, красный командир,- Хрещатицкий усмехнулся,- крови немало пролил, сволочь краснопузая. И его, что тоже ты?
  
   -Ага,- кивнула Илта,- я. И причем, если бы я вовремя не поспела, Свицкого бы вы своего и так и так потеряли. Спросите, пан атаман, коль мне не верите.
  
   -Тебе-то я верю,- посмурнел Хрещатицкий,- но...
  
   -А коль вам и этого мало,- Илта вынула из-за груди бумагу с штемпелем в виде хризантемы и поднесла ее Хрещатицкому. Тот пожал плечами.
  
   -Тут просят оказать содействие,- он сделал особый упор на слово "просят",- Зеленый Клин присягнул королю Эдуарду и Макензи Кингу, а не Хирохито и Генри Пу И. Мы конечно союзники, но...
  
   -А вот еще,- Илта достала из внутреннего кармана формы, еще один документ и протягивая его атаману. Тот тут же изменился в лице, глянув на печать и подпись.
  
   -Вот оно значит как?- протянул он,- видать, и вправду дело серьезное.
  
   Илта пожала плечами- она и сама не знала как Йошико удалось выбить этот документ у канадского командования. Однако было видно, что свое действие он возымел.
  
   -Ладно, раз так,- кивнул атаман,- забирай Василя. На сколько надо, на столько и забирай. Только уж потом верни обратно, - добавил он.
  
   -Постараюсь,- кивнула Илта. Долетевший ветер донес до ни аппетитный запах почти готовой свинины и радостный гомон бойцов,- ну что, а теперь можно и перекусить.
  
   Возле фанзы на берегу Амура снова горел костер, над которым как и раньше грелся котелок. Однако на этот раз доносящиеся из него запахи были соблазнительнее, чем от тошнотворного варева, что несколько дней назад варил китаец Яо. Сам он тоже сидел рядом, помешивая рыбную похлебку. Кроме него возле костра сидела Илта негромко беседуя с двумя мужчинами. Первым был молодой скуластый парень, одетый в штаны из оленьей кожи и легкую замшевую куртку. Короткие черные волосы, несмотря на лето, прикрывала шапка из шкуры гурана, с небольшими рожками. Именно по головному убору в свое время и назвали этот народ, причудливую смесь русских с бурятами, эвенками и монголами- гуранами. Рядом с ним сидел темноволосый коренастый мужик средних лет, в такой же куртке и штанах. Широкое лицо окаймляла кудрявая бородка, серые глаза настороженно всматривались в ночную тьму. Рядом с ним лежала старенькая берданка.
  
   Яо взял с земли большую ложку, осторожно попробовал закипающее варево, удовлетворенно хмыкнул и снял котелок с костра. Бородатый мужик достал из большой сумки на поясе прозрачную бутыль с мутноватой жидкостью, сделал большой глоток и, закашлявшись, передал ее молодому гурану.
  
   -Ну так что, Юра,- настойчиво произнесла Илта,- ты согласен?
  
   -Ты, малая, погодь, лошадей не гони,- буркнул мужик, выхватывая из котелка кусок рыбьего мяса и отправляя его в рот. Прожевав, он взглянул на Илту.
  
   -Ты, малая, конечно тут в законе, что и говорить,- начал он,- где ты, а где мы ползаем- это все понятно. Но вот за что я тебя уважаю - что не зазналась, хоть и взлетела высоко. А потому выслушать сможешь, буром сразу не попрешь.
  
   Бородатый мужик на мгновение прервался, когда к нему вернулась бутылка с ханшином, сделал большой глоток, зачерпнул ухи и смачно запил.
  
   -Сынныр, я конечно знаю,- кивнул он,- отсюда далековато, конечно, но мы с Иваном- он кивнул на гурана,- и подальше в тайгу забирались в свое время. Ты же помнишь, ты и сама с нами в асановские рейды ходила.
  
   -Помню,- кивнула Илта, принимая из рук гурана бутылку и делая большой глоток. Она и вправду хорошо знала Юрия Мирских, одного из лучших следопытов здешних краев, охотника и браконьера, еще до войны бежавшего из одного из лагерей. Именно он, вместе с проводниками-эвенками, вел вглубь тайги отряды, собранные атаманом Семеновым и японским полковником Асано, именно им удавалось проникнуть вглубь вражеской территории, совершая самые дерзкие теракты и благополучно отойти обратно. Илта несколько раз сопровождала его в этих рейдах, доходящих чуть ли не до границ Якутии. Мирских был одним из первых, о ком она вспомнила, собираясь в опасное путешествие.
  
   -Я бы тебе помог, конечно,- продолжал Юра,- ты, хоть и мелкая, но человек надежный. Только вишь какое дело - я нынче не работаю ни на Асано, ни на Кавасиму, ни даже на Доихару. С тех пор как меня в Хабаровске объявили в розыск, я и скрываюсь по лесам- как при коммуняках, ей богу. Какое мне теперь дело до твоих япошек?
  
   Илта пожала плечами и достала из-за пазухи сложенную бумагу, развернула и протянула Юрию. Тот внимательно вчитался, хотя из трех написанных на японском, русском и маньчжурском вариантов текста, мог прочесть только один.
  
   -Вот значит как,- усмехнулся он,- простили мне того американца?
  
   -Простили,- кивнула Илта,- хотя, по правде сказать, повел ты себя как свинья. На кой черт ты прицепился именно к нему? Что не мог найти на приисках кого-то не столь заметного? Мы тут не сегодня-завтра ждем, когда Америка в войну вступит, а ты сынка ихнего генерала чуть к Эрлику не отправил.
  
   -Молодо-зелено,- хмыкнул Мирских,- не убил же я его, в конце концов. Дал по башке золотишко забрал- с кем не бывает. Вперед наука была бы. Кто же знал, что он очухается так быстро, что сумеет меня увидеть и запомнить.
  
   -Лучше бы прибил,- проворчала Илта,- а то чуть на международный скандал не наскочили. В общем, замяли это дело, а тебе по такому случаю - полная амнистия...если выполнишь то, о чем тебя просят.
  
   -Понятно,- протянул браконьер, складывая бумагу и готовясь убрать ее себе в карман.
  
   -Подожди,- остановила его Илта,- глянь на другую сторону.
  
   Юрий перевернул бумагу и недоуменно вскинул брови- на оборотной стороне документа была карандашом нарисована некая цифра.
  
   -Что это?
  
   -Это сумма,- улыбнулась Илта,- ну, вознаграждение, что вам причитается.
  
   -О как!- Юра невольно расплылся в улыбке,- это всем?
  
   -Это каждому!
  
   -Что там?- молодой гуран хотел посмотреть на документ, но Мирских уже сложил его вчетверо и спрятал на груди.
  
   -Это то, что сделает нас богачами,- усмехнулся он,- я же могу взять напарника?
  
   -Хоть десять,- пожала плечами Илта.
  
   -А это лишнее,- рубанул Мирских,- хватит и одного Вани. Ты тоже в доле, Яо - торопливо обратился он к китайцу. Тот улыбнулся и кивнул, прикрыв узкие глаза.
  
   -Да уж, про него не забудьте,- сказала Илта,- если бы он не расколол того коммуняку, ничего бы этого не было. За это ему еще отдельная премия будет, от Доихары.
  
   -А что с тем Ченом стало кстати?- поинтересовался Иван.
  
   -Да ничего,- пожала плечами Илта, вылавливая из котелка кусок рыбы,- вкалывает на Сахалине, лет через пять выйдет, может быть. Я держу слово - даже такому как он.
  
   Она замолчала, вновь принимая из рук Яо бутылку ханшина и делая небольшой глоток. В голове зашумело и девушка с жадностью набросилась на остывающую уху. Меж тем китаец вынес из фанзы несколько кусков сушеной оленины.
  
   -Я слышал об этом Черном Колодце,- говорил подвыпивший Иван,- еще дед рассказывал, он с шаманами дружбу водил, сам камлал понемногу. Говорил, что темное то место, мрачное. Никому не советовал туда идти, говорил, унесут шолмосы.
  
   -Я тоже кое-что слышал,- ответил Мирских,- попы говорили, что там сам черт трон свой возгрудил. Хотя, если там большевики окопались- черту делать нечего.
  
   -Черт-черт, - задумчиво проговорила Илта, на ее лице играла легкая улыбка,- как там в Библии пишут. Нельзя изгонять бесов силой Вельзевула?
  
   Юрий развел руками -кержак по рождению, он в силу жизненных неурядиц уже изрядно подзабыл Писание.
  
   -Ну, мне Христос не указ,- сказала Илта,- так что я все-таки попробую.
  
   При этих словах ее губы искривила такая улыбка, что следопыт передернул плечами и украдкой перекрестился.
  
  
   Это был небольшой остров на Амуре, в пяти километрах от Хабаровска, ниже по течению. Весной во время разлива реки, его отделяло от берега почти сто метров, однако летом, когда вода спадала, туда можно было добраться почти вброд по засохшей густым камышом топкой грязи. Остров покрывал густой лес, однако у южного берега, там, где неспешно катила свои воды великая река, простиралась обширная прогалина. Здесь стояла небольшая избушка, которую, в зависимости от сезона, использовали то рыбаки, то охотники, то лесорубы.
  
   Однако сегодня ночью здесь были совсем иные люди.
  
   Перед избой горели костры - огненное кольцо, раскинувшееся чуть ли не на всю прогалину. С треском взлетали искры, угасая в ночном небе и отблеск яркого пламени падал на черную воду. У самого леса под огромным вязом с пышной листвой лежала освежеванная туша, тут же была воткнута в землю и палка с насаженной на нее свиной головой. В мертвых глазах отражался отблеск костров - казалось убитый боров наблюдает за происходившим на поляне.
  
   А наблюдать было за чем.
  
   В центре кольца из костров стоял алтарь - небольшой каменный куб, покрытый маньчжурскими письменами. Еще чжурчжэни, приносили тут жертвы богам и духам, перед походами в земли киданей и Сун, здесь же совершали обряд и основатели империи Цин Нурхаци и Абахай. Уже позже, когда центр маньчжурского государства окончательно перенесся в Китай, алтарь был заброшен, лишь изредка посещаясь отдельными шаманами. С приходом в эти земли России и особенно после того, как она стала Советской, древнее капище окончательно предали забвению.
  
   Однако сейчас алтарь вновь украшали глиняные и костяные фигурки различных божеств, по бокам горели масляные фонари - в виде звериной головы, в виде лягушки, орла, рыбы и прочих животных.
  
   Вокруг алтаря сидели три молодые женщины. Йошико Кавашима облачилась в костюм маньчжурской шаманки: шапка-екса, с прикрепленными медными фигурками птиц и маленькими колокольчиками, украшенная орнаментом куртка, медное зеркальце на груди. Красную юбку-хушхун охватывал широкий кожаный пояс с рядом длинных, конусообразных подвесок из железа и медных бубенцов. На коленях у японской разведчицы лежало блюдо с тонко нарезанными рыбными ломтиками, обложенных кусочками почти растаявшего льда. Рядом стояла медная чаша с прозрачной водой.
  
   Напротив маньчжурской принцессы сидела распутная аристократка Ольга Волкова, одетая не в пример проще - в белую льняную рубаху почти до пят, с широкими рукавами. Рядом с ней лежал пучок свежесрезанных розог.
  
   Третьей из девушек, сидевших вокруг алтаря, была Илта Сато. На ней был только монгольский черный халат, лицо покрывал густой слой белил, глаза подведены черными тенями. На коленях у девушки лежал маньчжурский шаманский бубен-имчен обтянутый с наружной стороны кожей косули и колотушка украшенная яркими лентами. Из-за спины девушки виднелась рукоятка верной катаны.
  
   Прислонившись к алтарю сидела еще одна женщина, на этот раз просто нагая. Свет масляных фонарей и отблески пылающих костров создавали причудливую игру света и тени на скуластом лице с крупными чертами. Длинные волосы окутывали тело женщины до талии, сквозь черные пряди проглядывали розовые соски. Глаза ее были совсем пустыми, не выражавшими ни единой мысли. Если бы у костра вдруг оказалась Наталья Севастьянова ей бы пришлось изрядно поднапрячься, чтобы опознать в этой сомнамбуле недавнюю мучительницу- русско-китайскую партизанку Сун.
  
   Илта не участвовала в травле беглецов, хотя ей и ужасно хотелось. Приказ Йошико, тем не менее, был категоричен - вне зависимости от того, удастся ли захватить похитителей Наташи или нет, вряд ли это предотвратит утечку информации. Именно поэтому Илта спешно собирала группу, готовясь к рейду - дорога была каждая минута. Что же до преследователей, то они получили приказ не особо усердствовать именно в захвате Наташи и ее похитителей - еще неизвестно, как бы на пропажу своей оперативной группы отреагировали Советы. Японцы преследовали иную цель - уходя в спешке, большевики невольно вывели из тени ряд своих подпольных групп. В руки японской контрразведки попало несколько большевистских агентов- прежде всего выданных китайцем Ченом. Дальше покатился снежный ком - кульминацией японских успехов стал захват тайного советского аэродрома и ликвидация "отряда Порханова", одного из самых неуловимых красных командиров Амурского края. В живых удалось захватить немногих, среди которых оказалась и Сун. После того, как из нее вытянули всю информацию, русокитаянку хотели пустить в расход, однако Йошико Кавашима неожиданно попросила предоставить ее в свое распоряжение.
  
   Кавашима подцепила кусочек рыбьей плоти, поднеся его ко рту. Нараспев она произнесла:
  
   До начала начал
   Земля была покрыта водой, небеса были покрыты водой,
   Повсюду словно одно огромное море,
   Волны переливались словно "толи".
  
   Прервалась, отправляя в рот рыбный ломтик- все то же фугу, - одновременно передавая фарфоровое блюдо Илте. Сам Йошико вынула из складок юбки пачку папирос и, откинувшись на спину, прикурила у ближайшего костра. Глаза ее затуманились, по поляне пронесся слабый запах опиума. "Золотая летучая мышь", фирменные сигареты Доихара Кэндзи - начальник разведки Кантокуэкэн изрядно обогащался, среди прочего, и на торговле наркотиками.
  
   Меж тем Илта уже читала следующее четверостишие древнего шаманского гимна:
  
  
   В этих тягостных условиях
   Трудно было жить чему-либо живому.
   В суровой борьбе за выживание почти все люди были истреблены,
   Они скитались, не имея места, где могли бы приютиться.
  
   Она положила в рот рыбный ломтик и, закатив глаза от удовольствия, принялась жевать. Блюдо проследовало к Ольге, в то время как сама Илта принимала из рук Йошико сигарету с опиумом, также прикуривая от костра. Меж тем уже Ольга нараспев произносила:
  
   Издалека приплыла Священная Морская Львица,
   Её послал на помощь небесный шаман.
   Она посадила на спину мужчину и женщину.
   Люди добрались до острова и там, в пещере, родили потомство.
  
   Текст читался все быстрее, блюдо с ядовитой рыбой пустело с устрашающей поспешностью, так же как и сгорали опиумные сигареты. Илта чувствовала, как ее тело охватывает необычайная легкость, а сама она впадает в уже знакомую эйфорию, с особой чуткостью воспринимая все происходящее. Точно также, видимо чувствовали себя и остальные девушки - голоса их звучали все громче и воодушевленней, глаза возбужденно блестели. Напротив, прислонившаяся к алтарю Сун, никак не реагировала на все происходящее, полностью отрешившись от окружающего мира. Впрочем, подобное состояние было вполне понятным, если учесть, что перед началом обряда, красную партизанку несколько часов насильно опаивали наркотическим зельем.
  
   Звонкие женские голоса взлетали в ночное небо, достигая вершин экзальтации. Вот Йошико, отбросив в сторону опустевшее блюдо, залпом опустошила чашу с водой и упруго поднялась на ноги. Вслед за ней вскочила и Ольга. Илта ударила в бубен - раз, другой - и под его ритмичный рокот застывавшие в неподвижности женщины задвигались в быстром и причудливом танце. От гибкой фигуры Йошико порхнули, рассыпаясь в воздухе разноцветные ленты, временами касающиеся лица Сун. На лице последней неожиданно отразилось сначала удивление, а потом искренняя радость, губы расплылись в улыбке, глаза засияли.
  
   Откинув голову назад Йошико хрипло запела:
  
   Икулэ екулэ екулэ
   Потоп начался,
   Вода поглотила все живое,
   Одну только пару спасла Морская Львица,
   Икулэ екулэ икулэ
   так продолжился человеческий род.
   Те кто остался под водой,
   Стали подобны рыбам,
   Икулэ екулэ икулэ
   Взываю к тебе, Матушка Дэлигейаолинь!
   С человеческим телом, рыбьей головой!
   Икулэ екулэ
   Девяносто моих костей извиваются.
   Икулэ екулэ
   Сияющей становлюсь
   Икулэ екулэ,
   С Богиней Восточного Моря в единое целое сливаюсь!
  
   Рядом с ней плясала и Ольга - волосы ее растрепались, мокрая от пота рубахе, туго обтягивала все округлости ее соблазнительного тела. Мотая головой, вертясь на одном месте как юла, Волкова вскидывала руки к небу, выкрикивая:
  
   - Ой, чую! Ой, сходит! О чую, сходит! Мать Сыра Земля-Богородица! Чую - Мать Божья во мне! Дева Пречистая - во мне! Ой, сестрицы, чую, чую!
  
   Змеей метнулась к ней Йошико, ее тонкие руки впились в белую рубаху Ольги, с неженской силой разрывая ее пополам, обнажая роскошное белое тело. Словно ожидая этого Ольга подхватила с земли пучок розог и начала исступленно хлестать себя по грудям, животу и бедрам. Все яростнее слышатся голоса, все громче рокочет бубен, все жгуче, страстнее молятся обе женщины - и молитвы Богородице и Матери Даликэ сливаются в одну протяжную, громогласную хвалу Богине. Шаманка, неустанно кланяясь на восток, брызгала изо рта чистой водой, танцуя с разноцветными (семицветными) лентами в руке, повторяя движения рыбы, которая то плывёт, то выпрыгивает из воды. Ольга вертелась, выкрикивая нечто нечленораздельное, в котором проступали отдельные выкрики: "Ой, Дух!.. Ой, Бог!.. Ой, Царь-Дух!..".Илта поднялась на ноги, продолжая бить в бубен, пока еще сдерживаясь от того, чтобы пуститься в пляс, но уже чувствуя как безумие шаманско-сектантского радения захватывает и ее. Перед глазами ее все дрожало и расплывалось, будто она очутилась под водой. Рядом с танцующими женщинами проступают странные призрачные тени, похожие одновременно на зверей и людей. Они пляшут рядом с Йошико и Ольгой, прижимаясь к ним все ближе, сливаясь с ними. Илта не заметила, когда Йошико скинула одежды, но сейчас она плясала голой. Рокотал бубен и, слово в такт ударам колотушки, сквозь гладкую кожу маньчжурской принцессы прорастала темная мокрая шерсть. Лицо ее вдруг обернулось оскаленной пастью морского зверя. Вскидывающая руки вверх Ольга время от времени представала то в виде белой орлицы, взмахивающей крылами, то вновь обращалась женщиной. Вот Йошико и Ольга, как по команде, слаженно метнулись к Сун, заставляя ее встать, выгибая тело вперед и откидывая волосы на спину. Тело красной партизанки заблестело в свете огней множеством чешуек, а лицо расплылось и сплющилось, превратившись в рыбью морду. Выпученные глаза бездумно уставились на Илту, жабры двигались, захватывая воздух.
  
   Йошико и Ольга заставили Сун подняться на ноги и шагнуть вперед. Илта швырнула бубен с колотушкой подхватившей его Йошико и выхватила из-за спины катану. Кружась в танце с мечом вокруг стоящей неподвижно рыбоженщины, куноити оказалась справа от нее. Клинок блеснул в свете костров и два бесформенных комка плоти шлепнулись в чашу, вовремя подставленную Ольгой. Сун продолжала стоять, не изменившись в лице, только чуть побледнев, пока Ольга собирала в чашу кровь потоком хлещущую из ужасных ран на месте сосков. Илта крутанулась вокруг своей оси, новый взмах меча - голова Сун, перекувырнувшись, упала на алтарь. Черные волосы разом накрыли изображения трех богинь.
  
   Священная Орлица. Священная Морская Львица. Рыбоголовая Матушка Дэликэ.
  
   Ольга с поклоном поднесла чашу Илте и та, выловив отрубленные соски, один за другим отправила их в рот. Разжевывая трепещущую, теплую плоть, Илта глянула в чашу, полную крови. На нее глянули холодные выпученные глаза, открывался и закрывался рот рыбы-собаки. Видение продержалось совсем немного сменившись оскаленной мордой черной лисицы, затем собственное лицо Илты, затем снова рыба-собака, бурый фугу.
  
   -И что было скрыто, то да поднимется вновь,- завывала Йошико, колотя в бубен,- кровь предков твоих в чаше сей, выпей и обретешь силу их всех. И да сойдутся Море Запада с Восточным Морем в Великом Море среди лесов и гор, священной родине нашей.
  
   Ольга поднесла чашу с кровью к губам Илты и та, без промедления, осушила ее всю. Кровь Сун ударила ей в голову сильнее всякого ханшина - сбросив дэлэг, Илта без промедления привлекла к себе прерывисто задышавшую Ольгу, сливаясь с ней в жадном поцелуе. В этот же момент на ее бедра легли тонкие сильные пальцы, к куноити прижалось обнаженное женское тело и, обернувшись, Илта увидела улыбающееся лицо Йошико Кавашимы. Обмениваясь поцелуями, три женщины опустились на залитую кровью траву, жадно лаская друг друга. Илта еще успела подумать, что странно, что она по-прежнему слышит рокот бубна, но в этот момент вокруг ее головы сомкнулись крепкие бедра, проворный язык коснулся ее влажной плоти и Илта, выгибаясь дугой, забыла обо всем, растворяясь в сладострастном безумии.
  
   ***

   В очередной раз лязгнул замок и, перекрывая крик и визг всполошившихся обезьян, раздались шаркающие шаги. В ноздри ударил густой звериный запах и Наташа сморщилась от отвращения, когда над ней склонилась мерзкая харя, заросшая жесткой шерстью. Налитые кровью глаза похотливо рассматривали обнаженное тело девушки, губы раздвинулись, обнажая крепкие зубы. Раздался хрюкающий полусмех-полурык.
  
   -Ай-яй-яй,- мягко пожурил чудовище Иванов, вновь укрывшийся за своими склянками и микроскопами,- разве так можно? Разве ты не видишь, что наша гостья боится тебя? Как можно делать общее дело, когда соратники не доверяют друг другу?
  
   Несмотря на испуг, Наташа скрипнула зубами от злости: она уже успела возненавидеть этот укоризненно-вежливый тон, с которым Илья Иванов разговаривал с этими звероподобными недочеловеками в форме НКВД. Так же он разговаривал и с Наташей, когда обследовал ее - брал у нее кровь и другие анализы, делал весьма болезненные уколы. Пару раз он спрашивал Наташу о здоровье, однако та гордо молчала, не желая ни в чем помогать уродливому существу, в которое превратил себя профессор. Того, впрочем, это не сильно расстраивало - судя по всему общее состояние здоровья Наташи, он мог определить и без подсказок с ее стороны. Тем более, что прикованная к каталке девушка все равно не могла сопротивляться. Ей оставалось скрипеть зубами от злости, когда чуткие, хоть и покрытые редкими волосами пальцы, лезли в самые интимные части ее тела, вводили зонд или стеклянную трубку. Поначалу Наташа кричала, щедро расходуя на профессора все имеющиеся ругательства, пыталась сжимать бедра, даже кусаться. Илья Иванов мягко, почти отечески пожурил ее и кликнул кого-то из коридора. Завидев как в лабораторию входят сгорбленные твари, с необычайно длинными руками и уродливыми мордами Наташа обмерла от страха, из ее горла вместо крика вырвался какой-то сдавленный сип. Теперь она понимала, кто вел ее от лифта.
  
   Спартак и Савмак - вроде бы так их называл Иванов, пояснивший для девушки, что это имена двух "царей рабов" в Древней Греции...или Риме. Античная история никогда не была сильной стороной Наташи, однако выбор имен ее не удивил - даже в этом адском подземелье подчеркивалось уважение к большевистскому "пантеону". Савмак был рыжим, а Спартак черным - как пояснил профессор, потому что первое чудище зачал самец орангутанга, а второго - шимпанзе. Кем были их матери, Илья Иванов не уточнил, однако Наташа уже поняла, какого рода опыты проводятся в этом мерзком месте и сильно пожалела, что у нее не хватило смелости устроить побег где-нибудь на Зее - пуля от Алисы Барвазон казалась сейчас достойным концом.
  
   Эти создания удерживали Наташу, пока доктор брал у нее кровь или иные анализы. Судя по всему, они не умели говорить, но хорошо понимали и слова профессора и оскорбления от Наташи. Последние, похоже, их только забавляло. Чувство юмора в очередной раз подчеркивало, что эти твари не были тупыми животными - в глубоко посаженных под мохнатыми бровями глазах светился злой разум, не уступающий человеческому. Казалось, что уродливая харя зверочеловека лишь маска, сквозь которую проглядывает что-то иное - куда более страшное.
  
   Кроме ассистирования доктору, Савмак и Спартак приносили корм для обезьян, который давали и Наташе - мелко порезанные фрукты и хлеб в молоке. Чтобы накормить девушку ее приподнимали на лежанке, Савмак зажимал ей нос, а Спартак ложкой впихивал еду в вынужденно приоткрытый рот. Давясь и обливаясь молоком, Наташа проглатывала это месиво, после чего ее вновь заставляли улечься.
  
   Пару раз обезьянолюди открывали клетки со своими неразумными родичами, накидывая на волосатую шею аркан и резко вытаскивая перепуганное, визжащее животное,. После обезьян уносили - судя по скупым репликам Ильи Иванова в лабораторию по соседству.
  
   Наташа не знала, сколько времени она провела здесь, слушая неторопливую болтовню Ильи Иванова и каждый раз обливаясь холодным потом при виде звероподобных верзил.
  
   Однако, сейчас в лабораторию вошли другие обезьянолюди - выше и массивнее прежних. Безобразные морды покрывала жесткая черная шерсть, темные глаза бесстрастно рассматривали Наташу. Похоже, что эти твари были главнее Савмака со Спартаком - в петлицах виднелись сержантские знаки отличия. Сердце пленницы бешено заколотилось: обострившееся за эти дни чутье подсказывало, что зверолюди пришли за ней.
  
   -Не волнуйтесь, товарищ Севастьянова- потвердел ее опасения профессор,- вы же космомолка! Относитесь к этому, как к партийному заданию, важному и ответственному.
  
   -Да не пошел бы ты - зло бросила Наташа,- со своей партией и ответственностью! Тебе это так просто не пройдет, старый хрыч!
  
   -Многие так говорили, дитя мое, - снисходительно усмехнулся Иванов,- ладно давайте.
  
   На девушку набросили тонкое покрывало, мощные лапы ухватились за ручки каталки и выкатили ее в открытую дверь. Как выяснилось, коридор шедший от лифта, был не единственным - слева и справа от лаборатории Ильи Иванова отходили широкие тоннели. Освещались они слабо, но везущим Наташу тварям это было не в помеху. Раз или два девушка даже видела, как их глаза светятся во мраке. И вновь невольный трепет охватил Наташу - вряд ли умение видеть в темноте создания Иванова унаследовали от своих звериных предков: скудных знаний девушки по зоологии все же хватило для того, чтобы вспомнить, что ночь человекообразные обезьяны проводят, так же как и их разумные "родственники". Похоже здесь таилась очередная тайна- и Наташа чувствовала, что разгадка ее будет столь же страшной и мерзкой, как и все прочее в проекте "Плеяда".
  
   Эти места не пустовали - вокруг то и дело появлялись темные силуэты, в которых узнавались обезьянолюди. Иногда они перекидывались несколькими словами с провожатыми Наташи, которая тряслась от страха всякий раз, когда мерцающие красным светом глаза останавливались на ней. Глаза девушки уже привыкли к темноте и она хорошо различала окружающую обстановку. От основного коридора отходили другие, более узкие. Оттуда несло острой звериной вонью - как и от провожатых Наташи.
  
   Коридор уходил под уклон, все больше напоминая какую-то пещеру которой он, надо полагать, и был изначально. Стены носили следы лишь самой поверхностной обработки, каталка все чаще подпрыгивала на неровностях пола, на котором блестели небольшие лужицы. Ответвления здесь походили на темные норы оттуда слышались жутковатые звуки - урчание, утробный хохот, приглушенные вопли, вспыхивали и гасли красные глаза. Похоже, здесь создания доктора Иванова легко вернулись к образу жизни обезьяноподобных предков человека.
  
   Неожиданно до уха девушки донеслись новые звуки: отрывистые чеканные фразы, на смутно знакомом языке и вслед за ними - равномерный рокот, в котором Наташа безошибочно уловила топот множества ног. Вот коридор свернул за угол и Наташа невольно дернулась на своей каталке - справа разверзся огромный провал или котлован дальние стены которого терялись во мраке. Слева вздымалась сплошная скала, вдоль которой тянулась узкая дорога спускающаяся вниз. По ней конвоиры девушки и покатили ее каталку. Наташа же смотрела вниз, сейчас даже позабыв об испуге - ее захватило разворачивающееся внизу грандиозное действо.
  
   Под ней простирался огромный глубокий котлован, с четкими прямоугольными очертаниями. Раньше это видимо была обычная естественная пещера, однако человеческие руки неплохо над ней поработали, изменив до неузнаваемости. В скальных нишах крепились большие прожекторы, заливавшие все тусклым светом. А на дне, словно на огромном плацу маршировали колонны солдат, одетые в хорошо знакомую Наташе форму. Девушка присмотрелась к марширующим и невольно охнула.
  
   Внизу шли колонны обезьянолюдей. Одетые в форму НКВД, с соответствующими знаками отличия. Красные глаза поблескивали в свете прожекторов, а на мордах читалось столь же серьезное выражение, как и у солдат РККА на параде.
  
   Наташа перевела взгляд на того, кто выкрикивал команды - под одним из прожекторов на небольшом возвышении стоял щуплый человечек, старательно выкрикивающий команды в большой рупор. Форма на нем была явно не красноармейская, но в то же время смутно знакомая. Наташа напрягла память - и тут же вспомнила.
  
   В похожую форму были одеты двое китайцев из повстанческого отряда незабвенного командира Порханова. Видно это и была форма китайских коммунистов, значит, и команды он выкрикивал на китайском. Китайские коммунисты, чью попытку революции разгромили еще в тридцатые, во множестве осели на советском Дальнем Востоке, ожидая времени, когда их вернут на родину на штыках советских солдат. Однако Наташа не думала, что что китайцев допустят к столь секретному советскому проекту. Наташе даже показалось, что она узнает этого человека - одного из военачальников Западно-Китайской Социалистической Республики, не так давно принятого самим генералиссимусом.
  
   - Наплаво! Клугом! Шагом малш!
  
   Со стороны китайское коверканье русского языка могло показаться смешным- вот только Наташу, при взгляде на старательно марширующие колонны зверолюдей совсем не тянуло смеяться. Чем-то уж слишком жутким веяло от этого зрелища, словно предвестие недалекого и страшного будущего. Внезапно Наташе привиделся совсем другой плац - не плац, огромная, вымощенная брусчаткой, площадь где недочеловеческие орды грохочут сапогами перед вынесенным из подземелий саркофагом.
  
   Тем временем, спуск кончился и дорога, по которой везли Наташу, свернула в очередной туннель. Здесь внизу вновь пошли тщательно отполированные стены и потолки, да и освещение было заметно ярче, чем наверху. Однако через сто метров коридор оборвался перед массивной двустворчатой дверью из чистой стали. Прямо по центру красовался барельеф - ухмыляющаяся морда обезьяноподобного демона. Из оскаленной клыкастой пасти торчал длинный язык, вместо глаз красовались граненые шары из темно-красного стекла. В ином месте, подобная харя посреди коридора с электрическим освещением казалась бы странным курьезом, но здесь, в окружении обезьяноподобных тварей она выглядела более чем естественно. Один из конвоиров Наташи надавил на вытянутый язык, внутри жуткой образины что-то щелкнуло, тусклые глаза на миг осветились ярким светом и створки бесшумно разъехались. Двое обезьянолюдей вкатили внутрь каталку и дверь с лязгом захлопнулось за ними.
  
   Их глазам открылась обширная пещера, по контрасту с предыдущим интерьером - оставленная почти в первозданно виде. Посреди пещеры текла небольшая речка, судя по шуму - спадающая водопадом где-то вдалеке. От воды исходило зловоние, перебивавшее даже запах обезьянолюдей - видно сюда сливались сточные воды со всего Центра.
  
   На берегу речки горел костер, возле которого стояли двое. Вернее один человек стоял, а другой сидел, скрестив ноги и, напевая заунывную песню, что-то бросал в огонь. Пламя от этого становилось ярче и меняло цвет, озаряя пещеру синими и зелеными вспышками. В них Наташе почудилось какое-то движение у стены, справа от закрывшейся двери. Новая вспышка осветила плоское скуластое лицо, узкие глаза, шапку с совиными перьями, небольшое зеркальце на груди, отразившее блеск колдовского пламени. Наташа бросила взгляд налево, потом опять направо - полукругом у стены, вдоль до потока с нечистотами неподвижно застыли фигуры в черных халатах.
  
   Однако живые истуканы тут же перестали интересовать Наташу, когда ее подкатили ближе к костру. Тот, кто сидел на корточках оказался тем самым шаманом, что присутствовал на ее допросе наверху. Одет он был в то же одеяние, разве что на груди его появилось медное зеркальце, а в руках - шаманский бубен. Он бросил равнодушный взгляд на Наташу и снова отвернулся к костру. Куда больше обрадовалась стоящая тут же Алиса Барвазон, одетая вновь по форме майора НКВД. Издевательски улыбаясь, она махнула рукой черным образинам и те засуетились вокруг Наташи. Несколько раз повернулся ключ, освобождая ее от наручников, девушку стащили с каталки и поставили на ноги, накинув на плечи покрывало. Отвыкшие от ходьбы ноги почти не держали, так что Наташа была вынуждена опереться о каталку, чтобы не упасть.
  
   -Не на пользу тебе пошли буржуйские харчи,- хмыкнула Алиса, рассматривая девушку,- хилая совсем стала. Ну, на здешнем пайке глядишь поправишься.
  
   Вид старой врагини испугал, но одновременно и разозлил Наташу, которую взбесила ехидно-торжествующая улыбка на лице чекистки.
  
   -Если такой паек, какой там наверху давали, так вряд ли,- съязвила девушка,- поди отсюда эту бурду черпаете,- она кивнула на сточные воды,- да, похоже и сами жрете. А что, по-пролетарски так.
  
   Вопреки ожиданиям Наташи, ее слова не разозлили Алису.
  
   -Дура,- снисходительно усмехнулась она,- чтобы ты понимала! Такие как ты только дерьмо и могут видеть, о чем им еще можно рассуждать. Посмотри наверх, изменница.
  
   Она вскинула руку и Наташа невольно проследила за ее движением. Очередная вспышка осветила свод пещеры и тут же погасла. Вместо этого вверху стало разгораться бледное сияние - сначала чуть заметное, потом все более яркое. На глазах у удивленной Наташи каменная твердь словно растворялась, наливаясь синеватой чернотой. В этом непроглядном мраке стали разгораться маленькие огоньки, переливавшиеся множеством красок. Вскоре огоньки стали распадаться на множество больших и малых, превращаясь в настоящие созвездия и Наташа окончательно поняла, что ей показывают.
  
   -Планетарий,- резюмировала она, глядя как в "ночном небе" появляются знакомые звезды и планеты,- планетарий в канализации. То есть вы тут свихнулись окончательно.
  
   -Не можешь сказать ничего умного, так молчи,- сказала Алиса, раздраженная, что эффект от ее "наглядного показа" вновь оказался не таким, на который она рассчитывала, - корова деревенская. Гимн хоть наш помнишь, пролетарский? "Кто был ничем, тот станет всем"- это не забыла у империалистов своих? Надежда всего мира на светлое будущее здесь - в подземельях сибирских гор, в этой пещере, среди сточных вод. Отсюда выйдет победитель, новый советский человек, который дотянется до звезд! Вот он,- она широким жестом показала на стоящих за спиной Наташи зверолюдей,- будущее планеты стоит перед тобой. Не отягощенные старыми предрассудками и отжившими свое традициями, "tabula rasa" на которой мы напишем новую, победоносную страницу в истории человечества. Вчерашние звери, полулюди сегодня, покорители звездных просторов - завтра! Из грязи - в князи, из дерьма - к звездам.
  
   Алиса вещала с воодушевлением, глаза ее сверкали и Наташа невольно почувствовала, как ее захватывает волна фанатичного безумия. Может она и вправду чего-то не понимает. Вот и профессор Иванов говорил что-то похожее - может и он был прав.
  
   Позади раздалась звучная отрыжка и мерзкая вонь разнеслась по пещере. Наташа словно очнулась от наваждения. Эти твари, ютящиеся в пещерах, марширующие по команде красных китайцев построят новый прекрасный мир? Эти фанатики, мечтающие о звездах на берегу сточной канавы, шаманы-расстриги, охранники-насильники, лицемеры-начальники - именно так видят свое "светлое будущее"? Да на кой черт оно нужно, такое?
  
   -Можно и из дерьма выбраться к звездам,- спокойно ответила Наташа,- только вот от дерьма в душе все равно не избавишься. Вам мало землю говном залить, вы еще и небо готовы изгадить. Думаешь, коль вас на земле никто не ждет, так там примут?
  
   -Мечит примет своих детей,- раздался негромкий, но сильный голос и Наташа с удивлением поняла, что это заговорил шаман,- если дети примут его у себя. Времени мало, Алиса. Может, начнем?
  
   -Да, начинайте товарищ Сагаев,- Алиса величаво кивнула, кинув напоследок злой взгляд на Наташу,- ты же хотела знать, зачем нужны девки? Сейчас узнаешь!
  
   Она кивнула и тут же Наташу толкнула в спину сильная лапища, едва не сбившая ее с ног. Обезьянолюди толкали ее к реке нечистот, где обнаружился небольшой деревянный мостик, по которому можно было перейти на другой берег. Вдоль него в двух-трех метрах от воды приподнимались возвышения, напоминавшие каменные скамьи...или надгробия, около двух метров в длину и чуть больше метра - в вышину и ширину. На них смутно белели какие-то предметы и Наташа поняла, что это, даже раньше, прежде чем услышала негромкий стон полный страха и боли.
  
   Пламя позади них вспыхнуло - видно шаман опять подбросил что-то в костер, осветив и эту часть пещеры. На каменных возвышениях, больше напоминающих алтари, были распяты девушки, не старше самой Наташи. Тонкие запястья замыкали массивные кандалы, накрепко приковывавшие их к двум большим железным кольцам полуутопленных в каменной глыбе. В отблесках пламени Наташа насчитала шесть прикованных девушек - четверо славянок, с белой кожей и светлыми волосами и две азиатки - одна китаянка, вторая бурятка или якутка. В их глазах читался животный ужас, но никто не пытался кричать- слышался только чуть слышный тихий плач. Похоже, здешние конвоиры давно отбили у пленниц всякую волю к сопротивлению.
  
   Седьмое ложе пустовало, к нему и подвели Наташу конвоиры. Легко сломив ее сопротивление, они повалили ее на камень, и приковали ее руки. Ноги оставили свободными и девушка успела несколько раз пнуть своих мучителей, однако те, казалось, даже не обратили на это внимания. Отобрав у нее покрывало, они оставили ее лежать обнаженной на камне. Через мгновение девушка услышала как под их ногами заскрипели доски настила- чудовища уходили на другой берег.
  
   Наташу приковали лицом к дальней стене и теперь она не видела ни реки, ни костра, ни тех кто сидел у него - только чуяла вонь, слышала гул падающей воды и видела тени, пляшущие в свете костра. Да еще на потолке мерцали таинственным светом созвездия и планеты, какой-то неведомой техникой или колдовским искусством воспроизведенные здесь, в подземельях никогда не видевших солнечного или лунного света.
  
   Отблески пламени освещали стену пещеры. Теперь Наташа видела, что это не был сплошной монолит: то тут, то там скальную толщу рассекали с полдюжины узких, напоминающих расщелины, туннелей. Стены между ними покрывала искусная резьба, по всей видимости, недавнего происхождения изображавшая мохнатых козлоногих чудовищ, напоминающих чертей. Рядом с ними плясали многоголовые великаны, извивались чешуйчатыми телами змеевидные существа. Все это перемежалось строками смутно знакомого алфавита- Наташа припомнила, что подобное письмо ей встречалось на книгах, конфискованных из старых дацанов.
  
   Страха, почему-то не было и сейчас - лишь огромное чувство вины, прежде всего перед девушками ставшими ее товарками по несчастью. Она ведь тоже принимала в этом участие, согласно ее врачебным заключениям, сотни, если не тысячи молодых женщин отправлялись в эту вонючую пещеру. И хотя, тех кого она же признавала негодными, ждал расстрел и общая могила под Титовской сопкой, сейчас глядя на мечущихся на месте прикованных девушек и уродливые фрески на скалах, Наташа не была уверена, что это явлслось худшей участью.
  
   Да, теперь она знала правду! И это перевешивало все - даже страх перед неизвестностью, перед мерзкими тварями, заполонившими здешние крысиные норы и людьми, что были страшнее и отвратительнее созданных ими чудовищ. Она не знала, но она была виновата в том, что творилось здесь, она виновата перед этими девушками, также как и многими другими. И то, что она сейчас угодила на их место, это лишь восстановление справедливости, которую блюдет грозный Эрлэн-хан, покровитель Илты.
  
   Страха у Наташи не было- было только сожаление, что рядом сейчас не лежит Алиса Барвазон и красноармейка Сун.
  
   Позади вновь вспыхнул костер, озарив ярким светом пещеру и тут же она погрузилась в кромешную мглу. Зато сияние наверху становилось все сильнее, все ярче становился свет отдельных звезд. Иллюзия выглядела совершенной - Наташа могла поклясться, что лежит под натуральным ночным небом.
  
   Оглушительно грохнул бубен - сначала один, потом к его бою присоединился второй, третий, четвертый. Гортанный голос хрипло запел протяжную песнь на бурятском языке, которую подхватили другие голоса. Откуда-то - сверху ли, снизу, со всех сторон?- в такт ударам бубна послышался чуть слышный, но постепенно нарастающий гул. И почти сразу же в черных провалах входов что-то зашевелилось.
  
   Широко распахнутыми от ужаса глазами Наташа смотрела, как из пещер выходят безобразные чудовища, покрытые черной шерстью. Это не были обезьянолюди, вроде тех, что привели ее сюда - эти существа больше походили и на настоящих обезьян, да и передвигались они большей частью на четырех лапах. В то же время их размеры, выражение морд и относительно короткая шерсть говорили, что все же в их жилах течет и некоторая часть людской крови. Вразвалку они подходили к перепуганным девушкам, скаля огромные клыки. Могучие лапы перебирали длинные волосы, грубо мяли кожу, из пасти слышалось угрожающее ворчание.
  
   Вновь зарокотали бубны и послышалось гортанное завывание, на стенах заплясали причудливые тени. Наташа не знала, что вытворяют шаманы за ее спиной, да и не хотела знать, но и она ощущала вокруг чье-то незримое присутствие. Чуть слышный шорох крыльев в спертом воздухе, чей-то вкрадчивый голос, нашептывающий ей на ухо всякие мерзости, прикосновения невидимых пальцев к обнаженному телу. Наташа вздрогнула, извиваясь всем телом, тщетно пытаясь избавиться от становящихся все более настойчивыми бесстыдных ласк. К своему стыду Наташа чувствовала, как возбуждается от этого. И видела, как раздуваются ноздри сидящих рядом обезьян, почуявших запах женских соков, как огромные лапы теребят наливающиеся алым отростки.
  
   А над ними все ярче, все навязчивей мерцали неведомые созвездия. Особенно выделялись семь звезд, постепенно заслонявших остальные ночные светила. Даже свет от костра выглядел бледно по сравнению с ними. Обрывочные, наспех усвоенные когда-то знания по астрономии резко всплыли в голове у Наташи и подлинное значение имени проекта теперь открылось перед ней во всей свой жуткой истине.
  
   -Нееееет!!! Не хочууууу!!! Мамочкааа!!!
  
   Наташа скосила глаза- слева на возвышении билась в цепях молоденькая девушка, почти девочка, едва-едва достигшая совершеннолетия. Тело ее изгибалось дугой, ноги дергались словно пытаясь отбиться от кого-то невидимого. Крик ее тут же подхватила и лежащая рядом китаянка.
  
   -Аааа!!! Пошел вон! Не хочу!!!- Наташа даже не сразу поняла, что это с ее уст раздается истошный крик, когда она изо всех сил молотила ногами по воздуху. Словно в ответ этим воплям с новой силой грохнул бубен и разнеслись в воздухе завывания. Сидящая на каменном полу обезьяна, оскалила клыки и вдруг, упругим скачком запрыгнула на каменное ложе, оказавшись как раз между ступней девушки. Наташа замолотила по зверю ногами, однако это было все равно, что молотить по дереву - под гладкой шерстью перекатывались сплошные мускулы. Обезьяна, не обращая внимания на ее потуги, встала на задние лапы и, задрав голову вверх, издала пронзительный вопль, перешедший в утробный рык. Могучие лапы замолотили в широкую грудь, пока другие самцы запрыгивали к своим жертвам, оглашая воздух воинственными клыками. В такт им продолжали рокотать бубны и звучать шаманские песнопения, в которых все громче, все явственней слышалось одно, уже слышанное сегодня Наташей слово:
  
   -Мечит-Мечит-Мечит-Мечит!!!
  
   "Звезды" (или что там их заменяло в "небе") мерцали все ярче, струя свой свет на пугающие барельефы. Наташа подумала, что зрение ее подводит - в свете Плеяд стена дрожала как воздух в жару, фигуры в камне двигались, словно в причудливом танце, строя ужасные гримасы. А затем пугающие создания выдвинулись вперед, отделяясь от камня, и призрачные, темные тени метнулись, сливаясь с телами самозабвенно молотящих себя по груди обезьян.
  
   И все стихло - и удары бубнов и шаманские песнопения и животные крики. Даже девушки перестали рыдать и кричать, почувствовав, что вокруг них, что-то изменилось. Наташа перевела взгляд на стоящего перед ней самца и невольно замотала головой: это была все та же обезьяна и в то же время - нечто совсем другое. Во всей его осанке, движениях, самих очертаниях тела проглядывало нечто совершенно отличное от прежнего животного, необъяснимо гадостное и до одури пугающее. Изменилось и выражение морды - в глазах светился явный разум и Наташа, несмотря на весь свой ужас, вспомнила, где она его уже видела. Именно этот злой ум был и в глазах обезьянолюдей, что конвоировали ее сюда. Вот значит, как создавались в Центре "люди будущего"!
  
   Додумать эту мысль Наташа не смогла- ее взгляд машинально скользнул вниз и ее глаза расширились от ужаса, из горла вырвался сдавленный хрип. Вместо прежнего красного "стручка" сейчас между ног у чудовища гордо вздымалось поистине устрашающее достоинство, которого не постыдился бы и конь. Но, что самое постыдное Наташа, уже возбужденная ранее, испытывала кроме ужаса и отвращения еще и мерзкое возбуждение, между ног у нее чуть ли не хлюпало от влаги.
  
   Мощные лапы ухватили ее за лодыжки, задирая девичьи ноги и огромный член ворвался в нежное лоно. Все, что пришлось ей доселе испытать, даже насилие НКВД-шным охранником показалось пустяком по сравнению с этой мерзостью. Вонючая, волосатая туша навалилась сверху, сильные пальцы с грубой ороговевшей кожей, терзали нежные груди и жаркая слюна капала на лицо девушки из воняющей клыкастой пасти, пока огромный член раздирал ее лоно. Она выла, кричала, рыдала - пока не сорвала голос, она молотила кулачками по мускулистой туше, но чудовище словно и не обращая на это внимания продолжало насиловать молодую женщину.
  
   Слева и справа от нее точно также кричали и бились под уродливыми тварями другие девушки. Позади вновь грохнул бубен и послышались шаманские песнопения, но Наташа уже их не слушала. В голове у нее мутилось, она готова была отключиться. Последнее, что она увидела, перед тем как потерять сознание - семь сияющих звезд слившихся в ухмыляющийся лик огромной обезьяны.
  
   ***
  
   Эвенкская байдарка осторожно огибала водоворот, бурлящий перед лесистым островом, посреди широкой быстрой реки. Трое человек, стоя на коленях, энергично и умело работали веслами, направляя утлое суденышко из бересты мимо водной воронки, окруженной клочьями пены. Наконец опасное препятствие осталось позади и утлое суденышко, проплыв еще несколько метров, ткнулось носом в берег. Стоявший впереди коренастый мужчина в штанах и куртке из оленьей кожи, набросил веревку на крепкий сук ближайшего дерева и спрыгнул на землю. Вслед за ним на берег сошли черноволосая девушка с синими глазами и невысокий щуплый японец. Все они носили потрепанную красноармейскую форму, но через плечо японца была переброшена новенькая Арисака. Пока мужчины затаскивали на берег байдарку, вынимая из нее нехитрый скарб, девушка стояла на берегу, положив руку на притороченный к бедру маузер. Она напряженно всматривалась в речную гладь, на которой отражались отражение красного диска солнца, закатывающегося за левый берег- высокий и обрывистый, в отличие от пологого левого.
  
   -Может, с ними все же что-то случилось?- не оборачиваясь, произнесла она,- как думаешь, Юра? Все-таки их четверо, а течение сильное.
  
   -Не волнуйся, Илта- кержак Мирских встал рядом с куноити, - Ваня знает эту реку как свои пять пальцев. Он вырос тут, на Витиме, помнишь, он говорил, что его брат золото мыл на Бамбуйке. Да и Сергей говорил, что бывал на Бодайбо...
  
   -На Бодайбо Витим не тот, что здесь,- буркнула Илта, продолжая вглядываться вдаль.
  
   -Ну, он говорил, что и здесь бывал,- пожал плечами старообрядец,- и Свицкий тут проходил. Так что места никому не чужие. Разве только этому, соплеменнику твоему...
  
   -Наполовину,- Илта мимолетно поморщилась. Позади нее послышался хруст гальки и Илта обернулась, чтобы встретиться глазами с подошедшим японцем
  
   -Зимовье и вправду рядом,- он уселся на ствол поваленного дерева и чиркнул спичкой, прикуривая,- дверь заперта на щеколду, снаружи. Дров полная поленица.
  
   -Был там кто недавно, нет?- спросила Илта.
  
   -Не позже зимы,- пожал плечами японец, выпуская колечко дыма,- пара кострищ, старых , зола почти в землю ушла. Ну и другие приметы есть. Давно тут людей не было, в общем.
  
   Илта удовлетворенно кивнула - опыту Акиры Юсима можно доверять. Уроженец Хоккайдо, привыкший к тамошним лесам, Акира стал ценным сотрудником разведывательной службы Квантунской армии. Регулярно уходя в рейды асановцев, он не хуже местных следопытов замечал мельчайшие детали, по которым можно было определять наличие в округе посторонних.. Илта прошла с ним не один рейд и знала, что чутью немолодого японского разведчика можно доверять. Знал это и старообрядец, также отмахавший с японцем не один десяток верст по дебрям Приамурья и Забайкалья.
  
   -Я же говорил,- сказал Мирских, - место самое то.
  
   -Кто тут вообще его поставил?- спросила Илта,- старатели?
  
   -Может и они,- предположил кержак,- или охотники, рыбаки. Много кто ходит по Витиму..ходил,- добавил он с сожалением,- места-то нынче неспокойные.
  
   Илта кивнула: да на Витиме сейчас было неспокойно. Кроме охотников и золотодобытчиков в последнее время эти места облюбовала и менее безобидная публика- бандиты, различные повстанческие группы - как действующие по указке Советов, так и анархиствующие шайки выступающие под лозунгов "Ни японцев, ни коммунистов".
   Однако за время спуска по реке им еще не разу не доводилось встретится с бандитами или повстанцами и наблюдения Акиры, позволяли надеятся, что так будет и сегодня.
  
   -Вот они!- отвлек ее от раздумий голос Мирских. Илта вздернула голову - из-за ближайшего острова вынырнула еще одна байдарка, быстро идущая в их сторону. Стоящий на носу гуран Ваня ловко орудовал веслом, задавая направление остальным гребцам. Байдарка обогнула водоворот и причалила к берегу. Ваня и один из гребцов - с азиатскими чертами лица вытащили лодку на берег. Еще двое направились к Илте.
  
   -Что так долго?- спросила Илта у Василя Свицкого, одетого в красноармейскую форму- как и остальные кроме Юрия и Ивана,одетых по-местному. Украинец пожал плечами.
  
   -Этот паренек,- он кивнул в сторону гурана,- что-то ему там привиделось на реке. Черт его разберет, может какой мираж или еще что было. Говорят, тут на реке порой чудится.
  
   -Не чудилось мне!- произнес Иван, как раз подходивший к остальным,- я ее видел!
  
   -Кого?- недоуменно спросила Илта
  
   -Синильгу!- убежденно сказал парень, - Идущую-по-Воде.
  
   -Ну, как-то так,- кивнул Свицкий,- я местных суеверий не знаток. В общем, что-то там ему привиделось за островом и мы угодили в водоворот. Чуть не потопли
  
   -Ван-нюша!- с угрозой в голосе произнес Мирских, разворачиваясь к напарнику.
  
   -Да не чудилось мне!- убежденно воскликнул гуран,- чем угодно клянусь. Видел я ее. Девка тунгусская, голая по воде шла, а потом зашла за остров ...
  
   -Юра, когда вернемся, своди парня в хороший бордель - оборвала его Илта,- чтобы голые девки не мерещились где не надо А если тебе Ваня, еще раз что-то привидится - пойдешь домой, причем пешком. Мне тут сопляки озабоченные не нужны - в следующий раз еще лодку потопишь. В общем, пока за руль вместо тебя сядет Степанов.
  
   Гуран отшатнулся, на его лице отразилось растерянность и негодование, но промолчал- крыть было нечем. Его спутник чуть заметно усмехнулся, оскалив крепкие, слегка пожелтевшие зубы под черными усами. Сергей Степанов, якут из Ленска, пришедший в Благовещенск пять лет назад. Таких как он было много - в Якутии с началом войны начали вспыхивать восстания, жестоко подавлявшиеся властями. Многие повстанцы бежали на юг и на восток, под защиту японцев или канадцев. Одним из таких беженцев был и Степанов. В Благовещенске и Хабаровске он зарекомендовал себя опытным следопытом, хорошо знающим те районы, где орудовали большевистские банды. Илта никогда не знала его, но приняла его в свою группу по настоянию Йошико, которой его в свою очередь рекомендовал начальник штаба "бригады Асано" Гурген Наголян. Йошико же ввела в группы Илты еще двоих - хорошо знакомого ей Акиру Юсима и совершенно неизвестного Матти Лехто.
  
   -Ты же хотела познакомится с соотечественниками по матери,- сказала маньчжурская принцесса, представляя Илте курносого блондина, едва ли старше самой куноити,- ну так вот тебе пожалуйста. Чистокровный финн, хоть пробу ставь.
  
   Светловолосый парень тогда приветливо улыбнулся красивой девушке, на что та ответила кислой улыбкой. Спору нет, она и впрямь хотела пообщаться с кем-то из народа матери и симпатичный голубоглазый финн был не худшей кандидатурой - только в иной обстановке. Предстоящее задание было слишком серьезным, чтобы набирать людей, исходя из сантиментов- а никаких существенных доводов за ввод Матти, по мнению Илты, не было. Не то ефрейтор, не то сержант, призванный в армию после нападения СССР на Финляндию. После прорыва "Линии Маннгергейма" полк, в котором воевал Матти Лехто оказался окружен и, после недолгого сопротивления, сдался в плен. Солдат разоружили и отправили по лагерям, причем Матти "повезло" особо - его отправили куда-то под Магадан. Там он и промыкался несколько лет, пока в Приморье не высадились канадцы с японцами и заключенные не подняли восстание, оказавшееся на редкость успешным. Вроде бы там Матти как-то отличился, что было отмечено оказавшимся там японцем - одним из доверенных лиц Доихары. Однако у Илты были огромные сомнения в том, что качества, отличившие Матти при восстании, пригодятся ему здесь. Резать глотки самодельной финкой растерянным вертухаям и продираться сквозь забайкальские дебри - все-таки разные вещи. То, что, по словам Матти, у него был немалый опыт боев в лесу, приобретенный еще на родине, Илту ничуть не убедило - вряд ли карельские леса зимой похожи на забайкальскую тайгу летом. Единственным несомненным плюсом финна была лютая ненависть к большевикам - но такое можно было сказать почти о каждом члене группы Илты. Поддавшись давлению Кавасимы и не желая отталкивать новоявленного "земляка" куноти нехотя согласилась взять его с собой. Пока проблем с ним не было - но ведь пока они и не встречали особых препятствий, если не считатьпорогов и шивер в верхнем течении Витима. Что будет, если им придется вступать в бой с краснопузыми, как себя проявит этот симпатичный блондин, Илта могла только гадать.
  
   Меж тем якут и гуран вытащили на берег лодки, тщательно упрятав их в кустах, остальные, закинув за плечи походные рюкзаки, двинулись через лес, вслед за японцем. Зимовье обнаружилось метров через тридцать: рубленная изба, полная дров поленица, небольшая банька. После нескольких дней хода по реке, ночевок на каменистых берегах или лесных опушках, этот зимник показался путником настоящим дворцом.
  
   -Экие хоромы!- воскликнул Юрий, подходя к двери,- ну-ка!
  
   Замок был и впрямь незамысловатым - кержак сбил его одним ударом топора. Внутри обнаружились кухня с печью, комната, несколько лежаков, с матрасами набитыми соломой, кладовка.
  
   На неказистом, но крепко сколоченном столе выложили нехитрую снедь: сушеную оленина, мелко порезанное сало, сухари, связку сушеных яблок. Вскоре подошли и Сергей с Иваном, причем парень нес с собой нанизанного на палку небольшого тайменя.
  
   -Вот, острогой зацепил,- сказал он, показывая рыбу главным образом Илте. Та усмехнулась про себя - чувства и переживания парня по его лицу читались легче легкого. Очень похоже, что пренебрежительные слова Илты, и впрямь уязвили Ваню и он теперь всячески старался реабилитироваться. Что, в общем, заслуживало поощрения.
  
   -Молодец, Ваня- мягко сказала Илта,- я уже боялась, что придется есть сухомятку. Может и приготовить сможешь?
  
   -А то нет!- выпалил гуран,- такую уху сварю.
  
   Вскоре на печке уже стоял почерневший от накипи котелок, в которой весело бурлила вода. Ваня, постелив на столе, чудом завалявшуюся тут "Правду" еще традцать седьмого года, умело разделывал на ней рыбу, остальные мужики рассаживались за столом. Свицкий достал небольшую бутылку с горилкой - Илта встрепенулась, но успокоилась заметив малый объем тары. По глотку на каждого не больше. Ваня, вынесший требуху подальше от избы, вернулся на кухню и стал помешивать уху, не забывая добавлять соль нашедшуюся в большой жестяной банке. Наконец он в очередной раз попробовал уху, привезенной с собой алюминиевой ложкой, удовлетворенно кивнул и снял котелок с огня, поставив его на стол.
  
   -Дальше как пойдем?- спрашивал Свицкий, делая глоток из бутылки и передавая ее дальше по кругу. Поморщился, закусил салом.
  
   -Известно как,- кивнул Мирских, принимая бутылку и делая смачный глоток,- завтра еще до полудня будем у Бамбуйки.
  
   -Причалим?- спросил Сергей, глядя на Илту. Та помотала головой.
  
   -Некогда,- она с хрустом разгрызла сухарь,- да и незачем. Не удивлюсь, если оттуда все давно разбежались - это же не Зея, прииски охранять некому, кругом бандиты.
  
   -Так тогда тем более остановится надо,- хмыкнул Юрий, зачерпывая наваристую горячую уху и осторожно дуя,- вдруг где золотишко нашарим.
  
   -Все, что там намыли, уже давно унесли,- покачала головой Илта,- чай не мы одни такие умные. А чтобы намыть чего, тут люди месяцами горбатятся. Тебе ли не знать. Вот будем назад возвращаться, там как хочешь, можешь и оставаться.
  
   -А разве мы назад той же дорогой пойдем? - негромко спросил Матти и остальные невольно вздрогнули, заслышав голос обычно молчаливого финна.
  
   -Посмотрим еще,- уклончиво произнесла Илта,- рановато говорить о возвращении.
  
   По правде сказать, она о нем почти не думала. Пока и добраться до цели, уложившись в положенный срок казалось настоящей сверхзадачей. Илте оставалось надеяться только на свою счастливую звезду - она еще никогда ее не подводила.
  
   -У Южно-Муйского хребта лодки оставляем, ты помнишь?- сказал Мирских,- дальше они не пройдут - вода быстрая, бурная, камней много. Да и если пройдем- дальше села пойдут.
  
   -Помню,- кивнула Илта,- ну нам дальше и не нужно. По горам к Верхней Ангаре выйдем.
  
   -Слава богу, больше по реке не пойдем,- усмехнулся Свицкий,- а то я после сегодняшнего случая уже боятся начал. Ладно, тут река спокойная, а если дальше шиверы такие же, как и в верховьях.
  
   -Хуже,- усмехнулся Сергей.
  
   -Ну вот,- продолжил Свицкий,- я как-то уверенней себя буду чувствовать на земле, чем на воде. А то хлопцу опять привидится...
  
   -Хватит!- резко сказала Илта, заметив как вспыхнули щеки парня- перестань Василь. Ошибиться может каждый, а Ваня весь день за рулевого был.
  
   -Не причудилось мне,- тихо, но упрямо сказал Иван,- я видел ее. Видел Синильгу.
  
   -Насколько я помню это предание,- покачала головой Илта,- лучше бы тебе ошибиться. Она ведь только тебе явилась, никому другому?
  
   -Да,- повесил голову Иван, от лица его отлила кровь,- я помню.
  
   -Слушайте, что это за Синильга?- подал голос украинец,- хоть знать из-за чего сыр-бор.
  
   Илта и Мирских переглянулись затем, как по команде, посмотрели на Ивана.
  
   -Старая байка,- нехотя сказал гуран,- мне дед рассказывал. Когда-то давно у одного тунгуса родилась дочь. Тогда шел снег и тунгус решил назвать дочь Синильгой, что по ихнему и означает - снег. Дочка выросла умницей и красавицей, но замуж ее никто не брал, потому что ее позвали духи и она стала шаманкой. Умерла Синильга внезапно, совсем молодой, почему - никто не знает. По тунгусским обычаям, ее похоронили в выдолбленной из цельного ствола дерева колоде, но не оставили в лесу, а спустили на воду. Говорят, что и поныне неуспокоившаяся шаманка по ночам ходит по воде и выходит на берег, к домам одиноких мужчин, стучится к ним в окна. А если холостой парень, охотник или рыбак поддавался на её уговоры и просьбы о любви, то скоро умирал.
  
   -Мне рассказывал наставник,- задумчиво произнесла Илта, - Синильга это му-шубуун, лесной дух в женском обличье. Черный шаман может поставить его себе на службу, но для обычного человек встреча с этим духом - верная смерть. В облике красивой девушки му-шубуун заманивает одиноких охотников и убивает своим железным клювом- пробивает им голову, а затем съедает мозг, печень и почки.
  
   За столом вдруг стало тихо.
  
   -Да ну,- неуверенно протянул Свицкий,- таких сказок...
  
   -Может быть,- не стала спорить Илта, глянув на испуганного Ваню,- не всему в этих краях стоит верить. Скорей всего тебе привиделось,- она весело посмотрела на парня,- меньше нужно о девках думать. Вот вернемся - я сама с тобой в нормальный бордель схожу.
  
   -Вот это дело,- прогудел Мирских, принимая уже почти опустевшую бутыль и залпом допивая остатки,- еще меня с собой возьмите.
  
   Все рассмеялись, наперебой послышались шутки и предложения. Илта посмотрела на все еще бледного гурана и ободряюще подмигнула ему. Тот ответил слабой улыбкой, но выражение его глаз совсем не понравилось куноити.
  
   На ночь сдвинули лежаки вместе, оставив один специально для Илты. Она хотела поставить часовых, но за день все так устали и столь очевидно было, что зимовье давно никем не посещалось, что в итоге решили обойтись без этого. Однако Илте почему-то не спалось. Слушая дружный храп нескольких мужских глоток, она ворочалась с боку на бок, то закрывала глаза, пытаясь заснуть, то открывала, лежа на спине и тупо уставившись в потолок. Наконец, она мысленно плюнула и, прихватив со стола пачку сигарет, вышла из избы. Устроившись на одном из бревен, она закурила, внимательно всматриваясь в ночную мглу. Вокруг царила тишина, нарушаемая только плеском воды вдалеке и стрекотом цикад. Да и в лесу еще иногда вскрикивала ночная птица. Никаких посторонних, вызывающих опасения звуков не было - в этом куноити была уверенна.
  
   Илта еще раз прикинула их дальнейший маршрут, хотя уже казалось, знала его назубок- по картам и рассказам следопытов. Где-то через сутки они дойдут до мест, где им придется оставить лодки. И дальше в лес, в горы, которые ей были совершенно неизвестны. Перед глазами неожиданно всплыло лицо Наташи - где там сейчас ее пленница-подруга, жива ли?
  
   Позади послышалось легкое шуршание и Илта развернулась.
  
   -Это я, госпожа Сато,- из темноты показалось смущенное лицо Вани,- вам тоже не спится?
  
   -Да,- буркнула Илта,- тоже.
  
   Она внимательно посмотрела на юного гурана, переминавшегося с ноги на ногу, явно собирающегося о чем-то заговорить, но зная как подступится к разговору. Впрочем, Илта и так примерно представляла, о чем пойдет речь- Ваня опять будет убеждать ее, что ему не привиделось, что он и вправду что-то видел. Но Илте эти разговоры уже поднадоели.
  
   -Слушай, раз уж ты проснулся- сказала она,- пойди, глянь на лодки. И на реку заодно.
  
   -Хорошо, госпожа Сато,- Иван издал вдох, в котором смешались разочарование и облегчение и исчез в лесу. Илта рассеянно посмотрела ему вслед, вновь погружаясь в свои думы. Восемь дней прошло с ее разговора с Исии Сиро и Илта помнила, что ей осталось меньше трех недель на то, чтобы принести папаше все, что она сможет нарыть по "Плеяде"- или вспороть себе живот катаной. За ней, кстати, придется возвращаться в Хабаровск - в таежных условиях от меча толку нет, но и вскрывать чрево кухонным ножом она категорически не желала.
  
   Размышления о способе собственного потрошения прервал странный звук. Звук совершенно непохожий на все ночные шорохи и Илта, еще не успев осознать, что это почувствовала, как ее спина покрывается холодным потом.
  
   Тихий смех, даже скорее смешок раздался вновь, заставив Илту вспомнить все ее сны. Впрочем, этот смех, пусть и полный едкой насмешки, все же не казался злобным, как в ее видениях Мечита. До боли в глаза вглядываясь в ночную тьму, Илта сумела различить, как в полосе света отбрасываемом луной на ночной лес, что-то мелькнуло, тут же исчезнув в ночной тьме. И снова негромкий смех.
  
   -Госпожа Сато,- голос Вани раздавшийся у нее почти под ухом показался ей почти криком,- Я посмотрел, там все порядке. Я еще...
  
   -Тихо,- прошипела Илта, обернувшись к парню,- отойди к дому.
  
   Сама Илта вынула из кобуры маузер и, крадущимися шагами скользнула в ночную тьму.
  
   -Госпожа Илта, я с вами,- раздался позади голос гурана.
  
   -Нет!- Илта едва сдержалась, чтобы не выкрикнуть,- не смей! Иди в дом!
  
   Она кралась меж высоких зарослей, осторожно ступая по высокой траве и держа маузер наготове. Левая рука привычно лежала на рукояти охотничьего ножа, в любой момент готовясь выхватить его из ножен и метнуть в противника. Однако что-то подсказывало Илте, что тот, кто смеется в ночи, не испугается ни холодной стали, ни пули. Губы Илты шептали мантры, шаманские заклинания от недобрых духов. Делала она это скорей для успокоения - чутье ей подсказывало, что того кого она выслеживает не прогнать так легко.
  
   Она осторожно раздвинула ветви кустов и шагнула на небольшую поляну, надежно укрытую густыми зарослями. Луна, доселе прятавшаяся за тучами, вышла, залив поляну ярким светом и Илта замерла на краю, не желая выходить на освещенную местность.
  
   Мелодичный, довольно приятный смех, разнесся по поляне.
  
   -Не бойся меня, шаманка с юга,- послышался насмешливый женский голос,- я не причиню тебе вреда. Женщинам меня надо даже меньше бояться, чем тебя.
  
   Илта холодно усмехнулась, не спеша выходить из тени и всматриваясь в заросли по ту сторону поляны. На нее вновь набежали тени - луну опять закрыли тучи.
  
   -Кто ты?- негромко спросила она.
  
   -Я думала, ты догадалась,- вновь смех, подобный журчанию лесного родника,- тебе надо больше верить своим людям.
  
   -Синильга?
  
   Что-то шевельнулось во тьме, тень, еще более черная, чем окружающие ее тени, странный силуэт, слабо напоминающий женскую фигуру.
  
   -Так меня звали,- что-то неуловимое простым взглядом переместилось во мраке,- давно, когда еще твои предки пришли в земли лесных людей.
  
   -Мои предки?- Илта усмехнулась,- ты ошиблась, их тут не было. Я не русская.
  
   -Это неважно,- куноити словно наяву увидела, как ее невидимая собеседница небрежно отмахивается,- вы все пришельцы тут. Но у таких как я много имен - некоторые ты знаешь, другие известны твоим спутникам.
  
   -Зачем тебе Ваня?- резко спросила Илта.
  
   -Мне?- собеседница Илты звонко расхохоталась,- мне не нужен никто. Я не в ответе за те небылицы, что сочинили обо мне за пару веков. Это я нужна всем. Я бы не стала являться твоему мальчику, если бы он сам не хотел этого.
  
   -Он хотел увидеть тебя?- спросила Илта,- с чего ты взяла?
  
   -Не меня, нет,- снова смех,- но та к кому стремится его сердце, ему недоступна.
  
   -Кто же это?- спросила Илта.
  
   -Не лукавь сама с собой, шаманка с юга,- рассмеялась Синильга,- ты и сама прекрасно знаешь, по кому тоскует этот полукровка.
  
   Илта медленно кивнула головой: да, она знала. Знала, еще там, у фанзы на берегу Амура, когда сидела у костра с тремя следопытами, вспоминая о былых рейдах. Молодой парень, русо-бурято-эвенк, ушедший в леса, после того, как красные партизаны вырезали его семью - знал ли он вообще женскую любовь? Илта еще там у костра читала восхищение в глазах парня: перед ее красотой, отвагой, даже ее решительной жесткостью. Для молодого таежного охотника, Илта, уже повидавшая пол-Азии, побывавшая во дворце самого тэнно казалась существом из иного мира, прекрасным и удивительным - мудрено ли, что он втрескался в нее по уши.
  
   И что самое неприятное - мало что могло быть более некстати сейчас.
  
   тем, кто мается тоской и безответной любовью, прихожу я,- продолжала тем временем Синильга, - Одинокие зовут меня. Страдающие зовут меня. Жаждущие зовут меня. Они все хотят видеть меня, хотя и не подозревают об этом. И я прихожу к ним в том обличье, что они желают видеть.
  
   -И видят они его перед смертью,- съязвила Илта,- говори как есть Синильга.
  
   -Ты думаешь, он доживет дотуда куда вы идете? - на этот раз в голосе из тьмы не слышалось и тени насмешки,- тем, кто живет в мире грез, трудно приходится в мире живых. Особенно в тайге!
  
   Темнота зашевелилась и на поляну выступил ночной призрак. Илта жадно впилась в лицо легендарной Девы. Узкие темные глаза, красиво очерченные губы, нежная кожа. Стройную фигуру забирал шаманский кафтан - самасик, украшенный бахромой, покрытый бесчисленными вышивками, изображавшими духов-помощников шамана - как и немногочисленные подвески из металла. Змея, ящерица, лягушка, беркут, конь, медведь. Самая большая подвеска изображает лодку по которой шаман переплывает между мирами. Черные косы девушки убраны под шапку - лэрбэки, напоминающую шлем, с которого свисают длинные ленты- символ змея-помощника эвенкийских шаманов.
   Костюм богатым, причудливо раскрашенный, но что-то в нем показалось Илте странным. Краски темные, словно расплывшиеся.
  
   Синильга небрежно махнула рукой и несколько капель упало на лицо Илты. Теперь было понятно - костюм шаманки был насквозь мокрым.
  
   -Приоделась, после того как показалась Ване? - усмехнулась Илта, стараясь побороть тревогу,- он говорит, там на воде на тебе было меньше одежды.
  
   -На воде,- Синильга усмехнулась в ответ,- я же говорю, что мужчинам я показываюсь иначе, чем женщинам. Особенно тем, кто сам идет ко мне.
  
   -А если я не отпущу? - с вызовом сказала Илта. Дева пожала плечами.
  
   -Ты сама знаешь, что он только внесет разлад меж вас всех. Я же, перед тем как отправить его в царство Хирги, сделаю его счастливым.
  
   -Ты же понимаешь, что я не просто так решила с тобой поговорить,- продолжала Синильга,- и не просто так ты пошла на мой зов в ночную чащу. Тот, кому служим мы обе, хочет, чтобы ты дошла до Черного Колодца. Но путь этот опасен и не все, кто вышел с тобой с юга вернется обратно. Не все...
  
   -А кто?- резко спросила Илта,- если я отправлю кого-то в Читу прямо сейчас.
  
   -Он умрет,- покачала головой шаманка,- все вы умрете, если повернете обратно. Господин наш Харги и сам не может сказать, кто из твоих спутников дойдет до Хара-Худаг, а кто найдет смерть по дороге. Но Гончая должна добраться до логова Мечита. Поэтому я и была послана сюда. Смерть уже идет за вами, те, кто служат Небесной Обезьяне сами не ведая того, готовятся отправить вас в царство Харги.
  
   Она говорила и Илта, застыв, словно каменная статуя, внимала словам ночного духа. Взор куноити проницал сквозь ночную тьму и густые заросли, созерцая речную гладь, залитую лунным светом. И Илта видела, как к острову причаливает большая лодка, с которой сходят на берег вооруженные люди в хорошо знакомой ей форме, с красной звездой на фуражке. Сейчас она видела - это не маскировка. Слишком уж характерным было выражение их лиц, слишком знакомый фанатичный огонь горел в маленьких глазках командира, ведущего отряд вглубь острова.
  
   Илта очнулась, словно стряхивая наваждение, снова оказываясь на поляне.
  
   -Ты можешь успеть,- сказала Синильга,- если поторопишься. Господин наш Харги не хочет, чтобы вы погибли здесь, но и он не может дать что-то даром. И за помощь сегодня придется заплатить свою цену.
  
   При этих словах лицо Синильги исказилось в жуткой улыбке, обнажившей зубы восставшей из мертвых шаманки- белые острые клыки. Лицо Синильги смазалось, поплыло, нос и рот вытянулись в зубастый железный клюв. Богатые одеяния сгинули - теперь тело лесного духа покрывали густые черные волосы. Упругие груди отвисли к самому пупу, пальцы скрючились, на них появились острые когти. Желтым жутким огнем блеснули раскосые глаза.
  
   Лютый холод на мгновение охватил Илту и Синильга исчезла во тьме, оставив после себя лишь горстку снега вспорхнувшую в воздухе. Илта подставила ладонь и несколько снежинок упали на нее, исчезая на глазах. Но тая, они превращались не в воду - на ладони молодой женщины виднелись капли крови, казавшейся черной в лунном свете. Илта провела рукой по лицу, куда упали капли воды с одеяния Синильги - и на ладони отсылался кровавый след. Илта вновь помотала головой и, сунув маузер в кобуру, побежала к избе.
  
   Василь Свицкий спал на лежаке, обмотав, на всякий случай, вокруг руки ремень от винтовки. На лице украинца блуждала рассеянная улыбка: ему снились родные Карпаты и густые леса Волыни, тесные улочки старого Львова и гуцульские села.
  
   Эти приятные сновидения были прерваны жестким тычком в бок.
  
   -Просыпайся,- прошипел над ухом знакомый голос,- вставай же, ну!
  
   Свицкий недовольно разлепил глаза и увидел стоявшую над ним Илту с карабином-пистолетом наготове. Лицо ее было встревожено, губы сомкнулись в тонкую линию.
  
   -Вставай, - повторила она,- и остальных поднимай, в темпе.
  
   -Что такое?- подкинулся рядом Мирских.
  
   -Уходить надо, вот что!- сказала Илта,- буди остальных. И чтобы быстро, но тихо!
  
   -Ваня где?- спросил кержак.
  
   -Не знаю,- замялась Илта. Когда она вернулась, гурана на месте не было. Илта несколько раз позвала его, но без ответа, а устраивать поиски не было времени.
  
   - Что вообще происходит?- спросил Юрий.
  
   -Красные на острове,- выдохнула Илта,- будут здесь минут через десять.
  
   Два раза повторять ей не пришлось, тем более, что проснулись уже все следопыты. Каждый подхватывал оружие и выскальзывал за дверь, стараясь не выходить на освещенные луной участки. Последним выходил финн, замешкавшийся на выходе. Илта уже хотела на него прикрикнуть, но затем увидела, что Матти растапливает печку.
  
   -Пусть думают, что в доме есть кто,- пояснил он. Илта кивнула - верное решение. Печка даст небольшой свет, так что сложно будет разглядеть, сколько людей в доме. Однаковсе поймут, что дом не пустует. Может тогда красные меньше будут смотреть по сторонам.
  
   Мимолетного видения на лесной поляне Илте оказалось достаточно, чтобы понять, где высаживались незваные гости и с какой стороны они появятся. Объяснив своим ситуацию в двух словах, она приказала отходить в густые заросли орешника, обступившие заимку с востока. Оставалось надеяться, что красные и тут "пойдут другим путем".
  
   Следопыты замерли, до боли в глазах всматриваясь в ночную тьму. Секунды ползли мучительно медленно, в ночи не слышалось ни одного постороннего звука и Илта, почти физически ощущала растущее молчаливое недоумение ее спутников.
  
   -Так где же Ваня?- шепнул на ухо Илте подобравшийся со спины кержак.
  
   -Не знаю,- девушка дернула плечом,- собирался пойти на лодки посмотреть, все ли там в порядке. Может там и...
  
   Мирских явно хотел задать еще вопрос, но вдруг застыл, уставившись на что-то на другом конце делянки. Илта проследила за его взглядом и ее рука сама дернулась к маузеру.
  
   Тени в зарослях напротив сгустились и на поляну осторожно выскользнул человек.
   Даже на таком расстоянии мудрено было не опознать советскую гимнастерку и фуражку с красной звездой. За ним появился второй, потом третий, четвертый - выходившие из леса люди медленно окружали дом.
  
   -Шестеро,- шепнул кержак,- ну...
  
   -Это не все,- бросила через плечо Илта,- вон под деревом, видишь?
  
   До боли в глазах вглядываясь в ночную тьму, кержак разглядела в зарослях смутные тени, замершие у самой земли.
  
   -Еще семь или восемь в лесу,- прошептала куноити.
  
   Она пошарила глазами по застывшим следопытам, наткнулась глазами на финна и, неожиданно для самой себя, подала ему знак. Будь нее больше времени она может и выбрала кого-то, кому доверяла больше, но времени-то как раз не было - красные в любой момент могли обнаружить подмену. Бесшумной лесной кошкой Илта заскользила по краю поляны, не выходя на нее. Двигаясь вдоль часовой стрелки, она старалась держать в поле зрения и красноармейцев, вышедших из леса и тех, кто оставался в тени деревьев. За ней молчаливой тенью двигался финн.
  
   Неизвестно сообразили, ли красные, что их надули или думали, что в доме кто-то есть вплоть до того момента, как прогремели выстрелы сразу из нескольких ружей. С поляны послышались крики и ругательства, несколько человек рухнуло сразу, остальные кинулись в лес. Из леса ударила пулеметная очередь, прошившая листья там, где только что стояли следопыты, предусмотрительно покинувшие прежнее место дислокации после первых выстрелов.
  
   Красных вдвое больше, чем следопытов Илты, но внезапность нападения почти сравняла число противников. Вслед за первой пулеметной очередью последовала вторая, затем в воздухе просвистело что-то темное и тут же грохнул взрыв. Видно у кого-то из красных сдали нервы - граната оказалась израсходована втуне, разорвавшись чуть ли не на середине поляны. Других гранат у большевиков или не нашлось или они решили приберечь их до более удобного момента. Новая очередь пронзила листья, вслед за ней последовало несколько одиночных винтовочных выстрелов.
  
   Илта подумала, что большевики вряд ли имеют большой опыт лесной войны- судя по всему на них напоролась одна из мелких групп, рассеявшихся по Забайкалью после разгрома оборонявшей Читу Девятой армии. Пальба сопровождалась отборным матом - видно, у красных не выдерживали нервы и они начинали пальбу по любому кажущемуся подозрительным движением. В ответ раздавались скупые выстрелы - оружие своих людей Илта отличала на слух. Вот хлопнула берданка Мирских, а последовавшие следом более громкие серии выстрелов по две-три пули малыми промежутками, без сомнения трофейные "карабины Токарева". Пару раз им видимо удалось угодить в цель- до слуха Илты донеслись приглушенные крики, ругательства, после чего пальба начиналась с новым ожесточением.
  
   Меж тем Илта и крадущийся где-то позади Маати зашли в тыл врагу. По вспышкам выстрелов Илта легко обнаружила первую жертву: лежащий на земле молодой парень, припавший к пулемету. Девушка хищно усмехнулась, убирая маузер в кобуру и выхватывая из-за спины британский "де Лизл" Красноармеец так ничего и не понял, когда пуля из бесшумного карабина вышибла ему мозги. Следующий выстрел пришелся почти наугад в чернеющее в кустах пятно - как раз в тот момент, как пулеметная очередь осветила скорчившуюся в зарослях фигуру. Что-то судорожно метнулось в кусты и Илта выстрелила ему вслед. Крик боли подсказал ей, что выстрел был не совсем удачным.
  
   - Братва! Окружили, англичане братва!- раздался в ночи истошный крик. Несмотря на почти бесшумные выстрелы, кто-то из красных сообразил, что последние пули прилетели с фланга. Илта метнулась под нависшие слева еловые ветви. Вовремя - земля, где она только что стояла буквально взорвалась под градом свинца сразу из пулемета и нескольких винтовок. Вслед за этим Илта увидела, как три или четыре тени, скрывающиеся в шелестящих кустах - большевики, уже хорошо знавшие бесшумные винтовки британских "коммандос" решили не испытывать судьбу и отходить к лодке..
   Куноити кинулась за ними - отпускать врагов живыми нельзя было ни в коем случае. Кто знает кому они могут рассказать по дороге о странной группе двигающейся вверх по реке.
  
   Она давно потеряла из виду финна, надеясь только, что рассказы о способностях ее предков по матери воевать в одиночку, не окажутся преувеличением. Сама она бесшумно двинулась по лесу, всматриваясь в пляшущие на земле черные тени ветвей и сама прячась в них. Красных она тоже потеряла из виду, но это ее беспокоило меньше. Если она правильно помнила лодка, сейчас где-то у южного берега острова, а значит, ей надо успеть раньше, чем...
  
   Несколько скупых выстрелов слева прервали ее мысли - похоже, вся группа двинулись в погоню. Илта, досадливо сморщилась- похоже у кого-то из следопытов тоже не выдержали нервы. В такой темноте немудрено перестрелять друг друга.
  
   И в этот же момент она увидела одного из преследуемых.
  
   Худой мужик с черной бородой, прятался в тени дуба, опасливо смотря в противоположную от Илты сторону. Она усмехнулась и навела на него карабин, плавно спуская курок. Большевик нелепо дернулся и осел на землю.
  
   В тот же миг справа и слева от Илты послышался шорох и она краем глаза уловила выходящие из кустов фигуры. Почти не глядя, куноити, резко передернув затвор, пальнула влево, одновременно уходя с линии огня. Ей почти удалось: кувыркнувшись через голову, она услышала над ее головой звенькнула пуля, в то время, как повстанец справа, так и не выпустив винтовки, завалился в кусты. Однако, вскакивая на ноги, Илта зацепилась за лиану и, не удержавшись на ногах, упала на спину. Кусты смягчили падение, но сейчас она видела, как, спешно перезарядивший "Мосинку", коренастый повстанец, с двухдневной седоватой щетиной на впавших щеках, вновь поднимает ружье, направляя ствол на Илту. Однако выстрелить он не успел - что-то свистнуло в воздухе и красноармеец, завалился на бок, судорожно схватившись за шею, из которой торчала рукоятка ножа. Илта повернула голову - из кустов не торопясь выходил Маати.
  
   -Верткий попался "рюсся",- невозмутимо сказал он,- последние три патрона потратил. Вот и пришлось по старинке пууко сработать,- он выдернул из шеи убитого нож с коротким лезвием, поклонился Илте и, развернувшись, исчез в лесу. Девушка, сощурив глаза, проводила его задумчивым взглядом. Похоже, Йошико все-таки знала, кого направлять в группу.
  
   Собрались вместе все уже у зимовья. Зарезанный финном большевик оказался последним - больше врагов следопытам не встретилось. Группа Илты насчитала только одну потерю, обнаружившуюся лишь под утро. Юрий Мирских нашел Ваню на опушке у зимовья, лежащим сложив руки в густой траве. Он был наг, как при рождении и кое-кто из следопытов невольно отвел взгляд, видя страшную рану под ребрами мертвеца. В небо смотрели широко распахнутые глаза, а на губах сохранилась какая-то радостно-удивленная улыбка. Под головой мертвеца расплывалось пятно запекшейся крови.
  
   -В затылок выстрелили,- сказал кержак, осмотрев тело,- сволочи! Ну убить, убили, а над трупом глумится зачем? Эхх, Ванька-Ванька.
  
   Илта малодушно промолчала, не став вдаваться в подробности. Вообще-то круглая рана в голове убитого гурала не особо походила на пулевое ранение. И уже тем более, вряд ли кто из красных, выслеживая врага, стал бы тратиться на то, чтобы вырезать у жертвы печень. Ей вспомнились слова Синильги - что же остается надеяться, что перед смертью Ване и впрямь было хорошо.
  
   На рассвете, от берега отчалила одна большая лодка, позаимствованная у мертвых. В лесу на острове остались валяться неприбранные трупы краснюков, а у самого зимовья вырос холмик с грубо срубленным крестом. Ставший меньше на одного человека, отряд двигался вниз по Витиму.

   Илта дремала на корме лодки - поскольку ночью ей вообще не довелось спать, мужчины, не сговариваясь, освободили до ее полудня от сидения на веслах. Красноармейская лодка была много больше эвенкских байдарок, места хватало.
  
   -Эй, командир!- над ухом куноити раздался голос украинца,- просыпайся, тебе нужно на это взглянуть. С Бамбуйкой что-то неладно.
  
   Илта рывком поднялась - собранная, будто и не спавшая. Судя по встревоженному голосу Василя здешние места приготовили им очередной пакостный сюрприз.
  
   Ниже по течению Витима виднелось устье реки Бамбуйки. Вбирая в себя коричнево-желтые воды своего притока, Витим замедлял свое течение и дальше неторопливо катил свои воды по котловине, называемой Бамбуйской. Вдалеке на севере виднелись пики Южно-Муйского хребта - Илта прикинула, что уже к вечеру они сойдут на берег.
  
   Недалеко от устья Бамбуйки виднелся одноименный поселок, место промысла золотодобытчиков. Илта почувствовала, что кто-то толкает ее под руку и, обернувшись, увидела, как Акира протягивает ей массивный бинокль. Она припала к окулярам и с ее губ сорвалось ругательство.
  
   -Черт!
  
   Бамбуйки больше не существовало - вместо поселка старателей виднелись обгорелые развалины. Черные струйки дыма лениво таяли в синем небе.
  
   -Давно заметили?- спросила Илта, не оборачиваясь. Василь пожал плечами.
  
   -Да как увидели, так тебя и разбудили. Причалим? Там, похоже, нет никого.
  
   -Да,- кивнула Илта, продолжая всматриваться в бинокль. Среди развалин и впрямь не наблюдалось никакого движения,- причалим. Как-никак это земли вассалов Империи.
  
   Стоявший на носу Мирских, услышав это, хмыкнул, но возражать не стал, разворачивая нос судна к устью притока. Вскоре уже лодка поднималась по желтым водам Бамбуйки.
   Минут через двадцать лодка встала у чудом уцелевшего причала. Сейчас вокруг не было ни единой лодки, но на песке виднелись следы, свидетельствующие, что какие-то суда недавно втаскивали на берег, а потом вновь спускали на воду.
  
   -Три лодки,- произнес якут в ответ на вопросительный взгляд Илты,- причем побольше, чем наша. И, похоже, народу на каждой куда больше, чем вчерашних краснопузых. Чтобы целый поселок вырезать, сила немалая нужна.
  
   -Да, - согласилась Илта, задумчиво глядя на обгорелые развалины - и впрямь немалая.
  
   -Сойдем на берег?- спросил Акира, перебрасывая через плечо "Арисаку".
  
   Оставив кержака охранять лодку, пятеро людей, держась настороже, шли по улицам мертвого поселка. Кучи золы и обгорелых бревен, отмечали места, где некогда были дома. Огонь давно погас, только дым еще струился от пожарищ. Невыносимо разило гарью.
  
   -Странно, что нет трупов,- сказал Василь, внимательно разглядывавший развалины,- все сожжено, а мертвых не видно.
  
   -Увидим еще,- невесело усмехнулась Илта,- тут главное на живых не наскочить.
  
   Живых в поселке старателей, судя по всему, не осталось, зато мертвые обнаружились быстро. Улица заканчивалась в центре поселка, где было что-то вроде площади. Посреди нее и лежали трупы - множество тел, сваленных в беспорядочную кучу поверх друг друга. В основном мужчины, но попадались и женщины и даже дети.
  
   -Согнали на площадь и расстреляли,- сказал Свицкий,- странно, неужели никто не сопротивлялся? Старатели - народ рисковый, просто так на убой их не погонишь.
  
   -Может после боев тела в общую кучу бросили,- предположил японец,- или так много бандитов было, что решили не сопротивляться.
  
   -Все равно,- покачал головой украинец,- если есть выбор - умереть с оружием в руках или покорно ждать, когда тебе пулю в лоб пустят, ты сам что выберешь?
  
   -А может им предложили иной выбор?- сказала Илта,- с чего ты взвля, что им сразу сказали, что расстреляют? Думаю, их собирали тут так - мол расскажите, что нам нужно, в живых оставим. Наверное и впрямь много бандитов было, ослушаться не посмели.
  
   -И что от них могли требовать?- хмыкнул Свицкий.
  
   -Золото? - предположил Матти.
  
   -Может и золото,- кивнула Илта,- скорей всего даже. Только вот сдается мне, что знали они тех, кто их расстреливал. Прав Свицкий, старатели народ рисковый, просто так жизнь не отдадут. Значит, были у них основания думать, что те, кто сгонял их, выполнят свои обещания. Ну-ка, посмотрите, что тут есть на площади.
  
   Следующие полчаса Илта и другие следопыты осматривали площадь в поисках улик. Было найдено множество винтовочных гильз, сигаретные окурки и пара смятых пачек от "Нашей марки". Это уже было кое-что - во всех вооруженных формированиях более-менее лояльных войскам стран Железного пакта, редко встречались любители советских сигарет. Тем более, что всех здешних курильщиков исправно снабжали своей продукцией табачные фирмы Японии, Британии и даже США.
  
   -Ну, ясно все,- громко сказала Илта,- возвращаемся.
  
   Вернувшись на лодку, они все рассказали кержаку.
  
   -Я слышал раньше,- сказал Мирских, направляя лодку вниз по течению,- раньше Бамбуйку крышевал Вовка Кузнецов, вожак партизанский. Слышала о таком, нет?
  
   Илта кивнула - да, во всех розыскных листах Империи Ниппон Владимир Кузнецов, бывший политрук дивизии, числился как один из самых опасных красных командиров.
  
   -Вовка-то на север уходить не хотел, - рассказывал Мирских,- удобно тут устроился. Вроде, как и партизанит против японцев, боевой командир все дела, от Советов почет, награды, да и оружие подкидывают время от времени. Но в здешних местах гадить не хотел. Бамбуйка для него как кошелек была - пришел и взял сколько хотел. Ну, а местные старались не злить, подкидывали золотишко. А вот с месяц назад все поменялось.
  
   -Пала Чита,- кивнула Илта.
  
   -Ну да,- кивнул кержак,- старатели тут с разных мест бывали, старались и нашим и вашим угодить. Мол, мы тут сами по себе. А как стало ясно, что ваши верх берут, так и решили послать кровососа красного подальше - я слышал он с них много брал, привык не отказывать себе ни в чем. А спускал, поди все равно в Хабаровске или Благовещенске. А как стало ясно, что Советы из Читы уходят - так народец и осмелел малость. Только силенок малехо не рассчитали местные - за что и поплатились.
  
   -Ясно,- кивнула Илта,- ну ничего, вернемся - отправлю рапорт Семенову и Ямаде. Поселок отстроят, гарнизон поставят - ни одна красная гадина не сунется. Будет как в Зее.
  
   -Хорошо бы,- усмехнулся Мирских, в его глазах мелькнуло лукавство.
  
   -Надеешься подловить второго генеральского сынка?- спросила Илта и оба рассмеялись.
  
   К вечеру они подплыли к отрогам Южно-Муйского хребта. Долина реки приобрела вид темного, глубокого ущелья, с крутыми, обрывистыми берегами, сплошь покрытыми осыпями разрушенных скал. Витим кипел и пенился на камнях, во многих местах заваливших русло, в реку живописными водопадами спадали горные ручьи.
  
   -Дальше не пройдем,- сказал Мирских, когда группа причалила к берегу, не доходя до ущелья,- там шивер много, посадим лодку на камни и поминай как звали. Придется пешком, через горы.
  
   Ночь провели в одном из ущелий, так, чтобы их не было видно с реки. Обсудив увиденное в Бамбуйке, пришли к выводу, что шайка Кузнецова, скорей всего рыщет поблизости и придется постараться, чтобы разминутся с ним. Все же кержак рискнул развести костер, с величайшими предосторожностями упрятав огонь меж больших камней. На нем поджарили ощипанных куропаток, которых якут подстрелил еще днем, на несколько часов отлучившись в горы. Ночевали в одной из пещер, выставив часовых.
  
   Наутро небольшой отряд двинулся в горы.
  
   Южно-Муйский хребет поражал суровым величием, испокон веков надежно укрытым от людских глаз. Даже исконные жители этих краев, буряты и эвенки, были нечастыми гостями в этой суровой стране. Горы то вздымалось к небу вершинами исполинскими хребтов, то низвергались бездонными пропастями. Острые пики угрожающе поднимались, словно клыки чудовищного дракона, распахнувшего громадную пасть. На склонах белели огромные сугробы, редко таявшие в короткое лето Забайкалья. Они питали бурные реки, несущие воды по узким ущельям, чтобы закончить свой бег в горных озерах с обжигающе холодной водой. А ниже, где альпийские луга высокогорий сменялись кедровым стлаником и хвойной тайгой, царили дикие звери, редко сталкивавшиеся с человеком.
  
   Однако в последние годы и этот край стал все чаще видеть людей- оборванных, озлобленных бойцов разбитой армии, собиравшиеся в разбойные отряды, именующие себя "красными партизанами". Иные из них и впрямь старались согласовывать свои действия с советским командованием, другие просто прикрывались идеологией для грабежей и разбоев. Основная зона их оперативных действий, конечно, находилась южнее, но когда японцы и их казачьи и монгольские союзники слишком уж прижимали партизан, тем ничего не оставалось, кроме как отступать в горы.
  
   Однако сейчас на вершину одного из скалистых утесов поднимался совсем другой отряд.
   Группу Илты было сложно узнать- обветренные лица, потрескавшаяся от мороза кожа- во время одного из переходов, отряд попал в небольшую снежную бурю. По счастью, они захватили теплую одежду, вплоть до каракулевых полушубков, изготовляемых монгольскими умельцами. С водой и едой тоже было неплохо- на одной из вершин Мирских подстрелил горного барана, мясо которого коптили на костре всю ночь.
  
   Вообще, Илта считала, что ей повезло - четырехдневный переход по малоизученной местности, через горы и бурные реки прошел, в общем, удачно: никто не обморозился, не сломал себе ногу, не заболел. Очень кстати пришлась аптечка Илты, укомплектованная помимо стандартных препаратов несколькими пузырьками с целебными зельями, изготовленными по рецептам китайской и японской народной медицины. За все это время стрелять пришлось только дважды: первый раз в уже упомянутого барана, второй- в волков- волк, волчица и трое сеголеток- целую ночь круживших вокруг стоянки отряда. Финн убил одного из молодых зверей, после чего остальные сочли за лучшее не связываться с людьми.
  
   Следопытам удалось избежать встречи и с намного более опасным хищником- человеком. Хотя пару раз ночью, где-то вдали мерцали костры и осторожный Мирских, наутро уводил остальных, какими-то одному ему ведомыми тропками. Из всей группы только он да Степанов более-менее знали эти места- Свицкий бежал с Бамлага несколько севернее, японец с финном и вовсе не бывали в здешних краях. Именно поэтому Илта и послала разведать дальнейший путь кержака и якута.
  
   Она оглянулась на лица оставшихся с ней людей, потом посмотрела за их спины и ее губы невольно раздвинулись в слабой улыбке. Позади них поднимались горные пики, среди которых выделялась одна, похожая на замок сказочного великана, на глазок- не меньше трех километров в вышину. Куноити, среди прочего занимавшаяся и топографией этой малоизученной местности, нанесла эту вершину на карту под названием "Пик Ямато". Если она когда-нибудь доберется до штаба, эта карта станет ценным пополнением для Квантунской армии.
  
   В целом, Илта считала, что ей есть чем гордится- всего за четыре дня ей удалось преодолеть эту дикую, мало кому известную страну, не потеряв ни одного человека. Конечно, это во многом была заслуга Мирских- это он находил в здешней мешанине гор и ущелий самые короткие пути. Но разве не она догадалась ввести его в группу, разве не настояла на его полной амнистии в Японской империи? Теперь, после изматывающего тело и душу перехода по заснеженным вершинам, альпийским лугам и горным ущельям, дальше путь будет легче. Внизу расстилалась озерно-речная страна, перемежаемая лесистыми холмами. Видневшиеся вдали отроги Северо-Муйского хребта выглядели значительно ниже гор оставшихся за спиной. Еще дня четыре ходу, а там рукой подать до Нижней Ангары, за которой высится Сынныр, цель их путешествия.
  
   Вот только отрядов красноармейских - и "партизанских" и регулярных там будет не в пример больше - напомнила себе куноити. Хотя есть и поближе проблемы - в простиравшемся внизу лесу повстанцам не в пример удобнее хоронится, чем в оставленных позади горах.
  
   Позади послышалось деликатное кашлянье и Илта развернулась, уже зная кого она увидит. Так и есть - на склон поднимается Юрий Мирских, в овчинном полушубке и теплых штанах, через плечо перекинута неизменная барданка.
  
   -Ну, говори уже,- усмехнулась Илта,- ты ведь эти места знаешь. Как тут спустится?
  
   -Пара мест есть,- кивнул кержак,- направо, если спуститься, будет ущелье - длинное, узкое, прямо в долину выведет. А налево, там по склону можно подняться немного, а потом с горы спустится. Спуск там, правда, крутой, можно и навернуться, но зато быстро - по ущелью идти дольше намного.
  
   -А ты что скажешь, - Илта повернулась к Степанову.
  
   - Да то же самое,- хмыкнул якут,- только других мест, кроме ущелья, пожалуй, не посоветую. По той горе подняться можно, но там шею свернуть ничего не стоит.
  
   Кержак иронически хмыкнул, пробормотав что-то нелестное о храбрости якута, но спорить не стал. Илта кивнула - похоже у них не такой уж большой выбор.
  
   Вскоре они уже спускались в ущелье - узкое, темное, порой резко уходящее под уклон. Дело осложнялось тем, что по дну ущелья бежала быстрая горная река- то сужавшаяся небольшим ручейком, еле заметным под камнями, то вдруг выбивавшаяся могучим потоком из-под валунов, так что идти пришлось под самым берегом, прижимаясь к скользким от воды стенам. Японец, шедший первым, как самый легкий, один раз даже поскользнулся на скользких камнях и рухнул бы в воду, если бы в последний момент его не удержал бы за шиворот Свицкий.
  
   Голые скалы над ними постепенно покрывались разнообразной растительностью, появлялись и деревья - сначала редкие, потом все более частые, пока не пошла, наконец, сплошная стена леса. Илта поняла, что они почти у цели. Вот-вот, преодолеть последний крутой спуск - очередной обрыв, с которого речка водопадом стекает в небольшое озерцо, а дальше, за большим утесом до долины рукой подать - Мирских говорит, он видел эту скалу сверху. И хорошо, хоть пару деньков можно пройтись по Муйской котловине, прежде чем опять карабкаться в горы - на этот раз Северо-Муйского хребта.
  
   Акира, держась за выросший прямо из скалы куст, первым спрыгнул вниз, удачно приземлившись на широкий камень посреди озерца. Еще один прыжок - и он уже на берегу, шагах в десяти от заветного утеса.
  
   Остальные уже собирались последовать примеру японца, когда вдруг ущелье огласил душераздирающий крик. Сначала Илта решила, что это вскрикнул японец, но тут же этому крику отозвался второй, потом третий, четвертый - во всех этих вполях смешались удивление и страх. Не успела Илта сообразить, что крики эти доносятся откуда-то спереди, как тут же раздался выстрел- один, второй, третий,- вразнобой грохотала целая канонада, причем, как могла определить Илта стреляли из разных оружей. Стены ущелья вокруг них затряслись, сверху посыпались камни. Куноити мельком успела подумать, что если начнется обвал им даже, некуда будет убежать. Словно в ответ ее мыслям послышался низкий, рокочущий рык- словно снежная лавина сходящая где-то вдалеке, но приближающаяся с каждым мгновением. Поначалу Илта и подумала, что эхо от выстрелов вызвало обвал, но потом поняла, что дело совсем в другом.
  
   Крики вдруг стихли, затих и оглушительный рык, но вслед за ним послышался новый звук- хруст костей и громкое чавканье. А потом раздались негромкие, тяжелые шаги, приближающиеся с каждой секундой.
  
   Илта вскинула карабин и одновременно услышала, как позади нее щелкнуло несколько затворов. Японец внизу, все это время застывший словно статуя, тоже опомнился, вскинув карабин, в ожидании того, что неспешно двигалось по ущелью.
  
   Из-за утеса, служившего им ориентиром, медленно выплывала огромная черная тень. Могучее тело, поросшее длинной шерстью, несли огромные лапы с острыми когтями, маленькие глазки зло смотрели на людей, красный язык плясал меж оскаленных зубов.
  
   -Матерь Божия- чуть слышно прошептал за спиной Илты Свицкий, забормотал молитвы и кержак. Якут и финн молчали, но Илте показалось, что они впечатлены выходящим из-за скалы зверем не меньше, чем она сама. А она была и впечатлена и напугана. Дело даже не в размерах зверя, хотя он превосходил всех, когда-либо виденных ею медведей. Даже в самых безумных охотничьих байках ничего не говорилось о медведях двух, а то и больше метров в холке. Не слышала она и о зверях с черным мехом - не темно-коричневым, даже не черно-бурым - иссиня-черным, как у пантеры.
  
   Несколько ударов сердца люди и зверь мерялись взглядами, а потом вновь ударил выстрел, за ним второй - у Акиры первого не выдержали нервы. И вот тут Илте стало по-настоящему страшно. И дело не в размерах и не в окраске зверя - в конце концов мало ли какое зверье могло обитать в этом почти неизвестном человеку краю. Но ведь японец стрелял и попадал в чудовище - Илта явственно видела, как несколько пуль попало в оскаленную морду. Это очевидно был не призрак - голова зверя несколько раз дернулась, однако на ней не выступило ни капли крови. Илта покрутила головой, прогоняя наваждение - ей почудилось, что медведь проглатывает пули. Зверь не издал какого-либо звука ярости или боли- все с тем же рокочущим рычанием, он двигался вперед, разбрызгивая воду ручья.
  
   Похоже, и сам японец понял, что зря тратит пули, стреляя в неумолимо надвигающееся на него чудовище, неуязвимое словно в кошмарном сне. Лицо Акиры посерело, губы дернулись и он, неожиданно отбросив винтовку в сторону, рухнул на колени перед огромным зверем.
  
   -Кааамуй! Цуриканда-камуй! Людоед гор, если тебе нужна моя жизнь - возьми ее!
  
   -Не стрелять,- прошипела Илта, заметив, как палец Свицкого медленно давит на курок,- не вздумай, Василь!
  
   Несколько людей в ущелье замерли, глядя на застывшего на месте огромного зверя и бьющегося перед ним в поклонах японца, кричащего сразу на трех языках- русском, японском и еще каком-то, неизвестном даже куноити.
  
   - Нупурикесунгуру, у подножия гор обитающий! Людоед "очень жестокий", не жду я от тебя пощады! Коль нужна тебе моя жизнь - возьми ее, без жалости, бог моих предков, но оставь в живых тех, кто следует за мной. Коль бесчестен я, забери меня в Нитне Комуй Мисири, мокрый ад, но дай путь продолжить тем, кто следует со мной. Коль смерть моя может стать жертвой - прими ее Горный Людоед.
  
   Отвесивший очередной поклон Акира, поднялся на коленях, вскинув руки и в этот миг, доселе стоявший неподвижно медведь качнулся вперед. Раскрылась зубастая пасть и огромные челюсти сомкнулись на теле японца. Илта не верила своим глазам - острые клыки разом перекусили пополам самурая, как она сама бы откусила от ломтика колбасы. Когда чудовище вскинуло голову, разжевывая и проглатывая куски мяса, на земле все еще стоял на коленях уродливый обрубок. Кровь изливалась фонтанами из перекушенных органов, бесчисленных вен и артерий. Зубы зверя перерезали тело Акиры ровно по пояс, так ровно, будто кусал не медведь, а гигантская акула. Проглотив куски мяса, чудовище вновь наклонило голову и в один присест заглотнуло оставшуюся часть тела.
  
   За спиной Илты послышались узнаваемые звуки - желудок кого-то из ее следопытов оказался слишком слаб для такого зрелища. Трудно их винить- к горлу Илты тоже подступил комок. Медведь, проглотив последний кусок, оглушительно взревел - словно обрушилась, наконец, горная лавина - и поднялся на задние лапы. Сейчас медведь смотрел на людей сверху вниз - хотя они и стояли на обрыве, с которого падал двухметровый водопад. Маленькие красные глазки внимательно рассматривали членов группы Илты, словно прикидывая кого сожрать следующим.
  
   -Илта!- вскрикивает сразу несколько голосов позади нее, чья-то рука хватает за рукав куноити. Легко вывернувшись, девушка соскакивает вниз - надо же именно на тот камень угодила, на который спрыгнул Акира. В голове словно молоточки стучат, ноги гнутся, словно итальянское спагетти, по спине стекает холодный пот. Илта подходит к чудовищу и поднимает руки. С окровавленной морды еще падают красные капли, прямо на стоящую внизу девушку. Она подставляет ладонь и растирает по лицу кровавый мазок. И страх уходит куда-то, голова проясняется, а на язык словно сами собой приходят нужные слова. Илта, вскинув руки, начинает нараспев произносить:
  
  
   Бабаган-онгон!
   Шингил шибэ газар.
Баруни тайгаха бухада,
Бар ехэ бабага
Бар тайга гудэл
Хуни мяхан хунхэн;

  
  
   Разве только Мирских, много лет проведший бок о бок с таежными народами, мог услышать в звуках этого песнопения знакомые слова. Да и еще Степанов встрепенулся, словно услышав что-то знакомое - древнее, темное, как лесная чаща, полузабытое за годы безбожной власти, но все еще живое, притаившееся в сердце каждого таежного охотника.
  
   Непроходимая тайга -- бег,
Человеческое мясо -- еда
!
  
   Огромный зверь слушал, слегка наклонив голову, в то время как тонкая девичья фигурка мечась перед его мордой, заламывала руки, выкрикивая снова и снова.
  
   Бархан тагар эргилэб,
Бальширганар иде хэлэб
!
Хуни мяхар хунх
э хэлэб;
Хульжиргэнэр иде хэлэб!
  
   Даже не знающие ни слова по-бурятски языка финн и украинец, как-то необъяснимо понимали, что поет их атаманша-шаманка.
  
   В медведя превратился
В непроходимых тайгах побывал,
Из бальширгана пищу сделал,
Из человеческого мяса харчи сделал!
  
   И видно было, как гаснет злой огонек в глазах зверя и как медленно опускается огромная туша. Жуткая черная морда склонилась к Илте - даже на четырех лапах зверь оказался выше ее на голову. Одуряющим запахом крови и мяса пахнуло на девушку, но та с открытыми глазами смотрела на чудовище, несмотря на то, что ноги ее почти не держали, голова кружилась и она, почти не осознавая себя, продолжала произносить слова шаманского песнопения.
  
   "Хунн мяхая хунхэн
Хуни шухан ундан..."
"Человеческое мясо -- харчи,
Человеческая кровь -- питье..."
  
   Чудовище покачало головой из стороны в сторону, потом издало короткий рык и развернувшись исчезло за утесом. Илта без сил почти сползла по стене ущелья - хорошо еще, что прислонится успела, а то бы так и рухнула наземь. В голове шумит, как после хорошей попойки, тело бьет крупная дрожь.
  
   Как сквозь туман доносятся слова.
  
   -Госпожа Сато?
  
   -Малая, ты как?
  
   Поднимает глаза- перед ней стоят встревоженные Матти и Юрий, за их спинами маячит лицо Свицкого. Илта слабо кивнула и встала, опираясь руку финна: без его поддержки, наверное, тут же и упала. Якут стоял у воды, внимательно разглядывая то место, где стоял медведь. Видно, что не призрак - следы огромных лап Илта видела даже отсюда.
  
   -Что это было Илта?- спросил украинец, протягивая девушке открытую пачку сигарет,- на возьми. Да осторожнее, не россыпь.
  
   Илта трясущимися пальцами взяла сигарету, прикурила от зажженной Юрием спички и с наслаждением затянулась, чувствуя, что постепенно успокаивается. Выкурив сигарету и бросив окурок в воду, она коротко бросила.
  
   -Пойдем!
  
   Спиной она чувствовала недоуменные, а то и настороженные взгляды ее следопытов, почти слышала крутящиеся у них на языке вопросы. Им стоило некоторых усилий, пойти за девушкой, решительно направившейся к утесу, за которым исчез огромный зверь. Только сейчас Илта заметила, что утес необычайно схож с исполинским медведем, вставшим на задние лапы и задравшим огромную морду. Сходство было столь очевидным, что куноити поразилась, как не заметила его раньше. Словно внутри камня был заключен исполинский зверь, рвущийся сейчас на волю.
  
   "Заключен"? Как там говорят русские? Не буди лихо, пока оно тихо.
  
   Илта на мгновение прислонилась лбом к холодному камню и прошептала несколько слов. Вслед за ней, невольно поклонились жуткой скале и остальные следопыты - похоже, что не одна куноити заметила пугающее сходство.
  
   За утесом продолжалось ущелье, по дну которого бежал ручей, вытекавший из озерца. С первых же шагов здесь ноздри Илты уловили хорошо знакомый запах - сладковато-тошнотворный, усиливающийся, казалось с каждой секундой. За ее спиной послышался взволнованный шепот - не учуять этого было невозможно. Вскоре послышалось и неумолчное, равномерное гудение, тоже усиливающееся с каждым шагом.
  
   Еще поворот - и перед ними открылся большой заболоченный луг, отделявший горы от стены леса. Здесь "их" ручей сливался со множеством иных, точно таких же, весело журча сбегающих с гор. Чем дальше они отходили от скал, тем больше замедлялось их течение и струи чистой воды постепенно растворялись в застоявшихся лужицах и озерцах полных жидкости - слишком густой и слишком красной, для того, чтобы быть простой водой.
  
   С неожиданным равнодушием смотрела Илта на сцену ужасной бойни. Заболоченный луг был переполнен загустевшей, кровью. Каждая травинка, каждая кувшинка, казалось, теперь навеки окрасится в красный цвет, напитавшись жизнью множества убитых. Здесь же валялись и тела, вернее останки погибших, растерзанные в клочья, оторванные руки и ноги, вырванные внутренности. Многие обгрызены до костей, здесь же разжеванные, размозженные позвонки с высосанным костным мозгом. Завороженная сценой ужасающей бойни Илта делает несколько шагов вперед, не замечая, что ее сапоги уже почти по щиколотку в кровавой грязи.
  
   -Илта глянь!- куноити оглянулась на отклик,- надо же у ее людей еще сохранилось достаточно самообладания, чтобы начать осматривать останки погибших. Хотя что удивляться - как-никак, все тертые волки, на войне и не такое видали. Огромный медведь был страшен именно своей неизвестностью, невозможностью, а вот следы его деятельности выглядели вполне привычно.
  
   -Перекушена,- финн протягивал ей вытащенную из ближайшей лужи винтовку Мосина. На ней были следы огромных зубов, с легкостью прокусивших металл в месте затвора, так что пришедшее в полную негодность оружие держалось на нескольких полосках стали. Теперь Илта заметила множество металлических обломков, рассеянных меж ошметков человеческой плоти, обрывков формы, ремней, какой-то еще мелочи. Ранее всего этого хватило бы, чтобы обмундировать и вооружить, по меньшей мере, роту.
  
   На выступающей из воды кочке лежал труп, которому "повезло" остаться целее остальных. Вернее осталась верхняя половина - нижнюю просто отхватили огромные челюсти и, наверное, проглотили на ходу. Оставшийся обрубок был почти целым - можно было даже разглядеть искаженное ужасом скуластое лицо. Рядом в воде плавала фуражка с красной звездой.
  
   -Узнаешь,- Илта обернулась к Мирских. Тот кивнул, не сводя глаз с трупа.
  
   -Два года назад, - медленно сказал он, явно подбирая слова,- окружил нас Кузнецов Вовка, под Каларом. Нас было двадцать, а их двести, почти всех наших там и положили. Мне повезло, пуля наискось прошла, только царапнула. Да еще и руку он мне прострелил, сука. Повязали и повели на расстрел - вот тут я его и хорошо запомнил. Если бы сам Гамов тогда со своими молодцами не накрыл их - там бы и остался в горах, а так сумел удрать в суматохе. Сам Вовка тоже с половиной банды ушел тогда, а потом к нему и новые людишки набежали,- он усмехнулся в лицо мертвецу,- ну что антихрист, не думал, что в следующий раз вот так свидеться придется?
  
   Ночевали на вершине лесистого холма, подальше от заболоченного луга, превратившегося в Поляну Смерти. Перекусывали остатками копченой баранины, запивая обнаружившимся где-то у Мирских ханшином. Теперь в выпивке никого не ограничивали - после всего сегодня увиденного было необходимо хоть так снять напряжение.
  
   -Почему он не напал на нас?- спрашивал подвыпивший Свицкий у Илты,- он стольких людей разорвал, ему с нами справится раз плюнуть. Это твое колдовство, да? Но почему ты не спасла им Акиру?
  
   -Колдовство,- горько усмехнулась Илта,- я не Бэлигте хар-боо, чтобы бороться с "медвежьим онгоном". Если бы он хотел нашей смерти, мы бы не дожили до ночи. Но "бабаган-онгон" удовлетворился тем, что растерзал бандитов Кузнецова, осквернивших его логово. Ну что же, теперь бамбуйцы отомщены.
  
   -Нам тоже повезло, что это случилось,- подал голос финн,- если бы не этот - как ты его называешь, "бабаган"?- мы выскочили бы прямо на них.
  
   -Так тут и золотишко, наверное, где-то валяется,- возбужденно поднялся Мирских,- может пошукаем. На обратном пути, тогда...
  
   -Вот на обратном пути и будем думать,- отрезала Илта,- некогда нам по этой чаще рыскать. Матти верно говорит, повезло нам, что "медвежий онгон" убрал с пути красных.
  
   транно это, - задумчиво протянул якут,- они сидели как раз на выходе из ущелья, будто ждали нас. Место-то для лагеря не самое подходящее.
  
   -Угу, не самое,- кивнула Илта,- и все же сидели. Может и вправду - ждали.
  
   -Да ну, ерунда,- махнул рукой кержак,- откуда они могли знать?
  
   Илта покачала головой. Вообще-то некоторые подозрения насчет того "откуда" роились у нее в голове, но четких оснований у нее не было.
  
   -Все это хорошо,- вмешался в разговор украинец,- только вот меня больше эта зверюга беспокоит. Кто это вообще - бог, демон, дух лесной? И как ты Илта с ним договорилась.
  
   Куноити покачала головой, глядя в пышущее перед ней пламя костра.
  
   -Буряты рассказывают,- начала она,- в старые времена жил один большой черный шаман, который после смерти сделался заяном. Раньше ему приносили человеческие жертвы, но потом Хормуста, небесный владыка, черного шамана обратил в медведя и запретил принимать жертвоприношения человеком. После этого у бурят появился "бабаган-онгон", "медвежий онгон", дух-покровитель.
  
   -Что-то тот медведь не похож на безобидного мишку,- хмыкнул Мирских,- я тоже слышал эту легенду. В ней говорится, что онгон с тех пор стал просто сосать лапу зимой и питаться смородиной. А этот зверюга...
  
   -Те, кто рассказывают эту легенду, знают не все,- усмехнулась Илта,-. После запрета Хормусты, бывший шаман пришел к Эрлэн-хану - это ведь он создал медведя. Владыка закона облегчил наказание Хормусты - теперь бабаган-онгон принимает человеческие жертвы - но только в благодарность за те дела, что он совершает во имя Эрлэн-хана. Ну, вот,- Илта сделала неопределенный жест рукой,- собственно деяние.
  
   -Так что же Акира, получается и стал этой жертвой?- Мирских с опаской посмотрел на Илту,- за то, чтобы тут этих красных замочили? Цена не велика ли?
  
   -По-твоему было лучше, если бы красные нас тут всех положили?- жестко глянула на него Илта,- Акира самурай и был готов умереть. А он еще и стрелял в "медвежьего онгона", не признав его сразу. А как понял свой грех - так и осознал, что иной дороги нет, что иначе мы бы все не вышли из этого ущелья. Там куда он попадет, ему зачтется.
  
   -Погоди, какой грех?- недоумевающе спросил Василь,- Акира же не бурят, чтобы верить в монгольских духов? Знаю я, как японцы относятся ко всем местным суевериям.
  
   -Он японец по отцу самураю,- кивнула Илта,- потомку обнищавшего рода, переселившегося на Хоккайдо после революции Мэйдзи. А его мать - айнка, тоже из рода каких-то тамошних вождей. Акира айнские легенды знал неплохо, всех их богов и духов. Айны медведей почитают за первопредков, а в "бабаган-онгоне" Акира признал Цуриканда-камуя, злого бога, в обличье медведя-людоеда. И понял, что если он сам не отдаст себя в жертву - Цуриканда-камуй нас всех вслед за краснюками растерзает.
  
   -Так это,- спросил Василь,- кто же все-таки этот зверь? Бурятский черный шаман или злой бог айнов? Не может же он быть всеми ими сразу?
  
   -Это ты у шаманов спроси - хмыкнула Илта,- кем он может быть, а кем нет. Это разные народы придумывают имена "богу-медведю", а он...просто есть.
  
   -Я уже запутался в этих ваших языческих сувериях,- передернул плечами кержак,- голова пухнет. Может, хватит уже? И так страшно все.
  
   -Может и хватит,- кивнула Илта,- не думай много об этом. Помянем, давай лучше Акиру, который дал нам продолжить путь.
  
   Она сделала крупный глоток ханшина и передала бутылку Василю. Быстро пустеющая бутылка ходила по кругу, пока Илта и ее следопыты справляли поминки по человеку, отдавшему себя в жертву Медвежьему Богу.
  
   ***
  
   -Господи, да что же они так орут?- Наташа с отвращением поморщилась, отворачиваясь от окошка, забранного кованной решеткой.
  
   -Жрать хотят, вот и орут,- меланхолично пожала плечами сидевшая на соседней кровати Василиса, крупная рыхлая деваха, в белом халате, накинутом на голое тело. Под стерильно чистой тканью угадывалось раздувшееся чрево. Кроме Наташи и Василисы в небольшой палате находилось еще четверо девушек. Двух из них - высокую статную хохлушку и раскосую бурятку, Наташа видела в страшной пещере, где свершалось местное надругательство. Первую, как выяснилось, звали Аленой, вторую Таней- ее бурятское имя было слишком сложным для запоминания. Василису и еще одну товарку по несчастью Наташа видела впервые, но это не имело особого значения - в темной вонючей пещере, с ними произошло то же самое, что и с Наташей и остальными. Разве что случилось это парой месяцев раньше, от чего сейчас у них отмечались явные признаки беременности. Выглядели они совершенно безучастными ко всему, односложно отвечая на любые Наташины вопросы и, похоже, совершенно смирившиеся со своей участью. И самое страшное - Наташа чувствовала как безразличие это охватывает и ее саму.
  
   Не так она себя вела три дня назад - когда, потеряв сознание в жуткой пещере, очнулась в камере с обитыми войлоком стенами. Жутко болело тело, особенно меж бедер, где все казалось, превратилось в сплошную рану. Во рту ощущался горький привкус желчи.
  
   В тусклом свете освещавшей камеру лампочки, Наташа увидела несколько кроватей, с которых на нее с сонным любопытством смотрели молодые женщины. Не успела Наташа заговорить с ними, как дверь распахнулась, и в комнату вошли два обезьяноподобных существа, волочащих под руки азиатку. Словно куль с мешком они взвалили ее на оставшуюся свободной кровать, один из них проверил ее веко, второй рывком раздвинул ноги, по-хозяйски запустив туда лапу и что-то внимательно рассматривая. В этих движениях не было ни похоти, ни садистского удовлетворения - уродливые твари просто проверяли состояние подопытного экземпляра. И вот именно от этого нечеловеческого безразличия, от осознания неправильности, уродливости ситуации, когда подопытное животное меняется с человеком местами, наконец, от недавно пережитого и все еще не оставившего ее страха и унижения в голове у Наташи лопнул какой-то предохранитель.
  
   Девушка сама не поняла, как когда она, выкрикивая что-то нечленораздельное, повисла на спине уродливой твари, царапаясь и норовя вцепиться ногтями в глаза. В этот момент она сама напоминала дикое зверье из джунглей. Отпрянувшие по углам девушки наблюдали эту сцену со смешанным чувством страха и любопытства. Откуда-то снизу раздался оглушительный вой и хохот, тут же подхваченный с полдюжиной голосов.
  
   Бунт, впрочем, оказался недолгим - что-то острое вонзилось в бедро девушки, в глазах у нее потемнело и Наташа безвольной грудой упала на пол.
  
   Первое, что она увидела, очнувшись, оказалась безобразная волосатая рожа, с которой заботливым, проникновенным взглядом смотрели глаза Ильи Иванова. За его спиной маячили старые знакомцы - Спартак и Савмак.
  
   -Ай-яй-яй,- укоризненно покачал головой профессор, и Наташа заскрежетала зубами,- как не стыдно, Наташа? Советская девушка, ведет себя как деклассированный элемент из Харбинских трущоб. А еще комсомолка!
  
   -Да пошел ты!- девушка дернулась и с досадой обнаружила, что вновь прикована к кровати. Профессор словно и не заметив ее рывка, продолжал разглагольствовать.
  
   -Вы должны своим примером показывать товарищам настоящую советскую стойкость, быть образцом поведения для "хомо новуса",- он благосклонно посмотрел на Спартака и тот в ответ издал довольный звук - не то рык, не то хрюканье.
  
   -У них и так хватает дурных примеров,- продолжал доктор,- вон полюбуйтесь, на их собратьев,- он кивнул куда-то вбок и Наташа невольно проследила за его взглядом.
  
   Ее кровать стояла чуть ли не вплотную у стены, где, примерно на уровне ее головы, располагалось окошко, закрытое решеткой. Сквозь нее виднелся очередной темный провал, слабо освещавшийся от света лампочки в палате. Где-то в отдалении мерцали иные прямоугольные окошки, за которыми пару раз мелькнули чьи-то испуганные лица. Наташа сообразила, что это комнаты иных пленниц. Скальную толщу усеивали пещеры, располагавшиеся ярусами друг над другом, словно огромные соты. Где-то эти пещеры расширили, где-то заложили камнями, в верхних ярусах обустроили палаты с пленницами и, видимо, иные помещения - служебные, лаборатории, может еще что. А вот нижние...
  
   Что-то шевельнулось во мраке, блеснули красные глаза и послышалось злобное урчание. Наташа невольно шарахнулась, увидев как в падающий на землю прямоугольник света, ступает чудовище. Очередной представитель обезьянолюдей был на удивление малошерстным - только редкие пучки волос покрывали черную кожу, да с головы свисали грязные пакли. Широкая грудная клетка, мощные мускулы, сильные ноги - существо это выглядело вполне как человек - только очень физически развитый.. Наташа неожиданно поймала себя на мысли, что если бы не клочки шерсти, этот мускулистый торс вполне мог привлечь ее интерес. Затем на перевела взгляд выше- и все подобные мысли разом сгинули, уступив место страху и омерзению.
  
   Даже обезьяны, что насиловали ее внизу, не выглядели столь безобразнымие. Толстые губы, две дыры вместо носа, мясистые бугры на лице. Выпученные темные глаза немигающе уставились на Наташу. Вот губы раздвинулись, обнажая крепкие острые зубы, и тварь издала жуткий не то вой, не то рев. Тут же его подхватило сразу несколько голосов из тьмы, в которой заметались неясные тени.
  
   -Что, хороши красавцы?- усмехнулся доктор, привычным движением разводя ноги девушки, чтобы вставить очередную стеклянную трубку. Та дернулась от болезненного проникновения, но больше не сопротивлялась: во-первых, бесполезно, а во-вторых - она еще не отошла от увиденого.
  
   -Это мои первые создания,- с гордостью произнес профессор, забирая, тем временем, кровь на анализ, - как и полагается, первый блин комом. Эксперименты начались еще во время моей работы во Французской Гвинее - было заключено соглашение между советским правительством и Французской Республикой. За сотню франков негры соглашались быть днорами спермы для самок обезьян. И потомство было, но - такое, какое вы видите перед собой: более-менее человеческая внешность, но совершенно звериный разум. Сколько я не бился, не пытался добиться лучших результатов- бесполезно. Но я говорил с тамошними колдунами и они рассказали мне кое-что - то, что очень помогло мне в исследованиях. У них там есть свои ритуалы, обряды "смешения крови", жертва Царю обезьян. Во всех этих суевериях обнаружилась масса интересного и это мне помогло, когда я...
  
   Он замолчал, вынимая зонд и доставая из ящичка большой шприц. Однако Наташа и так уже поняла, о чем речь. Секрет преображения профессора Иванова был замешан не только на его научных достижениях, но еще и на темных секретах Черной Африки. Соединенные со всей мощью советской науки и тайными знаниями монгольских шаманов, семена, посеянные в душных джунглях, дали обильные всходы в забайкальской тайге.
  
   -Мне пришлось уехать оттуда,- с сожалением произнес Иванов. - Официально было объявлено, что все опыты окончились неудачей, но на самом деле с десяток моих созданий я вывез на советском сухогрузе. Двое подохло в дороге, зато остальных восемь я привез в СССР. Их спермой я оплодотворял и женщин и самок обезьян, смотрел, что получится, заставлял их скрещиваться в самых разных комбинациях. Хорошо еще, что половая зрелость у них наступает много быстрее, чем у людей. В общем, рано или поздно мне удалось вывести то, что ты видела там, на плацу.
  
   Он прервался, чтобы всадить шприц в бедро Наташи и та невольно вскрикнула. Внизу в ответ послышалось басовитое ворчание. Доктор, словно и не заметив, что его пациентке больно, продолжал болтать. Похоже, у него не часто тут находились новые уши, перед которыми он мог похвастаться своими достижениями. Наташа, как имеющая медицинское образование, в этом отношении была для "товарища Иванова" настоящим кладом.
  
   -Да вот так вот, Наташа,- рассуждал он,- методом проб и ошибок, мне я добился успеха. Но время от времени среди моих подопечных рождаются и такие безмозглые уроды. Эти на человека похожи хотя бы телом, в других камерах встречается совсем жуть. Приходится их изолировать. От них тоже есть польза - хороший семенной фонд, резерв для дальнейшего оплодотворения. Также на них можно проводить опыты, какие мне не позволят проводить на более развитых особях.
  
   Говоря все это, доктор взял, наконец, все анализы, убрал образцы в ящичек и выпрямился.
  
   -Ну, вот и славно,- произнес он,- вроде пока все в норме. Забыл сказать - обычно наши подопытные беременеют с первого раза. Забавно, но эти...сущности, с которыми имеет дело господин Сагаев, кажется, придают семени какую-то особую силу. Так что поздравляю - очень скоро, я полагаю, вы познаете все радости материнства.
  
   Улыбаясь ослепительно белыми зубами, Иванов перешел к другой девушке, а Наташа прижавшись лбом к спинке кровати беззвучно выла - от страха, омерзения и стыда. Она давно поняла, для чего ее похитили и как собираются использовать, но сегодня, после всего, что случилось и последующего пояснения Иванова, она почувствовала себя полностью раздавленной. Участь безвольного скота, живого инкубатора для выращивания омерзительных тварей, словно вышедших из ночного кошмара- было от чего свихнуться.
   Снизу в ответ ее тихому плачу раздавался заунывный вой черных обезьян.
  
  
   Прошло три дня с тех пор как Наташа впервые оказалась в своей камере-палате. Первые сутки она лежала прикованной к кровати: надо полагать, доктор понял ее состояние и решил не рисковать, отпуская - вдруг ценный подопытный материал наложит на себя руки. Кормили ее насильно, причем, судя по специфическому привкусу, в пищу добавляли какие-то лекарства. Кроме того, ей периодически делали разные уколы. В итоге уже к середине второго дня на Наташу напала странная апатия - незавидная ее участь воспринималась без всякого трагизма, будущее представлялось в уныло-сером, но не страшном свете. Заглянувший к обеду Иванов внимательно осмотрел ее, задал несколько вопросов - на который Наташа безропотно ответила - после чего просиял и приказал своим подручным расковать ее.
  
   -Просто прекрасно, моя дорогая,- произнес он,- вижу, вы уже полностью прониклись важностью возложенной на вас миссии. Грань между экспериментатором и объектом эксперимента, на самом деле, невелика - разве мой внешний облик не лучшее тому доказательство? Великие ученые прошлого прививали себе оспу, чтобы проверить новые лекарства, а вы совершили прививку новой жизни - той, что достигнет звезд.
  
   Он продолжал еще что-то плести, в то время как Наташа вяло гадала - вдохновенно ли он врет или и вправду верит в бред, который несет. Очень походило на второе, но и эта мысль не вызывала у девушки особенных эмоций. Их у нее сейчас вообще мало что вызывало - как и у ее сокамерниц. Они редко говорили друг с другом, мало двигались, большую часть времени проводили лежа на кровати и тупо уставившись в потолок, оживляясь только когда приносили еду.
  
   Единственное, что могло вывести девушек из той апатии - это соседство с чернокожими обезьянами, то и дело завывающими из расположенной под ними пещеры. Тогда с девушек спадало сонное оцепенение - по крайней мере, с тех, кто появился тут недавно.
  
   Вот и сейчас девушки, опасливо озираясь, старались держать подальше от жуткой ямы, расположенной за окошком. Наташа, превозмогая страх, все же глянула вниз, поморщившись от долетевшего даже сюда зловония. Собравшись в небольшой круг, пятеро или шестеро огромных существ, задрав вверх оскаленные морды, издавали улюлюкающий вой, молотя лапами себя в грудь. Наташу вновь поразил контраст перед почти человеческими, мускулистыми телами и беозобразными животными харями, с сверкающими красными глазами. Особенно уродливая голова - совершенно лысая, в отличие от остальных - венчала женское тело, с полными черными грудями и пышными бедрами. Вращая белками глаз, твари завывали, словно выпрашивая чего-то.
  
   Наташа не смотрела, как их кормили раньше, но соседки говорили, что черным великанам суют в щель под дверью миски с баландой. Сама дверь находилась внизу и открывалась очень редко. И до сих пор Наташа еще не слышала, чтобы эти твари так орали.
  
   -Не смотрела бы ты,- послышался позади негромкий голос и Наташа обернулась, не веря, что кто-то с ней решил заговорить первой.
  
   Это оказалась Василиса. Грузная девка сидела на кровати, свесив ноги и уставишись в голую стенку.
  
   -Почему?- растерянно произнесла Наташа.
  
   -Потому,- буркнула Василиса, укладываясь на кровать,- они так орут, когда их не кормят долго. А это тут делают только когда...
  
   -Когда что?- допытывалась девушка, но Василиса уже, махнув рукой, отвернулась к стене. Наташа оглядела всех остальных - на лицах девушек прибывших одновременно с ней была растерянность и страх, у других - все то же безразличие.
  
   Внезапно вой внизу смолк и вслед за этим послышался скрежет и лязг железного засова. Раздался жалобный крик, захлебнувшийся надрывным плачем. Ругая себя за несдержанность, Наташа все же, не удержавшись, глянула вниз.
  
   В круге света, падающем из окон камер, вместо монстров теперь стояла на коленях девушка, в рваной белой сорочке. Темные волосы раскидались по плечам, в округлившихся глазах даже сверху было видно плещущиеся отчаяние и страх. Побелевшие губы дрожали, по щекам стекали слезы.
  
   Вдруг раздался громкий щелчок и комнату озарил призрачный синий свет - где-то видно был спрятан мощный фонарь. Отчаянный крик сорвался с губ девушки, когда она увидела, что вокруг нее кружат, словно исполняя неведомый танец, черные великаны. В глазах их читался лютый голод, алые языки облизывали полные губы, пальцы крючились, словно огромные когти. Особенно скотское вожделение читалось на лице лысой самки - Наташа не могла заставить себя называть это существо женщиной.
  
   Она не заметила, кто из кружащих вокруг девушки тварей издал гортанный вой, после которого они разом метнулись вперед. Черные сильные пальцы вцепились в белую плоть, раздался истошный крик, переросший в нечленораздельный вой и хрип. Двое чудовищ разом вцепились в руку девушки, выкручивая ее из суставов и с треском отрывая от туловища. Еще один монстр вгрызся острыми клыками в белую шею. Женоподобная тварь запустила пальцы с длинными ногтями в промежность девушки, выдирая у хрипящей в предсмертных судорогах женщины капающий кровью кусок кожи, с одной стороны покрытый курчавыми волосами, с другой - обрывками плоти и комками жира.
  
   В считанные минуты женщину растерзали в клочья и твари, огрызаясь друг на друга, разбежались по углам, пожирая окровавленные куски. В этот же момент комната погрузилась во мрак. Наташа, широко раскрытыми глазами смотрела на все это- жестокость происшедшего пробудила даже ее чувства, притупленные успокоительным. Ничком она рухнула на кровать, забившись в рыданиях. В ушах девушки еще раздавались крики несчастной, хотя на самом деле снизу раздавалось только довольное чавканье и урчание тварей, насыщавшихся человеческой плотью.
  
   Позже Василиса рассказала Натаще, что такая казнь предусмотрена для девушек, потерявших плод - неважно по своей вине или по неосторожности. Конвейер, поставивший рождение чудовищ на поток, не терпел холостых выстрелов, а между первым и вторым зачатием проходило время, которого у большевиков было немного - в отличие от "подопытного материала". Считалось, что проще использовать другую "человекоеденицу", которая почти гарантированно зачинала после первого изнасилования. Кроме того, подобные расправы яснее ясного демонстрировали пленницам, что их ждет при попытке устроить искусственный выкидыш. По словам Василисы, была и еще одна причина - созерцание подобных зрелищ, равно как и само нахождение рядом с ямами тварей, должно было оказывать некое влияние на плод. Василиса и сама не понимала этот момент, однако Наташа сообразила, что речь идет об очередной мистике и не стала ломать голову. Все и без того было слишком страшно.
  
   ***
   Котловина, укрывшаяся между поросшими сосняком холмами, напоминала огромную чашу, в центре которой покоилось почти идеально круглое озеро. Берега водоема заросли камышом, скрывающим заболоченную землю и человеку, не знающему дороги, было бы опасно соваться в эти топи. Однако двое человек, сидевших на поваленной сосне у подножия холма, и не думали лезть в выросшую перед ними стену, преисполненную шелетом камышей, лягушачьим ором и комариным зудом.
  
   -А черт!- Василь с силой хлопнул себя по лбу, убивая комара,- этих двоих за смертью посылать. Может, стоило пойти с ними?
  
   -Ночевать все равно будем тут,- пожала плечами Илта,- раз уже остановились. Зачем куда-то идти, все равно здешних мест не знаем.
  
   -А то финн знает,- буркнул украинец,- чего он тогда за Степановым увязался?
  
   -Говорит, что привык,- ответила Илта, тщетно пытаясь разжечь от отсыревшей спички последнюю сигарету,- и, похоже, не врет. Ты сам видел.
  
   Это было правдой - в заболоченной Муйской котловине финн чувствовал себя куда увереннее, чем в горах или на реке. Наряду с якутом, привыкшим к болотам в родной тайге, он лучше всех определял на глаз наиболее безопасные пути, умея отличить безопасную зеленую лужайку от топкой трясины. Даже кержак - тоже не новичок в болотистых краях, признавал, что финн лучше его разбирается в здешних местах.
  
   Наличие опытных проводников, конечно, радовало- но в то же время и настораживало. После засады у Медвежьей Скалы, Илта стала все подозрительней посматривать на своих спутников и чувствовала, что и они все меньше доверяют друг другу. Может, конечно, это все было диким совпадением, может Кузнецов узнал об них как-то иначе и, примерно рассчитав, где они будут спускаться с гор, устроил засаду. Однако в такие совпадения Илте верилось плохо.
  
   Тем не менее, она отпустила на разведку и Степанова и напросившегося с ним финна- как-никак, идти завтра наугад тоже было неохота. По расчетам им оставался хороший дневной переход до Северо-Муйского хребта, вершины которого, казалось, начинались за следующим холмами. Увы, для того, чтобы добраться до гор им предстояло преодолеть обширные пространства торфяных болот, местами покрытыми "пьяным" чахлым лесом. Куноити поджимало время - потратить целый день на поиск безопасных путей не хотелось, поэтому она и отправила якута чтобы появилась хоть какая-то определенность. Также она без колебаний отпустила с Степановым финна: если один из них и предатель, другой присмотрит за ним. В Свицком она была уверена, также как и в Мирских, поэтому не возражала когда последний, взяв ружье, отправился к озеру, пообещав настрелять дичи к ужину. Первое время еще раздавались выстрелы, но вскоре и они стихли - похоже, сибиряку не везло с охотой. Он не боялся выдать себя- по словам всех трех проводников, они находились далеко от обжитых мест. Ближайший населенный пункт - поселок старателей Таксимо - группа обогнула, сделав большой крюк, а иных поселков тут не наблюдалось.
  
   Неожиданно раздался выстрел - первый, второй, третий. Это явно была не юрина берданка. Степанов? Финн? Свицкийподтянул руку за своим карабином и передернул затвор. Выстрелов больше не последовало, но что-то было НЕ ТАК.
  
   -Что-то тихо, - проворчал Свицкий.
  
   Илта молча кивнула и подтянулась за унаследованым от покойного гурана СКТ.
  
   - Черт!
  
   В камышах вдруг оглушительно заорали лягушки.
  
   -В лес!- выдохнул Свицкий, вскидавая к плечу оружие - быстро!
  
   Тут же он открыл беглый огонь по мелкнувшим в зарослях теням - явно больше двух. В ответ загремели автоматные очереди.
  
   Илта, не размышляя, сделала кувырок через спину, перекатываясь за ближайшее дерево и стала бить по вспышкам и легкому дымку в зарослях, прикрывая украинца. Тот скоро рухнул рядом с ней и, откатившись подальше в низкие кусты, заменил магазин.
  
   -Цел?- не глядя в его сторону, бросила Илта, также сменив магазин карабина.
  
   -Почти,- скрипнул зубами Свицкий. Илта, посмотрела на него - украинец держался за бок, сквозь пальцы проступила кровь. Черт, как не вовремя!
  
   -Зацепило только,- усмехнулся украинец в ответ на невысказанный вопрос Илты,- царапина,- добавил он, снова открывая огонь.
  
   Град пуль из двух самозарядных карабинов заставил нападавших залечь, но не прекратить огонь. Стреляли явно професионалы, причем хорошо воруженные: характерным звуком трещали советские автоматы, к которим вскоре присоеденился и ручной пулемет. Уже через пару минут Свицкий и Илта не могли даже голову поднять. Вокруг поднимались фонтаны земли, сверху сыпались выбитые пулями щепки и срубленые ветки.
  
   - Уползать нужно пока непоздно, - опять меняя магазин, прохрипел Свицкий, - а то прижмут и гранатами закидают, или с фланга обойдут как ты тех мудаков на острове.
  
   Внезапно стрельба стихла и наступила давящая на уши тишина.
  
   -Эй, фашисты!- прозвучал веселый голос из камышей, - не скучаете? Мы тут на двоих ваших наткнулись. Одного, правда, замочить пришлось, зато вот второго скрутили. Выйдете по-хорошему - всем жизнь будет, не выйдете- хлопнем и его и вас за ним.
  
   - Смотри, - опять прохрипел Свицкий.
  
   Илта осторожно подняла голову и замерла. Камыши расступились и на открытое место вытолкнули скрюченого в три погибели человека, сильно избитого и глотавшего ртом воздух. Куноити шепотом выругалась, узнав Степанова. Его руки были связаны за спиной, от запястий отходила длинная веревка, конец которой явно держал кто-то из залегших в камышах красных .
  
   - Думайте быстрее, - очередь подбросила фонтан земли рядом с якутом.
  
   Илта, закусила губу - она слишком хорошо знала своих врагов, чтобы верить их обещаниям. Но и оставаться в кустах она не могла - самурайский кодекс чести, причудливо смешавшийся в ее голове с понятиями детдомовской стаи, не позволял ей бросить соратника. В голове ее бешено неслись мысли: скорей всего ей все-таки не врут - она им нужна живой, как командир, как носитель полезной информации. Ее доставят в местный штаб, может даже в тот самый Центр - как раз туда куда нужно. В плену она как-нибудь догадается, как уйти живой - воспитаннице "Черного дракона" было не привыкать к таким поворотам.
  
   -Я выхожу,- громко крикнула Илта, выходя из-за дерева - не трогайте его.
  
   Со всех сторон зашуршали камыши и рядом с плененным Степановым, стали выходить диверсанты - высокие, крепкие мужики, с холодными глазами опытных убийц. Поверх формы были наброшены советские масхалаты, темно-зеленые с более светлыми пятнами( Илта припомнила, что тут их называют "березкой"). Все они держали в руках автоматы.
  
   Вперед шагнул широкоплечий верзила,с черными кудрями, выбивающимися из-под буденовки, украшенной листьями и ветвями.
  
   -Оружие брось, - сказал командир, направляя ствол. Поколебавшись, Илта расстегнула ремень с кобурой пистолета, повесила его на сук ближайшего дерева и шагнула вперед.
  
   -А второй где?- спросил командир красных, с похотливой улыбкой рассматривая гибкую фигурку девушки.
  
   Илта, неуспела ответить, когда позади послышался шорох. Обернувшись, она увидела как поднявшийся из кустов украинец подходит к ней.
  
   -Тут я!- проворчал он, прижимая руку к правому боку. Красный раздраженно дернул стволом, и украинец неохотно поднял руку. Пальцы его были в крови, на боку также набухало красное пятно.
  
   За спиной грохнул выстрел. Свицкий дёрнулся и Илта словно в замедленном кино увидела, как его лицо вдруг взорвалось страшной раной, как высокий мужчина медленно оседает в заросли. Она обернулась - красноармеец, ухмыляясь, глядел на нее.
  
   -Нет времени,- сказал он,- тащить его по горам, еще подохнет по дороге. Ступай давай, пока я и этого не отправил следом.
  
   Пред глазами Илты поплыла кровавая пелена, лютая, застарелая ненависть, копившаяся все время внутри нее, поднялась мощной, всесмывающей волной. В висках застучали множество молоточков и она, уже не соображая, что делает, метнулась вперед, но ноги подкосились и девушка рухнула на землю, забившись в конвульсиях. Как сквозь стену где-то над ней слышались голоса.
  
   -Эй, ты чего?
  
   -Слышь, что с вашей узкоглазой?!
  
   -Я-то откуда знаю!?
  
   -Припадочная что ли? Рехнулась с горя?
  
   -Подохнет еще тут!
  
   Красноармейцы переговаривались, пятясь к камышам, наводя стволы на бьющуюся на земле Илту. Та сейчас представляла зрелище не для слабонервных: глаза закатились под самые веки, изо рта текла пена, зубы клацали, каким-то чудом не откусывая язык. Руки куноити шарили по телу, тонкие пальцы рвали плотную ткань красноармейской формы, словно бумагу.
  
   -Ща, я ее успокою!- произнес командир, осторожно подходя и примечиваясь прикладом,- ишь распрыгалась, стер...
  
   Он не успел договорить - тело Илты выгнулось дугой, так, словно в нем вовсе не было костей и она забилась на земле. Лицо ее исказилось, губы задвигались и с них темным пугающим потоком полились слова никому не ведомого здесь языка.
  
   Лишь сгинувший непонятно где финн мог бы понять это песнопения:
  
   Копья были там столбами,
   Змеи были там жердями,
   Их гадюками скрепили,
   Ящерицами связали,
   И хвосты у них висели,
   С свистом головы шипели,
   Черепа вверху качались,
   А хвосты мотались снизу.
  
   Змеей вилась в грязи Илта и змеиное же шипение издавали ее уста, перемежая его словами заклинаний далекого северного народа.
  
   Мать твоя ведь - людоедка,
   Мать твоя - из глуби моря.
   Мать твоя плевала в воду
   И слюну пускала в волны.
  
   Давно отвергнувшие и бога и черта, бледные как мел красноармейцы крестились, пытаясь шептать давно позабытые молитвы. Даже якут трясся, как банный лист, молясь одновременно Христу и родным полузабытым богам, когда слышал слова незнакомого языка, странным образом становящегося все более понятным.
  
   Из слюны змея явилась,
   Вышла черная гадюка.
   Из чего ей жизнь досталась?
   Из углей, из груды Хийси.
   У змеи откуда сердце?
   Сюэтар дала ей сердце.
  
   -Черт, да заткни ее, наконец! - нервно выкрикнул один из большевиков и командир, словно очнувшись от ступора, потянул с плеча винтовку. Но не успел - Илта вдруг вскинула голову, приподнявшись от земли - без помощи рук, прижатых к бокам, одно лишь тело. Меж жемчужно-белых зубов быстро-быстро высовывался язык и энкавэдэшник застыл словно загипнотизированный, уставившись в изменившиеся глаза Илты - желтые, с вертикальными зрачками. Оглушительное шипение разнеслось над болотом и большевик не сразу понял, что исходит оно не только из уст одержимой финнояпонки, но и от множества извивающихся тел разом исторгнутыми болотами и лесом. Терпкий мускусный запах заполнил воздух.
  
   -Змеи, товарищ командир!- раздался крик,- везде гадюки!
  
   Загремели выстрелы - впавшие в панику коммунисты палили по окружавшим их змеям, уже не думая, что на такой короткой дистанции могут поубивать друг друга. Пули разрывали змеиные тела в окровавленные ошметки, но на место каждой убитой гадины болото и лес исторгали десять, двадцать, сотню - вся земля вокруг покрылась шевелящимся ковром из шипящих рептилий. Змеи - черные, коричневые, с узорами и без, гадюки и щитомордники. Они текли по земле, меж камышей, плыли в огромных лужах, приминали траву, обтекая бьющуюся на земле Илту, и их плавные движения странным образом попадали в такт с ее конвульсиями. А с губ девушки неслись жуткие словеса:
  
   Что такое десны злобной?
   Десны девы бога смерти.
   А спина змеи ужасной?
   То - печной ухват у Хийси.
   Хвост откуда появился?
   Из косы нечистой силы.
   Из чего гадюки чрево?
   То бог смерти дал свой пояс.
  
   Красные уже не остреливались, потратив все патроны. Отчаянно ругаясь, они сбрасывали обвивавших их змей, ожесточенно топтали их ногами. Тщетно - словно вода в половодье, ковер из змей поднимался вокруг них и все новые и новые гады упорно лезли вверх. Страшные крики оглашали поляну, когда наполненные ядом зубы впивались в руки и шеи НКВДистов и те, падали на землю получая ядовитые укусы. И посреди всего этого ада стоял трясущийся от страха якут, сам не понимающий как ему удается держаться на ногах рядом с шевелящимися грудами, в которые превратились обвитые змеями тела чекистов. Движения их становились все слабее, попытки скинуть с себя рептилий все более вялыми, пока не прекратились вовсе.
  
   Последнее слово сорвалось с уст Илты и она, дернувшись в последний раз, замерла вытянувшись на земле. В этот же момент схлынул змеиный потоп- также стремительно, как и появились, змеи расползались по камышам и болотам, словно впитываясь в исторгнувшие их стихию. Скоро в поле зрения якута не было ни одной змеи- только распухшие тела мертвецов, с черно-красными лицами от напитавшего их яда.
  
   Степанов перевел взгляд на Илту - та неподвижно лежала на земле, ее высокие, покрытые грязью и мелкими царапинами груди, равномерно вздымались и опускались. В широко распахнутых глазах не было не единого проблеска мысли, но якут облегченно вздохнул, когда увидел, что они приняли обычный синий цвет. Преодолев внезапно нахлынвшую робость, следопыт подошел к девушке и присел на корточки, протянув руку к обнаженному телу Илты.
  
   -Не трогай!
  
   Якут обернулся - из камышей выходил грязный оборванный Мирских, сжимавший в руках берданку. Ствол ее был направлен прямо на Степанова.
  
   -Отойди от нее!- крикнул он,- ну!
  
   -Я только проверить хотел,- произнес якут, исподлобья глядя на кержака.
  
   -Целее будет, если ты от нее подальше держаться будешь!- сказал Юрий,- финн где?
  
   -Предатель твой финн!- сказал следопыт, угрюмо косясь на кержака,- хотел порешить меня, да я быстрей оказался. Совсем чуток он с "товарищами" разминулся. А ты сам-то, где отсиживался? Не вдвоем ли нас сюда завели?
  
   -Ах, ты мразь узкоглазая,- рявкнул Юрий,- да я тебя...
  
   -Довольно!- послышался слабый, но твердый голос,- замолчали! Оба!
  
   Бледная, поцарапанная Илта уже сидела на земле на корточках пристально глядя на разом замолкших спорщиков, смотревших на нее с плохо скрываемым страхом.
  
   -Сейчас найдете мне одежку,- сказала она,- можете с краснюков снять, мне все равно. Потом пошарите по сумкам - в жизнь не поверю, что у целого отряда в сумарях, хоть одной фляги со спиртом не завалялось. А потом вы мне все расскажите.
  
   Желающих возражать не нашлось.
  
   Позже, все трое сидели на уютной поляне меж разлапистых сосен. В углях, оставшихся от небольшого костра, запекались два, пойманных кержаком, сазана. Сам Юрий время от времени запихивал их палкой поглубже. Напротив него сидел на бревне якут, все еще не отошедший от всего, что пришлось ему пережить пару часов назад. Наконец прямо на земле, в стащенной с одного из мертвецов штанах и гимнастерке сидела Илта, держа в руке почти опустевшую фляжку. Командир "партизан", оказывается, не был чужд некоторого изыска - во фляжке плескался коньяк.
  
   За все время, прошедшее с жуткой сцены у озера Илта сказала едва ли десяток фраз, полностью погрузившись в свои размышления. Вот и сейчас она сидела, молча глядя на оставшихся следопытов. Те же, напротив, говорили много и без того хорошо представляя, что от них хочет услышать Илта.
  
   -Я как раз этих рыб поймал,- рассказывал Мирских,- повезло мне, там вода спала в озерце и они оказались отрезаны в большой луже. Собирался идти к вам- слышу, стреляют! Я хотел обратно бежать, да чуть на этих коммуняк и не напоролся. Хорошо еще что этот живорез начал сначала стрелять, а потом орать - я в камышах схоронился, а потом потихоньку стал пробираться к поляне.Честно говоря, оттуда такое слышалось, что я духу набрался, чтобы вылезти, только когда все стихло. Только и успел увидеть, как змеи те расползаются. Вот, все так и было, Христом-Богом клянусь!
  
   Он истово перекрестился, глядя на Илту. Та скупо усмехнулась и перевела взгляд на Степанова. Тот нервно сглотнул и начал рассказывать.
  
   -Я это...ну когда, мы вместе пошли, сразу понял, что тут неладное что-то. Финн чей-то уж больно разговорчивым стал, как подменили его. И смотрю я, он все время норовит не к северу, а к западу забирать, говорит, мол, там пройти проще. Я говорю, ты же тут первый раз, откуда тебе-то знать? Отвечал ерунду какую-то, вроде как видел с холмов куда лучше идти. Один раз я ему поверил, свернули, куда он сказал, потом смотрю - совсем не туда идем. Я этого финна останавливаю, говорю - куда ты меня завести хочешь? Он ничего не говорит, только лыбится так, нехорошо, дьиккэр!- выругался якут. - Я говорю - ты как хочешь, а я обратно пойду, поздно уже. Развернулся, только краешком глаза заприметил, как он за кобуру схватился. Я винтовку сорвал, пальнул в него и он в меня пальнул, только он промазал, а я - нет. Только он свалился - смотрю, из леса краснюки выбегают, орут, оружие бросить велят. На землю повалили, избили - якут, поморщившись, коснулся налившегося над скулой синяка,- с собой повели. Ну, а дальше ты все видела.
  
   Илта кивнула.
  
   -Черт его знает, где он был завербован: может в Харбине, а может еще и с самого начала он шпионом был,- продолжал якут,- он и хотел сначала нас под Кузнецова подвести, да не срослось - медведь-абаасы красных раньше порезал. В Таксимо отряд стоял, видать ждал Кузнецова вместе с нами. А как не дождались, стали разведку высылать, ну где-то и стакнулись. Мы ведь, когда разведку высылали, часто с ним разминались, разные тропки искали. Видать неплохо здешние места знал, знал куда идти, урдуус!- якут сплюнул.
  
   Илта медленно кивнула - да, эта история худо-бедно объсняла все последние сложности. Тем более финн с самого начала вызывал у нее подозрения.
  
   -Малая, что это было все-таки?- набравшись храбрости, спросил Мирских,- я знаю, что девка ты не простая, но это вот,- он запнулся,- как-то уж совсем жутко. И язык непонятный какой-то.
  
   -Сама не понимаю Юра,- покачала головой Илта. Она и вправду не понимала, что именно пробудилось в ней, подняв змеиные орды. Словно ненависть к убийцам соратника, сорвала ее с какого-то предохранителя, удерживащего странные и страшные силы. На ум пришел проведенный перед походом ритуал на острове посреди Амура.
  
   ровь предков твоих в чаше сей, выпей и обретешь силу их всех."- всплыли в памяти слова Йошико. Но почему именно здесь?
  
   -Не знаю,- повторила куноити, - нашло вдруг что-то.
  
   -Старики говорили,- поднял голову якут,- раньше Саха здесь жили, там где сейчас Таксимо стоит. Говорили они, есть там озеро, на котором царь абаасы, злых духов, женился на деве-змее. И с тех пор озеро то и именуется, "Куел эриэн уон", "Озеро змеи".
  
   - Удачно же мы место для ночлега выбрали,- передернул плечами Мирских,- нарочно не придумаешь. Даже не знаю, благодарить ли бога или нет, за эту случайность.
  
   Илта горько усмехнулась про себя - нет, случайностью тут и не пахло. Эрлэн-хан бережет свою Гончую, но за все берет свою плату. Сегодня была взята очередная жертва - девушка очень надеялась, что последняя.
  
   -Что дальше-то будет, Илта?- спросил Мирских, оглянувшись на темные стволы деревьев, вокруг которых уже сгустилась ночь. - Нас ведь только трое осталось?
  
   Илта подняла голову и улыбнулась - словно оскалилась лисица.
  
   -Дальше?- тихо сказал она,- дальше мы пойдем на Север.
  
   ***
  
   Наташа не могла заснуть, вновь и вновь переживая увиденный кошмар. Сегодня в подземелье на растерзанье чудовищам швырнули еще парочку девушек - русскую и китаянку. Обе выглядели настолько изможденными, что не кричали, даже когда их разрывали на куски - из их уст вырывался только предсмертный хрип. Эти две ни в чем не провинились: просто, как любезно объяснил доктор Иванов на обходе, они уже были настолько измучены адским конвеером, что уже чисто физически неспособны вынашивать звероподобных ублюдков. Они бы и так умерли, самое большее, через неделю, однако местное руководство решило не дожидаться смерти женщин. По какому-то очередному изуверскому правилу, черным тварям должна доставляться еще живая человечина.
  
   -Для них это было актом милосердия,- заверил Наташу Иванов, переходя к другой пациентке. Тогда Наташа ничего не ответила- новая доза лекарственного препарата в притупила ее чувства и эмоции. Однако ночью воспоминания ожили в ней неожиданно ярко, словно кадры кинофильма. Как только Наташа смыкала глаза перед ее глазами вставали жуткие твари, разрывающие на части несчастных девушкек, в ушах стояли их предсмертный хрип и урчание насыщающихся тварей. В этот момент она чувствовала, как ее чрево наливается свинцовой тяжестью, как в нем пробуждается чуждая, враждебная жизнь, готовясь к тому, чтобы вырваться из окровавленного лона и влиться в недочеловеческую орду на службе Коминтерна.
  
   В очередной раз отчаявшись заснуть Наташа лежала на спине с открытыми глазами. Тупо глядя в потолок она вновь и вновь перебирала все свои шансы - и понимала, что шансов у нет. Вообще. Ее участь сдохнуть тут, свиноматкой рожающей чудовищ, без всякой надежды на спасение. Она сама испугалась своим мыслям- куда это отступила сонная апатия овладевшая ею все это время? Неужели созерцание жуткой казни заставило ее как-то встряхнуться, прогнать охватившее ее оцепенение. Но как это может ей помочь?
  
   Ее невеселые мысли нарушил неожиданный лязг внизу- точно такой же она уже слышала сегодня. Вновь вспыхнул свет - но не тот, что был днем, призрачно-синий - тьму рассеивали лучи нескольких фонарей. Послышался недовольный ропот и урчание просыпающихся чудовищ, отлеживающихся по углам после кровавой трапезы.
  
   Черные великаны пятились в темные углы, когда вперед, освещая перед собой все фонариками, ступило несколько человек. Впрочем, Наташа поняла, что людьми этих существ можно было назвать только условно: в свете фонарей мелькнули уже знакомые хари обезьянолюдей - тех, разумных. Направляя свет в глаза своим черным собратьям, они, не полагались на одни фонари - через плечо у каждого был перекинут карабин. Один из нелюдей даже снял его с плеча, направляя в сторону тварей и те, явно знакомые с оружием, не рисковали приближаться.
  
   Вот только ночные гости, были явно заинтересованы в сближении. Один из обезьянолюдей, держал веревку с петлей, ловко набросив ее на шею черного великана. Тот дернулся, стараясь вырваться, но тут верёвка, брошенная другим обезьяночеловеком, оплела его ноги. В считанные минуты, чудовище опрокинули на землю и связали. Однако Наташа заметила, что черная тварь не особо сопротивлялась такому обращению- видя с какой яростью первенцы Иванова разрывали несчастных девушек, она не сомневалась, что в случае чего чудовище доставило бы немало хлопот своим пленителям. Здесь же все напоминало какую-то странную игру, привычную для всех ее участников.
  
  
   За спинами чудищ в форме НКВД что-то зашевелилось и вперед шагнула тонкая фигура- Наташа с удивлением увидела, что это женщина, причем совершенно обнаженная. Свет фонарей осветил нос с горбинкой, тонкие губы, короткие черные волосы и темные глаза Алисы Барвазон, большевистской фурии проекта "Плеяда".
  
   Наташа со злорадством отметила, что возраст дает о себя знать - груди Алисы обвисли, на животе виднелась не одна дряблая складка, на ногах просматривались вены. Лицо тоже странным образом выглядело старше- и от этого еще более мерзкой выглядела читавшаяся на нем животная похоть. Единственный раз девушка видела такой взгляд комиссарши там, на берегу Гилюя, когда она, вместе с Сун пытала Наташу. Сейчас Алиса, только что, не пуская слюни, смотрела на обнаженное тело черного великана.
  
   Округлившимися глазами Наташа смотрела, как Алиса опускается на четвереньки, подползая к зверочеловеку. Пальцы ее пробежались по черной дубине из плоти, поглаживая по всей длине. Когда огромный ствол, покрытый мелкими чешуйками, поднялся в ее руках, Алиса, поддалась вперед и ее губы сомкнулись на черном члене. Массивная головка была столь велика, что Алиса даже не смогла взять ее полностью в рот, покрывая ее сладострастными поцелуями. Протяжный вдох вырвался из пасти плененного великана и ему отозвались взволнованные рыки из углов - остальные твари тоже возбудились от увиденного. Наташа бросила быстрый взгляд в темноту - во мраке угадывались характерные движения черных тел - собратья великана начали свою оргию.
   Оторвавшись от могучего органа, Алиса приподнялась на ноги и, широко расставив ноги, принялась гладить промежность, сопровождая все это похотливыми стонами. Им вторили приглушенные звуки с пола, больше всего напоминающие хрюканье матерого борова. Насладившись дразнением чудовища, Алиса опустилась на черный ствол. Протяжный стон сорвался с ее губ, когда она приняла в себя восставшую плоть и она принялась неистово скакать на черном чудовище. Уродливая харя твари скалилась в довольной ухмылке, обнажавшей огромные, как у кабана, клыки, достававшие почти до мясистого носа. И Барвазон и ее пленник-любовник, наслаждались соитием, но комиссарше этого было мало - не сбавляя темпа, она поманила двух провожатых. Те подошли, расстегивая штаны и доставая свои, не столь огромные, как у чернокожего, но все равно внушительные органы. Алиса ухватилась за один из них, направив себе в рот, в то же время энергично онанируя второму. Попеременно она меняла партнеров, пока те, закатив глаза и утробно ухая, не излились ей на лицо и грудь. Их тут же сменили другие стражи.
  
   Наташа не могла сказать, сколько времени продолжалась эта мерзкая оргия: Алиса словно сорвавшаяся с цепи течная сука, неутомимо скакала на уродливой твари, одновременно ублажая руками и ртом менявшихся возле нее обезьянолюдей. Но вот она закатила глаза, вскинув голову вверх, с ее губ сорвался протяжный крик, заглушенный оглушительный ревом лежащего под ней черного гиганта. Пошатываясь, Алиса встала, с блуждающей расслабленной улыбкой, на искусанных в кровь губах. Небрежно утерев лицо и грудь поданной тряпкой, она развернулась и, пошатываясь, ушла во тьму. Наташа заметила, что она шла широко расставив ноги, с явным трудом. Один из обезьянолюдей, перерезал веревки на связанном обезьяночеловеке и отошел назад вместе с остальными. Лязгнул засов, погасли фонари и все внизу вновь погрузилось во тьму.
  
   Этой ночью Наташе так и не удалось заснуть. Укрывшись с головой простыней, она содрогалась от ужаса и омерзения, думая о том, как много еще мерзости и гнуси таится в цитадели "самого справедливого в мире строя". И как много еще ей предстоит ее увидеть.
  
  
   ***
   Холодный ветер, прозываемый в здешних местах низовым или кутлуком, налетал со стороны Байкала. Близость "славного моря" угадывалась и по разлившейся дельте испещренной многочисленными островами и протоками. По одной из них сейчас и пробиралась лодка, качаемая поднятыми кутлуком волнами. На веслах сидело двое мужчин и молодая женщина.
  
   -Заночевать бы,- сказал Мирских, озабоченно посматривая на небо. И без того темнеющее к ночи, сейчас его все быстрее заволакивали темные тучи, пришедшие со стороны великого озера. Холодный ветер стегал в лицо мелкими брызгами и пока еще редким дождиком. Однако вот-вот тучи могли разразиться настоящим ливнем, от которого сейчас даже и не просматривалось подходящего укрытия- все окрестные острова плотно заросли кустарником.
  
   -К берегу причалим?- спросила Илта,- Сергей, ты бывал тут? Знаешь какое-то укрытие?
  
   Якут задумался, на минуту перестав грести. Затем морщины на его лице разгладились и он кивнул Илте.
  
   -Есть одно место,- сказал он - метров семьсот отсюда, может больше.
  
   -Будем надеятся, что до той поры дождь не пойдет,- сказал кержак, вновь покосившись на небо,- эвон тучи какие. Ну, давай, показывай.
  
   Якут кивнул и приналег на весла, также как и Юрий с Илтой. Хорошо еще, что небольшую байдарку делали на совесть, явно в расчете на подобного рода форс-мажоры. Небольшое суденышко они украли в рыбацком селении выше по течению. Илте претили такие мелкоуголовные методы, но ничего не поделаешь - это было самое быстрое средство передвижения, оказавшееся им доступным на Верхней Ангаре. Они и так потеряли немало времени, переваливая через Северо-Муйский хребет. Илта планировала спуститься как можно ниже по реке, после чего бросить лодку и опять уходить в горы - Верхнеангарский хребет и Сынныр, где и располагалась цель их путешествия. Спускаться к самому Байкалу было опасно- в Нижнеангарске могли быть красные. Эти места и так были более людными, чем Илте бы хотелось - по берегам реки нет-нет, да попадались деревушки, которые они старались быстрее проскочить. Больше всего Илта боялась, что красные станут патрулировать реку- один катер с пулеметом с легкостью пустил бы их на дно. Однако на реке было тихо- видно красные никак не ждали нападения с той стороны. И все равно, проплывать мимо деревень следопыты старались, только дождавшись ночи.
  
   В верховьях река была быстрой, порожистой, с чистой, прозрачной водой. Ниже начались острова, вокруг которых скапливались упавшие в воду деревья. Пробираться мимо этих свалок стволов приходилось с большим трудом. Ниже по течению Ангары, простиравшуюся по ее берегам тайгу и песчаные пляжи, сменили топкие болота особенно разросшиеся, когда путники, вступили в пойму - Верхнеангарский сор. Приходилось держаться подальше от основного русла реки, где могли быть рыбаки или кто похуже. Байдарка шла узкими протокам, редкими пространствами чистой воды посреди болот и островов, заросших кустарником и заваленными буреломом.
  
   Байдарка обогнула очередной, заросший камышком мыс и Илта невольно распахнула глаза - уж больно неожиданным оказалось представшее ей зрелище.
  
   Перед следопытами появился очередной остров, с неожиданно ровной поверхностью, покрытой лишь высокой травой. Лишь часть острова занимал густой ивняк, в тени которого стояла мельница - добротное, но очень старое строение. Массивные бревна потемнели от времени, там, где они соприкасались с водой были видны темные космы водорослей, дощатая крыша местами провалилась. Однако мельничное колесо находилось на месте, равно как и небольшой амбар, примыкавший к задней стене мельницы. Под колесом виднелся омут с глубокой и спокойной, почти черной водой.
  
   А меж ивовых ветвей проглядывала крыша еще одного строения - небольшой избы, вплотную примыкавшей к мельнице, собственно являвшейся одной из пристроек избы.
  
   -Вот,- ответил якут, с гордостью показывая на берег, - все как обещал.
  
   -Ааа, это откуда,- недоуменно спросила Илта,- тут что, живет кто?
  
   Последние слова она произнесла с сомнением - оба строения выглядели донельзя ветхими, от них веяло глубокой стариной, более уместной в музее, чем в здешней глухомани
  
   -Сейчас нет, - сказал Мирских. -Старое место, давно уже я такого не видел. Такое строили еще когда в устье реки Верхнеангарский острог стоял. Тогда сюда народ шел из России, с севера - Архангельска, Вологды, иных мест. Кое где еще такие избы стоят и народ, что там живет, говорит тем же языком, что и поморы.
  
   -Вот оно что,- протянула Илта,- но разве тогда кто селился вот так, на отшибе?
  
   -Нет,- покачал головой Мирских,- сам не пойму, кому и зачем тут могло понадобиться.
  
   -Дождь вот-вот пойдет,- скзаал якут, показывая на небо. На нем все сильнее сгущались тучи, ветер дул все злее и капли дождя падали все чаще. Илта кивнула.
  
   -Исторические загадки оставим на потом,- произнесла она, - пошли в избу.
  
   Илта и ее спутники не решились оставлять лодку возле небольшого причала, отходившего от мельницы. Небольшое, грубо сколоченное сооружение из порядком сгнивших досок, выглядело слишком хлипким, да и лодка таким образом была бы слишком на виде. Поэтому байдарку завели под мельничное колесо. После чего вышли на берег обходя неказистую, но добротную постройку, строившуюся "на века". Два окна с наглухо закрытыми ставнями- одно еще и непонятно зачем заколоченное. Плотно прикрытая массивная дверь, однако была не заперта- и Илте тут же вспомнилась другая изба на другом острове и другой реке.
  
   Внутреннее помещение оказалось совсем небольшим, состоявшим, по сути, из одной комнаты. В противоположной стене виднелась дверь, видимо, ведущая на мельницу, еще одна дверь, поменьше, сообщалась с амбаром. Мебели было немного: стол, пара табуретов, большой топчан, на котором валялись высохшие соломинки и куски истлевшей ткани - надо полагать когда-то это был соломенный тюфяк. В углу стояла русская печь, рядом с которой виднелась даже стопка высохших от времени дров - тоже явно припасенных не меньше века назад.
  
   -Экая архаика,- покачала головой Илта, вступая внутрь,- сможешь растопить, Юра?
  
   -Конечно,- пожал плечами кержак,- ничего сложного.
  
   -Этого не хватит,- произнес, оставшийся снаружи якут, кивая на дрова- я принесу еще.
  
   -Успеешь?- спросила Илта, поглядывая на небо,- вот-вот дождь пойдет.
  
   -Я быстро, - ответил Степанов. Илта кивнула и якут, поглядывая на небо, поспешил через луг и вскоре исчез среди ив. Илта растеряно посмотрела ему вслед, прошлась по комнате. Глаза ее уже привыкали к полумраку заколоченной комнаты и она заглянула сначала в амбар, потом на мельницу. В амбаре было пусто, словно шаром покати, на мельнице валялся большой жернов. Илта уже хотела идти назад, когда ее взор привлекло прямоугольная выпуклость на полу. Подойдя Илта обнаружила, что это крышка погреба. С трудом приподняв ее девушка услышала плеск воды, на нее пахнуло сыростью и запахом тины. Пожав плечами, куноити захлопнула крышку, после чего вышла в избу. Кержак уже наколол от дров несколько лучин и, подожгя их, в тусклом свете пытался разжечь печку. Илта одошла к незаколоченному окну и распахнула ставни. Свежий холодный воздух ворвался в избу.
  
   -Перестань,- послышался недовольный голос Мирских,- печь не разожгу никак.
  
   -Темно ведь,- пожала плечами Илта.
  
   -Сейчас будет светлее, - заверил ее Мирских.
  
   -Хорошо,- Илта кивнула, закрывая окно и отходя к топчану. Усевшись на точан с ногами, девушка сначала смотрела, как кержак пытается растопить печку, потом легла на спину и прикрыла глаза. Усталость всего дня навалилась на нее тяжкой глыбой и девушка сомкнула глаза. Последнее, что она услышала, прежде чем провалиться в сон, был убаюкивающий шум дождя снаружи.
  
   Илта открыла глаза и резко села на кровати. Никогда не подводившее ее звериное чутье сработало и сейчас, заставляя обводить настороженным взглядом избу. Все вроде бы в порядке: тихо топится печка, на ней дремлет кержак, подстелив под голову собственную куртку. На одном из табуретов лежит охапка дров - надо полагать Степанов все же вернулся с ними.
  
   Вот только самого якута в комнате не было.
  
   Илта внимательно огляделась по сторонам - двери и окна плотно закрыты, также как и дверь на мальницу. Она поднялась, пройдя к окну, толкнула ставни и ее брови удивленно приподнялись: что-то тяжелое снаружи припирало их, не давая открыть. Уже предчувствуя дурное, она подошла и толкнула дверь - ее тоже что-то держало снаружи.
  
   И тут Илта поняла, что ее разбудило.
  
   Кержак, разморенный спал на русской печке, когда был грубо растормошен куноити.
  
   -Вставай!- шипела она,- Юра, ну вставай же!
  
   -Ааа, что,- он повел глазами,- что-то случилось?
  
   -Случилось, Юра, случилось,- Илта прижала палец к губам и кивнула в сторону двери на мельницу,- слышишь?
  
   И кержак услышал. Сквозь шум дождя, по-прежнему лившего не переставая, слышался явственный шум воды и хлопанье лопастей.
  
   Мельница работала.
  
   -Что за черт?!- Юрий соскочил с печи, сонное выражение мигом исчезло с его лица,- как эта рухлядь...
  
   -Это еще не самое хреновое, Юра,- тихо произнесла Илта,- ты видел Степанова?
  
   -Он приходил, принес дров,- рассеяно проговорил кержак, - посидели немного за столом, чаю выпили. Потом он сказал, что покараулит, а я могу поспать, он меня сменит потом. Ну и так, в общем, я лег, он сидел за столом...
  
   -А теперь его нет, Юра- тихо сказала Илта,- понимаешь? Окна закрыты наглухо, дверь тоже - он ее припер чем-то. А сам ушел.
  
   -Черт!- вскинулся Юра, метнвушись сначала к окну, потом к двери, ломанул плечом, попытавшись открыть - раз, другой. Словно остервев он колотился об дверь.
  
   -Хватит!- выкрикнула Илта, чувствуя, как заражается этим страхом зверя, попавшего в западню,- побереги себя.
  
   -Вот же я дурак!- простонал Мирских, опускаясь на табурет,- так прошляпил его.
  
   -Мы оба дураки, Юра,- произнесла Илта,- даже удивительно, как легко он нас провел.
  
   -Но почему он не пристрелил нас во сне?- недоуменно спросил Юра, - и что все это значит? - он кивнул всторону двери, за которой работала мельница. Илта покачала головой, пытаясь подавить в себе дикий, иррациональный страх, отголосок которого и заставил ее проснуться. Было что-то особенно жуткое, в том, что то, что днем казалось лишь устарелой постройкой, ночью обрело странную и, похоже, недобрую жизнь. На ум невольно полезли пугающие китайские легенды о "цзи-гуань"- духах "неодушевленных" предметов, принимающих человеческое обличье.
  
   Мельница работала не останавливаясь, шум воды и ударов лопастей все больше заглушал дождь. Илта и Юрий инстинктивно старались держаться подальше от двери, ведущей на мельницу. Илта вспомнила о погребе, но отогнала эту мысль- глупо надеятся, что подвал ведущий под ожившую мельницу приведет их к спасению. Скорей уж именно оттуда стоит ожидать наибольшей опасности. Она переглянулась с Юрием, потом перевела взгляд на дверь, затем снова на кержака. Все было ясно без слов - они ухватили стол и подтащили его к двери, затем приперли его топчаном и для, верности, сверху навалили оба табурета. Илта бегло осмотрела амбар - нет, толстые стены, сложенные из крепких бревен, не оставляли надежды на выход.
  
   Вернувшись обратно в избу, она увидела Юрий стоит возле печки, спешно перезаряжая берданку. Девушка прислушалась и тоже схватилась за маузер.
  
   Дождь за стеной стихал, все реже становились и удары мельничных лопастей по воде. И в наступающей тишине Илта и Юра отчетливо услышали, как за стеной приподнялась и тяжело рухнула крышка погреба. Тут же послышались странные хлюпающие звуки- словно кто-то шагал по полу в сапогах полных воды. У Илты прошел мороз по коже- что-то переваливаясь за стенкой, колотилось об нее, шумно втягивало ноздрями воздух. А потом послышался протяжный вой - что-то среднее между плачем младенца и кваканьем огромной лягушки. В этот момент что-то тяжело бухнуло в дверь.
  
   -Что это?- Юрий перекрестился,- малая, это опять твои шутки?
  
   -Нет,- Илта не сводила взгляда с двери. Новый удар, еще сильнее прежнего сотряс стену, один из табуретов рухнул упал на пол, расколовшись на части. За дверью раздались склизкие звуки- словно по полу прополз огромный червяк. Грохнул удар, второй, третий. Доски двери жалобно скрипнули, рухнул второй табурет, треснула ножка топчана, вклиненного между столом и стеной.
  
   -Долго не продержится,- произнес Юрий, поднимая берданку,- ну, что малая, кликнешь чертей на подмогу?
  
   Илта уже шептала заклинания от злых духов, вспоминая все мантры которые знала, однако натиск на дверь с той стороны не слабел. И Илта знала в чем дело - ее умения были направлены на степных и таежных духов, а то, что пробивалось с той стороны, явно принадлежало к иным созданиям, подвластным другим заговорам. Со славянской нечистью Илте сталкиваться не приходилось и как защищаться от нее она не знала. Бэлигте хар-боо, наверное, бы что-нибудь смог сделать, но...она не Бэлигте.
  
   Вновь последовал сокрушительный удар и жалобно затрещал стол. Еще пара таких ударов и то, что вышло из сырого погреба, прорвется к двум людям. Юрий с надеждой посмотрел на Илту и та отрицательно покачала головой. Тогда кержак вскинул ружье и наугад послал пулю в дверь.
  
   -Береги патроны,- бросила Илта, - сдается мне против этого, они не помогут.
  
   Она лихорадочно осматривала двери и окна избы - неужели ничего нельзя сделать? Взгляд ее упал на второе окно, заколоченное с самого начала. Она подбежала к нему, надавила, навалилась всем телом - ставни выдержали, но явственно скрипнули и девушка почуствовала, как под ее весом качаются гвозди.
  
   -Юра!- крикнула она. Кержак, уже готовившийся выстрелить, обернулся к ней и Илта показала ему глазами на еще державшийся топчан, потом на ставни. Больше подсказывать не потребовалось - рывком они вытащили топчан, вскинув себе на плечи.
  
   -Давай!- рявкнул Мирских.
  
   Импровизированный таран ударил в ставни. В избе было не так много места, чтобы разогнаться, да и Илте с трудом удерживала немалый вес. Ставни треснули от удара, гвозди выскочили наполовину, однако все еще держались. В этот момент последовал новый удар со стороны мельницы, почти отшвырнувший стол в сторону. По комнате разлился запах - мокрых водорослей, тины и мертвой рыбы. Илта поняла, что вот-вот тварь из реки войдет сюда.
  
   -Еще!- крикнула она, из последних сил, подхватывая топчан на плечо и разгоняясь вместе с Юрием. Топчан врезался в окно с такой силой, что Илта с Юрой выпустили его из рук. Раздался громкий треск и ставни распахнулись прямо в ночную мглу. Проржавевшие гвозди торчали из створок словно зубы большого волка.
   Очередной удар отбросил в сторону стол аж до самой печи. Но Юрий уже подсаживал Илту, помогая ей выбраться в окно и сам, спешно выбираясь вслед за ней. Случайно бросив взгляд назад, Илта увидела, как к окну метнулось нечто огромное, темное, смутных меняющихся очертаний. Огромные глаза полыхали алым огнем. Куноити развернулась, выпустив в окно чуть ли не пол-обоймы, вслед за ней выстрелила и берданка Юрия. Чудовище на миг отшатнулось, но потом опять качнулось вперед. Однако Илта и Юрий уже бежали по узкой тропке меж ивовых стволов, не обращая внимания на хлещущие по лицу и рукам, гибкие ветви.
  
   Метров через двести они выскочили на небольшую поляну, где и остановились - бег вымотал их и без того чуть не надорвавшихся на таскании топчана. Тучи на небе расступились, открывая полную луну, в бледном свете которой ивы казались чудовищными ведьмами, тянущими лапы-ветви к беглецам.
  
   -Оно идет за нами?- спросил Юрий, изо всех сил пытаясь отдышаться. Илта вскинула голову, прислушиваясь, потом покачала головой.
  
   -Нет,- ответила она,- я бы почуствовала. По-моему, эта тварь не отходит далеко от воды.
  
   -Потрясающая догадливость, Илта,- послышался от кустов насмешливый голос,- но она тебе уже не поможет. Если вода не идет к врагу народа, то враг народа пойдет к воде.
  
   Илта и Юрий одновременно потянулись к оружию, но враг в темноте оказался быстрее,- раздался выстрел и кержак осел с простреленной головой.
  
   -Юра!- Илта обернулась на павшего товарища.
  
   -Брось пистолет, сука!- в голосе их тени прозвучали жесткие нотки,- быстрее, пока я не прострелил бошку и тебе.
   Глаза Илты сузились, но она повиновалась - куноити находилась на виду, а врага надежно укрывала лесная тень. И надо же было им выскочить именно сюда. Медленно вытянув руку, она разжала пальцы, и маузер упал на землю.
  
   -Что дальше, Серега,- громко сказала она,- застрелишь меня тоже? Как Матти?
  
   -Наконец-то до тебя дошло,- раздался издевательский смех,- хотя я и не убивал финна. Он как увидел наших ребят, так и кинулся в болото. Ему стреляли вслед, попали или нет, уже не поймешь. В трясину провалился твой Матти, собаке - собачья смерть. Не таким он и опытным оказался, как хвастался, таежные топи, это ему не финские болота.
  
   -А потом был тот спектакль у озера,- сказала Илта,- представляю твой облом.
  
   -Хорошо еще, что ты, прежде всего финна подозревала, - усмехнулся во тьме якут,- и я вовремя смекнул, во что ты можешь поверить. Да и роль пленника я сыграл хорошо- мне по скуле съездили от души, натурально так получилось. Но, по правде сказать, я тогда здорово перетрухнул, мысль даже мелькнула там во всем и признаться. Еще после того, как тот медвежонок растерзал ребяток Кузнецова, я понял, что девка ты не простая.
  
   -Его ведь ты на нас навел?- спросила Илта, зорко вглядываясь в мельтешащие под ивами тени. Вроде как где-то там угадывалась человеческая фигура.
  
  
   -Его наведешь,- усмехнулся якут,- мне с ним удалось встретиться уже в горах только, куда он ушел со своими ребятами. Вернее с разведчиками из его отряда. Ну и договорились, что я вас выведу как раз туда, где будет засада. Там и выбора особого не было, по правде сказать, мимо бы не прошли.
  
   -Ну и дураки были,- Илта нашла в себе силы усмехнуться,- возле медвежьей скалы свои игры устроили. Счастье твое, что "медвежий онгон" еще и тебя не пригреб. А потом ты во время своей "разведки" дошел до Таксимо, верно?
  
   -Верно,- Илта почти видела в темноте, как кивает якут,- не совсем до Таксимо, до ближайшего поста. Там связались с кем надо, обмозговали тот спектакль. Но после того, как и он провалился, я понял, что так просто на тебя управу не найдешь. Меня старики учили- если и убьешь шаманку, потом ее дух тебя все равно со свету сживет. Вот я и придумал, как это русские говорят, "клин клином".
  
   -И ты завел нас в избу с чертовой мельницей,- произнесла Илта,- что хоть за тварь там?
  
   -Чего же ты так,- рассмеялся Степанов,- там почти собрат твой по ремеслу обитает. Давно еще, когда я охотился в здешних краях, местные старожилы рассказывали байку. Мол когда русские тут стали заселяться, оказался среди них сильный шаман, колдун по ихнему. Откуда-то с Белого моря пришел, какой-то там Терский берег. Сильный был: много знал, много умел, с духами вод и лесов шибко дружил. За какие-то дела давние его и изгнали с родных мест, а он сюда подался, на отшибе и избу построил и мельницу завел. Много работников завел, разбогател на омуле в Прибайкалье. Слово он знал какое-то, что у всех остальных рыба то есть, то нет, а он хоть в ясный день, хоть в непогоду, завсегда с полной лодкой улова возвращается. Ну и просили у него услуги всякой - на приворот, на порчу, на удачу в охоте, еще на что. Разбогател, избу себе построил, мельницу - вон там где лужок сейчас, раньше поле его было. Только прежних повадок не оставил - все кто тут рыбу ловить или зверя бить вздумал, прежде должен был к нему с подарками идти. Иначе удачи тебе здесь не будет, а то и сгинешь ни за чих собачий. А как умирал русский шаман, он к себе работника позвал да сказал: "Как буду совсем недужен- вы меня в гроб положите, водой речной умойте, да так и пустите вниз по реке, крышкой не закрывайте, толко холстину чистую сверху накиньте. Жалую вам напоследок по полтораста целковых каждому, а после смерти моей идите куда хотите. А кого встретите, тому скажите: хоть и мертв Ермил-ворогун, да сила его при нем осталась." Так и ушел он под воду, водяным чертом стал, а повадок прежних не оставил. Кто захочет через его края пройти, рыбу тут ловить или еще что - сперва пусть жертву принесет. А кто в его избе да на мельнице заночует - так тот и вовсе пропащий. Идти ему теперь в слуги водяному...если только жертвой не отдарится, человеческой.
  
   -Так вот ты как решил, значит,- сообразила Илта,- нами с Юрой откупится. То то ты когда за дровами ходил, ты ведь еще и бревна подходящие высматривал, чтобы дверь да окно подпереть. Интересно, кто же окно тут заколотил.
  
   -Да вот я и заколотил,- во тьме усмехнулся якут,- говорил же я тебе, охотился я тут раньше. С человечком одним, непогодой нас сюда загнало. Только уж больно сны мне поганые снится начали, млится стало всякое, голос такой гнусный в ухо шептал . Я тогда встал, напарника оглушил и кинул в мельницу. Окно заколотил, на второе уж гвоздей не хватило, его я, как и сейчас бревном подпер. А как Ермил-водяной пришел он напарника моего под воду и уволок. Он мог бы и нас обоих там ухайдокать, да так не хочет - по нраву ему, когда жертвы приносят. Мол, не нечисть он болотная, а как бы и речной бог.
   Так что Илта, уж ты не взыщи, но придется тебе обратно возвращаться - коль уж с первого раза не получилось, пойдешь одна ты Ермилу в жертву. Меньше, чем я хотел, зато девка -ему не часто дарят.
  
   Тени в темноте зашевелились и наружу выступил Степанов. Глаза его казались еще уже чем обычно, лунный свет причудливо освещал его лицо, с глумливой улыбкой, делавшей его похожим на плохо сделанную маску. В руках он держал направленный на Илту СКТ.
  
   -Ну уж не взыщи, что так именно твой поход кончился,- усмехнулся он,- шагай давай! До утра управится надо. И без глупостей, а то ногу прострелю, свяжу и и за волосы отволоку. Так хоть руки свободны будут, когда Ермил-абаасы придет.
  
   -Скажи, зачем тебе это нужно?- спросила Илта,- ведь не поверю, что ты за идею жизнью рискуешь. Знаю я большевистских фанатиков, ты на них не похож.
  
   -Зубы решила перед смертью позаговаривать?- подмигнул, оскалившись, якут,- не спасешься ведь все равно. А сказать-то могу, мне не трудно. Я хоть в НКВД давно, еще при Ягоде начинал, да только строить коммунизм никогда не собирался. Да и мало кто там, если честно в это верит - уж кому как не мне о том знать. Идут туда за наживой, да за властью над людьми, те, кто любит поизгаляться над народишком. Но мне оно и даром не надо, мне бы золотишка побольше. Я же все это время с партизанами работал, типа Кузнецова. А они известно за счет чего живут- грабят прииски, старателей, а порой вон и как с Бамбуйкой получается. Мне за эти годы тоже немало перепало - поднакопил золотишка, думаю в Канаду, а оттуда в Штаты свалить. Туда авось не проберутся строители светлого будущего, за два океана то. Семьи у меня в Якутии нет, никого нет - кто меня там найдет? Думал вот с Кузнецова содрать за тебя, напоследок, да тут даже лучше получилось. Знаю ведь я где золото, что он в Бамбуйке взял, все мое теперь будет. Заживу в Америке как король. Ну что, хочешь еще спросить, что перед смертью?
  
   -Знаешь Сергей,- спокойно сказала девушка, глядя прямо в глаза негодяю,- что меня всегда удивляло в ублюдках вроде тебя?
  
   -Что?- брови якута сдвинулись, усмешку превратилась в безобразную гримасу,- хотя подергайся на прощанье, с меня не убудет. Только ногу я тебе все-таки прострелю- помучаешься перед смертью.
  
   -Больше всего меня в вас удивляет,- продолжала Илта,- что вы всю жизнь ходите оглядываясь через плечо, но забываете сделать это, когда за ним стоит смерть.
  
   его?- якут недоуменно вскинул брови, потом снисходительно рассмеялся,- девочка, меня на такой туфте не разведешь. Не обернусь и не надейся.
  
   -А зря!- позади раздался голос, от которого краска отхлынула от лица якута. Он дернулся обернуться, но мощный удар обрушился на него сзади и он ничком рухнул вперед.
  
   Белокурый парень в рваной, вымокшей насквозь красноармейской форме перешагнул через бесчувственное тело, опуская окровавленную дубину. Слабо улыбнулся Илте.
  
   -Я не сразу вас нашел на этом острове,- произнес он,- услышал только выстрел, а потом услышал, как он тут распинается. Вот потому я и решил, что пусть еще поживет- если все, что он говорит правда- просто так с острова не выберешься.
   -Ты всегда был осмотрительным Матти,- усмехнулась Илта, едва держась на ногах, от всего пережитого,- именно это мне и рассказывали о родичах по матери.
  
   -В тебе это тоже есть, Илта, девочка-ночь,- серьезно произнес финн,- мать дала тебя подходяще имя. Только меня зовут не Матти. Мое настоящее имя Лаури. Лаури Тёрни.
  
   -Я давно подозревала, что ты не тот, за кого себя выдаешь,- махнула рукой Илта,- это неважно. Важно, что ты прибыл сюда вовремя...почти...- она перевела печальный взгляд на лежащего ничком Мирских. Финн сокрушенно вздохнул, потом сдернул с пояса ремень и принялся вязать руки лежащему без сознания предателю.
  
   -Придется тащить,- обернулся он к девушке,- ты как?
  
   -Нормально,- пожала плечами куноити. Она храбрилась- даже ее подкосила эта безумная ночь, где один из соратников превратился во врага, второй погиб, а третий наоборот воскрес, полностью реабилитровавшись в ее глазах. И теперь ей предстояло совершить последнее действо - достойное завершение всей этой фантасмагории.
  
   Она помогла связать якута, после чего Илта и Лаури поместили тело Юрия в небольшую канаву, тщательно заложив его тело ветками Илте стоило некоторых усилий проследовать туда, откуда она чудом вырвалась недавно, но делать было нечего. Илта уже поняла, что притавшийся водяной не выпустит их даже и после восхода солнца- они же сами спрятали лодку под мельницей. Утлый челнок, на котором добирался финн, дал течь у самого острова, так что последние метры ему пришлось преодолеть чуть ли не вплавь. Вымокшую одежду он без особых церемоний сменил на относительно сухую одежду якута, оставив его в одних трусах. Именно таким голым и связанным они и потащили предателя к чертовой мельнице.
  
   Степанов очнулся уже у самого берега - Лаури и Илта уложили его так, чтобы голова и верхняя часть туловища оказались на песке, а ноги до пояса- в воде. При виде финна узкие темные глаза вспыхнули неприкрытой ненавистью.
  
   -Столковался волк с лисицей,- он закашлялся, сплюнув кровавую слюну,- эх надо было бы лучше то болото обшарить, жаль только времени не было. И ты и она - одного проклятого семени. Ничего скоро Вождь вас всех на нуль умножит.
  
   -Твой вождь уже увяз в болотах, - скупо усмехнулся финн,- подавится он страной Суоми. Ты нас не знаешь, но я расскажу напоследок. Есть у северян обычай- предателей и прочих ублюдков хоронить на кромке моря, между землей и водой. На грани между мирами людей и водяных духов образуется зазор и твари пучины приходят, дабы забрать свое.
  
   Лицо якута посерело, но Лаури уже не обращал на него внимания. Он подошел к воде, встав в пяти метрах от знакомой избы. Окно по-прежнему зияло чернотой и оттуда веяло речной сыростью и гнилой рыбой. Вскинув руки по направлению к реке, он заговорил и Илте невольно стали казаться знакомыми его слова, обращенные к неким Ветехинену, Веден-Эме и "Княгине Вамме", которых Лаури призывал "прийти и взять свое".
  
   Неожиданный порыв ветра всколыхнул воду, послышался плеск воды и удары лопастей по речной поверхности. Илта увидела, как закрутилось колесо, как над водой зароились зеленоватые блуждающие огоньки, а над крышей избы взметнулись язычки призрачного синего пламени. Чертова мельница снова заработала.
   И вот вода взбурлила у самого берега и якут протяжно, надрывно закричал, увидев клочья зеленой тины, всплывающие на поверхность. Мерзкое зловоние исходило от разом потемневшей воды, в глубине которой быстро росло еще одно, совершенно темное пятно.
  
   -Назад,- сквозь зубы проговорил Лаури и Илта поспешно отступила, уже понимая, что сейчас будет. Понимал это и якут, изо всех сил бившийся на краю берега, стараясь вырватся из пут, но тщетно - финн и куноити вязали на совесть.
  
   Илта так и не смогла уловить момент, когда из воды появилось нечто - только что вода бурлила у самого берега, извергая клочья зеленой вонючей пены, когда вдруг над связанным якутом нависло жуткое существо- с длинными зелеными волосами и длинной бородой, казалось состоящими из сплошной тины. Тело покрывала блестящая чешуя, наподобие рыбьей, руки и ноги напоминали лягушачьи лапы. Страшная личина, с горящими красными глазами приблизилась к лицу якута и жабий рот раздвинулся в довольной ухмылке.
  
   -Что это?- Илта недоуменно помотала головой, думая, что у нее темнеет в глазах. Нет, все таки и было - из зеленой тины выскальзывали извивающиеся черные тельца, падающие на обнаженную кожу якута. Непрерывным потоком, существа, похожие на жирных коротких червей, струились по волосам и бороде, уже казавшимися уже не зелеными, а черными. Вот водяной распахнул пасть и новый поток отратительных созданий выплеснулся прямо в распахнутый в крике рот якута.
  
   -Это то, что я думаю?- прошептала Илта, глянув на финна. Тот кивнул.
  
   -Да. Это пиявки.
  
   В считанные минуты якут оказался погребенными под нависшими на нем целыми гроздями отвратительными тварями. Они проникали ему всюду- глаза предателя превратились в сплошные кровоточащие дыры, куда одно за другим втягивались черные тела. Еще больше их вползало в рот- сначала челюсти якута размалывали пиявок в жидкую кашицу, но вскоре Степанов просто не смог закрыть рот - струящийся из жабьей пасти черный поток казался неиссякаемым. Илта не верила своим глазам - облепленное гроздями черных шариков тело раздувалось на глазах. Живот, огромный словно у беременной женщины, бился и дергался, и под кожей угадывались изивающиеся червообразные тела. Грудь якута тоже ходила ходуном, горло раздувалось, словно у огромной лягушки. А затем брюшина и грудная клетка треснули и оттуда заструился черный поток. Водяной протянул бороду и в зеленую тину, как в воду возвращались насосавшиеся крови твари, втекая в пасть чудовища. Водяной жевал их, с наслаждением прищурив красные глаза и кровавая жижа текла по его подбородку.
  
   Насытившись, чудовище развернулось и, переваливаясь, двинулось в воду. В этот же момент последний раз вспыхнуло и погасло синее пламя над избой, угасли и зеленые огоньки над водой.
  
   -Старый колдун принял жертву,- произнес финн, созерцая обескровленное месиво из плоти и костей, оставшихся от якута.
  
   -А ты, это...откуда знаешь, как к нему обращаться?- невольно поинтересовалась Илта.
  
   -Да знаю немного,- кивнул Лаури,- я, еще до войны, когда бывал в Беломорской Карелии и на Коле, много общался с местными- и карелами и поморами. Ну и баек всяких наслушался о колдунах тоже: и наших с карелами и о русских говорили. Говорили, что многое умеют, что и с водяными духами на короткой ноге - чертями и русалками всякими. А на Терском берегу откуда и здешний колдун родом, говорят двое братьев-купцов даже разбогатели на том, что с водяной девкой сошлись и людей ей на съеденье отдавали. Один из тех рассказчиков Он знал кое-что от деда-ворожея, вот и рассказал заговор один, а я и запомнил. Вот уж не думал, что пригодится.
  
   -Пригодился, как видишь,- через силу усмехнулась Илта,- расскажешь потом?
  
   -Расскажу,- сказал финн,- когда от этих мест отойдем подальше. Не стоит такие слова лишний раз тут произносить, сама видишь, откликаются тут на них.
  
   Илта кивнула- да уж, такое было бы неосмотрительно.
  
   -А нам выбираться отсюда пора,- еще раз сказал финн,- где там говоришь ваша лодка?
  
   Они покинули остров на рассвете - ночью Илта и Лаури не рискнули сунуться под мельничное колесо. Заходить в избу они также поостереглись, проведя остаток ночи в лесу возле разведенного костра. Здесь же, используя найденные в избе заступы, они сумели вырыть яму, в которой и похоронили кержака. Едва небо начало сереть они спустили на воду байдарку и двинулись вниз по реке. Когда на горизонте появились первые дома Нижнеангарска, финн и куноити причалили к берегу и начали очередной подъем в горы- последний марш-бросок перед конечной целью. Где-то там, в горной мешанине хребтов Верхнеангарского и Сынныра, среди голых скал, чахлых лесов и ледников было сердце проекта "Плеяда".
  
   На одном из привалов, в укрытой от ветров долине, Лаури рассказал свою историю. Его рассказ совпадал с тем, что рассказывал Степанов, разве что дополнился несколькими деталями. Они шли вместе с якутом по лесу, когда тот, задержавшись, чтобы поправить сапог, крикнул: "иди, я тебя догоню!". Видимо, это был условный сигнал, потому что финн пройдя несколько шагов, вдруг почуствовал, что вокруг уж как-то слишком тихо- если не считать характерных шорохов в кустах. Несколько лет провоевавший в лесу финн хорошо знал, что это значит, поэтому ласточкой нырнул в камыши, простиравшегося рядом болота, буквально за несколько секунд до того, как прозвучали первые выстрелы. Одна пуля все же зацепила его - финн показал страшную рану в предплечье, по счастью уже почти зажившую. Скрыться от погони финну удалось не совсем привычным, но вполне действенным способом: нырнуть в более-менее глубокую воду, зажав в зубах полую камышину. По счастью, у этого водоема было относительно твердое дно, так что через некоторое время финн все же смог вынырнуть. И все же он пережил несколько неприятных мгновений, ожидая, что его будет засасывать трясина.
  
   -Все это время какая-то ерунда слышалась,- признался Лаури, - когда там лежал. Одно время, представь себе - даже строчки из Калевалы пригрезились. Что-то такое мрачное, про змей, про чертей, царство смерти - как раз в духе всего похода.
  
   -А тебе и не пригрезилось,- усмехнулась Илта,- так оно и было.
  
   Она коротко рассказала финну о том, что произошло на берегу Змеиного озера.
  
   -Вот оно как,- Лаури внимательно посмотрел на куноити,- серьезное дело, скажу я тебе. Думаешь, это от того, что вы какой-то обряд перед походом проводили?
  
   -Больше неоткуда этому взяться,- пожала плечами Илта,- с чего бы во мне так резко память предков пробудилась? Я как-то листала книгу одного вашего ученого - Кастрен или Кестрен, не помню уже, он сто лет назад писал. Он считал, кажись, что предки финнов, тюрок, монголов, маньчжур и всех прочих как раз и вышли откуда-то из Забайкалья. Не знаю, в общем, может оно как-то и сработало в тех местах.
  
   -Тебе обязательно надо съездить в Суоми,- сказал Терни,- ну, когда вернешься отсюда.
  
   -Если вернусь,- невесело сказала Илта,- ну, рассказывай дальше.
  
   Финн пролежал в болоте, пока не счел себя в безопасности. Больше всего он боялся того, что или истечет кровью или подхватит гангрену- по счастью не случилось ни того, ни другого. Перевязав рану и приложив к ней разжеванный норичник, он всю ночь просидел у дерева. Утром он почуствовал себя лучше, направился к озеру, но группа уже ушла.
  
   -Я тогда так и не понял, что произошло,- признался Тёрни,- видел только, что все красные мертвы, хотя и не понял от чего. А потом поднялся на гору и нашел вашу стоянку. Ну и решил попробовать вас нагнать.
  
   Сняв одежду с одного из мертвецов и выбрав все полезное, что оказалось в карманах, Лаури кинулся по следам. Как и путники, он шел по горам, пару раз натыкался на следы их стоянок, убедивших финна, что он на верном пути. Несколько раз он и сбивался с дороги, поэтому нагнать бывших соратников ему никак не удавалось. На Ангаре он также украл челнок в одном из селений, однако он оказался куда хуже байдарки трех следопытов. На остров финн наткнулся, по сути, благодаря счастливой случайности, лишь чуть-чуть опоздав и не успев спасти Мирских.
  
   -Ну ладно, с этим понятно все,- сказала Илта,- но ты мне не все рассказал, я же вижу. Простой ефрейтор или кем ты там представлялся, не прошел бы такое расстояние и не догнал бы нас - ты бы еще в горах загнулся. Ты уже признался, что ты не тот, кем представлялся, но я чувстую, что ты многое недоговаривашь. Рассказывай уже все.
  
   Лаури неподвижно сидел у костра и блики костра играли на его лице, придавая ему странно-отрешенное выражение.
  
   -Меня и вправду зовут Лаури Алан Терни,- наконец начал он,- я звание лейтенанта я получил еще до войны.Обучался в Королевском карельском бтальоне особого назначения, стажировался и в Лондоне и в Ганновере. Когда Советы напали на Финляндию под мое командование дали роту егерей для разведки и диверсий в тылу противника,- он усмехнулся,- крови красным пустили немало. А потом отозвали меня к столице, где меня и контузило во время штурма и я попал к большевикам. Хорошо еще, что я успел книжку выбросить, представился рядовым. Разбираться Советы особо не стали- не до того было, они уже думали, что Финляндия у них в кармане. Отправили в Магадан лес валить. А потом уже когда освободился, я вашему Доихаре и представился. Сказали - эту миссию выполню, помогут добраться до родины. Там говорят, сейчас дел полно.
  
   Он потянулся и улегся на подушку из мха, прогретую костром. Илта помотав головой, постелила куртку и легла рядом, размышляя о человеке лежащем рядом. Самокритично она подумала, что давно так не ошибалась в людях. Однако это и к лучшему - сейчас, когда у нее остался только один человек, можно утешаться тем, что остался лучший.
  
  
   Наутро они продолжили свое шествие. Лиственечная тайга с березовым подлеском сменялась кедровым стланником, а тот безлесыми вершинами-гольцами, увенчивающие крутые скалистые хребты. Спускались путники и в речные долины, с их озерами и старицами, где охотились на водопалавающую птицу, ловили рыбу.
  
   На третий день, после того как Илта и Лаури покинули Нижнюю Ангару, они дошли до цели. С вершины одного из гольцов они созерцали огромное озеро, ровная гладь которого прерывалась небольшими островками - бывшими вершинами скал. Посреди озера виднелся остров, напоминающий чашу - уютная долина со всех сторон огороженная циклопическими бетонными валами, стенами и блоками, сдерживающими водную массу. Выходе из долины загораживала массивная дамба, разделяющая искусственное море, направляя его потоки в новые русла - даже на вершине гольца Илта и Лаури слышали шум турбин и грохот рукотворных водопадов. Дамба, по сути, являлась и единственным мостом соединявшим долину-остров с внешним миром. Поверх бетонных стен тянулись сотни метров колючей проволоки, виднелись вышки с часовыми, светили прожектора.
  
   -Да,- финн покрутил головой,- сила. И как туда пробраться?
  
   -Хороший вопрос,- задумчиво сказала Илта,- надо бы осмотреться.
  
   Остаток дня и всю ночь они посвятили поиску подходов к загадочному Центру. Результаты не обнадеживали: дамба надежно охранялась, а все остальные подходы к долине были затоплены. Связь же с "Большой землей", судя по всему обеспечивалась в основном по воздуху- несколько раз в долине садились и поднимались разные самолеты.
  
   К утру путники вновь пришли туда откуда они впервые увидели здание Центра- огромному гольцу, нависавшему над долиной и окружившим ее водохранилищем.
  
   -Горы не моя стихия,- признался Лаури, когда они спустились к подножью скалы, туда где плескались воды искусственного озера,- ума не приложу, как нам туда подобраться.
  
   Илта молча покачала головой, улыбаясь каким-то своим мыслям.
  
   - Скоро светает,- обронила она,- поищем укрытие.
  
   На эту пещеру они наткнулись случайно. Бродя у подножия гольца, почуствовавший жажду, Лаури зачерпнул воды из журчащего под ногами ручейка и почти сразу почуствовал, что вода необычно теплая для горного источника, почти горячая. Заинтересованный он поднялся выше по течению, пока не уперся в заросли кустарника, обступившие скалы. Зайдя за них финн, увидел зияющий черный провал - вход в пещеру.
  
   -Илта!- он махнул рукой, привлекая внимание молодой женщины. Подбежав к своему напарнику, она увидела его находку и на ее лице проступила радостная улыбка.
  
   -Лауури!!! Ты чудо!- она поднялась на цыпочки и неожиданно прервысито поцеловала финна в губы,- это то, что надо! Пойдем, посмотрим!
  
   Она ухватила за руку оторопевшего от неожиданной ласки следопыта и повлекла его за собой. Тот, последовал за ней, в этот момент, как никогда чувствуя себя самой что ни на есть ожившей карикатурой на "типичного финна".
   Пещера оказалась сырой, с низким потолком, хотя и широкими стенами. Было темно, но финн включил небольшой фонарик, осветивший уходящий вглубь горы туннель. По полу бежал ручеек, от которого исходило заметное тепло.
  
   -Где-то тут горячие источники,- произнес Лаури. Илта согласно кивнула, вспоминая рассказы черного шамана. Если где-то там в глубине и впрямь находится ход в царство Эрлэн-хана, неудивительно, что оттуда течет именно эта вода - горячая, с легким сернистым запахом.
  
   Они прошли метров двести, когда их глазам открылся просторный грот. Финн поднял фонарик, освещая белые сталактиты и сталагмиты, по которым стекала вода,образуя на полу небольшое озерцо, естественный бассейн, переполненный до краев. Переливавшиеся через него струйки воды и сливались в ручеек приведший сюда Лаури и Илту.
  
   -Вот это здорово!- искренне воскликнула Илта,- можно помыться.
  
   -Придется тебе плавать в темноте, - усмехнулся Лаури, - тут спрятаться негде.
  
   -Лаури, что за глупости - возмутилась Илта,- еще скажи, что ты голой девушки никогда не видел! У нас на родине все такие ханжи?!
  
   Она быстро скинула с себя одежду и шагнула вперед, застыв на краю "бассейна".
  
   -Нет,- медленно произнес финн, освещая стройную фигурку,- не все.
  
   Илта рассмеялась и змейкой соскользнула в теплую воду.
  
   -Скидывай свои тряпки и залазь сюда,- сказала она. Видя, что финн, смущенно усмехаясь, не торопится последовать ее примеру, строго добавила,- и это приказ!
  
   -Ну, раз, приказ- финн закрепил фонарик на одном из сталагмитов и принялся раздеваться. Илта в свою очередь тоже с удовольствием рассматривала его мускулистое, пожарое тело, с только что не светящейся во мраке белой кожей.
  
   -Именно приказ,- повторила она, подплывая к краю бассейна и положив локти на камень,- давай, спускайся!
  
   Лаури подошел ближе и Илта поднялась по пояс из воды, обхватив руками мужские бедра Егерь застонал, почуствовав как вокруг его затвердевшей плоти сомкнулись алчущие губы и язык Илты запорхал по напрягшемуся стволу. Впрочем, эта ласка длилась недолго - неожиданно Илта отстранилась от финна, ее пальцы сомкнулись вокруг члена следопыта, увлекая его в воду. Сплетаясь в объятиях, они жадно целовались, сильные руки блуждали по телу Илты, обвившей ногами его мускулистый торс. Финн, прижав Илту к камню, пронзал ее клинком из плоти, пока куноити, откинув голову, стонала от возбуждения. Раз за разом сплетались скользкие тела, раз за разом Лаури изливал семя в терзающую его спину девушку, испытывавшую один оргазм за другим. Сейчас они старались получить, наконец, компенсацию как за прошедшие дни воздержания, лишений и испытаний, так и за то, что им предстоит впереди.
  
   Насытившись друг другом, Илта и Лаури вылезли на берег, решив, что пора утолить и обычный голод. Финн, выйдя из пещеры, принес охапку хвороста и разжег костер, на котором поджарил остаток утки, подстреленной Лаури накануне. Наевшись и сполоснувшись еще раз, они вновь обратили внимание друг на друга. Илта обнаженной лежала на теплых камнях, а финн жадно целовал ее тело от шеи до ступней. Его язык ласкал влажную щелочку, и куноити громко стонала, зажав бедрами голову партнера и впившись пальцами в белокурую шевелюру. Когда она кончила, финн высвободился из плена сильных ног, подтянулся на руках и снова вошел в Илту, жадно слизывавшую с его лица свои соки. Безумная, неистовая оргия продолжалась, молодые люди сходились и на камнях и в воде, пока, наконец, усталые и довольные не заснули в объятьях друг друга.
  
   Лаури не знал, сколько он спал - когда он открыл глаза, костер уже догорел и было темно как ночью. Финн протянул руку, чтобы обнять лежавшую рядом девушку, но к удивлению и тревоге обнаружил рядом пустоту. Сняв со сталагмита фонарь и включив его он бегло осмотрел пещеру- девушки нигде не было. Наспех одевшись Лаури, кинулся к выходу.
   Выскочив из кустов, загораживающих вход в их ночное убежище, финский диверсант встал как вкопанный. Перед ним плескалась водная гладь искусственного озера, за которым виднелся край заходящего солнца - они провели в пещере весь день. И на фоне закатного неба, словно статуэтка, выточенная резцом талантливого скульптора, стояла Илта. Финн невольно засмотрелся на ее безупречное тело, каждая черточка которого подчеркивала его застывшую чувственность. Слегка расставленные сильные ноги переходили в круглые ягодицы, еще больше подчеркиваемые идеальной формы талией. Отросшие за время блуждания темные волосы красиво спадали на стройную спину, когда Илта, откинув назад голову, вскинула вверх руки, как-то странно сложив пальцы. Финн расслышал чуть слышные слова, похожие на молитву.
  
   -Илта,- выкрикнул он, словно опомнившись от эротического наваждения - что, черт тебя дери, ты делаешь?
  
   Девушка медленно обернулась, с грустной улыбкой глядя на финна.
  
   -Твой поход окончен, Тёрни,- сказала она,- дальше я иду одна.
  
   -Одна в этот вертеп!? Не время для вашей самурайской шизы!
  
   -Нет,- молодая женщина покачала головой,- у меня было время все обдумать. У меня там есть хоть и маленький, но шанс. У тебя шансов нет. Тебе и так дано больше, чем другим - ты выжил и ты должен вернуться.
  
   -Черт возьми, нет!- помотал головой Терни.
  
   -Ты должен вернуться,- в голосе Илты появились нотки, одновременно командира и религиозного фанатика,- ты смог больше остальных. Не испытывай терпение Владыки.
  
   -Но...- финн замолчал поняв, что убеждать дальше бесполезно.
  
   -Там в пещере я оставила конверт,- продолжала Илта,- там написано кому и куда его доставить. Если ты поторопишься с ним - возможно у нас еще будет шанс.
  
   С этими словами Илта развернулась и зашагала в воду. Лаури смотрел, как тонкая фигурка опускается и плывет навстречу солнцу заходящему за скально-бетонную махину.
  
   Финн смотрел ей вслед, пока черная голова Илты не стала совсем незаметной в сгустившихся сумерках. Затем он развернулся и зашагал в гору.
  
   Часть третья: В логове Красной Обезьяны
  
   -Ааа, черт!- невысокий плотный шатен выругался, когда большой омуль, которого он уже почти вытащил из воды, в последний момент сорвался с крючка и, блеснув на прощание чешуей, плюхнулся обратно.
  
   Старший сержант НКВД Роман Лунев, досадливо сплюнул в воду и потянулся к жестяной банке, в которой лежали хлебные катышки, вперемешку с кусочками котлеты- остатки сегодняшнего ужина. Кормили охрану "Центра", так же как и обслуживающий персонал: сытно, но однообразно, что вкупе с монотонностью здешнего быта изрядно напрягало. Напрочь отрезанные от всех центров цивилизации, здешние солдаты и офицеры всячески изощрялись, хоть как-то скрасить серые будни. Одним из таких способов стала рыбалка - Лунев, уроженец Прибайкалья частенько, в нарушение устава, брал небольшую надувную лодку и отплывал от Центра. У него уже было излюбленное место - груды бетонных блоков оставших после строительства дамб и стен, причудливо нагроможденных на одну из затопленных скал. Через несколько лет после постройки Центра, стекавшиеся отовсюду реки и ручьи вымыли строительный мусор и образовавшееся тут искусственное озеро наполнилось рыбой. Рома, заядлый рыбак, частенько ловил здесь омулей и хариусов, шедших на стол не только сослуживцам Лунева, но и более высокому начальству. Потому на такие вот вылазки чаще всего смотрели сквозь пальцы - в самом деле, кого тут опасаться, на территории отделенной от ближащей суши сотнями метрами воды?
  
   Позади послышался шум и рука Романа невольно дернулась к кобуре, укрытой под брезентовой накидкой. Тут же он нервно рассмеялся - из скал, недовольно крича, взлетала большая гагара, на мгновение заслонив собой Луну. Видать, птица прикорнула меж камней и бетонных обломков, да и заснула, пока ее не разбудил выкрик Романа. Сержант усмехнулся и перевел взгляд на раскрытую брезентовую сумку, в которой уже трепыхалось два омуля и крупный таймень - не считая рыбешки поменьше. В принципе, можно сворачиваться - рыбы достаточно. Сегодня можно будет засолить добычу - соли уже натаскали из столовой,- и к вечеру устроить небольшое застолье.
  
   -Ну, по последней!- пробормотал себе под нос Роман, насаживая на кроючок очередной катышек из хлеба и вареного мяса и закидывая удочку. Почти сразу же он почуствовал как на конце лески повисла заветная тяжесть и, то ослабляя, то натягивая леску, принялся выводить рыбу.
  
   -Ну, давай еще моя хорошая, иди ко мне,- спешно бормотал себе под нос Роман,- еще чуть-чуть, давай. Вот так!
  
   Последние слова сопроводил мощный рывок и на камни плюхнулся крупный хариус. Обрадованный Лунев снял рыбу с крючка и отправил в сумку. Все можно и собираться.
   Позади снова послышался шорох. Гагара что ли вернулась? Лунев поднял голову и тут же его глаза расширились от удивления, с губ сорвался удивленный возглас.
  
   На вершине скал и бетонных блоков, подперев коленом подбородок сидела молодая черноволосая женщина. Лунный свет окутывал ее фигуру серебристым ореолом в котором неожиданная гостья казалась призрачным, нереальным видением. По-азиатски раскосые глаза, казалось, светились в темноте синим цветом.
  
   Опомнившись Роман опустил руку к кобуре, но девушка приложила палец к губам и сержант НКВД почему-то замер на месте, так и не вынув оружие. Девушка, лениво потянувшись, поднялась, демонстрируя столь соблазнительное тело, что Лунев, довольно давно не бывший с женщиной, почуствовал как мужское начало жадно требует свое. На губах девушки появилась понимающая улыбка и, покачивая бедрами, подошла к застывшему Луневу. Тот и опомнится не успел, как вокруг его шеи сомкнулись тонкие, но сильные руки. Их губы слились в жадном поцелуе, в то время как тонкие пальцы поглаживали шею мужчины, слегка царапая кожу острыми ноготками. Вторая рука, тем временем шарила у него в паху, расстегивая ремень и пуговицы штанов. Сам Лунев тоже жадно ощупывал соблазнительные округлости ночной гостьи.
  
   Сильные пальцы в очередной раз пробежались по его шее, плавно, как бы невзначай легли на горло и резко надавили на сонную артерию. Глаза Лунева закатились, в горле что-то заклекотало и он, упал спиной в воду, со спущенными штанами.
  
   -Надеюсь, товарищ, тебе было также хорошо, как и мне,- Илта презрительно сплюнула на камни и присела рядом с мертвецом. Раздев труп догола, она аккуратно сложила снятую одежду в вытащенную на камни резиновую лодку. Туда же она положила и сумку с рыбой, оружие и все вещи. Затем Илта опустилась на четвереньки и стала медленно подползать к трупу, выгнув спину словно кошка. Её глаза лихорадочно сверкали, ноздри возбужденно расширялись как у волчицы почуявшей добычу. Вот вытянутые руки коснулись ступней, пальцы сжались, прочертив на бледной коже глубокие борозды. Обхватив лодыжки трупа, Илта начала медленно подниматься вверх, покрывая поцелуями мертвое тело. Она стараясь прочувствовать каждый сантиметр мертвой плоти, до мельчайших подробностей впитать в себя его запах - кожи, крови, волос, половых органов. Наконец она просто легла сверху на труп, вжимаясь в мертвую плоть своей - живой, трепещущей от странного внезапного возбуждения. Волоски на коже Илты встали дыбом, соски затвердели, между ног захлюпало от влаги. Илта лихорадочно целовала мертвеца в лоб, глаза, губы, нос, терлась пахом о его промежность. С ее губ срывалось непрерывное бормотание, заклинания черных шаманов "похищающих душу".
  
   Внезапно Илта выпрямилась, продолжая сжимать бедрами торс мертвеца, ее рука метнулась к его сумке, доставая из бокового кармашка большой охотничий нож. Удачно, что ее жертва решила захватить его с собой. Острое лезвие сверкнуло, прочертив по телу глубокую рану, потом еще и еще- в исступлении Илта кромсала тело, вскрывая брюшину и погружая лицо в обнажившиеся внутренности. Затем снова серия беспорядочных ударов ножом и снова- сладострастное упоение остывающей плотью. Вот Илта ухватила с земли осколок скалы и с силой опустила его на голову мертвеца, раскалывая ее как гнилой орех. С томным всхлипом куноити погрузила лицо в омерзительную кашу из крови, волос и мозга, её тело конвульсивно вздрагивало, из-под спутанной массы волос доносились невнятные звуки. Наконец Илта со сладострастным стоном отвалилась от трупа и упала на спину. Выглядела она жутко: свалявшиеся волосы, почти утратившие свой изначальный цвет, лицо все в крови и мозгах и от этого казавшееся чудовищной маской. Глаза её закатились так, что виднелись белки, тело сотрясалось мелкой дрожью, с губ срывались нечленораздельные звуки. Любой, кто наблюдал сейчас за ней со стороны, решил бы, что рехнулся: очертания тела Илты текли и расплывались, лицо также менялось. Словно причудливая маска наползала на лицо девушки, также как и ее тело, казалось, покрывалось новой плотью.
  
   С протяжным стоном Илта поднялась на ноги - нет уже не Илта, на ноги вставал Роман Лунев, голый как в день рождения. Равнодушно, накинувшая морок, куноити поглядела на мертвеца, затем ухватив истерзанную руку, Илта подтащила труп к краю скально-бетонного нагромождения и столкнула в воду. После этого она сполоснулась и принялась натягивать чекистскую форму.
   Через двадцать минут в сторону возвышавшейся над озером стены двинулась резиновая лодка, в которой умело гребла закутанная в плащ-дождевик фигура. Позади нее на дно искусственного озера медленно погружался труп Романа Лунева, к которому уже плыли хищные рыбы, радуясь неожиданной поживе.
  
   Илта погружала весло в воду, направляя лодку вдоль стены и привычно удивляясь, как всплывают в голове украденные у мертвеца воспоминания. Надо причалить вон к тому сооружению - наподобие куба, покоящегося на бетонных сваях, где-то в полутора метрах над водой. Главное чтобы не снесло - там течение сильнее, утащит еще к дамбе. Ага, вот и распахнутая дверь в караульное помещение. Перед глазами Илты всплыла небольшая комнатка, лежанка с протертым покрывалом, пара стульев, стол с пепельницей полной окурков, двое человек- хмурый, с ранней сединой в черных волосах и щуплый парнишка с крысиной мордочкой, заискивающим взглядом и жидкими рыжими волосами.
  
   Эти двое ждут ее с трофеем.
  
   А вот и брюнет - стоит у приоткрытой двери, от которой спускается небольшая лесенка. На воде качается парочка лодок - не резиновых, моторных. Роман - точнее Илта в его обличье,- привязала рядом хлипкое суденышко и, перекинув сумку через плечо, стала подниматься в караулку.
  
   -Ну, как улов?- спросил "Лунева" стоящий в дверях человек. В петлицах его гимнастерки виднелись ромбы старшего лейтенанта.
  
   -Хорошо товарищ,- вовремя всплыла фамилия,- Рыков. Два омуля, таймень, хариус.
  
   -Неплохо, "товарищ",- передразнил его лейтенант,- говоришь, как на ковре у Свечкарева.
  
   Илта выругалась про себя: ну да, можно догадаться, что у них не официозная атмосфера, на посту всего три бойца, поди, давно друг друга знают. Она выдавила усмешку в ответ, заходя внутрь каморки. Щуплый паренек, дремавший на кушетке встрепененулся при виде сослуживца, на его лице появилась довольная улыбка.
  
   -О, Ромка пришел,- радостно произнес он,- как улов?
  
   Илта не утруждая себя ответом, тряхнула сумкой, одновременно стараясь как можно незаметней осмотреть комнату. Внутри все выглядело ровно так же как ей "вспоминалось" во время плавания, хотя чужая память и изобиловала провалами. Много говорить опасно, но опасно и молчать, а про то, как говорить с этими чекистами, что-то ничего не вспоминалось. Хотя контингент, в общем, знакомый.
  
   -А кстати,- Рыков подозрительно посмотрел на сослуживца,- чего у тебя форма мокрая?
  
   -Упала... упал,- ответила Илта,- когда в лодку садился, поскользнулся на камнях.
  
   -Раззява,- раздраженно сказал лейтенант,- отпускай тебе одного. А если бы утоп там? Ладно, в казарме переоденешься.
  
   -Спать не хочешь, - спросил рыжий, - всю ночь же на камнях просидел.
  
   -Хочу,- кивнула Илта, хотя на самом деле ей не особо хотелось- выспалась перед началом путешествия. Но притворится спящей- мысль неплохая, это избавит ее от необходимости разговоривать с "сослуживцами". Она шагнула к лежанке и рыжий чекист- тоже сержант судя по петлицам- уступил место "товарищу".
  
   -Может накинешь что сухое? - спросил он. Илта покачала головой, повалившись на кушетку и закрыв глаза. Сквозь полуприкрытые веки она наблюдала, как лейтанант заваривал кофе на старенькой "буржуйке". Его младший товарищ, которого Рыков называл просто Витькой, разложив рыбу на газете, потрошил ее охотничьим ножом.. Судя по фразам, которыми они обменивались, через час-полтора троицу должны сменить и они с нетерпением ждали момента, когда смогут вернуться - рыжий Витя и сам Лунев в свои казармы, а Рыков - в офицерскую комнату. Судя по всему, караульная служба тут проходила без происшествий и здешние караульные вконец расслабились.
  
   -Неплохой улов Ромка приволок,- сказал сержант, закончив потрошить и выкидывая требуху в окно, - когда начнем, сегодня?
  
   -Ага,- кивнул лейтенант, прихлебывая кофе из большой кружки, - надо в соль положить. Спирт я достал, семь литров, так что все путем. Всем хватит даже Фрол в накладе не останется.
  
   -Опять он,- услышала нотки недовольства в голосе энкавэдэшника,- по этой мразоте самому лагерь плачет.
  
   -Да кто же спорит,- лейтенант достал портсигар, достал папиросу и чиркнул спичкой, - зато он обещал, что у него можно будет посидеть спокойно - его напарник траванулся чем-то в столовке, говорят компотом,- лейтенант хохотнул,- знаем, какой они там компот у себя хлещут. С той бормотухи и концы отдать как нефиг делать. В общем, он сейчас один дежурит, так что можно у него окопаться. У нас-то того и гляди набегут "соседи" делится придется- и рыбкой и выпивкой. А потом Фрол сказал, что к ним еще и новых девок привезли. Парочку уже забраковали, так что будет с кем и развлечься.
  
   -О, вот это дело!- обрадовался Виктор,- за него и Фрола потерпеть можно. Лишь бы не страшко, как в прошлый раз - мне потом та рябая рожа чуть ли не снилась.
  
   Они принялись оживленно обсжудать девичьи стати, не обращая внимания на спящего, как им казалось, "Романа". А если бы посмотрели, то решили бы, что сержанту Луневу снится что-то очень приятное, коль уж на его лице блуждает легкая улыбка.
  
   Илта и впрямь была довольна - то, что она услышала потверждало, что она на верном пути. Женщины, которых привозят, судя по обрыкам фраз, для каких-то медицинских целей - именно то, что нужно для проекта. Осталось добраться до этого Фрола и выбрать местечко, чтобы обстоятельно с ним побеседовать.
  
   Через некоторое время лейтенант глянул на часы и кивнул Вите. Тот протянул руку и потряс за плечо лежавшего "Романа". Илта зевнула, продирая глаза и старательно изображая сонного, недовольно взглянула на "сослуживца".
  
   -Время уже, просыпайся,- усмехнулся чекист, - вон слышишь, смена идет.
  
   За дверью и впрямь раздавались шаги- кто-то поднимался откуда-то снизу. Дверь распахнулась и в комнату вошло трое мужчин в форме и знаками отличия НКВД. В комнатке сразу стало тесно, запахло мужским потом и табачным дымом, лейтенант поставил на небольшую плитку кофейник. Илте пришлось проявить максимум непринужденности, отвечая на реплики, обычные между старыми товарищами, прихлебывая горячий кофе. Пару раз она, видно, прокололась- судя по удивленным взглядам вновь прибывших.
  
   -Ладно, Ромка что-то и вправду сегодня устал, я смотрю - хмыкнул Рыков,- ум за разум заходит. Ты не заболел там?
  
   -Нет!- поспешно ответила Илта. Не хватало еще чтобы ее отправили в здешний лазарет, -нет, устал просто. Не выспался.
  
   -Ну, иди, отдыхай,- сказал старший лейтенант,- уж рыбу мы и без тебя засолим. Дорогу не позабыл еще?
  
   Видимо это была шутка, на которую Илта была вынуждена ответить деланным смешком, выскальзывая за дверь. За ней обнаружились широкие ступеньки, уводящая вниз. Судя по всему эту лестницу прорубили прямо в горной породе, в тех самых скалах, на которых и построили некогда здания Центра. Метров через тридцать лестница кончилась, выходя в широкий коридор.
  
   Отчасти Илта "помнила" дорогу - из глубин украденной памяти всплывали отдельные картинки: проходная, где сидели двое энкэвэдэшников, проводивших их равнодушным взглядом, коридор с рядами дверей из которых то и дело выходили парни в форме, небрежно здоровавшиеся с сослуживцами. Шедший рядом Витя болтал без остановки, вс