Камских Саша: другие произведения.

Принцип оправданного риска (для телефона)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Проды для тех, кто читает с телефона. Обновлено 29.11.2018
    homepage counter счетчик сайта
    Map


  

* * *

  
   С того дня, как по институту разнеслась невероятная новость, что нашелся Сергей Томский, Алексей Суворов не находил себе места от беспокойства. С одной стороны, он не мог не радоваться за Ирину, потому что видел, как она любит мужа и как ее преобразили сияющие глаза и счастливая улыбка. Но, с другой стороны, в бочке меда была существенная примесь дегтя. Алексей не считал сложившуюся ситуацию крушением своих надежд, потому что надежд-то никаких не было, чего-то бОльшего, чем двусмысленные подколки, он никогда себе не позволял, потому что знал - этого "бОльшего" Ира не хочет. Не только от него, но и вообще ни от кого. Дружба - да, настоящая, крепкая дружба, на которую, говорят, женщины не способны, но Ирину Лекс, и не только он, считал особенной женщиной, к ней нельзя было подходить с обычными мерками. Однако сейчас, зная о состоянии Сергея немного больше других и отчасти разделяя опасения Максима, Олега и завотделением нейротравмы Шарипова, он беспокоился о ней, как беспокоился бы о слабой и беспомощной женщине. Спросить Иру напрямую о состоянии психики мужа, Алексей не решался, зная, как болезненно она реагирует на намеки и неосторожно сказанные слова. И еще он понимал, что Ирина сейчас, скорее всего, необъективно воспринимает все, что связано с Сергеем, счастье буквально ослепляет ее, преувеличивая достижения мужа и сглаживая возможные промахи и неудачи.
   Поразмыслив, Лекс решил получить подробную консультацию у Светланы, узнать ее всестороннее мнение, потому что она общалась с Сергеем и в обычной жизни, и в клинике, когда проводила диагностику его состояния своими методами. На рабочем месте Алексей Свету не застал и, сориентированный кадровиком, отправился по необычно пустым коридорам в центр психологической разгрузки, который состоял из маленькой раздевалки с душевой кабиной в углу и двух больших комнат - для занятий йогой, пустой, с голыми стенами и дощатым некрашеным полом и, отдельно, для релаксации с удобной мягкой мебелью, небольшим садом камней и картинами Медведева вперемежку с фотографиями Сергея Томского. Лекс подумал, что ему повезло - там будет легче завести доверительный разговор, убедить Светлану, что им двигает не досужее любопытство, а беспокойство за дорогих ему людей.
   В комнате для релаксации было тихо и пусто, только небольшой сквознячок перемешивал воздух, наполняя его слабым ароматом корицы, палочки которой лежали на низком столике в углу комнаты. В раздевалке тоже никого не было, только на полу валялись легкие женские туфли, явно сброшенные на ходу. Заметив их и не увидев Сашкиной одежды, Алексей обрадовался, что сможет поговорить со Светланой наедине или хотя бы ему никто не помешает начать непростой разговор.
   Дверь в комнату, где обычно проходили занятия, была слегка приоткрыта, и Лекс, готовя первую фразу, приветствие, переплетенное с тонким, но не лишенным пикантности комплиментом, какие нравятся красивым и умным женщинам, заглянул внутрь.
   И застыл.
   И, не сказав ни слова, стараясь не шуметь и даже не дышать, вернулся в раздевалку. И снова застыл, хотя очень хотелось снова сделать всего один шаг и на мгновение заглянуть в комнату, чтобы убедиться - глаза не обманули его, он действительно только что видел прекрасную обнаженную женщину, погруженную в глубокую медитацию, настолько отстраненную от реальности, что нагота стала абсолютно асексуальной. Но, боясь помешать, он не сделал этого, лишь осторожно опустился на деревянную скамью с намерением прогнать любого, кто сунется в раздевалку, разыскивая Светлану .
   Охраняя ее, Алексей невольно припомнил то немногое, что когда-либо слышал и читал о так называемой голой йоге: что это лучший метод расслабления, который помогает забыть проблемы и страхи, обрести идеальный баланс, потому что обнаженный человек находится в гармонии с самим собой и самой природой, а положительная энергия притягивается к нему быстрее и сильнее.
   Что ж, с этими постулатами он вполне был согласен, вот только в разговорах ни с Меньшиковым, ни с Зориным, ни с Ирой, ни с самой Светланой никто ни разу не упомянул о такой практике. Однако это было вполне объяснимо - слишком нетрадиционными могли показаться большинству такие занятия, а уж как отнесся бы к ним Медведев... Значит, случилось что-то из ряда вон выходящее, если медитация Светлане понадобилась так срочно, что она не смогла отложить это до возвращения домой. Или все намного проще - ничего не произошло, она просто готовится к приходу Меньшикова, к занятиям с ним, они давно на пАру практикуют голую йогу, просто не распространяются об этом. В любом случае, он пришел некстати и теперь нужно решить: тихо уйти, чтобы его никто не заметил, или же дождаться Александра, чтобы действительно никто другой, как он сам, не вломился не вовремя.
   Лекс не только не успел сообразить, что лучше, он даже не додумал до конца эту мысль, как в раздевалку заглянул Меньшиков. Сашка не без удивления воззрился на авиатехника, но не успел сказать ни слова, как Суворов подхватил его под локоть и, стараясь не шуметь, потянул в коридор.
   - Светлана медитирует. Не мешай ей, - шепотом, осторожно прикрыв за собой дверь, объяснил он свои действия.
   Меньшиков согласно кивнул:
   - Приду минут через пятнадцать.
   Алексей на цыпочках вернулся в раздевалку и почти сразу же услышал голос Светланы:
   - Ты зря прогнал Сашу, я уже закончила.
   - Можно к тебе? Не помешаю? - Лекс все-таки решился на разговор, ради которого пришел, подумав, что пятнадцати минут должно хватить.
   - Нет, конечно, - раздалось из-за двери.
   Светлана сидела в той же позе, только глаза были открыты. Суворову показалось, что веки слегка припухли от слез, но, увидев его, Света слегка улыбнулась, не показав какого-либо смущения или неудовольствия:
   - Ты о чем-то хотел поговорить со мной? Что-то случилось?
   Лекс кивнул, не в силах отвести взгляд от обнаженного тела молодой женщины, и пробормотал еле слышно: "Божественно, сногсшибательно, безумно красива!" А затем уже в полный голос сказал:
   - Для начала я хотел бы спросить у тебя - что случилось?
   - Ничего особенного, - с деланной небрежностью, не поменяв позы и словно забыв о своей наготе, ответила Света, - сегодня я всего лишь получила подтверждение тому, что и сама знала, но боялась в этом признаться. Себе признаться, понимаешь, себе, а не кому-то другому.
   Суворов понимающе улыбнулся:
   - Это, чаще всего, самое сложное. И еще близкому человеку. Чем ближе - тем сложнее.
   - Чужому проще, - согласилась Светлана и встретилась глазами с Алексеем. - Я вампир, энергетический вампир. Причем по отношению к собственному мужу. Я тяну из него энергию, когда занимаюсь с ним сексом, и чем дальше, тем большая доза мне нужна, иначе я болею. Вот... - подытожила она и грустно добавила: - Наркоманкой стала.
   - Давай по порядку, - нахмурившись, заявил Лекс и, усевшись на пол рядом со Светой, начал расспрашивать ее, как заправский врач: - Как эта зависимость проявляется? Когда ты ее почувствовала? С чем связываешь?
   На какие-то вопросы Светлана отвечала с легкостью, иногда задумывалась, потому что ей не приходило в голову связать свою зависимость с фазами Луны, погодой и еще многими факторами, о которых допытывался Алексей. Но, чувствуя его искреннее желание досконально во всем разобраться и помочь, отвечала откровенно, без стеснения, как если бы действительно разговаривала с врачом. Рассказала и про Оксану, про ее диагностику и советы, и про дыры в своей энергетической оболочке, и про то, что за час глубокой медитации удалось закрыть только одну небольшую прореху, а остальные так и остались зиять.
   По поводу Оксаны Лекс высказался категорично:
   - Дура она, твоя Оксана. И ведьма, во всех смыслах этого слова. Меньше слушай ее, здоровее будешь.
   - Но она ведь права, - вздохнула Света, - сказала все, как оно есть на самом деле. Я же говорю, что сама все это знала, но боялась этого знания.
   - Вот, значит, и слушай сама себя! Всем ведь говоришь эту формулу - слушай меня, слушай себя, - не зло передразнил Светлану Алексей и посоветовал: - Еще меня можешь слушать. Я сильный белый шаман, - с завываниями добавил он и вдруг задумчиво сказал: - Кстати, пожалуй, сегодня я вполне потяну не только посмотреть тебя, но и попробовать закрыть, хотя бы частично.
   - Правда? - обрадовалась Света.
   - Попробую, - повторил Лекс и рассмеялся немного принужденно: - Чуть не попросил раздеться...
   - Это уже явно излишнее требование, - поддержала шутку Светлана и по-деловому поинтересовалась: - Мне как: лечь, встать, сесть как-то по-другому?
   - Если тебе комфортно в этой асане, то можешь в ней и оставаться. Мне без разницы. Совсем я эти дыры не закрою, конечно, и привязку не сниму, но тебе будет, хотя бы на какое-то время, чуть легче. Да, насчет привязки... К мужу-то привязка чем плоха? Она же обоюдная - тебе без него плохо, а ему без тебя, - Алексей усмехнулся. - Я так думаю, что у него вообще ни на одну женщину вставать не должно, так что радоваться этой привязке нужно, а ты в слезы кинулась, когда про вампира услыхала. Умная ведь женщина, а всяким глупостям веришь. Вот возьму - и Иру на тебя натравлю, пусть она твои мозги промоет.
   - Ей сейчас не до этого, - заметила Светлана. - Сергей вернулся - и она сейчас вся в нем.
   Суворов обрадовался, что разговор сам свернул на нужную ему тему.
   - И как он? В порядке? Я имею в виду голову, как она работает, - осторожно уточнил он.
   - Травматическая амнезия, повышенный уровень тревожности, видимо, связанный с ней, - Света назвала известный всем диагноз, но то, что она сказала потом, немного умерило тревогу Алексея: - Но помимо этого - абсолютная адекватность во всем; как отменили тяжелые таблетки, сразу прошла заторможенность, появились живой интерес к окружающему миру, общительность, какой, пожалуй, раньше и не было. А вот злобы, раздражительности, тем более агрессии нет и в помине, если тебя это беспокоит, даже Макс признался, что был неправ.
   Вернувшийся через обещанные пятнадцать минут Меньшиков увидел довольно любопытную картину: в центре комнаты для занятий йогой в вайярасане сидела полностью раздетая Светлана, сзади, прижавшись к спине и положив руки на ее живот, на коленях стоял полуголый, с обнаженным торсом, Лекс и что-то бормотал себе под нос. Заметив Сашку, он замолчал, но рук не убрал.
   - Саша, иди, готовься, сейчас я освобожусь, - не открывая глаз, сказала Света. - Снимай с себя все, будем заниматься голой йогой.
   Меньшиков, уже переодевшийся в спортивную форму, ее указание воспринял как должное, даже обрадовался:
   - Во! А я когда еще это дело предлагал! А ты - занозы, занозы...
   - Тогда ты еще не был к этому готов, - Света улыбнулась. - И я тоже.
   Одним махом Сашка стянул с себя спортивные штаны вместе с бельем, уселся на пол напротив Светланы и отрапортовал:
   - Я - уже!
   - Так! Не торопись, - Алексей плавным, текучим движением переместился от Светланы к Меньшикову и положил ему руку на живот.
   - Э-э-э!!! Ты чего? - преувеличенно испугался Сашка. - Я боюсь щекотки! И вообще боюсь!
   - Подойдешь, - не обращая внимания на его дурачества, решил Лекс и распорядился: - Сначала закроем Свету, а потом уже будете заниматься йогой или чем другим, сами решите.
   - А ты что, сам разве не можешь Свету закрыть? - удивился Меньшиков, без дополнительных объяснений догадавшийся, что речь идет об утечке энергии.
   - Нет, у меня другой энергетический спектр, он Светлане не подходит, - с откровенным разочарованием объяснил Алексей.
   - Ась? - Сашка тут же скорчил дурацкую рожу, прикидываясь, что ничего не понял.
   - Аура другого типа, - буркнул Лекс, - или, если проще, квантовое состояние моей энергетической оболочки описывается иной волновой функцией. Дошло?
   - Агась, - Сашка расплылся в улыбке, - предлоги понял, остальное нет.
   Светлана, глядя на них, рассмеялась, забыв про все неприятности:
   - У Иры спросишь, она даже квантовую механику может популярно объяснить.
   - Она - может! - Лекс с этим не спорил. - А я тебе, Александр, сейчас другое объясняю и показываю, - вернулся он к главной теме. - Садись сзади, лотос, полулотос - неважно, главное, чтобы тебе было удобно держать тесный контакт со Светланой. Так, правую руку клади на солнечное сплетение, ладонь держи горизонтально, левую вертикально прижми к животу ниже пупка. - Алексей не только говорил, что делать, но и поправлял Сашкины руки. - Ниже, еще ниже. Нет, это уже чересчур, тебе не возбуждать Свету нужно, а энергетическую оболочку чинить. Вот, другое дело. Света, а ты не молчи, если этот кадр куда не надо руки тянет.
   - Я ж не знаю, куда и как надо, - с наигранным недоумением сказала Светлана, - было бы больно, я б сказала, а так вполне даже ничего, можно сказать, приятно.
   - Я стараюсь, - томно вздохнул Сашка. - Для женщин я всегда стараюсь...
   - Ну вот, только скажи что-то неосторожно, сразу все извратят и вывернут наизнанку, - неодобрительно пробормотал Лекс, щелкнул Меньшикова по затылку и скомандовал: - Все, не отвлекаемся. Теперь: правой рукой берешь Светину энергию и смешиваешь со своей, затем строишь мостик и по нему передаешь энергию в левую руку, пропитываешь ей ладонь и отдаешь, втирая в кожу. Правильно, Светлане. Понял? Повтори все сначала без моих подсказок.
   Меньшиков старательно проделал всю процедуру, не вызвав ни одного замечания, а затем усовершенствовал процесс - стал брать энергию меньшими порциями, но так часто, что передача стала почти непрерывной, и минут через десять тело Светланы вздрогнуло от сладкого ощущения, схожего с чувственным удовлетворением.
   - Все, хватит! - Алексей, внимательно следивший за Меньшиковым, почти силой оторвал его от Светланы. - Хватит, я сказал! Дорвались, как малолетки! Передоз ведь уже!
   И действительно, на коже ожогом проступил ярко-красный отпечаток Сашкиной ладони.
   - Рационализатор хренов! - обругал Меньшикова Лекс.
   - Алексей, мне совсем не больно, наоборот, оттуда такое приятное тепло идет, - заступилась за парня Светлана.
   Шипя сквозь зубы, как рассерженный кот, Алексей выскочил в комнату психологической разгрузки и начал внимательно разглядывать устроенный там небольшой сад камней. Крупный халцедоновый желвак удивительно правильной формы приглянулся ему, и, вытащив камень из песка, Лекс понес его Светлане.
   - Ложись на спину, - велел он и осторожно положил камень прямо на красное пятно. - А теперь попытайся его согреть. А ты не лезь, - Суворов локтем отпихнул Сашку.
   Тот, не протестуя, молча уселся на пол рядом со Светланой.
   - Сейчас ты сбросишь избыток энергии в этот камень, - Лекс чуть поправил желвак, чтобы он лучше закрывал ожог, - халцедон хорошо держит заряд, поэтому ты сможешь им воспользоваться и через неделю, и через месяц. Остальные камни можно так же зарядить, я потом покажу, как вам с Санькой это сделать, будет тебе стационарное хранилище. А дома посмотрю, что можно подобрать для амулета-накопителя, который всегда будет с тобой. Но его заряжать ты должна сама.
   - Как? Я не умею, - призналась Света, - все это для меня... Чужое, да, именно. Только не обижайся, пожалуйста, - попросила она, заметив, как криво усмехнулся Алексей, услышав ее слова.
   - Не бери в голову, - он отмахнулся от ее извинений. - Сделаем привязку, и заряжаться твой амулет будет сам, только не снимай его во время секса с мужем. Зарядилась от него - скинула часть в накопитель, почувствовала себя плохо - зачерпнула. В принципе, можно сделать и так, что он автоматически будет пополнять недостачу. В общем, все не так уж и страшно, главное, чтобы всегда был резерв. Дома тоже можно, и даже нужно, держать стационарный накопитель типа этого, - Алексей убрал камень и удовлетворенно кивнул, потому что на месте ожога осталось только бледно-розовое едва заметное пятно.
   - Меня научишь? Я смогу зарядить такой накопитель? - спросил Сашка. - он отобрал камень у Алексея и оглядел со всех сторон. - Кто-то другой, Света, например, сможет им воспользоваться?
   - Я думаю, да, потому что ты в бОльшей степени, чем Светлана, универсал, только учить тебя еще и учить.
   - Я разве против? - пожал плечами Меньшиков.
   - Будем учить? - с улыбкой поинтересовался Алексей у Светланы. - Через несколько лет Александр наберет такую силу, что мне сложно даже представить, на что он станет способен.
   Света кивнула:
   - Конечно, будем.

* * *

   Рассказывая Лексу о Сергее, Светлана не знала о произошедших с тем переменах, которые Ирину не встревожили, но вызвали недоумение. Света заметила еще на даче, как пристально Сергей следит за Светлашкой и Иринкой, но это не удивило ни ее, ни кого-либо другого, потому что Максим точно так же караулил племянниц и в лесу, и около воды, да и Вадим беспокоился за девчонок не меньше. А Ирина обратила внимание, что и на дачном участке, и дома муж продолжает следить за дочкой, словно ей может угрожать какая-то опасность. Она списала это на усталость и переизбыток впечатлений от поездки на дачу, дня рождения дочки, знакомых уже гостей и новых лиц. Но и после пяти дней в клинике, когда Сергея отпустили на выходные, его беспокойство никуда не исчезло. Дочка постоянно должна быть на глазах - казалось, он дал себе такую установку, которая распространялась также на Иринку и других детей, появившихся на даче.
   Сестра Вадима привезла на каникулы закончившую первый класс Катюшку и Вовку, которому в школу предстояло пойти только через год, а вместе с Катей постоянным гостем стал Вася Рябов, чей дед прошедшей зимой купил дом по соседству с дачей Устюговых. Пока там не закончился ремонт, Вася жил у отца Глеба, но лишь только мальчик узнал, что приехала Катя, он сразу попросил отца привезти его в Сухой Лог.
   Сергей был откровенно рад, что число его "подопечных" увеличилось. Он прекрасно понимал и Васю, и Вовку, которого не всегда могли понять даже мама с бабушкой, а Катюшкин брат с первой же минуты был готов не отходить от Сергея ни на шаг, хотя обычно дичился незнакомых людей, а Максима с Вадимом слегка побаивался. Максим сначала настороженно приглядывался к тому, как Ирин муж водится с малышней, но потом решил, что его опасения не имеют под собой никаких оснований, тем более что Андрей Рябов без каких-либо колебаний доверил своего Василия Сергею.
   Вовку, маленького и слабенького, - в восемь лет он выглядел едва ли на пять - на озеро брать не рисковали, и, чтобы никому не было обидно, Максим с Вадимом купили надувной бассейн, такой большой и достаточно глубокий, что в нем могли поместиться и пара-тройка взрослых. Ну а малышам там было вольготно и на полуметровой глубине; налить в бассейн больше воды Максим наотрез отказался.
   Вася тоже не отказался бы поплескаться голышом в прогретой солнцем воде, но Катя, чье мнение было для него высшей инстанцией, высокомерно сморщила носик - она уже большая, ходит в школу, поэтому ей неприлично барахтаться в воде со всякой мелюзгой. Она натянула новый купальник, подражая взрослым, старательно намазалась лосьоном от солнечных ожогов и устроилась в шезлонге, водрузив на голову панаму с широкими полями. Вася, как и положено истинному джентльмену, принес своей прекрасной леди стакан сока и расположился напротив с альбомом для рисования. На Катю как на модель у него были большие планы.
   - Ира! Ты только посмотри на них! - шепотом позвала Светлана.
   Ирина рассмеялась, увидев, как восьмилетняя девчушка с видом завзятой светской львицы что-то объясняет Васе, который настолько увлекся ее рассказом, что даже отложил альбом в сторону.
   - Наверное, про школу рассказывает, - предположила Светлана.
   Катюшка в представлении других детей после того, как пошла в школу, относилась к другому миру - миру взрослых, оказавшись почти наравне с Лешкой и Ксюшей. С открытыми ртами они слушали о школе, учителях, уроках, а самым интересным в школе им казалась продленка, которая чем-то напоминала детский сад с той разницей, что там не укладывали спать. А Вася расспрашивал Катю об учебе подробнее других, потому что осенью сам должен был пойти учиться. Александр Николаевич предлагал организовать для внука домашнее обучение, обещая пригласить любых, хоть из Москвы, хоть из-за границы, преподавателей, но Вася попросился в школу, потому что в последнее время ему стало не хватать общения с другими детьми. Отдать мальчика в обычную школу не рискнули, и Андрей нашел для сынишки частное учебное заведение, где в классах занималось не больше десяти учеников и ему обещали индивидуальный подход к ребенку с особенностями развития. Подобных школ в городе оказалось несколько, но именно эта больше других понравилась Андрею, потому что в ней был музыкально-художественный, как говорили раньше, уклон. Медведев продолжал заниматься с Васей, но Вадиму, при несомненном таланте художника, не хватало навыков педагога, к тому же он заметил, что у мальчика появилась тяга к лепке.
   Но до начала занятий в школе было еще далеко, и все наслаждались летним теплом и солнцем и ягодами, которые поспевали в лесу в невиданных количествах. Малина нескольких сортов, крупная и сладкая, росла и на дачном участке, но лесная ягода была несравнимо ароматней и, как считалось, полезней при простуде. Ее сушили и протирали с сахаром и ели просто так, прямо с куста. Когда начинались сборы за ягодой, малыши ни за что не хотели оставаться на участке. Ради душистых ягод они соглашались безоговорочно слушаться старших и мирились с плотными джинсами и куртками, а также с тем, что их мазали и брызгали всякими запашистыми средствами от насекомых - клещи в лесу не встречались уже давно, но вот комары и разная мошка сильно досаждали в тенистых зарослях.
   Последнее разрекламированное средство от насекомых всех видов оказалось особенно вонючим.
   - Брр... - Ирину, на что профессионально привычную к едким запахам, и то передернуло. Она еще раз перечитала мелкий шрифт на баллончике и не без сомнения сообщила: - Уверяют, что безвредно для людей и теплокровных.
   - А мы теплокровные? - тут же поинтересовалась Иринка.
   - Судя по тому, что ты можешь сидеть в воде до посинения, пока дядя Сережа тебя из нее не вытащит, то ты холоднокровная, как лягушка, - вздохнула Светлана.
   - Неправда! Неправда! Я не лягушка! - завопила дочка.
   Светлана поморщилась и, понизив голос до еле слышного шепота, пожаловалась Ирине:
   - Я знаю, что мышей отпугивают ультразвуком, моя же своими криками скоро разгонит в округе всю живность, вплоть до медведей.
   Ирина улыбнулась:
   - Медведей - может быть, а вот на комаров это вряд ли подействует, так что придется брызгать.
   Максим тоже оценил "букет":
   - Лучше бы дегтем намазались. Воняло бы так же, зато обошлось дешевле. И вообще зря вы заранее набрызгались, пока до леса дойдем - весь эффект пропадет.
   - А у нас с собой добавка будет, - усмехнулась Ирина.
   - И это я слышу от эколога... - сокрушенно пробормотал Максим.
   Вопреки его опасениям, запах, пока шли до леса, не улетучился и как бы ни стал еще более противным.
   - Голова кружится? Болит? Тошнит? Что-нибудь неприятное чувствуете? - озабоченно расспрашивали детей то Светлана, то Ирина, но ни их дочкам, ни Кате с Васей в отличие от взрослых запах не доставлял особого дискомфорта.
   Сергея запашистый репеллент тоже не раздражал. Томский поднес обрызганное препаратом запястье к лицу, втянул воздух и пожал плечами, как бы недоумевая, из-за чего столько беспокойства. Ядреная химия не отпугнула и ротвейлера, принадлежавшего сторожу дачного поселка.
   Бегавший сам по себе, без хозяина, по опушке леса пес с громким лаем свернул в сторону нашей компании. Хотя никто никогда не жаловался, что ротвейлер нападал на людей, Максим начал лихорадочно оглядываться в поисках палки или камня потяжелее, а Ирина со Светланой загородили собой детей. Но Сергей, опередив всех, выпрыгнул навстречу собаке и рывком втянул в себя воздух, издав при этом странный звук - хриплое и в то же время свистящее шипение. Ротвейлера словно парализовало, так резко он остановился, неловко свалившись на траву, а через секунду-другую кое-как поднялся и, скуля и подвывая от ужаса, на заплетающихся лапах кинулся прочь.
   - Честное слово, - плюнул ему вслед Максим, - я когда-нибудь пристрелю эту тварь и ее хозяина заодно!
   А Сергей обернулся к детям, поднял на руки дочку и озабоченно поинтересовался:
   - Он напугал тебя?
   - Не-а, - Светлашка помотала головой. - Ты же прогнал его. Мама говорит, он дурной, только лает много. И говорит, чтобы мы к нему не лезли, когда он к дому прибегает.
   - Больше не прибежит, - пообещал Сергей.
   Иринка, Катя и Вася тоже не успели испугаться, настолько быстро все произошло, и буквально через минуту, увидев усыпанные ягодами кусты, забыли о случившемся. А Максим еще какое-то время с подозрением поглядывал на зятя - слишком уж странным способом Сергей прогнал ротвейлера, напугав собаку до полусмерти. Да и ему самому на миг стало немного не по себе, когда он услышал нечеловеческие звуки, вырвавшиеся из горла Ириного мужа. Но больше ничего необычного не происходило, Сергей, как всегда, больше общался с детьми, чем с кем-либо еще, Светлана с Ириной тоже не проявляли беспокойства, волнуясь в основном из-за покусанных комарами, несмотря на запашистый репеллент, детских рук и щек.
   А напуганный Томским пес на дачном участке Устюговых больше не показывался, обходя его дальней дорогой, и удирал со всех лап, когда издали замечал Сергея. Единственным, кто скучал без визитов маловоспитанного гостя, был Катин брат, у которого с ротвейлером была взаимная симпатия. Но на дядю Сережу, из-за которого пес больше не навещал его, Вовка обижаться не мог, потому что тот никогда не отказывался играть с ним и даже учил плавать, причем вполне успешно. Иринка, глядя на них, отставать от двоюродного брата не захотела, Светлашка тоже решила присоединиться к компании, уже через неделю поразив всех тем, что смогла уверенно, без чьей-либо поддержки, проплыть десять метров вдоль берега. Она утверждала, что совсем не устала и рвалась побить собственный рекорд, но Лешка, заметив обеспокоенный взгляд Ирины, выудил сестренку из воды.
   - Хватит, вода в озере достаточно холодная для того, чтобы ты могла простыть. Захлюпаешь носом, я тебя даже к бассейну не подпущу, - пообещала Ирина.
   - А я в бассейн и не хочу, - поджала губки Светлашка, - я хочу по-взрослому в озере плавать, вместе с папой. И купальник хочу взрослый, как у тебя или тети Светы. Я уже большая, чтобы голышом купаться!
   Она сердито завернулась в полотенце и обиженно отвернулась. Если бы ее услышала Иринка, со счастливым визгом плескавшаяся с Васей на мелководье, то тут же начала бы настаивать на том, что она тоже большая, и требовать не только купальник, но и надувной матрас, на котором можно плавать по озеру, который в списке ее желаний стоял на втором месте после котика. Катя не принимала участия в их возне. Лежа на большом полотенце, она читала Вовке, которому запретили лезть в озеро, свою любимую "Снежную королеву" и одним глазом неодобрительно посматривала на Васю, увлекшегося шумной игрой.
   Светлана, с улыбкой глядя на детей, призналась:
   - А вот я, наверное, совершеннейший младенец, потому что была бы совсем не против искупаться голышом.
   Представляя, как прохладная вода ласкает обнаженное тело, она подумала: "Вот не было бы сейчас с нами Лешки и Сергея, я бы точно разделась. Нужно будет уговорить как-нибудь Димку, чтобы сходить на пляж ночью и, как тогда, на карьере..."
   - Теть Света! Поехали с нами в парк на платный пляж, - оборвав ее мечты, предложил Лешка, - и, легонько толкнув сестренку локтем в бок, объяснил: - Там все, даже взрослые, голышом и купаются, и загорают.
   Светлашка сначала удивленно посмотрела на тетю Свету, потом недоверчиво покосилась на брата и явно расценила их слова как попытку ее обмануть, потому что надулась еще сильнее, еще немного - губки задрожат, а на глазах покажутся слезы.
   - Мы попросим маму купить тебе особый купальник. - Сергей подхватил дочку на руки и прижал к себе. - Ты же у нас спортсменка, поэтому тебе нужен не простой купальник, а спортивный. А к нему - шапочка, чтобы не мочить волосы. И очки. Ты же видела по телевизору, что спортсмены в специальных очках плавают?
   - Чтобы нырять можно было?
   Надвигавшиеся слезы не материализовались, потому что Светлашку захватила перспектива получить настоящую спортивную экипировку. Она мгновенно забыла все обиды и начала рассказывать отцу, что, когда научится нырять, то соберет на дне озера все красивые камни и ракушки, а потом они вместе поедут на море и будут искать жемчуг и кораллы.
   - Если я про что-то скажу, что нельзя - тут же обида, слезы, - вздохнула Ирина, - тут же поворачивается ко мне попой и начинает демонстрировать свое негодование, зато к отцу - сразу и безоговорочно.
   - Ма, а чему ты так удивляешься? - пожал плечами Лешка. - Папе всегда нравилось возиться с детьми, по себе знаю, и они к нему в ответ тянутся. А сейчас еще другой фактор вмешивается - когда папа со Светлашкой, Иринкой или Вовкой, никто не ждет, что он что-то вспомнит, не спрашивает: "Неужели ты и это забыл?" Да и в развитии они идут наравне.
   - В каком смысле? - Ирина не поняла.
   - Ты знаешь, что они вместе учатся читать?
   - Как?! - поразилась Ирина. - У него же не получалось, врачи посоветовали не настаивать, да и сам он особого стремления не проявлял.
   - А тут у него такое желание появилось, уж не знаю откуда. Светка-то наша ничего не хотела говорить, а Иринка проболталась, она просто в восторге от того, что может учить не только Вовку, но и "дядю Сережу".
   - Как же я ничего не заметила? - Ирина сильно огорчилась. - Почему он мне ничего не сказал?
   Лешка вздохнул:
   - Мама, нужно примириться с тем, что мы для папы практически чужие люди, он нас так и не вспомнил, несмотря на все наши усилия. Ему сказали, что ты его жена, а я сын. Он благодарен нам за заботу и знает, что должен нас любить, но что за любовь по-обязанности? Папа сам это понимает и страдает из-за этого, он ведь видит, как мы переживаем, особенно ты. А Светку он любит не потому, что так положено, а просто так. Она часть его нынешней жизни, с ней не связано ничего непонятного и забытого, - парень скривился: - Что-то я такое корявое выдал, бабушка, если б услышала, не одобрила бы.
   Ирина кивнула:
   - Я поняла тебя, потому что сама все время об этом же думаю. Он тоже для нас одновременно и родной, и чужой, а для Светлашки в нем ничего чужого нет, она его другого не знала. Да, Леша, мы должны это перетерпеть. Я уверена, что есть способ вернуть нашему папе память, чтобы там врачи ни говорили. Мы же с тобой не верили, что он погиб, и оказались правы. А сейчас я не верю, что ничего нельзя сделать. И тетя Света так же считает, только пока не нашла, что можно сделать, чтобы папа стал таким, как прежде. Но я знаю, она обязательно придумает что-нибудь.
   А Светлана пока не могла придумать ничего, что могло бы помочь восстановить память Сергея. И не в последнюю очередь она связывала это с тем, что он неохотно шел на контакт, не отказываясь напрямую от диагностики, но словно бы уклоняясь от попыток просканировать его энергетическую оболочку. С таким Светлана еще не сталкивалась, под ее воздействием обычно раскрывались без особых проблем, очень редко инстинктивно пытались поставить блок или, как это было только с Лексом, сплетали ее энергопоток со своим, в то же время не смешивая его. Может, думала она, все дело в том, что ее собственная энергетическая оболочка вся в прорехах и просканировать Сергея просто напросто не хватает сил. Рецепт Лекса помог - несколько браслетов из цельного чароита и подвеску из молочно-белого с оранжевыми прожилками янтаря, которые он превратил в накопители энергии, Светлана теперь не снимала никогда и чувствовала, как постоянное желание секса с Вадимом перестало туманить ее сознание. Света не видела мужа уже неделю, так он был занят по работе, скучала по нему, но не изнывала, как еще недавно от невыносимого голода. Беспокоил ее лишь уменьшающийся запас энергии в камне, а Вадим сказал, что вынужден до конца недели задержаться в Москве.
   Оставался, однако, еще один способ зарядить накопители, кроме тех, которым научил Лекс, Светлана изобрела его сама, но пока что у нее не было возможности опробовать задуманное.
   Летняя ночь. Полнолуние. Голубовато-белый диск висит почти над головой, освещая распустившиеся поздним вечером цветы душистого табака, вокруг которых вьются слетевшиеся на сладкий запах бражники. Изредка подают голос какие-то ночные птицы и на грани слышимости попискивают летучие мыши, пикирующие за насекомыми почти к самой земле. Светлана осторожно, стараясь не наступать на скрипучие половицы, поднялась на крышу, где Максим с Павлом еще в прошлом году сделали небольшую террасу и душными летними ночами спали на ней. Павел в Петербурге, Максим в городе, поэтому сегодня здесь никого нет. Света удовлетворенно улыбнулась и скинула невесомое кимоно - не должно быть никаких преград между ней и лунным светом, пронизывающим пространство, оставлены только янтарная подвеска и чароитовые браслеты, а волосы забраны в высокий пучок. Ничто не должно помешать впитать в себя энергию ночного светила, впитать в избытке, которым потом зарядить украшения и два халцедоновых желвака из найденных недавно девчонками. Насколько Алексей научил ее чувствовать камень, запаса в них хватит и чтобы спокойно дождаться Вадима, и чтобы наконец просканировать Сергея.
   Статические асаны йоги чередуются с медленными движениями, которым Лекс обучил Светлану, затем она снова опускается на пол, застывает в позе лотоса, подняв к Луне лицо с закрытыми глазами, и поглощает каждой клеткой кожи льющийся на нее серебряный свет. И не замечает, что за ней наблюдают.
   Сергей просыпался каждую ночь, иногда по несколько раз, бесшумно вставал и, ведомый неясным побуждением, но зная, что это правильные действия, обходил по периметру дачный участок. После этого он возращался в дом, заглядывал в детскую, где спали малыши, и только после этого поднимался в их с Ирой комнату, где засыпал с ощущением выполненного долга. Еще ни разу никто не встречался ему во время ночных обходов, но в ночь полнолуния Сергей сразу понял, что еще кто-то не спит. Этот кто-то не был чужим, от него не исходило никакого негатива, но все же в его присутствии чувствовалась какая-то неправильность.
   Сергей тщательно обследовал участок, не обнаружив, как всегда, никого, и, уже возвращаясь к дому, разглядел, кому же, кроме него, не давала покоя полная Луна. На фоне ослепительно белого диска в завораживающем танце плавно двигалась обнаженная женская фигура, то наклоняясь, то вытягиваясь в струнку, то изгибаясь, подобно водорослям в неторопливо текущей реке. Сергей узнал Светлану, ее колышущийся угольно-черный силуэт с неяркими искорками на запястьях будто загипнотизировал его, заставив подняться на крышу по приставленной к дому лестнице и приблизиться к женщине, которая замерла на месте, увидев его.
   Света не испугалась, не удивилась, когда заметила рядом с собой Сергея, только почувствовала легкую досаду из-за того, что он прервал процесс поглощения энергии. Браслеты уже искрились от переполнения ею, но янтарь был еще не полон, а халцедоновые желваки не тронуты, поэтому не хотелось тратить ни грана ее даже на слова. Светлана молча смотрела на Сергея, тоже не произнесшего ни звука, и ждала, когда Ирин муж уйдет. Он несколько секунд стоял неподвижно, потом поднял руку и снял заколку с ее волос, заставив их рассыпаться по плечам. После этого Сергей обеими руками провел по телу Светланы, как будто что-то счищая с него. Она задохнулась от этого прикосновения и на долю секунды, как ей показалось, потеряла сознание, а когда пришла в себя, Сергей исчез, словно бы его и не было рядом мгновение назад. А вместе с ним исчезла не только вся собранная этой ночью энергия, но и та, что оставалась после отъезда из дома на дачу.
   Света без сил опустилась на дощатый пол. Обижаться на Сергея она не могла, потому что знала - он инстинктивно воспользовался подвернувшимся донором. Это ей, пусть с трудом, но получается превозмочь просыпающийся голод, который не может насытить никакая еда, а ему после травм, болезни, потери памяти и тех немалых способностей, что когда-то проснулись на ее занятиях, не понять, что с ним происходит. Она перегнулась через перила, пытаясь рассмотреть, куда исчез Сергей. Но внизу она Томского не увидела и не услышала ни звука, и если бы не горевшая от прикосновения его рук кожа и ощущение абсолютной опустошенности, то можно было бы подумать, что ей все померещилось. Не найдя на полу заколку, Света заплела волосы в косу и распростерлась на досках, на что-то бОльшее у нее пока не было сил. Летняя ночь коротка, но несколько часов до рассвета хватит, чтобы хоть немного восполнить запас и протянуть до следующей ночи. Если же завтра Сергей снова придет к ней за энергией, она научит его брать ее из лунного света, из дерева, из камня, поможет сделать накопитель, подобный тем, что теперь есть у нее.
   Когда Томский прикоснулся к Светлане, ему показалось, что кровь вскипела в его венах, еще немного - и он взорвется, как... Сравнение не находилось, а то чутье, которое временами руководило им, заставило спасаться бегством. Сергей спрыгнул с крыши, пронесся через весь участок, с легкостью перемахнул через высокий забор и помчался по дорожке, ведущей от дачных участков к лесу. По лесу он летел, не выбирая дороги, которой не видел в ночной тьме, но ничто не мешало ему - кусты и деревья как будто расступались, уходя в сторону, торчащие из земли корни, прятались поглубже, освобождая путь. Кипевшая кровь туманила рассудок и гнала куда-то, возможно, в черное небо, где звезды Млечного Пути меркли в сиянии Луны, возможно, еще дальше.
   Сергей очнулся от морока, когда упал в воду. Он вынырнул и, оглядевшись по сторонам, обнаружил себя в озере, недалеко от берега, противоположного тому, куда они ходили на пляж. Как он сумел прибежать туда в темноте, по незнакомой дороге, да еще и раздеться по пути догола, Сергей не знал, но, честно говоря, это его и не волновало. Гораздо более важным казалось понять, что произошло. Его разрывали два противоположных желания: вернуться и зачерпнуть еще энергии, легкой и сладкой, будоражащей кровь, и повисшее в глубине сознания предупреждение, что это может быть смертельно опасно и от донора такой энергии нужно держаться как можно дальше. Эта раздвоенность была не просто неправильной, она была мучительно болезненной.
   Лежа на спине и разглядывая клонящуюся к горизонту Луну, Сергей пытался разобраться в себе. К Светлане его потянуло, как магнитом, и это не была тяга к женщине, хотя он не отказался бы и от сексуального контакта, сейчас важнее другое. Энергией Светлана поделилась с легкостью, но не было ли в этом ловушки? Приучить к доступному и приятному источнику энергии, а после, когда он привыкнет и не сможет без него обходиться, заставить действовать в чужих интересах. В чьих? Ответа не было. Нужно было вернуться в город и достать камень, светящийся синим, может быть, тогда, после его причиняющего странную боль воздействия, появятся ответы хотя бы на часть вопросов.
   Не чувствуя усталости, Сергей переплыл озеро. Уже выбравшись на берег, он понял, что левая рука, до сих пор, несмотря на все ухищрения ортопедии и физиотерапии, плохо работавшая, стала действовать не хуже правой: пальцы без труда подобрали с земли сосновую иголку, кисть свободно вращалась во всех направлениях, и никакие движения не вызывали боли. Это обрадовало, потому что было правильно.
   Руку вылечила энергия, которую он взял у Светланы, догадался Сергей и решил, что обязательно отблагодарит за щедрый дар, но впоследствии стоит держаться от нее как можно дальше, чтобы не приобрести зависимости от нее и ее легкой и целебной энергии.
   Назад Сергей возвращался в сером предрассветном сумраке, размеренным неторопливым бегом разгоняя клочья тумана, сгустившегося в низинах. Мельчайшие капли влаги оседали на обнаженном теле, холодя его и успокаивая кровь, но не желание. Никем не замеченным, Сергею удалось добежать до дачи и проскользнуть в дом, но Ирину он все-таки разбудил.
   - Сереж, ты что? - сонно спросила она, когда муж лег поверх махровой простыни, которой они укрывались.
   - Вниз спускался, потом проверил, как дети, - Сергей сказал почти правду.
   - А голый-то почему?
   - Тебя хочу.
   Он сдернул простыню с Ирины и прижал ее к себе.
   - Я еще сплю, - недовольно буркнула она.
   Сергей тут же отпустил ее и, поворачиваясь спиной, не без досады бросил:
   - Спи.
   Утром, за завтраком, Светлашка сразу заметила, что левая рука отца стала работать как следует, хотя Сергей, сам не понимая почему, хотел скрыть это.
   - Папа!!! - радостно вскрикнула она. - Твоя рука!!! Она больше не болит?!
   - Не болит, - Сергей не удержался от улыбки.
   Ира удивилась:
   - Сережа, что ж ты молчишь? Это же здорово! Когда рука прошла? Отчего? Что ты сделал?
   - Это Светлана, - ответил он, полагая, что этого будет достаточно.
   Ирина и в самом деле удовлетворилась таким объяснением.
   - Какая же она все-таки волшебница!
   - Да уж действительно! - поддержала ее Вера Дмитриевна.
   Иринка тут же заважничала от гордости за маму:
   - Мама еще и не то может сделать! Она папу, когда он не мог ходить, на ноги поставила, а рука для нее - плевое дело! Моя мама вообще может все! Такое, какое никто не сделает, даже дядя Леша! Когда он болел, маме пришлось его лечить! Вот!
   Светлашка же, чисто из вредности, чтобы сестренка не задавалась, заявила:
   - А я твоей маме скажу, что ты опять ругалась! Она тебя отучает-отучает, но ничего сделать не может!
   - Может! Моя мама все может! И вовсе я не ругалась!
   - Ругалась!!!
   - Нет!!!
   - Ругалась, - негромко добавил Вовка, который всегда безоговорочно поддерживал Светлашку, а Иринку, когда та кричала, вообще боялся.
   Катя неодобрительно посмотрела на распетушившихся девчонок, но ничего не сказала, только неодобрительно, явно подражая своей бабушке, поджала губы.
   - Светлана еще спит, наверное, - заметила Вера Дмитриевна, стараясь успокоить внучек, - а вы ее своими криками сейчас разбудите. Давайте-ка, милые мои, потише.
   Девчонки притихли, обиженно косясь друг на друга.
   - Действительно, пойду гляну, что Света так разоспалась, - Ира одним глотком допила кофе и направилась в дом.
   - Я не сплю, - не открывая глаз, сказала Светлана, когда Ирина заглянула к ней. - Просто вставать не хочется.
   - Ты не заболела? - Ира обеспокоенно оглядела подругу, свернувшуюся калачиком на широком диване рядом со сбившимися к краю простынями. Ей показалось, что Светлана выглядит не то нездоровой, не то уставшей, да и вообще для такого классического "жаворонка", как она, обычным делом было соскочить чуть свет, а не "давить подушку" до десяти часов утра. - Зря ты раздетая спишь, запросто ночью может сквозняком протянуть, - заметила Ирина.
   - Нет, Ириш, не беспокойся, все в порядке, просто я не выспалась и хочу поваляться, - улыбнулась Светлана, но глаз так и не открыла, пока не услышала от подруги:
   - Светик, спасибо тебе. Рука у Сережки - как новенькая.
   - Правда? - обрадовалась Света. - Я не думала, что с одного раза все получится! Нужно прямо сейчас посмотреть ее! Где Сергей?
   Она соскочила с дивана, в последний момент, словно забыв, что нужно одеться, набросила на плечи полупрозрачное шелковое кимоно и устремилась из комнаты.
   - Завтракает, - вдогонку бросила Ира.
   "Когда же это она лечила Сережку? - внезапно она заподозрила неладное. - Вечером, когда ложились спать, рука у него была как всегда, не лучше и не хуже, а утром оказалось, что все прошло: и боли исчезли, и подвижность восстановилась. Когда он вставал ночью? Что за лечение такое - ночью? Днем-то почему нельзя было этого сделать?" И почему-то ей представилась "лечение" - бурный секс на том самом диване, на который она рассеянно смотрела до сих пор, удивляясь поспешному бегству подруги. Странно, но, несмотря на промелькнувшую в воображении картину, ревности Ира не почувствовала, как если бы то была обычная медицинская процедура, массаж например.
   "Да нет, ерунда, - отмахнулась она от собственных фантазий. - Света не стала бы таким способом... Или решилась испробовать такой радикальный метод? И потому с утра, как выжатый лимон! Но Сережка... Если бы он всю ночь с ней... То утром вряд ли стал бы меня будить. Ну, может он несколько раз подряд, но не до такой же степени, чтобы сначала со Светой, а потом еще и со мной. Да нет, вообще, что за чушь лезет мне в голову? Не было ничего такого между ними, не было!"
   Сочтя свои домыслы нелепыми, Ирина облегченно вздохнула и сбежала по лестнице вслед за подругой, но не догнала ее, обнаружив Светлану уже в беседке, где она сидела за столом с остатками завтрака в полном одиночестве и в полном расстройстве.
   - Светик, ты что? - испугалась Ира, заметив подозрительно блестящие глаза.
   - Ириш, я не знаю, что произошло, - в отчаянии прошептала Светлана. - Кажется, я выгорела. Я ничего не вижу или вижу какую-то ерунду. Сергей от меня шарахнулся, как от прокаженной, не дав даже прикоснуться к руке, и попросту сбежал, прихватив с собой детей. Самое странное, что он как будто расплывался, когда я на него смотрела. Двойной, нет, даже тройной контур, какая-то маска вместо лица. Лешу я хорошо вижу, - Ирина заметила, что парень заглянул в беседку и в нерешительности остановился на входе, не решаясь что-то спросить, - а Сергея я практически не видела. Я ничего не понимаю!
   - Меня видишь? - сурово поинтересовалась Ирина, одновременно жестом прогоняя Лешку.
   - Вижу, - кивнула Светлана.
   - Нормально?
   - Да, Ириш, как всегда.
   - Значит, с глазами все в порядке, - сделала вывод Ирина.
   - Это не в них дело, и я не знаю, в чем. Сейчас я ноль по энергии, ноль, если не минус, и не вижу ни себя, ни кого другого.
   Светлана чувствовала резкий упадок сил после того, как Сергей "обобрал" ее, и подозревала, что те прорехи в энергооболочке, которые ей помогли закрыть Сашка и Лекс, снова зияют черными дырами. Сосредоточиться, чтобы увидеть их, у нее не было сил. Те крохи, которые набрались после ухода Сергея, не помогли, растворившись без следа, и накопители были практически пусты, их резерва, если экономить на каждом движении и каждом вдохе, едва хватит до ночи.
   - И не знаю, что делать, - еле слышно сказала Светлана. Сопровождавшаяся кратким приливом сил вспышка радости, когда она услышала, что вылечила руку Ириному мужу, сменилась абсолютным опустошением. - Не знаю.
   - Зато я знаю, - Ирина обняла подругу, - приведи себя в порядок, для начала. Во-первых, запахни как следует свое кимоно, что ли, а то некоторые скоро глаза вывихнут, пытаясь заглянуть тебе... Ну, сама понимаешь куда.
   - Ой, - спохватилась Света, одной рукой судорожно хватаясь за полупрозрачный шелк на груди, а другой безуспешно пытаясь натянуть его на колени, - что-то я действительно, как дома...
   - Ты здесь дома, - с нажимом сказала Ирина и покосилась на кусты ирги. - Просто тут есть некоторые обитатели, которые не понимают, что можно, а чего нельзя.
   Громкий, быстро затихший шелест в кустах вызвал ее удовлетворенную улыбку.
   - Во-вторых, я сейчас налью тебе самую большую, какая только есть в доме, чашку чая, и ты выпьешь ее. В-третьих, ты съешь не меньше трех плюшек, намазав их маслом и медом.
   Светлана с почти не преувеличенным ужасом посмотрела на подругу, которая приступила к осуществлению своего плана:
   - В-четвертых, после такого завтрака я рухну прямо здесь, под стол. И приклеюсь к полу.
   - Ничего, отклеим. А потом уложим тебя в тенечке, и будешь весь день отдыхать и копить энергию. Что тебе нужно для подзарядки? - деловито поинтересовалась Ира. - Может, я смогу чем-то помочь? Как тогда, с Лексом?
   - Нет, Ириш, тут только Димка справится, - вздохнула Света, чувствуя тянущую пустоту внутри себя. - Пока он не приедет, я так и буду ползать еле живая, что бы ни делала.
   - А ты не ползай, а лежи, - распорядилась Ирина. - Мелочь нашу пузатую я отправлю вместе с мамой, Лешкой и Сергеем на озеро, Макс с Марьей только вечером приедут, так что тебя никто не будет доставать. Даже я, - улыбаясь чуть насмешливо, добавила она.

* * *

   Пока Светлана отсыпалась после бессонной ночи, Вадим пытался сделать то же самое в поезде. Командировка в Москву вымотала его как никогда, потому что девяносто процентов времени пришлось убить на хождение по кабинетам высокого начальства. "Аккредитация, будь она неладна!" - то и дело поминал ее недобрым словом Медведев, с содроганием думая, что, может быть, придется переделывать необходимые для этой процедуры бумаги. Но обошлось, и не в последнюю очередь благодаря помощи Кузнецова, который, так и не утратив надежд увидеть Вадима в рядах подчиненных ему сотрудников, взялся опекать его и лично перепроверил привезенные документы, указав, что и где нужно поправить.
   Несмотря на успешное завершение командировки, какая-то неясная тревога глодала Медведева. В поезде, как только он выехал за пределы Московской области, сеть не ловилась, и только на стоянках в крупных городах был отчетливый сигнал, позволявший вести нормальный разговор. Дома все было благополучно, Светлана с Иринкой отдыхали на даче Устюговых, дочка загорала, вдоволь купалась и начисто забыла о простудах, которые донимали ее в городе. У Ирины тоже все складывалось не плохо - Сергея выписали из клиники, а Светлана - в том, что она сможет помочь Ириному мужу, Вадим не сомневался - вылечила ему руку, да так успешно, что, по общему мнению, можно было обойтись без операции, правда, Худякову Томского еще не показывали, контрольный прием тот назначил через две недели. "Вот если бы еще и память у Сереги восстановилась, то было бы совсем хорошо, - думал Медведев, - определили бы его пока на склад, пусть бы поработал там вместе с Денисом, а потом получил допуск к дежурствам, подтвердил категорию и начал работать, как раньше".
   Но с пробуждением памяти у Сергея пока не было никаких подвижек, он как будто даже смирился с этим, потому что не расстраивался, как раньше, когда оказывалось, что он чего-то не помнит, а только пожимал плечами. Светлана же в последнем телефонном разговоре посетовала, наполовину в шутку, наполовину всерьез, что в отсутствии мужа у нее наблюдается полный упадок сил, а на работу с такими тонкими материями, как память, энергии нужно несравнимо больше, чем на лечение самых сложных телесных травм.
   - Димка, кроме тебя, зарядить меня некому, - прошептала она в телефон, словно боялась, что кто-то ее услышит.
   - Зайка, я с вокзала - прямо к вам, домой заезжать не буду, - пообещал Вадим, сам соскучившийся по семье и, откровенно говоря, истосковавшийся по ласкам жены.
   Но тревога не проходила. Стремясь избавиться от неясных предчувствий, Медведев пытался отвлечься чтением, посмотрел на планшете два фильма, потом поиграл в "Морской бой" и разрядил гаджет до нуля. Розетка в купе была, но, чтобы подключить зарядник, нужно было лезть под столик и разыскивать ее за баррикадой сумок и пакетов, что везли с собой попутчицы. В потемках делать этого не хотелось, а включать свет и будить двух не молодых уже женщин - еще меньше.
   Спать не хотелось, хотя, добираясь на метро до "Комсомольской", Вадим едва не заснул стоя, и думал, что только лишь заберется на свою верхнюю полку, то выключится сразу и до конца поездки не оторвет головы от подушки. Он выбрался в коридор, не обращая внимания на укоризненные взгляды проводницы, подключил планшет к розетке около купе и уставился в ночную тьму за окном. "Через полчаса остановка, - подумал Медведев, - нужно выйти на улицу, воздухом подышать да новости в Интернете посмотреть. Скинуть Свете смс-ку, что еду нормально, может, и от нее что-то придет. Да, еще минералки бы холодной купить".
   На платформе было темно и пустынно, никто не сошел с поезда на этой остановке и никто не собирался на него садиться, только из соседнего вагона выбрались покурить двое молодых парней. Вездесущих киосков, круглосуточно торгующих всякими печеньками, шоколадками, растворимой лапшой и вожделенной минералкой видно не было. "Ну и дыра, ...!" - не смог удержаться от ругани Медведев, когда, отправившись на поиски работающего ларька в здании вокзала, оступился на щербатом асфальте и чувствительно подвернул ногу. Но сеть в этой дыре ловилась отлично. В почте Вадим обнаружил письмо от Светланы и несколько фотографий Иринки, загоревшей, как шоколадка, и невероятно довольной. Медведев улыбнулся - дочка пошла в него, ей не нужно, как маме, опасаясь получить ожоги, прятаться в тень, золотистая от природы кожа малышки никогда не краснела от солнечных лучей, на глазах покрываясь красивым ровным загаром, племянники - Катюшка с Вовкой - были светлокожими, в свою маму, но тоже загорали достаточно быстро. Пока он рассматривал фотографии и сохранял их в телефон, прилетело послание от Генки с приложенными снимками его новорожденной дочки: Наташа маленькая на руках Наташи большой, крошечная сестренка на руках гордого доверием старшего брата и сам счастливый отец, с блаженной улыбкой глядящий на малышку. Вадим усмехнулся, решив при случае припомнить другу его издевки над Антоном и Сашкой, когда те были в ранге молодых отцов.
   В лентах новостей тревожных сообщений тоже не обнаружилось, но беспокойство Медведева не проходило, несмотря на то, что оснований для него вроде и не было. "Уймись, параноик!" - возвращаясь в купе с большой пластиковой бутылкой "Нарзана", скомандовал он сам себе в стиле Ирины и, как ни странно, тут же заснул.
   Утром же оказалось, что предчувствия Медведева оправдались полностью. Первую строку во всех новостных лентах занял прорыв шламохранилища на большом комбинате по производству глинозема, расположенном на севере области. Глухой ночью по неизвестной пока причине рухнула дамба, удерживавшая пульпу пустой породы, копившуюся в отстойнике не один год. Не выдержав напора потоков жидкого шлама, упали несколько опор линии электропередачи, обесточив округу, по которой разлилось содержимое отстойника, затопив сельхозугодия и вековые еловые леса и подмыв мост через небольшую реку с забавным названием Утка. Движение по перекосившемуся мосту стало невозможно, и частично затопленный шламом довольно крупный райцентр, построенный полвека назад при создании комбината, оказался отрезанным от непострадавших районов области.
   "Опять с химией возиться, чтоб ее!" - Медведев ничего не знал о технологии производства глинозема, но подозревал, что экологически чистым процесс назвать никак нельзя и то, что выплеснулось из-за разрушенной дамбы - это отнюдь не смесь песка или глины с водой, которая частично уйдет в грунт, частично испарится. Вадим дочитывал сообщение регионального информационного агентства, одновременно думая о том, что ему срочно нужна Ирина консультация, потому что прорыв любого водохранилища на фоне ночного происшествия казался малозначительной и, можно сказать, обычной неприятностью, перед глазами спасателя постоянно всплывала давняя картина - сожженная кислотой спина Сергея Томского. Там был всего лишь литр, а в шламохранилище, по данным журналистов, - несколько миллионов кубометров...
   Звонок из института пришел, когда Медведев нажал на значок зеленой телефонной трубки рядом с Ириной фамилией, и перебил вызов. Черепанов не стал ходить вокруг да около и сразу назвал произошедшее техногенной катастрофой. "Есть жертвы, - слова прозвучали резко и сухо, словно одиночный выстрел. - Примерно через полчаса будет Новоозерск, там тебя встретят и сразу перебросят на место. С ситуацией будешь знакомиться в дороге. По командировке в столицу отчитаешься потом".
   В расписании остановка в Новоозерске не числилась, и проводница, у которой Медведев решил уточнить, сколько еще до него ехать, оглядела его с головы до ног со все возрастающим подозрением.
   - "Скорые" в Новоозерске не останавливаются, - наконец снизошла она до ответа. - Вам, гражданин, еще больше часа ехать. А белье можете сдать хоть сейчас.
   - До Новоозерска сколько? - хмуро повторил Вадим.
   - Нету там стоянки! Нету! - перешла на повышенный тон проводница и на всякий случай загородила собой стоп-кран - мало что придет в голову этому помятому то ли со сна, то ли с похмелья бугаю.
   - Будет, - сзади раздался мужской голос. - Пятнадцать минут до Новоозерска, товарищ майор.
   За спиной спасателя оказался немолодой мужчина в форме.
   - Бригадир поезда Медведев, - представился он. - Люся, не морочь человеку голову своим бельем, а лучше сообрази по-быстрому хороший чай.
   - Спасибо, некогда, - отказался Вадим и, протиснувшись мимо бригадира и удивленно хлопавшей глазами проводницы, вернулся в купе забрать вещи. Расположившиеся завтракать попутчицы с некоторым недовольством посмотрели на его сборы, но вопросов задавать не стали.
   - Чего это? Как это? Кто это? - донесся из коридора женский голос. - Для кого это нынче поезда останавливают?
   - Для кого надо.
   Мужской голос, видимо, бригадира поезда пресек озабоченное кудахтанье, и когда Медведев вышел в коридор, там уже никого не было; его тезка маячил в тамбуре.
   Через несколько минут - Вадим едва успел позвонить Светлане и предупредить, что его не только не нужно встречать, а вообще в ближайшее время ждать не стоит - поезд начал тормозить, не доехав даже до окраины Новоозерска, и остановился практически в чистом поле. И одновременно рядом с поездом в метре над землей завис один из институтских вертолетов, из которого буквально вывалился, едва устояв на ногах, Меньшиков.
   - Командир! Давай сюда! - заорал он, стараясь перекрыть грохот двигателя.
   Сашка подскочил к вагону, схватил дорожную сумку Медведева и, пригибаясь, побежал к машине. Вадим в легком недоумении - он думал увидеть машину, но никак не вертолет - не стал дожидаться, когда бригадир поезда лично опустит лестницу, выпрыгнул из вагона и, не без труда преодолевая сопротивление создаваемого винтом воздушного потока, последовал за Меньшиковым.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | П.Працкевич "Кровь на погонах истории" (Антиутопия) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | А.Огнев "Друг мой враг. Нереальный" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Снежный тайфун. Александр МихайловскийВ объятиях змея. Адика ОлефирЛюбовь по-драконьи. Вероника ЯгушинскаяВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Подари мне чешуйку. Гаврилова АннаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"