Камских Саша: другие произведения.

Принцип оправданного риска (для телефона)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Проды для тех, кто читает с телефона. Обновлено 16.08.2018
    homepage counter счетчик сайта
    Map


  

* * *

   Вся следующая неделя, как и предыдущая, прошла в обследованиях, которые, как казалось Сергею, никогда не закончатся. Томский терпеливо переносил их, не протестуя, но все заметили, что прежняя апатия пациента исчезла, он даже досадливо хмурился временами, когда ему в десятый раз приходилось выполнять одно и то же действие или проходить какой-либо тест. Врачи удивлялись тому, как быстро Сергей усваивал метод решения - не без труда находя его с первого раза, он с легкостью расправлялся с аналогичными, но намного более сложными заданиями. Только с чтением никак не получалось справиться - выучив за один день все буквы, Сергей никак не мог освоить процесс их соединения в одно слово. Два дня он безуспешно старался научиться читать и сам, и с помощью врача, и с Ириной помощью, а потом наотрез отказался продолжать попытки.
   - Устал? - озабоченно поинтересовалась Ирина в среду вечером, когда муж выглядел особенно утомленным.
   Сергей кивнул и прикрыл глаза, устроившись на самом краю парковой скамейки.
   - Что со мной ни делают, как ни лечат, все бесполезно, я ничего не могу вспомнить.
   - А как, Сережа, тебя лечат? - забеспокоилась Ирина. - Какие-то новые таблетки стали давать?
   - Нет, теперь мне уколы ставят, - вздохнул Сергей. - Утром просто кольнут несколько раз - и все, можно идти, а днем втыкают много-много иголок и в руки, и в шею, и даже в голову и оставляют их там надолго.
   - Больно?
   - Нет, не очень, но нужно долго лежать, совсем не двигаясь. Тяжело, потому что хочется спать, а нельзя.
   - Потерпи, Сережа, - Ира ласково прикоснулась к его плечу, - может, это и не очень приятная процедура, но она дает хорошие результаты. Когда Вадим сломал позвоночник, то он до курса иголок не мог даже голову повернуть без боли.
   Сергей пожал плечами:
   - Я не чувствую никаких изменений.
   - Нужно раз десять иголки поставить, чтобы почувствовать перемены.
   Ирина, припомнив рассказы Светланы о том, как реагировал на сеансы иглорефлексотерапии Вадим, приготовилась к долгим уговорам, но муж неожиданно легко согласился с ней:
   - Ладно, я потерплю, был бы только результат.
   - Обязательно будет!
   "Обязательно будет, - думала Ирина, ожидая на следующий день около кабинета завотделением, когда Шарипов сможет поговорить с ней. - Уже есть! Сережка абсолютно здраво рассуждает, свободно говорит, эмоции стали естественными, он их не боится, а то, что не может освоить чтение - так это сейчас не самое главное. Сейчас нужно восстановить память. Может, это все-таки последствия травмы и нужна операция? Об этом спросить в первую очередь... А что еще?.." Она вытащила из кармана блокнот и ручку и стала составлять список вопросов, которые хотела задать Шарипову.
   Фарид Сулейманович внимательно выслушал Иру и слегка покачал головой:
   - Не знаю, Ирина Владиславовна, разочарую вас или обрадую. Мы провели все доступные нам исследования и не выявили никаких поражений ни самого головного мозга, ни питающих его сосудов. Шрам огромный, но удар был поверхностным, постадали только мягкие ткани, кости черепа остались целы. Никаких следов гематом, которые могли образоваться при ударе, мы тоже не нашли. - Врач заметил выжидающий взгляд Ирины. - Не буду вдаваться в долгие объяснения и морочить вам голову медицинскими терминами, скажу просто - мы не знаем, чем вызвана потеря памяти, и не знаем, каким воздействием её можно было бы вернуть. Я связался с врачом Липовской больницы, куда доставили Сергея Алексеевича, и он рассказал мне много любопытного. Если бы были разрушены все связи коры головного мозга, которые - насколько мы себе представляем - отвечают за высшую нервную деятельность, и стерта вся информация, то Сергей Алексеевич превратился бы в подобие Маугли. Ничего подобного не произошло, память стерта или, скорее, заблокирована очень своеобразно: полная потеря своего "я", утрачена способность говорить и понимать человеческую речь, но при этом - сохранность бытовых, если можно так выразиться, навыков.
   - Что вы имеете в виду?
   - Сергея Алексеевича не пришлось учить одеваться, пить из кружки, обращаться со столовыми приборами, пользоваться туалетом, в конце концов. Речь, пусть не в полном объеме, восстановилась достаточно быстро, особенно если учесть, что ни в больнице, ни в интернате не было соответствующих условий и профильных специалистов. За прошедшие же две недели, на наших с вами глазах, изменения произошли просто поразительные, их я связываю даже не с уменьшением дозировки ряда прежних препаратов и назначением ноотропов, а с переменой обстановки - после выходных, которые Сергей Алексеевич провел дома, произошел качественный скачок, мозг впитывает информацию, как губка воду, и моментально усваивает ее.
   - Но память не восстанавливается, - Ирина печально вздохнула, - и вы говорите, что не знаете, что можно сделать, чтобы вернуть ее.
   - Я говорю только, что никакое оперативное вмешательство не нужно, для него нет оснований. Потеря памяти произошла не из-за травмы или сосудистой патологии, - врач помолчал и осторожно добавил: - Я бы посоветовал применить гипноз. Уверенности в успехе у меня нет, но стоило бы попробовать, потому что я подозреваю, что амнезия могла быть вызвана подобным вмешательством. Судите сами, какая вырисовывается картина: Сергей Алексеевич исчез на три года, исчез довольно загадочным образом, потом его находят, но он ничего не может рассказать о том, что с ним произошло. Не это ли было целью вмешательства в его разум?
   - Но Сергей не помнит вообще ничего, а не только этот период! Он забыл даже кто он такой, как его зовут!
   - Возможно, перестарались...
   - Кто?!
   - Этого мы не знаем и, скорее всего, не узнаем никогда, а предположения можно выдвигать самые разные, вплоть до ненаучной фантастики. Не хочу вас пугать, но обычно, когда есть ненужный свидетель и его хотят заставить молчать, то применяют самый простой и эффективный способ. - Ирина вскинула на него переполнившиеся ужасом глаза. - Да, вы правильно поняли, я имею в виду именно это. Здесь так не поступили, поэтому я и говорю, что перестарались.
   - И что же дальше делать?
   - Ждать, Ирина Владиславовна, пока мы должны немного подождать. Может быть, хотя, честно скажу, надежды на это мало, в домашней обстановке память проснется сама собой. Побольше общения с Сергеем Алексеевичем, фотографии, видеозаписи, все, что у вас есть, пускайте в дело, но постарайтесь не перегружать нервную систему и, если заметите признаки усталости, рассеянности или, наоборот, возбуждения или раздражительность, то сразу прекращайте разговор или переводите его на нейтральную тему.
   - А гипноз, о котором вы говорили?
   - Это мы попробуем чуть позднее, возможно, после операции на руке. Кстати, когда Олег Михайлович хотел этим заняться?
   - Недели через две. Он хотел, чтобы Сергей немного окреп физически, да и в отношении всех этих нарушений, - Ирина дотронулась до своей головы, - чтобы хоть что-нибудь прояснилось.
   - Так, - Шарипов что-то черкнул в перекидном календаре, - в начале недели нужно будет пообщаться с Худяковым, а пока, - врач улыбнулся, - как в прошлые выходные, можете забирать супруга домой.
   - Вот насчет выходных я и хотела с вами посоветоваться, - Ирина чуть заметно вздохнула. - Дочке в субботу пять лет исполняется, она сейчас на даче с моими родителями и ждет не дождется, когда встретится с папой. Как вы думаете, не будет ли для Сергея слишком большой нагрузкой, если мы туда поедем? Или лучше Свету в город привезти, чтобы она отца увидела?
   - Она знает, что он нашелся? Кто-то ей сказал?
   - В том-то и дело, что никто ничего не говорил, но она уже полгода ждет этой встречи в полной уверенности, что папа приедет к ней на день рождения. Откуда что взялось - никто не знает, никогда при ней такие разговоры не велись.
   - А Сергей Алексеевич хочет дочку увидеть?
   Ирина молча кивнула головой, вспомнив, как загорались глаза Сергея, когда он смотрел на Светлашкины фотографии.
   - Дача у вас далеко?
   - Нет, не очень, в Сухом Логу. Даже если с пробками - полтора часа на машине.
   - Ваш муж там бывал раньше?
   - Да, и не один раз.
   - Там будет еще кто-то, кого Сергей Алексеевич за эти две недели не видел?
   - Мои родители, и дочка Медведевых - Иринка.
   - Знаю я эту егозу, - улыбнулся врач. - А кто еще?
   - Может быть, в субботу жена Максима - моего брата - приедет, точно не знаю.
   - Это вашего брата я видел, когда вы приезжали за мужем в прошлую пятницу? Я тогда заметил, как внимательно он наблюдает за каждым движением Сергея Алексеевича.
   - Максим, - Ирина досадливо поморщилась, - не только сам Сергея караулит, следит за ним, как кошка за мышью, он готов, по-моему, роту ОМОНа по тревоге поднять - все ему что-то мерещится. Он думает, что Сергей ничего не замечает или не понимает, а я не могу его убедить, что никакой агрессии со стороны мужа в отношении меня или детей быть не может. Я это чувствую!
   - Береженого бог бережет, - покачал головой Шарипов. - Я думаю, что вам можно поехать на дачу, нечего дочку по такой жаре везти в асфальтово-бетонный ад, да и супругу вашему это, скорее всего, пойдет на пользу.

* * *

   - Папа?
   Светлашка увидела рядом с мамой дядю Максима, Лешку и еще кого-то, очень похожего на брата. Ни бабушка, ни дед не успели ей ответить, как она повторила с замиранием в голосе:
   - Папа...
   Она столько раз видела его на фотографии и столько ждала его приезда, что сейчас просто не могла сомневаться.
   - Папа!!!
   Оглушительный ликующий вопль пронесся по окрестностям. Направившийся к багажнику Максим даже споткнулся и потряс головой:
   - Я давно говорю, что маленьких девочек можно использовать как оружие массового поражения. Парочки вполне хватит, чтобы остановить толпу футбольных фанатов или прекратить массовые беспорядки. Акустическое оружие - вот как это называется.
   Он шутил, чтобы сбить поднимавшуюся в душе горечь. Его самого никто никогда так не назовет, не кинется к нему радостно, не замечая ничего и никого вокруг, так, как сейчас летела через весь двор к отцу племянница.
   - Папа?!
   Светлашка только сейчас заметила плотную повязку на левой руке отца, которая практически не давала согнуть или повернуть ее. Девчушка резко затормозила всего в нескольких шагах и осторожно, чтобы не толкнуть, приблизилась. Сергей присел, подхватил дочку здоровой рукой и выпрямился.
   - Здравствуй, маленькая! - очень тихо сказал он и улыбнулся почти как раньше. - С днем рождения!
   Любому, кто посмел бы ее так назвать, Светлашка устроила бы скандал, но сейчас она не обратила на это внимания, крепко обняла отца за шею и ответила:
   - Здравствуй, папа! Наконец-то ты приехал.

* * *

  
   Две недели назад жизнь вдруг сбилась с наезженной колеи: его забрали из интерната и привезли домой, появились имя, семья, люди, которые называли себя его друзьями и знакомыми. Сначала мозг с трудом воспринимал перемены, количество информации явно превышало тот объем, который мог усвоить, и наиболее комфортно он чувствовал себя в одиночестве или когда рядом находилась невысокая темноволосая женщина - его жена. Ира, Ирина - это имя так же, как и лицо, ничего не пробудило в памяти, но от нее исходило доброе тепло, которое Сергей - как хорошо, что настоящее имя оказалось таким же, как то, что ему дали в больнице, и не нужно было привыкать к другому! - ощущал даже на расстоянии, а ласковое прикосновение руки успокаивало лучше любых таблеток. Но вот ее взгляд порой приводил в смятение, потому что в нем то и дело проскальзывала тревога, а иногда и испуг. Тогда он сам пугался того, что мог что-то сделать или сказать неправильно. В прежней больнице за такое ругали и могли наказать: дать горькое лекарство или поставить укол, после которого болела голова и все время хотелось спать. В новой больнице, клинике, как ее все называли, он вроде бы повода для недовольства не давал, а вот дома... Ира иногда из-за чего-то расстраивалась до слез, которые всеми способами старалась скрыть, но не говорила, что произошло.
   Он пробовал довериться своему чутью, которое иногда подсказывало, что нужно делать, как будет правильно. Но это чутье срабатывало не всегда, потому что для него не хватало... И вот тут Сергей вставал в тупик, стараясь понять, чего именно. Где-то в глубине подсознания появлялось странное предупреждение: резерв исчерпан. Резерв, как он догадался, это запас. Запас чего? Когда он пытался объяснить проблему Ирине, она предлагала или отдохнуть, или поесть, но это не помогало, чувство странной пустоты не проходило. Значит, думал Сергей, не хватает чего-то другого, чему он не может подобрать определения, возможно, не знает такого слова.
   Но сегодня чутье сработало, весь день Сергей ощущал, что поступает правильно, именно так, как нужно в данной ситуации. Он увидел своего ребенка, дочку, маленькую светловолосую девочку, к которой сразу потянулось все его существо. Он даже не пытался дать название своему чувству, любовь это или... Какая разница, как назвать? К сыну, высокому парню, лицом похожему на него, Сергей ничего подобного не испытывал, он почему-то казался чужим, его имя не вызывало никаких эмоций. А вот Светлашка, Света - это имя было ярким, солнечным, радостным, как и его носительница. Оно было верным. И еще Сергей заметил - когда он рядом с дочкой, неприятное чувство пустоты исчезало, сменяясь ощущением довольства и правильности.
   Засыпал Сергей со счастливой улыбкой на лице. Завтра утром он снова увидит дочку, и послезавтра, а когда ему сделают операцию, Светлашка приедет в клинику навестить его, потом его выпишут домой... Потом они всегда будут вместе... И это будет правильно.
   Сергей проснулся, сквозь сон почувствовав тянущую боль внизу живота, и испугался. Травмированная рука, на которой оставалась ограничивающая движения повязка, помешала незаметно встать, и неловкие движения разбудили Ирину. Она встревожилась, увидев в полутьме мужа, который, прижав руки к животу, сидел на краю кровати.
   - Сережа, что с тобой?
   - Мне плохо, - с трудом выговорил он.
   "Аппендицит?!" - запаниковала Ира.
   - Что болит? Живот? Сильно? - она соскочила с кровати и включила ночник.
   - Нет, пока не очень, но потом заболит сильно, - Сергей скорчился еще больше, поджав колени к груди.
   "Печень? Желудок? Отравление? - терялась в догадках Ирина. - Вроде бы ничего такого не ел, что могло бы... Неужели грибы? Но их ели все!"
   - Откуда ты знаешь, что заболит потом? У тебя раньше уже было такое? Когда? Что при этом нужно делать?
   - Сказать медсестре... Она давала лекарство...
   - Какое?
   - Не знаю.
   - Может быть, тебе лучше лечь, - предложила Ира. - Я попробую понять, что это.
   Помогая мужу, она внезапно догадалась о причине его беспокойства и улыбнулась:
   - Обойдемся без медсестры.
   - У тебя есть лекарство? - обрадовался Сергей.
   - Ну, как сказать, лекарство или не лекарство, но это должно помочь.
   Сергей ощутил прикосновение губ к своим и после секундного замешательства ответил на поцелуй. Он думал, что Ира сейчас ему что-то, что принесет облегчение, но она села на постели и сняла то немногое, что было надето на ней, а потом всем телом прижалась к нему, одновременно стягивая белье и с него.
   - Зачем?
   Он вдруг почувствовал руку, пытающуюся выведать его тайну.
   Сергей перехватил эту руку и растерянно отпрянул, отодвинувшись на самый край, но губы снова нашли его. Он постарался высвободиться из объятий, но тут его рука задела обнаженную грудь, и откуда-то появилось желание вот так держать ее, не отпуская и ощущая, как под пальцами набухает сосок. Но он совсем не представлял себе, что делать дальше, а упругая грудь все сильнее твердела под его ладонью, давя на пальцы.
   Он отстранился и в последний раз попытался воспротивиться нахлынувшим ощущениям, бравшим над ним верх.
   - Я не могу... Нельзя...
   - Почему?
   - В больнице за такое ругали... Давали лекарство, от которого тошнило... А если без него, то потом болело... сильно... там, между ног...
   "Господи, чем же там его травили?!" - мелькнула гневная мысль
   - Мы не в больнице, - нежные губы скользнули по его груди и животу, а дальше движение продолжила рука, ласкающе прикоснувшаяся к тому, что он безуспешно пытался спрятать. - Никто не будет ругать тебя, давать таблетки, и ничего болеть не будет. Не думай ни о чем, а доверься памяти своего тела. Оно само вспомнит все, что нужно.
   Он покорно подчинился, позволив телу действовать самостоятельно. Они снова поцеловались, и, пока длился бесконечный поцелуй, здоровая рука осторожно гладила прильнувшее к нему тело. Когда он коснулся шелковистой кожи колен, те на мгновенье раздвинулись и снова сошлись, крепко сжав его пальцы. Он почти испуганно выдернул руку, но другая рука тут же вернула ее на место и затем передвинула выше, а у него в паху стала нарастать мучительно-сладкая боль, доставлявшая странное наслаждение, - от нее хотелось избавиться как можно скорее и одновременно продлить ее до бесконечности...
   Тела соединились, но он почувствовал, как им овладевает панический страх, рождающий судорогу и невыносимую муку.
   - Расслабься, - губы нежно прикоснулись к губам.
   - Не могу... - еле слышно, чувствуя себя на грани жизни и смерти, простонал он в ответ.
   В этот момент пришло спасение. Пальцы пробежали вниз вдоль позвоночника, коснулись поясницы и впились в бедро. Он вздрогнул, чуть отстранившись, и понял, что нужно продолжить движение. Боль запульсировала, сотрясая тело и превращаясь в блаженство. Ощущение это поднималось толчками к высшей точке, к взрыву наслаждения, который уничтожил всю его скованность, и откуда-то из недр его существа вырвался торжествующий вой самца, овладевшего самкой, тут же заглушенный человеческим разумом и перешедший в придушенный хрип.
   Ирина ужаснулась, услышав страшные звуки, ей показалось, что Сергей задыхается. Она хотела вырваться и вскочить, но он держал ее мертвой хваткой, прижимая к себе так, что ей самой было тяжело дышать. Выражение его лица напугало Иру еще больше - закатившиеся глаза и гримаса, похожая на звериный оскал. Но это длилось несколько секунд, судорога постепенно прошла, и Сергей отпустил ее. Какое-то время он лежал неподвижно, прислушиваясь к своим ощущениям, а затем удивленно взглянул на Ирину. Видимо, испуг на ее лице не исчез, потому что удивление сменилось тревогой.
   - Я что-то сделал неправильно? - Он приподнялся, опираясь на здоровую руку. - Тебе было больно?
   - Нет, Сережа, все хорошо, - Ира сумела улыбнуться, успокаивая его. - А ты как? Прошло у тебя?
   - Прошло, - поразился Сергей. - Теперь хорошо... Очень хорошо... Ничего не болит... И без лекарства! - обрадовался он. - Откуда ты знаешь, что надо делать в таких случаях? - последовал развеселивший Ирину вопрос. - Такое уже было со мной? - предположил он.
   - Бывало, - улыбнулась она.
   - Часто?
   - По-разному, иногда не один раз за ночь.
   - Значит, это нормально, - Сергей успокоился и лег на спину, - теперь мне понятно, почему в больнице за это ругали - там не было тебя, моей жены.
   "Своеобразная логика", - вздохнула про себя Ирина. Она была расстроена, потому что не ощутила рядом с собой прежнего Сергея. Нет, в техническом, если можно так сказать, плане все было в порядке, а вот того сверхчувственного контакта, который всегда возникал между ними и усиливал получаемое удовольствие, она сейчас не почувствовала. "Ничего, со временем все образуется. Это всего лишь начало выздоровления", - утешила она себя и прижалась к Сергею, который мгновенно отреагировал на ласку. В этот раз он не пугался собственных ощущений, не пытался сдержаться и очень быстро достиг разрядки, а потом почти до самого утра с любопытством изучал тело жены, возбуждая себя и временами ее этим процессом и удовлетворяя вспыхивавшее желание. Но у Ирины под конец появилось неприятное ощущение, что она является объектом какого-то медицинского эксперимента, и больше всего ей хотелось, как когда-то, во времена первого замужества, чтобы ее оставили в покое.
   Максим же утром присыпал рану хорошей пригоршней соли:
   - Это что - эффект отмены? - спросил он, разглядывая сонную сестру.
   - Ты о чем? - Ирина не сразу поняла его ехидный вопрос.
   - Вы вообще сегодня спали? - Максим демонстративно зевнул. - Судя по всему, Серега - в хорошей форме.
   Ирина смутилась.
   - Да ладно, сестренка, - Максим необидно ухмыльнулся и обнял ее, - я рад, что все налаживается.
   А потом приехали Медведевы, тут же начались сборы на давно запланированный пикник на берегу лесного озера, и в сутолоке дневных забот Ира и думать забыла о ночном происшествии. Дочка сразу же, почти не обратив внимания на привезенные подарки, утащила Иринку знакомиться со своим папой. Дядя Сережа, конечно, не мог идти ни в какое сравнение ни с ее собственным отцом, ни с обожаемым дядей Максимом, ни с безумно красивым дядей Лешей, но был воспринят достаточно благосклонно. После некоторого размышления Иринка сочла, что дядю Сережу вполне можно допустить в свое окружение, как ранее в него был допущен Светлашкин брат Лешка.
   Максим поначалу настороженно косился на девчонок, липнущих к зятю, Вадим тоже временами поглядывал на них, но вскоре оба решили, что беспокойство излишне - скорее Сергея нужно было защищать от неугомонной мелюзги.
   От дачи до озера можно было дойти за пятнадцать минут, но в этот раз путь занял почти час. Девчонки от избытка эмоций бегали кругами вокруг взрослых и постоянно звали то папу, то маму, то еще кого-нибудь из взрослых, потому что находили то разные грибы, то поспевающую землянику, то красивый камешек, то замечательно кривую палку, которую, конечно же, нужно было прихватить с собой. Грибы, правда, оказались переросшими дождевиками и трухлявыми сыроежками, недозревшую землянику решили пока не трогать, а вот несъедобными, но занятными находками нагрузили Сергея. Подобранная дочкой коряга его не заинтересовала, зато гладкая, отшлифованная водой крупная галька, обнаруженная посреди леса, показалась любопытной не только ему.
   За неимением геологического молотка Максим топориком расколол на две равные части довольно крупный булыжник красивого красно-коричневого цвета. Иринка, не успев возмутиться порчей находки, задохнулась от восхищения, потому что внутренность камня была похожа на слоеный пирог, а самый центр занимали прозрачные сверкающие кристаллы.
   - Брилянты... - еле слышно прошептала она.
   - Кварц, - поправил Максим.
   - Все равно, красиво, - вынесла вердикт Светлашка и деловито подсунула дяде еще один камень, забрав его у отца.
   Максим покрутил, разглядывая со всех сторон, темно-серую гальку и в итоге забраковал:
   - Этот внутри сплошной, его просто так и не расколоть, только распилить можно.
   Он вручил племянницам по куску агатовой жеоды, пообещав, что найдет дома подобные и подарит им. Иринка так и шла до самого озера, не выпуская камень из рук, а Светлашка, налюбовавшись блеском кристаллов, отдала свою половинку отцу. У Сергея находка, точнее, ее "начинка" вызвала смутное чувство тревоги и неправильности, но, так как все остальные не проявили ни малейшего волнения от того, что увидели, лишь восхитились красотой камня, он не стал никого беспокоить своими домыслами, только временами подозрительно поглядывал на камень, словно ожидал от него какого-то подвоха.
   На заранее облюбованном месте для пикника их компанию уже заждались Вадим с Лешкой. Они уже успели и искупаться, и сложить очаг из валявшихся на берегу округлых камней, и поспорить, чем лучше поддерживать огонь - шишками или хворостом.
   - Никаких шишек! - на ходу раздеваясь, распорядился Максим. - Для шашлыка - только хворост! И только от березы или ольхи. - Он бросился в воду, а когда вынырнул, пообещал: - Натащите сосновых веток - сами будете шашлык со смолой есть.
   Примеру Максима последовали и остальные взрослые, кроме Сергея, который раздеваться не захотел и остался в джинсах, подвернув их почти до колена, и футболке, только сбросил обувь. В воду он зашел чуть глубже щиколотки и остановился рядом с играющими девочками. Неясное чувство беспокойства, вызванное камнем, усилилось, хотя окружающая обстановка была в высшей степени мирной. Малышки самозабвенно возились с песком у самой кромки воды, за ними приглядывали и Лешка, помогавший им в строительстве чего-то среднего между замком и муравейником, и обе мамы, и дядя, уже выбравшийся из воды и приступивший к сотворению шашлыка.
   - Сергей, - позвал Вадим, - пошли за топливом, пока Макс над мясом колдует.
   Томский отказываться не стал, только уточнил, чем сосновые ветки отличаются от подходящих для шашлыка. Не углубляясь далеко в лес, они с Вадимом собрали достаточно сушняка и уже возвращались обратно, когда Сергей наткнулся на груду камней, словно бы специально сваленных кем-то в негустом подлеске. Скорее всего, он не остановился около нее, если бы не увидел краем глаза синюю вспышку, заставившую замереть на месте. Пройти мимо ее источника, не отыскать его, было бы неправильно. Очень неправильно.
   - Серега, чего ты там нашел? Грибы, что ли? - обнаружив, что Сергей отстал, Медведев вернулся назад и увидел, что Ирин муж сосредоточенно роется в куче камней, тщательно изучая каждый. - Брось ты эти булыжники, потом Макса приведем, он как специалист все интересное отсюда выберет.
   Томский никак не прореагировал на его слова, и Вадим было подумал, что тот его не расслышал. Он хотел, бросив сушняк, лезть в подлесок, чтобы вытащить оттуда Сергея, но тот уже сам выбрался из кустов с довольным видом и продемонстрировал находку - невзрачный темный камень, имевший с одной стороны гладкий скол или же срез. Медведев с недоумением взглянул на осколок горной породы, поворачивая его то одной стороной, то другой и не понимая, что же могло привлечь Сергея в обыкновенном с виду камне, и тут ему по глазам ударил мощный блик ярко-синего цвета.
   - Ух, ты!
   От неожиданности Вадим вздрогнул и чуть не выронил камень, однако Сергей вовремя подхватил его и сунул в карман.
   - По-моему, это лабрадор, - задумчиво сказал Медведев. - Максу покажи, он точно скажет. Ира, наверное, тоже знает.
   Но Сергей не показал никому свою находку, ни словом не обмолвившись о ней, привез домой и спрятал на лоджии. Теперь, стоило ему остаться одному, как он вытаскивал убранный подальше от чужих глаз осколок камня и разглядывал, стремясь снова и снова увидеть ослепительно-синие вспышки, которые, вызывая болезненные ощущения, пробуждали что-то. Нет, память от них не возвращалась, но появлялись необычные, словно бы на чужом языке, неотчетливые, на грани ощущений, мысли о регенерации ячеек, восстановлении функционала и невозможности приступить к выполнению обязанностей. Каких? Что вообще все это означало? Сергей не понимал почти ничего, но точно знал, что рассказать об этом кому-либо - будет неправильно, а чувство неправильности доставляло дискомфорт сильнее, чем любая боль. Единственной среди множества незнакомых определений, с чем он более или менее разобрался, была обязанность сторожа, охранника, но, что именно нужно охранять и от кого, оставалось неясным.

* * *

   Оксану Света встретила совершенно случайно, когда шла через парк, досадуя из-за того, что не успела на одиннадцатичасовой служебный автобус. Следующего нужно было ждать целых два часа или добираться до работы на общественном транспорте. Ехать с учетом пробок минут по сорок сначала на троллейбусе, а потом в душном автобусе Свете совсем не хотелось, так же, как и убивать время, бесцельно блуждая по магазинам, поэтому она искренне обрадовалась встрече. Оксана тоже была неподдельно рада увидеть Светлану, а ее малыши с восторгом узнавания потянулись к знакомому человеку.
   - Какие большие! Как выросли всего за месяц! - восхитилась Света, разглядывая Димку с Аленкой. - Им ведь девяти еще нет - а почти как годовалые!
   - Так я и сама не малышка, - довольно рассмеялась Оксана. - А они в меня, отсутствием аппетита не страдают, готовы стрескать все, что только на глаза попадет, молоко высасывают досуха, сцеживать нечего, ни капли не остается - вот и растут.
   - Я тоже никогда не сцеживалась, - кивнула Светлана, - но у меня одна, а у тебя двое.
   - Но ты все-таки учти мои габариты, - Оксана колыхнула поистине гигантской грудью, - просто мои - обжоры, как свет не видел. Чувствую, отнимать их от груди придется с боем.
   - Моя почти до трех лет грудь требовала, - с улыбкой призналась Света, - сначала канючила, просила, а потом уже сама распоряжалась процессом: подползет ко мне, расстегнет, что бы ни было на мне надето, и присосется. Да еще руками вцепится, чтобы не отобрали! Иной раз до синяков!
   - И как же ты смогла ее отучить? Или и не старалась особо, чтобы беременности не было?
   - Это Светлашкина работа. Она старше всего на год, но авторитетнее родителей, тетушек, дядюшек и даже бабушек, всех вместе взятых. И вот этот авторитет как-то заявил, что Иринка еще совсем младенец, потому что до сих пор мамину грудь сосет. Все! Как отрезало! Чуть ли не шарахалась от меня несколько дней!
   - Надо же! - Оксана всплеснула руками. - Вот бы моим такую авторитетную сестренку, а то ведь тоже лет до трех, пока в разум не войдут, кормить придется. А то возьму, да залечу еще разок, тогда уж точно в книгу рекордов Гиннеса попаду! - с притворным смущением рассмеялась она и вдруг поинтересовалась, как бы между прочим, но возвращаясь к ранее заданному вопросу: - А ты-то второго не хочешь?
   - Да я уж думала, четыре-пять лет оптимальный промежуток, но что-то не получается, - Светлана вздохнула. - Я сегодня как раз к врачу ходила за результатами анализов, столько времени потеряла, только к обеду на работу приеду.
   - Но хоть все в порядке? Не зря ходила?
   - В порядке-то в порядке, я и сама знаю, что в порядке, к врачу пошла только ради бумажки с цифрами и буквами, - Света с явной досадой покачала головой, - вот только ожидаемого результата нет и нет. Ты знаешь, - она понизила голос, хотя никто не мог их подслушать, - у нас практически ежедневный секс. Не по разу, не по два, утром, днем, вечером, ночью, а толку... Я вообще стала какая-то ненасытная, мне все мало и мало. Если Вадим дома, то утренняя эрекция у нас никогда впустую не пропадает, а потом я весь день пристаю к нему с этим делом, даже белье не надеваю, вечером, сама понимаешь, традиционно, перед сном, так я и ночью, как лунатик, на него иногда забираюсь. И все это с нулевым кпд.
   - А Вадим как? Справляется? - хитро прищурилась Оксана. - Не халтурит?
   - Осечек до сих пор не было, - не без гордости ответила Света. - Радуется, что я его постоянно хочу, и старается изо всех сил.
   - Ну да, ну да, какой же мужик от такого откажется...
   - Да уже я сама от этого не могу отказаться, - вдруг погрустнела Светлана, - как наркоманка стала. Если утреннего секса нет - я весь день какая-то больная хожу, сил нет, ничего не хочется, словно завод вышел, Димку, как дозу, дождаться не могу, готова с порога на него прыгнуть. Может у меня это, как его называют, бешенство матки?
   - Вот еще чего придумала, - фыркнула Оксана. - Ты что, на всех подряд мужиков бросаешься? Нет, ведь? Но, если хочешь, можем это дело проверить. Прямо сейчас пойдем ко мне и посмотрим.
   - Как? - удивилась Света.
   - Старая ведьма много чего знает и может! Нет, девонька моя, не бойся, ничего плохого я с тобой делать не буду, это вообще минут десять займет, не больше. Просто полежишь немного, а я за это время борщ разогрею, борщом тебя накормлю.
   От Оксаниного борща не отказался еще ни один человек, и Светлана не смогла. Она попросила только:
   - А ты можешь мне показать, как Вадим тебя нарисовал? А то я даже краем глаза ничего не видела.
   - Да, конечно, - благодушно улыбнулась Оксана, - все покажу, что есть.
   Меньше, чем за десять минут они дошли до Оксаниного дома.
   - Деточка, ты, может, душ хочешь принять? - поинтересовалась хозяйка.
   - Это обязательно для твоих методов? - Светлана за шуткой постаралась скрыть легкое волнение.
   - Вовсе нет, не хочешь - не надо. - Оксана пожала плечами и открыла дверь в одну из комнат. - Проходи вот сюда, снимай с себя все и ложись на диван, простынку я сейчас тебе достану.
   Она отвернулась к комоду, не оборачиваясь, бросила гостье новую, в упаковке, простыню и стала вытаскивать из верхнего ящика небольшую коробку, ругаясь на то, что она за что-то зацепилась.
   - Тебе помочь?
   Света уже разделась - много ли надето в летнюю жару: сарафан да стринги - и сидела на нешироком диване, не решаясь лечь. Отчего-то ей стало страшно - а вдруг она и в самом деле ненормальная и постоянное желание секса с мужем, от которого надолго не спасает никакая медитация, это только первая стадия болезни, потом она и впрямь будет готова лечь под первого встречного, чтобы хоть как-то укротить патологическое влечение.
   - Нет, уже нашла! - раздался торжествующий возглас.
   В коробке из бересты что-то гремело и звякало металлом, когда Оксана перебирала содержимое.
   Наконец она извлекла из нее потертый замшевый кисет, туго набитый каменными и металлическими пластинками размером с пятирублевую монету.
   - Так, железо нам не подойдет, а вот медь и свинец... Девонька моя, ты ложись, сейчас я все сделаю. Ложись на спину, так, чтобы тебе было удобно, - бормотала она себе под нос, продолжая копаться в коробке. - Устроилась уже? Ну вот и славно!
   Оксана повернулась к Свете и ахнула:
   - Ах ты, красавица какая! Светленькая, гладенькая, ни морщинки, ни складочки, ни пятнышка, ни волоска ненужного! Да Вадим такую красоту каждый сантиметр целовать должен и судьбу благодарить, что это чудо ему досталось!
   Расхваливая так Светлану, медсестра ласково гладила ее, стараясь расслабить, потому что чувствовала нервное напряжение молодой женщины, как она сжалась в ожидании чего-то малоприятного. Но ничего страшного не происходило, Оксана раскладывала на лежавшем перед ней обнаженном теле своеобразный пасьянс из каменных и металлических кругляшей, то и дело меняя их местами, словно получающаяся картина ей не нравилась. Положив на грудь два серых кружка металла - по их тяжести Светлана догадалась, что это свинец - Оксана тут же, чуть поморщившись, заменила их старинными медными монетами, большими и почти такими же тяжелыми, а свинец переложила в район солнечного сплетения. От шеи к паху она выложила дорожку из каменных пластинок, краем глаза Светлана разглядела зеленоватый нефрит и насыщенно-красный сердолик. Продолговатый камень самого густого, почти шоколадного цвета перекладывался несколько раз: то прямо на сердце, то на пупок, то на лобок. Наконец Оксана, видимо, добилась нужного результата, потому что удовлетворенно вздохнула:
   - Ну вот, теперь полежи так маленько. А я пока тебе обещанное принесу.
   С этими словами Оксана выплыла из комнаты, оставив Светлану в легком недоумении. Она-то ждала своего рода мистический ритуал, с раскладыванием карт, хрустальным шаром, черепом, другими колдовскими атрибутами, а все выглядело очень похоже на примитивную медицинскую манипуляцию. Ладно, полежит она так хоть полчаса, в жару приятно расположиться на жестковатой льняной простыне в прохладной полутемной комнате, а если при этом еще можно снять с себя все, то это совсем замечательно; Порошин предупрежден, что она задерживается, а потом пойдет заниматься с Меньшиковым, срочной работы для нее сегодня нет, так почему бы и не расслабиться ненадолго...
   Света даже начала задремывать, но почти сразу же проснулась, содрогнувшись от привидевшегося кошмара. За несколько секунд забытья ей пригрезилось что-то неясное, но настолько тягостное и ужасающее своей неотвратимостью, что она едва подавила желание не то вскочить с дивана, не то свернуться тугим клубком и с трудом успокоила бешеное сердцебиение и нервную дрожь к тому моменту, когда в комнату с большой картонной папкой вернулась Оксана.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Юмористическое фэнтези) | | У.Соболева "1000 не одна боль" (Современный любовный роман) | | М.Чёрная "Ведьма белого сокола" (Попаданцы в другие миры) | | А.Мур "Миллионер на мою голову" (Женский роман) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Стопхамка" (Женский роман) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы. Вторая книга" (Романтическая проза) | | А.Платунова "Искры огня. Академия Пяти Стихий" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота, "Василиса Прекрасная" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"