Камышников Владимир Андреевич: другие произведения.

По Песочку Течет Речка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дорогой читатель! Вам предлагаются лирические откровения немолодого мужчины, родившегося в деревенской глубинке степного Алтая среди берез и озер, на берегу тихой речки, в селе с богатырским названием. Прошло много лет с тех пор как моя жизнь и жизнь моих земляков течет поодаль, но Родина, её красота и бескорыстная щедрость не отпускают, всё ещё теплится в душе надежда, что вернусь, что моя жизнь - это затянувшийся путь домой, путь к счастью. Стихи звоночками звенели в моей жизни, Но я не верил, что могу ещё познать Чувства светлые, забытые в отчизне, И радость жить, страдать и умирать. Моя поэзия как легкий ветерочек, Вдруг запоёт в сознании усталом, Стихи струятся, скромненький следочек На память паутинкой листа палым. Слова приходят редкие, со вкусом, Звучные, задумчивые рифмы, Бывает, заболеет и певучий Замолкнет голосок её, и мифы Забытых огорчений, и обиды Жизни пролетевшей листопада Роятся пред глазами... Только виды Прекрасные, когда мы были рядом. Простил я окружающую грубость, За ненависть и к слову и гробам. Дождался - иногда маячит мудрость, Которую хранит для нас Сезам. Пишу раздумья, о своих потерях, А их бывает много в наши дни, И жить мне радостно, и радостно мне верить Что есть ещё разини, не мы одни. Владимир Камышников


  
  
  
  
  
  
  
  
  

В.А. Камышников

ПО ПЕСОЧКУ ТЕЧЕТ РЕЧКА

Стихи

  
  
  
  
  
  
  

Томск - 2003

  

ОТ АВТОРА

  
   Дорогой читатель! Вам предлагаются лирические откровения немолодого мужчины, родившегося в деревенской глубинке степного Алтая среди берез и озер, на берегу тихой речки, в селе с богатырским названием. Прошло много лет с тех пор как моя жизнь и жизнь моих земляков течет поодаль, но Родина, её красота и бескорыстная щедрость не отпускают, всё ещё теплится в душе надежда, что вернусь, что моя жизнь - это затянувшийся путь домой, путь к счастью.
   Стихи звоночками звенели в моей жизни,
   Но я не верил, что могу ещё познать
   Чувства светлые, забытые в отчизне,
   И радость жить, страдать и умирать.
   Моя поэзия как легкий ветерочек,
   Вдруг запоёт в сознании усталом,
   Стихи струятся, скромненький следочек
   На память паутинкой листа палым.
   Слова приходят редкие, со вкусом,
   Звучные, задумчивые рифмы,
   Бывает, заболеет и певучий
   Замолкнет голосок её, и мифы
   Забытых огорчений, и обиды
   Жизни пролетевшей листопада
   Роятся пред глазами... Только виды
   Прекрасные, когда мы были рядом.
   Простил я окружающую грубость,
   За ненависть и к слову и гробам.
   Дождался - иногда маячит мудрость,
   Которую хранит для нас Сезам.
   Пишу раздумья, о своих потерях,
   А их бывает много в наши дни,
   И жить мне радостно, и радостно мне верить
   Что есть ещё разини, не мы одни.
  

Владимир Камышников

  
   * * *
   Трудно жить придуманным порядком,Стараясь обстоятельства склонить.Не замечая их, когда тебе несладко,Оправдывать, а нужно обвинить.Такая жизнь похожа на виденья,
   Которые приходят к нам в бреду.
   Не знать, не видеть мира устремленья,
   Наивно этим отводя беду.
   Когда все с правой, а ты с левой ходишь,
   При этом улыбаешься кругом,
   Твоя улыбка, с нею ты походишь
   На жалкого изгоя в круге том.
   Выбранный для жизни сонм мучений
   Вошел в тебя и стал вторым тобой,
   Но часто первый просит объяснений
   Зачем все эти испытанья, дорогой.
   Не лучше ль с детства прилежно
   потрудиться
   И сделать гладким
   и блестящим свой язык
   Чтоб с ним потом позднее укрепиться
   Лизать и славить, чтоб он был велик.
  
   * * *
   Летом много зеленей,
   А зимой холодной
   На деревьях стылый иней
   Морщится голодный.
  
   Если красный нос у вас -
   Вид у вас не хилый,
   Нос зимой в ходу у нас
   Синий, синий, синий.
  
   * * *
   Длинные зимы неспешны
   Подстать монотонной природе.
   Снега залегли безутешны,
   И нет ожиданий в погоде.
  
   * * *
   Подпирают столбы дыма
   Белые от снега небеса,
   Воздух тих и недвижима
   Свежего мороза полоса.
  
   * * *
   Вот и вечер пришел -
   Не упустит момента.
   Месяц солнце увел
   Непонятно зачем-то.
  
   Каждый день наблюдаем
   Этот жуткий итог -
   Солнце нас согревает,
   А награда - в мешок.
  
   Пусть мешок называют
   Горизонтом, ребята,
   Там, мы знаем, бывает
   Не по рангу расплата.
  
   Кто туда попадает,
   Не вернется назад.
   Там где ворон летает -
   Там мечту не растят.
  
   * * *
   Третий день космический порядок,
   Мороз под сорок и густой туман,
   Деревья съежились, воздух им не сладок,
   И месяц звезды уложил в карман.
   На улицах безлюдно и, понятно,
   Кто что не сделал - тот покорно ждет.
   Одним ребятам ждать несладко -
   У них проходит Новый год.
  
   * * *
   Доброе утро, все как в тумане,
   Девочка спит, и в окошко луна
   К нам заглянула, и в желтом стакане
   Спрятала грусти встреч времена.
   Скоро промчится злая погода,
   Быстро оттает, оживет вновь земля,
   Солнышко выйдет, и вот вам свобода,
   Забудьте про зиму, про злость января.
   Долгие зимы как зеленые волосы,
   Что распускает от сваи вода.
   Видишь блестяще-зловещие полосы,
   Зловонье дыханья и жажду вреда.
  
   * * *
   Утром я налил в корыто,
   Супу с перцем похлебал,
   Вспомнил милое забыто,
   И какой я был амбал.
  
   Эти мысли потихоньку
   Разбудили не на грош
   Мозг, проснулся полегоньку,
   Встал мужик, собой хорош.
  
   Где жена его родная?
   Почему не рядом с ним?
   Где кобылка вороная?
   Часто так себя казним.
  
   За похмелье после ночи -
   Много выпито вина.
   Слабость в членах, нету мочи,
   Только мерзостность одна.
  
   * * *
   На замерзшем твоем окне
   Нарисованы льдом дороги,
   Надоедливо снится мне,
   Как запутаны чем-то ноги.
   Так запутаны - не разорвать,
   И нет сил посмотреть, наклониться.
   Я бы рад побежать - бежать
   Мне нельзя, не могу шевелиться.
  
   * * *
   Любвеобильная красотка,
   Зачем тебе моя печаль?
   Твое внимание коротко,
   И никого тебе не жаль.
  
   Наступит вечер - ты пройдешься
   По краю пропасти любви,
   Огнем желания займешься,
   Зажжешь и бросишь - не моли.
  
   Зачем тебе мои осколки?
   Мое безумие в ночи,
   От нас с тобой завоют волки
   Душа погасла - хоть кричи.
  
   Я стар годами и душою,
   И ты уже не молода.
   Давай забудем - я открою
   Вина бутылку, как всегда.
  
   Мы будем пить за тех, кто в море,
   За тех, чей выигрыш завис,
   Еще мы вспомним наше горе,
   Судьбы злодейки пересвист.
  
   Она для нас уж постаралась,
   Всего в достатке привалить,
   Так трудно счастье нам давалось,
   Хоть и старались мы ловить.
  
   * * *
   Вечер закончился так скоротечно,
   И незаметно затихли ключи,
   И ты, дорогая любимая женщина,
   Хочешь, не хочешь, а все же помолчи.
   Мы помолчим обо всем, что кричалось,
   Что потеряли на долгом пути,
   Может молчаньем найдем, что осталось,
   Ради чего вместе дальше идти.
   Тебя не затронет мое нетерпенье,
   Оно так привычно являлось всегда,
   Возможно, подарок внесет оживленье,
   В вечно брезгливую мину о, да...
   Может улыбка затронет твой носик,
   Римскую бровь унесет высоко,
   Высветит солнце сиренью волосик,
   Взглянешь в окно и вздохнешь глубоко.
  
   * * *
   Прошли мгновения веселости,
   Теперь уж мне их не вернуть,
   Настало время тихой зависти,
   Краем глазом хоть взглянуть.
   Взглянуть на ваши развлечения,
   На молодой задор души,
   И вспомнить, помня ощущения,
   И думать вслед вам: хороши.
   Как жаль что это настроение,
   Придет со временем и к Вам,
   И юность ваша лишь мгновение
   Подвластно чуду и ветрам.
  
   * * *
   Стихи, как и годы их не удержишь,
   Они подступают тошнотной волной,
   Царапают горло, когда ты их держишь
   Печальным сомненьем надежно больной.
   Мой милый читатель,
   когда все в порядке
   Надежды не стоит терять на успех,
   Возможно, найдутся в жизни закладки
   Стихи вам сдадутся. Для вас этот грех
   На долгое время затмит все привычное,
   Вам будет казаться немилым ваш труд,
   Который до этого - дело обычное-
   Был важным и нужным и тут,
   Вы может, поймете томление строчки,
   Что значит стихи и обычный занос,
   Сомненьем своим Вы расставите точки,
   Отдельно от жизни потянете воз.
  
   * * *
   Поднялся вновь мороз с туманом,
   Новорожденный месяц радовать румянцем.
   Глазки молодые, рог с карманом,
   Венера мудрая в величественном танце.
   Встреча их была хоть не случайна,
   Но обстоятельства извне вели игру.
   Светлы и холодны они и эта тайна
   Известна стала звездному шатру.
   Блеск самомнения чрезмерен -
   Ярило бог их выбрал в свой альков.
   Они довольны богом, он уверен,
   И сторожат вдвоем ночной покров.
   Просторы снежные метелью чисто убраны,
   Великолепие под сенью звезд поддельных,
   Сердечна боль души загубленной,
   Под натиском грехов не замоленных.
  
   * * *
   Вспоминаются нам годы молодые,
   Мечты и мыслей огневой полет,
   Перед глазами люди дорогие,
   Которых нет меж нас уж много лет.
   Они ушли так тихо, беззаботно,
   Не заручившись связями на век,
   Жалея нас, которые безропотно
   Их опустили в воды божьих рек.
   Мы вместе с Вами, мы Вас не забыли,
   У нас пред Вами множество долгов.
   Так дайте шанс нам думать, что любили
   Вы нас, что мы не из числа врагов.
  
   * * *
   Символы не всех держав мы знаем,
   Живем в России все нам недосуг,
   Великорусскую чувствительность считаем
   За проявление изысканных заслуг.
   Нам право бог дал светом озарить,
   Всех тех, кто в дикости и глупости живут,
   И тех, что не умеют по расейски говорить,
   Ни спать вповалку, ни гульнуть.
   Мы так чувствительны, что иногда заплачем
   От жалости к беднягам неродным.
   Да так, что слезы станут жизнью нашей,
   А наша жизнь нужна лишь нам одним.
   Россия наша - кузница на карусели.
   От века кружится, сверкает и поет,
   Потухший горн, поленья ели,
   Власть-молот лупит неистово народ.
   Народ не дремлет, ловко изгибаясь,
   Находит выход, где его и нет,
   А чувство русскости, стараясь,
   Все набирает мощности букет.
   Читатель это изложенье не сатира,
   Пусть бедны мы и в холоде живем,
   Но знает мир, что есть у мира сила,
   И эту силу не согнуть огнем.
  
   * * *
   Сегодня неожиданно весной запахло,
   На небе солнце и полная луна,
   От света яркого на воздухе набрякла
   Покрашенная осенью стена.
   За зиму в первый раз синички
   Не полетели к семечкам, а выбрали сирень.
   И что-то там клевали птички-невелички,
   Так незаметно кончился февральский день.
  
   * * *
   Утро раннее, день еще неведом,
   Скорее хвостик ночи, дня канун.
   Прошла комета, высыпая звезды следом,
   Лишь чтобы месяц кровожадно их смахнул.
   Когда наестся он - рассвет наступит,
   Для дел великих, малых, никаких.
   Так важность их едва ли часть окупит,
   Тех звездных слез напрасно пролитых.
  
   * * *
   Мысли твои как природы весной ликование,Мрак ночной поглотил, незаметно унесВ неизвестность все наши с тобою страдания,Улетели они как сережки зимою с берез.Где летают они бестелесные мира создания,Может, помнят еще слабый трепет милой души,
   Может скоро отступят утомительные ожидания,
   Тогда ты не забудь обо мне и домой поспеши.
   Это все что хотелось друзьям мне не высказать.
   Это то, что мне утренний ветер как будто принес.
   Ясно вспомнилось все, что не надо мне было описывать,
   Что хранится в груди и от этого больно до слез.
  
   * * *
   Звезды в небе высыпали,
   Снег искрился под луной,
   Гости ехали, не ждали,
   Темной ноченькой глухой.
  
   Ехать было через речку,
   Под увал через мосток,
   Прямо к сватам на крылечко,
   Где повешен молоток.
  
   Вот и домик под горою,
   Примостился однобок
   Окруженный городьбою,
   На дверях висит замок.
  
   У соседей в переулке
   Узнают, что сваты все
   Наказали на прогулке,
   Присмотреть да то, да се.
  
   Сами быстро сели в сани
   И поехали. Куда?
   Да сказали к сватам в баню,
   То есть к Вам, а Вы сюда.
  
   По дороге разминулись-
   Те проехали рекой.
   Посмеялись, развернулись
   И поехали домой.
  
   На дороге повстречали
   Сватов едущих назад,
   И средь леса отмечали
   Тихой ночи звездопад.
  
   * * *
   Мой конек стоит в пригоне,
   Ухом строго так стрижет,
   Вспоминает о погоне,
   Как хозяин бережет.
  
   Кормит сеном он в охотку-
   Сколько хочешь столько ешь.
   Не забудет соль щепотку,
   Чтоб конек всегда был свеж.
  
   Да, зимою не та воля,
   Что по нраву рысаку.
   Да, и дома не та доля,
   Что по нраву казаку.
  
   Летом в степь, бывало, скачет
   Навстречь солнцу по бугру,
   Вдаль глядит - косяк маячит,
   Башлык рвется по ветру.
  
   Это волость жеребцова
   Целым хочешь быть - уйди.
   Не признает он другого,
   Хоть с подарками приди.
  
   Да нам это все не надо,
   Без кобыл все ж легче жить,
   Мы поскачем дружно ладом,
   Знать найдем, чтоб не тужить.
  
   * * *
   Капель за окном без конца
   Навязчивый сон навевает,
   Как будто бы я у крыльца
   А мама мне шарф надевает.
   Я так рано покинул родимый мой дом,
   Так хотела она, чтоб за жизнью погнался.
   Очень жаль - понимаешь потом-
   Как хотела она, чтоб остался.
  
   * * *
   Солнце встало тихо, тихо
   Совершеннейшей красы.
   Из яров чуть тянет жмыхом,
   Сладким запахом росы.
  
   Вся округа засверкала,
   В каждой капле солнца луч,
   Земля радужною стала,
   Жаль, что праздник не живуч.
  
   Быстро высохли верхушки,
   Стало жарко и светло,
   Краски сникли, а в избушке
   Так по-летнему тепло.
  
   Только что все было тихо,
   Чуть туманец под горой,
   Только миг и пляшет лихо
   Лета - праздник удалой.
  
   * * *
   В конце февраля подарила природа
   Два жарких по-летнему дня.
   Подольше б стояла такая погода
   То реки бы вскрылись, коня
  
   Пришлось запрягать нам в телегу,
   А в ней кто-то снял колесо.
   Спасибо сибирской погоде и снегу,
   Что лето не скоро и все хорошо.
  
   * * *
   Дни мелькают безобразно,
   Невозможно уследить,
   Хоть живешь ты и не праздно,
   Причиной это может быть.
  
   Но один денек особый
   На него большой упор
   Надо думать повод новый
   Разрешит давнишний спор.
  
   Кто на свете всех милее,
   То вопрос, но не ответ
   Та милее, чьи добрее
   Сердца ласка и привет.
  
   Зиму всю в мороз колючий
   Женщин милых чудеса
   Расцветали, ждали случай
   Приоткрыть для нас сердца.
  
   Этот день мы тоже ждали,
   Хоть мы в чувствах и грубей
   Ведь нам что-то обещали -
   Наступай денек скорей.
  
   Он настал денек летучий,
   Стаи русских мужиков,
   От младенцев вездесущих
   До глубоких стариков.
  
   В магазины, все скупили,
   На витринах пустота,
   Бизнесмены водку пили
   С криком: Ух, ты, красота!
  
   Наши милые голубки
   В нетерпении своем
   Расцвели как незабудки
   Хоть в Сибири мы живем.
  
   Очень хочется весельем
   Заразить честной народ,
   Попытаться рукодельем
   Вновь прославить женский род.
  
   Чтоб до будущего марта
   Помнили мужчины -
   Многим женщина богата,
   И любит, без причины.
  
   * * *
   Соленый ветер дует мне в окошко,
   Про сине море и про Южный Крест,
   На свете жили мы совсем немножко,
   И то, что было, то того уж нет.
   Уже как сказка часто представляется,
   Прошедшей юности трепетные дни,
   Из толщи лет мне будто улыбаются,
   Моих друзей прелестные огни.
   Лицо то вспыхнет, то опять погаснет,
   И невозможно часто проследить,
   Чей милый образ в том огне маячит,
   И что хотел во мне он разбудить.
   Мечты о счастье также невозможны
   Как недоступен Южный Океан.
   Со временем желанья осторожны
   И мы довольны днем, он богом дан.
   Великое свершается не нами,
   Мы просто здесь и это все при нас,
   Когда-нибудь поймем мы это сами,
   И будем малым счастливы не раз.
  
   * * *
   Милый друг, я твоя невеселая доля,Нас связала навек злая шутка судьбы.Терпеливость твоя и моя
   непонятная воля
   Этот чувственный образ
   сердечной мольбы.
   Я рядом с тобой в вечном
   твоем охраненье,
   Мы прошли много зим,
   и быть может еще
   Нам назначит судьба
   неожиданное озаренье,
   И понятно нам станет, что вместе
   нам жить хорошо.
   Вот тогда, милый друг, все, что
   нами с тобой управляло,
   Мы забудем и новых друзей изберем,
   Среди них обязательно будет,
   наверно, забава
   Вновь расставить буйки,
   чтобы плавать вдвоем.
  
   * * *
   В газойлевом дыму мечутся парнишки,
   Один на пол упал, а может быть убит.
   Броня раскалена, заклинило задвижки,
   От жизни только миг и он уже горит.
   А сверху на броне, знать черт
   стальным копытом,
   Отплясывает весело кадриль
   в сплошном дыму,
   Одежда вся горит - соляркою залита,
   Об их лихой судьбе не ведать никому.
   В болванкину дыру заглядывает солнце,
   Силясь разглядеть, а может просто так.
   Из любопытства вечного,
   любя себя, в оконце
   Не видит там движенья, только мрак.
  
   * * *
   Весенний ласковый денек -Приятная прохлада и воздушность.Местами меж сугробов огонек -Нежданно долгожданная послушность.Суровой прихоти природы и веснеСосулька малая засветится как свечка,Как деньга золотая
   в разбойничьей казне,
   Как средь коров прекрасная овечка.
   Она слаба, сгибается местами,
   Но так ласкает наш усталый взор,
   Как очень редко, милый друг, мы сами
   С нетерпеливой нежностью
   плетем любви узор.
  
   * * *Спокойное утро, тихо в округе, Солнечный луч скоро мрак соберет.Милый дружок от любимой подругиЧуть запоздал, и задами бредет. Скоро уж дом, вот плетень перелезет,Там через речку на хлипкий мосток.Далее в горку - навстречу отвесит
   Муж молодой кистенем чрез платок.
   Утром проснется его мамка родная,
   Выйдет на речку набраться воды,
   Здесь на пригорке земля луговая,
   Кровь ее сына, в копытах следы.
   Вот он лежит молодой под осиной,
   Зверским ударом лоб рассечен,
   Для того родила и любила та сына,
   Чтоб кем-то чужим
   он на смерть наречен.
  
   * * *
   Незабвенная походка -
   Юность милая моя,
   Ты пригожа как кокотка,
   Радость жизни вся твоя.
  
   Мой исхлестанный ветрами
   Старый верный Вороной
   Понесет в галоп садами
   Нас под полною луной.
  
   Пусть кручинится Добрыня
   В этом не его вина.
   Дорогая, ты отныне
   Не его - моя жена.
  
   * * *
   Давно поселилась ты в сердце моем
   Тоска непонятной тягучей природы.
   Кто-то знакомый поет о своем,
   Ушедшем навеки чувстве свободы.
   Свободе не страшны зависть и лесть,
   Так много в ней счастья
   короткой строкой,
   Отсутствует вера, повержена месть -
   Любовь первозданная с чистой душой.
   Свобода желаний ты так целомудренна,
   Тебе не нужны поученья вельмож.
   Ты снова, из праха восставши,
   припудрена,
   Моралью прогнивших
   в заботах и что ж
   Опять ты похожа на женщин Востока
   Во взгляде огонь, но не видно его.
   Все спрятано в складках
   шуршащего шелка,
   И вновь невозможно узнать ничего.
  
   * * *
   Три чувства властвуют умами
   Юношей младых и стариков
   Они известны, выбраны веками
   Основой земной жизни, не богов.
   Они парят в пространстве безвоздушном,
   Они прозрачны, нет в них темноты,
   Но так строги они с созданьем
   равнодушным
   С прекрасным обликом
   и пустотой внутри.
   Без веры нет надежды в жизни нашей,
   Любовь без веры только лишь обман,
   В надежде ищем мы подсказки важной,
   С которой нам светло в любой туман.
  
   * * *
   Надежды юности - наивные мечтанья,Верность вам я бережно храню.Кривой наш мир и вы - мои метаньяЯ так устал, но вас я не виню.
   Встаете вы пред грешным взором
   Бесстрашные надежды чистоты.
   И моя жизнь не кажется позором -
   Ведь были вы посланцы простоты.
   Ведь это вас я в детстве обозначил,
   Как что-то важное и нужное в пути,
   И не вина моя, что сбыться не иначе
   Вам предстоит, как мне должно уйти.
   Всегда я вас с надеждой уважаю,
   Мои с тех пор все помыслы чисты,
   Быть может, этим вас я раздражаю,
   Что жизнь моя, ее итог - просты.
   Я не участвую давно в вселенской драке,
   За место теплое, за что-то там еще,
   Живу как странник тот -
   в пещерном мраке
   Хоть сердце бьется, но время не течет.
  
   * * *
   Жить долго, не теряя вкуса к жизни,Удел немногих великих на земле.Их, как и нас, мучают болезни,Но их судьба не скачет на козле.Походкой плавною идут они по жизни,В своих делах далеки от возни,Ни в чем с живым не допускают розни,
   А в чувствах даже незначительной мазни.
  
   Все что противное природе человека,
   Без сожаления бросают вон они,
   Дела точны и чисты, как аптека,
   Всегда готовы для сочувствия они.
  
   Они упорны в выбранном пути,
   Их невозможно в жизни повернуть,
   Они пришли сюда, чтобы спасти,
   От злости хоть немногих отвернуть.
  
   * * *
   За окном целый день с утра
   Надоедливая капель весной
   Не дает мне забыть она
   Жизни маленький миг, костра
   Место то знаменитое, стан
   У развилки дорог в пыли
   На высоком холме курган
   Где сходились богатыри.
   Из травы там один ковыль
   Не растет там ни деревца
   В этом месте людская быль
   Схоронила в земле мудреца.
   Говорит нам рассказ о нем,
   Будто был он красив собой,
   Мог край неба поднять плечом,
   Или звезды смешать ногой.
   Был он добрым, не злым, простым,
   Любил труд, мудро правил людьми.
   Не старел, был всегда молодым,
   Кто нуждался, говорил: возьми.
   Как он умер о том молва
   Уж забыла - давно молчит.
   Лишь предсмертные его слова,
   Слез, не выдержав, говорит.
   Мне слова донеслись у костра,
   Я почти их не разобрал.
   Он сказал, если мудрость права,
   Значит, кто-то ее позвал.
   Жизни мудрость одна лишь в том,
   Чтобы просто на свете жить,
   Чтобы радостным светлым днем
   Не кручиниться, а любить.
  
   * * *Очень жаль, что писательский дарЯ почувствовал очень поздно. Полста лет мне и этот удар Отзвук бренности жизни, возможно.Как много прожил я из жизни моей,Так мало осталось испытывать, Обычных земных неуемных страстей,
   И на милосердие божье рассчитывать.
   Одно мне понятно, что надо успеть,
   То, что богом дано - все испробовать.
   Стихи написать, чтоб могли они сметь
   Любовь и надежду испробовать.
   Чувства эти просты и понятны для всех,
   И в стихи они первыми просятся,
   Но так просто все выразить только для тех
   Чьей душой как рекою выносятся.
   Если ты очерствел, и не любишь уже,
   Лучше их не затрагивай всуе
   Будет фальшь, этот древний и вязкий сюжет
   Описание бури, когда ветер не дует.
   Полюби, ты обязан, иначе нельзя
   И себя, и стихи ты погубишь. Ведь известно, что лучшие в мире друзьяНе заменят тебе ту, что любишь.
   * * *
   Образ твой очерченный неясноВстает передо мной, и будто наявуМне говорит. Прислушаться опасноТебя ведь нет, а я еще живу.Незваная приходишь из тумана,
   Зовешь меня и манишься рукой.
   Я это вижу, и нету здесь обмана,
   Думать о тебе живой мне нелегко.
   Опять встают перед бессонными глазами
   Слова и губы мне шептавшие в тиши.
   О чем они - не знали мы и сами.
   Зачем они теперь раз вы ушли.
   Жестокая судьба, бесчувственна природа
   Давая жизнь лишь для того, чтобы забрать.
   Мы мячики в твоих руках, свобода
   Дается нам, когда надумаешь бросать.
   Наш мяч летел бы долго и беспечно,
   Но мать сыра земля заботится о нем,
   Зовет к себе на отдых бесконечный,
   Поет ему о чем-то, о своем.
   И вот уж мы сюда все собралися
   В последнем нашем призрачном дворце,
   Здесь все равны, мирись, коль подралися,
   Здесь вход один, а выходы в кольце.
   Кольцо ты наш последний бесконечный
   Путь в никуда и некуда спешить,
   Закончен миг земной беспечный,
   Теперь в земле нам долго-долго жить.
  
   * * *
   Сибирская весна не многоцветна -
   Природе трудно отряхнуться от зимы,
   Движется подспудно, неприметно,
   Вот ходим в сапогах, забыли про пимы.
   На календаре весна, не верится как будто,
   То бело за окном, а то опять пурга.
   Так долго ждали мы тепла, парного утра
   И все же дождались, тают уж снега.
   Сугробы уменьшаются, хотелось б побыстрее,
   Чтоб время хоть немного для лета уберечь,
   Может быть, оно будет чуть теплее,
   И сможет ненадолго нас таинством увлечь.
   Летние мечты всегда одно и тоже
   Просьбы ненастойчивы скорее от тоски,
   Желаем мы друг другу и так мы все похожи,
   В нас мало теплой неги и очень мы жестки.
  
   * * *
   Пусть наша любовь для тебя неизвестна,
   Ты ушла от меня, дверью хлопнув слегка,
   Для меня ты родная, любимая женщина
   И в разлуке с тобой нелегко мне пока.
   Возможно, я привыкну, стары мысли отброшу
   Буду вновь веселиться и привычно так жить,
   А пока я страдаю ведь прекрасную ношу
   Так легко полюбить и так трудно забыть.
   Ты ушла от меня - не любила ни сколько.
   Я с тобою страдал, а сейчас все забыл.
   И кажется мне, пойми правильно только,
   Что я до тебя не родился, не жил.
   Вновь начать все сначала, это очень возможно
   И любить, не страдая, прочь долой сатана
   Только голос оттуда, прошептал осторожно
   Будешь, счастлив ли ты, коль несчастна она.
  
   * * *
   Вы весенний и бледный росток
   Как цветочный бутон в темноте
   Будто в луже осенней листок
   Так прекрасны в своей простоте.
  
   Как мы встретились, я онемел,
   И боялся спугнуть наважденье.
   Это много я меньше хотел
   Невозможное ваше явление.
  
   До сих пор трудно верится мне,
   Что волшебное это создание
   Неразрывно со мной и во мне
   Непосильно мне это внимание.
  
   Наша жизнь ты как будто во сне
   Сон приятный, тягучий, волнует,
   Тихо песня звучит о весне
   О прекрасной любви, так чарует.
  
   Часто в думах приходит ко мне
   Роль судьбы в нашей жизни немая,
   Будто в зимний мороз по весне
   Пташка лето поет пролетая.
  
   * * *
   Я не помню где это, когда это было
   Все смешалось, забылось, так я устал,
   А на маленькой кухне картошечка стыла,
   А мой брат по стаканам вино разливал.
   Где ты прошлое наше, куда удалилось,
   А ли было все это, а может мечта,
   Иль на бедную голову тяжко свалилась,
   Разлеглась посредине души маята.
   Ты отпустишь, бродяга, я тебя не достоин,
   Поищи, покрасивши, не знавших потерь,
   А меня ты напрасно ждала, я расстроен,
   И мне даже приятна души канитель.
   Не получишь награды которой достойна,
   И уйдешь и забудешь, что была ты со мной,
   Извини ты меня, но так в жизни устроено,
   Много есть что не надо. Остальное? Постой
   Мне так жалко, весна, мы опять не успели,
   Незаметно и быстро испарились снега,
   Нет морозов, тепло и скворцы прилетели,
   Солнце светит отменно, стали таять лога.
   Мы уж так торопились, старались чрез силу,
   Упирались ногами, бились в стену башкой,
   Но все было напрасно - мы копали могилу
   Для надежды стремительно твердой рукой.
   Это все незаметно прекрасной волшебнице
   Она весело строит яркий дом на песке,
   Уж полилась вода, провернулося в мельнице,
   Будто ведьмины пляски на русской тоске.
   А весна, как известно весьма быстротечна
   Не успеешь от зимних морозов отстать,
   А она пробежала узкой тенью беспечной
   И все быстренько так начало увядать.
   Снова ждешь, хотя знаешь, что это напрасно.
   Тебе есть только то, что не надо тебе.
   Остальное, наверное - награда прекрасная -
   Ты получишь все сразу, если нужно судьбе.
  
   * * *
   Полет ястреба прост и беспечен
   Резкий взлет и по небу уныло круги,
   Выразительно так равнодушьем отмечен,
   Властный знак обладания жизнью земли.
   Все живое застыло, охвачено ужасом.
   Кто недавно резвился - мгновенно затих.
   Неуклюжее тело со вздыбленным волосом
   Ищет нору, канаву, вмиг забыв о своих.
   Эта власть над природой покорностью спорится,
   Невозможно животным дать всем дружно отпор,
   Только мать за детеныша с беркутом борется,
   Не надеясь отбиться жизнь, неся под топор.
   Эта вольная жизнь всем отмерена строго,
   Невозможно украсть или просто словчить,
   Срок для всех установлен и обходится дорого,
   Не у всех получается с честью почить.
  
   * * *
   Приснилось мне детство мое прожитое
   Русская печка, полати, клюка,
   Дом двухэтажный, лицо молодое
   Мамочки милой в тумане слегка.
   Я на высоком крыльце рано утром,
   Тайно справляю на солнце нужду,
   Холодно, голый, дрожу, необутый
   Гонят коров, на горе стадо ждут.
   Сон разбудил, растревожил нечаянно,
   Стало вдруг тесно и жарко в груди,
   Мама стоит в уголке неприкаянно,
   Я к ней хочу, не могу подойти.
  
   * * *
   Сегодня вспомнилось былое,
   Все что осталось вдалеке,
   И слово веское и дело удалое
   Я на коне, на рыси налегке.
   Трусит мой конь, торопится неспешно,
   Трясет меня, чтоб я не засыпал.
   Устал я за ночь, был у ней сердешной,
   Спешу домой, рассвет чтобы не достал.
   Вот показались избы, деревенька
   Из-за пригорка поклонилась мне.
   И щемит сердце у меня маленько
   И кажется что, сплю, что я во сне.
   Здесь я родился, силы набирался,
   Здесь знали дедов и прадедов моих,
   Их нет теперь, никто не задержался,
   Лежат в могилах выбранных своих.
   Здесь мне отец сказал, куда он ляжет,
   Здесь мать и бабушку,
   родных я схоронил,
   И пусть навеки образ их обяжет,
   Меня им помнить, их чтоб не забыл.
  
   * * *
   Опять зима опять морозы
   Когда же лето к нам придет,
   Когда распустятся березы,
   И теплым солнцем нас зальет.
   Сейчас апрель, а в октябре
   С младой зимой опять встречаться.
   Неужто лето - наше лето в серебре -
   Не сможет в этот раз с зимой расстаться.
   Бывало так, что старый снег
   Не успевал к зиме растаять,
   И начинала вновь свой бег
   Метель с морозами слепая.
   Опять Россия проиграла
   Поставила не на того коня.
   Ушла с земли, что часто занимала
   Кровь солдатская и быстрая броня.
   Где ж вы и Польша, и Германия,
   Что пригорюнился Париж?
   Знать, не достойны мы внимания,
   Раз с неохотой говоришь.
   Пусти погреться наших женщин,
   Пусть пиво выпьют мужики,
   Нет видно, кровью только мечен,
   Наш рандеву, и так мы далеки.
   Ну что ж, быть может, в жизни нашей
   Наступит еще раз "счастливая пора".
   В поклоне все к России богом ставшей,
   И Европа вздрогнет от русского ура!
  
   * * *Виртуальная картина мне видна
   через стекло: Вся зеленая машина
   в ней сиденья и тепло.
   За машиной в бело
   поле ясно видно далеко.
   Это зависть - наша воля,
   но ей видно нелегко.
   Не истоптана следами,
   вся нетронута лежит?
   Видно ждет, а ждать не надо
   к ней никто не прибежит.
   Нет охотников на волю, лучше,
   легче под бичом,
   Бич он мягче, те на воле
   получили кирпичом.
   Так в веселье и разврате
   грязном и стремительном,
   Пробегает жизнь как песня
   с мотивом упоительным.
   * * *
   Светло как днем в душе моей
   И нет следа унынливой усталости.
   Опять спешу понравиться скорей,
   И убегаю от спокойной старости.
   И мне не стыдно, что беззубый бес
   Ребро мое взгрызает неустанно,
   Хоть я и стар, но чувства до небес,
   Но жизнь прошла и мысль моя туманна.
   Сквозь туман иногда
   лучик света проглянет,
   Убежит в темноту,
   чтобы вновь засверкать,
   Воспаленный уставший
   мрачный разум затянет,
   Ускользавшую мысль на чердак умирать.
   Уютно и тепло, быстро мысль угасает,
   Бесполезность ее наша
   жизнь подтвердит,
   Невозможно наполнить любой
   из нас знает
   Корыто без дна, что пред
   нами с рожденья стоит.
   Но не все уж так плохо,
   есть и наше спасенье
   Тонкой кисточкой пишем друзей имена,
   Среди них есть и люди,
   а больше виденья,
   Чувства, мысли, искусство и любовь,
   не одна.
   Здесь у каждого свой
   заведенный порядок,
   Здесь не нужно обычной учебы большой,
   И не сможет никто,
   будь он мерзостно гадок
   Переделать, вмешаться
   с командою: Стой!
  
   * * *
   В нашу жизнь вы ворвались как смерч
   Новый год и тысячелетие,
   Торопились, хотели увлечь
   В гремящий поток столетия.
  
   Виртуальная всюду жизнь,
   Сюрреалистические типажи,
   Сторонись их, не сторонись
   С ними мы и в одном коллаже.
  
   Все труднее взглянуть от них
   На свое бытие земное,
   Стал тобой и в тебя проник
   Их угар и чувство пустое.
  
   И вот у тебя с утра
   Каждый день голова кружится.
   Нет уж в планах твоих добра
   А живешь ты лишь, как случится.
  
   Прошло время, и ты привык
   К паутине непониманья,
   Но следит до сих пор старик -
   Бог польской - древнее ликованье.
  
   И лишь иногда перед ним одним
   Вдруг поймешь, что ведь ты из плоти,
   Но туманится разум и где-то за ним
   Тяжелеет душа в тошнотворном полете.
  
   * * *
   Закончился прелестнейший денечек,
   По-летнему пронизанный теплом,
   Пусть кое-где блестит еще ледочек,
   Но так уютно и нет думы о плохом.
  
   Ты волосы нам ласково разгладил,
   Теплом и солнцем выше меры одарил,
   И нет душевной трещины - наладил,
   Снял все сомненья, веру возвратил.
  
   Зеленая анютка, чуть оттая.
   Из грязи к солнцу тянет стебелек,
   Торопится бедняга, точно зная,
   Что ждет ее цветочка мотылек.
  
   Проснулись мухи - однако зря явились
   Их видимо никто нигде не ждал .
   Жужжат от ярости, обидно торопились,
   На встречу лета, летний карнавал.
  
   Подсохнут лужи, травка повылазит,
   Деревьев листья буйно подрастут,
   Пройдет неделя две и не узнает,
   Земля сама себя, а камни зацветут.
  
   * * *Пустота душевных коридоров, И чистота хранилища желаний, Усталость от безумных споров -
   Моей судьбы бесплодие исканий.
  
   Ни грязи малой, пыль там не садится,
   Всегда темно нет мысли отраженья,
   Нет ожиданья чувству появиться,
   Все умерло и с ними все мученья.
  
   И места нет, и не было мгновенья,
   Где все цвело противоречиво ярко,
   Питая мерно думы отраженья,
   Лаская счастье беззаботное украдкой.
   Но это пусть не явь, но нет и наважденья,
   Как нет, и не было того, кто это видел.
   И не итог неверного прочтенья -
   Всего лишь кто-то нечаянно обидел.
  
   * * *
   Солнце сбесилось, круги нарезая,
   И невозможно спокойно пожить.
   Бессердечная мерзость мирская
   Переродилась и рядом мозжит.
   Она незаметно присутствует всюду,
   Пахнет иногда как лавровым листом,
   Эта победа предшествует худу,
   Ее целомудрие грязному блуду,
   Следы заметает мокрым хвостом,
   Чтобы в салоне маячить потом,
   Восславляя мечты бесполезные люду,
   Что было - прошло, здоровье повсюду
   Природа укрылась осенним листом,
   Светел зазимок морозов предвестник,
   Хочется жить и не думать о том,
   Что где-то кружится
   судьбы буревестник,
   Верится нам, в то, что верится - груды,
   Все не запомнишь, как утром роса,
   Но смело топчешь ногами Талмуды,
   И долго несешь на руках подлеца.
  
   * * *
   Призналась однажды ракушка пустая
   Подруге сердешной гремучей змее
   Что хоть и стара я, но часто летая
   Во сне нахожу я дорогу во тьме.
  
   Как это прекрасно, свое замечая
   Прошамкала злая подруга змея
   Ярко сверкаешь, знать ты молодая
   Выбрала счастье в подруги, не я.
  
   Ракушка мечтами у солнца летала,
   Ждала она встречи с любимым, потом
   Очнулась она, и так грустно ей стало,
   Это ветер шумел в ее сердце пустом.
  
   * * *
   Утром встанешь рано-рано,
   Вся округа крепко спит,
   Слышен шорох - очень странно
   Может в ухе так звенит.
   Может просто здесь в пространстве
   Оживает старина, и мы слышим как
   Романсы сочиняет вся в убранстве
   Дама прошлых добрых лет - все пустяк,
   То наш мышонок
   Едва вылез из пеленок,
   И пошел искать спросонок,
   Где с провизией мешок.
  
   * * *Теперь уж понятно,
   но ничто не изменишь,Так много хотелось успеть, испытать.
   Моя жизнь ты как гвоздь,
   что однажды уронишь
   И потом долго ищешь, но ее не видать.
   Жизнь такая большая
   в один миг промелькнула,
   Как полоска рассвета,
   отделившая ночь ото дня.
   Может просто ты молнией
   острой сверкнула,
   И вернешься надолго,
   вечности громом грозя.
   Эфемерность надежды
   исчезает под солнцем,
   Невозможно поверить
   в этот дальний маршрут,
   Тени выстроят терем
   и в жилище последнем,
   Нам таинственно как-то огонь разведут.
  
   * * *
   Встаешь громадой ты в тумане
   Пред взором путников лихих,
   Они не спят, все тихо в стане
   Костер горит в ногах моих.
  
   Здесь нас собрал волшебник-случай,
   Из разных мест сошлись друзья,
   Зачем? Не спрашивай, не мучай,
   Здесь все несчастны, все как я.
  
   Вот тот с глазами голубыми
   С улыбкой светлой как родник
   Завел вражду между родными
   И быстро мести счет возник.
  
   А эта девушка иль женщина младая
   В лохмотьях и с запущенным лицом
   Вскакивает с криком, засыпая,
   Снится ей свиданье с мертвецом.
  
   Средь них есть юноша в косоворотке
   О чем-то думает и пишет он в блокнот,
   Ползет букашка по его бородке,
   Не замечает он - душа поет.
  
   Слова и чувства юности душевны
   Они родятся, чтоб не умирать,
   Того уж нет, а мысли все потребны
   И будут ему долго поминать.
  
   Вот сел туман, громада стала стогом.
   Со звезд мохнатых осыпая мишуру,
   Блеснет зарница, посланная богом,
   Костер потух, до встречи по утру.
  
   * * *
   Холодное солнце и ветер с востока -
   Обычное дело для наших широт.
   Так ждали мы лето, оно недалеко
   И все мы в плену у весенних забот.
   Весна пролетит стремительной птицей
   Распустятся почки, зазеленеет трава,
   Земля отдохнет и с вечерней зарницей
   Опять кто-то шепчет любимой слова.
   Успокойся, родная, я тебя не обижу,
   Этим летом спокойно мы
   с тобой поживем,
   Скоро чувствуя, я, что тебя я увижу,
   В летнем платье с прекрасным шитьем.
   Это платье быть может
   для тебя откровенье,
   В нем ты Марья-Царевна
   и нет уж тех лет,
   Что мы прожили вместе -
   одно лишь мгновенье -
   И забудем об этом -
   то наш твердый обет.
   Это лето совсем для нас будет особым,
   Мы забудем заботы их нам не сосчитать,
   Перейдем Рубикон,
   жизнь наполним весомым,
   Для души и для чувств,
   что смогли мы понять.
   Это может позволить
   нам с тобой отклониться,
   Или выпрыгнуть в небо или рядом идти,
   От намеренно жесткого
   указания слиться,
   С вороватым народом
   так привыкшим ползти.
   Он ползет, ненавидя сопящего рядом,
   У того может мягче под пузом земля,
   Или он не такой, а другой, не как надо,
   А мы выползки сделаем,
   каким надо тебя.
   Им нельзя доказать,
   что белеет не черное,
   Как им батька сказал,
   так и будут ломить,
   А в сочувствии к ним найдут
   что-нибудь вздорное,
   Не поверят, что люди могут
   просто любить.
   О них не забудешь их много уж столько,
   Но, возможно тихонько
   не зля их пройти,
   И забыть невозможно и так это горько,
   Будто ты марсианин
   и себя должен спасти.
   Дышать ты не можешь - это отрава,
   Есть, и пить ты не можешь, а могут они,
   Смотреть, не смотри,
   не имеешь ты права,
   Пролетарского духа бесконечные дни.
   Все же жить нам с тобою
   по сталкерски просто,
   Прежде гаечку брось,
   коль готов наступать,
   И старайся молчать,
   не показывать роста,
   Никому не скажи, что умеешь читать.
   Ну а если еще и писать ты умеешь,
   То тогда уж не знаю, как тебя сохранить,
   Ну а если и с дома ты
   спрыгнуть сумеешь,
   То тебя непременно придут хоронить.
   Жить у нас в общем можно,
   никому не мешаясь,
   Только нужно везде
   себя быдлом считать,
   А о чести и совести забыть не смущаясь,
   Есть и пить, что дают и не надо мечтать.
  
   * * *
   Вот и вечер пришел неожиданно как-то,
   Засветилось окно от мерцания звезд,
   Мои мысли умчались,
   на душе стало гадко
   В атмосфере носились
   глухо отзвуки гроз.
   В чем причина печали
   все как будто в порядке.
   Сыт и пьян как всегда даже нос в табаке.
   Отчего же душе моей бедной несладко.
   От того может быть, что душа вдалеке.
   Почему стало так, что душой не владею,
   Куда гонит ее сладкий ветер мечты,
   От того я, наверное, так быстро старею,
   И все меньше влечений к делам красоты.
   Или может со мною такое случилось,
   Что душа улетела, а я все живой,
   Вот поэтому видно
   мое сердце так билось,
   А его я не слышал безнадежно глухой.
   В невеселой беседе
   сам с собой потихоньку
   Успокоилось все, что осталось со мной,
   Стало тихо в природе
   и в родиму сторонку,
   Ветер тихий надежды меня унес за собой
   * * *Предрассветные тени Задымлен горизонт Поднимался из пены Золотой пароход. На нем честь по честиМачты, рубка, труба,Хищный нос, гюйс и снастиИ чиф правит сюда.Но недолго немоеКино продолжалось
   Вышло солнце слепое
   И ничего не осталось.
   Часто наши мечтанья
   Разбиваются малым,
   Так любимым роптаньем
   И сомнением вялым.
   Себя беречь и лелеять,
   Когда к цели стремишься-
   Невозможно поверить
   Что победой ты тщишься.
  
   * * *
   По мотивам басни
   И. А. Крылова
   "Ворона и лиса"
   Наша ворона долго летала,
   Искала где что-то плохо лежит,
   Наконец-то увидела и ловко достала,
   Кусок сыра с тарелки,
   глядь хозяйка бежит.
   Резко в небо, взмывая, крыло повредила,
   Перепутала волю с окном
   Ударилась сильно, окошко разбила,
   Полетела прочь ловкая
   с добытым добром.
   Наконец-то на воле и нет уж тревоги,
   Что отнимут, иль даже побьют,
   Осмотрела крыло, почистила ноги,
   Посмеялась над теми,
   что слезы там льют.
   Очень жалко им сыру -
   кусок здоровенный
   Предназначен для завтрака целой семьи
   Это видимо бога знак несомненный,
   А намедни из кухни ушли муравьи.
   Был он вечером куплен,
   на бульваре гуляя
   Хозяин ловко в карты надул простака
   Передернул колоду и взял туза зная
   Не садись, коль не в силах
   обмануть мастака
   Эти деньги конечно не очень уж честны,
   Но хозяин имеет жену и детей
   И уж очень слова их хвалебные лестны
   О том, что он мастер хороших идей
   Ворона вздохнула моцион завершая
   Кошка стаскала ее малых детей
   А как хорошо бы сейчас вырастая
   Они бы клевали с ней сыр без затей
   Хоть вор у злодея добычу уводит
   Злодей очень зол та считалась его
   Но вот интересно, что время проходит
   И вор уж считает, что сыр лишь его
   Так злая собака косточку просит
   Глазами хвостом и всем телом любя
   Но только учует у носа - отскочит
   И съест всю подачку, злобно рыча
   Ворона, подумав, о чем неизвестно
   И стала лениво клевать свой кусок
   Мечта одолела, как было бы лестно
   Чтоб о славе ее услыхал весь лесок
   Тут кстати от волка лиса вниз бежала
   Красива, нарядна, голодна, весела
   В засаде на уток была и не знала
   Что ворона с утра уже снедь припасла
   Заметила снизу, ворона клевала
   Понюхала крошки - да это ведь сыр
   И с этой минуты ей мысль не давала
   Покоя, что надо устроить ей пир
   Лиса не читала марксисткой отравы
   Но знала от матери, та от своей
   Что звери и люди одинакового нрава
   Грабят добро, убивают детей
   Наша лисичка твердо не знала
   Чем кроме облика люди важней
   Лично она никого не встречала
   Злобой и подлостью выше людей
   Наша ворона наук сторонилась
   Была туповата, сидя высоко
   И как оказалось, на лесть напросилась
   Так верить хотелось, что ей все легко
   Лисе от природы досталось с избытком
   Облик шикарный - умна и быстра
   Всякий мечтал стать немного ей близким
   Хоть ее должность была так проста
   Профессия кумушки требует строго
   Скрывать от клиентов свой ум
   И возносить до небес ум убогого
   И внешность хвалить и звать его кум
   Этим возвысишь его в то же время
   Представишь себя так ничтожно пустой
   Что он вдруг поверит,
   твоей лести не веря
   Своим ощущеньям и правде простой
   Лиса поняла, как ворону уважить
   Запела медово, как прекрасна она
   Что каждый прохожий
   в дубраве той скажет
   Петь мастерица и в танце стройна
   Вороне приятно, но сыр во рту держит,
   Охота ответить, да жалко добра,
   Лисица в ударе, словами так режет,
   Не смогла удержаться ворона и Кра-а.
   Прокаркала мерзко, хлопков ожидая,
   И слышит, раздался снизу хлопок,
   То сыра кусок к лисе подлетая,
   О березовый сук расцарапал свой бок.
   Лисица довольна сыр подхватила
   И кинулась быстро до дому бежать
   Вороне лишь крикнула: как это мило
   Такого гостинца я не могла ожидать
   Ворона слова от лисицы услышав
   Сделала вид что все так и должно
   Привыкла она что от волка до мыши
   Все платят за лесть и тут все заодно
   Все знают от лести одно только средство
   Коль нету корысти льстецу - он молчит,
   И нужно учить нам ребят уже с детства,
   Что задача льстеца лишь одна - получить
  
   * * *Утро, продолжим вхождение в ад
   Первое мая, а снега-то выпало!
   Так неприютен и пуст милый сад,
   Холодно, мерзко и это все было.
   Где же ты лето? Ждать нам тепла?
   Где же ты речка? Говорлива, светла.
   Небо ты страшно, это любя
   Речка, мутнее не видел тебя.
   Тихо, вокруг нас трещат слабо кости,
   То в преисподней работа пошла.
   Знать навалились незваные гости,
   Очередь вновь до резерва дошла.
   Они не сказать, чтоб туда поспешали,
   Просто им стало совсем все равно,
   И вовремя им их друзья подсказали,
   Что жить ни к чему,
   лучше прыгнуть в окно.
   От этой погоды от неправды носящейся,
   От безысходной тоски и труда,
   От злобы людской,
   каждодневно плодящейся,
   Лучше удрать, убежать в никуда.
   И нет уже силы, найти утешения,
   В искусстве, в работе, в войне,
   Так мерзко вокруг
   и достойны презрения,
   Все люди, живущие в гнойном дерьме.
  
   * * *
   Прозрачный воздух осени тревожен,
   Тревожат душу крики журавлей,
   На сколько жизнь сущего ничтожна,
   Как мало значим мы в судьбе своей.
   Стою высоко на краю увала,
   Внизу далеко расстилаются луга,
   Вот снова иволга протяжно прокричала,
   Осенней дымкою окутаны стога.
   Высок увал, стоит над жизнью вечно,
   Она внизу то шумна, то скромна.
   Взирает он и знает - все конечно
   И бесконечна вечность лишь одна.
   Степняк смотрел с коня слезая,
   На эти дали и простор,
   А позже годы понеслись мелькая,
   Эпоха безвременья нам укор.
   И где те рыцари вольные степные,
   Одни могилы их высокие стоят.
   Ветры зимние и мокрые дожди косые
   Не потревожат сон так крепко спят.
   Как пахнешь смертью степь ты горько,
   Стоишь ты вечно - ты права,
   Растет теперь в твоих ложках
   и на пригорках,
   Тимьян ползучий - могильная трава.
  
   * * *
   Серая мышка спряталась в тень,
   Что-то упало и тут я проснулся.
   В окошко вползал снова серенький день
   И жизнь посерела и стала тянуться.
   Ползти и тянуться - такова перспектива.
   Мысль встрепенулась как бегемот.
   И стали меняться картины игриво,
   Боком, катясь через круглый живот.
   Весною повеяло нежно из бочки,
   Где с прошлого года лягушки живут.
   На деревьях с утра распускаются почки,
   А пташки весны разговоры ведут.
   Все смело берутся за дело с рассветом,
   Хоть дело давно перестало им быть,
   Ну что ж пусть немного
   задержат с ответом,
   Все ж меньше рассудок успеет сманить.
   Рассудку не надо давать передышки,
   А то разберется однажды, тогда
   И вот: где же мышки? - да это же шишки
   Ты все перепутал и снова беда.
   Рассудок не нужен, не греет и совесть,
   Все как-то живут, не вдаваяся в суть,
   Что содрана кожа и монстрова горесть
   Блином потекла, заслоняя всем путь.
  
   * * *Не жди меня я не приеду, В груди моей застыла боль,
   Забыть тебя, и лишь обиду
   Все также помнить? Ну, изволь.
   В моих глазах ты все такая,
   Прелестный трепетный листок,
   А взор несчастный мой, мечтая,
   Несет тебе любви глоток.
   Мне говорят ее уж нету,
   И на могилке выросла трава,
   Но все ж бросаю я на счастие монету,
   Надеюсь встретиться с тобой
   пусть ты жива.
   Опять рассвет тревожит представленьем,
   Весь мир грешной стремиться обновить,
   Но нет в нем сил и не его волненьем,
   В моей груди огонь твой погасить.
  
   * * *
   Прохладный ветер колышет занавеску,
   А мысль моя струится только дай,
   Мой прадед взял себе жену-черкеску,
   Мой дед отбитую у племени Адай.
   Род матери крестьянский из Рязани,
   Где русскими костями удобрена земля,
   И говорят в Рязани, что грибы с глазами
   Героев павших забывать нельзя.
   Моя жена из обрусевших немцев -
   Приданое царицы прошлых лет.
   А мои дети - кровь от всех коленцев
   Явились русскими на этот свет.
   Предки наши в прошлые века,
   Славились неукротимым нравом.
   Судьба их в смутные года была горька,
   Но никогда не покрывалась срамом.
   Наш пращур прозван был Камышник,
   Не был никогда он крепостным,
   И никогда и никакой помещик
   Не был обездолен им самим.
   Ловил он рыбу, промышлял охотой,
   В курной избе ютился много лет,
   Но он любил ее и дорожил свободой
   И строго предков соблюдал обет.
   Обет тот прост, одобрен он веками
   Чужое не бери ну, ну, а свое отдай.
   Работать научись, делай все руками,
   Не жадничай и жить другим давай.
   Еще наказ идет от предков,
   Что выше воли только смерть.
   Не шакали, не подбирай объедки,
   И навсегда забудь мирское слово лесть.
   Язык свой не шлифуй,
   лизать ему не надо,
   С шершавым языком
   легче честным быть.
   Жизнь пусть и трудна,
   но все ж она отрада,
   А если повезет, то вольно будешь жить
  
   * * *
   Зима закончилась - так странно,
   Снегом смазав лик весны,
   Лето царствует недавно,
   Снятся летом людям сны.
   Про купание на речке,
   Про далекую страну,
   Где едят блины из печки,
   Где мемекают овечки,
   А люди помнят про войну.
   Та война мужчин собрала,
   Увела с собой живых,
   Одного из трех отдала,
   И жить велела за троих.
   Так и жили те герои,
   Горе пили за троих,
   И работали на поле,
   Не щадя себя самих.
   Очень грустная картина,
   А начал рассказ про лето,
   В каждом нас сидит та мина,
   Не дает забыть об этом.
   Все мы помним - это честно,
   Что живем за них за тех,
   Что-то нам о них известно,
   Знаем имя ближних всех.
   Что погибли, не дожили,
   Не спаслися, не смогли,
   Чтоб теперь мы песни пели,
   Веселились и цвели.
   Помнить надо всем об этом,
   Помнить вечно не забыть,
   Знать сейчас, и на том свете
   Попадем так поспешить
   Сразу встретиться, коль можно,
   С дядей младше наших лет.
   Или это невозможно?
   Герои там отдельно? Нет?
  
   * * *Вставал рассвет немой, туманный
   Ничто не звякнет, не блеснет И неба нет, и только санный След в никуда еще живет. Синеет день в морозной дали, По небу кровь волной плывет, Тревожно в воздухе, устали
   Вампиры от ночных забот.
  
   Вот день настал и им, возможно
   Чуть отдохнуть от всех работ,
   Кровь пить все утро это можно
   Когда справляется твой рот.
  
   Кровь разлита и с самой рани
   Мороз все выдавил, что мог
   Видать надолго в эти сани
   Судьбу незваную завлек .
  
   И сани мчатся так без дела,
   Судьба замерзла, и молчит,
   Пусть выбор сделан, в сани села,
   Но у судьбы душа болит.
  
   Страшны ей краски поднебесья,
   Бесовский, призрачный уют,
   Она уж здесь и вот все это
   Конец судьбы, ее маршрут.
  
   * * *
   Начался март метелью и морозом,
   Сухой морозный снег сечёт лицо,
   А где-то сейчас, и к нам прибудут грозы
   На зелень и весёлое тепло.
   Зимой - раздумья, холод и надежды,
   Зимой закрыты многие пути.
   Зимою спит природа в сладкой нежбе
   И не спешит скорее зацвести.
   Проснись, земля, так ярко солнце марта,
   Животворящей силы наберись,
   И, вспомнив жизнь,
   ту прошлую, с азартом,
   Отбросив вялость зимнюю, явись.
  
   * * *
   Огонёк чуть светился
   на божничке невзрачной,
   С укоризной святые
   вниз смотрели с икон,
   Пыль от взрыва осела
   и над хатой прозрачный
   Небосвод воссиял так прекрасен,
   как сон.
  
   * * *
   В пути, идущий жаждет остановки
   Для отдыха, и чтоб назад взглянуть.
   Обидно, коли там одни обломки
   Благих идей.
   Ничто нельзя вернуть...
  
  
   * * *
   Рождает мысли кто-то и, возможно,
   Он не подвержен в творчестве идей
   Влиянию кумиров осторожных,
   И оговору злобному людей.
  
   * * *Я помню из детства дом двухэтажный,
   Русскую печку голбец и шкаф,
   Лестницу наверх, с которой однажды
   Нос себе сплющил, неловко упав.
   Бабушка Марья у адайцев отбитая
   В быстром казачьем набеге в степях
   Добрая, белая, чисто умытая
   Новую сказку читает в стихах
   У печки полати просторные, теплые
   Там много одежды заройся и спи,
   Позвали на завтрак над задрагой добрые,
   Мамочка руки протянет - возьми.
   С полатей на печку в валенки быстро
   И с печки на голбец, прыгать нельзя,
   У окна перед лавкой
   стол убранный чисто,
   Ждет когда сядет обедать семья.
   В окошко посмотришь солнце разлито
   Куры нашли что-то, бурно клюют.
   Шарик лежит, будто шкура забытая,
   Клен, на нем галки деловито снуют.
   В окошко уставился пестрый теленок,
   Молока, попив вдоволь, мечтает, стоит,
   Очень уж день предстоит ему долог,
   Он так озадачен и недовольно мычит.
   Коров проводили, хозяйство в порядке
   Вся живность сыта и никто не забыт,
   Сейчас поедят и пойдут к свиноматке
   Кормить несмышленых совсем поросят.
   * * *
   Прошла неделя теплая весны,
   Березки голые оделись элегантно
   От женских прелестей
   окрестности тесны,
   И в воздухе мотив
   любви звучит приятно.
   Забыта мерзлая проказница зима,
   Природа стерла все ее творенья,
   А бледность Севера по-прежнему жива,
   В неярких и спокойных
   красках озаренья.
   Но как же эти краски холодны,
   Плохо смешаны и занесены с мороза,
   Но так поет душа и снова снятся сны
   А под твоим окном красуется береза.
   Когда придет тепло густое и лучистое,
   И звезды высыплет на небосвод луна,
   Привидится душе
   нежданно что-то чистое,
   И жизнь пойдет певуча как струна.
  
   * * *
   Я думал о радостях мною упущенных,
   Что память угодливо мне приносила
   Не жалко своих мне
   желаний замученных,
   Скорблю лишь о том,
   что душа так остыла.
   Огонь, согревающий сердце и душу,
   Он трепетно ищет поддержки у нас,
   И коль ее нет и очаг чувств разрушен,
   То холод промозглый вползает тотчас.
   Остыли и ноги, и руки остыли,
   Живешь ненароком иль боком сказать,
   Нет устремлений, сам помнишь,
   что были
   И душу согреть нет желанья опять.
   Как зуб одинокий во рту у боксера
   Последний стоит и не хочет упасть,
   Уж всем надоел два шага до позора
   Бессмысленна жизнь и пора умирать.
   Но как это сделать ведь нужно желанье
   Высокий поступок лишь
   смелым подстать.
   В душе пустота лишь осталось метанье:
   Жизнь после смерти - чего ожидать.
  
   * * *
   Обманом не гоже к цели стремиться
   Если приз существует,
   чтобы к нему подойтиНужно время, и позже
   чтобы им насладитьсяНе позволит то зло, что ты сеял в пути.
   Острым ветром повеет,
   потемнеет, оглушит,
   Фиолетовым светом займутся ростки.
   Это поле со злом так чудовищно душит
   Станет горше тебе, если в поле цветки.
   Твое зло незаметно
   во сто крат возвратится,
   Не стремись, не успеешь
   его подвиги счесть,
   Невозможно уехать,
   убежать, повиниться
   Невозможно прощенье, где
   всевластвует месть.
  
   * * *
   У нас как всегда непогода
   Холод, снег и морозно с утра,
   Небывалая в сердце свобода
   В пустоте души веют ветра.
  
   В душе пусто так легче, так легче.
   Не скользнет в ней и малая тень.
   Коли стиснешь ты зубы покрепче
   Зазвенит, запоет в ней пустень.
  
   Это сталось, а может и было.
   Просто ты не заметил, когда
   Позабыла тебя позабыла
   И ушла доброта навсегда.
  
   Стало жить тебе трудно иль легче,
   И заметно ль влиянье души,
   Может волосы стали пожестче,
   И спокойней шумят камыши.
  
   Так пройдет незаметно как вечер
   Твоя жизнь в этом сумраке дня,
   Только память проносит беспечно
   Милый образ но мимо меня.
  
   * * *
   Хрустальная рюмка,
   хрустальный стакан,
   Хрустальный графин
   как все это красиво.
   Сохрани, не разбив,
   этот чудный обман
   Так все хрупко прекрасное
   и уязвимо.
   Тонкой ниточкой дружба
   крепко держит тебя,
   Все стремится помочь, с
   воих сил не жалея,
   Верный друг это тот,
   кто себя не щадя,
   Твердо станет за друга,
   в тайну дружбы поверя.
   Если это поступок
   принимаешь спокойно,
   У тебя не бежит
   холодок по спине,
   Значит это твой друг
   и ты должен достойно
   Это чувство свое
   пронести как во сне.
   То, что видим во сне
   это нам не подвластно,
   Это богом дано
   и лишь надо понять,
   Это дорого нам,
   а быть может опасно
   Как хотелось всегда
   сна значение знать.
   Так и дружба дается
   ее сам ты не слепишь,
   Даже если и хочется
   тебе друга иметь.
   Можешь мимо пройти,
   пробежать, не заметить
   Не узнать в друге друга,
   потерять, не найти.
  
   * * *
   Деяния судьбы неотвратимы
   Ни подлость и ни хитрость
   здесь не в счет
   Свершится все чему и быть свершимым
   На той вилюшке жизни что идет.
   И ты лишь мяч в руках ребенка
   Захочет, бросит в стену иль порвет,
   Закатит в речку вроде поросенка
   В канаву убежишь, и там найдет.
   Даешь ты сдачу, сыплются удары
   Извилинка змеится только дай,
   Боишься зла людей и божьей кары
   Торопишь рок, зовешь судьбу: листай.
   Лист перевернут, вырвана страница,
   Что начертал на ней наш славный бог,
   Но знаешь, что и это не свершится
   Прервется жизнь, открыта дверь,
   за ней порог,
   Что ожидает там? Об этом ты узнаешь
   Наступит день и точно в нужный час
   Ворона каркнет иль как снег растаешь,
   А может повезет на этот раз.
   Ждем счастья должного,
   зовем удачу в гости
   Несчастье рядом, но это не про нас
   Тогда откуда ж по степям белеют кости
   Набатом сердце отдается каждый раз.
   Гони надежду, пей вино забвенья.
   Чему уж быть, того не миновать.
   Живи сегодня, жизнь лишь те мгновенья,
   Которые дается нам познать.
  
   * * *
   Мы люди информации и моды,
   Мы люди подвига и приключений,
   Мы далеки от изнывающей природы,
   И нас не мучают несхожести воззрений.
   Как самочувствие жука
   попившего чернила,
   И что заботит бабочку,
   прижегшую крыло.
   Нам кажется природа так несуетлива
   Хотя болото дурным цветом зацвело.
   И пахнет нам от озера бензином,
   И от анализов застыла в жилах кровь,
   Мы не отменим встречу с магазином,
   Пройдем по грязи, бросив что-то вновь.
   И если будут и у нас потомки,
   То на раскопках нашего житья,
   Найдут наверное, эти вот обломки
   Свидетельства людского забытья.
  
   * * *
   Над нашею моралью постарались
   Века и годы промчавшихся эпох
   От их влияний обломки лишь остались
   В обществе забывшим что есть бог.
   Бог не религия, но способ жизни,
   Как говорили раньше: был бы бог.
   Высоким штилем за любовь к Отчизне
   И честь и славу ощутить ты мог .
   Была Отчизна: горы, реки
   Тенистые прекрасные места
   Где жили в мире люди-человеки
   Быльем хвалились не из хвастовства
   Боялись обронить словечко грубое,
   Говаривали тихо, ласково и всласть,
   И было важным лишь одно сугубое
   Чувство русскости, совесть, но не власть.
   Властей боялись и не уважали,
   За все их странные ужимки и прыжки.
   Жили своим домом и не знали
   Как хрупок он, и к смерти как близки.
   То смерть не тела, не об этом,
   То смерть души морали и добра.
   Беда нагрянула и ярким своим светом
   В пропасть зла народы увлекла.
   Редко помнит, кто, как жили раньше,
   А если знает, то ему смешно,
   А век летит по нашей жизни дальше,
   Сминает судьбы и мелькает как в кино.
   * * *Душа неспокойна, обещанием связана,А мысли текут мимо пенной рекой.
   Глазам неусыпным тело обязано
   Терпеньем своим приблизить покой. Сердце свое потерял я в сомнениях,
   Ясный свой ум проиграл на бегах,
   Гордо несу свою ношу презрения,
   Жестокость, считая величайшим из благ.
   В мечтах возносился,
   но это все в прошлом,
   Сейчас мои мысли склоняют чело,
   Спокойно приму,
   коль услышу о горестном,
   Вели, что прикажешь - исполню смело.
   Обязан правдивым и честным порядком,
   Встречать, склонив голову,
   вечную грусть,
   Ничто не тревожит,
   все в жизни несладко,
   А мысли взболтали душевную муть.
   * * *
   Добрый день счастливый случай
   Не забыла кто ты есть?
   День пришел - себя не мучай
   Напиши нам все как есть.
   Как спалося после бани -
   Что работа послала.
   Будешь знать - не свои сани
   Лучше б мимо ты прошла.
   А теперь, что же обидно,
   Жди - удача позовет,
   Ей я думаю что видно
   Где Добрынюшка живет.
   Он живет себе тихонько
   Поест хлеба с молоком,
   Но попробуй-ка затронь-ка
   Назови-ка дураком.
   Не дурак он - просто добрый,
   А известно ведь давно
   Нам милее вороватый
   С ним всегда мы заодно.
   Ну, а добрых мы боимся,
   Ждать не знаем что от них,
   И поэтому мы злимся,
   Не считаем за своих.
  
   * * *
   Что судьба нам пророчит?
   Может то что мы дали?
   Ведь былое уходит,
   Оставляя печали.
   Былое нечетко в том его суть,
   Печали скопились, и давят на грудь,
   Глоток бы свободы мог дело решить,
   Мешают невзгоды и с ними нам жить.
   Все больше душа о прошлом заботится,
   Мы смотримся в зеркало
   и не видим себя,
   Тот образ измученный
   в зеркале просится,
   Уйти, стать свободным,
   о судьбе не скорбя.
  
   * * *Как много несчастных не знают покоя,Сна безмятежного в сладких объятьях.
   Другим щедро сыплется счастье земное,
   Свободная доля в них ищет участья.
   Этот счастливый потери не знает,
   Он в жизни не видел и доли томленья,
   Всегда с наслаждением жизнь
   с ним играет,
   Весь в славе и радости,
   в вечных пареньях.
   Хоть люди возникли из капли единой,
   Все в мире равны и о жизни пекутся,
   Бог награждает их разной судьбою,
   Счастливые те, ну, а эти все гнутся.
  
   * * *
   Душа горит, трепещет пламенем,
   Горячим пеплом жжет в груди.
   Зачем меня ты жизнь оставила,
   Судьба, постой, не уходи.
  
   Увы, моей души томления
   Не повторятся уж теперь.
   Ей тяжело, ей лишь забвение-
   Удел волнений и потерь.
  
   Зачем такая участь выпала,
   Что я такое совершил.
   Клялась любить, потом забыла,
   И я забыл и разлюбил.
  
   Я так жалею происшедшего,
   То был порыв мне чуждых чувств,
   Я все простил, но лишь ушедшего
   Я не вернул и вот я пуст.
  
   Я пуст как дудка - дудка горькая
   Что в мокром месте воду пьет,
   Вода сладка, а мне все горько
   Печаль в душе все не пройдет.
  
   Вернись ты радость ликования,
   Искристым светом вновь займись,
   Вокруг меня как осознание
   Греха свершенного явись.
  
   * * *
   Когда мне счастье улыбнется,
   Тогда забуду грусть свою.
   Пусть моя молодость вернется,
   И вновь по жизни я пойду.
  
   Зачем тебя я сжег бессмысленно,
   Прожить прожил, но не успел,
   Понять тебя как ты таинственно
   Для чувств моих нашла удел.
  
   Удел так узок - это странно,
   Я так всегда широко жил.
   Конец мой близок я печально
   Смотрю на жизнь - так я один?
  
   Прощай, прощай я недалеко,
   Уйди, чтоб вновь ко мне прийти,
   Пусть наше солнце невысоко
   Но все ж должно оно взойти.
  
   И встреча наша будет вешней,
   Опять забьют в горе ключи.
   Мы будем жить с тобой неспешно,
   Не уходи, и не молчи.
  
   * * *
   Ушел один, мечты забросил,
   И не дождался я вестей,
   Своей надежды в эту осень,
   Любви и счастья и гостей.
  
   Пройдут минуты ожиданья
   Любовь вернется невзначай.
   Но я не жду того желанья,
   Не прилетай, не прилетай.
  
   Все отболело, не неволь
   Мне ворошить, давно прошло
   Я поднимусь с колен устало
   И обниму чужую боль.
  
   Зачем меня ты рано встретила
   Я был так молод и силен.
   Свою ты жизнь со мной расцветила
   Я был польщен, я был польщен.
  
   Наутро солнце кровью выплыло
   Ты собиралась не спеша.
   И мне сказала: все отвыкла я,
   И уж не здесь моя душа.
  
   Я нож достал давно точеный,
   И дурным криком закричал,
   А ты лежала им пронзенная
   Я целовал и умирал.
  
   Прости меня, но ты любила
   Зачем к предательству пришла
   За что ты мне жестоко мстила
   Я не узнаю, ты ушла.
  
   Ушел и я так беззаботно,
   Я с тихой грустью уходил.
   Свою любовь я в эту осень
   Едва найдя как упустил.
  
   * * *
   Пришел день и вот со мной простилась
   Моя мать вскормившая меня.
   Так уж видно очень загостилось
   Счастье жизни перелетное.
  
   Я здесь жил, не ведая печали,
   Отчим домом был земли простор.
   Там меня далеко узнавали,
   Если даже тайно я прошел.
  
   Там жила еще одна девчонка -
   Светлый месяц моих юных дней.
   И моя любимая сторонка
   Всех заморских стран была милей.
   На горе я с детством попрощаюсь.
   Подо мной родимое село,
   Может позже в думах я покаюсь,
   Может мне вернуться суждено.
  
   А пока в мечтах цветы летают
   Встретит мир подарок для себя,
   А на небе солнце с луной тают
   Умиленно смотрят на меня.
  
   * * *
   Прости меня, очарованье,
   Прости мой милый уголок,
   Прости за радость ожиданья,
   За то, что встретить меня смог.
  
   Вот я пришел совсем нежданно
   Устал от жизни - вот итог.
   Пусть наша встреча окаянна
   Но не прийти к тебе не мог.
  
   Так мне хотелось повстречаться,
   С судьбой покинувшей меня,
   Я может быть, хотел остаться.
   Больную гордость бередя.
  
   Но нет, не вышло, не судьба знать,
   Опять скитаться средь теней
   Опять любить, опять бояться
   И ждать из прошлого вестей.
  
   * * *
   Желтое поле цветущего донника,
   Запах медвяный, высокий елбан,
   Вспомнилось лето, наука бионика,
   Плотный запах отары, одинокий чабан.
   Он в степи в непогоду
   под буркой хоронится,
   Как хорек заползает в овчину - в нору,
   Все живое в степи отары сторонится,
   Только мухи и гнус налетают в жару.
   Где отара прошла
   там живого не сыщешь,
   Все что ползало, бегало,
   по земле, по траве
   Все поели овечки и, разве что мыши
   Убежали по норкам на радость сове.
   Путь отары в степи через час незаметен,
   Вновь летают стрекозы
   и звенят кузнецы.
   Этот натиск природой
   торжественно встречен
   Как встречают весну,
   как прилетают скворцы.
   Так спокойно в степи,
   кругом музыка лета
   В синем небе кружит
   круто ястреб крылом,
   Нас встречает природа,
   всей душой и с рассвета
   Так доверчиво людям
   сладко дышит теплом.
   * * *
   Жаль, что в жизни все проходит
   Ничто нельзя назад вернуть,
   И наша молодость уходит,
   Шаги тихи, неспешен путь.
  
   И даже то, что мы встречаем
   Не раз, не два, а каждый год
   И даже здесь мы замечаем
   Неспешной жизни поворот.
  
   Все будто так, но как-то ново
   Твои и мысли, и слова
   И чувства те, но слышишь снова
   И видишь вновь и голова
  
   Слегка кружится в ожидании,
   Опять должно прийти оно
   Его мы держим в подсознании,
   Ему свершиться суждено.
  
   * * *
   Ну, как дела у Вас сегодня, дорогая,
   Как живете, много ли Вам лет?
   Мне утром грустно, и обычно я страдаю
   Зачем так долго я в тебе искал ответ.
   Ответ тот прост как все земное
   Зачем искать какие-то пути.
   Простишь меня, и я тебе открою
   А если нет, то позже, но прости.
   Прости за все, за грубость и безволье,
   За вздорность чувств,
   за мстительность прости,
   Уж не вернуть тех дней, здесь я неволен,
   Но выход есть - забудь все и прости.
   Я много раз за жизнь просил прощенья,
   Я так устал от лживости своей.
   Душе легко - отпущено мгновенье
   И жизнь опять свернула на добро.
   Мне хочется когда-нибудь, чтоб этот
   Калейдоскоп закончили крутить,
   Но радость жизни, остроту и свежесть
   Любви земной и чувства укрепить.
  
   * * *
   Зачастили у нас дожди,
   Мерзко, холодно в это лето.
   По погоде скучаем - жди.
   Все устали ждать солнца, света.
  
   Эх, Сибирь ты моя Сибирь
   Конец жизни в конце рассвета.
   Холодна, велика Сибирь
   Дорога и близка поэтам.
  
   Им здесь очень привольно жить -
   Широки, далеки просторы.
   Их стихам здесь любовь творить
   Не мешают друзья и ссоры.
  
   Мало встретишь еще чудаков.
   Что пытаются жизнь сделать сказкой.
   От морозов дрожат от балков
   И ждут изменений с опаской.
  
   * * *Рано утром я обычно весел, Моя жизнь прозрачна как родник,Он глубок и солнышком расцвеченВидно дно и холмик там возник.А в этот холмик уместились простоДетство, юность - все, что не вернуть.Он растет на дне и этот остров
   Приют утех, счастливейших минут.
   Неспешно воды камешки катают,
   Выносят из земли как на показ,
   Они чисты, холодны и не знают,
   Что каждый камень это жизни сказ.
   Так мало жизни каждому дается,
   Живешь, не думаешь,
   что каменный приказ
   Все подсчитал, и дьяк уже смеется.
   Что точно выполнил высокий сей указ.
   И знает дьяк, когда закончит дело,
   Оденется и тихо побредет.
   Он справился, он сделал все умело
   И жизнь не остановится, пойдет.
   Этот холм все больше, больше, больше,
   Он растет по дням и по часам.
   Так и жизнь уходит тихо, в общем
   Мимо рта, стекая по усам.
   Вот ее осталось так немного,
   А так хотелось многое успеть,
   Она теперь в руках польского бога
   И он решает жить, иль помереть.
  
   * * *
   Невесело сегодня мне с утра,
   Все как обычно,
   но что-то чуть тревожит,
   Быть может холод рассветного костра,
   А может просто чувств душевных голод.
   Одиночество - единственный предел,
   Куда судьба людей определила.
   Вокруг снуют, снуют вокруг идей,
   Но чем живут - судьба, чем наделила.
   Как далеки и мысли, и слова,
   Насколько наши речи неумелы,
   От многозначности в тумане голова,
   И речь, и выводы, поэтому несмелы.
   Пусть ты один живешь и рядом пустота,
   Или в семье, где шумно и сверкливо -
   Всегда один - где мысли и слова
   Или на людях улыбчиво-сквозливо.
   Твой главный собеседник это ум,
   С ним в разговоре ты прямой и смелый,
   Другое дело - собеседник лгун
   Лгун это ты и лгун умелый.
   Злословие приходит не с рождения,
   Его мы в жизни собираем как грибы,
   И наша речь - одно обозначение
   Зияющей в пространстве пустоты.
  
   * * *Снова дождик идет Утром рано еще до рассвета, На душе так тревожно и вот Я пишу Вам и жду ответа.
  
   Я живу, там, где жил
   Только дом подобрался поближе
   К той тропе, по которой ходил
   Я мальчишкой с тобою - пониже.
  
   Там внизу у молочной реки
   На кисельных ее бережочках
   Рано утром все те же коньки
   В росах скачут, в зеленых листочках.
   Наша речка все также чиста
   Хоть и трудно ей часто бывает,
   Помнишь долгую тонь у моста
   Так она лопухом зарастает.
  
   Эта тонь ждет тебя
   Чтоб пройти нам с тобой неводочком,
   Все ты вспомнишь ведя
   Невод наш под крутым бережочком.
  
   Вспомнишь ты в этот час
   Как и я, вспоминаю былое,
   Может память хоть раз
   Принесет нам подарки обоим.
  
   Вновь увидишь, сидим
   На крыльце за столом вместе с мамой,
   Тихо так говорим
   Аж до зорьки вечерней до самой.
  
   Мама наша сидит
   И не может на нас наглядеться,
   А кругом тишь стоит
   Тишина и остаток детства.
  
   Мы прожили его
   Незаметно как все на свете,
   Мамы нет так давно
   Почему уж никто не ответит.
  
   Как мне жаль иногда
   Что словами мы так небогаты,
   Ведь проходят года
   А мы только считаем утраты.
  
  
   * * *
   Встреча нечаянна
   Воплем разносится,
   Смелость отчаянно
   С трусостью возится.
  
   Кто победит кого
   Не это узнаем
   Выйдет с лучиною
   Мерзость земная.
  
   Откуда она здесь?
   Спросит читатель
   Ее разбудили
   Она наблюдатель.
  
   Осветит лучина
   Длинные тени
   Это причина
   Это от лени.
  
   Может не скоро
   Опять соберутся,
   Делают споро
   Долго дерутся.
  
   * * *
   Растревожила меня непогода,
   Дождь с утра идет и темно.
   Лень и вялость серого восхода
   Скрипит и веет неприятно холодно.
   Прошли года, так быстро как мгновенья
   Кто их считал, мне их уж не догнать,
   А мы живем и в этом настроении
   Мы все спешим, чтоб опоздать опять.
   И встретит нас обычно и торжественно
   Закрытая замком стальная дверь,
   Всегда крепка и в этом знак божественный:
   Свои мечты надеждами умерь.
   Когда ее открыли на мгновение,
   Те, что успели внутрь ее войти,
   То оказались вновь они у двери,
   И ждут теперь: должно произойти.
   Что это бесконечное движение
   Терпения, мечты и естества
   И есть исток слепого вдохновения,
   Для всплеска чувств и мысли божества?
   * * *
   Лед возгордился, что вода
   Не будет выше никогда
   Но пришел конец зиме
   И лед растаял, а вода
   Позвала его к себе
   Так угодно уж судьбе
   Тот, кто высоко залетел
   Тот низко падать не хотел
   Вот и поэтому его
   Внизу не встретишь одного,
   Всегда он с кем-нибудь сидит,
   С кривой усмешкой говорит,
   И так заметно по нему
   Все лишь известно одному.
   А другие, что сидят
   Это просто стадо, брат,
   И он временно средь них
   Его удел быть выше их.
   И так проходят дни, года
   И видно людям иногда
   Всю до остатка пустоту
   Его души и маяту
   Скитаний низменности чувств
   И глупость слов из его уст
   И назидательный туман
   Похожий больше на обман
   В нем нет ни смысла, ни стыда
   Как говорят: одна вода.
  
   * * *
   Прохлада утра, бодрости надежды
   Рассвет лишь озарит сиянье дня,
   Встает пред взором необъятно-снежный
   Туман рассветный, тайнами маня.
  
   Чуть сверху розоват немного-
   Слоистая, густеющая месть.
   Прохладна, сумрачна его тревога,
   Росой в траве блистающая лесть.
  
   Он мстит за то, что так недолговечен,
   Что не видать ему триумфа дня,
   Его жестокий нрав людьми отмечен,
   Он очи ест, и горю он родня.
  
   Туман, туман - земное представленье
   Опустишься на землю ты росой .
   Не убивай туман моей любви мгновенья
   Ты так велик, прошу тебя постой.
  
   Не торопись, быть может эта встреча
   Поможет нас понять тебе быстрей.
   Прекрасен день, еще прекрасней вечер
   Мы так любви хотим еще, поверь.
  
   * * *
   Давно погас пожар желаний,
   Я уж не тот, я уж не тот.
   Прошла любовь и ожиданий
   Моих не ведает никто.
  
   А утром рано свет подарит
   Начало дня - так суждено,
   Блеснет на солнце желтый шарик -
   Надежд сгоревшее добро.
  
   Уймись, уймися ожиданье,
   Уймись, и спрячься, наконец.
   Не ждут тебя надежды тайны,
   А ждет тебя простой венец.
  
   Венец, каких я знал немало,
   Те, что слагаются людьми,
   А солнце вышло и кричало:
   Ну, погоди, ну, погоди.
  
   Обманом можно жизнь построить,
   Враньем нельзя ее прожить,
   Пора тебе мой друг усвоить,
   Любить, как жить, жить, как любить.
   Прости меня, не плачь, не стоит,
   Я ухожу вот мой ответ:
   Нельзя любовь насильно строить-
   Чего уж нет, того уж нет.
  
  
  
   * * *
   Сверчок за печкою никак не успокоится,
   Холодный ветер воет и поет,
   А в дверь избы весь вечер кто-то ломится,
   И из трубы так жалобно зовет.
   В избе тепло, но я сижу одетый,
   Тревожно на душе, тоска берет.
   Неладно в моей жизни, я забытый
   Кто долго жил один, меня поймет
   Я сам любил, когда в округе пусто
   Я сам искал уюта, тишины
   И вот один и это очень грустно
   Следы ко мне давно заметены
   Начать менять мне в этой жизни что-то
   Идти к друзьям, да помнят ли они
   И не хочу, ведь для меня непросто
   Мое существование в тени
   Что я хочу, об этом я не знаю
   Одно понятно, все что есть - мое
   И ничего из этого я от людей не таю
   Ничем не поступлюсь - все свое
  
   * * *
   Тихий вечер в деревне, лето,
   солнце садится,
   Веет сонной прохладой,
   ночь летит синей птицей.
   Мои кони спешат поскорее домой,
   Воз с дровами тяжелый это чтобы зимой
   Печка весело пела, и дым вился веселый,
   Чтобы суп из печи
   я хлебал после школы.
   * * *
   После долгой зимы
   и морозной и снежной,
   Весной ранней подснежник
   в траве жухлой цветет,
   Нет ни листьев, ни трав
   один он только нежный
   Свой побег со цветком людям
   в радость несет.
  
  
  
   * * *
   Я был такой когда-то непутевый,
   Мне жизнь моя казалася игрой,
   Был чист я в помыслах,
   Имел я нрав веселый,
   Не думал я о жизни непростой.
  
   * * *
   Птичий гомон и летняя заря
   Разбудят вас, и сладостная нега
   Начнет раскачивать денек
   и будет вовсе зря
   Пришедшее на память ожиданье снега.
   * * *
   Летняя теплая ночь,
   Серп месяца чуть серебристый,
   Плывет тихо в звездах, а встречь
   Венера спешит в небе чистом.
   Ни облачка в небе и только зарницы
   Край неба чуть-чуть озаряют,
   В такую погоду мне часто не спится,
   Мысли как листья в душе опадают.
  
   * * *
   Ветер подует совсем не осенний,
   Это опять слышны лета звонки,
   Вновь зацвели как порою весенней
   Цветочки Сибири жарки-огоньки.
   На пожухлой траве так оранжево-смело
   Перед лесом поляна полыхает огнем.
   Неизвестно им бедным,
   что рукой неумелой
   Зима скоро заявит о праве своем.
   Это право на жизнь
   и на счастье под солнцем
   Зима строго отмерит
   своим метром кривым,
   И жаркам-огонькам отведет зима донце,
   Под корнями, под снегом,
   под морозом своим.
   Я запомнил надолго
   этот подвиг красивый -
   Беззащитная слабость
   провожала в тот год
   Поздней осени слезы,
   души русской разливы,
   Высоту устремлений, лета жизни уход.
  
   * * *
   Звенит капель в открытое окно,
   Весна нечаянно свалилась
   средь метелей,
   С дождем и громом видно заодно
   Тепло как летом только листья облетели.
   * * *
   День так длинен, совсем нет ночи,
   Июнь вступил в свои права,
   Я вновь не сплю и жду, чтоб кончил
   Ты петь про страны, острова.
   Здесь не растут совсем березы,
   И не цветет дурман-трава.
   Твоя печаль - пустые грезы
   Про острова, про острова.
   Здесь на клочках неверных суши,
   Жизнь покачнется, в это верь,
   Еще нас ждет звук русской пущи,
   Напев румяных снегирей.
  
   И ждут рассветы без заката,
   И грозы ждут в морозный день.
   Мы ждем и верим в это свято,
   Наступит день, наступит день.
  
   Наступит день, и мы приедем
   В родную глушь под сень берез,
   И всю любовь к тебе родная
   Что нес, но видно не донес.
  
   Встречай и выйди на крылечко,
   Тебе я в ножки поклонюсь,
   Сниму седло, возьму уздечку,
   И в чистом поле схоронюсь.
  
   Прости, прощай угар мечтаний,
   Чтоб вам не сбыться никогда,
   Мне нелегко - мои метанья
   Со мной уйдут и навсегда.
  
  
  
   * * *
   Светло на сердце в эту осень,
   Деревья кланяются мне,
   Чуть-чуть шумят и словно просят:
   Усни, покой придет во сне/
  
   Усни, забудь о жизни прошлой,
   Там много было бед и зим,
   Тебе легко, сон сладок, в отчей
   Избушке вечер - света синь.
  
   На синь сугробов легли тени,
   Тревожно стало на душе,
   Притихли скорбно в саду ели,
   А мысль торопится уже.
  
   Доступны ей все века страсти,
   Она хотела б знать вперед,
   Какие ждать в судьбе напасти,
   С какого боку страх придет.
  
   Но тщетно все я засыпаю,
   Спасибо дед за дом и сад,
   Посплю, проснусь и вновь узнаю,
   Что мне легко и я богат.
  
   * * *
   Зеленый сад, приятная беседа,
   Окутал вечер сонной пеленой.
   По веткам скачет птаха-непоседа,
   Тревогой вея на ночной покой.
  
   * * *
   Перед закатом солнца в летний вечер
   Грачи слетаются на тополя в мой сад.
   Кричат, ругаются и поднимаются
   навстречу
   Своим друзьям и встрече каждый рад.
   * * *
   Как быстро детство пролетело,
   Захлопнув сказку видно на года.
   Я торопил его и, в общем, неумело
   Расстался с мамой так обидно, навсегда.
  
   * * *
   Предрассветный туман в липкой
   зелени лета,
   Открывал предо мною за увалом леса.
   Тропка круто вилась, вся листвою одета,
   На террасах в воде разливалась роса .
   Я прошел, оглянулся -
   на тропинке заметно,
   Не успела природа спрятать
   след мой пока.
   И прекрасный узор
   жемчугов предрассветных,
   Зачеркнула дорожка следов чудака.
  
   * * *
   Момент устремлений нас всегда будоражит,
   Он приносит решенья и уносит мечты.
   Нелегко говорить, да и кто это скажет:
   Что важнее? Сегодня иль завтра найти.
   * * *
   Опять купалася ворона
   В луже, оставленной дождем.
   Хотя и осень, но мы снова
   Надеемся, что встретит день теплом.
   * * *
   Надежда умирает с человеком,
   Надежда это наш на жизнь прогноз.
   Пусть он неточен,
   пусть даже и со смехом,
   Но не случись она, то столько будет слез.
  
   * * *
   Счастья миг и миг удачи
   Даются кратко - слабы мы.
   Лишь радостью восторга обозначим
   И вновь давай смотреть о счастье сны.
   * * *
   В конце июня слабая прохлада,
   Сменилася капелью и дождем,
   Опять в моей душе не стало лада,
   Опять их нет, так долго-долго ждем.
   Мы ждем всю жизнь, и это что-то стоит.
   Наверное, когда-нибудь давно,
   Один веселый богохульник-стоик
   Не отказался выпить с дьяволом вино.
   Они подняли тост за жизнь без бога,
   За жизнь с природой, по ее пути,
   И вот сегодня чувства и погода
   Не позволяют радость мне найти.
  
   * * *
   Салон открыт модели в нетерпении,
   Готовы, кажется, вместе все заржать.
   Смотрят в зубы им, под хвост
   и ждут мгновения,
   Когда пойдут они, танцуя, сквозь опять.
   Их путь длинен, но узенька дорожка,
   Нетрудно заступить за край ее,
   Но не споткнуться им -
   походка их сторожка,
   Пройдут и подметут хвостом свое.
  
   * * *
   Коренная вода разлилася широко,
   Не видать берегов у великой реки,
   Мы с друзьями плывем
   иль бредем неглубоко,
   Нашей жизни слепой, нарезая круги.
   Вот расцветил восток,
   край небес стал багряный,
   И мы вновь подошли
   к синеве бурных вод,
   Это нашей судьбы
   суд свершений упрямый,
   Это с нами наш рок начинает расчет.
   Пересечь ту стремнину
   никому не под силу,
   Здесь у каждого будет
   очень сходной судьба,
   Здесь получим свою
   хоть нежданну могилу,
   И за это как можем прославляем тебя.
  
  
  
  
   * * *
   Риднисенька ненька, Украйна любимая,
   Притаилась под сенью дубрав,
   край степи.
   Твои теплые ветры и в далекой Сибири
   Разбудили тоску о прекрасном, любви.
   Твои дети и внуки, их судьба разбросала,
   Они тоже частичка от твоих полонин,
   Красотою земной и приветливым ладом
   Оживляют грусть русских равнин.
   Они также как ты украшают Россию,
   Они славный брильянт
   в большом перстне ее,
   Много раз из беды вы ее выносили,
   И быть может, не раз пригодитесь еще.
  
   * * *
   Тебя я вижу все такой же,
   Такой как двадцать лет назад.
   Прошу, мгновение, постой же
   Продли, продли твой чудный взгляд.
  
   Русь так богата на красавиц,
   Увы, недолог их рассвет,
   Жестоко время, быстро старит,
   И вот их прежних больше нет.
  
   Тебе мой друг судьбе угодно,
   Для нас всю жизнь цветком цвести,
   И так спокойно и свободно,
   По жизни рядом нам идти.
  
   Желаем мы в твой день рожденья,
   Побольше сладостных минут,
   Пусть сохранит судьба мгновенья,
   Которых женщины так ждут.
  
   * * *
   Прости, прощай я уезжаю,
   Мне надоело быть одной,
   Хоть рядом ты, но я то знаю,
   Ты не со мной, ты не со мной.
  
   Тебя забыть - ну, это счастье,
   Но так я сделать не могу,
   Ведь весь ты мой - мое ненастье,
   Бегу никак не убегу.
  
   Ты уж не молод и довольно,
   А я все также молода,
   Не любишь ты - как это больно,
   А жизнь идет, бегут года.
  
   Уйду, забуду все былое,
   Как я любила, ты любил,
   Забуду время дорогое,
   Твои черты, как ты забыл.
  
   Но это все одни метанья,
   Опять увидела тебя,
   И сердце бьется в ожиданье,
   Любви и счастья и огня.
  
   * * *
   Прости меня, я так волнуюсь,
   Мне важно выразить в словах
   Нет, нет, не так - я не рисуюсь,
   А это лишь отчаяния шаг.
  
   Я так хотел с тобой проститься,
   Хотел уехать хоть куда,
   Твои мохнатые ресницы
   Преградой стали навсегда.
  
   Я знаю, ты меня не любишь,
   Не знаешь ты кто я такой,
   И рассмеешься и осудишь,
   Но все ж смотри - вот я какой.
  
   Хочу просить тебя рассеять,
   То колдовство что вкруг тебя,
   Прошу простить и мне поверить,
   Что так любить как я нельзя.
  
   Я отряхнусь от наважденья,
   И утолю свою печаль,
   Но все ж оставьте мне мгновенья,
   Хоть те, которых Вам не жаль.
  
   Пусть Ваше сердце пламенеет,
   Пускай Вам тесно от друзей,
   Но это все Вам не заменит,
   Собачьей верности моей.
  
   * * *
   Светлая грусть, ну и пусть,
   Пускай ветер в карманах
   сугробы наносит,
   В чувствах я разберусь, разберусь,
   Веря в жизнь ту, что счастье приносит.
   Вот опять - как тогда журавли
   вновь от нас улетели,
   Этих странных минут мы и ждали
   и их не хотели,
   Вот и снова зима, снова холод
   и снова метели,
   Ох, как мама права: не успели пожить,
   не успели.
   Наша жизнь как вода через пальцы
   сочится - не схватишь,
   Наши птицы - года все летят,
   им рукой не помашешь,
   Время наше идет и былого
   все больше и больше,
   Скоро старость придет и ее подождать
   не попросишь.
  
   * * *
   Долгий день все никак не кончался,
   Дымка утра над лугом сменилась
   дневною жарой,
   Аист наш в колесе полететь
   все хотел, собирался,
   Аистята истошно кричали -
   он будто глухой.
   Две кобылы у стога лежали в тенечке,
   Молчаливо о жизни вели разговор,
   Журавель, у колодца опершись
   ведерком о бочку,
   С высоты умиленно смотрел
   и смотрел на простор.
   Я лежал на спине, поедая лучи
   твои солнце,
   Стая уток вдали пролетела
   по краю небес,
   Щелкал, пел соловей,
   за коленцем коленце,
   И неслись облака в летнем небе -
   посланцы чудес.
   Разморенному солнцу висеть
   в высоте надоело,
   От натуги налитое соками
   вишен густым,
   Побежало оно, а потом быстро
   так полетело,
   И осколки ее засияли на небе пустом.
   * * *
   Поздний вечер, прохладно,
   лунный свет заструился.
   Небеса так свежи и промыты
   недавним дождем.
   Тишина, василек от росы
   до земли наклонился.
   Мы сидим на крыльце с Тимофеем
   и ждем.
   Может быть, и сегодня
   небесная просинь,
   В эту ночь засияет брильянтами звезд.
   Он немного скулит,
   остро чувствуя осень,
   И от этого сердце собаки
   неровно стучит.
   Осень ночью приблизится -
   это чуть горько,
   Чтобы днем отступить
   на пол шага назад.
   Незаметно бежит наше время:
   постой-ка,
   Мы еще не успели друг другу сказать:
   Что душа молода
   и любовь нам по силам,
   И судьба до сих пор так
   признательна нам,
   Не бурлит наша кровь и не так мы
   с тобою красивы,
   Но, увы, наши чувства
   не хотят этого знать.
  
   * * *
   Подожди, не спеши,
   потерпи хоть немножко,
   Вот закончим страду,
   и ты сватов пришлешь.
   А придет мясоед, окропит землю
   снежная крошка,
   Тогда в церкви меня ты женою
   своей назовешь.
   Ничего нас не ждет и не жить
   нам с тобой дорогая,
   Я всю ночь проскакал на коне,
   для того чтоб сказать.
   Моих братьев вчера зарубили
   татары, играя,
   Ну, а вечером я из винтовки
   их начал стрелять.
   Их уж нет никого,
   сакля кровью залита,
   А их кровники ищут по дорогам меня.
   Я уеду сейчас, мною месть не забыта.
   Буду в чаще лесной их набег ожидать.
   Мне теперь уж не жить,
   мне немного осталось,
   Думал долгая жизнь,
   а она не длиннее клинка,
   Ты мне не жена и это счастьем
   для нас оказалось,
   Может быть, пощадит тебя горца
   кривая рука.
   Вот минуло сто лет я давно уж в могиле,
   Люди с гор расползлись
   по великой стране.
   Я сто раз пожалел о кровавом кумире,
   Жаль Россию, страдает за месть
   кровную мне.
  
   * * *
   На высоком бугре рано солнце
   встречаем,
   Неприметна, в кустах затаилась река,
   Косогор весь зарос богородской
   травою тимьяном,
   Воздух пахнет медвяным
   и сладким запахом гроз.
   Мы стоим на бугре тихо сил набираемся,
   Впереди ждет подъем и крутая гора,
   Мы спешим и, наверное,
   вновь собираемся,
   Прелесть утра восхода выпить до дна.
   Наша жизнь хороша и поэтому
   утром не спится,
   Так прекрасна природа и щедрость
   ее без границ,
   Луг великой реки приглашает
   скорей насладиться,
   Широким простором,
   цветами и щебетом птиц.
   * * *
   Дождь с утра и холодно в июле
   И припомнил я те дни опять,
   Мои дни, которые минули,
   И которых не вернуть мне вспять.
  
   Вспомнилась родимая сторонка,
   Как прощался осенью с тобой,
   Пахло медом, пылью тонко-тонко,
   Ветерочек веял добротой.
  
   Я уехал, думал ненадолго,
   А прошло с тех пор немало лет.
   Жизнь идет невесело, убого,
   Я едва ли видел в жизни свет.
  
   Я хотел всегда к тебе вернуться,
   Жить, как жили мой отец и дед,
   Сесть на поезд, ночь поспать, проснуться,
   И домой приехать на обед.
  
   Опоздал, теперь уж нету дома,
   Там идут другие времена,
   Жаль моя березка-недотрога
   Так грустит и плачет без меня.
  
   Все равно когда-нибудь приеду,
   Обниму родимые места,
   На могилки я приду к обеду,
   Помолюсь за маму и отца.
  
   Чтоб они в своей сырой могиле,
   Знали: помню я о них всегда,
   Дни бегут, заботы задавили,
   Но в душе те юные года.
  
   Я теперь все чаще вспоминаю,
   Домик наш, высокое крыльцо,
   Баян поет, для мамы я играю,
   Ловит взгляд любимое лицо.
  
   Верю я, что ты меня простила,
   За то, что я так быстро улетел,
   Жизнь моя убога и постыла,
   Разве так я в детстве жить хотел.
  
   * * *
   Осень, тепло и меня разморило,
   Лег на валок ржи и уснул глубоко.
   Снилось мне это, а может, не снилось,
   Что по над яром повис высоко.
   Обидно мне стало - мало так пожил,
   Внизу меня ждет неизвестность, конец.
   Но вдруг подо мною валок ржаной ожил,
   Поплыл вместе с ним я и на берег влез.
   Сижу, ноги в речке,
   рыбки пальцы кусают,
   Закатное солнце повисло в ветлах,
   Стоит неподвижно, сок наземь пускает,
   Тревожно и тихо в пустых небесах.
   Птицы молчат, ожидают, что будет,
   Прохлада в логах собирает росу,
   Пора просыпаться, ничто не разбудит,
   Одно жаль проспал, не увидел красу.
  
  
   * * *
   За окном ветёлка облетелая,
   Мокрая сгибается дождем,
   Осень, ты какая-то несмелая
   Все не спросишь у зимы, мы ждем.
  
   Ждем, когда наладится погода,
   Побелеют черные поля.
   Ждем, когда отхлынут все невзгоды,
   И ты скажешь нам,
   что мы грустим за зря.
  
   * * *
   Зима пришла надолго, как награда,
   Сковал мороз и реки, и мой сад,
   Дрожат березки - холоду не рады,
   А рядом сосны старчески скрипят.
   Так видно ждали, осень, мы другого,
   Не холода, который до костей,
   А ждали лета - лета дорогого,
   И ждем его и вместе с ним гостей.
   А дни проходят вяло, как-то боком
   В душе тоска взамен былых страстей
   И мне не жаль, не жаль себя нисколько
   И жду теперь весны и теплых дней
  
   * * *
   Припомню все, что миновало,
   Что отгорело, больше не болит,
   Придет на память, будто под увалом
   Березка белая одинешенька стоит.
   Стоит одна вокруг луга привольные,
   Вся в думах бедная, душа ее болит,
   Не слышны ей призывы беспокойные,
   То соловей, щелкая, звенит.
   Я долго жил отшельником береза,
   И грусть твоя понятна мне, поверь,
   Ни в летний жар, ни в зимние морозы
   Не греет сердце душу мне теперь.
   Живу один - тоска одолевает,
   С людьми жить долго тоже не могу,
   Корыстны искренне и меры
   в том не знают,
   От низменности чувств
   их в пустоту бегу.
  
   * * *
   Сегодня дождик, банная погода,
   Собака спит, наевшись, на крыльце,
   Так мне покойно, празднично, свободно,
   Как будто я закончил все уже.
   Нет никаких забот и обязательств,
   Спешить не нужно, и никто не ждет,
   Забыты ссоры, а трудных обстоятельств,
   Я будто не встречал, все хорошо идет.
   Жду в баню сына - париться он любит,
   Сегодня в бане самый легкий пар.
   Пусть посидит, погреется, побудет,
   Душа отмякнет и воспримет дар.
  
   * * *
   Удар судьбы у русских как обычай,
   Коль нет его - тоскливо мы живем,
   Но вот удар - счастливый случай,
   Тогда мы боремся за жизнь,
   но как живем.
   Коль нет борьбы - тоска нас одолеет.
   Просто жить - достойно ли для нас.
   В душе тогда подспудно злоба зреет,
   Чтоб огненной струей сверкнуть из глаз.
   Степная Русь, хоть вышла ты из леса,
   Медлительна, жестока и быстра.
   Степной твой бог он идолов развесил:
   Любви, свободы, счастия и зла.
   Забыл твой бог в своей подземной келье,
   А может просто, он тяжелый был,
   Не вынес идола согласия-веселья,
   Кто говорит, намеренно забыл.
   И нет веселья на Руси Великой,
   Считают все весельем питие,
   И пьют вино, о боге все забыли,
   И так ведь пьют - забыли про житье.
   Прошу тебя наш милый боже,
   Польской ты наш заступник и палач,
   Верни ты нам веселие пригожее,
   Верни нам добрый верный русский плач.
   Чтоб мы покаялись,
   за все что нагрешили,
   За все то зло, что сами принесли,
   И чтоб потом мы праведно зажили,
   И наши души жизнь свою нашли.
  
  
  
   * * *
   Принакрылось небо ватным одеялом,
   Днем не видно солнца, вечером луны,
   Позасыпал ветер землю листом палым,
   И замолкли птицы, мы с тобой одни.
   В воздухе нависла вязкая усталость,
   Ожиданье снега, зимних холодов,
   Чуть, немного,
   малость лета нам осталось,
   Не спеши не надо хоронить любовь.
   Мы еще дождемся с неба звездопада,
   И от счастья сердце снова расцветет,
   Не спеши, родная, рвать прошу не надо,
   Грусть тебя отпустит и любовь придет.
   * * *
   Так язвительна, подозрительна,
   утром деньги считает, кобенится,
   А луна взойдет, примет душ она,
   принарядится, приоденется.
   На, встречай ее, ночь цыганская,
   красоту ее, поступь царскую.
   Хоть луна блестит - ее ярче свет,
   не видать в ней жеманства -
   красавица.
   Так прекрасна ночь, хоть мне много лет,
   но и мне захотелось понравиться.
  
   * * *
   Ростки проклятий, злости и бесчестья
   На белый свет явилися не в миг.
   Никто не ждал, не холил их, заметьте,
   Но как роскошен этот флоры шик.
  
   Любовью называем лицедейство.
   Не ест людей - то признак доброты,
   А честность встретим - это как
   злодейство,
   А иногда как признак простоты.
   Обычные понятия и чувства,
   Которые нам свыше всем даны,
   Становятся причинами расстройства -
   Коль встретишь их, то,
   значит, жди беды.
   Мы ждем беду и к встрече с ней готовы,
   Часто долго и томительно мы ждем,
   Теперь для нас несчастие основа
   Без счастия мы как-то проживем.
   Мы ждем теперь подвоха и удара,
   Чтоб вовремя ответить, сдачу дать.
   Почувствовать в груди огонь пожара,
   И снова жить и снова ждать.
  
   * * *
   Сегодня сон мне ночью снился,
   Что я нашел нежданный клад.
   Там перстень, кольца - блеск вещицы,
   Но я не знаю, сну не рад.
  
   Так видно ждать беду и горе,
   Опять судьба толкает дверь.
   Мне мутно жить, мне жить не стоит,
   Но также мерзко умереть.
  
   Встаю я утром чуть светочек,
   Пишу стихи я про любовь,
   Но в них нет правды, нет ни строчки,
   В душе моей разлита кровь.
  
   Очнутся ли мои желанья,
   Проснется, вздрогнет ли душа?
   Напрасны сна, судьбы старанья,
   Знать моя жизнь уже прошла.
  
   Увы, осталось так немного
   Высоких чувств мне испытать,
   Они даны, даются богом,
   Их не добавить, не убрать.
  
   Так видно я свои желанья
   Не смог понять, ни испытать.
   И знать, напрасны ожиданья
   Судьбы рассвета под закат.
  
   * * *
   Родина моя - граница.
   Здесь на берегах Оби
   Сошлись друг другом насладиться
   Степная благость и язычок тайги.
   Восточный берег думы навевает
   От безысходной монотонности тайги,
   А запад весел, запад видно знает
   Вкус жизни и загадочность судьбы.
   Здесь стол степи так ровной и широкой,
   Покрытой летом кипенью цветной
   Спускается к Оби стеной высокой -
   Уступкой мудрости в споре о былом.
   Уступ - увал тот хмелем зарастает,
   Переплетением кустарников, берез.
   И так густы те заросли бывают,
   Что не пускают вниз, борешься до слез.
   И будто говорит увал суровый:
   Зачем идете, дальше лишь дурман,
   Тайга вас встретит диким волчьим воем,
   Совиным лаем, но это все обман.
   Я здесь стою уже тысячелетья,
   Передо мной промчалися века,
   Я под хмельком, а то бы вас не встретил,
   Уж очень ненавистна мне тайга.
   Я пограничник и держу бедовых,
   Им надоела степь, где воздух чист,
   Дышать простором, травами настоем,
   И слушать птичий гомон, ветра свист.
   Прекрасна степь - простор желаний.
   Здесь все всевышний
   создал как-то вдруг.
   И солнца вечный круг и ожиданье,
   И мимолетность встреч,
   томительность разлук.
   Вот на коне, хлестнул нагайкой
   Конь взвился свечкой, махом поскакал.
   Клубится пыль, и в этой были вечной,
   Я видел свет, и жизнь свою познал.
   Вот пыль осела, степь опять пустынна.
   Где этот всадник, кто найдет его?
   Легка как пыль и в этом степь повинна,
   Судьба и жизнь, степное бытие.
   В степных логах кости лишь белеют,
   А по буграм курганы громоздят.
   Все видели они, от старости хмелеют,
   Глядят на все, и всех за все простят.
  
   * * *
   Наконец-то лето сжалилось над нами,
   И послало теплый солнечный денек,
   Сделав жизнь прекрасней, чем можем
   мы словами
   Обозначить нашу благодарность иль
   упрек.
   Пусть сейчас голоден и в плохой одежде,
   Но ты можешь сладкий воздух пить
   взахлеб.
   И денек проходит, твой денек в надежде,
   Так должно и скоро точно повезет.
  
   * * *
   Звезды сыплются с неба,
   очень густо сегодня,
   Засыпают поляны, исчезая в снегах.
   На земле у них праздник,
   на земле Новогодье,
   А у нас смерть гуляет,
   кровь разлита в следах.
   Вновь сбесились абреки,
   валом прут с пулеметом,
   Нас четыре калеки, и нас бьют
   по сердцам,
   Вижу, звезды мигают,
   знать дождались утехи,
   И четверка сорвется вниз
   навстречу душам.
   Звезды стойте, не надо -
   мы так мало пожили,
   Из-за нас вам не стоит в грязь
   и кровь к нам упасть.
   У комбата награда -
   рану водкой залили,
   Он спокоен, не дышит
   и захочет ли встать.
   Вот опять поднаперли,
   нету силы отбиться,
   Две звезды сорвались,
   и помчалися вниз,
   Разве стоило братцы
   нам на свет появиться,
   Чтобы здесь в этих скалах
   нам окончили жизнь.
  
   * * *
   Растревожено птицы летели,
   Что же, осень, а зима в ноябре.
   Ну, а нынче все ж рано метели
   Заявили как-то вдруг о себе.
  
   Не дана нынче нам передышка,
   Лета не было, а зима на дворе.
   Как-то быстро с тобою братишка
   Постарели - голова в серебре.
  
   А в душе как обычно тоскливо,
   Вспоминать не хочу - все печаль.
   Будто кто-то затронул пугливо,
   Зазвенел струной звучно, а жаль.
  
   Вспоминать не хочу я былое,
   Очень больно, что в прошлом оно.
   Моя юность и детство святое
   Промелькнули как миг, как кино.
  
   Так прошло то хмельное веселье,
   В полусне и запомнил едва,
   А теперь наступило похмелье
   Вспоминать про былые года.
  
   Журавли рано утром летели,
   И курлыкали жалобно мне,
   Видно ждать мне и ранней метели,
   Странных дум о прошедшей весне.
  
   * * *
   Распахнуты окна,
   Висят занавески,
   Погода размокла -
   Знать доводы вески.
  
   Залить, смешать с грязью
   Все наше житье.
   Хоть этакой мазью
   Ослабить нытье.
  
   Затихнет скрип жизни,
   Арба не качнется,
   А кто-то в болезни
   От жара очнется.
  
   Дождик приятно его охладит,
   А мир, окруженье его удивит.
   Сплошное унынье, пусть бог их простит,
   Здоровием пышут, а голос скрипит.
   * * *
   Нынче лето где-то затерялося,
   Не нашло оно сюда пути.
   Долго ждем его, а нам досталися
   Невеселые дождливые деньки.
   Дождь с утра тихонько начинается,
   Льет весь день, и нет ему конца.
   Очевидно, кто-то собирается
   Вылить в это место небеса.
   Солнце здесь украдкой появляется,
   Очень ненадолго - путь закрыт.
   Видно наше лето называется
   Невеселым словом - инвалид.
   Нам совсем немного жить на свете,
   Еще меньше радости иметь,
   Жаль, однако, как-то им ответить,
   Никому никак нам не суметь.
   Неизвестно, почему рай
   Всегда в одном краю,
   Там и солнце, и песок,
   Птиц приятный голосок,
   Разливанное веселье -
   Славят жизнь свою в раю.
   Мы живем и ждем всегда.
   Наша жизнь как та вода.
   Все мы знаем: что? когда?
   Но надежда иногда
   Посещает нас: А, вдруг!
   Солнце переменит круг,
   И веселый теплый рай
   Припожалует в наш край.
   Вот тогда друг не зевай,
   А пока, усни чуток,
   Сил подкопишь на рывок,
   Может следующий годок
   Чудо нам свершит, браток.
  
   * * *
   Утром снег валит, поземка, ветер воет,
   В порывах ветра камелек
   вздыхает глубоко,
   В избе уютно от огня и нам не стоит
   Идти в метель, когда здесь так тепло.
   Но мы пойдем - сегодня наша встреча
   С природой Севера холодной и простой,
   Пойдем в тайгу в то место, где улечься
   Должна на отдых непогода, на постой.
   Зашли в подлесок, ветер ветки крутит,
   От снежной пыли пелена висит,
   Смешалось все, то буря с нами шутит,
   И в небо кувыркаяся летит.
   Но вот наш бор и сосны, что за диво
   Красавицы спокойные стоят,
   А ветер стих, но иногда игриво
   Потреплет за вершину - верхогляд.
   Снежинки бархатистые садятся,
   Бор принаряжен, к празднику одет,
   А рядом буря - в поле черти мчатся,
   Вихрем снежным застилая божий свет.
  
   Маштачёк
  
   Уральскому казаку
   Панферу Харитоновичу,
   моему прадеду, который
   более 20 лет воевал
   на Кавказе и моей
   прабабушке Наташе -
   черкеске посвящается.
   Маштачёк игреневый весёлый
   Пляшет, не стоится знать ему.
   Может всё же жмут ему подковы,
   Но не скажет, а ведь есть кому.
  
   Я его послушал бы тихонько
   Мы ведь с ним давнишние друзья,
   Только ржёт все утро тонко-тонко,
   Растревожил мое сердце - так нельзя.
  
   Я, Игренька, тоже, все тоскую,
   Не видал я дома много лет.
   Я привык, и каждый день рискую,
   Но видать нет пули мне в ответ.
  
   Я привык с татарами рубиться,
   Брать в залог, и пленных выручать.
   Я хочу, но мне давно не снится
   Дом родной и старенькая мать.
  
   Двадцать лет как я на службе царской
   Буду жив, вернусь домой - женюсь,
   Не смогу я и за женской лаской,
   Позабыть всю эту кровь. Боюсь,
  
   Что будет сниться луг зеленый,
   Кровавые на нём ручьи,
   Будет сниться сотник непутёвый,
   И груда тел, наваленных, ничьих.
  
   Солнце снова в распадок скатилось,
   Тени гор перекрыли реку,
   Я хочу, чтоб забылась, не снилась,
   Эта сказка о крови внучку.
  
  
   * * *
   Не жалей меня родная не надо,
   В жизни я, все, что задумал - успел.
   И осталось мне лишь ждать листопада,
   Но ты знаешь, что я ждать не умел.
  
   Не умел, да и сейчас не умею.
   Все стараюсь я себя разбудить.
   Мне охота, как и раньше в апреле
   Вместе с птицами в небе парить.
  
   Не жалей меня за то, что так долго
   Я бродил среди друзей и врагов,
   Что я сердце свое понемногу
   Остудил среди обид и снегов.
  
   А теперь я все реже встречаю
   Жизни блик в предрассветном луче,
   Я угрюм и про себя замечаю,
   Что жизнь моя подобна свече.
  
   Эта свечка разгорелась до срока,
   Очень быстро догорит на ветру,
   Ну, а если то и ветер тот сбоку
   То согнет или затушит к утру.
  
   Не жалей меня ведь ночь эта наша,
   Я пришел к тебе, живой не уйду,
   Годы сделали тебя еще краше,
   Жаль нашел тебя я вновь на беду.
  
   * * *
   Опять ушли, умчалися забавы,
   И виден лета красного конец:
   Приметно увядание дубравы,
   Тот желтый отблеск - осени венец.
   Туманы часты и роса обильна,
   Ночами холод, стылый звездный блеск,
   Солнце ходит по небу насильно,
   И в речке слышен листьев
   облетевших плеск.
   Прошли восторги и ожиданье чуда,
   Весны и лета, прекрасные деньки,
   Настала осень - время золотого блуда,
   То дождь, то солнце -
   как лекарство от тоски.
   Но есть и постоянная обитель,
   Где ждут тебя, и любят, и зовут.
   Пусть часто ты - неблагодарный зритель,
   Но там простят, забудут и поймут.
   Обитель эта достается не по праву,
   Ее пусть недостоин или как,
   Так виноват, и изменить дурному нраву
   Я так хотел, хочу, но вот никак ...
   Родная, дорогая, несравненная,
   Пусть эти строчки скажут невзначай,
   Что наша жизнь вполне обыкновенная,
   Она для нас и в ней мы невзначай.
  
   * * *
   В печке угли подернулись пеплом,
   Буран жалобно воет в трубе,
   Ну, а я вспоминаю о светлом,
   Шумном празднике в нашей избе.
   Где вы юности дни зоревые?
   Смелость мысли - ее не догнать.
   Вас тревожат глаза голубые,
   Те глаза, что любил целовать.
   Мы так мало с тобою встречались.
   Ты ушла, а я мог удержать.
   В моей памяти смутно остались
   Две косы и насмешливый взгляд.
   Жизнь прошла, мы с тобой повстречались,
   Чувства прежние ожили вновь.
   Жаль, когда-то так просто расстались,
   Чтоб найти, хоть имели любовь.
   Но найти мне ее не пришлося,
   У тебя нет смешинки в устах,
   Видно тоже хлебнуть довелося,
   В тех далеких немилых местах.
   Может быть наша встреча недаром,
   Может так суждено в небесах,
   Вновь любовь наша вспыхнет пожаром,
   Как надежда в прекрасных очах.
   Здравствуй милая, я ненадолго,
   Много слов мной не сказано вслух,
   Все в руках справедливости, бога,
   А к мечте рок по странному глух.
  
  
  
   * * *
   Лето промчалось, опять я не съездил
   В родительский день
   на могилки родных.
   Хоть вижу во сне я всех их живыми
   как прежде,
   Но побывать в этот год
   не пришлось мне у них.
   Прохладный денек облака
   громоздятся горами,
   Они отраженье моей
   беспокойной судьбы,
   Острые пики, чернеют
   провалы местами,
   Закрыли, не видно
   моей путеводной звезды.
   А звездочка эта так много
   мне в жизни светила,
   Я думал она всегда будет
   тут рядом со мной,
   Но вот не пришлось, разлука
   нам счастье закрыла,
   И светит она не у нас,
   где-то в жизни другой.
   Ну что ж облака, вы проноситесь
   мимо туманом.
   Напыщенность ваша - лишь в
   безразличье полет.
   Но может и вам однажды
   на вечере званом,
   Волна теплоты к сердцу
   вдруг подойдет.
   Тогда вы поймете, и это покажет
   нежданно,
   Что ваши пути и ваш бесконечный
   полет,
   Лишь только обман и побег
   от себя неустанный,
   А сердце у вас о любви
   и о счастье поет.
   Прошли облака, и природа молчит,
   успокоилась,
   И ясно на небе и вижу я
   тысячи звезд,
   И может одна, но какая и где ты
   устроилась,
   Осветишь мой путь размышлений
   и жизни без грез.
  
   * * *
   Сегодня стрекоза присела мне на руку
   Головка круглая
   и длинный тонкий хвост.
   Косила глазом, представляя скуку
   И превосходство юности,
   туман любовных грез.
   Смотрел я на нее внимательно и нежно
   Цветок благоухающего дня.
   В ее глазах простор тоски безбрежной
   И отблеск изумрудный нежаркого огня.
   Немного посидев, она вспорхнула,
   Зависла надо мной, и вот ее уж нет.
   А я глядел ей вслед,
   ведь мне она вернула
   Забытый взгляд -
   страданье прошлых лет.
   Ты, север, скуп на чувства
   и событья
   На цвет у неба,
   бусого, с бела,
   Не хочется мечтать и вспоминать
   забытое,
   И делать вид, что жизнь
   по-прежнему мила.
  
   * * *Собака ворчит, ночную
   опасность почуяв,
   Ей блазнит угроза в шорохе
   листьев сухих.
   Ранняя осень, жизни остатки свежуя,
   Торопится к нам из мрака
   льдов вековых.
   Север ты скромен в смертельном
   своем обояньи,
   Твой образ так прост и не требует
   красок огня.
   Иль солнце, иль мрак и метели
   с бураном печальным,
   И путник замерз на дороге,
   погоду кляня.
   Твой праздник безмолвен, на ветках
   гирлянды повисли,
   Стол белый и чистый и ждет не кого,
   а меня.
   Застыли желанья, и только
   несмелые мысли
   Нашепчет метель о проделках
   морозного дня.
   Мир населенный съежился,
   весь уместился
   У печки, дающей приют
   и тепло у огня.
   Тесно и хрупко и так надоедливо снится
   Лето у речки и потная грудь у коня.
   Конь хочет напиться,
   но он не остыл, еще рано,
   Долго мы убегали - погоня была.
   Кто гнался за нами, не знаю,
   а вижу поляна
   Костер не потухший
   и зеленого цвета зола.
   От этих видений мне трудно
   лета дождаться.
   Пусть холодно, мерзну, и воет буран
   до утра,
   Но все ж это лучше чем в сонных
   загадках копаться,
   И думать о цвете странной золы у костра.
  
   * * *
   Циклоны сместились
   к полярным широтам -
   В Расеи тепло, а в Сибири дожди,
   А я Вам пишу, как живу, неохотно,
   Болит мое сердце
   от этой напрасной вражды.
   Север для жизни всегда был не очень,
   А несколько лет стал несносным совсем,
   Нет лета в Сибири, вместо этого осень,
   Тихо бежит в зиму мутный ручей.
   Нам нечего ждать, нас природа отвергла,
   И жить надоело под этим дождем,
   Уж лучше зима пустынь белого снега,
   И теплая встреча, и чай, и вдвоем.
   Вот снова сегодня небеса постарались,
   Ливень бушует, и зиму зовет.
   За что нам такое? Может просто
   за зависть?
   За мечты об уюте у южных широт?
   Давай собирайся, уедем с тобой дорогая,
   Быть может, на свете приготовлен
   кусочек земли,
   Где ждут нас давно и нам скажут
   с любовью, встречая:
   Спасибо друзья наконец-то
   и к нам вы зашли.
  
   * * *
   Был я молод и с первой любовью
   Жизнь дарила напрасно страдания,
   Без того был горяч, я не скрою,
   Не любил, не хотел ожидания.
   И теперь еще тяжко бывает,
   Если нужно чего-нибудь ждать,
   А тогда, лишь собака залает,
   Я бегом, дверь скорей открывать
   Вдруг за дверью моя дорогая,
   Вдруг шла мимо, решила зайти.
   Но, увы, там старушка немая,
   Ждет бедняжка, ах, боже, прости.
   Есть и горе на свете. Что больше?
   Как оно и любовь нам близки
   Нету сил отодвинуть, что горше
   И приблизить любовь. Так жестки
   Нашей жизни земной устремленья,
   Делят мир лишь на солнце и темь,
   А судьба между ними в смятенье
   Ищет ночью, потерянный день.
  
   * * *
   В яру родник - чистейшая криница,
   Родит его гора и синь-песок.
   На той горе мне довелось родиться,
   А под горою речка и лесок.
   Речушка эта ласково струится,
   Из леска бежит к ней ручеек
   Ручей с прозрачною святой водицей,
   Нагретый солнцем сладкий голосок.
   Вдоль озера по гривке шли домишки,
   Окошками на солнышко глядя,
   И часто в огороды к ним зайчишки
   Обедать прибегали проходя.
   Лесок богат был ягодой, грибами,
   Черемухи, боярки заросли,
   Там пчельник был и под его кустами
   Мы незаметно вдруг однажды выросли.
  
   * * *
   Моя душа полна разочарований,
   Прожил я жизнь не так, как я хотел.
   Так много в ней бесплотных ожиданий
   И что я мог, то это не сумел.
  
   Мне боже дал лукавый, быстрый разум,
   Способный мира чувства узнавать,
   А я его потратил, трачу даром
   На то чтоб просто жить, жевать, дышать.
  
   Не для меня библейские заветы,
   Не вся та скромность милостью полна,
   Проходят годы - просят дать ответы,
   Ведь жизнь у каждого от бога и одна.
   Скорей, скорей пока частично разум,
   Не погрузился в сладостный туман,
   Я жду искры, и думаю обязан,
   Забыть телесный простенький обман.
  
   Та жизнь, что мне прожить
   еще осталось,
   Я посвящаю поискам добра,
   Добра души и чувства - в этом жалость,
   Та, что от бога матерью дана.
  
   Добро лишь то - к чему душой
   стремишься,
   Не плотские занятия людей,
   И не борьба - ты в клетке словно птица,
   Но мысль, гармония и радуга идей.
  
   * * *
   Не забудь ты меня, дорогая,
   Не забудь ты меня, что я есть,
   Пусть воспрянет наивность святая,
   И блеснет серебром моя лесть.
  
   Я любил так тебя, дорогая,
   Я любил тебя, мучил не раз.
   Искры чувства летят, обжигая,
   Их огонь в нас еще не погас.
  
   Не грусти, ты обижена, знаю,
   Не грусти, я один виноват.
   Знай - страдаю, в душе упрекаю,
   Но обиды назад не летят.
  
   Я глаза твои вижу, я знаю,
   В них обиды застывшая боль.
   Ты прости, если можешь, родная,
   Не печалься, себя не неволь.
  
   * * *
   Как быстро птицы улетели
   К себе на юг, весну встречать.
   Без них завоют вновь метели -
   Как долго нам теперь их ждать.
  
   * * *
   Нынче гуси летели и кричали победно:
   Вот и осень пришла - полетели на юг?
   Скоро выпадет снег,
   скроет землю бесследно?
   А вольготная жизнь станет
   скопищем скук.
  
   * * *
   Ставит сети нам любовь, и строго
   Привычка, жалость тянут два крыла.
   Лишь ослабеет низ, закрутится тревога,
   То знать измена мимо проплыла.
   Привычка, жалость требуют измены,
   А свежесть чувства - спутница любви,
   Не стоит вам готовиться для смены
   Чего уж нет, того уж ты не жди.
  
   * * *Свет очей твоих серых, мерцанье Я и в ночь разглядеть бы сумел, Но не видеть их мне - ожиданье Мой давнишний и вечный удел.
  
   * * *
   Если вы так довольны обедом,
   И вкусили его не спеша,
   То представьте себе будто следом
   Шел теленок, в коленках дрожа.
   Шел теленок на смерть обреченно,
   Жизнь свою вам для вкуса неся,
   И мясник ждал его окропленный
   Кровью жертв, глазом диким кося.
  
   * * *Как надоело эти рожи видеть, Холеной сытой мерзостью дивясь,И удивляться истинам избитым, Провозглашаемым как в первый раз.
   * * *Вставал рассвет зарей холодной,
   Колючий ветер хрипло выл,
   А город спал, спал ложью сонной,
   И видел сны, те, что забыл.
  
   Он видел яркие виденья:
   Вся разодетая толпа,
   На паперти столпотворенье,
   Благославленье у попа.
  
   По улице гуляют мирно,
   Все чисто убрано, блестит.
   Среди толпы нет бедных, видно
   И нет воров, чтоб свет застить.
  
   Все дружелюбны, тихо славят,
   Их разговоров не слыхать,
   И видно верят, что оставят
   И малым детям благодать.
  
   * * *
   Как пьянит и дурманит весной запах земли обнаженной
   Первым теплым лучом завернувшим нечаянно к нам.
   Здесь повсюду снега и березе по грудь занесенной
   Так приятно дремать в волнах теплого
   летнего сна.
  
  
  
   * * *
   Я ехал с базара весной, чуть подвыпив,
   Кобыла неспешно трусила рысцой,
   Ходок не трясло, и хотелося крикнуть
   Что мне хорошо и что я молодой.
   Степь без конца ярким солнечным светом залита,
   Трещат кузнецы, да беркут парит в вышине.
   Кошки польские бегут под коня, под копыта
   Как видно устав, наслаждаясь дремать в тишине.
   Еще нет комаров, и в ярах черный снег не растаял.
   Еще речки степные бурлят не в своих берегах.
   А лето торопит, книгу маленькой жизни листая,
   Забыть о зиме, о морозах, метели, снегах.
  
   * * *
   Старый месяц бог на звезды крошит,
   По звездам кораблики плывут,
   Наступает осень - осень мочит,
   Осень кормит и дает приют.
  
   * * *
   Кто скоро засыпает, недолго проживет.
   И он живет, не знает,
   а смертушка не ждет.
   Она с косою ходит: усни, мой друг, усни.
   Пускай тебе приснятся твои младые дни.
   Когда тебя босого на лавку ставил дед.
   И требовал за лужу немедля дать ответ.
   А ты не поперхнувшись,
   валил все на телка.
   А дедушка несильно давал тебе пинка.
   Потом хлебали юшку пустую на воде.
   Потом дедусь катал тебя
   на длинной бороде,
   Рассказывал он сказку
   про Илью Муромца.
   Потом бежал ты к двери
   встречать своего отца.
   И печка истопилась, и щи поспели в ней,
   Вы сели и поели, а ты усни скорей.
  
   * * *
   Пролетела пуля - не вернется.
   Год прошел - его нельзя назад.
   Так и наша жизнь в клубок свернется,
   Все туже, туже... Кто же виноват?
  
   * * *
   Развесила осень костры на кустах
   полыхающих,
   В озерах на стылой воде
   расстелила мостки,
   В пожухлой траве, в лесу,
   на полянах пожарища,
   Трещат, прогорая последние
   лета деньки.
   Что же ты, осень, хоть чуть-чуть
   не помедлишь?
   Хоть ненадолго бабьего лета
   тепло не продлишь?
   В это грустное время нам
   так мало надежды,
   Но все ж попытайся для женщин
   зажечь огоньки.
   Зимою холодной не раз они вспомнят
   Твою доброту этих сказочных дней,
   И светлая грусть полыхающей осени
   Угонит мороз
   и зима побежит побыстрей.
  
   * * *
   С позволения сказать!
   Не по чести слово!
   Мне бы надо помолчать,
   А я глаголю снова.
  
   * * *
   Метель, в яру, где ветер тише
   Зима качает колыбель.
   Мороз ярит, тепло и слышишь,
   Как в вышине свистит метель.
  
  
  
   * * *
   Весна неслышно, тихо, чуть заметно
   Исподволь готовит лето нам.
   И в этом действе от добра и света
   Чуть-чуть завидуешь природы колдунам.
   А осень наступает жестко, боком
   Со злостью, громом и ненавистью к нам.
   Мол, отдохнули вы, ну,
   а теперь, до срока
   В пустыне мерзлой кланяться ветрам.
  
   * * *
   Земную твердь росток пробил,
   На свет он смотрит удивленный,
   Еще он слаб, и не любил,
   Еще надеждой окрыленный.
   Мечтает он, все ввысь расти,
   Красой сравниться с светлым миром.
   Не знает он, что повести
   не написать пером сатиры.
   Еще светло и ночь тепла,
   Но не слыхать уж лета лиры,
   И скоро осень как метла
   Все приберет. Эх, вы, кумиры...
  
   * * *
   Давно все грозы отгремели,
   И вот остался тлен души.
   Устали чувства, отболели,
   И пуст мой сад... Душа спешит
   Забыть прожитое былое,
   Чтоб не тревожило оно,
   Кипенье жизни молодое,
   Бурливо пенисто вино.
   Но мне так жаль, того, что в прошлом,
   И тех мгновений и минут,
   Они томятся заполошно
   Стучатся в двери - знают, ждут.
   Открою дверь, пусть все пройдутся
   И годы, люди и дела
   Для всех для них в душе найдутся
   И мысли, чувства и слова.
  
  
  
  
   * * *
   Я помню детство, юность, школу,
   Своих друзей, университет.
   Там много счастья дорогого,
   Любви, свиданий, чуда свет.
   Жизнь ожиданий, встреч, прощаний,
   Жизнь поражений и побед...
   Я поспешил из жизни этой.
   Зачем? Куда? Ищу ответ...
  
   * * *
   Ветерок играет волос прядью:
   То положит, то ее взовьет.
   Тишина в саду, а под небесной гладью
   Тучка золотая задумчиво плывет.
   Небо чисто, солнышко сияет,
   И откуда эта тучка шла?
   Так висит на небе, будто знает:
   Смотрят на нее с земли и всем она мила.
   Она весело с солнцем играет и шутит,
   То закроет светило, а то вновь отойдет,
   Может солнце ее на веревочке крутит,
   Или тучка сама вслед за солнцем бредет.
  
   * * *
   Вот и птицы сбиваются в стаи -
   Стаей легче отсюда лететь.
   Оставляете нас, улетая
   Передайте наш лету привет.
   Пусть оно в этот мрак, в этот холод
   Иногда посылает гонцов.
   Легче будет души нашей голод,
   Когда встретишь вдруг лета лицо.
   Вот тогда точно мы прозимуем,
   И дождемся весны и грачей,
   Только знать бы, когда заревую,
   Жизнь споет нам из песни ночей.
   Осень, осень ты так неизбежна,
   Ты приходишь, хоть мало кто ждет.
   Позови ты к нам зиму поснежней,
   Покороче, пусть быстро пройдет.
  
   * * *
   Холода, холода наступившего
   в жизни ненастья,
   Навсегда, навсегда унесли
   и тепло и мечты.
   Холод чувств подкатил,
   я стараюсь скорей с ним
   расстаться.
   Дни и ночи теперь так бесцветно
   несчастно пусты.
   Где ты есть свет души -
   ты мое невеликое счастье?
   Ты услышь,
   поспеши в этот час
   мне так трудно одной.
   Пусть не любишь меня, но твое
   небольшое участье
   Так я жду,
   знай всегда мое сердце
   рядом с тобой.
  
   * * *
   На небе месяц облака раздвинул,
   Просыпал горстку звездной пыли
   на бегу,
   Мир осветился искрами цветными,
   и скинул
   Черный плащ на мокром берегу.
   Река темна, ворочает каменья
   На берегах под сыростью снегов
   Осклизло все и сонное томленье
   В усталых душах осени богов
   * * *
   Край небес зарницами зажженный,
   Тушит ливень каждый божий день,
   Киргиз-курган морозом прокаленный,
   Позеленел, похож на старый пень.
   Мохнатой лапой дождик землю гладит,
   Она довольная, как женщина, блестит.
   Никто не смог бы с нею так поладить,
   И никого она за это не корит.
  
   * * *
   Денек идет и близок к завершенью,
   Солнце не погрело нас ничуть,
   А скоро осень сменится метелью,
   И станет светлым и морозным путь.
   Жестоко осень следует порядку,
   Когда-то заведенному до нас.
   Ее подарки и обильны, сладки -
   Ее приходу вряд ли кто-то рад.
  
   * * *
   Птицы умолкли, за лето устали,
   Вдоволь поели, пощебетали,
   Пора собираться на другой край земли,
   В чужие просторы хвали, не хвали.
   Сборы недолги: вот крылья, вот хвост
   Над сушей, над морем воздушный
   есть мост
   Никто не удержит - летите друзья
   Зима на пороге вам медлить нельзя
  
   * * *
   Светит солнце и дрожит листва
   Ночь темна и воздух так прозрачен,
   Но не слыхать уже, когда растет трава,
   И в зиму путь природе обозначен.
  
   * * *
   На полярной станции на южном берегу
   На скалистом мысе океана
   Как растает снег, то, забывая про пургу,
   Осока зеленеет здесь нежданно.
  
   * * *
   Когда у осени закончится терпенье,
   И сил не будет, чтоб мороз держать,
   Зима покажет все свое уменье,
   Как заморозить и в тепле прижать.
  
   * * *
   Дым из трубы столбом высоким
   Свод ясный неба подпирает,
   И непогоду, дождь и слякоть отодвигает.
   Яснит небо, чтобы звуки -
   Лета бабьего страданья,
   Не потерялись в ожидании
   Блеска лучика с небес
   В сей период для чудес
   Данный богом в оправданье
   Грехов женщин и невест.
  
  
  
   * * *
   Бабье лето дождь и слякоть -
   невеселые пути.
   Где свернуть, какой дорожкой, чтоб
   ненастье обойти?
   Как взглянуть, чтоб жизнь прелестной повернулась стороной?
   Как любить, коль лето женщин обернулося зимой?
  
   * * *
   Со времен великого поэта
   Все невозможней на Руси
   Слова любовного привета
   Для лета бабьего нести.
  
   Так редко время это ладит
   И напоминает нам
   Тот милый образ, что погладить
   Не позволяет явь и снам.
  
   Все больше видишь развалюху,
   А женщин стыдно видеть там.
   Ну коль увидишь, то старуху
   Хоть молодую по летам.
  
   Погода эта в развлеченье
   Дана нам дьяволом давно.
   Забыла Русь свое крещенье
   Забыла сладкое вино.
  
   В чести все больше зло и горечь.
   Что уж сгорит, то не сгниет!
   Зачем любовь, добро и совесть?
   Коль наша жизнь без нас идет.
  
   * * *
   Промытый воздух пепельно-дрожащий
   После долгого осеннего дождя.
   Услужливо ласкает нас к надежде
   нашей вящей,
   Что не последний раз встречаем,
   в зиму уходя.
  
  
  
   * * *
   Лето бабье - ветреная женщина:
   Непостоянство чувств,
   пристрастий и любви.
   С утра добра и лишь тебе обещана,
   А через час - забыла и не жди.
  
   * * *
   Погода сегодня тепла и прелестна.
   Чистое небо, ветерок шелестит.
   Как жаль - это осень, и это известно,
   Что рано иль поздно снежок полетит.
  
   * * *
   Старухе ретушь не подмога,
   Бандиту правда не слуга,
   Охота в жизни хоть немного
   Мне словом растопить снега.
  
   Чтоб воровская жизнь народа,
   Была отвергнута, ушла,
   И чтобы русская природа
   Вновь в душах прорасти могла.
  
   Пусть кто забыл, тот враз бы вспомнил:
   Щи из капусты, русский квас,
   Пимы и теплую поневу,
   Протяжность песен, русский пляс.
  
   И может вспомнит огневые
   Русской удали года,
   Не те что землю кровью мыли,
   А дни веселья и труда.
  
   И русский дух тогда проснется,
   Вновь станет сильным наш народ,
   Отринет пьянь и матершину,
   В любви и счастье поживет.
  
   * * *
   Сегодня мне невесело, окутала печаль,
   Как ватным одеялом накрыла невзначай.
   Грусть моя ты светлая, нередок
   твой визит,
   В словах, делах, желаниях тоска
   моя сквозит.
   Тоска та беспричинная, обычная тоска,
   Русская, пустынная, тягучая тоска.
   Надеешься отхлынет, но нет
   она сильней,
   И сердце стынет, стынет, инея бледней.
   От шуток нет веселости,
   вино не веселит,
   От горя нету горести, душа уж не болит.
   Бесцветные унылые проходят вечера,
   И ночь такая длинная до самого утра.
   Живешь, привычно ходишь на службу -
   смысла нет.
   Готовишь и съедаешь обед иль не обед.
   И в чем причина? - знаешь,
   но все ж ответа нет.
   * * *
   Жизнь моя как призрачное утро,
   Чуть рассветало, а в душе темно.
   Восток на юг задвинул запад шустро,
   И все четыре сбилися в одно.
   Одно большое и мокрое пятно,
   В кляксу школьника на промокашке,
   В орнамент грязный на рубашке,
   Давно не стираной не глаженой рябой,
   Нашедшей здесь свою судьбу
   и свой покой.
   На все на это жутко не смотреть.
   И солнце утром тоже в изумленьи,
   Лишь месяц ночью торопится успеть
   Подслеповато щурясь в удивленьи,
   На миг, но осветить все это
   представленье.
   * * *
   Опять веселье хлещет через край,
   Забыты ненадолго все сомненья,
   Вино рекой и только успевай,
   Поднять бокал за жизнь, за настроение.
  
   * * *
   Чем дольше живешь, тем шаги тяжелее
   И меньше встречаешь в минутах друзей
   Они не толпятся - бегут все скорее,
   Кричат, веселятся быстрей и быстрей
  
   * * *
   Чем больше живешь, тем больше
   лукавишь,
   Увидеть стремишься того, чего нет.
   То станешь моложе и плечи расправишь,
   То вдруг постареешь на несколько лет.
   Почувствуешь слабость, усталость
   от жизни,
   Поймешь в сотый раз, что
   не все впереди.
   Грустные мысли они будто тени.
   Откуда берутся? Следи, не следи.
   И вновь, лишь мгновенье вам
   радость подарит,
   Ты снова, как прежде, молодой,
   полон сил.
   И солнце засветит и счастье поманит,
   И все у вас есть, что давно ты просил.
  
   * * *
   Опасность и смелость, долг и свобода -
   Море для жизни и шторм для любви.
   Задраены люки, ждем полного хода,
   Цели желанной, буйства в крови.
   Цель недоступна, ошибочны средства,
   Не все здесь подходит, а выбор
   так строг.
   Наверно поэтому жизнь после детства
   Редко у нас вызывает восторг.
   Неверные средства и можешь поверить
   Что цель, та к которой ты долго так шел,
   Предстанет как символ напрасной
   надежды
   Стремился к которой и мимо прошел.
   Начать все сначала способен не каждый,
   Да может и поздно уже начинать.
   Один успокоится, и будет как каждый
   Ударам судьбы покорно внимать.
   А кто поспешит выбрать новую цель,
   Опять не успеет, опять прогадает.
   Озлобится только, и с миром не сладит,
   Уставший больной зарычит будто зверь.
   Так что же надежней? И миром
   кто правит?
   Злоба и ненависть сильных людей?
   Иль может смиренье, терпение слабых,
   Зовущих к согласию разных идей.
  
   * * *
   Оловянные солдаты из глубин
   равнин России
   Вновь плывете на обмане - вас не ждут,
   вас не просили.
   Вновь вы гибнете за цели новых
   псевдо Банопартов,
   Вновь вы жертвы - жертвы бредней
   паранойи демократов.
   Вседозволенность у власти -
   безграничное бессилье.
   Кружит флюгер государства - чаще
   красный, реже синий.
   Жаль, что русские равнины людским
   оловом богаты,
   Маршируют по России
   оловянные солдаты.
  
   * * *
   Стойкость, смелость, безрассудство -
   Русской спеси господа.
   Часто густо, реже пусто
   В сердце гордость, но всегда...
  
   Гордость эта разнолика.
   Она то, что русскость есть.
   Этой гордостью велика
   Наша Родина и честь.
  
   Мы с рождения считаем,
   Что господь нас наделил
   Местом жизни - русским раем -
   Для гулянок и могил.
  
   И за это русский должен
   Заступаться, в драку лезть.
   Рыть могилы - враг ничтожен -
   Пусть запомнит русских месть.
  
   И белесые головки
   Плотно в ямочке лежат.
   Всё, родимая сторонка
   Не увидит соколят.
  
   Им закрыла очи плотно
   Чужестранная судьба.
   Смерть искали, шли охотно:
   То не смерть, а то гульба.
  
   Бабы снова нарожают
   И научат чертенят,
   Что Россию уважают,
   И что русскому всяк рад.
  
   И опять сыны России
   За весь мир встают стеной.
   Хоть просили, не просили,
   Скажет батька им: За мной!
  
   Вновь поскачут кони лихо,
   Самолеты полетят.
   Не летят туда, где тихо,
   Где орудия молчат.
  
   А торопятся родные,
   Грудь под смерть подставить враз.
   Надоело жить уныло,
   Вновь настал потехи час.
  
   * * *
   Осенний вечер - рыженький теленок,
   На небе чистом белесый отблеск звезд,
   Тепло и ласково и сам ты как спросонок,
   Смотришь осень глазами полными слез.
   Опять всплывают юности мечтанья,
   Опять для сердца тесно, ноет грудь.
   Чего-то ждешь и это ожиданье
   Так сладостно. А временами жуть
   Тебя охватит, ты боишься
   Спугнуть нахлынувшие чувства
   светом дня,
   Глаза закроешь, поплывешь
   и уместишься
   Такой большой на спинке у шмеля.
   Занудный гуд громоздкого полета,
   Уносит пьяно, искренне любя,
   И так разнежишься, что станет неохота
   Назад в реальность перенести себя.
  
  
   * * *
   Как долго нынче держится тепло.
   Помалу, помаленьку тает лето.
   Ночь темна, а днем еще светло,
   Как видно осень задержалась где-то.
   Дни убывают, утром чуть морозит,
   В саду поспело все, что там росло,
   В яркость красок лета жар уходит,
   В прозрачность воздуха - остатнее тепло.
   Природа так величественно страстна,
   По каплям пьет подаренную жизнь.
   Вся в нетерпении,
   в предчувствии опасном.
   Взывает к осени: Не торопись!
   Осень тихо слушает, внимает,
   Днем кружит вдали от наших мест,
   А ночь придет то иней разбросает,
   И удалится на день - как её и нет.
  
   * * *
   Так покойно в холодное хмурое утро
   На освещенные окна из сада глядеть.
   Там тепло, там пригрелись уютно,
   И стараются утренний сон досмотреть.
   * * *
   С утра был ветер, а потом гроза,
   Дождь проливной и редкие градинки.
   И что ж с того, коль неба бирюза
   Как переждавшая беду чудес картинка.
   * * *
   Прохлада утра, солнечный денек,
   Ковер цветной на чуть белесой сини,
   Сентябрь вступил на осени порог,
   И ждет прихода скорой зимней стыни.
   * * *
   Звенящий полдень летнего простора,
   Шмели гудят над клевером густым.
   Природы роскошь - для меня опора,
   Хоть понял это, став совсем седым.
  
   Мечтою ввысь я иногда взлетаю,
   Хоть бес грызет настойчиво ребро.
   Что победит наверно - я не знаю,
   Но ожидаю - победит добро.
  
   Добро живет и следует пороку,
   Порок дает его и нам понять.
   Оно таится в тишине до сроку,
   Приходит к нам, когда его не взять.
  
   Так и живем - добру во след помашем.
   Грустно станет - что же не вернешь.
   И эта грусть таится в сердце нашем,
   Оно подскажет - счастье где найдешь.
   * * *
   Длинная теплая осень -
   Дворец самоцветный на пороге зимы.
   Так светел и чист каждый твой день
   Взятый как будто взаймы.
  
   Чувство такое, что все не твое,
   За это придется платить.
   Зимою холодной твой образ всплывет
   В призрачном сне, что успел полюбить.
  
   Свобода на миг от неволи,
   Как сладостен воздух мне твой.
   Пусть завтра погибель, но стоит
   Хоть день, еще день оставаться собой.
  
   Не думать о путах и шорах,
   Забыть о страданьях зимы.
   Пожить хоть немного в царских уборах,
   Своих или взятых взаймы.
  
   * * *
   Обух сильнее плети?
   Но вода источила камень.
   Что же сильнее на свете?
   Вода или огненный пламень?
  
   * * *
   Погода нынче право акробат,
   Иль акробатка на кривом батуте.
   Ее прыжки без счета и не в лад
   Так утомительно бессмысленны по сути.
  
   * * *
   Проходит осень быстро и бесследно
   В стоячих водах заблестел ледок
   День стал короче и уже заметно
   Дыхание неблизких северных дорог
   По ним сюда опять придет зимою
   Стылый холод хрусткий до костей
   Они наполнят все вокруг водою
   В виде снега, льда иль куржака кистей
   Дороги эти с детства нам знакомы
   Они хоть торны, но уводят прочь
   От теплого родного дорогого
   Во вьюжный сумрак - северную ночь.
  
   * * *
   Прозрачные осенние мотивы,
   Улыбкой оживленное лицо,
   Небесных красок счастия разливы,
   Резное кружево, туманное кольцо.
   И день короток, а светло на тризне.
   А ночь длинна, ее не просидеть.
   Полет желания стремительный
   над жизнью.
   Как высоко оно смогло взлететь!
   Оно все кружит, кружит над мечтою
   Наверх не смотрит - что там
   ей смотреть?
   И заворожено любуется собою
   И сил немного, но старается успеть.
   Бренность сущего желанию известно,
   Оно об этом думает забыть.
   Мечта прекрасна в ней простору тесно,
   И как она торопится любить.
  
   * * *
   Грозно над землею набухли облака.
   Что несут с собою? Ноша нелегка.
   Злой в порывах ветер в клочья
   бедных рвет,
   Никто не пожалеет, никто их не поймет.
   Земля на небо смотрит, съежилась
   и ждет.
   Какая с этих тучек зиму принесет?
  
  
   * * *
   Ветрено и сухо, лист метется,
   Сполохи от грязи в облаках.
   Видно очень нелегко дается
   Победа мраку. Только страх
   Разлитый щедрою рукою,
   В заботах о тех крохах, что живешь,
   Позволили глумиться над судьбою
   Не богу - человеку. Вечно ждешь
   Событий или счастия рекою,
   Пред горем со склоненной головой.
   Душа дрожит ей хочется покою,
   Но чтоб пришел он как-то сам собой.
  
   * * *
   Звенящий отзвук отданной свободы -
   Свободы слов и пошлой болтовни,
   Еще от крови на стенах разводы,
   Еще и слезы этих, что одни.
   Вот и финал для русской перестройки,
   Вот и конец стремлений и надежд.
   Нельзя усвоить, хоть уроки горьки.
   Нельзя исправить мир рукой невежд.
   * * *
   Ухмылка на лице, колючий взгляд,
   Растущая нелепость отношений -
   Такой финал, увы, для жизни взят
   Несходством взглядов в
   устремленности воззрений.
   * * *
   Дрожащей ниточкой сознанья
   Мы с миром связаны, пока
   Жизнь наша бьется в ожиданьи
   И страстно счастье, но пока...
  
   * * *Насмешка ранит нас порой как пуля.Ее нельзя извлечь, а след зашить. Она трясет и гложет - это буря. И память - цепка - не дает забыть.
  
  
  
   * * *
   Сколько светлых и безрадостных
   мечтаний,
   Сколько лун и длинных зимних вечеров,
   В душных сумерках вселяли ожиданье
   Полыхающих в сознании костров.
   Первый - слава, воздымающее чувство,
   Чувство горечи, утраты и побед.
   С ним откроется невиданное буйство
   Мыслей, знаний и восторженности свет.
   Второй - истина, когда тебя забудут,
   Ты о славе станешь редко вспоминать,
   Тогда третий - щедрость может быть
   осудит
   И о бренности напомнит, там лежать.
   Мысль и слово к богу за прощеньем
   Нелегко всегда гордыню усмирять,
   Но быть может благородство
   просвещения
   Убедит врагов простить и мир принять.
   * * *
   Сонный полдень - как в тумане.
   В голове звенит струна.
   И играют на баяне -
   Слышна глухо песнь одна.
  
   Вот мелодия возносит
   Вздох глубокий на басах.
   И грозит она и носит
   Росный луг на голосах.
  
   Весь в цветах - его не косят.
   Год хозяин как увял.
   Далеко его обносит
   Зимы счастье - сеновал.
  
   Отцветет, засохнет, ляжет,
   Зиму будет преть в снегах.
   А весной его уважит
   Пала огненный размах.
  
   Весь сгорит и вновь родится,
   Зацветет запахнет мед.
   Нет не надо торопиться:
   Ни гореть ни под умет.
  
   Так свободно и счастливо
   Жизнь идет не надо ждать.
   Все свершится в срок и диво
   Хоть мечтать, хоть не мечтать.
  
   * * *
   Пройдет зимы затея злая,
   Опять захочется нам жить,
   Пить воздух вешний - воздух мая,
   И вновь влюбляться и любить.
  
   Опять безумные мотивы,
   Звучат в душе тоскующей,
   И чья-то нежность прихотливо
   Растопит лед волнующий.
  
   Надежда есть, но нет ответа,
   В душе темно со дна круги.
   Такая участь у поэта,
   Что потерял, то береги.
  
   * * *
   Немало в жизни увлечений,
   Дремучей глупой пошлости,
   Чем больше в юности сомнений,
   Тем меньше встретишь подлости.
  
   Встречаешь подлость ты повсюду,
   Но знай, что сам ее растишь.
   Лелеешь слабости, покуда
   За душу схватят и молчишь.
  
   Ты все надеешься на чудо,
   Что все само собой пройде,т
   Тебе на радость счастье будет,
   И соловей тебе споет.
  
   * * *
   Прощай, прощай моя обитель.
   Подруга зимних вечеров,
   Я уезжаю, искуситель
   Остановить меня не смог.
  
   Он обещал мне счастье знаю,
   Ведь я и сам его так ждал,
   Но не поверил - уезжаю,
   Уж извини, не подождал.
  
   Что ждет меня в краю далеком,
   На диком Севере в снегах,
   Там где береза одиноко
   От ветра гнется, вся в слезах.
  
   Я вспоминать наверно буду,
   Тепло уют и боль души.
   Время лечит - я забуду
   Прости меня и не взыщи.
  
   * * *
   Осень, дождь целый день,
   Небо мокрое на земь спустилось,
   Лес прозрачен и тень
   Под корнями берез растворилась.
  
   Свет березовых дней,
   Эти осени сладкие грезы,
   Скоро скоро метель,
   Первый снег и парные морозы.
  
   Сыро, скорбно и дождь -
   Это осени золото тает.
   Жизнь идет - ну и что ж,
   Просто юность моя улетает.
  
   * * *
   Я шел по тракту в день морозный,
   Ветром солнце жгло лицо.
   Намерзал ледок холодный -
   На ресницах - как кольцо.
   Тракт то верхом по елбану,
   То спускался в лог крутой.
   Сорок верст я без обману
   Прошагал в тот день зимой.
   Тракт пустой, одна поземка,
   Метет снегом, вьюги вой.
   Будто слышишь: Стой-ка! стой-ка!
   Что торопишься, постой!
   Ты на крик, а там пугливо
   Вихря белый столб стоит.
   Солнце катится игриво,
   По сугробам тень бежит.
   Эти тени ближе, ближе.
   Закатилось солнце в них.
   Небо смерзлось, звезды ниже.
   Месяц вдруг сойдет на крик.
   Плачет месяц, черно небо
   Впереди искрится путь.
   Как давно я дома не был -
   Вот пора и заглянуть.
  
   * * *
   Светлый отсверк на окошке -
   Сквозь тучи глянул солнца луч.
   Брат играет на гармошке -
   Все страдания. Не мучь,
  
   Успокой воспоминанья,
   Прошлой юности своей,
   Не вернешь себе желанья.
   Не зови - забудь скорей.
  
   Что с того, что был ты молод,
   Любил сам и был любим,
   А теперь лишь зимний холод
   Шепчет ночью: Тихо, спим...
  
   * * *
   Рассветный отблеск дальнего пожара,
   Путь осветил сквозь шапку облаков.
   Пред нами осени обида ниц лежала,
   И грязный след змеился меж столбов.
   Гряда столбов как вехи жизни нашей,
   Меж них дорожка вьется в изволок,
   Причудливо петляя вниз у яра,
   На старом месте она встретит обласок.
   Здесь нет ни речки и даже лужи малой,
   Лежит он одиноко как листок,
   Ветелки облетевшей и усталой,
   Так ждущей отдыха и зимних холодов,
   На этой росстани под небом полинялым
   Под первым чистым снегом без следов.
   * * *
   Как незаметно годы пролетели,
   И нет давно той легкости в душе.
   Все чаще слышишь жалобы свирели,
   А саксофон забыл о нас уже.
   Его мотив наполненный любовью,
   Здоровьем, силой, сладостью утех,
   Приятный тембр рокочет по присловью -
   От всех напастей защитит успех.
   Тогда нам это было остро больно,
   Казалось жизни наступал конец.
   Сейчас невзгоды как и наши годы
   Мелькают часто под восторг небес.
   Восходит солнце тут же и садится,
   Летят минуты быстро как часы,
   Тревога днем, а ночью нам не спится,
   Качает мысль беззвучные весы.
  
   * * *Восторг небес и утренняя свежесть
   Дышали ароматом звездных роз.
   В такое утро верить не приспелось.
   Что счастья нет - горит красивый мост.
   Мы этот мост построили любовью -
   Чувством искренним наших юных лет.
   Теперь наш мост омыт, пылает кровью,
   Любовь забыта, да и жизни нет.
  
   * * *
   Ледок на озере - шагреневая кожа.
   Зазимок светлый - осени закат.
   На бусом небе как-то так сторожко
   Свершает солнце неба край захват.
   Ползет, ползет вершин берез касаясь.
   Лучи бессильны землю отогреть.
   Но успевает желтый лист красавец,
   Его тепло и ласку пожалеть.
   Он сам как лучик летнего светила,
   На воду сел и стало ей теплей.
   Вода от ласки этой растопила
   Средь льдин осенних плесу летних дней.
   И вот уже все зеркало змеится
   Со дна в воде вздымаются круги
   В рачках и мушках рыбица резвится
   И будто нет предвестников зимы.
  
   * * *
   Многоцветье лета незаметно тает,
   Одевает осень солнечный наряд.
   Летнюю поспешность
   мудрость замещает,
   Затихает бурной жизни водопад.
   Вот летят иголки - лиственница плачет,
   Мягкие иголки - ласковые значит.
   А цветочек - малая маргаритка нежная
   Все цветет родная на морозе снежная.
   Посажу в горшочек, занесу домой
   Жить теперь ей тихо, солнца
   ждать весной.
   Как земля оттает, отпущу тебя
   Во широко поле, где твои друзья.
   Слабые расточки желтые порой
   Воодушевятся твоею красотой.
   Вырастут быстрее, радуется глаз
   Все пройдет теплее осени наказ.
   Зимнее ненастье - строгая пора.
   Это и несчастье, это и игра.
   Игра света с тенью - кисти мастера
   С виду запустенье, на дне
   вулкана кратера.
   Но под морозной коркой рок
   готовит новый
   Всплеск восторга звонкой жизни
   потаенной.
  
   * * *
   Ускорит месяц ожиданье,
   И утром вновь взойдет звезда,
   Рассвет смахнет ее мерцанье,
   Убьет надежду. И тогда
   Вот этот злобный посвист неба
   Услышишь ты, судьба моя.
   Предашь меня, где бы я не был.
   Замутишь счастье, зло роя.
  
   * * *
   Осенних дней очарованье
   Теперь не тронет грусть мою.
   Напрасны были все старанья
   Судьбу не обманул свою.
  
   И вот иду дорожкой грязной,
   Несу разбитый прах души.
   За что? Не знаю, но наказан.
   Судьба ты знаешь? Помолчи.
  
   Сам в этом должен разобраться,
   Чтоб изменился ход вещей.
   Как мало значило стараться -
   Коль не хозяин жизни всей.
  
   * * *
   Мутные лужи осенней поры,
   Грязный туман все никак не садится.
   Солнце устало - пустой небосвод.
   Ночи безлунные, часто мне снится
   Ясный денек и дорожка знакома,
   Я на пороге родимого дома,
   Навстречу отец и он мне подает
   Кружку квасную, а в ней золотится
   Брага хмельная - недавно со льда.
   Я отхлебнул - да ведь это вода.
   С этим проснусь так охота мне спать
   Но почему-то потом мне не спится.
   Так бы хотел, чтоб приснилась мне мать,
   Но почему-то она мне не снится.
  
   * * *
   Небо мутно-пепельного цвета
   Нахмурилось с восточной стороны.
   Зима уносит, убирает следы лета,
   Но все ж они чуть-чуть еще видны.
   Вот маргаритка у стены в снегу у бани,
   Замерзла невеселая цветет.
   Поставил на полозья - ладить сани.
   Дорожка зимняя заботится, зовет.
   А под санями в темной тишине
   За лето выросли бесцветные побеги.
   Тянулись к солнцу жили как во сне,
   Теперь белеют в ожидании снега.
   Зима проста как все пришедшее надолго.
   Два цвета зимних: белый и седой.
   Как видно не осталося у бога
   Поярче красок для жизни неземной.
   Опять задует на неделю вьюга.
   Все занесет и щели все забьет
   Снежной пылью. Ну, а если с юга
   Вдруг ветер теплый воздух принесет,
   Тогда у нас наступит раскисенье.
   Снег на дорожке? Или то кисель.
   А ночь придет, настанет проясненье,
   Бог звезды высыплет в небесную качель.
   Мороз скует кисельные разливы,
   Дорожка станет просто трактом в ад,
   И вспомнишь лето и цветенье сливы,
   Пойдешь проведать свой любимый сад.
   А там синички утром прилетают,
   К кормушке и в окошко постучат,
   Собака их не любит и облает,
   Они ей чуть вниманья уделят.
   А цепь укрепит их в своем желанье,
   Позвать хозяина смотреть на их разор.
   И он, забыв о чине и о звании,
   Придет насыпать зимним птицам корм.
  
   * * *
   Бежит тихонько по песочку наша речка,
   Пологий берег с южной стороны,
   Прохладой веет на моем крылечке,
   Блики солнца на воде видны.
   Мальки играют, брызгают хвостами,
   А солнце успевает капли запалить.
   Здесь на этом плесе меж двумя мостами
   Так хочется немного мне пожить.
   * * *
   Мчались годы - брызги замерзали
   Льдинки вечности в бессмысленной
   борьбе.
   Благородства, справедливости не ждали,
   Браваду алчущих оставили судьбе.
   И жизнь идет, а горы ледяные
   Торопятся укрыть нас от забот.
   Не видишь и не знаешь - вдруг живые,
   Не поглядишь тогда, когда умрет.
  
   * * *
   Зеленый туман отвердевше коробился,
   Запах дрожал, с колоколен слетали
   кресты.
   Ночь не успела, несчастье сподобилось
   Рваные души в оплату с собой унести.
   Солнце тянуло минуты свидания,
   С пеплом земли на пожаре
   залитом души.
   Нет в том вины - это просто
   лихие желания,
   Те что до нас очень скупо из ада дошли.
   Вот и свершилось и пепельно-серая
   Сладкая грусть мне на душу легла.
   Вспомнил я юность - шаги неумелые,
   Как далеко от меня ты родная ушла.
   Может осталось чуть-чуть от той
   грусти заветной,
   Что когда-то могла будоражить
   усталую кровь.
   Может это кресты русской
   вольницы где-то,
   Разбудили свободы и чести
   забытых любовь.
  
   * * *
   Ручей струится под камнями,
   Здесь был обвал горы крутой.
   Всю ночку манит он огнями,
   А днем прохладный здесь покой.
  
   Те огоньки русалки носят,
   Зовет к себе шальной народ.
   Тот пропадет, кого упросят.
   Как не пойти - душа поет.
  
   Поет о воле и свободе,
   Поет о сказочной любви.
   Живет мечтательность в народе,
   И вера в счастье на крови.
  
   * * *
   Я так боюсь воспоминаний
   О верной юности моей,
   И отгоняю ожиданья
   Привет не нужен мне ничей.
  
   Сейчас я весел, беззаботен,
   Меня не ждет никто нигде.
   Никто не скажет слов напротив,
   И нет нужды ни в чьей узде.
  
   Мне не надо счастья рая,
   И ада мне не испытать,
   А коль придет ко мне косая,
   То я приму, как не принять.
  
   Без сожаления я кончу
   Все счеты с жизнью и судьбой.
   Никто не вспомнит - я пророчу,
   Никто не скажет: дорогой.
  
   И только крестик деревянный
   Над непутевой головой
   Как знак прощений покаянных,
   Как знак конца судьбы земной.
  
   * * *
   Прохладу ранней осени и радость
   светлых буден,
   На фоне баских радостей
   и праздничных убранств,
   Как-то незаметно так - жизни
   путь свободен,
   Сменяет скупой рыцарь -
   холодный зимний мрак.
   Бусо небо стало грязно-серым,
   И воздух непрозрачен, лед искрит.
   Призрак жизни схвачен неумелым,
   Рукой без жалости, твердой как гранит.
   И нет пощады сущему живому,
   Хлад и смерть над жизнею царит.
   Долго ждать весны - судьбы обнову.
   А может ее нет - уж очень не спешит.
   Блестят, звенят, сверкают
   бубенчики морозы.
   Веселые холодные, а небо все молчит.
   Оно уже не плачет - стали снегом слезы.
   Ветер зло сдувает его с могильных плит.
   Бусая негромкая песня
   русской вольницы,
   Как-то позабылась, не слышно,
   не звучит.
   Зато набатным гонором
   простор России полнится.
   И гордость безрассудная
   в небытие спешит.
  
   * * *
   Вот и вновь сменила жизнь аллюр.
   С галопа перешла на шаг вприсядку.
   Чуть-чуть пройдет - и снова перекур.
   Собой довольна значит все в порядке.
   * * *
   Шумливое время торопит, торопит,
   Нельзя постоять, осмотреться вокруг.
   Оно подгоняет, сомнения копит.
   Туда ли бежим? Заблудились? А, вдруг?
   Укромное место в ложке под бояркой,
   От солнечной неги устала трава.
   Мы вновь повстречались с тобою украдкой,
   Не можем расстаться, кружит голова.
   Чувственный образ, любимая женщина,
   Вечный вопрос: что, где и когда?
   Может ты мне, дорогая, обещана,
   Может пройдешь, не оставив следа.
  
   * * *
   Осень нынче у нас
   не торопится встретить,
   Потерявшую путь
   по ненастью зиму.
   Не посмеет никто
   указать и расцветить,
   В этом мокром пространстве
   ей дорожку одну.
   Где-то нынче зима
   заблудилась отчаянно.
   Дождь и снег чередой
   небеса источат.
   День исчез навсегда
   в этом море тумана.
   Серый цвет у небес
   хлопья пепла летят.
   Где-то видно в аду
   так котлы растопили.
   Чтоб их сумрак ночной
   мы принять здесь могли.
   Чтобы наши мечты
   в этой грязи уплыли.
   Чтобы горести наши
   беспричинно росли.
   Видно нам не дождаться
   чистоты поднебесья.
   И в унылой судьбе
   солнца луч не сверкнет.
   Очень редко теперь
   нам доносится песня,
   Та что бодрость и силу
   в трудный час придает.
  
   * * *
   Дождик осенний -
   туманные слезы.
   Рассвет не струит
   золотой позумент.
   Прощайте осины,
   до свиданья березы.
   Я вас покидаю
   меня уже нет.
   Там светит сейчас
   иностранное солнце.
   Мелкий дождик с утра,
   не такой как у нас.
   Там не знают беды
   и живут как поется.
   Города и леса
   там цветут без прикрас.
   Я еще не уехал,
   а мечтаю вернуться.
   Верю радужный мост
   мне господь подарит.
   Из груди у меня
   чувства нежные рвутся,
   И душа как тогда,
   вновь отвагой горит.
   Не могу я поверить,
   что нас жизнь позабыла.
   Наши счастье и боль
   далеко позади.
   В утлой лодочке утром
   ручейками уплыла,
   Затерялась в тенетах
   невеселой судьбы.
   Рано утром я встану
   подожду восход солнца.
   Если выйдет светило
   вновь в короне седой,
   Значит нужно опять
   подождать - обойдется,
   И надежду копить -
   жизнь идет чередой.
  
   * * *
   Еще заметны осени следочки,
   Снега не скрыли павшую листву,
   И тут и там замерзшие листочки,
   Напоминают лета красоту.
  
   * * *
   Украдкой потихоньку жизнь уходит,
   Мне неохота в прошлое глядеть.
   Прежние заботы не заботят.
   Куда спешил, туда уж не поспеть.
   Неспешно мысли разум посещают,
   Не вызывая отклика в душе,
   А годы жизни незаметно тают,
   Как зимний лед летом в шалаше.
  
   Когда растает, испарится лужа,
   Исчезнет след забытого судьбой.
   По-прежнему зимою будет стужа,
   И жизнь потянется привычной чередой.
  
   * * *
   Уронит месяц каплю ледяную,
   Посветит солнце ласковым лучем,
   А люди встретят зимы стужу злую,
   И улыбнутся, скажут: Подождем...
   * * *
   Накал страстей, экспрессия желаний,
   Немой восторг галерки и хоров,
   Невыразимая истома обладанья,
   Пренебрежительность принятия даров
   Вот вам портрет красавицы, хранимый
   В самой природе женственной души,
   Ее движения порой необъяснимы,
   Не иногда, но, несомненно хороши.
   * * *
   Лунный ковшик звезды собирает,
   Ночная темь их гладит бархатой.
   Затихло все - собака не залает.
   Живое спит объятое мечтой.
  
   Ресницы звезд мохнатые густые,
   От них красавец месяц - пьяный толк.
   Распахнуты ворота золотые.
   Волнуется, вздыхает млечный шелк.
  
   С хрустальным звоном звездочки летают
   Нетерпеливые - срываются с небес,
   Торопятся, резвятся, замирают.
   Все это ночь - наместница чудес.
  
   * * *
   Застыла вечность в позе и походке
   Идолов промчавшихся эпох.
   Быть может для кого-то лишь находки,
   А для меня обида тех веков.
   Они жалеют нас, прощая взглядом.
   Стараются нас нынешних понять.
   Живут сейчас и жили всегда рядом.
   Хотим ли мы о них хоть что-то знать?
  
   * * *
   Чуть-чуть рассвело, я поймал
   быстро коней -
   Они рядом паслись на лужке под горой.
   Взгромоздил хомуты,
   и проверил супони.
   Было все хорошо той порою лихой.
   На Рыжку вскочил, а Игреньку
   взял в повод,
   Узду натянул, огляделся вокруг.
   Первый солнечный луч,
   изломился над полем,
   Заскользил по росе, резво
   прыгнул на грудь.
   Я скакал о двуконь, торопил шенкелями,
   И нагайка к руке прикипела не зря.
   Все равно не успел, обогнали полями,
   Изрубили в капусту, сердцем злобу маня.
   Мне досталось смотреть
   на уход этой лавы,
   Как она потекла, не заметив меня.
   По бугру над рекой, а потом под увалом,
   Свежей кровью людской
   моих коней дразня.
  
   * * *
   Усталые песни слагает Россия,
   Усталые мысли как слезы текут,
   Как Севера небу не быть сочно синим,
   Так нашей судьбе не найти другой путь.
   Так и будем любить это наше страдание,
   Не давать ни за что ход вещей изменить,
   Это наша печаль и мы знаем заранее,
   Не ищи - средства нет эту боль остудить.
   Птичья стайка вспорхнула -
   я забыл с чего начал.
   И об этом уже не хочу вспоминать.
   Знать вершитель судеб
   в этой жизни назначил
   В холод Севера мне бусость
   красок понять.
   Это чувство такое без конца без начала.
   Растревожить способно,
   сделав только мудрей.
   Непонятное что-то, улеглось
   или отзвучало,
   Без последствий и чувств,
   без удачных идей.
  
   * * *
   Древние руны поются неспешно,
   Голос певца чуть заметно дрожит,
   Чувствами вечности звуки расцвечены,
   Сладкий туман со слезой набежит.
   Холодно, голодно в мире жестокости.
   Движется лед, свет в яранге горит.
   Море и берег - у жизни две пропасти.
   Счастье во мраке забыто лежит.
   Счастье жестокое, кровью добытое.
   Меч и копье - вот друзья в той игре.
   Слабость унижена, силой забитая,
   Нету предела в той странной борьбе.
   Женщины Севера богом обязаны
   Силу и мужество детству давать.
   Чтобы ковалися, а не лепилися
   Твердость и воля - викингов стать.
   Голос певца задрожал, чтоб поникнуть.
   Всполохи в небе - жуткий огонь.
   Знать потревожили - им не затихнуть.
   Мужество сталь не уймет. Так не тронь!
   Катятся годы, проходят столетия.
   Каменным лицам все нипочем.
   Нет их имен и дела их забыты,
   Но гордость, свободу их -
   сердцем берем.
  
   * * *
   Свистящий шепот слышу по ночам,
   Поведать мне о чем-то кто-то хочет.
   Кто эти встречи ночью назначал?
   То шепчет тихо, а когда хохочет.
   Сегодня вдруг представился свиньей.
   С грязным рылом и перхотью в щетине.
   И говорил ехидно все о нем,
   О друге звезд небесных в Палестине.
   Я просыпался - сон не уходил.
   И наяву опять вновь воспрашали
   Об этом чуде - я их удивил,
   Сказал им то, они чтоб услыхали.
   Увы я верно дорог этой своре,
   Они во мне и знают мыслей ход.
   Я сдался наконец и в призрачном уборе
   Все чудится теперь
   с открытой пастью кот.
   Он силится мяукнуть, рыжей лапкой
   Погладить мне разбитое плечо.
   Но вижу я копыто - он украдкой
   Взлететь наметил яростной свечей.
   Но все никак не может оторваться
   И топчет, рвет копытом мне плечо.
   Я просыпаюсь, и признаться
   Стараюсь меньше спать, но не причем
   Мой сон. То наважденье - следы забытой
   Стершейся судьбы,
   Гул преисподней вновь открытой,
   Финал давнишней
   и бессмысленной борьбы.
   * * *
   Бусое небо, щекочут снежинки
   На кратком пути недосуг рассуждать,
   Но все ж вспоминаешь -
   мысли как льдинки
   Звенят пролетая, летят и летят.
   То яркая вспышка
   счастливых мгновений,
   То грусть моросит в них
   осенним дождем,
   Но все же денек мой, ты счастьем овеян,
   Заботливой лаской судьбы окрылен.
   И вновь воспарился мечты голос слабый,
   Уносит в забытые счастия дни.
   Как жил ожидая, сдружится со славой,
   И слышал как будто удачи шаги.
   Деревья проснулись, снежинки стряхают
   Как видно денек на раскатной горе
   Весною они, мечты раньше растают
   Подернутся пеплом угольки на золе.
   И вот я спокоен, что было, то было.
   И как говорится, быльем поросло.
   Любила - забыла, забыть не любила,
   Быть может устала иль просто прошло.
   * * *
   Вот сумерки над белою зимою,
   Край неба бусого скрывается в снегах.
   Так тихо и покойно над землею,
   Вздыхает, оседая, снег в логах.
   Я ехал из гостей, чуть припозднился,
   Все ждал в ограде как любимая шумнёт,
   Но зря, я не дождался, разозлился,
   Пусть остается и счастливо живет.
   Давненько еду я в кошевке под увалом,
   Здесь тихо днем, рябины, снегири.
   Достал горбушку хлеба, сало,
   Слеза катилась от мороза, не смотри.
   Конёк мой вороной всё озирается,
   Здесь волки часто ночью пакостят.
   Достал топор, надеюсь, что управимся,
   А если нет, то люди нас простят.
   Вот и гора, дорожка повернулась,
   Из лога вижу чей-то жадный взгляд.
   И слева, справа видно разминула
   Нас с нашей жизнью смертушка опять.
   Стучу железкой, говорят боятся,
   Но эти не боятся, все бегут.
   Один в санях.
   Иль с жизнью мне расстаться?
   Иль зарубить, другие пусть сожрут.
   Я так и сделал - волки отступили.
   Поели друга - сладкое живьё.
   А мы не ехали и не скакали - плыли,
   В купели плыли, как родились,
   как новьё.
  
  
   * * *
   С утра тепло, шел легонький снежочек.
   Чуть рассветало, тучки разошлись.
   Играет солнце - ласковый денечек,
   Вольготно тени на снег улеглись.
   Морозный воздух, снег в лучах искрится.
   И снова в рай врата отворены.
   В такие дни мне наяву все снится
   Теплом и счастьем залитые сны.
   Вот будто мы шагаем без сомнений
   Простор открыт и нет преград для нас.
   Мы полны жизни, полны устремлений,
   Еще чуть-чуть и даст удача шанс...
   И вот, чуть-чуть нам жить
   с тобой осталось
   Уже не ждем, когда тот звенькнет шанс,
   А молим бога за детей, а старость
   Придет тихонько, не забудет нас.
   На небе снова тучки набежали,
   И солнце словно мутное пятно
   Вот так и нам закрыло время дали
   Оставив наше с нами все равно.
  
   * * *
   Конец недели, пятница, декабрь,
   На улице космический мороз.
   Коптит труба. свинец летит из жабер-
   То брат меньшой, кавказский брат,
   до слез.
   Он здесь страдает, все ему немило,
   Он здесь обманом деньги достает.
   Он рубит сук и ноет песнь уныло,
   И нашей жизни, как деньгами,
   счет ведет.
   Он сжег бы все, а ветры бы развеяли,
   Но где найти еще тех дураков,
   Что сотни лет для горцев жизнь лелеяли:
   Без дикости, без крови, без волков.
   И вновь Кавказ, и кровь,
   и жадность к богу.
   Опять грызут друг друга как волки.
   Зачем ты нам Кавказ? Мы за отногу
   Две сотни лет, всё кровью, всё долги...
  
   * * *
   Из снегов, морозной стыни,
   Поздравляем, свет, любя!
   Знай, живут здесь две разини,
   Те, что помнят про тебя.
  
   * * *Осенний ветер ветку бьет без жалости,Стегает ею по оконному стеклу. Набухли тучи серою усталостью. Вот, хлынут мокрой грязью по селу.Затихли птицы - улететь жаль не успели.Собака спит спокойная, без мух. Скрипят в саду, заброшены качели.
   Ворота не закроешь - клин разбух.
   Негромкая, чуть слышная мелодия,
   Трубы и саксофона разговор.
   Светла, чиста, божественна рапсодия -
   Всей нашей жизни леденеющий укор.
   Так много грязи, мусора, обломков
   В быту, в природе и в любви, в душе
   Оставим что от божества потомкам?
   Да есть ли то? Мы не пусты уже?
   Дожжит и каплет, капает сквозь тучи.
   Промозглый воздух жидкий и сырой.
   В такие дни нам важен солнца лучик
   Сверкнет, погаснет - ласковый, родной.
  
   * * *
   Лесная глушь, дорожка по пустыне,
   Мороз и ветер - зеркало тревог.
   Как все враждебно здесь,
   сквозит унынье,
   Подспудно ждешь,
   чтоб кто-нибудь помог.
   Восходит солнце, пылью лед садится,
   Ночная тьма сменяется дневной,
   Мороз скрипит,
   забились где-то птицы,
   Деревья спят под снежной бахромой.
   Вот солнце вышло,
   мгла чуть-чуть редеет
   Становятся заметней небеса,
   А вот и ель, под ней рябинка рдеет,
   Склонив головку - тяжелая коса.
   Чуть, и веселеет на свободе
   И космос отступил, нам не впервой:
   Такая жуть на солнечном восходе
   И светлый день с небесной синевой.
  
   * * *
   Укрывшись жизни розовым туманом,
   Любовь для счастья покидает рай.
   Тяжелый дух гниющего лимана
   Восторг и жалость плещет через край.
   То желтоводье - прошлой жизни скука,
   Остатки счастья не принятого в раю.
   То место встречи для вселенской муки.
   То грешный мир и я в нем состою.
  
   * * *
   Мы ввязалися с краю,
   еще можно отбиться,
   Убежать, раствориться нам
   в ночной темноте.
   Но мы очень устали
   и нет силы храниться
   Нету места в России -
   мы чужие везде.
  
   Сотник рубится шашкой
   у меня только пика,
   А патронов давно
   не держали в руках.
   Подскочил кто-то сзади
   и ударился с криком,
   Тут вся стая слетелась
   на поживу, на нас.
  
   Сейчас точно не помню
   как в ярок я скатился,
   Усидел под обрывом,
   внизу шарился взвод.
   Они справились быстро,
   ускакали в станицу,
   А я наверх поднялся
   один встретил восход.
   Все лежали ребята,
   кровь налилась в копыта.
   Обнялися навечно,
   и застыли навек.
   Воронье налетело -
   кровь еще не забыта,
   А в станице гуляли
   отмечали успех.
   Я могилку копаю,
   слезой глину смягчая.
   Упокойтесь ребята,
   я за вас поживу.
   Буду мстить неустанно,
   дни и ночи мешая,
   Не забуду и ночку,
   пока сам не помру.
  
   * * *
   Зимний вечер, сумерки седые.
   На небе звезды ниже облаков.
   И мы опять сегодня молодые,
   И нет за нами вороха листков
   Календарей промчавшейся эпохи -
   Безоблачной кумирне средь снегов.
   Мы веселимся и, наверно, эти вздохи
   Лишь плата совершеннейших грехов.
   * * *
   Мы снова на конях
   устали, одышка,
   А бешеный сотник
   в седле как вьюнок.
   Он неженатый,
   мальчишка - мальчишкой,
   Но смелый как дьявол
   и красивый как бог.
   Скомандовал "В лаву!"
   и все понеслося,
   Я пику нацелил,
   и что-то кричу.
   Вот сшиблись как звери,
   грызем дружно глотки,
   Рублю шашкой слева,
   и пикой колю.
   И вижу правее
   от нашей работы
   Из ложка у калины
   запряжка летит.
   На ней пулеметы -
   никто не спасется.
   Я шпорами врезал
   и ринулся вниз.
   За мною ребята,
   и сотник смеется,
   Рубим привычно
   тачанку, людей,
   А сотник веселый
   в тачанке разлегся
   Сечет пулеметом
   пьяных зверей.
   Пламя шуршит,
   и поленья щекочет,
   Тепло камелька
   потекло по избе.
   Зачем вспоминал -
   забываться не хочет
   Кровавая жатва
   в той долгой страде.
  
   * * *
   На небо тучки стайкой набежали,
   Пониже тучек солнышко плывет,
   А на земле, как будто в светлом зале
   Свирель тихонечко и сказочно поет.
  
   Так хорошо, забыты все печали,
   Природа к нам торжественна, мила.
   Вот на хорах враз трубы зазвучали,
   Свирель им рада, так она ждала.
  
   Но миг чудес так краток и так редок.
   За это может мы и любим вальс.
   Он не блеснет как чудо напоследок,
   Не всколыхнет, чтобы забросить вас.
   Он мелодичен, тягостно вальяжен,
   Спокойствие и вера в нем живут.
   Он и не трус, но он и не отважен.
   Но как душа и счастье его ждут.
  
   * * *
   Укрыта такими снегами,
   Пролегла по степи в ковылях.
   Неприютными морозными далями,
   Не согрета поэтом в стихах.
  
   Прозвенел на заре колокольчик,
   Не хотел я, но надо идти.
   Путь-дорожка извилистой лентой
   Предо мной улеглась на степи.
  
   Я шагаю по мерзлой пустыне,
   Здесь живого не встретишь - не жди.
   Одинок в этом призрачном мире,
   Воет ветер и слышны шаги.
  
   Где конец у дорожки извинной?
   Что ищу, эту жизнь не любя?
   Может, прошлое в этом повинно?
   Может, то, что обидел тебя.
  
   * * *
   Шелест листьев, мелодия челесты,
   Переливчато струится хор небес.
   Простор безмерный
   ослепительно прелестный,
   Приютный отдых, невесомой жизни вес.
  
   * * *
   Незаметно туманное марево
   Отделяет тебя от меня,
   Ядовитое ярости зарево,
   Все сжигающей силы огня.
  
   К нам луна вышла пьяная, пьяная,
   Чуть заметно качает ее.
   Подмигнет, засмеется, усталая,
   И уйдет, нас оставив вдвоем.
  
   Небо пылью мучною засыпано,
   Звезды свет потеряли во тьме.
   Вот какая судьба видно выпала,
   Что ни нам, ни тебе и не мне.
  
   * * *
   Придет время и ты - на пороге,
   Дверь закрыта и выброшен ключ.
   Торопился, бежал - все в тревоге-
   Холодок страсти жизни живуч.
  
   И не ждал и не думал о встрече
   Сомневался, а будет ли приз?
   Но хотелось подспудно, чтоб вечер
   Тишиной гробовой не повис.
  
   * * *
   Ветерок струйки снега сдувает,
   Догоняют друг дружку шурша.
   Я сижу на крыльце, вспоминает
   О далеком ушедшем душа.
  
   Будто двое мы здесь на скамейке,
   Я спокоен, доволен собой,
   А она словно горлица в клетке,
   Не найдет, и не ищет покой.
  
   * * *
   Украсил месяц небо на восходе,
   Мороз под утро крепок и слоист,
   Так Новый Год поведал о приходе
   О том, что он как тот младенец чист.
  
   Чисты дела его и помыслы отважны -
   Всем людям в мире счастье принести.
   А хватит сил? Для молодых неважно -
   Мечта должна их к счастью привести.
  
   * * *
   Усталое солнце на запад катилось.
   Навстречу, играя с ним, тучки плыли.
   Разнежилось время,
   забыто - забылось,
   Умножило радость, заботы прошли.
  
   * * *
   Упорхнула птичка, улетела.
   Где-то ищет вновь судьбу свою.
   Привязать меня к себе успела -
   Я ее по-прежнему люблю.
  
   Все забыты беды и печали,
   Что с собой она мне принесла.
   Я боюсь, глаза мои устали,
   Пропустить, а вдруг она пришла.
  
   Жду зимой скрип снега на дорожке,
   Лай собаки ласковый, навзрыд.
   Всю ночь горит светильник на окошке,
   Подслеповато щурясь - будто спит.
  
   Но все напрасно - нет нигде беглянки,
   Ох, видно крепкую она нашла узду,
   Быть может, во дворце или
   в землянке...
   Пора забыть ее, но я все время жду.
  
   * * *
   Ушла, растворилась в тумане,
   След мокрый оставив в росе,
   Как следила украдкой за нами,
   Так и ушла, надоевшая всем.
   Теперь мы свободно летаем,
   Уверенно смотрим на мир,
   Но дышит в затылок - мы знаем,
   Мораль - надоевший кумир.
   Тебя нам чуть больше чем надо,
   Ты нам изменяешь шутя,
   Укроешь судьбу листопадом,
   Над жизнью забытой летя.
  
   * * *
   Месяц звезды под горку просыпал,
   Собирает проказник их в горсть.
   В эту осень снежок рано выпал -
   Неожиданный ласковый гость.
  
   Светом лунным просторы залиты,
   Белый снег свет небес серебрит.
   Лес и луг чисто-чисто умыты,
   Тишиной ночь прохладой звенит.
  
   Я тихонько иду подле речки -
   Белый берег над черной водой.
   Не плеснет, видно холодно, свечки
   Не зажжет под водой водяной.
  
   Скоро-скоро промокнут ботинки,
   И меня позовут сверху в дом.
   Еще долго ранние льдинки-
   Будут звенькать блескуче потом.
  
   * * *
   Привет, заблудшая овечка,Летит тебе из глыби зим,Найдет окно, в окне том свечка,Расскажет тайну, что храним.Рассвет займется, встанет солнце,Удача вспомнит о тебе.Не забывай о нас, оконцеВсегда нас выручит в беде.
   * * *
   Жизнь моя свернулася клубочком
   Катится под горку много лет
   Внизу есть речка, и перед мосточком
   Мой путь осветит кто-нибудь иль нет?
  
   Попробую я в воду не свалиться
   Не подмочить, быть твердым до конца.
   И не свернуть с пути, в тени укрыться,
   И жизнь не начинать с чистого листа
  
   * * *
   Скоро утро, чуть-чуть рассветает,
   Надрываются криком петухи на дворе,
   Печка ровно гудит и чайник вскипает,
   Дрожит отблеск огня
   на темном стекле.
   Тянет сладко теплом, мечутся тени,
   Раздвигается медленно сонная мгла.
   С неохотой встает, разгибает колени,
   Дневная забота - дольше
   спать не могла.
   Я кормлю на крыльце
   зиму целую птичек,
   Сыплю семечки горстью и сало крошу,
   Прилетят воробьи, а чуть позже синички
   Пусть поладят друг с другом -
   никуда не спешу.
   Я смотрю сквозь окно через
   вензель колечек,
   Что морозный гравер
   написал на стекле
   И не знаю, но жду, чтоб
   затеплились свечки
   На снегу от синиц
   и в душе от любви.
  
   * * *
   Исчезло, убежало наважденье,
   Как будто не было тех
   странненьких минут
   Поздно очень,
   но настало пробужденье
   Окаменели слезы - не текут.
  
   Много забылось - и в этом порядок
   Без всяких хирургических забот,
   А подновленный,
   чуть подкрашенный - и сладок,
   И упоителен, по рельсам стук идет.
  
   Надежно - это главное, а в сторону?
   Зачем - там грязь и пустота.
   Вспоем всеобщую - как здорово!
   Косноязычее? - У хора глухота.
  
   Дальтоники, немедленно, с очками.
   Какими? Капельмейстер знак дает.
   Пытливыми и жадными зрачками
   Портретно сходство
   по другому не идет.
  
   Устали? Отдохните - это детство.
   Опять играем - роли раздаем.
   Мечта от жизни слабенькое средство.
   Игре хвалу мы миром воздаем.
  
   * * *
   Чистоте красок утра
   Не устаю удивляться?
   Как под солнцем рассветным
   Чисто вымыт росой
   Предстает перед вами
   Так знакомый как будто
   Вид родимой деревни
   С вдруг ожившей красой.
   Я встаю очень рано,
   Чтобы это увидеть
   Чтоб вдохнуть аромат
   Утра нового дня.
   Жаль что чудо так кратко
   Очень мало кто видит,
   Как цветет, расцветает
   Божья дня красота.
  
  
  
   * * *
   Летний вечер в деревне,
   наши все еще живы,
   Солнце село в сирени,
   пахнут пылью крапивы.
   Летний месяц в деревне
   все внове, что забыто.
   Летний вечер в деревне -
   душа чувству открыта.
   Темнота опустилась
   и густа и мохната.
   Небосвод просиял -
   самоцветов палата.
   Я один в этом мире
   нет живой ни души.
   Только месяц рогатый,
   что-то шепчет в усы.
   Где была пустота
   там таинство царит,
   А закроешь глаза
   оно встанет, глядит,
   И не скажет. Прохладно,
   но по телу мороз,
   То не страх - благолепие
   пред загадкою звезд.
   Смело чертит по небу
   звезда ада круги,
   Видно как догорает,
   как кричит: Помоги!
   Как загадочна эта
   и роскошь и смерть.
   Мне на эту жестокость
   очень трудно смотреть...
  
   * * *
   Утро встало рано-рано,
   Чуть светает на дворе,
   Ночь прошла еще прохладно,
   Но теплей чем в декабре.
  
   Петухи разбудят телку
   Та заплачет, замычит
   И завидно будет волку -
   Пасть оскалит, но смолчит.
  
   И завоет потихоньку,
   Чтоб собакам не слыхать.
   Да поскачет полегоньку
   День в колючках переждать.
  
   Это утро - как в тумане,
   Блещут в небе светлячки,
   Не промчатся мимо сани
   Парни, девки, семечки.
  
   Эти строки грусть навеют
   Вспомнишь прежние деньки
   Как в пригоне овцы блеют
   На реке блестят коньки.
  
   Скоро мамка крикнет громко
   Иди сынка суп хлебать
   Вышло солнце невысоко
   Ох, какая благодать
  
   * * *
   Возможность открывается охотой,
   Охота открывается нуждой.
   Нужда становится навязчивой заботой,
   Смыслом жизни, а иногда мечтой.
  
   Мы счастливы тогда лишь беззаботно,
   Когда небесный свет в душе разлит,
   Когда восторга чувств
   сдержать нам неохота,
   Когда душа оковы разгромит.
  
   Рецепт простой - долой заботы,
   Их громадье не переждешь.
   Пусть царствуют свободные охоты,
   В которых разума
   и смысла ни на грош.
  
   * * *
   Добрый день счастливый случай
   Не забыла кто ты есть?
   День пришел - себя не мучай
   Напиши нам все как есть.
  
   Как спалося после бани -
   Что работа послала.
   Будешь знать - не свои сани
   Лучше б мимо ты прошла.
  
   А теперь, что же обидно,
   Вновь удача позовет,
   Ей я думаю что видно
   Где Добрынюшка живет.
  
   Он живет себе тихонько
   Поест хлеба с молоком,
   Но попробуй ка затронь ка
   Назови ка дураком.
  
   Не дурак он - просто добрый,
   А известно ведь давно
   Нам милее вороватый
   С ним всегда мы заодно.
  
   Ну а добрых мы боимся,
   Ждать не знаем что от них,
   И поэтому мы злимся,
   Не считаем за своих.
  
   * * *
   Палящее солнце, роса испарилась,
   Бескрайнее поле - свекольный разлив,
   В лесную посадку дорожка струилась,
   От зноя прохожих прохладой укрыв.
  
   Мы шли мимо поля,
   на луг торопились,
   Вдали показался лесок негустой,
   Увал на сто метров -
   там речки змеились,
   Озера и ляги под сочной травой.
  
   Степное раздолье сменилося раем,
   В цветущих полянах капельки гроз,
   Озера, озерки - нежнее не знаем,
   Родимая радость сердечности слез.
  
   Широкая лента под самым увалом,
   Протока Обская с темной водой,
   Ветлы, ветелки - берегов покрывала,
   С головкой пушистой, с отливом, седой.
  
   Над самым увалом могила - курганом,
   Заросла без проплешин
   богородской травой.
   От нее вниз дорожка
   на ковре травотканом,
   Так крута и извилиста
   под зеленой листвой.
  
   Воздух тих и прозрачен,
   виден край горизонта,
   Там где небо встречается
   с твердью земной,
   По увалу сбегает деревенька, с погоста
   Возвращаются люди невеселой толпой.
  
   Знать опять хоронили,
   земля требует жертвы,
   Упокоился с миром переживший
   свой век,
   И глядит опустевшими крестами
   взволок из мертвых,
   Как познавший все в мире сотней
   глаз человек.
  
   Этот старый порядок хоронить
   выше жизни,
   Есть в обычаях русской нашей
   древней земли,
   Чтобы жили потомки т
   ех отставших от тризны
   И по жизни высоко честь
   и совесть несли.
  
   Майск
  
   Степное озеро подпружено плотиной,
   Глубокий и просторный чистый плес,
   Берег крутенький
   и сплошь зарос малиной,
   Пологий берег - черемуховый лес.
  
   Вокруг поля, солончаки, дубравы,
   На соли скот нагуливает жир -
   Здесь жили издавна хохлы
   из под Полтавы -
   Добрейший песенный царил
   в селеньи мир.
  
   Название придумали веселое,
   С мечтой о лете долгою зимой,
   О том как белое изменит на зеленое,
   Деревья голые покроются листвой.
  
   На горке перед лесом на чистом
   гладком месте
   Срубили церковь в тридцать три венца,
   И стали жить зажиточно все вместе,
   И думать, что у жизни нет конца.
  
   Но только десять лет спокойно жили,
   Потом война, отрекся царь, переворот.
   В Москве гнездо для эмигрантов свили
   Они заждались дела - взяли в оборот...
  
   Прошло сто лет и нету той деревни,
   И нет домов и церковь сожжена,
   Разрушена плотина и к обедне
   Идти далеко, да и некому. Одна
  
   Ветелка облетелая засохшая,
   Стоит упасть готовая давно. Да,
   Помнит эти годы чуть оглохшая
   От криков, стонов, матершины и стыда.
  
   Как местные, свои, с чутьем особым,
   Искали, находили враз ответ
   На вопрос веков неразрешенный богом
   Кто виноват и кто носитель бед.
  
   И через кровь, грабеж, разлуку
   Обязывали видеть счастье всех.
   Пили самогон, а позже "рассыпуху",
   В начале слезы вызывали, позже смех.
  
   И, вот финал - разбитое корыто.
   Старик, что там рыбачил - нынче пьет.
   Старуха без избы, всеми забыта,
   Помощи откуда-то все ждет.
  
   Берем мы жизнь все самой
   полной горстью,
   И жизнь от этого становится другой.
   Коль выбираем труд по совести,
   то ростим,
   А если кровь и воровство -
   по жизни бьем.
  
   * * *
   Вторую неделю не видим мы солнца,Рассветы, закаты - чуть светлей, чуть темней.
   Нет ветра, снежочек
   природа чуть сонна,
   Забыты печали,
   а дали - видней.
  
   Мы ходим по кругу,
   и ищем начало,
   Как будто от этого
   станет ясней,
   Что нас ожидает,
   чего уж не стало,
   Не хочется нам,
   чтобы было больней.
  
   Торопимся жить
   из последних силенок,
   Усталость приходит
   порою седой,
   И вот, понимаешь,
   наверно спросонок
   Ты выпрыгнул голый
   на встречу с судьбой.
  
   Так и живешь,
   явь и сон перепутав,
   Стараешься там,
   где не надо, поверь,
   Зовет тебя нечто,
   живущее подспудно,
   Работать и жить
   все быстрей, все быстрей.
  
   * * *
   Облетели листья с клена
   золотом сердец,
   Эта осень приближает
   жизненный венец,
   Уплывает в даль ненастную
   холодом небес,
   Раскрывает нам опасную
   сказку без чудес.
  
   Вот играет тенью высохшей
   ветерочек - бес,
   Где душа ее неслышима -
   невесомый вес,
   И слыхать нам невеселую
   музыку, то лес
   Чуть нагнувши голову
   в небо как-то влез.
  
   Топчет, топчет облако -
   плачет, плачет свет.
   Все неверно видится
   в этом чуде бед.
   Усмехнулось солнышко
   спряталось, и нет.
   Отвечать за это нам -
   знать бы тот ответ.
  
   * * *Часто кажется наивным ревность дружбой утолить.Быть с соперницею дружной, веселиться, вместе жить.Чтобы чувства дружбы чистой не позволили любви,Свить гнездо для новой жизни
   на грехах и на крови.
  
   * * *
   Мысли как следочки -
   веточкой в росе,
   На лужке июньском,
   в неземной красе.
   В даль стремятся цепко -
   не видать конца,
   Бисером рассыпана
   русая коса,
   Сосчитать не пробуй
   все цвета ее,
   Не мешай не трогай -
   мысли не жнивье.
   Зазвенят ледочком
   в зиму унесут,
   Жарко разогреют,
   радостно споют.
   Что владеет вами?
   Важен вам уют?
   Или та свобода,
   которой не дают?
   Не подвластны старости,
   вечность вам приют.
   Не подвластны ханжеству -
   так характер крут.
   Льетесь, льетесь реченькой
   много в ней воды,
   Убежать стараетесь
   от любой беды.
   Друг за дружку держитесь
   друг не подведет,
   Встретит и приветит,
   рядышком пойдет.
   Как монеткам тесно
   в кармане бедняка,
   Так и вам известна
   ждущая рука.
   Ищет, ищет мысль она
   все не то, не то.
   Ну, а и ухватит,
   скажет: золото,
   Тут же бросит бедную -
   что-то в ней не так,
   Растревожит только -
   будто бы пустяк.
   Мнется, мнется золото,
   блеска нет во тьме,
   Где же этот лучик
   прячется во мне?
  
   * * *Солнечный пригорочек, дедушкин мосток,Реченька струится, плещет меж досок.Травушкой-муравушкой плотненько зарос,Стебелечек хмеля ветерок занес.Лезет, лезет на стену вьется круг окна,
   В теплом сладком мареве
   нежится стена.
   И изба от этого
   словно подросла,
   Счастье долгожданное
   будто бы нашла.
   От всего от этого
   ласковый денек
   Никак не хочет ноченьке
   уступить порог.
   Все уходит жалобный,
   когда еще придет,
   И счастье в эту избу
   едва ли принесет.
  
   * * *
   От порожка горочка
   лесенкой бежит,
   У калитки ботало,
   тронешь - дребезжит,
   Тихо, тихо лепится
   солнечный денек,
   Ищет, ищет камушек
   на день-перстенек.
  
   * * *
   Мутнеют реки -
   лето наступило,
   Трава звенит
   на солнечном ветру,
   Жаркий зной окутил
   Как все мило-
   Вздохнешь, идя
   на речку по утру.
   Вдоль берега кувшинки,
   глазки лилий,
   По глуби маслянистая
   вода,
   Ножки водомерок
   без усилий
   Скользят по водной глади.
   Иногда
   Проснется разом
   прокукует вдруг
   кукушка,
   Считай - коль хочешь,
   сколько лет еще
   Тебе отпущено,
   пожить с твоей подружкой...
   Об этом хватит -
   сердцу горячо.
  
   * * *
   Ветла охватная
   склонилась над водою,
   Под нею заводь,
   расходятся круги.
   Там в холодке,
   на отдыхе, в отстое
   Стайка окуней
   спрятала следы.
  
   В ту заводь солнцу
   нету хода,
   Так густа
   роскошная листва.
   Там не жарко
   в любое время года
   И не мешает
   рыбья детвора.
  
   Мальки играют,
   греются на солнце,
   А окунь солнце
   избегает, любит тень.
   Но скоро вечер
   и в закатном вихре танца
   Для смерти жертву
   подберет подруга лень.
  
  
   Живые рады,
   окуни наелись.
   Над речкой
   опускается туман.
   Жара уходит
   звездочки согрелись,
   Торопятся скорее
   в караван.
  
   То млечный путь
   для душ Землей
   погубленных,
   То сладостное общество немых
   Грехов через страдание искупленных,
   Веков промчавшихся
   безписьменных,
   глухих.
  
   Звездочка на том пути иссохшая
   Обидой и страданием сочит.
   Приют последний -
   музыка заглохшая
   С укором
   и угрозой
   и молчит.
  
   Созвездия сторонятся финала,
   Их много звезд
   и ярких и больших,
   Но все-таки
   как всех их вместе мало
   Несчетно меньше
   тех погубленных
   святых.
  
   Так наша жизнь
   сверкнет лишь вспышкой счастья,
   Чтоб вечно слабым лучиком мигать,
   Надеяться, что может наблюдатель
   Увидит,
   пожалеет
   и опять...
  
   Но ради этой вспышки мы готовы
   И холод, одиночество принять.
   Надеяться, когда-нибудь оковы
   Отбросить,
   новым счастьем воссиять.
  
   * * *
   Привет, заблудшая овечка,
   Маман так называет Вас.
   Подмел сегодня я крылечко
   И снег копал едва не час.
  
   Погода сказочно прекрасна,
   Снежок летит и нет конца,
   Но как же это все опасно,
   И трудно скрыть от подлеца.
  
   Заметит он что наша прелесть,
   Нам здесь живущим не нужна,
   И станет пробовать на смелость,
   На буйство мужиков. Одна
  
   Забота лишь заботит,
   Чтоб незаметно как-то нам,
   Пожить еще, пока забродят
   Хмельные мысли по углам.
  
   Тогда держись и юг и север
   И ты, Европа, что без глаз?
   Придем, потопчем жирный клевер,
   Но не уйдем, как в прошлый раз.
  
  
  
   * * *Мать, Марина, тоже ведь ошиблась,Выйдя замуж за твово отца. Не могут люди жить, чтоб им забыласьСвобода данная от Господа-творца. И в этом все и только в этом дело,Когда не хочется
   нам вместе дальше жить
   И надо женщине - она хитрее- так умело
   Себя поставить - сделать вид, забыть
   О том что вот опять и неудачно,
   Что вновь охота к маме убежать,
   Что время вновь и зря потрачено
   И все придется снова начинать.
  
   Всеми силами стараться убеждаться
   Что все удачно. Ведь могло бы быть
   Куда как хуже, и твоя задача
   Все это лишь собрать и сохранить.
  
   Так и живут все женщины в России
   Немного биты, часто нет лица,
   И дочерей растят такими,
   Чтоб не страшна была им роль творца.
  
   * * *
   Поиск счастья и свободы-
   Этот фетиш уведет...
   Он жует, глотает годы,
   И берет - не отдает.
   Мало, мало значит это
   В нашей маленькой судьбе,
   А нам надо чуть-чуть света,
   Тепла, ласки. Вот тебе
   Я желаю в день рожденья
   Раскудрявить то, что есть,
   Не искать для настроенья.
   Это в прошлом, оно здесь.
   Помнить брата, папу, маму,
   двоих бабушек своих,
   Быть счастливой сущим, малым -
   В этом счастье, а не в них...
  
  
  
   Что такое сеять, веять,
   Просевать и жать, садить?
   Словам этим не поверить,
   Коль успел их смысл забыть.
  
   Христианский Север в неге,
   Сладко ест и мало спит.
   И считает в сонном беге,
   Об успехах говорит.
  
   Он забыл преданья предков:
   Сеять ветер - бурю жать.
   И не знает, что от ветра
   Невозможно убежать.
  
   Дует жаркий ветер с Юга,
   Горят, падают дома,
   А он твердит, что то заслуга
   Тех людей, что без ума.
  
   И раскачивает лодку,
   Деньги жжет для злобы дня.
   И не видит, что середку
   Судьба выбрала не зря.
  
   И овца об этом знает,
   Что в середочке теплей.
   Но погрелась, тебе хватит,
   Так подвинься поскорей.
  
   Пусть чабан ты в той отаре,
   Но за ночь ты много раз
   Побываешь в печке, в жаре
   И на холоде не раз.
  
   Перемешивать все надо
   Сеять доброе вокруг
   Чтоб была у всех награда
   Побывать в середке вдруг.
  
   * * *
   Метельный след морозной
   снежной замяти,
   Так явственно напомнил о тебе,
   Цветком роскошным
   расцветала в памяти
   Грусть тихая - предвестница судьбе.
  
   Как это больно, нежно и тревожно
   Вспомнить Вас и эти славы дни.
   Хоть мысленно пожить - да, это можно,
   Наедине с тобой - вновь мы одни.
   Ты что-то шепчешь ласково, родное,
   А я отвык от голоса людей,
   Все больше слышу ругань - я достоин
   Жить, и живу среди больных зверей.
   Но нет, сейчас не надо про плохое...
   Твой образ из сознанья ускользал.
   Постой, родная, я тебе открою
   Все, что тогда гордец я не сказал.
   Но тщетно все - никто меня не слышит,
   Метель играет, воет на басах,
   Кобель у ног лежит,
   счастливый и не дышит,
   Собачья лапа у меня в руках.
  
   * * *
   Поэзия не терпит суеты,
   Поэзия подруга вдохновения,
   И чувства, и украденной мечты,
   И грусти убежавшего мгновения.
  
   О, как приятно в этой дреме быть
   И с трепетом бояться с ней расстаться,
   Беречь в себе поэзию, любить,
   И каждым новым словом наслаждаться.
  
   * * *
   Умоляла птичка ворона -
   Малых деток пожалеть.
   Обещала птичка ворону,
   Вороняткам песни петь.
  
   Черный ворон еле-еле
   Щебет птички разобрал,
   Каркнул: Песни надоели...,
   И птенцов с гнезда собрал.
  
   Плачет птичка безутешно,
   Лето - поздно гнезда вить,
   Хоть и жаль ее сердечно,
   Но чему быть - тому уж быть.
  
   * * *Любви просторное окно, В преданьях старины глубокой, Судеб промчавшихся зерно Таится, не растет до срока. Мы ждем и знаем, что оно Проклюнется по воле рока,
   Охватит пламенем жестоко -
   Разлукой терпкой как вино.
  
   * * *
   Чайка-пивик вьется надо мною,
   То резко вверх, а то стрелою вниз.
   Пи-ви кричит, любуется собою,
   Или на месяц, что средь дня повис.
  
   Иду по лугу после сенокоса,
   Вдали стога уселись до зимы.
   Скоро осень золотые косы
   Распустит важно, ожидая сны.
  
   Зима придет и мир замрет тревожно,
   И сны посмотрит, повоет, попоет.
   Покажется - дождаться невозможно -
   Весной запахнет и зима уйдет.
  
   * * *
   Брожу с утра, ищу. Что потерял?
   Когда бесцельное хождение наскучит,
   Прилягу, почитаю, нет - устал,
   И мыслей нет, и что-то душу мучит.
  
   Стараюсь не работать, отдыхать,
   И ем побольше, чтобы жизнь вернулась.
   Но где она? Затихла, не слыхать,
   Иль спит и надо ждать,
   чтобы проснулась.
  
   Ждать я согласен, был бы только толк,
   Что мне осталось в этой жизни -
   малость.
   Устал мой голос, потишел, умолк,
   И источат уста не жизнь, а жалость.
  
   * * *
   У соседей девчонка,
   слышен смех по утрам,
   Легкомысленный смех
   легкой поступи детства,
   Колокольчик хрустальный
   все звенит не устан,
   А мне грустно опять,
   не найду себе места.
  
   * * *
   Миры летят над нами бесконечно,
   Быть может взгляд и бросят иногда
   На нас, как мы здесь на Земле беспечно
   Не ценим жизнь, не бережем года.
  
   Уехала любимая далеко,
   Теперь один, покинутый живу,
   Жду весточки, быть может мне сорока
   Подаст надежду, я ее так жду.
  
   Гордыней вознесешься ты высоко,
   А вот один: гордиться перед кем?
   Молчишь и ходишь, ждешь упрека,
   Но ты один, покинут насовсем.
  
   И рад бы что-то ты вернуть обратно,
   Но так давно забыты все слова.
   Лишь говоришь,
   бормочешь все невнятно,
   Белеет как у луня голова...
  
   * * *
   Сиреневый восход
   февральского ненастья,
   Реденький снежок вьюжливой весны,
   Держусь, совсем один,
   стараюсь не упасть я,
   Срываются, кружась,
   судьбы моей листки.
   И тощий календарь -
   последний лист в тумане,
   Не вижу я числа, и это как во сне,
   Листаю я не сам туманное в обмане,
   Обрывки, раскружась,
   покрыли ноги мне.
   Я ноги отряхнул, стало чуть полегче,
   Грехи не все для нас приклеила судьба,
   Оставила немного, но так
   чтоб нам при встрече,
   Быстро как в кино
   лилась, текла вода.
   Журчала и текла
   и слышалось родное,
   Что в жизни никогда
   уже не повторить.
   То самое одно
   любимое, святое,
   Коль не было б его
   не надо б было жить.
  
   * * *
   Унылые ненужные мотивы
   Прозрачны от осенней седины,
   Свободны как безумные разливы
   Полых вод на краешке весны.
  
   Вода спешит, торопится, как люди,
   Почуяв срок для жизненной весны,
   Моет до бела, все что добудет,
   Журчит и пенится - пределы ей тесны.
  
   Звучат они назойливей свирели,
   Мотивы эти нам для сердца не лестны.
   Хотели мы, они чтобы не пели,
   Но помыслы их ясны и чисты.
  
   Обидно нам. Ну, что же за печали?
   Надо согласиться. Эта даль
   Дождется нас, хоть мы ее не ждали,
   А коль не встретилась,
   то было б нам не жаль...
  
   * * *
   Утро наше словно по заказу
   Ярким солнцем призрачно ушло.
   Я смотрю в окно и как ни разу
   Не видал на холоде тепло.
  
   Корка снега тает и курится -
   Так мороз сугробы разогрел.
   Кто не знает очень удивится,
   Что и в холод кто-то закипел.
  
   * * *
   Умытый долгим теплым снегопадом
   На небо выплыл месяц молодой.
   И будто вопрошал: Ну, что вам надо?
   Чуть подождите - стану я седой.
  
   Вот день пришел,
   но солнце низко-низко,
   А месяц наш раздулся, поседел,
   Но стал от этого к земле,
   к нам близко-близко,
   И с укоризною веселою глядел...
  
   Экономистам
  
   В устремлениях прекрасных
   Обвинять не буду вас,
   В дебрях мыслей не опасных
   Посетивших в этот час
   Не найдется и намека
   На союзность без прикрас,
   На согласие упрека,
   И веселья. Только власть
   Остановит и осудит,
   И поддержит, не упасть,
   Если пыл, то и остудит,
   Власть в надежде - это страсть.
  
   * * *
   Горе сквозь слезы, ручьи и потоки
   Находит приют в океанской глуби,
   А волны на берег
   как лист эти строки
   Выносят лишь шепот осколков судьбы.
  
   Судьба та мятежно по миру носилась,
   Ее выбирали и злоба и месть,
   Напрасно ждала и у счастья просилась,
   Лишь горе позвало на дно к ней осесть.
  
   * * *
   Утро раннее, прохлада,
   Расплескалося вино,
   Я с тобою всегда рядом,
   А тебе то, все равно.
   Твои глазки заблестели,
   Гибкостаниста спина,
   Не устала, не успела,
   Растерять всю сладость сна.
   Сон твой светлый, легковесный
   Как и вся твоя любовь,
   Улыбнулась - мне так лестно,
   Стала боком, хмуря бровь.
   Отпусти меня на волю,
   Дай спокойно помереть,
   Не жалей меня, не стою,
   Я устал с тобой лететь.
  
   * * *
   Столб радуги, поднятый
   пыльным хладом
   Навис над городом как огненный удав.
   Вцепившись пастью
   недалеко где-то рядом
   Жрал жадно землю, вкус ее познав.
  
   Земля лежала мертвая, нагая,
   В проплешинах от снега ледяных.
   Как жалостно от края и до края
   Все затаилось в этот страшный миг.
  
   Вот -вот и что-то вдруг взорвет природу
   Солнце выглянет из грязных туч на миг,
   Земля бессильная вновь обретет свободу
   И божий день начнется чист и тих.
  
   * * *
   Умытая осенними дождями
   передо мной седая тишина,
   Набрякшие в ветельнике туманы -
   обитель для тревоги и для сна.
   Из лога, прибежавшего с далёка,
   Чуть тянет холодком, и не впервой
   Рассеянно встречаю, как жестоко,
   Природы душу, не прикрытую листвой.
  
   * * *
   Мало приготовила природа
   для злобы человека торжества,
   Встреча утра, солнечного всхода,
   остатки ночи, павшая листва.
   Все говорит, взывает и надолго
   отодвигает ненависти груз,
   Как видно, нету в памяти у бога
   Зловонных ненавистных людям чувств.
   И вот казия природная кружится,
   Вокруг с невидимой
   над радугой звездой,
   И этот круг тысячелетья длится,
   Он будет, но не будет нас с тобой.
  
   * * *
   Весною рыжей из синих зимних далей
   Приносит ветер клекот журавлей,
   Пронзенный светом и звенящей сталью,
   Земной простор становится светлей.
  
   На озере остатки льда сверкают,
   Вода выходит по трещинам наверх,
   Лед незаметно плавает и тает,
   Один лишь миг, и, вот его уж нет.
  
   * * *
   Дочь степей, чаруя лунным взглядом,
   Порхала, и дробила лоно льда,
   Ее изящество казалось вечным, кладом
   Нежданным, вдруг свалившимся сюда.
  
   Ее лицо - лицо степной печали,
   И стан ее как тот степной гранит,
   Стоит в степи, глазами ищет дали,
   Душа ее стремительно летит.
  
   Горячий ветер запахи разносит,
   Полыни горькой, степного типчака,
   Здесь неизменно все, ничто не прочит,
   И это все надолго, на века.
  
   * * *
   Кукушка на ветелке облетелой
   Уселась, будто хочет куковать.
   Напрасно, еще лето не успело,
   Собрать свои щедроты, чтоб раздать.
  
   Придет и к нам июнь со светом ярким,
   Июль истомой сладкой утомит,
   И август, лета жаркого подарки,
   Прикрыв от сглаза, щедро раздарит.
  
   * * *
   Запоздалые снежинки
   снега утреннего шалость,
   Привередливые в танце
   в стылом воздухе плывут,
   Это зимние надежды,
   чуть замерзшая усталость,
   Незаметно покидают
   горы сказочной уют.
   Непутевые снежинки
   в пьяном воздухе растают,
   Их мохнатые реснички
   с нашей тайной улетят.
   Нет надежды на надежду
   и в душе змеится жалость,
   Значит снова как и прежде
   злости силы победят.
   Это русское геройство,
   это Родины зачин,
   Это божие устройство,
   русским людям на помин.
   Как родился - поминаем,
   как женился - это чин,
   Умирать когда - не знаем,
   нет желанья и причин.
   Но придет она косая,
   хоть не ждали мы ее,
   Повстречаем не мигая,
   черно-белое кино.
   Облака повеселели,
   отряхнулись и ушли,
   Да и нам пора, попели,
   грустны мысли увели,
   Божий свет он даст надежду,
   нам добра не занимать,
   Русским людям как и прежде
   жить на свете - поживать.
  
  
   * * *
   Страны Африки - чернявы,
   Страны Азии - желты.
   У Европы рот гунявый
   И сонливые черты.
   Цвет Америки, я знаю, -
   Воровской приют земли,
   Цвет у Родины святая
   Синь белесая в соли.
   Много слез и крови пролито,
   Но видать еще не все,
   Вновь блеснуло ярко золото,
   И опять нам горячо.
   Вновь взывает вовкорезина,
   Зубы стерты до корней,
   И дубиною березиной
   Ей по морде - так верней.
   Вновь живет Россия, кается
   Братьев меньших жалко ей,
   Ждет она, а волк все скалится,
   Все сильнее и все злей.
   Сбрось Россия чары сонные,
   Жалость тоже поумерь,
   Распрями ты крылья грозные
   Людей русских пожалей.
  
   * * *
   Опять белесое подсиненное утро,
   Дни шуршат как листья в снегопад,
   Живешь и ждешь чего-то ты как будто...
   Приходит день, а ты ему не рад.
  
   Так быстро и бездумно он уходит,
   Проснулся, встал и вот опять постель,
   И ночь глуха, кошмарный сон
   не вспомнить,
   А в волосах штормит, гудит метель.
  
   Раздумья где? Где тихая беседа?
   Усталостью и спешкой полон мир.
   Так энергичен он, и в том его победа,
   Молчит, затих затравленный сатир.
  
   Затравлен он не злобою людскою, -
   Нет тех, которые послушали б его.
   Сие известно всем, я тайны не открою,
   Иль слушать не хотят, иль много своего.
  
   Безумный мир не знает о безумье,
   Все гладит он разбухший свой живот,
   А разум тает в этом поголовье,
   И что-то новое, пустяшное грядет.
  
   * * *
   Российские мерзлотные пространства,
   По-русски чуть осмысленный простор,
   Пустынные до лунности убранства, -
   Небесному сиянию укор.
  
   Безлюдна и завалена снегами
   Сибирская бескрайняя тайга.
   Живешь ты незамеченной веками,
   Здесь редко наступала где нога.
  
   И зверь и птица на твоих просторах
   Не встретят человека во всю жизнь,
   Растешь и пропадаешь ты неспоро,
   Ты ждешь? Ну, что же,
   стало быть дождись.
  
   * * *
   Мотив свободы навевает ветер,
   Не видит он преграды на пути,
   Живет легко - один на белом свете -
   Гонец тепла и летней свежести.
  
   * * *
   В устремлениях прекрасных
   мир познали мы не раз.
   Теплый, странный, неопасный,
   в снах приходит в поздний час.
   Через облако по небу
   слезы солнышка текут,
   Ветер пахнет розой снегом
   в нетерпенье чуда ждут.
   Вот прошла волнуясь светом
   голубая полоса,
   В лад запели свиристели
   сладки-сладки голоса.
   Стало холодно с рассветом,
   думы тягостны, роса.
   Посветлев, темнеет небо
   тянет ведьмина коса.
   Ветерок, дурман уходит
   дня с надеждою все ждут.
   А не придет? С ума сводит
   его призрачный маршрут.
  
   * * *
   Мерещится корявая осина
   с растресканой изодраной корой
   Уставшая, затравленно красива,
   усыпанная пеплом и золой.
   Помучилась - хоть век ее короток,
   забыла детство, юность и друзей,
   И ждет теперь, когда ее проглотит
   ветер зла, убийственность вестей.
   Весна достигла нашего гостинца,
   тиха природа - ветра не слыхать.
   Заплакала осина - ей все снится
   отец родной и старенькая мать.
   Хоть ветра нет стоит, дрожит осина,
   вихри чувств несутся в думах вспять.
   И видит вновь, как мать ее носила,
   не хочет, но вновь будет вспоминать.
   * * *
   Катился вал российских мужиков
   По городам Европы покоренной,
   Без стука у порога, без звонков
   Она встречала восход солнца
   обрамленный
   И матом, острым словом и пинком
   И смелостью, отвагой неуемной,
   Но это только утром, новым днем
   Европа вновь предстанет утомленной
   И подвигом, и русскими с мечом.
   И вспоминать
   с презреньем только
   будет
   И грязь,
   и кровь,
   и смерть им нипочем.
   Не стыдно ей - опять Россию судит...
  
   * * *
   Ягушка бестолковая косится -
   У прясла ждет, чтоб забудать ее, яман.
   Прозрачен воздух, палый лист кружится,
   Летят гостинцы из небесных стран.
   Вот скромный лист осина уронила,
   Закрыла красной медью золото берез,
   Ягушка вышла, ямана сморило,
   На спину брякнул, весь в листочках нос.
   Проходит день - зима не за горами.
   Яман проснулся, прыгнул на сарай.
   Высоко в небе, вслед за журавлями
   Спешит на юг наш летний птичий грай.
  
   * * *
   Опять и снова - вечные слова.
   Опять задумчива, кружится голова.
   Часы свидания приятные пройдут,
   Надежду отодвинут, унесут,
   И снова ждешь мелькания минут.
   Надежда угасает, дни бегут,
   Но вот, опять проглянул солнца луч,
   Испуганный, взглянул он из-за туч.
   И снова блики по цветам бегут,
   К надежде счастье жданое несут.
  
   * * *
   Степная глушь, околочки, ложки,
   Поля пшеницы, донника и гречи,
   Дорожка вьется, край ее стожки,
   И подорожник, Иван-чая свечи.
  
   В синем небе ястреба крыло,
   Ветер в сладкой дреме заблудился,
   Время стихло, кажется ушло,
   И сон небес на землю опустился.
  
   * * *
   Наша жизнь как овраг
   разгрызающий гору,
   В свою сырость и мрак
   тянет шумную свору.
   Там галдят и смеются,
   там едят и поют,
   Драки там удаются,
   к счастью так не идут.
   То не жизнь, а движенье,
   не заметен и грех.
   Серо все, озаренье -
   радость пьяных утех.
   Ждал, встречался - забыто,
   убежать - не догнал.
   Вот разбито корыто -
   нашей жизни финал.
  
   * * *
   Я сварил три картошки,
   С солью съел, квас попил,
   Погрустил чуть, немножко, -
   Грусти мало растил.
   Я живу одиноко
   Хоть и много вокруг
   Мое сердце - жестоко,
   Оно совести стук.
   Не могу помягчеть,
   Хоть пытался не раз,
   Фальшью катится лесть-
   Остановка, приказ.
   Иногда я завою -
   Как у волка глаза.
   Жизни этой не стою
   Так мне дух мой сказал.
   Напишу и забуду -
   Так легко захотеть.
   Мысль покорная блуду -
   Ухватить лишь успеть.
  
   * * *
   Напишу после боя,
   а сейчас не проси,
   Из всей сотни мы трое
   унеслись на рыси.
   Сотник щеку сшивает
   казаку - он как смерть,
   И попутно ругает -
   белых ниток мол нет.
   Некрасивая стежка
   на опухшей щеке,
   Самогона дорожка
   и бутылка в руке.
   Но пора в путь-дорожку
   на кургане дозор,
   Коль догонят в окрошку
   всех изрубят. Позор
   Что бежим будто зайцы,
   будто воры с добром,
   Выметают с России
   как поганых, как сор.
   А с тобой, дорогая,
   не увидеться нам, -
   Путь-дорожка крутая
   пролегла по логам.
  
   * * *
   Цепочка следов по снежному полю,
   Человек торопился - неуверенный шаг,
   Он выбрал свободу - неоглядную волю,
   Все быстрей и быстрей - подгонял его страх.
  
   * * *
   Унылостная странная вечеря,
   Заботливые думы о былом,
   О том, что пробежало, не уверен,
   Что это вновь не встанет, но потом.
   Опять в кровавой краске сполох неба,
   Природа завтра бурей вновь грозит,
   Охота думать: не со мной, и не был,
   Но совесть точит, долгом мысль дробит.
   И вот они окутали туманом,
   Кричат, завидуют и требуют ответ,
   И сонм грехов тревожный, жадный, странный
   Забытых дней мне раздувает свет.
   Я не хочу, но вряд ли он погаснет,
   Их нет давно, но он мне сердце жжет,
   Не убежать - он жизни счастье застит,
   Уйду и я, тогда и он уйдет.
  
   * * *
   Звонок оттуда - надо собираться,
   И поспешать - они не будут ждать.
   Забыто все и надо бы расстаться,
   Но не могу - я не умею обижать.
  
   И вот, иду - несчастный раб приличий,
   На свет спешу мохнатым мотыльком.
   Себе твержу - таков мол наш обычай,
   Все начинать, оканчивать звонком.
  
  
   * * *
   Апрель, снега в лесу еще по пояс,
   Но скворчик прилетел, весну принес,
   Петух кудахчет - нашел он что-то роясь,
   В оттаявшей траве, растущей у берез.
   Василий-кот весь день лежит на крыше,
   На сене, жмурится и в шерсть не прячет нос,
   А прям над ним, к солнышку поближе
   Скворечник к жерди накрепко прирос.
  
   * * *
   Сижу при свечке, пишу стихи
   Одни словечки, и те тихи.
   Их смысл уходит, а был ли он -
   С хвостом зеленым хамелеон.
  
   Слова прекрасны, текут ручьем,
   То вдруг погаснут забытием.
   Где, то значенье забытых слов -
   Стихотворенье для медных лбов.
  
   * * *
   Летом ночь коротка
   и вечерний платок
   полинялый
   Собирает шатер
   лихорадочных
   звездочек блеск,
   Там они расцветут
   и смешливою стайкой
   румяной
   Как-то весело враз оживят
   черный бархат небес.
   Так тепло, тишина,
   грех земли на покой
   удалился,
   Ты летишь среди звезд,
   устремленный лишь
   только в себя.
   В этот звездный полет,
   ты один, тебе это не
   снится,
   Нет ни тела, ни рук,
   одна к звездам несется
   душа.
  
   * * *
   Пролетела пуля - не вернется,
   День прошел - назад он не придет,
   Так наша жизнь, то горем обернется,
   То лёд растопит и счастьем оплывет.
  
   * * *
   Стоит мужик, березу подпирает,
   Роскошную березку средних лет.
   И, что случилось с ней? Мужик не знает
   Ему с утра не в милость божий свет.
   Прохожий спросит: Не падает береза?
   Мужик откроет глаз свой мутный
   для того,
   Чтоб только посмотреть: Какая там
   заноза
   Добавила сарказм к страданиям его.
   * * *
   Родной мой дом под горкой возле речки
   Река петляет, моет бережок.
   Об этой речке теплые словечки
   Так хочется сказать тебе дружок.
  
   Она мелка, песчана небурлива,
   Не любит кто, то скажет - ручеёк,
   Видел б он весенние разливы -
   Степная речка. Многим невдомек,
  
   Что копит силы целый год на вёсну,
   Чтоб весело, ухарски проскакать,
   И поскорее ледяную плесень
   Смахнуть с себя и снова заблистать.
  
   Чистейшая водичка, стрежь струится,
   Песок промытый устилает дно,
   И жаль, что лето так недолго длится,
   И что с зимою весна, осень заодно.
  
  
   * * *
   Анатомическая нагота пространства -
   Весной природа предстает как встарь,
   Когда потоп унес, содрал убранства,
   Был грех земной похож на ада край.
   Не верится, что эта твердь залитая
   Остатками промозглости зимы,
   Способна найти силы непокрытая
   Вновь возродить для жизни и мечты
   Леса, сады, деревья, травы дики,
   Зеленый сладко пахнущий уют,
   И чудный день и вечер тихий,
   И дом, окошко, где тебя так ждут.
   И вот забыты вьюги и морозы,
   Ночная тьма таинственно манит,
   Идут дожди, гремят сверкают грозы,
   От всполохов небесный край горит.
   А звезды крупные, лохматые - как в печке
   В золе вздыхают слезно угольки,
   И месяц оплывает воском свечки
   Подсчитывает теплые деньки.
  
   * * *
   Таскин мыс - в бору лесок,
   Грибное место - крутой ложок,
   С горы дорожка под изволок,
   Внизу у речки гнилой мосток,
   Мычит обидно в кустах телок,
   Его услышал в суборье волк,
   Заухал филин и сразу смолк,
   Лишь закружился, упал листок.
   Тут посветлело и шум умолк,
   С березки только все капал сок,
   У ней, у бедной, слезил сучок,
   И вышло солнце, затмив Восток,
   В избушке баба мела шесток,
   Пора ей ладить щей чугунок,
   Рядом школа - звенит звонок,
   Учитель, дети - пошел урок,
   Амбары с хлебом - висит замок,
   Пороз бродит - расколот рог,
   Ревет от злости - бычек убег,
   С большущей костью бежит щенок,
   Конец деревни - ближний лесок.
  
   * * *
   Три ветёлки над тихой речушкой,
   У корней глубина до колен,
   Доброй, светлой, надежной подружкой
   Для меня был тенистый ваш плен.
  
   * * *
   Журчит речушка, упрямо лижет сваи,
   Мосток над нею, кособок, висит,
   Иду домой, сдаля иду, не знаю,
   Кто ждет меня, кто у окна сидит.
   Так незаметно время пролетело,
   Я прожил жизнь вдали от милых мест,
   И счастье знал, и горе мне успело,
   Свое участие заботливо принесть.
   Не надышусь духмяным жаром степи,
   Не милы мне ни город, ни тайга,
   Иду, иду, то встану, смежив веки,
   Опять взгляну - цветущие лога.
   Вот по дорожке шумный вихрь несется.
   Шуршит, листочки с пылью тянет вверх,
   Когда дойду, как встреча отзовется,
   В моей судьбе и в жизни ждущих, тех.
  
   * * *
   Стемнело быстро, высыпали звезды,
   Запахло пылью, свежестью речной,
   А в душу мне нахлынуло, и годы
   Пред взором мертвой потянулись чередой.
   Из окон свет приветливо струился,
   Меня там ждут и мне пора идти,
   Но я как будто в детстве очутился,
   И заблудился, и нет назад пути.
   Опять собака черная напала,
   Хлеба колышет ветром, дождь идет,
   А мама где-то там, она не знала,
   Что сын ее, здесь погибая, ждет.
   Обидно стало - ведь совсем не пожил,
   Скрип дверей мой бред остановил,
   Как больно мне, бред чувства растревожил,
   Которые, как думалось, я навсегда забыл.
  
   * * *
   "Старик и море" жаркое без края,
   Большая рыба в холодной глубине,
   Эрнест Хемингуэй писал роман не зная,
   Что будет он нам песней о весне.
   О лете быстром, скромном, жарком,
   О бусом небе в сполохах зарниц,
   И будет он для нас мечтой, подарком,
   И как букет заморских ярких птиц.
   Вот мы слышим мерный шум прибоя,
   Уключин скрип и ветра вой в снастях,
   И солнца жар, и духоту, и волны зноя,
   И море - у него мы все в гостях.
   Старик один идет за своей рыбой,
   Она плывет несчастная к нему,
   А рой акул, заметив это, мигом
   Без приглашения спешит к столу.
   Картина эта в синем море тонет,
   И жизнь трепещет, слабостью сочит,
   Вздыхают волны, жалость тяжко стонет,
   А юность к счастью ждущему спешит.
  
   * * *
   Природа трудно, долго, неумело,
   Зимний панцирь сбросив наконец,
   Находит силы, и вот уже успела
   Для нас явить весенний свой венец.
   Пока он больше в нашем воображеньи,
   Пока доносит запахи весны,
   Чуть в воздухе заметно воспаренье,
   Трещат оковы - так они тесны.
   Росток зеленый в листьях прошлогодних,
   Осветит серость цветом новизны,
   И ропот листьев, что он не достоин,
   Быть выше их. Ах, как они честны.
   Но честность эта только от бессилья,
   Лежать и преть, и жизнь давать другим,
   И вспоминать как их ветра носили...
   Давай росток сей ропот им простим!
   Расти скорее, лето не задержит,
   Успей, что в жизни богом суждено,
   Хоть молод ты, но старость где-то брезжит,
   И умереть когда-то суждено.
  
   * * *
   Какой сегодня выдался денек!
   Все, чуть оттаяв, увидев огонек,
   Стремглав летит, ползет, стремится,
   Дождались лета - важно торопиться:
   Успеть пожить, погреться, порезвиться,
   Придет зима, и ей не удивиться,
   А встретить полным сил, морозу поклониться,
   И ждать тихонько радостей весны.
   Пусть прошлое приходит к вам во сны,
   И вместе с ним сегодняшний денек -
   Во льдах пустыни теплый огонек.
  
   * * *
   Как жадно хочется природе,
   Скорее сбросить зимний сон,
   Забыть морозы и к свободе
   Со звоном мчаться. Этот звон
   Услышан был, не скрыт шумами
   Над чуть зелеными холмами
   Вновь выплыл месяц - царь ночной,
   Среди природных благолепий,
   В прохладе бархатной ночи,
   Средь влажных звезд один он светел,
   К нему взываем. От свечи
   Нам тоже света доставало,
   Но свет ночной - свет звездных брызг,
   Он так тревожен, чувств немало
   С собой несет... Но всеж уймись!
   Одна природа лишь способна
   Безмерной щедростью своей,
   Раздобрить нас и бесподобно
   Увлечь в цветущий мир затей.
  
   * * *
   Утром мало звезд и неба,
   Ждешь с тревогой солнца луч,
   Он усталый - где он не был,
   Вот блеснет с под низких туч.
  
   Посветлеет все на поле,
   Тени длинные падут,
   Вспыхнет поле ярко, воля
   Понимаешь - она тут.
  
   Мысль с душою не поспорит,
   Радость утра охладит,
   День бежит, бежит по полю,
   Светом утренним манит.
  
   * * *
   Нахлынуло лето, мы ждали, но все же
   В тенистых местах не растаяли льды,
   А жаркое солнце их не тревожит,
   Оставило видно для талой воды.
   Жара разморила нас выше меры,
   Коробится сохнет от солнца земля,
   Ветер весенний в летней кумирне -
   Черное небо, вся в неге заря.
   И так расхотелось бежать, торопиться,
   Боишься спугнуть этот сладостный миг,
   А вдруг он последний, не возвратится,
   С такими трудами он нас здесь настиг.
  
   * * *
   Растущая увертливая жалость
   Натягивала рвань-шагрень на лоб,
   От прежнего роскошества осталось
   Оскал звериный, да змеиный зоб.
   Ползет течет пятном плохо смываемым,
   Волнует своим запахом людей,
   Нет-нет да и покажет забываемым,
   Что нет ее жесточе и черствей.
   Жалость только копит в душах муку,
   Не сбросив жалость, трудно полюбить,
   А если принял жалость ты за скуку,
   То не заметишь - можешь уступить.
   Цветет растет вселенское несчастье,
   И жалость скучно убыстряет бег,
   Удары волн - душевное ненастье,
   Для близких в мире небывалый грех.
  
   * * *
   Сегодня пасмурно прохладно и не стоит
   Строить на день планов громадье
   И пусть простит меня один историк,
   Я не пишу чужого - все свое.
   Он - это тот, от жизни не уставший,
   Отец которого, перемесил войну,
   А я такой же, только чуть познавший
   И за свою и за его вину.
   Все меньше крови во природе нашей,
   Ее падаль завалила до небес,
   Вот и живут шакалы лучше краше,
   А лес спокоен - разве это лес.
   А волки воют, что же их осталось,
   Они изгои в мире тесноты,
   Но волк - есть волк, и эта малость -
   Надежда наша, славные мечты.
  
   * * *
   Денек на исходе
   славный погожий
   Солнышко смотрит
   уютные сны
   Носится в воздухе
   песня зеленой
   Ранней сибирской
   щедрой весны.
   Все в ожиданье
   скорых свершений,
   Ждут не дождутся
   первой грозы.
   Вот-вот засверкает
   и дождь прольет вешний
   И солнце проснется
   в каплях росы.
  
   * * *
   Сомнения - вечные спутники рвани,
   Когда ты свободен, то выбор непрост -
   Ищешь в потемках, свои ищешь сани.
   Своя ли дорожка на простенький мост?
   Дорожка двоится, и снега не видно,
   Впору идти, а не ехать по ней.
   Может вернуться? Начать вновь? Обидно,
   А вдруг повторится и будет больней.
   Может уж лучше побольше неволи -
   Сам думал за нас и приказывал нам.
   Тогда все несчастья, заботы и боли
   Были понятны - неудачный, мол, Сам.
   И уваженье к себе мы имели,
   И ум наш велик был, для нас без
   прикрас,
   Веселые песни под водку мы пели,
   И повторяли: эх, раз, еще раз!
   Бессмыслица эта заметна лишь сбоку,
   Но сбоку не наши, чужие дела.
   Станем мы утром, поклонимся Востоку,
   Что же нам делать? Европа ушла.
  
   * * *
   Щедра безумная природа
   В весенней радости своей.
   Не ждет, толкает непогоду
   Рассвет все краше, все светлей.
  
   Зеленый дым - где были ветви
   Густеет прямо на глазах,
   И, вот, почти и незаметны,
   Следы морозов, а в лесах
  
   Всяк, кто живет, ползет, летает
   На солнце греются и чуть
   Дождавшись как растает
   Плешинка снега где-нибудь
  
   Проверят нет ли там подарка,
   Что приготовила зима.
   Хоть ты, весна, и светла, жарка,
   Но ты, весна, и голодна.
  
   * * *
   Местность равнинная, к речке покатая,
   Густо заросшая щеткой - травой,
   Место старинное, трактом богатое,
   Помнит обозы, телеги с рудой.
   Руду из Сузуна и соль кулундинскую
   Везли в Барнаул на завод и в Москву,
   А это дорога, дорога неблизкая,
   Был нужен ночлег и вознице, коню.
   Вот и вставали по тракту деревни,
   Строились рядом с речушкой, мостом,
   Церковь на горке и после обедни,
   В праздник, гулянье в борке за трактом.
   Эта деревня - там я родился,
   Все захватила - под боком у ней
   Бор кулундинский, Обская старица,
   Рыба, земля - не ленись и владей.
   Строились кучно, дома двухэтажные,
   Рядом, чтоб речка, из окошка видна,
   А для простора - те поотважнее -
   Жили на горке - радость одна
   Солнечно, сухо и видно далеко,
   Только до речки подальше чуть-чуть,
   Школа под боком, поля и протока -
   Вольная воля. Охота вздохнуть
   Воздух духмяный, пивика песня,
   Пчелы летают - меда несут,
   Божеский промысел - счастье развесил
   Над нашей деревней - райский уют.
   Зиму и лето солнышко светит,
   Пасмурных дней очень мало в году
   И от того деревенский всяк весел -
   Грусть пролетает, слеза не в ходу.
   Вечером тихо, играет гармошка,
   За день устали - чуть-чуть отдохнуть,
   Встать-постоять, посидеть хоть немножко,
   Сумерки, вечер - спокойных минут.
   Заботы в деревне - все чередою,
   Делать в охотку - счастливо жить,
   Только бы горе талой водою
   Сгинуло, скрылось - его не забыть.
   Вздули огонь, засветилися окна,
   Ужин хозяйка ставит на стол.
   В комнате светло, а в темные стекла
   Ласково дышит лето теплом.
  
   * * *
   Застит разум мнимое величие
   Человек так горд своей судьбой,
   А от природы все его отличие -
   Так, кусочек неба, голубой.
  
   * * *
   Невесело встречаю я рассветы,
   Не сожалея, провожаю день,
   Не сочиняются любовные сонеты,
   Да и подумать мне бывает лень.
   Струится, каплет жизнь
   моя сквозь сито,
   Прошло немало, только не понять,
   Что было это много, что прожито,
   И дальше, что мне жить, и ожидать.
   Свершения случились - все напрасно,
   Не ожидал, но все же я попал
   Пальцем в небо - это и понятно,
   Не верилось, да поздно и узнал.
   Теперь живу тихонько, чуть заметно,
   Стремлюсь не потревожить море судьб,
   Гордость спит спокойно, без рассвета,
   Для сущего вздымает судьба грудь.
  
   * * *
   Облака разошлись,
   в мутном небе чуть-чуть проступило,
   Чистота наших северных
   стылых равнин,
   Нежно трепетный свет
   набирал непонятную
   силу,
   Для рожденного дня,
   открывая заветную
   синь.
   Не успел я сказать небо пеплом
   глубоким покрылось,
   Солнца луч утонул в его
   пыльной и душной глуби,
   Незаметно встает отдохнувшая,
   где-то носилась,
   В мрачном хоре ненастья
   потерявшая гордость любви.
   Мрачно все, не поют, не поют
   для влюбленных свирели,
   Время строго ведет
   неуютным минутам учет,
   Остается сказать: торопились
   мы жить и летели
   И теперь не догнать этих слабых
   безвольных минут.
  
   * * *
   Мерзнут мысли, сохнет разум,
   укоризной светит суть,
   Неуютной тайной связан
   нашей жизни рваный путь.
   То бежим, то спотыкаясь,
   ровным местом обойдем,
   То кричим, то заикаясь
   в жизнь к себе врага введем.
   Светел путь нам темной ночью,
   днем в потемках мы бредем.
   Мечты носим, просим, просим,
   а найдется - не возьмем.
   Ожидания напрасны,
   клятвой жизнь освящена,
   Пусть поступками ужасна
   это жизнь - она одна.
  
   * * *
   Деревня наша тянется вдоль речки
   Лежит извилинка в песчаных берегах,
   Прохладно утром, топят в избах печки,
   Эхо гулко отзывается в логах.
  
   Над речкой чуть туманец натрусился,
   Клочкастый, жадно воду в речке пьет,
   К ветелке с росной шалью притулился,
   Дунет ветер и росу в реку прольет.
  
   И вот пошел недолгий дождь
   ветельный,
   Мальки резвятся, ловят капли в рот,
   Солнце удивленное купелью,
   Росинку каждую осветит, обойдет.
  
   Внимая ласку хорошеет речка наша,
   Вода ее уже не так течет,
   А берега зеление - нет краше,
   Поэтому деревня и живет.
  
   * * *
   Наша память живет не в черепушке,
   Там природа поместила камертон,
   И человек в руках ее как та игрушка,
   Что звоном откликается на звон.
  
   А камертон он знак для человека,
   Его и надо человеку убеждать,
   Тогда придет успех и как награда,
   Можно будет человеку и сказать:
  
   Ну, вот, и я сумел с судьбой
   поспорить,
   Сумел ее в надежде убедить,
   Перебороть себя и не позволить,
   Сиюминутному желанию служить.
  
   Теперь она с лихвою наградила,
   И приз назначила, какой я сам хотел,
   Но знаю я, что это ее сила,
   Просто я узнать ее сумел.
  
   * * *
   Курочка моя опять проснулась,
   С животным страхом смотрит на часы,
   Не видно стрелок, на бок повернулась,
   Перетянули сонные весы.
  
   И спит она, заботы засыпает,
   Они толпятся, круг нее стоят,
   Забыла ли она? Они не знают.
   Но точно знают, что дождутся,
   надо ждать.
  
   Проснется курочка,
   забыв почистить лапки,
   И перышки раправить ото сна,
   Начнет раскладывать на окна
   и на лавки,
   Что накопилось и поделать
   сейчас должна.
  
   Потом квохтать и хлопать
   в крылья станет,
   С глаз уберет и спрячет на потом,
   Хоть знает бедная, что этим
   не обманет,
   Вздохнет, поплачет,
   помечтает о былом.
  
   * * *
   Метет метель - пути не видно,
   Не видно неба и земли,
   Ветер режет, как обидно,
   А летом здесь цветы цвели.
  
   На этой стылой тверди суши,
   Нам жить с тобою довелось,
   Не жить, а ждать -
   быть может лучше
   Наступит время - не сбылось.
  
   В начале жизни - нищи были,
   Учились много, трудно шли,
   Детей ростили и нажили,
   Чтоб на кладбище унесли.
  
   * * *
   Небо чисто, тучки убежали,
   Под вечер солнца виноватый след,
   Нет, нет родное, мы тебя не ждали,
   А раз пришлось, то рады мы в ответ.
  
   Тебе невесело, а нынче уж особо,
   Нет сил на нашу бесконечную пургу,
   Север хочет с каждым годом хоть немного,
   Чтоб мы побольше побродили по снегу.
  
   Не успевает еще старый снег растаять,
   В лесу, прикрытый листьями, хвоей,
   А с неба к нам стремится, прилетает,
   Новый снег, с холодом, с зимой.
  
   Вот и живем в надеждах годовалых,
   Ждем лета миг среди сплошной зимы,
   Тоска по солнцу средь сугробов небывалых,
   Погоды череда подстать тоске.
  
   Питание у нас разнообразное,
   Картошка утром и картонный суп в обед,
   А мысли наши - наши мысли несуразные,
   О том, что где-то, кто-то видел божий свет.
  
   Мы дети солнца и судьба напрасно,
   Закинула нас реденько сюда,
   Здесь плохо жить - здесь умирать прекрасно,
   Никто не ждет, не пригласит куда.
  
   Так потихоньку наш народ растает,
   А снег тихонько превратится в лед,
   История богата - так бывает,
   На смену нам другой народ придет.
  
   * * *
   Морскую пену с мусором и грязью,
   Оставила ушедшая волна,
   И женщина прелестная, увязнув,
   На берегу покинута, одна.
  
   Отгавкали, промчалися забавы,
   Растет заботы бесконечная гряда,
   Ах, как строги мы иногда, неправы,
   Не отличаем наказанье от вреда.
  
   * * *
   Метель сметает все, что легковесно,
   Что легкий разум миру подарил,
   Зимы просторы чисты, белы, пресны,
   В них нет восторгов, лета бурных сил.
  
   Все так прилежно, строго, сухо, чинно,
   Белый свет и серый иногда,
   Лишь бор сосновый, сделав вид невинный,
   Зиму, лето в зелени всегда.
  
   Он как залог нам лета сладострастья,
   Чтоб не забыли лета благодать,
   И чтобы мы и в зимнее ненастье,
   Не уставали о тепле мечтать.
  
   * * *
   Дождливый май, июнь, июль и август,
   Сентябрь стужей зимней отдает,
   Когда же лето солнце нам покажет,
   Когда тепло на Север к нам придет.
  
   Плачет небо, лужи наливая,
   Деревья мокрые нахохлились стоят,
   За что же нам такая доля злая:
   Здесь вечно жить, и вечно здесь страдать.
  
   Опять дожжит и нет тому предела,
   Моет землю, но она черна,
   Живой росток, что выглянул несмело,
   Ждет, пожелтел, так жизнь - его вина.
  
   Скорей октябрь с зимой, с пургой, с морозом,
   Скорей зима пройдет, а там глядишь,
   Природа лето нам подарит звездно-грозное,
   С теплом, но, если только, боже, нас простишь.
  
   * * *
   Усталое солнце садилось,
   Кончался денек непростой,
   Я видел как будто, иль мнилось,
   Что месяц на небе рудой.
  
   Рудой как теленок обиженный,
   Так жалобно смотрит во тьму,
   Лобик курчавый, нестриженый,
   Привиделся мне. Не пойму,
   Не сон и не явь, тогда что же
   Он незаметен другим,
   Пусто на небе погожем,
   Горят только звезды одни.
  
   * * *
   Пошел надергать сена для коровки,
   Стожок под снегом сильно однобок,
   Взял пику, вилы, начал с кромки,
   Чуток надергал, ну, уж сколько смог.
  
   Чуть постою я в летнем зное сена,
   Как сладко пахнет в засушенном лугу,
   Кругом зима, и эта чудо-смена,
   Полянка лета приготовлена в снегу.
  
   Снежок летит и пахнет, пахнет летом,
   Звездочки не тают на цветах,
   И без труда под этим белым светом,
   Слова и рифмы строятся в стихах.
  
  
   * * *
   Украшение стола - ваза со цветами,
   И зимой и летом в ней
   цвет заморской дали.
   Приходи весна скорей
   с яркими жарками,
   А на родине моей
   с цветами-огоньками.
   Я приеду, постою
   на краю увала,
   Вы цветите не спеша -
   вас так мало стало.
   Не заметит в этот раз
   злой земляк-прохожий,
   Не дождаться сотням ваз
   красоты пригожей.
  
   * * *
   Юность сладострастная подруга,
   Как постоянная безжалостная боль
   Непроходящего тяжелого недуга,
   Будь поскромнее - детство не неволь.
   И ты промчишься в сполохах заката,
   Умеришь бег свой, а потом шажком
   Скука жизни принесет обратно
   Твою юдоль - заботы со смешком.
  
   * * *
   Ультрамариновые всполохи -
   Как редко вижу в небе вас.
   Увяз надолго в грешном ворохе
   Обманных просьб, туманных фраз.
  
   * * *
   Мысли вслух - так значит брошен,
   Мысли вслух - не в этом суть,
   Мысли вслух - зима порошей
   Засыпает жизни путь.
  
   Холодеют руки, ноги,
   Не торопится душа,
   Все забыто и о боге
   Рассуждаешь неспеша.
  
   Все о вечном, что минуло,
   Что окрашено борьбой,
   И не ждешь, чтоб отлегнуло,
   Не кричишь судьбе: Постой!..
  
   * * *
   Пролетела пуля - не вернется,
   День прошел - его нельзя назад,
   Так и наша жизнь в клубок свернется,
   И это никому не избежать.
  
   * * *
   Холодное солнце, ветер с Востока
   И синева в обрамленьи снегов,
   Май на исходе, но лето далеко,
   Всюду дыхание северных льдов.
  
   Безлюдные несчастные пространства,
   Бескрайние разливы полых вод,
   Обитель замороженного чванства
   Зимы, не устающей от хлопот.
  
   Мы так довольны холодом и вьюгой,
   Могли б без этого прожить не год,
   Так отдохни, родная, на досуге
   Послушай соловья - как лето он зовет.
  
   * * *
   Балы и прогулки, любовь и измена -
   Было ли это когда-то со мной?
   Холод, чужбина, пьяная пена,
   Раззявленный рот, бормотуха рекой.
  
   Я так и не смог стать своим
   в этом мире,
   Грешник, пытался - напрасно, не раз.
   Рылом не вышел - кричали кумиры,
   И не стремился, чтоб пробил мой час.
  
   Так и живу я один в чумном пире,
   Дети беседы матом ведут,
   Здесь же их матери
   как в грязной сатире,
   Вместе с отцами горькую пьют.
  
   Власть, духовенство
   живут где-то сбоку,
   У них просветленный
   и радостный вид,
   Отгородились, соваться в мороку
   С людскими грехами? -
   Пусть бог их простит.
  
   * * *
   Полынь цветет на склоне лета,
   Когда пожухлая трава
   Пригнет к земле. Теплом прогрета
   Полынь запахнет, голова
  
   Начнет кружится, лето-лето,
   Вся жизнь моя - дурман-трава.
   Смотрю назад на те рассветы,
   Ну, а вперед на тот закат.
  
   Одни вопросы. Где ответы?
   Коль грустно мне, так кто же рад?
   Полынной горечью согрета
   Моя мечта - мой дивный сад.
  
   * * *
   Утром рано на горке собрался народ,
   Проводить в путь дорожку
   кормилец-рогатых,
   Птичий хор в тополях рассвет
   солнца поет,
   Обещается день быть
   нежданно богатым.
   Необъятная ширь у приобской степи,
   Богатая нива средь чудной природы,
   Речки степные, бугры-ковыли,
   Место рождения ясной погоды.
   Здесь солнцу не спится,
   дожди здесь редки,
   День ясный и светлый
   и воздух струится,
   А после заката звездным дождем
   южное небо щедро
   полито.
  
   * * *
   Сухой горячий ветер из пустыни
   Достиг моих болотистых чертог
   Напомнил счастье жаркое, что ныне
   Я поменял на сырь лесных болот.
  
   Долго ль этот странник чужедальний
   Здесь погостит у нас в лесной глуши.
   Наскучит ему быстро наш печальный
   Тяжелой жизни сон. Уж лучше
  
   Там скитаться по просторам
   Степи великой в голубых садах,
   Ничто не застит, не мешает взору,
   Пока нет власти на семи ветрах.
  
   * * *
   Скачет зайчик по стене как мячик,
   Его пустил бедовый солнца луч,
   Он энергичен и беспечно прячет,
   Свое желание - бежать от черных туч.
  
   Эти бессловесные коровки
   По глади неба неспеша плывут.
   Онм спокойны, не сказать, что ловки,
   Бока лоснятся как разлита ртуть.
  
   Спокойно примут и погасят
   в своем лоне,
   И мысль, и чувства, и любовь, и боль
   Ничто не вечно на этом небосклоне -
   Они пройдут, а ты себе позволь
  
   Надеяться, что где-то солнца лучик
   Торопится, спешит, он на пути.
   Ну, нет пока, ему мешают тучи,
   Но он придет - обязан он прийти.
  
   * * *
   Простая жизнь - заботы, огорченья,
   Реденько радостный мелькнет в судьбе денек.
   И, вот, тогда - забыты все мучения,
   И вновь в душе затеплит огонек
  
   Надежды, что не все еще свершилось,
   Что ты в пути, идти недалеко,
   Почти дошел и вот уж отворилось
   Окно желаний - просто и легко.
  
   Желание любви подруга,
   Они в мечтах, в заоблачной дали.
   Судьба и счастье - это их заслуга
   Осуществить, что хочется любви.
  
  
  
   * * *
   Огонь небесный жизненную силу
   Вплеснул нечаянно в пращура любя.
   Сам выжег все вокруг лишь только лиру
   Оставил на пеньке, внимательно следя
   Что будет делать, сей отрок несчастный
   Без дома, без знакомых, без друзей.
   Может быть, попросится обратно
   Или погибнет быстро в цвете дней.
   Но пращур наш не стал
   назад проситься,
   Не стал страдать и рвать свои власы,
   А подождал, дал чувствам пробудиться,
   Играл всю ночь до утренней росы.
   Когда же встал рассвет зарей кровавой,
   И день занялся первый, не шутя,
   Наш пращур, а имел он нрав упрямый,
   Играл на лире - странное дитя.
   Так род людской живет давно и грешно,
   Он веселится, когда вокруг горит,
   Беда рекой, а жизнь идет неспешно,
   Вершит судьбу, и лира все звенит.
  
   * * *
   Сижу за партой, пишу стихи,
   Струятся строчки - как пух легки.
   Денек погожий, светло, тепло.
   Он не похожий на то ...,
   Что целу зиму темным-темно.
  
  
  
   * * *
   Колышет ветер зелень занавески
   Лист тополиный в блестках,
   чуть дрожит.
   Запах лета радостный и резкий,
   Меня окутал - голова кружит.
   Лето долгожданное широко
   Своим теплом и чувства и мечты
   Преобразило так, что недалеко
   Осталось мне до радости дойти.
   Бреду в знакомый дом
   под красной крышей,
   Калитку стережет мой верный пес,
   И кот меня наверное услышит,
   Коль ветер рыбий куда-то не унес.
   Открою баню, воду натаскаю,
   Дров в печку накладу, потом зажгу,
   Затем с собакой немного погуляю,
   Полью цветы, попарюсь и пойду
   Назад домой к жене своей под вечер,
   Так и живу давно - то здесь, то там,
   Сыновий дом все не дождется встречи,
   Не едет сын к отеческим гробам.
  
   * * *
   Морской прибой - как это все далеко,
   Гудит волна, грохочет до глубин,
   Промытый берег - хрущ горы высокой
   Изъеден яростью до каменных седин.
   Вода и камень - твердость и характер,
   Нещадный натиск, мужества гранит,
   Берег трудную надежду не утратил,
   Здесь устоять, она ж его чтоб смыть.
   Борьба стихий, как это бесконечно,
   Сдувает лишнее, наносное с земли.
   Чтоб нам живущим счастливо,
   беспечно,
   Снились сны и пели соловьи.
  
   * * *
   Лето наше - как нежданная простуда,
   Остра, колюча, нередко и пресна,
   Так стремительно меняется - причуда,
   И ждать недолго - это не весна.
   Жаркий день сменяет холод ночи,
   То дождь со снегом, а потом гроза,
   Настолько твой характер неустойчив,
   Но мы привыкли, наша егоза.
  
   * * *
   Лето красное, спасибо
   Отвлекло от мерзлых тем.
   Отогрелась мысль, игриво
   Стала взбрыкивать: Зачем
   Так невесело живете.
   Мало вам земной красы,
   Злость сомнения несете,
   Все кладете на весы.
   Чувства, душу не измерить,
   Они есть иль просто нет,
   Гордость, вздорность чуть умерить
   И проявит жизнь свой свет.
   Надо только в это верить,
   В этом маленький секрет.
  
   * * *
   Перед домом огород -
   Там растет картошка.
   По краям вдоль городьбы
   Все в цветах горошка.
   Хризантемы, астры - врозь,
   Жерди - георгины,
   Черных ягод спелых гроздь
   Средь кустов малины.
   Невелик наш огород,
   Кормит нас исправно
   Скоро вновь зима придет
   Отзимуем славно.
  
   * * *
   Серенькие глазки, толстая коса -
   Для кого-то ласки, для кого тоска.
   Длинные ресницы - задумчивая сень,
   Ты такою снишься, осень,
   в жаркий день.
   Под горой высокой на лужке сухом,
   Там, где одинокий тополь под окном,
   Домик с синей крышей,
   на трубе петух,
   Чутко ветер слышит,
   движет острый клюв,
   Свежие наличники, точеное крыльцо,
   Столик и подсвечники, знакомое лицо:
   Здравствуй, детство, давнее,
   прошлое встречай,
   Не дивись заранее, видишь, невзначай.
  
   * * *
   Мутное окошко, дождик льет с утра,
   Собирает крошки муха со стола,
   На яблоне сорока прыгает, бодра,
   Завтрак приготовила, а сама ушла,
   Ищет что-то в перьях, мокрая, жалка,
   Выставил ей чашку хлеба, молока,
   Кошка встрепенулась,
   рвет с цепи кобель,
   Куры ворохнулись, слыша канитель,
   Дождик испугался, капнул и затих,
   А я на том закончу
   сегодняшний свой стих.
  
   * * *
   В бору тенета осень весит,
   Сосны теплые шумят,
   Замирает пора песен,
   Наступает листопад.
  
   Торопливая сорока
   Не летает, а снует.
   Не сидится, белобока,
   Покою осень не дает?
  
   Речка чистая, где тина
   Была прошлый раз густа,
   В светлой заводи кружатся
   Два желтеющих листа.
  
   Рыбьи стаи еле-еле
   Под водой находят тень -
   Осветлила осень мели
   И не скрыться им теперь.
  
   Переход, мосточек, кладки
   Сыроваты от росы
   И не чувствует упадка
   Клен зеленый у косы.
  
   Коса белая, кой-где
   Выросли ветелки.
   Лето целое росли
   Глупые метелки.
  
   Весной полая вода
   Смоет вас в протоку -
   Знать бы вам, почти всегда,
   Легкость всем без толку.
  
   Старый ворон на сосне,
   Зло закашляв, каркнул -
   Он бедняжечка во сне
   На собаку гавкнул.
  
   А кобель тот - Тимофей -
   Вспомнился недаром,
   Не допустит, чтоб трофей
   Так достался, даром.
  
   Вырвал ворону перо
   Из хвоста зубами,
   Потом лаял долго, зло
   Обидными словами.
  
   Сон пропал, ворон взлетел,
   Полетел над бором.
   Расходился день, теплел -
   Осень зрела споро.
  
   * * *
   Вспомнишь жизнь свою, как где-то
   Теплый желтый летний май
   Обнимал уютно лето,
   Заходи, мол, невзначай.
  
   Дорогая недотрога,
   Сладкой радости душа -
   Каждый год подарок бога
   К нам приходит неспеша.
  
   Вдруг очнешься - это лето?
   Так когда ж оно пришло?
   Я не встретил и вот это
   Мне обидно и светло.
  
  
   * * *
   На зеркальной воде отражаются зори,
   Собирается ночь
   из клочков рваных тьмы,
   Не погасли - горят маяки
   в бурном море.
   Но как выбрать? Какой? -
   Выбираем не мы.
   Вот летит свет души,
   постепенно сгорая,
   И растет на углях дорогая
   победа любви,
   А на месте золы расцветет
   непременно другая
   Неизбывная грусть
   или эхо погасшей судьбы.
   Панорама огней - засыпающий город,
   В сердце сладкая грусть,
   убежавшей судьбы.
   Я хочу повторить, позабыв
   что не молод,
   Но прошедшие дни не вернутся, увы.
  
   * * *
   Отпусти меня воля
   не неволь на свободе,
   Не хочу чтобы доля
   от меня уплыла.
   Я за ней поспешу
   пусть хоть это неволя,
   Я устал от забот
   и хочу хоть немного тепла.
  
   * * *
   Нас мысль о счастье часто посещает
   Как свет далекой меркнущей звезды,
   Неясная тревога тихо тает:
   Не проморгал, не опаздал ли ты?
  
   * * *
   Мерцают чувства, грустью уплывают,
   Их не запомнишь
   и не встретишь вновь.
   Они случайны, как вода растают,
   Но не подвластны им несчастье
   и любовь.
   Их надо помнить знать и пить до суха,
   Их не смахнешь нечаянно рукой,
   Они стоят за каждым сердца стуком.
   И иссушают как в пустыне жаркой зной.
  
   * * *
   Южный ветер - жар степного поля -
   Устремился к нам в лесную глушь.
   Отзвук жизни солнечной привольной
   Как подарок, чтоб развеять грусть.
  
   Шуршит трава, под ветром подсыхая,
   Свободно дышит сладкий
   воздух грудь,
   Зелень листьев, жирная, лесная,
   Не рада ветру - ей привычней муть.
  
   Чтоб в мутном небе в мутной пелене
   Светило плыло прилепившись к туче,
   И воздух липкий, тени как во сне,
   Люди в муках, воздух гуще, гуще.
  
   * * *
   Дождливое утро, болит голова,
   Слетает с черемухи снег лепестковый,
   Хмурое небо, погода странна,
   Как хочется летней свободы медовой.
  
   Холодная туча уходит - жара,
   Потом град со снегом
   просыплется снова,
   Не хочется нам, но погода права,
   Встречай то что есть, у родимого дома.
  
   * * *
   Где-то бушуют молочные реки
   Лижут волною кисель берегов,
   Туда удалились и скрылись навеки
   Радость, свобода и легкость грехов.
  
   А нам здесь на этом забытом удачей
   Уставшим от вечной заботы клочке
   Земли, что под солнцем скорбит -
   в скорби слаще
   Порок устремленных от смысла вещей.
  
   Казалось - вот реки,
   блестят бережечки,
   Дорога прямая - иди и иди,
   Но нет, то не наше, а наше -
   где кочки -
   Приятно споткнувшись упасть до земли.
  
   Так и идем, спотыкаясь веками,
   А реки - те сбоку и рядом текут,
   Но сетуем часто, что реки не с нами,
   И не стремятся разгладить наш путь.
  
   Бессмыслица эта для нас не помеха,
   Идем вместе с нею, все шире шаги,
   Торопимся к счастью -
   бежим от успеха,
   Трем стекла очков, но не видим ни зги.
  
   * * *
   Сибирское болотное величие,
   Гнилая в вечном насморке тайга,
   Природное к здоровью безразличие,
   Мокрые, клещевые лога.
  
   Живущие сейчас и те, что прежде
   Не знают и не знали, что есть пыль,
   Грязь и комары и запах прели,
   Медведи, волки стаей - это быль.
  
   Сейчас волков в тайге
   чуть меньше стало,
   Люди попривыкли им взамен -
   Встречают утро злобой - это мало,
   И пьяным ревом провожают день.
  
   Пьянство, безразличие, пороки,
   Сегодня это пышно расцвело,
   Не в прок идут родителей уроки,
   Спивается таежное село.
  
   Нет желанья в людях лучшей жизни,
   Она когда-то, а вино сейчас,
   Нет забот, нет думы об отчизне,
   А есть нужда, чтоб пить -
   все пить, подряд.
  
   * * *
   Умытый теплым дождиком
   рассветным
   На солнце щурясь, новый день встает.
   Каким он будет? Рядовым? Заметным?
   Оставит память или так пройдет?
  
   Не знаем мы, но ждем всегда с надеждой,
   Что этот день уж точно он для нас,
   Такой прекрасный, розовато-снежный,
   Рассвет струится и проходит час,
  
   Мы забываем наши ожиданья,
   Опять привычно тянется денек,
   Утро ускользает и внимание
   Потухло. Может тлеет уголек?
  
   * * *
   Я пламя слезами залью,
   Забуду тебя, дорогая,
   По жизни свободно пойду,
   Мир без тебя узнавая.
  
   Как долго я мучался, ждал,
   Искал объясненья причудам,
   Твой ум изворотливый знал,
   Люблю - значит верным я буду.
  
   Чары волшебник смахнул -
   Волшебная русая птица,
   В глаза я тебе заглянул,
   И стал торопиться проститься.
  
   Живи наслаждаясь собой,
   Своей неземной красотою,
   Звезды весь холод зимой,
   Отдали тебе - я не стою.
  
   Не надо мне звездных красот
   И холод космический страшен,
   Твой образ сотрется, уйдет,
   И жизнь моя станет чуть краше.
  
  
   * * *
   Сухие травы ветерок колышет,
   Взлетают птицы,
   с гнезд своих вспорхнув,
   Степная воля - земля жаром дышит,
   Солнце светит, за ночь отдохнув.
  
   Дорожка вьется по полям вдоль сада,
   Вдали, где небо сходится с землей,
   Луга, озера - мир для птиц, отрада,
   На небе отблеск водный голубой.
  
   * * *
   Осенняя расслабленность в природе,
   Тревожно в ожидании зимы,
   Июнь как будто - лето на пороге,
   А в думах и метели, холод тьмы.
   С утра темно и дождик льет осенний,
   Восход неуловимый как закат,
   Проходит летний день
   как день последний,
   Холодно, никто ему не рад.
   Мелькают дни и ночи, и похоже
   Ничто не ждет нас в холоде земном,
   Увидим, нет ли солнышко пригожее,
   Дождемся ли, чтоб стало жарко днем.
   Утрачены для лета все приметы,
   Роса не сохнет, иней на траве,
   Вопросов нет, неясные ответы
   Все будоражат мысли в голове.
  
   * * *
   Трезвость мысли - похоронный холод,
   Ты стала часто приходить ко мне.
   И вот теперь со мной сердечный голод,
   Души оркестр в тягучей тишине.
   Все краски сникли,
   чувственность завяла,
   Усталый взгляд не в силах
   век поднять,
   Где тот предел? -
   Судьба мне подсказала.
   Когда мой срок? - Душа дала понять.
   И вот лечу в просторах мирозданья
   Пустой бамбук изогнутой судьбы.
   Со мной остатки жалкие сознанья
   И сонм грехов - забытые умы.
  
   * * *
   В осеннем саду в опустевших аллеях
   Чуть слышно живет эхо летних забав,
   На мокрых скамейках,
   где пары сидели,
   Ворохи листьев - идет листопад.
  
   Я тихо иду в мокром воздухе осени,
   Промытая синь среди серенькой мглы,
   Березки и ивы ветки мокрые сбросили
   Стыдливые, жалко, до самой земли.
  
   * * *
   Горел восток зарей холодной,
   На небе лунный след затих,
   Я утра ждал, я превосходный
   Наметил путь для нас двоих.
  
   Настанет утро, ты проснешься,
   Откроешь томные глаза,
   В мечтах далеко унесешься,
   Роскошным взглядом, стрекоза.
  
   Я запрягу Серка в кошёвку,
   Богато сена натрушу,
   Поедем, милая, в охотку
   Посмотрим то, чем я дышу.
  
   Дорожка вьется средь озимых,
   Зеленых ровненьких полей,
   Среди озерных очей синих
   Милой Родины моей.
  
   * * *
   Метет метель - пути не видно,
   Снег заметает все следы,
   Я жду тебя и мне обидно -
   Стучатся в дверь, открыл - не ты.
  
   Жаль моя жизнь вот так проходит,
   Встречаю тех, кого не звал.
   Находим мы? Нет нас находят.
   Ах, если б знал! Ах, если б знал!
  
   * * *
   Стоит статуй не богу - человеку,
   Стоит статуй, напившийся крови,
   Стоит статуй - грозит людям от веку:
   Мол, ты, прохожий, проходя не спи.
  
   Спеши туда, куда рука простерта,
   Не знаешь? -
   Знай - простерта в облака.
   В пути туда ты справишься у черта,
   Но знай, туда дорога нелегка.
  
   Статуй, когда еще чуть шевелился,
   Придумал притчу мерзкую для всех:
   Как будешь ты учиться не стремиться,
   То ждет тебя запойнейший успех.
  
   И эту правду - статуй предсказатель,
   На генном уровне сумел
   внедрить в народ,
   Прости меня, сатиры сей читатель,
   Внедрял он крепко и народ наш пьет.
  
   Он пил тогда, когда
   стремился к звездам,
   Америку хотелось обогнать,
   И пьет сейчас, а жизнь его как слезы,
   Сочится мутной
   струйкой - не собрать.
  
   И это всех свершений
   звездный посвист,
   Что делались под строгий
   камня взгляд,
   Останется навеки, только совесть
   Не возвратит народу камень взад.
  
   * * *
   Женщина с поднятою рукою
   Сердце бьется в каменной груди,
   Никакой вам тайны не открою:
   Подойди прохожий, подойди.
  
   Холодно и сыро в этом сквере,
   Все проходят мимо, не глядят,
   В будни голоса по-крайней мере,
   В праздник все стихает - дни молчат.
  
   Слепил когда-то пьяный
   меня скульптор,
   Такой ему был партии заказ:
   Искусство прорастает
   в массы чувством
   Партийных буден - животворный сказ.
  
   То сказ живительный
   сиренево-кровавый,
   Струя чистейшего "партейного вина"
   Покрытого в веках народной славой,
   И в нем забота партии видна.
  
   Я запах твой и жидель твою липкую,
   Запомнила и трепетно храню,
   Жду не дождусь я пролетария
   с улыбкою,
   Себя за нетерпение корю.
  
   Он занят очень - ползает в канаве,
   Ищет сцену, скатерть красную и стол,
   Чуть станет легче и опять он с нами -
   Надежный твердокаменный осел.
  
   Опять повеет запах преисподней,
   Мое сознанье помутится вдруг,
   Я жду его, я жду его сегодня,
   Лишь только малость
   протрезвей, мой друг.
  
   Опять селедку на плече разложит,
   Окурок в губы вставит и зажжет,
   Мы вместе здесь,
   никто нас не тревожит,
   Вина попьет, чуть посидит,
   в ногах уснет.
  
   А я стою и сон остерегаю,
   Пусть спит последний
   и надежный друг,
   Ему не сладко - по себе я знаю,
   Редеет сохнет коммунизма круг.
  
  
   * * *
   Зимой мороз и холод невозможный,
   А летом душная и липкая жара,
   Не приспособишься,
   в душе всегда тревожной,
   Толпятся ожидания с утра.
  
   День пройдет и вновь
   мы не дождались,
   Ну, что же будем ждать теперь с утра,
   Надежда есть -
   с зимою мы расстались,
   И ждем теперь все летнего тепла.
  
   Липкая таежная жара -
   Предвестница рожденного унынья,
   Душно, невозможно до утра,
   Забыться в этой пляске комарильей.
  
   Ветерок прохладный потянул -
   Надежда на грозу и дождик сильный,
   Но нет его, Илья-пророк уснул,
   Наслав жару на нас и смог обильный.
  
   Постель, одежда мокрые, не сохнут,
   И душу переполнила вода,
   Булькает в ушах, а мысли сохнут,
   Не ждали видно это, господа?
  
   * * *
   У кромки бора средь березок
   Елань цветущая жила,
   Над слоем мха и игл еловых
   Душица летом расцвела.
  
   Вокруг нее и с ней союзно
   Бессмертник мертвенно сиял,
   А рядом толстый стебель грузный
   Татарин в иглах злых стоял.
  
   Характер легкий - василечки,
   Цветочки запахом манят,
   Пчела летит и мед в зобочке
   Несет детям - они не спят.
  
   Так дни проходят - рай небесный,
   Как хороша природа-мать.
   Все здесь задумано прелестно -
   Не стоит нам ей впредь мешать.
  
   * * *
   Мутное небо и сеется дождик,
   Россия затихла - униженно ждет
   Чуда, надеется - может поможет
   Русский наш боже и счастье вернет.
  
   Все перепутано: черное - бело,
   Воры - в законе, мораль - взаперти,
   Усталость народа растет -
   в чем же дело?
   Некому слушать кричи не кричи.
  
   Всю ту союзность,
   общинность народную,
   Чем богатея, Россия росла,
   Мы поменяли на блажь ежегодную,
   На жалкие всхлипы чудовищ Кремля.
  
   Опять подсчитали дьяки усердные
   Остаток от жирных щедрот ласковцов,
   Немного добавили, кричат,
   что не бедные,
   И не у нас та страна дураков.
  
   И правду сказали, спасибочко, милые,
   Даете нам жить небольшой
   правда срок,
   Шире улыбку - не в моде унылые,
   Что вам кручиниться - с вами ваш бог.
  
   * * *
   Ложок зеленый на увале
   Средь жирной зелени хранит
   Резное листьев покрывало
   Пчелиный рай. Там гуд стоит
  
   С восхода солнца до заката
   В пчелиных домиках идет
   От посторонних глаз убрата
   Страда - медовый хор поет.
  
   Одни нектар с цветов таскают,
   Другие сушат крыльями,
   Раба-пчела живет, взлетая,
   Стрелой мелькнет над ульями.
  
   Глава семьи пчелиной - матка
   Кладет яички круглый год,
   И выполняет гладко,
   И нет у ней других забот.
  
   Ее и кормят, поят пчелы,
   Предупреждают каждый шаг,
   В улье продуманы все роли,
   Не выполняются кой-как.
  
   Тепло в улье и из яичек
   Взлетит в свой час пчелиный рой,
   Покинет матка дом, детишек,
   Чтоб полететь найти другой.
  
   А в старом доме там хозяйка
   Совсем по-новому жужжит,
   И там и здесь в работе жарко
   Лета время пробежит.
  
   * * *
   Черное звездное небо -
   Призрачный путь в никуда.
   Месяц давно на ущербе
   Падает круто звезда.
  
   Падает, светом исходит,
   С яркою вспышкой в конце,
   Встречи случайные - бродят
   Звезды с печалью в лице.
  
   Ждут и считают мгновения,
   Стонут под тяжестью бед,
   Тяжесть грехов - искупление
   Яростно вспыхнувший свет.
  
   Звездные искры снопами
   Падают с края небес -
   Точит, топор заправляет
   К казни заботливый бес.
  
   Если топор поострее,
   Легче отсек головы,
   Время казнит все быстрее,
   И не пророчат волхвы.
  
   Юности воздух - далекая
   Сладкая теплая прель.
   Видится что-то высокое
   Мелочь забылась теперь.
  
   Звонкая звездная просыпь,
   Ходим по звездам шурша,
   Старость как горная осыпь
   Катит к подножью спеша.
  
   * * *
   Размышления тягучи -
   Кто, зачем и виноват.
   Устаешь от этой кучи
   Обязательств и уплат.
  
   Зреет мысль - ее не просишь,
   Потеряешь - не скорбишь.
   В муках ищешь, веришь, носишь,
   И обидно станет лишь
  
   Как накатит до такого,
   Что никак не ожидал:
   Вместо неба голубого -
   Пыльный с затхлостью подвал.
  
   Нет ни лестницы, ни окон,
   Ищешь выход там, где нет,
   И в отчаянии глубоком
   Вдруг увидишь лучик, свет.
  
   То свечной огарок светит
   В мрачной сырости житья,
   Его счастье не заметит -
   С ним мы в горести друзья.
  
   Как обидно - прозорливость
   к нам приходит невзначай
   Скромно так, неторопливо
   и заметишь коль случай
   А огарок - не случайность,
   ниспослание сюда,
   И, поверишь, -
   это светит настоящая звезда.
  
   * * *
   Я частица от морозов,
   от метели и ветров,
   От ночей холодных, росных
   молчаливых без костров.
   Не найти мне этих красок,
   волшебства их не понять,
   Не сорвать молчанья масок,
   в душе чувства не унять.
   Весь опутан, в мыслях косных,
   темной ночью без свечей,
   Нет надежды, жаждешь просто
   невозможности вещей.
   Лишь мечта твоя подруга -
   изумительная блажь.
   Нет мучительней недуга,
   так стегает - входишь в раж.
   Ломишь, ломишь,
   ищешь двери,
   неизвестностью дыша,
   А встречают, веришь, звери,
   хоть скромней живет душа.
   Роскошь юга невозможна
   для моих усталых рук.
   Трудно в муках и тревожно
   совершать по жизни круг.
  
   * * *
   Срочно, срочно надо мне
   поваляться на гумне,
   Посчитать на небе звезды -
   это днем, ну, а во сне
   Когда день на землю грянет,
   Когда месяц в небе встанет -
   Распахну пошире дверь
   Для знакомых и зверей
   Пусть приходят в гости к нам
   К неожиданным друзьям:
   Медведица с медвежонком,
   И кукушка с кукушонком,
   И коровушка с теленком,
   Мышка серая с мышонком,
   Пускай лезут на полати,
   Я на голбец встану - звать их,
   Чтоб позавтракать всем вместе,
   И потом идти опять
   Удивляться узнавать,
   Что нам солнце подарило,
   И каков он наш Ярило,
   И захочет ли признать
   Нашу жизнь за благодать.
  
   * * *
   Красная рубаха,
   лыса голова,
   Красный камень в стены,
   крыша цинкова,
   Городьба из копий,
   памятник - гранит -
   Твою буйну голову
   русский бог хранит.
  
   * * *
   Сижу утрами
   пишу стихи,
   А мысли вянут
   как лопухи.
   Зеленый камень -
   замшелый бок,
   Прожил два века,
   а ты не смог.
   Охота это,
   охота то,
   Но иль забыто,
   иль заперто.
   Живешь - как будто,
   а в думах - сам,
   Но неизвестно,
   то небесам.
   Там свой порядок
   на каждый миг:
   Не трепыхайся,
   что ты достиг,
   Быть может это -
   заслуга их.
  
   * * *
   Звенящий полдень
   бугорок знакомый,
   По краю бора
   змеящийся овраг.
   Деревья спят
   их сон и запах томный -
   Распахнутые рая
   злато врат.
   Суровость и расчетливость
   померкли
   Пред этой слабой
   жизни красотой.
   Темни бора
   раздвинулись, осветли,
   И не пугают
   больше глухотой.
  
   * * *
   Морской прибой
   и брызги на утесе,
   Степной покой
   и утра блеск в росе,
   Беркут кружит -
   глазом острым косит,
   А там внизу
   затихли в страхе все.
  
   Ужели страх - основа мирозданья?
   Ужели страхом зиждется покой?
   А разговор, веселье и желанья
   Лишь разрушители красы земной?
  
   * * *
   Разговор мездряный, мысли мшисты,
   Растянулись стареньким ручьем,
   Он не журчит, а глухо, тихо, чисто
   Несет водичку, ту, которую пьем.
  
   И нет здесь крика -
   жажду лишь утолишь.
   И те красоты где-то там, не здесь.
   А не заметишь и шаги ускоришь,
   Смотри, споткнешься о земную тесь.
  
   * * *
   Ажурных тучек вереница
   Открыло неба синю даль.
   Небесный свет сквозь них струится
   Сквозь кашемировую шаль.
  
   Корона солнечная вышла,
   Под тучки вежливо светя,
   И в полусвете стало слышно
   Как мир теней затих грустя.
  
   Как это редкое явленье -
   Природы чудесная блажь,
   Как чувств и воли уверенье...
   Ну, хватит - стопочку замажь!
  
   * * *
   Мы люди ломика и взрыва,
   Мы люди мерзлых глубей недр,
   К нам лето катит торопливо,
   Грустит у шурфа стланый кедр.
  
   Борт шурфа чуть косит на Север,
   В стене лед мертвенно блестит,
   Долблю я бурку и уверен,
   Что бог за все меня простит.
  
   Дойти нам нужно до гранита,
   На метр еще в него войти,
   В миру моя судьба забыта,
   И мне себя там не найти.
  
   Круги светило нарезает
   Луч света по земле скользит,
   Одна лишь боль и жалость знает,
   Как сердце у меня саднит.
   Зачем огрызку эти чувства,
   Усталость в теле знать дает,
   А мнится юность, радость буйства -
   Ничто мечту мне не прервет.
  
   * * *
   Ну, что, мой друг, не спишь?
   Мешает спать Париж?
   Там солнце встало,
   на Мон-Мартре воробьи.
   А в зелени садов щеголь городов
   Чистит утром перышки свои.
  
   А мы с тобой одни,
   Отстали от родни,
   Бродим, что-то ищем. А зачем?
   Так хочется домой.
   Ведь есть у нас с тобой
   Родимый дом и садик под окном...
  
  
  
   * * *
   Ушло, забылось ожиданье,
   Так долго жившее во мне.
   Осталась боль и осознанье
   Той пустоты, как в страшном сне.
  
   Теперь все то, что день подарит,
   Уже не радует меня.
   Года бегут, срок жизни тает-
   Из воска свечка от огня.
  
   Усталым взором наблюдаю
   Калейдоскоп унылых дней.
   Земля цветет и видно знает,
   Что нет нигде ее родней.
  
   За летом осень зло толпится,
   Торопит гонит божий рай,
   А там зима, все чаще снится.
   Кричит судьба: Не умирай!
  
   Еще не все на свете сделал,
   Наобещал немало сам... -
   Живущим легче, можно смело
   Прибавить год к своим годам.
  
   Продлись немного миг волшебный,
   Хоть я его не заслужил,
   Так серо жил, не звал победы,
   В себе я радость не копил.
  
   * * *
   Я вас не ждал и ваше появленье
   В тусклой пошлости моих
   текущих дней
   Как яркий свет,
   как чувства откровенье -
   Не упусти, твое, бери, успей...
  
   Не думая о том, что вы смеетесь
   Над чувствами дремавшими во мне,
   Не жду совсем,
   а вдруг вы отвернетесь,
   И плюнете в досаде: Ну, зачем?...
  
  
   * * *
   Мы встретились с тобою
   в шарокатице,
   Ты там лежала - строго ноги вверх.
   Я хохотал, и видно смех раскатистый,
   Тебя лежащую в уныние поверг.
  
   Худые ноги, пятки бледные,
   Видны сквозь дыры порванных чулок.
   Шары ловить и деньги медные
   Я, так как ты, руками бы не смог.
  
   Ты так талантлива ногами,
   И так прекрасна на полу,
   Ты будешь сниться мне ночами,
   В той шарокатице, в углу.
  
   * * *
   Волна надежд залита грязью
   Свиданий странных, стылых встреч,
   Но чем тогда с тобой я связан,
   Что смог союз наш уберечь?
  
   Ты так убийственно холодна,
   Ты так доступно далека,
   Ты изумительно свободна,
   Свежа, порочна и легка.
  
   И зло и счастье воедино
   В тебе взростила мать-судьба.
   Так видно это сердцу мило,
   Еще, что ты - любви раба.
  
   Я сам просился в твои сети,
   Никто меня туда не звал,
   Но все ж прошу, вы мне ответьте:
   Зачем я здесь? Я так устал...
  
   Глаза красотка закрывает,
   Молчит, со мной не говорит.
   Верна себе и твердо знает,
   Что этот рядом - не сбежит.
  
   * * *
   То был не вальс, лилися звуки,
   Но так божественно чисты.
   Метель мела мотив разлуки -
   Мотив несбывшейся мечты.
  
   Усталый ангел на божничке
   Летел все выше к небесам.
   Струился свет дрожащей свечки...
   Ах, где мой бог? А где я сам?
  
   Челесты стройное звучанье
   Спугнуло сладкую мечту.
   Опять зима и ожиданье
   Подводят скорбную черту.
  
   * * *
   В музее каменного века,
   В тумане северных широт,
   На кромке жизни человека
   Чудо-природы лес растет.
  
   Лес тополиный и листвяный,
   Березки, ивы и тальник.
   Вьют птицы гнезда и медвяный
   Все лето дух в лесу стоит.
  
   А рядом щебня злая осыпь,
   И сопка черная стоит,
   И часто летом, и под осень
   В тот лес лосиный след бежит.
  
   Полярный день сменяет ночи,
   А чаще ночи портят день.
   А лес растет, пожить охочий,
   И бродит в нем лосей тех тень.
  
   * * *
   Опять висят лохмотья грязной пены -
   Осенние парады рваных туч.
   Природа так запуталась, что смены
   Уж видно не дождется солнца луч.
  
   Неясно где рассветы, где закаты.
   На небе хмарь густая залегла.
   Не хочешь, а считаешь за утраты
   Те дни без солнца, часто без тепла...
  
  
   * * *
   Работать и пилою и рубанком,
   Из горбылей выгадывать добро -
   Отходы на дрова или на свалку
   Тихонько возвращаются в лоно
  
   Спокойной жизни и в тепле и неге,
   То в виде стула, а то глядишь и стол.
   Вся эта мебель для меня побеги
   Тайги зеленой в мой родимый дом.
  
   Строгаю доску и пилой торцую,
   А запах леса дразнит и манит...
   Срублю избушку я в лесу курную
   И буду жить в ней...
   Бог меня простит...
  
   * * *
   Сумерки, осень, закатное солнце,
   Листья с березки летят до земли,
   Грусть наплывает...
   И что ее носит?
   В прошлом весна - лето нашей любви.
  
   Холод осенний все строже и строже,
   Стерся забылся переклик
   птичьих стай,
   Ясное небо, а месяц моложе,
   Он не застал мое счастье, мой май.
  
   Было ли это, иль блазнится просто,
   Полон я сил предо мною пустырь.
   Степь зеленела, а возле погоста
   Просторный гостинок
   раскинулся вширь.
  
   Где-то вдали уходил он на небо,
   Соединяя прошлое, быль.
   Я торопился, скорее уехал,
   Жил вдалеке и спокойно, забыл...
  
   Будто и не было вспышек зарницы,
   Ранней грозы в нашем южном краю,
   Только теперь, когда старость,
   не спится -
   Вот он пустырь, у гостинка стою.
   * * *
   Местность незнакома,
   пляшут облака,
   Из окна дурдома
   виден лик волка.
   Синие полати,
   кисточки в росе,
   Кабы мне не знати,
   что безумны все.
   Я тогда бы вышел -
   посмешил народ,
   А теперь я слышу
   только крик: Урод!
   То ответ на просьбу
   на простую боль -
   Так вот развлекается
   на России голь.
   Катится в припрыжку -
   взглядом не поймать,
   Мерзкая отрыжка -
   коммунизма стать.
   Странные каникулы-
   людской жизни стон,
   Прибежали - кликнули,
   и до сих пор звон.
   А под звон веселие,
   кровь и питие,
   Совесть, труд, безделие -
   все одно гнилье.
  
   * * *
   Истерзанным взором,
   стараясь унизить,
   На белую скатерть
   стекало вино.
   Вишневою струйкой,
   деля, чтобы сблизить,
   То, что пропало,
   что стало темно...
   Бутылка поднята
   виденье исчезло,
   Мы оба чужие...
   Зачем здесь сидим?
   С нами лишь скатерть
   сиреневым жезлом
   Грозит, и осталось уйти нам двоим...
  
   * * *
   Миртовый запах
   древний, спокойный,
   Дорожка луны
   серебрит косогор.
   Чуть ниже, где речка -
   туманец слоеный
   Лижет в охотку
   подгорный согор.
  
   Ранняя осень -
   шуршат желто листья,
   Топится печь -
   во всем доме тепло.
   Хмель за окошком
   стену повыстелил -
   Скоро зима,
   а на сердце светло.
  
   Сумерки гуще -
   под горку не видно,
   Только шумит
   золотая листва.
   Холод осенний -
   художник невинный
   Смело рисует
   этюд "Холода".
  
   * * *
   Извилинка невидная в траве
   Как масло начинает резать степь.
   И, вот, овраг растущий, по весне
   Раздался, углубился и окреп.
  
   Так нашей жизни трещина грозит -
   Разрезать на две равных половины.
   Не остановишь - так она бежит.
   И, уж поверьте, оба в том повинны.
  
   * * *
   Мы люди ломика и взрыва,
   Мы люди северных широт.
   К нам лето катит торопливо
   И мерзлота вот поползет.
  
   Долблю я бурку в шурфе набок,
   Давно он в сторону ведет,
   И исправлять его бы надо,
   Но неохота - так сойдет.
  
   Товарищь мой бадью спускает,
   В нее я встану и наверх,
   А там, стыдясь, на солнце гляну,
   Глядеть на нас - ну, просто смех.
  
   В рванье, немытые как черти,
   Вобравшие в себя всю сырь земли.
   И были виноваты, но ответьте,
   Чем лучше стало, когда мы ушли?
  
   Ушли живые на край жизни,
   Вписавшись в местный колорит,
   Не люди, так, а механизмы -
   Ничто не манит, не болит...
  
   Никто нигде давно не ждет нас,
   Забылись, померли друзья...
   Ну, все приехали, вылазь -
   Теперь на дно пойду и я...
  
   * * *
   Как велико могущество природы
   И как нелепы в гордости своей.
   Когда удачи, а иногда невзгоды
   Мы объясняем промыслом людей.
  
   Коль вдруг потоп случится, наводненье,
   То сразу быстренько готов рецепт -
   Как в будущем в подобное мгновенье,
   Что нужно делать...
   И откуда свет?
  
   Такое глупое смешное самомненье,
   Как будто не было чреды прожитых лет,
   И, только бог один - он в удивлении -
   Неужто в слабости одной людской секрет?
  
  
  
  
   * * *
   Мостик через речку,
   кустики в росе,
   Я искал овечку
   в согре и овсе.
   Глупая овечка,
   где тебя искать?
   Побегу вдоль речки,
   в согре не видать.
   Может бирюк жадный
   мучает тебя,
   Очень тебя жалко -
   одна ты у меня.
   Вот ты где отстала,
   в яму сорвалась,
   Я тебя достану -
   хорошо нашлась.
   Смелая ты дома,
   спуску не даешь,
   А местность незнакома -
   вот ты и ревешь.
   Нет здесь и подружек -
   как вы все гурьбой,
   Выбегали слушать
   пел рожок весной.
   Вот весна минула,
   лету смотрим в зад,
   Тепло осень сдула,
   загрустил наш сад.
   И совсем уж скоро
   зиму нам встречать,
   Побежим до дома -
   будем вечерять.
  
   * * *
   Клонит ко сну,
   начинается дождик,
   Лето, тепло,
   расцвели васильки.
   Страсти съедают,
   и где тот художник
   Что горя этюды
   перенес на холсты.
  
   Копится нежность
   летнего зноя,
   Сладкой прохлады
   зеленых садов.
   Это и чувства
   нового свежесть,
   Странного чувства
   любовных шагов.
  
   * * *
   Опять и сначала,
   как не было жизни,
   И сердце устало,
   душой я поник.
   Мой разум уснувший,
   и я у причала
   Челнок утонувший
   с мечтой той, что жизнь.
   Немного мористей
   белая яхта
   Линии чисты
   как солнечный свет.
   Стремлюсь,
   но не видят,
   Кричу,
   но не слышат,
   Рукой шевельнуть не могу -
   это жизнь.
   Откуда все это
   свершенья, открытья,
   На белом, на свете
   лишь чувство одно:
   Любима - забыта,
   найдена - укрыта,
   Такое простое -
   счастье мое.
  
   * * *
   Смеется и плачет
   кричит и дерется,
   Затеет игру,
   побежит по двору...
   Сядет за книжку -
   пристанет братишка
   Просит сестру
   размотать мишуру.
   Рано сегодня,
   праздник не скоро,
   Но плачет братишка -
   слеза как горох,
   Ну, ладно, ну, ладно,
   достану, ну, что же
   До Нового Года
   терпеть ты не мог.
   Вот мать на пороге -
   дети играют,
   Братик сестру обмотал мишурой...
   Любят и знают,
   растут - забывают,
   Что детство - как песня,
   мотив удалой.
  
   * * *
   Месяц ущербный
   плывет в черном море,
   Среди островов
   освещающих тьму.
   Так одинок он,
   бледный от горя,
   Клонит и клонит
   рог свой ко дну.
  
   Земля под ним плавно
   летит в лучах солнца.
   Песчинка златая
   в колье жемчугов.
   Не знает надежда
   и тайна не знает,
   Не чувствовать тяжесть
   от жизни, долгов.
  
   * * *
   Мысли скачут, но без дела,
   Что-то хочется сказать,
   Но охота - неумела,
   А уменье - поискать.
  
   Вот когда умелой мыслью
   Ты охоту облечешь -
   Лишь тогда стихи напишешь,
   Метод свой изобретешь.
  
   А когда они сойдутся?
   А желание - ничто?
   Эти палки свыше гнутся,
   Растут, крепнут нелегко.
  
   * * *
   Месяц пилигримом
   выглянул из гор,
   Брат мой шубу скинул,
   начал разговор.
   Ищет смеха в горе,
   плавно мысль ведет,
   Будто в бурном море
   тонет жизни плот.
   Он - такой, отдался
   в руки небесам,
   Гармошкой расстарался,
   ударил по басам...
   Разлетелись бревнышки
   теперь их не собрать,
   Трудно видно поровну
   горе горевать.
  
   * * *
   Степная ширь - ковыльное раздолье,
   Невозвратимая краса земли родной.
   Для нас, Сибирь,
   ты счастье наше, горе,
   Восторг души и нашей жизни боль.
  
   Нет ковыля - пшеница колосится,
   Нет кобылиц растущих в косяке.
   А так настойчиво
   мне топот конский снится
   И жеребец соловый вдалеке...
  
   * * *
   Морская зыбь, бездонные глубины -
   Ничто в сравненьи
   с грустью неземной.
   Умчатся волны в даль - они невинны,
   В сети условностей найдут себе покой.
  
   И вот уж море гладкое, из стали,
   Ни ряби, ни какой тебе волны.
   Смотреть нельзя,
   кто этот штиль застали
   Потупят взор как от большой вины.
  
   * * *
   Столичный шум не слышен
   здесь в Сибири,
   И страсти сытых не понятны чудакам,
   Живущим здесь,
   в потустороннем мире,
   Молящимся придуманным богам.
  
   Москва сюда сюрпризы высылала
   И люди здесь сюрпризные живут.
   Москва беднела совестью и стала
   Приютом озадоленных минут.
  
   По всей стране пустыня гулковая,
   А из Москвы им видится уют.
   Скворец гнездо имеет, прилетая,
   А люди только горькую и пьют.
  
   И стала Родина подвид
   простой холеры,
   С которой нету слада. И бегут
   Куда? Туда, где в самой малой мере
   Пожить по-человечески дают.
   А жаль, страна совсем немноголюдна,
   Запросы ее жителей мелки.
   Поймет Москва,
   иль это ей так трудно?
   Довольно брать - пора вернуть долги.
  
   * * *
   Тихая заводь, три старых ветёлки
   Низко склонились над самой водой.
   В память вплывают из детства осколки
   Чуть припорошены павшей листвой.
  
   Эти ветёлки, удочки, лески,
   Жадный, унырливый клев поплавка -
   Как все далекое кажется близким
   Мысль переносит, меняя слегка.
  
   Детство крестьянское -
   в поле, на речке,
   Вместе с коровою, птицей, с конем.
   Гаснут то тлеют в памяти свечки -
   Вот за грибами мы с мамой идем.
  
   Бор недалекий за нашей за речкой
   Запах медовый из согра плывет,
   Тихо звенит кобылица уздечкой,
   Словно нас в тайную сказку зовет.
  
   Маму чуть вижу сквозь мутное что-то
   Она говорит улыбаяся мне.
   Память родная, натужься немного,
   Чтоб я услыхать наяву не во сне.
  
   Простые страданья, нескорые встречи
   Все вместе слились
   в непрерывный полет.
   Живые забыли, а в памяти вечно
   Потери, заботы и жизнь... Кто поймет?
  
   * * *
   Светлые звуки, рука гладит струны,
   Гитару чуть слышно, басит саксофон.
   Совсем где-то близко древние руны
   Вновь навевают мотив похорон.
   Давно все забыто. Да было ли это?
   На севере диком не сыщешь следов.
   А память людская подскажет и светом
   Вновь озарит диво прошлых веков.
  
   * * *
   Святая Русь и в радости и в горе
   Прощала всех за честный равный труд,
   Не знала зла к соседям и за море,
   Любила всех. Ее достойной будь.
  
   * * *
   Приятны звуки русской речи -
   Чуть-чуть шипящей, но не зло.
   Охота сесть у русской печи -
   Уютно, ладно и тепло.
  
   Отец хомут шьет у порога,
   Мой брат у койки сеть плетет,
   Мы на полатях, баба строго
   Рукой по задроге ведет...
  
   Ишь, расшумелись, тише. Ладно,
   Так мама скажет из кути,
   Достать пирог из печи надо,
   Брось свой хомут, да помоги.
  
   * * *
   Северный дикий край,
   Тяжесть небесной золы,
   Птиц улетающих стай
   Звуки затихли вдали.
   Дождь проливной с утра
   Точит и точит мглу,
   Мокрая сырь - Севера
   Истину знают одну.
   Здесь неуютно нам
   Чужие мы здесь с тобой
   Нету запрета снам
   Надо скорее домой.
   Туда, где на небе луна
   И солнце в зените стоит
   Память у сердца одна
   Нетерпеливо дрожит.
  
   * * *
   Морщится осень, белые борозды
   Иней утрами, холод и дождь.,
   Травы пожухли, осеннее золото
   Вновь собирает колосьями рожь.
  
   Воды осветлились, ночи темнущие
   Нет ни луны и ни звезд, только мгла.
   Птицы летят, и их крики зовущие
   Нас оставляют по зимним углам.
  
   Грустно становится, все умирает,
   Все убегает от долгой зимы,
   А мы здесь привязаны, нас забывает
   Лето и жизнь - остаемся одни.
  
   В белом безмолвии, чистом, холодном
   Вспомнится лето - цветной балаган.
   И оживленье весною короткое -
   Буйство природы по влажным логам.
  
   Печка гудит как пчела огородная
   Дверка малиновой скоро стает
   Все народится на ниве природной,
   Вырастет в срок и спокойно умрет.
  
   * * *
   Дождик с утра моросил
   Ветром соленым швыряясь,
   Волны морские гасил,
   В хрущ раз за разом вгрызаясь.
  
   От ветра качался маяк
   Светом неверным в тумане.
   Лоб перекрестит рыбак,
   Вспомнит о розе в стакане.
  
   Роза - нежнейшая жизнь,
   Рядом дышать забываешь.
   Шторма ревущая мысль
   Не разберешь, не узнаешь.
  
   Свет маяка так далек,
   Лодка водою залита,
   Но не сдает огонек -
   Роза в стакане отбитом.
  
   * * *
   Сильно я стал уставать,
   К вечеру ноги болят.
   Нужно ли старость ругать?
   Жизнь не воротится вспять.
  
   Тихо бежишь по земле,
   Чуть кандыляя, спешишь.
   Мало надежды в тепле,
   Холодом, мраком грешишь.
  
   Странно, смешно, невпопад
   В мир твои шутки летят.
   Все отошло, но опять
   Блазнится юность, закат.
  
   Из все густеющей тьмы
   Солнце из ситца встает.
   Мы молоды и умы
   Просят, зовут нас в полет.
  
   * * *
   Мир тесен, - молвила ворона,
   Стащив у Шарика еду.
   Зачем, мужик, та оборона,
   Что захочу, то украду.
   Зачем ты кормишь пса, не птицу,
   Я ем немного, голос сипл.
   Кто кобеля твоего боится?
   Он к конуре давно прилип.
   Лежит, то спит, то мух считает,
   Тревожным глазом косит в дверь.
   Да, ты придешь, тогда он взлает...
   Молчи, ворона, и поверь
   Пусть бесполезная скотина,
   Но я люблю его - он зверь,
   И мне он друг, а я мужчина...
  
   * * *
   Где-то звенит колокольчик
   В школу сзывает ребят
   Травка-муравка, пригорочек,
   Воспоминанья летят.
  
   Вот поднимаюся в горку,
   По переулку иду,
   Тетя Мария иголку
   Ищет в осевшем стогу.
  
   Здравствуйте, тетя Мария!
   Что потеряли опять?
   Ванечка милый, несчастье -
   Тебе ту любовь не понять.
  
   Что же поделаешь - школьник
   Палочки, буквы, письмо.
   И не сказать, что невольник,
   Мал просто ростом, одно.
  
   Женщины быстро стареют,
   Их не догнать, подростав.
   Юность и старость лелеют
   Жизни нелегкий устав.
  
   * * *
   Дергает за леску
   Хитрый сом-пескарь.
   Я не слышу плеску
   Жарко солнце жарь.
  
   Мостик через речку,
   Песок, гусиный лук,
   Скачет без уздечки
   Брата конь. Пастух
  
   Гонит стадо, вечер
   Солнышко горит,
   Я иду на встречу -
   Мой конек летит.
  
   * * *
   В очках на небе яркость приглушенная
   Задумчиво плывущих облаков.
   Как отражение стыдливое, знакомое
   Юных дев - распущенных цветков.
  
   Еще не устоялось их величие,
   И властью обладать им не сейчас,
   Но естество их требует отличия,
   Признания особых женских крас.
  
   Заметить это следует мужчинам,
   И подбодрить иль взглядом,
   иль душой.
   Ведь девы цвет - всегда одной
   причины,
   Чтоб быть своею и не быть чужой.
  
   * * *
   По бору дорожки пролегли живописно
   Бегут спотыкаясь, меж сосен ветвясь.
   Обходят сторонкой ложки и сосенки
   Чуть-чуть извиняясь, что тесно у нас.
  
   И зверю и птицам дорожки знакомы.
   В их странной лесной и особой судьбе
   Значат немало, значит так много,
   Что в сети дорожек нет хода беде.
  
   Беда разрастется - простору ей мало,
   Что делать найдется в лесной тесноте.
   Живет бор у жизни, немного устало,
   И дарит, и хочет забыться в мечте.
  
  
  
   * * *
   Юное смешливое создание
   Последних дней моих неяркая любовь.
   Не жду ее и сам сношу страдания,
   Как вижу вздернуту крутую бровь.
  
   Встреча наша также мимолетна,
   Как все прекрасное,
   что видеть мне пришлось.
   Как стрекоза ты яркая, залетная,
   Вот поднялась,
   еще чуть-чуть вспорхнешь.
  
   Лети к себе к цветам и развлечениям,
   Там ждет тебя награда юных дней,
   Ведь дням твоим одно предназначение
   Любить тебя, есть времечко, успей.
  
   * * *
   Волшебные звуки, медные трубы,
   Чуть загрустил с хрипотцой саксофон,
   Страстно рокочет труба о разлуке -
   Зубы так стиснешь - это не сон.
  
   Так попрощались, заплаканы лица,
   Матери, жены остались, темно.
   Едем куда-то, зачем торопиться -
   Нам неизвестны пути все одно.
  
   Вот семафор разрешил остановку,
   Вышли размяться, попить кипятку.
   Выдали ложку, котелок и винтовку,
   Одели шинель и пошли к холодку.
  
   Скоро и фронт, там атака,
   Недолго, или убьют, или ранят, а там
   Иль належишься в земле лежебока,
   Или белеть твоим в поле костям.
  
   В душе саксофон поперхнулся слезою,
   И барабан выдал трель и замолк.
   Что же простились - моею звездою
   Будет в окошке твоем огонек.
  
  
  
   * * *
   Когда нечего сказать - много говорят,
   Когда некуда бежать - все летят,
   спешат.
   Если темень и луна - это значит ночь.
   Если радостью полна - гони
   страхи прочь.
   Подсказать тебе душа хочет
   верный путь,
   Ты поверь ей, не спеши
   в сторону свернуть.
   Прежде чем вскочить в седло -
   выведи коня,
   Тихо выйди за село и при свете дня
   Поспеши к своей мечте
   иль вернись назад -
   Там заждались и тебе
   каждый будет рад.
   Объяснишь, забыл аркан бела волоса,
   И останься, чтоб не петь
   с чужа голоса.
   Свой своему завсегда поневоле друг.
   Свойством в мире зол и бед
   замыкаем круг.
   Коль живешь среди родни -
   не страшна беда.
   Мы пред нею не одни - это так всегда.
   Не забудем мать, отца, брата и сестру
   Будем верны до конца
   свойскому костру.
  
   * * *
   Макушку лета скрыл туман осенний,
   Цветы засохли в лесу грибная прель.
   Тепло уходит, небо бусей, бледней,
   Зима идет - ей не закроешь дверь.
  
   Роса утрами - это иней тает,
   Летят на юг, торопят журавли.
   Еще немного - вода в речках встанет,
   И не заметишь - зимы дни пошли.
  
   * * *
   Засыплет землю снегом бархатистым,
   Такой нежданной, мягкой белизной.
   Солнце утром, низкое, игристо,
   Украсит снег чуть искристой золой.
  
   На ярком солнце днем зола растает,
   И превратится к ночи в синеву,
   А ночь ее в себя как есть впитает,
   Чтоб утром вновь порадоваться дню.
  
   * * *
   Синий вечер над землей простертый
   Утратил к ночи свой цветной налет.
   Искрится снег под лунною заботой,
   Монашкой строгой снова ночь встает.
  
   Синий вечер съел дневные тени,
   Луна плывет и звездочки манит.
   Не слушают - они в вечерней лени,
   Один лишь снег, так, под луной
   скрипит.
  
   Лето в разгаре, а зимние грезы
   Ветлам не дают насладиться теплом.
   И солнце высоко, и дождик, и грозы,
   И утром над речкой туман с молоком.
  
   Солнышко встанет, ветёлки заплачут,
   Слезы их с листьев ручьем побегут.
   Что вам так грустно? -
   зима там маячит,
   За белым туманом зазимки бредут.
  
   * * *
   Сиротой рождается теленок,
   Не успевает мамку он узнать.
   Вот от того и голос его ломок -
   Никто не пожалеет так как мать.
  
   Обиженным растет, не улыбнется.
   Вид такой, что хочет он сказать -
   Где мамочка моя, как ей живется?
   Я так хочу увидеть и обнять.
  
   И вот с таким тяжелым настроеньем
   И вырастает мощный злобный бык.
   Не рад он ничему -
   лишь ярости мгновенья
   Ему так милы. Грозный рык
  
   И рог крутой, копыта землю пашут,
   Кровавый глаз не смотрит, а сквозит,
   И жаждет он лишь крови, крови вашей
   В счет долга детства,
   который не забыт.
  
   * * *
   Мелкая морось, дождичек теплый
   Летний июльский моет денек.
   Пчелок не видно, не нравится мокрый
   Воздух - в испарине легкой леток.
  
   Матка торопит: скорее! скорее!
   Скоро закончатся летние дни,
   А дождик? - он теплый,
   шмели вон смелее -
   Летают меж капель, спокойно, одни.
  
   * * *
   Влажной скатертью земля одета,
   Нет дуновенья, воздух недвижим.
   Растет и зреет и сгниет за лето,
   Кому такой конец предназначим.
  
   Осень встретит летние подарки -
   Ее чрезмерный шик и аромат.
   Заменит холодом ее денечки жарки,
   И приберет к зиме весь дивный сад.
  
   Зима придет совсем уж на готовое,
   Природа спит и ждет морозный плен.
   Одна ветёлка только лишь бедовая
   Не приготовилась -
   ей видно просто лень.
  
   Все также косы длинные развесит,
   И также весело снежок
   с себя стряхнет.
   И скажет нет, то не зима, то вечер -
   И с этой мыслью сладкою уснет.
  
   А утром чуть мороз тепло подпустит,
   Оттают листья, ветки оживут.
   Нет-нет мороз ты не добавил грусти -
   Тебя совсем не в этом месте ждут.
  
   * * *
   Рога улитка из воды таращит,
   Кого-то хочет этим напугать,
   А мимо водомерка, что же, значит,
   На водной пленке можно танцевать?
  
   Задумалась улитка, роги в воду -
   Так легче, мозги не закипят.
   Ее смущает водомеркина порода -
   Плывут в воде, но чтоб так танцевать?
  
   * * *
   Мысль простецкая - жить по совести
   К нам приходит чуть-чуть опаздав,
   Когда пьем уже, пьем из горести,
   Обманувшую радость познав.
  
   * * *
   Закружила меня беспокойная,
   Закружила зачем - не пойму.
   Песнь широкая, песнь раздольная -
   Русской удали повесть пою.
  
   И узнаю я, что на паперти
   Повстречались они, потеряв,
   Что сыночка нет, слезы матери,
   Ждет надеется после утрат.
  
   Песнь старинная - грустна, русская,
   В ней надежда, то горесть блеснет.
   Словно тень клинка - лента узкая
   Лиху голову резво смахнет.
  
   А потом для нас рыже солнышко
   Что осветит? - Хотелось бы знать.
   И мы ждем ее как у морюшка,
   Ждем опять все свою благодать.
  
   * * *
   Мористее у мыса Зерокана
   Черной кляксой плавает бушлат.
   Он там на якоре - охрана
   Спокойной ночи, счастья утра сват.
  
   Бушлат ловили по приказу свыше,
   Но близко видеть им не привелось.
   Он там висит высоко и на крыше
   В нем сотни жизней
   навсегда сплелось.
  
   Шторма гудят, несется злая буря -
   На море все бывает как всегда.
   Один бушлат он все чернее, хмуре -
   Он стал чернее мрака. Чернота
  
   Его особая, чернильная больная.
   Она взывает к совести у тех,
   Кто позабыл, что жизнь одна, ломая, -
   Ее нельзя сосватать на успех.
  
   * * *
   Тащится жизнь следом хромой собаки
   Пунктирный, неуверенный чертеж,
   Объедки со стола вселенской драки,
   Метель событий
   под бессмысленный галдеж.
   Трудно как-то - будто из под палки,
   Дела спешат, но все же не живут.
   Смердит вонючий
   черный дым со свалки
   Забытых радостей,
   приятственных минут.
   Вот кто-то вновь залез на колокольню,
   Под медный звон оттуда нам несет:
   Я ближе к богу и за вас замолвлю...
   И верьте мне, что скоро все придет
   В державу нашу с песнею застольной -
   Вокруг запахнет и даже зацветет...
  
   * * *
   Грохот волн - откуда в душе это?
   Черный камень гладкий и чужой,
   Рванина туч в борьбе за тьму без света
   Пустого света, что глухой, немой.
   А в тьме сокрыто для всего начало,
   Живое тьма из недр своих родит,
   Но жаждем света, нам его все мало,
   А он для нас лишь пустотой сочит.
  
  
  
   * * *
   Моросит частый дождик,
   Снегом дышит окно,
   Я приду не сегодня -
   Мне сейчас тяжело.
  
   Так устала бояться
   Бела снега душа,
   А в глазах все паяцы
   Легкомыслье вершат.
  
   И где ждут чуть сегодня -
   Нет желанья идти.
   Потерялася сводня,
   Заметены пути.
  
   Не живу, а как блазню,
   Не люблю и смешно.
   Кому грусть, а мне праздник,
   Им обидно, темно.
  
   Нет в душе покаянья -
   Много было грехов,
   Потерял им названья,
   Позабыл счет каков.
  
   Дождик капнул слезою
   И навзрыд застонал.
   Я упал под звездою -
   Это если стоял.
  
   Нет, уверен, не стою
   Я твоих горьких слез.
   Иди, дверь я открою -
   Там тепло, здесь мороз.
  
   * * *
   Сколько в этой жизни приключений,
   Сколько удивительных минут.
   Скачут торопливо и прощения
   Вымолвить не сможешь как пройдут.
  
   Блестящая по краешку полоска
   Забытых дел, случившихся разлук -
   Лепит неизвестность нас из воска,
   Старается избавить нас от мук.
  
   Не верим в это, сами споро лепим,
   Едва подумав, не успев понять.
   И так ваятеля уверенность укрепим,
   Что наше счастье - нам и создавать.
  
   И строим что-то - тут же и ломаем,
   Красоты божие не в дар нам,
   не понять...
   Одна уверенность у нас,
   мы твердо знаем -
   Все что ни сделаем,
   а богу нас прощать.
  
   * * *
   Слеза горючая на землю падала
   И мокрой черточкой катилась вниз,
   Не знал я, милая, и не загадывал,
   Что встречу вновь тебя -
   ты не казнись.
  
   Ну, что ж поделаешь,
   пришлось нам встретиться,
   Потом судьба надолго развела,
   Так жизнь прошла вдали -
   остаток светится,
   И ты твердишь, что все ждала...
  
   Как оправдаться мне, не знаю, милая,
   Прости меня - тебя я погубил.
   Та встреча в юности - пусть и забытая
   Твою любовь я не забыл.
  
   * * *
   Холодные росы осенней поры,
   Желтые косы березок длинны,
   Небо печальной висит пеленой,
   Садится на плечи продрогшей волной.
  
   Земное прощанье и космоса смерть -
   Нельзя отодвинуть, забыть не посметь.
   Как расторопно сжимает судьба
   Цветущее счастье, но где же борьба?
  
   И только ветелка назло шелестит,
   Заледенеет, ледочком блестит.
   Днем и оттает, поплачет, попьет,
   И тихо прохожему что-то шепнет.
  
   * * *
   Сегодня что-то вспомнил детство -
   Как едем с мамой с бора на возу...
   Давно прошло то времечко, но место
   Зовет, зовет нежданную слезу.
  
   Дорожка чуть горбатится вдоль бора,
   Направо два околочка стоят.
   Побольше - это Волкова дуброва,
   Поменьше - то Андрея ближний сад.
  
   Везем дрова - упавшую осину
   И сучья, повстречавшиеся нам,
   Груздей немного, синявочек корзину -
   Я там легонько пробежался по местам.
  
   У речки был, зашел в крутой ложочек,
   К маслятам, что обычно там растут,
   Но встретил там поганок островочек -
   Приду попозже, пусть маслята ждут.
   А с краю бора, возле речки
   Местами в ямках груздь сырой растет.
   Но чаще здесь встречаются местечки,
   Где лук-слизун украдкою цветет.
  
   Он мягок, сладок, листья плоски -
   Такой подарочек лесной.
   В его изысканности, лоске -
   Сиянье лета теплит синевой.
  
   Дошли мы с мамой до канавы,
   Там я осину навалил,
   Сучьев по бокам для справы,
   Травою скошенной
   поверху притрусил.
  
   Кобылка наша стала беспокоится,
   Все ржет тревожно, доченьку зовет.
   Не ржи Гнедуха - все устроится,
   Под мостиком тебя дочурка ждет.
  
  
  
   * * *
   Уместно запаздавшее сомнение
   Нам превратить в уверенность, следя
   За вдруг прорвавшемся
   внезапно озарением
   Не развратила б себялюбие тебя.
  
   * * *
   Какой же все же я дитя природы -
   Вот дождь с утра и мне не по себе.
   Душевной бури, всполохи и годы
   Зовут опять забытое в судьбе.
  
   И думы все о том, что не случилось,
   О многом, что скользнуло и ушло,
   О том, что было, но потом простилось,
   Что холодно сейчас, а было так тепло.
  
   Немногое успеешь ты поведать,
   Намного меньше сделаешь, устав,
   И сон не в руку, и дня к темну забеги -
   Но в этом нашей жизни красота.
  
   * * *
   Так уж случилось, душевные муки
   Усталой судьбы чуть затеплят огонь,
   И несутся гурьбой вдохновенные
   звуки
   Под голос певучий, под русску
   гармонь.
  
   Чуть-чуть опаздали -
   никто не услышит,
   Буря бушует и в сердце огонь.
   Все помертвело, лежит и не дышит,
   Так странно все это,
   но лучше не тронь.
  
   Место под солнцем закрыто удачей,
   Так у жонглера устроена честь,
   Следишь вдохновенно,
   слегка озадачен,
   В сторонку отходишь,
   боишься присесть.
  
   Как вроде все просто -
   взлетел, опустился,
   Устал и погас отгоревший пожар.
   И дымом не пахло, и сумрак струился,
   И все поглотила болотная марь.
  
   * * *
   Мысли все тоньше, и рвутся, и рвутся,
   Все меньше тягучей
   болезненной мглы,
   И голос мужает, волною могучей,
   Приливной волною распахнуты дни.
  
   Чуть-чуть рассветало -
   смеркается тут же.
   На чистом песке отраженный закат,
   И волны - не волны, и суша - не суша,
   Но все так прекрасно, устало и в лад.
  
   * * *
   Поток подпруженный плотиной
   В теснине рвется и ревет.
   Вода чиста и косы тины
   Растут, растут в потоке вод.
  
   Пескарь игриво спроть теченья,
   Хвостом волну чуть щекоча,
   Толкает носом со значеньем
   Кусок бордовый кирпича.
  
   * * *
   Опять дорожка тянется на запад,
   На юго-запад к родительским гробам.
   Не повернуть мне время, не усватать...
   Живых не видеть -
   встречи только там.
  
   На бугорке среди степи широкой
   Под зноем летним и в мороз зимой
   Лежат мои родители - потомки
   Древнейшей ветви жизненной, родной.
  
   Опять увижу милую сторонку -
   Всю жизнь прожил вдали от этих мест,
   Живу в пыли, заброшенным обломком,
   Забывшим дорогое слово честь.
  
   По чести нам смотреть
   на грабь и холод,
   Как корчится спивается народ,
   На вечный, ставший нам
   обычным, голод
   На русский облик без западных забот.
  
   * * *
   За лопухами, на зеркале, на плесе,
   Друг дружку режа, расходятся круги.
   В одном мулек комарика уносит
   Подальше с глаз завистливой родни.
  
   В другом всплыла поближе
   к солнцу щука.
   Она прожорлива, но есть и ей предел -
   Сейчас ее весьма заботит мука, -
   Дай откататься, боже,
   жрать так не хотел...
  
   Под водной гладью жизнь
   кипит текуче -
   И смерть, и радость, и счастье, и враги.
   Все молчаливы там
   и водный мир не звучен,
   Лишь отголоском бурь
   расходятся круги.
  
   * * *
   Мутится неба светлая полоска,
   В покойный цвет окрасилась зоря,
   Север скромной красотой неброской
   Не отпускает от себя не зря.
  
   Мы здесь живем и нам все это мило,
   И хладный воздух, и сырой мороз,
   Здесь мы родились, мама нас ростила -
   Вспомнишь, сердце защемит до слез.
  
   Обидно нам насельникам давнишним
   Разбой и грабь варяжьих стай вокруг,
   И ощущаешь дома себя лишним,
   И рвешь - никак не разорвать сей круг.
  
   В Москве застенные
   лоснятся чинодралы,
   А местный угорь - чернотой блескуч.
   Все замерло - воруют не для славы,
   А для того, чтоб запах был пожгуч.
  
   А парвеню - ему зазорен титул
   Княжеский иль графский - он маркиз,
   Живет у моря, но также пахнет липой
   И как в местечке его след прокис.
  
   И хохот оглашает ширь России -
   Хохочут, крутят пальцем у виска.
   И объясняют, - мы ведь вас просили
   Бросать привычное и грабить, но пока
  
   Вы думали, гадали, не хотели -
   Все прибрано, прилипло к нам,
   к рукам.
   И жить теперь вам дураками -
   не успели,
   Ну, что же в ножки новым господам!
  
   * * *
   Опять и снова на вокзале -
   Глотаю вонь, бензина гарь.
   Тревожно что-то - не сказали
   Слова прощания, как встарь.
  
   Присесть забыли на дорожку -
   Тяжелым, значит, будет путь.
   Обидел я свою подружку,
   Как мне теперь сие забыть.
  
   Собрался Родину проведать,
   Гробам родительским поклон
   Отвесить низкий и поведать
   Как я живу - таков закон.
  
   * * *
   Ветерок задумчивою сенью
   Чуть склонившихся ко мне берез
   Навевал мотив тоски осенней -
   Русский ветер и родной до слез.
  
   Вновь зима просторы снегом белым
   Заметет, завоет, запоет,
   И рукой по ставням, неумелой
   Застучит и крикнет, позовет.
  
   Разлилась тоска слезой осенней
   Широко как наш родимый край.
   Стонет лес и солнца луч последний
   Вдруг напомнит радостный наш май.
  
   И тогда тоска возьмет сильнее,
   Неизбывная как вечный солнца круг.
   Только печка греет нам теплее -
   Печка верный теплый русский друг.
  
   * * *
   Осень торопит, бурьянятся травы,
   Нет-нет да мелькнет
   желтый листик берез.
   Осеннее солнце и ветер лукавый,
   Дождик осенний слезинками грёз.
   Мы с дождиком вместе
   поплачем о прошлом,
   Что не случилось и что не догнать,
   Напомним слезою,
   что ждут еще весны,
   Что жизнь наша вечна,
   и надо лишь ждать.
  
   Мечтать и надеяться, искать и бороться,
   Умножить растущую нежность души.
   И жить, так как хочется,
   не жить, как придется,
   А ты уж, судьба, нам чуть-чуть услужи.
  
   * * *
   Мера жизни - детство, юность, старость,
   Ничего не втиснешь промеж них.
   Счет идет: любовь, заботы, жалость -
   Хорошо, коль это на двоих.
  
   Жалко, что заботы все заботят,
   Что в любовь не верится давно,
   Божий день судьба как вихрь своротит
   И швырнет в разбитое окно.
  
   Весна придет - жизнь силою нальется,
   Неярким светом лето напоит.
   Надежда вспрянет, ото сна встряхнется
   И нас поманит в сень своих ланит.
   И снова спутаются меры,
   Заботы станут не видны,
   И жалость зимняя, что серы
   Твоей любви шальные дни
  
   Уйдет, забудется, в вас снова
   Как в молодые те года
   Играют чувства непутево
   И кровь струится, речь горда.
  
   * * *
   Суббота, баня,
   дымок, воздушность,
   Легко на сердце,
   игривый тон.
   Шумят листвою,
   струится вечность,
   Плывет и тает
   сиренью звон.
  
   * * *
   Умывалась росою,
   голубою росою,
   Неизбывная бусость
   этих весен степных.
   Наливалася силою
   молодой и босою
   Выбегала, чтоб свежесть
   слышать звуков весны.
   Лес шептал - как красива,
   лучшего я не видел,
   Я все пью не хмелея
   с твоих радостных грез.
   День летел и пугливо
   ветерочек весенний прилетел
   С покрывалом
   поредевшим от слез.
   Дождь пролился на землю,
   на судьбу и что было,
   Хмурость неба застала
   радость жизни врасплох.
   Что нагрето - застыло,
   а в пыли что - умыло,
   Засверкало под солнцем
   миллиардами звезд.
   То рождение чуда -
   новой жизни порядок,
   Пусть чуть грустно бывает,
   но вернуться нельзя.
   Судьба рядом летает,
   пусть чертог ее сладок,
   Но не нам его видеть -
   это так и не зря.
  
   * * *
   Молю тебя, побудь со мною,
   Опять спешишь, чтобы одной...
   Я не пущу, я дверь закрою,
   Поверь я твой, поверь я твой.
  
   Твой образ милый постоянно
   Мне заменяет белый свет.
   Побудь со мной - ты так желанна,
   Но слышу я такой ответ.
  
   Я так спешу, что нету мочи,
   Давно не видел меня друг.
   И наша встреча этой ночью
   Ждет после стольких лет разлук.
  
   С тобой уж нам не жить, наверно,
   Его все также я люблю.
   Ты добр ко мне, но непременно
   С тобой себя я погублю.
  
   Любви приказывать не смею,
   Прощай, прости - я не вольна,
   Поцеловать тебя успею,
   И не неволь - я так больна.
  
   Любовь к нему меня томила,
   Любовь нельзя добром гасить,
   Что сердце хочет - сердцу мило,
   Хотел - не можешь полюбить.
  
   * * *
   Безлюдные просторы Антарктиды,
   Безмолвные ледовые поля.
   Здесь не летает жизни дух невинный,
   И не шумят под ветром тополя.
  
   Так хладен мир, таинственный,
   зловещий,
   Морозный воздух и пурги нагон,
   Но в темноте, в морозе тлеют свечи
   На том окне, где ты зажгла огонь.
  
   Я ясно вижу: каждый теплый вечер,
   Когда спадает летний жар, то ты
   Берешь в шкафу, несешь к окошку свечи,
   Чтобы зажечь их и сказать,
   - Свети!
  
   Свети, чтоб здесь, у нас, у преисподней,
   Надежды лучик засверкал сквозь мглу,
   И знали мы, что у тебя сегодня
   Хороший день и нету шанса злу.
  
   Что ты добра и весела как прежде,
   Когда с тобой мы жили вместе здесь,
   Вдали я стал чувствительнее, нежней -
   Знать это небо посылает весть.
  
   Придет зима и шубку ты оденешь,
   В сапожки ножки стройно застегнешь,
   В зеркало посмотришь, и поверишь,
   Как жаль, что ты затворницей живешь.
  
   И эта мысль, настойчива, поможет
   Найти тебе для жизни теплоты.
   Холодный мрак, мрак зимний
   тоже может
   Сподвигнуть на прекрасные мечты.
  
   * * *
   Симметрия зеркального порядка
   Лишь образ, лишь красивая мечта.
   Блеснет как искра, как удача, кратко,
   И вновь сомнения у чистого листа.
  
   Верится легко, что это диво
   Подвластно и ты можешь совершить,
   Лишь не спугни его, иди неторопливо,
   Но знаешь ты - оно не может быть.
  
   Коли случится это, то несчастья
   Неимоверные обрушатся на нас.
   Ветер стихнет как перед ненастьем
   И солнце повторит свой круг не раз.
  
   Все остановится и это диво
   Последним будет - знаешь наперед,
   Что год идет, идет неторопливо,
   Но это тот, один, все прежний год.
  
   * * *
   Холодные волны воздушных стихий,
   воздушных стихий.
   Грустные в осень ложатся
   стихи,
   ложатся стихи.
   Летит журавлиный изломчатый клин,
   изломчатый клин,
   А я устремляюся взглядом за ним,
   все взглядом за ним.
   Махни в вышине мне, крылом мне махни,
   крылом мне махни.
   И дальше и дальше все к югу лети,
   к югу лети.
   Останемся мы среди долгой
   зимы,
   долгой зимы.
   В окошки не взглянешь
   замерзли они,
   замерзли они.
   Зимы не сочтешь все тягучие дни,
   тягучие дни,
   А ты, моя радость, скорее усни,
   скорее усни.
   Холод и мрак , наши окна темны
   окна темны
   Пусть снятся тебе в солнце яркие дни,
   яркие дни.
  
  
  
   * * *
   Так жалка и запутана
   в своей тщетности слава -
   Что-то было когда-то,
   все забыто теперь.
   Только славе не верится -
   это славе оправа,
   Ведь она не отдельно,
   ведь она средь людей.
  
   * * *
   Спешащей осени пустые хлопоты
   Раскрасить мир в кричащие цвета -
   Грядет зима и всё и все безропотно
   Ей подчинятся - так она проста.
  
   Проста как снег, как лед, как пламень,
   На небе бусом, что цветет.
   Так холодна, и временами
   Нам страхом душу так сожмет...
  
   Тени длинны, длиньше сосен,
   Луна и звезды чуть дрожат.
   Зима не осень, просто осень,
   Ее деньки для нас спешат.
  
   * * *
   Невесело встречает непогоду
   Цветущая по летнему земля,
   И кажутся ей зимние невзгоды
   Приходят слишком рано, в общем зря.
  
   Еще не все цветочки увидала,
   Еще растут, торопятся и вот
   Уж осень, ей заботы мало,
   И время кратко - там зима грядет.
  
   А зимний образ никому не в радость -
   Белесая, замерзшая земля,
   Но в этой спешке-то и жизни сладость,
   И хочется нам зимнего тепла,
  
   Уюта и беседы возле печки,
   Шипят, скворчат, пекутся пироги,
   Зажгли огонь, горят из воска свечки -
   Как эти встречи нам приятны, дороги.
   * * *
   Мечется осень, старается лета
   Богатства украсить пред грозной зимой
   И мало ей красок, и нет вдосталь света,
   Но так уж старается - охота самой
  
   Раскрасить зеленое в желтое, скачет,
   Мазнет по березке и прыгнет на луг -
   Там огоньки на полянке маячут,
   Хотят расцвести - завершить года круг.
  
   Осина краснеет - ей стыдно немного
   Уж очень дрожала своею листвой,
   Просила все жаркое лето у бога
   Прохлады, чтоб брызнул святою водой.
  
   Пришла и прохлада, а скоро
   Морозы жестокой рукой
   оборвут все цветы,
   Кругом побелеет, малейшего сора
   В лесах и полях не найдешь - так чисты.
  
   Чисто и бело в больничной палате,
   Здесь только лежать, дожидаться весны.
   А солнце не дремлет и срок обозначит -
   Часы и минуты у бога честны.
  
   * * *
   Томительны минуты ожиданья
   Похожи на безвременный полет,
   Все естество находится в страданьи,
   А время тихо тянется, не йдет.
  
   Ну, вот, дождались, наконец,
   свершилось,
   И стрелки на часах берут разгон,
   А время, что до этого чуть длилось
   Уж так летит, что слышен медный звон.
  
   Загадка жизни, времени, пространства
   Проста, как и отгадка бытия,
   Когда душа вся с космосом согласна,
   То все течет надежно шелестя.
  
  
  
   * * *
   Мирные забавы нашей жизни
   И времени стремительный полет,
   Смятение души от укоризны
   Не терпящих свершения забот,
  
   Копятся с годами, тяжким грузом,
   Камнем повисают на душе.
   И жизнь - стрела коробится и юзом
   В кювете, в придорожном камыше
  
   Тихонько между кочками хромает,
   Все хочет встать на обе ноги враз,
   Но под ногами топь бездонная хлюпает
   Метелки не дают обзора глаз.
  
   А ноги вязнут в этой тине больше,
   И нету сил еще шажок ступить,
   А мысли наши все честнее, тоньше,
   Как жалко нам из жизни уходить.
  
   * * *
   Жизнь у костра совсем не жизнь у печки,
   Всему свобода: воздуху, огню.
   Горят дрова, горят светло как свечки
   И нет преград упрямому костру.
  
   * * *
   Улетают птицы - осень, осень,
   Чуть морозно, свежестью сквозит.
   Грустно, в поле мерзнет, мерзнет озимь
   И речка утром под ледком блестит.
  
   Солнце глянет и ледок растает,
   И влагой иней землю окропит.
   Все ниже солнце, лес и поле знают -
   Никто им лето вновь не возвратит.
  
   Понятно все, но все-таки обидно,
   Так мало летних радостных деньков
   Дала природа, нам и за это стыдно,
   Не много ль нам уставшим от грехов?
  
   * * *
   Листочки березки не в силах сдержаться
   Летят и летят на уснувший бугор.
   Стремятся скорее к родимой прижаться,
   Щекой ощутить молчаливый укор.
  
   * * *
   Ночная тьма и океан глубокий
   Таят в себе таинственную жуть -
   Так страшно там и холодок жестокий
   Скребет затылок и сжимает грудь.
  
   * * *
   Осень, озябшее утро,
   Слезы на стеклах окна
   Небо по бусому мутно,
   Ночь удалилась, темна.
  
   Все еще с шиком, богато
   Летнее чудо цветет -
   Дождиком, снегом примято
   Зимой без следа пропадет.
  
   Трудно поверить, что это
   Серая прель у корней
   Остаточки лета заветны,
   И цель, жизнь природы, людей.
  
   Слезы на стеклах не сохнут,
   Плачет природа о том
   Как под дождем цветы мокнут,
   Под мокрым осенним дождем.
  
   * * *
   Прохудилось небо - не заштопать,
   Улетели птицы - мы одни,
   Стукоток по крыше будто ропот,
   Всех живых уставших от зимы.
  
   Опять мы пленники на долгие пол года,
   В окошке темень, холод и мороз,
   Зимою жизнь - не жизнь одни невзгоды
   И ветер жгучий не взглянуть без слез.
  
   Солнце низко, край земли ласкает,
   Тени длинны, на снегу растут,
   Мороз стучит, стволы дерев ломает,
   И нет надежд на лето - так не ждут.
  
   Европа, помоги нам встать с коленей,
   Пусти нас в теплый радостный свой мир,
   Не бойся нас, а бойся уверений,
   Что шепчет вам за нас рябой сатир.
  
   Нас мало так и нам немного надо,
   Чуть-чуть погреться и поесть, поспать,
   Богатства наши пусть для вас отрада -
   Они не наши, нам их не поднять.
  
   Россия гибнет в пьянстве и пороке.
   Где то согласие природных мужиков?
   Так стыдно нам,
   прошли для нас все сроки
   Покаятся под грузом всех грехов
  
   Своих, содеянных отцами, их отцами,
   В распутстве, расцветающем грехе -
   Все эти годы были мы борцами
   Не за добро, за злобу в чепухе.
  
   И вот одни пред умным добрым миром,
   Отбросили все ценное ничто,
   Вновь ждем зимы,
   летим как пули в тире,
   Расплющив нос о мерзлое стекло.
  
   * * *
   Банально в нашей жизни ожиданье,
   Банально как торжественный прием,
   Банально после ссоры оправданье,
   Но как все это с нетерпеньем ждем!
  
   * * *
   Капли дождя на цветах запаздалых,
   Мокрая осень торопится к нам,
   Тянет зеленою шалью с подпалами,
   Не устает напевать грустно снам.
  
   Вот и дождались осенней прохлады,
   Мокры дорожки, поникли цветы,
   Жаль тебя осень, тебе мы не рады,
   Хоть и богата и щедрая ты.
  
   Звон колокольчика глуше и глуше,
   Вот на горе ты махнула платком,
   Я стою у ворот, у гостинца, у груши,
   Дышит мороз в спину летним теплом.
  
   Все пролетело, в тумане чуть брезжится,
   Жаркое солнце в кипящем саду,
   Белое платье на девушке нежится,
   А я запаздавшую радость краду.
  
   * * *
   Весь мир дискретен, сам себя считает:
   Планеты, звезды, реки и моря,
   Мороз и холод, сколько лиц в Китае -
   Все это математика моя.
  
   * * *
   Нетерпеливое и страстное желание,
   Придя в сей мир, чтоб он принял тебя,
   Украдкою собою любование,
   Попутно смех или внимание ловя.
  
   Живешь и смотришь -
   и артист, и зритель.
   Купил билет и тут же продаешь.
   Рассудок для любви не измеритель,
   Не хочешь - кукарекаешь, поешь.
  
   Условности уверенно приемлешь,
   Играешь, откровенность потеряв,
   Ловишь пустоту и звукам внемлешь,
   Уверен, будто истину познав.
  
   * * *
   Замерли в природе ожиданья,
   Шумлива осень, желтый лист кружит,
   Робкие прохлады, расставания,
   В зените дождик тучкою висит.
  
   Прозрачный воздух поневоле звонок,
   Роскошь лета застенчива, молчит,
   Вкус природы так задумчив, тонок,
   А желтый лист невесел и знобит
  
   Березку - первые прохлады,
   Осина слабая, виновница стоит -
   Ее мечты о тени и услады -
   Свершились. Что ж она дрожит?
  
   Ей страшно - этот миг не остановишь,
   За ним прекрасным - белая метель.
   Задуют ветры - с ними не поспоришь,
   Зима начнет свой скучный счет потерь.
  
   * * *
   Пашут зябь, пугая птичьи стаи,
   Далеко видно и отчетлив звук.
   Скоро в небе птичий след растает
   В синей дымке солнечных излук.
  
   Будет снится нам ночами лето,
   Как истомила июльская жара,
   И будем ждать мы вновь тепла и света,
   Время вдосталь - зимняя пора.
  
  
   * * *
   Слоги вместе и шажками
   Тянет невод быстролет
   И умеренно рожками
   Пьет, хлебает ложкой мед
  
   Славно, славно потрудились
   И теперь наверняка
   Уморились, устыдились
   Утопили рыбака
  
   Скоро, скоро рассветает,
   А потом и до темна
   Все на месяц шавка лает
   Орет, сыпет семена.
  
   А как только слоги вместе,
   То отсюда и мораль:
   Ехать быстро - мало чести,
   Думай, думай - не гадай.
  
   * * *
   Теплою испариной одетый,
   Осенний город, вымытый дождем -
   Еще не знает он, что наше лето
   Уже ушло и вновь его мы ждем.
  
  
   * * *
   Лесная поляна, ковыль и осока,
   В теплом тумане, в полынном чаду,
   Выжжена солнцем, поспела до срока,
   Она бесконечна - иду и иду.
  
   Барсучья изрытая давняя стежка
   Ведет и виляет на каждом шагу,
   Походка неровна, походка сторожка -
   Иду как по жизни, иду и бегу.
  
   Вдали зеленеет листвою дубрава,
   Пред нею мосточек и речка, ложок,
   Глазом моргнул и виденье пропало,
   И это наш разум - богат и жесток.
  
   * * *
   Легок на помине дождик проливной,
   Будто в целом мире тучка надо мной,
   Все висит, не хочет отпустить меня,
   Капли крупны, точит, радостно звеня.
  
   * * *
   Опять ненастье, опять дожди,
   Опять напасти, опять вожди.
   Зачем же разум мне богом дан?
   Иль так наказан я за обман?
   Что не хочу я сказать друзьям, -
   Не все же ваше, не все же вам.
   Да все без толку - вниманья нет,
   В стогу иголку ищу сто лет.
   Найду? Не знаю, но в этом суть -
   Одни летают, а ты забудь...
  
   * * *
   Письмо мое утром
   навеяно сном
   В нем только забота -
   оно ни о чем.
   Солнышко всходит,
   а что же еще,
   И мысль с утра бродит,
   и катит мячем.
   Далеко вы с братом
   живете от сейчас,
   Мы верим, не верим,
   что помните нас.
   Быть может наступит
   и в жизни у денек,
   Что всех соберет
   радость в наш уголок.
   Здесь будет покойно,
   здесь будет тепло,
   Окошко откроем,
   на волю одно,
   Пусть видят соседи,
   и видят друзья,
   Что мирно сидит
   здесь за чаем семья.
   Тогда незаметно
   я встану в углу,
   Достану гитару,
   и песню начну,
   О том как зимою,
   в мороз и метель,
   Мы мыслью одною,
   согреты теперь,
   А мысль, это просто,
   мы ждем детей к нам,
   Скорей приезжайте
   на радость, к цветам.
   Их вдоволь насадит
   для вас ваша мать,
   А я постараюсь
   цветы поливать,
   Чтоб встреча желанная
   была поскорей,
   Посей дорогая
   анюток теперь.
   Они зацветают
   ранней весной
   И радуют лето
   и осень, зимой
   Под снегом анютки
   в зимний мороз
   Как глазки прелестные,
   слезки от гроз.
   На этом кончаю
   письмо я писать,
   Смотрю, начинается,
   дождик опять.
   Скорее бы осень
   ненастьем ушло,
   И лето вернуло
   тепло и светло.
  
   * * *
   Поздняя осень,
   хлеба полоска
   Вдоль скошенной нивы
   клонится в бок.
   Дождик осенний -
   и небо жестоко,
   И колос тяжелый,
   набухший, намок.
   Лето взростило,
   а осень посеет,
   Остатки намокнут
   и в лето сгниют,
   Но это лишь, если
   мужик не успеет
   Собрать хлеб созревший -
   дожди не дадут.
   Молит он бога,
   у дождика просит,
   Чуть-чуть подождать,
   дать недельку ему.
   А тучки? Их ветер,
   что по небу носит,
   Сыплет холодным,
   нет хода теплу.
   В вечном долгу
   и к природе, к живому
   Течет несмолкающий
   жизни поток.
   Крестьянин не злится -
   привык он к такому,
   И знает, уверен,
   ждет счастья глоток.
  
   * * *
   Холодно, противно, дождик, даже можно
   Этот день осенний мерзким обозвать,
   Но взглянешь на березку
   и скажешь осторожно -
   Все же как прекрасна божья благодать.
  
  
   * * *
   Мечется березка, клонится до долу,
   Ветки длинны, тонки по песку метут.
   Листики под глянцем осень без разбору
   Оборвет, развеет, ветры разнесут.
  
   * * *Село небо на плечи,
   ниже сесть невозможно
   И в молочном тумане
   тает медленно звук,
   Тихо-тихо вокруг, а на сердце тревожно
   Осень, хмурая осень,
   осень - время разлук.
  
   * * *
   Так одиноко и мало надежды
   Чем-то заполнить текущие дни.
   Ходишь, работаешь - все как и прежде,
   Но нет в этой доле прежней любви.
  
   Мысль точит все время -
   осталось ведь малость,
   Кому это надо? Зачем этот дом?
   Но нужно заботу - замучает жалость,
   Последних дней жалость -
   Что будет потом?
  
   И ходим, и строим, и садим, и полем,
   Потом убираем, храним в кладовой.
   Детей наших ждем,
   их накормим, напоим,
   Проводим и снова вдвоем и вдвоем.
   * * *
   Вот летит по небу птица
   И гудит как самолет,
   Все летает, не садится -
   Уж такой у птицы лет.
  
   Мы же ползаем под небом,
   Головою вверх дерем,
   Гордость наша - своим бегом
   Птиц залетных достаем.
  
   И хоть знаем - это враки,
   Бегать - это не летать,
   Но признаться? Нет, собаки,
   Вам об этом не мечтать!
  
   * * *
   Жизнь прошла, ее чуть-чуть осталось,
   Чуть - дымок погасшего костра,
   Так, совсем потерянная малость...
   Чувств, желаний острота прошла.
  
   Ты прохладней день и ночь чем прежде,
   Не знобит и чувства не горят,
   Только слух все ловит, ловит нежней,
   И все чаще искорки летят.
  
   Ветер злее, искры быстро гаснут,
   И когда погаснет с ними жизнь,
   Не хотелось мне тогда напрасно
   Все сучить потерянную нить.
  
   Я уйду, когда костер погаснет,
   Значит все, друзья, я отгорел.
   Провожать меня? Пусть солнце яснит -
   Я ему так часто в жизни пел.
  
   * * *
   Мечется, мечется пламя,
   Капли летят на костер.
   Жили в разлуке, не знали
   Сладостный дружеский спор.
  
   Встреча желанная наша -
   Пламя и дым от костра.
   Споры и встречи - так чаша
   Наших желаний полна.
  
   Встреча коротка - стремишься
   Увидеть, почувствовать вновь.
   И невзначай удивишься -
   Где-то есть в сердце любовь.
  
   Ночь коротка и на утро
   Снова дорога, друзья,
   И побывал ты как-будто,
   Там, где вернуться нельзя.
  
  
   * * *
   "За рекой, в тени деревьев"
   В давней замершей стране
   Растрепали косы ведьмы
   В пляске дикой по стене.
  
   Я смотрел и удивлялся,
   Я туда пройти хотел,
   Но послушался, остался -
   Хоть их крик в душе сидел.
  
   Так живу, прожил немало,
   Иногда ищу я брод,
   Что за речку под увалом
   Меня может приведет.
  
   Там другая жизнь, не наша,
   Там горит, там не гниет.
   Встретит вновь меня Агаша
   И обнимет, уведет...
  
   Закружит меня хмельная
   Безалаберная Русь...
   И все больше временами
   Я туда, в нее стремлюсь.
  
   * * *
   День сегодня особый -
   день стихов и мечтаний,
   Кто-то шепчет попробуй
   остеречься страданий,
   Посмотри на простор,
   на небесную ниву -
   Это давний укор,
   укор всем торопливым.
   Как играют лучи
   в поднебесной юдоли,
   Хоть на миг улети,
   не мешай своей воле.
   Пусть хоть в мыслях сейчас
   от оков отряхнешься,
   Не боись и назад
   в свое время вернешься.
  
  
  
   * * *
   Селезень утречком зеркальце вынул,
   Уточки стали глядеться в него.
   Милый наш друже! Ты нас не покинул!
   Знай, что мы любим тебя одного.
  
   * * *
   Не море топит корабли, а ветры.
   Не полымя палит - палит искра.
   Запомнить надо истины заветны -
   Из малого рождается беда.
  
   * * *
   Без вины виноват -
   уж таким я родился.
   Бесу, черту не сват -
   сам себе я молился.
   И от этой молитвы
   жизнь в бореньях проходит,
   И мила мне она,
   и с ума меня сводит.
  
   Я спешу изо всех
   из последних силенок,
   Так охота понять жизни смысл -
   так он тонок.
   И ошибки летят
   как снежинки зимою -
   Ледяной листопад
   над моей головою.
  
   * * *
   Зимняя пороша, ласковый снежок,
   Звездочки кружатся мягкие как шелк.
   Белым, белым светом воздух напоен.
   И мороз на время затаил свой звон.
  
   * * *
   Бабочки, цветочки, летние деньки,
   В тихом уголочке стайкой васильки.
   Шмель с утра натужно по цветам гудя,
   Собирает ужин - сладкое любя.
  
   На листке улитка дырочку вертит,
   И вокруг рогами смотрит, шевелит.
   Птичка коноплянка на тонком стебельке
   Собирает что-то вкусное в руке.
  
   Денек длинный, длинный -
   вечер, устают,
   И зато умилен в сем ночной уют.
   Ночью месяц выйдет, рогом поведет:
   Спите, завтра скоро - всех вас позовет.
  
   * * *
   Множится, множится глупость -
   Пена висит бахромой,
   Рядом вселенская тупость
   Сеть тянут с тиной гнилой.
  
   Мелкие, мелкие чеки,
   Запах мешает вздохнуть,
   Вновь замелькали успехи,
   Не успеваешь моргнуть.
  
   Встречи, не встречи - коряга,
   Булькает жижа грехов.
   Там и злодейство - отвага,
   Вор там щуняет волков.
  
   Волки, известное дело,
   Как наедятся - так спят.
   Знать к ним подходы, умело
   И не дрожать - уважать.
  
   Так в уваженье по кругу
   Крутится омута глубь.
   Когти и зубы, повсюду
   Смерть растерзавшая грудь.
  
   * * *
   Легкое воздушное созданье,
   Вспорхнувшее по милости богов -
   Давнишние надежды ожидания
   Над ворохом прощений и грехов.
  
   Тебя мне не обидеть не удастся -
   Ведь даже пыль не смеет там сидеть,
   Где думала ты ножкой опираться,
   Или очами просто так глядеть.
  
   Какое совершенство! Не забудешь!
   Искусно одарила вас судьба.
   Забытых чувств
   ты волшебство разбудишь,
   И силы вновь прихлынут как тогда,
  
   Когда я сам до утренней до зорьки
   Искал средь звездной пыли свой алмаз.
   Увы, где он? Ведь ягоды так горьки,
   Я их боюсь отведать еще раз.
  
   Прости, прощай цветочек бархатистый,
   Лети туда, где вьются мотыльки.
   И там одна среди красот пречистых,
   Среди цветов на радость нам цвети.
  
   * * *
   Морской причал, у свай скороговоркой,
   Нежно шлепая губами, стаи волн
   Рассказывают - да и все без толку -
   Их заглушает солнца жаркий звон.
  
   В белом и прозрачном ходят пары,
   Под зонтиком, чтоб нос не обгорел.
   Плотный воздух полуденного жара
   Толкает в грудь разгоряченных тел.
  
   Крики чаек и соленый ветер
   Зовет куда-то. Струйкою душа
   Стремится так, что ни за что на свете
   Не услыхать, когда вы чуть дыша
  
   Шепнете:
   - Милый здравствуй!
   Как можешь ты не замечать меня?
   Я здесь, я вот - бери меня и властвуй,
   Не думай ничего - все думы зря!
  
   Но он не слышит, думает о море,
   О волнах и на сколько баллов шторм -
   Время быстро и разлука вскоре
   Их разведет... Останется лишь сон.
  
   Где будет море, чайки, жаркий ветер,
   Нагонная шутливая волна,
   И, лишь однажды в теплый летний вечер
   Он ощутит ее - она одна...
  
   Но сердца стук заглушит шум деревьев -
   Знакомое привычное житье.
   И он согласен и почти не верит,
   Что в жизни нечто - не всегда ничто.
  
   * * *
   Я певец нескладной моей жизни,
   Я пою - слова летят вразброд.
   Может быть занятие полезней
   Мне найти, и скрыться от забот.
  
   Что с того, что малое пространство
   Мы не можем лаской упредить,
   И не видим волшебства убранства,
   Что господь не устает дарить.
  
   Геростраты кружат по планете,
   Их запомнить трудно. И зачем?
   Каждый день дает нам меньше света,
   Каждый год - мрачней и холодней.
  
   И слова гниют в листве опавшей,
   Что не в силах выдержать тот вред,
   Когда мы все здесь на день отставший
   Впопыхах готовим стаи бед.
  
   Разум слаб, чтоб обуздать ретивых,
   Не знающих ни меры, ни любви.
   И меньше все средь нас
   простых счастливых,
   Все больше зла, несчастия одни.
  
   А есть ли срок, предел для остановки,
   Чтоб снова люди сделались людьми.
   И чтобы вновь их рассужденья тонки
   Вели к свободе, счастию, любви.
  
   * * *
   Медный крестик на гайтане
   Жирной шеей окружен -
   Он один в бандитском стане
   На мученья обречен.
  
   Смотрит крестик казни, пытки,
   Трудно выдержать ему,
   И охота как улитке
   Спрятать голову в суму.
  
   Но увы, се недоступно...
   Брызжет кровью - казнь идет.
   Здесь же рядом и попутно
   Пьют и пляшут - жизнь цветет.
  
   Плохо это? Но почто же,
   Если ты свободен, цел,
   А поймают и потуже
   Захлестнут, чтоб не сопел.
  
   Потому - гуляй рванина
   И лови свою судьбу,
   Ведь она одна повинна
   За разбой и за гульбу.
  
   * * *
   Вышел месяц из тумана -
   счастье казаку,
   На лошадке вдоль лимана
   растрясать тоску.
   Может встретит казачина
   на своем пути
   Воз добра и армянина -
   мимо не пройти.
   И останутся в болоте
   кости ахмака -
   Нет пути в степи великой
   мимо казака.
  
   * * *
   Морщит море бес голодный,
   Стонет, плачет с голоду.
   Гонит на земь дождь холодный,
   Злой и лютый с молоду.
  
   Нет для беса яра солнца,
   Только темь и пустота,
   Узкий глаз как у японца,
   Как у жабы красота.
  
   Вот такой нескладный малый,
   Кроме злобы ничего
   Не дала ему для справы
   Жизнь и доля - все его.
  
   * * *
   Осенью охота летнего тепла,
   А зимой охота, чтоб скорей прошла.
   Тянется тихонько, не спешит она,
   Не слыхать и лето, чтобы нас звала.
   Сыпет, сыпет снегом - засыпает свет.
   Холод, темь на улице - смерти силуэт.
   И совсем не верится, что зима пройдет,
   Снегом перемелится, потоками сойдет.
  
   * * *
   Сегодня в луже на скамейке
   Я обнаружил тоненький ледок.
   Как стеклышко прозрачный, тонкий
   Морозом глянул - как он недалек.
  
   Спокойным глазом мертвенного блеска
   Зима лежала на полянке средь цветов.
   Жестоко, больно и чрезмерно резко
   Смерть надвигалась на ристалище богов.
  
   * * *
   Заботливая песенная сказость,
   Затейливый узор из легких слов -
   Для сердца нашего приветливая радость,
   И для ума есть пища от богов.
  
   Журчат слова, бегут по речке песней.
   Деревья вдоль реки стоят, поют,
   И хмурый день и солнце станут весней,
   И на снегу ромашки расцветут.
  
   Мелодия родимой русской речи
   Заботливо оберегает нас
   От европейского зазнайства и от спеси,
   От дикости восточной, розни рас.
  
   Мы миримся со всеми, и мы знаем,
   Что наша кровь сильнее всех кровей -
   Во внуках мы уже не опознаем
   Ту бабушку нерусскую, поверь.
  
   Мы из лесов, из рек, из моха,
   За тыщи лет везде от нас ростки.
   Не даром бабушка-яга старуха
   Сидит в избе не дышит от тоски.
  
   Куда ни глянь, повсюду Русью пахнет,
   Везде кресты и холмики могил.
   Забыл нас мир, но русский снова жахнет,
   Да так, чтоб вздрогнул каждый,
   кто забыл.
  
   * * *
   Мутное окошко, со слезой рассвет,
   Ищет выход кошка, я ищу ответ.
   Где я в своей жизни сделал поворот?
   Где отстал? Разумней мне узнать бы лот,
   Тот, что предназначен только для меня -
   Горько утро плачет, как судьба моя...
  
   * * *
   Миновала осень золотая,
   Не спросясь, холодная зима,
   Сделав шаг, хвостом все заметая,
   Пробудила холод ото сна.
  
   Звонко щелкают от холода березки,
   Наклонясь, ветелка замерла,
   Зеленеют на опушке елки,
   Знать зима их мимо обошла.
  
   Месяц в небе инеем покрылся,
   Покраснел, нахохлился, косит,
   А к утру совсем из виду скрылся,
   Только след средь звезд его дрожит.
  
   Синий мир для жизни лишь с сомненьем,
   Без теплых красок, строгость, тишина.
   Но утром свиристели с удивленьем
   За домом обнаружили - одна
  
   Рябина рдела ягодой багряной.
   На быстрый пир слетелась вся родня.
   И, кажется, что этой схватки рьяной
   Рябина бедная с надеждою ждала.
  
   Сей пир в пустыне сделал свое дело,
   Заметней стали по над крышами дымки,
   Дети вышли и на морозе смело
   Игру затеяли в снежки.
  
   Солнце встало, вроде согревает,
   Оттаял иней на веточках берез.
   И снег на горке превратился в синий,
   В ультрамариновый -
   загадочный до слез.
  
   Исчезли тени, свет вокруг струится,
   Запахло хлебом и топленым молоком,
   Но жалко только, ведь все это снится -
   Жизнь прошедшая не здесь, там, далеко.
  
   * * *
   Метет метель по улице,
   Бросает горстью снег,
   Морозом небо хмурится,
   Жизнь ускоряет бег.
  
   Зимой по этой улице
   В морозный ясный день
   Гуляют девки, жмурятся,
   Садятся на плетень.
  
   Любовь морозом спорится,
   И верностью дарит,
   Ничто от глаз не скроется,
   Измены не таит.
  
   Зимою чувства ясные
   Звенят как ручейки -
   Вот почему опасная
   Влюбленность без тоски.
  
   Придет любовь со смехом
   И весело пройдет.
   Похвалится успехом,
   Прощаясь, подмигнет.
  
   Метет метель-метелица,
   Чей заметает след?
   Не хочется, но верится.
   Вопросы? Где ответ?
  
  
  
   * * *
   Чуть бомб и пулечек осталось,
   Немного больше чем у тех,
   Кого всегда заботит вялость
   И через это - радость, смех.
  
   Звенит броня как колокольчик,
   Мы стрельнем, коли не сорвет.
   В жерлах гнезда, да и летчик
   В реке на лодочке плывет.
  
   А стрельнуть надо - раз охота,
   И цель большая, с зелена.
   Пылит табун или пехота,
   Иль это катится война?
  
   А! Разбираться надоело,
   Скорее все измолотить,
   Отчеты написать умело
   И трусость в смелость превратить!
  
   * * *
   Бескрайние, бесплодные равнины,
   Вершины гор и бархат полонин,
   Лета миг и зимние картины -
   Мотив тоски звучит весь год один.
   Мы так немного в этой жизни можем:
   Поспать, поесть, что богом нам дано,
   И мыслями напрасно мы тревожим
   Себя, что в ощущениях давно
   Не просто люди, а цари природы,
   Под нашей дланью ежится земля,
   Бегут часы, минуты, с ними годы
   И гонор наш он только зря
   Нам рассуждения приносит
   И злобу сеет меж людей,
   Дурная власть кинжалы точит,
   И убивает - так верней.
   Смери гордыню, человече!
   Ведь ты не царь, а смерть несешь,
   Прими свой образ и навеки
   Покой и счастье обретешь!
  
  
  
  
   * * *
   Мудрость, смелость, гордость -
   это естество?
   Или лишь случайность,
   редкость, существо.
   Сущее приходит, обликом
   манит.
   Как пришло - уходит
   бесследно, не застит.
   Что же остается?
   Только естество?
   Где дрожит под шубой
   тела вещество,
   Да душа готовая
   прыгнуть до небес?
   Не пугай намеренно
   нас несчастных бес.
   И тогда ни мудрость,
   ни смелость не нужны -
   Поживем спокойно,
   годы так нежны.
  
  
   * * *
   Как люблю я это время -
   середину сентября
   Все живое в тепле млеет,
   пышет осень как заря.
   Хоть коротко бабье лето
   и конец его видать,
   Но зимою вспомним этот
   знак природы - благодать.
   Так прекрасна и невинна
   у природы с летом связь,
   И сказать охота длинно,
   - Ты зима сюда не влазь!
   Так уж бедно ты одета
   и бледна как полотно.
   Иль болезнию задета,
   или злостью - все одно...
   Долго очень гнев твой терпим:
   и метешь, и сеешь зло,
   А запомним - денек светлый,
   лета бабьего тепло.
  
  
  
   * * *
   Праздник Богоявления,
   мордовское село,
   Не пройти, протиснуться,
   скачут все в одно...
   Кони запряженные,
   улица узка -
   Не видать шайтану
   мордовского возка.
  
   * * *
   Смолоду прореха -
   к старости дыра,
   Поросенок хрюкает -
   глядь вопит свинья...
   Но опять же мерин
   старый в борозде
   Не наступит мимо
   старость вся в узде.
   Либо будешь мудрым,
   иль еще дурней -
   Как в судьбе назначено,
   богу-то видней.
  
   * * *
   Вспоминаю часто я родимый дом,
   Под горой высокой, во саду густом.
   По за саду речка по песку бежит,
   Ветерочек шалый ветки шевелит.
   За рекой у мостика в лужах ребетня
   Наловили мелочи и ревут ревмя.
   Подрались, наверное, мне их не слыхать,
   Только стук по сердцу...
   Скоро ли видать?
  
   * * *
   Экзекутор любит свое дело,
   Его призванье - казни, слезы, кровь.
   Он не бандит и действует умело -
   За ним законная зевачная любовь.
  
   И он велик в простом своем величии,
   Одет как все и даже лысоват,
   Но вот одно, всего одно отличие -
   Своему злу несказанно он рад.
  
   И радость эта жжет его и хлещет,
   И постепенно застилает взор,
   Ничто не радует его, ничто не блещет,
   Лишь тьма могильная. Укор
  
   Оттуда из бездонной преисподней,
   Что не старается - так мало погубил.
   И утверждение, что нет людей негодней,
   Чем те, что он живыми отпустил.
  
   Такой рефрен сведет с ума любого,
   Его любить нельзя - надо лечить,
   Но где найти нам лекаря такого,
   Чтоб мог сказать, не просто - убедить.
  
   Плетется мир вслед за хромой кобылой,
   Худой крестец маячит впереди,
   Путь круговой, помойками, унылый,
   И, жаль, коль встретит жизнь покойную в пути...
  
   * * *
   Носит ветер тучи с синя моря,
   Дерет нещадно зеркало воды,
   Брызжут слезы дождиком от горя,
   Волны плачут - головы седы.
  
   Легок ветер - сам он выбирает,
   Где укусить и не дает вздремнуть.
   Он высший суд и он один лишь знает,
   Что в беспокойстве поселилась суть
  
   Величия и радости живущих,
   Что замереть для них, что умереть.
   И воет ветер, треплет кроны пущи -
   Ему дано все это с нами сметь.
  
   * * *
   С годами чувства мои стали глуше,
   Уж не блеснет в них счастья огонек.
   Ничто покой души мне не нарушит -
   Я отстрадал и мыслями далек.
  
   Зовущих зорь прошло во мне сиянье,
   Давно течет неспешно в жилах кровь.
   Бушуют бури где-то, их страданье
   Проносит мимо дней и мимо снов.
  
  
  
   * * *
   Осеннее золото - лета старание,
   Сквозь черные тучи блеснет бирюзой,
   Картины костров - торжество умирания,
   Небо прощает и дарит покой.
  
   Долго не верилось, что все уже в прошлом,
   И жаркое солнце и ветер с грозой.
   Прошло наше лето - пора заполошная,
   И вот уже зимний начался разбой.
  
   * * *
   Мигает сквозь небесные пространства
   Неутомимая с голубизной звезда.
   Как зов оттуда, от вселенского убранства,
   Как миг надежды превращенный в навсегда.
  
   * * *
   Время тикает так мерно, неустанно,
   Пробежит, чуть отставая, наша жизнь.
   Нет надежды чуть замедлить и не странно,
   Что нам смиренье и покорность удались.
  
   * * *
   Встает тревоги зарево клочками,
   Колышет пламя ветер перемен.
   И черный демон с острыми зрачками
   Несет спасенье ожидавшим плен.
  
   То демон смерти - от всего спаситель.
   Земное прочь! А что там впереди?
   Пропасть вниз, и демон -
   только зритель,
   Он чуть поможет в трудном том пути.
  
   * * *
   Вешние воды нахлынут и смоют
   Все, что разбито, забыто зимой.
   Зелень на павшей листве
   грусть не скроет,
   И позовет душу нашу: Не стой!
  
   Все позади и теперь уж, наверное,
   Слабость поддержит нас сильной рукой,
   Молча летит где-то в мире надежда,
   И как ледышка натает покой.
  
   Он растечется немного уставший,
   Ждал очень долго, всю зиму, любви,
   Ждали и листья под снегом опавшие,
   Но не дождались они, не смогли...
  
   Слабые сильных порой побеждают,
   В этой извечной схватке с быльем.
   Пусть не случилось, но слабые знают -
   Смерть и тревога уходят, дождем.
  
   * * *
   Местность незнакомая
   на горе овраг
   Ходит стадо, новая
   коровенка в лад
   Замычала бедная
   пороз подтянул -
   Будто солнца вешнего
   лучик заглянул.
  
   * * *
   Верить людям - будешь простофилей,
   А не верить - будешь дураком.
   Смотри на мир и открывай пошире
   Глаза и уши делай топорком.
  
   * * *
   Пиковой масти в моей жизни много,
   На черви бубны падают листвой,
   И все лежит, бежит поверх дорога
   В казенный дом, усталый, под крестом.
   Там ненадолго принял я оковы,
   Бесцветно время потянули короли,
   И встал рассветом яркий туз бубновый -
   Вот что успели карты, что смогли.
  
   * * *
   Моросит косой дождик
   В косой ветер одетый,
   Осень - смелый художник,
   Холсты солнца и света.
  
   * * *
   Маски невозможно отделить от сути
   Разум осторожный шариком из ртути
   Катится и ищет в мире пониманья
   Резво, отстраненно, как бы без вниманья.
  
   * * *
   Мрачные мысли никак не покинут
   Вконец растревожили душу мою,
   Плащ демонический небом раскинут,
   Острые когти подобны огню.
  
   Осень притихла, ей стыдно, краснеет -
   Не просто губить в беззащитности рай.
   Тихонько ночами, от злости робея,
   Зима назначает ей подлости пай.
  
   И вот они вместе, злодейство стыдливо
   Свершая, и тут же присутствуют в нас.
   С улыбкой приходим, о как это мило,
   Пройдем не заметим несчастье из глаз.
  
   * * *
   Мелькает маятник в окошке под часами,
   Бессмысленно снует туда-сюда.
   И бег его неостановим годами -
   Как капает из ручейка вода.
  
   А стрелки, что в поход он приглашает,
   Надменны, не хотят и слышать, чтоб
   Кто-то там под их же и ногами
   Взывал бы к ним, и чтобы был он брат...
  
   Молчат смеются, но из любопытства
   Склоняют голову, его чтоб рассмотреть,
   А маятник доволен, он единства
   Хотел со стрелками
   и чтоб теперь и впредь
  
   Надменность с любопытством
   друг без друга
   Не видели судьбу свою найти
   Наш маятник - надежда и услуга
   Летит в своем бессмысленном пути.
  
   * * *
   Выпал первый снежок
   он поздней чем обычно
   Посетил наш забытый
   дальний русский аул.
   В это время зима
   а для нас, то привычно
   Начинает с утра
   мерзлый пьяный разгул,
   мерзлый пьяный разгул.
  
   Необычная осень -
   знак плохой иль хороший.
   Нам об этом, друзья,
   не дано раньше знать.
   Если надо судьбе
   наше счастье порушить,
   То спасибочко ей,
   не болтлива, как знать,
   не болтлива, как знать...
  
   * * *
   В начале жизни - встречи и знакомства,
   В конце - прощанья и заботы чередой.
   Родится весел, но беспокойства,
   толпа все гуще и вот уже седой
   Едва плетется - не лукавит,
   Шагает кое-как, то упадет
   Стал незаметным он, никто его не знает,
   Так спотыкаяся по жизни он идет.
   И хочется поспеть ему повсюду,
   Все что отходит снова возвернуть.
   Душа его подвластна его суду
   И не дает она ему вздохнуть.
  
   * * *
   В лесу звуки вянут быстро,
   Глохнет звонкая свирель.
   Дикий облик, бес со свистом
   Вьют от злобы повитель.
  
   И за ней за повителью
   Незаметно для людей
   Вырастают преступленья
   И дела забытых дней.
  
   То из лесу выйдет леший,
   То варнак тревожит всех.
   Шел бы леший в гости к бесу!
   Но в ответ мы слышим смех.
  
   Бес в лесу - он так, повеса,
   Много хуже его есть,
   Но варнак живет для беса
   И у беса лешня честь.
  
   Как заметно на престоле -
   Локти врозь, лицо на стол,
   Дикий глаз и злоба в споре -
   Вот к чему ты бес пришел.
  
   * * *
   Морская зыбь -
   бессмысленность волнений,
   Ветра нет, но бьет по дну волна.
   Как эхо давних встреч и рассуждений,
   Кто прав на этот раз? Она?
   Быть может он? -
   Не в том природа спора.
   Спора смысл не в нем - в его конце.
   Иль будет он причиной для раздора,
   Иль крепче свяжет вас в одном венце.
   Волненья стихнут и волна уймется,
   Лишь только если спор принес добро.
   Иначе зыбь враз штормом обернется
   И мертвым станет прошлое тепло.
   Споры - важный инструмент согласья,
   Спор не сдержишь - он живет не в нас,
   Но уважительное в спорящих участие
   В делах друг друга в этот важный час.
   И их терпение понять слова другого
   И такт, чтоб высказать мнение свое
   Позволит им достигнуть дорогого
   Общего согласия вдвоем.
  
   * * *
   Машет крыльями петух
   И кричит от радости,
   От того, что не потух
   Красный гребень к старости!
  
  
   * * *
   Уже прощаются осенние денёчки,
   С утра светлые, а к ночи - темнота.
   Летят, торопятся последние листочки -
   Простор прозрачный. Покидает красота
   Деньков нежарких,
   чуть пылающих в прохладе,
   Шуршащих ветром, высохшей листвой,
   Нет спешки, все уж сделано и ради
   Встречи скорой с запаздавшей чуть зимой.
  
   * * *
   Муза, посетившая меня
   В минуты скорби и разочарований,
   Несешь мне радость, грустью одаря,
   И торжеством души высоких званий.
  
   Я вновь живу и всё мне дорогое:
   И ум, и сердце, чувства и слова.
   Все это есть, и тайны не открою,
   Так хорошо, что закружилась голова.
  
   * * *
   Сложен мир и как мы его видим
   Лишь черточка,
   лишь штрих в его портрет.
   Меняя что-то без сомнений мир обидим,
   Не зная сути мироздания. Этот бред
   Неясные видения в котором
   Тревожат нас, поют на голоса.
   И если мы подтягиваем хором,
   То мимо смерти видим чудеса.
   И так с улыбкой мы идем
   на край могилы
   И там приходит мысль наверняка,
   Что в смерти этой ведь и мы повинны...
   Прозренье запаздавшее слегка...
  
  
  
   * * *
   Надежна жизнь восточной тирании
   Тираны чередой меняются.
   Один дожив до смерти, без причины,
   Другие на престоле каются.
  
   Богатство все поделено давно.
   Ряды имущих и толпа зевак
   Живут в согласии, в заботе - все одно
   Жизнь не меняется нисколько и никак.
  
   Если твой отец сейчас сапожник,
   А вор законный у того отец,
   То будешь вечно ты у обуви заложник,
   А тот законным будет - вор исчез.
  
   Ну, а зеваки, что ж должны резвиться,
   Друг дружке глотки рвать -
   без них закон.
   На этом век тиранов длится, длится
   Как будто создан для тиранов он.
  
   * * *
   Мутные воды, далекие дни,
   Тайные страсти прошедшей неволи,
   Я не склонил перед ними главы,
   И не пошел на попят от той доли.
  
   Что-то маячит до сих предо мной,
   Всполохи желтые в черной оправе,
   В бурю смешалося солнце с землей,
   Небо погасло от этой забавы.
  
   Ночь постепенно становится днем,
   Тают таинство и призрак расправы,
   Тихо, спокойно с рассветом уснем
   Всеми покинуты - как они правы...
  
   * * *
   Тернистый путь оседланной удачи
   Ведет так долго и неведомо куда,
   Призывно и таинственно маячит
   Средь черных туч заветная звезда.
  
   Вот только, кажется на горочку подняться,
   А там с высот откроется простор,
   И выбор и возможности остаться...
   Увы, все это как обычно вздор.
  
   За горочкой встает гора большая,
   Двуглавая, с ледовой бахромой,
   И путь туда невиден, и не зная,
   Шагаешь и не думаешь - Постой!
  
   Зачем идешь? Иль это все судьбина?
   А ты невольник в кандалах, в ярме.
   Иль гонит неизвестная дубина,
   А ты уходишь, убегаешь в полутьме.
  
   Ответ непрост - непросто все живое.
   Что движет нами - то ведет на суд.
   И только он завесу приоткроет,
   И только там награды раздадут.
  
   * * *
   Усталое в тревоге ожиданье
   Смежает веки, гонит ночью сон,
   И монотонное его повествование
   Без искры, зажигающей огонь.
  
   Все тянется без срока, не дождешься
   Хоть перерыва в этой череде,
   Ждешь и беспокоишься - утрешься,
   Никак не помешать в пути беде.
  
   * * *
   Муза - невеселая подруга
   Трепещет надо мной твой скорбный вид.
   Иль ты мне - лишь божества услуга,
   Иль твой огонь давно во мне горит.
  
   Так странно ты всегда ко мне приходишь
   Как неожиданно сверзаешься с небес.
   Иль ты в моем сознанье,
   в дебрях бродишь,
   А эти дебри густы - темный лес.
  
   Тогда понять могу твои порывы,
   И торопливость мысли, дождик слов.
   Прости меня за те мои призывы,
   За то, что я все записать не смог.
  
   Я писарчук - и в том моя удача,
   Что темный гений в мире поводырь.
   Прошу простить, я только обозначил,
   То чудо тайны - чувственный псалтырь.
  
  
   * * *
   Живет в болоте на веселом островочке
   Добрый старичек - болотный бог.
   Давно один, вокруг с осокой кочки,
   Охота к людям, если б только мог...
  
   Зима и лето над землей несутся,
   Меняет осень зелень на огонь,
   Живет давно и годы не вернутся,
   Прошедшей жизни в голове трезвон.
  
   С улыбкой доброй на лице застывшей
   Он провожает и встречает день,
   Следит за тем, чтоб ненароком мыши,
   Став людьми, затеяли качель.
  
   От той качели мир перевернется,
   Найдется дно и крышка пропадет.
   Это было, будет, вновь займется,
   Лишь только он старик навек заснет.
  
   * * *
   Ускорит время бег свой неумеренно,
   Блеснув, погаснут звезды и тогда
   Мир замрет в молчании, растерянно,
   И не на миг замрет, а навсегда...
  
   * * *
   Познание, к которому стремишься,
   Свершась, лишь обедняет прежний мир.
   Уже всё знаешь, и не тщишься,
   И нее ждешь от знамого кумир.
  
   * * *
   Думы о прошлом, заботы, томления,
   Дела чередою приносят нам грусть.
   Время проходит, лишь копит сомнения -
   Былое далеко, его не вернуть.
   Оно чуть заметно, за сеткой, в пороше,
   Нечасто ночами приходит во снах,
   Чуть с зелена, будто мир замороженный,
   Что затерялся в дремучих лесах.
   Страшно и горько, скорее проснешься,
   И смотришь вокруг,
   хоть и ночь, и темно.
   А видано? Что ж,
   ты над ним усмехнешься,
   Прости забытое, ты в прошлом, давно.
  
   * * *
   Дорожка крепостная вдоль обруба
   Причудливою петелькой бежит
   Вокруг горы, вокруг остатков сруба,
   Внутри которого, тень вечности лежит...
   А в той тени, прислушайся прохожий,
   Услышишь голоса прошедших лет,
   Стрельцов Борискиных,
   казачьи разговоры...
   Нет, нет - блеснет
   старинный русский свет.
   Пролито кровушки от века и немало,
   А как наладилось здесь мирное житье,
   Взывала к рыцарям Россия, воевала,
   Звала пугнуть, прогнать опять зверье.
   И с этих пор по всей Руси Великой,
   В Европе горделивой и в степи
   Лежат, белеют косточки и лики,
   Томцов природных, плавают в ночи.
  
   * * *
   Прощенья не просим,
   не каемся даже.
   Что, нет виноватых?
   В ответе судьба?
   Как слезные росы
   в залитом пожаре
   На счастье в проклятьях
   забыть навсегда?
   И ноги в волосьях,
   синь галифастая,
   Навек заменили
   нам долю и свет.
   Молчим одиноко,
   не вызвать напасти б,
   Вдруг правда губастая,
   дрожащих тех лет,
   Вспухнет в сознании,
   ведьма рукастая,
   И не увидим наш
   бледный рассвет.
   А флаги на башнях
   поднять их недолго,
   Краска в России
   для флагов одна,
   Хоть жизнь коротка
   в России, неброска,
   А кровь кумачевая
   всюду видна.
   Нет пяди земли
   без страданья людского,
   Коль свечи зажечь -
   все займется огнем.
   Простить палачам,
   то для русских не ново,
   Безвинных в России искать -
   не найдем.
  
   * * *
   С мылом помыта, проснулась Европа,
   На тренажерах сгоняет жирок.
   Зорко взирает восточное око,
   Зло прикрывает березки листок.
   Моешься с мылом, живешь чисто,
   с блеском,
   И в прошлое взгляд не скользнет у тебя.
   Забыла Россию, паркеты под воском
   Все натираешь, жалеешь себя.
   Все рассуждаешь о месте России,
   В Европе она, если плохо тебе,
   А чаще ее на Восток уносили
   Твои мудрецы. Мы покорны судьбе
   Однако, обидно, Европа, ты наша
   Немало костей Руси славных сынов
   Приняты землею. Она еще краше
   Цветет, расцветает от этих даров.
   Мертвые сраму, наверное, не имут,
   Не могут они подсказать вам живым.
   Вот, если они свои руки поднимут
   Поймете тогда где, на ком все стоим...
  
   * * *
   Осеннее ненастье -
   тепло сгоняет снег,
   Весною - это счастье,
   а нынче не без бед.
   Скользкая дорожка
   трудно устоять,
   Хмурое окошко,
   как бы переждать
   Нам тепло нежданное,
   проводить его.
   Слякоть окаянная -
   холодно, темно.
   С крыши льется кашица,
   на земле каток,
   Мало не покажется
   гололед жесток.
   Осень - осторожные
   скользкие шаги,
   Ноги - не сторонники,
   ноги - нам враги.
   Как-то незаметно
   к небу подлетят,
   Ляжешь и тихонько
   мысли шелестят.
   Все ли цело -
   рухнуло будто бы бревно -
   Сам себе пошутишь,
   а в глазах темно.
  
   * * *
   Благодарность трудно
   вымолвить порой,
   Благодарность можно
   вымолить, поной.
   Мол, такой хороший,
   много вам помог...
   Ждут, когда закончишь
   этот монолог.
   Говорят спасибо,
   а в глазах мольба,
   Уходил бы. Мило,
   нажили врага.
   Так благим желанием
   раздувают злость,
   Так до основания
   рассыпают горсть
   Зернышек янтарных -
   общее добро,
   Так неблагодарных
   расцветает зло.
   И бредут по жизни
   далее враги
   Нелегко, обидно,
   жаль, не сберегли.
  
   * * *
   Торопишься, стараешься, но тщетно,
   Не углядишь природы торжества,
   Ее великолепие известно,
   Заботливая жертвенность щедра.
   Светла и целомудренна, прелестна,
   Не повторить ее, но можно лишь со зла
   Ее творение "подправить" неуместно,
   Своей диковинною грубостью. Она
   Все стерпит и, понятно, не осудит,
   Ведь ты ее хоть и беспутный сын,
   И дальше также для тебя вновь будет
   Служить, стараться - ты у ней один.
  
   * * *
   Облака как перышки,
   к ночи улетят,
   На вечерней зорюшке
   зимний звездопад.
   Плачет, нити желтые,
   свесив до снегов,
   Месяц. Кривой тросточкой
   ищет берегов
   У реки небесной
   среди стрежи звезд.
   Не хватает тесной
   всем дорожки слез.
   Как красиво счастье,
   дорого добро,
   Трогательно гаснет
   горе - серебро.
   И до утра самого
   от несчастных звезд
   Холодом приносит
   громыханье гроз.
   Эти вздохи звездные
   издали слышны,
   Лишь страданья звездные
   нам здесь не видны.
  
   * * *
   Усталость мучает и свет застит недаром
   Мои старания и жизни суета
   Залили жар души и вместе с жаром
   Куда-то вдруг исчезла красота
   Идей и мыслей, посещавших разум.
   Совсем не тем я занял бы себя
   И видно этим верно я наказан,
   Что мои мысли - не мои друзья.
   Что было дорого, то кажется чужое,
   А легкомысленность теперь мне дорога.
   Спешу успеть и новый мир я строю
   И в этот мир не запущу врага.
   Бессмысленность желаний и усилий
   Не видим мы, идя как все, толпой.
   Дары берем, что всех нас обносили,
   И так живя, чужую жизнь живем.
  
   * * *
   Веточка хрустальных колокольцев
   Скромная прелестница, зимой
   Тянется к теплу от хлада солнца,
   Просится принять - пришла домой.
  
   * * *
   Сижу у печки, горят дрова,
   Жизнь бестолкова, течет едва.
   Рассвет так нехотя уводит тьму,
   Пора проснуться мне, но не пойму
   Иль это снится все, иль это явь,
   Прости нас, боже, на путь наставь,
   Совсем запуталась моя судьба,
   Уж не подруга мне -давно раба.
   Уж не она дает наказ как жить,
   А это жизнь сама дрожа бежит.
   Тепло уютное - печной раек,
   А сердце мутное и невдомек,
   За что беспутному такой урок.
  
   * * *
   В мечтах и мыслях высоко летаешь -
   Соизмеряй с грехами свой полет.
   Твоя душа средь звезд себя считает,
   А зад тяжел - подпрыгнуть не дает.
  
   Кружат, смеются над тобою звезды,
   Ущербный месяц весело глядит,
   Притихли, ждут чего-то даже грозы,
   И гром небесный удивлен, молчит.
  
   Неужто ты не видишь, сын ничтожный,
   Чтоб среди звезд летать и быть своим,
   Одним твоим желаньем невозможно
   Познать их мудрость, что века храним.
  
   И плещем не на всех, а лишь с разбором, Ее нельзя всем поровну раздать.
   Равняться можно, в этом нету спора,
   Но важно ровню по себе сыскать.
  
   * * *
   Опять победа - ликуй страна,
   Нам мало недо, давай рожна.
   Горы трупов, не есть - не счесть,
   Как это глупо, преступно есть.
   Опять герои, опять средь нас,
   Мира устои качнулись враз.
   Кто остановит кичливый бег?
   Кто это? Боже? Иль человек?
   Народ зашелся в браваде злой,
   Спаси нас, боже, умом укрой.
  
   * * *
   Мерцает разум,
   хоралий вой,
   Ты, если разный,
   в сторонке стой,
   Не отдаляйся
   вдаль от стены,
   А то сливайся
   и будь как мы.
   Повоем вместе
   потом споем,
   Дадим честь мести
   себя побьем.
   Потом помянем
   и выпьем чуть
   За всех, за Родину,
   за эту муть,
   Что принакрыла нам
   наш ясный ум,
   Что удалила нас
   от страшных дум.
   Ждем промелькнет когда
   мечты крыло,
   Нагонит солнышко
   сюда тепло,
   А мы тихонько... Кто?
   Все будем ждать,
   И рот заботливо
   встречь разевать.
  
   * * *
   Не разрешить нам века ожиданья,
   Они роятся, их не сосчитать.
   Одни, как прежде, ищут оправданья,
   А те не прочь все нынче обвинять.
  
   * * *
   Морской прибой? В степи?
   Он только снится.
   Ковыль штормит и жаром обдает.
   Летний день начался, будет длиться,
   И солнце виснет в небе и встает
   Над степью неумолчное веселье
   Всего живого, счастья, торжества,
   И всем есть место и в этом
   представленье
   Так много страсти, красного словца.
  
   * * *
   Вот и вечер пришел
   Незаметно как демон
   И опять я лишен
   Солнца яркого, немо
   Звезды с неба глядят,
   Месяц в прятки играет,
   И опять звездопад,
   Ночь опять, я не знаю,
   Что начать поутру,
   Каким мыслям не сбыться,
   Лучше память сотру
   Так скромней и не тщится.
  
  
   * * *
   Вечер сумерки натянет,
   Дождик будет моросить,
   Соберет грозу и грянет
   Громом, молнией грозить.
   И почувствуешь так ясно,
   Что и вовсе ты не царь,
   Что природы гнев напрасный
   Не удержишь. Вот, и знай.
  
   * * *
   Моргает свет окошек за метелью,
   Снег липкий, невозможно глаз открыть,
   Иду давно, не знаю, и успею ли
   К утру с родимой мамой вместе быть.
  
   Она не спит сейчас, иду что, знает.
   Пусть наша встреча будет коротка,
   Пусть грусть сердечная немножко
   пусть потает,
   И жизнь повеселеет хоть слегка.
  
   * * *
   Мутное небо в бесснежной Сибири
   Солнце скользит в неприютной пыли,
   Ветер плутает на сломанных крыльях,
   Кровь и тревога в закатной дали.
  
   * * *
   Мистерия и всполохи сознанья
   Не удивительны, мы ради их живем.
   Здесь торжество и радость обладанья
   Той сладостной минутой, что мы ждем.
   Прибой напомнит о минувшем шторме,
   И принесет нам ожиданье вновь.
   Не втиснешь жизнь,
   не будешь жить по норме -
   Всей нашей жизнью двигает любовь.
  
   * * *
   Утра свет дрожащей пелериной
   В нас вызывает оторопь и страх,
   Снова день и снова мы повинны,
   Своей судьбе, запутались в словах.
  
   Опять двойное дня предназначенье,
   Опять дела, а думы не о том.
   И результаты, только удивленье,
   В нас вдруг всплывают
   чувственным костром.
  
   Проста и удивительна природа,
   В ней за причиной следует урок,
   А мы изгои, мы другого рода,
   И путь по жизни нашей лишь следок
  
   Прерывистый, местами незаметный,
   Мы здесь летели
   в восхитительных мечтах,
   И вера к нам, увы, как плод запретный,
   Приходит редко, да и то во снах.
  
   * * *
   России Мекка - ширь страны
   бескрайней,
   Не в тесноте родится русский дух,
   Характер Русса -
   характер достославный,
   Тот, о котором знатный в мире слух.
  
   * * *
   После драки кулаками машут -
   Таков обычай русских, взмах смелей,
   И не словами - стальным плугом пашут
   Ту целину...
   - Ну, берегись, злодей!
  
   * * *
   Смеркалось быстро, темнота густела,
   На небо звезды высыпала горсть.
   Моя дорожка с кручи захотела
   Вниз унести с собою мою злость.
   Я зол с утра - несчастья обступили,
   Болит нога и сердце чуть стучит.
   А жить охота не абы как, а в силе,
   И мысль торопит хромоту, бежит,
   А в думах вторит ей мое бессилье,
   Зевота рвет усердное лицо,
   И шепчет: Вновь тебя не обносили,
   Забыт, заброшен и твое кольцо
   Не будет уж теперь оно катиться,
   А навсегда в пучине пропадет,
   И эта ночь все будет длиться, длиться,
   И вместе с ней и жизнь твоя уйдет.
  
   * * *
   Тревогою слоится воздух света,
   Летят забытые листочки и слова.
   В них наша гордость злобою задета,
   В них наша слабость, жизни острова,
   Спокойствия и чувственного долга,
   Здесь строгость, не веселье, правит бал.
   Нет разговоров ни о чем, недолго
   Услышать здесь: О, как же я устал!
   И этот возглас, вряд ли он услышан,
   Он тем же безразличием рожден,
   А солнце встало, серебрятся крыши,
   И сей туман сомнителен, смешон.
  
   * * *
   Охота ли услышать нам другого?
   Такой вопрос нам лень задать не даст.
   Ответ пусть прост, и проще он простого,
   Но не услышишь - лень опять предаст.
  
   * * *
   Мутные разводы на окошке,
   Опять заря так нехотя встает.
   И грязный всполох с неба свесил ножки,
   И так бессовестно, никак не уберет.
   Что ждать от утра, коль такое диво
   Заботливо начерчено рукой.
   Кто может скажет: Как же все красиво!
   Но спят они - нерушим их покой.
   В долгом сне спасенье нашей жизни.
   Ты спишь, а значит жизнь сама идет.
   Без впечатлений о кровавой тризне,
   И петушок охрипший не поет.
   * * *
   Пустыня, полдень,
   змей песчаный выполз
   Навстречу тень от беркута скользит,
   Терпенье вышло - змей жары не вынес
   Ползет под тень, быстро так, спешит.
   И вот достиг, а беркут сверху ринул,
   Насквозь пробил змеиную башку.
   Как больно мне - и змея дух покинул,
   А беркут блох искал в своем брюшку.
  
   * * *
   Марш безголовых завершает праздник -
   Кровавый праздник, жертвенный почин.
   Лежат в земле отброшенные навзничь
   Ударом залпа, залпа без причин.
   И злость, и кровь,
   кого спросить об этом?
   Зачем все это было? Столько бед...
   Задержится для мысли, для ответа
   Толпа орущих, шествующих? Нет!
   Они поют и воют не об этом,
   Их цель и мысли где-то вдалеке.
   А жизнь по их, не требует ответа,
   Да и живут они на свете налегке.
  
   * * *
   Над Россией солнечное утро,
   Но это, если взглянешь ты в окно,
   Твердят клевреты: Небо снова мутно
   И вам спешить не надо все одно.
  
   Опять Анютка в лавке масло купит,
   Бутыль стеклянную железкой разобьет,
   И встретит вечер зло, несчастно, люто,
   Как и денек невесело пройдет.
  
   На Берлиоза взглянет злачно месяц,
   И белое от ужаса лицо,
   Ничем, казалось,
   он природой не отмечен,
   А, вот, поди ж ты, и оно...
  
   Всему виной природные явленья,
   Отсутствие воды и разговор,
   Обычное пред смертью изумленье,
   И о причинах беспричинный спор.
  
   Ленивое теченье вялой жизни,
   Безрадостные дни и ночи тьма,
   Думы трудные, ненужные отчизне,
   Страданий пережитых от ума.
  
   * * *
   Гротеск - как стиль привычной
   русской жизни -
   Давно пророс корнями в быт и кровь.
   Поют и пляшут, женятся на тризне,
   И не стесняясь, затыкают правде рот.
   Смеются часто, когда надо плакать.
   И плачут невпопад, что всем смешно.
   Забыли счет несчастьям и утраты
   У всех судьба, и всем все - всеравно.
  
   * * *
   Темно-синее небо
   в верхней части окошка,
   Незатейлив рисунок веток голых кустов.
   Кипит, варится утром
   мне на печке картошка,
   И из сини морозной
   в дрожи солнце встает.
  
   * * *
   Театральная жизнь -
   сон сменяется явью.
   Перепутано это, часто вместо него
   Вдруг вплетется мечта, закричит:
   Я прославлю,
   А потом пустота, вместо чувств -
   ничего.
  
   И бредут - звон стеклянный -
   по обломкам несчастья.
   Увлекает и ловит яркий свет мотыльков.
   Он в надежде,
   что кровь молодая украсит
   Это действо и грех,
   чуть прикрытый листком.
  
   * * *
   Утром свежестью веет
   снега белого скатерть,
   Незаметно, как тень, наползает рассвет.
   Ночь ушла,
   зимний день нам заботы накатит.
   Хватит спать, торопись,
   что-то сделать в ответ.
  
   * * *
   Постмодернизм срывает все покровы,
   Условности, проклятия веков.
   В воображении рождаются узоры
   Загадочных рисунков тех умов,
   Что прежде нас стеснительно
   стремились,
   Чуть приоткрыв обычаев полог,
   Увидеть ясно то, что всегда мнилось,
   Скрываясь от мира. Он жесток
   Иль добр и в том его загадка -
   Мир приоткрыл нам бездну пустоты,
   И сам узнал, и стало миру гадко -
   Ведь без мечты не стало красоты.
  
   * * *
   России корни в чахнущей деревне,
   Засохнет нива - гроздь не расцветет.
   Коль зацветут бутоны, все ж к обедне
   Русский дух с поклоном не придет.
  
   Русский дух от той курной избушки,
   Что завсегда сияла чистотой
   И помыслов, обычаев и лучше
   Любых дворцов пускала на постой.
  
   Для всех в избушке находилось место,
   Была она вместительней дворцов,
   Что возвели кудесники из немцев,
   Что на горбу, на русском, мужиков.
  
   Пора опомниться, русскоязычный город,
   Твой смрад и грех Россию затопил.
   Великий в помыслах могильный холод,
   Путь в никуда дорожку протропил.
  
   * * *
   Жила Россия крепкою деревней,
   Общиной родственной,
   семейным очагом.
   У бога и у неба лишь просила
   Счастия для деток на потом.
  
   Нет очага, разрушена община,
   Пропала совесть, нет давно стыда.
   Отец оплеван, мать не доносила
   И бросила ребенка как врага.
  
   И побрели сироты по России
   Под ругань и удары сапогов.
   Прошло всего столетие и сила
   И русский дух затихли средь снегов.
  
   Уж невозможно русским счастье в силе,
   Лишь можно есть объедки со столов,
   Ломящихся от кушаний - засилье
   Откормленных придворных и воров.
  
   Восстань из грязи русская деревня,
   Играй, играй нам русская гармонь.
   Накосим вновь на зиму вволю сена
   И будем жить, забудь нас, и не тронь.
  
   * * *
   Обман - молчим,
   опять обман надолго.
   Кричат - зачин,
   но это чтобы вновь
   С горбатого снять шкуру -
   она долга,
   И выпрямить ему
   кривую бровь.
  
   * * *
   Затмила тучка солнце над Россией,
   Серенькая тучка с вихорком.
   И ветер дул, уйти ее просили -
   Она молчит, лишь ушки топорком.
  
   * * *
   Стремится время обогнать пространство.
   Снега лежат нетронуты, белы.
   Лес спит и непонятно ему чванство
   С каким легко отринуть от судьбы
   И чаянья и веру достославную,
   Держащую в надежде солнца луч,
   Чтоб жар его исполнил службу главную:
   В срок растопил снега
   и был не очень жгуч.
  
   * * *
   Мраморная крошка - белая, как снег,
   Начинало время бесконечный бег.
   С площади меловой, с юности Земли -
   Засветило солнце - годы потекли.
   В теплом океане словно в молоке
   Поспевали тайны в дальнем далеке.
   Плавали медузы, скаты, червяки,
   А потом улитки, акулы-молотки.
   Рыба кистеперая выползла на пляж,
   Грело ее солнышко, попросило - ляжь!
   Посмелее рыбонька крылышки расправь,
   Полететь, попробуй, нову жизнь заставь!
   Так текли столетия, годы и всегда
   Думала природа: горе не беда,
   Коль родится новый жизненный росток,
   То сгодится миру, хоть он и жесток.
  
   * * *
   Встреча наша случайна,
   чуть забыта, ну, что же.
   Вижу я как в тумане
   берег речки в цвету,
   На бугре тарбаганьем
   на слоненка похожем
   Я цветочным букетом
   Вам дорожку мету.
  
   * * *
   Запах океана разбудил сегодня:
   Дул соленый ветер, залетал в окно,
   Снова видел берег и тебя на сходнях,
   Туча наползала, за бортом темно.
  
   Кренится кораблик, черпает бортами,
   Но хватает силы выпрямиться вновь.
   Смыло всю команду, и осталась с нами
   Только лишь надежда юности - любовь.
  
   * * *
   Мимолетная встреча двух эпох в океане,
   Опрокинута лодка, тонет в море мирок.
   А вокруг в ожиданье
   толща вод на прощанье
   Посылает надежды невесомый листок.
   Это скат скользит тенью -
   океанский листочек,
   Он вселяет надежду, за нее и держись.
   Все стоит без движенья
   смерть зовущий звоночек,
   Сторожиха уснула и за сон сей молись.
  
   * * *
   Меркнет свет в очах и дух уходит,
   Жизнь струится призрачным дымком,
   А в сердце чувства молодые бродят,
   И не дают надежды на покой.
  
   Сегодня ночью звездная пороша
   Как прежде волновала вновь меня.
   Вдохнула силы, я хандру отброшу,
   И буду жить, настрой души сменя.
  
   * * *
   Мысли беспрестанно гаснут в тишине,
   Очень это странно: истина - в вине.
   Затуманит разум теплою волной,
   Мир до сих неясный кажется родной.
   Улетят сомненья, уверенность прильет,
   И от удивленья речью дождь прольет:
   Говоришь так складно,
   слушатель не в счет,
   Он с тобою рядом, тоже речь ведет.
   Вот так два поэта складные на слух
   Говорят до света, поднимают дух.
   Побоку заботы, мелочи не в счет,
   Рассветает радость, уверенность встает.
   И вот уже готовы счастья острова,
   Но, жаль, уснули головы - истина права.
  
   * * *
   Качает лодку мертвой зыбью, парус
   Повис бессильно смятым полотном.
   Обидно это, но приходит старость,
   Чуть брезжит светом, веет холодком.
  
   * * *
   Метели пронесутся и навстречу
   Весенний луч тепло нам принесет.
   Забыт мороз, уж больно он наскучил,
   И ждем цветок, что первым расцветет.
  
   * * *
   Метель метет по улице,
   Горстями снег швыряется,
   Ворожит, может сбудется,
   И встретится красавица.
   Лицо как солнце жаркое,
   Глаза как неба синь,
   И щеки так румянятся -
   Мороз их попросил.
   Красой с косою спорится
   По-русски гибкий стан,
   Плясать пойдет - уморится,
   На лавку - бряк. Отстань!
   Силенка есть немалая,
   Коль слаб не подходи,
   Черна коса и алая
   Улыбка, погляди!
  
   * * *
   Мои забытые страданья,
   И пустота, и тлен души
   Приносят мысли, ожиданья
   Вразлет загадок, что ушли.
   Все это было, но однажды
   Забыто мною навсегда,
   Давай с тобой глотнем от жажды
   Простого кваса как тогда,
   В начале нашего заделья,
   Когда стремилась юность вдаль,
   Мешало нам, но не безделье,
   А неуверенность и жаль
   Открытий тех, что мы желали,
   Горел безумный в нас огонь,
   И было все, но было мало,
   Жизнь пролетела будто сон...
   Оборвалась и мы скатились
   Далеко вниз и с нами воз
   Забот, сомненья возвратились.
   Зачем ломились средь берез?
   Когда прекрасная поляна
   С благоухающим ковром
   Звала к себе, и беспрестанно
   Манил нас дом своим дымком.
   Теперь все это в прошлом, в прошлом,
   Пускай уйдет и не мозжит,
   Еще мы живы прошло просим
   Дать нам немножечко пожить.
   Коль мы достойны, сделай милость,
   Душа-надежда юных лет,
   Сними ты с нас совсем повинность
   Жить, ускользающе, от бед.
   Пусть наши малые заботы
   Последних наших здешних дней
   Заступят место, мы не против,
   Забыть тот долгий путь скорей.
  
  
  
   * * *
   Мутные потоки раннею весной
   Приносят обновленье. Счастию раскрой
   Объятия пошире, повстречай тепло,
   Это праздник лире солнышко зажгло.
   И звучит повсюду мелодия любви -
   Песня-откровение, радость, соловьи
   Не гордятся голосом,
   с ними вместе в лад
   Солнышко прославить
   песней каждый рад.
   Может какафония, строго говоря,
   А может и симфония весны-богатыря.
  
   * * *
   До весны далеко, эти думы о лете,
   Невеселые мысли о том как живем.
   Много нас - мы одни, одиноки на свете,
   Говорим и кричим,
   надо звать - не зовем.
   И во взгляде кругом
   многолюдье пустыни,
   Голоса и улыбки не для нас, в никуда,
   Холод вечный сквозит,
   и душа потихонечку стынет,
   И судьба от того безнадежна больна.
  
   * * *
   Плещут беспорядочно
   волны в сваях мокрых,
   Ожидаю призрачный
   твой приезд без толку.
   Домик покосившийся у воды надолго
   Поселил тоску мою,
   безысходность. Горько
   Быть для всех потерянным.
   Но тебе хотелось!
   Но не жить же зверем мне,
   в тепле сердце грелось.
   Встану, скоро солнышко
   скроется в болото,
   Незаметна кромочка стала бора что-то.
   Пойду ночку длинную
   вновь один сломаю,
   И тебя безвинную тихо поругаю.
  
   * * *
   Местность невеселая горочки да соль,
   Путь дорожка долгая радость не неволь.
   Жарит, жарит солнышко.
   плавится асфальт,
   Приз далекий радостный
   видно в этот раз
   Затаился прячется среди леса синь,
   Ты меня, надежда, раньше не покинь.
   Вот взойду на горочку и скачуся вниз,
   Там уж обязательно окажуся близ
   Крыльца заветного, у домика с окном,
   Где меня заждались, ждут и ночь и днем.
   Садик небольшенький тенью наградит,
   А тепло домашнее сердце усладит.
   Вот я и на горочке, предо мной простор.
   Нет там только домика, один дикий бор,
   Берендея царство захватило сад,
   И давно там людям, брату брат не рад.
   Заросли пригорочки сорною травой,
   Там, где мамы ноженьки бегали за мной.
   Там, где вырос детушка нет давно следа,
   Вымели и вымыли слезные года.
   Слезы-снег выпадывал
   шершавый и седой,
   Одного и радовал - хромого с бородой,
   Беса одноглазого, вред что нам творит,
   А теперь обязаны, то не говорить.
   Коль услышат, детушка,
   на дыбу поведут,
   А оттуда бают, никого не ждут.
   Тянется зеленая тучка из ложка,
   Принесли вы, ноженьки, к краю бережка.
   Нет нам там дороженьки -
   заросла быльем,
   Зря мы били ноженьки - и еще побьем.
  
  
  
   * * *
   Морщится небо и думку гадает,
   Коль выпадет снегом -
   бесследно растает.
   Ах, как бы хотелось оставить бы след...
   Вот, солнце вертелось с утра и в обед,
   А ночью ушло до утра отдыхать...
   Вот, так бы и мне быть беспечной,
   не знать,
   Что дождика летом и снега зимой
   Ждут люди, надеются, смотрят за мной...
   Их стало мне жалко - прольюсь-ка слезой.
  
   * * *
   Истоплю я баню, позову друзей,
   Мы поправим дружбу,
   чтоб была сильней.
   Под дымок березовый,
   под ласковый огонь
   Пусть споет нам песню русская гармонь.
   Про дорожку дальнюю, ту,
   что без конца,
   Про любовь печальную,
   про маму и отца.
   Женка ненаглядная заплакала в углу,
   Наливай, Семеновна, нам еще одну,
   Мы помянем русскую
   грусть-тоску свою,
   Вспомним распрекрасную
   молодость твою.
   Выпей с нами, девонька, мы тебе родня,
   Скоро развидняется, и дождемся дня.
   Выйдет красно солнышко,
   поглядит на нас,
   Будет ему радостно - утром добрый глаз.
  
   * * *
   Летит к цветочку бабочка -
   попить нектара всласть,
   А снизу ее доченька -
   постой, мама, не влазь!
   Я подгрызаю нежную
   зелень на цветке,
   Росту, живу по-прежнему
   и скоро налегке
   Я прилечу, родимая,
   проведовать тебя.
   Но дочка, как же, сгину я,
   голодная шутя.
   Ты подгрызаешь, жадная,
   зелень у цветков,
   А я их жду - нескладная
   судьба у простаков.
  
   * * *
   Мартовский снежочек
   в ноябре нападал -
   Это мой дружочек
   сестреночку усватал.
   Налетел, наехал,
   думала, гадала,
   Только не заметила,
   как и потеряла.
   Полюбил, родимый,
   молодую Свету,
   Почему мне грустно -
   не найду ответу.
   Я и не любила,
   и ноченьки спала,
   А ушел к сестренке
   слезами вся сплыла.
   Как же так случилось?
   Счастье не догнать -
   Солнышко лучилось,
   темно, не видать.
  
   * * *
   Гора крутая, сани быстры,
   Летишь как вихрь вниз -
   не зевай!
   Не то, как в цирке те артисты,
   Изобразишь собой трамвай.
  
   * * *
   Осенью ранней,
   первый ледочек
   затянет речушки,
   озерки вокруг -
   бегут ребятишки,
   лишь только звоночек
   из школы отпустит -
   домой недосуг.
  
   * * *
   Вот и вечер пришел
   долгожданные сини
   Нарисованы долго
   на белом снегу.
   А меж них проступают
   темнеются линии,
   И мороз собирает
   свою рать на лугу.
   Небо темное, вдруг
   уже звездочки яснят,
   Все растут, вырастают - не
   диво ли то.
   Ветер стих, только где-то,
   слышим, звездочка гаснет
   Навсегда исчезает
   и на небе пусто.
   Хоть и мало живем
   мы на свете ребята,
   Успеваем увидеть
   и рожденье, и смерть.
   Трудно очень бывает
   в этом мире проклятом,
   Незаметно надежду
   нам на счастье иметь.
  
   * * *
   Утром до солнца,
   чуть красно над лесом,
   Идем мы с отцом
   покосить до жары.
   Под горку, там мостик,
   за розовым плесом
   Лужок небольшенький,
   ручей, пузыри.
   Карась наш сибирский,
   под золото, желтый,
   Поднялся поплавать -
   лови, не зевай.
   Все лето то место
   ну вроде болота,
   На несколько дней
   веселеет. Играй
   Свою свадьбу рыбка
   златая,
   И нам веселее
   быть рядом с тобой.
   В каждом болотце,
   лето-то знает
   Жизнь расцветает
   роскошным цветком.
   Мимо пройдем и
   накосимся вдоволь,
   Водички попьем -
   родничок под кустом.
   Вернемся до дому, поспим,
   и нагоним
   Вечернюю зорьку
   в прокосе своем.
  
   * * *
   Горочки, полянки, зеленые ложки,
   За селом кудрявый бор, слышатся рожки.
   Два рожка с концов села созывают скот
   К той талинке,
   что пошла через речку вброд.
   Разминаются, мычат Дочки и Орлы,
   Солнце встало, тишина, птицы замерли.
   Караулил он всю ночь, сон морит вовсю,
   Но охота нам помочь,
   выгнать птицу, псу.
   Рвется, злобствует лохматый,
   очень куры шумные,
   А цыплятки утру рады -
   в беге неразумные.
   И цыпляток пес не любит,
   морду отвернул,
   С ними горя он весною досыта хлебнул.
   Приносили ему нюхать
   маленьких цыплят,
   И лупили по носу, вот он и не рад.
   Ляжет сон смотреть собачий -
   мухи донимают.
   Лето надо пережить, от тоски пес лает.
   Скоро встанет друг его -
   мальчик-первоклассник,
   И отпустит его с цепи
   маленький проказник.
   Побегут они на луг,
   рыбкой поживиться...
   Эти мысли - столько мук.
   Нынче им не сбыться.
   Вчера вечером в пути, уже темно было,
   Задушил он, бог прости,
   кошку у Ненила.
   Приходила его баба,
   а хозяин драл ремнем,
   Правда бил он как-то слабо...
   Может все же и пойдем?
   И с такой приятной мыслью
   Пес ненадолго заснул.
   Ему снились мыши в листьях,
   Лета радостный разгул.
  
   * * *
   Невесело сегодня, дождик мокрый
   Перемежается со сколезным снежком.
   Я остро чувствую... О, как это жестоко!
   Денек приблизился
   с последненьким звонком.
  
   * * *
   Мохнатой снежной лапой день осенний
   Отечески потреплет зелень лип.
   И успокоит холода сомненьем,
   Что желтый лист так рано не летит.
  
   * * *
   Мышонок серенький,
   родившись ненароком,
   В темных дебрях
   матриной норы
   В минуты первые узнал,
   что мир жестокий,
   А жизнь сладка
   как мамкины дары.
  
   * * *
   Морщится небо
   под блестками звезд
   Развязной походкой - услуга -
   Летит нам навстречу предвестница слез
   Горя и горя,
   и горя, и счастья подруга.
  
   Хоть мы ее ждали,
   считали деньки,
   Но это не наша заслуга -
   Прислали нам ветры ненастные дни,
   Заботы, заботы,
   забот бесконечного круга.
  
   От этих страданий
   куда убежишь,
   Да мы и пытаться не будем.
   Продолжим свою невеселую жизнь
   Углем на снегу
   нарисованную другом.
  
   * * *
   Мостик - связь непрочная
   дальних берегов,
   Месяц рога выставил,
   длинные, сколь мог.
   Живешь, ходишь крадучись,
   гордый и прямой,
   Не дождешься радости
   от жизни от былой.
   Небо быстро бусеет,
   месяц побледнел,
   Звездочек не стало
   будто кто-то съел.
   Утро начинается
   мостик подо мной
   Что-то он шатается
   ходит неродной.
   Может месяц спустится
   к нам сюда с небес,
   Да поддержит рогом
   тайну из чудес.
   Со вздохом облегчения
   этот день начнем,
   Прочь, долой сомнения,
   не старимся - живем!
  
   * * *
   Смех и слезы
   где-то совсем близко.
   Коль много одного,
   другой спешит.
   Так и в природе -
   коли солнце низко,
   То осень дождиком
   занудливым сочит.
  
   * * *
   Мутнеют очи,
   смерть стоит у входа,
   Маячит что-то
   рваною рукой.
   Знать не дожить
   до света, до восхода,
   Душа моя
   побудь еще со мной...
  
   Все впереди
   и рая златы кущи,
   И ада кипящая
   смола.
   Ну, а пока наладим чай погуще,
   Что делать утром?
   Дальше жизнь пошла.
  
   * * *
   Обида - жизнь чуть-чуть острее станет,
   И запахи, и слезы, и слова.
   Обида - радость, коль тебя застанет
   Восторг спасенья от долгого ярма.
  
   * * *
   Ненависть и злоба
   по разлучным гнездам,
   Свитым вокруг нашей
   радостной любви,
   Вспархивают разом
   крыльями раздора,
   Не угонишь ветром,
   не спрячешься в тени.
  
   * * *
   Как проехать мимо
   не заметить славы,
   Той, что здесь в России
   богом создана,
   Церкви православные -
   золотые главы,
   Правда жизни людям
   этим отдана.
  
   * * *
   Мостики, мосточки
   речки, ручеёчки,
   Не считал никто вас,
   нету вам числа.
   Велика Россия,
   увалы, бугорочки,
   Песнею протяжной
   красота легла.
  
   * * *
   Зимняя дорога,
   изморозь стряхают,
   Выпрямляют ветки
   замерзшие кусты.
   Хлестко и протяжно
   как бичём стегают,
   Трескают от холода речки и мосты.
  
   * * *
   Зимние морозы
   к ним нам не привыкнуть,
   Не смирится сердце
   с их жестокостью.
   Неохота греться,
   тянет просто сникнуть,
   Не бороться с этой
   безисходностью.
  
   * * *
   Зимняя природа от мороза в тайне
   Сохраняет жизни смелые ростки.
   И понять-то можно коль мороз узнает
   Не упрятать снегу анюткины глазки.
  
   * * *
   Степной простор, мороз стоит под сорок,
   И ветер задувает - сиверко,
   Светит солнце, ясно, вдали морок -
   И воздуху зимою нелегко.
  
   Третий час иду один, дорожка
   Пустынная, не видно ни души.
   Я не замерз, идти совсем немножко
   Через увал, протоку, камыши.
  
   А там сады - дрожат зимой бедняги.
   И ширь полей родных до детских слез.
   Вот здесь в березках я упал с коняги,
   Он убежал - считал я не дорос.
  
   Но я тогда его догнал в омежке,
   Он там польстился на клевера лужок.
   Поймал коня, в седло вскочил, со свечки
   Он поскакал - пришпоренный дружок.
  
   А чуть повыше - здесь сидел зайчонок
   И ждал, когда зайчиха пробежит.
   Маленький, раскосый китайчонок
   До сей поры в глазах моих дрожит.
  
   А это поле, около деревни
   Знакомо каждой ямкой, бороздой.
   Здесь мы с мамой по ветру свистели
   Пололи свеклу тяпкою, рукой.
  
   Жара и душно, чтобы дунул ветер
   Немного нужно тихо посвистеть,
   Но так, чтобы никто и рядом не заметил
   Он и подует радостно в ответ.
  
   Вот и дошёл, вот первые домишки,
   Чуть набок крыши ветром повело.
   Как много дел у нас у тех мальчишек
   Было здесь, да, было и прошло.
  
   Таких уж нет, нет теперь бродяжек,
   Исследователей речек и болот.
   Груз телевизора приятно тяжек
   И не вина их - он им не даёт.
  
   Спущусь под горку,
   здесь чуть не разбился.
   Я ехал с возом и на грех заснул,
   Шлея порвалась, воз чуть накренился
   А я слетел и лошадь подвернул.
  
   Вот и калитка забитая гвоздями.
   Их мне не выдернуть, мне их не видать.
   Я вырос здесь, потом мы здесь гостями
   С женой, детьми любили побывать.
  
   Пойду назад - не рада мне отчизна,
   Чужой я здесь, другой теперь закон.
   Немолод я, проститься мне при жизни
   Всё ж удалось, надеюсь я прощён.
  
   * * *
   Душный морок утренних морозов -
   Пейзаж обычных наших зимних дней,
   Как ощущение копящейся угрозы
   Вокруг, в природе, в принагнутости людей.
  
   В туманце рдеет налитое злобой,
   Кроваво-красное, набрякшее на вид
   Светило, летом теплое, родное,
   Зимою демон на небе висит.
  
   Тревога пробирается под кожу.
   В чем провинился? За что весь этот гнев?
   Зачем весь мир несчастен, неухожен?
   И то чудовище, разинувшее зев?
  
   И тишина перед последним боем,
   Когда сорвется бесконечно загремит...
   Живем давно, но не привыкнем, не усвоим -
   Жестокость зимняя теплом весны грозит.
  
   * * *
   Мостики, мосточки - деревенский рай,
   Летние денёчки мелькают - не зевай!
   Утренняя свежесть в молодой росе
   Радугою брызжет капелька в овсе.
  
   Милые следочки мокрые, в траве,
   Прилипшие листочки к буйной голове,
   Удивлён, разбужен солнечным лучом...
   Никому не нужен? Дорожка? Не при чём?
  
   * * *
   Зимние морозы в русской стороне -
   Белые берёзы плачут по весне
   О зеленой травке, об утренней росе,
   О траве муравке, о неземной красе.
   Не верится зимою в тумане и снегах,
   Что здесь, вот здесь с тобою мы бегали. Не ах!
   Играли, догонялись, и жарко и тепло.
   Теперь пора - признались. Куда оно ушло?
   Как холод и морозы проникли в сердце к нам...
   Лишь белые березы качает по утрам.
  
   * * *
   Осень, потемневшие липы
   в опустевшем саду.
   Холод, как мне тошно и грустно
   я по саду бреду.
   Мысли разлетаются ветром
   в опустевшей душе.
   Эхо, чувств затихших,
   едва слышно уже...
  
   * * *
   Звучит саксофон
   сочной музыкой джаза,
   Мы с тобою вдвоем,
   незаметные сразу.
   С виду много вокруг,
   но средь них одиноко,
   И на мысли, что вслух,
   запрещенье жестоко.
   Открой глазки свои,
   я тебя умоляю,
   И забудь все вдали,
   все плохое. Я знаю
   Наш с тобою мирок
   небольшой, теплый светлый.
   Он основа основ
   наших песен неспетых.
   Жизнь прожили с тобой
   в один миг, незаметны,
   И теперь узнаем
   судьбы звуки заветны.
  
   * * *
   Зимняя стужа, синие снеги,
   По вечерам в небо столбом дымы,
   Мир упростился - белое с пегим
   И тишина чутко слышишь шаги.
  
   Жизнь попритихла
   по теплым ярангам
   Возле костра густой
   костный туман,
   А на полу на
   оленьем, мохнатом
   Девушка-чукча
   читает Коран.
   Нет не похоже,
   совсем не понятно,
   Что же Аллах
   позабыл здесь у нас.
   Может забыто
   в кочевку не взято
   Этот настойчивый
   добрый обман.
   Жирник трещит
   под котлом с олениной,
   Скоро отец весь
   морозный зайдет.
   Ей и не стыдно
   да что ей стыдиться
   Голым в яранге
   и бог их живет.
  
   * * *
   Мерно движется горб великана,
   За широкой спиной не видать
   Голубую юдоль океана
   Ураганную мгливую гладь.
  
   Позабытый лежит оселочек,
   Тот чем меч свой палач подновлял.
   Потеряет свой голос звоночек,
   Не услышим его. Кто бы знал?
  
   Под запретом веселье людское,
   Жизнь серьезна, катится в пыли.
   Позабыты и радость и горе,
   Серость стала мерилом любви.
  
   Ты попросишь меня - я приеду.
   По лугам на коне проскочу.
   И тогда мы с тобою до свету
   Просидим, проглядим на свечу.
  
   Я люблю Вас, моя дорогая,
   Мне так трудно о том говорить.
   Слова лживы, им цену мы знаем,
   Все равно принуждены ловить.
  
  
   * * *
   Прибой накатною волною
   Несет тревогу в мою грудь.
   Вся жизнь заплылася слезою,
   Забыл тебя - меня забудь.
  
   Ты так приветливо красива,
   Твоя краса мне не страшна,
   Головка строга, горделива,
   Все говорит: как ты умна.
  
   Но ум для женщины - он в тягость,
   Мешает ум потоку чувств,
   Он лишь несчастие, не радость,
   И не судьба ему взглянуть
  
   Найти в душе ее любимой
   Тревожный отклик, но не блажь.
   Найти те слезы, что лавиной
   Готовы хлынуть с милых глаз.
  
   Прости меня, я был нечестен,
   Я не любил - хотел любить.
   Забудь меня. Путь неизвестен
   К гнезду, что нужно бы мне свить.
  
   * * *
   Природа утром как спросонок,
   Еще в глазах ночной туман,
   Звук капель ивы ломкий, тонок -
   Рождает сладостный обман.
  
   Звенит свирелью колокольчик -
   Луча первейшего привет.
   И холод ночи тоньше, звонче
   Украсит хора менуэт.
  
   И вот забыты сновиденья,
   Чай на столе и мы вдвоем.
   Глядим вокруг и вновь сомненья -
   Неужто мы и мы живем!
  
   Солнце тужливо стремится
   Макушку неба осветить.
   Но нет, не сможет, удивится...
   Глядь, уже к вечеру спешит.
  
   И снова ночь и сновиденья
   Заполнят мыслей пустоту.
   Не сон, а муки искупленья
   За все грехи, за ту мечту.
  
   * * *
   Селесты звук средь свай зелёных,
   Могучий вздох морской волны,
   И медь литавр заговорённых,
   И рынд оглохшие звоны.
  
   Так встретит родина изгоя.
   Забытых радостей приют
   Свои объятия раскроет,
   И встречу ангелы поют.
  
   Поют о счастии в смиреньи,
   О благодарности поют.
   И тем довольны, в умиленьи
   Приветливо к себе зовут.
  
   Нет уж простите, дорогие,
   Я чуть помедлю, не готов.
   Мои грехи, грехи большие
   Мне не дают спокойных снов.
  
   Всё также сваи зеленеют,
   Волна по прежнему грозит.
   Я всё тяну, я всё не еду,
   А времечко бежит, бежит.
   Тосты
   * * *
   Опять с рассветом воздух заискрился,
   Он в снежной пыли, на ощупь,
   чуть колюч,
   В пустыне белой солнца свет разлился,
   Мороз ярится, как же он липуч...
   Давайте выпьем, чтобы день продлился,
   И чтобы жизнь пошла совсем без туч.
  
   * * *
   Мышкой промелькнуло новогодье,
   Хвостиком махнуло, и ушло
   В причудливый узор, стекла разводья,
   В мороз и синь снегов, души тепло.
   Пришёл февраль и снова день рожденья,
   И снова новый год даёт судьбе:
   И радости надежду и сомнения,
   Чуть-чуть страшит, чуть-чуть не по себе.
   Мы это знаем, сами пережили,
   И с высоты своих прожитых лет
   Желаем в этот день тебе в Сибири,
   Чтоб этот год прошёл как ясный свет,
   Таким, каким был в юности рассвет.
  
   * * *
   Тепло напомнило беспамятным о лете,
   Что где-то близко за горами нет снегов...
   Всю зиму блазнится
   в неверном синем цвете,
   Небес умерших от морозов и долгов,
   Ковёр роскошный летнего раздолья,
   Шатёр зелёный средь задумчивых берёз,
   Души простор, забытая неволя,
   И жить охота, так охота, что до слёз.
  
   * * *
   Реки бегут, и вода путь находит,
   Солнце взойдёт, чтобы к вечеру сесть,
   Так выпьем и мы все за то,
   пусть в нас бродит
   Лето, сирень, долгожданная весть.
  
   * * *
   Вечер приятен своим равнодушьем,
   Он всех равняет и этому рад,
   Мы чуть устали, настрой благодушный,
   Месяц молоденький, звёзды горят.
   Мы собрались, и отбросим сомненья,
   Заботы, обиды забудем на час,
   Выпьем за это чудное мгновенье,
   Что благолепно окутало нас.
  
   * * *
   День тянется дольше мелькания года,
   Хоть отмечаешь, что утро, обед.
   Радость от ясного дня и восхода
   Вдруг и напомнят улыбку тех лет,
   Когда и гулялось, и пилось,
   И малым нам всё казался у жизни ухват,
   Но всё минуло, и только осталось
   Выпить за всех, за тебя, за что рад.
  
   * * *
   Как нам ни плохо, всё же перебьёмся.
   А если перебьёмся, то к вечеру напьёмся,
   И песен, что забыли, вдоволь напоёмся,
   А утром, будто гуси,
   с похмелья отряхнёмся,
   И снова побежим,
   так выпьем за зачин.
  
   * * *
   Уместно напомнить -
   собрались недаром,
   Есть повод, желанье,
   чтоб водкой и варом
   Надежду, здоровье, для всех вас зачин
   Тост мой принёс без особых причин.
  
   * * *
   Когда преграды на твоём пути
   Неодолимы, возникают многократно,
   То лучше в сторону тихонько отойти,
   И поискать дорогу -
   идти по ней приятно.
   Так выпьем за ровную дорогу!
  

По мотивам древних

китайских афоризмов

   * * *
   Кто может видеть
   в прошлом продолжение,
   А в старом находить пути вперёд,
   Способен в трудностях
   рассеивать сомнения,
   И знать куда дорога приведёт.
  
   * * *
   Признать вину перед другими трудно,
   Такое всё-таки бывает иногда,
   Быть может истину произнесу я, нудно:
   Себе признаться не посмеешь никогда.
  
   * * *
   Сказал учитель:
   Эту мудрость от древних я передаю,
   Без искажений, новых мыслей,
   Такой как есть, какой люблю.
  
   * * *
   Одну правду имей в своих мыслях,
   Возьми добродетель с собой,
   Найди себе место в искусствах,
   Человечности дверь не закрой.
  
   * * *
   В общении - хорошая наука:
   Умениям достойно подражать,
   А недостатки и ошибки - то не скука,
   А учат обходить их, избегать.
  
   * * *
   Учитель тайны раскрывает перед нами,
   Он не стремится знания утаить,
   А учит нас тому, что мы и сами
   Давно узнали, но как нам с этим быть.
  
   * * *
   Боль другого и страданья пусти в душу,
   Старайся хоть немного в чём помочь,
   И человечность, эту тайну не нарушу,
   Войдёт в тебя, угнав жестокость прочь.
  
   * * *
   Узнай, освойся, если многое и внове,
   Чтобы почтительность не стала истязать,
   Трусостью не стала осторожность,
   И в безрассудстве смелость потерять.
   Без знаний прямодушность или грубость
   Никак не отличить, не разобрать,
   Красивая улыбка и наружность
   Не позволяет душу нам познать.
  
   * * *
   Высокий пост маячивший поодаль,
   Как тот огонь призывный кораблю,
   Зовёт учиться, чтоб через невзгоды
   На тихой пристани покой свой обрету.
   Как жаль нередко годы обученья
   Лишь неприятный эпизод
   в судьбе людей.
   И знания, искусства и уменья
   Нужны, чтоб жить просторней и сытней.
  
   * * *
   Мы любим женщину
   безумно, бессердечно,
   Не взвешивая чувства и шаги,
   А добродетель обитает в нас неспешно
   Без боли, без волнений, без любви.
  
   * * *
   Проходит жизнь по мигу, по минутке,
   Тихонько, как течёт в реке вода.
   Восход, закат, денёк и ночью - сутки
   Неповторимости прекрасной череда.
  
   * * *
   Мудрый - не знает волнений,
   Беспечный - не знает забот,
   Смелый, на удивление,
   Без страха жизнь проживёт.
  
   * * *
   Беречь себя от множества соблазнов,
   Лелея человечности росток,
   То выбор наш, и в испытаньях разных
   Не изменить раз выбранный урок.
  
   * * *
   Не требуй слишком много от друзей,
   Не больше чем по силам им, и могут.
   Не сотвори себе кумира средь людей,
   Ведя к добру, ищи прямей дорогу.
  
   * * *
   Он твёрд, решителен и прост -
   Таков надежный образ друга.
   Не любит лишних слов и слёз,
   Он человечности услуга.
  
   * * *
   Платить ли нам за зло добром?
   Спросил учителя прохожий.
   Учитель был вопросом удивлён,
   И удивил ответом схожим:
   А чем тогда платить нам за добро?
   За зло платить по справедливости,
   А за добро платить добром,
   Не видя в том особой милости.
  
   * * *
   Трудно добрым быть,
   плывя в обломках счастья,
   Когда обиды окружают, тяготят.
   Как хочется забыться в одночасье
   И огрызаться, и кусаться. Пусть простят
   Меня радетели борений,
   Но этот бесконечный горя путь
   Не остановится,
   и только лишь прощений
   Жаждет мир. И ты забудь,
   И стань на миг добрее,
   И ты не сможешь злого совершить.
   А жизнь расправит крылышки смелее,
   Ей легче в безопасность будет плыть.
  
   * * *
   Мы нашей жизнью исподволь мешаем
   Мечты других приблизить,
   хоть чуть-чуть.
   И зная это, всем им пожелаем,
   Того, что сами ждём,
   что не даёт заснуть.
  
   * * *
   Кипит в котле вода, бурлит вулканом,
   И нет спасенья в ней, прохлады уголка.
   Напрасно ищешь в истязаниях услады,
   Усталость их итог и пустота.
  
   * * *
   Себя выше не прыгнешь,
   второй раз не родишься,
   Невозможно исправить
   прошлой жизни беду,
   Лишь во сне иногда
   себе малым приснишься -
   Твоя мама в окошке,
   ты кричишь ей:
   Иду!!
  
   * * *
   Язык наш слаб, и часто он не в силах
   Живописать богатство бытия.
   Но что не сможет он -
   жизнь не застынет,
   Опишет мастер, красоту творя.
  
   * * *
   Рукой коснись и станет это частью
   Твоей души, нежнейшего листка,
   Черпни воды с луною, думай к счастью,
   И аромат вдохни весеннего цветка.
  
   * * *
   Огонь найдёшь всегда ты
   рядом с дымом,
   В колодце чистом яркий лик луны,
   Но зачерпнув воды
   движением невинным
   Ты унесёшь с собою лунные следы.
  
   * * *
   Живём надеждами и сказочными снами,
   И ждём, когда прекрасный мир мечты,
   Который за туманными волнами,
   Вдруг вспомнит о тебе.
   Достоин ведь и ты?
  
   * * *
   Десять лет искал дорогу в прошлое,
   Но не нашёл, и бросил, как устал.
   А бросив, обнаружил - прошлое
   Я позабыл. Так что же я искал?
  
   * * *
   Коль ты неправ - сознайся, это легче,
   Сбрось груз вранья, накопленный в тебе.
   Тогда краснеть и прятать взгляд, замечу,
   Не придется, потому
   что правду чтут везде.
  
   * * *
   Густой туман, молочные разливы
   Ползёт по лугу, полному цветов,
   Исчезло всё, лишь чувствуешь игривые
   Назло туману запахи цветов...
  
   * * *
   Охотник, жаждущий оленя
   Не видит гор, лесов, красы земной.
   Так человек, гоня златого зверя,
   Пренебрегает человечностью простой.
  
   * * *
   Опять весна и снова птицы
   К нам прилетят из жарких стран,
   Благоуханные зарницы
   Изгладят смерть, зимы туман.
   Вновь воцарятся на просторах
   Под небом Севера цветы,
   Вздохнёт земля, глядь на угорах
   Полянки свежи и чисты.
   И снова будет запах литься,
   Не тот морозный, а живой,
   И эта смена - не жар-птица,
   То жизни есть закон простой.
  
   * * *
   Чтоб успокоить ум
   не надо жить в пустыне,
   Молчать, не думать и не видеть,
   что грядёт.
   Покой придёт, сосредоточенность
   не минет,
   Когда твоё сознание умрёт.
   И вот, тогда дождёшься того дня,
   Когда покой - прохлада от огня.
  
   * * *
   Бездушные движенья жизни нашей
   Не мёртвы, а по-своему живут -
   Одухотворённости искусство
   приукраша,
   Воодушевлённость
   ей на помощь призовут.
  
   * * *
   Когда бессмысленные мысли родят речи,
   Они похожи на прохладный ветерок,
   Что дует потихоньку, только свечи
   И замечают то журчание, тот ток.
   Так и луна на ясном небосводе
   Живёт одна прекрасна и светла,
   А свет её не в душах чьих-то бродит,
   Нету в ней душевного тепла.
  
   * * *
   Напрасно ищешь волосок на черепахе,
   И нет рогов у зайца меж ушей.
   Настойчивость опасна, разве в страхе
   Найдётся испытанье горячей.
  
   * * *
   Правда не в силах ложь заслонить,
   Чтоб не торчали ослиные уши,
   Кривое не может прямое закрыть,
   Правда грустит, её голос всё глуше.
  
   * * *
   Простые люди
   живут вместе с мудрецами,
   Иначе, кто оценит мудрость их.
   А змеи, норы вперемежку со дворцами,
   Драконов не считают за своих.
  
   * * *
   Закон иголку пронести не дозволяет,
   Но деньги обеспечат грузу путь.
   Так на Востоке свойство
   миром управляет -
   Закон, что дышло, его можно повернуть.
  
   * * *
   Соловей питается червями,
   И при этом он так ангельски поёт.
   Смотрят звёзды, падают ночами,
   Рыба-меч по глубине плывёт.
   Всё это есть и это рядом с нами,
   И всё останется, а наша жизнь уйдёт.
  
   * * *
   Рыбе никогда не греться у костра.
   А тёплый климат много лучше печки.
   Никто не скажет: Вата хоть остра,
   Но леденит как пламя яркой свечки.
  
  
   * * *
   Остановись, задумайся, опасно
   Жить в тумане от пропасти за шаг.
   Зовёт мечта, душа твоя согласна,
   Осталось мало, совсем чуть-чуть, пустяк.
   Но даже камень,
   летящий с горной кручи,
   Цепляется за скалы, за кусты...
   Чему уж быть, себя не надо мучить,
   Не мы виной тому, виной мечты.
  
   * * *
   Сказать в беседе лишнее боишься -
   Осудят люди, да и кто просил.
   Немногословным быть охота,
   и стремишься
   Молчать. Но кто определил?
  
   * * *
   Что будет перед нами, мы не знаем,
   Что было в прошлом ясно лишь теперь.
   Зачем себя мы будущим пугаем,
   Не ждём смиренно,
   открыв настежь дверь.
  
   * * *
   Колючее, морозное ненастье
   Никак не позабудет адрес наш.
   Забыты все надежды, вялы страсти,
   Мечты огонь - мелькающий мираж.
   Не верится ни прошлым - позабытым,
   Ни нынешним, ни будущим огням...
   Лишь на столе стоит стакан разбитый,
   Как памятник веселым знойным дням.
  
   * * *
   А было? И сплыло,
   Досада ушла,
   А жизнь изменила -
   Не свет а зола.
   Звенят лепестками
   Цветы на крестах...
   Простите, мы с вами,
   Как вам там? В слезах?
   И солнце поблекло,
   И зноя уж нет,
   И время ослепло,
   Забыло свой след.
   И больно - не больно,
   Живешь - не живешь.
   Хоть это не скромно -
   Меня не поймешь.
   Не то, чтобы сложно,
   Не то, чтобы ум,
   А брови? Так грозно?
   И ветер подул...
   Заставить нетрудно,
   Сказать, мол, живи!
   Кому это нужно?
   Люби - не смотри.
   Застала забота,
   Врасплох вечерком,
   И спать уж охота,
   Зеваешь тайком,
   А может быть бросить?
   Забыться в углу?
   Но кто тебя просит?
   Разносишь хулу.
   Забыть всё мне надо,
   Да речь невпопад...
   Одна мне награда -
   Ночной звездопад.
  
   * * *
   Крестьянский ум всегда он возле печки,
   С коровой и ее детьми.
   Шаги просты, задумчивы и вечны,
   Как думы, и заботы. Лечь костьми -
   Ни для кого не ново.
   Бред зачем нам этот повторять?
   Встанем утром, новый день откроем,
   Работать будем, и не будем горевать.
  
   * * *
   Я бреду в молоке, по туману,
   вдоль речки.
   Мне не надо смотреть,
   все знакомо давно.
   На росистой траве
   подорожника свечки
   Не способны согреть,
   но тепло все равно.
  
   Бугорки и ложбинки
   муравою покрыты,
   Как весенняя льдинка
   мать-и-мачехи лист,
   Где-то рядом река затаилась в низинке,
   Птаха пела в тумане
   и сорвалась на свист.
  
   Лес молчит, дожидаясь
   ухода тумана.
   Ветерок верховой
   скоро спустится вниз.
   И опять на земле
   воцарится нирвана,
   Лета красного день -
   каждый раз нам сюрприз.
  
   * * *
   Вечер зимний тихонько
   опустился на крыши,
   И чернильная мгла
   поползла по домам.
   Я живу в тишине,
   меня трудно услышать,
   Грустной жизни раздумья
   разлились по стихам.
   Я пишу или плачу,
   нету жалости в строчках,
   Ветер ранних разлук
   там сквозит ледяной.
   Трудно стало терпеть,
   иногда нету мочи
   Разбирать чудеса
   моей жизни чумной.
   Честь погибла, зарыта
   под осколки бесчестья,
   А бесчестье ушло,
   его встретить нельзя.
   Все поступки людей
   в любом виде уместны,
   Нет спокойствия в душах,
   говорят - зло разя.
   Крепко сшиты заботой
   и неверием, лестью,
   Поганым цветком
   стало пахнуть добро.
   Никого нет вокруг -
   одиночество вестью,
   Пролетая над нами
   громко стукнет в окно.
   Мир людей как от страха,
   дрожа сжался в комочек.
   Нас так мало, но мы
   так недружно живем.
   Зло растает на миг
   будто звякнет звоночек,
   И опять, как всегда,
   одиноко бредём.
  
   * * *
   Обиды множатся,
   растет счет испытаниям,
   Звучит все глуше счастия свирель.
   Уже не ждешь от судьбы оправданья,
   И не торопишь жизни карусель.
  
   Любовь, измены, уже вам не тревожить,
   Уставших сердца и надежды, колесо.
   Ничто не может сколь-нибудь умножить
   Мужскую грусть увидевшую дно.
  
   Есть нечто в жизни,
   хоть для всех известно,
   То, что читаем, когда видим дно,
   И понимаем мы впервые, как всё тесно,
   Как всё судьбы пургой заметено.
  
   Снег отгреби - увидишь там забытых,
   Из детства, юности всплывают имена.
   Одних несчастливо,
   без отклика любил ты.
   А те, напротив, влюблены были в тебя.
  
   Смотришь, не насмотришься и диво -
   Вновь оживают прошлого деньки:
   И лета жар, весенние разливы,
   И дождевые с горок ручейки.
  
   Охота вновь вернуть? Нет - всё забыто.
   Не повторишь, там было хорошо...
   Года прошли, все мыто, перемыто.
   Что же осталось?
   Чуть немного. Посошок.
  
   * * *
   Мечется солнце зимою по небу,
   Мороз не дает ему лучами согреть
   Несчастную землю. Белому снегу
   Так долго лежать, на мученье смотреть.
  
   Но солнышку жалко,
   все больше и больше
   Оно поднимается выше в зенит,
   А снегу бедняжке всё горше и горше
   И от обиды он плачет навзрыд.
  
   Слезинки бегут и в ручьи собираются,
   Громко и весело, струи чисты.
   Кусты и травинки торопят, стараются
   И тянут из снега цветочки, листки.
  
   Закончен апрель и зелёной порою
   Майские дни сменит ночи шатёр.
   Звезды как блюдца глазенки раскроют,
   Месяц с ухмылкой моргнет из-за гор.
  
   * * *
   Крестиком вышито небо осеннее,
   Не пожалел господь-бог мулинэ.
   Слёзы бегут по щекам и потерянно
   Взглядом скользишь
   по морозной стерне.
   Где вы, зеленые всполохи хмеля?
   Что вдоль дороги ползли по кустам.
   Где, куда скрылись, иль ждёте метели,
   Лютики, цветики - радость ветрам.
  
   Ветер завоет пустой и холодный,
   Станет снежок разбавляться дождём.
   В поле просторно и пусто, в свободной
   Мокряди севера в зиму пойдем.
  
   * * *
   Лепечет ветер по утрам по трубам,
   Пытается понять он дыма жизнь.
   А дым идёт с трубы, идёт угрюмо,
   Чуть почерневший
   и как прежде молчалив.
  
   * * *
   Жесты непонятные, ветер крутит куст,
   Хоть слова невнятные, долетает грусть.
   Хохот слышишь ветреный,
   смех в надрыв души,
   Пожалеешь, сметливый,
   коль себя лишил
   Чувств, страданий радостных, сладостных минут,
   Не дождаться снова их,
   назад не возвернуть.
   Катит лодку с горочки водопад любви,
   От удара корочки попробуй собери.
   И без этой грусти тоже ведь не жизнь,
   Хорошо б вернуться,
   только ты дождись...
  
   * * *
   Мечется сердце, не хочет покоя.
   В разбитой груди не найти ей приют.
   Стынет обида за предков устои -
   Требуют жить, умереть не дают.
   * * *
   Как торопливо, неумелыми шагами
   И боязливой, чуть замедленной судьбой
   Лепилась жизнь, скреплялася местами,
   Чтоб в межвременье
   быть разорванной бедой.
  
   Текут по нашей жизни реки злобы,
   Впадают в них слезинки родников,
   Несут ручьи в потоках слёз всё новых
   Чувства и страданья мотыльков.
  
   Слеза мутнеет от сердец нечистых,
   На слезы смотрят, а ныне и поют.
   Ловят рыбу в тех потоках острых,
   Всё подливают, и просохнуть не дают.
  
   Неужто бесконечны боязливость,
   Терпение законного ярма,
   Вселенская бескрайняя слезливость.
   Непобедимы? Жизнь без них бедна?
  
   * * *
   Вечер приходит чаще чем утро,
   Солнце садится в кровавый закат,
   Время скачками торопит, и будто
   Двигает жизнь одноглазый пират.
  
   Есть путь получше, нам он невиден,
   Но тот, кто решает и судьбы вершит
   Правит кораблик туда, где обидят,
   И где невиновных палач исказнит.
  
   Всегда это было, всегда это будет,
   И нет перерыва в мученьях людей.
   Быть может пирата хоть кто-то остудит,
   Иль он вдруг прозреет и станет добрей.
  
   Добрый и с совестью, разве он сможет
   Кораблик вести по несчастья волнам.
   Вот потому то судьба нас сторожит,
   Так и живём под надзором, по снам.
  
   * * *
   Новый Год на подходе,
   а что-то мне грустно,
   Без интереса взираю на мир.
   Всё - суета, а в душе пусто-пусто,
   И нет, затерялся последний кумир.
  
   Где ожидания, где те волнения,
   Что чередою толпились вокруг?
   Так хладнокровно, и так откровенно
   Жизнь упрощает мучения слуг.
  
   Хватит, пожил, побоялся, побегал,
   Теперь отдохни и на всё посмотри...
   Не откопать нам того, что под снегом,
   И не дождаться, хоть жди, иль не жди.
  
   Малые мысли простой нашей жизни
   Что-то несут и зовут через боль,
   Но без ответа расстанешься с ними,
   Рукою помашешь, не с вами, уволь.
  
   Так постепенно придёшь к созерцанью,
   Будешь спокойно смотреть на беду.
   Это так верно, и это те знания -
   Всё повторится и в Новом Году.
  
   * * *
   Мы в жизни движемся
   по тоненькой жердочке,
   Местами мокрой и с осклизлою корой.
   Шаги неровною мерцающей цепочкой
   С извечной верностью торопят за тобой.
  
   Росистый луг расстелется пред нами
   Седою с редким блеском полосой,
   Помашет в юности
   нам райскими цветами,
   А старость успокоит красотой.
  
   * * *
   Снега лежат нетронутой постелью,
   Периной взбитой и пушистой, ледяной.
   И ждут весны, тепла и чтоб метелью
   Их разбудило солнышко, красой.
   И побегут ручьи искать приволья,
   Искать свободу, счастье побегут.
   И как узнать, найдутся ли уголья,
   Того костра, который разожгут.
  
   * * *
   Медный лоб, что в юности кувалда,
   К старости дырявый медный таз.
   Расплющенный - чтоб было неповадно,
   И с дырами зияющими глаз.
  
   * * *
   Утро, всё снова, мелькают картины,
   Бредовый туман на рассвете хладит,
   Напомнятся вьюги, мороза зимины,
   С надеждой отринешь, ведь лето стоит.
  
   * * *
   Днепровские дали в туманную просинь
   Тепло, благородство от русской земли
   В сибирский декабрь
   так хотелось забросить
   Затем, чтоб морозы и вьюги ушли.
  
  
   Реденько встречаешь капельки лета.
   Нет, нет, и звенит сладкогласый июнь,
   Солнечный лучик случайно согретый
   Капелькой влаги скользит. Не балуй!
  
   Тебе ещё рано, замёрзнешь до лета,
   Упрячет тебя от мороза метель,
   Лежи дожидайся тепла, солнца, света,
   Немного осталось, скоро апрель.
  
   * * *
   Декабрь, стужа, день короткий,
   Мороз кусает и трещит,
   А где-то солнце, беззаботный
   Жар разливает, тяготит.
   Там далеко ласкает море
   Песок, ракушки вдоль воды,
   Наверное, здесь нам жить не стоит,
   Иль жить тихонько, ждать беды.
  
   Когда однажды не достанет
   У нас противиться зиме
   Ни сил, иль жизнь от нас устанет
   И покоримся мы судьбе.
  
   А там, на белом, на песочке
   Среди банановых чудес
   Слагает песнь поэт по строчке
   И в такт шумит, страдает лес.
  
   Ах, Север, Север - наше ты несчастье,
   Так рано нам ты выбелил виски.
   Нет сил у нас, увы, не в нашей власти
   Чуть уравняться с югом. Не близки
  
   Тебе и думы наши, и сомненья,
   Заботы, страхи, малые мечты.
   Во всем строго твоё обыкновение
   И нет в обычных исключеньях красоты.
  
   Спеши декабарь, убегай от лета,
   У нас одна мечта забыть тебя.
   У нас мечта пространства, солнца, света.
   Их мы дождёмся, проводив тебя.
  
  
   * * *
   Не написанный Вертер
   прорывается в душу,
   Не подвластные смерти
   наши мысли грустят.
   Все в согласии бывши,
   возопилися дружно
   И одно всех желанье
   поскорей умирать.
   Мир свихнулся однажды,
   незаметно привыкли,
   Приспособились, жили,
   и сходили с ума,
   Пили гной и проклятья
   от восторгов унылых,
   И задумали Вертер -
   жизнь согнула сама.
  
   * * *
   Иней, луг поседевший,
   в чистоте поднебесья,
   Набираяся силы
   яро солнце встаёт.
   Под окошком дрожит
   ковылёчек взопревший,
   А по согнутым спинам
   летний день настаёт.
  
   Как и всё в этой степи
   бесконечно и долго
   Дуют ветры, полыни, вьюги,
   холод и зной
   Проносилось пред ними,
   что от вечности слепли,
   Безмятежные лица
   набирали покой.
  
   И стоят по курганам
   те посланцы от предков,
   Тех, чья в этих местах
   радость жизни текла.
   И услышишь однажды,
   к сожалению редко
   С прилетевшим аккордом
   песнь души, их тепла.
  
   * * *
   Гудит огонь в моей печурке утром,
   Горят поленья яростным огнем,
   В их шуме огненном
   вновь слышится как будто
   Тот летний день и мы с тобой вдвоём.
  
   Мы были молоды и думы наши знали
   Когда и что нам в жизни предстоит,
   Стояли мы как будто на вокзале,
   И даль без края, и поезд в даль летит.
  
   И вот она, та наша остановка,
   Куда стремились, незаметно шли.
   Признаться в этом и себе неловко:
   Чего добились и от чего ушли.
  
   Увы, не в нашей власти повторенье,
   Да и охоты в этом нет совсем.
   Но всё ж остались и останутся сомненья,
   О том, что с нами было, что зачем.
   * * *
   В единодушии рождается
   посредственность,
   Талант рождается от бури, и в года,
   Когда одно иль всё, на ком
   преемственность,
   Рискует быть забытым навсегда.
  
   Талант затмит своих друзей, родителей,
   Спасибо скажет только не любя.
   Нет думы в нём о боге, об обители,
   Бог в нём самом, и любит он себя.
  
   И эта отстранённая жестокость
   Даёт ему и силы и огня,
   Зажечь сердца надеждою, чтоб робость
   Исчезла в миг, с сомнением глядя.
  
   * * *
   Сегодня с утра метель,
   Метёт, Новый Год встречая.
   Природы снежной купель
   Торопится, мир обновляя,
   От скверны очистить успеть
   Для звуков светлых и верных,
   В вечность зовущих, и сметь
   В доброе счастье поверить.
  
   * * *
   Утром солнышко плыло,
   Разогнав ночной мглы облака,
   Гостя вижу в окно, будто время застыло,
   Друг и конь его Сивка,
   чуть в подпалах бока.
  
   Вот он слез, намотал на заплот
   крепко повод,
   И зашёл ко мне в дом, я его усадил.
   Рад я очень ему, на таких людей голод,
   Говорить могут все, но я спорить любил.
  
   Он сказал, что ему так охота поспорить -
   Уродится ли лён на сухмённом году?
   Я бутылку достал, говорю,
   что нам стоит,
   А потом уж про лён, про траву-лебеду.
  
   Мы сидим с ним весь день,
   о делах рассуждая,
   Выходили в садок, чтоб напиться воды.
   Там приволье, пчела жужжит
   мёд собирая,
   На роскошной поляне,
   погружённой в цветы.
  
   Постепенно земля закачалась под нами,
   Здесь и вечер пришёл, темнота -
   глаз коли.
   Говорили мы всласть,
   пусть и мало поняли,
   К той, что брезжит, черте
   мы чуть-чуть подошли.
  
   * * *
   Воет метель с утра,
   Ставнями хлещет в стены.
   Небо не синь - зола,
   Сыплет, мешает снегом.
  
   Видно в аду пожар,
   Грешные души сгорают,
   Грустно мне, что я стар,
   И там обо мне поминают.
  
   Бес, поддувало закрой,
   Дольше пусть прогорает.
   Этот черёд не мой,
   Снег подожду - пусть растает.
  
   Ну, а весной совсем
   Эти дороги уже.
   Новая жизнь зачем
   Может и я ей нужен.
  
   Ты подожди уж бес,
   Я доживу, быть может,
   Когда позабуду крест,
   И совесть когда не гложет.
  
   Вот уж тогда приходи,
   Тогда уж я твой насельник.
   Ну, а сейчас прости,
   Солнышка я пока пленник.
  
   * * *
   Меленький дождь с утра
   Сменился в обед метелью.
   Вечером будет жара,
   А ночью погода с похмелья.
  
   Будет болеть голова,
   Будут заботы сниться.
   Нет, не права, не права
   Природы простая страница.
  
   * * *
   Смежит веки усталость,
   Жаркий день находился,
   Нет прохлады и в вялость
   Бархат ночи пролился.
  
   Звёзды в небе ленивы,
   Чуть моргают ресницы,
   Блеском спелые сливы
   По безумью зарницы.
  
   * * *
   Греховные мысли роем кружатся,
   А бес одноглазый толкает - рискни!
   Ночи проходят, денёчки ложатся,
   С цифрою шесть неразлучны они.
  
   Дьявол нерусский заодно с нашим бесом
   Рвут своё тело и лепят в крови.
   Волки не воют, боятся знать леса.
   На речках, на плёсах волдыри-пузыри.
  
   Трава наша пахнет протухшим болотом,
   И зори встают как чернила в крови.
   Природа притихла, забыла заботу
   Нести для себя свой девиз "Жив - живи!"
  
   Борьба истощила, и вот уже главное
   Догнать миражи, что за тенями тень.
   Надежда одна - это весть православная
   Вновь повернёт чёрну ночь
   в ясный день.
  
   * * *
   Малая проталинка на взлобке у оврага
   Ёжится от ветра, от морозной ломоты.
   Холодно бедняжке, не укрыта, нага,
   Но так приятно сердцу
   от простора, красоты.
  
   * * *
   Попытка не пытка, спрос не беда,
   Раздумье двоится туда и сюда.
   Коль знать, где споткнёшься -
   Соломку б стелил.
   Гора, где упрёшься
   Всё ж лучше могил.
   Не веришь, гадая, поверишь, упав.
   Вся правда такая, заплатишь, узнав.
  
   * * *
   На ладони линии змеятся,
   Пересекаются, взбегают на бугры.
   Как наши годы кривой змейкой длятся,
   Дорогу нам не выстлали ковры.
  
   * * *
   Истина мира лишь богу видна,
   Мы же идём в потёмках.
   Правда, что ищем, она не одна
   Правда - материя тонкая.
   Живёт без греха только бог один.
   Мы же, живя греховно,
   Находим, теряем, надежду растим,
   Что создадим сегодня
   Нечто, способное мир нам увлечь,
   На нас обратиться взором.
   То вдруг, возгордимся, и наша речь
   Покроет дела позором.
   И вот уже правда с кривдой идёт,
   Дружно бегут, будто знают,
   Там где прекрасный цветок растёт,
   Другой цветок увядает.
   Истина ищет, находит людей,
   Способных в неё поверить,
   Но как обойтись без совета друзей,
   Способных её развеять.
   Без спора правда чуть-чуть пресна,
   И как-то совсем не сладка.
   На миру, говорят, и смерть красна -
   Душа не уходит в пятки.
   Забудь гордыню свою, человек,
   Не можно тебе быть богом.
   Живи, ошибайся - таков твой век
   В этом мире для счастья строгом.
  
   * * *
   Тёмные аллеи
   парусами чернь,
   Тишиной осенней,
   день теплом овеян.
   Блазнит часто что-то
   женское лицо,
   Как-то так неясно
   взглядом-беглецом.
  
   * * *
   Жаркий полдень в степи,
   мы идём по дороге,
   Далеко там внизу
   под увалом луга,
   Синь озёр и проток,
   а в недальней отноге
   Как конфетки в коробке
   стоят сена стога.
   Вода близко для глаза
   под увал лишь спуститься,
   Но крутенек обрыв,
   и тяжёлый подъем.
   Но решилися мы,
   вихрем вниз понеслися,
   И, вот миг, мы в воде
   по прохладе плывём.
  
   * * *
   На степном пригорке
   жарко греет солнце,
   Чуть вдали виднеет
   леса синь берёз.
   Поле дышит ветром,
   созревает просо.
   Сторона родная
   дорога до слёз.
   Я босой по краю
   вдоль омежка к низу
   Тороплюсь скорее
   к озеру меж лип.
   Вот и Кормовище,
   межозерье вижу,
   На берёзе ворон
   каркает, охрип.
   В этой котловине
   грелись не однажды
   Путники лихие
   ждали, чтоб обоз
   Поднялся на горку,
   а горушка важна,
   Чтоб смотреть по верху
   задираешь нос.
   А внизу под горкой
   две речушки слились,
   Здесь же к ним стремится
   Воровской ручей...
   Милые картины
   весной часто снились,
   А в глазах стояли
   отсверки огней.
   Тех, горящих летом
   по укромным ямкам,
   Где сидит задумавшись
   о жизни наш степняк,
   И шумит от века
   по заветным ставкам
   Ветром потревоженный
   реденький ивняк.
  
   * * *
   Мысли младые лесного укоса -
   Высохнет травка и в горсточке вся.
   В старости мысль тяжела как забота
   Не унесёшь, не поднять. Но не зря
   Так пошутила над нами природа.
   Молод - успеешь и это и то,
   В старости нет той весёлой свободы,
   Знаешь так много уже прожито.
   Силу находишь на малое дело,
   И потихоньку свершаешь его,
   Также степенно и также умело
   Терпкую горечь копит вино.
  
   * * *
   Сегодня я похож на попугая,
   На какаду сегодня я похож.
   Смеюсь я над собою, будто знаю
   На чёрта похожу я, с чёртом схож.
  
   * * *
   Летние ночи таинственной сенью
   Не отпускают, в раздумья маня.
   Жизнь пролетела, и верю, не верю,
   Память всё светит - в костре головня.
   Он уж потух, и зола охладела,
   Но ветра порыв неожидан всегда,
   Смотришь - искра,
   вновь светла, полетела,
   И будто с собой принесла те года.
  
   * * *
   Тёмная аллея, можжевельник, пруд,
   Маслянисто томно лилии цветут,
   Жёлтые кувшинки, мелкий, мелкий зуд,
   Плачут горько ивы, у воды растут.
   Камыши вдоль берега зашумят, уснут,
   Карась ищет корму, окуньки снуют.
   Ручеёк журчащий камешком блеснёт,
   Это настоящий вечер подойдёт.
   Солнышко закатит, вызвездится свод,
   Месяц злобно рожки выставит вперёд.
   И заменит мягкость ночи колдовства
   Летнюю пригожую сладость озорства.
  
   * * *
   Встрелся в дороге попутчик,
   Идти нам далёка, три дня.
   Шёл бы один я, ох, лучше б,
   Не знал бы такого вранья.
  
   Он долго всё сбоку косился,
   Всё спрашивал, как я живу?
   Зачем я в пути? С кем простился?
   И выбрал дорожку криву?
  
   Язык без костей, то известно.
   Молчал я, сначала, терпел.
   Потом говорил, но знать тесно
   Словам его, нет больше дел.
  
   А дальше, всё больше и больше,
   Я слушал, идя, засыпал.
   А он распалялся, оглохший
   Я в такт ему только кивал.
  
   О чём говорил он - не помню.
   Слова его ветер унёс.
   Нашёл ему бог в пути ровню,
   А мне питеньё и до слёз.
  
   * * *
   Мёртвый город с лицами без глаз,
   Дышащий не по-людски, не вздохом,
   Частица преисподней - как наказ
   За нелюбовь, разврат, за жизни грохот.
  
   * * *
   Медные звенья зелёной цепи
   Вьются упрямо ветками хмеля.
   Ждут, призывают: Пора, помоги,
   Нам отряхнуться, а то не успеем!
   Так очарованы, зелень тепла,
   Слабая ветреность нам не порукой,
   Жизнь без разлуки и радость без зла
   За зеленеющей каменной скукой.
  
   * * *
   Не успеет солнце в море утонуть -
   Потемнеет небо. Тёмной ночи муть
   Всё черней, всё гуще,
   глазом не взглянуть,
   Не моргнуть, не охнуть, тишина и жуть.
   Щупаешь по стенкам бестелесной мглы,
   А хватаешь воздух с частицами золы...
   Тут душа сожмется - ад? И ты пропал...
   Но вот вышел месяц - чуть он запоздал.
   Засмотрелся месяц на земной,
   знать, рай...
   Поспешу до дому, свети, брат, не зевай!
  
   * * *
   Всяк кулик своё болото хвалит.
   А как иначе в свете может быть?
   Живёт кулик в своём дому и знает,
   Что любит дом его,
   и должен он любить...
   Но не указ кулик для нас,
   для всех, для грешных!
   Мы в упоении ломаем, бьём и льём,
   И, как ни странно,
   средь шагов успешных,
   Мы эти вот деянья назовём!
  
   * * *
   Крадучись, неверными шагами
   Уверенность рождает бытиё...
   Трудно, в муках, жёлтыми ростками
   В былое пробивается новьё.
  
   ЛАСКА
   Жмурится на солнце, греет толстый бок,
   Кот Василий, вышел, на столе прилёг.
   Ночь не спал Василий,
   ждал всю ночь мышей,
   Всё лежал у норки, не жалел ушей,
   Вслушивался в шорох странный из норы,
   Писк возню. Знал -
   голод терпят до поры.
   Пообедать мышка выглянет и тут...
   Хорошо, что мышки,
   большими не растут...
   Тут мелькнуло в норке жёлтое пятно,
   Вздрогнул кот. Почудилось?
   Где ж теперь оно?
   Это была ласка - палевый зверёк,
   Длинная, худая - такою создал бог.
   Чтоб могла по норам ползать, и мышей
   Изводить под корень,
   без лишних, без речей.
   Довольная собою ласка шла наверх
   Прямо в лапы к Ваське,
   то совсем не смех.
   Васька поймал ласку, а она в ответ
   В нос струю душную...
   Немил Ваське свет.
   Кот бежит, несчастный, в ужасе, злодей.
   А ласка умирает...
   Природа, будь добрей!
  
   * * *
   Белые просторы, зимние снега,
   Крепости, чертоги, твёрды берега.
   Строгая природа шутит аж до слёз.
   Лето ждать для радости,
   для любовных грёз.
  
   * * *
   Лето, жаркий вечер, солнышко блестит,
   Отражаясь в речке, речка вся кипит,
   Маленькие рыбки прыгают, а тень
   Тихо исчезает - исчезает день.
  
   * * *
   Морские дали раздвигает шире
   Вздохом томным тёплый океан.
   Летящий веер брызг и слово мили
   Волнуют душу, нет покоя снам.
  
   Усталый ветер, покидая сушу,
   От радости, что вот он тот простор,
   Летит по морю, всё земное крушит,
   И хулиганит как хороший вор.
  
   Колышет бездна, зелена, прозрачна,
   До блеска камни вымыты, прибой
   Накатом лижет их,
   и смотрит сверху мрачно
   На буйство волн утёс горы седой.
  
   На сваях косы водяной развесил,
   Зелёной краской чуб его блестит,
   И голос слышен - наяву он грезил,
   Не разберёшь о чём он говорит.
  
   И ручеёк к волне с горы стремится,
   Она накатит на него, сомнёт.
   А он и рад, журчит, не нажурчится,
   Не растерявши радости, поёт.
  
   * * *
   Одинокая мыза у горы прилепилась,
   Разлеглись широко сенокосы, поля,
   По песочку промытому
   вдаль речушка струилась,
   И вот в этом раю
   родила
   мать меня.
  
   * * *
   Лекарство от страха - заботы, сомненья,
   Надежда, любовь и большая страда.
   В труде забываешь ошибок глумленье,
   А страх?
   Он проходит?
   Увы, иногда.
  
   * * *
   Попытка не пытка, а спрос не беда.
   Пытаешь всё счастье, несутся года.
   А что, правда, ищешь? И есть ли оно?
   Проносится мимо темно и темно.
   Спросить разумеешь, но где он ответ?
   Об этом душою не думал он, нет.
   Ответит, что первое на ум придёт.
   Язык без костей говорит и поёт.
   Так где же он выход? И где туда вход?
   Годы бегут, ускоряют свой ход.
   И вечный вопрос:
   - Что нам делать?
   - И как?
   Решаем с собою...
   А добрый ль то знак?
  
   * * *
   Метель завыла, месяц на ущербе
   Закрыла плотной серой сединой,
   Бесилась долго, лезла снегом в щели,
   А успокоилась, и небо вновь дугой
   Над снежною пустынею простёрто,
   И ночь, и месяц вышел молодой,
   Всё ярче светятся, торопятся когорты
   Засыпать небо пылью золотой.
   И вот видны дорожки и тропинки,
   Ещё летят искрами с под колёс,
   И тают в небе звёздные снежинки,
   Раздолье радости
   в их счастье месяц внёс.
  
   * * *
   Зиме не ведомы высокие порывы:
   Всё чисто, бело, чувства в леднике.
   Она неспешная, плывёт неторопливо
   Все восемь месяцев,
   всё в снежном молоке.
  
   * * *
   Реки замёрзли, озёра под снегом,
   лес затаился, молчит,
   В кружеве белом в согре берёзы,
   жалостью воздух сквозит.
   Долго и холодно зимняя стужа
   морит и мучает нас.
   Терпим, надеемся, верим натужно -
   есть у природы весна про запас.
  
   * * *
   Длинные тени лежат на снегу,
   Ветер утих, успокоилась вьюга,
   Солнечный день, то зима на бегу
   Вновь пропустила посланника юга.
  
   * * *
   За окошком птички склёвывают слёзку,
   Что пустила, греясь
   на солнышке, сирень.
   От забора тени на снегу неброско
   Вычертили сито - славный ясный день.
   Топят в избах печки,
   дым столбится в небо,
   Обещая завтра светлое тепло.
   Воздух пахнет вкусно,
   воздух пахнет хлебом,
   Пирогами, квасом, топлёным молоком.
   Деревушка малая под горой засыпана
   Белым, белым снегом,
   метель бесилась зря,
   Дорожки все прочищены,
   тропочки протоптаны,
   Бегут пимов следочки, по снегу летя.
   Чьи там это ноженьки,
   в валеночках беленьких,
   По дорожке с горочки,
   скатились в этот час.
   Это наша доченька в гости
   к нам приехала?
   Неужель ошиблись мы и на этот раз?
  
   * * *
   Дождливые осени, снежливые зимы,
   Холодное лето, весна никуда -
   Всё это в Сибири рыданья пытливые
   Загубленных душ ни за что, навсегда.
  
   Метели бушуют, снегами задушенный
   Стоит средь болот на краю тишины
   Утёс безымянный, в берёзки опушенный,
   Аллеи широки, дорожки длинны.
  
   Задумчивы сени, прохладные летом
   Сейчас утонули в глубоких снегах
   Стоит хмурой тенью
   под призрачным светом
   Готовый согнуться, валяться в ногах.
  
  
   * * *
   Проносятся вихрем по разуму мысли
   С годами всё больше летят в никуда,
   Одни отпускаешь: Идите, вы лишни.
   Других не достать - между нами года.
  
   * * *
   Странная женщина снилась мне утром,
   Что-то кричала, кого-то звала,
   Космы седые блестят перламутром.
   Взглядом сжигала, летела зола.
  
   Что это было? Предвестие смерти?
   Скоро грехи подсчитает судьба?
   Может не женщина видится - черти,
   Ангел добра убегает от зла.
  
   Это виденье меня не тревожит,
   Холоден я и восторги не мне.
   Думаю вязко, долги не умножат...
   Что-то опять там маячит в окне.
  
   * * *
   Что изумляет в поэзии прошлого,
   Так незнакомо поэтам теперь,
   Ласковость речи, изысканно брошено
   Слово, презрительность
   страстных речей.
  
   Невыносимая красочность действа,
   Богатство эпитетов, эпикурей,
   Точно описано туманное место
   Для размышлений, тлетворных идей.
  
   Вот перо Пушкина свечку торопит,
   Он ещё ищет её в полутьме,
   А мысль уже строчку бумажную точит,
   Новые ждут, и толпятся в уме.
  
   Здесь явь и былое, надежды, сомнения,
   И честь дворянина, и мысль русака.
   Душою богатая, любовью обильная
   Поэзия бисером сыплет с листка.
  
   Уместно спросить, а возможно ли это?
   Где кладезь бездонный
   тех мыслей и чувств?
   Но свечка погасла, и радостью спетая,
   Песня поэта оставила грусть.
  
   * * *
   В шуме вокзала, в прощаниях, встречах,
   Вдруг обнаружишь спокойный уют:
   Всё ненадолго, миг сроком размечен,
   И как минутки здесь судьбы снуют.
  
   Некогда встретить, любовь провожая,
   Жизнь началась, чтобы кончится вновь.
   Добрая это судьба или злая,
   Но это правда, не в глаз и не в бровь.
  
   Старого света простые понятия:
   Родился однажды, неспешно возрос.
   Всё поменяло время объятия -
   Бредишь невидимым посвистом грёз.
  
   Поезд подходит, тени толпятся,
   Но лишь на мгновение, и вот ничего...
   В пору подумать - то жизнь или снятся
   Смытые краски, картины голо.
  
   * * *
   Луковый запах гниющего лука -
   Запах печальный, прощальный и жаль
   Что в человеке лукавые муки
   Вновь разбудили тоску и печаль.
   Старые бредни немого пророка -
   Знает так много, но нет языка.
   Это судьба, его жизнь - недотрога
   Благоуханна, сладка и легка.
  
   Не потревожит, заботливой сенью
   Вдруг опахнёт, и наступит на миг
   Страхи уйдут и надеждой бесценной
   Странной судьбы чуть затеплится лик.
  
   Но ненадолго, тихонько свернётся,
   Вновь набежали на синь облака.
   Ждёшь: может встретит,
   иль может уткнётся
   Та недотрога в кисель, в берега.
  
   Печка шумит, запах лука уходит,
   Явь окружает, мечту заслоня.
   Разум в тумане не хочет, но бродит,
   Всё в забытьи, никого не виня.
  
   * * *
   Мумии заботливо хранили
   Облик тех ушедших прошлых лет.
   Свидетельство того, что люди жили,
   Что и тогда их радовал рассвет.
  
   * * *
   Мякинною трухою недогадка
   Осыпала значения страстей.
   И горьким стало то, что было сладко,
   И стало тошно от мелькания идей.
  
   * * *
   Природа Севера бедна и уязвима,
   Подует ветер, станет холодать,
   Мороз ударит и как-то боязливо
   Зима начнёт стихи свои слагать.
  
   От каждой строчки холодом повеет,
   Пустынею, духом нежилым.
   В природу Севера останется поверить,
   И гордо рассказать себе самим.
  
   Всю зиму солнышко катается по снегу,
   Но снег не тает - так здесь холодно.
   А солнца луч скользнёт когда, с разбегу,
   Заглянет к нам в замёрзшее окно.
  
   На стёклах лёд брильянтами сверкает,
   Своей красой живое всё манит,
   И солнце радо, будто извещает,
   Что где-то к нам весна уже спешит.
  
   * * *
   Серпик месяца на звёздном небосводе,
   Утра раннего загадочная шаль,
   Занавес расшитый, новогодье,
   Туман надежды, сказочная марь.
  
   Наступит утро, новый день начнётся,
   Венера знает ночи точный срок,
   Уходит тень и солнцу остаётся
   Занять то место, где маячил рог.
  
   * * *
   Забыты долг, обязанности, страхи,
   Судьба даёт изгоям снова шанс -
   Начать с нуля, покрыть былое прахом,
   И жечь мосты, не опуская глаз.
  
   * * *
   Уж очень я чужой, и в этом мире
   Не встретить мне, найдя, не угадать
   Судьбу, созвучную моей пропащей лире,
   Души способной иногда хоть понимать...
  
   * * *
   Молодость и время созерцанья
   Не часто совпадают - труден путь.
   Сии пробелы, то не только знания,
   Сии пробелы в душах. Не вернуть...
  
   * * *
   Мрачность города, грязь тротуарная
   Лезет сквозь стены, вползает в умы.
   Нет сил у природы на роль стародавнюю
   Ландшафтом скрывать
   от людей их хулы.
  
   На мусорных кучах растут поколения,
   Дети играют в заплёванный рай,
   Природа со страхом
   ждёт часа, мгновения...
   Ну, что же, природа, пока ожидай...
  
   * * *
   Прошла зима, минуло новогодье,
   Роскошью туманит душу май.
   Чуть шевельнёт Венера за поводья -
   Денёк скорее летний наступай!
  
   Тепло пришло и новое рожденье
   Переживает всё живое. Торжество
   Победы жизни, прочь зимы сомненья,
   Забыта смерть, любовь вновь божество.
  
   * * *
   Любовь как приступ
   малярийной лихорадки,
   Нахлынет и утопит в жарком сне.
   И не ищите, нет её, отгадки:
   Откуда? Что всё это? И во мне?
  
   * * *
   Степная дорожка, всё выше и выше,
   Налево поля, а направо сады.
   Скрылись из виду деревенские крыши,
   Жарко и пыльно, охота воды.
  
   Дорожка нагрета, босыми ногами
   Идти невозможно - подошва горит.
   Открылись просторы: за теми логами
   Проток и озёр край привольный лежит.
  
   А дальше за ними, за Обью широкой,
   Чьё отраженье несут облака,
   Синеет дремучий с судьбою жестокой
   Таёжный борок - память нам на века.
  
   Осколки от бомб, от ракет и снарядов,
   Избит и изрублен, но всё же живой,
   И тут недалёко, по нашему - рядом,
   Деревня кержацкая с жизнью простой.
  
   Деревня старинная, с названием вещим,
   Зовётся Меретью, так звали века.
   Всё также мерцают восковые свечи,
   И лики святых всё чернеют, пока...
  
   Опять самолёты стреляют из пушек,
   Дрожит как листок под деревней земля,
   А голос оттуда, всё глуше и глуше:
   Зачем вам всё это?
   По другому нельзя?
  
   * * *
   Марс снова налился кровью прокисшей,
   Цвет голубой утра, раннего дня
   Стал ненавистен, и носом обвисшим
   Вновь он поводит, от злобы горя.
  
  
  
   * * *
   От обиды горько плачет осень:
   Слёзный дождь и всхлипы по ночам,
   Тихо небо выцветает. Просинь,
   Пролитая по скорбным небесам,
   Как отражение снегов раздольных,
   Как скромная предвестница зимы,
   Как украшение деньков
   природы вольных,
   Последних дней без холода и тьмы.
  
   * * *
   Простых надежд негромкие сомненья,
   Рассветный луч восторженных идей -
   Они для нас, в них наше откровенье,
   И строгость чувств, неведомость путей.
  
   * * *
   Сегодня винт под утро неудачно
   Закончился, я много проиграл.
   Иду домой тихонько, чуть не плачу.
   А дома что? Там ждёт меня скандал.
   Жена за всё воздаст и скажет:
   Мне этот крест, нет сил уже нести.
   И не осудит бог, и жизнь не свяжет...
   Я ухожу, а ты меня прости.
   Я обниму её и поцелую,
   Она прижмётся ласково плечом...
   Я так люблю её и так тоскую,
   Когда сижу за карточным столом.
  
   * * *
   Вздор так приятно украшает женщин,
   Он равновесие приносит красоте,
   От бога им, доставшейся, и тесен,
   Бывает день в заумной правоте.
  
   * * *
   Страстностью богато вожделенье,
   Оно растёт, и свет собой застит.
   Ничто не в силах помешать, забвенье
   Так велико, так твёрдо, как гранит.
  
   * * *
   Утро скоро мглу разгонит,
   Станет солнышко светить,
   А покуда вьюга стонет,
   Бьёт в окошко, снег летит.
   Страшно выйти за ворота,
   Не видать, кругом темно,
   Слышно будто крикнул кто-то,
   Заглянул в избе в окно...
   Затоплю скорее печку,
   Дров я с вечера принёс,
   Пододвину ближе свечку -
   собеседницу в мороз.
   Заострю перо гусиное -
   Я их с дюжину припас,
   И начну письмо я к сыну...
   Напишу хоть в этот раз,
   что корова отелилась,
   Пьёт телёнок молоко,
   Полынья в реке открылась,
   Рыбу ловим черпаком.
   Приготовил к паске яиц,
   Буду красить шелухой,
   Забежал в сенник к нам заяц,
   Уши длинны, сам лихой.
   На ворота стал он прыгать,
   Я скорее от греха
   Снял кольцо, чтоб его выгнать,
   Убежал он. Чепуха
   Всё в жизни нашей -
   Деревенский скромный быт.
   Вот весною пашню вспашем,
   Хлеб посеем - будешь сыт.
   А зимой, не стой медведя,
   С пуза на бок - поворот.
   Скучно, к нам никто не едет,
   Всё зеваем напролёт,
   Лень российская зимою,
   Спячка долгая и печь...
   Разве тайну я открою -
   Раз есть печь, то надо лечь,
   И уснуть в тепле привольном,
   Забыть шорохи зимы.
   Мы привыкли быть довольными
   Малым, тем, что мы живы.
   Вот в окошке посветлело,
   По избе течёт тепло,
   И картошечка поспела.
   Глядь, совсем уж рассвело.
   Пойду выпущу корову -
   Погуляет в деннике,
   И пошлю с письмом обнову,
   Обувь справил я тебе.
   Обувай весной со скрипом
   Пару хромовых сапог,
   Вспоминай отца, и всхлипом
   Я письмо закончить смог.
  
   * * *
   Солнце село за бором, опускается ночь,
   И не видно пути, на пустынной дороге,
   А с небес звездопад засыпает, пусти,
   Звёздной пылью тягучей опутаны ноги.
  
   * * *
   Наивность размечталася о счастье,
   А счастье иллюзорности сестра.
   Пусть тяжела дорога, всё ненастье,
   Преодолей, и жизнь опять светла.
   Наивность очень хрупка и ранима,
   Злословия двусмысленный зыбун
   Её погубит? Мысль невыносима...
   Не быть сему. Всё для неё как сон.
   Счастливый сон в объятиях приятных,
   Сон в разговоре славном о любви,
   Не знает реверансов зла невнятных,
   Одна лишь доброта в её крови.
  
   * * *
   Угасла страсть, твой милый образ
   Во мне живёт и часто тень
   Забытых чувств, любви быть может,
   Напоминает ту сирень.
   Да, наше лето миновало,
   Отзолотилась осенью,
   Осталась жаль, осталось мало,
   Всё как-то блёкло, с просинью.
   Не воротить нам жара лета,
   Поют не те там соловьи,
   Не ждать друзей нам с того света,
   Ушли они, уйдем и мы.
   Но это скоро, а сегодня
   Мы пьём за радость и любовь,
   Пускай природа недовольна,
   А мы назло не супим бровь.
   Пусть радость наша волной плещет,
   Пусть шестикрылый Серафим
   Наступит ночь, зажжёт нам свечи,
   Ведь ты со мной, я не один.
  
   * * *
   Солнце скрылось за бором -
   кратки сумерки летом
   И чернильная мгла разлилась широко.
   Надо мной небеса переполнены светом,
   Звёзды падают вниз, умирая легко.
   Месяц что-то сегодня
   припозднился, не вышел,
   Надоело низать на рога судьбы звёзд.
   И от этого ночь стала сумрачней, тише,
   По спине у меня заструился мороз...
   Я иду вдоль реки,
   слышен плеск перекатов,
   Вот и мостик повис
   над спокойной водой.
   Сколько в жизни ещё
   ожидать мне закатов,
   Как сегодня, таких,
   чтобы летней порой.
  
   * * *
   Где-то вновь пилигримы
   пыль дорожную топчут,
   Вновь стремятся к престолу
   сокровенных минут.
   Верят яро, что жертвы
   их надежду упрочат
   На свободу, и счастье,
   что подолгу, но ждут.
  
   * * *
   Февраль заполнил солнцем, баловница
   Зимних дней недавняя печаль,
   Падера как злобная блудница
   Незвано подкрадётся:
   - На, встречай!
   Но день всё больше,
   скоро вровень с ночью
   Небесный свет заполнит небеса.
   Лето близко где-то, тепло прочат
   Запах прели, леса голоса.
   Весна вот-вот пожалует на праздник,
   Чтоб женщин наших чуть повеселить,
   Но шалый ветер падеры проказник
   Гудит высоко, снегом нам грозит.
   Напомнить хочет, чтоб не забывали
   Зимы разгул, метели, холодов.
   Чтоб жили летом, жили и не ждали
   Как заслезится солнце от снегов.
  
   * * *
   Пришёл домой, пишу стихи,
   В окошко солнце, где лопухи
   Растут в тепло, там снега пух,
   Там не пройдёшь, и только вслух
   Ведут рассказ о летних днях -
   Коты дерутся, хвосты подняв,
   И воют нудно, и шерсть летит,
   И будут драться, не запретит
   Им этой ссоры никто земной...
   Мои укоры, они со мной.
  
   * * *
   На небесах, наверное, херувимы
   Поют во славу жизни всех людей...
   А здесь, у нас, приливы и отливы
   Злобой переполненных идей.
  
   * * *
   Моя рубашка выцвела от солнца,
   Дорожной пылью бархатятся сапоги,
   Всё лето я, не стой того японца,
   Щурясь от света, отдавал свои долги.
   Цветами любовался я весною,
   Шуму лета удовольствие дарил,
   Ночью ждал прозрения, не скрою,
   И скорбь свою давнишнюю забыл.
   А жизнь моя прозрачною казалась,
   Нет скрытых в ней корысти и страстей,
   Одна любовь в ней,
   жалость в ней осталась
   К той красоте, которая больней.
  
   * * *
   Жили-были дед и баба,
   Ели кашу с молоком,
   Дед свалился с баобаба,
   Да в котёл, да с кипятком.
   С этих пор он побелел,
   Голосом недужил,
   Но, однако, много ел,
   С выпивкой был дружен.
   Утром рано запрягал
   В сани кобылицу,
   Чтобы съездить под увал
   Посмотреть жерлицу.
   Щук ловил, зимой налимов,
   А в озёрах карасей,
   Жалко было их безвинных,
   Не любил он наших щей.
   Толи русский был по крови?
   Иль нетутошный шпиён
   Погулял, похмурил брови...
   От него потомок он?
   Неизвестно, только очень
   Дед ненашенских любил.
   Подзовёт, бывало, спросит:
   - Ты грузин аль армянин?
   И ответ не слыша, в морду
   Бьёт он чёрное лицо,
   Отвернётся, потом гордо
   Усмехнётся с хитрецой.
   От того в краю родимом,
   Пока дедушка был жив,
   Ни ходжей, ни насрединов
   Мы не знали, никаких.
   Жили просто, и лишь русских
   Различали голоса.
   Но прошла, давно минула
   Та, из света, полоса.
   И теперь в краю родимом
   Чёрным лицам нет числа.
   И грузинам, армянинам
   Русска девка подошла.
   Хоть считают проституткой
   Чёрны люди и её,
   Но живут. Из грязи, мути
   Натащили своего
   Безобразного веселья
   Поножовщину, вражду.
   Бьют людей не от безделья,
   Говорят: Так я живу.
   Что же делать нам в России
   В нашей русской стороне?
   Нам обидно, были, жили,
   А теперь бредём во тьме.
  
  
   * * *
   Медуза чуть колышется на волнах,
   Разнежилась в тепле воды морской.
   Сонная зелёненькая скромность,
   Согласность с миром, верности постой.
  
   * * *
   Мутненькое, дрянненькое утро,
   Небесный свет затравленно струит.
   Туман? Не скажешь, просто месит будто
   С грязным снегом цвет весенних лип.
  
   * * *
   Мостик через речку,
   Жердочки дрожат,
   Сняв с гвоздя уздечку,
   Направляюсь в сад.
   Там в тени берёзок,
   За гречкой, за бугром,
   Бор хранит околок -
   Берендеев дом.
   Живописны горки,
   Полянки и пожни,
   Линии так тонки,
   Чёрточки нежны.
   Зверобой реденько
   Изжелтил лужок,
   Мятою духмяной
   Горбит бережок.
   Пескариный омут,
   Ужи на берегу,
   Здесь меня все помнят
   И, быть может, ждут.
   Обратаю Сивку,
   И верхом помчусь,
   Ветерка степного
   Досыта напьюсь,
   Солнышко пожарит,
   Пылью подсластит,..
   Как душа играет!
   Сердце как стучит!
  
   * * *
   Удивлялись древние нашей стороне -
   Там снега глубокие, непроезжие.
   Сторонились древние полуночных стран,
   Сочиняли сказочки,
   а попросту - обман...
   Называли жителей наших родных мест
   Зверями, мучителями,
   посмешищем чудес.
   Эта же традиция жива и в наши дни,
   Легче отвратиться - не люди мол они...
   Живут в снегу с медведями,
   едят сырое, спят
   Шкурами одетые, как звери, и храпят...
   Коль выпадет попасться в руки -
   не спастись.
   Не этот страх животный
   тревожит нашу жизнь.
   Тревожнее желание
   друг-друга не понять.
   Тревожней ожидание
   беду других прогнать.
   И катится по миру
   несчастия клубок.
   Нет у него начала,
   мотает сколько смог.
  
   * * *
   На синем небе облачком летучим
   Стремится к солнцу, жизнь моя бежит.
   Украдкой обернётся - небо в тучах,
   И нет надежды горе ублажить.
  
   * * *
   Вечерние сумерки, синие дымы,
   Тени ушли, незаметно угас
   Вечер сиреневый, стыдливо синий,
   Отсверк рассветных сияющих глаз.
  
   * * *
   Простых надежд ищу я отголоски,
   В увядших чувствах
   грусть души сквозит,
   Во внешней странности, обманчивости лоска
   Забытых радостей печальный блеск таит.
   Всё реже наши увлечения, заботы
   Становятся моими и влекут,
   Бесцветна жизнь и вздохи как икота
   Уж не приносит радостных минут.
   И утомление от жизни не проходит,
   Усталость нет желанья победить.
   И солнце тоже, и всё также всходит,
   И светит, греет, призывает жить.
   Откуда это несусветное величье?
   Откуда нелюбовь к своей судьбе?
   Быть может в этом и награда, и отличие
   Забытых снов о доме, о тебе.
  
   * * *
   В яру могила капитана,
   А на горе стоит село,
   С церковкой, избы из самана -
   Далёко русских занесло...
   Там по субботам топят бани,
   Замест берёзы - эвкалипт.
   Бабы русы, в сказках сани,
   Дед Мороз и снег летит.
   Что такое снег и холод
   Уж не ведает никто,
   И кто стар и те кто молод:
   - Прожито - не забыто!
   Там, где русская сторонка
   Примостилась средь снегов
   Есть село, а в нём избёнка,
   Напекли там пирогов.
   Поминают тех утопших,
   Чей корабль взяла волна,
   Не забыли. Дед оглохший
   Сыпет птенчикам пшена.
   Клюйте, божие созданья,
   И летите к небесам,
   Передайте обещанье:
   Тех несчастных помнить нам.
   Пусть и там в сыром подвале
   Среди рыб и чудищ всяк
   Пусть узнают - помнят, жаль нам,
   И подали чтобы знак.
   Так в концах земного шара
   Помнит русский свой язык,
   Свой обычай, имя Ваня
   И Маруся, что возник
   По велению от бога,
   Чтоб щунять заблудший люд,
   И несёт Русь тяжко, долго
   Этот груз. Не что-нибудь!
  
   * * *
   Вот и ночка минула как будто,
   В бусом небе занялся восход.
   Горизонт чуть с дымком перламутра
   Надвигает тяжёлый как лёд.
   Шумит печка, и чайник вскипает,
   Утро раннее светом манит,
   А сердечная грусть не стихает,
   Всё никак от меня не бежит...
   На крыльцо выхожу и минутка
   Потянулася долго как сон.
   Наша жизнь, ты случайность, ты шутка,
   И тобой, тот кто жив, награждён.
   Воздух сладок и свеж, не напьёшься,
   Солнце ласково тучки ведёт,
   Но однажды вот также проснёшься,
   А она жизнь возьмёт и уйдёт...
   Но пока ты живой и мгновения
   Озаряют так счастливо день
   Наполняют таким изумлением
   Жизни миг и той вечности тень...
  
   * * *
   Крестиком вышита, золотом блещет
   Черная шаль русской звёздной ночи.
   Искорки гаснут под ветром и свечи
   Ломкие жизни трепещут огни.
  
   1941
   В жаркий июнь, в сенокосы
   Ударило горе войной,
   И мирные мысли отбросив,
   Встала страна на тот бой.
   Завыли бабёнки по избам,
   Мужей собирая на смерть.
   Ох, как бы проведать и вызнать
   За что им опять эта месть.
  
  
  
   * * *
   Забытый богом звёздный перекрёсток
   От малых медведей сюда к большим
   Зияет пустотою - отголосок
   Войны гремевшей. Если б знал латынь
   Я б рассказал о рыцарях тех давних
   Об их трудах, и вере, и любви,
   И об обычае тех лет - нирване...
   Как всё далёко, они все ушли.
   Но не бесследно. Небо блещет в лоске,
   Летают звёзды в дом и по гостям,
   Мы смотрим в небо и с печалью носим
   В душе любовь к родительским гробам.
  
   * * *
   Я лежу на спине, на траве, край дорожки
   Запылённый просёлок у берёзок во ржи.
   Под березкой в теньке
   полусгнившие сошки,
   Режут воздух ломтями,
   дождик чуя, стрижи.
   Высоко надо мной облака проплывают,
   Их торопит пастух - верховой ветерок.
   Ну, а здесь на земле я лежу и мечтаю
   Вот и мне в небесах полетать бы чуток.
  
   * * *
   Плесневый от жира рогоносец
   С утра подсчитывал упавшие дары.
   Так много тела - значит плодоносец,
   Опять рога - так просто две горы.
  
   * * *
   Бредёт Россия какой год в потёмках,
   Не верит кормчим нынешним, увы.
   Да и они походкой своей ломкой
   Не знают где подбавить ещё тьмы.
  
   * * *
   Язык народный мудрый, многоцветный
   Сравнил намёты снега и гробы.
   Метель снежок в пыль мелкую источит
   И всё сравняет, заметёт следы.
   И утром вид такой вокруг нелепый,
   Пустыня белая под саваном гробы,
   Мороз ярится, холод несусветный
   И это нам, и наше от судьбы.
  
   * * *
   Легонько ветер мою душу сушит
   И естество стремится ему встречь.
   Досада ждёт, зовёт всё глуше, глуше,
   Живёт во мне, хоть не стремлюсь беречь.
   Глаза закрою - многое приходит
   На ум уставший, слабостью томим.
   Всё реже мысль о счастье
   в мечтах бродит,
   А чаще мысль: За что я так гоним?
   Как жизнь меня в изгоя превратила?
   Всё реже встретишь отклик в лицах тех,
   Кого любил, и кто меня любили,
   Нередко видишь ненависть и смех.
   Сладкий ветер утром на восходе
   Всё также ласков и до боли мил,
   Предвестник лета тёплого, погоде
   Не ожидать, чтоб ей он изменил.
  
   * * *
   Растерянная, сгорбленная жалость
   На краешек дерюжки прилегла,
   Устала ждать добра, и ей осталось
   Совсем чуть-чуть достичь предела зла.
  
   * * *
   Моросит тёплый дождик,
   липкой ватой одетый,
   Начинается день,
   счастьем лета даря.
   Чуть осипший задира
   петушок разноцветный
   Приглашает проснуться
   в этот миг, и не зря.
   Солнце взглянет под тучу
   и осветится снизу
   Красота поднебесья
   та, что людям дана,
   И почувствуешь остро
   этот миг - антреприза,
   Та, которая только
   вот сейчас и видна.
  
  
   * * *
   Прошлое не вспомнить... Как хотелось
   Представить мысленно
   одну из тех минут
   Залито солнцем что-то, сладко грелось
   Тем лучезарным, тем в котором ждут.
   Украдкою сознание подарит
   Как отсверк угасающей свечи
   Мгновение прошедшего, изгладит
   Все бугорки, ложбинки и ключи.
   Так гладко в праздничном
   потустороннем свете
   Предстанет миг из жизни прожитой
   Картинка вспыхнет и погаснет незаметно
   И будто скажет: Ты торопишься? Постой...
   Чуть подожди и я твоя судьбина
   Хоть и давно расстался ты со мной.
   И я была твоя, тобой любима,
   Твоей давнишней сладостной мечтой.
  
   * * *
   Крыто серым и мокрым холодным
   Лучезарная летняя сень,
   Ветерочек потянет голодным
   Холодком от тревоги, сирень
   Наклонится и листики свесит,
   Так бессильная перед судьбой,
   Притаится за тучами месяц
   Иногда появляясь, кривой.
   А к утру жаром солнца разгонит
   Набежавшую мрачную тень,
   Вновь тепло и никто уж не вспомнит
   Эту хмарь и в печали сирень.
  
   * * *
   Трясогузка кормит своих слётков
   На отмели на галечной косе.
   Мечется, торопится и в глотки
   Кидает долг свой жизненной красе.
  
   * * *
   Сомнения редко посещают уголок сей,
   Пустыня, одиночество - удел
   Забытых страхов,
   странного пророчества,
   Исполненного жизнею идей.
  
   * * *
   Рукотворное море затхло рядом дышало,
   Ветер мёл с обнажённой,
   обгорелой земли.
   Золотые песчинки море жадно глотало,
   Знать хотело замедлить
   своей смерти шаги.
  
   * * *
   Забыты юности бесплодные исканья,
   Утрачен запах первозданной простоты,
   И не тревожат больше ожиданья
   Любви прекрасной, той,
   чьи помыслы чисты.
   Не верится, что что-то состоится,
   Что дело есть у счастья до меня,
   Но всё же пусть, а это жизнь,
   пусть длится
   Без слёз, без ожиданий, без огня.
  
   * * *
   Утро недоброе серое с белым,
   Снежную пыль сеет небо, устав
   Сдерживать волю, желание - где бы
   Силу дурную богатых держав
   Вновь разрядить, чтоб вздохнуло
   Свободно, железные плечи
   расправило зло.
   Хватит веселья, пожили свободно,
   Время ярмо нам напялить пришло.
  
   * * *
   Холодные снеги, длинные зимы,
   Лето мигнёт, и не видно ни зги.
   Наша судьба, наши души ранимы,
   Думы тягучи, кипящи мозги.
   Яма глубокая, рыхлая, снежная,
   Выход вверху, не дойти, не достать.
   Наша свобода - нора неизбежная -
   Не убежать, не поднять и не встать.
   Холодом вышиты скатерти снежные,
   Мрачный рассвет, раздвигается тьма.
   Как нам согреть их, любимые, нежные
   Падают льдинками наземь слова.
  
   * * *
   Смысла не ищешь, нет в том заботы,
   Рваные сумерки в разум вошли.
   Смотришь на небо - мятые соты,
   Белым, тревожным забиты они.
   Страшно и странно, не видят их будто
   И не вдыхают зловония жар.
   Ласковы сини небес перламутра
   Уж и не вспомнишь, всё в грязи пожар.
   Соты трухлявят, спускаются ниже,
   Душу сжимает железный кулак.
   Здесь наша жизнь, да, увы, не в Париже
   Всё символично, для нас всюду знак.
   Прошлое, где ты? Да было ли это?
   Кто там пожил? Всё забыто не зря.
   Хочется счастья, любви, много света,
   Ждёшь, и приходит вся в чёрном заря.
   Дети больные, события мелки,
   Гонор фальшивящих денежных струн,
   Скачут по веткам облезлые белки.
   Ищут обломки помпезных трибун.
  
   * * *
   Мгла незаметно съедается утром,
   Тает тихонько ночи туман,
   Зарёю рассвет открывается. Жуткой
   Тайной той двери владеет Сезам.
   Смерть входит тихо, двери не скрипнут,
   Лишь запоют в тишине голоса,
   С веток сирени, цветочки в облипку,
   Густо и мокро стряхнется роса.
   Нудные трели, восточные ритмы
   Все погрузится в лимонный уют,
   И побегут по стене тени-титры -
   Немому кино ночи жизнь отдадут.
  
   * * *
   Корысть и выгода
   всевластны над умами,
   И не в чести сейчас, забыты те слова,
   К которым древние стремилися веками,
   А жизнь сложила благородства острова.
   Те острова не в океане тёплом,
   Те острова в умах, сердцах людей,
   Но в наши дни их не увидишь в пёстром
   Калейдоскопе новоизбранных идей.
   Разросся, матереет куст сомнений
   В нужности седой той старины,
   В служенье человечности, бореньи
   Остатков благородства меж людьми.
  
   * * *
   В двориках чисто, и пусто, и звонко,
   Пахнет цветами, опавшей листвой,
   Слышится вальса мелодия, тонко
   Тронет вдруг душу мой друг саксофон.
   Густо и сочно звук наполняет,
   И расцветает, звенит голосок,
   То страстным вздохом
   страдать вас заставит,
   То чуть занудно заплачет рожок.
   И вот уже вальс потерялся в берёзках,
   В ярких цветах луговых утонул,
   Но, чуть, мгновение и тембр его жёсткий
   Снова очнуться заставил, вернул
   Сюда на клочок дорогой нашей жизни,
   Туда, где росла и страдала душа,
   Где наша любовь и рассветные сини -
   Всё что судьба нам несла неспеша.
   И мы сидим, затаились, боимся,
   Чудо возникшее как-то само
   Чем-то спугнём,
   с милым счастьем
   простимся...
   Слушаем молча слепое кино.
  
   * * *
   Старое кладбище, клевер и мята,
   Бугры и провалы от древних могил,
   Яр с двух сторон, тишиною объято...
   Скольких покой этот холм сохранил.
   Белые, красные, дети, старушки...
   Триста годов как деревня...
   Стоит?
   Где те землянки, дома и избушки?
   Время безжалостно быстро летит...
   Нет той деревни, лишь холмик укажет,
   То место уюта, где жило село.
   Никто не придёт на могилы, не скажет:
   Светел наш день, что же в душах темно?
   Взорвана крепкая связь поколений,
   Умерших некому вспомнить...
   Придти,
   Зёрнышки бросить для птичек,
   чтоб пели,
   Водички полить, дать цветам расцвести.
   Рвётся клочками, горячею кровью
   Брызжет на землю, на души, забыв,
   О людях. Не бродит сыновьей любовью,
   В тенях бестелесных, бездушных остыв.
  
   * * *
   Война всё чаще называется конфликтом,
   И безобидней кажется, светлей.
   Словно смерть,
   воспользовавшись лифтом,
   Поднялась из крови, из червей.
   И речи политических актёров
   Пафосом и верою в добро
   Так удивительно спокойны, что сапёров,
   Тех осмотрительных, превысили давно.
  
   * * *
   Жилистое, скачущее время,
   Кашляя, стремится в никуда,
   Всё ногою шарит, ищет стремя,
   Колют больно то в живот, то в пах года.
   Жеребец не знает: что же делать?
   На дыбы вставал. Катался по земле.
   Откуда знать ему, откуда ведать
   Седока, измятого в седле.
   Тот седок прошёл огни и воды,
   Не запомнил только те года,
   Манят вновь кровавые восходы,
   Вновь скорей, он знает, он туда...
   Убежать? Куда? Ведь ты зануздан,
   А из шлеи живым не выпадать...
   Срок для жизни дан, скорее ссужен,
   Платить не в силах, так не надо брать.
   И вновь вперёд в безумном напряжении
   Успеть догнать маячащую даль...
   Нет сил, и падаешь, и рвёшь колени -
   Костюм для казни, его не жаль.
  
   * * *
   Наконец потеплело, небо белое с серым,
   Тает выпавший снег,
   капель с крыши спешит.
   Воздух тих и прозрачен,
   пахнет летом и мелом,
   То вода по стене побелённой бежит.
   Я сижу на крыльце,
   размышляю как будто,
   Вместо дум в голове
   плывёт сонный туман,
   Как приятно и ласково это светлое утро,
   Как охота продлить сей весенний обман.
   Пойду в дом, посмотреть,
   истопилась ли печка,
   И картошка в чугунке уварилась давно.
   Электричества нет,
   горит сальная свечка -
   Все на север окошки и без света темно.
   Скоро лето наступит,
   всё как будто проснётся,
   Заторопится в рост, зеленеть и цвести,
   Небо серость стряхнёт
   и грозою пройдётся,
   Чтобы гордо свою красоту вознести.
  
   * * *
   Вновь кружится горе, не просили,
   Вновь в полях жиреет вороньё,
   Вновь набобов славой обносили,
   Вновь султанам не дают своё
   Миру показать величие,
   Силу мысли и полёт души,
   Не хочет мир увидеть в них отличие
   От тех безумных, что наконец ушли.
   Не замечает мир ума сидельца,
   И важного участия в делах...
   И дверь к нему для них
   ну просто дверца,
   А ведь за ней, что видишь
   в страшных снах.
   Владеть бы миром, да силёнок мало,
   Учить бы всех - не слушает никто.
   Любовь народов - сила растеряла,
   Султаны в банях растрясли её.
  
   * * *
   Голова чумная и темно в глазах,
   Невесёлый посвист в серых небесах,
   Дождик сыплет пеплом,
   Закрывает даль, как-то всё нелепо,
   Больно. И не жаль
   Ни своей любимой жизни дорогой,
   И того, что мучаю я тебя со мной,
   Трудно тебе в жизни,
   Но ещё не всё,
   Там чуть-чуть лишь брезжит
   Тёмное лицо.
   Сможешь, догадайся, или подскажу,
   Но не удивляйся тому, что разбужу...
  
   * * *
   Жарко и сухо, июль достославный,
   Заботливо ищет услады душа,
   Оркестр духовой на эстраде диванной
   Играет с утра, всё вокруг заглуша.
   Играет то польки, то вальсы забытые
   Те, что дедами писались в любви...
   Манчжурские сопки как слёзы пролитые
   Возвысят смущённые чувства в крови.
   Дунайские волны о рыцарях, давнее
   Расскажут, Амурские примут салют
   Славы России, широкие плавные
   Песни народа могуче поют.
   Где ты, Россия? Встань, отряхнися,
   Пьяную одурь сбрось с глаз на миг,
   И осмотрись, и назад оглянися:
   Так уж приятен тебе твой же лик?
  
   * * *
   Мохнатая бабочка, серое с белым
   Хлопает крыльями, вьётся вокруг.
   Рыщет глазами по мне очумелыми,
   Моль - эта бабочка, вечный пастух.
  
   * * *
   Суровости немало нам досталось
   За вольный и свободный склад души.
   Учили больно, били, только малость
   Той чистоты смогли, уберегли.
  
   * * *
   Весной зерно к земле стремится
   Сквозь снег, сквозь холод, стылый лёд,
   Страдает, ветрами клонится
   Взошедший бледненький росток.
   И вырастая столь, сколь смог,
   Зиму встречает, не бранится,
   Он рад, что семена сберёг,
   Из них весной вновь возродится.
  
   * * *
   Метельный вздох за тишиною
   Как обязательный итог
   Подводит время, а виною
   Лишь наша жизнь, её виток.
  
   * * *
   Как следует, ещё не пожелтев,
   Листок другим накрыт,
   вслед прилетевшим.
   Финал сей прост, с желта напев
   Любви, лишь ветром шелестевшей.
  
   * * *
   Опять влюблённость возомнила
   Об исключительности муз,
   Которая, придя, дарила
   Ей первородной страсти вкус.
   Но злоба, зависть, ожиданья,
   Чуть зацветя, сплели косу
   Из вдохновенного страданья,
   Чтобы душить любви красу.
   И вот слеза любви скатилась,
   Тот, от разлуки, ветерок
   Её смахнул. Но - не укрылось
   От струн души - поник цветок.
  
   * * *
   Здравствуйте люди,
   у нас вечер и дождик,
   Серая мгла поглотила простор.
   Будет ли лето? Кто знать это может,
   Ждем вот вестей с лебединых озёр.
   Дом гудит мухой, мысли в кучу сбивает,
   Ханкой пропах и качается чуть.
   Что же нас ждёт,
   когда снег весь растает -
   Грязь и убогая мерзкая жуть.
   Лету пора бы, но метель снова воет,
   Рваное небо, не брезжится путь,
   Радостно жить. Да, а жизнь того стоит?
   Иль лучше забыться, навечно заснуть?
  
   * * *
   Хмурый сумрак заполняет душу,
   Наползает, сочится сквозь стекло.
   Неужто он несёт с собою стужу?
   Зиме конец, что было, то прошло.
  
   * * *
   Струйкой песок в речку с берега тянет,
   В лосиных следах выступает вода,
   Сломана ветка, обвисла и вянет,
   Как неуклюжи шаги иногда...
  
   * * *
   Мокрое время, хляби и дали,
   Воздух прозрачен, в низинах туман,
   В долгую зиму ждать не устали,
   Верится в лето. Мокрый саман
   Пахнул глиной тёплой, струится парок,
   Весна холодна, из её грязи топкой,
   В которой пропал, захлебнулся, не смог,
   Трескучий, холодной зимы
   мороз звонкий
   Хоть и ярился, хоть был он жесток,
   Воспрянет однажды
   бессильный и тонкий
   Нового лета зелёный росток.
  
   * * *
   Морщит Восток край небес, голубизны
   Бледная гладь потихоньку сдаёт,
   Солнечный день не спешит с укоризной,
   Будет и вёдро и жар к нам придёт...
  
   * * *
   Шум моря слышен отдалённый,
   И чаек резкий, злобный крик,
   Поток страстей людских нескромный
   Как мира искажённый лик.
   Накатит на берег прибоем,
   Затопит душу солью брызг,
   Потом отхлынет с глухим воем,
   И успокоится на миг,
   Чтоб вновь нахлынуть...
   И покуда живёт природа, человек,
   Нам эту жертвенность не сдвинуть
   Она кругом, по жизни, бег...
  
   * * *
   Рысь крадётся в гуще кроны,
   Жёлтым глазом смотрит вкось,
   С колокольни слышны звоны,
   Жизнь течёт отдельно, врозь.
   У природы жалкий жребий -
   Стонет, мучает себя.
   Но всё ждёт - оценят, верит
   Вспомнят люди, и любя,
   Вновь почувствует природа,
   Что и люди часть её,
   Зима, лето, непогода -
   Всё едино, всё своё.
   А пока охотник целит,
   Нажимает на курок...
   Жаль природу, она верит...
   А придёт он, счастья срок?
  
   * * *
   Марс краснеет, ему стыдно.
   Кровожадностью томим?
   Клюв востришь? Тебе обидно?
   Крови мало нам сами.
   Озираемся веками.
   Где б хлебнуть, ещё чуток?
   Упираемся локтями,
   Сделав маленький глоток.
   А в глазах всё крыши, крыши,
   Вознесли свою печаль:
   Мол, назначены мы свыше,
   Жизней нам безвинных жаль.
   Но и жажда мучит, точит,
   Жажда денег и утех.
   Горе каждый напрочит,
   Одним горе, другим смех.
   Ну, а мы, поскольку выше,
   Выбираем, что хотим:
   Иль летаем выше крыши,
   Иль присядем, помолчим.
   На виду у всех людей,
   Их подружек и б...,
   Проследим за тостом: Пей!
   Не скучай, и будь смелей,
   А на горе - гнездо свей,
   Наш любимый, дуралей!
  
   * * *
   Постель распахнута,
   следами возлежанья,
   Наводит наблюдателя на мысль -
   Неужто здесь ристалище избранья
   На жизнь злодеев?
   Это правда. Как и жизнь.
   * * *
   В апреле вновь зима вернулась,
   Валит пушистый, мягкий снег,
   Просторы светлы, жизнь проснулась,
   И ускоряет к лету бег.
   Бело на небе, в грязи белой
   Лежит, задумалась земля.
   Летящей будто, но несмелой
   Походкой шествует заря.
   И будто слышен где-то - рано -
   Крик журавлиный, первых стай.
   Так хорошо! То не нирвана?
   Скажи, мудрец, от нас не тай!
   Быть может здесь, на кромке жизни,
   Среди снегов, среди болот
   Мы не присутствуем на тризне,
   Что жизнь и здесь, для нас живёт.
  
   * * *
   В бору беломошном,
   на тёплом пригорке,
   С изрытой верхушкой.
   в барсучьих следах,
   Рыжиков глазки посмотрят так горько,
   Как невозможно увидеть и в снах...
  
   * * *
   Мокрое время, весенние звоны,
   Ранней капели сумбурный рассказ.
   Где-то весна, и гонцы отряжёны,
   Чтоб начинать подготавливать нас,
   Чтоб сообщить: время жизни подходит,
   Стоит весне только зиму прогнать,
   Вот уже лето, и дух его бродит,
   Как не сильна, но зиме не сдержать.
  
   * * *
   Вспыхнула девка - парень знакомый
   Рядом присел на скамью у ворот.
   Шёл издаля по деревне в обновах,
   Шла и надежда - любовь его ждёт.
   Девка смущённо на парня взглянула,
   Здравствуй, Андрюша, далёко идёшь?
   Нет, тут корова в согор увильнула...
   Её твой братишка угнал... Да ты врешь?
   Потом посидели, чуть-чуть помолчали,
   вышел отец, поздоровалась мать,
   В дом пригласили, а там угощали...
   Как хорошо, коли наш будет зять!
  
   * * *
   Время неровно бежит, забываясь,
   Солнце, всходя, отмеряет шаги,
   Тёмная ночь, это просто на зависть,
   Бархатом гладит: Постой, погоди...
   Дай подсмотреть,
   как живёшь ты, мгновение,
   Дай насладиться твоей простотой,
   Кружит голова, фимиам откровения,
   Не улетай, не скользни стороной...
  
   * * *
   Холод вернулся в душу, морозит,
   Светлая пыль засыпает, глаза -
   Отсверки блещут, по сердцу елозят
   Тревога и время, забыто, гроза
   Давно собиралась, и злоба копилась,
   И ливень жестокий накатной волной,
   И небо гордыней
   к грехам приклонилось,
   И месяц гордился, сиял сединой.
   Усталость стремлений и умыслов тайны
   Не стало заботы их дальше хранить.
   Ждали - свершилось,
   одно лишь сознанье,
   Само чуть живое, не может забыть.
  
   * * *
   Мерцающий пласт подземелья
   Как образ безумной мечты,
   Судьбы источённой, похмелья,
   Пространства без чувств, суеты.
   Преследует вкус ошалелый,
   И запах волнует, устав
   Вздыхает под куполом, белый,
   Привыкший к утратам монах.
   Глаза его видели много
   Пока не закрылись навек,
   И тень его рядом, и строго
   Царит, пресекает... Но смех
   Из странной груди наверх рвётся,
   Не совесть задушит, казня
   Обрывок верёвки придётся
   Заботою прошлого, дня.
  
   * * *
   За совесть - высокое чувство -
   Жизни не хватит платить.
   За радость, как не было б грустно,
   Должны мы сомненье дарить.
   И совесть, увы, не награда,
   Скорей наказанье богов.
   Одна лишь порядочность рада,
   Что прибыло в стан дураков.
   Дурак завсегда, как от счастья
   Сквозит, излучает добро.
   И нет для него ни ненастья,
   Ни горя не знает, ни зло.
   Совесть забудь, соблазн шепчет.
   Зачем? Ведь надумано всё!
   Обиду мою сердце лечит,
   И доброе дарит тепло.
  
   * * *
   Мерный сосуд удовольствий
   Природа упрятала, зная,
   Живущих проклятое свойство,
   Черпать из него всё до края.
  
   * * *
   Игра в судьбу, не в карты, а в рулетку,
   Русскую рулетку - смерть успей!
   Конец один - поплачемся в жилетку,
   Проклятьями в судьбу...
   Но нас ты хоть убей!
  
   * * *
   Проснулся Север, и вздохнул глубоко,
   Потом чихнул, и ногу почесал,
   Осыпал снегом, неохотно боком
   Холодным ветром грусть-тоску нагнал.
   Люди - гномы, очень горделивы:
   И это могут, и другое создают,
   Но ваше время, то, когда счастливы
   Для вас природа щедрой дланью раздаёт.
  
   * * *
   Из глубины снегов Сибири
   Пишу тебе, мой милый свет.
   В ультрамарине тучки плыли,
   Мне предвещая, твой ответ.
  
   * * *
   Вечером солнце и холод собачий,
   Апрель на закате, а где-то весна
   Увязла в сугробах, так видно иначе
   Жить этим летом, пророчит она.
  
   * * *
   Забытых надежд, улетевших страданий
   Украденный ветер стихает вдали,
   А жизнь, порождённая из ожиданий,
   Беззвучными каплями тонет в пыли.
  
   * * *
   Смерть, с лицом ребёнка сумасшедшего,
   С лопаткой и совочком терпеливо
   Роет ямки у прибоя мира здешного,
   А вечность их съедает похотливо.
  
   * * *
   Мрачные сени, тревоги, томленья,
   Бродят в углах, потом перхают ночь
   Тени судьбы - эти вечности звенья...
   Мне бы уснуть, мне их слушать невмочь.
  
   * * *
   Мучительно заботится природа,
   Уносит и уносит прочь судьба
   Счастье жизни, простенькой, народа,
   Утверждают - так и будет, навсегда.
  
   * * *
   Костёр отгорел, только редкое
   ветра дыханье
   Раздувает сноп искр для того,
   тобы вновь погасить.
   Нет в округе людей - одиночество,
   степь, ожидание,
   Бесконечный простор, как тебя без
   остатка прожить.
  
   * * *
   Шлепки волн между свай на причале,
   Опустевший, холодный вокзал.
   Нет здесь тех, что тогда провожали,
   Никого я с тех пор не встречал.
   Уходили в речную излучину
   Пароходы, везли на войну,
   Оставались тоскою измученные
   Бабы, дети и я там стою.
   Лет прошло с той поры и немало,
   Покосился тот ветхий причал,
   И села на том месте не стало,
   Нет и тех, что когда-то я знал.
   Только бор, подступивший поближе,
   Потемнел и шумит глубоко,
   У воды, как когда-то, я вижу,
   Вижу день, тот один, далеко.
  
   * * *
   Край небес дождём отяжелённый
   Сияет, отражает божий свет
   Шалым ветром в угол занесённый -
   Красивей вида не было, и нет.
   Журчат цветные ручейки по бору,
   Струят по кронам солнечной рекой,
   Чуть слышны колокольчиков трезвоны,
   В неверном свете простоты святой.
  
   * * *
   Рухнул тиран, но однако
   Счастье воспрянет нескоро
   В пустыне овеянной мраком
   Жалость страдает и горе.
   Трудно почувствовать радость,
   Если привык отбиваться -
   Жизнь и свобода, их сладость
   Должна прорасти и собраться.
  
   * * *
   Скромность осознает наглый,
   Или побеждавший всех храбрец.
   Простодушие оценит мудрый,
   Речь прямую выберет хитрец.
   Понять простое нам бывает трудно,
   Тень великая преследует его,
   Но разум говорит и шепчет нам
   подспудно:
   Малое в большом - как сладость,
   как вино.
  
   * * *
   Жизнь чудна своей амбициозностью,
   Упрямой верой, что ей нет конца,
   А человечество -
   образчик несерьёзности:
   Ломает, жжёт несчастные года.
  
   * * *
   Ненависть, зависть, прощение
   Рядом и вместе идут.
   Это всё - лишь отражение
   Простых, невесёлых минут.
  
   * * *
   Учи того, кто хочет сам учиться,
   И помогай, коль просят в том тебя.
   А твой посев тогда заколосится,
   Когда землёй воспримется любя.
  
   * * *
   Много бед свалилося за зиму:
   Болезни, холод, пурги, маята,
   Боялся я, что навсегда отнимут
   Радость жизни мёртвые цвета.
   Но только лишь
   весенний воздух сладкий
   Погладил ласково - на лицах расцвели
   Улыбки счастья, оживленья краски,
   Победы радость - холода ушли.
  
  
  
   * * *
   Морская соль прогорклых ожиданий,
   Забытой страсти радужный туман,
   Колючий ветер - неприютный странник,
   Жизни вечер, перепутанный роман -
   Мои попутчики по краешку обрыва,
   Внизу курится бездна, нету дна,
   Иду тихонечко, ступаю торопливо,
   Мелькают мысли, и кружится голова.
  
   * * *
   Опять на небе серенькая хворость,
   Всего денёк нам солнышко цвело,
   И грусть пришла, и удалилась робость,
   И заблистало синеньким окно.
   Пора привыкнуть к темноте и стуже,
   Не ждать напрасно лета тёплый вздох,
   Теплей одеться, подпоясаться потуже,
   Так, чтоб мороз к душе пройти не смог.
  
   * * *
   Мрачный взор небеса
   Почему-то всё чаще
   Обращают на землю,
   Хоть наверх не смотри.
   Где же божья краса -
   Позабытое счастье?
   Хоть немного нежней
   Улыбнись нам. Прости.
   Вновь с утра темнота,
   Небо плачет - не надо.
   Вскользь по голой земле
   Дождь со снегом летит,
   Ветер рвёт и листва -
   Роскошь летнего сада
   В этой мокрой золе
   На деревьях висит.
  
   * * *
   Истина, которую мы ищем
   Изгибчато блеснёт струёй в ручье.
   Её поймать нельзя, лишь наши мысли
   И ощущения - штрихи в её судьбе.
   Она рождается, живёт и умирает,
   Вчера одна была, сегодня новый лик.
   Изменчива, и вряд ли кто-то знает,
   Какой она предстанет в этот миг.
   Мы к ней стремимся в гонке
   бесконечной,
   Теряем разум. Не однажды, каждый раз
   Должны мы знать! И этот долг
   извечный -
   Как кем-то нам оброненный приказ.
  
   * * *
   Болотная чудь, огоньками дрожащий,
   В трясинах балтийских,
   в малярийном чаду,
   Вставал Петербург,
   печать бога носящий,
   В одна тыща семьсот
   дальнем третьем году.
   Возвращала Россия
   свои земли давнишние,
   Возносила великую гордость славян,
   Весна валом катилась, меняя обличие
   Шведских сказок
   на добрые сказки славян.
   А Петра силуэт, тот маячивший всюду,
   Укрепился столпом у пределов земли.
   Триста лет видит бог величайшую груду
   Тех мужей, чей брегет навсегда у Невы.
  
   * * *
   Снова туманное утро,
   Будто впервые и внове,
   Полосы, блеск перламутра,
   Солнечный выход из крови.
   Цедит сквозь зубы щербатый
   Месяц холодный и мокрый,
   Сжалась сирень виновато,
   Месяц, за что так, жестокий?
   Холод, туманные грёзы
   Снова свалились под утро,
   Жалкие ветви берёзы,
   Небо дрожащее мутно.
  
   * * *
   Мир трепещет и жаждет,
   но бессилен укрыться,
   От той скверны, несущей
   и дарующей жизнь,
   Но ведь мир для того,
   призван был появиться,
   Чтобы жизнь в нём цвела,
   и стремилася ввысь.
  
   * * *
   Дождик серый сквозь треск,
   по изломанным будням,
   В лужах гнойных блистал
   на изрытой земле,
   И, казалось, что вот, всё свершилось
   и судным
   Днём несём покаянье на алтарь на золе.
   В темноте непроглядной,
   под бронёю асфальта,
   Не дождавшись от нас покаянья, свечёй
   Пробивался росток -
   слабость силою свята...
   Так вот чудо свершилось!
   Судный день обречён
   Уползти в темноту,
   в тайну божьего сада,
   Чтобы день расцветал
   и дарил нам добро.
   Чтоб остались вокруг,
   для кого он отрада,
   Для кого его подвиг,
   и кому с ним светло.
  
   * * *
   Лето неожиданно свалилось,
   Теплом, испариной легло на мокрый лёд,
   Уйти достойно вновь зиме не
   получилось,
   Бежит стремглав - весна в загривок льёт.
   А мы и рады поглядеть на эту битву...
   Откуда сила и отвага у весны
   На дождик первый солнышком залитый,
   На радость жить, на радость видеть сны.
  
   * * *
   Шаги по жизни... Раньше были глуше.
   Теперь всё чаще звоночками звенят.
   Тогда не мог, не знал я, как их слушать -
   Теперь они послушать не хотят.
   Факел жизни, разгораясь ярко,
   Со временем стал гуще и коптит.
   Огонь тот грел, но слабо грел, не жарко,
   Грели чувства... Бог меня простит...
   А думы? Что ж, приходят и уходят,
   Мелькает кружево, извилист их разбег.
   Судьба лишь крыльями
   тенистыми поводит,
   Серьёзно так,
   сквозь подступивший
   смех.
  
   * * *
   Заметит кто. Но как ему узнать?
   Так много нас на маленькой планете.
   Узнать? Нет, просто взять, пересчитать
   Не сможет ум ни наш, ни чей на свете.
   А чувств, порывов слабые мотивы,
   Что настоящее являют естество,
   Любовь и ненависть, приливы и отливы,
   Потери, грусть, победы торжество
   Всё ж недоступны зрителям прилежным
   Таинственен, загадочен удел. Как знать.
   Когда слеза в покровы белоснежны
   Вдруг упадёт, то ей дано понять,
   Кому теперь здесь выпало лежать.
  
   * * *
   Монетка упала. Орёл или решка?
   Чуть наклонившись -
   заглянешь в судьбу,
   Вспыхнет в глазах и погаснет как свечка
   Лёгким дымком, пронизав тишину.
   Это подсказка, в забытые будни
   Взгляд ненадолго, судьбу укротит,
   Мир посветлеет, окрасится чудным,
   Лаковым блеском, сомненья простит.
  
   * * *
   Лосиный остров в тенях длинноногих,
   Пронизан солнцем,
   в сладкой дрёме спал,
   Один как перст, среди брегов убогих,
   Собой удачу, счастие являл.
   Речной поток прочь от него стремился,
   Забытый долей, злобою гоним,
   А остров спал, не знал, и сон тот длился,
   Пока беда не послала за ним...
  
  
  
   * * *
   На старость мне заботливая память
   Несёт видения из тех далёких лет,
   Давно ушедших, запорошенная замять,
   Снежинки жёлтые, из призрачности свет.
   И запахи из той поры, сомненья,
   То свежестью повеет, поманит,
   Откуда-то возьмётся вдохновение,
   И радостью наполнит, зазвенит.
   И так приятно это наважденье,
   Так остро чувствуешь,
   охватывает грусть,
   Охота встать и вымолить прощенье...
   Но у кого? Не знаю. Ну, и пусть!
  
   * * *
   В объятиях змеи не давят комаров,
   Укусы их больны, но не опасны.
   Безумен будет тот,
   кто ждёт благих даров,
   И думает, что их союз прекрасен.
  
   * * *
   Потемнело небо, Север гонит тучи
   На светлую полоску с южной стороны,
   Хмуро смотрит утро
   с поднебесной кручи
   На просторы в дрожи, в холоде весны.
  
   * * *
   Руки ломает, плачет берёзка,
   Рвётся наружу накопленный стыд.
   На взлобке на голом укрыться непросто,
   Посплетничать не с кем,
   блестит он, промыт
   Морозом и ветром - тонкость иссохшая,
   Редкие листья на корявых сучках,
   От злобы людской,
   издевательств, оглохшая,
   Бессильна хоть что-то оставить в мечтах.
   Родные просторы не радуют больше,
   Боль запеклась на землистых чертах...
   Может быть где-то бывает и горше,
   Но не слыхать о тех гиблых местах.
  
  
   * * *
   Трава примятая не встанет,
   Чтоб поглядеть вослед ногам.
   Лежать и думать ей достанет,
   Искать причины сим бедам.
  
   * * *
   Коль грязен кто, сказать об этом
   Не каждый сможет - не смолчит -
   Блеснёт как зарево и светом
   Сей подвиг ярким озарит.
  
   * * *
   Задрав овечку молодую,
   Бирюк довольный потрусил.
   Обед удался - он простую
   Нужду, не битву, завершил.
  
   * * *
   Сказать бандиту - ты бандит,
   Насильнику сказать - насильник?
   Ничто за этим не стоит -
   Им всё известно без помина.
  
   * * *
   Иной вопросом себя мучит -
   Зачем живёт и для чего
   Даётся жизнь? И так он хочет
   Ответ узнать... Но для чего?
  
   * * *
   Река течёт и моет берега,
   Не разрушая гладенькое ложе,
   Дожди косые, метели и снега -
   Всё благолепно для реки, пригоже.
  
   * * *
   Жизнь как камень, пущенная в пропасть,
   Она всё меньше и летит быстрей,
   Всё холодней душа, забыта робость,
   И нет мечты, той самой, что светлей.
  
   * * *
   Мир так велик, увы, не в наших силах
   Перевернуть в нём что-то, изменить...
   Поэтому не стоит нам в обидах
   Свою судьбу несчастную винить.
  
   * * *
   Пропасть между нами шире, глубже,
   Холодом и страхом веет мрак,
   Снег давно не тает, чёрный кружит,
   И вот уж между нами не пустяк.
  
   * * *
   Картинка за окном однообразна:
   Заплёванный, загаженный раёк
   Вмещает жизнь хромую несуразно,
   Измятую поэму на сто строк.
   Всего сто лет как дьявол правит жизнью,
   Всего сто лет как белое - черно,
   Воры в чести, а те - справляют тризну,
   А эти поминают - всё одно...
   И дети между ними как мокрицы,
   Коль не наступит кто,
   то вырастут и в срок
   От пьянства перекосит рано лица,
   И жизнь сожмёт их в плесневый листок.
   Печален сей калейдоскоп унылый,
   Но как приятны, образованы, скромны
   Народ и власть, в согласии, и милый
   Клёкот батьки - правозвестник тишины.
  
   * * *
   Иркутский тракт - казачия дорога,
   Забытых мест далёкие пути,
   Здесь царь - тайга, без края и без бога,
   Так зелена, что зеленей тоски.
  
   * * *
   Моей жизни распущенной гривой
   Захмелевшая радость летит.
   То затопит волною счастливой,
   То откатит, бедой наградит.
  
   * * *
   Домик мой постарел, под горой притаился,
   Удалился от дел одинокий стоит,
   В окнах холод и мрак,
   там давно поселился
   Одиночества страх,
   пусть меня он простит.
  
   * * *
   Лики святых на иконке давнишней
   Походной подруге казачьей судьбы
   Глядят на меня с укоризной
   с божнички...
   Тёмные лица, прошедшего дни...
  
   * * *
   Воет ветер, зиму вспоминая,
   Небо хмурое тяжко висит,
   Бессловесная злоба слепая
   Вновь за что-то кому-то грозит.
   И душа моя ищет пощады,
   Хоть вина ей самой не видна.
   Отчего ей сегодня не рады?
   Отчего грусть с печалью одна?
  
   * * *
   Звонит колокол, вечер спустился,
   Чуть заметный слоится туман,
   Ветерок потянул и разлился
   Благолепный и сладостный храм...
  
   * * *
   Голос нежный, настойчивый, низкий
   Убеждает забыть про любовь...
   Эти чувства, страдания близки.
   Как остры! Как волнуется кровь!
   Репродуктор хрипит выдыхая,
   Вдруг застрявший у горла комок,
   Знать близка ему горесть людская -
   Побелевший на солнце листок...
  
   * * *
   Куда идти? Зачем? И почему?
   Вопросы эти ждут от нас ответа.
   А мы, и верим, и не верим, никому,
   Но всё же ждём все, с нетерпением,
   совета.
  
   * * *
   Утром восход чуть денёк поторопит,
   Солнце из холода взглянет слезясь,
   Птичий концерт соловейка заводит,
   Ночь провожая, над нею смеясь.
  
   * * *
   Мучительно приходишь к пониманью,
   Правдивость непорядочна когда,
   То, надо знать, противиться желанью
   Правду говорить - то не беда.
  
   * * *
   Живая природа - вместилище жизни
   Стареет как каждый живой на земле.
   Неужто, и ей предназначена тризна,
   И век свой закончить в горючей смоле?
  
   * * *
   Пахнет душистый горошек,
   Благоухает сирень,
   Нет комаров ещё, мошек,
   Всё прибавляется день.
   Скоро и летняя межень
   Ночью минует, а там
   И не заметишь как снежень
   Белым по жёлтым листкам,
   Всё приукрасит, укроет,
   Сделает мёртвым простор,
   Морозная вьюга завоет,
   Холод покатится с гор,
   И пригорюнятся птицы,
   Солнце покинет зенит,
   Лето всю зиму будет нам сниться,
   Пока весть о весне прилетит.
  
   * * *
   Речная гладь мне снится по ночам,
   Трава в росе, туманец над водою,
   Глубь увала и простор глазам,
   Озёрный край за дымкой голубою.
  
   * * *
   Наша жизнь - ты речка в половодье,
   Запутанный изменчивый сюжет,
   Чувства светлые пронизаны любовью,
   И гордость с честью
   совершают свой обет.
   Поток реки то грозовым обвалом
   Заносит ожиданья берега,
   То ласковой волною, чуть устало,
   Смывает грусть надежды навсегда.
   Но сей поток имеет устремленья
   Начертанное свыше совершить,
   Не знает он, не ведает сомнений
   В той цели, встречь которой он спешит.
   А эта цель всё ж тайной остаётся,
   Бесследно пропадает меж снегов,
   И где-то там возникнет вновь, начнётся
   Новой жизни малый ручеёк.
  
   * * *
   Наташа, милое созданье,
   От солнца лучик золотой,
   Газели лёгкое дыханье,
   И взгляд... И умный, и простой...
   Но вот, случилось превращенье,
   И перед нами - Натали!
   Всё столбенеет... Восхищенье...
   Вы так прекрасны! К нам зашли?
   О, нам в своей немощи жалкой
   Охота прочь бежать - вот стыд.
   Спасибо, милая Наташа,
   За то, что сердце всё ж стучит.
  
   * * *
   Париж французский о прононсе
   Не слышал видно ничего.
   Заложен нос, хоть светит солнце,
   У всех французов всё одно.
   А наш Париж на горке тёплой,
   В зелёной прелести дубрав,
   С певучим говором, и бойкий
   Являет простенький свой нрав.
   Уютный уголок пригожий,
   Вдали от шума, суеты,
   Природой ласково ухожен,
   Всё лето здесь цветут цветы.
   Кафе открыто "Парижанка",
   Трамвай, трамвайные звонки,
   Прохладный ветер, когда жарко,
   Дорожки, лесенки, мостки.
   Ампир с кубизмом перемешан,
   Листва скрывает наготу,
   Париж и наш конечно грешен,
   Порок не прячет в простоту.
   Заботы мимо, незаметно
   Смежают веки, Париж спит...
   И видит сны, по-русски светлы...
   Пусть бог его за всё простит!
  
   * * *
   Забыть нельзя и вспомнить невозможно
   Прошедшей жизни славные деньки,
   А как охота что-то осторожно
   Пусть не прожить, а в думах провести.
  
   * * *
   В минуты откровения не часто
   Испытывать приходится сомненья,
   Бесстыдное становится прекрасным,
   А чопорность вздыхает в изумленье.
  
   * * *
   Строгость линий для свободы нравов -
   Высокий штиль, прекрасная среда.
   Фальшь далека от прежней своей славы,
   А чувства остры, быстротечны -
   вот беда.
  
   * * *
   Ультрамарин на исходе,
   Пепел небес не поправишь,
   Звуки забытых мелодий,
   Жизни прожитая зависть.
   Сыплет на голову белым,
   Есть ещё с блеском оттенок,
   Можно казаться умелым,
   Достойным загадочных пенок.
   Но лето, скорее уж осень,
   Зимние вздохи... Вот, жалость!
   Зелень улыбок и просинь -
   Невыносимая старость.
  
   * * *
   Ручейки, цветочки - летние деньки,
   Рыбки-окунёчки, встречи и звонки.
   Утро незаметно солнышко катит,
   Издалече друже в гости к нам спешит.
   Повстречали.
   Здравствуй, ты совсем такой,
   Будто мы расстались утренней порой.
   Та же смелость взгляда,
   твёрдый жим руки,
   Не смотри, не надо, зеркало не три...
   Врут, наверное, стёкла,
   им ведь не понять,
   Что для дружбы тёпло, этого не взять.
   Сядем, выпьем, друже,
   вспомним о былом,
   Нам теперь не хуже, мы с тобой вдвоём.
   И забыты годы, горести и стыд,
   Мы сидим и плачем, горестно, навзрыд.
   Годы, наши годы, вас нам не вернуть,
   Горести, невзгоды заслонили путь,
   Но и наша встреча им не по зубам,
   Выпьем, друг мой вечный,
   всю назло годам.
  
   * * *
   Покрывало ночи, аккуратно сбросив,
   Месяц покатился солнце торопить,
   Михаил-архангел снова видно спросит:
   Не пора ли, люди, дождик вам просить?
   Загремит по небу колесом квадратным,
   Выплещет из бочки тёплой вниз воды,
   Чтоб росло и зрело
   всё порядком ладным,
   Чтобы знали люди: гром - не для беды.
  
   * * *
   Украсит месяц пелериной
   С чёрной шали небосвод
   И жар дневной с гримасою невинной,
   Что мучил день, тихонечко уйдёт.
   А вслед ему прохлада растечётся
   Дивной ночи томные ручьи,
   И аромата силою нальётся,
   Архангелы возьмутся за мечи...
   И вот уже, живого места нету,
   Исчерчен и изрублен небосвод,
   И бой идёт и длится он до свету,
   Покуда день, им отдых, не придёт.
  
   * * *
   Родимые заветные места -
   Усталая заботливая жалость,
   Достоинство тернового венка.
   Давнишняя принудливая шалость
   Упрочила в безлюдии навечно,
   Покинутыми чувствовать досталось.
   Как жаль мне вас и как бесчеловечно
   Платить забвением за доброту и жалость.
  
   * * *
   Меркнет свет в очах поблекших,
   В них обида прежних лет,
   Слёз уж нет, тех, безутешных,
   И погас призывный свет.
   Руки, знавшие работу,
   Губы, знавшие любовь,
   Успокоились, лишь что-то
   Чуть подрагивает бровь.
   А душа всё не стареет,
   А душа всё молода.
   В мыслях тайно что-то зреет,
   Закипает как вода.
  
   * * *
   Кружит ворон надо мною,
   Глаза хочет поклевать.
   Зря стремишься, я не стою.
   Мне не к спеху помирать.
  
   * * *
   Мокнет под небом осипшим,
   Славы надёжная рать,
   Смелость, отвагой подвигши -
   Русский обычай страдать,
   Чтобы потом, после смерти,
   В камень, бетон вознести
   Жизни прекрасные ленты,
   Неповторимые дни.
  
   * * *
   Мрак пронесётся и что же,
   Встретим ли радость опять?
   Или унылая рожа
   Вновь позовёт горевать.
  
   * * *
   Мазурки звуки ветер носит,
   Баян вздыхает, расходясь.
   Охота, но никто не спросит,
   Кому поведать, не боясь?
  
   * * *
   Волны из шинной резины,
   Матовый лёд островов -
   Севера сердце уныло,
   Севера крепка любовь.
   Холод и мрак подземелья
   Слабый аналог зимы,
   Севера пурги как звери,
   Воют злобнее чем псы.
   Рвётся надежда в спасенье,
   Гибнет потерянный рай,
   Злобное смерти движенье:
   Жизнь ещё есть! Не зевай!
   Чисто под небом ослепшим,
   Ровно укатано злом,
   И не дождешься, чтоб вешним
   Чуть отдохнуть под теплом,
   Брызги звенят, замерзая,
   Свет поморгал и застыл -
   Чёрная ночь, ожидая
   Страх и прощенье могил.
  
   * * *
   Наши дворцы на песке
   Из камней благодати воздушной -
   Просто дань неоплатной тоске
   О красотах мечты благодушной.
   Строим, торопимся, раз!
   И обвалились пилястры -
   В мешанине красивейших фраз
   Так много забот и несчастных.
  
   * * *
   Смотрю на небо сквозь резную сень деревьев,
   Под птичий гомон наслаждаюсь тишиной,
   Весна прошла и лето, но не верю...
   Хоть впереди морозы... Бог, ты мой!
  
   * * *
   Я буду ждать с надеждой воспалённой,
   Души в сомнениях потерянный ларец...
   И там найду, там встречу, убеждённый,
   Что это то, что надо, то и есть.
  
   * * *
   Пишут доброхоты сказки о Сибири,
   О бескрайних далях и богатстве недр,
   Непонятно только людям в прочем мире,
   Как, откуда бедность, если бог так щедр?
  
   * * *
   Скрипит ставень, стучит монотонно,
   Визгом всхлип, завершая больной,
   Облетевшие веточки клёна
   О судьбе повествуют простой.
   Как весною они ожидали
   Встречи с тайною летней поры,
   Торопили судьбу без устали,
   Пили соки, взахлёб из земли.
   И куда-то всё это девалось...
   И куда-то всё это ушло...
   Горечь встреч и разлук лишь осталась,
   Счастье же удалилось с теплом.
   Что расскажешь окну? Всё напрасно?
   Его сердце и душу видать...
   Самовар на столе безучастно
   Пар пускал и хотел закипать.
  
   * * *
   The life that i have is all that i have
   and the love that i have is yours
   The love that i have and the life that i have
   Is yours and yours and yours
   The sleep I shall have, the rest i shall have
   yet death will be but a pause
   for the peace of my years and the long
   green grass
   Will be yours and yours and yours
  
   Жизнь моя - любовь и сострадание,
   Ваша жизнь - моя любовь и боль,
   А сны мои для встреч, их ожидание,
   В них для вас - блаженнейшая роль.
   Смерть не в силах погасить желаний,
   Не сможет нашу погубить любовь,
   Она возвысит лишь
   безумство обладаний,
   Любовной страстью закипающую кровь.
  
   * * *
   Яблочко напомнит о довольстве,
   О сладости, о красоте любви.
   Оно румяно, кругло, словно в гости
   Улыбка к нам от утренней зари.
   Груша рядом утром с ветки снята,
   Изжелта, сочит на волю свет...
   Она заботлива, изысканна, понятно -
   Любовь нуждается в защитнице от бед...
  
   * * *
   Клочками пена голубое небо
   Приблизило и сделало родным.
   Под ним тепло, хоть что-то есть от снега,
   Под ним светло от мыслей от простых.
   Коршун кружит, и поживу ищет,
   Тень от тучки накрывает день,
   Ненадолго - отступает вечер,
   Как видно рано или просто лень.
   Порывы ветра, тишину разрушив,
   Качают, рвут на части тополя...
   В руках стихий живущие - игрушки,
   В их воле выпить, выхлестать моря.
   Ветер стих и птицы вновь щебечут,
   Вновь трясогузка ловит мотыльков...
   Как хорошо, что перед нами вечность,
   Из преисподней не слыхать звонков.
  
   * * *
   Прошлое сокрыто в настоящем,
   В будущем запрятана мечта,
   И можем мы в заботах наших зряшных
   Жизнь продолжать как с нового листа...
  
   * * *
   Зонтик над раскрытою могилой
   Небу не даёт на дно взглянуть.
   Совестно ему, что молодые
   Стараются долги его вернуть.
   Чёрен и костист он и понятно,
   Что-то есть от злобы без затей,
   Образ сей, зовущий жизнь обратно
   В болотный смрад запутанных идей.
   И запах серы, и дымок палёный,
   Хруст костей и фанатичный вой -
   И это всё на солнечной, зелёной
   Планете нашей милой и родной.
   Испариною лёг на землю дождик,
   На небе пепельном от солнышка пятно,
   В углу забытом богом снова множит
   Свои уроки растревоженное зло.
   Зонтик распростертый над равниной,
   Солнышку мешает заглянуть
   В глаза озёрные подернутые тиной...
   Они молчат, их просто обмануть.
  
   * * *
   Свершений позабытых отголосок
   Настойчиво тревожит забытьё,
   И пилигрима посох издалёка
   Всё чаще демонстрирует знатьё...
   И вот уже он просится под руку,
   Рисует путь отпущенных обид,
   Дорогу рыцарей настигших где-то скуку,
   Тропинку, на которой горе спит.
  
   * * *
   Одни считают годы за богатство,
   Других мельканье их печалит почему-то,
   А мы им рады, радость - наше братство,
   Оно крепко и не шатается как-будто.
  
   * * *
   Есть в судьбе особые итоги,
   Их не ожидаешь, не торопишь,
   Они давно ушедшего дороги
   И скромно ждут,
   когда о них ты вспомнишь.
   Девочка с мечтами о прекрасном,
   Яркое в тумане сладком утро,
   С жаждой утомительной и страстной,
   Солнышко в рассветном перламутре
   Росное спокойствие сменило,
   Чувства стали глубже и объятней,
   Лодочку под парусом прибило
   К берегу родному и понятно:
   Прошлое сокрыто в настоящем,
   В будущем запрятана мечта -
   И можно нам в заботах наших зряшных
   Жизнь начинать как с чистого листа.
  
   * * *
   Мы тебе не желаем свершений,
   Мы тебе не желаем побед,
   А желаем тепла ощущений,
   Что тревоги прошли и их нет.
  
   * * *
   Забывчивость спасает нас от грусти
   О несвершённом, позабытом, о делах,
   О тягостной ответственности - чувстве,
   Не покидающем ни наяву, ни в снах.
   Забывчивость спасает настроение,
   Она основа радостных минут,
   Рождает и весёлость, устремления,
   И радость - нас по-прежнему все ждут.
   Её значение для нас многообразно,
   Но нету в ней ни злости, ни стыда...
   Так пожелаем имениннице,
   чтоб страстно
   Она жила и прожила свои года.
  
   * * *
   Соткано из нитей золотых
   Кружево старинного романса,
   Из петелек исчувственных. простых,
   Из ритмов грусть чарующего танца.
   Строгости мерцает позумент
   И любви, и дружбы, и измены,
   В каждом слове лишь ответа нет -
   Изобретение искусной мельпомены.
   Славное душевное тепло,
   Истина и родственное братство,
   Всех объединяюще светло
   Надежды взгляд
   и вечной жизни царство.
  
   * * *
   Прозрение нахлынуло внезапно,
   И страх непонимания увлёк
   В раздумчивое призрачное завтра
   Под горький укоризненный упрёк.
   И стало неожиданностью жаркой,
   Неловкостью - себе я не простил,
   Но прочь бежать, покинуть стало жалко,
   А оставаться стало вовсе без причин.
   Справлюсь! Надо до конца, до срока
   Испить всю чашу горькую вины,
   Пусть это незаслуженно, жестоко -
   Душа проста и хочет тишины.
   Мутные разводья на стекле -
   Дождик моет землю после бури,
   Досталось ей и нам, и в том числе
   За то, что свои лица отвернули.
   Земля оправится и снова зацветёт,
   Изгладятся следы жестокой бури,
   Нам сладость чувств, тех,
   дождик не вернёт,
   И прежних встреч с тобою не посулит.
   А трещина змеиться будет дальше,
   И жизнь пойдёт иначе, и шутя
   Забудем всё, и станем ждать удачи -
   Тепло туманное в начале сентября.
  
   * * *
   Звон литавр теперь слышу я редко
   И в душе не поют соловьи,
   А в глазах всё на сломанной ветке
   Всполох зимней вечерней зори.
   Чуть сверкнёт ненадолго надежда,
   Шевельнётся комочком в груди,
   Но напрасно, утихнет до света:
   Не смотри так судьба, не смотри!
   Воздух сладкий я пью осторожно -
   Неуверен, что я ему мил -
   Наша жизнь коротка, но в ней можно
   Ненавидеть, что раньше любил.
  
   * * *
   Крепкие объятия - встречи дороги!
   Что ж, друзья-приятели, или мы враги?
   Посидим на солнышке,
   встретились не в раз,
   Воробьи на жёрдочке понимают нас,
   Чуть почистив пёрышки,
   все вспорхнули ввысь,
   Так и мы на зорюшке... Друг мой!
   Не казнись!
   Ещё даст нам Наденька доброго вина,
   Да и много времечка до самого темна.
   Встреча тем и радостна, что так коротка!
   Встреча тем и сладостна - жизнь так
   нелегка.
  
   * * *
   Всё также уныло проходят деньки,
   Бесцветное небо в сыпучем подзоле,
   Вихри бушуют и ночи темны -
   Это душа исстрадалась от боли.
   Если б не видеть? Не слышать? Пусти!
   Нет ничего? Укради для поэта!
   Честь и отвага у нас не в чести,
   Что же украсть? Ничего давно нету.
   Кто же живёт в этой райской стране?
   Голос затих, не дождавшись ответа...
   А ты попроси, обратись к сатане!
   Кто-то трубит мне в ответ с того света.
   Где же ты, Русь? Почему так бедна?
   И посылаешь к бесам за советом?
   Где же вы, воля, честь, имена?
   Где же та жизнь, что текла по заветам?
  
   * * *
   Что-то я зажирел, и пора на крыло,
   Вспомнить страсть и простор
   вновь открытой свободы,
   Чтоб плыли облака, к горизонту светло,
   Чтоб стучало в висках...
   Позабытые годы.
   Я как гусь отряхнусь, и обиды прощу,
   Не могу я дышать надоевшей заботой.
   Разбегусь и взлечу...
   Как обрыв тот узнать?
   Под которым та жизнь,
   что зовёт меня годы.
   Всё, решил, полечу! Я, наверное поспел,
   И мелькание лиц вызывает тревогу.
   А не жалко тебе? Мне кричат: Оглянись!
   Ты не можешь так жить,
   а другие так могут?
  
   * * *
   А у нас наркоманы,
   А у нас комары,
   А у нас рестораны,
   А у нас до зари.
   Позабыто простое,
   И в чести стала ложь.
   Не прощай! Я не стою,
   Мою честь мне не множь.
   Не с угрюмым туманом
   И не с запахом роз,
   А с растущим обманом
   Расстояний без слёз,
   С этих странных объятиях,
   В этом мире полос,
   С нашем вечным распятием,
   На кресте винных роз
   Потихоньку, по капелькам
   Наша жизнь истечёт,
   Незаметно и ладненько
   Как-то боком пройдёт.
  
   * * *
   Нам не дано понять, когда что плохо,
   И не дано понять, что хорошо.
   Известно это видно только богу,
   А нам, коль нравится,
   то значит - хорошо.
  
   * * *
   Пусть труден день и ты устал,
   И радость стала не видна за грустью,
   Представь на миг, что вот ты мал,
   Тебе легко... Возьми, почувствуй!
  
   * * *
   Коль радости немного - не жалей,
   Рискуешь радость превратить в печали.
   Радость копится, и в это тоже верь,
   Жить лучше малым,
   как нам предки завещали.
  
   * * *
   Зачем казнить себя за неудачу,
   Страдания оправдывать причиной,
   Всё в прошлом, не вернуть, и это значит
   Страданье ищет оправдания личину.
  
   * * *
   Отдавать и терять надо просто, легко,
   И прощаясь найти путь
   далёкий от грусти,
   И о прошлом печаль не гони далеко -
   В ней твоя твоей жизни
   благодарности чувство.
  
   * * *
   Надежда есть пока ты не достиг,
   И как приятно нам иметь надежду...
   Мечта свершится, наконец,
   и в тот же миг
   Исчезнет так привычная надежда.
  
   * * *
   Ошибки наши не всегда во вред,
   Примеров этому находишь ты немало:
   Кефир и хлеб, огонь, тепло и свет -
   Ошибкою когда-то людей стало.
  
   * * *
   Не знаешь ты, чем обернётся зло,
   Неведомы на доброту ответы...
   Коль счастье выпало, то значит повезло!
   А неудача? Надо ждать и это...
  
   * * *
   Если ты ошибёшься,
   что судьбе повредит,
   Если в мире изогнутом
   ты однажды проснёшься -
   Не тужи, друг, о том, мир вокруг устоит,
   И с тобою смирится,
   коль в него ты вернёшься.
  
   * * *
   Гармония - не цель для сотворенья,
   А средство, создающее шедевр,
   Достойнейший природы, изумленья
   Публики, заевшихся невер.
  
   * * *
   В нашем прошлом больше нет загадок,
   В сегодняшнем и будущем туман,
   И чуда ждём, и ждём конечно сказок,
   А встретим в этом будущем обман.
  
   * * *
   Есть травы, не дающие цветов,
   А есть цветы не знающие семени.
   Но человек, рождённый от богов
   Обязан позаботиться о времени.
  
   * * *
   Cтоит жара, а нам всё мало,
   Природа рыщет, посмотри,
   Такого лета не бывало,
   Спросонья глазоньки не три.
   С приходом утра вновь и внове
   И синь небес и солнца стан,
   И райских кущ зелены брови,
   Прохлада вод, речной туман.
   И долго-долго солнце будет
   С высот небесных вниз смотреть,
   И нас за радость не осудит,
   Даря безмерно божий свет.
  
   * * *
   Зело борзо и добро утро -
   Соскочишь будто с похмела,
   В глазах темно, на сердце смутно...
   Какая ноченька была!
   Так много выпито, забыто,
   Что говорёно, не узнать.
   Одна лишь кошка мягко, сыто
   Из-под стола ползёт в кровать...
   Жена с утра, ну, то к несчастью,
   Топит печку, ждать гостей...
   Иду во двор и вот напасти -
   Кто-то с петель сбросил дверь.
   Я потихоньку дверь навесил,
   Оглоблей снял хомут с трубы,
   Уж видно очень, был я весел,
   Уж так дорвался до гульбы.
  
  
   * * *
   Стоит жара и липкий ветер
   Колышет спёртость, простоту
   Забытой вольности, рассветы
   Унылых масок, пустоту,
   Усталость мыслей и желаний,
   Их так уж тягостен приют,
   И этих красок, обоянье
   Испепеляющих минут...
   Куда ушла от нас прохлада?
   О, где ты русская зима?
   Таких чертог обетованных
   Нас удостаиваешь одна...
   Хоть и бываешь с нами жёсткой,
   Кусаешь уши, щёки, нос,
   Но ждём тебя, привыкли просто,
   Жара - чужда, родня - мороз.
  
   * * *
   Родник журчит в ярке под кручей,
   Гора рождает струй хрусталь,
   И говорок её певучий
   Звенит, как добротою сталь.
   Тень горбом, пол неба скрыто,
   Хребтом изгибчато седым,
   Сень берёзок хмелем свита,
   Седоватым, голубым.
   В дебрях тех непроходимых
   Скрыта русская душа,
   Сила там непобедимых
   Пики, шашки, калаша.
   Неуклюжа и космата
   Тень горы на луг ползёт...
   Может сила виновата,
   Что к нам счастье не идёт?
  
   * * *
   Маленький мальчик за голубем гнался,
   О камень споткнулся, упал во весь мах.
   А голубь взлетел, он вины испугался,
   И спрятался бедный в нависших кустах.
   А мальчик поднялся, поплакал немного,
   Ему надоело, он вновь побежал.
   Из зарослей голубь смотрел одиноко,
   И что теперь делать? Он, право, не знал.
  
   * * *
   Смотрю в окно на тень деревьев
   И вижу яркие цветы, и женщин вижу,
   И одежды, и среди них гуляешь ты.
   А там чуть-чуть от вас подальше
   Бушует море возле скал и на горе,
   Что это значит, горит маяк и
   Хил и мал. Он ждет с погодой
   Избавленья от вечной зависти людской
   Что он один, вот сожаленье, от смерти,
   Жизнь хранит, мирской.
   Маяк мигнет и день настанет,
   Вновь солнцу море золотить,
   И зелень вод, вздыхая, станет,
   Мечтою страстною манить.
  
   * * *
   И поэты записные,
   И художники на раз,
   Рестораны дорогие,
   Подхалимство без прикрас -
   Свадьба тёщи крокодила -
   Привезли кишки в мешке,
   И невеста ныла-ныла,
   На златом сидя горшке.
   Вот и церковь,
   Поп и ряса,
   Много мяса и любовь,
   Источается запасным
   Генералом - синя кровь...
   Поцелуи при народе,
   И плевки посля того...
   - Помнишь, паря,
   В прошлом годе
   Пропивали одного.
   Тоже старый и калека,
   Как и тот мешок костей...
   - Что же женятся для смеху,
   Иль чтоб накормить гостей?
   - Кто их знает! Деньги мутят.
   Не дают спокойно ждать,
   Когда чёрт иль бес отпустит
   Им грехи, чтоб в гроб их скласть.
   - Ну, а девки? Как же могут..?
   Из поганого ведра..?
   Умываться, пить ту воду..?
   - Поспешим!
   Зовут!
   Пора!
  
   * * *
  
   Даёт России бог погоду

   Всё лето солнце на дворе

   Хоть много горя и невзгоды

   Всё ж легче жить вот так в тепле.
   Но скоро, скоро зимний метель,
   Закружит вьюга колесом,

   И вновь Россия, вновь в ответе,
   Вновь за морями, за лесом.

   А ты, Европа, глазки лупишь!

   И так дурна! Зачем ещё?

   Живешь в раю, Россию учишь,

   Глупо слушать и смешно.

   Сиди уж там и тихо слушай

   Дрожи заранее, боись,

   А вдруг начнёт <Россию пучить>?
   Не убежишь, как не стремись!

   Ты древа нашего листочек,

   Ты лишь песчинка от горы,

   Колосс велик, ещё он с ночи

   Чуть протрезвеет от жары.

   И вот тогда наметит путь он

   Российский путь лихих побед,

   И навсегда настанет утро,

   И навсегда зажжётся свет.

   А ты, Европа, не чурайся,

   Родня ты нам как не крути,

   Бери хомут, с душой впрягайся,
   Россию с грязи вывози.

  
   * * *
   Святая София, Андреевский Флаг -
   Заботы, страданья древних героев,
   Отсверк зардевшихся огненных плах,
   Кровью омытых, сердец непокорных.
   Кто и за что? Да и в этом ли суть!
   Жизнь коротка, не даёт разобраться.
   Если б могли мы свернуть, развернуть
   Ленту судьбы - покаянного братства...
   Но не дано, хорошо, не стремись -
   Близко не видно геройского дела.
   Время прошло - с темнотою слились
   Те, что блистали и кровь чья кипела.
   И остаются от бранников тех
   Только легенды, их правое дело,
   А исчезают их боль, неуспех,
   Их затмевают победа и смелость.
   Жилисто время, его не сломать -
   Гнётся, трещит, но вверх тянет макушку,
   Время спешит всё вперёд, не догнать,
   Жизнь поспевает за ним как игрушка.
   Звуки трубы, снова слышен набат,
   Вновь ополчились рядами герои...
   Брат и отец, сын, его сват -
   Время колышет шеренги и строи.
  
   * * *
   Мрачные громады, дымный, душный город
   Вырос на проплешине заброшенной в лесах,
   Лес дремучий шумный, тужит, кружит голод,
   Жизнь его не значится в вековых часах.
   Улицы пустынны, тихо, шум не слышен,
   На балконах сосны реденько стоят,
   Молодой и старый не узнают город,
   Не найдут дорожку... Жители не спят,
   Страхом и унынием двери запирают,
   Ждут, устали даже. Кто бы это знал!
   Черемошник вялый мерно так вздыхает,
   А чуть-чуть пониже калиновый увал,
   Бродит ищет лихо там добычи странной,
   Не найдёт, вернётся, будто кто и ждал.
   Жизнь проходит, годы, нету с неба манны,
   Не трусит, не сыплет, надежда на обвал...
  
   * * *
   Тёплый вечер раздумчивой синью,
   Увлекает мохнатой рукой,
   Горизонта изломчату линию
   Зачернил потемневший восток.
   Звёздный дождь, не дождавшись приказа,
   Сыплет вниз, как не сыпал давно,
   Вспышки звёзд так приятные глазу
   Потухают - в глазах вновь темно.
   Ночка мягко, неслышно крадётся,
   И глаза как у рыси горят...
   Сколько видеть вас, ночки, придётся?
   Сколь ещё на свободе гулять?
   Потихоньку пройду по дорожке,
   Здесь давно меня некому ждать,
   Вспомню как твои белые ножки
   Заставляли здесь сердце страдать...
   А дорожка такая, как прежде,
   И обрыв вдоль по речке всё тот,
   А за речкой, чуть видимый, брезжит
   Свет в окошке - зовёт и зовёт...
  
   * * *
   Часы спешат, пробило восемь,
   А за окном могилы тьма,
   Ушли весна и лето, осень
   И впереди опять зима...
   Её приход хоть неизбежен,
   Но всё ж не верится, когда
   Теплом и ласкою изнежен -
   Забыты летом холода...
   Пора вставать, но неохота,
   Прохладно в доме, печь топить,
   Теперь прибавится заботы
   Прощать нас лету и простить.
  
   * * *
   Жужжит пчела, в цветок ныряя,
   Находит сладостный нектар,
   Но вот судьба - затея злая
   Ей приготовила удар.
   За ней синичка наблюдала,
   И с нетерпением ждала...
   Так что, пчела в цветке пропала?
   Синичка в клюве унесла.
   Летит синичка вдаль с добычей,
   Несёт птенцам пчелину смерть -
   Такой порядок иль обычай,
   Для новой жизни смерть иметь.
  
   * * *
   В тумане тонет хвостик жизни,
   Забота облаком плывёт...
   Мелькнёт надежды лучик - вижу,
   И вновь затянет небосвод.
   Как хорошо, наверное, было
   Той беззаботною порой -
   Река молочная уныло
   Текла у дома под горой.
   И жарко солнышко светило,
   И дождик тёплый набегал,
   И всё вокруг мне мило было,
   И всё вокруг я узнавал.
   С тех пор прошло немало вёсен,
   Зима метелями мела
   В мою чуприну злую проседь -
   И, вот, головушка бела...
  
   * * *
   Звонок звенит, зовёт куда-то,
   Я дверью хлопнув, ухожу...
   Прости, судьба, ты виновата,
   Что нет покоя, всё брожу.
   Дорожка серая змеится,
   Пыль засыпает все следы.
   Куда иду? Иль это снится?
   Остановись! Виски седы!
   Зачем искать мне смысла в этом?
   Зачем вторгаться в чей-то мир?
   Закон один - он правит светом,
   А мы лишь следуем за ним...
   Ну, вот, и солнышко высоко,
   Пора обедать собирать...
   Что жить мне будет одиноко,
   Тогда не знал я... Кабы знать!
  
   * * *
   Палящее солнце, холмы Иудеи,
   Мудрости древних - Ветхий Завет,
   Вечные судьбы над миром летели,
   Путь освящал им истины свет.
   Радость труда и любовь, и влеченья,
   Краски заката и грусть старика -
   Всё это жизнь и святое ученье
   Птичкой слетало из книги, с листка.
   Библия стала тропинкою к свету,
   Она уравняла живущих людей
   Не по богатству, одежде и цвету,
   А по душе, по людской, что добрей...
  
   * * *
   Голубка - милое созданье,
   Моих ночей бессонных - день,
   Услышь, услышь мои признанья,
   Не прячь головку, мне поверь.
   Твой облик милый, голос чудный
   Не отпускает, как не бьюсь,
   Твоих очей пожар безумный
   Не в силах видеть, но стремлюсь.
   Твоя прекрасная головка
   И грудь, волнующая кровь
   Влекут меня, зачем уловки,
   Я и без них на всё готов.
   Хоть я седой и стар годами,
   Но прелесть женская томит,
   И я готов хоть бы глазами...
   Пусть бог меня за всё простит!
  
   * * *
   Как всё давно минуло, Надя,
   Я забываю голос твой.
   Твои глаза... О, духи ада!
   Не отстают, они со мной.
   В ушах по прежнему звоночек
   Звенит как в тот осенний день...
   Твои глаза и пара строчек,
   И твой побег, и смерти тень...
   И вижу дрожки и Никита
   Сидит, нахмурившийся зло,
   В моём саду вино забыто -
   Вино рекою, что текло.
   Куда бежишь ты, перепёлка,
   В цветастой шали на плечах?
   - Кто ждёт тебя? Как нам всем горько!
   Кричу тебе до сих пор в снах.
   Прошли весна и лето, осень
   В саду дорожки замела,
   На небе белом с грязным, просинь,
   Земля вся в саване - бела.
   Я уж не жду, что ты приедешь,
   Одно прошу - прости меня...
   За то, что я всё ждал и не жил,
   Любви лишь верность сохранял.
  
   * * *
   Опять нам Север о себе напомнил
   Дыханьем смрадным, серостью небес.
   Хоть лето, гонит холода он волны,
   И нет улыбок, блеск в глазах исчез.
   Забыты жар и духота июля,
   Мы вновь хотим увидеть солнца луч,
   Чтоб ветры тёплые опять на нас подули,
   И разорвали полог серых туч.
   Нам предстоит совсем теперь уж скоро
   Жестокий холод пережить зимы,
   Вот почему, природа, мы с укором
   Следим за таинством посланцев зимней тьмы.
  
   * * *
   Облака поднялись, и чуть-чуть потеплело,
   Взглядом тянешься ввысь и о будущем смело
   Говоришь, а вчера тоска смертно давила
   И темна голова - так всё было уныло.
   И унынье прошло, нетерпенье остыло,
   Шмель жужжит тяжело, как смотреть на всё мило.
   А собака грызет свою кость с неохотой -
   Чует - ждёт нас денёк вновь с плохою погодой.
   Как дождаться? Пройдут дожди эти и снеги?
   Солнца луч, не забудь нас в своём ты забеге...
  
   * * *
   Монотонный стук колёс,
   Прерываемый со вздохом,
   Когда встречный паровоз
   Повстречает. Издалёка
   Прилетит, в окошке свет
   Потемнеет и ворвётся
   Запах гари, прошлых бед,
   И стучит, и увлечётся,
   И проскочит наконец,
   Разрезающий пространство,
   Темь уйдёт и снова свет,
   На убогое убранство
   Выльет солнце серебро
   Заиграет в углу зайчик,
   И в душе опять тепло,
   Сердце снова тугой мячик.
   Путь-дорожка далека
   Через реки, степи, горы,
   А заботушка одна -
   Надоели разговоры,
   Три попутчика сидят
   Нету сил их дальше слушать,
   Отвернусь к окну - летят
   Перелески, речки, мутят
   Ветры мокрое стекло
   И рыдания косые...
   Слышишь будто: Поделом,
   Чтобы знали вы в России,
   Что беречь и возносить
   Богом данное богатство...
   Это слышать, как же жить
   В этом мире полном чванства?
  
   * * *
   Всё больше золота в убранстве лета позднего,
   Всё ближе осень, ночи холодны,
   И как бычок, опившийся молозива
   Упруго ветер лбом толкает лета дни.
   А дни короче, ночи всё длиннее,
   Роса и днём не хочет высыхать,
   Воды рек всё глубже и светлее,
   Паук тенёта начинает ткать.
   Поздних ягод и грибов, и прели,
   Всё это время в душу я беру.
   Оно собрало ручейки апреля,
   И майский свет, июльскую жару...
   Но как же всё в ней быстро, скоротечно
   Устроено, чтоб нам не надоесть,
   И видно это потому, что вечно
   Нам на природу любоваться и смотреть.
  
   * * *
   За окном мельканье - такое не приснится,
   Руины белокаменных придуманных идей,
   Остаточная память, жестокости десница,
   Той нищеты духовной, где возродился зверь.
   Кричал он: Город будет!
   Кричал он: Саду цвесть!
   И эти крики люди
   Восприняли за лесть,
   За просьбу о прощении
   За съеденных, за весть,
   Что хоть и зверь он будто,
   Но есть у зверя честь.
   А ты, народ могучий,
   Водичку зверю лей,
   Не будь угрюмой тучей,
   Смотри, повеселей!
   Нашлись и доброхоты,
   Мыли и скребли,
   Но проступали соты
   Забитые, в крови...
   И стало всем казаться,
   Что моют мертвеца,
   И вряд ли доберутся
   До человечьего лица.
   И вот вокруг от зверя
   Глазницами пустых
   Зияют разговоры
   О братстве для своих,
   Для тех, одних, болезных,
   Что равенством больны,
   Которым всё известно,
   Они одни честны.
  
   * * *
   Сонная одурь, дорожный туман,
   Стукот колёс и мельканье оконное,
   Тайны неведомых западных стран
   Вновь понесли меня в степи просторные...
   Снова тоска и охота назад,
   Всё надоело, и ты уж не ловишь
   Чей-то нечаянно брошенный взгляд,
   А недовольный молчишь, тихо стонешь.
   Как тяжело в этой клетке пустой
   Вырванным быть из привычной неволи:
   Пусть паровоз и вагон золотой
   Нашей избы он порога не стоит.
  
   * * *
   Рябины гроздья красные
   Средь кедра лап запутались,
   И видны шишки в ягодах
   Как фрукт заморский тот,
   Который зимним холодом
   На стол у ёлки ставится
   Посланцем юга жаркого
   Напомнить нам о том,
   Что скоро зимы проседи
   Поникнут и рассыплются,
   Апрель безумной бодростью
   Снега угонит прочь,
   А май весёлый, радостный,
   Нарядный с летом встретятся
   И вновь рябина-ягода
   Зардеет на кустах...
   Картинка пролетевшая
   В окне дорогой дальнею
   Не скоро повторится вновь...
   Разве только в снах...
  
   * * *
   Чужой город испариной утомительной встретил,
   Распускалась сирень, отцветал абрикос...
   Я бродил средь домов и прошёл незаметно -
   Оказался на круче, подо мною откос...
   Так охота ступить за черту в ту бездонность -
   Уморительно чувство игры на судьбе,
   И чем дольше живу - это чувство всё горше,
   Кто из нас победит в той неравной борьбе...
   Что-то есть в этой жажде ожидания смерти,
   В том последнем полёте - прыгнул вниз и лети!
   Ни пред кем нет вины, ни за что не в ответе,
   Лишь успеешь подумать: Бог, коль можешь - прости!?
  
   * * *
   Утром душно и влажно
   Не блеснёт ни росинки,
   Небо - серая сажа,
   Нет угрюмей картинки...
   Тишину нарушает
   Злобный голос вороны
   Ищет серая, знает
   Людской жизни законы.
  
   * * *
   Мятные лепёшки лепят не из мяты,
   Ну, а запах мяты - это для того,
   Чтоб природы дали были для нас святы,
   Чтобы мы любили бога одного.
  
   * * *
   Тучки набежали, стало чуть прохладней,
   Духота сгустилась и легла комком,
   Молодая девка полной рукой ладной,
   С головой повязанной ситцевым платком
   Напевала песню о своём любимом,
   Что уехал, сгинул в дальней стороне,
   И блестели зубы в улыбке той невинной...
   Грусть её, как видно, предалась и мне...
   Был и я когда-то молодым и бравым,
   Тоже может девка плакала по мне...
   Странно, но сегодня оказалось главным -
   Наяву ли было это иль во сне?
  
   * * *
   Большой подарок от природы нам достался -
   На жизнь смотреть сквозь синие очки.
   Забыты страх и совесть, только чванство,
   Всезнайство, безнаказанность в чести.
  
   * * *
   Сибирское равнинное пространство
   Бескрайняя Барабинская степь -
   Вьюжных зим и пекла летом царство,
   Гулкая ответливая медь.
   А мы пространство свёртываем в листик,
   Перемежаем годы и века,
   Сейчас простой средневековый мистик
   Не стал бы нам предсказывать. Пока
   Что жизнь богаче нас, сильнее,
   Она старается разор укрыть успеть,
   Но в нашей гонке, чтобы выжить, ставки злее
   Мы можем жизнь нечаянно убить.
  
   * * *
   Звучит набатом стук колёс вагонных,
   Под утомительный затейливый мотив
   Мельканья рек, озёр, лесов в оконных
   Стёклах грязных, дребезжащих и кривых.
  
   * * *
   Дорога дальняя проглатывает пространство,
   В окошке бесконечное кино,
   Но неживое, нет сюжета постоянства,
   Чужие кадры их не свяжешь все в одно.
  
   * * *
   Сено мечут - день торопит,
   Небо в тучах - быть дождю,
   Наша жизнь ты вся из хлопот,
   И за что тебя люблю?
   Солнце вышло на прогулку,
   Посмотреть да то, да сё,
   Из прохлады в тучах гулко
   Гром зовёт назад его.
   Что ж соблазн велик - прохлада,
   Да и божия роса...
   Нет! - кричит мужик, Не надо!
   Я ещё не добросал!
   Повздыхает. Что же делать?
   И разваливает стог...
   Солнце сверху смотрит смело -
   Что наделать дождик смог!
   Посвежели в поле овсы
   И пшеничка хороша,
   На берёзе в блеске косы -
   Это дождика краса.
  
   * * *
   Лепечет тальянка о чём-то,
   Чуть слышно вздыхают меха -
   Немая стена у погоста
   И в солнечный день так темна.
   Она от меня отделила
   Моих дорогих навсегда,
   И думы приходят - как было,
   И как уж не быть никогда.
   И грех и вина - всё со мною,
   Они там лежат, а я тут,
   И ноша моя, я не стою -
   Душа протестует, зовут
   Меня долг их и совесть,
   Мне трудно исправить теперь...
   И только комком в горле горесть
   Скребёт больно сердце как зверь.
   Простите меня, дорогие,
   За глупые выходки те,
   Теперь мои кудри седые
   Покою не ждать голове.
  
   * * *
   Половцев войско на службе
   Жило у грузинских князей
   Богато, надёжно и дружно,
   Без битв, без лишений, потерь.
   Гонцы прилетали из степи
   Зазвать домой хана назад,
   Но тщетны усилия, лепей
   В гостях жизнь казалась... Но раз
   Слушая гостя, родные
   Степные как песня слова,
   Назад не хотел хан, но ныне
   Склонилась его голова.
   Принёс ему путник из степи
   Пучок богородской травы
   Их нюхает хан и сквозь веки
   Катятся слёзы... Увы!
   Конникам кликнул и ставка
   В мгновение ока - На конь!
   И ринулись в степь и без страха
   Лава летит... Вот огонь!
   Родины милой творенье -
   Так истомилася грудь...
   Во взглядах грузин изумленье -
   Кому удалось их вернуть?
  
   * * *
   Короткий дождь и снова солнце светит,
   Лучи его играют по жнивью,
   Сегодня осень первым снегом встретит
   Мою разлуку - я за это пью.
   Один сижу и злостью налитое
   В стакане тускло плещется вино.
   Как не хочу, чтоб время золотое
   Из грёз моих прелестное ушло.
   Прохладный ветер треплет занавеску,
   Никто не скажет мне своё прости.
   Бьют капли с листьев крупные и веско
   В садовый стол - забыл я унести.
  
   * * *
   Хорошо, если мостик через быструю речку,
   Хорошо, если знаешь на вопросы ответ,
   Хорошо, если где-то существует крылечко,
   На котором не гаснет ожидания свет...
  
   * * *
   Степное море, сушь, звенящий полдень,
   Ветер жаркий, сквозь подошву жжёт,
   Охота пить, но нет воды и водный
   Весной родник от жара тихо смолк.
   Яр прохладой славился в округе
   От жара превратился в ада печь -
   Ещё чуть-чуть и явят себя слуги,
   Заслонку отодвинут, скажут лечь.
   И ты, покорный, влезешь в это жерло,
   Да так, чтоб больше и не вылезать:
   Иссохнет ум, и легче станет тело,
   Пройдет нужда снаружи что-то знать...
  
   * * *
   Почтительность и скромность недоступны,
   Коль мнишь себя заступником людей,
   И коль твои поступки неподсудны,
   Тогда близка тебе мораль зверей...
  
   * * *
   Просторное небо Сибири,
   По речке плывёт теплоход,
   Палатка и берег - унылы,
   Там горе, наверное, живёт.
   Костёр отгорел, не дымится,
   Чёрное дно котелка...
   Надо ли было стремиться
   Волю искать здесь? Крепка
   Вечная жажда свободы,
   Надёжного друга рука -
   Согласны и примем невзгоды
   И горе с несчастьем, пока
   Цель, надежда пробиться,
   Достигнуть молочной реки.
   В тумане бы только не сбиться,
   В киселе до судьбы доползти.
  
   * * *
   Я пишу тебе и нет ответа.
   Что случилось? Где ты есть сейчас?
   Шлю тебе с другого края света
   Свои стихи простецкие подчас.
   Быть может, ты прочтешь в них мои думы,
   Почувствуешь родимый колорит.
   Летит привет от нас, привет от Тёмы,
   Сосиски помнит, ждет тебя, не спит.
   Найдёшь секунду и письмо напишешь,
   О том, как там ты в Англии живёшь,
   О том, как ловят кошки ваши мышек
   О чем ты в думах плачешь и поёшь.
  
   * * *
   Утро доброе, рассвет скользит по веткам,
   Таинство снимает с темноты,
   А ночь ушла почти, поплакала в жилетку,
   Слеза ее в траве. Что ж - день. Прости.
   Август дышит ровною прохладой,
   Ушёл и жар, и духота ушла,
   И так однажды темнотою хладной
   Заменит лето тягостная мгла,
   А птичий щебет сменит волчьим воем,
   Морозной вьюгой - солнечный денёк,
   И наша жизнь заменится постоем
   В доме тёплом - так мороз жесток.
   И дни чуть-чуть отличные от ночи
   Вновь побегут так быстро, чередой,
   И только память, память, между прочим,
   Напомнит мир, в котором мы живём.
  
   * * *
   Снова вечер и солнце
   зацепилось за ветку
   И висит как на ёлке
   новогодний фонарь,
   По земле бродят тени,
   до прозрачности светлы,
   А земля, всё густея,
   поднимает туман.
  
   * * *
   Если просят - помоги,
   Накажи, коль требуют.
   Если страшно - убеги,
   В страхе быстро бегают.
   Если можно - излечи,
   И убей, коль нужно.
   Неуверенных толкни,
   Толкни осторожно,
   Коль толкнёшь ты не туда -
   Они вернутся скоро,
   Их попытка, не беда -
   Помогает спорым.
  
   * * *
   На небо смотрим с интересом,
   Как будто видим в первый раз,
   Зачем-то небо, неизвестно,
   Даёт надежду в жизнь, а глаз
   Невольно меряет остаток
   И чутко слушает шаги,
   И видит тени, тени сказок,
   И слышит крик их - Помоги!
   И так, тревога и надежда
   Во взгляде нашем в синеву
   Нас призывают, неизбежно,
   Ведут нас, тянут нас - Иду!
  
   * * *
   На верхушках тополей дрожат листочки,
   Тихий вечер, день кончается, жара,
   Ждём прохлады мы от утра и от ночки,
   Как зимою ждём пол года мы тепла.
   Наша жизнь проходит в ожиданьи,
   Все надеждой скорою живём,
   Не грустим - всегда есть оправданье,
   Не дождались, что ж ещё чуть подождём.
  
   * * *
   В огороде мальва свечи к солнцу тянет,
   Обогнать стремится летние деньки.
   Знает - скоро осень, и мороз ударит,
   Лепестки осыплет в воду и венки
   Разноцветных кружев в чистых водах хладных
   Поплывут, закружатся, зазвенит хрусталь,
   И в воде холодной стайки рыб отважных
   В страхе ищут ямы, так их бедных жаль.
   Скоро зимний холод толстым льдом покроет
   Лывы и речушки, реки и моря,
   И тогда все вспомнят лето с его зноем,
   Что хотелось холода, а наверное зря.
  
   * * *
   Денёк хорош, но жить ему недолго,
   Вот-вот накинет ночка свою шаль...
   Сомненья? Нет? Ничто не выше долга -
   Закон сей твёрд. Но как денёчка жаль...
  
   * * *
   Осенние мотивы - грусть ушедшей жизни,
   Звучанье приглушённое, всё в золотых тонах.
   Лишь изредка тягучая нота саксофонная
   Напомнит вдруг о будущем, о ждущих нас делах.
   Лето наше кончилось, но жизнь то продолжается
   Под лето затихающий всё ж праздничный мотив,
   Но всё-таки, но всё-таки пусть лето не прощается,
   Мы погодим и в холоде пошлём гонцов за ним.
  
   * * *
   Будь строг к себе и мягок к людям,
   Знай, соперник - то не друг,
   И ладь со всеми, вместе будем
   В аду кипеть - такой есть слух.
   Старайся сторониться разговоров,
   Несдерженности в мелочах,
   И избегай ненужных, долгих споров,
   И суждений ни о чём и невзначай.
  
   * * *
   Забыта страсть, забыты ожиданья,
   Ничто теперь уж не волнует грудь.
   Не знаю я, быть может, в дали дальней
   Я был бы весел и счастливей чуть.
   Но как найти? Искать? Да я не буду,
   Так мне нелюбы дальние края,
   Я буду жить и дальше, и забуду,
   Тебя любовь, забудь и ты меня.
   На спину мне мякину кто-то сыплет -
   Из грязи лепит ласточка гнездо
   За наше счастие никто не выпьет
   Не прокричит нам - Горькое вино!
   Прости, прощай, голубка дорогая,
   Людской язык - разлучник наш на век,
   Хоть иногда над домом пролетая,
   Ты вспоминай о счастьи этих лет.
  
   * * *
   Дождь за окном с утраМрачный, несчастный и плачет -
   Видно его пора,
   Что-то и это значит.
   Вот только его беда,
   Грустное настроение
   Приходит ко мне сюда
   Зовет, вызывает сомнения.
   Опять вспоминаешь свой дом
   Ненужные в общем видения,
   Все рассуждаешь и в нем
   Ищешь свое откровение.
   Ничто уж поправить нельзя
   Иных не достать, те далече,
   Но совесть грызет, ох, зря
   Рассудок и жизнь калечишь.
   Вины не бывает большой,
   И малой вины не бывает,
   Как миром решить с душой
   Одна лишь душа это знает.
   Слушаю плач дождя
   И мне хоть немного легче
   В прошлом, увы, нельзя
   Долги отдавать и незачем.
  
   * * *
   Уходит сладострастный запах лета,
   Его торопит расстилается туман,
   Пьянящий, терпеливый, ждёт ответа
   Всё на вопрос, что и придумал сам.
   Пройдет, в молчании деньков последних, осень
   Умоет дождиком и приберёт к зиме,
   И лишь тогда, возможно, мы и спросим
   О том, чего нам высмотреть во тьме.
   Зима ответит - она быстро мыслит,
   Ледком звенит, чтоб спящих разбудить,
   Смотрите сны о лете, цвете вишни,
   Не долго мне осталось погостить.
  
   * * *
   Цветы осени - листья опавшие
   На траве, на дорожках в саду,
   Как любви нашей счастье уставшее,
   Обессилев, лежат на снегу.
  
   Как легки и прекрасны узоры,
   Как жестоко, как холодно вам,
   Желтой осени золота горы -
   На расправу ветрам и снегам.
  
   Не таили мы светлое чувство,
   От молвы не скрывались людской,
   И язык их, наветы их пустые,
   Разлучили, родная, с тобой.
  
   Ветерок поднялся - лист метётся
   В грязных лужах под мокрым дождём,
   И теперь нам с тобою придётся
   Как-то жить... Если это поймём?
  
   * * *
   Сумрак владеет остывшей душою,
   Чёрные мысли торопят, зовут,
   Мечется сердце, не знает покоя,
   И от тревоги в томлениях грудь.
   Как мне забыть, оттолкнуть, надоело,
   Вспомнить весёлые лёгкие дни,
   Славно жилось и любилось, и пело...
   Этого нет, всё ушло, и одни
   Мысли тягучие - нет им начала,
   Как их додумать, но нет им конца.
   Разве мне юность моя обещала,
   То, что судьба мне для жизни дала.
  
   * * *
   Туман небесный - осени круженье,
   Прощальный крик летящих журавлей,
   Холод утром, думы и сомненья,
   В тепле от печки как-то не теплей.
   Мир сбесился, охнул от величия
   Лёгких геростратовских идей,
   От крови, страха, к жизни безразличия...
   Яд налит? Тогда налей скорей!
   Азартна гонка, дьявол где-то сзади,
   Ему не снятся лавры в сих бегах,
   Он лишь бухгалтер и подсчёта ради
   Бежит за следом, в общем в дураках.
   Что иль кто нам финиш уготовил?
   Какой награды в этой гонке ожидать?
   И чем сильнее мир, тем больше он настроен
   Безумно жить, азартно убивать.
  
   * * *
   Музейный холод, пыль и отстранённость
   Проглатывают годы и века,
   В застывших позах прошлой жизни обнажённость
   Припорошённая стыдливостью слегка
   Нам представляют тех ушедших лет боренья,
   Людей умерших, их заслуги и дела...
   Но нет, не верится, мешается сомнение,
   Что эта хрупкость в прошлом жёсткостью была,
   Что этот всадник на коне своём мохнатом
   Не только жалость и чиханье вызывал,
   А был богат и мог призвать на сборе знатном...
   А каждый слушал и отваге сей внимал...
   И вот итог - музейное храненье,
   Лишь оболочка, засушённый силуэт.
   А горе, счастье и любовь, и вдохновенье,
   Где это всё? А было ли? Иль нет?
  
   * * *
   Утро чудесное, веет прохладой,
   Звучной громадой накатывает день,
   Солнышко низко - осеннее, рады
   Лучи его, землю ласкают. Поверь
   Мне, погода - природы творенье,
   Забота богов посетивших наш мир,
   Ты для нас тайна, стихов вдохновенье,
   Радость души наш исчувственный пир.
  
   * * *
   Любовь и смерть, жестокость, состраданье -
   Точнейшие природные шаги,
   Всё остальное - их свершенье, ожиданье
   И наши просьбы, просьбы к богу: Помоги!
  
   * * *
   Жаркий денёк уходящего лета,
   Ветер сухой из далёкой степи,
   Синью небес опоённые, светом
   Осени слышны украдкой шаги.
   Прядь золотая в уборе берёзок,
   Утром роса, слышен запах грибной -
   Скоро теперь ждать дыханье мороза,
   Мокрых дождей... Их со снегом игрой
   Нам предстоит ещё так утомиться,
   Так надоест непогоды разгул -
   Лето забудем... Но только простится
   С осенью первым морозным снежком
   Ясное утро прозрачною стынью -
   Хрусткий ледок под ногами блеснёт...
   Вспомнятся нам прошумевшие ливни,
   Как загорался надеждой Восток.
   Чистое небо чуть-чуть побусеет,
   Летние вновь облачка поплывут...
   Сено везут и от копен повеет
   Летним теплом - нас там помнят и ждут...
  
   * * *
   Туманное утро, чуть-чуть развиднелось,
   Пусто на улице, все ещё спят,
   Мне одному тосковать знать приспелось,
   Мне одному с неба галки летят.
   Каркают грубо простывшими горлами,
   Взмахи растрёпанных крыл и хвостов,
   И неопрятными, злыми и мокрыми
   Тенями мне закрывают Восток.
   Прочь наваждение, сгиньте, проклятые!
   Я и так в своей жизни немало терял,
   Годы прошли, мои годы помятые,
   Это вот всё? Всё, что я ожидал?
   Как бы хотелось стряхнуть наважденье,
   Снова как в детстве босым на крыльцо,
   Грозный обнимет и вместе рожденье
   Дня дорогое мы встретим лицо.
  
   * * *
   Простодушное веселье
   Не в чести у нас теперь,
   Деньги, злоба и безделье,
   Коренным поставлен зверь,
   И четвёрка мчится цугом,
   Что дорог не разберёшь,
   Этот - враг, но был ведь другом,
   Этот - друг, он прячет нож...
   Смотрит мир заворожённый
   На бессмысленный сей бег -
   Что? Куда? Чем окрылённый,
   Мчится этот странный век?
  
   * * *
   Звонком звенит и машет ручкой лето:
   Я ухожу, но ждите вновь меня,
   Вернусь с весной, вернусь к вам с того света,
   Где ночь сменяет ярким светом дня.
  
   * * *
   В буйном цветении сад августовский,
   Словно на Север вернулась весна -
   Нет ожиданий зимы, её злости,
   В этот год смерть не несёт знать она.
  
   * * *
   Река любви за лето помелела,
   Течёт в песочке скромным ручейком.
   Быть может, солнце летнее посмело,
   Тех жарких чувств испробовать глотком?
   Ну, а глоток у солнца - он могучий,
   Не знаю, что поделать вам друзья?
   Быть может осень - осень равнодушия
   Подходит больше вам? Не прав ли я?
  
   * * *
   Царапают дрожащей липкой лапой
   В беспутстве потонувшие года -
   России век промчавшийся нахрапом,
   В жестокости, в неправде, на-ура!
  
   * * *
   Мерцает свет в окошке затенённом,
   Рябину ветер клонит до земли,
   И бродит звук, звук кем-то обронённый,
   Всё бродит, хоть те времена ушли...
  
   * * *
   Горят леса и дымом полно небо,
   Тепло стоит, и нет давно дождя,
   Богатый год на солнце, много хлеба,
   Но без несчастий видимо нельзя.
   Горят леса и не под силу людям
   Стихию эту силой усмирить...
   Давайте будем скромными и чудо,
   Природы чудо, бережно хранить.
  
   * * *
   Сейчас на родине моей, в степной глубинке
   Идёт страда - рожь убирают, косят хлеб,
   Стоит жара и пыль висит, пылинки
   Пахнут летом и смиряют солнца свет.
   Любил, люблю я эту пору, жарко -
   Заботами украшена земля,
   Усталость, пот, но как прохлада сладка
   В тени комбайна - степного корабля.
   Глоток воды и кружкою за ворот,
   Чтоб хоть ненадолго унять мякины зуд...
   Красиво поле, высвечено золотом,
   Хоть и тяжёл, но как прекрасен труд...
  
   * * *
   Природная картина - художник неизвестен...
   Скорее он известен, но так он многолик -
   Здесь жизненные силы причудливо слилися,
   Земля, вода и солнце создали этот миг.
  
   * * *
   В мраморе небо, щелястом и сером,
   Рассветный туман не коснулся земли,
   В прохладе осенней есть что-то от снега,
   От утренних зорей нас ждущей зимы.
  
   * * *
   С севера подуло не на шутку,
   Пока тепло, но лета сон пропал,
   Сентябрь настал и хочет видно круто
   Взять на себя он осени штурвал.
  
   * * *
   Нежность беззащитного горошка,
   Слезинка польска, терпкий аромат -
   Так просто, незатейливо, не броско
   Взглянуть изящество даёт на свой наряд.
  
   * * *
   Предначертанье бог даёт нам при рождении,
   И счастлив тот, кто сможет отгадать
   Роль свою в той жизни и значение...
   Чему уж быть - того не миновать.
  
   * * *
   Мысли причудливо вьются сцепляясь,
   Строят из дум легковесный шатёр,
   В центре рояль всё звучать собираясь -
   Бьёт его клавиши пьяный тапёр...
  
   * * *
   Отгадать нетрудно наших лет желанья -
   Счастье и здоровье - скромный идеал.
   И ещё удача, любимой обладанье,
   Веру и надежду, чтобы не терял.
  
   * * *
   Посконное, надёжное величие -
   России домотканное житьё,
   К мельканью идеалов безразличие,
   В слезах и крови потонувшее быльё.
  
   * * *
   Воскресло вновь желание забытое,
   Охота появилась вновь любить,
   Забыть печали, страхи, всё прожитое,
   И полной грудью воздух пить и пить.
  
   * * *
   Прохлада осени смиряет воспалённых,
   Делает задумчивым их путь...
   Вот их глаза открыты удивлённо -
   Успело время жар пылающий задуть.
  
   * * *
   Иду по полю вдоль посадки рядом с бором,
   Немного жарко, ветерок и свет слепит.
   Кружит коршун, тень берёз с немым укором
   Вихрем солнечным прозрачная дрожит.
   Трава в канаве придорожной - сушь звенящая,
   Стрекозы виснут с любопытством надо мной,
   Кузнец вспорхнёт и тишина пьянящая
   Уйдёт и всё заполнит волчий вой.
   Бирюк живёт в логу сыром, в норе глубокой,
   Кровавой злобою наполнен его мир...
   Но стихнет вой и волчья власть жестокая
   Над тишиной пройдёт... И снова пир!
  
   * * *
   Сухой ветер жар степи доносит,
   Мешает холод солнечный с теплом.
   Из дней таких составил господь осень,
   Да так, что мы зиму почти не ждём.
  
   * * *
   Наше поколение - звон ушедших дней,
   Жизнь как сожаление бессмысленных потерь.
   Летали зорки соколы! Да видели ли что?
   Кричали недалёко мол, чуть-чуть терпеть, за то
   Посыплет манна с небушка - ведром не оттащить...
   Мы слушали и хлебушком старались пока жить.
   Терпели, ждали - соколы увидят к счастью путь,
   И нам внизу, невидящим там быть, не преминуть...
   Но время дряхло двигалось, открыв беззубый рот...
   И стали пред могилою, где счастие живёт...
   И вновь вспорхнули соколы - чирикать воробьём,
   И вновь дела высокие, и вновь пчелиный рой.
   Опять планы плануются, вновь хором все поём -
   Дурь с бусырью милуются, им хорошо вдвоём...
  
   * * *
   Под дождем и холод с ветром
   Жгут почище злой камчи.
   Хорошо нам было летом,
   А зимой - терпи, молчи,
   Дни считай, когда с рассветом
   Встанет солнце - светлый край,
   И объявит всему свету:
   - Ждали! Вот вам красный май!
   И запахнет по другому
   И задышится легко.
   Тянет в лес, во чисто поле,
   Воля тянет. Нелегко
   Удержаться - дел немало,
   Лето красное вот-вот
   Прибежит, сверкнёт устало,
   Тихо-тихонько уйдёт.
  
   * * *
   Хмурое утро наступит,
   Жизнь как листочек свернёт,
   Разум в тумане и мутит...
   Ждать: иль пройдёт, не пройдёт?
   Жадные свечи всё греют
   Славы растущую боль,
   Плавят и жгут, не жалеют -
   Знают доподлинно роль.
   Спросишь: - За что? А оттуда
   Вздох сожаленья идёт...
   Терпишь и думаешь: - Мудро
   Жизни задуман полёт.
   Под сожаление легче
   Вытерпеть всё, не борясь...
   Что ж, пока жив, эти свечи
   Очень приятны для глаз...
  
   * * *
   Вздули горн плебеи - край занялся,
   В пожаре пол столетия прошло.
   Огонь то жёг, то звал в огне брататься -
   Так было долго, всё забыто, всё прошло.
   Пока ковали мир оглох от грома,
   Потом из воска строили столбы,
   Огонь всё жёг, воск плавился и снова
   Вздували горн, чтобы ковать гробы.
   И вот ослаб, иссяк задор столетья,
   Из монстров сад не радует, увы...
   Устали плакать - смерть теперь для смеха
   Вновь расцвела, и вновь летят гробы.
   Кремлёвский хор мечтательный, моложе,
   Улыбчивые жесты так теплы...
   Но ничего нет нового, всё тоже -
   Гробы, гробы, повсюду лишь гробы.
  
   * * *
   Ветер дует, холод носит
   И по ставенкам стучит,
   То морозит, дождём мочит,
   То тихонечко шумит.
   Ждёшь в жару, свистишь, мол, ветер,
   Дунь немного на меня
   И он слышит, и ответит,
   Дунет - прошено не зря.
   А зимою стужей злою
   Так уж ветер просквозит,
   И слеза бежит щекою,
   И душа внутри дрожит.
   А весною ветер славный,
   Он приносит к нам тепло,
   Он весною самый главный,
   Если солнце подвело.
   А осенний ветер грустен -
   Ему холодно, видать.
   То слезу нежданно пустит,
   То завоет невпопад.
   Но без ветра будут тучи
   Надоедливо висеть,
   Солнце спрячется и скучен
   Будет день. На что смотреть?
   Так что дуй зимой и летом,
   Мы не злимся на тебя,
   Славим все тебя приветом,
   И ругнём когда, любя.
  
   * * *
   Мечется сердце, ищет ответа,
   Что так сегодня темно на душе?
   Солнце играет, но ей мало света,
   И в сумерках тонет дорожка уже.
   Ещё бы пройти хоть чуть-чуть, но нет силы,
   Замолк колокольчик поддужный, простой...
   Всё что любила - вдруг стало немилым
   И нет смысла жить этой жизнью пустой.
   Как стукнули в сенцах и дверь нараспашку,
   Вносят дружка и кладут на кровать...
   Его не узнать только ворот рубашки
   Той, что утром одела, проводив...
   Кабы знать?
  
   * * *
   Юг отступает - нет силы
   Сдерживать зиму ему,
   Холода с ветром приливы,
   Жадно глотающих тьму.
   Тихо ползёт тьма густая,
   Месяц и звёзды задев,
   И вот уж от края до края
   Занялся снежный посев.
   Шагом скрипучим подходят
   Декабрь и январь и февраль,
   Мая тепло где-то бродит,
   Греет не нас, нам не жаль...
   Поровну может по миру
   Жизни разбросить ростки,
   Но не под силу кумиру
   От зимней отвлечь от тоски.
  
   * * *
   Нашей жизни светлая полоска
   Чуть мерцает, радостью слепя.
   Мир встречает нас не так чтоб жёстко
   И безжалостно, но будто бы любя.
   Звенящий полдень, осени прохлада,
   Любовный шёпот тихий по ночам,
   Шум детей - всё это как награда
   Мечтам, заботам и тревожным снам.
  
   * * *
   Уходят из жизни ребята -
   Дети военной поры,
   Скромные люди и свято
   Помнить о них будем мы.
   Ждали отцов, ждали братьев -
   Ждали героев с войны,
   Видели слёзы, проклятья...
   Не все возвернулись, увы.
   В каждом сельце, деревушке
   Смерть постучалась не раз -
   Матери, жёны, старушки
   В чёрных платках вокруг глаз.
   Дети войны той взрослели
   Едва научившись ходить,
   Ели картошку, сопели:
   - Вот подрастём будем мстить.
   Но не успели ребята -
   Братья сломали войну...
   Клятва дана была братом -
   Я помню её и храню.
   И вот уже всё - и пожили!
   И нет даже сил умереть.
   Врагов и обиды простили,
   Внуков поднять не успеть...
  
   * * *
   Звенит колокольчик поддужный,
   Кибитку трясёт и трясёт -
   Еду дорогой окружной
   Никто вдоль неё не живёт.
   Из лесу спустились в низинку,
   Дорожка идёт край лугов,
   За озером чудится дымка
   Над горкой неталых снегов.
   Озеро с чистою глубью,
   Плеск слышен сквозь грохот колёс -
   Карась и пескарик "премудрый"
   Играют, их дом этот плёс.
   Дорожка подходит к болоту,
   В копытах зачавкала грязь.
   Осока, камыш лишь зевоту
   Вызвать способны. И глаз
   Верхом скользит, ловит небо -
   Облачко белое в нём.
   Жарко - истома и нега,
   В воздухе пахнет дождём.
   В прогале мелькнули горушки,
   Избёнки по улице в ряд,
   А выше их будто бы мушки
   На шали зелёной сидят.
   Подъехали ближе - картина -
   Снопами уставлен откос...
   Куда-то пропало унынье -
   Я весело въехал на мост.
   Скрипят под колёсами сходни -
   Мост древний, ему лет под сто.
   Навстречу крестьяне с обедни
   Идут, осеняясь крестом...
   Откуда такое виденье?
   Давно нет благой старины...
   Неужто, сей знак мне прощенье
   Грехов и забвенья вины?
  
   * * *
   Что-то я зажирел, и пора на крыло,
   Тихо жить не дают, да и мне это мало,
   Пустота, хоть тепло, и как день рассвело,
   Но потемки в душе их терпеть не пристало.
   Вот и крылья мои обтрепались слегка,
   Общипали друзья, и попутчики рвали,
   Как бы мне вознестись, и повыше, тогда
   Я забыл бы их всех, чёрных лиц, в карнавале.
   Менуэт отзвучал и торопится марш
   Подбодрить мою душу тревожным минором -
   Коль лететь, то сейчас, пока полон ты сил
   И молчат о долгах, спят твои кредиторы.
   Что-то я зажирел, и пора на крыло,
   Попытаться взлететь над томившей заботой,
   Ощутить хоть на миг как под небом светло,
   А потом вновь упасть, но в другое болото.
  
   * * *
   Молчащий полдень - осени сомненья,
   На ярком солнышке костёр из пышных трав -
   Поэтов и влюбленных изумленье
   Открытой тайной пламенеющих дубрав.
  
   Под сенью тишь, лишь ропот увяданья,
   Лишь иногда как сожаленья крик
   Взметнётся символ осени страданья -
   Берёзки белой в жёлтой шали скрип.
  
   Совсем недавно молода, красива
   Царицей Несмеяной средь подруг
   Хвалу теплу и лету возносила
   И, вот финал - прощенье божьих слуг.
  
   Но смерть ненадолго совсем, ещё проснёшься.
   Ещё распустишь свой резной наряд,
   И нам и счастью благодарно улыбнёшься,
   И мы придём вкусить твоих услад.
  
   * * *
   Леший в лесу под корягой пригнётся -
   Холодно утром и жарко там днём...
   Он рад очень людям, всегда улыбнётся,
   А люди боятся, и всё дело в том,
   Что нету в лесу парикмахерской лешей -
   Нечёсаный чуб порыжевшей листвы,
   Лицо неумытое, в следах ещё вешней,
   Смывающей зиму полой воды.
   Зелёной тоской огонь глаз его светится,
   Пальцы - согнутые хворью лесной,
   Но также как все ждёт он радость и встретится
   Когда-нибудь счастье, быть может весной.
  
   * * *
   Вот и солнце вернулось
   после мокрых дождей,
   Ну, а я не вернусь,
   хочешь верь, хочешь не верь.
   Я уйду навсегда
   из мечты - так верней,
   Даже пусть для меня
   нету лучше друзей
   Всё равно я уйду
   так верней, так верней!
   Ветер дальний холодный,
   погоди чуть, не вей!
   Мою память оставь,
   не студи, пожалей!
   Это всё, что осталось
   от любви долгой к ней...
   Не тревожь мои сны,
   средь берёз наш ручей.
  
   * * *
   Когда птицы замолкнут
   и в горах тишина,
   Только слышно как речка
   над камнями колдует,
   Но и речка затихнет
   и тогда так темна
   Ночь окутает землю...
   Только ночь ли то будет?
  
   * * *
   Красотку - злоба украшает,
   Дурнушку - доброта белит...
   Откуда всё природа знает?
   Какою статью наградит?
  
   * * *
   Напрасно ищешь тишины в молчании,
   В воде не встретишь шороха травы,
   Хоть память крепче в долгом ожидании,
   Но образ меркнет в паутине тьмы...
  
   * * *
   Газели играют на воле,
   Дожди пролетели и взгляд
   Ласкают цветы в чистом поле
   И птицы запели, горят
   На небе по-летнему звёзды,
   Почки проснулись и сад
   Вспомнил осенние гроздья -
   Ягод висящих наряд...
   Лето промчится и осень
   Мокрым дождём наградит...
   Жизнь полосатая, просим
   Не торопиться спешить.
   Чуть подождать, вдруг сомненья
   В душу проникнут на миг,
   Вспомнится радость волнения -
   Чувств переполненный стих...
   Но жизнь, не успевши начаться,
   Катит под горку и нам
   Стоит ли в старости браться
   Мудрость искать по углам?
  
   * * *
   Гусь плывя, не оставит и следа на воде,
   И вода его образ в глубине не удержит -
   Удивительна радость в нашей странной судьбе
   Что прошло - видим мы, только сон веки смежит.
  
   * * *
   Прелестная головка у мокрого окна...
   Смотреть туда неловко, но тянет, как она...
   Ведь знает себе цену, и трудно ей сейчас -
   Прекрасная поэма о чуде чёрных глаз.
   Взгляд искоса бросает - заметила меня,
   А я не рад, я знаю - насмелился я зря...
  
   * * *
   Мелькают дни, несутся годы,
   Немым укором седина
   Напомнит прошлое, невзгоды
   И горе, пьётся что до дна...
   Полузабытые страданья
   Без спроса лезут в душу мне -
   Быть может ищут оправданья,
   Иль чтоб напомнить о весне...
   Но не находят в душе отклик...
   На склоне лет слышней ручей...
   Ковёр из звёзд на небе соткан -
   Их свет всё ярче, всё видней...
   Но ищешь мудрость не в поступках,
   Не в созерцанье красоты -
   Ведь в красках ярких радость утра,
   В вечерних сумерках - мечты.
  

Детская сказка

  
   Жил на свете попугай
   Прозывался он Гагай.
   Был носастым и глазастым,
   С гребешком, и криком властным
   Привлекал к себе людей,
   И - дождался... Раз злодей
   Золотых дел жуткий мастер
   И охотник до напастей
   Припожаловал к нему.
   Ты, глухой! - спросил, Зову
   Я с утра тебя играть,
   Бегать, в лужи наступать!
   Скоро вечер и жерлицы
   Будут ставить жара-птицы -
   Ловить щук и судаков
   И смешить вас чудаков.
   Нос большой и глаз выпучный,
   Но голодный, голос скучный,
   Полетим к реке скорей,
   Маши крыльями, успей,
   Когда будут рыбу класть
   Ухитримся мы украсть.
   Унесём с собой, пожарим,
   Их голодными оставим.
   Делать нечего, злодей
   Убедителен как змей.
   Хоть не любит попугай
   Рыбу, крикнул: Что ж давай!
   Чем мы хуже этих птиц,
   Пусть отделят от жерлиц.
   Мы начнем с тобой сегодня
   Жизнь, обычаи забыв,
   Долг, заботы с души смыв,
   Жизнь весёлую забав...
   Ты змея или удав?
   А то я боюсь. - Оставь,
   Мы теперь друзья с тобой,
   Не разлить им нас водой,
   Ты спускайся вниз ко мне,
   Погуляем при луне.
   Попугай по веткам скачет -
  
  
  
  
  
  
  
  
   Сила дружбы много значит.
   Ниже-ниже, вот уже
   Наш удав настороже -
   Он не ел давно, и вот
   Обед-ужин сам идёт.
   Тут сорока прилетела,
   Закричала, загалдела:
   - Куда лезешь, дуралей!
   Своих деток пожалей!
   Ведь удав тебя проглотит!
   - Их судьба кого заботит!
   Горбоносые птенцы,
   Из гнезда торчат носы
   Закричали хором: Папа!
   Не давайся змею в лапы!
   Хоть и лап у змея нет,
   Он даёт плохой совет!
   Не дружи, отец, со змеем -
   Совет дать тебе посмеем.
   А удав почуяв вот,
   Что обед идёт не в рот,
   Усмехается ехидно:
   - Ребятишек слушать стыдно,
   А сорока каркнет прежде,
   А подумает потом,
   Да в растрёпанноё одежде,
   Вкривь изорванной котом
   Разве может доброту
   Сохранить, а простоту?
   Тe, что богом ей дана,
   В её речи и видна,
   А по-русски простота
   Много хуже воровства...
   Неопрятна, неумыта,
   Душа злая и несыта,
   Удались-ка поскорей,
   Не мешай нам... Дуралей
   Очень хочет быть мне другом.
   И объятый весь испугом
   Попугай на землю прыг -
   Хитрый змей к нему и в миг
   Пасть на голову надел
   Попугай аж захрипел,
   Упирается ногами,
   Бьёт удава он крылами,
   Но слабеет на глазах,
   Гаснет свет в его очах...
   Да и там, где голова,
   Глотка змеева темна.
   Змей сглотить стремится птицу,
   Попугай взлететь и взвиться -
   Бой идёт, нет равных сил...
   Коготь попугай вонзил,
   Разорвал удаву пузо,
   Голову просунул грузно,
   Разбежался и взлетел,
   В ушах ветер засвистел.
   Сел в гнездо, где малыши
   Ждут папашу голыши.
   Стали быстро есть удава -
   Один слева, другой справа,
   Незаметно к концу дня
   След истаял упыря.
  

КОНЕЦ

  
   * * *
   В укромном месте средь берёз,
   В лощинке неприметной
   Росла назло судьбе в мороз
   Пригнувшись чуть от ветра
   Рябинка - тоненький пруток,
   Резные листья редки,
   Скромна, её весной цветок
   Как брошечка на ветке.
   Но эта брошь не ей, а всем -
   Так хочет мир уважить,
   Сама не ждёт...
   - Да ей зачем?
   Коза однажды скажет
   И ветку хрупкую, цветок
   В зубах источит важно -
   Так жизни строится мосток
   Жестоко и типажно.
  
   * * *
   В лачужке тёмной нет давненько света,
   Остались духи, духи в ней живут.
   С зимы весною ожидают лета
   И осень в ожиданьи проведут.
   Здесь жизнь текла тихонько, не кипела,
   Стучался ветер в непогоду в дверь,
   Теперь лишь вьюга злая до апреля
   В пустой трубе беснуется как зверь.
   Встают рассветы, и горит к ненастью
   Кровавым цветом рыхлый край небес,
   Никто не ждёт в лачужке этой счастья
   И жизнь идёт тихонечко, без бед.
  
   * * *
   Слабых бьют, но убивают
   только сильных. Сильных смерть -
   Обретение свободы,
   кровью смытый, бивших грех.
   По другому невозможно
   воцарить вокруг добро,
   Хоть хвалить вокруг всё можно,
   можно сыпать серебро,
   Но спокойствие всё это
   принести не в силах там,
   Где живут два сильных света
   ни один не гаснет сам.
  
   * * *
   Моя жёнка как бражёнка,
   Неумеха - я те дам!
   Я ей смехом и легонько
   Бичём лёгкости придал.
   Ох уж как она старалась!
   Как вертелася волчком!
   Куда лень её девалась?
   И теперь живём молчком:
   Она зад свой нежно гладит,
   Расписал его не зря,
   Зато суп и кашу варит,
   Со скотиною друзья...
   Тёща ходит тихо, тенью,
   Не слыхать её нытья,
   Надо б ей найти заделье...
   Строгость - верная судья.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   П Е Н Д Е Л Я Й
  
   Жил на свете петушок -
   Золотой гребешок,
   Масляна головушка,
   Шёлкова бородушка.
   Жил он рядом со скотом,
   С домом, рубленом крестом,
   С печкой изразцовой,
   На горке, на весёлой.
   Рано утром он будил
   Хозяина с хозяйкой -
   Так рулады выводил,
   Зимой было жарко.
   Бил он шпорами, кричал:
   - Слушайте, товарки!
   Пошто я не генерал?
   - Али мы не сладки?
   Отвечали петуху курочки- подруги
   - Разлюбил ты Петя нас!
   А ведь мы тебе слуги!
   - Вас я, курочки, люблю,
   А кричу утрами,
   Чтоб скорее разбудить
   Хозяина с усами,
   Чтобы он спустил ведро
   В колодец наш глубокий,
   Зачерпнёт, быть может, он
   Чайник кривобокий.
   В нём хозяйка копит деньги,
   Я вчера его украл,
   Нёс, хотел купить вам серьги,
   Всё ж я ваш, и генерал...
   Уронил в колодец как-то,
   Вот теперь сижу-тужу...
   И кофейника мне жалко...
   Ну, а спросят - не скажу.
   Но и вы не выдавайте,
   А то быстро на махан...
   Наша жизнь недолга, знайте -
   Я узнал недавно сам.
  
   * * *
   Собирается хозяйка
   Позвать к празднику гостей,
   Но ей деньги тратить жалко...
   - Петя! Нет других вестей?
   - Вести есть, но все такие -
   Гостей много, едут, ждут...
   Мысли лезут всё плохие -
   Кого есть-то будут тут?
   - Может Борьку-хрюкодила?
   Или двух больших гусей?
   Иль барашечка-будила?
   - Может нас? Вот то - верней!
   Ещё лето, мясоеда
   Дожидаться долгий срок.
   - Доживём ли мы до света?
   Или жизни стук умолк?
  
   * * *
   - Какой, Петя, ты неловкий -
   Горшок денег утопил!
   - Я слыхала, в лесу волки
   Помогают, что есть сил,
   Тем, кто деньги им заплатит
   И замолит их вину...
   - Хочешь ты хозяйку значит
   На съеденье сдать волку?
   - И хозяина с хозяйкой,
   И их маленьких детей...
   Жаль тебе? Мне тоже жалко,
   Но своя нам жизнь жалчей!
   - Пойдём, Петя, мы к колодцу,
   Да и спустим тебя вниз...
   - Что вы! Бабы! Что вы, хлопцы!
   Я всегда боялся крыс!
   Ну, а там, внизу, в воде,
   Чую я, что быть беде!
   Да и там внизу темно...
   - Вверх смотри, как бы в окно,
   Мы помашем, последим,
   Тебе сгинуть не дадим!
  
   * * *
   Прыгнул Петенька в бадью,
   И поехал вниз.
   - Адью!
   Только видели его,
   Бадья - нырк! И - ничего...
   - Бедный Петя утонул,
   Тихо, будто бы уснул,
   Не боролся он с судьбой,
   Пошел вниз как шёл домой...
   - Где наш, милый генерал?
   - Он и раньше обмирал...
   - Помнишь, дрался он с собакой...
   - Так хвалился этой дракой,
   А ведь, если бы не мы
   Не очнулся б до зимы...
   - Приходил в себя, вставал,
   Снова падал, замирал...
   - Как он там один, без нас?..
   - Коль нашёл, то крикни - А-а-а!
   - Надо вытянуть ведро -
   День, становится светло.
   Скоро выйдет наш хозяин,
   К зиме будет ладить сани,
   Куры тянут наверх шест
   Из глуби, из мокрых мест.
   Глядь в бадью, а чайник там -
   Деньги тянутся к деньгам.
  
   * * *
   Слышат куры в доме крик.
   Искажённый женский лик
   С крыльца смотрит вниз на них,
   Птичий хор затих, поник...
   - Где мой чайик? Кто украл?
   Кто злодею помогал?
   И с крыльца летит во двор,
   Спотыкнулась о багор,
   Что хозяин снял с ворот,
   Сено дёргать, а умёт
   У него с весны стоял.
   Не доели зимой, знал,
   Что внутри, закопан в нём
   Свежих веников вагон.
   Он хотел достать их все,
   Полежали чтоб в росе,
   Гостей баней чтоб встречать,
   Сладость летнюю вдыхать.
   Муж идет вокруг колодца,
   Вдруг блеснуло что-то. Солнце,
   Бросив сходу беглый луч,
   На миг выглянув из туч,
   Оценило драму всю...
   Дальше я уж помолчу...
   Радость льётся через край -
   Деньги счёт ведь любят. Знай!
  
   * * *
   Выбегает из двора
   Петькин брат - Семён-гора,
   Хотел прыгнуть на забор,
   Кувыркнулся носом в сор.
   Вместо слов "Ку-ка-ре-ку"
   Керхал что-то про муку,
   Крылом двор весь исчертил,
   Кур на танцы пригласил,
   Те охотно поддались -
   Нет Петра, но всё же жизнь,
   Теперь новый муженёк,
   Пусть неловок и пенёк,
   Но любимый и родной...
   Петьки нет, а он живой!
  
   * * *
   Что же Петька - наш герой?
   Он в пещере под горой.
   Держит путь он во столицу
   Подземных жителей царицу
   Там увидеть хочет он,
   Поклониться так чтоб звон
   Разбудил бы сон-страну...
   Знает дело! Ну-и-ну!
  
   * * *
   Вот подходит он к стене,
   Висит стражник на ремне,
   Спит и видит сны без счёта,
   Навалился на ворота -
   Ни проехать, ни пройти...
   Петька, бог его прости,
   Подлетел и сел наверх,
   На ворота. Просто смех,
   Стража спит и царство спит,
   Храп над городом стоит.
  
   * * *
   Вот уснувший генерал,
   Он солдата приковал
   Цепью ржавой к старой пушке,
   Да уснул. Над ним рой - мушки.
   Не летают, не жужжат,
   А висят и вися спят.
  
   * * *
   На крыльце сидит старушка.
   Самовар и кран открыт,
   Расписные чашка, блюдце,
   Кипяток под краном спит.
   На двери бродячий малер
   Рисовал когда-то рай:
   Птицы с длинными хвостами
   И роскошный вечный май.
   Луг в цветах, лесок, речушка,
   Жёлтый берег, гладкий плёс,
   Дети, мамы - как игрушки,
   Вдаль несётся паровоз.
   Из трубы на небо сине
   Облака бегут-бегут -
   Так всё просто и красиво,
   Но как люди не живут.
  
   * * *
   Вот разбойник и грабитель
   Вместе с пальцем рвёт кольцо.
   Женский взгляд - вот искуситель
   Он зовёт. Слеза, лицо
   Всё покрыто тонкой пылью,
   Что осыпали века...
   И тогда жестоко жили,
   И теперь, живут пока...
  
   * * *
   Дети, женщины младые,
   Взгляд безумный пустых глаз,
   Робко смотрят как живые -
   Жертвы то, о них рассказ.
   Им пришлось в той жизни сверху
   Оказаться как-то раз
   В месте, где искал потеху
   Пьяный взвод в их смертный час.
   Вопрошают все: - За что нас?
   Кому горе принесли?
   Палачи молчат, их совесть
   Тяжела, не унести...
  
   * * *
   Кирпичём разбито тело
   Трёх молоденьких солдат,
   Они были неумелы
   Смерть должна об этом знать...
   Здесь взорвал себя ребёнок,
   Чтобы кончилась война.
   Говорят - бандит с пелёнок.
   Мать такого родила?
   Не сосал он мамке титьку?
   Не кричал: - Уа-уа?
   Не читал стихов? Простите!
   Он как все, а то - слова.
  
   * * *
   За солдатами берёзки,
   Листья жёлты на одной,
   А другая - летом, в блеске,
   Зелень листьев. Так вдвоём
   Довелось им в подземелье
   Погрузиться в долгий сон.
   У корней их, как сумели,
   Лесорубы, тож вдвоём.
   На одном рядно зашито
   И армяк лежит у ног.
   У другого красный свитер,
   Кеды, джинсы. Брызжет сок.
   Один старый - вот-вот рухнет,
   Рубит зло, замах с плеча.
   У другого нога пухнет -
   Рубанул он сгоряча.
   И уснули, и застыли -
   Время здесь стоит, молчит,
   А когда-то жили-были...
   Жалко их, но свет стоит...
  
   * * *
   Петька спрыгнул вниз - дорожка,
   Посреди дороги кошка
   Замерла и стоя спит,
   Взгляд плутовский и молчит.
   Петька клюнул кошку в нос.
   Это кот был, он не снёс,
   Расцарапал Петьке бок -
   Разбудить кота он смог.
   Петька прочь скорей стремится,
   Вдаль бежит иль только снится?
  
   * * *
   Поворот дорожки влево -
   Разукрашенный дворец,
   Петька лётом, прыгнул - смело -
   Петька добрый молодец!
   Стража спит вся вперемежку:
   Кто с винтовкой, кто с копьём,
   Бердыши, мечи и "Стечкин",
   Иль с простым большим ружьём.
   Площадь вся забита людом,
   На лобном месте казнь идёт,
   Пахнет смертью, пахнет блудом -
   Запах власти знать даёт.
   Генералы и вельможи -
   Прошлой жизни господа -
   Друг на друга непохожи,
   И похожи как года
   Пролетевшие над миром
   Злом и счастьем затопив -
   Жили разные кумиры,
   А теперь их образ спит.
   Строгость взглядов и величье
   Вызывают жалость, смех,
   В сих болванах безразличье
   К людским судьбам - вот ответ
   На загадку власти каждой...
   Человек себе судья,
   Только бог его накажет,
   Но не власти, не друзья.
   Ведь вина чрез наказанье
   Переходит к палачу -
   Он несёт, его призванье
   Только богу по плечу.
   А простой наш человечек,
   Пусть и властью облечён,
   Заболеет, не заметит,
   Что живя, уж обречён
   На забвение природы,
   Людской сути и добра,
   И съедят его невзгоды
   Тех, "кому хотел добра".
   И трухлявые вельможи
   Из эпох и разных лет
   Грех и злобу копят, множат -
   Лучше жил чтоб человек.
  
   * * *
   Миновав придворных залу,
   Петька наш проник к царю?
   Их там собрано немало -
   Правду я вам говорю.
   Все царили в одном месте,
   Бог прибрал по одному...
   - Хоть один живой там есть ли?
   - Все живые наверху.
   Ну, а тут в подземном царстве
   Тишь стоит и благодать -
   Нету злобы, нету власти...
   Всё тихонечко. Все спят.
   Лишь оскал их лиц звериных
   И кровавые дела,
   Душ загубленных невинных
   Скажут вам - так жизнь и шла.
  
   * * *
   А вверху под светом жизни
   Всё идёт как шло всегда:
   Одни празднуют на тризне,
   Те жуют - едят года.
   Всё в курятнике спокойно,
   Петьки нет и - хорошо.
   Служат куры, где-то войны,
   Гибнут там, не здесь ещё.
   Та война им неродная
   И сынов у них нема,
   Дети, правда, подрастают,
   Но ведь кончится война.
   Поклевали зёрна, крошки,
   Что с хозяйского стола
   И пошли грести дорожки
   Вдоль и поперёк двора.
   Если спросит кто: - Зачем?
   Очень удивится.
   Это ясно впрочем всем...
   И нечего здесь злиться.
  
   * * *
   Кот разбуженный Петром
   Прыгнул вверх и сразу гром,
   Он разбил старушке блюдце
   Не успел он повернуться
   Как проснулся крокодил
   Его сон так тяготил.
   Крокодил зевнул и пасть
   Вновь захлопнулась и власть
   Безраздельно вся как есть
   Эта власть и кары честь
   Перешла к ваське-коту
   Он вздохнул - опять расту.
   Кот мяукнул, что за диво -
   Озирается пугливо,
   Небеса темны как сажа,
   Свет идёт из недр земных,
   Кот задумался, притих.
   Хоть умом он был богатый
   Всё ж решил спросить: - Носатый!
   Что на столбик ты вспорхнул?
   Не иначе как заснул?
   Наш Петро не слышит Ваську,
   Звали так кота, он спит.
   - Слышь, петух, давай-ка слазь-ка,
   Нас за драку бог простит.
   А петух заснул и крепко,
   Слышно будто захрапел.
   Вот так клюнул, клюнул метко
   И не думал, жить хотел.
  
   * * *
   Поменялися местами
   Наш Петро и Васька-кот
   Петька смотрит не глазами,
   Васька не идёт - ползёт.
   Кот один, кругом пустынно,
   Тишина и ветра нет.
   Но погибнуть здесь обидно...
   Из колодца, смотрит: - Cвет!
   Кот поближе, глянул, боже!
   Бегут в небе облака,
   - Под землёю небо тоже?
   - Навсегда или пока?
   Задаёт коту вопрос
   Его голос полный слёз.
   Коту плакать нет резону -
   Жалеть некому его,
   Просто мир заворожённый
   Колдун сделал, - Для чего?
   Кот решил не пить, не есть,
   Сил скопить, в колодец слезть.
   Кота в школе не учили -
   Астрономию не знал,
   Его мало удивило
   Как под землю он попал.
   Сруб в колодце деревянный,
   Очень ловкий для когтей.
   Кот полез под землю плавно,
   А потом скорей, скорей.
   Под землёю солнце ближе,
   В небе видны облака,
   Пусть оно земли и ниже,
   Но ведь это лишь пока.
  
   * * *
   Вылез кот из царства сонных,
   Потянулся и зевнул,
   И подумал: - Осторожно
   Надо жить среди акул.
   Каждый хочет тебя скушать,
   Злом пронизана земля,
   Но лишь стоит их послушать,
   Как живут - одна семья.
   К О Н Е Ц
  
  
  
   * * *
   Качает землю в люльке как ребёнка,
   Гул доносит буря недр земных,
   Рвёт покровы, лопается звонко
   Людской закон, что жизнь для нас одних.
  
   * * *
   Сижу, лажу себе бичик:
   С бронзы кольца наточил,
   Сыромятины нарезал,
   Козью ножку засушил.
   Провертел в копытце дырку,
   Вставил в дырочку кольцо,
   На кольцо надел бичину
   И плету кругом венцом.
   До локтя длиною сделал,
   Вновь поставил на кольцо
   И плету подбичник белый,
   А за ним плету лицо.
   Бич длинён и хлыстик тонкий
   Приплетаю под конец -
   Получился бичик звонкий,
   Бич - пастух, бич - молодец.
   Размахнусь и звонко щелкну -
   Эхо сильно отдаёт,
   Кровь играет, в душе тонко
   Детство милое встаёт.
  
   * * *
   Акробат на канате
   Он рискует упасть,
   Но зато в его власти
   Наплясаться и всласть.
   Пусть стоит ненадёжно
   И бежит высоко,
   Но свобода свободней,
   И дышать там легко.
   Страсть охватит воздушно
   И пронижет на миг -
   На земле жить нескучно,
   Ну, а здесь - просто стих.
  
   * * *
   Мысли окаянные не дают уснуть,
   Всё перебирают жизни рваный путь.
   И зачем - не знаю эта их грызня?
   Но сердце замирает сладко у меня.
  
   * * *
   Морщит воду бес голодный,
   Ветер дует невпопад,
   Тучи, месяц как неродный -
   Рожки порознь торчат.
   Непогода разыгралась,
   Нет управы на неё -
   Зима скоро, скоро старость,
   Скоро слушать вороньё.
  
   * * *
   Под окном мужики пьют водяру,
   Говорят рассудительно в лад -
   Стал народ наш разменным товаром,
   Не богатым, никчёмным на взгляд.
   Кровь столетья ушедшего вянет -
   Нет пророков для нашей земли,
   А усталость из прошлого давит,
   Хоть года те забыты, ушли.
  
   * * *
   В эту долгую тёплую осень
   Подкатила удушливо грусть,
   Жизнь прошла и остался непрочный
   Предо мной расстилавшийся путь.
   Каждый день я встречаю с надеждой...
   Что-то в жизни не так и не то?
   Взглядом ищешь - ничто там не брезжит...
   Неужель уже всё прожито?
  
   * * *
   Реки вскрылись, солнце жарит -
   Мужику сейчас не до сна.
   Земля пышет, туман марит,
   Сев-Ярило у гумна.
   Земли запах с ног сшибает,
   Из яров доносит гул,
   Это снег набитый тает,
   Зимний снег, что ветер сдул.
   Бирюк серый затаился -
   Везде люди, кобели,
   Хоть голоден, но боится,
   А на брюхе волдыри.
   Он исползал всю округу -
   Его детки подросли,
   И скулят в яру у луга...
   Хорошо - шумят ручьи.
   А собакам нету дела,
   На припёке давят блох.
   Каждый год с напором, смело
   Весну нам дарует бог.
  
   * * *
   Моросит мелкий дождик - осень к нам добралася,
   И по синему серым расстилает туман.
   Зябко, холодно утром и вот как-то неясно
   Невесёлые мысли посещают меня.
   Вот зима, новогодье, не последний ли разик
   Я увижу снежок на чернильной земле
   И опять как когда-то на душе будет праздник
   И опять как когда-то потеплеет в душе.
  
   * * *
   Надежда Русь подогревает в лихолетье,
   Кипит душа и наши мужики
   Льют на пожар, огонь его беспечен,
   Как души их прозрачны и чисты.
  
   * * *
   По дорожке незатейливой стремлюся
   К огарочку дрожащему свечи -
   Работаю, заботы и боюся,
   Что огонёк погаснет вдруг в ночи.
   А там во тьме устанут мои ноги,
   Забуду я, так страшно, хоть кричи!
   Молю судьбу и милого мне бога,
   Чтоб сохранил огарочек свечи.
  
   * * *
   Мне читала стихи собой тщася,
   Невесёлые, чья-то вдова,
   Выбирала из сборника знача,
   Наступая на боль, на слова.
   Я смотрел ей в глаза, чуть поблекший
   Уже тронутый временем шелк
   Её кос удивительно вешний
   С крутых плеч устремлялся поток.
   И Восток и роскосость минутная
   Исчезали в тумане, а с ним
   Эта ночь, пробужденье распутное,
   Всё осталось её, не моим.
   На виске бьётся жилка кузнечиком...
   Почему я остался? Не верь?
   Как могла эта слабая женщина?
   Навсегда в мир захлопнула мне дверь...
  
   * * *
   Мы оторвались, погоня отстала,
   Её обманул, увёл в сторону год,
   Стихло в умах, там, где солнце упало,
   Пламень в пол неба, горит небосвод.
   Ну, а с высот, что достигли, валились,
   Вера, надежда тихонько ушли,
   А ветры всё дули и слёзы катились,
   И жили - не жили, лишь время вели.
   Речи без смысла, рассказы обманны,
   Двойная мораль и забота о том,
   Чтоб сохранить, не дай бог, чтоб узнали,
   Чтоб не копалися в чувстве святом.
   И вот уж любовь неприлична, забылась,
   Осталось простое влеченье полов.
   Женитьба как случка животных,
   а мнилось
   Сказать я иначе сегодня готов.
   Забылись и честь, и порядочность, такта
   Теперь не дождёшься - хамство в замен,
   И трудно представить людей этих завтра
   Под руководством безумных идей.
   Всего, что копилось общинным и славным,
   По совести стройным, надёжным житьём
   За век растащили вороны сажным,
   Сеющим пепел корысти крылом.
  
  
  
   * * *
   Бор беломошный, седой и хрустящий,
   Сладкая прель по зелёным логам,
   Мятлик и хвощ на сугорах. Летящий
   Морок с низинок вслед зимним снегам.
   Дорожки песчаные, рыжиков плеши,
   Запах медовый - приторный тлен...
   Сосен молоденьких узкие плечи,
   В воздухе сладости приторной день.
   Речка песок промывает в ладонях,
   Солнечный зайчик бежит струям вслед.
   Стайками рыбы мелькают. И гонит
   Небо на землю свой радостный свет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ОГЛАВЛЕНИЕ

  
  
   Трудно жить придуманным порядком...Летом много зеленей
   Длинные зимы России неспешны
   Подпирают столбы дыма
   Вот и вечер пришел
   Третий день космический порядок
   Доброе утро все как в тумане
   Утром я налил в корыто..
   На замерзшем твоем окне
   Любвеобильная красотка
   Вечер закончился так скоротечно
   Прошли мгновения веселости.
   Стихи, как и годы их не удержишь
   Поднялся вновь мороз с туманом
   Вспоминаются нам годы молодые
   Символы не всех держав мы знаем
   Сегодня неожиданно весной запахло.
   Утро раннее, день еще неведом
   Мысли твои как природы весной ликованиеЗвезды в небе высыпали
   Мой конек стоит в пригоне.
   Капель за окном без конца
   Солнце встало тихо, тихо
   В конце февраля подарила природа
   Дни мелькают безобразно
   Соленый ветер дует мне в окошко.
   Милый друг, я твоя невеселая доля
   Герои-танкисты
   Весенний ласковый денек... Спокойное утро, тихо в округе
   Незабвенная походка
   Давно поселилась ты в сердце моем
   Три чувства властвуют умами
   Надежды юности.. Жить долго, не теряя вкуса к жизни
   За окном целый день с утра
   Очень жаль, что писательский дар Образ твой очерченный неясно .Сибирская весна не многоцветна
   Пусть наша любовь для тебя неизвестна
   Вы весенний и бледный росток .
   Я не помню где это, когда это было
   Полет ястреба прост и беспечен
   Приснилось мне детство мое прожитое
   Сегодня вспомнилось былое
   Опять зима опять морозы
   Виртуальная картина мне видна через стекло Светло как днем в душе моей
   В нашу жизнь вы ворвались как смерч
   Закончился прелестнейший денечек .
   Пустота душевных коридоров Солнце сбесилось, круги нарезая
   Призналась однажды ракушка пустая
   Утром встанешь рано-рано
   Теперь уж понятно, но ничто не изменишь Встаешь громадой ты в тумане
   Холодное солнце и ветер с востока
   Вот и вечер пришел неожиданно как-то
   Предрассветные тени Наша ворона долго летала ..
   Утро, продолжим вхождение в ад .
   Прозрачный воздух осени тревожен
   Серая мышка спряталась в тень
   Не жди меня я не приеду Прохладный ветер колышет занавеску
   Зима закончилась - так странно
   Вставал рассвет немой, туманный .
   Огонёк чуть светился на божничке невзрачной
   В пути, идущий жаждет остановки
   Рождает мысли кто-то и, возможно...
   Я помню из детства дом двухэтажный
   Прошла неделя теплая весны
   Я думал о радостях мною упущенных
   Обманом не гоже к цели стремиться У нас как всегда непогода ..
   Хрустальная рюмка, хрустальный стакан
   Деяния судьбы неотвратимы
   Мы люди информации и моды ..
   Над нашею моралью постарались
   Душа неспокойна, обещанием связана Добрый день счастливый случай
   Что судьба нам пророчит
   Как много несчастных не знают покоя Душа горит, трепещет пламенем
   Когда мне счастье улыбнется.
   Ушел один, мечты забросил
   Пришел день и вот со мной простилась
   Прости меня, очарованье
   Желтое поле цветущего донника
   Жаль, что в жизни все проходит
   Ну, как дела у Вас сегодня, дорогая
   Зачастили у нас дожди
   Рано утром я обычно весел Невесело сегодня мне с утра
   Снова дождик идет Встреча нечаянна
   Растревожила меня непогода
   Лед возгордился, что вода ..
   Прохлада утра, бодрости надежды
   Давно погас пожар желаний
   Сверчок за печкою никак не успокоится
   Тихий вечер в деревне, лето, солнце садится
   После долгой зимы и морозной и снежной
   Я был такой когда-то непутевый
   Птичий гомон и летняя заря
   Летняя теплая ночь
   Ветер подует совсем не осенний
   Звенит капель в открытое окно ..
   День так длинен, совсем нет ночи
   Светло на сердце в эту осень
   Зеленый сад, приятная беседа
   Перед закатом солнца в летний вечер
   Как быстро детство пролетело
   Предрассветный туман в липкой зелени лета
   Момент устремлений нас всегда будоражит
   Опять купалася ворона
   Надежда умирает с человеком
   Счастья миг и миг удачи
   В конце июня слабая прохлада
   Салон открыт модели в нетерпении
   Коренная вода разлилася широко
   Риднисенька ненька, Украйна любимая
   Тебя я вижу все такой же
   Прости, прощай я уезжаю
   Прости меня, я так волнуюсь
   Светлая грусть, ну и пусть .
   Долгий день все никак не кончался
   Поздний вечер, прохладно, лунный свет заструился
   Подожди, не спеши, потерпи хоть немножко
   На высоком бугре рано солнце встречаем
   Дождь с утра и холодно в июле
   Осень, тепло и меня разморило .
   За окном ветелка облетелая
   Зима пришла надолго, как награда
   Припомню все, что миновало
   Сегодня дождик, банная погода
   Удар судьбы у русских как обычай ...
   Принакрылось небо ватным одеялом
   Так язвительна, подозрительна
   Ростки проклятий, злости и бесчестья
   Сегодня сон мне ночью снился
   Родина моя - граница
   Наконец-то лето сжалилось над нами
   Звезды сыплются с неба, очень густо сегодня
   Растревожено птицы летели ...
   Распахнуты окна
   Нынче лето где-то затерялося
   Утром снег валит, поземка, ветер воет..
   Маштачек
   Не жалей меня родная, не надо...
   Опять ушли, умчалися забавы
   В печке угли подернулись пеплом
   Лето промчалось, опять я не съездил
   Сегодня стрекоза присела мне на руку
   Собака ворчит, ночную опасность почуяв
   Циклоны сместились к полярным широтам
   Был я молод и с первой любовью
   В яру родник - чистейшая криница
   Моя душа полна разочарований
   Не забудь ты меня, дорогая
   Как быстро птицы улетели
   Нынче гуси летели и кричали победно
   Ставит сети нам любовь, и строго
   Свет очей твоих серых, мерцанье Если вы так довольны обедом
   Как надоело эти рожи видеть .Вставал рассвет зарей холодной
   Как пьянит и дурманит весной запах земли обнаженной
   Я ехал с базара весной
   Старый месяц бог на звезды крошит
   Кто скоро засыпает - недолго проживет
   Пролетела пуля - не вернется.
   Развесила осень костры на кустах полыхающих
   С позволения сказать
   Метель, в яру, где ветер тише
   Весна неслышно, тихо, чуть заметно
   Земную твердь росток пробил
   Давно все грозы отгремели
   Я помню детство, юность, школу...
   Ветерок играет волос прядью
   Вот и птицы сбиваются в стаи
   Холода, холода наступившего в жизни ненастья
   На небе месяц облака раздвинул
   Край небес зарницами зажженный
   Денек идет и близок к завершенью
   Птицы умолкли, за лето устали..
   Светит солнце и дрожит листва
   На полярной станции на южном берегу
   Когда у осени закончится терпенье
   Дым из трубы столбом высоким
   Бабье лето дождь и слякоть.
   Со времен великого поэта
   Промытый воздух пепельно-дрожащий
   Лето бабье - ветреная женщина
   Погода сегодня тепла и прелестна
   Старухе ретушь не подмога
   Сегодня мне невесело, окутала печаль
   Жизнь моя как призрачное утро
   Опять веселье хлещет через край
   Чем дольше живешь, тем шаги тяжелее
   Чем больше живешь, тем больше лукавишь
   Опасность и смелость, долг и свобода
   Оловянные солдаты из глубин равнин России
   Стойкость, смелость, безрассудство
   Осенний вечер - рыженький теленок
   Как долго нынче держится тепло
   Так покойно в холодное хмурое утро
   С утра был ветер, а потом гроза
   Прохлада утра, солнечный денек
   Звенящий полдень летнего простора
   Длинная теплая осень .
   Обух сильнее плети
   Погода нынче право акробат
   Проходит осень быстро и бесследно
   Прозрачные осенние мотивы
   Грозно над землею набухли облака
   Ветрено и сухо, лист метется .
   Звенящий отзвук отданной свободы
   Ухмылка на лице, колючий взгляд
   Дрожащей ниточкой сознанья
   Насмешка ранит нас порой как пуля
   Сколько светлых и безрадостных мечтаний
   Сонный полдень - как в тумане
   Пройдет зимы затея злая
   Немало в жизни увлечений
   Прощай, прощай моя обитель
   Осень, дождь целый день
   Я шел по тракту в день морозный
   Светлый отсверк на окошке ...
   Рассветный отблеск дальнего пожара
   Как незаметно годы пролетели
   Восторг небес и утренняя свежесть
   Ледок на озере - шагреневая кожа
   Многоцветье лета незаметно тает
   Ускорит месяц ожиданье
   Осенних дней очарованье
   Мутные лужи осенней поры
   Небо мутно-пепельного цвета
   Бежит тихонько по песочку наша речка
   Мчались годы - брызги замерзали
   Зеленый туман отвердевше коробился
   Ручей струится под камнями
   Я так боюсь воспоминаний
   Прохладу ранней осени и радость светлых буден
   Вот и вновь сменила жизнь аллюр
   Шумливое время торопит, торопит
   Осень нынче у нас
   Дождик осенний - туманные слезы ..
   Еще заметны осени следочки
   Украдкой потихоньку жизнь уходит
   Уронит месяц каплю ледяную
   Накал страстей, экспрессия желаний
   Лунный ковшик звезды собирает
   Застыла вечность в позе и походке
   Чуть-чуть рассвело
   Усталые песни слагает Россия
   Древние руны поются неспешно
   Свистящий шепот слышу по ночам...
   Бусое небо, щекочут снежинки
   Вот сумерки над белою зимою
   С утра тепло, шел легонький снежечек
   Конец недели, пятница, декабрь
   Из снегов, морозной стыни
   Осенний ветер ветку бьет без жалости
   Лесная глушь, дорожка по пустыне
   Укрывшись жизни розовым туманом ...
   Мы ввязалися с краю, еще можно отбиться
   Зимний вечер, сумерки седые
   Мы снова на конях
   На небо тучки стайкой набежали...
   Укрыта такими снегами
   Рассудок дремлет мыслью утомленный
   Незаметно туманное марево
   Придет время и ты - на пороге
   Ветерок струйки снега сдувает...
   Украсил месяц небо на восходе
   Усталое солнце на запад катилось
   Упорхнула птичка, улетела
   Ушла, растворилась в тумане
   Месяц звезды под горку просыпал
   Привет, заблудшая овечкаЖизнь моя свернулася клубочком..
   Скоро утро, чуть-чуть рассветает
   Исчезло, убежало наважденье
   Чистоте красок утра
   Летний вечер в деревне...
   Утро встало рано-рано
   Добрый день счастливый случай
   Возможность открывается охотой
   Палящее солнце, роса испарилась..
   Майск
   Вторую неделю не видим мы солнца.
   Облетели листья с клена золотом сердец
   Часто кажется наивным ревность дружбой утолить
   Мысли как следочки - веточкой в росе
   Солнечный пригорочек, дедушкин мосток
   От порожка горочка лесенкой бежит
   Мутнеют реки
   Ветла охватная склонилась над водою
   Привет, заблудшая овечка...
   Мать, Марина, тоже ведь ошиблась...
   Поиск счастья и свободы
   Что такое сеять, веять
   Метельный след морозной снежной замети
   Поэзия не терпит суеты...
   Умоляла птичка ворона
   Любви просторное окно
   Чайка-пивик вьется надо мною
   Брожу с утра, ищу
   У соседей девчонка, слышен смех по утрам..
   Миры летят над нами бесконечно
   Сиреневый восход февральского ненастья
   Унылые ненужные мотивы
   Утро наше словно по заказу
   Умытый долгим теплым снегопадом.
   Экономистам
   Горе сквозь слезы, ручьи и потоки
   Дети встали, сели рядом
   Столб радуги, поднятый пыльным хладом
   Умытая осенними дождями
   Мало приготовила природа.
   Весною рыжей из синих зимних далей
   Дочь степей, чаруя лунным взглядом
   Кукушка на ветелке облетелой
   Запоздалые снежинки - снега утреннего шалость
   Страны Африки - чернявы..
   Опять белесое подсиненное утро
   Российские мерзлотные пространства
   Мотив свободы навевает ветер
   В устремлениях прекрасных
   Мерещится корявая осина...
   Катился вал российских мужиков
   Ягушка бестолковая косится
   Опять и снова - вечные слова
   Степная глушь, околочки, ложки
   Наша жизнь как овраг
   Я сварил три картошки
   Напишу после боя
   Цепочка следов по снежному полю
   Унылостная странная вечеря
   Звонок оттуда - надо собираться
   Апрель, снега в лесу еще по пояс...
   Сижу при свечке, пишу стихи
   Летом ночь коротка и вечерний платок полинялый
   Пролетела пуля - не вернется
   Стоит мужик, березу подпирает
   Родной мой дом под горкой возле речки
   Анатомическая нагота пространства
   Таскин мыс - в бору лесок..
   Три ветелки над тихой речушкой
   Журчит речушка, упрямо лижет сваи
   Стемнело быстро, высыпали звезды
   "Старик и море" жаркое без края
   Природа трудно, долго, неумело
   Какой сегодня выдался денек
   Как жадно хочется природе
   Утром мало звезд и неба
   Нахлынуло лето, мы ждали, но все же
   Растущая увертливая жалость
   Сегодня пасмурно прохладно и не стоит
   Денек на исходе славный погожий
   Сомнения - вечные спутники рвани
   Щедра безумная природа
   Местность равнинная, к речке покатая
   Застит разум мнимое величие
   Невесело встречаю я рассветы
   Облака разошлись
   Мерзнут мысли, сохнет разум
   Деревня наша тянется вдоль речки
   Наша память живет не в черепушке
   Курочка моя опять проснулась ..
   Метет метель - пути не видно
   Небо чисто, тучки убежали
   Морскую пену с мусором и грязью
   Метель сметает все, что легковесно...
   Дождливый май, июнь, июль и август
   Усталое солнце садилось
   Пошел надергать сена для коровки
   Украшение стола - ваза со цветами
   Юность сладострастная подруга
   Ультрамариновые всполохи
   Мысли вслух - так значит брошен
   Пролетела пуля - не вернется
   Холодное солнце, ветер с Востока
   Балы и прогулки, любовь и измена
   Полынь цветет на склоне лета
   Утром рано на горке собрался народ
   Сухой горячий ветер из пустыни
   Скачет зайчик по стене как мячик
   Простая жизнь - заботы, огорченья
   Огонь небесный жизненную силу..
   Сижу за партой, пишу стихи
   Колышет ветер зелень занавески
   Морской прибой - как это все далеко
   Лето наше - как нежданная простуда
   Лето красное, спасибо
   Перед домом огород
   Серенькие глазки, толстая коса
   Мутное окошко, дождик льет с утра
   В бору тенета осень весит
   Вспомнишь жизнь свою, как где-то...
   На зеркальной воде отражаются зори
   Отпусти меня воля, не неволь на свободе
   Нас мысль о счастье часто посещает
   Мерцают чувства, грустью уплывают
   Южный ветер - жар степного поля
   Дождливое утро, болит голова...
   Где-то бушуют молочные реки
   Сибирское болотное величие
   Умытый теплым дождиком рассветным
   Я пламя слезами залью
   Сухие травы ветерок колышет
   Осенняя расслабленность в природе
   Трезвость мысли - похоронный холод
   В осеннем саду в опустевших аллеях
   Горел восток зарей холодной..
   Метет метель - пути не видно
   Стоит статуй не богу - человеку
   Женщина с поднятою рукою
   Зимой мороз и холод невозможный...
   У кромки бора средь березок
   Мутное небо и сеется дождик
   Ложок зелёный на увале..
   Черное звездное небо
   Размышления тягучи
   Я частица от морозов
   Срочно, срочно надо мне
   Красная рубаха.
   С утрами, пишу стихи
   Звенящий полдень
   Морской прибой и брызги на утесе
   Разговор мездряный, мысли мшисты
   Ажурных тучек вереница
   Мы люди ломика и взрыва..
   Ну, что, мой друг, не спишь
   Ушло, забылось ожиданье
   Я вас не ждал и ваше появленье
   Мы встретились с тобою в шарокатице.
   Волна надежд залита грязью
   То был не вальс, лилися звуки
   В музее каменного века
   Опять висят лохмотья грязной пены
   Работать и пилою и рубанком.
   Сумерки, осень, закатное солнце
   Местность незнакома, пляшут облака
   Истерзанным взором, стараясь унизить
   Миртовый запах...
   Извилинка невидная в траве
   Мы люди ломика и взрыва
   Как велико могущество природы
   Мостик через речку, кустики в росе...
   Клонит ко сну, начинается дождик
   Опять и сначала
   Смеется и плачет
   Месяц ущербный .
   Мысли скачут, но без дела
   Месяц пилигримом выглянул из гор
   Степная ширь - ковыльное раздолье
   Морская зыбь, бездонные глубины
   Столичный шум не слышен здесь в Сибири...
   Тихая заводь, три старых ветелки
   Светлые звуки, рука гладит струны
   Святая Русь
   Приятны звуки русской речи
   Северный дикий край..
   Морщится осень, белые борозды
   Дождик с утра моросил
   Сильно я стал уставать
   Мир тесен, - молвила ворона
   Где-то звенит колокольчик.
   Дергает за леску
   В очках на небе яркость приглушенная
   По бору дорожки пролегли живописно
   Юное смешливое создание.
   Волшебные звуки, медные трубы
   Когда нечего сказать - много говорят
   Макушку лета скрыл туман осенний
   Засыплет землю снегом бархатистым
   Синий вечер над землей простертый
   Сиротой рождается теленок
   Мелкая морось, дождичек теплый
   Влажной скатертью земля одета
   Рога улитка из воды таращит..
   Мысль простецкая - жить по совести
   Закружила меня беспокойная
   Мористее у мыса Зерокана
   Тащится жизнь следом хромой собаки
   Грохот волн - откуда в душе это
   Моросит частый дождик.
   Сколько в этой жизни приключений
   Слеза горючая на землю падала
   Холодные росы осенней поры
   Сегодня что-то вспомнил детство..
   Стоит жара и липкий ветер
   Родник журчит в ярке под кручей.
   Маленький мальчик за голубем гнался,
   Смотрю в окно на тень деревьев
   И поэты записные,
   Даёт России бог погоду
   Святая София, Андреевский Флаг -
   Мрачные громады, дымный, душный город
   Тёплый вечер раздумчивой синью,
   Часы спешат, пробило восемь,
   Жужжит пчела, в цветок ныряя,
   В тумане тонет хвостик жизни,
   Звонок звенит, зовёт куда-то,
   Палящее солнце, холмы Иудеи,
   Голубка - милое созданье,
   Как всё давно минуло, Надя,
   Опять нам Север о себе напомнил
   Облака поднялись, и чуть-чуть потеплело,
   Монотонный стук колёс,
   Всё больше золота в убранстве лета позднего,
   За окном мельканье - такое не приснится,
   Сонная одурь, дорожный туман,
   Рябины гроздья красные
   Чужой город испариной утомительной встретил,
   Утром душно и влажно
   Мятные лепёшки лепят не из мяты,
   Тучки набежали, стало чуть прохладней,
   Большой подарок от природы нам достался -
   Сибирское равнинное пространство
   Звучит набатом стук колёс вагонных,
   Дорога дальняя проглатывает пространство,
   Сено мечут - день торопит,
   Лепечет тальянка о чём-то,
   Половцев войско на службе
   Короткий дождь и снова солнце светит,
   Хорошо, если мостик через быструю речку,
   Степное море, сушь, звенящий полдень,
   Почтительность и скромность недоступны,
   Просторное небо Сибири,
   Я пишу тебе и нет ответа.
   Утро доброе, рассвет скользит по веткам,
   Снова вечер и солнце
   Если просят - помоги,
   На небо смотрим с интересом,
   На верхушках тополей дрожат листочки,
   В огороде мальва свечи к солнцу тянет,
   Денёк хорош, но жить ему недолго,
   Осенние мотивы - грусть ушедшей жизни,
   Будь строг к себе и мягок к людям,
   Забыта страсть, забыты ожиданья,
   Дождь за окном с утраУходит сладострастный запах лета,
   Цветы осени - листья опавшие
   Сумрак владеет остывшей душою,
   Туман небесный - осени круженье,
   Музейный холод, пыль и отстранённость
   Утро чудесное, веет прохладой,
   Любовь и смерть, жестокость, состраданье -
   Жаркий денёк уходящего лета,
   Туманное утро, чуть-чуть развиднелось,
  
  
   Уместно запаздавшее сомнение
   Какой же все же я дитя природы
   Так уж случилось, душевные муки
   Мысли все тоньше, и рвутся, и рвутся.
   Поток подпруженный плотиной
   Опять дорожка тянется на запад
   За лопухами, на зеркале, на плесе
   Мутится неба светлая полоска
   Опять и снова на вокзале...
   Ветерок задумчивою сенью
   Осень торопит, бурьянятся травы
   Мера жизни - детство, юность, старость
   Суббота, баня..
   Умывалась росою
   Молю тебя, побудь со мною
   Безлюдные просторы Антарктиды
   Симметрия зеркального порядка...
   Холодные волны воздушных стихий
   Так жалка и запутана в своей тщетности слава..
   Спешащей осени пустые хлопоты
   Невесело встречает непогоду
   Мечется осень, старается лета
   Томительны минуты ожиданья
   Мирные забавы нашей жизни
   Жизнь у костра совсем не жизнь у печки
   Улетают птицы - осень, осень
   Листочки березки не в силах сдержаться
   Ночная тьма и океан глубокий
   Осень, озябшее утро
   Прохудилось небо - не заштопать
   Банально в нашей жизни ожиданье..
   Капли дождя на цветах запаздалых
   Весь мир дискретен, сам себя считает
   Нетерпеливое и страстное желание
   Замерли в природе ожиданья
   Пашут зябь, пугая птичьи стаи..
   Слоги вместе и шажками
   Теплою испариной одетый
   Лесная поляна, ковыль и осока
   Легок на помине дождик проливной
   Опять ненастье, опять дожди
   Письмо мое утром навеяно сном
   Поздняя осень, хлеба полоска...
   Холодно, противно, дождик, даже можно
   Мечется березка, клонится до долу..
   Село небо на плечи, ниже сесть невозможно
   Так одиноко и мало надежды
   Вот летит по небу птица
   Жизнь прошла, ее чуть-чуть осталось
   Мечется, мечется пламя
   "За рекой, в тени деревьев"
   День сегодня особый
   Селезень утречком зеркальце вынул
   Не море топит корабли, а ветры
   Без вины виноват
   Зимняя пороша, ласковый снежок
   Бабочки, цветочки, летние деньки
   Множится, множится глупость.
   Легкое воздушное созданье
   Морской причал, у свай скороговоркой
   Я певец нескладной моей жизни...
   Медный крестик на гайтане
   Вышел месяц из тумана
   Морщит море бес голодный
   Осенью охота летнего тепла..
   Сегодня в луже на скамейке
   Заботливая песенная сказость
   Мутное окошко, со слезой рассвет
   Миновала осень золотая
   Метет метель по улице...
   Чуть бомб и пулечек осталось
   Бескрайние, бесплодные равнины
   Мудрость, смелость, гордость...
   Как люблю я это время
   Праздник Богоявления
   Смолоду прореха
   Вспоминаю часто я родимый дом
   Экзекутор любит свое дело
   Носит ветер тучи с синя моря
   С годами чувства мои стали глуше
   Осеннее золото - лета старание
   Мигает сквозь небесные пространства
   Время тикает так мерно, неустанно
   Встает тревоги зарево клочками
   Вешние воды нахлынут и смоют
   Местность незнакомая
   Верить людям - будешь простофилей
   Пиковой масти в моей жизни много
   Моросит косой дождик
   Маски невозможно отделить от сути
   Мрачные мысли никак не покинут
   Мелькает маятник в окошке под часами
   Выпал первый снежок
   В начале жизни - встречи и знакомства
   В лесу звуки вянут быстро
   Морская зыбь - бессмысленность волнений
   Машет крыльями петух
   Уже прощаются осенние денечки.
   Муза, посетившая меня
   Сложен мир и как мы его видим
   Надежна жизнь восточной тирании
   Мутные воды, далекие дни
   Тернистый путь оседланной удачи
   Усталое в тревоге ожиданье..
   Муза - невеселая подруга
   Живет в болоте на веселом островочке
   Ускорит время бег свой неумеренно
   Познание, к которому стремишься
   Думы о прошлом, заботы, томления
   Дорожка крепостная вдоль обруба...
   Прощенья не просим
   С мылом помыта, проснулась Европа
   Осеннее ненастье
   Благодарность трудно вымолвить порой
   Торопишься, стараешься, но тщетно
   Облака как перышки
   Усталость мучает и свет застит недаром
   Веточка хрустальных колокольцев
   Сижу у печки, горят дрова
   В мечтах и мыслях высоко летаешь
   Опять победа
   Мерцает разум
   Не разрешить нам века ожиданья.
   Морской прибой
   Вот и вечер пришел
   Вечер сумерки натянет
   Моргает свет окошек за метелью
   Мутное небо в бесснежной Сибири
   Мистерия и всполохи сознанья
   Утра свет дрожащей пелериной
   России Мекка - ширь страны бескрайней
   После драки кулаками машут
   Смеркалось быстро, темнота густела
   Тревогою слоится воздух света
   Охота ли услышать нам другого
   Мутные разводы на окошке
   Пустыня, полдень, змей песчаный выполз
   Марш безголовых завершает праздник
   Над Россией солнечное утро
   Гротеск - как стиль привычной русской жизни
   Темно-синее небо в верхней части окошка
   Театральная жизнь - сон сменяется явью
   Утром свежестью веет снега белого скатерть
   Постмодернизм срывает все покровы
   России корни в чахнущей деревне
   Жила Россия крепкою деревней
   Обман - молчим
   Затмила тучка солнце над Россией
   Стремится время обогнать пространство
   Мраморная крошка - белая, как снег
   Встреча наша случайна..
   Запах океана разбудил сегодня
   Мимолетная встреча двух эпох в океане
   Меркнет свет в очах и дух уходит
   Мысли беспрестанно гаснут в тишине
   Качает лодку мертвой зыбью, парус
   Метели пронесутся и навстречу
   Метель метет по улице
   Мои забытые страданья..
   Мутные потоки раннею весной
   До весны далеко, эти думы о лете
   Плещут беспорядочно волны в сваях мокрых
   Местность невеселая горочки да соль..
   Морщится небо и думку гадает
   Истоплю я баню, позову друзей
   Летит к цветочку бабочка
   Мартовский снежочек
   Гора крутая, сани быстры
   Осенью ранней
   Вот и вечер пришел, долгожданные сини
   Утром до солнца
   Горочки, полянки, зеленые ложки
   Невесело сегодня, дождик мокрый
   Мохнатой снежной лапой день осенний
   Мышонок серенький, родившись ненароком
   Морщится небо под блестками звезд
   Мостик - связь непрочная..
   Смех и слезы
   Мутнеют очи
   Обида - жизнь чуть-чуть острее станет
   Ненависть и злоба
   Как проехать мимо
   Мостики, мосточки.
   Зимняя дорога
   Зимние морозы
   Зимняя природа
   Степной простор, мороз стоит под сорок
   Душный морок утренних морозов
   Мостики, мосточки - деревенский рай
   Зимние морозы в русской стороне
   Осень, потемневшие липы
   Звучит саксофон
   Зимняя стужа, синие снеги
   Мерно движется горб великана.
   Прибой накатною волною
   Природа утром как спросонок
   Селесты звук средь свай зелёных..
   Тосты
   По мотивам древних китайских афоризмов
   Колючее, морозное ненастье.
   А было? И сплыло
   Крестьянский ум всегда он возле печки
   Я бреду в молоке, по туману, вдоль речки
   Вечер зимний тихонько
   Обиды множатся, растет счет испытаниям..
   Мечется солнце зимою по небу
   Крестиком вышито небо осеннее
   Лепечет ветер по утрам по трубам
   Жесты непонятные
   Мечется сердце
   Как торопливо, неумелыми шагами
   Вечер приходит чаще чем утро
   Новый Год на подходе, а что-то мне грустно
   Мы в жизни движемся по тоненькой жердочке..
   Снега лежат нетронутой постелью
   Медный лоб, что в юности кувалда
   Утро, всё снова, мелькают картины
   Днепровские дали в туманную просинь
   Декабрь, стужа, день короткий
   Не написанный Вертер...
   Иней, луг поседевший, в чистоте поднебесья
   Гудит огонь в моей печурке утром
   В единодушии рождается посредственность
   Сегодня с утра метель
   Утром солнышко плыло
   Воет метель с утра
   Меленький дождь с утра
   Смежит веки усталость
   Греховные мысли роем кружатся..
   Малая проталинка на взлобке у оврага
   Попытка не пытка, спрос не беда
   На ладони линии змеятся
   Истина мира лишь богу видна
   Тёмные аллеи..
   Жаркий полдень в степи
   На степном пригорке
   Мысли младые лесного укоса
   Сегодня я похож на попугая
   Летние ночи таинственной сенью
   Тёмная аллея, можжевельник, пруд..
   Встрелся в дороге попутчик
   Мёртвый город с лицами без глаз
   Медные звенья зелёной цепи
   Не успеет солнце в море утонуть
   Всяк кулик своё болото хвалит
   Крадучись, неверными шагами.
   Ласка
   Белые просторы, зимние снега
   Лето, жаркий вечер, солнышко блестит
   Морские дали раздвигает шире
   Одинокая мыза у горы прилепилась
   Лекарство от страха - заботы, сомненья
   Попытка не пытка, а спрос не беда..
   Метель завыла, месяц на ущербе
   Зиме не ведомы высокие порывы
   Реки замёрзли, озёра под снегом
   Длинные тени лежат на снегу
   За окошком птички
   Дождливые осени, снежливые зимы
   Проносятся вихрем по разуму мысли...
   Странная женщина снилась мне утром
   Что изумляет в поэзии прошлого
   В шуме вокзала, в прощаниях, встречах
   Луковый запах гниющего лука
   Мумии заботливо хранили.
   Мякинною трухою недогадка
   Природа Севера бедна и уязвима
   Серпик месяца на звёздном небосводе
   Забыты долг, обязанности, страхи
   Уж очень я чужой, и в этом мире
   Молодость и время созерцанья
   Мрачность города, грязь тротуарная
   Прошла зима, минуло новогодье
   Любовь как приступ малярийной лихорадки
   Степная дорожка, всё выше и выше.
   Марс снова налился кровью прокисшей
   От обиды горько плачет осень
   Простых надежд негромкие сомненья
   Сегодня винт под утро неудачно
   Вздор так приятно украшает женщин
   Страстностью богато вожделенье
   Утро скоро мглу разгонит
   Солнце село за бором, опускается ночь.
   Наивность размечталася о счастье
   Угасла страсть, твой милый образ
   Солнце скрылось за бором.
   Где-то вновь пилигримы пыль дорожную топчут
   Февраль заполнил солнцем, баловница
   Пришёл домой, пишу стихи
   На небесах, наверное, херувимы
   Моя рубашка выцвела от солнца
   Жили-были дед и баба
   Медуза чуть колышется на волнах
   Мутненькое, дрянненькое утро
   Мостик через речку
   Удивлялись древние нашей стороне.
   На синем небе облачком летучим
   Вечерние сумерки, синие дымы
   Простых надежд ищу я отголоски
   В яру могила капитана
   Вот и ночка минула как будто...
   Крестиком вышита, золотом блещет
   Забытый богом звёздный перекрёсток
   Я лежу на спине, на траве, край дорожки
   Плесневый от жира рогоносец
   Бредёт Россия какой год в потёмках
   Язык народный мудрый, многоцветный
   Легонько ветер мою душу сушит
   Растерянная, сгорбленная жалость...
   Моросит тёплый дождик
   Прошлое не вспомнить
   Крыто серым и мокрым холодным
   Трясогузка кормит своих слётков
   Сомнения редко посещают уголок сей
   Рукотворное море затхло рядом дышало
   Забыты юности бесплодные исканья
   Утро недоброе серое с белым
   Холодные снеги, длинные зимы
   Смысла не ищешь, нет в том заботы
   Мгла незаметно съедается утром
   Корысть и выгода всевластны над умами
   В двориках чисто, и пусто, и звонко.
   Старое кладбище, клевер и мята
   Война всё чаще называется конфликтом
   Жилистое, скачущее время
   Наконец потеплело, небо белое с серым
   Вновь кружится горе, не просили.
   Голова чумная и темно в глазах
   Жарко и сухо, июль достославный
   Мохнатая бабочка, серое с белым
   Суровости немало нам досталось
   Весной зерно к земле стремится
   Метельный вздох за тишиною ..
   Как следует, ещё не пожелтев
   Опять влюблённость возомнила
   Здравствуйте люди, у нас вечер и дождик
   Хмурый сумрак заполняет душу
   Струйкой песок в речку с берега тянет
   Мокрое время, хляби и дали
   Морщит Восток край небес, голубизны
   Шум моря слышен отдалённый
   Рысь крадётся в гуще кроны..
   Марс краснеет, ему стыдно
   Постель распахнута
   В апреле вновь зима вернулась
   В бору беломошном, на тёплом пригорке
   Мокрое время, весенние звоны
   Вспыхнула девка - парень знакомый...
   Время неровно бежит, забываясь
   Холод вернулся в душу, морозит
   Мерцающий пласт подземелья
   За совесть - высокое чувство
   Мерный сосуд удовольствий
   Игра в судьбу, не в карты, а в рулетку.
   Проснулся Север, и вздохнул глубоко
   Из глубины снегов Сибири
   Вечером солнце и холод собачий
   Забытых надежд, улетевших страданий
   Смерть, с лицом ребёнка сумасшедшего
   Мрачные сени, тревоги, томленья
   Мучительно заботится природа
   Костёр отгорел, только редкое ветра дыханье
   Шлепки волн между свай на причале
   Край небес дождём отяжелённый
   Рухнул тиран, но однако
   Скромность осознает наглый
   Жизнь чудна своей амбициозностью
   Ненависть, зависть, прощение
   Учи того, кто хочет сам учиться
   Много бед свалилося за зиму
   Морская соль прогорклых ожиданий
   Опять на небе серенькая хворость
   Мрачный взор небеса
   Истина, которую мы ищем.
   Болотная чудь, огоньками дрожащий
   Снова туманное утро
   Стихи звоночками звенели в моей жизни
   Мир трепещет и жаждет, но бессилен укрыться
   Дождик серый сквозь треск, по изломанным будням
   Лето неожиданно свалилось..
   Шаги по жизни Раньше были глуше
   Заметит кто Но как ему узнать
   Монетка упала Орёл или решка
   Лосиный остров в тенях длинноногих
   На старость мне заботливая память
   В объятиях змеи не давят комаров
   Потемнело небо, Север гонит тучи...
   Руки ломает, плачет берёзка
   Трава примятая не встанет
   Коль грязен кто, сказать об этом
   Задрав овечку молодую
   Сказать бандиту - ты бандит
   Иной вопросом себя мучит
   Река течёт и моет берега
   Жизнь как камень, пущенная в пропасть
   Мир так велик, увы, не в наших силах
   Пропасть между нами шире, глубже
   Картинка за окном однообразна
   Иркутский тракт - казачия дорога
   Моей жизни распущенной гривой
   Домик мой постарел, под горой притаился
   Лики святых на иконке давнишней
   Воет ветер, зиму вспоминая
   Звонит колокол, вечер спустился
   Голос нежный, настойчивый, низкий
   Куда идти? Зачем? И почему
   Утром восход чуть денёк поторопит
   Мучительно приходишь к пониманью
   Живая природа - вместилище жизни
   Пахнет душистый горошек
   Речная гладь мне снится по ночам
   Наша жизнь - ты речка в половодье
   Наташа, милое созданье
   Париж французский о прононсе
   Забыть нельзя и вспомнить невозможно
   В минуты откровения не часто
   Строгость линий для свободы нравов
   Ультрамарин на исходе
   Ручейки, цветочки - летние деньки..
   Покрывало ночи, аккуратно сбросив
   Украсит месяц пелериной
   Родимые заветные места
   Меркнет свет в очах поблекших
   Кружит ворон надо мною
   Мокнет под небом осипшим
   Мрак пронесётся и что же..
   Мазурки звуки ветер носит
   Волны из шинной резины
   Наши дворцы на песке
   Смотрю на небо сквозь резную сень деревьев
   Я буду ждать с надеждой воспалённой
   Пишут доброхоты сказки о Сибири
   Скрипит ставень, стучит монотонно
   The life that i have is all that i have
   Яблочко напомнит о довольстве...
   Клочками пена голубое небо
   Прошлое сокрыто в настоящем
   Зонтик над раскрытою могилой
   Свершений позабытых отголосок
   Одни считают годы за богатство
   Есть в судьбе особые итоги
   Мы тебе не желаем свершений..
   Забывчивость спасает нас от грусти
   Соткано из нитей золотых
   Прозрение нахлынуло внезапно
   Звон литавр теперь слышу я редко
   Крепкие объятия - встречи дороги
   Всё также уныло проходят деньки
   Что-то я зажирел, и пора на крыло
   А у нас наркоманы
   Нам не дано понять, когда что плохо
   Пусть труден день и ты устал
   Коль радости немного - не жалей
   Зачем казнить себя за неудачу...
   Отдавать и терять надо просто, легко
   Надежда есть пока ты не достиг
   Ошибки наши не всегда во вред
   Не знаешь ты, чем обернётся зло
   Если ты ошибёшься, что судьбе повредит
   Гармония - не цель для сотворенья
   В нашем прошлом больше нет загадок
   Есть травы, не дающие цветов
   Cтоит жара, а нам всё мало
   Зело борзо и добро утро.
   Простодушное веселье
   Звонком звенит и машет ручкой лето:
   В буйном цветении сад августовский,
   Река любви за лето помелела,
   Царапают дрожащей липкой лапой
   Мерцает свет в окошке затенённом,
   Горят леса и дымом полно небо,
   Сейчас на родине моей, в степной глубинке
   Природная картина - художник неизвестен...
   В мраморе небо, щелястом и сером,
   С севера подуло не на шутку,
   Нежность беззащитного горошка,
   Предначертанье бог даёт нам при рождении,
   Мысли причудливо вьются сцепляясь,
   Отгадать нетрудно наших лет желанья -
   Посконное, надёжное величие -
   Воскресло вновь желание забытое,
   Прохлада осени смиряет воспалённых,
   Иду по полю вдоль посадки рядом с бором,
   Сухой ветер жар степи доносит,
   Наше поколение - звон ушедших дней,
   Под дождем и холод с ветром
   Хмурое утро наступит,
   Вздули горн плебеи - край занялся,
   Ветер дует, холод носит
   Мечется сердце, ищет ответа,
   Юг отступает - нет силы
   Нашей жизни светлая полоска
   Уходят из жизни ребята -
   Звенит колокольчик поддужный,
   Что-то я зажирел, и пора на крыло,
   Молчащий полдень - осени сомненья,
   Леший в лесу под корягой пригнётся -
   Вот и солнце вернулось
   Когда птицы замолкнут
   Красотку - злоба украшает,
   Напрасно ищешь тишины в молчании,
   Газели играют на воле,
   Гусь плывя, не оставит и следа на воде,
   Прелестная головка у мокрого окна...
   Мелькают дни, несутся годы,
   Детская сказка
   В укромном месте средь берёз,
   В лачужке тёмной нет давненько света,
   Слабых бьют, но убивают
   Моя жёнка как бражёнка,
   Пенделяй
   Качает землю в люльке как ребёнка,
   Сижу, лажу себе бичик:
   Акробат на канате
   Мысли окаянные не дают уснуть,
   Морщит воду бес голодный,
   Под окном мужики пьют водяру,
   В эту долгую тёплую осень
   Реки вскрылись, солнце жарит -
   Моросит мелкий дождик - осень к нам добралася,
   Надежда Русь подогревает в лихолетье,
   По дорожке незатейливой стремлюся
   Мне читала стихи собой тщася,
   Мы оторвались, погоня отстала,
   Бор беломошный, седой и хрустящий,
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Камышников Владимир Андреевич

По песочку течет речка

Стихи

г. Томск 2003 год

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

336

  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"