Канавиня Нина Игоревна: другие произведения.

Тени Грехов. Время собирать камни. Глава 13. Запах смерти - аромат жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  Глава 13. Запах смерти - аромат жизни
  
  Пусть рука быстрей срывает
  На ветвях созревший плод!
  Этот соком набухает,
  И уже свалился тот.
  Мир, очнувшийся от стужи,
  Обновится - не узнать;
  И - увы! - в одну и ту же
  Реку дважды не ступать.
  
  Отрывок из стихотворения Гёте "Прочное в сменах".
  Перевод: Н. Вильмонта.
  
  Нежные лучи света ударили в закрытые глаза Ангелины, перевернувшейся на кровати на другой бок. Недовольно зажмурившись, она провела языком по губам, ощущая жажду. Зевнула и, откинувшись на спину, потянулась. Мысли были пусты, а в душу кошачьей походкой прокралась тревога. Ангелина распахнула веки и устремила взгляд в потолок, силясь вспомнить, что она видела во сне всего пару секунд назад. Но как она ни старалась, ничего не выходило. Её не покидало лишь ощущение того, что она стоит на краю бездны, а в спину толкает ледяной ветер. Взяв с прикроватной тумбочки мобильный телефон, посмотрела на время. Было ровно девять часов утра, но новых извещений или пропущенных вызовов не отображалось. Она с ощущением дыры в сердце уронила сотовый на подушку.
  
  "Беслан, я знаю, это ты отослал то сообщение. Надеюсь, вскоре вновь дашь о себе знать. Береги себя"
  
  Подавив в себе тяжёлый вздох, Ангелина встала и, переодевшись в домашнюю одежду, взяла в руки мобильный телефон. Думая о том, что вчера с Алексом довольно неловко окончился вечер, быстрым шагом направилась в зал.
  
  "Он же был ранен, а я словно от него сбежала. Трусливо и как-то подленько"
  
  К своему удивлению, она там никого не обнаружила. Дыхание перехватило, но в следующий миг Ангелина увидела на журнальном столике коробку из-под пиццы, а на ней аккуратно сложенный пополам лист бумаги. Подбежав к нему, стараясь не допускать в разум тёмных мыслей, нервно взяла его в руки.
  
  "Ангелина, мне пришлось срочно уехать, потому как на фирме возникли неотложные дела. Не волнуйся. Вернусь к тебе после обеда. Прошу, поешь и не покидай дом"
  
  - Надеюсь, ты не врёшь, - нахмурившись, прошептала Ангелина и вернула листок на место. Нервно крутя мобильный телефон в пальцах, прошла на кухню и выпила стакан воды. Затем направилась в ванную комнату. Разделась и встала под горячие струи душа. Пока она мылась, невольно вспомнила о том, что вчера ей померещилось в зеркале.
  
  "Это была девушка, - смывая шампунь с волос, подумала она. - Глаза серые и холодные. Волосы чёрные... И кругом огонь. Почему? Я прежде её никогда не видела. Мне точно показалось? Ведь свет моргнул... Или же?.. С тем условием, что мир не тот, каким представляется, и существуют оборотни, вампиры и прочая нечисть, а где-то там, откуда вроде как мне пытаются указать на верную дорогу, о которой я не пожалею... - пауза. - Что же было на самом деле в зеркале? Что я видела? Кого? Или это игра света и тьмы и моего воображения?"
  
  Выйдя из душевой кабинки, Ангелина подошла к запотевшему зеркалу. Провела по нему рукой и начала вглядываться в свои глаза.
  
  "Её глаза - не мои. И не той, которую я видела во сне. Иллюзия или явь?"
  
  Сняв халат с вешалки, укуталась в него и вновь вцепилась пальцами в мобильный телефон.
  
  "Ничего..."
  
  Померяв беспокойными шагами ванную комнату, набрала номер Алекса, желая убедиться, что тот ей не соврал да и с ним самим всё хорошо. Длинные гудки сменил его сдержанный голос:
  
  - Ангелина, я сейчас очень занят. Что-то произошло?
  
  - Нет. Хотела поинтересоваться, ты как?
  
  - У меня всё в порядке. Но у фирмы новые осложнения. Разрулю их и тут же подъеду в тебе. Договорились?
  
  - Да. Удачи тебе, - мягко сказала она.
  
  - Спасибо, - с нежностью отозвался Алекс и отсоединил звонок.
  
  Вернувшись в зал, Ангелина взяла пиццу и отправилась на кухню. Заварив крепкий кофе, принялась в тишине завтракать, порой задумчиво поглядывая через окно на чистое небо. Погода пела, а в душе Ангелины уплотнялись тучи, оттого что Беслана, её солнца, не было рядом. Минут десять спустя тишину разрезала мелодия, доносящаяся из мобильного телефона. Облизав пальцы, Ангелина посмотрела на дисплей, на котором было написано: "Елена". Тут же приняла вызов.
  
  - Привет! - из динамика послышался звонкий голос подруги. - Тут такие дела, ты можешь быть готова через минут двадцать-тридцать? Я к тебе прилечу, и мы отправимся пострелять, но не в тир, а за город. Хочу кое-что тебе показать, о чём ты мечтала.
  
  - Да, конечно! - тут же согласилась Ангелина, обрадовавшаяся тому, что Елена сдержала слово и не стала тянуть время. - Уже бегу собираться!
  
  - Давай, - сказала Елена и отключилась.
  
  Ангелина быстро поставила грязную посуду в раковину, а оставшуюся пиццу в холодильник. Забежав к себе в спальню, переоделась в чёрные узкие джинсы и красную майку. Лёгкую кофту на молнии обмотала вокруг талии и сделала себе высокий хвост. Когда она красила губы, услышала, как на улице просигналил автомобиль. Надев босоножки без каблука, кинула в сумку ключи и мобильный телефон. Зайдя на кухню, вынула из ящика собачий корм и тут же направилась на улицу. На пороге её встретила Эльза. Погладив ту по голове, подошла к будке с миской и насыпала корма.
  
  - Кушай, моя хорошая.
  
  Скомкав пустой пакет, выкинула его в урну, стоящую у калитки. Через пару секунд она уже сидела в "тойоте" Елены.
  
  - Как ты? Как ночь провела, с Алексом или сама? А может, твой горячий парень вернулся? - задорно улыбаясь, напрямую спросила Елена и нажала на педаль газа. "Тойота", чуть превышая дозволенную в городе скорость, помчалась по дороге. Проезжая мимо Камила, выкатывавшего мотоцикл из двора, Елена ему посигналила и приветливо махнула ладонью. - Милый мальчуган, так жалко его, так грустно и томно на тебя всегда смотрит. Прямо зайчик, влюблённый в лису. Нет бы в меня. Может быть, тогда его глазки иногда бы и светились радостью, - она подмигнула Ангелине.
  
  - Если бы в тебя ещё и Алекс влюбился, - мечтательно, - а ты в него, то у меня совсем не осталось бы проблем, - Ангелина печально вздохнула.
  
  - У-у-у... Киснешь. Значит, Беслан не объявился, - Елена нахмурилась. - Алекс-то что?
  
  - Беслан прислал смс, чтобы не отчаивалась. Алекс пытался вчера нежно сблизиться со мной, а я от него удрала в ванную. Утром он тихо и спокойно уехал на работу, - Ангелина уставила пустеющий взгляд в окно.
  
  - Сочувствую тебе, - Елена глубоко вдохнула. Быстро сказала: - Считаю, если затягивать расставание с Алексом, то будет потом совсем плохо. Но не представляю, как тебе без неприятных последствий порвать с ним сейчас. Застукать бы его с какой красоткой, пуф...
  
  - Мечтать, конечно, не вредно, да был бы только с этого хоть какой-то прок, - пессимистично отозвалась Ангелина, сложив руки под грудью.
  
  - Ну ладно тебе кукситься. Может, и вправду давай попробую попросить Аделаиду приударить за ним? Она девушка эффектная.
  
  - Не хочу, - Ангелина покачала головой. - Нужно уметь отвечать за свои промахи и успехи, - твёрдо. Тяжело вздохнув, она попросила включить музыку.
  
  - Какую мелодию сейчас ни включу, всё равно дурой окажусь. Сама тыкай радио, - Елена дружелюбно приподняла уголки губ.
  
  Ангелина наугад нажала номер волны, и в салон полилась детская песенка.
  
  - Вот так, так... - Елена с доброй усмешкой замурлыкала в такт композиции.
  
  Ангелина проверила телефон.
  
  "Пусто..."
  
  Через некоторое время автомобиль покинул городскую черту.
  
  "Где же ты, Беслан? Где? Когда вновь смогу тебя увидеть и обнять? - глаза начала щипать соль, поэтому Ангелина часто заморгала. - Береги себя. Прячься лучше... - в воспоминаниях ярко, точно оттиском молнии на чёрных небесах, вспыхнуло лицо Дмитрия и его циничная ухмылка, от которой у Ангелины моментально по телу пробежали мурашки. - Кто же он? Кто? Он ненавидит оборотней, значит, его сущность близка к вампирам. Но Алекс сказал, что тот им не является, что он похож на его бывшую невесту Лиану, - пауза. - Лиана! - сердце ускоренно забилось о рёбра. - Она знает, кто на самом деле Алекс, ибо она сама не совсем человек. Такая же как Дмитрий или очень на него похожа! Алекс некрасиво с ней поступил, можно сказать, что и подло... из-за меня... Но... Что, если она решила отомстить? Узнала каким-то образом, что я встречаюсь с Алексом, узнала, что у меня есть брат, узнала, что нечто произошло в тот вечер... - Ангелина, чувствуя, что начинает задыхаться, открыла окно. Медленно задышала, пытаясь выровнять дыхание. - Ведь я разрушила её счастье! Точно! И что с этими догадками делать? - начала кусать губы. - Вначале научусь стрелять. Потом попробую ускорить процесс уговаривания Алекса на превращение меня в оборотня и... тогда навещу её, хочет того он или нет. Или лучше до инициации в зверя с ней увидеться? Я буду перед ней слаба, дам понять, что вот я, уничтожай меня... Может, она согласится? И не станет губить Беслана? Но я тоже жить хочу... как он без меня же будет? Полина?.. Её бы... Но Беслан важнее. Да и, - Ангелина криво усмехнулась, - нет никакой гарантии, что посланник Света, оберегавший Алекса, согласится сделать меня одной из оборотней, - душу окутала печаль. - Действовать по обстоятельствам? Выходит, что так. Впрочем, что, если Лиана ни при чём, а это Полина сошла с ума от горя? Или кто-то иной, от кого оберегали Алекса в детстве?!. Запутанно... Значит, вначале учусь стрелять".
  
  Елена, отметив, что нужна музыка более бодрая, включила группу Metallica. Сказала: "Нет ничего лучше старой доброй классики!" Ангелина, витая в тревожных размышлениях, ей не возразила. Сменявшие одна другую композиции, как и мелькавшие за окном деревья, не замечались ею. Время будто текло вспять. Но вот Елена свернула с трассы и под вязкую от мрака и накала песню The Thing That Should Not Be подъехала к заброшенному комплексу сильно разрушенных зданий.
  
  - Это что? - Ангелина оживилась. Сердце в груди мятежно забилось, почему-то спеша куда-то. У неё возникло странное ощущение, что смотрит на знакомое, но забытое место, по испытываемым чувствам напоминающее край обрыва и шаг с него.
  
  "Во сне сегодня было похожее или нет? Что-то очень близкое. Дежавю, будто была тут и потеряла..."
  
  - Так это из вечно шикарного третьего альбома Металлики, который называется "Кукловод". В песне рассказывается о главном герое из произведения Лавкрафта "Тень над Иннсмутом". Он сражался против потусторонних сил. И тут музыканты задумку такую воплотили, что основная часть мелодии подражает рёву зверя, ползущего к морю. Понимаешь, такая иносказательность глубокая. Ты, что, не читала? - удивлённо.
  
  - Да я не о песне! - эмоционально. - Здания! Что это? - Ангелина сдвинула брови к переносице.
  
  - А-а, - протянула разочарованно Елена. - Они тут ещё с первого пришествия спасителя рассыпаются. Это остатки железобетонного завода, - она широко улыбнулась и въехала на его территорию.
  
  Мрачный взгляд Ангелины пополз по изрядно подгнившим пустым катушкам от кабеля, грудам битого камня и кирпича, ржавым остовам металлических конструкций, уродливым дырам в словно дубиной великана разбитых строениях. По некоторым признакам ещё можно было определить, что вот то дальнее и широкое здание является гаражом, а левее от него стоит могила громадного склада, чётко перед ними находится лишённое крыши офисное помещение, справа скрипят стены высотой в несколько этажей - это рёбра цеха самого производства.
  
  "Безумно знакомо. Но откуда? Во сне, не помню, было или нет".
  
  Мысли прервал выстрел и последовавший за ним мужской хохот.
  
  Елена остановила "тойоту".
  
  Внимание Ангелины переключилось на четыре престижных легковых автомобиля класса спорт-кар и три джипа, разместившиеся между гаражом и цехом на асфальтированной площадке, изъеденной трещинами, оплавленными промоинами и корявыми выбоинами. Рядом с автомобилями у раскладных столиков находились мужчины. Все они были очень разные по фактуре, внешней и внутренней. Кто-то из них являлся полным, кто-то худым, а кто-то имел спортивную фигуру. Одеты они тоже были разнообразно, от тренировочных штанов и маек-борцовок до элегантных костюмов. Ангелина отметила про себя, что тут собрались несовместимые меж собой личности, но все они весело общаются друг с другом, едят различные закуски и потягивают пиво. Ангелина насчитала пятнадцать мужчин. Сжала кулаки, когда её взгляд остановился на одном из них. Он был налысо побрит и широк в плечах, одет в майку-безрукавку и брюки защитной расцветки. В руках, укрытых синими тюремными наколками, держал автомат и дулом целил в небо. Бывший подле него парень в строгом деловом костюме жестикулировал шампуром с мясом, что-то увлечённо рассказывая. Лысый громко засмеялся и выстрелил в пролетавшую ворону.
  
  Ангелина вздрогнула. По её венам тут же растеклась паника, а нервы натянул инстинкт выживания. Осознание того, что она тут совершенно беззащитна, захлестнуло разум обжигающей ледяной волной.
  
  - Расслабься, подруга. Тут все свои, проверенные кадры. Тебя никто и пальцем не тронет, - тёплым и убедительным тоном сказала Елена. Она, очевидно, заметила, насколько Ангелине не по себе.
  
  - Да я ничего. О брате волнуюсь. Нервы... Вспомнилось, как он в крови с разборок приходил. Ещё страх, что если полиция наткнётся на него, то начнёт по нему стрелять, - Ангелина положила мобильный в карман джинсов и, храбрясь, первой открыла дверь.
  
  "Быть сильной! Иначе я балласт Беслану. Он сильный, ещё какой. Ему мямля не нужна будет. Он волк, а не нянька, чтобы сопли подтирать хрупкой кукле".
  
  - Не все копы собаки паршивые, но я тебя понимаю. Держись, без истерик, брат у тебя умный мужчина и не встанет им на мушку, - Елена тоже вышла из "тойоты".
  
  - Знаю. Спасибо. Он вырвется из любой западни, - Ангелина заставляла себя в это верить. Словно ступая по раскалённым иголкам, пошла вместе с подругой к компании мужчин. Вооружённый и интеллигент с ещё тремя приятелями двинулись им навстречу. Сразу тепло поприветствовали Елену.
  
  - Кто это у нас в гостях? - заговорил небольшого роста молодой мужчина с волосами цвета топленого молока. Он обладал крепким телосложением и мелкими глазами с открытым взглядом. На вид ему было не более двадцати трёх лет. Одет он был в тёмно-коричневые брюки и белую с коротким рукавом рубашку. - Новая охотница за головами или за ма-а-аленькими головками?
  
  По компании мужчин покатился хищный смех. Ангелина густо покраснела под множеством нескромных взглядов. Она буквально чувствовала, как её раздевают, притом до сердцевины души.
  
  - Марк, иди... - начала было решительно Елена.
  
  - Предпочитаю скальп с мошонок снимать, как трофей. Могу и зубами, - исподлобья смотря на мужчин, огрызнулась Ангелина, решившая сама себя защищать. Сердце у неё кипело злостью, кричало: "Ты не слабая! Нет! Они мечтают тебя сломать, и тогда тебе будет не уберечь Беслана, ты потеряешь его навсегда. Значит, ты сильная! Значит, кусай им горло, грызи, царапайся, не сдавайся!"
  
  Смех моментально стих. Лица мужчин напряглись. Некоторые перевели пристальные похолодевшие взгляды на лысого. Он несколько бесконечных секунд смотрел Ангелине в глаза, будто Сатана на монахиню. После повесил автомат за плечо и прокуренным голосом сказал:
  
  - Видать, станем корешами! Люблю тёлок с яйцами больше, чем у меня. Таких, как моя сучка любимая. Пока я мотал срок, её двое хотели отыметь... вертел устроить... А она их снизу и обрила чистенько. Ей легавые сыклы за то пятёрку впаяли. Оказалось, слишком активно сопротивлялась, - он сплюнул сквозь зубы. - Ещё год ей нары давить. Жду вот... откинется - вместе мудилу судью будем судить, в дырки сыром рядить. Так что такой фарт...
  
  Он протянул Ангелине руку. Она как могла крепко пожала его грубую ладонь.
  
  - Я Томас, - в его серых глазах мелькнуло умиление, словно жестокий и сердитый мужчина вмиг превратился в беззаботного маленького мальчика, коснувшегося пушистого котёнка.
  
  - Ангелина, - с волнением сказала она.
  
  - Твой кобель, Елена базарила, в бегах от легавых. А хмырь блатной на зад тебе лапы нацелил и ты на всякий случай небалуйку надёжную ищешь, так? - глаза Томаса вновь заполнились суровостью.
  
  - Да, лучше пару пистолетов или чего крупней, - Ангелина кивнула.
  
  - Могу себя предложить в качестве "покрупней", - мужчина в строгом деловом костюме изобразил подобие реверанса, шампуром с мясом помахивая, будто шляпой.
  
  - Герберт, - с ухмылкой Томас плечом бесцеремонно подвинул того дальше от Ангелины. Кивнул ей и небрежно махнул рукой в сторону автомобилей: - Тогда пошли, посмотришь товар. У меня полно душегубок.
  
  Остановившись возле красно-белого джипа, он открыл багажник. Вынул две дорожные сумки из-под грязного промасленного покрывала и аккуратно поставил их на траву, пробивавшуюся сквозь израненный асфальт. Нагнувшись, расстегнул молнии.
  
  - Выбирай, что руке и душе приглянется. Тут же и опробуешь. Если понравится, то заберёшь, - щурясь от солнца, Томас достал из кармана зажигалку и пачку сигарет.
  
  Ангелина кинула беглый взгляд на стоящую рядом Елену. Получив от той молчаливый знак в виде кивка, быстро присела на корточки и стала перебирать в руках оружие. Оно было чистое и прохладное.
  
  - А какова их цена? У каждого она ведь разная...
  
  - Дружба бесценна, зайка, - едва слышно отозвалась Елена.
  
  Ангелина замерла и перевела на неё задумчивый взгляд. Заметила, что у той в глазах витает удручённость. Но в следующий миг её лицо озарила широкая улыбка.
  
  - Считай, это от меня тебе подарок на свадьбу с твоим любимым, ради которого тебе любой закон не закон, - Елена подмигнула и стала накручивать на указательный палец хвост косы.
  
  - Спасибо, но...
  
  - Никаких "но"! Выбирай.
  
  Ангелина, покачав головой, продолжила разглядывать оружие, беря каждый экземпляр в ладонь и придирчиво оценивая.
  
  - Мне вот эти два нравятся, правда, один из них большеват для сумочки, но выглядит надёжно, - выпрямляясь, посмотрела на Томаса, выпускающего в сторону струю дыма. - Да и красивый, - приподняла уголки губ. Поймала на себе его насмешливый снисходительный взгляд. Тут же стала серьёзная. - В руке удобен.
  
  - Это бельгийский пистолет FN Five-seveN-M. К нему идут патроны повышенной пробиваемости, которые, как накалённое шило картон, шьют броник лёгкого класса защиты. В теле прилично кровящую дырку делают. Даже не попав куда надо, вполне можно считать, что твой враг без медиков обмелеет, как речка в долбаной Гоби, и будет трупак, - Томас затянулся. - Снаряжается этот малыш двадцатизарядным магазином. Но я дам в зачёт твоих острых зубов магазины на тридцать патронов, для спецуры армейской и копов галимых поставляют. Им предохранители на х?.. Им валить нас скорей нужно. Ещё у него на магазине есть четыре дырки на левой стороне. Они дают глянуть, сколько приветов смерти у тебя для козлов всяких осталось. Вот, - забрав у Ангелины пистолет, показал на то, о чём только что рассказал. Вернул ей оружие и взял другое из её руки. - Второй дружок, которого ты выбрала, из Германии. SIG-Sauer P500 DCc. Он без предохранителей тоже. Байда такая инженерами намудрена, что, нажимая на крючок, снимаешь его с охранки безопасности. Сам он не шмальнёт, как и первый, даже об стену швыряй, битой херачь по ним, не пальнёт. Автоматический, короткий ход ствола, малая отдача. Магазин на пятнашку, но дам и увеличенный, на сорок патронов. Боеприпасы разрывные и зажигательные, броник тоже лёгкий дырявят, только в упор почти. Да кто мешает с дали гасить по башке и граблям с жердями? - он усмехнулся и вернул ей пистолет. - Тебе и надо быстро разделывать в фарш мудака, что полезет, да?
  
  - Я не сильно во всём это разбираюсь, - смущенно произнесла Ангелина, - и большая часть сказанного вами не совсем ясна. Поняла одно - бельгийский пистолет хорош. Так? - подняла брови.
  
  - С двух рук гасить научишься - и на спецуру можешь рыпнуться. Пойдёт тебе вполне. Шмаляй по лапам, а после добивай в репу, и делов то, - Томас повёл плечами, достал из джипа пару толстых пачек патронов и кинул их Елене. - Забирай, короче, бесплатно один ствол и пистоны к обоим, на треньку вам хватит, а на мокруху тебе в тачку ещё несколько соток подкину. Воюйте, сучки клыкастые, люблю я вас таких! - он потрепал сказавшую "Спасибо! Ты свой мужик!" Елену по голове и, улыбаясь, вновь заглянул в джип.
  
  - Готова испробовать подарок? - задумчиво поинтересовалась Елена.
  
  - Да, - с жаром ответила Ангелина и покрутила в руках пистолеты.
  
  - Осторожнее, подруга, - испуганно. - Выстрелить может. Никогда не направляй на того, кому жизни желаешь, и не держи палец на курке, если не желаешь убить! - твёрдо. В глазах вспыхнула жёсткость.
  
  Ангелина невольно задумалась, а смогла бы Елена убить человека. Прежде она считала, что нет, но сейчас была готова поклясться, что да.
  
  - Верняк говорит! Слушай её во всём! - посоветовал Томас, с озорством посмотрев Ангелине в глаза. Прижимая к груди несколько пачек патронов, пошёл к автомобилю Елены.
  
  - И тогда наверняка научишься всегда стрелять в пятёрочку, восьмёрочку, но никогда в десятку, - подал голос Герберт, поглядывая вослед удаляющемуся Томасу. Откусил кусок шашлыка с шампура.
  
  - Когда у меня в руках автомат, то циферки не так важны! Кого-то пусть волнует, что ему не в сердце от меня прилетит сразу, а в пузо! - зло прищурившись, парировала Елена. Перевела потеплевший взгляд на посмеивающегося Марка. - Поможешь с мишенью?
  
  - Сам не встану, но бутылки из-под пива размещу за поцелуй! - ответил он и широко улыбнулся.
  
  - Высунешь язык - откушу! И с тебя мне ещё калашников, чтобы пошалить тут! - выставила условия Елена.
  
  Герберт, хмыкнув, пошёл к мужчинам.
  
  - Договорились! - радостно согласился Марк.
  
  Елена приблизилась к нему и быстро поцеловала в губы.
  
  - Ну, я побежал расставлять цели? Или?.. - он облизнулся и стал походить на задорного щенка, не сводящего счастливого взгляда со своей хозяйки.
  
  - Вали за бутылками! - с напускной строгостью сказала Елена с краснеющими щеками.
  
  Он кивнул и поспешил к столикам.
  
  - Он тебе нравится? - аккуратно поинтересовалась Ангелина, удивлённая не поцелуем Елены и Марка, а её взглядом на него. Прежде она никогда не видела, чтобы та так смотрела на мужчину.
  
  - Немножко, - хитро улыбаясь, протянула Елена, показывая большим и указательным пальцами размер своей заинтересованности в парне.
  
  - А ты ему, - ласково. - Но и Герберту.
  
  Елена помрачнела.
  
  - Это его проблемы, - махнув рукой, через пару секунд сухо отозвалась та.
  
  Ангелина нахмурилась, не понимая причин, но решила не лезть в душу, посчитав, что когда будет время и желание, то Елена сама всё расскажет.
  
  - Эй, братки, кончайте комки нервов набивать, пора вдыхать запах смерти, - прокомандовал Томас, обгоняя идущих к гаражу Елену и Ангелину. Там Марк уже оборудовал плацдарм для тренировки и заигрывающее пританцовывал с автоматом Калашникова, то обнимая его, словно женщину, то флиртуя, будто с гитарой.
  
  - Вот ведь кадр, - с полуулыбкой Елена покачала головой.
  
  Мужчины тут же засуетились. Доставая из автомобилей мишени, взялись расставлять их у стен зданий и руин. Очень быстро все вооружились, у каждого было личное средство для убийства. Кто имел винтовку с оптическим прицелом, кто дробовик, кто лишь револьвер, а кто и ручной пулемёт.
  
  Под грохот пальбы Елена методично и спокойно инструктировала Ангелину, как правильно и в какой позиции необходимо держать оружие. Показывала ей премудрости стрельбы, лично и нежно поправляя ей тело в стойках. Марк с заигрывающими комментариями кружил рядом, смотря на них, словно оголодавший кот на рыбок в аквариуме. Елена его игнорировала, и, как заметила Ангелина, от этого тот явно заводился сильнее прежнего.
  
  Солнце жарило в спину. После нескольких десятков выстрелов у Ангелины чувствительно заныли мышцы рук, особенно просили отдыха кисти. Но азарт и стремление скорей обучиться и быть готовой защитить Беслана толкали её жать на курок снова и снова. Пули ложились к бутылкам ближе и ближе.
  
  - Елена, а ты училка ничего так. Сколько стоит к тебе на мастер-класс стриптиза записаться? - с блестящими страстью глазами цвета лазури Марк изогнул бровь и тронул её за бедро.
  
  - Передохни, - Елена ласково погладила Ангелину по пояснице и фактически рывком забрала у Марка из рук автомат. - Да сейчас бесплатно дам! - она передёрнула затвор и нацелила дуло ему в пах.
  
  - Э-э... Ты чего?.. - Марк миролюбиво приподнял ладони.
  
  - А что я?.. Беги к бутылкам, сейчас будем па выше ноги разучивать! - она стрельнула в воздух над его головой и быстро вернула ствол обратно к области паха.
  
  Марк попятился к мишеням.
  
  - Елена, солнышко, зайка, красавица, - заискивающе. - Блин, да я же по-братски погладил.
  
  - Так и я любя, сестрой... - Елена выпустила очередь рядом с его правой ногой, а потом и с левой.
  
  - Ай, чёрт! - Марк запрыгал.
  
  Гроза пальбы вокруг сменилась раскатами хохота. Мужчины стали подтягиваться к ним. Некоторые заключали споры, чем таким бедолага-танцор разгневал девушку-гитаристку. Многие делали ставку, что хватанул за сиську, часть мужчин склонялась к шлепку по заднице.
  
  "Если бы он тронул её грудь, то вполне возможно, что она стала бы карать его поцелуем. Но он не отважится на такие действия. По крайне мере пока что. А если и схватит, то слишком несерьёзен. Не то что Беслан... - дыхание перехватило, а перед глазами молниеносно сверкнул любимый образ. - Я скучаю..."
  
  Ангелина невольно начала прокручивать в голове воспоминания о том, как Беслан, впав в безумие, брал её. В лицо ощутимо ударила кровь, внизу живота затянулся влажный узел, а в груди стало одновременно жарко и пусто. Холодно от осознания того, что она, протянув руку, не может коснуться его. Обнять. Прижать к себе. Слёзы царапнули глаза. Ангелина часто заморгала, сдерживая нахлынувшую на неё гробовую печаль. Закусила край нижней губы.
  
  - Ты на колени встань, а то наша Артемида тебе в мозг целит, да всё в молоко летит, - ехидно заметил Герберт, но в его карих глазах застыл чёрный лёд.
  
  Ангелина, стараясь отвлечься и не думать о заветных губах да душе, стала внимательно его рассматривать. Он был весьма высокий молодой человек, возраст которого варьировался от двадцати шести до тридцати лет. Волосы тёмные; губы, зачастую изогнутые полумесяцем, тонкие; плечи широкие, но не настолько, насколько у Марка. На подбородке виднелась небольшая родинка. Ангелина, как ни старалась, не могла определить, какие именно ощущения он в ней вызывает. Вначале это было ничем не обоснованное неприятие, затем лёгкая симпатия, а сейчас страх. У неё возникло чувство, что Герберт ненастоящий, показывает лишь маску кого-то. И не потому, что плохой или злодей, а потому как сам чего-то или кого-то, за кого-то боится.
  
  "Или я ошибаюсь?"
  
  Елена сменила опустевший рожок, передёрнула затвор.
  
  - В твой я точно не промахнусь, - она повернулась к Герберту.
  
  Вспотевший и покрасневший Марк шумно выдохнул, упираясь ладонями в колени.
  
  Герберт усмехнулся, а взгляд его стал подобен клинку.
  
  - Остыли, в натуре! - жёстко сказал Томас. Стоило ему это только сделать, как на территорию завода въехал белый, отполированный до сияющего блеска "мерседес". Его стёкла были наглухо тонированы.
  
  - Ну вот, время веселья кончилось, - грустно посетовал Марк и, проходя мимо Елены, послал ей воздушный поцелуй. Затем побежал к прибывшему автомобилю.
  
  Герберт и Томас неторопливо последовали за ним. Другие мужчины, перешёптываясь, отправились к столикам с едой и напитками.
  
  - Будь тут, - неожиданно чёрство сказала Елена, бездушно посмотрев в глаза Ангелины. Отправилась к остановившемуся "мерседесу".
  
  Беспричинное чувство страха покарябало позвоночник. Ангелина вздрогнула, ощутив, как на спине выступил холодный пот.
  
  Двумя руками Томас доверительно пожал ладонь покинувшего "мерседес" мужчины, на вид которому было от сорока до пятидесяти лет. Жидкие ресницы обрамляли его миндалевидные глаза, а на толстых губах, показавшихся Ангелине безобразными, играла чуть приметная улыбка, насквозь пропитанная дыханием зимы. В руках мужчина держал трость, а сам был облачён в смокинг цвета сметаны.
  
  Сердце Ангелины ёкнуло, но отчего, она не поняла. Липкий страх поцеловал вены и нервы. Вглядываясь в круглое лицо мужчины, украшенное эспаньолкой и широкими бакенбардами, вновь за сегодняшний день ощутила дежавю. Была готова поклясться, что прежде его где-то и когда-то видела, но при каких обстоятельствах она, как ни старалась, не могла вспомнить. Складывалось ощущение, словно обо всём этом стёрли из её памяти отпечатки, как улики с места преступления. Когда бездонный взгляд мужчины на миг, скользя, коснулся её, Ангелина почувствовала, как её колени начали подгибаться.
  
  "Я боюсь его. До ужаса боюсь. Но отчего? Почему?"
  
  Заметила, как Марк и Герберт, так же как и Томас, очень тепло, даже заискивающе поздоровались с мужчиной. Он же улыбчиво и обходительно поприветствовал подошедшую к ним Елену.
  
  Озноб пополз по коже Ангелины. Она вздрогнула, ей показалось, будто внутри сознания тихий-тихий голос зашептал: "Беги. Попробуй. Беги". Руки сами собой потянулись прижаться к животу. В горле набух мерзкий тошнотворный ком. Она засунула пистолеты за пояс и потёрла шею, не сводя взгляда с Елены, беседующей с тем, кто по непонятным причинам внушал страх.
  
  Мужчины у столиков заметно оживились и неспешно начали смещаться ближе к "мерседесу". Но шли они словно шакалы, подкрадывающиеся к пирующему льву.
  
  Вдруг в сознании Ангелины и перед её глазами вспыхнули таинственные картинки. В них руины зданий завода покрылись маревом, после чего израненные стены залечились, стёкла вернулись в окна, шифер на крыше обновился и на нём под ярким солнцем засверкали шляпки новеньких гвоздей. Испорченный асфальт накрыла туманная волна и, схлынув, оставила на его месте идеальную брусчатку. По ней, тарахтя содержимым кузова, двигался грузовик, но совершенно не такой, какие привыкла встречать в жизни Ангелина. Он будто прибыл из кадров старой кинохроники о Европе после окончания Второй мировой войны. Возле зданий проступили силуэты людей, одетых как в документальных лентах про годы до распада СССР. Глухо и неразборчиво зазвучали их голоса. Ангелина покачнулась, моргнула, и всё сделалось как прежде. Она стояла на территории разрушенного завода, а Елена шла к ней с каменным лицом.
  
  "Что это было? Что за воспоминание, будто явь смешалась с прошлым? Где я прежде всё это видела? Фильм? Который? Но видела, видела! Слишком чётко, слишком ясно! Почему вспомнилось? Потому как изначально место показалось знакомым?.. Спрашивала у Елены... Да, видимо, так. Мозг и не такое может выкинуть, но... Ощущение не фильма, а словно я... - пауза. Ангелина оглянулась, силясь вспомнить что-то ещё. - Может, очередной знак? Или я схожу с ума? - закусила край нижней губы. - Должно быть, перегрелась на солнце. Попить нужно".
  
  - Дырявить картон и живую мишень - очень разные вещи, - шёпотом заговорила Елена, приблизившись к ней вплотную. - Ты точно хочешь быть реально готовой суметь защититься сама и уберечь Беслана, кого-то убив? Если нет, то мы сейчас уезжаем, но в решающий миг, поверь, рука может дрогнуть у тебя, и всё, конец, ты жертва, - тяжело вздохнув, Елена облизала губы и выжидающе посмотрела. Добавила: - А готова, так назад пути не будет.
  
  - Я справлюсь, не убегу, - тихо ответила Ангелина, борясь с тошнотой.
  
  "Живую мишень... кого убив... Я себя чувствую целью! Я! Готова я? Умереть? Убить? Сейчас?.. - паника охватила тело и сдавила горло. - Дышать! Не думать. Беслан! - жадный вдох. - Ты мне нужен..."
  
  - Пошли, - Елена кивнула в сторону "мерседеса".
  
  - Попить можно? - сухим голосом спросила Ангелина.
  
  - Да, конечно.
  
  Они прошли к столикам, и Елена дала ей бутылку воды, заботливо открутив прежде крышку. Поправила висящий на своём плече автомат Калашникова и с тревогой поинтересовалась:
  
  - Тебе нехорошо? Может, уедем?
  
  - Я лишь немного перегрелась. Всё хорошо, - улыбнувшись и отмахнувшись, Ангелина поставила на столик литровую бутылку воды, опустевшую на треть. После с Еленой подошла к мужчине, от которого хотелось бежать без оглядки. Он встретил их очаровывающей полуулыбкой.
  
  - Знакомьтесь. Это, - Елена тактичным жестом руки указала на владельца "мерседеса", - Давид Бирн Воржишек. Он выдающийся человек, потому что как никто иной действительно умеет отделять здоровые зёрна радости в жизни от грязи проблем души! - в зелёных глазах Елены всколыхнулось восхищение. Она, чуть приподняв уголки губ, перевела взор и деликатный указывающий жест на Ангелину. - А эта девушка реально закроет своим отзывчивым сердцем от чего угодно грудь и спину того, кого любит!
  
  "Давид Бирн Воржишек... - Ангелина едва заметно нахмурилась, но в следующий миг приветливо улыбнулась, всеми силами пытаясь скрыть от окружающих свои истинные чувства и страхи. - Давид Бирн Воржишек, - повторила она про себя. - Точно! Это ведь психолог, которого мне Елена рекомендовала, когда я ей звонила. Он ещё помог её матери! - пауза. - Только в присланных Еленой данных не было второго имени "Бирн"... Почему?"
  
  Ангелина быстро заглянула в глаза Давида. Те имели оливковый оттенок и были окутаны словно ароматом истинной Тьмы. В них чудился оскал зверя. Убийцы. Ангелина пробежалась взглядом по остальным присутствующим, не понимая, почему все они, столь разные, почтительно и уважительно относятся к Давиду, чуть ли не заглядывают ему в рот.
  
  "Как птенчики взирают на принёсшего корм родителя. Да, некоторые из них явно уголовники, и весьма жестокие, но другие похожи на приличных людей. А Елена? И она вдохновлённо смотрит на этого фальшивого щёголя. Неужели они все не замечают, что он притворяется добрым, тогда как по сути является монстром. Злым. Ненасытным. И хитрым. Это так очевидно! В его глазах Смерть! Неужели они все слепы?.. Стоп, Ангелина, стоп, - она качнула головой, гоня вон абсурдные мысли. - Ты человека совершенно не знаешь, а уже считаешь негодяем. Дай ему шанс. Ты, видимо, просто перенервничала и сильно перегрелась"
  
  Ангелина вновь посмотрела в глаза Давида, но тут же отвела взгляд в сторону, ибо ощутила, как её сердце будто взяли в ледяные тиски и стали мучительно медленно сжимать. Страх усилился.
  
  - Незачем так переживать, дитя, - Давид мягко коснулся подбородка Ангелины. Она замерла, словно к её шее приставили остриё кинжала. - Я всегда производил неизгладимое впечатление на красавиц, но, право, не стоит так смущаться. Мне самому неловко, - кроткая полуулыбка. Ангелина аккуратно отступила на шаг назад, тем самым отстраняясь от лёгкого касания Давида. Тот едва приметно прищурился. - Давай обратим внимание на иное. Что ты думаешь о разумении... не те овцы, кто следует за пастухом против воли, и не те, кто блеет в такт стаду. Те жертвенные овцы, кто, видя лишь оскал волка, мчатся от злой участи, выбранной им судьбой. Спасают шкуру бегством вместо того чтобы сразиться за свою душу. Смотреть в глаза зверю и если и пасть в могилу, то достойно, как хранитель стада пастушьего, как верный гордый пёс величия своей веры. Веры в свою судьбу, в свой выбор! Что думаешь, дитя?
  
  - И овцы станут волками, - сухо ответила Ангелина, найдя в себе силы чуть улыбнуться и заглянуть ему в глаза. Спину обдало ледяное дыхание.
  
  - Станут пастухами, дитя, - мягко поправил её Давид, после того как с четверть минуты внимательно всматривался в неё. Натянул немного вверх уголки своих полных губ.
  
  "Ошибаешься. Или специально говоришь иначе?.. Ты играешь. Играешь со всеми. Но со мной не позволю, но дам заставить поверить в обратное, - Ангелина мелко задышала. - Чтобы уберечь Беслана, я должна выйти отсюда живой. Любой ценой, - беглый взгляд на Елену. - Чем же он пропитал твои мысли, родная? Как сделал так, что ты не видишь в нём опасность. Или видишь?.. Что тебя тут держит?.."
  
  - Э-э... Док, так что, мы новенькую посвящаем? По мне, она зачётная, - с очевидным нетерпением потирая кулак о кулак, сказал Томас.
  
  В зрачках Давида мгновенно полыхнула хитринка, и он кивнул.
  
  - Да явит она нам свою веру, - на его лице прозмеилась улыбка. - Доставайте агнца зубастого!
  
  Томас обрадованно махнул Марку и Герберту, велев тащить зверя. Те торопливо подошли к "мерседесу". Им навстречу открылась задняя дверь. Ангелина поняла, что некто сидит в автомобиле, предпочитая за всем наблюдать из-за тонированных стёкол.
  
  "Почему скрывается?.."
  
  Друзья Елены вытащили из салона мужчину среднего роста, с залысиной и пухлыми щеками. На вид он походил на застенчивого добряка и был точно сильно пьян. Ноги его не слушались, но в голубых глазах стояла кристальная чистота, несмотря на то, что он бормотал нечто невнятное и потерянно осматривался, словно его взгляд не мог ни за что зацепиться.
  
  "Одурманен. Такое я видела у наркоманов, только куда слабей эффектом".
  
  Ангелина стиснула зубы, твердя себе, что отступать некуда, что поздно думать о себе, что жестоко ошиблась в подруге.
  
  Названного агнцем поставили на колени около Давида и отпустили. Мужчина продолжал что-то бормотать, безвольно опустив голову на грудь.
  
  Из мерседеса с заднего сиденья поднялась девушка, которая была моложе Давида на десять-пятнадцать лет. Тугой корсет цвета кофе обтягивал её стройную фигуру, подол юбки, едва достигавшей коленей, тихонько качался из-за лёгких дуновений летнего ветра. Белая блузка, расстёгнутая на три пуговицы, плотно обнимала свою рыжеволосую хозяйку, на тонких губах которой оскалом расползалась улыбка.
  
  - Да, дорогая?.. - Давид отвлёкся на свою спутницу и начал приближаться к ней.
  
  Елена, явно используя представившуюся возможность, приблизила губы к уху Ангелины и зашептала:
  
  - Если не сможешь убить, то кричи имя брата и беги к машине. Ключи в зажигании, гони и не оглядывайся. Я прикрою, задержу их... кого удастся, - она притворно хихикнула, словно рассказала какую-то непристойность, а сама удобней взяла автомат, готовясь стрелять.
  
  Нахмурившись и после холодно улыбнувшись, Ангелина перевела взор с Елены на Давида.
  
  "Ты предлагаешь мне убить. А если откажусь? Смерть... - скользнула взглядом по его спутнице. Та, что-то шепча на ухо Давиду, поглаживала его по груди, а он, в свою очередь, пальцами водил по её шее. - От вас веет гнилью, хотя вы изображаете любовь. Явственно ощущаю холод смерти в вас. Кто вы на самом деле? Представители некой секты? Иначе не объяснить. Ты, Давид, психолог. Изучил каждого своего раба, узнал, чем их держать. Невооруженным взглядом видно, они преданы тебе, - Ангелина, плотней сжав губы, посмотрела на того, кого должна была убить. - Не хочу в тебя стрелять, но... Или ты, или Беслан. Прости, - душу словно стали царапать острые зубы гиены. В горле усилился тугой ком. Ангелина прикрыла глаза. - Не думать, не думать, не думать... Отключить любые эмоции. Лишь действовать. Я смогу, - пауза. - Елена... Во что же ты влипла? И почему столь жестоко меня подставила?.. Но подставила ли? Ведь ты права, одно дело дырявить картон, иное - человека. Кто знает, может, этот твой поступок спасет меня и Беслана от того, что могло бы произойти, не приведи ты меня сюда. Бежать? - она горько усмехнулась. - И подставить тебя под пули? Да никогда! Выбор... нужно делать выбор".
  
  Ангелина широко распахнула веки. Увидела, как Давид, поцеловав в ключицу свою спутницу, в приподнятом настроении вернулся к приговорённому быть жертвой мужчине. В глазах психолога пылал опасный огонь страсти.
  
  "Зависим... От неё. Может, не ты руководитель секты, а как раз-таки она?.."
  
  Встав за спиной притихшего мужчины, Давид заговорил с торжественно-пафосными нотами:
  
  - Этот зверь семь лет назад был пойман полицией за попыткой изнасилования дошкольницы шести лет. Попал не за решётку, а был отправлен на психиатрическое лечение. Успешно оное прошёл. Его выпустили, оставив под периодическим врачебным наблюдением, - Давид властно положил трость на плечо стоящего на коленях мужчины. - Он завёл семью. У него появились дети. Всё было прилично. Но на днях у меня на регулярном собеседовании он подозрительно повёл себя при новом тесте, - глаза психолога недобро заблестели. Тростью он легонько стукнул приговорённого по щеке. - Я погрузил его в специальный гипнотический транс, и он признался, что в нём крепнет тяга взять свою четырёхлетнюю дочурку. Развлекаться с ней без всяких табу. Чему он противится, но бороться ему всё трудней с каждым днём, - Давид убрал трость с плеча пленника. Внимательно и с жаждой в похолодевших глазах начал всматриваться в Ангелину.
  
  "Врёшь. Красивая легенда, но я тебе не верю. Однако выхода ты мне не оставляешь. Хотя, нет, я вру себе. Выход есть всегда! Даже сейчас есть, и не один. Убить себя. Убить тебя, возомнившего, что ты Бог-судья. Убить приговорённого к закланию. Попытаться бежать, бросив умирать подругу. Попробовать помочь ей убить вас всех. Полно выходов, и только один неошибочный. Тот, в котором есть жизнь для Беслана".
  
  - Что скажешь, он волк, овца заблудшая, пастух безумный? Каково его место в жизни и наш путь, Ангелина? - спросил Давид.
  
  Задержав дыхание, Ангелина резко достала из-за пояса пистолет и в упор подставила его к виску одурманенного мужчины.
  
  - Прости. Бог тебя спаси, - представляя себе Беслана, обнимающего её за плечи, она нажала на курок.
  
  Прогремел выстрел.
  
  Ангелина, смотря на брызги крови и тело мужчины, бьющееся в конвульсиях на асфальте, уронила оружие. Спазм боли с тошнотой скрутил ей живот. Она отбежала в сторону и, согнувшись пополам, сдалась рвоте.
  
  - Ничего себе расклад. Елена и то мозги крутила, болтала и выход искала, думала, как и что лучше. А эта вмиг порешила. У меня мороз по яйцам! - с усмешкой громко сказал Томас.
  
  - Такие как она рождены быть пастырями, их страшатся волки! - с триумфом и самодовольством ответил Давид.
  
  "Сволочь. Всех кровью связываешь. Да только не знаешь, что есть те самые волки, которых страшатся пастухи. Став такой же, как и Алекс, ты будешь одним из первых, кого я уничтожу. Я не бела, отныне убийца, но такую мразь, как ты, искореню, тем самым и уберегу жизни других неповинных людей, - новый спазм в желудке ещё больше согнул Ангелину, гася в ней боевой запал ненависти. - Беслан... Прости. Но иначе не могла. Ты ведь понимаешь?.. - на глазах выступили слёзы, но ни одна из них не скатилась по щеке. - Где ты? Где? Ты мне так нужен... Я сильная. Сильная уже, да".
  
  К ней подошла Елена и протянула бутылку воды. Ангелина, с благодарностью кивнув, начала полоскать рот.
  
  - Доктор не знает о твоём брате. Думает, ты боишься, что жених силой возьмёт и в браке будет бить и насиловать. Сегодня он, по-моему, впервые ошибся, и ты не пастух будущий, ты верная волчица, - поглаживая её по плечу, прошептала Елена.
  
  Ангелина, сплюнув и после сделав пару маленьких глотков прохладной воды, едва не плача, тихо ответила:
  
  - Могу и повыть, - нежно тронула за руку Елену. С грустью всхлипнув, громче добавила: - Спасибо, - и вернула ей бутылку.
  
  - Всегда пожалуйста, - тоже достаточно громко, чтобы слышали все присутствующие на заводской площадке, сказала Елена. - Идти можешь? Или ноги подкашиваются?
  
  - Могу, - Ангелина кивнула, и они направились к обратно к "мерседесу" и трупу.
  
  Однако тело казнённого Марк и Герберт уже оттаскивали к руинам гаража. Томас прикрикнул на них, чтобы они шевелились быстрей и горючей жидкости не жалели подливать.
  
  - Я вам конкретно забиваю в мозг, что если, дряни, горючки зажмёте и кости не рассыплются в пепел, то вы попали. Я проверю это! Схалтурите - ногами будете их крошить! - закончил он на повышенных до грозности нотах.
  
  - А где мой пистолет? - потерянно пробормотала Ангелина, не увидев на окровавленном асфальте своё оброненное оружие.
  
  - Замечательный ответственный подход и целеустремлённость, - Давид с учтивой полуулыбкой достал из-под пиджака её пистолет и подал ей рукоятью вперёд. - Как твоё самочувствие?
  
  Ангелина, взяв оружие и заложив за пояс, ответила, что голова побаливает, а так нормально. Сфокусировала взгляд на подошедшей от "мерседеса" к ним девушке.
  
  - Рвота, головная боль - это типичная реакция на мощный стресс, - мягким голосом уведомил Давид. Приобнял за талию спутницу, но тут же алчно опустил ладонь ей на ягодицу. Девушка как-то по животному рыкнула и куснула его за ухо.
  
  - Елена, пожалуйста, отвези нашу подругу домой, - точно мурлыкая, заговорила знакомая Давида, вылизывая Ангелину взором зелёных глаз, словно кошка сливки с кувшина. - Побудь с ней, проследи, чтобы она непременно приняла тёплую ванну или душ, попила горячего чаю, поела и поспала. Если мигрень усилится и не позволит уснуть, то нужно ей обезболивающего принять. Бирн, крокодильчик мой, дай им хорошего.
  
  - С радостью, Ахана, анакондочка моя, - прервав объятия, он потянулся пухлой ладонью во внутренний карман пиджака.
  
  - Спасибо большое, но у меня есть хорошее обезболивающее, на которое у неё точно нет аллергии, - с подчёркнутой вежливостью и покорностью сказала Елена и, крепко обняв Ангелину за талию, спросила: - Так мы поедем?
  
  - Да, удачного пути! До встречи, - сладко пообещала Ахана.
  
  - Скорой встречи, - сияя удовольствием, прибавил Давид.
  
  - До свидания, - ответила Ангелина.
  
  "Скоро или нет, но мы обязательно встретимся"
  
  Невольно про себя отметила, что необъяснимый страх перед Давидом притих, словно затаился.
  
  "Не отдам на растерзание вам свой мир. Пусть сейчас и уступила..."
  
  Елена кивнула, и они быстро пошли к её автомобилю. Ангелина чувствовала, будто её сердце распиливает лёд. Было больно. Перед глазами начал всплывать образ того, кого она только что убила. Чтобы его отогнать хотя бы на время, она стала хвататься за мысли о Беслане, силясь вспомнить тепло его рук и напористость поцелуев.
  
  - Держись. Только не упади. Главное, сядь в авто, - еле слышно и очень тревожно сказала Елена, сильней обнимая Ангелину.
  
  - Смогу. Так всё плохо?
  
  - Молчи, - шепнула Елена и открыла пассажирскую дверь спереди.
  
  Ангелина, плотно сжав губы, села на место и сразу пристегнулась. Елена, захлопнув дверь, стремительно оббежала "тойоту" перед капотом и запрыгнула за руль. Бросила на колени Ангелины автомат и скомандовала: "Убери в ноги и кофтой прикрой его", - затем запустила двигатель и дала по газам, круто выворачивая руль.
  
  - Ещё молчать? - слабым голосом спросила Ангелина, выполнив указ.
  
  - Нет, - Елена посмотрела назад.
  
  Ангелина проследила направление взгляда той. За ветром уносящейся с территории завода "тойотой" погони не было.
  
  - Вот же хрень. Что этой суке вдруг понадобилось явиться и Давиду приспичило посвящение устраивать?.. Какого хрена?.. Должен был лишь познакомиться, поговорить. Паршиво. Не так тут что-то, - будто сама с собой заговорила Елена.
  
  - Может, они знают Беслана или Алекса? - предположила Ангелина, вспомнив Дмитрия.
  
  "Как-то странно, подозрительно многое крутится вокруг упоминания волков у Давида. Через меня ближе хочет он или она подобраться к Алексу или Беслану? Теперь я убийца и одна из... а из кого?"
  
  - А твой брат с Алексом тут причём? - широкие брови Елены удивлённо взметнулись. - С Беслана им нечего взять. Да, он парень классный, но и только. Мальчик ещё, а у них хватает своих матёрых головорезов. Алекс богат, но у них денег в десятки раз больше. Он перед ними точно нищий.
  
  - Да, ну, наверное, так, - едва внятно отозвалась Ангелина, лихорадочно соображая, рассказывать Елене правду об Алексе или нет.
  
  - Точно. Мне ли не знать, - Елена довольно агрессивно выехала с второстепенной дроги на трассу. Показала средний палец возмущённому её опасным манёвром водителю грузовика, которого она не пропустила. - Дело в этой суке Ахане. Ну и имечко, откуда взялось только. Думаю, ты ей, гадине, приглянулась. Давид разрешил дать тебе оружие, поучить стрелять. Никто тебе давать убивать не собирался. Поговорить он хотел. Ели бы и надумали посвящать в нашу группу, то через несколько месяцев встреч и растущего в общении доверия. А так полная бредятина вышла. Точно Давид навёл справки о тебе и показал твои фотографии этой своей сучке. А она, блядь, запала! - ярость исказила лицо Елены. - Какая же я дебилка! Как не догадалась раньше, что эта блядь всеядная?.. Что мужиков ей мало, - вздох полный боли и отчаяния. - Прости, милая! Подставила я, дура, тебя! Подвела под полную жопу. Сука, что делать теперь?.. Чёрт. Чёрт, - Елена закусила губы.
  
  - Ахана переспала со всеми мужчинами из вашей компании? - стараясь сдерживать рвущиеся нервы, Ангелина решила попытаться узнать как можно больше о сложившейся ситуации. Попутно она вспоминала рассказы Беслана о его уличной жизни, которыми он иногда с ней делился и расписывал, как он, где и почему поступал. Теперь его опыт был ей уроком.
  
  - Она разборчивая сучка. И гадюка. Парочкой разогрелась, тебе их не представляли. А Гербертом аппетит утолила, притом знала, что я с ним начала встречаться, - Елена нервно вздрогнула. - Он клялся, что у него не было выбора, в ногах у меня валялся, чтобы простила. Ладно, лгу, не валялся, но просил понять, поверить, что меня любит. Да только я бы лучше умерла с ним, зато верные друг другу, чем... ну его к Дьяволу, - она шмыгнула носом, смахнула слезу со щеки. - Слабак и кобель.
  
  - Ахана угрожала ему смертью и тебе, если он с ней не переспит? А Давид ей позволяет изменять?
  
  - Бирн чёртов извращенец в этом плане. Его заводит, если эта сука в горячем настроении, а когда она грустит, то он нереально бесится. Тут лучше на другом конце Земли от него быть. Ахане всё можно, пока она его в итоге ублажает. Знай я о ней при вступлении в группу, фигушки бы дошла до посвящения, сбежала бы, попробовала бы удрать. А потом поздно стало метаться, - голос Елены опустел, чувства и эмоции в нём поблекли.
  
  - Понятно, почему ты так своеобразно реагируешь на ухаживания Марка. Считаешь, Ахана и его в койку потащит или он уже там был с ней?
  
  - Ещё нет, но гадюка непременно укусит. Я не хочу его делить с ней или чтобы он, дуралей, умер. К Герберту вернуться тоже не могу, она ведь тут же уложит его в постель. Сука, больная на голову, - злость снова начала воспламенять чувства Елены.
  
  "Только ли она больна? Хорошо, Марк молод по духу, явно не всё ещё понимает, но Герберт... Мне он показался весьма серьёзным молодым человеком, внутри которого есть стержень. Быть может, он не так прост? Обычный кобель? Больной на голову кобель? Нет... Не думаю. Его взгляд на Елену говорит об обратном. Ахана странная, помешанная на сексе. Её бояться. Почему? Кто она? Кто она на самом деле?.. Не думаю, что Герберт дурак, на пустые угрозы он бы не повёлся. Тут нечто иное. Я сама испытала животный страх перед Давидом... Почему?.."
  
  - Скажи, можно узнать, чем ваша группа занимается? - аккуратно поинтересовалась Ангелина. - Удовлетворяет прихоти этой нимфоманки и убивает для развлечения?
  
  - Уже наша группа, подружка, наша, - Елена горько усмехнулась. Повела плечом. - Вряд ли поверишь, но мы боремся со злом и несправедливостью. Давид в сущности неплохой, слаб на член к этой суке, в этом и грешен. Ахана дрянь, конечно, но тоже по-своему борется с мраком в мире. Мы такое добро с пушками, жестокое и часто циничное. А по-иному нельзя, законы, суды и вся лабуда не работает! Насильники, садисты, охамевшие бандиты, маньяки и прочие твари, они не боятся часто похуистов и банально продающихся легко копов, адвокатов, судей. Кто обычных людей убережёт и по-заслуженному покарает разных мразей? - решительный взгляд и тень страха быть непринятой, отвергнутой на лице. - Ты тоже оружие искала, понимая, что защитить можно лишь самой, а всей той толпе госслужащих плевать на тебя и твои проблемы. Труп твой - да, они опишут в протоколе. Я не права?
  
  - А если Давид обманывает вас и подсовывает невиновных? Манипулирует вами?
  
  - Нет, - с крайней убеждённостью ответила Елена. - Мы не раз с поличным заставали всяких уродов по его наводке и данным от источников Аханы в полиции, прокуратуре и прочих важных ведомствах. Давид отлично умеет логически просчитывать ходы разных мразей и вычислять их.
  
  - Он хороший психолог, тут не сомневаюсь.
  
  "И ему раз плюнуть понять, когда, где и почему вы решите его проверить. Он весьма хитёр, а ты, Елена, слишком ему и в него веришь. Если он карает лишь мразей, то почему мне на задание привёл мужчину, который был в состоянии невменяемости? Только ли потому, что так было удобней его доставить на расправу? Сомневаюсь. Скорей потому, что не был тот педофилом! Ложь и игра. Давид знал, вы не кинетесь проверять эту информацию..."
  
  Ангелина поймала себя на том, что до боли вдавливает пальцы в живот. Убрала подрагивающие ладони на колени.
  
  - А кто Ахана? - опустила стекло, впуская в салон воздух. - Каким образом она достаёт такую важную информацию? Наверняка секретную и хорошо охраняемую! Неужели спит с массой осведомителей? - скептически чуть изогнула губы. - Подкупает их?
  
  - Ей очень трудно отказать, когда она чего-то действительно желает, - Елена побледнела. - Поверь, нужно быть отчаянно верящим в нечто большее, стоящее за душой, чтобы сказать ей "нет", или быть полностью безумным.
  
  - Значит, ты веришь? На сумасшедшую ведь не похожа, - Ангелина вымучила из себя полуулыбку.
  
  "О большем её не стоит допытывать. На ней уже лица нет от страха. Но меня она собиралась спасать. Получается, все в группе уважают, но и боятся Ахану. С чего бы? Тот же Томас, уголовник, явно крутой, такие считаются только с силой! Она не человек? Ну какое иначе объяснение может быть? Елена серая от ужаса, не перед властью же денег так трепещет. Если Ахана не человек, то кто? Давид зациклен на волках и пастухах. Есть ли в его словах отгадка?.."
  
  - Верю, что всё конечно. Да только не надышишься перед финалом. Никакая отсрочка не стоит утраты собственного достоинства. Изгадиться и отречься от себя можно лишь самостоятельно.
  
  - Да, на колени телом могут поставить. На колени душой каждый встаёт лишь сам, - задумчиво протянула Ангелина.
  
  Дальше домой к ней они ехали молча.
  
  Зайдя к себе в спальню, Ангелина спрятала пистолеты под матрас. Елена, оставившая себе автомат, стояла на пороге комнаты и торопила:
  
  - Быстрей снимай всё с себя и иди в душ. Горячий включи. Постой под ним минут пять-десять. После встретимся на кухне. Я пока твою одежду в машину отнесу, а потом сожгу. Как говорится, подальше от греха, от всяких там продвинутых научных экспертиз.
  
  Отдав Елене джинсы, майку, кофту и нижнее бельё с обувью, Ангелина накинула на себя халат и отправилась в ванную комнату. Закрывшись в ней, положила взятый с собой мобильный телефон на стиральную машинку. Стянула с волос резинку и, откинув её в сторону, помассировала себе виски. Взглянула на своё отражение.
  
  "Всего несколько часов назад я стояла здесь и смотрела на себя. О чём-то думала, чего-то желала. И вот я снова здесь. Смотрю в свои глаза и одновременно узнаю их и нет. Отныне я другая. Незнакомая. Чужая... Но так ли это? Так? Что-то изменилось или нет? Не ясно. Знаю лишь одно: детство кончилось. Мама, папа, простите... Беслан, - вены Ангелины точно скрутил жгут, - я скучаю по тебе. Очень скучаю... Возвращайся быстрее. Мне всё труднее и труднее без тебя дышать"
  
  Встав под горячие струи душа, Ангелина прикрыла веки. Стоило ей только это сделать, как перед взором всплыло лицо убитого мужчины. Секунда, и вот оно всё в крови... Ангелина пошатнулась. Распахнув глаза, наспех начала мыться, стараясь всеми силами отключить эмоции и мысли.
  
  Пройдя на кухню, она села за стол. Её взгляд прилип к окну, за которым вовсю велась борьба между солнечными лучами и серостью облаков.
  
  "Что теперь будет? Стремясь от непогоды найти зонтик, я лишь и сделала, что углубилась в настоящую бурю. Страшные молнии необратимо уже сверкают на горизонте. Мне не укрыть от них Беслана, себя, маму с отцом. Ахана и Давид не выпустят так просто меня из своих клешней. Алексу добавится из-за меня только проблем. Может, стоит попробовать с ним жёстко и без объяснений порвать и тем спасти?.. За что ему падать в пропасть?.. Я виновата в своей нерешительности, давно же заметила, как Беслан смотрит на меня, как сразу иначе дышит, когда дотронется, как я сама забываю обо всём, растворяясь в синем огне его взгляда! Какая же я дура! Но нет... Сейчас не время оставлять Алекса, хотя именно для него так и было бы лучше. Вначале я должна стать волчицей. Любой ценой. Иначе смерть всем, кого люблю. Смерть... - глаза окутала дымка слёз. Ангелина быстро заморгала. - Надо будет как-то аккуратно проверить телефон Алекса. Охотник же должен быть в нём как-то записан! Как бы поговорить с ним без Алекса..."
  
  - Давай-ка пей! - Елена поставила перед ней кружку мятного чая. - Ау? Есть кто дома? - потолкала в плечо.
  
  - А? Что? - Ангелина устремила на подругу угрюмый взор.
  
  - Пей, говорю. Сейчас яичницу поджарю. Тебе два или три яйца, потеряшка? - Елена тепло улыбнулась и отошла к плите. - Не бойся, в обиду тебя не дам. Что-нибудь придумаю, - она взяла сковороду и поставила ту на конфорку.
  
  - Одно яйцо, пожалуйста, - ответила Ангелина, понимая, что полностью отказаться от еды не выйдет.
  
  - Значит, шесть! - твёрдо объявила Елена, кладя сливочного масла на сковороду. Строго посмотрела на Ангелину. - Пей. Чего задумчивая сидишь? Не сомневайся, смогу от Аханы тебя уберечь! Есть у меня, если что, одна мысль. Слышала, что против динамита нет у лома приёма? - она с полуулыбкой подмигнула.
  
  - Не говори и не замышляй глупости, - Ангелина отпила чай, недовольно сдвинув брови к переносице. Слова про динамит сильней растревожили сердце. В них слышался крик отчаянного поступка. - Лучше жарь яйца. С Аханой мы потом вместе разберёмся.
  
  - Как ты грозно щуришься, прямо новая королева нашей банды, - с улыбкой Елена вернулась к готовке.
  
  - Почему бы и нет... - горько хмыкнула Ангелина, думая о том, что никакое королевство ей не надо, лишь бы близкие были живы и счастливы.
  
  Подав на стол яичницу и тосты с маслом да сыром, Елена заговорила о новой нашумевшей книге о любви двух подростков, среди которых один был инвалид. Силой воли заставляя себя есть, Ангелина с радостью поддерживала беседу на эту тему, вдохновляемая мыслью о том, что для настоящей любви нет преград.
  
  Когда на тарелках у них почти ничего не осталось, ожил её мобильный телефон.
  
  Душа у Ангелины подпрыгнула из зловонной ямы к яркому солнцу в надежде, что это Беслан звонит. Но это оказался Алекс. Луч хрупкого света померк. На грудь будто надавила гранитная плита, а в сердце начал накрапывать дождь. Алекс сообщил, что приедет где-то через полчаса. Его голос наполняли сдержанность и осенние сумерки. Ангелина ему сухо ответила, что ждёт.
  
  - Ладно, я погнала тогда, - встав из-за стола, Елена оправила тунику, прикрывающую её бёдра, облачённые в узкие джинсы цвета снега. - Будь умницей! Дурости из головы гони прочь! Если что, сразу звони! Ты как?.. А то могу и остаться...
  
  - Я в порядке, - Ангелина поднялась. - Береги себя! - приобняла Елену. - Тоже звони, мало ли что вдруг...
  
  - Хорошо, - тёплая полуулыбка. - Не провожай. До встречи.
  
  Когда за Еленой захлопнулась дверь, Ангелина принялась убирать со стола.
  
  Её воспоминания начали вихрем носиться по тому самому дню, когда она сидела на коленях Беслана, а он жадным взором ласкал её приоткрытую грудь. Затем мысли алчно устремились в горячую ночь их интимной близости, в холодное утро разлуки и в туманный вечер пламенного изображения, мелькнувшего в зеркале. Необузданные думы воскресили в сознании и нынешний день, в котором она, не дрогнув, убила человека - целый мир. Перед глазами вновь вспыхнул завод, целый и процветающий. Мгновение, и этот кадр заменило чувство побега к жару любимого мужчины, уверенно опаляющего поцелуями ей бёдра.
  
  Недовольный, осуждающий лай Эльзы застал Ангелину в комнате Беслана. Она держала фотографию, где брат обнимал её за талию, и с шоком осознавала, что секунду назад видела на ней совсем другие лица. Лица мужчины и женщины, которых прежде никогда и нигде не встречала, но было ощущение, что она их знает. Однако как ни пыталась Ангелина сейчас вспомнить, откуда, она не могла.
  
  Звонок в дверь, и Ангелина вздрогнула, едва не уронив рамку на пол. Быстро поставила ту на полку и поспешила в прихожую, открывать Алексу.
  
  - Ты почему не спросила сначала, кто там? - хмуро начал он, переступая порог.
  
  - И тебе здравствуй, - едва сдерживая раздражение, ответила она и, повернувшись спиной, пошла на кухню.
  
  "И что я сержусь на него? Он ведь ничего плохого мне не сказал, не сделал, но... Он не виноват!"
  
  - Ты голодный? Приготовить что-нибудь? Или кофе лишь сделать? - как можно мягче.
  
  - Спасибо, от кофе не откажусь и куска хлеба с маслом, - с задумчивой тяжестью вины в голосе признался он, закрыв дверь.
  
  - Хорошо. Сейчас будет. Принесу в зал.
  
  - Я не гость. Прости, не обижайся, - Алекс, сняв туфли, пришёл в кухню. - Волнуюсь за тебя, и открывать дверь, не узнав кто там, небезопасно.
  
  - Разве такая преграда бы остановила Дмитрия, или Полину, или кого-нибудь из вас?.. - сухо. Ангелина поставила на огонь чайник. - А среди людей у меня нет врагов.
  
  - Среди людей хватает ненормальных, выбирающих случайных жер... - Алекс осёкся, вздохнул. Встал рядом с плитой. - Тебе плохо? - он неуверенно тронул Ангелину за руку.
  
  - Нет, всё хорошо, - не в силах выносить его касания, Ангелина поспешно отошла к холодильнику. Взяла из того хлеб, масло и сыр - Извини, я после вчерашнего ещё на нервах, - она посмотрела ему в глаза. - Что у тебя в фирме?
  
  - Ты с Еленой встречалась? - невозмутимо поинтересовался Алекс.
  
  - Да, она заезжала, поболтали об её проблемах с парнями. А что? - она села за стол и принялась делать бутерброды.
  
  Алекс пожал плечами.
  
  - Да, нет, ничего, просто запах её тут уловил.
  
  - И тебя это расстроило?
  
  - Беспокоюсь за тебя, и только. Ей я доверяю, - сел напротив Ангелины.
  
  - В фирме неприятности, так? - прямо сказала она.
  
  Алекс неохотно поведал, что несколько контрактов по непонятным причинам сорвались, на одном из строительных объектов в Чехии произошла авария с краном и есть пострадавшие, в придачу ночью в пожаре в загородном доме погиб главный архитектор. Во Франции дела обстояли тоже напряжённо, налоговая полиция нагрянула в центральный офис с масштабной проверкой.
  
  - Не похоже на случайные совпадения и обычную чёрную полосу, - мрачно констатировала Ангелина, ставя кружку с горячим кофе перед Алексом. - Как-то я с Бесланом смотрела документальный фильм про волков. В нём рассказывалось, как правильно на них охотиться. Сначала необходимо лентами с красными флажками огородить территорию, где обитает хищник... - опираясь бёдрами на столешницу, она скрестила под грудью руки.
  
  - Согласен, похоже, что меня обкладывают... - Алекс встал и подошёл к раковине. Начал мыть руки. - Я думаю увезти тебя в место более надёжное, чем этот дом. Отпрошу тебя у родителей якобы в тур по Европе и круиз океанский, - он сел обратно за стол и откусил от бутерброда. - Как считаешь, не откажут же?
  
  Ангелина внутренне напряглась. План Алекса ей категорически не понравился. Но тут же она разглядела в сложившейся ситуации шанс встретиться с Посланником Света.
  
  - А может, лучше позвонить Охотнику, который тебя охранял, и приставить его ко мне? Я готова сама уговорить родителей позволить ему жить у нас. Я не хочу их оставлять, когда Беслан неизвестно где. Это будет уже слишком подозрительно.
  
  - Я не брошу искать твоего брата, если ты будешь в большей безопасности, чем тут, - нервно отреагировал Алекс. Черты его лица заострились. - Или ты мне не доверяешь? - немного прищурился.
  
  - А ты мне? - парировала она и взбудораженно задышала.
  
  Жёсткий взгляд Алекса лишился хищного огонька. Он устало покачал головой.
  
  - Охотник мне друг, но не подчинённый. Звать его, значит втягивать в наши проблемы тех, кто им командует. А там очень специфическая публика. Их решения не предугадать.
  
  - То есть они могут захотеть меня убрать, убить? - Ангелина приподняла брови. - Нет человека - нет проблемы? - горько усмехнулась, давясь приступом дурноты. Дёргающееся тело ею казнённого на миг всплыло в сознании.
  
  - Уничтожить... - Алекс задумчиво посмотрел ей в глаза. Хлебнул кофе. - Нет. Сомневаюсь. Разве что в самом крайнем случае. Но вот разлучить навсегда могут очень легко. Смутно, однако с детства я помню двух женщин, которые, как моя мать, были готовы за меня умереть. Одна из них была волчица Айрис, а другая Архангел... - опустив взор, чуть приподнял уголки губ. - Её чёрные крылья были такими красивыми... Я храню перо из них, и это всё, что у меня осталось от Милены. Знаешь, мне даже их имена говорить не хотели. Охотник нашептал. Он поведал, что Милена в одной из страшных битв не то пропала, не то погибла, в общем, неизвестно, что с ней стало. Айрис в том сражении выжила, но её сослали в ссылку за нарушение правил и напрочь запретили видеться со мной. А она не раз была тяжело ранена, спасая меня. Как считаешь, их законы одобряют, что тебе известно, кто я?.. - тяжёлый вздох, а в глазах ноябрьская тоска.
  
  - Но Охотник... Кстати, как его зовут? Или это тоже страшная тайна? - Ангелина закусила край нижней губы, пряча в себе саркастическую усмешку.
  
  - Ян, - Алекс стал доедать бутерброд, меланхолично работая челюстями.
  
  - Так вот Ян, как я понимаю, правила не всегда чтит?
  
  "И не надейся, я не сдамся просто так".
  
  - Бывает, - Алекс глотнул кофе. - Он, как бы это обозначить, близок к революционерам. Его бунтарство терпят... пока. Им нужен мастер в своём ремесле, поэтому ему кое-что позволяют вне правил.
  
  - Давай тогда обратимся к нему, если наши дела станут действительно плохи? - мягко.
  
  Тут у Ангелины зазвонил мобильный телефон. Она быстро достала его из кармана халата и приняла вызов. Это была мама.
  
  - Доченька, привет! - с нежностью, но взволнованно прозвучал её голос. - Ты как? Как Беслан? Я ему звонила минут пять назад, но у него отключен телефон. У вас всё в порядке?
  
  - Да, мама, всё хорошо, - уверенно ответила Ангелина. - Беслан отправился в поход с друзьями. Он как раз мне где-то час назад звонил с телефона друга, сказал, что свой случайно утопил в речке.
  
  - Как утопил? Зачем? Куда он отправился? С какими друзьями? Далеко? Надолго? Тёплые вещи взял? Еду? Деньги? Почему не преду...
  
  - Мама, не переживай. Я лично проконтролировала, что он взял с собой. Не замёрзнет и от жары солнечный удар не получит. Всё при нём. Ты же знаешь, даже голым он выживет брось его и на северном полюсе, - Ангелина взволнованно посмотрела на Алекса. Тише заговорила, чтобы не выдать матери своё беспокойство. - Я тех друзей плохо знаю, но среди них есть знакомый Алекса, который занимается единоборствами и рафтингом. Он обещал незаметно приглядывать за Бесланом. Через полторы-две недели, а может, раньше, они вернутся.
  
  - Через сколько? - ошеломлённо. - Теперь понятно, почему вы меня не предупредили, - с горечью. - Я соскучилась по вас, а вы...
  
  - Мам, не расстраивайся. Ты завтра возвращаешься?
  
  - Сегодня. И отец тоже, начальник то добавил, то отменил один пункт разгрузки, теперь прямой дорогой на базу и домой. Я тебе вчера рассказывала, доченька, как наши планы быстро меняются.
  
  - А, да, точно, Елена меня заболтала, я и дни путать стала, - смутно вспоминая последний разговор с матерью, как можно беспечнее сказала Ангелина. - Представляешь, ей придумалось поступать на модельера в Мадриде! Я впала в шо...
  
  Рокот мотоциклетного мотора и сигнал клаксона оборвал её речь. Ангелина запнулась, забыла, что начала уводить мать от мыслей о Беслане на ходу сочиняемой небылицей. Сама прошептала "Беслан", потерянным взглядом уставившись на вход в кухню. Алекс молча покинул комнату. Хлопнула входная дверь.
  
  - Алло, доченька! Что-то случилось? Я не слышу тебя! Что Беслан? Он с Еленой едет?
  
  - Что? - Ангелина вздрогнула. Ей представилось, как на улице Алекс набрасывается на того, кто был с сигналившим мотоциклистом. Страх рисовал, что там, у забора, лежит раненый Беслан и Алекс добивает его, разрывая клыками на части. - Нет, мам, нет. Он дома будет, дома. Ой, мне пора! Мам, прости, тут Алекс приехал, мы в парк идём. Люблю! Целую! Пока! До встречи! - она отключила звонок и на бегу вложила мобильный телефон в карман халата. В тапочках выскочила во двор и, едва не упав, спеша, вылетела на улицу, часто дыша.
  
  Перед воротами у мотоцикла с коляской стоял Петер. Голый по пояс, он сверлил едким взглядом Алекса и провокационно поигрывал мускулами, отчего татуировки на его теле оживали. Череп скалился больше обычного и с особым злорадством, а Смерть покачивала косой.
  
  - Что случилось? - Алекс поймал Ангелину за талию и привлёк к себе, тем самым помешав достичь мотоцикла. - Что-то с мамой? - его голос был бесчувственен.
  
  - Я хотела... - Ангелина несколько успокоилась, заметив, что люлька пуста и под забором тоже нет Беслана. - Хотела тебя просто спросить, мама с отцом вечером приезжают, и мы... но это потом, - она с жадностью глотнула воздуха и сфокусировала внимание на важном госте: - Привет, Петер!
  
  - Угу, привет, - он кивнул. - Можно с тобой наедине перетереть? Этот твой сторож звать тебя не хотел. А дело важное. Речь о нашем общем друге рыболове, сома тебе передававшем недавно. Помнишь такого?
  
  - Да, конечно, - Ангелина было двинулась с места, но Алекс крепко сжал её талию и не пустил. - Мне нужно поговорить! - она требовательно посмотрела ему в глаза.
  
  - Нет. Иди в дом, я сам всё узнаю.
  
  - Слышь, мужик, не борзей! - Петер недобро покосил взор на Алекса, хотя миг назад им маслянисто водил по фигуре Ангелины. - Тебе и слова не скажу, ты, считай, мне шишка с ёлки в лесу. Девушка хочет отойти, так убери от неё грабли! Или помочь?
  
  - Попробуй! - жёстко ответил Алекс.
  
  - Уверен? - Петер запустил руку в карман штанов.
  
  - Хватит, - недовольно произнесла Ангелина, нервно убирая с себя ладонь Алекса. - Ты мне не муж, а у Петера важная для меня информация! - вспылив, она через мгновение поджала губы и опустила взор. Быстро подошла к Петеру.
  
  "Ой, дура... И зачем так только сказала? Алекса надо держать вблизи, а не отталкивать. Да и... не виноват он, не виноват, - скользнула взглядом по самодовольной улыбке Петера. По его потемневшим зелёным глазам. - Нехорошо вышло с Алексом. Подло... - ощущая на спине его тяжёлый взгляд, поёжилась. - Но Беслан важнее. Он всё для меня".
  
  - Как он? - шёпотом начала Ангелина, всматриваясь в лицо Петера, на которое была точно надета незримая маска то ли лиса, то ли гиены.
  
  "Никогда он мне не нравился. От него так и разит чем-то... тёмным, очень тёмным".
  
  - Где он? Ты давно его видел? - обняла себя за талию.
  
  - Да он-то в порядке. Ты мне лучше иное поясни... Когда легавых видела? Где они? Тут? Но что-то я их тупых рож не срисовал вблизи твоего дома. Или они в нём сидят? Братца твоего ждут, микрофончик на тебя нацепили, так? - хмыкнул Петер, впившись взглядом в губы Ангелины, а затем устремив его ей в глаза. Прямо. Проникновенно. Словно желая высосать её душу из тела. Но секунда, и это растворилось, будто и не было.
  
  - О чём ты? Какие ещё полицейские? С чего? Нет у меня дома никого. Хочешь, зайди проверь, - Ангелина напористо смотрела на него.
  
  - Да с того, что братец твой врезал твоему недожениху. Тот и стуканул легавым. Не так, что ли? - Петер почесал затылок.
  
  - Было, - кивнула Ангелина. - Подрались они. И что? - приподняла брови. - Полиции-то с чего здесь быть? По-твоему, Алекс на маленькую обидчивую девочку похож, чтобы бегать, жаловаться большим дядям в строгой форме, причитая: "Ой мне щёчке бо-бо сделал плохой мальчик!", да? - Ангелина нервно и с оттенком злости фыркнула.
  
  - По чеснаку, Беслан выглядел так, что ему бо-бо сделали, но сказал, мол, в долгу не остался, - Петер с мрачной задумчивостью потёр подбородок. - А этот твой что-то свеженький и без единой царапинки. Хрен знает, я думал, твой брат капитально раскатал твоего ухажёра. Трофей с него взял, не скальп, но вполне себе такой, который за сотню лошадок тянет. Ну твой хахаль и обиделся, стуканул легавым.
  
  - Глупости, - отмахнулась Ангелина. Затем с гранитной твёрдостью продолжила: - Беслану от хулиганов в тот день досталось, а потом он уже с Алексом повздорил. Ну, толкнули они друг друга пару раз, стукнули кулаком по рёбрам. И всё. Беслан психанул, взял машину. Но Алекс, что, мне брата сажать будет из-за какой-то железки с колёсиками? Он себе новую уже купил, и всего-то, - она пожала плечами. - Ты не знаешь, где Беслан сейчас? - затаив дыхания и стараясь не выдать волнения. - Долго будет ещё на нервах?
  
  - Возможно, и так, - Петер обошёл мотоцикл и, откинув спинку сиденья в люльке, достал из ниши целлофановый пакет. - Где Капитан, не знаю. Дёрганым он не выглядел. Спокойным и расчётливым был, - он поставил спинку на место и вернулся к Ангелине. - Короче, дело к ночи. Ваши тёрки семейные меня не касаются, а Рыбалов просил кое-что тебе передать, - достав из пакета бумажный свёрток, протянул его Ангелине. - Откроешь дома, а то испортится копчение... германское, - последнее слово он выделил флёром язвительности. Метнул холодный взор на Алекса. - Ну, вижу, ты в порядке и под охраной, пусть и хмурой, как голодная собака, - он приподнял один из уголков губ. - Если что, звони, - подмигнув и скомкав целлофановый пакет, кинул тот в коляску и взъерошил рыжие волосы, демонстративно поигрывая бицепсами. Сев на мотоцикл, завёл мотор и умчался в сторону клонящегося к горизонту солнца.
  
  Прижимая свёрток к груди, Ангелина медленно развернулась и робко посмотрела на Алекса. В его глазах стоял холод, а лицо не отражало никаких эмоций. Послышался лай Эльзы, начавшей бегать вдоль забора.
  
  Ангелина подошла к Алексу.
  
  - Прости...
  
  - Пошли в дом, - без эмоций прозвучал ответ.
  
  Она молча выполнила его указание. Когда они вновь оказались на кухне, Алекс протянул к ней руку, указывая на свёрток.
  
  - Позволишь? - напряжённо. Его взгляд слегка потеплел.
  
  "Нельзя отказать. Это лишь ещё больше создаст между нами стену, которой быть не должно".
  
  Ангелина отдала ему свёрток. Распаковав его, Алекс присвистнул, считая деньги.
  
  - Глупо было думать встретить твоего брата на строительном рынке, где всякие бедолаги ищут подработку, чтобы купить хотя бы кусок хлеба. Он, оказывается, вон какие презенты может тебе слать. Тут не менее тридцати тысяч евро. Значит, у него есть гораздо больше наличных. Любопытно, где он достал такую сумму, - положил деньги на стол, - моя машина без новых документов ему бы принесла максимум тысяч пятнадцать, и то, какой бы скупщик ему, новичку и со стороны пришедшему, такую щедрую дал цену?.. Пять тысяч евро - это максимум бы заплатили. Интересно, кто ему подкинул внушительную сумму и за что? Не связано ли с этим то, зачем адвокат направил меня по ложному следу? Случайно ошиблись его информаторы или намеренно заманили под того психопата Дмитрия? - Алекс нахмурился и упёр кулаки в стол, нависая над банкнотами.
  
  - Ты веришь в случайности? - аккуратно поинтересовалась Ангелина, смотря на присланный подарок от Беслана и думая о том, что тот отдал бы ей последнее. От чёткого осознания этого к глазам подступили слёзы. Ангелина часто заморгала. Липкий страх от мыслей о том, что Беслана больше нет в живых, терновым венком впился в шею.
  
  - Когда как. Они имеют место быть. Наверное... В любом случ...
  
  - Беслан, - едва размыкая губы, заговорила Ангелина, не заметив, как перебила Алекса, - Он, наверное, уже где-то в Европе, возможно, в Англии. Он часто о ней говорил, хотел там побывать.
  
  "Ищи Беслана там, где его нет. А я буду там, где он наверняка есть. При тебе, похоже, Петер мне не поверил, что копов в доме нет. Осторожничает. Точно знает что-то такое, важное и незаконное. Того знает, кто дал Беслану такие большие деньги?.. А за что? Если этот кто-то связан с тем, кто устраивает неприятности твоей фирме? Вдруг это Беслан поджёг загородный дом архитектора? Не об этом ли ты думаешь, Алекс?.."
  
  - Если бы ты не мешала поговорить с Петером, предполагаю, что сейчас мы бы имели больше информации, - сухо. - А теперь этот подозрительный тип сбежит, и далеко. Ведь не просто так его волнует полиция, - Алекс сел за стол, брезгливо отодвинув от себя подальше пачки денег.
  
  От его слов сердце Ангелины точно уколола иголка, но не она была страшна, а та ледяная пила, что резала от неизвестности и страха за Беслана ей душу.
  
  - Петера бесполезно расспрашивать. Беслан не доверил бы ему важные сведения, понимая, что тут могут и копы засаду устроить. А ещё сам Петер такой, нож в кармане носит всегда. Наверняка пошёл бы до конца в вашем разговоре. Что бы тебе дала его смерть? Ещё и тут, на улице! Лишние проблемы с полицией. С адвокатом действительно есть смысл поговорить. Что, если он Петеру дал денег, чтобы тебя вот так подставить? - Ангелина плотно сжала губы, чтобы не запищать от восторга своей изворотливости. Открытие особой коварной жилки в себе её и удивило, и очень обрадовало, и немало испугало.
  
  "Я, оказывается, на многое способна... Человека убить, умно лгать, хитро манипулировать чувствами, видеть козни там, где их нет. Возможно, нет. Да, вот, вот так, возможно! Паранойя? Талант к выживанию? Инстинкт спасения самого дорогого для меня, моей любви? Один ответ: это цена за то, чтобы Беслан был мой, а я была его! Цена - чистая душа? К чёрту душу, если любовь - это грязь! Неважно... Нужно посылать Алекса гоняться за химерами, впрочем, может, среди них он наткнётся и на истину! А я должна встретиться с Петером и с глазу на глаз поговорить. Уверена, кое-что ценное о Беслане он мне сможет рассказать. Пистолет только не забыть с собой взять, не нравится мне, как он пялится на меня, словно вылизывает грудь, ноги... брр..."
  
  Ангелина забрала со стола деньги.
  
  - Спасибо, а ты права, - Алекс хмыкнул. - Тебе бы в юристы идти, я был бы доволен, будь у меня такой адвокат! - он слегка улыбнулся. - Порой ты настолько рассудительна, что мне кажется, будто я твой подопечный. Что-то вроде я ученик, а ты...
  
  У Алекса зазвонил телефон. Приняв вызов, он вышел из дома.
  
  - Скорее ты Адам, а я Ева с отравленным яблоком, - вздохнув, Ангелина пошла к себе в спальню. Спрятав деньги под матрас, вернулась на кухню и принялась мыть посуду. Покончив с этим делом, уперлась бёдрами в столешницу и стала вытирать руки полотенцем. Прокрадывающиеся в окно лучи тускнеющего солнца чиркнули по кольцу с сапфиром на указательном пальце. Оно чуть блеснуло, напоминая о глазах Беслана.
  
  "Где же ты? Где? Я скучаю... Береги себя. Что бы ты ни натворил, жду, люблю, обниму тебя и не отпущу".
  
  Раздался хлопок входной двери, и спустя пару мгновений на кухню вернулся Алекс. Лицо его было бледное, зелёные глаза точно выцвели, взгляд стал медлительный.
  
  - Что-то случилось?
  
  - Глава финансового отдела Чешского филиала фирмы угодил в аварию. Сейчас он в реанимации, но шансы выжить минимальны. Считай, их нет, - хрипло ответил Алекс, нервно крутя в руке мобильный телефон. - Свидетели говорят, что видели, как его автомобиль разбился из-за чёрного мотоцикла. Кто тем управлял, установить не удастся. На мотоциклисте был стандартный шлем с тонированным визором, байкерская куртка и брюки. Номера на байке отсутствовали, а его модель довольно распространённая. Да и странная авария: при поимке мотоциклиста что ему можно будет предъявить? Только если опасное вождение... По показаниям очевидцев, получилось так, что байк на бешеной скорости поравнялся с кроссовером главы финотдела. Кто-то видел вспышку, кто-то нет. Машина вдруг вильнула. Мотоцикл умчался вперёд, а кроссовер занесло, и он кубарем полетел по трассе на встречную полосу. Там фуре в бок и влетел. Следов от выстрела или взрыва на остатках машины нет. Полиция склоняется к версии, что колесо пробилось и глава финотдела не сориентировался, запаниковал из-за байка рядом и не справился с управлением.
  
  - А ты что думаешь? - Ангелина поправила прядь волос, упавшую на лицо.
  
  - Считаю, профессионал работает. Все трагедии обставляются под несчастный случай. Вопрос не кто делает, а кто нанял и зачем на меня натравил?.. Людские это дела или вмешиваются тёмные силы, от которых меня оберегали?..
  
  - Может, уже стоит позвонить Яну? - осторожно, с робкой интонацией спросила Ангелина.
  
  "Ну же, соглашайся!"
  
  - Сначала переговорю с адвокатом и местными авторитетными волками, - Алекс строго посмотрел ей в глаза. - Будь дома. Сразу звони мне, если любая неожиданность или ещё что. Хотя уверен, пока те, кто начал против меня войну, тебя трогать не станут. Очевидно, их цель - запугивать медленно, затягивая петлю на шее. Скорей всего потом они пригрозят заняться тобой и что-то потребуют. Но всё равно понапрасну рисковать незачем. Обещаешь быть дома?
  
  - Да. Тем более мама и папа скоро вернутся, - Ангелина подошла к Алексу. Тронула его за плечо. - Будь осторожней, ладно? И тоже звони, если что, хорошо?
  
  Он кивнул, поцеловал её в щёку и ушёл.
  
  Ангелине сразу стало совершенно одиноко, холодно и страшно. Она, обнимая себя за талию, вернулась в свою спальню. Переодевшись в спортивные брюки и майку, достала из-под матраса один пистолет. Несколько минут раздумывала, как удобней его держать при себе, учитывая возвращение родителей.
  
  "Заложить за пояс не вариант, наверняка заметят, если обнимут. Карманы у моих брюк мелкие, пистолет не влезет, а надеть штаны Беслана - глупость выйдет. Да и всё равно выпирать будет в кармане... Тогда как носить?"
  
  Нервное хождение по комнате и заклинание себя думать, как Беслан, принесли плоды. Её озарило взять скотч и, создав кармашек, примотать пистолет к голени так, чтобы было удобно, резко задрав штанину, выхватить оружие. Провозившись с полчаса с исполнением задуманного и проверив несколько раз на практике извлечение пистолета, она удовлетворилась результатом. На душе стало спокойней.
  
  - Теперь можно и ужин для мамы и папы приготовить, - сказала она себе и, поправив штанину на правой ноге, пошла на кухню.
  
  На улице уже царили сумерки, по телевизору шло эпатажное выступление одного из конкурсантов музыкального фестиваля, а на сковороде томилось мясо с овощами, когда звук звонка мобильного телефона резанул по нервам Ангелины. Она взглянула на дисплей и, облегчённо выдохнув, ответила на вызов.
  
  - Да, Елена. Привет. Как ты?
  
  - Ты одна? Дома?
  
  Голос подруги насторожил Ангелину. Он был подобен натянутому стальному канату.
  
  - Да. А ты? - спросила она и мысленно отругала себя за неуместный глупый вопрос.
  
  - Возьми оружие и держи при себе. Никому кроме хорошо знакомых не открывай и не доверяй. Представляй, что все, кто тебе не родной, хотят тебя убить! Ты поняла?
  
  - Да, - у Ангелины пересохло во рту. Коленки предательски задрожали. - Оружие уже при мне. А что случилось?
  
  - Умница! - голос Елены стал чуть расслабленнее. - Слушай внимательно. При малейшей угрозе, даже подозрении, что что-то не так, допустим, сосед нежданно пришёл, будь готова спустить курок. Лучше всади пули, ошибаясь, но сама уцелей! Сегодня трёх наших убрали. Красиво убрали. Один как будто проводку чинил и поджарился. Второй в бассейне утонул из-за внезапной остановки сердца. Третий разбился на машине.
  
  - Кого? - еле выдавила из себя Ангелина.
  
  - Ты с ними не знакома. Один из них был сегодня на заводе и видел тебя. Больше тебе знать не нужно. Будь аккуратней. Мы ищем того, кто напал, вроде он гоняет на байке. Держись подальше от любых мотоциклистов. Ну всё, мне пора. Не волнуйся, со мной друзья!
  
  В трубке пошли гудки.
  
  Выключив газ, Ангелина села за стол и взяла в руки пульт. Переключив канал и убавив звук телевизора, немигающим взглядом упёрлась в его экран, на котором шли новости. Она старалась ни о чём не думать, дабы её тело перестал облизывать шершавый язык страха, вызывающий мурашки. Минута, вторая, и ей наконец удалось взять себя в руки.
  
  "Похоже, мы с Бесланом влипли не просто в ужасную ситуацию, а катастрофичную. И где выход? Его нет. Твою же мать! - она поджала губы. - Стоп, Ангелина. Стоп. Думай. Начни сначала. Алекс - оборотень. Ещё в детстве на него некто охотился. Кто? Судя по его словам, нечисть. Тот, кто был выше Архангела Милены. Архангел - это значит Свет. Следовательно, за ним охотился некто, кто представляет Тьму, но он не является вампиром. Более десятилетия всё было в норме, но сейчас у Алекса начались проблемы. Откинем в сторону предположение, что это дело рук людей, ведь в этом случае всё будет довольно просто. Этот некто вернулся?.. Начинает запугивать? Действует через бизнес? Сегодня убил одного из людей Алекса... Кто этот некто - вопрос. Конец логической ветви. Начинаем параллельную. Есть Елена. Она не связана с мистическим миром. Никак. Или... я чего-то не знаю? - пауза. - Да ну, глупости. Она бы сказала, - ледяной холод волной пробежался вдоль спины. - Но я же не сказала! - горькая усмешка. - Стоп! Стоп... Но и её людей убили. Один из них видел меня. А я связана с Алексом, Алекс с Миленой, Милена со Светом. Утрированно говоря, я вроде как на стороне Света. Значит, людей Елены убил кто-то из Тьмы. Кто? Почему? Это ведь связано со мной, да? Алекс нить, что ведет ко мне. Елена нить, что также ведет ко мне. Кто я? И нужна ли именно я или я вновь ошибаюсь? Да я обычная! - резко встав, Ангелина подошла к раковине и умыла лицо прохладной водой, желая остудить разум. - Еще есть Дмитрий, Лиана... Почему они все крутятся рядом со мной?.. А что с Бесланом? Кто рядом с ним?! - глаза начало щипать. - Беслан, где же ты? Когда дашь о себе знать? Почему молчишь? - закусив до боли край нижней губы, Ангелина подошла к окну. Взглянула на небо, окрашенное зажигающимися звёздами. - Береги себя... - покрутила на пальце кольцо. - Будь аккуратен, - опустила взор, лаская им сапфир. - А ты, Ангелина, думай. Что делать? Завтра надо встретиться с Петером, далее попробовать пересечься с Еленой, узнать детали. Боже, чувствую себя овцой, окруженной волками. И нет рядом пастуха. Пастух! Бирн! А ты кто? Может, и ты не человек? А Ахана? - с губ Ангелины начал срываться нервный смех. - Всё, я теперь всех буду за нелюдей считать. Сошла с ума... - умолкнув, стала вглядываться в ворона, сидящего на дереве. - Мир не тот, которым кажется. И быть может, ворон не совсем ворон... Почему он тут сидит и смотрит на окно, на меня? Вороны умные, а я слишком тупая, не могу распутать клубок. Вот бы мне стать умнее, как... - Ангелина, попутно думая о Беслане, принялась судорожно вспоминать, кого из женщин знает с интеллектом, разящим сознание, словно стилет сердце. В сознании невольно всплыло лицо Аделаиды. - Аделаида... Мне она представилась крутой, как выпущенная в десятку пуля. За словом в карман не лезет, соображает лихо, очень образованна, особо знает истории с женщинами воительницами. Боевая феминистка?.. Лесбиянка, если принимать её же слова за чистую монету. Но это неважно, с кем она спать предпочитает. Пусть меня и смущает в ней что-то, чего я объяснить пока не могу, но... она явно храбрая. С мужчинами легко управляется, судя по словам Елены, которым трудно не поверить. А ещё отменно стреляет. Да и носит пистолет с собой, видно, профессионально, на мотоцикле катается. Крутая реально она. Главное, она посторонняя, не местная. Может, стоит с ней поговорить, нанять её Беслана поискать... - сердце пропустило удар. - На мотоцикле... - Ангелина замерла, а в голове прозвучал голос Алекса, говорившего: "Кто-то видел вспышку... Следов от выстрела..." - Да ну не... Бред, - Ангелина нахмурилась. - В таком случае Петера, Камила тоже надо подозревать, у них же есть мотоциклы. Они же могли их перекрасить - и вперёд, совершать убийство. И при таком раскладе выходит, что я - ключ к чему-то, а это ещё больший бред, - она помассировала себе виски. - Как много всего, и кажется, истина вот она, рядом, протяни только руку и..."
  
  Мысли Ангелины прервал телефонный звонок. Приняв вызов, она услышала потухший голос Алекса.
  
  - Глава финотдела умер, - сказал он. - С адвокатом пообщался. Он или знатный лжец, или действительно ни причём и сам является жертвой хитроумного заговора, - тяжёлый вздох. - Сейчас я поеду на встречу с альфой местного влиятельного клана. Надеюсь, ты всё так же дома? - в интонации пролегло волнение.
  
  - Да, не переживай. Будь аккуратен.
  
  - Конечно, - пауза. - Я соскучился по твоей улыбке, надеюсь, она вскоре появится. Я люблю тебя, - после этих слов послышались гудки.
  
  "Но мои улыбки не для тебя... - сердце укололи тысячи иголок. - Прости".
  
  - Чёрт! Мясо! - она вскочила с места и подбежала к плите. Остановилась с рассеянным взглядом. - А нет, я же выключила. Всё готово и не подгорело. Нервы.
  
  Ангелина взяла из холодильника бутылку минералки и, переведя телевизор в спящий режим, ушла из кухни. Зажгла свет в зале, села на софу и, сделав глоток шипящей воды, глубоко вдохнула.
  
  "Мотоциклист-убийца у Алекса и у Елены... Машина... Принадлежал ли глава финотдела к группе Бирна? Да ну, ерунда. Нет. Наверняка другая машина и авария. Иначе?.. Иначе..."
  
  Она ещё отпила минералки и поставила бутылку на пол. Начала массировать голову руками.
  
  - Какой-то бред. Если глава финотдела связан с Аханой, то фирма Алекса и сам Алекс - что?.. Тоже ей подчиняется? Или она к ним подбирается? Мной заинтересовалась, потому что подбирается? Так ведь сходится! Чёрт... Что делать? Беслан... - она словно заскулила и легла, сжавшись в комочек. - Я не справлюсь сама. Где ты? Где?..
  
  Бархатистая темнота сна незаметно подкралась к Ангелине и крепко обняла. Увлекла в спасающую от тревожных мыслей безмятежность пустоты. Из той её забрали нежные руки и родной голос матери. Пробудившись, Ангелина повисла у той на шее и разревелась, шепча: "Мамочка, как же я соскучилась и люблю тебя. Прости за все те глупости, какие я когда-либо делала". Расчувствовавшаяся женщина успокоила её, убедив, что она ангел, а не дочь, и проводила в спальню. Время было уже за полночь. Ангелина, думая о Беслане, переоделась в ажурную сорочку. Заложила пистолет под подушку. Легла под одеяло и, прикрыв веки, стала поглаживать себе бёдра, живот, трогать грудь...
  
  - Почувствуй меня, Беслан, любимый, - одними губами едва слышно произнесла она. - Мы же почти близнецы. Ты должен ощутить, как я жду тебя. Вернись. Приди. Я люблю тебя. Не могу дышать без твоих рук, глаз... Холодно без тебя. Замерзаю. Хочу твоего жара. Почувствуй...
  
  Обняв себя за плечи, Ангелина поддалась всё это время сдерживаемым эмоциям и расплакалась навзрыд, уткнувшись носом в подушку. В сознании вперемешку начали вспыхивать фрагменты прощания с Бесланом, разговор о тайном мире с Алексом на кухне, стрельба по мишеням и как завершающий аккорд - лицо убитого ею мужчины. Оно преследовало ее и в царстве Морфея, в которое она то проваливалась, то вновь выныривала, то вновь вязла, как в болоте.
  
  Находясь в полудрёме, Ангелина услышала голос матери, прошептавшей где-то около двери спальни: "Днём уже обнимешь. Она недавно легла и была вся на эмоциях. Возможно, поругалась с Алексом. Не знаю... Пойдём, поешь, расскажу, как она меня встретила. Она тебе мяса потушила". Отец в тон ей ответил: "Сейчас... Ещё хоть полминуты на дочь посмотрю", - и спустя небольшой отрывок времени тихо прикрыл дверь.
  
  Нервно вздохнув, Ангелина медленно распахнула веки. Устремив взгляд в тёмное окно, через пару секунд резко села и взяла мобильный телефон в руки.
  
  "Сообщений нет", - с отчаяньем. Душу облизала могильная пустота.
  
  Положив мобильный телефон на тумбочку, Ангелина вновь легла. Закрыла глаза, пытаясь уснуть, но ничего не вышло. Ей стало жарко, хотя внутри скрипел мороз. Она не меньше получаса беспокойно крутилась в кровати, воскрешая в голове взгляды Беслана, его голос и тепло, молилась небесам, чтобы те уберегли самое ценное, что у неё было, есть и будет. Думая о нём, бежала прочь от мыслей об убитом мужчине. В очередной раз перевернувшись набок, она не заметила, как сумела всё-таки заснуть.
  
  ... Находясь на территории железобетонного завода, Ангелина посмотрела на полуразрушенное строение, окрашенное алым цветом заката. Обняла себя за плечи, ощущая студёный ветер, лишь слегка покусывающий её за кожу. Подняла взор к небу, на котором не было ни единой тучи, но с которого падали огромные хлопья снега. Вновь взглянула на остатки строений. Нахмурилась, чувствуя, что по неясной ей причине должна зайти в руины офисного помещения, но не хочет, не может. Ноги точно каменеют.
  
  - Это страх, - за её спиной прозвучал мелодичный женский голос. Мгновение, и его обладательница встала по левое плечо от Ангелины. Это была женщина лет тридцати. Стройная и красивая, с выразительными золотистыми глазами и чувственными губами.
  
  - Я тебя видела. Тогда, на дороге, - прошептала Ангелина. - Ты была в красном платье. Но твои глаза были словно окрашены голубикой.
  
  - А сейчас алое небо... а мои очи... - женщина с печалью немного улыбнулась. Её глаза уже были солнечного цвета, но через миг стали тускло-жёлтыми и утонули в лазури моря. Ещё мгновение, и радужка сравнялась по тону с небом.
  
  - Как? - изумилась Ангелина. - Это потому, что лишь сон и тут всё возможно, - ответила она сама себе.
  
  - Увы, но нет, - грустно не согласилась женщина. Её глаза изменили цвет на сочно-синий и в них замерцали крошечные зелёные звёзды. - Твоя реальность такой же сон, как мой сон - строгая реальность. Нет в мире ничего невозможного. Представь каплю. Она то дождь, то лёд, а то...
  
  Ангелина проследила печальный взгляд собеседницы, подняла ладонь, и на неё упала снежинка.
  
  - Да, так и есть. Меняется свойство, неизменчива суть. Это всё равно капля воды. Так и душа, она как капля. Прошлое в ней для настоящего лёд! А для будущего уже дождь! Или снег... Только солнца свет может изменить, кем ей быть. Но свет этот внутри капли.
  
  Через марево царства Морфея Ангелина почувствовала, как её ладони коснулось тепло.
  
  ... - Ты думаешь, прошлое это прошлое, - женщина снисходительно улыбнулась. - Но на самом деле прошлое всегда в настоящем и непременно влияет на будущее, которое для тебя пока лишь сон, а для меня лишь ледяные скульптуры.
  
  - Моё будущее для тебя прошлое, - с благоговейным ужасом осознала Ангелина. - Но как это возможно? Если я для тебя лишь сон, то кто же ты?
  
  - Смотри и узнаешь, - женщина элегантно взмахнула рукой, очерчивая в застывшем воздухе круг, сбивая пальцами неподвижные снежинки. Они моментально испарялись искрящейся пылью. Здание завода окутала молочная пелена и быстро спала, вернув строениям целостный вид. Время для них повернулось вспять.
  
  - Я не хочу! - испуганно вскрикнула Ангелина и кинулась к женщине. Но та уже была, как облачко тумана, и от касания растаяла без следа.
  
  Вокруг задвигались объёмные тени машин и людей. Ночь обратилась в день, а зима в лето. Ангелина, потерянно дрожа, принялась оглядываться, ища выход, куда, в какую сторону бежать. Она чувствовала - ошибиться с направлением нельзя. Страх в быстро бьющемся сердце кричал: "Боль рядом. Смерть близко. Они идут".
  
  - Я сплю! Я хочу проснуться! Вернись, прошу, вернись! - Ангелина заметила, как три тени у офисного здания начали обретать краски и более точные формы. Это были две женщины и мужчина.
  
  - Ты... не прощай... сильным, - отдалённо, едва слышно прозвучал родной голос, за который она была готова и умереть.
  
  ... - Беслан! - Ангелина устремила ищущий взгляд на небо. Ибо мгновение назад она слышала, как именно оттуда просочились его слова. Солнце мигнуло чернотой.
  
  - Подождёшь нас тут, зайдёшь или прогуляешься? - прозвучал мужской голос со стороны офисного здания.
  
  Ангелина узнала говорившего и вцепилась в него затравленным взглядом маленького зверька, пойманного крупным хищником. Там, у приоткрытой двери строения, из которого осуществлялось управление всем заводским комплексом, стоял Давид Бирн. Около него была Ахана. Миловидно улыбаясь, она касалась пальцами щеки девушки, которая была одного возраста с Ангелиной и имела волосы цвета пшеницы, водопадом спадающие на хрупкие плечи. В её карих глазах замер страх, а губы, чуть поджатые, были немного припухшие.
  
  - Ты свободна. Гуляй, если хочешь, долго и далеко, но не забывай, что тогда моей игрушкой станет твоя куколка, - Ахана провела ладонью по волосам девушки, затем тронула ей живот.
  
  Ангелину словно ножом под сердцем резануло, она охнула, с трудом вдыхая воздух. Схватилась за живот, видя, как девушка бледнеет и едва не падает.
  
  - Мой ангел... Обрезал тебе крылья... Буду рядом... Вечно любить, - голос Беслана стал ближе, но всё так же неразборчив.
  
  ... - Беслан... вернись... - прошептала Ангелина, не в силах отвести глаза от входа в офисное здание.
  
  - Нет, красавица, - Давид подхватил девушку под руку и не дал ей осесть на приступку. - Не время мольбы. Не час раскаянья на кресте. Дыши и стой, не то горько пожалеешь, что мой сын до сих пор был так нежен с тобой.
  
  - Бирн, милый, ни к чему её больше пугать, - Ахана взяла девушку за руку. - Мне не нужен у неё сердечный приступ. Достаточно, чтобы ей была известна крупица правды, которая, как соль, разъест весь лёд её ложных надежд.
  
  - Как пожелаешь, моя любовь, - Давид тепло улыбнулся Ахане и небрежно шлёпнул девушку по щеке. - Внимай истине, грешница. Мой сынок, при всей его болезненной мании к тебе, не пойдёт против меня. Он отдаст мне тебя и ещё ноги будет мне целовать в благодарность, что заберу и разделаю, как овцу на жаркое. Я лишь пальцами щёлкну, и он шкуру с тебя снимет, помогая отделить кожу от мяса. Я дозволяю ему забавляться с тобой, наивно думая, что папа не знает о его шалостях. И ты ему никогда не проблеешь и полбуквы о том, что мне известно! Иначе я подумаю, не попробовать ли на вкус во всех смыслах твоего ягнёночка. Тебе понятна суть истины, овца?
  
  Девушка кивнула, рабски тупя взгляд.
  
  - Иногда, любимый, ты несносный грубиян! - Ахана рассмеялась. Лёгким жестом подхватив указательным пальцем подбородок девушки, заставила её посмотреть на себя. - Тебе, милая, важно смириться с фактами. Всё, что есть у Арно - его дома, счета в банках, заводы, в том числе и этот - на самом деле это принадлежит мне и Бирну! Арно до сердцевины души испорченный гнилью мальчик, в нём ещё присутствуют островки райского луга, да только эгоцентризм и жажда запретных удовольствий сильнее в нём прекрасности душистых цветочков. Не питай иллюзий, что он попытается защитить от нас свою дочь. Она лишь незримый поводок ему, что эффективно держит тебя при нём за шею крепче реальной цепи в подвале. Он не влюбляется в тебя, он играет, выходя с тобой в театр, обедая в ресторане, прохаживаясь по парку. Даже когда он позволяет тебе взять её с собой и с умилением глядит, как ты кормишь её грудью, это тоже игра. Рискнёшь бежать - и он убьёт вас обеих. Он добр, - Ахана растянула губы в неподдельно сладкой улыбке. - А вот я зла. Можешь бежать и жить, но знай, что твою куколку мы заберём себе, и она познает куда больше и куда раньше прелестей тёмной любви, чем ты уже испытала. Все мои планы на тебя лягут на её тело и душу. Вся чернота силы, что приберегла твоему хлипкому свету, окутает её. И однажды... - Ахана крепко сжала лицо девушки пальцами.
  
  Мир вокруг Ангелины моргнул чернотой, поплыл, будто на картину плеснули растворителя. Она успела заметить, как в глазах Аханы шевельнулось что-то красное, перед тем завод вновь принял облик руин, пустых и мрачных. Сама Ахана, девушка и Давид испарились. Ночь беззвучно вспорола молния. Дуновение холода обдало спину Ангелины. Она резко обернулась. Никого не обнаружила. Вдруг послышался звук шагов справа. Часто задышав, Ангелина обернулась к нему. Мужчина в угольно-тёмном плаще стоял к ней спиной. Неподалёку от него из чернильных облаков, закружившихся над разбитым асфальтом, вышли ещё двое так же одетых мужчин. Их головы укрывали капюшоны.
  
  Внезапно словно заголосили десятки пушек. Ангелина закрыла уши ладонями, с ужасом смотря на замелькавшие повсюду молнии, огненные шары и цветные всплески чего-то невообразимого. Мужчины в чёрных плащах двинулись к остаткам производственного цеха. Они, как могущественные маги в фильмах, сражались с кем-то. Неожиданно у стены офисного здания взвился серебряный вихрь, и из него выскочила девушка лет шестнадцати, с карими глазами да чёрными волосами и родинкой в виде восьмиконечной звезды на переносице. Рядом с ней находился огромный, как бык, белый волк с янтарными глазами. Он, скалясь, зарычал и стремительно кинулся к Ангелине.
  
  "Беслан!" - с диким ужасом закричала она.
  
  Ангелина резко проснулась. У неё создалось ощущение, что она вырвалась из склепа прямиком к солнцу. Но вокруг было темно. Холодно. И не было ни души. Ангелина часто заморгала, пытаясь сдержать слёзы, потому как ей чудилось, что Беслан только что был рядом с ней и говорил, что-то шептал и держал за руку. Но его не было... Медленно перевернувшись набок, она замерла. Воздух из помещения словно весь вытянули. В паре метров от неё находился Беслан с закрытыми глазами. Густой чёрно-красный туман алчно обнимал его за ноги и тянулся всё выше, оплетая тело словно вьюн выше, и выше... Словно желая съесть. Полностью захватить в свой плен.
  
  Не веря своим глазам, Ангелина села, не понимая, всё ещё спит или нет. Тело охватила дрожь. В груди точно разверзлась пропасть...
  
  Она хотела подбежать к Беслану, обнять, но не могла. Тело сковал страх. Страх, что Беслан тут же растает, как марево от прикосновения луча солнца, и она навсегда останется совсем одна, и кошмар продолжится.
  
  - Беслан?.. - позвала она, боясь дышать.
  
  Туман смоли и крови вмиг растворился, но сам Беслан остался. Пальцы Ангелины похолодели. В горле образовался тугой ком.
  
  "Призрак. Его нет. Больше нет..."
  
  - Ты... ты... ты... - робко и задыхаясь.
  
  "Мёртв? - мысль как выстрел в упор. Сердце оборвалось. - Нет! - оглушительный крик. - Нет!"
  
  Беслан открыл глаза. Ангелину стало кидать то в холод, то в жар.
  
  - Что с тобой? - отгоняя от себя мысли о его смерти, нахмурилась.
  
  "Он мёртв... Мертв. Мертв!"
  
  - Нет...
  
  "Да! Ты же сама только что видела туман, облепляющий его. Такого не бывает с людьми, и даже с волками невозможно, и с вампирами тоже. Прими, отныне его нет. А значит, и мира нет. Это призрак. Он пришёл попрощаться. Будь благодарна. Его больше нет. Нет. Он мёртв. Понимаешь? Скульптура изо льда, но почувствовал меня. Я в прошлом"
  
  - Да... - боль полоснула по сердцу. Вены сдавило, и следом их опалил огонь. На глаза легла солёная пелена. - Ты мёртв. Призрак... - Ангелина завыла и заплакала.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Э.Никитина "Пересекая границу реальности. Книга 2"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"