Кандела Ольга: другие произведения.

Второе Сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновик. Качество оставляет желать лучшего

    Когда сольются человек и гремор в едином теле и душе.
    И не станет преград для познания мира и зарождения мечты.
    Оживет второе сердце и прольет свет на грешную землю.
    И переменится тогда судьба греморов и народа человеческого.
    Принося одним вечную свободу, а другим вечное забвение



Краткость - сестра таланта

Глава 1

   Моросил слабый дождик. Грязная, мутная вода вяло текла по сточным трубам. Стая коршунов кружила над Квинлендом в надежде чем-нибудь поживиться.
   В этот раз жертв было много. Греморы налетели так внезапно, что жители даже не успели опомниться.
   В главном штабе сопротивления подсчитывали потери.
   - Сегодня мы потеряли еще 12 человек. Греморы налетели большой группой, - сообщил Дорф, глава отряда сопротивления. - Хоть одного гремора уложили?
   - Я уложил двоих, и еще Минари одного подстрелила, - доложил Гэм.
   Минари подошла к столу с несколькими кружками крепкого кофе. Обстановка в штабе была самая что ни есть удручающая и печальная. И сейчас всем не мешало бы взбодриться и без лишних эмоций трезво оценить ситуацию. Воздух в комнате сразу наполнился ободряющим ароматом, и это слегка помогло выйти из забытья.
  -- Столько жертв бы не было, если бы люди могли обороняться, - Минари посмотрела на Дорфа испепеляющим взглядом. - Я уже давно предлагала раздать жителям оружие!
  -- Ари, ну ты же знаешь, что на всех оружия не хватит, и потом мало кто умеет им пользоваться. Это бессмысленная затея. Для защиты от греморов существует полиция... наш отряд, в конце концов. А ведь раньше и его не было.
  -- Но мы не можем одним отрядом защитить весь город! Нас мало. Ты и сам это прекрасно знаешь. Надо раздать хотя бы по одному ружью на дом. Иначе, жертв будет все больше.
   Дорф потупил взор. Эта тема не в первый раз поднималась в отряде. Но каждый раз он откладывал ее решение. У Дорфа были огромные сомнения в целесообразности этого мероприятия. Как начальник отряда он нес полную ответственность за принимаемые решения, а следовательно был обязан учесть все возможные последствия. Они то и не давали ему покоя. Дорф доверял своим людям, как себе, но что касается неподготовленных жителей города, то тут он не в чем мог быть уверен. Дорф перевел взгляд на свою команду. Все смотрели на него в ожидании какого-то решения. Дорф колебался.
  -- Но люди не подготовлены...Они не смогут...
  -- Все они смогут, - упорствовала Ари, - у нас в городе полно здоровых и сильных мужчин, которые возьмутся за оружие, чтобы защитить своих жен и детей.
  -- Она права, Дорф, - вмешался Гэм. - Я сам не раз был свидетелем того, как люди давали отпор греморам. Я не понимаю чего ты так боишься?
  -- Просто это большая ответственность давать неподготовленным людям в руки оружие. В конце концов, это опасно!
  -- А жить здесь не опасно? Люди имеют право себя защищать! Ты не должен лишать их этой возможности. Мы все так считаем.
  -- Я не думаю, что все с тобой согласны, Ари, - возразил Дорф.
  -- Предлагаю проголосовать! - вдруг сказал Гейдель, незаметно стоявший в углу комнаты.
  -- Да, кто за то чтобы раздать оружие? - сказала Ари, резко подняв руку вверх.
   Следом за ней подняли руки Гэм, Гейдель и практически все бойцы отряда сопротивления. Не удержался и младший брат Гэма Фой, который, несмотря на поздний час, все еще находился в штабе. Фой не был бойцом отряда сопротивления, но он наравне со всеми принимал участие в общих собраниях и совещаниях. Да и вообще Фой всегда находился там, где Гэм. Ведь никого кроме брата у него не было.
   Выбор был сделан. Несмотря на то, что Дорф был против, не считаться с мнением своей команды он не мог.
  -- Хорошо... - вздохнул Дорф. - На следующей неделе доставят новую партию винтовок, часть из них раздадите жителям. Но перед этим вы проведете личный инструктаж с каждым! И займешься этим ты, Гэм! Можешь взять себе кого-нибудь в помощь.
  -- Я могу помочь! - откликнулся Гейдель.
  -- И отнеситесь к этому с полной ответственностью! И чтобы без проколов! - со значением прибавил Дорф и с тяжелым сердцем удалился восвояси.
  -- Отлично! Дай пять! - с удовольствием проговорила Ари, подставляя руку Гэму.
  -- Наконец-то мы его уломали. Не понимаю: и чего Дорф так беспокоится?
  -- Он начальник ему положено, - съехидничал Гейдель. - А нам давно положено спать, завтра трудный день. Идем, Ари.
   Минари допила свой кофе и, взяв возлюбленного за руку, отправилась спать. Остальные последовали их примеру.
  

* * *

   Следующий день и вправду был трудным. Хоронили 12 человек. В городе было два кладбища одно для тех, кто умер своей смертью, а другое для тех, кто погиб от рук греморов. Причем второе в течение последних лет росло в геометрической прогрессии. У входа на кладбище стоял огромный обелиск, на котором было начертано "Всем павшим от рук греморов посвящается.....", ниже шли печальные стихи, оплакивающие погибших. За стихами следовали бесконечные цифры. Они следовали в порядке возрастания, начиная с Единицы - первого погибшего. Каждая цифра означала номер погибшего и была высечена на обелиске и на могиле. У подножия обелиска, облокотившись о стену, сидел скульптор. Он с печальным видом выдалбливал на нем очередные цифры: 528, 529, ....
  -- Как думаешь, наш город рано или поздно вымрет? - обратилась Минари к Гейделю, - посмотри сколько жертв...И здесь еще не все записаны.
  -- Не знаю Ари...Хотя, я думаю вряд ли они смогут всех убить, да и зачем им всех убивать?
  -- Что ты имеешь в виду?
  -- Я имею в виду, что греморы убивают лишь столько, сколько им нужно. Заметь, каждый гремор при налете пожирает только одну жертву, а потом улетает. Если бы они просто хотели нас перебить, они бы убивали гораздо больше. К тому же вряд ли греморов много.
  -- Я понимаю, но все равно, даже если они убивают в маленьких количествах, за год это получается около ста пятидесяти человек. А в нашем городе всего-то около 30 тысяч жителей. Значит через 200 лет нас не останется?
  -- Нет, Ари, мы останемся - вмешался в разговор, только что подъехавший Гэм. - Греморы будут, нападать пока не убьют всех слабых. А потом просто оставят город. Сильные выживут. Греморы ведь тоже не дураки, знают, что мы тоже умеем их убивать. Так было в Грингарте, соседнем городе. На них нападали греморы, пока не перебили всех слабых. Сейчас там почти одни мужчины.
  -- Я слышал про Грингарт. Оттуда нам поставляют оружие - сказал Гейдель.
   Следом за Гэмом на темно-вишневом пикапе на кладбище подъехал Дорф. Вид у него был самый, что ни на есть мрачный. Дорф молча подошел к обелиску, окинул взглядом бесконечный ряд чисел, задержавшись на последних. Видно было, что он сильно переживает, а возможно даже винит себя в появлении новых цифр на этой ненавистной глыбе. Дорф воспринимал каждую жертву убитую греморами, как личное упущение. Ведь именно он возглавляет отряд, а значит безопасность города лежит на его плечах. А тут такое горе...И как он только мог такое допустить.
  -- Ты неважно выглядишь, Дорф.
  -- И не говори, - с горечью вздохнул Дорф.
  -- Это работа сильно влияет на твои нервы. Тебе бы отдохнуть, старина.
  -- На пенсии отдохну... Только вот до пенсии дожить надо.
   Дорф устало побрел к месту проведения похоронной церемонии, ребята последовали вслед за ним. На кладбище пришло огромное количество народа. Казалось, весь город собрался проститься с умершими. Атмосфера вокруг была переполнена невыносимой печалью. На лицах людей не было видно слез, никто не рыдал и не бился в истерике, все лишь молчали, и в этом молчании заключалось гораздо больше скорби, чем в самых горьких слезах. Похороны длились невероятно долго и мучительно. И после их окончания траур еще долго не отпускал души людей.
  

* * *

   Утром прибыло два грузовика с оружием и боеприпасами.
  -- Выгружайте их туда, ребята! - скомандовала Лурия - высокая чернокожая девушка, с заметно накачанными мышцами.
   Лурия была заведующей по материальной части. Она следила за тем, чтобы отряд был обеспечен всем самым необходимым. Так же занималась набором добровольцев и их тренировкой.
  -- Я могу выделить вам 120 винтовок и 5 ящиков с патронами, - сказала Лурия, что-то отмечая в своем блокноте.
  -- Этого конечно маловато, - вздохнул Гэм.
  -- Но это все, что мы пока можем. Ты же знаешь, каким трудом мне достается каждая винтовка. На оружие сейчас большой спрос.
  -- Да... Такие времена. Ну что ж, и на том спасибо.
  
   Гэм и Гейдель организовали пункт раздачи оружия на главной площади Квинленда. Желающих оказалось гораздо больше, чем они ожидали.
   К ним подошел и младший брат Гэма Фой.
  -- Я тоже хочу защищать город. Дайте и мне винтовку!
  -- Фой, ты еще мал для этого. Сколько раз тебе говорить.
  -- Ну, Гэм...Мне уже 16 лет. Я вполне взрослый, и могу держать оружие в руках! Ты же сам учил меня стрелять.
  -- Я не хочу, чтобы ты рисковал своей жизнью, ты меня понял?!
  -- Я смогу защитить себя...
  -- Нет,Фой, не сможешь...- заорал Гэм, - Все, этот вопрос не обсуждается!
   Фой огорченно побрел назад.
  -- Тоже мне придумал, - буркнул Гэм.
   Гэм был самым лучшим охотником на греморов во всем Квинленде. Еще подростком, греморы напали на его дом и убили мать с отцом прямо у него на глазах. В тот день Гэм поклялся раз и навсегда покончить с греморами и с тех пор никогда не выпускал оружие из рук. Гэм сам растил своего младшего брата Фоя, тренировал его защите от греморов, учил стрелять и драться. Но он никогда не позволял Фойю вступать в борьбу с греморами. Он считал своим долгом защищать брата и не простил бы себе, если бы с ним что-то случилось.
  -- Ну что, как успехи? - к пункту раздачи подошла Минари. - По-моему у вас сегодня аншлаг, ребята.
  -- Вот только винтовок, сама понимаешь, на всех не хватит, - добавил Гейдель, записывая очередного желающего.
  -- Ничего. Будет возможность, организуем повторную раздачу. А как насчет обучения?
  -- Лурия вроде обещала помочь. Думаю, она проведет пару тренировок на следующей неделе. А вообще, большинство людей достаточно знают о правилах обращения с оружием.
  -- Тем лучше. Ладно, тогда я оставлю вас.
   Минари уже собралась уйти, как вдруг раздался истошный крик.
  -- Греморы!!!!
   Все мгновенно посмотрели наверх. Со стороны Тинезарда, земли греморов, к городу приближалось около пяти, шести монстров, облаченных в черные мантии. Они двигались невероятно быстро, и уже находились в черте города.
  -- Вот черт! Как же не вовремя!
   Ари быстрым движением схватила винтовку, и стала прицеливаться. Но это было просто нереально. На площади началась паника. Люди разбегались кто куда. Все толкались и сбивали друг друга с ног. Контейнер с оружием упал на землю. Кто-то из людей похватал винтовки и начал беспорядочно стрелять в воздух.
  -- Остановитесь, перестаньте! - прокричала Минари.
   Гейдель, не растерявшись, схватил стрелявшего человека и оттащил его в сторону. К нему подбежала Минари.
  -- Надо увести людей. Здесь столько народу, что они сами себя поубивают!
  -- Хорошо я займусь этим! А ты займись греморами!
   Ари кивнула. И понеслась в центр площади. Надо было занять удобную позицию. Минари осмотрелась. В ста метрах от нее на землю приземлился гремор. При таком столпотворении ему не составило труда схватить себе жертву. Ей стала молодая женщина. Гремор плотно сжал в своих когтистых лапах ее головку и в минуту высосал всю энергию. Ари пыталась стрелять, но это было невозможно, мимо бегали ошарашенные люди не давая ей ни единой возможности. Гремор, по-быстрому закончив свое дело, стремительно взмыл в небо. Обессиленная жертва рухнула на мостовую. Ари несколько раз выстрелила вверх, но он был уже далеко. Она нагнулась к девушке, проверить пульс. Та была мертва. Другого Минари и не ожидала. После того как греморы высасывали из людей энергию, те всегда умирали.
   Ари закрыла девушке глаза и в ту же секунду помчалась на другой конец площади, заметив там еще одного гремора. По пути ее подрезал Гэм.
  -- На соседней улице видели Аренгорфа!
  -- Аренгорф в городе?! - Минари с ужасом посмотрела на Гэма.
  -- Да, я бегу туда!
  -- Будь осторожен! Зря не рискуй!
   Гэм умчался за поворот. Ари посмотрела туда где, только что был гремор, но его не было видно.
  -- Куда же он подевался?
   Между домов на соседней улице промелькнула черная мантия. Ари помчалась вслед за гремором. Забыв о всякой безопасности, она на скорости забежала за поворот. Притаившийся в тени гремор набросился на нее и повалил на землю. Винтовка выпала из рук.
  -- Помогите! - успела крикнуть Ари.
   Гремор был очень силен. Ари изо всех сил упиралась и отталкивала его, потом начала бешено мотать головой, только бы не дать ему положить руки на виски. Со своей выдержкой и упорством Ари продержалась бы чуть дольше, чем остальные жертвы. Девушке в такой ситуации не представлялось ни единой возможности выжить. - --> дописать[Author:п·]
  
   К ее счастью в этот момент раздался выстрел. Гремор всей своей тяжестью рухнул на Минари. Обессиленная, она совсем не могла сдвинуть его с места. Чувство было такое, как будто ей перекрыли кислород. Лежавшая сверху туша не позволяла сделать ни единого вдоха. Благо через пару секунд подбежал Гэм и помог оттащить гремора. Ари тяжело встала, жадно глотая воздух.
  -- Ты в порядке? Я бежал как мог. Кто стрелял?
  -- Разве это был не ты? - удивилась Ари.
   Они стали смотреть по сторонам, пытаясь отыскать смельчака, с одного выстрела убившего гремора. Вокруг мельтешили люди, и ничего было не разобрать. Ни справа, ни слева не было никого из бойцов отряда. Затем Ари и Гэм одновременно перевели взгляд в сторону противоположного дома. В ста метрах от них стоял Фой, крепко сжимая винтовку в руках. Он находился неподалеку и, услышав крик Ари, незамедлительно схватил винтовку и хорошенько прицелился, как учил его брат. Фойю повезло с первой же попытки попасть гремору прямо в сердце.
   Ари сразу же бросилась к Фою. Ее восторгу не было предела.
  -- Фой, да ты просто молодец! Попасть с такого расстояния!
  -- Это все Гэм меня научил!
   Гэм стоял чуть в стороне, не решаясь подойти. Он, конечно же, был горд за Фоя, но в тоже время понимал, что теперь ему грозит еще большая опасность, нежели раньше. Как Гэм ни старался оградить брата, все оказалось бесполезным. С этого дня он тоже втянут в эту войну. Войну с предрешенным исходом.
  -- Я думаю, стоит принять Фоя в наши ряды. Он только что доказал, что обладает всеми способностями для вступления в отряд. А, Гэм?
   Фой с надеждой смотрел на брата. Гэм знал, как он жаждет вступления в отряд. Он подошел к младшему брату и одобрительно похлопал его по плечу.
  -- Хорошо. Ты и вправду молодец.
  
  

Глава 2

   В главном штабе был организован маленький праздник по случаю вступления Фоя в отряд.
  -- Ну ты даешь! С первой попытки! Гэм,у тебя просто гениальный брат! - расхваливали все Фоя.
  -- И заметьте он спас мне жизнь! - влезла Ари, крепко обняв Фоя.
  -- Фой конечно молодец, ничего не могу сказать, - вмешался Дорф, - Но тебе стоит быть аккуратней. Нечего лезть в самое пекло. И вообще, не понимаю, как Гейдель отпустил тебя одну?
  -- Больше никогда не отпущу! Привяжу за веревочку и буду водить с собой!
  -- Ну, вот еще! - надулась Ари - Я тебе что собачка, на поводке ходить!
   Минари демонстративно подперла руки в боки. Все весело рассмеялись.
   Ари и Гейдель встречались уже около двух лет. Они не раз собирались пожениться, но все никак не получалось. Эти постоянные налеты на город, постоянные смерти, ну какая тут может быть свадьба. В общем, после нескольких срывов, они решили пока подождать и не планировать женитьбу, так сказать до лучших времен. Да и кому нужны все эти условности? Отношения у пары были замечательные, чего еще надо?
  -- Слушай, а что насчет Аренгорфа? - Дорф обратился к Гэму, - Он вроде появлялся в городе.
  -- Да, я мельком видел его. Пытался догнать, но Аренгорф все время от меня ускользает, - огорченно сказал Гэм, - Только я сяду ему на хвост, как он мгновенно куда-то исчезает. К тому же, вы не поверите, но Аренгорф невероятно быстро бегает!
  -- Гремор бегает? - удивились бойцы.
  -- Да! Это конечно звучит как абсурд. Сам бы не поверил, если бы не видел собственными глазами. Все нормальные греморы хорошо летают, но на земле они медлительны и неповоротливы. Однако Аренгорф...Мало того, что он обладает способностью передвигать предметы, так он еще и сам передвигается не хуже любого человека.
  -- Ну, так ведь он Властитель греморов. Он обладает намного большими способностями!
  -- Это понятно. Но бегать он точно не должен, во всяком случае, предыдущий Властитель не бегал, - констатировал Гэм.
   Все находившиеся в комнате немного задумались. Гэм, как никто, хорошо разбирался в греморах и их повадках. И уж если он был чем-то удивлен, значит, что-то действительно было не так.
  -- Что ж, значит в этот раз тебе придется потрудиться гораздо больше, - сказал Дорф. - Если конечно ты не оставил эту дурацкую идею - убить Аренгорфа?
  -- Даже не надейся, что я откажусь от своей цели. Я уверен - это мое дело. И я доведу его до конца.
  -- Я уже давно на это не надеюсь...
   Все в отряде понимали, что если кто и убьет главного гремора, то это, несомненно, будет Гэм. Он не только был самым сильным, ловким и смелым представителем отряда, Гэм был абсолютно уверен в том, что у него это получится. Более того, четыре года назад Гэм убил предыдущего Властителя Тинезарда Акритара - одного из самых безжалостных греморов, когда-либо нападавших на город. Никому до этого раньше не удавалось убить самого Властителя. В память об этом на левой щеке у Гэма остался шрам, нанесенный ему Акритаром. После его смерти наступило затишье. Около трех лет люди наслаждались спокойной жизнью. Но потом появился новый Властитель - Аренгорф, и налеты на город возобновились с той же силой. И Гэм поставил себе новую задачу. Каждый раз как проносился слух, что Аренгорф в городе, Гэм сломя голову несся туда, где его видели. Но пока что все его попытки расправиться с ним заканчивались неудачей.
  -- А я думаю, у Гэма все получится, - уверенно выступила Минари. - По крайней мере, я в него верю.
   Ари широко улыбнулась Гэму. И он, всегда такой серьезный, тоже не смог сдержать улыбку.
  -- Спасибо, Ари.
  -- А вот я думаю, что Аренгорфа уложит Фой, - начал острить Гейдель, - причем с первой попытки и с закрытыми глазами. Он ведь у нас просто супер профессионал! Итак делайте ваши ставки - наигранно вещал Гейдель- Лично я бы поставил на Фоя. Фой наш человек! А кто за Гэма? Гэм - номер Один! Голосуйте друзья.
   И все весело загудели, заспорили, подыгрывая Гейделю. В общем, праздничная шумиха получилась, что надо. Гем и Фой сидели рука об руку и весело смеялись над своими друзьями. Ари просто умирала от хохота
  -- Ну, все хватит. Угомонитесь уже! - пробурчал Дорф. - Фой, которого мы все знаем и любим, с этого дня является полноправным членом нашего отряда. И ему, как и любому из вас, потребуется оружие. Лурия, сходите на склад и подберите Фою одну из наших новейших винтовок - с радостью распорядился Дорф.
   Лурия, Гэм и Фой спустились по лестнице в складские помещения. Там все сплошь было завалено какими-то ящиками, непонятными железяками и другой рухлядью. По всей видимости, только одна Лурия могла разобраться в том, что там творится. Она подошла к большому стальному контейнеру и достала оттуда новейшую оптическую винтовку.
  -- Ну, как тебе? - Она протянула винтовку Фойу - Оптический прицел, 16 патронов в обойме - сказка просто. У меня всего пару таких осталось.
   Гем одобрительно кивнул головой.
  -- Держи малыш. Теперь ты один из нас. Не щади патронов. И помни: главное целиться им точно в сердце, ты ведь знаешь оно у них справа, а не слева как у людей.
  

* * *

  
   Утро следующего дня было на редкость солнечное и свежее. Шедший всю ночь дождь уже успел смыть все следы вчерашнего сражения. О нападении могли напомнить разве что фрукты, разбросанные по мостовой. Да и те были вскоре убраны дворниками.
   Ари проснулась от яркого солнца бившего в окно. Она не спеша встала и пошла на кухню готовить завтрак. День обещал быть спокойным, так что сегодня вполне можно было расслабиться. От запаха свежесваренного кофе проснулся Гейдель.
  -- Доброе утро, любимая! - Гейдель подошел и нежно поцеловал Ари. - Чем сегодня займемся? Погода просто супер!
  -- Может пойдем прогуляемся, - предложила Минари.
  -- Отличная идея! - поддержал Гейдель, обнимая Ари.
  
   Рослин парк на южной окраине города был самым любимым и популярным местом у жителей Квинленда. В жаркие дни здесь можно было укрыться в тени ветвистых каштанов, а в дождь посидеть под крышей уютной беседки. Центральным местом парка был небольшой прудик с перекинутым резным мостиком.
   Ари и Гейдель шли по каштановой аллее, изредка переступая через небольшие лужицы, еще не успевшие высохнуть после ночного дождя. Они прогуливались медленно, глубоко вдыхая аромат цветущих каштанов. Переступая через очередную лужу, Минари задалась вопросом.
  -- Интересно, а почему каждый раз после налетов греморов идет дождь? - она вопросительно посмотрела на Гейделя
  -- Я, честно говоря, не обращал на это внимания.
  -- Да, я тебе точно говорю. Сейчас был дождь и в прошлый раз тоже, и всегда, сколько я помню, после очередного налета идет дождь! Как будто хочет смыть все следы...
  -- Да, странно. Надо будет понаблюдать за этим.
   Ари очень нравилось цветение каштана. Когда они проходили мимо скамейки, Гейдель в два прыжка забрался ей на спинку, и сорвал цветок со свисающей ветки. Цветок, а точнее соцветие из множества мелких белоснежных цветочков, образующих целую мохнатую шапку, удивительно пахло. Ари постоянно прикладывала его к носу и вдыхала нежный аромат.
   Широкая каштановая аллея вывела парочку прямо к прудику. В это время года на нем как раз цвели кувшинки. Ари и Гейдель поднялись на резной мостик и, усевшись на дощетчатый пол, свесили ноги вниз. Мостик был такой низкий, что пятки почти доставали до воды. Через прозрачную водную толщу было видно сбившихся в стайку мальков. Они мельтешили туда сюда, и приходилось невольно напрягать глаза, чтобы проследить за их
   движением.
   На другом берегу мостик выходил к брусчатой дорожке, бегущей в самую середину раскинувшегося лесопарка. Дорожка уходила то вверх то вниз, постоянно разветвлялась, а кое-где и вовсе распадалась на еле заметные тропинки. Вдоль брусчатки стояли круглые фонари, которые были предназначены для освещения дороги запозднившимся посетителям. Бывало, идешь вечером по брусчатке, вокруг уже стемнело, и вдруг прямо перед тобой загорается фонарик, идешь дальше - загорается второй, и так все фонарики, к которым ты приближаешься, а те, что остались сзади, сами затухают. Идешь, а свет медленно ползет следом за тобой. Такая задумка архитектора крайне понравилась всем жителям: и дорогу видно, и энергии расходуется не много. В дневные же часы через листья высоких кленов просачивались узенькие лучики света, покрывая дорожку золотистыми узорами. Ари любила подолгу рассматривать их, пытаясь отыскать какой-то рисунок. Вот и сейчас она встала прямо по середине дорожки и стала с любопытством всматриваться в причудливые линии.
  -- Смотри, вот это похоже на женскую фигурку. Вот голова, вот ноги, - показывала Ари, проводя пальцем рядом с воображаемым рисунком.
  -- Где? Я ничего не вижу, - Гейдель наклонился поближе, пытаясь что-то разглядеть.
  -- Да ты весь свет загородил! Как тут что-то увидишь.
   Минари взяла кусочек мелка и стала обводить световые рисунки. Она старалась делать это как можно быстрее. Ведь дунет ветер, дерево шелохнется, и рисунок пропадет навсегда. Так что пальчики ее работали очень шустро. Гейдель стоял в стороне, облокотившись на раскидистый орешник. Он внимательно наблюдал за ее движениями, вычерчивая взглядом все столь знакомые и милые ему черты: сосредоточенно сдвинутые брови, густые ресницы, правильный нос, нежно розовые губы, упрямый подбородок и вдобавок стройная, точеная упорной физической подготовкой, фигура.
   Ему, конечно, была не понятна эта ее забава - разрисовывать камушки в брусчатке, но если Ари это нравилось, он был готов подождать, пока она вдоволь насладится своим занятием. Минари беззаботно водила мелком по брусчатке, как вдруг лицо ее стало неподдельно серьезным. Она испугано уставилась в пол, и все тело ее буквально замерло. Гейдель сразу это заметил и подбежал к ней.
  -- Что случилось?
  -- Я увидела гремора...
  -- Где?
  -- На брусчатке.
  -- Ты разглядела гремора в светотенях?
  -- Да, я обводила картинку, как передо мной вырисовался гремор, причем крайне правдоподобно, как будто кто-то нарочно хотел показать мне его изображение...
  -- Ари, ну это просто воображение. Тебе после вчерашнего мерещится.
  -- Может быть...
  -- Все хватит в тени всматриваться, пойдем-ка лучше.
   Гейдель, взяв Ари под руку, увел ее дальше по дорожке. Они направились как раз туда, где стояли изящные бронзовые статуи. Одна изображала юношу, играющего на арфе. Юноша сидел на камне, свесив одну ногу, и перебирал длинными пальчиками серебряные струнки. Статуя была выполнена так искусно, что казалось, вот-вот из инструмента польются удивительные звуки. Другая скульптура изображала влюбленную пару. Девушка с игривым взглядом сидела на коленях у молодого человека и весело смеялась. А он, слегка придерживая ее за талию, что-то восторженно рассказывал. Лица и мимика у статуй были словно живые. А идеально высеченные складки на одежде, казалось, сложены из настоящей ткани, а не тяжелой бронзы. К тому же все статуи в парке были сделаны ростом с человека, поэтому, иногда мельком взглянув на статую, можно было подумать, что там находится живой человек. Особенно часто статуи путали с людьми в темное время суток, когда уже не различимы краски и видно только силуэт.
   Когда Минари проходила мимо статуи влюбленных, ей бросился в глаза человек, сидящий прямо напротив. Это был мужчина лет тридцати-сорока. Он с грустным видом смотрел на радующихся молодых людей, и взгляд его был полон такой бесконечной грусти и тоски, что Ари не смогла не остановиться. Она подошла к мужчине, присела рядом и негромко спросила:
  -- У вас что-то случилось?
   Мужчина посмотрел на Минари печальными глазами, потом безнадежно опустил их вниз и произнес
  -- Я сегодня похоронил жену. Мы прожили вместе восемь лет. А вчера при налете на город она погибла. Представляете, погибла прямо у меня на глазах, и я ничего не смог сделать...
  -- Я очень сожалею, - сочувствующе произнесла Ари.
  -- Гремор пришел прямо к нам в дом. Представляете, просто открыл дверь и зашел. Мы оказались в ловушке прямо в собственном доме. И никто, никто не смог нас спасти, никто не защитил нас. Греморы повсюду, они разгуливают, где хотят, заходят в наши дома, и никто ничего не делает!
  -- Ну почему же никто..., - постаралась вмешаться Ари.
  -- Вы хотите сказать, что тот отряд, который создали для нашей защиты, что-то предпринимают. Да они там все сидят на нагретом месте, обложились винтовками, и за свою жизнь им спокойно. А что они делают для нас?
   Ари возмутила эта фраза, но мужчина находился в таком состоянии, что перебивать его сейчас было бесполезно. Гейдель стоявший по близости невольно отвернулся.
  -- Да ничего!- возбужденно продолжал мужчина, - ничего они для нас не делают. Ну, разве что Гэм. Гэма я уважаю. Он этих тварей хорошо мочит. Он там вообще наверно единственный, кто хоть как-то старается помочь. Гэм прошлого Властителя убил, он и этого замочит. И он отомстит, отомстит за смерть моей жены, я уверен, и за сотни других смертей.
   Гейдель, не выдержав, отошел в сторону. Его очень задели слова говорившего. Гейдель нервно кусал губы и мял ладоши. Через минуту к нему подошла Ари, оставив мужчину разговаривать с самим собой.
  -- Ты расстроен?
  -- Расстроен? Да я уже готов был придушить его!
  -- Ну, ты же видишь человек не в себе, вот и мелит всякую чушь.
  -- Нет, Ари, это не чушь. Наверняка, не он один так думает. И это меня очень задевает. А еще больше меня задевает, то, что все боготворят Гэма. Гэм, Гэм, только и слышишь: Гэм лучше всех, Гэм прикончит Аренгорфа. Почему в этом, вообще, все так уверены?
  -- Ну потому, что он убил Акритара...
  -- Мало ли что когда-то было! Может, ему просто повезло тогда. Ты не подумай, я ничего не имею против самого Гэма, но эта ваша уверенность меня иногда добивает.
  -- Так что, ты думаешь, Аренгорфа никто никогда не убьет?
  -- Если все будут надеяться на Гэма, то может и не убьем. Гэм уже вон сколько за ним гоняется, и все бестолку. Лично я не хочу надеяться на Гэма и тупо ждать, пока он прикончит Аренгорфа. Я сам хозяин своей судьбы, в конце концов.
  -- Подожди, Гейдель. Ты что тоже собрался начать охоту на Аренгорфа? Ты считаешь, ты сможешь его убить? - встревожено спросила Минари.
  -- А почему нет?! Чем я хуже Гэма?
  -- Гейдель, ты с ума сошел...
  -- Ну вот...Сразу с ума сошел. Ты, значит, в меня не веришь? А я то думал... - Гейдель разочарованно отвернул голову.
   Ари подошла поближе к нему. Нежно повернула к себе его лицо и сказала.
  -- Гейдель, ты же знаешь, я очень тебя люблю. Я не считаю что ты лучше или хуже кого-то. Я люблю тебя таким, какой ты есть. Мне не нужны эти твои бессмысленные геройства.
  -- Это не бессмысленно...
  -- Это будет бессмысленно, если ты погибнешь. Аренгорф очень силен, ты и сам это прекрасно знаешь. Я не хочу, чтобы ты рисковал.
  

* * *

  
   Уже около месяца не было налетов со стороны Тинезарда. В городе наблюдалось явное напряжение. Особенно велико оно было в отряде сопротивления. Обычно греморы нападали не реже чем раз в месяц, а то и вовсе каждую неделю, поэтому сейчас их ждали буквально с минуты на минуту.
   А кто-то не ждал, кто-то просто надеялся, что они больше не появятся, что кошмар закончился, и наступит тихая, мирная жизнь. Может она конечно и наступит, но явно не сегодня. Бойцы отряда сопротивления как раз находились в штабе и обсуждали эффективность предпринимаемых мер по борьбе с греморами, когда поступило сообщение о надвигающейся опасности.
   В штаб вбежал запыхавшийся часовой, который был поставлен на крыше здания для наблюдения за Тинезардом, и мгновенно выпалил.
  -- Летят. Греморы летят.
   Все оторвались от своих дел и похватали винтовки.
  -- Они направляются к западной границе.
   Бойцы отряда сорвались с мест и выбежали в город. Часовой поднялся на свой пост, чтобы следить за развитием ситуации. Дорф поднялся вслед за ним.
   Греморы приземлились в паре кварталов от здания штаба. Отряд почти успел добраться туда вовремя. Ошарашенные люди в панике выбегали из домов и мчались в другой конец города. Другие наоборот закрывались на тысячу замков в надежде, что греморы до них не доберутся. Не известно, что было лучше в данной ситуации: оставаться на улице, на виду у греморов, которые легко могли заметить тебя с воздуха, или же запереться дома при том, что стокилограммовому мускулистому гремору не составит никакого труда выбить дверь или еще лучше залететь, разбив окно.
   Несколько людей в панике бежало навстречу отряду, выкрикивая:
  -- Греморы! Греморы! Они там, - люди тыкали пальцами на соседнюю многоэтажку.
   Ари посмотрела наверх. В воздухе висело несколько греморов, наводя страх и панику на людей. Греморам всегда нравилось издеваться над своими жертвами. Им нравился тот ужас, тот страх, который они видели в их глазах. Прежде чем напасть на какую-нибудь жертву и высосать необходимую энергию, они зачастую просто пугали жителей, летая над городом, зависая над многолюдными улицам и площадями. Причем, делая это, они не только получали удовольствие, но и сбивали с толку охотников, пытавшихся угнаться за ними.
   Зная эту повадку греморов, на крыше главного штаба дежурил часовой. Он сообщал по рации, куда движутся греморы и где они приземляются. Это было крайне важно для бойцов, так как достать греморов можно было только на земле. В воздухе они были почти неуязвимы. У них не было ни крыльев, ни каких либо других приспособлений для полета. Они держались там при помощи какой-то неведомой силы и, не обремененные посторонними приспособлениями, могли вытворять в воздухе все, что угодно. Поэтому им ничего не стоило увернуться от летевшей пули. К тому же они всегда находились на приличной высоте, с такого расстояния попасть было почти невозможно.
   Однако бойцы отряда все равно открыли огонь по греморам. Греморы во избежание летальных исходов предпочли скрыться. Часть из них залетела за угол дома, а часть влетела внутрь здания, разбив стекла. Гэм и еще несколько бойцов вбежали в дом в надежде поймать греморов на этажах. Остальные устремились за улетевшими.
   Гэм с бойцами бегом поднялись по бетонной лестнице и с ружьями наготове начали осматривать квартиры на этаже. Справа послышался шум, падающая посуда, потом женские крики. Гэм вломился в дверь. На кухне он застал могучего крепкого гремора и обезумевшую женщину, в панике кидавшую в него все, что попадется под руку. В ход шли тарелки, чашки, дорогой сервиз и даже кухонный комбайн, вдребезги разлетевшийся о стену. Вряд ли эти приспособления могли остановить гремора, но так женщина хотя бы ввела его в замешательство. Гэм выпустил в него две пули. Одна попала гремору в плечо, другая пронзила грудь, но сердца не достигла. Гремор только слегка покорчился от боли . Его раны в тоже мгновение затянулись и он с озлобленным видом пошел на Гэма. Все произошло так быстро, что Гэм даже не успел навести винтовку. К счастью его друзья подоспели вовремя. Они выпустили в гремора целую очередь, и одно попадание было точно в сердце. Гремор рухнул замертво.
  -- Не думал, что их ткани так быстро восстанавливаются, - сказал кто-то вслух.
  -- Чем больше они нас пожирают, чем больше высасывают людской энергии, тем быстрее у них идет процесс регенерации, - безучастно ответил Гэм. - На счету у этого, по всей видимости, было много жертв, - Гэм с презрением толкнул труп гремора.
   Ошарашенная женщина сидела в углу кухни и все еще тряслась от страха, глядя на кровавый труп и без того уродливого гремора . Хоть телосложением греморы и были похожи на людей , но во всем остальном они больше походили на животных. Длинные когти, грубые руки, морщинистая складчатая кожа коричневатого оттенка, маленькие глазки, выглядывающие из-под нависших бровей, нос больше похожий на поросячий, немного выдающаяся вперед челюсть и невероятные мышцы по всему телу делали их похожими на отвратительных горилл.
  

* * *

  
   А в это время Ари и Гейдель неслись по улицам пытаясь догнать ускользающих врагов. Греморы постоянно заворачивали за углы и проскальзывали между домами, сбивая с толку преследователей.
   Они бежали так, пока совсем не обессилили. Ари и Гейдель остановились, чтобы перевести дыхание, в этот момент по рации поступило сообщение.
  -- Прием, прием. Гэм, я засек Аренгорфа. Он находится недалеко от здания муниципалитета.
  -- Это совсем близко. Я отправлюсь туда, - решил Гейдель.
  -- Нет, Гейдель! Стой!
   Ари попыталась остановить его, но это было бесполезно. Упрямец сию же секунду помчался к зданию городского муниципалитета. Ари ничего не оставалось, как побежать вслед за ним.
   Через пару минут они оказались на месте. Осмотревшись, они увидели, что люди в панике выбегают из здания. У всех на устах было только одно ужасное слово - Аренгорф.
  -- Аренгорф в здании! Надо найти его.
  -- Гейдель постой. Это нереально! Давай лучше подождем, пока он вылетит.
  -- Ты оставайся. А я попытаюсь поймать его внутри - с этими словами Гейдель, не медля, зашел в здание.
   "Хоть бы ты его там не нашел", - подумала про себя Ари и, недолго раздумывая, вошла внутрь вслед за Гейделем. У нее было плохое предчувствие, и она не хотела отпускать Гейделя одного.
   Он поднимался с этажа на этаж, пытаясь определить по шуму и раздающимся крикам, где находится Аренгорф. Благо в здании было всего четыре этажа. На каждом этаже было по два длинных коридора, по одному в каждую сторону от центральной лестницы. В каждом коридоре множество дверей ведущих в правительственные кабинеты. Осмотреть их все не хватило бы никакого времени. Пробежавшись по всем этажам и не найдя Аренгорфа, Гейдель уже было отчаялся, как вдруг Властитель греморов сам явился к нему. Открыв вишневую лакированную дверь, он оказался в коридоре прямо перед Гейделем. Ружье было наготове и Гейдель не растерявшись, выпалил в гремора целую очередь. Тот ловко увернулся и, не желая вступать в борьбу, кинулся в другой конец коридора к окну, ведущему в дворик перед муниципалитетом. Сейчас Гейдель сам убедился в том, что Аренгорф, как и говорил Гэм, был невероятно ловким и быстрым. На бегу, он влетел в окно и, разбив его вдребезги, вылетел наружу.
   Гейдель ринулся вслед за ним. Он высунулся из окна и краем глаза уловил темно-бордовую мантию Аренгорфа поднимающуюся наверх. Вслед за этим сверху раздались крики, видимо кто-то поднялся на крышу здания и сейчас находился там. Гейдель понесся к одной из винтовых лестниц ведущих на крышу, поднялся по ней и, сбив прикладом ружья висевший на двери замок, оказался на верху.
   Для спасения человека было уже поздно. Бездыханное тело мужчины в пиджаке и галстуке лежало прямо перед Гейделем. Зато Аренгорф был еще здесь. Его темно-бордовая мантия с золотым узором, отличавшая его от обычных греморов, была изодрана. Скорее всего, он порвал ее при прыжке из окна, но ни единого следа крови или пореза на теле, как и полагается, не было. Но не это удивило Гейделя. За те несколько секунд, пока они неподвижно стояли, со злобой всматриваясь друг в друга, Гейдель смог заметить, что лицо Аренгорфа было порезано так же как и его костюм. Ведь это было не лицо, а скрывавшая его маска. Это ошарашило Гейделя. Беспорядочные мысли закрутились у него в голове, он бесполезно пытался их хоть как-то связать - "Что за чушь? Зачем Аренгорфу маска? Что он пытается спрятать за ней? Что за секреты Аренгорф?" И тут в голове всплыло неожиданное заключение: " Ну конечно, Аренгорф не такой как все. Он умеет управлять предметами. Передвигается не хуже человека. Он отличается от остальных греморов. Может он и внешне не такой как они? " Мысли Гейделя были прерваны резким движением Аренгорфа. Он развернулся спиной, чтобы уйти, на сегодня Властитель получил уже достаточно пищи. Тогда Гейдель прицелился и выпустил ему в сердце две пули подряд. Аренгорф резко развернулся и остановил их одним движением руки. Пули повисли в воздухе, отливая неярким металлическим блеском. А потом они с той же силой полетели в обратную сторону и пронзили грудь Гейделя. Гейдель выронил винтовку из рук и опустился на колени. Из раны потекла ярко алая кровь. Аренгорф медленно подошел к нему, чтобы высосать остатки еще теплившейся жизни. Это был конец.
  -- Не-е-е-т!
   Ари в мгновение ока подлетела к ним и прыжком бросилась на Аренгорфа. Он потерял равновесие и упал на землю. Ари кинулась к Гейделю, но было уже поздно. " Маска", - это все, что он успел ей сказать, а потом сделал последний вздох и навеки закрыл глаза.
   Минари не поняла, что он имел в виду, да и не пыталась понять. Горькая боль пронизывала сердце. Чувство ярости и злости овладело ей. Собственная жизнь была уже не важна. Единственное чего она хотела, так это отомстить за смерть любимого.
   Ари решительным движением схватила винтовку, зарядила ее и уже была готова выстрелить, как вдруг неведомая сила вырвала оружие у нее из рук, и оно отлетело далеко в сторону. Аренгорф схватил ее за горло и поднял над землей. У Ари перекрыло дыхание. Она брыкалась изо всех сил, но гремору было нипочем. Тогда в ее голове появился образ Гейделя и его последнее слово - Маска. Она ловким движением руки скинула с Аренгорфа маску, скрывающую лицо. Аренгорф от неожиданности выпустил Ари из рук и на мгновение прикрыл глаза от яркого света. Этого мгновения было достаточно, чтобы подбежать к винтовке, схватить ее, прицелиться...
   Но Ари так и не выстрелила. Могла бы, но не выстрелила. Ари убила много греморов. Делала она это не задумываясь, без всякой заминки или колебания. И никогда, никогда не жалела о содеянном. Хоть греморы и были разумными существами, хоть были в чем-то похожи на людей, но они всегда были убийцами, всегда были их главными врагами. А значит, Минари не имела ни малейшего права на колебания.
   И все же сейчас она не смогла выстрелить. Ведь перед ней стоял не гремор, перед ней стоял человек. Юноша с ясными голубыми глазами и темно-русыми, слегка вьющимися волосами. Он уже не щурился от яркого света, а смотрел на Ари прямым, открытым взглядом. Минари и подумать не могла, что за страшной маской гремора скрывается такое ангельское лицо. Ари застыла в оцепенении не в силах оторвать от него глаз. Винтовка сама вывалилась у нее из рук. После всего случившегося она и сама уже еле держалась на ногах. Опьяненное ярким светом и солнечным теплом ее сознание улетало далеко за пределы реальности.
   Рядом послышались голоса поднимающихся наверх людей. Они вот-вот открывали дверь на крышу. Аренгорф в мгновение ока подбежал к Минари, заключил ее в свои объятия и стремительно взмыл вверх, унося ее с собой, на Темную сторону.
  
  
  
  
  

Глава 3

  
   Ари очнулась на холодном мраморном полу. Она не сразу поняла, где находится. Вокруг был сплошной мрамор. Стены, полы, потолки - все было выложено темным камнем, от которого так и веяло холодом.
   Ари поднялась и осмотрелась. Она находилась на открытой веранде или балконе одного из верхних этажей огромного угловатого мраморного замка. Минари сразу узнала его - это был замок Аренгорфа, главное логово всех греморов. В ясную погоду Ари много раз видела этот ужасный замок, окруженный поясом из облаков, но она и подумать не могла, что когда-нибудь окажется здесь.
   Замок располагался на самой вершине Заоблачной горы. Гора была такая высокая, что дождевые облака, шедшие с востока, останавливались перед ней, и проливались у ее подножья плотным ливнем. Возможно, именно из-за близкого расположения к горе в Квинленде так часто шли дожди. А легкие облачка цеплялись за угловатые горные склоны и надолго задерживались здесь, создавая впечатление, что замок стоит на облаках. К тому же у Заоблачной горы была одна важная особенность. Внизу ее склоны были крутыми и скалистыми, на них не было ни деревьев, ни растительности, и взобраться на них было практически не возможно. Вверху же наоборот: склоны были пологими, с благодатной почвой, широкими раскидистыми лугами и полями. Посмотрев вниз, Ари заметила расположенный островками лес и множество огромных отдельно-стоящих деревьев, каких она не видела ни разу в жизни. Здесь было необыкновенно много камней, огромных и неотесанных, напоминавших о горной природе окружающей местности. Вдоль по склону бежала маленькая речка. Ари было не видно, где она берет свое начало, зато она ясно видела, что речка упирается прямо в облака. Скорее всего, дальше река распадалась на множество маленьких ручейков и в таком состоянии спускалась с Заоблачной горы на людскую землю.
   Темная сторона представляла собой некий отдельный, независимый мир. Мир, в котором могли жить одни греморы и никто другой. Ведь именно способность летать позволила им поселиться в этом необыкновенном месте.
   Засмотревшись на все это великолепие, Ари чуть не забыла, где находится. Ее привели в себя громкие голоса, послышавшиеся за стеной.
  -- Зачем ты притащил сюда эту девчонку? - сказал кто-то противным возмущенным голосом
  -- Она видела мое лицо. Я не мог оставить ее там!
  -- Надо было убить ее!
  -- Было слишком мало времени, ей на помощь шли другие люди. Я решил не рисковать.
  -- Так пойди и убей ее сейчас!
   Второй голос молчал. Но Ари понимала, что в любом случае ей грозит опасность и надо бежать отсюда как можно скорее. Ари посмотрела вниз с балкона. Высота была головокружительная. Она оглянулась по сторонам. Справа, немного пониже уровнем, виднелся небольшой балкончик и выходящая на него дверь. Ари решила добраться до балкончика по узкой нише, проходившей вдоль всей центральной башни, а оттуда проникнуть в комнату и уже из нее попробовать выбраться из замка. Она надеялась, что греморы не сразу поймут, куда она подевалась, и это даст ей время ускользнуть.
   Минари перекинула ногу через перила, перемахнула на ту сторону, но, наступив на скошенный мраморный карниз, поскользнулась и сорвалась вниз. При этом Ари невольно вскрикнула, и на ее крик тут же примчались греморы. Ари висела на одной руке, держась за перила. Ниша находилась много правее, и достать до нее в таком положении она никак не могла. Аренгорф, Ари сразу его узнала, взял ее за руку и одним движением вытащил обратно на веранду. Второй гремор неодобрительно смотрел на эту картину.
   Как только Ари оказалась на ногах, она без промедления вытащила небольшой кинжал, который на всякий случай был всегда припрятан у нее в сапоге, и направила его в грудь Аренгорфу. Она рассчитывала на внезапность удара. Однако Аренгорф успел поймать ее руку, и Минари лишь поцарапала его. Более того, образовавшаяся царапина, как и полагалось, тут же заросла. Ари выронила кинжал, сопротивляться силе Властителя греморов было бесполезно.
  -- У тебя уже была возможность меня убить. Ты ею не воспользовалась. Так что теперь даже не пытайся! - с суровым видом отрезал Аренгорф.
  -- Что вам от меня надо?! - дерзко спросила Ари, глядя ему прямо в глаза.
  -- А ты храбрая, - отметил второй гремор.
  -- Вы меня что на десерт оставили? - еще резче спросила Ари.
  -- Я еще не решил. Посмотрим, как ты будешь себя вести, - ухмыльнулся Аренгорф. - Драквин, проводи гостью в ее комнату.
  -- Я что останусь здесь? - запротестовала Ари, судорожно вырываясь из рук Драквина. - Ни за что!
  -- Ты предпочитаешь умереть?
  -- Лучше смерть!
   Ари действительно предпочла бы умереть здесь и сейчас, чем остаться в замке Тинезарда. Настроена она была очень решительно. Ари вырывалась изо всех сил, но даже старый гремор Драквин был в сто крат сильнее ее.
   Минари силой увели вглубь замка и заперли за широкой каменной дверью. Она безрезультатно толкала и стучала по двери, пытаясь открыть ее. Все тщетно. От всего пережитого за этот трудный день у Минари сдали нервы. Она начала кричать и биться в истерике. В дверь летело все, что попадалось под руку.
   От безысходности Ари упала на кровать, стоявшую в углу комнаты, и разрыдалась. Все было хуже некуда. Она находилось в Тинезарде, в логове своего самого заклятого врага. Бежать было невозможно. Да и куда бежать? Вокруг враги. А она одна, совсем одна. И никто не в силах ей помочь. Ари вспомнила о Гейделе. Боль утраты острым клинком вонзилась в сердце. Он был мертв. Только сейчас Минари до конца осознала это. И еще больше возненавидела Аренгорфа и всех греморов. И возненавидела себя за то, что не смогла его тогда убить.
   Да и как было его убить? Ведь под маской Аренгорфа все это время пряталось человеческое лицо. Такое даже в голову не могло прийти. "Человек. Как такое возможно?"- Ари постоянно задавала себе этот вопрос, но не находила ответа. Она старалась думать о чем-то другом, но Аренгорф никак не выходил у нее из головы. Ари еще раз вспомнила его взгляд, когда сбросила маску. И еще раз вспомнила свою нерешительность. "Он не может быть человеком. Не может быть!" - убеждала себя Ари, - " Он мой злейший враг. Он убил Гейделя у меня на глазах. Я не должна была колебаться. Что же я наделала. Что же теперь со мной будет? И что теперь будет со всеми людьми?"
  

* * *

  
   В комнату Ари вошло несколько греморов. Похоже, это были слуги. Они принесли ей кое-какую еду и кувшин красного вина. Ари с отстраненным видом сидела в углу кровати. Несмотря на всю свою усталость и вымотанность, за ночь она ни разу не сомкнула глаз. И весь ее вид говорил об этом.
   Вслед за слугами вошел и сам Аренгорф. Он подошел поближе к Минари и подвинул ей еду. Она даже не посмотрела.
  -- Ты так расстроена тем, что я тебя не убил, что хочешь умереть от голода?
   Минари не отреагировала.
  -- Что ж можешь и не есть, - продолжал Аренгорф. - И не разговаривать, если хочешь. Только это все равно тебе не поможет.
   Аренгорф вольготно расположился на кровати. Минари отодвинулась от него как можно дальше.
  -- Ну, чего же ты боишься? Куда исчезла твоя вчерашняя храбрость? - он потянулся к ней рукой.
  -- Не смей трогать меня, мразь! - выпалила Ари.
  -- Ну вот. Теперь я тебя узнаю. Так что? Разговаривать будем? Тебе все равно предстоит пробыть здесь достаточно длительное время, так что хочешь ты или нет, тебе придется со мной общаться. Как тебя зовут?
  -- Минари, - ответила она сухо.
  -- Отлично! Я Арен, - представился он.
   Аренгорф сказал это так, будто он молодой человек, пытающийся познакомиться с понравившейся девушкой. Ари не могла понять, почему он так себя ведет.
  -- Ты что издеваться надо мной пришел?
  -- Совсем нет. Тебе что не нравится мое имя? Предпочитаешь называть меня Аренгорфом?
  -- Я никак не предпочитаю тебя называть! - злобно сказала Ари. - Я вообще не хочу тебя видеть!
  -- Ну что ж. Если я тебе неприятен, тогда я пошел, - Арен встал и направился к двери, - Да, и, кстати, я не намерен тебя запирать. Можешь ходить, где хочешь. Замок в твоем распоряжении.
   За дверью его ждал Драквин.
  -- Ты что, нянчится с ней вздумал? Она все-таки пленница.
  -- Успокойся, мы ведь уже все с тобой обсудили.
  -- Да, но твои методы. Мне это не нравится. Ты Властитель Темной стороны, а не шут гороховый.
  -- Да ладно тебе. Дай хоть немного понравиться девушке.
   Драквин всю свою жизнь служил при Властителях Тинезарда. Он был главным советником еще при самом первом Властителе. На его глазах выросло и погибло несколько поколений греморов. В молодости он был необыкновенно силен и, что самое главное, хитер. Это и позволило Драквину дожить до седин. Сейчас силы были уже не те. Хоть греморы и жили необыкновенно долго, но все же они тоже старели. Когда Драквину перевалило за семь сотен лет, он перестал охотиться на людей. А потом и вовсе перестал летать. Однако, мудрость и опыт, сделали его самым уважаемым гремором во всем Тинезарде. К Драквину всегда прислушивались, и зачастую его мнение было решающим во многих сложных вопросах и спорах.
   Однако, юный Аренгорф с каждым днем все меньше прислушивался к нему. У Аренгорфа всегда было свое собственное мнение по любому вопросу, и он не думал считаться еще с чьим-нибудь. Зачастую Арен просто делал вид, что потакает старому гремору. Сам же он поступал только так, как хотел, убеждая остальных в правильности своего решения. Направляя чужие мысли в нужное ему русло. Ему иногда казалось, что он способен убедить греморов в любой даже самой абсурдной вещи. Молодые греморы, лишенные мудрости, не отличались смекалкой. Поэтому Аренгорф, особенно в детстве, очень любил подшучивать над сверстниками, заставляя их верить в самые немыслимые вещи. Лишь старый, мудрый Драквин никогда не велся на его выдумки. Драквин часто бранил мальчика за то, что тот не по назначению использует свои способности. И в тоже время он многому научил Аренгорфа. Несмотря на частую расхожесть во мнениях, Аренгорф ценил его заслуги.
  

* * *

   Ари сидела в комнате, обдумывая свое положение. Ее абсолютно не устраивала перспектива надолго задержаться в Тинезарде. Надо было бежать и как можно скорее. Тем более Аренгорф разрешил ей гулять, где вздумается. Либо он псих, либо действительно уверен в себе и полностью контролирует ситуацию.
   Минари немного поела, выпила вина. И хотя вино было не крепкое, оно слегка ударило ей в голову, и, изрядно посмелев, Ари отправилась на разведку.
   Внутри замок казался таким же неотесанным и громоздким, как и снаружи. Какие-то непонятные коридоры, залы, обычные и винтовые лестницы. Нигде не было украшений или изысков. Да и зачем они греморам? У них ни культуры, ни вкуса, и в красоте греморы ничего не понимают. Ари входила в разные двери. И что интересно - они все были открыты. Заходи куда хочешь.
   Несколько раз Минари наталкивалась на проходивших мимо греморов. Они бросали на нее презрительные взгляды, от которых бежал холодок по спине. Был бы у нее кинжал или винтовка, она бы не позволила этим тварям так себя вести.
   В коридорах были развешаны свечи. По всей видимости, никакого электричества у греморов и в помине не было. Свечи создавали в замке особую атмосферу. От стен так и веяло древностью и загадочностью. В некоторых местах свечей горело совсем мало, и Минари шла чуть ли не на ощупь. Зато в комнатах и залах сквозь огромные окна пробивался дневной свет. В одном из залов окна были вырублены прямо в куполообразном своде. Лившийся свет падал на гладкие мраморные колонны, отражаясь веселыми солнечными зайчиками на стены и пол.
   Посмотрев на сводчатый потолок, Ари только сейчас подумала, как высоко она находится. А ей же ведь надо вниз к выходу. Замок был поистине огромный, и заблудиться в нем не составляло никакого труда. Минари шагала по коридорам, не запоминая дороги. Да и зачем было ее запоминать, ведь Ари шла с мыслью, что обратно больше не придется возвращаться.
   Минари двинулась вниз по широкой лестнице. Та вывела ее в другой освещенный зал, из которого в свою очередь шло два длинных коридора. Ари повернула в первый попавшийся. Выбранный коридор резко повернул влево. Ари уперлась в винтовую лестницу, ведущую, увы, наверх. В трубе, которую огибала лестница, был вмонтирован какой-то механизм. Он состоял из большой чаши, закрепленной цепями, и подъемного блока. Видимо греморам требовалось поднимать наверх что-то тяжелое. Помимо винтовой лестницы Ари заметила несколько небольших дверей, скорее всего ведущих в такие же небольшие комнатки. Ари решила не открывать их понапрасну.
   Она вернулась обратно и пошла по другому коридору. Он был не лучше предыдущего. Здесь было сыро и неуютно. Да к тому же свечи в конце вообще не горели. Значит, по коридору уже давно никто не ходил. Пришлось поворачивать обратно.
   Минари вернулась в зал с вырубленными в своде окнами. Она подалась вперед в направлении широкой двустворчатой двери. Ари с силой толкнула одну из створок. За ней оказался обеденный зал, о чем свидетельствовали длинные столы, стоявшие вдоль всех стен. Зал был отлично освещен пятью длинными арочными окнами. На окнах, в отличие от всех увиденных залов, висели тяжелые бордовые шторы до пола, аккуратно собранные к краям.
   Вообще странным было само наличие обеденной в логове греморов. Обычному человеку и в голову бы не пришло, что греморы питаются чем-то кроме людских жизней. Но факт употребления пищи был на лицо.
   Да и греморы, идущие на трапезу, не заставили себя долго ждать. Стоило Минари выйти из обеденного зала, как послышались шаги направляющейся туда толпы. Ари спряталась за колону. Уж очень ей не хотелось натыкаться на ораву голодных монстров. Когда шаги затихли, она осторожно вышла из укрытия и ринулась подальше отсюда.
   Вдруг ее внимание привлекло несколько больших бесформенных статуй, выполненных из необычных каменных пород. Одни камни были изрезаны расщелинами, которые складывались в оригинальные узоры. Другие содержали серебристые вкрапления, блестевшие от падающего света канделябров. Третьи были удивительно гладкими, будто их отшлифовала морская волна.
   Ари медленно шла по этой своеобразной галерее, с любопытством рассматривая каменные ваяния. С другого конца галереи послышались шаги. Ей не хотелось наталкиваться на греморов, но поворачивать назад было уже поздно. Ари напряглась всем телом. Она уже мысленно готовилась столкнуться с одной из этих безобразных тварей, как неожиданно перед ней возник Аренгорф. После стольких встреч с греморами она была рада видеть его хоть и холодное, но все же человеческое лицо. В его голубых глазах не было ни капли злости или презрения, и Ари, расслабившись, громко выдохнула. Властитель сдержано поприветствовал ее.
  -- Я как раз искал тебя. Ты не заблудилась?
  -- Заблудилась, - честно призналась Ари, - но, кажется, я уже знаю, куда хочу направиться.
   Она сорвалась с места, в надежде, что ей удастся продолжить свой путь без дальнейших расспросов. Он остановил ее легким прикосновением.
  -- Не стоит туда ходить.
  -- Почему?
  -- Там закрыто, - Арен потряс в воздухе связкой ключей.
  -- А что там? - заинтересовалась Ари.
   Аренгорф немного помедлил, потом ответил
  -- Библиотека... Но для тебя там нет ничего интересного.
   "Вот черт! Опять я выбрала не то направление. Где все-таки выход в этом дурацком замке?!" - Она растеряно смотрела в другой конец коридора.
  -- Что-то не так?
  -- Нет, все в порядке
   " Можно конечно спросить у Аренгорфа. Но он вряд ли обрадуется тому, что я собираюсь покинуть его. Хотя...О господи, и о чем я только думаю! Аренгорф ведь один из них, он мой враг, хоть и выглядит как человек. Не стоит ни на секунду забывать об этом. Он первый, кого я здесь должна остерегаться. Хоть снаружи он кажется безобидным, внутри он монстр, убивший Гейделя и многих других людей". При мысли о Гейделе, к горлу подкатил комок слез. Боль утраты была еще слишком свежа. Но она постаралась сдержать себя, и, кажется, ей это удалось. Аренгорф даже не заметил охвативших ее эмоций.
  -- Я хочу, чтобы ты со мной пообедала.
  -- Я не голодна...
  -- Я не спрашивал, голодна ты или нет. Идем.
   Он повелительно посмотрел на нее и пошел в сторону обеденного зала. Ари тихо поплелась вслед за ним. Пока они шли, он ни разу не оглянулся. Он привык, что все подчиняются ему беспрекословно. Никто не рискнул бы противиться воле Властителя.
   Ари до омерзения не хотела идти в обеденный зал. Там, должно быть, собрался уже весь замок. Ей было противно лишь от одной мысли, что придется находиться в обществе стольких греморов.
   Аренгорф зашел в зал с куполообразным сводом, а оттуда, открыв едва приметную дверь, нырнул в небольшую столовую с аккуратным продолговатым столиком. Он сел за стол и взглядом указал Ари место напротив. Она послушно села.
   Тут же пришли слуги и стали поспешно накрывать на стол. Все то время, пока они одно за другим приносили разнообразные блюда, Аренгорф не отрывая глаз, смотрел на Ари. Ей было не по себе от его взгляда, но деться было некуда. Когда все яства были расставлены, греморы незаметно удалились. Аренгорф наконец-то отвел глаза и принялся есть. Блюда и бокалы, стоявшие на столе, были из чистого золота, как и полагается для особ королевских кровей. Столовых приборов же не было совсем. Греморы ели руками. Максимум, чем они пользовались, были ножи, а точнее клинки, на которые они накалывали куски мяса. Мяса на столе было в изобилии. Оно являлось, пожалуй, основной пищей греморов в сочетании с овощами и зеленью.
   Ари внимательно смотрела на то, как Арен поглощает один кусок за другим. В своем поведении он ничем не отличался от людей.
   Ари в голову опять стали лезть вопросы о его внешности. Почему он такой? И вообще гремор ли он? Покончив с очередным куском Арен обратился к Минари.
  -- Попробуй что-нибудь. Тебе понравиться.
   Ари неуверенно отщипнула пару кусочков. Еда и действительно была очень вкусной.
  -- Ну, вот видишь. Я тебя не обманывал. И кстати, думаю, мы много времени будем проводить вместе. Хочу, чтобы ты ко мне привыкла... и не опускала глаза при каждом моем взгляде, - и добавил, - Надеюсь, я тебе не омерзителен?
  -- Нет, не омерзителен, - мгновенно ответила Ари, и сама не поверила своим словам, - По крайней мере, внешне.
  -- Понимаю...Но с остальным тебе придется смириться.
   Ари опять представила себе одну из многочисленных картин убийства: гремора высасывающего людскую энергию. И он это делает. Делает постоянно. Вот теперь он показался Ари действительно омерзительным. Как он может? Ведь он такой же, как они. Это абсолютно не укладывалось у нее в голове. Она набралась смелости и решительно спросила:
  -- Я не понимаю, как ты можешь убивать людей?
   Аренгорф ухмыльнулся.
  -- Обыкновенно. Мы всегда так жили, и будем жить, - Арен сделал паузу, - Ну, вот вы, например. Вы ведь убиваете кроликов ради пропитания?
  -- Ну, это совсем другое.
  -- Ничего не другое. Вы такие же хищники, как и мы. Люди охотятся на животных, а греморы на людей - все просто.
  -- Но ведь вы можете питаться и обычной пищей. Зачем убивать себе подобных?
  -- В таком случае, почему бы тебе не стать вегетарианкой? У нас с людьми нет ничего общего. Не сравнивай!
  -- А ты себя в зеркало видел?! Почему ты не такой, как твои соплеменники?
  -- Ну, наконец-то. Я уж думал, ты никогда не спросишь.
  -- Да это мне не дает покоя.
  -- Что ж, я расскажу тебе. Видишь ли, дело в том, что моя мать была обычной женщиной - человеком. А отец, как ты понимаешь, был самым настоящим гремором. Более того, самым ужасным и жестоким Властителем Тинезарда.
  -- Этого не может быть!
  -- Если бы этого не могло быть, я бы сейчас не сидел тут перед тобой...
   Ари тут же представила себе эту картину: красивая хрупкая девушка рядом с безобразным гремором. Она с недоверием посмотрела на Аренгорфа.
  -- А что ты удивляешься? Мы размножаемся так же, как и все животные и люди, только делаем это исключительно для появления потомства. Вот только мой отец... Для этой цели он выбрал одного из вас, точнее одну.
  -- Но почему? - недоумевала Ари. - Ваши женщины были не в его вкусе?
  -- Может ты и права конечно...А в действительности, при союзе гремора и человека происходит особое смешение кровей и родившийся ребенок получает сверхъестественные способности, сверхсилу. Это известно с давних времен. Однако на практике таких случаев было очень мало.
  -- И один из них сейчас находится передо мной, - констатировала Минари.
  -- Совершенно верно! Ну вот, теперь ты все знаешь.
  -- Так значит, ты обладаешь большей силой, чем твой отец?
  -- Конечно! От матери мне досталась не только внешность, но и ловкость, быстрота, смекалка!
  -- То-то же Гэм никак не может тебя прикончить.
  -- Кто? Какой еще Гэм?
  -- Человек, который убил твоего отца два года назад, и который сейчас охотится за тобой!
   Арен вопросительно поднял брови.
  -- Так ты знакома с убийцей моего отца? А чего я ему так не угодил?
  -- Ты еще спрашиваешь?! Все люди ненавидят тебя, боятся и ненавидят! - пылко проговорила Минари, бесстрашно смотря ему в глаза. - Но ты и сам прекрасно знаешь, сдаваться мы не намерены. Мы будем защищаться и будем убивать греморов, как и вы убиваете нас. Опыт у нас есть. А Гэм...Раз он смог убить твоего отца, значит и тебя он сможет догнать и прикончить!
   А про себя подумала - " Если конечно я не сделаю этого раньше!"
  -- Что ж если он ищет встречи - он ее получит! - многозначительно проговорил Арен.
   Это фраза встревожила Минари. Что если она сейчас только спровоцировала его? И он будет убивать назло ей. Нет, этого нельзя допустить!
   Закончив обед, Аренгорф поднялся из-за стола и взглядом указал Ари следовать за ним.
  -- Я провожу тебя в твою комнату, боюсь, ты сама не найдешь.
  -- Нет, не стоит. Я туда не собираюсь.
   Арен остановился.
  -- А куда же ты собираешься? - он внимательно посмотрел на нее.
   Ари поняла, что опять сказала совсем не то. Ей нужно как-то найти выход. Это конечно совсем глупо, но может стоит испытать судьбу?
  -- Знаешь, в замке так мрачно и тоскливо. У меня чувство, что стены давят со всех сторон, - ее лицо приняло совсем невинное выражение. - Хотелось бы подышать свежим воздухом. Не подскажешь, где здесь выход?
  -- А с чего ты взяла, что у замка вообще есть выход?
   У Ари от изумления выкатились глаза. Такого ответа она явно не ожидала.
  -- Как? А как же вы заходите?
  -- Ты что забыла, что греморы летают? Тот балкон, с которого ты вчера пыталась слезть, отлично подходит для входа в замок. Или ты так не считаешь? - Аренгорф злорадно улыбнулся. - Кстати, там ты можешь подышать свежим воздухом. Только опять не лезь, куда ни надо. Спуститься тебе не удастся.
   Аренгорф спокойно развернулся и продолжил путь. Ари стояла в недоумении.
  -- Пойдем скорее. У меня еще много дел.
   Она неспешно поплелась вслед за ним.
  
  

Глава 4

   В Квинленде царила полная сумятица. В главном штабе сопротивления Дорф беспокойно расхаживал из угла в угол.
  -- Ну неужели ни единого следа?
  -- Наши люди прочесали весь город, но ничего обнаружить не удалось, - печально ответила Лурия.
  -- Но не могла же она исчезнуть! Что за бред.
  -- Дорф упал в кресло и закрыл руками лицо. В комнату вошел Гэм.
  -- Вот, - он протянул Дорфу безобразную маску, - это мы нашли рядом с телом Гейделя.
  -- Что это? - Дорф взял ее в руки.
  -- Думаю, это принадлежит одному из греморов, а точнее главному из них - Аренгорфу.
  -- Зачем Аренгорфу маска?
  -- Не знаю. Я был уверен, что это его настоящее лицо. Да и люди, видевшие властителя Тинезарда, это подтвердили.
  -- Странно...Какие есть предположения?
  -- По всей видимости, у него какие-то проблемы с лицом. Или с головой...
  -- А может, у него вообще нет лица, - предположила Лурия, - или он невидимый, что-то вроде духа.
  -- Не думаю, - сказал Гэм, - его отец был таким же гремором, как и все остальные. Я это точно помню.
  -- Значит, он почему-то не хочет, чтобы мы видели его лицо, - Дорф все крутил маску в руках. - Но вопрос сейчас не в этом. Вопрос в том, куда пропала Минари.
   Все многозначительно посмотрели на маску.
  -- Вы думаете...
  -- Других объяснений я пока не нахожу.
  -- Но зачем она ему? Греморы никогда не забирали людей.
  -- По всей видимости, оставил на десерт...
  -- Бедная Минари, - вздохнула Лурия.
  -- Слушай, Дорф, это все только догадки. Предлагаю пока не делать никаких выводов, - подытожил Гэм. - Я лично этим займусь, но позже. Сейчас надо заняться похоронами.
   Все в комнате потупили взгляды.
  -- В голове не укладывается! Гейдель погиб. Ари пропала. Как такое вообще могло произойти?

* * *

  
   Уже несколько дней Ари жила в замке Тинезарда. Греморы ее не трогали, но все же они вызывали у Ари чувство отвращения, которое она не в силах была скрыть. А еще Минари безумно тосковала. Стоило ей подумать о доме, о своих друзьях и родном городе, как все сжималось внутри. Невыносимо было вспоминать о Гейделе. Но еще хуже ей становилось оттого, что она, находясь на Темной стороне, ничего не делала, чтобы помочь людям. Эта мысль давила изнутри. Ари представляла, сколько полезного могла бы рассказать друзьям о греморах, какие преимущества это могло бы принести в борьбе с неприятелем.
   Каждую минуту, проведенную в Тинезарде, Ари посвящала изучению греморов, их повадок, слабых и сильных сторон. И она пришла к выводу, что греморы, за редким исключением, действительно не отличаются умом. А еще Ари поняла, что за ней постоянно наблюдают. В те часы, когда рядом не было Аренгорфа, за ней присматривал Драквин. Ари то и дело натыкалась на него или его помощника Мэнкре, когда гуляла по замку. Присутствие наблюдателей ее раздражало. Было ли это волей Аренгорфа или же Драквин следил за ней из каких-то своих соображений, Минари не понимала.
   Однажды Ари проснулась позже обычного. Девушка позавтракала у себя в комнате и по привычке пошла на веранду подышать свежим воздухом. В замке было пустынно и одиноко. Проходя мимо приоткрытой двери в комнату Аренгорфа, она заметила, что он уже встал. Минари недолго постояла на веранде, любуясь дивным видом. Потом направилась в галерею, еще раз внимательно рассмотрела все каменные скульптуры. На другом конце галереи был вход в библиотеку. Дверь оказалась открыта. Ари заглянула внутрь. Никого не было. Она тихонечко зашла и осмотрелась.
   Книжных полок было не так много. Да и то на них в основном были какие-то свертки, пергамент и тому подобное старье. Вряд ли этот зал мог называться библиотекой. Скорее, он заключал в себе историю Тинезарда. Здесь висело много картин, изображавших бывших Властителей Темной стороны. Все они были с королевскими регалиями и в дорогих одеждах. Стены украшали сюжеты из давних времен. Роспись была выполнена в своеобразном стиле, четко и ярко, что было абсолютно не свойственно замку.
   Роспись занимала всю поверхность стен, за исключением правой стороны. Ее занимало огромное лепное дерево, тянущееся с самого потолка. Это дерево, как поняла Ари, изображало родословную Властителей Тинезарда. Оно было выполнено в своеобразной манере. Все веточки и надписи на нем были объемными и, как будто, живыми. Однако все они были сделаны на неизвестном языке. Как ни пыталась, Ари не смогла разобрать эти странные иероглифы.
   Ари провела рукой по всем изгибам дерева, буквам и знакам. Это было подобно прикосновению к древности. Внимательно все рассмотрев, она медленно отвернулась от древа и вскрикнула, от неожиданности. Прямо за ее спиной стоял Аренгорф. Его взгляд не обещал ничего хорошего.
  -- Ты что здесь делаешь?! - сорвался он.
  -- Дверь была открыта и я вошла, - Ари старалась держаться спокойно и уверенно, хотя от его взгляда у нее тряслись поджилки.
  -- Но я запре...
   Ари перебила его.
  -- Ты сказал, что я могу ходить, где пожелаю.
  -- Да, но я запретил тебе заходить сюда, - он был вне себя от ее наглости.
  -- Ты сказал, что мне не стоит сюда ходить, ты не сказал, что запрещаешь. Надо яснее выражаться, если хочешь, чтобы тебя правильно понимали.
   Аренгорфу нечего было ответить. Он нервно дышал, не в силах взять себя в руки. Похоже, ее тактика сработала. Ари продолжала.
  -- И мог бы хоть дверь за собой прикрыть, если это место так секретно. Хотя я здесь вообще ничего интересного, а тем более секретного, не вижу. Ну, подумаешь, личики твоих предков, - она показала на картины, - и вообще здесь все по-тарабарски написано, даже почитать нечего! - Она обижено надула губы и уселась на оббитую бархатом скамью.
   Аренгорф постепенно успокаивался, гнев проходил.
  -- Это древний язык греморов - томеранг. На нем сейчас не говорят. Но раньше его знали все греморы, важные документы и летопись велись на Томеранге.
  -- А ты его понимаешь?
  -- Конечно. Я ведь все-таки Властитель. Меня этому учили.
  -- Он подошел к генеалогическому древу и прикоснулся рукой к одной из надписей. Потом его рука медленно поползла вниз пока не дошла до последнего имени, по всей видимости, его собственного. Немного задержавшись, рука безжизненно соскользнула вниз. Он перевел взгляд на Минари.
  -- Ты права. Здесь нет ничего секретного. Это всего лишь наша история. Но все же здесь находятся ценные для меня вещи, и я не хочу, чтобы кто-то появлялся здесь без моего ведома.
   Ари почувствовала себя неловко, будто без спроса влезла ему в душу. Она виновато опустила глаза.
  -- Тогда я лучше пойду, - Ари встала со скамейки.
  -- Постой...Я тебя не выгонял. Пока я буду заниматься делами, можешь посидеть здесь. Но потом ты уйдешь.
   Она согласно закивала головой. Аренгорф взял с полок какие-то бумаги и уселся за стол. Ари занялась разглядыванием фресок на стенах. На них были в основном греморы, но не только, на некоторых были люди...
   Она пошла в самое начало длинной цепочки рисунков. Первый из них буквально ошеломил ее. На нем были изображены гремор и человек, пожимающие друг другу руки. "Не может быть,- подумала Ари. - Союз между греморами и людьми?" Далее шли изображения, подтверждающие ее мысль: греморы и люди трудящиеся рука об руку, помогающие друг другу. На этих рисунках греморы очень сильно походили на людей. Они были изображены невысокими, среднего телосложения, совсем не такими, каких знала Ари.
   Но дальше пошли совсем иные сюжеты, гораздо более знакомые. Она увидела гремора, высасывающего из человека его жизненную силу. На другом рисунке был гремор, возвышающийся над людьми. Тело его было крепкое и мускулистое. В нем заключалась необъятная сила. На следующих рисунках Ари стала различать слабых и сильных греморов. А на одном изображении было показано их четкое разделение. Сильные греморы стояли с одной стороны, слабые с другой, а между ними был воткнут кол, символизирующий раскол.
   После этой картинки слабые греморы больше нигде не изображались. Что с ними стало неизвестно. А сильные, по всей видимости, поселились на Заоблачной горе, ее изображение Ари не могла не узнать. Потом был нарисован какой-то старец, или волшебник, и опять Заоблачная гора, но уже окруженная ореолом. На следующем рисунке Ари увидела сильного, мощного гремора в короне и со всеми регалиями. Это был Властитель. Рядом с ним находился замок. Тот самый замок, в котором она сейчас находилась.
   Дальше Ари не могла ничего понять. Она прошла целый ряд странных изображений, пока опять не наткнулась на изображение человека. Это был какой-то король. Он стоял, преклонившись перед гремором, а в руках у него был сверток. Следующий рисунок изображал узников в кандалах и цепях, выстроившихся в очередь за смертью.
   Ари была знакома эта история. Она служила уроком всем людям. Когда-то давным-давно к северу от заоблачной горы располагалось процветающее королевство Гория, где правил король Родоган. Горию постигла та же участь, что и другие окрестные земли - на них стали нападать греморы. Они уносили много людских жизней. И тогда Родоган преклонился перед греморами. Они заключили договор, по которому Родоган должен был сам предоставлять им жертвы, с условием, что они не будут трогать других жителей. И обещал, что сами жители тоже не будут атаковать греморов.
   Родоган хотел сделать как лучше для своего народа. Но получилось совсем по-другому. Сначала он отдавал греморам преступников, заключенных, что сидели в тюрьмах. Это было выгодно и греморам, и королевству. Но вскоре заключенных стало не хватать. И тогда в тюрьму стали сажать за любую оплошность. Любой косой взгляд в сторону правительства мог закончиться смертью. Многие жители были недовольны. В королевстве начали плестись заговоры. Тогда Родоган создал специальный отряд для поимки заговорщиков и их тоже стали отправлять в дань греморам, как и всех, кто осмеливался хоть слово сказать против власти. Выезжать из городов запрещалось. Свободное прежде королевство стало похоже на тюрьму. И люди не выдержали. Они взбунтовались и убили короля. Вот сцена убийства на стене. А вот люди взялись за оружие. И начали войну против греморов. С тех пор ни один народ не пытался заключить союз с убийцами. И ни одна жертва не отдавалась без боя...
   Ари как волной захлестнули воспоминания. Они пробудили в ней на время забытую ярость и ненависть. "Ни одна жертва не дается без боя. И хоть я здесь, я должна продолжать этот бой. Никому еще не предоставлялась возможность убить гремора в его собственном логове. И чем больше я убью, тем меньше моих друзей погибнет, а главное..." - она посмотрела на Аренгорфа, - "Я должна разобраться с ним. Он как зло в подарочной упаковке. Конечно, было бы проще, будь он в маске, но я должна быть сильной и решительной. Надо переступить через себя ради всех невинных жертв, ради всех людей".
   Она опять посмотрела на Арена. Он внимательно изучал какие-то бумаги, но, почувствовав на себе взгляд, поднял на нее свои ясные голубые глаза. Ари поспешила отвернуться и еще раз повторила: "Надо переступить через себя!"
   Минари просмотрела остальные изображения. И в самом конце Ари все же нашла, что искала: гремор, а рядом с ним молодая красивая девушка - мать Аренгорфа. Она перешла к последнему рисунку. Вот и сам Аренгорф, то ли гремор, то ли человек. Изображение было очень буквально. Одна половина Аренгорфа была нарисована, как у человека, а вторая как у гремора, со всеми причитающимися атрибутами власти.
   Ари машинально подняла руку и закрыла половину лица, на которой Арен был человеком, потом передвинула руку на другую половину. Будто что-то решала для себя...
  
  

Глава 5

   Ари шла по замку и то и дело натыкалась на греморов. Они сновали туда-сюда, суетились, но все также бросали на Минари свои пристальные взгляды. Ари даже казалось, будто они насмехаются над ней в предвкушении чего-то зловещего.
   Она постаралась отогнать от себя эти мысли. И опустив голову, чтобы не смотреть на их лица, отправилась дальше.
   Минари вышла на открытую площадку на самой вершине замка. На площадке собралось около десятка греморов. Среди них был и Аренгорф. На нем была новая маска за место той, которую сорвала Ари, и привычное одеяние, в котором он появлялся среди людей. Происходило что-то странное. Ари спряталась за колонну и стала наблюдать.
   Греморы по одному становились перед Аренгорфом, и он своим умением передвигать предметы отправлял их в воздух. Они вылетали в небо с бешеной скоростью и исчезали из виду. Когда Аренгорф выбросил всех, он сам стремительно взмыл ввысь. Ари, раскрыв рот, наблюдала за всем этим процессом. Она ничего не могла понять: " Что за странное поведение. Они наверняка отправились на охоту. Но зачем греморам понадобилась помощь Аренгорфа? Они ведь и так хорошо умеют летать, - Ари посмотрела в небо, но не увидела там ничего, кроме пары плывущих облаков. - Что-то здесь не то".
   Мысли Минари были прерваны противным голосом, раздавшимся из-за спины.
  -- Что, ты здесь делаешь? - прорычал Драквин.
   Ари чуть в стену не впечаталась.
  -- Я...Я проходила мимо.
  -- Нечего разгуливать, где вздумается! Пошли со мной!
   Драквин схватил ее своей когтистой морщинистой рукой и потащил вглубь замка. Они зашли в какую-то странную комнату похожую то ли на кладовку, то ли на гардеробную. Драквин открыл огромный железный сундук, стоявший у стены и начал рыться в огромном количестве кое-как наваленного шмотья. Потом достал два платья: черное и красное. Оба явно не первой свежести. Ари смотрела на все это непонимающим взглядом, но не осмелилась издать ни звука. Гремор быстренько прикинул ей к лицу оба платья. Откинул черное в сторону и, впихнув Ари в руки красное, гаркнул:
  -- Ты должна быть готова через два часа
  -- Куда готова? Зачем? - испуганно спросила Ари.
  -- Я не обязан тебе докладывать. Просто оденься и приведи себя в порядок. Здесь есть все необходимое.
  -- Я не буду это одевать! Это похабно! - она кинула платье в сторону.
   Платье было огненно красного цвета, с неприлично открытым декольте и пышной юбкой, ужасно-мятой и кое-где даже порванной.
   Я тебе не Аренгорф. Я тут нянчиться с тобой не буду. Сделаешь, как сказано, и явишься на пир.
  -- Пир? Какой еще пир?
  -- Слишком много вопросов! Чтобы была готова, - гаркнул Драквин и ушел, хлопнув дверью.
   " Пир... Одеть это ужасное платье... Вот еще! Мало ли чего они захотели. Никуда я не пойду!" Ари со злостью швырнула платье в конец комнаты и уселась на сундук.
   Она посидела так полчасика. Тупо глядя по сторонам. Потом ей стало скучно, она встала и пошла посмотреть, что же все таки навалено в этой комнате.
   Ари открыла все сундуки и шкафы. Во всех валялись какие-то вещи. Все было жутко старомодное. Да и запах был такой, как будто этим вещам уже тысячу лет. В основном там были платья, по своему виду напоминающие карнавальные, так много на них было всяких блестяшек и украшений. " Ну, полная безвкусица, - подумала Ари, - никакого стиля или аккуратности, не говоря уже об удобстве. Неужели их кто-то носил?"
   Потом Ари принялась открывать маленькие ящички. Они доверху были завалены какими-то побрякушками. По виду это было золото. Такое же, из которого были отлиты столовые приборы Аренгорфа. Должно быть за них можно выручить неплохую сумму. Но Минари они не интересовали. Она надеялась найти хоть что-то, что бы могло сойти за оружие. Но ничего подобного в сундуках или шкафах ей не встретилось.
   Минари обреченно вздохнула. Красное платье так и валялось в углу комнаты. " Неужели мне действительно придется его надеть? И пойти на пир? Нет, они меня не заставят! Я не стану изысканным деликатесом на их пиршестве! Что же делать?" - Минари нервно заходила по комнате. Потом попыталась открыть дверь, но она была заперта. " Может здесь есть другой выход?" Ари начала заглядывать за все шкафы и внимательно осматривать пол и потолок. Ей показалось, что за одним из шкафов она видит щель. Ари попыталась сдвинуть шкаф в сторону, но он был такой тяжелый, что не подвинулся даже на миллиметр. Ари со злостью ударила его ногой и с чувством полной безысходности опустилась на стоявший рядом сундук.
   Тут Ари услышала щелчок, и дверь со скрипом отворилась. В гардеробную вошел Драквин. Он посмотрел на Ари, и лицо его сразу осерчало.
  -- Почему ты еще не готова?
  -- Я не пойду ни на какой пир! - уверенно ответила Ари.
  -- Вот упрямая девчонка! Может мне самому тебя одеть? - Драквин приблизился к Минари.
  -- Не трогай меня, - Ари со страхом прижалась к стене.
  -- Аренгорф вот-вот вернется. Ты должна быть готова к его возвращению.
  -- Я ничего никому не должна, ни Аренгорфу, ни тебе, ни кому другому в этом замке.
  -- Слишком смелая стала? Посмотрим, как ты запоешь после сегодняшнего... - процедил Драквин сквозь зубы.
  -- А что будет сегодня? - осмелилась спросить Ари.
  -- Узнаешь. Аренгорф тебе все продемонстрирует. Вот только вернется из города,- при этих словах Минари заметно приуныла. - Да он полетел к вам в город. Набраться энергии для предстоящего торжества. А если ты не повинуешься, то и твоя энергия послужит тем же целям.
   " Опять налет. Опять жертвы. Сколько это будет продолжаться? Эти убийства", - Ари с ужасом закрыла глаза.
  -- Что остолбенела? - прервал ее Драквин.
   Ари подняла глаза. Как же ей сейчас хотелось убить это чудовище. Но нет, время для удара еще не настало. Лучше дождаться начала праздника и напасть в самый неожиданный момент.
  -- Хорошо я соберусь на этот ваш пир.
  -- Так-то лучше. Даю тебе двадцать минут.
   И Драквин удалился, закрыв за собой дверь.
   Ари подняла выбранное для нее красное платье, быстро скинула с себя вещи и влезла в пышную юбку. Застегнула пуговки на груди. Платье сидело, как влитое.
   " Отличная юбка! - подумала Минари.- Есть куда спрятать оружие. Надеюсь, найду что-нибудь острое на праздничном столе. На торжестве наверняка соберется самая элита. Да, я отомщу. Отомщу за смерть Гейделя и за сотни других смертей", - с этой мыслью она воткнула несколько заостренных шпилек в убранный на макушке пучок. Потом попыталась руками разгладить смятое платье. Оторвала пару болтавшихся тряпок, кое-что подвязала, и платье постепенно приобрело вполне достойный вид. Разве что открытое декольте абсолютно нечем было прикрыть.
   В комнату вошел Аренгорф. Ари, полная решимости сотворить задуманное, резко повернулась к нему, но взгляд его чистых голубых глаз сбил ее с толку. Она слегка спешилась. "А он ведь только что вернулся из города, где убивал ни в чем неповинных людей. В голове не укладывается..."
  -- Ты уже готова, как я вижу. Тогда пошли, нас ждут.
   Минари и Аренгорф пошли по нескончаемо длинным коридорам замка, пока, наконец, не попали в обеденный зал. В зале собралось около сотни греморов. Все они, как показались Ари, были знатными особами, по крайней мере, одежда на них была много лучше той, которую Минари видела на остальных в замке. Да и Аренгорф на этот раз был одет под стать настоящему Властителю. Длинный камзол был украшен ветееватой золотой расшивкой с вкраплениями драгоценных камней, от граней которых отражалось пламя сотен свечей из канделябров, висевших на стенах обеденного зала. Да и ужин был просто королевский. Длинные столы, расставленные по периметру зала, были сплошь уставлены всякими явшествами. То, что греморы любили хорошо поесть, Ари давно поняла. Но вот их склонность к употреблению продуктов брожения... В общем из питья ничего кроме красного вина на столах как обычно не наблюдалось.
   Как только Ари вошла в зал, греморы отложили свои дела и устремили на нее свои испытующие взгляды. Они оценивали каждую ее деталь, каждое движение, перешептывались друг с другом, отчего становилось совсем не по себе. Их взгляды словно прожигали ее насквозь. А еще это, до неприличия открытое платье...Ари была готова провалиться под землю.
   Ей хотелось куда-нибудь спрятаться, укрыться от этих пожирающих взглядов. И она бессознательно шагнула за спину Аренгорфа. Он же взял ее под руку и потащил через весь зал, сквозь толпу отвратительных, уродливых греморов. Они все теснились к ней, стараясь заглянуть в самое лицо, дотронуться до нее. Ари никогда еще не испытывала такого отвращения. Эти омерзительные лица были так близко...И как же она жалела сейчас, что у нее нет при себе никакого оружия.
   Она опустила голову, стараясь не смотреть по сторонам. Аренгорф чувствовал ее неприязнь и назло старался идти как можно медленнее. Пусть привыкает. Ари попыталась сделать рывок вперед, чтобы побыстрее пройти эту толпу, но Арен крепко сжал ее локоть, не давая никакой свободы.
   Ари казалось, что путь через зал длился целую вечность. От нескончаемого потока мелькающих морд у нее начала кружиться голова, тошнота подкатила к горлу, а ноги еле плелись. Но она не могла сдаться, не могла показать свою слабость врагу. Ари закрыла глаза, сделала несколько глубоких вдохов и, собрав последние силы, подняла голову и выпрямила спину, стараясь всем своим видом показать, сколько силы и решительности может быть в человеке, даже в такой безвыходной ситуации. Ее сознание отстранилось от происходящего вокруг, взгляд уставился в никуда. Греморы все так же теснились вокруг нее, но ее каменное лицо не выражало никаких эмоций. Аренгорф оценил ее напористость и ухмыльнулся, показывая свое одобрение.
   Когда они, наконец, подошли к центральному столу, Арен усадил ее в большое деревянное кресло с высокими подлокотниками. Греморы разошлись по залу, занимая свои места. Пытка была закончена и Ари облегченно вздохнула, на лице же Арена была все та же ухмылка. Он поднялся из-за стола, взяв кубок красного вина, и поприветствовал соплеменников на непонятном Ари языке. Скорее всего, это был томеранг, во всяком случае звучал он очень пафосно и мудрено, то что надо для древнего наречия. Греморы в свою очередь поддержали его речь довольными возгласами, и как по команде набросились на еду. На это было тошно смотреть... Они ели как животные отгрызая здоровенные куски от сочных тушек, целиком зажаренных животных, и в захлеб запивая все красным вином из огромных медных бокалов.
   Ари же кусок в горло не лез. И не только от отвращения к греморам, но еще что-то не давало ей покоя. Странная тревога все дальше и дальше закрадывалась в ее душу. В первую очередь Ари никак не могла понять, что она делает на этом празднике живота. Греморы были увлечены исключительно поглощением пищи и после недавнего столь пристального внимания к ее персоне, сейчас они даже не смотрели в ее сторону. Минари оставалось лишь ждать. Ждать неизвестно чего.
   Дверь зала легонько отворилась, и в обеденную вошел странный гость. Он не был похож на остальных греморов ни внешне, ни своим поведением. Он был какой-то щуплый, длинный и очень-очень старый. Седины и морщины покрывали все его загорелое лицо. Он шел медленно и размеренно, всем своим видом демонстрируя полную отрешенность от происходящего и в то же время какую-то неподдельную спокойную уверенность.
   Уловив на себе изучающий взгляд Минари, он сделал кивок, приветствуя ее. Она кивнула в ответ.
  -- Кто это? - Ари обратилась к Аренгорфу, - Он не похож на остальных греморов.
  -- Это Гораэль, ты еще с ним познакомишься...
  -- Я? Зачем?
  -- Скоро узнаешь...не торопи события.
  -- Какие события? Объясни мне, что вообще здесь происходит? Зачем ты притащил меня на это сборище?
  -- А тебе разве здесь не нравится?
  -- Да я больше ни секунды не могу здесь находиться! - Ари резко встала из-за стола.
   Все греморы тут же оторвались от пищи и уставились на нее. Их глаза пылали огнем, а на губах появился хищный оскал. Казалось, сделай она хоть шаг в сторону, они разорвут ее в клочья, как дикие псы. Ари машинально потянулась за лежащим на столе ножом. Арен перехватил ее ладонь и спокойно сказал
  -- Тебе лучше сесть.
   Она медленно опустилась в кресло, не сводя испуганных глаз с остервенелых греморских лиц.
  -- Ты отдашь меня им?
  -- Ну зачем же, для тебя найдется лучшее применение....Хотя их тебе действительно стоит опасаться. Сделаешь хоть одно неверное движение и окажешься у них в лапах.
  -- Я не хочу....не хочу постоянно бояться за свою жизнь. Лучше сразу потерять ее, чем жить в постоянном страхе. Страхе, что каждый, абсолютно каждый, может в любую минуту убить тебя...
  -- Ну почему же каждый? Здесь есть два гремора которых тебе не стоит опасаться. Один из них как раз таки Гораэль! - Он указал на старика.
  -- Почему я могу его не опасаться?
  -- Он не ест людей, он Гремин!
  -- Что это значит, кто такие гремины?
  -- Гремины - это наши прародители. Видишь ли, мы не всегда питались людьми. Когда-то между нами был союз. Но постепенно тяга к власти и вечной жизни сделала из греминов настоящих убийц. Они начали питаться людьми и превратились в греморов. Но так поступили не все. Часть греминов осталась верна союзу и отказалась убивать людей. И тогда мы разделились на два народа.
   Пока он говорил, у Ари в голове всплывали сюжеты фресок из родового зала. Теперь она еще яснее все понимала.
  -- Так вот, - продолжал Аренгорф, - Гораэль принадлежит к роду греминов, он никогда не питался людьми, а значит для тебя он безопасен.
  -- А кто второй? - поинтересовалась Ари.
  -- Второй....Драквин.
   Ари ожидала совсем другой ответ.
  -- Почему он? - она недоуменно посмотрела на Аренгорфа.
  -- Видишь ли, он уже слишком стар для этого. Ему идет восьмая сотня лет. И он уже давно не летает в город и не пьет людскую энергию. Да он из замка то почти не выходит. Так что думаю, он не станет кидаться на тебя. По крайней мере, вряд ли у него найдутся силы, чтобы отнять у тебя жизнь.
   Ари была вполне удовлетворена ответом, но все же Драквина она побаивалась. Уж очень злобный у него был вид. Немного помолчав, она спросила.
  -- А ты?
  -- Я? - Арен посмотрел на нее так, что холодок пробежал по спине. - Я еще как питаюсь людьми. Даже с добавкой, разве ты не знаешь? Это, пожалуй, мое самое любимое занятие. Каждый раз, я чувствую, как все новая энергия наполняет мое тело. Чувствую, как чистая сила бежит по жилам, наполняя собой каждую клеточку. Это не возможно передать. А этот страх в глазах жертвы. Он придает уверенность, он опьяняет.
   Слушать это было невыносимо. Ари резко встала, замахнулась рукой, чтобы ударить его, но он как всегда опередил ее движения, поймав запястье в железных хват.
  -- Хватит, - крикнула она.
   Все греморы тотчас устремили на Минари свои налитые кровью глаза.
  -- Люблю когда ты злишься... Гнев тебя красит, и я надеюсь, он поможет тебе в следующем испытании
  -- Какое еще испытание... что это значит?
   Аренгорф обратился к столпившимся вокруг греморам.
  -- Друзья мои! Мы подошли к кульминации нашего празднества. К тому моменту, ради которого мы все здесь собрались. - Он обратился к Ари, - Сейчас ты пройдешь посвящение.
  -- Не нужно мне никакое посвящение.
   Ари пыталась выскользнуть, но сильные руки Аренгорфа до боли сжимали ее запястья.
  -- Если ты живешь среди нас, значит, ты должна хорошо знать, чем мы занимаемся, что составляет основу нашей жизни.
  -- Я и так прекрасно знаю, чем вы занимаетесь, мерзавцы...
  -- Нееет, ты должна знать это, как никто другой из людей. Должна прочувствовать всем своим существом. Ты испытаешь это на себе.
   Ари на мгновение охватил страх, но ему на смену тут же пришли гнев и ненависть. Ненависть к греморам, ненависть к Аренгорфу. Он взял ее под локоть и вывел на середину зала. Греморы окружили их плотным кольцом в ожидании представления. Они издавали звериные вопли, время от времени скандируя имя своего Властителя. Аренгорф поставил Минари перед собой и повелительно приказал:
  -- На колени!
   Ари поняла все. Все, что сейчас произойдет. Но тем больше вспыхнул в ней гнев, не давая страху пробраться наружу. Она гордо держала голову, не желая склониться перед ним.
  -- Ни за что не стану унижаться перед тобой. Пусть даже это последняя минута в моей жизни.
   Он положил руку ей на плечо и надавил вниз с такой силой, что у Ари подкосились ноги и она, не удержавшись, рухнула на колени. Но голова ее все же оставалась поднятой. Если это конец, она встретит его достойно - глядя в глаза своему врагу.
   Арен аккуратно убрал пряди волос с ее лица и приложил руки к вискам. Греморы жадно уставились на кончики его пальцев. Он надавил на виски. У Ари внутри все сжалось. Кровь застучала в висках, а тело охватил жар. Она зажмурила глаза от боли. Ари не могла пошевелиться, не могла дышать, ее будто парализовало. Она только чувствовала, как силы медленно и мучительно покидают ее. Она мысленно пыталась помешать этому, цепляясь за каждое ощущение, каждый звук и каждый вдох - за каждую ниточку, связывающую ее с этим миром. Но все было бесполезно. Аренгорф полностью управлял ее жизнью. Даже собственное сознание стало ей неподвластно, оно ускользало от нее, как вода сквозь пальцы. Все стало, как в тумане. Она словно находилась на дне бездны, из которой уже никогда не сможет выбраться. А вокруг была лишь пустота. Всепоглощающая пустота, которая не оставляет ничего. Ей показалось, что она уже умерла, как вдруг все прекратилось.
   Минари обессиленная упала на пол. Аренгрф отошел от нее, оставив лежать посередине зала. Греморы удовлетворенно расступились. Арен взял в руку бокал красного вина, поднял его в воздух и, встретив одобрительные взгляды собратьев, залпом выпил его содержимое. Все поступили также. А потом, не обращая ни малейшего внимания на лежащую Ари, продолжили свое пиршество.
   Сознание постепенно возвращалось, но сил совсем не было. Она даже не могла открыть глаза, и лишь по доносящимся звукам могла понять, что происходит вокруг. А звуки говорили, что греморы и не собираются расходиться. Неужели она будет лежать здесь до ночи? А может и всю ночь? И никто не придет ей на помощь, никому нет до нее дела. Зачем они оставили ее здесь? Возможно, они уверенны, что она мертва. Если так, то она действительно умрет, не от рук греморов, так от истощения.
   Через полчаса в зал вошел Гораэль с чашей какой-то зеленоватой жидкости в руках. Он посмотрел на Аренгорфа, ожидая указаний. Аренгорф кивнул ему и гремин подошел к Минари. Сел на пол и положил ее голову себе на колени. Потом приоткрыл рот и влил немного зеленоватого отвара. Он был невыносимо горький на вкус. Ари открыла глаза. Она собиралась что-то произнести, но тут же получила еще порцию отвара. Силы потихоньку стали возвращаться. Она с трудом выговорила:
  -- Что это?
  -- Это отвар из корня Могучего древа. Он возвращает силы. Пей, милая.
   Ари сделала еще несколько глотков и скривилась от горечи
  -- Почему такой горький?
  -- Так надо. Он очень крепкий, чтобы быстрее восстановить твою энергию. И то, даже с таким отваром тебе понадобится несколько часов.
   Ари продолжала пить эту мерзкую жидкость, чувствуя, что она действительно помогает.
  -- Почему Аренгорф не убил меня?
  -- Он и не собирался тебя убивать. Он забрал у тебя только часть энергии. Ты должна была испытать само ощущение. Понять каково это не на словах, а на собственной шкуре.
  -- Да уж ощущение не из приятных...Так он просто хотел меня проучить, мерзавец!
  -- Нет, не просто проучить. Он хотел показать тебе, кто здесь главный. Показать, что твоя жизнь всецело в его власти.
  -- Моя жизнь никогда не будет в его власти! Только моя смерть!
   Гораэль сочувственно посмотрел на нее и поднес к губам чашу с отваром. Через час она уже могла держаться прямо. Гораэль помог ей подняться и усадил на мягкий стул с подлокотниками. Он отдал ей оставшийся отвар и тихо удалился.
   Ари было жаль, что он ушел. Она опять осталась одна, беспомощная и бессильная в окружении сотни враждебных греморов. И хотя они до сих пор не обращали на нее внимания, Ари все же чувствовала исходящую от них угрозу. Она уже испытала, что такое потеря энергии и ей не хотелось бы почувствовать это снова. А ведь сейчас каждый мог подойти к ней и сотворить то же самое. Ари хотелось убежать, испариться, исчезнуть из этого зала и вообще из замка. Она попыталась встать. Ноги ее не слушались. Ари внимательно посмотрела по сторонам, перевела взгляд на стол. В опустевшем блюде лежало два кинжала. Убедившись, что за ней никто не наблюдает, она протянула ослабшую руку и незаметно подтащила к себе кинжалы. Ари по обыкновению засунула их в свои высокие сапоги, с которыми никогда не расставалась. Она твердо решила, что больше не даст греморам выпить ни капли своей энергии. И хоть у нее совсем не было сил, она сейчас была готова убить любого гремора, который к ней приблизится.
   Особенно зла она была на Аренгорфа. За столько дней проведенных вместе она уже стала забывать о том, кто он на самом деле. Сейчас все опять встало на свои места. В Ари вспыхнула ненависть, а вместе с ней и решимость. Ари не хотелось терять этого чувства. Она молила о том, чтобы он сейчас подошел к ней, и она без колебаний вонзила бы ему в сердце кинжал. Однако он даже не смотрел на нее. Казалось, он и вовсе забыл о ее существовании. Вот нахал! Неужели он даже не считает нужным объяснить ей происшедшее? Хотя, собственно, почему он должен что-то ей объяснять. Она всего лишь его жертва, а точнее было бы сказать...Игрушка. Да именно так.
   Только вот Ари совсем не хотелось становиться чьей-то игрушкой. Так что нечего ждать у моря погоды. Надо действовать. Ари потихоньку встала. У нее слегка кружилась голова. Она немного постояла, сделала несколько глубоких вдохов и медленно двинулась в сторону выхода.
   Она шла мелкими шажками вдоль стенки, немного придерживаясь за нее рукой. Она старалась идти как можно тише и незаметней, дабы не привлечь чье-нибудь внимание. В общем-то этого и не произошло. Ари спокойно вышла в колонный зал, преодолела гряду лестниц и коридоров и, наконец, добралась до своей комнаты. Здесь она чувствовала себя в гораздо большей безопасности, нежели чем в зале. Однако путь отнял у нее много сил, и она сразу же упала на кровать и отключилась.
   Через пару часов она пришла в себя. Как только Ари открыла глаза, она увидела Аренгорфа. Он сидел на краю кровати, спиной к ней, и крутил в руках какую-то безделушку. Лучи заходящего солнца, бившие прямо в окно, отражались на его лице золотыми красками. Он выглядел невероятно спокойным и умиротворенным. Ари невольно задержала взгляд, рассматривая каждую черточку на его безупречном лице. Потом подумала: сейчас или никогда, и тихонько потянулась за кинжалом. Вытащила его из сапога и рывком бросилась к Арену, готовая пронзить ему сердце. Он мгновенно развернулся и поймал ее руку. Кончик ножа воткнулся ему в грудь, и по лезвию побежала струйка багровой крови. Арен отслонил нож и сжал руку Ари с такой силой, что она вскрикнула, и кинжал со звоном упал на мраморный пол. Ранка на груди тотчас затянулась, о ней напоминал лишь кровавый след, оставшийся на рубашке.
   - Ну вот, испортила мне рубашку...Я по-моему уже просил тебя, оставить глупые попытки убийства? Ты что с первого раза не понимаешь?
   Ари попыталась высвободить руку, которую до сих пор держал Аренгорф. Бесполезно. Тогда она замахнулась свободной рукой и со всей силы влепила ему пощечину.
  -- Пусти меня!
   Он, как всегда, лишь посмеялся над ней.
  -- И все-таки ты очень смелая...Сильная и красивая, какой и полагает быть матери будущего наследника!
  -- Что? Что ты сказал? - Она чуть не упала от такого заявления.
  -- Что, что...Ты все правильно услышала. Ты станешь матерью моего наследника.
  -- Так вот зачем я тебе нужна! - У Ари внутри все похолодело.
   Аренгорф повернул ее к себе и попытался поцеловать, на что она плюнула ему в лицо.
   Он спокойно вытер щеку. Посмотрел на нее испепеляющим взглядом. А потом ударил с такой силой, что она отлетела к стенке.
  -- Что ж, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому! Все равно ты никуда не денешься.
   И он вышел вон, хорошенько хлопнув дверью.
   Ари решила незамедлительно бежать. Все равно куда, лишь бы не оставаться здесь ни секунды. Она быстро натянула свои привычные вещи, засунула кинжал обратно в сапог и тихонько вышла из комнаты. На дворе стояла глубокая ночь. В коридоре было пусто и темно. Лишь из комнаты Аренгорфа выбивался тусклый свет.
   Дверь была приоткрыта, и Ари не удержалась от соблазна заглянуть туда. Повсюду стояли свечи, на столе было море фруктов и вина. Аренгорф лежал на кровати посередине комнаты, а вокруг него увивалось несколько непонятно во что разодетых женщин. Да... Женщины у греморов были поистине ужасны. Конечно, не так уродливы как мужчины, но с людьми и сравнивать нечего. Уродливые, делающие непонятные корявые движения. Их вид был непереносим. Они всячески извивались перед Ареном, подносили ему фрукты и вино, гладили его тело. Но он не обращал никакого внимания на их ласки, казалось, он и вовсе не замечал их. Он лежал, отрешенным взглядом уставившись куда-то в стену. И только бесконечно пил вино.
   Казалось, он задумался над какой-то проблемой и никак не мог найти выхода. Лишь вино могло сейчас залить все его терзания. Ари почему-то казалось, что он расстроен. Если он вообще может быть чем-то расстроен. Скорее зол. Он ведь гремор . Да, его ярость дала о себе знать, когда он швырнул ее в стену. У Ари от удара слегка ныла рука. Но она не обращала на нее внимание. Главное чего она хотела - так это побыстрей исчезнуть отсюда. Ари уже собралась идти, как вдруг Аренгорф, ни с того ни с сего, перевел на нее затуманенный взгляд. Как будто знал, что она наблюдает за ним. Ари вздрогнула от неожиданности. Под его недвусмысленным завлекающим взглядом она стыдливо опустила глаза и поспешила скрыться.
   Опять она влезла, куда ни надо. Вот вечно ее тянет заглянуть в незакрытую дверь. А теперь опять это жуткое ощущение, как будто тебя застали на месте преступления. Теперь он знает, что она куда-то отправилась. Остается только надеяться, что он не станет ее преследовать. А иначе... Ладно, хватит строить предположения, надо выбираться отсюда. Где-то у этого замка должен быть выход. Это Ари знала точно. Ведь гремин как-то попал в обеденный зал, хотя он, в отличие от греморов, не летает. И пришел он точно своими ногами. Значит, на земле есть вход и выход. Ари вспомнила замечательное приспособление в виде чаши, на которое наткнулась в первую свою прогулку по замку. Оно находилось как раз под обеденным залом. Наверняка служит для транспортировки продуктов наверх, на кухню. Ари бросилась по ступеням вниз. Теперь она ясно представляла себе, где должен находиться выход из замка, и у нее не было ни малейшего сомнения, что она его найдет.
  

Глава 6

   Дорф спустился на нулевой этаж здания штаба. За массивной железной дверью находилась лаборатория, где Дорфа уже ждал Крол - пожалуй, самый сумасбродный и в то же время талантливый изобретатель города. Дорф зашел в лабораторию, уселся в крутящееся кресло и со скучающим видом приготовился выслушать лекцию об очередном гениальном изобретении столь же гениального мастера.
   Крол с довольным видом поставил на стоящий перед Дорфом стол какую-то штуковину. Наверху устройства было две согнутые палочки. На конце каждой - шарик, утыканный множеством крохотных зелененьких иголочек или травинок. Из далека могло показаться, что это что-то живое и пушистое, но вблизи становилось отчетливо понятно, что природа данного объекта исключительно растительная. От каждого шарика шли проводки вниз к основному блоку установки, снабженному шкалой со стрелкой.
  -- Ну и что это за цветочки? - устало и слегка пренебрежительно спросил Дорф.
  -- Это мое новое изобретение для обнаружения греморов, - гордо заявил Крол, аккуратно и даже бережно подсоединяя проводки. - Вот смотри!
   Он поднес кончик пальца к одному из шариков. Травинки зашевелились, словно ожившие, и стали тянуться к пальцу, а стрелочка слегка отклонилась от нуля. Крол радостно подпрыгнул на месте и несколько раз восторженно ударил в ладоши. За внешний вид и своеобразное поведение посторонние нередко принимали Крола за не совсем адекватного человека. Взъерошенные волосы, очки набекрень или огромная лупа на одном глазу, вечно мятая, неопрятная одежда - о внешнем виде ему всегда было некогда заботиться. Он был всецело увлечен наукой, причем большей частью ее практической составляющей. Потому с первого раза не до конца просчитанные модели Крола часто не срабатывали, и хорошо еще, если не наносили вреда окружающему помещению или самому изобретателю.
  -- Эти цветочки, как ты их называешь, представляют собой высокочувствительные радары. Они реагируют на биополе. Сейчас, когда я поднес палец, они почувствовали мое биополе. У людей оно, конечно, очень слабое. А вот на греморов, питающихся людской энергией, реакция должна быть в сотни раз мощнее. Я пришел к выводу, что они обладают своими способностями именно благодаря сильнейшему биополю. Их огромный запас энергии дает им возможность летать, возможность быстро восстанавливать организм от повреждений, да и в целом ты сам знаешь, насколько они сильны. Так вот, - с азартом продолжал Крол, мой прибор с помощью чувствительных травинок может засечь приближение этого биополя.
  -- Стой, стой. Ты сказал травинок? Так значит, мне не почудилось, и это живое растение?
  -- Да. Это специально выведенный мной вид.
  -- Я думал ты изобретатель, а ты, оказывается, еще и ботаникой увлекаешься? - колко заметил Дорф.
  -- Да, а еще медициной, геологией, химией и много чем другим. Как говорят, гениальный человек гениален во всем, - прихвастнул Крол. - Ладно, о чем это я? Ах, вот. Я создал их на основе растений хищников. В шариках находится вещество, что-то вроде удобрения. Вот здесь в резервуаре, - он указал на блок под дугами, - находится достаточное количество вещества для жизни растений где-то на год. Потом резервуар следует пополнить. Мощность биополя можно увидеть на шкале. Чем сильнее биополе, тем сильнее растение реагирует на него и тем дальше отклоняется стрелка. В зависимости от показаний бинометра можно установить количество греморов, приближающихся к городу. И к тому же следует учесть, что поле Аренгорфа сильнее, чем у других греморов. Не знаю на сколько, но судя по его возможностям.... Сам понимаешь. Конкретно устанавливать количество греморов по значению бинометра я смогу позже. Здесь нужно чисто эмпирическое исследование.
  -- А как насчет дальности действия? На каком расстоянии это будет работать?
  -- Все опять же зависит от силы биополя . Слабое поле, как например мое, прибор засекает только с очень близкого расстояния. Но будь в комнате гремор, он бы сейчас просто зашкаливал. И к тому же это только прототип, реальная установка будет во много раз больше и мощнее. По моим подсчетам, - Крол задумчиво почесал макушку, - она сможет действовать в радиусе около 500м, а может и больше.
  -- Значит, нам понадобится несколько установок! Мы расставим их по городу и на его границах, и тогда мы сможем точно знать, куда передвигаются греморы, - Дорф всерьез зажегся идеей отслеживания греморов.
  -- Ну, это конечно тоже. Но главное, что я хотел сделать, так это получить возможность заранее засекать греморов, до того как они влетят в город. Я хочу установить радары на пути их следования. К каждой установке мы присоединим радиопередатчик и будем получать информацию заранее. Тогда мы сможем оповещать город о надвигающейся угрозе.
  -- Хорошая идея, - одобрительно кивнул Дорф. - Греморы наверняка летают одним и тем же маршрутом. А где ты думаешь установить радары? Они должны стоять прямо на земле или лучше закрепить их на деревьях?
  -- Ну, на деревьях - это вряд ли. Однако чем выше мы их поставим, тем лучше. Будем устанавливать бинометры на возвышенностях и горных пиках. И главное - надо их хорошо замаскировать. Греморы - ребята умные. Если они обнаружат радары, то все наши усилия будут в бестолку.
  -- Да они умны. Но все же стоит попробовать. Сам не знаю почему, но мне нравится эта идея.
   Крол довольно заулыбался. Наконец-то Дорф оценил его труды. И теперь он наравне со всеми будет принимать участие в борьбе с греморами.
  

* * *

   Ари выбралась из замка и, как ошпаренная, побежала к утесу. Она еще не знала, как спустится с горы, и сможет ли вообще с нее спуститься, как доберется до города. Ей было все равно. Главное было покинуть это место.
   На улице светало. Ари уже отчетливо могла видеть, куда движется. Она все бежала и бежала, не желая останавливаться ни на секунду. До утеса было еще далеко. Силы стали покидать ее. Минари присела на камень, чтобы немного передохнуть. А потом снова пустилась в путь. Она несколько раз спотыкалась и падала. Но вновь и вновь поднималась и продолжала двигаться. Пробираясь через заросли дикого кустарника, она вся поцарапалась и разодрала колени. Но это не могло ее сломить. Желание вернуться домой было слишком велико.
   Ближе к полудню Ари наконец добралась до границы Тинезарда. Перед ней простирался широченный обрыв, которому не было видно ни конца, ни края. Огромная бездна, растянувшаяся на многие километры. Но на дне этой самой бездны был ее дом. Ари посмотрела в низ. Обрыв и следовавший за ним отвесный склон с множеством выступов показались ей вполне приемлемыми для спуска.
   Ари подошла к самому краю, развернулась спиной к обрыву и начала спускаться, как вдруг ее нога уперлась в преграду. Ари оглянулась, сзади ничего не было. Она еще раз попыталась слезть и опять наткнулась на невидимую преграду. Ари не могла понять, что это. Она протянула обе руки к обрыву - перед ней была невидимая стена, не пускавшая ее за границы Тинезарда. Ари прощупала стену. Она была повсюду: снизу, сверху, по сторонам.
  -- Что за чушь? - подумала Ари, не желая верить в происходящее.
   Стену было абсолютно не видно, под каким углом не смотри. Но на ощупь она была твердая, как металл. Ари решила попробовать в другом месте. Она прошла около 50м вдоль обрыва. И здесь тоже была стена. Минари прошла еще и еще: стена была повсюду. Она не хотела сдаваться. Ради чего она проделала весь этот путь? Ари со злостью начала толкать стену, давить на нее изо всех сил. Преграда не поддавалась. Тогда она взяла лежащий рядом булыжник и со злостью кинула его в обрыв. Но камень, натолкнувшись на стену, рухнул вниз. Причем при столкновении не было слышно ни единого звука. Как будто булыжник остановился по своей воле.
   Ари впала в отчаяние, все ее планы были разрушены. Как сильно она ни хотела выбраться, это было не возможно. Неведомая преграда не выпускала ее. Она еще продолжала биться о стену, когда сзади неслышно подлетел Аренгорф.
  -- Перестань, это бесполезно.
   Ари резко обернулась. В ее глазах, налитых слезами, светилась ярость.
  -- Это ты сделал? - гневно прорычала Минари.
  -- Что сделал? - Арен искренне удивился.
  -- Ты поставил стену, чтобы я не сбежала!
  -- Дурочка... Я не обладаю такими способностями!
  -- Перестань смеяться надо мной, - Ари была взбешена его наивными ответами. - Никто кроме тебя не мог этого сделать.
  -- Никто и не делал, - спокойно ответил Арен. - Точнее, он был воздвигнут еще в незапамятные времена, когда мы только поселились на этой горе. Помнишь, я говорил тебе про греминов, - Ари согласно кивнула, - Так вот, когда греморы отделились от греминов, сильнейший в то время маг Гексадол наложил заклятие на Тинезард и воздвиг над ним нерушимый купол. Так он хотел оградить людей от греморов.
  -- Но как же вы тогда выходите наружу? Ведь греморы как-то улетают из Тинезарда и возвращаются обратно. Где-то должна быть брешь, - Минари подняла голову в небо, - Не уж то наверху?
  -- Нет. Выхода нет. Купол накрывает город, как крышка кастрюлю. Но я раскрою тебе секрет. Его можно преодолеть.
  -- Как это? - Минари всерьез заинтересовалась. Может и она сможет воспользоваться этим способом.
  -- Ну, просто взять и пройти сквозь него. Купол не состоит из какого-то материала, хоть и кажется твердым. Он представляет собой огромное сопротивление, которое не пропускает ничего на ту сторону. Чтобы его преодолеть, надо обладать определенной силой, большей, чем сила сопротивления купола.
  -- Такой, как у тебя, да?
  -- Именно, - Аренгорф хитро улыбнулся, - Только у меня достаточно силы, чтобы пройти на ту сторону. Ни один гремор без моей помощи не может попасть наружу. Сам род Властителей появился именно по этой причине. Первым Властителем стал сильнейший гремор, который смог преодолеть сопротивление преграды. И от него пошел королевский род, крепнувший с каждым новым потомком.
  -- То есть ты, как бы это сказать, выбрасываешь греморов на ту сторону купола?
   Ари вспомнила сцену, которую она случайно подсмотрела, гуляя по замку. Теперь ей все стало ясно. Оказывается, таким образом Аренгорф перебрасывал греморов через защитный купол.
  -- Да, каждый раз.
  -- Получается, что без тебя греморы, вообще не способны охотиться? И если тебя не будет...
   Ари поймала на себе предупреждающий взгляд Аренгорфа.
  -- Может, стоит отобрать у тебя два клинка, припрятанных в сапогах?
   Ари налилась краской. Он просто читал ее мысли.
  -- Ари, я пытаюсь быть добрым с тобой, хотя мог бы давно выпить твою энергию. Ты же постоянно пытаешься меня убить и притом нисколько не скрываешь своих намерений. Сейчас вот ты сбежала. Зачем? Неужели тебе плохо в замке?
  -- Да как мне может быть хорошо среди греморов? - Ари перешла на повышенные тона, - Я ненавижу вас! И не упущу шанса всадить в кого-нибудь кинжал.
  -- Хватит! - крикнул Арен. - Мы сейчас же летим в замок.
  -- Ни за что! Ноги моей там больше не будет.
   Минари ожидала, что Аренгорф разозлиться и силой потащит ее обратно. Но он вместо этого спокойно повернулся к обрыву, на минуту задумался, вглядываясь в бесконечно широкий горизонт, потом ухмыльнулся и ответил:
  -- Ну, хорошо. Можешь остаться здесь, если тебе так больше нравится. И умирай от голода и холода.
  -- Я лучше умру, чем вернусь.
  -- Да и, кстати, я не гарантирую, что здесь безопасно. Ты все-таки на Темной стороне!
  -- Я как-нибудь сама справлюсь...
   Аренгорф укоризненно посмотрел на нее и улетел прочь. Ари осталась совсем одна на краю бездны и на краю своей несбывшейся надежды.
   Минари уселась на огромный камень. У нее было полно времени, чтобы все обдумать. Защитный купол сейчас был главной проблемой и в то же время мог стать решением всех ее проблем. Купол не давал Ари сбежать в Квинленд, но он так же не давал греморам выбраться наружу. Надо было только устранить Аренгорфа. Но как? Как убить того, кто ждет от тебя подобных действий, и, что интересно, с легкостью предвидит их. Можно постараться обмануть, притвориться, выждать. А потом внезапно напасть! Другого варианта Ари пока не виделось. Но сколько придется выжидать?.. А вдруг, он побыстрей захочет наследника? Ведь за этим он ее здесь и держит. Ари стало тошно от одной лишь этой мысли. Нет, возвращаться нельзя. Ни в коем случае. Она ни за что не станет матерью очередного убийцы.
   Солнце шпарило изо всех сил. Надо было укрыться где-то в тени. К тому же на открытом месте ее гораздо легче было заметить. Попасться в руки греморам сейчас было бы совсем некстати. Еще раз проверив наличие стены у обрыва, Ари развернулась и пошла к небольшой скалистой возвышенности, на окраине которой она заметила рощицу.
   Под кронами деревьев было гораздо прохладнее. Земля и воздух здесь были пропитаны влагой. Она медленно испарялась со всех поверхностей: веточек, листьев, почвы, коры деревьев. Ари слегка прошлась вглубь рощи. Она пока не решила, что будет делать дальше, и бродила в надежде найти какую-нибудь подсказку. По мере движения вглубь, лесок становился все более хвойным. Это легко можно было понять по количеству иголок рассыпанных по земле. Ноги буквально утопали в мягкой хвое. К тому же поверхность постепенно поднималась и перерастала в пологий склон.
   Ари под ногами стали попадаться черничные кустики. И чем выше она поднималась, тем они становились гуще, а ягоды крупнее. И, в конце концов, вся земля покрылась черничными кустами, не оставив ни единого свободного места. Ари то и дело прикладывалась к ягодам. Они были сладкие, сочные и невероятно крупные. Оторваться было просто невозможно. Не удержавшись, она уселась в самый центр этого черничного поля и стала быстренько обирать соседние кустики. Обобрав один, она переползала к другому и так постепенно передвигалась все выше и выше, не в силах остановиться.
   От такого ползанья вся ее одежда покрылась ярко фиолетовыми пятнами раздавленной черники. Точно также она обляпывалась краской, когда работала в художественной студии в Квинленде. Как бы ей хотелось сейчас оказаться там. Войти в залитую солнцем просторную комнату, заставленную мольбертами и холстами. Взять в руки тюбик яркой краски и небрежно ляпнуть на белоснежное полотно. Губ Ари коснулась грустная улыбка. Она слегка встряхнула головой, отгоняя от себя невеселые мысли. Надо было двигаться дальше.
   Вдоволь наевшись черники, Ари наконец-то встала из своего полулежащего состояния и огляделась вокруг. До вершины холма оставалось не так уж и далеко. Склон был довольно крутой и местами скалистый, однако Ари показалось, что по выступам она сможет легко залезть наверх. На практике все, конечно, оказалось несколько трудней. Карабкаться по скалистым склонам было очень утомительно, и Ари то и дело приходилось останавливаться, чтобы передохнуть. В паре мест вообще негде было зацепиться и приходилось находить обходной путь. Но все-таки ежедневные тренировки в отряде не прошли даром, и Ари преодолев все трудности, добралась до вершины.
   Отсюда открывался великолепный вид на замок. Ари впервые увидела его во всем своем величии. Замок стоял на горной возвышенности и в буквальном смысле возвышался над всей округой. Полностью облицованный блоками темного мрамора он казался слегка неотесанным и угловатым. Но это был и своего рода неповторимый стиль, идеально вписывающийся в окружающий скалистый ландшафт. И Ари неожиданно поймала себя на мысли, что Темная сторона, хоть и носила название темной, была в действительности совершенно неповторимым и прекрасным местом, которым хотелось восхищаться вновь и вновь.
  

Глава 7

  
   Ари проснулась с первыми лучами солнца. От ночной росы вся земля пропиталась влагой. С каждой травинки и каждого листочка так и норовила упасть прозрачная капелька, оставив свой мокрый след на одежде. А о хвое и палочках в волосах и вообще нечего говорить. Оставалось только надеяться, что туда не забрались муравьи или еще какая-нибудь живность. В общем, только проведя ночь на свежем воздухе, осознаешь всю прелесть чистой мягкой кровати и теплого очага. Да, надо будет получше выбирать место для ночлега.
   Минари немного прошлась. Вчера, в сумерках, она совсем не обращала внимания на дорогу, и поэтому сейчас местность казалась ей совсем не узнаваемой. Однако желания оставаться в лесу у нее совсем не было. Солнце медленно ползло наверх, а значит, был реальный шанс просушится. Вот только надо было добраться до открытой местности. Немного подумав, она решила, что совсем необязательно возвращаться на вчерашнюю дорогу. И подойдет любое направление. Главное, чтобы не пришлось опять карабкаться по склону.
   Ничто так не действует на аппетит как прогулка по свежему воздуху. А прогулка была достаточно продолжительная, да еще и в не самом медленном темпе. Короче, минут через тридцать желудок попросил покушать, и не получив ничего на свою просьбу, решил перейти на громкое урчание. Ари только сейчас вспомнила, что последний раз ела более суток назад. И почему она не догадалась ничего прихватить с собой? Конечно, тогда девушка думала совсем не о еде. И уж точно не о спичках, запасной одежде и много чем другом. Сейчас она решительно об этом жалела. Ну, кто знал, что пребывание на Темной стороне может затянуться? Да к тому же на неопределенный срок. Надо что-то придумать или придется отбросить коньки раньше срока. У Минари, конечно, были с собой кинжалы, но она и представления не имела о том, как охотиться на зверей. Да и неизвестно были ли здесь таковые. И даже если она сможет кого-нибудь поймать, то не есть же его сырым. Это как-то совсем дико.
   Не успела Ари об этом подумать, как позади нее раздался странный шорох. Она оглянулась на звук. Из-за кустов, медленно переваливаясь с бока на бок, выполз странный зверек. С длинным носиком, маленькими цепкими лапками и панцирем на спине. Зверек прополз по хвое, обнюхивая каждую веточку и шишку. Потом забрался на пенек, встал на задние лапки и потянулся к солнышку, вбирая носом лесные ароматы. Как говорится, добыча сама идет к охотнику. Ари медленно нагнулась и вытащила кинжал. Теперь надо хорошенько прицелиться и ...Зверек, вдруг учуяв неладное, поспешил слезть с пенька и засеменил в кусты. Охотница бросилась вслед за ним, но маленький подлец быстро юркнул в колючие заросли. Не лезть же теперь за ним сквозь шипы и бурьян.
   Ари обошла заросли и к своему удивлению попала на открытую площадку. А у нее под ногами оказалась узенькая каменная дорожка. Недолго думая, Ари пошла прямо по ней. Авось куда-нибудь и приведет. В любом случае разведать местность было не лишним. Дорожка бежала вдоль самой кромки леса, то и дело, поворачивая и петляя. Прохлада, прятавшаяся под тенью деревьев, сменилась полуденным зноем. Одежда, конечно, просохла, однако теперь к голоду прибавилась еще и мучительная жажда. Каково же было облегчение, когда дорожка вновь скользнула под кроны деревьев, и уж совсем неожиданностью стал родник, спрятавшийся за очередным поворотом.
   Ледяная вода, ручейком бежавшая вниз со скалы, так и притягивала к себе. Ари подошла к источнику и набрала в ладошки прозрачной жидкости. Ей показалось, что ничего вкуснее она еще не пила. Девушка вдоволь напилась, вымыла лицо и шею, собрала растрепавшиеся волосы. Приятная свежесть и прохлада сразу подняли ей настроение. Однако утолить голод они были не способны. Где же можно достать еды? Ари посмотрела на родник, потом на каменную дорожку. Наверняка греморы ходят сюда за водой. На дорожке не было порослей травы, да и камни были почти гладкие, видно часто по ним шаркали ногами. Значит, если греморы ходят сюда за водой, то дорога должна начинаться у их жилища. Может, стоит наведаться в гости к неприятелю? Это может быть опасно, однако разведка есть разведка. А если других идей, куда отправиться, нет, то и раздумывать нечего.
   Ари еще немного попила и, окинув родник прощальным взором, пустилась в обратный путь. С одной стороны он не обещал ничего хорошего, но с другой...мог принести много неожиданных сюрпризов.
   Девушка шла быстрым шагом, но со всей возможной аккуратностью, прислушиваясь к каждому звуку и шороху. Ведь если греморы пользуются источником, они в любой момент могут появиться на тропе. Не прошло и десяти минут, как ее предположения оправдались. Благо Минари вовремя услышала приближающееся голоса, и успела спрятаться за густыми зарослями ежевики. Группа греморов неспешно шла по дорожке, волоча вслед за собой большой бак для воды. Когда они поравнялись с Ари, ей стало отчетливо слышно голоса.
   - Я слышал девчонка Аренгорфа сбежала из замка... - сказал один из путников.
   - Из замка то она сбежала, но с Темной стороны ей никуда не деться.
   - Это точно...А что Властитель? Думает ее ловить?
   - Да кто его знает. Никаких распоряжений не поступало. Значит можно делать, что пожелаем, если найдем ее.
   - Лично я бы не упустил шанса поживиться свежачком... - оскалился гремор.
   - Я бы тоже - поддержал второй.
   Как только они удалились на достаточное расстояние, Ари вышла из укрытия и продолжила свой опасный путь. До поселения греморов оказалось совсем недалеко. А прямо на подходе к нему целый склон был засажен ровными рядами винограда. Сколько было видно глазу, везде был виноградник. Ровный, ухоженный, ярко-бордового насыщенного цвета. Да... при том сколько вина они потребляют, им необходимо собирать его чуть ли не тоннами. Прямо с тропинки Ари незаметно свернула к винограднику и мигом затерялась среди густых кустарников. Наливные багровые грозди свисали с каждой ветки. И на вкус они были не менее аппетитными, чем на вид. В общем, ела она его до тех пор, пока во рту не стало приторно терпко, глядишь, и захмелеть так можно. Хорошо бы было раздобыть чего-то действительно питательного, но, для этого было необходимо забраться в самую глубь вражеского поселения. Ну, или хотя бы в ближайший жилой дом.
   Ари стала пробираться через виноградник, ближе к домам греморов. Жилища у них были крепкие, каменные, сложенные из огромных блоков, вырубленных в горной породе. У части строений одну из стен заменял обрубок скалы поднимающийся из земли. Раз уж дома все равно строятся из того, что под ногами, так почему бы не использовать особенности ландшафта себе в помощь? И, похоже, греморы очень любили использовать эти самые особенности. Для поселения было выбрано очень скалистое и неровное место, второе такое вряд ли найдешь во всем Тинезарде. Дорожки были выдолблены из той же породы, не хуже мощеных улиц Квинленда получилось. Собственно, премиленькое местечко, если не брать во внимание его обитателей. А их тут было много.
   Греморы сновали туда-сюда. Ари и предположить не могла, что у них может быть так много разных дел. И все-таки они очень похожи на людей. А сказать точнее, на доисторических людей. Каменный век в самом своем расцвете. Некоторые из греморов, преимущественно женщины, собирали виноград в огромные плетеные корзины. Благо они находились на приличном расстоянии от беглянки, а то можно было бы собрать совсем другой урожай. Ари проследила, в какую сторону они направляются, чтобы убедится в своей безопасности. Хорошо, хоть они тут не летали. А то бы у нее не было никаких шансов остаться незамеченной.
   Вообще греморы, передвигающиеся исключительно по земле, вызывали у нее ощущение какой-то неправильности и недоделанности. В замке Аренгорфа в окружении тяжелых каменных стен, это не казалось так нелепо, а здесь на свежем воздухе все выглядело совсем по-другому. Ари почему-то не испытывала страха. Греморы оставались все такими же тучными и грозными, но они не нависали над ней, закрывая собой солнце, и Ари могла чувствовать себя свободнее.
   Девушка подобралась еще ближе к постройкам, чтобы лучше рассмотреть, где что находится. Вот высоченный гремор повез телегу к громоздкому зданию, с широкими воротами вместо дверей. Должно быть там располагается амбар. Женщины выходили оттуда с полными корзинами всякой снеди. Свежий хлеб, овощи, копченое мясо. При виде еды в животе приятно заурчало. Хорошо хоть с расстояния запах не улавливается, а то можно получить заворот кишок.
   Итак цель выявлена! Зачем охотиться на бедных зверушек, когда можно поживиться чужим добром? Надо было только незаметно пробраться к амбару и набрать побольше еды. Однако выйти из своего укрытия было равносильно смерти. По крайней мере в это время суток, когда поселение кишило врагами. Первый же гремор мог положить конец ее путешествию. Минари, конечно, могла пробраться обратно к лесу, но там ее ждала другая кончина - голодная. А здесь все же есть шанс выжить. К тому же у беглянки имелось два незаменимых помощника, прячущих свое острие в плотной коже сапог.
   С наступлением сумерек улицы деревеньки стали пустеть, что не могло не радовать девушку. Греморы расходились по домам, предоставляя ей возможность выбраться из своего укрытия. Минари тихонько пробралась сквозь виноградные ряды и нырнула в тень ближайшего дома. Плотно прижавшись к каменной кладке, она не спеша продвигалась в сторону амбара, прислушиваясь к каждому шороху и звуку. В доме справа резко отварилась дверь, выпуская на улицу столб света и тепла. А следом с гамом и шумом вывалилась массивная парочка. Ари как можно сильней прижалась к стене и на секунду затаила дыхание, провожая взглядом двух разгулявшихся греморов, которых несло словно на колесах. Вроде пронесло, они ее не заметили. Ара пошла дальше, обходя стороной злополучный домишко и держась подальше от дверей.
   Благо деревенька была небольшая, и амбар располагался близко. А что еще лучше, он был не заперт. Ари приоткрыла дверь и заглянула внутрь.
   Ни души. Странно, что кладовая не была заперта и никем не охранялась. Хотя, для греморов это может быть в порядке вещей. Они наверно и не знают, что такое грабеж и воровство. Живут тихо, мирно, все делят поровну и никого не обижают. Собственно и зачем им вешать замки. Эти милые существа ведь не могли предположить, что к ним в хранилище проберется невоспитанный человек.
   Но Ари так или иначе пробралась. В амбаре была кромешная темень. Наверняка здесь можно было поискать какую-нибудь свечку или лучину, однако ей нельзя было выдать свое присутствие, поэтому идти приходилось как обычно на ощупь. Постепенно глаза стали привыкать к темноте, и Ари стала различать очертания содержимого амбара. Он был сплошь уставлен большими плетеными корзинами и холщевыми мешками. Кое-где даже стояли деревянные ящики. А у одной из стен притулилось несколько пузатых бочек.
   Ари залезла в первую же корзину и обнаружила там круглые хлебные лепешки, которые она и начала беспощадно проглатывать. Ящики были полны диковинными овощами. Неизвестно конечно, какого цвета, но на вкус это было нечто напоминающее редьку, только намного сочнее и слаще. В остальных ящиках она нашла уже привычные для себя овощи и фрукты, с которыми успела познакомиться в замке.
   Облазив (и соответственно попробовав) все, что находилось в правой части амбара, девушка пошла разведать, что находится слева. Но не успела она сделать и пару шагов, как ее нога обо что-то зацепилась, и Ари растянулась на земле. Она вернулась к тому месту и стала прощупывать пол. Внизу оказалось несколько досок, а к ним прикреплялась и виновница падения - большая деревянная ручка. Должно быть здесь находился погреб. Ари поднялась и потянула ручку вверх. И действительно, под дощетчатой крышкой, была вырыта неглубокая яма, где-то на два локтя вниз. Минари легла на живот и свесилась в яму. Аккуратно завернутое в льняную тряпицу на дне ямы покоилось копченое мясо. Да этот запах ни с чем нельзя было спутать, мясо так и манило к себе. Ари вынула из сапога заточенный кинжал и отрезала себе маленький ломтик. Нежное сочное, оно так и таяло во рту. А помимо мяса в яме оказалась еще соленая рыба и сало. Да неплохо для греморов. Вот только после всяких соленостей не мешало бы попить.
   Ари дошла до угла с бочками. Наверняка в них должна была быть вода. Ну, или на крайний случай вино. Немного поковырявшись, она открыла крышку, и какого же было ее удивление, когда из бочки на нее дыхнуло рассолом. Да, засоленных овощей она не предполагала здесь найти. Девушка вынула один попробовать. Еще не готов, какая жалость, может попробовать в другой бочке? Но ковыряться было неохото. Все-таки надо было найти воду. Она ведь сама видела, как греморы в больших баках возят ее с источника. Ари осмотрелась еще раз. Ну, как можно не увидеть большую цистерну с водой? Оказалось, что можно. Вода стояла у самого входа в амбар, кому ж захочется переть тяжести вглубь помещения. Тем более, что за водой должны приходить чаще всего. Цистерна во много раз превышала, те бачки, в которых возили воду. С боку к ней была прислонена небольшая лесенка, чтобы можно было добраться до отверстия сверху. А снизу из цистерны торчал маленький краник, из которого в подставленное ведерко капала заветный напиток. Непротекающие краны греморы, судя по всему, еще не научились делать. Ари открыла вентиль и вдоволь напилась прохладной жидкости. Железный контейнер ничуть не изменил ее вкуса. Вода была все такая же свежая и кристально чистая.
   Когда Минари окончательно наелась, она подумала, что стоит прихватить с собой еды на несколько ближайших суток. И опять она пожалела о том, что так скоропалительно сбежала из замка. У нее не было ни сумки, ни мешка, ни фляжки для воды. Беглянка попыталась что-то найти в амбаре, но все корзины были невероятно громоздкими, с такой ношей вряд ли удастся по-тихому пройти через деревню, а уж затаится в темном углу и подавно. Ари подумала взять какой-нибудь мешок, но все что ей попадалось, было доверху забито припасами. Наконец, она наткнулась на бесхозно валявшийся кусок материи. То, что надо! Ари связала из нее узелок и набила его снедью. Что же касалось воды, то девушка всегда могла напиться в роднике. А значит, и заночевать стоило неподалеку. Напоследок Ари слегка прибралась, скрыв следы своего пребывания в ангаре. А потом, довольная собой, пустилась в обратный путь к источнику. И только пройдя больше половины пути, она вспомнила, что оставила открытой бочку с соленьями. Но ради такой мелочи возвращаться было глупо, и Минари, понадеявшись, что греморы не обратят на это внимания, отправилась на поиски ночлега.

* * *

   Как оказалось, греморы не часто ходили за водой. От силы раз в день. Поэтому Минари могла вполне спокойно себя чувствовать у родника и в его окрестностях. Она обосновалась в паре шагов от источника. Там девушка спрятала добытую еду. А еще она умудрилась натаскать сена из деревушки, чтобы по ночам было комфортней спать. Днем она прятала его между массивными сосновыми корнями и заваливала сверху ветками. Копна душистого сена могла натолкнуть греморов на нежеланные выводы, поэтому осторожность была не лишней.
   Собственно говоря, греморы были мало любопытны. Они все время двигались по одному и тому же маршруту, выполняли одни и те же действия. Приходили к роднику, набирали воды и уходили. Ни шага вправо, ни шага влево. Их даже не насторажили мокрые следы, однажды оставленные Ари на гладких камнях. И через некоторое время она и вовсе перестала быть аккуратной.
   Беглянка постоянно ходила в деревню. Наблюдала за греморами. По ночам таскала провизию и кое-что из хозяйственных принадлежностей. С каждым днем она заходила все глубже и глубже. Это становилось похоже на азартную игру. Она ставила себе цель и достигала ее на свой страх и риск.
   Но греморы были тихими лишь с виду. Их ума вполне хватило на то, чтобы заметить все эти маленькие странности, как незакрытая бочка, лежащие не на своих местах продукты, пропадающие вещи. Будучи крайне организованными, они никогда не допускали вольностей. Все должно было быть четко, вовремя и на своих местах.
   Собственно, халатность и подвела Ари. Все от мала до велика на Темной стороне знали о ее побеге. И греморы смогли объяснить все эти странности, только появлением человека. Когда это стало очевидным, они стали потихоньку прислушиваться и присматриваться к тому, что происходило в окрестностях. Добрались они и до родника. Прочесав местность вокруг, они заметили на земле остатки сена, которые привели их к жилищу девушки.
  

* * *

   Солнце только-только поднялось над горизонтом, щекотя своими ласковыми лучами верхушки деревьев. Ранние пташки наполняли лес дивным пением и тысячи мелких насекомых начинали новый день в пропитанном влагой воздухе. Ари еще нежилась на мягком сене, вдыхая лесные ароматы и наслаждаясь щебетом пернатых друзей.
   На мгновение ей показалась, что среди лесной безмятежности она услышала осторожные шаги. Ари зажмурила глаза, пытаясь прогнать это странное ощущение. Тишина. Только шум ветра, теребящего косматые сосновые ветки. Опять шорох. Уже ближе. Не уж то какой зверь унюхал ее припасы. Нет. Это не зверь. Звери так не ходят, уж очень тяжелый шаг. Надо открыть глаза и посмотреть. Но не успела Ари этого сделать, как незнакомец рванулся к ней и надел на голову темный мешок. Минари попыталась освободиться, но ее руки тут же перехватил другой гремор. Она брыкалась и царапалась, била их ногами. Греморы немного спешились и не сразу смогли с ней совладать, но все-таки они были намного сильнее и вскоре руки девушки были скованы жесткой бечевкой. В попытках освободиться Ари до крови разодрала запястья. Она орала, что есть мочи, и билась в истерике, пока не получила чем-то тяжелым по голове и не отключилась.
  

Глава 8

  
  
  -- О девушке что-нибудь известно? - сухо спросил Аренгорф
  -- Нет, Повелитель. Уже несколько дней ни слуху ни духу.
   Арен задумался. Он, конечно, не ожидал от нее такой настырности. Думал, погуляет и вернется. Ну что за упрямая девчонка? У нее ведь даже еды нет и ночевать негде. А вдруг, что случилось? Зря он ее там бросил.
   Аренгорф неожиданно поймал себя на запретной мысли. Неужели ему не безразлична ее судьба? Она ведь всего лишь человек. Он не мог привязаться к девчонке. Это всего лишь отголоски материнских генов.
  -- Я не понимаю, чего ты так волнуешься? - продолжал Драквин. - Ну, подумаешь, девушка разгуливает по Темной стороне. Одна, без оружия, она сделать ничего не сможет. Да и вообще, я уверен, больше двух недель не продержится. Либо от голода умрет, либо греморы поймают...
  -- Я ее притащил сюда не для того, чтобы ее греморы сожрали, - прокричал Арен.
  -- Знаю я, зачем ты ее принес. Был бы ты нормальным гремором, не выкаблучивался бы и вступил в союз с одной из наших женщин. Так нет же, человека ему подавай.
  -- Ты же знаешь, я их не выношу, - резко и в то же время досадливо проговорил Властитель, - Разве что, когда сильно напьюсь.
  -- Аренгорф, послушай меня, - вкрадчиво продолжал Драквин,- этой девушке здесь не место. Я с самого начала тебе это говорил. А теперь ты и сам убедился, что с ней одни проблемы. Если она не вернется, это будет только к лучшему!
   Тут в дверь вбежал Менкрэ. Выражение лица у него было прямо-таки злорадствующее. Он радостно прокричал:
  -- В деревушке на виноградниках праздник! Они поймали девчонку!
   Аренгорф в ту же секунду развернулся к окну и пулей вылетел из замка. Драквин только успел крикнуть вслед:
  -- Остановись. Будь благоразумен.
   Потом перевел недовольный взгляд на Менкрэ.
  -- Болван! Кто тебя просил орать во всеуслышание? Я же сказал, доложить лично мне!
   Менкрэ в остолбенении хлопал глазами.
  -- Убирайся недоумок!
  -- Слушаюс...
  

* * *

   Ари очнулась через пару часов. Она находилась в просторной комнате с высокой крышей и несколькими окнами, через которые пробивал дневной свет. Однако же, здесь было сумрачно, как и во всех греморских жилищах.
   Девушка была привязана к высокому столбу, опускавшемуся с самой крыши и плотно вкопанному в землю под ногами. Должно быть, он был частью несущей конструкции. Совсем рядом стоял длинный стол, по содержимому которого можно было судить, что у греморов намечается пиршество. Блюда здесь были не хуже, чем в королевской обеденной. Разве что посуда была деревянная. В одной из больших плоских тарелок, приправленная свежими овощами, лежала тушка несчастного длинноносика, которого Ари видела в лесу. Но главным блюдом, по всей видимости, была она сама.
   В помещении собралось около двух десятков греморов. Они что-то азартно обсуждали между собой. Не уж то историю поимки беглянки? И почему она была так неосмотрительна? Знала же ведь, что на Темной стороне нельзя расслабляться. Знала, но противника недооценила, а это самая большая ошибка, которую только может совершить воин.
   Руки пленницы были крепко связаны за спиной, а тело примотано тугой веревкой к столбу. Свободными оставались лишь ноги. Но этого было вполне достаточно. Удостоверившись, что за ней никто не наблюдает, Ари немного приподнялась от пола и подогнула под себя ноги. Потом аккуратно вытащила кинжал, повернула его в ладони и перерезала веревку, стягивающую руки. Затем девушка быстро начала перерезать те, что окутывали тело.
   Стоявший вблизи гремор заметил неладное. Он мгновенно набросился на Минари. Она еще не успела до конца развязаться и просто подставила кинжал навстречу стремительно приближающейся фигуре. Гремор грудью напоролся на выставленное острие. Из раны хлынула темно-бордовая кровь. Тело нападавшего в секунду обмякло, взвалив весь свой вес на хрупкую фигуру девушки. Она напрягла все свои мышцы и отбросила труп в сторону.
   Греморы в недоумении пялились на мертвое тело. Никто не ожидал от слабого человека таких решительных действий.
   - Я же говорил, надо было обыскать ее! - крикнул один из греморов, по всей видимости здешний главарь, - Ну чего стоите как вкопанные? Хватайте девку!
   К ней тут же бросились остальные греморы. Ари скинула оставшиеся веревки и, проскользнув между двумя здоровяками, забралась на стол. А потом стремглав побежала к выходу, сметая многочисленные блюда и напитки. Враги поспешили остановить ее. Трое греморов залетело на столешницу, преграждая ей путь к выходу. Еще столько же встали позади. Бежать было некуда. Тогда Минари спрыгнула вниз и кувырком закатилась под стол. Но с другой стороны ее уже поджидал не на шутку разгневанный главарь. Он схватил ее за шкирку и приподнял над землей.
   Греморы окружили пленницу плотным кольцом. Уставленные на нее глаза горели красным пламенем. Уродливые лица становились все ближе и ближе. Ари зажмурила глаза и закрыла руками лицо, пытаясь отгородиться от окружающего мира. Греморы начали швырять ее из рук в руки, от одного к другому. От этого круговорота стала кружиться голова. Мощные лапы хватали ее все сильнее, оставляя ноющие синяки на хрупких плечах. Но сдаваться было еще рано. На одном из бросков Минари ухитрилась нагнуться и проскользнуть у гремора между ног. Она резко рванула к двери, но грубые мохнатые пальцы схватила ее за одежду и потянули к себе. Девушка не удержалась на ногах и упала на пол, ударившись виском о ножку стола и, в который раз за этот день, лишившись сознания.
   Минари лежала на полу в окружении двух десятков греморов. Они склонились над ней, решая, стоит ли сразу высосать энергию или лучше дождаться, пока она очнется, чтобы еще немного поиздеваться над своей жертвой.
   Но они этого так и не решили, потому что дверь неожиданно распахнулась, впуская в помещение запыхавшегося Властителя. Он растолкал столпившихся греморов, взял девушку на руки и, не сказав ни слова, вылетел прочь.
   Греморы переглянулись, наделив друг друга испепеляющим взглядом, и принялись убирать разгром.
  
  

* * *

   Ари проснулась на мягкой кровати, бережно укрытая теплым пледом. День был в самом разгаре, и комната изрядно нагрелась. Было жарко и душно. Ари стянула одеяло и встала. У нее слегка болела голова. Еще бы, после стольких ударов она не болела. Минари дотронулась до лба - бровь была рассечена. Последнее, что помнила девушка, это жуткое скопление греморов вокруг. Как она оказалась в замке, Ари не имела ни малейшего представления.
   Вся одежда была грязная, волосы взлохмачены, а руки исцарапаны. Особенно болела содранная на запястьях кожа. Ари посмотрела по сторонам. На краю кровати лежала чистая одежда, а на небольшом столике стоял тазик с теплой водой. "Кто это, интересно, такой заботливый?" - подумала Ари, смывая запекшуюся кровь с запястьев. Вода тут же окрасилась в грязно розовый цвет. Потом девушка аккуратно промочила рану на лбу. Взяла одежду. От нее пахло свежестью и цветущим клевером. Ей сразу захотелось залезть во все чистое. Но еще больше хотелось полностью вымыться. Живя в лесу, беглянка не обращала внимания на свой внешний вид и запах, но, вернувшись в какую никакую цивилизацию, ей стало необходимо почувствовать себя человеком.
   Минари хоть и убегала из замка в впопыхах, но кое-что все же успела заметить. Где-то у подножия каменных стен был глубокий колодец, в котором греморы набирали воду. Ари вышла из комнаты и направилась к лестнице. Но ее задержали голоса, раздавшиеся из покоев Аренгорфа.
  -- И что ты теперь собираешься делать?
  -- Ничего...
  -- Как это ничего?! - взревел Драквин. - Она ведь убила одного из греморов. Ты не можешь этого просто так оставить.
  -- Она всего лишь защищала свою жизнь. А этим наглецам так и надо. Они должны были немедленно доставить ее ко мне, а не заниматься самоуправством.
  -- С каких это пор ты на ее стороне, Аренгорф? Она человек! А мы твой народ. Или ты забыл? - Гремор просто задыхался от ярости. - Я от тебя такого не ожидал!
   Драквин в бешенстве выбежал прочь. А Аренгорф так и остался стоять на месте, со спокойным невозмутимым видом. Кто тут Властитель, в конце концов?
   Гремор пронесся мимо стоявшей у двери Минари, даже не заметив ее. Она заглянула внутрь. Арен неподвижно стоял в центре комнаты и задумчиво смотрел в окно. Ари показалось, что он расстроен. Она доставила ему кучу хлопот. Из-за нее он поругался со своим советником. А стоило ли? Ведь Драквин полностью прав. Неужели она так для него важна?
   Властитель медленно повернулся и ничуть не удивился, увидев Ари, стоявшую в дверях. Поймав на себе его взгляд, девушка начала машинально поправлять запутанные волосы. Потом отдернула руку, поняв, что делает что-то не то. Она чувствовала, что должна что-то сказать, но не могла вымолвить ни слова. А он стоял и ждал, глядя на нее своими ясными голубыми глазами. Потом перевел взгляд на одежду у нее в руках.
  -- Тебе не понравилось, что я тебе принес?
   Минари была рада, что он прервал молчание, и непринужденно ответила:
  -- Нет. Я просто подумала, что лучше будет сначала помыться.
  -- Ах, да - он растерянно окинул взглядом комнату, - Я и забыл, что в замке моется еще кто-то помимо меня.
  -- В смысле? - Ари в недоумении сдвинула брови.
  -- Ну, греморы не моются. Они не любят воды. Для них помыться равносильно пытке.
  -- Заметь, ты говоришь о греморах в третьем лице. Ты себя больше к ним не относишь?
  -- Ну, по части мытья не отношу. А вообще за такое замечание следовало бы тебя тут же казнить! - Он вдруг резко помрачнел.
   Надо было срочно исправлять ситуацию. О чем они там говорили?
  -- Так ты все-таки моешься? Позволь узнать где?
   Вопрос был в самую точку. Арен сразу прояснел и восторженно ответил:
  -- О, тут неподалеку есть дивная речка.
  -- Речка! Ну конечно. А я и не подумала.
  -- Да, а еще у нас есть удивительные родники, с кристальной чистой водой. Да, что я тебе рассказываю? Сейчас ты сама все увидишь.
   Они вышли на задний двор. Причем вышли из двери, а не спустились с крыши. Что говорило о том, что у замка не только есть наземный выход, а что их несколько. Если не бесчисленное множество.
  -- Почему ты солгал мне, что в замке нет выхода?
  -- А по-твоему я должен был поступить как то по-другому? Может, еще надо было проводить тебя до двери?
   Да бесспорный аргумент. Очнись и вспомни, где ты находишься Ари. Хотя не стоит... Все это было так похоже на сон, что не хотелось приходить в себя. Перед девушкой была огромная королевская конюшня. А в каждом загоне, гордо подняв голову, красовался единорог. Ари не верила своим глазам. О существовании этих дивных животных ходили легенды. Никто из ныне живущих людей не видел единорогов живьем. Лишь рисунки и рассказы предков рассказывали о них.
   А сейчас они перед ней. Десятки мифических животных, будто только что вышли из сказки. Аренгорф шепнул что-то слуге, тот тотчас побежал к загонам и через пару минут привел двух крылатых единорогов. Один был черный как ночь, другой белый как снег. Оба невероятно сильные и в то же время грациозные. Они были идеально вычищены и ухожены. Но больше всего Ари поразили их огромные мощные крылья. Сложенные перышко к перышку белые буквально светились на солнце. А у вороного отливали синевой.
  -- Это очень редкая порода - сказал Аренгорф. - Мы потратили не одно столетие на то чтобы скрестить единорога и пегаса. Но как ты видишь, наши усилия были оправданы. Мы зовем их крыланами. Это животное считается самым ценным подарком на нашей земле. Вот этот крылан мой,- он подошел к вороному и погладил его по шее, - его зовут Мантис. Мне подарили его, когда мне было всего девять. А этого, - Арен указал на белоснежного крылана, - я, как полноправный хозяин всех и всего, что находится на Темной стороне, дарю тебе. Его зовут Хорес. Теперь он твой.
   Аренгорф взял руку Ари и положил ее на гладкую гриву.
  -- Всякий раз, как он тебе понадобится, просто выкрикни его имя, и он прилетит, где бы ты ни находилась.
  -- Неужели они летают? Не верится просто.
  -- Конечно летают! Но это немного опасно. В особенности для тебя, если упадешь, то в воздухе ты не удержишься.
  -- А ты что падал с крылана?
  -- Бывало. Особенно по началу. Когда мы еще не притерлись друг к другу. Крылан и его хозяин должны очень хорошо понимать и чувствовать друг друга, чтобы полет удался.
  -- Но разве греморы вообще умеют, что-то чувствовать. Ты конечно извини, но за все то время, что я пробыла здесь, я ни разу не видела никакого проявления чувств или эмоций со стороны твоих подчиненных. Ну, разве что злость.
  -- Вот поэтому-то греморы и не летают на крыланах. Точнее редко летают. Держат больше для красоты и почета. Крыланы слишком благородны, чтобы терпеть понукание собой. Они ни за что на свете не сделают то, что им не по нраву. Так что будь с Хоресом предельно вежлива и дружелюбна. И он отплатит тебе тем же.
   С этими словами он оседлал Мантиса и направил его в сторону ворот. Ари забралась на своего крылана, слегка тронула его коленями, и Хорес послушно направился вслед за Мантисом. Слуга открыл перед ними массивные ставни ворот, и они помчались по широким полям и лугам Тинезарда в сторону реки.
   Ари никогда прежде не ездила на лошади. И по-началу немного неуверенно держалась в седле, плотно прижимаясь к лошадиному загривку. Однако, крыланы оказались невероятно умными животными. Хорес понимал каждое ее желание. Где надо пойти помедленнее, а где нестись галопом. И немного потренировавшись, наездница смогла почувствовать себя с ним так легко и комфортно, будто училась верховой езде всю жизнь. Ей стоило лишь сказать пару слов или похлопать крылана по горячей шее, и он выполнял все ее просьбы. Его крылья плотно сложенные по бокам слегка щекотали ноги, а шелковистая грива развивалась по ветру не хуже, чем волосы Ари.
   Она ехала и не могла нарадоваться своим скакуном. Да еще и окружающая природа была просто удивительна. Во время своего побега Минари в основном пряталась в лесной глуши, а сейчас же она могла лицезреть необъятные просторы равнин Тинезарда. Природу, похожую и в то же время совсем не такую, как в ее родном Квинленде. Она была не тронута рукой человека. Казалось, греморы жили вне времени. Раньше Ари и подумать не могла, что здесь может быть так девственно красиво. Особенно ее поразили огромные широколистные деревья. Им похоже были сотни, а то и тысячи лет. Грубая толстая кора извивалась так сильно, что напоминала замысловатые узоры. А огромным листом можно было вдвоем укрыться от дождя. Да, это были воистину могучие деревья! Постойте... Могучее дерево. Где-то она это уже слышала.. Не из его ли корня делают отвар, которым поил ее Гораэль? Надо будет попробовать. Интересно, что будет с организмом, если пожевать этого корня, находясь в здравии? Станешь супер человеком наверное.
  

* * *

   Они остановились на берегу небольшой тихой речушки. Вокруг не было ни души. Лишь шелест теребимых ветром листьев и редкое стрекотание кузнечиков нарушали тишину. Невероятно ровная гладь воды до мельчайших подробностей отражала все вокруг. При том что они находились на горном склоне, это было совершеннейшее чудо. Никакого течения, никакого движения. Сплошное, кристально чистое зеркало, в глубине которого ее ожидала приятная прохлада.
   Минари сразу же захотелось броситься в воду. Она стала быстро раздеваться. А когда дошла до белья, застенчиво оглянулась. Арен стоял сзади и внимательно наблюдал за каждым ее движением. Она секунду подумала и, в чем была, прыгнула в воду.
   Мокрые брызги разлетелись во все стороны, а потом, как ни в чем не бывало, вновь слились с водной массой. Река была воплощением самой чистоты. И это свойство она охотно передавала тому, кто в нее погружался.
   Арен нырнул в воду вслед за Минари. Но в отличие от нее долго не показывался на поверхности. Водная гладь совсем успокоилась, и ничто не могло выдать его присутствия в прохладной толще. Ни единого всплеска или движения. Как будто его и вовсе не было. Ари уже начала озабоченно смотреть по сторонам. И эта озабоченность перерастала в неприятное беспокойство, как вдруг он неожиданно вынырнул прямо у нее под носом. Он стоял так близко, что она боялась выдохнуть. И в итоге сделала два робких шага назад. Интересно откуда взялось это странное непривычное смущение.
   По ее лицу и плечам тоненькими струйками прочерчивали свой путь миллионы прозрачных капелек. Арен поднес раскрытую ладошку к ее лицу, девушка инстинктивно отшатнулась назад.
  -- Да не бойся ты.
   Он притянул все капельки с ее лица к своей ладошке. Они повисли в воздухе, как будто там было магнитное поле. Потом эти маленькие частички, парившие в невесомости, закружил невидимый вихрь. Отражая солнечный свет, они переливались всеми цветами радуги и сверкали подобно звездной пыли, спустившейся на землю. И ни один бриллиант не смог бы сравниться красотой с маленькой капелькой воды в руках самого невероятного существа на земле. Способность передвигать предметы позволяла Аренгорфу не только совершать ужасные злодеяния, но и творить вот такие маленькие чудеса.
   Из капелек воды Арен сформировал шарик, размером с теннисный мяч, он повис у него над правой ладонью. Левой рукой он зачерпнул речной воды и подбросил в воздух. Вода, разбившись на капельки, образовала второй шарик. Ари с восторгом наблюдала за этими фокусами, не в силах оторвать глаз. Арен взял два шарика и начал перемещать их из одной руки в другую, имитируя жонглирование. А потом отправил оба мяча в лицо Минари. Она взвизгнула от неожиданности. Шарики с плеском разбились о лицо.
   Ари смахнула воду с глаз, а убрав руку, увидела то, чего ей прежде видеть не доводилось. Всегда спокойный и непоколебимый, как скала, Властитель Тинезарда просто смеялся. Чисто, открыто и невероятно по-детски. Улыбка все никак не сходила с его губ. И одного только взгляда на эту улыбку хватило бы, чтобы забыть все прежнее и с головой окунуться в новое, неожиданно вспыхнувшее чувство.
   Ари зачерпнула побольше воды и с ног до головы окатила спутника брызгами. Потом весело расхохоталась, и уже через минуту они как дети барахтались в воде и гонялись друг за другом по мелководью, пока обессиленные не свалились на мягкую траву.
   Со всех сторон стрекотали неугомонные кузнечики. Сверху припекало жаркое солнышко, обсушивая их после купания. Арен лежал на спине, закрыв глаза и подставив нос нежным лучикам. Вместо загара лето подарило ему россыпь рыжеватых веснушек, которые так и норовили перебраться с лица на широкие плечи и грудь.
   Ари сидела рядом и все рассматривала его лицо. Оно было идеально, насколько вообще может быть идеально лицо человека. В нем все было гармонично. Природа явно постаралась на славу, создавая это удивительное существо. Внешне в Аренгорфе нельзя было найти ни малейшего изъяна, но Ари прекрасно понимала, что внутри он все тот же жестокий Властитель Темной стороны. И от этой мысли становилось как то невыносимо грустно.
   Девушка все смотрела на него и никак не могла понять, как в одном существе может уживаться столько противоположного. Аренорф всегда был для нее лишь беспощадным убийцей. Весь город вздрагивал только при одном упоминании его имени. Но сейчас перед ней был настоящий человек, которому не чужды людские эмоции и чувства. Он разительно отличался от всех своих соплеменников. И не только внешне. Он был другой: живой, энергичный, любознательный. Ни в одном человеке Ари не видела столько силы и энергии, сколько было в Арене. И ей казалось, что с каждой минутой он становится все больше похож на человека. Материнские гены усердно напоминали о себе.
  -- Ты помнишь свою мать? - неожиданно спросила Ари.
  -- Мать? Я ее всего-то пару раз видел, - беспристрастно заявил Арен.
   Она была просто ошарашена таким ответом.
  -- Как это? Разве мать тебя не воспитывала?
  -- Нет, что ты. С самого рождения меня воспитывал отец, - все так же беспристрастно отвечал Аренгорф, - У нас так принято мальчиков воспитывают мужчины, а девочек женщины. Еще у меня было много наставников. Да они и сейчас, по сути, есть, но уже не влияют на меня в той степени, как это было раньше.
  -- А как же семья?
  -- У нас нет таких понятий как семья, дружба, любовь. Здесь этого не существует.
  -- Если у вас этого нет, тогда откуда ты про них знаешь? - удивилась девушка.
  -- Не забывай, я ведь все-таки Властитель Тинезарда. Я много чего должен знать. И в первую очередь я должен достаточно хорошо разбираться в повадках своего противника. Так что все эти ваши людские забавы мне вполне известны.
  -- Это не забавы! - возмутилась Ари. - Это смысл нашей жизни, способ существования. Без этого просто нельзя жить.
  -- Еще как можно. Нет никакой привязанности - нет никаких проблем. Каждый живет сам по себе и выполняет лишь то, что ему предписано положением в обществе.
   "Шестеренки в большом часовом механизме, - подумала Ари, - но вот кто управляет всем этим механизмом? Властитель? Или есть кто-то еще?"
  -- Греморы конечно общаются между собой и сотрудничают, но это нужно лишь для того, чтобы выжить. А о каких-то там чувствах вообще не идет речи. Это полная ерунда и бессмыслица, ваша дружба, симпатия, любовь.
  -- Знание названий слов, еще не означает понимания их сущности, - отметила Минари, тщательно придавая значимость всему произнесенному.
  -- Да я все прекрасно понимаю, - все так же небрежно бросил Арен.
  -- Тогда скажи, неужели ты не любил своего отца? Никогда не хотел увидеть мать?
   Он на мгновение задумался, подбирая нужные слова для ответа.
  -- Отца уважал...и немного боялся. А мать...мать всегда очень стремилась ко мне. Но ей не разрешали со мной видеться, она ведь была человеком. Мои наставники считали, что она будет оказывать на меня плохое влияние, и не допускали ее ко мне. А потом и вовсе отравили, чтобы не вмешивалась.
  -- И ты так спокойно об этом говоришь? - с сожалением произнесла Ари.
  -- Понимаешь, Ари. В детстве я все воспринимал, как должное. Меня так воспитывали. Я - сын своего отца, я - Властитель Тинезарда...я такой же, как и все греморы.
  -- Тогда как ты объяснишь то, что произошло сегодня утром? Почему ты не дал своим соплеменникам убить меня?
   Арен поднял на нее свои ясные глаза. В них читалось сомнение.
  -- Не знаю... Наверно, я не хотел, чтоб тебя убили.
  -- Вот видишь. Ты не такой, как они, - Ари провела рукой по его щеке. - Ты совсем не такой, Арен, неужели ты этого не чувствуешь?
   Юноша откинулся на спину и уставился в проплывавшее мимо облако. Слова Ари эхом отдавали у него в голове. Совсем не такой...Конечно, он это чувствовал, чувствовал с самого раннего детства. Но никогда не пытался это осмыслить и, что самое главное, принять. Но больше он не сможет закрывать на это глаза. Аренгорф постоянно убивал людей, это было естественно для него, но чтобы спасти человека...Ни один гремор бы этого не сделал. После минутного молчания он повернулся к Ари и тихо ответил:
  -- Чувствую...
  
  

Глава 9

   На следующий же день Аренгорф напал на город. Он был беспощаден, как никогда. Как будто пытался доказать кому-то, что он все такой же.
   Город захлестнуло всеобщее горе. Тысячи людей вышли на улицы, проводить умерших в последний путь. Сразу же после похорон Дорф спустился на нулевой этаж штаба в лабораторию Крола. Здесь было развернуто масштабное конструирование.
  -- Сколько еще понадобиться времени? -выпалил Дорф, усаживаясь в крутящееся кресло.
  -- Мы заканчиваем собирать последний бинометр, - гордо заявил Крол. - Завтра уже можно будет начать установку на местах.
  -- Отлично. Я хочу установить их как можно скорее, - нетерпеливо произнес командующий. - Жертвы невероятно велики...Мы должны остановить этих тварей.
   В голосе капитана слышалась горечь и в то же время решимость. Он был готов испробовать все возможные способы, которые хоть как-то могли помочь общему делу. Пусть даже и до конца не верил в их эффективность.
  -- Дорф, бинометр не поможет тебе остановить греморов. Он может лишь засечь их приближение.
  -- Я знаю, знаю, - отмахнулся Дорф, - но все же у нас будет больше шансов. Мы сможем заранее знать об их приближении и лучше подготовиться.
  -- Не забудь мне понадобиться некоторое время, чтобы научиться точно определять время нападения и количество приближающихся греморов, - с расстановкой произнес изобретатель, записывая что-то в свой потертый блокнот. - Здесь очень много технических тонкостей, и могут возникнуть значительные погрешности, но я постараюсь с ними справиться. Я знаю как для тебя это важно.
  -- Не подведи меня, - произнес командующий, будто бинометр сейчас был единственным шансом людей на спасение.
  

* * *

   Во всем замке Аренгорф не мог найти себе места. Он всячески избегал Минари и подолгу бывал один. Ему нужно было время, время чтобы разобраться в себе и своих ощущениях.
   Он убивал людей с прежним наслаждением. Но, возвратясь в замок, он не мог даже взглянуть на девушку. Она не говорила ему ни слова о его полетах в город, но ее взгляд был красноречивей любых слов. Она смотрела на него с таким сожалением, что Аренгорфу становилось не по себе. Лучше бы она его ненавидела. Но Ари уже не могла ненавидеть его, как прежде. Теперь она понимала, почему он стал таким. И ей было искренне жаль, что Арен не может сам выбрать свою судьбу. Он Властитель Темной стороны, и ему положено быть таким, каков он есть. Он не умеет жить по-другому.
   Находясь под одной крышей, они не виделись уже несколько дней. Поначалу Ари не могла найти себе никакого применения. Она без толку шаталась по замку, разглядывая все одни и те же комнаты, скульптуры и голые стены. С тех пор, как Аренгорф принес девушку обратно в замок, она могла гулять, где пожелает, и Драквин, как ни странно, и близко не смел к ней приближаться. Однако же его приспешник Мэнкре не спускал с Минари глаз. Он был невероятно шустрый и юркий, прямо скажем, качества несвойственные греморам. Телосложением он особо не выдался, а умом уж и подавно. Его можно было обвести вокруг пальца, как ребенка. Стоило Ари скрыться из виду, скажем за широкой колонной, как Мэнкре тут же начинал паниковать и беспокойно шерстить по залу. В общем, Ари частенько подшучивала над бестолковым помощником Драквина.
   Через пару дней замок ей наскучил, и Ари спустилась в королевскую конюшню. Ей безумно хотелось еще раз прокатиться на Хоресе, но она, как всякий плохо обученный седок, слегка побаивалась его ретивого и непокорного характера. Ведь сейчас девушка собиралась покататься в одиночестве, и случись что, никто не вытащил бы ее из беды. И все же, преодолев себя, Минари подошла к загону. Крылан радостно встряхнул гривой. Ари показалось, что он ее узнал. Она протянула руку и погладила его по шершавой морде.
  -- Ты совсем тут заскучал. Пойдем покатаемся?
   Крылан мотнул головой в знак согласия. Минари крикнула слуге, и тот тотчас вывел и запряг Хореса.
   Они неслись по нескончаемому зелено-фиолетовому ковру огромного поля, усыпанного цветущим клевером. Ари крепко держалась за уздцы и прижимала колени к бокам крылана, боясь слететь с него на большой скорости. Но все же останавливаться она не хотела. Никогда еще девушка не чувствовала себя такой свободной. С каждым шагом ее легкие наполнялись сладким ароматом пахнущих соцветий, а тело чувствовало все большую уверенность.
   Ари стала наведываться в конюшню каждый день. Верховая езда давалась ей все легче и легче и приносила все больше удовольствия. На природе Ари чувствовала себя гораздо лучше, нежели в холодных стенах замка. Да и надоедливый Мэнкре не мог здесь за ней шпионить. По всей видимости, у него не наладились отношения с крыланами, а бегать (или даже летать) вслед за скакуном по всей Темной стороне у него не хватило бы никаких сил.
   Иногда девушка останавливалась в каком-нибудь красивом месте и отпускала Хореса. Она полностью доверяла своему белогривому спутнику, ведь стоило ей выкрикнуть его имя, как он мигом прилетал к ней на своих белоснежных крыльях. Бывало, они уезжали на весь день, захватив с собой немного еды и питья. Ари часто ездила к речке, где не только купалась сама, но и разрешала ополоснуться своему ретивому другу. Особенно ее веселило, как он подобно птицам разбрасывает брызги огромными крыльями.
   Смотря на эти брызги, Минари невольно вспоминала разноцветные водяные шарики, которыми жонглировал Аренгорф. Жаль, что он не катается на своем Мантисе и не ездит с ней на речку. А вместо этого летает в город...
   Пленница каждый день возвращалась к этой мысли и понимала, что ей надо наконец-то что-то предпринять. Но каждый раз она откладывала решение этого вопроса на завтра, не желая портить великолепное впечатление от окружающего пейзажа и своего неповторимого крылана.
   Однажды они как обычно приехали к реке. Ари слезла с Хореса, взяла его под уздцы, и они вдвоем пошли по мелководью вдоль речного берега. В одном месте река заметно расширялась, образуя тихую неглубокую заводь. Там всегда было много мальков. Девушка стояла ногами в воде, а они щекотно ударялись мордочками о ее щиколотки. Она опустила руку в воду, пытаясь поймать несколько рыбешек, но они тотчас отскочили в разные стороны. Вот ведь юркие.
   Ари не стала надолго задерживаться у заводи и пошла дальше, вниз по течению. Хорес чинно шел рядом с ней. Но вдруг что-то привлекло его внимание. Конь уставился куда-то вдаль, а потом стремглав понесся к намеченному месту. Девушка побежала вслед за ним. Речка круто поворачивала, и прямо за поворотом под тенью раскидистого дерева Ари увидела то, что привлекло внимание Хореса. Это был другой крылан, и Минари не могла не узнать в нем Мантиса. Крыланы приветственно обнюхали друг друга и принялись пощипывать сочную зеленую травку.
   Ари огляделась и увидела неподалеку хозяина Мантиса. Аренгорф лежал на берегу, закрыв рукой глаза. Ари подошла ближе. Ей показалось, что он спит. Разбудить или нет? Она минуту стояла в раздумье, наблюдая за тем, как ровно поднимается его грудь при каждом вздохе. И опять подумала, что природа не могла создать ничего более идеального, чем существо, находящееся перед ней.
   После стольких дней молчанья им надо было поговорить. Ари опустила ступню в воду и подкинула несколько брызг в воздух. Капельки упали на лицо Арену, отчего он недовольно открыл глаза, потом поднялся на локтях и обиженно произнес:
  -- А понежнее нельзя было разбудить?
   Ари не смогла сдержать улыбки:
  -- Спать ночью надо.
  -- У меня была бессонница, - как-то удрученно произнес Аренгорф.
  -- Отчего это у тебя может быть бессонница? - вопросительно подняла брови Минари.
  -- От разных глупых мыслей.
  -- Ну, видимо не такие уж они глупые, раз ты не можешь уснуть. И о чем же ты думал?
  -- О тебе, - не колеблясь ответил Властитель.
  -- Обо мне? - Ари неподдельно удивилась.
  -- Да. Я думал, что с тобой дальше делать?
  -- Хочешь подскажу?
  -- Ну...
   Ари ненадолго замолчала, собираясь с мыслями. Потом повернулась к Аренгорфу и смотря ему прямо в глаза серьезно произнесла:
  -- Отпусти меня.
  -- В смысле?
  -- Верни меня в Квинленд.
  -- Я не могу, - сказал Аренгорф, и девушке показалось, что в его голосе прозвучала тупая обреченность.
  -- Можешь...Если захочешь. Я не могу здесь больше оставаться. Не могу сидеть здесь и ничего не делать. Это не мой мир, Арен.
  -- Разве тебе не нравится на Заоблачной горе? Разве ты не любишь кататься на Хоресе, купаться в этой дивной речке?
  -- Не в этом дело, - она старалась говорить как можно мягче. - Я здесь не нужна...
  -- Ты нужна, - неожиданно вскипел Аренгорф. - Или ты забыла, зачем ты здесь находишься? Могу напомнить.
   У Ари мурашки побежали на коже. И действительно, Аренгорф хочет, чтобы она родила ему наследника. Вот зачем она здесь. Теплившаяся в глубине души надежда на спасение, тут же разлетелась вдребезги. На глаза стали накатываться слезы, но последняя капелька злости томившаяся в сердце, все же дала о себе знать.
  -- Я никогда не стану матерью наследника Тинезарда, - отрезала Ари.
  -- Станешь... Я тебя уверяю, ты и сама не заметишь, как это произойдет.
   Ари почувствовала свою полную обреченность. После того, как Аренгорф продемонстрировал ей, как отбирает людские жизни, она больше не сомневалась в том, что он может сделать с ней все, что пожелает.
  -- Тогда почему бы тебе просто не осуществить свои намерения и не избавиться от меня? - она посмотрела так холодно, как только могла.
  -- Время еще не пришло. - Арен немного спешился, - Ты еще не достаточно... тут освоилась.
  -- Что значит, не освоилась? Да, мне здесь все наскучило, - Минари сама не замечая перешла на крик. - Я даже не могу здесь ни с кем поговорить. Ты уже несколько дней меня избегаешь. Что происходит?
  -- Так вышло. Мне надо было подумать.
  -- Ну и как удачно? Надумал что нибудь? - все так же раздраженно проорала Минари.
  -- Наверно... - Арен резко переменил стальные нотки в голосе на мягкий нерешительный тон.
  -- Ну и что же?
  -- Я хотел бы, чтобы ты стала моим... как это у вас называется....
   Минари не сразу поняла, что он имеет ввиду. Заглянув ему в глаза, она увидела нерешительность и в то же время огромное желание измениться.
  -- Другом? - осмелилась предположить Ари.
  -- Да, только я не знаю, что это значит.
  -- Не узнаешь, пока не попробуешь!
  

* * *

   Вот ведь странно. Быть другом своего самого заклятого врага. Вместе ходить на прогулки, вместе завтракать и ужинать, вместе читать древние рукописи из закромов библиотеки Тинезарда, подолгу кататься на крыланах и радоваться жизни.
   Да, именно радоваться жизни. Тоска, съедавшая Ари в течение последней недели, испарилась, не оставив после себя ни единого следа. И у Аренгорфа наблюдалось то же самое. Ему доставляло удовольствие каждодневное общение с девушкой. Он как губка впитывал в себя все новое, что она привносила в его жизнь. Юношу интересовало абсолютно все, а в особенности людские эмоции и чувства, то чего никогда не было у греморов. И многие слова, не имевшие прежде для него никакого смысла, становились частью его жизни.
   Аренгорф уже много дней не появлялся в городе. Он, как и полагается, выбрасывал греморов за пределы купола, но сам не летел с ними. Он не ощущал потребности в энергии. Его питали новые ощущения и эмоции, зародившиеся в глубине сердца. Через какое-то время он и вовсе потерял счет времени и уже не помнил, когда последний раз отбирал чью-то жизнь. Но зато за этим пристально следил Драквин. И то, что происходило, его совсем не радовало.
  -- Что ты творишь? Ты погубишь себя и всех нас! - яростно прыснул Драквин.
  -- Да все нормально, - спокойно отвечал Властитель, не принимая слова советника всерьез.
  -- Это пока что все нормально. Но скоро твои силы иссякнут, и ты не сможешь преодолеть сопротивление купола. Тебе нужна постоянная подпитка. И ты это прекрасно знаешь.
  -- Но я не чувствую в этом никакой потребности, - все так же наивно отнекивался Аренгорф.
  -- Когда почувствуешь, может быть уже слишком поздно. Ты хоть понимаешь, на что ты нас обрекаешь. Ты хочешь, чтобы мы навечно остались заперты под этой крышкой? - повысил голос гремор. - Образумься Аренгорф. Ты, Властитель Тинезарда, и твоя прямая обязанность - служить своему народу.
   Драквин, как всегда оказался прав. Новые ощущения не могли подпитывать Арена в той же мере, что и людская энергия. Через какое-то время он начал чувствовать легкое недомогание. Ему становилось все труднее перебрасывать греморов через купол. Да и с полетами пришлось повременить. А без них ему было очень не по себе. Конечно, он бы мог без этого обойтись. Но, как любой правитель, он не имел никакого права подводить своих подданных.
   Аренгорф собрал оставшиеся силы и взмыл в воздух. Пролететь сквозь купол оказалось неимоверно тяжело. Но, преодолев боль и тошноту, он все же выбрался на ту сторону. А там уже и до города было рукой подать. Аренгорф насытился до предела. Как же ему не хватало этого волшебного эликсира из чистой силы. Он опять пришел в норму и чувствовал себя на вершине. Он вновь мог с легкостью летать и передвигать какие угодно предметы.
   На темную сторону Аренгорф вернулся энергичным и жизнерадостным. Но его хорошее настроение тут же улетучилось, когда он увидел осуждающий взгляд Минари.
   Она стояла на веранде, облокотившись о черную колонну и скрестив руки на груди.
  -- Ты полетел в город, ничего мне не сказав...
  -- Разве я должен спрашивать у тебя разрешение? - колко отметил Арен.
  -- Нет, но ты мог поделиться со мной своими мыслями и переживаниями. Для этого ведь и нужны друзья. Или ты забыл, что попросил меня быть твоим другом?
  -- Не забыл, - виновато опустил глаза юноша, - но я знал, как ты на это отреагируешь. И мне совсем не хотелось тебя расстраивать.
  -- Я не расстроена. Я в полном недоумении! Ты ведь обходился без полетов в город все это время. Ты можешь прекрасно жить, не отбирая людских жизней. Зачем же ты опять это сделал?
  -- В том то и дело, что не могу...Человеческая энергия дает мне силы. Дает мне возможность летать.
  -- И ты готов убивать людей только ради того, чтобы летать? - возмутилась Ари.
  -- Ты не понимаешь, - начал возбужденно тараторить Властитель. - Ты не понимаешь, что значит летать. Ты не знаешь, что такое парить в облаках, чувствовать себя подобно птице, скользящей по воздуху.
   Арен говорил с таким чувством, как будто не было ничего прекрасней полета. Ари только ухмыльнулась на это.
  -- Я покажу тебе! - сказал он решительно. - Покажу тебе, что это такое.
   Аренгорф протянул Минари свою руку. Девушка, немного помявшись, неохотно дала ему свою.
   Он подвел ее к карнизу, перешагнул через перила и взглядом показал Ари сделать то же самое. Вниз было метров сто. Девушка стояла на карнизе, боясь шелохнуться. Она крепко сжала руку Арена. А потом они упали.
   Минари от страха зажмурила глаза и приготовилась столкнуться с землей. Но этого не произошло. Буквально в метре от земли Арен потянул ее вверх, и они взмыли в небо. На высоте около трехсот метров они без усилий преодолели защитный купол. Ари успела почувствовать лишь легкую тошноту, но через несколько мгновений все прошло. Они оказались на свободе, в безграничном небесном пространстве.
   Это и вправду было восхитительно. Ари чувствовала себя невесомой., как будто ее обсыпали волшебной пыльцой из доброй сказки. На самом же деле Властитель передавал ей часть своей энергии, благодаря которой она без труда держалась в воздухе.
   С высоты птичьего полета все внизу казалось игрушечным. Величественный замок Аренгорфа похож на слегка неотесанную черную глыбу. А вот справа течет извилистая речушка, в которой они недавно бултыхалась на пару с королем греморов. Если присмотреться повнимательнее, на одном из ее берегов можно было увидеть двух прекрасных крыланов, утоляющих жажду. Что за дивные все-таки животные!
   Пока Минари была всецело поглощена тем, что творится внизу. Арен заметил вдали стайку белых пушистых облаков. Это было то, что нужно. Юноша направился к ним, постепенно набирая высоту.
  -- Куда мы летим? - с интересом спросила Ари.
  -- К облакам, - Арен указал на стайку вдали.
  -- Но они так далеко...
  -- А разве ты куда-то спешишь?
   Действительно, куда ей было спешить. Нежный ветерок развивал волосы, проскальзывал под одежду, и от этого становилось как-то необыкновенно приятно. Ари растопыривала пальцы руки и воздух щекотно проскальзывал между ними.
   Девушка полностью расслабилась, наслаждаясь своей невесомостью. О том, что ей следует держаться за Арена, она уже совсем позабыла, как вдруг он разжал свою руку. Ари тут же выскользнула и полетела камнем вниз. У нее перехватило дыхание. Воздух который пару мгновений назад казался таким мягким, вдруг стал жестким как сталь, неприветливо встречая мчащееся к земле тело.
   Мгновение, и Арен пулей подлетел к ней и поймал в свои объятия. Ари сомкнула руки у него на шее и прижалась к нему всем телом, так крепко, как только могла. Ею все трясло.
  -- Ты что испугалась, дурочка? Я же пошутил, - мягко произнес Аренгорф.
  -- Ненормальный! Больше никогда так не делай. У меня сердце в пятки ушло, - взволновано сказала Минари.
  -- Хорошо, хорошо. Ты тогда тоже не отпускай меня!
   Арен немного отстранил ее от себя. Ари заглянула ему в лицо, и ее взгляд утонул в синеве его теплых глаз. Он вплотную приблизился к ней свое лицо и робко поцеловал в еще дрожащие от испуга губы.
   В этот момент реальность для Ари перестала существовать. Необыкновенная легкость, невесомость, полет, теплые прикосновения Арена, все казалось сказочным наваждением. Она погрузилась в ощущения. Целиком отдаваясь едва проснувшемуся чувству, в мгновение ставшему неотъемлемой частью ее существования.
   Ари еще крепче обняла Арена и они, обгоняя ветер, понеслись к облакам.
   Вблизи облака казались прямо таки пуховыми. Как будто кто-то собрал груду овечьей шерсти, хорошенько взбил и подвесил в небе. На землю опускался закат. И в лучах заходящего солнца облака отливали розовым светом.
   Опустившись в облака, Ари почувствовала, как все ее тело обволакивает теплый водяной пар. На ее глазах кожа Арена покрылась маленькими капельками воды. Ресницы, волосы - все мгновенно стало мокрым. Ставшая неприятной, влажная одежда Аренгорфа полетела вниз. А затем он решительно освободил от одежды и Минари, отправляя ее вещи следом за своими.
   Прикосновение горячего мокрого тела Арена, его прерывистое частое дыхание на тоненькой шее окончательно вскружили девушке голову, выгоняя из сознания все прочие мысли и переживания.
   Солнце уже почти село, и повеяло холодком, но ночь в крепких объятиях Властителя Тинезарда обещала быть очень жаркой.
  

Глава 10

   В замке Тинезарда было неспокойно. Драквин нервно расхаживал по залу,
   кусая губы и ломая руки. Ситуация окончательно вышла из-под его контроля. И это выводило гремора из себя.
  -- Не нравится мне все это...С тех пор как эта девчонка появилась в замке, все идет наперекосяк, - прошипел советник.
  -- Что идет наперекосяк? - наивно спросил Мэнкре, хлопая через чур выпученными для гремора глазами.
  -- Да как ты не понимаешь! - надрывно выпалил Драквин. - Властитель больше не прислушивается ко мне. Ему больше не нужны мои советы. А ведь я всегда был рядом с ним.
   В голосе советника звучала ярость. Он был зол. Зол на Аренгорфа, потому что тот не желал больше слушаться его. Зол на девчонку, которая сейчас рушила весь его мир, созданный долгими годами непрерывного труда, интриг, хитросплетений и замыслов извечного советника при дворе Властителей Тинезарда.
  -- Да вы всегда были рядом... - протянул Мэнкре, вторя словам своего господина.
  -- И что теперь? Теперь он развлекается с этой девчонкой, абсолютно не думая о последствиях. Надо было сразу ее убить! - Драквин сжал ладонь в кулак, так что костяшки пальцев заметно побелели.
  -- Так может еще не поздно?
   Драквин резко остановился. В его зловещих глазах мелькнула страшная мысль.
  -- Кажется, я знаю, что нам делать...мы поступим как в прошлый раз! - в старческом взгляде советника заиграл юношеский азарт. - Да! И избавимся от нее раз и навсегда!
  -- Да...Избавимся! - Мэнкре предательски прищурился, потирая руки в предвкушении очередного убийства.

* * *

   Ари проснулась от сильного порыва ветра, взлохматившего волосы. За ночь воздух стал заметно холоднее. Ей захотелось куда-то в тепло, под мягкое одеяло или пушистый плед, в уютную широкую постель. Но только не одной, а с тем, кто сейчас мирно спал подле нее на мокрой, от выступившей росы, траве.
   Как они спустились на землю, Минари не помнила, видимо уже уснула к тому времени. Девушка посмотрела в небо, на плывущие густые облака, и еще раз вспомнила ощущение вчерашнего полета, ласкового ветра касающегося кожи, и таких же ласковых поцелуев Аренгорфа. Потом перевела взгляд на его лицо. Такое тихое, безмятежное, спокойное. Ей совсем не хотелось его будить, хотелось еще немного побыть здесь, наедине, вдалеке от посторонних глаз и ушей и от нерешенных вопросов, нависающих словно каменная глыба над ее головой. Но рано или поздно все равно нужно было возвращаться. И "поздно", в данном случае, было для девушки намного предпочтительнее чем "рано"
   Ари покрепче прижалась к Арену и положила голову ему на грудь. Ей было слышно размеренное биение его сердца. Такое же спокойное и умиротворенное, как и выражение прекрасного лица.
   " У греморов сердце с правой стороны, а не с левой, как у всех людей" - вдруг вспомнилось Ари. Да справа...Стоп. Но она отчетливо слышит биение слева. Это еще, что такое? Ари приложила ухо к правой части груди. И здесь стук. Но это был другой стук: жесткий, торопливый. Будто какой-то железный механизм отбивает свой заученный ритм.
   Ари опять положила ухо налево. Здесь стук. Потом направо. А здесь другой стук. Что это, черт возьми? Разве сердце может стучать по-разному? Ари еще раз прильнула к его груди. От ее неловких перемещений проснулся Аренгорф.
  -- Ты чего делаешь? - спросил он, сонно зевая.
  -- Я...Я не могу понять... - Ари вопрошающе посмотрела на Аренорфа.
  -- Ты о чем?
  -- Твое сердце...Где оно у тебя? Я слышу стук здесь, - девушка положила руку на левую часть груди, - и здесь, - она положила другую руку на правую половину. - Что это значит?
   Аренгорф прижал ладонь к груди и на мгновение закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться на своих ощущениях. И ощущения говорили ему, что что-то изменилось. Причем изменилось координально и бесповоротно.
  -- Надо же, - удивился юноша. - Раньше такого никогда не было...Не понимаю...
  

* * *

   Мэнкре вернулся на рассвете. В его ладони был маленький стеклянный бутылек с прозрачной жидкостью. Он подошел к своему господину и трясущимися от предвкушения руками протянул ему заветную смесь.
  -- Вот то, что вы просили!
  -- Отлично, - Драквин повертел в пальцах стекляшку. - С гремином не было проблем?
  -- Нет, господин. Он сам согласился нам помочь.
  -- О, это было очень благоразумно с его стороны, - злорадно оскалился гремор.
   Мэнкре сгорал от нетерпения:
  -- И когда же мы это сделаем?
  -- Как только подвернется удачный момент...
   И этот момент не заставил себя долго ждать.
  
   В замке не было принято закрывать двери. Этим утром Ари спала дольше обычного, набираясь сил после бурной ночи. Мэнкре осторожно зашел в комнату. На цыпочках подкрался к прикроватному столику и вылил содержимое бутылька в высокий кувшин с родниковой водой.
   Солнце ярко светило в окно. И уже к часам десяти в комнате стало жарко и душно. Ари проснулась и первым делом выпила стакан свежей воды из кувшина. Ничего не подозревая, она оделась и спустилась в обеденный зал на завтрак. Стол уже накрыли, и вечно бодрый Властитель Тинезарда был давно на ногах.
  -- Ты как раз вовремя. Завтрак только что подали.
   Но не успела Ари сесть за стол, как ее скрутило пополам. От невыносимой боли она тут же потеряла сознание.
   Очнулась девушка, уже лежа в постели. Вокруг суетилось около десятка греморов. Они о чем-то оживленно спорили. Каждый пытался навязать Аренгорфу свое мнение. Но он, казалось, совсем не слушал их. Лишь сидел с мрачным видом и ждал, пока больная придет в себя. Как только Минари открыла глаза, он тут же подошел к постели. Остальные греморы бросились вслед за ним, и стали осматривать и ощупывать ее со всех сторон.
   У Ари был сильный жар. Глухая боль прокатывалась по всему телу. А желудок разрывало на части. Она открыла рот, пытаясь что-то сказать, но ничего нельзя было расслышать. Аренгорф придвинулся ближе.
  -- Пусть они все уйдут, - прошептала Ари.
   Властитель махнул рукой и греморы дружной кучей вышли вон.
  -- Что с тобой?
  -- Помоги мне встать... - Ари протянула ему руку.
   Собрав все силы, она поднялась на ноги. Потом попросила Арена принести ей воды и соли. Перевернув всю солонку в стакан, Ари залпом выпила содержимое. Ее сразу же вывернуло. В желудке полегчало, но большая часть яда все же успела проникнуть в кровь. Не в силах стоять на ногах, Ари упала обратно в постель и отключилась.
  

* * *

   Второй день Минари лежала с сорока градусной температурой. Ее била ужасная лихорадка. Боль в животе скручивала пополам. Она не могла ничего есть и пить.
   Арен был сам не свой. Он все время думал о болезни девушки и не мог занять себя ничем другим. Греморам были не свойственны болезни. Они не болели даже в детстве. Поэтому во всем Тинезарде не нашлось ни единого врача или лекарства. Да и сам всесильный Аренгорф не мог ничего сделать. И это злило его больше всего.
   Он вошел к ней в комнату. Ари лежала на широкой кровати в окружении множества одеял и подушек. Ему почему-то вспомнилась мать. В последние часы жизни она молила привести к ней сына, чтобы взглянуть на него в последний раз. Греморы хоть и нехотя, но выполнили ее желание. Арен вспомнил ее усталые глаза, обессилившие руки и влажные волосы. Ее прерывистое дыхание, становившееся все слабее и слабее.
   Больная сейчас была очень похожа его мать. Силы покидали ее. Арен знал, что она скоро умрет, но он так не хотел этого. Да и сама Ари не желала умирать, тем более так глупо. Девушка изо всех сил боролась за жизнь. Она старалась держаться, во что бы то ни стало, и не подпускала к себе никого кроме Арена.
  -- Как ты себя чувствуешь? - ласково спросил Арен.
  -- Не важно... - еле слышно промолвила Минари.
  -- Я могу что-нибудь сделать для тебя?
  -- Послушай, Арен. Меня отравили. Я не знаю чем, но все признаки на лицо.
   Аренгорф боялся этого больше всего. Все повторялось точь-в-точь как с его матерью. Не понятно только одно: кому это было нужно, кто осмелился пойти против воли Властителя?
  -- Но кто мог это сделать? И где удалось раздобыть яд?
  -- Я не знаю. Думаю, в этом замешен Драквин. Его прислужник Мэнкре все время ходил за мной попятам. Должно быть, он подсыпал мне что-то.
   Арену не хотелось в это верить. Драквин растил его с самого детства и всегда был рядом, давая мудрые советы и наставления. Он, конечно, недолюбливал девушку, но ведь не настолько, чтобы пойти на убийство. Хотя...все может быть
  -- Я немедленно разберусь в этом! И если твои слова подтвердятся, его постигнет жестокая участь, - Арен решительно встал и направился к двери.
  -- Подожди... - остановила его Ари. - Ты еще успеешь во всем разобраться. А сейчас мне нужно, чтобы ты сделал кое-что для меня. Помоги мне.
   Арен подошел к постели и взял Минари за руку.
  -- Все что угодно...
  -- Ты должен слетать в Квинленд и принести мне лекарство. Я напишу тебе название. Думаю, это мне поможет, если еще не поздно.
  -- Я сейчас же туда отправлюсь.
  -- Послушай...Ты должен отправиться в город не как гремор, а как человек.
  -- Но...
  -- Пойми, ты сам вряд ли сможешь найти нужный препарат. Тебе надо будет зайти в аптеку и отдать название продавцу. И возьми с собой немного золота, сможешь им расплатиться. На этот раз надо обойтись без жертв.
  -- Ари пойми...Я не человек, я не могу так!
  -- Без лекарства я умру. Пожалуйста, сделай это для меня...
   Аренгорф задумался. Он опять вспомнил лицо своей умирающей матери. Его терзали сомнения. Он не должен был помогать человеку, а тем более сам перевоплощаться в человека. Это было недопустимо. Но он и не мог допустить смерти Ари.
   Она умоляюще смотрела на него. Он тысячу раз видел этот взгляд, когда убивал своих жертв, но только сейчас он поступил так, как подсказывало ему сердце.
  -- Хорошо. Я все сделаю так, как ты просишь, - он развернулся, чтобы уйти.
  -- Арен. Спасибо, - прошептала в ответ Ари.
   А сама подумала: Вот твое настоящее лицо, Аренгорф, Властитель Тинезарда. Ты сделал свой выбор. Теперь ты не гремор, ты Человек.
  
  

Глава 11

  
   Аренгорф медленно летел по направлению к городу. Он совершал этот путь десятки раз, но сегодня его преследовало странное, непривычное волнение. А еще говорят, что греморы не испытывают никаких эмоций. Волнение нарастало с каждым метром приближавшим его к городу. И как ни пытался Арен себя успокоить, все было тщетно. Еще бы, ведь сегодня ему предстояло войти в прямой контакт с людьми, чего он прежде никогда не совершал. На нем не было его привычной маски и мантии. И хоть это никак не сказывалось на его силе и способностях, без этих греморских атрибутов он чувствовал себя неуверенно, как будто без маски Властитель становился уязвимым.
   Арен остановился недалеко от границы города. Дальше предстояло идти пешком. Обычный гремор никогда не смог бы преодолеть такое расстояние на своих двоих, но для Арена это не составляло никакого труда. Пока он шел, у него было время еще раз все обдумать. У юноши несколько раз возникала мысль повернуть обратно, пока еще было не поздно, но ноги все шли вперед, как будто неведомая сила не давала им остановиться. А вдруг кто-то из греморов узнает о том, на что он пошел ради человека? Что если об этом узнает Драквин? Советник наверняка не сводит с него глаз. Что с ним тогда будет? А действительно, что тогда будет? Что греморы могут сделать Властителю Тинезарда? Без него они никто. Они беспомощны как кучка загнанных в клетку кроликов. И из этой клетки под названием Темная сторона без помощи Властителя они никогда не выберутся. Он им нужен, поэтому ему они ничего не сделают. Но они могут навредить Ари. Особенно сейчас, когда она так слаба и когда его нет рядом. Надо купить это чертово лекарство и как можно быстрей возвращаться в Тинезард!
  

* * *

   В офисе главного штаба зазвонил телефон. Дорф мгновенно поднял трубку.
  -- Алё. Это Крол. Я засек их. Греморы где-то в двух километрах от города, - взволнованно возвестил изобретатель.
  -- Сколько?
  -- По тому, как отклоняется стрелка бинометра, могу предположить, что к нам приближается шесть-семь греморов. А возможно даже сам Аренорф.
  -- Ясно. Я собираю отряд, - протараторил командир. - Держи меня в курсе.
  

* * *

  
   Арен значительно ускорил шаг. Он практически бежал, уже без единого сомнения или колебания. И вскоре он и сам не заметил, как оказался в черте города. К огромному удивлению Аренгорфа, никто не обращал на него ни малейшего внимания. Без своей маски и мантии он был такой же, как остальные люди. Арен огляделся по сторонам, ища глазами нарисованный Ари значок аптеки. Его нигде не было видно. Аренгорфу ничего не оставалось, как пойти в первом попавшемся направлении, надеясь на свое везение.
   Переходя первую же дорогу, он чуть не попал под колеса.
  -- Смотри куда идешь, раззява! - крикнул вслед разъяренный торговец.
   Через несколько минут Арен вышел на большую площадь, уставленную множеством палаток и столиков с овощами, фруктами и всякой всячиной, которую гремору никогда в жизни даже видеть не приходилось, не то что пробовать. Народу было море. Такого не застанешь при налете на город. Все вокруг суетились, хлопотали, пытаясь выгодно сторговаться с продавцами.
   Арен засмотрелся по сторонам и чуть было не забыл, зачем сюда пришел. Ему надо было найти аптеку. Площадь просто пестрела разнообразными вывесками. Он долго вглядывался в разноцветные картинки и надписи, пока наконец не нашел нужную.
  -- Вот она. Наконец-то, - обрадовался Аренгорф и прямиком направился туда.
   Юноша протянул аптекарю клочок бумаги с названием лекарства. Тот неспеша надел очки, взглянул на листок и направился вглубь аптекарских полок. Пока продавец искал нужное лекарство среди разнообразных баночек и скляночек, Аренгорф чуть не задохнулся. Аптекарский запах был ему не по вкусу. "Ну что он так долго копается?" - ему хотелось побыстрей выбежать за дверь. Аптекарь таким же неспешным шагом подошел к окошку и поставил баночку с таблетками.
  -- Это то что вам нужно! С вас...
   Он не успел договорить. Арен схватил баночку, бросил мешочек с золотом на стол и пулей выбежал из аптеки. На улице он, наконец, глотнул свежего воздуха и решил больше никогда не заходить в это зловонное место.
  

* * *

  -- Они уже в городе. На северо-западной границе и движутся к центру, - констатировал ученый сверяя показания приборов с отметками в своем блокноте.
  -- Крол, ты уверен? Наш часовой не видел ни одного гремора вблизи города, а тем более в его пределах. По-моему с твоими радарами что-то не так.
  -- Дорф, это ведь машины. Они не могут ошибаться, - настаивал изобретатель. - Наверняка вы их просмотрели. Греморы точно в Квинленде, говорю тебе! И все отчетливее движутся к центру. Ты же знаешь, у меня бинометры по всему городу. Не могут же они все ошибаться.
  -- Так что, по-твоему греморы от нас прячутся? Это абсурд какой-то, - вспылил командующий, - Воздушное пространство над городом полностью просматривается с городской башни. Если бы было замечено хоть что-то подозрительное, мне бы сразу доложили. Не пешком же они пришли?
  -- Не знаю пешком или нет, но на твоем месте я бы не рисковал. Шесть-семь греморов - это тебе не шутка.
  -- Хорошо, - скептически проговорил глава отряда, будто делая одолжение приятелю. - Я отправлю Гэма и еще несколько человек на центральную площадь. Но я очень сильно сомневаюсь, что они там что-то найдут.

* * *

  
   А в это время на площади устанавливали очередную торговую палатку. Вокруг были разбросаны доски, брусья и другие строительные материалы. Широкоплечие рабочие, начавшие сколачивать основной каркас, частично перегородили выход с площади. Арен попытался обойти их с одной стороны, с другой. Но повсюду был поток людей. Как бы ни хотелось Арену ему надо было двигаться вместе толпой, или ждать пока все люди выйдут с площади и нескончаемый поток наконец рассосется.
   Арен сделал попытку протиснуться сквозь толпу, но встретил на своем пути крепкое мужское плечо. Парень обернулся и с недоумением посмотрел на Аренгорфа. В первое же мгновение Арен заметил винтовку у него за спиной и шрам, вдоль всей левой щеки. И в голове сразу же всплыли слова из прошлого: " Твоего отца убил человек со шрамом. Опасайся его. Он самый сильный и ловкий из людей. Он обязательно будет за тобой охотиться." Эта фраза, сказанная Драквином перед самым первым полетом в город, в долю секунды завладела разумом юноши. Аренгорф инстинктивно сделал шаг назад. Им завладело абсолютно чуждое и неизведанное чувство опасности. Если это действительно человек, убивший его отца, тогда следует в то же мгновение с ним покончить, чтобы та же судьба не постигла нынешнего Властителя. Но в то же время ему никак нельзя себя раскрыть. Он прилетел в город с другой целью. И какие бы чувства его сейчас не охватили, необходимо вести себя спокойно.
   С этой мыслью Аренгорф поспешил удалиться. Он сделал несколько резких шагов назад, абсолютно забыв про стройку у себя за спиной. Юноша корпусом зацепил еще не закрепленные опоры, и вся конструкция с грохотом рухнула на него. Властитель неосознанно подставил руку, чтобы удержать навалившуюся крышу. Место происшествия вмиг окружили люди, стекавшиеся со всех сторон. Они стояли над рухнувшей конструкцией и с удивлением смотрели на Арена. Он лежал в развалинах постройки, держа над собой бетонную плиту всего одной рукой. Вряд ли одному человеку было под силу удержать такой вес. Аренгорф не сразу понял, в чем заключались эти ошарашенные взгляды. Он внимательно посмотрел на людей вокруг. Потом перевел взгляд на плиту у себя над головой и, догадавшись в чем дело, резко согнул руку в локте, сделав вид, что ему больше не под силу ее держать. Стоявшие рядом мужчины сразу бросились к нему. Гэм, как передовой во всем человек, разумеется, был тут как тут. Они впятером еле оттащили крышу. Гэм протянул Арену руку, чтобы помочь подняться. Тот на секунду заколебался. Ему не нужна была ничья помощь, тем более своего врага. Но надо было вести себя, как человек. И, стиснув зубы, он все же протянул руку Гэму.
  -- Ну, ты даешь парень! И как тебе удалось удержать ее одной рукой? Мы вместе еле подняли.
  -- Я и сам не знаю. Случайно вышло,- неуверенно ответил Арен.
  -- Ничего не повредил?
  -- Да вроде все в порядке.
  -- Эй, кто тут занимается строительством? - крикнул Гем рабочим. Почему не соблюдаете технику безопасности? Разложились тут на всю улицу! Чуть человека не покалечили.
   Гэм повернулся к Арену, но того уже и след простыл. Он уже бежал прочь от города, прочь от людей и их хлопот. Из-за их безответственности он чуть было не раскрыл себя. А вдруг они все же заподозрили неладное? Хотя, нет. Не должны были. Да и какая уже разница.
  

* * *

   Бойцы отряда сопротивления находились в полном недоумении. Странные показания приборов сбили всех с толку. Хотя радары и не были до конца проверены и опробованы на практике, все же их показания вряд ли могли быть трактованы, как случайный сбой.
  -- Я не понимаю, что произошло. Показания приборов были точными. Они все показывали одно и то же напряжение, - задыхаясь, говорил Крол, размахивая бумагами со множеством цифр и радиограмм.
   Гэм сидел за столом и внимательно изучал радиограммы.
  -- А может радары отреагировали на что-то другое?
  -- На что же? Кто еще кроме греморов имеет такое сильное биополе?
  -- И все-таки надо рассмотреть все возможные варианты, - спокойно сказал Дорф. - Нужно проверить, на что еще могут среагировать эти твои цветочки. Может это было вызвано каким-то веществом в воздухе или на ком-то из людей, а может и животном. Может это реакция на выбросы.
  -- Это исключено! Если бы бинометры реагировали, как вы полагаете, на выбросы. Они бы отреагировали одновременно. К тому же первым сигнал опасности подал прибор располагающийся за пределами города. - Крол подошел к карте на стене, - вот, он располагается здесь, на самой вершине холма. Вторым отреагировал этот, третьим вот этот, - он тыкал по карте, показывая источники поступления сигналов. - Затем сигнал с северо-западной границы города, и все ближе и ближе к центру. Таким образом, у нас вырисовывается путь движения объекта. И что самое главное, потом все радары среагировали в обратном порядке. То есть объект проник в город, а потом удалился тем же путем. И если это не греморы, в чем вы меня усилено уверяете, тогда кто же? Облако радиации? Которое ни с того ни с сего залетело в город, добралось до центра, развернулось и полетело обратно.
  -- Действительно. Все это очень странно. - Все были вынуждены согласиться с Кролом.
  -- Если я говорю, что уверен в чем либо, значит я действительно уверен. Способности анализировать и здраво мыслить у меня еще никто не отнимал, - с гордостью заявил ученый.
  -- Ладно, ладно. Извини за наши сомнения. Но факт остается фактом - греморов мы так и не увидели, ни в центре города, ни где-либо еще.
  -- Да я лично был на городской площади и ничего там не обнаружил. К тому же греморы всегда оставляют трупы.
  -- Может, мы просто плохо искали? - предположил Дорф.
  -- Не думаю, что греморам понадобилось прятать трупы. В любом случае, по словам Крола, их было около семи, либо прилетал сам Аренгорф. Не заметить пропажу семи человек было бы очень трудно, - заключил Гэм.
  -- Получается, они прилетали не для того чтобы нападать. Возможно, им понадобилось что-то выяснить или разведать, - высказал свою идею Крол.
  -- Да и для этого они послали целых семь шпионов? Или еще лучше самого Властителя? Бред какой-то!
  -- В любом случае, мы должны признать, что кто бы это ни был, он пожелал остаться незамеченным.
  -- Ой, и не нравиться мне все это. В последнее время греморов окружает слишком много загадок, - тяжело вздохнул Дорф. - Пожалуй, я лично займусь выяснением всех обстоятельств. Надо еще раз все проверить. Может мы что-то пропустили. И, Гэм, свяжись с полицией, вдруг, они сообщат что-то полезное.
  
  

Глава 12

   Аренгорф быстрыми шагами поднимался по крутым неотесанным ступеням, все выше и выше в гору. Как же его бесили эти ступени. Если бы они не располагались в узком вертикальном проеме, он бы мог просто залететь на вершину. Но строитель этого абсолютно не предусмотрел. Да и это было ни к чему, существу живущему в скале не было дано летать. Там на самой вершине было пристанище Гораэля.
   Аренгорф зашел в темную комнату с высокими каменными потолками и торчащими из земли сталагмитами, самые большие из которых служили ножками для стола и частями другой, странно скроенной мебели.
  -- Зачем ты дал зелье Драквину? - выпалил Арен, как только ступил за порог комнаты.
  -- Давненько ты не заходил, - размеренно произнес Гораэль. - Я ждал тебя. У тебя накопилось множество вопросов, не так ли? Располагайся поудобней. Чувствую, разговор будет долгим.
  -- Я знаю, ни у кого кроме тебя нет яда во всем королевстве, - на повышенных тонах продолжал Властитель, практически переходя на крик, - Так что можешь не притворяться. Отвечай прямо: зачем ты дал это чертово зелье Драквину?
  -- Я и не собираюсь притворяться, Аренгорф. Это действительно сделал я, - все так же спокойно и невозмутимо продолжал гремин, словно не чувствовал за собой никакой вины.
  -- Но как ты мог? Я считал тебя своим наставником, другом. А ты... Что она тебе сделала?
   Аренгорф не мог понять истинных причин побудивших гремина примкнуть к гнусному плану Драквина. Властитель был вне себя от ярости. И если бы не спокойное, уверенное выражение лица Гораэля, он бы уже давно разгромил все вокруг.
  -- Я выполнял свой долг, Арен, - вдруг четко и громко произнес старик, так чтобы у Аренгорфа не осталось ни единого сомнения в правильности его слов, - Долг перед всем народом греморов. Я прекрасно представляю, кто я и на чьей стороне нахожусь. А вот ты, похоже, совсем забыл о том, кто ты. Забыл о своем положении и своих обязательствах. - Сурово сказал Гораэль.
   Аренгорф только опустил глаза, но все еще продолжал напряженно раздувать ноздри пытаясь утихомирить свой гнев. Слова старика всегда были для него чем-то неоспоримым. Той истиной, с которой нельзя было не согласиться.
  -- Девушка тут ни при чем, - опять смягчился гремин. - Дело не в ней. Дело в тебе. Ты стоишь перед трудным выбором, Аренгорф. В твоих руках сейчас судьба твоего народа и твоя собственная. А может быть и судьба рода людского. Попробуй реши, что важнее.
  -- Что я должен делать, учитель? - покорно спросил Арен. - Ты считаешь, я должен убить ее?
  -- Не смеши меня! Раньше надо было об этом думать. Разве теперь ты сможешь это сделать? Когда ты столько раз спасал ей жизнь. И особенно после твоего полета в город за лекарствами, - у Арена аж дыхание перехватило. Не может быть. Им известно про его полет в город. Этого он боялся больше всего. - Твой поступок нарушил все наши законы и традиции. Ты, Властитель Тинезарда, нарушил их чтобы спасти человека, - многозначительно добавил Гораэль.
  -- Но откуда вы узнали?
  -- Мне многое известно, мальчик мой. Ари выздоравливает, это ни для кого не секрет. А противоядие можно достать только в Квинленде, это я точно знаю. Но ты не беспокойся. Остальные греморы наверняка думают, что ты получил противоядие от меня. Им ведь не может прийти в голову, что Властитеть предал их законы.
  -- Я...Я виноват. Мне не стоило так поступать, - заикаясь произнес Аренгорф.
  -- Не вини себя. Это совсем не твоя вина. Это вина твоего отца. Он привел в Тинезард человека. Я имею в виду твою мать. Благодаря ей у тебя два сердца. Ничего с этим не поделаешь.
  -- И какое же сердце мне слушать, Гораэль?
   Старик медленно прошелся по комнате, остановился у длинной каменной лавки и, с трудом согнувшись, примостился на краю.
  -- Я не могу тебе этого сказать, сынок. Тебе решать быть гремором или же человеком.
  -- А разве я могу стать человеком? - Арен поднял полные надежды глаза на Гораэля.
  -- А ты этого хочешь?
  -- Я...Нет....Не думаю. Но все-таки?
   Гораэль задумчиво провел рукой по седой бороде.
  -- Боюсь...что это невозможно. Когда я сказал человеком, я имел в виду, что ты можешь приблизиться к людям в духовном, эмоциональном плане. Не без помощи Минари, конечно же. Однако физически это не осуществимо. Тебе всегда будет требоваться человеческая энергия, иначе твое сердце ослабеет, и ты не сможешь поддерживать жизнь королевства. Без дополнительной энергии ты просто погибнешь. Сердце, которое досталось тебе от матери не способно обеспечить тебе жизнь. А сердце гремора всегда будет требовать новых жертв. Это неизбежно.
   Аренгорф молчал, прокручивая в голове слова Гораэля. Потом неожиданно спросил.
  -- А мою мать тоже вы отравили?
  -- Если бы она была жива, из тебя бы вообще гремора не получилось, не то что Властителя. Сам понимаешь. Особого выбора у нас не было, - вздохнул старец, и по взгляду его было видно, что он с горечью вспоминает те давние события. Хоть гремин и был одним из соучастников, но все же убийства были ему не по душе. Это была крайняя мера, когда не оставалось никакого другого выхода.
   Аренгорф развернулся, потом через плечо глянул на Гораэля и обреченно произнес:
  -- Кстати у меня начало биться второе сердце...
   И медленно вышел прочь, не заметив удивленного взгляда старика, смотрящего ему в след.
  

* * *

   После принятия лекарства Ари постепенно становилось лучше. Боль утихала, и вскоре не оставила о себе ни единого напоминания. Однако теперь ей постоянно не давала покоя мысль о том, что от нее хотят избавиться. Девушка с двойной осторожностью стала относиться к еде и напиткам. Сама ходила за водой и готовила. От других греморов старалась держаться подальше, всегда держа наготове остро заточенные клинки. Только в обществе Арена Минари могла чувствовать себя в безопасности. После его поступка Ари прониклась к нему еще большим доверием и предпочитала большую часть времени проводить в его обществе и под его защитой.
   Тем временем на землю опускалась глубокая осень. Стремительно надвигались холода, заставляя деревья сбрасывать пожелтевшую листву. Вершина заоблачной горы покрылась ковром из огромных листьев Могучего древа. Становилось сильно ветрено, но здешние обитатели, казалось, не замечали ни надвигающихся холодов, ни завывающего ветра. Привыкшие за сотни лет существования к такому климату греморы не особо поменяли свой образ жизни, все также живя в практически неотапливаемых помещениях с продуваемыми насквозь окнами. Ари такой стиль жизни совсем не подходил. От каменных стен замка веяло холодом и сыростью, и кое-как затянутое окно пропускало по ночам пронизывающий ветер.
   Ари лежала в ледяной постели, то и дело переворачиваясь с бока на бок. В последнее время у нее было плохо со сном. Она подолгу прислушивалась к окружающим звукам и шорохам, которые то и дело раздавались в стенах замка. И засыпала лишь под утро, когда за окном начинало светать и первые лучики солнца приносили на землю свое мимолетное тепло.
   Вот и сегодня не только холод, но и какое-то непонятное чувство тревоги не давали ей уснуть. Ари отрыла глаза, пытаясь отыскать в темноте очертания знакомых предметов. Как вдруг заметила фигуру притаившуюся возле окна. В первое же мгновение она чуть было не вскрикнула. Но фигура опередила ее крик.
  -- Тише, - еле слышно прошептал Аренгорф, мягко положив ладонь на ее плечо. - По-моему кто-то идет. Притворись, что спишь.
   Ари послушно положила голову, слегка прикрыв глаза. Кто-то не заставил себя долго ждать. Дверь тихонько отворилась и в комнату прокрался Мэнкре. Маленькими шажками, насколько это возможно для гремора, он неслышно подошел к кровати, сжимая в руках небольшую подушку. Мэнкре уже было склонился над лицом Ари, как его остановил ледяной голос Аренгорфа.
  -- И что мы тут забыли?
   Мэнкре сжался что было мочи, аккуратно отступая назад, подальше от леденящего взгляда властителя Тинезарда.
  -- Я...Я принес подушечку для леди. Чтобы ей было удобнее спать.
   Аренгорф резко приблизился к нему и вырвал из рук подушку.
  -- Пошел вон отсюда! Еще раз увижу тебя ближе, чем в десяти метрах от нее, убью вот этими вот руками. Ты все понял?
  -- Да Властитель....
   Мэнкре быстро испарился за дверью, искренне благодаря судьбу за то, что он все еще жив. Аренгорф какое-то время так и стоял, силой сжимая подушку в руках. Потом резко швырнул ее об стену, выпуская оставшийся гнев.
  -- Откуда ты узнал, что Мэнкре прокрадется сюда? - мягко спросила Минари.
  -- Я не знал, - шумно выдохнул Арен. - Просто уснуть не мог, как-то неспокойно было. Вот и заглянул.
  -- Удачно это ты заглянул.
  -- Да уж...
   Аренгорф облокотился о подоконник и уткнул лицо в ладони. Он понимал, что ситуация выходит из-под его контроля. Греморы перестают повиноваться ему. И если он с этим не разберется, то скоро на Темной стороне может разразиться настоящий хаос. Единственное, что ему остается - это применить жесткие методы против своих же сородичей. Сейчас ему надо быть твердым как никогда, во всех своих поступках и решениях. И постараться максимально защитить Ари, пока он со всем не разберется.
   Аренгорф медленно подошел к изголовью ее кровати и присел на край. Ари приподнялась на локтях, внимательно всматриваясь в его лицо. Он который раз спасал ее, несмотря на все нарастающую агрессию греморов. Что же он намерен предпринять дальше? Ей хотелось чем-то помочь и подсказать ему. Но вряд ли она могла бы что-то изменить.
   Аренгорф положил руку на ее холодную ладонь.
  -- Замерзла? - спросил Арен и в голосе открыто прозвучала нежность.
  -- Есть немного... Не май месяц все-таки.
  -- Да, не май. Но греморы холод не так чувствуют.
  -- Я заметила...
   Аренгорф ухмыльнулся.
  -- А у меня есть идея, - Ари удивленно подняла брови. - Как одновременно решить проблему холода и твоей безопасности.
   Аренгорф встал. Отбросил одеяло, укрывавшее Ари, и одним движением поднял ее на руки. И все с той же ухмылкой на лице вынес из комнаты.
  
   В комнате Властителя было намного теплее. Примерно треть помещения была устлана пушистыми темными шкурами и большими подушками, образовывающими широкую постель.
   Аренгорф опустил Ари в мягкое тепло постели и лег рядом с ней, бережно укрывая ее тело шкурами. Ари сразу зарылась в них с головой. Здесь, рядом с Ареном, она впервые за много дней почувствовала себя в безопасности и уснула сладким беспробудным сном.
  
  

* * *

  
   "Второе сердце. Второе сердце. У него начало биться второе сердце", - неугомонно звучало в голове Гораэля. Где-то он это уже слышал, но как ни старался, не мог вспомнить где. Однако ощущение чего-то важного, чего-то необратимого не давало ему покоя. Второе сердце Аренгорфа никогда не билось и вдруг сейчас оно ожило. С чего бы это? И связано ли это с приходом Минари? Надо было выяснить это, во что бы то ни стало. И в поисках ответов Гораэль направился в замок Тинезарда, ведь именно там находилась самая древняя библиотека во всей Темной стороне.
   Перебирая папки и архивы главного зала библиотеки, гремин не обнаружил для себя ничего интересного. Однако он, один из немногих, знал о существования потайного зала скрытого за одной из каменных стен. Гремин вплотную приблизился к родовому древу Властителей Тинезарда. Гораэлю пришлось сильно поднапрячь свою старческую память, прежде чем он вспомнил, как открыть потайную дверь, ведущую в древний архив. Родовое древо не зря было сделано объемным. Его основание являло собой хорошо замаскированный рычаг, приводящий в движение огромную каменную глыбу.
   Пожалуй, эту дверь давным-давно никто не открывал. Она медленно ползла в сторону, отщепляя от потолка каменную крошку и поднимая в воздух многолетнюю пыль. Гораэль, не смотря на свою старость, словно кошка скользнул в образовавшееся отверстие, по пути раздвигая липкую паутину, и оказался в кромешной темноте. Да, без света вряд ли он сможет отыскать здесь хоть что-нибудь. Справа от себя старик нащупал небольшой факел и с легкостью зажег его, а когда вставил на место, то по цепочке вспыхнули остальные факелы, располагавшиеся по периметру просторного помещения. Библиотека осветилась десятками огней и пред глазами Гораэля предстала огромная книжная коллекция некогда собранная его предками.
   Руки старца скользили по обветшалым переплетам, тщательно перебирая книгу за книгой. Пока, наконец, не наткнулись на твердый шершавый переплет в глубине одной из полок. Да это была та самая книга, Гораэль не мог не узнать ее. От нее веяло самой древностью. Такой же древностью, какой был сам Гораэль - последний из рода греминов.
   Одну за другой он перелистывал твердые страницы, въедаясь взглядом в каждое слово и каждую букву. И заветные слова не заставили себя долго ждать
  

Когда сольются человек и гремор в едином теле и душе

И не станет преград для познания мира и зарождения мечты

Оживет второе сердце и прольет свет на грешную землю

И переменится тогда судьба греморов и народа человеческого.

   Принося одним вечную свободу, а другим вечное забвение
  
   Так гласило древнее пророчество греминов. И похоже оно уже начинило сбываться. У Аренгорфа забилось второе сердце. Впервые после стольких лет молчания. Должно ли это было произойти, или же этому послужила какая-то причина, Гораэль не знал. Как и не знал, можно ли остановить пророчество.
   Оно сулило перемены, но какие именно не смог бы сказать никто. Будет ли оно губительно для греморов или, напротив, для людей, пока трудно было понять. Гораэлю требовалось более детальное изучение содержимого книги. Он аккуратно спрятал книгу под полами своей длинной мантии и незаметно вышел из библиотеки, тщательно закрыв за собой дверь в потайной зал.
  
  

Глава 13

   На Темной стороне время шло не так, как в мире людей. Оно размеренно катилось по просторам бытия, неторопливо забирая в прошлое такие же размеренные дни. Быть может здесь присутствовала какая-то своя особая атмосфера неторопливости, а быть может недостаток дел и развлечений сказывались на появлении всепоглощающей скуки.
   Лишь по ночам им было не до нее. Поначалу Минари еще пыталась бороться с запретным влечением. Но обаяние и настойчивость Аренгорфа сделали свое дело. Из робкого и неопытного юноши в ее объятиях он превращался в страстного и пылкого любовника, готового к любым экспериментам и подвигам в постели. Его человеческая природа проявлявшаяся все ярче с каждым днем требовала новых мыслей, новых знаний и ощущений. И по всей видимости только Минари сейчас могла дать ему это.
   Аренгорф по-прежнему исполнял обязанности властителя Темной стоны. Он уходил рано на рассвете и возвращался еще до того, как девушка просыпалась. Как будто хотел скрыть от нее совершенное преступление. Но Ари все равно знала об этом. Она чувствовала холод в постели и каждый раз просыпалась. Подолгу сидела оперевшись о твердую стену. А по его возвращению ложилась обратно и лишь делала вид, что спит.
   Но сколько так могло продолжаться? Месяц? Два? Нельзя быть счастливым, когда знаешь, что там всего в нескольких милях к югу, в твоем родном городе, продолжаются убийства. И с каждым днем эта мысль все сильнее давила на Минари. Не давая расслабиться и вздохнуть полной грудью.
   Властитель вернулся перед самым рассветом. Снял с себя королевскую мантию и погрузился в тепло черных шкур рядом с Минари, нежно уперевшись носом ей в шею.
   - Арен, - произнесла она тихо, будто боялась нарушить предрассветную тишину, - так больше не может продолжаться.
   - Что продолжаться? - с недоумением спросил Аренгорф.
   - Такая жизнь. Я так больше не могу, - девушка слегка отстранилась, чтобы видеть его лицо.
   - Почему? Нам ведь хорошо вместе. Или нет? - Властитель слегка напрягся, боясь услышать нет.
   - Да мне хорошо с тобой, - успокоила его Минари. - Но я все равно чувствую себя неспокойно. Мне постоянно приходится оглядываться по сторонам. Нельзя терять бдительность ни на минуту. Жить в постоянном страхе за собственную жизнь невыносимо
   - Ари, что за глупости? - возмутился Аренгорф, приподнимаясь на локтях. - Никто не посмеет тронуть тебя пока я рядом.
   - Но ведь ты не всегда можешь быть рядом... Да и по правде говоря, тебе я тоже не могу полностью доверять..., - она тяжело вздохнула. - Ведь если я сделаю что-то не так, если разозлю тебя, ты можешь сорваться и от меня и мокрого места не останется.
   - Но ведь ты множество раз выводила меня из себя, - никак не сдавался Аренгорф, - И я ни разу тебя не тронул. Ни разу....
   - Разве?
   Арен медленно опустил взгляд в пол, доставая из закромов памяти ненавистные минуты собственной жестокости и беспощадности.
   - Тогда на вашем пиршестве, помнишь? - продолжала Минари, - Пусть и не до конца, но ты медленно убивал меня. Да сейчас многое изменилось. Ты стал другим. Но то воспоминание, оно еще слишком свежо, - ее голос вдруг предательски задрожал. - Ты даже себе не представляешь, что я чувствовала в ту минуту. Какую нестерпимую боль и всепоглощающую пустоту.
   - А ты не представляешь, что чувствовал я, - вдруг прозвучало горькое признание Арена. - Каково было мне в тот момент. Как было тяжело и больно.
   - Что значит тяжело? - не поняла его слов Минари, - Да, ты ведь постоянно убиваешь людей. Постоянно. Ты чувствуешь наслаждение от убийства. Прилив сил. Разве я не права?
   - Ты права. Но...
   - Что но? - девушка с надеждой заглянула ему в глаза.
   Он колебался с ответом. Не хотел говорить ей, и в то же время хотел рассказать все. Ари выжидающе смотрела на него, пытаясь угадать в выражении лица долгожданный ответ.
   - Аренгорф, что но?
   - Я не трогаю таких, как ты. Не убиваю невинных. Никогда...Слышишь. НИКОГДА.
  

***

   Когда Минари хотелось уединиться, она приходила сюда. В библиотеку греморов. Здесь она могла спокойно поразмышлять, разобраться в своих чувствах не отвлекаясь ни на что постороннее. Почему-то книги всегда действуют на людей успокаивающе. Эти неподвижные безмолвные рассказчики.
   Ари стояла у книжной полки, всматриваясь в разноцветные жесткие переплеты. Внимание Минари привлекла тоненькая книженция с необычной ветееватой монограммой на корешке. Она потянулась к верхней полке и аккуратно вытащила обветшалую рукопись. На обложке величаво красовался могучий крылан. "Так стало быть это книга о крыланах" - подумала Минари и взяла с собой книгу в читальный зал.
   Старые шершавые листы будто маленькими крючочками цеплялись к кончикам пальцев, позволяя непринужденно перелистывать страницу за страницей. В книге говорилось многое про силу и выносливость этих сказочных животных. Они являлись настоящим символом Тинезарда.
   Минари с наслаждением вспомнила свои верховые прогулки, гладкую гриву и щекочущие крылья белоснежного скакуна. Да крылья у него действительно были удивительными. Вот бы попробовать полетать вместе с Хоресом.
   Девушка в второпях залистала книгу, ища что-нибудь про полеты верхом на крыланах. Пожалуй, здесь было все то же самое, о чем уже говорил ей Аренгорф. И еще пара предложение на томеранге. Благо Аренгорф успел научить ее основным принципам словообразования древнего языка. Ари несколько минут всматривалась в необычные иероглифы, пытаясь сложить разрозненные слова в удобоваримые предложения. А когда поняла смысл оцепенела от неожиданности смешанной то ли с восторгом то ли с негодованием.
   В книге было явно сказано, что крыланы так же, как и Властитель Тенезарда, могли преодолеть защитный купол и вылететь за пределы Темной стороны.
   Открывшаяся тайна заставила Минари не на шутку взволноваться. Неужели и вправду можно улететь отсюда верхом на крылане? Это казалось невероятным и в то же время было не лишено здравого смысла. Не зря она сегодня зашла в библиотеку. Надо будет обязательно проверить книжное утверждение на практике. Вот только бы научиться на них летать.
  

***

   Заходящее солнце отдавало последние теплые лучи безмятежной земле. Внизу было еще светло, а на вершине Заоблачной горы уже сгущалась мгла. Под покровом темноты ласковый ветер теребил огромные жилистые листья Могучего древа, ветви которого, казалось, закрывают небосклон.
   Очередной день уступал место ночи, как жаркое лето уступает место осени, приносящей свежесть и одновременно прохладу, порывистый ветер и моросящий дождь.
   Но в Тинезарде никогда не было дождя. Воздух лишь пропитывался влагой и кое-где стелился серый туман, мягко обволакивая черные острые камни выступающей горной породы.
   Очередной порыв холодного ветра заставил Минари вздрогнуть. Она зябко поежилась и сложила руки на груди.
   - Замерзла? - заботливо спросил Арен.
   Потом подошел сзади и обнял ее за плечи, закутывая в свой длинный теплый плащ. Его теплые ладони бережно сжали ее хрупкие замерзшие запястья.
   Стало уже совсем темно, и на небо высыпал целый хоровод серебряных звезд. На заоблачной горе все было иначе. Даже небо казалось ближе. Всегда ясное, оно никогда не было затянуто облаками, ведь гора попросту находилась выше облаков. Протяни руку и вот-вот дотронешься до маленького мерцающего огонька..
   - Ты видел, звезда упала? - перед глазами Минари проскользила яркая, вспыхнувшая и тут же погасшая, полоска.
   - Да. Это что-то значит?
   - Ну конечно. Как ты не знаешь? - удивилась девушка. - На падающую звезду нужно загадывать желание.
   - И что сбудется? - равнодушно произнес Аренгорф, давно уже не веривший в приметы и предсказания.
   - А как же. Главное верить, и все сбудется. Попробуй как-нибудь.
   - Обязательно.
   Ветер переменился и подул прямо в лицо Ари, неприятно пощипывая кожу своими ледяными язычками. Ари отвернулась, закрывая лицо, а повернувшись, уперлась носом в плечо Арену, откуда плавно переместилась к его шее. Слабый аромат имбиря, исходивший от его кожи, приносил спокойствие и умиротворение. Все мысли выветрились, и сознание погрузилось в сладкое забытье, постепенно обволакиваемое пеленой сна.
   - Уже поздно, нам пора, - тихо сказал Аренгорф, не желая нарушать это безмятежное состояние. - Как бы нас не хватились и не отправились на поиски всем замком.
   Но хватиться их вряд ли могли. Потому что каждых их шаг, каждое движение находились под неустанным присмотром старейшего из греморов.
  
  

***

   - Ну что, все-таки окрутила она тебя? - раздался едкий голос в ночной мгле.
   - О чем ты? - произнес Властитель, делая вид, что абсолютно не понимает, о чем говорит советник.
   - Ты не такой как прежде. Думаешь это незаметно? Все знают, Аренгорф. Все. Ты уже не тот беспощадный всесильный гремор, каким был прежде. Хотя... - Драквин лукаво ухмыльнулся. - Ты ведь им никогда и не был. Так?
   Аренгорф молчал. Глупо было, что-то возражать на это. Но откуда Драквин все знает? Почему он всегда обо всем знает? Неужели у него везде свои глаза и уши. И даже сам Властитель Тинезарда не может по собственному разумению распоряжаться своей судьбой. Конечно, не может. Ведь от него столько зависит. Все греморы зависят от него. И они никогда его не отпустят. Никогда не позволят решать что-то самому. И от этой мысли становилось особенно тошно.
   - Молчишь? С чего бы это? Задело за живое. Боишься, что всем станет известно о твоей тайне?
   - Ты не посмеешь... - глаза Аренгорфа в миг налились яростью.
   - У тебя есть два варианта. Либо ты выкинешь из головы свои дурацкие увлечения и глупые принципы, и станешь таким же, как остальные. Либо...Либо тебя заставят это сделать, а девчонка станет десертом на праздничный обед.
   - Что ты хочешь, Драквин? Что я должен сделать? - процедил Аренгорф, сквозь зубы.
   - Как всегда. Убить...Кого-нибудь невинного, беспомощного... - хриплый голос гремора сделался заискивающе приторным от испытываемого наслаждения. - Скажем ребенка. Докажи что ты еще не потерял вкус к крови, докажи что ты все еще один из нас.
  

***

   Ари проснулась от знакомого грохота пронзившего небо. Ее ладони и шея были мокрыми от выступившего пота. Аренгорфа не было рядом. И она знала, куда он отправился.
   Это был обычный вылет в город. Такой же, как и все, к которым так привыкла Ари за много дней проведенных на Темной стороне. Но почему-то сегодня у нее было странное предчувствие. Ночной кошмар ни как не оставлял ее в покое.
   Минари выбежала из комнаты в надежде застать Арена. Но было уже поздно, он взмыл за пределы купола буквально перед ее носом. Сегодня он убьет кого-нибудь. Обязательно. В этом не было ни единого сомнения.
   Минари вернулась в комнату и беспомощно рухнула на постель. Она чувствовала, что должна что-то сделать. Что должна вмешаться, во что бы то ни стало. Ее взгляд упал на книгу о крыланах, лежавшую на столе и девушку буквально осенило.
   Ну конечно. Как же она раньше об этом не подумала? Крыланы...Они ведь могут преодолеть защитный купол. Об этом говорилось в рукописи. И сейчас самое подходящее время, чтобы это проверить. Надо срочно бежать за Хоресом и догнать Аренгорфа пока не поздно.
   В конюшне никого не было. Все греморы еще спали. Ари с трудом открыла засов конюшни и попала почти в кромешную темноту. Свет тут не был предусмотрен. Только естественное освещение. Но ждать восхода солнца было некогда. Ари постояла несколько секунд, пока глаза не привыкли к тьме. Затем тихонько позвала Хореса. Сначала никто не откликнулся. Но, когда она позвала вновь, в одном из загонов раздалось короткое ржание и стук копыт. Конь узнал ее. Ари по звуку нашла Хореса и идя на ощупь вывела его из конюшни.
   Они стремглав помчались к границе Тинезарда. Ари ожидала, что приблизившись к куполу крылан просто перепрыгнет на ту сторону, как будто это обычный тренировочный барьер. Но Хорес резко развернулся перед самой границей и погнал в другую сторону.
   - Хорес, дорогой ну давай же. Мне очень нужно попасть туда, - стала уговаривать крылана Минари.
   Она развернула его обратно в нужную сторону и еще раз попробовала пересечь границу, но конь упорно не хотел покидать пределы купола. Ари поняла, что с земли у нее ничего не получится. Надо было взлететь. Она осмотрелась по сторонам. Примерно в миле было подходящее для взлета возвышение.
   Сейчас Ари реально жалела, что раньше не пробовала летать с Хоресом. Ведь она не имела не малейшего представления, как заставить животное подняться в воздух. Но какое-то внутреннее чутье подсказывало, что все должно получиться. Сейчас они либо взлетят, либо разобьются о землю, упав с отвесного склона. Девушка собралась с мыслями и уверенно погнала крылана к обрыву...
  
  

Глава 14

  
   Аренгорф скользил меж воздушных потоков, все быстрее приближаясь к городу. Он должен был доказать всем... Хотя, нет, не всем. В первую очередь самому себе, что он способен быть настоящим гремором. Арен даже не допускал возможности другого исхода. Он сделает то, что следует и вернется на Темную сторону прежним уважаемым и всесильным Властителем Тинезарда.
   Город привычно вздрогнул при приближении гремора. Люди внизу заметались в стороны. Да и городские защитники уже были наготове, вооружившись винтовками и крупнокалиберными ружьями. Можно конечно над ними поиздеваться, как это обычно любил делать Аренгорф, но сегодня у него была совсем другая задача. Аренгорф подметил внизу пару потенциальных жертв. Он бы с удовольствием убил их. Этих подлых, гнусных лицемеров прячущихся за чужими спинами. Но Драквин потребовал от него другой жертвы. Ему нужен был ребенок. А где обычно бывает много детей?
   В средней школе Квинленда в суматохе закрывали окна и двери. Объявление о приближении греморов благодаря системе Крола уже успело облететь весь город. Но что могли противопоставить неподготовленные учителя против Аренгорфа, задавшегося целью проникнуть в помещение? Он с одного удара снес ставни окна и оказался в просторной комнате школьного кабинета. Испуганные дети толпой ринулись к дверям. Но выход был узок, а дети не настолько проворны, чтобы скрыться от гремора. Аренгорф схватил первого попавшегося мальчонку, сжал хрупкое детское тельце в руках и вместе с ребенком выпрыгнул прочь в окно.
   Конечно, он мог убить его сразу. Прямо в кабинете, на глазах у сверстников. Но что-то не позволило. То ли испуганный ребячий визг, острой нитью режущий слух, то ли десяток умоляющих детских лиц, не сводящих с него глаз.
   На крыше было куда спокойней и привычней. Вдали от чужих взглядов и шума паникующей толпы. Мальчик даже не кричал. Просто трясся мелкой дрожью от нахлынувшего страха. Аренгорф медлил. Никогда ему не приходилось делать этого. К горлу подступила непривычная мерзкая тошнота. Но он уже решился. Отступать некуда. Он осторожно взял голову мальчонки в свои руки, уже был готов высосать теплившуюся в нем энергию, как сверху их накрыла непонятно откуда появившаяся тень.
  -- Не смей трогать его! Монстр... - гневно выкрикнула Ари, на ходу спрыгивая с Хореса.
   Аренгорф сразу же отпустил мальчишку. Рванулся к Ари и схватил ее за горло с такой силой, что казалось она вот-вот задохнется.
  -- Беги отсюда! Скорее! - крикнула Ари остолбеневшему от неожиданности ребенку.
   Тот не стал долго думать и бегом пустился к выходу, желая девушке спасшей его от неминуемой гибели продержаться еще хотя бы немного. Хотя бы пока он не успеет позвать на помощь бойцов отряда сопротивления.
   Они стояли лицом к лицу, прерывисто дыша и нервно сжимая пальцы на кинжале в руке и на тоненьком хрупком горле. Ни один не решался ударить первым.
   В глазах Ари застыла злоба и лютая ненависть. Еще вчера он нежно целовал ее холодные замерзшие руки, а сегодня сдавливает пальцы на обнаженной шее. Неужели он готов вот так просто ее сейчас убить...
  -- Ну чего же ты медлишь? Ты ведь так давно хотел убить меня. Давай же! Я только хочу видеть твои глаза, когда ты будешь делать это...
   Ари подняла свободную руку, стащила с него маску и заглянула в глаза. Она ожидала увидеть в них все что угодно - злобу, ненависть, жестокость, жажду смерти или просто равнодушную ухмылку, - но никак не это...Они были полны слез. Слез и разрывающей душу боли. Слезы стекали по его ресницам, щекам, подбородку. Их было не удержать. Слезы заполнили все своей горечью не давая прорваться наружу ни одному другому чувству.
  -- Я не могу...я не могу этого сделать - еле слышно проговорил Аренгорф. - Должен, но не могу...
   Он разжал свои пальцы, схватил маску и с истошным криком рванулся в небо.
   Ари сидела на полу не в силах совладать с эмоциями. В горле стоял ком, а сердце крепко сжимала чья-то сильная безжалостная рука. Она все еще нервно сжимала кинжал в руке, кинжал которым опять не смогла воспользоваться. И не известно сможет ли когда-нибудь.
   В таком состоянии ее и застали поднявшиеся на крышу Гэм и Фой.
  
  

* * *

   Весть о возвращении Ари в мгновение ока облетела весь город. Дорф в непривычно возбужденном, взволнованном состоянии мчался в штаб квартиру отряда, до последнего не веря в случившееся.
  -- Ари ?
  -- Дорф!
   Он подбежал к ней и обнял как родную дочь.
  -- Господи, Ари. Мы уже думали, что никогда больше тебя не увидим... - задыхаясь от нахлынувшего смятения проговорил командующий.
  -- Да, Дорф, я тоже так думала.
  -- Господи что с тобой произошло? Где ты пропадала все это время? Почему не давала никаких вестей о себе?
   Вопросы так и посыпались на Ари со всех сторон. Этого и следовало ожидать. И ей так нужно было сейчас кому-то все рассказать. Поделиться всем, что она пережила за месяцы пребывания на Темной стороне. Рассказать о греморах и греминах, о защитном куполе и его назначении, о крыланах, единственных существах помимо Властителя, способных самостоятельно проникнуть сквозь купол. Рассказать всю правду об Аренгорфе, о его человеческой внешности и способностях. И о том, как он изменился. Как не раз спасал ей жизнь и как заботился о ней...И объяснить почему она, имея столько шансов и возможностей, не смогла его убить...
   Нет. Это невозможно. Да ведь они просто не поймут ее. Не поймут, как можно живя бок о бок с самым заклятым врагом человечества, ничего не сделать. Они ведь там не были. Они его не знают. Они не видели его улыбок и его слез. Они не смогут понять ее. А значит она не может им всего рассказать... Не может рассказать им о том, как дни напролет скакала по бескрайним просторам зеленых лугов, наслаждалась кристальной чистотой горных рек, как летала высоко в облаках и проводила ночи в его постели. Она им этого не расскажет. Никогда.
  -- Да тише вы все! Ари с тобой все в порядке? - наклонился к ней Дорф.
  -- Да я...Я ...Извините. Я просто никак не могу осознать, что вернулась. Все так внезапно произошло, - дрожащим голосом произнесла Минари.
  -- Все хорошо Ари - попытался успокоить ее Дорф. - Ты дома среди друзей. Здесь ты можешь ничего не опасаться. Ты ведь была на Темной стороне да, Ари?
   Командир вопросительно посмотрел на нее. Отрицать его слова было бессмысленно.
  -- Да Дорф. Именно там.
   Все вокруг слышимо ахнули.
  -- И как же тебе удалось выбраться оттуда? Почему тебя не сожрали, как остальных?
  -- Это долгая история...очень долгая, - тихо произнесла девушка.
  -- Тебе наверно столько всего пришлось пережить, - сочувственно отметил кто-то из отряда.
   Ари устало сидела на стуле, понурив голову. Все взгляды были испытующе устремлены на нее. Но она ничего не могла им сейчас ответить. Надо было срочно определиться, что можно рассказать людям, а о чем следует умолчать. И грань между ложью и правдой следовало проводить очень аккуратно. Ведь стоит ненамного уйти в сторону и можно потерять доверие друзей.
  

* * *

   На Темной стороне еще никогда не было так неспокойно. Во всех уголках Тинезарда шли недобрые разговоры по поводу бегства девушки.
  -- Аренгорф как ты мог? Ты совсем ума лишился? - рвал и метал Драквин. - Отпустить девушку в город - это просто немыслимо. Ты всех нас предал! Всех подвергнул смертельной опасности. Ну чего ты молчишь?
  -- Мне нечего тебе сказать... - равнодушным тоном ответил Властитель
  -- Ты хоть понимаешь, что ты натворил? Она ведь расскажет людям все о нас, - еще сильнее взревел советник.
  -- Мне все равно...
   Драквин подошел в плотную к Арену, сжал его голову когтистыми лапами и уставился зловещим взглядом прямо в глаза.
  -- Аренгорф опомнись...Что ты творишь? Посмотри на себя, на кого ты стал похож. Ты ведешь себя как глупый мальчишка! Разве тебя этому учил твой отец? Ты гремор Аренгорф ты один из нас! Это девушка тебе не пара, неужели ты не понимаешь? Она твой враг, а ты ее враг. Вам никогда не суждено быть вместе. Слышишь меня? НИКОГДА! Пойми ты это, наконец.
   Драквин резко разжал руки и отошел в сторону, собираясь выйти в дверь. Но на пороге остановился и вполголоса добавил.
  -- Я даю тебе время до восхода солнца, чтобы решить эту проблему. Иначе я буду вынужден принять жесткие меры. Я не позволю тебе допустить гибели нашего народа! Слышишь? Не позволю! - прокричал гермор.
  

* * *

   "Как он мог? Ну как он мог? Он ведь хотел убить ребенка. А ведь говорил мне, что не трогает невинных, что никогда не убивает просто так....Я ведь чуть было не поверила ему. Какая же я дура..." - мысленно ругала себя Минари.
   Но с другой стороны он ведь не закончил свое грязное дело. И в который раз не смог убить ее, хотя поводов для этого было предостаточно. Девушка не понимала его. Не понимала чему же ей верить, и кто такой на самом деле Аренгорф. И она чувствовала, что ей жизненно необходимо выяснить это. Но как? А способ был лишь один. И оставалось всего ничего, убедить друзей помочь ей в воплощении одной крайне сумасбродной идеи.
  -- Я собрала вас здесь, потому что мне нужна ваша помощь, ребята, - как можно увереннее произнесла Минари, становясь в центр комнаты, где по ее просьбе собрался весь отряд.
   Бойцы отряда недоумевающе переглянулись между собой.
  -- За то время пока я находилась на Темной стороне, я заметила некоторые странности в поведение Аренгорфа. И у меня возникла одна гипотеза, которую я хочу проверить.
  -- Что за гипотеза Ари? - раздалось откуда-то с задних рядов. - Тебя посетила гениальная догадка, зачем Аренгорф носит маску? - по задним рядам прошелся негромкий смешок.
  -- Я уже ни раз говорила, что не знаю этого, - спокойно ответила Минари говорившему, хотя у самой сердце чуть ли не выпрыгивало из груди. - Я видела Властителя только в маске.
  -- Уверенна?
  -- Уверенна - подтвердила девушка, заметно повысив голос.
   Минари догадывалась, что не всем участникам отряда, придется по вкусу ее история о пребывании на Темной стороне. Особенно те острые углы, которые она предусмотрительно постаралась обойти стороной, сделав вид, что просто не знает ответов на некоторые особенно волнующие защитников вопросы. Но Гэм с Дорфом ей верили. Это для девушки было самым главным. Потому что в их поддержке она нуждалась более всего.
   Гэм, сидевший рядом, мягко положил руку ей на запястье.
  -- Не обращай внимания Ари. Говори, что ты там хотела предложить? О какой помощи идет речь?
  -- Мне нужно... - произнесла Ари слегка запинаясь, потом вновь взяла себя в руки, - чтобы вы перерыли все архивы описывающие нападения греморов на Квинленд, Грингарт и другие окрестные города.
  -- Ари что за бред? Ты хочешь что бы мы рылись в архивах, вместо того чтобы совершенствовать свою боевую подготовку. Мы бойцы, а не библиотекари!
  -- Заткнись Морт! - Перебил его Гэм. - Твоя боевая подготовка и так совершенна. Пора бы уж и мозги подкачать!
  -- Кто бы говорил, - вскочил Морт. - Сам вот на Аренгорфе помешался. Как его имя услышишь, так больше ни о чем думать не можешь.
  -- Прекратите! - Дорф с силой стукнул кулаком по столу. - Мы что тут пришли вашу перебранку слушать? Дайте Ари закончить.
  -- Спасибо Дорф. Так вот, мне нужен список всех жертв Аренгорфа. Не тех жертв, которых убили обычные греморы, а тех которые погибли от рук самого Властителя, - голос девушки вдруг стал резким. - Нужны имена, род деятельности, желательно краткая характеристика погибшего.
  -- Да как же мы выясним, кто кем был убит. К жертвам же не приписано Аренгорф это был или нет...
  -- Да я понимаю, - немного смягчила тон Минари. - Но по каждому факту убийства греморами человека заведено отдельное дело, в котором в большинстве случаев имеются показания очевидцев.
  -- Так же в нашем отделе ведутся хроники, описывающие каждый налет, - добавил Гэм. - По этим хроникам мы сможем узнать, в какие даты Аренгорф был в городе, а в какие нет. В каких районах его видели. Сопоставив эти данные с датами смерти жертв и местами обнаружения тел, мы сможем вывести список вероятных кандидатов в наш список.
  -- Да здорово придумано, Гэм, - поддержала идею Ари. - Но самое главное, ребята...этот список должен быть на 100% достоверным. Никаких случайных или не подтвержденных людей в нем не должно оказаться.
  -- Мы тебя поняли Ари. Но к чему все это? - никак не унимались некоторые представители отряда.
  -- Я потом все объясню. Вы... Просто сделайте это для меня, - тихо проговорила девушка, еле сдерживая комок, подступивший к горлу.
  -- Конечно, Ари. Мы все сделаем. Мы ведь одна команда. Это не составит никакого труда. Так бойцы? - Дорф окинул отряд своим грозным взглядом. - За работу ребята!
   Ари облегченно выдохнула. Вроде получилось. Не без помощи Дорфа конечно. И почему он вдруг стал таким понятливым? Может, жалеет ее, после всех пережитых событий? Или... Или у него есть какие-то свои мысли на этот счет? Командующий никогда не был человеком, принимающим что-либо на веру. И с этой точки зрения его быстрое согласие было гораздо более странным, чем недовольство отдельных участников разговора.
  
  

Глава 15

   Аренгорф не выполнил обещания. Хотя... О каком обещании идет речь? Он никому ничего не обещал. Минари была в городе, в безопасности, а ни о чем другом он больше и не волновался. Что мог предпринять Драквин против него? Уже ничего. Его угрозы были для Властителя пусты и бессмысленны. Да и самого Арена все чаще посещала мысль, что и все его существование так же пусто и лишено смысла.
   Он все еще был нужен своему народу. Но народ вдруг оказался не нужен ему. Потому что никому, ни единой душе не было дела до того, что сейчас чувствует его господин. Если у греморов вообще была душа...Они лишь хотели, чтобы он исправно исполнял свои обязанности, как верный пес изо дня в день несущий свою службу хозяину.
   Но Драквин не бросал слов на ветер. Он изыскивал любые способы и возможности, лишь бы сохранить прежний уклад жизни. Должно было быть что-то. Что-то что заставит Властителя подчиняться. И советник искал ответа на свои вопросы там же, где всего несколько дней назад гремин искал ответы на свои.
   Каменная крошка со скрежетом затрещала под ногами советника. Он глянул вниз, нагнулся, подбирая с пола частички осыпавшейся облицовки. В голове Драквина мгновенно, словно искра, вспыхнула догадка. Запретные залы библиотеки давно никем не посещались. Слишком давно. Властитель в силу своего юного возраста просто не знал о них. Тем более последнее время Аренгорф был под постоянным наблюдением. Так что напрашивался только один вывод. В тайном архиве недавно побывал кто-то столь же древний и осведомленный, как и сам Драквин.
   Советник не стал понапрасну открывать потайную дверь. Ведь он точно знал, то что он ищет находится далеко за пределами того зала.
  

***

   Архивы отряда и городской полиции, описывающие нападения греморов, оказались на много объемней, чем рассчитывала Ари. И поиски, которые, казалось бы, можно провернуть за два-три дня затянулись на целую неделю. Весь отряд с утра и до ночи ковырялся в бесконечных отчетах, показаниях и документах.
   Одна только Ари не принимала в этом участия. Просто ничего не могла взять в руки. Читать отчеты о бесконечных греморских убийствах было бы для нее сейчас хуже каторги. Она и так знала, на что они способны, и ворошить память накануне важного выбора не стоило. Остальные греморы сейчас не имели для нее значения. Ее интересовал исключительно Аренгорф и его деяния.
   Ари казалось, что эта неделя ожидания затянулась на целый месяц. Пока, наконец, к ней на стол не упала потертая картонная папка.
  -- Да Ари, ну и помучила же ты нас, - выдохнул Гэм. - Всю неделю носа от бумажек не отрывали. Но результат, честно говоря, меня просто ошеломил.
  -- И каков же результат? - осторожно спросила девушка.
  -- А ты посмотри...
   Ари не спеша открыла папку. И начала по очереди читать список:
  -- Адольф Клунберг - аферист, карточный шулер, до нитки обобравший десяток семей которые доверились ему; Клайф Дорсен - банкир, скупой и жадный ростовщик, вытрясающий из своих должников все до последней копейки; Сайф Лонс - рабочий на заводе, пьяница и дебошир, избивавший свою жену и сына; Кремер Арсден - наркоман, уличный вор и взломщик квартир; Петер Шердинг - полицейский, взяточник, работавший лишь бы закрыть дело. Глава преступной шайки, насильник, коррумпированный политик, жестокий офицер и т.д. и т.д. и т.д.
   Ари быстро пробежала весь список до самого конца. Гэм и Дорф стояли рядом, терпеливо ожидая пока она закончит.
  -- Ну как твоя гипотеза подтвердилась?
  -- Это...это просто...нереально. Это точные данные? - Ари была ошеломлена прочитанным.
  -- Абсолютно. Мы тщательно проверили каждый случай, - подтвердил Гэм.
  -- И ни одной женщины или ребенка? - все еще не веря, уточнила Минари.
  -- Ни одной женщины, ни одного ребенка. Ни одного хорошего добропорядочного гражданина.
   "Я не трогаю таких, как ты", - эхом звучали слова Арена у нее в голове. Да это действительно так. Ари убедилась в этом на все сто процентов. Аренгорф был искренен с ней. Он не способен убить хорошего человека. Ари было радостно и одновременно горько. Да ее гипотеза оправдалась. Но тем тяжелее теперь становился ее выбор. Исполнить свой долг перед всем человечеством или спасти одного, но такого дорогого для нее существа.
  -- Ангелок просто - заключила Лурия, разминая затекшую от длительного чтения шею.
  -- Скорее чистильщик... - прибавил Гэм. - И как мы раньше не замечали этой явной статистики.
  -- Вот только Гейдель из нее немного выбивается - заметил Дорф.
  -- Гейдель умер по-другому, - перебила его Ари. - Аренгорф не забирал у него энергию. Даже не пытался. Он пронзил Гейделя его же пулями. Но он не хотел. Теперь я точно знаю, что не хотел.
  -- Почему ты так уверена, что не хотел? Ты прямо праведника из него делаешь, - возмутился Гэм.
   Ари было, что на это ответить:
  -- Посуди сам, Гэм. Ты постоянно преследуешь Аренгорфа, ведь так? И он, заметь, это прекрасно знает. Прекрасно понимает, что ты ведешь за ним охоту. Но каждый раз он от тебя ускользает, просто-напросто убегает от тебя...Ты никогда не задумывался почему? Он бы ведь мог запросто разделаться с тобой...
  -- Так прямо и запросто... - расхорохорился Гэм.
  -- Не обижайся Гэм... - Ари мягко положила руку ему на плечо. - Но это ни составит ему ни единой сложности. Он может сделать лишь один щелчок пальцами, и тебя уже нет. Поверь, он способен на такое, что мы и представить себе не могли...Ты только подумаешь о том, чтобы навести курок, как он уже будет готов поймать вылетевшую пулю. Он как будто всегда на шаг впереди, - она говорила так, будто это непререкаемая истина, известная лишь ей, а теперь и ставшая достоянием всех собравшихся.
  -- А может он просто боится? Той же участи что постигла его отца... - пылко вставил боец.
  -- Нет Гэм... - многозначительно произнесла девушка. - Он никого не боится...Он просто не умеет этого делать...
   На минуту в комнате повисла гробовая тишина. Бойцы отряда не привыкли доверять пустым словам. Но почему-то сейчас они все были уверенны в правоте Минари. Она единственная побывала на Темной стороне. Она видела жизнь противника изнутри. И ее слова сейчас были как никогда убедительны. Настолько убедительны, что у всех, даже самых закаленных мужчин, пробежали мурашки по спине...От осознания собственной уязвимости и незащищенности.
   Дорф прервал молчание.
  -- Да результаты действительно неожиданные. Теперь вот только надо понять, что это нам дает?
  -- А еще хорошо бы ответить на множество появившихся вопросов. То, что Аренгорф не просто кровожадный убийца как остальные греморы - это мы поняли. Вопрос почему? Какую цель он преследует? Каким образом выбирает жертв? - добавила порцию вопросов Лурия.
  -- Да, и кого он будет кушать, когда все мерзавцы закончатся? - вставил свое слово Морт. - Боюсь, что пока мы будет искать ответ на все эти вопросы, Аренгорфу уже некого будет убивать.
  -- Чем лучше знаешь противника и его слабые стороны, тем больше у тебя шансов выстоять против него, Морт, - вступил в разговор Гэм. - Но с какой-то стороны ты конечно прав, много времени мы терять не можем. К тому же есть остальные греморы. Их никто не отменял. И они убивают всех без разбору.
   Дорф тихо стоял в сторонке, выслушивая мнения своих подчиненных. Одна Ари почему то притихла. И, казалось, ушла куда то глубоко в себя. В свои собственные мысли и переживания.
  -- А ты что думаешь Ари? Ты знаешь Аренгорфа лучше нас всех. Какую цель по твоему мнению он преследует?
  -- Я...Я не знаю, Дорф. Я сделала предположение и оно оправдалось. Но, что делать с этим дальше, я пока не могу понять. В любом случае исход будет зависеть от нашего решения и надо хорошенько все обдумать.
   С этими словами Ари покинула своих друзей. Она-то знала, что хорошенько подумать придется ей. Именно ей решать, что делать дальше. Тягость возложенного давила с немыслимой силой. Минари должна было остановить этот кошмар. Хотя, нет, не должна была. Только она могла это сделать. Но находясь здесь, в Квинленде, она вряд ли что-то изменит. Да, и сердце ее уже давно не принадлежало этому городу. Оно рвалось туда, далеко на север, где в окружении белых облаков высился безупречный мраморный замок.
  

* * *

   Гораэль не спеша шел к дому. Его корзина была полна трав, ароматных и пряных. По осени он всегда заготавливал много припасов. Сушеных грибов, ягод, шиповника и лечебных травяных настоев, обеспечивающих гремину долголетие. Гремин не ел мяса, ни в каком виде. Он брал лишь то, что природа сама щедро отдавала своему сыну.
   Гораэль привычно зашел в свою келью и принялся развешивать травы над очагом для просушки.
   - А ты все тот же, - прервал его размеренные движения неприятный голос.
   Гораэль отставил в сторону корзину и неторопливо обернулся.
   - Здравствуй, друг, - спокойно сказал гремин, будто ничуть не удивлен гостю.
   - Друг? - возопил Драквин. - Разве от друзей прячутся украдкой, когда приходят к ним в дом?
   Гремин насторожился, но постарался не выдать своего волнения.
   - Не понимаю о чем ты? Я давно не бывал в замке.
   - Не бывал, говоришь? - все так же обвинительно продолжал гремор. - А эта книжечка у тебя тогда откуда?
   Драквин вытащил из-под полы мантии обветшалую книгу в зеленом переплете. Ту самую, которую Гораэль так незаметно выносил из закрытого архива. Незаметно...Как ему казалось.
   - Ты все знал, все знал и ничего не сказал, - вкрадчиво говорил Драквин, все ближе и ближе придвигаясь к старцу. - А я ведь думал, мы на одной стороне, Гораэль.
   - Я не занимаю ничьей стороны! И никогда не занимал, - в глазах старца такого спокойного и умиротворенного вдруг блеснула злость.
   - Вот ты как заговорил... Но это уже не важно. Твоя помощь нам больше не понадобится, - довольно оскалился гремор. - Мы все сделаем сами. Сделаем, как подобает.
   - Не смей трогать мальчика! - грозно выпалил старец, готовый кинуться на советника.
   - Еще как посмею! Я сделаю так, что в нем ни останется, ни единой капли сочувствия, ни единой капли сострадания, ничего человеческого. Слышишь! И ты мне не помешаешь!
   Гремин резко бросился на Драквина, но в одном шаге от цели, его ухватили цепкие руки нескольких греморов, внезапно выскочивших из своих укрытий. Старец был слишком слаб, чтобы справиться с ними.
   - Ты проиграл, дорогой друг, - сказал Драквин дыша прямо в лицо оппоненту. И уже громко добавил, обращаясь к своим приспешникам, - Сжечь здесь все. Дотла. Вместе с хозяином.
  

* * *

   Аренгорф стоял на балконе оперевшись и широкие перила и безразлично смотрел куда-то вдаль. Ари неслышно подошла сзади, обняла его и аккуратно пожила голову к нему на плечо.
   Они стояли молча, каждый думая о своем. А возможно они и сами того не подозревая думали об одном и том же.
   В комнате догорала последняя свеча и единственным источником света теперь была полная луна, стыдливо подглядывающая за ними из-за верхушек высоких деревьев.
  -- Я думал ты не вернешься...Стоял тут и думал что ты больше никогда не вернешься. И почему то от одной только мысли мне стало так холодно, так одиноко, - Арен на мгновение замолчал, собираясь с мыслями. - А потом я увидел падающую звезду и вспомнил, что надо загадать желание. Так как ты учила. И вот ты здесь. Это называется чудом?
  -- Да именно так. Чудом, - прошептала Ари. - Я ведь тоже думала, что больше не вернусь.
   Аренгорф медленно повернулся к ней и с надеждой спросил:
  -- И что заставило тебя передумать?
  -- Я...Я просто почувствовала, что нужна тебе...Что мое место отныне рядом с тобой.
  

***

  -- Мы все знаем, для чего собрались здесь в столь поздний час.
   Драквин важно прошелся по комнате, ловя на себе решительные взгляды сородичей.
  -- Час настал. Больше нельзя ждать. Мы должны это сделать или погибнем. Все вы могучие и бесстрашные воины. Но Аренгорф Сильнее, - он нарочно сделал акцент на последнем слове и дал время греморам осознать его. - Сильнее каждого из вас. Одолеть его мы сможем только вместе. Нам нужно действовать сплоченно, как одно целое. Мэнкре, ты принес, что я просил?
  -- А как же-с, - откликнулся прислужник. - Парализующее зелье. Достаточно одного глотка.
  -- Отлично. Мы зальем зелье ему в глотку. А когда он не сможет двигаться, вырежем человеческое сердце, - в голосе Драквина прозвучало наслаждение от одной только мысли о расправе. Губы остальных тронула такая же зловещая ухмылка. - Итак, у нас есть четверть часа на сборы. Начинаем по моей команде.
   Греморы одновременно встали с мест, готовясь занять атакующие позиции.
   Минари тенью стояла за дверью. Она слышала каждое слово. Сомнений больше не осталось. Либо это сделает она, либо греморы. И лучше ей успеть первой...
  

***

   Девушка тихо вошла в комнату. Он спал. Размеренное дыхание тихонько поднимало и опускало грудную клетку. У нее было всего пятнадцать минут. Так много для удара и так мало для прощанья.
   Она сжала в руке кинжал и склонилась над Ареном. Невыносимая боль пронизывала ее сердце, а на глазах выступили слезы. Она провела рукой по его волосам. Он проснулся.
   - Что с тобой? Почему ты плачешь? - мягко спросил Аренгорф.
   - Я ...Прости, - она не могла сдерживать слез, они ручьем катились по щекам. - Прости, но я должна это сделать.
   Он сразу обо всем догадался. Ему ничего не стоило защитить себя, но он спокойно лежал, предоставляя ей возможность самой распорядиться его судьбой.
   - Ты не представляешь, как мне трудно, ведь я... - Слезы комом встали у нее в горле, но она все же выговорила, - Ведь я люблю тебя...
   Ари последний раз посмотрела в его голубые глаза, крепко поцеловала горячие губы и в то же мгновение воткнула кинжал ему прямо в сердце.
  

Эпилог

  
   Небо затянуто облаками. От каждого порыва ветра великолепные клены роняют свои пожелтевшие листья на мягкую землю. Минари стоит неподвижно, тихо склонив голову. В ее руках охапка белоснежного жасмина, источающего нежный аромат. Ее глаза наполнены влагой, а губы шепчут прощальные слова.
   Она наклоняется и кладет букет на холодное каменное надгробие. Взгляд упирается в три ненавистные цифры, аккуратно выбитые в уголке 541. Сзади подходит Дорф и мягко кладет руку ей на плечо.
   - Он всем нам был дорог. Он погиб, как настоящий боец, - сухо сказал командующий. - Смерть его не была напрасной.
   - Я была там Дорф. Была и не остановила его. Почему я не смогла его остановить? - надрывно произнесла девушка.
   - Ты ни в чем не виновата, Ари. Такова была его судьба. Это ведь была война. В войне погибли многие. А теперь она закончена. Закончена благодаря тебе. Гейдель гордился бы тобой. Мне все гордимся тобой.
   - Спасибо тебе Дорф, Но я все равно виновата перед ним. - Минари на секунду замолчала, но все же произнесла, - Ведь я полюбила другого...
   Дорф повернул ее к себе и по-отечески обнял.
   - Девочка моя, ну что ты такое говоришь. Гейдель любил тебя, и он хотел, чтобы ты была счастлива. Если ты любишь Арена и будешь счастлива с ним, это прекрасно. Ты ведь любишь его?
   - Да, люблю, - выговорила Ари, все еще прижимаясь к плечу Дорфа. - Люблю больше жизни, в то время, как его жизнь висит на волоске.
   - Бедная моя девочка. Сколько же испытаний тебе выпало. Воткнуть нож в сердце Властителя Тинезарда нелегко. Но еще тяжелее воткнуть нож в сердце любимого человека.
   - Что...ты такое говоришь? - Ари стрелой выскользнула из его объятий.
   - Ах Ари...И как же тебя угораздило влюбиться во Властителя Темной стороны? - покачал головой командир.
   - Но...Откуда? - не на шутку встревожилась Ари, но добрые глаза Дорфа ее успокоили.
   - Я все знаю...
   -Но как?
   - Мне уже много лет, Ари. Я многое знаю и многое видел на этой земле. Не ужели ты думаешь, что старина Дорф мог поверить в твои немыслимые рассказы про ваше чудесное спасение из плена греморов? Я хорошо знаю, что греморы не берут пленников. И еще я очень хорошо знаю тебя. Хотя возможно я бы и поверил в твою историю, если бы не другие доказательства: маска Аренгорфа, которую мы нашли, странные зашкаливания бинометра, твое чудесное возвращение когда ты спасла того мальчика. Аренгорф ведь тогда тебя не тронул...Еще с того момента, как ты исчезла все это показалось мне странным. Ведь такой случай уже был.
   - Как был? - насторожилась девушка.
   - Да Ари был. То же самое произошло с матерью Аренгорфа. Ах Ари, - грустно вздохнул мужчина, - он так похож на свою мать. Когда я увидел его, у меня не осталось никаких сомнений.
   - Дорф, я не понимаю. Ты знал его мать?
   - Да Ари, его мать была моей сестрой. Когда то давным-давно на нас напали греморы во главе с Акритаром. В городе была ужасная паника и неразбериха. Когда все закончилось, я не смог найти Амелию. Она исчезла. Мы не нашли ни следов, ни трупа. Тогда мы еще мало чего знали о греморах. У нас не было ни отряда, ни оружия, ничего. Все решили, что она погибла, - Ари было видно, как Дорфу тяжело говорить об этом. - А я никак не мог смириться. Я стал изучать греморов. Стал первым охотиться на них.
   - И ты решил создать отряд?
   - Да. Мысль у меня возникла еще тогда. Но организовать его удалось лишь через несколько лет.
   - Ах, Дорф, почему ты никогда не рассказывал об этом?
   - Я не хотел об этом вспоминать. И я надеялся, что это лишь мои догадки. Но сейчас они подтвердились. Ведь все так и было?
   - Так Дорф, - согласно кивнула Минари. - Мать Аренгорфа действительно была человеком.
   - Была...Боже, что же ей пришлось пережить, - с трудом выговорил командующий. - Я даже представить себе не могу. Лучше бы она тогда погибла.
   "Да лучше бы" - подумала Ари, вспомнив про то, как была отравлена мать Арена. Но Дорфу об этом не стоило говорить. Он был и так подавлен воспоминаниями. Ари взяла его за руку и произнесла:
   - Мы всегда будем помнить тех, кто погиб. Но мы и не должны забывать о собственной жизни. Греморы больше нам не угрожают. Жизнь пойдет своим чередом. Чем думаешь заняться теперь, Дорф?
   - Я? Да мне уж на пенсию пора, - махнул рукой Дорф. - Разведу огородик. Буду помидоры с огурцами выращивать. И думаю, займусь воспитанием новоявленного племянника.
   - Дорф, никто не должен... - хотела было предостеречь Минари, но Дорф и так все понял.
   - Я понимаю, понимаю. Никто не узнает о том, кем был Арен. И он тоже не должен знать, что я его дядя. Это останется между нами. Только вот еще скажи мне, как же ему удалось выжить, если ты пронзила ему сердце?
   - Видишь ли, Дорф. У Арена было два сердца. Я пронзила сердце гремора, а сердце человека осталось жить. Но...оно очень слабое, Дорф, - Ари вдруг заметно погрустнела. - У Арена мало шансов выжить. И здесь я бессильна.
   - Ради любви такой девушки он просто обязан выжить. Вот увидишь, все будет хорошо. Он справится. А сейчас тебе надо быть с ним. Идем. Кто кстати за ним присматривает?
   - Гэм.
   - Нда, нашла няньку.
  

***

  
   Ари вошла в квартиру. Ее уже ждал Гэм.
   - Привет, Ари. Ты как раз вовремя. Твой принц пришел в себя.
   - Он что-нибудь говорил? - Она на ходу сняла куртку и влетела в комнату.
   Арен лежал на кровати, пытаясь пошевелить правой рукой. Но каждое движение отдавалось дикой болью в груди. Жар немного спал, но он был по-прежнему болезненно бледен. Она подошла к нему и мягко взяла за руку.
   - Привет, ты как?
   - В груди болит невыносимо, - заметно напрягшись, произнес Арен. - Я и не думал, что бывает такая боль.
   - Если болит, значит ты еще жив, - сказала она нежно, касаясь губами его лба. - Привыкай быть человеком.
   - Кстати, где мы? - Арен беспокойно провел глазами по комнате.
   Минари прикоснулась к его щеке, заглянула в почти безжизненные глаза и как можно теплее произнесла:
   - Мы дома.
  

***

  
   На Землю опускался нежно розовый закат. В небе было все еще непривычно спокойно. Многим не верилось, что кошмар, длившийся годы, наконец, закончился. Люди периодически оборачивались, недоверчиво глядя в направлении Темной стороны.
   Арен же смотрел в сторону Тинезарда, с тоской, вспоминая невесомость и попутный ветер в волосах.
   - Ты грустишь? - ласково спросила Ари.
   - Есть немного, - с горечью в голосе произнес юноша. - Мне будет недоставать моей силы. Я сейчас чувствую себя таким беспомощным, уязвимым и неспособным ни на что.
   - Но ведь это можно поправить. Нужно только время. Если стремишься к чему то, то обязательно этого добьешься. Ты можешь вновь стать быстрым и ловким, как и был прежде, - постаралась воодушевить его девушка.
   - Да, но я никогда больше не смогу летать...
   - Арен, скажи, ты бы хотел все вернуть назад? - неожиданно спросила Минари.
   - Вернуться на Темную сторону и жить среди тварей, использующих меня как.... - на секунду вспылил Арен, но тут же успокоился. - Нет, хватит с меня этого. По ним я точно не буду тосковать. Лишь по полетам. Мне так жаль, что я больше никогда не смогу подняться в небо...
   - Ты уверен, что не сможешь? - лукаво улыбнулась Минари.
   Потом нежно обхватила руками лицо Арена и повернула в строну широкого заливного луга, на котором, как ни в чем не бывало, паслись два великолепных крылана белоснежно белый и угольно черный.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.72*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"