Капба Евгений Адгурович: другие произведения.

Марионетки

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан когда-то для какого-то группы любителей ужастиков в соответствии с какими-то условиями, не помню какими, но это ограничивало свободу действия ГГ что и сказалось..

   МАРИОНЕТКИ
  
  
  Противная морось сеялась из низких, темных облаков, круто замешанных на городском смоге. По бетонным ступеням подземного перехода стекала грязная вода, скрываясь в ржавых стоках ливневой канализации. Люди зябко поднимали воротники, надеясь, что это поможет от всепроникающей сырости, спешили укрыться в переходе ...
  У стены, на которой когда-то было мозаичное панно, скопилась небольшая толпа, привлеченная необычным зрелищем.
   - Я думал, они все вымерли, - сказал толстяк в синем пальто и роскошной каракулевой шапке.
   - Так это ж дед Юзеф! Про него даже передачу показывали!
   - Ну да, мол, единственный хранитель искусства народного кукольного театра... - заметил худощавый мужчина в круглых очках.
   - Угу, - поддержал толстяк. - Еще слово такое интересное...
   - Батлейка, - ответил ему собеседник, - такой театр называется батлейка.
   - О! Вы что, ученый? - очки, рыжеватая бородка, потертая кожаная куртка, какие-то веточки, торчащие из нагрудного кармана и внушительного вида штыковая лопата могли принадлежать скорее уж дачнику, а не светилу научной мысли.
   - Типа того, - ухмыльнулся из-под очков худощавый, - кандидат наук.
   - Ботаник, что ли?
   - Почему - ботаник? - он глянул на лопату и зелень, торчащую из кармана, и рассмеялся, - давайте лучше смотреть представление!
  Дед Юзеф уже разложил всё необходимое. Во-первых, саму батлейку, которая представляла собой ящик, выполненный в виде сказочного терема с двумя башенками. Крыша ящика служила для демонстрации сцен, происходящих на улице, а вся остальная часть изображала интерьер комнат без одной, лицевой, стены. Затем он достал из специальных футляров кукол, которые были удивительно реалистичны.
  Различался каждый волосок в бороде Чародея, родинка на щеке у светловолосой Принцессы, даже ногти и ресницы! Дед Юзеф покрутил ручку, и из батлейки раздались мелодичные звуки. Началась сказка, в которой три добрых молодца спасали принцессу от злого колдуна, а потом поссорились из-за того, чьей женой она будет и побили друг друга, а принцесса ушла обратно к старику, потому что он умный и обеспеченный солидный мужчина, а они - придурки. Дед Юзеф отыгрывал каждого персонажа безупречно, изображая то мелодичный голосок принцессы, то басовитое бубнение добрых молодцев, и при этом его усатое лицо не выражало ни единой эмоции! Марионетки двигались пластично и мягко, казалось, что они живут на сцене независимо от ниточек, за которые дергали пальцы кукловода. Дед Юзеф сорвал овацию, и чехол наполнился кучей купюр и монет, на которые расщедрилась благодарная публика.
   Толпа потихоньку рассасывалась. У панно задержался только ученый, который прислонил свою лопату к стене и достал мобильный телефон:
   - Добрый день. Это Крамер. Я нашел его... Да-да, никаких сомнений, материала хватает, можно начинать работу... Да-да, до свидания.
  Дед Юзеф поднимался вверх по мокрой лестнице. Давешний толстяк почему-то тащил его вещи, торопясь и семеня, каракулевая шапка опасно сбилась на затылок, грозя свалиться прямо на грязные ступени...
  
  За прозрачной дверью метрополитена образовалась нешуточная очередь желающих приобрести жетоны, и потому кандидат наук в круглых очках немного притормозил и осмотрелся.
  Здесь было полно бабушек, солидных лысоватых мужчин, женщин с короткими стрижками и странных типов, которых в столице по-модному называются фриками. Мальчики, похожие на девочек, девочки, похожие на мальчиков. Волосы фиолетовые, волосы зеленые, волосы фиолетово-зеленые. Штаны короткие, оставляющие лодыжки на поживу артрозу и артриту, штаны широкие, с обвислым седлом, штаны рваные в трех местах...
  Крамер не претендовал на звание знатока моды, так что он просто хмыкнул, встал в очередь за парнем с оттянутыми тяжким грузом туннелей ушами, и купил жетон. Затем прошел между двумя стойками, как всегда опасаясь, что страшные железные штуковины вдруг вырвутся из пазов и заедут ему по ногам, ступил на ленту эскалатора и со скучающим видом стал наблюдать, как ползет вперед его ладонь, положенная на резиновую ленту перил. Эти перила всегда двигались быстрее ступеней, вот в чем была проблема, и поэтому приходилось постоянно передвигать руку!
  Шагнув с эскалатора, он дождался электрички, и, стараясь никого не задеть лопатой, втиснулся в вагон.
   - Осторожно, двери закрываются. Следующая станция - Сквер имени Завиши Чарного! - провозгласил жизнерадостный голос из динамика, и Крамер расслабился, привалившись спиной к поручню.
  Ехать предстояло долго. Чем дальше от центра, тем больше выходило людей, и в итоге Крамеру удалось сесть и поставить лопату между колен.
  Кроме него в вагоне находились три или четыре бабули, девушка в темном широком пальто с капюшоном и какие-то угрюмые парни, которые таращились на девушку и басовито переговаривались.
  Наконец вышли и бабули. Один из парней подсел к девушке и стал что-то бубнить ей низким голосом, она недовольно глянула на него, явив из-под капюшона милое личико и золотистые локоны.
  Крамер наблюдал за всем этим, полуприкрыв глаза. Мало ли что этот от нее хочет?Может, они вообще знакомые?
  Его спокойствие окончилось в тот момент, когда девушка вырвалась из рук навязчивого кавалера и громко сказала необыкновенно мелодичным голосом:
   - Никуда я с вами не пойду! Отстаньте!
  Еще два парня нависли неподалеку, оказывая своему товарищу молчаливую поддержку. Крамер встал, поудобнее перехватил лопату и подошел поближе:
   - Молодой человек, я попросил бы вас оставить девушку в покое.
   - А тебе какое дело, мужик? - резко обернулся парень. - Ты че здесь, самый умный?
  Крамер вздохнул. Он не любил бравировать ученой степенью, но сегодня ему пришлось это сделать во второй раз:
   - Я думаю, да. Я здесь самый умный. Кандидат наук, этнограф.
   - Че-е-е? - бас молодого человека выражал крайнюю степень недоумения.
   - Этнограф. Этнография изучает быт и нравы населения, а также пережитки прошлого, традиции и обряды... Ну, не важно. Ваши нравы, в любом случае, оставляют желать лучшего...
   - Уйди, мужик, - к месту действия приблизился второй парень, и положил руку на плечо Крамера.
   - Руку убери!!! - неожиданно вызверился Крамер.
  Его спокойное, интеллигентное лицо вдруг превратилось в хищный оскал. Как-то по-особенному ученый перехватил лопату, сверкнув ее остро заточенной кромкой...
   - Да ну его на хрен, пацаны... Псих какой-то! - прогудел "кавалер". Товарищ его попытался заехать ученому с правой по очкам, но после резкого взмаха черенка лопаты, ахнув, схватился за ушибленную руку. Ситуация разрешилась быстро: зашипели открывающиеся двери, и три товарища, матерясь и оглядываясь, покинули вагон.
  Крамер уселся, снова поставив лопату между коленей и переводя дыхание.
  - Спасибо вам, - проговорила вдруг девушка.
  Голос был мелодичный и звонкий. Она откинула капюшон, и Крамер восхищенно замер: до того она была хороша, синеглазая и золотоволосая, с аккуратненьким чуть курносым носиком, пухлыми губками и изящной маленькой родинкой на щеке.
  За окном грохотало.
   Девушка вдруг встала, несколькими быстрыми шагами пересекла разделяющее их расстояние и села рядом с Крамером.
   - А почему вы решили мне помочь?
   - Я человек старомодный... Привык поступать так, как считаю правильным. Ну, и навязчивое, хамское поведение по отношению к одинокой девушке - это уж точно неправильно...
   - А я вот всю свою жизнь пыталась быть свободной и делать, что вздумается, а в итоге поняла - свобода - недостижимый идеал, иллюзия. Каждый из нас - раб чьих-нибудь желаний. Своих или чужих... - вздохнула девушка и вдруг резко сменила тон: - Но вам не стоило вмешиваться. Я знаю этих парней, они работают на моего хозяина, он попросил их присмотреть за мной.
  Крамер прищурился, внимательно всматриваясь в кажущиеся знакомыми черты ее лица, и сказал, что называть человека "хозяином" - это значит признавать свою полную от него зависимость. А она ответила, что, пожалуй, так и есть, и так уж сложилось, что она вынуждена подчинятся именно этому человеку, и, с другой стороны, она ему всем обязана и вообще - он ее спас от смерти. Так что у нее нет выбора.
   - Выбор есть всегда, - сказал Крамер, - просто иногда он кажется нам неприемлемым. Мы всегда делаем так, как нам хочется. Вам ведь проще слушаться своего "хозяина", чем сделать что-то решительное и кардинально всё поменять?
  Девушка задумалась, а потом медленно кивнула.
   - Вот видите? Значит, мы с вами, по сути, ничем не отличаемся. Мне было проще вмешаться, чем смотреть, как они вас достают, вам - проще всегда возвращаться к нему... Это очевидные вещи, так ведь?
   - Просто... Иногда мы настолько зависим от других людей, что связующие нас нити порвать нельзя, не рискнув при этом слишком многим...
  Всё это было таким многозначительным и загадочным, что Крамер почувствовал себя героем фигового голливудского фильма. Усмехнувшись своим мыслям, он выдавил из себя то, что подходило для данной ситуации:
   - Это, конечно, не Бог весть что, но... Если я могу чем-то помочь...
  Она глянула на него из-под пушистых ресниц, и он снова подумал о том, что она диво как хороша: и эти глаза, и губы, и родинка - всё!
   - Нет-нет, не стоит вам! Вы не знаете, о чем говорите!
  Этнограф снова прищурился, поблескивая стеклами очков:
   - Может быть, и не знаю...
  Прервал этот странный диалог бодрый голос из динамика, возвестивший о том, что следующая станция - "Садки". Поезд вырвался на поверхность из туннеля, ослепив пассажиров последними лучами закатного солнца. Тут был уже далекий пригород, не было смога, многоэтажек и потоков грязной воды.
  Аккуратные дачные домики, полураздетые деревья с красно-желтыми теплыми кронами, ковер опавших листьев на земле...Осенняя красота увядания!
  Девушка засобиралась выходить. Подойдя к двери, она взмахнула рукой, и на какое-то мгновение широкий рукав ее пальто опустился к локтю. Крамер увидел изящную ладонь и запястье. Запястье окольцовывал страшный, все еще красный шрам. Мужчине даже показалось, что он видит следы ниток, скрепляющих кисть и предплечье.
  Она поняла, что он увидел, и он понял, что она поняла... Девушка быстрым, летящим шагом вышла из вагона, и ее силуэт мелькнул в начале подземного перехода.
   - Осторожно, двери закрываю... - начал голос из динамика, а Крамер уже схватил лопату и выскочил наружу на завершающее "..ться".
  Прислонившись к стене, он дождался, пока фигурка девушки в темном пальто появится из перехода и двинется по дорожке, ведущей в сторону леса. Она оглянулась, провожая взглядом уходящий поезд, и Крамер вжался в свое укрытие.
  Обождав немного, он рванул в переход, простучал подошвами ботинок по лестнице, метнулся к выходу и короткими перебежками, укрываясь за стволами деревьев, рванул по лесу, стараясь не терять из виду мелькающий впереди девичий силуэт.
  Смеркалось. В дачных домиках на опушке зажигались огни, лес заполнялся ночными шорохами. Тропинка вывела Крамера к большим деревянным воротам и довольно высокому дощатому забору. За ним виднелись две башенки особняка, похожего на старинный терем. В окнах горел свет.
  Девушка скрылась за воротами, и этнограф увидел сквозь щель в заборе, как дверь особняка отворилась и выпустила наружу луч света, в котором виднелась фигура человека.
  Присмотревшись, Крамер вздрогнул: дед Юзеф! Костяшки пальцев ученого, сжимающие черенок лопаты, побелели. Пропустив девушку внутрь, старик подозрительно вгляделся в сгущающуюся тьму и через некоторое время с шумом захлопнул дверь.
  Крамер осторожно обошел вокруг участка, высматривая собак и подыскивая подходящее место. Стоп. Куча бревен привалена к забору. Здесь можно было перелезть!
  Пригнувшись, он крался к дому, стараясь не нашуметь. Даже дыхание задерживал до тех пор, пока не прислонился спиной к бревенчатой стене терема рядом с резным окном.
   - ... пора на свое место, - послышался голос деда Юзефа. - У меня еще много работы с новеньким.
  Раздался полувздох-полустон. Крамер, ощущая, как по спине бегают мурашки, заглянул в окно и тут же отшатнулся - слишком близко была согнутая спина старика! Тот закрывал прозрачную крышку футляра, в котором лежала марионетка - золотоволосая принцесса из спектакля. В черном, мать его, пальто! С широкими, мать их, рукавами! И на лице у нее была родинка, в том самом гребаном месте !
  Сердце колотилось, правая рука сама по себе сложилась в знакомом с детства жесте, коснулась сначала лба, потом живота, а потом, по очереди, обоих плеч.
  Судя по звукам изнутри, кукловод ушел в другую комнату. Крамер, став на четвереньки, прополз под окном, чтобы заглянуть в следующее. Происходящее внутри скрывали плотные бархатные шторы, задернутые, однако, неплотно. В просвет ученый увидел все ту же согбенную спину деда Юзефа, но потом он отошел немного в сторону, и открылся металлический таз, в котором лежала человеческая голова в роскошной каракулевой шапке! Мертвые, широко распахнутые глаза головы смотрели прямо на Крамера, рот был открыт в какой-то странной удивленной гримасе... Таз стоял на залитом кровью столе, рядом с разложенными в каком-то дьявольском порядке частями тела. Кукловод орудовал большой сапожной иглой, что-то к чему-то пришивая.
  Крамер оторвался от окна, чувствуя, как волосы его встают дыбом и начинают шевелиться.
  Затылком он почувствовал чье-то присутствие и резко обернулся, вскинув лопату. Прямо напротив него стоял проклятый старик, который только что был за окном!
   - Э-хе-хе, господин ученый, что это вы тут шаритесь, под окнами? - глаза деда Юзефа лучились добротой и дружелюбием, а руки его, с закатанными рукавами рубашки, были по локоть перемазаны в крови.
   - Этнограф я. Изучаю вот народные традиции и пережитки старины... - сипло сказал Крамер. - Очень вы меня интересуете.
   - И вы меня, признаться... А вот не кажется ли вам, что наша встреча - не случайность? Что цепь событий, приведшая вас сюда, была спланирована заранее...
   - Что кто-то, возомнивший себя Богом, дергал за ниточки, заставив меня сыграть роль защитника одинокой несчастной красавицы, а затем проследить за ней? - на лице ученого стали проявляться черты зверского оскала.
  Кукловод на секунду замешкался, а потом сказал какое-то совершенно неясное, чудовищное, грохочущее слово, и провел рукой перед глазами этногафа, странно пошевелив пальцами.
  Крамер рванул ворот рубашки, и на грудь выпал амулет-лабарум на серебряной цепочке.
  - Какого черта... - колдун был явно удивлен отсутствием ожидаемой реакции, а потом в его глазах промелькнуло узнавание и страх. - Ты не можешь быть одним из них! Ты же этот... Этнограф!
  Крамер резким движением заехал черенком лопаты старику под дых, тот рухнул на землю, бормоча что-то невнятное и с ужасом глядя на лопату.
   - Ну да, я - этнограф...Кандидат исторических наук. Я бы конечно мог явиться как положено - в доспехах, с мечом и крестом... - усмехнулся Крамер, - Хорош бы я был в таком виде в вагоне метро!
  Резким ударом лопаты он обезглавил колдуна, за ноги втащил тело в дом, зашел в нужную комнату и, чиркнув спичкой, поджег особняк.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"