Капелан: другие произведения.

На стыке двух миров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.68*33  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автора очередной раз несёт на излюбленные грабли(видать не успокоюсь, пока не напишу что-то такое, что меня устроит). Опять ОМП, опять кроссовер вселенных Гарри Поттера и Хэллсинга. Но на этот раз уклон больше в сторону второго и гг планируется соответствующий. Хронология Х. подстроена под ГП, небольшой ООС некоторых персонажей ГП, а также используется вольная смесь манги и неканоничного сериала Х. с упором на последнее.
    В целом фик возник как размышление на тему кра-а-айне неохотно пишущегося "библиотекоря", в котором мне до сих пор нравится концепция, но крайне не нравится всё остальное(собственно потому и буксует). А если точнее, на тему того, как я писал бы его сейчас.

   Пролог.
  
   Англия. Осень 1980го. Окрестности Лондона.
  
   Это была обычная пригородная улочка: прямая дорога, земля вдоль которой разбита на ровные, одинаковые участки, с аккуратными и мало отличающимися друг от друга домиками на них. Одна из тех, что воплощают собой понятие "сонное царство": практически пустеющая в разгар рабочих дней, где все друг друга знают, уровень преступности минимален, а полиция просто воплощает собой дружелюбие. Тихое, спокойное и бесконечно скучное местечко... точнее было таковым всего несколько часов назад.
   Сейчас же случайный прохожий, если бы таковой сумел преодолеть заградительные кордоны, мог бы лицезреть пепелище на месте двух близстоящих домов, поврежденные стены и заборы их соседей, поваленные деревья со столбами, выбоины на асфальте, выжженные пятна на газоне и прочие следы недавнего боя. Среди этой разрухи мельтешили десятки людей, которые невольно делились не две группы, не имеющие меж собой ничего схожего. Первые были хорошо вооружены и облачены в военную форму без знаков различия, лишь с черно-красным гербом напротив сердца. Вторые же выглядели откровенно странно в своих архаичных мантиях, что сейчас можно было встретить разве что на заседаниях суда.
   Впрочем, была ещё пара застывших посреди этого действа человек, которых сложно было отнести к одной из групп. Оба высокие мужчины средних лет, но на этом их сходство и заканчивалось, тогда как в остальном они выглядели едва ли не противоположностями. Ухоженные русые волосы и аккуратная бородка, против собранных в небрежный хвост тёмных с полным отсутствием растительности на лице. Классический светло-серый гражданский костюм, против отливающего разными оттенками черного смеси ткани и кожи. Выражение отдающей скорбью злости на лице одного, против маски равнодушия у другого.
   - Навевает воспоминаний о детстве... Раз за разом ловлю себя на том, что начинаю всматриваться в небо, опасаясь нового налёта люфтваффе, - несколько невпопад пробормотал светловолосый, роясь в карманах пиджака, откуда вскоре показалась пачка сигарет, - и не смотри на меня так осуждающе, Уолтер. Сейчас либо это, либо я начну убивать.
   - Решать вам, сэр Артур, - нейтральным тоном отозвался темноволосый, в руках которого, словно по мановению волшебной палочки, появилась зажигалка.
   - Спасибо, - прикурив с поданного огня, поблагодарил Артур Хэллсинг и затянулся горьким дымом, - что с потерями?
   - Среди гражданских погибло двое. Маг, который был целью налёта, и его супруга. Остальных удалось своевременно эвакуировать и...
   - И сейчас они уже свято уверенны, что это был взрыв газа или что-то в таком духе, - поморщившись, перебил своего спутника сэр Артур, - знаю, давай дальше.
   - Наши люди всё ещё осматривают округу. Несколько тел, точнее того, что от них осталось, обнаружено, но я сомневаюсь, что кто-то выжил. Иначе они бы уже дали о себе знать, - меланхолично продолжил Уолтер, никак не отреагировавший на то, что его прервали, - мне очень жаль, сэр - я не успел помочь. Возраст даёт о себе знать.
   - Никто тебя и не винит, Уолтер. Это моя ошибка, я переоценил наши возможности, - светловолосый мужчина на мгновение прикрыл глаза, собираясь с силами, после чего от скорби не осталось и следа, - но сейчас не время для самобичевания. Эти так называемые "Пожиратели Смерти" наглеют с каждым днём, а всё, что мы можем, это слать отчёты наверх, где их благополучно загоняют под сукно. Как нам исполнять свой долг в таких условиях?
   - У нас ещё есть резервы. Быть может, стоит повысить ставки? - маска равнодушия так же покинула лицо темноволосого и он остро, с толикой предвкушения посмотрел на своего господина.
   - Предлагаешь использовать ЕГО? - в ответ последовал столь же пристальный взгляд, - маги - не лучшая для него цель, к тому же лекарство может стать горше болезни. И в любом случае, пока дело ограничивается ударами по живущим среди нас магам, правительство будет закрывать глаза на сопутствующие потери. Это ведь так удобно - стёртая память и никаких претензий к верхам. Даже и не знаю, кого ненавижу сильнее, наших политиканов или магов.
   - Сэр Артур! - беседа, плавно подходящая к грани государственной измены, оказалась крайне своевременно прервана подбежавшим человеком в форме, - мы обнаружили тело капитана Шельта.
   Стоило этим словам прозвучать, как светловолосый мужчина ощутимо вздрогнул, а взгляд его опустился и потускнел, отчего сразу стало понятно, что вопреки всему он продолжал верить и надеяться на лучшее.
   - Понятно, - голос прозвучал совершенно безжизненно, - Уолтер, проследи, чтобы тело доставили к нам.
   - Сэр... - с откровенной тревогой взглянув на своего господина, начал было темноволосый. Ему было что сказать. Например, что прекрасно знает, какого это терять близких друзей или что никто и так не оставит тела своих солдат. Но не успел.
   - Проследи. Лично, - в голосе лязгнул металл.
   - Слушаюсь, - тут же согнулся в поклоне Уолтер и, резко развернувшись, поспешил исполнить приказ, заодно уводя с собой неуверенно мнущегося солдата, впервые видящего своего начальника в таком виде.
   Не прошло и десятка секунд, как Артур Хэллсинг остался один.
   - Как же так, Алан... Как же так? - выдохнул он сквозь плотно сжатые зубы, отчего так и оставшаяся во рту сигарета едва не оказалась перекушена, но мужчина не обратил на это ни малейшего внимания. Сейчас он вообще не видел ничего вокруг, будучи полностью поглощённый своими переживаниями. - Ты же всегда мне говорил, что умереть героем легко. Сложно делать свою работу и остаться в живых. А теперь мне придётся рассказывать твоим жене и сыну, что ты сам стал грёбаным героем...
  
   Часть 1.
  Глава 1.
  
  Англия. Семь лет спустя.
  
  - Крис, ты готов?!
  Приглушенный расстоянием от кухни до комнаты на втором этаже и дверью голос матери застал меня за лихорадочной перепроверкой содержимого своего чемодана, практически бесконечным процессом, который повторяется уже черт знает который раз за это утро. Учебники, пергаменты и прочая канцелярщина, смены одежды и белья, мантии, палочка, ингредиенты - всё на своих местах, пусть и малость переворошено. Ага, а вот и подарок крёстного на прошлый день рождения - боевой нож. Причем не простая поделка из дешевой стали, а самый настоящий - такие входя в экипировку бойцов САС. Можно сказать мечта любого пятнадцатилетнего пацана. Вытаскиваем и... а может всё-таки взять с собой?
  - "А-а-а... да возьми же ты себя в руки!" - ощущая, как начинаю раздражаться на пустом месте, я всё-таки вытащил оружие из чемодана. Да, я умею им пользоваться, пусть и крайне далёк от уровня тех, кому предназначалось данное снаряжение, но всё же неплохо - в летнем лагере учили и подобным вещам. Но, строго говоря, зачем он мне в школе? Не всякую же гадость на зельях нарезать и уж тем более не использовать по прямому назначению. Разве что покрасоваться, но это совершенно недостойный порыв. Ребячество чистой воды. Это ведь не игрушка, а своеобразное признание того факта, что я уже достаточно взрослый и мне можно доверить такие вещи. Узнай крёстный, что я даже просто задумывался о чем-то подобном, он бы всыпал мне по первое число, после чего без разговоров отобрал подарок. И был бы прав!
  Собственные размышления вызвали прилив стыда: раз мне его доверили, то нужно соответствовать и точка, так что треклятый нож оказался убран на своё законное место, под половицу в углу комнаты. Матери о такой "игрушке" лучше не знать, иначе мне, опят-таки, достанется, но на этот раз уже не за дело. А что может быть хуже, чем несправедливое наказание?
  - Крис?! - повторился окрик, причем, кажется, на этот раз его источник стал ближе.
  - Иду, мам!
  Закрыв чемодан и ухватив его за потёртую ручку, я с некоторой толикой сожаления окинул взглядом свою комнату. Такое знакомое и родное, отчасти даже опостылевшее место, но всё-таки теперь его я увижу только через пять месяцев, а это немалый срок. Не лежать мне на местами продавленной, а оттого особо удобной софе, не послушать радио и не получить задорный взгляд Фредди Меркьюри с плаката. А вот по самому дому скучать буду не столь сильно, поскольку за пределами этой комнаты последние пару лет я чувствую себя несколько лишним.
  Волоча следом свой багаж, я покинул комнату и спустился вниз, где меня уже ожидала мать.
  - Всё собрал? Ничего не забыл? - осматривая меня со всех сторон, словно так и ожидая увидеть внезапно появившуюся прореху на одежде или пятно грязи, тут же поинтересовалась она. А во взгляде вновь эта тревога, грусть и тоска, от которых внутри всё прямо сжимается - каждый раз, когда я уезжаю учиться, одно и то же. За столько лет можно было бы и привыкнуть. Вопрос только кому - мне или ей?
  - Угу... - недовольно буркнул я.
  - Не угукай мне тут, - с напускной строгостью в голосе одернула меня мама и, словно спохватившись, тут же добавила, - хотя ты уже не маленький, да и едешь в эту вашу особую школу не впервые.
  Это неприязненно брошенное слово "особую", заставило меня поморщиться. Я, конечно, понимал её отношение к Хогвартсу, иногда и сам подумываю о том, что лучше бы мне было учиться в самой обычной школе, но говорить так, словно это учебное заведение для слабоумных, всё же перебор. Научили меня там многому: пусть изрядная часть изучаемых заклинаний и казалась откровенно бесполезной, но как минимум теперь я владел своим даром, а не он мной. В детстве-то всякое случалось.
  - Само собой, мам, - тем не менее, поднимать данную тему я не стал. К чему эти ссоры на ровном месте? Тем более что её упрямство мне не пересилить, а сама попытка может затянуться настолько, что я опоздаю в школу, так ничего и не добившись. И останется после этого неприятный осадок, который будет давать о себе знать ещё долгие недели, если не месяцы. Нет уж, иногда лучше промолчать.
  - Но не приведи господь, Кристофер, если я снова получу жалобы от вашего декана!
  Ага, а теперь сразу противоположная крайность. Школу она не любит, но любой чих со стороны профессоров не раздумывая принимает на веру. Преподаватели же! Иногда завороты её логики, ну или отсутствие таковой, просто поражают. Но, опять же, мне оставалось лишь смиренно принять данный посыл.
  - Я постараюсь.
  - Постарается он... Ладно, иди сюда, обниму на дорожку, - родительские нежности я выдержал с честью и стойкостью, как и полагает сыну офицера, - ну, не будем заставлять Генри ждать. Он отвезёт тебя до вокзала и встретит на праздниках.
  - Хорошо... - в очередной раз покорно согласился я, но, прежде чем двинуться на улицу, спохватился, - кстати, а где Стив?
  - Заснул. Он так хотел тебя проводить, но... сам понимаешь, детский организм берёт своё.
  Сказанное вроде было достаточно понятным, но неловко-оправдательный тон матери говорил сам за себя. Похоже, мой четырёхлетний братишка даже и не подумал ни о чем подобном, что было несколько обидно. Впрочем, возраст это действительно тот фактор, с которым сложно поспорить.
  - Ну, тогда я пойду, ма.
  Напоследок я лишь ещё раз мысленно прикинул, не забыл ли чего. Выходило, что нет, а потому я, больше не задерживаясь, поспешил покинуть родной дом. Как на зло на улице стояло просто великолепная погода - не было даже намёка на облачко, что для нашего пасмурного края было большой редкостью. В такие дни хочется выехать куда-нибудь на природу или на пляж, а никак не возвращаться в школу. И оттого становилось только грустнее.
   Отчим уже ждал меня прямо в машине и я, не мешкая, закинул свои вещи на заднее сиденье старенького фольксвагена и сам запрыгнул туда же. Ехать спереди, рядом с Генри, совершенно не хотелось.
  - Всё проверил? Ничего не забыл? - через зеркало глянул на меня тот, и в глазах читалась только искренняя забота. Можно подумать, я в ней нуждаюсь. Ну... по крайней мере не с его стороны уж точно.
  - Нет, - односложно ответил я и повернулся в сторону окна, всем своим видом показывая, что на пустые разговоры не настроен. Если ещё по какому делу, то ладно, а так... ну его.
  Я никогда не скрывал, что он мне не нравится. Когда-то я вообще был резко против того, что мама нашла себе нового мужчину, но со временем понял, что это эгоизм чистой воды. Понял и смирился с неизбежным. Или сначала смирился, а потом понял? В любом случае, она ведь ещё совсем не старая, когда отец погиб ей и тридцати не было, и тоже хочет личного счастья. И уж тем более не имел никакого права что-то требовать от неё в этом плане человек, большую часть года пропадающий то в школе, то в летнем лагере, то в гостях у крёстного.
  И пусть я смирился со вторым замужеством матери, но любви к отчиму это не прибавило. Мне было почти десять, когда не стало отца, и я слишком хорошо помнил, каким он был. Генри же казался практически полной его противоположностью: тихий, спокойный и покладистый. Убеждённый пацифист, на удивление активно отстаивающий свою жизненную позицию. Наверное, мама специально искала кого-то подобного, кого-то... управляемого. Но разве таким должен быть мужчина? На мой взгляд - нет.
  А потому я всеми силами стремился именно к тому образу, что осел в моей памяти. И если возникала нужда в совете, то я предпочитал позвонить или заскочить к близкому другу отца, своему крёстному. Тот в свою очередь всегда старался выкроить для меня время, хотя я прекрасно знал, что с последним у него всегда туго. Служба, которая унесла жизнь моего отца, не терпела отлагательств.
  На счастье, к таковому моему отношению и отчим и мать отнеслись с редкостным пониманием, как и к желанию сохранить фамилию отца. Никто не навязывал мне новые правила, не принуждал изображать великую любовь к новому мужчине в доме. Более того, мама при мне придерживалась эдакого негласного правила и старалась называть своего мужа по имени, а не как-либо иначе. Наверное, будь оно иначе, и на первых порах внутрисемейные скандалы были бы неизбежны, а может и чего похуже, но определённая натянутость всё же сохранялась. Хотя значительную роль тут играл именно тот факт, что я был единственным магом в семье, что не добавляло нам взаимопонимания.
  После моего ответа в салоне повисла неловкая тишина, и нарушить её не смог даже звук заведённого мотора. И хоть я прекрасно знал, что отчим ради меня взял отгул на работе, но всё равно поддерживать беседу не собирался. Как доедем, обязательно поблагодарю за помощь, но не более того. Не очень красиво с моей стороны? Возможно. Но мне плевать.
  ***
  Это была уже пятая моя поездка в школу и дорога к ней за это время успела если и не превратиться в рутину, то уж точно не вызывала былых восторгов. Добраться до вокзала, пройти барьер и найти в поезде купе с кем-нибудь из знакомых, чтобы можно было скоротать время болтовнёй на тему "кто и как провёл лето"? Или вообще запереться в пустом, тем более, что настроение было не ахти.
  Но на этот раз первыми, на кого мне посчастливилось наткнуться, оказались не просто знакомые или собратья по факультету, но соседи по комнате, что можно было трактовать как своеобразный знак. За прошедшие месяцы они успели малость вытянуться и подзагореть, но не узнать длинногривого рыжика и низкорослого, полноватого живчика, было бы сложно. И ведь компания подобралась прям как в анекдоте - собрались вместе чистокровный маг, полукровка и маглорождённый...
  - Кирстон, Уизли, - вежливым кивком поприветствовал я их, - не помешаю?
  - Устраивайся, Шельт, - озвучил формальное разрешение Билл, окидывая меня цепким, внимательным взглядом. Видимо так же оценивал случившиеся за лето метаморфозы. Мы были знакомы не первый год, но элементарную вежливость никто не отменял, тем более что близкими друзьями нас назвать было лишь с натяжкой. Собственно, таковых у меня в школе, пожалуй, и не имелось. Простых приятелей - с половину факультета. Более-менее близких - человек пять. Но людей, которым бы я целиком и полностью доверял... С этим всё сложнее. И тут проблема скорее во мне, нежели в окружающих.
  Несмотря на прошедшие годы, я так и не смог начать считать большинство магов своими. А может и наоборот, но не суть. С выходцами из обычных семей, то есть маглорождёнными, и некоторыми полукровками ещё удавалось чувствовать себя вполне комфортно, но таковых в школе было не сказать, чтобы много, и ни с кем из них я близко не сошелся. Так уж сложилось. А вот все остальные... Быть может дело в том, что я сам был настроен искать какие-то отличия и цеплять к ним, но, тем не менее, они были, что называется, на лицо.
  С большинством из детей магов у нас общего только и было, что язык, да и то, в магическом мире вовсю использовались давно устаревшие обороты, к которым на первых порах приходилось привыкать. Другая культура, другая история, другая религия, другая литература, другие знаменитости - список можно было продолжать чуть ли не бесконечно. Даже спорт и тот другой. Конечно, обыденно-бытовые и учебные интересы схожи, на основе чего всегда можно построить диалог, но различия всё же кардинальны.
  - Ну-с, джентльмены, кому есть что рассказать? - нетерпеливо начал Пол Кирстон, даже не дождавшись, пока я пристрою свой багаж на верхней полке. Впрочем, ожидать чего-то иного от заядлого любителя почесать языком было бы глупо. Дал порог пересечь и на том спасибо.
  - Помогал родителям, возился с малышнёй - всё как обычно, - первым отозвался Уизли, который, если мне не изменяет память, повторял этот расклад каждый раз. И сегодня я был склонен поддержать его немногословность, поскольку настроения по-прежнему оставалось скверным.
  - Семья, летний лагерь, снова семья, - всё же хорошо, что крёстный пристроил меня в тот милитаризированный лагерь для подростков. Просто прекрасное место чтобы спускать накапливающееся раздражение. Да и учат весьма полезным вещам.
  Забавно, а ведь в первые два года нам с рыжим случалось подраться, даже не помню из-за чего. Вроде из-за какой-то ерунды... А! Квиддич! Сам я яро болел за "Суонси" и мне эти полетушки на мётлах никогда не нравились, а потому на игры я не ходил даже ради того, чтобы собственный факультет поддержать. Вопрос принципа! И моим соседям по комнате это не особо-то нравилось. Сейчас это кажется сущей мелочью, но вот тогда... Нынче же мы неплохо ладим, и даже тот факт, что рыжик происходил из чистокровного семейства, мало что менял. Мне импонировал этот не по возрасту серьёзный и собранный парень, который не особо любил говорить о себе, предпочитая либо отстранённые темы, либо вообще молча слушать.
  Если по мне, так он вообще не очень подходил нашему шебутному факультету, но тут куда попали - туда попали. К тому же все эти предрассудки, основанные на характерных поведениях, тот ещё бред. Если человек замкнут и не стремиться к общению, это ещё не значит, что ему дорога на Равенкло. Он вполне может оказаться попросту робким. Умный в свою очередь не устремиться к воронам, а постарается заранее всё выяснить и сделать осмысленный выбор. Ну а вызывающее поведение характерно не только Гриффиндору, но и Слизерину. На барсучий факультет так вообще в прошлом году поступила девчонка-метаморф с весьма бойким характером, что являлось едва ли не полной противоположностью образа среднестатистического хаффлпаффца. Такие дела.
  - Вы оба конченые зануды, - осуждающе покачал головой Пол и с искренним возмущением уставился на меня, - ладно ещё Билл, с ним давно всё ясно. Но ты-то, Крис, когда успел так низко пасть?!
  - Не переигрывай, - фыркнул я, наблюдая за патетичными жестами парня, который чуть ли не сцену предательства возлюбленной изобразил, - сам-то как отдохнул?
  - О-о-о! Летал в Испанию. Это чудесное место, просто чудесное! Только представьте, солнце, море и знойные барышни в...
  Тема была, что называется, беспроигрышной, тем более что рассказывать Кирстон не только любил, но и умел. Так что очень скоро атмосфера отчуждённости рассеялась, и мы оказались втянуты в горячее обсуждение лучшей половины человечества, плавно переходящей с общего представления о прекрасном, к оценке вполне конкретных одногрупниц и прочих девушек со старших курсов или других факультетов. Ничего удивительного, что когда мы опомнились, поезд уже вовсю набрал ход и за окном были далеко не городские пейзажи.
  - Ох... парни, мне срочно нужно в первый вагон, - доселе вольготно развалившийся на своём месте Билл подорвался как ошпаренный.
  - А! Ты же у нас теперь староста! - радостно, словно это лично достижение, воскликнул Пол, и, ухмыльнувшись, добавил, - начать с опоздания, что может быть лучше?
  - Да иди ты... - беззлобно отмахнулся Уизли и выскочил за дверь, оставляя нас вдвоём.
  - Ну, так что там у тебя было летом? - внимание неунывающего однокурсника тут же оказалось целиком и полностью сфокусировано на мне. И что-то мне подсказывало, что на этот раз общими словами отделаться не удастся...
  ***
  Хогвартс, как всегда, впечатлял. Подозреваю, что поездку специально планировали так, чтобы добраться до замка именно в сумерках, когда за счёт освещения он выглядел особенно завораживающе. И наблюдая неописуемый восторг на лицах толпы первогодок, ожидающих распределения, я, да наверняка и многие другие, невольно вспоминал свой первый день. Точно так же ведь крутил головой на все триста шестьдесят градусов, стараясь за раз увидеть как можно больше. А потом было распределение...
  - Элизабет Браун! - словно вторя моим мыслям, МакГонагалл огласила имя первой "жертвы" и, протолкнувшись сквозь толпу малышни, в сторону стула со старой шляпой засеменила светловолосая девчушка, на лице которой уже не осталось и следа от былого восторга. Только неуверенность, доходящая до откровенного страха, а то и паники. Да уж, не повезло ей: я в своё время был во второй половине списка.
  Вообще, многие утверждают, что распределяющая шляпа говорит с ними, предлагая какие-либо варианты, но лично в моём случае всё было иначе. Стоило лишь одеть её, и выбор был озвучен без задержек. Словно диагноз.
  - Гриффиндор! - я аж поперхнулся от такого совпадения не только в плане факультета, но и времени.
  - Ты чего? - вполголоса поинтересовался сидящий рядом Пол.
  - Да так... не обращай внимания, - буркнул я, наблюдая, как девчушка на негнущихся ногах плетётся к освобождённому для грядущего пополнения краю нашего стола. Судя по фамилии и степени растерянности, она из обычной семьи. Впрочем, может я и ошибаюсь, но в любом случае, удачи тебе, Элизабет Браун.
   Лично я изначально, получив письмо из школы, вообще не хотел никуда ехать, не желая иметь ничего общего с магами, в горниле внутренних разборок которых погиб мой отец. Мама всецело одобряла подобный настрой, но крёстный и, как ни странно, примкнувший к нему отчим, упорно уговаривали не хоронить магический талант. Эмоциональные реплики Генри про дарованный господом дар меня мало трогали, тем более что, как я подозревал, он попросту спешит сбагрить пасынка куда подальше. Но дядя Артур имел вполне веские доводы, за счёт которых смог меня убедить. А вот дожать в этом вопросе маму так и не смог - иногда она бывает просто невыносимо упряма. Впрочем, как и я сам - видать наследственное.
  Как я сейчас знаю, он несколько преувеличивал, но, тем не менее, говорил правду. Необученный маг опасен не только для себя самого, но и для окружающих. Если магия не получит выхода и не окажется взята под контроль, то стихийные выбросы будут становиться чаще и сильнее, что ставит под угрозу статут о секретности. Соответственно годами подчищать следы за посторонним подростком никто не станет, и в таких случаях прибегают к принудительному ритуалу блокировки магии, что в свою очередь могло вылиться в серьёзные проблемы со здоровьем или психикой. Так что в итоге никуда я не делся и отправился по ныне известному маршруту.
  И в тот день, первого сентября восемьдесят второго года, я был настолько заворожен представшим зрелищем и последующим приобщением к сказочной атмосфере, что изначальный негативный настрой пробкой вылетел из головы. Конечно, так случилось во многом благодаря новизне обстановки и детскому восприятию, но была и другая, не менее существенная причина. Дело в том, что это был первый послевоенный учебный год и тогда маглорождённых чуть ли не облизывали, всеми силами давая понять, что не имеют ничего общего с политикой и расистскими взглядами Неназываемого. Идиллия продлилась без малого полтора года...
  Погрузившись в свои воспоминания и размышления, я лишь краем глаза отслеживал ход распределения, из-за чего едва не проморгал тот момент, когда слово взял директор. Альбус Дамблдор поднялся со своего массивного, походящего на самый настоящий трон кресла, и, обведя сидящих за столами учеников взглядом, под которым мгновенно затихала всякая сторонняя болтовня, приступил к традиционной речи.
  - Как же я рад видеть как новые, так и уже знакомые, но изрядно посвежевшие лица! Надеюсь, вы все хорошо отдохнули и готовы к новым подвигам на учебном фронте? Очень надеюсь, что это так, поскольку впереди нас ждёт очередной, незабываемый год, новые друзья и...
  
  Глава 2.
  
  Второе сентября всегда особенно грустный день. Ну, кроме тех случаев, когда оно выпадает на выходной, разумеется. С утра ты просыпаешься даже раньше обычного в тщетной надежде отдалить начало учебного марафона, а вокруг тебя такие же кислые, с примесью обреченности, лица соседей по комнате. Но, разумеется, взятый временной гандикап ничего не решает, а лишь оттягивает неизбежное. И вскоре ты осознаешь, что тебе не остаётся ничего иного, кроме как впервые после летнего перерыва пойти по стандартному кругу утренних процедур, после чего спуститься в гостиную, где уже потихоньку собирается факультет.
  - Утречка всем... - неразборчиво промычал я и получил в ответ пару таких же несвязных ответов. Многократно возросшее количество мрачных физиономий только усугубляло утреннюю хандру.
  - Ты бы его ещё добрым назвал, Шельт, - походя хлопнув меня по плечу, фыркнул шестикурсник Бари Кински.
  - Ну, это было бы уже за гранью, - уже в спину удаляющемуся парня бросил я, вяло обозревая помещение гостиной, где, несмотря на ранний час, даже присесть было негде.
  Поскольку о себе давал знать последний кусочек каникул, то есть профессора не успели накидать домашних заданий, большинство присутствующих занималось кто чем: шахматы, карты, плюй-камни и прочие игры. И всё это под мерный гул непрекращающейся болтовни. Особняком держались только первогодки, тонким слоем растёкшиеся по периметру гостиной и, очевидно, не знающие чем себя занять. Они ведь не только не привыкли к новым условиям, но и обзавестись знакомствами не успели. Так что не удивительно, что в данный момент они ощущали себя особенно некомфортно. По себе помню.
  Глаз невольно зацепился за запомнившуюся мне светловолосую девчушку и, присмотревшись, я окончательно убедился, что она не из магической семьи. Иначе такой откровенной растерянности, заметно выделяющейся на фоне прочих первокурсников, которым родители могли хоть что-то рассказать о Хогвартсе, вкупе с неумело накинутой мантией я бы сейчас не наблюдал. И, что примечательно, стояла она не одна: рядом примостился худощавый парнишка, тоже из новичков, с теми же "симптомами". Ещё один? Не самое частое явление. Я не знал, какова полная статистика по стране, есть ведь и другие школы, и уж тем более был не в курсе критериев отбора Хогвартса, но непосредственно сюда ежегодно поступает два-четыре маглорождённых и вероятность получить на свой факультет сразу двоих невелика.
  Прекрасно понимая, каково им сейчас, я, не особо раздумывая, направился к этим первокурсникам.
  - Элизабет, верно? - как можно дружелюбней поинтересовался я.
  - Д-да, - неуверенно отозвалась та, подняв на меня свой неимоверно серьёзный взгляд, смотревшийся несколько комично на детском личике. И выглядело это очень даже знакомо: измени цвет глаз с карего на голубой и распрями вьющиеся локоны, получится полная копия одной моей знакомой. Ещё бы очки для полноты образа добавить.
  - А ты? - поймав себя на том, что пристально рассматриваю смущённую таким вниманием первогодку, я быстро переключил внимание на парнишку.
  - Джон... Джонатан, - мальчуган явно пытался вести себя поувереннее, но получалось у него так себе. Того факта, что он полностью растерян и не знает чего ждать как от меня, так и от обучения в магической школе в целом, не заметил бы только слепой. Вот только окружающих это мало волнует.
  - А меня зовут Кристофер, - в свою очередь представился я и попытался изобразить ободряющую улыбку, - вы ведь из семей обычных людей? В смысле родственников магов у вас нет?
  В качестве ответа эти двое едва ли не синхронно замотали головами, и мне пришлось приложить немалые усилия, чтобы попросту не рассмеяться. Это было бы не только некрасиво с моей стороны, но ещё и обидело бы малышню.
  - Это заметно. Но ничего, втянитесь. И не беспокойтесь, на первый урок вас соберёт и отведёт наш староста. Это во-о-он тот рыжеволосый парень, если вчера не запомнили - с любыми вопросами можете подходить к нему. А на самих занятиях от вас ничего особого требовать не будут, так что тут бояться тоже нечего. Просто приготовьтесь слушать и запоминать, как в обычной школе на вводных уроках.
  - Я и не боюсь! - мгновенно вскинулся парнишка, которого, похоже, мои слова несколько задели. Хороший настрой.
  - Вот и правильно.
  - Спасибо, - в отличие от своего "кавалера", а сошлись они, скорее всего на уровне инстинкта, отметив такого же "чужака", девочка отреагировала куда теплее. Даже неуверенно улыбнулась, мгновенно становясь куда милее.
  - Если что, обращайтесь, - напоследок произнёс я и подался в сторону своих приятелей. Помочь малышне мне было совсем не сложно, а им явно стало легче дышаться. Хотя по хорошему это работа старост, но их ведь всего двое на такую ораву, и объяснять организационные вопросы они будут ближе к первому уроку, когда соберут всех первогодок вместе. Вот тебе и минус позднего прибытия в школу: красота красотой, но давать вводные, когда вымотавшиеся в дороге дети наелись от пуза и устали от бесконечной массы новых впечатлений - попросту бесполезно.
  Вообще, стоило бы дать им пару дельных советов, которые могут здорово упростить жизнь тем, кто незнаком с реалиями магического мира. Например, порекомендовать пару дельных книг по традициям, обычаям и нормам поведения. Но сейчас они вряд ли поймут таковой надобности, слишком уж волшебным кажется всё вокруг. А вот позже.... Хотя самому навязываться все же не стоит. Захотят - сами начнут задавать правильные вопросы. Если же нет, значит либо слишком глупые, и тогда что-то объяснять всё равно бесполезно, либо их и так всё устраивает.
  По мне так рано или поздно неизбежно возникает понимание того, как разниться окружающая нас сказка и поведение её обитателей. Что тут скажешь - люди остаются людьми вне зависимости от наличия или отсутствия магического дара. Такова печальная правда жизни, как бы не хотелось обратного. Даже в обычных школах всегда есть эдакая борьба за место под солнцем. По крайней мере, о том говорил мой личный жизненный опыт. Здесь же всё куда сложнее.
  Бывшие негласным табу в первые мои годы учебы оскорбления типа "грязнокровка" или "маглокровка" сейчас звучат достаточно часто. В некоторой степени они являются аналогом слов "даун" и "идиот", то есть ставшее ругательством обозначение людей с низким коэффициентом интеллекта. Только в нашем случае всё крутиться не вокруг умственных, а вокруг магических способностей. А маглорождённые вроде как действительно слабее чистокровных в этом плане. Конечно, частные случаи никто не отменял, но общий расклад именно таков. Правда, как я подозревал, дело тут не только в происхождении, пусть и его нельзя списывать со счетов. Если проводить аналогию, то люди, которые с раннего детства занимались каким-либо видом спорта, имеют куда лучшие перспективы нежели те, кто начал позднее, а ведь существуют и так называемые спортивные династии. Если же добавить к этому культурные отличия, то сразу становилось понятно, кто рискует стать аутсайдером.
  Вот только пространные размышления - это одно, а принятие того факта, что ты являешься вторым, если не третьим сортом по определению - совсем другое. Лично мне не улыбалось ощущать себя таковым, но от моего мнения тут ничего не зависело: таковы реалии полуфеодального общества магов. Максимум, что можно было сделать для улучшения собственных перспектив, это найти себе негласного покровителя, но мне претила сама мысль о подобном.
  ***
  Первым уроком нового учебного года, словно по заказу, оказалась трансфигурация у МакГонагалл. И, конечно же, профессор тут же начала промывать всем мозги на тему грядущего СОВ. Как это важно, как сильно от них зависит наше будущее, благосостояние, карьера и всё в таком духе. А ведь это только начало года - что же будет ближе к экзаменам? Впрочем, в ту пору все ученики и так будут бегать с выпученными глазами, пытаясь в последние дни подучить хоть что-нибудь полезное.
  С год назад я, может, и повёлся бы на эти речи, но сейчас слишком хорошо понимал, насколько всё относительно. Никто не возьмёт на поруки новоиспечённого выпускника без соответствующих рекомендаций. По сути, куда я мог податься после школы, если уповать только на свои силы и знания? По сути, только в окологосударственные, если подобный термин применим к магическим реалиям, учреждения или само министерство, где быть мне пятым помощником младшего дворника. И уже там, если поработать лет "дцать" и хорошо себя показать, то может быть... Угу, такая себе перспектива, но других считай что и нет.
  Так что для себя я давно решил, что собираюсь выжать всё полезное из школьной программы, а потому по интересующим меня предметам учился не просто прилежно, а опережая школьный курс. Зелья виделись мне крайне полезной штукой, пригодной как для бытовых нужд или самолечения, так и для множества специфических задач. Чары предоставляли обширный спектр прикладных заклинаний на все случаи жизни, заодно давая общую теорию. С ЗОТИ и так всё понятно - нужно уметь за себя постоять. Вот такая флагманская тройка предметов с упором на практические навыки.
  Помимо них я разве что в историю вникал более-менее внимательно, но даже не пытался учить даты и имена древних деятелей - достаточно было общего понимания былых событий. А вот на всё остальное тратилось ровно столько времени, чтобы получить проходной балл и ни минутой больше. Хотя когда-то я взял факультативами руны с арифмантикой для понимания работы всей этой магический механики, но они не оправдали ожиданий. Слишком уж всё мудрёно и без конкретики. С прочими же предметами всё было совсем плохо. Вот зачем мне навыки ухода за волшебными существами и растениями, умение летать на метле или, скажем, трансфигурации? Хотя последнее, в перспективе, может оказаться полезным, но учили нас совсем уж бредовым вещам, типа превращения мышей в чашки.
  А потом... потом как пойдёт. Планы были крайне смутными, и, если честно, о подобных вещах просто не хотелось думать. Учиться же ещё целых три года. Но в голове крепко засела мыслишка о том, что, в крайнем случае, всегда можно попытаться как-то реализовать свои возможности в обычном мире. В крайнем случае, семья поможет, хотя, опять же, мне совершенно не хотелось просить кого-то о помощи.
  Вводная часть плавно перетекла в повторение уже пройденного материала и сдачу заданных на лето работ, после чего урок подошел к концу, и ученики поспешили покинуть учебную аудиторию. Первое занятие осталось позади, а следом за ним, по точно такому же сценарию прошли чары у Флитвика. Разве что миниатюрный профессор не так долго распинался про грядущий экзамен, зато с хитрым прищуром посматривал на наши скучающие лица.
  И вот наступает долгожданный перерыв. Вся школа собирается в самом крупном помещение замка - обеденном зале. Я привычно скользнул на своё место, хотя в данном случае это весьма обтекаемое понятие. Разумеется, никто не фиксировал, кто и как садиться, но в целом деление по курсам сохранялось, как и устоявшиеся компании, а потому в рамках одного учебного года ты раз за разом оказываешься примерно там же.
  - Ты о чем там с перваками говорил? - сходу поинтересовался усевшийся рядом со мной Билл. И, судя по тону, он пребывал не в лучшем расположении духа.
  - М? - Я откровенно удивился выбранной теме и даже не сразу понял, о чем идёт речь. Да и чего уж там, в первую очередь хотелось поесть. - Просто успокоил. А что, опасаешься, что отниму у тебя лавры старосты?
  - Да если бы... - поморщился тот, - эта парочка за первую половину дня ко мне уже четыре раза подойти успела. А у меня и других обязанностей хватает.
  Ситуация прояснилась, и из моей груди вырвался невольный смешок. Разумеется, на подобные последствия я не рассчитывал, но по мне так получилось неплохо. А детишки молоды - времени даром не теряют. И пусть мыслить стереотипами это глупо, но в данном случае они показали себя истинными гриффиндорцами.
  - Ну а ты что хотел? Ты староста, а они маглорождённые первогодки, которые вообще не понимают что да как. По себе помню, каково это было.
  - Ну да, ну да... - скептически пробормотал Уизли. Неужели он решил, что я специально ему подставу организовал? Это он зря.
  - Я вообще-то серьёзно. Стоило бы какой-то факультатив организовать или лучше собрать всех ещё летом и объяснить хотя бы самые азы. - Озвучивая эти вполне резонные предложения, я не мог не понимать, что этим никто заниматься не станет. - Но нет же, вам, выросшим в магическом мире, до остальных нет никакого дела.
  - Ты опять за старое? Тебя послушать, так у нас все тут поголовно сторонники Сам-Знаешь-Кого. А кто тогда с ним воевал? Вот моя семья всегда с уважением относилась к маглам и их обычаям. Отец так вообще, по всем этим техническим штучкам фанатеет.
  - Угу... Без обид, Билл, но я видел твою родню на вокзале. Люди, которые действительно интересуются этой темой, не могут одеваться как цирковая труппа после выступления резко сорвавшаяся в лес за грибами.
  После моего, не только красочного, но и весьма точного описания, мне этот дождевик поверх малинового пиджака до сих пор в ночных кошмарах снится, Уизли озадачено замолчал. То ли образы соотносил, то ли признал мою правоту. А может попросту решил замять тему, потому что к разгоравшемуся спору уже откровенно прислушивались соседи. В любом случае, я знал, что прав.
  
  Глава 3.
  
  После первых, традиционно тяжелых учебных недель, я постепенно начал втягиваться в учебную рутину, и дни начали пролетать совершенно незаметно. Всё сливалось в стандартную кашу из уроков, домашних заданий и самостоятельной практики, разбавляемой выходными посиделками да редкими вылазками в Хогсмид. Ничего нового очередной год в Хогвартсе ожидаемо не принёс, разве что преподаватель ЗОТИ опять сменился, но интерес к профессору Силстоку угас сразу же, как стало понятно, что он вполне квалифицированный специалист без особых заскоков.
  Хотя кое-что всё же изменилось. Если в начале своего обучения я был очарован открывшемся мне миром, а после наступило своеобразное отрезвление, преходящее в резкий негатив ко всему окружающему, то сейчас я воспринимал Хогвартс именно как то, чем оно и является. То есть, пусть и не совсем обычной, но всё же школой. А от подобных мест глупо ждать великих приключений, разве что сам себе проблем на пятую точку организуешь. Так что оставалось только учиться в заданном темпе, держа в голове тот факт, что в конце будет СОВ, который желательно сдать как можно лучше, невзирая на мои личные предпочтения в предметах.
  Размывшийся бег времени дал сбой лишь в середине октября, когда во время завтрака вместе с утренней рассылкой письмо пришло и мне. Явление само по себе достаточно редкое, поскольку практически все, кто мог мне написать, находились со мной в одном замке, тогда как мама писала мне только в тех случаях, когда что-то случилось или если уже я в свою очередь долго не отсылал свой краткий "отчёт". А потому первая мысль была именно о всяких нехороших событиях и, увидев, что конверт не заклеен, а запечатан сургучом с оттиском хорошо знакомого мне герба, я только уверился в этом. Крёстный ведь откровенно не доверял совиной почте, и тем более не доверял письмам, которые, за неимением собственного пернатого доставщика, приходилось отсылать через министерскую службу рассылки.
  Торопливо вскрыв конверт, я вытряхнул из него листок бумаги, на котором было всего два коротких предложения: "Отцу стало хуже. Он хочет с тобой поговорить". И стилизованная буква "i" в качестве подписи. Больше никаких пояснений не было, но они и не требовались. Не тратя попусту времени, я тут же сел сочинять письмо матери и даже успел его отправить до начала уроков. Таковая расторопность пришлась очень кстати - уже вечером меня пригласили в кабинет МакГонагалл.
  - Проходите, мистер Шельт, - декан всегда довольно тепло, ну, насколько это было возможно для столь чопорной женщины, относилась к членам собственного факультета, а потому меня сходу насторожило то, как подчёркнуто нейтрально она меня встретила. Неужели она думает, что моя просьба смотаться домой на выходные, это какая-то уловка?
   - Спасибо, профессор, - но в любом случае, торчать на пороге было бы нелепо.
   МакГонагалл молча проследила за тем, как я подходил к её рабочему столу и замираю около него, после чего некоторое время посверлила меня взглядом и только тогда перешла к делу.
   - Ваши родители прислали мне письмо с просьбой отпустить вас на выходные домой, мотивируя это некими семейными обстоятельствами. Вынуждена заметить, что правилами Хогвартса предусмотрен весьма краткий список ситуаций, в рамках которых мы разрешаем студентам покидать школу в разгар учебного года. Особенно, если речь идёт о пятом или седьмом курсах.
   - "Ага, краткий... То-то многие змеи на выходных пропадают в неизвестном направлении", - мысленно скривился я, прекрасно понимая, что ничего невыполнимого в моей просьбе и близко нет. Но в этой школе я - никто и звать меня никак, отсюда и все сложности. И ведь высказать всё это нельзя: МакГонагалл дамочка принципиальная и крайне не любит, когда критикуют школьные порядки.
   - Так что рассказывайте, что у вас случилось, - продолжила декан.
   - Мой крёстный серьёзно болен и сейчас ему стало хуже.
   - Крёстный? - МакГонагалл явно удивилась и посмотрела на меня так, словно я сейчас признаюсь, что это шутка. А может так оно и было, ведь для большинства магов наши религиозные обычаи мало что значат. Хотя ходили слухи, что она полукровка, так что должна понимать важность подобных вещей. Или нет? - Извините, мистер Шельт, но даже если это близкий для вашей семьи человек, её членом он не является. Так что не вижу ничего такого, чтобы не могло подождать до рождественских праздников.
   - Дядя Артур во многом заменил мне отца, профессор, и это явно не тот человек, который будет давать близким повод для волнений без веских на то причин. Если он хочет со мной встретиться именно сейчас, значит считает, что до зимы может и не дожить, - высказанное по большей части являлось лишь попыткой уговорить МакГонагалл, но, закончив, я вдруг осознал, что это чистейшая правда от первого и до последнего слова. По нутру сразу же прошлась волна крайне неприятного холодка.
   - Но когда я посещала вас... - нахмурившись, нетороплива начала говорить декан, по всей видимости, параллельно припоминая тот летний день четырёхлетней давности. Именно она в своё время посещала наш дом и возила меня в Косой переулок на закупки.
   - Тот мужчина, которого вы могли видеть в тот день, это мой отчим. - Откровенно грубовато перебил её я, поскольку ход беседы начинал меня откровенно напрягать. Да, на втором-третьем курсе я был далеко не образчиком хорошего поведения и дисциплины, но уже больше года подобных инцидентов с моим участием не случалось. И вообще, я впервые с момента поступления прошу о чем-то подобном, а меня чуть ли не во всех смертных грехах начинают подозревать. Неприятно. - А отец погиб во время войны с Волдемортом.
   Стоило прозвучать последнему слову, как Минерва МакГонагалл ощутимо вздрогнула, чего я, не стану скрывать, и добивался. Неприятное воспоминание за неприятное воспоминание. Никогда не страдал особым пиететом пред этим именем и вообще не понимал такового к нему отношения. Какого-нибудь Адольфа Гитлера никто не пытается вычеркнуть из истории, а ведь он дел натворил куда больших. Ну, или маньяков всяких там. Тем не менее, обычно я придерживался неписанного в рамках местного общества правила. Обычно, но не сегодня.
   - Он же магл... - уж не знаю, дело ли в моей маленькой провокации или ещё в чем, но преподаватель откровенно подрастерялась и ляпнула такое, что ранее себе никогда не позволяла в присутствии учеников. И это разозлило меня ещё сильнее - терпеть не могу этого пренебрежительного отношения к неодарённым людям, особенно если речь идёт о моих близких.
   - Что не помешало ему выполнять свой долг, мэм, - даже не думая скрывать эмоций, с откровенным вызовом в голосе процедил я.
   Разговор застопорился. МакГонагалл замолчала, то ли обдумывая услышанное, то ли осознав, какую бестактность сейчас ляпнула, одновременно посматривая на меня так, словно впервые увидела. И как-либо охарактеризовать этот взгляд было сложновато, но лицо её немного смягчилось.
   - Хорошо, думаю я смогу сделать небольшое исключение, Кристофер, - наконец, решилась декан, - утро субботы вас устроит?
   - Да, профессор, спасибо.
   ***
   Почему преподаватели столь неохотно отпускают учеников домой, стало понятно довольно быстро. Как оказалось, с внешним миром Хогвартс связывали только те камины, что находились в кабинетах преподавателей и директора. Причем, завязаны они были на аналогичный список персон и без их присутствия работать отказывались. То есть ушлому умнику, который доберётся до заветного транспортного средства и решит куда-то тихонько свалить по своим делам, ничего не обломится. Ну, кроме неприятностей само собой. Весьма разумная мера безопасности, между прочим, но если массово отпускать учеников по домам, то профессорам придётся весь день работать в качестве живого контрольно-пропускного пункта и таможенника в одном лице. Либо попросту пустить всё на самотёк с очевидными последствиями...
   К счастью, в моём случае никаких ухищрений не требовалось, так что в десять утра я, отряхиваясь от вездесущего пепла, вывалился из камина в "Дырявом Котле". В столь ранний час в баре было практически пусто: лишь пара каких-то забулдыг за стойкой, да сам бессменный владелец заведения, Том. Последний лишь на мгновение оторвался от своего архиважного занятия, протирания стакана, и скользнул по мне полубезразличным взглядом, но, по всей видимости, быстро отметил возраст, после чего толком не сформировавшийся интерес мгновенно угас. Скорее всего, ему не привыкать к тому, что его бар используют как промежуточный транспортный узел все те, кому нужно в обычную часть Лондона.
   Вежливо кивнув бармену, я немного потоптался на месте, отходя от не самых приятных ощущений и стягивая с плеч мантию, после чего направился в сторону выхода. По идее, меня уже должны были ждать, а значит, задерживаться не стоило.
   Оказавшись на улице, я в который раз испытал то самое ощущение неправильности, непривычности и новизны окружающего. Всего полтора месяца в магическом мире, и реалии обычного уже кажутся откровенно чужими. Слишком много фонового шума, безликой массы бредущих по каким-то своим делам людей и, куда же без них, машин - резкий контраст на фоне извечно полусонного Хогвартса, где все друг друга в той или иной степени знают.
   Встряхнувшись, отгоняя совершенно излишнюю сейчас мысль о сравнении двух миров, я осмотрелся и практически сразу заметил припаркованный недалеко от бара автомобиль. Внушающего вида коробень черного седана, в коих, если верить фильмам, возят видных персон. Наверняка ведь ещё и бронированная. Но в первую очередь моё внимание привлекла не сама машина, а стоящий около неё человек, уже успевший приглашающе распахнуть заднюю дверь. Да, этот костюм, состоящий из белой рубашки, тёмных брюк и такой же жилетки, вкупе с архаичным моноклем и извечным намёком на насмешливо-ироничную улыбку, не узнать сложно.
   - Привет, Уолтер, - подойдя ближе, поздоровался я.
   - Господин Шельт, - отозвался мужчина и изобразил лёгкий поклон. И сдаётся мне, он соответствовал всем возможным правилам этикета, в котором я мало что понимал.
   - Опять этот нелепый официоз? - из груди вырвался тяжелый вздох, - если вдруг у тебя приключился ранний склероз, то напомню, что ты меня чуть ли не с пелёнок знаешь. Так может стоит перейти на имя? Честное слово, оно очень простое - Кри-сто-фер. Ну а если это слишком сложно запомнить, то можно сократить до "Крис".
   Удержаться от небольшой подколки было выше моих сил, тем более, что эта своеобразная война длиться уже не первый год. А поскольку выдержке этого человека вполне могла позавидовать кирпичная стенка, то я с треском её проигрывал. Но, как говорится, стыдно не проигрывать - стыдно не пытаться!
   - Я дворецкий семьи Хэллсинг, господин Шельт, и в публичной обстановке не имею права позорить сэра Артура даже такой малостью. - Невозмутимо отозвался Уолтер и весьма красноречиво повёл рукой в сторону открытой двери. Пришлось, демонстративно возведя очи горе, садиться в машину и ждать, пока тот, закроет за мной и сам сядет за руль. Только после этого он продолжил, причем тон кардинально изменился. - Но когда мы прибудем в поместье, я вполне могу тебя выпороть. Это будет достаточным подтверждением функциональности моей памяти?
   - Кхм... - от столь резкого перехода я несколько подрастерялся, тем более что с него сталось бы действительно так поступить, - поверю на слово.
   - Очень предусмотрительно... Кри-сто-фер, - Уолтер самым наглым образом скопировал моё же предельно растянутое произношение собственного имени и я оказался перед фактом, что достойно ответить мне нечем. Очередное поражение...
   Во взгляде, брошенном на меня через зеркало заднего вида, промелькнули смешинки, но спустя буквально пару мгновений от них не осталось и следа. Уолтер помрачнел и переключил внимание на дорогу.
   - Насколько всё плохо? - как бы мне не хотелось обратного, но не задать этого вопроса я просто не мог.
   ***
   Миновав пост охраны, автомобиль плавно завернул к парадному входу в особняк и остановился. Приехали.
   - Сэр Артур ждёт тебя, Кристофер.
   Молча кивнув, я покинул нутро машины и начал неторопливый подъём по лестнице, к середине которого меня нагнал Уолтер, пристроившись сбоку, но на полшага позади. Ну да, в обязанности дворецкого входит и сопровождение гостей. Хотя таковое мне не сказать, чтобы требовалось. Ну, или скорее совсем не требовалось, поскольку в этом месте я бывал далеко не раз и не два. Как-никак обитель начальника и близкого друга моего отца, а так же, по совместительству, моего крёстного. Впервые я попал сюда ещё вместе с отцом, будучи совсем уж ребёнком. Сколько мне тогда было? Лет шесть-семь, вряд ли больше. А может, бывал и ранее, но просто не помню.
   Внутри, как и всегда, было безлюдно и несколько мрачновато. И дело тут не в освещении, с ним-то всё было в полном порядке, но цветовая палитра изобиловала тяжелыми цветами, "веса" которым добавляли и выдержанные в соответствующей стилистике элементы декора, будь то картины или гобелены. Ну а тот факт, что в огромном особняке проживает всего несколько человек, для меня давно сюрпризом не был. По мне, так блуждать по пустым коридорам - такое себе занятие, но если их всё устраивало, то кто я такой, чтобы навязывать своё мнение?
   - Крис! - едва мы добрались до третьего этажа, где располагался кабинет крестного, и все прочие помещения, где он обитает, как меня настиг звонкий окрик.
   C противоположной стороны коридора, к нам быстрым шагом, хотя готов поклясться, что ей очень хотелось сорваться на бег, приближалась одна хорошо знакомая мне девчонка... или уже девушка? Ей ведь не так давно исполнилось четырнадцать, и ребёнком звать как-то язык не поворачивается. Но и как-то иначе воспринимать её сложно - знакомы ведь чуть ли не с пелёнок. Конечно, нельзя сказать, чтобы мы прямо росли вместе, но всё же...
   - Привет, Инни, - в любом случае, я был рад этой встрече.
   - Не называй меня так! - Интегра мгновенно насупилась, чем спровоцировала мою улыбку, отчего она в свою очередь уже откровенно надулась, что выглядело ещё забавней, и тут мне пришлось сдерживаться, чтобы не начинать встречу с глупой ссоры. Эх, и каких я только сокращений не придумывал, но ей почему-то упёрлось именно полное произношение этого странного и громоздкого имени. И чем только думали её родители? А может дело не непосредственно в имени, а в том, кто его дал? Я ведь так цепляюсь за память об отце, а она потеряла мать.
   - Извини, - искренне повинился я.
  - Я рада, что ты приехал, - девушка, не иначе уловив перемену в моё настроении, так же взяла себя в руки, переключившись на свой стандартный, чересчур серьёзный "режим", после чего окинула меня придирчивым взглядом, - ты что, даже домой не стал заезжать?
  - Угу... - сейчас я был в школьной форме только без мантии, которая ещё в пабе перекочевала с плеч на сгиб левой руки, так что причина подобного вывода была более чем очевидна, - ещё успеется. Меня отпустили на все выходные.
   - Это хорошо, - кивнула Интегра и переключила внимание на моего сопровождающего, - вы к отцу?
   - Верно, леди Интегра, - подтвердил второй, не менее очевидный вывод, Уолтер.
   - Я с вами, - безапелляционно заявила девушка, и по лицу дворецкого было решительно непонятно, как он отнёсся к таковому довеску.
   ***
   Уолтер не преувеличивал, когда отвечал на мой непростой вопрос - крёстный выглядел действительно плохо. Болел он давно, года три если не больше, но до сего момента держался молодцом, а вот теперь... За прошедшие месяцы он сильно сдал: похудел, глаза впали, а кожа выглядела болезненно бледной. Человек, которым я всегда восхищался, таял буквально на глазах. Более того, со слов дворецкого, сейчас он почти не встаёт с постели.
   - Жалкое зрелище, не так ли? - пускай Артур Хэллсинг сильно изменился под гнётом болезни, но голос и живой, понимающий взгляд остались неизменны.
   - Есть такое дело...
   - Кристофер! - тут же возмущённо воскликнула Интегра. Ну а что она ждала? Что я начну убеждать крёстного в том, что он шикарно выглядит? Уверен, он лучше всех нас вместе взятых осознаёт своё состояние.
   - А вот вас, юная леди, я попрошу нас покинуть, - кое-кто зря подал голос, поскольку крёстный мгновенно переключил своё внимание на дочь.
   - Но, пап...
   - Не спорь. Успеете ещё наговориться, да и я никуда не убегу, уж поверь, - на бледном лице появился намёк на улыбку, - Уолтер, проследи, чтобы нас не отвлекали.
   - Будет исполнено, сэр, - поклонившись, дворецкий тут же поспешил исполнить приказ, мягко, но непреклонно, выпроваживая Интегру за пределы комнаты.
  Та особо и не упиралась, видать хорошо понимала, что бесполезно, так что скоро мы остались вдвоём. И сам факт того, что крёстный решил не говорить в присутствии дочери, говорил о многом, так что я подошел ближе, усаживаясь в стоящее подле кровати кресло.
  - Помоги мне сесть, - неуверенно завозившись в постели, попросил Артур Хэллсинг.
   - Сколько тебе осталось? - я быстро уложил подушки так, чтобы тот, оставаясь в постели, мог прислониться к ним спиной, и помог ему принять требуемое положение.
   - Не долго, - спокойно, словно речь и не о собственной жизни идёт, отозвался крёстный, - если переживу эту осень, то весной вновь будет обострение, а там гадать бесполезно. Эта сырость меня доконает... Давно стоило переехать в место с благоприятным климатом, но столько раз откладывал это решение, а теперь уже поздно.
   - И ничего нельзя сделать?
   - Нет, Кристофер, - качнул головой крёстный, - традиционная медицина бессильна, а простыми заклинаниями тут не помочь. Последние пару лет зелья снимали остроту, но... сам понимаешь.
   - Интоксикация, - мрачно подтвердил я.
   Великим знатоком зельеварения в свои неполные шестнадцать я, разумеется, не являлся, но уж основы-то знал. Магическая медицина строилась именно вокруг зелий, а заклинания выполняют лишь роль первой помощи. Определить тип повреждений, обезболить, остановить кровь, зафиксировать перелом - вот на что они годились. Ну, это если не считать способы борьбы с проклятьями, но это несколько иная сфера. А вот непосредственное лечение - это уже не так просто, тут требовались средства посильнее. Зелья же, как ни крути, это не просто компот из всякой мерзости, а объединение магических ингредиентов за счёт магии варщика.
  Причем сильные составы готовятся далеко не один день и в грубом представлении их можно воспринимать, как заклинание, в которое разом вложили запас магических усилий нескольких дней. Соответственно, они способны на удивительные вещи - одно оборотное чего стоит. Но, как и в случае обычных лекарств, сильнодействующие составы лечат одно, одновременно калеча другое, приводя к накапливанию всякой гадости в организме. Как следствие, возникает своеобразный предел, причем у неодарённых людей он куда ниже, чем у магов. И тут можно сколько угодно декларировать равенство, но всё зависит от личной магической силы - сильный маг может "переварить" куда больше чем неодарённый человек.
   - Верно.
   - А если использовать что-нибудь... нестандартное? - честно говоря, я и сам не знал, что тут ещё можно сделать, но мысль о том, что близкий человек умирает, была сильнее доводов логики.
   - Что именно? Заразишь ликантропией? Принесёшь в жертву какого-нибудь бедолагу или что-нибудь в таком духе? - во взгляде крёстного появилось неприкрытое осуждение, - брось, Кристофер. Даже если бы ты имел подобные навыки или знал бы кого-то, кто их имеет, я бы всё равно никогда не согласился. Кем я буду, если положив всю жизнь на борьбу с последствиями злоупотребления магией во всех её проявлениях, под конец сам начну творить подобное?
   - Упрям, как и всегда.
  - Это не упрямство, а принципы, - поправил Артур, - не стоит недооценивать их важность, пусть зачастую следовать им сложно и даже опасно для жизни. Наш мир - запутанное и непредсказуемое место, в котором хватает чудовищ. Монстров, если желаешь. И многие из них скрываются за человеческой личиной. Принципы, это именно то, что отличает нас от них. А ещё именно они делают нас теми, кто мы есть. Семья и друзья важны, так же как и общие моральные ценности с законами, но нашу личность формируют не они.
  - Я...понимаю. - Причем в первую очередь я понимал не важность принципов, а тот факт, что крёстный уводит разговор в сторону. И поскольку, как бы мне не хотелось обратного, ничего путного я предложить не мог, то оставалось только согласиться с этим поворотом. По крайней мере до того момента, как не появится достойных идей. - Но позвал ты меня явно не для того, чтобы читать лекции. И, зная тебя, не для того, чтобы попрощаться.
  - Всё верно, к тому же я рассчитываю, что зимой мы ещё встретимся. - Согласился крестный, и я вдруг понял, что ему очень не хочется озвучивать реальную причину, по которой он меня позвал. А значит, это не просто что-то важное, а нечто неприятное, уж не знаю с какой точки зрения. - Но если нет... Знаешь, я даже немного растерялся, когда ты стал так упрямо пытаться походить на Алана. Весь этот интерес к военному делу... Но всё равно, я никогда не хотел впутывать тебя в свои дела. Твоя мать будет против и... не только по этому. Но, похоже, у господа иные планы.
  - Просто скажи, что от меня требуется, и я всё сделаю, - было откровенно неприятно наблюдать, как дядя Артур в нерешительности ходит вокруг да около. Если уж ему суждено умереть, пусть даже думать об этом крайне неприятно, то я не хочу запомнить его таким... слабым.
  - Спасибо, Кристофер. Но я всё же надеюсь, что ничего не потребуется. Просто страхуюсь, - крёстный глубоко вздохнул, посмотрел мне прямо в глаза и, видимо решившись, буквально отчеканил. - Когда меня не станет, организацию возглавит Интегра.
  - Что?! - вот чего-чего, а подобного я точно не ждал, - Но ей же всего...
  - Четырнадцать. Представь себе, я знаю, - с иронией посмотрел на меня дядя Артур, - но других вариантов нет. Есть веская причина, по которой организацию могут возглавлять только те, в ком течёт кровь Хэллсингов, а мой брат не годится на эту роль. Он не понимает всей важности возложенной на нас миссии и воспринимает организацию как очередную государственную структуру. Боюсь, что он может всё развалить. Если не хуже...
  - Ну да, а подросток сделает всё в лучшем виде, - я даже не пытался скрыть собственный скепсис, вкупе с откровенным недоумением.
  - Да, она тоже не готова! Но... - Горячо возразил крёстный, отиравшись от подушек подался ко мне и... зашелся кашлем. Я тут же вскочил со своего места и, не зная чем тут помочь, потянулся к палочке, но моя рука была перехвачена раньше. - Не надо... кха-кха... сейчас пройдёт. В Интегре есть внутренний стержень, она... кха... справиться. Может и не сразу, но справится.
  - Ясно, ты уже всё для себя решил. - Такая демонстрация решительности дала мне ясно понять, что спорить бесполезно. Может крёстный и ослаб из-за болезни, но характер его не изменился. Уж не знаю, что там за обстоятельства и что не так с Ричардом Хэллсингом, но возглавлять организацию ему не суждено. - Что требуется от меня?
  - В случае чего - поддержи её. Уолтер поможет ей со всеми делами, но, сам знаешь: она росла и училась здесь, ты её единственный друг и к тебе она прислушается. Поддержи морально, дай совет, останови, если будет делать откровенную глупость. Просить тебя о большем я не имею права. Сделаешь? - и вновь эти неуверенные, просящие нотки, которые мне так не понравились. Переходя на подобный тон, дядя Артур совершенно не походил на себя. Ну а сама просьба...
  - О таком мог бы и не говорить. Разумеется, если что, то помогу всем, чем смогу.
  - Прости за банальность, но твой отец гордился бы тобой, Кристофер. - Было хорошо заметно, что услышав моё согласие, крёстный заметно расслабился. Неужели всё действительно настолько серьёзно? - А теперь иди - кое-кто наверняка уже изнывает от любопытства.
  - "Понятно, придумывать отговорки тоже придётся мне..."
  
  Глава 4.
  
  - О чем вы говорили?
  Стоило мне сделать лишь шаг за порог комнаты крёстного, как на меня тут же насел вихрь требовательного любопытства по имени Интегра. И я прекрасно понимал, что общими словами или откровенной ложью от неё не отделаешься. Она ведь не просто девчонка, хотя по поведению зачастую именно таковой и кажется, её натаскивали с самого детства, и если она что-то решит, то будет идти к своей цели с завидным упорством и изрядной изобретательностью. А потому мне оставалось только одно - чем-то ошарашить её так, чтобы сбить с настроя.
  - Ты ведь понимаешь, что тебя не просто так выставили за дверь? - одна идейка у меня была, но тут нельзя было вываливать всё сходу, а то сразу всё поймёт.
  - Знаю, - недовольно откликнулась девушка, - но в итоге я ведь всё равно узнаю, верно? Так почему не сейчас?
  - Ну-у-у, - неуверенно протянул я. Конечно, попытка совсем уж детская, но если сделать вид, что мне и самому хочется всё разболтать. Ага, а вот и "просящая мордашка" пошла в ход. Делаем глубокий вздох и капитулируем. - Ладно, но услышанное тебе точно не понравится. Мы обсуждали нашу грядущую помолвку.
  - Че-е-его-о-о?! - на лице Интегры мгновенно проступила крайняя степень изумления и глаза расширились так, что казалось ещё чуть-чуть, и они выйдут за грань очков. Просто уморительное зрелище, и в другой ситуации я бы наверняка не смог сохранить серьёзный тон, но сейчас меня, что называется, несло.
  - Оказывается наши отцы договорились об этом, когда ты только родилась и, похоже, дядя Артур решил, что время пришло, - состроив скорбную мину, выдал я, - скажу сразу, я не в восторге от такой перспективы, но...
  - Ты ведь шутишь, да? - где-то к середине данного спича девушка, наконец, начала отходить от шока, и её глаза подозрительно сощурились. А ведь на какой-то миг она всё же поверила - уже неплохо.
  - Даже и не знаю, - протянул я и тут же был вынужден приподнять руки в успокоительно-сдающемся жесте, поскольку та подалась в мою сторону с уж больно решительным видом, - да шучу, конечно, шучу. Но ты сама виновата.
  - Я уже не ребёнок и понимаю, что всё серьёзно, - пробурчала Интегра, всё ещё с недовольством косясь на меня, - отцу ведь хуже, чем он пытается показать, да?
  - Да, - скрывать эту информацию было бесполезно. Она ведь не слепая в конце-то концов. По сути, единственное, что стоило держать в тайне, так это планы крёстного, а остальным можно поделиться.
  - Ты можешь ему помочь? - тут же последовал второй вопрос.
  - Нет, - как бы мне хотелось, что это было не так. Я бы даже на законы магической Англии не задумываясь наплевал.
  - Но магия... - весь напор девушки мгновенно улетучился, и она превратилась в растерянного, неуверенного в себе подростка. И никто в здравом уме не взялся бы судить её за это.
  - То, что можно организовать легально, он уже сделал. Дальнейший приём зелий... - я запнулся, чуть не высказавшись в духе "убьёт его", - от него будет только хуже.
  - Легально? А если нет? Ты же маг! - мне оставалось лишь мысленно чертыхнуться из-за неудачно подобранной формулировки, за которую мгновенно зацепилась моя собеседница. Теперь придётся оправдываться и останется ощущение, что в чем-то виноват.
  - Всего лишь ученик пусть и престижной, но всё же школы. И даже если бы я знал какие-нибудь запретные заклинания или ритуалы, твой отец на них не согласится. Ты же его знаешь.
  - В этом весь он... - из груди моей подруги вырвался тяжелый вздох. Уж кто-кто, а она своего отца знала прекрасно.
  - Угу...
  Как итог, почти всю субботу я провёл в особняке крёстного. Побывал на стрельбище, поучаствовал в ещё одной пикировке с Уолтером, у него же полюбопытствовал на тему последних операций организации, правда тут меня как всегда облом, и ещё раз переговорил с дядей Артуром, но уже без затрагивания сверхважных тем. Я всегда любил общество крестного, в котором, по моему скромному мнению, умер великий учитель. Он великолепно умел подать даже самые очевидные вещи так, что их интересно слушать. Но в основном я, конечно же, болтал с Интегрой, которая все возможные темы исподволь сводила к попыткам вызнать, о чем там таком важном говорили без её участия. Правда, после самого первого "штурма" особого огонька в этих попытках не ощущалось.
  Домой я вернулся только к вечеру, где меня ждала тёплая встреча и праздничный ужин. Мама была крайне довольна тем, что я оказался дома до конца учебного полугодия, и расстаралась на славу. Даже тот факт, что я сразу поехал к крёстному, а не заскочил домой, не вызвал особого недовольства. Впрочем, тут всё стало понятно очень и очень быстро - за весь вечер эта тема вообще ни разу не поднялась.
  Само собой меня это несколько задевало, но я старался не подавать виду - для меня давно не были секретом напряженные отношения между мамой и дядей Артуром. Хоть подобные вещи на моей памяти ни разу не были сказаны вслух, но в гибели мужа она винила крёстного. Может и понимала, что тот выполнял свой долг и в любом случае не стал бы отсиживаться в стороне, но это ничего не меняло. Ну а для отчима и моего малолетнего братишки тот вообще был чужим человеком.
  Тема учебы поднялась уже после того, как Стива уложили спать: по малости лет ему не рассказывали, что его брат является самым настоящим магом. Он ведь со всей детской непосредственностью доведёт до белого каления, требуя что-нибудь показать. Да и лишнего посторонним легко наболтает. Конечно, рассказам ребёнка про "брата-волшебника" никто не поверит, но огрести от нашего министерства магии можно и за такие мелочи. Так что для него, как, в общем-то, и для всех соседей с прочими знакомыми, я учился в некой далекой школе-пансионате.
  С другой стороны, рассказывать мне всё равно было особо нечего. Ну не делиться же впечатлениями о новых изученных заклинаниях? Про своё недовольство реалиями магического мира рассказывать тоже бесполезно. Мне, конечно, посочувствуют, но при этом не поймут - факт. Так что оставались лишь общие моменты: учусь хорошо, нареканий со стороны преподавателей не имею, постепенно готовлюсь к экзаменам и так далее.
  Только к ночи, когда я остался один в своей комнате, у меня появилась возможность как следует обдумать то, что на меня вывалил крёстный. Что я вообще знал о его работе? На самом деле куда больше, чем дозволено посторонним людям. С другой стороны, я ведь и не совсем посторонний, верно? Правда, знал я всё равно лишь общую информацию, без конкретных имён, дат, явок и паролей. И, скорее всего, не знал я всего это в первую очередь для своей собственной безопасности, ведь с точки зрения дяди Артура, его крестник обучался на территории потенциального врага.
  В любом случае, мне было известно, что так называемая "организация Хэллсинг" являлась частью более крупной структуры, призванной защищать обитателей обычного мира, от опасностей мира магического. Всё началось ещё в благословенные годы правления Её Величества Королевы Виктории, которая решила разобраться с проблемой, досаждающей её верноподданным. То есть, с всякими магическими созданиями, которые по разным причинам пересекались с обычными людьми, что нередко заканчивалось летальным исходом.
  Насколько я понимал, до принятия статута о секретности подобные проблемы не носили особой остроты, поскольку всегда можно было нанять мага, который разберётся с доставляющей проблемы тварью. Лет сто после него тоже было терпимо, поскольку маги старательно отгораживали свои владения. Но вот в дальнейшем, чем больше становилось населения, чем пренебрежительнее маги относились к неодарённым, и чем чаще пересекались магический с обычным миры - тем чаще возникали проблемы.
  На материке с этим ещё неплохо справлялись - Святой Престол не забыл своих обязанностей и имел соответствующие "инструменты". Церковь ведь веками худо-бедно противостояла магам. А вот в протестантской Великобритании всё было куда как хуже: приходилось пользоваться услугами всякого рода наёмников, среди которых, скорее всего, хватало и желающих подзаработать магов, но основная масса была всевозможными авантюристами, а зачастую и вовсе мошенниками. Само собой такой подход не отличался особой стабильностью, и частота возникновения проблем продолжала нарастать, а прогибаться под Ватикан королеве явно не хотелось.
  Тогда то Её Величество и повелела создать структуру, коей поручалось уничтожать всё потустороннее, то есть пришедшее из магического мира. Так и появился на свет орден протестантских рыцарей: группа возвышенных королевой специалистов, каждый из которых занимался своим делом, будь то сбор слухов, поиск целей или изучение поверженных тварей. И боевое крыло возглавил один из лучших наёмников той эпохи - небезызвестный в современном фольклоре Абрахам Ван Хэллсинг.
  Что там было дальше я не зал, крёстный ничего об этом не рассказывал. Однозначно хватало каких-то внутренних интриг и грызни с армейскими чинами, но, тем не менее, в течение последующей сотни лет орден вполне справлялся со своими обязанностями. Так продолжалось до второй мировой, под конец которой на постах лидеров ведущих держав собрались личности таких масштабов, что с ними даже заносчивые маги вынуждены были считаться. Тем более, что у них после истории с Гриндевальдом и своих внутренних проблем было в избытке.
  Международная конфедерация магов была вынуждена пойти на уступки, в рамках которых магловские спецслужбы и Ватикан получили определённые полномочия относительно одарённых. Вот только на бумаге всё это было прекрасно, тогда как на деле поймать тех, кто может телепортироваться или аппарировать, а так же стереть память свидетелям, ой как непросто. Хотя и не скажешь, что совсем уж невозможно.
  В общем, орден протестанских рыцарей расширил список своих обязательств от борьбы с всякими тварями, до противостояния с существами поопаснее. И тут на сцене появился Волдеморт... Само собой под раздачу попали простые жители королевства, и организация крёстного всеми силами пыталась их защитить. Местами были даже достигнуты определённые успехи, но потери... Погиб не только мой отец - за два года активной фазы конфликта был выбит практически весь личный состав Хэллсинга, а так же многие люди из других ветвей ордена. И ведь на исход войны всё это считай не повлияло - всё вообще закончилось крайне мутно этой историей про Мальчика-Который-Выжил.
  Но прошлое прошлым, а что оставалось в сухом остатке? А оставалось то, что под началом крёстного собрались форменные отморозки. В здравом-то уме никто с винтовкой наперевес не выйдет против какого-нибудь оборотня. Тут с подчинёнными совладать будет уже проблема, не то что свой семейный долг выполнять. М-да уж. И чем тут в случае чего смогу помочь я? Каким-таким советом? Если честно, то идей попросту не было.
  ***
  Пусть формально меня и отпустили на все выходные, но на деле свободного времени было куда как меньше. Домашние задания никто не отменял, да и до "Дырявого котла" добираться никак не меньше часа. Так что всё, что я мог себе позволить в воскресенье, это как следует отоспаться, посидеть в кругу семьи во время позднего завтрака и погулять с братишкой в расположенном недалеко от нашего дома сквере, после чего пришлось собираться в обратный путь. И вёз меня вновь отчим.
  - Как Артур? - прозвучавший вопрос оказался довольно неожиданным, поскольку особого интереса к крёстному я у Генри никогда не замечал.
  - Плохо, - лаконично отозвался я.
  - Жаль, он хороший человек. - Продолжил отчим, чем только усилил мой скепсис. Ему-то какое дело? Просто сожалеет из человеколюбия? Это было бы в его духе. - И не смотри на меня так, - Генри как раз поймал мой взгляд в зеркале заднего вида и нахмурился, - ты мало рассказываешь о том, что происходит ТАМ, но когда узнаешь, что где-то незримо для тебя существуют люди с ТАКИМИ возможностями, то невольно становится страшно. Само собой при этом ты начинаешь ценить и уважать тех, кто тебя от них защищает. К тому же, несмотря на моё отношение к любым применениям силы, я прекрасно понимаю, что нынешнее общество неспособно благополучно существовать без полиции и армии.
  - Угу... - пояснение прозвучало вполне логично, но я по-прежнему не понимал, к чему вообще была поднята эта тема.
  - И не нужно обижаться на Карен, Кристофер. - Тут же последовало пояснения. Похоже, мои чувства были мгновенно считаны. - Она тоже всё это понимает, но материнскому сердцу не прикажешь и....
  - Она боится, что я пойду по стопам отца. - Спокойно закончил я за Генри. Всё сразу встало на свои места - кое-кто озаботился внутрисемейной атмосферой. И, в общем-то, я не имел ничего против. - Знаю. Понимаю. И не обижаюсь.
  - Это хорошо. - С очевидным облегчением выдохнул отчим и замолк. Но вопреки нашей прошлой поезде пауза затянулась всего на несколько минут. - Знаешь, мне давно любопытно, но всё никак не доходили руки спросить. А во что верят маги?
  - Во что верят? - Удивился я неожиданному повороту мысли своего собеседника. Причем в первую очередь тому, что обнаружил достаточно интересную нам обоим тему. Так-то общего у нас почти нет.- Да по-разному. Есть христиане, но это в основном те, кто как и я вышел из семей обычных людей. Много атеистов.
  - Ожидаемо, - понимающе кивнул Генри, - с такими-то возможностями...
  - Ну да. - Несмотря на консервативное в этом плане воспитание, я и сам с каждым годом ощущал, что мой взгляд на религию неизбежно меняется. Особенно если начинаешь задумываться насчёт описанных в заветах чудес. - А остальные либо придерживаются языческих верований, либо верят в саму магию, как разумную силу.
  - Хм... Даже так? А что...
  Довольно неожиданно рутинная поездка стала куда как интересней.
  
  Глава 5.
  
   - Можно с тобой поговорить? - прозвучавший мальчишечий голос не застал меня врасплох, поскольку я давно заметил, что рядом кто-то неуверенно топчется. Но отвлекаться от своего занятия не собирался. В конце концов, это от меня кому-то что-то нужно, а не наоборот.
   - Почти закончил, - отозвался я, не глядя показывая в сторону места напротив. Голос я и так узнал - это тот парнишка, с которым после первого учебного дня мы практически не пересекались. Джонатан... как же его там... Майлс? Кажется так.
   - А чем ты занят, - тут же слюбопытничал первокурсник, послушно присев за другой стороной библиотечного столика.
   - Небольшим личным проектом.
  С момента двухдневного отсутствия в школе мой настрой относительно учебы претерпел некоторые изменения. А всё потому, что я не знал, как выполнять данное крёстному обещание. Вот как помочь Интегре в случае необходимости? Ноль идей, но отмахнуться от этого я так же не мог, поэтому делал единственное, что приходило в голову - искал информацию по всем тем тёмным созданиям, что время от времени забредали в мир нормальных людей. Соответственно в библиотеке я начал проводить куда больше времени, чем ранее, что радовало преподавателей и вызывало различные шуточки со стороны знакомых. Что поделать - особо прилежным учеником я никогда не слыл.
  Вопреки подсознательным ожиданиям, в библиотеке Хогвартса оказались просто горы материала на интересующую меня тематику. И это при том, что описания хоть сколько-нибудь убойных заклинаний даже в закрытой секции почти нет. После войны с этим делом вообще строго, и обучение в школе шло с упором на защитные чары, а из атакующих ничего опаснее каких-нибудь оглушителей нам не показывали. Не самая разумная политика, на мой взгляд, но кто меня спрашивает? С другой стороны, противодействие магическим существам это скорее именно что самооборона, так что тут всё логично.
  В общем, я погрузился в литературные дебри и, как оказалось, о существовании многих потенциально опасных тварей я даже не догадывался. А ведь я никогда не пренебрегал уроками ЗОТИ, скорее очень даже наоборот, и тут такие открытия. После первого дня такого самообучения меня даже на кошмары пробило... Но в целом читать было скорее интересно, нежели скучно. Местами даже забавно: некоторые способы защиты или отпугивания словно сошли со страниц каких-нибудь околомифических сказок.
  Но чтение - это прекрасно, да только я отчетливо понимал, что такой ворох информации в голове без практики никогда не уложится. Сомнительно, что при встрече с какой-нибудь абиссинской саламандрой получится сходу вспомнить, что эту огненную ящерицу ни в коем случае не стоит пытаться потушить, а наоборот, следует добавить жару, чтобы она успокоилась и начала засыпать. Первой-то мыслью будет именно залить её водой - факт. И тогда разъярённая тварь станет в разы опаснее.
  Само собой, нормальная практика была попросту невозможна, что ставило под большое сомнение осмысленность собственных усилий. Что тут можно поделать, я попросту не знал, и только собственно упрямство не позволяло уступить доводам логики, вынуждая продолжать тратить по несколько лишних часов в неделю на библиотеку. И оно даже нашлось, хотя толчком к нему послужило стороннее и, на первый взгляд, совершенно не связанное с моей дилеммой событие.
  Второго ноября мне стукнуло шестнадцать лет. Далеко не рядовое событие, к которому я, само собой, заранее подготовился. Не самые легальные с точки зрения школьного руководства жидкости были заранее приобретены, как и закуска, что вылилось в неплохую посиделку в нашей комнате общежития. И никаких попыток пробраться в женское крыло или ночных шатаний по Хогвартсу с последующими отработками у Филча. Всё в рамках приличий, но достаточно бодро, чтобы столь знаменательный день выделялся на фоне повседневной рутины.
  Но на нужные мысли меня подтолкнула, разумеется, не выпивка. Среди скромненькой кучки мелких презентов, обнаружилось нечто, что я сначала принял за книгу. Но быстро стало понятно, что я не прав и на самом деле это массивный ежедневник с плотным, кожаным перелётом и серебряными уголками. Подарок от крёстного. И если прошлогодний презент был эдаким признанием моей взрослости, то нынешний скорее служил напоминанием о данном мной слове. По крайней мерей, я решил именно так.
  Тогда-то я и решил вести конспект изученного материала. Само собой, никаких излишеств с длиннющими полотнами текста. Всё коротко и лаконично: название, особенности, слабости, набросок. Такой подход не требовал каких-то чрезмерных дополнительных усилий, зато позволял в случае чего быстро найти нужное. К тому же, при составлении подобной выжимки всё гораздо лучше укладывалось в голове.
  Старательно заполнив последнюю строчку, я давным-давно вошедшим в привычку жестом провёл палочкой над страницей, заставляя чернила подсохнуть, после чего захлопнул ежедневник и, наконец, поднял взгляд на Джона.
  - Ну и что у тебя такое, с чем ты не решился подойти к старостам? - вид парнишки, неуверенно ёрзающего на скамье, говорил сам за себя.
  - Я хотел спросить...эмм... - Первогодка замялся, и по его лицу было прекрасно видно, что он пытается побороть приступ неуверенности, из-за чего возникла небольшая пауза. Но спустя несколько секунд он всё же собрался с духом и решительно выпалил. - Почему они относятся к таким как мы... эээ... так?
  - Тебя кто-то обидел? - Тут же насторожился я. Цепляться к младшекурсникам не принято, но всякое бывает и тогда, возможно, мне следует либо переговорить с деканом, либо вмешаться самому.
  - Нет, - отчаянно замотал головой Джон, - просто... ну я же не слепой и не глухой!
  - Понятно. - Протянул я. Похоже, у этого парнишки своеобразное отрезвление началось раньше обычного, что заодно объясняло, почему он пришел один. Ну, или на младших курсах всё стало ещё хуже в этом плане, хотя что-то подобное я вряд ли бы проморгал. - Для начала запомни две вещи. Первая: слова "магл" и "маглорождённый" сами по себе не несут в себе оскорбления. Их тебе придётся слышать частенько, так что сразу привыкай - это просто термины, куда более короткие и удобные, нежели вариации в духе "неодарённые люди" или "выходец из семьи обычных людей". - Хотя лично меня откровенно бесит, если они используются с неприкрытым пренебрежением. - Как правило, люди, использующие их, не будут иметь намерения тебя оскорбить. Другое дело контекст, но тут, сам понимаешь, любое слово можно наизнанку вывернуть. А вторая: наш факультет традиционно соперничает со зме... в смысле со слезиринцами. И соперничество это зачастую перерастает в весьма грязные и агрессивные действия. Так что будь готов, что иногда к тебе будут цепляться только по тому, что носишь цвета нашего факультета.
  - Но ведь причина не только в этом, да? - внимательно выслушав меня, совершенно правильно подметил первогодка.
  - Верно, но с остальным всё сложнее. Думаю, ты уже заметил, насколько отличается мир магии, - дождавшись утвердительного кивка, я продолжил, - так вот, это лишь вершина айсберга. Если кратко, то современное общество магов до сих пор во много схоже со средневековым. У них всё держится на браках, традициях, клятвах и многовековых союзах. Мы же не только напрочь выпадаем из этой системы, поскольку нас ни с кем их них ничего не связывает, но и сильно отличаемся в культурном плане. Сам факт того, что нас учат здесь, с их точки зрения уже является значительной уступкой, которую мы в свою очередь не ценим, поскольку считаем повсеместное образование нормой жизни. Ну и да, среднестатистический маглорождённый в плане магических талантов уступает тем, кто родился и вырос в магическом мире.
  - Вот оно как... - Джонатан явно оказался обескуражен, - то есть тут ничего не поделать?
  - Ну почему же. Стартовые условия у нас, конечно, не лучшие, но перспективы всё же есть. Тут всё зависит от твоих талантов и желания. Заслужить уважение и пробиться вполне реально, пусть и не просто. Либо можно завести нужные знакомство, что сразу всё упростит. - По крайней мере, в теории оно было именно так. Но совсем уж добивать парнишку суровыми жизненными реалиями было бы уже чересчур. - Ну а в крайнем случае обязательной учеба является только до конца пятого курса. После этого, если впустую времени не терять, вполне можно поступить в обычный колледж. Хотя об этом тебе лучше с родителями говорить, а не со мной. Но в любом случае советую сначала разобраться в местных реалиях, а потом уже что-то решать. Сейчас, погоди, - я отвлёкся, дабы порыться в своей сумке и выудить из неё лист пергамент, после чего оторвал от него небольшую полоску и наспех набросал несколько названий, - вот, держи. Возьмёшь у мадам Пинс эти книги - очень рекомендую к прочтению.
  - С-спасибо, - подозреваю, что когда парнишка решил подойти ко мне, он рассчитывал на совсем иные ответы. Но жизнь такова, что мы редко получает то, чего хотим.
  Вскоре Джонатан Майлс оставил меня одного - ему явно было о чем подумать. Как, впрочем, и мне самому. Довольно давно у меня в голове зрела мысль создать эдакое неофициальное сообщество маглорождённых магов Хогвартса. Само собой без какого-либо подтекста и борьбы за мир во всём мире - в отличие от обычной Англии здесь такие вещи попросту не работают. Разве что на неприятности нарвёшься и остальных в них втянешь. Но вот своеобразный клуб по интересам, который поможет как освоиться новичкам, так и защититься от каких-нибудь потерявших берега расистов, был бы более чем полезен. Вопрос только в одном - где взять на это время?
   ***
   Время плавно подходило к рождественским праздникам. Измотанные учебным полугодием ученики вовсю мечтали об отдыхе, а вот у преподавателей наоборот, словно второе дыхание открылось. И чем ближе становилась заветная дата, тем активнее профессора гоняли своих подопечных. По крайней мере, так было у нашего, пятого курса, уж не знаю, чем мы так провинились. По всей видимости, во всём опять были виноваты СОВ.
   Очередное занятие по ЗОТИ не вызывало ни у кого ни малейшего энтузиазма. Даже извечная вражда факультетов затихла, и представители алого с зелёным факультетов посматривали друг на друга с одинаковой тенью обречённости на лицах. А ведь совместные уроки наоборот должны были мотивировать, заставить пытаться показать старым врагам своё превосходство. По крайней мере я так понимал задумку школьного руководства: ставить вместе гриффиндорцев и слизеринцев вместо того, чтобы наоборот не давать им пересекаться на уроках.
   По всей видимости, профессор Силсток так же прекрасно понимал, что подаваемый им материал уходит в черную дыру апатии, а потому старательно пытался заинтересовать слушателей. Но ораторское искусство явно было не его коньком, так что выходило у него так себе, и за ходом лекции действительно следило едва ли пяток человек, в число коих входил и я. Но безразлично-сонная атмосфера давала о себе знать, и с каждой минутой сохранять концентрацию становилось всё сложнее и сложнее.
  - Профессор, а вам доводилось сталкиваться с какими-нибудь редкими и опасными тварями? - раздавшийся с задних рядов голос крайне тактично вклинился в тот момент, когда преподаватель закончил свою мысль, но ещё не начал следующую.
  - Бывало, мистер Ролин. - Профессор задумчиво пожевал губами и обвёл взглядом аудиторию. Я прекрасно понимал, что он мог увидеть: все уже вконец одурели от теории с последующей отработкой заклинаний, и какая-нибудь реальная история была бы более чем уместна. - Дайте-ка подумать. Хмм... Вы ведь уже проходили дубовиков, верно? Отлично. Лет десять назад магловские лесорубы как-то умудрились взять в оборот одну магическую рощу. А они ведь сейчас не топорами пользуются, а такими специальными штуками... не помню, как они там называются... В общем, десяток деревьев они повалили едва ли не мгновенно, отчего местные духи попросту впали в ярость. К моменту прибытия авроров шестеро маглов уже были мертвы, а остальных спасло только наше вмешательство. И я вам скажу, сражаться с разъярёнными бестелесными и при этом крайне ядовитыми существами - это то ещё удовольствие. Если бы беозары не входили в стандартный набор, то нам бы вообще пришлось отступить.
  - А что вы скажете про вампиров? - раз у одного из нас прокатило, то решил попытать удачу и я. К тому же, пусть шесть трупов - это было немало, но потенциально неплохая история была подана столь кратко и сухо, что эти цифры не вызывали особого отклика. Тем более, что я был не прочь послушать про что-нибудь более актуальное.
  - Разумных тёмных созданий будут изучать только те, кто с шестого курса возьмёт расширенный курс ЗОТИ, мистер Шельт, - тут же обломал меня Силсток.
  Однако стоило профессору озвучить свой отказ, как его едва ли не освистали. Видимо, не один я настроился на интересную историю и был разочарован кратким описанием былого события.
  - Хм... - нахмурился преподаватель, - ладно, думаю вам будет нелишним послушать... В первую очередь с этими созданиями без нужды лучше не пересекаться. Если неподготовленный маг забредёт на территорию матёрого кровососа, то, скорее всего, даже сам не заметит, как умрёт. Слишком уж шустры эти твари. Поэтому авроры имеют амулеты, которые защитят от внезапной атаки нежити и дадут время на ответные действия.
  - А если амулетов нет? - раз уж это был мой вопрос, то я не собирался позволять профессору отделаться общими словами.
  - Тогда круг возможностей резко сужается. Хорошим вариантом будет попытка занять узкий проход, что не даст кровососу избежать ваших заклинаний. Хотя такое место в критической ситуации попробуй ещё найди, так что остаётся только предварительная подготовка будущего поля боя. Например, если покрыть пол и стены... - Наконец-то, сухие отповеди сменились вполне реальными рассуждениями, что было куда интересней. Однако долго такое счастье не продлилось, и вскоре преподаватель понял, что несколько увлёкся. - Но, как я уже сказал, лучше всего избегать подобных мест, так что никаких каникул в Трансильвании.
  Несколько натянутая шутка пришлась вполне к месту, и по рядам прошлись лёгкие смешки. Атмосфера в аудитории изменилась в лучшую сторону, и в дальнейшем лекция пошла куда как бодрее.
  
  Глава 6.
  
  Наконец учебная истерия осталась позади - пришли праздники и учеников отпустили по домам, чему последние были бесконечно рады. Моё же настроение и вовсе покоряло все мыслимые высоты, поскольку я не только получал передышку и возможность провести время с семьёй, но и подсознательное ожидание неприятных новостей относительно крёстного отступило. Зима прочно вступила в свои права, что в нынешнем году было несомненным плюсом.
   Так что главный семейный праздник я встречал дома, что после мозговыносящего завершения учебного полугодия вполне меня устраивало. Да сама по себе возможность ничего не делать уже подводила меня к грани эйфории. Ну а то, что у нас хватало всяких накладок в отношениях, так ведь всё так и должно быть, верно? Такова жизнь. Может отчим и не вызвал у меня особых восторгов, но уж маму с братишкой я любил и портить им рождество своими претензиями не собирался.
  С "внешним миром" меня связывали лишь полученные поздравления от знакомых, рассылка ответных любезностей, да один единственный звонок Интегре, в рамках которого я оптом поздравил их семью с дворецким, узнал последние новости и договорился с ней о встрече ближе к концу каникул. В остальное же время я предавался блаженному покою: то есть ел, спал и выбирался на редкие прогулки во всё тот же сквер. Конечно, в перспективы подобное времяпровождение надоест очень быстро, но пока пресыщение не наступило, я наслаждался моментом.
  Огорчало во всём этом меня только одно - каникулы, как и всегда, пролетали просто стремительно. Вот ты только сошел с поезда, а вот уже неделя отдыха позади и вообще, конец каникул не за горами. Так и подошло время к ранее оговорённой встрече. Причем, она должна была состояться на нейтральной, так сказать, территории. Всё же особняк Хэллсингов - это, по сути, режимный объект и ходить туда, как к себе домой не стоило, даже если тебя без разговоров пропускают. Да и вообще, вытащить подругу куда-нибудь было бы явно не лишним, а то ведь сама она никуда не выбирается без нужды.
  Сама же по себе встреча была нужна для одной вполне конкретной цели. Раз за разом возвращаясь к тому самому разговору с дядей Артуром, я пришел к выводу, что раз он хочет, чтобы я помогал Интегре, то в первую очередь я должен поставить её в известность. Пусть в том, чтобы узнать о таких перспективах, приятного мало, тем более что и выводы сразу напросятся вполне себе очевидные, но лучше уж так, чем оказаться поставленным перед фактом. По крайней мере, если бы лично меня поставили перед таким выбором, то я бы выбрал первый вариант. Хотя, чего уж тут, в первую очередь я бы предпочел не оказываться в такой ситуации.
  Мы пересеклись в небольшой кафешке, на большее моих скромных сбережений не хватало, а вариант попросить денег у матери даже не рассматривался, что предоставляло редкостную возможность поговорить без лишних ушей. Хотя, я был более чем уверен, что без присмотра Интегру не оставили. Небось тот же Уолтер держался где-то на расстоянии прямой видимости. Что поделать - Инни была потенциальным рычагом давления на своего отца, так же далеко не последнего в нашей стране человека. А потому и меры для её безопасности принимались соответствующие.
  Началось всё с болтовни на посторонние темы: мою подругу как всегда интересовало всё, что связано с магическим миром, и такой "допрос" мог тянуться сколь угодно долго. Хотя, казалось бы, за столько лет знакомства она должна была выяснить всё, что возможно. Но нет - каждый раз находились новые вопросы, на который зачастую и ответа-то не найти. В какой-то момент я поймал себя на том, что просто-напросто не решаюсь перейти к делу. Само собой, подобное открытие меня несколько разозлило, так что в итоге переход получился весьма рваным.
   - Слушай... насчёт того нашего разговора с твоим отцом.
  - Если собираешься вновь отмачивать свои дурацкие шуточки, то... - нахмурилась девушка.
  - Нет. Я долго всё обдумывал и пришел к выводу, что не должен скрывать от тебя эту информацию. Твой отец хочет, чтобы... эмм... - я замялся, подбирая слова так, чтобы совсем уж откровенно не намекать на скорую кончину крёстного, - именно ты взяла на себя его обязательства в случае необходимости.
  - И всё? - девушка посмотрела на меня с откровенным недоумением, - нашли с чего секретность разводить.
  - Так ты знала? - На несколько мгновений я опешил. Неужели она и так всё знала? Тогда к чему был весь этот фарс? Это было что-то типа проверки? Нет, не может быть, крёстный никогда не стал бы так поступать со мной. Наверное...
  - Ну, не то что бы знала... - тут же замялась Интегра, но всматриваясь в её лицо, я не мог заметить даже тени смущения, а значит, она не занималась подслушиванием чужих разговоров или чем-то подобным. Просто догадалась? Ответ получился уж больно уверенным. Словно другого и быть не могло.... Стоп. Неужели она попросту считала данное развитие событий единственным возможным, и даже не сомневалось в том, что когда придёт время, займёт место своего отца?!
  - М-да, уж. Всё-таки вы совершенно ненормальная семейка. - Под недоумевающим взглядом моей собеседницы, пробормотал я. Быть может крёстный не так уж и неправ в своём решении? - Тогда и вторую тему того разговора скрывать тем более нет смысла. Дядя Артур просил, чтобы я помог тебе в случае чего.
  - Зря, - последовал резкий и довольно-таки неожиданный ответ.
  - Почему?
  - Ты маг, - веско констатировала Интегра.
  - Не доверяешь? - прищурился я. Вот уж чего-чего, а подобного я точно от неё не ожидал.
  - Я не это имела ввиду! - тут же запротестовала девушка, - просто... ты ведь живёшь реалиями другого, не особо дружественного нашему, мира. Заставлять тебя вот так делать выбор это... бесчестно.
  - Вопрос миров - тема действительно сложная. Мне многое не нравится ТАМ, но при этом я прекрасно понимаю, что ЗДЕСЬ тоже далеко не рай земной. А если статут о секретности рухнет, то такие как я на долгие годы окажемся изгоями для обеих сторон. Потому для себя я давно решил, что миры мирами, а семья и близкие это святое. Так что в этом плане твой отец ни к чему меня не принуждает.
  - Всё равно не стоило тебя о подобном просить, - упрямо поджала губы Интегра. Хорошо знакомое мне выражение лица...
  - Возможно, но что сделано, то сделано, - спорить было бессмысленно и оставалось лишь свести всё к констатации свершившегося факта, - проблема только в том, что я слабо представляю, чем смогу помочь, если будет такая нужда.
  - Не будет, - решительно отрезала девушка, - послушай меня, Крис. Чтобы не случилось, мы справимся сами, и тебе не стоит во всё это лезть. Моя семья десятилетия делает свою работу и всегда справлялась своими силами, пусть зачастую было действительно тяжело. И когда... придёт время... я не стану исключением! Поверь, я знаю, о чем говорю.
  - Я дал обещание твоему отцу, - напомнил я.
  - Вот и выполнишь его, если случится что-то из ряда вон выходящее. А так... - девушка на мгновение запнулась, после чего продолжила откровенно сердитым тоном, - ты нужен мне как друг, а не как подчинённый, понятно?!
  - Слушаюсь, мэм, - я шутливо отсалютовал Интегре стаканом с горячим шоколадом. Неприятная тема себя исчерпала, спорный момент вроде как разрешился, и на душе сразу стало куда как спокойней.
  ***
  Как бы не хотелось обратного, но каникулы не могли тянуться вечно, после чего пришлось возвращаться в школу. Благо, за это время отдохнули не только ученики, но и преподаватели, что в лучшую сторону сказалось на их настроении. Иными словами, после праздников нас не особо загружали и даже не напоминали про набившую оскомину аббревиатуру "СОВ". В общем, замок не спешил выходить из зимней спячки, и вполне можно было жить, а не существовать, как оно было в декабре ушедшего года.
  Я даже начал постепенно реализовывать свою задумку насчёт "общества маглорождённых", пусть пока это и сводилось к простым беседам с её потенциальными членами. Своих-то, гриффиндорских, я всех знал, пусть и не со всеми общался, а вот с другими факультетами приходилось наводить мосты. Хорошо хоть среди змеек таких как мы не могло быть по определению, а с воронами и барсуками наша братия неплохо ладила, пусть и особой любви никогда не было. Но, в любом случае, дело продвигалось медленно. Спешить, впрочем, тоже было особо некуда.
  По сути, единственной реальной активностью в данный период оказалась своеобразная консультация у МакГонагалл на тему выбора предметов для углубленного изучения на последующие два года. Пятый курс перевалил свой экватор, но до экзаменов было достаточно далеко, и декан посчитала, что пора бы подтолкнуть своих подопечных к нужным телодвижениям. Через данную процедуру в добровольно-принудительном порядке проходил весь поток, и я не стал исключением.
  - Присаживайтесь, мистер Шельт. - Как только очередь дошла до меня, я оказался в кабинете МакГонагалл, которая, указав мне поставленное около её рабочего стола кресло, достала из кипы каких-то бумаг один свёрток пергаментов. Не иначе как моё личное дело, ну или что-то в таком духе. - Может у вас уже есть какие-то конкретные планы на будущее?
  - Нет, профессор, - я эту тему вообще откровенно не любил, пусть и не мог не задумываться о подобном.
  - Понятно. - С едва заметным глазу вздохом, отозвалась декан. Сдаётся мне, на этот вопрос она раз за разом получает один и тот же ответ. - Тогда давайте обсудим этот вопрос. Несмотря на проблемы с дисциплиной, вы никогда не имели особых нареканий в плане успеваемости, а в последние полгода так вообще взялись за ум, что не может не радовать. Особенно хорошо просматривается интерес к ЗОТИ, чарам и зельям. Почему именно такой набор?
  - Никаких особых причин, просто прикладные навыки интересней теорий, расчётов или работой с флорой и фауной.
  - Тогда вам стоит знать, что профессор Снейп допускает до расширенного курса зелий только тех, кто сдаст СОВ по ним на высший балл. Справитесь? - я пожал плечами, не зная, что тут вообще можно ответить по существу, - с учетом вашей активной натуры и склонностей я бы рекомендовала вам обдумать возможность поступления в аврорат. Там практики всегда ценилась, как и выходцы из нашего факультета.
  - Не самый плохой вариант, профессор, - нейтрально отозвался я. Если она ждала, что у меня при озвучивании подобного варианта предвкушающее загорятся глаза, то тут я её разочарую. Я далёк от романтизации войны и всего, что с ней связано. А уж про то, что маглорождённого не ждал стремительный карьерный рост, можно было и не заикаться.
  - Однако в этом случае вам придётся взять расширенный курс трансфигурации, - так и не дождавшись от меня особой реакции, продолжила МакГонагалл, - а я не беру учеников с оценкой ниже "выше ожидаемого".
  - Значит, не судьба, - равнодушно пожал я плечами.
  - Вы так просто отказываетесь от интересной возможности? - удивилась декан, - настолько не любите трансфигурацию или просто не хотите прикладывать усилия?
  - Отчасти и тот и другое, мэм. - Ну а что мне ещё было ответить? Что преподаваемую нам часть её предмета я считаю жуткой мутью? Ну уж нет, наживать себе врага в лице преподавателя и главы факультета я точно не собирался. - Меня вполне устраивает нынешний темп обучения. А что касается будущего... пока просто не знаю, чего бы мне хотелось. Так что думаю и дальше учить то, что мне интересней и при этом неплохо получается.
  - Понятно, - может мне показалось, но МакГонагалл оказалась разочарована моим ответом. А может её просто цепляло моё пренебрежение трансфигурацией. Или попросту не знала, что ещё предложить. В любом случае, я заранее знал, что ничем толковым эта консультация не закончится.
  
  Глава 7.
  
  Белёсое полотно лежащего за пределами замка снега плавно сменилось пятнами слежавшегося наста, пробивалась первая зелень, а сонная атмосфера Хогвартса неумолимо перерастала в бодрую суету. И это касалось не только вновь начинающих понемногу зверствовать преподавателей, но и многочисленных парочек, которые, как иногда казалось, облюбовали буквально каждый уютный уголок замка. Приход весны как всегда чувствовался сразу во всём.
  Я так же чувствовал определённый душевный подъём, который не могла задавить даже мысль об экзаменах, что стали ещё ближе. Зато с этой задачей прекрасно справилось нежданно пришедшее письмо с хорошо знакомым мне гербом... В тот момент, когда министерская сова скинула на стол передо мной этот "подарок", у меня внутри всё буквально замёрзло. Я слишком хорошо понимал, ЧТО в нём написано.
  - Ожидаются неприятные новости? - видимо заметив мою реакцию, поинтересовался сидящий рядом Кирстон и, со свойственной ему беспардонностью, потянулся к конверту. Конечно, вскрывать его он бы не стал, за такое можно и схлопотать, но желание хотя бы самым краешком задеть чужую личную жизнь для него всегда было непреодолимым.
  - Не то слово. - Севшим голосом отозвался я, и этот тон заставил Пола отдёрнуть руки от послания, словно это был источник смертельной заразы. - Я отойду. - Конверт, так и оставаясь запечатанным, перекочевал в карман моей мантии. - Билл, на истории меня не будет. Бинс вряд ли заметит, но если что, у меня разболелась голова.
  - Не вопрос, - и пускай в его обязанности как раз входило пресечение подобных вольностей, но наш староста даже не заикнулся о правилах. Видать тоже понял, что дело не шуточное.
  Так и недоев свой обед, я едва ли не бегом покинул зал и направился в общежитие - публичное место явно не подходило для получения таких новостей. Хотя, по большей части, действовал я на автомате, поскольку в данный момент чужое мнение меня волновало меньше чего. Только добравшись до нашей, ныне пустующей комнаты, решился сломать сургуч.
  Первое что бросилось в глаза, так это то, что писала мне не Интегра, отчего на миг разгорелась надежда... чтобы тут же погаснуть. Идеальный подчерк, ровные ряды и сухость текста - очевидно, работа Уолтера. И он извещал меня о том, что мой крёстный отец, хотя в тексте само собой было указано длиннющее полное имя с перечислением всех титулов и званий, скончался в ночь с третьего на четвёртое число, то есть два дня назад. Похоронная церемония должна будет состояться через семь дней и моё присутствие "если появится таковая возможность", "сочли бы за честь".
  - "Вот тебе и пришла весна", - листок бумаги плавно спикировал на кровать, а следом и я оказался рядом, сев и уронив лицо в ладони.
  С самого начала я знал, что всё этим закончится, что о своём состоянии крёстный говорил на полном серьёзе, без преуменьшений или, напротив, преувеличений. Но, тем не менее, я старательно гнал эту мысль куда подальше и даже старательно убедил себя, что раз до зимы ничего не случилось, то всё не так уж и плохо. Та же интоксикация ведь не могла быть вечной и его вновь могли бы начать лечить. Но нет - случилось то, что должно было случиться, а я оказался совершенно не готов. Хотя, наверное, к чему-то подобному просто невозможно подготовиться.
  Отныне единственного человека, к которому я всегда мог обратиться по любому вопросу, который выслушает и как минимум постарается понять - не было. И это было... тяжело. Да, у меня есть мать, но, чего уж там, это я её должен всеми силами оберегать и помогать, а никак не наоборот. К ней не подойдёшь в поисках совета, разве что в отдельно взятых ситуациях, а любые проблемы будешь всеми силами решать сам, лишь бы сам факт их существования не дошел до неё.
  Больше всего хотелось просто взять и отринуть произошедшее. Забыть, словно дурной сон, но сейчас я особенно отчётливо осознавал, что дядя Артур был бы категорически против бегства от реальности в любых его формах. А потому сейчас я мог только одной - стиснуть зубы и заняться... да хоть чем-нибудь. В конце концов, Интегре сейчас приходиться в разы тяжелее. Она даже написать сама не смогла...
  - "Я обязан её поддержать" - вектор деятельности мгновенно наметился сам по себе.
  Правда, написать сколько-нибудь внятные соболезнования оказалось не так уж и просто, в результате чего несколько листов пергамента быстро отправились в утиль. Зато это помогло немного собраться с мыслями и с четвёртой попытки я всё же написал письмо... но только не в особняк Хэллсингов, а домой. Слова-словами, а в первую очередь здесь важно именно личное присутствие.
  Однако ни вечером, ни следующим утром ответа от матери я так и не получил, после чего тут же накропал второе письмо. Но прошли ещё сутки, а ответа всё ещё не было и это было крайне странно. С одним отдельно взятым посланием могло что-то случиться: сова доставила не туда или почтовая служба умудрилась облажаться. Но чтобы с двумя подряд? Настроение было и так ужасным, а теперь к нему добавились ещё и всевозможные жуткие предчувствия.
  Попросту не зная, что делать в такой ситуации, я подался к декану, но та быстро завернула меня, мотивируя это тем, что без разрешения родителей никуда меня отпустить не может, даже если сама того захочет. Таковы школьные правила, и какие-то действия она сможет предпринять, только если связи с родителями или опекунами не будет в течение длительного времени. И, в общем-то, тут всё было вполне понятно, никто не хотел дёргаться без веской на то причины, но это никоим образом не помогало разрешить возникшую проблему.
  Довольно неожиданно решение подсказал Пол, который быстро вытянул из меня причину моей подавленности. Идея, в общем-то, была проста и лежала на поверхности, но почему-то мне в голову так и не пришла. Я в целом ощущал некую апатичность и заторможенность сознания, хотя, возможно, это просто отговорка. А предложил Кирстон следующее: он отписывается к себе домой, его родители звонят домой ко мне, узнают, что к чему и, если возникает таковая надобность, пишут ответное письмо своему сыну, который в свою очередь доносит информацию до меня.
  В такой схеме осечек уже быть не могло. Точнее, если вновь не будет никакого ответа, то можно будет смело требовать от школьного руководства каких-либо действий, поскольку дело запахнет некой информационной блокады. Но на этот раз ответ пришел... о чем я очень быстро пожалел.
  - Слушай, Крис, тут такое дело... - Получив за обедом весточку от родителей и прочитав её Пол откровенно занервничал, что для него было откровенно странным. Само собой это тут же меня насторожило. - Мои говорят, что дозвонились до твоей матери, но как только она поняла с кем разговаривает, то потребовала больше сюда не звонить и положила трубку. Такие дела.
  - Понятно... - в ответ протянул я, хотя на самом деле всё было ровно наоборот.
  С чего вдруг моя мать повела себя так странно? Судя по всему, мои письма вполне себе доходили до неё, но она на них намеренно не отвечала. Вопрос - почему? Неужели не понимает, как для меня это важно? Бред. Прекрасно понимает, и тут даже думать нечего. Но при этом настолько не хочет, чтобы я присутствовал на похоронах?
  - "Не нужно обижаться на Карен, Кристофер" - тут же всплыли в голове слова отчима, и случившийся тогда разговор сразу стал казаться куда глубже, нежели в тот момент. Если так подумать, то на праздниках я вёл себя сдержано и не давал особых причин для подобных бесед. Неужели Генри уже тогда понимал, насколько может обостриться ситуация? А ведь он фактически чужой человек. Да уж...
  Выходило, что мама прекрасно понимала, ну или чувствовала каким-то своим особым чутьём, зачем меня звал крёстный? И ей всё это настолько не нравилось, что тема состояния дяди Артура даже стала своеобразным табу. А теперь ещё и это. Но ведь в его просьбе не было ничего такого - меня всего лишь просили помочь, а не на войну отправляли. И тут такая острая реакция. Настоящий удар в спину от самого родного и близкого человека. Причем, отчего становилось особенно больно, она даже не собиралась это обсуждать. Просто решила за меня и всё.
  - "Ну и что теперь делать?".
  ***
  Разумеется, я попытался ещё раз написать домой, только на этот раз использовал свои догадки, чтобы добиться хоть какого-то результата. И отчасти это удалось. Мне всё же пришел ответ, но не от матери, а от отчима:
  "Здравствуй, Кристофер. Я читал твоё последнее письмо, и в общих чертах ты всё правильно понял. Догадываюсь, какие чувства ты сейчас испытываешь, но постарайся не судить строго: твоя мать настолько боится потерять тебя, что поступает поспешно, необдуманно и даже глупо. Но всё это от того, что она сильно тебя любит - чувства всегда иррациональны. Уверен, скоро она сама это поймёт и тогда всё разрешиться. В свою очередь я тоже постараюсь ей напомнить, что ты уже не ребёнок. Постарайся набраться терпения и не наделать глупостей.
  P.S. Писать приходится в тайне от Карен, а я не очень понимаю, как у вас работает почта, так что остаётся надеяться, что я ничего не перепутал".
  Отчасти оно меня успокоило, хотя всё равно ситуация оставалась крайне неприятной. Сдавалось мне, что дома сейчас не лучшая атмосфера и не факт, что к моему возвращению она рассосётся. Но куда неприятней оказался тот факт, что прошло ещё два дня, а дело не стронулось с мёртвой точки, хотя сроки уже начали поджимать. Предчувствия тоже были не самыми радужными: я-то хорошо знал, какой мама бывает упёртой. Тут основная надежда была на то, что раз она не решилась мне ответить сама, то это потому, что полной уверенности в своих действиях не испытывала. В любом случае, в очередной раз марать бумагу явно было бесполезно, а потому напрашивалась острая необходимость в некоем запасном варианте. Но особых идей у меня не было, а потому вновь приходилось уповать на чужую помощь.
  Прямо после ужина в нашей комнате общежития собрались те, кто мог что-то посоветовать и при этом серьёзно отнесётся к таковой просьбе. Не самый массовый "совет" получился: Билл Уизли, Пол Кирстон и шестикурсник Тим Беркс. С этим парнем мы неплохо сошлись на почве "маглорождённости", но реальными друзьями так и не стали: слишком уж он фанател от всего волшебного, да и в остальном интересы расходились.
  - Так, парни, мне нужна ваша помощь. Есть идеи, как можно незаметно выбраться из Хога и смотаться в Лондон? - как только дверь за последним из приглашенных на "дружескую посиделку" закрылась, тут же зашел в лоб я. Особой огласки в этом деле я не опасался. Чтобы гриффиндорцы да заложили своего на какой-нибудь авантюре? Не бывать такому! Тем более и люди-то не посторонние.
  - Однако... - ошарашенно протянул Тим.
  - Однако... - с идиотско-восхищённым выражением лица поддержал его Пол.
  Сдержался один только Уизли, да и то, чтобы тут же выдать более содержательную фразу:
  - Одна есть - ты вконец сдурел. Прогулы - это мелочь, а вот за самоволку тебе такое устроят...
  - Если поймают, - и это была констатация факта, а не проявление шапкозакидательских настроений. Риск был оценён и признан приемлемым. Хотя я всё же надеялся, что к подобным методам не придётся прибегать.
  - Ты недооцениваешь наших преподов, - недовольно встряхнул шевелюрой рыжий, - свалить их Хога может и получится, но они об этом точно узнают.
  - Пускай. Не убьют же меня за это. В конце концов, мы в школе, а не в тюрьме. А отработки - дело привычное.
  - Не знаю, что там у тебя случилось, но ты уверен, что оно настолько необходимо? - осторожно поинтересовался Беркс.
  - Да, - твёрдо заявил я, хотя на самом деле великой уверенности не испытывал. Ситуация была из того разряда, когда действовать было вроде как страшновато, но если сидеть на месте, то внутренние ощущения будут ещё паршивей.
  - Как насчёт дождаться отлучки в Хогсмид? - а вот Кристон лишних вопросов задавать не стал, - время ведь терпит до выходных? - церемония была назначена на субботу, так что мне оставалось только утвердительно кивнуть, - тогда просто вызовешь "ночного рыцаря" и всего делов.
  - Что ещё за рыцарь? - мне это название ничего не говорило.
  - Специально зачарованный автобус, который развозит магов по всей Англии. Очень быстрый и скрытый от глаз маглов - крутая штука! Только не сработает это - экипажу настрого запрещено брать школьников из Хогвартса, - блеснувший знаниями Тим неожиданно замялся, - я как-то пытался его вызвать. Чисто из любопытства. И меня завернули.
  - На нас же не написано, кто мы такие. Снял форму и пойди пойми, кто это. - Тут же сориентировался Пол, но по мне так это была просто попытка защитить свою идею. Раз школа не выходных не остаётся пустой, то этот момент действительно учли.
  - Понятное дело, только ограничения не идиоты придумывали. В выходные они берут детей и подростков только в сопровождении взрослых. Такие дела.
  - А если не в выходные? - спросил я. В конце концов, раз есть такое чудо, то им же как-то пользуются местные.
  - Тогда должно сработать, - пожал плечами Беркс, - а что, есть идеи, как выбраться из замка?
  - Мне брат рассказывал про пару тайных ходов, - эдак невзначай заметил Билл.
  - Шустрый он у тебя, - одобрительно заметил Кристон. Что-то мне подсказывает, что в ближайшие дни младшему Уизли обеспечен повышенный интерес.
  - Что есть, то есть, - судя по недовольному виду рыжего, того посетили аналогичные мысли, - короче, если ими воспользоваться, то может что и выгорит. Останется только добраться до деревни и уже оттуда попробовать вызвать автобус.
  - Только нужно заранее придумать какую-нибудь правдоподобную историю такой резкой нужды. Ну и переодеться. Но это уже мелочи, - мне оставалось лишь подвести итоги, - выяснишь насчёт ходов, Билл?
  В качестве ответа я получил молчаливый кивок. Что же - какой-никакой план сложился. Хотя, опять же, я бы предпочел, если бы до подобного дело не доходило.
  
  Глава 8.
  
  - "Вот почему всё и всегда получается через задницу?" - мысленно простонал я, буквально вываливаясь из автобуса и пытаясь удержаться на откровенно подкашивающихся ногах. Не знаю, кто и как зачаровывал этого монстра на колёсах, тут явно попахивало гениальностью, но о комфорте пассажиров он точно даже не задумывался.
  - Благодарим за использование наших услуг. Надеюсь, вам понравилось, - прозвучал позади голос кондуктора, что воспринималось откровенной издёвкой. Но стоило мне найти в себе силы, чтобы обернуться, как на дороге было уже совершенно пусто. Пыточное устройство избавилось от клиента и продолжило заниматься своим черным делом.
  - Ну и катись к чертям... - с трудом выдавил из себя я и осмотрелся. Царящие вокруг потёмки не лучшим образом сказывались на обзоре, но окруженная ровными рядами ухоженных деревьев аллея, что вела к владениям семьи Интегры, была вполне узнаваема. Ну, хоть с адресом они не ошиблись.
  Вообще, добраться сюда оказалось на удивление просто, чего не скажешь о самих обстоятельствах приведших к данному шагу. Никаких весточек из дома я больше не получал, а поскольку уже настала пятница, то откладывать больше было нельзя. Так что, промаявшись ожиданием весь день, я смог усидеть на месте и вечером, когда наступили свободные для учеников часы, добрался до подсказанного тайного хода. Длинный узкий и пропахший сыростью коридор вывел меня прямо в подвал одного магазинчика Хогсмида, и пришлось немного выждать, прежде чем подвернулся момент выскользнуть на улицу. Ну а там всё было совсем просто: мантия перекочевала в прихваченную сумку ещё в тайном ходе, а под ней вместо форменной была повседневная одежда, и оставалось только неспешно, чтобы не привлекать внимания, добрести до окраины деревушки и вызвать автобус по описанному Тимом методу.
  А вот поездочка выдалась та ещё. Черт с ним с комфортом, но "ночной рыцарь" разводил пассажиров ровно в том порядке, в каком и подбирал, да ещё и с перерывами на подбор очередного клиента. Так что, несмотря на его невероятную скорость, трястись внутри мне пришлось часа полтора, за которые окончательно смерклось. Ну да ничего, главное добрался. Уверен, на ночь меня здесь приютят, пусть я и без предупреждения заявился - посылать подобные письма перед такими авантюрами показалось мне не лучшей идее. А после похорон нужно будет срочно возвращаться. Домой же я решил вообще не заскакивать - не хотелось устраивать скандал. А то, что без него не обойдётся, тут к гадалке не ходи.
  Размышляя на эти, не самые приятные темы, я почти отмахал разделяющее меня от ограды поместья расстояние, и тут в глаза сразу бросилась откровенная странность: пост охраны пустовал. А ведь они здесь вроде как круглосуточные. Сняли из-за траура? Крайне сомнительно, тут скорее наоборот, повод усилить охрану.
  Но как бы там ни было, в первую очередь меня волновали запертые ворота. Помаячив некоторое время перед ними, стараясь кого-нибудь высмотреть и одновременно надеясь, что заметят меня, я не добился никакого результата. Следующей мыслью было воспользоваться магией, но она оказалась быстро отброшена по причине откровенной глупости таковой. Одно дело нарушить школьные правила, а вот с законами играться точно не стоило. В итоге мне оставался только древний как мир способ: попросту перелезть. Конечно, забор тут высоковат и если навернуться, то запросто можно что-нибудь себе вывихнуть, если не сломать, но не возвращаться же восвояси?
  Узкие и ребристые железные прутья неприятно врезались в руки, и опереться ногами было особо не на что, но худо-бедно преграда оказалась преодолена, и я оказался на вроде как охраняемой территории. Но при движении к самому особняку я по-прежнему не наблюдал ни одной живой души, что при условии царящей вокруг тишины создавало весьма мрачную и гнетущую атмосферу. Я даже пару раз поймал себя на том, что невольно стараюсь и сам идти так, чтобы не издавать лишних звуков. Что же у них тут случилось, что они сняли всю охрану? Странно всё это, крайне странно.
  Вскоре я оказался около парадного входа и, взбежав по лестнице, остановился напротив двери. Постучал. Подождал. Тишина... На всякий случай я попытался провернуть дверную ручку и, неожиданно, та поддалась - оказалось не заперто. Войдя внутрь, тому факту, что пост охраны на входе так же пустует, я уже даже не удивлялся.
  - Есть кто живой?! - наверное, со стороны это смотрелось глупо, но идей лучше просто не было. Даже в обычные дни бродить в одиночку тут можно очень долго и без всяких гарантий кого-нибудь найти.
  Обстановка всё сильнее давила на нервы и, напряженно замерев, я вслушивался в царящую тишину. К счастью, довольно скоро она оказалась нарушена звуком торопливых шагов, от которого я испытал настоящий прилив облегчения. Хоть один человек в округе точно имелся и сейчас всё нормализуется, а вся эта пустота вокруг... ну, наверное просто какое-то временное явление, связанное... с чем-нибудь. Неважно.
  Шаги продолжали приближаться, и через некоторое время даже можно было вполне точно определить источник звука. Поэтому, когда на площадке второго этажа, соединяющей левое крыло здания и общую лестницу, снисходящую к входу, появился некий неизвестный мне мужчина в гражданском костюме, заметил я его сразу же. Определённо, я ожидал увидеть Уолтера или, как минимум, кого-нибудь в знакомой мне форме, но уж лучше хоть кто-то, чем эта странная тишина с пустотой.
  - Здравствуйте, меня... - предельно вежливо начал я, планируя представиться и обозначить цель своего визита, но оказался быстро перебит.
  - Что вы здесь делаете?! Это закрытая территория! - злобно рявкнул хмурый мужик, смотря на меня с явной неприязнью и раздражением.
  - Я прекрасно знаю, что это за место, сэр, - терпеливо пояснил я, - меня зовут Кристофер Шельт, я приглашен на завтрашнюю церемонию и мне бы хотелось увидеть Интегру Хэллсинг.
  - Да мне без...
  Очевидно, мои слова не произвели какого-либо впечатления, и я внезапно осознал, что сейчас моя авантюра закончится совсем уж по-идиотски: меня просто выставят вон после всего проделанного пути. Но договорить мужчина не успел, поскольку именно в этот момент по нутру здания пронеслось эхо резкого хлопка. Звук был негромкий, явно приглушенный немалым расстоянием, но на фоне окружающей тишины он прозвучал совершенно отчетливо. Потому я его узнал - это совершенно точно был выстрел. И, если мне не показалось, его сопровождал короткий вскрик, но это уже был звук на грани слышимости, а потому особой уверенности я не испытывал.
  - Что здесь происходит? - мгновенно насторожился я.
  Похоже, мысль о том, что странности получат объяснения, была несколько преждевременной. Определённо здесь что-то было нечисто, но я слабо представлял, что по этому поводу стоит предпринять? Звать на помощь? А кого? В округе как-то пустовато. Попросту драпануть? Очень рациональный вариант, но одновременно вызывающий внутренний протест. Последний же вариант был, скажем так, не очень умным, но если мозг осознавал данный факт, то рука уже полезла в сумку за моим единственным оружием: палочкой.
  - Это не ваше дело! Немедленно покиньте закрытую территорию или я вынужден буду применить силу.
  Человек в гражданском набычился, он явно не шутил. Но при этом было хорошо видно, что мои манипуляции его скорее удивили, нежели насторожили. И это было вдвойне странно, ведь посвященный в дела данной организации не мог не знать про магов, а значит, и реагировать должен соответствующе. Как минимум напрячься, или, скорее, потребовать убрать оружие. Да и сама формулировка фразы... разве он не должен связаться с начальством и лично выпроводить незваного гостя за пределы объекта? А потому выводы напрашивались вполне определённые.
  - Кто вы такой?- палочка, доселе мирно направленная в пол, поднялась до уровня груди. Позиция, из которой удобно начинать творить практически любое заклинание. Разумеется, сходу атаковать неизвестного я не собирался и, если вдруг что-то не так понял, был вполне готов тут же пойти на попятный. Но всё происходящее настолько дурно попыхивало, что я уже и не знал, что думать.
  Вместо ответа, мужчина потянулся рукой куда-то под пиджак, и жест выглядел откровенно угрожающим. Кажется, я уже знал, что сейчас увижу и хватка пальцев на идеально отполированном древке стала судорожно-нервозной - к такому повороту события я оказался совершенно не готов. Да что же здесь происходит-то?!
  А в следующий миг откуда-то из глубины особняка раздался отголосок полного боли и ужаса вопля. Он не был особо громок, видимо источник по-прежнему был далёк, но от него в буквальном смысле дыбом вставали дыбом волосы на голове, а по коже засеменило стадо мурашек. Слишком уж нечеловеческим казался этот крик, хотя как раз в том, что кричал именно человек, сомневаться не приходилось.
  Неизвестный дёрнулся, резко выхватывая, как я и подозревал, пистолет, после чего завертел головой, видимо пытаясь определить источник потенциальной угрозы. Обо мне он, казалось, забыл, но это замешательство продлилось буквально пару мгновений, после чего ствол оружия оказался направлен в мою сторону.
  Громогласный звук выстрела едва не вогнал меня в полную панику, хотя, казалось бы, я успел к нему подготовиться. Видимо, подсознательно я всё же не верил, что в меня действительно будут стрелять. Да и понимание - это одно, а реальные ощущения, возникающие когда в тебя стреляют - совсем другое. Но завязшая в прозрачном мареве щита пуля плевать хотела на мои ожидания. Ох не зря в нас так старательно вдалбливали столь затратное в плане прилагаемых усилий, зато универсальное в плане применения "протего максима".
  - Какого черта... - ошарашенно побормотал мужчина. Переведя взгляд с так и парящего куска металла на стрелка, я с особой отчетливостью увидел, как пораженно расширились его глаза. Что же, я оказался прав - этот человек понятия не имел о магии. Вот только в данный момент осознание собственной правоты меня не особо радовало, поскольку меня не только попытались убить, но, защищаясь, я ещё и закон нарушил.
  - "И чего мне в Хоге не сиделось?" - мелькнула в голове совершенно неуместная сейчас меланхоличная мысль.
  Выстрел, выстрел, выстрел... Пули вязли в моём щите одна за другой, и, пожалуй, сейчас я впервые с детских лет был по-настоящему рад тому факту, что родился магом. А вот неизвестный человек быстро оказался деморализован настолько, что даже не дострелял обойму. Просто неверяще пялился то на меня, то на своё оружие. И это зрелище, как и ощущение собственного превосходства, опьяняло, доводя до откровенного восторга. Я оказался один на одни против взрослого, вооруженного мужчины, и он оказался совершенно бессилен, тогда как я мог сделать с ним всё, что угодно. Если того пожелаю, разумеется.
  - Так что здесь происходить и кто вы, мать его, такой? - я начал быстро подниматься по лестнице, подгоняемым тем ворохом чувств, что бились в груди. Кровь в венах бурлила, требуя активных действий, а разум вторил ей, требуя разобраться в происходящем.
  - Невозможно... так не бывает... - неизвестный в свою очередь начал пятиться от меня. О-о-о, мне уже доводилось видеть такую реакцию, когда у человека резко переворачивается представление о сущем. Эдакая смесь шока, суеверного ужаса, и отчаянной надежды на то, что всё это просто дурной сон.
  И вид полностью растерянного здоровенного мужика подействовал на меня неожиданно отрезвляюще. Не эту ли надменность по отношению к неодарённым людям я всегда презирал в магах? А сам буквально упиваюсь тем же самым. Нет, нужно было срочно брать себя в руки. Хотя вытянуть нужную информацию пользуясь моментом, всё же будет неплохой идеей, но подходить к этому нужно с холодной головой.
  Однако поток событий и не думал замедляться. В холле резко потемнело, причем лампы продолжали гореть, но света от них стало куда меньше. А ещё холод... температура словно резко просела на пару-тройку градусов. И в тот же миг откуда-то снизу начали раздаваться хлопки многократных выстрелов. И звуки эти был куда громче и отчетливей, а значит ближе, чем ранее. Более того, они продолжали приближаться.
   - Стой! - едва я отвлёкся, на новые факторы, как мужик в штатском ломанулся вглубь коридора, из которого ранее и вышел. Мой окрик ожидаемо оказался проигнорирован, а потому мне осталось только одно: стряхнуть щит и быстро запустить оглушитель в спину убегающему. Над возможными последствиями я уже и не задумывался.
  Разобравшись с этой угрозой, а ведь магический щит от пули в спину бы не спас, я тут же кинулся обратно вниз, поскольку раздающийся уже совсем близко шум пальбы шел откуда-то со стороны лестницы в подвал. Пожалуй, единственном месте этого дома, в котором я никогда не бывал даже мельком. Но хотя бы знал, где расположен спуск в него - с противоположного конца центральной лестницы. Как раз под тем местом, где она раздваивалась, отходя в разные крылья здания.
  И как раз к тому моменту, как я спустился, из-за поворота выскочило ещё двое мужчин в штатском, которые так же оказались вооружены. Не раздумывая, я отскочил назад и укрылся за парапетом лестницы, чтобы увидеть, как эти двое разворачиваются и начинают беспорядочно куда-то палить. Моё внимание тут же привлекли их лица... бледные, в поту и с мечущимися взглядами - они казались настолько перепуганными, словно за ними гналась сама смерть.
  И тогда я увидел ЕГО... Долговязая и тонкая фигура, затянутая в какую-то черную робу, с длинными, спутанными белыми волосами. Она просто двигалась вперёд, казалось бы совсем медленно и вальяжно, напрочь игнорируя одна за другой впивающиеся в плоть пули. Я даже мог различить фонтанчики крови в месте их попадания, а так же кровавый след остающихся в тех местах, где ступала фигура. Но мерный шаг даже не сбивался и ему вторил смех. Негромкий, но пробирающий до костей.
  Выстрелы сменились тихими щелчками - патроны закончились сначала у одного из неизвестных, и практически сразу у второго. Но ни попыток перезарядить оружие, ни убежать, они не предприняли. Просто стояли, зачарованно смотря на фигуру, которая продолжила свой путь, пока не дошла до них, медленно подняла руки и... В момент, когда во все стороны плеснули брызги крови я не выдержал и подался назад, борясь с рвотными позывами. Но по ушам всё равно ударил звук разрываемой плоти, предсмертных хипов и какого-то отвратительного хлюпанья.
  - "Это не человек", - пришло запоздалое осознание, вместе с судорожными попытками классифицировать данное... существо. Определённо это было что-то разумное, а потому оно было вдвойне опасно. И ведь до этих тем мы не доходили, так что я знал крайне мало. Да и видел, собственно тоже. Но в любом случае было очевидно, что мне от подобных существ лучше держаться подальше.
  Изначальная причина моего визита как-то резко отошла на второй план: когда тебе становится охренительно страшно, мысли крутятся только вокруг одного - выживания. И мне не оставалось ничего иного, кроме как начать осторожно, стараясь не издать ни одного лишнего звука, пятиться к выходу. Одновременно я удерживал на прицеле палочки опасное направление, хоть и понимал, что с моим запасом заклинаний особо многого не навоюёшь. Но не драпать же теперь, вопя во всю глотку?
  Шаг назад, второй, третий. Кончик палочки начинает светиться как раскалённый, и я даже сам не знал, что умудрился неосознанно сотворить, зато ощущал, что заклинание сорвется, стоит мне того захотеть. Четвёртый, пятый, шестой... Отвратительные звуки за поворотом затихли. Тварь закончила с теми двумя? Но ещё несколько метров и я упрусь в дверь, а потом...
  - Ну и куда же ты так спешишь, маг? - раздавшийся за спиной насмешливый голос заставил меня оцепенеть, обливаясь холодным потом.
  Пауза длилась всего миг, после которого я резко нырнул вперёд, разворачиваясь прямо в рывке и взмахивая палочкой... Точнее, попытался это сделать, поскольку в мою правую руку что-то вцепилось, и я почувствовал мощный рывок вверх. Меня попросту оторвало от пола, лишая возможности использовать своё единственное оружие. Буквально физически ощущая дуновение смерти, я извернулся и пнул врага изо всех сил. Даже куда-то попал. Только судя по ощущениям с тем же результатом можно было пинать стенку.
  Сразу после этого мною встряхнули так, что плечо чуть не вырвало с мясом, а в глазах потемнело. Когда возможность видеть восстановилась, то всё поле моего зрения перекрыло лицо, замершее в нескольких дюймах от моего. Бледное и обрамлённое белёсыми волосами, на фоне чего горящими углями выделялись красные зрачки. Клыкастый оскал так же сложно было проигноировать. Вампир?!
  - Госпожа приказала уничтожить всех врагов в этом доме. Не самый точный приказ на моей памяти... - Стоило этому существу раскрыть рот, как моя догадка тут же подтвердилась. Клыки уж больно выдающаяся примета. А вот тон... он мне жалуется что ли?! - И поскольку я уже насытился, то спрошу - ты друг или враг?
  
  Глава 9.
  
  - Тебе не стоило сюда приходить. Тебя ведь могли убить! Из-за меня!
  - Но не убили же. Лучше скажи, где ты раскопала этого... хмм... мужика? - я с откровенной опаской покосился на замершую около окна фигуру вампира, но тот даже не шелохнулся. Он в целом вёл себя довольно-таки странно, и было совершенно непонятно, воспринимает ли он вообще то, что происходит в этой комнате или нет.
  - Именно что раскопала... - несколько истерично хихикнула Интегра, отчего невольно дёрнулась и... - ой!
  - Извини. Сейчас обезболю, - в целом мне уже было понятно, что рана на её плече представляла собой эдакий глубокий порез, с поправкой на то, что плоть не разрезало, а разорвало пулей. А ведь пройди она чуть правее и перебила бы кость, а то и сустав бы задела, что с учетом субтильного телосложения подростка могло стать серьёзнейшей травмой. Интегре очень повезло - тут ничего не скажешь. Но крови всё равно натекло немало, поэтому пренебрегать стандартными процедурами оказания первой помощи не стоило.
  - Разве у тебя не будет проблем из-за этого? - посматривая, как я, нашептывая заклинание, вожу палочкой над раной, спросила девушка.
  - Они у меня будут в любом случае, так что можно уже не стесняться в средствах, - прервавшись, не особо весело хмыкнул я, - к тому же, насколько я знаю, за первое нарушение особо не наказывают, так что надеюсь отделаться лёгким испугом. И не пытайся менять тему.
  По-хорошему, я был вынужден применять магию, но далеко не факт, что кто-то станет вникать в обстоятельства. К тому же меня здесь и быть-то не должно было, что можно рассматривать как отягощающее обстоятельство. Впрочем, после пережитого все потенциальные проблемы воспринимались как-то... несерьёзно что ли? Сначала меня чуть не пристрелили, потом чуть не сожрали и апофеозом вечера стал тот момент, когда на мой затравленный вопрос "Госпожа?", прозвучал ответ " Интегра Фэйрбрук Уингейтс Хэллсинг ". Далее меня шустро доставили к Интегре, которая в своей окровавленной одежде и в компании пары трупов тоже смотрелась очень "в тему".
  Там, правда, ещё большой был вопрос, кто из нас больше охренел. Она, обнаружив своего давнего знакомого в компании вампира. Или я, когда увидел всю эту красоту неописуемую. А уж когда мы поделились друг с другом подробностями... Ладно ещё я, у меня всё можно сказать вполне прозаично. А вот Интегру оказывается пытался убить собственный дядя. Вот ведь сволочь... И что-то я сомневаюсь, что дядя Артур именно это имел ввиду, когда озвучивал недоверие к своему брату.
  - Я и не меняю, - облегченный вздох девушки дал понять, что магический аналог анестезии подействовал, - просто пока сама толком не понимаю. Когда стало понятно, что меня хотят убить, то я не придумала ничего лучше, чем положиться на слова отца. Он неоднократно мне говорил, что если настанет такой момент, когда я окажусь окружена врагами, с которыми не в силах буду справиться самостоятельно, то мне следует идти в склеп под особняком.
  - И там был он? - я вновь покосился на безмятежно замершую фигуру, но того и тема собственной персоны, похоже, не волновала.
  - Да. Мумифицировавшийся труп в камере, на двери которой были странные печати. Причем, я их где-то уже видела, - Интегра задумчиво нахмурилась, - нет, не могу вспомнить. Дальше меня ранило и несколько капель крови попало к Алукарду, после чего он пробудился.
  - Алукард значит? - по всей видимости, так звали этого вампира. Странное имя... Дракула наоборот?
  - Так называл меня прошлый хозяин, Фэйрбрук Хэллсинг, - комментарий со стороны вампира оказался настолько неожиданным, что мы с Интегрой, не сговариваясь, тут же посмотрели в его сторону. Но он так и стоял, смотря куда-то в ночную даль. Но теперь на его поведение я смотрел несколько с другой стороны. Это существо было запечатано в подвалах особняка Хэллсингов черт знает сколько лет, а теперь выбралось на свободу. Тут даже и не знаешь, каких действий можно ожидать - не кидается на всех подряд и то хорошо.
  - Дедушка? - Удивлённо переспросила Интегра, которой, очевидно, названное имя было знакомо. Но пауза начала затягиваться, а ответа так и не прозвучало. - Как тебя зовут на самом деле?
  - Я давно потерял право на то имя, госпожа, - я уже думал, что вампир не ответит, но прямой вопрос он всё же не проигнорировал.
  - А если я прикажу? - голос девушки прозвучал на редкость решительно, чуть ли не как угроза.
  И вновь тишина в качестве ответа, но на этот раз она была более чем информативной. Если Интегра прикажет - он ответит. Но по какой-то причине ему этот вариант не нравится. И, если честно, сейчас я бы предпочел не злить существо, которое легко прикончит нас обоих. То, что сейчас оно вроде как подчиняется приказам Инни, это такая себе гарантия, ведь мы ничего не знаем о причинах такового поведения. И, похоже, моя подруга подумала о чем-то подобном, поскольку не спешила задавать новые вопросы.
  - И что было дальше? - я вновь попытался направить разговор в интересующее меня русло.
  - Алукард защитил меня и... - девушка запнулась, - извини, но не хочу об этом говорить.
  - Не хочешь - никто не заставляет. - Настаивать я не стал. Хотя, раз те события умудрились выделиться даже на фоне всего произошедшего, то там случилось что-то совсем уж неординарное. Как-нибудь потом нужно будет обязательно выяснить. - Ты жива и это главное. Но что делать теперь? Где вообще все? Охрана, Уолтер?
  - Скорее всего, охрану под каким-то предлогом отозвали, иначе у дяди не было бы и шанса. И кто-то за это ответит. - При этих словах голос девушки заметно похолодел, а лицо посуровело. В принципе, вполне понятная реакция на предполагаемое предательство... но только не от четырнадцатилетнего подростка. А вот со стороны вампира раздалось вполне одобрительное хмыканье, звук которого заставил меня вздрогнуть. Стоило на мгновение отвлечься, как его присутствие становилось совершенно незаметным. - Постоянной прислуги у нас нет, а Уолтера вызвали для отчета о делах организации.
  - То есть тут тоже всё продумано... - Похоже, покушение было подготовлено заранее. Но лично я напрочь не понимал одного - зачем? Неужели Ричард Хэллсинг думал, что ему спустят с рук убийство племянницы? Тем более столь демонстративное. Или я чего-то не понимаю? - А позвонить ему нельзя?
  - Куда? - направленный на меня взгляд Интегры оказался более чем красноречивым. Ну да - собрание тайной организации и всё такое. Хотя даже на секретные военные объекты протягивают линии связи, так что и туда должны. Экстренные случаи и всё такое прочее. Но, наверное, она сейчас просто не знала соответствующих способов.
  - Ну, мало ли, - развивать тему я благоразумно не стал, - в такие моменты начинаешь жалеть, что не заимел собственную сову. Хотя сюда бы я её всё равно не взял. М-да... В полицию, я так понимаю, звонить тоже не стоит?
  - Нет, конечно. Будем ждать, пока вернётся Уолтер, - подвела итог девушка.
  Разговор сам собой заглох. Интегра погрузилась в себя, о чем-то размышляя, я же как раз закончил обрабатывать её плечо магией и начал накладывать бинты, чтобы, когда заклинания перестанут действовать, рана опять не открылась. По-хорошему ей ещё стоило переодеться, а то в заляпанной кровью и грязью блузке, у которой к тому же я оторвал мешающийся рукав, она выглядела, мягко говоря, вызывающе. Но с другой стороны, я ей не нянька, чтобы подталкивать в таких мелочах.
  Сейчас меня куда больше заботило её психологическое состояние. Сначала потерять отца, а потом пережить весь этот кошмар - выдержать такое даже взрослому человеку было бы непросто. Меня вот, несмотря на попытки сохранять внешнее спокойствие, внутри до сих пор потряхивало. Интегра же выглядела сосредоточенной и, пожалуй, несколько отстранённой. Ни страха, ни паники и ещё эта угроза относительно неизвестных предателей. Нормально ли это? Если честно, то я понятия не имел.
  Тишина оказалась прервана неожиданным стуком по стеклу, от которого мы оба чуть не подскочили. На подоконник обнаружилось сова, нетерпеливо таращащаяся внутрь помещения. И не требовалось особого ума чтобы понять, к кому она прилетела...
  С молчаливого разрешения Интегры, я открыл окно, и пернатый почтальон тут же поспешил избавиться от своей ноши, после чего отправился восвояси. Типичное поведение министерских сов - это чьи-то домашние могут позволить себе вольности, а эти ведут себя как суровые работяги. Но вот само письмо, вопреки ожиданиям, оказалось не от министерских чиновников, а из дома. И это была очередная, уже даже не знаю какая по счету, странность за сегодня. Вряд ли мне стали бы писать на ночь глядя - скорее сова не успела найти меня после ужина, а потом я отправился в своё "путешествие".
  Не мешкая, я вскрыл конверт и вчитался в текст. Какого же было моё удивление, когда я понял, что писала мне мама. Она просила прощения за то, что действовала столь эгоистично и давала своё разрешение на посещение похорон. Когда меня пробило на истеричный смех, с недоумением на меня посмотрел даже вампир...
  ***
  Никто из нас даже не подумал ложиться спать. С вампиром-то понятно, ночь его время, а нам с Интегрой было как-то не до сна. Так и просидели в её комнате до самого утра. Причем, вдвоём, поскольку Алукард, получив приказ охранять дом, но не предпринимать никаких активных действий и лишь оповестить свою хозяйку в случае опасности, попросту растворился в тени, что собралась в углу комнаты. Впечатляющее было зрелище, хотя меня больше порадовала разумность озвученной формулировки. Видимо Интегра, осознав, что её неожиданно обретённый слуга вполне мог меня прикончить, сделала правильные выводы.
  В общем, мы прибывали в эдаком полумедитативном состоянии, когда послышался грохот. Само собой мы отправились узнавать, что произошло: я, с палочкой наготове, к слову никаких писем из министерства за ночь так и не пришло, а моя подруга с небольшим пистолетом, который в её руках всё равно смотрелся более чем массивно. Откуда он у неё взялся, я даже не спрашивал.
  Когда мы добрались до спуска к холлу, то увидели, что дверь была выломана или скорее разрезана на несколько частей, которые теперь валялись около входа. А хорошо знакомый мне мужчина склонился над так и оставшимися лежать на своих местах трупами, что-то там изучая.
  - Уолтер! - тут же раздался полный неподдельного облегчения крик Интегры.
  - Госпожа?! - дворецкий дёрнулся, поворачиваясь в нашу сторону, и я успел заметить, как в воздухе что-то блеснуло, но не смог разобрать что именно, - слава господу, вы целы, - на лице мужчины так же промелькнуло облегчение, после чего он переключил своё внимание на меня, - Кристофер? А ты-то что тут делаешь? Что вообще здесь происходит?
  - Это долгая история, - объяснять что-либо прямо вот так, перекрикиваясь через полхолла, было не особо удобно.
  - С интересом её выслушаю, - кивнул Уолтер, - но несколько позже, а пока...
  Резко крутанувшись вокруг своей оси, он как-то странно взмахнул руками, после чего в воздухе вновь мелькнул странный металлический блеск. Но непонятными визуальными эффектами дело не ограничилось, и следом, с неприятным скрежетом, начал разваливаться на куски участок стены, в сторону которого и был направлен взмах. И, честно говоря, увиденное меня уже даже не удивляло. Подумаешь - очередная странность.
  - Неплохая реакция, - насмешливый голос вампира прозвучал откуда-то из-под потолка, - для старика.
  - Кто ты?! Покажись! - дворецкий замер в странной стойке. Вроде бы он просто стоял, но кисти опущенных вдоль тела рук был приподняты, а пальцы разведены. При этом чувствовалось в его позе напряжение, как у человека готова к любым действиям в любой момент времени. И теперь я, наконец, понял, что мелькало в воздухе ранее. Вокруг Уолтера прямо в воздухе парил широкий кокон из каких-то непонятных нитей. Ничего подобного я в жизни не видел.
  - Немедленно прекратите! - прозвучавший над самым ухом решительный крик Интегры заставил меня поморщиться от неожиданности. Но, вынужден признать, поступила она совершенно правильно. Хотя, определённо, я бы не отказался взглянуть на использование этого непонятного оружия и заодно на возможности вампира.
  - Как прикажете, моя госпожа. - Вновь прозвучал голос вампира и напротив дворецкого начали сгущаться тени, после чего прямо из пола начала подниматься закутанная в черное фигура. И нити, которые, по всей видимости, как-то контролировал Уолтер, тут же начали собираться вокруг неё. - Когда я услышал это имя, то даже не подумал, что тот дерзкий сопляк может быть ещё жив. Приветствую тебя, Уолтер Кум Дорнез.
  
  
  Глава 10.
  
   Определённо, идея дождаться Уолтера была самой лучшей за тот злополучный вечер. Едва выяснив суть произошедшего, дворецкий тут же развил бурную деятельность, после чего полупустующий особняк и окружающая территория начали стремительно оживать. Сначала прибыло несколько бронемашин с солдатами, причем, если судить по знакам различия, это были не те люди, что служили под началом крёстного, а представители королевской армии. Несколько десятков бойцов тут же заняли пустующие посты, а остальные начали прочесывать местность.
   Следом появились люди в гражданском, которые шустро убрали все трупы, а так же забрали с собою оглушенного, а позже и связанного мною для надёжности человека. Они же порывались задавать вопросы мне и Интегре, но были быстро выпровожены бдительным дворецким. Скорее всего, это были представители какой-то внутренней разведки, или чего-то такого. Ведь организация Хэллсинг - только одно из крыльев ордена королевских протестантских рыцарей, верно?
  Последними явились гражданские специалисты. Прислуга, начавшая убирать образовавшийся бардак, рабочие, занявшиеся заменой двери и восстановлением пострадавшего участка внутренней стены, а так же бригада медиков, так споро взявшая мою подругу в оборот, что она и пискнуть не успела. И пускай я был почти уверен, что сделал всё правильно и рана не опасна, но в таких делах излишней осторожности не бывает.
  Ну а я, в общем-то, остался не у дел. Просто стоял и не знал, куда себя пристроить, чтобы, как минимум, не мешать окружающим, и просто наблюдал за происходящим. За столь "осмысленным" времяпровождением меня вскоре и застал Уолтер, который, по всей видимости, уже успел разобраться с ворохом вставших перед ним задач. Или, что куда вероятнее, просто смог выкроить на меня время.
  - Спрашивай, - подойдя ко мне, коротко, но ёмко бросил дворецкий, - у тебя наверняка масса вопросов. Не могу обещать, что отвечу на всё, но что смогу - объясню.
  - Ты уверен, что Интегру стоит сейчас оставлять без присмотра? - вопросов у меня действительно было немало, но их умудрилась опередить спонтанная, толком несформированная мысль-переживание.
  - Госпоже нужно отдохнуть и поспать хотя бы несколько часов, даже если это будет сон под действием лекарств, - спокойно пояснил свои мотивы Уолтер, - а если же ты имеешь ввиду вопросы безопасности, то теперь, когда за ней присматривает ОН, поводов для беспокойства нет.
  - Он? - то, как мужчина выделил это местоимение, говорило само за себя, - ты имеешь ввиду...
  - Верно, - кивнул дворецкий, - раз Алукард признал её своей хозяйкой, то сделает всё, чтобы её защитить. Лучшего стража не найти. По крайней мере, если дело касается физических угроз.
  - Кто он вообще такой? - пожалуй, это был один из наиболее интересовавших меня вопросов. Конечно, тот факт, что Уолтер знает это существо, обнадёживал, но всё же...
  - Вампир, как ты уже понял. Очень старый и очень сильный. Когда-то его смогли подчинить основатели ордена, и с тех пор он служит семейству Хэллсингов. Прошу прощения, но большего я сказать не могу. Само его существование - не та вещь, которую можно хранить в секрете, но о деталях лучше умалчивать.
  - Я понимаю. - Само собой никто и не рассчитывал, что мне раскроют все тайны. А то, что этих самых тайн тут в избытке, я уже понял. Собственно, я и раньше понимал, что тут всё непросто, но чтобы настолько... Интересно, многое ли из всего этого знал мой отец? Подозреваю, что если не всё, то почти всё. - Крёстный именно это подразумевал, когда говорил, что только члены их семьи могут возглавлять организацию?
  - Верно, - быстрый и лаконичный ответ.
  - Но я всё равно не могу понять, на что рассчитывал его брат. Неужели все бы просто закрыли глаза на убийство Интегры? - по мне так это был откровенно абсурдный момент. Если уж ставить себе целью устранить наследницу, то лучше это делать так, чтобы на тебя не подумали. Наёмные убийцы и всё в таком духе.
  - Это сложный вопрос. С одной стороны да, поскольку Алукард всегда был своеобразным козырем в рукаве, и только потомки Абрахама могут им управлять. Хотя, разумеется, никто бы не забыл об этом поступке и за ним бы тщательно присматривали. С другой стороны, далеко не факт, что Алукард подчинился бы такому наследнику. Есть и другой немаловажный момент: Ричард вообще не мог знать о нём, а потому не мог изначально рассчитывать на такой расклад. Дураком он тоже никогда не был. А значит, кто-то его надоумил поступить именно так.
  - И что теперь будет? - Всё сказанное откровенно слабо укладывалось в голове и оставалось уповать на то, что Уолтер знал, о чем говорил.
  - Будем выяснять, как вообще до этого дошло. - Доселе невозмутимый Уолтер мгновенно посмурнел. Определённо, тему для него был крайне неприятной и, возможно, даже болезненной. Он ведь отвечал за безопасность Интегры. - Придётся проверять всех, от старших офицеров, до последнего рядового. Но с этим мы разберёмся, а вот выяснить, кто стоял за Ричардом будет куда сложнее. Надеюсь, удастся найти какие-то зацепки. Быть может, получится что-то вытянуть из твоего пленника.
  - Ну, хоть какая-то от меня польза, - невесело хмыкнул я. Обдумывая всё произошедшее, я раз за разом приходил к тому, что от моего присутствия вообще ничего не зависело. Интегре я помог разве что тем, что подлатал рану, но на опасную она всё равно не тянула. А в остальном... Ну да, оглушил наёмного громилу, который даже понятия не имел о существовании магии. Так Алукард, судя по всему, перебил бы таких в любых количествах. Появись бы я чуть позже, и ничего бы не изменилось. А вот если раньше... справился бы я? Хороший вопрос.
  - Не глупи, Кристофер. Вся эта ситуация возникла из-за ошибок взрослых, опытных людей, а ты всего лишь подросток. И при этом ты всё равно сделал куда больше, чем мы. Окажись госпожа одна после всего произошедшего, и кто знает, чем бы всё обернулось. Алукард, конечно, надёжный защитник, но он явно не из тех, кто окажет моральную поддержку. Скорее наоборот, будет давить на своего хозяина, проверяя на излом характер и волю. - Не знаю, чего пытался добиться дворецкий своими словами, но по мне он только подчеркнул, что реального толка от меня не было. Вот тебе и великий маг. - И кстати. Можешь не опасаться проблем со стороны вашего министерства. Никакие следящие заклинания на нашей территории не работают. Как и аппарация.
  - Почему? - данная новость мгновенно приподняла мне настроение, ведь я подспудно ожидал наказания за нарушение закона. Это тогда решения казались правильным, а вот сейчас...
  - Не могу сказать, - прозвучал ожидаемый ответ.
  Но информация в любом случае была интересной. Крайне сомнительно, что маги добровольно себя ограничивают, а значит, существуют какие-то неизвестные мне методы защиты. А ещё выходило, что я мог практиковаться здесь летом, но крёстный мне об этом не говорил. Хотя, тут-то как раз всё понятно - потому и не говорил. Не любил он злоупотреблять властью.
  - А что за оружие ты использовал? Никогда ничего подобного не видел, - это уже не было чем-то особо важным, но зрелище было на грани магии, а потому сильно меня заинтересовало. Но что-то мне подсказывает, что и тут ответа мне ждать не стоит. По крайней мере, подробного.
  - Не могу сказать, - повторился дворецкий.
  - Понятно... - Похоже, все оставшиеся непонятки таковыми и останутся. Тогда пора бы вернуться к тому, ради чего я сюда вообще явился. - Во сколько начало церемонии? Или её теперь перенесут?
  - Кхм... - Похоже, смена темы застала Уолтера врасплох, и тот удивлённо на меня посмотрел. Даже возникла небольшая заминка, буквально на десяток секунд, после чего мужчина спохватился и, с лёгким поклоном произнёс. - Прошу прощения, я непозволительно пренебрёг своими обязанностями. Сейчас тебе выделят комнату и принесут завтрак. А до церемонии ещё пять часов, так что постарайся отдохнуть.
  ***
  Похороны прошли без особых почестей, но в четком соответствии с традициями: в специальном зале был установлен помост с закрытым гробом, около которого священник читал молебен. В этой тихой обстановке множество пришедших людей, из которых я, ожидаемо, практически никого не знал, почтили память усопшего, высказали сдержанные соболезнования его единственной дочери и начали постепенно расходиться по своим делам.
  Интегра тоже вела себя тихо, но она не выглядела как человек, раздавленный горем. Скорее это походило на эдакую мрачную сосредоточенность или задумчивость. А ведь на неё столько всего свалилось... Как бы я ощущал себя на её месте? Похороны собственно отца вспоминались крайне смутно, а ощущения... Нет, их вспоминать не хотелось категорично. А моей подруге сейчас явно было ещё хуже, ведь она осталась одна.
  И как бы мне не хотелось её поддержать, я не знал как и, к тому же, тоже не мог особенно задерживаться. Но просто так взять и молча свалить я так же не мог, так что пришлось ждать, пока все окончательно разойдутся и тело отправят на кремацию, после чего появилась возможность переговорить без лишних глаз. Ну, как без лишних... время от времени я чувствовал чей-то изучающий взгляд и тут подозрения падало на того самого вампира. Хотя, по идее, днём эти создания обычно впадают в спячку, но тот факт, что Уолтер уехал, чтобы проконтролировать процесс сожжения, оставив свою подопечную после всего произошедшего, говорил сам за себя.
  - Как ты? - прозвучало донельзя банально, но с чего ещё можно начать в такой ситуации? Не про погоду же говорить.
  - А ты как думаешь? - Девушка подняла на меня уставший взгляд, в котором читалось... да в общем-то ничего. Зато было хорошо заметно, как покраснели белки её глаз, и потемнела кожа вокруг них. Толком передохнуть после случившегося ей явно не удалось, как, впрочем, и мне самому. - Паршиво. Но я справлюсь. Уолтер уверен, что теперь никто не посмеет усомниться в моём праве возглавить семейное дело. По крайней мере, вслух.
  На миг лицо Интегры изменилось: губы изогнулись в неприятной ухмылке, да и в остальном добавилось эдакой хищности. Но оно быстро вернулось в норму, если так можно назвать выражение опустошенности и усталости. Тем не менее, списать эти метаморфозы на воображение не представлялось возможным - моя подруга явно уже приняла какое-то внутренне решение и собирается ему следовать.
  - Ненормальная семейка. - Едва слышно прошептал я уже известный тезис. А кто ещё может думать о подобном в такие моменты? - Я могу чем-нибудь помочь?
   - Кажется, мы это уже обсуждали, - слегка нахмурившись, напомнила Интегра.
   - Кажется, тогда тебя не пытались убить, а большая часть твоих потенциальных подчинённых не находилась под подозрением.
   - А если я скажу, что нужна? - вдруг спросила девушка, внимательно и абсолютно серьёзно посмотрев мне в глаза.
  И в тот же момент я понял, что не знаю, что ответить. Спрашивал я скорее по инерции, потому что по-другому было нельзя. В общем-то, по настрою действительно я хотел ей чем-то помочь, да и про данное крёстному слово не забыл. Но был ли я готов к реальным, а не чисто гипотетическим шагам, как оно рассматривалось ранее? Бросить учебу? И с семьёй наверняка тоже возникнут проблемы. Хотя они уже возникли... Да и от школьного образования я уже тоже великого счастья не жду. И всё же... И всё же...
  - "А ведь получается, что мама была права в своих предчувствиях", - мысленно отметил я и, почему-то, осознание данного факта меня... не знаю, разозлило что ли? Захотелось взять и сказать "да" без лишних раздумий. Уверен, отец бы в такой ситуации не колебался.
  - Не отвечай, - но едва я открыл было рот, как меня опередила Интегра, - я не имею права тебя о таком просить. И ты ведь сам рассказывал, что учеба у вас обязательная.
  - Только до конца пятого курса, - на автомате возразил я, но на деле был совершенно обескуражен. Данный факт напрочь вылетел из головы. А ведь если я вдруг решу бросить учебу, то с маглорождённым разговор будет короткий. И он мне точно не понравится.
  - Ты не представляешь, как я была рада, что тот момент ты оказался рядом, - продолжила девушка, - и знаю, что из-за этого у тебя будут проблемы. Так что ты уже сделал более чем достаточно. А остальным я справлюсь сама. Это мой долг!
  Не знаю, специально ли она себя накручивала или нет, но последние слова прозвучали чертовски уверенно. И мне было даже немножко завидно, потому что сам я достаточной уверенности, чтобы взять и сделать кардинальный выбор, от которого будет зависеть вся моя дальнейшая жизнь, не испытывал. Но сейчас, похоже, мне действительно оставалось только вернуться в школу и разбираться с теми мелкими, на фоне трудностей Интегры, проблемками, что меня там ждали.
  - Хорошо. Но мы ещё вернёмся к этому разговору летом, - и я даже сам не знал, чего больше было в этой фразе. Желания оставить за собой последнее слово или же банального упрямства.
  
  Глава 11.
  
   - Как же сильно я переоценила вас, мистер Шельт, когда посчитала, что вы начали себя вести как и положено благоразумному юноше.
   Поскольку в школу я вернулся только к обеду, то особых надежд на то, что моя самоволка не останется без внимания, не оставалось. Билл, конечно, прикрыл бы меня в случае расспросов на тему отсутствия на завтраке, но я был почти уверен, что о моём "побеге" преподаватели узнали тем же вечером. А иначе это не лучшая школа магической Англии, а какая-то замшелая дыра. С другой стороны, последствий я не сказать, чтобы опасался: всё же после прошедшей ночи на подобные вещи начинаешь смотреть совсем иначе. Так что когда меня прямо около ворот Хогвартса остановил Филч и сдал на руки декану, я особо не удивился. Как и последующему совместному визиту в кабинет директора.
   В это место за годы учебы мне "посчастливилось" попасть уже второй раз. Первый случился на третьем курсе, после крупной потасовки со змеями, когда нас всей толпой погнали на выволочку. И выглядело оно столь же причудливо, как и тогда. Все эти непонятные то ли приборы, то ли артефакты, то ли просто красивые безделушки, бесчисленное множество книг, а так же дремлющий на насесте феникс - ничего не изменилось. Но на этот раз сам директор Дамблдор предпочитал молча изучать виновника происшествия, не присоединяясь к проводимой МакГонагалл "экзекуции".
   - О чем вы только думали, когда решились на такое?! - продолжала возмущаться декан, которая, очевидно, не оценила такового поступка члена своего факультета и выгораживать его не собиралась.
  И пусть особо виноватым я себя не чувствовал, но выволочка от школьного руководства это всегда неприятно. А попытка изобразить молчаливое раскаяние явно не приносила результатов, поскольку МакГонагалл начинала откровенно заводиться. Начинала то она довольно-таки спокойно, а сейчас уже вошла во вкус. Похоже, на этот раз от меня так просто отставать не собирались.
   - Профессор, вы прекрасно знаете, почему мне пришлось поступить именно так. - Ответил я, стараясь поддерживать хоть сколько-нибудь виноватый вид. Хотя на деле хотелось скорее высказаться насчёт школьных порядков. - Я так и не смог добиться разрешения от своей матери, точнее она прислала его слишком поздно, а не явиться не похороны своего крёстного отца я просто не мог. И да, конечно, я нарушил правила и готов понести наказание, но ничего особого страшного в небольшой отлучке ведь нет?
   - Дело не только в последствиях! - мои оправдания МакГонагалл явно не впечатлили, или скорее даже возмутили.
  Это было хорошо заметно и не несло мне ничего хорошего, я даже успел пожалеть, что вообще рот раскрыл, но тут произошло долгожданное событие - Альбусу Дамблдору надоело слушать все эти излияния. И именно что надоело, поскольку сидел он с откровенно скучающим видом. А поскольку великой строгостью он никогда не отличался, по крайней мере, таковое мнение бытовало среди учеников Хогвартса, то я тут же воспылал надеждой, что скоро всё закончится без каких-либо особо серьёзных последствий для моей персоны.
   - Спокойствие, Минерва, ведь ничего страшного действительно не случилось. На этот раз. Уверен, вы хорошо продумали свой маршрут, мистер Шельт, и потому вполне благополучно вернулись назад, - мягко произнёс директор, - однако, вы упускаете из виду тот момент, что ваш пример может стать руководством к действию для многих излишне деятельных личностей, которые в свою очередь могут оказаться не столь осторожны. При этом преподавателей в Хогвартсе попросту недостаточно для того, чтобы контролировать всех учеников. В конечном счёте, кто-то может пострадать. Вы подумали об этом?
   - Нет, сэр, - не сказать, что я тут же преисполнился раскаяния, но слова эдак понимающе посматривающего на тебя Дамблдора были не из тех, что можно проигнорировать. Само собой, в тот момент как-то не до таких размышлений было.
  - Кроме того, пусть это уже и не столь важно, но в случае если наш ученик пострадает, то виновата будет именно школа, - продолжил директор, - репутационные потери мы как-нибудь переживём, но кто-нибудь из наших профессоров может оказаться под ударом. А ведь де-факто этот человек будет ни в чем не виноват. Не очень красивые последствия, верно?
  - Нет... то есть да, сэр. Мне жаль я... э-э-э... не думал о таких последствиях, - опустив взгляд, пробормотал я. Альбус Дамблдор говорил сугубо правильные вещи и, если бы дело касалось только похорон, то, скорее всего, сейчас я бы чувствовал себя чертовски некомфортно. Но в том-то и дело, что на деле моя отлучка была куда как важнее, пусть я ничего выдающегося сделать и не сумел.
   - Верно - не подумали. А потому на этот раз мы ограничимся, скажем, снятием ста баллов с факультета. - При этих словах директор посмотрел в сторону МакГонагалл и та согласно кивнула. Да уж, дисциплину она всегда ставила выше, чем баллы собственного факультета. Но, пожалуй, так и нужно. - И месяцем отработок у мистера Филча. Но если что-то подобное повторится, мистер Шельт, то речь пойдёт как минимум об отстранении от учебы, с последующим повторением учебного года. Надеюсь, вы извлечёте из этого урок и впредь будете умней.
   - Я постараюсь, сэр, - не без толики облегчения, закивал я. Конечно, месяц отработок - это крайне сомнительное удовольствие, да и потеря набираемых усилием всего гриффинодра баллов не особо приятна. Но на фоне откровенного намёка о том, что меня могли бы наказать куда как суровей, вплоть до отчисления...
   - Очень на это надеюсь. Не позволите ли вашу палочку? - Когда я было уже подумал, что тема исчерпана, Дамблдор неожиданно продолжил разговор. И зачем ему понадобилась моя верная помощница, я понятия не имел, но особых причин отказывать вроде как не было, так что она быстро оказалась на столе директора. - Хмм... Отрадно видеть, что молодёжь не пренебрегает правилами ухода за артефактами. Он может и прост на вид, но является незаменимым инструментом, к которому следует относиться соответствующе. В руках специалиста палочка вообще может многое рассказать о своём владельце. Например, при должном опыте эффект "Приори Инкантатем" не только позволяет узнать последние используемые заклинания, но даже определить примерное время их применения. Забавно, правда?
   - Наверное, - неуверенно отозвался я, не вполне понимая, что тот имеет в виду. Причем тут заклинания и время их применения? Мы же о моей самоволке говорили... О самоволке, во время которой я применял заклинания, что в перспективе сулит куда большие проблемы, нежели нарушение школьных правил. Директор что, откровенно намекает на то, что ему всё известно? Но откуда?!
   - Хотя, сейчас у вас не должно быть времени на подобные изыскания, ведь СОВ уже совсем скоро, верно? К ним лучше как следует подготовиться. Так что можете идти, - Дамблдор приглашающим жестом предложил мне забрать свою палочку со стола, чем ещё сильнее меня запутал, - хотя, постойте, чуть не забыл. Я присматриваю, знаете ли, за факультетом, на котором когда-то учился и до меня дошли слухи о весьма своеобразной активности. Речь идёт о неких попытках сплотить маглорождённых учеников. Я ничего не путаю, Минерва?
   - Всё верно, Альбус.
   - Эмм... да, сэр, у нас действительно есть такая идея. Но разве в этом есть что-то плохое? - если честно, я окончательно запутался и перестал понимать, чего от меня вообще хотят, - мы ведь не планируем ничего большего, чем простая взаимопомощь.
   - Видите ли, мистер Шельт, сама идея может и кажется благой, но всё не так просто. Если маглорождённые ученики будут в первую очередь придерживаться своего круга, то у нас быстро сформируется негласный пятый факультет. И, что куда хуже, эти дети замкнуться на себе, что не позволит им интегрироваться в магическое сообщество. А такие вещи каждый должен решать для себя сам. Вам так не кажется?
   И вновь слова прозвучали вроде бы правильные, но что-то тут было не так. Сначала директор разобрал мою выходку, подведя к определённому выводу, после чего намекнул, что знает о моих похождения куда больше, чем должен, а теперь схожим образом затрагивает ещё одну тему. Стоит ли за его словами нечто большее, нежели простые догадки, я понятия не имел, зато отлично понимал, что он легко устроит мне какие-угодно проблемы. Если захочет, конечно. Или же всё это может быть просто моим подстёгнутым ночными событиями воображением, и никаких скрытых угроз тут нет, но даже так он вполне однозначно показывает, какого ответа от меня ждёт.
   - Похоже, я опять не подумал о последствиях, сэр, - несколько напряженно, выдавил из себя я.
   - Рад, что мы пришли к взаимопониманию, - добродушно кивнул Дамблдор, - хотя, вынужден признать, что определённый резон в вашей идее есть. Необходимость создания вводного курса для маглорождённых действительно назрела. Думаю, со следующего года мы попытаемся внедрить такую практику. Но большее уже пойдёт не на пользу, а во вред.
   На этой, весьма неоднозначной ноте моя "экзекуция" была окончательно свёрнута. Декан проводила меня до выхода, но сама осталась у директора. Я же оказался предоставлен самому себе и отправился в гостиную факультета, по пути обдумывая произошедшее. Похоже, мне придётся свернуть так и нереализованный замысел, что само по себе меня не особо радовало, но, с другой стороны, теперь у меня в любом случае не будет на неё времени. Месяц отработок у Филча - это, считай, практически полное отсутствие свободного времени до середины весны, а там уже и экзамены нагрянут.
   А вот как относиться к самому происшествию я пока не знал, но, определённо, в Хогвартсе мне сразу стало менее комфортно, чем ранее.
   ***
   Родной факультет, как и ожидалось, воспринял мой поступок едва ли не как героический подвиг - гриффиндор есть гриффиндор. В этом плане сложно было поспорить со словами директора о том, что моя самоволка может повлечь за собой ряд подобных случаев. Тут и перспектива целого месяца отработок для провинившихся - не факт, что остудит горячие головы. Но сам я к этому ажиотажу относился весьма прохладно, поскольку большинство любопытствующих сокурсников явно не думали о том, что я так поступил далеко не ради баловства. Пытаться же объяснять всем встречным-поперечным свои мотивы было откровенно лень.
   Некоторые кадры из других факультетов, а если точнее, то представители одного горячо любимого мною слизерина, напротив пытались меня как-то поддеть. У многих из них ведь нет никаких проблем с тем, чтобы в случае нужды покинуть школу. Но если в былые годы я позволил бы себя спровоцировать, то сейчас их потуги не вызывали у меня особых эмоций. Хотя и не скажешь, что желания разок-другой приложиться к наглым физиономиям совсем уж отсутствовало.
   Вклад в становление моего меланхоличного настроения внесла и мама. По всей видимости, она получила извещения от декана, после чего прислала весьма эмоциональное письмо, в котором высказала всё, что думала о моих поступках. И тут оставалось только радоваться, что она у меня не маг, иначе пришлось бы мне бегать от грозы всех Хогвартских школяров - вопиллера. Тот факт, что я нарушал школьные правила именно из-за её приступа упрямства, мою мать, видимо, не смущал совершенно.
   Кроме того я переживал за Интегру. Справляется ли она со свалившимися на неё проблемами? О таких вещах в письме-то не спросишь. Точнее, спросить можно, но вот ответ... В любом ведь случае получу ответ, что всё просто замечательно. А личный контакт до лета исключен наглухо. Такие дела.
   В общем, так и выходило, что настроение у меня было паршивым, свободного времени почти не оставалось, а экзамены стремительно приближались. Приходилось напирать на учебу и единственной "поблажкой", которую я мой себе позволить, было продолжение моих изысканий в школьной библиотеке. Только теперь в первую очередь меня интересовало всё, что связано с весьма опасными, кровососущими созданиями.
  
  Глава 12.
  
  Учеба, учеба, учеба... Чем ближе становилось СОВ, тем сильнее накалялась обстановка на нашем потоке. Межфакультетские разногласия вновь отходили на второй, если не на третий план, и всем мы, как заправские грызуны в колесе, бегали по порочному кругу: уроки-библиотека-сон с краткими перерывами на еду и прочие нужды. Даже извечные оболтусы пытались как-то подтянуть свой уровень знаний - по всей видимости, преподаватели не зря промывали ученикам мозги о важности этой аттестации на протяжении всего года.
  Пик напряжения совпал с днём, когда прибыла комиссия, состоящая из раритетного вида магов. Серьёзно, старички и старушенции выглядели так, словно разваляться от малейшего дуновение ветра. Но это оказалось крайне обманчивым впечатлением, поскольку хватка у них оказалась такая, что бульдогам и не снилась. Будь то теория или практика, трансфигурация или история - они вытягивали из своих жертв всё до последней капли. Я даже сам местами удивлялся, когда с помощью наводящих вопросов умудрялся давать ответ на то, что вроде как не должен был знать.
  Но ничто не длится вечно. Последний экзамен был сдан, и по школе пронёсся дружный вздох облегчения. В других потока, за исключением выпускного курса, разумеется, кто-то радовался высоким оценкам, а кто-то ровно наоборот, но мы в отличие от них даже не знали своих результатов. И, в общем-то, не желали знать. Сейчас был важен именно сам факт того, что многомесячный источник напряжения, СОВ, наконец, остался позади, а о баллах думать не хотелось совершенно. Хотя, сказать так всё же было бы преувеличением. На деле мысль о том, что я справился и, вроде бы, вполне неплохо, грела душу.
  Последние, преисполненные сладкой праздности дни в школе пролетели и вовсе незаметно. Делать не хотелось решительно ничего, и устоять перед соблазном оказалось нереально. Так что праздничный ужин наступил, можно сказать, незаметно. Был объявлен факультет-победитель, коим в этом году стал Слизерин, директор выдал прощальную речь и на этом все формальности были соблюдены. Мой пятый учебный год подошел к концу.
  А уже следующим утром я сидел в купе Хогвартс-экспресса. Причем, в гордом одиночестве. Наша стандартная компания как-то сама собой распалась: Уизли бы занят своими обязанностями старосты, а Кирстон куда-то умчался с предвкушающее-довольным видом. Похоже, слухи не врали, и он действительно нашел себе подружку. Даже забавно: как совать нос в чужие дела или распространять чужой трёп, так он всегда был первый, а тут резко стал весь из себя молчаливый и таинственный. Вопрос - надолго ли?
  Но в целом я был не в обиде, скорее даже наоборот. В последний месяц с личным пространством было откровенно туго. Гостиная факультета всегда полна народу и спальня у нас одна на четверых, а единственное место, где обычно можно было спокойно посидеть в тишине и покое, то есть библиотека, в преддверии экзаменов всегда тоже не пустовала. Не в уборной же было уединяться для размышлений о жизни?
  А подумать было о чем. Например, я одновременно испытывал радость от того, что, наконец, еду домой и напряжение, от того же. Как ни крути, а в этом году случилось самое крупное за мою жизнь разногласие с матерью, и к какому-либо логическому завершению оно не пришло. Она, похоже, считала, что поступила правильно, ну а я и подавно. Тупик. В другой ситуации я бы мог повиниться, даже считая себя правым, но не в этот раз - слишком уж важная для меня тема. И что при таком раскладе ждёт меня дома? Тут, как ни странно, оставалось уповать лишь на отчима.
  Прозвучавший стук в дверь купе дал вполне однозначно понять, что и на этот раз как следует всё обмозговать мне не дадут. Впрочем, тут долгие думы всё равно не помогут - как вернусь, там видно будет, что да как.
  - Открыто, - после небольшой паузы, откликнулся я. Будь это кто-то из моих знакомых, то они бы просто обозначили соблюдение приличий и вошли, а значит, я понадобился кому-то ещё. И тут список потенциальных визитёров не сказать, чтобы был особо обширен. Уж точно не какая-нибудь красотка, резко возжелавшая моего общества.
  - Можно? - дверь приоткрылась, демонстрирую замершего на пороге Джонатана Майлса.
  Первой мыслью было послать навязчивого первогодку куда подальше. Но быстро вспомнил, что тот уже не первый раз хотел поговорить, а я постоянно был занят подготовкой к СОВ, после чего утвердительно кивнул. В конце концов, дать совет-другой совсем несложно, и вообще, это я сам к ним тогда подошел, а значит должен нести ответственность за свои решения. И кстати, насчёт "к ним"...
  - А где твоя подружка? - спросил я, после того как визитёр устроился на сиденье напротив. С той девчушкой я как-то вообще больше не пересекался, но я почему-то изначально был уверен, что они сойдутся на почве происхождения. Однако и в этот и в прошлый раз Джонатан появился без компании.
  - Если ты про Элизабет, то она мне не подружка, - пожалуй, вопрос был задан в несколько провокационной манере, но вместо вполне уместного тут смущения, Майлс скорее разозлился. Видать, что-то у них не заладилось.
  - Как скажешь, - пожал я плечами, - чего хотел-то?
  - Да так... спросить. Я те книги прочитал, и время столько прошло, но всё равно, как-то... не знаю...
  - Чувствуешь себя чужим? - догадался я, и парнишка с кислым видом кивнул, - а Элизабет, значит, быстро втянулась и обросла подружками?
  - Типа того.
  - Понятно. Но тут я вряд ли чем-то смогу помочь. У меня тоже были сложности, но я никогда не считал их проблемой, так что просто не знаю, что можно посоветовать, - на самом деле я вполне представлял, в чем тут соль. Попадая в Хогвартс, такие как мы имеем два пути: принять всё как есть или начать задавать вопросы. Джонатан парнишка смышленый, причем начал шевелить мозгами он на удивление рано. И тут сколько угодно можно говорить про стереотипы, но на Равенкло ему было бы явно лучше. Возможно... В любом случае, как ему теперь объяснить, что всё из-за того, что у него мозги работают как надо? И чем тут помочь?
  - Но у тебя же здесь есть друзья? - понятное дело, таковой ответ шустрого малого не устроил, - тот же староста, я вас часто с ним вижу.
  - Есть такое, но на первых курсах мы с ним чуть ли не враждовали. Это уже потом как-то сошлись, - пояснил я.
   - Как-то?
  - О-о-г-х. - Из груди вырвался глухой стон. Эта дотошность начинала меня раздражать. Как и неспособность нормально сформулировать ответ. - Да не знаю я! Так сложилось. И у тебя сложится, если не будешь всем доказывать, что ТАМ всё лучше и разумней устроено, нежели ТУТ. Для местных это такая же дичь, как и многое здешнее для нас, так что тебя всё равно не поймут. Просто не навязывайся к другим, но и в обиду себя не давай. Понял? Со временем сдружишься с парой-тройкой адекватных ребят.
  Само собой я не мог знать, совершал ли он мои ошибки или нет, но судя по пошедшему пятнами лицу Майлса, что-то такое он отчебучивал. Оно, в общем-то, вполне ожидаемо. Наверное, это вполне естественное поведение. Главное чтобы до кулаков, как последнего метода аргументации дело не доходило.
  - Я попробую, - в итоге, выдавил он из себя, - и... это... если не занято, то можно я здесь останусь? А то бегать и искать другое купе...
  - Сиди, - буркнул я. Всё равно ведь не отвяжется.
  ***
  На этот раз добираться до дома мне пришлось самому. Это было неприятно, ведь кататься на общественном транспорте с увесистым чемоданом удовольствие сомнительное, но что-либо требовать от отчима при наших с ним взаимоотношениях я не имел никакого права. Не смог он за мной заехать - значит не смог. Он и так уже дважды выручал меня за этот учебный год. К тому же на фоне небезызвестного магического транспорта, обычный автобус казался просто воплощением комфорта.
  В итоге на дорогу ушло почти вдвое больше времени, нежели обычно, но всё это мелочи, ведь первое, что я увидел, подходя к дому, это играющего на нашем дворике Стива. И, что особенно приятно, он явно ждал меня. А как иначе объяснить тот факт, что он был не в саду?
  - Кри-и-ис! - прозвучал радостный вопль, и непоседливый ребёнок тут же устремился в мою сторону. Я едва успел поставить чемодан на землю, как пришлось подхватывать радостно хохочущего брата. Не ответить на эти совершенно искренние эмоции было невозможно.
  - Привет, мелкий. Соскучился?
  - Да!
  - Я тоже. А где мама? - заставить себя произнести слово "родители" у меня так и не получилось, хотя в отношении Стива оно было целиком и полностью верным.
  - Готовит! А папа на работе! - Тут же отчитался мальчуган. За прошедшие месяцы он стал говорить куда увереннее. - Пошли, я покажу...
  Как-то так я и оказался дома. Причем возвращение прошло куда лучше, чем я ожидал. Никаких тебе скандалов и разборок - словно и не было ничего. Это было не совсем правильно, ведь сама по себе проблема никуда не исчезла и вполне могла возникнуть вновь, но сейчас я был даже рад такому повороту: спокойная домашняя обстановка - это было именно то, чего сейчас хотелось. Это в те дни я бы не удержался и что-нибудь ляпнул, а сейчас... Просто был рад оказаться в родных стенах, потискать брата и перехватить домашней стряпни. Да и мама тоже не торопилась нагнетать обстановку. Ну а Генри и подавно.
  Оставался только один момент, который не давал мне покоя, и уже на следующий день, пока никого из моих не было дома, я поспешил узнать, как дела у Интегры. Но и тут всё вроде как было спокойно. Мы вновь встретились в том же кафетерии, и сам факт её прихода в подобное место о многом говорил. Девушка сходу заверила меня, что всё в порядке, и она при поддержке многоопытного Уолтера справляется со своими обязанностями. Загнанной лошадью она при этом так же не выглядела, разве что лицо чуть посуровело, но оно и понятно.
  Единственным отличием он наших былых встреч был только тот факт, что она не заваливала меня вопросами о магах и всём, что с ними связано. Но за столько лет Интегра и так вытянула из меня всё, что возможно, так что тут ничего особого не было. Так, посидели, поговорили, вспомнили пару тёплых моментов, связанных с её отцом, и разошлись. Какого-либо осадка после этой встречи у меня не осталось.
  В общем, всё складывалось прекрасно. Даже как-то слишком хорошо, учитывая всё произошедшее.
  
  Глава 13.
  
  Входной звонок застал меня за уборкой. Далеко не самое любимое моё занятие, но прошла уже неделя после возвращения домой, а я всё никак не мог прижиться в собственной комнате. Как это часто бывало после долгих месяцев в совсем других условиях, всё казалось каким-то неудобным, чужим. Не хватало мягкого и равномерного магического освещения, всегда свежего воздуха и полного отсутствия даже намёка на пыль. Потому и решил устроить небольшую перепланировку, а заодно избавиться от всякого хлама, что скопился по принципу "вроде и не нужно, но выкидывать жалко".
  И поскольку дома я был один, а днём в будние дни обычно так и бывало, ведь отпуска были запланированы аж на август, то именно мне пришлось сворачивать своё занятие и спускаться вниз, дабы встретить незваного гостя. Правда, невольно вставал вопрос, что мне делать, если это какая-то доставка или представители местных коммунальных служб? С другой стороны, сидеть и делать вид, что никого нет дома, это как-то совсем уж глупо, если не сказать большего, так что оставалось утешать себя мыслью, что как-нибудь да разберусь.
  Однако стоило мне открыть дверь, как сразу стало понятно, что мои предположения не имеют ничего общего с реальностью.
  - Уолтер? - удивился я.
  И тут дело было не столько в неожиданном визите, хотя это тоже было крайне необычно, сколько во внешнем виде мужчины. Я его, в принципе, ни разу в жизни не видел ни в чем, кроме его своеобразной униформы", но сейчас с тем образом не было ничего общего. Точнее, набор элементов остался практически тот же, разве что галстука и пенсне не хватало, но в потёртых джинсах и кожаной жилетке поверх тёмной рубашки он походил скорее... Не знаю, но уж точно не на дворецкого. Даже выглядеть стал моложе. Хотя, в общем-то, я и не знал, сколько ему на самом деле лет. На вид так под шестьдесят, но в нынешнем обличии он и на полтинник с трудом тянул.
  - Здравствуй, Кристофер. - Невозмутимо поприветствовал меня мужчина. И, похоже, моя реакция от него не укрылась, поскольку на его лице быстро образовалась знакомая мне ухмылка. - И не нужно на меня так смотреть. Я не родился дворецким семьи Хэллсинг.
  - Эмм... ну да. - Это замечание несколько меня смутило, в конце концов, об этом человеке я вообще мало чего знал, но удивление от такого внешнего вида быстро ушло в сторону, уступив место беспокойству. Обычно все встречи оговаривались заранее, посредствам письменного послания или телефонного звонка, но раз он пришел сам, то... - Что-то случилось?
  - Нет-нет, с госпожой всё в порядке, - быстро ответил Уолтер, что опять же выпадало из его обычного образа чопорного британца, - скажем так, я здесь по личной инициативе. Ты не занят?
  - Не особо, - неуверенно отозвался я, совершенно не понимая, чего ждать от этого визита.
  - Тогда собирайся, я хочу тебе кое-что показать. И можешь не волноваться, вернёмся мы до возвращения твоей матери.
  Последние слова откровенно намекали на то, что момент появления был выбран специально, и это, вкупе с самим предложением, не могло меня не заинтриговать. Чтобы Уолтер по некой "личной инициативе" пришел ко мне с намереньем "кое-что показать", да ещё так, чтобы у меня не случилось новых проблем с матерью? Да это просто какой-то слоёный пирог из уникальных явлений.
  Так что я не стал мешкать и пошел переодеваться, чтобы через несколько минут выйти на улицу и запереть за собой дверь. На улице нас ждала машина, припаркованная аккурат напротив моего дома. Но не та махина, на которой мне неоднократно доводилось кататься, я небольшая, спортивного типа. И тоже черная. Пунктик что ли у него на этот цвет?
  - И куда мы едем? - спросил я, разместившись на переднем пассажирском месте. Обычно-то меня именно что доставляют, и сидеть приходиться сзади, а тут грех было не воспользоваться моментом.
  - Той ночью у тебя было много вопросов и мне разрешили ответить на часть из них, - моё самоуправство оказалось проигнорировано, а вот причина визита прояснилась. Однако я не мог однозначно решить, хорошо это или плохо. Ведь я уже было решил, что эта тема себя исчерпала, и вздохнул с облегчением но, по всей видимости, это было не так.
  - "И зачем ради этого куда-то ехать?" - хотел было спросить я, но тут Уолтер утопил педаль газа в пол, резко трогаясь с места, и меня буквально вжало в кресло.
  ***
  Ехали мы минут сорок, объезжая город по окраинам, и только под конец немного углубились в сторону центра. Учитывая скорость и незагруженные в такое время дня дороги, отмахали мы изрядное расстояния, и я довольно слабо представлял, в какой части Лондона мы сейчас находились. Зато полицейское ограждение у входа в переулок с одиноким констеблем, охраняющий перекрытый проход, явно намекали на то, что место выбрано далеко не произвольно.
  Именно туда мы и направились. Уолтер сунул под нос представителю полиции какое-то удостоверение, отчего тот мгновенно очистил путь, даже не пытаясь задавать каких-либо вопросов.
  - Не отставай, - на ходу бросил мне дворецкий.
  Переулок на поверку оказался тупиковым, зато в нём обнаружился спуск в какой-то подвальчик. Короткая лестница вела к проходу, который почему-то ничем не перекрывался. Но стоило спуститься, как сразу стало понятно, почему дела обстояли именно так: уже по ту сторону валялась напрочь вывороченная железная дверь. Но на фоне того хаоса, что творился внутри, данный факт даже не удивлял. Просторное подвальное помещение было полностью разгромлено: повсюду валялись какие-то перевёрнутые койки и кресла, под ногами хрустело крошево из осколков бетона, стекла и ещё не пойми чего.
  Уолтер хранил молчание и на мой недоумевающий взгляд лишь приглашающе повёл рукой. Переступив порог и осторожно огибая валяющийся хлам, я прошел чуть глубже, осматриваясь. Моё внимание быстро привлекла одна из коек, из-за своего странного устройства: в оголовье была пристроена странная штука, словно углубление для воды или ещё какой жидкости. У кресел, к слову, тоже обнаружилось что-то подобное. А ещё я заметил ряд выбоин от пуль в стене и багровое пятно на полу в около того же места. Да и не только там они виднелись... Засохшая кровь?
  - Что это за место? - не выдержав, я вновь посмотрел на своего сопровождающего. Тот так же зашел внутрь, но замер около самого входа.
  - Что-то типа наркопритона. Только вместо химии здесь продавали ощущения.
  - Это как? - объяснение вышло, мягко говоря, мутное. Как можно продавать ощущения?
  - Слышал про артефакт именуемый "омут памяти"? - Я быстро кивнул. Про штуковину, в которую можно скидывать свои воспоминания для их последующего просмотра мне доводилось читать. - Здесь использовалось что-то типа него. Насколько я знаю, оригинальный артефакт защищает сознание пользователя, подавая воспоминание как отстранённое изображение. Но тут использовалась поделка, которая приводила к полному погружению. То есть человек при просмотре воспринимал себя в роли донора воспоминания и переживает все его эмоции. Понимаешь, к чему я виду?
  - Кто-то продавал особо яркие воспоминания? Как кино? - на поверхности лежала именно эта мысль, но в ней, вроде, не было ничего плохого. Или я чего-то не понимаю?
  - Не сами воспоминания, а время их просмотра, - поправил меня Уолтер, - и всё гораздо хуже. Не знаю, кто и зачем придумал эту штуку, но некоторые люди готовы платить любые деньги, а в нашем случае ювелирные изделия и прочие драгоценности, ради того, чтобы раз за разом переживать выдающиеся моменты своей либо чужой жизни. Триумф, просветление, экстрим, счастье, бурный секс - что угодно. Минимум временных затрат и никакого вреда здоровью, зато распробовав, отказаться почти невозможно.
  - Это... мерзко, - почему-то мне сразу вспомнилось, как отчим рассказывал про один жутковатый эксперимент. Там вроде бы мышам подводили электроды прямо в мозг так, чтобы от воздействия тока они испытывали удовольствие, и показали грызунам кнопку, которая активирует этот процесс. Несчастные умирали от обезвоживания, но так и не отходили от заветной кнопки. Люди, наверное, поумнее, и от еды с питьём не откажутся, но всё равно...
  - Рад, что ты так считаешь, - совершенно серьёзно произнёс мужчина.
  - И что в итоге тут произошло? - краткий экскурс в детали нелегального бизнеса был познавателен, но почему внутри словно торнадо прошелся, было по-прежнему непонятно.
  - А на что это похоже? - с некоторым даже удивлением посмотрел на меня Уолтер, - попытка захвата. Неудачная. Мы рассчитывали взять дельцов живыми и выяснить, кто за ними стоит, но те, когда поняли, что не могут аппарировать, запаниковали и спровоцировали бойню. Лично мне плевать на их жизни, как и на жизни их клиентов, но мы понесли потери и ничего не узнали.
  - Разве подобным не должен заниматься аврорат? - про тот момент, что они как-то заблокировали аппарацию, я уже и не спрашивал. Всё равно либо мне не ответят, либо и так расскажут.
  - Формально, так и есть, - на лице дворецкого проявилась презрительная мина, - вот только маги не проявляют особой активности, если нет прямой угрозы статуту о секретности. В таких случая на "шалости" тех, кто зарабатывает на маглах, как они это называют, смотрят сквозь пальцы. А местные дельцы хорошо знали границы, которые не стоит переступать. Клиентура была устоявшаяся, новых привлекали осторожно, а в случае проблем сами затирали память. В итоге действовать пришлось нам.
  Обстановка прояснилась, и я совсем иначе взглянул на этот разгром. В голове мгновенно сложилась картинка того, как люди лежали или сидели, отрешившись от реальности. Здесь наверняка постоянно звучала жуткая какофония и восторженных криков, стонов, смеха и всех прочих воплощений сильных эмоций. При этом само место, судя по обстановке, было рассчитано далеко не на богачей, они-то могут себе позволить пережить всё в реальности, а на всякий сброд. Многие, наверняка, попросту воровали или даже грабили, чтобы попасть сюда снова.
  - Если честно, я иначе представлял вашу работу, - после небольшой паузы, признался я. Уолтер так буднично всё это пояснял, отчего становилось совершенно очевидно, что для него подобные вещи являлись обыденностью.
  - Не ты один. Наверняка думал о чем-нибудь героическом, да? - Дворецкий бросил на меня насмешливый взгляд, но на этот раз ему смутить меня не удалось. Может он и прав, только что тут такого? - Как стая потерявших последние крохи рассудка оборотней нападает на ферму или небольшую деревню и начинается бойня, которую кто-то должен остановить?
  - Типа того, - не сказать, чтобы тот прям угадал, но общая суть была схожей.
  - Сожалею, но белый конь не подходит мне ни по цвету, ни по скоростным характеристикам, - окончательно развеселился Уолтер, - на деле подобное тоже случается, но редко. И вот тут-то маги вмешиваются очень оперативно. Хотя опять же, когда как. Что восемь, что пятьдесят лет назад им было не до того.
  - Хорошо, я понял. - Выходило, что они являлись смесью чем-то средним между армией и полицией, акцентированной на магическом направлении. Однако я всё ещё не понимал, к чему была это поездка. Не для того же, чтобы надо мной прикалываться. - Но зачем ты рассказываешь мне это? Почему именно здесь и сейчас?
  - Это сложная тема, - мужчина посерьёзнел, возвращаясь к привычному мне образу, - правда такова, что сейчас дело семьи Хэллсинг переживает не лучшие времена. В отличие от других ветвей нашей организации, мы едва справляемся с поставленными задачами. Если брать этот конкретный пример, то нас навели на этот притон и дали всю необходимую информацию, но мы не смогли четко отработать.
  - Дело в Интегре? - а я ведь говорил крёстному, что подростку не справиться с такой задачей.
  - Лишь отчасти. Проблемы возникли ещё при сэре Артуре, но при нём удавалось справляться вопреки всем сложностям. За последние века было два крупных кризиса в магическом мире, что не могло пройти без последствий. Мы понесли значительные потери, но если простым солдатам всегда можно найти замену, даже если это сопряжено с определёнными рисками, то некоторых людей заменить куда как сложнее. Ты уже на личном опыте убедился, насколько маги превосходят обычных людей. Тактика и экипировка могут сгладить различие, но не более того. Поэтому в Хэллсинге всегда были бойцы особого рода, способные на равных потягаться как с магами, так и магическими тварями.
  - И ты один из них, - разумеется, я не мог забыть про то, что видел в особняке. Я так и не понял, что тогда сделал Уолтер, но это явно выходило за рамки возможностей обычного человека.
  - Верно, - подтвердил очевидное дворецкий, - но я уже не настолько хорош, как в былые годы, а все потенциальные преемники погибли в ходе войны с тем магом. Волдемортом. Новых ищут, но пока безрезультатно.
  - Стоп. - Едва я услышал про преемников, как у меня в голове буквально щёлкнуло. Таковыми, наверняка, считались чем-то выделяющиеся люди, и тут невольно возникало подозрения, что моя магическая одарённость далеко не случайна. - А мой отец...
  - Нет, он был обычным человеком.
  - Понятно... - Я даже не знал, разочаровало меня данное известие или нет. С одной стороны, хотелось считать, что он был кем-то особенным. Но с другой, это бы значило, что на деле я ничего о нём не знал. - Извини что перебил, продолжай.
  - Почти всё, что нужно, уже сказано, - терпеливо продолжил Уолтер, - добавь к этому смерть сэра Артура, молодую госпожу в качестве его наследницы и события той ночи. Мы были вынуждены избавиться от части сотрудников, другие ушли сами и теперь у нас острая нехватка людей, а я моложе не становлюсь.
  - А как же Алукард? - мои воспоминания о том существе были крайне неоднозначные, но мой собеседник явно был высокого мнения о его возможностях.
  - Его пробуждение даёт нам надежду успешно разрешить нынешние проблемы своими силами. Но с ним не всё так просто. Если бы целью было устранение этих магов, то он подошел бы великолепно, но задержать? Тут не всё так просто. Алукардом движет два мотива: служба достойному хозяину и поиск тех, кто может развеять его скуку, будь то интересный собеседник или сильный противник. Он не высокого мнения о человеческом обществе и не испытывает никакого интереса к поддержанию порядка, а потому его действиям часто сопутствуют значительные разрушения. Для рутины и деликатных операций он не подходит.
  Ответ оказался взвешенным и достаточно подробным - Уолтер явно знал, о чем говорил. По всей видимости, обстоятельство действительно складывались не лучшие.
  - И Интегра обо всём этом знала, но молчала, - я не спрашивал и не утверждал, а скорее просто озвучивал свои мысли. Почему она так поступила?
  - Она дочь своего отца, - в голосе дворецкого прозвучала неожиданная теплота.
   - Что есть, то есть, - вынужден был согласиться я.
  - Теперь ты в курсе расклада. Нужно было что-то предпринимать и вот мы здесь, - произнёс Уолтер и пристально посмотрел на меня. Сразу стало понятно, что это далеко не конец разговора и эта "экскурсия" была затеяно не для того, чтобы поставить меня в известность.
  - То есть ты хочешь, что бы я стал твоим... эмм... приемником? - собственно мне уже стало вполне очевидно, к чему он клонит, но я не знал, как к этому относиться.
  - Да, - прозвучал односложный ответ.
  - И вы примете мага? - понятное дело, что об этом не забыли, но и не упомянуть данный момент было никак нельзя.
  - Стороннего - никогда. Но к тебе присматривались с того самого момента, как стало понятно, что сын Алана Шельта оказался одарённым. Однако сэр Артур всегда был категорически против. Госпожа Интегра в этом вопросе тоже упорна, но скорее из-за личных мотивов. Поэтому я взял на себя смелость дать тебе возможность решать самому. Я знаю, что твоя семья будет против, и все поймут, если ты откажешься. Но я так же знаю, что у тебя есть соответствующие склонности, иначе этого разговора никогда не состоялось. Не спеши, обдумай всё как следует и прими решение.
  
  Глава 14.
  
  Уолтер не требовал от меня сиюминутного ответа, скорее ровно наоборот, посоветовал не спешить и, как ни в чем не бывало, отвёз домой. Но его предложение напрочь выбило меня из колеи на весь оставшийся день. Если в прошлый раз, когда я, повинуясь порыву, был готов предложить свою помощь Интегре, при этом даже сам толком не понимая, в чем и как, то сейчас всё было куда как серьёзней. Теперь-то стало понятно, чего от меня ждут, и чего мне это будет стоить. Ну и само собой данная тема прочно оккупировала мои мысли и все рассуждения крутились в этой области.
  Желание узнать всё о том, чем занимался мой отец, стало только сильнее, да и про данное крёстному обещание я не забыл. Сама по себе идея пойти путём двух самых уважаемых мною людей так же отторжения не вызывала. Тут всё вроде было "за", и если бы что-то такое мне предложили двумя годами позднее, я бы согласился без особых раздумий. Наверное... Но сейчас в случае согласия я, по сути, обрубал себе все прочие возможности. К тому же не сложно догадаться, как отреагирует моя семья, если я вдруг заявлю, что бросаю школу и иду... даже не знаю, как это официально назвать.
  При этом я прекрасно понимал, что подобные предложения делаются только один раз. Фактически, меня попросили о помощи в трудную минуту, не зря же Уолтер решил устроить это вопреки желанию крёстного, и если отказать, то этого не забудут. Быть может действительно поймут, но всё равно не забудут. И какие бы слова не подбирались, но это именно то, что так не понравилось в своё время Интегре - необходимость выбора, который потом уже будет не переиграть. С другой стороны, моё отношение к такому выбору не изменилось. Ведь так?
  - Сынок, с тобой всё в порядке? - голос матери заставил меня осознать тот факт, что я уже некоторое время сижу и бессмысленно ковыряюсь в остатках ужина. Не знаю, сколько я так сидел и тупил, но Стива за столом уже не было. Видать уже поел и побежал смотреть мультики.
  - Просто задумался. - Отозвался я, но что она, что отчим продолжали как-то странно на меня смотреть. И если Генри я знал недостаточно хорошо, то такой взгляд матери был мне знаком. Именно так она посматривала на меня несколько дней, прежде чем решилась сказать, что выходит замуж. - Что?
  Стоило прозвучать моему вопросу, как мать с отчимом переглянулись, и у них явно произошел некий немой диалог. Генри вопросительно поднял брови, на что мама сначала никак не отреагировала, но спустя несколько секунд тяжело вздохнула и качнула головой, после чего переключилась обратно на меня.
  - Мы хотели с тобой кое-что обсудить, - несколько неуверенно или даже нервно произнесла мама, - тебе ведь не обязательно дальше учиться в этой вашей школе, верно? Тогда как ты смотришь на то, чтобы пойти учиться в колледж? Генри поговорил с одной своей знакомой, и та предложила неплохой вариант. Даже если не лучшим образом сдашь экзамены, то тебя могут взять.
  - Э-э-э... что? - Я даже не сразу понял сказанного, поскольку голова была занятя совсем иными вещами. Зато когда понял, то, мягко говоря, удивился. Да, я сам предлагал такой вариант одному своему знакомому и считал его весьма неплохим, но этим вопросом нужно было заниматься сразу, а не спустя пять лет. - А вы не забыли, что последние пять лет я учился несколько другим вещам?
  - У тебя будет целый год, чтобы подготовиться. Мы тебе поможем и репетиторов наймем, если понадобиться, - увещевательным тоном продолжила мама, - разве это не отличная возможность вернуться к нормальной жизни?
  - К нормальной жизни? - этот тезис прозвучал совсем уж дико, - мам, так уж сложилось, что я родился магом и теперь учусь в школе для магов. Какая ещё у меня должна быть жизнь?
  - Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Никаких исчезновений на большую часть года, ты сможешь больше времени проводить с семьёй. С братом! Ты же сам когда-то хотел отказаться от всего этого.
  - Хотел. - Согласился я, поскольку так оно в общем-то и было. Но последние годы не прошли бесследно для моего мировоззрения. Я уже давно не был ребёнком, который замечал только негатив. - И отчасти это желание сохранилось до сих пор. Но как ты себе представляешь это сейчас? Я не смогу одновременно продолжать учебу и пытаться с нуля изучать магловские науки, - мама нахмурилась, мои слова ей явно пришлись не по душе, но я уж точно не вкладывал в этот термин негативного смысла, - значит, бросаю Хогвартс. Хорошо, пусть так. Но что мне делать, если при этом я не смогу поступить в этот колледж?
  - Мы что-нибудь придумаем. - Мама наверняка всё это уже обдумала и тоже понимала все недостатки такового "плана", но всё равно считала, что для меня так будет лучше. Не спорю, может оно и так, потому что свои дальнейшие перспективы как мага я видел крайне смутно. Но попытки обустроиться в обычном мире я рассматривал как возможный шаг уже после окончания учебы. - Но я уверена, что ты справишься, если серьёзно возьмёшься за дело.
  - Ну да, всего лишь взять и нагнать тех, кто всё это время учился в обычных школах. Сущая ведь мелочь...
  - Никто и не говорит, что это будет просто, - продолжила гнуть свою линию моя мать, - но это лучше чем...
  - Чем что? Чем учиться бесполезным фокусам? Ты это хотела сказать?
  Да, перебивать собственного родителя это неправильно, но все эти эпитеты, которыми все эти маркируют Хогвартс, меня уже порядком утомили. И даже внутреннее напоминание о том, что они, в отличие от меня, просто не видят результатов обучения, уже не помогало. Мне было что сказать и очень хотелось, наконец, выговориться, но именно в этот момент в наш диалог вклинился доселе молчавший отчим.
  - Ты ведь и сам не знаешь, чего хочешь Кристофер? Верно?
   - Я прекра... - заикнулся было я, но замолкну, поскольку такая постановка вопроса загнал меня в тупик. А чего я собственно хочу? Я ведь не считал саму по себе перспективу учиться в колледже неприемлемой, но желания тратить кучу сил и времени она тоже не вызывала. И именно здесь крылся корень моих проблем. Я не особо цепляюсь за магический мир, но и к магловскому я испытываю схожее отношение. Иначе давно бы уже определился. А потому бесило меня в первую очередь само желание что-то решить за меня. Я ведь уже понял, что раз эта тема поднялась, то за лето меня постараются "дожать".
  И осознание данного факта заставило меня под другим углом взглянуть на альтернативу продолжения учебы, в каком бы формате она не проходила. Да, меня по-прежнему гложут сомнения и попросту страшновато столь резко менять свою жизнь, но зато этот вариант меня действительно интересовал. А ведь это уже не мало.
  - Нет, не верно, - мысленно определившись, я наконец-то почувствовал себя уверенно. И пусть моё желание им точно не понравится, но я должен его высказать, потому что альтернативы тут просто нет, как бы соблазнительно не казалась идея обратного.
  ***
  Вторая поездка на "Ночном Рыцаре" оказалась столь же незабываемой, как и первая, но на этот раз хотя бы не столь длинная. С другой стороны отрицать тот факт, что им крайне удобно пользоваться в сложных ситуациях, было бы глупо. Правда, тенденция всё равно вырисовывалась какая-то нездоровая - опять поздний вечер, магический автобус и побег. Но что мне ещё оставалось в сложившейся ситуации?
  Разумеется, моей семье КРАЙНЕ не понравилось озвученная мною альтернатива Хогвартсу и колледжу. И само собой всё это вылилось в форменный скандал. Ну... почти. На деле всё стихло очень быстро, поскольку повышенные тона перепугали Стива, и пришлось совместными усилиями его успокаивать. Так что мой братишка поработал своеобразным громоотводом, за что честь ему и хвала, но, понятное дело, поднятая тема не забылась.
  Мама и слышать ничего не хотела, а я, ощутив уверенность в своём выборе, не собирался отказываться от предложения Уолтера. Как-то так и получилось, что мне оставалось только сбежать. А ведь именно этого сценария мне хотелось избежать. Какие бы разногласия не возникали, у меня никогда даже мысли не было о том, чтобы рвать отношения с семьёй. К тому же я несовершеннолетний, со всеми вытекающими сложностями. Но и перспектива сидеть дома, ожидая, что всё само разрешиться, меня совершенно не вдохновляла. Тем более, что если в прошлый раз на моей стороне был отчим, который умел очень аккуратно подталкивать мою мать к нужным решениям, то сейчас на это можно не рассчитывать. Некая "знакомая" ведь была именно его.
  И вот я оказался около единственного места, где мог рассчитывать на помощь. Вот только крёстного, который наверняка нашел бы, что посоветовать в сложившейся ситуации, больше не было. А ведь хороший совет это именно то, в чем я сейчас остро нуждаюсь.
  - Да вы смеётесь... - однако все личные переживания пришлось резко отложить на другой раз, поскольку стоило меня подойди ближе к семейной обители Хэллсингов, как меня накрыло крайне неприятное ощущение вторичности происходящего. У главных ворот снова было совершенно пусто...
  Подходя всё ближе, я отчаянно надеялся, что просто чего-то не замечаю или после тех событий пост охраны перенесли куда-то глубже. Но нет - пусто. Неужели опять что-то случилось? И опять именно в тот момент, когда сюда пришел я? Да не бывает таких совпадений, просто не бывает! Но я наблюдал то, что наблюдал. И что теперь делать? Вновь перелазить?
   - И вновь ты тут, маг. Почему? - я лишь судорожно дёрнулся, когда осознал, что в густой даже по вечерним меркам тени около ворот лежит здоровенная черная псина. Или не совсем псина, поскольку три пары горящих красным глаз это не то, что свойственно четвероногим друзьям человека. Как и умение говорить в общем-то. И как я его сразу не заметил?
  - Кто ты? - рука скользнула в карман, нащупывая палочку.
   - Сторожевой пёс, - фыркнуло создание, - или не похож?
  Выдав эту фразу, "пёс" закрыл глаза, сливаясь с тенью, которая тут же начала разрастаться, причем не столько в стороны, сколько вверх, скручиваясь густыми, непроницаемо-тёмными жгутами. Всё действие не заняло и пары секунд, за время которых я только и смог, что отшатнуться назад и достать палочку, после чего напротив меня застыл мужчина в красном, архаичного вида костюме с аналогичного цвета широкополой шляпой и с желтыми очками, скрывающими глаза.
  - Алукард? - от образа того вампира, что я видел несколько месяцев назад, не осталось ровным счётом ничего. Даже цвет волос сменился с белого на иссиня-черный. Но тут других вариантов быть не могло. Разве что в подвалах этого особняка завалялось ещё пара древних вампиров...
  - Верно. Но ты так и не ответил на мой вопрос, маг.
  - Мне нужен Уолтер, - озвучил я цель своего визита, - ты пропустишь меня внутрь?
  - Я сторожевой пёс, а не привратник, - на бледном лице мужчины появилась кривая усмешка, демонстрирующая острые клыки, - и я не спрашивал, что тебе нужно, я спрашивал, почему ты вновь пришел сюда.
  - Потому что... - Я замялся, не зная, что тут можно сказать. Как-то совершенно не хотелось признаваться в своих проблемах перед посторонними, а уж перед нежитью тем более. Но что мне делать, если он меня не пустит, идей вообще не было. - Мне больше некуда было пойти.
  После моих слов повисла тишина. Вампир молчал, с его лица испарился тот оскал, а глаза скрывались очками, так что было решительно невозможно оценить его реакцию. Хотя в общем-то понятно, что на что-то типа сочувствия точно можно не рассчитывать. И так продолжалось ровно до того мгновения, как его фигура "поплыла", вновь превращаясь в тень, а потом и в пса. "Животное" лишь мельком посмотрело на меня, после чего свернулось клубком в тени ворот, и те начали беззвучно расходиться.
  Пока я переводил взгляд на открывшийся путь и обратно, никакого пса уже не было. Я предпочел расценить это как приглашение и направился к особняку, окружающая территория вновь казалась пустой и безжизненной. Лишь с порывом ветра до меня донёсся едва различимый голос.
  - Это будет забавно...
  
  Глава 15.
  
  Стоило добраться до входа в особняк, как предо мной встала довольно-таки неожиданная проблема - в отличие от прошлого раза двери были заперты. По всей видимости "сторожевой пёс" не посчитал нужным дать знать о моём появлении и встречать меня никто не спешил. Казалось бы сущая мелочь, но поскольку это было не то место, куда могут забрести случайные прохожие, то никакого звонка не было и в помине. Разумеется, я постучался, но учитывая габариты и населённость здания, надежды на то, что кто-то его услышит, были невелики.
  И что мне было делать? Навскидку напрашивалось два варианта: вскрыть дверь магией либо попробовать вернуться к вампиру. Но оба они казались мне сомнительными. Пусть здесь я мог магичить, не опасаясь проблем с министерством, но мне не нравилась идея взламывать замок и вваливаться в чужой дом. Да и получится ли вообще? Мне ведь в прошлый раз вполне прозрачно намекнули, что тут всё не так просто. А местный страж, как я подозревал, и так прекрасно видит моё затруднение, но что-либо предпринимать не собирается. Уолтера он ведь отказался звать.
  Так я и торчал у порога перебирая в голове исключительно дурацкие идеи, типа попытки позвать кого-нибудь усилив голос. К счастью, никаких глупостей я совершить всё же не успел. То ли моё появление всё же заметили, то ли услышали стук, но двери распахнулись, являя мне дворецкого.
  - Кристофер? Как ты здесь оказался? - Уолтер вновь выглядел привычно в своей обычной "униформе" и казалось бы совершенно не удивился моему появлению. Понятное дело, учитывая нашу дневную беседу, само по себе оно было вполне ожидаемо, но, судя по вопросу, найти меня на пороге он всё же не ожидал.
  - Меня пропустили. - Вдаваться в подробность не хотелось. Всё же странный кадр этот их прирученный вампир. - С каких пор вместо нормально охраны вы используете нежить?
  - Как я тебе уже говорил, у нас нехватка личного состава. - Давая пояснение, дворецкий подал в сторону и, повернувшись боком, согнул руку в приглашающем жесте. Я в свою очередь не заставил себя ждать и перешагнул порог места, в котором тут же почувствовал, как злость и раздражение утихают. Даже события той ночи не смогли изгнать из него эдакую ауру защищённости и спокойствия. - Поэтому люди стоят на постах только в дневное время. Но об этом после. Я так понимаю, ты принял решение?
  - Да, но... ммм... тут есть небольшая сложность.
  - Какая? - спокойно рассматривая меня, словно пытаясь заранее угадать ответ, спросил Уолтер.
  - Я сбежал из дома, - при такой подаче собственные действия даже мне начали казаться совсем уж откровенным ребячеством и я тут же приготовился к какому-нибудь едкому комментарию. Но, к моему удивлению, ничего подобного не последовало.
  - Понятно, - кивнув, произнёс дворецкий и, повернувшись в сторону лестницы, добавил, - поговорим у меня.
  - Ты ожидал чего-то подобного? - брошенный в спину мужчине вопрос напрашивался исходя из реакции, а точнее отсутствия таковой.
  - Обстоятельства твоего приезда на похороны говорили сами за себя, но я всё же надеялся, что удастся избежать "небольших сложностей", как ты вырази... лся.
  Уолтер не только запнулся, но и сбился с шага, что было совсем на него не похоже. И источником таковой реакции могла быть только появившаяся на переходе этажом выше Интегра, которая, пройдя пару шагов, оперлась на бортик и теперь смотрела на нас. И вот она точно была удивлена моим присутствием. Неужели он ничего ей не говорил?
  - Крис? Что ты тут делаешь? - вопросы оказались чуть ли не идентичны тем, с которыми меня встретил дворецкий, только смысл в них вложен кардинально иной. Да и тон тоже: требовательный, как у приказа.
  ***
   - Проклятье... Вот уж не думал, что на старости лет стану нянькой...
  Едва различимое, причем и по громкости и по связности, ворчание Уолтера мгновенно разрядило обстановку. Я сразу почувствовал себя несколько неловко от того, что гружу их своими проблемами, а Интегра, которая совсем недавно едва ли не шипела на всех, опустила голову, скрывая лицо. Вот уж не думал, что мы умудримся довести извечно сдержанного дворецкого. Точнее, я уже понимал, что его обычное поведение - это некая маска, за которой кроется резкая и язвительная личность, но сути это не меняет.
  Хотя тут, пожалуй, любой бы не выдержал. После того как Уолтер отвёл нас в некий кабинет, где ранее мне бывать не доводилось, и пояснил своей госпоже причины моего появления, никаким конструктивом даже не пахло. Интегра резко вознегодовала из-за того, что дворецкий сделал всё, даже не спросив её мнения, а на меня так вообще демонстративно обиделась. Словно я сделал что-то плохое. Ну а сам я был сконцентрирован на своих семейных проблемах. И вот так слово за слово... Действительно - детский сад какой-то.
  - Прошу прощения, мне не стоило отвлекать вас от дел, - решительно произнёс я, поднимаясь со своего места.
  В голове крепло осознание того факта, что сначала всё же стоило попытаться справиться своими силами, а не искать помощи на стороне при первых же трудностях. Конечно, крайне неприятно ввязываться в разборки со своей собственной семьёй, но по-другому, видимо, не получится. Способствовал этому и нынешний вид моей подруги. Если всего несколько дней назад, она выглядела вполне обыденно, то сейчас сложно было не заметить печать усталости на её лице и покрасневшие белки глаз. А ведь на фоне того, чем они тут занимаются, мои личные проблемы кажутся особенно мелкими.
  - СТОЯТЬ! - неожиданный рявк со стороны Уолтера заставил меня замереть на полушаге. Тот, как стоял подле своей госпожи, так и остался на своём месте, но вот лицо... сейчас с ним точно не стоило спорить.
  - Уолтер... - в повисшей тишине робко прозвучал голос Интегры, но дворецкий и не думал останавливаться на достигнутом эффекте.
  - Леди Интегра, вы наследница сэра Ричарда, последний член и глава дома Хэллсингов, признанная её величеством, кругом и даже Алукардом. - Голос мужчины звучал холодно, но это была не отстранённость, а скорее сдерживаемая ярость, с которой он буквально чеканил слова. На какой-то миг мне даже показалось, словно всё это говорит совсем другой человек. - Но всё это значит лишь то, что вы больше не принадлежите себе и не имеете права в рабочих вопросах вести себя как сопливая девчонка вне зависимости от своего возраста. Вы сами выбрали этот путь и теперь нужды организации - это ваши нужды, а не наоборот. Вы обязаны делать всё от вас зависящее для исполнения своего долга, даже если придётся послать своих людей на верную смерть, а самой остаться в стороне. Здесь служат только добровольцы, которые знают, чем рискуют, но ответственность за каждую смерть несёте вы и только вы. И я очень надеюсь, что мне больше никогда не придётся повторять нечто подобное.
  Одного взгляда на Интегру хватило, чтобы понять, что она в шоке. Да чего уж там, эта короткая, негромкая речь, каждое слово которой впечатывалось в память, пробрала даже меня, хотя адресовалась она другому человеку. А ведь я в Хогвартсе всякого наслушался, тогда как Инни, как я подозревал, за всю жизнь не получала подобных выговоров. Но всё же она нашла в себе силы ответить.
  - Я это запомню, - фраза получилась несколько двусмысленной, но я сильно сомневался, что девушка планировала позже сводить счёты.
  - Теперь ты, - Уолтер переключил своё внимание на меня, отчего по нутру пробежался неприятный холодок, - твоя попытка играть в благородство неуместна, Кристофер. Это я попросил тебя о помощи, при этом прекрасно понимая, какие могут возникнуть осложнения. И, поверь мне, справиться с ними куда проще, чем с задачами, что стоят перед нашей организацией. Так что вопрос лишь в том, действительно ли ты решился?
  В меня впился оценивающий взгляд дворецкого и я не нашел ничего лучше, чем на несколько мгновений прикрыть глаза, мысленно ещё раз взвешивая все "за" и "против", а так же прислушиваясь к своим чувствам. Прозвучавшая чуть ранее жесткая отповедь так же не была забыта.
  - Я с вами, - и пускай той уверенности, что я испытывал дома, уже не было, но всё же мой голос прозвучал твёрдо. Разум не мог дать однозначного ответа, слишком уж много было сомнений, но чувство правильности данного выбора меня не покинуло.
  - Хорошо, тогда мне стоит связаться с сэром Айлендсом, - удовлетворённо произнёс Уолтер, возвращаясь к своей обычной манере разговора, отчего в помещение сразу стало как-то легче дышаться, - а что касается твоих сложностей... Уверен, сэр Артур нашел бы нужные слова, чтобы убедить твою мать, но его больше с нами нет. А я не лучший специалист в семейных вопросах, поскольку своей у меня никогда не было. Но одно могу сказать точно: если когда-то твоя мать выбрала Алана, и они как-то уживались, невзирая на его работу, то она должна понимать таких мужчин. И как только она поймёт, что ты сделал твёрдый, осознанный выбор, то ей останется только смириться. Просто дай ей время.
  Высказав всё это, дворецкий стремительно покинул кабинет, оставляя нас с Интегрой наедине. И, подозреваю, выглядел я столь же растерянно, как и она.
  - Почему ты мне не сказала? - и пускай понимать эту тему откровенно не хотелось, но раз уж мы начали, то стоило сразу разрешить все вопросы.
  - Ты же знаешь мой ответ, - негромко отозвалась девушка.
  - Как и ты, моё к нему отношение. В любом случае, я свой выбор уже сделал и менять его не собираюсь. Надеюсь, хоть с тобой-то проблем из-за этого не будет?
  - Нет, - после небольшой паузы, Интегра прямо посмотрела на меня, и я понял, что она тоже что-то для себя решила, - Уолтер прав, я больше не имею права исходить из личных мотивов.
  - Угу... Кстати, а кто такой этот сэр Айлендс?
  
  Глава 16.
  
   Вставать, как это часто бывало, не хотелось совершенно. Во всём теле ощущалась какая-то вялость, отчего хотелось ещё поваляться. И тем более не было ни малейшего желания возвращаться к своим...
   - "Стоп..." - как только вялый ход мыслей добрался до последних воспоминаний, я единым рывком перешел в сидячее положение, отчего нахлынула волна слабости и голова пошла кругом. Но как только всё вокруг перестало водить хороводы, стало понятно, что я находился в совершенно незнакомом мне месте.
   Я сидел на койке, что располагалась в помещении крайне скромных габаритов: примерно три шага в ширину и пять в длину. Какая-либо мебель, кроме моего ложа, отсутствовала, как и нормальный источник освещения. Тусклые лучи солнца пробивались из небольшого окошка под самым потолком, но этого не хватало, чтобы разогнать царящий внутри полумрак. Да ещё и грубая каменная кладка ничем не прикрытых стен добавляла соответствующего антуража: сходу и не поймёшь, темница это или какая-то келья. А ещё оказалось, что спал я прямо в своей одежде, но тут, в общем-то, ничего странного и нет.
   Вчера всё ограничилось тем разговором, после чего мне выделили одну из гостевых комнат. Само собой ночь я практически не спал, раздираемый, с одной стороны, сомнениями, а с другой, предвкушением, но на утро встал в довольно-таки бодром состоянии. Однако, вопреки моим ожиданиям, Уолтер не спешил делиться со мной каким-то откровениями. С его подачи я лишь позвонил домой и, не давая втянуть себя в потенциальный скандал, высказал всё, что следовало, и положил трубку. После чего обо мне, казалось бы, попросту забыли: у всех были свои дела, тогда как мне заняться было нечем.
  Но к полудню подвижки всё же начались. Дворецкий нашел меня, изучающего мрачную внутреннюю галерею, отконвоировал обратно в гостевую и уже там протянул флакончик с какой-то жидкостью.
   - Скоро за тобой приедут. Пей.
   - Что это? - с подозрением приняв ничем не промаркированный сосуд, поинтересовался я, - и кто за мной должен приехать?
   - Человек, который хочет лично оценить твой потенциал, - прозвучал ровный ответ.
   - Сэр Айлендс, - было несложно догадаться, о ком идёт речь. Интегра мне успела немного рассказать о самом возрастном из нынешних членов ордена и его неформальном лидере. Реального-то у них вроде как не было, если не считать Её Величество. Довольно-таки странная система управления для околовоенной организации.
   - Верно, - подтвердил мои догадки Уолтер, - не лично, разумеется, но введёт в курс дел и займётся тобой в дальнейшем именно он.
   - Займётся в дальнейшем? - звучало, как начало некого достаточно длительного процесса, - я понимаю, что умею не сказать чтобы многого, но всё же думал, что буду помогать здесь. Уж чем смогу...
   Я не считал себя наивным мечтателем и знал, что школа крайне мало дала нам в плане каких-то боевых возможностей, но магия есть магия. Тем не менее, под насмешливым взглядом невольно возникало ощущение, что я несу какую-то дичь.
   - Быть может, в других условиях так бы и было, но сейчас у меня просто нет времени, чтобы присматривать ещё и за тобой. Госпожа пока не в состоянии самостоятельно решать все вопросы, моё участие так же требуется в боевых операциях, да ещё и обязанности дворецкого никуда не делись, будь они неладны.
   - Эмм... а что мешает взять на эту роль кого-нибудь ещё?
   - Кого? - Мой вроде как вполне резонный вопрос даже не удивил Уолтера, а скорее застал его врасплох. Я ляпнул что-то неуместное? - Дворецкий является защитником, правой рукой, и, если потребуется, даже наставником главы семьи. Эта должность - своеобразная награда за верную службу, последний пост для отходящего от дел ветерана. Обыденные обязанности скорее дань традиции и их действительно можно переложить на кого-нибудь ещё, тут ты прав, но тогда придётся постоянно присматривать за новым человеком.
   - Понятно... - в целом, пояснение действительно расставило всё по своим местам, но последний пункт всё же выглядел натянутым. И быть может я не прав, но почему-то мне показалось, что нежелание избавиться от мелких обязанностей скорее связано с банальным нежеланием.
   - Ничего тебе непонятно. Впрочем, я в твои годы о подобном тоже не задумывался. Но вернёмся к изначальной теме, - Уолтер указал на флакончик, что я всё ещё держал в руках, - здесь снотворное и ты должен его выпить. И сразу отвечу на твой следующий вопрос - так надо. Это не вопрос недоверия, а меры предосторожности. Никто из нас не знает пути в место, куда тебя отвезут - так это и должно оставаться.
   В общем, я сделал, как было сказано, а проснулся уже в совсем ином месте. И, наверное, стоило дать о себе знать, поскольку сидеть тут и таращиться в стену - не самое осмысленное занятие.
   - "Я сам так решил", - напомнил я себе, после чего поднялся и добрался до двери, которая оказалась не заперта. Собственно, на ней вообще ничего похожего на замок не было. Осторожно приоткрыв её, я выглянул наружу, чтобы увидеть столь же тускло освещённый узкий коридор, который с обозримой стороны был совершенно пуст. Соответственно я попытался посмотреть в другую сторону, но стоило мне шире открыть дверь, как её движение было мягко остановлено. И это явно был не механический ограничитель...
   - Здравствуйте, - как я и подумал, дверь придержал человек. По крайней мере, я надеялся, что это человек, но сейчас было сложно быть в чем-то уверенным. А сказать наверняка мешала скрывающая его с ног до головы темная ряса с капюшоном. Даже лица было не разобрать.
   Ответного приветствия не последовало. Вместо него было неопределённое движение головы, после чего человек молча развернулся и неторопливо куда-то пошагал. Я предпочел посчитать это приглашением, в конце концов, я здесь не случайно оказался, и выглядело всё так, словно моего пробуждения целенаправленно ожидали, и последовал за этим монахом. Ну, если это действительно монах, конечно. Хотя, обстановка для подобного персонажа была вполне себе подходящей.
   - Что это за место? Монастырь? - не сказать, чтобы это были самыми насущными вопросами, но, как я надеялся, действительно важные вещи мне и так скоро расскажут. К тому же шли мы медленно, а смотреть было особенно не на что, глухая стенка с одной стороны и ряд дверей с другой - самое оно, чтобы задать пару вопросов.
  Однако и на этот раз ответом послужила тишина. Монах игнорировал моё существование и, похоже, мне оставалось с этим только смириться. Мы неспешно дошли до поворота, за которым оказался точно такой же коридора, и продолжили свой путь, пока в стене не образовался проём, за которым открывался спуск вниз, откуда доносился невнятный шелест множества накладывающихся друг на друга голосов.
  Около этой лестницы мой сопровождающий и остановился. Обернулся ко мне, указал рукой в сторону спуска и всё так же молча побрёл обратно. Пожав плечами, я начал спускаться по лестнице. К слову, она оказалась достаточно длинной, навскидку я спустился примерно на высоту двух этажей и никаких промежуточных выходов не обнаружил, зато людской гомон стал заметно громче, пусть и остался совершенно неразборчивым. Проход обнаружился только в самом низу, то есть лестница дальше уже не вела.
  Я оказался на втором ярусе, что шел по периметру некого огромного зала, и происходящее внизу тут же привлекло моё внимание. Источником шума являлись десятки людей в уже виденных мною рясах, которые стояли вокруг постаментов, на которых стояли какие-то ящики и... молились? За свою жизнь я неоднократно бывал в церкви, но совершенно точно не видел ничего подобного. Не бывает служб, где священнослужители располагаются в виде своеобразных концентрических кругов. Да и атрибутика... Зал освещался здоровенными, висящими под высоким потолком люстрами, так что я совершенно отчетливо наблюдал полное отсутствие икон, фресок и даже крестов. Окон, кстати говоря, здесь вообще не было. Мы под землёй? Странно всё это.
  - Куда же меня занесло? - прошептал я себе под нос.
   - В место, которого нет, и никогда не было, - ответ, который даже не предполагался, застал меня врасплох. Готов поклясться, что ещё совсем недавно на этом ярусе никого не было, но, резко повернувшись, я обнаружил в паре шагов от себя высокого и прямого как палка человека. Пожилого или даже скорее откровенно старого джентльмена с короткими седыми волосами, в несколько архаичного вида костюме, который стоял, опираясь обеими руками на трость. И кажется я знал, как это такой.
   - Сэр Айлендс, нужно полагать?
   - Всё верно, Кристофер Шельт. - Сухо отозвался старик и замолк, рассматривая меня. Взгляд оказался чуть ли не физически ощутим, и он мне сходу не понравился: какой-то тусклый и откровенно безразличный.
   - Уолтер сказал, что вы мне всё объясните, сэр.
   - Чем по твоему занимаются те люди внизу? - однако вместо пояснений последовал встречный вопрос. Причем, не самый простой.
   - Выглядит так, словно они молятся или что-то в таком духе, - я ещё раз посмотрел на странное действо, но никаких новых открытий не последовало. Монахи так и стояли кольцами в несколько рядов вокруг непонятных постаментов.
   - Так оно и есть. Но одновременно они готовят снаряжение для наших солдат.
   - С помощью молитв? - удивился я. Определённо я не понимал, как религиозные обряды могут помочь в этом деле. Разве это не простая фикция, наследие менее просвещённых времён?
   - Что есть магия? - и вновь встречный вопрос, на который я не имел точного ответа. Хотя, казалось бы, он довольно простой для человека, который пять лет учился в школе магии, но нам таких определений попросту не давали.
  - Сила, которая позволяет воздействовать на окружающую реальность, - тем не менее, нужно было что-то ответить, так что пришлось самому составлять определение. Получилось довольно-таки расплывчато, но в общем-то верно. Флитвик бы одобрил.
   - Эта сила живёт лишь в магах? - очередной, заданный с безразличным видом вопрос.
   - Нет, - на этот раз я не тянул с ответом, поскольку эту тему нам раскрывали, - она есть во всём живом. В ком-то больше, в ком-то меньше... хмм... - кажется, я начинал понимать, к какому ответу меня подводят, - то есть они колдуют?
   - Заклинания, руны, шаманские ритуалы - есть ли разница? В конечном счете, всё это лишь методы применения своих сил. Равно как палочки, посохи или черепа являются проводниками их упрощающими. Сильнейшие из магов вполне обходятся без них, сводя всё к акту воли.
   - То есть все эти монахи, по сути являются магами? - я озвучил вывод, который одновременно напрашивался и казался совершенно диким.
   - Разумеется - нет, - на испещрённом морщинами лице Айлендса проявился намёк на усмешку, делая его чем-то отдалённо похожим на Уолтера, - но об этом поговорим позже. А сейчас время узнать, на что ты годишься.
  
  Глава 17.
  
   Опустившись на колено, я с трудом втягивал воздух в горящие огнём лёгкие, но взгляд от своего оппонента отводить не решался, пусть перед глазами и шли красные руги. До меня уже успело дойти, что это не самая лучшая мысль. Нужно было что-то делать, но только что? Идей не было совершенно.
   Процесс "узнавания" моих возможностей оказался предельно прост, но вместе с тем довольно-таки неожиданным. Неформальный глава ордена приказал мне следовать за ним и отвёл в достаточно просторное и совершенно безлюдное помещение, где потребовал, чтобы я на него напал. Даже особо подчеркнул, что я не должен стесняться в средствах, поскольку здесь можно безнаказанно применять магию. В тот момент я даже растерялся, опасаясь навредить откровенно старому человеку. Как же я ошибался...
   Вскоре я очень даже захотел как следует его приложить, вот только ничего не получалось - сэр Айледнс играючи пресекал все мои попытки на осмысленные действия. Стоило мне лишь попытаться использовать какое-нибудь заклинания, как меня тут же прерывали удары его трости, достающие то до удерживающей палочку руки, то до груди или живота, что сбивало дыхание. Попытки атаковать без магии приводили к ещё более печальным итогам. И ведь не скажешь, чтобы он двигался как-то неимоверно быстро, хотя для его возраста прыть была та ещё, но зато так точно и плавно. Казалось, что любые мои движения мгновенно читались и принимались соответствующие контрмеры.
   Очевидно, этот человек мог в любой момент вырубить меня, ну или как минимум обезоружить, но не делал этого. Было не особо больно, но крайне обидно и чем дальше, тем сильнее я заводился и раздражение постепенно перерастало в глухую злобу. Надо мной откровенно издевались, заставляя ощущать полное бессилие и бесполезность собственных магических навыков. Одно нормальное заклинание вырубило бы этого старика, но от простейших, совсем уж детских чар он просто уклонялся, а что-то посложнее, даже банальный оглушитель, мне либо не давали произнести, либо сбивали руку в сторону.
  Нужно было что-то предпринять, но нам никто и никогда не говорил, что делать в таких ситуациях. Владел бы я невербальными чарами, было бы куда проще, но этому начинают учить только на седьмом курсе, а самостоятельно я подобной подготовкой как-то не озаботился. Думал, что успеется. А зря, очень зря. Хотя, у меня ведь уже получилось разок сделать какое-то заклинание на одних эмоциях...
   - Это всё? - равнодушно поинтересовался Айлендс, вновь останавливаясь и складывая руки на набалдашнике трости. Казалось бы совершенно безобидная поза, но мои многочисленные синяки говорили об обратном.
   - "Бесит...", - мысленно прорычал я, рывком поднимаясь на ноги и бездумно отмахиваясь палочкой, вкладывая в этот жест всю свою злость и раздражение.
   По комнате пронёсся резкий порыв ветра, заставивший старика отшагнуть назад, дабы восстановить равновесие, и я просто не мог потерять такой момент. Луч оглушителя устремился прямо в грудь сэру Айлендсу, но тот легко переступил в сторону, уклоняясь от атаки и устремляясь ко мне. Однако я заранее знал, что первое заклинание не даст результата и тут же запустил второе, умудрившись сотворить его даже быстрее, чем обычно. У старика просто не было времени чтобы ещё раз уклониться и... Всё произошло настолько быстро, что я даже не успел толком отреагировать. Луч заклинания врезался в подставленную под острым углом трость, отчего та отлетела в сторону, точнее я так подумал. На деле в руках Айлендса осталась рукоятка, с исходящим из неё тонким клинком, который спустя мгновение замер около моей шеи.
   - Похоже, ты не безнадёжен, парень. - Несколько ворчливо произнёс старик и опустил своё оружие. Похоже, испытание подошло к концу, и я только теперь заметил, с каким трудом он дышит. Как-то сразу он стал восприниматься куда проще и понятней, а не как наделённый властью, безразличный ко всему человек. - Жаль, что не попал к нам раньше.
   - А что бы изменилось? - осторожно поинтересовался я, глядя на то, как он тяжело садиться на скамейку около стены и одновременно раздумывая, не стоит ли подать ему оказавшуюся своеобразными ножнами часть трости.
   - Ты уже мыслишь и действуешь как маг традиционной европейской школы, что не лучшим образом подходит под специфику нашей работы. К тому же ты пока не обладаешь ни должным опытом, ни достойным арсеналом заклинаний, а твоя физическая подготовка оставляет желать лучшего. Как итог, сейчас ты не в состоянии справиться даже с немощным стариком.
   - "Угу, прям совсем немощным". - Мысленно хмыкнул я, но тут же постарался переключиться на более полезные вещи. Слишком уж лихо действовал мой оппонент в бою. И, очевидно, он знал, как поставить мага-недоучку на место, что говорило само за себя. - Вы тоже были... э-м-м, - я запнулся, припоминая нужный термин, - чистильщиком?
   - Верно, - подтвердил мои догадки сэр Айлендс, - без малого два десятка лет, пока меня не сменил человек, известный тебе как Уолтер Кум Дорнез. Ты ведь уже видел его в деле?
   - Один раз, сэр. Но я толком не понял, что и как он делал, хотя результат впечатлял, - событий той ночи так и предстали перед глазами.
   - Ожидаемо. Что же, думаю, пора объяснить тебе, с чем ты имеешь дело, - дыхание старого джентльмена постепенно возвращалось в норму, отчего его голос вновь скатывался в безэмоциональную сухость, - Уолтер - уникум, и в своё время его даже не требовалось ничему учить. По крайней мере нам. Он использует тончайшие нити, которые напитаны его же силой, что делает их прочнее стали и позволяет достигать невероятного контроля. Универсальная техника, подходящая как для защиты, так и для устранения цели либо её захвата. Просто, надёжно и крайне эффективно.
   - Напитаны силой? - Выражение было непривычным, но суть его вроде как была понятна. И вывод напрашивался соответствующий. - То есть это артефакт? Значит он...
   - Нет, он не маг. - Уже второй раз этот старик подводил меня к мысли о неких, околомагических действиях, и вновь я ошибался в своих предположениях. Но если это не магия, тогда что? - Когда я спросил тебя о природе магии, ты ответил, что она есть во всех живых существах. В ком-то больше, в ком-то меньше. Ответ верный, но это не значит, что стоит делить всех людей на магов и немагов. Мир не так прост. Магами в широком смысле являются те, кто способен свободно манипулировать своей внутренней силой. Формы этой манипуляции бывают разные, но суть одна.
   - Акт воли.
   - Верно. Но где грань? Европейские маги признают и обучают тех, чья сила бьёт через край уже в детском возрасте. У тебя ведь тоже случались так называемые стихийные выбросы, верно? Но если пользоваться их же терминологией, то в семьях магах могут родиться сквибы, то есть принадлежащие к магическому миру немаги, хотя некоторые из них вполне способны освоить простейшие заклинания. А как быть со всеми остальными? Ты наверняка слышал о возможностях, приписываемых восточным мастерам боевых искусств или монахам. Или взять чудеса, описанные в писаниях.
   - То есть всё это проявления магии? - и вновь вывод напрашивался очевидный, но сам ход этой беседы заставлял меня в нём сомневаться.
   - А какова вероятность того, что существуют несколько типов некой неосязаемой энергии, приводящей к схожим явлениям? - тут же прозвучал встречный вопрос.
   - Довольно вольная трактовка для представителя ордена протестантских рыцарей, - не мог не отметить я, однако это замечание оказалось проигнорировано.
   - Церковь имеет давнюю историю противостояния с магами, и что бы те не заявляли, но их вынудили принять статут о секретности. Соответственно методы борьбы вырабатывались веками, и в этом плане мы ничем не отличаемся от Ватикана. Те монахи, о которых ты спрашивал, являются обычными людьми, но даже они, опираясь на веру, могут пустить в ход крохи своих внутренних сил. Да, они не обладают такими возможностями, как маги, но количество переходит в качество. А на роль чистильщиков мы ищем тех, кто не дотягивает до уровня магов, но превосходят обычных людей и учим использовать эти возможности. Таких людей мало и найти их сложно, поскольку их скрытый потенциал даёт о себе знать только на грани жизни и смерти, но ты уже видел, чего они могут достигнуть.
   Сэр Айленд замолчал, ожидающе глядя на меня. По всей видимости, он высказал всё, что хотел. Я же сходу не нашелся, что и сказать. Слишком уж неожиданно всё оказалось. Я никогда не рассматривал магию за рамками известных мне способов практического применения, но если так подумать, то величайшие из магов действительно могут обходиться без палочек и вокализации заклинаний. А значит и другие, неизвестные мне методы, вполне могут существовать. И это открывало заманчивые перспективы.
   - Меня тоже научат этому? - в итоге именно это интересовало меня больше всего. По сути, всё объяснения мне могли дать и в особняке крёстного, но вместо этого отвезли сюда. Думаю, это было неспроста.
   - Отчасти, - прозвучал очередной, сбивающий с толку ответ, - как я сказал, ты уже мыслишь как маг, а значит, являешься безнадёжно испорченным материалом для обучения. Кое-что освоить ты, конечно, сможешь, но не более того.
   - Тогда зачем я вам?! - само собой я был разочарован. Мне только что расписали столь заманчивые перспективы, а теперь говорят, что они не про меня.
   - Попади ты к нам сразу и из тебя мог бы получиться кто-то действительно выдающийся. Но момент упущен, и ты стал тем, кем стал, - спокойно пояснил сэр Айлендс, которого моя вспышка эмоций явно не впечатлила, - однако за полтора столетия существования нашей организации в наших рядах состояло два мага. Почему бы не появиться третьему? Раз они смогли адаптировать классические магические методы под наши нужды, то сможешь и ты.
   - Если бы ещё понимал, каковы ваши нужды...
   - Скоро поймёшь.
   ***
   Следуя за рыцарем по этому лабиринту подземных, а это догадка казалась всё более правдивой, коридоров я быстро потерял ориентацию в пространстве. Но шли мы, в общем-то, совсем недолго и вскоре оказались в ещё одном просторном зале, но на этот раз это была библиотека.
   - Выносить какие-либо материалы строго запрещено и постарайся их не повредить. Они уникальны, - произнёс сэр Айлендс и уверенно направился к одному из стеллажей, - здесь хранятся записи, дневники и подборки книг наших магов, тебе стоит начать именно с них.
   - Это займёт не одну неделю, - несколько растеряно отозвался я. Даже если все материалы хранились на одном указанном стеллаже, то это всё равно было немало. Десятка два книг, а так же множество каких-то листков и свитков. И всё это я должен осилить с учетом того, что их нельзя брать с собой?
   - Тебе покажут твою комнату и объяснят местное расписание. Советую не пропускать приёмы пищи, они здесь только два раза в день, а специально под тебя никто подстраиваться не будет. Остальным временем можешь распоряжаться как пожелаешь. Читай, практикуйся, учись.
   - Э-э-э...
   - Если ты ещё не понял, то ты здесь надолго, парень, и покинешь это место только тогда, когда я посчитаю тебя готовым. - Сказать, что я опешил от такого заявления, было бы слишком мягко. Всё изначально шло к некому обучения, но такого формата я точно не ожидал. Тем более что я рассчитывал, что смогу делать хоть что-то полезное. - Ах да, Уолтер упоминал, как ты переживаешь за юную Хэллсинг. Она подаёт большие надежды, но пока слишком неопытна и помощь ей действительно не повредила бы, но я не собираюсь хоронить очередного самоуверенно юнца. Впрочем, если ты хочешь ей помочь, то кое-что всё же можешь сделать.
  
  Глава 18.
  
   Хью Айледнс медленно обвёл взглядом всех присутствующих: за столом, как и во все времена, собралось девять человек. Ровно девять рыцарей, не больше и не меньше - так повелось с самого начала. И никакого старшинства одних над другими. Но если кто-то думал, что это дань столь бессмысленным вещам, как демократия или равенство, то он глубоко ошибался. Нет, подобная структура прорастала из соображений безопасности: когда твой потенциальный враг владеет такими возможностями по манипулированию разумными, то только глупец отдаст всю власть в одни руки. И тем более не стоит складывать все яйца в одну корзину.
   Ну а равенство невозможно по определению. В их случае ведущую роль играли три ветви ордена. Хэллсинги - щит и меч. Малькомы - разведка и контрразведка. Пенвуды - снабжение и финансирование. Хотя последние в нынешние времена уже не столь значимы, да и нынешний их глава талантами не блистал. Особняком держался сам сэр Айлендс, нынешний смотритель сердца ордена, обычно именуемого Монастырем, но это была единственная назначаемая, а не наследуемая должность, ведь от простого человека, не обладающего даже зачаточным даром, толку там будет немного. Роли всех остальных, будь работа с иностранными "коллегами", магами, журналистами, гражданскими или полицией - куда менее значимы.
   Правда, в последние месяцы на собрании присутствовал ещё один, десятый человек, что безмолвной тенью замер за спиной своей госпожи, но это нарушение традиций было вполне обоснованно. Юная Интегра Хэллсинг пока нуждается в советах своей верного дворецкого. Правда, был большой вопрос, действительно ли он верен...
   - Господа, прошу, - Хью Айлендс озвучил привычное приглашение к началу собрания, первым достал из внутреннего кармана деревянный розарий тонкой работы и положил его на стол перед собой.
   Следом за ним данное действие повторили все остальные, а значит, всё было в порядке. Ведь если бы кто-то забыл данный предмет, то это было бы веским поводом для серьёзных подозрений. Розарии были не просто религиозным атрибутом. Нет, их орден, вопреки неизбежной близостью с Англиканской Церковью, имел весьма опосредованное отношение к религии. Власть над ними имел только правящий монарх и никто иной, а приказ был, есть и будет только один - защищать королевство. Но всё же им приходилось носить при себе данные предметы, поскольку они являлись наследием времён расцвета инквизиции - розарии защищали своих владельцев от ментального воздействия.
   - Прекрасно, - удовлетворённо кивнул Айлендс, - сэр Мальком, вам слово.
   - Боюсь, что мне нечего добавить к прошлому отчёту, - мрачно произнёс отчаянно потеющий, грузный джентльмен с солидной залысиной, в очередной раз протирая лицо платком. Не самый впечатляющий внешний вид, но Хью не позавидовал бы тому, кто осмелился бы произнести это вслух.
   - Прекрасно, - повторился сэр Айлендс, но на этот раз подача была ровно противоположной, - в таком случае, надеюсь никто не возражает, если я скажу пару слов.
   Не дожидаясь какой-либо реакции, собственно это и не вопрос был, Хью поднялся со своего места, ощущая небывалую лёгкость в теле. В старом и дряблом теле человека, который в своё время успел отметиться даже на полях Великой Войны. Но сегодня он чувствовал себя на редкость прекрасно и на то были причины.
   - Расследование покушения на убийства наследницы дома Хэллсингов окончательно зашло в тупик, - начал он, - всё, чего мы достигли, это устранение предателей среди рядовых и младшего командного состава, но, как мы все понимаем, этого недостаточно. Я не верю в то, что за всем стоял Ричард Хэллсинг. Он просто пешка в этой игре, не более того. Однако сегодня я хотел бы обратить внимание на один интересный факт. Кто бы не атаковал нас, он не ставил целью уничтожение ордена или отдельно взятого дома Хэллсингов. Нет, кто-то хотел заиметь возможность влиять на нас.
  Первой причиной для хорошего настроения Хью Айлендса был тот факт, что сегодня должна была разрешиться та проблема, что не давала ему покоя на протяжении последних месяцев. Дело, которому он посвятил если и не всю жизнь, то как минимум большую её часть, находилось в упадке. Ослабление боевой составляющей, взаимные подозрения и как итог постоянные разногласия. Орден был болен, но сегодня эта гнойная рана будет прижжена калёным железом.
   - К чему вы клоните, сэр Айлендс? - прозвучал напряженный вопрос.
   - К тому, что от одного только дискредитировавшего себя Ричарда толку было бы мало. Значит, велика вероятность того, что в деле замешан кто-то из нас и сегодня мы узнаем кто именно. Благо, теперь у меня появилась такая возможность, - с этими словами Хью извлёк из своего кармана небольшой бутылёк с бесцветной жидкостью, демонстрируя его своим коллегам, - здесь веритасерум, сыворотка правды. Её хватит на всех присутствующих, и я не приму отказа.
   Достать это зелье было непросто. Министерство магии вполне охотно продает своим "магловским коллегам" многие вещи, но веритасерум никогда не входил в их число. Оно и понятно. Против кого будет применена сыворотка правды? Против полуразумных магических созданий? Против оборотней или вампиров? Нет конечно - против других магов. А достать данное зелье по неофициальным каналам было ещё сложнее, уж больно жестко контролировался его оборот. Тут нужно знать подходящего профессионала, но с теневыми дельцами у ордена отношения по определению не складывались.
  Собственно, это и было второй причиной для хорошего настроения Хью Айлендса: его новый подопечный подавал большие надежды. По долгу службы он имел неплохие познания о магии и понимал, что рецепт сыворотки далеко не из простых, и готовится оно долго, но всё же юный Шельт справился. Да, качество получилось посредственным и вместо нескольких капель требовалось сделать добрый глоток, но тут скорее дело в том, что оно не отстояло полный цикл, а не в ошибках мальчишки.
  Радовал его Шельт и тем, с каким голодом он набросился на новые знания. А ведь Хью всерьёз опасался, что на месте его придётся удерживать силой. Но нет, мальчишка увлеченно изучал записи своих предшественников и даже пытался что-то из них реализовать. Сэр Айледнс пока не вмешивался в этот процесс, время ещё не пришло.
  -"И всё же как жаль, что мальчишка не попал к нам раньше".
  Неторопливым шагом Хью Айлендс начал обходить стол, всматриваясь в лица присутствующих. Само собой их подобное заявление не обрадовало, но спорить никто не решился. Знали, что не поможет. Скорее даже наоборот, навлечёшь на себя подозрения. Да и сама по себе мера в условиях нынешнего кризиса была более чем оправдана.
  Остановился он в торце стола, ровно напротив того места, где сидел сам.
  - Ровно один глоток, - спокойно произнёс он, протягивая зелье дворецкому Хэллсингов. Именно он был первым, в списке возможных предателей. Пускай Артур Хэллсинг высоко ценил его, но у него было всё необходимое, чтобы организовать это покушение, и про его прошлое забывать было нельзя.
  Однако, прежде чем тот успел ответить или молча исполнить требование, в дело вмешалась сама Хэллсинг.
  - Вы подозреваете Уолтера?! - негромко, но с ощутимой яростью, спросила девочка, так и сверкая глазами.
  - Под подозрением находятся все, кроме вас, сэр Хэллсинг, - нейтрально ответил Хью.
  - В таком случае, почему бы не начать с вас, сэр Айлендс? - вспышка пламени сменилась льдом. И вряд ли юная Хэллсинг осознавала данный факт, но этот ответ откровенно порадовал старого рыцаря, хотя на его лице не дрогнул и мускул.
  - "Всё правильно, девочка, ты не должна слепо следовать приказам, даже моим. Привыкай к самостоятельности, подвергай всё сомнениям и действуй так, как считаешь нужным - только так ты станешь настоящей Хэллсинг", - мысленно одобрил Хью, буквально наслаждаясь зрелищем этой холодной ярости, однако он не имел права открыто высказывать своё одобрение. Лишь молча вскрыл бутылёк и сделал небольшой глоток, тем самым признавая её право на таковое требование.
  Разумеется, он был непричастен к этому покушению и, как только действие сыворотки сошло на нет, её приял уже дворецкий Хэллсингов, но и он оказался чист. Следом рыцари начали принимать зелье один за другим, но рез за разом результат оставался отрицательным. Невольно это заставляло Хью Айлендса сомневаться в собственных выводах, но всё же он не видел других вариантов.
  - Сэр Ли, ваш черёд, - к этому моменту проверку не прошли только двое. Ли и Мальком. Но ни один из них не подавал даже признаков невроза.
  Глава отдела, отвечающего за сокрытие существования магического мира и работу с прессой, молча, как и все до него, принял бутылёк и сделал один глоток. Несколько секунд и его взгляд остекленел, словно у без меры набравшегося человека.
  - Вы имеете отношение к покушению на Интегру Фэйрбрук Уингейтс Хэллсинг? - первый, по большей части формальный вопрос. Положительный ответ на него ещё ничего не гарантировал, но отрицательный позволял не тратить время на все прочие. К тому же даже на этой стадии пока звучали только "нет".
  - Да, - прозвучал напрочь лишенный эмоций ответ, но он произвёл впечатляющий эффект. Буквально все присутствующие на собрании подобрались, как гончие перед стартом.
  - Какое именно?
  - Я... - сэр Ли замолк, силясь выдавить себя какие-то слова, но из его горла вырывался лишь хрип.
  По какой-то причине он не мог дать полноценный ответ, и тут вариантов было не много. Оставалось проверить только один момент: Хью протянул руку, касаясь лежащего на столе розария и сосредоточился.
  - Амулет настоящий, - спустя пару мгновений констатировал он, - значит, вариантов немного и скорее всего ему стёрли память. Кто-то из магов решил поиграть с нами, господа.
  - Что будем делать с Ли? - мрачно поинтересовался Мальком.
  - А ты как думаешь? - в тон ему отозвался Хью Айледс,- сначала выясним, что он знает и действовал ли по своей воле, а потом будем решать. В любом случае, одним из нас ему уже не быть. Но сначала... один глоток, - с последними словами старый рыцарь протянул бутылёк с остатками зелья главе разведки. Никто ведь не гарантировал, что предатель только один.
  
  Конец первой части.
  
  Часть вторая.
  
  Глава 1.
  
   - Поторапливайтесь или долю урежу! - прикрикнул Лоренс Фай, которому уже порядком надоело наблюдать, как вконец обленившиеся оборотни еле-еле тащат очередной ящик. Вон, подчинённые им маглы-сторожа и то шустрее работают, хотя физически наверняка слабее, чем эти полуживотные.
   - Так помогли бы, босс. Иначе мы здесь до самого утра проваландаемся, - недовольно пробурчал один из них.
   - "Если бы я мог, то вы, придурки, мне бы не понадобились", - мысленно поморщился Лоренс, косясь на эту парочку, - "не иначе как расхрабрились в преддверии полнолуния. Можно подумать, что волчья форма сделает из них что-то большее, чем дешевое наёмное мясо".
  Конечно, перетаскать ящики при помощи магии было бы в разы быстрее, но сейчас большая часть его сил уходила на контроль маглов. Правда, его наймиты этого не знали и так оно должно было оставаться во избежание лишних мыслишек в их тупых головах. К тому же ему не рекомендовали злоупотреблять обычными, легко отслеживаемыми заклинаниями.
  - Может мне сразу авроров вызвать? Они-то с радостью помогут с погрузкой. Только грузить будут уже нас, идиот!
   В ответ оборотни что-то неразборчиво заворчали, и тема оказался замята. Фай ещё некоторое время мысленно костерил разинувшего пасть недоумка, но потом напомнил себе о перспективе солидного навара после сегодняшнего рейда и тем самым вернул хорошее настроение. Мысленно он уже считал монеты, которые сможет за всё это выручить. Выходило вполне неплохо - с полсотни галеонов, никак ни меньше. По паре монет уйдёт песьему племени, но зато всё остальное осядет в его карманах!
   Вообще, Лоренс Фай имел вполне веские обоснования для того, чтобы гордиться собой. Когда он предложил свои знакомым попытать удачу среди маглов, они смотрели на него как на последнего идиота. Мол, с этих простецов особо взять нечего, при том, что за твоей шкурой начнут охоту не только авроры, но и сами маглы. А кто в итоге оказался прав? Пока другие орудуют в Лютном, каждый раз рискуя словить какое-нибудь заковыристое проклятие, от которого всё самое дорого поотсыхает, он ударными темпами делал себе небольшое состояние. Да, эти бумажки, которые глупые маглы считают за деньги, не стоят даже затраченной на них бумаги, ведь гоблины меняют их на звонкую монету только по строгим квотам для маглорождённых и некоторых полукровок. Но материальные ценности-то никто не отменял!
   Правда, справедливости ради стоило отметить, что далеко не каждый мог устроиться так, как сделал это Лоренс. Тут имелось два нюанса. Первый: нужно иметь "друзей" в аврорате, которые за определённую сумму были готовы закрыть глаза на мелкие грешки. Ну а второй вытекал из первого: чтобы эти самые грешки оставались мелкими, требовалось иметь некоторые навыки в ментальной магии. Можно, конечно, и без этого обойтись, но тогда максимум что можно себе позволить, это один-два рейда, после чего пришлось бы надолго залечь на дно. Благо, у него, Лоренса Фая, всегда был талант к этой области магии, чем он беззастенчиво и пользовался. Правда, насколько он слышал, есть ещё некие маглы, знающие о существовании магов и защищающие их магловские законы, но что эти простаки могут?
   Размышления молодого мага оказались прерваны звоном разбитого стекла. По инерции он задрал голову, силясь увидеть источник шума, но в здании склада, где собственно всё и происходило, они располагались высоко, под самым потолком и почти не освещались. Само собой рассмотреть что-либо было сложно, и Фай в любом случае не успел бы ничего сделать, поскольку спустя секунду раздался не менее резкий металлический "звяк". И вот его источник он разглядел прекрасно: аккурат между ним и его подручными на пол упал и с характерным звуком покатился по земле какой-то небольшой предмет цилиндрической формы.
   Лоренс только и успел, что потянуться за палочкой, как из предмета вырвались клубы светлого, полупрозрачного дыма. А точнее пара или даже тумана, поскольку он очень быстро осознал, что тот оседает на нём влажным налётом.
   - "Обычная вода?" - не удержавшись от того, чтобы облизнуть губы, удивился маг.
   Но всего миг спустя стало понятно, что вода была далеко не обычной. Оборотни вдруг взвыли, падая на пол и катаясь, словно пытаясь сбить с себя пламя, но было не похоже, чтобы эти действия приносили результат. Судя по воплям их терзала далеко не шуточная боль, тогда как сам Лоренс Фай ничего необычного не ощущал, что было странно. Впрочем, его сейчас в первую очередь волновали не оборотни, а тот, кто закинул к ним эту штуковину. Не сама же она образовалась.
   - Кто здесь?! - выкрикнул он, озираясь и водя палочкой из стороны в сторону. Водная взвесь и паршивое освещение не лучшим образом сказывалась на видимости, а вой оборотней не давал услышать возможные звуки шагов.
   - Именем её величества, вы все арестованы. - Прозвучал незнакомый голос. Дёрнувшись на звук, Лоренс обнаружил появившегося из тени массивного контейнера человека, в убогого вида красном плаще не по размеру и того же цвета широкополой шляпе, из-за чего лица его не было видно. - Сдавайтесь. Ну или не сдавайтесь...
  В голосе незваного гостя послышалась откровенная насмешка, что совершенно не понравилось магу. Случайные люди не появляются в такие моменты и так себя не ведут. Тем временем незнакомец шагнул ближе и... едва на распластался на полу, запнувшись о полу своего же плаща. На ногах-то он всё же устоял, зато шляпа слетела, открывая лицо молодого парня.
   - Ты ещё кто такой? - напряженно поинтересовался Лоренс, направляя на незнакомца палочку. Ему крайне не хотелось прибегать к магии, ведь тогда бы пришлось брать только то, что уже успели погрузить на специально приобретённый для подобных случаев грузовой ковёр. Но одного беглого взгляда на его помощников хватало, чтобы понять - от них толку не будет.
   - Не советую, - несмотря на изрядную промашку в своём появлении, парень явно чувствовал себя хозяином положения и это нервировало.
   - А то что?
   Вместо ответа незнакомец демонстративно отвёл в сторону полу плаща, приоткрывая закреплённый на бедре предмет, в котором Фай опознал магловское оружие, и кладя на него руку.
   - "Фу-у-ух... всего лишь магл... ", - мысленно выдохнул Лоренс, чувствуя, как начинает отступать напряжение.
  Хотя даже так ситуация сложилась неприятная, поскольку у него, похоже, не оставалось иного выбора, кроме как оглушить этого магла, быстро подчистить ему память и свалить. Это уменьшало потенциальную прибыль. Впрочем, был и другой вариант - натравить на незнакомца зачарованных маглов. Они, конечно, довольно вяло выполняли приказы своего временного хозяина, но тот ведь не будет стрелять в них из этой своей штуковины.
   - "А неплохая идея", - отметил про себя маг и тут же скомандовал, - вырубите его!
   Магловские охранники послушно бросили ящик, всё это время они продолжали свою работу, и устремились к человеку в красном, один из оборотней так же нашел в себе силы и рванулся на своего обидчика, после чего события понеслись вскачь. Незнакомец взмахнул левой рукой и маглы осели безвольными тряпками, громыхнула удерживаемая в правой руке штуковина, и оборотень рухнул рядом с ними, дёргаясь и скуля как последняя псина, несмотря на человеческое обличие. А судорожно пущенный самим магом оглушитель безвредно растёкся по возникшему перед выставленной вперёд рукой человека щиту. Только сейчас Лоренс Фай заметил, что левая рука незнакомца была буквально увешана украшениями: перстнями, печатками и браслетами. Неужели артефакты? Но тогда...
   - "Это маг..." - Констатировал очевидное Лоренс и тут же понял, что находиться в глубокой заднице. Пытать удачу в бою один на один ему совершенно не хотелось, в этом он никогда силён не был, а помочь-то ему больше было и не кому. Разве что второй оборотень найдёт в себе силы, но, как показала практика, от них действительно нет толку. А значит, самым разумным будет сбежать. Вот только деньги... Хотя плевать на них - в следующий раз компенсирует убытки. Главное чтобы этот следующий раз настал.
   Однако тут его ждал очередной и крайне неприятный сюрприз: Фай сконцентрировался, тщательно вспомнил своё логово и привычным усилием попытался туда прыгнуть, но аппарировать не получилось...
   - Сбежать не получится, маг, - и вновь в голосе незнакомца звучала откровенная насмешка, но теперь в его сторону были направлены руки неизвестного. Левая, с раскрытой ладонью и разведёнными пальцами, на которых были одеты артефакты, и правая, с зажатым в ней магловским оружием. Кажется, это называлось пистолет. И Лоренс вдруг понял, что его охватывает липкий страх...
   ***
   - Никогда больше не сяду играть в покер с Уолтером, - недовольно пробурчал я, поднимая, отряхивая и водружая на голову, ранее оброненную шляпу, - никогда и не под каким предлогом.
   Чертов старикан явно как-то мухлевал, но поймать его за руку никак не получалось, а про совершенно непроницаемое лицо можно и не упоминать. Но, как говорится: карточный долг - это дело чести. Вот и пришлось мне на очередную охоту отправляться в этом костюмчике. Откуда только он его вообще взял? Специально держал для такого случая что ли?! У Алукарда-то одежда была просто видимостью, часть его сущности, которую он мог менять по своему усмотрению, разве что очки настоящие. Кстати, никогда не понимал зачем они ему нужны... В любом случае если ему оно шло, то я выглядел как бездарный клоун.
   - И даже отвести душу на этих неудачниках не успел, - по инерции продолжил ворчать я, ещё раз оглядывая "поле боя". Не упустил ли чего важного? Сторожа этого склада спали беспробудным сном и ничего не вспомнят, когда придут в себя. Оборотни с магом оглушены и теперь будут дожидаться, пока за ним не приедут. Хотя, по-хорошему, для нас имел некоторую ценность только маг, который мог знать что-нибудь интересное. Или кого-нибудь. А оборотни - просто обычный сброд. С другой стороны, не отпускать же их теперь - работа есть работа.
   И ведь я целых две недели убил, чтобы их выследить. Действовали ребятки на удивление нагло, но при этом тихо и без жертв. Следы за собой тоже затирали самостоятельно и места для налёта выбирали похоже что случайно. В общем, пришлось попотеть. Но кульминация этой охоты меня откровенно разочаровала: оставшийся без силовой поддержки маг откровенно сдрейфил и даже не оказал нормального сопротивления. Одним словом - скука.
   - "Но работа сделана и это главное".
   Утвердившись в этой мысли, я неторопливо направился на выход, по пути подняв пустой корпус гранаты и убрав его в карман. Пусть за мной здесь приберут профессионалы, но привычка по возможности сводить следы своей работы к минимуму уж больно крепко въелась в подкорку. А вообще, испытание новой "игрушки" прошло более чем успешно. Взвесь специальным образом освященной воды оказывала пусть и не критичное, но крайне неприятное для всевозможной нечисти воздействие, да ещё и блокировала аппарацию. Последнее возникало за счёт лёгкого эффекта антимагии, свойственного любому объекту, "заряженному" обезличенной и ненаправленной энергией. Так, к примеру, мощи какого-нибудь святого или известная икона, могли снять лёгкое проклятие просто за счёт того, что массы людей приходят к ним и верят в результат.
  Более мощную телепортацию с физической привязкой так легко не оборвать, но всё равно неплохо. Недостатка ровно два. Первый: взвесь быстро оседает и высыхает, то есть реальное время действия около пяти минут, причем оно сильно варьируется от места применения и погодных условий. Благо, работаем мы в основном по ночам. А вторая: область эффективного покрытия в разы меньше чем у обычных дымовых гранат. Три-пять метров в зависимость, опять же, от внешних факторов. Тем не менее, вещь всё равно получалась крайне полезная.
   Моя машина была припаркована недалеко от въезда на территорию склада, и через пару минут, я уже был внутри. Многие бы посчитали использование подобного транспорта достаточно странным решением для мага и отчасти были бы правы. Телепортация, а затем и аппарация были одними из первых вещей, которым я научился в своей карьере чистильщика, но автомобиль имел перед ними одно значительное преимущество - грузоподъёмность. Постоянно таскать на себе всё снаряжение, зелья, боеприпасы и все прочие расходники, что требовалось в работе, удовольствие крайне сомнительное.
   Те же артефакты я начал стягивать едва устроился на сиденье. Сколько я не бился над ними, но стоило одеть больше двух-трёх за раз и они начинали конфликтовать меж собой, что приводило к постоянным микротравмам: ожогам, обморожениям, поражением электрического типа и всему такому подобному. Будь у меня возможность распределить их по всему телу, проблема бы исчезла, но активными артефактами так пользоваться не получится, им нужно задавать направление действия. А как заядлый правша для этого я мог выделить только левую руку.
  Собственно, артефактами в прямом смысле этого слова мои поделки назвать сложно. Эту методику я вычитал в дневниках своих предшественников, которые создавали что-то типа аналога волшебных палочек, но способных только на одно единственное заклинание. И речь не о количестве применений. Суть была проста, даже примитивна: пропускаешь через "артефакт" магию, и сразу идёт формирование соответствующего заклинания. Никаких дополнительных жестов или фраз, что крайне удобно, но и чего-либо другого с помощью такой поделки не сотворить. А поскольку магия в первую очередь хороша своей гибкостью, то и приходиться таскать с собой целый арсенал на все случаи жизни.
   Шкатулка с моими "драгоценностями" стремительно заполнялась и вскоре на мне осталось только три простеньких на вид кольца, отвечающие за универсальное протего, усыпляющие чары и оглушитель. Такой себе наборчик, но зато никаких конфликтов не возникает, и я привык ходить именно с ним. В случае непредвиденных обстоятельств эти заклинания могут стать неплохим подспорьем, а при полноценных операциях всё равно приходится готовиться заранее.
   Только закончив с артефактами, я потянулся к рации - пора было доложиться начальству.
   - Есть кто дома?
   - Докладывать по форме действительно так сложно, Шельт? - после небольшой паузы рация отозвалась усталым голосом капитана Фергюсона. Он сегодня лично на дежурстве? Вот что значит солдат старой закалки.
   - Цели нейтрализованы, прошу выслать группу на Ферри Роад восемь, - проигнорировав вопрос, отчитался я, - и побыстрее - я устал как собака и торчать здесь до утра не собираюсь.
   На этот раз ответа пришлось ждать ещё дольше, и я было даже забеспокоился, что капитан решил игнорировать сообщения не по форме. Отчаянным формалистом он вроде как не был, но именно что "вроде как". Я бы не сказал, что хорошо знал этого ветерана. Но к тому моменту, как я решил ещё раз дать о себе знать, рация всё же ожила:
   - Придётся немного подождать, сейчас свободных групп нет.
   - Ого! - Тут было чему удивиться. Если все заняты, то случилось что-то масштабное, что на моей памяти случалось всего пару раз. - Что там у вас? Помощь нужна?
   - Нет. Происшествие третьего класса, - ага, то есть не представляющая особой опасности одиночная цель, но с возможными осложнениями, - но местные власти оказались слишком самонадеянны и не сразу вызвали нас. Как итог - много жертв, много свидетелей и много работы. Могу выслать тебе один из наших отрядов.
   - Не стоит, - зачем мне здесь вояки, когда нужны специалисты совсем другого профиля, - буду ждать, конец связи.
  Что же, как бы там ни было, а мне теперь сидеть и ждать у моря погоды. С теми же аврорами, которые рано или поздно соизволят нарисоваться, придётся разбираться, что лично я предпочел бы скинуть на тех, кому это по долгу службы положено. Каждый раз ведь одно и тоже: они захотят забрать мага к себе, мне придётся тыкать их в соглашения между орденом и министерством, им это не понравится, и они вызовут подмогу из департамента магического правопорядка, сотрудники которого начнут вспоминать какие-то особые положение, а это в свою очередь не понравится уже мне и пошло-поехало. До драки, конечно, не дойдёт, но нервы друг другу потреплем.
  - Эхх... хочу в отпуск...
  
  Глава 2.
  
  До штаба я добрался только под утро, но, как оказалось, ночка выдалась длинной не только у меня: ни Интегры, ни Уолтера на месте не оказалось. Так что я, недолго думая, с чистой совестью завалился спать. Вообще, у меня имелось собственное жильё, но в особняке Хэллсингов за мной были закреплены апартаменты и пользовался я ими достаточно часто. Тем более, что разворачиваться и ехать к себе, зная, что потом всё равно отчитываться перед главой организации, было откровенно лень.
  Проснулся я где-то в районе полудня и, как это часто бывало в таких случаях, чувствовал себя совершенно разбитым. Но при этом было совершенно очевидно, что если дальше разлёживаться, то лучше самочувствие не станет, так что пришлось брать волю в кулак, отрываться от такой манящей кровати и параллельно борясь с соблазном влить в себя какой-нибудь стимулятор из собственных запасов. Зелья быстро бы поставили меня на ноги, но к подобным решениям не стоило прибегать без веской необходимости, а сейчас её точно не наблюдалось, так что пришлось мне ползти, по-другому и не скажешь, до душа. Только там я потихоньку начал ощущать себя человеком, а не потрёпанным судьбой-злодейкой упырём.
  Спустя десяток минут я достаточно ожил, чтобы попытаться добраться до начальства. И даже преуспел в этом начинании. Точнее я наткнулся на Уолтера, но он, судя по подносу с ароматным кофе, как раз направлялся к своей госпоже, которая, очевидно, так же проснулась. Хотя, зная её, скорее ещё не ложилась.
  - Кристофер. - Обозначив кивок головой, поприветствовал меня дворецкий. Я ответил ему тем же, после чего путь мы продолжили уже вместе. - Тебя можно поздравить с удачной охотой?
  - Если убийство кучи времени ради поимки мелкого воришки можно назвать удачной охотой, то да, - Проворчал я, хотя на деле меня больше раздражала ночная проволочка. Так-то именно такие дела на меня обычно и сваливаются. Ловить магов, орудующих на территории обычных людей, занятие нудное и долгое, но необходимое. Тут невольно порадуешься, что их в целом мало, преступников ещё меньше, а тех, кто лезет к нам, вообще единицы. - А что у вас? Слышал, этой ночью были проблемы.
  - Проблемы? - задумчиво повторил дворецкий, - можно сказать и так. Вампир занял место сельского священника...
  - Вот это наглость, - невольно вырвалось у меня.
  - ... вырезал всю округу, пришедших разбираться полицейских, а потом ещё и вызванный местным лейтенантиком спецотряд, - спокойно закончил мой собеседник.
  - Куча вооруженных упырей это всегда неприятно. Да и обожравшийся кровосос - тоже не подарок, - понимающе покивал я. Оперативники Хэллсинга достаточно хороши, чтобы без особых проблем загнать одиночного вампира. Главное не спешить и не подставляться. Несколько упырей "эскорта" тоже великой проблемой не являются. Но вот когда их много и, что хуже, они вооружены, потери практически гарантированы. И ведь после зачистки возникнет куча проблем, поскольку сложно объяснить смерть такого количества людей, благо этим занимаемся уже не мы.
  - Именно, - Уолтер всё это знал даже лучше моего, - поэтому госпожа не стала рисковать и послала Алукарда.
  - Надо полагать, на этом история и закончилась? - А какие ещё могли быть варианты? У молодого вампира против настоящего владыки ночи шансов даже меньше, чем у обычного человека против того же вампира. То есть чисто теоритически он с ним справиться может, но на деле вероятность успеха исчезающе мала.
  - Не совсем. Вампир взял в заложники последнего из выживших полицейских. Последнюю, если говорить точнее.
  - Оказаться между Алукардом и его целью... не повезло бедняжке, - слуга Интегры не отличался великим трепетом перед человеческими жизнями. Хотя и убивать без нужды не стал бы. Его отношения к людям я так до конца и не понял, но зато твёрдо знал, что молодых вампиров которым сносило крышу от осознания собственных возможностей он откровенно презирал, а уж ряженого в священники наглеца наверняка размазал с особым цинизмом.
  - Верно, он прострелил ему сердце прямо сквозь несчастную, - Уолтер озвучил вполне прогнозируемый итог, а потом на его лице проявилась кривая усмешка, - а потом обратил её.
  - Ожидаемый финал... - по инерции выдал я, а потом до меня дошел смысла сказанного, - он её что?!
  ***
  Как я и предполагал, Интегра даже не ложилась и выглядела соответствующе: покрасневшие белки, синяки под глазами и в целом усталый вид. Вот ведь трудоголичка неисправимая: постоянно недосыпает, живёт на кофеине, а стресс и усталость табаком глушит. Но при этом упорно делает вид, что всё в порядке.
  А ведь, по сути, приказ Алукарду она могла отдать, не покидая особняка, и её присутствие на месте происшествия не требовалось. Просто держи руку на пульсе и всё - дистанционную связь именно для этого придумали. Но нет, лично отправилась за всем проследить. Если в первый год после смерти крёстного в этом был смысл, тогда внутри организации царили разброд и шатания, то сейчас-то всё неплохо отлажено.
  Однако пытаться читать ей нравоучения я не стал: когда-то я этим занимался и даже местами добивался результатов, но это уже достаточно давно стало бесполезно. В этом плане она вся в отца - если что-то вбила себе в голову, то переубедить крайне сложно. Если дело касается других людей, то ещё есть шансы, а если непосредственно её саму, то тут всё глухо.
  Так что я просто выдал стандартный отчёт о ходе и результатах своей охоты, после чего перешел к куда более интересным вещам:
  - Ну и что ты планируешь делать?
  - Ты о чем? - Интегра даже не оторвалась от изучения своих бумаг, чем занималась с момента моего вторжения в её кабинет. Конечно, я ценил доверие к себе и своим действиям, но сейчас дело скорее было в том, что её волновало что-то иное. Да и мой вопрос, очевидно, неожиданным не оказался.
  - Об обращённом Алукардом человеке, - терпеливо пояснил я.
  - Непростые вопросы ты задаёшь, - тяжёлый вздох дал понять, что именно эта тема её сейчас и заботила, - обращение офицера полиции - само по себе неприятный инцидент, за который нас по головке не погладят. Если бы он её просто убил, было бы куда проще. А так неизбежно возникнут вопросы.
  - Да ты сама доброта... - я не удержался от едкого комментария, хотя, в общем-то, цинизм был вполне здравый. Чрезмерные потери среди гражданских и полиции не наша вина, тут если кому и предъявлять претензии, то тем ветвям ордена, что отвечают за сбор информации и работой с полицией. Но вот обращение постороннего лица в вампира... сложно сказать, какая реакция тут последует.
  - Теперь же с ней нужно что-то решать, - девушка всё же оторвалась от бумаг, остро глянув на меня, после чего сняла очки и начала неторопливо массировать переносицу, - оставить всё как есть, мы не имеем права, упокаивать её пока не за что, а выпинывать в магический мир ничего не понимающего че... разумного, откровенно жестоко. К тому же она птенец Алукарда, что нельзя списывать со счетов. Как бы ты поступил на моём месте?
  - Постарался бы максимально быстро оказаться подальше от твоего места, - хмыкнул я, но словив ещё один, совершенно серьёзный взгляд, всё же не стал бегать от ответа - чем он хоть мотивировал свой поступок?
  - Сказал, что она сама так решила.
  - Очень ёмкий ответ... - Ага, и вообще ничего не говорящий. Как-то я сомневаюсь, что кто-то в здравом уме добровольно решил бы стать нежитью. Хотя в нынешние времена фриков разных хватает, но я сильно сомневаюсь, что подобные кадры чем-то заинтересовали бы нашего сверхкровососа. - По всей видимости, у нас нет особого выбора, кроме как взять её на поруки. Официально эта бедолага ещё должна числиться в штате полиции, значит, перевод оформить будет не сложно. А там либо втянется, и тогда пользы от неё должно быть больше, чем вреда, либо сорвётся, и придётся действовать по жесткому сценарию.
  - Я пришла к тому же выводу, - кивнула Интегра, - тем более что эта девушка, как там её...
  - Виктория Сэрас, госпожа, - быстро подсказал тенью замерший позади Интегры дворецкий.
  - Мисс Сэрас изначально просила об этом. С подачи Алукарда, разумеется.
  - Тогда вопрос решен? - в общем-то не понятно, к чему вообще было спрашивать моё мнение, если особых вариантов нет. Уверен, сэр Айлендс ещё выскажет моей подруге пару ласковых за такую ошибку, и своеволие Алукарда скорее будет расценено как отягощающий фактор, нежели наоборот. А так и с точки зрения морали поступаем правильно, и задницу себе прикрываем. Крайне редко встречающееся в жизни сочетание, между прочим.
  - Я надеялась, что ты сможешь придумать иное решение, - после небольшой паузы, признала Интегра, тем самым раскрывая мне своим мотивы.
  - Ну, извини - не оправдал, - мне осталось только демонстративно развести руками. Если она ждала какого-то магического способа решения вопроса, то таковых не существовала. По крайней мере, насколько я знал.
  - Тогда я тебя больше не задерживаю. Иди - отдыхай.
  Ну, раз всё - значит всё. Конечно, тема обращение постороннего человека весьма интересна, но на неё ещё будет много времени. Так что я, молча направился на выход и только у самой двери на мгновение задержался, чтобы на всякий случай напомнить:
  - Тебе бы тоже не помешало лечь спать - сегодня полнолуние как-никак.
  Да уж, полнолуние... В такие ночи весь личный состав Хэллсинга находится в повышенной боевой готовности на случай проблем с оборотнями. Страшные и совершенно не контролирующие себя в своей животной форме твари, совладать с которыми отнюдь не просто. Всевозможных бестелесных созданий при должном умении всегда можно отогнать, вампира можно замедлить и нанести удар в сердце, со всякой магической животиной и того проще. Но оборотни... огромная волкоподобная туша обладала выдающимися силой, скоростью и выносливостью, а вот особых слабостей при этом не имелось. Ещё бы, ведь за одну ночь тратилось все силы, которые человек скопил за месяц.
  Хорошо хоть всегда заведомо известно, когда они обратятся, и к этой ночи приходится всегда готовиться с особым вниманием. Мало ли какая одиночная тварь, а то и целая стая, доберётся до людского поселения. Конечно, это не значило, что весь Хэллсинг, или даже весь орден, проводил её на ногах. Но вот то, что все должны быть готовы к выезду в кратчайшие сроки - суровая необходимость. Я, к примеру, если бы не завершил свою охоту, то всё равно вернулся бы на эту ночь в особняк.
  - Обязательно. Как только закончу, - отмахнулась девушка.
  - Очень на это надеюсь, - едва слышно пробормотал я и с намёком глянул на Уолтера, который едва заметно кивнул в ответ. Лучше него никто не проследит за тем, чтобы она отдохнула, как только неотложные дела будут завершены.
  Больше задерживаться я не стал - мне тоже было чем заняться. Как минимум, плотно пообедать и привести в порядок своё снаряжение. А там можно будет урвать для сна ещё часика три-четыре, после которых я точно будут готов к ночным подвигам, хотя, разумеется, хотелось бы, чтобы обошлось без них.
  
  Глава 3.
  
  С необычным новобранцем я познакомился через два дня. Ну, как познакомился - уже бывшего офицера полиции перевели в Хэллсинг и шустро задействовали в первой же операции, на что я решил посмотреть. Плёвое дельце в общем-то: устранение обычного упыря. Всей работы на один точный выстрел. Правда, меня несколько смущал тот факт, что за три дня возникло сразу две проблемы с кровососами. Кто-то ведь заделал мертвяка, и это определённо вампир. Обычно связанных с ними инцидентов случается десятка полтора за год, а тут такая частота. Хотя, безусловно, всякое бывает.
  На подобных "мероприятиях" я бывал нечасто, поскольку там и без меня отлично справляются. Мой профиль - существа, с которыми сложно справиться одним только оружием, ну и маги само собой. Но на этот раз у меня были причины проследить за ходом операции. И дело тут не в самом желании посмотреть на рекрута, а скорее в том, что новообращенного вампира поставили в строй с обычными солдатами. Не знаю, чем думала Интегра, вполне возможно просто не придумала, куда пристроить такого кадра, но по мне так это откровенная глупость.
  Если уж я, можно сказать потомственный сотрудник Хэллсинга, не смог стать полноценно "своим", то вампира в свои ряды они уж точно не примут. А обращенной бедолаге сейчас наверняка и без дополнительного морального прессинга со стороны новых сослуживцев нелегко. Разве что расчёт был именно на это, то есть начальство решило сразу проверить новичка на излом. Поступок вполне в духе нынешней Интегры. Эх, а ведь когда-то была такой милой девочкой...
  Само собой я не стал без нужды вмешиваться в дела наших вояк и предпочитал наблюдать со стороны. Мне был известна схема операции, а так же тот факт, что устранение цели должен был обеспечить именно новобранец. Так что я просто занял место на краю крыши через дом от позиции, на которой Фергюсон лично давал какие-то инструкции стрелку. Дистанция была великовата, чтобы подробно что-то разглядеть и тем более расслышать, но общая суть происходящего была вполне понятна.
  И интерес к данному действу проявил не только я. Ощущение угрожающего давления резкой вспышкой проявилось где-то позади и так же быстро исчезло. Своеобразный способ приветствия от одного любителя викторианского стиля. Что же, его появление было вполне себе ожидаемым.
  - Приветствую тебя, Алукард, - не оборачиваясь, произнёс я.
   - Пришел утолить своё любопытство, маг? - прозвучал позади вкрадчивый голос.
   - Не без того, - вынужден был признать я, поскольку сколько-нибудь веских причин здесь находиться у меня действительно не было, - хотя если говорить о любопытстве, то мне куда интересней, как вообще могло случиться что-то подобное. Я ведь изучал касающиеся тебя записи. За все годы, что ты служишь Хэллсингам, подобных инцидентов не было. Что же изменилось?
   - C чего ты решил, что что-то изменилось? - с некоторым даже любопытством отреагировал древний вампир, пристраиваясь недалеко от меня. Причем если я стоял около бортика, то он без обиняков сел на него.
   - Конечно, всё можно списать на случайность. Возникла непредвиденная ситуация, и ты решил её в рамках приказа. Но я ни за что не поверю, что при желании ты не смог бы упокоить того кровососа не задев заложника. И всё же ты поступил так, как поступил. Почему? Чтобы развлечься? Решил найти себе компанию, чтобы скоротать вечность? Или же что-то увидел в том офицере?
  Лично мне наиболее вероятным казался именно последний вариант. Я при всём желании не мог забыть ту ночь, когда впервые пересёкся с Алукардом. Он ведь легко мог убить меня тогда, но по какой-то причине этого не сделал. Вряд ли это случайность.
   - Вы, люди, слишком много думаете о причинах, - и почему-то у меня сложилось такое впечатление, что он ответил не на озвученный вопрос, а на мои размышления, - но некоторые вещи случаются потому, что должны случиться. Почему я поступил именно так? Не знаю. Может та прекрасная ночь так на меня подействовала, или впечатлила решительность столь слабого человека. Или позабавила. В любом случае выбор был за ней.
   - Не знал, что ты такой фаталист, - не удержавшись, фыркнул я.
   - Хотя существует и другая вероятность, - Алукард никак не отреагировал на мой комментарий, - я был ограничен в своих возможностях.
   - Хмм... печать Кромвеля значит... - а вот эту версию я как-то упустил. Как-то всё время из головы вылетает тот факт, что столь мощное существо не вольно свободно распоряжаться своей силой.
  К слову, я так и не смог разобраться, как работает так называемая "печать Кромвеля", названная в честь своего создателя, первого мага ордена который жил во времена Ван Хэллсинга. Зато лично убедился в её эффективности. В рамках моего обучения на меня её накладывали, и я целый месяц не мог пользоваться магией без разрешения. Очень странное, между прочим, ощущение, когда делаешь что-то настолько привычное, что давно делается без участия сознания, но не получается. Словно взял и резко разучился дышать или ходить.
   - Допрос окончен? - насмешливый тон древнего вампира явно давали понять о том, что мои потуги он считает скорее забавными, нежели оскорбительными. Но вместе с тем сам факт такого вопроса намекал на то, что его терпение не безгранично.
   - Почти, - не то чтобы я сдал назад, но та тема была практически исчерпана, и у меня оставался только один вопрос на несколько другую тематику, - почему новоявленной вампиршей занимается Фергюсон, а не ты?
   - Она ещё не готова. Вы, люди, так любите цепляться за прошлое...
   Как раз в этот момент операция подошла к кульминации. Я увидел, как из переулка появилась пара людей и вдруг остановились, что-то рассматривая. И откуда только взялись? Весь квартал должен был быть очищен от случайных прохожих. Опять кто-то облажался? Впрочем, в данном случае это не так уж и плохо - ловля на живца во все времена была эффективным приёмом. Упырь не заставил себя ждать, вывалившись из подворотни.
   Целью оказалась женщина весьма своеобразного внешнего вида: похоже, кровосос, которого нам ещё предстояло найти, "обработал" уличную проститутку. И она тут же вперевалку поплелась к испуганно замершей парочке. Шаг, другой, третий... чего они ждут? С выстрелом почему-то тянули, да и прохожие откровенно тормозили, вместо того, чтобы попросту убежать. Расстояние между упырём и людьми продолжало сокращаться, их разделял уже буквально шаг когда цель всё же рухнула как подкошенная, а мгновение спустя до меня донёсся отзвук выстрела. Работа сделана, вот только стреляли, судя по вспышке, с другой стороны улицы. Страхующая группа вступила в дело, но при этом выстрел был только один, и мне не требовалось дополнительных объяснений, чтобы понять, что это значит.
   - Да, она явно не готова. - Вынужден был признать я, но, как оказалось, мои слова были обращены к пустоте. Алукарда уже и след простыл. Ну да и черт с ним.
   Постояв на своей позиции ещё некоторое время, я имел возможность увидеть, как Фергюсон что-то высказывает девушке. При этом было непохоже, чтобы он был особо возмущен. Ожидал чего-то подобного? Вполне может быть, наш командир мужик тертый и в людях разбирается. Орать, брызжа слюной, тоже не в его привычках. Но вот остальные вряд ли будут столь снисходительны к чужим ошибкам. Мои первые попытки совместной работы с солдатами Хэллсинга тоже прошли не лучшим образом. Собственно, во многом именно поэтому я предпочитаю работать один, хотя ситуации, когда поддержка была бы не лишней, неизбежны.
   - "Виктория Сэрас значит..." - припомнил я имя. Было ли мне жалко человека, попавшего в столь непростые обстоятельства? Не без того. Но стоило ли мне вмешиваться? Мне не сложно дать пару советов и помочь новичку избежать серьёзных ошибок, однако и в том, чтобы проверить характер на излом был свой резон. Последнее что нам нужно в разгар какой-нибудь операции - это спятивший из-за моральных потрясений или жажды крови вампир. С другой стороны, не будем ли именно мы виноваты в этом, если фактически организовываем дополнительное давление?
   После недолгих колебаний, я всё же аппарировал. Характерный для этого способа перемещения лёгкий хлопок воздуха не остался незамеченным, и на меня быстро уставилось две пары глаз. Ну или точнее одна, поскольку на Фергюсоне был прибор ночного виденья, но его-то реакция меня мало волновало. А вот характерно красные глаза смотрели на меня с откровенной опаской. Оно и не удивительно: в паре метров от тебя из неоткуда появляется неизвестный человек, да ещё и в гражданском. Это ещё хорошо, что я свою "боевую мантию" сверху не накидывал иначе бы меня тоже за какую-нибудь нечисть приняли.
   - Шельт? Что ты тут делаешь? - первым нашелся капитан, отключая и поднимая на лоб свой ПНВ.
   Я не стал спешить с ответом, в свою очередь беззастенчиво рассматривая новоявленную вампиршу, которая сидела, привалившись спиной к вентиляционной трубе в обнимку со своей винтовкой. Что тут скажешь, она была куда моложе чем стоило ожидать от члена полицейского спецотряд, если и старше меня, то всего на пару лет, и при этом весьма миленькой. Взлохмаченная кипа светлых с рыжиной волос, мягкие черты лица, в которые хорошо вписывались сменившие окрас большие глаза, ну и фигура, которую даже новая, толком не обношенная форма совсем не портила. Картину портила только печать подавленности или даже обреченности, но тут я её вполне мог понять.
   - "Даже немного жаль, что технически она уже мертва" - мысленно отметил я, закончив "изучение объекта" - Капитан, вы не будете сильно против, если я ненадолго умыкну вашу подопечную?
   - Я не получал распоряжений от леди Интегры, - Фергюсон слегка нахмурился. Понятное дело, он не получал таких распоряжений, но то, что у меня с начальством особые отношения он прекрасно знал, так что тут особых проблем я не видел.
   - Не думаю, что она будет возражать, но в случае чего, ответственность на мне.
   - Хорошо, - капитан не стал долго размышлять, кивнул и повернулся к вампирше, - это лейтенант Кристофер Шельт, ты поступаешь в его распоряжение.
  И ветеран тут же направился в сторону спуска с крыши. Можно сказать практически сбежал. Сдаётся мне, он был очень даже рад такому исходу, поскольку теперь мог заняться своими прямыми обязанностями, а не вознёй с новичком, которому в любом случае недолго ходить под его началом.
  - Эмм... - Виктория Сэрас удивлённо проводила взглядом капитана и вновь переключилась на меня, - ты тоже... ну..., - девушка смущённо замялась и оттянула в сторону высокий воротник форменной куртки, демонстрируя следы от клыков на шее.
  - Я не вампир, если ты об этом. До недавнего времени среди нас был только один немёртвый - Алукард.
  - А...
  - Я маг. - Не стоило особого труда, чтобы понять, о чем могла пойти речь. После моих слов глаза бывшего офицера ошарашенно распахнулись, и таковая реакция говорила сама за себя. - Понятно... что тебе вообще успели рассказать?
  Как оказалось, почти ничего - только информация о сегодняшней цели и пояснение того, что именно этим занимается Хэллсинг. Вполне классически подход к новобранцам, которым бес толку что-то рассказывать, пока они своими глазами не увидят изнанку мира. Даже в отдельных человекообразных монстров поверить сложно, а уж в целый скрытый от глаз обычных людей мир... Но с разумным, которого уже успели превратить в вампира, миндальничать в этом плане не стоило. Тут ведь во что хочешь сразу поверишь.
  - Понятно, - повторился я, - тогда перейдём к делу. Ты долго колебалась, и в итоге тебя пришлось страховать. Само по себе это не критично, все мы допускаем ошибки, но вопрос в причинах. Ты ведь никогда не убивала, верно? А может и вовсе в людей стрелять не доводилось.
  - Верно, - Виктория опустила взгляд. И мне эта реакция была совершенно непонятно. Чего тут стыдиться-то?
  - Что же, тут тебе можно только позавидовать, но каким ветром тебя вообще занесло в спецотряд полиции?
  - Я шла в академию не для того, чтобы штрафы за стоянку в неположенном месте выписывать, - неожиданно резко, с некоторым даже вызовом высказалась девушка, но почти сразу вновь поникла. Похоже, тема была из разряда больных и, весьма вероятно, имело за собой некую предысторию. Но сейчас такие детали меня не интересовали. Я только отметил сам факт того, что совсем уж безхребетный человек на такое вряд ли бы пошел.
  - Дальше можешь не объяснять. - Всё действительно стало понятно. В полицию она, по всей видимости, попала не случайно. Тут хоть тезис Алукарда повторяй: "Она сама так решила". Но абы кого в спецотряд тоже бы не допустили, значит подготовка у неё неплохая и упорства должно хватать. И всё же молодая, симпатичная девушка в суровом мужском коллективе... Наверняка её излишне опекали и не пускали туда, где была реальная опасность. - Думаю, для начала стоит тебе ближе показать, с чем мы имеем дело. Пойдём.
  Я подал девушке руку, которую та с такой осторожностью, словно ожидала любой подставы, приняла, и помог ей подняться. Но едва она приняла вертикальное положение, как я вновь аппарировл, только на этот раз вниз, на улицу. Само собой Виктория несколько растерялась, разом оказавшись в другом месте, но, похоже, её лимит на удивления уже подходил к концу, и она быстро взяла себя в руки, последовав за мной. Разве что в свою винтовку вцепилась как в спасательный круг.
  А на улице в этот момент царила конкретная суета. Проезжая часть была перекрыта нашими броневиками, свидетелей уже успели увезти, ими найдётся кому заняться, а ещё не успевшее пойти прахом тело упыря паковали в мешок для трупов. Именно к телу я и вёл нашего новобранца.
  - Что такое упырь тебе уже объясняли и ты, насколько я понимаю, ранее их уже видела. Поэтому сразу перейдём к главному - им ничем нельзя помочь, они уже не люди и никогда ими не станут. Ни техника, ни магия тут не помогут. Это лишь оболочка человека, которой движет либо приказ создателя, либо первичные инстинкты. Иными словами, они хотят жрать. И если бы тебя не подстраховали, то та парочка сейчас бы умирала не самой простой смертью, а потом бы ещё и превратилась в таких же тварей. Упырём становятся не по своей воле, и всё что тут можно сделать, это упокоить поднятые тела. Понимаешь? - Виктория Сэрас несколько заторможено кивнула, - а вот с такими как ты уже сложнее. Вампиры разумные существа и вполне могут обходиться без человеческих жертв, ограничивая себя кровью животных или, если смогу достать, донорской. И по этой причине тебя не уничтожили. Что будет дальше - зависит от тебя самой. Если приспособишься, то век твой будет долго, ну а если нет... извини, работа есть работа.
  - Я понимаю, - мои последние были не особо вдохновляющими, но к чести вампирши, отреагировала она адекватно.
  - Это хорошо, - на полном серьёзе ответил я, - тогда тебе стоит узнать, чем вообще мы здесь занимаемся. Потому что вот это, - я кивнул в сторону останков, - далеко не всё. Надеюсь, ты и сама это уже поняла.
  
  Глава 4.
  
  Возвращаться пришлось аппарацией. Собственно, именно так оно и планировалось, но одно дело перемещаться в одиночку, а совсем иное тащить кого-то вместе с собой. Тут ведь всё очень просто: чем больше дистанция и масса, тем выше нагрузка. Какому-нибудь Дамблдору и через пол Европы прыгнуть не накладно, но я в отличие от него в великих магах не числился. А аппарировать между прочим пришлось аж из Бристоля!
  - Так просто? Раз - и мы уже на месте? Нам бы в полицию пару магов, - Виктория Сэрас явно была впечатлена данным способом перемещения и не скрывала данного факта. Она вообще стала вести себя куда живей, а не как на собственных похоронах. А ведь всего-то стоило проявить немного человечности по отношению к попавшему в сложную жизненную ситуацию разумному, вместо того чтобы относиться к нему как к ходячей проблеме. И тот факт, что именно ею она и стала, ничего не менял.
  Правда, именно по этой причине мы и подзадержались. Изначально я рассчитывал за пять-десять минут прояснить все общие моменты, но почувствовавшая себя увереннее девушка начала задавать вопросы, на которые пришлось отвечать. А уж когда наши уехали, и появилась полиция, начавшая изображать бурную деятельность, она не то чтобы прям расслабилась, но уж точно вздохнула свободней. И это вылилось в новую череду вопросов. При этом большая их часть была вполне по делу и без всяких "покажи магических фокус", что не могло мне не импонировать, но вот время, время...
  - Не так просто, как может показаться, - переводя дух, отозвался я, ощущая прошедшую по телу волну слабости. Вроде и не скажешь, чтобы прям выбился из сил, но ощущение усталости уже заметное. Ничего, это быстро пройдёт.
  - Ой, - Сэрас быстро заметила моё состояние, - это из-за меня? Извините...
  - Не стоит, - отмахнулся я, - пойдём.
  После аппарации я, как обычно, оказался в пятидесяти метрах от входных ворот, аккурат на обочине ведущей к ним дороги. Достаточно близко, чтобы не пришлось долго идти пешком, но достаточно далеко, чтобы не провоцировать постовых. В те времена, когда ночная смена скидывалась на вампира, с этим было проще, но сейчас Хэллсинг мог себе позволить скинуть эту ношу на людей и тем самым дать возможность Алукарду спокойно выполнять поручения своей хозяйки.
  На территорию особняка нас пропустили без проволочек, после чего наши пути разделились. Я направился в основное здания со стойким намерением залечь спасть, поскольку никаких заданий мне не давали, а ночь уже прочно вступила в свои права. Ну а вампирша... даже и не знаю. В казармы, наверное. Фергюсон вместе с остальными вернётся ещё не скоро, и она оказывалась предоставлена сама себе. В общем - это уже не моё дело. Я и так сделал больше, чем собирался.
  Уже на пороге особняка меня перехватил Уолтер.
   - Госпожа ожидает тебя, - в свойственной ему манере выдал дворецкий, но вот продолжение получилось весьма нестандартным, - и будь осторожен.
  К чему это было сказано, я не понял, а сам он, ничего не поясняя, отправился по каким-то своим делам. Но когда я добрался до Интегры, то многое встало на свои места - леди Хэллсинг изволила пребывать не в самом благодушном настроении. И изобилия возможных причин для такового её настроения как-то не просматривалось.
  - Сэр Айлендс прислал ответ? - этого старика мы оба не только уважали, но и откровенно побаивались. И ведь не скажешь, что он злой и страшный, но было в нём что-то такое, дающее понять - этого человека лучше не разочаровывать. Хотя лично мне давно казалось, что он благоволит молодой главе Хэллсинга, но возможно это личная предвзятость. Не будет же он лупить её как меня в своё время.
  - Да. - Сухо отозвалась Интегра, которая, похоже, не желала вдаваться в подробности. Хотя там и так всё понятно: кое-кому устроили дистанционную выволочку. - А тебя, значит, на экзотику потянуло? Вы там сговорились что ли?
   - М? - Я даже не сразу понял, к чему она клонит. Хорошо хоть особых вариантов тут не было, ведь причина плохого настроения леди Хэллсинг крылась в инциденте с обращенной в вампира полицейской. Но о каком сговоре идёт речь? Это она про Алукарда что ли? Типа сначала он проявил интерес, а теперь я. - Просто немного помог новенькой.
   - Ну-да, ну-да. Просто шел мимо и решил помочь первой встречной симпатичной вампирше, - недовольно продолжила Интегра, и от такой трактовки я даже несколько растерялся. Что за глупые намёки? Не могла же она всерьёз предположить что-то подобное? Определённо - нет. Скорее я просто не вовремя зашел и теперь на мне собрались спустить пар. Типа на подчинённых без причин наезжать не вариант, Уолтер и Алукард никак не отреагируют на таковые потуги, а я слишком хорошо её знаю, чтобы всерьёз обижаться. Только кто сказал, что я собираюсь служить ещё и в качестве антидепрессанта?
   - А что если и так? Завидовать не хорошо, босс, - если она ждала, что я начну что-то объяснять, то есть, по сути, оправдаться, то зря. Во-первых - не в чем. А во-вторых - лучшее защита, это нападение!
   - Завидовать ходячему трупу? - Леди Хэллсинг отозвалась мгновенно и с неприкрытым сарказмом. Если встречный выпад и оказался неожиданным, то это ни в чем не проявилось. Что же, значит, усилим натиск.
   - Чтоб ты понимала, женщина! Это же сплошные плюсы: никогда не постареет, не растолстеет, голова на ровном месте болеть не будет и даже предохраняться не надо. Как есть идеал!
   Пошло? Не без того. Стереотипно? Безусловно. Зато эффективно - Интегра смутилась! Чуть ли не пятнами пошла. Всё-таки возраст давал о себе знать, какую-бы уверенную в себе железную леди она не изображала. Однако почти сразу всё это начало переходить в злость. Она чуть ли не зашипела, открыла рот и... закрыла. Эмоции вновь были взяты под контроль, но настрой при этом изменился.
   - Извини, Крис, я погорячилась, - несколько натянуто извинилась девушка, но что-то неуловимое в её поведении, взгляде и даже осанке изменилось, делая её похоже на ту решительную и напористую девчонку, которую я знал. Нет, ей и в обычном состоянии хватает этих качеств, но они какие-то... неестественные. И пусть я понимал, что изменения возникли не на ровном месте, но это не значило, что они мне нравились.
   - Пфф... Уж лучше так, чем общаться с железной леди. Тебе не кажется, что маска слишком срослась с сутью? - вообще, вопрос хороший. Похоже, мне стоило чаще и активнее её тормошить, пока она вконец не превратилась в бесчувственного функционера с замашками стервы.
   - Возможно, в чем-то ты и прав. - Несколько отстранённо отозвалась Интегра. С другой стороны, не отмахнулась от моих слов, и то хорошо. - Но об этом в другой раз. Что скажешь насчёт Сэрас? От неё будет толк?
   Наконец-то беседа перешла в рабочее русло, но вопрос был не самым простым. Довольно сложно делать какие-то выводы на основе поверхностного знакомства, а фактов было маловато. Виктория Сэрас умудрилась не погибнуть до прихода Алукарда, что в целом говорило за неё, даже если она просто бегала от опасности. Остальным-то мозгов и на это не хватило. А вот первое свое задание в качестве сотрудницы Хэллсинга она провалила. Решимости не хватило. Тем не менее, что-то ответить нужно, а значит придётся уповать на первое впечатление. Говорят, оно самое верное.
   - Всё зависит от того, сможет ли она принять свою новую натуру и обуздать её. Так-то потенциал у неё точно есть и мозги вроде на месте.
   - Хорошо. - Интегра пару раз задумчиво кивнула, соглашаясь скорее с какими-то своими выводами, а не со мной. Немного помолчала, обозначила неприятненькую такую улыбку и добавила. - Тогда ты ею и займёшься.
   Прозвучавшее заявление меня огорошило - подобного оборота я не ожидал. Хотя, наверное, стоило, но думать об этом следовало до того, как я решил проявить инициативу. И ведь не похоже, чтобы это было спонтанным решением.
   - А не боишься, что меня... как ты там сказал? Потянет на экзотику?
   - Как будто мне есть дело до твоей личной жизни, - наивная попытка повторно выбить начальство из колеи с треском провалилась, - а боюсь я скорее того, что рано или поздно ты всё же нарвёшься. Пусть уж лучше будет, кому прикрыть тебе спину.
   - Хмм...
  Определённая логика в словах Интегры безусловно присутствовала. Одиночкой я был не потому, что хотел этого, а потому что с нашими вояками у нас взаимного доверия не было. И дело тут не только в самом факте того, что я маг, но и в проистекающих из него особенностях работы. Вояки предпочитали действовать надежно и всячески страховались, ведь для них ошибка была смерти подобна. Тут я бы мог вписаться, в первую очередь, страхуя остальных с помощью заклинаний, но это слишком уж неэффективно. Нет, я претендовал на большее и предпочитал реализовывать свои возможности, заодно оттачивая навыки и совершенствуясь. Но тут уже возникала иная проблема: если обычные люди попытаются поддерживать мой темп, то риск смертельного исхода возрастёт в разы. Я-то как-нибудь выживу, но вот они... А от иной поддержки мне мало проку: максимум контроль того, чтобы кто-нибудь не улизнул. Хотя при необходимости мы, конечно, работали вместе, но это была вынужденная мера, не более того.
  Тут же могло что-то и получится. Однако было одно большое и жирное "но":
   - А что по этому поводу думает Алукард?
   - Он не против.
   - Он не против действительно, или потому что ты так сказал? - и это было далеко не праздное любопытство. Леди Хэллсинг может позволить себе решать за своего слугу, а мне как-то не хотелось иметь под боком недовольного моей персоной древнего вампира. При этом Алукард неоднозначно дал понять, что имеет некий интерес к своему "творению" и не факт, что он ограничивается взаимосвязью старшего с младшей. Кстати, а сама Сэрас Виктория в курсе своего подчинённого положения?
   - А какое отношение это имеет к выполнению отданного мною приказа? - встречный вопрос прозвучал предельно спокойно, но я не обманывался. Несмотря ни на что, у моей старой знакомой по-прежнему было паршивое настроение и спорить с ней сейчас не лучшая идея. По крайней мере - сейчас. Как минимум попробовать мне точно придётся.
  - Никакого. Я займусь новенькой. - Похоже, возможность выбора не предусматривалась. Но это ведь не значит, что я не стану выказывать своё недовольство. Верно? - Надеюсь, с моей стороны не будет излишней наглостью попросить возможность ознакомиться с её личным делом. А, большой босс?
   - Иди уже... - Недовольно отмахнулась Интегра, ну и я пошел. А что ещё оставалось? Правда, сделал лишь пару шагов, когда в спину мне донеслось. - Надеюсь тебе не нужно напоминать о том, что жалость плохой помощник в нашем деле?
   Отвечать я даже не стал, молча покинув кабинет. Да, мне было жалко человека, которого втянули в наши "игры" столь жестким способом, но мозги-то я не растерял. Многие из тех, кто становился нашими целями, действовали не по своему желанию, а уж ребенок, ставший какой-нибудь тварью - это вообще мрак. Но с другой стороны заранее известно, что будет, если не уничтожить того, кто пересёк черту. С некоторыми вещами остаётся только смириться. И если уж назначили нянькой, то пылинки со своей подопечной я сдувать не будут. Хотя перегибать в обратную сторону тоже не следует.
   Оставалось решить только один момент. Покинув кабинет Интегры и отойдя от него достаточно далеко, я остановился и негромко позвал:
   - Алукард, нужно поговорить, - в том, что он меня слышит, я даже не сомневался. Но вот захочет ли отвечать.
  - О чем же? - раздавшийся словно со всех сторон разом голос древнего вампира быстро развеял мои сомнения.
  - Ты и так прекрасно знаешь о чем.
  - Один пёс сидит на цепи, а другой свободно гуляет, но всегда сам возвращается к своей хозяйке. Разве им дозволено что-то решать? - насмешливый и не лишенный самоиронии ответ. Но аналогия была достаточно понятной, пусть мне она и не понравилась. Правда, ответа она не давала.
  - А третий пес, значит, может? - попытался уточнить я.
  - Ну, как минимум он может выбрать себе поводок, - произнёс вампир, и по пустому коридору прокатилась волна едва слышного смеха, а кгда он стих, я почувствовал, что остался один.
  - Или сбежать, пока его не надели, - бросил я в пустоту, но никакой реакции, ожидаемо, не последовало. Вот и понимай его как хочешь. Но вроде как острого негатива не наблюдалась и это меня вполне устраивало.
  
  Глава 5.
  
   - "Как же я устала...", - мысленно простонала Виктория Сэрас, ощущая, как её всё сильнее охватывает апатия.
  Шли четвёртые сутки с той злополучной ночи, когда она в одночасье потеряла не только всех своих сослуживцев, но и саму себя. И эти четыре ночи и три дня были далеко не самыми простыми в её жизни. Она чувствовала, как меняется и ничего не могла с этим поделать, одновременно с тем менялся и сам мир. Точнее, открывались ранее скрытые его грани, о которых она даже не догадывалась. И она даже сама не знала, что из этого пугало её сильнее. Совсем недавно всё казалось, что жизнь налаживается, но теперь...
  Первые сутки пролетели в полубессознательном трансе, когда вокруг вроде что-то происходит, но это совершенно не оседает в памяти. А уже на вторую ночь её перевели из полиции в организацию Хэллсинг, о которой она ранее никогда не слышала. Зато, как оказалось, о ней было прекрасно известно вышестоящим чинам. Хотя на фоне всего произошедшего, это вообще казалось сущей мелочью. Куда хуже было то, что новичку никто не собирался давать время на раскачку и адаптацию. Отныне вся её жизненная активность сводилась к ночному времени, и скучать ей не давали. Всё бы ничего, да только нормально отдохнуть днём тоже не выходило. Ворох тяжелых мыслей, настойчивый бой внутренних часов и постоянное чувство голода делали своё дело. Спать если и удавалось, то только урывками, после которых девушка чувствовала себя не отдохнувшей, а скорее наоборот.
   К тому же новая работа оказалось несколько не тем, чего она ожидала. Суть оставалась та же, что и в полиции, но на практике всё было куда сложнее. Первое же задание Виктория с треском провалила, потому что попросту оказалась не готова к столь резким действиям. Приехать на место, занять позицию, прицелиться и выстрелить, даже не делая попыток задержать преступника и вообще уточнить, нет ли какой ошибки. Она привыкла к совсем иному. Отношение к ней новых сослуживцев тоже не внушало оптимизма. Сэрас, конечно, понимала, что ребята из её старого отряда излишне её опекали, но уж лучше так, чем ловить на себя взгляды, в которых можно было прочитать многое, от презрения до ненависти. Ей постоянно в том или ином виде напоминали, что она больше не человек и, похоже, это означало, что в человеческом обществе ей больше нет места.
   А ещё у неё возникло стойкое ощущение того, что её не знают куда пристроить и теперь перекидывают с рук на руки. Глава организации леди Интегра Хэллсинг изначально была не в восторге от её появления. С вампиром, который обратил её, Алукардом, с той самой ночи она больше не пересекалась, хотя периодически чувствовала чье-то незримое, но давящее присутствие. Под началом капитана Фергюсона, пожалуй, самого нормального человека из всех, с кем ей пришлось познакомиться на новом месте, она так же проработала недолго. Теперь вот она оказалась под руководством лейтенанта Шельта и ехала... да она даже не знала куда!
   Немного встрепенувшись от последней мысли, Виктория подняла взгляд на вольготно раскинувшегося на сиденьях напротив неё и изучающего какую-то тонкую папку парня. В нутре бронетранспортёра кроме них и водителя вообще никого не было, так что места было в избытке, чем тот и пользовался. Причем выглядел он крайне странно: если при их знакомстве он казался обычным гражданским, который случайно оказался не в том месте, то теперь он нацепил какое-то непонятное то ли свободное пальто, то ли плащ, который был перехвачен ремнями с миниатюрными подсумками в районе груди, а дальше свободно болтался до самых колен.
   - "У них здесь так принято, что ли?" - подумала девушка, невольно вспоминая другого любителя необычной одежды
  - Если ты считаешь меня странным, то зря, - вдруг заявил лейтенант, даже не отвлекаясь от своего чтива, - у нас такая специфика, что обычные люди не то что не задерживаются, а скорее просто к нам не попадают, и на фоне многих я ещё вполне нормальный. Нормальней только Фергюсон, но он вообще уникум. Один из немногих семейных людей во всём Хэллсинге.
   - "Он что, мысли мои читает?!" - Едва не запаниковала Виктория, но всё же сумела успокоить себя тем, что сказанное было не совсем в тему, хоть и рядом. Тем не менее, вопрос был весьма интересный, поскольку о возможностях магов она почти ничего не знала. И не смотря на то, что было сильное желание сходу поднять эту тему, сказала совсем иное. - А куда мы вообще едем? И почему нельзя было туда переместиться. Ну... как вчера. Или слишком далеко?
   - А я уж думал ты и не спросишь, - хмыкнул парень, - понимаю, что тебе сейчас нелегко, Сэрас, но сейчас от тебя требуется сосредоточиться на деле. В конце концов, могло быть и хуже.
   - Вам легко говорить... - только и нашлась что ответить Виктория, которая слабо представляло, куда уж там хуже. Её жизнь оказалась перевёрнута с ног на голову, и даже ближайшие перспективы просматривались крайне смутно.
   - Справедливо. Если бы я оказался на твоём месте, то весьма вероятно пустил бы себе пулю в голову, - прозвучавшее признание оказалось весьма неожиданным, но сказано оно было как-то совсем уж равнодушно, - но это потому, что для меня последствия обращения были бы гораздо страшнее, чем для тебя. Я маг, а магия - это жизнь, и нежить на неё не способна. А лишение магии не зря считается одним из самых страшных наказаний для магов, - парень на мгновение примолк и посмотрел на неё поверх папки, - но в твоём случае всё не настолько безнадёжно. Ты смогла сохранить жи... м-м-м... да плевать на терминологию, это жизнь и точка. Ты не успела сотворить ничего такого, что вынудило бы нас предать тебя окончательной смерти, как это бывает со многими новообращенными бедолагами, которые сами не понимают, что творят. У тебя даже есть возможность заниматься делом, схожим с тем, что ты выбрала себе сама. Уже немало.
   - Наверное. И всё же, это нелегко, - озвученные доводы были простыми и понятными. Но разве от этого становилось легче?
   - Не спорю. Могу лишь дать небольшой совет: не пытайся бороться с теми изменения, что в тебе происходят. Они в любом случае возьму верх, но будет лучше, если ты будешь их контролировать, а не они тебя. - Лейтенант выжидающе уставился на неё, ожидая какой-то реакции, но Виктории нечего было ответить. Отчасти она всё это понимала, но вот принять не получалось. - Хмм... ладно, тогда вернёмся к твоим вопросам. Тот способ перемещения называется аппарацией, и я редко ею пользуюсь в таком ключе. Только если выбора не остаётся. Тратить силы перед боем не самая лучшая идея, верно? Далее, наши коллеги обнаружили вампира, со следами деятельности которого мы вчера познакомились, и теперь наша задача с ним разобраться. Я посчитал это неплохой возможностью для твоей, скажем так, реабилитации.
   - И мы едем только вдвоём? - тут же уточнила Виктория. Переход от личных вопросов к общим вообще вызвал у неё немалое облегчение. Она даже невольно задумалась о том, что если бы её оставили в покое на несколько дней, то было бы ещё хуже.
   - Наблюдатели уже на месте и не дадут засранцу скрыться. Но брать его будем именно мы. Обычно я вообще один работаю, так что справимся. Ещё вопросы?
  В ответ девушка отрицательно качнула головой, поскольку не хотела совсем уж глупо выглядеть, озвучивая свои сомнения. Лейтенант говорил таким тоном, словно дело было сущей мелочью. А ведь Сэрас уже имела несчастье убедиться в том, что даже один вампир может легко убить целый отряд вооруженных и подготовленных людей. Действительно ли они справятся? В себе она таковой уверенности точно не испытывала, но, наверное, так оно и должно было быть. Она ведь только новичок.
   - "Сосредоточиться на деле", - про себя повторила Виктория Сэрас и честно постаралась отвлечься от посторонних мыслей. Облажаться второй раз ей совершенно не хотелось. Нужно было чем-то себя занять, и она потянулась за своей винтовкой, но была остановлена вновь заговорившим лейтенантом.
   - А вот это тебе не понадобится.
   - То есть как? - тут же удивилась девушка.
   - Будем брать цель живьём.
   - Эмм... - И вновь полицейский опыт Сэрас пасовал. Именно захватить преступника, а не убить его всегда было их основной задачей, но делали они это далеко не голыми руками. И ведь никакого другого оружия ей не выдали. - Вы ведь не отправите меня безоружной?
   Вместо ответа парень отвёл в сторону полу своего странного одеяния, открывая её взгляду закреплённую на бедре кобуру с массивным старомодным револьвером. Достав оружие, он быстро извлёк из барабана один из патронов и продемонстрировал его ей. Выглядел тот крайне необычно, ведь торчащая из гильзы пуля оказалась прозрачной. Причем, слишком прозрачной для пластика, из чего напрашивался вывод, что это стекло.
   - Это специальный патрон, снаряженный освященной кислотой. Крайне неприятная для любой нежити вещь, поскольку раны получаются обширными, болезненными и долго не заживают. Самое оно, чтобы серьёзно ранить и лишить возможности к сопротивлению, но не убить. Хотя целиться в голову всё же не рекомендую, как и стрелять с дистанции больше трёх десятков шагов. Баллистика ни к черту, да и пороховой заряд ослаблен.
  Патрон оказался сноровисто вставлен на своё место, после чего парень крутанул револьвер в руке и протянул его Виктории рукояткой вперёд. Та в свою очередь приняла оружие и, не удержавшись, начала вертеть уже в своих руках. Выглядело оно грубовато, голый металл без каких-либо украшений, и потёртая деревянная рукоять, но именно это заставляло воспринимать его именно как ходовой инструмент, а не раритетную игрушку. Про вес она не могла ничего сказать, поскольку сейчас ей всё казалось лёгким, зато не могла не обратить внимание на то, что у него было сразу два ствола, расположенных один под другим.
  Дав Сэрас ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы отстегнуть и саму кобуру, Шельт продолжил своеобразную лекцию:
  - Современная вариация револьвера Ле Ма. Ключевой особенностью, как ты уже заметила, является наличие двух стволов. Верхний под калибр ноль сорок два с барабаном на девять патронов. Нижний, двадцатого калибра, заряжен картечью. Убойная кстати вещь, даже не знаю, чего там намешали, но даже некоторым нематериальным тварям изрядно достаётся. Само собой, его в нашем случае лучше не использовать, хотя если прижмёт, то стреляй не задумываясь. В итоге имеем универсальное оружие, с богатой вариацией боеприпаса под разные ситуации. Недостаток ровно один - долгая перезарядка. Но по своему опыту могу сказать, что до неё редко дело доходит. Долгие перестрелки - не мой профиль.
  - Угу... - роль статиста, которому только и остаётся, что поддакивать в нужных местах, разрежала Викторию всё сильнее и сильнее. Но какой у неё был выбор?
  - И ещё одно... постарайся не помереть, пока я за тебя отвечаю. Договорились?
  ***
  Местом нашего назначения была небольшая заправочная станция в сельской глуши. Местечко из тех, кто можно не только пополнить запасы топлива, но и перекусить или даже снять комнатушку на ночь. И всё это в компактном, двухэтажном домишке. Правда, выглядело оно каким-то полузаброшенным, но если верить предоставленной мне информации, то оно вполне себе функционировало. Похоже, кровососу хватило мозгов свалить подальше от густозаселённых территорий, но вот забиться в какую-нить нору на месяц-другой он уже не догадался. Ну, ему же хуже. Хотя меня всё же не могло не волновать возможное наличие заложников. Дорогу-то уже перекрыли, но кто-то мог успеть заехать сюда на свою беду. К тому же, если верить наблюдателям, то единственный местный работник должен был быть на месте. В этом случае он, скорее всего, уже мёртв, но бывает ведь всякое.
  - Ничего живого не чувствуешь? - на всякий случай спросил я у своей подопечной.
   - Эмм... нет, - прозвучал неуверенный ответ. В целом ожидаемо, но определённые надежды у меня всё же были. Она ведь, насколько мне известно, до сих пор не пила крови и инстинкты должны были обостриться. Но, по всей видимости, "диета" длилась недостаточно долго. Или некоторые способности вампира пока вообще не пробудились.
  - Ясно. Тогда начинаем.
  Прихватив девушку за руку, я перенёс нас на крышу здания. Уж на такой-то дистанции я могу себе позволить аппарировать с любой нагрузкой. Палочка уже была в руке, сегодня именно она была моим основным оружием, и я начал быстро набрасывать заклинание. Небольшой сюрприз на случай если кое-кто решит сделать ноги. Одновременно я чувствовал острое любопытство со стороны Сэрас, которая, заранее получив все необходимые инструкции, стояла рядом и не мешала. А ведь для несведущего человека мои махания деревяшкой и нашептывания неразборчивой абракадабры должны казаться откровенной дуростью.
  Потребовалось около тридцати секунд, чтобы охватить заклинанием периметр здания, после чего я кивнул своей подопечной, тем самым давая отмашку к началу активных действий. Девушка, не мешкая, подошла к краю крыши, спрыгнула вниз и тут же прижалась к стене, взяв наизготовку оружие. Дальше за её действиями я наблюдать не стал. План действий был предельно прост: она заходит внутрь и пытается взять цель, тогда как я остаюсь наверху и либо ловлю её при попытке бегства, либо прихожу на помощь вампирше в случае необходимости.
   Вообще, идея с захватом цели была моим, так сказать, детищем. По-хорошему нас тут вообще не должно было быть, но раз уж на меня скинули новенькую, то было грех не воспользоваться подвернувшимся случаем. Ведь если Сэрас опять не справится, то у меня будет повод оспорить решение Интегры и пусть сама с ней возится. Ну а если справится... что же, толковый напарник меня тоже устроит. Из схожих соображений растёт и мысль с захватом вместо обычного устранения. Это тех же магов я стараюсь брать живьём, а вот нежить как правило уничтожают без лишних вопросов. Слишком уж возрастают риски. Но в нашем случае именно захват был идеальным ходом. В прошлый раз Виктория Сэрас замешкалась и не смогла вовремя произвести выстрел, а здесь никакие моральные дилеммы не будут ей мешать. Но что куда важнее - старая добрая схватка это именно то, что ей сейчас требовалось. Никакие тренировки не помогут ей понять своих новых возможностей, тогда как реальный бой быстро поставит всё на свои места. В общем, я был вполне доволен своей идеей.
   А тишина тем временем затягивалась, что невольно заставляло меня напрячься. Не люблю сюрпризы. Да и кто их любит? Разведка могла облажаться или наблюдатели упустили тот момент, когда кровосос сбежал. В этом случае мы впустую убили полночи. Существовал и другой, тоже весьма неприятный сценарий: цель успела нас засечь и подготовила... ну опять таки сюрприз, из тех, которые никто не любит.
   Грохнувший выстрел я воспринял чуть ли не с облегчением, тем более что звук стрельбы собственного оружия не узнать сложно. А вот ответная пальба звучала не столь тепло, но зато я сходу понял, что наша цель находится на втором этаже. А так же, что информация оказалось верна и кровосос вооружен охотничьим ружьем. Ещё пара выстрелов и следом раздаётся полный боли вопль, перерастающий в скулёж. Мужской, что не могло не радовать. Похоже, Сэрас вполне себе справлялась и пока в моей помощи не нуждалась. Пальба продолжилась, но я лишь отсчитывал оставшиеся у моей подопечной патроны, если она отстреляет все, то хочешь не хочешь, а придётся вмешиваться, и одновременно отслеживал примерное положение нашей цели. Выходило, что она постепенно смещается к северной стороне здания, и я сместился к соответствующему краю крыши.
  Выбор позиции оказался удачным и своевременным. Одно из ближайших ко мне окон с дребезгом разлетелось на осколки под ударом туши вампира, но если тот рассчитывал удрать, то это он зря. Стоило ему пересечь незримую линию периметра, как моё заклинание активировалось, поджаривая кровососа разрядом молнии. Не особо сильного, в мои планы совершенно не входило убийство возможного заложника, но вполне достаточного, чтобы тело дало сбой, и ноги при приземлении подкосились. Вампир полетел кубарем, роняя своё ружье, а подняться уже не успел и, к немалому моему удивлению, то была не моя заслуга. Я только и успел что аппарировать вниз, как из окна выскочила моя подопечная и весьма умело уткнула вампира носом в землю, заламывая руки. У обычного человека такой финт не прокатил бы, но она ведь не человек и силой своему противнику не уступала. Возможно, даже превосходила, учитывая КТО её обратил.
  - Впечатляет, Сэрас, - не мог не отметить я и, не тратя времени впустую, один за другим всадил три усиленных оглушителя аккурат в голову обездвиженному кровососу. Нежить подобные заклинания берут слабо, неразумные создания типа упырей так вообще неуязвимы, но мне нужная дозировка была хорошо известна.
  Однако я зря поспешил считать дело сделанным. Едва кровосос безвольно обмяк, как девушка перестала его удерживать и, тяжело дыша, поднялась на ноги. Тут же стало заметно кровавое пятно у неё на боку, похоже её тоже задело, да и моего верного револьвера у неё не наблюдалось. Но всё это было мелочью - куда больше меня напрягал взгляд едва ли не светившихся красным глаз. Так смотрят хищники на возможную жертву, но никак не человек. Невольно возникал вопрос: не перегнул ли я палку, посылая её в одиночку? Нет, на что-то подобное я и рассчитывал, но кто знает, не выйдет ли ситуация из-под моего контроля.
  Не мешкая, я достал из внутреннего кармана мантии заранее припасённый пакет с донорской кровью и сразу же швырнул его своей подопечной. Рука вампирши мелькнула в воздухе так быстро, что я с трудом смог различить это движение, но мой "подарок" она именно поймала, а не отбила в сторону. Сейчас ею двигали инстинкты и они прекрасно "знали", что в этом пакете, а так же что с этим делать. Виктория Сэрас прямо зубами надорвала упаковку, сплюнула обрывок плотной плёнки, поднесла её к губам и... резко отшвырнула в сторону. Отвращение взяло верх над жаждой. Жаль. А может и наоборот.
  Что же, как минимум это значило, что отчасти она себя контролирует. Но именно что отчасти, потому что стоило мне сделать шаг в её сторону, как я буквально физически ощутил угрозу. Конечно, этому ощущению было очень далеко даже до "приветствия" Алукарда, тем не менее, трактовалось оно вполне однозначно. Словно своеобразная табличка: "не суйся - убьёт".
  - Тише, Виктория, тише... - Как можно мягче начал я, убирая палочку и приближаясь маленькими шажками. Хотя на деле внутренне я напрягся и стал накачивать защитный амулет на случай "непредвиденных обстоятельств". Конечно, не хотелось бы уничтожать собственную подчинённую, но если она утратит остатки разума, то особого выбора у меня не будет. - Ну не хочешь и не надо. Ты хорошо справилась, молодец.
  Девушка всё ещё тяжело дышала, но всё же в её взгляде прибавилось осмысленности. Чисто теоритически у меня теперь было два пути. Первый: подойти, приобнять, успокоить... В общем, поработать своеобразной жилеткой для слёз. Раз она на меня сразу не набросилась, то вполне должно сработать. Тем не менее, этот вариант мне не нравился, поскольку неизвестно, насколько затянется тот процесс. К тому же было в нём что-то откровенно подлое: самому спровоцировать ситуацию, а потом изображать благородного спасителя. Второй же вариант был куда более быстрым и решительным. Требовалось разом достучаться до обычных, человеческих реакций Сэрас, но там имелся определённый риск спровоцировать на агрессию её новую ипостась. Точнее, он был выше чем в первом случае. Хотя был ещё и третий вариант: попытаться скрутить вампиршу до того, как она успеет что-нибудь натворить, а потом ждать, пока опамятует.
  А времени на долгие размышления у меня не было и потому, как обычно в сложных ситуациях, приходилось довериться чутью.
  - "Надеюсь, на меня потом не подадут в суд", - мелькнула неуместно весёлая мысль, хотя на деле стоило бы беспокоиться о том, что мной могут попытаться отужинать. Защитный амулет, конечно, подстрахует, но даже он не даст стопроцентной гарантии.
  Демонстрируя пустые руки и продолжая бормотать увещевательный бред, я чуть сбоку подошел к настороженно отслеживающей каждое моё движение вампирше. Скорее всего в ней сейчас боролись инстинкты, голод и память Виктории Сэрас. Приблизившись в упор, я медленно положил левую ладонь ей на плечо, дождался пока внимание сосредоточится именно на этом действие и...
  - Уй... - Тихий вскрик слился со звуком шлепка по пятой точке. Не моей само собой. - Что вы себе позволяете?!
  Полный праведного возмущения взор дал мне вполне явственно понять, что чудодейственная связь между нижним и верхним полушариями мозга безотказно работает не только у детей, но и у взрослых. Тут, правда, причина эффективности несколько иная, но главное результат!
  - С возвращением в ряды разумных существ, Сэрас, - выдав можно сказать фирменную, "хэллсинговскую" кривоватую ухмылку, произнёс я. Ну не оправдываться же мне за вынужденные меры. Да, они и носили откровенно провокационный характер, но ведь что-то такое и требовалось.
  - Я... ох... - вскинулась было девушка, но тут же замолкла. Было откровенно забавно наблюдать, как она сначала густо краснеет, но почти сразу до неё начинает доходить, что здесь только что произошло, и девушка начинает мрачнеть, а потом и вовсе стремительно бледнеть. А заодно лихорадочно ощупывает собственный бок, в поисках раны. Разумеется - тщетно. Даже в ослабленном состоянии её регенерации вполне достаточно, чтобы залечить рану, нанесённую обычным оружием. Вот если бы ей в сердце или в голову попали - тут было бы куда сложнее.
  - Вот тебе и ох, - не удержался я, - хорошенько запомни то что произошло, Сэрас, все ощущения и стремления. Ты едва не потеряла контроль над собой и именно об этом я предупреждал тебя, когда говорил, что ты должна контролировать свои новые возможности, а не они тебя.
  Вампирша не нашлась что ответить и откровенно поникла. Понятное дело, для неё этот опыт получился далеко не самым приятным. Но его ценность глупо отрицать. Отработала-то она даже лучше, чем я ожидал, а в следующий раз будет действовать увереннее и не потеряет голову. Особенно если перестанет бороться с собой и не выйдет на дело терзаемая жаждой крови. Но глупо было бы ожидать, что все проблемы решатся за один раз, верно? Главное прогресс налицо и мою подопечную явно стоило приободрить, чтобы сама себя в конец не извела.
  - А вообще для первого раза вышло вполне неплохо. Этого кровососа ты лихо уделала. А ведь он не слабее того ублюдка, что положил твой отряд. - Вообще-то это был второй раз, да и про того вампира я ничего не зал, ну да сейчас не до мелочей. Про то, что она где-то оставила выданное оружие напоминать тоже не стоило. Не преломлюсь, если потрачу пару минут на поиски, тем более что место боя всё равно придётся осматривать. - Сейчас подъедет наш транспорт, загрузишь в него пленника, а я пока осмотрюсь. Ну а как приедут "уборщики", можно будет возвращаться. Миссия выполнена - ты справилась.
  
  Глава 6.
  
  Наконец-то настали дни, когда не требовалось куда-то бежать и что-то срочно там делать. Ненормированный рабочий день - это то, за что я одновременно и любил и ненавидел свою работу. Иногда приходится неделями колесить по стране, как это было во время последней "охоты", параллельно отвлекаясь ещё и на отдельные поручения. Если дело затягивалось, то неизбежно возникало острое желание забить на всё или хотя бы кого-нибудь придушить. Но потом настаёт период эдакой спячки, когда можно расслабиться. Ну а что? Всё-таки проблемы с магами, духами, нечистью и прочей гадостью не такие уж и частые, а с мелочевкой прекрасно справляются наши вояки. К тому же со стороны магов работы так же ведутся, пусть и без особого энтузиазма. Так что главное - не исчезать с горизонта и можно заниматься своими делами.
  Правда, на этот раз разгуляться по полной мне не дали, ненавязчиво напомнив о том, что слова "ты ею и займёшься" далеко не формальность. То есть, раз я прервал курс вводных лекций имени Питера Фергюсона, то мне эту потерю и восполнять. Иными словами: твоя подопечная - тебе её и учить прописным истинам. Тем более что учить её нужно куда глубже, чем обычных солдат, которых в первую очередь натаскивают на борьбу с наиболее вероятными целями.
  Неприятно, но ничего особо ужасного в этом тоже не было. Разве что вместо возвращения к полноценно дневному графику пришлось идти на компромисс, в рамках которого я просыпался после полудня, а ложился спать в три-четыре часа утра. Соответственно мой ужин совпадал с завтраком Сэрас, которую, как оказалось, уже успели переселить в подвалы особняка. И под завтраком имелось ввиду именно поглощение обычной пищи, которую вампиры пусть и в ограниченных количествах, но всё же употребляли. Особенно если не могли, а в нашем случае не хотели, пить кровушку.
  Так что свободного личного времени у меня всё же хватало, а найти куда его потратить никогда проблемой не было. Над своими недоартефактиками там пошаманить, или подучить чего полезного. Хотя, кого я обманываю: сейчас меня больше интересовала никак не связанная с работой деятельность. Художественная литература, новинки кинематографа или концерты. Ну да у всех свои недостатки. Тем более, что отсутствие ярого трудоголизма лично я недостатком не считал. Самосовершенствование я ведь не забрасывал, попробуй его забросить, когда от него зависит собственное выживание, но и заниматься им двадцать четыре часа в сутки это уже перебор.
  Проблема была в том, что я слабо представлял, как кого-то учить. Не "чему", тут то всё более-менее понятно было, а именно "как". Вот как натаскивали меня? Оставляли наедине со всей необходимой информацией и материалами, чтобы я сам тыркался, пытаясь адаптировать чужие идеи под себя. А потом приезжал сэр Айлендс и "мотивировал" меня своей тростью так, чтобы я на собственной шкуре ощутил всю ценность правильных боевых навыков. До сих пор при виде этого старого хрыча всё тело ныть начинает...
  Я легко мог отделать неопытную вампиршу, но даже если опустить не вызывающую у меня энтузиазма идею избиения представительницы прекрасного пола, то смысла в этом всё равно нет. Меня учили именно так, чтобы максимально наглядно продемонстрировать недостатки классической европейской школы магии и научить противодействовать тем, кто знает эти слабости. В общем, ломали наработанные привычки. Здесь же такого не требовалось, по той простой причине, что старые навыки либо оставались актуальны, либо полностью теряли эту самую актуальность. Будь ты хоть трижды вампиром, но пули по новым траекториям летать не начнут, а вот к физическим возможностям тела нужно привыкать с нуля.
  А местную учебку я попросту не проходил. Сэр Айледнс и так промариновал меня до самого семнадцатилетия, ссылаясь на закон о применении магии несовершеннолетними, который ради меня никто отменять не будет. Разумеется, я не просидел всё это время в подвалах того загадочного места, но приятного всё равно было мало. Меня таскали в качестве наблюдателя на операции как простых солдат, так и Уолтера с Алукардом. Весьма интересный опыт, но в то время мне ой как хотелось проявить себя и опробовать навыки в реальном деле. Наивность моя не знала границ.
  Хотя даже будь у меня таковое желание, пройти дрессуру наравне со всеми я бы не смог. Нет, с физической подготовкой у меня было всё в порядке, да и стрелковые навыки подтянули, пусть до уровня прошедших горячие точки профессионалов военного дела мне тогда было как до луны. Сейчас, впрочем, эта дистанция не сильно сократилась, ну да это уже дело пятое. Причина был в другом: на тот момент нормальной системы обучения попросту не было. Всё-таки Уолтер не от хорошей жизни нарушил волю крёстного. После инцидента с Ричардом Хэллсином дела действительно шли неважно: слишком уж многие покинули организацию по тем или иным причинам, и старшие офицеры в том числе.
  Когда меня сочли готовым, ситуация всё ещё оставалась сложной: Интегра действительно не справлялась. Матёрые мужики, всякого повидавшие на своём веку, не были в восторге от сопливой девчонки на месте начальства, и даже авторитет дворецкого не всегда выручал. Уолтер - боец-одиночка и при всех своих талантах не имел опыта командования. Вырисовывался расклад, когда вокруг новой главы Хэллсинга сплотилось элитное ядро, а вояки оказывались как бы сами по себе. И чтобы сгладить эту ситуацию в организацию был приглашен опытный ветеран Питер Фергюсон. А если точнее, его уговорили вернуться. Тогда-то дела и пошли в гору.
  Но воспоминания воспоминаниями, а возложенную на меня задачу никто не отменял, и обмозговав вопрос, я составил следующий график. Оставшееся дневное время отходило под собственные нужды, это не обсуждалось, а потом начинался учебный процесс. Первой шла "разминка". Если исходить из планов Интегры сделать Викторию Сэрас моей напарницей, то возникала строгая необходимость ознакомить её с магией. А поскольку от теории пользы здесь будет мало, то я сразу перешел к практике. То есть знакомил её с конкретными заклинаниями и их особенностями, зачастую демонстрируя их воздействие на ней же самой. Не самый безобидный метод, чего уж там, но определённо эффективный. Правда, я не удивлюсь, если через пару недель Сэрас начнёт от меня шарахаться, хотя, по-хорошему, наоборот стоило потихоньку налаживать личные взаимоотношения.
  Далее приходилось тратить время на обычную теорию. Какие твари существуют, чем опасны, как эффективнее бороться с ними, где лучше отступить и всё в таком духе. Сложно придумать что-то более скучное, но и пропустить этот момент никак нельзя, ведь иначе придётся отвечать на постоянные вопросы уже по ходу дела, а это ещё хуже. Одной только литературой тут тоже не отделаешься. Отчасти смириться со столь бесполезной тратой времени мне помогала только мысль о том, что так я и сам закрепляю базу.
  Хорошо хоть физическую и стрелковую подготовку не требовалось лично контролировать. Я лишь ограничился настоятельной рекомендацией не жалеть времени на полигон и тир. Всевозможного оружия у нас навалом, включая последние новинки и не самые распространённые образцы. Кажется, где-то даже огнемёты и противотанковые ружья завалялись. Пусть осваивает и подбирает что-то под себя, для этих целей я даже собственный револьвер отдал вампирше на откуп, хотя это и сугубо вспомогательное оружие. Вообще, тут было бы неплохо заиметь что-то типа алукардового "Касула", с которого обычный человек мог стрелять разве что пользуясь подходящий упором, но думать о личном оружии было преждевременно. Для начала новенькой стоило полноценно освоиться и зарекомендовать себя в деле.
  Ну и, конечно же, всё это происходило далеко не в таинственном молчании. Например, после первого же занятия по магии, если это можно так назвать, возник весьма закономерный вопрос. Я как раз демонстрировал достаточно простое, но, тем не менее, очень даже полезное заклинание дезориентации.
  - Фините. - Дав достаточно времени, чтобы прочувствовать воздействие заклинания, я отменил его. Как и оглушитель, оно было из той породы, что слабее действует на нежить, так что я не особо удивился, когда Сэрас, справившись с первыми ощущениями, всё же смогла утвердиться в вертикальном положении. Хотя нормально сражаться в таком состоянии она всё равно бы не смогла, поскольку её ноги заметно подрагивали. - Передохни, головокружение проходит не сразу.
   Девушка облегченно выдохнула, с заметным трудом добрела до стены подвала и уселась около неё прямо на пол. Правильное решение, в идеале так вообще лечь на спину, но то ли не догадалась, то ли не захотела демонстрировать слабость. Скорее второе, поскольку вскоре прозвучал вопрос:
  - Кристофер, а почему вы... ты, вообще пользуешься обычным оружием, имея такие возможности?
  - Ммм... если кратко, то в своё время мне наглядно продемонстрировали, как легко хорошо подготовленный человек может отделать полагающегося на одни заклинания мага. Твоя задача как раз научиться сражаться с магами средней руки. - Того факта, что человек был далеко не обычный, я озвучивать не стал. Хотя на самом деле тема была достаточно глубокой. Мне хорошо продемонстрировали слабости классического подхода, но вместе с тем не скрывали и того факта, что при должном опыте их можно компенсировать. Быть может лет через пятнадцать-двадцать я смогу обходиться без костылей, но не сейчас. - А так магия, конечно, сильна и даёт большую гибкость возможностей, но я не достаточно хорош, чтобы обходиться только ей. Кроме того, заклинания невозможно применять до бесконечности - это выматывает. С оружием в этом плане проще. И пусть само по себе оно вполне обычное, но правильно подобранный боеприпас зачастую крайне эффективен. Ты ведь это и сама уже оценила.
  Я примолк, собираясь с мыслями, а заодно получил молчаливый кивок со стороны Сэрас. Понятное дело, она не забыла про своё недавнее сольное "выступление" и вряд ли когда-то забудет.
  - Вообще в этом плане вырисовывалась достаточно забавная ситуация. Магия наиболее эффективна против тех, кто о ней не знает. Тут можно много чего натворить, чем некоторые личности и пользуются. К слову, именно их отловом я в основном и занимаюсь. А вот тех, кто связан с магическим миром, зачастую легче нейтрализовать при помощи оружия, поскольку зачастую они к такому просто не готовы. В итоге я руководствуюсь принципом, его даже можно назвать моим неофициальным девизом, который звучит так: "Заклинания против людей, оружие против чудовищ, и то и другое против магов".
  - Выходит, что маги - это и люди и чудовища одновременно? - прозвучал вполне логичный вывод. Только в голосе Сэрас при этом прослеживался скепсис.
  - Скорее мы, маги, самые опасные из чудовищ нашего мира.
  - Вы хотя бы остаётесь людьми, можете наслаждаться солнечным светом, и ничто не заставляет вас пить кровь, - похоже она решила, что я её пытаюсь подбодрить. Ну, отчасти оно так и было, вот только в своих словах я не соврал ни на грамм.
  - Тут сложно поспорить, но это меняет не столь многое, как может показаться. Став вампиром, ты превратилась в монстра в глазах обывателей, но к магам они относятся не многим лучше. Поверь, я родился в семье обычных людей, так что знаю, о чем говорю. - Тема семьи всплыла словно сама собой, хотя её я совершенно не хотел касаться. У меня со своими отношения были весьма напряженные, а семью Сэрас, если верить её личному делу, вообще убили. Видимо потому и пошла в полицию. Тему нужно было срочно менять. - Иронично, но к таким как я многие маги тоже относятся как ко второму сорту. Остаётся только напоминать себе слова прошлого главы Хэллсинга. Возможно, если бы ты его застала, то он бы помог тебе проще принять всё, что с тобой случилось, а я вот не мастак в таких делах. Могу только повторить, что он всегда считал, что важен не вид разумного существа, а его действия, мотивы и принципы. Именно они определяют, кто действительно человек и кто чудовище, несмотря на свой внешний вид.
  Вот такой вот вышел разговор. Вроде бы простой и ничего нового в нём не было, но, тем не менее, неприятный. Сразу возникли мысли, что давненько я не заскакивал к матери с братишкой и никого кроме самого себя винить в этом нельзя. Виктория Сэрас тоже задумалась о чем-то своём, но явно не особо приятном. Так что в тот день никаких серьёзных тем больше не поднималось. Да и в целом личные темы стали эдаким негласным табу: она не спрашивала ничего такого у меня, а я у неё. Только рабочие и околорабочие вопросы.
  Однако мои ожидания долгого перерыва в работе оказались преждевременными. Целых три дня мне посчастливилось заниматься спокойной рутиной, после чего Уолтер оповестил меня, что собирается внеочередное собрание рыцарей ордена, и на этот раз сопровождать Интегру придётся именно мне. И означать это могло только одно - ко мне были какие-то вопросы.
  
  Глава 7.
  
  На собраниях ордена мне ещё бывать не доводилась. Собственно, из числа рыцарей я знал только сэра Айлендса, да саму Интегру и никогда особо не стремился к большему. Следы за мной подтирают? Подтирают. Если мне что-то требовалось по делу, то я это получал? Либо напрямую, либо в виде помощи по самоличному изысканию всего необходимого. Всю информацию по потенциальным "охотам" тоже собирали вполне компетентные люди. Так зачем мне лезть в работу других ведомств? Правильно - незачем. И уж тем более незачем знать их руководителей.
  Но сложилось так, что меня всё же занесло к высшим чинам. Хотя, разумеется, я присутствовал не на всём собрании. После того как нас с Интегрой довезли до места встречи, мне пришлось коротать время перед закрытыми дверьми вместе с прочими телохранителям. Само собой, я не знал, кто из них кем является, но как-то иначе описать группу хмурых, собранных и совершенно неразговорчивых мужиков в одинаковых строгих костюмах было сложновато. Да и сам я по такому поводу был в парадной форме. По большей части мне было наплевать, чтобы обо мне подумали окружающие, если бы я заявился в обычной одежде или вообще в мантии, но подставлять свою начальствующую подругу как-то не хотелось. Уолтер так же настоял на соблюдении протокола. Хотя мне было откровенно сложно представить, чтобы он сам носил что-то подобное в молодые годы.
  А вообще, забавно: никогда не понимал, на кой черт она вообще нужна. Полевую-то форму на первых порах я ещё носил, а вот парадную одел впервые с того самого момента, как её получил. Она даже немного тесновата оказалась. Пусть Хэллсинг - организация военного типа и служат в ней в основном бывшие военные, но для общественности мы не существуем. Так перед кем красоваться в этом кителе? Друг перед другом что ли? Как я подозревал, это была часть армейских традиций, не имеющая никаких прикладных значений.
  Ждать пришлось долго, никак не меньше часа, и всё это время по ту сторону дверей не раздавалось ни звука. Понятное дело не потому, что руководство всё это время молчало, а из-за хорошей звукоизоляции. Но в итоге меня всё же пригласили внутрь.
  Перешагнув порог, я оказался в небольшом зале, посреди которого стоял овальной формы стол, за которым заседало девять человек. Двоих я знал, а вот остальных видел впервые и единственное, что можно было сходу сказать - они были разные. Это оставшиеся снаружи сопровождающие выглядели чуть ли не как братья, а вот лидеры ордена разительно отличались. Семеро мужчин разных возрастов, но почти все из них были старше пятидесяти, кроме разве что одного откровенно полноватого усача. Юный вид моей подруги на их фоне казался особенно неуместным.
  Однако просто стоять и пялиться было нельзя, поэтому я, памятуя наставления Уолтера, молча поклонился и прошествовал вокруг стола, останавливаясь позади Интегры. Сразу видно, от чьего имени говорит вызванный человек.
  - Лейтенант Шельт, к вам имеется ряд вопросов, - как только я замер за спинкой стула юной леди Хэллсинг, заговорил не кто иной, как сэр Хью Айлендс.
  - Слушаю, сэр, - отчеканил я.
  - Насколько мне известно, именно вы руководили последней операцией Хэллсинга. Чем вы руководствовались, когда решили не уничтожать, а захватить свою цель?
  Вопрос оказался неожиданным. Неужели дело именно в этом? Да, моё решение было несколько нестандартным, но ничего запретного в нём совершенно точно не было. В любом случае у меня не было иного выбора, кроме как честно отчитаться:
  - Я посчитал это полезной практикой для нашего нового оперативника, сэр. Никаких иных причин не было.
  - То есть это было простое стечение обстоятельств? - прозвучал уточняющий вопрос и неприятный, тусклый взгляд старика заставил меня внутренне поёжится. Порождения магии и те меньше на мозги давят, чем он.
  - Можно сказать и так, сэр, - и всё-таки я не мог себе позволить внешних проявлений нервозности. Отчасти в этом помогали занятия по защите от ментальных атак.
  - Что же, этот момент мы прояснили. - И вновь неожиданность, но на этот раз она заключалось в том, что тема оказалась свёрнута почти мгновенно. Айлендс даже слегка кивнул после моих слов, словно именно такого ответа и ожидал. Не удивлюсь, если именно так оно и было. - Тогда перейдём к основной теме. Надеюсь, ни у кого не будет возражений, если я посвящу лейтенанта в тему сегодняшнего собрания? - после вопроса повисла краткая пауза, во время которой члены ордена обозначили своё согласие, - прекрасно. Сэр Родрик, вам слово. Только потрудитесь обойтись без детальных подробностей по второму кругу.
  - Как пожелаете, - сухо заметил невысокий и какой-то суетливо-нервный старичок, - захваченная особь, при жизни являющаяся бездомным Мэтьюсом Саливаном, была доставлена в наши лаборатории для ряда экспериментов. Но в ходе осмотра выяснилось, что у неё отсутствуют физические следы заражения. Вам требуется пояснять, что это значит? - Я быстро качнул головой. Под "следами заражения", очевидно, подразумевались шрамы от укуса, приведшего к обращению человека в вампира. И, насколько я знал, они не заживают. По крайней мере у тех, кого принято называть "низшими вампирами", поскольку "высшие" были малоизученной темой. - Мы не могли не заинтересоваться данным фактом, поэтому провели ряд тестов и допросили подопытного. Здесь и начинается самое интересное. Мистер Саливан понимал, во что превратился, но в основном благодаря распространённости данного образа в современной культуре. То есть на деле он не сразу понял, что произошло, и понятия не имел как именно. Так же были отмечены иные отклонения, в том числе аномальную для молодой особи резистентность к воздействию солнечного света, отсутствие следов дегра...
  - Ближе к делу, - сэр Айлендс напомнил о себе, перебив начавшего скатываться в торопливое бормотание ученого. По крайней мере, именно так я отметил для себя говорившего.
  - Куда уж ближе? - несколько даже возмущенно отозвался тот, но, тем не менее, покорно продолжил, - хорошо, сразу перейдём к итогам. Как вы уже должно быть поняли, особь отличалась от привычного нам носферату. Мы предполагаем, что эта новая, ранее неизвестная разновидность вампиров, не полностью утратившая человеческие черты. И вот это было имплантировано в тело покойного мистера Саливана. Взгляните.
  С этими словами "ученый" толкнул в нашу сторону предмет, на который изначально я не обратил никакого внимания, посчитав обычной пепельницей. Подобная как раз стояла на столе около Интегры. И форма действительно была схожая, но на деле это оказался стеклянный сосуд, кажется, таковые назывались чашей Петри, в которой лежал некий камень. Тёмный, почти плоский и имеющий явные следы искусственной обработки. А так же тщательно выцарапанный рисунок схематичного изображения глаза. То есть растянутый эллипс с точкой посредине.
  - Что это? - изучив камень, спросил я.
  - Мы надеялись, что именно вы нам скажете, - вместо "ученого" ответил грузный, лысоватый мужчина, имя которого в моём присутствии озвучено не было.
  - Хм... - Намёк был вполне очевиден, и я потянулся за палочкой. Только на всякий случай делал это неторопливо, а то мало ли. Останавливать меня никто не стал, и я провёл ею над камнем, после чего начал нашептывать известные мне диагностические чары. Почти сразу стало понятно, что эта штука далеко не просто причудливый камешек, а нечто большее. Но все дальнейшие потуги не принесли никакой новой информации. - Этот символ что-то обозначает?
  - Подобные символы встречались во многих древних языках, поэтому сложно делать какие-либо выводы, - торопливо отозвался "ученый", - вы что-то узнали?
  - Некая магия ощутима, но это всё, что я могу сказать. Тут нужен специалист в... честно говоря затрудняюсь сказать, в какой области, - обычно подобные вещи несут к артефакторам, но, сдавалось, камешек мне показали не просто так, - я ведь правильно понимаю - вы считаете, что именно эта штука сделала из человека вампира?
  - Для этого вы нам и понадобились. - И вновь слово взял Айлендс. Получалось достаточно неудобно с этими постоянно меняющимися собеседниками, но и смотреть в никуда было как-то невежливо. - Возможно ли такое вообще?
  - Ну-у-у... - протянул я, собираясь с мыслями, - это сложный вопрос. Классический миф подразумевает, что первым вампиром стал Каин, от которого и пошел этот проклятый род, но я не люблю делать предположения на основе сказок.
  - Следите за своими словами, лейтенант, - резко вклинился её один неназваный джентльмен.
  - Прошу прощения. - От меня потребовались некоторые усилия, чтобы не поморщиться от таковой реакции. Всё-таки с Интегрой и даже Айледнсом было проще, поскольку они были лишены религиозных заморочек. Ну, или как минимум не демонстрировали их. - Однако, если отбросить вопросы религии, то всё равно мой скепсис имеет под собой вполне логические основы. Если бы первый вампир появился в библейские времена, то человечество было бы давно уничтожено, либо превратилось в выращиваемый скот. Куда более реалистичной версией кажется теория о проклятии. С технической точки зрения такие явления как вампиризм и ликантропия именно ими и являются. Передающееся с кровью, самоподдерживающееся проклятия, от которых за века так и не смогли избавиться. Хотя можно предположить, что в своё время лекарство было найдено, но учитывая природу этого проклятья, его снятие приводило к смерти носителя, поэтому не имело смысла его использовать, и оно оказалось забыто.
  - Нужно полагать, с этой теорией вы тоже не согласны, - как и ожидалось, сэр Айлендс сразу понял, к чему я веду.
  - Пожалуй, - кивнул я, - банальная логика, сэр: кто будет проклинать своего врага так, чтобы он стал сильнее, чем был ранее? Да, недостатков много, но в боевом плане преимущества очевидны. По крайней мере если не брать случай обращения мага в вампира. Логичней было предположить, что проклинали не врагов, а друзей. Иными словами, имела место попытка создания сверхсолдат. Популярная тема во все времена.
  - Интересная теория. Стоит ли понимать, что вы считаете возможным искусственное создание вампиров, - тяжелый взгляд Айлендса вновь начал промораживать меня изнутри.
  - Верно, сэр.
  - В таком случае, мы больше вас не задерживаем, лейтенант.
  ***
  Интегру я прождал ещё битых два часа, после чего собрание, наконец, завершилось и мы отправились штаб. Или домой. Тут смотря с чьей точки зрения судить. Девушка пребывала не в лучшем расположении духа, что, в принципе, было нормой после подобных мероприятий, и хранила молчание, пока мы не сели в машину. Да и потом далеко не сразу открыла рот.
  - Искусственные вампиры... пока это лишь теория, но что-то мне подсказывает, что только "пока", - мрачно выдала Интегра, с безразличным видом смотря в окно автомобиля, - тебе стоит поспрашивать среди своих истичников. Если угроза существует, то они исходит из мира магов и, быть может, кто-то что-то слышал.
  - Сделаю, - предложение было вполне дельное. Тем более что я давненько не пополнял свои запасы и вылазка в любом случае напрашивалась.
  - И Сэрас с собой возьми, - добавила Интегра.
  - На... зачем? - я так удивился, что едва сдержал рвущиеся на язык слова. Вампиров среди магов не любят даже сильнее, чем среди обычных людей, поскольку совершенно точно знали об их существовании. Так что от такой спутницы не могло быть ничего, кроме проблем. И моя подруга должна была это понимать не хуже моего.
  - Пусть увидит всё своими глазами. Сложно не поверить в магию и чудовищ, если видишь их своими глазам. Куда сложнее поверить в то, что не уникальное стечение обстоятельств. Что они веками живут среди нас, а современные люди в подавляющем большинстве об этом даже не догадываются.
  - Сделаю, - со вздохом повторил я. Приказы есть приказы. Оставалось надеяться, что вещи новенькой уже перевезли к нам, и у неё найдется, что одеть кроме формы, в которой она неизбежно привлечёт к себе внимание, которое гарантированно выльется в проблемы. Потому что среди магов разрешить их будет куда сложнее: это здесь я представитель влиятельной организации, который может запрячь полицию, просто продемонстрировав удостоверение, а там я никто. Ну или почти никто.
  
  Глава 8.
  
  Что хорошо, вещи моей подопечной уже были перевезены в особняк. Что плохо - их оказалось немало, а женщины остаются женщинами, будь они хоть трижды вампирами. И ведь попробуй только влезть в священный ритуал выбора облачения. Это на занятиях я могу гонять Сэрас на грани издевательства, не опасаясь особо сильных возмущений, но тут я сразу прослыву врагом номер один. Конечно, я не знал степень запущенности данного конкретного случая, но личный опыт настойчиво рекомендовал мне не лезть. Во избежание. Всё что я мог себе позволить, это задать общие требования: нужна была закрытая одежда и головной убор, поскольку отправляться планировалось, как только начнёт садиться солнце.
  Хорошо хоть я догадался заранее озаботиться данным вопросом, и время отъезда не пришлось переносить. Но все дополнительные инструкции я всё равно давал уже в машине. Тем более, что там ничего особого и не было. По сути, от Виктории требовалось только одно: привлекать как можно меньше внимания. Для этих же целей я выделил ей одну из мантий, чтобы накинула поверх своей одежды, и призвал на помощь всё своё невеликое искусство в магии иллюзий, чтобы бы скрыть характерный для кровососов цвет глаз. Конечно, прятаться от магов за иллюзиями - так себе идея, но если не будет причин присматриваться, то вполне сойдёт.
   - Мы точно уже приехали? - едва я начал парковаться, моя подопечная тут же начала крутить головой, что-то высматривая. Впрочем, почему "что-то"?
   - А ты чего ждала? Огромной арки с транспарантом "добро пожаловать в мир магии"? - хмыкнул я и ткнул в нужном направлении, - вход находится в том пабе.
   - Дырявый котёл... - с сомнением в голосе озвучила девушка, - странное название. И выглядит как дешёвая забегаловка. Это для того, чтобы случайный человек не зашел?
   - Случайный человек это место никогда не увидит, - пояснил я, - а выглядит оно так потому, что хозяину заведения исключительно начхать на то, как оно смотрится из магловского мира.
   - Не понимаю. Если маги так хорошо прячутся, как обычные люди могут отследить их преступления?
   - В том-то и дело, что они не прячутся, Виктория, - судя по последнему вопросу, Интегра была права в том, что некоторые вещи для правильного понимания лучше увидеть, - они отгородили свою часть мира, и обычный человек самостоятельно не сможет к ним попасть, тогда как сами маги никаких ограничений не имеют. Тот факт, что они не афишируют своё существование, лишь часть взаимного соглашения, которое ещё неизвестно кому нужнее. Представь, что начнётся, если простые обыватели узнают о существовании неподконтрольных нашим правительствам людей, способных применять аналоги биологического или ядерного оружия?
   - Паника, - констатировала очевидное вампирша, - если не хуже.
   - Скорее сначала откажутся верить, но потом да, паника. Причем такая, что может перерасти в тотальную войну на уничтожение. Именно последнего маги и опасаются, поэтому с ними можно как-то договариваться, - разговор скользнул в откровенно мрачное русло, следовать которому желания не было совершенно, - но эта не наша с тобой забота. Пусть на верхах договариваются. Если же возвращаться к твоему вопросу, то тут всё не так уж сложно, зато долго и очень муторно. Есть особый отдел, который собирает и изучает все необычные случаи из полицейской сводки. Таинственно исчезнувшие деньги или ценности, отсутствие следов взлома и всё в таком духе. Разовые преступления отследить почти невозможно, но если кто-то начинает наглеть, то за таким остаётся заметный след. Дальше уже я его проверяю, и если в деле замешаны маги, то начинается так называемая охота.
   - И часто такое бывает? - прозвучал следующий вопрос.
   - Реальные дела возникают раз в пару месяцев, то есть штук шесть за год. И вдвое больше просто странных случаев, не связанных с магией. Не так уж и много, в общем-то. Ещё вопросы? - девушка отрицательно мотнула головой, - тогда пошли.
   Прихватив с собой небольшой саквояжник, я выбрался из машины и окинул придирчивым взглядом Сэрас. По летним меркам она была одета слишком тепло: никаких тебе юбок или шорт, а так же верх с длинным рукавом. Ну и платок на шее, для сокрытия уж больно выделяющихся следов. Хотя всё это прикрывает мантия, а аксессуар на шее смотрится вполне уместно при архаичной моде магов, так что вроде бы всё в порядке. Моя иллюзия так же держалась. Разве что кепи казалось несколько неуместным, но по идее в таком виде внимания она должна привлекать не больше, чем любая другая симпатичная девушка. Да и в этом случае акцент быстро сместиться с лица на другие примечательные позиции.
   - Что? - мой взгляд явно насторожил вампиршу. Похоже, она уже начала подходить к той стадии, когда любые мои действия вызывают подспудные опасения, что было не очень-то хорошо. Наверное, стоило начать действовать помягче.
   Вместо ответа я молча направился к пабу, и той осталось лишь проследовать за мной. В таком виде мы привлекали излишнее внимание уже обычных людей. Пускай это не было особой проблемой, ну примут нас за каких-нибудь фриков и черт с ним, но всё же задерживаться не стоило. В те места, которые являлись конечной целью сегодняшней вылазки, по ночам лучше не соваться.
   Внутри "котла" как всегда царил полумрак, и было откровенно мало посетителей. Иногда мне даже становилось интересно: случалось ли такое чудо, чтобы хотя бы половина столиков оказывалась занята? Но спрашивать такие глупости у владельца было откровенно лень, так что загадке было суждено остаться неразгаданной. А вот Сэрас явно не вдохновилась вполне обыденной обстановкой, скорее даже была разочарована. Небось, успела себе напридумывать всякого-разного.
   Путь наш лежал к свободному месту на краю барной стойки, за которую я и уселся, жестом показывая своей спутнице пристраиваться по соседству. Бармен, лысый мужчина со сморщенным словно грецкий орех лицом так же по совместительству являющийся владельцем заведения, неторопливо направился к нашему месту.
   - Привет Том, мне как обычно, - расслабленно изрёк я. Под многозначительным словосочетанием скрывалось банальнейшее сливочное пиво, по сути являющее безалкогольным коктейлем.
   Тот молча кивнул и перевёл взгляд на Сэрас. Тут можно даже не сомневаться, он сразу понял, кем она является, но виду, разумеется, не подал. Не смотря на невзрачный вид, внимательности бармену было не занимать. Как и ума.
   - Эмм... томатный сок, если можно, - неуверенно выдала девушка, и я невольно напрягся. Для голодающей вампирши заказывать нечто похожее на кровь не лучшая идея. Скорее всего, всё закончится забавным для знающего подтекст событий человека зрелищем, но существовал определённый шанс нового срыва. Нет, эту проблему стоило решать и как можно быстрее. Хоть "демонстрацию" империуса устраивай. Перебор, конечно, но тоже вариант.
   На счастье, всё ограничилось первым сценарием. Получив свой бокал, Виктория затравленно уставилась на его содержимое и периодически то брала его в руки, то отпускала. Видать, никак не решалась попробовать. И за этим зрелищем не без интереса наблюдал не только я, но и Том, с деланно безразличным видом протиравший другой конец стойки.
   Волевой конфликт окончился триумфальной победой томатного сока, а если точнее, то спустя пару минут я поднялся со своего место и потянул Сэрас следом за собой, вынудив её позорно капитулировать. Впустую терять времени я по-прежнему не хотел, так что стоило двигаться дальше.
   - Отсюда можно попасть на главную улицу магического Лондона, Косой Переулок. - Заранее ответил я на неизбежный вопрос, как только мы оказались в привычном тупичке у "запасного" выхода бара. И поспешил достать палочку. - А заодно здесь заканчивается территория, где мы имеем хоть какое-то влияние.
   - Надо было сразу сюда идти, - подавленно пробормотала девушка, - зачем было что-то заказывать...
   - Так нужно. - Отмахнулся было я, и потянулся палочкой к кирпичной стенке, но тут же себя одёрнул. Сейчас у меня была возможность ответить, с чем дальше будет сложновато, так что корчить из себя большого босса явно не стоило. - У нас с барменом есть определённое соглашение. Если кто-то из магического мира хочет легально устроиться в обычном, то он выводит их на меня. Весьма полезная практика, позволяющая вести учет таких переселенцев и немного подзаработать. Но публично вести с нами дела он не может, а совиной почте не доверяем уже мы, так что я иногда сюда заскакиваю и если есть дело, то он оставляет мне записку вместе с заказом. Сегодня ничего не было.
   Со второй попытки я всё же открыл проход, и вот тут мою подопечную, наконец, проняло. Пускай Косой Переулок выглядит потрёпанным и затёртым, но контраст с привычными реалиями обычного мира всё же значительный. Все эти старые домики украшенные цветастыми вывесками или просто весящими в воздухе надписями, многочисленные прохожие в непривычных одеждах, светящиеся шары, покоящиеся на "фонарных" столбах, и мелькающие над головами совы. В общем, несколько потасканная, но всё же сказка.
   Помниться, в своё время меня тоже впечатлило, хотя я тогда ещё совсем ребёнком был. С другой стороны, Сэрас - тоже не бабка древняя, которая всё на своём веку повидала. А вот сейчас для меня всё было обыденностью, в которой невольно цепляешься за негативные мелочи, будь то потрёпанный вид домишек или кривизна улицы. Небрежно мощёной дороге я бы так же предпочёл ровный асфальт. И, тем не менее, сложно было не понимать, какое впечатление производит это место при первом попадании. Сильнее пробирает только когда впервые видишь Хогвартс.
   - Мне нужно заскочить в пару магазинов, прикупить ингредиентов и прочую мелочевку. Ты пока можешь осмотреться, только постарайся далеко одна не уходить. Если умудришься потеряться, то жди меня около во-о-он того белого здания. Это местный банк и его видно с любого места улицы. На все вопросы отвечу, как вернёмся.
   Разумеется, девушка была очень даже "за" такой вариант, в чем я даже не сомневался. Специально для неё и озвучивал ведь. Здесь к ней вряд ли кто-то цепляться станет, так что не будет ничего дурного, если она немного разбавит сплошной негатив последней недели своей жизни. Всем нам нужна хоть какая-то эмоциональная разрядка. Ну а я тоже внакладе не останусь, поскольку в одиночку управлюсь гораздо быстрее.
   Так и пошло. Я последовательно заскочил сначала в магазин ингредиентов для зелий, потом в книжный, и под конец в лавку торговца мелкими артефактами, прикупив там несколько заготовок для своих экспериментов. Сэрас же всё это время мелькала где-то на периферии, чего мне было вполне достаточно для сохранения спокойствия. На всё про всё ушло менее получаса, за которые небо успело затянуться серой пеленой. Ещё немного и солнце уползёт за горизонт, так что следовало поспешить.
   Перехватив свою подопечную, я направился к следующей цели нашей сегодняшней программы. Наш путь лежал в Лютный: не самое безопасное место, скорее ровно наоборот, но если кто-то что-то мог сказать по нашему вопросу, то только там. Ну а возможные проблемы... как-нибудь да разберёмся.
  - "Не в первой, тем более что на этот раз я не один. И вообще, то, что пару раз вляпался, так это по собственной дури, а при должной осторожности всё пройдёт спокойно", - мысленно прикинул я, подходя к ответвлению основной улицы. Там, как обычно дежурила пара молодых авроров, присматривая за тем, чтобы дети случайно не забрели куда не просят, или наоборот, чтобы какой-нибудь набравшийся отброс не выполз из своей дыры и не устроил дебош. Они вряд ли обратят на нас особое внима...
   - Эй ты. Стоять! - не успел я об этом подумать, как один из авроров, совсем ещё молодой на вид парень, уже устремился нам наперерез.
   - Какие-то проблемы? - стараясь не выдавать охватившего меня напряжения, отозвался я.
   - О нет, никаких. Просто интересуюсь, какого Мордреда продавшийся маглам предатель здесь делает?
   - "Проклятье..." - Я с трудом подавил желание озвучить данную мысль вслух и добавить к ней парту-тройку крепких слов сверху. Знал ведь, что однажды что-то подобное случится, но сейчас это было особенно не ко времени. И ведь не поставишь наглеца не место, они только и ждут повода. Так что спокойствие и только спокойствие. - Как интересно... И кого это я успел предать?
   - Нас, магов! - патетично воскликнул аврор, чем немало меня удивил. Я бы ещё понял, если бы он напирал на сам факт работы на маглов, но таких порывов патриотизма никак не ожидал. Магам он не особо свойственен.
   - Если тот факт, что я делаю за вас вашу работу можно счесть предательством, то пусть будет так. - Холодно произнёс я, одновременно слегка сжимая руку замершей рядом Сэрас. Надеюсь, она поймёт правильно: ей ни в коем случае нельзя вмешиваться. Даже если авроры найдут какой-то формальный предлог чтобы меня задержать, то, в конечном счёте, мне ничего не сделают. Ну не станет же министерство провоцировать скандал на ровном месте. Зачем это им? Максимум немного потреплют мне нервы и отпустят. А вот вампиршу могут попросту грохнуть и сказать, что так и было. - Но это в любом случае не ваше дело.
   - Да ты...
   - Спокойней, Вистан. - Наконец-то на шум среагировал второй, старший по возрасту и, скорее всего, по статусу аврор. Я пересекался со многими из них и всех запомнить не мог просто физически, но этого кажется припоминал. Однако пусть он и оборвал своего напарника, но на меня смотрел с подозрением. - А вы, сэр, ответьте на заданный вопрос.
   - Решил помочь знакомой с походом по магазинам, - я в наглую сунул аврорам под нос свой саквояж, - это теперь незаконно? Будете обыскивать?
   - По магазинам Лютного? - Скептически фыркнул старший и перевёл взгляд на мою спутницу, после чего аж скривился. Ну да, тут её истинная суть играла мне на руку. - С каких это пор вы якшаетесь с нелюдью?
   - И вновь это не ваше дело. По крайней мере, пока мы не нарушаем ваших законов. - Мне совершенно не понравилось то, как аврор произнёс последнюю фразу, а ещё я почувствовал, как вздрогнула Виктория. Вздрогнула и подалась вперёд, отчего мне пришлось усилить хватку на её руке так, что у обычного человека остались бы изрядные синяки. Вот ведь знал, что не стоило брать её сюда. Экскурсию можно было бы провести и потом, когда она освоиться и примет своё положение. - Кстати, в соответствии с ними я могу вызвать вашего напарника на дуэль в защиту своей чести. Не люблю, знаете ли, когда меня называют предателем.
   - Да хоть сейчас! - тут же изъявил желание младший, недвусмысленным жестом доставая палочку. Однако его реакция меня мало волновала. Решение тут принимает старший и теперь от него зависит, выльется эта ситуация во взаимный геморрой с неизвестным для нас исходом и кучей бумажной волокиты для самих авроров, или же он предпочтёт спокойно отстоять свою смену.
   - Можете идти. - Старший аврор недовольно посмотрел на своего излишне инициативного напарника, после чего отошел в сторону, открывая нам путь. И негромко, но так чтобы мы расслышали, добавил. - Только держи свою зверушку на привязи, помощничек.
  
  Глава 9.
  
  Только углубившись на территорию Лютного, я смог немного расслабиться. Какая ирония: обычно происходит ровно наоборот. Но на этот раз грязная, узкая и почти не освещённая улочка казалась чуть ли не родной. Собственно, это и улицей назвать сложно, скорее лабиринтоподобное переплетение мелких отнорков, покрывающих всю периферию магических владений. Зато если здесь попадётся кто-то излишне смелый, или скорее глупый, то можно смело бить на опережение, и никто ничего не спросит. А вот с аврорами такой сценарий не прокатит. И дело даже не в том, что многие из них представляют вполне реальную угрозу в боевом плане, а скорее в стоящей за ними махине Министерства Магии. Да, идти на конфликт без причины они вряд ли захотят, но далека не всегда действиями разумных руководит логика.
  - Это тоже часть магического мира? - едва я сбавил шаг, как прозвучал вопрос Сэрас, которая верно почувствовала изменение в моём настрое.
  - Если ты про презрение магов ко всем окружающим, то да. - Я не удержался и уже сам презрительно фыркнул. Но я вроде как тоже маг, верно? - Причем неотъемлемая. Так что не принимай их слова близко к сердцу.
  - Я всё-таки из полиции, мы там и не с такими уродами работали. - Равнодушно отмахнулась Сэрас, чем немало меня удивила. Я как-то привык воспринимать её как весьма уязвимую личность и ожидал, что оскорбление её сильно заденет. Точнее не так. Они её, безусловно, задели, но она быстро пришла в себя. Либо хорошо скрыла свои реальные чувства. - Нет, я про это... эти трущобы.
  - Хороший настрой, - не мог не отметить я, - и подметила ты тоже верно: это именно что трущобы, в которых обитает всякий сброд. Так что внимательней смотри по сторонам. Но если знать нужных людей, то здесь можно достаточно практически всё, что угодно. В нашем случае - информацию. И сейчас мы направляемся к одной из местных, так сказать, достопримечательностей, где ею можно разжиться.
  Если бы дело касалось "шалостей" обычных магов, то в первую очередь стоило бы потрясти местных дельцов на тему интересных слухов. Тут главное знать, на кого стоит давить силой, а кому лучше подкинуть деньжат. Но сейчас это вряд ли даст результат. Так что оставалось только два места, где имелись шансы разузнать что-нибудь полезное. Но в первое бессмысленно идти без того странного камня, а его мне не дали, поскольку сейчас он имелся только в одном экземпляре, и вообще, его роль пока ничем не была подтверждена, так что в итоге вариант оставался только один.
  На счастье, мы словно исчерпали лимит неудач той стычкой с аврорами, и больше никаких "приключений" не возникло, так что уже через пять минут подходили к нужному месту. Понять это можно было уже по тому, что до нас стала доноситься весьма энергичная музыка, да и округа стала заметно чище. Не сказать, чтобы прям кардинально, но было хорошо заметно, что эта часть Лютного не пущена на самотёк, и за ней организованно присматривают. Музыка, к слову, не вызывала у моей спутницы ни малейшего интереса, но в том-то и крылась суть: это были современные треки из обычного мира.
  Вскоре мы вышли к очередной развилке, но на деле дорога здесь не разделялась, а просто огибала крупное, трёхэтажное здание с обеих сторон. Да и сама развилка представляла собой скорее эдакую мини площадь перед парадным входом, посреди которой виднелся массивный каменный постамент, с вмонтированными в него металлическими захватами для рук и ног. Такая вот своеобразная дыба, которая выглядела совершенно неуместно... по крайней мере для тех, кто был не в курсе вопроса.
  - Вот мы и на месте. - Произнёс я, и начал неторопливо перебирать крепежи для зелий. Где-то там у меня была одна штука, эффективность которой я давненько хотел проверить. - Только мне нужно немного времени, чтобы подготовиться.
  - Что это за место? Ночной клуб? - удивлённо спросила Сэрас, которую постамент по какой-то причине не заинтересовал. Скорее всего, она просто не поняла, что это такое.
  - В том числе. А так же притон, где можно достать популярную дурь, бар и бордель. Но самое главное, что в ходу тут только одна валюта. Жидкая, - Виктории потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, на что я так жирно намекаю, после чего на её лице промелькнуло молчаливое "О!", - не удивляйся, этим местом владеет одна из истинных хозяек ночи, с которой те же авроры без нужды стараются не связываться. И персонал здесь соответствующий.
  - И кто-то ходит в место, которым заправляют вампиры? - очевидно, такой поворот крайне удивил девушку. Вообще, довольно глупо говорить "не удивляйся" по отношении к вещам, которые по определению должны удивлять...
  Наконец, я нашарил нужный пузырёк и, вынув плотную пробку, одним махом опустошил содержимое. Слишком уж мерзко оно на вкус. Да и по нутру сразу словно поток жидкого льда прокатился. Крайне неприятно ощущение, от которого меня аж передёрнуло. А заодно пришлось отвечать на молчаливый вопрос наблюдавшей за этим процессом Сэрас.
  - Ух... не обращай внимания, просто небольшая страховка на случай неприятностей. - Не думаю, что её устроил такой ответ, но уточнять тот факт, что я использую одно экспериментальное зелье, явно не стоило. Так что я вернулся к другому, озвученному ранее вопросу. - Если бы речь шла о простых, так называемых низших вампирах, то навряд ли подобное место нашло бы свою клиентуру. Но Мадам, так именуют хозяйку заведения, держит своих подопечных в жестких рамках и количество "несчастных случаев" за всю историю Страсти Ночи можно по пальцам пересчитать. Если слухи не врут, тех, кто нарушил запреты Мадам, ждала крайне неприятная солнечная ванна.
  Насколько я слышал, их на рассвете распинали на той самой каменной дыбе, после чего поднимающееся солнце медленно, не неуклонно выжигало плоть, начиная со ступней и постепенно поднимаясь вверх. И ведь вампиры - это такие существо, которые не потеряют сознание от боли... Жуткая смерть, которой даже врагу не пожелаешь.
   - Но даже если это просто старые байки, то лишиться покровительства хозяйки дураков мало. Оно ведь даёт им неплохую альтернативу участи отброса общества. - Конечно, не всем понравится работать в подобном месте, но в том-то и суть, что далеко не все оказывались в числе персонала. Та же выпивка ведь не из воздуха берётся. - А заодно служит защитой. Хотя по мне этого всё равно мало, чтобы подавить хищные инстинкты, но факт есть факт: Мадам вполне успешно с этим справляется и безопасность действительно на высоте. А потому не удивительно, что клиентуры хватает. Кто-то ищет острых ощущений, кого-то потянуло на музыку и прочие продукты обычного мира, а иные просто пользуются тем, что здесь можно оттянуться будучи на мели.
   - А эта Мадам... она такая же, как ОН?
   - Как минимум она действует по своей воле, что уже отличает её от подчинённого людям Алукарда, но по сути это всё, что я могу утверждать. Высшие или истинные вампиры... про них сложно что-то сказать наверняка. Их слишком мало и они не горят желанием давать себя изучать. Они вообще не особо жалуют человеческое общество. Пусть вас всех именуют вампирами, но на деле сейчас у нас с тобой больше общего, чем у тебя с Мадам или Алукардом. Те изменения, что произошли и продолжают происходить с тобой, они носят скорее качественный, нежели кардинальный характер. Ты стала быстрее, сильнее, живучей и так далее, одновременно приобретя ряд слабостей. Но образ мышления, моральные принципы, восприятие мира и окружающих - в этом ты по-прежнему человек и ещё долго будешь им оставаться. А вот высшие вампиры не только на порядок опасней, но так же мыслят иначе и живут по другим правилам. Когда и почему происходит такое переосмысление, я опять же просто не знаю.
   Краткая лекция о разновидностях кровососущего племени подошла к концу, вместе с началом действия зелья. Правда, выражалось это в основном в том, что я перестал ощущать какой-либо внутренний дискомфорт. Так оно и должно было быть, но о каких-либо гарантиях и речи быть не могло. С другой стороны, это действительно лишь подстраховка: хозяйка Страсти Ночи пусть и не питала к нашей организации великой любви, но вполне понимала, что отстреливаем мы далеко не всех, до кого можем дотянуться. Хотя, опять же, тут крайне сложно быть в чем-то уверенным.
   Главный вход в здание как всегда был открыт для любых гостей, но уже за первыми дверьми располагался небольшой холл, где нас встречали консьержи, заодно играющие роль охраны и консультантов. Все как один молодые мужчины в цветастых ливреях и с характерным отблеском глаз. Вампиры. И пусть они были безоружными, но решивших вломиться сюда дебоширов ждал тёплый приём. Нет, не убьют, конечно, но рёбра пересчитают со всем старанием.
   - Добро пожаловать в Страсть Ночи, уважаемые, - к нам тут же подскочил один из них, - вы знакомы с правилами заведения?
   - Да, - подтвердил я, - но мы здесь не ради развлечений. Нам нужно встретиться с Мадам.
   - Боюсь, что госпожа не принимает посетителей, - внешне вампир-консьерж воспринял моё требование как что-то совершенно обыденное, но, тем не менее, я сразу почувствовал, как нас стали изучать куда пристальнее. Причем, сразу все.
   - Знаю, но я рассчитываю, что для нас она сделает небольшое исключение. Передайте ей, что мистер Шельт просит аудиенции, - получалось несколько неудобно в том плане, что я называл только себя, но тут главное, чтобы кровососы доложили своей хозяйке.
   - В таком случае, вам придётся немного подождать, - после моих слов охрана сразу успокоилась. Сильно сомневаюсь, что им знакома моя фамилия, скорее просто ситуация перестала быть потенциально конфликтной. А то вваливается не пойми кто и требует встречи с главной.
   В ответ на это требование мне оставалось лишь молча кивнуть и проследовать к ряду кресел, стоящих около стены. Сэрас, понятное дело, от меня не отставала, но едва сев пристально уставилась на вампиров. Сложно было не понять её болезненного интереса, ведь до этого своих собратьев она видела только в роли опустившихся до уровня животных тварей. Тут же вполне мирные кровососы, которые как-то себе живут, не пытаясь прибить ближнего своего.
   - "Как бы нашу новенькую не переманили на другую работу", - промелькнувшая в голове мысль вызвала улыбку. В основном, благодаря своей бредовости.
   В холле нас продержали минут десять, после чего всё же пригласили внутрь. И стоило распахнуться вторым дверям, как музыка, которая до этого была лишь немногим громче, чем на улице, акустической волной ударила по ушам. И не только по ушам: широкомасштабной атаке подверглись практически все органы чувств. Дикая семь из запахов выпивки, духов и пота, буквально физически ощутимая атмосфера страсти, ну и конечно визуальная составляющая, будь то рассеивающие полумрак разноцветные вспышки света со стороны танцпола, или же пара полуобнаженных танцовщиц.
   - Никогда не любил это место, - едва слышно, хотя тут, чтобы тебя услышали, вовсю орать нужно, пробурчал я, следуя за всё тем же консьержем. Может это я в Хогвартсе подхватил старомодность, но подобные заведения вызывали у меня стойкое ощущение гадливости. И это при том, что сам я далеко не образчик целомудрия и не чужд пошлым шуточкам.
   Наш путь лежал к лестнице наверх, в обход основной массы беснующихся посетителей, мимо бара, где заседали в основном те, кто просто пришел надраться, и специальных кабинетов для "проведения оплаты". К слову, там вполне обычное оборудование для приёма донорской крови, хотя находились и любители "расплатиться" напрямую. Это каким же нужно быть отмороженным на всю голову? Определённо, мне такого не понять. Одно хорошо: здесь на наше появление никто не обращал внимания, а сама Мадам явно не из тех, кто будет трепаться с кем попало.
   Стоило начать подниматься наверх, как музыка вновь стремительно затихать. На уровне второго этажа, где располагались "комнаты для посетителей", она сохранялась в виде негромкого фона, примерно как оно было на улице, а на третьем вообще царила тишина. Очевидно, тут поработали маги. И именно здесь располагалось гнездо опаснейшего хищника, на территорию которого мы ранее ступили.
   - Госпожа ждёт вас, - произнёс наш провожающий, едва мы поднялись наверх. Причем он остановился аккурат на последней ступеньке, и даже не дожидаясь какой-либо реакции начал спускаться обратно. Выглядело это странно, словно он не решался сделать ещё один шаг и вообще боялся ступить на третий этаж. Хотя, почем словно? Не исключено, что именно так дела и обстояли.
   В любом случае, нужды в проводнике у нас не было. И не столько потому, что я здесь уже бывал, а скорее из-за отсутствия самой возможности заблудиться. Лестничная клетка на третьем этаже выводила к коротенькому коридору, который упирался в одну единственную дверь.
   - Наверное, стоило сказать это раньше, но... будь готова ко всему. Мадам - весьма эксцентричная женщина, и её действия могут показаться откровенной угрозой. Но она не станет искать ссоры с другим высшим вампиром, - предупреждение действительно несколько запоздало, да и толку от него было немного. К некоторым вещам почти невозможно подготовиться. С другой стороны, промолчать было бы ещё хуже.
  Теперь нам оставалось только пересечь этот недокоридор и, следуя местным порядкам, без стука войти в кабинет необъятных размеров. Скорее всего, он занимал весь этаж, причем высота потолков была метра четыре, не меньше. Да и назвать это кабинетом было сложно, хотя рабочий стол, окруженный несколькими шкафами - это именно то, во что сходу упирался любой посетитель. Зато если забыть про них и осмотреться, то тут можно было обнаружить решительно всё, причем не только нагромождение мебели, но даже такие вещи, коим не место внутри здания. Например, небольшая роща деревьев в углу или шатер. Да, яркий походный шатёр, неизвестно зачем поставленный внутри помещения.
   Но всё это я уже видел, так что всё моё внимание занимала хозяйка заведения, которая восседала именно за рабочим столом и... я даже понятия не имел, чем занималась. Наверное, вела учет литров крови по разным группам или что-то в таком духе. А может просто изображала занятость. И выглядела она сегодня под стать своему занятию: как заправская представительница крупного бизнеса. Высокая, пожилая женщина с короткими, седыми волосами, которая была одета в светло-бежевый брючный костюм, без каких-либо украшений. Но, вынужден признать, несмотря на свой возраст, она всё равно была красива, пусть это была и не та красота, что покоряет мужчин, а скорее чисто эстетическая. К слову, возраст - это единственное, что при каждом моём визите оставалось неизменным, тогда как образы разительно отличались. Сложно сказать наверняка, но не исключено, что она стала вампиром, будучи далеко не молодой.
  И, конечно же, наше появление не осталось незамеченным.
   - Кристофер Шельт... - выждав значительную паузу, словно давая время изучить её нынешний образ, протянула дама, своим низковатым, с толикой хрипоты голосом, - неужели ты, наконец, решился воспользоваться моим гостеприимством и внести немного разнообразия в своё беспросветно скучное существование?
   - К сожалению, нет, Мадам, - стараясь поддерживать не только внешнее, но и внутреннее спокойствие, ответил я, - мы здесь исключительно по делу.
   - Скучен, как и всегда, - с таким искренним осуждением, будто её это действительно заботит, произнесла высшая вампирша, - тогда я очень надеюсь, что дело касается этой девочки. Твоё сердце преисполнилось сострадания к детям ночи, и ты решил помочь ей устроиться в новой жизни?
   - Мисс Сэрас уже является сотрудницей нашей организации, Мадам.
   - Вот как? Но тогда... - Одним плавным движением дама поднялась из-за стола и стремительно проскользила, иначе и не скажешь, в нашу сторону. Замерла она ровно в шаге от Виктории, и медленно, демонстративно окинула её взглядом с ног до головы. Может мне показалось, но она даже принюхалась. - Да, я чувствую в тебе ЕГО кровь. Необычно, необычно... Но ты действительно хочешь работать на этих убийц, дитя? На тех, кто без жалости истребляет наших братьев и сестёр?
   - Мы пришли по делу и... - беседа сходу приняла русло, которое мне не особо понравилось, и я попытался было это исправить. Но тщетно.
   - Пусть. Отвечает. Сама, - даже не глянув в мою сторону, отчеканила Мадам. Вроде и не громко, но меня припечатало прессом угрозы, сквозившем в её голосе. Я едва сдержал инстинкты, требующие отскочить в сторону, выхватывая оружие.
   - Эмм... я... да, мэм. - Виктория, ожидаемо, не была готова к подобному, но решительность для ответа всё же нашла.
   - Мадам, - поправила её высшая вампирша.
   - Да, Мадам, - тут же исправилась девушка.
   - Понятно... - несколько разочарованно протянула дама, и ощущение угрозы быстро рассеялось, - но если окажешься вольна в своих решениях, то всегда можешь прийти сюда. Я помогу. А сейчас оставь нас. Можешь пока прогуляться и посмотреть, как живут свободные дети ночи.
   - ... - похоже, Сэрас окончательно растерялась и потому даже не отреагировала на таковую постановку предложения помощи. Лишь вопросительно уставилась на меня.
   - Мадам, я не уверен... - вновь попытался вклиниться я. С тем же результатом.
   - Ты. Будешь. Спорить. Со. Мной? - и вновь меня припечатали ощущением угрозы, только на этот раз я не стал сдерживаться, поскольку оставлять здесь Викторию без присмотра казалось мне действительно паршивой идеей.
  В одно мгновение я выхватил револьвер, одновременно выпуская из левой руки свой саквояж и поднимая её с готовыми к бою артефактами. Точнее попытался это сделать, поскольку обе мои руки оказались прижаты к груди в жесткой хватке таких тонких и уязвимых на вид пальцев высшей вампирши, которая каким-то непостижимым образом уже стояла у меня за спиной. Ни я, ни Сэрас даже дёрнуться не успели. Да и мой "дежурный" щит словно испарился.
  - Хочешь оскорбить меня, мальчик? - прозвучал у меня над ухом голос Мадам, - ты ведь не думаешь, что я без причин буду вредить одной из нас?
  - Нет, прошу прощения, - вынужден был выдавить из себя я, - Виктория, оставь нас.
  Та даже не думала спорить и почти мгновенно испарилась за дверью, что было несколько обидно. Конечно, реально помочь она бы не смогла, но стоило бы хотя бы для вида поспорить, а не сразу бросать меня в столь щепетильном положении.
  - Какая послушная девочка, - тон высшей вампирши стал слегка насмешливым, - знаешь, а ведь я так давно не пробовала магов. Не те жалкие пародии, что приходят сюда, а настоящих...
  - Подавишься, - не без труда, но я нашел в себе силы на ответную насмешку. Хотя ситуация, в общем-то, совсем не располагала.
  - Думаешь? - судя по звуку, Мадам принюхалась, и почти сразу я ощутил, что больше меня ничто не удерживает. И вообще, дама, как ни в чем не бывало, уже сидела за своим рабочим столом. Словно и не вставала вообще. - Превратить собственную кровь в отраву... как необычно и крайне предусмотрительно.
  - Я знал куда иду, - буркнул я в ответ, убирая оружие. Тот факт, что я всё-таки успел его вытащить, меня не особо обнадёживал. С другой стороны, я ведь сюда не драться шел, и уровень подготовки был соответствующий. Заявись я накачанный зельями, обвешанный полноценными артефактами и с оружием на голо... не знаю, чем бы всё закончилось, но точно не беседой.
   - За свою спутницу можешь не беспокоиться, ничего с ней не сделают. Разве что сама того захочет. Она ведь до сих пор не пила крови, верно? - мне оставалось только кивнуть, - такое встречается, и последствия бывают плачевными. Так что пусть осмотрится, ей это пойдёт на пользу. И чтобы окончательно закрыть эту тему, дам тебе один совет: рано или поздно ОН предложит вкусить ей своей крови и в твоих интересах, чтобы к тому моменту она была готова принять этот дар. Или наоборот, если вместо сильного, но независимого союзника вы предпочтёте слабого, но послушного раба. Только в этом случае здесь тебе лучше больше не появляться. А теперь перейдём к твоему делу и к моему в нём интересу...
   Переговоры с Мадам заняли не более получаса, за которые я объяснил ей суть возникшей проблемы. А это была именно проблема, причем и для неё самой, поскольку если по всей стране участятся случаи нападения вампиров, то это крайне негативно скажется на её бизнесе. Да и её подопечных будет ждать масса дополнительных сложностей, с которыми ей придётся разбираться. В свою очередь высшая вампирша заявила, что к ней уже попала парочка необычных низших, но отдавать их нам в руки она, конечно же, не станет. Зато она обязалась проверить наличие интересующих меня камешков и вообще, попытаться разузнать что к чему своими способами. Вылазку можно было считать результативной.
   А вот Викторию Сэрас я подобрал уже на выходе из клуба, и видок у неё был тот ещё. Если честно, то у меня изначально были определённые надежды на это место, но такого результата никак не ожидал: взгляд направленные в никуда, частое-частое дыхание и клыки, вогнанные в собственную ладонь. Кажется пациент, что называет, дозрел. Возможно, даже перезрел, так как возникла не иллюзорная опасность того, что девушка могла попытаться вцепиться в меня. Пришлось аккуратно но настойчиво выпроваживать её на улицу под сочувствующе-понимающими взглядами консьержев и аппарировать. Сейчас точно было не до долгих прогулок: стоило как можно быстрее доставить Сэрас в её апартаменты и обеспечить донорской кровью. Использовать местную "продукцию" я бы не рискнул.
  
  Глава 10.
  
   - Неплохо. - Прокомментировал я, глядя на то, как Виктория спокойно уклоняется от последнего из серии выпущенных мною заклинаний. Причем целился я не бездумно, а так, чтобы избегать их было как можно сложнее, в том числе последнее должно было подловить её в неустойчивом положении на противоходе. Но вампирша быстро сориентировалась и вместо того, чтобы пытаться оборвать своё движение, просто ускорилась и в последний момент изогнулась, избегая десятка мелких сгустков энергии. Один, правда, едва ужалил её в плечо, но всё-таки не задел и это главное. - На сегодня достаточно.
   Скакала в таком стиле она уже с полчаса, но я-то в отличие от неё всё же человек, и мне свойственно уставать, особенно если активно пользуешься магией. Тут впору немного позавидовать. Самую малость. Однако Сэрас, кажется, меня не услышала и, не задерживаясь ни на мгновение, устремилась в мою сторону. Промелькнувший на её лице хищный оскал мне сильно не понравился.
   - "Не услышала она, как же...", - мысленно проворчал я, но и сам в свою очередь на месте не стоял. Резкий росчерк опущенной кончиком к полу палочки и на пути девушки возникает плотная стена воздуха, в которую та и вреза... точнее, лихо перескакивает, взмывая под самый потолок зала. Но уже там её достигает активированный с левой руки пресс физического барьера, далеко не самым деликатным образом впечатывая в каменный свод.
   - Я сказал хватит, - с нажимом повторил я и, дождавшись пока сверху раздался нечто полупридушенное, но определённо утвердительное, деактивировал заклинание.
   Ничем не удерживаемое тело тут же "отлипло" от потолка, но за время краткого полёта успело как-то извернуться, и приземлилась Виктория Сэрас всё-таки на ноги. Правда, изящным это приземление назвать было сложновато, вампирша едва устояла и не сразу восстановила равновесие, но факт есть факт.
   - Извини, - отозвалась девушка, но что-то я не заметил, чтобы она чувствовала себя виноватой. Скорее, старательно пыталась скрыть свой азарт, что только подтвердило мои подозрения.
   Похоже, Сэрас постепенно начинала получать удовольствия от ощущения силы своего изменившегося тела. Собственно, я ей сам рекомендовал искать плюсы в нынешнем положении, но тогда это были просто слова, теперь же они перерастали в практику. А ведь всего-то два дня минуло с того момента, как я сводил её в Страсть Ночи, после чего она набросилась на пакет с донорской кровью, даже не стесняясь моего присутствия. Потом, правда, попросила прощения за нелицеприятную сцену и доставленные неудобства, но это уже детали.
   И ведь она действительно стала заметно сильнее, отчего я и решился немного изменить подход к тренировкам. Если изначально я просто демонстрировал ей заклинания, то теперь они больше походили на бой. Целью ставилось в первую очередь избегание моих атак, а в идеале вампирша должна была подобраться ко мне на расстояние вытянутой руки. Конечно, я не сражался в полную силу, а старался действовать так, как делал бы это до попадания в Хэллсинг. Не в плане набора заклинаний, разумеется, ведь одними лучевыми даже от неопытного кровососа проблематично отбиться, а в плане общей тактики. Хотя с заклинаниями я себя тоже ограничивал, иначе тренировка превратилась бы в избиение. Но даже такую нагрузку слабой назвать было сложно, и девушка неплохо справлялась с заданным темпом. Даже при том, что за прошедшие с момента начала обучения дни она вряд ли стала разбирать в магии, то есть реагировать приходилось на сами эффекты.
   Начавшиеся изменения не ограничивались физическими кондициями. Стоило ей, наконец, прекратить терзать себя голодом, так даже настроение изменилось. Нет, само собой она не превратилась в пышущего энтузиазмом и всем довольного разумного, но всё же заметно повеселела. Как минимум, теперь она не так часто замыкалась на себе и своих проблемах, что ранее часто бросалось в глаза. Было очевидно, что её всё ещё терзает множество сомнений, но теперь она не просто покорно подчиняется обстоятельствам и приказам, но постепенно начинает примиряться со своим положением. В целом, такой настрой меня более чем устраивал.
   - Если тебе так невтерпёж, то в следующий раз устроим полноценный спарринг, - так и не дождавшись никакого намёка на раскаянье, добавил я.
   - Ммм... - моё предложение не то чтобы озадачило девушку, скорее она всерьёз об этом задумалась, - наверное, ещё рано.
   - Наверное? Ну-ну, - я не стал сдерживать ухмылку. Может действительно стоит ей показать, на что способен толковый маг? Спустить с небес на землю, так сказать, и заодно предостеречь от глупостей в случае встречи с реальным противником. А то, если она так ломанётся на кого-нибудь опытного, я лишусь напарницы раньше, чем она начнёт соответствовать этому слову.
  Впрочем, это в любом случае уже в другой раз, а пока у меня было к ней другое дельце. Так что я поспешил достать свои недавние поделки и протянул их девушке. Нужно было проверить, всё ли правильно у меня получилось, поскольку созданием подобных вещей ранее мне заниматься как-то не доводилось. Не нужны они, когда работаешь в гордом одиночестве, либо с группой прикрытия на подхвате.
  - На, примерь.
   - Что это? - заинтересованно произнесла Сэрас, изучая покоящиеся на моей ладони предметы.
   - Кольца, - с подчеркнуто серьёзным видом отозвался я.
   - Я заметила. Но... зачем? - подначка прошла впустую, и единственной реакцией стал осуждающий взгляд. М-да, у того факта, что кое-кто стал увереннее, была и оборотная сторона.
   - Просто примерь, - в свою очередь я не стал пыжиться, пытаясь придумать что-то особенно остроумное, и просто перешел к делу.
   Не дождавшись иного ответа, Виктория, настороженно поглядывая на меня, взяла кольца и надела сначала одно, а потом и второе. Я в ответственный процесс не вмешивался, и лишь когда она закончила, начал проверку. Хотя в целом хватало и того, что она взяла их в руку.
   - "Нормально сидят?" - выглядели мои поделки весьма примитивно, простые полированные кусочки металла, без каких либо украшательств, зато должны были обладать нужными мне свойствами, да и размерчик вроде как подходил. Ошибиться с последним было бы особенно обидно, поскольку уже рабочий артефакт как-либо менять без нарушения целостности чар было затруднительно.
   - Вроде бы да... ой! - отвечать девушка начала явно на автомате и только в процессе до неё дошла суть происходящего, - я что, слышу твои мысли?
   - Только те, что я тебе передаю. Если сможешь сфокусироваться на мне... точнее не непосредственно на мне, а на моём мысленном образе, и четко сформулировать послание, то сможешь ответить.
   Судя по возникшей паузе и напряженно-сосредоточенному лицу Виктория, та сходу попыталась воспользоваться данным советом. Но, ожидаемо, безрезультатно. У меня-то получилось только потому, что постоянный контроль своих недоартефактов давал мне отчасти схожую практику, тогда как у неё ничего подобного не было и быть не могло. Да и в целом я вроде как маг привычный к многим необычным методикам. Но ничего, захочет - научится.
   - Не спеши, даже для меня такой тип связи непривычен. Но в перспективе он может оказаться крайне удобен, - понаблюдав ещё некоторое время за безуспешными попытками, я предпочел вмешаться.
   - А эти кольца... один играет роль микрофона, а другой динамика? - судя по виду, Сэрас была несколько разочарована отсутствием результата, но и зацикливаться на этом не стала. Даже провела вполне корректную аналогию.
   - Верно.
   - А носить их так обязательно? - продемонстрировав мне левую руку с надетыми кольцами, поинтересовалась вампирша. И кажется я понимал, к чему она клонит... Вот зачем всё сводить к внешнему виду? Функциональность, функциональность и ещё раз функциональность!
   - Главное, чтобы они соприкасались с телом, а уж где именно не имеет значения. - Но читать ей нотации я всё же не стал, явно ведь бесполезное занятие, вместо того просто дав требуемые пояснения. В конце концов, так попросту проще. - Можешь нанизать их на какой-нибудь шнурок и повесить на шею, если тебе так удобней. Но сразу предупреждаю - время от времени мне придётся их подзаряжать.
   Да, магия, несмотря на все свои преимущества, имела множество ограничений. Когда я только вступил в Хэллсинг и подчерпнул пару полезных вещей из записей предшественников, у меня было множество амбициозных идей на тему снаряжения. Взять местных солдат, накачать их зельями, обвешать артефактами и вот тебе сила способная справиться с чем угодно. Вот только в реальности оказалось всё не так просто. Обычный человек крайне ограничен в возможности приёма сильнодействующих составов, иначе если не умрёт от интоксикации, то, как минимум, последствия для здоровья окажутся более чем серьёзными. Пример крёстного тут крайне показателен. А снаряжение зачаровать, безусловно, можно, вот только кто будет поддерживать его в работоспособном состоянии? Ресурсы Монастыря ограничены, обычные священнослужители, даже если собрать их со всей страны, разве что смогут накачать предметы нейтральной энергией. Оно и понятно - будь всё так просто, маги ни за что не смогли бы так вольготно себя чувствовать, обособившись от остального мира.
  Ну а от меня как от чистильщика толку явно больше, чем как от живого зарядного устройства. Сколько я смог бы поддерживать комплектов снаряжения? Если брать только защиту от магии и физических атак, то десятка полтора, может два. Немало, но это только защитные средства, тогда как с атакующими тут всё сложнее, а у меня, как у бойца, таких недостатков нет. Тем более, что моя ценность в этом плане растёт с приобретением опыта.
  Но вот усилить одного человека я, пожалуй, мог и планировал этим воспользоваться. Связь, та же защита, причем её можно сузить до головы и сердца, защита от ментальных воздействий, что-то придумать в качестве оружия против других магов. Да и вообще, оружие... Сейчас Сэрас, насколько я знал, продолжала пользоваться привычным для офицера полиции снаряжением, а это как-то слабовато для наших целей. В общем, тут ещё стоило всё как следует обдумать. Благо, несмотря на новый назревающий кризис, время у меня сейчас было.
  Так уж вышло, что за прошедшие два дня для нас никакой работы не было. Вылазка в магический мир не принесла сиюминутных результатов, но зато подтвердила тот факт, что пойманный нами псевдовампир, это не разовый результат некого эксперимента, и угроза вполне реальна. Конечно, кто-то из руководства ордена мог усомниться в моём источнике, но как минимум Интегра во мне не сомневалась. Да и сэр Айледс, наверное, тоже. Так что по всей стране сейчас кипела невидимая глазу простого обывателя, но весьма активная работа.
  Лично я больше рассчитывал на то, что Мадам подкинет нам что-то существенное. В конце концов, она сама в этом заинтересована. Правда, тот факт, что она тянет с ответом, мне совершенно не нравился. Хотя списывать со счетов Орден всё же не стоило. Если так прикинуть, то сейчас у Хэллсинга есть Алукрард, пусть и постаревший, но ещё способный на многое Уолтера, а так же я. При крёстном же опираться приходилось на обычные методы и ничего, как-то справлялись.
   - В общем, пока можешь практиковаться, - подводя конец этому разговору, добавил я, - на территории особняка радиус действия существенно снижен, но если не находиться на разных концах, то должно работать. Только постарайся не забыть, что в отличие от тебя я предпочитаю по ночам спать.
  
  Глава 11.
  
   Мадам всё же прислала ответ, причем сделала это весьма своеобразным способом - на охраняемую территорию была заброшена стрела с прикрепленным письмом. А ведь могли бы просто передать постовым, и никто бы их не тронул. Ну да это их дело, не хотят контактировать с нами, и черт с ними. Куда важнее было содержание, и вот оно несколько разочаровывало. Истинная вампирша сообщала, что ранее упомянутые ею "необычные низшие" сбежали раньше, чем она до них добралась. Ещё раз - низшие вампиры смогли сбежать от высшего. Кто в это поверит? Может такие индивидуумы и существуют, но я в их число точно не входил. И на этом странности только начинались, поскольку далее нам давали наводку о том, где их искать.
  Я был заранее уверен, что она не станет выдавать своих подопечных и потому о подобном даже не заикался, и такого результата никак не ожидал. Выходило, что Мадам решила действовать жестко и своеобразно отдать их в наши руки? А почему? Чем-то провинились? Или она вытрясла из них что-то такое, что подбило её на подобные действия? Угу, а потом отпустила на все четыре стороны и даже дала время, чтобы скрыться, после чего спустила всех собак. С другой стороны, нужно радоваться итоговому результату, хотя и забывать про его необычность не стоило.
   Само собой полученную информацию тут же переправили разведке, которая достаточно оперативно её подтвердила. Двое подходящих по описанию молодых мужчин вечерним паромом переправились в Северную Ирландию, где их след едва не затерялся. Уж не знаю, специально ли они маскировались под обычных людей или просто действовали в силу привычки, но эти потуги сыграли с ними злую шутку. Затеряйся они где-нибудь в глуши, и разыскать их было бы той ещё задачкой, а так они поселились в придорожном мотеле, чтобы переждать день, и упускать такой шанс было никак нельзя.
   Для этих целей был созван срочный брифинг, на котором помимо меня присутствовали капитан Фергюсон, лейтенант Галис, Уолтер и, конечно же, сама леди Хэллсинг, которая и обозначила нам общую задачу:
   - От вас требуется опознать, подтвердить и захватить хотя бы одну из целей. Лучше обе, но и про свой долг забывать мы не имеем права. Если возникнет реальная угроза побега или жизням людей - бейте на поражение.
   Выдав вводную, Интегра замолкла, и можно было смело предположить, что больше она рта не раскроет. На подобных собраниях она вообще предпочитала исполнять сугубо декоративную роль, оставляя вопросы тактики на тех, кто в этом разбирается. По крайней мере, если не произошло что-то из ряда вон выходящее, выбивающее её из колеи, но сегодня не тот случай. И это было одним из её несомненных достоинств: понимание, куда стоит лезть лично, а где лучше оставить всё на компетентных людей. Жаль только, что тяжелый характер зачастую его перечеркивал. Ну да идеальных людей не бывает. Как и нелюдей. Особенно если у них было весьма непростое и рано закончившееся детство.
   - Захват - не наш профиль, - недовольно заметил Галис, нет-нет, да бросая на меня взгляды. Уверен, он не хуже моего понимал распределение ролей на грядущей операции, и перспектива работать вместе его не особо радовала. Как, в общем-то, и меня. Но и чего-то большего, нежели банальное ворчание, он позволить себе не мог. Профессионал как-никак. Причем из тех, кто служил ещё при крёстном.
   - Эту часть возьмут на себя Шельт и Сэрас. - Тут же подтвердил очевидное Фергюсон, что вызвало у меня двоякую реакцию.
  С одной стороны, даже мне сложно взять живьём сразу две цели. Но с другой, новенькая пока не была готова к серьёзным делам. Ей бы ещё пару-тройку мелких операций под моим присмотром. В прошлый-то раз захват цели был лишь небольшой уловкой, и ошибка не имела бы последствий, тут же за неё, по крайней мере, если это действительно сочтут ошибкой, можно схлопотать. Я как-то начал привыкать к потенциальной напарнице, да и времени на неё успел уже немало потратить, а потому не хотелось бы, чтобы от неё решили избавиться.
  - А ты со своими людьми обеспечишь периметр, эвакуацию гражданских и поддержку в случае необходимости. Мы не можем ждать ночи, цели сбегут, поэтому операция начнётся на закате, а значит, персонал и постояльцы будут бодрствовать. Нужно их вывести, собрать в подвале административной части и взять под охрану. - Ветеран, не мудрствуя, ткнул пальцем в развернутый перед нами план мотеля, обозначая нужное место. Всё-таки наша разведка иногда приятно удивляет, доставая подобные данные в кратчайшие сроки. Хотя там, скорее всего, попросту типовой проект. - Официально всё будет оформлено как контртеррористическая операция и будет лучше, если посторонние не увидят лишнего.
   - До заката осталось не так много времени, - в свою очередь отметил я. Путь между прочим не близкий, а сам я такую ораву не переброшу даже куда менее затратным порталом. Максимум пять-шесть человек. А ведь для его создания нужно сначала добраться до нужного места.
   - Нам выделили десантный вертолёт, который доставит вас до места, - последовал невозмутимый ответ капитана.
   - Давно хотел прокатиться на чем-то подобном, - едва осознав сказанное, не удержался я и тем самым заработал осуждающие взгляды. Ну а что такого? Нужно же получать удовольствие от своей работы!
   - А эти ваши псевдавампиры... - вновь заговорил Галис, - они не сбегут до нашего прихода? Они ведь могут действовать днём, нет?
   - То, что солнечный свет их не убивает, ещё не значит, что он не оказывает на них влияния, - на этот раз отвечал уже Уолтер, - даже Алукард предпочитает действовать по ночам. К тому же даже вампирам требуется сон, по крайне мере если они не могут заменить его обильной пищей. Однако вынужден согласиться с тем, что никаких гарантий нет. Но разве когда-то было иначе? - на лице дворецкого заиграла привычная усмешка.
   - Значит, долетаем до места, хватаем кровососов и вместе с ними летим назад. Плевое дельце, - разумеется, на деле я так не думал, но настроение было в самый раз для того, чтобы малость раздражать начальство.
  Впрочем, ничего действительно сложного в предстоящей миссии тоже не было. Теоритически. Но все возможные проблемы были связаны скорее с тем, что Северная Ирландия обладала весьма запутанным статусом. Она являлась частью Великобритании, но у магов вся Ирландия была единой страной, так что в случае чего нам предстояло улаживать дела с "чужим" министерством. Да и религиозная подоплёка... остальная часть острова находится под юрисдикцией Ватикана. В общем, там всё сложно, но об этом пусть у Интегры и прочих шишек из ордена голова болит. А нам ещё предстояло плотно обсудить все детали.
   ***
   Летать на вертолёте, да и в целом вообще летать, Виктории ранее не доводилось. Быть может в былые времена ей бы и понравились новые ощущения, но сейчас одного непрерывного гула двигателей и винтов хватало для того, чтобы воспринимать полёт с изрядной долей негатива. Обострившийся слух сыграл с ней злую шутку, а контролировать свои органы чувств она пока не умела, хотя если верить словам лейтенанта, со временем должна научиться приглушать их и даже концентрироваться на отдельных источниках звука. Хотя ей не совсем нравился тот факт, что под последним подразумевалась выслеживаемая жертва...
   А ещё она не могла не замечать взгляды новых сослуживцев. Нутро вертолёта оказалось достаточно просторным, навскидку там могло поместиться человек сорок, если не больше, а их было всего двенадцать, так что как-то изначально сложилось, что она с Шельтом и остальные члены организации оказались в разных концах десантного отсека. И пусть это противостояние не принимало никаких активных форм, но некоторое напряжение всё равно чувствовалось.
   Самому же лейтенанту на всё это было наплевать. Пренебрегая всеми мерами безопасности, он самым наглым образом разлёгся сразу на нескольких сиденьях и что-то читал, игнорируя всё окружающее. Вообще, его поведение довольно часто раздражало Сэрас. Но приходилось терпеть, поскольку, во-первых, её приставили именно к нему, а во-вторых, несмотря на свои заскоки, Шельт относился к ней непредвзято. Да, неуместных подколок на тему её нечеловечности или половой принадлежности хватало, но во многом это напоминало её службу в полиции, где парни не оставляли девушку без внимания, что зачастую принимало весьма причудливые формы. А вот презрения, недоверия или откровенной враждебности к "кровососу" не было и в помине. В нынешние времена это уже было немало, как бы грустно от осознания данного факта не становилось.
   - Джентльмены, если кто-то планирует развлечься за счёт моей подчинённой, то настоятельно не рекомендую, - неожиданно, но громко, с явным прицелом на то, что его все услышали, произнёс лейтенант, - это моё исключительное право, которым я делиться не намерен.
   И вновь заявление оказалось крайне неоднозначным. За Викторию вроде как вступились, но при этом чуть ли не своей собственностью объявили. Понятно, что ничего такого не имелось ввиду, но фраза была откровенно двусмысленной. Кроме того она была уверена, что уж такие-то проблемы сможет решить как-нибудь сама. Она даже хотела было влезть в этот разгорающийся конфликт, но в тот же момент в её голосе прозвучал голос Кристофера Шельта:
   - "Не вмешивайся. Молчи и слушай".
   Как можно было догадаться, встречено оно было весьма и весьма прохладно. Даже образовалась заметная пауза, во время которой, казалось, смолк даже технический гул. Долго она, правда, не продлилась, поскольку со стороны "обычных людей" ответил уже их командир, лейтенант Галис:
   - Ты прекрасно знаешь, что никто ничего твое вампирше не сделает, Шельт, - спокойно произнёс офицер, - но она принадлежит к враждебному людям виду, и отношение к ней соответствующее.
   - Конечно знаю, вы ведь не нарушите приказа. Правда, иногда в жизни случаются всякие накладки. Случайный огонь по своим, или "ой, на нас неожиданно выскочил вампир, и мы действовали на инстинктах". С кем не бывает, верно? - У Виктории от этих слов, сказанных таким доброжелательно-понимающим тоном, похолодело всё внутри. Наличие неприязни было очевидно с самого первого дня, но неужели что-то такое действительно возможно?
   - С нами - не бывает.
  - А ещё вот вам немного статистики. Во всех околомагических происшествиях за последний год погибло меньше людей, чем в дорожных авариях. Про обычных преступников так же забывать не будем, как и про военные конфликты, которые всю человеческую историю не смолкают. Так что если составлять список "враждебных к людям видов", то на первом месте окажутся сами люди. И знаешь, мне тут пришел в голову занятный факт. Ни мне, ни ей людей убивать не доводилось, а вот вы у нас все бывали в горячих точках. Может, поделитесь опытом?
   - Не перегибай, Шельт, иначе мы крепко поссоримся, - Сложно было понять, чего добивался её командир своими провокациями, но и на этот раз лейтенант Галис совершенно спокойно. Хотя было очевидно, что эти слова ему совсем не понравились. - Повторяю - никто не тронет Сэрас, но на этом точка.
   - Как скажешь, - произнёс маг, и непонятная перепалка подошла к концу так же внезапно, как и началась.
  Суть произошедшего упорно ускользала от Виктории. Если начало ещё можно было понять, то к чему было всё остальное и почему, после откровенных провокаций, всё так резко оборвалось? Зачем вообще было поднимать эту тему именно сейчас, а не в спокойно обстановке?
   - "Не пугайся, тебе вряд ли что-то действительно грозило, но этот момент давно стоило прояснить, причем именно публично", - и вновь, прежде чем Сэрас успела открыть рот, в её голове прозвучал голос Шельта, - "Галис - нормальный мужик и прекрасно понимает, что ты здесь не от хорошей жизни. Потенциальную пользу от твоего нахождения в наших рядах он так же осознаёт и вряд ли что-то имеет против. А вот кто-то из рядовых мог бы и сглупить, но, похоже, всё в норме. Так что своих можешь не опасаться, по крайней мере, пока мы на деле. Ну а если поцапаешься с кем-то в личное время, то разбираться будешь уже сама. Только без серьёзных увечий. Договорились?".
   Единственным ответом, который могла позволить себе Сэрас, был кивок. Пояснение не было далеко не исчерпывающим, но отвечать мысленно у неё всё ещё не получалось, а задавать вопросы в слух сейчас явно было не время. Они ведь не на увеселительную прогулку летят.
  
  Глава 12.
  
   Высадка проходила прямо на территорию мотеля, причем я не стал играть в коммандос и без затей аппарировал. Опять на крышу и опять не один, прям какая-то странная тенденция вырисовывалась, только на этот раз я прихватил с собой не только Сэрас, но и лучшего стрелка из отряда Галиса. Эти двое по плану должны были контролировать округу и остановить кровососов если те попытаются сбежать. Конечно, вампирша не профи отполировавший свои навыки в горячих точках, но с какой стороны за винтовку держаться знает, а её обострившиеся восприятие должно было компенсировать нехватку опыта.
   Правда, таковую роль для своей напарницы я выбрал по иным причинам, поскольку толковых стрелков у нас и без неё хватало. Пускай боевые навыки Виктории я находил удовлетворительными, но сейчас нам предстояло действовать быстро и по нашим, "хэллсинговским" методам, с которыми она пока была слабо знакома. Конечно, тут уже было куда ближе к работе полиции, но специфика диктовала свои условия. И ладно если сама ошибётся, шансы выжить у неё при этом высокие, но ведь кого-то из солдат легко за собой потянет, а это уже совсем не хорошо. Так что мне было легче дать ей возможность посмотреть на дело со стороны, нежели постоянно присматривать за новичком.
   Само собой наше появление не осталось без внимания постояльцев и персонала, которые тут же повалили на улицу. Ещё бы, не каждый день на голову обычным людям сваливаются вооруженные головорезы в военной форме. Про зависший десантный вертолёт можно даже не упоминать. Обязанность пресечь начинающийся хаос так же ложилась на мои плечи, поэтому я не стал терять времени. Упёр кончик палочки в собственное горло, шепнул заклинание и:
   - Дамы и господа, здесь проводится контртеррористическая операция! Прошу сохранять спокойствие, разойтись по своим номерам и не покидать их без разрешения, - пронёсся под вечерним небом мой многократно усиленный голос, - повторяю, прошу сохранять споко...
   Конечно же, моё объявление не привело к мгновенному образованию образцового порядка, но оно объяснило людям суть происходящего, а так же легитимировало наши действия, пока они укладываются в рамки озвученного. В этом плане место проведения операции вообще играло нам на руку. Ну а дальше в дело вступили наши вояки, которые не сказать, чтобы были большими мастерами в деле разгона зевак, но соответствующий опыт имелся. Тем более что и народа было не много, провинциальный мотель как-никак, так что очень быстро на улице не было уже никого, и мы приступили к планомерной зачистке.
   Работали по следующей схеме: я с двойкой солдат обследовал номер за номером, и всех обычных людей переводили в заранее оговорённое помещение, где они и оставались под охраной ещё одной двойки бойцов. Остальные же прикрывали нас и контролировали внутреннюю, так сказать, территорию, тогда как стрелки на крыше больше упирали на округу. В общем, задача была практически типовой, и ошибиться, случайно пропустив нежить, было сложно. Разве что приходилось тратить время на совершенно ненужную нам проверку документов. Но это неизбежность, ведь мы были обязаны соответствовать собственной легенде.
   Чисто теоритически никаких проблем вообще не должно было возникнуть, поскольку наши цели собственно ничего не нарушили и устранять их не за что, а значит, нет причин для сопротивления. Сами они об этом должны были знать, раз уж успели побывать под крылышком Мадам. Но это в теории, тогда как на практике они ведь не просто так покинули Англию. Что-то они явно знали или чего-то опасались, так что расслабляться нельзя было категорически, ведь вампиры есть вампиры. Цена ошибки в нашем деле непомерно высока и забывать об этом не стоило.
  Дело продвигалось споро. Не прошло и десятка минут, как мы взяли под стражу весь персонал и прочесали большую часть номеров. Однако цели всё ещё не были обнаружены. Невольно возникали вопрос - не облажалась ли разведка? Бывало и такое, но тут оставалось лишь скрупулёзно делать своё дело. Если беглецы здесь, то мы их найдём, а убежать им не дадут. Уж в этом, в отличие от работы других ветвей ордена, я был твёрдо уверен.
  Вскоре выяснилось, что нас всё-таки не подвели. В очередном номере оказался молодой парень, который заметно нервничал. В целом, тут не было ничего необычного, но картину дополняли солнечные очки, которые совершенно нелепо смотрелись в такой час. Похоже, кто-то старательно прятал от нас цвет глаз.
  - Ваши документы, - не знаю, пришли ли к тем же выводам мои сопровождающие или нет, но свою роль они продолжили выполнять без лишней суеты.
  - Вот, пожалуйста, - а вот парень откровенно торопился, протягивая нам требуемое, чем только усилил мои подозрения.
  Один из вояк принял их и начал неторопливо изучать, тогда как я в свою очередь обогнул подозрительного постояльца, делая вид что осматриваю номер. Отчасти так оно и было, ведь целей-то у нас было две и они должны были быть вместе. Но главным всё же было другое - убедившись, что больше в здесь никого не было, я направился на выход и как бы невзначай задел руку подозреваемого. Причем сделал это так, чтобы серебряная планка на манжете коснулась открытого участка кожи.
  Удивлённо-болезненный вскрик стал сигналом к действию. Солдаты мгновенно, всё-таки они этого ожидали, отшагнули назад, одновременно беря вампира на прицел. Я в свою очередь не стал дёргаться или принимать угрожающих поз, но тоже был готов к действиям. Ну а кровосос отскочил к окну, поприжимая к груди обожжённую конечность. От резкого движения очки слетели, открывая растерянно мечущиеся между нами троими красные глаза. Теперь уж точно не могло быть никаких сомнений.
  - Не рекомендую, - спокойно произнёс я, будучи полностью уверенным в том, что парень сейчас думает исключительно о побеге, - выпрыгнешь на улицу - словишь пулю. Оно тебе надо?
  - Я ничего не делал! - испуганно воскликнул вампир.
  - Знаю. - Кивнул я и жестом показал своим спутникам, чтобы приспустили оружие. Не стволами в пол и тем более не убрали совсем, а так, чисто чтобы слегка разрядить обстановку. Не хотелось бы, чтобы наш кровосос психанул от безнадёги. - И поэтому мы с тобой сейчас разговариваем, а не смахиваем твой прах в мешок. Но если начнёшь дергаться, то мы можем вернуться ко второму варианту. Соображаешь?
  - Д-да...
  - А если будешь вести себя тихо, то тебя свозят к нашим умникам, которые с тобой поговорят, возьмут пару анализов и отпустят. По крайней мере, до той поры, пока ты ведёшь законопослушный образ жизни. - Кажется, мне не особо верили, но не сказал бы, чтобы меня особо волновал данный факт. Главное чтобы на какую-нибудь глупость не решился. - Только для начала скажи, куда подевался твой друг.
  - Не знаю. Когда меня разбудил шум вертолёта, его уже не было в номере.
  Я ненадолго замолк, пытаясь по лицу своего собеседника понять, врёт он или нет, но уловить что-либо кроме признаков страха не получалось, а копаться в головах я так и не научился. Да и не горел таковым желанием если честно. Мерзкое это дело.
  - Пакуйте его, - в итоге я пришел к выводу, что в принципе неважно, лжет он или говорит правду. Если вторая цель здесь, то мы её найдём. А если нет, то, по сути, и плевать. Одного вампира для подтверждения или опровержения теории об искусственном происхождении вполне хватит.
  Повинуясь моей отмашке вояки шустро обыскали вампира и нацепили на руки наручники. Хотя им больше подходило слово "колодки", настолько массивными они были. Такие не очень удобно с собой таскать, зато их не разорвут одним махом, что неизбежно случилось бы с обычными. Конечно, их можно было бы покрыть серебром, но это не решило бы проблемы, скорее ровно наоборот. Довольно сложно контролировать арестанта, постоянно испытывающего адскую боль.
  Но отслеживать то, как кровососа тащат в опустившийся прямо на дорогу вертолёт, я не стал. Вместо этого ещё раз прикинул, какая часть мотеля ещё не проверена и где мог бы спрятаться кровосос, зная, что мы обшариваем все помещения. По идее таких мест не было, разве что имелся какой-нибудь дополнительный погреб, о котором они знают, а мы нет. Но в этом случае обе цели забились бы туда и мы никого бы не нашли. Значит, оставалось только обыскать всё до конца.
  - Вижу цель. Убегает на юго-запад, - неожиданно раздался в гарнитуре голос стрелка, к которому в пару была приставлена моя напарница.
  Не раздумывая, я метнулся обратно в номер и прильнул к окну, которое как раз выходило на южную сторону. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как в сторону ближайшего леска стремительно летит чья-то фигура. Вот и второй кровосос дал о себе знать. Само собой упускать его я не собирался.
  - Убавьте ему прыти. - Едва я собрался отдать приказ, как меня опередил Галис. И хотя он в наглую лез в мою зону ответственности на данной операции, я не имел ничего против. Скорее даже наоборот. Хочет командовать - пусть командует. Мне же меньше головной боли. - Стреляет Вилсон, Сэрас страхует.
  - Принято, - почти синхронно ответили оба стрелка.
  Сверху приглушенно бахнуло, что наверняка совсем не понравилось местным обитателям, и фигура на мгновение сбилась с шага... чтобы тут же припустить ещё быстрее, причем петляя как заяц. Второй выстрел. Никакой реакции. Мимо? Третий. Кровосос спотыкается. Практически без задержки следует четвертый, и беглец всё-таки падает на землю. Отбегался.
  - Достаточно, - на этот раз я не стал отмалчиваться, прекрасно зная, что лейтенант сейчас не имеет соответствующего обзора и, опасаясь того, чтобы цель сгоряча не добили, - я займусь им. Если попытается встать - припугните. Но не более того.
  Не дожидаясь ответа, я аппарировал вниз. Не к раненому вампиру, а прямо на землю под окном. Соблазн сразу покрыть всё расстояние был велик, вот только мы не успели обойти весь мотель, а значит некоторые из постояльцев ещё сидели по своим номерам и звуки стрельбы не могли не привлечь их внимания. И если скорость пытавшегося сбежать кровососа ещё можно было как-то объяснить, то вид появившегося прямо из воздуха человека списать на "вам показалось" куда сложнее. Отводящие взгляд чары на себя тоже не наложишь - в этом случае меня свои же не будут видеть. Ога, а вот среагировать на одних инстинктах и начать в меня палить вполне могут. Так что пришлось по старинке пользоваться ножками, а не магией.
  Вампир успел убежать достаточно далеко, отпахав за считанные секунды не менее четверти мили и к тому моменту, как я преодолел половину этой дистанции, позади прозвучал очередной выстрел. Похоже, цель уже начала приходить в себя. И почти в тот же момент гарнитура вновь ожила голосом Галиса:
  - Шельт, нам приказали срочно возвращаться.
  - Что-то случилось? - сбавив ход, спросил я.
  - Не знаю. Но приказ идёт от леди Хэллсинг и я собираюсь его выполнить.
  - А меня здесь бросите? - Хмыкнул я, хотя в целом было совсем не весело. Я хорошо знал, что Интегра не стала бы вмешиваться в ход операции без нужды. С другой стороны, было бы крайне глупо бросать дело, когда оно почти сделано. - Пакуйтесь, а меня подберёте прямо здесь вместе с целью. В крайнем случае аппарирую.
  Ко второму варианту прибегать не хотелось, но если жестко ставить выбор или-или, то лучше пусть местное министерство подчищает за нами, нежели бросать незаконченное дело. Хотя я всё же надеялся, что до этого не дойдёт.
  - Принято, - отозвался лейтенант, обрывая связь.
  Спустя ещё десяток секунд я, наконец, добрался до второго вампира, который так и лежал распластавшись на земле, боясь пошевелиться. Оно и понятно - раны на правом бедре и в спине, на уровне поясницы, очень хорошо мотивируют к послушанию. Особенно если пули освящены, и раны от них затягиваются далеко не сразу, заодно причиняя нешуточную боль. А уж если ранение не сквозное...
  - Ну и к чему был этот забег? - даже без намёка на насмешку или издёвку спросил я, приседая рядом с кровососом так, чтобы видеть его лицо. Враждебности к нему я не испытывал. Впрочем, как и сочувствия.
  - Жить захотелось... - морщась от боли, прошипел тот.
  - Послушай, мы не монстры какие, чтобы убивать всех налево и направо.
  - Я знаю, кто вы такие! - неожиданно зло рявкнул вампир, - но вы вернёте нас в Англию, а это смерть.
  - Поясни, - мгновенно заинтересовался я.
  - Мадам дала нам возможность покинуть страну, но теперь мы лишились её покровительства. ОН найдёт нас.
  - Он?
  Однако ответить на этот, возможно ключевой вопрос, вампир не успел - со стороны мотеля раздалась активная пальба.
  
  Глава 13.
  
  Виктории откровенно не нравилось происходящее. Лейтенант перед вылетом ей всё разъяснял, и умом она понимала, что поимка вампиров это не пустая блажь, но при этом не могла отделаться от мысли о том, что на их месте легко могла оказаться она сама. Наверняка эти двое точно так же не хотели становиться теми, кем стали. А когда это всё-таки случилось, продолжили жить по-людски. Уж насколько могли. И ладно бы их тихо-мирно задержали для выяснения всех нужных деталей, но ведь дело превратилось в самую настоящую охоту. Тем не менее, на этот раз она не позволила сомнениям взять вверх: единственный произведённый ею выстрел попал точно в цель, сбив беглеца с ног, после чего пришла команда прекратить огонь.
  Всё, что оставалось девушке - это мысленно просить прощения у собрата по несчастью. А оценивать как-либо иначе произошедшие в её жизни изменения она по-прежнему не могла, пускай некоторые новые возможности сами по себе ей начали нравиться.
  - Новенькая, мы уходим, - негромкий голос временного напарника заставил девушку оторваться от наблюдения за тем, как Шельт подходит к вампиру и присаживается рядом ним. Неуместные сейчас размышления о безжалостности судьбы оказались быстро задвинуты на второй план.
  - А как же прикрытие? - удивилась она. Один раз вампир попытался трепыхнуться, а значит, за ним легко мог последовать второй.
  - Думаешь, ему оно нужно? - На заросшем многодневной щетиной лице снайпера, далеко не молодого мужчины, прорезался намёк на улыбку. Не насмешливую или сардоническую, а какую-то даже понимающую, что было странно, ведь здесь к ней обычно относились совсем иначе. И к стыду своему Виктория осознала, что даже имени этого мужчины она не знает. - Пойдём.
  Спорить тут действительно было глупо: то, что в случае необходимости лейтенант легко уделает обычного вампира, она прекрасно знала на своём опыте. Так что Виктория молча кивнула и, подобрав винтовку, направилась следом за напарником к пожарной лестнице. Спуск с крыши двухэтажного здания много времени не занял, но едва она ступила на твёрдую землю, как по нутру пробежалось волна крайне неприятного холодка, а волосы чуть не встали дыбом.
  - Что-то не... - едва Сэрас попыталась озвучить свои предчувствия, как со стороны вертолёта раздались выстрелы.
  Несколько одиночных и длинная очередь, сопровождающаяся визгом рикошетов, по всей видимости, об нутро машины, после которых последовало ещё пара выстрелов и вскрик оборавшийся глухим удар. Далее - зловещая тишина. Оставшиеся снаружи восемь из десяти человек Галиса, быстро начали обступать вертолёт широким полукольцом, беря провал входа в десантный отсек на прицел. Виктория последовала их примеру, хотя ей никаких команд не поступало.
  Но неожиданный враг даже не думал прятаться. Наружу показался вампир... точнее попросту вывалился, скатившись по опущенной аппарели на землю. И тут же попытался отползти, извиваясь всем телом. Прошло едва ли пара секунд, как следом за ним под прицелами оперативников Хэллсинга оказался огромный, никак не меньше двух метров ростом, мужчина. Светловолосый, в очках и огромным нательным крестом, что сиял так ярко, что глаза девушки вполне ощутимо защипало болью, отчего невольно хотелось отвести взгляд. И она очень пожалела, что не поддалась этому порыву, поскольку стала свидетелем того, как незнакомец одним махом пригвоздил к земле вампира мечом странной формы. И тот беззвучно обмяк, отчего стало понятно - это была окончательная смерть.
  - Не стрелять! - резкий окрик Галиса, прозвучал весьма своевременно. Но не потому, что он остановил их, а ровно наоборот, заставил Викторию и всех остальных двигаться, поскольку до этого момента они стояли в каком-то странном ступоре и просто пассивно наблюдали за происходящим. Похоже, подобные ситуации были в новинку не только для неё одной. - Кажется, вы несколько заблудились, святой отец. Это территория Великобритании, а не Ирландии.
  - Людские законы ничто против воли ЕГО. Даже еретики должны понимать это, - с презрением отозвался, по всей видимости, священник, и сделал пару шагов вперёд, переступая через труп и останавливаясь почти в полном окружении. К обычным служителям церкви он явно имел весьма отдалённое отношение, и на ум девушки скорее приходило слово "инквизитор".
  - И всё же вы вмешались в нашу операцию, напали на нас и уничтожили нашего подзащитного. Вам придётся объясниться, - отвечая, лейтенант воплощал само спокойствие.
  - Не тем, кто ведёт дела с этими проклятыми созданиями, вместо того чтобы уничтожать их, требовать с меня ответа.
  - Если переводить на человеческий язык, то нас только что послали известным маршрутом, - несерьёзный тон, столь отличающийся от спокойствия Галиса и уверенной надменности "инквизитора", не оставлял сомнений в личности говорившего.
  Благо, Сэрас ожидала чего-то подобного и успела отметить для себя появление ещё одного человека до того, как тот заговорил. А слегка повернув голову и скосив глаза, она увидел Кристофера Шельта, замершего около неё, удерживая за отворот рубашки второго вампира, который то ли не решался, то ли попросту не мог подняться на ноги. И словно почувствовав её внимание, он разжал хватку и толкнул своего пленника в сторону девушки.
  - "Присмотри", - раздался в её голове короткий приказ.
  - Без провокаций, Шельт, - предостерегающие бросил Галис.
  - Провокаций? - искреннее удивился маг, - думаешь, лучший боец тринадцатого отдела, фактически живая легенда, просто случайно оказался неподалёку и заскочил на огонёк? Я вот как-то сомневаюсь. Впрочем, могу и ошибаться. Что скажете, паладин Андерсон?
  - Не искушай меня, колдун. Епископ просил проявить смирение и не убивать без нужды, но моё терпение не безгранично.
  - Надо полагать, наши люди остались в живых? Это радует. А в остальное будем считать подтверждением моего вывод. Не знаю, какие перед вами поставили задачи, но даже не надейтесь, что мы просто так отдадим вам своего пленника, - продолжая говорить, Шельт медленно продвигался вперёд, так же заходя внутрь окруженной простыми солдатами зоны. Однозначно это был некий вызов, поскольку вставать на линии огня у своих союзников было не лучшей идеей с его стороны.
   - "Не уверен, что мы с ним справимся, но даже не думай соваться в бой. Вампиров он точно уничтожит без колебаний, - переход от обычной речи к мысленной оказался столь плавным, что Виктория даже не сразу поняла, что теперь обращаются именно к ней, - твоя задача вывести нашу цель".
  Приказ был понятен, но Виктория вновь пожалела, что пока не освоила данный тип связи. Ей очень хотелось бы знать, чего может опасался маг со всеми своими возможностями. Даже учитывая ту лёгкость, с которой "инквизитор" убил вампира, каким-то невероятно сильным он не выглядел. А если она ошибается на этот счёт, то почему бы тогда сразу не переместить пленника в Англию?
  - Ты сделал свой выбор, колдун, - произнёс названый паладином Андерсоном человек, продолжая неподвижно стоять на своём месте. Он нахмурился, а взгляд его блуждал с мага, на вампира, а с него на саму Сэрас. И этот взгляд девушке совершенно не нравился. Не было в нём сомнений или колебаний. Эмоции тоже как-то незаметно исчезли, хотя совсем недавно хватало презрения и сдерживаемой злости. Это был взгляд то ли бездушного убийцы, то ли... фанатика.
  Будучи полностью сфокусированной на источнике угрозы, Виктория едва не упустила внезапно решившегося дать дёру вампира. Лишь в последний момент она успела перехватить выскальзывающую из хватки руку своего пленника и подзащитного в одном лице... чтобы тут же дернуть его в сторону, вытаскивая с траектории просвистевшего в воздухе клинка. И ведь на его пути висело хорошо заметное марево магического щита, вот только не похоже, чтобы от него был какой-то толк.
  Всё вокруг тут же пришло в движение. Солдаты открыли беглый огонь, но это, казалось, совершенно не волновало "инквизитора". Сначала даже показалось, что все отчаянно мажут, но стоило присмотреться, как стало понятно, что вокруг Андерсона был некий защитный барьер, об который бессильно бились пули. Сам священник так же не стоял на месте, одним рывком оказавшись около ближайшего солдата Хэллсинга. На землю брызнуло кровью из культи отсеченной руки, и с небольшой задержкой округу заполнил истошный вопль искалеченного человека.
  Но всё это фиксировалось как-то отстранённо, поскольку всё внимание девушки быстро оказалось поглощено окровавленным лезвием, что на несколько дюймов выступало из спины стоящего чуть впереди неё лейтенанта. Он единственный кто неподвижно стоял в воцарившемся вокруг хаосе. И пусть его лица с этого ракурса она не видела, но была уверенна, что сейчас оно выражает крайнюю степень удивления.
  - Не стоять! Держать дистанцию! - яростный крик Галиса привёл Сэрас в чувства. Вокруг царила форменная бойня, поскольку простые люди никак не могли совладать с этим... существом. Тем не менее, они отчаянно сражались, выигрывая драгоценные секунды, на то, чтобы... а что вообще она могла сделать?
  ***
  Торчащая из груди железяка, ткань вокруг которой медленно набухает от проступающей крови. Сюрреалистичное, кажущее нереальным зрелище, с одновременным пониманием того, что всё это не сон и не наваждение. Вокруг что-то происходит, какой-то шум и возня, но всё это проходит мимо сознания, в которой упрямо бьётся одна-единственная мысль о том, какой же я всё-таки идиот...
  Темнота.
  Глаза с трудом открываются, чтобы узреть оказавшийся неожиданно близкий к лицу асфальт. Можно разобрать даже мельчайшие трещинки, нарушающие его структуру. Я осознал себя лежащим на боку, каждая попытка вздоха сопровождалась прокатывающейся лавиной боли, но, кажется, я ещё жив. А вокруг всё ещё слышны выстрелы - если я отключился, то совсем ненадолго.
  С трудом оторвав правую руку от земли, я потянулся к подсумкам. Тело слушается с трудом, а пальцев так и вовсе не чувствуются, но я прекрасно знаю что и где у меня лежит. Когда-то специально тренировался, чтобы уметь быстро найти всё необходимое даже в кромешной темноте. Не с первой попытки, но фиал с "боевым коктейлем", ядрёной смесью стимуляторов заготовленной на крайний случай, оказывается найден. Следом за ними идёт "последний шанс" - экстремальное зелье способное вернуть буквально с того света. Мне не доводилось применять го на практике и последствия для здоровья конечно будут не самые радужные, тем более в таком убойном сочетании, но какой у меня сейчас выбор? Остаётся только как-то влить их в себя...
  Темнота.
  Сознание возвращается рыком. Или рывок это ощущение резкого подъёма на ноги? Впрочем, какая разница? Самочувствие прекрасное, разве что в груди что-то мешается... вырвать ко всем чертям. Так-то лучше. Только что вокруг происходит? Почему на земле валяются эти люди? Да ещё бьют по ушам своими стонами и хрипами. А какой-то здоровенный мужик с сосредоточенным видом гоняет смутно знакомую девушку, пытаясь нашинковать её здоровенными ножами. Выглядит забавно.
  Кажется, девушка замечает моё присутствие и что-то кричит. Помочь ей? С чем? И зачем? Вот и мужик оборачивается в мою сторону. Тоже попросит помочь? Нет. Молча направляется в мою сторону, поднимая до уровня груди и скрещивая свою кухонную утварь. Хочет и со мной поиграть? Да - точно. Ножики так и свищут перед лицом, но одно своевременно движение, смещение на дюйм-другой и они лишь напрасно рассекают воздух. Это так захватывающе!
  А ещё веселее, если самому подключиться к игре. Например, окружить мужика вихрем пламени и запулить полетать. Красивая будет комета. Хм... Не получилось? Так не интересно. Тогда поступим иначе...
  ***
  Виктория замерла, боясь привлечь к себе внимание малейшим движением. А может дело было в том, что она попросту не могла оторваться от развернувшейся перед ней схватки. Хотя, наверное, всё же первое, слишком уж силён был тот ужас, который успел вселить в её сердце "инквизитор", походя опрокинувшись отряд хорошо вооруженных профессионалов. Да и сама она выжила чудом, не иначе. Её подзащитному повезло куда меньше...
  Но сейчас картина разительно изменилась. Кристофер Шельт, которого девушка уже успела записать в покойники, как ни в чем ни бывало вернулся в бой и теперь едва ли не гонял своего противника. Причем всё это происходило на таких скоростях, что ей едва хватало реакции, чтобы просто уследить за сражающимися. А уж вмешаться в бой... Точнее двигаться так быстро она бы всё же смогла, по крайней мере, на тренировках получалось, да и сам факт того, что её не прирезали несколькими мгновения ранее, говорил сам за себя, но действовать это осмысленно точно не вышло.
  Маг же легко кружил вокруг священника, избегая его клинков и одновременно поливая того десятками заклинаний. В основном повторяющимися и, насколько она помнила слова самого Шельта, достаточно примитивными, но, тем не менее, это работало. Правда, достать паладина Андерсона ему при этом так же не удавалось. Сложился своеобразный паритет, и невозможно было предположить, как долго он будет держаться. Был и ещё один момент, который не мог не напрягать Сэрас - восторженно-радостное выражение лица лейтенанта. Не сказать, чтобы она его хорошо знала, но ничего подобного за ним не наблюдалось.
  Первым тупиковая ситуация надоела именно "инквизитору". Он с рычанием ломанулся вперёд, попросту игнорируя летящие в него заклинания. Барьер, ранее служивший ему защитой от пуль, но не справляющийся с магией, проявился, став куда плотнее и покрывшись непонятными письменами, перемежающимися с крестами. Заклинания буквально стекали с него, не причиняя священнику никакого вреда, безвредно ударяя в землю вместо своей изначальной цели.
  Клинки паладина устремились к беззащитному, как показала практика, против такого оружия магу и пронзили... пустоту. Тот мгновенно оказался за спиной у своего противника. Более того, в его правой руке вместо палочки уже был револьвер, ствол которого упирался в спину врага. "Инквизитор" едва успел дёрнуться, пытаясь то ли развернуться, то ли уйти из-под удара, как громыхнул выстрел, и его тело не просто рухнуло на землю, а даже немного подлетело в воздух. Прям как в дешёвом кино. Похоже, Виктории впервые довелось увидеть эффективность применения второго ствола против живого существа, да ещё со столь убойной дистанции.
  - "Всё закончилось?" - пронеслась в голове девушки полная облегчения мысль.
  Как оказалось - нет. Маг не думал останавливаться и, вновь сменив оружие, ударил по упавшему врагу. Вот только возникшие прямо из воздуха ледяные шипы впустую пропахали землю. "Инквизитор" с лёгкостью, невозможной для получившего смертельное ранения человека, откатился в сторону, сразу оказываясь на ногах. В его руках вместо оставшихся лежать не земле клинков оказалась какая-то массивная книга, которая тут же была подброшена в воздух, где с громким шелестом разлетелась на множество отдельных страниц. И стоило ветру подхватить их, разнося по округе, как Сэрас, не сдержавшись, завопила от резкой боли. Словно всю поверхность её тела разом проткнули тысячами мельчайших игл. Следом на плечи навалилась тяжесть, а ноги подкосились, отчего она едва не растянулась на земле, лишь в последний момент смягчив удар выставленными руками.
   Сколько длилась эта пытка? Она не знала. Но в какой-то миг пришло облегчение. Нет, крайне неприятные ощущения не исчезли, лишь ослабли, но вместе с тем пришло чувство защищённости. Словно кто-то большой и сильный подставил своё плечо. А стоило ей найти в себе силы, чтобы поднять голову, как взгляд зацепился за полу хорошо знакомого ей красного плаща.
  
  Глава 14.
  
  Черная, пульсирующая бездна, бесчисленным множеством глаз смотрела на меня. Или в меня? В любом случае ощущение было крайне неприятным. Словно ты кролик, под пристальным вниманием стаи лисиц. Очень голодных, пышущих всепоглощающей жаждой лисиц. Понимание того, что ещё немного и тебя поглотят, просто растворив в этой тьме, вселяла ужас, волнами хлещущий по сознанию. Ужас, обреченность и... неизбежность.
  Видение ушло одним мигом. Ощущение резкого удара - не самое приятное пробуждение в моей жизни. Хотя на фоне приснившегося кошмара, оно воспринималось как спасение. Правда, довольно странно осознать себя, будучи вжатым лицом в землю, да ещё и первая же попытка пошевелиться карается болью вывернутого сустава руки. Кое-как повернув голову и скосив глаза, я обнаружил, что в столь неприятное положение меня поставила никто иная, как Виктория Сэрас.
  - Ты что творишь? - удивленно спросил я.
  - Очнулся? - лицо девушки я видел лишь периферией зрения, но, кажется, она обрадовалась, что только сильнее меня запутало.
  - Очнулся? - тупо повторил я, пытаясь сообразить, к чему бы это было сказано. В голове смутными образами промелькнули картины того, как мы прилетели в Северную Ирландию в поисках двух беглых вампиров и...
  - Знаешь, как хозяева поступают с бешенными псами? - Попытка восстановить цепь событий оказалась прервана хорошо знакомым мне голосом. Следом в доступной мне для обзора зоне показался высший вампир. - Сначала жалеют их и думают, что смогут как-то помочь, но потом, когда те кусают протянутую руку, всё-таки убивают. Неизбежный финал, не так ли?
  Я не понял, к чему это вообще было сказано, но стоило только об этом задуматься и словно плотину прорвало. Появление Андерсона, безрассудное желание попробовать свои силы на по-настоящему сильном противнике, практически мгновенное поражение. Тот клинок, что так легко прошел сквозь мою защиту, должен был меня убить, с пронзённым сердцем долго не живут, но в последний миг я всё же успел дернуться, что меня и спасло. А потом залился зельями, и началось такое... Суматошный бой, который неизвестно чем бы закончился, если бы не появился Алукард.
  Паладин предпочел отступить. Уж не знаю, посчитал он свою задачу выполненной, не рискнул сражаться сразу с двумя противниками или имел прямой приказ на такой случай, но за такой поворот я готов был благодарить все возможные сущности, включая судьбу и удачу. По той простой причине, что моя обезумевшая вариация восприняла новое действующее лицо как противника, со всеми проистекающими из данного факта последствиями. Мда-а-а... Случившееся воспринималось как-то искаженно, словно это и не со мной было. Да только что это меняет?
   - Вы что, хотите его...? - прозвучал надо мной изумлённый голос Сэрас. Правда хватку при этом не ослабила.
   - Я? - На лице высшего вампира прорезалась такая знакомая кривая ухмылка, но быстро угасла. Он вообще выглядел каким-то недовольным и разочарованным. - Кто я такой, чтобы принимать решения, полицейская? Хозяйка чудовищ прибудет позже и вынесет свой вердикт. Разумеется, оправдательный.
   И без каких-либо пояснений он просто исчез, растворившись в тенях. По всей видимости, посчитал своё дело сделанным. И скорее всего с этим же связано разочарование - драки не вышло, да ещё и со мной возиться пришлось. То видение, после которого я пришел в себя однозначно его рук дело. Хотя сам метод... запугать потерявшего рассудок до такой степени, чтобы вернулся в разум... Ну, главное сработало. В любом случае мы оказались предоставлены сами себе, и впереди у нас предстояла ещё до-о-олгая ночь. Наверняка сюда на всех порах мчится помощь, но это дело далеко не мгновенное, и пока придётся справляться своими силами.
   - Может, наконец, встанешь с меня? - мрачно буркнул я, поскольку так и прибывал в качестве демонстративного пособия по задержанию потёкших крышей магов. Распластан по земле, правая рука выкручена за спину так, что даже ладонь на своего пленителя не направишь, а левая прижата подошвой ботинка. С такого положения много не навоюешь. Весьма продуманно со стороны вампирши, но испытывать данную задумку на себе от этого приятнее не становится.
   - А ты на меня не бросишься? - настороженно поинтересовалась Виктория.
  В другой ситуации я бы воспринял это как стопроцентное издевательство. Но не сейчас. Она ведь наверняка прекрасно понимала, что точно так же я мог атаковать её, и тут результат был бы очевиден. Меня самого-то пробирало от мысли о том, как легко я потерял контроль над собой. Понятно, что ситуация складывалась экстренная, и приходилось хвататься за соломинку, чтобы попросту выжить, а принятие сразу двух опасных и мощных составов может привести к чему угодно. Но, опять же, что это меняет? Правильно - ничего. Так что ответил я предельно просто:
   - Я уже пришел в себя.
   Девушка, наконец, освободила меня и даже помогла подняться, что оказалось весьма кстати, поскольку на ногах я держался с трудом. Если бы не своевременно подставленное плечо, то мог бы и рухнуть. Причем чувствовал-то я себя прекрасно, зелья ещё действовали, но вот тело начинало подводить. А ведь дальше будет ещё хуже...
   - У тебя кровь идёт, - отметила Сэрас, указывая мне на грудь. И действительно, сквозная рана продолжала кровоточить. Не сильно, но этого вообще не должно было быть после столь убойного лечения. Нехороший знак, но с ним придётся разбираться значительно позже.
   - Это нормально, скоро заживёт. - Солгал я, чтобы не терять времени на объяснения, пользы от которых всё равно не будет. Сейчас стоило сосредоточиться на иных вещах. - Займись гражданскими. Постарайся собрать в одном месте, объясни, что у нас тут... в общем, придумай что-нибудь. Главное чтобы в панике не начали сматываться отсюда.
   - Попробую, - кивнула девушка, - а ты?
   - Займусь ранеными, - насколько я мог вычленить из своей памяти, далеко не все были убиты. Но сейчас вокруг было подозрительно тихо и это мне совершенно не нравилось.
   - Понятно... - Пробормотала Сэрас, после чего вытащили из кармана, и протянула мне мою же палочку. Разумеется, она тут же оказалась у меня в руках. - А кого он имел ввиду под хозяйкой чудовищ?
   - Интегру конечно же, - фыркнул я, будучи уже знакомым с таким определением. И спорить с ним было сложно, особенно теперь, когда в наши ряды затесался ещё один вампир.
   - И она... - с намёком продолжила Виктория, прямо смотря на меня.
   - Ничего она со мной не сделает, если ты об этом. Это было скорее предупреждением для меня самого. И, поверь, я совершенно не горю желанием вновь превращаться в обдолбанного фрика.
   Больше вопросов не последовало, и на этом мы разошлись, занимаясь каждый своими делами. Как показала дальнейшая практика, наши сослуживцы всё-таки были живы. Но тут было две странности. Первая: они все были без сознания, что назвать нормой было сложно. Оставалось только списывать всё на оказанное то ли Андерсоном, то ли Алукардом, то ли ими обоими давление. Второй же был ещё более странным: живы оказались все, кроме захваченных нами вампиров. Даже пилоты вертолёта были просто вырублены. Невольно возникал вывод - паладин целенаправленно старался не убивать обычных людей. Тем более, что он о чем-то таком упоминал. Хотя термин "обычные" тут, наверное, неуместен. Для него-то маги, вампиры и все остальные просто не люди.
  Правда "доброта" церковного карателя носила весьма сомнительный характер - отрубленные конечности, перебитый позвоночник, неглубокая, но пересекающая всё лицо рана... А всё что я мог, это останавливать кровотечения и закрывать поверхностные раны, причем даже это получалось с заметным трудом. Раны, в том числе и нанесённая мне, оказались далеко не простыми, но оно в целом и понятно. В итоге выходило, что в лучшем случае треть из оперативников Хэллсинга смогут вернуться в строй, тогда как остальным светила инвалидность. И даже если удастся задействовать в их лечении магов, то помочь удастся далеко не всем. Всё-таки воздействие магией на маглов имеет множество ограничений. Ну, если не говорить о способах убиения, конечно же.
  Не знаю, сколько времени я провозился, оказывая помощь раненым и перемещая их в наш транспорт, но под конец этого дела появились ирландские маги. И тут всё было предельно показательно. Никаких вопросов и обвинений не пойми в чем: прибыла рабочая группа, которая занялась правкой памяти свидетелей и затиранием физических следов боя. Их поведение буквально кричало о том, что они уже всё знали и даже не пытаются этого скрывать. Неужели церковь договорилась с ними по этому вопросу? Воистину нелюбовь ирландцев к англичанам не имеет деления по магическому признаку.
  Наши же прибыли ещё позже, и к тому моменту мне стало значительно хуже. Кровотечение всё-таки остановилось, но рана до конца так и не затянулась, что было само по себе плохо. А ещё меня начало накрывать отходняком после зелий. Спазмы боли, слабость, головокружение, тошнота и периодические накатывающий тремор - просто прекрасный набор симптомов, единственное желание при котором, чтобы тебя добили из милосердия. Но я кое-как держался, чтобы сразу переговорить с Интегрой. И она моих ожиданий не обманула: прибыла лично, в сопровождении Уолтера разумеется, быстро отдала общие указания и проследовала в облюбованный мною номер этого чертового мотеля.
  Зашла, бегло окинула взглядом помещение и пристально уставилась на меня с отсутствующим выражением лица. Верный дворецкий, надо полагать, остался охранять конфиденциальность нашего разговора.
  - Паршиво выгляжу, да? - кое-как натянув кривое подобие улыбки, выдавил из себя я. В основном ради того, чтобы прервать образовавшуюся тишину.
  - Смотря, с какой стороны смотреть. По сравнению с тем, как ты выглядел перед отлётом - да. А по сравнению с покойником не так уж и плохо, - ровно произнесла Интегра Хэллсинг и, вздохнув, добавила куда жёстче, - вы облажались, Крис. А если конкретней, то облажался именно ты.
  - Знаю, - смысла отрицать очевидное не было, - Андерсон оказался куда сильнее, чем я думал.
  - Думал?! Если бы ты думал, то не стал бы даже пытаться! - резко повысила тон моя старая подруга, но почти сразу взяла себя в руки и продолжила куда спокойнее, - Уолтер рассказывал тебе обо всех действующих паладинах, которых знал. Этого тебе недостаточно?
  - Одно дело - слова, а другое - личная встреча...
  - О да, я заметила, - я удостоился весьма красноречивого взгляда, - не высоковата ли цена за удовлетворения любопытства? Отряд Галиса выбыл полным составом, вампиры, которых вы должны были пленить, уничтожены, а ты похож на свежеобращенного упыря. И что в итоге? Искариоты торжествуют, а мы ничего не достигли. Ничего.
  - Я бы не был столь категоричен. Кое-что мы всё же узнали, - наезд со стороны начальства меня совершенно не впечатлил, поскольку собственно состояние беспокоило куда сильнее. Тем не менее, я должен был указать на неизвестные ей факты.
  - И что же? - скептически изогнув бровь, спросила Интегра.
  - Я покопался в останках тех несчастных и нашел такие же камни, с теми же символами. Так что изначальную цель нашей операции можно считать выполненной как минимум на половину. Кроме того я успел перекинуться парой слов с одним из вампиров. Они бежали не от нас, хотя о нашем интересе тоже были в курсе. Но куда сильнее их пугал некий "он", который должен был их убить.
  - И тут появился Андерсон... - Закончила за меня леди Хэллсинг и о чем-то задумалась. Собственно, я даже знал о чем, о связи между этими событиями. - Нет, это бред. Если бы они опасались паладинов, то наоборот не покидали бы Англии. Но и совпадений таких не бывает, так что какая-то связь определённо должна быть. Мы этим займёмся. Без тебя.
  - То есть? - тут я откровенно опешил. Понятное дело, что выгляжу я сейчас не лучшим образом, да и чувствую себя паршиво, но за два-три денька ведь приду в норму. По крайней мере, я на это надеялся.
  - Приводи себя в порядок. Если будет нужна помощь с нашей стороны, дашь знать, но чтобы в штабе я тебя не видела. У тебя отпуск и это приказ, - тон и формулировка моей подруги прямо говорили о том, что спорить тут бесполезно. Только с чего бы это? Полученная мною рана настолько её напугала? Возможно, но как-то слабовато. Скорее дело тут в том, что мы потеряли целый отряд, причем таким образом, что на остальных эти потери повлияют похлеще смертей. А вот маг, руководящий операцией, вполне себе жив. Как и его напарница-вампирша. Последняя ещё ладно, но у Интегры вполне могла возникнуть мысль временно убрать меня, чтобы глаза не мозолил.
  - Хорошо, - в итоге, смиренно согласился я. В конце концов, разве отдых - это плохо? Да вроде как наоборот. Тем более, что мне определённо стоило как следует переосмыслить свой подход к нашему делу.
  
  Глава 15.
  
  Изначально меня покоробило решение Интегры отстранить, а это было именно отстранение, меня от работы, но как быстро стало понятно, передышка пришлась более чем кстати. Правда, она об этом даже не догадывалась, и я рассчитывал, что так оно и останется. Не зачем ей знать и точка. Я расплачиваюсь за собственную глупость, и помочь мне она всё равно ничем не сможет, а только себя корить станет. Хотя виду, конечно же, не подаст - такой уж характер.
  Уже во время нашей беседы мне было, мягко говоря, нехорошо, а потом и вовсе накрыло так, что впору было на стенку лезть. Ага, это если бы имелись силы на подобные действия. И что самое паршивое, ни к обычной, ни к магической медицине прибегнуть я не могу. Магическая могла бы помочь легче перенести острую интоксикацию, а обычная позволила бы провести большую часть этого времени в состоянии сна или полусна. Но, во-первых, информация о моём лечении легко могла перестать быть конфиденциальной, чего мне бы совсем не хотелось. Хотя с этим бы я ещё смирился, но вот вторая причина была куда весомей. Мне просто было страшно опять идти на такие эксперименты, после того как мне конкретно снесло крышу. А это был бы именно эксперимент, поскольку любое дополнение к уже принятым препаратам легко могло привести к результату, который даже профессиональные врачи и лекари не смогли бы предсказать. Никто ведь не тестировал такие сочетания препаратов, помноженные на нанесённую необычным оружием рану. Уж лучше как-нибудь перетерпеть.
  В общем, веселенькие вышли два дня... К счастью, под конец второго меня начало отпускать, а на третий, мучила меня в основном слабость, то есть стало вполне терпимо. И всё это время я продолжал раз за разом проматывать в голове прошедшую операцию. Чуть ли не посекундно анализировал собственные действия, а заодно подмечал действия противника. И общий вывод был очевиден - почти все негативные последствия сугубо моя вина.
  Для начала, меня подвело желание отработать "чисто", то есть сделать всё так, чтобы свидетели не увидели ничего эдакого. А ведь по-хорошему я мог сразу аппарировать и, вполне возможно, Андерсон вообще не стал бы лезть, лишившись основного к тому повода. Никаких гарантий это, конечно же, не давало, но хоть что-то. Далее, я не воспользовался второй возможностью свалить, когда паладин уже появился, но второй вампир был ещё жив. На тот момент аппарацию он ещё не заблокировал. Ну и самое главное - сам бой. Сложно осуждать самого себя за желание сразиться с сильным противником, но вот то, как я его начал... Просто кошмар.
  По сути, действовал так, как привык со всякой шелупонью, хотя прекрасно знал, что имею дело с противником, который обладает богатым опытом борьбы с магами. Причем меня самого учили подобному, но... самоуверенность. Да, как ни крути, а ключевая проблема была именно в ней. Я выставил стандартную защиту, способную прикрыть как от магии, так и от физического воздействия, но она была из разряда обычных щитов, т.е. имело сугубо магическую основу. Не удивительно, что у сильнейшего бойца католиков имелось оружие, способное справиться с чем-то подобным. Зелье принимать так же стоило ДО начала стычки, а не языком чесать. В общем, итог вышел вполне закономерный - от быстрого добивания меня спасло только наличие поддержки, на которую отвлёкся паладин.
  К самим действиям в "состоянии аффекта" претензий уже было меньше. Уклонялся, держал дистанцию, смог нанести хороший удар после аппарации. То есть по максимуму использовал одноразовую возможность, которая сразу после этого была заблокирована. Хотя нет, до идеала не хватало выстрела в сердце, а не куда пришлось. Хотя хватило бы этого? По идее да, но до этого боя я был свято уверен, что выстрел картечью в упор отправит на тот свет любого человека, а вот Андерсон поднялся как ни в чем не бывало. В любом случае, если бы не появление Алукарда, то после отсечения аппарации долго бы я не продержался. Прискорбно, но факт.
  Мог ли я вообще победить? Однозначно ответить на этот вопрос было сложно, но если как следует подготовиться... Если бы я заранее подобрал подходящее сочетание своих недоартефактов, если бы принял два-три подходящих стимулятора, вместо экстремальной смеси на крайний случай, если бы снарядил свой револьвер разрывными патронами. В идеале ещё подтянуть свои навыки в трансфигурации, чтобы иметь возможность защищаться чем-то более вещественным, нежели магические щиты. При таком раскладе шансы на победу казались вполне неплохими. Вот только вероятность столкновение с паладином в тепличных условиях кажется маловероятной.
   Отдающийся мерзким эхом в голове звук дверного звонка вырвал меня из медитативной полудрёмы под фон работающего телевизора, по которому крутили какой-то второсортный триллер. Если честно, я даже не мог вспомнить названия фильма, который сам же и включил часом ранее. А ещё мне крайне не хотелось подниматься, и в душе теплилась надежда на то, что это кто-то из соседей, какой-нибудь рекламщик, почтальон или любой другой человек из разряда тех, кого смело можно игнорировать. Но нет, звонок повторился второй раз, третий, четвертый...
   Пришлось брать себя в руки, причем едва ли не в буквальном смысле, вставать с дивана и брести в прихожую. Простейшие действия давались с ощутимыми усилиями: тело казалось таким тяжелым, неповоротливым и вялым. А стоило мне добраться до прихожей, как взгляд помимо моей воли зацепился за зеркало, из которого на меня смотрел измождённый парень с осунувшимся лицом и нездорово-бледной кожей. За последние два дня я изрядно сдал - вот она цена экстренных средств. А ещё я сократил свою жизнь на пару-тройку лет. С другой стороны, если бы не зелье, то сейчас бы меня хоронили, так что тут глупо жаловаться. Но всё равно матери в таком виде лучше не показываться, а ведь планы заскочить к ней были. И так слишком долго у неё не появлялся.
  Не удержавшись, я оттянул ворот ставшей заметно более просторной футболки, чтобы посмотреть на рубец на груди. Он уже окончательно затянулся, что не могло не радовать, хотя шрам уже вряд ли уйдёт. Впрочем, подобная мелочь меня мало волновала. Главное было в другом - ещё день-два и можно будет потихоньку начать приводить себя в порядок. За несколько недель я вполне приду в норму, пусть до оптимальной формы после этого будет ещё далеко. Но ничего - постепенно и к ней подберусь.
   - Да иду я! Иду! - очередная трель звонка заставила меня оторваться от столь печального зрелища. Скорее даже неприятного.
   Замок щелкнул, и дверь открылась, демонстрируя мне стоящую по ту сторону Викторию Сэрас. Вампирша имела цветущий вид, видать к практике морения себя голодом она больше не прибегала, который только подчеркивала обыденная одежда, сменившая несколько мешковатую форму. Иронично, но из нас двоих именно она являлась нежитью, но если сейчас нас поставить рядом, то несведущие люди пальцем тыкать будут именно в меня.
   - Чего хотела? - не очень-то вежливо "поздоровался" я. Настроение в целом было паршивым и вынужденная демонстрация своего жалкого состояния его, определённо, не поднимала. Как и смесь жалости с удивлением, которые даже не скрывала моя гостья. Всё-таки стоило сначала посмотреть, кого там занесло, но раздражающий звонок сделал своё черное дело, и визитёр уже на пороге.
   - У меня выходной, вот и решила проведать раненого коллегу. - Если девушку и смутила столь "тёплая" встреча, то виду она не подала. Даже наоборот, отойдя от впечатления от моего внешнего вида, уверенно сунула мне под нос коробку с чем-то, по всей видимости, кондитерского характера, словно это пропуск в мой дом. - Можно зайти?
   Если честно, то непрошеную гостью хотелось попросту послать, но я сдержался. Она-то ни в чем не виновата, так к чему портить отношения на ровном месте? Нам ещё работать вместе. Поэтому я просто молча отошел в сторону, освобождая проход. Сэрас быстро пересекла дверной проём и тут же начала с интересом осматриваться. И сдавалось мне, она была разочарована обыденностью обстановки. Наверняка ведь ждала от берлоги мага чего-то эдакого, а у меня была самая наитипичнейшая квартира.
   - Чай или кофе? - и пусть полностью подавить раздражение не удалось, я всё же попытался сгладить не самое красивое начало.
   - Чай, если можно.
   Мы проследовали на кухню, где мне на правах хозяина пришлось заниматься организацией внепланового чаепития. И вот тут-то без магии было никуда, ибо сил для физической активности, даже на бытовом уровне, у меня не было.
   - Это у вас в полиции так принято? - по ходу дела поинтересовался я. Не сказать, чтобы мне было особенно интересно узнать ответ, но не молчать же теперь?
   - У нас в подразделении.... было... - Девушка на мгновение замялась. Оно и понятно, та ещё темка всплыла. Хорошо хоть ей хватило духу сразу через неё переступить. - Мне всегда казалось, что поступать так будет правильно.
   - Не спорю, - думаю, развитию чувства локтя такой подход помогает, - в госпиталь к парням Галиса тоже заскочишь?
   - Подумывала, но не уверена, что это будет уместно. Особенно после вчерашнего... - и вновь пауза, только на этот раз какая-то растерянная. Впрочем, возможных причин для неё не так уж и много. Сомневаюсь, что вампирша успела конкретно накосячить за время моего отсутствия.
   - Интегра на тебя наехала, да? - озвучил я своё предположение.
   - Откуда... да... заявила, что ей не нужны сотрудники, которые даже командиров своих защитить не могут. Я ведь единственная, кто не пострадал, - кисло произнесла Сэрас, но тут же спохватившись, с напускной бодростью добавила, - только не подумай, что я жалуюсь.
   - Расслабься, - я как раз закончил возиться с чаем, и, поставив кружки на кухонный столик, присел напротив своей гостьи, - если бы она реально что-то против тебя имела, то тебя бы уже выгнали.
   Или, учитывая общую пригодность нового сотрудника и ответственность организации за её нынешнюю нежизнь, как-то наказали. Но этот вариант я озвучивать не стал.
   - Тогда почему она так поступила?
   - Чтобы всем показать, что ты не на особом положении, - я пожал плечами, - как ты наверняка уже заметила, у нас имеется некоторый раскол между обычными солдатами и... кхм... необычными. Приходиться поддерживать своеобразный баланс, даже если кому-то это покажется не совсем справедливо. Правда странно, что она потом тебе тет-а-тет не пояснила, что к чему. Наверное, Интегра попросту испугалась за мою подпорченную шкуру, поэтому действовала несколько... резковато. Характер у неё в целом - не подарок, м-да. А может просто решила переложить это удовольствие на меня.
   - Хмм... Надеюсь, что ты знаешь, о чем говоришь, - девушка задумчиво уставилась на кружку, неторопливо взялась за неё и приложилась к содержимому, после чего вновь подняла взгляд на меня - у меня не первый раз возникает ощущения, что вы с леди Интегрой достаточно близки. Гораздо ближе, чем просто начальник и подчинённый. Это ведь как-то связано с тем, что маг попал в организацию, которая в том числе противостоит магам?
   Теперь пришел мой черёд брать небольшую паузу, которую я так же скрыл за чаем с пирожными, а именно они были в коробке, которую принесла Сэрас. В принципе, я всегда старался при посторонних вести себя по принципу подчинённый-начальник, но и великим секретом данный факт не являлся. Так что этой историей вполне можно было поделиться. Разумеется, не со всеми подробностями.
   - Не сказал бы, что мы именно противостоим магам, но в остальном ты всё правильно поняла. Кажется, я при тебе уже упоминал прошлого главу Хэллсинга, сэра Артура? - я дождался быстрого кивка Виктории и продолжил, - так уж вышло, что он был мои крёстным отцом, и мы с Инни достаточно плотно общались с самого детства. И они никогда не проявляли какого-либо негатива из-за моего магического дара. А когда крёстный умер, его обязанности оказались переложены на единственную наследницу, которой на тот момент было всего четырнадцать лет. Сама понимаешь, та ещё ситуация. Я постарался ей помочь, так что бросил школу для магов и вот я здесь. Это если вкратце, а полную версию тех событий тебе знать пока не к чему. Может как-нибудь потом, если захочешь, конечно же.
   На пару последующих минут воцарилось образцово-показательное чаепитие в режиме молчания. По всей видимости, данная тема себя исчерпала, а другие вопросы моя гостья не спешила задавать. Если они вообще были. Определённые признаки внутренних метаний у неё я наблюдал, но больше походило на то, что они связаны с желанием заточить ещё немного сладкого. Наверное, в былые годы ей приходилось сдерживать себя в этом, а сейчас такой необходимости нет, но при этом небольшая порция обычной пищи уже должна приводить к ощущению полного желудка.
   - Ещё вопросы? - первым не выдержал именно я. Не то чтобы мне хотелось побыстрее выставить её за дверь... хотя, чего уж там - хотелось.
   - А? - Сэрас отвлеклась от своих терзаний и посмотрела на меня так, словно успела забыть, зачем вообще пришла, - д-да, есть. Этот священник, паладин Андерсон, так? Я так понимаю, что он из тех, кто занимается тем же что и мы, только с материка. Но почему он напал? И его способности... Кто или что он такое? Я хотела спросить у Уолтера, но в последние дни он постоянно занят.
   - Не удивительно. - Хмыкнул я. После такой пощечины от Ватикана орден наверняка весь в движении. А ведь история с искусственными вампирами тоже никуда не делась. Как только вернусь на службу, нужно будет обязательно узнать, что успели выяснить. - С враждебным отношением всё просто: католики с протестантами друг друга со времён реформация ненавидят. Хотя враги у нас одни и приходится сотрудничать между собой, но бывает всякое. А вот насчёт его способностей, тут всё сложнее. Лучше будет всё-таки спросить у Уолтера, поскольку тут он знает больше моего.
   На самом деле на этот вопрос я мог ответить, но просто не хотел. По одной простой причине - паладин Андерсон был... мной. Точнее, я бы мог стать кем-то вроде него, если бы меня с детства воспитывали в соответствующем ключе. Иными словами, от рождения он обладал магическим талантом. И, по всей видимости, очень сильным. Только использовал его по-другому. Никаких палочек и заклинаний, только фанатичная вера. Не знаю, кем он себя считал. Оружием в руках Господа, посланником Его, каким-то избранным или ещё что-то в таком духе, но он верил, что может что-то сделать, ни на мгновение не сомневался в этом, и сила подчинялась. Разве что внешняя форма проявлений этого подчинения проистекала из изначального обучения. Надо ли говорить, что на что-то подобное способны только маги уровня Альбуса Дамблдора и то не факт? Страшный и крайне опасный противник, предел возможностей которого... ну, наверное, всё-таки был, только вряд ли кто-то знал, где он пролегает. Возможно, этого не знал даже сам Андерсон.
   - "И с этим человеком я захотел сцепиться..." - сейчас это казалось сущей глупостью. Паладин обладал идеальным для прямолинейных схваток боевым стилем. Я в этом плане гораздо слабее, зато мои возможности универсальны. В теории за счёт этой гибкости возможностей должна нивелироваться имеющаяся разница сил, но я полез именно в лобовую. Итог закономерен.
   - Обязательно спрошу, - голос Сэрас оторвал меня от очередного витка размышлений, - но из твоих слов следует, что мы ещё можем встретиться с такими как он. И что мне тогда делать?
   - Такой только один, по крайней мере, я о других не слышал, - ответил я и задумался. Вопрос был действительно хорошим. За те годы, что я состою в Хэллсинге, мы не имели реальных конфликтов с католиками, но раз один случился, мог возникать и другой. Со своей точки зрения я вопрос разобрал, но что делать вампирше, если мы опять столкнёмся? Не убегать же. Тут следовало всё как следует обдумать и... даже не знаю. Подобрать какое-то снаряжение, что ли? Да, определённо поразмыслить на эту тему стоит.
  
  Глава 16.
  
  До отчего дома я всё-таки добрался, причем даже раньше, чем думал. Уже к концу недели моего вынужденного отпуска самочувствие можно было признать удовлетворительным, и внешний вид соответствовал не помирающему, а просто выхолощенному человеку. Физически кондиции так же постепенно приходили в норму, так что я решил не тянуть время и заскочить к своим, пока ещё что-нибудь не приключилось. Последний месяц выдался чертовски насыщенным и история ведь ещё не закончена.
  Мама поохала и поахала, но в целом была рада меня видеть. Как и я её. Вообще по жизни как-то так сложилось, что чем меньше времени мы проводим вместе, тем лучше наше взаимопонимание. А может она просто смирилась с невозможностью на меня повлиять в ключевых для меня вопросах. Впрочем, вне зависимости от причин главным было то, что когда я заскакивал к ней, то как правило никаких трений не возникало.
  Когда я жил с ними темы магии и моих увлечений были болезненными, и при этом часто поднимались, а сейчас все разговоры сводились как раз к обыденности. Как живу, чем питаюсь, почему выгляжу таким уставшим и так далее и тому подобное. Не обошлось и без намёков о том, что мне пора бы если не жениться, то хотя бы стабильные отношения заиметь. Пришлось отшучиваться. Ну а с Генри проблем никогда не было, поскольку это именно я, будучи подростком, его не особо любил, а не наоборот. Со временем это прошло. К тому же он был куда сдержаннее матери и его попытки обозначить заботу никогда не были чрезмерными. Всё-таки я не его сын и он давно понял, что в новом отце я не нуждаюсь.
  Ну и конечно же Стив. Мой братишка стал уже совсем большой и вовсю ходил в школу. С ним уже можно было полноценно о чем-нибудь поговорить. Не о делах само собой и даже не о чем-нибудь достаточно интересном, всё-таки ребёнок ещё совсем, но ведь важен был сам процесс. В конце концов, это мой брат и я его искренне любил. А так же прекрасно понимал, что стоит один раз отдалиться и восстановить отношения будет ой как непросто. Не хотелось бы стать для собственного брата неким абстрактным "дядей", который заглядывает пару раз в год с подарками и на этом исчезает.
  При этом я не раз и не два задумался о том, хотел бы я, чтобы он оказался магом, или же нет. Одарённость даёт множество преимуществ, но и недостатков у неё много. Особенно если ты маглорождённый. Ладно ещё я, со своей склонностью к активному, если это можно так назвать, образу жизни. Но Стив вряд ли пойдём по моим стопам: и родители этим наверняка озаботятся и такого примера перед глазам, как был у меня, у него не будет. Брат ведь толком не знает, чем я занимаюсь. А обычному человеку куда проще по жизни заниматься тем, к чему душа лежит, нежели магу-обывателю. Никаких тебе ограничений по праву происхождения. Ну, на деле они есть, конечно же, всё-таки не в сказке живём, но куда более мягкие.
  В общем, сложный вопрос и от моего мнения ту мало чего зависело. Единственное что я мог сказать, так это то, что за время моих визитов ничего похожего на проявления магии замечено не было. У самого Стива я спрашивал об этом ровно один раз, после чего понял, что пока он не повзрослеет это бессмысленно. А спрашивать у его родителей... не было у меня уверенности, что они не станут скрывать от меня данную информацию. Даже с учетом того, что скрывать её в долговременно перспективе бесполезно. Только поссоримся зря, чего мне совершенно не хотелось.
  В таком ключе и прошел очередной мой визит в родные пенаты, и он мало чем отличался от предыдущих. А уже на следующий день я отправился на работу. Не сказать, чтобы я воспылал рабочим энтузиазмом, но некоторое беспокойство жило во мне все дни "отпуска", а делиться со мной актуальной информацией как-то не спешили. Телефонный звонок при этом отпадал - по обычной, незащищённой линии никто говорить о важных вещах не будет. По этой причине нацелился я на разговор с Уолтером, который всегда был одним из самых информированных людей в организации, и секретничать со мной не станет, но при этом обойдётся без чтения нотаций или попыток припахать меня к каким-нибудь сторонним работам, не требующих физической нагрузки. Попадись я на глаза Интегре и с неё сталось бы провернуть что-нибудь эдакое.
  На территорию штаба я проникал как заправский ниндзя. Очень не умелый и сильно приболевший ниндзя... В общем-то ограничился дезиллюминационными чарами, которых вполне хватало чтобы скрыться от камер, а расположения постов вояк я и так прекрасно знал, но при этом можно было даже не надеяться обмануть недремлющего стража со странными пристрастиями в выборе одежды. Однако я был практически уверен, что высший вампир не побежит докладывать своей госпоже. Не в его это духе. Он и о врагах не факт что доложит, скорее сам по-быстрому грохнет, чтобы развлечение не отобрали.
  И, похоже, в своей оценке я не ошибся. По крайней мере, до Уолтера я добрался без каких-либо проблем. Правда, моё появление его совершенно не удивило, но этого ушлого старикана в принципе застать врасплох сложно, а уж виду он в любом случае не подаст. Но в целом реакция была забавная - едва я самым наглым образом, то есть без стука, прошмыгнул в его кабинет, как он оторвался от каких-то бумаг, осуждающе на меня посмотрел, деланно вздохнул и только после этой пантомимы выдал:
  - Ведёшь себя как нерадивый муж, скрывающийся от гневной супруги.
  - Пф-ф. Просто я достаточно благоразумен, - отмахнулся я от этой шутки, но при этом не мог не отметить, что рациональное зерно в ней имеется. На отношения начальник-подчинённый наша связь уж точно не похожа. На дружеские, кстати, тоже. Но при этом они меня вполне устраивали.
  - Учитывая твой визит - сомнительно, - продолжил изгаляться Уолтер. Но я сюда не развлечения ради явился, а с вполне конкретной целью, поэтому поспешил перейти к сути.
  - На оперативную работу я пока не гожусь, но хочется быть в курсе дел. А ещё мне интересно, в честь чего меня насадили на вертел.
  - Рассказывать особо нечего. Точнее выяснилось много интересного, но к разгадке мы пока не приблизились, - дворецкий поскучнел, возвращаясь к привычной мне манере речи.
  - Ну так давай - вещай, - в кабинете не где было присесть, поэтому я попросту прислонился к стенке около входа, тем самым давая понять, что готов слушать и никуда не спешу.
  - Если кратко, то наши коллеги из тринадцатого отдела очень недовольны работой ордена. Ты успел испытать это на своей шкуре. В последние месяцы участились случаи пропажи людей, следы которых ведут в Великобританию и теряются. Причем между ними есть очевидное сходство - это всегда одинокие люди, которые спускают всё имущество с молотка и якобы переезжают. На нашей стороне подозрений не возникало, ведь не поступало никаких заявлений, а сейчас удаётся отследить только сам факт пересечения границы, съём гостиницы и мелкие траты после неё. Дальше пустота. Был человек и нет человека.
  - Любопытно, - и это было ещё мягко сказано. Оказывается, у нас под самым носом такие дела творятся, а мы ни сном, ни духом. С другой стороны это дело скорее полиции, нежели наше. Если только нет каких-то дополнительных факторов, о которых я пока не знаю.
  И Уолтер не обманул моих ожиданий, тут же дополнив картину:
  - Куда любопытней то, что недавно некоторые из них вновь всплывали у себя дома. Угадай в каком виде.
  - Искусственные вампиры, - вывод был очевиден. В противном случае, мне бы это просто не рассказывали.
  - Верно.
  Общая картина вырисовывалась весьма интересной. Люди пропадают, но, по всей видимости, не в тех масштабах и не таким образом, чтобы полиция начала бить тревогу. Скорее всего, существенно только общее количество пропавших, а если растянуть его по разным странам, то картина смажется. Но наши "коллеги" как раз работают по большей части материковой Европы не деля её границами и потому увидели связь. Далее, следы пропавших ведут к нам, где таких проблем не наблюдается. То есть, фигурально выражаясь, кто бы это не затеял, он не гадит у себя дома, чтобы не привлекать внимание. Некий "он" значит?
  Вопрос только почему Ватикан не обратился к нам напрямую, а предпочел вмешаться в нашу операцию и устроить шоу? Хотя - глупый вопрос. Либо считали, что мы и так в курсе, но не способны справиться. Либо... множество причин аналогичного характера. При этом нельзя отрицать возможности того, что они преднамеренно воспользовались ситуацией, чтобы продемонстрировать собственное превосходство. Насколько я знал, при крёстном стычки с тринадцатым отделом не были какой-то особой редкостью, но при Интегре с этого направления проблем не было. Нам преднамеренно давали встать на ноги? Вполне могли. Несмотря на отношения между сторонами, они ведь заинтересованы в том, чтобы мы делали свою работу. И вот теперь неформальное перемирие подошло к концу. М-да. Всё как всегда - если начинаются проблемы, то они сыплются разом со всех стороне.
  - Проникся? - Уолтер дал мне немного времени всё осмыслить, и только теперь заговорил.
  - Угу... Думаю, мне стоит поспрашивать среди знакомых, - а ведь именно такого исхода я опасался. Но в такой ситуации как-то не поотлыниваешь. Тем более что нельзя было списывать магию, как способ реализации таинственных исчезновений. Других вариантов тоже хватало, но с ними найдётся кому разобраться.
  - Вот теперь я верю в твоё благоразумие, - заухмылялся в ответ дворецкий, которого, наверняка, тоже позабавил такой поворот, - только не переусердствуй. Лезть в драку тебе действительно не стоит.
  - Сам знаю, - скривился я и тут же ухватился за промелькнувшую с подачи Уолтера мысль, - и, кстати, насчёт драк. Ко мне тут заглядывала Сэрас и задала хороший вопрос. Что ей делать, если мы вновь встретимся с противниками уровня Андерсона? Я даже и не нашелся, что ответить. Ну, кроме варианта "бежать". Уже после думал об этом и даже накидал кое-какие варианты, но потом решил, что ты должен лучше понимать, что можно выжать из её способностей.
  - Хмм... - дворецкий ненадолго задумался, - никогда не рассматривал возможности вампиров в таком разрезе. Это может быть интересно.
  М-да. Мне даже стало немного жаль вампиршу. Теперь её может спасти только извечная занятость нашего многостороннего ветерана.
  ***
  Я не стал откладывать дело в долгий ящик и устроил вылазку в магический мир в тот же день. Только в отличие от прошлого раза она проходила без дополнительных сложностей. Иными словами, я отправился туда один и не собирался бродить впустую. Разве что традиционный стаканчик у Тома не стал отменять. У меня было две вполне конкретные цели. Первая: заглянуть к Мадам в надежде на какие-то пояснения. Она определённо что-то знала, но захочет ли делиться информацией? По логике должна, да только я сильно сомневался, что ею руководит именно она. По крайней мере, не в моём понимании данного слова. Ну а вторая: я собирался переговорить с одним небезынтересным магом, который кое-что смыслил в редких, необычных и, что особенно важно, вещественных проявлениях магии.
  Нужная мне лавка находилась вроде и недалеко от входа в Лютный, но вместе с тем в стороне от всех основных путей этого лабиринта. Тем не менее, дорогу туда я знал хорошо, шел без задержек и потому быстро добрался до места. В узком тупичке приютился вход в небольшой, одноэтажный домик непримечательно вида и без каких-либо вывесок, но я был более чем уверен, что недостатком клиентуры мой знакомый не страдает.
  Подойдя к старой и такой обманчиво-ненадёжной двери, я постучался и приготовился ждать, пока владелец какими-то своими методами проверит визитёра. Самое забавно, что никогда не угадаешь, впустую ты ждёшь или нет. Он ведь вполне мог куда-нибудь отлучиться или вообще сегодня не работать. Но не в этот раз - через пару минут с той стороны раздался мелодичный звон колокольчика, что служило знаком "можно входить". Само собой я поспешил воспользоваться предложением. И стоило мне пересечь порог, как я оказался в небольшом и плотно заставленном всяким барахлом помещении, с прилавком у дальней от входа стены. За ним и стоял мой знакомый.
  - Здравствуй, Отто, - поприветствовал я владельца лавки, мужчину лет пятидесяти на вид, в классической черной мантии и с тщательно зализанной шевелюрой того же цвета. Его хоть сейчас для вестника магической моды фотографируй, в качестве модели демонстрирующий возможный облик мужчины средних лет.
  - Кристофер, - продавец сдержанно улыбнулся, - рад новой встрече. Как всегда по делу? Или решил подыскать себе что-нибудь интересное?
  С Отто Вильямсом, хотя фамилия скорее всего не настоящая, я познакомился около двух лет назад. Обратился он ко мне с весьма необычной просьбой. Случаи, когда какой-нибудь сквиб пытается устроиться в обычном мире не редки, но Отто хотел организовать переселение целой семьи. И это была не попытка начать новую жизнь, а скорее вопрос безопасности. То есть они от кого-то скрывались. Мне пришлось изрядно потрудиться, описывая возможные выгоды, чтобы добиться от руководства согласия. И с тех пор я нередко обращался к этому человеку за помощью.
  Дело в том, что Отто по факту был скупщиком... ну, те то чтобы именно краденного, а скорее вообще всего. Происхождение товара мало его волновало. Не самая легальная деятельность, но в свою очередь это мало волновало уже меня. Кто-то мог бы счесть это лицемерием, мол, магов нарушающих законы маглов ловлю, а сугубо магические нарушения игнорирую. Но это мнение было бы ошибочным - по большей части мне плевать на законность по обе стороны разделяющего мир незримого барьера. В первую очередь мне не нравилась односторонний порядок статута о секретности и то, как маги его нарушают при малейшей прихоти. А во вторую - я выполнял приказы.
  Но это всё лирика. Если возвращаться к Отто, то он был крайне полезен, как источник информации. Само собой он не сдавал мне своих клиентов, требовать подобное было бы попросту глупо, зато охотно "опознавал" всякого рода непонятные штуковины, на которые мне доводилось натыкаться, а так же консультировал по поводу материальных ценностей, которые выгодно тащить из обычного мира в магический. Зачастую уже этого оказывалось достаточно, чтобы успешно завершить очередную охоту.
  - Извини, но первое, - я ответил такой же сдержанной улыбкой и подошел к прилавку. На свет тут же оказался извлечен пакетик, с плоским тёмным камнем внутри. Я изначально хотел показать ему эту, несомненно, наделённую магией штуковину, но тогда мне её не дали, поскольку она была только одна. Сейчас же такая возможность появилась, - взгляни.
  В руках дельца очень быстро появилось некое подобие пинцета, которым он сноровисто подхватил камень, и массивная лупа. С помощью этих инструментов Отто начал осматривать камень, беззвучно что-то нашептывая. Привычная, в общем-то, картина, которую я наблюдал уже не однократно. И уж не знаю почему, но палочкой он при этом не пользуется. Скорее всего, стекло у лупы далеко не обычное и уже содержит в себе какие-то диагностические чары. А может и вовсе полноценный артефакт. Если последнее, то вещь весьма редкая.
  - Очень интересно, - вскоре, произнёс он, - сколько всего намешано, а могу распознать только отдельные элементы. А этот символ? Жреческий алфавит древнего Египта или просто похож? Что это вообще за штука?
  - Знал бы - к тебе бы не пошел, - просто ответил я. Рассказать о своих теориях на счёт искусственных вампиров я не собирался. Заранее обдумывал этот вопрос и пришел именно к такому выводу. Лучше пусть изучение будет проходить в стерильных условиях и тогда если у Отто возникнут схожие подозрения, то это можно будет считать доказательством, - сможешь разобраться?
  - Попробую, но это займёт некоторое время, - особой уверенности в голосе дельца не было, но в данном случае это не могло быть попыткой набить себе цену. Он ведь обычно работает бесплатно. Но не в этот раз, о чем можно и упомянуть.
  - Я тебя не тороплю. И на этот наша контора расщедрилась на вознаграждение.
  - Видать камешек совсем не простой, - понимающе хмыкнул мужчина, - но мой ответ не изменится - я попробую. Что-либо обещать просто не могу.
  На этом разговоры свернулись и Отто, всё-таки прибегнув к помощи палочки, сделал слепок магического содержимого камня, а так же не поленился сходить за фотоаппаратом, чтобы иметь ещё и визуальный материал. Этого было вполне достаточно для его работы, а оставлять оригинал я по понятным причинам не мог. Но он как раз привык работать именно с такими случаями, так что тут можно было не волноваться. Если он способен что-то выяснить, то селает это.
  Закончив дела с Отто, я поспешил по второму пункту в списке своих целей. И тут меня ждал весьма неожиданный сюрприз - "Страсть Ночи" была закрыта. Причем не просто не работала, что само по себе было бы странно, а вообще заброшена. Ни Мадам, ни её подопечных - просто пустующее здание. И как это следовало понимать?
  
  Глава 17.
  
  Исчезновение Мадам вместе со всеми подопечными застало меня врасплох. Я только настроился на долгие торги с перспективой получения столь необходимых нам ответов и тут такое. Более того, первой мыслью было, что именно высшая вампирша стоит за всеми этими происшествиями, но стоило начать всерьёз рассматривать этот вариант, как он показался маловероятным. Сразу возникал классический вопрос мотива. Если она захочет поиграть с огнём, то легко сможет наплодить обычных кровососов, причем её птенцы будут куда сильнее искусственных недоделков. Следом я напомнил себе, что она добровольно навела нас на ту парочку и вообще согласилась обсуждать эту тему, а ведь могла просто отказаться от того разговора, что не вызвало бы особых подозрений. Хотя полностью исключать этот вариант тоже не стоило, и впоследствии я скинул информацию через Уолтера - пусть ищут и проверяют, может чего и раскопают. Правда, в последнее время я что-то засомневался в эффективности нашей разведки, во всех её ипостасях.
  Отрабатывая другие варианты, я поспешил поспрашивать местных на тему клуба. Вообще, в Лютном это было равносильно поиску неприятностей на свою голову, а я прибывал не в лучшей форме... но в конечном счёте ничего со мной не приключилось, так что риск можно было считать оправданным. Собранная информация говорила о том, что клуб закрылся с неделю назад, то есть примерно в то время, как мы полетели ловить двух кровососов, и каких-либо объявлений от персонала не было. Шумных разборок, которые могли бы указать на насильственную причину закрытия, тоже. Да и внутри следов драки не наблюдалось: всю мебель, аппаратуру, декор и мелочевку аккуратно вынесли.
  Напрашивался вывод, что Мадам прикрыла своё детище по личной инициативе, и это просто не могло не быть связано с нашим расследованием. Не бывает таких совпадений. Высшая что-то разузнала, выгнала тех двоих и по-тихому свалила. Как-то так. Почувствовала угрозу? Не обязательно для себя лично, а скорее для своих подопечных и для своего образа жизни. Попросту ушла от возможных проблем. Вот это куда больше походило на правду. Жаль только нам ничего не сказала. Она, конечно, и не обязана, но всё-таки.
  В принципе, само по себе исчезновения Мадам можно было считать полезной информацией, но хотелось бы готовых фактов, а не очередной порции пищи для размышления. К сожалению, в нынешнем деле лёгких путей явно не предусматривалось. С другой стороны, они хотя бы имелись: оставайся мы в блаженном неведении, было бы только хуже. А так оставалось "копать" на всех направлениях. Привлекать МИ5, полицию и вообще всех, до кого получится дотянуться. Про Министерства Магии тоже забывать не стоило - проблема касалась и их.
  К последнему, как это часто бывало, попытались подключить и меня, но на этот раз отнекиваться я не стал. Уж больно серьёзное дело. Пришлось окончательно сворачивать отпуск и заниматься тем, что я терпеть не мог - договариваться, просить, уточнять. Уж лучше с ночных операций не вылезать, чем такое счастье. Тем более, что некоторые маги умеют любую ситуации доводить до абсурда, а на высоких должностях в министерстве почти везде были именно "некоторые". Нет, если они сами заинтересованы, то работа мгновенно закипит, но как же редко совпадает наше и их "надо".
  И всё-таки соблазн оставить эту работу на тех, кто по долгу службы должен контактировать с Министерством Магии, пришлось подавлять. Меня министерские маги может и не жалуют, но хотя бы считаются. А маглов с них станется спихивать друг на друга по кругу. И это орган власти, который в прошлом противостоял Пожирателям Смерти с их расистскими идеями? Ох, не всё так просто в той войне было - более чем уверен. Но истинную подоплёку ведь не раскопаешь. Да и неважна она по большей части. Особенно в рамках нынешнего дела.
  Два дня я убил на всю это волокиту и почти ничего не добился. Мутные обещания отслеживать ситуацию, и относительно полезная беседа с человеком из отдела тайн, занимающегося изучением кровососущего племени, который озвучил принципиальное право на жизнь моей теорией о происхождении вампиров, но ничего существенного добавить не смог. Или не захотел. Откровенно негусто, особенно учитывая объёмы затраченного времени.
  Возвращение к обыденной службе после этого казалась едва ли не избавлением. Тем более, как выяснилось, на территории штаба я появился весьма своевременно. Собственно, мне об этом чуть ли не с порога заявили.
  - Ты вовремя, Кристофер, мы почти закончили, - поприветствовал меня Уолтер, который обнаружился на площадке перед парадным входом, где сегодня было необычно оживлённо. Напротив дверей припарковался армейский грузовик, из которого люди в военной форме активно выгружали какие-то ящики и кофры. За этим процессом дворецкий и наблюдал.
  - Закончили что? - любопытство тут же взяло вверх. В другой ситуации я бы не обратил особого внимания на происходящее, мало ли что вдруг потребовалось доставить, но на этот раз мне однозначно дали понять, что происходящее затрагивает и меня. А это уже интересно.
  - Ты ведь просил подумать насчёт боевых возможностей мисс Сэрас. Раскрытие её сил не в моей компетенции, а вот подбор правильного снаряжения показался мне весьма перспективным направлением, - спокойно изрёк Уолтер.
  - Оружие значит... - пробормотал я, глядя как двойка солдат вытащили какой-то длиннющий ящик и, прежде чем потащить его внутрь особняка, один из них пару раз приложился кулаком по борту машины. Похоже, я застал самый конец разгрузки, - не ожидал такого быстрого результата.
  - На самом деле необходимость некоторых новшеств стала очевидна сразу после твоего боя с Андерсоном, и впоследствии я просто дополнил список заказа. Всё остальное - заслуга людей сэра Пенвуда.
  Пояснение сняло изначальный вопрос, но взамен тут же добавило новый. Когда и на основе чего он успел сделать соответствующие выводы? Мой позор стал достоянием общественности? Может его ещё и на видео засняли?!
  - Я расспросил мисс Сэрас - этого оказалось достаточно, - Уолтер быстро и правильно интерпретировал возникшую заминку. Ну или сразу всё понял по моему лицу, - раз он выдержал спецзаряд картечи в упор, то у нас просто нет оружия, способного нанести ему серьёзный урон. Необходимость увеличения огневой мощи очевидна. Пришлось рассматривать все возможные варианты на основе известных предпочтений и кое-что удалось сделать даже для тебя, но это нужно показывать. Как закончишь с отчётом, найдёшь нас в подвале.
  - "Вот ведь..." - мысленно чертыхнулся я, глядя на непроницаемое лицо Уолтера, которое так контрастировало со смеющимися глазами. Удивил, заинтриговал, а потом отфутболил. Причем при желании все формальности можно было бы отложить, ведь там нет ничего особо важного. Но нет - пришлось подниматься наверх, идти к Интегре, ждать пока она закончит телефонный разговор... При таком раскладе даже свершившееся чудо, благодарность за проделанную работу, не радовало, а раздражало.
  Освободился я только минут через двадцать и вниз помчался едва ли не вприпрыжку. Причем только по пути вспомнил, что конкретного места мне не называли, а сам не уточнил. Подвал-то в этом особняке просто огромный. Большинство помещений в нём пустуют не то что годами, а возможно даже веками. Пойди тут что-нибудь найди.
  - Он великолепен, Уолтер! - прозвучавший неподалёку довольный возглас Алукарда, стал прекрасным ориентиром, избавившим меня от бестолковых блужданий. Я быстро добрался до нужного помещения, оказавшись в подвальной комнате, которая была заставлена ящиками. Сразу стало понятно, куда их стаскивали. Пустовал только проход от двери и центр, где на хорошо освещенном пяточке располагался столик, на котором покоился вскрытый кофр. Внутри так же обнаружился дворецкий, Сэрас, которая почему-то бодрствовала в самый разгар дня, ну и конечно же сам высший вампир.
  Я как раз успел застать момент, когда он увлеченно рассматривал здоровенный, практически полностью черный пистолет, с витиеватой надписью на длинном стволе. По всей видимости, это была новая, более мощная версия его старого "Касула", с какими-нибудь особенно убойными боеприпасами. Да и калибр тут был такой, что с этой штукой смело можно было выступать против лёгкой бронетехники. С этим монстром от оружейной промышленности обычный человек явно не совладает. Он ведь даже выглядели до жути тяжелыми, а уж какая у него должна быть отдача...
  Никогда не понимал, зачем ему вообще подобные "игрушки". Он ведь сам по себе оружие, причем куда более опасное. Обычные виды нежити или простых людей может истреблять практически в неограниченных количествах. Магов... энное количество сильных и опытных мастеров смогут с ним потягаться, как-то ведь его уже одолевали, но против таких кадров обычное оружие мало чем поможет. Ладно - не совсем обычное или даже совсем необычное, но в данном контексте это мало что меняет. Попахивает какими-то странными самоограничениями.
  - Рад, что смог угодить, - обозначил поклон дворецкий. Это надо мной он частенько прикалывается, а вот Алукарда искреннее уважает.
  - С помощью этой штуки можно будет справиться с паладином Андерсоном? - девушку новая игрушка "создателя" тоже заинтересовала, но уже в практичном направлении.
  - И не только с ним, - блеснув клыкастым оскалом, высший вампир взвёл затвор и навёл ствол пистолета на ближайший ящик. На какой-то момент мне показалось, что сейчас громыхнёт выстрел, причем такой силы, что мы в замкнутом пространстве разом оглохнем, но нет. Оружие оказалось опущено вниз и убрано куда-то за полу плаща. Ещё один странный факт - никакой кобуры у Алукарда не было, но оружие там как-то держалось. Следом он поспешил покинуть комнату. Не иначе как отправился обкатывать новинку.
  - Теперь ты, Кристофер, - невозмутимо продолжил Уолтер, который уже успел убрать пустующий кофр и поставить на его место новый, куда меньших габаритов, - ничего кардинально нового для тебя у меня нет, но наши мастера неплохо поработали над привычным тебе револьвером. От идеи увеличения калибра пришлось отказаться, но неразъёмная конструкция позволила упрочнить рамку. Это увеличило вес, но теперь в случае необходимости на него можно принять удар, не опасаясь повредить оружие.
  - Ммм... - Промычал я, взяв обновлённый револьвер в руку. Он стал заметно тяжелее, отчего казался совершенно непривычным, и это могло стать существенной проблемой. Кроме того, я не видел особого смысла в такой доработке. - Пожалуй, обойдусь старым. Я не особо хороший стрелок и привыкать буду долго, а особой пользы не предвидится. Если дело дойдёт до того, что мне придётся защищаться подобным образом - мне в любом случае крышка.
  - Разумно, - несколько недовольно согласился со мной Уолтер. Не одобрял отказ от лишнего шанса в критической ситуации? Его право. Но мои возможности для собственного усиления лежали в другой плоскости, - тогда возможно имеет смысл оставить его для мисс Сэрас, в качестве вспомогательного оружия.
  - Я не против, - пожал я плечами, а Виктория просто кивнула, тем самым показав, что её такой вариант тоже устраивает.
  - Хорошо, тогда перейдём к главному. Я подготовил несколько интересных вариантов для мисс Сэрас, исходя из её возможностей как вампира. Начнём с самого перспективного... - с этими словами дворецкий ухватился за тот самый длиннющий ящик и с ощутимым усилием, да он аж покраснел от натуги, водрузил его на стол. Звонкий щелчок и под крышкой обнаружилось... нечто здоровенное трудноописуемое. Словно безоткатное орудие сняли с лафета и приделали к нему приклад, со спусковой скобой. Впечатляло. Особенно в плане абсурдности. - Тридцати миллиметровая противовампирская пушка "Харконен". К ней имеется два типа снарядов - из обеднённого урана и бронебойно-зажигательные. Позволяет поражать любые цели как на земле, так и в воздухе.
  - Что это за хрень?! - вампирша от вида этой дуры явно обалдела, и я был близок к тому же состоянию.
  - Уолтер, что-то я не припоминаю танка с названием "вампир". Или это ты так шутишь? Да от этой фиговины будет больше толку как от металлической оглобли.
  - Не нравится? - с таким искренним огорчением, отчего сразу становилось понятно, что он действительно не всерьёз, вздохнул дворецкий, - тогда продолжим...
  Вариантов у него действительно оказалось немало. Всевозможные пулемёты, включая многоствольный, огнемёты, крупнокалиберные винтовки и какие-то пушкоподобные стволы, явно свинченные либо с техники, либо со стационарных станков. Такое ощущение, что он тащил всё, что покрупнее. Типа вампир сможет пользоваться такими штуковинами, как ручным оружием. Определённый резон в этом был, но раз за разом вставал вопрос эффективности. Нам ведь не нужно вести бой на дальних дистанциях, а наши цели обычно весьма проворны и не обладают габаритами бронетехники. Когда он вскрыл очередной ящик и в нём оказались рыцарские доспехи, мы с Сэрас даже особо не отреагировали. Устали удивляться. И опять же, задумка не лишена смысла, но сколько нужно будет учить девушку, которая подобное железо разве что в музеях видела? Нет, тут требовалось что-то относительно привычное, но вместе с тем более убойное, нежели стандартные штурмовые винтовки и карабины.
  Только под конец пошли куда более адекватные варианты. Например, револьверного типа гранатомёт, который показался мне достаточно перспективным, а прямо следом за ним, свет увидел весьма интересный экземпляр. Сначала я было решил, что это просто массивная винтовка, сделанная по системе булл-пап, но габариты ствола предполагали существенный калибр. Дробовик?
  - Панкор Джекхаммер, автоматический дробовик родом из соединённых штатов, - как заправский консультант, продолжил вещать Уолтер, - в массовое производство пока не пошел и особого интереса со стороны военных чинов не вызвал, но под наших задачи подходит великолепно. Барабан рассчитан на десять патронов двенадцатого калибра, которые можно выпустить за две с половиной секунды. Такой шквал картечи станет серьёзным препятствием для любого врага, и это при возможности быстрой смены барабана.
  - Недостатки? - кажется, Сэрас заинтересовалась данным образцом. Не сказал бы, что у неё прямо глаза загорелись, но хоть какая-то положительная реакция. Мне этот дробовик тоже понравился, и я был полностью согласен с тем, что он должен хорошо подойти под нашу специфику, но хотелось бы, чтобы конечное решение она приняла сама.
  - Это прототип, который никогда не использовался в серьёзных операциях, так что всплыть может что угодно. Изначально я планировал поднять вопрос о поставке этой модели на вооружение нашей организации. Но если рассматривать его как основное оружие мисс Сэрас, то имеет смысл отдать его нашим специалистам. Поскольку вопрос веса не существенен, то стоит изготовить его из особо прочных материалов, возможно расширить барабан, а так же я рекомендовал бы оснастить его штыком. Ну и, само собой, мы перейдём на боеприпасы нашего изготовления.
  - А можно испытать его в нынешнем виде? - похоже, бывшая полицейская окончательно определилась.
  - Разумеется, - кивнул дворецкий, с ловкостью фокусника доставая ящик, в котором обнаружились снаряжение и затянутые в защитную плёнку барабаны. Серьёзно он подготовился.
  В конечном итоге, именно на этом варианте мы и сошлись. Наша кровососущая братия осталась довольна новинками, а я предпочел вернуться к своим магическим изысканиям. Было у меня пару интересных идеек.
  А ближе к ночи ко мне прилетела сова от Отто. Скупщик, на которого у меня были такие большие надежды, решил поддержать наметившийся тренд. Нет, к счастью он не исчез в неизвестном направлении, но его отчёт был одновременно и интересен и малополезен. Очередная деталь, от которой всё становилось только запутаннее.
  Он писал, что смог разобраться лишь в отдельных элементах чар, но так и не понял общей картины. Зато он вспомнил, что видел нечто отдалённо похожее, и это была небезызвестная в магическом сообществе тёмная метка неназываемого. И как хочешь, так это и понимай. Культурно-исторический анализ, где говорилось про эпоху истории Египта, к которой предположительно относится символ, меня интересовал куда меньше. Степень запутанности дела продолжала расти, но ведь вечно так продолжаться не могло. Не могло же, да?
  
  Глава 18
  
  Когда я узнал, что к нам собственной персоной прибывает сэр Айлендс, то мысленно приготовился к экзекуции. Этот раритет по мелочам с территории Монастыря не вылезает. Даже после обращения полицейской в вампира лишь гневным письмом ограничился. А ведь ситуация тогда сложилась весьма и весьма щепетильная. Да и повод очевиден - уже столько времени прошло, а мы топчемся на месте. Правда, не сказать, чтобы в этом исключительно мы виноваты, но если порка планируется для всех ветвей ордена, то легче нам от этого не станет. В общем, ожидания были пессимистичными.
  Каково же было моё удивление, когда они не оправдались. Первые подозрения возникли, когда в кабинете Интегры пригласили не только меня и Уолтера, а сразу всех, вплоть до Фергюсона. Обычно-то огребала троица состоящая из меня, Инни и дворецкого, причем последний скорее просто на ней присутствовал. То есть непосредственным подчинённым если и доставалось, то уже от самой леди Хэллсинг. Я в этом раскладе огребал скорее как ученик старого чистильщика. А тут и главный по воякам, и Сэрас, и даже Алукард воплотился, а не ограничился незримым присутствием.
  Сэр Айлендс встречал нас стоя аккурат за спиной занимающей своё место Интегры, иными словами там, где обычно располагался дворецкий. То есть говорил он как бы от её имени, но сам. Опять же необычно, поскольку он был из тех, кто мог в прямом смысле этого слова выпороть нашу главу, но при этом сделать это даже в малости не нарушая тонкостей заведённых порядков. Но стоило ему заговорить, как стало понятно - он попросту в ярости, хоть и не подаёт вида. И ярость эта направлена отнюдь не на нас.
  Как оказалось, сегодня утром из Темзы был выловлен труп одного из агентов ордена. Полностью обескровленный, но не превратившийся в упыря, поскольку прямо в сердце ему вогнали древко, с флагом Великобритании. Такое даже при всём желании случайностью не назовёшь. Показательная казнь. Либо он что-то нашел, либо по какой-то причине нашли его, но оба этих варианта переводили дело в горячую стадию.
  - Это вызов, - первым на полученную информацию отреагировал Алукард, которого сложно было впечатлить подробностями расправы. Он за свои века наверняка всякое повидал. И сам творил. Оскорбленным за честь страны он себя по понятным причинам тоже навряд ли чувствовал. Что ему Англия? Никогда не поднимал этого вопроса, но черты его лица соответствовали скорее южной Европе.
  - Верно мыслишь, вампир. Нашему врагу надоело играть в прятки, и он сделал свой ход, - безэмоционально отозвался Хью Айлендс, но я бы не удивился, если бы увидел, что свою трость он сейчас сживает со всей оставшейся в теле силой, - мы должны ответить. Ответить так, чтобы он пожалел о самом своём существовании.
  - Х-а-а-а, - прошелестело по комнате. Странный звук, который издал высший вампир, одарив нас своим оскалом. Удовлетворённый, ему явно понравилось услышанное, но одновременно вопросительный. И я знал, чего он ждал.
  - Найдите его или всех их. И уничтожьте, - резко добавила Интегра. И вот это уже был приказ от той, кто имел право его отдавать, - мы знаем место, которое проверял агент. Меня не волнует там они, рядом или это спланированная ловушка. Следы должны быть в любом случае, а у вас все ресурсы Хэллсинга. Всё должно быть сделано этой же ночью.
  - Слушаюсь, госпожа, - коротко поклонился Алукард.
  - Будет сделано, мэм, - добавил наш ветеран, а следом за ним и Сэрас.
  Уолтер предпочел молча поклониться, а вот мне было что сказать.
  - Не стоит терять голову и бросать всех в одно место. Втроём справимся, - по-хорошему там и один высший разберётся, а мы будем ему нужны разве что для обнаружения врага и блокировки путей отхода. Тут выходило хорошее сочетание классических методов полиции, моих магических и специфических вампирских, - солдат на всякий случай лучше собрать здесь. Если бы я готовил ловушку для Хэллсинга, то целился бы именно в тебя.
  Может это и излишняя перестраховка, но стоит пройти в шаге от смерти из-за собственной самоуверенности, как начинаешь иначе смотреть на такие вещи. Отмахнулся бы я от таких мыслей пару недель назад? Вполне возможно. Но сейчас других вариантов я просто не рассматривал. Близость смерти отлично прочищает мозги.
  - Это разумно, - как и следовало ожидать, в вопросах безопасности Уолтер был всецело на моей стороне. Простым воякам это, возможно, не очень понравится, но Фергюсон мужик бывалый и должен всё прекрасно понимать. А у остальных причин для возражения быть не должно.
  - Действуйте, - слегка качнув головой, обозначив согласие, бросила Интегра.
   ***
   Времени на подготовку было немного, но проблемой это не являлось. Алукарду оно вообще ненужно, он всегда готов, с напарницей мы всё быстро обсудили в общих чертах, а дальше оставалось только перебирать свои припасы. На этот раз я был твёрдо настроен подойти к делу со всей ответственностью, а не бездумно лезть на рожон. Второй раз подряд я так легко не отделаюсь, тем более что моя форма была далека от оптимальной.
   Так что в ход пошли стандартные амулеты защиты, но не только от физических воздействий, но и от магии. На всякий случай. Набор недоартефактов занял своё место на левой руке. Причем в этот раз я не брал с собой обычной мелочи, типа усыпляющих чар, а сугубо боевые версии. Если быть драке, то я знал, с кем придётся схлестнуться и заклинания подбирал соответствующие. Следом пошли зелья: ускорение реакции, регенерация, мой особый состав делающий кровь ядовитой для кровососов и укрепляющий состав, благодаря которому в случае чего я не выдохнусь так быстро. И это только то, что я планировал выпить сразу - относительно безвредный для здоровья минимум. А в случае необходимости можно будет выпить ещё два-три состава: блокиратор боли, ночной глаз, ускорение и что-нибудь ещё. Ну и конечно простое вооружение, хотя тут уже никаких особых ухищрений не требовалось.
   В итоге я даже успел немного заскучать, изучая карту нужного района города, и только потом настал час "Х". Начать было решено с того, места, которое собирался проверить покойный агент, как наиболее вероятную и при том подходящую цель. К слову, это опять был ночной клуб, то есть заведение, которое, как мне было доподлинно известно, может хорошо подходить для прикрытия кровососам. Можно сказать, рекомендовано на высшем уровне.
   На место я прибыл ещё до начала заката, на который было назначено время начала операции с крайне оригинальным названием "Закат". Хотел немного осмотреться. Побродил немного по округе, но ничего особо подозрительного не увидел. Местечко выглядело обычным, в меру дешевым клубом для молодёжи. Простенькая вывеска, со стилизованной буквой "М", громкая даже снаружи энергичная музыка, отсутствие даже намёка на очередь и темнокожий бугай-секьюрити в строгом костюме и солнцезащитных очках. Последнее могло указывать на правильный выбор цели, но я не собирался спешить с выводами.
  По ходу дела я отметил все места, которые могли послужить путями как для бегства, так и для незапланированного входа. Таковых было немного - нормальных окон у здания не было. Точнее, их не было у того полуподвала, где базировался клуб. Лишь пара узких ниш для самой возможности проникновения солнечного света, которые, по идее, должны были быть прикрыты решётками. Но даже если нет, то быстро выползти через них не получится. Зато имелся то ли запасной, то ли рабочий выход на противоположную основному сторону здания. Вот про него забывать точно не стоило.
   Побродив ещё немного, я передал по рации свои наблюдения и ещё раз обсудил с Сэрас наши действия. После этого осталось только дождаться назначенного часа и, выпив зелья в переулке напротив клуба, направиться к входу. Лично лезть в логово возможного врага не особо хотелось, но на то были резоны. В случае засады у Сэрас все шансы быстро умереть, а в случае её отсутствия Алукард неизвестно что устроит. Я же мог подстроиться под обе ситуации: попытаться что-то вытянуть из голов немагов, на это моих небогатых ментальных навыков хватит, либо аппарировать наружу в случае угрозы жизни.
   - Ваш внешний вид не соответствует требованиям нашего заведения, - как и следовало ожидать, бдительный страж дресскода не мог не отреагировать на мой вызывающи внешний вид, и тут же преградил мне дорогу. Я ведь даже не думал маскироваться, облачившись в свою плащеобразную мантию. А уж нашивка Хэллсинга была откровенной провокацией. Правда, говорил темнокожий на удивление вежливо, так что шуметь без причины я не стал.
   - Это прискорбно, - безразлично отозвался я, суя под нос верзиле своё удостоверение. А у меня там такое понаписано, что и в Букингемский дворец при желании можно попробовать зайти без приглашения. Как минимум внешняя охрана точно пропустит.
   - Эмм... - подвис секьюрити.
   - У меня пара вопросов к вашему главному, - добавил я, и даже не думая задерживаться, направился внутрь. Что характерно, пытаться остановить меня никто не стал.
   - Он у себя в ложе... сэр, - запоздало прозвучало позади, когда я уже пересекал порог. Что же, спасибо за подсказку.
   Изнутри клуб тоже ничем особым не отличался. Никаких тебе кровавых вампирских оргий и прочей экзотики. До "Страсти Ночи" он не дотягивал ни масштабом, ни со содержанием. Разве что атмосфера была схожей. В общем, всё было просто: бьющая по ушам музыка, масса дёргающихся ей в такт людей, а также неровно освещение. Иными словами полумрак помещения взрывался вспышками разных цветов, что сильно било по восприятию. Точнее било бы, если бы я не принял зелья, поскольку сейчас перепады не казались столь резкими и я успевал подстроиться. Так, небольшая помеха - не более того. Но даже так задача поиска ложа владельца оказалась нетривиальной.
  Не имея особых вариантов, я просто тронулся вперёд, проталкиваясь сквозь толпу людей и заодно осматриваясь. К счастью, здесь мой внешний вид особого внимания уже не привлекал. Почти всё пространство клуба было занято танцполом и длиной барной стойкой, но у одной стен обнаружились мягкие диванчики со столиками. Туда-то я и направился. И почти сразу понял, что угадал. Ближе к углу располагалась частично отгороженная пустым пространством и ещё одним секьюрити зона, с одним единственным закруглённым диванчиком, на котором в окружении двух полуодетых красоток сидел какой-то франт в белом костюме и с такими же светлыми волосами. Даже странно, что я его издалека не заметил, настолько броско он смотрелся.
  Вынырнув из людской массы, я направился к местной ВИП персоне. Наперерез мне дёрнулся охранник, но блондин что-то произнёс, из-за громкой музыки я мог отметить только сам факт, и тот вернулся на своё место. Больше преград на моём пути не было, и я подошел ближе, самым невежливым образом рассматривая этого... пока будем считать, что человека. По крайней мере, светлые, то ли серые, то ли голубые глаза говорили об этом.
   - Добро пожаловать в моё скромное заведение, мистер Шельт, - поприветствовал меня франт. Неожиданно дружелюбно и непринуждённо улыбаясь, словно встретил старого знакомого. Но почему же мне кажется, что всё это фальш? Угрозы я вроде как не ощущал, но что-то было не так. То, что меня назвали по фамилии? Ну, так я ведь засветил документы на входе. Нет, тут дело в другом - холодный, оценивающий взгляд.
   - Милое местечко, - вернул благожелательную улыбку я, хотя, сдаётся мне, в моём случае выглядела она откровенно натянутой, и с очевидным намёком добавил, - мистер...
   - Люк Валентайн к вашим услугам, - не вставая, мужчина руками и кивком обозначил поклон.
   - У меня есть к вам пара вопросов, мистер Валейнтайн.
   - О, можете не утруждать себя. Вы пришли по адресу, хотя лично я надеялся на несколько иного гостя. Впрочем, ручной маг Хэллсингов это тоже неплохо, - франт выдал это с таким спокойствием, словно по пять раз на дню признаётся в преступлениях.
   Не сказать, чтобы я до этого был расслаблен, но до этого момента был готов к бою резкому началу боя и к такого прямого признания никак не ожидал. И это мне совсе-е-ем не понравилось. Уж больно этот тип себя уверенно ведёт зная с кем связался. Да ещё и этот намёк... Он ждал Алукарда? Самоубийца что ли?
   - "Виктория, цель подтверждена. Жди у запасного входа, блондина в светлом костюме по возможности брать живьём", - делая вид, что изрядно удивлён и теперь растерянно пялюсь на своего собеседника, я наспех связался с напарницей. А уже потом вслух произнёс, - может, заодно сразу скажете, как и зачем вы создаёте искусственных вампиров?
   - Ммм... Нет. Это было бы слишком скучно. У меня есть идея поинтересней. Девочки...
  Валентайн щёлкнул пальцами и его спутницы, что выглядели так, словно только что отошли от шеста, поднялись на ноги. И их голодные взгляды мне не понравились. Как проступившие при самодовольных улыбках клыки. Я мгновенно подобрался, а правая рука легла на рукоять револьвера. Однако достать я его не успел, периферией зрения отметив, что вокруг стало куда меньше движения. Ещё вампиры? Неприятно. Но хапнуть блондинистого болтуна и аппарировать мне это не помешает.
  - Даже не сомневаюсь, что маг справится с парой тройкой слабых вампиров, мистер Шельт, - всё так же благожелательно продолжил вещать франт, который и не думал вставать со своего места, - а если не справится, то легко убежит. Но что он будет делать, если атаковать будут не его? Как там говорится... долг зовёт?
   В тот же миг где-то за спиной раздался отчаянный вопль. И я сходу понял, что он означает. Среди посетителей клуба хватает кровососов, и они собираются устроить бойню. Зачем? Понятия не имею. Всё это вообще крайне странно и обдумывать это будем потом. А сейчас я точно знал, что этим меня повязали по рукам и ногам. Убегу - спокойно перебьют всех. Ударить чем-то мощным, накрывая большую площадь, я тоже не могу. Это действительно ловушка, только меня не пытаются убить из засады, а ловят на вопросах морали и служебного долга. Неприятно...
  Впрочем, даже так у меня оставались определённые возможности. Успеть бы их ещё применить - не давая мне времени на раскачку в движение пришли вампирши. Силовой барьер отбросил их к стене, давая возможность спокойно прикончить, но сейчас не до стрельбы. Пока одной рукой я удерживаю и направляю заклинание, другая скользнула в карман, нащупывая цилиндр гранаты. Ощутимый толчок в спину - кто пытается атаковать сзади, но физическую защиту быстро не сломить. Несколько секунд у меня есть. Вытащить гранату, зубам выдернуть чеку и не глядя бросить за спину, тут же потянуться за второй и третьей. Жаль что не взял больше. Мгновение и оттуда раздаётся шипение и многоголосый вой, который забивает собой музыку, но нравится мне куда больше. Взвесь из освещённой воды отлично подходит под ситуацию, давая простым людям шанс спастись бегством. Проблема только в том, что теперь и я не смогу аппарировать.
  - "Ну вот ничему меня жизнь не учит..." - собственная мысль заставляет усмехнуться. Ну и ладно, повоюем...
   Отменить барьер, вместо него мазнуть по вампиршам огненным лучом. Одной тут же приходит конец, но вторая отталкивается прямо от стены, уходя от удара. Рефлекторно провожаю её рывок взглядом, и в тот же момент какая-то смазанная фигура, которую даже под зельями я с трудом успеваю различить, мелькает с противоположной стороны. Валентайн? Учитывая, что на месте блондинчика уже нет, то похоже на то. Шустрая тварь. Но плевать. Последняя граната падает под ноги, а я резко разворачиваюсь, выхватывая револьвер и делая шаг назад. Всё - этот угол мой. Пытаться спасти всех всё равно бесполезно.
  - Ну, кто первый за освящённым серебром?
  Целых пять оскаленных, перекошенных от боли морд в радиусе пяти шагов стали красноречивым ответом.
  
  Глава 19.
  
  Виктория мчалась по переулку к запасному выходу, когда из полуподвала, с трудом перебивая музыку, раздался приглушенный крик. Наверное, обычный человек на её месте ничего бы не услышал, но её обострившийся слух позволял и не такое. А к тому моменту, как она добралась до места, внутри уже вовсю звучали вопли боли, ужаса и ярости, а так же раздался первый выстрел. Напрашивался очевидный вывод, что они не только нашли нужное место, о чем успел сказать лейтенант, но и вляпались в ловушку. Иначе, в соответствии с планом, поднимать шумиху в людном месте маг бы не стал.
  Покрепче перехватив оружие, девушка приметилась чтобы одним ударом вынести не особо надёжную на вид дверь, но в тот же миг у неё в голове вновь прозвучал голос Шельта:
   - "Сэрас, я использовал гранаты, зачищай периметр", - коротко приказал маг и замолчал, но пояснять ничего и не требовалось. О специальных гранатах, создающих взвесь из освещённой воды, она прекрасно знала, и попадать под их воздействие ей совершенно не хотелось. Ей уже доводилось испытать прикосновение серебра, и даже при кратком контакте ощущения были малоприятными. Однако если с тем, что ей нужно оставаться снаружи всё было предельно понятно, то как в одиночку удерживать два выхода и остальные щели?
   - "Наслаждайся бойней, полицейская. Только так ты станешь сильнее", - следом прозвучал совсем иной голос. Перепутать его обладателя с кем-либо ещё было сложно как минимум потому, что к ней так обращался только один человек. Или не совсем человек. Да чего уж там - совсем не человек.
   Вторя этим словам, из клуба начали раздавать куда более громкие выстрелы, которые никакой музыкой скрыть было уже невозможно. Вампир тоже приступил к зачистке.
  - Да вы издеваетесь, - себе под нос буркнула девушка, ощущая себя слугой двух господ разом.
  Один вроде как её непосредственный начальник, но внятных приказов от него было не добиться. Помощь и все необходимые разъяснения это да, за это она была ему благодарна, но вот руководство... Похоже, это не было сильной стороной мага. Другой её то ли создатель то ли своеобразный родитель, сама Виктория привыкла мысленно именовать его как "мастер", тоже внятностью намерений похвастаться не мог. После памятной встречи с паладином он уже устанавливал с ней мысленный диалог, причем в отличие от связи с Шельтом, девушка легко могла отвечать, попросту проговаривая про себя фразы, но чего он от неё тогда хотел было решительно непонятно.
  И вот теперь они на пару дают ей противоречивые указания, да ещё и в таком формате. Не очень-то приятно, когда у тебя в голове в любой момент могут прозвучать чужие голоса. Нормальные люди это шизофренией называют, она уже обыденностью начинает считать. Тут невольно задумаешься насчёт своего психического здоровья. А ещё был большой вопрос, ограничивается ли всё диалогом? Маг даже не скрывал, что чтение чужих мыслей вполне возможно. Правда при этом утверждал, что сам не особо в этом разбирается, но так ли это на самом деле? Ну а с мастером всё было ещё сложнее - связь была вполне себе ощутима. Как поводок...
  Сама ситуация также раздражала. Вот почему они отправились сюда именно втроём, вместо того чтобы полноценно блокировать здание со всех сторон? Опасаются нападения на штаб? Ну, отчасти резон в этом есть, хотя она никогда не слышала, чтобы преступники брали штурмом отделения полиции. Но ведь не значит, что нужно оставлять тем вообще все силы. И главного вопроса это не снимало - что ей теперь делать в одиночку? Очень хотелось взять и послать горе-командиров по очень далекому и неимоверно извилистому маршруту, но приходилось давить свои эмоции, поскольку Сэрас понимала, что внутри сейчас гибнут люди. Пускай она этого не видела, но почти на сто процентов была в этом уверена, Шельт ведь неспроста использовал эти гранаты, и попросту чувствовала, как внутри обрываются жизни. Быть может, ей просто казалась, но она даже отсюда различала манящий запах крови, от чего изнутри поднимался ставший её постоянным спутником голод. Как ни странно именно он, а точнее возникшее следом за ним отвращение к самой себе, помогли ей взять себя в руки и начать действовать.
  Раз эти два позёра уже внутри, без затей устраивают бойню, видимо именно ей предстояло поработать головой. Перекрыть все выходы она точно никак не сможет, можно даже не пытаться. Но будут ли вампиры вообще убегать? Даже если выберутся наружу, то сразу не должны, а потом, когда поймут, что дела их плохи, то думать они в первую очередь станут о собственном выживании. Забьются по норам и будут выжидать. Следовательно, стоило вспомнить о том, что она хоть и бывший, но офицер полиции, и помочь простым людям ей было вполне по силам. Паника либо уже охватила либо скоро охватит всех, кто внутри и они ломануться на выход. И вряд ли это будет именно запасной путь, о котором большинство посетителей скорее всего не знают. Значит, её место не здесь, а с противоположной стороны здания.
  Наспех осмотревшись, в поисках чего-нибудь тяжелого, девушка заприметила металлическую ограду, отделявшую проулок от какой-то кабинки. Трансформатор это или ещё что, вникать она не стала. Вместо этого в два прыжка подскочила к ограде и, ощущая как кости едва не выходит из суставов, вырвала его вместе со столбиками. Кто бы ей сказал месяц назад, что она будет на такое способна... Не мешкая, она поволокла за собой скрежещущую по асфальту конструкцию. Оставалось только пристроить переплетение металлических прутьев и трубок около двери и парой пинков смять их, напрочь блокирую выход. Теперь даже другому вампиру потребуется некоторое время, чтобы пробиться наружу.
  На всё про всё ушли считанные секунды, за время которых изнутри продолжала раздавать активная пальба. Причем это были не одиночные выстрелы, а полноценные очереди, то есть кто-то явно отстреливался и весьма активно. В какой-то момент оборвалась музыка, убивая иллюзию нереальности происходящего. Но всё это Сэрас отмечала уже на бегу, выжимая всё из своих новых возможностей для скорейшего обхода здания.
  Выскакивая из-за угла, она ожидала увидеть разбегающихся людей, но вместо этого ей предстала картина того, как местный охранник подпирает входную дверь, блокируя путь для бегства. Не мешкая, девушка подскочила к нему и ударом приклада отбросила в сторону. О том, что простого человека ударом такой силы легко можно убить, в тот момент мало волновалось. Даже если охранник биологически человек, то моральное право им считаться он уже потерял. Почти сразу стало понятно, что он всё-таки вампир, иначе так быстро подняться на ноги он бы точно не смог, и пришлось отвлечься, чтобы одним выстрелом превратить его грудь в кровавое месиво.
  Оставалось только рывком открыть запертую на замок дверь, за которой обнаружилась самая настоящая давка. Обезумевшие от страха люди так ломились в сторону единственного известного им выхода, что даже теперь, когда ничего не мешало, продолжали толкаться, мешая друг другу. И успокаивать их у Сэрас не было времени - не заботясь о возможных мелких травмах, он выдернула ближайшего человека из этой толчеи и тут же потянулась за следующим...
  ***
  Барьер, барьер, барьер, выстрел... Чисто по порядку действий происходящее можно было бы назвать рутиной, но на деле мне было совсем не до скуки. Чертовы кровососы так и норовили накинуться сразу с нескольких сторон, что вынуждало меня постоянно менять позицию, не задерживаясь на одном месте. В другой ситуации я бы просто отмахнулся от этих потуг и благодаря своей защите перебил бы их одного за другим, но в том то и дело, что бой с этими вампирами разительно отличался от привычных мне стычек с физически мощными, но лишенными магии врагами.
  Самый первый удар, когда меня атаковали со спины, пока я разбирался с двумя вампиршами, мог бы стать последним, если бы я изначально не подстраховался с защитой от магии. Не знаю, что у них за ножи такие и откуда они их взяли, но лезвия лихо кромсали незримы невооруженному взгляду защитный кокон вокруг меня и любое промедление могло привести к серьёзному ранению. Они явно подготовились. Хорошо хоть освященная вода поубавила им резвости, а заблаговременно принятые зелья позволяли мне не только реагировать на угрозы, но и поддерживать заданный темп. Достаточно низкий потолок так же играл мне на руку, позволяя не опасаться неожиданно рухнувшего на голову врага.
  Удерживая занятый угол, я волчком вертелся, один за другим блокируя попытки вампиров добраться до меня и огрызаясь редкими, но точными выстрелами. Просто так палить было бесполезно, увернутся или прикроют уязвимое место, а перезарядиться не получится, поэтому я предпочитал ловить моменты, когда враг либо окажется в воздухе, либо стрелял сразу после столкновения с барьером, в тот же миг как его убирал. Одному, особенно наглому, чуть ли не в самую пасть вогнал ствол револьвера. Вот только о контроли над ситуацией и речи быть не могло. Да и как её контролировать, когда вокруг творится форменный хаос?
  Лишь краем глаза удавалось следить за тем, что происходило в клубе, но то что я видел, мне совершенно не нравилось. Форменная резня с соответствующим звуковым сопровождением. Кто-то ломился в сторону выхода, кто-то забился под стол или ещё куда, в надежде спрятаться, иные уже стали пищей. Внутри оказалось никак не меньше полутора десятков кровососов, и большая их часть висела на мне, не давая помочь простым людям. Конечно, я мог рвануть вперёд и начать разбрасываться заклинаниями поубойнее, но при этом рисковал быстро выдохнуться и оказаться в окружении. Вариант с героической гибелью как-то не вдохновлял.
  В тот момент, когда в клубе нарисовался Алукард, я было воодушевился и даже начал теснить ближайших кровососов, доведя счёт упокоенных до шести, но высший лишь навёл шороху и быстро куда-то исчез, после чего ситуация резко стало ухудшаться. Появились кровососы с чем-то автоматическим, разбираться с чем именно я даже не пытался, что сразу ставило меня в совсем уж неудобное положение. Аппарация была заблокирована минут на пять, а столько времени под обстрелом я выстоять никак не мог - капля за каплей из меня вытянут всю магию и потом спокойно прикончат. А избавиться от стрелков я не мог. Лучевыми заклинаниями добраться до засевших за диванчиками и барной стойки врагов было проблематично. Стрелять в ответ было также бесперспективно - даже если убью парочку это не поможет, ведь их вновь стало больше десятка. Укрыться от обстрела мне при этом не давали, продолжая наскоками навязывать ближний бой, то есть мне постоянно требовалось пространство для манёвра.
  - "Сами напросились", - мрачно решил я, отбрасывая последние сомнения. Изначально я не стал применять мощных заклинаний, опасаясь задеть людей, но если вампиры ждали, что это будет сдерживать меня вечно, то зря. Вопрос в выборе момента, не более того. Я ведь прекрасно понимал, что пока обороняюсь, простые люди всё равно гибнут. А если убьют меня - их погибнет ещё больше. Так что всё сводилось к тому, чтобы найти своеобразный баланс между жертвами кровососов и потенциальными жертвами моей магии.
  Определившись, я больше не колебался. Вместо физического барьера я задействовал другой артефакт, выпустивший вокруг меня вихрь пламени, накрывший трёхметровую зону подле меня. Два оказавшихся в зоне поражения вампира тут же вспыхнули яркими свечами, и заметались, пытаясь сбить с себя пламя. Мебель тоже вспыхнула, грозя перерасти в солидный пожар. Но и то и другое волновало меня мало, как и продолжающие вязнуть в моей защите пули - палочка заняла место револьвера, и я полностью сфокусировался на творимых заклинаниях.
  - Semita glacies, semita... - короткая фраза заклинания раз за разом скороговоркой слетает с языка и в направлении основных укрытий стрелков потянулись три ледяные дорожки. Учитывая обстановку, вряд ли их кто-то заметит. Это было одновременно и хорошо и плохо. Хорошо, потому что кровососы могли уйти от не самого быстрого заклинания, а плохо, потому что если на пути попадётся обычный человек, то ему не жить.
  Сместившись на шаг в сторону, я среагировал на движение справа и барьером отрезал путь пытающемуся вдоль стеночки пробраться мне за спину кровососу, следом добавив неплохо себе показавший луч огня туда же. Мимо. Но главное он отошел, и я тут же приступил к следующему заклинанию. Резко снизившаяся плотность обстрела, крики и неразборчивые ругательства дали мне понять, что кое-кого уже подморозило. Вампиров в отличие от простых людей это не убьёт, лишь на какое-то время привяжет к текущему местоположению, но именно это мне и требовалось.
  - Ferrum venti longus, - следом за словами идут резкие росчерки палочкой, каждое из которых оставляет едва видимый след из дрожащего воздуха. И этот след практически мгновенно срывается с места, устремляясь к моим врагам. О, как вампиры сразу завопиили. На своём пути каждое лезвие ветра легко прорезают дерево, пластик и тонкий металл. Чего уж говорить о столь податливой плоти. Конечно, одним таким живучую тварь не убить, разве что получится голову снести, но одним я не ограничивался, а уцелевших потом будет несложно добить.
  Выпуская всё новые и новые лезвия, я шаг за шагом начал сдвигаться вдоль стенки, чтобы не оставлять открытой спину, но при этом получить новый угол обзора и атаки. Вместе с тем свободной рукой нашаривал пузырёк с зельем. Такими темпами меня быстро накроет магическое истощение, и нужно было оттянуть этот момент, даже если ценой будет дикая головная боль последующие пару дней. Ничего, переживу. Сейчас главное додавить вампиров и начать разбираться в ситуации. Ножи, которыми можно спокойно прирезать мага, сам факт того, что нас ждали, исчезновение Алукарда - слишком многое мне не нравилось.
  Именно в этот момент, словно только того и дожидаясь, из коридора ведущего к главному входу вылетела Сэрас. По инерции я чуть и её не приласкал, но всё-таки успел продлить жест, и криво очерченное лезвие ушло к потолку. Не ожидал я её с этого направления увидеть... Но в остальном подкрепление пришло как нельзя вовремя. Не знаю, заметила ли она мой маленький конфуз, но сориентировалась быстро и тут же начала куда-то палить. Взрык короткой очереди из автоматического дробовика неприятно ударил по ушам, но тем, в кого напарница стреляла, явно пришлось куда хуже.
  Этого хватило, чтобы сломить организованное сопротивление, и ещё способные двигаться вампиры бросились врассыпную. Только и оставалось, что стараться не дать им это сделать, продолжая бросать заклинания во всё, что шевелиться. Как в тире. Кровавом и беспощадном тире. Секунд через тридцать всё было кончено. Ещё столько же ушло на то, чтобы потушить пожар и проветрить помещение, избавляясь от дыма и не успевшей осесть освященной взвеси.
  - Нужно проверить тела, - устало, пусть бой и длился не долго, но я изрядно выложился, произнёс я, подойдя к Сэрас. Она благоразумно не лезла вглубь клуба, пока я наводил "порядок". У меня самого была другая задача - доложиться начальству, чтобы сюда вызвали группу зачистки. Ну и министерских стоило подключить, ведь сами они не явятся. Ха, знали бы что у нас тут будет вместо обычно "зачистки" о которой их предупреждали, то никакие просьбы не помогли. А потом... потом требовалось выяснить, куда делись Алукард и Валентайн. Что-то мне подсказывало, что их отсутствие связано между собой. Скинуть на нас "мелочевку" и заняться противником поинтереснее было вполне в духе высшего.
  - Мастер зовёт нас, - прозвучал довольно неожиданный ответ.
  - Алукард? - на всякий случай уточнил я. Других вариантов, кого она могла бы так назвать, как-то не наблюдалось, но раньше при мне это слово не звучало. А когда Виктория утвердительно кивнула, я добавил, - где он?
  - Где-то... - девушка на мгновение задумалась, закрутила головой, словно определяя направление, и в итоге уставилась себе под ноги, - там.
  Поскольку мы и так находились в полуподвале, то направление казалось странным. Тем не менее, быстрый осмотр, по ходу которого я заодно вырубил подающих признаки своей нежизни кровососов, показал, что за барной стойкой есть дверь и ведёт она не только в технические помещения. Лестница вниз действительно обнаружилась и, спустившись по ней, мы упёрлись в солидную стальную дверь с электронным замком. Пришлось в очередной раз прибегать к магии, чтобы её вскрыть.
  Как только створки открылись, мы оказались в просторном, светлом помещении, похожем то ли на больницу, то ли на лабораторию, по которой словно тайфун прошелся. Столы и койки были перевёрнуты или сломаны, оборудование валялось где попало, а ещё пятна крови которые виднелись даже на низком потолке и выбоины от пуль. Похоже, совсем недавно тут тоже было "весело". Причем, я ничего не услышал, но не думаю, что дело в происходящем в тот момент наверху. Скорее тут очень хорошая звукоизоляция. Но главное было другое - ближе к центру помещения обнаружился Алукард.
  - %?@&#, - не сдержался я, а Сэрас наоборот прикрыла рот рукой и стала совсем уж бледной. И причиной тому был не потрёпанный вид высшего вампира, в одежде которого разрезов и прорех от пуль, а то, что лежало у его ног. То, что осталось от Валентайна. И ЭТО было ещё живо. Изувеченный обрубок вяло подёргивался и тихонько хрипел на одной ноте, при этом смотря в потолок совершенно пустым взглядом. Мне совершенно не хотелось знать о том, что сделал высший, доводя своего противника до такого состояния.
  - Он твой, полицейская, - как только мы подошли ближе, ровно произнёс Алукард.
  - ... - безмолвно отреагировала Виктория, широко распахнутыми глазами посмотрев на вампира.
  - Полностью поглотив его, ты не только станешь сильнее, но сможешь заглянуть в его память. Разве мы здесь не за этим?
  - Эмм... Да, - неуверенно поглядывая в мою сторону, согласилась. И на её немой вопрос я лишь пожал плечами. Информация была важна, но, уверен, высший и сам может провернуть этот трюк. Я, правда, о таком никогда не слышал, но вполне допускал таковую возможностью. Если маги могут, то почему бы не суметь другим? Но раз он решил устроить урок для своего птенца, то мне не стоило вмешиваться.
  - Тогда приступай, - веско бросил Алукард, посмотрев на свою... кем там он её считает.
  Нервно сглотнув, Сэрас сделала неуверенный шажок в сторону тела, потом другой и...
  - Благодарю... за помощь... но это... уже лишнее, - неожиданно и словно со всех сторон прозвучал незнакомый голос. И я даже не сразу понял, что его источником был Валентайн. Только не похоже, чтобы говорил он сам. На его лице проявились странные полосы, складывающиеся в какой-то узор, а глаза изменились. В первую очередь правый, белок которого покраснел, сливаясь с радужкой, а зрачок неимоверно расширился. Смотрелось всё это дико.
  - Назови себя! - если мы с Викторией растерялись, то Алукарда изменение не впечатлило. Он даже за оружие не взялся. Мельком глянув на него, я не мог не отметить, что он выглядел возбуждённо.
  Лицо Валентайна искривилось в широкой, безумной улыбке. Это выражение застыло, как маска, линии-татуировки начали тускнеть, а потом по нему пошли пузыри. Мерзкое зрелище, словно оно плавилось изнутри. В считанные мгновения у нас под ногами осталась лишь расплывшаяся грязно-серая лужа. Вот тебе и получили информацию...
  
  Эпилог.
  
  В последние дни Сэр Хью Айлендс как никогда ощущал тяжесть прожитых лет. Он был стар, но ещё не достиг даже тех пределов, до которых доживают неодарённые люди, а потому имел все основания считать, что продержится ещё несколько лет. Однако сейчас он практически ощущал незримое присутствие старухи с косой. Хотя дело скорее всего было не в физическом состоянии, личный врач тщательно следил за его состояние и сообщал о малейших изменениях, а в моральном. И для того были веские причины.
  Казалось бы орден пережил период упадка и работа наладилась, семья Хэллсингов так вообще находится на историческом пике своих боевых возможностей, которые сдерживаются лишь недостатком опыта. С недавно возникшей угрозой они также разобрались. Но все эти слова годились только для докладов её величеству и при общении с прочими посвящёнными. Формальности и самооправдания. Себе же старый рыцарь лгать не мог лгать - они провалились. Причем уже второй раз за несколько лет. Отсюда и росли все его тревоги.
  - "Не пора ли на покой?" - мрачно подумал он и, оперившись на трость, тяжело поднялся на ноги. Ровно два шага отделяли его от огромного, занимающего всю стену кабинета шкафа, в котором хранилось множество документов, зачастую даже рукописных, но пройти их было настоящим испытанием. И всё же Хью нашел в себе силы, чтобы добраться до толстой папки личных дел всех потенциальных приемников. Приоткрыл её, бегло просмотрел первые страницы и закрыл. - "Нет, время ещё не пришло. Сначала нужно разобраться с возникшей проблемой".
  С этими мыслями он вернулся в свой кресло, позволив себе ровно один лишний шаг, чтобы прихватить бокал с виски. Уже давно выдохшимся, но как ни странно в данный момент это было именно то, что требовалось. Сделав глоток, Хью Айленд немного взбодрился и вернулся к своим мрачным размышлениям.
  Захват базы искусственных вампиров давал много пищи для размышлений, но не давал столь необходимых сейчас ответов. Расклад как был запутанным, так и остался. К тому же это было не единственное событие той ночи. Враг не только бросил им открытый вызов, но и пошел дальше. Несусветная наглость - особняк Хэллсингов впервые в своей истории подвергся нападению. Порядка сотни упырей под руководством одного вампира. Сэр Айлденс никак не мог понять, на что они вообще надеялись, нападая этим составом на тех, кто по долгу службы знает, как бороться с подобными тварями. Шансов на успех у них не было по определению, а значит тут было что-то иное.
  Без потерь, к сожалению не обошлось, но к ним он давно привык. Хотя и не скажешь, что смирился. Хью всегда держал в голове точную цифру погибших за всё время, что он неформально руководил орденом. И цифра эта по его оценке была непомерна высока. Иногда даже хотелось сказать: "Всё, хватит!". Будь что будет, но он не будет посылать людей не смерть. Но это была лишь глупая и бессмысленная мечта. Жизнь такова, что в ней кому-то приходиться делать вещи, у которых был невозможен благополучный исход. В отдельных случаях могло повезти, но статистика безжалостна. К тому же он прекрасно понимал, что в тот день, когда покинет свой пост, тут же начнёт новый отсчёт - количество смертей, которые мог бы предотвратить, если бы не уступил своему малодушию.
  Пост охраны около главного въезда на территорию был безжалостно уничтожен, но на этом успехи нападавших кончились. До самого особняка не дошел никто. Вампир попытался было прорваться, бросив своё сопровождение, но его встретил дворецкий, в очередной раз доказав, что его ещё рано списывать со счетов. Дорнез даже умудрился спеленать кровососа, но допросить его не вышло. С ним повторилась та же история, которую описывал Шельт. Разумеется, у Хью Айлендса и так не было сомнений в связи этих двух событий, но иметь лишнее подтверждение всегда неплохо.
  На этом нынешняя горячая фаза противостояния завершилась, но работа только начиналась. Все силы были направлены на поиски успевших улизнуть вампиров, допрос пленных, изучение находок и очередное выяснение отношений с министерством магии. Шельт утверждал, что враги использовали усиленное магией оружие, а министерские авроры этого даже не отрицали, сходу классифицировав их как тёмные артефакты. С обнаруженным подвалом всё также было не просто. От пленников они узнали, что именно там осуществлялся процесс по превращению людей в искусственных вампиров. К сожалению, никто из них не мог рассказать о его сути. Их просто проводили вниз, а приходили в себя уже такими, как есть. В своё отчете Кристофер писал, что и там не обошлось без магии. Поводов не верить ему не было.
  Хотя сам Айлендс в первую очередь обратил внимание на другую, лежащую на поверхности, но менее очевидную для молодёжи вещь. По его запросу были подняты планы здания и никакого подвала или подземного этажа там не было. Проверка при этом говорила о том, что построено всё было в течение последних лет. Как можно незаметно организовать подобное в крупном городе? Тут ведь без строительной техники не обойтись. Ответ напрашивался всё тот же - магия. Вот и выходило, что у ордена хватало поводов, чтобы высказать пару ласковых лично министру магии. Впрочем, злорадствовать никто не собирался - сейчас было важно именно серьёзное участие в расследовании с их стороны и тут всё складывалось неплохо. Маги осознали, что существует потенциальная угроза статуту о секретности, и взялись за дело.
  Их усилия быстро принесли результат: в течение суток маги нашли ещё два заведения схожего типа. Вот только оба они оказались заброшенными. И если собрать всё, что им уже было известно, то получалась не самая приятная картина. Некая организация на протяжении достаточно долгого времени, возможно речь шла о годах, собирала людей, используя как ресурс одних и обращая в нестандартную нежить других. Всё это под видом религиозной общины, проповедующей учение о вечной жизни. Извечная тема, привлекающая недалёких людей. Причем делалось всё достаточно аккуратно, чтобы не привлекать к себе внимания. Скольких вампиров они успели создать? Неизвестно, но масштаб вполне мог достигать небольшой армии.
  А потом Хэллсинг случайно вышел на их след, запустив цепь событий, приведших к имеющемуся результату. Случайно ли? Скорее всего - да. Но отрицать обратное тоже было нельзя. Хотя оба случая сводились к одному - враг наплодил вампиров больше, чем мог контролировать и пошли утечки, а руками ордена просто убрали излишне ретивых. Или использовали часть своих ресурсов, чтобы отвлечь внимание и одновременно прощупать возможности ордена. В любом из вариантов они просто шли на поводу у врага.
  Поиски организаторов всех этих событий были в самом разгаре, но логика событий говорила о том, что ничего стоящего обнаружить не удастся. Слишком аккуратно действовал враг, чтобы так просто попасться. Нет, эта история ещё далеко от своего финала. Даже если удастся что-то отыскать, то это будет лишь ответный выпад, не более того.
  - "И всё это сделали те же люди, что направляли Ричарда Хэллсинга", - мысленно добавил Хью Айлендс. Фактов, говорящем об этом у него не было, но в своём выводе старый рыцарь не сомневался. По-другому просто не могло быть. Единственное что было понятно - без магии в обоих случаях не обошлось, а значит требовалось работать именно в этом направлении.
  
  Конец второй части.
  Часть третья.
  
  Глава 1.
  
   - БЫСТРЕЕ! - прозвучавший позади отчаянный вопль Виктории служил хорошим мотиватором. Как и вторящие ему каменный скрежет и звуки невнятной возни.
  Хотя я и так спешил, как мог. Но искрящееся марево передо мной всё ещё сопротивлялось. Отступало, съёживалось вокруг древнего навесного замка, но окончательно рассеиваться никак не хотело. А ведь долбил я его ни много ни мало, а адским пламенем. То ещё удовольствие между прочим, одновременно выкладываться, поддерживая его, и поддерживать концентрацию, контролируя. И всё это в то время, когда до тебя пытается добраться никак не желающий помирать страж.
  - И-и-и.... готово, - защита, наконец, сдалась и замок с неприятным резким скрипом начал разваливаться. Не плавиться, а именно разваливаться на куски. По всей видимости, это была лишь форма, тогда как сутью являлось защитное поле и подпитка стража. Следом раздался приглушенный стук камней, какой-то шелест. Обернувшись, я убедился, что собранный из строительного мусора и прочей грязи голем замер на месте и довольно быстро разваливается. Рук и головы у него уже не было.
  - Да неужели! - отшатнувшись от оседающей груды мусор, девушка начала с остервенением сбивать с себя пыль и грязь, но почти сразу бросила это дело. Оно и понятно, этот комплект формы теперь только в утиль. Грязь ерунда, а вот куча мелких прорех и висящий на отдельных лоскутах рукав это уже серьёзно. Да и сама Сэрас выглядела потрёпанно, местами виднелись кровоподтёки. Непросто ей далось сдерживание этой живучей твари, пока я занимался подпитывающим её источником, и теперь она с негодованием сверлила меня взглядом, - если ты думаешь, что когда тебя словно кувалдой лупят это приятно, то ты глубоко ошибаешься.
  - Я-то тут причем? - удивился я, хотя вполне догадывался, в чем меня пытаются обвинить, - работа есть работа.
  - Хватит заливать! - взорвалась девушка, - а то я не знаю, что в таких ситуациях мы просто должны связаться с авроратом и ждать их прибытия. Зачем было самим лезть?!
  Всё-то она знает... За прошедший месяц Сэрас действительно хорошо освоилась. Опыта тоже поднабралась, пускай серьёзных дел было совсем не много. Нынешнее было вторым, где мы реально что-то делали. Так что нечего удивляться, что в первую очередь она изучила нормирующую документацию. Я-то этим всегда пренебрегал, предпочитая практику.
  Ну и так-то она права была. Нас вызвали на территорию старинного и ныне реконструируемого замка. Строители обнаружились скрытый ход и попытались вскрыть дверь, к которой он ведёт, тем самым пробудив кем-то организованную в стародавние времена систему защиты. К счастью, время простоя сказалось, и рабочие разбежались раньше, чем голем успел собраться. То есть на выходе имеем столкновение со сложным проявлением магии, не несущей прямой угрозы жизни людей. Не наш это профиль и необходимости спешить нет.
  Но реальных дел, как уже упоминалось, не было и мне захотелось попробовать себя в роли так называемых взломщиков заклятий - магов, занимающимися поиском и обезвреживанием артефактов былых эпох. Если я правильно помнил, то мой былой товарищ по школьной скамье, Билл Уизли, зарабатывал себе на жизнь именно этим, что всегда казалось мне достаточно интересным делом. К сожалению, либо я как-то не так понимаю данную работу, либо я в ней полный ноль, поскольку ничего умнее физического уничтожения объекта придумать не смог. Хотя, если бы у меня было время на подбор заклинаний... Да кого я обманываю, знаю ведь в основном боевые. И со временем было туго. Голема-то я изначально порушил, вот только он сразу же начал собираться обратно, что ставило меня в несколько неловкое положение. Быстрее выдохнусь я, или запас магии в этой защите? От стрельбы же толк если и был, то мы его не замечали. Поэтому рисковать я не стал. Кто знает, как эту защиту когда-то делали? Может там массовое жертвоприношение проводилось.
  - Да ладно тебе. Справились ве... - примирительным тоном начал было я, но тут же нарвался на уничижительный взгляд, - ладно, извини, был не прав. Мы не должны были лезть в это дело и больше этого не повторится. Довольна?
  Вместо ответа Виктория молча развернулась и направилась в сторону выхода, оставляя меня одного. М-да, видимо ей действительно несладко пришлось. Нехорошо получилось. Но ничего, приведёт себя в порядок, успокоится и снизойдёт до прощения. Ничего особо страшного ведь не произошло, а характер у неё, насколько я успел узнать, не конфликтный. Она у нас из тех, кто скорее сразу в морду даст, чем будет долго лелеять обиду. А поскольку до физической расправы не дошло, то всё не так плохо.
  Придя к такому выводу, я вернулся к нашей волшебной дверке. Раз уж мы в это влезли, то неплохо бы узнать, что она скрывала. Если что-то ценное, то лучше это послужит нашей организации, нежели столь беспечно относящимся к наследию прошлого магам. Верно? Но как быстро стало очевидно, надеялся я зря. За дверью оказалась небольшая и совершенно пустая комната. Даже пыли внутри не было. Быстрая проверка на случай каких-нибудь секретов тоже не принесла результатов, что изрядно подпортило мне настроение. Кто бы ни владел этим местом в прошлом - про своё добро он не забыл.
  - "Вот же невезуха", - мысленно вздохнул я и, поскольку больше ничего не оставалось, отправился наружу. Ага, чтобы услышать звук заведённого мотора. Когда я добрался до улицы, нашей машины на месте уже не оказалось. Меня самым непосредственным образом бросили. - "Да, определённо не мой день".
  Похоже, моя маленькая авантюра разозлила напарницу сильнее, чем думалось мне изначально и одними извинениями тут не отделаешься. Хотя, опять же, ничего страшного не произошло, поскольку вернуться я мог самостоятельно и куда быстрее. Эту сюда приходилось добираться своим ходом без каких-либо альтернатив. И Сэрас об этом прекрасно знала. Что же, пусть побудет одна, если хочет. Может так даже лучше - быстрее остынет.
  Без долгих раздумий я аппарировал на свою стандартную точку недалеко от главных ворот и направился по не менее стандартному маршруту к особняку. Неизбежно пришлось потратить немного времени на проверку документов и проверку личности, после нападения месячной давности меры безопасности усилили, но дальше меня уже никто не задерживал. Уже внутри особняка меня перехватил вездесущий Уолтер.
  - Ты один? - спокойно поинтересовался дворецкий, хотя мне упорно чудилась ирония. Словно он уже заранее всё знал.
  - Решил не тратить время на обратную дорогу, - пожал я плечами, - люблю, знаешь ли, спать по ночам.
  - Понимаю, - и опять совершенно серьёзный тон и каменное выражение лица, но почему-то впечатление складывается ровно противоположное. Это что, какой-то новый уровень подколок? - но прежде чем отправишься в объятья Морфея, потрудись заглянуть к госпоже. У неё что-то для вас было.
  Надо заглянуть, значит заглянем. Долго задерживать меня Интегра не будет, она вообще не любительница долгих речей, а спать на самом деле пока не хотелось. Втянулся я уже в такой график, когда просыпаешься в районе обеда, а спать ложишься в три-четыре часа ночи. Между прочим под Сэрас подстроился! А она не ценит, да.
  Наша извечно бдящая начальница обнаружилась, ну кто бы мог подумать, у себя в кабинете. Правда, в отличие от обычных моих визитов, она не возилась с бумажками и не вела какие-то переговоры по телефону, а просто что-то читала. Разглядеть обложку я никак не мог, но книга была толстая. Признаюсь, мне даже стало немного любопытно.
  - Как прошло? - лениво поинтересовалась Интегра, поднимая на меня взгляд.
  - Мы уничтожили проявление магии, не дожидаясь авроров. Пострадавших нет, - бодро отрапортовал я.
  - Хорош. Я свяжусь с министерством, пусть затрут следы, - спокойно отреагировала моя начальница, после чего последовала весьма неожиданная смена темы, - что ты знаешь о Гарри Поттере?
  - О Мальчике-Который-Выжил? - на всякий случай уточнил я и сразу получил утвердительный кивок, - да тоже что и все. Считается, что об него убился Волдеморт, и это положило конец войне.
  - И насколько правдоподобна эта версия?
  Вопрос был довольно интересный. Не сказать, чтобы я всесторонне обдумывал эту тему, но кое-какое мнение имел. Всё-таки тема для британских магов весьма животрепещущая. Только лично я сомневался, что многие могли реально оценить суть официальной версии.
  - В плане того, что мальчик пережил аваду - бред полный. Просто официальная версия для обывателей. А если Волдеморт бил чем-то иным, а на мальчонке была какая-то хитрая защита, то почему бы и нет? Правда в этом случае скорее стоит говорить о ловушке, в которую попал тот ублюдок. Поттеры пожертвовали собой, зная, что отбиться или убежать не смогут, либо кто-то целенаправленно пожертвовал ими - не важно.
  - Понятно... - задумчиво протянула Интегра, - в таком случае тебе будет интересно узнать, что не так давно появились слухи о том, что тёмный маг жив. Знаю, не впервые, но в этот раз они связаны с Гарри Поттером. Мальчик в том году попал в Хогвартс и что-то там у них произошло. Министерские считают это обычными слухами, но на мой взгляд лишняя проверка не помешает. Потому что если Волдеморт жив, то он сразу становится первым, в списке подозреваемых. Он ведь известный любитель поработать с нежитью, так что вполне мог сотворить что-то подобное. Мотив тоже очевиден - ему нужна послушная армия.
  Ход мыслей подруги меня в немалой степени удивил. Вроде и логика присутствовала, но как-то всё натянуто получалось. Хотя с учетом полного отсутствия каких-либо других зацепок стоит рассматривать даже такие идеи. А то как-то неуютно, когда ты знаешь о наличии серьёзной угрозы, а вокруг тишь да гладь.
  - Инферналы имеют мало общего с вампирами и упырями.
  - Ты уверен?
  - Хм... - отвечал я на автомате, но стоило задуматься, как всё стало не столь однозначно. Что я вообще знал о создании инферналов? По сути - только общие слова. При помощи некого комплекса заклинаний поднималось мёртвое тело, которое служило своему создателю. По своим возможностям инфернал был чем-то средним между вампиром и гулем. Лишенный разума, но быстрый и подвижный. А ещё стерильный в плане заражения других людей. Но кто знает, может внутренняя суть у этих процессов действительно схожа и если через этот комплекс заклинаний прогнать живого человека, то получится что-то типа вампира? Тут бы не помешала консультация у того специалиста по кровососам, с которым мне уже доводилось общаться, - ладно, допустим. Что ты предлагаешь?
  - По моему запросу мальчика нашли, он живёт в семье своей неодарённой тётки. Вы с Сэрас придёте к нему под видом социальных работников и аккуратно обо всём расспросите. Кстати, где она?
  - Мы немного не сошлись во мнениях и... - ну вот все обязательно нужно поднять этот вопрос.
  - Понятно, ты её всё-таки допёк, - тут же фыркнула Инни, - оно и не удивительно.
  - Эй! - в свою очередь возмутился я.
  - Ладно. Думаю, задача ясна. Выясняй что к чему, а дальше будем думать. Очень надеюсь, что это просто слухи, потому что озлобленный тёмный маг, имеющий под рукой пару сотен кровососов - это последнее что нам сейчас нужно.
  
  Глава 2.
  
  На операцию по знакомству с Мальчиком-Который-Выжил мы выдвинулись только через два дня. Не в последнюю очередь потому, что из-за Сэрас мы были сильно ограничены в выборе времени для визита. Лето ведь - солнечный день долог. А приходить ближе к ночи как-то нетипично для социальных работников. Гораздо лучше подходило утро, пока солнце ещё не поднялось высоко и не так опасно для моей коллеги, тем более что я частично мог её прикрыть. Вообще, было бы гораздо проще прихватить с собой Уолтера, который и справился бы отлично и в целом лучше вписывается в роль. Но Интегра отчего-то уперлась, и пришлось подстраиваться. Женская солидарность что ли внезапно проснулась? Или просто по доброте душевной решила поставить меня в неудобное положение? Ответа я не знал, но что-то мне подсказывало, что в других обстоятельствах она бы без разговоров выделила бы мне в помощь дворецкого.
  В общем, пришлось корректировать график так, чтобы в день визита я не пугал окружающий красными с недосыпа глазами. А заодно пришлось приобретать приличный костюм, поскольку в моё гардеробе ничего подобного не имелось. Но всё это по сути своей мелочи, тем более что никто нас особо не торопил. Начало августа ведь - считай целый месяц на то, чтобы разузнать что к чему у юного мага, прежде чем он отправится дальше грызть гранит магической науки.
  Но и откладывать дело в долгий ящик тоже никто не собирался. Обсудив что к чему и изучив куцую информацию по семейству Дурслей, мы выехали на место.
  - Тисовая улица, дом 4. Кажется нам сюда, - сказала Виктория, прижимая машину к обочине, - и кажется, что тут действительно есть повод для визита социальщиков.
  - М? - не понял я, и девушка молча указала направление. Одно из окон на втором этаже дома оказалось прикрыто решеткой. И это при том, что на первом подобным мер безопасности не наблюдалось. Они там что, побега опасаются? Хотя нет, скорее делают невозможным переписку посредством почтовых сов, - думаешь, мальчик живёт именно там?
  - Скоро узнаем, - прозвучал резонный ответ, - Идём?
  - Идём, - вздохнув, согласился я. Очень хотелось отпустить замечание в духе "кровь не пить, людей не есть", но пришлось давить этот глупый порыв. Сэрас и так до сих пор косо на меня поглядывала, и злить её ещё сильнее как-то не хотелось. По всей видимости, те времена, когда она терпеливо сносила все мои выходки, подошли к концу. Не то, чтобы я был счастлив иметь кого-то в строго подчинённом положении, но местами это было забавно. Впрочем, равноценное партнёрство тоже должно иметь свои плюсы.
  Покинув машину, мы направились к дому. По пути я невольно отметил, что двор дома прибывал если и не в идеальном состоянии, то что-то около того. Газон и кусты подстрижены, и не пакетика от какой-нибудь закуски, не лишнего листочка. Да и в целом дом выглядел аккуратным и ухоженным. Весьма ожидаемо со стороны представителей малого бизнеса, обитающих в тихом районе, но всё равно как-то чересчур. И оттого решетка на окне смотрелась особенно странно. Кроме того нам ни о чем подобном не сообщали. Не посчитали важным или в момент наблюдение решетки ещё не было?
  За короткой трелью дверного звонка последовало чуть менее короткое ожидание, после которого дверь приоткрылась, открывая нам вид на худощавую женщину. Петунья Дурсль, если мы вдруг не ошиблись адресом.
  - Миссис Дурсль? - вежливо поинтересовалась моя спутница. По предварительной договорённости именно она должна была взять на себя неодарённых людей, тогда как я должен найти возможность переговорить с парнишкой.
  - Да. А вы кто такие? - не очень-то приветливо отозвалась женщина.
  Протянув ей своё новое удостоверение, Виктория продолжила:
   - Мы хотели бы поговорить о вашем подопечном. Гарри Поттере.
   - Он опять что-то натворил? - слегка побледнев, поинтересовалась миссис Дурсль.
   - Нет-нет, что вы, - поспешила успокоить её моя напарница, - мы просто хотели бы убедиться, что мальчик проживает в надлежащих условиях.
   - Разве вы не должны предупредить о своём визите заранее? - кажется, такая постановка вопроса только сильнее напрягла эту женщину.
   - Обычно - да. Но в данном случае мы просто проверяем полученную анонимную жалобу, - ловко выкрутилась Сэрас.
  - И всё же это такая неожиданность. Боюсь, что сейчас мы не можем...
   - Миссис Дурсль, давайте не будем всё усложнять, - вмешался я. Стало вполне очевидно, что женщина юлит и по какой-то причине не хочет нас впускать. Вопрос только в том, связанно это с личными обстоятельствами или с Гарри Поттером, - вы ведь не хотите привлекать внимание соседей?
   Как и следовало ожидать, люди которые так тщательно следят за внешним видом своего дома, не горят желанием стать объектом слухов. А может женщина просто поняла, что так просто от нас не отвяжешься. Посверлив нас некоторое время недовольным взглядом, она прикрыла дверь, и из-а неё раздался окрик "Вернон!". После этого нас всё же пропустили внутрь, проводили в гостиную и предложили присесть на диванчик. Супруг Петуньи, внушительных габаритов мужчина с забавно топорщащимися усами, не заставил себя ждать. Женщина буквально спряталась за его спиной и что-то прошептала. Кажется "я же говорила" или что-то в таком духе.
   - Кто вы такие? - нахмурившись, поинтересовался Дурсль.
   Пришлось полноценно представляться и ещё раз озвучивать цель своего визита, отчего мужчина нахмурился ещё сильнее. Ему, как и супруге, тема Поттера не нравилась.
   - Мы хотели бы поговорить с мальчиком, - повторилась Виктория.
   - Он наказан, - отрезал мистер Дурсль.
   - И теперь ему нельзя видеться с другими людьми? - удивилась такому аргументу Сэрас, - что же такого он сделал? Сэр, я просто вынуждена спросить. Это на окне его комнаты установлена решетка? Вы понимаете, как это смотрится со стороны?
   Мужчина начал краснеть и отнюдь не от стыда. Его определённо злил этот разговор. А меня определённо раздражало то, что дело принимает затяжной оборот. Сейчас ведь явно последует новая отговорка, только уже в грубой форме. И что тогда? Угрожать вызовом полиции? В принципе, вполне вариант. Один звонок Интегры и полицейские подтвердят всё, что мы скажем. Но зачем тратить на всё это время? Благо, Дурсли как члены семьи, в которой растёт маг, не попадают под статут и это всё прощает. Поэтому я просто поэтому потянулся ко внутреннему карману пиджака и достал оттуда палочку. Судя по взглядам, объяснять, что это такое - никому не требовалось.
   Само собой сделал я это чтобы расставить все точки над "и", а не угрозы ради. Просто оглушить Дурслей было бы самым простым решением, ведь мне никто даже слова не выскажет. Но так поступать было не в моих правилах. Начнёшь прибегать к таким методами и чем будешь лучше тех магов, за которыми охотишься? Нет уж. У меня хватает недостатков и пороков, но мне бы не хотелось, чтобы среди них числилось лицемерие.
   - Так вы из... из этих! - обвинение прозвучало так, словно меня в нетрадиционной ориентации подозревают.
   - Я маг, если вы об этом, - просто сказал я, отчего у Дурсля лицо стало совсем уж пунцовым. Складывалось ощущение, что сейчас он начнёт орать. Значит, проблема не в мальчике, а в магии как таковой? Что же, это я вполне мог понять, - и прежде вы скажете что-нибудь такое, о чем потом будете жалеть, то позвольте вас заверить, что я прекрасно понимаю, насколько проблемным может быть жизнь в одном доме с подростком-магом. В детстве с ним случаются всякие, зачастую неприятные вещи. Потом он идёт в школу, попадая в совсем иную среду, что влияет на его мировоззрение и приводит к новым разногласиям. Вы не понимаете его, а он не понимает вас. И что самое тяжелое - вы не можете контролировать его действия. Как и он сам в большинстве случаев. Поверьте, я сам вырос в самой обычной семье и со всем этим сталкивался. Судя по вашей реакции, мальчик что-то натворил. Что именно?
  - Из-за него сорвалась крупная сделка, от которой зависело будущее моей фирмы, - кажется, не пытаясь отрицать возможные проблемы от магов, я выбрал правильный подход, и цвет лица Дурсля стал менее взрывоопасным.
  Беседа перешла в более конструктивное русло, и вскоре нам удалось выяснить все подробности недавнего происшествия. Мистер Дурсль пригласил на судьбоносный ужин своего потенциального партнёра, в надежде уломать того на сделку. И всё шло просто прекрасно, пока словно сам по себе не рухнул на пол заготовленный торт. Но это было не самое страшное. Веселее стало когда прилетела министерская сова и загнездилась прямо на голове у супруги несостоявшегося партнёра. Ну а когда всё окончательно сорвалось, разгневанный отец семейства потребовал ответа от своего племянника, на что получил уверения в том, что невиновен, хотя в письме было написано ровно противоположное. За что и был наказан. Что же, не сказал бы, чтобы я одобрял радикализм Дурсля, но понять его было можно.
   - Сова это уже дело рук министерских чиновников, которые плевать хотели на порядки не магов. Поспешные выводы без нормального разбирательства тоже в их стиле, - старательно придерживаясь спокойной и неторопливой манеры речи, сказал я.
   - А разве вы не из них? - удивилась Петунья.
   - Нет, что вы. Я с противоположной стороны баррикад, если можно так выразиться. Наше правительство старается контролировать действия магов. Сложная задача и для её выполнения привлекают подобных мне магов, которые на своём опыте прекрасно всё понимают. Само собой, эта информация не подлежит разглашению. Надеюсь на ваше благоразумие, - и ведь даже не соврал. Действительно старается контролировать и действительно старается привлекать. А то что привлекло, насколько мне известно, ровно одного мага, это уже детали, - а насчёт самого прецедента... Учитывая возраст, всё действительно могло произойти без непосредственного участия вашего племянника. Если позволите, я бы хотел всё-таки переговорить с ним и заодно выясню суть произошедшего. Наедине, если это возможно. В вашем присутствии он может замкнуться.
   Как ни странно, но препятствовать мне не стали. Лишь миссис Дурсль взялась проводить до его комнаты. Я только и успел, что мысленно шепнуть Виктории:
   - "Займи их и постарайся убедить обходиться без драконовских мер по отношению к племяннику".
   - "Постараюсь", - прозвучал её короткий ответ в моей голове. Этот способ общения Сэрас уже неплохо освоила.
   Мы поднялись на второй этаж, и миссис Дурсль принялась отпирать закрытую на замок дверь. Да уж, крепко пацана в оборот взяли. Само собой мне не нравилось, что к ребёнку-магу так относятся, но я не собирался делать преждевременных выводов. Кто знает, может Гарри Поттер тот ещё юный хулиган и вполне заслуживает такое отношение.
   - Проходите, - открыв дверь, женщина посторонилась, пропуская меня внутрь, и дважды просить меня не пришлось.
   Я оказался в небольшой, но и не скажешь, чтобы прям маленькой комнатке. У меня в своё время была лишь немногим больших размеров. Для взрослого маловата будет, но для ребёнка вполне сгодится. В углу комнаты, на кровати обхватив колени руками, сидел мальчик. Охарактеризовать его можно было двумя словами - мелкий и взъерошенный. Ну, ещё очки в глаза бросались. А вот знаменитого шрама за растрёпанными волосами видно не было. Смотрел он на меня со смесью любопытства и недоверия.
   - Здравствуй, Гарри, - осторожно начал я, подходя ближе, - меня зовут Кристофер. Я хотел бы с тобой поговорить.
   - Кто вы? - настороженно поинтересовался парнишка. По первому впечатлению на хулигана он не походил совершенно. Скорее на типичную цель для таковых.
   И вновь самым простым ответом было достать палочку. Такой простой и такой эффективный жест. Сразу даёт понять, кто ты такой и отметает дополнительные вопросы в стиле "а вы правда маг?".
   - Вы волшебник? Правда? - а может не совсем отметает. Но в любом случае Поттер был изрядно удивлён и обрадован, - вас послал профессор Дамблдор?
   - Кхм... - последний вопрос поставил меня в тупик, - я действительно маг, - никогда не любил термин "волшебник" или "волшебная палочка". Словно у нас заклинания сами по себе получаются, а не в результате долгих отработок и практики, - но к Альбусу Дамблдору не имею никакого отношения.
   - Значит из министерства магии? Меня теперь выгонят из школы, да? - прилив радости со стороны мальчугана сразу испарился. Как не бывало. Я даже немного пожалел, что попросту не соврал, воспользовавшись моментом. Хотя начинать знакомство со лжи тоже не лучший подход. Да и вообще, обманывать детей не хорошо.
   - "Крис, они хотят знать, почему только сейчас узнают о правительственных службах по контролю за магами", - предельно не вовремя ворвался голос Сэрас. Разговаривать разом на два фронта не самое простое занятие. Легко ляпнуть что-нибудь не то или потерять нить разговора.
   - "Я занят. Придумай что-нибудь", - мысленно откликнулся я и, взяв короткую паузу чтобы переключится обратно на Поттера, добавил вслух, - министерство тоже меня не посылало. Как бы тебе объяснить... Я занимаюсь примерно тем же, что и они, только работаю на магловское правительство.
   - "Ну спасибо...", - девушка моей отповеди не оценила. Ну и черт с ней. Разберётся сама, не маленькая.
   - Я... нам не рассказывали об этом, - растерялся Поттер.
   - Тем, кто не нарушает статута о секретности, об этом знать не обязательно. Можешь считать это предупреждением на будущее, - я улыбнулся, давая понять, что шучу, - а вот нарушители закона о применении магии несовершенно мы не занимаемся. Так что я здесь не из-за недавнего происшествия. Хотя теперь просто не могу не спросить - что произошло?
   ***
   Минут через сорок мы погрузились в машину и тронулись в обратный путь. И пока мы ехали, я коротко рассказал Виктории о том, что удалось вытянуть из Гарри Поттера. Разговорить его мне всё же удалось и что тут скажешь... когда Интегра направила нас сюда я был далёк от мысли, что мы натолкнёмся на что-то настолько серьёзное.
  - Как думаешь, мальчик сказал правду? - мой рассказ настроил Сэрас на серьёзный лад и наездов за то, что я бросил её на растерзание семейству Дурслей не последовало. К слову, она вроде как неплохо справилась со своей задачей и эта семейка должна была начать спокойней относиться к одарённому племяннику. Как минимум запирать в комнате и навешивать решетки на окна они точно больше не станут. Уверен, ей совершенно не понравилось таковое отношение к ребёнку, поэтому и старалась как могла.
  - Внезапно появившийся домовик, который предупредил о таинственной опасности и организовал всем кучу проблем? Звучит дико если честно. Сам факт появление домовика уже удивителен. Эти создания не действуют по своей воле, значит его кто-то послал... ага, чтобы уронить торт. Такой себе раскладец. Кроме того я чуть-чуть поколдовал и могу сказать, что на этот дом накручена такая защита, что я большую часть просто не понимаю. Аппарировать туда и оттуда точно нельзя - гарантирую. Допустим, магию домовиков не блокировали. Так часто делают из банального удобства. Но что-то мне подсказывает, что о месте проживания Гарри Поттера знают только избранные и никакие магические способы поиска результата не приносят. Вокруг этого парнишки ведь целый культ успели образовать. То есть домовика послал кто-то из условно своих? В общем, сплошные странности. За правдивость говорит только проверка его палочки. Вне школы он как послушный ребёнок не магичил. По крайней мере, осознанно.
  Виктория ненадолго замолчала, осмысливая услышанное. Но выводов тут особых было не сделать. Только как я уже сказал - дело странное. Так что вскоре она вновь заговорила:
  - Ладно. А что с этим вашим Волдемортом?
  - Плохо всё, - помрачнел я, - если парень не сочиняет, то тот жив. Лишен тела, но жив. И проверить это достаточно просто - Поттер утверждает, что Дамблдор в курсе. Думаю, если у него спросить, то увиливать от ответа он не будет. Не в его это интересах.
  - Но если мы будем знать, кто за всем стоит, разве это не хорошо? - удивилась девушка.
  - Я бы так не сказал .По возвращению я дам тебе почитать материалы десятилетней давности, а пока поверь на слова - если Волдеморт жив, то у нас большие проблемы. Вполне возможно, что Интегра права и именно он стоит за созданием искусственных вампиров. Вряд ли лично, но научить и организовать он вполне мог.
  - Угу... - полуутвердительно промычала Сэрас. Но даже если она отнеслась серьёзно к моим словам, то масштаб потенциально проблемы всё равно не осознаёт, - кстати, когда мы уходили, мне показалось, что за нами кто-то наблюдает.
  Теперь ещё и это... Ну просто прекрасно съездили. Познакомились со знаменитостью магического мира и сняли все вопросы. Целых два раза.
  
  Глава 3.
  
  Бросок... Снаряд с глухим стуком попадает в стоящую в десяти шагах от меня мишень, после чего безвредно падает на землю. Хочется выругаться, но отнюдь не из-за того, что попал я далеко от центра.
  - Да что же опять не так-то... - глухо пробурчал себе под нос я, нашаривая в подсумке на поясе следующую медную пластинку. Небольшая, вытянутой листовидной формы и с неравномерной толщиной. Так было сделано нашими мастерами по моему спецзаказу, чтобы был подходящий для метания баланс. А так по сути своей это была вариация тех недоартефактов, которые я делал ранее. Только с одним существенным отличием - активация заложенного заклинания должна было происходить в последний момент, когда пластинка покидает руку.
  По моей задумке это должно было нивелировать главную проблему изобретения моих предшественников. А именно конфликт артефактов между собой при активации. Ещё одни потенциальным плюсом было то, что можно будет использовать более мощные и опасные заклинания, при которых ранее были все шансы самого себя искалечить. К тому же я бы не рискнул кидать что-нибудь типа взрывного, не имея возможности нормально прицелиться. Третьим бонусом шла возможность использовать сразу нескольких заклинаний.
  В общем, идея выглядела перспективной, но на практике пока было много проблем. Ключевая заключалась в том, что не так уж просто активировать заклинание в нужный момент. Опоздаешь - просто швырнёшь практически безвредную железяку. Сделаешь слишком рано - в случае мощных заклинаний рискуешь остаться без пальцев, а то и без руки. Так что отрабатывать это дело мне предстояло ещё долго. Тем более что планировалось кидать пластинки левой рукой, а я как бы правша. Сверхточного броска не требовалось и это не метательный нож, который должен ещё и войти под нужным углом, но всё равно освоить такой трюк будет не просто.
  - Ты уверен, что идея того стоит? - увлёкшись своими размышлениями, я совершенно не заметил того, что ко мне кто-то подошел. Тот факт, что дело было днём и на охраняемой территории, меня мало оправдывал. Что-то я совсем расслабился после того, как наступило нынешнее затишье. Нехорошо это. И уж тем более я не ожидал услышать голоса Интегры. Надеюсь, со спины она не заметила моей реакции, - что?
  Последнее было озвучено после того, как я нарочито неторопливо обернулся в её сторону и демонстративно окинул девушку придирчивым взглядом.
  - Жду, когда начнёт валить дым, - отозвался я, намекая не периодически возникающие слухи. Мол леди Хэллсинг на улице почти не появляется, а если и появляется, то в тёмное время суток. Подозрительно всё это, учитывая что она с кровососами якшается. Такой вот специфический юмор у наших вояк. Или кто там их автор.
  - Жди, - равнодушно качнула головой Инни, которая не могла не знать о слухах, но отреагировала на них с полным равнодушием, - а пока ждёшь, я хотела бы с тобой кое-что обсудить.
  - Неназываемый или Поттер? - выбор возможных тем был не велик. Будь что-то иное, например какое-то новое дело, то меня бы вызвали к ней или Уолтер просто передал бы соответствующий приказ.
  После посещения дома в котором проживал Гарри Поттер минула неделя и ситуация по-прежнему оставалась настораживающей. Официальный запрос направленный со всем возможным апломбом Альбусу Дамблдору не остался без ответа, но директор Хогвартса и глава Визенгамота предпочитал предельно лаконичный стиль переписки. Иными словами, он, буквально в пару слов подтвердил факт того, что Волдеморт жив, пусть и прибывает в нематериальной форме. Если кто-то и рассчитывал на развёрнутый ответ, то эти надежды пошли прахом. То ли Дамблдор не посчитал нужным делиться информацией с "какими-то маглами", то ли ещё что - в общем-то неважно. Вполне возможно, что он и сам большего не знал.
  А от самого Поттера мы знали только то, что тот подселился к очередному новому преподавателю защиты от тёмных искусств, чтобы добыть легендарный философский камень. Как этот бесценный артефакт оказался в школе, и как Альбус Дамблдор проморгал такого пассажира - загадка. Мальчишка, похоже, мало чего знал, а давить на него мне не хотелось. Но факт остался фактом - Волдеморт жив и вполне вероятно, что связан с искусственными вампирами. А даже если и нет, то он был той проблемой, которую никак нельзя было игнорировать.
  Тем более что Министерство Магии, по всей видимости, заняло страусиную позу. Так сказать - нет тела, нет дела. Мы мягко говоря опешили, когда об этом узнали. Решили обсудить вопрос по официальным каналам пользуясь тем, что после недавнего провала министерские стали прям вежливыми-вежливыми. Однако тут мы натолкнулись на глухую стену непонимания. Какой Тёмный Лорд? Нет его. Его Мальчик-Который-Выжил победил - это общеизвестно и сомнениям не подлежит. А всё остальное просто глупые слухи. Плюньте в лицо тому, кто их распространяет. Не в таких словах, конечно, но суть примерно такая.
  Так же с подачи Хэллсинга за домом семейства Дурслей установили наблюдение. Не в последнюю очередь из-за интуиции Сэрас. У вампиров она хорошо развита. Заодно я убедился в зацепившем лично меня вопросе условий проживания Гарри Поттера. Вот уж не думал, что знаменитый Мальчик-Который-Выжил окажется в семье простых людей, которые к тому же с чрезмерной опаской относятся к способностям своего племянника. У меня в детстве тоже были проблемы, но в куда меньших масштабах. Хоть маман иногда... Впрочем, неважно. Решетку, к слову, сняли в тот же день. Уж не знаю, что там им Виктория наплела, но, очевидна, была она достаточно убедительно.
  Однако никаких таинственных наблюдателей выявить не удалось. Улица как улица, дом как дом. Вокруг было тихо и спокойно. Ну, за исключением малюсенького такого происшествия. Почти незаметного. Три дня назад к дому номер четыре по Тисовой улице подлетел автомобиль. Вполне обычный старый форд парил в воздухе, игнорируя все законы физики и не сложно было догадаться, кто за этим стоит, особенно с учетом того, что машина в буквальном смысле появилась из неоткуда. То есть до какого-то момента она скрывалась от взглядов обычных людей. К счастью, это вряд ли было похищение. Наши наблюдатели доложили, что Поттер явно знал прилетевших и охотно шел на сотрудничество. К тому же на фотографиях были видны дети. Скорее всего, знакомые по школе. Поголовно рыжие между прочим. Уж не из Уизли ли они? Когда я обо всем этом узнал, то невольно начал думать, что Дурсли как в воду глядели со своей решеткой.
  - Оба, - Интегра спокойно прошествовала мимо меня, дошла до мишени и подобрала одну из лежащих около неё пластинок. Сильно сомневаюсь, что её интересовала моя поделка, выглядело это скорее как небольшая пауза, чтобы собраться с мыслями, - собрание ордена так и не пришло к какому-либо единому решению. Опасность приняли к сведенью, возможную связь между происшествиями тоже. Но в остальном предлагается только следить за развитием ситуации. Иными словами - просто ждать.
  - И это тебе не нравится, - констатировал очевидное я. Пасмурно-задумчивый вид девушки говорил сам за себя. Да и в целом я слишком хорошо её знал, чтобы предположить обратное. Это я был бы вполне не против выжидательного варианта, но никак не она.
  - Разумеется, - ни в чем не повинная медная пластина оказалась с раздражением брошена обратно на землю, - поэтому действовать будем сами и на опережение.
  - Хочешь, чтобы я в одиночку искал затаившийся дух мага, который чуть не прогнул всю магическую Англию? - даже и не знаю, чувствовать себя польщённым или наоборот. В любом случае, кажется кто-то сильно переоценивает мои возможности, - допустим, что он сейчас не особо опасен и способ борьбы с задержавшимся на этом свете духом мага я найду. Полюбому что-то должно быть. Но сами поиски? Да он может скрываться в таких местах, о существовании которых я даже не подозреваю!
  - И именно поэтому я хочу, чтобы ты сосредоточился на Поттере, - развитие темы оказалось неожиданным, - вокруг мальчика что-то происходит и это что-то связано с Волдемортом. Твоё отношение к официальной версии я знаю, но вполне возможно что возникла она не на пустом месте. Нужно выяснить, какого была его реальная роль в падении Волдеморта, что с тем случилось на самом деле и что произошло в этом году в их школе. Сам Поттер вряд ли много знает, но он ключевая фигура, за которой присматривает Альбус Дамблдор. Ты говорил, что дом Дурслей хорошо защищен магически? Подозреваю, что это именно его работа. Было бы неплохо наладить с ним контакт или хотя бы вытянуть хоть какую-то информацию. Держать руку на пульсе событий магического мира тоже не помешает и в школе, где учатся отпрыски чиновников и влиятельных персон, это будет сделать легче всего. Меня не устраивает, что мы узнаём о ТАКИХ слухах только спустя месяцы и, по сути, случайно.
  Ход мыслей Интегры вроде как был вполне понятен и даже логичен, информация нам действительно нужна. Но я никак не мог понять, как она хочет это реализовывать. Сейчас Поттер не пойми где и даже если его найти, то менее чем через месяц он отправится в Хогвартс, а нам туда ходу нет. При этом она говорит о сборе слухов в самом Хогвартсе. Она что, решила меня туда как-то пропихнуть? Глупо. Пусть я его не закончил, но доучиваться меня никто не возьмёт. Это в целом не практикуется, хотя исключения, наверняка, бывали, к тому же я уже староват по меркам школы. Однако во второй раз бросаться поспешными выводами я не стал.
  -Ну и каков план?
  - Всё очень просто, - как-то даже торжественно объявила Интегра, - пришло время для проявления твоих педагогических талантов!
  - Эмм... что? - признаюсь, я несколько опешил, поскольку такой вариант мне в голову даже не приходил, - ты хочешь, чтобы я преподавал в Хогвартсе?
  - Именно, - с довольным видом подтвердила Инни.
  - И кто возьмёт туда недоучку, имеющего за плечами только СОВ? - сдерживать скепсиса я даже не пытался, - да и те далеки от идеальных. Я, конечно, слышал, что постоянная смена преподавателей по защите от тёмных искусств продолжается, но не настолько же они отчаялись, чтобы взять меня? А без поддержки ордена это вообще нереально. Меня просто на смех поднимут.
  - Для начала, кто сказал, что поддержки не будет? Я сказала, что мы будем действовать сами, и что не было выработано общего решения. Нужно договориться лишь с одним из нас, а сэр Айлендс со мной уже согласился, что сильно упрощает задачу. Дамблдор может быть против, но за министерскими должок, и они с удовольствием помогут, чтобы его списать. Потом, наверняка, найдут повод чтобы выжать тебя из Хогвартса, но это будет уже потом, а сейчас есть неплохие шансы продавить твоё назначение.
  - Уже всё продумала, да? - кисло поинтересовался я. В данный момент Интегра очень напоминала своего отца, но почему-то это не особо меня радовало. М-да. Мог ли я отказаться? Мог конечно же. И мне, скорее всего, за это ничего бы даже не было. Кроме того, что об этом никогда не забудут... Да и дело, в общем-то, действительно серьёзное и меня в случае чего потом собственная совесть загрызёт. Хотя соблазн всё равно велик.
  - Разумеется, - на губах девушки заиграла игривая ухмылка, - и с чего ты решил, что ты будешь преподавать защиту от тёмных искусств? Насколько мне известно, есть куда более подходящая и не требующая хорошего образования вакансия, кандидатов на которую обычно нет и их находит как раз министерство. Магловедение.
  
  Глава 4.
  
  Когда я переварил слова Интегры, то не выдержал и всё-таки отказался. Сама затея была странная, и я слабо представлял себя в роли преподавателя. Но если уж рассматривать её как необходимость, то у меня в голове был ровно один вариант - защита от тёмных искусств. Мой, можно сказать, профильный предмет. Я многое мог бы рассказать, вспомнить свои старые записи и в целом подтянуть теоретическую основу, которую я после школы откровенно запустил. Так сказать совместить полезное с нужным. Но магловедение? Это выглядело уже не необходимостью, а откровенным издевательством.
  Однако мой отказ мало что изменил. Интегра не стала приказывать и даже уговаривать не пыталась. Вместо этого попросила, а я терпеть этого не мог. Я чувствовал за собой моральное право отказаться выполнять не связанные со своими обязанностями чистильщика приказы, а на уговоры нашел бы контраргументы. Бросать все дела и срываться в Хогвартс ведь немалая авантюра, которая далеко не факт что даст хоть какой-то результат. Но против просьб я оказался бессилен. Легче было смириться, чем наблюдать... даже не знаю, как это назвать. Унижение? По факту им там и не пахло, но когда дело касалось меня и Интегры, всё было иначе. К тому же моя подруга определённо очень серьёзно относилась к своей идее. Похоже, даже слишком серьёзно. И мне пришлось уступить.
   Оставалась лишь надежда на то, что у неё просто не получится всё реализовать. Министерство упрётся или ещё что. Но нет - тут меня тоже ждал знатный облом. Словно всё сущее сговорилось с целью отправить меня в Хогвартс. Причем, как выяснилось, от других обязанностей меня тоже никто освобождать не собирался. И опять из-за дурацкого магловедения. В отличие от ЗОТИ это ведь факультатив, который преподаётся с третьего курса и свободного времени должно быть в достатке. Предполагалось, что оно будет тратиться на сбор информации, но в случае необходимости меня планировали выдернуть из школы. Выходные дни опять же. Для этих целей кое-кто даже тряхнул бюджетом и снял домик в Косом Переулке, чтобы иметь камин, интегрированный в общую сеть. Можно было только мысленно костерить Интегру за такую продуманность.
  Как-то так и получилось, что всего через два дня я обосновывался на новом месте. Узкий, словно стиснутый своими соседями, двухэтажный домик, располагался недалеко от входа в Косой Переулок, одном из его боковых ответвлений. Причем пришел я туда не один.
  - Напомни, с какого перепугу я должна работать грузчиком? - недовольно проворчала Виктория, занося в дом сразу тройку поставленных один на другого ящиков. Не картонных, а массивных, деревянных с металлическими уголками и застёжками. Кроме армейской тары ничего более подходящего просто не нашлось. Я бы такие носил только по одному, по крайней мере, если говорить о чисто физических усилиях, а ей и все пять нагрузить можно. Разве что обзор перекроют.
  - Потому что ты сама доброта, - отозвался я, в свою очередь левитируя пару их собратьев, а так же несколько обычных пакетов.
  У меня было не так уж много всякого личного барахла, но раз уж я на неопределённый срок исчезал в магической школе, то хотелось бы иметь под рукой всё необходимое. Не только одежду, средства гигиены и оружие, а книги, расходники для экспериментов и всё тому подобное. Часть я планировал прихватить с собой, а остальное оставить под рукой. У меня ведь будет личный камин для перемещения, так что вернуться и что-то прихватить всегда успею.
  - Да-а-а? - с неприкрытым скепсисом протянула девушка.
  - Ну, ты ведь не отказалась, - хмыкнул я, хотя прекрасно знал, что просто поставил её перед фактом и припахал раньше, чем успела возразить, - и разве у вас не было принято помогать коллегам с новосельем?
  - Не знаю, ни разу не доводилось, - недовольно на меня поглядывая, продолжила ворчать Сэрас, - но подозреваю, что коллег, - девушка голосом выделила последнее слово, - приглашали это отметить, а не ящики таскать.
  - До этого ещё дойдёт. Но если серьёзно, то некоторые вещи лучше транспортировать по старинке, с чем мне нужна была помощь. А тебе в любом случае нужно было здесь побывать. Идея совместить процессы показалась мне неплохой.
  - Ладно, раз уже пришла, то помогу, - со вздохом, согласилась Виктория. Пройдя к углу небольшой прихожей, она пристроила там свою ношу и тут уже умостилась сверху, - только не понимаю, почему я должна тут побывать? Мне ничего об этом не говорили.
  - И не должны были - это моя идея, - не стал ходить вокруг да около я. Мой груз повинуясь жесту палочкой пристроился по соседству, но я так и остался стоять в коридоре, - в ближайшие дни я отправлюсь в Хогвартс, и там со связью будет проблемно. Привычные тебе средства там не работают, а известны мне магические аналоги либо слишком ограничены по радиусу действия, либо, опять же, не будут работать в условиях Хогвартса. За тебя я в принципе спокоен, ты вполне справишься с работой, но на всякий случай хотелось бы подстраховаться. Мало ли что случится. Быть может, вообще именно мне поддержка понадобится. Так что я планировал изменить тот артефактик, что делал для мыслесвязи. Говорить с помощью него не получится, но послать простенький сигнал, например, нагреть металл, получится. А дальше встречаемся здесь и решаем вопросы.
  - Звучит неплохо, - комментарий прозвучал достаточно странно. Словно меня подозревали в какой-то глупости и оказались приятно удивлены. Она кем меня вообще считает? Дитём малым? Так это вроде как именно я за ней столько недель присматривал, - только как я сюда попаду в случае чего?
  - Я оставлю порт-ключ. Выйдешь за пределы нашей территории, сожмёшь... , - запоздало пришла мысль, что вампирша вполне может сломать артефакт при таком подходе, - хотя нет, тут нужен какой-то другой активатор, но ещё успеем решить. Заряда хватит на три-четыре перемещения сюда и обратно. Я бы вообще предложил тебе сюда временно перебраться, но сама понимаешь. В магический мир в одиночку и без острой необходимости тебе лучше не лезть, а если пользоваться порт-ключом, то мне придётся его каждые два-три дня заряжать. Такое себе удовольствие.
  На том и порешили. Я подстраховался, Сэрас возможность экстренной связи тоже вполне устраивала. Оно и правильно. Не сову же в случае необходимости слать? Эти пернатые почтальоны ребята, безусловно, шустрые, но не настолько, как того бы хотелось. И перехватить их вполне возможно. В общем, свои тылы я обезопасил, и куда сильнее меня волновало само переселение в Хогвартс. Процесс преподавания в школе я представлял себе слабо, но надеялся, что как-нибудь справлюсь. Ту же Викторию я можно сказать что учил. И вроде как вполне неплохо. "Материал" он ведь усвоила. Другое дело что предмет мне достался откровенно дурацкий, но это я как-нибудь переживу. А вот сам по себе Хогвартс... это проблема.
  Интегра может сколько угодно гордиться тем, что ей удалось воплотить свою идею в жизнь. Точнее, подвести её в упор к этой границе, поскольку официально я ещё не был принят на работу. Но вот тот факт, что Альбус Дамблдор вряд ли обрадуется очевидному соглядатаю под боком её, похоже, не волновал. Сдаётся мне это потому, что она лично не сталкивалась с этим старцем со странными предпочтениями в выборе одежды. Я вот имел такую честь и до сих пор гадаю - он просто припугнул тогда зарвавшегося пацана или реально планировал прижать меня в случае неповиновения? Хотя зная её, то я бы не удивился полному спокойствию леди Хэллсинг при таком контакте. С её-то окружением в виде мага и пары вампиров, один из которых высший.
  ***
  Ещё через три дня ко мне прилетела сова с официальным письмом, в котором утверждалось, что некий Кристофер Шельт приглашается в качестве преподавателя в школу чародейства и волшебства. Всё как положено: красиво оформлено, с гербом школы и каллиграфическим шрифтом. Сразу же вспомнился тот день, когда я, будучи ребёнком, получил подобное письмецо. Забавно, но тогда, равно как и сейчас, я испытывал весьма противоречивые чувства, которые можно назвать "и хочется и колется". Причины, конечно, изменились, но всё же.
  В письме также назначалось дата и время моего прибытия. Никаких поездов разумеется - обычный путь через Хогсмид. По сути своей это было последней стадией, на которой меня могли попытаться завернуть. И вот что странно - если до сего момента я был бы рад такому повороту, то сейчас намеревался сделать всё от меня зависящее для достижения успеха. Ведь я может и не в восторге от самой идеи, но если затея провалится на данном этапе, то это будет именно моим провалом.
  Так что в назначенный срок в Хогвартс я отправился в боевом настроении. Правда, его быстро затмили новые приливы ностальгии. Пять лет минуло, а Хогсмид, куда я аппарировал, совершенно не изменился. Вот вообще не капельки. Вывески те же, новых домов нет, внешних их вид остался прежним. Разве что галдящих толп вырвавшихся из школы подростков не наблюдается. Но было бы странно видеть обратное - до начала учебного года ещё целых четыре недели.
  Потратив ещё несколько минут на созерцание тихой магической деревеньки, я неспешно направился к самому Хогвартсу. Дорога до ворот замка была мне хорошо знакома, но даже будь оно ровно наоборот, то заблудиться тут было бы проблематично. Замок-то вот он, лежит как на ладони, а ворота у него ровно одни. Со всех остальных сторон он ограждён запретным лесом. Весьма забавный факт с учетом того, что как раз от обитателей леса стоило бы прикрыть детей в первую очередь, а уже потом думать о самоволках за вкусняшками или выпивкой. Хотя за те пять лет, что я проучился здесь, никаких инцидентов связанных с нападениями лесного зверья не было, так что скорее всего какая-никакая защита там имелась. И навряд ли она ограничивалась наличием лесника.
  А у ворот меня уже ждали. Бессменный завхоз и страж порядка в одном лице - Аргус Филч. Вот уж кто способен пресечь поток приятных и позитивных воспоминаний одним своим видом.
  - Доброго дня, мистер Шельт, - неприятно осклабившись, произнёс он, едва я подошел к приветливо распахнуты воротам.
  - Приятно, когда тебя помнят, - в ответ я обозначил намёк на ухмылку. В том, что Филч меня именно помнил, а не просто знал имя человека, который должен прибыть, я даже не сомневался. О его злопамятности среди гриффиндорцев легенды ходили, а я в своё время не одну отработку провёл под надзором этого неприятного старика.
  И вот как мне теперь к нему относится? Мы ведь станет своего рода коллегами, пусть он и не преподаватель. Вместе будем припозднившихся школьников по коридорам ловить и всё такое? Забавно, но слабо себе это представляю. А ещё до меня с солидным запозданием дошел тот факт, что те детишки, которые начали свою учебу пока я был на пятом курсе, всё ещё не закончили школу. Возможно, кто-то из них меня даже вспомнит. А кто-то другой может знать или быстро выяснить о моей деятельности за последние годы. Хотя-я-я-я... Я вот в упор не помнил, кто преподавал магловедение в годы моей учебы. Так что логично будет предположить, что детишкам будет плевать на нового преподавателя. Вот очередной специалист по ЗОТИ как всегда станет объектом слухов.
  - Профессор МакГонагалл ждёт вас у себя в кабинете, - тем временем продолжил завхоз.
  - МакГонагалл? - удивился я, - не Дамблдор?
  - Директор занят и будет отсутствовать в ближайшие пару дней, - ворчливо отметил Филч, недобро на меня поглядывая, - вас проводить?
  - Нет, спасибо. Уж кабинет собственного декана я как-нибудь найдут.
  Что же, найти путь я действительно смогу, тут вопросов нет. А вот отсутствие Альбуса Дамблдора меня удивило. Я-то настроился на неприятную беседу, а меня фактически проигнорировали. Даже как-то обидно. Может это я такой мнительный и на самом деле директору безразлично наличие представителя ордена в Хогвартсе? Мы ведь не враги, в конце концов. В теории даже союзники. Впрочем, к чему гадать? Мы с ним наверняка ещё встретимся, а пока что меня ждала Минерва Макгонагалл.
  
  Глава 5.
  
  Короткая прогулка по Хогвартсу несла двоякое впечатление. С одной стороны я вновь испытал ностальгию, а с другой особенно остро воспринималось отсутствие учеников. Замок казался каким-то мёртвым. Обитатели картин и те либо не показывались, либо попросту спали, школьных призраков тоже не наблюдалось. Чего уж там - даже шаловливые лестницы, по вине которых случилось далеко не одно опоздание на уроки, замерли на местах. Из-за всего этого округа казалось какой-то недружелюбной и мрачной. Не таким я запомнил Хогвартс, совсем не таким. Но при этом я не мог не понимать, что именно так в это время года он и должен выглядеть.
  Найти кабинет своего бывшего декана действительно было совсем не сложно. Будучи школьником в кабинете декана я бывал гораздо чаще, чем должно. Если разум удивлялся непривычному состоянию школы, то ноги всё прекрасно помнили. Так что из своих размышлений я вывалился, с немалым удивлением обнаружив себя перед хорошо знакомой дверью. Встряхнувшись, я отбросил посторонние мысли и постарался придать лицу безразлично-уверенное выражение, после чего постучался.
  - Войдите, - прозвучал голос по ту сторону дверей.
  Я не заставил себя ждать и прошел в хорошо знакомый мне кабинет, в котором, навскидку, ничего не изменилось за прошедшие годы. Разве что какая-нибудь мелочь или содержимое книжных полок. Сама Минерва МакГонагалл привычно сидела за своим столом и даже летом была облачена в строгую тёмную мантию. Единственное что изменилось - это как меня встречали. Всё-таки я давно не ученик.
  - Здравствуйте, Кристофер, - поприветствовала меня МакГонагалл, окидывая заинтересованно-изучающим взглядом. По ней было сложно сказать, как она относится к моему появлению, но уж точно не была равнодушна.
  - Здравствуйте, Минерва, - вежливо отозвался я, хотя на языке так и крутилось обращение "профессор". Ага, и по стойке смирно заодно вытянуться. Шучу конечно, но выдрессировали нас в своё время неплохо - до сих пор аукается.
  - Присаживайтесь, - женщина поднялась из-за своего стола и, достав палочку, ловко притянула пару стульев, которые иногда использовались учениками. Беззвучный жест и они слились в одно кресло. Точная копия того, на котором сидела сама декан алого факультета, если ничего не путаю. Впечатляющая демонстрация навыков трансфигурации. В сидячее положение МакГонагалл вернулась ровно в тот момент, как я воспользовался её приглашением и, подойдя, занял предложенное кресло, - чаю?
  - Нет спасибо.
  Декан гриффиндора кивнула, давая понять, что услышала мой ответ, и ненадолго замолчала, продолжая задумчиво на меня смотреть. Я тоже не спешил форсировать события, попросту не зная, что тут стоит сказать. Как-то не доводилось мне бывать в подобных ситуациях. По сути дела это ведь что-то типа собеседования, на которых я никогда не бывал. В итоге неловкую паузу пришлось обрывать именно МакГонагалл:
  - Признаться, я очень удивилась, когда узнала, кто именно будет новым преподавателем магловедения.
  - "А уж как я удивился", - мысленно отметил я, но говорить ничего не стал, оставляя инициативу в руках своей собеседницы. Только обозначил улыбку и слегка пожал плечами. Мол, всякое бывает. Тем более что новой паузы, вынуждающей меня ответить, не возникло.
  - Если я правильно помню, то наш разговор касательно вашего будущего так и не нашел логического завершения, но преподавательская стезя тогда даже не обсуждалась, - продолжила Минерва МакГонагалл, - а потом вы вообще решили ограничиться сдачей СОВ и не продолжать учебу. Как же так получилось, что вы пришли именно к этому?
  - "Стоп... Так она ничего не знает?" - признаться, я изрядно удивился, поскольку изначально готовился к тому, что меня будут пытаться убедить отказаться от затеи с магловедением. А тут такой поворот. Понятное дело, что сама МакГонагалл и не должна знать, чем живёт её бывший подопечный. Я не настолько мнителен. Но Дамблдор-то не мог не навести справки о человеке, которого ему навязывают. А что такое Хэллсинг он сто процентов знает, сами же недавно с ним списывались. Значит, он не посчитал нужным говорить. Это даже как-то обидно... И странно, - как бы вам сказать... а не то чтобы сам пришел, скорее служебная необходимость привела.
  Неосведомлённость профессора поставила предо мной выбор - говорить всё как есть или нет. И долго я не раздумывал, поскольку было очевидно, что правда в любом случае скоро всплывёт. Лучше уж сразу сказать самому и избежать недопонимания, чем давать лишние поводы для ссор с новыми коллегами.
  - Что вы имеете ввиду? - женщина неприкрыто удивилась.
  - После окончания учебы я устроился в магловскую спецслужбу, занимающуюся вопросами магов. Защита населения от опасных созданий, магов преступников и всё в таком духе, - пустился в объяснения я, - именно по этой причине я сейчас нахожусь здесь.
  - Маглы? Спецслужбы? - что же, если бы я ставил себе задачу озадачить своего бывшего декана, то она была бы блестяще выполнена. Жаль только что ничего подобного у меня и в мыслях не было.
  Пришлось вдаваться в объяснения куда глубже, чем мне того бы хотелось. И это, между прочим, было не очень просто по отношению к человеку, давно живущим исключительно магическими реалиями. Но уж чем-чем, а глупостью МакГонагалл точно не страдала, так что достаточно быстро поняла, что к чему и смотрела на меня уже совсем иначе. Настороженно и недоверчиво. Ну, хорошо хоть не враждебно, а то я и таких индивидов встречал. Причем куда чаще, чем того бы хотелось.
  - Школа это не место для политических игрищ, - возмущённо, но без излишней патетики заявила женщина. Скорее даже констатировала факт, - наша задача учить детей. Защищать, если придётся. Но не прививать им свои взгляды и тем более не использовать ради своих целей.
  - Согласен с каждым словом, - сам посыл я, безусловно, одобрял, но, к сожалению, прекрасно знал, что не всё так просто. Как в жизни в целом, так и в самом Хогвартсе в частности, - жаль только не все ими руководствуются. Я всё-таки здесь учился и прекрасно помню, что к чему. Процесс интеграции маглорождённых в магический мир происходит несколько своеобразно.
  - Мистер Шельт! - а вот теперь возмущение было искренним. Женщина аж вскинулась и очень строго посмотрела на меня. Видимо по привычке.
  - Да-да, знаю, никто никого силой ни к чему не принуждает. Но что это меняет? Профессор, - я мысленно поморщился, поскольку и сам не смог сдержать старых привычек, - давайте не будет об этом, тут спорить бесполезно. Могу только заверить вас, что моё здесь присутствие не пойдёт в ущерб детям. Скорее даже наоборот. Особенно учитывая события прошедшего учебного года. Не знаю, какие собираются предпринимать меры для безопасности учеников, но мешать вам я точно не буду.
  - Так вот в чем дело, - тон МакГонагалл резко изменился. По всей видимости, она многое знала о той истории, что подбивало меня задать ряд вопросов. Останавливало понимание того, что сейчас не лучшее время. Сначала нужно сделать так, чтобы меня не рассматривали как угрозу.
  - Именно, - подтвердил я, - тот факт, что Сами-Знаете-Кто всё ещё жив, пусть и ограничен в своих возможностях, несёт угрозу для маглов, защищать которых в случае новой войны будут по остаточному принципу. Если вообще будут. Никто даже не знает, как много простых жителей Великобритании пострадало в ходе разборок магов. Это ведь так удобно, внушать ложные воспоминания. И речь не о десятках, а скорее о сотнях жизней, - МакГонагалл явно не нравилось то, что я говорю, но перебивать меня она не стала, так что я продолжил, - наш интерес очевиден, но возможности ограничены. По этой причине меня послали сюда - присматривать за юным мистером Поттером, вокруг которого творится какая-то чертовщина, и держаться поближе к Альбусу Дамблдору, как самому осведомлённому в данном вопросе лицу. Никаких иных намерений у моего руководства не имеется. Надеюсь, мне удалось развеять ваши сомнения?
  После моих слов снова воцарилась тишина, только на этот раз пауза получалась куда более тяжелая. Конечно, так не бывает, чтобы все подозрения снимались словами. Их ещё нужно подтвердить действиями, а доверие так вообще зарабатывается годами. К тому же я ещё сам не знал, что буду делать в том или ином случае. Но начинать с чего-то нужно было, так что я постарался по возможности честно расписывать наши цели. Поймёт меня мой бывший декан или нет - это уже совсем другой вопрос. Постороннему человеку точно бы не поверила. По крайней мере, я бы на её месте не поверил. Но я вроде как не совсем посторонний. Бывший ученик, за которым она плотно присматривала целых пять лет. И пусть уже в те времена мне были присущи не совсем "правильные" для мага взгляды, а так же имелись проблемы с дисциплиной, но лжецом я никогда не слыл. Да и намерения всегда имел благие. Ну, почти всегда... Уверен, сейчас все эти факторы она и взвешивает в своей голове. В противном случае меня сразу послали по известному адресу.
  - Хорошо, с политикой пусть разбирается директор, - наконец придя к как-то своему внутреннему выводу, твёрдо произнесла МакГонагалл. И меня такой подход более чем устраивал, - моя задача встретить и ввести в курс дела нового преподавателя. Этим и займёмся. Поскольку вы маглорождённый, то должны прекрасно понимать суть возникающих перед юными магами проблем, когда они попадают в кардинально отличающуюся среду. Даже гибкость детской психики не всегда способна помочь адаптироваться, а взрослые зачастую ничем не могут помочь, поскольку сами мало что понимают. Именно для того, чтобы дети хотя бы в теории понимали, как себя вести и что делать при попадании в мир маглов, задумывалось магловедение.
  - Вот только особого интереса у детей к нему нету, верно? Кому интересны чужие законы, когда можно помахать палочкой. Факультатив бы вообще закрыли, если бы выбор хотя бы двух не являлся обязательным. На магловедение записываются как на простой и ненапряжный предмет.
  Как уже говорилось, мне даже не удалось вспомнить нашего преподавателя по магловедению. Но кое-что выжать из своей памяти всё же удалось. В том числе и озвученные сведенья.
  - Так и есть, - не стала спорить Минерва и даже коротко кивнула, подтверждая справедливость моих слов, - но, хороший педагог всегда найдёт способ увлечь своих учеников. А вы, насколько я понимаю, должны быть как минимум заинтересованы в развитии этого направления.
  - Пожалуй. Только опыта преподавания у меня нет, и я был бы благодарен любому совету, - ну всё, кажется можно выдыхать, поскольку беседа начала утверждаться в совершенно безобидном русле. МакГонагалл не преисполнилась радостью от моего присутствия, но и упираться не стала.
  - Не вы первый, не вы последний, Кристофер, - ну да, небезызвестный зельевар ведь начинал преподавать примерно в моём возрасте, - разумеется, мы вам поможем, как помогали всем молодым людям до вас. Как когда-то помогали мне. Для начала вам стоит ознакомиться с учебным планом и материалами ваших предшественников.
  С этими словами женщина положила на стол небольшую стопочку тонких на вид брошюрок, а потом добавила к ним связку рукописных свитков. Навскидку там было не так уж и много. Я опасался куда худшего. Хотя тут ведь нету самих учебников, с которыми мне так же стоило ознакомиться.
  - "Даже не вериться, что я всерьёз об этом размышляю", - мысленно вздохнул я, тоскливо поглядывая на предоставленные МакГонагалл материалы.
  - Расписание занятий и список выбравших магловедение учеников будут готовы ближе к началу учебного года, - продолжила в нейтральном стиле вводить меня в курс дел декан, - сли будут какие-то вопросы, я постараюсь помочь. А пока давайте я покажу вам ваш кабинет и апартаменты.
  
  Глава 6.
  
  Последующие дни я провёл в основном в своём новом доме, изучая предоставленные материалы и вникая в суть предмета, который мне предстояло преподавать, одновременно пытаясь свыкнуться с самой мыслью об этом. К моему немалому удивлению общий учебный план был вполне себе толковым. По крайней мере, с точки зрения взрослого человека, тогда как детей, очевидно, он мало интересовал. Начиналось всё достаточно неожиданно - знакомством с полным текстом Статута о секретности. Да-да, именно с этого. Казалось бы в мире магии даже последний тупица знает что это такое, но спроси у кого-нибудь о деталях и навряд ли получишь вменяемый ответ. Общий смысл действительно был очевиден и сводился к тому, что перед маглами нельзя светить магией, но дьявол, как известно, кроется в деталях.
  Сам по себе Статут тщательно разбирают на истории магии, но в магловедении акцент ставился на то, какие действия маг был вправе осуществлять, если попал в неприятную ситуацию. И речь не о законах как таковых, а скорее о неотъемлемом праве. Сейчас я об этом знал многое, но вот в школьные годы этим похвастаться не мог. Как-то не интересовался, а на уроках этого нам не давали. Дальше дело переходило к немагическим действиям во все тех же сложных обстоятельствах, и это было более чем разумно. Магу, заплутавшему в обычном мире, стоило знать, как выйти на магические поселения, либо послать весточку друзьям, близким или попросту в министерство, используя обычную почту. А ещё как себя вести, если попал в полицию или больницу. В общем, вполне понятные и полезные сведения.
  Уже потом начиналось постепенное переключение на обобщённые вещи. Правила дорожного движения, выбор не привлекающей внимание одежды, на этой части я изрядно повеселился, общественный транспорт, краткий обзор магловских законов в духе "не убий и не укради", а также рекомендации по поведению. Почти весь вводный курс для тех, кто выбрал данный факультатив, сводился к изучению сугубо прикладных вещей и разбору всевозможных проблемных ситуаций, в которые имелся шанс угодить. А уже с четвёртого по седьмой курсы шло изучение магловской культуры, политического устройства, технических достижений и, совсем уж чуть-чуть, истории. Эдакая заранее обреченная на провал попытка впихнуть невпихуемое.
  Ещё сильнее я удивился, когда поймал себя на мысли о том, что прикидываю, чем бы стоило дополнить предмет. Соотнесением законодательств и экономик миров, например, а также периодическими напоминаниями о том, что маглы это тоже люди. Хотя по большей части это как раз "маги тоже люди", ведь отклонение от "нормы" логичнее мерить по большей части населения планеты, но эту мысль вряд ли многие смогут принять. Так же можно было добавить примеров из личной практики. Само собой из разряда того, как некоторые умники пытались обогатиться за счёт неодарённых простецов и чем это для них закончилось.
  За эти дни из дома я отлучался считанное число раз. Заскочил в штаб, чтобы коротко отчитаться, несколько раз заявлялся в Хогвартс, чтобы переговорить с Минервой МакГонагалл. Мой бывший декан неожиданным образом вновь стала моим наставником, поскольку в деле преподавания я мало что смыслил. Это на словах всё просто - взял да прочитал материал перед кучкой детей. А на практике уроки нужно было как-то организовывать, распределяя время, темы и выдавая задания для самостоятельного изучения. Что-то мне подсказывало, что детишек ждал не самый приятный сюрприз в виде сумбурного подхода своего нового преподавателя. Впрочем, может это наоборот им понравится. Или будет попросту наплевать.
  А вот Альбус Дамблдор так и не давал о себе знать. Я точно знал, что он уже вернулся в школу, но почему-то не спешил вызывать меня на допрос с пристрастием. Это невольно напрягало, но сам я форсировать события не спешил. Если он не хочет со мной говорить, то мне из него всё равно ничего не вытянуть. К тому же, на мой взгляд, таковая беседа всё равно неизбежна. Правда, точно так же я был уверен и в том, что меня сходу вызовут, чтобы расставить все точки над "i", а этого не произошло.
  Как бы то ни было, но большая часть августа прошла спокойно. Я бы даже сказал - буднично. Словно и не было никаких резких перемен. Собственно я даже ни с кем из других обитателей Хогвартса кроме Филча и МакГонагалл не пересекался - большинство преподавателей в замке бывали такими же набегами. К слову, в обычных школах даже летом кипит жизнь, пусть и не столь активно как в учебное время - я специально узнавал. Но тут вступало в силу три фактора - наличие магии и домовиков, что упрощало очень и очень многое, и значительный акцент на самодостаточности учеников, которые сами обеспечивали себя учебниками и расходными материалами. Бюрократической волокиты, неизбежной при многих тысячах школ на территории страны, также не должно быть. По крайней мере не в таких масштабах.
   Тем не менее, так не могло продолжаться вечно, и я неизбежно должен был пересечься со своими новоявленными коллегами. Так и случилось - в двадцатых числах мне довелось побывать на собрании хогвартсовского персонала, посвященного началу грядущего учебного года.
  В замок я прибыл так, чтобы оказаться на месте ровно к назначенному времени. Как-то не горел я особым желанием общаться на отстранённые темы. В учительской школы-замка мне до этого дня бывать не доводилось, и всё что я знал, так это то, что вход в неё охраняют две статуи-гаргульи, требующие пароль.
   - О, смотри, ещё один новенький! - радостно воскликнула левая статуя.
  В отличие от каменного стража, охраняющего кабинет директора, эти молчаливыми истуканами не были. Поговаривали, что они любили поглумиться над незадачливым учеником, ждущим экзекуции, но я всегда считал это простыми слухами, поскольку разбирательства всегда проходили либо у декана, либо у директора.
  - Как думаешь, надолго или как обычно? - в тон ей заявила вторая.
   - Ответственность, - проигнорировав подначку, произнёс я слово-ключ, полученное от МакГонагалл, и стражи нехотя подались в стороны. Такой себе пароль между прочим. С другой стороны учебный год ещё не начался и его ещё сотню раз можно успеть поменять.
   Как оказалось, я действительно прибыл одним из последних. Просторная, светлая комната могла похвастаться несколькими журнальными столиками и множеством разномастных диванов с креслами, большая часть которых уже была занята. Профессора сидели небольшими группами "по интересам" и негромко обсуждали какие-то свои темы. Особняком держались разве что Хагрид и Филч. Но оно и понятно - эти двое к преподавательскому составу не относились и присутствовали, скорее всего, просто до кучи.
  Моё появление было встречено ленивым интересом. Вряд ли многие меня помнили, тем более что почти половина преподавателей это факультативщики, у которых я никогда не бывал. Я и сам не всех узнавал. Например, что-то воодушевлённо рассказывающий преподавательнице астрономии мужик в бежевой мантии и с вызывающе золотистыми волосами мне определённо был незнаком. Но некоторые знаковые личности меня, определённо, узнали. Например, Северус Снейп, который удивлённо посмотрел на меня, а так же Филиус Флитвик, который без лишних заморочек просто приветливо кивнул.
   - Приветствую, - на всякий случай поздоровался я и, выцепив взглядом свободный угол, поспешил занять намеченное место. Чувствовал я себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Каким-то социофобом, боящимся завести разговор с незнакомыми людьми, я никогда не был, но в том то и дело, что эти люди не были незнакомцами. Пусть и не все из них, но они меня учили, и с тех пор прошло не так много времени. Особенно с точки зрения магов. Это невольно загоняло меня в неловкое положение, когда я сам себя воспринимал низшим членом местной социальной иерархии. Надо ли говорить, что я напрочь отвык от подобного?
   Ответом мне послужило несколько разноголосых приветствий, и интерес к моей персоне на этом был практически исчерпан. Ожидаемый поворот, с учетом моего первого разговора с Минервой МакГонагалл. И, пожалуй, так оно даже лучше. Так меня будут оценивать беспристрастно. А если потом поползут слухи, то уже будем думать. В конце концов, со своим бывшим деканом я общий язык как-то нашел. Главное помнить, что пока я здесь, то я в первую очередь преподаватель, насколько бы странной не казалась сама эта мысль.
   Минут пять я просто сидел, изучая присутствующих, и изредка ловил ответные взгляды. Не самое интересное занятие, но других не было. Как-то я слабо представлял, как подхожу к Снейпу со словами "Привет, Северус, как жизнь?". Со своим новым окружением придётся свыкнуться, но процесс это явно не быстрый.
   Наконец-то прибыл директор школы, Альбус Дамблдор, которого, по всей видимости, все и ждали. Причем появился он из камина. Наверное, по какой-то причине задерживался.
   - Прошу прощения за опоздание, - директор выглядел ровно так, каким я его видел последний раз ещё будучи учеником. Всё та же пёстрая мантия, очки и добродушный взгляд, прошедшийся по всем присутствующим. И на мне он даже не задержался, - рад видеть всех в добром здравии. И если нет ничего срочного, - при этих словах Дамблдор покосился в сторону МакГонагалл, но та едва заметно качнула головой, - то начнём как обычно, с представления наших новых коллег. Прошу поприветствовать Гилдероя Локхарта, нашего нового преподавателя защиты от тёмных искусств.
   - К вашим услугам, дамы и господа, - ранее примеченный мною золотоволосый приподнялся со своего места и отвесил изящный поклон.
   А ведь это имя мне было знакомо. Читал как-то для разнообразия магическую развлекательную литературу и был приятно удивлён, поскольку был уверен, что она у них в зачаточном состоянии. Кому нужны книжки про магию, когда это обыденная реальность, и про космос, если большинство магов крайне далеки от подобных вещей? Но я как-то упустил из виду тот момент, что люди пишут вполне интересные романы про современность или прошедшие времена без каких либо дополнительных сущностей. Было бы желание и талант. И Локхарт на этом поприще определённо преуспел - две или три книжки зашли влёт. Но вот дальше интерес пошел на спад.
   Вот только как он попал из писателей в преподавателя? Тем более если речь шла о ЗОТИ. Неужели писательство от своего лица это не авторский ход, а описание реальных событий? Верилось в это с трудом - внешне он совершенно не походил на человека, прошедшего огни и воды. Скорее на того, кто наслаждается гласом труб. С другой стороны у него вроде как был Орден Мерлина какой-то там степени, а такие вещи просто так не дают. Ага, зато дают не просто так - как в обычном мире всяким выдающимся деятелям. Впрочем, зачем делать торопливые выводы? Думаю, ещё вполне успеем познакомиться. Мы ведь оба тут новички.
   - И Кристофера Шельта, преподавателя магловедения - задумчиво изучая Локхарта, я едва не пропустил момент, когда настала моя очередь подниматься и кланяться. Только я сделал это молча, чтобы не повторятся, - оба в прошлом ученики Хогвартса, и я рад вновь приветствовать их в этих стенах. Надеюсь, вы все поможете им освоиться.
   Говорил Дамблдор как-то чересчур уж по-доброму, словно действительно был рад нас видеть, в чем лично я сильно сомневался. По крайней мере, в отношении моей персоны. И почему-то это напрягало. Я не знал, что за игру затеял директор. Ну не будет же он всю дорогу меня игнорировать? Точнее, относится в соответствии с моей официальной должностью. Я ведь фактически официально засланный шпион. Кому такое понравится?
   - Ну а теперь вернёмся к организационной части, - продолжил тем временем Альбус Дамблдор, - Минерва, тебе слово...
  
  Глава 7.
  
  Первое сентября. Знаковая дата для большинства детей и подростков, но в некоторых случаях не только для них. Для меня эта дата стала знаком того, что всё свершилось окончательно и бесповоротно. Ни эпизодическое общение со своими коллегами, ни даже затраченное на переобустройство своего рабочего класса с кабинетом время не давали того внутреннего принятия свершившегося, как лицезрение постепенно наполняющегося детьми обеденного зала Хогвартса.
  По всей видимости, подспудно я всё же был уверен, что Альбус Дамблдор не смирится с моим присутствием, но теперь стало понятно, что это не так. Не станет он устраивать скандал на глазах у своих учеников, по крайней мере, не при наличии иных вариантов. Но факт есть факт - мы с ним ни разу не переговорили с глазу на глаз, как бы странно с моей точки зрения это не казалось. Собственно я видел его всего два раза, но если бы он хотел диалога, то он бы состоялся. Тут можно было даже не сомневаться.
  Забавно, но я волновался, словно вновь стал первогодкой, ещё не прошедшим распределение. Только теперь я был по другую сторону баррикад, так сказать. Ну и прибыл я не в поезде, а самостоятельно. Успел ещё раз перепроверить, не забыл ли чего важного, а также навернул несколько кругов по учебному классу, всё ли в порядке, и только потом отправился на место. На тот момент до начала торжественной церемонии оставалось около часа и в обеденном зале собрались ещё не все преподаватели. Дамблдора пока не было и остальные сидя за пустующим на тот момент столом вели неторопливую беседу.
  Мне не оставалось ничего иного, кроме как направится на своё место, ближе к краю правой части стола. Место моего соседа со стороны центра пустовало, но слева со скучающим видом, подперев голову своей единственной рукой и блуждая взглядом где-то в районе потолка, сидел Кеттлберн, преподаватель по уходу за магическими существами. Классный мужик, между прочим, пусть и несколько своеобразный. А ещё он в некотором роде мой коллега. Само собой не по преподавательской стезе - опасные существа его профиль. Интересное соседство. Точнее может стать таковым. Всё-таки разница в возрасте у нас более чем солидная и не факт, что ему будет до болтовни с "мальчишкой". Таких на его памяти наверняка немало и появлялось и исчезало.
  - Коллеги, - ни к кому не обращаясь, просто отдавая дань вежливости, произнёс я, прежде чем сесть. Ответа, что характерно, я не слышал. Лишь пару человек удостоили меня толикой внимания и приветственными качками головы.
  - Устраивайтесь, Шельт, и наслаждайтесь последними мгновениями спокойной жизни, - голос сидящего подле директорского "трона", декан как-никак, Снейпа прозвучал так, что если бы не моя фамилия, то я бы и не понял, что это ко мне обращаются.
  С другой стороны он хотя бы не стал отмалчиваться. Не сказал бы, что это событие меня резко осчастливило, но всяко лучше, чем ничего. Нужно ведь как-то вливаться в коллектив. В хэллсинговский вот не получилось и хорошего в этом мало. Пусть я неплохо справлялся со своей работой, но когда появилась та же Сэрас, то стало как-то повеселее. Тем более что я тут с вполне конкретными целями и для их достижения мне определённо не стоило отгораживаться от остальных.
  - Всё настолько плохо? - спросил я в ответ. Не то чтобы мне было особо любопытно, я и так догадывался что работа с детьми весьма нетривиальна, а просто чтобы что-то ответить.
  - Скоро узнаете, - беседа оказалась так же резко свёрнута, как и началась. Зачем вообще было её начинать?
  Усевшись на своё место, я окинул взглядом непривычно пустой обеденный зал. Хотя непривычным в первую очередь был ракурс, а не сама по себе пустота. Так-то мне бывать здесь не во время приёмов пищи, разумеется, доводилось. Стол стоял на небольшом возвышении, да и стулья были не в пример выше скамеек для учеников, так что обзор получался хороший. Удобно высматривать интересующих тебя личностей, будь то нерадивый ученик-шалопай или Гарри Поттер, за которым кое-кому предстояло присматривать.
  Ещё одним отличием было то, что учительский стол не пустовал. На нём уже располагались бокалы с напитками и лёгкая закуска. А вот ученикам накроют в последний момент. И, как я подозревал, это уже какая-то особая хогвартская магия. Потому что обслужить такую толпу детей даже немаленький выводок домовиков не в состоянии. Чтобы разом всё подать нужно будет никак не меньше одного эльфа на четырёх человек, а это уже немалого порядка цифра. При этом для обычного обслуживания замка таковое их количество явно не требовалось.
  Заняться было особо нечем, и я невольно начал прислушиваться к разговорам окружающих, но интересного там было мало. По крайней мере, пока я не обратил внимания на неторопливый разговор деканов, среди которых на тот момент отсутствовал только Флитвик.
  - Надеюсь, этот год пройдёт спокойнее, - сидящую с левой стороны стола Спраут мне было слышно несколько хуже, чем декана змей, но тяжелый вздох сложно было не заметить. И я что-то сомневаюсь, что говорила она об обычных для школы происшествиях, типа драк или мелких пакостях учеников. Хотя, может и о них, но учитывая то, что я слышал, вероятнее обратное.
  - При наличии в школе Поттера? - с бескрайним скепсисом в голосе спросил Снейп, - крайне сомнительно.
  - И чего ты так взъелся на мальчика? Меня больше беспокоят близнецы. С каждым годом на них всё сложнее находить управу, - не согласилась с ним декан барсуков. Интересно, что это за близнецы такие? Помона Спраут на моей памяти была самым мягким из деканов и сквозь пальцы смотрела на мелкие залёты.
  - Я буду держать ситуацию на контроле, - отрезала сидящая рядом с ней, по левую сторону от директорского места, МакГонагалл. И это говорило само за себя. Тема ей не понравилась, а значит речь о ком-то с гриффиндора.
  - Увещевания тут не помогут, Минерва. Уизли плевать на них хотели, а кое-кому вообще правила не писаны, - продолжил гнуть свою линию декан змей, но меня больше заинтересовал не факт столь фривольных высказываний с его стороны, а упомянутая фамилия. Значит, это младшие Билла резвятся? Бесполезная, но забавная информация.
  - Тебе есть что предложить, Северус? Хочешь восстановить практику телесных наказаний, как год из года предлагает Аргус? Пороть детей и сажать их в карцер? - хмуро ответила ему декан алого факультета.
  - Почему бы и нет? Воспитательный эффект очевиден и это явно лучше, чем посылать их в запретный лес без нормального сопровождения.
  Было весьма занятно наблюдать, как вражда факультетов проявлялась на этом уровне. Мне всегда казалось, что деканы выше этого. Правда, в тот период зелёный факультет возглавлял другой человек, преподаватель нумерологии Кезой Фосли, которого сложно представить участником даже такой вялой перепалки. Тот её чопорный старикан. А ещё я не понял, что там за случай с запретным лесом, но Северус Снейп откровенно провоцировал Минерву МакГонагалл, а та пыталась отвечать ему тем же. И всё это с холодной вежливость, но без малейшего намёка на агрессию. В общем, довольно скучное зрелище... было бы, не будь это преподаватели, которые когда-то меня учили азам. Запомнил-то я их совсем другими. Но теперь мы вроде как на равных, нужно быстрее к этому привыкать.
  Не знаю, во что бы это вылилось, если честно спор казался будничным, а сама тема, вероятно, была уже заезжена, но в любом случае вмешалась Помона Спраут и оборвала эту дискуссию. Попросту мягко, но при этом весьма убедительно произнесла:
   - Дорогие мои, давайте свернём эту неприятную тему и сосредоточимся на сегодняшнем дне. Дети уже скоро прибудут.
  Дальше с этой стороны доносились куда менее интересные рабочие обсуждения, что-то там на тему назначения новых старост. Вникать в это у меня не было особого желания, а если бы и было, то озвученные имена мне ничего бы не сказали. К тому же вскоре я обнаружил, что Сильванус Кеттлберн вышел из своего медитативного состояния и вперился в меня свои глазом. Тот факт, что его интерес обнаружен, мужика явно не волновал. Он просто продолжал молча смотреть, при этом совершенно открыто чуть ли не излучая любопытство.
  - Что-то не так? - я не стал играть в гляделки и предпочёл задать прямой вопрос.
  - От тебя пахнет вампирьём, - прозвучал совсем уж неожиданный ответ.
  Кеттлберн говорил так уверенно, что у меня тут же возникло впечатление, что он знает, чем я занимался последние годы. Это, в общем-то, и не секрет, но пока этот вопрос с местными не обсуждался. МакГонагалл была в курсе, но с ней у нас быстро сложился негласный нейтралитет, и эта тема не поднималась, - любишь опасных зверушек? Или опасные развлечения? Знавал я одно интересное местечко в лютном, ты не из его завсегдатаев?
  Речь Сильвануса, а так же заговорщицкое подмигивание, изрядно меня озадачили. Как-то сразу стало непохоже, что это намёк на тему "я всё о тебе знаю". Скорее какие-то личные выводы и сопутствующее им поведение. Весьма странное при этом. Особенно с учетом того, что, как я подозревал, говорил он о вполне конкретном и ныне закрытом заведении, в котором мне действительно доводилось бывать. Выходило, что он просто хочет поговорить?
  - Они как-то особенно пахнут? - не зная, что тут вообще можно ответить, я предпочел ответить встречным вопросом. К тому же я никогда ни о чем подобном даже не слышал, и это можно было назвать профессиональным интересом.
  - Даже не отрицаешь? Ха! Вот молодёжь пошла! - Кеттлберн так обрадовался собственным выводом, словно был ребёнком, а не мужчиной в солидном возрасте. Причем реакция его было весьма громкой, но особого внимания на это никто не обратил. Видимо, это считалось для него нормой.
  - Мне приходилось контактировать с ними по рабочим вопросам, - обтекаемый ответ, но зато правдивый.
  - Интересная у тебя работка была, парень. Как там тебя... Шельт, да? - я молча кивнул, - впрочем, у нас тут не хуже. Жаль что сейчас многое позапрещали и зверинец почти пустой, а вот раньше... Хотя может оно и к лучшему, а то от меня и так немного осталось.
  С этими словами Сильванус продемонстрировал мне свой клешнеобразный протез левой кисти и заливисто расхохотался над собственной шуткой. Ну, если это была шутка. Странный он всё-таки.
  - Но ты если что вечерком заскочи, поговорим о... хех... работе. А то кроме как с Хагридом и поговорить не с кем, да и он всё больше по животным. Я даже подозреваю что он... кхм... ладно, не самое подходящее место для таких бесед. В общем, заходи если что.
  - На мой вопрос вы так и не ответили.
  - А-а-а, - Кеттлберн лениво отмахнулся здоровой рукой, - у меня чутьё на такие вещи. Не бери в голову.
  Больше ничего примечательного да самого начала торжественной церемонии не случилось. Постепенно подтянулись остальные профессора и Дамблдор. МакГонагалл наоборот удалилась встречать первогодок и в зал тонкими струйками начали втекать ученики, постепенно заполняя места у столов. Честно говоря, когда я сам учился, то мне казалось что нас гораздо меньше, но с новой позиции количество детей казалось зашкаливающим. А ещё зал очень быстро начал наполняться непрекращающимся гомоном. Детишки явно не наговорились в поезде, а даже если и наговорились, то какие-то темы для болтовни они всегда найдут. По себе помню. И вот эту толпу мне предстояло учить. Ужас.
  Уже когда все расселись, привели новичков, и началась обычная процедура распределения. Песня шляпы и всё такое прочее. За ней я не особо следил, пытаясь выловить за гриффиндорским столом Гарри Поттера. Однако его не было. Я даже прошелся по другим факультетам, но, разумеется, там тоже было пусто. И вот это уже было странно. С мальчишкой что-то случилось?
  Пропажу заметил не только я. Северус Снейп склонился к уху Дамблдора и о чем-то с тем перешёптывался, после чего встал и быстро покинул зал. Но ни он, ни директор обеспокоенными при этом не выглядели. Снейп так вообще скорее раздраженным. И это несколько успокаивало. Тем не менее, напрашивался вывод, что первый для меня в новой роли учебный год уже начинался неординарно.
  
  
  Глава 8.
  
  Ситуация с Поттером прояснилась достаточно быстро. Как оказалось парнишка со своим приятелем, очередным представителем семейства Уизли, не смог попасть на поезд. Обстоятельств произошедшего я не знал, это ещё предстояло выяснить, ведь меня на разбирательства никто не приглашал. Но кое-что всё же слышал. Деятельные детишки вместо того чтобы связаться с кем-то из взрослых и отправиться в школу посредством каминной сети или "Ночного Рыцаря", запаниковали и выкинули такое... Взяли зачарованный летающий автомобиль мистера Уизли, тем самым крепко его подставив ведь он, насколько я помнил, работал в отделе противодействующему подобным экспериментам, и отправились вслед за поездом. Само собой не обошлось без случайных свидетелей, из-за чего в министерстве в тот день явно прибавилось работы, но этим дело не ограничилось. Юные дарования не смогли нормально приземлиться и вписались в плакучую иву, что вполне могло вылиться в трагическую кончину, но обошлось. В общем, кое-кто отметил первое сентября с размахом, и теперь будет развлекаться отработками с самого первого учебного дня.
  Уже на следующее утро Поттер присутствовал на завтраке, но его "приключения" явно не закончились. Его приятелю прислали вещь, которую боится большинство младшекурсников Хогвартса. Боялись бы все, да только некоторые просто не в курсе того, что такое вопиллер. За время своей учебы я имел сомнительную радость наблюдать нескольких получателей подобных посланий и, что характерно, никто из них не был рад услышать голос родителей. А уж миссис Уизли себя точно не сдерживала, и послание услышал весь обеденный зал. Несмотря на близкие отношения с Биллом, с его семейством я знаком не был и лишь видел их пару раз на вокзале, но похоже моё представление о них как о достаточно шебутных людях было верным. Сначала летающий автомобиль, потом вопиллер, да ещё и некие близнецы, которые допекли даже Помону Спраут.
   Тем не менее, эти события не помешали Поттеру обратить внимание на моё присутствие. Парнишка оказался крайне удивлён, обнаружив меня среди преподавателей. Вполне понимаю, как это могло выглядеть с его стороны: сначала некий человек врывается в твою жизнь под одним предлогом, а вскоре оказывается рядом под совсем другим. Напрашивалась необходимость с ним поговорить, вот только тут была одна проблемка - мальчишка учился на втором курсе и по определению не мог попасть на мои уроки, что резко усложняло процесс поиска возможности для приватной беседы. Иначе можно было бы просто попросить его задержаться после урока - на моей памяти профессора нередко так делали. С другой стороны, времени у меня было с лихвой, а школа это не многомиллионный город. Как-нибудь да пересечемся.
  Вообще, моё расписание сложно было назвать нагруженным, поскольку на факультатив записывалось не так много народу и на магловедение частенько ходили все факультеты разом, что резко сокращало количество занятий. Ровно семь уроков в неделю, по одному в каждый день кроме воскресенья и два по средам. Пять потоков, у каждого из которых по одному сдвоенному занятию в неделю, но у третьего и пятого курсов учеников было слишком много для общего занятий и их разделяли на два захода по два факультета. При этом занятия проходили преимущество в конце учебного дня и, если бы не обязанность следить за порядком по вечерам и периодические ночные дежурства, то свободного времени было бы даже слишком много.
  Тем не менее, его и так было немало. Тут кстати сходу возникали некоторые идеи. После школы я многому научился, но я был не настолько самонадеян, чтобы считать себя докой в магических науках. Что-то я почерпнул от своих предшественников, что-то приобрел сам, причем, зачастую, не самыми легальными путями. Но во многом я оставался недоучкой и сейчас имелась неплохая возможность подтянуть свой уровень. То есть меня интересовала библиотека. Причем в первую очередь запретная секция. Я ведь теперь преподаватель и мне не нужны никакие разрешения, так что стоило ловить момент.
  Но пока на первом месте стояли уроки. Это было строго необходимо, чтобы здесь прижиться и начать выполнять поставленные задачи. Хотя некоторую роль играло и то, что я сам себя накрутил. К своим первым занятиям я готовился обстоятельно и немало времени потратил, прикидывая, как бы лучше подойти к вопросу. Тут мне во многом помогал тот факт, что воспоминания о собственной учебе были достаточно свежи, и я вполне мог предположить, что будет интересно детям, а что нет.
  На магловедение как правило идут те, кто о маглах имеет весьма смутное представление, но при этом не относится к идейным представителям старой элиты. Суть того, что нужно донести до них тоже была предельна понятна. Но разве кого-то заинтересуешь плакатами с правилами дорожного движения, фотографиями пожарных, полицейских и так далее, а также городскими картами? Нет. Абсолютно и безоговорочно. Разок глянут и забудут. Так что первым делом я избавился от всего этого мусора, которым было так богато убранство учебного класса, и не пожалел собственных денег ради некоторых покупок.
  На стенах появились совсем иные изображения. Грандиозные постройки последних двух веков, типа Эйфелевой башни или Эмпайр-стейт-билдинг. Монструозных габаритов техника: круизные лайнеры, дирижабли, самолёты. Такого в мире магии точно не увидишь. Несколько сделанных на заказ живых магических постера с футболом, ну не верю я, что обитатели наших островов могут быть безразличны к этому виду спорта, а также пластинки как с современными хитами, так и классикой. Ну и конечно же космос, который продолжают покорять "простецы", тогда как великие маги о таком и помыслить не могут. Всё это, на мой взгляд, должно было привлечь внимание детей. Показать что остальной мир не столь примитивен, как им может казаться. Что маглы с момента принятия статута шагнули далеко вперёд и привычные представления о них в корне устарели.
  К сожалению, я не мог в полной мере показать все ключевые отличия миров. Во многих сферах, будь то простой быт или транспорт, маги до сих пор обходили простых людей, но тем тоже было что удивить. В первую очередь - обработка и обмен информацией. А ещё оружие, которое в представлении обывателей магического мира было бесполезными пукалками. Показать бы им работу реактивной системы залпового огня или видеокадры, посвященные ядерному оружию, чтобы они прониклись масштабами. У магов ничего подобного нет, по крайней мере, я такой информации найти не смог, и в плане массового поражения они могли посоперничать только на ниве биологического оружия, устроив эпидемию какой-нибудь дряни. К сожалению, важность первого они не поймут в силу возраста, а второе мне наверняка запретят и будут правы. Это всё-таки дети.
  И вот второго сентября пришло время моего первого урока в качестве преподавателя. Словно специально в этот день меня ждали семикурсники, то есть вполне взрослые люди, с которыми можно поднять серьёзные темы, но именно этого делать и не стоило. А ведь желание было, да только не хотелось начинать с конфликта. В идеале-то мне стоило сидеть настолько тихо, чтобы о моём существовании вообще забыли, но это у меня вряд ли получится. Так что требовалось хотя бы не провоцировать окружающих. По этой причине я планировал просто следовать имеющемуся учебному плану и материалам учебника, лишь немного разбавляя их отсебятиной.
  Первый урок начался на исходе учебного дня. Я встречал своих учеников уже будучи в кабинет, подсев на собственный стол и наблюдая, как они заходят и тут же начинают с любопытством вертеть головами, знакомясь изменениями обстановки. Задумка со сменой интерьера на первый взгляд казалась оправдавшей себя. Сам я тоже вполне соответствовал, не став накидывать мантию поверх обычной одежды, вполне цивильных джинсов и рубашке. Помнится та же МакГонагалл умела производить впечатление на первогодок, встречая их, обратившись в кошку, так что я тоже стремился подчеркнуть суть своего предмета.
  Потихоньку все расселись, но я не спешил начинать, переводя взгляд с лица на лицо. Ученики отвечали мне тем же. Но в гляделки мы играли не долго - урок пора было начинать. А потому я оторвался от своего места и встал в полный рост.
  - Приветствую вас, юные леди и джентльмены, - спокойно заговорил я, - для начала позвольте представиться - профессор Кристофер Шельт. Некогда учился здесь на факультете Годрика Гриффиндора. Маглорождённый, как несложно догадаться, - моё заявление, как и ожидалось, особого интереса не вызвало. За редкими исключениями преподаватели в Хогвартсе являются его же выпускниками, а то, что маглорождённый преподаёт магловедение это тоже понятно. Так что мои слова были сплошной формальностью. Но не пропускать ведь эту часть? - а теперь попрошу представиться и вас, так что начнём с переклички.
  Далее я последовательно называл имена учеников и старался запомнить их лица, хоть и понимал, что сходу этого сделать. Но опять же, начинать ведь с чего-то нужно. Процесс не занял много времени, однако под конец я обнаружил, что перебрал не всех. Точнее в списке было меньше пунктов, чем присутствовало учеников и это было... ну не то чтобы странно, но несколько неожиданно. Мелкая неувязочка, сбившая меня с мысли.
  - Юноша на заднем ряду, - обратился я к парню, что сидел несколько наособицу от всех остальных. Остальные, к слову, на него периодически косились, но до этого момента я не придавал значения данному факту. Откуда мне знать какие у них там взаимоотношения, - вас нет в списке. Это какая-то канцелярская ошибка или...
  - Всё верно, сэр, я не записан на этот факультатив, но у меня было свободное время, и я решил послушать нового преподавателя. Если вы против, то я удалюсь.
  Ответ последовал незамедлительно. Причем парень при этом пристально на меня смотрел, можно сказать сверлил взглядом. И вот это точно было странно. По идее никаких личных неприязней между мной и учениками быть не должно. Разве что он родственник кого-нибудь из тех, кто с моей подачи получил срок в Азкабане? Если так, то будет очень неприятно.
  - Нет, можете оставаться. Только потрудитесь представиться, - пожалуй, попытка выпроводить его была бы ошибкой, так что я предпочел сделать вид, что всё нормально и столь пристального интереса не замечаю. Тем более что вероятность родившегося у меня в голове варианта была явно невелика и за поведением парня могло стоять что-то ещё.
  - Джонатан Майлс, сэр.
  И вот тут я попросту замер, прикипев взглядом к лицу семикурсника. Это имя мне было определённо знакомо. Так звали парнишку-первогодку, которому я помогал советом в свой последний учебный год. Нехитрые вычисления тут же подтвердили тот факт, что сейчас он как раз должен учиться на седьмом курсе. Только я его никак не мог узнать, поскольку тогда он был мелким и худым мальчишкой, а сейчас это был крепкий парень среднего роста с колючим взглядом. Кардинальное, пусть и абсолютно естественное изменение.
  А вот я за прошедшие годы не так сильно изменился, по крайней мере - внешне. К тому же меня, как нового преподавателя, представляли на пиру. Видимо Джонатан тоже меня не забыл и решил заглянуть на огонёк. Только не дождался конца занятий, как стоило бы сделать, а зашел прямо во время них.
  - "Нет, он пришел на занятие преднамеренно", - быстро вспыхнуло в голове осознание.
  Я понял причину его прихода. В своё время у парня были проблемы с вливанием в новое для себя общество и я пытался ему помочь, поскольку сам проходил через подобное. А потом я смылся не став доучиваться, но спустя пять лет появился в роли преподавателя. И мой предмет именно магловедение. Тесная связь с острыми вопросами налицо. Определённо ему было интересно, что я буду говорить своим ученикам.
  А что у меня заготовлено? Короткое знакомство и плановая лекция о культурных изменениях в Англии шестидесятых? Крайне содержательная и очень смелая тема... А ещё это именно то, что я должен сейчас сделать. Но почему-то от одной мысли о том, что я буду впаривать эту чушь в присутствии этого парня, мне становилось стыдно. Ведь ещё будучи школьником я пытался что-то изменить, хотел создать "клуб маглорождённых". Мне не дали это сделать, но обещали сделать факультатив по особенностям магического общества для первогодок. Вот только о его существовании я что-то ничего не слышал, хотя по логике именно преподаватель магловедения должен его проводить.
  И вот как мне отыгрывать неприметного профессора в присутствии того, кто знает об этом и ждёт от меня совсем иного? Хороший вопрос. Но дело требовало именно этого. Иначе о тихом сборе информации можно будет сразу забыть. Что же делать?
  - Профессор? - несколько удивлённый возглас какой-то девушки с первого ряда, имя уже успело напрочь вылететь из памяти, вырвал меня из размышлений. Похоже, в кабинете повисла не очень хорошая пауза и мне об этом деликатно намекнули.
  - Кхм... да, перейдём к делу. Начнём с простого вопроса - кем вы считаете маглов?
  Будучи в смятении, я начал говорить совсем не по плану. Просто говорил то, что говорилось. Но при этом это был именно тот вопрос, который мне хотелось задать многим ученикам. А потом как следует обсудить данный вопрос. И, кажется, я именно это собираюсь сделать здесь и сейчас. А последствия... Что же, я ведь хотел поговорить с Дамблдором? Сдаётся мне теперь мы точно поговорим...
  
  Глава 9.
  
  Встреча с Дамблдором действительно оказалась предрешена - меня вызвали к нему тем же вечером. Но не сказать, чтобы я об этом жалел. Пускать корни в Хогвартсе я в любом случае не собирался, а так урок получился интересным. Причем не только для детей, которых удалось втянуть в обсуждение скользкой темы, но и для меня самого. Чего уж там, я получил немалое удовольствие, чему и сам в процессе изрядно удивился.
  - Кем вы считаете маглов? - казалось бы простой вопрос, но сколько разных ответов я на него услышал. И какими неожиданными были реакции учеников даже на ответы друг друга.
  Кто-то заявлял нейтральное "люди неспособные к магии", другие озвучивали выражение "простецы" и считали их чем-то типа умственно отсталых, а третьи промолчали, но я догадывался, что крылось за этим молчание. Магов, которые считают маглов чем-то типа говорящих животных - всегда хватало.
  Зато отвечая на последующий вопрос "а почему", ученики оказались на редкость единодушны. "Ну ведь это маглы". Суть ответов сводилась именно к этому, и различались только формулировки. Впрочем, я заранее прекрасно знал, что именно так всё и будет. Ведь когда для меня этот вопрос стоял ребром, то ответы были точно такие же. И по той же причине я был готов к долгим дебатам на эту тему и знал, как загнать школьников-магов в тупик.
  - Магия, безусловно, может больше чем магл, - говорил я, неторопливо расшагивая перед сидящими учениками, которые весьма внимательно за мной следили. Завладеть их вниманием у меня определённо получилось, - но если говорить не о личных возможностях, а об общедоступных, то тут не всё так просто. К примеру, какие у нас есть средства для дистанционного общения? В первую очередь почтовые совы, которыми пользуются большинство магов. Через телесного патронуса можно передать голосовое сообщение, но такую магию осилит далеко не каждый, и общение будет односторонним. Что ещё? Сквозные зеркала - дорогой и имеющий множество ограничений артефакт. Вы не сможете пользоваться им в хорошо защищённых местах типа Хогвартса, а дистанция пусть и велика, но не безгранична. Примерно те же проблемы у переписки с помощью протеевых чар. Я ничего не упустил?
  - Что мешает лично навестить друга, профессор? - спросил какой-то болезненно бледный парень, с первого ряда, - через портал или каминную сесть.
  - Это не совсем то, о чем я говорю, и у вас не получится так просто навестить того, кто живёт в другой стране, но допустим. Ещё что-нибудь?
  Новых предложений не последовало. В принципе и так было перечислено немало и магическому сообществу было чем гордиться. Однако мне было прекрасно известно, как сильно маги отстали в этой сфере от маглов. И с момента изобретения телеграфа отставание продолжает шириться. В последнее время особенно быстрыми темпами.
  - Тогда перейдём к маглам. Вы удивитесь, но у них здесь всё гораздо проще. Магл просто пойдёт и позвонит туда, куда захочет. С помощью аппрата, именуемого телефоном, он сможет напрямую разговаривать с нужным человеком. Подчеркну - любой магл и без каких-либо усилий со своей стороны. Устройство является общедоступным и стоит недорого, а если нет своего, то за небольшую плату можно воспользоваться общественным. На данный момент ограничением является только стационарность этого устройство. Но это ненадолго, я уже имел знакомство с компактными переносными телефонами.
  Безусловно, я несколько лукавил. Телефоны были общедоступны далеко не во всех странах и были привязаны коммуникациям, а позвонить на другой конец мира не так просто. Тем не менее, общий посыл был целиком и полностью верным. Так что я не врал своим ученикам, а просто подавал факты под удобным мне углом. При этом способов связи аналогичного уровня у магов просто не было.
  Практически весь урок прошел в подобном ключе. Я дави фактами, пытаясь одновременно пробудить интерес к теме и одновременно заставить задуматься. Вместе с тем я не пытался выставить всё так, что маги хуже маглов. Нет, я честно рассказывал, в чем лучше одни, а в чем другие. Однако не сказать, чтобы я сходу особо преуспел. Интерес к теме определённо наличествовал, но при этом хватало и недоверия. Нужны были наглядные демонстрации, а с этим уже было куда сложнее. Нужно как-то организовать своеобразную экскурсию для учеников, но я пока не знал как это сделать. Да и не факт, что до этого вообще дело дойдёт.
  Урок пролетел быстро и детишки, несмотря на активное участие в обсуждении, испарились с такой скоростью, словно их и не было. И несмотря на то, что таковая мысль промелькнула. Я не стал задерживать Джонатана Майлса. Впоследствии я планировал поговорить с парнем, узнать о том как шли дела в школе после моего ухода и плавно подойти к теме прошлогодних событий. Из него мог выйти бесценный источник информации. Но спешить с этим не стоило.
   Мой рабочий день в качестве преподавателя был закончен, но сам по себе день ещё был далёк от завершения. Уже через полчаса в мой кабинет заявился домовик и передал записку, в которой говорилось о желании Альбуса Дамблдора поговорить со мной в его кабинете. Само собой я даже не думал отказываться и вскоре оказался на месте.
  Ожидая классическую выволочку от начальства, я оказался не прав. Никаких распинаний, когда ты стоишь, а босс сидит и равняет тебя не было. Напротив, как только я вошел, он неторопливо поднялся из-за своего стола, и, показав следовать за ним, прошествовал вглубь своего кабинета. Там мне было предложено присесть в кресло около камина, а сам директор устроился напротив. Только обстановка всё равно была куда более напряженная, чем когда Интегра устраивала мне форменный разнос. Как бы Альбус Дамблдор себя не вёл, я ни на мгновение не забывал, насколько сильным магом он является.
  - Мистер Шельт, вы были проблемным учеником, а теперь норовите стать не менее проблемным сотрудником, - заговорил Дамблдор спокойно, практически равнодушно. Так и не скажешь, чтобы его эта тема вообще волновала, - когда мне навязали ваше присутствие в школе, я было понадеялся на ваше благоразумие. Думал, что подобных разговоров не понадобится. Но по всей видимости придётся сказать прямым текстом - Хогвартс это не место для пропаганды.
  Что же, пусть разговор начался не так как я ожидал, но общее его направление вряд ли что-то могло изменить и обдумать свою "защиту" я успел. Причем не на этот конкретный случай, а в целом - подняв тему маглов, я уже не хотел с неё сворачивать. Как-то незаметно я осознал, что вопрос не просто важный, а важный именно для меня, хотя казалось бы от данной темы я ушел уже давно. А потому я не растерялся:
  - При всём уважении, директор, но не стоит путать пропаганду и просвещение. Эти дети считают маглов чем-то средним между человеком и животным, при этом они почти ничего о них не знают. Таковое положение вещей сложно назвать нормальным.
  - Вы преувеличиваете, - Дамблдор даже бровью не повёл.
  - Разве? - наигранно удивился я, - знаете, я на своём опыте знаю, как здесь относятся к маглорождённым. А ведь они тоже маги. Хотите сказать, что к немагам отношение лучше?
  - Я не говорил, что проблемы не существует, - спокойно пояснил старый маг, - но вы её чрезмерно раздуваете. Дети склонны к максимализму, который с возрастом проходит. Я знаю немало семей магов, которые ровно относятся к маглам, а некоторые и вовсе питают к ним немалый интерес.
  - Ага, а ещё хватает тех, кто с удовольствием маглов убивал, - не мог не ввернуть я. Провокация была не в моих интересах, но слишком уж в тему она получалась, - и далеко не все из них сидят в Азкабане. Некоторые до сих пор вполне процветают, а кое-кто даже преподаёт в Хогвартсе, не так ли?
  Об этой части жизни Северуса Снейпа я узнал уже будучи в Хэллсинге, когда старался разобраться в тех событиях. Я ведь не знал от чьей именно руки погиб мой отец, а потому интерес был очевиден. Про будущего хогвартского преподавателя у нас было очень мало информации, по сути, только сам факт его принадлежности к Пожирателям Смерти, и потому я до сих пор не определился со своим к нему отношению. Судя по возрасту, он подался к Волдеморту буквально со школьной скамьи и при этом сейчас является хорошим зельеваром, так что вряд ли такого кадра использовали в боях. Легко списать всё на возраст и предположить отсутствие невинных жертв. Тем не менее, это было лишь предположение, тогда как факт был в том, что метконосец учил детей, который в большинстве своём об этом даже не догадывались. Знай я об этом во время своей учебы, то ославил бы его на все факультеты. А вот сейчас... пока что было решено лично познакомится с бывшим Пожирателем Смерти и уже потом делать выводы.
  - Северус никогда не учувствовал в расправах и давно не разделяет идей Пожирателей Смерти. Суд не имеет к нему претензий. - ответ Альбуса Дамблдора оказался более чем ожидаемым. Но вот взглядом при этих словах он на меня ощутимо "надавил". Эта тема ему явно не нравилась. Однако я не мальчишка, чтобы меня можно было заставить молчать такой мелочью. Разве что я сам сочту, что на неприкрытый намёк лучше отреагировать в соответствии с ожиданиями собеседника.
  - Кто я такой чтобы спорить с Визенгамотом, господин Верховный Чародей? Но вот решения Судебного Комитета Тайного Совета относительно этой персоны я как-то не припоминаю.
  Забавно, но я действительно имел все основания ссылаться на данный орган, ведь именно через него должны проходить пойманные орденом маги. Другое дело, что до сих пор через суд Её Величества не прошел не один живой маг. Были только выписки по убитым, тогда как пленных после допросов передавали в Министерство Магии для дальнейшего переселения в Азкабан. По крайней мере, такова была официальная версии, тогда как на деле я вполне допускал, что кому-то могли навестить печать Кромвеля и запереть в особо глубоком подвале. Но это так - догадки. В любом случае, о данном юридическом казусе Альбус Дамблдор просто не мог не знать. Формально я имел полное право пойти и задержать Северуса Снейпа прямо сейчас. Ну, точнее попытаться это сделать, поскольку так разгуляться мне никто не даст.
  - Даже если бы оно имелось, то вам должно быть прекрасно известно, что здесь оно силы не имеет. Но спасибо за совет, я обязательно разберусь с этой формальностью, - директор быстро сравнял счёт этой необъявленной словестной дуэли. И пускай вид его демонстрировал некоторую озабоченность, но почему-то мне казалось, что беседа его скорее забавляет. Хотя может я и ошибаюсь, экстраполируя свой опыт общения с весьма своеобразными людьми, - однако сейчас будет лучше вернуться к нашей изначальной теме.
  - Тут нечего обсуждать, - я не стал второй раз пытаться провоцировать Дамблдора и, равнодушно пожав плечами, дал свой ответ, - у меня и в мыслях не было навязывать детям своего мнения. Хотят презирать маглов? Не вопрос - пусть презирают. Но пусть при этом знают, кого и за что презирают. А ещё пусть понимают, с чем могут столкнуться, если недооценят магловский мир. Кто знает, быть может это сбережет пару жизней. Простые смертные, знаете ли, не горят желанием сталкиваться с магами в открытом бою и предпочитают действовать... на упреждение. Даже подросток-маг представляет серьёзную угрозу и относятся к ней соответствующе. Прошу не искать тут какого-либо угрожающего подтекста, я говорю именно о том, что имеет место. В последние годы я ловлю зарвавшихся магов, но так было не всегда и не всегда будет.
  - То есть вами руководит исключительно забота о соблюдении законов и сохранность будущего поколения? - взгляд Дамблдора изменился. Теперь он смотрел очень внимательно, чуть наклонив голову, чтобы линия взгляда проходила поверх его приметных очков. Сразу стало как-то некомфортно. Я даже подумал о том, что в мою голову могли залезть, но быстро отбросил эту мысль. Незаметно такой трюк даже опытному легилименту не провернуть. Я плохо умел защищать свой разум, в таком деле нужен компетентный учитель, а не книги, но уж заметить вмешательство смог бы.
  - По большей части, - прозвучало уклончиво, но дать уверенный однозначный ответ тут было сложно. Как минимум потому, что я и сам пока не очень понимал, чего хочу.
   - По большей части... - задумчиво повторил директор, прекращая своё "сканирование". Не знаю, что он хотел услышать, но, похоже, ответ его устроил, - хорошо, тогда можете продолжать.
   Такая простота меня немало удивила. Ожидалось-то совсем иного. Я-то готовился долго отстаивать свою позицию, а тут такое... Определённо, я совершенно не понимал директора. Настолько, что даже не постеснялся спросить об этом.
   - Думал, вы мне запретите настолько отходить от плана, - осторожно подбирая слова, произнёс я.
   - Была такая мысль. Но я не вижу в ваших действиях злого умысла. По крайней мере, в ЭТИХ ваших действиях, - чуть ли не прямым текстом говоря о моих реальных задачах в Хогвартсе, Дамблдор даже не изменил тон, - как директор, я не могу вам в этом препятствовать. В просвещении действительно нет ничего плохого, а некоторые перемены напрашивались уже давно. Попрошу только не поднимать данную тему с учениками младше пятого курса. Мы договорились?
   - Это разумно, - всё ещё пребывая в состоянии удивления, согласился я.
   - Прекрасно. А всё что касается неофициальных целей вашего здесь нахождения, то их мы обсудим позже. Что-то мне подсказывает, что сейчас вы мне просто не поверите, вне зависимости от того, что я скажу.
   Выдав эту фразу, Альбус Дамблдор со всё тем же спокойствием поднялся из кресла, давая понять, что разговор окончен. И я молча подчинился, попросту не зная как ещё реагировать. Если я чего-то и ждал от этого разговора, то точно не этого. Причем, по обоим вопросам.
  
  Глава 10.
  
  Сэр Айлендс ни разу не оглянулся, покидая огромное здание на улице Воксхолльского моста. Эмоции, которые он при этом испытывал, сводились ровно к одному слову - раздражение. Его раздражало решительно всё: нарочитая приметность столь важного для его страны места, изобилие праздных гуляк вокруг, полное отсутствие намёка на интеллект в глазах местной охраны, которая явно не понимала, что за старик в старомодном костюме мимо них идёт, и даже собственный водитель, которые уже выскочил из машины и спешил угодливо распахнуть пассажирскую дверь. Но, конечно же, это было раздражением-последствием, тогда как причина была сама необходимость приходить сюда, выступая в роли просителя.
  Он, возведённый в рыцарское достоинство лично Её Величеством, должен был терпеть выходки едва разменявший пятый десяток лет сопляка, который куражился, пользуясь моментом. Буквально тыкал его носом в своё информационное превосходство. В молодые годы он бы вызвал наглеца на дуэль и прикончил, игнорируя все запреты и возможные последствия. Лет сорок назад он связался бы с парой знакомых и недоумок вылетел бы из своего роскошного кресла. Но сейчас, на закате своей жизни, приходилось иначе расставлять приоритеты. Было неясно, действительно ли молодой идиот не понимал, что творит или наоборот понимал и пользовался моментом, сводя какие-то свои счеты? Второе исключать было нельзя, но тогда он вдвойне идиот. Но этот идиот не только смог взять след, но и самостоятельно понять чем пахнет это дело. Значит, этот идиот был на своём месте, и устранить его будет ошибкой.
  - Я пройдусь, - всё ещё ощущая, как в груди кипит раздражение, ледяным тоном выдавил из себя Хью Айлендс.
  - Но, сэр... - растерянно залепетал водитель, заодно являющийся телохранителем, но слушать его старый рыцарь не стал и просто направился мимо машины к открытой улице.
  Прогулки в его возрасте уже давно не приносили удовольствия, но по-прежнему позволяли отвлечься от всей шелухи этого мира и сосредоточится на главном. А это было именно то, что сейчас необходимо - его работа требовала холодной головы, а не кипящих эмоций. Даже если придётся мириться с кружащими вокруг туристами, что могли похвастаться разве что полным отсутствием такта. Какой-то особо наглый типчик даже попытался было подойти к нему и сфотографироваться, но нарвавшись на взгляд Айледса, поспешил ретироваться.
  Извечное противостояние государственных служб частенько приводило к неприятным казусам, но к этому приходилось относиться как к неизбежному злу. Главное, что информация достигла своего адресата, и теперь было что обдумать. От главы СИС ему стало известно, куда исчезла целая армия вампиров, которую вырастили у них под носом. Тёмный континент - Африка. Именно туда вели следы. И стоило немного поразмыслить, как всё вставало на свои места. Враг заранее был готов к отступлению после стычки с Хэллсингом, значит предполагал поражение. Зачем же всё это было вообще нужно? Проверка своих сил и, возможно, избавление от неугодных. Непокорных или излишне деятельных - неважно. И что же показала проверка сил? Что созданная нежить не может конкурировать и с полноценными собратьями и с магами и даже с обычными, пусть и подготовленными, людьми. С точки зрения их создателя это должно выглядеть полным провалом. Но причина его не в том, что Хэллсинг так силён, а в слабой подготовке. Алукард, безусловно, настоящий джокер в их колоде, но он один и одновременно быть сразу везде не сможет. А чистильщики столько подавляющей мощью не обладали. Значит, создать себе возможность для нанесения существенного урона вполне возможно. И враг даже попытался изобразить что-то подобное, но ничего толкового из этих потуг не вышло.
  Отсюда следовало, что созданных вампиров следовало превратить в стоящих бойцов не только по физиологическим параметрам, но и по ментальным, для чего необходим настоящий боевой опыт. И Африка идеальное для того место - там всегда идёт война и там много легкодоступной крови. Институтов, способных оказать адекватное сопротивление такой силе, там просто нет. Местные шаманы скорее послужат подспорьем для натаскивания бойцов в сражениях с магами, нежели станут серьёзной угрозой. Ну и конечно же деньги - куда без них. Наёмники могут поднять там существенные суммы, особенно если они знают о магической изнанке мира.
  Всё это лежало на поверхности, и что-то подобное совет уже рассматривал ранее, но тогда эта теория была отложена в сторону. Почему? В ней был один серьёзный изъян. Он оставался и сейчас, но теперь теория подтверждена, а значит нужно искать другие объяснения. Заковырка была в самой Англии. Почему враг начал свою деятельность именно здесь, на островах, а не сразу на тёмном континенте? Почему он, имея таковую возможность, не подался в страны третьего мира, а предпочёл собирать людей и ресурсы в Европе, где это гораздо рискованней? Определённо, для этого должна была быть веская причина. Эта причина была неизвестна, зато теперь её наличие можно было считать фактом. Как и то, что оно приведёт к возвращению врага на благословенную землю Великобритании.
  Теория о том, что за всем стоит считавшийся погибшим британский тёмный маг, вполне могла объяснять происходящее. Для того, кто однажды проиграл, пытаясь захватить власть в магической Англии, острова могли быть идеей фикс. Но что-то в ней не нравилось Айледсу, пусть он и сам не мог понять что именно. Интуиция. За годы службы в роли чистильщика он привык ей доверять, доверял и сейчас. Но ощущение неправильности не давало ответа, только подсказывало, что ни в коем случае нельзя сворачивать поиски.
  - "Надеюсь Шельту удастся что-нибудь раскопать", - рассуждения о сущности врага подошли к своеобразному тупику, и мысль скакнула дальше.
  Присутствие в святая-святых магической Англии, Хогвартсе, своего человека было немалым достижением для ордена, но сам Хью Айлендс помогал юной Хэллсинг реализовать это решение по своим личным соображениям. Кристофер Шельт приносил немалую пользу в качестве оперативника, но вместе с тем... разочаровывал. Да, именно так. На молодого мага возлагались большие надежды, но пока он даже не пытался выйти за рамки роли чистильщика. Если сравнивать хэллсинговскую молодёжь, то Интегра за последние годы изменилась, стала жёстче и прагматичнее, неизбежно совершаемые ошибки не мешали ей принимать и воплощать в жизнь последующие решения. Манипулировать подчинёнными она тоже не стеснялась. Как человек она стала куда менее приятной персоной, но именно такой и должна быть глава Хэллсинга. Артур, который умел достигать свои цели иными путями, был в этом плане исключением.
  Шельт же как был, так и остался мальчишкой с гуляющим в голове ветром. Научился-то он многому, но внутренняя суть осталась той же. Если изначально он пытался лезть в дела Интегры Хэллсинг, то сейчас покорно принимает её решения, словно рядовой исполнитель. Занял устраивающее его положение, обособился от всех, кто его не интересует, и даже не думает стронуться с места. А ведь вместо того чтобы подстраиваться под обстановку, он легко мог изменить её под себя. Куда же делась столь присущая магам спесь?
  Упрямство, гонор, презрение ко всему иному - не самые лучшие качества, но во многом именно они позволили их предкам подмять под себя полмира. Современная молодёжь воспринимала мир таким, каким он стал после Второй Мировой, но сам Айледс родился ещё во времена империи, над которой не заходило солнце. И прекрасно понимал, как много они потеряли. Как сильно изменились люди. И как сильно им не хватает тех самых "Джонов Буллей" - людей, которые упрямо будут ползти к своей цели до хруста сжав зубы и не сдадутся, игнорирую всё, зачастую даже здравый смысл. "Настоящий человек" - так выражался один не в меру наглый кровосос и зрил он точно в корень.
  В Шельте он видел соответствующие задатки, но вот с желанием возникли проблемы. По всей видимости, тот считал себя на своём месте и не собирался добиваться большего. А значит, его следовало подтолкнуть в нужном направлении, хочет он того или нет. Интегра вряд ли сама это понимала, но уже сделала первый шаг. Оказавшись в Хогвартсе, мальчишка будет предоставлен самому себе во враждебном окружении. Расплывчатая задача и никаких приказов - тут придётся проявлять инициативу и шевелить мозгами. Кроме того само нахождение в обществе магов должно было напомнить Шельту кем он является.
  Появление этой вампирши, Сэрас, хоть и не радовало старого рыцаря, но тоже могло пойти на пользу. Натаскивать подчинённого и нести ответственность за его жизнь - это полезный опыт. При этом девчушка вполне неплохо справлялась со своей работой и когда мальчишка узнает, что за его отсутствием работа не стоит на месте, то невольно задумается.
  Но ограничиваться подвернувшимися возможностями Хью Айледс не собирался. Раз он сделал на Шельта свою ставку в развитии и усилении ордена, то следовало сделать всё, что от него зависело. Например, ввести в расклад нового игрока, который окончательно вытеснит Шельта с места, которого тот считает своим. Они ведь не впустую тратили время, и нашли потенциального чистильщика.
  Кандидатура была далека от идеальной, но глупо было бы ожидать, что после того как они отправили на убой всю перспективную молодёжь, им в руки посыплются самородки. Привлечение на свою сторону заслуживающего доверие мага уже большая удача. Так что с недостатками придётся мириться. Взрослая, сформировавшаяся личность? Значит, придётся затратить больше сил на обучение. Не в первой, ведь скрытый дар у многих пробуждался именно в горячих точках. Иностранец и иноверец? Уже хуже, но полвека назад они уже приняли в свои ряды мальчишку сбежавшего из-под крылышка паладинов и ни разу не пожалели об этом. Наёмник? Совсем плохо. Лояльность таких людей измеряется звонкой монетой. Но у этого конкретного пса войны есть свои понятия чести - как минимум своих людей он держится, и отказываться от них его не заставили даже более чем щедрые посылы. А значит найти точки соприкосновения вполне реально.
  Сложнее было с тем, что придётся интегрировать их в Хэллсинг всей честной компанией, что наверняка не понравится молодой главе дома, но на своём решении Айлендс уж как-нибудь да настоит. Ей тоже будет полезно вновь окунуться во внутренние проблемы и вспомнить, что Хэллсинг не ограничивается парой-тройкой сильных бойцов. К тому же после столкновения с Андерсоном они нуждались в рекрутах, что упрощает задачу. Уговорить совет будет уже сложнее, но он как-нибудь с этим справится. И, разумеется, он не оставит новичков без плотного присмотра. В конце концов, это его решение и его ответственность, пусть подаваться всё будет как необходимость.
  К счастью, рекрут обладал не только недостатками. Врождённый дар пробудился в нём интересным образом, сформировав уникальное сочетание интуиции и удачи, которая, судя по всему, распространялась и на приближенных. Иначе сложно было себе представить, как наёмники с таким послужным списком, могли так долго продержаться на этом рынке без многократного полного обновления ростера. Кто-то погибнет, кто-то заработает увечье, а иной просто свалит, накопив достаточно денег. Но не в этом случае.
  - Этот наёмник не так прост, - вслух пробормотал Хью Айлендс и, вынырнув из своих размышлений, с удивлением обнаружил, что отмахал немалый путь. Старые кости уже вовсю ныли, а в суставы словно песка насыпали. А ещё капризная осенняя погода разродилась мелким дождём.
  Пора было возвращаться к себе и ещё раз, тщательно всё взвесить, а заодно озадачить тем же Малькома. Пусть лично проверит след и подыщет пару агентов для дальнейших поисков на чужой территории. Какие-то закладки на территории Великобритании также наверняка остались, и может новая информация поможет с их поисками. Наёмник же... определённо, с ним стоило поговорить лично и только потом принимать окончательное решение. Ведь если руководиться только своими планами, то так легко совершить ошибку.
  
  
  Глава 11.
  
  Разговор с директором загнал меня в тупик. У меня упорно складывалось такое ощущение, что с самого начала хогвартской авантюры Дамблдор ставит себе целью меня озадачить, что и проворачивает раз за разом. Глупость несусветная, конечно, но сначала игнорирование факта моего существования, потом отношение как к обычному сотруднику, а теперь ещё и это. Странно? Более чем. Не понимал я его от слова совсем. Но всё-таки он не стал препятствовать моей деятельности, что для меня было, безусловно, хорошо. Как и намёк на то, что не учебные вопросы мы ещё обсудим, но позже.
  Так что последующие дни для других потоков я провёл вводные лекции схожего содержания. Пытался заставить впитавших реалии магического мира с молоком матери детишек задуматься. Безусловно, как и при встрече с семикурсниками, ни о какой мгновенной смене взглядов и речи быть не могло. Даже более того - младшие курсы воспринимали мои откровения с куда большим скепсисом, хотя лично я ожидал обратного. Наверное, тут дело было в том, что для них магия всё ещё не стала обыденным инструментом. Но вода камень точит. Нужно быть настоящим фанатиком, чтобы полностью игнорировать вполне конкретные примеры.
  Правда, мои слова могли счесть сказками, и вот с этим было сложно что-то поделать без демонстраций, которые невозможно провести в Хогвартсе. Так что приходилось что-то придумывать. Например, поднять близкие магам, но не принятые для обсуждения темы. Кровь как объединяющий фактор ведь свойственна всем культурам с незапамятных времён. Это сейчас всё строится на бумажных договорах и заверенных соглашениях, а раньше всё танцевало вокруг браков и общих потомков. У магов во многом так и осталось.
  - Как вы относитесь к сквибам? - реакция на этот вопрос была заранее очевидна. Большинство относилось к ним с пренебрежением, это если не сказать больше, а остальные испытывали тоже самое, но были более сдержаны. В общем, едва ли не хуже, чем к маглам, - Хорошо. А если это ваш родственник? А если брат или сестра?
  Вот тут-то привычная система ценностей у детишек и начинала трещать по швам. Не у всех, но у многих. И ведь мне было, как развить тему. Рассматриваете сквибов как некое проклятие для магов? Считаете, что их нужно изгонять из магического мира? Замечательно. Любимую прабабушку, которая на старости лет утратила магические силы, а ведь такое не редкость, тоже на улицу погоните? Или другого родственника, пострадавшего от какого-нибудь редкого проклятия. А если дело не в наличии магического дара как такового, тогда чем маглы хуже?
  В общем, мне было что сказать. Важная для меня тема и о таких вещах я нередко задумывался, что сейчас было очень к месту. Главное было не перегнуть палку, и по возможности действовать мягко, а не пытаться ломать чужое мировоззрение через колено. К тому же не стоило забывать, что на факультативе было много других тем, а не только природа взаимоотношения магов и маглов.
  Другие профессора если и знали о моей деятельности, то пока никак на неё не реагировали. Да я с ними почти и не контактировал - пересекались в основном во время приёмов пищи, и всё сводилось к общим фразам. Начало года тяжело не только детям даётся, но и преподавателям, успевшим за лето отвыкнуть от всех тягот школьной жизни, так что тут ничего удивительно не было. Тем более что я не стремился к кому-либо приставать с углублением знакомства, пусть и испытывал определённый интерес к паре человек. Снейпу, Кеттлберну и Локхарту если говорить точнее. Но это терпело. Я ещё не освоился на новом месте и не втянулся в школьную жизнь. Попросту чувствовал себя здесь чужим.
  Единственным, кто что-то мне высказал по этому поводу, внезапно оказался Флитвик, который подошел ко мне во время вечернего дежурства по школе, суть которого сводилась к шатанию по территории и пресечению нарушения правил самим фактом своего появления. По-своему занятное времяпровождение. Стычки факультетов были бессмертной классикой Хогвартса, а теперь я оказался вне их рамок и должен был их пресекать. Видишь остановившуюся группу учеников и это почти гарантировано если не перепалка, то спор. Хотя пока мне не попадалось ситуаций, в которые приходилось бы вмешиваться.
  Меня определили дежурить около лестниц, главной жизненной артерии школы. Место, которое пустует только по ночам, но вместе с тем самое спокойное. Никто ведь не станет творить свои пакости на глазах у всей школы. Для этого есть целый сонм укромных уголков и пустующих коридоров. Скорее всего, меня как новичка специально определили именно сюда. И именно здесь меня нашел Филиус Флитвик, причем диалог он завязал весьма занятным образом.
  - Я слышал, вы проводите интересные лекции, профессор Шельт. Можно сказать, решили немного встряхнуть наше болото, - прозвучавший рядом голос заставил меня повернуть голову, но никого при этом я не увидел. И почти сразу раздался короткий смешок, - я внизу.
  Само собой после такого уточнения было бы сложно не обнаружить низкорослого преподавателя чар, который ехидно ухмылялся, посматривая на меня снизу вверх.
  - Прошу прощения, - я невольно испытал приступ смущения. Неловко получилось. Как-то во время учебы таких конфузов со мной не приключалось. Конечно, тут можно сослаться на то, что я с тех пор подрос, но не настолько же. Если так подумать, то я вообще почти никогда не видел Флитвика идущим своим ходом. Обычно он либо сидел на своём месте в большом зале, либо стоял на специальной стойке в кабинете чар.
  - О, не стоит, коллега. Не стоит. Маленького полугоблина так легко не заметить. И как только до сих пор не затоптали? Воистину, держусь на одной удаче.
  Выдав эту фразу, Флитвик, слегка понурившись, сокрушенно покачал головой. Мол, как же тяжела жизнь. И получилось у него так естественно, что если бы это не была очевидная шутка, то купиться было бы очень даже легко. Но даже так проигнорировать поведение низкорослого профессора было сложно.
  - Подозреваю, что дело не только в ней, - я невольно почувствовал, как губы растягиваются в улыбке. Взять и пнуть настоящего знатока чар задача явно нетривиальная. А в компетентности декана Равенкло сомневаться не приходилось. Более того, ходили слухи, что в былые годы он был весьма лих в драке и охоч до неё же. Что с учетом примеси гоблинской крови вполне могло иметь место. Они ребята резкие.
  - Возможно, - преподаватель чар хитро подмигнул мне, но почти сразу стал серьёзней. Хотя благожелательный тон всё равно сохранился, - рад, что вы не теряетесь, Кристофер. Я видел слишком много бывших учеников, которые приходили сюда, загоняли самих себя в надуманные рамки и в итоге быстро исчезали. А ещё я видел немало тех, кто брал на себя слишком многое.
  Столь же резко, как всё перешло к шутке, мы вернулись к тому, с чего Филиус Флитвик начал эту беседу. К тому вектору, что я задал на вводных лекциях.
  - Я уже имел разговор на эту тему с директором. Он попросил меня проявить благоразумие, но запрещать ничего не стал, - я не стал пересказывать содержание нашего с Дамблдором разговора, но общая суть сводилась именно к вышесказанному.
  - Я знаю, - кивнул полугоблин, - но посчитал нужным предупредить. Или скорее дать совет. Опасаться вам стоит не только Дамблдора. А может и вовсе не Дамблдора. Хогвартс по многим причинам всегда тяготел к консерватизму.
  - Устраивать революций не собираюсь, но устаревшие на добрую сотню лет представления о маглах нужно устранять, - общая суть посыла Флитвика была вполне понятна. Хогвартс ведь не вокруг одного Альбуса Дамблдора крутиться, пусть он и самая видная фигура. Но особых проблем со стороны министерства я не ждал. По крайней мере, не сейчас. Вот через полгодика-годик они найдут причину от меня избавиться, а мне этого времени должно хватить с лихвой.
  - О, ученики моего факультета по достоинству оценят ваш энтузиазм. Но с остальными будьте осторожнее.
  На этом разговор и завершился. Не знаю, чем руководился Филиус Флитвик, но он предупредил меня о возможных сложностях, но ничего такого, о чем бы я не знал, не высказал. Зато дал понять, что сам не имеет ничего против, что само по себе было неплохо. Всё-таки декан факультета, а не рядовой сотрудник.
  Произошла и другая встреча. На третий день учебного года, после занятий меня навестил мой старый знакомец Джонатан Майлс. Я как раз раздумывал, не послать ли ему записку через домовика, или по всем правилам через почтовую сову. Тем более что до моей вечерней смены в тот день оставалось ещё изрядно времени. Но этого не потребовалось - когда в дверь моего кабинета постучались, я заранее знал, кого увижу. Ведь любые другие возможные собеседники не стали бы столь топорно добиваться встречи.
  - Здравствуйте, профессор. Мы можем поговорить? - произнёс замерший на пороге парень. Выглядел он при этом каким-то напряженным, но смотрел на меня уверенно. Я бы даже сказал с вызовом.
   - Конечно, Джонатан, проходи, присаживайся,- я не стал держать гостя на пороге и заодно сразу обозначил неформальный тон беседы. У нас и разница в возрасте-то всего ничего. Точнее для школьника она кажется большой, а вот мне уже нет, - чай, кофе? Тыквенный сок не предлагаю.
   Кстати говоря, я никогда не понимал этого пунктика в школьной жизни. Конечно, сок этот очень полезен. В особенности для растущих организмов. Но я не знал никого, кому бы за время учебы он не набил оскомину.
   - Спасибо, сэр, но будет лучше ограничиться разговором, - Майлс едва зашел в кабинет и остановился, при этом продолжал говорить подчеркнуто официально, что было несколько странно.
   - Хм... Твоё право. Я тебя внимательно слушаю.
  Гадать, что творится на уме у парня, было бессмысленно. Сам расскажет, раз уж пришел. Или нет? Последняя мысль возникла из-за того, что Джонатан замолк. То ли слов подобрать не мог, то ли сам толком не понимал, что хочет сказать. Хотя нет. По нему прекрасно читалась некая внутренняя борьба - скорее всего дело было именно в этом.
   - Почему? - наконец, разродился парень.
   - Почему что? - терпеливо уточнил я.
   - Почему вы вернулись? Вам же не нравился магический мир. Вы даже не доучились.
   Ситуация немного прояснилась. Кажется, в своё время я успел произвести определённое впечатление на парнишку. Или мы оба изначально имели схожие взгляды. В любом случае моё возвращение в Хогвартс он принял своеобразно. Возможно, даже успел сделать какие-то свои и, очевидно, неверные выводы. Причем даже лекция, на которой он поприсутствовал, не особо помогла. Похоже, годы учебы дались парню не самым лучшим образом.
   - Я никогда такого не говорил. Мне не нравились и не нравятся многие конкретные вещи. Не в магии как таковой, а скорее в магах. И ровно тоже самое я могу сказать о магловском мире. Но всё это никак не связано с тем, почему я бросил учебу и стал преподавателем.
   - А с чем связано? - с нажимом спросил Джонатан.
  Оправдываться не пойми в чем совершенно не хотелось, как и делиться конфиденциальной информацией. Но и просто послать парня с такими вопросами рука не поднялась. Отчасти потому, что я чувствовал некоторую ответственность за него, но в основном из-за того, что мне требовался источник информации. Джонатан Майлс идеально подходил на эту роль. Значит, что-то рассказать ему всё же придётся. Но точно не в нынешнем формате.
  - Это допрос? - хмыкнул я, но парень никак не отреагировал и продолжил буравить меня взглядом. Однако играть в гляделки я точно не собирался, - если хочешь это обсудить, то разговор предстоит долгий, и в таком тоне я его вести не собираюсь. Так что выбирай - сворачивай этот детский сад и поговорим как взрослые люди, или до свиданья.
   Опять повисла пауза, но на этот раз куда более короткая. Парень кивнул, и мне осталось только проводить его вглубь кабинета, поближе к камину, где можно было с комфортом устроиться. Даже если брать в расчёт только мои вопросы, то разговор предстоял долгий.
  
  Глава 12.
  
  Мне пришлось многое рассказать Джонатану. О том, чем занимался после школы и чем занимаюсь сейчас. В том числе о причинах, по которым вновь оказался в Хогвартсе. Разумеется, деталей я не озвучивал, только общую информацию, но, тем не менее, пришлось выдать больше, чем хотелось бы. По сути, он стал самым информированным обо мне в школе человеком. Разве что Дамблдор знает больше, но это уже из разряда догадок.
  Вполне ожидаемо, что парня проняло. Он-то явно всяких глупостей напредставлял, а тут такой поворот. Маг, защищающий магловский мир от магов и ныне присматривающий за небезызвестным Поттером. Не удивительно, что какие-либо надуманные претензии так и не были озвучены, а отношение ко мне сразу изменилось на уважительное. Собственно для того я и рассказывал то, что обычно не рассказывают посторонним. Так что с моей стороны было бы просто преступно не начать задавать встречные вопросы. Откровенность за откровенность так сказать.
  Узнал я немало интересного. Майлс был в курсе слухов, которые ходили в конце прошлого учебного года, но, как и большинство школьников, не предавал им особого значения. Слух и слух. А вот про всякие необычные события того года мог рассказать гораздо больше, чем я знал. Вот только ответы оказались несколько... неожиданными. Со слов парня, тот коридор на третьем этаже, вокруг которого крутился рассказ Поттера, был общедоступен для всех старшекурсников! Многие, включая его самого, успели там побывать, проходя своеобразную полосу препятствий. И это было относительно безопасно. Тот же цербер не мог нанести существенного урона смельчакам - разве что организовать несколько переломов, которые легко лечились мадам Помфри. С остальными испытаниями было всё в том же духе, только никакого зеркала там не было. Временем прохождения этих ловушек активно хвастались между собой...
  Иными словами Альбус Дамблдор не выжил из ума, а вполне целенаправленно дразнил учеников, понимая, что они всё равно найдут куда залезть и что-нибудь сотворить. В Запретном лесу легко можно сгинуть и потом даже тела не найдут. Уж лучше направить их пыл на что-то относительно безопасное, полезное в плане практики и поддающееся контролю взрослых. А вот младшекурсники об этом не знали, поскольку для них лезть туда было бы опрометчиво. За этим также присматривали преподаватели, но Поттер как-то умудрился пролезть. Про философский же камень Джонатан не знал ничего. Ну, кроме общих слов о том, что это вообще такое. И как хочешь, так всё это и понимай.
  Информация получалась настолько противоречивой, что невольно возникала мысль - меня намеренно вводят в заблуждение. Но кто и с какой целью? Дамблдор и МакГонагалл косвенно подтвердили, что перед летними событиями произошло нечто экстраординарное. То есть слова Поттера находили подтверждение. Тогда выходило, что Майлса целенаправленно кто-то послал, чтобы... чтобы что? Выставить директора в другом свете? А зачем ему это? Причем, этот вопрос касался обеих. Дамблдор бы мог от меня просто избавиться, вместо подобных игр. А парню просто нет резона мне врать. Разве что уже его ввели в заблуждение или вообще поработали с памятью, но это уже из раздела маразма. Уж как минимум насчёт полосы препятствий я мог узнать у других учеников. Остальные темы с ними не поднимешь, но вот в этом нет ничего особого. Разве что повод для поднятия темы придумать нужно.
  Всё последующее дежурство я почти не обращал внимания на шатающихся по школе учеников, вместо этого пытаясь как-то совместить имеющиеся версии. В принципе, они себе не так уж противоречили. По крайней мере, в плане основных моментов. Поттер легко мог не знать о полосе препятствий, поскольку первогодки обычно ограничены своим кругом, а задача тех же старост была не допустить их туда. То есть рассказывать они бы не стали. Но вот Волдеморт, зеркало и камень никак не вписывались в расклад.
  Вывод напрашивался очевидный - мне нужно больше информации. Но откуда её взять? Ученики по понятным причинам отпадали и оставались преподаватели. Верил ли я кому-то из них? Я их попросту почти не знал, чтобы делать громкие заявления. А спросить нужно было. По этой причине после дежурства я заглянул к МакГонагалл и задал пару вопросов. Женщина явно была не в восторге от того, что меня интересуют далёкие от учебы вещи, но всё же ответила. Подтвердила слова Джонатана и заявила, что доподлинно не знает, что случилось с "мистером Поттером".
   Что мне оставалось? Напрашиваться на приватную беседу с Альбусом Дамблдором? Ну, она точно неизбежна, но я пока не был к ней готов. Всё упиралось в информацию, а от ресурсов ордена тут было мало проку. Они могли разве что официальные данные запросить. Мне нужно было ещё хотя бы одно мнение, причем как можно более объективное, и, кажется, я знал, где его получить.
   Пятница - день, когда многие позволяют себе немного расслабиться после тяжелой недели. Меня это никогда не касалось, поскольку график у меня всегда был ненормированным, а сейчас и подавно - нагрузка была невелика. За прошедшие дни я просто раз за разом повторял вводные лекции для разных потоков учеников, а в остальном просто наблюдал, слушал и думал о своём. Но речь шла и не обо мне, а о человеке, который во всём этом варится уже много лет. Памятуя разговор перед распределением учеников, я решил заскочить к Кеттлберну и не с пустыми руками, а с бутылкой неплохого виски. Односолодовым и насквозь магловским, но идеально подходящим для раскрепощенной беседы. Главное самому не перебрать. И чтобы собеседник употреблял. Вообще, логичнее было бы назначить встречу в Хогсмиде или что-то в таком духе, но по понятным причинам мне хотелось обойтись без лишних ушей.
   В общем, день подходил идеально, особенно с учетом того, что у нас обоих не было дежурств. Оставалось только дождаться вечера и заглянуть к Сильванусу, послав вперёд себя короткую записку, обозначавшую моё намерение. Простая вежливость, на случай если тот не желает или не может принять гостя. К счастью, ничего подобного не произошло. Точнее, никакого ответа я не получил.
   - Не думал, что ты воспользуешься приглашением, Шельт, - с порога заявил он, со странной полуулыбкой поглядывая на меня.
   Я сходу не смог понять, это такой мягкий посыл или нет. Слова вроде говорили о первом, а их подача о другом. Поэтому и сам остановился на нейтральной фразе.
   - Если это была простая формальность...
   - Она и была, - без затей огорошил меня Кеттлберн, - но я рад, что ты пришел. Обычно молодежи нет дела до нас, стариков.
   - Кто если не старики поделятся с молодёжью опытом. Да и в коллектив нужно как-то вливаться, - прозвучало может и банально, но тем не менее резонно. Повод ведь не обязательно должен блистать оригинальностью, верно?
   - Ха! Это звучит как тост. Заваливайся.
  Выдав это странное приглашение, мужик, заметно прихрамывая, посторонился, пропуская меня внутрь своего кабинета. Просить меня дважды не требовалось. Внутри оказалось весьма необычно. Кабинет это не учебный класс, так что те, что я видел как за эту неделю, так и в былые годы, мало чем отличались. Разве что директорский выделялся. Как выяснилось, оригинальностью отличался и преподаватель по уходу за магическими существами. У него вместо книжных полок громоздились стеллажи с разномастными клетками, аквариумами и террариумами. Это можно было бы объяснить профессиональными увлечениями, но все они были пусты. По крайней мере, я не заметил ни одной животины. И вот это было странно. Зачем они если в них никто не обитает?
   - Это мой личный мемориал, парень. Память о каждом из моих былых питомцев, - мой интерес не остался незамеченным.
   - Разве такие вещи не лучше хранить дома? - с удивлением поинтересовался я. И даже не знаю, что тут больше удивляло. Количество или способ. Про саму по себе странность можно и не упоминать - у всех свои тараканы в голове.
   - Дома всё место занято нынешними, - фыркнул мужик, - в школе в последние годы стало слишком много ограничений. То нельзя, сё нельзя. Вон, в минувшем году Хагрид дракончика завёл - самку норвежского горбатого. Милое дело, но если бы кто прознал, попросили бы его с должности лесничего как пить дать.
   Меня сложно назвать компанейским человеком. Я по жизни тяжело нахожу общий язык с окружающими и обычно общаюсь с небольшим кругом лиц. Причем, это далеко не обязательно кто-то, с кем у меня сложились близкие отношения, а зачастую просто тот, с кем приходится часто контактировать и я к нему попросту привык. Так было когда я учился, когда начал работать и так оставалось сейчас. Но вот с Сильванусом Кеттлберном я себя почувствовал на удивление легко. Почему? Я понятия не имел, но дела обстояли именно так.
   Я поспрашивал о школьных буднях со стороны преподавателя и получил пару советов, а заодно пяток историй разной степени забавности. И это ещё до того, как дело дошло до моего "гостинца". Само собой посиделки со спиртным проходили не в рабочем кабинете, а уже в личных покоях Кеттлберна, где можно было не опасаться внезапных гостей. И разумеется, тема всяких необычных существ была поднята неоднократно. Уже через час мне показывали школьный питомник, в котором я ранее никогда не был и только слышал о его существовании. Мрачноватое место, в котором осталось совсем немного обитателей, хотя по количеству оборудованных мест в былые годы тут был настоящий зоопарк.
  Ещё через час меня уже знакомили с русалкой и гарпией, проживающих у Сильвануса дома. Именно знакомили, поскольку это были разумные магические создания, пусть и далёкие от людей. Откуда они у него я даже не спрашивал - сто процентов какая-то нелегальщина. А ещё было непонятно, зачем показывать подобные вещи человеку, с которым едва знаком. Тут на алкоголь не спишешь, мы выпили совсем немного, чисто для настроения. Наверное, мужику крайне хотелось похвастаться своей "коллекцией", а во мне он нашел собрата по увлечениям. Что же, в некотором роде именно так оно и было.
  И конечно же я не забыл про основную цель своего визита. Аккуратно повернуть тему разговора в нужное мне русло было сложно, и вполне возможно в итоге получилось несколько топорно. Ну не шпик я, чтобы в таких вещах мастером быть. Но цель была достигнута - Сильванус Кеттлебрн охотно поделился своим отношениям к "прошлогоднему дурдому". Однако его версия мало чем отличалась от слов Майлса - он лично работал с цербером, создавая защиту от клыков и когтей. Ничего нового при этом он мне не поведал, разве что отметил:
   - Не лез бы ты в это дело, парень. Наше дело детей учить, а с остальное проблемы Альбуса.
  ***
  Мой второй визит к Альбусу Дамблдору случился в выходные, после того как я ещё раз попытался собрать картинку воедино и смирился с неизбежным. На этот раз директора я посещал по собственной инициативе, но меня не стали посылать, ссылаясь на занятость, или попросту игнорировать. Похоже, Дамблдор был совсем не против расставить все точки над "i", на что он, в общем-то, и намекал в прошлый раз.
  - Спрашивайте, мистер Шельт, - ровно как и прошлый раз меня пригласили присесть около камина, но на этот раз директор без затей передал инициативу в мою руки.
  - И вы так просто ответите? - удивился я. Подозрительная сговорчивость.
  - Постараюсь, - просто ответил директор, - что бы вы обо мне не думали, я не имею ничего против организации, которую вы представляете, понимаю ваши мотивы и наличие общей угрозы, а также признаю за маглами право на самозащиту. Однако само по себе ваше присутствие в Хогвартсе меня совсем не радует. Так что для меня будет проще именно ответить.
  Что же, пусть и получалось всё как-то слишком уж хорошо, но в целом меня такой сценарий беседы более чем устраивал. Вопросов у меня имелось в избытке. Настолько, что даже сложно определиться, с чего бы начать. С самого главного? С самого непонятного? Или просто с самого начала?
  - Философский камень был настоящим? - в итоге я остановился на среднем варианте. Не укладывалось у меня в голове его наличие в этой истории. С Поттером всё понятно, парнишка влез куда не следовало. С Волдемортом сложнее, но его цели можно представить. Но наличие в школе камня... Не философский камень, а камень преткновения какой-то.
  - Да, - односложный ответ прозвучал быстро и без каких-либо заметных колебаний.
  - И как же так получилось? Вы знали об интересе Волдеморта, но рискнули жизнями детей? Или не знали, но тогда непонятно, зачем его вообще потащили в школу. Что такое ему могло грозить?
  - Хорошие же вы задаёте вопросы, - устало вздохнул Альбус Дамблдор, но отмалчиваться не стал, - тут всё не так просто. Изначально я не знал об интересе, но никак не мог отказать владельцу камня. Знаете ли, магу уровня Николаса Фламеля сложно отказать, особенно если ты ему многим обязан.
  - Допустим, - я мысленно поставил себе пометку, о непосредственном участии легендарного алхимика в данном деле, - но зачем же прятать его там, куда сами направили детей?
  - Тут всё куда проще - я его там не прятал, - при этих словах директора я едва не поперхнулся, - и предвкушая ваш следующий вопрос, отвечу сразу - они не должны были туда попасть. Туда не должен был попасть Волдеморт. И юного Поттера это тоже касается. Но три крайне маловероятных события не просто случились, но пересеклись.
  - Вы специально пытаетесь запутать меня ещё сильнее? - сказанное действительно казалось чем-то откровенно странным.
  - Ах, если бы, - Дамблдор усмехнулся, - боюсь что я и сам не до конца понимаю, как и что произошло. Но постараюсь пояснить. Суть нашего маленького эксперимента по направлению излишней энергии детей в полезное русло думаю вам понятна? - я быстро кивнул, - хорошо. Когда я начал подозревать присутствие непрошенного гостя, то постарался сделать так, чтобы оно выглядело очевидной в своей нелепости ловушкой. В какой-то мере это сработало, но не так, как хотелось бы - она привлекла внимание Гарри, к чему я, вынужден признать, отнёсся несколько беспечно. Решил, что небольшое приключение пойдёт мальчику и его друзьям на пользу.
  - Да уж, приключение вышло знатное, - подозреваю, что Поттер с такой интерпретацией не согласился бы. Парнишку чуть не грохнули. Но речь ведь не об этом, - и всё же - камень.
  - Да, камень. Как я уже сказал, он не должен был там оказаться, но тут своё слово сказало зеркало. Это весьма опасный артефакт, но отнюдь не из-за того, что отражает людские желания. Нет, оно обладает неким подобием рассудка и может целенаправленно свести с ума того, кто слишком долго в него всматривался, а объединение с камнем, очевидно, увеличило его возможности. Я перенёс зеркало в недоступную ученикам часть замка, но оно всё равно оказалась в нужном месте и в нужное время, а заодно свело там тех, кому было предначертано. Шутка судьбы...
  - То есть вы хотите сказать, что встреча Гарри Поттера и Волдеморта около зеркала с камнем была случайностью? - честно говоря, я немножко прибалдел с такого расклада. Звучало всё это как самая нелепая отмазка в истории. Вместе с тем такую нелепость никто не будет использовать для этих целей. Но это ведь не значит, что в эту байку стоит безоговорочно поверить?
  - Не случайностью - судьбой, - с наставительными нотками в голосе поправил меня Дамблдор. Разве что многозначительно палец не поднял, - похоже, она действительно связывает этих двоих. Хотя иногда мне кажется, что Николас предполагал такой результат. Предвосхитил охоту за камнем или сам её спровоцировал? Знал ли о зеркале? Мог ли он сложить цепочку маловероятных событий так, чтобы Волдеморт раскрыл своё инкогнито, но не добился никаких результатов? Пожертвовать ради этого камнем? И пожертвовать ли? Боюсь, на эти вопросы я ответить не смогу. Как и развеять ваши сомнения, мистер Шельт. Поверить в эту историю сложно, но другой для вас у меня нет.
  - Эмм... ладно, - ничего умнее мне в голову не пришло. Поверить в услышанное было мягко говоря сложно, но всё равно версию директора стоило как следует обдумать. Тем более что он дал мне понять, что другой не будет. А сейчас у меня были и другие вопросы, - что случилось десять лет назад в доме Поттеров?
  - Хотел бы я знать, - и вновь своим ответом Дамблдор ставил меня в тупик.
  - То есть...
  - Я НЕ ЗНАЮ, мистер Шельт. Просто не знаю. Оттуда и все проблемы. Как так получилось, что Волдеморт не смог убить Гарри? Что случилось с ним самим? Почему он исчез на десять лет? Все эти вопросы давно не дают мне покоя. Как вы наверное уже догадались, история про убивающее проклятье лишь громкий заголовок и своеобразный символ покоя. Сложно вернуться к мирной жизни, не зная, что случилось с твоим врагом. Но боюсь что для многих эта версия оказалось слишком уж заманчивой, а не зная, что произошло в тот день, сложно готовится ко дню грядущему. Так что тут мне нечем порадовать ваше руководство.
   - Вы поэтому поселили Поттера у Дурслей? Спрятали у маглов и старательно защитили дом от магов? - с нового ракурса поступок Дамблдора казался куда логичнее. По крайней мере, этот. Если он не знал, какова роль мальчика в произошедшем и грозит ли ему какая-либо опасность, то спрятать ребёнка вполне разумная идея. А тут и вполне реальные родственники. Не самые достойные люди, но родню не выбирают.
   - Верно. Ещё вопросы?
   Тут я крепко задумался. Вопросы ещё были, но боюсь что с учетом ранее полученных, ответ на них несколько предсказуем. Дамблдор либо не знает, либо так утверждает.
   - Пожалуй - нет, - в итоге, определился я, - сначала мне нужно переварить полученные ответы.
   - Ваше право, - Альбус Дамблдор равнодушно пожал плечами и начал подниматься со своего кресла. Общаться со мной дольше необходимого он явно не желал, - если будут новые вопросы - постараюсь ответить. И хотелось бы подчеркнуть, что ваше постоянное присутствие в школе для этого не требуется.
   - Боюсь, тут не мне решать, сэр, - причина словоохотливости директора стала предельно очевидно. Он хочет лишить меня причины здесь находиться. Впрочем, он с самого начала разговора на это намекал. А я бы в общем-то и не против вернуться к обычной работе, но тут решать не мне. И весьма запутанные пояснения Дамблдора тут вряд ли помогут, поскольку картину они не особо проясняют. Скорее даже путают ещё сильнее. Моя изначальная мысль о том, что директор целенаправленно использует Поттера как наживку была куда как проще и понятней.
   Знаю, но кое что зависит исключительно от вас. Подумайте вот о чем - маги действительно несколько принижают достижения магов, но так ли это плохо? Те, кого считают, как вы выразились, "средним между человеком и животным" не вызывают интереса и брать у них нечего. Ведь так? А ваше благое на первый взгляд начинание может принести ровно противоположный результат.
   - Вас послушать, директор, так вами только забота о маглах и движет, - усмехнулся я.
   - Чтобы вы знали, я являюсь автором закона "о защите маглов", мистер Шельт, - Дамблдор ответил мне мягкой улыбкой, которая, впрочем, быстро исчезла, - но защищаю ли я их? Нет. Я защищаю будущее своих учеников. Не пришедшаяся вам по нраву политика относительно маглорождённых сводится к тому же. А что руководит вами?
   - Я охочусь на чудовищ, профессор. Даже если они люди.
   Прозвучало излишне пафосно, но, кажется, мы друг друга поняли. По крайней мере, больше ничего спрашивать Альбус Дамблдор не стал. Только когда я уже направился на выход, бросил мне в спину.
   - Примите к сведению, мистер Шельт, я не буду ничего предпринимать для того, чтобы выдворить вас из Хогвартса, но и защищать вас не стану. Можете поступайте как считаете нужным, но не забывайте про последствия.
  
  
  Глава 13.
  
   Остатки выходных я почти не покидал своего кабинета, только последнюю вводную лекцию провёл. Всё крутил-вертел в голове имеющуюся информацию и пытался написать отчёт начальству. С учетом версии Дамблдора получалось, что война с Волдемортом не имела какого-либо логического завершения. Он исчез по непонятной причине, и его сторонники начали расползаться по норам. Кто покинул страну, кто смог отмазаться, а остальные нашли приют в Азкабане. Но он не умер, как бы того хотелось. И, казалось бы, что всё это мы уже знали, но теперь проявлялся один неочевидный момент - ни в коем случае нельзя разделять события десятилетней давности и нынешние. Говорить, что та война закончилась и скоро может начаться новая - в корне неверно. Нет, это всё единая линия событий и война не прекращалась, а сейчас жизненно необходимо понять - что именно происходило в годы затишья. Поэтому ордену стоит начать активно ворошить прошлое, может что и получится раскопать. Эти материалы Министерство вряд ли будет скрывать, разве что отдельные эпизоды, где оно само накосячило.
   С Гарри Поттером всё также непонятно. Мальчишка как-то связан с исчезновением Волдеморта, но не похоже, что тот ведёт целенаправленную охоту на него. И это странно. Дамблдор явно что-то знает, но молчит. Та оговорка насчёт связанных судеб не показалась мне простым оборотом речи. И не похоже, чтобы он так говорил о случайности. Ну и в целом я ему не особо верил - уж больно он не при делах получается в собственной версии. И это одна из ключевых фигур магической Англии? Ну-ну. Тут ещё предстояло разбираться. Так что идея Интегры держаться поближе к этим двоим в целом казалась удачной.
   В остальном ситуация оставалась неясной и я пока не знал, как подойти к задаче её прояснения. Дамблдор расскажет ровно то, что захочет и мне его за руку не поймать. Не в собственных владениях, если так можно назвать Хогвартс. Поттер, скорее всего, просто не понимает, что вокруг него идут активные пляски. Мал ещё, всего двенадцать. Хотя с ним всё равно нужно будет поговорить. Преподаватели? Другие ученики? Через них разве что какие-то новые нюансы относительно прошлогодних событий или каких-либо новых тайн выяснить удастся. Та же история с домовым и непопаданием Мальчика-Который-Выжил на поезд весьма странная.
  Особняком в этом плане держался Северус Снейп - непосредственный участник былых событий и одновременно приближенный Альбуса Дамблдора. Вот уж кто должен многое знать, да только изливать мне душу он вряд ли захочет. Как его разговорить? Тут подход с выпивкой точно не проканает. Зато на него можно хоть что-то накопать через орден, а точнее через Министерство Магии к которому орден обратиться. Пожалуй, это единственное реально перспективное направление, которое я мог бы сейчас отметить. Ну, кроме ожидания каких-то новых событий.
   Когда все мысли были изложены, я, после некоторых колебаний, не стал заморачиваться с самоличной их доставкой, хотя возможность таковая имелась, и даже использовать Сэрас в роли почтальона не стал. Передать послание лично или оставить его в снятом домике и маякнуть вампирше чтобы она его забрала - самые логичные и надёжные варианты. Но зачем усложнять? Единственный кто сейчас мог перехватить отчет, это сам Альбус Дамблдор, но это уже из разряда маразма. Он явно не для того в свои сомнительные откровения подался. Так что послал я его совой, что в некотором роде служило ответным жестом доверия.
   Дело плавно подошло к понедельнику, а вместе с ним и ко второму кругу занятий по моему предмету. И вот тут начались не самые приятные вещи. Как говорится, ничто не предвещало, но в разгаре лекции случилось нечто неожиданное. Я как раз завершил одну тему и, памятуя о советах МакГонагалл на тему преподавания, спросил:
  - Есть вопросы?
   - Профессор Шельт, а это правда, что вы работали на маглов? - вдруг поинтересовалась девушка с вороньего факультета. И класс мгновенно всколыхнулся, поддерживая её интерес.
   Надо ли говорить, что этот вопрос был совсем не из того разряда, что я ожидал. Видимо поднятые мною темы оказали больший эффект, нежели я ожидал. Кто-то из учеников решил навести справки. В принципе, тут ничего особо внезапного не было, в Хогвартсе учится много детей из семей министерских чинуш и даже авроров, так что возможностей тут хватало. Достаточно простого вопроса типа "папа, а ты не знаешь такого-то человека?" без какого-либо подтекста. Простое любопытство. Другое дело, что я не ожидал столь быстрой реакции. Но, тем не менее, я честно ответил:
   - Верно, мисс Кроул. Хотя я предпочел бы вопросы по теме, - дав утвердительный ответ, я окинул взглядом учеников. Вроде бы какого-то особого негатива не наблюдалось. Либо безразличие, либо интерес.
   - А почему? - продолжила любопытствовать семикурсница.
   - Почему? - переспросил я, но отнюдь не из-за того, что не расслышал или растерялся. Нет, просто способ выиграть немного времени, чтобы решить, отвечать ли и если да, то как много. Было очевидно, что меня втягивают в отвлеченную беседу. С другой стороны с учетом прошлой моей лекции оно могло быть уместно, - так уж сложилось, что находятся маги, которые нарушают магловские законы. Как вы уже должны знать, статут предполагает ограниченные контакты Министерства с магловскими властями, так что они знают о возможных угрозах и по мере возможностей пытаются защитить себя.
   - И они привлекают для этого магов? - тему подхватил парень со среднего ряда. Тоже, между прочим, с Равенкло. Вот уж любопытная братия.
   - Вам может показаться это странным, мистер... - я запнулся, пытаясь вспомнить фамилию ученика. К счастью, мой стол со списком был рядом и, бросив на него взгляд, я освежил память без нелепых длинных пауз, - Бартолус, но именно так поступали маглы на протяжении веков до принятия статута о секретности. И маги вполне охотно разменивали свою службу на золото.
   - Вам тоже платили золотом?
   - Если бы, - я усмехнулся. Даже стало любопытно, послали бы меня, предъяви я подобное требование, - обычными фунтами. Но меня это вполне устраивает.
   Я не стал вдаваться в подробности своих причин работы в Хэллсинге. Это всё-таки личное, да и не важны они учениками. И уж тем более я не собирался вдаваться в подробности своей работы. Если их что и интересует, так это общий посыл. То есть маг, работающий на маглов.
   - Но разве это не работа аврората? - инициативу вновь взяла Алиссия Кроул, - есть закон о защите маглов, есть статут о секретности и преступник их нарушает.
   Ход мыслей девушки буквально подтверждал мои догадки. У неё явно кто-то из близких работал в министерстве, иначе вопрос, скорее всего, носил бы чисто эмоциональную окраску. Но вот сам вопрос бы не из простых, о чем я прямо и заявил:
   - Здесь всё непросто, мисс Кроул. Тех кто начнёт швыряться заклинаниями в толпе маглов конечно же быстро повяжут и вызовут бригаду обливиейторов. Но как быть с мелкими преступниками? Если бы их так просто было ловить, то преступность бы исчезла как таковая. А ещё есть те, кто достаточно умён, чтобы действовать аккуратно, не ставя под угрозу статут и сводя к минимуму применение магии. О таких преступлениях авроры зачастую просто не знают.
   Формулировка получилась достаточно мягкая, но начинать всем рассказывать об аврорах-бездельниках, игнорирующих лезущих к маглам дельцов было бы большой глупостью. Меня просто не поймут. Тем более что это было бы не совсем верно. Для вопросов коррупции детишки, пускай это и лбы здоровые уже, тоже не дозрели. А моё отношение к стражам магического закона - это моё личное мнение. Так что прямо заявлять о том, что мне приходится доделывать за них их работу я не стал. Кому нужно - сам до этого дойдёт.
   - Если даже авроры не знают о преступнике, то как их могут поймать маглы?
   - Тут всё достаточно просто. Магловская полиция ведёт тщательный учет всех преступлений и достаточно отслеживать дела, которые ставят в тупик маглов, но легко объясняются магией.
   - А почему эту информацию не передают аврорату? - прозвучал очередной вопрос. Весьма логичный, кстати говоря. Жаль он не приходит в голову министерским.
   - Аврорату предоставят информацию, если они её запросят. Но, как правило, этого не происходит, - а вот это уже чистейшая правда, и можно сказать прямое продолжение моей прошлой лекции, - вполне ожидаемо, с учетом пренебрежительно отношения к маглам.
   К слову, мы могли бы делать это по своей инициативе, но тоже не делаем. Почему? Потому что сами справляемся. Ну и нет особого желания без веской необходимости уповать на помощь тех, кто относится к тебе предвзято. Вопрос суверенитета между прочим! Так что тут своеобразный порочный круг, который было бы неплохо разорвать, но ни одна из сторон этого не желает.
   - И вам доводилось ловить магов? - а вот этот вопрос, казалось, интересовал уже всех разом. И отношение к нему у многих будет разное. Вот только теперь отрицать очевидное уже поздно. Разве что будет желание расписаться в собственном бессилии. Типа ловил-ловил, да никого не поймал. Само собой такой вариант мне не нравился.
   - Приходилось. Одиннадцать умников с моей подачи пошли под суд и большинство из них получили срок в Азкабане.
   На этом остром моменте отход от основной темы практически заглох. Ученики впечатлились и возникло лишь пара мелких вопросиков, после которых я с чистой совестью вернулся к теме урока. Пришлось поспешить, уже не давая возможности для дополнительных вопросов, поскольку время было ограничено. С трудом, но я уложился, заодно мысленно пометив себе, что нужно планировать урок так, чтобы имело хотя бы минут пять, а лучше все десять - запаса. Также я раздал свои первые домашние задания - небольшие эссе на тему политического устройства современной Англии. Именно такова была сегодняшняя тема.
   О случившемся на том уроке я достаточно быстро забыл, всё-таки ничего особого мы не обсуждали. А зря. Прошло всего пара дней, как по школе поползли интересные слухи. Мол, новый учитель магловедения тот ещё маглолюб и чуть ли не предатель родины. В общем, что-то в духе того, что я неоднократно выслушивал от авроров. По этой же причине я, опять же, не обратил на них особого внимания. Ну хотят перемыть мне косточки, так пускай. Поговорят и успокоятся.
  А потом, вместе с утренней рассылкой, мне пришло письмо. Торжественное, красиво оформленное - от попечительского совета Хогвартса. Открывать его при всех я, разумеется, не стал, зато успел поймать пару понимающих взглядов со стороны коллег. Кажется, они заранее знали, что в нём, да и я сам начинал догадываться. Особенно после того как Сильванус хлопнул меня по плечу со словами "ничего, я таких с десяток получал".
   Уже у себя в кабинете я вскрыл послание и мои ожидания подтвердились. В письме мне настоятельно рекомендовали придерживаться одобренного министерством курса предмета и обещали тщательно следить за моей дальнейшей деятельностью, дабы определить профпригодность. Иными словами прямо намекали, что если я буду придерживаться нынешнего курса, то меня без долгих размышлений попросят на выход.
  Запоздало до меня дошло, что опасался я совсем не того, чего следовало бы. Хогвартс не ограничивается одним только Дамблдором. И даже министерством не ограничивается. Есть родители учеников, которые могут засыпать негодующими письмами всех и вся, если их кровиночек будут учить не тому. А ещё есть целый факультет, который с радостью всё это организует, даже с учетом того, что никто из них на магловедение не ходит.
  Заодно стало понятно и поведение директора. Зачем ему напрягаться и лишний раз ссориться с навязавшим моё присутствие министерством, если подосланный человек сам себе старательно копает могилку? Правильно - незачем. Да он меня даже предупреждал об этом! И Флитвик тоже предупреждал. А я ожидал проблем совсем с другой стороны, всё какой-то подвох выискивал, а в итоге сам себе организовал проблемы.
  И что теперь делать? Суть возникшего препона была предельно понятна, но я как-то совершенно не горел желанием резко отказываться от собственных взглядов. Скорее даже наоборот, предупреждение вызывало у меня желание продолжать из чувства противоречия. Но при этом был предельно ясно, чем дело закончится, а ведь я в Хогвартсе совсем не для того, чтобы магам мозги вправлять. Задача у меня вполне конкретная и личные взгляды мешали её выполнению.
  В общем-то с самого начала я знал, что идеальным вариантом для меня будет сидеть как можно тише. Вот только не устраивал меня этот вариант и внезапный отголосок прошлого в лице Джонатана Майлса только подлил масла в огонь. В результате имеем то, что имеем. И вот что теперь делать?
  
  Глава 14.
  
  Несмотря на очевидную угрозу, на деле всё оказалось не так уж плохо. Да, отныне на каждом втором моём уроке присутствовал кто-то из деканов, но я бы не сказал, чтобы мне это особо мешало. Я ведь и не собирался каждый урок рассказывать о том, какие маглы на самом деле замечательные и как злые маги их притесняют. Свою принципиальную позицию я уже донёс, а теперь собирался следовать учебному плану, просто актуализируя его, заменяя ретроградские понятия на современные и отвечать на возникающие у учеников вопросы. Сам факт присутствия деканов меня при этом совершенно не напрягал. Даже наоборот я видел пользу в возможности наладить с ними отношения. Ну а если вдруг они решат оборвать какую-то из поднятых мною тем, то это скорее привлечёт к ней дополнительное внимание. Запретный плод сладок.
  Более того, я как-то даже подрасслабился. С первого дня в Хогвартсе всё ожидал какой-то подлянки, и неизвестность выматывала, а сейчас я уже знал с какой стороны ждать проблем. С Дамблдором мы опять же вроде как пришли к какому-никакому взаимопониманию. Так сказать вскрыли карты и теперь знали, кто и чего хочет. Так что у меня были все поводы для того, чтобы напряжение первых дней отступило. Ну и попросту втягиваться я стал - куда без этого. Хотя конечно не скажешь, что у сложившейся ситуации были одни сплошные плюсы. В первую очередь я сам понимал, что прогнулся и это меня раздражало. Раздражало и заставляло искать какие-то альтернативы, но их пока не находилось. Про то, что меня действительно могут выгнать, если на то будет повод, тоже было сложно забыть.
  Тем не менее, я стал куда активнее контактировать с коллегами. Никаких "спонтанных" посиделок, как было с Сильванусом Кеттлберном, но простых ни к чему не обязывающих бесед стало гораздо больше. А почему нет? Помона Спраут и Филиус Флитвик вполне благодушно ко мне относились, можно сказать прониклись положением, так почему бы после урока не поинтересоваться их мнением о ходе занятий? Советы и прочие комментарии тут лишними совсем не будут. Во время приёмов пищи профессора тоже в молчанку не играли, так что пора было и мне перестать.
  Так я познакомился с Гилдероем Локхарт, которым оказался моим главным разочарованием. Ну серьёзно. Изначально я даже подумал, что меня разыгрывают, но нет. Этот человек оказался полным, просто абсолютным нулём в собственном предмете. На первых же уроках его оставили без палочки пикси. Пикси! Эта история мигом облетела весь замок. Нет, я, конечно, понимал, что он просто писатель и не ждал великих талантов. Но пикси... И при всём при этом он вёл себя так, словно действительно является героем своих книг. Хотя самое страшное было не в этом. Страшнее то, что находились те, кто в это верил...
  Вот уж кого следовало брать под присмотр с последующей угрозой увольнения. От такого преподавателя толку точно не будет. В лучшем случае теорию подаст. Хотя если верить слухам, на уроках он обсуждал собственные книги, то есть и этого можно не ждать. И о чем только Альбус Дамблдор думал, когда его нанимал? Может он тайный поклонник писанины Локхарта? Или просто вообще никого другого найти не смогли? Большей загадкой было лишь то, как он умудрился получить Орден Мерлина. Я ведь не поленился узнать - эту награду по причине типа "заслуги перед обществом" не выдают.
  Ещё одним небольшим разочарованием было то, что сложившаяся ситуация ничем не помогала мне в нахождении общего языка с Северусом Снейпом. С ним отношения складывались по принципу "и хочется и колется". Причем, у меня возникло такое ощущение, что так дела обстояли с обеих сторон. Он вроде как испытывал определённый интерес к моей скромной персоне, но при этом сторонился. Когда ему выпадало присутствовать на моих занятиях, он никак себя не проявлял. Ни замечаний, ни советов, ни каких-либо требований. Если бы не тяжелый взгляд, который я периодически ощущал, то про его существование вообще можно было бы забыть. Вообще он как-то больше на учеников влиял, которые при нём вообще никакой активности не проявляли, чем на меня.
  Проще всего было с МакГонагалл, даже не смотря на то, что между нами неизбежно возникала солидная дистанция. Всё-таки женщина была не только гораздо старше, но и ранее являлась моим деканом. Но и это не мешало завязать не связанную с работой беседу, как это случилось после одного урока, на котором она присутствовала в качестве наблюдателя.
  - Вы неплохо справляетесь, Кристофер. Лучше, чем я ожидала, - отметила Минерва, когда ученики покинули класс.
  - Спасибо на добром слове, - без ложной скромности могу заявить, что я и сам так считал. Изначально-то ожидалось, что мои первые уроки будут где-то в районе отметки "полный провал", но на деле получилось вполне достойно, - если вы не против, то я хотел бы попросить у вас совета, по другому вопросу.
  - По какому? - кажется, я её даже несколько заинтересовал своей просьбой. До этого момента всё наше общение сводилось именно к работе. Впрочем, предстоящая тоже, но только в другом направлении.
  - Трансфигурация, - лаконично ответил я, - хочу подтянуть свои навыки, но не знаю, с какой стороны за это браться. Обычно в таких случаях просто последовательно пробую всё, что кажется перспективным, но это явно не самый эффективный метод.
  К слову, я уже успел побывать закрытой части библиотеки и там действительно оказалось немало интересного. Никаких практических рекомендаций по порабощению мира и сборника особо жестоких проклятий я, разумеется, не нашел, но в старых учебниках хватало интересных, зачастую запрещённых в нынешние времена вещей. Особенно если говорить про пригодную для боя магию - я ведь прекрасно помнил, как в послевоенные годы старательно урезали данное направление. Но вот как ориентироваться в данном богатстве? Тут даже библиотекарь помочь не могла. Мадам Пинс знала, какие книги есть в наличии, и даже кое-что из их наполнения, но конечно же далеко не всё.
  - Раньше вы не проявляли интереса к моему предмету.
  - Жизнь заставила изменить свои взгляды, - и это не пустое философствование, а суровая правда. Как показала практика, именно боевая трансфигурация была самым эффективным средством против тех, кто был готов противостоять магии как таковой. Физический объект это физический объект, даже если его форму задаёт магия.
  - Если не секрет, то каким образом? - вот теперь я точно её заинтересовал, - может получится использовать ваш опыт на других.
  - Нуу... Метод, безусловно, эффективный, но я думаю, что будет неэтично протыкать учеников мечами.
  Кажется, МакГонагалл посчитала, что я просто отшутился, не желая раскрывать свои истинные мотивы. А зря. Чистая ведь правда. Особенно если добавить, что клинок был непростым, и залечить рану было отнюдь не просто. Подобные события очень благотворно сказываются на работе головного мозга, хотя в качестве учебной методики применять их действительно было бы чересчур. Но раз меня не стали спрашивать, то сам пускаться в детали я не стал. Главное было то, что мне посоветовали несколько книг, названия которых я тут же поспешил записать с прицелом начать их читать в ближайшее же время.
  Ещё одним запоминающимся событием стало знакомство с близнецами Уизли. Пока что заочное, но от этого не менее запоминающееся. Дело было во время обычного дежурства - я как всегда бдил около лестниц, по которым сновали освободившиеся от уроков ученики, и вокруг происходило стандартное ничего. Рутина. А потом раздался какой-то громкий хлопок, за которым последовало сначала мгновение тишины, а потом взрыв хохота. Поспешив на шум, я обнаружил на площадке второго этажа выселяющуюся толпу младшекурсников, сгрудившуюся вокруг мальца, у которого наличествовал самый настоящий павлиний хвост, который при этом периодически раскрывался, чем вызывал новые взрывы хохота. Самой собой сам мальчуган выглядел так, что готов то ли провалиться сквозь землю, то ли разрыдаться.
  - Расходимся, здесь не на что смотреть, - ничего умнее в голову мне просто не пришло. К счастью, младшекурсникам хватило и самого по себе появление кого-то из профессоров, а то я даже не знаю, как бы выкручивался, если бы меня проигнорировали. Не отработками со штрафами же грозить. Или именно ими.
  - Мы ничего не делали, профессор. Оно само, - тут же начала оправдываться какая-то девочка. Вспомнить её имя по церемонии распределения я не смог бы даже при всём желании.
  - Я разберусь.
  Как только зеваки разошлись, я попытался оказать пострадавшему первую магическую помощь. Вот только стандартные чары отмен и очистки не срабатывали, а пытаться использовать что-то более радикальное, было бы слишком безответственно. Не зельями же из личных запасов его отпаивать? Пришлось конвоировать пацана в медицинское крыло. По пути он немного успокоился, и мне удалось выяснить, что метаморфоза произошла после того, как тот съел некую конфету. Само собой мысли о том, что точить неизвестного происхождения сладости у двенадцатилетки даже не возникло.
   Бессменному школьному медику, мадам Помфри, даже объяснять ничего не пришлось.
   - Опять проделки близнецов. Сколько можно говорить, чтобы за них, наконец, взялись всерьёз, - всплеснув руками, сходу запричитала женщина, одновременно отводя пострадавшего к ближайшей кушетке и отгораживая его ширмой. Дальнейшие её слова явно посвящались не мне, - не бойся, я сейчас всё быстро уберу. Больно не будет.
   Медик действительно справилась быстро, и разом повеселевший парнишка поспешил по своим делам. Вот уж детская непосредственность. Хотя меня куда больше впечатлили именно навыки Поппи Помфри. Когда я учился, это казалось само собой разумеющимся, но сейчас-то я хорошо понимал, насколько всё это не просто. Даже простые раны не всегда легко залечить, а уж разобраться с непредсказуемым "творчеством" школьников, в котором сплетается богатая фантазия и неумение... Та ещё задачка. Не удивлюсь, если она многих врачей из серьёзных клиник легко за пояс заткнёт. А уж какие средства уходят на ингредиенты и расходники лучше даже не задумываться. Но, пожалуй, без этого в школе для юных магов просто никак - поубивают же друг друга.
   - И часто подобное случается? - поинтересовался я, когда медик присела, чтобы заполнить какие-то свои бумаги. Бюрократия воистину вездесуща. Не удивлюсь, если тут медицинские книжки на каждого ученика ведут. Весёлое чтиво к моменту выпуска получается.
   - Да уж частенько, - недовольно отозвалась та, - сколько я Минерве говорила, что она слишком им потворствует. Всё впустую.
   - Снятия баллов и отработки не помогают? - заранее догадываясь об ответе, уточнил я. Каким-то особо эффективным сдерживающим фактором они никогда не были. Особенно на алом факультете.
   - Помогают, но не особо, - не отвлекаясь, продолжила отвечать Помфри, - ненадолго притихнут и по новой начнут. По-хорошему эту парочку из школы гнать нужно, да только не пойдёт на это Альбус без веской причины. А её нет - до серьёзных травм дело ещё ни разу не доходило. Но разве это дело, ждать пока кого-нибудь покалечат?
   - Не дело, - согласился я. А ещё не дело было то, что пострадавшим был первогодка с того же факультета, что и близнецы. То есть помимо школьных правил нарушалось ещё и два негласных - не трогать своих и не трогать младших. На шалости, даже если они выходят за разумные рамки, я мог бы закрыть глаза, но не на это. При этом медик была совершенно права - если не пресекать мелкие преступления, то, во-первых, это подаст пример другим, а во-вторых, рано или поздно случится что-то непоправимое. Без злого умысла, нет. Просто так сложатся обстоятельства.
   Весь вопрос был в том, стоило ли мне в это дело лезть? Дело вроде как МакГонагалл и Дамблдора, а не моё. С другой стороны я как гриффиндорец совершенно не одобрял подобных действий. А мой рабочий профиль так вообще требовал оградить смутьянов от общества. Ну, не посадить в Азкабан, конечно, но пускать дело на самотёк тоже как-то нехорошо.
  
  Глава 15.
  
   Как же быстро летит время, после того как втянешься в работу. Хотя удивительного тут ничего нет - пять лет службы в Хэллсинге пролетели незаметно, а тут всего два месяца. Правда, там работка-то была поинтересней, а здесь всё больше рутина. Уроки, дежурства, уроки, дежурства. Одно и тоже день за днём, разве что "бытовая" текучка менялась. Да и то не совсем. Например, Джонатан Майлс взял за привычку забегать ко мне каждое воскресенье на чашечку чая. Тоже своего рода рутина. Хотя вынужден признать, что рутина крайне полезная - парень знал о моих реальных целях и потому охотно делился слухами. А пренебрегать ходящими среди учеников разговорами точно не стоило.
   Ещё я стал куда активнее дежурить. Наверное, дело в том инциденте с павлиньим хвостом. Не сказать, чтобы я прямо целенаправленно пытался поймать Уизли на горячем, но что-то общее с привычными мне "охотами" было. Эдакий лёгкий налёт азарта. Только если обычно меня заводила предстоящая схватка, то сейчас скорее интерес. Однако пока меня судьба с ними не сводила, а влезать в дела других профессоров я не хотел, поскольку на их месте не оценил бы подобных жестов.
   При этом и не скажешь, что вечерние патрули проходили впустую. Кое-какой "улов" всё же был - я по себе прекрасно знал, что могут отчебучить горячие головы. Например, в конце сентября я неторопливо брёл по пустынному коридору. Пятый этаж, дальняя часть замка - в таких местах никаких занятий нет, и потому они пользуются вполне понятным спросом у учеников. Особенно у старшекурсников. Учитывая историю с полосой препятствий, руководство Хогвартса, скорее всего, специально даже не пытается блокировать неиспользуемые части замка именно по этой причине. У детишек гормоны играют и дух бунтарства во все поля, так что пусть уж лучше у них будет возможность найти укромный уголок в замке, а не за его пределами. При этом прекращать ловить нарушителей никто не собирался. Такая вот своеобразная игра в поддавки.
   В общем, я прогуливался по замку, когда мне послышался отдалённый отголосок смеха. Буквально на мгновение и звук почти сразу оборвался. Я даже сначала посчитал, что мне показалось или замковый полтергейст решил дать мне повод избавить школу от своего присутствия раз и навсегда. Но нет, стоило прислушаться, как через десяток секунд я уловил негромкое звяканье. И вот это уже точно мне не показалось.
   Рука сама собой потянулась к палочке, но я, мысленно чертыхнувшись, оборвал этот порыв. Вот уж въевшаяся привычка. Полезная, слову нет, но несколько неуместная в школе. Стараясь не шуметь, я проследовал дальше по коридору, заглядывая в пустующие классы. Очевидно, источник шума находился в одном из них. Причем, кое-кто явно утратил осторожность, поскольку новые звуковые подсказки быстро вывели меня на искомое место.
   В одном из классов обнаружилось четверо учеников. Две девушки и два парня сидели вокруг двух сдвинутых парт. Над ними парил небольшой шар света, поэтому мне от входа было прекрасно видно и их самих, и сам стол. Практически пустой, между прочим - вопреки ожиданиям на нём были только игральные карты. Спиртное они, похоже, успели спрятаться. Видать всё же услышали шаги. Но раскрасневшиеся лица и характерные слегка остекленевшие взгляды выдавали старшекурсников с головой. Не исключено, что они просто уже приговорили свою маленькую контрабанду.
   - Пьёте, - констатировал я, нарушая возникшую при моём появлении тишину.
   - Как можно, профессор! Просто решили скрасить вечер партией в вист, а гостиные для этого дела совсем не годятся. Шумно! - совсем не растерявшись, резко затараторил один из парней. Хаффлпаффец, причем из тех, кто ходил на мой факультатив. Эрни Боуэлл если меня не подводила память. На уроках он бы так активничал...
   - Азарт одолел? - неторопливо обведя взглядом всю компашку, спокойно поинтересовался я. Компашка явно была навеселе, но в рамках приличий. Точно не тот уровень, чтобы опасаться пьяной оргии в замке. И вряд ли парни пытались споить своих подруг - в этом случае вместе бы они не собирались. Так что скорее всего просто что-то отмечают. А вот в картишки они явно что-то более простое раскладывали, но это уже дело пятое.
   Если честно, то в тот момент все мои силы уходили на то, чтобы побороть так и рвущуюся улыбку. Может МакГонагалл или, скажем, Снейп разозлились бы застав учеников за подобным времяпровождением, и речь тут отнюдь не о картах, но мне сложно было увидеть в этом что-то предосудительное. Так, мелкая провинность. Но при этом я знал, что должен реагировать совсем иначе и пытался соответствовать. Кажется, получалось у меня так себе. Точнее не выдать своё реальное отношение к делу получилось, но сохранить каменное выражение лица не удалось.
  - Мы любим перекинуться в карты, сэр, - уже не столь уверенно выдал Боуэлл.
  - Охотно верю, - покивал я, после чего сделал ровно один шаг в направлении учеников, - и я уверен, что если сейчас загляну под парту, то не найду там бутылку огневиски или вина. Верно?
  - Так и есть, сэр, - последний ответ был уже совсем на грани испуга.
  - Что же, тогда с моей стороны будет грубостью прерывать партию, - кажется, при этих моих словах они синхронно выдохнули, а на лицах явственно отобразилась смесь растерянности и облечения, - однако если до меня дойдут слухи, что кто-нибудь из учеников помладше излишне увлечётся картами, можно сказать переберёт, то потерянными балами вы не отделаетесь. Вы меня поняли?
  - Да сэр!
  - И не засиживайтесь допоздна, - уже уходя, добавил я.
   В общем, наказывать молодёжь я не стал, чем немало их удивил. Уверен, мой намёк они правильно поняли, и спаивать совсем уж детей не станут. Да и сами после такого залёта будут осторожней. Всё-таки концепция "второго шанса" казалась мне достаточно правильной. Правда при этом тех, кто не усваивает урок, карать нужно втрое. Иначе вся суть теряется.
   Вот как-то так я дожил до Хэллоуина - праздника, который традиционно весьма пышно отмечается в Хогвартсе. Большой зал был буквально нашпигован тыквами со всевозможными рожицами. Да и в целом настроение у учеников явно было праздничное. Воодушевление было чуть ли не физически ощутимо. А вот я был равнодушен как всем этим традиционным атрибутам. И, как показала практика, не только я.
   Дело было во время праздничного ужина. Я лениво ковырялся в своей тарелке, особого аппетита не было, и потому сразу заметил, как Северус Снейп склонился к Дамблдору и начал что-то негромко говорить. Прислушавшись, я понял, что речь идёт о Поттере, отсутствующем среди учеников. Проверить эти слова было совсем не сложно - мальчика за гриффиндорским столом действительно не было. Его приятели, та парочка, с которой я везде его видел, тоже не было. То есть на пропуск из-за недомогания дело не походило. А с учетом событий прошлого года, эта компашка умеет находить себе проблемы.
   Скорее всего, примерно те же мысли посетили и Дамблдора со Снейпом, так что я не удивился, когда декан змеиного факультета решил покинуть застолье. Более того, я поспешил составить ему компанию. Само собой мой манёвр не укрылся от глаз директора, собственно проделать это скрытно было мягко говоря нереально, но останавливать он меня не стал. В данном случае отсутствие прямого запрета можно было смело рассматривать как разрешение.
   - Есть идеи, где искать Поттера? - нагнать Снейпа у самого выхода, не общего, разумеется, а того что рядом с учительским столом, поинтересовался я.
   - Там, где что-то происходит, - несколько раздраженно отозвался тот. Похоже, необходимость присматривать за Мальчиком-Который-Выжил зельевара отнюдь не радовала. Впрочем, я уже знал, что он его не жалует.
   - Хотелось бы это "что-то" успеть предотвратить.
   - Директор того же мнения. А каков ваш интерес? - даже без намёка на любопытства, поинтересовался Снейп.
   - Меня тоже приставили присматривать за мальчиком, - честно заявил я. Зачем скрывать то, что собеседнику и так наверняка известно? Хотя в данном случае у меня был и другой интерес - я видел возможность наконец-то переговорить с Поттером.
   - Удачи, - тут же последовал сочащийся сарказмом комментарий.
   На лестнице мы разошлись. Северус решил начать с первого, самого обширного этажа, и заодно выглянуть на улицу. В конец октября погодка стояла мерзка до жути, но исключать этот вариант действительно не стоило. Я спорить с ним не стал и в свою очередь решил прогуляться до гостиной гриффиндора. Вероятность того, что эта троица осталась именно там, тоже была высока. Если же нет, то стоило пройтись по этажам.
  Однако не всё оказалось так просто. В гостиной факультета второгодок не обнаружилось. Да и дальнейшие блуждания особого результата не принесли. За исключением большого зала вся школы буквально вымерла. Даже призраки куда-то запропастились. Полный штиль, как летом. При этом я не знал, достиг ли успеха мой визави. Или же детишки просто где-то задержались и уже на своих местах. Со Снейпом-то в этом случае Дамблдор свяжется, а вот со мной...
  После двадцати минут пустых поисков я решил вернуться к началу и неожиданно для самого себя нашел искомое. Точнее, спускаясь через третий этаж услышал детский вскрик и, не раздумывая, помчался на звук. На этот раз никаких сомнений насчёт палочки даже не возникало, она мгновенно оказалась в руке. Коридор быстро вывел меня на троицу младшекурсников, но было не похоже, чтобы им угрожала опасность. Они просто стояли и изучали что-то на стене.
  - Что случилось? - подойдя ближе, поинтересовался я. И тут же едва не поскользнулся. Пол почему-то оказался залит водой.
  - Профессор? - на моё появление дети почему-то отреагировали испугом. И на удивление быстрее всего себя в руки взяла девочка. Гермиона Грейнджер, если я правильно помнил, - это не мы, честное слово.
  - Что не вы? - когда перед тобой сходу начинают оправдываться, это всегда подозрительно. Хотя в первую очередь меня волновала суть происходящего.
  Чтобы это узнать было достаточно немного повернуть голову. На стене, в свете факелов поблескивала надпись "ТАЙНАЯ КОМНАТА СНОВА ОТКРЫТА. ТРЕПЕЩИТЕ, ВРАГИ НАСЛЕДНИКА!". А прямо под ней безжизненной тряпкой висела кошка. Миссис Норрис, бессменная спутница Филча. Эту животину многие не любили, но подвешивать её за хвост это несколько чересчур. Но в любом случае слова Снейпа оказались пророческими.
  - Однако... - изучая представшую предо мной картину, протянул я.
   - Мы просто шли на банкет и наткнулись на это, - продолжила говорить за всех троих девочка.
   - Почему вы вообще опоздали? - спросил я и, осторожно подойдя ближе, дотронулся до животного. Тельце было ещё тёплым. Но не горячим. Значит, происшествие случилось не в последние минуты. И крик, который я слышал, скорее всего, случился в тот момент, когда они увидели это. Так что навскидку всё выходило так, как говорила Грейнджер.
   - Мы... - вопреки простоте вопроса, девочка замялась.
   - Мы были на смертинах у Почти Безголового Ника, - пришел ей на выручку Поттер. И мне осталось только догадываться, что такое эти самые "смертины". Учитывая тот факт, что речь шла о призраке, то наверное некий аналог дня рождения.
   - Угу, - "глубокомысленно" выдал я, принимая к сведенью информацию, которую потом придётся проверить. Сказать что-то более развёрнутое мне не дали нарастающие в коридоре звуки шагов. Кажется, торжественный ужин уже кончился и сюда кто-то идёт. А посторонним на месте преступления делать нечего - это аксимоа. Если вокруг остались какие-то следы, то их потом уже будет не найти. И потенциальную проблему стоило решать на корню, - подождите.
  Пара взмахов палочки и коридор перегородила желто-черная лента. Ещё несколько секунд и их стало множество, со всех направлений. Несмотря на внешнюю простоту, весьма мудрёное заклинание из области иллюзорных чар. И пускай они не имеют физической плотности, но не заметить их сложно. А сейчас именно это самое главное - отсечь учеников и дождаться других преподавателей. Потому что на мелкую шалость происшествие как-то не походило.
  
  Глава 16.
  
  Моих усилий вполне хватило для того, чтобы отсечь от не самого приятного зрелища толпу учеников, пускай и пришлось повышать голос. Одних только иллюзий всё же не хватило, тем более что у магов не было стойкой ассоциации с черно-желтой лентой, каковая имеется у всех обычных жителей страны. Но не пускать Хогвартский персонал я не собирался, поскольку в сложившейся ситуации нужно было как-то разбираться. Вот только как на зло первым из них на месте происшествия оказался Аргус Филч. И само собой завхоз не оценил зрелища, своей подвешенной за хвост кошки. Старик попросту психанул, и тут его сложно было осуждать. Домашний любимец для многих становится полноценным членом семьи.
   Однако то, что он сходу начал обвинять во всём растерянно замершую троицу второгодок, а если точнее, то непосредственно Гарри Поттера, мне совсем не понравилось. Зачем срываться на детях? К счастью, почти сразу появился директор с другими профессорами и начал наводить порядок.
   - Успокойся, Аргус.
   Дамблдор сходу попытался достучаться до срывающегося с причитаний на обвинения Филча и отчасти даже преуспел. Вот что значит - авторитет. Следом он осторожно снял кошку и, попросив Спраут присмотреть за местом происшествия, приказал всем остальным следовать за ним, явно намереваясь устраивать все разбирательства в своём кабинете. Но тут влез Локхарт:
   - Мой кабинет ближе всех, господин директор, - сияя своей улыбкой так, словно у нас тут праздник, предложил он.
   Дамблдор, похоже, на мгновение заколебался, но всё же принял предложение и вскоре мы всей толпой, включая компанию Поттера, посетили возможно самый странный из кабинетов школы. Я-то думал что это Сильванус странный, но Гилдерой, как оказалось, давал ему сто очков вперёд. Все стены кабинеты были увешаны портретами самого Локхарт... Просто поразительный уровень нарциссизма. Но что особенно занятно - это зрелище никого даже не удивило, что говорило само за себя.
   Альбус Дамблдор с Минервой МакГонагалл тут же положили тело кошки на стол и приняли над ним магичить, Снейп наоборот, самоустранился, заняв наблюдательную позицию в углу, я же решил остаться около нерешительно переминающихся у входа учеников. А вот Локхарт начал изливаться на тему того, что могло убить животное, причем о перечисляемых им заклинаниях я даже не слышал. И, что характерно, всерьёз его воспринимал один только Филч, который вздрагивал при каждом возможной причине смерти. Вообще, зрелище едва сдерживающего слёзы старика пробирало даже меня, а ведь я по былой памяти весьма предвзято относился к завхозу. Но сейчас его было чисто по-человечески жалко.
   - Она жива, Аргус, - прервав Гилдероя, который успел плавно перейти на тему своих собственных похождений, заявил директор.
   - Жива? - встрепенулся завхоз и тут же кинулся к столу, после чего быстро поник. Животное по-прежнему неподвижно лежало на столе и не подавало признаков жизни, - но... но она совсем как мёртвая.
   - Она оцепенела, - поправил его Дамблдор, - сердце бьётся, но очень медленно и всё же она жива. Но вот что с ней случилось, я пока не знаю.
   - Он знает! - Филч тут же ткнул пальцем в сторону испуганно дёрнувшегося Поттера.
   - Ученику второго курса такое не под силу, - покачал головой директор, - да и зачем ему это?
   - Нет, это он! Вы видели, что он написал на стене! - не унимался завхоз, - он нашел у меня в комнате... он знает, что я... что я сквиб.
   Если честно, я совсем не уловил связи между надписью и сквибами. Что это за наследник, у которого врагами несчастные недомаги являются? В школе учится масса всевозможных наследников, но как-то это мелковато. Однако остальным это что-то говорило, и я поставил себе мысленную зарубку, обязательно разузнать, что к чему.
   - Я и пальцем не трогал Миссис Норрис, - после таких обвинений Поттер ответил неожиданно твёрдо. Молодец, не растерялся, - и ни про каких сквибов ничего не знаю.
   Я в свою очередь тоже решил поддержать парня. Тем более что ни серьёзных мотивов, ни возможностей у него и его друзей, очевидно, не было. Об этом я и поспешил высказаться:
   - Аргус, не хочу вас расстраивать ещё сильнее, но о ваше проблеме знают все старшекурсники. И поводов для мести у них гораздо больше, чем у второкусника. Силёнок тоже хватит, хотя лично я сомневаюсь, что в школьной библиотеке есть подобные заклинания. Даже в закрытой секции. Разве что дома кто научил.
   - Если вы намекаете на учеников моего факультета, Шельт, то это исключено, - категорично заявил Северус Снейп, бросив на меня неприязненный взгляд, - оставлять надпись, прямо указывающую на собственный факультет, стал бы только последний дурак. А они на слизерин не попадают.
   - Спорное утверждение, - я обозначил намёк на ухмылку, хотя на деле скорее думал о том, как эта надпись связана с зелёным факультетом, - но с основным доводом вынужден согласиться.
   - Вот уж спасибо, - в уже привычной мне саркастичной манере отозвался Северус Снейп, - предлагаю обратить внимание на другое. Поттер и компания - как они оказались в этом коридоре? Допустим, им не захотелось задерживаться на празднике у призраков. Но в таком случае они должны были либо отправиться в большой зал, поскольку я сильно сомневаюсь, что у приведений нашлась еда им по вкусу, либо в общежитие Гриффиндора. Найди кошку подопечные Помоны или Мои, вопросов бы не было, а так... подозрительно.
   Вывод получился более чем логичный. Если обдумать возможный маршрут троицы второкурсников, то их в этом коридоре действительно не должно было быть. Но они там оказались... Я об этом сходу даже не подумал, а вот Снейп сходу зацепился за нестыковку. Неплохо.
   - Мы немного заблудились, сэр, - оправдание Поттера прозвучало жалкой отговоркой и это отчетливо поняли все присутствующие. Нет, в принципе ничего сверхстранного в том, что недавние первокурсники могли заплутать - нету. Иногда такое случается и с теми, кто провёл в замке больше времени. Но вот такое совпадение крайне маловероятно.
   - По-моему, господин директор, они что-то от нас скрывают, - уверенно заявил зельевар, - может, и не они сделали это, но что-то об этом знают. Накажите его и он сознается. Я бы исключил его из команды Гриффиндора.
   - Причем тут это, Северус? - опешила МакГонагалл. Я в общем-то тоже. Уж больно неуместный переход с происшествия на квиддич. У Снейпа что, на это пунктик? - кошку ведь не метлой по голове били.
   - Боюсь, что Минерва права, - поддержал свою заместительницу директор, - возможно, они действительно заблудились или их привела другая, никак не связанная с произошедшим причина, о которой они не хотят распространяться. Мы не вправе вырывать ответ силой. По крайней мере, пока не доказана вина.
   - Моя кошка оцепенела. Кто-то должен понести наказание! - Филча явно не устраивало то, к чему шло дело. Он жаждал расправы. Хорошо хоть на этот раз не стал огульно обвинять второгодок, а то сочувствие к нему очень уж быстро испарялось.
   - Кошку мы вылечим, Аргус, - принялся успокаивать завхоза Дамблдор, - у профессора Спраут есть мандрагоры. Когда они вызреют, мы легко сделаем живую воду, и Миссис Норрис станет здоровее прежнего.
   В общем, на этом конструктивная часть обсуждения подошла к концу. Разве что Локхарт вновь попытлся привлечь к себе внимание, настаивая на своей кандидатуре для изготовления зелья. Мол, у него "большой опыт". Но его закономерно осадил школьный зельевар и все начали расходиться. Снейп решил ещё раз осмотреть место происшествие, МакГонагалл взялась сопровождать троицу грифов, а Гилдерой Локхарт и так был в своём кабинете. Так и получилось, что я был единственным, кто увязался за неспешно направившимся к больничному крылу Дамблдором.
  И сейчас такой расклад был очень к спеху. У меня были к нему вопросы. И как показала практика, у него тоже были вопросы ко мне.
  - Вы первым оказались на месте происшествия, Кристофер. Что-нибудь заметили? - спокойно, я бы даже сказал неторопливо, поинтересовался он.
  - Хм... - я на мгновение задумался, но на ум ничего не напрашивалось, - пожалуй - нет. Разве что вода на полу, но мы были около уборных. Наверное подтопило. Единственное что могу отметить - это точно не компания Поттера. Меня привлёк испуганный вскрик мисс Грейнджер.
  - Я тоже не думаю, что эти дети способны на подобную жестокость, но ещё один довод в их пользу лишним не будет, - покивал Дамблдор.
   - О каком наследнике идёт речь, директор? - поспешил воспользоваться моментом я, - вам и другим профессорам это явно о чем-то говорило.
   - Наследник Слизерина, который должен по завету основателя изгнать из школы всех, кроме чистокровных магов. Но это просто легенда. Реальные опасения вызывает скорее повторения событий сорокалетней давности. Тогда происходило нечто подобное, и в результате погибла одна из учениц. Большая трагедия и черная страница в истории Хогвартса.
   - Преступника поймали? - не мог не поинтересоваться я.
   - Скорее нет, чем да, - туманно отозвался Дамблдор, но, поймав мой недовольный взгляд, всё же пояснил, - одного из учеников, Рубеуса Хагрида, выгнали из школы и преломили палочку, посчитав что во всём виноват один из его опасных питомцев. Но твёрдых доказательств не было.
   - Наш лесничий? - удивился я, - надо полагать, раз вы взяли его на работу, то в его вину вы не верите.
   - Не верю, - согласился директор, - всегда считал и до сих пор считаю, что за всем стоял Том Риддл. Но доказательств его вины у меня не было, только подозрения. И директор Диппет не стал к ним прислушиваться. Хотя винить его сложно - Том всегда умел очаровывать людей своим талантом, и большинство считало его идеальным учеником.
   - Том Риддл... Кто это? - имя мне ничего не говорило. Но Альбус Дамблдор ведь не просто так его озвучил. Наверное...
   Директор ответил не сразу. Мы как раз вышли к лестнице и рядом хватало учеников, так что возможно дело было в этом. А совсем скоро я понял, что именно так дела и обстояли.
   - Так вы не знаете? - спросил директор, как только мы вновь оказались одни.
   - Нет. А должен?
   - Даже и не знаю, - по губам Дамблдора проскользнула улыбка, и он иронично на меня глянул, - об этом деятельном молодом человеке наслышаны очень многие. Правда, сейчас его знают под другим именем. Лорд Волдеморт. Слышали о таком?
   - Д-да, - с трудом выдавил из себя я, едва не сбившись с шага. Уж больно неожиданным оказался ответ. Изучая историю той войны и непосредственно личность Тёмного Лорда я как-то никогда не задумывался, что он мог учиться в этих стенах. Более того, выходило, что одним из его учителей был сам Альбус Дамблдор. Очень интересная информация. И, сдаётся мне, Дамблдор делится ею далеко не с каждым.
   - Кстати, у меня к вам есть ещё один вопрос, - как ни в чем не бывало продолжил директор, - мне казалось, что мы пришли к взаимопониманию в вопросах навязывания ученикам своего мнения. Так зачем вновь поднимать эту тему? Или вы думали, я не замечу?
   - Не заметите что? - совершенно искренне удивился я, с трудом переключаясь с темы Волдеморта. Даже мысленно прикинул, не делал ли чего эдакого. Но вроде как нет.
   - Так вы не знаете? - в свою очередь удивился Дамблдор, демонстративно приподняв брови, - хм... действительно не знаете. В таком случае советую поговорить со своими протеже, мистером Майлсом, иначе этим придётся заняться мне.
   - Так и сделаю, - вынужден был пообещать я.
   Что же такого он натворил и почему подумали на меня? Да ещё и это происшествие с кошкой. Казалось бы просто хулиганство, пусть и вышедшее за рамки. Но с учетом рассказа директора приходилось относиться к этом куда как серьёзней. Всё один к одному. Вот тебе и школьная рутина.
  
  Глава 17.
  
   После новой порции откровений Дамблдора, я вновь показательно открыто направил в штаб свой отчет. Фамилия Риддл была вполне магловской, имя Том тоже и примерный год рождения мне был известен, так что имелись все резоны поискать обычными методами. Без затей поднять документы, ища все совпадения. И действительно, кое-что нашлось. Совсем немного, правда. Только общая информация о том, что был такой мальчик-сирота, жил в приюте, а когда подрос - исчез словно и не бывало. Очень типично для мага. Но всё равно лучше, чем ничего. Всегда полезно знать своего врага. К тому же существовала определённая вероятность, что какие-то зацепки ещё найдут.
   Хотя и сам факт того, что будущий Тёмный Лорд вырос в магловском приюте - был весьма интересен. Это ведь почти гарантировало, что он в лучшем случае полукровка. И это маг, который развязал войну, возведя расистские взгляды чистокровок в Абсолют? Это было бы забавно, да только сложно это слово применить к той бойне. Более чем уверен, что его приспешники об этом даже не догадывались. Разве что самые близкие. Те, с кого он начинал собирать своих Пожирателей Смерти. Или те, кто стоял за ним, спонсируя деятельность. А что? Такое ведь тоже нельзя исключать. Даже очень сильный маг в одиночку много не добьётся, так что кто-то вполне мог воспользоваться молодым дарованием с гнильцой в душе.
  Но зацикливаться на этой теме у меня сейчас просто не было возможности. Слишком уж взбаламутилось сонное царство школы, после недавних событий. Пресечь волну слухов не удалось, так что сейчас все только и говорили, что о кошке филча, наследнике и тайной комнате. Само собой я изучил все имеющиеся в библиотеке материалы на тему "наследника Слизерина", но это мало что дало. По легенде, когда Салазар Слизерин рассорился с остальными основателями и покинул Хогвартс, он оставил в нём Тайную Комнату. Тщательно запечатанную, так, чтобы только его наследник смог однажды проникнуть в неё, освободить некий запертый в ней Ужас и с его помощью выгнать из школы тех, кто недостоин изучать искусство магии. Такая вот история и есть ли в ней хоть слово правды, или может всё это некие аналогии - можно было только гадать.
  Но дети падки на такие вещи и сейчас не только активно обсуждали произошедшее, но и строили догадки, кто бы мог быть "наследником". Что характерно, у каждого потока был свой претендент, иногда даже не один, но почти все они учились на зелёном факультете. Ну оно и понятно, где ещё мог бы оказаться наследник основателя. Хорошо хоть о событиях сороколетней давности ученики не знали. А то так бы и до паники было недалеко. Убийство человека это уже не шутки.
  На деле понять, кто бы реально мог организовать подобное в школе, было не так просто. Оцепенение - в некотором роде это многократно усиленный паралич. Но не в плане медицинского понимания этого термина, а как после петрификуса. Жесткая фиксация тела с невозможностью двигаться. Но если обычное, условно боевое заклинание действовало несколько минут и затрагивало только периферию, то тут всё было куда как серьёзней. Соответственно и навести его куда как сложнее, что вроде как вычёркивало из списка подозреваемых всех, кроме учеников последних двух курсов и преподавателей. Однако, не всё так просто - даже если отбросить возможность применения зелья, тут следы бы остались, а их не было, то ещё оставались артефакты. Так что сама по себе возможность имелась у многих.
  Однако всё менялось, если поставить другой, более важный вопрос - зачем. Допустим, надпись мог организовать любой, знакомый с историей Хогвартса. Просто чтобы запутать следы. Но кто в здравом уме будет сводить счеты с Филчем такими методами, что за них легко можно на пару месяцев загреметь в Азкабан? Если кто-то его настолько ненавидит, то логичнее было бы атаковать уже самого завхоза. Кто-то просто увлёкся своей мелочной местью? Это было бы правдоподобнее, если бы кошку убили слишком сильным ударом чем-нибудь или обо что-нибудь. Сколько подобных случаев происходит в мире и зачастую не с животными, а с людьми. Гораздо больше, чем того бы хотелось. Но нет - в нашем случае было использовано мощное и опасное заклинание. Или артефакт, что ещё мудрёней.
  Вывод напрашивался только один - Филч со своей кошкой тут вообще не причем. Дело именно в надписи, а животине досталось просто для привлечения внимания. Кто-то из детишек сторонников Волдеморта или "сочувствующий" вполне мог что-то подобное отмочить. Громкая акция чтобы припугнуть тех, кто по другую сторону баррикад. Но как правильно заметил Снейп - зачем слизеринцам указывать самим на себя? Да и не проще ли было всем известную метку на стене намалевать? Картина не складывалась. Странное происшествие, хорошо хоть по факту ничего особо страшного и не случилось. Надпись уберут, кошку вылечат.
  Хотя по-хорошему всё это было не моим делом. Единственный мой интерес был в том, что Поттер и компания оказались первыми на месте преступления. Вот узнать почему - я бы не отказался. Это ведь явно не случайность была. А со всем остальным пусть директор и деканы разбираются. Я весь расклад оценил чисто по привычке. Профессиональная деформация так сказать. И делиться своими выводами не собирался. Разве что если сами спросят - целенаправленно скрывать мне тоже было нечего.
   Реальная проблема всплыла с иного, совсем уж неожиданного направления. Учитывая то, как поставил вопрос Дамблдор, я не мог не поговорить с Майлсом. Благо, он у меня частенько бывал, так что переговорить тет-а-тет было легко. И что тут скажешь - парень меня удивил. А всё потому, что задумал он ни много ни мало, а создать что-то типа общества маглорождённых Хогвартса. То есть пришел ровно к тому же, к чему в своё время пришел я. И это было занятно, но крайне не своевременно. Нет, за саму идею я был обеими руками "за", но слишком хорошо понимал, что провернуть нечто подобное не дадут. И ладно бы, если бы просто завернули парня, так ведь я сам под прицелом. Директор, допустим, верит, что я не подкидывал Джону идей, но защищать меня он не станет. Прямым текстом же заявлял. А другие даже вникать не станут.
  Сейчас я хорошо понимал, что одной из задач Хогвартса и прочих школ была интеграция маглорождённых в магическое общество. Дискриминация на основании происхождения - можно сказать классика политики ассимиляции прошлого века. Только тогда история расставила всё по своим местам, а в магическом мире это малореально. Маловато маглорождённых и отделяться им некуда - даже если забыть о статуте, то в обычном обществе нам обеспечена точно такая же роль, как и в магическом. Но не исключено, что нас специально распределяли по разным учебным заведениям, чтобы не накапливалась критическая масса. С точки зрения магических правительств - это вопрос далеко не последней значимости. Свежая кровь и всё такое. Так что резкого разворота этой политики ждать не приходится.
   Чем в прошлый раз дело кончилось? Дамблдор обещал создать факультатив и вроде как даже создал. Но поскольку он был сугубо добровольный, то первогодки, окунувшиеся в мир магии, им совершенно не интересовались. А завлекать их никто и не пытался. Зачем? Так что дело быстро заглохло и факультатив с чистой совестью прикрыли. Однако сама по себе проблемы маглорождённых в Хогвартсе никуда не делась. Она висела в воздухе, но большинство просто старательно её игнорировало.
   Особых оснований полагать, что на этот раз всё будет иначе - не наблюдалось. Разве что взять дело под личный контроль уже будучи преподавателем. Это давало немалый простор для возможностей. Но ставило под удар первостепенную задачу моего здесь нахождения. Соответственно у меня вновь возникал конфликт между личным желанием и поставленной задачей. Тем не менее, сразу отмахиваться от идеи я не стал, решив сначала всё обдумать. Переспать с этой мыслью, как говорится.
   Единственное - честно расписал Джону весь расклад, как его видел:
   - Сильно сомневаюсь, что тебе дадут реализовать эту идею. Я уже пробовал, даже договариваться с другими старшекурсниками начал, но меня завернули. Директор мне тогда прямо заявил, что не допустит формирования негласного пятого факультета.
   - Пятого факультета? - с удивлением посмотрел на меня парень, - я всего лишь хочу сделать так, чтобы такие как мы сходу понимали, куда попали и могли рассчитывать на поддержку. Разве это так много?!
   - Но разве маглорождённые не начнут держаться друг друга, игнорируя факультеты? - спокойно спросил я, - и чем сильнее на них будет давить окружение, тем глубже они будут уходить в самоизоляцию. Именно этого Дамблдор и опасается. Вполне заслуженно, на мой взгляд.
   - Так ты теперь на его стороне?! - моя позиция тут же оказалась встречена в штыки. Майлс посмотрел на меня с таким возмущением, словно... даже не знаю, просто нет ассоциаций. Вот уж горячий парень. Шотладец что ли? Не удивительно, что он так и не смог прижиться в Хогвартсе. Причем в данном случае это играло против его же затеи. Такие вещи в одиночку не делаются.
   - Уймись, я просто расписываю, что к чему, - холодно отреагировал я.
   Джонатан явно собирался выдать что-то ещё, но всё же сдержался. А потом медленно вдохнул и заметно расслабился. Кажется, до него дошла вся нелепость собственных слов.
   - Извини, - пробурчал он, - но что теперь? Просто оставить всё как есть?
   - Не знаю. Но сомневаюсь, что проблему можно решить с наскока.
   - Я хотя бы попытаюсь, - упрямо произнёс парень, отчего у меня невольно выдался тяжелый вздох. Он определённо не понимал, а точнее не хотел понимать всей сложности ситуации. Зато решительности хоть отбавляй. Нет, пусть местами он напоминал мне меня самого, но я определённо таким в школьные годы не был. С другой стороны у меня ведь ничего и не получилось, верно?
   Ещё немного поколебавшись, я всё же сдался в своей внутренней борьбе. Всё равно ведь Майлс не сдастся, так пусть хоть попытка будет осмысленной, а не станет походить на бодание лбом каменной стены. Может, у него что-то да получится. Вряд ли многое, но хоть какая-то подвижка. Поэтому, я всё-таки решил дать ему пару советов:
  - Если хочешь чего-то добиться, то сначала заручись поддержкой других маглорождённых. Потом поищи сочувствующих среди остальных учеников - их немного, но всё же есть. Если ты придёшь со своей хотелкой к директору... да даже к декану, то тебя сразу завернут. Совсем другое дело, если многие начнут требовать одного и того же - тут будет сложнее отмахнуться. Особенно если начать доносить свою позицию не только до него, но и до широкой аудитории. Возможно - это поможет. Но особых надежд я бы не питал.
   - Ты же сказал, что уже пытался договариваться с другими, и не помогло? - на этот раз парень не стал спешить с выводами, да ещё и показал, что до этого момента вполне внимательно меня слушал. Всегда бы так.
   - Тогда я не попытался разыгрывать эту карту. Мне намекнули, что так делать не стоит и слегка надавили. Это было как раз после того, как я со школы на ночь сбежал, так что директору даже искать повода не пришлось. Да и мне резко не до того стало, - полностью расписывать что к чему я не стал, но тогда у меня действительно быстро сместились приоритеты из-за смерти крёстного и сложностей Интегры. Какой же слабой она тогда казалась... А сейчас? Бросил бы я учебу, ради нынешней? Более чем уверен, что нет.
   - Понятно... - протянул парень, - тогда стоит попробовать.
   - Пробуй. Но будь готов к тому, что тебя попытаются прижать. И на меня особо не рассчитывай. Если дам повод - меня выпрут из школы. А это не входит в мои планы.
   В общем, неожиданно для самого себя я всё-таки подкинул Майлсу пару идей, хотя по-хорошему должен был отговорить от данной затеи. Но язык просто не поворачивался идти против собственных взглядов. А потому оставалось только постараться дистанцироваться от происходящего, что представлялось той ещё задачкой. Ученик, который часто бывает у небезызвестного профессора Шельта, вдруг начинает мутить воду на тему маглорождённых? Вот вообще не подозрительно.
   Утешало только одно - Джонатану потребуется неслабо попотеть, выполняя то, что предложил я. То есть это займёт время. А там либо моё присутствие в школе потеряет актуальность, либо про изначальные претензии ко мне успеют позабыть. Либо уже успеют от меня избавиться. В общем, пусть всё идёт своим чередом.
  
  Глава 18.
  
   Школьная рутина безжалостно пожирала время. Не то, чтобы меня это сильно печалило, но потихоньку я начинал скучать по активной деятельности. Тут сплошные уроки, разговоры, да увещевания. Странное хулиганство и последовавшие за ним теории заговора в этом плане мало что меняли, и мне не хватало старой доброй драки. Я даже начал себя ловить на мыслишке, что уже надеюсь на вызов по какому-нибудь хэллсинговскому делу. Меня ведь собирались выдёргивать из школы по необходимости. Но то ли этой самой необходимости не было, то ли решили, что в свете открывшейся информации лучше держать руку на пульсе и Хогвартса не покидать.
   Так что мне было скучновато, пока не случилась очередная странность с Мальчиком-Который-Выжил. К сожалению, сам я во время происшествия не присутствовал, поскольку прошедшие годы любви к квиддичу мне не добавили, а всё случилось именно во время матча. Впрочем, выяснить достоверную картину было несложно, поскольку о произошедшем говорили буквально все. Во время игры за мальчиком упорно охотился один из бладжеров без какой-либо помощи охотников. Несколько необычное поведение для этого мяча. И, в конечном счете, он достиг своей цели, сломав парнишке руку. И вот было это уже совсем не хорошо. Если падение в этой игре к серьёзным травмам привести не могло, стадион ведь не просто площадка с кольцами, то столкновение с мячом или другим игроком представляли реальную опасность. А в данном случае силы удара хватило для перелома. Кто знает, что могло бы случиться, попади он не в руку, а в голову.
  Чей-то злой умысел был налицо, хотя на серьёзное покушение дело всё же не походило. Скорее на злую шутку или попытку повлиять на результат матча. Не думать о последствиях это очень по-детски. Снитч-то к слову именно Поттер и поймал. Хотя по-хорошему судья должен был остановить матч, и тогда вообще никаких последствий бы не было. Тем не менее, этого не произошло, но с судейством и зачарованным мячом пусть Дамблдор занимается. Меня же куда больше волновало то, что это уже третье происшествие за относительно короткий срок. Домовик дома, барьер на вокзале, а теперь ещё и это. Было бы наивно полагать, что эти событие никак между собой не связаны.
   Однако даже так легко Поттер не отделался. Перелом - мелочь. Простая физическая травма лечилась на раз-два. Но тут вмешалась судьба в лице небезызвестного Гилдероя Локхарат, который в числе первых добрался до пострадавшего, но вместо фиксации и ускоренного сращивание перелома умудрился решить проблему кардинально. Нет костей - нет перелома. Маразм кубический. Откуда он вообще такое заклинание знал, и что у него в голове перемкнуло, чтобы его применить? Об этом история умалчивает. Хорошо хоть он сразу руку не отрубил, а то с него бы сталось.
   Так что вместо быстрого лечения Мальчика-Который-Выжил ждала не самая приятная процедура выращивания костей. Но как повелось испокон веков - где один теряет, там другой находит. Для меня это была неплохая возможность, наконец, поговорить с Поттером без лишних глаз и ушей. Всё равно ему всю ночь не спать. Единственной тут преградой была мадам Помфри, но у меня были все основания полагать, что сильно упираться она не станет. А поговорить действительно стоило. Как минимум для того, чтобы объяснить мальчишке своё пребывание в школе и постараться сделать так, чтобы он в случае чего видел во мне возможного защитника, а не угрозу.
   К больничному крылу я направился поздним вечером, когда школьников уже разогнали по факультетским общежитиям и в целом ажиотаж уже подулёгся. Если к парнишке были какие вопросы, то их явно уже успели задать, так что шансы отсутствия посетителей были высоки. И уже запертая дверь говорила мне о том, что я прав в своих чаяньях. Пришлось стучаться и ждать, пока откроют.
   - Профессор Шельт? Вам что-то нужно? - без особого радушия встретила меня школьный медик, разгоняя сумрак тусклым светом, льющимся с кончика палочки. Кажется, она была несколько раздражена. Наверное, сюда сегодня целое паломничество было, а это всегда изобилие шума.
   - Хотел навестить мистера Поттера, - честно признался я, поскольку ничего криминального в таковом желании не имелось. Каких-то реальных поводов, правда, тоже. Если считать только связанные с обязанностями преподавателя цели, разумеется.
   - В такой час? - нахмурилась мадам Помфри, - мальчику нужно отдохнуть, заходите завтра.
   Отповедь была более чем ожидаема, как и то, что у меня перед носом легко могут захлопнуть дверь. С медиком на её поле лучше не спорить, особенно если видно, что она уже начала готовится ко сну. Поэтому я поспешил аргументировать своё желание.
   - Вы ведь не хуже моего понимаете, что уснуть ему вряд ли удастся, - это был не вопрос, а констатация факта, - костерост штука крайне неприятная. Постоянный зуд и ломота, с которыми ничего поделать нельзя. Пусть уж лучше отвлечётся беседой.
   - Имели опыт? - сухо поинтересовалась Поппи Помфри, всё ещё недовольно поглядывая на меня. Но хоть не проигнорировала, что уже неплохо.
   - Наслышан, - лаконично отозвался я, - мальчику не позавидуешь. А получить такие проблемы на ровном месте вдвойне обидно. Нет, тот, кто как сумасшедший круги на метле нарезает сам напрашивается на неприятности, но сейчас он просто жертва обстоятельств.
   - Сразу видно, что вы не фанат квиддича, - в голосе пожилой женщины явственно промелькнуло одобрение. Скорее всего, львиная доля всех её пациентов попадала сюда именно из-за полётов на метле, так что не удивительно, - а Гилдерой ни капли не изменился с момента учебы. Всегда сначала делает, а уже потом думает. Если вообще думает. Но пишет хорошо, этого не отнять.
   То ли из-за коварности освещение, то ли действительно так и было, но, как мне показалось, после последних слов Мадам Помфри слегка смутилась. Неужели она тоже фанатка его писанины? Вот уж никогда бы не подумал. Хотя пишет он действительно неплохо. Главное при этом не приписывать вымысел к реальности, а с этим у школьного медика проблем точно не наблюдалось.
   - Так я могу пройти? - напомнил о цели своего визита, поскольку разговор начал уходить куда-то совсем не туда.
   - Хорошо, сейчас других пациентов нет, так что можете зайти, - быстро определилась медик, и тут же сурово добавила, - но если будете шуметь - сразу выгоню.
   - Я буду паинькой, - улыбнулся я, за что удостоился ещё одного недоверчивого взгляда. Но внутрь меня всё же пропустили.
   Следом за Мадам Пофри я прошел в лазарет, который действительно пустовал. Только одна койка ближе к концу помещения была отгорожена ширмами, через которые пробивался свет ночника. Поттер, как я и думал, не спал - полулежал, откинувшись на подушки, с уставшим и почему-то немного испуганным видом, а пострадавшая рука болталась на перевязи, да и в целом это точно был не лучший период в его жизни. В общем, ничего неожиданного. Убедившись в этом, медик направилась к себе, ну а я остался около пострадавшего.
   - Профессор? - проследив взглядом за удаляющейся Помфри, мальчик переключился на меня.
   - Здравствуй, Гарри, - мягко поприветствовал его я, - надеюсь, ты не будешь против моей компании?
   Поттер ничего не ответил, просто продолжая настороженно смотреть на меня, но поскольку формального отказа не последовало, я поспешил поставить ближайший стул поближе к койке и присесть рядом. А то он лежит, а я стою - неудобно. Да и про "режим тишины" забывать не стоило.
   - Думаю, тебя несколько удивило моё появление в Хогвартсе, а возможности объясниться у меня не было. Я, знаешь ли, тот ещё преподаватель, поэтому пришлось постараться, чтобы не ударить в гряз лицом. Но сейчас она я появилась, и я хотел бы, чтобы между нами не осталось недосказанности.
   - Вы здесь из-за Того-Кого-Нельзя-Называть, сэр, - вдруг огорошил меня Поттер. Попал ведь в самую точку, чем немало меня удивил, - так же как и летом.
   - А ты, молодец, соображаешь, - похвалил его я, лихорадочно соображая, как теперь повернуть совсем не так начавшийся разговор, - врать не буду, ты всё правильно понял. Моё начальство интересует всё, что касается Тёмного Лорда, а ты явно привлёк его внимание, поэтому меня послали сюда. Но можешь быть уверен, что раз я теперь профессор, то в первую очередь я буду защищать тебя и других учеников. Хотя пока у меня не очень получается, - я кивнул на его руку, - извини.
   - Тут вы не виноваты, - парнишка так же опустил взгляд к перевязи, - мадам Помфри говорит, что мне ещё повезло, потому что в этом возрасте вырастить новую кость проще.
   - Так и есть. Случись с тобой такое года через четыре и пришлось бы тебя лечить в два-три захода, чтобы избежать интоксикации, - Поттер явно не понял, о чем я говорю, так что пришлось сразу пояснять, - это когда слишком сильное зелье вместо лечения начинает вредить. Вам об этом на четвёртом курсе будут рассказывать.
   Повисла неловкая тишина. Я-то планировал плавно подвести мальчика к своим вопросам, а получилось совсем иначе. Сейчас же начинать из него выпытывать подробности, было бы совсем неуместно. Добиться его доверия у меня точно не получилось. А ведь как удачно всё начиналось летом - помог ему с роднёй. Но вот дотянул и не развил момент.
   - Это всё Добби, - неожиданно выпалил парнишка, чем вновь меня удивил.
   - Добби? - удивился я, но почти сразу вспомнил прозвучавшее имя, - тот домовик?
   - Да, - подтвердил Поттер, - это он закрыл платформу девять и три четверти и бладжер на меня натравил.
   - Откуда ты узнал?
   - Он сам мне рассказал, - последовало очередное обескураживающее откровение, - сказал, что не хотел мне навредить, а хотел, чтобы я ушел из Хогвартса, потому что здесь мне грозит опасность. Сказал, что знает, кто открыл Тайную Комнату, но тут вы вспугнули его.
   - Эмм... понятно, - растерянно протянул я, но тут же встряхнулся, осознав, что двенадцатилетний пацан без затей ставит меня в позу. Только такого позора мне для полного счастья и не хватало, - значит, все эти происшествия его рук дело. И ещё Тайная Комната... Он не говорил, кому служит?
   - Нет.
   - Жаль, это могло бы многое упростить, - констатировал очевидное я, - нужно будет поговорить с директором, чтобы он принял меры, а то не хотелось бы, чтобы повторилась трагедия сорокалетней давности.
   - Какая трагедия? - Поттер сразу же ухватился за мою оговорку. Аж вперёд подался.
   - Ну, хоть чего-то ты ещё не знаешь, - я позволил себе улыбнуться, - Тайная Комната уже открывалась сорок лет назад и тогда погибла одна из учениц. Никто так и не узнал, как это произошло. Сейчас все надеются, что это просто дурной розыгрыш, но учитывая слова домовика и его пугающую настойчивость... Тебе точно больше нечего добавить?
   Я просто не мог не вернуться к тем обстоятельствам, при которых я нашел троицу гриффиндорцев около надписи. Можно сказать, в свете новых обстоятельств вопрос стал особенно насущным. Ведь, скорее всего, всё это как-то между собой связано.
   - Вы о чем... сэр? - судя по тому, как вновь насторожился Мальчик-Который-Выжил, он прекрасно понял, что меня интересует.
   - О том, как ты с друзьями оказался в том коридоре. Тебя ведь что-то туда привело?
  Отвечать на этот вопрос парнишка не захотел. Просто замолк и всё. Но при этом не было похоже, чтобы он напрочь заперся и шел на принцип. Скорее колебался. Дело явно было нечистым.
   - Ну же, Гарри, я ведь прекрасно понимаю, что не ты напал на кошку и не ты писал надпись. Но это может быть важно, - я попытался немного надавить на него. Аккуратно, можно сказать деликатно, но всё же надавить, - понимаю, у тебя нет повода мне доверять. Но кому-то ведь веришь, декану или директору. Расскажи им.
   - Я... я... - Гарри Поттер колебался уже в открытую. Оставалось лишь самую малость его дожать.
   Но именно в этот момент послышались шаги, испортившие момент. А буквально через полминуты дверь распахнулась и в комнату вошла целая делегация преподавателей под руководством Альбуса Дамблдора. На какой-то миг я даже подумал, что это из-за меня, но тут им навстречу выскочила медсестра, и всё быстро встало на свои места. Причина внезапного визита была более чем очевидна - директор левитировал неподвижное, замершее в одной позе тело ученика. Знакомые симптомы...
  
  Глава 19.
  
   Нападение на ученика изменило сразу всё. Там где совсем недавно были заинтригованные перешептывания и теории заговора, теперь прорастал страх. Всем резко стало не до смеху. Пострадавшим оказался маглорождённый-первогодка с гриффиндора, Колин Криви, который, судя по всему, решил нарушить школьные правила, чтобы навестить Поттера. За то и поплатился, но наказание явно не соответствовало масштабу проступка. На парнишку напали на подходе к медицинскому крылу и оставили там стоять живой статуей. Никаких свидетелей нападения вновь не было.
  Получилось так, что с неизвестным нападавшим я разминулся на считанные минуты. Возможно, даже прошел мимо и не заметил, где-то притаившегося преступника. Надо ли упоминать, что я был крайне раздосадован? Даже если бы противник внезапно оказался слишком силён для меня, то я бы смог хотя бы потянуть время и пошуметь. И ведь всего-то требовалось, чуть задержаться с визитом к Поттеру. Хотя нельзя исключать и того, что я наоборот, пришел вовремя. Ведь вариант того, что реальной целью атаки являлся непосредственно Мальчик-Который-Выжил, буквально напрашивался.
  Кто такой Колин Криви? Правильно - никто. Нет никакого смысла на него нападать, так что личный мотив был практически исключен. Совсем другое дело Гарри Поттер. Знаковая персона, имя которой знают все местные маги. Желающих его прикончить наверняка в избытке. Если же мы имеем дело с акцией устрашения... то этот вариант мне совсем не нравился. Тот факт, что пострадавший одновременно являлся младшекурсником, маглорождённым и гриффиндорцем - не мог меня не зацепить. Впрочем, даже будь оно иначе, в ситуации было мало хорошего и мне хотелось узнать, что собирается предпринимать Дамблдор.
  Тогда в лазарете он никаких внятных указаний не давал. В основном возился с оцепеневшим мальчиком, осматривал обнаруженную при нём фотокамеру и успокаивал заставшее это зрелище Поттера. Вполне понятные и правильные вещи, но первостепенной проблемой сейчас была именно угроза ученикам. А этой темы он практически не касался, разве что подтвердил то, что, по всей видимости, Тайную Комнату действительно открыли, и призвал донести эту новость до всех преподавателей. Так что ещё тогда я определился с намереньем зайти к нему и всё обсудить.
   Ещё одним немаловажным сигналом стало то, что уже на следующий день в газетах можно было прочитать о нападении в школе. Пускай само происшествие никто скрывал, бесполезно ведь, но как-то слишком оперативно у газетчиков получилось. Да и само содержимое статьи показалось мне подозрительным. Никого напрямую не обвиняли, но Дамблдора частенько упоминали, в том числе в связи со случаем сорокалетней давности, когда он ещё не был директором. Уж не готовили ли писаки почву для дальнейшего выставления его крайним?
  Сходу возникали подозрения, что всё это не спроста. Домовик, нападения, последствия - крайне сомнительно, что сразу несколько странностей происходят одним поток и при этом никак не связаны. Так что сразу после обеда, когда все ученики на занятиях и почти все преподаватели заняты, я воспользовался возможностью своего незагруженного графика и направился к директору для очной беседы. Гаргулья на входе пропустила меня без задержек, что говорило само за себя - меня ждали. Дамблдор тоже без лишних слов указал на стоящие у камина кресла. Уже почти традиционное место наших с ним бесед.
   - Что вы планируете делать? - едва присев, прямо спросил я. Пояснять, о чем шла речь точно не требовалось. Сейчас у всех была ровно одна тема.
  Хотя сам директор особо озабоченным не выглядел. Ощущение вообще складывалось такое, словно он в облаках витает. Отрешенность и задумчивость - именно так я бы характеризовал его состояние. Смотрел он тоже вроде и на меня, но одновременно куда-то мимо.
   - Беспокоитесь за детей, Кристофер? Весьма похвально.
  Ответ Альбуса Дамблдора оказался весьма уклончивым. Да чего уж там, он вообще не ответил, а просто перевёл тему. Но меня это не смутило, я уже начал привыкать к его манере речи. То ошарашит в лоб, то загадками говорит. Чем дальше, тем больше это напоминало мне Алукарда. Быть может, это влияние прожитых лет? Но если бы он действительно не хотел со мной сейчас говорить, то либо я не попал в кабинет, либо не застал его на месте. Так что я спокойно продолжил:
   - Либо в школе объявился наследник Слезирина, который открыл сезон охоты на маглорождённых, либо кто-то использует это прикрытие, чтобы добраться до Поттера. Ни то ни другие восторгов у меня не вызывает.
   - Думаете, целью был Гарри, а юный Криви просто оказался... как там говорят? Не в то время, не в том месте? - единственной эмоцией директора стало едва заметно приподнятая бровь.
   - Он вам рассказал о домовике? - Дамблдор неторопливо кивнул, - тогда какие могут быть вопросы? Нельзя исключать совпадение, но оно кажется мне маловероятным. У Мальчика-Который-Выжил хватает недоброжелателей. Если он пострадает - это станет немалым потрясением для магической Англии. А под шумок могут вас из школы выжать или хотя бы подмочить репутацию. Думаю, мы оба прекрасно понимает, кто был бы заинтересован в подобных событиях.
   - Том вполне мог бы воспользоваться своими уцелевшими слугами для работы с прессой. Но кто мог напасть на учеников в школе? - и вновь прозвучало это отстранённо, словно рассуждения вслух, - я уже проверил всех профессоров и даже Филча с Хагридом. Повторение прошлогоднего сценария исключено.
   - Всех? - уточнил я, поскольку никаких проверок не замечал.
   - Всех, - спокойно подтвердил Дамблдор. Понятно, значит и меня как-то прощупал, а я этого даже не заметил. Неприятно.
   - А ученики?
   - Деканы присматривают за старшекурсниками.
   - И это весь ваш план действий? Проверить персонал, присматривать за старшекурсниками и ждать следующего шага преступника? - заранее догадываясь об ответе, спросил я.
   - А чего вы ожидали? Поголовную проверку детей под веритасерумом? Никто не даст этого сделать. Пригласить авроров для осмотра Хогвартса? Они не найдут ничего такого, чего не смог бы обнаружить я или Филиус.
   С тем, что Дамблдор был опытен и могущественен, спорить было бы глупо. Круче него на островах никого нет. Разве что Волдеморт мог с ним потягаться, но он по другую сторону баррикад. Тем не менее, при всей моей нелюбви к аврорам я бы не отказался от их присутствия. Слишком хорошо знал, что действия "по протоколу" могут казаться пустой тратой времени, но на деле это не так. Пусть любой достаточно сообразительный индивидуум легко избежит девяносто девять процентов обычных ошибок, но ведь остаётся последний процент. Да и полное отсутствие следов тоже можно считать полезной информацией, ведь это признак профессионализма. А профи всегда мало.
   Ещё я мог сказать, что само по себе присутствие авроров добавит детям и их родителям спокойствия. Глупо списывать со счетов чувство защищенности. Кроме того силовики заставят виновника понервничать и осложнят ему выполнение своих задач. Если же говорить о реальном наследнике слизерина, то потенциальная опасность вообще могла бы заставить его отказать от дальнейших действий. То есть, как не посмотри, а позвать авроров - это разумное решение. Но Альбус Дамблдор считал иначе и на то должна быть причина.
  Возможно, я даже знал, какая именно:
   - Для вас это личное дело? Считаете себя виноватым в том, что не справились сорок лет назад?
   - Разумеется, считаю. Погиб ребёнок - любой бы на моём месте так считал, - Дамблдор, наконец, вынырнул из своей меланхолии и с искренним удивлением посмотрел на меня.
   - Конечно, смерть ученицы - это трагедия. Но вместе с тем это лишь вершина айсберга, верно? Если бы вы смогли доказать причастность Тома Риддла, то могли бы предотвратить его становление в качестве Волдеморта.
   - С этим... сложно спорить, - Альбус Дамблдор грустно улыбнулся, - груз собственных ошибок имеет привычку накапливаться и иногда может крепко прижать тебя к земле. Могу только позавидовать молодым, что готовы смело идти вперёд, не задумываясь о последствиях. Знаю, что это форменная глупость, но всё равно завидую. И всё же, если вы считаете, что я ставлю учеников под удар по своей прихоти, то тут вы не правы. Я действительно не вижу способов обезопасить их, кроме закрытия школы, на что опять же никто не пойдёт. Не сейчас. Всё что нам остаётся - это последовать совету моего старого друга и не терять бдительности.
   - Думаете, бдительности будет достаточно? - с сомнением, уточнил я. Пока что нападавший хорошо выбирал время и место для своих действий, а также не оставлял следов.
   - Надеюсь. И если вы хотите предпринять что-то большее, то я не против.
   Я не стал на это отвечать. Если у меня будут какие-то реальные идеи, то я ими, безусловно, воспользуюсь. Но пока с ними было глухо. Разве что лично осмотреть школу, но, вынужден признать, что вероятность обнаружить что-то, что веками упускали более опытные маги действительно невелика. И, по всей видимости, у директора была та же проблема. По этой причине продолжать обсасывать этот вопрос смысла не имело. Я хотел прояснить его позицию, и я то сделал. Так что, после некоторой паузы, я задал вопрос на совсем иную тему:
   - Почему именно Поттеры?
   - Что вы имеете в виду? - кажется, Дамблдор не ожидал от меня такого вопроса.
   - Сейчас я изучаю ход войны с Волдемортом и последние его действия вызывают у меня недоумение. При всей агрессивности своей риторики, он редко убивал детей. Ещё реже лично охотился за кем-либо. А Поттеры... у меня сложилось ощущение, что это была именно охота на их сына и они знали о ней. Должна быть причина.
   - Всегда есть причина, - вздохнув, произнёс Альбус Дамблдор, и у меня сложилось впечатление, что на этот раз прямого ответа мне можно не ждать. С таким сомнением он посмотрел на меня. Но всё же мутными заявлениями он не ограничился, - было произнесено пророчество, и Том отнёсся к нему неожиданно серьёзно. Хотя, учитывая исход, возможно он знал что-то, что неизвестно мне.
   - О чем было пророчество? - само собой новая информация меня тут же заинтересовало. Никогда не верил в пророчества, а тут такой поворот.
   - О приходе того, кто сможет одолеть Тёмного Лорда, и Гарри Поттер был одним из тех, кто под него попадал. Большего сказать не могу.
   - Лучше, чем ничего, - вынужден был признать я. Очередная деталь о ходе войны встала на своё место.
   ***
   Нападение на ученика получило и ещё одно, весьма неожиданное последствие. Гилдерой Локхарт взял, да организовал дуэльный клуб. Хорошая и очень своевременная идея, я даже задумался о чем-то подобном. Но учитывая личность организатора, у меня были все основания полагать, что сам процесс превратиться в балаган. Само собой я просто не мог пропустить такое зрелище и не прогадал. О том, чтобы раздобыть красивую дуэльную форму, писатель не забыл, чего не скажем обо всём остальном. Чего уж там, он явно даже не подумал о том, как будет пытаться чему-то учить пару сотен желающих разом.
   А уж насколько фееричной оказалась его показательный бой с Северусом Снейпом... То, как Локхарт летел над дуэльной дорожкой, я, да и многие другие, не скоро забуду. Снейп явно от души приложился казалось бы безобидным экспеллиармусом, и судить его за это было сложно. Но следовало отдать должное и писателю - у него действительно получилось подняться так легко, словно всё так и задумывалось. А уж та небрежность, с которой он провёл палочкой над плечом, чтобы очистить одежду - жест точно был, как следует отработан перед зеркалом.
   Не менее занятно было наблюдать за боями младшекурсников, которые в общем-то вообще не знали ничего, что даже с натяжкой можно назвать боевыми заклинаниями. И, наверное, только это спасло участников от реальных травм. Разве что несколько носов и губ оказалось разбито, в тех случаях когда дело доходило до банальной драки. Но вот финал этого мероприятия был совсем не забавным - вся школа узнала, что Мальчик-Который-Выжил умеет разговаривать со змеями. А ведь именно этим навыком славился Салазар Слизерин и его потомки. Надо ли говорить, кто резко стал главным подозреваемым в недавнем нападении? И тот факт, что всем взрослым было очевидна невинность Поттера, тут не мог ничего поменять.
  
  Глава 20.
  
   В Хогвартсе продолжало постепенно нарастать напряжение, и он всё меньше напоминал тут школу, в которой я учился. Скорее всего, что-то подобное было в год моего поступления, когда ученики друг на друга волком смотрели, но тогда я был слишком мал и не обращал на подобное внимания. Сейчас же, наоборот, мне было бы сложно не заметить происходящих изменений. Мало общей тревожности из-за нападения на ученика, с обострением неприязни по отношению к зелёному факультету, так ещё вокруг Мальчика-Который-Выжил началась форменная массовая истерия. Многие на полном серьёзе начали его опасаться, считая Наследником Слизерина, а отсюда и до тихой травли было рукой подать.
   Но с этим персонал школы мог как-то бороться, где-то напоминая прописные истины, а где-то просто пресекая конфликты, а вот с реальной причиной напряжения всё было не так просто. Я был полностью уверен, что все происшествия связаны меж собой, а значит за ними кто-то стоял. Вопрос "кто" не стоял, а вот "как" был более чем актуален. На этот вопрос не то, что ответа, даже адекватной догадки не было. Всё сводилось в Волдеморту, но у меня не было оснований не верить Альбусу Дамблдору, да и Тёмный Лорд сам дураком не был, чтобы повторять уже раскрытый трюк. Но ведь как-то он влияет на события в Хогвартсе - это было также очевидно.
   Но обязанности обязанностями, а для меня во весь рост встал вопрос - что лично я готов делать в сложившейся ситуации. По сути, меня отправили сюда именно для того, чтобы дождаться чего-то подобного и наблюдать, собирая информацию. И скажем честно - жизнь двенадцатилетнего парнишки по имени Гарри Поттер при этом моё начальство мало волновала. Как минимум потому, что на кону стояло гораздо больше жизней. К тому же он пусть и ребёнок, но маг, а значит потенциальный противник. Многие бы вообще посчитали идеальным исход, при котором маги поубивают друг друга. Если магическая изнанка нашей страны ослабнет, то с ней будет проще взаимодействовать. Или может даже получится её контролировать.
  Может и не самая благородная, но понятная и рациональная позиция. Для простых людей так действительно было бы лучше. Особенно если в отличие от прошлого раза разборки не будут выходить за рамки магического мира. Но я как бы тоже маг и тем более не делил детей на магов и маглов. Не исключено что мой младший брат тоже окажется одарённым! Да и поработав в школе, невольно начал ощущать некоторую ответственность за своих учеников. Мне совсем не нравилось, что кто-то из них окажется под ударом. Даже если принять на веру наличие пророчества, смогу ли я скинуть проблему Волдеморта на ребёнка? Такое решение точно не по мне. Вот только были у меня серьёзные опасения, что моё собственное мнение в этом вопросе спрашивать не станут. А ведь я сам давал присягу! Что делать, если мне дадут прямой приказ не вмешиваться? Об этом вообще не хотелось думать.
  Что я вообще мог здесь и сейчас? Здравый смысл нашептывал, что директор вновь прав и мне не найти в школе того, чего не мог найти он. Но ничего не делать, полагаясь на "бдительность", как-то совсем уж сомнительная идея. Так что я решил начать с обхода школьных закаулков. Не то, чтобы я рассчитывал резко найти Тайную Комнату или таинственный "ужас", а скорее просто, чтобы освежить в памяти схему замка. Последний раз подобный обход мы с приятелями совершали курсе на четвёртом, а с тех пор много воды утекло.
  Стоило прийти к таковому, честно скажем - компромиссному решению, как словно нарочно я нарвался на то, что успело напрочь вылететь из головы. Какой-то умник наколдовал в коридоре болотце, в котором застрял третьекурсника с барсучьего факультета и я даже догадывался, кто именно. Как минимум тот факт, что вызволенный мною парнишка честно признался, что никто на него не нападал и под ногами просто образовалась топь, чего он никак не ожидал, а потому влетел в неё и сам выбраться не смог. Крики о помощи тоже не помогли - так уж совпало, что он опаздывал на занятие. Отсутствие реального вреда выглядело намёком. Как и само явно экспериментальное заклинание, в котором я далеко не сразу разобрался. В какой-то момент даже подумывал позвать Флитвика, но, в конце концов, всё же удалось сберечь собственную гордость и разобраться самостоятельно.
  В тот же день я разыскал близнецов Уизли и без объяснений потребовал, чтобы они следовали за мной. Публичное шоу было не в моих интересах, я ведь не был до конца уверен в своих выводах, так что разговор лучше было вести у меня в кабинете. И вообще, я как-то уже привык считать его именно своим и решать свои вопросы именно в нём.
   - Профессор? - отсутствие каких-либо объяснений с моей стороны не особо нервировало эту парочку. Растерянности или удивления я тоже не наблюдал, скорее любопытство, что отчасти подтверждало мои выводы на счёт авторов проказы. Ведь естественной реакцией невиновного будет именно удивление и немного страха. А эти, похоже, прекрасно понимали, за что их могли "взять".
   Я не стал спешить с "выдвижением обвинений", а вместо этого неторопливо сел за свой стол и некоторое время продолжал их изучать, ища подтверждения своим догадкам. В ответ, что характерно, на меня смотрели с откровенным вызовом. Только после небольшой игры в "гляделки" я спокойно констатировал:
  - Для начала, минус тридцать баллов. С каждого.
   - За что?! - вскинулся... даже не знаю кто именно. Их имена я знал, но различить по понятным причинам не мог. Без преднамеренно оставленных отличий на такое способны только близкие друзья и то не факт.
   - Сами знаете, - если они думали, что получится отмазаться за счёт отсутствия твёрдых доказательство, то зря. У меня вообще вменяемых доказательств не было, но я не собирался давать им шанса, попросту ставя перед фактом наказания. Произвол? Безусловно. Но я был уверен в своих выводах и ничего плохого в некотором злоупотреблении власти не видел. В конце концов, даже если в данном конкретном случае я не прав, то шлейф происшествий за близнецами тянется преизрядный и совесть меня мучить точно не будет, - если не согласны, то можете опротестовать моё решение у директора.
   Данная перспектива Уизли явно не вдохновила, они разом поскучнели, чем, не зная того, окончательно уверили меня в своей виновности. Но сама по себе реакция вполне понятна: вряд ли они привыкли, чтобы профессора действовали в подобном ключе и наверняка посчитали, что от им от Дамблдора только дополнительно прилетит. А его слово в школе всегда особенно ценилось. Так что лучше принять наказание и потом всем рассказывать, какой злой и несправедливый профессор их наказал. Память о годах учебы ещё не успела из меня выветриться, так что я всё прекрасно понимал и не собирался играть в эти игры.
   - Но снятие баллов это формальности, сюда я вас звал по иной причине, - всё тем же спокойным тоном продолжил я, - скажу прямо - вы позорите гриффиндор, и меня это совершенно не устраивает.
   - Мы позорим... - возмущенно начал один.
   - Гриффиндор? - не менее возмущенно закончил второй.
   - Именно так, - припечатал я, - ваши... кхм... назовём это шалостями, сами по себе они вполне обычны, - при этом слове близнецы засопели ещё возмущенней, чем вызвали у меня невольную улыбку, которую пришлось старательно скрывать. Обычными свои проделки они точно не считали, - не вы первые, не вы последние. Все мы в своё время чудили. Но вы втравливаете в свои дела младшекурсников, и под раздачу попадают даже члены собственного факультета. А то, во что иногда выливаются ваши действия... нужны веские причины, для того, чтобы вынудить других учеников пропустить занятия. А их, насколько я знаю, нет. Простое любопытство, эксперименты, бахвальство. Всё озвученное нарушает негласные правила факультетов и совершенно неприемлемо.
   - Иногда нас заносит...
   - Но мы всегда отвечаем за своим проступки, профессор.
   Виноватыми себя Фред и Джордж явно не ощущали. Оно и понятно - дети. Я сильно сомневался, что они тщательно высчитывали, как далеко можно зайти в своих шалостях, чтобы не вылететь из школы. Нет, скорее всего какого-либо злого умысла они действительно не имели. Просто неуёмная фантазия головам покоя не давала. И ладно бы если только своим, но под раздачу попадали случайные ученики, что меня категорически не устраивало. Но что тут можно сделать? Баллы и отработки для них уже привычны, а отчисление в их случае действительно чрезмерно. Промежуточных же вариантов просто не было. Кажется, я начинал понимать, какая дилемма стояла перед МакГонагалл и Дамблдором. Впрочем, в отличии от них, у меня изначально была хорошая идея, как можно направить близнецов на пусть истинный.
   - Знаю, но отработки вам впрок не идут, а система баллов всегда была важным ориентиром только для младших курсов. К сожалению, у меня мало возможностей серьёзно на вас повлиять. Телесные наказания и карцер под запретом, а выгонять вас их школы вроде как не за что. Но кое-что я всё же могу. Знаете, я ведь знаком с вашими старшими братьями. С Биллом пять лет в одной комнате общежития прожил. Как думаете, как он поступит, если узнает подробности ваших проделок?
  Глядя на вытянувшийся лица, я мысленно ухмыльнулся - близнецов заметно пробрало. Не удивительно: рождество не за горами, а Билл и Чарли вроде как до сих пор холостяки, так что наверняка заглянут в родительский дом. И не знаю как с этим вопросом у второго сына этой шебутной семейки, но как минимум для моего школьного приятеля мои слова пустым звуком не будут. Он всегда серьёзно относился к своему факультету и межфакультетским взаимоотношениям. Не зря ведь был сначала обычным старостой, а потом и школьным. Ну а "повлиять" на своих младших братьев он сможет с полными на то основаниями. И процесс им вряд ли понравится, о чем они совершенно точно знали.
  - Мы вас поняли, профессор, - после коротких переглядываний, выдавил из себя одни из братьев, - постараемся не увлекаться.
  - Тогда не смею вас задерживать.
  Спровадив эту парочку, я был процентов на девяносто уверен, что свою активность они поумерят. Угроза была более чем реальна и если только они не пойдут на принцип, то станут сначала думать, а потом уже делать. Ну... хотя бы иногда... А если всё же пойдут на принцип, то я тут уже бессилен и, скорее всего, дело действительно может дойти до отчисление. В этом случае Билл выскажет пару ласковых уже мне, но для меня, по понятным причинам, эта угроза особо страшной не являлась. Будет неприятно подвести старого приятеля, но при этом я буду знать, что действовал правильно и в первую очередь виноваты сами близнецы.
  Закончив с этим делом, я вновь вернулся к своей идее обойти школу, но вновь оказался прерван. Только на этот раз меня отвлёк домовик, передавший приглашение явиться к директору. Причин отказываться у меня не было, более того мне даже начинали нравиться наши периодические посиделки, в рамках которых Альбус Дамблдор постепенно делился со мной информацией. Но на этот раз речь пошла совсем о другом.
  - Кристофер, я обдумал ваши слова и решил, что отчасти вы правы. Пускай мы не в силах обнаружить злоумышленника, но мы не может только наблюдать и ждать следующего его шага, - прямо с порога своего кабинета огорошил меня седобородый старец, - я считаю, что профессор Локхарт подал не самую плохую идею. Он не смог её раскрыть, но уверен, что вы справитесь.
  - Дуэльный клуб? - удивился я, - согласен, идея неплоха. Но почему именно я?
  - Боюсь что больше некому, - развёл руками Дамблдор, - Гилдерой Локхарт хороший рассказчик, но практика не его сильная сторона. Это ещё одна причина, по которой дополнительные занятия будут не лишними. Остальные либо слишком загружены, чтобы взять на себя несколько полноценных групп учеников, либо не справятся с задачей. А у вас в достатке и времени и опыта. К тому же что-то мне подсказывает, что вы и сами не против. Разве не так?
  
  Глава 21.
  
  Дамблдор был прав - задача поднатаскать детей в боевой практике была мне интересна. Куда интереснее, чем магловедение, в котором что-то стоящее я говорил только на первых занятиях, а теперь в основном учу вещам, от которых самого зевать тянет. И ведь я сам о чем-то подобном задумывался, пусть дальше размышлений дело и не пошло. А тут такое заманчивое предложение. Хотя в целом у меня начинало складывалось ощущение, что Альбус Дамблдор всё знает и постоянно прав, даже если мне от него самого было доподлинно известно о его ошибках. Это раздражало и восхищало одновременно. Но упираться из чувства противоречия я не стал и дал своё согласие.
  Единственное, меня совершенно не устраивал формат. Название "дуэльный клуб" может и звучит красиво, но сама по себе суть дуэлей весьма спорна. Кроме того я не владел темой, а ведь там целый сонм правил, традиций и символов. Как учить тому, чего сам не знаешь? А самое главное, я не имел ни малейшего желания в этом разбираться. Сражение один на один я уважал, как максимально раскрывающее личные способности, чего не скажешь о дуэлях со всеми их формальностями. Пусть ими занимаются фанаты древних традиций. И эту поправку директор принял без каких-либо споров. То ли был со мной согласен, то ли ему было всё равно - понять было сложно. Так что мы сошлись на названии "курс самозащиты" и на том расстались.
  К делу требовалось подойти основательно, а не действовать в стиле Локхарта иначе никакой боевой опыт не поможет, и точно так же опозорюсь. Во-первых, сама по себе идея пойти учиться сражаться у преподавателя магловедения у многих разорвёт шаблон. Более чем уверен, что при такой постановке вопроса старые слухи обо мне мгновенно вылетят из голов учеников, и останется только очевидное противоречие. Значит, придётся доказывать свои возможности. Во-вторых, собирать всех разом - это точно не вариант. Детишки должны быть под присмотром иначе летальная случайность не заставит себя ждать. Занятия будут эффективны и достаточно безопасны только в случае небольших групп, о чем, кстати, намекал Дамблдор. Ну и в-третьих, следовало определить, чему вообще стоит учить детей, особенно с учетом разных возрастных групп. Понятно, что защищать себя, да только в чем конкретно это должно выражаться?
  Кроме этого оставалось немало мелких организационных вопросов, начиная с подгонки расписания и поиска подходящего помещения. Благо, это всё-таки была инициатива директора, так что тут можно было смело рассчитывать на его помощь. Да и сам я кое-какой организационный опыт имел, пускай большая его часть была получена уже в Хогвартсе. Так что все эти вопросы были вполне решаемы.
  Неделя ушла не подготовку к первому занятию, которое я планировал превратить в смесь вводной лекции и демонстрации. Параллельно с моей подачи Джонатан занимался привлечением внимания к данному событию. В первую очередь его задачей было собрать маглорождённых, с которыми он так и так налаживал контакты. По понятным причинам их безопасность волновала меня больше, а заодно именно они являлись группой риска, но перегибать в обратную сторону я тоже не собирался.
  Общими усилиями мы собрали немало народу, пусть и не такую толпу, как у Локхарта, но меня результат вполне устраивал. Оставалось только не ударить в грязь лицом. Занятие планировалось проводить в старом, уже лет сорок не используемом зале для боевой подготовки. Когда-то через него проходили все ученики Хогвартса, но в последние лет сорок он использовался реже, а после войны с Волдемортом эта часть практики вообще была урезана до минимума, преподаваемого в обычных аудиториях. Сам по себе зал был хорош внутренней системой защиты, которая позволяла воздвигать защитные барьеры, деля помещения на участки произвольных форм и размеров. Через такой барьер без помех мог пройти человек, но не его заклинания, что было крайне удобно.
  Обведя взглядом лица собравшихся, многие из которых не скрывали своего скепсиса, я открыл первое занятие:
  - Итак, перейдём сразу к делу. Профессор Локхарт пытался обучить вас искусству дуэлей, но я не вижу в этом смысла, - при этих моих словах нашлись те, кто нахмурился, увидев в них пренебрежение. И пускай я действительно прохладно относился к дуэлям, но сейчас хотел высказать совсем иную мысль, - в первую очередь потому, что большинству из вас это никогда не пригодится. Дуэлинг весьма специфический тип боя, который проводится в строгом соответствии с рядом правил, но в обычном бою, будь то банальная школьная потасовка или защита собственной жизни, правила отходят на второй план.
   - А как же закона о непростительных? - прозвучавший из зала вопрос, заставил меня мысленно поморщиться. Нет, он был вполне дельным, но сейчас он сбивал с мысли, вынуждая срываться в долгие пояснения. Хорошо хоть за последние месяцы я к подобному уже привык, тогда как в сентябре меня было легко увести в дебри не относящихся к основной теме рассуждений. Впрочем, наверное это даже хорошо. Ученикам нравился живой диалог.
   - Бывает и их нарушают. Хотя и не часто. Этот закон предусматривает чрезмерное по сути своей наказание, но именно благодаря этому он и работает. Если на кону не стоят жизни или что-то равноценное, то лучше проиграть, чем попасть в Азкабан, верно? То же самое касается преступников, которые не станут так подставляться из-за мелкой кражи или мошенничества. Но вернёмся к основной теме. Тех из вас, кому действительно имеет смысл заниматься дуэлингом, натаскивают либо будут натаскивать дома. А я в свою очередь буду учить вас более практичным вещам. Мы будем изучать полезные для самозащиты заклинания, отрабатывать их и закреплять в тренировочных боях. Форматы будут разные - один на один, парами или группа на группу. Так вы быстрее поймёте, что одним и теми же заклинаниями можно пользоваться по-разному, а так же поймёте свои сильные и слабы стороны. Но прежде чем мы перейдём к практике, я хотел бы, чтобы вы усвоили одну простую и одновременно крайне важную мысль. Действительно очень простую, но при этом не все об этом задумываются. Ответьте на вопрос - кто победит в бою двух магов?
   Кажется, мне удалось заинтересовать потенциальных членов курсов. По крайней мере ответов было много. Как и отдельных выкриков, так и вполне логичных перечислений решающих факторов. И даже то, что я хотел услышать, прозвучало неоднократно. Это не могло не радовать, но и великого удивления не вызывало. В конце концов, нам в своё время об этом рассказывали, пусть отдельно и не выделяли. Жаль только, что мне было сложно выделить, кто именно ответил правильно, тем более что знал я далеко не всех. Так что приходилось давать общий ответ:
   - Все ответы отчасти верны. Сила мага, безусловно, играет большую роль. Арсенал заклинаний важен, как и удача. Физические кондиции мага тоже играют свою роль. Но речь о другом. Бой магов это не просто махание палочками и перебрасывание заклинаниями. В большинстве случаев победит именно тот, кто лучше подготовился. Зелья, личные артефакты, подготовка местности - ничем нельзя пренебрегать. К сожалению, будет проблемно учить вас этим вещам, но я хочу, чтобы вы накрепко запомнили эту простую истину. Если говорить о бое без подготовки, заклинания против заклианий, то двое-трое из вас вполне могут одолеть взрослого, умелого мага. Немного удачи и всё. Но в нормальной ситуации такой маг легко справиться с куда больше группой. И чтобы вы поняли, что это не просто слова... - я демонстративно достал и опрокинул в себя два флакона с зельями, а так же вытащил из-за ворота цепочку с кулоном, мой личный щит который я везде ношу с собой, - кто хочет попытаться отделать профессора не получив за это штрафов и отработок?
   Смею надеяться, что такого от меня точно никто не ждал, ведь это совсем не в духе преподавателей Хогвартса. С некоторым удовольствием я мог наблюдать удивлённые лица пришедших учеников, но желающие всё же нашлись. Целых семь человек. И это хорошо, поскольку иначе пришлось бы самому назначать "добровольцев". Но был и негативный момент - среди желающих были не только ученики пятого-седьмого курсов, но и один третьекурсник. Разумеется, с гриффиндора. Кормак Маклагген, если я правильно помнил. И поскольку я заранее не обозначал никаких ограничений, то идти в отказ было бы глупо. Раз сам вызвался, то пусть пеняет на себя.
   Подготовка "поля боя" заняла не больше минуты. Все кроме добровольцев отошли к дальней стене зала и, повинуясь взмаху моей палочки, оказались отгорожены почти прозрачной плёнкой защитного поля. Мои "противники" встали недалеко от неё, сам же я оказался у противоположной стороны зала. Ну а дальше, мне оставалось только дать отмашку:
  - Нападайте.
  Первые заклинания полетели не сразу. Вызвавшиеся храбрецы постояли, переминаясь с ноги на ногу, попереглядывались, немного разошлись в стороны и только потом первый из них решился. Забавно, но это был именно тот самый третьекурсник. Мне даже уклоняться не потребовалось, он банально промахнулся, но его действие послужило сигнальной отмашкой и завертелось.
  Первые секунд двадцать я попросту рисовался, уклоняясь от лучей различных заклинаний. И это было совсем не сложно с учетом того, что мои реакция и скорость были разогнаны зельями, а детишки не умели атаковать быстро и активно друг другу мешались. Невербальными заклинаниями они само собой тоже не владели, что заранее давало мне знать чем и когда в меня запулят. Сдвинуться на полшага или чуть отклониться корпусом - я даже рук из карманов не доставал! Но затягивать с этим не стоило, поскольку ни в коем случае нельзя было превращать урок в издевательство. Так что вскоре я начал отвечать и первое же мое заклинание привело к оглушению дерзкого третьекурсника. То ли он растерялся, то ли не сообразил выставить банальное "протего", но факт есть факт.
  С оставшейся шестёркой было уже не так просто - кое-что они умели. Одолеть простым оглушителем удалось выбить только одного из них, да и то скорее случайно, парень запнулся и потерял равновесие, а остальные вполне успешно защищались. Правда, у их обороны был один существенный минус - темп атак сократился ещё сильнее, что развязывало мне руки, и я прибег к одному простому по сути своей, но сложному в исполнении трюку. Намечал себе цель и выдавал встречное заклинание, в момент его же атаки. Даже немного быстрее за счет невербальности. А чтобы атаковать и защищаться одновременно - нужна либо личная защита, либо опыт. Ни того ни другого у школьников разумеется не имелось и ещё два тела быстро оказалось на каменном полу.
  А вот последняя троица смогла меня удивить. То ли они успели втянуться, то ли втроём им было куда удобнее, но факт есть факт. Они начали по очереди прикрывать друг друга, защищая от встречных заклинаний, а вместо оглушающих, обезаруживающих, парализующих, отталкивающих и прочих лучевых заклинаний, среди которых встречались совсем уж детские попытки меня защекотать или заставить танцевать, полетел поток пламени "инсейндио". А от него уже так просто не увернёшься. Формально это даже не боевое заклинание, воплощаемый огонь совершенно обычный и ожоги лечатся одним взмахом палочки, но он способен доставить вполне реальную боль и нанести серьёзные травмы. Само собой, если его не заблокировать.
  Мой личный артефактик такое пламя пробить не в силах, но я всё же выставил полноценный щит, подыгрывая своим оппонентам. Осознав, что вынудили меня обороняться, ребятки вдохновились и утроили натиск, поливая меня огнём со всех сторон. Даже начали обходить с разных сторон, что было очевидно ошибкой. Я-то надеялся, что они продолжат импровизировать, но раз нет - значит нет.
  - "Нужно заканчивать", - мысленно констатировал я.
  Одного резкого рывка вперёд хватило, чтобы вырваться из окружающего меня пламени и оказаться около ближайшего школьника. Тот попытался прервать своё заклинание, но не успел, а прикрыть его было уже не кому. Они ведь не только разошлись, но и сами лишили себя видимости этими потоками пламени. Минус один. Не теряя темпа, я послал два оглушителя прямо сквозь пламя, ориентируясь на его источник, и оно резко оборвалось. Как ни странно, один из них всё ещё стоял на ногах, то ли я промахнулся, то он как-то сумел уклониться. А может у него всё же имелся выданный бдительными родителями защитный артефакт. Но оставшись один на один, он поступил предельно разумно - сдался.
  - Вот и всё, - довольно выдохнул я, обводя взглядом притихшую публику.
  Прежде чем закреплять демонстрацию словами, пришлось отвлечься, чтобы убрать ставшую помехой защиту зала и привести в чувства оглушенных мною школьников, которые даже не сразу поняли, что произошло. Но это было даже хорошо - небольшая пауза позволила остальным толком осознать то, что только что видели. А видели они следующее - профессор быстро разобрался с семерыми из них, используя только оглушитель и полное протего, то есть те заклинания, которыми владеют выпускники Хогвартса. Ничего особого, с точки зрения понимающего человека, но впечатляющий результат для школьников. Собственно именно это я и планировал изначально, хотя и допускал возможность того, что мне может понадобиться нечто большее. Хорошо что не пришлось, иначе это смазало бы эффект.
   - Надеюсь, все усвоили важность подготовки. Я принял пару простых стимуляторов в небольших дозах, но это далеко не предел возможного. Да, будут последствия для здоровья, но необходимость на то и необходимость. К слову, это та самая причина, по которой желающим попасть в аврорат нужно знать не только трансфигурацию, чары и ЗОТИ, но и зелья. Опытные авроры всегда сами варят себе зелья, а те, кого вконец одолела профессиональная паранойя, даже ингредиенты добывают самостоятельно. Думаю, это говорит само за себя. Теоритически, если верно подобрать момент и как следует подготовиться, то можно даже победить мага уровня Альбуса Дамблдора. Правда обнаружить его беззаботно спящим на лавочке в парке вряд ли удастся, так что с практикой возникнут проблемы.
  Простенькая шутка немного разрядила атмосферу, но при этом меня внимательно слушали. Куда внимательнее, чем вначале. А ещё я видел, как у многих предвкушающе заблестели глаза. В первую очередь у парней. Но и девушки не выглядели безразличными. Вот что значит "показать товар лицом"! Чтобы добиться подобного эффекта словами, нужно иметь огроменный авторитет среди учеников. Уверен, когда все шли на открытие дуэльного клуба, то большинством двигало именно любопытство, тогда как сейчас детишки хотели именно заниматься делом.
  Оставалось только закончить с организационными моментами - рассказать, что попасть на мой "курс самозащиты" можно записавшись у своих деканов или лично у меня в не учебное время. И пояснить, что заниматься разом со всеми в одиночку попросту невозможно, поэтому будут созданы небольшие группы с ориентиром на курс учащихся, а не на факультеты. Но этом первое занятие было завершено и оставалось только ждать, сколько желающих наберётся. И что-то мне подсказывало, что таковых будет немало. По крайней мере, сам я о чем-то подобном в годы учебы мог только мечтать.
  ***
   Второе нападение на ученика особой неожиданностью не стало. Каких-либо радикальных мер для его пресечения принято не было, так с чего бы ему не быть? Как я и ожидал, особых надежд на "бдительность" питать не стоило - нападавший явно знал, что делал. И вновь под оцепенением оказался маглорождённый младшекурсник, вновь не было не одного свидетеля, и вновь Гарри Поттер оказался неподалёку от места преступления. У меня отпали последние сомнения в том, что дело именно в Мальчике-Который-Выжил. В том, что кто-то использует ситуацию для давления на Альбуса Дамблдора - тоже. Газетчики расстарались похлеще первого раза. И если тогда не ответственность директора только намекали, то сейчас об этом говорили фактически прямым текстом.
  А у многих других отпали сомнения в том, что именно Поттер является Наследником Слизерина. Скорее всего, могла начаться самая настоящая травля, с которой ещё поди придумай как эффективно бороться - дети ведь так часто уверенны, что всё знают лучше всех. Но обошлось - на этот раз Дамблдор не стал замалчивать проблему и уже той же ночью в школу прибыл отряд авроров. Это довольно сильно повлияло на настроения в школе. Многие вздохнули с облегчением, посчитав, что опасность миновала. Как по мне - зря.
  Три дня авроры изучали каждый закоулок древнего замка и его округу, но безрезультатно. Ничего они не нашли и только подтвердили то, что Альбус Дамблдор прекрасно знал, о чем говорил. Если в школе и были скрытые места, то найти их можно было, только точно зная, что именно ищешь. Ещё два дня проходили предельно мягкие допросы учеников трёх старших курсов и не самые мягкие допросы персонала. Уж не знаю, всех ли так трясли, но мной занялись плотно. Конечно, дело тут могло быть в том, что нападения начались в год моего появления в Хогвартсе, но нельзя было исключать и то, что всё дело в большой "любви" магов-силовиков к моей скромной персоне.
  Допросы тоже не принесли значимого результата. Как итог всё, чего добились авроры, это стабилизации обстановки за счёт самого факта своего прибытия. А после большая их часть отбыла, оставив лишь несколько человек для дополнительной охраны. В общем, всё вполне предсказуемо. Оставалось надеяться на то, что наличие этой охраны спугнёт преступника.
  
  Глава 22.
  
   Прибытие авроров неожиданным образом упростило мне жизнь, чего я как-то не ожидал. Всё больше к проблемам готовился, но после допроса их не последовало. Зато снизилось количество дежурств и их продолжительность. Для начала силовики взяли на себя контроль самых людных мест. Потом пробили через директора настоятельную рекомендацию для учащихся не ходить поодиночке. Более чем разумный шаг, между прочим, к которому стоило прибегнуть уже после первого нападения. Вот и получилось, что нагрузка на преподавателей снизилась. Хотя по факту предпринятые для безопасности учащихся действия были в шаге от временного закрытия школы. С другой стороны я прекрасно понимал, что закрытие возможно только в двух случаях - смертельный исход либо нападение на кого-нибудь с влиятельными родственниками. А маглорождённые? Они мало кому интересны, зачастую даже самим себе. Суровая правда жизни, актуальная в обоих мирах.
   Появление пары лишних свободных часов пришлось очень кстати, поскольку организация школьного клуба дала мне свободный доступ к помещению, где можно было спокойно заниматься и своим собственным развитием. Не зря же я штудировал материалы по трансфигурации? В общем-то, у меня и раньше была такая возможность, но условия всё же различались кардинально. Кроме того по понятным причинам далеко не все заклинания можно отрабатывать где попало. Это в Хэллсинге у меня был для этого просторный полигон, а в школе набитой детьми так не развернёшься.
   Но и про взятые на себя обязательства я не забывал. Мне удалось собрать четыре группы, от пятнадцати до двадцати учеников. Вопреки ожиданиям, больше всего желающих было не с младших курсов, а с пятого и седьмого. Я-то думал, что больше всего будут заинтересованы малолетние шалопаи, но довольно быстро понял свою ошибку. Просто не учел один маленький фактор - грядущие СОВ и ЖАБА, к которым под руководством Локхарта готовиться проблематично. А тут целый профессор-доброволец, который сам вызвался на растерзание бесконечными вопросами и просьбами научить нужному заклинанию, да ещё и делом подтвердил свою компетенцию. Само собой нашлось немало желающих воспользоваться моментом.
  Но я и не думал жаловаться, просто приняв это как данность. Хотят помощи с овладением действительно полезных в жизни заклинаний и совета по их применению? Не имею ничего против. Тем более что я с немалым удивлением обнаружил, что в сборной группе из учеников первых двух курсов затесалась небезызвестная троица гриффиндорцев. Как не посмотри - крайне удачный расклад. Тут тебе и возможность наладить контакт с подопечным, и его нахождение под моим присмотром без каких-либо уловок. И, кажется, я догадывался, кого нужно будет за это поблагодарить. Джон ведь был в курсе моего интереса к Поттеру и при этом сам учился на том же факультете.
  Правда, троица быстро сократилась до дуэта. Палочка Рональда Уизли оказалась в таком состоянии, что я просто не имел инога выбора, кроме как не допустить его до занятий. Иначе обязательно кто-нибудь пострадает и хорошо, если только он сам, а не окружающие. Понятное дело, для парнишки это было не самой приятной новостью, но всё что я мог, это выразиться как можно мягче и донести до него причины. А также подтвердить то, что если он обзаведётся новой, то ничто не помешает ему присоединиться к моим занятиям позже. Были опасения о того, что Мальчик-Который-Выжил уйдёт вслед за своим другом, но обошлось, и теперь он исправно два раза в неделю занимался под моим присмотром.
  Словно специально, пока мои мысли крутились вокруг этой темы, кое-кто слишком увлекся, и требовалось моё вмешательство. Взмах палочкой и двое второгодок оказались разделены защитным барьером. Всё-таки как удобно работать в этом зале...
  - Мистер Поттер, мистер Корнер, позвольте полюбопытствовать, чем это вы занимаетесь? - остановившись рядом с парочкой, которая даже не сразу свернула своё занятие, по инерции пытаясь прободать защиту, хмуро поинтересовался я. Самые очевидные вещи я старался объяснить до начала практики, но при этом прекрасно понимал, что именно её так ждут, и потому не мог сильно затягивать. Приходилось ужиматься в теории, и результат получался соответствующий.
  - Отрабатываем заклинания "экспеллиармус" и " протего ", сэр, - несколько удивлённо отозвался Гарри.
  - Так и есть, сэр, - подержал его партнёр по тренировке.
  - Да? - в свою очередь деланно удивился я, - а почему я вижу отчаянную попытку обезоружить друг друга?
  - Но... это ведь и есть заклинание обезоруживания, - у равенкловца аж глаза округлились. Он явно не понимал, на что я намекаю. Как и Поттер, выглядевший не менее растерянным.
  - Ладно, скажу прямым текстом, - вздохнув, произнёс я и, повысив голос, добавил, - остальных это тоже касается! - небольшая пауза и пара хлопков, чтобы сконцентрировать на себе внимание окружающих, - постарайтесь запомнить - когда я ставлю вас отрабатывать заклинание, я жду именно отработку, а не попытку устроить бой двумя заклинаниями. Опустим тот момент, что это попросту глупо и перейдём к главному - сейчас ваша задача научиться без ошибок создавать конкретные заклинания. Не больше и не меньше. Я ставлю вас в пары, чтобы процесс шел быстрее, не казался таким скучным, и вы сразу привыкали к виду летящих в вас заклинаний. К их скорости и направлению. Но если эффект будет обратным, то придётся работать по одиночке.
  Вполне ожидаемо, что подобная перспектива моих горе учеников не вдохновляла, но говорить прямо никто не решался. Младшекурсники как-никак. Хотя у старшекурсников и проблем таких не возникало. Так что в качестве ответа можно было рассматривать только неразборчивое, глухое ворчание. Хотя нет, кое-кто всё же нашелся:
  - Профессор, но вы же сами подчеркивали, как важна скорость исполнения заклинания, - чуть ли не обвиняющим тоном, выдала второкурсница с гриффиндора. Та самая подруга Поттера, Гермиона Грейнджер.
  - Говорил, мисс Грейнджер, - обманчиво мягко согласился я, что бы тут же припечатать, - а ещё я говорил, что спешка в освоении ведёт к закреплению неправильных взмаха и произношения. А к чему это может привести?
  - К чему угодно, - понурившись, буркнула девочка.
  - Именно, - удовлетворённо, кивнул я, - надеюсь, мне больше не придётся повторять столь очевидные вещи. Знаю, вам не терпится перейти от отработки, к реальной практике, но с этим придётся подождать. Сначала нужно наработать хоть какую-то базу. Но не переживайте, это займёт не так много времени, как может показаться.
  Мне ещё было что добавить, но неожиданный укол жара в районе груди едва не перебил меня на полуслове. И я даже не сразу понял, что это означает, только бросил детям:
  - Продолжайте.
  А сам отошел к стене и начал искать, что там меня чуть не обожгло. Только когда на ладони оказался уже почти остывший железный кругляш, до меня дошло - со мной связались по амулету, о котором я попросту успел забыть! Одиночный сигнал - просьба о связи, но не срочная. Двойной - меня ждут прямо сейчас. Тройной - экстренная ситуация. И сейчас, по всей видимости, был первый случай. Секунд через двадцать одиночный нагрев повторился.
  То, чего я не столь давно так сильно ждал, умудрилось случиться совсем не ко времени. В Хогвартсе такие дела творятся, да и сам я несколько подзанят. Так что вызов оставил смешанные чувства. Вроде и заскучал по "хелсинговским" делишкам, а с другой стороны и какого-то особого желания к ним вернуться уже и нету. Впрочем, это не вопрос желания. Работа как-никак и я сам её выбрал. Правда, я не знал, чего ради меня вызывают. Какие-то новые указания по нынешнему делу, скорее всего, послали бы почтой, раз уж мы играем в открытую. Этого не сделали, но вместе с тем и срочности вроде как не было.
  Я не стал сворачивать занятие, лишь послал ответный одиночный сигнал. Только после того, как всё закончилось, и я лично отконвоировал учеников до главной лестницы, отправился к себе. Небольшая отлучка не требует постановку директора в известность, а в личных покоях имелся всегда работающий камин и запас летучего пороха. Оставалось только ими воспользоваться, и я оказался в снятом домике, где так редко бывал. Изначально предполагалось, что я буду здесь появляться достаточно часто, но на деле так было только в сентябре, за который я перетаскал в замок всё, что мне требовалось, и прижился в нём же.
  Хорошо хоть домик был далеко не простым, иначе внутри бы я застал не уютно-обжитую обстановку, словно из него кто-то вышел буквально пару минут назад, а ковёр из пыли. Кое-какая еда в магическом аналоге холодильника тоже имелась, как раз на случай внезапного возвращения. А вот увидеть включенное освещение я не ожидал. Меня явно ждали. Стоило мне покинуть гостиную, где располагался камин, я сходу обнаружил гостя. Точнее, гостью - за кухонным столиком сидела и что-то читала Виктория.
  - Хорошо выглядишь, - в качестве приветствия произнёс я, пододвигая к столу второй стул и усаживаясь напротив. К слову, вампирша с нашей последней встречи действительно посвежела и сменила стиль, немного укоротив свою буйную шевелюру. Ей вполне шло. Ну а от вида родной формы я был готов буквально прослезиться.
  - Привет, - подняв на меня взгляд, слегка улыбнулась девушка, - и даже не добавишь, что-то в духе "для мёртвой"?
  Брошенный в мой огород камень был немалых размеров булыжником. Ляпнуть что-то подобное вполне в моём духе. А ещё вспомнилось, что перед моим отбытием в Хогвартс мы малость рассорились. По моей вине. Определённо, мне не стоило наступать на те же грабли. Как минимум потому, что это попросту глупо. Кроме того ничего против вампирши я изначально не имел. Особенно с учетом того, как она ею стала.
  - Как-нибудь в другой раз, - вернул ей улыбку я, - а сегодня просто рад тебя видеть.
  - Что, вконец школьники заездили? - окинув меня подозрительно-изучающим взглядом, спросила Виктория. Думаю, от неё не укрылась ни помятая одежда, поверх которой была в распашку накинута классическая черная мантия, ни малость осунувшееся лицо. Хорошо хоть бриться я не забывал, а то собрал бы все штампы. Хотя в целом ничего необычного - после моих "охот" и не такой видок бывал.
  - Не без этого, - не стал спорить я, хотя на деле ученики тут были причастны лишь постольку-поскольку. Огрехи с одеждой, это банальная лень. Домовики её только стирают, но не гладят, а сам я до этого дохожу гораздо реже, чем того стоило. Мантии в этом плане крайне удобны. И усталость накопилось не и-за уроков, а из-за самостоятельных занятий, с которыми я несколько переусердствовал после получения тренировочного зала, - хотя я бы не сказал, что мне не нравится преподавать. Когда видишь, как с твоей подачи эти дети осваивают что-то полезное... есть в этом некое удовлетворение.
  Говорил я в первую очередь про свою новую деятельность, а не про навязанный мне предмет. Ну не считал я магловедение полезным и всё тут. Но в любом случае, таких откровений Сэрас от меня никак не ожидала. Брови девушки так и поползли вверх.
  - Но это всё лирика, - не стал развивать тему я, - я конечно всегда рад поболтать, но сегодня время поджимает. Меня ведь не ради этого вызвали, верно?
  - Кхм... само собой, - чуть запоздало отозвалась Виктория, - если кратко, то тебя не хотели дёргать без нужды, но у нас просто накопились дела, требующие твоего участия.
  - Маги наглеют? - будучи заранее уверенным в ответе, уточнил я. Как ни крути, но именно это было моей главной ролью в Хэллсинге. Без меня у них слишком мало возможностей по борьбе с ними. Точнее, с их поиском. Уверен, Виктория легко скрутит слишком многое возомнившего о себе умника. А уж про Алукарда я вообще молчу. Но преступника нужно ещё отследить, а тут без другого мага сложно. Хотя и не скажешь, что невозможно. В конце концов, при крёстном магов умудрялись ловить только за счёт усилий обычных людей.
  - Нет, с этим мы справляемся, дело в другом, - неожиданно девушка отмахнулась с таким видом, словно от незаслуживающей внимания проблема, - помнишь тех вампиров в ночном клубе? Орден продолжает искать их следы и недавно нас навели на один интересный схрон, с которым нужна твоя помощь. Ещё есть новые наработки, для проверки которых нужно наличие мага. А Уолтер просил, чтобы ты занялся нашими новобранцами. Ничего срочного, но и затягивать со всем этим не стоит. По крайней мере, так считает леди Интегра.
  Схрон? Наработки? Новобранцы? Если честно, всё это было совсем не тем, что я ожидал услышать. По всей видимости, за прошедшие месяцы они там тоже не скучали. А с основными задачами, похоже, вполне справлялись и именно поэтому меня не дёргали, позволив сосредоточиться на Хогвартсе. Неожиданные откровения. И вместе с тем - интересные. Заодно стало понятно, почему со мной связались именно так, а не через почту, в рамках нашего с Дамблдором негласного соглашения. Дела касались внутренней кухни ордена, а о ней директору знать точно не стоило.
  - Я сейчас довольно загружен, но не стоит, значит не стоит. Передай Интегре, что я постараюсь освободиться в это воскресенье. Посмотрим, что у вас там дела. А вот с новобранцами придётся подождать до рождественских праздников. Там у меня будет достаточно времени.
  На том и порешили. Точнее, Виктория просто приняла мой ответ к сведению, а решать всё равно не ей. И не мне, раз уж на то пошло. А расспрашивать её что да как я тоже не стал - выдернули меня не в самый удачный момент. Но это не страшно. Всё равно скоро лично всё узнаю и уже там, если чего не пойму, буду сыпать вопросами.
  
  Глава 23.
  
   Как и было обещано, в воскресенье я, заранее оповестив своё второе начальство и перенеся свои внеурочные занятия, прибыл в наш штаб. После нескольких месяцев отсутствия территория Хэллсинга встретила меня теми звуками, что здесь, казалось, вообще никогда не звучали - смехом. Не зловещим и не предвкушающим, вот этого добра хватало, а самым обыкновенным - весёлым и заразительным смехом. Неуместный звук настолько противоречил привычной атмосфере этого места, что я испытал пресловутый когнитивный диссонанс.
   Источником смеха оказалась группа из четырёх солдат, что вольготно расположились около главного входа в особняк, усевшись прямо на ступеньки или прислонившись к её бортику. Мужики курили, перебрасывались короткими фразами то ли на французском, то ли на испанском, языке, точнее сказать я не мог, и время от времени взрывались хохотом. Совершенно сюрреалистичное зрелище по местным мерками. Нет, мы тут не роботы какие и у всех есть свои заскоки, но внешняя сдержанность является своеобразной нормой поведения, и какие-то вольности допустимы только при личном общении за отсутствием свидетелей. Но эти вояки, похоже, об этом не знали. Или не хотели знать.
   - Эй, парни, а вот и наш добрый волшебник! - уже на английском воскликнул один из них, заметив моё приближение.
   Должен заметить, весьма экзотичный и запоминающийся на вид тип: повязка на левом глазу, акубра с лихо заломленным с одной стороны полем, и выбивающиеся из-под неё отчаянно рыжие патлами. Но даже этот набор пёстрых черт затмевался тем, что через плечо у него была перекинута... коса. Да-да, длиннющая, до самого пояса, коса. Остальные, тоже оказались весьма колоритными личностями, хоть и не настолько как этот рыжий. Надо ли говорить, что они меньше всего напоминали привычных мне солдат организации? Точнее не так. Вояки они разные бывают, в том числе в Хэллсинге всяких отморозков хватает. Но вот на кадровых военных они точно не походили. Слишком расхлябанные и в поведении и во внешнем виде.
   - Уверен? Что-то не особо похож, - лениво протянул другой.
   При этом рыжий окинул меня взглядом и многозначительно хмыкнул. И сдавалось мне, я знал причину его реакции - мой внешний вид. Самая обычная магловская одежда, которую я в школе носил под мантией, только на этот раз поверх было накинуто пальто. А они, небось, ожидали увидеть нечто из гардероба Альбуса Дамблдора. Маг же! И то, что ходить в таком пёстром тряпье это идиотизм форменный - кого волнует. Хотя Дамблдору, кстати говоря, вполне шло. У него и внешность была вполне подходящей для классического сказочного доброго волшебника. Может потому так и рядился? Внутри-то у него от этого образа... неизвестно сколько. Я слишком плохо понимал директора и его мотивы, чтобы делать такие выводы. Но полного соответствия уж точно нету. О своих подопечных он вроде заботится и в своих силах явно уверен, но при этом реальная активность сведена к минимуму. Как хочешь, так это и понимай. Впрочем, речь сейчас совсем не о Дамблдоре.
   - Колпак со звёздочками только на официальных мероприятиях, - подойдя к этой компании, произнёс я. У меня был выбор, просто проигнорировать эту компанию, отравнять их на правах старшего по званию или всё же ответить. Я выбрал последнее, пусть и подпустил в голос сарказма. Вообще, эти новички по первому впечатлению мне не понравились, но сходу выставлять себя высокомерным засранцем всё-таки не стоило. Как минимум потому, что я таковым не являлся.
  - Жаль, - деланно вздохнул одноглазый, оторвался от бортика лестницы и протянул мне руку, - Пип Бернадотте, капитан "Диких Гусей".
  - Лейтенант Кристофер Шельт, - стараясь не показать своего удивления, я ответил на рукопожатия.
  Дикие Гуси? Наёмники стало быть, да ещё и использующие нарицательное в качестве названия? Даже и не знаю: нагло это или глупо. Но с каких это пор орден использует наёмников? Так плохо с кадрами? Или какая-то другая причина. Столько вопросов и так мало ответов...
  - Так ты действительно волшебник? - не скрывая искреннего, как-то даже детского любопытства, продолжил наёмник, - я тут уже всякого повидал, но чтобы волшебство... Тот доходяга, которого мы с милашкой-вампиршей оприходовали, вроде из вашей братии, но молниями не кидался и в жаб никого не превращал. Обычный обосравшийся от страха баклан, только всё за деревяшку пытался ухватиться.
  - Волшебников оставь сказкам. Я маг.
  - Да-да, что-то такое мне уже говорили, - легкомысленно отмахнулся от моих слов Пип.
  Я только вздохнул, выслушав всю эту браваду. Не люблю оказываться в роли ярморочного фокусника. И уж тем более не хочу развлекать этого типа. Хотя... раз он так хочет демонстрации, то получит. Правда, вряд ли об этом вспомнит, но, думаю, спутники потом просветят. Не зря же я, отправляясь сюда, прихватил свой стандартный "не боевой" набор. Кольцо под оглушитель при мне и остаётся дело за малым. Луч заклинания сорвался с левой руки и устремился прямо в грудь рыжему, грозясь отправить того в нокаут. Однако капитан наёмников изрядно меня удивил, резво отшатнувшись в сторону. Пусть он чуть и не распластался на земле, потешно замахав руками, но от заклинания уклонился.
  - Ого! А ты резвый парнишка, - едва восстановив равновесие, выдал он.
  - А ты слишком много болтаешь, наёмник, - хмуро констатировал я.
  Как-то неожиданно остальная тройка уже оказалась на ногах и шустро брала меня в кольцо. За оружие, правда, они не брались, но вид имели весьма решительный. У самого рука так и потянулась к палочке, но этот порыв был вовремя пресечен. С кем воевать собрался? С теми, кто мне ничего сделать не сможет? Единственное, было немного досадно. Вроде выбрал самый мирный способ, а результат ровно противоположный. Не думаю, что дело дошло бы до потасовки, если бы я просто их проигнорировал.
  - Смотрю, вы уже познакомились? - холодный тон невозмутимого дворецкого, что так вовремя показался на пороге особняка, произвёл эффект холодного душа.
  - Типа того.
  - Типа того.
  Наши с Бернадотте голоса прозвучали в унисон. И следом за этим почти синхронно раздались раздраженные "цыки". Само собой это не способствовало разряжению обстановки, но нужно было сворачивать этот спонтанный цирк. Мы переглянусь и обозначили кивки, что было равносильно безмолвному обещанию продолжить в другой раз.
  - Разметкой территории займётесь в следующий раз, - само собой Уолтер не был бы Уолтером, если бы упустил из виду наш немой диалог, - а сейчас займитесь делом. Мы нашли весьма оригинально устроенный схрон. Груз оружия спрятали прямо посреди обычного склада, укрыв каким-то отводом глаз. Нагло, но эффективно. Нужно чтобы ты его осмотрел и сказал, есть ли способы противодействия. Кто знает, сколько подобных тайников может быть у нас под самым носом. А если в нём укроется враг?
  Видимо речь шла о том, что упоминала Виктория. И наёмнички должны были меня сопровождать. Почему именно они? Дворецкий как всегда занят, Сэрас днём отсыпается в подвале, а других солдат Хэллсинга к чисто магическим вопросам без особой нужды не привлекают. Про Алукарда, понятное дело, можно вообще не упоминать - он на своей волне. Ждать до вечера я тоже не мог - кто знает, насколько всё затянется, а мне к утру нужно быть в школе. Не хотелось бы переходить на стимуляторы из-за мелочей. Слишком уж быстро к этой гадости привыкаешь.
   Другой вопрос, чем в этом плане наёмники отличаются от других солдат. Я даже не поленился его задать. И ответ Уолтера меня изрядно удивил - одноглазого уже несколько месяцев готовили в чистильщики. Причем, заниматься его обучением предстояло в том числе и мне. Планировалось, что это будет моей задачей на рождественские праздники, во время которых можно покинуть Хогвартс. Но это ещё не всё. Другой причиной было то, что именно при их участии был обнаружен схрон. И с этим уже не поспоришь.
  До места нас подбросили на броневике организации. Ехали молча, сверля друг друга взглядами. Благо оказалось совсем недалеко, около получаса пути. Не удивительно, что начальство это встревожило. Место оказалось, как и было мне сказано, обычным складским комплексом, ничем не отличавшимся от сотен подобных, разбросанных по всей стране. Тройка наёмников, повинуясь приказу своего командира, взяли на себя периметр, ну насколько это было вообще возможно при соотношении размеров склада и их количества, а мы с Бернадотте отправились внутрь.
  - Ну и где он? - осмотревшись и не увидев ничего, кроме самых обычных стеллажей, поинтересовался я. Ничего привлекающего внимания мною замечено не было.
  - Вот, - ухмыляющийся наёмник без затей ткнул пальцем прямо по нашему курсу. Во внутреннюю стенку склада в дальнем от входа конце.
  - "Иллюзия?" - недолго думая, я подошёл к стенке и протянул руку. Однако вместо того, чтобы пройти насквозь, ладонь ощутила холодный ребристый металл. Вполне обычная стена.
  Я уже хотел было высказать все, что думаю об умнике, который тратит моё время на глупые розыгрыши, но к счастью не успел. Потому что тогда я выглядел бы крайне глупо. Ведь прямо на моих глазах наёмник с невозмутимым видом прошел сквозь стену. Но я, ткнувшись в тот же участок, вновь нащупал лишь стену. Однако...
  - Возьмись за руку, закрой глаза и жди, - прозвучал голос Бернадотте, и на этой стороне показалась оная. По локоть, да ещё и ладонь повернул в нетерпеливом жесте. Только понимание того, что я ни черта не понимаю, заставило меня молча сделать то, что требуют. Ухватился за руку, прикрыл, и наёмник начал плавно тянуть меня в свою сторону. Вскоре прозвучала новая команда, - теперь смотри.
  Моя рука по самое запястье была погружена в стену. И прежде чем я успел как-либо на это отреагировать, стена стала просвечиваться и становится всё прозрачней, пока вообще не исчезла, открывая мне пустующий кусок склада. И что это, мать его, вообще было? Никогда не слышал ни о чем подобном.
  - Впечатляет, правда? - а вот наёмника ситуация явно забавляла.
  - Правда, - хмуро признался я, - иллюзии, отвод глаз, скрытое пространство - есть немало способов магической маскировки. Но с таким я не сталкивался. Как вы вообще это обнаружили?
  - Случайно, - беззаботно пожал плечами Бернадотте, - один типчик пытался смыться от нас через этот склад и в потёмках влетел прямо сюда. А мы следом за ним. Представляешь моё удивление, когда мои люди стояли в шаге от меня и не могли меня увидеть?
  - И что сказал тот маг?
  - А это не маг был. Оборотень вроде как. И он был шокирован не меньше нашего. Ещё бы, так вмазаться в ящики с оружием. Только это не всё. Ваши потом поговорили с местными рабочими, так они никакой стены не видят, а видят обычные стеллажи. Сейчас-то оно так и есть, но раньше тут добра хватало. А когда подняли бумаги, то выяснилось, что всё на месте и аренда этой части склада оплачена пять лет назад, причем на годы вперёд. Неплохой финт, а?
  - Те, кто работает на местах, не обращают внимания, а у клерков всё в лучшем виде и лично проверять они не станут, - задумчиво пробормотал я, - но если что-то случится и всё же будет проверка?
   - Была два месяца назад, и никто ничего не заметил, - охотно пояснил наёмник, - сомневаюсь, что в тот момент тут ничего не было.
  Услышанное заставило всерьёз задуматься. Похоже, кто-то очень кропотливо подошел к решению вопроса. А ещё крайне нестандартно. Вопрос только почему они решили, что схрон связан с теми вампирами? Но сейчас это не важно. Решили - значит, была причина. Либо содержимое, либо наводка. В целом достаточно уже самого наличия этого место - крайне маловероятно, что у нас тут орудует кто-то ещё. Но моё дело в другом - разобраться, что тут можно сделать. Чего уж там, мне и самому стало крайне любопытно, как всё это работает. Так что я не стал откладывать дело в долгий ящик.
  Магия оказалась странной не только в плане эффекта, но и в план своей основы. Стандартные способы диагностики практически ничего не дали и пришлось провозиться весь день. Даже пару раз аппарировал домой и обратно, сначала чтобы прихватить пару книг, а потом за реагентами. Ничем подобным я не занимался с тех самых пор, как покинул Монастырь и совсем забыл, как утомительны бывают подобные изыскания. Пока всё проверишь, да всё перепробуешь... А результат, как правило, появляется только под конец. Если вообще появляется. Например, в нашем случае всё было неоднозначно.
  - Что-нибудь узнал? - раздавшийся голос Виктории вернул меня к реальности. Я поймал себя на том, что настолько отрешился, что просто сидел и пялился в одну точку. Даже не заметил, что наёмников уже сменила вампирша. Это сколько же времени я тут просидел?
  - Как тебе сказать... именно "что-нибудь" и узнал. Странная магия. Мощная, но одновременно... примитивная что ли? - классическая теория подразумевает, что чем проще заклинание, тем оно надёжней и затратней. Но тут такой результат... То ли я чего-то не понимаю, то ли сил сюда в грохали немерено, - как бы тебе объяснять... это словно приказ. Нет, скорее запрет. Запрет воспринимать это место, из-за которого мозг самостоятельно заполняет пустоту чем придётся. Чем-то таким, что ожидаешь увидеть. Подделывает не только картинку, но и ощущения, до тех пор, пока противоречие не станет явным. Как-то так.
  - Получится что-нибудь придумать против этого?
  - Не знаю, - честно признался я, - как минимум попробую.
  Пара идей у меня было, но не более того. А ещё я знал, кого можно поспрашивать. Филиус Флитвик великолепно разбирает в чарах, куда лучше моего. И общения не избегает. Так что разговор с ним был самым очевидным действием. А здесь я, пожалуй, закончил и нужно возвращаться в школу. Но сама по себе ситуация, безусловно, меня заинтересовала. Сначала крайне странная магия, превращающая людей в нежить. Теперь это. Неужели Волдеморт за прошедшие годы так далеко продвинулся?
  
  Глава 24.
  
  Последние недели перед праздниками выдались напряженными для меня, но зато спокойными для школы. Отсутствие происшествий и присутствие авроров позволили ученикам вздохнуть с облегчением. В Хогвартс возвращалась атмосфера умиротворения, которая нарушалась разве что рождественским духом. Ну а мне приходилось метаться между уроками, дежурствами, которые сократились, но не были отменены, дополнительными занятиями и своими личными изысканиями. Причем, ввиду отсутствия происшествий, последнее становилось приоритетным.
  Пришлось изрядно поломать себе голову, поскольку любая воздействующая на сознание магия - это всегда проблема. Я, например, понятия не имел, как работают маглоотталкивающие чары, хотя они более чем распространены. Но информации на эту тему мало и она скудная. К счастью, хорошо освещена обратная сторона вопроса - способы защиты сознания. Но тут оставался только метод исключения и подбора. То есть я ориентировался на эффект той защиты и то, что о ней узнал, исключая совсем уж неподходящие варианты, а остальное предстояло пробовать. Точнее, предстояло бы, поскольку я всё же зашел к многоопытному Флитвику и тот не отказался подкинуть пару дельных советов, благодаря которым количество вариантов удалось сократить до трёх.
  Хорошо хоть изготовить их оказалось проще, чем понять, что именно нужно сделать. Два я смастерил сам, ещё один пришлось заказывать у своих недобропорядочных знакомых. Но главное тут - результат. Зная место, я легко смог в следующий выходной аппарировать на склад и проверить артефакты. К сожалению, ни один из них не позволял игнорировать эффект чар, зато одна из моих поделок начинала ощутимо вибрировать по приближению к схону. Причем радиус обнаружения был достаточно велик, около двадцати метров. Оставалось только заменить вибрацию на звуковой сигнал и вот тебе магический "счетчик Гейгера", который нужно будет изготовить в нескольких экземплярах. Но это уже как время будет.
  С наступлением праздников я покинул школу одним из первых. Точно раньше учеников, всё-таки личный камин это очень удобно, но возможно кто-то из преподавателей меня опередил. Не сказал бы, что это хоть сколько-нибудь важно, но мысль об этом всё же промелькнула. Ну а в магловском мире меня ждал не самый обычный маршрут. Рождество же на носу! Срочно нужны были подарки матери, брату, отчиму, Интегре, Уолтеру, Виктории, кое-кому из новых коллег. В общем семье и всем тем, с кем более-менее плотно контактирую. И процессу покупки нужно уделить хоть сколько-то времени, иначе это не подарок, а черт знает что. Уж не знаю, дело в школьной атмосфере или ещё в чем, но в этом году дело показалось особенно важным.
  Поход по магазинам самым бессовестным образом сожрал несколько часов, и только потом, сложив все коробки в своём временном жилище, я отправился на доклад начальству. Всё-таки с Интегрой я не виделся почти пять месяцев, ограничиваясь письмами. Но и в этот раз встречи не получилось. На подходе к особняку меня перехватил дворецкий, который помимо всего прочего поставил в известность о том, что хозяйка в отъезде. Выглядел он при этом несколько виноватым, что для него совсем не свойственно. Как будто это его вина. Или его? Хочешь - не хочешь, а мелькнула мысль о том, что в одиночку Уолтер не справлялся с приступами трудоголизма одной упёртой особы. С этим нужно было что-то решать...
   Впрочем, сейчас разговор пошел не об этом. Выслушав и одобрив мои планы на артефакты определения, он предложил сразу направиться на полигон, где меня как раз ждали для испытания нового оружия. Почему так важно именно моё присутствие, он так и не сказал. Лишь отметил, что я обязательно оценю. Ну а по пути я просто не мог не затронуть тему наёмников.
   - С каких пор в орден берут солдат удачи? - на ходу поинтересовался я.
  - Мы не планировали нанимать весь отряд, но нам нужен был новый чистильщик, а Бернадотте отказывался переходить к нам без своих людей. Пришлось пойти ему навстречу, - спокойно ответил дворецкий, - неудобно, но принцип заслуживает уважения.
  - Или он набивал цену.
  - Не думаю, - качнул головой Уолтер, - мы тщательно изучили его биографию и контракты. Для наёмника он на удивление щепетилен в подобных вопросах. Деньги, конечно, любит, но если заключил контракт, то выполняет его до конца, и своих людей никогда не бросает. С такими людьми можно работать.
  - Возможно, - я никогда с наёмниками не работал, поэтому и спорить не стал. Однако имелся другой, куда более очевидный в своей спорности момент, - но разве чистильщик не должен пользоваться доверием совета? Мы не рядовые исполнители и потому знаем слишком много, чтобы нас потом отпустили на все четыре стороны. Уж кому как не тебе об этом знать.
  Я прекрасно помнил его рассказ о роли дворецкого, как своеобразной награде. Но одно другого не исключало. В нашем деле грифом секретности и подписками не ограничишься. В буквальном смысле из головы всё достать могут. Так что тех, кто слишком много знают, лучше держать на виду - это самоочевидно.
  - Время диктует свои условия, - отметил Уолтер, - если орден смог принять меня, то с простым наёмником тем более проблем не будет.
  - Уже не первый раз слышу оговорки о твоем происхождении. Может, наконец, расскажешь? Если не секрет, конечно, - вопрос, к слову, действительно был весьма и весьма интересен. Для меня Уолтер Кум Дорнез был чем-то большим, нежели просто старшим коллегой и наставником. Другом его назвать сложно, всё-таки разница в возрасте более чем солидная, но что-то около того. При этом я почти ничего о нём не знал. Помню, как он шокировал меня своим видом, когда заявился ко мне домой в обычной одежде.
  - Это не секрет, но я не люблю об этом рассказывать. Да и рассказывать особо не о чем.
  - И всё же, - осторожно надавил я. Требовать от него что-либо точно бесполезно. Расскажет, только если сам захочет.
  - Хорошо, - с заметным недовольством произнёс он и ненадолго замолк. Замолк, чтобы чуть позже разом выпалить фразу, которой я никак не ожидал, - меня растили как будущего паладина.
  Я аж с шага сбился, ошарашенно уставившись на невозмутимого дворецкого. Я скорее был готов услышать о том, что его искусственно создали и вырастили, что он какой-нибудь мутант или что-то в таком духе. А тут такой простой и одновременно сложный ответ. Значит, он должен был стать нашим коллегой у, так сказать, конкурентов? И я вполне мог столкнуться не с Андерсоном, а с ним? Вот уж чего бы не хотелось. Видал я, как он своими нитями может орудовать - одна ошибка и ты уже нашинкован на мелкие кусочки.
  - И почему ты им не стал? - осторожно поинтересовался я.
  - Скажем так, выдержка не всегда была моей сильной стороной, - при этих словах Уолтер криво усмехнулся и... подмигнул мне? Мне ведь не показалось?
   Я вновь замолк, невольно представив себе отбитого на всю голову подростка со способностями этого чистильщика-ветерана. Причем, именно с точки зрения преподавателя... И мне сразу стало резко не по себе. Если я правильно помнил, сэр Айлендс упоминал, что наш дворецкий уникум, которого даже учить особо не требовалось. Небось в молодости и самоуверен был в соответствующей степени. Тут кто хочешь станет. И сразу напрашивались причины, по которым "карьера" в католической церкви у него не сложилась - либо выгнали, либо сам сбежал.
   - Ладно... - всё ещё отходят от лёгкого шока, пробормотал я, - черт с ним с доверием. Чему мне его учить? Дать опыт боя с магами, это понятно, но что ещё?
   - Просто покажи, всё что умеешь, - лицо Уолтера вновь стало непроницаемым, - этот француз имеет богатый опыт по боевому применению всего, что под руку подвернулось и мыслит нестандартно. Он уже внёс пару действенных предложений по улучшению нашей обороны. Новое оружие тоже разработали с его подачи.
   Что это за оружие такое, я спрашивать не стал, поскольку мы почти пришли на место. Только почему-то не на полигон и не на стрельбище, а к спуску к небольшому бетонному бункеру, играющему роль арсенала и склада. Как оказалось, внутри одно из помещений было расчищено, у стены висела мишень, а у входа стоял столик, на котором покоился чемоданчик. Дворецкий подвёл меня как раз к нему и, жестом демонстрирующего свой товар продавца, вскрыл, развернув ко мне лицевой стороной. Внутри оказалось два пистолета, которые выглядели несколько странно. Короткий ствол, обычная рукоять и раздутая центральная часть. Издалека я бы решил, что это такой револьвер. Есть подобные модели для стрельбы дробью. Но, как известно, у револьверов ось вращения барабана под стволом, а не внутри него. Так что это было что-то совсем другое.
  - Знакомься - это экспериментальная модель под названием "магоборец", - торжественно объявил Уолтер.
  - Претензионное название, - хмыкнул я, взяв в руки оружие. Довольно увесистое, с непривычным, смещённым к рукоятке балансом. Помимо формы необычным оказалось ощущение при прикосновении к этому утолщению. Оно словно кололо пальцы холодом, хотя при этом я отчетливо ощущал, что температура у него не отличается от остальных частей. Должно быть, именно в этом крылся секрет эффективности против магов. Название ведь на это так жирно намекает.
  - Заодно и поймём, насколько оно соответствует истине, - в тон мне отозвался Уолтер и требовательно протянул руку, куда я вложил необычный пистолет, - ты готов?
   - К чему?
   - К испытанию, конечно же, - и поймав мой недоумевающий взгляд, он вновь усмехнулся, - не бойся, не промахнусь.
   Только теперь до меня дошло, что в испытании мне отводилась роль... мишени. Если подумать, то вполне логичное требование, ведь амулет личной защиты работает только находясь на том, кто может поддерживать его работу, но приятного тут было мало. Чтобы проверить, устоит защита или нет, нужно стрелять рядом с телом, практически впритирку. И хоть я сильно сомневался, что они придумали что-то настолько убойное, но всё равно мне стало как-то не по себе. Не в последнюю очередь потому, что я никогда не видел Уолтера с огнестрельным оружием...
   - Может лучше...
   Выстрел громыхнул раньше, чем я успел договорить и стал полной неожиданностью, от которой я дёрнулся, чуть не подскочив на месте. Дворецкий не стал тратить время на разговоры и без затей выстрелил мне под ноги.
   - Ты охренел?!
   - Хм... действительно работает, - несколько даже удивлённо высказался Уолтер, напрочь игнорируя мою реакцию.
   И как бы я не был возмущен, но не мог не заинтересоваться результатом. А он, что называется, был на лицо. Чуть позади меня пуля раскалённой кляксой расплескалась по бетонному полу. Не срикошетила и не выбила кусок, а именно расплескалась, словно была жидкой. Не самое обычное явление. Но ключевым было именно то, что защиту пробило. И это многое меняло.
   - Ты выстрелил достаточно близко? - разрываясь между желанием высказать всё, что думаю о таких экспериментах, и банальным любопытством, раздраженно поинтересовался.
   - Вполне. Результат положительный.
   Мне потребовалось несколько секунд, чтобы обуздать чувства и взять себя в руки. А также чтобы понять, что у меня нет даже намёка на идею того, как всё это получилось. Откуда у пули такая мощь, чтобы пробить магическую защиту, даже самую простую? Обычные заряженные в Монастыре боеприпасы заставляют тратить немало сил на защиту, но преодолеть её никак не могут.
   - Как это работает? - наконец спросил я.
   - Пуля с концентрированным зарядом нейтральной энергии. Заряд настолько велик, что он начинает выходить с теплом, попросту плавя металл. Как видишь, его хватило, чтобы пробить твою защиту. Стреляй я на поражения и... сам понимаешь.
   - Почему раньше так не пробовали?
   - Пробовали, - с привычным спокойствием пояснил Уолтер, - и это работало, но была одна большая проблема, делающая идею непригодной к практическому применению - заряд не получалось удержать. Всего несколько минут и либо пуля плавилась прямо в стволе, либо разряжалась до обычного уровня. И вот тут пригодилась идея нашего наёмника. Видишь эту часть, - он показал на столь примечательное расширение в центре, - она не даёт энергии рассеется, удерживая уровень заряда.
   Вроде звучало всё логично. Если обычная зарядка просто усиливала воздействие, то мощная может привести к пробитию. Заодно стало понятно, почему у оружия такая форму. Но один момент вызывал вопросы:
   - То есть перезарядка невозможна?
   - Нашими силами - нет, - подтвердил мой вывод дворецкий, - после каждого применения придётся возвращать оружие нашим умельцам. Но учитывая отсутствия альтернатив - оно того стоит. Оружие крайнего случая. Кроме того, сейчас разрабатывается вариант с барабанной винтовкой на три таких заряда.
   Да уж, три выстрела способных прибить мага на большой дистанции - это сила. Пистолет-то ещё куда ни шло, слишком много ограничений, но винтовка... Магов такая техномагическая новинка точно не обрадует. Они ведь так привыкли доминировать над маглами.
   - Министерство встанет на дыбы, если узнает, - я озвучил вслух свои опасения.
   - Если, - растянул губы в неприятной улыбке Уолтер. Сразу стало понятно, почему мы спустились вниз. Чтобы лишних глаз избежать. Хотя рано или поздно эта информация всё равно всплывёт и что тогда будет? Вряд ли война. Но ор поднимется до небес. Впрочем, этот вопрос уже не в моей компетенции и сейчас мне было куда интереснее другое.
   - Проверим полноценный щит?
   - А зачем, по-твоему, их сразу два?
   Универсальное протего эта пуля не взяла, но мотнуло меня так, словно принял убойное заклинание. И всё равно результат впечатлял. Да, протего очень затратный щит и уважающий себя маг в бою его использовать не будет. Да, физические щиты и всё, что будет сделано на основе трансфигурации, наверняка даже не заметят этой атаки. Да, скорее-всего в Монастыре не смогут поставить заготовку таких зарядов на широкий поток, так что применение будет ограничено. Но всё равно, даже при всех своих недостатках изобретение получалось более чем весомым. Если бы во время войны с Волдемортом у нас было бы такое оружие, то всё могло пойти совсе-е-ем иначе.
  
  Глава 25.
  
   - Ше-е-ельт!
   Меня разбудил отголосок разъярённого вопля. Голова была тяжелой от недосыпа, я ведь бодрствовал большую часть ночи, но настроение всё равно было приотличнейшее, поскольку я рассчитывал именно на такое пробуждение. Мог бы лечь спать у себя. В любом из своих "у себя" - в своей квартире, в снятом на время задания в Хогвартсе доме, или даже в своей старой комнате в доме матери. И спокойно отсыпался бы хоть до самого обеда. Но не стал.
   - Счастливого рождества, - негромко, но с удовольствием пробормотал я, скатываясь с кровати. Залёживаться никак нельзя. Нужно было одеться и свалить в туман раньше, чем до меня доберётся одна крайне раздраженная особа.
   Я успел умыться и одеться, а вот на душ времени уже не осталось - звук приближающихся шагов стал верным сигналом. Уж больно энергичными эти шаги были. Кое-кто явно спешил. И пересекаться с "кое-кем" было пока рано. Пусть сначала прочувствует глубину момента, а потом уже и поговорить можно будет. Так что я шустро взлетел на подоконник, перебрался на карниз, старательно прикрыл за собой окно и сиганул вниз. Аппарация на территории Хэллсинга может и не работала, спасибо наследию ранней инквизиции, вкопанному по периметру, но остальную магию никто не отменял, и замедлить падение было совсем не сложно. Этаж-то может и второй, но потолки тут высокие и первый этаж не на уровне земли, так что лучше подстраховаться.
   Оказавшись внизу, я не стал никуда уходить. Наоборот, прильнул к стенке, чтобы меня в случае чего не увидели из окна, и прислушался. Вскоре раздался громкий стук с силой распахнутой двери, а потом, после некоторой паузы, неразборчивое ругательство. Интегра обнаружила, что виновника её паршивого настроения нет в комнате. И что она будет делать теперь? Если честно, я мог только предполагать. Зато мог с полной уверенностью сказать, что просто так сидеть сложа руки она точно не станет. Не зря же я полночи ковырялся, готовясь к операции под кодовым названием "Принудительный отдых".
   О, это была очень плодотворная ночь! Хотя на самом деле подготовка началась ещё днём, но главное действо случилось именно в тёмное время суток. За это время я успел сделать немало. Для начала - напрочь заблокировал рабочий кабинет Интегры. Двери запечатал насмерть, да не простым заклинанием, а рунами, чтобы наверняка. Окна тоже были запечатаны, но уже проще, а заодно укреплены, чтобы их попросту не разбили. Я даже стены, пол и потолок дополнительно защитил! Абсолютная защищённость, которую даже другой маг не сразу преодолеет. Вроде и спонтанное решение, но как качественно сработал! Прям гордость разбирает.
   Далее, самым подлым образом заменил всю табачную продукцию в особняке на рождественские леденцы. Вообще всю! То что было при Интегре, то что лежит в кабинете, то что хранится на складе, то что осталось с тех времён, когда одна наивная девушка думала, что мы с Уолтером не знаем о её тайных нычках. Под великую чистку попало всё, начиная с сигар и заканчивая жевательным табаком, оставшимся в кладовке после кого-то из поваров последних десятилетий. Те немногие, кто остался в праздники на территории и страдал пагубным пристрастием к курению, также стали жертвами моего коварства, но с ними я успел договориться, так что немного потерпят. Ну и вишенка на торте - недавняя новинка, антиникотиновые пластыри, были разложены на видных местах.
   Само собой это было не всё - под ликвидацию попало кофе. Но даже в этих условиях Интегра нашла бы как удовлетворить свой трудоголизм. Засела бы за изучение старых дел или отправилась в какую-нибудь рабочую поездку. Уверен, даже в такой день где-нибудь нашелся бы уникум, готовый заниматься несрочными делами. Так что архив опечатать, а связь перебить. Ну, не полностью, разумеется - мы тут не мелочью какой занимаемся в конце то концов. Я знал, где повредил проложенные коммуникации и мог восстановить их в считанные минуты, а доблестный дворецкий сидел на единственной оставленной линии, чтобы в случае чего разрулить возможные проблемы. Разумеется, он был в деле - без его согласия можно было даже не пытаться.
   Договариваться пришлось не только с ним. В этом плане главный праздник года был особенно удобен, поскольку в этот день народа на территории почти не было. Пара человек приходящей обслуги, номинальная охрана, реальная ложилась на плечи высшего вампира, ну и те немногие, кого можно было назвать постоянными обитателями особняка. Ради своей задумки приходилось с ними договариваться, а где-то и прибегать к взятничеству в особо мелких размерах. Даже с Алукардом я попытался договориться, но тут последовала странная реакция. Выслушав меня, вампир пробормотал что-то типа "ох уж эти дети" и исчез. В общем, его я как всегда не понимал.
   Зачем я вообще всё это затеял? А затем, что Уолтер действительно потерял контроль над ситуацией. Раньше мы с ним худо-бедно контролировали замашки Интегры, но в последние месяцы этого не получалось. Пересёкшись с ней после возвращения, я не мог не отметить печать усталости на лице и несколько болезненный вид. И тут я невольно задумался о том, что, быть может, крёстный просил о совсем иной помощи для своей дочери? Да, в первые два года после его смерти ей тяжело пришлось, но для решения задач у неё был дворецкий и высший вампир. Моё участие на их фоне совсем терялось. А вот тех, кто мог влиять на неё, находясь вне оси отношений начальник-подчинённый, у неё кроме меня не было. И ведь Артур наверняка хорошо знал свою дочь и мог всё это заранее просчитать.
   И вот она с головой погружается в работу. Крёстный при всей своей занятости находил время как для дочери, так и для меня, но у Интегры таких проблесков нет, только работа. А теперь простая параллель - сколько прожил Артур и сколько такими темпами протянет его наследница? Крёстному на момент смерти было чуть за сорок. Да, его подкосила болезнь. Но болезни как бы не на ровном месте возникают. Питание, стресс, недостаток сна и всё тому подобное могут за несколько лет свести в могилу даже вполне здорового человека. Само собой я не желал такой судьбы своей подруге детства. Потому приходилось брать на себя ответственность и действовать. Да, предпринятые меры больше походили на детскую шалость, чем на серьёзный, взрослый подход, но раз оный не срабатывал, так почему бы не удариться в детство? В конце концов, Интегре ещё двадцати нет.
   Немного подождав под окном, я накинул на себя дезиллюминационные чары и направился на пост к Уолтеру. На всякий случай уточнить, не случилось ли чего, а заодно позавтракать. Ну и выждать время, пока Интегра не перекипит, после чего можно будет переходить ко второму акту.
   Дворецкий с комфортом устроился на самом дальнем от особняка наблюдательном пункте. Раскладные стульчики, термос с чаем и небольшой запас перекуса. Для полноты картины ему не хватало только удочки. Но реки перед ограждением у нас не текли, да и зима уже была в разгаре. Холодновато для таких посиделок.
   - Как прошло? - с любопытством поинтересовался он, как только я примостился по соседству.
   - Она оценила, - хмыкнул я, принимая протянутую крышку, с налитым в неё горячим чаем.
   - Ожидаемо, - коротко улыбнулся в ответ Уолтер, - вопрос в том, что она теперь будет делать.
   Да, всё упиралось именно в это. Как мне виделось, сначала она попытается решить всё привычными методами, то есть через подчинённых. Но палочки-выручалочки в лице дворецкого под рукой нет, вампиры отсыпаются, солдат оставлен только необходимый минимум, который ради мелочей она трогать не стент. Обслуга? В данном случае не поможет, я об этом позаботился. Иными словами, тут Интегру ждёт облом. А вот что будет дальше, когда осознает своё положение - это уже куда интереснее. Она девушка гордая, я бы даже сказал - болезненно гордая. За все годы совместной работы, она никогда не просила ни о чем личном. Приказы по рабочим вопросам отдаются без колебаний, оно и правильно, но личную жизнь она старательно отделяет. Да и нет у неё личной жизни как таковой.
  Так что я был процентов на девяносто уверен, что она не потребует от Алукарда, чтобы он выломал мою защиту. Знает ведь, что это я затеял свою игру. Своеобразный вызов. И прекрасно понимает, что ситуацию я держу на контроле. Или всё-таки плюнет на всё это? Или попытается решить всё своими силами? Ну, не знаю - в магазин сама сходит. Если, конечно, вообще знает где вообще в округе магазины... Или сдастся и пойдёт на "переговоры"? Хотя нет, слово "сдастся" это вообще не про неё, скорее решит выяснить причину моих действий и попытаться найти компромисс.
   Как показала практика, нашелся и четвёртый вариант - уж не знаю как, но минут через сорок она нас нашла. Не знаю как, но факт есть факт. Выглядела при этом, мягко говоря, недовольной и посматривала на нас не очень-то по-доброму. Я бы даже сказал - совсем не по-доброму. Ведь это для меня прошел час с пробуждения, а сколько времени она бодрствовала, прежде чем решила устраивать разборки, я просто не знал.
   - Какого черта вы двое творите? - раздраженно поинтересовалась наша начальница и потянулась к карману своего пиджака. Ага, за куревом, которого нету. Сдаётся мне это не первый подобный жест за сегодня. И когда она себя на этом поймала, то стала выглядеть откровенно взъярённой.
   Все заготовленные слова как-то резко вылетели из головы. Интегра сверлила меня тяжелым взглядом, а я, ища поддержки, покосился в сторону дворецкого, но он тоже смотрел на меня. Словно говоря - сам затеял, сам и выкручивайся. Предатель... Затея-то может и моя, но разве присматривать за главой не одна из его основных задач?!
   - Чай пьём, - просто чтобы не молчать, ляпнул я.
   - Крис, не беси меня, - змеёй прошипела девушка.
  Прозвучало это как откровенная угроза. Похоже, мы её не на шутку разозлили. Вот уж действительно - лучше не стоять между курильщиком и сигаретами. Так же как между трудоголиком и работой. А тут у нас два в одном. Зато короткая передышка и невольное напоминание о том, зачем я всё это затеял, помогли взять себя в руки. Может изначальный план и пошел псу под хвост, но я тоже не из тех, кто так просто сдаётся.
  - Когда ты последний раз просто прогуливалась по парку? - подчеркнуто спокойно, поинтересовался я.
  - Причем тут... - видимо Интегра ожидала от меня совсем другого поведения и уж точно не ждала такого вопроса, поэтому несколько растерялась и сбилась со своего агрессивного настроя.
  - При том! - рявкнув, грубо перебил её я, - посмотри на себя: круги под глазами, лопнувшие капилляры, кожа, волосы... И это только внешний вид, который можно скрыть за косметикой, - которой, к слову, она никогда не пользовалась, - а что внутри? Сколько болячек? Я что-то упустил и тебе уже за тридцатник?
  Да, я утрировал. В девятнадцать лет даже при всём старании серьёзные проблемы со здоровьем заработать сложно. И отчасти это было той причиной, по которой мы с Уолтером махнули рукой на её личные пунктики. Думали - перебесится и со временем возьмёт размеренный ритм. Но, очевидно, мы ошибались в своих надеждах. Интегра если и менялась, то в худшую сторону. Пагубные привычки закреплялись, а характер у него изначально не сахар. Даже в детские годы это проскальзывало. А значит, откладывать проблему на потом было уже нельзя, ведь всё то, что я перечислил сейчас, станет реальной проблемой лет через пять и тогда будет уже поздно.
  - Какая разница, как я выгляжу, - поморщилась Интегра, но, кажется, при этом немного остыла, - я должна выполнять свой долг.
  - Долг значит? А кто будет его выполнять, если ты сляжешь? И что будет, если ты загонишь себя в могилу? Об этом ты не думала? Ты последняя из Хэллсингов. Не станет тебя и Алукард получит свободу. Тебе напомнить, в каких условиях его подчинили? Готова взять на себя ответственность не только за отданные приказы, но и за все его будущие поступки?
  А вот это уже "домашняя заготовка". Я долго думал, чем прошибить её гипертрофированное чувство долга. Само по себе оно даже на пользу, ведь оно давало ей уверенность в своих силах, без которой она ни за что не смога взять семейное дело под свой контроль в столь юном возрасте. Но вот обратная сторона в виде наплевательства на свою жизнь и здоровье - это уже совсем другая тема. Сначала думал, давить на память об отце, но потом понял, что это не поможет. Она только сильнее закроется в своей "рабочей раковине". В итоге я пришел к решению, что пробить "броню" долга можно только им же. Иными словами, требовалось напомнить, что её долг не заканчивается сиюминутными действиями. Ей вести за собой Хэллсинг ещё долгие годы, а для этого нужно быть живой и дееспособной. Ну и с Алукардом всё совсем неоднозначно. Кто знает, что у высшего вампира на уме? Может свобода в голову ударит, и он попытается отомстить ордену? Или пойдёт мир завоевывать. Я даже действия Мадам с ее, казалось бы, вполне понятными целями предугадать не могу, чего уж говорить про этого кадра.
  - Если так будет нужно, - отрезала девушка. Повеяло пустым упрямством, поскольку логики в таком заявлении просто нет.
  - Госпожа, я думаю, будет разумно переложить часть обязанностей на профильных специалистов, - хорошо прочувствовав момент, вклинился Уолтер. Нужно сразу дать понять, что не один я так считаю и дворецкий это прекрасно понимал. Да и тон хорошо подобрал. Мягкий, увещевательный.
  - Мы не можем подпустить посторонних так близко, - прозвучало новое возражение. С самого начала она всё держала под своим личным контролем и, похоже, не горела желанием его ослаблять.
  Но и Уолтер так просто отступать не собирался. Он знал Интегру даже лучше чем я и, наверняка, понимал, на что можно давить, чтобы добиться результата, а что только усилит её упрямство.
  - Значит, это будут не посторонние. Орден найдёт подходящих людей. А если это вас не устраивает, то можно привлечь наших бывших сотрудников. Некоторые из них с готовностью продолжат службу в новой роли.
  - Вот-вот, послушай опытного человека, - поддакнул я, - ты уже третий Хэллсинг, которому он служит. Нехорошая тенденция, не находишь?
  Интегра не стала ничего отвечать, вместо этого продолжая сверлить нас недовольным взглядом. Неужели даже так мы до неё не достучались? Хотя нет, кажется, что-то изменилось. Она по-прежнему была раздражена, но причина была уже другой? У меня не было веских причин для таковых заявлений, но ощущение сложилось именно такое.
  - Я подумаю, - наконец процедила она и, разворачиваясь, добавила, - верни всё на место.
  - Верну, - смысла продолжать свою игру уже не было. Всё, что должно было быть сказано, уже прозвучало, - но я так просто от тебя не отстану.
  - Я уже поняла, - негромко произнесла Интегра и оставила нас вдвоём.
  Что тут скажешь - всё пошло не так, как я ожидал. В моих планах было не только высказать ей всё это, но и вытащить её на рождественский ужин. Сколько же мест мне пришлось обзвонить, чтобы найти свободно место в приличном месте... И это в первой половине дня! На вечер всё загодя забронировано. Но не всё сразу. Хорошо хоть выслушала нас и вроде как задумалась. А если нет... что же, я вырос в школе битком набитой малолетними магами-шалопаями и знал много способов, как донести свои слова до человека, который не хочет их слушать. Бытовая магия бывает так коварна... А в крайнем случае пойду на поклон к сэру Айлендсу. Он, конечно, устроит нам с Уолтером конкретный разнос и будет прав, но для дела это можно будет перетерпеть. А уж до Интегры он точно найдет, как достучаться. Если нужно - попросту выпорет, невзирая на возраст.
  
  Глава 26.
  
   Рождество не ограничилось моими утренними похождениями. Нет, к Интегре я больше не лез, тут позиции были обозначены, и сейчас говорить было не о чем, но хватало других мелких и вместе с тем приятных забот. Не о работе же в такой день думать, верно? Другое дело всех поздравить и вручить, либо разослать подарки. Коллегам и приятелям как положено простенькие презенты, а близким и немногочисленным друзьям что-то посущественней. К примеру, я кое-что знал о вкусах Уолтера, и мне удалось достать довольно редкую виниловую пластинку. Кому-то подарок вручался лично, другим через почтовых сов. Бедные крылатые почтальоны в этот день небось совсем из сил выбились. Само собой не менее приятным был процесс получения ответных подарков, даже если это тот самый чисто символический презент.
   Большую часть этого дня я планировал провести со своей семьёй. Семейный ведь праздник. Я заранее знал, что мама как всегда расстарается с праздничным ужином, а отчим будет старательно ей помогать и за столом из него всегда был интересный рассказчик. Ну и конечно как я мог разочаровать младшего братишку и где-то запропасть в такой день. Подарок подарком, но тут важнее было провести время вместе, ведь мы и так достаточно редко видимся.
   Но во всей этой позитивной круговерти учувствовали не все. Вручая мелкий презент Виктории, которая в такой день встала на удивление рано по своим меркам, я просто не мог не заметить, что выглядит она подавленно. Девушка старалась не подавать виду, но настроение у неё явно было далеко от праздничного, и врученный ей шарфик этого не изменил. Дежурные слова благодарности прозвучали вяло, а улыбка показалась мне вымученной.
  Стоило задуматься над этим, как захотелось чертыхнуться, настолько всё было очевидно. Что ей с того праздника? Росла в приюте, значит родни нет, друзья если и были, то, скорее всего, среди покойных сослуживцев, а Хэллсинг не лучшее место для обзаведения подобными связями. Это я того же Уолтера с детства знаю, а она тут чуть больше полугода. Да она даже банально пойти никуда не могла. И дело даже не в солнце, хотя это тоже проблема, но не будешь же зимним вечером прятать цвет глаз за солнечными очками. Разве что в Косой Переулок податься, но там на неё тоже будут косо смотреть. Тут кто угодно загрустит.
   Немного помявшись, я понял, что не могу просто так взять и уйти. Неправильно это было и всё тут. Не по людски. Пусть и не скажешь, что мы близки, но и посторонней она не является. Напарница как-никак.
   - Какие у тебя планы на вечер? - осторожно поинтересовался я. А то вдруг мои домыслы в корне неверны. В теории, любой из моей прикидок хватило бы для подпорченного настроения, но это ещё не значило, что у неё действительно нет никаких планов. Может подруги какие или ещё кто. Я, правда, не замечал, чтобы она регулярно покидала штаб по каким-либо своим делам, но я ведь и не следил за этим целенаправленно.
   - Пока не определилась, - удивлённо посмотрела на меня взгляд Сэрас. Что имеется ввиду, когда задаются подобные вопросы, предельно очевидно, и ничего такого она от меня точно не ожидала. Да чего уж там, я и сам от себя не ожидал.
   - Как насчёт составить мне компанию на рождественском ужине? Ничего вычурного, просто тихий праздник с индейкой, пудингом и рождественскими историями. Познакомлю тебя со своими.
   - Не хотелось бы смущать твою семью, - несколько неуверенно произнесла Виктория. Кажется попросту для того, чтобы дать мне самому возможность передумать. Как и в случае моего вопроса, любому очевидно, что имелось ввиду. Социальный договор во всей своей красе.
   - О, не беспокойся, они будут только рады, - ага, особенно мама, которая тут же посчитает Викторию моей пассией и начнёт хороводы вокруг неё водить. Но в целом я не кривил душой. Рождество праздник семейный, но гости на нём бывают нередко. По крайней мере, в нормальных семьях. Пригласить коллегу, особенно если это напарник, тоже вполне обыденно.
   А то что она вампир... Ну, это определённо проблема, но во-первых моя семья не попадала под статут, а во-вторых для них это в первую очередь монстры из сказок, без кровавых привязок к реальной жизни. Разве что мама что-то могла знать, но вряд ли в деталях. Так что и тут особых проблем не возникнет. Может они вообще на это внимания не обратят. Подумаешь, девушка мало ест. В нынешние времена, когда каждая вторая представительница прекрасного пола сидит на какой-нибудь мудрёной диете, этим никого не удивишь.
   Упираться Сэрас не стала, и вообще было заметно, что приглашение пришлось очень кстати. Оставалось только мысленно похвалить самого себя за наблюдательность и договориться о том, что я сам за ней зайду часиков в семь. Благо, зимой темнеет рано. Ну и предупредить своих о том, что я приду не один. Ещё раз всё обдумав я всё же посвятил семью в суть "проблемы" гостьи, но в первую очередь затем, чтобы не возникло неловких ситуаций. Уж лучше пусть заранее всё знают и не поднимают скользких тем, чтобы не портить друг другу настроения.
   Время до вечера пролетело быстро, и спонтанная идея пригласить Викторию оказалась вполне себе удачной. Мать и отчим вполне тепло приняли девушку, а Стив так вообще воспылал энтузиазмом от присутствия "незнакомой тёти". Провокационных вопросов тоже никто не задавал. Про работу вообще считай что не говорили, что меня несказанно радовало. Шли простые обыденные и ни к чему не обязывающие разговоры. Это было именно то, чего хотелось после всех этих загадок и сложностей - просто поговорить ни о чем. Расслабиться, ощутить поддержку родных.
   Когда моего брата уже отвели спать, акцент беседы немного сместился. Непосредственно про работу никто не говорил, но вот спрашивать у Виктории о том, как работается со мной в паре, никто не стеснялся. И тут, слушая весьма аккуратные отзывы девушки, мне в пору было краснеть перед собственной матерью, поскольку я-то прекрасно знал, что был не самым лучшим напарником. И, кажется, она это заметила, поскольку я неоднократно ловил на себе её лукавые взгляды. Хотя скорее она просто достаточно хорошо меня знала.
  Когда ужин подошел к концу, я доставил Викторию обратно к штабу. Девушка выглядела умиротворённой и расслабленной, да и сам я, наверное, был таким же.
   - Хорошая у тебя семья, - искренне произнесла Сэрас.
   - Я в неё не очень вписываюсь, - хмыкнул в ответ я, будучи уверенным, что у неё сложилось именно такое впечатление.
   - Что есть, то есть.
   - А ведь знаешь, когда-то всё казалось совсем иначе. Генри мой отчим и подростком я его на дух не переносил. Он был совсем не такой как отец, считай его противоположность. А когда бросал школу ради Хэллсинга то крепко разругался с мамой. Даже из дома сбежал. Она-то всё надеялась, что после Хогвартса я смогу поступить в обычный колледж и жить как просто человек. Но сейчас всё это кажется такой мелочью. Я просто рад, что они есть и всё.
   - Так и должно быть, - несколько грустно улыбнулась девушка. Она-то эти прописные истины поняла куда раньше моего. Но в отличие от меня, возможности вернуть всё на круги своя у неё не было, - спасибо, что пригласил.
   ***
   Как бы ни хотелось обратного, но короткие рождественские каникулы в моём случае предназначались отнюдь не для отдыха. До возвращения в Хогвартс у меня было всего несколько дней и за них требовалось многое сделать. Так что после самого праздника пришлось браться за работу. Для начала я сделал ещё два амулета-детектора, для обнаружения схронов, ну или точнее, для обнаружения подобных отводов глаз. Пришлось повозиться, но это мелочи - куда неприятнее то, что в отличие от активируемых артефактов, типа порт-ключа и сигнального амулета, они были из числа постоянно функционирующих. Иными словами мне предстояло каждую неделю их подзаряжать. И если подобием мысленной рации всё было просто, то тут придётся специально мотаться для этой цели. Вроде и мелочь, но... неприятно в общем.
   Ну и само собой оставалась последняя задача, из трёх изначально поставленных. С экспериментальным оружием мы определились, Уолтер даже успел привезти вновь заряженные пистолеты для проверки других видов щитов, с обнаружением схронов тоже, но необходимость поднатаскать новобранцев никуда не делась. И времени на это у меня было совсем уж мало, благо, насколько я понимал, с ними, ну или как минимум с их лидером, успел поработать сэр Айлендс, а вместе Викторией они даже успели провести пару мелких операций, так что-то совсем уж "зелёными" наёмники не должны были быть.
  И тут вставал вопрос формата обучения. Я бы мог познакомить их с самыми ходовыми заклинаниями и объяснить, как действовать в том или ином случае, как это было во время обучения Виктории. Но учитывая то, как прошло моё с ними знакомство, нужно было поставить наёмников на место. С Сэрас таких проблем изначально не было, она изначально оказалась в подчинённом положении, а мощь Алукарда даже не пытался оспаривать уже я, но с этими типчиками сходу нарисовывался конфликт. Я сразу понял, что они в нашу негласную иерархию вписываться не хотят. Не на чужих правилах. Так что формат для оценки их нынешних навыков мог быть только один - бой, который всё расставит по своим местам.
  Стоило поделиться своими соображениями с Уолтером, как тот быстро взял на себя все организационные вопросы. Так сказать - воспылал энтузиазмом. С его подачи тренировочный бой должен был проходить на одном из наших полигонов, имитирующем городскую среду, и правила получались следующие: я захожу внутрь и даю им время на подготовку "засады". Само собой наше новое оружие при этом применяться не будет. То есть получалась своеобразная имитация того, как Хэллсинг боролся с магами в прошлом. По условиям этих учений аппарация считалась заблокированной и если меня вынудят к ней прибегнуть, то я проиграл. А победил, соответственно, если лишил возможности к сопротивлению всех "нападавших".
  Единственная заковырка - патроны при этом использовались боевые. Понятное дело, что иначе сама по себе идея лишалась смысла и вроде как контроль над ситуацией в моих руках, если прижмут, то просто аппарирую, но всё равно приятного тут мало. Наверное, раньше я бы не обратил на этот момент особого внимания. Я и сейчас был вполне уверен в своих силах. Но после памятного боя с Андерсоном сложно было забыть о том, что всё легко может пойти не так, как ожидается. И, быть может, я бы отказался от этой идеи, но ситуация получалась из разряда "надо и всё тут". Если отступлюсь, то о каком превосходстве над новичками вообще может идти речь? Раз уверен, что легко одолеешь наёмников, то соответствуй.
  В общем, сложилось так, как сложилось. Мы все оказались на полигоне, причем под словом "все" подразумевались не только противоборствующие стороны "учений" и судейство в лице дворецкого, но и немалое количество зрителей, от вояк до самой Интгеры. Я бы не особо удивился, если бы узнал, что там тотализатор устроили...
  Но в сам лабиринт из бетонных стен, дверных проёмов, арок и строительного мусора в качестве более мелких укрытий, я вошел без колебаний, тут же направившись куда-то в район центра. Всё-таки полигон был весьма ограниченных размеров, к тому же он исключал вертикальную составляющую, стены просто поднимались на уровень второго этажа и не имели потолков, а самое оптимальное в противоборстве против магов это именно стрельба с большой дистанции с какой-нибудь крыши, когда враг просто не видит стрелка. Но сейчас всё должно было свестись к лобовому столкновению, что полностью устраивало как меня, так и их. По крайней мере, перед началом наёмники выглядели вполне довольными обозначенными условиями.
  Не спеша я добрался до условного центра и принялся ждать, честно не принимая никаких превентивных мер. Всё что у меня было, это моя обычная защита, которая лишь была усилена, как и всегда, когда я суюсь в какое-нибудь потенциально опасное место. Всё остальное - только по ходу дела. А пока я мог только ждать, лишь подмечая, что вокруг происходит какая-то вялая и едва слышимая возня. Но когда всё начнётся, первыми моими действиями будет именно уплотнение собственной обороны. Если я что и вынес из боя с Андерсоном, так это то, что нельзя впадать в самоуверенность. Правда, неуверенность тоже плохой помощник, ведь груз сомнений и перестраховки будут тормозить тебя в бою. Нужна простая уверенность в своих силах, с осознанием силы своих противников - не больше, но и не меньше.
  Ожидание прервалось вкатившимся через дверной проём цилиндриком гранаты - началось. Не мешкая, я одним взмахом палочки попросту погрузил её в бетон пола, одновременно накачивая магией свой защиту. А то мало ли какая она. Дымовая, свето-шумовая или вполне обычная, осколочная. Тут очень кстати пришлись навыки трансфигурации, в которой я потихоньку набивал руку. Но этим я не ограничился, следом наложив на себя заклятие, чем-то похожее на проходимый в школе "головной пузырь". Оно также создавало вокруг головы невидимую глазу плёнку, но служило не только для дыхания, но и для защиты от других нефизических угроз. Восприятие мира тут же слегка исказилось, словно я надел очки-хамелеоны, а уши разом заложило. Неизбежное последствие, но словить удар по органам чувств мне точно не улыбалось.
  Вопреки подспудным ожиданиям, никаких взрывов не последовало, зато за спиной глухо загрохотали выстрелы, а и в мой щит легли две короткие очереди. Пробить его они, разумеется, не могли, только слегка потрепать мой резерв. Развернувшись, я увидел две, возникшие в коридоре фигуры, но прежде чем успел что-то сделать, они прыснули в стороны... оставив на своём месте новые гранаты. Вновь заблокировать их я уже попросту не успевал и в комнату сплошным потоком хлынул густой дым.
  - "Вот значит как", - мысленно хмыкнул я.
  Действия наёмников вполне соответствовали моим ожиданиям. Лезть в самоубийственную атаку они явно не собирались, вместо этого будут тянуть время, и пытаться меня измотать. Рационально и вполне себе правильно. Но только если иметь дело с магами, которые к подобному не готовы. И если организованность с продуманной тактикой это всё, что они могли предложить, то им же хуже. Пользуясь дымовой завесой, я прижался спиной к стене и свободной рукой начал на ощупь доставать нужные зелья. Играть в прятки я собирался исключительно на своих условиях. Оставалось только быстро опрокинуть в себя пару флакончиков, выждать тридцать секунд, давая им подействовать, и решительно разогнать дым.
  - "Ну, посмотрим кто-кого...".
  
  Глава 27.
  
  Короткие каникулы пролетели быстро. Казалось, только-только отпраздновали рождество, а вот уже последний день. Уже вечером в Хогвартс начнут возвращаться дети, и к тому моменту я должен буду находиться в замке, а оставшиеся часы свободного времени уже были расписаны. Перед возвращением в школу мне требовалось пройтись по магазинам, прикупив кое-какие расходники, а также несколько книг по трансфигурации из числа тех, что рекомендовала мне МакГонагалл, но не обнаружились в библиотеке.
  Однако поход по магазинам проходил на чистом автомате, тогда как голова была занята совсем другим - я раз за разом возвращался к событиям в Хэллсинге. Тот бой заставил меня задуматься едва ли не крепче, чем когда меня чуть не убил Андерсон. И это при том, что я его выиграл! Да, именно выиграл, да только результат удовлетворения не принёс. Скорее ровно наоборот. И на то были причины.
  Наёмники действовали грамотно: вели плотный огонь, быстро меняли позиции, использовали разные гранаты и растяжки. В общем, старательно выигрывали время, размывая мои силы. Но к этому я был готов, хотя, вынужден признать, оказаться магом которого знают как "загонять" не особо приятно. Хотя в первую очередь тут проблемы были в том, что я был ограничен в выборе заклинаний. Сильный маг на моём месте просто разнёс бы всё вокруг, покрошив и бетонные стены и наёмников. Ну, если бы не растерялся, конечно.
   Но главная проблема была не в этом. Даже так я бы относительно легко справился, оглушив противников одного за другим, чего на деле не случилось. А всё из-за действий Бернадотте. Последнее, что я ожидал, так это то, что он попытается навязать мне ближний бой. Выйти против мага с боевым ножом! Жест на грани идиотизма. Но уж кем-кем, а идиотом Пип точно не был - это я очень быстро понял. Во-первых, ножик оказался непростой, а из тех, которыми пользовались те странные вампиры. Видать сэр Айленд выдал. Во-вторых, вырубить не имеющего никакой защиты от магии человека оказалось совсем не просто. Не знаю, как это у него получалось, но складывалось такое ощущение, что наемник нутром чуял, куда я собираюсь бить из-за чего первые мои попытки его оглушить превратились в какой-то цирк. И всё это при продолжающемся обстреле, пусть его активность и снизилась - стрелки явно боялись задеть своего.
   Когда до меня дошло, что выставляю себя дураком и бездарем, я дозрел сменить подход, и именно в этот момент Бернадотте едва не вырубил меня. Как это было возможно? Очень просто - он воспользовался мною же созданными пластинами-артефактами. Только в отличие от меня у него прекрасно получалось их использовать. Как выяснилось уже с его слов, он хорошо чувствовал нужный момент.
  Спасло меня в тот момент только то, что магом наёмник всё же не был, скорее кем-то вроде сквиба, и его неполноценного дара хватило всего на три броска. Четвёртая пластина полетела в меня уже без активации заклинания. Выдержать три магических атаки меня хватило, и после этого я всё же додавил Бернадотте, попросту вырастив пару новых стенок и лишив его возможности манёвра. Очень правильное, но такое запоздалое решение. Ну а без своего командира остальные продержались недолго. Такая вот победа...
  По итогам получалась два достаточно неприятных вывода. Первый - пренебреги я зельями и меня бы дожали. Конечно, подготовка к бою есть основа основ, но по моей уверенности в своих собственных силах был нанесён неприятный удар. А второй - мне не хватало гибкости. Причем как в плане выбора хорошо отработанных заклинаний, так и в плане мышления. Мои действия оказались предсказаны, а сами наёмники сумели преподнести крайне неприятный сюрприз, едва не развернув ситуацию в свою пользу. Опять же, не случись того боя с Андерсоном и Бернадотте бы меня уделал. Неприятно признаваться в этом даже самому себе, но факт есть факт.
  Само собой я просто вынужден был начать считаться с наёмниками, влившимися в Хэллсинг. Конечно, можно было сделать безразличный вид, мол, никаких проблем у меня не возникло даже близко, но это было бы форменной глупостью. Я знал, что это не так и некоторые из зрителей об этом тоже догадывались. В конце концов, мы не враги, а ровно наоборот. Любить друг друга мы не обязаны, а вот помогать и сотрудничать - очень даже. В том числе стали очевидны перспективы Пипа Бернадотте, как чистильщика организации, который сможет принести немало пользы. Добавить к его подготовке и чутью опыт борьбы с магами, а также подготовить подходящее оружие, раз уж у него так ловко выходило орудовать моими недоартефактами, и вот вам стоящий боец. У которого, к тому же, есть отряд прикрытия с полным обоюдным доверием.
  Так что не было ничего удивительного, что большую часть рождественских каникул я занимался именно с Бернадотте, натаскивая его, как в своё время натаскивал Сэрас. Ну, не так жестко конечно - он всё-таки не живучий и выносливый вампир, да и в ответ прилететь могло. Но общее направление было схожим. И само собой по ходу дела в молчанку мы не играли. В отличие от Виктории наёмник весьма скептически относился к магическому миру, а меня не особо интересовали его военные похождения, но некоторый взаимный интерес всё же был. Особенно запомнился один из первых наших разговоров:
   - Значит, вы наёмники. И где воевали?
   - Да везде, - безразлично пожал плечами Пип, - Африка, Центральная Америка, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия. Для тех, кто не боится грязи, всегда есть работа. Была бы достойная плата.
   - И как такое перекати-поле занесло сюда? - задавая этот вопрос, я вполне понимал, что на наёмников вышли именно с нашей стороны, но вот почему они согласились было достаточно любопытно.
   - На меня вышли и предложили хорошие деньги, - просто ответил Бернадотте, - кто же откажется от такой платы за плёвую работёнку?
   - Отряд ваших предшественников полным составом пошел на инвалидность. Живы остались, только по чужой прихоти, - не самое приятное воспоминание и последнее время что-то часто стал к нему возвращаться. Хотя, может так оно и должно быть, ведь "урок" получился бесценным. Не каждому удаётся пережить собственную ошибку в ситуации, когда жизнь стоит на кону.
   - Я читал отчёт. Действовали правильно, но в конце расслабились и за это получили. Бывает.
   - Думаешь, справился бы лучше?
   - Да уж наверное, - фыркнул наёмник, - а может и нет, но это ничего не меняет. Маги, вампиры, духи и прочая хренотень - со всем этим можно сражаться. А вот когда тебя списывают в расход или подводят под авиацию, тут уже ничего не сделаешь. Понимаешь? НИ-ЧЕ-ГО! Навыки, опыт, знания - всё теряет значение и остаётся только удача. Вот только рано или поздно она подводит. Так что я лучше буду воевать со сказками, живя в приличном городе, да за хорошую плату. И пока мне и моим людям честно платят - мы честно служим. Тебя ведь это волнует?
   То, что меня именно это волнует, это он верно подметил. И в целом его позиция казалась вполне разумной. Наверное, на его месте многие бы согласились. Другое дело, что другим никогда не предложат.
   - Просто пытаюсь понять мотивы, - ага, потому что если кто-то что-то делает, не имея на то мотива, то это крайне подозрительно.
   - О, они предельно просты - накопить денег на безбедную жизнь и при этом остаться человеком. Не больше и не меньше.
   Я задумчиво примолк. Несмотря на кажущуюся простоту запроса, тема была отнюдь не простой. Точнее это так, если допустить, что под "остаться человеком" мы подразумеваем примерно одно и тоже. Легко раздобыть денег, став чудовищем в человеческом обличье. Легко избежать подобных метаморфоз, если не пытаться чего-то достигнуть. Хотя в этом случае тоже не всё так однозначно. Но вот объединить два этих достижения, будучи наёмником? Если он действительно так считает, то может и не зря его взяли к нам. А ещё я послушал бы спор на эту тему в присутствии главного любителя вопроса "человечности". Даже интересно, как вообще Алукард относится к нашим новичкам? Если подвернётся возможность, нужно будет обязательно спросить.
   - Если с этим разобрались, то у меня есть встречный вопрос, - пока я обдумывал его слова, Бернадотте отмалчиваться не стал. Насколько я успел заметить, он вообще не фанат тишины, - вот ты у нас маг. Так какого хрена не с другими магами?
   - Я из семьи обычных людей и мой отец служил в Хэллсинге, - тут не было никаких секретов. Всё предельно просто и понятно.
   - Тоже потомственный значит? За это надо выпить! - преувеличенно бодро воскликнул Пип, - но вообще я не об этом. Если бы я мог по щелчку пальцев творить всякие штуки, то нашел бы, чем в жизни заняться. Уж точно не жизнью своей торговал и не в копы подался. Да и тут ты вроде не последний человек, но задачи пушечного мяса решаешь. Почему?
   Хороший это был вопрос. Тут можно было многое ответить - например, что мне попросту нравится то, чем я занимаюсь. Что работа приносит удовлетворение. Что я считаю это важным. И что я не видел своего места среди магов. Всё это было бы правдой. Но только отчасти. Того, что мне не нравилось, тоже ведь хватает. И было ли это реальной причиной моей нынешней роли? Если честно, я просто не знал, как-то даже не задумывался. Точно мог сказать, что эти причины побудили меня стать частью Хэллсинга, но остались ли они столь же актуальны спустя пять лет? Например, Интегра сейчас твёрдо стояла на ногах и если ей была нужна моя помощь, то точно не в рабочих вопросах. И в том же Хогвартсе меня вполне приняли, а значит не всё так однозначно. Собственно я спустя несколько дней продолжал мысленно возвращаться к этой теме.
   Когда с закупками было покончено, я отправился к своему домику, чтобы перебросить всё необходимое в школу. Самому тоже уже пора было возвращаться. Но тут меня ждал сюрприз - в доме меня уже во второй раз ждали. Только если тогда наличие Виктории меня не сильно удивило, то нового гостя я никак не ожидал встретить.
   - Прошу прощения за вторжение, Кристофер, - чуть ли не с порога поприветствовал меня ни кто иной, как Альбус Дамблдор.
   - Директор? - в свою очередь удивился я, поскольку просто не знал, чего можно ожидать от этого визита. Понять Дамблдора крайне сложно: он мог явиться просто поговорить, а мог попытаться от меня избавиться. Причем, что самое неприятное, что бы он не задумал, он это сделает, потому что не мне с ним тягаться.
   - Уже не директор, - грустновато улыбнулся великий маг, - так и знал, что вы не следили за последними новостями.
   - Был занят, - сухо отозвался я и, решив, что стоять с покупками в коридоре собственного дома попросту глупо, качнул головой в сторону кухни, - что случилось?
   Дамблдор не стал сразу отвечать, дав мне время освободить руки и собраться с мыслями. Всё-таки меня изрядно выбило из колеи его присутствие в моём доме. В процессе мы устроили на моей небольшой кухоньке и только тогда он заговорил. Сухо и жестко, что было весьма непривычно:
   - Случилось новое нападение. Маглорождённый, оцепенение, никаких следов - всё как в прошлые разы. Но поскольку учеников в школе было мало и все были на виду, то мне выразили... скажем так... недоверие. Отстранили от должности.
   - Кто займёт ваше место? - этот вопрос сразу стал для меня ключевым. С Дамблдором мы более-менее пришли к взаимопониманию, но это не значит, что с его сменщиком будет также. И это ставило под вопрос само моё пребывание в Хогвартсе.
  - Временно исполняющей обязанности директора стала Минерва МакГонагалл. Но боюсь что это ненадолго - совет попечителей при поддержке министерства решил устроить проверку, которую возглавит Люциус Малфой. Думаю, вам знакомо это имя.
   - Паршиво, - вполне искренне прокомментировал я. И дело не только в том, что очередной ребёнок подвергся нападению. Малфой - из пожирателей смерти, что в очередной раз подводило нас к выводам о том, кто стоит за нападениями. Ставленник Волдеморта попытается взять главную школу магической Англии под свой контроль? Хороший ход. Впрочем, конкретно сейчас меня волновало несколько иное, - но это не объясняет того, зачем вы пришли ко мне.
   - Всё просто - у меня будет для вас одна просьба.
  
  Глава 28.
  
  Просьба Альбуса Дамблдора оказалась не менее неожиданной, чем само его появление в моём доме. Но ещё неожиданней было то, как он её подавал и растолковывал. Директор, точнее уже бывший директор, спокойно говорил о проблемах, которые неизбежно возникнут, если я возьмусь за дело, и отвечал на возникающие у меня вопросы. Само собой он не раскрывал все свои карты, у него явно был какой-то план, которым он делиться не собирался, но всё, что касалось моего в нём участия, озвучивалось. Чувствовалось, что он заинтересован в моей работе и хотел, чтобы она выполнялась добровольно и на совесть.
  Чего же он хотел? Чтобы я занялся расследованием школьных нападений. Иронично, но не так давно он утверждал, что если сам не может найти злоумышленника в своей школе, то сторонним людям это и подавно не удастся, а тут такой поворот. Но в ответ на это едкое замечание Дамблдор честно ответил, что в первую очередь ему нужен именно сам процесс расследования. То есть если я справлюсь и вычислю виновника, то будет вообще замечательно, а если нет, то заставлю его или их шевелиться, и именно это от меня требовалось в первую очередь. Похоже расчёт шел на то, что избавившись от директора, противник расслабится и, возможно, допустит какую-нибудь оплошность.
  Выходило, что я должен был добровольно подставить себя под удар, но и тут никакого подвоха не крылось. А всё потому, что фактически я и так уже под ним вне зависимости от своих действий. Устранять физически преподавателя никто не станет, иначе школу просто закроют. По логике новых нападений вообще быть не должно, ведь Дамблдора уже выжали из школы. А вот уволить меня так или иначе точно попытаются. Но тут Альбус уверял, что пока его место занимает МакГонагалл, этого не случится, но при этом было очевидно, что её тоже постараются как можно быстрее заменить ставленником Волдеморта и тогда мне уже ничто не поможет. Так что время, что называется, поджимало.
   Оставалось два не прояснённых момента: почему именно я и что с Поттером? Поскольку всё указывало на то, что свержение директора было организовано Тёмным Лордом, то Мальчик-Который-Выжил однозначно оказывался в серьёзной опасности. Кроме того я не забыл о том, что изначально считал именно его целью нападений. Ответ на оба вопроса лежал в одной плоскости - у каждого была своя роль. Я должен заняться расследованием, другие школьными вопросами, третьи присмотром за Мальчиком-Который-Выжил. В случае необходимости я мог запросить помощи у других деканов и некоторых профессоров, но не стоило рассчитывать на слишком многое.
   Получалось, что просьба соответствовала как моим личным взглядам, так и интересам ордена. По сути, я в любом случае должен был заняться чем-то подобным, но сделал бы это не сразу и не стал бы сообщать о результатах Дамблдору. Так что я не стал изображать долгие раздумья и просто согласился. Тем более что из-за долгого разговора я рисковал опоздать в Хогвартс, что в условиях смены "власти" было чревато. Раз от меня постараются избавиться, то определённо не стоило давать лишнего для этого повода.
   Занять своё место за преподавательским столом я успел впритык. Было очень непривычно видеть в центре не бородатого старца, а Минерву МакГонагалл. К слову, когда я появился в зале, И.О. директора бросила на меня вопросительный взгляд, на который я ответил едва заметным кивком. Очевидно, её интересовало, поговорил со мной Дамблдор или нет. Совсем иначе на меня глянул новый за этим столом человек - лощеный хлыщ в светлой мантии, что сидел на бывшем месте МакГонагалл, то есть подле директора. Это был не кто иной, как Люциус Малфой. И от него мне ждать ничего хорошего точно не стоило.
   В Хогвартсе в очередной раз начала меняться атмосфера. Преподаватели-то ладно - взрослые люди и эмоции скрывать умеют. Разве что Хагрид выглядел так, словно Дамблдора не согнали с директорского кресла, а убили прямо на его глазах. Но вот ученики - у них всё было на лицах написано. Растерянность, местами даже шок и лёгкий налёт страха. Для многих, в том числе и для меня, Альбус Дамблдор в качестве директора Хогвартса был персоной незыблемой. Можно сказать - сакральной. И его отсутствие не могли компенсировать никакие авроры и проверяющие. Привычный порядок вещей пошатнулся.
   Разумеется, дети расшумелись по этому поводу, и в дело пришлось вступать Люциусу Малфою:
   - Спокойнее, юные леди и джентльмены, - встав со своего места, громко заявил он, - все вы в курсе сложившихся обстоятельств. Нападения на учеников Хогвартса потрясли всё магическое сообщество, но хуже того, преступник до сих на свободе. Это неприемлемо. Альбус Дамблдор, при всём уважении к его заслугам, не смог взять ситуацию под контроль. Быть может возраст и здоровье достопочтенного директора дали о себе знать, но совет попечителей и министерство магии больше не могли стоять в стороне. По этой причине я здесь, и школу ждёт ряд изменений, направленных исключительно на вашу безопасность. Хогвартс вновь должен стать домом для всех учащихся.
   Короткая речь оказалась встречена аплодисментами. В основном вялыми, но за столом Слизерина активность была куда выше. Оно и понятно. Зато его слова давали какое-никакое объяснение и вряд ли дети задумались о том, что для озвученных целей смещать директора вовсе не обязательно. Да и безопасность маглорождённых точно не волнует представителя магическо-аристократической фамилии, состоящего в рядах Пожирателей Смерти. Но, безусловно, было бы глупо ожидать, чтобы он выдал реальные причины своих действий.
  Я же в свою очередь думал скорее о том, что именно задумал Дамблдор. Каков его план? Пытается ли он судорожно ответить на удар или всё было просчитано заранее? Быть может он целенаправленно решил поменяться с противником ролями? Раньше они действовали из тени, оставаясь неуловимыми, а теперь ставленник Волдеморта на виду и именно бывший директор имеет пространство для манёвра. Рискованно, ведь контроль легко потерять и так сложно вернуть, но исключать такого поворота было нельзя. Да и в любом случае, об этом пусть сам Дамблдор и заботиться. А меня в сложившейся ситуации больше волновала безопасность Поттера, за которым стоило присматривать, что бы там не обещал Альбус, ну и поставленная задача с поиском преступника.
   И вот тут всё было отнюдь не просто. Я ведь и раньше думал на эту тему, но там ничего стоящего и не придумал. Дамблдор абсолютно прав в том, что посторонним людям и куда менее опытным магам не найти в древнем замке такого, чего бы не нашел он сам. Авроры вот тоже успеха не добились, хотя искали более чем старательно - их же дети в школе учатся. Но быть может в этом и крылась своеобразная подсказка. Отказаться от магического. Не от магии как таковой, она по определению полезное подспорье, но от привычных магам методов. Забыть о поисковых и сканирующих чарах, которых я совершенно точно знаю меньше чем те, кто пытался до меня, а действовать свои умом? В этой идее что-то было...
  
  ***
  Как выяснилось, за те дни, что прошли между снятием Дамблдора с должности и моим возвращением в Хогвартс, новое, контролирующее школьную жизнь лицо успело пообщаться с большинством профессоров. Очевидно, чтобы донести до них своё виденье дальнейшей жизни Хогвартса. Само собой и я никак не мог избежать разговора с глазу на глаз с Люциусом Малфоем. При этом заведомо было очевидно, что ко мне у него особый интерес. Он ведь представлял совет попечителей школы, а от них мне уже прилетало предупреждение.
  Встреча произошла в его апартаментах, кабинетом это назвать как-то не получалось, что располагались недалеко от общежития Слизерина. Понятное дело, мы там не случайно пересеклись, а меня вызвали. Только не домовиком, как это обычно делал Дамблдор, а обычным письмом посланным с совой. Ну как обычным - дорогая бумага, каллиграфический почерк и личный герб на сургуче это не то, что лично я считал нормой. Но письмо оно и есть письмо.
  Когда я зашел в небольшую гостиную, Малфой вольготно расположился в единственном кресле около камина, пролистывая некую книгу. Очевидно, мне присесть никто не предложит. К тому же на меня он, казалось, не обратил никакого внимания. Хотя при этом голос подал подачи сразу:
  - Профессор Шельт, - прозвучало равнодушное приветствие.
  - Мистер Малфой, - в свою очередь я подчеркнул то, что в моих глазах он никакого особого статуса не имеет. И в плане школы и в плане своего происхождения. Не "лорд" и тем более не "господин" и даже не "сэр". Просто "мистер". Но вместе с тем всё в рамках вежливости.
  Однако если мой маленький демарш и была воспринят, то виду хлыщ не подал. Так и не посмотрев на меня, он столь же равнодушно продолжил:
   - Хотелось бы напомнить, что ваша деятельность попадает под особый контроль попечительского совета. Некоторые мысли, озвученные в рамках вашего... предмета, - небольшая пауза, взятая перед этим словом, явственно демонстрировала его к нему отношение, - являются неприемлемыми. Альбус Дамблдор благоволил вашей деятельности. Большое упущение с его стороны, но бывший директор всегда слыл несколько эксцентричной личностью. Ему простительно. Но то, что позволено одному, не позволено другим. Я достаточно ясно выражаюсь?
   Не знаю, хотел ли Малфой чего-то добиться своими словами, но я мысленно облегченно выдохнул. Были у меня некоторые подозрения, что со мной попытаются договориться. Ведь если Волдеморт решит сменить политику и даст гарантии, что не будет лезть в магловский мир, то ордену до него дела не будет. Пусть маги сами себя режут. Неприятно, но факт. Но, по всей видимости, нас не считали той силой, с которой стоит договариваться. Другим возможным сценарием было то, что попытаются прогнуть лично меня. Угрозами или ещё как. Но даже этого не случилось. Видать, я для него пустое место. Мне просто дали понять, что меня выдворят из Хогвартса при первой же возможности. Без споров и попыток убеждения - поставили перед фактом. Что же, такая однозначность меня вполне устраивала.
   - Одни могут считать мою точку зрения неприемлемой, другие сочтут неприемлемым тот факт, что некоторых людей вместо Азкабана отправляют работать с детьми, - я постарался ответить с тем же равнодушием, - ученикам полезно знать о том, что мир не так прост, как им может показаться.
   - Я вас больше не задерживаю, профессор Шельт, - очевидный намёк на наличие метки оказался проигнорирован. Не то, чтобы я надеялся вывести Малфоя из себя, ему на меня просто плевать. Просто ответил ему той же монетой. Дал понять, кем его считаю, а то, что ему всё равно, на это плевать уже мне.
   Тратить время на пустую пикировку никто из нас не собирался. Чем собирался заняться Пожиратель Смерти, я не знал, а жаль, но у меня была вполне конкретная задача. Мне требовалось срочно переговорить с Джонатаном, ведь теперь его стремления становились в разы опасней. Пускай я разделяю его взгляды, по факту он вообще мои былые задумки пытается реализовать, но ситуация резко усложнилась. Если при Дамблдоре он максимум нарвался бы на суровую отповедь и неофициальный запрет деятельности, то теперь мог вылететь из школы. И ладно бы только это - в конце концов тут его личный выбор. Но под удар попадут и все те, кто ему довериться, пытаясь изменить жизнь маглорождённых к лучшему.
   Конечно, МакГонагалл так просто этого не допустит. Постарается прикрыть мой или его косяк. Но надолго ли её хватит? Поможет раз, другой, третий и сама окажется под ударом. Так что о помощи маглорождённым придётся забыть. Точнее, придётся ограничить её моими же занятиями по самозащите и личным вмешательством в случае необходимости. А деятельную натуру парня можно переключить на что-нибудь ещё. Как вариант, пусть дополнительно приглядывает за Поттером. Лишним это точно не будет.
  
  Глава 29.
  
  Первые дни после возобновления рабочих будней я раздумывал о том, как подойди к расследованию. Само собой это не значило, что я провел их в позе роденовского мыслителя - дел хватало. Того же Джонатана убедить оказалось не так уж и просто. Упрямый парнишка. Наверное, даже поупрямей меня в его возрасте. Но мне не привыкать к общению с подобными личностями и, сделав упор на то, что из-за его деятельности пострадают другие и маглорождённым вместо помощи он организует дополнительные проблемы, я всё-таки убедил его. Не отказаться от идеи как таковой, конечно, но от активных действий на некоторое время. А именно это сейчас и требовалось.
  Львиную долю времени продолжили отниматься мои внеурочные занятия, причем после праздников поднялся небольшой ажиотаж. Появилось немало новичков, из-за которых пришлось формировать ещё две группы. Очередное следствие снятия Дамблдора с должности, не иначе. Само собой я был не против, но время это отнимало. А ещё невольно поднимался вопрос о том, как долго это будет терпеть обосновавшийся в школе Пожиратель Смерти. Учитывая то пренебрежение, с которым он ко мне отнёсся, был шанс того, что и на мою деятельность он махнёт рукой. Но тут никаких гарантий.
  И всё же главным было расследование. Единственная здравая идея, посетившая мою голову, сводилась к попытке вычисления виновника методом исключения. Очевидно, нападавший не из воздуха появлялся, ведь постороннего давно бы нашли. Значит, это обитатель школы и значит, кто-то недоговаривает. Но как узнать - кто? Как и говорил Дамблдор, никто не даст заливать в учеников сыворотку правды. И вот тут у меня возникла одна мыслишка - собрать сведения о том, кто и что делал во время нападений. В буквальном смысле составить перечень местоположения людей, изучить его и сравнить по датам. Изначально это ничего бы не дало, но сейчас, после стольких нападений, человек раз за разом оказывающийся около места преступления будет на виду. Как и тот, кто каждый раз пропадал не пойми где. Понятное дело, что первым подозреваемым тут будет Мальчик-Который-Выжил, но он скорее потенциальная жертва. Хотя и к нему тоже есть вопросы.
  Однако если с самой идеей всё было понятно, то с реализацией неизбежно возникали проблемы. Опросить самому сотни людей, да ещё и уточняя пересекающиеся детали - та ещё задачка. Может, нереальной её и не назовёшь, но времени на это уйдёт уйма. К тому же нужно ещё убедить детей сотрудничать, что не так-то и просто. В общем, одному тут не справиться, и в этом деле мне требовалась помощь. С другими профессорами, Филчем и даже Хагридом я решил поговорить сам, и если не считать злого на весь мир старика-завхоза, да наплёвшую мне с три короба Трелони, то тут особых сложностей не возникло. Дело-то было важным.
  А вот учеников пришлось перекладывать на плечи деканов. Обсудив с МакГонагалл вопрос, мы пришли к выводу, что лучше будет не придавать огласке истинную цель. Точнее не так. Дети должны знать, для чего задаются вопросы, но кто за этим стоит - лучше помалкивать. А то одни начнут усердствовать, другие наоборот будут молчать. Лучше уж просто думают, что руководство взялось за проблему усердней. Так и сотрудничать будут куда проще. Кроме того деканы лучше знают своих подопечных и им будет куда проще найти общий язык.
  С остальными деканами тоже удалось договориться - как и обещал Дамблдор, отнекиваться никто не стал, хотя объем предстоящих работ вряд ли кого-то обрадовал. Сильно сомневаюсь, что в этой школе только у меня своих личных дел в избытке. Единственным с кем возникли сложности, оказался Северус Снейп. Отказывать-то он не стал, но не преминул озвучить потенциальные проблемы.
  - С учениками моего факультета будет непросто. Где они были и чем занимались - очень деликатная тема. А требовать с них ответа мы не можем.
  - Понимаю, - спорить с заявлением зельевара было сложно. Сам же об этом думал, - мне не нужны их тайны, достаточно будет знать, где они находились, хотя бы примерно. О большем не прошу. А если кто-то откажется говорить... что же, по-своему это тоже полезная информация.
  - Всё ещё считаете, что это дело рук моих учеников? - остро глянул на меня Северус.
  - Маловероятно, - честно признал я, - но маловероятно - не значит исключено.
  - Хорошо, сделаю что смогу, - показательно поморщился, но не стал углубляться в бессмысленный спор Снейп. Он не хуже моего должен был понимать, что раз мы ничего не знаем о преступнике, то нельзя ничего исключать. А потому проверять нужно всех, - но вам не удастся ввести Люциуса Малфоя в заблуждение. Стоит начать задавать вопросы и ему сразу об этом доложат. В лучшем случае, выиграете пару дней.
  - Это проблема?
  - Учитывая его уровень влияния на попечителей и министра? - хмыкнул зельевар.
  - Я не об этом. Меня так и так постараются выжать из школы, это меня не смущает. Вопрос в том, сможет ли он помешать опросу учеников.
  - Сможет, - прозвучал лаконичный ответ.
  Проблемка... В общем-то я и сам понимал, что Малфой в стороне стоять не будет. Раз именно пожиратели стоят за нападениями, то любое неконтролируемое расследование не в их интересах. А возможностей у их ставленника хватает. Достаточно оповестить самых "громких" родителей и поднимется буча. А их детишки как раз на Слизерине учатся. Не все, конечно, но многие. Я-то надеялся, что быстро вмешаться он не сможет. Но судя по уверенности Снейпа, это не так.
  Немного подумав, я решил немного иначе подать ситуацию:
  - Тогда не будем скрывать от него мою роль в этом деле.
  - И что вам это даст? - Северус не то чтобы удивился, скорее немного озадачился.
  - Сомневаюсь, что он видит во мне серьёзную угрозу. Маглорождёный, работаю на маглов и всё такое, - я изобразил неопределённый жест рукой, - одновременно можно намекнуть, что попытки помешать будут преданы огласке. Согласитесь, будет странно, если новое руководство начнёт мешать попыткам найти виновного.
  По сути, мнение родителей школьников - обоюдоострый клинок. Одни будут против опросов их кровиночек, другие наоборот посчитают это оправданным шагом. Тут вопрос в том, кто первый успеет подсуетиться. И насколько широкую аудиторию охватит.
  - Люциус просто анонсирует своё собственное расследование и всё, - а вот это может и не являлось ложью, но звучало именно как отговорка. Пусть анонсирует всё что хочет - если успеем опросить детей, то всё это будет неважно.
  - Северус, на чьей вы стороне? - посмотрев прямо в глаза Снейпу, спросил я.
  - Что за намёки, Шельт? - мой вопрос ему явно не понравился. Лицом-то он владел и показывал только то, что хотел показать. Тут я иллюзий не строил. Но то, что он напрягся, было заметно.
  - Простое любопытство. Дамблдор вам доверяет, но и с ТОЙ стороны, наверное, тоже. То ещё положение, верно?
  Северус Снейп замер с каменным выражением лица, лишь в глазах читалась сдерживаемая ярость. По крайней мере, я интерпретировал этот взгляд именно так. По сути, я его либо оскорбил, либо наступил на больную мозоль. Не самый умный поступок с моей стороны, но сейчас сиюминутная нужда стояла превыше дальних перспектив. Нужно решить дело, а потом... не думаю что мы с ним будем контактировать после того, как я покину Хогвартс.
  - Я постараюсь убедить Люциуса, - безэмоционально произнёс Снейп.
   - Благодарю, - кивнул я, но при этом не ощутил даже намёка на удовлетворение. Если раньше мои отношения с Северусом Снейпом были двоякими, то теперь нам точно не по пути. Не простит он такого нажима. Наверное...
   ***
  Обычные преподавательские обязанности с меня никто не снимал, и время от времени приходилось сидеть, занимаясь... проверкой домашних заданий. Да-да, по магловедению они тоже бывают. И ещё это не так уж и просто. Хотя сложность тут заключалась скорее в том, чтобы не начать неприлично ржать. Не солидно, даже если никто этого не услышит. Хорошо хоть это было далеко не первая моя проверка, так что морально я был готов. Но всё же обычному человеку лучше не видеть, чего могут написать дети магов, если им задать эссе на тему первой мировой. Причем изучить они должны были сугубо магловскую точку зрения. Отсюда и все проблемы.
  Знакомясь с историей, они продолжали воспринимать её через призму магического мировоззрения, и это порождало такие истории, что хоть сценаристам подбрасывай. Мировые лидеры и знаменитые генералы лично сходились в поединках, армии превращались в личные отряды, а техника воспринималась как хитрые артефакты или особо мощные заклинания. Хотя справедливости ради стоит отметить, что такие перлы выдавали единицы. У основной массы учеников дела были не столь запущены, но восприятие численности и расстояний хромало на обе ноги, что тоже приводила к забавным казусам. И только самые старательные честно переписывали материал или начинали задавать вопросы своих маглорождённым сокурсникам. Те может и не были знатоками истории, всё-таки в обычных школах они до неё добраться просто не успели, но хоть какое-то понимание имели.
  Развеявший тишину стук в дверь оторвал меня от этого захватывающего процесса.
  - Войдите.
  Дверь открылась и на пороге кабинета возникла весьма необычный дуэт выпускника и второгодки. Довольного собой Джонатана Майлса и явно ощущавшего себя не в своей тарелке Гарри Поттера.
  - Профессор Шельт, он, - Джон слегка подтолкнул Мальчика-Который-Выжил в спину, заставив сделать шаг вперёд, - хотел вам что-то рассказать.
  - Благодарю, мистер Майлс, - я благодарно кивнул парню, понимая, что это его инициатива, и перевёл взгляд на его спутника, - мистер Поттер?
  - Профессор, это... - неуверенно замялся тот, но всё же нашел в себе силы договорить, - это по поводу того вопроса.
  - Какого вопроса? - удивился я.
  - Мы с вами говорили тогда... ночью, когда Колин... пострадал, - решительность Поттера таяла буквально на глазах.
  Сразу стало понятно, о чем он говорит - о том, как я пытался вызнать у него, как он с друзьями оказался около места первого нападения. Тогда я не успел его дожать, а он дозрел. Неожиданным образом действия сторонников Волдеморта сыграли мне на руку. А вот поведение мальчугана меня несколько удивило. Понятное дело, что ему всего двенадцать лет и его родственнички те ещё кадры, старательно подавлявшие любую инициативность своего подопечного. Но я бы не назвал его трусливым или чрезмерно робким. На моих занятиях он хорошо себя показывал, не боялся применять получаемые знания и задавать вопросы. Так с чего же эта нерешительность? Тема очень личная или что?
   Я постарался глазами показать Джону на дверь, в ответ на что, тот состроил возмущенную гримасу. Понятное дело, сам подбил Поттера и теперь хочет всё услышать. Справедливое желание, но лучше я ему сам потом расскажу, чем буду смущать второкурсника наличием лишних ушей. После короткого зрительного и безмолвного противостояния, тот всё же покинул кабинет, после чего я поднялся из-за своего стола, подошел к Мальчику-Который-Выжил и по-простецки присел на пол прямо перед ним.
  - Что случилось в тот день, Гарри?
  - Мы возвращались со смертин Ника, - начал повторять свою старую историю мальчик, но она быстро обросла свежими деталями,- думали успеть перекусить, но тут я услышал голос. Он шептал, что хочет убивать, про голод и кровь. Но ребята его не слышали, только я.
   - И ты пошел на голос? - сделав очевидный вывод, спросил я, и мальчик быстро кивнул, - но никого не увидели? Только бедную мисс Норрис.
   - Так и было.
   - Однако... - протянул я. Информация определённо была интересной, но вот внезапных открытий не приносила. А жаль. С другой стороны, было глупо ожидать обратное. Если бы Поттер что-то увидел, вряд ли он стал бы молчать, - ты слышал его только однажды или...
   - Несколько раз, - без колебаний признался Поттер. Вообще было заметно, что начав говорить, он испытал определённое облегчение, - но в первый ничего не произошло.
   - И почему никому не рассказал? Никому из профессоров.
   - Но ведь это ненормально! - воскликнул мальчик, и спорить с этим заявлением было бы сложно. Действительно - нормой тут и не пахло. А он наверняка и напридумывал себе всякого. Возможно, даже посчитал, что как-то связан с нападениями. Его ведь многие в этом обвиняют.
   - Понимаю, - я постарался смягчить тон, а то разговор начал походить на допрос, - спасибо что рассказал, это очень важная информация, - правда, я пока понятия не имел, в чем именно заключалась важность, но у меня ещё будет время это обдумать. Зато сам факт того, что это не совпадение, был очевиден, так что я не кривил душой, - послушай, что я скажу. Некоторые дети перепугались и начали обвинять тебя во всех грехах. Их можно понять, но тебе-то от этого не легче, верно? - на этих моих словах парнишка неуверенно кивнул, - среди взрослых никто тебя виноватым не считает. Даже Филч. Он тогда накричал на тебя, но это говорил не он, а его горе. В тот момент он обвинил бы любого, даже Дамблдора. Просто потому, что кто-то должен быть виноватым. Так что не накручивай себя и не бойся делиться своими проблемами или переживаниями с нами, взрослыми. Разбираться с ними - наша работа. Но мы не сможем этого сделать, если не будет о них знать, понимаешь?
   - Я запомню, - серьёзно кивнул парнишка.
   - Вот и славно, - улыбнулся я. На какой-то миг у меня появилось желание рассказать ему о своих подозрениях. О том, что он действительно связан с нападениями, но совсем не так, как некоторые считают. Быть может, если он узнает, что он цель нападения, ему будет легче переносить давление со стороны других учеников. Но поручиться за это я всё же не мог, так что от этой мысли пришлось отказаться. Быть может, как-нибудь в другой раз.
  
  Глава 30.
  
  - Это бесполезно... - я со стоном отстранился от своих бумаг и откинулся на спинку кресла. Голова была тяжелой и мысли в ней ворочались с такой натугой, что казалось, прислушайся и услышишь их скрип. А настроение было таким, что хотелось смахнуть со стола всю кипу собственноручно организованной макулатуры и вскрыть бутылочку огневиски. Но нельзя - до дежурства оставалось меньше часа, и благоухать алкоголем никак нельзя.
  Рассказ Гарри Поттера казался очень важным, но я так и понял, как "подшить" его к делу. Разве что попросил мальчика в следующий раз сразу искать меня. Что он мог слышать такого, что не слышат другие маги? Ситуация попахивала мистикой. Или как минимум конспирологией. Существует немало теорий о том, что некоторое оборудование, типа слуховых аппаратов, или даже зубные коронки, могут улавливать некоторые, обычно не используемые частоты радиоволн. Может ли быть что-то подобное в магии? Да запросто. Кто-то использует нестандартный способ дистанционного общения для связи с обитателем Хогвартса, а мальчик как-то это слышит. И ведь понятно, что голоса и нападения связаны, но как использовать эту информацию пока что было решительно непонятно.
   Зато деканы отработали на удивление шустро. Всего неделя и у меня на руках оказалась груда свитков, с полученными от школьников сведениями. Не знаю, дело ли в усилиях Северуса Снейпа или ещё в чем, но мешать нам никто не стал, что не могло не радовать, но вместе с тем немного напрягало. Ни тебе давления на деканов, ни вызова моей персоны на ковёр и требования отказаться от затеи. Тишь да гладь. Меня это ещё в начале учебного года достало, когда я гадал о причинах бездействия Дамблдора. И всё равно ведь не угадал. Только в нынешнем случае я сильно сомневался, что Люциус Малфой неторопливо меня изучает. Я ему не интересен по определению.
  Ещё сутки ушли на то, чтобы упорядочить разрозненную информацию в адекватную таблицу, расчерченную так, чтобы каждому имени ученика соответствовали даты нападений, а в получившиеся ячейки вписывались местонахождения на примерный момент нападения. С этим уже можно было работать, чем я и поспешил заняться, но дело это было непростое и требующее полной концентрации. Три вечера я пытался как-то уложить в голове эту информацию, но только запутался. Так ковыряться можно было ещё очень долго, поэтому я решил сменить подход и начал наносить метки на схематичную карту замка. Наглядность пошла делу на пользу, но сравнивать сразу несколько наборов карт было не особо удобно - разные этажи и даты постоянно путались. Несколько раз мне казалось, что что-то нащупал, но стоило начать проверять конкретного человека по полным записям и сразу оказывалось, что он не подходит. Или просто всплывала ошибка. Я отчетливо понимал, что общий путь выбран правильно, но конкретный способ не подходил.
   - Мне нужна нормальная модель Хогвартса, - буркнул я.
   О да, она могла бы упростить дело, но в школе даже нормальных карт не существовало. Уже интересовался вопросом. Это тебе не современная стройка в магловском мире, где без тысячи всевозможных чертежей никто не даст разрешения на проведение работ, а магический замок которому не менее тысячи лет. Я бы мог сделать модель сам, опять же идеальная точность мне не нужна, но как и из чего? Не папье маше же делать и не из пластилина лепить. Я этого просто не умею, да и бесполезен будет такой макет. Нужно что-то такое, что позволит работать как с фасадом, так и внутренним содержимым. Что-то нематериальное как так стенка на складе...
   - Хм... иллюзия? - казалось бы, плавный ход мыслей свернул совсем не туда, но результат показался на удивление перспективным.
  К сожалению, я почти не владел иллюзорными чарами - умел только вещи, которые в пору фокусами звать. Это весьма специфическая область, сложная и требующая огромного опыта для эффективного применения в боевой обстановке. Ровно как трансфигурация. С обычной боевой магией начать делать что-то полезное мог любой, особенно если подкрепить её зельями и артефактами, и соответствующий опыт приобретается быстро. А вот для узких специализаций требовалось огромное мастерство и на прикладной практике его не наработаешь - тут нужны годы шлифования базовых навыков. По этой причине мой путь был очевиден, и только недавно начал изучать трансфигурацию.
   Но сожаления о недостатках моего самообразования стоило отложить до другого раза, ведь в школе должен быть хоть один профессионал, которому по силам мне помочь. Не могло не быть. Да, опять придётся просить, но всё-таки я это не для себя делаю. Главное - достигнуть результата.
   Придя к такому решению, я решил не рассусоливать и тут же направился на поиски. Благо, время на это ещё было и, если я правильно помнил, то самый вероятный кандидат сейчас должен дежурить на первом этаже.
   Найти Филиуса Флитвика, а мне требовался именно он, было совсем несложно - он неспешно прогуливался около главного входа, заложив руки за скину и благодушно посматривая на редких, всё-таки холодно и темнеет рано, учеников. Тот факт, что смотреть приходилось сверху вниз, на его благодушность никак не влиял.
   - Решили составить мне компанию, Кристофер? - моё появление также не осталось незамеченным.
   - Если бы, - с небольшим, но зато искренним налётом грусти вздохнул я. Филиус интересный собеседник и я бы с удовольствием с ним поболтал, но с того момента, как я взял на себя дополнительные занятия, на подобное мне не хватало времени, - у меня возникла небольшая проблема, и я подумал, что возможно вы сможете мне помочь. Или посоветует того, кто сможет это сделать.
   - Небольшие вещи мой конёк, - улыбнулся полугоблин, - излагайте, а там посмотрим.
   - Насколько вы хороши в иллюзиях? - я не стал ходить вокруг да около.
   - Смею надеяться, что неплох, - с коротким смешком, ответил Филиус.
   В общем, именно на это я и надеялся. Кто если не специалист в чарах будет разбираться в иллюзиях? Не то чтобы это были смежные области, но ассоциация возникает именно такая. И, по всей видимости, не зря. Поэтому поспешил перейти к делу и посвятить профессора чар в суть возникших предо мной сложностей:
   - Мне нужно иллюзорное изображение Хогвартса. Не обязательно точное, но достаточно схожее и крупное.
   - Надо полагать, вас не сувенир на память интересует, - покивал маленький профессор, - это для вашего расследования? Хотите рассмотреть всю картину целиком?
   - Именно. Хочу нанести разместить учеников и посмотреть, что получится. Но самому подобное мне не создать, а вот вносить изменения в уже готовую иллюзию мне вполне по силам.
   - То есть вам нужна не просто иллюзия, а стационарная, - Флитвик задумчиво потеребил подбородок, - в принципе, ничего такого, что я не смог бы сделать. Но понадобится подходящий материал для несущей основы.
   - Минерал, металл? - в отличии от иллюзий, в артефакторике я довольно неплохо разбирался и прекрасно понимал, что имелось ввиду. Нужно что-то, что будет удерживать в себе "тело" заклинания и хранить в себе энергию для поддержания его работы. Так уж совпало, что градация подходящих материалов довольно близка к градации ценных металлов и камней. Явно дело не случайность. Скорее всего, именно от магов эта страсть и пошла.
   - В идеале - алхимическое серебро, но можно и обычное высокой пробы. Понадобиться пластина в линию толщиной и размером... какой хотите масштаб, такой и размер нужен. Большую иллюзию сделать даже проще.
   - Я достану, - отказываться от предложенного варианта было бы попросту глупо. Хотя цена таких пластин получалась отнюдь не маленькой. Особенно с учетом того, что желательно заказать по одной штуке на каждую дату нападения. С другой стороны платить я буду не из своего кармана, так что какая мне разница? Закажу в одной из артефактных мастерских Косого переулка, а если у них нет, то через Отто - сложностей тут возникнуть не должно.
   - Вот и договорились, - подвёл итог Флитвик, после чего ехидно добавил, - раз с вашей маленькой проблемкой разобрались, то может всё же составите компанию маленькому человеку?
   - Вы может и маленький, но зато с большой буквы, - не остался в долгу я. И само собой скрасить время до конца его, и начала моего дежурства я был совершенно не против.
   ***
  С заказом, ожидаемо, проблем не возникло. Требуемые пластины были заказаны уже на следующий день, и теперь оставалось только ждать. Благо, скучать мне не приходилось. Ученики успели отойти от шокирующей отставки и втянуться в учебу, а заодно пятый с седьмым курсы резко вспомнили, что у них впереди ответственные аттестации. Магловедение пусть далеко не самый важный предмет, но его тоже нужно сдавать и потому хватало детишек, которые начали суетиться. На уроках стало возникать заметно больше вопросов, но если в первом полугодии поднимались интересные и сложные темы, то сейчас это были сугубо приземистые вопросы строго по учебнику.
  В общем, рутины хватало. Шел обычный, ничем не примечательный завтрак. Дети вяло ковырялись в своих тарелках, профессора столь же вяло перебрасывались ничего не значащими фразами, совы разносили почту и прессу. Всё как всегда. Прямо классическая сцена из разряда - ничто не предвещало беды. Но я исподволь всё же ожидал каких-то проблем и не особо удивился, когда на мне начали собираться взгляды всех присутствующих на завтраке. Дождался.
  - О, Шельт, тут о тебе пишут! - бодро воскликнул мой извечный сосед на каждом приёме пище, Сильванус Кеттлберн, и сунул мне газету под нос. Можно подумать передо мной не лежала точно такая же.
  - Вижу, - хмуро отозвался я.
  Небольшая статейка, посвященная скромному преподавателю магловедения, располагалась прямо на второй страницу. Не первая полоса, но всё равно её вне всяких сомнений прочитают очень и очень многие. А писали там... в общем-то правду. Кто, откуда, чем занимался до работы в Хогвартсе. В общем, всё то, что обсуждалось внутри школы в начале учебного года. Но если с детьми у меня была возможность поговорить, то тут такой возможности явно не имелось. Да и сам посыл статейки был предельно очевиден. Чему такой человек может научить бедных детишек. Точно ничему хорошему.
  - И что будешь делать? - продолжил допытываться Сильванус.
  - Что-что... распечатаю и на стенку повешу. В газетах обо мне ещё не писали, - преувеличенно бодро хмыкнул я. Просто чтобы не доставлять удовольствия очевидному инициатору этой статейки.
   Так-то поводов для радости было мало. Не требовалось особого ума, чтобы понять - что за этим последует. Вал негодования со стороны родителей. И от его масштабов будет зависеть, сразу меня снимут или чуть погодя. Ведь даже Дамблдора смогли продавить таким подходам, а уж избавить от маглорождённого с сомнительной среди магов репутацией будет куда как проще. И весь вопрос в том, успею ли я довести начатое дело до конца и, если успею, изменит ли это что-либо.
  
  Глава 31.
  
  То, что в последующие пару дней мне прислали десятки писем - не стало для меня неожиданностью. Ровно наоборот. Призывы "убираться обратно к маглам" или "не обманывать наших детей" были закономерны. Меня даже позабавил тот факт, что среди отправителей хватало тех, кто к нынешнему поколению школьников отношения не имел. А вот то, что помимо подобных пожеланий оказалось немало слов поддержки - стало приятным сюрпризом. Кто-то высказался о своём опыте взаимодействия с маглами, который напрочь не соответствовал преподанному в школе материалу, другие уже обсуждали вопрос со своими детьми и ничего против меня не имели.
  Но, несмотря на то, что в плане содержаний писем всё оказалось лучше, чем ожидалось - это ничего не меняло. Из Министерства даже не поленился прибыть чиновник, чтобы лично сообщить мне о том, что вопрос взят под их плотный контроль. Иронично, но я его даже знал и сильно сомневаюсь, что он меня успел забыть. Но сейчас делал вид, как будто впервые меня видит, и вообще Министерство никаким боком не имеет отношения к моему назначению. Цирк форменный.
  Сам факт того, что моя персона оказалась в центре внимание и внимание это не было сугубо положительным, оказывал немалое давление на исполняющую обязанности директора. Авторитет Дамблдора позволил бы выдержать подобное, но МакГонагалл его не имела. Собственно, когда мы обсудили с ней этот вопрос, она не стала скрывать, что её поставили в неудобное положение и если будет хоть малейший повод, то... В общем, тут всё заранее было понятно: счёт пошел если не на часы, то на дни уж точно.
  А найти повод, чтобы выкинуть меня из школы - не самая сложная задача. Уже того факта, что среди учеников вновь начались обсуждения моей дохогвартсовской деятельности, могло оказаться достаточно. Мол, какой пример оказывает такой преподаватель на детей? И даже если на уроках я строго придерживался учебного плана, то пойди ещё докажи, что ты не слон. Особенно если есть один факультет, который буквально по определению будет рад избавиться от маглорождённого преподавателя. И его личность тут роли вообще не играет.
  И это понимал не только я. Когда мне, наконец, доставили заказанные пластины, и я доставил их Флитвику, тот без каких либо просьб пообещал сделать всё в максимально короткие сроки. Само собой я был ему благодарен за такую поддержку. И неважно, сам он так решил или действует в рамках просьбы Дамблдора. Преподавательский коллектив вообще оказывал мне моральную поддержку. Не то чтобы я в этом нуждался, в конце концов, я не педагог попавший в сложную ситуацию, а что-то типа легального шпиона и потеря этой работы для меня мало что значит, но всё равно приятно.
   Зато ученики словно специально решили усугубить мои проблемы. На тренировке сцепились два четверокурсника, во что мне само собой пришлось вмешиваться. Подобные ситуации, в принципе, какой-то особой редкостью не являлись, но обычно это случалось, если участники спарринга излишне увлекались, но, как быстро выяснилась, на этот раз стычка была связана непосредственно со мной.
   - Прекратить! - чуть повысив голос, я направился к распалившейся парочке, одновременно разделяя их зальным барьером, - кажется, я уже неоднократно предупреждал, что на отработке заклинаний нужно отрабатывать заклинания и их связки, а не устраивать драки. Так что двадцать баллов с каждого и это вы ещё легко отделались. А теперь я хочу знать, что вы не поделили.
   Однако оба смутьяна, Том Конелл с Хаффлпаффа и Эдгар Годвин с Гриффинора, проливать свет на столкнувшую их лбами причину не торопились. И вот это уже было странно, потому что ответ "увлеклись, профессор", был бы вполне обыденным. А тут очень выразительная тишина и вид нашкодивших котят.
   - Продолжайте занятие, - обращаясь к остальным ученикам, которые любопытно косились в нашу сторону вместо того чтобы заниматься делом, бросил я. И чтобы не ограничиваться словами, вновь изменил барьер, окружив им меня и проштрафившихся школьников, заодно окружив нас пологом безмолвия. Если причина личная, то я не имел права вынуждать их огласить её публично, но и устраивать долгие разборки мне совершенно не хотелось. Так что я продолжил стоять около них, сложив руки на груди, - я жду.
   - Мы просто немного повздорили, сэр, - первым "сдался" Эдгар, а Том поддержал его слова неуверенным кивком.
   Прозвучало это неубедительно, к тому же суть причины не раскрыло, а только дало понять, что она есть, но я не стал повторять вопрос. Лишь выгнул бровь. Видел, как Снейп пару раз использовал эту безмолвную демонстрацию скепсиса, и оба раза она возымела просто-таки чудодейственный эффект.
   - Он сказал, что мои навыки никуда не годятся и... - почти сразу выпалил Конелл, но потом замялся, - я вспылил.
  Быстрый переход к откровениям меня изрядно удивил, не ожидал я, что метод зельевара столь эффективен, но об этом можно будет подумать и потом. А сейчас есть более важное дело.
   - Мистер Годвин? - я перевёл взгляд на гриффиндорца.
   - Я сказал, что его держат здесь только потому, что вы потворствуете маглорождённым, сэр, - парень явно чувствовал себя не в своей тарелке, но взгляда не отвёл и ответил твёрдо.
  Насколько я понял, хаффлпаффец не захотел раскрывать всех деталей. Не решился или побоялся прослыть стукачом. Но Эдгар не стал юлить. Смело. А ещё ситуация резко оказалась более чем серьёзной. Одно дело обвинить кого-то в криворучии, дети есть дети, а совсем другое выдать что-то подобное. Такие слова никак нельзя спускать на тормозах или просто ограничиваться наказанием. Нужно разобрать и показать, кто в чем неправ.
   - И почему вы это сказали? - спокойно задал я следующий вопрос.
   - Потому что это правда, профессор, - упрямо ответил гриффиндорец, - вы сильный маг и могли бы многому научить тех, кто имеет способности.
   - Вот как? - притворно удивился я, - мистер Годвин, и в чем же заключается это потворство? Может я незаслуженно осыпаю их баллами, освобождаю от наказаний или выделяю как-то иначе?
   - Вы занимаетесь с ними больше, чем с остальными, - продолжил гнуть свою линию парень. Похоже, он был уверен в своей правоте. Возможно, даже приготовился и заранее смирился с наказанием, но отмалчиваться не стал.
   - Разумеется, - покорно согласился я, чем, похоже, застал парня врасплох, - если вы вдруг забыли, я не частный репетитор. Главная цель наших занятий - научить вас постоять за себя. Да, для этого нужно уметь сражаться, но приоритет не развитие навыков самых способных учеников, а ровно наоборот - помощь тем, у кого получается хуже. Вы с этим не согласны?
   - Согласен, - нехотя выдавил из себя гриффиндорец.
   - По понятным причинам многим маглорождённым приходится тяжелее, чем остальным, хотя не всегда, - продолжил я, - кроме того хочу напомнить, что ввиду известных событий именно маглорождённым может грозить опасность. Вы всё ещё считаете, что мои действия необоснованными и я пристрастен?
   - Эмм... - Эдгар замялся и, кажется, изрядно смутился, - нет, сэр. Прошу прощения.
   - Просить прощения вам стоит не у меня. А мне будет достаточно, если подобное больше не повториться.
   - Не повториться, - уныло вздохнул гриффиндорец, после чего повернулся к растерянно слушавшему нас Тому и слегка склонил голову, - прости, я был не прав.
   - Вот и славно, - порадовался я тому, что конфликт удалось достаточно просто урегулировать, - и ещё одно, мистер Годвин. У меня нет времени, чтобы учить кого-то персонально, но посоветовать материалы для самостоятельной учебы я могу.
   Почему я решил это добавить? Отчасти, чтобы сгладить углы, но в первую очередь потому, что парень достаточно быстро признал свою неправоту. А ведь он, судя по всему, из чистокровных. Кроме того, если у него есть интерес к данной теме, то почему бы не помочь в меру своих возможностей?
   Дальнейшее занятие шло как обычно. Я ходил среди учеников, поправлял, если кто-то делал что-то неправильно, давал разные задания и по разному тасовал группы. А если кто-то не справлялся, то уделял немного времени сверху. Время за этим делом как всегда летело быстро и приходилось почаще смотреть на часы. Всё-таки занимались мы уже после основных уроков, а комендантский час никто не отменял.
   Но на этот раз занятие прервал не безжалостный бег времени, а заглянувшая к нам Минерва МакГонагалл. Причем не одна, а с одним из авроров. Временная директриса поманила меня к себе и, когда я подошел к ним, произнесла:
   - Профессор Шельт, вам стоит пройти со мной.
   - Меня не только увольняют, но и арестовывают? - не удержавшись, фыркнул я и подмигнул сверлящему меня взглядом аврору. Хоть у меня с ними и не было проблем в Хогвартсе, но любовью друг к другу мы не воспылали.
   - Что? - Минерва несколько мгновений удивлённо смотрела на меня, а потом осуждающе качнула головой. Видимо не сразу поняла, на что я намекаю, - конечно же нет. Эрни здесь, чтобы развести детей по общежитиям.
   - Тогда в чем дело? - в лоб спросил я. А ведь что-то явно случилось, иначе меня не стали бы отвлекать.
   - Увидите, - сухо произнесла МакГонагалл, добавив красноречивый предостерегающий взгляд. Следовало полагать, что тема была и тех, что при учениках поднимать нельзя.
  Так что пришлось мне объявлять завершение занятие, перепоручать учеников мрачному аврору и следовать за МакГонагалл. Та уверенно повела меня по коридорам Хогвартса, так что вновь повторять свой вопрос я не стал. А когда стало понятно, что идём мы к больничному крылу, то вопрос "что случилось" автоматически превратился в "с кем" и "причем тут я". И ответы на них я получил очень скоро.
   Внутри царила редкая для этого места суета. Помимо мадам Помфри в сборе были все деканы и Люциус Малфой. Последний, несмотря на свою маску равнодушия, выглядел несколько растерянным. Или раздраженным. В общем, я обратил внимание на то, как он периодически стискивает рукоять своей трости, это что-то да значило. Тем более что причина для столь резких чувств была более чем веская.
   На одной из коек лежало оцепеневшее тело, в котором я не мог не узнать Джонатана Майлса. Увидев его я испытал... смешанные чувства, но в первую очередь это определённо была злость. Не в последнюю очередь на самого себя. Но она быстро затихла, как только я обнаружил, что жертва не одна. На соседней койки лежал Гарри Поттер.
  
  Глава 32
  
   Сказать, что я был зол, было бы слишком мягко. Внешне, наверное, это не особо выражалось, но внутри я буквально кипел, борясь. Прошлые нападения тоже не оставляли меня равнодушными, но я относился к ним куда спокойнее, как к неизбежному злу. Да, дети пострадали, но ничего непоправимого с ними не случилось, зато мы что-то да узнаем о враге и его планах. Меня ведь именно за этим в Хогвартс посылали. Не спорю, циничная позиция, больше подходящая Интегре нежели мне, но сложилось именно так. Не в последнюю очередь потому, что я отчетливо понимал, что мои возможности как-либо повлиять на ситуацию более чем скромны.
   Что же изменилось? В первую очередь до меня дошло, что ни черта мы так и не узнали. То есть ученики пострадали впустую и толку тогда от всех наших потуг? Но это так, накопившееся осознание собственной бесполезности. Следом шло то, что на этот раз пострадавшие не были для меня просто случайными детьми. Я злился на себя, за то, что втянул Майлса в дела, к которым он не должен был иметь отношения и, соответственно, не должен был пострадать. На Дамблдора, который обещал, что за Поттером присмотрят, но на деле это были просто слова. И на тех ублюдков, что используют детей для достижения своих целей. Но последней каплей стало не это. Больше всего меня злило то, как все резко забегали. Когда пострадали обычные маглорождённые, большинству было плевать, зато когда список оцепеневших пополнил Мальчик-Который-Выжил...
   Попечители, Министерство и пресса внезапно озаботились проблемой. Не самими нападениями, тут вроде как делали всё что могли, и осталось разве что школу закрыть, а с тем, что в школьной больничке уже столько времени лежат пострадавшие ученики. Начали искаться варианты, более быстрые, чем ожидания созревания свежих мандрагор и обсуждаться переводы в лучшие магические клиники. Хотя лично я сомневался, что они что-то найдут, но тут важен сам факт. Преподавателям и аврорам также досталось, но скорее по инерции. Самые смелые даже решили написать о том, что снятие Дамблдора было ошибкой. Ну и тема закрытия школы тоже нет-нет, да мелькала.
   Иронично, но из-за всей этой шумихи обо мне попросту забыли. И это был единственный плюс в крайне неприятной ситуации. А вот я ничего не забыл и продолжил упорно заниматься своим делом - искать корень проблем. При этом я просто не мог не отметить того, что не понимаю того, что случилось с Гарри Поттером. Исходя из того, что Хогвартс планомерно берут под контроль сторонники Волдеморта, оцепенение Поттера просто не имеет смысла. Его либо не должны трогать, пока полнота власти не окажется в руках Малфоя, либо, если решили что уже пора, сразу убить или захватить для своих целей. А тут просто отправили к остальным пострадавшим, приковав внимание всей магической Англии в Хогвартсу и тем самым усложнив себе жизнь. Странно? Определённо.
   Единственное что тут приходило в голову, так это то, что Джонатан как-то сумел вмешаться и повлиять на исход. Не дал им сделать то, что планировали. Конечно, один школьник, даже если это семикурсник, это не тот фактор, что должен помешать сильным магам с боевым опытом. Но учитывая то, что нападавшим нужно сохранять инкогнито в Хогвартсе - расклад не виделся невозможным. Достаточно наличие нежданного свидетеля, которого не получилось сходу обезвредить. Но я бы не сказал, что испытывал особую радость от того, что возможно именно Майлс спас Поттера. Хорошо, что они оба остались живы, но этого вообще не должно было случиться.
   Не знаю, до чего бы я довёл себя бесконечной накруткой, но, к счастью, Флитвик закончил работу над иллюзиями, и пока в школе творилось не пойми что, мог вернуться к прерванному анализу имеющихся данных. Только попросил по горячим следам собрать сведения о том, где находились ученики на этот раз. К слову, в этом плане удачно получилось, что я заказывал пластины по числу случившихся нападений. А ведь, по сути, от данных по рождественскому нападению проку очень мало - слишком мало людей было в Хогварсте для полезности наглядной картины. По тому дню был важен именно сам список людей. Так что последнюю иллюзию можно было смело использовать для визуализации нового нападения.
   Процесс нанесения меток был малозатратен в плане магии, зато бесконечно скучен и однообразен, но сейчас у меня даже мысли не возникло о том, что можно прерваться или отвлечься. Несколько часов я просидел на полу в своей комнате, обложившись пластинами с иллюзиями, весьма точно изображавших замок. Посмотреть в свою таблицу, найти соответствующее место на модели, дополнить иллюзию - повторить несколько тысяч раз. Предельно монотонное занятие, а ошибаться нельзя. Я ведь не только точку ставил, но и делал так, что при касании её всплывала надпись с именем, а ещё добавлял чары подобия, чтобы относящиеся к одному имени точки вспыхивали сразу на всех иллюзиях.
   Дело затянулось до глубокой ночи, благо вся внеурочная деятельность были временно отменена. К тому моменту, как всё было готово, перед глазами всё плыло, а ноги затекли так, что подняться стало не самой тривиальной задачей. Кроме того как бы мало сил не уходило на каждую коррекцию, а сделано их было столько, что я совершенно вымотался. Но я даже на секунду не поколебался, прежде чем выпил тонизирующие зелья, хотя обычно стараюсь этого избегать. Казалось бы я уже успел успокоиться, но причины злости никуда не исчезли и заставляли меня продолжить работать.
   До самого утра я изучал получившийся результат, и на сей раз это не стало пустой тратой времени. Хотя результат оказался совсем не таким, как я надеялся. Видимо я был слишком критичен к своим прошлым попыткам, поскольку действительно не оказалось тех, кто каждый раз оказывался где-то около места нападения. Даже Гарри Поттер один раз оказался не при делах. Насчитывалось три человека, которые часто оказывались достаточно близко, а также имелся список тех, кто отказывался отвечать. В основном слизеринцы. Но никого из нельзя было назвать очевидным подозреваемым, а опрашивать всех силком мне никто не позволит. Да и сам не захочу.
   И всё же работа оказалась не напрасной, хоть я заметил это и не сразу. Чуть позже, когда первое разочарование отступило, мне бросился в глаза один момент - место преступления. Каждый раз это были не далёкие закутки замка, где почти не бывают ученики, а вполне обитаемые части, но каждый раз место нападения оказывалось без свидетелей. Заранее такое не организовать. То есть преступнику каждый раз приходилось действовать по ситуации, а это явно не просто. Но это так, просто деталь. Самым главным было другое - каждое место нападение было связано отсутствием меток на пути к самому первому, около заброшенного женского туалета на третьем этаже. Эдакий свободный коридор для прохода.
   Крайне странно было предполагать, что уборная может быть связана с нападениями или представить, как там, в одной из кабинок, притаился маг и ждёт, пока ему обозначат место и цель. Совершенно абсурдная мысль если честно. Но и простым совпадением наличие маршрута и факт того, что туалет не работает, считать было бы глупо. Особенно при полном отсутствии других зацепок. Так что место нужно было тщательно проверить. Но сначала я дождался утра, чтобы после завтрака получить данные по последнему нападению и нанёс уже их. Нанес, чтобы увидеть, как на этот раз картина выбивается из общего ряда. Нынешнее место нападения не имело вообще никаких подходов, как будто преступник появился из воздуха...
   И всё-таки я решил проверить свою теорию, какой бы нелепой она не казалась. Только направился не к самому туалету, а сначала к Филчу. Завхоз точно был в курсе всех бытовых проблем Хогвартса.
   Постучавшись в дверь его... даже не знаю, как правильно назвать это помещение около главного входа в замок, я быстро получил ответ. Весьма красноречивый. Из-за двери раздался приглушенный рявк:
   - Кого там принесло?!
   - Аргус, не уделите мне минутку?! - повысив голос, иначе меня бы просто не услышали, отозвался я.
   В ответ прозвучало какое-то нечленораздельное ворчание, но вскоре дверь всё же открылась, и на пороге показался раздраженный завхоз.
   - Чего тебе, Шельт? - Филч и раньше не был душой компании. Склочный он старик, чего уж там. Но после того, как его любимица пострадала, говорить с ним стало совсем уж неприятно.
   - Почему женская уборная на третьем этаже закрыта? - в лоб спросил я.
   - Она открыта, просто ей никто не пользуется, - завхоз так удивился моему вопросу, что отозвался на удивление спокойным тоном, чего я на своей памяти встречал впервые. Впрочем, он быстро спохватился, - а тебе-то какое дело?
   - Почему им не пользуются?
   Но второй раз застать врасплох Филча не удалось и вместо ответа он просто молча на меня пялился. Прямо-таки дырку взглядом просверливал. Понятное дело, отчитываться предо мной он не обязан. Я достаточно молод, чтобы он частично ассоциировал меня с учеником, который имел проблем с дисциплиной, веду маловажный предмет и вообще на грани увольнения. И вот как убедить его сотрудничать?
   - Если вы всё ещё считаете, что я зря защищал Поттера, то жизнь всё расставила по своим местам, - в голову не пришло ничего лучше напомнить о дне первого нападения. Это одновременно и указание на то, что завхоз тогда зря вспылил, и намёк на цель моего интереса.
   - Призрак там обитает, - после небольшой паузы сварливо заговорил Аргус Филч, - водой всё вечно заливает, да хнычет по углам - мерзкое создание. Уж я столько раз говорил, чтобы его изгнали, да всем плевать...
   - И давно?
   - Да лет сорок как.
   - "Сорок значит..." - я мгновенно зацепился за отмеченный срок. Ведь именно сорок лет назад открывалась комната и один из учеников погиб. Мог ли после него остаться призрак? Вполне. После убийств они часто остаются, но обычно долго не существуют. Правда, вряд ли этот призрак мог указать на своего убийцу, иначе дело бы раскрыли, но всё равно совпадение вырисовывалось крайне интересное.
   - Благодарю, Аргус.
   - Угу..., - буркнул завхоз и захлопнул передо мной дверь. Но я не сказал бы, что меня это расстроило.
   Моя цель стала предельно очевидна, и я чуть ли не бегом направился к лестнице, чтобы побыстрее добраться до третьего этажа. Пара минут быстрой ходьбы, и я оказался около знакомого места. Надписи, само собой, уже не было, а вот пол вновь был сыроват. Видать опять натекла лужа, но её уже успели убрать шустрые домовики.
   - "Домовики..." - ещё одна интересная мысль отложилась в памяти. А спрашивали ли этих вездесущих работяг? Вполне могло статься, что и нет, хотя они многое видят и слышат. Но много ли магов, которые интересуются мнением домовика? Да не факт, что такие вообще есть. А сами по себе домовые эльфы инициативу проявлять точно не будут - это аксиома.
   Но попытку пообщаться с домовиками я отложил на потом, тогда как сейчас у меня было вполне конкретное дело. В уборной было, ожидаемо, пусто, хотя я, на всякий случай, всё же громко постучал во входную дверь. Крайне не хотелось бы случайно оконфузиться и стать героем крайне неприятных слухов. Но тут всё было без дополнительных сложностей, и я мог с чистой совестью приступать к осмотру. Нужно было тщательно проверить всё, в поисках каких-либо следов или магии. Каждую угол, каждую кабинку, каждое... в общем - всё.
   Несколько часов я, как какой-то маньяк-вуайерист, проторчал в женской уборной, но так ничего и не нашел. Да, какая-то магия нащупывалась, но где в Хогвартсе её нет? Я ожидал чего-то более внятного, но тут меня ждало сплошное разочарование. Кое-какие следы пребывания человека тоже попадались, причем не только старые, типа царапин на полу, но и относительно свежие. В туалете кто-то всё же бывал, но опять ничего такого, что можно было счесть полноценным следом. Даже с призраком поговорить не удалось - уж не знаю почему, но в моём присутствии не было никаких намёков на его существование. Может он куда-то отлетел, а может затаился. А ведь поговорить с ним крайне важно.
   Мне пришлось прервать свои изыскания из-за урока - их-то никто не отменял. Но так, наверное, было даже лучше, ведь я вновь начал упираться в тупик. Нужно было дать информации уложиться в голове, отвлечься, а потом заново всё как следует обдумать и проверить. Так что я благополучно смог переключиться с расследования на урок. А вот об учениках такого я сказать не мог: большинство были рассеяны и думали явно о совсем других вещах. Приходилось их одёргивать, но толку от этого было мало.
   Следом в столько же напряженной обстановке прошел ужин, который для меня свёлся к быстрому поглощению пищи, после которого я решил ещё раз попытаться поговорить с призраком. Но что-то пошло не так. Мысли были сосредоточены на деле и, я не сразу обратил внимание на то, что уже несколько минут глаз не отвожу от идущей впереди меня ученицы курса четвёртого-пятого. А следом почувствовал, как меня охватывает неслабое напряжение. И не столько всего меня, сколько вполне конкретную часть, отчего впору было радоваться, что на мне просторная мантия.
   - "Какого черта", - опешил я, останавливаясь и отводя взгляд. Точнее, попытался это сделать, но как-то оно не особо выходило. Зато смог их закрыть... чтобы увидеть её же образ. Столь заманчивый, словно это последняя женщина на земле. И мысль о том, что это, в общем-то, ещё ребёнок, как-то не особо помогала. Ещё и сердце начало биться в каком-то бешенном ритме.
   - Профессор, вы в порядке? - прозвучавший позади женский голос, ударил по ушам то ли громом, то ли прекрасной музыкой.
   - Да, - судорожно выдохнул я, и всей моей выдержки едва хватило на то, чтобы не оборачиваться. Потому что я не знал, что случиться, если я это сделаю. И не хотел знать. А заодно попытался вспомнить, была ли еда уже на столе, когда я садился ужинать или её подали при мне. Сосредоточиться на этом никак не получалось, но осознание произошедшего уже укоренилось в голове. Кажется, я увлёкся и непозволительно расслабился. И тут же за это поплатился - меня опоили. Руки судорожно зашарили по многочисленным карманам мантии в поисках хоть чего-нибудь полезного...
  
   Глава 33.
  
   Проснулся, сел, удивлённо осмотрелся и только потом осознал. То, что я находился в кровати своего дома, если так можно назвать временно снятое жильё успевшее превратиться в проходной двор для всех желающих, особых вопросов не вызывало. Так оно и должно было быть. А вот то, что я оказался не шибко одет... это уже настораживало. С другой стороны, у меня вообще были все шансы очнуться, будучи связанным по рукам и ногам или вообще в тюремной камере, так что всё не так уж и плохо. Можно сказать - почти хорошо. К тому же голова была на удивление ясной, и это позволяло легко вспомнить, что предшествовало нынешнему пробуждению.
   Меня опоили чем-то типа любовного зелья, разновидностей которого существует немало. Зачем? Тут всё казалось достаточно очевидным - банальная подстава. Похоже, я подобрался достаточно близко к истине и моё изгнание из Хогвартса решили форсировать. Метод выбрали подлый, но крайне действенный - даже если впоследствии мне бы удалось доказать, что меня опоили, то остаться в школе мне бы всё равно никто не дал. Ещё и отцы вызовами на дуэль могли засыпать невзирая ни на что. Заодно получалось немного отвлечь внимание общественности. Сомневаюсь, что впавший в буйство и набрасывающийся на учениц профессор сможет перекрыть факт нападения на Мальчика-Который-Выжил, но и мелочью это тоже не является. Скандал гремел бы до небес.
   - "Лучше бы попытались отравить..." - кисло подумал я, легко представив, чем всё могло кончиться.
   Но, к сожалению, против меня работали далеко не идиоты. Во-первых, убийство профессора это совсем не то отвлечение внимания, что нужно людям Волдеморта. Тут ведь сразу начнут искать причину и узнают, что я проводил своё расследование. А во-вторых, к покушениям на свою жизнь я был худо-бедно подготовлен. Не зря же таскаю с собой кучу зелий. Универсальное противоядие, которое если и не поможет, то хотя бы замедлит процесс и позволит получить квалифицированную помощь - всегда со мной. Парочка более узконаправленных антидотов тоже имеется. Так что тут шансы есть. Хотя, безусловно, лучше следить за тем, что ешь и пьёшь в общественных местах. Это да...
   А вот против столь необычной "атаки" у меня средств не было. Противоядие-то я выпил, но заранее понимал, что особо оно не поможет, и со всей возможной в том состоянии поспешностью устремился к своему кабинету. По пути дал срочный сигнал по своему амулету связи и... кажется, я принял что-то ещё. Да, точно! Снотворное. Просто отключить себя - вполне разумный выход в столь щепетильной ситуации. Жаль только всё то же противоядие и остаточное действие тонизирующего зелья понижали его эффективность. Наверное, стоило вообще оглушить самого себя или что-то в таком духе, но в том состоянии я до такого решения не дошел. Зациклился на зельях и бегстве. Ну и если честно, то мысли в тот момент у меня были совсе-е-ем о других вещах, и остатков воли хватало только на самые очевидные действия.
   А вот как я добрался до своего кабинета, я уже не помнил. Всё смешивалось в кучу неразборчивых образов. Но, судя по всему, всё-таки добрался. Похоже, избежать самого страшного всё же удалось. А вот не натворил ли я каких дел уже вне школы - это совсем другой вопрос...
   Сидеть и гадать было бессмысленно, так что я поднялся и, обнаружив сваленную в кучу прямо на полу одежду, быстро оделся. Следом покинул спальню и начал спускаться по узкой лесенке. Уже в процессе стало понятно, что и на этот раз в доме я не один - прямо какая-то нехорошая традиция вырисовывалась. На кухне что-то тихо скворчало, да и запахи оттуда шли вполне аппетитные. Я вполне догадывался, кого там обнаружу - в конце концов, сам ведь вызывал единственную возможную помощь.
   - Доброе утро, - поздоровался я, обнаружив "колдующую" за плитой Викторию. Милая бытовая обыденность, которую в своей жизни я наблюдаю крайне редко. Но сейчас мне определённо было не до наслаждения моментом.
   - Доброе, - не оборачиваясь, сухо ответила та, - если оно доброе. Можешь начинать оправдываться.
   Такое начало разговора мне совсем не понравилось. У меня были опасения, что я успел наворотить дел уже покинув Хогвартс, и мне бы крайне не хотелось, чтобы они подтвердились. Совсем-совсем.
   - Будет проще, если ты расскажешь, что видела со своей стороны, - осторожно заметил я.
   - Получила твой экстренный вызов, перенеслась сюда, ты появился из камина и набросился на меня, - всё тем же сухим тоном перечислила девушка.
   - И? - напряженно поинтересовался я.
   - И я жду твоих объяснений, - Виктория, наконец, отстранилась от плиты и повернулась ко мне. Да ещё сложила руки на груди, всем своим видом показывая, что ждёт ответа и никуда не спешит.
   Следовало полагать, что раскрывать белые пятна в моей памяти о вчерашних событиях никто не торопиться и мне не оставалось ничего иного, кроме как рассказать свою часть истории:
   - Меня попытались подставить. Подлили какой-то гадости, отчего я почувствовал себя котом в разгар марта. Мозги отключило напрочь, зато... ну ты поняла. И это посреди школы.
   - Какая мерзость, - девушку аж передёрнуло. Видать тоже представила, чем могло дело кончиться.
   - Не то слово, - не мог не согласиться я, - но продумали они хорошо. Из школы нельзя аппарировать или телепортировать, нормальной связи нет, а каминная сеть соединена только с магическими поселениями. Куда не беги, всё равно окажешься по уши в проблемах. Подходящего антидота у меня тоже не было. Пришлось выкручиваться.
   - И поэтому ты вызвал меня?
   - Да. Ты тот фактор, которые они учесть не могли, - разъяснил я свои действия, - та, с кем можно быстро связаться и кто не даст мне наделаться глупостей. Правда, я уже не помню, как здесь оказался и... что случилось то?!
   - Расслабься, ничего такого не было, - немного понаблюдав за моими терзаниями, Виктория смилостивилась и снизошла до ответа, - когда ты набросился на меня, я растерялась, из-за чего тебе удалось опрокинуть меня на пол. Но физически ты гораздо слабее и на этом твои успехи закончились. А пока я думала, прибить тебя, просто отрубить или, - девушка вдруг весело фыркнула, - воспользоваться моментом, ты обмяк и захрапел. Прямо на мне!
  
   - Эмм... - вроде и надо было что-то сказать, но в голове воцарился полный вакуум.
   - Это, знаешь ли, было совсем уж неожиданно и попросту обидно! Я, конечно, слышала, что вас, мужиков, после этого дела в сон клонит. Но чтобы до...
   В общем, Виктория не на шутку разошлась с остротами, а мне оставалось только покорно слушать. Непривычный расклад, но раз уж виноват, то терпи. И вообще, сдавалось мне, она давно ждала возможности отыграться, так что помолчать изобразив лёгкое смущение было попросту мудро. Тем более что я его действительно испытывал из-за того, что её пришлось возиться со мной как с матери с неразумным дитём. Но в основном я испытывал простое облегчение от того, что ничего не натворил и легко отделался.
   - Извини, что-то я разошлась, - в итоге сама себя оборвала девушка, но на её лице при этом не промелькнуло даже тени раскаяния.
   - Проехали, - отмахнулся я и, немного подумав, добавил, - и спасибо.
   На это Сэрас ничего отвечать не стала, а только обозначила движение плечами. Мол - всё нормально. И я её понял, а она понял, что я понял. На том и порешили. А разговор перешел в другое русло:
   - И часто такое случается в этой вашей магической школе?
   - Конечно же нет, - я даже слегка возмутился такой постановке вопроса. Понимаю, что для Виктории Сэрас магический мир предстал далеко не в лучшем свете, и она в целом о нём мало знает, но всё равно неприятно. У обычного между прочим недостатков тоже хватает, - но сейчас там такое творится... Несколько детей, включая знакомого тебе Поттера, лежат в состоянии близкому к коме, директора сняли, а мне старательно мешают искать тех, кто за этим стоит. Я говорю, что они продумали или они подлили, но кто эти самые "они" только предполагаю. Впрочем, это ненадолго.
   - Близко подобрался? Наверное, поэтому от тебя и попытались избавиться, - девушка быстро сделала те же выводы, что и я сам.
   - Скорее всего, - кивнул я, - вчера дело сдвинулось с мёртвой точки, и я даже не всё проверить успел, а они уже так засуетились. Сочту это хорошим знаком, пусть и крайне неприятным.
   Потерять контроль над собой... Мне ещё в прошлый раз это КРАЙНЕ не понравилось, а в этот получилось даже хуже. Тогда это был бой и, потеряв контроль, я продолжил сражаться. Не самый плохой сценарий, хотя я бы предпочел его избежать. А тут... неприятной ощутить себя полуживотным.
   - Животным... животным..., - я зацепился за эту мысль. И даже не сразу понял, почему. Зато когда понял, - я идиот.
   - Согласна, но ты это к чему? - удивилась Сэрас, по всей видимости, я произнёс эти слова вслух, но я просто отмахнулся.
   Внезапная догадка была такой простой, лежащей буквально на поверхности, но я упорно её не замечал месяцами. Вот с чего я решил, что нападавший обязательно был магом? И ведь был свято уверен именно в этом и искал в соответствующем направлении. А ведь навскидку есть немало магических существ, способных вызвать схожий с оцепенением эффект. Горгоны, кокатриксы, некоторые духи. Нужно найти и полистать мои школьные записи на эту тему. Хотя нет, проще и быстрее будет поговорить с Кеттлберном - уж он-то точно в этом разбирается. Если это дух, то заодно станет понятно, почему возникли сложности с его обнаружением. Правда, тут сразу возникал другой вопрос - почему некое существо спокойно шляется по школе? Но тут, наверняка, есть какие-то варианты. Те же боггарты в Хогвартсе ведь встречаются, верно? Нужно только всё как следует обдумать.
   Вынырнув из своих размышлений, я с удивлением обнаружил, что на кухонном столике уже стоит тарелка с завтраком из бекона, фасоли и пары яиц. В желудке сразу же требовательно заурчало. А Сэрас уже устроилась на противоположном месте и в глубокой тарелке у неё на манер супа была налита ни разу не подозрительная красная жидкость. Впрочем, я прекрасно знал кто она и какие у неё потребности. И совершенно точно не собирался осуждать. А вот за еду был вполне себе благодарен.
   - Спасибо, - быстро заняв своё место, я озвучил свою благодарность и приступил к трапезе.
   Завтрак не занял много времени, зато поднял настроение от отметки "неплохое" до "почти хорошее". А почему нет? Проблема вроде как разрешилась, с напарницей конфликта не возникло, новая идея даже проклюнулась. А ещё выспался, что тоже немаловажно. Недурственное начало дня.
   - Почему ты осталась до утра? - возвращаться к рабочим вопросам не хотелось. Свои теории я проверю сам и прежде чем возвращаться в школу хотелось просто немного поговорить на отстранённые темы, - в штаб тебе теперь до вечера не вернуться.
   - Даже и не знаю, - протянула в ответ девушка, - может, решила за тобой присмотреть, а может просто воспользовалась моментом для передышки.
   - Я в порядке, - на всякий случай отметил я, - у нас сейчас так много работы?
   - Нет. Дело не в самой работе, а в том, с кем приходится работать, - вздохнула Сэрас, - некоторые личности бывают весьма... назойливы. Прямо как ты в первый месяц нашего знакомства.
   - Кхм... - от такового определения, я чуть не подавился, - ну извини.
   - Понимаю, что тогда ты специально тормошил меня и не давал зациклиться на своих проблемах. И благодарна. Но сейчас это действительно раздражает.
   - Ты слишком хорошего обо мне мнения, - в свою очередь вздохнул я. Мог бы и промолчать, но как-то оно неправильно. Уж лучше говорить начистоту, тем более, что оглядываясь назад я и сам считал свои действия не самыми правильными. Та размолвка перед тем, как началась моя Хогвартская эпопея, она ведь на серьёзную проблему не тянула, просто стала последней каплей, - я старался помочь, но и возможности поразвлечься за чужой счёт не упускал. Благодарить тут не за что.
   При этих словах Виктория несколько удивлённо на меня посмотрела. Приоткрыла рот и сразу закрыла, словно собиралась что-то сказать. Потом слегка поморщилась и наконец сказала:
   - Другие и того не делали.
   И вот с этим сложно было не согласиться. Я до сих пор не был уверен, чем именно руководствовалась Интегра, распределяя новенькую к воякам. То ли на излом проверяла, то ли меня провоцировала. Но главное тут другое - кажется, меня если не простили, то что-то около того.
   - Ладно, пойду я. Меня ждёт орава детей, разборки с коллегами, незавершенное расследование и прочие радости жизни, от которых никуда не деться.
   - Если будет нужна помощь - зови, - кивнула девушка.
   - От помощи не отказался бы, - честно признался я, - да только скорее министерство всем составом удавится, чем пустит маглов и вампиров в Хогвартс.
  
   Глава 34.
  
   По возвращению в школу от меня никто не шарахался, и срочных вызовов к директору не поступало, что позволило мне окончательно успокоиться. Подстава не прошла. Ну а то, что я не присутствовал на завтраке, так это сущая мелочь на фоне царящих в Хогвартсе настроений. Не урок же пропустил, верно? Так что я с чистой совестью мог продолжить своё расследование. Мне нужен был Сильванус, но, как назло, в это время у него был урок, и мне пришлось сначала проверить менее значимую идею - домовиков.
  Община домовых эльфов обитала в основном на кухне замка, которая в свою очередь находилась недалеко от общежития барсучьего факультета. Туда-то я и направился. Никогда до этого момента не общался с местными домовиками. Просто знал, что они есть и какую огромную работу делают, но никогда в эту тему не углублялся. И потому был весьма впечатлён тем броуновским движением, что там происходило. Десятки домовиков сновали туда-сюда, занятые непонятно чем, поскольку до обеда было ещё достаточно далеко. А потом все они разом остановились и повернули свои ушастые головы в мою сторону. То ещё зрелище, которое ассоциировалось у меня с фильмами ужасов. Не хватало только какого-нибудь пронзительного звука.
  - Мне нужно задать вам пару вопросов, - обозначил я свои намерения.
  В тот же миг эльфы отмерли и начали шустро-шустро переглядываться, а потом прыснули во все стороны. За считанные мгновения кухня почти опустела. Почти - потому что на месте остался один, очень старый на вид домовик. Его голова походила на большой грецкий орех из-за покрывающих не только лицо, но и почти всю её поверхность морщин, а уши безвольно висели. Глаза и те было едва видно. Зато одет он был не в пример лучше остальных. Разбежавшаяся мелюзга щеголяла разномастными тряпками, на которых был нашит герб Хогвартса. А этот был в каком-то подобии жилетки из тёмной ткани и такие же бесформенные штанцы. Единственное, что портило почти презентабельный вид, так это налипшая на ткань рыбья чешуя. Скорее всего, домовик был кем-то вроде старейшины их общины, но при этом общей работы он не избегал.
   - Профессор, сэр, - домовик на удивление чопорно поклонился, - чем старый Талли может вам помочь?
   - Привет, Талли. Мне нужно узнать, не видели ли вы в последние дни чего-то необычного, - не зная, как правильно сформулировать свой вопрос, я решил начать с общих слов. Нападение на учеников уж точно попадает под определение "что-нибудь необычное".
   - Мы видим много необычного, сэр. Хогвартс, необычный замок, - прозвучал не менее расплывчатый ответ.
   - Хорошо, я конкретизирую. Вы видели, кто напал на учеников или что на них напало?
   - Мы... - домовик замялся и опустил голову, - нам запрещено обсуждать то, что происходит в замке, сэр. Только директор может задавать вопросы.
   - То есть если я позову Минерву МакГонагалл, вы ответите? - уточнил я.
   - Уважаемая госпожа профессор не директор Хогвартса, - не поднимая головы, отозвался Талли.
   - Но она исполняет обязанности директора, - я невольно нахмурился, подозревая, что старый домовик пытается морочить мне голову, избегая прямого ответа.
   А тот, словно почувствовав моё недовольство, весь как-то сжался. Как будто я его бить за непонравившийся ответ собираюсь. Но поднял на меня взгляд и, с видом камикадзе идущего на таран, ответил:
   - Никто не может исполнять обязанности директора, не являясь директором.
   - Возможна только прямая передача полномочий? - спросил я и получил решительный кивок.
   Из этого могло следовать только одно - Дамблдор всё ещё считается директором. Может юридически это и не верно, но по каким-то старым понятиям это именно так. И я достаточно давно живу в магическом мире, чтобы понимать - это отнюдь не пустой титул. Какие-то возможности по контролю за ситуацией в Хогвартсе определённо остались за Альбусом Дамблдором. Неожиданный поворот. Но знал ли он о них? Сложно сказать. Опереться в своих догадках просто не на что.
  Случайно полученная информация была весьма интересной, но пришел я не за ней. Зато мог попытаться использовать ее, чтобы разговорить домовика:
   - Послушай, Талли. Альбус Дамблдор попросил меня найти того, кто виновен в нападениях. Уже пострадало немало учеников и может пострадать ещё больше. Я должен знать, видели ли вы что произошло.
   - Мы... мы... - домовик содрогнулся всем своим тельцем, - мы видели.
   - И кто это был? - тут же подобрался я.
   - Мы не можем этого сказать, - продолжил выдавливать из себя слова Талли и было понятно, что это даётся ему нелегко. Но отступить в такой момент я просто не мог.
   - Почему?
   - Нам... запрещено, - домовика уже без остановки била мелкая дрожь, - прошу... не спрашивайте недостойного Талли. Талли не должен отвечать... Талли должен себя сурово наказать...
   - А директору ты бы ответил? - решил я задать последний вопрос, от которого слишком много зависело. И в ответ едва не рыдающий домовик отчаянно замотал головой, - понятно... Спасибо, Талли.
   Домовик словно того и ждал - тут же сорвался и исчез где-то в глубине кухни. Через пару мгновений с той стороны раздались не очень приятные звуки. Глухой стук ударов и всхлипы. Я ощутил себя чертовски некомфортно, но при этом понимал, что поступил правильно и никак не могу отплатить домовикам. Даже если попытаюсь что-то им дать в качестве компенсации - они не возьмут. Они живут по своим правилам и всё тут. Лучшее, что я мог сейчас сделать, это с толком воспользоваться полученной информацией.
   А тут было о чем подумать. Домовики явно что-то знают, но рассказать не могут. Ни мне, ни действующему директору. По всей видимости, это был какой-то старый запрет. Тут помимо воли вновь вспомнишь, с чего начинались нападения. Наследник Слизерина. Я-то посчитал это просто легендой, которую используют в качестве прикрытия. Но вдруг всё не так просто? Уж кто-кто, а основатель точно мог организовать такое ограничение для домовиков, что они даже спустя тысячу лет не могут ничего сказать. А может и вовсе помогают совершать преступления. С их своеобразной магией они могли бы стать неплохим подспорьем для того, кто имеет в Хогвартсе некий уникальный статус.
   Продолжая размышлять на эту тему, я неспешно направился на выход из замка, на ходу накидывая на себя согревающее заклятье. Всё-таки зима в разгаре. Но уроки по уходу за магическими существами традиционно проходили на улице, и зима была лишь поводом для того, чтобы показывать соответствующих существ. Тех, кто зимой становился особо активен или банально линял.
   Урок всё ещё не закончился и на подходе я прекрасно видел, что старшекурсники опасливо держатся чуть в стороне от вольера. Значит, демонстрируемая животина это не что-то милое и пушистое. А подойдя поближе, я понял, что не совсем прав. Пушистость там определённо присутствовала, но вот с милотой возникли проблемы. Впрочем, Сильвануса Кеттлберна это совершенно не смущало, и он увлеченно почесывал своей целой рукой здоровенного, размером с молодого бычка, бобра. Кажется, это был аванк - воплотившийся водный дух, нередко выбирающийся зимой на твёрдую землю. Что особенно занятно, зверюге процесс явно нравился. Она стояла и блаженно щурилась.
   Мне пришлось минут десять потоптаться чуть в стороне, дожидаясь окончания занятия, прежде чем подойти к Сильванусу. При этом он так и остался в вольере, так что пришлось и мне заходить внутрь, что было встречено эдаким басовитым шипением, со стороны аванка. Впрочем, оно тут же прервалось, поскольку Кеттлберн хлопнул того по носу, заставив обиженно попятиться и затрясти головой. А сам профессор без опаски повернулся к нему спиной и подошел ко мне.
   - Здорово, Шельт, - с довольным видом, заявил он, после чего окинул меня взглядом, с шумом втянул воздух и ехидно усмехнулся, - опять "работаешь" бессонными ночами, - Сильванус заметно выделил второй слово, давая понять, что имеет в виду нечто иное, - то-то я тебя с утра не видел. Ох уж эта молодежь...
   Я не сразу понял, к чему это он, а когда понял, раздраженно фыркнул. Опять эти намеки на то, что я любитель скоротать ночку в необычной компании. И ведь действительно как-то это чует - я как раз провёл ночь в компании с вампиршей, только совсем не в том плане, на который этот ехидный старик намекает. У нас с Викторией именно что рабочие отношения. Хотя в последние недели мелькала мысль о том, что я отнюдь не против их углубить. И наверняка не я один, ведь внешне она весьма привлекательна. Особенно когда в нашей форме. Военная форма по моему скромному мнению вообще очень шла девушкам... Но вот её нечеловеческая природа служит толстенным барьером для желающих подбить клинья. А вот меня это мало смущало и интересы у нас схожие, а вот в плане характеров мы изначально не особо уживались. Но тут вроде как наметился перелом в лучшую сторону, причем непонятно, кто из нас больше изменился. Но факт есть факт и то же рождество я вспоминаю с некоторой теплотой. Было бы неплохо что-то подобное повторить, только уже без присутствия моей родни.
   - "Не о том думаешь", - одёрнул я сам себя, и постарался сосредоточиться на продолжающем скалиться собеседнике, - как раз выспался я замечательно, но спасибо, что верите в меня. А вообще я по делу. Нужна небольшая консультация по вашему профилю.
   - Тогда либо совсем небольшая, либо подожди немного, пока я закончу, - Сильванус бросил быстрый взгляд на аванка.
   - Меня интересует, какие твари могли вогнать человека в состояния оцепенения.
   - О как, - удивился Кеттлберн, который сходу понял к чему я клоню, - а что, вполне вариант В чистом виде подходящих нет, но при некоторых условиях... старая особь там или наоборот, на пике силы, варианты есть. Самый простой - кокатрикс. У нас как раз один доживает свой век. Лет пять назад он бы мог задать жару, но сейчас разве что парализует на пару часов. Василиски прямым взглядом обращают в камень, но молодой или старый послабее будут, так что может...
   Если честно, то дальше я просто не слушал. У меня с едва ли не физически слышимым щелчком в голове всё резко встало на свои места. Василиски! Здоровенные змеи, которых так любил Салазар Слизерин и которых может понимать Гарри Поттер, за что его, собственно, и начали считать наследником. Вот откуда голос, что он слышал. А ещё подобная тварь за счёт спячки может жить чуть ли не вечно. Что если легенду о наследнике воспринимать буквально? Салазар Слизерин оставил своего "питомца" в Хогвартсе? Разумеется, защита замка будет его игнорировать, а домовики будут молчать. Как и призраки с портретами - все они привязаны к древнему замку на его правилах. Добраться до короля змей сможет только тот, в ком течёт кровь Слизеринов или имеется какая-то другая связь. Прямых потомков этого рода не осталось, но побочные ветви и наследие по женской линии никто не отменял. Некоторые даже считали, что Волдеморт как раз из таких. И ведь именно его Дамблдор считал виновным в трагедии сорокалетней давности.
   Оставался последний момент - уборная на третьем этаже. Понятное дело, василиск как-то должен попадать в жилую часть замка, но туалет крайне странное место для тайного хода. С другой стороны, кто знает что там было когда Хогвартс строился? О централизованных санузлах в те времена никто слыхом не слыхивал. А вот водопровод уже мог быть. В Древнем Риме он ведь был. Причем не такой, как сейчас, из тонких труб, а громоздкий, выложенный из камня. По такому даже огромная змея легко может проползти...
   - ... и катоблепас пожалуй тоже, но этих у нас давно истребили. Больше ничего на ум и не приходит.
   Оказалось, что пока я мысленно расставлял все куски мозаики по своим местам, Сильванус продолжал вещать, а я кивал в так его словам. Но это, пожалуй, было уже неважно.
   - Спасибо, нужно будет ещё раз всё обдумать.
   - Не за что, - отмахнулся Кеттлберн и захромал к своей животине, но после пары шагов остановился, - ты это... если вдруг нарвёшься на катоблепаса, то не прибей его с горяча. Вымирающий вид!
   - Договорились.
  Это обещание далось мне легко, ведь я был на девяносто девять процентов уверен, что никакой это не катоблепас. Василиск вписывался идеально - не бывает такого количества совпадений. Но, даже зная, что за тварь нападает, я не знал, как найти её логово и как вычислить организатора. Уж не знаю Наследник он или кто. И это во многом обесценивало догадку. Но всё же назвать её бесполезной было бы форменной глупостью.
  Меня ведь уже пытались выжать из школы. И единственным возможным поводом было расследование. Что же враг предпримет, если поймёт, что готовлюсь к возможному бою с василиском? Если я ошибся, то ничего, а вот если всё правильно понял, то... что-то определённо предпримет. Тут главное не переусердствовать, давая знать, что я знаю. И не облажаться впоследствии.
Оценка: 5.68*33  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) М.Анастасия "Инициация ведьмы"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) М.Шмидт "Волшебство по дешёвке"(Антиутопия) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"