Капитонов Николай Анатольевич: другие произведения.

1.Паладин поневоле

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    В теплый приморский городок направляют нового сотрудника взамен убитого. В его задачу не входит расследовать убийство предшественника, но в тихом городке все странным образом переплетено. Он, человек без прошлого, без магических способностей, чувствует, как от города веет опасностью. Один из немногих, выскользнувший из пучины забвения, он чувствует сообщников демонов, захватывающих человеческое сознание. Его единственное желание - разобраться во всем, не дать врагам исполнить задуманное, отомстить тем, кто лишил его памяти. И он не намерен сдаваться.

  

Капитонов Николай Анатольевич

  
  

Паладин поневоле

  
  

Предисловие

  
  В теплый приморский городок направляют нового сотрудника взамен убитого. В его задачу не входит расследовать убийство предшественника, но в тихом городке все странным образом переплетено. Он, человек без прошлого, без магических способностей, чувствует, как от города веет опасностью. Один из немногих, выскользнувший из пучины забвения, он чувствует сообщников демонов, захватывающих человеческое сознание. Его единственное желание - разобраться во всем, не дать врагам исполнить задуманное, отомстить тем, кто лишил его памяти. И он не намерен сдаваться.
  
  

Глава первая

  
  Дилижанс набрал приличную скорость на пологом спуске с холма. Ближе к морю дорога постоянно то поднималась, то опускалась. Четверка лошадей стучала копытами по утрамбованной дороге, чувствуя приближение города. Собственно, город можно было разглядеть невооруженным глазом, до него оставалось не более двух километров. По правую сторону от дороги простиралось лазурное море с белыми шапочками на волнах. Воздух был наполнен морским запахом, только пассажир в карете его не замечал. Он с интересом разглядывал старые руины по левую сторону дороги. Дилижанс не очень сильно трясло, что радовало, ведь дороги не ремонтировались столетиями. Редкие пассажиры столь экзотического вида транспорта вынуждены мириться с таким положением вещей. Все нормальные люди пользуются порталами. Чувствовалась близость города, где пользуются дорогами для коротких переездов к селам и усадьбам. Обычно чем дальше от города, тем дороги становятся хуже. Приближаясь к городу, дилижанс увеличил скорость, насколько это позволяла дорога. Солнце готово было скрыться за высоким холмом, оставшимся позади в клубах пыли, поднятой копытами. Извозчик, предвкушая скорый отдых, подгонял лошадей и его кнут пугающе щелкал в воздухе. Дилижанс уже набрал приличную скорость, когда под переднее левое колесо попал небольшой камень, притаившийся в дорожной пыли. Колесо подскочило, а потом с силой ударилось об землю. Крепление, которое никто никогда не менял, с треском разлетелось, и колесная ось под углом вонзилась в грунт. Оторвавшееся колесо осталось далеко позади, а металлический штырь еще какое-то время прорезал дорогу, пока извозчик останавливал разгоряченных лошадей.
  Когда карета наконец замерла на месте, возница первым делом кинулся осматривать повреждения. Благодаря многолетнему опыту он не свалился с облучка и справился с управлением. Нужно было оценить повреждения, чтобы определиться, что делать дальше. Даже беглого взгляда хватило, чтобы понять - своими силами им здесь не справиться. Даже будь у извозчика детали для ступицы, тяжелую кабину дилижанса вдвоем все равно не поднять.
  Вдвоем? Как он мог забыть о своем пассажире?
  Возница повернулся, чтобы кинуться к двери, открывшейся в тот самый момент, выпуская из кареты мужчину лет сорока пяти, среднего роста с простоватым вытянутым лицом. Он потирал ушибленный лоб. Кожа на лбу была рассечена, рана самую малость кровоточила, не представляя серьезной опасности.
  Извозчик перевел взгляд с пассажира на зарытую в землю ось, намекая на непредвиденные обстоятельства.
  
  По левую сторону от дороги тянулись руины разрушенного Берлитара. Здесь все и началось. Полчища демонов вторглись на Тавр через портал, открытый прямо в городе. Я видел картины о событиях того времени. Не знаю, сколько в них выдумки, а сколько правды, но зрелище было пугающим. Незнакомые ранее существа, которых окрестили демонами, разрушали все на своем пути. Будто целый враждебный мир с его обитателями вторгся к нам. Твари всех размеров и мастей, от огромных шестируких великанов до небольших двуногих ящеров с когтистыми лапами, пугали воображение. Десятки разных видов демонов лавиной обрушились из портала, разрушая мир Тавра. Никаких переговоров, никаких условий, только полное уничтожение всего живого на своем пути. Берлитар оказался первым городом, подвергшимся истреблению. Но и после этого поток не прекращался, перебрасывая демонов на все континенты.
  Неудивительно, что от города остались лишь руины. Когда все закончилось, его решили не восстанавливать. Немного дальше построили новый Берлитар с примыкающим к нему гостевым кварталом и портальной станцией. Гостевой квартал строили позже, как и в других городах, но это ничего не меняло.
  Я знал обо всем из архивных записей, хотя на подготовку мне дали только сутки. К поручениям я всегда отношусь серьезно, поэтому пришлось изучить все, что было доступно. Отсыпался на кораблике, отдалявшем меня от столицы на север. Радовало одно, мое назначение совпало с моей любовью к теплу. В Берлитаре теплый климат, север ближе к экватору, тут мне должно понравиться.
  Наслаждаться пыльными обломками на фоне заходящего солнца мне помешал сильный толчок, подбросивший меня вверх, дилижанс накренился набок, с треском останавливая ход. Все произошло очень быстро, но мне показалось, что нас тащили вперед целую вечность. Нас, это громко сказано. Кроме меня внутри никого не было. Болтливая тетка, охавшая всю дорогу о том, как она боится порталов, сошла рано утром в маленьком городке Дюпрон. Не скажу, что жалел о такой потере, наоборот, никто больше не мешал размышлять.
  Приложило меня неплохо, что-то саднило на лбу. Кое-как приняв ровное положение, прикасаюсь к ушибленным местам. Демон, у меня на лбу кровь. Я не нервная барышня, чтобы падать в обморок, но все равно, неприятно. Появиться на работе с такой отметиной - вызвать ненужные пересуды. Толкнув дверцу, выбираюсь наружу. Сидеть под углом не очень удобно.
  Кучер смотрел то на меня, то на сломанную ось, будто извиняясь. Но я совершенно не разбираюсь в повозках и не собираюсь его ругать из-за аварии на дороге. Это могло случиться с кем угодно. Не повезло мне, это случайность, не более. Не замечал, чтобы я притягивал проблемы, конечно, не считая главной, но это особый случай.
  - Воздух, - произношу вслух сформировавшуюся мысль, не дававшую покоя с момента, когда я вышел наружу.
  - Море, - поясняет мой возница-неудачник.
  Анакан, где я раньше жил, был в сорока километрах от моря, отгороженный от воды горным хребтом. Из столицы к морю проложили широкий тракт, но, как и всеми дорогами, им редко пользовались. Воздух на юге был совершенно другой. Здесь я чувствовал какие-то новые запахи, приятный жар от раскаленной за день земли и тихий шелест моря.
  - Здесь всегда такой воздух?
  - Всегда.
  - Это старый Берлитар? - киваю в сторону развалин.
  Я догадываюсь, что это он, но мы могли не доехать. Лучше уточнить у знающего человека.
  - Он самый, - подтверждает кучер.
  - Что будем делать?
  - Подмогу вызывать надо. Самим нам не справиться. Силенок не хватит эту махину поднять и деталей, чтобы заменить, у меня нет. Вы бы тут подождали господин, а я быстренько до города, позову подмогу и обратно.
  - Я не хочу здесь задерживаться.
  Нет никакого смысла сидеть в поломанном дилижансе до ночи, когда до города рукой подать. Сколько до него? Чуть больше километра - пустяк.
  - Тогда останусь я, а вы окажите любезность, сообщите на почтовой станции, что я здесь. Иначе мне тут всю ночь торчать, пока кто навстречу не проедет.
  - Пойдем вместе.
  - Не могу я.
  - За лошадей переживаешь?
  - Нет. Лошадей никто не тронет. Груз, Посылки разные, вот за них по голове не погладят.
  Мог бы сам догадаться. У него груз, который нельзя перемещать порталом. Тут вариантов немного. Либо из нашей службы посылки, либо от магов. Хоть наши ведомства и смежные, но мы их никогда не считали за своих. Все же у нас абсолютно разные задачи.
  - Не хочу тут оставаться надолго. Лучше дойду до города и сообщу о происшествии.
  - Грозы не боитесь? - спрашивает кучер, направив взгляд в сторону городских стен. Словно в подтверждении его слов с той стороны доносятся раскаты грома.
  На город из-за моря надвигается черная грозовая туча. По ее краю причудливыми зигзагами вспыхивают молнии. Только сейчас замечаю, что воздух напряжен в преддверии предстоящей грозы.
  - Можно не успеть, - добавляет кучер, боясь, что я не вызову подмогу.
  Сидеть в грозу внутри сломанного дилижанса, совершенно не входит в мои планы. За месяц моего путешествия насиделся на две жизни вперед. Правда, в дилижансе я ехал всего две недели, но этого оказалось достаточно, чтобы сделать выбор в пользу прогулки под дождем.
  - Я рискну. Расскажи, как найти почтовую станцию, - задаю вопрос, направляясь к двери, из которой недавно выбрался. Оставлять мой саквояж нельзя ни в коем случае. Демон с ним, с багажом, но саквояж всегда должен быть при мне.
  - По дороге, что ведет в город, все время прямо. Станция будет по правую руку кварталов через пять от ворот. Не ошибешься, коновязь там приметная, с небольшим навесом, ну и площадь само собой.
  - Обязательно сообщу, - пообещал я, быстрым шагом направляясь в сторону города. - Мой багаж оставь на станции, позже заберу, - крикнул уже на ходу, ни на секунду не останавливаясь, для чего пришлось идти спиной вперед. Встреча с грозой не обещала ничего хорошего.
  Туча угрожающе рычала, заполняя собой все пространство над горизонтом. Справа отчетливо вырисовывалось здание портальной станции, легкоузнаваемое по своему куполу. Рядом раскинулся новый жилой комплекс, ничем не примечательный, как и тысячи его собратьев, разбросанных по всему Тавру. Новостройки прижимались к морю, отгороженные от города крепостной стеной. Интересно, в случае прорыва мы готовы пожертвовать тысячами жизней в спальном районе, сохраняя город? Звучит бредово, но факт. Конечно, это лишь мои фантазии. На деле прорыв будет локализован внутри станции, не позволив демонам вырваться за ее пределы. Маги не собираются повторять ошибок прошлых столетий. Чужакам на Тавре ничего не светит.
  Я шел быстро. Надежда успеть уменьшалась с приближением грозы. Неожиданно налетел сильный порыв ветра, подняв тучи пыли. Я продолжал идти, ведь выбора у меня уже не было. Я оказался примерно посередине между сломанным дилижансом и городом, когда с неба упали первые капли дождя. Возвращаться не имело смысла. В любом случае меня настигнет грозовой ливень. Даже если перейду на бег, то добежать до укрытия не успею.
  Капли тем временем падали все чаще. Тяжелые, словно отлитые из свинца, они с силой впечатывались в землю. Некоторые попадали на меня, шлепая по голове. Хорошо, что у меня нет лысины, успел порадоваться за себя, пока ливень только набирал силу.
  В столице климат холоднее и я никогда не сталкивался с северной грозой. У нас бывали затяжные дожди, бывали сильные дожди, но здесь все иначе. Слишком крупные капли, гром гремит как-то угрожающе, ветер налетел слишком быстро. Неприветливо встречает меня Берлитар. Неужели мое пребывание здесь будет сродни грозе среди ясного неба? Я не склонен к суевериям, значит, все будет нормально. Доберусь до почтовой станции, сообщу о поломке и устроюсь на ночлег. Мысль о ночлеге в кровати, где можно вытянуться в полный рост, совпала с первым штормом.
  Сменив редкие капли, стена воды окатила меня, промочив за считанные секунды. Где-то в глубине, под одеждой пока еще сохранились сухие места, но это ненадолго. До города оставалось буквально триста или чуть больше метров, а я успел промокнуть до нитки. Чудом удается различить дорогу. Вокруг стало совсем темно. Лишь отблески молний освещали дорогу. Хорошо хоть разряды сверкали довольно часто. За завесой дождя не стало видно городской стены. Повезло, что дорога пролегала прямо и не приходилось петлять. Прямо можно двигаться даже в темноте. На коротком участке промахнуться сложно и я ошибся лишь на десяток метров, ворота оказались немного левее. Спасительная арка укрыла меня от дождя. Хорошо, что здесь успели зажечь фонарь. Четверо таких же, как я, неудачников, укрывались под аркой городских ворот. Мой вид оказался самым жалким из всех присутствующих.
  Смотрю вперед, на городские улицы. Ливень за стеной ничуть не отличается от того, что снаружи. Десятиметровая стена такому ливню не помеха. Не понимаю, зачем ее строили? В случае нашествия демонов такая стена город не защитит. Все летописи подтверждают этот факт. Беспощадные создания слишком проворны, с острыми когтями. По словам немногих выживших, они с легкостью вскарабкиваются на каменные стены. Их великаны достигают шести метров, уж такая стена им точно не помеха. Стоило зазря столько камня таскать?
  Не о том думаю! Мне бы до станции добраться, а дождь не собирается прекращаться или уменьшаться.
  - Скажите, до почтовой станции далеко отсюда? - спрашиваю у мужчины, который, как и я, с надеждой смотрит на мостовую. Капли взбивают на лужах большие пузыри, лопающиеся как наши чаяния. Голос заглушается шумом дождя, но все же он меня услышал.
  - Кварталов пять вперед. Вымокнешь до нитки. Хотя ты и так промок, можешь рискнуть.
  - А дождь надолго?
  - Часа через два поутихнет.
  Два часа стоять здесь не было никакого желания. Будь на мне сухая одежда, еще, куда ни шло, а так... Делаю шаг вперед, получая порцию холодной воды на голову. Понимаю, что был неправ. Пока стоял, успел немного отогреться и теперь я чувствовал холод новой порции воды на себе. Пришлось прибавить шагу, чтобы быстрее добраться до крова.
  На городских улицах никто не зажигал фонарей. Среди накрывшей местность грозы что-либо различить было сложно. Мне показалось, что ливень немного уменьшился, позволив видеть предметы на пару десятков метров впереди себя. Повезло, смог заметить площадь. Обнаружить приметную коновязь оказалось несложно. Лошадей возле нее не было, но я не ошибся. Здание почтовой станции находилось прямо напротив. Лишь подойдя поближе, я заметил слабый свет, пробивавшийся из-под двери. Дверь оказалась заперта. Пришлось стучать кулаком. На улице стук приглушался громом и дождем, но внутри меня услышали.
  Дверь приоткрылась, явив моему взору лицо молодого парня. На вид ему не больше двадцати.
  - Быстрее, - приоткрыл он дверь, пропуская меня вовнутрь.
  Щель оказалась довольно узкой, пришлось сперва просовывать саквояж и только потом протискиваться самому.
  - Погодка, - посетовал я, глядя как возле моих ног собирается лужа.
  Вдруг отчетливо понимаю, что основательно продрог. Я не люблю холод, потому просил назначения на север. Север называется, хоть и расположен ближе к экватору. Берлитар меня принял без радушия.
  - Зачем вы в такой ливень вышли? - спросил парень, кладя мне под ноги тряпку, которую он успел вытащить из подсобки.
  - Дилижанс, на котором я ехал к вам, сломался в двух километрах от города.
  - А я все гадаю, куда он запропастился. Ну, теперь до утра будет ждать. По такой погоде ему никто не поможет. А поломка серьезная? - спохватился парень.
  - Колесо отлетело, ось сломалась.
  - Тогда точно до завтра придется ждать, - с облегчением резюмирует почтарь.
  - У вас чего-либо согревающего не найдется?
  - Водка, - тут же предложил парень, направляясь к шкафу у стены.
  - Нет. Я не употребляю алкоголь. Мне бы горячего чаю или просто кипятка.
  - Организую, раз такое дело, - парень принялся хлопотать возле небольшого примуса в своей подсобке. Я хорошо видел все через приоткрытую дверь. Пройти дальше от входа я не решался, боясь наследить. Вода еще текла из моей одежды. А ведь костюм придется гладить, успеваю подумать с сожалением. Сменная одежда в дилижансе, который прибудет сюда только завтра к обеду. Сомневаюсь, что они справятся с поломкой быстрее. Хотя, хорошо бы было доставить багаж быстрее.
  - Можно вас попросить утром доставить мой багаж побыстрее? Чтобы не ждать, пока починят дилижанс.
  - Я передам сменщику, - с готовностью отозвался парень. Молодец, хороший сотрудник. Никакого гонора или недовольства. - На кого багаж оформлен?
  - Артур Лигвант, - называю свое имя и фамилию.
  - Вы местный? - догадывается парень по моей фамилии.
  - Из Анакана.
  - Долгий путь вы проделали сюда на дилижансе.
  - Я не из столицы на дилижансе добирался. Порталом до Готарда, оттуда уже по дороге.
  - Служба?
  - Побаиваюсь порталов.
  - До Готарда ведь шагнули.
  Готард - крупный город в центральной части континента. Туда я добирался по реке и дилижансами. Служителю почтовой станции не стоит знать, что порталы для меня закрыты навсегда. Не закрыты, конечно, но это билет в один конец со смертельным исходом. Пусть думает, что я из чудаков, побаивающихся порталов. Трусы есть и их немало, даже налог платят за дополнительные проверки, лишь бы только в портал не лезть. Не имею морального права их осуждать, никому не пожелаю своей участи.
  - Время позволяло, отчего не посмотреть на Лигвай? Иначе жизнь пройдет, и ничего кроме портальных станций и городов не увидишь.
  - Можно порталом переходить в город, а дальше нанимать экипаж для загородных поездок, - не согласился со мной парень. - Ах, вы же порталы не любите, - спохватился он. - Неужели так сильно шептунов боитесь?
  Боюсь ли я шептунов? Надеюсь, мое лицо не выдало гамму чувств, поднявшуюся у меня в душе. Я не боюсь шептунов, я их ненавижу! Это они боятся меня, ведь встреча со мной для любого из них верная гибель. Только незачем об этом знать почтовому служащему.
  - Зачем лишний раз рисковать? - пожимаю плечами.
  - Вероятность - один на миллион.
  - Я знаю статистику. Лучше подскажи, где я могу на ночлег устроиться?
  Перевожу разговор в другое русло. Чайник на примусе пустил пар из носика, захлопав крышкой. Вдруг осознаю, что не ощущаю холода. Согрелся? Парень кинул щепотку заварки в кружку, прежде чем ответить.
  - Напротив, через площадь, гостиница хорошая, но дорогая, - он окинул меня взглядом, но мокрая одежда помешала составить верное представление. - Есть места подешевле, только идти придется значительно дальше. Если вы надолго к нам, то советую снять комнату. Столб с объявлениями прямо у входа.
  Полученные командировочные я расточительно тратил в пути, отчего мой бюджет заметно исхудал. Вариант с гостиницей для меня не самый лучший. С учетом того, что я здесь надолго, нужно подыскивать комнату. Снять дом или квартиру смогу позже, когда начну получать жалование. Первое время мне придется перебиваться жалкими остатками средств. Первое время - это сутки или двое, пока не проверну дело.
  На половине пути, в том самом Готарде, меня поджидал посыльный из центра с пакетом. Я не успел добраться до места, а обстановка в Берлитаре успела измениться. Был убит начальник отдела по борьбе с наркотиками. Вначале его зам, потом сам начальник. С замом все обставлено, как несчастный случай, но аналитики считают иначе. Секретное донесение предписывало мне занять освободившееся место, предварительно осмотревшись. Выданные мне в центре документы я уничтожил. Вообще все, что связывает меня со службой, было передано курьеру, который ждал моего ответа. Инструкции мне обещали передать в следующем городе после моего ответа. Разумеется, я согласился. Не знаю, как они в центре решились на мое назначение, учитывая отсутствие у меня жизненного опыта. Заученная легенда одно, а реальный опыт - это проблема. Я постараюсь. Меня и так три года не выпускали из центра, несмотря на то, что я лучший ученик на курсе. Мой собеседник вывел меня из раздумий очередным вопросом:
  - Сахар класть?
  - Нет.
  А парень-то образованный. Хороший может получиться помощник. Стоит с ним подружиться.
  - Как ваше имя, молодой человек?
  - Дэни Дрон, к вашим услугам, господин.
  Сменил фамилию, интересно. Все фамилии на Тавре начинались с первых трех букв названия континента, откуда родом человек. Произвольно выбирать фамилии разрешили всего шесть лет назад, после моего случая. Да, да, я изменил мир. Весело, только мне как-то не до смеха. Теперь всем на запястье делают магическую татуировку с уникальным кодом. Даже если вы забудете все о своем прошлом, вас идентифицируют по номеру. Решение разумное, жаль, что его не приняли раньше. Моя жизнь сейчас могла быть совсем другой. Хотя, нет. У меня нет выбора, только беспощадная война с шептунами. Я защищаю мир от повторного вторжения и ничуть об этом не жалею.
  - Спасибо за чай, Дэни. Откуда ты родом? Ничего, если я на 'ты'?
  - Ничего, - соглашается Дэни. - С Вурта, господин.
  - Зачем поменял фамилию?
  - Слишком много однофамильцев.
  Тут он прав. Вурт - самый большой континент на Тавре. Фамилий, начинающихся на 'Вур', больше всего. А Дэни-то - тщеславный парень, хочет выделяться. Это хорошо, на этом можно будет сыграть. Сыграть? Размечтался, психолог хренов. Теория хорошо, а вот отсутствие практики меня пугает. Неважно, попробовать обязательно стоит.
  - Ты здесь посменно или живешь постоянно?
  - Живу. На выходные домой к родителям мотаюсь, а по большей части нахожусь здесь.
  - Не подскажешь, где можно комнату недорого снять?
  - Сейчас в такую погоду сложновато будет по городу ходить в поисках жилья.
  - И все же?
  - Попробуйте объявления на столбе почитать, - повторил свой совет Дэни. - Я улицы знаю, подскажу, что поближе.
  Ставлю стакан на край стола. Для этого пришлось сделать два шага вперед из лужи от моей одежды, оставляя мокрые следы на полу при этом. Выходить на улицу не хотелось, а надо. Сделав несколько шагов до двери, приоткрыл ее и выскочил в ночную прохладу. Шаг от двери и нога шлепает по луже. Ветер, летящий по улице, окатывает роем тяжелых холодных капель. Мне опять холодно, но цель уже близка. Пара прыжков по лужам и я у афишного столба. Зря прыгал, стоять пришлось в глубокой луже по щиколотку. Демон меня побери, я не додумался попросить фонарь. Темно, ничего не видно. Читать в такой обстановке невозможно, потому решил срывать объявления. Некоторые не поддавались, слишком хорошо приклеены. Нарвал штук пять, решив, что будет достаточно. Медленно шлепаю по воде обратно на станцию. Беречь обувь бессмысленно, все уже промокло насквозь.
  - Нашли? - интересуется Дэни, глядя на меня.
  Я стою посреди комнаты, на предусмотрительно расстеленной тряпке. Мокрые бумажки в руке, я с ними еще не успел ознакомиться.
  - Может ты почитаешь? Не хочу разводить у тебя слякоть, - протягиваю парню бумажки.
  - Конечно, - он поднимается из-за стола, забирая мою добычу.
  Только сейчас замечаю, что на почтовую станцию еще не провели телефон. В столице новинка быстро распространяется, а тут глухомань.
  - Так, что мы имеем, - Дэни расправляет бумажки на своем столе, вникая в их смысл. - Продам породистого... Не то. Куплю мебель недорого... Не то. Гадаю на картах... Не то. Репетитор дает уроки на скрипке... Не то. Сдается комната, второй этаж, улица Добытчиков шесть, оди... тут неразборчиво... или, опять все поплыло. Одно объявление, но это близко. Три квартала отсюда, потом поворот налево и где-то возле мясной лавки будет этот дом.
  Три квартала - не очень далеко. Если учесть, что других вариантов не было, придется идти. Лучше не затягивать, чтобы хозяева не легли спать. Подхватываю свой саквояж.
  - Пока, Дэни. Надеюсь, мне повезет. Если нет, вернусь сюда ночевать.
  - Мы через час закрываемся, - с тревогой в голосе сообщает парень. Его не прельщает перспектива торчать здесь всю ночь.
  - Я запомню.
  Выхожу под дождь, пока Дэни не придумал новую отговорку. Спать на станции на жесткой лавке мне никак не хочется. За время путешествия я соскучился по нормальной кровати. Один раз удалось хорошо выспаться в Готарде, пока ждал свой транспорт. Там же и просадил кучу денег, зато какая в ресторане была мраморная говядина. Живот требовательно заурчал, рот наполнился слюной. Хочу жрать, именно жрать. С каким наслаждением я бы сейчас впился зубами в слабо прожаренный бифштекс с кровью... Мясо - это моя слабость. Готов отказаться от чего угодно, но мясо сводит меня с ума, особенно когда я голоден.
  Найти нужный дом оказалось несложно, он находился прямо напротив мясной лавки. Вывеска в виде кренделей колбасы подтверждала, что я не ошибся. Дверь в подъезд оказалась незапертой. Оставалось понять, к кому мне обращаться. На первом этаже было две двери, а еще есть второй этаж и третий. В подъезде было темно, привратника здесь отродясь не было. Стучу в первую дверь справа. Долго ничего не происходит, потом откуда-то из глубины квартиры раздаются шаркающие шаги.
  - Кто там? - интересуется старческий голос.
  - Я по объявлению, насчет квартиры.
  - Второй этаж, - скрипит за дверью старуха, шаркая уже в обратном направлении.
  И на том спасибо. Второй этаж хорошо, но там две двери. Идти обратно не хочется. Стучу в дверь справа.
  - Кто там? - через несколько секунд раздается за дверью женский голос. Я даже не расслышал, как она подошла.
  - Я по объявлению насчет комнаты.
  Щелкает замок, дверь приоткрывается, насколько позволяет цепочка. Низенькая женщина лет пятидесяти смотрит в узкий проем. В подъезде темно, она никак не может меня рассмотреть. Наконец дама догадывается поднести к щели светильник, зажатый в руке.
  - Вы один? - подозрительно интересуется она.
  - Один, - для наглядности смотрю по сторонам, не пробрался ли кто следом за мной.
  - Но мы..., - начинает женщина.
  - Кто там, Мария? - перебивает ее голос из комнаты.
  - Тут насчет комнаты пришли, - неуверенно сообщает моя собеседница.
  - Я сейчас, - быстрые шаги к двери. - Ты почему не открываешь дверь? - голос принадлежит женщине помоложе.
  - Госпожа, вам лучше самой взглянуть, - Мария отодвигается, уступая место госпоже.
  В дверном проеме появляется пара голубых глаз, пухленькие щечки и светлые волосы. Больше разглядеть не удалось.
  - Вы? - удивляется белокурая незнакомка.
  - Мы знакомы?
  Невозможно. Она не могла видеть меня в столице. Я совсем не публичный человек.
  - Вы один?
  - Как видите.
  - Но я ясно указала в объявлении, что сдам комнату одинокой женщине или семейной паре.
  Протягиваю ей объявление, которое предусмотрительно прихватил с собой. Она аккуратно берет мокрый листок за краешек и исчезает за дверью.
  - Вышло досадное недоразумение. Я не планировала сдавать комнату одинокому мужчине.
  - Я смирный постоялец. Поверьте, я не доставлю вам хлопот.
  - Извините, нет.
  - Может, вы знаете, кто поблизости сдает комнату одинокому мужчине? Мне так не хочется тащиться обратно на почтовую станцию.
  - Какая связь между почтовой станцией и ночлегом? - удивилась дама.
  - Дилижанс сломался в километре от города, я шел пешком, промок до нитки. Мечтаю о еде и постели с сухим бельем. Если не найду ночлег, вернусь на станцию, чтобы переночевать.
  - Но ведь в городе есть гостиницы, - неуверенно говорит собеседница.
  - В такой дождь я боюсь, что не найду их.
  - Возьмите экипаж.
  - Не видел ни одного за восемь кварталов, что прошел по Берлитару. Извините, я теряю время. Вы знаете доступную комнату поблизости?
  - Хорошо, я разрешу вам остаться. Но при первой же возможности вы подыщите другое жилье.
  - Спасибо.
  - Ждите.
  Дверь захлопнулась, оставив меня в темном коридоре одного. И как изволите это понимать? Она пошла готовить мне постель? Хозяйка со странностями, так что придется искать себе другое место.
  Стоял я минут пять, пока за моей спиной не открылась дверь. Все та же низенькая Мария пригласила меня войти. Оказывается, две квартиры были смежными. Женщина была экономкой и, по-видимому, готовила для меня комнату.
  Так оно и есть. Кровать, стол, шкаф, буфет. Дверь в туалет и еще одна дверь в смежную комнату. Все чистенькое, уютное. Для меня самое то. Окна зашторены, но они должны выходить на улицу, по которой я пришел сюда.
  - Мария, не могли бы вы накормить меня чем то? Я ничего не ел с полудня.
  - Я что-нибудь придумаю, - кивнула экономка.
  Она действительно 'придумала' через пять минут стакан компота и четыре бутерброда с сыром.
  - Дверь в смежную комнату будет заперта. На завтрак пройдете через лестничную клетку. Стучать не нужно, там есть звонок у двери. Мы просыпаемся рано.
  - Спасибо!
  Мария молча удалилась. Я слышал, как в замочной скважине повернулся ключ. Пока я ужинал, за дверью передвигали тяжелую мебель. Это они от меня баррикадируются? Пусть. Через десять минут я лежал на свежих простынях, готовый провалиться в сон. Пусть двигают, что угодно, а я хочу спать.
  
  

Глава вторая

  
  Я никогда за всю свою сознательную жизнь не видел снов. Слышал, как другие рассказывают о своих снах, как верят во сны, но меня лишили такой возможности. За семь лет, что я себя помню, не видел ни одного сна. За это еще больше ненавижу шептунов, ведь я знаю что такое - выжить. Выжить не для того, чтобы жить под контролем, а жить полноценной жизнью. Самому принимать решения и действовать по своему усмотрению. Дорогое удовольствие, очень дорогое.
  Тук, тук, тук... Монотонный стук пробивался в мое сознание сквозь сон. Сновидений у меня не бывает, значит, это внешний источник звука. Пытаюсь понять, откуда идет этот тупой стук. За окном светает, я мог еще поваляться в постели, но посторонний звук меня раздражал. Не столько раздражал, сколько не давал расслабиться, пока не выясню его источник.
  Пришлось выбираться из-под теплого одеяла, чтобы подойти к окну. Звук шел явно со стороны улицы. Интересно, кому не спится в такую рань? Неужели кто-то решил наколоть дров с утра пораньше? Нет, на дрова это не похоже. Дрова раскалываются с трескающимся сухим звуком. Мой звук был иного рода, туповатый. Стекла в окне были не лучшего качества и разглядеть, что происходит внизу, было нереально. Пришлось открыть раму и высунуться в окно.
  Мой нос, мой замечательный нос, он сразу определил источник звука. Я мог узнать его, даже не открывая глаз. Всего-то следовало открыть окно, чтобы все встало на свои места. Я ощутил запах свежего мяса, которое разделывал мясник в магазине напротив. Хоть он орудовал топором внутри помещения, звук доносился до моей комнаты. Я готов был простить этот звук за столь приятный запах. Никогда меня не будили столь приятным запахом. Ведь ничто на свете не может сравниться с запахом свежего мяса.
  Мясо моя единственная слабость. Если кто-то решит меня подкупить, то нет ничего лучше для этой цели, чем мясо. Не знаю, откуда во мне такая тяга к мясу, но это факт. Я разбираюсь в мясе лучше любого мясника. Меня невозможно обмануть в вопросах, связанных с мясом. А приготовленное блюдо с куском слабой прожарки лучшая еда, за которую я готов платить без сожаления.
  Отчасти из-за этого мой бюджет сейчас немного прохудился. За все время путешествия я старался не пропускать приличных заведений. Если попадались попутчики, падкие на алкоголь, то я западал на мясные блюда, отвергая их предложения. Алкоголь меня совершенно не интересовал.
  Оставив окно открытым, я вернулся в постель, чтобы хоть немного поспать. Неудачная идея. Когда запах раздражает чувствительный нос, какой сон? Наоборот, где-то внутри стало зарождаться чувство голода, не позволяющее расслабиться. Не скажу, что я любитель поспать подольше, и все же, неужели придется вставать так рано? А чем заняться до завтрака? Интересно, во сколько тут кормят? Мария говорила, что они просыпаются рано. Если предположить, что их будит топор мясника, то завтрак будет скоро. Вообще город начинал просыпаться, я слышал за окном его голос, который становился все громче. Город оживал.
  Пришлось вставать, чтобы собраться к завтраку. Вечерний перекус был не настолько плотным, чтобы я не думал о еде, да еще с такими запахами за окном. Одежда моя имела весьма непрезентабельный вид. Мятый костюм, словно я забулдыга, валяющийся по канавам. Да, для беседы с хозяйкой не самый лучший вид. А я ведь даже цену не спросил, сколько она за постой берет. Будет ли у меня шанс тут остановиться? Готов ли я просыпаться каждое утро от звуков мясницкого топора? Готов, еще как готов. Свежую вырезку можно утром поджарить. От размышлений заурчал живот, рот наполнился слюной.
  Со всем утренним туалетом я был готов через пятнадцать минут. Не люблю копаться подолгу. Сейчас, как ни старался растянуть сборы, подольше не получилось. Очень надеюсь, что не разбужу хозяев в такую рань. Пару минут в нерешительности стою перед дверью напротив моей. Даю шанс женщинам проснуться. А что если там мужчины? Я видел женщин, но это еще ничего не значит. Муж мог вернуться с ночной смены, вот будет конфуз. Была, не была - жму кнопку звонка. Кнопка вдавливается туго, толкая штырь, заставляющий что-то звякнуть за дверью. Чтобы нормально позвонить, на кнопку нужно нажать несколько раз и как можно энергичнее. Мне повезло, мой нерешительный звонок был услышан. Тихие шаги за дверью, щелчок замка.
  - Проходите, - приглашает Мария. Она выглядит свежо, без следов сонливости на лице. Проснулась раньше, это хорошо. Интересно, я хозяйку не разбудил?
  Пройдя по узкому коридору, попадаю на кухню, располагающуюся справа от прохода. За мной неслышно следует Мария.
  - Садитесь за стол, - предложила женщина.
  Сажусь на стул спиной к стене. Занимать место спиной к окну не было желания. Не знаю, почему. Оставил для дамы или хотел чувствовать за спиной надежную опору? Не став разбираться в своих поступках, разглядываю кухню. Здесь все убранство домашнее, чувствуется рука хозяйки. Я знаю, о чем говорю. Мне дали возможность пожить в обычной семье, чтобы я адаптировался. Поначалу было сложно. Ведь я по натуре одиночка и проживание в одиночестве меня ничуть не тяготило, но вызывало недоумение у моих наставников. Пожив в обычной семье, я стал немного лучше разбираться в людях. Именно немного. Полноценным человеком за семь лет стать невозможно. Были вопросы, в которых я откровенно 'плавал'. Не знаю, как это отразится на моей дальнейшей службе, но я буду стараться, очень сильно стараться. Я не могу бездарно терять время под крылом наставников, когда шептуны захватывают людей. Сколько раз просился на передовую, но нет и нет, все не так. Не готов, мол, ты к обычной жизни. А ведь я лучший за всю историю службы, ЛУЧШИЙ! Если не считать бытовых вопросов, будь он неладен этот быт!
  - Доброе утро! - поздоровалась вошедшая на кухню хозяйка.
  Поднимаюсь при появлении дамы, как того требуют приличия. Хоть мой костюм помят, но не одежда делает человека воспитанным. Если я хочу здесь задержаться, то мне позарез нужно найти с хозяйкой общий язык.
  - Доброе утро! Вчера все как-то неожиданно получилось. Разрешите представиться, Артур Лигвант к вашим услугам, - слегка наклоняю голову. Щелкать каблуками не стал, не тот случай. Надеюсь, что поступил правильно.
  - Диана Вуртанович, - представилась хозяйка, позволяя понять, что я идиот. А еще возомнил, что из меня хороший охотник на шептунов получится. Улица Добытчиков шесть, как я мог не вспомнить? Ведь изучал все материалы дела, заучивал и на память не жалуюсь. Воспоминания у меня всего за семь последних лет и все равно я сумел облажаться. Расклеился под дождем, как картонный домик. Сейчас же видел, что на ней темно-синее платье, цвет траура. Идиот. Мог вспомнить, а я тут к мясу принюхиваюсь, позор.
  Видимо вся гамма переживаний промелькнула на моем лице, что не могло ускользнуть от внимания хозяйки.
  - Что-то не так? - спросила она.
  - В Анакане в нашем управлении работал инженер по фамилии Вуртанович. Вы не его родственница?
  - У меня нет родни в Анакане. И как вы понимаете, Вуртанович - фамилия весьма распространенная. А что случилось с вашим коллегой?
  - Почему вы решили, что с ним что-то случилось?
  - Ваше лицо было столь красноречивым.
  - Его месяц назад завалило в шахте. Я, глядя на ваше платье, подумал, что это такое нелепое совпадение, - приходится сочинять на ходу.
  - Моего мужа убили месяц назад. Ваше предположение удивительным образом подходит к моей ситуации.
  - Простите, если заставил вас переживать, я, право...
  Тут нужно выдержать пазу, меня учили, что это называется состраданием. Вынужденная неловкость...
  - Ничего. Вы ведь не могли знать. Предлагаю позавтракать, чтобы не стоять вот так, - Диана указала рукой на стол, приглашая к трапезе.
  Хорошо, что заранее сообразил отодвинуть для дамы стул. Это же надо, так растеряться от своей оплошности. Так, берем себя в руки. Собраться, привести мозги в порядок. Я - случайный постоялец и это соответствует действительности. Ведь я представлял встречу с Дианой совсем иначе. А она прямо заявляет, что мужа убили, хотя официальная версия озвучена как несчастный случай. Но раз все так случилось, то мне стоит воспользоваться моментом.
  - Мне понравилось в вашей комнате. Я редко где сплю столь спокойно. Видимо, тут хорошая аура, - подвожу разговор к нужной мне теме.
  - Я вижу, вы человек приличный, но есть нормы поведения в обществе. Вы должны понимать, что для меня это неприемлемо.
  - Извините мою настойчивость. Я понимаю, что траур и все такое, но я не претендую ни на что. Речь идет только о комнате. Я знаю множество историй, когда вдовы сочетались браком сразу после траура. Никто не считал такие действия нарушением приличий. Поверьте, я не дам повода думать о вас плохо.
  - Вы действительно хорошо спали? - вдруг спросила Диана.
  - Вы о топоре мясника?
  - Услышали, - сразу помрачнела собеседница.
  Только сейчас замечаю, что ее лицо бледнее обычного. Недосыпание? Нервный срыв после смерти мужа? Легкая полнота ничуть не портит ее. Не хватает румянца на щеках и ямочек, когда она улыбается. Не разбираюсь в женщинах, но так, наверное, и должно быть.
  - Вы поэтому не можете найти постояльца?
  Не стоило мне так в лоб озвучивать догадку, - подумал я, глядя на смутившуюся женщину. Когда же я смогу вести себя как полноценный человек?
  - Извините, если я чересчур прямолинеен. Я действительно услышал топор мясника. Но главное - запах. Запах мяса - это моя слабость.
  Наверное, в этот момент я покраснел. Получилось весьма натурально. Собственно, я не притворялся. Я стыжусь признаваться в своих слабостях. Почему я подумал о слабостях во множественном числе? У меня только одна слабость - мясо. Глупо, но факт. Ничего с собой не могу поделать. Пробовал есть сырое мясо - гадость. А запах нравится. Почему? - никто мне объяснить не может.
  - Запах мяса? - удивилась Диана, видя мое смущение.
  - Обычно стараюсь не афишировать своего пристрастия. Я пытался объяснить, почему я хочу снять вашу комнату.
  Голубые глаза смотрели на меня, оценивая. Она боролась с желанием заполучить постояльца и необходимостью соблюсти приличия. Мне ее сомнения были непонятны. Раздельные входы, двери забаррикадированы. Какие тут могут быть подозрения?
  - Почему вы приехали к нам дилижансом?
  - Не люблю порталы.
  - Почему?
  - Наслушался историй про шептунов. Если есть возможность, стараюсь не рисковать.
  - Я вас понимаю.
  Моя собеседница на секунду задумалась. Мария поставила миски перед нами и теперь разливала чай по чашкам.
  - Остынет, - напомнила нам о завтраке экономка.
  Действительно, увлекся разговором, позабыв про голод. Каша уже была едва теплой, можно было есть без риска обжечься. Задумавшись, я работал ложкой быстрее, чем вдова моего коллеги, отчего разделался с порцией первым.
  - Добавки? - поинтересовалась экономка.
  - Нет, спасибо.
  Не стоит показывать в первый же день, какой я прожорливый. Хотя я не собираюсь у них столоваться. Или найду недорогое заведение поблизости или куплю примус. От предвкушения шкварчащего на раскаленной сковороде куска мяса рот наполнился слюной.
  - Я сдам вам комнату. Но если ваше поведение вдруг окажется неподобающим, я вынуждена буду попросить вас съехать, - вынесла свой вердикт Диана.
  - Оплата?
  - На какой срок вы хотите снять у меня жилье?
  - Как минимум, год, может дольше, - пожимаю плечами. Не говорить же ей, что я тут могу остаться навсегда.
  - Доро* за месяц проживания. Завтраки в стоимость не входят, - добавила госпожа.
  Мария с укоризной посмотрела на хозяйку. Неудивительно. Цена была на четверть ниже средней по городу, меня снабдили информацией в пути. Наверное, топор мясника не каждому постояльцу придется по душе. С учетом долгосрочной аренды цена была вполне приемлемой. Меня такой расклад полностью устраивал.
  - Я согласен. Сразу после завтрака принесу монету.
  - Можете не торопиться, я вам верю.
  - Спасибо. Извините, если мой вопрос будет для вас неприятен. Я в городе человек новый, а вы упомянули, что вашего мужа убили... В Берлитаре опасно?
  - Не более чем в любом другом городе Тавра. Мой муж был паладином, его случай особый.
  - Ваш муж был магом и его убили? - вполне натурально делаю удивленные глаза.
  - Мой муж не был магом, - принялась объяснять женщина. - Он пострадал от нападения шептуна в портале и служил на благо Тавра. Он мог почувствовать в человеке шептуна. За глаза людей с такими способностями называют паладинами.
  - Я слышал о них. Говорят, бедняги теряют память и лишь единицы выживают.
  - Джозефу повезло. Он смог за полгода вспомнить прошлое. Некоторые провалы в его памяти были, но они не мешали нормально жить.
  - Значит, его убили эти, с шептунами в голове? - спрашиваю как бы между прочим, хотя ее ответ меня очень интересует, ведь официально версия убийства не упоминалась.
  - Не знаю, кто его убил, но его убили.
  Диана говорила спокойно, без слез или нервозности. За месяц вдова могла о многом подумать и смириться со своей потерей. Если даже она продолжает горевать по Джозефу, то не выпячивает свои переживания на передний план в поисках соболезнований. Сильная женщина. Продолжать расспросы не стоило, чтобы не вызвать подозрений.
  - Надеюсь, вам никто не угрожает?
  - Нет. Я не интересовалась делами мужа. Хотя да, угрожает. После смерти мужа мне больше не продлят отсрочку на переход порталом. А я ужасно боюсь, что шептун захватит мое сознание. Собственно, комнату решилась сдать лишь для того, чтобы купить отсрочку.
  - Но ведь шептуны захватывают не каждое сознание. Миллионы людей ежедневно осуществляют переходы. Трагических случаев единицы.
  Какое благородство рассказывать о безопасности порталов, когда мою память сожрали полностью. Что я несу? Говорю по заученному, так, как меня натаскали в центре. Правильно было бы сказать: держись от порталов как можно дальше, чтобы не было проблем. Неужели я становлюсь похожим на настоящего человека? Начинаю врать, недоговаривать. Куда подевалась моя прямолинейность, которой я бил наповал всех преподавателей? Нравятся мне такие изменения или нет, я пока не понял. Слишком мало я вращался среди обычных людей.
  - После случая с Джозефом я боюсь.
  - А он много поймал шептунов? Я спрашиваю, чтобы понять, сколько людей подверглось нападению.
  - Попадался приблизительно один шептун в году. Лишь в последний год Джозеф поймал четверых. Его очень расстраивало, что их число так резко увеличилось.
  Вот оно, вот та информация, ради которой стоило затевать этот разговор. Ай да я, ай да молодец. В отчетах было указано о трех случаях. Почему мой предшественник утаил о четвертом?
  - Ваш супруг геройски погиб при захвате последнего обращенного? - вопрос невинный.
  Я знаю, как погиб Джозеф - поскользнулся на мостовой, упав весьма неудачно. Что удивительно, все произошло на глазах у свидетелей. Придраться было не к чему, но все склонялись к версии убийства. И те версии, которые озвучивались, были для меня неудобными.
  - Нет. Последнего он уничтожил за день до своей смерти.
  - Простите. Я слишком навязчив со своими вопросами. Просто интересно услышать о столь редком человеке как паладин и о тех, кого он ловил.
  - Подруги тоже любили меня расспрашивать, - Диана взглядом, полным грусти, смотрела на что-то за моей спиной. Я знал, что там стена. Женщина погружалась в свои воспоминания. Подходящий момент, чтобы попрощаться.
  - Разрешите откланяться, - встаю, коротко поклонившись.
  - До свидания, - возвращается к реальности хозяйка. - Извините, если я вас заболтала.
  - Что вы? - отмахиваюсь. - Это я пристал со своими вопросами.
  - Если надумаете завтракать с нами, сообщите Марии.
  - Как только определюсь с назначением и осмотрюсь, сразу дам ответ.
  - Вы не сказали о цели своего приезда в Берлитар.
  - Я представляю организацию, занимающеюся закупкой ракушечника. Моя задача следить за своевременной отправкой заказов. Поэтому не представляю своего распорядка дня. Возможно, мне придется отлучаться к местам разработок.
  - Вам придется выезжать за город. Под городом все давно выпилили, оставив тысячи ходов. Власти запретили добычу здесь, чтобы дома не стали проваливаться под землю. Знатоки говорят, что опасения напрасны, но совет решил не рисковать. Добыча ракушечника теперь в дне пути от города.
  - Спасибо за информацию. Думаю, в скором времени войду в курс дела. А сейчас я покидаю вас, чтобы выяснить судьбу своего багажа.
  Ретируюсь из кухни, чтобы не начинать нового разговора. У меня впереди много дел, которые лучше провернуть сразу, пока я не представился своему новому начальнику.
  Моим начальником он будет лишь номинально. На самом деле, мои полномочия гораздо шире, чем у него. Только таким как я 'паладинам' разрешено уничтожать обращенных без суда и следствия. Даже настоящий паладин из магов не имеет таких прав. Не знаю, почему нас стали называть паладинами. Как наиболее вероятная версия, озвучивается сокращение строки из должностной инструкции: первичный анализ локальной активности демонически измененного сознания. Сокращенно получается паладис. Кто так прописал, кто подхватил - неизвестно. Зато нас называют паладинами, хотя настоящие паладины - это маги с непоколебимой верой в орден, он же совет магов. Признаться честно, я побаиваюсь паладинов. От них веет какой-то внутренней мощью, которая заставляет меня чувствовать себя неуверенно. И как назло, нам часто приходится работать вместе. При всех своих способностях они не всегда могут обнаружить шептуна. Проверку самих магов проводят такие как я 'паладины'. Проверка в обязательном порядке каждые полгода.
  За размышлениями я не заметил, как оказался на улице. Для начала операции мне нужно пройти на Островную улицу. Разумеется, мои ноги независимо от моих желаний шагают в здание напротив. Я еще только пытаюсь собраться с мыслями, а мой взгляд уже скользит по красивым кускам мяса на прилавке. Ну никак я не могу побороть свою слабость. Как представлю, что вон тот кусочек телятины шкварчит на сковородке, аж аппетит разгорается, будто и не завтракал вовсе.
  - Что господин желает? - тут же обращает на меня внимание мясник.
  - Проходил мимо, залюбовался вашим товаром. Свежая телятина отменного качества, свинина вчера разделывалась, но мясо хорошее.
  - Вы тоже мясник?
  - Нет.
  - Удивительно! Как вы определили, что свинина разделывалась вчера?
  Не могу я сказать человеку, что по запаху. Конечно, не только по запаху, внешний вид тоже многое значит. Правду говорить нельзя - не поверит. Придется сказать полуправду:
  - Я разбираюсь в мясе. Я гурман.
  - Тогда понятно, - удовлетворился моим ответом мясник.
  Я только задумался о том, как удачно выкрутился практически без вранья, как за моей спиной звякнул колокольчик.
  - Уртан, ты слышал новость? - женский голос, немолодой, возбужденный.
  - Аннушка, когда ты успеваешь собирать все новости города? - мясник улыбается, умело обыграв слово сплетни. Даже мне понятно, что он хотел сказать 'сплетни'.
  - Ты не поверишь! В переулке горняков убили человека, - интересно растягивая слова, поведала женщина.
  Я повернулся, чтобы посмотреть на столь ценный источник информации. Логично предположить, что о данной новости уже слышал весь город. Моему взору предстала женщина лет под шестьдесят. Круглолицая, с карими живыми глазами, она держала в руке корзину, накрытую тряпкой. Похоже, это чья-то экономка, отправившаяся за продуктами. Обошла несколько лавок, собрала сплетни и теперь щедро делится ими с окружающими.
  - Так там же кабаков полно. Чего удивляться? - отмахивается мясник.
  - Так о том и сказ, что не пил он и вообще не местный. Спрашивается, за что убили?
  - На пьяную компанию наткнулся. Дело яйца выеденного не стоит.
  - Тоже мне следователь. Представь, что он ушел из города порталом и больше не возвращался.
  - Приехал дилижансом по суше, - возражает мясник.
  - Зачем? Вернулся дилижансом скрытно и был убит. Ничего не кажется странным?
  - Сдаюсь, - примирительно поднимает ладони мясник. - Тебе, Аннушка, нужно в городскую стражу идти с дознавателями работать, всех за пояс заткнешь.
  Только тут замечаю на запястье мясника рядом с вытатуированным номером дополнительный знак. Вампир. Вампиры только в сказках пьют кровь и превращаются в летучих мышей. Настоящие вампиры сосут из людей энергию. Мясник легализовался, значит, держит себя в рамках. Наверное, в семье доводит своих до слез, питаясь энергией, но это не возбраняется. Хуже, когда вампир 'дикий', бесконтрольно высасывающий энергию из окружающих. Вот с такими часто возникает куча проблем. Вампиры - одна из наиболее доступных для шептунов групп, за которыми нужен глаз да глаз. А как следить за 'диким', которого не подозреваешь? Ничего, с мясником я позже познакомлюсь поближе.
  - Да какой из меня страж? Только и знаю, что с бабами судачить обо всем.
  - Ты да Мадана кого угодно за пояс заткнете. У вас, что ни день, то соревнование!
  - Не поминай при мне эту балаболку. Только и умеет языком трепать попусту.
  Мясник усмехнулся, не став возражать.
  - Что тебе предложить, Аннушка?
  - Свининки мне дай, хочу котлет господам испечь.
  - Сейчас, - Уртан кинул на меня настороженный взгляд. Я смотрел безразличным взглядом, не собираясь мешать его торговле. Подождал, пока он взвесит кусок для говорливой клиентки. Сам не понимаю, почему просто не вышел из магазина. Ведь мог уйти, а стоял и пялился на мясо. Нужно заречься и держать себя впредь в руках.
  - Так, чем могу служить? - вновь обратился ко мне мясник, когда Аннушка удалилась, бросив на меня изучающий взгляд. Может, за поставщика мяса приняла? В мятом костюмчике вполне подхожу под образ.
  - Я пойду, но обязательно вернусь. У вас превосходная телятина, - придя в себя, отступаю к выходу. Мне пора, давно пора. Впереди много дел, а я пока города толком не изучил. Карты - это одно, а реальность - совсем другое.
  - Заходите еще, - доносится мне вслед.
  Зайду, непременно зайду. Только мой следующий приход тебе не понравится, вампир. Не вызывают у меня уважения потенциальные обращенные.
  На улице ярко светило солнце. Только сейчас почувствовал, что я на севере. Берлитар встретил меня грозой, не позволив ощутить тепло города. Тепло - это то, ради чего я просился на север. Люблю тепло и мясо. Все, забыть про мясо, насовсем забыть. Мне нужна островная улица. Двигаюсь в сторону, противоположную той, откуда пришел вчера. Моя цель ближе к центру города.
  
  *Доро - золотая монета. Пото - серебряная монета. Ото - медная монета.
  
  

Глава третья

  
  Город располагался на косе, кривым когтем врезающейся в море. Спускаясь с горки, можно разглядеть бухту, охваченную сушей, будто когтем, с небольшими рыбацкими корабликами внутри. На карте все выглядело плоским. На самом деле город располагался на пригорке, аккуратно заполняя косу домами. До вторжения демонов здесь находился рыбацкий поселок и шахты по добыче ракушечника. Прежний Берлитар располагался выше и сейчас там лишь развалины.
  Застройка нового города проводилась правильно. В случае прорыва демонов нужно сталкивать в воду. Проверено практикой, воду они терпеть не могут и сразу теряют свои магические способности. Жаль, что тех, кого добивали после установки щита, не удалось разговорить. Демоны выдерживали любые пытки, но упорно молчали. Что-то знали драконы, но не горели желанием делиться информацией. В дела перестройки мирового порядка не вмешивались, засев в своих горах. А ведь их потери тоже были немалыми. Поговаривают, что восстановить популяцию им сложнее, чем людям.
  Я смотрел на стекающие причудливыми нитями с пригорка улицы и чувствовал, что в городе что-то не так. Не могу объяснить, но где-то внутри меня проснулось чувство опасности. Не такое, как при обнаружении шептуна, а более глобальное. Я вдруг почувствовал, что город мне угрожает, только не могу понять чем. Моя интуиция очень сильно развита, это замечали все инструкторы, но сейчас она меня предупреждала - не более. Что же в тебе такого опасного, Берлитар? На этот вопрос точного ответа не было, но атмосфера в городе вызывала у меня чувство беспокойства.
  Улицы города прямо на глазах наполнялись людьми. Тепло северного солнца было единственным, что меня радовало здесь. Дорогу к нужной улице мне подсказали сразу, но я решил сделать круг по городу, чтобы почувствовать его ритм.
  Самым интересным для меня оказался порт. В столице нет кораблей, для меня они были в диковинку. Море почему-то меня пугало, а корабли нравились. Подметил, что есть много мест, где можно позавтракать. Каша Марии меня никак не устраивала на будущее. Столоваться у вдовы не буду, решено. Не удержавшись, заказал хорошо прожаренный кусок мяса в одном из кафе, запах из которого манил меня. Гурман я еще тот. Официант удивился моей просьбе поджарить свежую телятину, что находится на их кухне.
  Мясо. Только оно сглаживало чувство тревоги, терзавшее меня все утро. А еще здорово было смотреть на причалы, где кипела работа. Корабли возвращались в порт с уловом. Грузовых не было, оно и понятно, для этого существуют порталы, причем практически бесплатно. Одна тысячная от стоимости средневзвешенной корзины товаров. Цена устраивала всех. Даже наоборот, если не хочешь, тебя заставят порталом воспользоваться. Новые прорывы в магическом щите никому не нужны. Магию, порождаемую Тавром, нужно расходовать иначе щит лопнет. Поняли не сразу, только после второго прорыва. Потом установили, что наилучший расход энергии происходит при перемещении порталом людей. С тех пор всем в обязательном порядке нужно перемещаться. Поначалу были попытки бунта, но совет магов быстро взял власть во всем мире в свои руки. За сто девяносто лет народ смирился. Правда, появились шептуны, ставшие головной болью человечества и моей целью.
  Пока делал круг по городу, время перевалило за полдень. Солнце нещадно припекало, но это не доставляло мне особых неудобств. Жара для меня, однозначно, лучше холода. Морской ветерок освежающе дул, пока я шагал к почтовой станции. Надеюсь, доставили мой багаж со сломанного дилижанса.
  Хвоста, который терпеливо топает за мной от самого дома, я сознательно не замечал. Неплохо ведет, старается. Сработало чутье и только потом я осторожно проверился. Мне удалось опознать топтуна, всюду следовавшего за мной. Агент Ворджик Заровач, тридцать два года, в отделе год, перевелся из городской стражи к нам. Бедняга не знает, что топает хвостом за своим новым начальником. Причина его интереса понятна - жилец у вдовы моего предшественника. С постоем я промахнулся знатно. Ничего, Заровач получит потом выговор за то, что меня упустил.
  К моему удовольствию, дилижанс стоял возле почтовой станции. Кроме него, тут оказалось прямо столпотворение повозок и бричек всех мастей. Прибывший порталом народ нужно было развозить по окрестностям. Меня же интересовал лишь багаж. За сохранность груза я не переживал, его паковали лучшие маги отдела. Прояви кто чрезмерное любопытство, останется без рук, если выживет.
  - Добрый день, - здороваюсь с угрюмым мужчиной, сменившим Дэни. - Я пассажир со вчерашнего дилижанса, пришел за своим багажом.
  - Артур Лигвант? - уточняет служащий.
  - Он самый.
  - Вот ваш багаж, - кивок на два больших чемодана в углу зала. Хорошо уложили так, чтобы не мешали посетителям.
  - У вас можно нанять носильщика?
  - Туто, - крикнул служащий, не желая поддерживать разговор.
  - Звали? - интересуется невысокий мужичок крепкого телосложения, появившийся из подсобки.
  - Помоги донести вещи господину.
  - Это мы мигом, - довольно засуетился носильщик. - Дорогу знаете, господин? - вопрос ко мне.
  - Знаю, вот багаж, - киваю на свои чемоданы.
  Знаю, что всех, кто следует в город по суше, проверяют с собаками на наркотики. На портальных станциях магические детекторы, но здесь тоже контроль должен быть не слабый. За свой груз я спокоен, его так просто не найти. Наркоторговцы могли бы мне позавидовать, но у них нет такого ресурса, как в конторе. Странно, что я вчера на воротах никого из проверяющих не заметил. Гроза вовсе не повод для того, чтобы столь наплевательски относиться к работе.
  - Не подскажете, где я могу найти Дэни? - спрашиваю у его сменщика.
  - Он вечером заступает. У него на этой неделе вторая смена.
  - Я могу вас попросить об услуге?
  Мужчина неопределенно пожимает плечами. Логично, все зависит от услуги и стоимости.
  - Дело в том, что Дэни вчера мне помог, и я хочу его отблагодарить. Ничего особенного, просто ужин в ресторане. Но, как вы, понимаете у него смена. Если бы вы могли задержаться на работе, я бы был вам признателен, - в моей руке появляется серебряная монетка. Плата очень щедрая за такую услугу.
  - Отчего не задержаться ради такого дела? - расплывается в улыбке мой собеседник.
  - Скажите, у Дэни есть девушка?
  - Вроде есть, а вам зачем?
  - Я в душе романтик. Представляете - ужин для Дэни и его девушки... Как вам кажется?
  Мужик смотрит на меня, как на придурка. В его глазах я чудак со странностями, но чудак безобидный. Вижу в его взгляде отблеск снисхождения к убогому.
  - Наверное, он обрадуется, - неуверенно соглашается собеседник.
  - К которому часу он подойдет?
  - К шести.
  - Вы задержитесь под безобидным предлогом, а я постараюсь к этому времени подойти.
  - Хорошо.
  Дело сделано, можно идти домой. Носильщик дожидается меня снаружи. В городе полно повозок. И где они были вчера, хочется спросить. Цоканье копыт витает в воздухе с самого утра. Ох, не нравлюсь я Берлитару, это не к добру. Чувство опасности никуда не хотело пропадать. Опасность странная, это не слежка за мной и не шептун, тут что-то другое. Определить источник не представлялось возможным, но я старался быть начеку.
  - Любезный, не подскажешь, где тут торговые дома да прочие представительства? - ненавязчиво интересуюсь, протягивая носильщику медный ото. Я и сам знаю, но мне для отвода глаз нужно, чтобы те, кто начнут под меня копать, получили хоть какие крохи информации.
  - Так, господин, это от почтовой станции и дальше вниз. Но самые богатые места аккурат между почтовой станцией и порталом будут.
  - Это за станцией в сторону ворот и где-то налево?
  - Да. Там не заплутаете, много табличек на домах. Сразу найдете. А кого отыскать хотите? Я тут всех знаю.
  - Мне начальство приказало кабинет подходящий подыскать.
  - С этим не помогу. Вам, господин, нужно на месте поспрашивать.
  - Спасибо.
  Носильщик удалился, а я принялся за свой багаж. Первым делом - гардероб. Нужно переодеться в приличную одежду. Насчет моего мятого костюма завтра договорюсь с Марией, чтобы она им занялась. Костюмов у меня три, так что какое-то время проживу, а там прикуплю вещей получше. Положение обязывает по легенде.
  Легенда такова. Я наркоторговец из столицы. Полкило чистейшего крэга вполне серьезная заявка для визита. Есть риск, что меня пришьют в первый же день, а если нет, то появится множество комбинаций. Затягивать не стоит. Встретиться с Алшором нужно сегодня. Велика вероятность, что у него будут деньги за полкило сразу. В отделе специально выбрали его, чтобы заглотил наживку. Соваться сразу к Будильнику слишком рискованно. Будильник держит большую часть рынка крэга в Берлитаре, матерый волчара. Алшор подмял под себя портовую часть, не претендуя на территорию конкурента. Потому и жив до сих пор, а может еще по какой причине.
  Плоский пакет с документами, не выделяясь, пристроен под пиджаком. Можно отправляться по делам. Островная улица располагалась недалеко от почтовой станции, в том месте, где я должен подыскать помещение. Был на той улице единственный в Берлитаре букинистический магазин, хозяин которого наш агент. О том, что владелец агент нашей конторы, в Берлитаре не знает никто. Учитывая последние события, его пришлось расконсервировать. Старик свое дело знает, у меня на этого агента большие надежды.
  Колокольчик над входной дверью тихо звякнул. Я прошел внутрь помещения, стены которого сплошь заполнены корешками книг. На звук колокольчика никто не вышел, давая посетителю время привыкнуть к обстановке. Я спокойно ждал, разглядывая переплеты. С некоторых пор я не люблю читать. Ничего удивительного после пяти лет, проведенных за учебой. А ведь половину времени на службе занимает писанина всевозможных отчетов.
  - Чем могу служить? - седой мужчина лет пятидесяти незаметно появился за прилавком слева от меня.
  - Ищу издание 'Людора-Летописца' четырнадцатого года.
  - Первое или второе?
  - Четвертое, иллюстрированное.
  - Думаю, искомое вы найдете в столице.
  - Я только оттуда.
  - Чем могу помочь?
  - Спрятать до вечера, - протягиваю пакет из-под полы пиджака. - Там полкило крэга, упаковка надежная. Вечером к вам зайдет Дэни Дрон, сотрудник почтовой станции, спросит книгу для девушки от Артура Лигванта, это я. Подберите что-либо незатейливое. Парень думает, что в пакете важные документы.
  - Что-нибудь еще? - пакет исчез под прилавком.
  - Алшор. Где его удобнее всего застать?
  - Ресторан 'Кракен' в портовой части города. Заведение приличное и он там постоянно обитает.
  - Есть ли изменения в криминальной обстановке города за последние две недели?
  - После тотальной встряски все постепенно приходят в себя. Осторожно прощупывают почву, восстанавливают потери. Убийства получились громкие, поэтому город хорошо прочесали.
  - Господин Анаков, вы не оговорились? Убийства?
  - Все говорят о двух убийствах. По Иву вопросов нет, его убили наркоманы, вне всяких сомнений. Но больше всего шума наделала смерть Джозефа. Не каждый день паладины на глазах у горожан разбивают голову о мостовую.
  - Я читал официальные отчеты. Доказательств, что это убийство, нет, а слухи есть. На чем они основаны?
  - Не знаю. Возможно, это слухи. Народ подхватил, теперь это мнение уже никак из их голов не выкорчевать.
  - Впредь не пичкайте меня непроверенными слухами.
  - Впредь? Вы здесь надолго?
  - Да. Артур Лигвант к вашим услугам.
  - Как скажете.
  - Узнайте, кого за несколько дней до смерти убил Джозеф. У меня есть информация, что он убил кого-то с шептуном, но не отразил этого в отчете - почему?
  - Место и время убийства?
  - Не знаю. Предположительно день перед смертью. Я буду прорабатывать детали. У вас есть контакты среди стражи или охранки?
  - Немного есть.
  - Подкиньте им эту информацию. Даже если они сами все раскопают, такой ход событий меня устроит.
  - Сделаю.
  - Намекни, что смогут выслужиться.
  Ундоро согласно кивнул.
  - Я заказывал книгу для барышни Дэни, - бросил я напоследок, выходя из магазина.
  Как звякнул колокольчик, я не слышал. Мимо магазина, цокая копытами по мостовой, двигалась бричка. Интересно, чего это я круги по городу наворачиваю пешком, когда тут есть транспорт? Что будет делать хвост, если я поймаю извозчика? Оставлю этот трюк до нужного момента.
  Медленно прогуливаюсь по верхнему городу в поисках подходящего помещения. Ничего подходящего на глаза не попадается. Зашел в несколько заведений с расспросами, не помогло. Где найти помещение, не подсказали, а вот координаты агентства по недвижимости дали. Прямо сейчас я не готов был туда идти из-за недостатка времени. Если все пройдет удачно, завтра займусь вплотную.
  Дошел до стены портальной станции, он же город магов.
  Город-тюрьма. Высоченные стены, многослойные решетки над головой, блокируемый вход. Все портальные станции строятся так, чтобы не дать ни единого шанса ворвавшимся демонам. Беспечность в этом случае оплачивается реками крови и миллионами жизней. Если быть честным, то последние отчеты нашего отдела не радовали. Сто девяносто лет без инцидентов создало у всех чувство защищенности. Молодежь воспринимала инструкции со смешком, даже маги. Все чаще слышались возмущения по поводу запрета пользоваться магией за пределами портальной станции. Примеры прежних вторжений воспринимались, как повод для запретов со стороны совета. Конечно, при маленьком магическом источнике прорыв будет небольшим, может пара демонов, но затраты на их поимку и жертвы будут огромными.
  Я до сих пор не могу поверить, что нам разрешили пользоваться фотоаппаратами за пределами станций. Новое изобретение ученых совместно с магами обещало в будущем сильно облегчить нам работу. Жаль, что больше пяти фотоаппаратов в городе находиться не могут. А ведь там магический накопитель совсем слабенький, на двадцать снимков и хорошо экранирован. Как ни старались, но уговорить совет увеличить накопитель не получилось. В руководстве магов не дураки сидят. Вот и приходится снимки экономить.
  Многих ключевых лиц предстоящей операции я знал по фотографиям. Год как фотографии нужных людей стали пополнять картотеку. Большинство снимков сделано на портальных станциях перед переходом. С теми, кто откупается от обязательного перехода, было сложнее. Их старались запечатлеть тайно. Того же Алшора я знал в лицо по фотографии.
  Простых смертных никто не фотографировал, материал был дорогим. Для идентификации хватало магической татуировки на запястье. Жаль, что до моего случая не додумались ее применять. Я даже догадываюсь, почему. Увеличилась бюрократическая процедура на портальной станции. Теперь дежурный маг должен лично списать номер с запястья. Раньше клиент называл имя, а маг сверял с записью в портальной книжке человека и ставил штамп. Теперь же списки с номерами передавались в городской совет, а они дальше разбирались с теми, кто отлынивает от обязанностей. Вроде то на то и выходит, но бюрократии стало больше, как и лазеек. Зато любого человека можно опознать. Я - за опознание.
  Посмотрев на редкий поток людей у ворот портальной станции, я направился в обратном направлении. Время близилось к вечеру, и неплохо было бы перекусить. Ресторанчик выбрал по запаху, но был жутко раздосадован. То, что мне принесли, никак не соответствовало моим ожиданиям. Если свежее мясо у них и было, то мне его не подали. Занес заведение в черный список и не оставил чаевых недовольному официанту. Время поджимало, пора было идти на почту.
  Дэни еще не пришел и мне пришлось его ждать. Чтобы убить время, взял в руки местную газету. Бегло пробежав по заголовкам, понимаю, что здесь не тот накал страстей, что в столице. Светская хроника, вообще, в каком-то чахнущем состоянии, криминала нет, освещаются последствия грозы. Все как-то провинциально, скучно. Про убийство, о котором я слышал утром в лавке мясника, нет никаких упоминаний. Одним словом - тоска. Угораздило же в этой глуши завариться такой каше. Расследовать происшествие мне хотелось, но не погорячился ли я со своим стремлением попасть на теплый север? Холодный Анакан на юге вдруг перестал казаться таким неуютным. А если добавить не покидающее меня чувство опасности, то я хочу домой.
  - Господин Лигвант, что-то случилось? - отвлек меня от мыслей взволнованный голос Дэни. Парень определенно мне нравится.
  - Здравствуй, Дэни! Присядь, пожалуйста, - указываю на место рядом с собой. Скамейка для посетителей хоть и жесткая, зато с подлокотниками. Можно разговаривать, удобно облокотившись.
  - Дэни, у меня к тебе два дела. Одно приятное, второе перспективное. С какого начать?
  - С перспективного.
  Парень все больше мне нравится. Решено, будет работать в моем липовом филиале вполне реальной конторы.
  - Я по заданию своей организации собираюсь открыть здесь небольшое представительство и мне необходим помощник, - я говорил очень тихо, чтобы не услышал его сменщик.
  - Чем занимается организация?
  - Контроль за поставками ракушечника.
  Парень согласно кивнул. Деятельность обычная, для Берлитара даже будничная.
  - Работа интересная, иногда даже опасная.
  - Опасная?
  - Да. Конкуренты за пакет с документами могут пытаться подкупить или запугать. Деловой мир.
  - Я не предатель.
  - Я хочу отблагодарить тебя за вчерашнюю помощь, а заодно проверить, насколько ты исполнительный.
  - У меня сейчас смена.
  - Я договорился с тем парнем, чтобы он задержался, - киваю в сторону стойки.
  - Что нужно сделать?
  - Я хочу, чтобы ты сделал своей девушке подарок и сводил ее в лучший ресторан города.
  - Это и есть проверка? - Дэни недоуменно посмотрел на меня.
  - Это моя благодарность. А сделать ты должен будешь следующее. Сейчас направишься в магазин к букинисту, что в нескольких кварталах отсюда. Там ты получишь сборник стихов в подарок для своей дамы. Также букинист передаст тебе пакет с документами, который ты должен незаметно спрятать под одеждой. Вот тебе доро на расходы за ужин, - глаза парня при виде золотого округлились. Еще бы, ведь я вчера сетовал, что у меня мало денег. Да, деньжат действительно мало, но я собираюсь их быстро заработать. - Идешь в 'Русалку' со своей девушкой. Выбираешь любой столик в зале, именно в зале, никаких кабинок. Угощаешь даму ужином. Я появлюсь часа через четыре. Час тебе на подготовку, час на сборы твоей девушке, два часа на неспешный ужин. Если девушка не сможет, идешь один. Если я не появлюсь с девяти до десяти - уходишь. Пакет пусть остается у тебя. Как только я появлюсь и замечу тебя, ты должен незаметно прилепить пакет под крышку стола. У пакета на одной стороне есть лента, которую можно отделить и он удобно прилипнет снизу столешницы. Дальше покидаешь заведение быстро, но без суеты. Все.
  - Похоже на детективный рассказ.
  - Я встречаюсь с конкурентами и не знаю, чего от них ожидать. Если встреча пройдет нормально, я воспользуюсь документами, если нет - они ничего не найдут. И не пытайся вскрыть пакет, обожжешь лицо, там химический заряд, воспламеняющий документы.
  - Для меня и моей девушки опасности никакой? - уточняет Дэни, глядя на меня с подозрением.
  - Сам посуди. Ты ужинаешь, встаешь и уходишь. Никаких знаков или внимания ко мне. Для посторонних нас ничего не связывает. Твой сменщик подтвердит, что господин со странностями решил отблагодарить его напарника. Где ты видишь риск?
  - Вроде нигде.
  - А предложение о новом месте работы - следующий этап нашего разговора. Но об этом позже. Просто поверь мне и не пропадешь.
  - Я согласен, - не раздумывая больше, соглашается парень.
  - Приятного вечера, Дэни Дрон! - поднимаюсь со своего места.
  - И вам приятного вечера, господин Лигвант! - Дени поклонился мне и направился к своему напарнику, чтобы предупредить об отлучке. Денег я дал более чем достаточно, договорятся.
  Я заполняю бланк сообщения для главного отдела моей конторы в Анакане. 'Встречаюсь с маклером' - коротко и лаконично. Сообщение будет в столице через два часа. Теперь пора приводить оставшуюся часть плана в исполнение, а она наиболее сложная и опасная. Хвост терпеливо меня дожидался на противоположной стороне площади. Хорошо устроился, потягивая пивко в кафешке при гостинице. Ничего, встряхнем тебя, агент Ворджик Заровач.
  - Извозчик, - поднимаю руку.
  Первый из очереди тут же кидается ко мне.
  - Куда изволите?
  - 'Веселая вдова'.
  - Два ото, - называет цену извозчик. Два медяка ничто по сравнению со столичными ценами, но тут и расстояния поменьше.
  - Дам три, если домчишь быстро.
  - Так я мигом.
  - Только недалеко от 'Вдовы' я незаметно соскочу, но ты гони до самого заведения как ошпаренный.
  - Сделаем, господин, - понятливо кивнул извозчик.
  Дело житейское, не каждый хочет афишировать свой визит в публичный дом. А за мужьями ревнивые жены иногда устраивают слежку. Такой вариант при планировании рассматривался как наиболее оптимальный. Судя по реакции извозчика, в отделе не просчитались.
  Хлыст грозно щелкнул в воздухе, заставляя лошадей отстукивать бодрый ритм. Точка, в которой мне нужно соскочить, находится почти в конце пути. Извозчик предусмотрительно поднял крышу у меня над головой, чтобы возможный преследователь не мог видеть клиента. К 'Веселой вдове' так чаще всего и подъезжали. Свой заказ я озвучивал громко, агенту Ворджику не потребуется много времени, чтобы выяснить, куда я направился. Видел, как он бегом метнулся через площадь, как только моя повозка тронулась с места.
  За четыре квартала до нужного места я попросил извозчика свернуть налево на параллельную улочку. Место я присмотрел во время утреннего обхода. Там были неплохие подворотни, в которых легко укрыться. Как только мы свернули, я выскочил на ходу, тут же нырнув в подворотню. Преследователи появились в переулке через восемь секунд. Все логично, дистанцию держать надо, чтобы не привлечь к себе внимания. Убедившись, что Ворджик в повозке и ничего не заподозрил, я быстро направился в противоположном направлении. Мне нужно направо к 'Кракену'. Заведение среднего уровня, хоть и находится в портовой части. Здесь тоже есть люди, желающие вести приличный образ жизни.
  Полчаса петлял по улочкам, проверяя наличие 'хвоста'. Кроме знакомого чувства опасности, никаких новых ощущений не добавилось. Никто меня не вел, можно было приступать к самой важной части. Я сидел на скамейке напротив 'Кракена', глядя на маленький фонтанчик. Небольшая площадь с фонтанчиком в центре и четырьмя скамейками по сторонам. Клумбы с северными вечнозелеными растениями, тепло, легкий ветерок - не все так плохо в Берлитаре.
  Вдруг мою спину от шеи до самого низа вдоль позвоночника покрывают ледяные колючки. Холод проникает вглубь тела к самому позвоночнику. Резко поворачиваюсь, готовый к любым неожиданностям. В голове крутятся варианты как лучше умертвить противника. До оружия быстро не доберусь, оно хорошо припрятано для данной ситуации. Никого нет, только стайка пацанов скрывается в переулке. Холод медленно отпускает. Такого просто не может быть, нет! За моей спиной никого не было, кроме нескольких мальчишек. Я только их спины успел увидеть и все. Все оказалось настолько неожиданно, что я не сообразил побежать за ними следом. Теперь, когда меня отпустило, по спине вместо холода тек холодный пот.
  Шептун захватил сознание ребенка! Про шептунов я знаю все. Правило ? 1 - шептун может захватить сознание жертвы только во время портального перехода. Это даже не правило, это аксиома. Правило ? 2 - дети до восемнадцати лет к порталам не подпускаются, поскольку у них не сформировались личностные установки. Дети находка для шептунов. Откуда в Берлитаре взялся мелкий пацан с шептуном в сознании, да еще после смерти моего предшественника? Ох, не зря меня не покидает чувство опасности, ох, не зря. Представляю, что начнется в центре после моего сообщения.
  
  

Глава четвертая

  
  В заведении царил полумрак. Обстановка выдержана в морской тематике. Стены 'Кракена' украшали чучела разных морских тварей, оформители подбирали самых страшных и зубастых. Люстра под потолком была стилизована под осьминога. Свечей пока не зажигали, а электричество в эту глухомань еще не скоро проведут. В зале всего десяток столиков и еще шесть закрытых кабинок. Видно, что здесь стараются держать уровень и наверняка нашли своего почитателя.
  - Что господин желает? - официант в морской тельняшке появился с задержкой, позволив посетителю осмотреться.
  - Встретиться с господином Алшором, - смотрю, как беспокойство проявляется на лице официанта. - Я знаю, что он здесь. Скажите, что к нему прибыл человек по важному делу. Я подожду в зале.
  Не дожидаясь ответной реакции, усаживаюсь за свободный столик, так, чтобы спина была прикрыта. Не люблю, когда накидывают удавку. Проверять свое чутье лишний раз не стоит. Лучше поглазею на немногочисленных посетителей. Обычные жители среднего достатка пришли в уютный ресторан перекусить. Они даже не подозревают, что владелец держит в своих руках четверть городского рынка по сбыту крэга. На первый взгляд, здесь все прилично.
  Ждать пришлось минут пятнадцать. Официант маячил в зале, не подходя ко мне. Давал время хозяевам меня разглядеть. Я чувствовал взгляды, изучающие меня, но не видел, откуда смотрят. Потайные глазки, замаскированные окошки, тут что угодно может быть.
  - Вас ждут, - лаконично сообщает официант, подойдя к моему столику. Приглашающий жест указывает направление.
  Иду к неприметной дверце рядом со входом на кухню. Официант становится сбоку, указывая рукой на дверь. Из зала дверь неприметна глазу. Я ожидал, что меня проводят в одну из кабинок, а тут нечто поинтереснее. Нажимаю ручку, прохожу в узкий коридор.
  - Стой, - раздается голос за моей спиной.
  Останавливаюсь, позволяя себя обыскать.
  - Иди.
  Человека за спиной не вижу, чувствую, что он нырнул куда-то вбок. Прохожу четыре шага, чтобы попасть в небольшой кабинет с круглым столом. За столом двое.
  - Присаживайся, - указывает на стул здоровяк в костюме, который на нем смотрится как на корове седло.
  - Зачем ты меня искал? - продолжает он, похрустывая татуированными фалангами пальцев. Старый шрам над бровью придает его лицу зловещее выражение.
  - Кто этот клоун? - перевожу взгляд на скромного интеллигента, сидящего справа от здоровяка. Алшор похож на клерка или советника. Среднего роста, голубоглазый блондин, уроженец Таша, сумевший здесь обустроиться. Никаких шрамов или татуировок, но это не делало его менее опасным.
  - Ты кого клоуном назвал, медуза? - поднялся над столом Якорь, правая рука Алшора.
  - Остынь, - осаживает помощника Алшор. - Я тебя не помню, - это уже мне.
  - Мы не знакомы. Артур Лигвант, к вашим услугам.
  - И зачем мне твои услуги, Лигвант?
  - Дело в том, что я прибыл сюда, чтобы открыть филиал компании и вас порекомендовали как надежного партнера.
  - Кто порекомендовал?
  - Магистр.
  - Кто это такой? - сделал недоуменное лицо Алшор.
  Хороший ход - сделать вид, что не в курсе, кто такой Магистр. Ладно, откроем карты.
  - Не важно, - возвращаю улыбку, намекая, что оценил шутку.
  - Тогда что важно?
  - Полкило прекрасной пыли сейчас, регулярные поставки впредь.
  - Да кто ты такой? - встрял Якорь.
  - Артур Лигвант.
  - Да из охранки он, подсадной, - предположил Якорь.
  - Так дела не делаются, - высказался Алшор.
  - Знаю. У вас тут слишком шумно, поэтому было принято решение все выяснить на месте.
  - Принято кем?
  - Моими партнерами и мной.
  - Кто из братвы за тебя сказать может? - уже спокойно поинтересовался Якорь.
  - Я не слишком известен в ваших кругах.
  - Тогда зачем Магистра поминал? Думаешь, громкими кликухами впечатление произвести?
  - У нас с господином Магистром общий интерес в деле.
  - И вы лично с ним обсуждали вопрос сотрудничества со мной? - уточнил Алшор.
  - Да.
  - И вы решали этот вопрос после произошедших здесь событий?
  - Да, - вижу, как улыбка расплывается по лицу Алшора. - Я знаю, где пребывает господин Магистр последний год, - добавляю, чтобы собеседник не слишком радовался.
  - Тогда как ты мог с ним что-то обсуждать?
  - А вот это уже некие возможности нашей организации.
  - И почему я должен тебе верить?
  Чувство прохлады накрывает позвоночник, медленно растекаясь по спине. Этого просто не может быть, второй шептун за день в одном городе. Во мне просто кипело желание вскочить, чтобы выбежать наружу, но я постарался сдержать себя в руках.
  - Не нужно верить или не верить. Полкило с моей стороны, тысяча двести доро с твоей. На встречу можешь прислать кого угодно, если боишься подставы. Кто заплатит - получит товар.
  - Цена высока.
  - Я знаю твою цену, но мой товар высшего качества. Я знаю о твоих потерях за последний месяц. Пока вез товар сюда, я все просчитал. С сегодняшней ситуацией в городе у тебя все разлетится вмиг.
  - Возможности поставок?
  - Обсудим после первой сделки, тогда у нас будет больше доверия друг к другу.
  - Смело. Вот так прийти в одиночку сюда с такими предложениями... Будь ты магом, я бы понял, а так...
  - Тут возле кухни ошивается стайка пацанов уличных, можешь их сюда привести?
  - Зачем?
  - Узнаешь.
  Не стану же я говорить ему, что догадался, откуда я мог здесь почувствовать шептуна. Догадка на грани фола, но я знаю, как ее использовать себе на пользу даже в случае неудачи. Алшор кивнул кому-то за моей спиной. Воцарилось молчание, все ждали, размышляя о своем. Через минуту послышалось шарканье нескольких пар ног по полу.
  - Чего звал? - раздается голос подростка за моей спиной, покрытой инеем.
  Руки просто чешутся придушить тварь, но я сижу, стараясь не подать вида. Я справлюсь.
  - У него к вам дело, - показывает на меня Алшор.
  Поворачиваюсь, чтобы увидеть четверых пацанов. Обычные уличные мальчишки. Старшему двенадцать двоим по семь, младшему шесть или просто ростом не вышел, это первые прикидки.
  - Как звать? - спрашиваю старшего.
  - Люк.
  - Люк, у меня к вам дело, - достаю из кармашка серебряный пото. - Это вам на команду за беспокойство. Ты, как старший, сам распределишь, - подтверждаю таким образом его авторитет. Пацан важно кивает головой, забирая монетку.
  - Чего сделать-то надо?
  - Мне нужен мелкий юркий парень для одного дела. Если справится, договоримся еще.
  - Так любой из нас может.
  - Мне подойдет этот, - указываю на самого маленького, от которого меня давно сковал холод. - Вы, парни, извините, но дело только для одного, вас я не обидел, остальное с ним наедине. Надеюсь, вы своему товарищу доверяете?
  - Не подведи нас, Саван, - хлопает мелкого по плечу Люк и троица выходит из помещения.
  - Садись, Саван, - показываю на стул слева от меня.
  Пацаненок садится, с опаской поглядывая на нас. Вроде все нормально, денег старшему дали, заработок обещали, отчего он напрягся? Я знаю, отчего, и собираюсь сие недоразумение исправить очень скоро.
  - Саван, ты меня знаешь? - моя рука, сведенная холодом, ложится на тонкую шею парня.
  - Нет.
  - Порталом за товаром сгоняешь?
  Мой невинный вопрос заставляет парня напрячься. Шептун понял, что я его вычислил. Попытка вырваться, резкое движение моих рук, хруст и детское тельце безвольно падает на пол.
  - Ты нахрена пацану шею свернул?! - взревел Якорь.
  - Это к вопросу, не от стражи ли я или из совета магов, - смотрю, поняли, что убийство невинного человека ни одному агенту с рук не сойдет. - Знаешь, Алшор, есть на Таше маленькая деревушка, где бегают такие же детишки, но девочки - не мой профиль, - вижу, как он побледнел, поняв намек. - Название сказать?
  - Не надо.
  - Это по вопросу моей смелости. Через два часа тысяча двести золотых кругляшей в 'Русалке'. Остальное обсудим после. И позаботьтесь, чтобы тело никто не нашел, никогда. Пацанов с вопросами ко мне отправляй.
  - Придурок конченый, чтобы ты их поубивал? - встрял Якорь.
  - Твой щенок много тявкает.
  - Что!!! - взревел Якорь за моей спиной, но я не обращаю на него внимания. Сами разберутся.
  Холод отпускает спину, шептун подвернулся вовремя, позволив красиво разыграть карту. Но откуда тварь в таком мелком пацане? Да ведь детей никто никогда не проверял... Это кошмар! Какие есть предположения? Нелегальные порталы из Берлитара? Нет, кто-то отправил ребенка порталом сюда. Эта версия подходит больше. Зачем? Пользы с мелкого никакой, а риск есть. Будь он в деле с другими шептунами, он бы не бегал с уличной шпаной. Неужели понадеялись, что никто не обратит на ребенка внимания? А что, если Джозеф убил ребенка и боялся сообщить об этом в отдел, решив, что ошибся? На деле тут целый заговор с использованием детей и его быстро и аккуратно убрали. Если моя версия верна, тут целая организация задействована. Демонопоклонники? Дикие маги завелись? Черт, как все запутано. Шептун в сознании ребенка ломает все версии, но я не ошибся, холод только сейчас отступил.
  Хорошо, что мальчишек не оказалось на улице. Не стоит им видеть, что я вышел из ресторана один. Позже я с ними обязательно встречусь. Они могут многое рассказать о Саване. Руки просто чешутся приступить к делу в своем настоящем статусе. Больше возможностей, больше полномочий, а я прикидываюсь наркоторговцем, чтобы влиться в ряды потенциальных убийц Ива Вуркатова и его зама.
  Экономка в лавке упомянула еще об одном убийстве. Неспокойно в городе. Утром первым делом написать обстоятельный доклад и отправить в столицу через букиниста. Остальные явки начну вскрывать позже, когда привлеку внимание к первой. Так, а вот и хвост от Алшора. Правильно, я бы тоже проследил. Но тут вам, ребятки, ничего не светит, я погуляю по набережной и приду в заведение за десять минут до встречи.
  Формально 'Русалка' располагалась на территории Будильника, но ее объявили чистым местом. Здесь не продавали наркотики. Мое действие нарушало все правила. Я специально выбрал этот ресторан, чтобы связать Алшору руки. Если он задумает провалить сделку, Будильник на него рассердится за такой ход. Не за срыв сделки, а за полкило наркоты в чистом заведении на его территории. Алшор вынужден будет все тихо провернуть и уползти в глубины своего 'Кракена'. Проверит качество, распродаст, а потом я навещу его с новым предложением, только разговор будет уже более откровенным и обстоятельным.
  Вечерний морской ветер не помогал расслабиться. Убийство ребенка давало о себе знать. Я ни о чем не сожалел, я убил шептуна. Но, как ни крути, он каким-то неведомым способом оказался в сознании ребенка. Не ожидал, что придется убивать детей. Руки чешутся написать отчет. Довести до Илоя информацию о детях - это будет переворот. Первый день и такая удача. Странно, но чувство опасности, витающее в городе, никуда не пропало. Я сразу понял, что это не шептуны. Тогда что? Ответа не было.
  Время. Пора посетить 'Русалку'. Интересно, что у них предлагают из мясных блюд? В отличие от столицы тут делали ставку на морепродукты. Не скажу, что я их фанат. Надеюсь, выбор мясных вкусностей здесь окажется достойным.
  Север, тут всегда тепло. Сдавать пальто в гардероб не нужно. Лакей услужливо открывает дверь. Мой внешний вид не вызывает сомнений в платежеспособности. Демоны, а если Дэни не пропустили из-за внешнего вида? Откуда у простого почтаря приличный костюм? Вот же идиот, как я о таких элементарных вещах не подумал, посылая его сюда, да еще с девушкой. Чувствуется нехватка элементарного жизненного опыта. Если Дэни справится с задачей, я это оценю. Теперь мой провал целиком зависел от Дэни.
  - Вы один? - интересуется распорядитель на входе.
  Мой беглый взгляд находит Дэни в зале. Он одет скромнее остальных посетителей, но парень в зале со своей девушкой. Я вижу только ее спину, но это уже не имеет значения. Главное, что Дэни на месте. Скромный столик у окна на двоих, то, что надо.
  - Ко мне обещали присоединиться партнеры для делового ужина, поэтому нужен столик на четверых.
  - У нас есть удобные кабинеты.
  - Не стоит. Это скорее знакомство, зал будет предпочтительнее. Можно столик с краю, с нами не будет прелестных дам, - добавляю с улыбкой.
  - Секундочку, - распорядитель провел карандашом по своему списку, приглашая следовать за ним.
  Повезло. Столик располагался всего через два столика от места, где сидел Дэни. Я устроился лицом к входу и смог рассмотреть девушку моего помощника. Наверное, симпатичная. Не разбираюсь в женской красоте, нисколько. По своему небольшому жизненному опыту знаю, что дамы такого типа нравятся мужчинам. Дэни молодец, нашел приятную девушку. Ямочки на щеках, когда улыбается. Платье недорогое, но вполне приличное. Дэни даже умудрился раздобыть костюм. Бросается в глаза, что это место не их уровень, но есть много чудаков, мечтающих вкусить жизнь высшего света.
  Пока я обсуждал заказ с официантом, Дэни покинул заведение. На меня даже не взглянул - зачет. Заказал незнакомое блюдо, которое, по словам официанта, просто произведение искусства в исполнении их шефа. Цены здесь были на уровне популярных столичных ресторанов. Ничего удивительного, ведь любой желающий может переместиться порталом в любую точку мира. Есть целые клубы по интересам, где люди раз в неделю ужинают в новом месте и на новом континенте. Два ужина подряд на одном континенте - моветон. Думаете, все из них богатеи? Нисколько. Многие берут плату за то, чтобы шагнуть в портал вместо богатея, который боится шептунов. Рискуют, зато живут красиво.
  Я потягивал мор, когда появился Алшор, сумевший меня удивить. Я ожидал увидеть его с Якорем, наркоторговец же поступил более мудро. Опять сказывается отсутствие у меня жизненного опыта. Это я дурень, а не он. Ох, набью я еще шишек со своим незнанием реалий простой жизни.
  - Господин Лигвант, разрешите вам представить мою спутницу, - начал свою речь Алшор.
  - Не стоит, уважаемый Алшор. Слухи о красоте Лидии Восс давно достигли столицы. Только не говорите, что я ошибся, - притворно испугался я.
  - Вы мне льстите, господин Лигвант, - протянула дама руку для поцелуя.
  - Артур Лигвант к вашим услугам, - целую хрупкую кисть в тонкой перчатке.
  При всем своем лоске Лидия Восс жадная стерва и не так молода, как выглядит. За деньги она готова шагать по трупам. Неудивительно, что она появляется в приличном ресторане в качестве эскорта для наркоторговца. Я видел ее фотографии, читал дело. Предполагалось привлекать ее к выполнению поручений, что она с удовольствием делает за достойную оплату. Мораль у данной особы даже не на втором месте, при видимом соблюдении приличий.
  Ищу взглядом других людей Алшора. Никого подозрительного не замечаю, но чувство взгляда есть. За мной наблюдают из хорошего укрытия. С этим придется смириться. Интересно, как Алшор собирается вручить мне деньги? Сумма большая, - их просто много. Ну конечно, шляпная коробка дамы, как я сразу не догадался?! Деньги, скорее всего, там.
  - Я рискнул заказать себе фирменное блюдо, надеюсь, я не ошибся с выбором? - интересуюсь у пары.
  - Здесь хорошая кухня, - лаконично ответил Алшор.
  - Вы составите мне компанию?
  - Мы торопимся. Зашли буквально на несколько минут, повидаться с вами.
  - Понимаю, такая красавица, как я вас понимаю, - несу какую-то чушь. Ни демона я не понимаю в ухаживаниях, сюсюканьях и прочих обхождениях с дамами. Говорю как по учебнику - для таких случаев у меня есть запас дежурных фраз, которые можно перемешивать, рождая те самые комплименты, что нравятся дамам. - Шляпная коробка для меня?
  - Видишь, Лидия, тебе придется с ней расстаться, - с улыбкой сообщает Алшор.
  - Но ты ведь купишь мне новую шляпку, - тут же хватается за свой шанс дама.
  - Обязательно, - с фальшивой улыбкой соглашается наркоторговец. - Где перчатки для нашей шляпки, господин Лигвант?
  - Столик на двоих через один за вашей спиной. Пакет приклеен к столешнице снизу. В пакете документы, - смотрю, как бровь Алшора удивленно приподнимается.
  Что, сделал я тебя, провинциальный барыга? Понимаю его удивление - пакет под документы. Только откуда ему знать, какая там защита наложена. Только за эту информацию меня на куски резать будут или подкупать, а я попрошусь в долю. Потанцуем еще, Алшор, потанцуем.
  - Вы можете пересесть на короткий разговор за тот столик. Выпейте по чашечке шоколада и можете спокойно уходить. Шляпку я занесу прелестной Лидии завтра утром.
  - Я поздно просыпаюсь, господин Лигвант.
  - Я оставлю коробку Такату. Просто предупредите его.
  - В столице обсуждают мою личную жизнь вплоть до имени дворецкого? - реально удивляется Лидия.
  - Ну что вы, обсуждают лишь вашу красоту. Остальное моя личная инициатива. Должен же я иметь представление, с кем поддерживает отношения мой новый деловой партнер?
  - А вы опасный человек, господин Лигвант, - улыбнулась Лидия.
  - Ваша проницательность под стать вашей внешности. Вы хищница, прекрасная хищница.
  Лидия флиртовала со мной, я видел, что ей интересно. Она не настолько глупа, чтобы западать на незнакомца, сыплющего дешевыми комплиментами, но суть момента уловила. Раз кто-то прорабатывает ближнее окружение Алшора, этот кто-то - не уличная мелочь. Лидия умела делать правильные выводы и заводить полезные знакомства.
  - Берегитесь, господин Лигвант, я могу начать охоту на вас.
  - Не стоит расстраивать уважаемого Алшора. Вам лучше отойти к нужному столику для приватного разговора.
  Пара последовала моему совету. Устроились за нужный столик и сделали вид, что обсуждают нечто важное. Мне принесли заказ и я смог попробовать фирменное блюдо. 'Русалка' оправдывала свои цены. Приготовлено все было превосходно. Я изредка поглядывал на свою парочку, ожидая, чем все закончится. Я успел доесть порцию, когда Алшор решил покинуть заведение. Не понял, зачем они идут ко мне? Опять я что-то упустил из вида?
  - Я получил ваш пакет с документами, господин Лигвант, - пакет громко шлепается на скатерть. - Милая, тебе лучше отправиться домой, у нас тут обсуждение важных бумаг, ты будешь скучать, - добавляет он для Лидии.
  Дамочка подхватывает шляпную коробку, бросив мне на прощание:
  - Приятного вечера, господин Лигвант.
  Лидия уплывает, грациозно покачивая бедрами. Наверное, у мужской половины зала должна отвалиться челюсть, только не у меня.
  - Здесь хорошо готовят, - сообщаю Алшору.
  Алшор внимательно на меня смотрит. Ожидал, что запаникую, начну метаться в истерике? Не выйдет. Я тебя смогу достать всегда сам. О нашей встрече знают. Если я исчезну, начнут искать. Мне нужно лишь потянуть время. Потянем.
  - Ты намекнул, что встречался с Магистром в 'Орлином гнезде', - я молча прикрыл глаза в знак согласия. - Значит, решить мелкую проблему для тебя не составит труда. Не расстраивайся, считай это проверкой.
  Алшор продолжал улыбаться, а на мое плечо опустилась тяжелая рука. Справа от меня на стул уселся сотрудник моего отдела Пуго Зартаков.
  - Отдел по борьбе с наркотиками, дознаватель Зартаков, - отвернув лацкан пиджака, Пуго показал переливающийся знак. - Сам во всем сознаешься или на каторгу хочешь?
  - Признаюсь в чем? - представление обещало быть интересным.
  - Крэг в особо крупных размерах.
  - Какое отношение я имею к крэгу?
  - Ты хочешь сказать, что в пакете нет крэга?
  - Я впервые вижу этот пакет.
  - Не выйдет, - усмехнулся Пуго, - ваша беседа прослушивалась. У нас все застенографировано. Ты знал, где расположен пакет.
  - Совершенно верно. Я знал, где расположен пакет с документами, но когда я утверждал, что это мой пакет?
  - В несознанку решил пойти, документы, говоришь, - Пуго, вытащив портативный сканер, начал водить им над пакетом. Я с улыбкой смотрел, как ухмылка пропадает с его лица. Алшор тоже бледнел прямо на глазах.
  - Повторюсь, что в пакете, о котором я упоминал, были документы особой важности для господина Алшора. И с некоторых пор он несет за них ответственность.
  Вот так. Слово сказано. Мне плевать, как разрулят ситуацию дальше, но денег мне Алшор должен. Слева от меня плюхнулся на стул второй мой подопечный Гомбро Лигард.
  - Строишь из себя умную столичную штучку? - угрюмо поинтересовался он у меня.
  - Нисколько. Стараюсь понять, почему у вашей службы возникли претензии именно ко мне?
  - Вскрывать? - спрашивает Пуго у Алшора.
  Вот как, - дознаватель спрашивает разрешения у наркоторговца. Это интересно.
  - Я сам, - Алшор достает острый нож, нацеливаясь на пакет.
  - Осторожнее с документами, господин Алшор, - успеваю вставить я.
  - Заткнись, - приказал Гомбро.
  Острое лезвие проткнуло пакет, выпуская из пореза небольшое облачко белой пыли. Вижу, как меняется выражение лиц моих недоброжелателей.
  - А ты тут юлил, - обрадованно говорит Гомбро.
  - В моем пакете были документы, а что в этом, я не имею понятия.
  - В этом..., - Пуго хотел добавить, наркота, но осекся. Магический сканер на порошок не реагировал. В это было трудно поверить, но это факт.
  Алшор, не выдержав, макнул в порошок палец и слизнул белую пыль.
  - Крэг, - сплюнув прямо на пол, довольно сообщил он.
  - Почему сканер не сработал? - поинтересовался Пуго.
  - Откуда мне знать? Сломался, - огрызнулся Алшор.
  - Что теперь скажешь? - спрашивает у меня Гомбро.
  - Ничего нового. В пакете, о котором говорил я, были документы. Что в пакете господина Алшора, я не знаю.
  - Хочешь по-плохому, - начал подниматься со своего места Гомбро. Его намерения были мне понятны. Неприятно, но придется терпеть.
  - Не здесь. Будильнику не понравится шумиха в его заведении, - осадил дознавателя Алшор. - Как договаривались, товар мой, гонец ваш. Вытрясите из него все, чтобы впредь идиоты из столицы не мнили о себе непонятно что.
  - Сделаем.
  - Поздравляю, господин Алшор, вы смогли меня удивить. Дознаватели из отдела по борьбе с наркотиками у вас на побегушках, впечатляет. Нам в столицах до вас далеко, мы скромнее живем.
  - Скромнее, - фыркнул Алшор, поднимаясь из-за стола.
  Значит, в столице сотрудники из отдела по борьбе с наркотиками прикрывают наркоторговцев, полезная информация. Сколько всего интересного можно узнать за один день.
  - Встать, - приказывает мне Гомбро. Похоже, он играет роль плохого дознавателя в этой паре.
  Поднимаюсь, глядя вслед уходящему наркоторговцу. Хотелось сделать что-то неприятное для Алшора, но ничего не приходило на ум. К тому же Гомбро довольно жестко застегивал мои руки в наручники, заведя их за спину. Игры кончились, сейчас из меня будут выбивать показания. Такой сценарий прорабатывался, только я не ожидал, что продажными законниками окажутся сотрудники моего нового отдела. Сволочь Гомбро, вытряхнул деньги из моего кошелька, чтобы заплатить за мой ужин. Хорошо, у него хватило ума не засовывать мой кошелек себе в карман. Посетители перешептывались, глядя, как меня в наручниках с заведенными за спину руками выводили из ресторана. Я мило улыбался гостям, недоуменно пожимая плечами. Я намерен сюда вернуться. Не сегодня, но я вернусь.
  
  

Глава пятая

  
  Мир перед глазами завертелся - тело полетело на пол, мой затылок очень больно впечатался в камень. Зубы клацнули, рот стал наполняться соленой кровью. Рукам было больно, мой вес и спинка стула давили на предплечья. Кистям тоже досталось и я старался пошевелиться, чтобы уменьшить боль. Повезло, Гомбро поднял меня за воротник, возвращая стул в нормальное положение.
  - Вот теперь можно начинать разговор, - довольно оскалился плохой дознаватель.
  Я молчал, ожидая продолжения. Разглагольствования здесь ни к чему. Перебесится, отправит меня в камеру, завтра меня из тюряги вытянут столичные адвокаты, а я заработаю правильную репутацию в глазах Алшора и вообще наркоторговцев.
  - Молчишь? Зря. Самое время рассказать нам слезную историю о том, как плохие дяди сбили тебя с правильного пути. Пуго любит такие истории, а у меня от них зубы сводит. Ты будешь говорить?
  - Конечно, - согласился я и замолчал.
  - Ну! - через несколько секунд молчания заорал Гомбро.
  - Так вопроса не было, - спокойно констатирую я.
  Резкий удар в лицо опять отправляет мое тело в полет. На этот раз Гомбро ударил чем-то металлическим. Мне пришлось выплюнуть верхний зуб. Кровавая слюна текла по щеке, я пытался завалиться на бок. Меня опять подняли.
  - Быстро, все как на духу! - орет Гомбро.
  - Ты выбил мне зуб, дознаватель.
  - Ты заявился в наш город с полкило крэга и жалуешься на выбитый зуб? - развеселился мой мучитель, покачивая в руке бронзовую статуэтку.
  - Крэг - плод вашей фантазии, а зуба нет.
  - Наоборот, - не стал меня бить Гомбро, - твой зуб, вот он валяется, а крэга нет. Но это для протокола 'нет', а может и появиться. За полкило грозит смерть, поэтому шансов у тебя нет.
  - Грязно работаете.
  - Это ты решил, что тут дураки. Все территории давно поделены. С чего ты взял, что сможешь тут что-либо изменить? Наплел сказок о покровителях в столице и все? Думаешь, твои сказки кого-то вдохновили? Кто тебя прислал к нам?
  - Товарищество горняков Лигий и сыновья. Они предполагали, что на месте могут возникнуть трудности.
  - Допустим, твое товарищество - прикрытие. На кого конкретно ты работаешь? Только не надо плести дежурных речей. Назови имя того, кто решил, что может менять правила игры, которые, между прочим, в той же столице установлены.
  - Я лишь мелкий клерк. Но если вы назовете имя уважаемого человека, интересы которого затронуты, хозяева в столице попытаются найти приемлемое решение.
  Вот так вот, выдай мне кличку того, кто тут всем заправляет из столицы. Удивительно, но дознаватели слишком хорошо осведомлены. Вроде так и должно быть, но они отдали полкило крэга на улицы города, и это все меняло. Я сам собирался сделать то же самое, но ради внедрения, а тут просто так. Ведь могли прибрать крэг как улику.
  - Откуда нам, провинциальным полицейским, знать столичные имена? А вот ты должен знать, на кого работаешь... - красиво перевел стрелки Гомбро.
  - Опасный у вас город. Может, я смогу вас нанять для защиты? Сколько вам платит Алшор? Я дам больше.
  - Не выйдет, нам важнее спокойствие на вверенном участке. Ты собираешься устроить тут передел рынка, что сулит проблемы, которые никому не нужны. Но я вижу, ты не дурак и понимаешь, что к чему. Предлагаю простое решение. Ты называешь имя своего хозяина и отправляешься в камеру. Пусть в столицах решают сложные задачи, а мы тут подождем. Как тебе план?
  - Мне нравится ваше предложение, господин дознаватель, но есть одна загвоздка. Я не знаю имени хозяина. Могу передать в свое товарищество господина Лигия имя вашего покровителя и пусть они там, в столице, решают проблемы.
  Гомбро усмехнулся. Ситуация складывалась патовая, никто не хотел называть имена покровителей. Допускаю, что дознаватели имен могли и не знать.
  - Вот, смотрю, ты весь такой интеллигентный, в костюмчике привык ходить. Представь, что мы оформим тебе одну дозу, быстро оформим. Завтра ты будешь пилить ракушечник на каторге неподалеку отсюда, а мы будем ждать, кто прибежит тебя спасать.
  - Адвокаты товарищества, - пожал плечами я. Неужели для него это не очевидно.
  - Да, тут я просчитался.
  - Вы просчитались в тот момент, когда отдали полкило неизвестного порошка господину Алшору.
  - Откуда ты знаешь, что там было полкило? - тут же оживился Пуго.
  - Вы об этом упоминали несколько раз. Вы взвешивали пакет перед этой провокацией?
  Потолок опять оказался у меня над головой. Из носа текла тоненькая струйка, пришлось втягивать воздух. Сверху надо мной стоял Гомбро с озабоченным видом. Поднимать мое тело он не торопился, пришлось, извиваясь, завалиться на бок. Проклятый стул сильно мешал.
  - Ты быстро забываешься, залетный.
  Мне нечего было возразить. Забылся. Точнее, решил, что дознаватели успокоились, но нет, они свое дело знали. А вот я, судя по их реакции, вел себя неправильно. Ну конечно, я их не боялся, хотя должен был. Поздно, менять линию поведения не стоит. Пусть думают, что у меня могучие покровители.
  - Мне он не нравится, - сделал очевидный вывод Пуго.
  - Мне тоже, - согласился его напарник.
  - Может в глотку демона его и дело с концом? - предложил Пуго.
  Сейчас они не играли, дознаватели всерьез решали, как со мной поступить. Вариант с какой-то глоткой демона моему слуху был неприятен.
  - В товариществе знают, что я встречался с Алшором в 'Русалке'. Много людей видело, как вы меня оттуда выводили в наручниках.
  - Умный, - нога Гомбро наступила на мое плечо. Было неприятно и даже больно. - И что нам с таким умником делать? - гад облокотился о свое колено, отчего давление на плечо стало еще больше.
  - Давай его Индюку сдадим, - предложил Пуго.
  - Индюку? - оживился Гомбро. - А что, мысль стоящая. Раз это к нам из столицы прилетело, пусть они там и разбираются.
  - Радуйся, домой поедешь, - убрал с меня ногу дознаватель.
  Твою мать, гады, такой сценарий не был предусмотрен. Все что угодно, только не портал. На выходе из портала меня убьют маги. И как быть? Начать орать, что я их новый начальник? Буду выглядеть жалко, посмеются, наваляют еще больше. Ладно, придется раскрываться, только не сейчас, а в более подходящий момент. Первое чувство паники отступило, уступив место трезвому расчету. Уроды, испортили всю операцию. Конечно, я много выяснил, слишком много для одного дня, но я был недоволен предстоящей развязкой.
  Меня оставили лежать на полу, а сами дознаватели принялись составлять письмо тому самому Индюку. Лезть в портал они не хотели, осторожные. Если я правильно понял, Индюк - кто-то из нашего отдела в столице. Пусть пишут сопроводиловку, идиоты. Уверен, они там расписывают реальное положение вещей, тем самым лишая себя возможности каких-либо маневров в будущем.
  Повезло мне с этими идиотами. Точнее, повезло, что они уже не мои подчиненные. Как Ив терпел таких дебилов у себя в отделе? Хотя, может, они и не так глупы, просто расслабились. Полкило крэга, вот он, главный аргумент, который затмил их разум. Никогда за все время отдел не проводил столь масштабной операции. Полкило позволяет поверить, что перед тобой представитель конкурентов.
  От неудобной позы у меня затекло плечо, но я молча терпел, стараясь не привлекать внимания. По коротким фразам, которыми обменивались напарники, я представлял содержимое письма. Они развязывали мне руки. Практически обвинение для себя пишут. Попытки зашифровать имя Алшора смотрелись смешно. Я бы посмеялся, да положение, в котором я находился, к этому не располагало. Еще я готов посмеяться над глупым Алшором, которого ждут веселые объяснения с недовольными клиентами. Крэг в пакете был настоящим, но слегка обработанный магией. Вскрыв пакет, Алшор запустил обратимую реакцию. Если я не остановлю ее, через шесть часов в руках наркоторговца окажется полкило сладковатой пудры. Небольшая защита на случай непредвиденной ситуации. Если бы все прошло нормально, я бы остановил процесс, отправляя крэг на улицы города. Да, отдел готов был пойти на такой шаг, чтобы найти убийц. Только в свете последних событий я не уверен, что наших убили наркоторговцы. Мальчик с шептуном - вот ключ к разгадке, я чувствовал это, но больше у меня ничего не было. Вся эта суета с продажными дознавателями на фоне мальчишки выглядела блекло. Мои подопечные меня не интересовали. Нет, за выбитый зуб они мне заплатят, дорого заплатят, но это не то - скучно.
  - Поднимайся, - дернул мое тело вместе со стулом Гомбро. Он в этой паре за силовую часть допроса отвечает, это я точно знаю. Язык постоянно натыкался на дырку в ряду зубов. За зуб он мне ответит отдельно. Маги новый вырастят, но для этого нужно пролежать у них в лазарете не менее суток, а столько времени у меня нет. Останься я под прикрытием, как наркоторговец, мне отсутствие зуба для имиджа полезно, а сейчас нет. Как мне с нормальными людьми без зуба общаться? Хорошо, хоть в сидячее положение определили, уже получше. Меня подняли со стула, оставив руки скованными за спиной наручниками.
  - Пошли, торговец, - приказал Пуго, направляясь к двери. Гомбро легонько подтолкнул меня в спину, чтобы не тормозил.
  Я досконально не изучал план помещений в закрытом городе. А наш отдел находился за стеной в закрытом городе, рядом с магами и портальной станцией. Теперь мне такая информация могла пригодиться, но ее не было. Помню, что город магов находится правее, портал в центре, а небольшая часть со стражами порядка слева. Меня вели к порталу, чтобы отправить куда-то к Индюку. Смешно, но я даже не представляю, на какой континент. Столица ведь есть на каждом континенте, а еще есть место, где заседает совет магов. Ломан тоже по праву считается столицей, административной. Все законы принимаются там, все правители там, где еще быть столице? Мне, собственно, без разницы, в портал я не пойду, не имею права. Тут дети с шептунами ходят, нельзя мне погибать, никак нельзя.
  Меня вели по длинному коридору, предположительно, вдоль стены. Тут горели магические светильники, здесь можно. Я не видел магических потоков, но знал, что они тут повсюду. Портальная станция - единственное место, где разрешено пользоваться магическими накопителями и потоками магии. За пределами этих стен маг может использовать только внутренний резерв организма, который, как правило, небольшой. Потому в большинстве маги живут в своем городке безвылазно. Такова плата за право всегда пользоваться магией. Не любят маги жить без магии. Выходят иногда в город, но им там не интересно. А вынести накопитель можно только в особых случаях, с особыми предосторожностями, как те же фотоаппараты.
  Разглядывать в коридоре, кроме дверей с одной стороны, нечего. Мы довольно быстро дошли до главного входа. Вход в портальную станцию был один. Проход через шлюз обязателен. Людей через узкое помещение с бойницами пропускали группами. Предосторожность на случай прорыва демонов. Их не выпустят за пределы портальной станции. Тут по периметру пушки с картечью, которые расстреляют в фарш неприятеля. Пушки можно привести в действие магией и вручную, на случай магической атаки. Портальные станции были продуманными крепостями, со своей системой внутренней безопасности.
  - Заходи, - толкнул меня в шлюзовое помещение Гомбро. Дверь за нашими спинами с натужным лязгом захлопнулось. Решетка впереди нас сдвинулась в сторону лишь после того, как на двери защелкнулся замок. Мы шли по короткому коридору. С боковых стен на нас смотрели дула пушек. Небольшие такие, толстенькие, но их заряда хватит, чтобы порвать любое тело в клочья. Нам ничего не угрожало, мы же не демоны, но ощущение было не самым приятным. Последняя дверь в конце коридора открывается перед нами лишь после того, как за нашими спинами появилась решетка. Все продумано и безопасно.
  - Нам нужен срочный портал в Анакан, - сходу заявил дежурному магу Пуго.
  Молодцы, все же на нашем континенте Индюк заседает. Значит, об одной столице в разговоре думали. Тем легче будет дело раскручивать.
  - Два часа. Быстрее никак, - спокойно сообщил маг, заглянув в свой планшет.
  Удобные у них доски с расписанием, все на магии. Вызов магией - я видел, как это работает, одно загляденье. Жаль, простым смертным магические устройства недоступны.
  - Нам нужно сейчас. Отдел по борьбе с наркотиками, - добавил Пуго, будто маг не видит его знака. Любой знак законника сделан таким образом, что в магическом спектре светится особым светом и даже символ проецирует.
  Между магом и Пуго начались препирательства. Один не собирался менять установленный график из-за двухчасового интервала. Скорее всего, люди уже на местах и ждут отправки. Порталы работают непрерывно и днем и ночью. Проходы открываются так, чтобы пройти мог один или два человека, вот и идут живой очередью. Технически несложно открыть портал пошире, но тогда может прорваться большое количество демонов за короткий промежуток времени, а это рискованно.
  Пока законник спорит с магом, я стараюсь сдвинуть пластину под кожей на запястье. На тренировках нормально получалось, а тут наручники как-то неудобно одеты. Возился больше минуты, пока не почувствовал, что пластина сместилась. Все, теперь будет легче.
  Успеваю отодвинуться немного вправо к двери, ведущей в городок магов. Как только пластина сдвинулась, я под удивленным взглядом мага проскользнул за дверь. Я просто толкнул дверь и она открылась. Мой допуск позволял войти в любое помещение в городке магов. Разумеется, маг мог поставить индивидуальную защиту, тогда меня ждет фиаско, но стандартная защита меня пропустит всегда. Шум переполоха за дверью затихал по мере того, как я удалялся по коридору. Мне нужен главный, господин Трудор Ташевинич.
  - Простите, где здесь кабинет господина Ташевинича? - обратился я к молодому магу, который вышел из боковой двери. Он не видел, что у меня на руках наручники, решив, что мне так удобно стоять.
  - Шестая дверь по коридору, там есть табличка. Он еще не ушел, - с небольшой заминкой сообщил парень. Видимо проверил что-то при помощи магии.
  - Спасибо, - поблагодарил я, проходя мимо мага. Только теперь он заметил наручники, и попытался меня остановить.
  - Стойте, - раздался за моей спиной голос, тело вдруг завязло, словно в киселе. Шустрый парень. - Вы почему в наручниках? - он ходил вокруг меня, с удивлением разглядывая. Только сейчас заметил капли крови на костюме.
  - Допуск посмотри, - зарычал я. Не хватало еще, чтобы мои сотрудники успели меня схватить.
  - Ой, извините. Но почему?...
  - Отставить. За мной идут двое, проводить до кабинета Ташевинича и обездвижить. Ясно?
  - Да.
  - Мне вообще-то пора, - намекнул я на заклинание, державшее мое тело.
  Маг тут же снял заклинание и я смог пойти дальше. Позади уже слышался топот ног и крики, когда я толкнул искомую дверь. Табличка скромно сообщала, что это кабинет магистра Трудора Ташевинича.
  - Доброй ночи, - поздоровался я. - Извините, вынужден входить без стука.
  - Ваш статус позволяет это делать, господин Лигвант, - приветствовал меня Трудор. - Наручники снять? - тут же поинтересовался он.
  - Разумеется.
  Наручники на моих руках открылись с характерным щелчком. Я смог размять затекшие запястья. Молодец магистр, сразу считал опознавательный знак, не став задавать ненужных вопросов.
  - Завидую я вам, - признаюсь Трудору.
  - Не только вы. В свою очередь я завидую вам, ведь я не чувствую шептунов.
  - Не завидуйте, за эту способность мне пришлось заплатить слишком высокую цену.
  - Мы тоже вынуждены жить под решеткой в этих стенах, чтобы полноценно пользоваться магией. После вторжения демонов мы все что-то потеряли больше или меньше, но это другой вопрос. Об этом мы поговорим в другой раз. Я вижу, Валентин обездвижил у моей двери двух сотрудников вашего отдела, зачем?
  - У вас есть сфера забвения?
  - Даже так? - удивленно поднял бровь магистр. - Разумеется, есть.
  На стол из нижнего ящика был извлечен небольшой черный прямоугольник. Сфера забвения - сложнейший артефакт, убивающий носителя информации, который нарушил клятву или собирается врать. Действует этот амулет только на магов. Лишь примерно представляю, как он работает, но умею им пользоваться. Мое запястье прикасается к прямоугольной пластине, которая тут же начинает переливаться красивыми разводами.
  - Господин Ташевинич, - приглашаю мага.
  Ему тоже пришлось прикоснуться к пластине рукой. Я почувствовал тепло в запястье, что подтверждало контакт.
  - Клянетесь ли вы, что полученная от меня сейчас информация не будет передана никому под страхом вашей смерти?
  - Никому? - удивленно уточнил магистр. Такая формулировка была редкой. Обычно оставляли допуск членам совета магов или проверяющим.
  - Никому.
  - Я, Трудор Ташевинич, под страхом смерти обязуюсь никому не разглашать информацию, которую мне сейчас сообщит господин Артур Лигвант.
  Я мысленно принял формулу клятвы, отчего камень засветился ровным белым светом.
  - Поклянитесь, что никогда в своей жизни не делали ничего, что могло помочь шептунам.
  - Клянусь, что сознательно ничего подобного не делал.
  Пластина светилась ровно, а это означало, что магистр не врет.
  - Сегодня мною в Берлитаре был убит подросток приблизительно шести лет с шептуном в сознании, - произнеся это, я убрал руку со сферы забвения. Интересно, почему ее называют сферой, если артефакт прямоугольный? Никак не удосужусь спросить, возможно, прежние версии были в виде сферы?
  - Вы не могли ошибиться? - уточнил магистр, убирая артефакт в ящик стола.
  - Нет.
  - Как?
  - Я тоже пытаюсь найти ответ на этот вопрос. Более того, покойный Джозеф Вуртанович убил четырех носителей шептунов, но в отчете указал только трех.
  - Комиссия работала тут месяц, а вы все это выяснили за несколько дней?
  - За один и меня это ничуть не радует. Те два дознавателя за дверью работают на наркоторговца Алшора. Они отпустили его с половиной килограмма крэга. Собственно, они этого и не скрывали, думая, что я наркоторговец.
  - Крэг - попытка внедрения. Вас пока не знают?
  - Нет.
  - В какой момент операция провалилась?
  - Эти двое решили отправить меня порталом в Анакан.
  - Да, портал вам противопоказан, господин Лигвант.
  - Можно на 'ты' и просто Артур.
  - Трудор, - протянул мне руку магистр, принимая условия. Он мне нравился. Не говорил лишнего, быстро все схватывал и главное, что он маг. Не просто маг, а он здесь главный. Заручившись его поддержкой, мне будет намного легче работать.
  - Невеселые вести ты сюда принес. Шептун в сознании ребенка. Как он попал в портал?
  - Он мог прийти порталом сюда, но где ему позволили сделать шаг?
  - Хочешь начать полномасштабное расследование? Твоя новость заставит совет проявить небывалую активность. Даже страшно подумать, что начнется на Тавре.
  - Не знаю, пока не решил. Старику сообщу, пусть он решение принимает.
  - Кстати - на стол, переливаясь магией, упал мой новый жетон - неделю как тебя дожидается.
  - Придется носить, - с неохотой цепляю жетон под лацкан пиджака. - Такую операцию испортили. Ведь могли в камере подержать, за ниточки подергать. Кстати, можно их сюда?
  - Конечно, - Трудор даже не пошевелился, а молодой маг уже входил в дверь.
  - Вызывали, господин магистр?
  - Введи этих двоих.
  Пуго и Гомбро шли будто заплетаясь. Их тела сковывал магический захват, позволяя слегка передвигать ноги. В глазах если и был страх, то не в том количестве, которое требуется мне. Пресс-папье со стола магистра как-то незаметно оказалось в моей руке. Короткий замах и тяжелый предмет соприкасается с зубами Гомбро. Шаг в сторону замах, в челюсти Пуго что-то хрустит. Бедняга закатывает глаза, но тело упасть не может. Пресс-папье сбоку бьет в лицо Гомбро, потом еще и еще. Его рожа вся в крови, но я даже не думаю останавливаться. Мою руку останавливает неведомая сила.
  - Он пригодится живым, - поясняет со своего места Трудор.
  Молодой маг в замешательстве. Он знает, что пытки представителями органов власти запрещены на всех континентах. В кабинете магистра происходит насилие над представителем власти и Трудор смотрит на это спокойно, будто все нормально.
  - Да, ты прав. Он мне зуб выбил, не могу удержаться.
  - Надеюсь, ты снял напряжение и этих можно в камеры до утра? - предположил Трудор. - А зуб я тебе восстановлю.
  - Не получится. Мне нужен подвал с приспособлениями для пыток. Этих туда и боевых магов мне в помощь, чтобы провести задержания. На зуб у меня нету суток.
  - Это обязательно? - уточнил магистр.
  - Не забывай, каков мой основной профиль. Я должен выяснить, что с этими и их подельниками. Если они виновны - я их убью.
  - А сразу определить?
  - Шептун, находящийся в симбиозе со своим носителем, практически неразличим. А вот во время пыток психика человека дает сбой и шептуна можно почувствовать. Учитывая события последнего дня, у меня есть сомнения насчет этих предателей. Поверь, так надо.
  - У нас нет такого подвала, - признался Трудор.
  - Придется организовать в спешном порядке. Помещение с блоками под потолком и крюками на стенах, хоть какой-то минимум для работы, - почти взмолился я.
  Все это было импровизацией чистой воды. Ничего подобного мне не нужно, а вот слух о новых методах паладина быстро распространится по городу. Еще у меня есть желание допросить всех, с кем я сегодня имел дело. Мне отчего-то кажется, что на дыбе они будут сговорчивее. Да, я готов их слегка покалечить, не со зла, а пользы ради.
  - Я попытаюсь подыскать помещение, - сдался Трудор.
  - И лучше подальше от остальных, чтобы не слышали криков.
  Пуго и Гомбро слышали наш разговор и я видел в их глазах страх, тот самый уровень, который нужен мне для дела. Ничего, господа дознаватели, сегодня вы на собственной шкуре опробуете самые современные способы ведения допросов с пристрастием.
  - Выдели мне боевых магов для работы в городе.
  - Ждут за дверью. Две тройки будет достаточно?
  - Спасибо. Я отправлюсь за остальными преступниками, только пару строк напишу Старику.
  - Пиши. Пока пишешь, я гляну твой зуб. На сутки отвлекаться не придется. У нас на такой случай есть переносные амулеты, с которыми можно выходить в город. Лечение займет дня четыре, зато зуб будет восстановлен, - Трудор положил на стол лист бумаги и магическое стило. Писать такой штукой одно удовольствие, чем я и занялся.
  'Шептун в ребенке шести лет. Джозеф Вуртанович убил четырех обращенных. Дознаватели Пуго и Гомбро работали на Алшора. Действую жестко. Нужны люди в отдел'.
  Послание я писал шифром, который вбит в мою память навеки. Текст лаконичный, но первое предложение заставит Старика провести бессонную ночь. Как он поступит дальше, я не знаю. Надеюсь, сообразит прислать замену дознавателям, раз местным доверять нельзя. Я буду проводить допрос наркоторговцев и их пособников. После нашего общения они будут молиться, чтобы я сделал их своими агентами. Будут, я нисколько в этом не сомневаюсь. Мне выбили зуб, переиграв в моей игре, что меня очень расстроило. Они не знали, что не стоит меня злить, зато теперь узнают о новой ситуации в городе.
  
  

Глава шестая

  
  Шестеро боевых магов поджидали меня за дверью. Пришлось попросить показать мой кабинет, который пустовал уже больше месяца. Стараюсь запомнить дорогу, чтобы заглянуть к магистру без провожатых. Запоминать особо нечего, прямой коридор вдоль стены, с переходом в крыло, отведенное стражам порядка. Здесь повсюду задействовалась магия, поэтому двери передо мною открывались сами. Удобно иметь допуск высшего уровня. А как иначе? Ведь мне может потребоваться ликвидировать шептуна в сознании магистра. Ну или самого магистра, что по сути одно и то же. Маги понимали, что их жизни в моих руках и старались во всем помогать. Не то, чтобы все прямо меня боялись, большинство из них ни в чем неповинны, однако старались не вызывать моего недовольства. Зачем злить опасного человека? С таким лучше дружить.
  Зайдя в свой кабинет, понимаю, что ловить мне тут нечего. Папки с документами были кучами свалены на столе. Ознакомились во время следствия, да так и побросали все. Найти в этих бумагах нужную информацию нереально.
  - Где тут дежурный стражник? - спрашиваю у магов.
  Ага, мы прошли мимо него, а я как-то упустил пост в небольшой нише. Дежурный сидит недалеко от входа, чтобы встречать всех входящих. Мог бы и сам додуматься.
  - Артур Лигвант, начальник отдела по борьбе с наркотиками, - отворачиваю лацкан пиджака, чтобы показать мой знак. Дежурный удивленно таращится на красные переливы. Ясно, что у меня допуск высшего уровня, но он не понимает, что я новый паладин. Маги с серьезными лицами за моей спиной придают весомость моей персоне. - Срочно доставить сюда Джо Вурзинского и Башата Ташевского.
  - Доставить или вызвать? - уточнил дежурный.
  - Не придирайся к словам, вызвать. Проверка из Анакана, быть на месте через пять минут. Исполнять! - пришлось прикрикнуть. Вызывать Ворджика Заровача, следившего за мной, я не стал. Он недавно перевелся к нам, неизвестно, какие у него отношения с городской стражей. Утечка информации мне сейчас не нужна.
  Пока дежурный суетился с магическим переговорным устройством, я попросил магов отвести меня в помещение с пленниками. Как оказалось, это небольшой подвал в крыле магов. Видно, что отсюда спешно вынесли ящики с вином или провизией, часть ящиков еще оставалась внутри. Моих пленников прицепили наручниками к кольцам в стене. Один блок был под потолком в центре помещения.
  - Парни, мне нужно еще четыре блока, чтобы по углам задержанных развесить.
  - Да не проблема их закрепить, только где сами блоки взять?
  - Отправьте кого-то в порт, там наверняка должны быть.
  - Так ночь на улице, - напомнил мне маг.
  - Знаешь, я сегодня днем в вашем славном городке наткнулся на обращенного. Прямо посреди улицы наткнулся. Ты хоть понимаешь, что тут происходит? Мне подождать неделю, пока блоки притащат с Вурта или Таша? Срочно послать человека за блоками. Хоть порталом шагайте туда, где сейчас день, но блоки должны быть. Ясно?
  - Ясно.
  Не скажу, что маг испугался, но мое недовольство воспринял адекватно. Образованный человек понимает, какая опасность таится в шептунах. Пока маг распоряжался относительно блоков - хорошо им тут с магической связью - я переключил внимание на задержанных.
  Оба моих подопечных, уже бывших, имели плачевный вид. На меня смотрели затравленным взглядом. Кондиция в самый раз. У Пуго как-то странно сдвинута челюсть, похоже, я неудачно к ней приложился. У Гомбро заплыл глаз, вместо лица месиво, зато челюсть в порядке.
  - Как вы уже догадались, голубчики, я ваш новый паладин, ну и начальник отдела по совместительству. Наркотики не мой профиль, вы, дурни, умудрились влезть в дело, как пособники шептунов, - вижу, как они прониклись. Одно дело наркотики, другое шептуны. Тут пощады не будет, можно даже не мечтать.
  - Убубубубу, - пытается что-то сказать Пуго, но у него проблемы с челюстью.
  - Парни, вызовите медика, чтобы этому челюсть вправили. Особо можно не стараться, трупам челюсть ни к чему, так, чтобы перед смертью успел покаяться, - обращаюсь к магам.
  - Бубубубуб, - пытается что-то сказать Пуго.
  - Потерпи, сейчас подлечат твою челюсть. А потом я ее снова сломаю, - подбадриваю я бывшего подопечного.
  - Гомбро, ты-то хоть понял, как вы влипли?
  - Понял, чего уж не понять, - угрюмо отвечает гад, выбивший мне зуб.
  - Скоро к нам присоединится Алшор с Якорем, тогда поговорим обстоятельнее.
  - Да я и без них все скажу. Чего уж теперь?
  - Кто отдает приказы из столицы?
  - Не знаю, честно. Нам платил Алшор. Мы понимали, что он с кем-то из Анакана делится прибылью, но нам он не говорил, с кем.
  - Давно вы на него работаете?
  - Два года.
  - Ив подозревал вас?
  - Нет. Он был спокойным начальником. Мы ему палки в колеса не вставляли. Предупреждали Алшора о готовящихся крупных облавах и все. Иногда нужных ему людей отпускали после задержания, иногда нет, чтобы статистику не портить.
  - За что убили Ива?
  - Не знаю. Он никому не мешал. Вуртанович тоже сильно не лютовал, ловил своих шептунов, гонял наркоманов, но в меру.
  - Ходят слухи, что Вуртановича убили. Откуда такое предположение?
  - Не знаю, но так поговаривают. Никому он не мешал. Алшор плевался после этих смертей. Тут проверок поналетело, у них весь бизнес встал, не до крэга было.
  - На чем я прокололся?
  - Ни на чем. Не знаю, чем ты зацепил Алшора, но он был уверен, что ты не из законников. А мы побоялись тебя мордовать, мало ли кто из столицы по твою душу явится.
  - Ты мне зуб выбил.
  - Ты мне четыре, - порадовал Гомбро. - С Алшором мы работали, только про шептунов ты это зря, мы к ним не причастны. Я точно, - поправился Гомбро, решив не брать на себя ответственность за напарника. Пуго старательно мычал, намекая, что он тоже не причастен.
  - Кто такой Индюк?
  - Двоюродный брат Пуго. Он в отделе по борьбе с наркотиками Анакана работает. Это он нас с Алшором свел. О его делах в столице не знаю, может, Пуго в курсе, но думаю, он там кого-то прикрывает.
  - Имя, фамилия?
  - Рингорд Лигоровский.
  - Джо Вурзинский и Башат Ташевский с вами заодно?
  - Нет. Они не при делах.
  - Скоро они будут висеть напротив тебя. Если ты соврал, пожалеешь.
  - Я же не дурак. Ты можешь делать с нами все, что угодно, потом спишешь на шептунов.
  - Правильно мыслишь. Кого с шептуном в сознании последним убил Вуртанович?
  - Не знаю. Я в эти игры нос не совал, мое дело - наркоманы.
  - Парни, - обратился я к магам. - Организуйте сюда писаря, чтобы записать чистосердечное признание Пуго Зартакова и Гомбро Лигарта. Вы ведь хотите без пыток во всем сознаться? - Пуго старательно мычал, кивая головой. Гомбро кивнул, подтверждая согласие.
  - Вы сможете разделить их пологом тишины? - опять обращаюсь к магам.
  - Сможем, - усмехается старший. Ну да, глупость спросил, конечно, смогут, в этом-то месте, где магии полно.
  - Если почувствуете ложь, сами ничего не делайте, я лично их кишки на крюк намотаю. Вызывайте писарей.
  - Гомбро, где сейчас найти Алшора?
  - В 'Кракене'. Он постоянно там проживает. Там целое крыло со стороны двора пристроено. Место тихое, есть тропинка к воде.
  - Бойцов при нем много?
  - Он с Якорем обычно ходит. Есть еще его управляющий - на крысеныша похожий. Он проживает там же. И прислуга, наверное, пара человек.
  - Лидия Восс где живет?
  - У нее особняк на Цветочной, в самом конце. Небольшой такой дом голубенький. Только она не при делах, ее как эскорт нанимают.
  - Так, с этих берете признание. Все с самого начала, как продались, когда. Остальные за мной, - командую магам.
  Выйдя в коридор, я принялся раздавать указания:
  - Один со мной за Лидией Восс. Думаю, там все просто будет. Остальным схватить в 'Кракене' Алшора и его подручных. Чтобы к моему возвращению они висели на дыбе в той же комнате. Только чтобы они не слышали показаний подельников и не прочитали по губам. Думаю, вы сумеете с этим справиться.
  Маги быстро решили, кто куда направляется. Со мной отправился старший. Видимо, молодых решили не отправлять. Хватило зрелища моих зверств. Уже в коридоре мне на пути попались Джо Вурзинский и Башат Ташевский. Оба заспанные, на взводе, не понимают, что стряслось. Что ж, раз так карта выпала, пусть проявят себя.
  - Доброй ночи, сотрудники, - приветствую своих подчиненных. - Я - Артур Лигвант, ваш новый начальник, по совместительству паладин. Сейчас вы отправляетесь со мной на задержание.
  Откинув лацкан пиджака, демонстрирую свой жетон. Лица подчиненных сразу меняются. Зачем мне их сразу пытать, если можно вначале использовать? Если честно, то я верил словам Гомбро. Не в том он положении, чтобы выгораживать остальных сообщников. Как сложно начинать работу, когда не можешь положиться на подчиненных, когда вся документация свалена в кучу. Мне нужно выиграть время, а не перебирать бумаги на столе. Все идет кувырком и не так, как я рассчитывал. Одно я знаю точно - эта эскортная подстилка будет работать на меня не за совесть, а за страх.
  Мои помощники очень быстро организовали экипаж. За это им зачет, не придется по ночному городу таскаться пешком. Как оказалось, дамочка живет в верхнем городе, аккурат напротив портальной станции. Как пояснил Башат, район весьма престижный. Домик у Лидии скромный, большего она себе позволить не может. Не столь популярны эскорт-услуги. Многие готовы платить за продолжение, но тут она марку держит и правильно делает. С репутацией шлюхи ей быстро закроют доступ в высшее общество, а так терпят. Лидия вовсе не дура, умеет правильно лавировать в мутных водах высшего света.
  Доехали до места быстро, не более десяти минут в пути. Извозчику приказали ждать. Маг по моему приказу открыл замок. Шепотом сообщил, где спят жильцы. Я отправил дознавателей скручивать дворецкого, а сам направился в спальню к даме. Ее давно пытались завербовать, но она каждый раз выкручивалась. Сегодня я не оставлю ей шанса.
  Широкая кровать с прозрачным балдахином была видна в темноте спальни. Немного лунного света пробивалось за край шторы и этого было достаточно, чтобы увидеть кровать. Я шепотом попросил мага зажечь светильник. Он не стал тратить свой резерв, а просто взмахом руки зажег свечи на подсвечнике возле кровати. Лидия безмятежно спала, не представляя, что ее сегодня ожидает.
  - Просыпайтесь, госпожа Восс, - потряс я даму за плечо.
  Она проснулась не сразу. Вначале хотела перевернуться на бок, но потом очнулась и попыталась отскочить от меня. Я держал женщину за запястье, не позволив отодвинуться.
  - Лигвант? - чуть замешкавшись, вспомнила она мою фамилию. - По какому праву вы ворвались в мой дом?!
  Голос Лидии был полон негодования. Она не играла со мной, она злилась за незаконное вторжение.
  - По праву, данному мне советом магов, - отворачиваю лацкан, позволяя блеснуть знаку.
  - Не понимаю вас, - напряглась хозяйка дома, почувствовав опасность.
  Я не успел ответить. В спальню вошли мои подчиненные, ведя закованного в наручники мажордома Лидии.
  - Да что здесь происходит? - закричала женщина.
  Хрясь! Мой кулак впечатывается в правильный носик леди, ломая его. Капельки крови брызгают на ночнушку Лидии, словно красный бисер.
  - Вам особое задание, - отдаю распоряжение своим дознавателям. - Обыскать весь дом. Здесь должен быть крэг, найти любой ценой. Используйте амулеты, проявляйте смекалку, но найдите. И не вздумайте подбросить! Из столицы сюда везут кристалл дознания, новейший магический артефакт. С его помощью проверят все показания, никаких незаконных действий, - вижу, как напрягся маг. Не знаком с кристаллом дознания? Разумеется, не знаком, я его только что выдумал, но нужный эффект мои слова возымели. - Таката разрешаю допросить с пристрастием, он может знать, где эта тварь прячет крэг, - дворецкий от этих слов дернулся.
  - Ты за это ответишь, - хлюпая носом, прошипела Лидия.
  Шлеп! Звонкая пощечина заставила мотнуться голову госпожи Восс. Тяну ее за руку с постели, не давая опомниться. Ночнушка задирается, обнажая нижнюю часть тела, но меня женские прелести не волнуют. Лидия пытается сопротивляться, за что получает пару чувствительных ударов под ребра.
  - Не дергайся, будет хуже.
  На всякий случай сковываю руки пленницы наручниками, позаимствованными у Джо. Босиком, в ночнушке веду Лидию в экипаж, чтобы доставить в подвал. Только я усадил присмиревшую даму на место, как со стороны дома раздались радостные голоса.
  - Господин Лигвант, господин Лигвант, нашли!
  Джо бежал со шкатулкой в руках. Это была небольшая шкатулка с эмалированными вставками, в которых дамы обычно держат драгоценности.
  - Прямо возле кровати на столике стояла. Подняли бархатную картонку на донышке, а под ней - порошок, - радостно сообщил Джо.
  - Так за что я отвечу? - поворачиваюсь к Лидии. Она сидит мрачная, нервно покусывая губу, из ноздри к губе тянется красная струйка. Задержанную начинает бить озноб, ночью здесь прохладно, а на ней тонкая ночнушка. - Завтра к обеду ты будешь пилить ракушечник на каторге, - обрадовал я пленницу. - Поехали в отдел, нам еще их всех допрашивать.
  Обратно ехать пришлось в тесноте. Мои подручные с явным удовольствием прижимались с двух сторон к полуголой женщине, мы с магом сидели на скамейке вдвоем, с куда большим комфортом. Таката усадили на полу в центре экипажа. Доехали быстро. Дежурный не особо удивился нашим пленникам, только оценивающе скользнул взглядом по женскому телу.
  - Господин Лигвант, мы можем обсудить сложившуюся ситуацию без свидетелей? - обратилась ко мне госпожа Восс, когда мы спускались по лестнице в подвал.
  - Конечно, можем, но вначале я допрошу ваших сообщников.
  - Каких сообщников? Я ни в чем не замешана, - возмутилась Лидия.
  - Вот это нам и предстоит выяснить.
  - Да там и выяснять нечего, - возмущенно фыркнула красавица и тут же зашипела от боли. Ноги женщины подкосились, она упала на пол. Мои пальцы крепко сжимали разбитый нос. Кровь потекла на ночнушку с новой силой.
  - Не забывайся, тварь.
  Пришлось поднимать даму на ноги, сама она подняться не могла, не было сил. На заплетающихся ногах она шла за мной. Вот и нужная дверь. Открываю мою импровизированную камеру пыток и радуюсь исполнительности магов. Алшор с Якорем подвешены на дыбах по углам каземата. Могут маги, если захотят. И блоки нашли, и веревки, и с задержанием справились. Хорошо, что руки за спину завести догадались, так пленнику неудобнее стоять. Два писаря записывали показания Гомбро и Пуго. Пуго подправили челюсть, он мог говорить. Процесс шел споро, просто загляденье. Ноги Лидии подкосились от открывшегося зрелища.
  - Куда же тебя подвесить, чтобы пытать удобнее было? - размышлял я вслух, подыскивая подходящий блок.
  - Пощадиииии, - взвыла женщина у моих ног. В голосе было столько отчаяния, что даже у меня сжалось сердце, чуть-чуть.
  - Да выживешь ты, не волнуйся. Я же только допрошу. Так, тут замах слабый будет. Тут ты мне помешаешь. Куда же тебя пристроить?
  - Не надоооо, я все расскажу, - зарыдала женщина.
  Нужная кондиция достигнута, но дамочка быстро забывает уроки и тон ее становится неподобающим. Пытать ее нет нужды, а вот наглядный пример ей пойдет на пользу.
  - Расскажешь. Куда ты денешься? Может, отделаешься только каторгой... Такую красавицу казнить не хочется. Подожди пока в коридоре, я тобой позже займусь.
  Вывожу Лидию в коридор, чтобы оставить напротив двери. Она не может нормально стоять, усаживаю ее перед открытой дверью.
  - Посиди тут, никуда не уходи, - наклонившись, прошу женщину.
  Отведя в сторону мага, даю ему указания, что нужно сделать. Он остается присматривать за пленницей, а я возвращаюсь в мою камеру пыток. Якоря пришлось перевешивать на другой блок, чтобы его было видно из коридора. Там же я попросил постоять Джо Вурзинского и Башата Ташевского, вроде как Лидию охранять. Они не заходили внутрь и не видели своих напарников, дающих показания. Звуки из камеры наружу не доносились, маги все правильно устроили. Их ждет сюрприз, когда я закончу с Алшором.
  Алшор не зря занимал свое место в городской криминальной иерархии. Даже Якорь быстрее сломался, а Алшору пришлось переломать оба колена и он не собирался ни в чем признаваться. Вид избитых Пуго и Гомбро не произвел на него впечатления. В сторону Лидии Восс он лишь глянул и усмехнулся. Я специально тянул время, калеча его. Маги вернут ему здоровье за неделю, не забесплатно, но вернут. Зато в городе обо мне пойдут слухи, страшные слухи. Думаете, а зачем оно мне надо? Все просто. Шептуна в человеке иногда очень сложно вычислить, даже мне. В момент сильного потрясения психика человека дает сбой и шептуна можно засечь. После сегодняшних событий мне будет легче работать.
  Я вообще впервые занимаюсь такой кровавой расправой. Никогда прежде мне не приходилось пытать людей. Странно, но я не испытывал никаких эмоций. Ни радости, ни жалости - ничего. Меня интересовал результат. Моя задача - обезвредить шептунов, остальное вторично. Алшор сломался после того, как я сообщил ему, что он способствовал шептунам избежать поимки. Только тогда до него дошло, что шутки давно закончились. Он надеялся на столичных покровителей, думал, что это какая-то проверка, но в итоге сумел сопоставить картину происходящего. Маги, которые мне помогают, избитые дознаватели, все знают, что за крэг не допрашивают с такой жестокостью. В ходе дознания я честно признался, что хотел к нему внедриться для поимки шептунов, а он мне помешал. Почему?
  Стоит пояснить, зачем мне понадобились наркотики. Крэг расслабляет сознание, отправляя человека в мир счастливых грез. Очень часто наркоманы лезут в портал, не до конца отойдя от дозы. Их психика расслаблена, потому они чаще других становятся добычей шептунов. Определить, что человек принял наркотик, можно по внешним признакам в течение первых пяти часов. Позднее действие ослабевает и внешне вычислить наркомана очень сложно. Оттого они и попадают в порталы. Одним словом, опасный контингент, а мне с ними работать, как с группой риска. Не будь проблемы с шептунами, до наркоманов никому не было бы дела. До вторжения так и было. Теперь же вместо безобидных мечтателей наркоманы превращаются в опасность для всего Тавра.
  Алшор поплыл, когда понял, что дело не ограничивается наркотиками. За наркотики каторга или смерть, но в его случае доказательств не было. Были показания Пуго и Гомбро, но они на смертную казнь не тянули, порошок ведь так и не нашли. А вот когда в деле замешаны шептуны, лишиться жизни можно на раз. Я могу убить любого, заявив, что разглядел в человеке шептуна. Могу убить, и мне за это ничего не будет. Это самая эффективная страшилка для моих подозреваемых. Сообщить, что я почувствовал в нем шептуна и собираюсь его уничтожить. Действует безотказно, но Старик предупреждал, чтобы я не злоупотреблял этим приемом. В городе очень скоро пойдут слухи, что новый паладин готов убивать невиновных. Впоследствии, даже убив шептуна, получу от общества негативную реакцию на свои действия. Я не смогу доказать, что вычислил настоящего обращенного. Мой подозреваемый должен сам догадаться о возможностях паладина, тогда я сохраню имидж законности. Ведь я не нарушаю закон, я за Тавр, я против шептунов, я не убиваю невиновных. Пытки - издержки профессии.
  Пришлось отвлечь писарей, чтобы записать показания Алшора и Якоря. Попытались скрывать информацию, но перекрестный допрос в комплексе с ударами дубины дал хороший результат. После пяти неудачных попыток показания задержанных стали совпадать во всех деталях. Удалось выяснить имена столичных покровителей Алшора. Старику будет чем заняться в ближайшие дни. Оба подписали соглашение о сотрудничестве. Они с Якорем отныне были моими информаторами. Согласились, когда я дал им понять, что меня не интересуют обычные наркоманы, мне нужно все, что связано с шептунами. Одно дело сдавать своих же клиентов, другое сдавать пособников демонов - прониклись. Главное - начать, потом поток информации потечет полноводной рекой.
  Алшор с Якорем лежали на полу. Руки пришлось развязать, чтобы они могли поставить свои отпечатки на документ. Прикованные к стене дознаватели догадывались, что происходит, хоть и не слышали посторонних звуков. Им поблажки не светили, только суд. В лучшем случае получат пожизненную каторгу.
  Настал черед Джо и Башата. Когда я попросил дознавателей, стоявших в коридоре, войти в камеру пыток, они ничего не подозревали. Увидев своих коллег по службе у стены, их начала бить мелкая дрожь. Оба ничего не понимали, но им было страшно. Неудивительно - спокойная жизнь кончилась.
  - Узнаете? - киваю на стену.
  - Да, - дрожащими голосами отвечают мои сотрудники.
  - Догадываетесь, за что их так?
  - Нееет! - голоса дрожат.
  - Они работали на Алшора.
  - Не может быть! - возмутились напуганные дознаватели.
  - Может. У меня есть их показания, где они утверждают, что вы сливали информацию Будильнику, - палка в моей руке звонко стукнула о пол, заставив коллег дернуться.
  - Вранье! Да я никогда! Да я никому! - дознаватели наперебой принялись оправдываться, чуть ли не кидаясь на задержанных с кулаками.
  - Врут?
  - Врут, врут, - подтвердили мои сотрудники.
  - Пока я вам верю, но проверка еще не закончена.
  С вздохами облегчения оба принялись давать обещания, как они отомстят этим предателям. И вообще служебное рвение так и перло из них. Завода этой пружины хватит на несколько дней. Я даже поручил им закончить допрос виновных, чтобы писари могли передохнуть. Злой на подозреваемого следователь - опасная штука. Только бы не перестарались.
  Выхожу в коридор к Лидии Восс. Женщина сидит на полу, поджав ноги к груди, из глаз текут слезы, ее тело мелко дрожит. Тут вообще-то сыро, простудится еще.
  - Холодно? - спрашиваю у подозреваемой, вытирая пальцем слезинку скатившуюся по щеке дамы. Она не отвечает, только кивает головой и начинает плакать еще сильнее. Прошу мага принести одеяло или покрывало. Чувствую, как воздух вокруг Лидии нагревается, маг поступил проще.
  - Ради чего стоило помогать обращенным? Неужели вы не понимали, что это верная смерть?
  - Нееет, я не помо..., нет, никаких шептунов. Выслушайте, я все расскажу, не было никаких обращенных.
  - Не верю.
  - Пожалуйста-а! - она захлебывается слезами, нервы женщины напряжены до предела.
  - Вам придется рассказать все в деталях, ничего не утаивая.
  - Я расскажу, все расскажу, мне нечего скрывать.
  - Но вы понимаете, что даже если вы не причастны к делу шептунов, крэг - это каторга. И вы понимаете, что я вам его не подбрасывал.
  - Не подбрасывали. Я все расскажу, только помогите.
  - После всего, что вы здесь видели, есть только один способ избежать каторги, точнее, отсрочить.
  - Какой?
  - Стать информатором отдела по борьбе с наркотиками. Вы понимаете, что сами наркотики мне не интересны, но с ними рядом шептуны, а это опасность для всех.
  - Я согласна. Я понимаю.
  - Что мы тут сидим? Снимите с дамы наручники и найдите одеяло, как-то неприлично женщине в таком виде находиться среди мужчин. Извините, тяжелая ночь, только сейчас вспомнил о манерах.
  Лидия молча плакала, ее плечи вздрагивали. Она потихоньку приходила в себя. Нужно успеть записать ее чистосердечные признания и документ о сотрудничестве.
  Когда я закончил допрос, за окном кабинета светало. Лидию, завернув в одеяло, увезли домой, чтобы не привлекать лишнего внимания. Я почувствовал, что устал. Так бывает, закончил дело и организм вдруг сдувается, словно мыльный пузырь. Как же такие допросы выматывают! Не было желания никуда ехать. Я подложил под голову сложенный вчетверо пиджак, не боясь того, что он будет выглядеть помятым, и уснул с чувством хорошо проделанной работы.
  
  

Глава седьмая

  
  Проснулся я от чувства голода. Интересно, как долго я спал? Окно моего кабинета, как и все окна в защищенном городе, выходило во внутренний двор. На улице было светло, значит утро или уже день. Раз я хочу есть, скорее всего, день. Нужно выбираться к людям за информацией. Во время ночных похождений я сориентировался, как тут все устроено, поэтому туалет, а потом главный зал управления городской стражи, нашел без труда.
  В зале восемь столов, за которыми сидят сотрудники. Знакомых лиц не вижу, придется заниматься расспросами. Подхожу к первому столику.
  - Извините, пожалуйста, не могли бы вы мне помочь?
  - Чего надо? - довольно грубо спрашивает стражник, лишь мельком бросив на меня взгляд.
  - Не подскажешь, в какую камеру тебя лучше засунуть, чтобы научить вежливости?
  - Чтооо?! - заводится служака, но тут же осекается, наткнувшись взглядом на мой знак.
  - Хамить не надо.
  - Навак Ташкевич к вашим услугам, - вытягивается передо мной в струнку стражник.
  Всего лишь 'навак'***, а ведет себя так будто он уже богот пятой категории. Куда катится наш мир?
  
  *** Навак - младший чин стражи (рядовой), торван - средний чин (прапорщик), богот - офицерский чин по категориям, которых 5, все зависит от должности.
  
  - Где расположились Джо Вурзинский и Башат Ташевский?
  - В своем кабинете.
  - А где кабинет?
  - Вторая дверь налево по этому коридору, - навак показывает на коридор, из которого я только что вышел. Оказывается, это дверь кабинета, расположенного рядом с моим, мог ведь и сам догадаться. Пойду, проведаю подчиненных. Узнаю, не угасло ли их служебное рвение?
  - На каторгу пойдешь! - слышу крик Джо, который склонился над кем-то, сидящим за столом. - Быстро выкладывай все, что знаешь, - кулак дознавателя с силой стукает по столешнице.
  О как работает. Молодец! А что это за всхлипыванье у нас слева? Молодая девушка очень натурально рыдает, не в силах отвечать Башату, который ехидно на нее смотрит: мол, притворяйся дальше, голубушка. Что-то в облике девушки показалось мне знакомым. Вот же идиоты, где не надо, сработали четко, где надо, спят как сурки.
  - И что у нас тут происходит? - мой вопрос раздается одновременно со звуком захлопнувшейся за моей спиной двери.
  - Допрашиваем, - сообщает довольный Джо. Дознаватель повернулся ко мне, позволяя увидеть перепуганное лицо Дэни, который просиял, заметив меня, а потом сник. - Нашли парочку, которая передала Алшору крэг. Только доставили, еще не сознались.
  Я заскрипел зубами, чтобы не наорать на идиота. Неужели они не поняли из показаний предателей, что крэг притащил я для внедрения? А-а-а, наверное, они продолжили допрос коллег, не вчитываясь в то, что уже было записано.
  - Сделай для меня и Дэни чай, а даму я у вас заберу. И ничего не предпринимать, пока я не вернусь. Пойдемте со мной, - беру за локоть девушку.
  - Я ни в чем не виновата, не надо меня никуда вести, - взволнованно говорит она, сквозь слезы.
  - Не хотите домой?
  - Домой? - она замолкает, изумленно глядя на меня.
  - Идемте, я провожу вас к выходу, - настойчиво тяну ее за локоть, чтобы не тратить время.
  - А Дэни? - спохватывается девушка, поднявшись на ноги.
  - Навестит вас вечером.
  - Вы его отпустите?
  - Разумеется!
  - А тогда зачем нас сюда?
  - Дэни вам позже все объяснит. Не стоит терять время, - веду ее к двери. - Ташевский, проводи девушку к выходу, если необходимо, посади в экипаж. Выполнять! - говорю тихо, но жестко, видя колебания моего подчиненного.
  Башат, следуя приказу, сопровождает девушку из кабинета. Она бросает настороженный взгляд на меня и на Дэни, а после исчезает за дверью. Одной проблемой меньше.
  - И как же вас угораздило, молодой человек, вляпаться в столь неприятную историю с крэгом? - интересуюсь у Дэни, устраиваясь напротив него.
  - Меня угораздило? Так вы же..., - парень в растерянности, он не понимает, что происходит. Вроде не хочет меня сдавать полицейским, но и признаваться в делишках с крэгом не собирается.
  - Приходит незнакомый человек, просит припрятать пакет и ты становишься соучастником. Впредь не бери ничего у малознакомых людей. Ты ведь реально мог угодить на каторгу, понимаешь?
  - Понимаю, - мрачно соглашается Дэни.
  Джо приносит два стакана чая. Парень с опаской смотрит на стакан, а я с удовольствием прихлебываю горячий напиток. Понимаю, что нужно срочно поесть, голод чувствуется все сильнее.
  - Я начальник отдела по борьбе с наркотиками вашего знаменитого города, - отгибаю лацкан, чтобы показать знак. - Как и обещал, предлагаю тебе работу в моем отделе.
  - Я в городской страже? - удивляется парень.
  - Мы не подчиняемся городской страже. У нас нет званий, как у них, мы подчиняемся совету магов. Конечно, работать придется бок о бок со стражей, но мы не стража. Понятно?
  - Понятно.
  - Ты как, согласен?
  - Неужели нельзя было просто пригласить меня на разговор? Зачем нужно было пугать, доводить до истерики Сильвию?
  - Вот тут ты на своей шкуре познакомился с ошибкой в расследовании. Да, по долгу службы нам приходится допрашивать много людей и понять, кто врет, а кто говорит правду, очень сложно. Ваш случай - досадная ошибка следствия, точнее, невнимательность сотрудников моего отдела. Когда работать приходится всю ночь, такое случается. - Вы хоть спали? - спрашиваю у Джо.
  - Нет.
  - Отсюда и ошибки. Тебе нужно время подумать или согласишься без долгих уговоров? Здесь интереснее, чем на почте, и перспективнее. Может, не в плане денег, но в плане должности точно.
  - Что мне нужно будет делать?
  - Для начала будешь моим личным помощником. Работы будет много, как освоишься, сможешь занять место дознавателя. У нас тут как раз две вакансии освободились.
  - Погибли во время операции? - оживился Дэни.
  А парень-то любопытный. Не откажется он от такого места, я уверен на все сто.
  - Предали совет магов, работали на преступников.
  - И что с ними теперь будет?
  - Совет решит. Смерть или пожизненная каторга. Как по мне, лучше каторга. Пусть хоть какую пользу Тавру принесут. Ты не о них думай, а о своей карьере. Идешь ко мне в отдел?
  - Иду, - соглашается парень.
  - Джо, кто у вас готовил приказы по сотрудникам?
  - Шеф, то есть Ив Вуркатов.
  Значит, бумажной волокитой с назначением сотрудников придется заниматься мне. Как я не люблю все это крючкотворство. Собственно, ради этого я и беру Дэни в помощники, чтобы он за меня выполнял бумажную работу. Вроде штат раздувать нельзя, но в свете происходящего мне никто ничего не скажет.
  - Вот видишь, Дэни, без тебя мне никак не обойтись, завязну в бумажной рутине, - разочарованно развожу руками. - А мне шептунов ловить надо, а не отчеты строчить.
  - Так вы наш новый паладин? - удивляется Джо.
  Да, достались мне сотрудники. Как с ними Ив работал? Неужели не мог подыскать людей посмышленее? Может, это мои первые впечатления, а на деле все не так плохо? Нужно время, чтобы во всем разобраться, оценить. Не стоит делать поспешных выводов. А у Дэни глаз загорелся, как услышал, что я паладин.
  - Я ваш новый паладин, чтобы тебе было понятнее. А еще я начальник отдела - ясно?
  - Ясно.
  - Запиши все данные Дэни, чтобы до завтра подготовить приказ. Я пойду что-нибудь съем, пока мой желудок меня самого не сожрал. Когда запишешь все данные, проводишь парня на выход, ему девушку утешить надо. А ты, Дэни, на почте скажи, куда уходишь. Если им нужен документ, вернешься сюда, уладим, чтобы не портили тебе анкетные данные.
  - Я думаю, начальник поймет, он у нас нормальный.
  - Тем лучше. Ладно, я пойду, а вы тут занимайтесь. Вернусь, доложишь, - это я Джо сказал, чтобы не вздумал расслабляться. Вообще-то нужно будет их домой отправить, толку сегодня от них немного. Так и сделаю, только пусть они меня немного в курс дела введут, а дальше я сам.
  - А где Ворджик Заровач? - запоздало вспомнил я о еще одном сотруднике.
  - Он следит за типом, который поселился позавчера у вдовы Вуртановича, - тут же сообщил Джо. Ситуация складывалась комичная, но я не подал вида. Вечером лично познакомлюсь с Заровачем.
  Перекусить получилось в довольно неплохом месте неподалеку от портальной станции. Если быть точным, не перекусить, а плотно пообедать. Время как раз чуть перевалило за полдень. Куда идти, мне подсказал дежуривший на входе стражник. Трактирчик с простыми лавками и деревянными столами не претендовал на изысканность, зато кормили вкусно и недорого. Цена для меня становилась все актуальнее, деньги как-то стремительно заканчивались и через несколько дней мне придется идти на поклон к Трудору за авансом. Хорошо, за жилье заплачено, хоть будет где ночевать. В кабинете можно, но хочется с утра принять душ в своей ванной комнате. Сегодня мне бы переодеться не помешало, на костюме пятна крови. Хорошо, что он темно-серый, сразу в глаза не бросаются, но чистить придется. Нужно найти, где это сделать, не отдавать же его Марии. Заметит кровь, расскажет хозяйке и меня попросят освободить помещение. Еще одна задачка - поговорить с госпожой Вуртанович. Не стоит затягивать, сообщу, что я прибыл на место ее мужа, может, будет откровеннее. Завтра утром нужно обязательно с ней поговорить.
  Возвращаюсь в отдел, чтобы разобраться с делами. Меня поджидают двое мужчин, один из которых мне знаком.
  - Добрый день, Артур! - приветствует меня Соло Вуртаганов. Он работает в отделе по борьбе с наркотиками Анакана. Мы встречались на тренировках в спортзале. Он хорошо владеет борьбой аторак, поэтому с ним интересно работать на площадке. Поначалу он меня побеждал, но почти семь лет тренировок по два раза в день сделали свое дело. В последнее время победы доставались мне.
  - Привет, Соло! Старик прислал? - догадываюсь я о причине его появления здесь.
  - Он. Со мной дознаватель Март Заточный. Мы с ним в паре десять лет работаем.
  - Чего он на тренировки не ходит?
  - Я больше по холодному оружию, - поясняет Март.
  - Так я с холодным тоже занимался, но тебя не припомню.
  - Я у Трюгоза бываю.
  - Это он скромничает, тренирует он там, - улыбаясь, сообщает Соло.
  Трюгоз - лучший мастер меча в Анакане. Если Март у него тренирует учеников, это о многом говорит. Молодец Старик, не подвел, хороших помощников мне прислал.
  - Что у вас с допусками?
  - Стандартный допуск дознавателей.
  Я совсем не знаком с процедурой передачи полномочий. Никто меня таким вещам не учил, поскольку не предполагалось, что мне придется занимать столь высокую должность.
  - Вы не удивляйтесь, но я не знаю, как передать вам допуск к делам тех двоих.
  Вопрос для меня был актуальным. Дело в том, что вся информация по агентам, завербованным дознавателем из нашего отдела, закрывалась его личным кодом. У нас у всех под кожей были амулеты с опознавательным кодом. Без личного амулета получить доступ к закрытой информации невозможно. Существует какая-то процедура передачи, но я не знаю, как она проводится.
  - Магистр Ташевич должен провести процедуру передачи полномочий. Твое присутствие обязательно.
  - Пошли. Чего время тянуть?
  - Сразу в работу? - уточняет Соло.
  - Какие-то проблемы?
  - Нам бы обустроиться... Вещи у дежурного под ногами валяются.
  - Давай сначала к магистру, а потом обустраивайтесь.
  - Как скажешь, шеф!
  Процедура передачи доступа не заняла много времени. Все производилось на той же сфере забвения. Зачем она нужна, я не понимал. Сфера действует только на магов. В смысле последствия могут быть плачевными только для магов при нарушении клятвы. Простому человеку ничего не грозит, поскольку в его ауре нет доступа к магии. Артефакту негде размещать запрет. Вроде как можно его установить и простому человеку, но нужна магическая подпитка. Раньше, до вторжения, магический фон был повсюду и артефакт действовал на всех. Теперь, чтобы артефакт срабатывал, простому человеку нужно постоянно таскать при себе накопитель для подпитки, что запрещено. Наверное, использование сферы больше относится к охранной системе в самой портальной станции. Мое присутствие было для гарантии и защиты от самоуправства магистра.
  Вместе с новоприбывшими отыскали рабочие места предателей. Проверили, как прошла передача полномочий. Все запертые дверцы сейфов открывались прикосновением запястья, где у нас находятся амулеты. На мой амулет они не реагировали, только на конкретного дознавателя. Нечего начальнику копаться в агентурных делах сотрудников без особых оснований. С передачей данных было покончено и я отпустил парней, чтобы они могли обустроиться.
  Добравшись до своего кабинета, устало опустился на стул. На столе свалены горы из папок с делами, которые предстояло рассортировать. А ведь это кабинет начальника, а мне еще дела зама нужны. Пришлось идти к Трудору, чтобы получить допуск. Оказалось, что он все сделал в тот момент, когда давал клятву. Я, как дурак, не удосужившись попробовать открыть сейфы, хожу к магистру. Выгляжу глупо. А что поделаешь?
  Искать кабинет зама не стал. Взялся сортировать папки с делами по датам. Меня интересовало все, что произошло за месяц, максимум два до смерти Ива. Вчитываться времени не было, брал папки, смотрел на дату начала и дату последних записей. Свежие дела складывал в отдельную папку, остальные сортировал по месяцам. Нужно отдать должное проверяющим, хоть дела и были свалены в кучу, перепутаны они оказались не сильно. За перекладыванием папок у меня ушел остаток дня. Когда я спохватился, на улице уже было темно. Демоны, а ведь я даже к начальнику городской стражи не зашел. Невежливо как-то получилось. Идти сейчас?
  Решил идти. Дежурный сообщил, что господин Рингард Зартаревский еще у себя. Кабинет я нашел быстро. Допуск позволял просто войти в дверь, но я вежливо постучался.
  - Войдите, - раздалось за дверью.
  - Добрый вечер, господин Зартаревский! - поприветствовал я начальника городской стражи. На вид он был чуть старше меня, может, под шестьдесят. Взгляд цепкий, острый нос, округлое лицо, темные волосы, проблемы с лишним весом. Все это взгляд отмечал автоматически. Я видел его фотографию, когда отправлялся сюда, но в жизни все намного интереснее.
  - Добрый вечер! - выжидательно смотрит на меня хозяин кабинета.
  - Я ваш коллега из отдела по борьбе с наркотиками Артур Лигвант, к вашим услугам. Извините, что поздно до вас добрался, был трудный день.
  - Присаживайтесь, господин Лигвант. Мне успели доложить о вашем эффектном появлении. Впечатляет.
  - Учитывая ситуацию в вашем городе, у меня не было выбора.
  - Вы об убийствах?
  - Я вчера уничтожил обращенного.
  Рингард при информации о шептуне тут же напрягся. Когда в деле замешаны шептуны, шутки заканчиваются. Все понимают, что стоит на кону.
  - Месяц у нас не было паладина. Успели, значит, проскочить. Только мне не сообщали об убийстве. Где вы его, если не секрет?
  - Секрет и все гораздо хуже, чем кажется.
  - Что именно? - уточняет Рингард.
  Я бы рад ему сказать, что именно, но не знаю, как правильно сформулировать. Чувство опасности не покидает меня с момента прибытия в Берлитар. Оно не стало больше и не ослабло. С чем это чувство связано, я пока не понимаю, но ситуация мне не нравится.
  - Чутье. В городе притаилась опасность. Я не могу объяснить точнее, это на уровне интуиции, как с шептунами.
  - Чем я могу вам посодействовать?
  - Мне нужны дела обо всех убийствах за последние три месяца.
  - У нас не так часто случаются убийства. Случай с вашими коллегами не более чем стечение обстоятельств.
  - Не далее как вчера в переулке горняков убили человека. По-вашему это редко?
  - Откуда у вас эта информация? Дело сразу засекретили, чтобы по городу не поползли слухи. Только проверки закончились, нам еще новой шумихи не хватало. А-а-а! У вас агенты среди моих подчиненных, - догадался Рингард.
  Агенты среди его подчиненных у меня наверняка найдутся, только я еще не добрался до личных дел, чтобы с ними ознакомиться.
  - В переулке горняков убили человека, - растягивая слова, как сумел, сымитировал я голос Аннушки из лавки мясника. - У вас кухарки об этом на каждом углу судачат, тоже мне, секретность, - фыркнул я.
  Лицо Рудгарда стало наливаться кровью. Давненько я не видел, чтобы люди так краснели. Он что, на меня собирается кинуться?
  - Где вы слышали эту фразу? - кулаки богота угрожающе сжались.
  - В лавке мясника вчера утром.
  - В котором часу?
  - Около семи утра.
  - Не понимаю, как она умудряется обо всем разузнать так быстро.
  - Аннушка?
  - Аннушка, экономка в моем доме. Она с Маданой - две наипервейшие сплетницы. Как она узнает новости раньше меня?
  - Вы точно не обсуждали это известие дома?
  - Мне сообщили после восьми, когда я пришел сюда.
  - Так допросите ее.
  - Думаете это в первый раз? Сколько раз пробовали, безрезультатно. Я бы ее уволил, но супруга против, а готовит Анна превосходно. Приходится закрывать глаза на ее сплетничество.
  - Подчиненные думают, что утечка идет от вас?
  - Я стараюсь объяснить, устраивал разносы, отдавал приказы допросить Анну. Все знают, что я не виноват, но сами понимаете, человеческий фактор.
  - Не завидую я вам.
  Возникла небольшая пауза, и я решил, что пора заканчивать разговор.
  - Завтра подготовьте мне дела по всем убийствам за последние три месяца.
  - Я распоряжусь.
  - Уже поздно, я пойду.
  - До свидания.
  Рингард Зартаревский не стал подниматься со стула, чтобы проводить меня. Мог бы из вежливости, как предписывает этикет, но нет. Чувствую, с ним у меня все сложится не так гладко, как с магистром. Неужели разобиделся за свою экономку? Так я ничего нового не сказал. Откуда мне было знать, что она у него служит? Интересно, раз она такая сплетница, может, она знает, кого убил Джозеф Вуртанович за день до смерти? Захотелось допросить экономку богота Зартаревского, но пока придется воздержаться. Портить отношения с Рингардом не стоит. Если дело зайдет в тупик, доберусь до Аннушки.
  Когда я вышел на улицу, город успел погрузиться в ночную темноту. Еще не ночь, но на севере темнеет быстрее, чем у нас на юге. До дома идти было всего с километр, что довольно близко. Я шел, разглядывая улочки в поисках забегаловки, чтобы поужинать. Как всегда, ориентировался на свой нос. Сегодня меня постигла неудача. Четвертое подряд заведение благоухало таким букетом запахов, что уловить тонкий аромат мяса не представлялось возможным. Место, где запахи мне нравились, показалось слишком дорогим, чтобы туда заходить, во всяком случае, сейчас.
  Подходящий на вид трактирчик попался на глаза в трех кварталах от дома. Запах не привлекал, но голодным ложиться спать я тоже не хотел. Пришлось полагаться на удачу. Частично мне повезло. Суп у них получился так себе, зато жаркое оказалось вполне съедобным и недорогим. Если суп - досадная случайность только сегодня, здесь вполне можно столоваться. Беру заведение на заметку, интересуюсь завтраком и отправляюсь к себе. В последний момент вспоминаю о своем костюме. Сейчас пятен никто не заметит, но с ним нужно что-то делать. У меня два костюма в плачевном состоянии. Третий костюм самый дорогой, парадный. Будь что будет. Попрошу Марию отнести к прачкам. Не думаю, что она будет вглядываться в каждое пятнышко.
  Размышляя о проблемах с одеждой, дошел до дома. Уже собираясь войти в подъезд, я вдруг вспомнил о своем сотруднике Ворджике Зароваче. Он должен находиться поблизости, следить за мной. Темно, разглядеть что-либо сложно. Придется прогуляться. Устраиваю небольшую прогулку вдоль улицы. Руки заложены за спину, изображаю этакого мыслителя. На противоположной стороне замечаю силуэт в подворотне. Вот он где укрылся. Развернувшись, иду по другой стороне улицы к убежищу Ворджика.
  - Господин Заровач, не могли бы вы выйти ко мне? - вежливо посылаю вопрос в темноту под аркой. Секундное замешательство и он появляется передо мной. На лице Ворджика растерянность, он не знает, что делать.
  - Что же вы столь бездарно потеряли объект слежки?
  Мой подчиненный молчит, насупившись. Он никак не ожидает, что тот самый объект будет его распекать за прокол. Решаю, что достаточно, пора знакомиться.
  - Я ваш новый начальник Артур Лигвант, - отворачиваю лацкан, чтобы показать знак.
  - Вы?! - в этом возгласе все.
  Агент обескуражен.
  - Я. Не стоит терять время, вы можете отдохнуть до утра. Завтра разберемся, как с вами быть. Неужели вас не учили элементарным приемам слежки?
  - Учили, - виновато опускает глаза 'хвост'.
  - У меня к тебе есть особое поручение, - нахожу я выход из проблемы, которая не давала мне покоя.
  - Слушаю.
  - Мне нужно почистить два костюма. Сейчас не заметно, но на мне слишком много крови Пуго Зартакова, Гомбро Лигарта и их хозяев.
  - Что с ними случилось? Была операция по задержанию?
  - Я их пытал.
  - Так они же наши, - мой собеседник в еще большей растерянности.
  - Они предатели. Так ты с чисткой помочь сможешь? Я просто не знаю куда обратиться.
  - Да, конечно, - Ворджик в полном замешательстве следует за мной.
  - Пошли.
  Пришлось тащить Заровача к себе в комнату, чтобы отдать свой костюм. Заодно отдаю помятый после прогулки под дождем комплект. Завтра целый день придется щеголять в последнем, парадном костюме. Ворджик денег не берет, говорит, что оплатит из своих, потом сочтемся. Я соглашаюсь. Оставшись один, укладываюсь спать. Еще рано, но последние сутки выдались хлопотными и отдых мне не помешает. Долго не получается заснуть. Постоянно прокручиваю последние события и с каждым разом все больше запутываюсь в нагромождении собственных версий. Не знаю, сколько прошло времени, когда мне удалось уснуть.
  
  

Глава восьмая

  
  Тук, тук, тук. Отдаленный глухой звук пробивается сквозь сон, сообщая, что пора просыпаться. Странно, я не почувствовал запах свежего мяса. Наверное, основательно вымотался вчера. Денек, да что денек, сутки выдались напряженные. Открыв окошко, выполняю разминочный комплекс. Отжимания, приседания, пресс, бой с тенью, все, как учили. Собственно, учить не надо, тело само просит физическую нагрузку. Разбудить я никого не боялся, босые ноги неслышно ступали по полу. Приятный запах из окна щекотал ноздри, кровообращение в застоявшихся мышцах восстанавливалось, настроение постепенно улучшалось. Стоя в душе, прокручивал в голове предстоящий разговор. Главный вопрос, как Диана Вуртанович поведет себя, узнав, что я паладин? Примет известие благосклонно или вышвырнет меня отсюда? С другой стороны, операция внедрения провалена, я могу и в общежитии пожить, но запах... Нравится мне тут.
  Прежде чем одеть костюм, пристраиваю на правом запястье нож. Мне специально изготовили тонкий наруч, в который помещается опасный предмет. Нож тонкий, чтобы не выделяться. Можно сказать, что это тонкая пластина без рукояти, с утолщенным лезвием для метания. Лезвие всего девять сантиметров, полоснуть по горлу или метнуть - в самый раз подходит. Движение, открывающее застежку, отработано, нож из рукава скользит в руку незаметно. Плохо, что на лезвии нет упора для пальца. Небольшая выемка при сильном ударе может соскочить, порезав мне пальцы. Бить в живот противника моим ножичком опасно, можно наткнуться на кольчугу, повредив себе руку. Метать или наносить режущие удары - самое то. Но лучше так, чем ходить безоружным.
  Вроде в скором будущем нам обещали выдать стрелялки нового типа. Держал я такой пистолет в руках - мощная штука. Шума много, зато убивает наповал и главное, что этот пистолет делает шесть выстрелов подряд без перезарядки. И ведь могли его давно ввести в обиход, точнее разработать, но все тормозят маги. По их мнению, нужно продолжать использовать магию. А как прикажете это делать за пределами портальной станции? В совете заседают маги, они за магию, но понимают, что такое оружие необходимо. Вообще прогресс со скрипом продвигается вперед. Взять те же моторы на новой энергии - электричестве. Оказалось, что магическую энергию можно преобразовывать и передавать дальше по проводам. И ведь начали использовать. Глядишь, повсюду применять станут и порталами людей перебрасывать не нужно будет. Если энергия будет на электричество расходоваться, магический щит стабилизируется, только когда еще это будет. Так и с пистолетами. Пока внедрять не хотят. Я даже знаю почему - маг за пределами портальной станции становится слабее человека с пистолетом. Внутренней энергии мага не хватает на щит, способный удержать пулю. Это уже проверено. Что-то я не о том думаю, мне нужно на встречу с дамой настраиваться.
  Мария, открыв дверь, молча пропустила меня внутрь, ответив на приветствие как бы неохотно. Интересно, чем я смог заслужить недовольство экономки? Вроде пока ничего, подлежащего осуждению, мной предпринято не было. Настроение у женщины плохое, да и создатель с ней. Завтракать я здесь не собирался, мне лишь нужно было поговорить с хозяйкой, поэтому на кухню я не пошел.
  - Мария, мне необходимо поговорить с госпожой, - обратился я к экономке.
  Женщина молча пошла внутрь квартиры, оставив меня стоять возле кухонной двери. Я только сейчас подумал, что с мужем Диана не завтракала на кухне. Только ради соблюдения приличий она вышла ко мне. Не станет же вдова приглашать незнакомого мужчину к себе в комнату.
  - Проходите, - пригласила через две минуты Мария.
  Меня пустили в комнату Дианы, это прогресс.
  - Доброе утро! - приветствую хозяйку квартиры.
  Она ранняя пташка, сразу заметно. Лицо не заспанное, успела привести себя в порядок. Сидит на стуле за столом. В руке небольшая книга, чашка чая стоит перед ней. Ничего не ест на завтрак? Странно, но это не мое дело.
  - Доброе утро, господин Лигвант! Что-то случилось? - женщина смотрит на меня ровным взглядом, не проявляя эмоций.
  - Мне нужно с вами обсудить одно дело.
  - Я вас слушаю.
  - Если можно, наедине.
  - Мария, оставь нас, - приказывает госпожа, заработав красноречивый взгляд экономки.
  - Она своими приличиями скоро меня со свету сживет, - добавляет хозяйка, когда экономка выходит за дверь.
  - Она всегда такая строгая?
  - Наверное, - неопределенно пожала плечами Диана. - Так что за дело у вас ко мне?
  - Это не совсем дело, это необходимость прояснить некоторые детали нашего знакомства. Вы ведь помните, как я пришел к вам мокрый среди ночи? - кивок хозяйки в знак подтверждения. - Я не лукавил, я действительно попал к вам случайно по объявлению. Никакого злого или корыстного умысла в моих действиях не было.
  - Теперь он появился? - без намека на сарказм спросила моя собеседница.
  - Теперь произошли некоторые события, изменившие ситуацию. Дело в том, что я должен был под прикрытием провести в городе секретную операцию. За последние сутки многое изменилось, поэтому могу сообщить вам, что я паладин, прибывший на место вашего мужа.
  - Ко мне? - брови женщины удивленно поднялись.
  - Нет! Что вы? - искренне возмутился я. И как она это спросила, без тени улыбки на лице! Удивляться не было времени, нужно было пояснять. - Я новый начальник отдела по борьбе с наркотиками и паладин, как ваш муж.
  - Хорошо, - неожиданно согласилась Диана.
  - Хорошо? - переспросил я. - Вы не сердитесь на меня?
  - За что?
  - Вы могли решить, что я специально, обманом, поселился у вас.
  - Вы ведь объяснили, что это не так, - пожала плечами Диана, пригубив чай из чашки.
  - 'Наверное, чай давно остыл', - подумал я про себя.
  - Я боялся, что могу вызвать ваше недовольство, но к счастью, вы все правильно поняли.
  - У вас все?
  Вопрос задан без эмоций. Да что же с ней сегодня такое? Флегматична, без намека на эмоции. Что с ней за двое суток произошло, от чего она так изменилась?
  - Если позволите, всего один вопрос.
  - Спрашивайте, - равнодушие, глоток чая.
  - Вы сказали, что ваш муж убил обращенного за день до смерти. Не могли бы вы вспомнить, где это произошло, кого он убил, что он упоминал о происшествии?
  - Я сказала, что Джозеф убил шептуна за день до смерти?
  - Да.
  - Странно, не помню, - Диана принялась тереть руками виски.
  - Вы мне позавчера утром за завтраком сказали.
  - Может, я что-то напутала.
  - Вы сегодня себя плохо чувствуете?
  - Не знаю, голова немного болит, но со мной такое случается после смерти Джозефа. Я не помню о шептуне.
  - А об убийстве мужа? Вы сказали, что его убили.
  - Да, его убили, - подтвердила Диана.
  - Вы видели, как убили вашего мужа?
  - Нет, - женщина потерла висок. - Нет, но мне кажется, что его убили.
  - Почему?
  - Не знаю, - растерянно говорит собеседница.
  И как мне быть? Она явно не в себе. Не понимаю, что с ней произошло за последние двое суток, но женщина изменилась. Непреклонной осталась уверенность, что мужа убили. О шептуне она вообще не помнит, что становится проблемным для меня. Я направил поиски на этого убитого шептуна, а вдруг оказывается, что это плод фантазии обезумевшей вдовы? Нет, обезумевшей он выглядит больше сейчас, чем тогда. И что мне теперь делать? В каком направлении вести расследование? Мне явно не везет. С каждым ходом ситуация лишь больше запутывается.
  - Вижу, что утомил вас. Позвольте откланяться.
  - До свидания! - кивнула головой хозяйка.
  Говорить, чтобы она сообщила мне, если вспомнит детали, я не стал. С женщиной что-то не так и мне интересно, что. Я понимаю такое состояние сразу после смерти мужа, но в день моего прибытия она была нормальной. Обязательно нужно выяснить, чем она занималась в последние дни. Может, Ворджик заметил хоть что-то необычное, когда потерял меня из вида. Должен же он был вернуться обратно на свой пост. Если он ничего не видел, придется копать. Слишком странное изменение поведения для столь важного свидетеля. Я, конечно, не великий сыщик, но чутье подсказывает, что я двигаюсь в правильном направлении.
  Миссия, за успех которой я так переживал, закончилась на удивление спокойно. Диана никак не отреагировала на мое известие. Может, оно и к лучшему. Выхожу на улицу в приподнятом настроении. Тревога никуда не делась, но это проблема города. Разворошу это змеиное гнездо, тогда все устаканится. Пока у меня лишь догадки. Пацан сбежал из-под присмотра хозяина или сбежал из группы? Зачем они захватили разум ребенка? Риск, угроза провала - ради чего? Неужели ставки в игре столь высоки, что они идут на все? Они? С чего я решил, что это группа? В городе опасность. Шептун в ребенке. Что еще скрыто от моего взора?
  Позавтракал в небольшой забегаловке, которую нашел по запаху. Специально кружил по ближайшим кварталам в надежде наткнуться на шептуна. Какая наивность! Если тут организация, то у них симбиоз и без стресса шептун напоказ не высунется. Вывести нервную систему целого города из равновесия мне не по силам. Будем собирать информацию по крупицам.
  Когда я пришел в отдел, все были на своих местах, даже Дэни. Сумел просочиться в кабинет сам - молодец. Может, ребята на посту его запомнили и провели в кабинет или дежурного уговорил. Дэни на месте, а это хорошо. Нужно будет начать с него.
  - Всем привет! Я Артур Лигвант, ваш начальник и паладин. Для более продуктивной работы, когда никого нет рядом, обращаемся друг к другу на 'ты', по именам. Возражений нет?
  Возражений ни у кого не было. Отдел ждал дальнейших распоряжений.
  - Ворджик, тебе персональное задание. Выясни по часам, чем занимались последние два дня Диана Вуртанович и ее экономка. Вернешься к обеду. В полдень всем собраться здесь для постановки задачи.
  - Джо и Башат, вам по минутам разузнать все о двух днях, предшествовавших смерти Вуртановича. Вдова проговорилась, что он убил обращенного за день до смерти. В отчете об этом ни слова, поэтому восстановите те два дня по минутам.
  - Так тут столько народу этим расследованием занималось до нас, - напомнил Башат.
  - Они искали причину возможного убийства или убийцу, а мы ищем, кого Джозеф убил. Убил настолько неприметно, что вы об этом ничего не знаете. Ведь так?
  - Не знаем, - согласился Джо, окинув взглядом коллег.
  - Кстати, допросите по этому вопросу предателей. Их в столицу еще не отправили?
  - Зачем? Решили здесь оставить. Приговор по показаниям вынесут, каторга рядом, тут они, в подвале прохлаждаются.
  - Допросите их о последних днях Джозефа. Скажите, что за полезную информацию я им лично поблажки устрою. Это не шутка, реально помогу, чем смогу.
  - Сделаем.
  - Выполняйте, - отпускаю я парочку заниматься делом.
  - Теперь вы двое, поворачиваюсь к новеньким. Вы займетесь..., - замираю на мысли, что Дэни не в курсе событий и у него нет допуска.
  - Дэни, выйди за дверь.
  - Вы пойдете к ресторану Алшора и попытаетесь найти обитающую поблизости группу мальчишек. Старший Люк, на вид лет двенадцать. С ним видел еще двоих лет семи. Убитого звали Саван, на вид лет шесть. Опросите всех в прилегающих кварталах, если повезет, задержите их. Вас пока никто в городе не знает, используйте это по возможности дольше. К полудню можете не приходить без необходимости, я остальным о Саване рассказывать буду.
  Соло и Март направились к выходу, а мне предстояло заняться Дэни.
  - Пошли, - выйдя в коридор, говорю своему новому помощнику. - Займемся твоим оформлением. Осталось только разобраться в бумагах и найти нужные бланки, - пробубнил я уже тише себе под нос, направляясь в свой кабинет. Дэни услышал, но ничего не сказал.
  Приблизительно через двадцать минут я сдался. Дэни сидел, молча глядя на мои попытки отыскать необходимые бланки.
  - 'Будь она неладна, эта бюрократия', - чертыхался я про себя, понимая, что не прав. Нужно все оформить, взять подписки, чтобы в случае предательства было за что спросить. Далеко ходить не надо, двое из отдела в подвале, - наглядный тому пример. Каким бы располагающим к себе не был Дэни, оформить документы нужно по правилам.
  - Идем, - я решительно встал из-за стола.
  Все равно мне с бумагами идти к магистру, надеюсь, необходимые бланки у него найдутся. Дэни молча следовал за мной, как хвостик. По лицу вижу, что у него куча вопросов, но парень проявляет сдержанность, что мне нравится. Постучав в знакомую дверь с табличкой 'магистр Трудор Ташевинич', я не получил приглашения. Толкнув дверь, оказался в пустом кабинете. Да, не повезло. Оглядевшись, выхожу наружу, чтобы сообразить, как поступить в сложившейся ситуации. К нам по коридору направляется незнакомый маг.
  - Господин Лигвант, магистр попросил извиниться, он сейчас занят. Может, я могу вам помочь?
  Завидую я магам. Открыл дверь в его кабинет, сам невесть где, а знает, что я пришел. Мог ведь личным кодом закрыть кабинет, так нет, мне доступ оставил, да еще помощь прислал. Хочу магическую связь, хоть через амулеты, хочу! Представляю, сколько потерял Тавр после вторжения демонов.
  - Можете, - решаю использовать любую возможность. - Мне нужно оформить в свой отдел вот этого молодого человека, но у меня в кабинете демоны все перевернули.
  Я, конечно, лукавил, ничего никто не перевернул, с документами работали аккуратно, стараясь ничего не перепутать. Просто мне никто не передавал дела и я не знаю, где эти демоновы бланки.
  - Месяц работы комиссии, - разочарованно развожу руки.
  - Я займусь вашей проблемой, - через несколько секунд ответил маг. Видимо, по магической связи посоветовался с магистром. - Когда все будет готово, я вам пошлю вызов и вы вернетесь сюда. Магистр как раз освободится.
  Совсем забыл, что я внутри магической зоны. Вызов - классная штука. Мой амулет под кожей легонько завибрирует, пока я не надавлю на него рукой. Хочу магию, хочу вызов, хочу связь на расстоянии!
  - Завидую я вашим способностям, - признаюсь магу.
  - Не стоит, мы за это расплачиваемся добровольным заточением.
  - А телефоны у вас еще не ввели?
  - Ввели только первую линию отсюда до разработок ракушечника. Основная масса народа туда перемещается, вот с удаленной точки и начали. Опять же, каторга там. Электрическую ветку туда же провели. Теперь вагонетки на электрической тяге работают вместо лошадей. Вы знаете, что такое электричество? - спохватился маг.
  - Знаю, я из Анакана прибыл сюда.
  - Скоро здесь повсюду будет связь и электричество. Может, избавимся от необходимости шагать по графику в порталы и бороться с шептунами.
  - Скорее бы, - согласился я с магом.
  Сдав Дэни на руки магу, вернулся к себе в кабинет. Вроде ничего не сделал, а чуть больше часа своего времени потратил бесполезно. Пора зарыться в бумаги. Не люблю я это занятие, но именно в бумагах могут быть ответы на мои вопросы. Да, их проверили и перепроверили, но они искали не в том направлении. Меня больше всего волнует, кого убил Вуртанович за день до смерти? Чувствую, что в этом кроется разгадка.
  Папку за папкой просматриваю документы. Глаза от напряжения наполняются песком, приходится добавить яркости светильнику. Это помогает на какое-то время. Голова постепенно набирает вес, как будто наполняется ватой. Мысли, как муха в варенье, начинают вязнуть и путаться. Понимаю, что пора сделать перерыв. До полудня остается полчаса, скоро вернутся подопечные. Странно, почему вызова от мага еще нет? Только подумал, как пластина завибрировала. Вовремя. Проветрюсь, пока дойду до магистра.
  - Доброго дня, господин Ташевинич! - приветствую я главного мага.
  - И вам доброго дня, Лигвант! Извините, что заставил ждать. Только освободился, - тоже обращается ко мне на 'вы' в присутствии Дэни магистр.
  - Ничего. Это вам спасибо, что помогли. Никак не мог найти в кабинете бланки, - признаюсь магистру.
  - А их и не должно быть в вашем кабинете. Это у городской стражи все проще, а у вашего отдела все обустройства только через меня. Вы ведь напрямую совету подчиняетесь, вам градоначальники - не указ. Ладно. К чему ненужные слова? Прикладывайте руку сюда, а ты, Дэни, сюда. Мы втроем приложили руку к сфере забвения. Смотрю, как дернулся Дэни. Ага, на него пошло воздействие. Парень будет думать, что за разглашение магия сферы его убьет. Так и будет в ближайшие несколько дней, а потом заклинание развеется, особенно если парень будет подолгу находиться за пределами портальной станции.
  - Ты понимаешь ответственность за подписанные тобой клятвы о неразглашении? - маг кивнул на листы с каплями крови Дэни.
  - Понимаю, - парень был слегка шокирован происходящим, но это пройдет.
  - Тогда не смею вас больше задерживать.
  - Господин Ташевинич, у меня к вам небольшая просьба.
  - Слушаю?
  - Полог, - киваю на Дэни.
  Маг понятливо кивает, обращаясь ко мне: - Он еще не в курсе?
  - Как можно без допуска? - наигранно возмущаюсь я, вызывая улыбку на губах магистра. За улыбкой кроется ирония, он понимает меня.
  - Так чем могу?
  - Обращенный мальчишка. Я тут подумал, что шептун в его голову подселился недавно. Не было у них согласия. Пацан не воспринимал шептуна всерьез, значит, он заполучил его недавно.
  - Допустим. Что от меня требуется?
  - Проверить все списки портальных переходов за неделю до смерти пацана. Допросить всех, кто дежурил в эти дни.
  - Вы представляете, какой это объем работы?
  - Представляю. Учтите, что информация не для широкого круга лиц.
  - Знаю. Допуск дали только на ваш отдел и троим магам из моих. Обещают новую группу из Ломана прислать.
  Да, дело закрутилось не на шутку, если группу из столицы магов присылают. Собственно, мне с самого начала было понятно, что так оно и будет.
  - Ожидаемо, - киваю головой.
  - Я займусь проверкой.
  - Спасибо.
  - Не за что. Одно дело делаем.
  Киваю головой в знак согласия, но элементарную вежливость ведь никто не отменял. Дэни официально зачислен моим помощником. Ему выдан личный знак. Теперь у него есть допуск. Возвращаемся в отдел. Я запоздало понимаю, что еще не был в кабинете Вуртановича. Занял кабинет начальника, а к заму даже не зашел. Хотя, что я там нового увижу? Гору папок на столе? Ради такого зрелища не стоит торопиться. В отчете о убийстве обращенного он ничего не указал. Не думаю, что я там что-либо быстро найду.
  Мои подопечные уже на месте, дожидаются только нас. Можно будет сразу перейти к делу, но хочется выяснить, что они разузнали.
  - Все в сборе, можно начинать, - я первым нарушаю тишину.
  - Новеньких нет, - напоминает Башат.
  - Они в курсе того, что я собираюсь вам сообщить. Для начала я хочу знать, что вам удалось выяснить. Начнем с тебя, Ворджик.
  - Вдова за два дня только один раз покидала свою квартиру для визита к врачу. Она ходит к нему раз в неделю, начиная с момента смерти мужа.
  - Что за врач?
  - Психолог или психиатр. Не помню точно, как на двери написано. Мозгоправ, короче.
  - Кто этот психиатр?
  - Маг Элиоз Разумович. Его тут все знают.
  - Хороший специалист?
  - Говорят, что да. Стражники к нему ходят и маги. Он там что-то преподает у магов по своему профилю. Личность, известная даже в столице.
  - Кроме него она никуда не ходила?
  - Нет.
  - Мария?
  - Сопровождала на прием к врачу и один раз выходила за продуктами, ничего подозрительного.
  - Хорошо.
  Делаю себе заметку в памяти разузнать подробнее об этом мозгоправе. Изменение состояния Дианы после визита к врачу вполне укладывается в причинно-следственную цепочку.
  - Башат, Джо, что у вас?
  - Сходили в подвал. Гомбро и Пуго клянутся, что ничего не знают об обращенном. Я склонен им верить. Какой смысл им врать? - высказал свое мнение Башат.
  - Еще?
  - Дела листать не стали. Думаю, там ничего нет. Опросили свидетелей в заведениях, где обычно бывал Джозеф. Люди раздражены, всех уже эти допросы достали. Никто ничего не помнит. Все божатся, что давно бы уже все рассказали. В одном месте нас даже послали подальше, посоветовав читать протоколы прошлых допросов. Пришлось надавить, все равно никто ничего не сказал.
  Тупик, как того и следовало ожидать. Конечно, хотелось все быстро раскрыть, но это лишь мечты. Будь все на поверхности, давно бы уже другие докопались. Тут ларчик с двойным дном, которое предстоит отыскать, а обращенные спокойно ходят по городу.
  - Среди уголовников у вас есть информаторы?
  - Разумеется, есть.
  - Что они говорят?
  - Так когда мы их успеем допросить? Прошло всего полдня. Прежде все в один голос утверждали, что не при делах и я склонен им верить.
  - Пригрозите массовыми облавами, что ли? Заставьте их быть более сговорчивыми.
  - Массовые облавы? Вы это о чем, шеф? - от неожиданности Башат перешел на вы.
  - Я что-то не так спросил?
  - Облавы в Берлитаре? У нас это в принципе невозможно. Разве только для вида, чтобы народ рассмешить да время потратить.
  - Почему?
  - Ракушечник. Под городом еще один город, там десятки километров тоннелей. Из каждого дома потайной ход в катакомбы. Система запутанная и никто ее всю не знает. Есть известные магистральные тоннели, но сколько еще ответвлений и ярусов, точно никто не скажет. В нижнем городе проще, там низина и под морем никаких тоннелей нет. Но в нижнем городе криминал не задерживается. В лучшем случае, они крутятся возле пригорка, где первые норы есть. Там еще можно кого-то отловить, но это мелочь. Все серьезные люди в верхнем городе обитают в домах с потайными ходами, там никого не взять.
  - А маги?
  - А кто им позволит магией по площадям работать за пределами станции?
  - Так тут у вас просто рай для преступников.
  - Есть такое дело.
  - А как горожане к такому соседству относятся?
  - Нормально. Они сами катакомбами пользуются. Тут свои проспекты есть, где можно путь срезать. Преступники своей жизнью живут, в город не лезут. Им больше каторга интересна, где дружки их отдыхают.
  - А с виду спокойный городок.
  - Он и есть спокойный.
  - А если в катакомбы газ запустить да потравить всех?
  - Думали, не получится. Точнее, опасно. У многих погреба под домом. Если газ просочится, потом будем собирать трупы горожан.
  - Вывести всех за город?
  - Так и преступники уйдут.
  - Так ходы перекрыть им.
  - Невозможно.
  Ладно. Чего я спорю с местным, кто в этих делах лучше меня разбирается? Известие для меня нерадостное. С таким же успехом обращенные могут обустроить свое логово в подземельях. Берлитар - просто находка для темных делишек. И как мне работать в таких условиях? Выбирать не приходится - придется работать с тем, что есть в нашем распоряжении.
  - Я понял относительно подземелий. Еще версии есть?
  - Если честно, то нет. Мы два месяца работали над этим делом. Только проверяющие разъехались, а тут вы все по новой начать хотите? - высказался Джо.
  - Могу вас огорчить, уже началось. К нам прибудет отряд из Ломана.
  - Своих магов не хватает?
  - То, что я вам сейчас скажу, не подлежит разглашению. Ясно? - сотрудники дружно закивали головами.
  - Позавчера я убил обращенного, - в кабинете повисла тишина. Выдержав небольшую паузу, я добавил. - Обращенным оказался шестилетний мальчишка.
  - Не может быть! - через полминуты подал голос Башат, переварив информацию.
  - До позавчерашнего дня я тоже так думал.
  - Детей ведь в порталы не пускают, - не сдавался Башат.
  - Не пускают, - согласился я.
  - Тогда как?
  - Теперь ты представляешь, что творится у вас в городе и чем это грозит Тавру?
  - Так тут теперь не продохнуть от магов будет.
  - Не думаю. Информация засекречена, чтобы не спугнуть демонопоклонников.
  - Демонопоклонников? - переспрашивает Джо.
  - А кто еще заинтересован в том, чтобы демоны вернулись на Тавр?
  - Но как они ребенка в портал? Любой, заметив ребенка у портала, станет возмущаться.
  - Станет. А что если его инициировали не в портале?
  - В городке магов?
  - Да. Только как им удалось незаметно портал открыть? Вы понимаете, каковы масштабы заговора?
  - Не было печали... Все только улеглось, - вздохнул Джо.
  - Исходя из полученной информации, меняйте направление поисков. Нам нужен не конкретно убийца Ива и Джозефа, а нити, тянущиеся к демонопоклонникам.
  - Сектанты - это по части городской стражи.
  - Разумеется. Вот вам и новое задание - пообщаться с коллегами на этот счет.
  - Пообщаемся, - голос Джо полон решимости.
  Все понимают, что стоит на кону. Скоро в Берлитаре будет жарко и нам после стольких проколов неплохо бы показать себя с лучшей стороны. Парни это понимают, готовые к действиям.
  - Ворджик, отправляйся к церковникам, разузнай, что у них есть на сектантов. Не верю, что они не следят за своими противниками.
  - Понял, - Ворджик с готовностью поднимается со стула, чтобы присоединиться к коллегам.
  Через минуту в кабинете остаюсь только я и Дэни.
  - Все настолько серьезно? - спрашивает мой помощник.
  - Да.
  - Что мне делать?
  - Для начала никому не говори о работе, хорошо?
  - Хорошо, - парень кивает головой с пониманием.
  - Подожди здесь.
  Иду в свой кабинет, чтобы собрать со стола папки, что успел просмотреть. В них нет ничего такого, что нельзя показать Дэни. Пусть для начала рассортирует их по порядку. Я вчера проделал часть работы, но осталось еще несколько стопок. Секретные документы в сейфе, до них я еще не добрался. Показав Дэни, что ему нужно делать, оставляю его в своем кабинете, предварительно поинтересовавшись относительно обеда. У Дэни обед взят с собой, питаться в столовых получается дороже. Тем лучше для него. Показываю, где меня искать, если он выйдет за дверь. Открыть мой кабинет самостоятельно Дэни не сможет. Я буду работать с бумагами Вуртановича рядом за стенкой, только прогуляюсь в больницу.
  
  

Глава девятая

  
  Постепенно начинаю ориентироваться внутри портальной станции. Постройка типовая, мне показывали схему на занятиях, и дежурить в столице доводилось возле арки перехода. Тут все стандартно, разве что подвалы добавлены из-за ракушечника, который легко разрабатывать. В подвалы мне пока не надо, а вот проведать своих информаторов стоит.
  Все, кто вчера прошел через мой подвал, лечились в местной больнице. Разумеется, лечились за свой счет, что выльется им в кругленькую сумму. Алшору лечение обойдется не меньше чем в тысячу доро, а ему еще мои деньги возвращать и за корешей платить. Ничего, не обеднеет. К моему удивлению, Лидия тоже оказалась здесь, приехала носик подлечить. Я думал, так заживет. Раз дама здесь, начну с нее, пока не упорхнула птичка. Ей лечения всего на пару часов.
  - Какая неожиданная встреча, - обратился я к Лидии, лежавшей на кушетке. При звуках моего голоса женщина подскочила. - Вам не стоит делать резких движений, курс лечения сбивается. Вы ложитесь обратно, - заботливо посоветовал я.
  На переносице женщины была закреплена какая-то тряпочка, магический накопитель стоял рядом на тумбочке. Маг зарядил нужное заклинание восстановления переносицы, оставив больную одну.
  - Вы теперь повсюду будете меня преследовать, даже в уборной? - взяла себя в руки дама. Узнаю прежнюю хищницу из 'Русалки'.
  - Нет. Шел навестить больных, случайно наткнулся на вас. Право, не ожидал вас здесь увидеть. Неужели с переносицей что-то серьезное? - проявляю фальшивую озабоченность.
  - Как благородно с вашей стороны, господин Лигвант, - язвит госпожа Восс.
  - Наверное, дорогое лечение?
  - Недешевое, - огрызается пострадавшая.
  - Я думал, так заживет. Я ведь даже допрашивать вас не стал с пристрастием. Поверил в вашу искренность и что я получаю взамен дружеского расположения? Стоит задуматься, не ошибся ли я в своем решении?
  - Мне тоже, - отрезает Лидия.
  - Раз мы пришли к общему согласию, ты, тварь, завтра отправишься на каторгу. А перед отправкой я сломаю тебе не только нос, но и ноги. Спасибо мне за это скажешь, на пару месяцев от работы будешь освобождена, - поднимаюсь, чтобы уйти.
  - Нет! Артур, пожалуйста, нет! Я вся в расстройстве из-за носа. Не спала всю ночь. У меня, кажется, нервный срыв.
  Смотрите! Уже по имени обращается, будто мы лучшие друзья.
  - Что с носом? Что-то серьезное? - поворачиваюсь к Лидии. Дамочка нервничает. Это хорошо.
  - Ничего опасного, но я не могу ходить несколько недель с синяками.
  Тут она права. Синяки от переносицы расползлись по сторонам, но магия их почти полностью убрала. Я застал последний момент, можно сказать.
  - Внешность для женщины важнее всего.
  - Да. Разве не так?
  - Наверное, так.
  - Вы, мужчина, сомневаетесь?
  - Я не специалист по женской красоте, - постарался я уйти от опасной темы.
  - Я, по-вашему, красивая?
  - Вы красивая женщина, но я не готов это обсуждать сейчас. Отложим этот вопрос до следующего раза.
  - Только в следующий раз не врывайтесь в мою спальню, чтобы сломать мой нос. Обычно мужчины стремятся попасть туда ради другого.
  - Не ставлю целью ворваться в вашу спальню. Встречу можно устроить в приличном месте, в той же 'Русалке', например. Только чтобы встреча состоялась, мне нужна информация. В противном случае наша встреча будет не в столь приятном для вас месте.
  - С вами не пофлиртуешь.
  - Не пофлиртуешь, - согласился я. - Ты у меня под подозрением. Давай на 'ты', чтобы не путаться? - запоздало предложил я.
  - Хорошо.
  - Так вот, Лидия, я не верю, что ты непричастна к заговору сектантов.
  - Сектантов? - глаза женщины натурально округлились.
  - Демонопоклонники. Я чувствую, ты замешана в этом, может, не прямо, но ты что-то знаешь.
  - Да ничего я про сектантов не знаю! - искренне возмутилась Лидия.
  - Не шуми. Дома не торопясь подумай, прокрути в голове поведение всех знакомых. Ты обязательно вспомнишь что-то важное или заметишь со временем. Просто думай в нужном направлении, замечай странности.
  - Это такая обработка стукача?
  - Разве я прошу тебя стучать? Заметь, я не прошу сообщить, кто поставляет тебе и остальным крэг. Я прошу сообщить о демонопоклонниках, от действий которых пострадает весь мир. Ты хочешь, чтобы завтра сюда ворвались полчища демонов и разорвали своими когтями твое тело?
  - Не хочу.
  - Тогда сделай правильные выводы. Не стоит считать себя стукачкой. Лучше считай себя защитницей Тавра.
  - Слишком пафосно, - растерянно говорит Лидия.
  - Это реальность. Подумай на досуге, - выхожу из помещения, чтобы закончить разговор на этой ноте.
  Лидия хитрая расчетливая женщина. Правильная мотивация поможет ей не стараться мне отомстить, а направить свою энергию в нужное русло. Во всяком случае, меня так учили на уроках. Я со своим жизненным опытом до такой мотивации ни за что не додумался бы. Мне бы так удачно Алшора с его корешами замотивировать. Не тот случай, они люди другого пошиба. Там жестокие законы волчьей стаи и никаких поблажек не допускается. Стать моими информаторами они согласились только чтобы спасти свою шкуру. Не удивлюсь, если они корешам сообщат, что вынуждены были подписать требования шизанутого паладина ради сохранения жизни. И это правда, даже не отчасти.
  - Как самочувствие? - обращаюсь к наркоторговцам. Троицу поместили вместе в одной палате. Клиент платит деньги. Почему бы и нет?
  - Хреново, твоими стараниями, - недовольно откликается Якорь.
  - Ну, тут вы сами виноваты, - развожу руками. - Дорогое лечение? - это я уже у Алшора интересуюсь.
  - Будто не знаешь, - Алшор не рад моему визиту и не скрывает этого.
  - Значит, ты выкинешь на улицу больше наркотиков, чтобы компенсировать потери. Оно мне надо?
  - Ты зачем приперся, начальник? - подал голос Якорь.
  Поднимаюсь с табуретки, на которой устроился и бью Якоря в коленную чашечку кулаком. Демоны, там гипс, больно. Беру табуретку за ножку и добавляю еще пару раз.
  - Твой щенок совсем в субординации не разбирается или как там у вас говорят, масть попутал? - глядя на Алшора, усаживаюсь на табурет.
  - Чего звереешь? - спокойно интересуется Алшор под стоны Якоря.
  - Я даже не начал. Вам лучше не видеть меня в гневе.
  - Хватит пугать. Говори, зачем пришел? Как понимаешь, мы за последние сутки информацией не могли разжиться.
  - Куда дели тело пацана?
  - Глотке демона скормили, - после взгляда хозяина подал голос крысеныш.
  - Что такое глотка демона?
  - Спроси у любого в городе, покажут, - усмехается Алшор.
  - Напомню еще раз, чтобы вы нигде никогда не упоминали о происшествии. Ваши языки могут помешать работе следствия.
  - Только не гони, что по этому делу будет следствие. И что нам на допросах отвечать?
  - Правду, следователям только правду.
  - Не верю я тебе, начальник. Не будет никакого следствия. Никому нельзя невинных детей убивать.
  - А ты уверен, что мальчишка ни в чем неповинен?
  - Только не гони, что это была охренительно спланированная операция по уничтожению опасного преступника, - возмущается Алшор.
  - Когда твой курьер с крэгом в пузе лезет в портал, он ни в чем неповинен?
  - То мой курьер, а это шестилетний пацан с улицы.
  - Твоего курьера тоже по роже не вычислишь. Есть дела, до которых ты пока не дорос.
  - Мне хватает того, что есть.
  В палату ворвался взволнованный маг, чтобы кинуться к Якорю. Похоже, сработала сигнализация.
  - Что тут происходит? - спрашивает маг, водя руками над коленом Якоря. Хорошо хоть от его пассов потерпевший перестал стонать.
  - Паладин развлекается, - подает голос из своего угла крысеныш.
  - Вы с ума сошли? Только процесс восстановления стабилизировался, - возмущается маг.
  - Выйди отсюда, - приказываю магу.
  - Да как вы смеете?!... - начинает возмущаться он и осекается. Видимо, просканировал мой амулет.
  - Смею.
  Не сказав ни слова, медик выходит, показывая всем своим видом возмущение. Мне плевать на его эмоции.
  - Ладно, с пацаном прояснили момент, теперь о печальном. Мне тут птичка на хвостике донесла, что среди твоих клиентов есть несколько с голосами в голове, и ты о них ничего мне не сказал.
  - Не бери на понт, законник! Любой под действием крэга ловит такие глюки, что там не голоса, там иногда целый оркестр гудит. Откуда мне о них знать? Я что, вместе с ними должен кайф ловить?
  - Самому ловить не обязательно, а вот о подозрительных клиентах сообщить стоит. Слово даю, что тех, о ком сообщишь, на каторгу не отправлю, только на шептуна проверю. Но если до или после этого попадутся мне или моим парням, упеку по обычной процедуре.
  - Это ты мне предлагаешь устроить тебя в углу за ширмой и всех, кто в городе употребляет крэг, мимо тебя провести?
  - Хорошая мысль! И желательно раз в месяц, - улыбнулся я.
  - Ты псих, - подал голос Якорь.
  - Есть немного, и еще у меня есть табурет.
  Якорь бубнит себе под нос что-то типа - принесла же нелегкая демона на их головы. Мне плевать на его страдания, у меня другая цель.
  - Если серьезно, прошу помочь отловить обращенных. Возможно, они действуют в секте. Это же и в ваших интересах.
  - Какой у меня в этом интерес? - интересуется Алшор.
  - Неужели ты хочешь, чтобы сюда ворвались демоны?
  - Это все патриотические страшилки. Двести лет они не могут сюда пробиться, а тут вдруг из-за пары наркоманов Тавру конец настанет.
  - Риск, что они прорвутся, есть всегда. Просто за двести лет мы успокоились, притупили бдительность, что в итоге может плохо закончиться.
  - Я понял тебя, паладин. Ты можешь переломать нам все ноги или вообще убить, но мы не будем, взмылив жопу, пахать на тебя. Если заметим что-то необычное по твоему профилю, сообщим. На большее не рассчитывай, - прямо заявил Алшор.
  - Тогда и ты не рассчитывай, что я прикрою глаза на твои дела. Понимаю, что на дыбе ты был сговорчивей, а сейчас оклемался и решил все переиграть. Не переживай, все поправимо.
  - Не пугай нас, мы уже пуганные.
  - Вот и ладненько.
  Поднимаюсь и с силой сжимаю забинтованную кисть Алшора. Мой информатор, не выдержав, громко кричит.
  - Выздоравливай, - говорю, прежде чем выйти за дверь палаты, где натыкаюсь на возмущенного медика. Он ничего не говорит, но его взгляд красноречивее любых слов.
  - Они ждут вас, - говорю, будто ничего не замечаю.
  Маг проскальзывает в палату к больным, а мне нужно сходить пообедать. Беседы с наркоторговцами сильно разжигают аппетит. И ведь ничего хорошего не добился, только время потерял. Ну, узнал, что тело пацана в глотке демона? Что мне это дает? Убедился, что стараться ради меня агенты не будут, я и так это знал. Даже если одного шептуна помогут поймать, и то хорошо. Нужно будет пристально ими заняться, чтобы они понесли побольше потерь, тогда приползут сами на брюхе. А ведь я еще до дел об информаторах не добрался, а там кто-то из них может фигурировать. Если повезет, то это будет совсем другой расклад.
  Зашел пообедать в заведение в стороне от вчерашнего маршрута. На запах не ориентировался, хотел есть, и голова гудела от мыслей. Покормили неплохо, взял место на заметку. Вообще, удобно, когда много заведений питания неподалеку от портальной станции. Понятно, почему они здесь - поток людей. А у меня рабочее место неподалеку, в этом смысле повезло. Напоследок узнал, где расположена глотка демона и решил на нее посмотреть.
  Идти пришлось за пределы города. На воротах никакой стражи, оно и понятно с такими подземными ходами. Выйдя за стену, поворачиваю направо и иду триста метров. Пройти мимо глотки и не заметить ее невозможно. Тут даже пародию на ограждение поставили, но именно пародию. Несколько кольев забитых в каменистую почву и проломанные жерди между ними. Любопытные или самоубийцы? Я осторожно приблизился к краю глотки, чтобы заглянуть за край.
  Огромная дыра в земле, метров тридцать в диаметре. Края у дыры местами оплавлены. Говорят, что в эту точку пришелся удар, когда демоны прорвались на Тавр.
  Ничего не читал об этом месте в записях, хотя тот период преподавали на совесть. Не заметили? Не актуально? Не знают? Не хотят заострять на этом месте внимание? Можно гадать долго и так и не найти правильного ответа. Наклоняюсь немного вперед, чтобы разглядеть дно. Какое там? Лишь серая дымка тумана видна где-то глубоко внизу. Сверху, куда попадает свет, по краям проросли маленькие хвойные деревья или кусты. Все такие скрюченные и странные, они цеплялись за каждую расщелину, чтобы выжить. А может, им здесь нравится? На поверхности земли нигде поблизости таких уродцев не было. Что примечательно, на разной глубине в стенах дыры были прорублены отверстия. Выходы из катакомб? Скорее всего. Здесь просто и удобно избавиться от чего угодно. Можно быть спокойным, тело Савана никто не найдет.
  Возвращался в отдел, наслаждаясь теплыми лучами солнца. Как же хорошо на улице, а мне придется сидеть в темном кабинете. Ничего, будет у меня выходной, как только расследую это дело. Пока пришлось устраиваться в кабинете Вуртановича. Предстояло разобраться в его папках. Дэни ни в чем не нуждался, меня не искал, завалил меня кучей простых вопросов для понимания специфики и углубился в сортировку. Теперь я сижу в кресле прежнего паладина города и пытаюсь почувствовать хоть что-то. Тайник? Не верю, что маги тут все тщательно не обыскали. Не найти мне никакого тайника. Что же ты был за человек, Джозеф? Расслабился по жизни, позволил своим сотрудникам работать на Алшора. Что еще у тебя за душой? Шептунов убивал, хоть здесь зачет. А в остальном? Придется разбираться. Я с тоской посмотрел на кипы папок. Накатило чувство обреченности. Не верю я, что смогу здесь хоть что-то полезное отыскать. Зачем тогда этим заниматься? Есть такое слово 'надо'.
  Для начала стал изучать папки с докладами о шептунах. Стоило посмотреть, кого же Джозеф сумел отловить. Все его удачи были случайными. Натыкался на свежих шептунов в разных местах случайно. Никакой системы, никакого намека на секту, чего и следовало ожидать. По наркотикам он вообще не заморачивался, плыл по течению. Единственной небольшой пометкой, привлекшей мое внимание, было обведенное название 'Севалки'. Название написано на полях одного из дел и обведено в кружок с пометкой - проверить. Потом узнаю, что это. Раз оно так небрежно написано, важности особой не представляет и сам Вуртанович не стал по этому вопросу особо напрягаться. А чего, собственно, ему было напрягаться? Шептуны попадаются, жилье, любящая жена, тепло, море. Расслабился человек, работал, не напрягаясь. Ему проще, он вспомнил свою прошлую жизнь. Я не помнил ничего, не понимал женщин, не испытывал потребности в отношениях, в сексе. У меня одна цель - уничтожать обращенных. Наверное, таким образом я выплескиваю свою ненависть к шептунам за то, что они со мной сделали.
  Закончив с делами о шептунах, я принялся за просмотр обычных отчетов, попутно сортируя их. Постоянно клял своего предшественника за то, что так поверхностно все описывал. Ему-то понятно, а как другим с его отчетами работать? Твою мать за ногу, - выругался я вслух. А сам? Я не написал ни одного отчета с момента приезда в город. Отодвинув папки, кладу перед собой стопку листов, принимаясь за писанину, которую терпеть не могу. Понимаю, что надо для дела, и пишу, пересиливая себя. Это только кажется, что написать отчет просто, а на деле процесс долгий и утомительный.
  Когда раздался стук в дверь, я только заканчивал отписываться за первый день.
  - Войдите, - разрешил я.
  В дверном проеме показалась небольшая пачка с папками, следом просунулась помятая физиономия. Вероятно, мужик вчера неплохо посидел, раз к вечеру не успел отойти. Или он слишком опохмелился?
  - Вот, дела по последним убийствам, как вы просили.
  - Клади сюда, - указываю на свободный угол стола, с тоской глядя, как папки отбирают у меня последнюю надежду о свободном месте.
  - Я могу идти? - уточняет стражник. От него несет алкоголем, совсем слабо, но я чувствую.
  - Тут все?
  - Все, - утвердительно кивает он головой.
  - Сам отбирал?
  - Нет, Дражич.
  - Почему он не принес?
  - Шеф его зачем-то вызвал.
  - Ладно, иди.
  На папки я лишь кинул взгляд, решив не прикасаться к ним, пока не закончу писать отчет. Иначе никогда не допишу, а надо. Продолжил писать, когда на третьем предложении раздался очередной стук в дверь.
  - Войдите.
  На этот раз пришли Соло и Март. Вид у подчиненных был невеселый.
  - Не нашли? - догадался я по их лицам.
  - Почему не нашли, нашли.
  - Ну? - потребовал я продолжения. Хоть одна хорошая новость за день.
  - Попробуй их поймать... Как поняли, что мы по их души заявились, да как сиганули. Как блохи по щелям разлетелись.
  - Блохи не прячутся по щелям, - поправил я.
  - Тогда как тараканы, - выкрутился Соло.
  - Ладно, мальчишек вы упустили, что хоть выяснили?
  - Да все мы выяснили, только поймать не смогли, а домой пацаны не вернулись, пока. Но мы к ночи сходим, проверим. Никуда они не денутся.
  - Что о Саване узнали?
  - Местный он. Мать одна его воспитывала. Та еще дамочка была. Ушла порталом с полгода назад в гости к кому-то и не вернулась. Саван один остался. Хотели в приют его пристроить, но он сбежал в подземелья. Там и прятался, с Люком и его бандой крутился, они его подкармливали. Взрослые его не собирались в приют сдавать, даже поддерживали, надеясь, что мамаша вернется.
  - Мать пытались разыскать? - спрашиваю, запоздало подумав: - 'Зачем? Какое отношение блудная мамаша имеет к делу?'
  - Послали запрос для проформы, никто искать ее всерьез не будет. Да и где ее искать? Она через десять порталов пройти могла. Кто этим будет заниматься?
  - Саван жил в катакомбах, - задумчиво протянул я. Идеальное место для пристанища всяких сект. Ладно, сектанты, но как они подселили к парню шептуна? Для этого нужен портал, а туда детей не пускают. Судя по рассказу моих сотрудников, город он не покидал, тогда откуда в нем шептун?
  - Может, мы пойдем? Вечером попробуем мальчишек отловить. С родителями поговорили, они обещали их держать до нашего прихода. Мы им сказали, что ребята стали случайными свидетелями преступления и за их помощь можно получить вознаграждение.
  - А который сейчас час? - поинтересовался я.
  - Около шести. Стемнело уже, когда мы сюда шли.
  - А чего вы так долго возились?
  - Так вначале поймать ведь пытались. Даже в катакомбы пролезли следом за ними.
  - В нижнем городе нет катакомб.
  - Они по берегу до обрыва добежали и в первую дыру нырнули. Нам туда не пролезть, отыскали следующую подальше, еле дорогу назад нашли, хорошо, далеко не пошли. Потом уже стали дальше расспрашивать. Как родителей одного узнали, дело легче пошло. Они не из нижнего города, кстати. Просто отвоевали себе там пятачок у других мальчишек.
  - Если доберетесь до них, разузнайте все о Саване. Не говорите, что его больше нет. Главное, чтобы показали место, где он жил в катакомбах. Скажите, что ему поручили ответственное задание, а он исчез. Они поверят, его для этого оставили в той комнате.
  - В какой комнате?
  - Где я его.
  - Но они этого не видели? - уточнил Соло.
  - Не видели, - подтвердил я.
  - Расспросим и даже на место в подземелья прогуляемся, - уверил меня Соло.
  - Хорошо, я верю, что вы справитесь. Можете идти.
  После того, как закрылась дверь, я вдруг понял, что наступил вечер и мне больше не хочется писать отчет. Хочу просто прогуляться по улицам города, поужинать и завалиться спать пораньше. Укладываю листы в папку, дав себе слово дописать отчет завтра. Вот прям первым делом дописать отчет.
  Пройдя пару кварталов от портальной станции, почувствовал на себе чей-то взгляд. Попытался найти того, кто мной заинтересовался, и не смог. Никак не удавалось заметить ничего подозрительного. На улице темно. Понять, кто смотрит именно на меня, сложно. За мной следили, непонятно кто, но следили. Чтобы собраться с мыслями, завернул в ближайший ресторанчик. Настроения принюхиваться к запахам кухни не было. Сделав заказ, немного успокоился. Ощущение чужого внимания пропало. На всякий случай незаметно проверил нож на предплечье. Можно было спокойно поужинать. С хвостом буду разбираться после ужина.
  Гость появился, когда я заканчивал со вторым блюдом. Надо отдать должное, кормили тут неплохо. Относительно гостя, он остановился у моего столика и вежливо поинтересовался:
  - Разрешите к вам присоединиться?
  У моего столика стоял Низоро Лигаванец собственной персоной. Он же Будильник, крупнейший наркоторговец Берлитара. Умный, расчетливый, безжалостный, образованный, несмотря на свой простоватый вид. В мои планы не входило встречаться с ним сейчас, но раз он сам пришел, отказывать не стоит.
  - Присаживайся, Низоро, - кивнул головой я, вызвав еле заметную ухмылку на губах Будильника.
  - Вы хорошо осведомлены, господин Лигвант.
  - По роду деятельности просто необходимо знать всех знаменитостей в лицо.
  - У вас, как это новое словечко, фото или словесный портрет? - невинно поинтересовался Низоро.
  - У меня информация, а вот с чем ты пожаловал?
  - После истории с Алшором я решил встретиться с вами на нейтральной территории.
  - А что не так с Алшором? - наигранно интересуюсь.
  - Лечит множественные переломы, а мне мое тело в нынешнем виде нравится.
  Так, так. Слухи об Алшоре достигли ушей Будильника. Каким образом? Про переломы знает очень мало людей. Кто-то сливает ему информацию. Маги? Мое окружение? Стража? Да та же Лидия могла поделиться информацией, пока в больницу не вернулась. Гадать не стоит, а вот заметку в памяти поставлю обязательно.
  - От отдела за мной твой хвост был? - бровь Будильника удивленно поползла вверх.
  - Вы первый, кто почувствовал Мотылька.
  Вот еще одна заметка - Мотылек. Нужно будет выяснить, кто этот человек. Чем демоны не шутят, вдруг получится его к себе переманить? Нет, не дадут мне столько средств, сколько в состоянии заплатить Будильник.
  - Мы отвлеклись. Что ты хочешь мне сообщить?
  - Я и мои люди не имеем отношения к смерти ваших коллег.
  - Кто имеет?
  - Если бы мы знали, обязательно сообщили бы.
  - Ну да, ну да, - усомнился я, постукивая указательным пальцем по столешнице.
  - Реально. Зачем нам тот шухер, что тут поднялся на целый месяц? Подумай сам, начальник, столько лет никого не трогали, а тут ваших начали косить. Зачем?
  - Я пытаюсь это выяснить.
  - Ваши предшественники действовали не столь радикальными методами. Вы не подумайте, что я испугался, просто хочу сразу прояснить обстановку.
  - Ради этого не стоило устраивать встречу. Что еще ты собираешься мне сказать?
  - Это все.
  - Все? Ты, Низоро, не такой глупец, каким стараешься казаться. Если это все, то я разочарован. Чтобы ты подготовился к нашей следующей встрече, озвучу, что меня интересует. Кого убил Вуртанович за день до смерти?
  - Он кого-то убил? - удивление на лице Будильника было неподдельным.
  - Да. Если поможешь выяснить, кого, тебе это зачтется. Я уверен, ты знаешь, что я паладин. Поэтому у меня к тебе будет просьба сообщать обо всех своих клиентах с подозрительным поведением. Особенно о тех, кто пользовался порталом в последнее время. Я ясно выражаюсь?
  - Невозможно. Я с ними не знаком.
  - Дай команду тем, кто знаком. А еще поищи в катакомбах место, где собираются сектанты. В Берлитаре неспокойно. Поверь, по сравнению с твоими клиентами прорыв демонов намного страшнее.
  - Я понимаю, что вы не любите тех, кто употребляет крэг, но не стоит пугать меня демонами. Продолжим заниматься своими делами без сотрудничества?
  - Я не испытываю презрения к наркоманам. Это их выбор. Просто они в зоне риска. Через их расслабленное сознание шептуны чаще всего попадают в наш мир. Для меня важнее всего поиск измененных. Я ясно обозначил приоритеты?
  - Более чем.
  - Если это все, то встречу можно считать законченной. Ты зря потратил мое время и я не обещаю тебе, что следующая наша встреча будет для тебя столь безобидной.
  Делаю взмах рукой, чтобы мой собеседник проваливал. Он меня разочаровал. Решил, что отделается от меня заявлением в непричастности к убийствам и все? Скорее он хотел лично посмотреть на меня. Ничего, моя угроза о неприятной встрече вернет его с небес на землю.
  - Не руби с плеча, начальник. Иногда месяц работы комиссии лучше, чем терпеть постоянные неудобства. Глотка демона проглатывает все, - высказав в мой адрес угрозу, Будильник развернулся, чтобы уйти.
  - Передай Лили, чтобы приглядывала за Чучей. Повозки нынче так носятся, - моя фраза прозвучала вслед гостю. Низоро сумел сохранить невозмутимость, хоть это ему далось с трудом. Он лишь отсалютовал мне двумя пальцами. Ничего, пусть знает, что я осведомлен об одной из его столичных любовниц, в которую он вкладывает деньги.
  Домой я дошел без происшествий. Никто меня не вел, что было хорошим знаком. Решил сразу лечь спать, чтобы с самого утра засесть за отчет. У двери меня поджидал пакет с костюмами. А городок-то спокойный, похоже, тут не воруют, - про себя отметил я.
  
  

Глава десятая

  
  Утром проснулся под знакомый стук топора. Странно, по ощущениям время более позднее. Чего это мясник запаздывает? Мысль промелькнула и тут же была унесена вихрем привычных размышлений о ситуации в городе. Разминка, нож, одеть костюм, отправиться на службу. Все под размышления и предположения. Позавтракать зашел в первую открытую кафешку. Несколько заведений оказались закрыты. Где-то в подсознании возник вопрос и тут же пропал. Завтракал, не обращая внимания на вкус. Вроде все нормально, даже запоминать ничего не хочу. Было чувство, что я мельком наткнулся на что-то важное, не обратив на событие должного внимания. Прокручивая предыдущие события, ничего не могу вспомнить.
  Так в задумчивости и пришел на службу. Отвлекся только на удивленный взгляд дежурного. Заметив мое внимание, он тут же постарался сделать вид, что ничего не произошло.
  - Что случилось?
  - Ничего, - отвечает стражник.
  - У тебя был удивленный взгляд. Почему? - спрашиваю прямо.
  - Так День единения сегодня, - поясняет дежурный.
  Дурень, как я мог забыть. Совсем счет дням потерял. День единения с создателем - выходной день. Исторически назывался по-разному в различных уголках мира. После вторжения совет магов привел все к единому стандарту. Каждый десятый день - день единения с создателем. День, когда человек должен мысленно покаяться перед богом в своих грехах. Наверное, верующие так и поступали, а для большинства людей это обычный выходной день. Я умудрился забыть, что сегодня выходной.
  Писать отчет как-то сразу расхотелось, но я решил не нарушать данное себе обещание. Может, оно и к лучшему, никто не будет отвлекать. Действительно, людей в здании было мало, никто меня не тревожил. Я смог сосредоточиться на своей работе. Описал все, почти все. Осталась буквально парочка моментов, когда я понял, что нужно отвлечься, чтобы правильно разложить информацию в голове, прежде чем нанести буквы на бумагу.
  Выйдя на улицу, вспомнил, что не получил вестей от своих сотрудников Соло и Марта. Неужели они не добрались до мальчишек? Возвращаться к дежурному не хотелось и я решил спросить о них после возвращения. Куда пойти, я понял, когда увидел на улице людей с корзинами для пикника. Море! Я никогда не был на море. Теплое северное море, в котором я всегда мечтал искупаться. Я столько слышал о лазурной воде, о ласковом ветерке, о завораживающем шелесте волн. Коллеги порталом ходили на различные пляжи, а мне оставалось только завидовать им. Когда холодный южный ветер пробирает до костей, так хочется тепла.
  Дорогу к пляжу нашел сам. Просто следовал за основным потоком людей. Узкий проход между домами вывел к деревянной лестнице, построенной вдоль отвесного обрыва. Небольшая деревянная площадка и несколько ярусов для спуска вниз на сорок метров, может, больше. Да, я в верхнем городе. Отсюда видно, что дальше скала из ракушечника плавно понижается. Узкая полоска каменистого пляжа быстро заполнялась отдыхающими горожанами. Я тоже спустился на берег, чтобы на пару сантиметров утонуть ногами в мелких камушках, перемешанных с желтоватыми кусочками ракушечника.
  Полоска суши до кромки воды не более двадцати метров. Смотрю по сторонам, прикидывая, куда пойти. Большинство отдыхающих направляются направо вдоль отвесной стены. Решаю пойти налево, чтобы выйти с пляжа в портовой части Берлитара и вернуться в отдел по городским улицам. Горожане наоборот старались идти в противоположную сторону, чтобы уединиться подальше от всех. С удивлением замечаю, как несколько семей выходят прямо из тоннелей в скале. Вот глава семейства помогает супруге с детьми спуститься по короткой лестнице в три ступеньки. Лестница связана корабельными канатами из выброшенных морем палок. Да, подземелья тут знатные и пользуются популярностью у населения.
  Пройдя половину пути до порта, решил расположиться на отдых. Только сейчас понял, что не готов к купанию. Раздеться не могу, не хочу показывать свой наруч на предплечье. Мужчины на пляже облачены в купальные костюмы, похожие на борцовские. Женщины в легких пеньюарах с короткими рукавами. Самые смелые оголяют ноги до колен. Мужчины делают вид, что ничего не замечают, но глазки так и бегают по женским ножкам. Мне женские прелести не интересны, а со стороны смотреть весело.
  Ставлю ботинки на гальку и закатываю штаны чуть выше колен. Купаться не буду. Не умею плавать, но побродить по берегу нужно. Хотя бы воду попробовать на вкус. Пиджак аккуратно укладываю на ботинки и направляюсь к воде. Здесь не так жарко, как в верхнем городе. Ветер с моря не такой теплый, как мне его нахваливали. Может, на других пляжах иначе. Солнышко припекает, волны плещутся по ногам. Хорошо! Мне действительно понравилось стоять по щиколотки в воде. Закрываю глаза. Кажется, что мир начинает медленно вращаться вокруг тебя. Постояв пару минут, я захотел зайти в воду по колено. Не открывая глаз, делаю два шага вперед и проваливаюсь в какую-то яму на дне моря. Все происходит настолько быстро, что я, не справившись с равновесием, падаю в воду. Ухожу с головой под воду. Впервые в моей сознательной жизни мне стало страшно. Я испытал страх. Новое незнакомое чувство, сковывающее ледяными тисками сознание. От нахлынувшего ощущения я растерялся. Злобное море тут же воспользовалось промашкой, перевернув мое тело в воде. Я попытался подняться. Дно оказалось внизу, но обратная волна сбила меня с ног, утаскивая на глубину. Я замахал руками, пытаясь плыть. Моя голова несколько раз появлялась над водой, позволяя сделать короткие вдохи. Я запаниковал, еще одно новое чувство, на привыкание к которому нет времени. Вода угрожающе обволакивала мое тело, делая его беспомощным. Мелькнуло ощущение беспомощности, не от того, что не умею плавать, а от чего-то, непонятного мне. Времени на анализ не хватало, нужно было что-то делать, но что?
  Чья-то рука схватила меня за волосы, поднимая голову над водой. Моя рука в движении натыкается на тело спасителя, я тут же хватаюсь за него.
  - Да тише ты! - кричит мужчина, пытаясь разжать мои объятья.
  Не тут-то было, моя хватка - цена моей жизни. Отпускать спасителя я не собираюсь. Не понимая, как происходит борьба, я вцепился в свой шанс на спасение.
  - Да встань ты на ноги! - орет мне в ухо мужчина. - Тут же дно под ногами.
  Понимаю, что он твердо стоит на ногах. Я обхватил его руками и ногами. Как малыш вешается на шею матери, только мои руки покрепче будут. Убедившись, что наши тела не перекатывают волны, пробую коснуться дна ногами. Воды тут по пояс.
  - Руку давай. Да отпусти ты шею! Тут нормальное дно, - он пытается идти в сторону берега. Повинуясь какому-то инстинкту, следую за ним. Он крепко держит меня за руку, добавляя уверенности. Несколько шагов и я без сил падаю на влажный берег. Волна скользит по моим щиколоткам, а я отползаю подальше от воды. Переворачиваюсь на спину, чтобы отдышаться.
  - Все в порядке? - надо мною появляется силуэт спасителя. Я не могу разглядеть лица, мешает солнце за его спиной.
  - Спасибо, - хрипло выдавливаю из себя.
  - Не за что. Зачем в воду лезть, если плавать не умеешь? Учиться нужно в бухте за скалой, где волны нет.
  - Я не хотел плыть, я оступился.
  - Дальше сам справишься?
  - Да, спасибо.
  Спаситель удаляется. Я слышу шорох камушков под его стопами. Запоздало понимаю, что не запомнил его лица, только голос. Я его должник, только как-то неудобно предлагать оплату за свою жизнь. Не знаю почему, но неправильно это. Может оно и к лучшему. А что, если я неправильно поступил? Догнать, предложить отблагодарить при случае? Нет. Нет у меня знаний на этот счет, но никуда идти не хотелось.
  Сажусь, чтобы увидеть перед глазами морские волны. Отчетливо понимаю, что ненавижу море. Не воду, нет. Море с его массой воды, с его мощью и опасной энергией. А еще в море есть какое-то необъяснимое чувство опасности. Я вспомнил тот короткий миг непонятного страха. Море опасно для меня, больше ничего это чувство не подсказывало. Я знаю, что море не для меня. Прямо, как демон. Их сбрасывали в море, где они быстро слабели. Только я не демон, я паладин. Это происки шептунов. Точно. Сожрали мое сознание, подселив отголоски своих страхов. Интересно, шептуны боятся моря?
  Рубашка и штаны на мне постепенно подсыхали. Проведя по груди рукой, заставил мелкие камешки осыпаться вниз. Еще немного и можно будет идти домой переодеваться. В помятой одежде появляться на службе не хотелось. Не везет мне с одеждой в этом городе, постоянно промочить умудряюсь. О прогулке в сторону порта теперь даже нечего думать. Размышления были прерваны резкой болью в спине, потом еще один удар. Вскакиваю на ноги от неожиданности, разворачиваясь в сторону непонятных ударов.
  Люк со своими дружками стояли метрах в двадцати от меня, набрав полные руки камней. Эти камни, метко брошенные сорванцами, и вызывали болезненные ощущения. Мои люди ищут их по всему городу, а они преспокойно забрасывают меня камнями.
  - Ты куда дел Савана? - кричит Люк, бросая в меня очередной камень.
  - Подойдите, нам надо поговорить, - уклоняюсь от его броска, но от одного из двух других, брошенных одновременно, увернуться не успеваю.
  - Где Саван? - повторно спрашивает Люк. Никто ко мне подходить не собирается.
  - Я у вас спросить хочу. Он отправился на дело и исчез.
  - Врешь, - очередная порция камней.
  Понимаю, что диалог у нас не получится. Двадцать метров по узкой полоске пляжа, догоню хоть одного. Я стремительно бросился вперед, невзирая на летящие в меня камни. Мальчишки кидаются прочь, только им некуда деваться. Справа от нас скала из ракушечника, слева море. До лестницы несколько сотен метров, бегаю я быстрее. Когда до последнего из убегающих пацанов оставалось метров семь, он резко вильнул вправо, чтобы исчезнуть в небольшой норе, пробитой в основании скалы. Не раздумывая, кидаюсь за ним, чтобы застрять в узком лазе примерно через метр. Извиваясь, как червяк, пытаюсь выбраться наружу. Двигаться сложно, но у меня получилось. Хорошо, пацаны не додумались ткнуть меня чем-либо в лицо.
  Оказавшись на пляже, пытаюсь что-либо предпринять для поимки беглецов. Чуть дальше впереди есть проход побольше. Бегу к нему, чтобы попытаться там войти, перерезав беглецам путь. Направление помню, должно получиться. Через минуту понимаю, что глубоко заблуждался. Во-первых, темно, во-вторых, тут все слишком запутано. Приходится возвращаться назад, пока окончательно не заблудился. Да, подземелья здесь на руку преступникам, даже малолетним. Эту часть города мне только предстоит изучить. Не готов я без подготовки шляться по подземельям, когда твоя дичь знает местность как свои пять пальцев.
  Пришлось, вернувшись за вещами, плестись обратно к лестнице, ведущей наверх. Настроение было препаршивым. С Марта и Соло шкуру спущу. Это так они свидетелей ловят. Невольно скриплю зубами, челюсти сжаты от внутреннего напряжения. Не замечаю, как оказываюсь в верхнем городе. Камни мостовой раскалились, приходится обуваться. Штаны с рубашкой смотрятся жалко. Решаю идти домой переодеваться, потом дописывать отчет. Завтра будет день большого разгона и до отчета я не доберусь. Ходить в мятой одежде не стоит, лучше переодеться.
  У самого дома в нос ударил приятный запах свежего мяса. Демоны, я же с утра ничего не ел. Решительно направляюсь к мяснику, представляя, как поджарю на раскаленной сковородке аппетитный кусок мяса. Мария пустит на кухню. Хоть еда поможет успокоить нервы. Звенит колокольчик и я у мясного прилавка. Свежесть мяса не та, что в рабочий день. Видимо, в День единения скотину не забивают. Отсутствие свежатинки слегка расстроило, но тот кусочек сбоку вполне ничего, можно смело брать.
  - Что господин желает? - не успел я определиться, как рядом появился мясник.
  - Этот кусочек, пожалуйста, - показываю на выбранную вырезку, сожалея, что неприлично обнюхивать товар. Мясник берет в руки мясо, собираясь взвесить.
  В этот момент за моей спиной раздается детский голос:
  - Пап, я пришел.
  Поворачиваюсь на голос, чтобы встретиться взглядом с одним из разыскиваемых мальчишек. Еще часа не прошло с момента, как он кидал в меня камни. Он тоже меня узнал и кинулся в дверь, из которой появился в магазине. Не раздумывая, перепрыгиваю через прилавок, чтобы начать погоню. Бегу на звук его шагов. Здесь он свернул вправо, там люк, ведущий в подвал. Попался, никуда ты от меня не денешься. Спускаясь по лестнице вниз, радуюсь, что мальчишка не додумался захлопнуть за собой люк. Некуда ему из подвала деться, некуда. Придурок, как это я сразу не додумался. Ругаю себя за недальновидность, видя, как ноги парня исчезают в небольшом лазе в полу подвала. Лаз закрывается дверцей с замком, но сейчас это для меня не важно. Важно догнать беглеца, а он уже в катакомбах. Двигаюсь следом. Тут темно, сквозит, и никого нет, только топот детских ног где-то справа. Бегу на звук, чтобы больно стукнуться головой о свод потолка. Хорошо, что потолок понижается плавно, иначе лежать мне на полу подземелья с пробитой головой.
  Звездочки в глазах постепенно улетучились. Я продолжал преследовать беглеца, проявляя осторожность. Рука вытянута вперед, чуть вверх, чтобы среагировать на возможное препятствие. Стоит заметить, что тут не было кромешной темноты. Через разные промежутки были пробиты небольшие отверстия, ведущие наверх. По ним вниз поступал свет. Немного, но глаза постепенно привыкли и я смог увидеть, куда ведет тоннель. Сын мясника петлял по ходам, опускался по лестницам вниз, поднимался на ярус выше, поворачивал. Тут действительно запутанная система ходов, отметил я для себя, продолжая преследование. Пару раз я чуть не потерял его, сориентировавшись по запаху. Не знаю как, но я чувствовал, что он от меня не скроется. Неведомым пятнадцатым или каким-то другим чувством я находил свою цель. Не уйдет, мысль постоянно пульсировала в мозгу, придавая уверенности. Поворот, короткий узкий коридор, топот маленьких ножек, всплеск воды и тишина. Бегу на звук, чтобы провалиться по пояс в яму с водой. В проходе ничего не видно, нащупываю лишь низкий свод потолка. Ледяная вода быстро привела мысли в чувство, заставив выбраться назад. Парень нырнул в подводный тоннель, это было очевидно. Я полез в воду снова, дошел до места, где свод потолка уходит под воду и замер. Вода мне по грудь, дальше подводный лаз в неизвестном направлении. Страх постепенно пробирался в каждую клетку моего тела. Второй раз за семь лет я дважды в один день испытываю чувство страха. Ход должен вести вперед. Переборов страх, ныряю под воду.
  Шаг вперед, еще шаг, ледяная вода сжимает тело в холодных объятиях. Голова упирается в свод прохода. Идти по дну не получается, ноги норовят оторваться от пола вверх. Хватаюсь руками за стены, пытаясь продвинуться вперед. Проход узкий, ответвления не попадаются. Чувствую, как легкие начинают наливаться огнем. Понимаю, что вернуться уже не успею. Страх сковывает сознание, но я продолжаю двигаться вперед. Я бы рад сбежать отсюда подальше, но у меня попросту нет выбора. Знаю, что потом пожалею о своем поступке, только поздно. Но ведь мальчишка проплыл здесь. Столь простая мысль придает уверенности, заставляя удвоить усилия. Когда мне казалось, что все, я погиб, потолок над головой резко ушел вверх. Выныриваю, с шумом выдыхая воздух и тут же делая вдох. Вдох-выдох, я дышал часто как никогда в жизни. Какое блаженство, я выжил. Воды оказалось по пояс и страх постепенно отпускал.
  Не знаю как, но я почувствовал, что нахожусь в замкнутом пространстве. Света в помещении не было. Кромешная тьма, холод и тишина. Я знал, что мальчишка здесь. Не понимаю где, чувствую, что он где-то неподалеку. Стоять в воде не имело смысла, выбираюсь на берег. С одежды вода течет ручьями, мне холодно.
  - Ты где? Давай поговорим! Мне нужно поговорить о Саване и все. Почему вы от меня убегаете? Я не желаю вам зла.
  В ответ не раздалось ни звука. Со мной не собирались идти на контакт. Мне ничего не оставалось, как начать исследовать незнакомое помещение. Поднимаюсь, делаю шаг вперед, вытянув вперед руку на случай непредвиденного препятствия. Под моими ногами хлюпает вода, подсказывая решение проблемы. Опускаюсь на колени и начинаю ощупывать пол в поисках влаги. Так оно и есть. Парень пополз влево. Ползу по мокрому следу, чувствуя, что я на правильном пути. В какой-то момент упираюсь в стену. След привел сюда, но передо мной стена - что делать? Ощупываю стену и все поблизости, до чего могу дотянуться. Ага, неприметная щель в метре над землей, края влажные. Сын мясника там, слышу его тихое дыхание. Пришлось задержать собственное дыхание, чтобы убедиться, что я не ошибся - парень забился в небольшую щель. Наверное, я могу его оттуда вытащить.
  Опускаюсь на пол, прислонившись спиной к камню. Он никуда не денется.
  - Я знаю, что ты внутри этой щели. Я могу тебя оттуда вытащить.
  Замираю, надеясь услышать ответ. Время идет, мальчик молчит.
  - Как твое имя? Неудобно разговаривать, не зная имени. Бежать от меня в такую даль, ради чего? Что я вам сделал плохого? Хочу поговорить о Саване, только и всего. Камнями забросали, бегать заставили. Тут холодно. Как ты там, не замерз?
  Я выбрал правильный вопрос. Сам чувствую, что холод здесь приличный. Мокрая одежда вдобавок к холодной пещере - не самое приятное сочетание. Стянув рубаху через голову, выкручиваю. Одевать мокрую рубаху еще сложнее, чем снимать. Справившись с рубахой, добираюсь до штанов. Парень в своей норе продолжает молчать.
  - Ты бы одежду выжал, а то так и простудиться недолго. Я ведь никуда не уйду, лучше поговорим и вернемся домой. Я такой хороший кусок мяса выбрал у твоего отца, есть хочется.
  - Не обманешь? - раздается детский голос из щели.
  - Слово паладина.
  - Ты паладин?
  - Да. Прислали вместо вашего соседа Джозефа Вуртановича.
  - Докажи.
  - Сейчас, - сказав, понимаю, что мой значок остался приколотым к лацкану пиджака. - Незадача. Значок на пиджаке остался, а он - в вашем магазине. Вернемся, сможешь рассмотреть. Тебя как зовут? - решил я перевести тему разговора.
  - Эрик.
  - Меня Артур. Можешь по имени обращаться. Вылезай. Выжмем твою одежду, а потом поговорим.
  Выжать мокрую одежду действительно нужно. Не скажу, что согрелся, но мне стало немного теплее. В расщелине послышался тихий шорох, затем маленькая нога уткнулась мне в плечо.
  - Подожди, я отойду или давай я тебя вытащу, - протянул я руки к Эрику.
  - Подожди, - он не отталкивал мои руки, просто остановил. Зачем?
  Раздался шорох внутри щели, затем яркий свет резанул по глазам.
  - Ой, - мальчик сам испугался света.
  - Закрой глаза, все пройдет, - посоветовал я, ожидая пока блики в глазах пропадут.
  Минуту мы оставались с закрытыми глазами, потом Эрик стал выбираться наружу.
  - Откуда у тебя светильник? - задал я вопрос мальчику. Вопрос был стоящим. У ребенка в руке был небольшой магический светильник. Ключевое слово - магический. Ни один маг не может выносить накопители за пределы портальной станции, а в светильнике есть накопитель. Даже если сорванцам удалось стащить у мага светильник - как они умудрялись его заряжать?
  - Отсюда, - взмах рукой куда-то за мою спину.
  Поворачиваюсь, чтобы оцепенеть. Начну по порядку. Зал имел правильную овальную форму. Будто две тарелки сложили одну на другую. Мы находились внутри такой сферы. Я просто не заметил, что немного приподнялся, когда полз. Стена дальше уходила вверх, продолжая плавный изгиб. Камень повсюду был испещрен странными линиями. Линии явно рукотворные, только узор странный и смысла в нем я не улавливал. Огромная продолговатая сфера, испещренная линиями с ложем в центре. На алтарь это не было похоже, именно ложе. Прямоугольное возвышение в центре пещеры, без каких бы то ни было украшательств. Ни рун, ни тех же линий, простой постамент, на котором можно уместить человека. Ничего подобного я прежде не встречал ни в одном описании. Загадочности добавляли несколько десятков фонарей, расставленных вокруг ложа. Нет, они просто были расставлены вокруг самой сферы, с ложем их ничего не объединяло. Не знаю, почему я пришел к такому выводу, но мне так показалось.
  - Это вы натаскали сюда фонарей? - задаю вопрос, догадываясь, что ответ будет отрицательным.
  - Нет.
  - А кто?
  - Маг.
  - Какой маг? - понимаю, что наткнулся на что-то очень важное.
  - Который сюда приходит, - Эрик смотрит на меня, как на идиота. Ну да, ведь это же логично.
  - Как мага зовут?
  - Саван не говорил, он тут от него прятался.
  - Зачем?
  - Ему было страшно. Маг мог прогнать его из этого места, а он тут прятался от всех.
  - Давно?
  - Когда его в приют попытались отправить, так он и обнаружил это место.
  - А как он сюда попадал?
  - Так же, как и мы с тобой.
  - Мокрый, в холод? - не поверил я Эрику.
  - Зачем мокрый? Там на входе есть мешок непромокаемый. Он туда вещи складывал, здесь одевал.
  - Не боялся, что маг его заметит?
  - Боялся, но маг не каждый день сюда приходил.
  - Зачем приходил?
  - Фонари менял, иногда людей на ложе оставлял спать.
  - Маг тоже под водой проходил?
  - Зачем? Он же маг. Через стены проходил.
  - А людей зачем оставлял?
  - Саван не знал. Он просто потом их забирал и все.
  - Спящих?
  - Вроде да.
  - Людей надолго оставлял спать на этом ложе?
  - На день, может, дольше. Саван побаивался сюда ходить, только в случае опасности. Вообще он повыше жил в небольшой пещере, куда чужаки не лезли.
  - А мы глубоко?
  - Думаю, ниже моря будем.
  - Не заметил, пока за тобой гнался.
  - Стоило гоняться? - Эрик принялся натягивать выжатую одежду. Я помогал ее выжать, теперь помогал одеть.
  - Стоило, - еще раз окидываю взглядом ценную находку. Однозначно стоило.
  Место странное, даже очень. Удача, что смог сюда попасть. Плохо, что во всем этом замешаны маги, доверять здесь никому нельзя. Какие именно эксперименты проводил здесь неизвестный маг, я понять не могу. Встречаться с ним здесь у меня тоже нет желания. В случае чего против мага мне не выстоять, даже защита в моем амулете не поможет. На камне нигде нет рун - это не демонопоклонники. Осталось выяснить, кто и чем здесь занимается. Может оказаться, что это вовсе не по моему профилю, но я верил в обратное. Саван прятался здесь и попал под влияние шептуна - совпадение? Ох, не верю я в такие совпадения.
  - Саван в последние дни не казался тебе странным? - после своих раздумий спрашиваю Эрика.
  - Вроде нет. Правда виски немного тер, будто голова у него болела, а в остальном как обычно. Люк даже подшучивал, что ему к магам надо подлечиться сходить. Только Саван боялся, что его в приют отправят, говорил, что само пройдет.
  - Виски тер за сколько дней до с..., случая, когда со мной повстречался? - я чуть не проговорился.
  - Дня три, может, пять. Мы не сразу внимание обратили, а он ничего не говорил.
  - Место, где он обычно обитал, показать сможешь?
  - Выбираться отсюда надо, - Эрик посмотрел на воду грустным взглядом. Глядя на него, я тоже передернул плечами. Только сейчас почувствовал, что мое тело мелко дрожит. Все же здесь холодно, поэтому нужно быстрее выбираться. Пришлось стягивать мокрую одежду, чтобы не промочить ее второй раз. Если двигаться быстро, верхний слой промокнет, зато внутренности свертка останутся сухими. Ну, не сухими, а относительно сухими, как сейчас.
  - Это нож у вас? - обратил внимание на наруч мальчик.
  - Нож.
  - Посмотреть можно?
  - В другой раз. Здесь холодно. Кто пойдет первым? - спрашиваю, взвешивая в руке сверток. Воды боюсь, плавать не умею, стараюсь не показать мою неуверенность Эрику. Не до того сейчас, чтобы ножи показывать.
  - Вы. Я останусь, чтобы фонарь в расщелину спрятать, потом следом нырну.
  - Встретимся на той стороне, - понимаю, что парень прав. Он лучше знает, как спрятать фонарь и, похоже, в темноте не боится заблудиться, а еще плавает лучше меня.
  Подхожу к краю воды, чтобы поежиться от страха. Эрик думает, что это я от холода, на самом деле это страх. Понимаю, что вода не для меня. В горячке погони я нырнул под воду, сейчас повторить свой поступок было намного сложнее. Другого пути отсюда нет, да еще мальчишка смотрит, делаю шаг в воду, чтобы провалиться по пояс в ледяные объятья. Голышом в воде оказалось еще холоднее. Зубы предательски застучали, надеюсь, от холода.
  - Не стойте, быстрее ныряйте, пока не замерзли, - видя мое замешательство, советует мальчик.
  Набрав полную грудь воздуха, погружаюсь под низкий каменный свод. Как же здесь холодно. Шаги даются с трудом. Сверток одежды тянет руку куда-то вверх, мешая нормально двигаться. Плавать не умею, приходится шагать, отталкиваясь от каменной поверхности. Получается не очень проворно, быстро начинает жечь в грудной клетке. Успокаиваю себя тем, что я уже шел этим путем. Ледяной холод, который я ненавижу, первобытный страх, жжение в легких, лихорадочные мысли о спасении. В таком состоянии я вынырнул из воды, шумно дыша. Секунду стою, опустив руки. Запоздало вспоминаю, что у меня одежда намокает. Поднимаю сверток над водой, пытаясь выбраться на сушу. Нога соскальзывает, больно ободрав голень о край камня. Наверное, течет кровь, но я ничего не вижу в кромешной темноте. Во второй раз стараюсь действовать осторожнее. Пара секунд и я на каменном полу узкого прохода слушаю, как с меня тонкими струйками стекает вода. Всплеск, шумный выдох Эрика. Мы выбрались. Не знаю почему, но я радуюсь под стук собственных зубов.
  
  

Глава одиннадцатая

  
  Эрик предложил сразу двинуться вперед, чтобы одеться, когда доберемся до освещенного участка. Как оказалось, мы несколько пролетов бежали в полной темноте. Парень знал дорогу, а я шел за ним на слух, не замечая таких деталей. Сейчас приходилось медленно двигаться по холодным коридорам абсолютно голыми. Только теперь я понял, что тут очень холодно. Мои зубы постукивали, на этот раз именно от холода. Эрик держался лучше, что было странным. Он, житель севера, переносил холод лучше, чем я, приезжий с юга.
  Обратный путь вышел более утомительным. Я следовал за мальчишкой по звуку. Иногда он останавливался, чтобы ощупать стены прохода и свернуть в нужную сторону. Часто приходилось подниматься вверх по полусгнившим лестницам. Удивительно, как я смог забраться столь глубоко, ничего себе не повредив и не отстав от беглеца.
  - Как ты ориентируешься в темноте? - поинтересовался я спустя некоторое время.
  - Тут на каждой развилке выбиты указатели. Большие стрелки указывают направление главного прохода. Маленькие - на вспомогательные ответвления. Еще есть много других пометок, которые проходчики оставляют для себя. Есть отдельные метки контрабандистов и преступников. У нас тоже свои отметки, которые знаем только мы.
  - Так если каждая ватага мальчишек начнет ставить собственные метки, тут живого места не останется.
  - Так и есть. Только в больших проходах никто ничего не ставит, там все понятно, а вот в мелких ответвлениях уже сложнее. У каждой группы свои маршруты и тайные ходы и только им известны коды отметок. Некоторые мы знаем, догадались, изучая в разных местах. Некоторые никуда не ведут, просто чьи-то личные пометки.
  - Может, клад закопан поблизости?
  - В ракушечник или камень много не закопаешь. Тайники могут быть, но чтобы их хорошо замаскировать, нужно постараться. Мы парочку нашли.
  - Разбогатели?
  - Какое там? - вздохнул парень. - Там крэг был, а нам проблемы ни к чему.
  - Показать сможешь? - тут же оживился я.
  - Сразу и не вспомню, где это было, - затянул Эрик фальшивым голосом.
  Набивает цену? Вполне может быть. Или не хочет без разрешения Люка сдавать тайники. Ничего, к этому вопросу мы вернемся позднее. Сейчас приходилось ползти, идти, взбираться по лестницам, чтобы выбраться на освещенный участок. Не могу сказать, что света там оказалось много, но после кромешной тьмы мы могли хоть что-то видеть.
  - Не слишком много света, - заметил я.
  - Глубоко. Повыше светлее будет. Тут обычно с фонарями ходят.
  - А свет как попадает на глубину?
  - Сверху дырки в ракушечнике сделаны. Сквозь них. Вода с улиц тоже по ним стекает. Только дырки не очень большие и свет не далее трех ярусов проникает.
  - Мы на третьем ярусе?
  - На седьмом.
  - Тогда откуда свет?
  - Из бокового прохода, что к морю выходит. Мы от тебя в него сбежали на берегу.
  - Так мы под портальной станцией?
  - Немного в стороне. Пещера, в которой мы были, под портальной станцией.
  - Тут повсюду много камня, зачем в нем делали ходы, если тут нет ракушечника?
  - Не все в городе из ракушечника. Та же мостовая из камня, богатые дома из камня. Раз удачно до гранита докопались, так отсюда и брали на разные нужды, - совсем по-взрослому объясняет мне Эрик.
  - А сколько всего тут ярусов?
  - Десять, местами больше. Я не все знаю. Мы под городом в основном крутимся, а тоннели идут к старому городу и еще дальше. Тут на несколько километров за городом сплошные ходы.
  - А дальше?
  - Дальше, как море пролегало в древности. Говорят, местами по двадцать километров от берега ракушечник залегает пластами и глубина разная. Только не спрашивайте, почему так. Не знаю.
  - А входы в подземелья в каждом доме есть?
  - Почти.
  - Почему почти?
  - Некоторым не нужно, да и 'обнести' через такой ход могут.
  - Тогда зачем делают?
  - Чтобы скрыться незаметно.
  - Тут одни преступники, что им нужно скрываться?
  - Не знаю. У меня отец выдолбил нишу, чтобы товар хранить. Один раз утащили все мясо, пришлось внутри решетки ставить.
  - Как утащили? Замок взломали?
  - Прорезали ход в ракушечнике.
  Да уж, не так-то просто с этими подземельями. Поди, таким способом и в дом попасть можно, когда хозяева отлучатся.
  - Так и в дом ход пропилить можно, - высказал я предположение вслух.
  - Можно. Ты разве не заметил, что на первом этаже у всех под ногами гранит? Для того и ставят, чтобы бесшумно никто пробраться не смог.
  - Я думал, чтобы долговечнее.
  - И долговечнее тоже. Сейчас фонарь зажгу, чтобы нормально ходить.
  Эрик вытащил из потайной ниши фонарь и быстро его разжег при помощи кресала. Можно было рассмотреть окружающую обстановку, только смотреть особо не на что. Зато парень показал мне, как обозначаются направления выбитыми на камнях стрелками. Углубления можно было ощупывать руками в темноте, не боясь ошибиться. Со стрелками все было довольно просто, если понять основные направления. Были дополнительные точки, обозначающие объекты на поверхности, но это уже на верхних уровнях. На глубине стрелок было меньше, в основном, одни индивидуальные пометки. Как оказалось, к большому проходу выбраться довольно просто, но мы сейчас направлялись не туда. Нам нужно в убежище Савана. Влажная одежда совсем не грела, но я надеялся, что она скоро высохнет.
  - А чего Саван так далеко от тайного убежища жил?
  - Не далеко, на два яруса выше. Только тебе тем ходом не пролезть, застрянешь. Оттого мы кружным путем идем. Ну и светлее тут, - покачал фонарем мой проводник.
  - Чего ты тем ходом не воспользовался? Я бы за тобой не пролез.
  - Пока я протискивался бы в дыру, ты мог меня схватить, - пояснил мой провожатый.
  - Как ты все успел продумать!.. - похвалил я парня, на что он довольно фыркнул.
  С фонарем передвигаться стало проще. Эрик не ощупывал выступы с указателями, а лишь кидал на них взгляды. Я даже не пытался запомнить путь, не получится. Да и с сыном мясника вроде поладили. Он меня сюда снова проведет в случае чего. Когда дождусь подмоги, через несколько дней.
  Когда мы добрались до места, мое тело оставалось закоченелым. Меня знобило, зубы периодически постукивали.
  - Не можешь согреться? - скорее констатировал, нежели спросил Эрик.
  - Да, как-то не получается.
  - Это с непривычки. Походишь по тоннелям, привыкнешь. Тут сквозняки сильные, особенно на верхних ярусах. По сквознякам даже направления можно определять.
  - Нет у меня желания по тоннелям ходить.
  - Удобно, - пожал плечами мальчик, забираясь в убежище Савана.
  Убежищем оказалась крохотная щель в стене, куда я протиснуться не смог. Эрик вытаскивал наружу все, что было внутри, а я внимательно осматривал. Ничего интересного мы не нашли. Собственно, чего тут можно найти? Парень не более пяти дней ходил с шептуном в сознании. Чего мы в вещах ищем? Не знаю, но осмотреть стоило, хоть для галочки.
  - Домой? - спросил Эрик, когда вылез из расщелины, сложив там вещи. Он надеялся, что Саван вернется, и я не мог его расстроить, потому терпеливо ждал.
  - Да. Загулялись мы тут с тобой.
  - Это точно. Наверху уже темно, отец ругаться будет.
  - С отцом я разберусь, а почему темно?
  - По времени должно стемнеть.
  - Так недавно свет шел из бокового прохода.
  - От того и шел, что солнце садилось и прямо в проход светило.
  Парень растолковывал мне все, как мальчишке. Будто не он тут ребенок, а я. В вопросах подземелий так оно и есть, не мое это место. Я так и не смог согреться, поэтому мечтал быстрее выбраться наверх. Не знаю, насколько быстро мы дошли, только к концу пути меня прилично шатало. Впервые почувствовал непонятную слабость и головокружение. Не такое, как от пропущенного удара в голову, а постоянное, будто мир вокруг качается. Я лишь приблизительно запомнил, где мы вышли на поверхность. Вроде в одном квартале от нашей улицы вниз. Подниматься наверх оказалось необычайно тяжело. Странно, но наверху оказалось ненамного теплее. Холод никак не хотел отпускать меня из своих объятий. Видя мое состояние, Эрик вел меня за руку, чтобы я не упал или не сбился с пути. Удержать он меня не мог, но как поводырь был очень кстати.
  Хотел спросить, отчего не вернулись через его подвал, но на вопросы не оставалось сил. В городе темно, фонари только зажигают. Люди, праздно шатающиеся по улицам, с интересом на меня смотрят. Согласен, видок у меня еще тот. Мне сейчас наплевать на приличия, я хочу принять горячий душ, чтобы согреться.
  - Тебе совсем плохо, дядя Артур, - заговорил Эрик, когда мы были недалеко от моего дома. - Я тебе помогу до комнаты дойти. Ты ведь напротив нашей лавки живешь?
  Сил отвечать у меня не было, я лишь кивнул. Малявка помогает мне, здоровому мужику. Похоже, не совсем здоровому. Я никогда не болел и понятия не имел, каково это - болеть. Наверное, мое нынешнее состояние можно назвать болезнью.
  - Заходи, я дверь подержу, - мой поводырь юркнул в подъезд, открывая дверь передо мной.
  Устало опираюсь рукой о дверную створку. Дышать тяжело, в глазах мелькают темные пятна, а мне еще наверх подниматься. Эрик терпеливо ждет, пока я выровняю дыхание.
  - Убью! - раздается крик за моей спиной вместе с громким топотом.
  В моем мозгу щелкает какая-то шестеренка, резко оборачиваюсь, чуть приседая в коленях, чтобы легче было переместиться от опасности. Темный силуэт несется на меня. Это не профессионал, это простой мужчина, готовый меня убить. Увернуться не успею. Иду на сближение, чтобы перехватить тянущиеся ко мне руки и в падении на спину перебросить чужое тело через себя. Нападавший ничего подобного не ожидал. Крякнул, когда моя нога уперлась в его живот и молча перелетел через меня в открытую дверь подъезда.
  - Папа, ты чего? - раздался голос Эрика где-то там и я отключился.
  Очнулся по ощущениям довольно быстро. Меня несли на руках, несли по лестнице, я догадался по потряхиванию.
  - Я сам, - пытаюсь освободиться.
  - Не стоит, - настоятельный голос мясника и крепче сжимающиеся объятия не оставили мне шансов. Понимаю, что возражать бессмысленно. Пробую сориентироваться, вроде наверх несут, домой. Осознав, что меня несут домой, успокаиваюсь. Вдалеке оханье женских голосов и я опять отключаюсь.
  Очнулся от того, что мне холодно, тело вибрирует мелкой дрожью. Хочу свернуться калачиком, чтобы хоть немного согреться. Что-то мягкое и теплое касается моей спины. Дрожь от этого никуда не уходит, зато появляется ощущение теплоты. Нежная рука обнимает мое тело, завершая объятия. Женщина, обнаженное женское тело прильнуло ко мне, чтобы согреть. Мне не до сентиментальностей или эротических мыслей, мне немного лучше и я опять проваливаюсь в сон.
  - Ну же, просыпайтесь, голубчик, - раздается заботливый голос где-то надо мной.
  Открываю глаза. Удивительно, но пробуждение было быстрым, без каких бы то ни было неприятных ощущений.
  - Ну вот, уже лучше. Вижу у вас все хорошо, скоро будете в строю, - рука полненького дядечки перемещается перед моими глазами. У него добрые, искрящиеся глаза, приятная улыбка, одним словом - производит положительное впечатление. - Что же вы так неосмотрительны, господин Лигвант? Я даже не говорю о простуде, которую вы умудрились подхватить в столь сжатые сроки. Нельзя себя так не любить. Неужели так сложно устраивать себе, хоть небольшой отдых? Так ведь можно перегореть на работе.
  - Я устроил. На море сходил.
  - Сходили. Все бы ничего, только вы, похоже, не слышали, что нельзя долго находиться на солнце? Защитным кремом пользовались? Не отвечайте, по вашей коже все видно. Обгореть на солнце, чтобы потом полезть в холодное подземелье и это все на фоне нервного истощения. Если с вашей простудой медики справились быстро, то с нервишками - беда. Я впервые сталкиваюсь с таким опустошением. Ну нельзя же себя так доводить.
  - Где я? - прерываю монолог, который не собирается прекращаться.
  - В больнице, естественно. Скажите спасибо мальчику, что поднял тревогу. Дамочка в вашей постели вряд ли могла серьезно помочь. Кто вам подсказал такой способ лечения? Я, конечно, понимаю, что это приятно, но поверьте моему опыту - глупо.
  - Какая дамочка?
  - Не знаю. Когда за вами пришли, она пыталась вас согреть своим обнаженным телом, даже отпускать не хотела. Подружка?
  - Не помню.
  - Что с вашими нервишками делать будем? У вас налицо умственное переутомление. Ситуацию осложняет то, что вы паладин. Ваше сознание слегка трансформировано, поэтому с лечением будут сложности. У вас какая часть воспоминаний потеряна - последние годы?
  - Все.
  - В смысле все?
  - Все воспоминания потеряны. Я помню себя семь лет.
  - Да, тяжелый случай. На вас не действует гипноз, а без него воздействовать на вашу психику будет сложно, во всяком случае, моими методами, - задумчиво потирает подбородок мой собеседник. - Мне кажется, я помню один такой случай, но сейчас это не важно.
  - А вы вообще кто?
  - Ой! Простите меня. Вечно болтаю, забывая представиться. Элиоз Разумович, доктор магической психологии, местный психолог. Не слышали?
  - Нет.
  - Странно, я один из лучших специалистов на Тавре. А кто вами занимался после происшествия?
  - Я не помню. Мною многие занимались поначалу, когда я ничего не понимал, а дальше потеряли ко мне интерес. Местный психолог Лигатный пробовал пробудить воспоминания, но быстро сдался.
  - Лигатный, Лигатный, - попытался вспомнить Элиоз. - Не припомню такого. Наверное, посредственность, не заслуживающая внимания. А вас я наверняка осматривал, только не припомню сейчас точно.
  Т-а-к, наш психолог мнит себя светилом психологии, - сделал я вывод с его слов. Ну это ладно. В целом, он производил положительное впечатление. Не знаю, каков он в деле, только лечить нервишки мне ни у кого не хотелось.
  - С чего вы доктор взяли, что у меня нервное истощение?
  - Ну как же, это очевидно. Вы видели магические пульсации своего мозга? Ах, да, у вас же нет магических способностей. Так вот у вас все признаки нервного истощения. Скорее всего, последнее время вы усиленно думали над чем-то, не давая своему сознанию передохнуть. Ведь так?
  И что ему ответить? Конечно, думал. Я постоянно думаю о чем-то. Не могу сказать, что я переутомлялся. Спал, вроде, регулярно. Нервничал в меру. Не чувствовал я никакого особого утомления до похода на море.
  - Не чувствовал я никакого переутомления, - сообщаю свои выводы доктору.
  - Ну как же так, я же вижу по вашему фону. Небось, пытались расследовать смерть предшественника, зашли в тупик и нервничали. Тут любому очевидно, а мне и подавно.
  - А вы не думали, что можете ошибаться?
  - Я, ошибаться? Могу, но только не в вопросах психологии и психики, - Элиоз посмотрел на меня взглядом, полным превосходства. Да, амбиций у него выше крыши.
  - Я тут вспомнил, что доктор Лигатный упоминал как-то, что мой психоэмоциональный фон выглядит истощенным в магическом плане.
  - А ведь вы правы, действительно такое возможно. Я же к вам, как к обычному человеку примерялся, а если у вас полная потеря памяти, очень даже возможно, - задумчиво бормочет доктор.
  - Значит, я здоров?
  - Для полной уверенности мне необходимо за вами понаблюдать хотя бы несколько дней. Я разрешу выписать вас отсюда, только обещайте в течение недели ко мне заглядывать для наблюдений. Это займет не более пяти минут, зато мы будем уверены, что с новым паладином все в порядке.
  - Я постараюсь, - обещаю, чтобы отделаться от доктора побыстрее.
  - Тогда я пойду. Дальше вами будут заниматься обычные медики.
  - Я бы хотел отсюда уйти поскорее.
  - А говорите, что не перерабатываете, - покачал головой господин Разумович. - Или вы соскучились по теплым объятиям своей подружки? - с надеждой говорит доктор.
  - Нет у меня подружки.
  - Так я и думал, значит, работа. Отдохните, это мой вам совет.
  - Непременно, - еле сдерживаюсь, чтобы не зарычать. Умеет этот мозгоправ выводить из себя. И ведь такой симпатяга на вид, а такой приставучий.
  - Позвольте откланяться, - Разумович поднимается со стула. Я неслышно выдыхаю, радуясь, что отделался от этого психа, психолога, то есть.
  - Ой, чуть не забыл, - у самой двери спохватился доктор, вызвав у меня ноющее ощущение в зубах. Хорошо, что я сумел сохранить нейтральное выражение лица. - Вы ведь паладин. Я просил Джозефа, но он не внял моим просьбам. Говорил, не сложилось. Так, собственно, я о вашем вкладе в науку.... Если вам удастся поймать измененного, не могли бы вы его сразу не ликвидировать, а предоставить хотя бы на несколько часов мне для изучения? - после паузы с надеждой в голосе выдал Элиоз. - Разумеется, в вашем присутствии. Поймите, это очень важно для науки. Так важно, что хоть ваше руководство проси.
  - Я с удовольствием вам помогу.
  Даю обещание, не вдаваясь в подробности. Любому понятно, что измененный не будет ждать, пока его допросят. Да что допросят, он живым не будет сдаваться, незачем. Двести лет шептуны не шли на контакт, а тут некто Разумович совершит научный прорыв. Я бы притащил ему измененного, только слишком это хлопотно. Рефлекс у меня, этих гадов сразу ликвидирую.
  - Буду ждать, - доктор вышел с выражением разочарования на лице. Понял светило науки, что ничего ему не светит.
  Нужно было отсюда выбираться. Одежды нигде не было, даже наруч с ножом сняли. Ждать, пока придет очередной доктор, у меня не было никакого желания. Завернувшись в покрывало, следую к выходу из палаты.
  - Вы куда? - тут же окликает меня маг. Он явно шел ко мне в палату, только я его опередил.
  - Хочу отсюда выписаться.
  - Разумеется. Разумовский подтвердил, что с вами все в порядке, остальное мы подлечили.
  - Где мои вещи?
  - Эээ, - задумался маг. - Мне говорят, вас сюда без одежды доставили.
  В очередной раз убеждаюсь, что я никогда не перестану завидовать магам с их возможностью связи.
  - Можно попросить вас об услуге?
  - Какой?
  - Распорядитесь, чтобы мне в кабинет доставили одежду. Если можно, отправьте посыльного ко мне домой. Попросите экономку госпожи Вуртанович открыть комнату. Там найдете. Пожалуйста, - добавил я главное слово.
  - Я распоряжусь.
  Убедившись, что вопрос с одеждой будет решен, я босиком пошлепал в сторону своего кабинета. Не солидно в таком виде ходить по коридорам, но сейчас дорога каждая минута. Я даже не поинтересовался, сколько времени провалялся без сознания. Скорее всего, меня усыпили и подлечили. Если речь идет об обычной простуде, сейчас может быть утро.
  - Вуртанович голышом к нему прилипла, отпускать не хотела, - услышал я голос Вурзинского, входя в кабинет.
  - Представляешь, я до сих пор одежду отыскать не могу. Так ты говоришь, это коварная Вуртанович меня раздела догола?
  - Ээээ, господин Лигвант, - заикаясь, попытался вставить слово Вурзинский.
  - Теперь быстро сообщи мне все, что вам с Башатом удалось разузнать, - говорю тихо, но в моем голосе угроза.
  - В городе всего одна секта, которая уже попадала в поле зрения стражи. Были еще две, но уже года три, как их всех отправили на каторгу. У оставшейся секты 'Жаждущих пришествия', так они себя называют, умный руководитель, никогда не употребляющий крэг. Собственно, потому секта и держится дольше остальных. Рядовых членов отправляют на каторгу, а идейного вдохновителя прижать не за что.
  - Они должны проводить ритуалы, делать что-то, чтобы призвать демонов, и их не на чем подловить? - удивился я.
  - Антарха не на чем, хитрый, сволочь. Хоть и фамилию себе взял Призывающий, сам в обрядах не участвует или там все в масках и его не опознать. Никаких злостных нарушений за ними последние полгода не замечено. После смерти Джозефа так вообще залегли на дно.
  - Негусто. Что у тебя по церковникам? - обращаюсь к Ворджику.
  - Практически то же самое, что у стражи. Одна секта 'Жаждущих пришествия' с Антархом во главе. Хитрый, расчетливый, упорно продолжает свое дело, хотя сектантов постоянно упекают на каторгу. С их ритуальными приемами наркотика не удивительно. О детях не спрашивал, чтобы не поползли слухи.
  - Так, вам троим задание. Чтобы до вечера Антарх висел на дыбе в пыточном подвале. Не справитесь, самих подвешу, ясно!? - крикнул я для достижения полного понимания. Меня поняли. Троицу как ветром сдуло из кабинета.
  - Теперь вы, красавцы, - перевожу взгляд на Соло и Марта. Чувствуют, что их ждет встряска, напряглись. - Вам какое было дано задание?
  - Мальчишек задержать, - мямлит Соло.
  - Замечательно. И где задержанные? Я вчера полдня прождал в кабинете. Где?
  - Мы думали, что родители сообщат..., - начинает Март.
  - Думали они, идиоты. Вас сюда зачем прислали - на отдых или Тавр защищать? Солнце, женщины, море - работать никак не получается? - по потупленным взглядам вижу, что попал в точку. - К вечеру собрать всех мальчишек в доме мясника. Попросите Эрика, сына мясника, вам помочь. Скажите, что пришли от меня и чтобы вежливо. Справитесь раньше, доложить без промедления. Брысь отсюда!
  Когда парочка скрылась за дверью, смотрю на притихшего Дэни. К нему у меня нет претензий. Пока.
  - Справляешься? - он в ответ лишь кивнул.
  Плотнее закутавшись в одеяло, следую в свой кабинет. Нужно срочно написать послание Старику. Здесь никому доверять нельзя. Действовать нужно очень осторожно и быстро. Мне нужны маги, маги со стороны, которых в городе никто не знает. Шифрую сообщение последним шифром из моего набора, чтобы никто не смог прочитать, кроме Старика. Пять минут, десяток предложений, коротко и только по делу. Завернутый в покрывало, шлепаю к Дэни. А пол-то здесь холодный.
  - Срочно отправить адресату. Справишься?
  - Постараюсь, - Дэни принимает конверт.
  - К портальному магу иди, там разберешься.
  Дэни отправился выполнять поручение, а я решил закончить отчет. Надо, себе обещал. Прошлепал обратно в свой кабинет. Плюхнулся на стул, с тоской глядя на стопки бумаг на своем столе. Еще эта кипа от стражи по всем убийствам. Беру за край папки, бегло пролистывая формуляры. Почерк плохой, как в таких каракулях разбираться? Взгляд натыкается на фотографии с места происшествия и по моей спине ползет холод. Холод в спине у меня только от присутствия шептунов, а тут фотография. Что хуже всего, я не вижу на фотографии ничего опасного, а спину пронзает холод. Ничего не понимающим взглядом смотрю на фотографию в надежде понять, как такое возможно?
  
  

Глава двенадцатая

  
  Стук в дверь прервал созерцание снимков.
  - Войдите, - руки сами потуже натягивают на плечи одеяло. Холод в позвоночнике как отголосок вчерашней простуды, только намного хуже и от него невозможно спастись. Не поможет ничего, я знаю. Этот холод на уровне первобытных инстинктов, эта способность или проклятье со мной до конца дней.
  - Ваша одежда, - доложил вошедший в дверь маг. Смотри-ка, мага за одежкой послали, молодцы. Нужно запомнить того медика и этого мага. Не стану их сильно тиранить во время полугодовой проверки. Или стану? Сверху на одежде между ботинок лежал наруч с ножом. Этот идиот так и шагал через весь город? Ничего изменить уже нельзя, пусть живет.
  - Клади на стул и спасибо большое.
  - Не за что.
  Маг уходит, и я могу одеться в свою одежду. Мария нашла второй вычищенный костюм. Это хорошо. Главное, опять его не испачкать. Накидываю на плечи одеяло, будто оно может унять холод в спине. Может, если я не смотрю на фотографии. Перелистав все дела, я нашел фотографии, от которых веяло опасностью. Удивительно, трупы сняты с разных сторон и только от некоторых снимков мертвых тел веет опасностью. Это сбивало с толка. Какая разница, с какой стороны смотреть на труп? Если от него веет опасностью, то ракурс тут не причем. Что удивительно, лишь одна или две фотографии каждого трупа были опасными. Засечь шептуна по фотографии - такого никогда не было. Здесь не шептуны, здесь что-то другое. Я просто уверен, что это не шептуны - тогда что? Час, уже час я пялюсь на снимки и ничего не могу найти. Ничего, кроме чувства опасности. Наверное, у меня опять поднялась температура. Тру руками виски, но это никак не помогает решению задачи. На фотографии больше не смотрю, чтобы отпустил холод. Мысли постепенно начинают складываться в стройный логический ряд. Нет, разгадка не пришла, зато я понял, как нужно поступить. Все просто, нужно отправляться на место преступления. Если дело не в самих трупах, нужно на месте посмотреть с этого ракурса.
  Иду за Дэни. Он знает город, знает все места, перечисленные в рапортах стражи. Нам остается лишь, подхватив папки с делами, отправляться к ближайшей точке. Яркое солнце заставляет щурить глаза, зато тут тепло. Как же я не люблю катакомбы и воду! Мне кажется, что я никогда не отогреюсь после вчерашнего приключения.
  До переулка горняков дошли минут за десять, он оказался ближе всех. Просмотрев дело, я убедился, что Аннушка хватает любой слух. Она упоминала, что убитый ушел порталом и не возвращался. Неправда. Убитый был местный из пригорода. Приехал по делам в город, запил и был убит. Обыкновенная бытовуха, даже расследовать нечего. Не будь проклятого холода в позвоночнике, я бы лично отправил дело в утиль, а тут такой бред вокруг убийств. Кстати, от фотографии убитого Ива, моего предшественника, холода не было.
  - Вот этот переулок, - указал рукой на узкую улочку Дэни.
  Интересно, как найти точное место убийства? Придется заняться расспросами.
  - Дэни, узнай у местных, где нашли тело?
  - Сейчас.
  Помощник пошел вперед, чтобы постучать в небольшую дверь, притаившуюся в стене ракушечника. Стучал долго, но никто ему не открыл. Зато из двери немного дальше по улице высунулась голова женщины.
  - Нет там никого, на работе все, - женщина вышла на улицу, покачивая на руках плачущего младенца. - Расшумелись тут, поспать не дают. Да, моя маленькая? Ути-ути-ути, - стала она успокаивать ребенка.
  - Отдел по борьбе с наркотиками, Артур Лигвант, - хотел показать свой жетон, но его не было на этом пиджаке. Женщина ничего не ответила, продолжая нянчить малышку. - Вы не могли бы показать точное место, где убили человека в вашем переулке?
  - Вон там, шагов на пятнадцать вперед и лежал, а крови-то натекло. Хорошо гроза прошла, смыло почти все, только след от пятна остался.
  - Дэни, иди вперед, - приказал я.
  - Там? - спросил, когда мой помощник прошел пятнадцать шагов.
  - Чуть дальше, - решает женщина.
  - Господин Лигвант, тут след пятна, - кричит Дэни, делая несколько шагов вперед.
  - Спасибо, вы нам очень помогли.
  Направляюсь к Дэни, потеряв интерес к женщине. Она, продолжая сетовать на шумных посетителей, скрывается в своем дворике. Я же с интересом рассматриваю место преступления.
  Я надеялся, ожидал чего угодно, но только не этого. Пустота, никаких эмоций, никаких ощущений хотя бы на уровне подсознания. Все мои чувства молчали, словно их отключили. Обхожу по кругу место, смотрю внимательно и ... ничего не чувствую. Медленно выдыхаю, достаю фотографию. По спине катится волна холода. Да чтобы всех вас к демонам, где? Где эта опасность? Смотрю на фотографию, затем на место где лежал труп. Пытаюсь представить тело в натуральную величину. Вон там натекла кровь. Прикрываю глаза для того, чтобы лучше представить и чувствую, что я на верном пути. Чувство опасности идет не от фотографии, а от места. Я чуть не закричал от радости. Осторожно приоткрываю глаза, боясь потерять картинку. Сквозь ресницы вижу остатки кровавого пятна, они почти стерлись, но я понимаю, что меня пугает.
  - Дэни, бумагу и карандаш - быстро, - говорю, не поворачивая головы, чтобы не потерять видение.
  Шорох листов и у меня в руках есть все необходимое. Не глядя на бумагу, веду по ней карандашом, повторяя контур символа. Часть символа видна на камне, если присмотреться, но не вся. Тело убитого дополняет символ, не все тело, а только часть. В данном случае голова и плечо. Смотрю на символ, выведенный мною на бумаге. Обычная закорючка, ничего общего не имеющая с магическими символами, которыми пользуются демонопоклонники. Неясность вносит и то, что я не чувствую в этом символе никакой опасности. Зато глядя на фотографию, я понимаю, что именно этот символ опасен. Напрягаю память, пытаясь вспомнить все, что мне преподавали по ритуалам местных сект. Помню символы, которые используют при жертвоприношениях и призывах демонов. Да, эти символы отличаются в зависимости от региона, но тот, что на моем листке, даже отдаленно на них не похож. Невзрачная загогулина, вызывающая чувство опасности.
  - Демонопоклонники? - спрашивает Дэни, глядя на то, что я нарисовал.
  - Возможно.
  Оба молчим, думая каждый о своем. Дэни, видя мое состояние, с расспросами больше не лезет. Я копаюсь в воспоминаниях, но все безрезультатно.
  - Пойдем к следующему месту, - говорю через пару минут.
  Дэни ведет меня по городским улочкам. Он тут все знает, а я даже не пытаюсь запомнить дорогу, настолько занят своими мыслями. Пять минут ходьбы и мы на месте, где был убит еще один человек. После недолгих расспросов находим место, где лежал труп. Приблизительно зная, что надо искать, дело пошло быстрее. Я смог через минуту начертить на листе бумаги новый каракуль, который опять не имел отношения к демонопоклонникам. Опять в рисунке принимало участие тело жертвы. На этот раз символ завершала левая нога трупа. Почему я понимаю этот рисунок? Заклинания шептунов, оставшиеся в моем сознании? Как я смог распознать опасный символ на фотографии? В том, что он опасен, я ничуть не сомневался. Настроение у меня нисколько не улучшилось после странной находки. Было непонятное, двоякое чувство неопределенной опасности. Незнакомые символы, не вызывающие чувство тревоги во мне, когда я вижу их на бумаге. И те же символы, начертанные кровью на улице, холодят спину. Почему? Хуже всего, что опасность я заметил на фотографии, а это вообще ни в какие рамки не укладывается. Кто может знать об этих символах больше моего? Ответ очевиден - маги. Только есть одна загвоздка, к магам я обратиться не могу. После моей подземной находки доверять магам Берлитара нельзя. Тут задействован какой-то хитрый план. План настолько изощренный, что его не смогла заметить проверка, проводившая расследование двух нашумевших смертей. Ха, а ведь на месте убийства Ива Вуркатова символов не было. Почему? Да потому, что это убийство расследовалось очень тщательно и следователи могли что-то заметить. Значит, символы не столь безобидны и неизвестны, как я думаю. Что они небезобидны, я чувствую, а вот про неизвестность - это я их не знаю, но не маги. Выводы?
  В Берлитаре действует хорошо законспирированная группа демонопоклонников, в рядах которой состоят маги. Группа действует нагло, поскольку они уверены в своих силах. Откуда такой вывод? А все просто, они не побоялись проверки, нагрянувшей сюда после громких убийств. Одно не доказано как убийство, но я думаю, что так оно и есть. Ради чего привлекать внимание? Вызов системе, чтобы удостовериться в своих методах конспирации? Готовят более масштабную акцию и хотели убедиться, что их никто не заподозрит? Допустим, что мои предположения верны. Что я могу сделать? Поднять тревогу, вызвать сюда магов и сесть в лужу. Ни одного доказательства или конкретной зацепки у меня нет, если не считать показаний Эрика и тайного грота. Идиот! Я чуть не ударил себя по лбу. Единственный свидетель и я его отпустил к родителям. Ну, как бы не отпустил, но ведь его показания срочно нужно записать. Записать, чтобы привлечь внимание магов из секты? Нет, пусть думают, что я ничего не нашел. Эти символы я никому из местных магов показывать не буду, отправлю Старику в столицу. Пусть он со своей стороны копает, чтобы не спугнуть местных заговорщиков.
  До обеда мы с Дэни обошли все места, вызывавшие тревогу во мне даже на фотографиях. Лишь в последнем месте я задумался, что и в других случаях могли быть особые знаки, просто мне принесли дела по последним случаям. Срочно запросить все дела по убийствам за полгода.
  - Дэни, когда вернемся, запроси у стражи дела по всем убийствам в городе за полгода.
  - А мне выдадут?
  - Значок у тебя есть?
  - Есть.
  - Вот пусть попробуют не выдать. И вообще, ты теперь представитель совета магов. Привыкай к этой мысли и держи себя соответствующе, только не задавайся.
  - Держи и не задавайся, - усмехнулся Дэни.
  - Именно так. Власть, с ней приходит чувство всемогущества. Не поддавайся искушению, приземляться будет больно.
  - А вам удается не пользоваться этим всемогуществом?
  - Мне? - вопрос оказался в десятку. Пришлось помедлить, прежде чем ответить. - Мне, Дэни, сложнее. Меня люди должны бояться. Только в неспокойном состоянии из обращенного выпирает связь с шептуном. А судя по происходящему, в вашем городе у них тут полный симбиоз, даже гармония.
  - И вам придется вывести их из состояния этой гармонии?
  - Придется. Только знать, бы кого?
  - А эти знаки, они не помогут?
  - Кстати, о знаках. Никому ничего о них не говори. Думаю, что предатели есть среди магов.
  - А наши ребята?
  - Соло и Марту я еще могу доверять, а остальным не очень. Какое доверие после Гомбро и Пуго?
  - А мне? - Дэни повернул голову в мою сторону, продолжая шагать по улице.
  - Тебя я сам выбрал, поэтому могу. Только у тебя опыта маловато и хватки нужной пока нет. Заматереешь немного, будет от тебя толк.
  - Мне интересно с вами работать, я справлюсь.
  - Вот и замечательно.
  За разговором мы успели дойти до портальной станции. Только тут я задумываюсь, что время уже перевалило за полдень, а я еще не ел. Стоило подумать о еде, как живот призывно заурчал. Демоны, денег у меня нет в карманах. Все сбережения остались дома и в той одежде. Кстати, где она? Демоны, опять ругаюсь про себя. Парни ведь обсуждали, что голую Вуртанович из моей постели не могли вытащить, значит, одежда с деньгами дома.
  - Дэни, а что там касательно голой Вуртанович в моей постели? - парень от моего вопроса смущается. - Ты мне правду давай, а то я ничего не помню.
  - Говорят, что когда маги к вам пришли, она голая согревала вас своим телом и никак не хотела отпускать.
  - Согревала?
  - Так говорят, - Дэни краснеет, хотя я ничего особенного не спросил.
  Была мысль сходить домой за деньгами, но после таких известий встречаться с Дианой мне расхотелось. А ведь придется встречаться. Ключа от комнаты мне никто не передал с одеждой.
  - Есть хочется, а домой топать лень, - выдаю Дэни сокращенную версию своих размышлений.
  - Я могу одолжить на обед, я ведь на почте расчет получил, - предлагает мне парень.
  - Тогда заносим дела в кабинет и ты ведешь меня обедать.
  - Только я в местах попроще бываю или с собой беру.
  Я догадываюсь, что Дэни приносит еду с собой. Парня можно понять, это я такой избалованный, да и жалование у меня хорошее. По дороге сюда позволил себе пожить красиво. В обычных условиях при своих доходах питаться в ресторанах я могу ежедневно. Только не стоит постоянно самые дорогие заведения выбирать и экзотические блюда заказывать.
  Еда в местечке, где мы сегодня обедали, оказалась простой и вкусной. Тушеное мясо было свежим, что сразу повысило уровень заведения в моих глазах. Частым гостем я здесь не стану, но иногда заглядывать можно. Запомнив расположение столовой, мы возвращаемся на рабочие места.
  Первым делом копирую зарисованные символы, чтобы отправить в Анакан. Эту задачу придется выполнить самостоятельно. Нет никакой гарантии, что на отправке у портала не дежурит один из предателей. Шифрую послание для Старика, так будет надежнее. Оригиналы рисунков засовываю в карман пиджака. Запечатав свои художества в конверт, отправляюсь к порталу. Дежурный не проявляет к посылке особого интереса. Лениво регистрирует, как почту для совета, обещая в течение часа доставить. Стоять на месте смысла нет, возвращаюсь в кабинет. Письмо зарегистрировано, отправят его по-любому. Если залезут вовнутрь, дело плохо - поймут, что я напал на след. Жаль, но зашифровывать рисунки меня не учили. Интересно, как быстро по моему предыдущему письму пришлют подмогу? Тут уже всех должны допрашивать, а на деле никаких подвижек. Ладно, буду действовать самостоятельно.
  Вестей от моих подопечных не было, поэтому я решил закончить отчет. Не везет мне с ним. Там оставалось совсем чуть-чуть, пришлось сосредоточиться и завершить его, чтобы не нарушать свое же слово. А вот описывать дальнейшие события я не хотел - боялся. Боялся, что маги смогут прочитать написанное. Писать же целый отчет шифром никакого времени не хватит. Пришлют подмогу, тогда все изложу на бумагу, передав надежным магам.
  Вспомнил о еще одном полезном деле - списках информаторов. Пока есть минутка, нужно их просмотреть, чтобы случайно не применить к ним слишком жесткие методы общения. Добравшись до нужных папок, начинаю просматривать. Информации не очень много. В большинстве дел фотографий нет. Мои предшественники работали здесь долгие годы и всех своих агентов знали в лицо. Все, что могу сделать, просмотреть имена и род занятий. Стараюсь все запомнить. Пробую имена на вкус, чтобы запомнились получше. На память не жалуюсь, есть в моем опустошенном мозгу место, но лучше подстраховаться.
  Успел просмотреть половину дел, когда объявился Соло.
  - Артур, у нас все в ажуре. Пацаны сидят в подвале у мясника. Март с ними остался, показывает, с какой стороны за нож браться. Они теперь никуда не сбегут, наши со всеми потрохами, - улыбается Соло, надеясь реабилитироваться в моих глазах.
  - Можете, когда захотите, - ворчу, чтобы не подумал, что прощен. Нет, пусть стараются, нечего им баклуши бить. - Идем.
  Быстро добираемся до лавки мясника. Я предусмотрительно отстал, чтобы не входить внутрь вместе. Пришлось свернуть, обойдя кругами пару кварталов, зато к лавке подошел с противоположной стороны.
  - Добрый день! - здороваюсь с Уртаном.
  - Здравствуйте! - мясник при моем появлении встает со стульчика, на котором сидел.
  - Я пройду? - спрашиваю из вежливости.
  - Конечно, конечно, - мясник открывает для меня в прилавке узкую калитку. - Вы меня извините за вчерашнее. Я ведь не знал, что вы наш новый паладин. За сыном погнались, я волновался.
  - Я не сержусь. Только при посторонних не упоминайте о моей должности.
  - Конечно, - Уртан замахал руками, показывая, что он все понял.
  Я спустился в подвал знакомым путем. При внимательном рассмотрении подвал оказался довольно просторным. В центре Люк с еще одним из своих мальчишек под наблюдением Марта отрабатывали приемы ножевого боя.
  - Всем привет! - здороваюсь громко, чтобы остановить спарринг. Остальные присутствующие сразу заметили мое появление.
  У мальчишек в руках толстые щепки от поленьев, заменяющие тренировочные ножи. Бойцы ничуть не запыхались, отрабатывая технику.
  - Здрасьте! Добрый день! - нестройно отвечают детские голоса.
  - Март, будет из них толк? А то бездари в нашем отряде не нужны.
  - Будет, - уверяет Март.
  - В каком отряде? - подозрительно смотрит Люк.
  - В отряде защитников Тавра. Вы же не хотите, чтобы демоны ворвались в ваш город и всех тут порвали на куски?
  - Нет, не хотим, - кивают головами мальчишки.
  - А, еще... Вы ведь хотите узнать, куда пропал Саван?
  - А разве вы не знаете? - Люк смотрит на меня с подозрением.
  - Не знаю, - вру, не моргнув глазом. - Есть подозрение, что он стал жертвой демонопоклонников.
  - Его убили?
  - Есть лишь предположение, что он в беде. У него было секретное задание, с которого он не вернулся. Я подозреваю, что это дело рук демонопоклонников и хочу их наказать. Главаря скоро поймают, но у него могут оказаться сообщники. И я хочу, чтобы вы, как защитники города, да что города, всего Тавра, мне помогли. Вы ведь хотите выяснить, что с Саваном случилось.
  - Ясное дело, хотим. Только где его искать?
  - Не знаю. Одно место мы с Эриком вчера нашли. Сколько еще таких есть в подземельях, я не знаю. Нужно искать подозрительные места, где собираются наркоманы или просто группы людей, залы с алтарями и непонятными символами. Одним словом, места, скрытые от посторонних глаз.
  - У нас все подземелья скрыты.
  - Не ходы, а тупики, пещеры. И скорее всего они будут в отдаленных местах. Не должны преступники открыто показывать свои намерения.
  - Сколько платишь? - задает главный вопрос Люк.
  - Март, зачем ты учил их приемам? Ты почему не выяснил, что им наплевать на судьбу друга, на то, что будет с их родными и близкими? Зачем ты тратил время на этих бездарей, у которых на уме только нажива? Мне стражники говорили, что у них на примете есть неплохие ребята из верхнего города. Соло, надеюсь, приемы для уличной драки ты им не показывал?
  - Не успел, шеф, - Соло подхватывает мою игру.
  - Чего сразу не хотим? - возмущается Люк, сообразив, что может остаться с носом.
  - Да мы согласны, дядя Артур, - подает голос Эрик. - Люк просто ошибся.
  Вижу, как Эрик показывает кулак своему старшему товарищу, думая, что никто этого не замечает. Мы, конечно, все видим, но поддерживаем игру.
  - Я так и подумал, просто сказал неправильно, - начинает исправлять ситуацию Люк. - Мы-то готовы помогать, но в подземельях целые банды, которые нам прохода не дают, а если мы не сможем от них отбиться, как искать этих сектантов?
  - Да, точно, их там полно. Без хорошей драки и не пробиться местами, - подтвердил один из мальчишек, имени которого я не знал.
  Через десять минут между нами был заключен договор о сотрудничестве. Оно получалось не безвозмездным, зато очень нужным мне в данный момент. Соло и Март будут по часу в день показывать пацанам приемы, а они будут лазить по подземельям в поисках сектантов. Я очень надеялся на их помощь. По сути, они становились моими глазами и ушами в подземельях. О нашей договоренности знали только двое моих подопечных, им я мог доверять полностью. Еще полчаса ушло на обсуждение системы передачи информации. Несколько встреч пройдут здесь, потом мальчишки подыщут укромное подземелье с незаметным входом. В итоге мы расстались, довольные результатом. Завтра или уже сегодня, а энтузиазм из малышни так и прет, они по квадратам примутся прочесывать катакомбы. Я не надеялся на быстрый результат, но это были реальные действия на фоне одних только предположений.
  Прежде чем уйти, забираю у мясника свой значок. Пиджак прошу положить под дверью моей квартиры. Заходить домой боюсь, чтобы не встречаться с Дианой.
  Вернувшись в отдел, застаю в кабинете Ворджика. Мой сотрудник в приподнятом настроении.
  - По довольной физиономии вижу, что вы его поймали.
  - Поймали, - рот Ворджика растягивается до ушей.
  - Где остальные?
  - Подвал обустраивают. Там маги с ними припираются. Почти час, как я здесь жду. Думаю, они уже все подготовили.
  - Соло, Март, идите к Дэни. У него должны быть дела по всем убийствам за полгода. Смотрите нераскрытые. Если ему дела не выдали, всыпьте по самое не могу стражникам, но дела вы должны получить прямо сейчас. Никакие отговорки не проходят. Дэни покажет, какие места мы с ним сегодня осматривали. Помогаете ему найти похожие убийства. Затем идете к порталу и забираете все журналы переходов, близкие к интересующим нас датам. Интервал, скажем, три дня в обе стороны. Начинаете просматривать фамилии в поисках совпадений.
  - Так это сколько работы?!
  - Помогите получить все необходимое Дэни. Начнете работу, потом посмотрим. Может, я вас сменю.
  Найдя занятие для Марта и Соло, мы с Ворджиком направились в подвал. Уже знакомое место, где я допрашивал в прошлый раз. Джо и Башат о чем-то препираются с магом.
  - Вот наш начальник пришел, с ним и разговаривай, - обрадованно говорит магу Башат, заметивший меня первым.
  - Проблемы? - спрашиваю у мага. Я его узнал. Он дежурил в больнице, когда я навещал наркоторговцев.
  - Применять пытки к задержанным запрещено законом совета от....
  - Стоп, - перебил я мага.
  - Там все, как я просил? - спрашиваю у Джо.
  - Висит на дыбе.
  Захожу в обустроенную камеру. Антарх подтянут к потолку за связанные руки. Стоять ему приходится на пальцах ног, больше не позволяет натяжение веревки. Пленнику лет сорок на вид, смуглый, по типу лица уроженец с северных островов Зартана. Смотрит на нас без страха в глазах, можно сказать, без эмоций.
  - Джо, в следующий раз нужно подвешивать так, чтобы руки были за спиной.
  - Мы просто ему руки спереди связали.
  - Почему не в наручники?
  - Забыли и не сопротивлялся он.
  - Ладно, на первый раз прощаю.
  - Теперь ты, Антарх Призывающий, расскажи господину магу о всех членах твоей секты и о всех ритуалах призыва демонов, что ваша секта проводила за последние полгода. Как закончишь этот рассказ, мы с удовольствием послушаем историю о ритуальных убийствах.
  - Вы господин хороший, не знаю, как вас там по званию, что-то путаете. Ничем подобным я не занимаюсь. Поэтому сообщить мне вам нечего.
  - Иди сюда, - хватаю мага за плечо, чтобы подтащить поближе. Он дергается, пытаясь отстранить мою руку. А ведь может магией по мне долбануть, но боится моего знака, терпит. - Тебе пятнадцать минут времени, чтобы выяснить все, о чем я его спросил. Уговори Антарха. Через двадцать минут на Тавр ворвутся полчища демонов, которых он со своими последователями призвал. И если ты не предоставишь мне информацию через пятнадцать минут, этот прорыв будет на твоей совести. Учти, что это не шутка. Время пошло.
  Беру под локоть Джо, чтобы вместе с ним выйти из камеры. За нашими спинами возмущенное бормотание мага, но уже не такое уверенное.
  - Шеф, мы у стражников и церковников раздобыли списки сектантов. Их тоже сюда?
  - Вот за это хвалю, можете, если захотите. Да, всех в подвал. Желательно их разделить. Когда приводить станете, показывайте им, как Антарх выглядит, чтобы сговорчивее были.
  - Он ведь нормально выглядит, - заметил Башат.
  - Это ненадолго, - обещаю подчиненному.
  Мы успели обойти соседние помещения, я дал указания по обустройству тут камер и через пятнадцать минут вернулся к задержанному Антарху.
  Крики сектанта были слышны в коридоре уже минут пять, но я не торопился прерывать допрос раньше времени. Вошел в камеру пыток только через пятнадцать минут.
  - Что тут происходит? Господин маг, как вы смеете делать больно подозреваемому? Это ведь запрещено указом совета магов. Антарху должно быть хорошо, он должен встретить полчища демонов в добром здравии, - начинаю давить на мага.
  - Он отказывается сообщить информацию, - по лбу мага течет пот. Молод он еще. Я с такими идеалистами еще в Анакане сталкивался. У Старика научился, как их на место ставить.
  - И ты решил, что можешь нарушать указы совета магов? Что такое прорыв демонов на Тавр по сравнению с указом. Я прав? Ты ведь меня в этом упрекал?
  Маг смотрел на меня так, что я даже затрудняюсь описать этот взгляд. Наверное, как на злодея. Там была и ненависть, и чувство вины или обреченности. Да, вынужденная обреченность, так можно назвать этот взгляд. Он сдался, не до конца, временно сдался, понимая, что мешает следствию, а это может повлечь фатальные для всех последствия.
  - Что удалось выяснить? - перехожу к главному.
  - Он ничего не сказал, - с разочарованием в голосе сообщает маг.
  - Мне нужен молоток, дубина, чтобы ломать кости и щипцы. Сможешь устроить? - спрашиваю мага.
  - Смогу.
  - Тогда давай быстренько тащи мне все сюда. И еще халат какой-нибудь, а то костюм кровью забрызгается, у меня с ними беда, чистить не успеваю, - добавляю вслед уходящему магу.
  - А заклинание, отталкивающее брызги, не лучше будет? - остановившись, интересуется маг.
  - Сойдет, - все забываю, что здесь можно магией пользоваться.
  - У меня к тебе пока только один вопрос, Антарх, - задумчиво поглаживаю подбородок.
  - Какой? - устав ждать вопроса, спрашивает пленник.
  - Ты богатый человек?
  - Что?! - в голосе сектанта возмущение и удивление. - Ты все это затеял, чтобы вытянуть из меня деньги? - Антарх начинает хохотать.
  - Как ты мог так плохо подумать о паладине? Да, да, я новый паладин. Артур Лигвант, к вашим услугам. Так вот о деньгах, мне они ни к чему. Это только забота о тебе Антарх, замечу из чисто человеческих побуждений, хоть ты этого и не заслуживаешь.
  - Какая забота? - в голосе заинтересованность с подозрением.
  - Очень скоро у тебя не останется целых костей в организме, будут выломаны зубы, ну и еще там по мелочи, - мой палец скользит по груди пленника в низ живота. - На лечение денег хватит?
  - Не пугай меня, паладин, - усмехается сектант, но в его голосе уже нет прежней твердости.
  - Да я не пугаю. Тут только забота о тебе. Ты ведь мне ничего не скажешь, даже под пытками. Вот что мне делать, когда я тебе все переломаю? Придется тебя подлечивать. Знаешь, как сращиваются кости при ускоренной регенерации, это когда за минуты нужно все восстановить? Место аж светится от магии, а боль страшнее, чем от самого перелома. Бесплатно тебя никто лечить не станет, а мне ответы нужны. Если у тебя деньги будут, сможешь лечиться без боли и немного дольше. Это мне невыгодно, но я добрый и подожду, а потом тебе все опять переломаю, - все это я рассказываю безразличным голосом, прохаживаясь перед пленником. - Отсюда и вопрос, как у тебя с деньгами? Лечение у нас очень дорогое.
  - Ты блефуешь.
  - Какая разница, ты о деньгах скажи сразу. Позже труднее будет мысли собрать в кучу.
  - Мои деньги тебя не касаются, - решил прекратить разговор Антарх.
  - Ну, как знаешь. О деньгах ты говорить не хочешь, а как насчет вот этого? - разворачиваю у него перед носом рисунок с места убийства.
  Антарх смотрит на мои художества с интересом, не более. Я внимательно следил за его реакцией, он впервые видит этот символ. Показываю остальные, но он не проявляет ни малейшего беспокойства, даже наоборот.
  - Что это, паладин? - в его голосе нет насмешки, только вопрос.
  - Я думал, ты мне расскажешь.
  - Ты ошибся, Артур Лигвант, - слышу нотки сожаления. Ему меня жалко.
  Накатывает волна злости, и я бью пленника. Молочу кулаками по подвешенному телу, как по боксерской груше. Молочу от ярости, от безысходности. Бил долго, даже запыхался. Тело пленника обвисло на руках, стоять он уже не мог. А мне предстояло выяснить у него все об этих непонятных символах.
  Через четыре часа я поднимался из подвала наверх. Настроение было хреновым. Сломался Антарх через девятнадцать минут, после того, как я начал дробить его кости молотком. К тому времени вместо правой ступни у него было месиво из костей и мяса. Тот самый маг поддерживал жизненную энергетику пленника, не позволяя ему потерять сознание. Допрос проходил нормально, кроме тех самых убийств и рисунков. Даже место, где проходили ритуалы, он сдал через час, когда были раздроблены оба колена, но дальше тупик.
  Я шел злой на себя, на очередную неудачу. Шел в задумчивости, не понимая, как быть дальше. Очнулся, когда сработала сирена и перед моим носом опустилась решетка.
  - Выносить предметы с уровнем магического фона выше второго за пределы портальной станции запрещено, - тут же зачитал мне назидательным тоном дежурный маг.
  Гадство. Совсем забыл об амулете, отталкивающем жидкость от тела, который мне выдал маг для допроса. Амулет мне еще пригодится. Пришлось возвращаться в кабинет, чтобы положить его в сейф. Выйти на улицу у меня получилось со второй попытки.
  Хотелось прийти домой и завалиться спать. Даже есть не хотелось. Хорошо, что заметил паренька, разносившего пирожки. Пяток пирожков смогу съесть дома. Думать о завтрашних допросах сектантов мне не хотелось. Парни остались с ними работать, чтобы не дать времени сговориться, но мне завтра продолжать. В таком вот невеселом настроении я вошел в подъезд своего дома. Делаю несколько шагов вперед, где у самых ступенек мое тело сковывает магический захват. Странно, я ведь не почувствовал опасности.
  Маг высокой категории - мысли начинают работать в ускоренном режиме. Нож у меня на запястье, чтобы до него добраться, нужно отпустить кулек с пирожками, а пальцы не слушаются. О чем это говорит? А говорит это о том, что маг не боится в городе использовать мощное заклинание. До ножа мне не добраться. А тут еще второй нарисовался.
  Со ступенек к моему застывшему телу двигался силуэт. Двигался медленно, ровной походкой.
  - Спокойно, господин Лигвант, - говорит незнакомец.
  Я хочу позвать на помощь, но заклинание не позволяет мне кричать. Все, что я могу сделать, от злости сжать покрепче зубы. Понимаю, что проиграл. Злюсь от безысходности. Злюсь, что не успел раскрыть заговор, что не помешал сектантам. Злюсь, что умру, так и не узнав, кто за этим стоит. Почему меня пронзает холод от странных символов? Все загадки теперь останутся в прошлом.
  
  
  Редактор Зикратая Ольга zikr_olga@mail.ru
  Дизайн обложки Виктория Грибова victoriaromitri@yandex.ru
  
  Продолжение здесь: Ссылка
  Для обладателей читалок Apple и Kindle: Ссылка
  Для читателей фейсовета Ссылка
  Печатная версия доступна здесь: Ссылка

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"