Каплунова Александра: другие произведения.

Подчиненные. главы 1-3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 1
  
  Я бежала со всех ног, так быстро, как только могла. Врезаясь в углы домов на поворотах, чутьем выискивая свободные проходы. Взрывы позади прижигали пятки получше раскаленной кочерги, а писк летающий дронов не позволял остановиться и даже просто перевести дыхание. Очередной поворот в узкий переулок предстал передо мной спасением, ибо синий поисковый луч, скользящий по земле, ведомый взглядом все того же дрона, уже почти коснулся моей тени.
  "Черт побери! Надо было сразу слушать, что они говорят и идти по-хорошему!" - В который раз посетила разумная, но запоздалая мысль. - "Но нет, мне ведь правда нужна. Что, зачем и почему..."
  Впереди уже виднелось низенькое здание, искомое мной. Оно отличалось от окружающих бетонных высоток хотя бы тем, что больше напоминало деревянную хибару. Покосившаяся крыша, ветхие стены, практически отвалившиеся оконные рамы. Стекол в окнах либо нет вовсе, либо те скалятся щербатыми улыбками осколков. Входная дверь висит на одной петле, покачивается на ветру, шумно бьет по косяку. Зажатый, будто даже стиснутый между двух бетонных исполинов, дом выглядел жалко и убого. Однако, он был моей целью и, надеюсь, укрытием.
  Со всей своей прытью рванула к вожделенному убежищу. Из последних сил совершила прыжок, запоздало реагируя на предупредительный писк позади. Но прежде чем раздался взрыв, я оказалась внутри этой самой хибары. Благо, дверь распахнулась в самый нужный момент.
  Получив отдачу звуковой волной, не удержалась и прокатилась по полу. Но тут же вскочила, воровато огляделась, уставилась на дверь. Дроны зависли перед проемом, сейчас они больше напоминали футбольные мячи, чем Сверхэффективные Охранные Объекты... Каждый из пятерки глядел на меня синим глазом. Но в дом они не залетали. Миг и синий цвет сменился на зеленый, и тут же я услышала голос:
  - Цель загнана. Миссия проведена успешно. Группа СОО номер двадцать три остается на страже. Конец связи. - Сообщение, по всей видимости, передавалось напрямую Кураторам...
  Отлично, значит, мне все же придется познакомиться с моими новыми напарниками... А ведь, почему-то, так не хотелось...
  Вообще эта история началась еще неделю назад. Я очнулась в больничной палате, связанная по рукам и ногам серебряными браслетами. Эти чертовы цепи причиняли адскую боль, оставляли на коже красные рубцы. Сперва я истово рвалась, желая освободиться, но в итоге, когда цепи разъели кожу почти до кости, просто вырубилась от болевого шока.
  Проснувшись позже, обнаружила себя уже не в палате, а в просторной клетке. Прутья после проверки, оказались тоже серебряными, да еще и под напряжением. Ко всему прочему меня начинала мучить жажда. Горло саднило, при том, по всей видимости, уже давно. Кожа стала совсем бледной и будто бы истончилась, вены, артерии, сухожилья, все это теперь просвечивало, хоть анатомию изучай.
  Но больше всего пугало не это.
  Я не помнила ничего из своей жизни за последние несколько лет. Вот совсем. Знала, кто я, как меня зовут, сколько мне лет, где нахожусь... Но как сюда попала, вернее за что или для чего, и что было перед этим - загадка... И чем усерднее пыталась вспомнить, тем больше начинала трещать голова.
  "Они заблокировали доступ к воспоминаниям... Намеренно". - Осенило меня. А значит, нет и смысла пытаться хоть что-то вспомнить. Служащие Кураторской службы всегда выполняют работу на совесть...
  Дальше все было просто. Раз в сутки сотрудники в белых халатах и масках на лицах приводили донора. У него брали кровь и, прямо в шприце, сняв иглу, отдавали мне. Ровно столько, сколько было необходимо, чтобы я не сдохла прямо здесь и прибывала хоть в каком-то состоянии вменяемости. Но, конечно, каких-то жалких миллилитров было мало, и я продолжала гореть.
  На третий день в помещение, где была установлена моя клетка, пришел мужчина. Он отличался от прочих своей статью и военной формой. На вид ему было что-то около сорока пяти-пятидесяти лет. В волосах на висках уже пробивалась седина, впрочем, в остальном прическа была идеальной. На лице ни намека на щетину. Смотрит прямо, глаза глубоко посажены. Нос, по всей видимости, был сломан не раз - горбинка на переносице смещена чуть влево и будто бы была надломлена позже повторно, может и не единожды. Квадратная челюсть, подбородок выставлен вперед, как говорится, волевой.
   Приставив стул почти вплотную к решетке, он церемонно снял офицерскую куртку, повесил на спинку и уселся, вперив в меня холодный презрительный взгляд. Я же, лежа прямо на полу, лишь повернула голову, ответив не менее красноречиво.
  - Ну, здравствуй, Катлин. - Деловито начал он. - Я - полковник Дорем. Готова поговорить?
  Я многозначительно молчала. Вести себя, словно трусливая псина, было выше мои сил. Я не боюсь их.
  Отвернувшись, дала понять, что никаких разговоров не будет.
  - Понял. - Коротко ответил полковник. - Раст!
  Послышалась возня, в помещение что-то втащили. Что-то большое, громоздкое и дребезжащее. Я похолодела.
  "Будут пытать?"
  Впрочем, далее ничего не последовало. Тишина.
  Прошло еще какое-то время, в помещении было тихо. Я обернулась.
  - Суки. - Вырвалось сквозь зубы.
  На том месте, где прежде сидел вояка, теперь стоял медицинский железный столик. На нем, в высоком металлическом поддоне лежали красные кубики замороженной крови. Скоро они начнут таять... И наверняка разбавлены феромонами.
  "Да, веселая предстоит ночка".
  Спустя три часа я готова была грызть серебро прутьев зубами, не общая внимания даже на разряды тока. Впрочем, пока только "была готова". Самообладание по-прежнему позволяло оставаться в центре клетки.
  Кровь была не просто разбавлена феромонами... Там, наверное, больше половины от всего объема их было. Чистейший аромат страха. Добыча, застывшая перед охотником в оцепенении. И этот запах сводил сума до зубовного скрежета.
  Они знали, что делают. Сволочи. И заранее подготовили эти милые красные кубики, растекшиеся сейчас в поддоне ароматной густой влагой. И разбавили еще антизагустителями, чтобы кровь не сворачивалась.
  Знали ведь, с какой стороны подступить. Знали, что боли я не боюсь, умею абстрагироваться. А вот с жаждой никто из нас не справится. Рано или поздно все сдаются.
  "Только со мной "рано" не прокатит".
  Горло жгло просто нещадно. Каждый вдох, обжигал легкие. Нестерпимо хотелось вырваться отсюда. Мышцы било судорогой, и кто б знал, каких усилий мне стоило сидеть на месте спокойно и не трястись, словно припадочная. Я сжимала зубы, впивалась ногтями в бетонный пол, продирая его, оставляя пыль и крошку.
  Не знаю, сколько еще это длилось. Может, пять минут, а может и сутки. В таком состоянии я не чувствовала времени. Только, наконец, появился давешний засранец в форме.
  Он снова уселся, чуть в стороне от столика. Ухмыльнулся, оценив мое состояние.
  - А ты неплохо держишься.
  "Комплимент?"
  - Я попробую начать еще раз после этой небольшой демонстрации, - Дорем махнул рукой на поддон. - И, надеюсь, теперь ты поддержишь диалог.
  "Да чтоб ты сдох, придурок".
  Он достал из внутреннего кармана плоскую коробочку галографа. Нажал сверху, открывая текст, засветившийся в воздухе над устройством голубоватыми буквами.
  - Итак, тебя зовут Катлин. Работаешь на Кураторскую службу последние пятнадцать лет. Участвовала во многих весомых сражениях, где проявляла себя, как первоклассный боец. - Он листал текст, вглядываясь во сплывающие снимки. - Но... Была снята со службы ровно месяц назад и запечатана. Воспоминания прошли обработку, так как содержали конфиденциальную информацию.
  Я не удержалась, немного подалась вперед. Это что ж такое мне удалось разнюхать, что так упекли? Интересненько.
  От вояки мой интерес не скрылся.
  - Да-да, Катлин. Ты проявила излишнее любопытство, за что и поплатилась. - Он убрал галограф. - Но ты слишком ценный сотрудник, чтобы просто избавиться от тебя. Потому совет высших Кураторов пришел к следующему решению - тебя снова зачислят в штат в числе иного отряда. По результатам анализов, было выявлено, что именно члены твоего прежнего отряда подталкивали тебя к неразумному мятежу. Данный отряд на настоящий момент ликвидирован за твоим исключением.
  На мгновение даже удушающий аромат крови и феромонов потеряли смысл. Картинка, наконец, сложилась в единое целое.
  Я, в числе других таких же правдолюбов, нарыла что-то, что нарыть не должна была. И нас зачистили. Перебили всех, кроме меня. А может, и не перебили, а просто мне так излагают. Замечательно. А какую версию, интересно, вынесли на публику?
  Послышался тихий рык. Вояка насторожился, чуть сильнее сжал пальцами свое колено. Лишь мгновением позже я поняла, что рык этот идет из моей груди. И я бы вдохнула поглубже, успокаиваясь, вот честно, но вдыхать в который раз витавший тут запашок не было никакого желания.
  - Тебе придется успокоиться. - Буднично изрек вояка. - Не бери на себя слишком много. Ты ценный сотрудник, но, если придется, ликвидируем.
  Я знала, что он не блефует.
  Все внутри обожгло, но я справилась с клокочущей злостью.
  - Тебя выпустят сегодня. И лучше бы тебе быть хорошей девочкой. - Он гаденько усмехнулся. Так гаденько, что меня чуть не передернуло. Вот не вязалась эта физиономия с его образом образцового военного. - Все поняла?
  Я кивнула, не разжимая зубов, не в силах подавить оскал.
  - Ну и отлично. Раст! - В помещение зашел плюгавенький юноша. Он изо всех сил старался показать, что ни чуточки не боится. Однако дребезжание вывозимого столика в его трясущихся ручках говорил об обратном. Конечно, тут ведь такая страшная я. Скованная мучительной жаждой за серебром и электричеством. Тьфу.
  Вояка поднялся, подошел к управляющей панели у двери. Включил вытяжку. Запах тотчас улетучился.
  - Ты не принимай близко к сердцу, что пришлось тебя малость обработать. Это только для сговорчивости. Не люблю, знаешь ли, когда мне перечат. А так, смотри, какой конструктивный диалог вышел.
  Да уж, конструктивней некуда. Ты бы вышел со мной один на один, без клетки. Вот тогда бы поговорили. Конструктивно.
  Жжение в глотке теперь не было таким болезненным. Нет, жажда, конечно, никуда не делась, но все же я теперь могла держать себя в руках.
  Поднявшись с пола, церемонно вычистила бетонную крошку из-под ногтей. Вояка хмыкнул. Не впечатлен.
  Он снова отвернулся к управляющей панели, вызывая дронов. Те явились спустя всего несколько секунд. Расторопные твари. Дронов я ненавидела еще сильнее, чем военных и Кураторов.
  Открыв галограф, вояка приблизился к клетке. Открылась карта. Мужчина приблизил изображение, указывая маршрут и конечную точку.
  - Тебе нужно сюда. Отправишься сразу на знакомство с новой группой. До нового задания все, как обычно, по протоколу.
  Скользнув взглядом по точке, куда он указывал, я инстинктивно искала взглядом другое место. Что-то щемящее прокралось в сердце. Там, где должно было находиться мое прежнее убежище (а я помнила его! Видимо, мозги мои подправили исключительно на предмет деятельности и окружения) зияла воронка.
  "Нет, я должна увидеть это сама".
  - Все понятно? - Угрюмый голос оторвал от раздумий.
  Я кивнула.
  - Тогда без глупостей.
  Он вновь отошел к управляющей панели. Дроны предупреждающе загудели, переходя в режим боевой готовности.
  Сперва исчез гул электричества. А после отъехала в сторону дверь клетки.
  - На выход. - Строго изрек вояка.
  В окружении пятерки дронов меня повели по длинному белому коридору. Белые же двери все были плотно закрыты.
  Я не делала попыток вырваться, да вообще что-либо предпринять. Да и смысл? Я одна, в состоянии истощения. Вокруг охрана. Глупость. Просто шла, куда велено.
  Часом позже, получив обратно личные вещи, я выходила из здания Центра. Солнце уже садилось, но я все равно натянула капюшон серой толстовки, заодно заправив под нее и серебристого цвета волосы.
  "Хоть бы помыться дали что ли".
  Поправила лямку рюкзака, и, спрятав руки в карманы, пошла по пустой улице. Дронов было не видно. Остались в клинике? Натянули маскировку? Черт знает.
  Но я все равно была намерена сперва добраться до того котлована. Может, там удастся хоть что-то вспомнить? Жажда раскрыть правду кипела во мне похлеще голода.
  Редкие прохожие поглядывали угрюмо. Конечно, вам в своих холеных выглаженных пиджачках и сорочках не пристало ходить по одной улице с такой личностью, как я. Представила, как выгляжу со стороны - невысокая, стройность на грани с болезненной худобой, в плотной серой толстовке, черных джинсах и черных же кроссовках. Черно-красный рюкзак за спиной. Капюшон толстовки натянут так, что глаз не видно, из-под него выбились лишь несколько прядей, то ли седых, то ли крашеных под серебро. Виднеющаяся часть лица и шеи обтянуты кожей, как по голому скелету, да еще и белая, точно фарфор. Конечно, людишки, я не подхожу никаким боком под этот респектабельный райончик. А вы еще и в сомнениях, кто я. То ли случайно забредшая наркоманка из гетто, то ли... впрочем, ни к той, ни к другой вы не полезете. Побрезгуете. А в душе еще и побоитесь.
  Свернула в первый же переулок. Не люблю широкие улицы. Немного прошла шагом, прислушиваясь. Тихо. Ни гула, ни писка. Перешла на бег.
  До нужного места можно было добраться и на метро, но я предпочитала передвигаться бегом.
  - Вы ушли с маршрута. - Спустя какое-то время опомнился широкий браслет-галограф. Странно, я ведь не активировала его. - Вернитесь на маршрут.
  "Твою мать".
  Я прибавила скорости. Позади раздался первый предупреждающий писк. Дроны. Что б их... Значит, все же были под маскировкой.
  Первый выстрел едва не сбил с ног... Так меня и погнали в нужном направлении.
  И вот теперь эти чертовы мячики висят на страже, явно подталкивая к новому знакомству.
  Ну что ж... Тогда до правды будем добираться позже.
  Вокруг был свален самый разный хлам. Какие-то деревянные шкафы, распахнувшие кривые резные створки, словно голодные пасти. Кучи вонючего тряпья, посеревшего, отсыревшего. Старые стулья и табуреты. Перекошенная на одну сторону кровать, на которой свален ворох книг, почерневших от плесени. И все это под щедрым слоем паутины, пыли и мусора. Кажется, раньше здесь был просторный холл, но, судя по всему, сюда выволокли всю ненужную мебель, да так и бросили. Как вообще можно жить в таком гадюшнике? Ох, не сработаюсь я с новой группой...
  "И куда дальше?"
  Нет, конечно, я не ждала встречи с фанфарами, но все же...
  Еще в клинике мне пояснили, что отряд, к которому меня прикрепляют, проинформирован. А заодно намекнули, что им запрещено разглашать какую-либо информацию из того, что заблочено в моем мозгу. Сердобольная медсестричка намекнула еще, что тем более они все равно ничего особо и не знают... Но уж познакомиться то могли бы выйти!
  Пнув попавшуюся под ноги банку, прошла вглубь дома. Впереди виднелась лестница на второй этаж. Но по ней, судя по толстенному слою пыли, давно никто не ходил. По всему выходило, что прямая мне дорога в подвал.
  "Ну, конечно, классика жанра..."
  Дроны позади в очередной раз пропищали, передали какое-то сообщение в Центр и деактивировались. Погасли "глаза", железные мячики полетели домой.
  Я не удержалась, показала им вслед крайне неприличный жест.
  Пробираться через весь этот сваленный в горы мусора хлам было, скажу я вам, не было самым приятным событием в моей жизни. Нет, я не брезглива, просто люблю порядок. Хаос вызывает раздражение. Пфе.
  Дверь в подвал не разочаровала. Пятиконечная перевернутая звезда, намалеванная красной краской. Нарисованные же черепа, паутины, пауки. Меня что, к детям в компанию отправили? Что за бредотня?
  Повернув ручку, открыла дверь. Лестница вела вниз, в темноту. Перестроив зрение, начала спускаться. Лестница, что странно, ни разу не скрипнула. В сером цвете ночного видения все казалось еще более убогим, чем могло бы быть. Здесь тоже были кучи хлама, хоть и не в таком количестве. Просто банки с разлитой краской, какой-то инструмент, перекошенные полки... Стены плакали облупившейся краской, на потолке не хватало кусков штукатурки. И все. Пусто. Ни-ко-го.
  Призадумавшись, я уже решила было проведаться в другие комнаты, как вдруг уловила музыкальные басы. Звук шел откуда-то из-за стены. Немного покружив по помещению, я-таки нашла дверь. Распахнула.
  Сперва по глазам ударил яркий свет, не удержавшись, сощурилась, перестроила зрение обратно. В нос ударил запах табака. Впрочем, не мудрено. Из дверного проема ко мне устремился сероватый дым. Ко всему прочему, играла какая-то бешеная музыка, рвущая перепонки осипшими хрипящими голосами, басами и сбивчивым диким ритмом.
  Когда дым немного рассеялся, я шагнула внутрь. Обстановка здесь была немногим лучше того, что я уже имела честь лицезреть. Казалось, что здесь раньше был то ли дешевенький ночной клуб, то ли вообще бордель.
  Разноцветные лампочки сходили с ума, мигая и вращаясь. Под потолком качался влево-вправо облезлый диско-шар. У противоположной стены была установлена барная стойка, подсвеченная по низу голубым. За ней, на полках, как ни странно, стояли бутылки с хорошим алкоголем. В центре помещения - огромный п-образный диван с высокой спинкой. В основании его же углов - пилоны... Есть ли на диване кто-то или нет с моей стороны было не видно.
  "Но музыку-то кто-то слушает?"
  Кстати, музыкальная установка стояла здесь же, справа от входа.
  Поморщившись, я приблизилась к пульту, тупо поглядела на него, не в силах понять, где здесь кнопка выключения, а после просто выдернула шнур из розетки.
  Но уж лучше б я этого не делала. Потому что теперь, вместо этой сатанинской музычки, на мой несчастный слух обрушились весьма многозначительные сладострастные стоны.
  Стоны доносились из-за дивана и вызвали у меня желание хорошенько матюгнуться. Сдержалась. Воткнула штекер обратно в розетку. Уж лучше это, чем... то.
  И чего теперь?
  "А, к черту".
  Плюнув на все, пересекла комнату, не глядя на диван, обошла стойку, пригляделась к полкам с алкоголем.
  Виски. Здесь был виски!
  - Как же я тосковала по тебе, дружочек! - Я чуть не пританцовывала.
  Стакан нашелся здесь же, даже чистый. В шкафчике внизу обнаружился и холодильник с морозильной камерой. Распахнув белую дверцу с трудом сдержала нервный вздох. Холодильник был заставлен донорской кровью. Горло зажгло с новой силой. Только сейчас я в полной мере осознала, насколько измучена жаждой. Но брать чужой корм нельзя. Табу.
  В морозилке обнаружился лед. Вытащив несколько кусочков, с силой сжала, разламывая. Осколки проткнули кожу, отрезвляя. Помогая подавить приближающийся приступ.
  "Ничего. У меня есть флаеры. Как познакомимся, выйду на охоту..." - Успокоила я себя. Перед выходом из клиники все тот же вояка вернул мне и эти самые флаеры, так их называли в народе. На самом же деле это было элементарное разрешение на убийство. В условиях жесткого человеческого отбора, при разделении классов и строгих законах, это было неплохим выходом из ситуации. Правительство выдавало нам вот такие именные разрешеньица. Один флаер-одна жизнь. Преступник, приговоренный к смерти. И чиновнички руки не марают, и нам какое-никакое пропитание.
  Я, правда, не любила их использовать. Да и брала только те, что не вызывали сомнений. Например, порезавший покупателей в магазине грабитель, чью выходку зафиксировали камеры слежения, при том, что это была не первая его такая вылазка... Или торговцы наркотиками. О, на них флаеров у меня лежала почти целая пачка. Ненавижу этих ублюдков. Сама знаю, что такое зависимость, нечего еще и человеческому стаду эту дрянь прививать.
  Флаер действовал от недели до полугода с момента выдачи. Если срок истекал, то его передавали следующему исполнителю, уже как срочный заказ. Все это время преступничек жил себе поживал, зная, впрочем, о вынесенном приговоре. Кто-то, бывало, пытался откупиться. Через правительство или напрямую заказчику. У кого-то выходило, у кого-то не очень. В общем-жизнь. Ну и дроны за ними приглядывали, тут и захочешь - на повторное преступление вряд ли пойдешь.
  Но, повторюсь, я флаеры не любила. Предпочитала пользоваться услугами доноров. Потому как помимо флаеров, за работу нам платили и обычными деньгами, а донорские центры уже давно стали легальными...
  Еще несколько глубоких вдохов позволили взять себя в руки. Кинув лед в стакан, залила виски, почти до краев, сделала первый глоток.
  "То, что надо..."
  Я успела выпить больше половины, когда музыка вдруг отключилась.
  - Блэйз! Тифани! Какого черта вы тут опять устроили? - Голос, рокотавший позади прошелся по позвоночнику толпой мурашек.
  Я медленно обернулась, наконец, узрев происходящее. Девица без порток, сидевшая верхом на худосочном парне виноватой не выглядела. Скорее раздосадованной. Парень сел, приобнял девицу за талию, прошелся языком по шее снизу вверх, до самого подбородка. Я невольно поморщилась.
  "Фрики, однозначно".
  Розовые кудряшки девицы и изумрудный ежик парня просто кричали об их неординарности. А куча пирсинга и цветных татуировок во всех возможных местах, одежда, состоящая из полосок блестящей черной кожи и обувь на высокой подошве лишний раз подтверждали мою теорию.
  - Марк, ну, мы же включили музыку! - Надув пухлые губенки, отозвалась девица, слезая-таки с парня. Я перевела взгляд на вошедшего.
  "А он очень даже ничего..."
  Высокий, плечистый, опрятный. Одет без изысков - прямые синие джинсы, синий же джемперок с каким-то абстрактным узорчиком. Волосы до плеч, слегка вьются, темные... Брюнет? Черты лица вон, тоже, приятные.
  Я хлебнула еще виски. Странная компания. А где еще двое? Вояка говорил, что их будет пятеро.
  Марк молча отошел от установки.
  - Вы совсем слепые что ли? - Грозный взгляд прошил любовничков насквозь.
  - Ну пришла какая-то бабца, что нам ее, с собой звать что ли? - Блэйз, надеюсь я не перепутала имена, и так зовут именно парня, одеваясь покосился на меня. Моя правая бровь удивленно поползла вверх.
  "Бабца?"
  Впрочем, нарываться на конфликт не было никакого желания.
  - Еще и бутылки Виконта трогает. Он в ярости будет. - Тифани гаденько захихикала.
  Я посмотрела на виски в бокале, на открытую бутылку... и долила еще.
  Марк перевел тяжелый взгляд на меня. Глаза у него были почти черные. Кто-то, видимо, тоже давненько не кушал.
  - Ты Катлин? - Вопрос повис в тишине. Фрики замерли, вперив в меня неверующие глазищи. Я молча кивнула.
  Конечно, моя репутация совсем не гармонировала с внешним видом. Да, я не выглядела устрашающе. Вообще по большей части меня пожалеть пытались, накормить, обогреть... Те, кто не знал, как я работаю. Конечно, худющая, бледная, глаза на пол лица. Но по внешности судить глупо.
  На шее Марка заходили желваки.
  - Отлично. Мы ждали тебя немного позже. Скоро все будут в сборе. - Он покосился на бокал, на бутылку, но ничего не сказал.
  - Не обессудь, мы ждали кого-то более... - Тифани показала руками "повыше" и "пошире", - Ну, сама понимаешь. Да и у нас тут правило такое. Если центр включен, - она махнула рукой на установку, поправляя бретельку бюстгальтера, - значит наше время.
  Ни следа раскаяния. Понятно. Эти из тех, что далеки до приличий.
  Блэйз, уже успевший одеться, притянул Тифани к себе, вдвоем они фривольно разлеглись на диване.
  Марк еще раз внимательно посмотрел на меня и тоже сел.
  - Тебя только сегодня выпустили? - Это он так обстановку собрался разрядить или действительно интересуется?
  Я ограничилась очередным кивком. Марк поджал губы.
  Ну, а что тут можно было сказать? Я не рвалась в их отряд и только желание остаться в живых, да разобраться с произошедшим месяц назад, заставило подчиниться.
  Последние пятнадцать лет я только и занималась, что работой. За каждую миссию бралась и до завершения доводила.
  Работа... Единственное, что позволяло не свихнуться в этом двинутом мире. Способ слить весь накопившийся негатив, вдоволь поохотиться, утолить жажду убивать. Наверное, если бы меня не приняли на службу, я бы давно превратилась в тень, одичавшую. Одну из тех, кто не выходит на солнечный свет, ныкается по тоннелям метро и канализационным стокам, питаясь, в основном, крысами и бомжами. Нет, уж лучше работать на Кураторов... Оберегать человеческое стадо.
  Марк по-прежнему смотрел на меня изучающе. Немного недовольно. Ответила вопросительным взглядом, допивая виски. Еще секунду парень смотрел на меня, а после потянулся к моему стакану, забрал и поставил на полку под стойкой. Бутылку с виски тоже убрал на место. Я уже вообще перестала понимать, что тут происходит. Он издевается что ли? Виски жалко?
  Но тут он распахнул холодильник, встроенный в шкафчике под полками с бутылями, и я судорожно сглотнула. Кровь. Пришлось задержать дыхание, замереть.
  Давно я не испытывала жажду так остро, как в последнюю неделю... И это было непривычно. Вообще, с того момента, как поступила на службу, вопрос кормления никогда не стоял так жестко.
  Марк тем временем достал два вакуумных пакета. Вскрыл первый, перелил в высокий граненый стакан, миллилитров четыреста, наверное. Проделал то же самое со вторым пакетом. Один стакан протянул мне:
  - Твое здоровье. - И смотрит опять в упор, сам не пьет.
  А я... я рычу, хватаю стакан, вгрызаюсь в него, проглатывая кровь вместе со стелком, давлюсь, снова рычу, скалюсь. После вылизываю каждую пророненную каплю с рук, с барной стойки...
  С трудом выбросив из головы дурацкое видение снова смотрю на стакан, по-прежнему стоящий передо мной. Скулы ноют, так сильно сжимаю зубы.
  "Сейчас я не зверь". - Тянусь за стаканом, воздух вокруг, словно кисель, обволакивает. Время будто замедлилось. Наконец, пальцы обнимают холодное стекло. Я поднимаю стакан, салютую Марку, смотрю на него поверх грани. Начать пить раньше того, кто тебя угощает считается невежливым...
  Парень, о, боги, наконец-то прикладывается к стакану.
  Я тоже касаюсь стеклянной кромки губами, прикрываю глаза. Первый глоток отзывается едва заметной судорогой во всем теле. Вдоль позвоночника мурашки бегут. Горящую глотку будто бы заливают пеной из огнетушителя. Второй глоток будит инстинкты, но уже на четвертом я привычно подавляю их. Дальше пью не торопясь, наслаждаюсь. Кровь чистая, добровольного здорового донора. Дорогая.
  "С чего такая щедрость?"
  Поставив на стойку пустой стакан, выдыхаю, открываю глаза.
  Марк по-прежнему смотрит прямо, вот просто сверлит взглядом.
  - Спасибо. - Благодарю еле слышно, едва шевеля губами. Но ему и не нужно громче, кивает еле заметно, да дрогнули уголки губ в едва намеченной улыбке.
  По венам заструилось тепло. Сердце чуть ускорило ритм, я даже вновь могу без особых усилий ощутить, как оно бьется. Легкие будто расправились, теперь нет нужды дышать столь часто. На несколько секунд давление повысилось на столько, что застучало в висках, а потом... стихло. Снова выдохнула.
  - Блэйз, Тифани! - Марк достал из холодильника еще пару пакетов, кинул куда-то в сторону дивана. Не сомневаюсь, что снаряды пойманы.
  Я стянула со спины рюкзак, кинув его тут же на пол, забралась на высокий стул, приставленный к стойке. Брюнет вернул мне бокал, снова наполненный виски.
  Парочка фриков тем временем тоже откупорила свои пакеты. Теперь они поили друг друга, выжимая содержимое тонкими струйками, периодически не слишком метко. Впрочем, добро зря не пропадало, в ход шло пресловутое вылизывание друг друга. Я отвела взгляд, сдерживая выражение брезгливости.
  - Со временем ко всему привыкаешь. - Он качнул головой в сторону развлекающихся. Похоже, всё понимающий Марк вновь уловил мое настроение. Эмпат он что ли?
  Я в очередной раз промолчала. Нет, ну а что, какое, собственно, мое дело? Меня не трогают, да и черт с ними.
  Отпила виски. Терпкий, мягкий, приятно обволакивает и остается на языке теплом и горьковатым привкусом.
  - Скоро придут остальные. - Брюнет решил продолжить наш однобокий диалог.
  - Отлично. - Я решила все же ответить вслух.
  "Значит, пока можно расслабиться и подумать..."
  Не отпуская бокала, включила браслет-галограф на другой руке. В открывшемся стартовом меню понажимала поочередно на все пункты... Личные файлы, контакты, галерея, навигатор... Все девственно чисто. Никакой информации о том, что со мной было до посещения уютных чертогов кураторской клиники. Выключив браслет, снова столкнулась взглядом с брюнетом.
  - Что? - Добавила немного теплоты в голос. Парень улыбнулся в ответ, отрицательно покачал головой. Выйдя из-за стойки, тоже сел на диван, откинулся, прикрыл глаза. Я пожала плечами и потянулась к рюкзаку.
  Вывалив все содержимое прямо на стол, я-таки, осознала, в какой плачевной ситуации нахожусь.
  Рюкзак, который вернули мне в клинике, изначально даже проверять не стала. Просто сунула в него выданные флаеры, да закинула за спину, желая поскорее свалить оттуда.
  А теперь..? Теперь все наглядно разложено прямо передо мной.
  Пара безбожно мятых футболок, трусы (ну, хоть одни на смену и то спасибо...), несколько мелких монет, порванный браслет из разноцветных бусин... Вот его я взяла в руки, покрутила, погладила крупные шарики пальцами, пытаясь понять, зачем ношу с собой мусор? В сердце что-то неприятно кольнуло, но голова тут же отозвалась гулкой болью. Понятно. Убрала браслет обратно в рюкзак, во внутренний кармашек. О его происхождении мне вспомнить не позволят. Ладно, посмотрим, что еще здесь есть... Шоколадный батончик, раздавленный и истаявший, давно потерявший свой товарный вид. Но что-то подсказало, что и этот мусор у меня в рюкзаке лежит не спроста.
  "Странно, что все это не изъяли, особенно с учетом того, что эти вещи, судя по всему, должны вызывать у меня какие-то ассоциации".
  Тут же я обнаружила блокнот. Половина страниц были нещадно выдраны, от чего он казался каким-то куцым. К блокноту тонкой цепочкой была прикреплена шариковая ручка.
  "И что я могла тут записывать?" - Разум подсказывал, что надиктовывать сообщения и сохранять их в галографе гораздо удобнее, но сей предмет вызывал какие-то весьма теплые чувства. Действуя, скорее, по наитию, бездумно провела по листу, оставив черный росчерк. Руки, как говорится, зачесались. Рисовала на автомате, полагаясь на двигательную память, и теперь на меня с листа бумаги смотрели чьи-то чернильные глаза. - "Интересно..."
  Отложив блокнот в сторону, отсортировала монеты. Обычные деньги, мелочевка для круглосуточных автоматов с газировкой и закусками.
  И все. Шикарно. Просто фантастика.
  Нет, конечно, я не была шмоточницей, да и часто ночевала вне дома. Но что-то как-то все равно погрустнело... Пробелы в памяти точили изнутри назойливыми червями.
  "С этим нужно что-то делать..."
  Впрочем, уйти в себя мне не дали. В помещении появилось еще два персонажа. Оба мужчины. Один из них был наряжен просто с иголочки. Этакий герой-обольститель. Хорошо приталенная шёлковая рубашка с воротником - стойкой, в черном цвете, дополненная красным галстуком, который был повязан нарочито-небрежно. Черны же брюки классического кроя, остроносые ботинки. Он еще нес пиджак, перекинув через плечо. Выражение лица имел при этом явно скучающее. Сами черты были на мой вкус немного островаты. Длинный прямой нос, острые высокие скулы и немного раскосые удлиненные глаза. Черные брови вразлет, левую пересекал старый белесый шрам, он же продолжался ниже, пересекая еще и глаз. Высокий лоб. Волосы свободно распущенные, немного длиннее чем у Марка, черные, вьющиеся.
  Следом за ним в помещение зашел, по всей видимости, последний из отряда. Высокий и широкий в плечах, но в то же время, судя по походке, весьма грациозный. Длинные белые волосы были собраны в хвост. Одет он был просто - белая рубашка, брюки, мужские туфли... Но что воистину притягивало взгляд - ярко красные глаза и чувственные губы. Очевидно, он только недавно пришел с охоты...
  Стоило им войти, как Марк оживился. Поднявшись с дивана, подошел ко мне, улыбнулся и повернулся к своим, явно собираясь представить сразу всем.
  Но что-то, видимо, пошло не так. Длинный черноволосый резко кинулся ко мне и лишь выработанная годами реакция, позволила вовремя рвануть в сторону, пропуская удар когтистой пятерни. Я чуть не свалилась назад с высокого стула, на котором сидела.
  - Виконт! - Тут же послышалось возмущение Марка.
  Я же, не дожидаясь новой атаки, одним движением перекувырнулась назад, встав в стойку перед этим самым Виконтом, которого Марк уже жестко держал за плечо.
  - Виконт, какого черта? - Прошипел командир. Черноволосый одарил его озлобленным взглядом.
  - Эта мелкая шваль откупорила мой лучший виски! - А шипел он не хуже командира.
  - Это не повод бросаться на нового члена нашего отряда! Успокойся. Объяснишь ей позже. Словами.
  Виконт еще раз посмотрел на меня. Его нос брезгливо сморщился, губы сжались в тонкую полоску. Но он расслабился, выпрямился, выдохнул. Опустил взгляд на стакан, который я выронила парой мгновений ранее... С тоской оглядел небольшую лужицу разлитого алкоголя...
  Марк, наконец, отпустил его. Отошел, устало вздохнув.
  "И что это было?" - у меня не пропадало ощущение, что я очутилась посреди кучки психов. Два фрика-эксгибициониста, один эстет-алкоголик, Марк - их надзиратель, судя по всему, а вот последний...? Полевой врач? Тоже отбитый, интересно? Я оглядела блондина.
  - Не сочтите за грубость, мадмуазель. - Блондин тут же среагировал на мой взгляд. - наш друг весьма щепетилен в отношении своей коллекции. Меня зовут Александр. Я ваш врач на время службы...
  Виконт одарил меня еще одним уничижительным взгляд. Впрочем, не достучался. Была б возможность, я бы утянула у него весь виски, до какого добралась бы.
  - Бывает. - резко отозвалась, стараясь подавить в себе желание ответить на атаку. Пожалуй, сегодня мне обязательно нужно на охоту...
  - Это Катлин. - Подоспел Марк. - С сегодняшнего дня она зачислена в наш отряд на должности боевика. Прошу любить и жаловать. Надеюсь, больше прецедентов не будет... - Он осмотрел всех собравшихся... Веселая парочка лишь смеясь пожала плечами. Виконт отвернулся, док одарил улыбкой. - Александр, покажешь ей комнату?
  - Конечно. - Он обернулся ко мне, галантно протянул руку. - Позволите?
  Я ответила весьма озадаченным взглядом, все же к такому обращению не привыкла. Но быстро закинув вещи в рюкзак, руку все же протянула.
  - Так значит ты и есть Катлин. - Это было скорее утверждение, чем вопрос. Он вывел меня из той комнаты, вместе мы пересекли темное помещение, по которому я бродила раньше в поисках двери... И здесь, за старым шкафом, обнаружилась еще одна дверь. Вела она в длинный коридор. Слева и справа были еще двери. Меня подвели к последней, после чего Александр достал ключ и отпер ее. - Прошу.
  Я зашла внутрь, оценивая обстановку. В общем-то неплохо, особенно если сравнивать с тем бардаком, что творился в доме.
  Большая кровать прямо напротив входа, пара книжных шкафов у двери слева, письменный стол с парой стульев, холодильник. На противоположной стене закреплен телевизор и чуть левее от него еще одна дверь.
  - Ванная комната здесь у всех своя. - Произнес вампир, проследив за моим взглядом.
  - Отлично. - Я не была мастером общения с незнакомцами.
  Еще какое-то время мы молча обменивались взглядами, но мой "собеседник" быстро сдался.
  - Ну что ж, устраивайся. И обращайся, если что. - С этими словами он вышел под мое "спасибо, непременно."
  Вот и ладненько. Мне теперь нужно как следует отмыться. А после - на охоту. Пожалуй, пришла пора грязного Эдди. Флаер на него вот-вот подойдет к окончанию срока, а этот упырь натворил немало дерьма, насилуя женщин по подворотням и убивая их после. Сейчас толстяк наверняка забился в какую-нибудь щель и ждет своего часа... Дрон все равно не даст ему натворить еще больше дел, так что для общества он не опасен... Впрочем, это не говорит о том, что прощен.
  Я прошла сразу в ванную, скинув по пути на кровать рюкзак и толстовку. Кроссы скинула, не думая сейчас о порядке. Вещи можно собрать и позже, а вот настойчивый зуд, особенно под сальными волосами, покоя не давал. Ванная оказалась не большой, но и не совсем крошечной, как бывало в дешевых мотелях...
  В дешевых мотелях. Интересно, откуда я это знаю? Бывала в таких, выходит... Впрочем, лучше подумать об этом чуть позже...
  Скинув остатки одежды полезла под горячий душ, да так и простояла под ним минут двадцать, с наслаждением ощущая, как водные потоки расслабляют ноющие мышцы... После с остервенением отмывалась... Волосы, тело... Осознание, что я хренову тучу времени провела без сознания в клинике и неизвестно, что там со мной делали и кто вообще меня лапал, вызывало чувство брезгливости.
  Лишь в третий раз смыв пену, я решила, что хватит. Это уже походит на какую-то замороченную ахинею. В конце концов, я не настолько помешана на чистоте.
  Выключила воду. Наступившая тишина странно отозвалась внутри. Пришлось в который раз брать себя в руки, скрипя зубами.
  Оделась, высушила волосы, снова нацепила галограф. Вещи решила оставить в комнате. Ни к чему трястись с рюкзаком по темным улицам. Да и особых ценностей не наблюдалось. Захватила только флаер...
  Вышла из дома я без препятствий. Дронов на горизонте было не видно, как и не слышно их противного писка.
  Активировала флаер, приложив штрих-код к галографу. Тихий писк подтвердил запрос, синий луч спроецировал передо мной небольшую карту, где точкой было отмечено нынешнее местоположение Эдди. С этого момента начинается отсчет. Эдди сейчас тоже получит сигнал, что флаер на него активирован и пуститься на утек. У него теперь есть возможность покинуть город. Если он продержится три часа, то по их истечению пограничники с легкостью выпустят его. Только многие преступники предпочитали быструю смерть, договариваясь со своими охотниками... Ведь за пределами города была лишь жестокая пустыня, добраться до соседнего города можно лишь на воздушном крейсере, на которые преступникам ходу не было.
  Впрочем, это меня не заботило... У меня есть три часа, чтоб поймать и выпить этого ублюдка. Брезгливости не было, лишь желание прикончить его.
  Система давно отлажена... Людей не сажают в тюрьмы, а либо приговаривают к общественным работам, либо к смерти. До момента активации флаера за преступником следит дрон, если происходит что-то неправомерное, уголовника тут же уничтожают. К ним приставляются не просто охранные дроны, а полноценные, боевые. Плюс голограф на них крепили со всем тщанием, снять его можно было лишь лишившись руки. В большинстве своем приговоренные на это не решались. Они дожидались момента начала охоты. Вампиру при активации показывало текущее местоположение добычи, после на карте ориентиров не было, но они и не нужны были. Прибыв на место, отмеченное на карте, мы берем след и идем по нему. Редко кому удавалось уйти от вампира, начавшего охоту. Да и боевой дрон, пусть и в режиме маскировки, чтоб не дать вампиру лишнюю наводку, все равно сопровождал жертву. Этот же дрон сжигал останки по завершению охоты, собирал пепел и доставлял на городское кладбище, помещая в небольшую урну... Все же хоть какие-то почести и место на кладбище преступникам полагалось...
  Лишь единицы умудрялись продержаться три часа и выйти за пределы города. Обратного хода им не было, они отправлялись в пустыню, за пределы защитного купола, навстречу пескам, раскаленному ветру и ночным морозам... Черт их знает, находил ли кто пристанище в других городах. Это, в общем-то, меня и не волновало.
  Точка последнего пребывания Эдди значилась в трех кварталах от меня. Как удачно. Пошла вперед не спеша, раздумывая, как лучше его выпить. Шею он вряд ли недавно мыл, а ведь там сама удобная артерия, даже изгаляться не надо, вскрыл клыками или когтями и пей на здоровье, кровь сама сочится толчками, в такт биению сердца. Но все же, наверное, лучше взять руку от запястья до локтя, там до вен добраться легко и, если он, как и многие, носит одежду с длинным рукавом, кожа будет относительно чистой.
  Да. Так и сделаю.
  Оказавшись на месте, с ухмылкой оглядела перевернутый мусорный бак. На боку четко виднелась вмятина. Будто наяву видела, как получив оповещение, толстяк с обреченной злостью пинает мусорку.
  Ну что же... Присев на корточки провела кончиками пальцев по асфальту. Прикрыла глаза, втянула ноздрями воздух. И ничего. Интересно. Грязный Эдди подготовился? Вылил на себя аж целый флакон средства, убивающего запах. Сколько же он за него выложил? Только вот не учел мой милый друг, что если его собственный запах он смог скрыть, то вот шлейф феромонов никуда не денется. Перестроила зрение и в конце проулка увидела красноватые частицы, парящие в воздухе. Проулок выходил на оживленную улицу и здесь было не слишком просто работать. Люди сопровождались разными шлейфами... Черный - апатия, тоска, обреченность... Желтый и ярко зеленый - радость. Синий - спокойствие. Коричневый, который можно было спутать с красным, выдавал нервозность или излишнюю целеустремленность.
  Держать глаза в таком напряжении, отслеживая именно визуально красноватый шлейф было не легко. Особенно когда он переплетался с другими. Но выбора не было. Выпускаемые человеческими порами частицы от запаха Эдди избавил. С другой стороны, так даже интереснее.
  Быстрым шагом двинулась поперек улицы. Судя по всему, Эдди двигался в толпе, направляясь в ближайший торговый центр. Не глупый мужик. Впрочем, это ему не поможет. А вот мне торговый центр был кстати. Проверив через голограф состояние своего счета, чуть не присвистнула. Не припоминаю, чтоб у меня были такие солидные суммы. Ну да ладно. С этим можно разобраться позже.
  Шлейф вел прямехонько к ТЦ. Пройдя большие двустворчатые двери, проследила, что красный след здесь все же один. И у меня есть что-то около получаса, пока он испарится. След вел к эскалатору, который двигался на верхние этажи.
  Остановилась перед витриной магазина. То, что нужно. Меня почему-то потянуло на игру. Какое-то хищное злорадство заворочалось в глубине сознания. Я снова поймала взглядом свое отражение в витрине... Да, природа меня обделила, это факт. Невысокая, беловолосая, такая хрупкая на вид и черты лица почти детские... Женские формы едва обозначены. Да, для вампира такая внешность большая редкость. И я не раз выезжала за счет наивности своих противников. Конечно, они привыкли видеть вампиров высокими, статными. Если это были вампирши, то они в большинстве своем просто лучились сексуальностью. А это явно не про меня... Снова зло усмехнулась и зашла в магазин. То, что нужно. Подростковый отдел для девочек встретил меня розовыми рюшами, цветными принтами и юбками. Побродив между рядов, выбрала белое платьице с трехслойной юбкой чуть выше колена... Заодно прихватила чулочки, тоже белые... Без примерки пошла к кассе, в барахле у прикассовой зоны захватила расческу и набор резинок для волос, заодно и дешевые балетки... Не в кроссовках же с платьем выряжаться. Кажется, сегодня я всласть позабавлюсь и отведу душу.
  Заплатив, отправилась в примерочную, быстро переоделась, сложила джинсы и толстовку в пакет. Завязала два высоких хвоста и состроила отражению милую мордашку. Да, то, что надо. Выйдя из магазина, закинула пакет в камеру хранения, снова перестроила зрение. Красные частички уже едва были видны, но и этого мне хватало. У меня есть еще два часа, чтоб найти того говнюка и поиграться с ним. Душа требовала истинно вампирского веселья.
  Подняться пришлось аж на шестой этаж. Эдди старательно путал следы, петляя в толпе... Не поможет, дружочек, не поможет.
  Здесь располагался ресторанный дворик. Дабы не вызывать подозрений встала в одну из очередей в какой-то фаст-фуд.
  Сама же поглядывала на зал... Шлейф тянулся к зоне, где были расставлены столики. Есть. Эдди сидел за одним из них, за соседним же обедала многодетная семья. Понятно, дорогуша решил, что у него есть шанс, что вампир попадется более-менее адекватный и не станет грохать его в людном месте, а уж тем более рядом с кучей детишек.
  Ну что ж, умно. В какой-то мере.
  В реальности Эдди понравился мне еще меньше чем по информации из флаера. Огромный толстяк в потной рубашке грязно-серого цвета. Затертые и пыльные штаны, на пояс которых свесилось огромное брюхо. Залысина на пол головы, которую он то и дело протирал желтоватым мятым платком. Приговоренный явно нервничал, вон, весь издергался. Глазки так и бегают по сторонам, он все косится в сторону входа в ресторанный дворик, явно не осознавая, что я уже здесь.
  Подошла очередь на кассе. Взяла себе молочный коктейль. Клубничный. Ненавижу такое, но соответствовать образу надо. Двинулась между столиков, делая вид, что копаюсь в голографе. За Эдди как раз было несколько свободных мест. Очень кстати в проход выскочил мальчишка, так что мне даже не пришлось симулировать путаницу в ногах. Я просто хорошенько споткнулась об него, до последнего сантиметра рассчитав траекторию. Стакан с молочным коктейлем полетел ровнехонько в голову Эдди. Толстяк лишь в последний миг понял, что произошло и уклониться не успел, лишь в замешательстве крякнул. Липкая смесь потекла по лысине и лицу, капая за ворот. Родители мальчишки тут же подлетели ко мне, интересуясь, все ли в порядке и ругая пацаненка. Хотя по сути, ему можно было сказать спасибо. Отказавшись от покупки нового напитка, поспешила каяться перед Эдди. Мужик сидел, побагровев и явно находясь в некотором ступоре от сложившихся обстоятельств. Я схватила салфетки со столика и принялась с извинениями вытирать его, стараясь придать лицу как можно более виноватое выражение. На самом то деле лишь сильнее размазывала молоко по залысине.
  - Отвали от меня, девка! - Он резко оттолкнул меня, от чего я грохнулась на пятую точку, намеренно, конечно, вздернув пышную юбку, так что стало видно нижнее белье. Сделала вид, что обижена и растеряна, хотя на самом деле с удовольствием наблюдала, как взгляд этого придурка задержался на моей промежности. Даже кадык дернулся, сглотнул бедняга.
  - Я ведь извиниться хотела! - Надув розовые губки, снова сыграла милоту и невинность. - Помочь вам!
  Несколько секунд он задумчиво блуждал по мне взглядом, я же нарочно не оправляла юбку и не поднималась с пола. Эдди переменился в лице, снова оглядел проход к ресторанному дворику, сам зал, и что-то, видимо, решил.
  - Ладно. - Он поднялся с места, вид имея при этом весьма интересный. Перестраивать зрение сейчас было опасно, он мог заподозрить слишком пристальный взгляд... Но я готова была поклясться, что красный цвет страха сменился на багряно-фиолетовый, цвет похоти. Клюнул, придурок. Демонстрация слабости, наивности и девичьи труселя заставили этого идиота переключиться с заботы о собственной шкуре на желание трахаться. - Пойдем, поможешь мне отмыться.
  Ростом Эдди был под два метра и с учетом немалых габаритов на моем фоне выглядел великаном. Он явно был уверен в себе, наверняка рассчитывая, что вампира к нему пришлют под стать. Люди, порой, забывают, что у нас от размера сила не зависит...
  А может, он просто решил поразвлечься напоследок. Впрочем, мне без разницы. Он купился и даже слишком легко. Я-то думала, что придется изощриться, чтоб выманить его отсюда. Совсем не хотелось слушать вопли людишек, когда я его прикончу. А тут мышка сама пошла в мышеловку.
  Мы быстро преодолели расстояние до общественных туалетов. Здесь он даже набрался наглости ухватить меня за руку и потянул в мужской сортир.
  Едва оказавшись внутри, Эдди задвинул защелку на двери. Я сделала вид, что не придала этому значения. Толстяк стянул рубаху и кинул в раковину.
  - Постирай пока.
  Подошла к раковине, включила воду, искоса поглядывая на жертву.
  Тот наспех оттирал коктейль бумажными полотенцами. Едва закончив, Эдди повернулся ко мне. Во взгляде читалось много чего, но ярче прочего - похоть.
  - Ну что, девка. Готова? - Он все никак не решался начать, а я выжидала. Похоже, Эдди хотел удостовериться, что дронов сейчас рядом нет. Впрочем, даже если и есть, не появятся. Ведь жертва вовсе не девочка-подросток, как думал толстячок.
  Я обернулась на него, непонятливо хлопая широко раскрытыми глазками. Маньяк все же решился, порывисто шагнул ко мне, хватая за руку, дернул.
  - Готова спрашиваю? - Он почти рычал, обдавая меня своим зловонным дыханием.
  - К чему? - Почти пищала, якобы в страхе, на самом деле сдерживая смех.
  Массивная пятерня потянулась к вороту платья. Он дернул, но ткань не поддалась. Я еле сдерживалась чтоб не захохотать в голос. Как он вообще может кого-то изнасиловать? Я даже по людским меркам не сопротивляюсь.
  - Похоже, нужно было выбирать кого поинтереснее. - Все же не выдержала. Заговорила обычным голосом.
  Эдди замер. Внимательно оглядел. Шарахнулся прочь. Но дверь на выход была перекрыта мной.
  - Э-э-э-то ты? - Он дрожал, снова весь покрылся испариной. Похоти во взгляде не осталось. И чем дальше, тем больше появлялось ужаса. Ровно пропорционально тому, как удлинялись мои клыки, выставленные сейчас на показ.
  - Ага. - Злорадно кивнула.
  - Стой! - Он нервно шептал. Я даже склонила голову на бок. Вот любят они поболтать перед смертью. Вечно пытаются разжалобить. - Погоди! Я тебя узнал. Это ведь про тебя с месяц назад во всех подпольных новостях трещали?!
  Таааак, это уже интересно. Втянула клыки обратно. На время.
  - И что?
  - Ты же была там с кучкой рецидивистов, так? Так вот я всегда говорил, что я за вашу братию! Не дело это, чтоб вампиры людям подчинялись. - В общем-то ничего нового.
  - И? - Я теряла терпение.
  Глазки Эдди хаотично вращались в глазницах, пока мозг выискивал выход.
  - Там говорили, что вас всех зачистили, все до единого. Но ты то тут! - Он пытался сообразить, чем бы зацепить меня еще. Хотел сыграть в полезность, чтоб я его отпустила.
  - Выкладывай, что знаешь, дружок, или я начну прямо сейчас. - Деваться толстяку было отсюда некуда. Но и терпение у меня не безгранично.
  - Вас было несколько отрядов. Умелых, говорили, высоких рангов. А полезли вы прямо в улей. Какие-то подпольные лаборатории разгромили и повыпускали кучу одержимых. Объект до того засекречен был. Да только теперь про него на черном рынке многие знают... - Он замялся. Видимо, все.
  - Так и быть. - Я сделала вид, что отхожу в сторону. Эдди тотчас заторопился на выход. Но отпереть дверь так и не успел... Пара движений, и жирдяй полетел на пол со свернутой шеей.
  Аппетит пропал напрочь.
  
  
  Глава 2
  
  Нужно подумать. Мне нужно спокойно и обстоятельно все обдумать.
  Конечно, Эдди ничего нового мне не раскрыл. Однако, детали прояснились. В кураторской клинике мне заявили, что нет смысла для расспросов, потому как все равно никто ни о чем не в курсе. А на деле выходило, что в подполье новости все же просочились.
  И почему не подумала об этом раньше?
  В былые времена я имела дело с подпольем. С теми вампирами, что не желали подчиняться кураторам и выполнять грязную работу за человеческое сообщество. Бывало, я сама пользовалась их услугами, чего только не найдешь на черном рынке... А бывало, что и убивала их представителей на очередном задании...
  Я снова попыталась вспомнить, что же произошло тогда, месяц назад. Но мозг тут же прошило острой болью. Гораздо более сильной, чем при попытках до этого.
  Я даже остановилась в проходе торгового центра, хлопнув рукой по стеклянной витрине, дабы удержать равновесие.
  - Девушка, вам плохо? - Тут же подоспел какой-то добродушный прохожий. Но стоило мне поднять взгляд, как он шарахнулся прочь. Странно.
  Посмотрела в стекло витрины. У отраженной меня были жуть, какие красные глаза. Прелесть просто. Да еще и синюшная сосудистая сетка потянулась вниз по щекам, ярко выделяясь на фарфоровой коже.
  Глубоко вдохнула, выпрямилась. Забрав вещи из камеры хранения, переоделась в женском туалете и побрела прочь. Шопинг на сегодня стоит отменить. Шмотки подождут.
  Перейдя дорогу, задумчиво вышагивая по тротуару, я выискивала тихое место, какую-нибудь глухую подворотню. И нашла. Завернув туда, скинула рюкзак на какие-то картонные коробки. Огляделась. В переулке было пусто. То, что надо.
  Итак. Что я помню из времени "до"? Помню свою комнатушку, стол у окна, большой подоконник... Постель. Большая такая постель и ворох покрывала на ней... Голову снова пронзает болью. Светлые стены. Если не вдумываться, воспоминания не приносят боли. Но если пытаться представить, кто находился со мной в одной комнате. Черт. Снова будто-то что-то простреливает в затылок.
  Я зажмурилась. Отдышалась.
  Ладно, попробуем подойти с другой стороны. Очередное задание. Похоже, я и в прошлой группе была боевиком, поскольку абсолютно точно помню тот азарт, с которым шла напролом, не таясь. Я всегда брала цель нахрапом, используя скорость и силу и не таилась, как, например, те же ищейки.
  Ну, хоть одно лицо, фигуру, запах в конце концов!
  Голову будто облили кипящим серебром. С тихим стоном я осела прямо на грязный асфальт. Со злостью растерла капли крови под носом.
  Нет, похоже промыли меня эти кураторские шавки на славу. Дрянь.
  Пошатываясь, я все же поднялась с земли, захватила рюкзак и поплелась обратно к штабу. Если ту раскуроченную хибару вообще можно так называть.
  Спустя какое-то время, добравшись до дома, я все еще ощущала последствия своих попыток достучаться до памяти. Если так дело пойдет и дальше, черта с два я справлюсь самостоятельно. Похоже, на черный рынок все же наведаться придется. Но чуть позже, когда кураторы в отношении меня немного притихнут.
  Конечно, это дурацкое ощущение потерянной памяти меня неимоверно бесило. И я не собиралась спускать чертовым кураторам это дело с рук. Не в моих принципах просто взять и подчиниться. Я докопаюсь до правды. Только нужно переждать.
  В этих своих мысленных рассуждениях я почти добралась до отведенной мне комнаты. Уже пересекая тот захламленный зал, что вел и в коридор, и в общую комнату, готовилась как следует отоспаться. Но, видимо, не судьба.
  - Катлин! - Дверь в общую комнату распахнулась. На пороге стоял Марк. Он хотел что-то сказать, но вдруг замолчал. Повел головой, принюхиваясь. А в следующий миг оказался рядом, хватая за локоть и разворачивая к себе.
  Реакция не заставила себя ждать. Я резко подняла захваченную руку, ребром ладони свободной с силой ударила Марка по основанию запястья. Перед глазами все плыло, и я действовала больше на рефлексах, да и била далеко не в полную силу. Однако, послышался хруст костей, Марк зашипел, отпустил и сделал шаг назад.
  - Да ты что творишь? - В голосе вампира кипела неприкрытая ярость. Он бережно баюкал сломанную руку, прощупывая перелом пальцами и ставя кости на место.
  Справившись с туманом в сознании, я присмотрелась к нему.
  - Извини. На рефлексах. Но в следующий раз не нужно так хватать. - Пояснила ровным голосом.
  Снова послышался хруст, Марк-таки расправил все кости и позволил регенерации сделать свое дело. Через несколько секунд он уже потряхивал здоровой рукой.
  Я уже хотела шагнуть прочь, когда вдруг позорно поехала на бок. Лишь в последний момент успела поймать равновесие и просто сильно пошатнулась. Голову снова пробило болью. Я глухо простонала, прикусывая клыками губу. Боль слегка отрезвила.
  - Да что с тобой? - Марк выглядел настороженно. Он снова шагнул ко мне, уже даже поднял руку, чтоб коснуться, но остановился. - Тебе надо к Алексу.
  - Никуда мне не надо. - Отмахнулась, собираясь все же добраться до комнаты.
  - Послушай, - он уже сменил гнев на милость, - ты выглядишь крайне паршиво. И это точно не жажда.
  - А то я не в курсе. - Хотелось побыстрее отделаться от него. Выискался заботливый.
  - Я твой командир. - Заявил жестко. - И должен следить за состоянием всех членов отряда. Новый вызов может поступить в любой момент и мне нужно, чтоб ты была в состоянии боевой готовности. А не в таком. - Он жестом обвел всю меня.
  - В нормальном я состоянии. Отстань, мамочка. - Я снова отмахнулась и уже хотела пройти, когда он таки не выдержал и снова ухватил меня. Уже за плечо. На этот раз вырываться я не стала. Да и сейчас это не было такой неожиданностью. - Отпусти.
  - Катлин. Я ведь уже сказал. Просто сделай, как велено, покажись Алексу. Он отличный врач. Уж не знаю, что с тобой сотворили в клинике... - Он задумался. - И я хочу, чтоб ты знала, мне можно доверять, как и остальным.
  Я лишь рассмеялась на последнее его заявление.
  - Да иди ты ко всем чертям, Марк! - Я была уже на пределе. Нужно было как можно скорее свалить отсюда за закрытую дверь. И дело было не в злости. Неа. Я, кажется, близка была к обмороку. И уж явно не жаждала, чтоб меня в таком состоянии видел новый командир.
  - Как хочешь. - Ну, неужели отстанет? Нет, обрадовалась я рано. Вместо того, чтоб оставить меня в покое, Марк просто перехватил поперек корпуса и взвалил на плечо. От такого скотского обращения я даже дар речи потеряла.
  Резко выпрямившись, уже собиралась зарядить ему удлинившимися когтями по спине, когда вкрадчивый голос мужчины заявил:
  - Ты уверена, что сможешь мне противостоять в таком состоянии, Катлин? - Он тем временем нес меня по коридору.
  - Поставь. Меня. На место. - Отчеканила, едва сдерживаясь. Вот теперь да, я была зла. Зато и голову отпустило. Не было больше звенящей какофонии в мозгах.
  Поставил. Перед очередной обшарпаной дверью. Постучал.
  - Входите. - Отозвался из-за стены Александр.
  Марк толкнул дверь. Потом втолкнул туда и меня. Хотя, возможно и стоит поддаться на его уговоры. Может док скажет что-то путное.
  В этой комнате оказался медицинский кабинет. Кушетка прямо напротив входа с большой медицинской лампой над ней. Лампа нависала, будто глаз какого-то монстра.
  Слева стол, за которым как раз и сидел Алекс, карпея над кипой бумаг.
  И куча шкафчиков со стеклянными дверцами с бутыльками на полках и еще черт знает чем.
  - Ого. - Многозначительно изрек Александр, едва поднял на нас взгляд. Внимательные серые глаза оглядели меня с ног до головы. - А дело то плохо.
  Я скривилась.
  - Вот и я так подумал. - Марк не заставил себя ждать с едким замечанием. - А она еще идти не хотела.
  Я лишь молча поджала губы.
  Александр поднялся из-за стола, обошел его и жестом предложил лечь на кушетку. Я осталась стоять, но тут Марк смерил меня весьма многообещающим взглядом. Тяжело вздохнув, все же скинула рюкзак и полезла на кушетку.
  Алекс склонился надо мной с фонариком. Проверил реакцию зрачков, а после просветил кожу лица ультрафиолетом. Я поморщилась от ощущения жжения. Странно. Обычно мы не реагируем на солнечный свет, только если не съезжаем с катушек и не становимся одержимыми. Но и даже так, сперва появляется неконтролируемая жажда, потом вампир теряет рассудок и только после этого начинаются необратимые физиологические изменения. Уж об этом я хорошо знала. В прошлом мои родители пополнили ряды теней....
  - Странно. - Александр лишь озвучил мои мысли. - Когда у тебя так проступили сосуды? Что ты делала?
  - Пыталась вспомнить. - Что смысла скрывать? Если они отчитываются кураторам, то те наверняка ожидали чего-то подобного, потому и создали такой защитный механизм...
  Марк и Алекс переглянулись. Повисло напряженное молчание.
  - С этим можно что-то сделать? - Это был единственный, интересующий меня сейчас вопрос. Александр отрицательно покачал головой.
  - Они сами придут в норму, но тебе нельзя пытаться самостоятельно снять блок. Это может привести к последствиям... - Алекс отошел к шкафчику и принялся что-то искать на полках.
  - Ой-ли. - Я лишь поморщилась, поднимаясь.
  - Катлин, - Марк, похоже, подбирал слова. Какая забота. - Послушай. Я понимаю, как тяжело тебе сейчас. Но мы...
  - Понимаешь? - Я едва сдержалась, чтоб не зашипеть. - Тебе тоже промыли мозги?
  Марк нахмурился.
  - Я не об этом.
  - Ну вот тогда и не надо мне тут твоего сочувствия. Сама во всем разберусь.
  - Кат... - Я судорожно вздохнула... То, как он произнес мое имя, в этом было что-то знакомое. Такое непередаваемо родное... Только голос не тот. Хотя интонация, с придыханием, с беспокойством.
  Боль. Она накрыла меня столь внезапно, что я не удержалась, зарычала, сжимая пальцами виски, зажмурилась.
  Марк что-то говорил, пытался подойти ко мне, но я лишь отмахнулась, походу зарядив по стеклянной дверце стоящего рядом шкафа. Посыпались осколки, но звона я не слышала. Грохот собственного пульса затмевал все звуки. Перед глазами поплыло. Кто-то схватил меня. Жестко, неумолимо. В плечо воткнули иглу. А десятком секунд позднее мир снова вернул себе свои очертания. Шум стих. Боль отступила, забившись маленьким комком у основания затылка.
  Осоловелым взглядом я посмотрела на Марка, который все еще крепко держал меня. Руки его были изодраны и сочились кровью. Александр стоял напротив с пустым шприцем в руке.
  - Ты как? - Опасливо вопросил доктор. Кивнула.
  - Ты знаешь, почему это происходит? - Марк был явно обеспокоен. Пожалуй, этот вопрос меня тоже волновал. И раз уж Александр смог купировать приступ, то должен же понимать, чем тот вызван. Но док лишь отрицательно покачал головой.
  - Я вколол тебе транквилизатор. - Ответил он.
  - Понятно. - Я похлопала Марка по рукам, чтоб тот, наконец, разжал свои страстные объятия. Вампир отпустил, но лишь для того, чтоб повернуть меня лицом к себе.
  - Мы поможем тебе. - Сказал, как отрезал. Я криво улыбнулась.
  - Брось, Марк. - голос звучал как-то хрипловато. - Ты ведь должен понимать, что мне не просто стерли память, они установили еще и дополнительно защиту. Так, чтобы я четко понимала, что не помню что-то очень важное. Да и доверять вам, прости, не могу. - Я посмотрела на них прямо. Кажется, Алекс понял, о чем я толкую. А вот Марку сказанное не понравилось.
  - Мы - твой новый отряд. А я - командир. А значит несу за тебя ответственность. Ты должна доверять нам...
  - Да-да. - Я перебила его, не желая выслушивать праведную тираду. - Только кто мне даст гарантии, что ты не доносчик от кураторов. Что вся ваша шайка не их поверенные, и что меня не поместили к вам именно с целью тотального контроля? Брось, Марк.
  Командир хотел сказать что-то еще, но тут яро запищал галограф на его руке.
  - Слушаю. - Отозвался он, отвечая на звонок.
  - Внимание командиру сто пятого отряда особого назначения. В зоне вашего контроля произошел прорыв со стороны одержимых. Нападение произошло на киноцентр на пересечении Ленжен и Полк авеню. По завяленным данным одержимые прорвали защиту. Большая часть гражданских была экстренно эвакуирована, но часть из них оказались в ловушке в кинозале, который располагался слишком далеко от экстренного выхода. По нашим сведениям, они успели запереться изнутри. Ваша задача - зачистить здание от одержимых и вывести гражданских. Как поняли?
  - Принято. Выходим. - Коротко ответил командир. Выведя из списка надписи: "Блейз", "Тифани" и "Виконт", отправил сигнал о срочном сборе по его координатам.
  - Она сейчас дееспособна? - Отлично, обо мне уже говорят в третьем лице. Эй, я вообще-то еще здесь!
  Александр посмотрел на меня внимательно. Подумал.
  - Думаю, да. Да и не стоит лишний раз привлекать внимание кураторов. Если она не появится на задании, могут возникнуть вопросы. - Он снова отошел к шкафчику, достал оттуда несколько ампул, наполнил ими пару шприцев и каждый уложил в отдельный футляр из прочного пластика. Один протянул мне, другой Марку. - На всякий случай.
  Отказываться я не стала. Пригодится. Сунув транквилизатор во внутренний карман толстовки, повернулась к Марку.
  - Давай, командир. Командуй.
  Спустя некоторое время, что понадобилось, чтоб дождаться остальных, мы всем составом стояли перед входом в киноцентр. Большое трехэтажное здание мелькало вывесками разноцветных огней. Вооруженное оцепление не подпускало праздных зевак.
  Большие двустворчатые двери были разбиты в дребезги. Контур защиты, что имел место быть во всех общественных местах, понуро мигал красной полосой по полу. Обычно, пока он был активирован, этот контур светился ярко алым, излучая определенный цветовой спектр и насыщенный ультрафиолетом. Потому-то одержимые не могли его переступить, попросту обгорая заживо в этом излучении. Дроны, которые, как правило, патрулируют улицы и все общественные места, валялись здесь же, не активные, в количестве примерно десятка штук. Я поглядывала на них не без злорадства.
  Но несмотря даже на злое веселье, что владело сейчас мной, при взгляде на происходящее, не покидало ощущение чего-то неправильного в сложившейся ситуации. Нет, конечно, бывало, что одержимые прорывали защиту, она все же была не идеальна. Но чтоб вот так посреди дня, да еще и дроны эти... Будто их кто-то специально выключил. Такого мне, кажется, еще видеть не приходилось.
  Судя по хмурым взглядам моих коллег, мысли наши были примерно схожи.
  - Идем. - Марк вернулся после разговора с командующим оперативной человеческой службы.
  Каждый из нас надел маленький наушник, дабы была возможность поддерживать связь внутри и не орать на весь центр.
  Внутрь входили в молчании.
  - Как обычно. - Коротко отрапортовал Марк. Блейз и Тифани разошлись в стороны и двинулись вперед. Командир обернулся ко мне. - Они - ищейки. Ты и Виконт - боевики. Я стратег и на подхвате.
  Вот так, коротко и ясно. Алекс, как и положено докторам, будет идти рядом с Марком и по первому сигналу оказывать помощь, если кто-то получит серьезное ранение и не будет в силах применить быструю регенерацию. Он же будет эвакуировать гражданских и оказывать помощь им при необходимости. Правда, как правило, в роли пострадавших выступают боевики. Потому как мы предпочитаем переть, словно таран. В то время, как ищейки, пробираются крадучись, истребляют противников по одному, незаметно. Только вот против большой группы они будут практически бесполезны. Да и один на один в схватке с другим разумным вампиром имеют равные шансы только с такими же ищейками. Этот ранг по силе наиболее слабый, но отлично подходит для разведки.
  Я заставила себя глубоко вдохнуть, настраиваясь на правильный лад. Позволила слуху заработать на полную. Шорохи и отдаленные голоса с улицы, электрический гул... И тишина. Электричество внутри центра было отключено. Потому впереди, где уже не хватало света, что лился сейчас нам в спину из разбитой двери, нас ждала темнота.
  - В первую очередь восстановим защиту. - Шепнул Марк. - Тифани к щитовой. Блейз проверь пока этот этаж.
  Тифани бесшумно, чуть пригнувшись к полу, устремилась к двери на черную лестницу, что по плану здания, значилась в конце коридора. Блейз, не оборачиваясь и так же бесшумно, отправился вперед, осматривая пустые помещения. Розовая пантера и зеленый ежик во мраке, не иначе.
  Мы с Виконтом шли на расстоянии друг от друга, прислушиваясь и принюхиваясь. Здесь, на первом этаже располагались рестораны и кафетерии. Запах еды перебивал остаточные следы одержимых.
  Когда мы отошли достаточно, чтоб погрузиться в полную темноту, я перестроила зрение. Представшая серая картинка не очень-то радовала. Все вокруг было так раскурочено, что больше походило на атаку разбушевавшихся гиппопотамов, чем на группу одержимых.
  Я на миг еще раз перестроила зрение, уже вглядываясь в феромоновый фон. И увиденное мне не понравилось. Воздух вокруг просто кишел яростью. Снова вернула картинку в сером цвете. Обычно одержимые фонят жаждой, иногда похотью... Но что ж с ними такое сделали, что в них проснулась такая ярость.
  - Нашла. - Раздался в наушнике тихий голос Тифани. Она уже давно скрылась впереди во мраке. - Здесь завал. Очистить тихо у меня самой не получится.
  - Виконт. - Коротко приказал Марк. Черноволосый вампир бесшумно устремился вперед. Мы подоспели чуть позже, осмотрев помещения следом за Блейзом. Первый этаж казался пустым. Один только хаос перевернутых столов, сорванных гардин и разбросанной еды. Где-то пестрели алым следы человеческой крови. И только в одном помещении нам попались развороченные пулями трупы двух одержимых.
  Сейчас, пока Виконт и Марк поднимали и переносили в сторону железные кухонные столы, меня напрягало несколько факторов - дневное время, потому как одержимые слишком уж чувствительны к солнечному свету; ярость, с которой они метались здесь; а еще и заваленный проход к служебным помещениям. Было совершенно четко понятно, что дверь забаррикадировали специально. Иначе откуда здесь взяться металлическим столам из ресторанной кухни?
  Подход к двери, наконец, расчистили. Здесь был установлен магнитный замок. Пропусков, понятное дело, у нас не было. Но тут снова подключился Марк. Вытянув из своего галографа тонкий провод, подключил его к панели замка. Быстро перебирая пальцами по экрану, активировал ключ доступа. Замок пиликнул и открылся.
  Это была еще одна странность. Система освещения могла не работать отдельно от всех остальных... Но вот если защитный контур выведен из строя, то как могут быть активны замки? Только в одном варианте это возможно... Скоро проверим.
  Когда дверь распахнулась, из прохода, что вел лестницей в еще более густую темноту, дохнуло тухлятиной. Невольно поморщилась. Сейчас, когда весь организм находился в боевой готовности, это смердение ощущалось особенно мерзко.
  - Виконт. - Марк шагнул в сторону, пропуская черноволосого щеголя. Тот тенью просочился в проем. Следом шагнула и Тифани.
  И меня, значит, задействовать пока не хочет. Ну и пусть. Мне же проще.
  - Здесь трупы гражданских. Старые. Дней пять точно. - Голос Тифани звучал с нескрываемым омерзением. Не уж-то эта шизанутая милашка столь брезглива?
  Марк качнул головой, и мы почти всей группой спустились вниз. У двери наверху остался только Блейз.
  Спустившись с лестницы, оказались в длинном узком коридоре. Бетонные стены хорошо впитали в себя запахи... Смерть и одержимые.
  - Сюда. - Из дверного проема слева показалась розовая грива с двумя пышными хвостами. - Вот они, красавчики. Такие дохленькие, что сил моих нет.
  Мы зашли следом за Тифани в помещение, которое судя по всему предназначено было, как операторская видеонаблюдения и пульт охраны. Здесь в углу и были свалены трупы гражданских.
  Подошла ближе, присев на корточки. Не смотря на омерзение, принюхалась. Они были разной степени свежести. Первый и правда дошел до кондиции пятидневного разложения... Остальные попарно умирали следующие дни... Или, если говорить точнее, их убивали попарно следующие дни. Приглядевшись обнаружила на их шеях следы укуса. Небрежные, рваные. Вампир. Одержимые бы погрызли всю глотку.
  Марк тем временем подошел к пульту и с умным видом принялся восстанавливать барьер.
  Александр хмурясь осматривал трупы рядом со мной, попутно занося какие-то заметки в галограф.
  Я отошла, вернулась в коридор, лишь в последний момент успев шагнуть в сторону, пропуская Виконта. Тот с напряженным видом влетел в операторскую.
  - Марк. - Командир обернулся, уловив настороженные нотки в голосе боевика. - Их там несколько десятков.
  Я не сдержала удивленного выражения, кажется, мои бровки оказались аккурат посреди лба.
  - Тифани, возвращайся к Блейзу. Александр, остаешься здесь. Попробуй разобраться, почему защитный контур выключен. - Док кивнул и оторвался-таки от трупов. - Виконт, Катлин. Вы вперед, я за вами.
  Ну, наконец-то. Неужели мне дадут возможность размяться?
  Виконт, похоже, моего настроя не разделял. Его, конечно, можно было понять. Одно дело вынести пятерку одержимых. Другое - несколько десятков. Но меня сейчас это совсем не пугало.
  Мы вышли в коридор, здесь, в самом его конце, был проход в бойлерную, если верить надписи на табличке.
  Крадучись, мы прошли внутрь и оказались на железном мостке. Направо вела лестница вниз, а там, среди труб и громадных котлов, сновали одержимые. Сейчас они, судя по всему, пребывали в состоянии покоя. Конечно, отожрались и теперь переваривают.
  Существа, весьма схожие с нами, вампирами, только малость утратившие индивидуальные черты. Лица их все, как на подбор были вытянутыми, челюсти деформированы. Привычные и нам, и людям, жевательные зубы, отсутствовали. Только два ряда передних, острых клыков, чтобы как можно более эффективно вспарывать кожу и вырывать куски мяса. Да, одержимые часто не ограничивались только кровью, зачастую обгладывая жертв до костей.
  Они все были лысыми, у женщин лишь едва намечались привычнее контуры тела. В основном же они все были какими-то угловатыми с не пропорционально вытянутыми руками, которые переходили в длинные пальцы без суставов, зато с вогнутыми когтями. Впалые глазницы и едва намеченный нос с узкими ноздрями.
  Это точно были одержимые. При том в самой своей последней форме.
  Не секрет, что одержимые получаются из обычных вампиров. Правда, как правило, удается купировать еще до того, как они перейдут в такую стадию мутации... Откуда же их здесь так много и в такой форме оставалось только гадать. И мне все больше не нравились возможные варианты.
  Твари же бесцельно расхаживали туда-сюда. Глаза их были закрыты, дыхание редкое. Они будто бы заторможенные, лунатики, сталкивались друг с другом, чтобы разойтись. В таком состоянии их достаточно легко убить. Главное, не шуметь. А то и проснуться могут.
  Я вскочила на перила, а уже оттуда мягко спрыгнула вниз, на свободный участок пола. Высота здесь была всего в пяток метров, так что все прошло крайне тихо, я бы сказала, беззвучно.
  Марк решил спуститься по ступеням, и я прямо всем нутром ощущала на себе его недовольный взгляд. Да и плевать. Я к ним в отряд не просилась. И вообще у меня сейчас другие заботы...
  Впрочем, сейчас был неплохой шанс от этих забот отвлечься.
  Виконт тем временем перескочил на один из бойлеров и аккуратно пошел по тянущейся от него трубе, над головами тварей.
  Правильно. Нужно рассредоточиться. Чтобы если кто-то нашумит и разбудит этих дряней, все трое не оказались в западне. Прикрывать спины у боевиков не принято. Мы не ищейки, чтоб нужно было сопли подтирать. Либо мы рвем на куски, либо нас.
  Дождавшись, пока Марк и Виконт окажутся подальше, я поднялась во весь свой рост. С учетом, что во мне то и было всего что метр с кепкой, тварям я доставала где-то до уровня грудной клетки, иногда до плеча. Но это и не важно. Их гораздо проще убивать с высоты моего роста, чем кромсать по шее, которая у них весьма неплохо защищена дополнительными костными пластинами.
  - Начали. - Тихо шепнул голос Марка в микрофоне.
  Я огляделась. Передо мной была просторная площадка, дальше - котлы и изгибы труб. Впрочем, пятиметровой площадки мне вполне хватит.
  Вытянув вперед руку, дождалась полной трансформации когтей. Теперь они достигали в длину примерно сантиметров семь, а уж остротой отличались отменной.
  Тихой поступью приблизилась к ближайшей твари и резким движением вспорола ей брюхо. Быстрый шаг строну, дабы брызнувшая кровь и вываливающиеся наружу внутренности не попачкали и меня. И, прежде чем тварь глухо взвоет, один мощный удар в основание гортани, обрубая голосовые связки.
  Одержимый хрипит и оседает на пол с глухим чавкающим звуком. На этот звук оборачиваются и другие.
  Я не знаю, как действуют Марк и Виконт, но со стороны последнего едва уловимо слышится возня. А потом глухой стук, легкая вибрация водопроводной трубы. Похоже он спустился, прирезал одного и запрыгнул обратно.
  У меня же действо пошло полным ходом. Едва твари учуяли запах кровушки, пусть даже и своего собрата, они заметно активизировались. Страшные вытянутые морды пораскрывали рты, издавая что-то похожее на сдавленное "ааааа". И все как одни начали водить носом, выискивая источник запаха. Глаза они пока не открывали и мне это было весьма на руку.
  И сколько же они уже сожрали, что настолько медлительны...
  Я отошла на пару шагов назад, прижавшись лопатками к стене. Не хотелось бы натолкнуться спиной на такую тварюшку.
  Первый из монстров добрался до поверженного собрата и, склонившись, принялся подъедать свежую плоть. Зрелище не из приятных. Хорошо, что я не впечатлительная.
  За первой пошла и вторая, третья. Так, теперь, главное, не упустить момент.
  Едва они стали вести себя активнее, а вокруг трупа собралось порядка десяти особей, я начала игру.
  Рр-р-раз! И под чеканистый шаг из-под моих когтей падают сразу двое с обрезанными сухожилиями.
  Два! И коготь входит в глазницу, пронзая мозг сначала одному, потом второму.
  Еще шаг, полосую по спине. Тварь изгибается назад, но закричать не успевает. Ведь прогнувшись в спине, приоткрывает костяные пластины, и я с легкостью вскрываю ей шею.
  Брызги вонючей крови пролетают совсем рядом, но я успеваю отклонить корпус чуть вправо и остаться чистой.
  Дальше все пошло, как по маслу. Твари, пусть и взбудораженные шумом, из-за запаха крови своих соплеменников никак не могли акцентировать свое внимание на меня. Я же, выученная многими годами, полностью заблокировала эмоции, дабы не оставить и следа запаха в воздухе.
  Первая из тварей раскрыла глаза и уже собиралась взреветь, дабы разбудить остальных, но я успела раньше. Пробила ей когтями челюсть снизу, еще немного поднажала, выкручивая руку, свернула шею. Хруст. Стук тела, падающего на пол.
  А дальше... дальше я просто кружила по этой небольшой площадке, поддавшись эйфории.
  Несколько раз пришлось уворачиваться от звонко клацнувших совсем рядом челюстей. Но им, отожравшимся сейчас, заторможенным, было далеко до той скорости, что могла развить я.
  Я и прежде не редко впадала в боевое безумие. Это считалось чем-то не очень хорошим, скажем даже, приличным, в вампирской среде, но я всегда могла вернуть себе нормальное состояние и прекрасно владела собственным телом.
  Я крутилась волчком, стараясь держаться как можно ниже к полу, чтобы твари не сразу меня обнаруживали. Вокруг уже было скользко от крови, валяющиеся всюду тела, мешались под ногами. А их становилось все больше.
  - Катлин, уходи оттуда. - Злой рык раздался, казалось, прямо в мозгу.
  Я лишь усмехнулась. Нет уж. Я хочу еще.
  Вдохнув поглубже, приняла полную боевую трансформацию. Когти вытянулись еще на пару сантиметров. Клыки удлинились, а мышцы челюсти стали более податливыми.
  Запрыгнув на плечи близстоящего одержимого со стороны его спины, вонзила когти прямо ему в виски, пробивая тонкие стенки черепа. Монстр дернулся, но дотянутся до меня не успел, стал крениться вперед.
  - Катлин! Это приказ! Ты их всех на себя сманила! - Голос Марка в наушнике просто шипел.
  А то я не знаю, что успела тут знатно пошуметь.
  В проходе между котлами показался первый одержимый в полной боевой готовности. Глаза его были широко распахнуты и с ненавистью глядели на меня. Из раскрытого рта на пол капала пена. Он задрал морду и яростно взвыл, привлекая внимание остальных особей. Те, кто еще не до конца очнулись от своеобразного сна, начали раскрывать глаза. И все они, светящиеся алым, смотрели на меня.
  Их было здесь штук пятнадцать... Чем, спрашивается, все это время занимались Марк и Виконт?
  Тварь, на которой я сидела, наконец грохнулась на пол. В тот же миг пятерка теней, а именно тенями называли их в таком состоянии, рванула на меня.
  Первого пропустила, пригнувшись и подрезая твари ноги, второго полоснула по боку.
  А вот третий все же достал меня, слегка задев кончиками длинных когтей по лицу. Боль обожгла лишь на миг, царапина затянулась, даже кровью набухнуть не успела.
  Впрочем, гад быстро поплатился за свою самонадеянность. Ухватившись за руку следующего нападавшего, со всей силы дернула его, толкая вперед, на тех троих, что проскочили мимо меня. Доли секунды хватило, чтоб когти врага пронзили другую тень насквозь. Осознав собственный промах, тварь рванула руку обратно, вырывая вместе с куском плоти своего же соратника.
  Мне же пришлось вернуться к первым двум, оттолкнув от себя последнего так, что он промял железный бак, в который отлетел спиной. Глухой звон прошелся эхом и вибрацией по трубам.
  Другую тварь я просто саданула в грудную клетку с ноги. Та отлетела в бетонную стену, в разные стороны брызнула каменная крошка. Вторую же, перехватив за шею, свернула на бок и раздробила хребет ударом об колено.
  Но теней становилось все больше. Они вылетали из-за бойлеров, спотыкаясь об торчащие из пола трубы. Выли и рычали, в попытках добраться до меня. Но чем больше их становилось, тем сильнее стучал адреналин в моей крови. Тем сильнее охватывал азарт.
  В какой-то момент я все же пропустила удар. Вернее - укус. Резкая боль пронзила правую ногу. Искоса глянув, обнаружила впившуюся в щиколотку уродливую морду. Один взмах и башка держится на мне отдельно от тела. С силой тряхнув ногой, освобождилась от вражеской челюсти. Но эта заминка позволила собраться и остальным теням. Теперь они стояли кругом, хищно скалясь. Не торопились нападать, оценивая меня. Первый боевой запал у них сошел на нет. А отожравшиеся они были меньше подвластны голосу жажды. Их оставалось штук шесть.
  Где, спрашивается, Марк и Виконт?
  Да и черт с ними.
  Первая из тварей не выдержала. Кинулась на меня, выставив вперед гнутые когти. Успела отклониться. Сильным ударом отсекла твари правую руку по кисти. Следующим же махом проткнула череп, правда задев острые клыки. Уже моя теплая кровь потекла в рукав. Порезы глубокие и мигом не затянутся. А вот для одержимых запах моей крови, похоже, просто небывалый афродизиак. Они кинулись теперь все разом, одновременно.
  Но тут рядом оказался Марк. Явился - не запылился. Можно подумать, я бы и сама не справилась.
  А, он еще и с пистолетом. Три выстрела и три трупа валятся на пол. Еще одного перехватываю я, а последнего разрывает на куски Виконт.
  - Ты что творишь? - Марк оборачивался ко мне медленно, я бы сказала, театрально-медленно. Лицо его перекосило от ярости. - Я ведь четко сказал - уходить.
  Теперь, когда все стихло, я лишь деловито оправляла одежду, с неудовольствием подмечая, что рукав весь промок от крови. С таким амбре мне на охоте не погулять. Стянула толстовку через голову, но тут Марк перехватил мои руки, завел за спину, немного выворачивая, и я оказалась буквально связана плотной тканью. Вампир склонился ко мне, я даже почувствовала его дыхание на щеках. Глаза почти черные от гнева.
  - Ты должна подчиняться приказам. - Прочеканил каждое слово.
  Виконт стоит рядом, посматривая брезгливо.
  Я молчу. Оправдываться теперь что ли?
  - Про тебя говорили, что ты мастер своего дела. Те, кто видел тебя в деле описывали тебя, как профессионала. Я ведь наводил справки. - Он почти скалился. Похоже, и правда в ярости. - А что я вижу на самом деле?
  - Адреналиновая наркоманка. - Виконт опередил Марка, недовольно фыркнув. Отвернулся, поправляя манжеты.
  - Не ваше дело. - Я и сама уже шиплю сквозь зубы. - Справилась бы и без вас.
  - Не сомневаюсь. - Марк притиснул меня к себе, проявляя силу, желая подмять под себя морально. Только не получится. Я не из тех, кто ведется на воздействие Высших. Не спорю, его гипнотический взгляд сейчас пробивает до дрожи в коленках. Хочется подчиниться, признать свое непростительно поведение... Вот почему его и поставили командиром.
  - Черта с два. - Я вырвалась из захвата. Самоконтроль всегда был моей отличительной чертой. Что в бою, поддаваясь адреналину, что под воздействием боли или чар Высших Вампиров, я всегда сохраняла трезвый рассудок, абсолютно четко проводя черту между реакциями организма и собственным разумом.
  Марк отпустил, смотрит теперь немного удивленно.
  - На мне эти штучки не работают.
  - Это не отменяет того факта, что я твой командир. Ты не имеешь права действовать вразрез приказам. - Пусть Высший и малость удивлен, менторского тона все равно не сбавил.
  - Было приказано зачистить помещение. Этим я и занималась. Вполне успешно, заметь. - Я обвела рукой пространство вокруг. Поверхность пола была все устлана трупами.
  - Выскочка. - Коротко и еще более брезгливо отрезал Виконт. Да, похоже с ним у нас отношения не заладились с самого начала.
  - Поговорим после. - Наконец, решает Марк и первым уходит к лестнице. Виконт запрыгивает на мостки одним прыжком.
  Я-таки стащила толстовку через голову и скинула ее на перила, намереваясь забрать на обратном пути. Привлекать к себе излишнее внимание запахом не было никакого желания. А там, на верхних этажах, вполне возможно, будут и другие тени.
  
  
  В комнате управления, где мы все собрались парой минут позже, нас уже поджидал Александр.
  - Защита была выключена прямо отсюда. Я искал следы взлома, но так и не нашел. А по результатам проверки, обнаружил, что ее и вовсе не взламывали.
  Марк нахмурился еще сильнее.
  - Да, а мы еще кое-что интересное нанюхали! - Радостно сообщила Тиффани. - Отключил ее один из одержимых. Блейз, приобнявший подружку, кивнул в подтверждение.
  - Как такое возможно? - Я была согласна с вопросом Марка. Уж не настолько одержимые сообразительны, чтоб ввести код доступа и после отключить защитный контур. Все нахмурились. - Ладно. Разберемся позже. - Как раз в этот момент мигнул свет, а после, наконец, включился. Стало светло, зрение пришлось перестроить на обычное.
  - Защитный контур активирован. - Отрапортовал Александр, отвлекаясь от пульта управления. Марк кивнул.
  - Идем. Кинозалы на верхнем этаже.
  Мы вышли из служебных помещений. Под светом ламп ресторанная галерея выглядела еще более плачевно, чем в сером цвете. То тут, то там пестрили следы крови. Кавардак и разруха. Эвакуация, видимо, проходила весьма активно, многие просто побросали свои вещи, спасая жизнь.
  Мы поднялись на второй этаж, Блейз на пару с подружкой обшарили его, но ничего интересного не обнаружили, кроме как очередных следов крови в игровых автоматах. Кровь, судя по запаху, принадлежала одержимым.
  Наконец, мы оказались на третьем, последнем этаже. Здесь, за кассовой зоной, тянулись сперва ряды продающих попкорн забегаловок, а уже дальше - входы в кинозалы.
  Скрипя зубами, купировала в себе желание вспомнить, как давно я была в кино, абсолютно здраво полагая, что это может привести к очередному приступу.
  Помещение тянулось далеко вперед, а дальше уходило аппендиксом влево. Там то и был расположен нужный нам зал.
  Только добраться до него спокойно мы не успели. Из открытых дверей пятого и шестого зала нас вышли встречать новые одержимые. Эти тоже были тенями, в самом что ни есть голодном виде.
  Скаля хищные морды, твари устремились на нас. Блейз завел Тифани себе за спину, а перед ним уже гордо вышел Виконт. Он не спешил вперед, дожидаясь, пока тени сами приблизятся.
  Я ждать не стала и резко стартанула с места. Со злорадством уловив тихую брань Марка. Пусть злится.
  Оттолкнувшись от пола, перескочила через стойку с попкорном, хватая при этом большой стеклянный короб, в котором он и готовился. Швырнула короб в тварей и те, как кегли под мячом для боулинга, разлетелись в стороны. Одна из них скорчилась в судорогах, пронзенная осколком.
  - Страйк! - Поздравляет меня голос Тифани через наушник. Я едва заметно улыбнулась.
  - Идиотка. - Шепчет обреченный голос Марка в динамике.
  Часть тварей, добравшись до меня, уже планировала расправу, перескакивая через стойку следом за мной. Я же опрокинула холодильник с напитками, дабы перегородить дорогу и в надежде раздавить хоть одного из них. Впрочем, надежда не оправдывдалась.
  К остальным, тем временем, устремляются остатки группы. Виконт работает четко, его силуэт словно размыт в пространстве и, если бы не вампирское зрение, я бы, пожалуй, и вовсе не заметила бы его передвижений. Быстрый, зараза. Надо это запомнить.
  Одна из теней обходит его, подбираясь к неформальной парочке. Те, недолго думая, расходятся, чтобы после атаковать тварь вдвоем. Работают ребята слаженно, ничего не скажешь. Двигаются, будто отражения друг друга, улавливая малейшее колебание напарника.
  Дальше любоваться на сотоварищей у меня времени не было. Трое тварей, перемахнув через опрокинутый холодильник, торопились добраться до моей скромной персоны.
  Но тут снова раздались выстрелы. На этот раз пистолет не только у Марка, но и у Александра. Хотя нет. Приглядевшись, поняла, что у дока прямо настоящий крупнокалиберный револьвер.
  - Ищейки на разведку. - Коротко командует Марк, когда все твари посмертно затихают.
  Ежик с розовой пантерой разошлись по залам. Впрочем, я особого смысла в этом не видела, потому как на шум выстрелов одержимые давно бы повылезали.
  - Чисто. - Сообщил Блейз, возвращаясь вместе с Тифани. Я оказалась права.
  Все вместе мы отправились вызволять гражданских.
  Зал нашли довольно быстро. Еще какое-то время Александр уговаривал напуганных людей открыть дверь, обещая безопасность.
  Людишки-таки поддались уговорам. За дверью послышалась возня и спустя еще какое-то время они вылезли из своего убежища.
  Внутри оказалось двое раненых. Ими тут же занялся док. Наскоро перевязав раны, мы приготовились к эвакуации. Сегодня на нас числилось трое мужчин, трое же взрослых женщин и группа подростков, двое из которых и были ранены.
  Они боязливо косились на нас, ожидая, что на запах их крови мы сейчас набросимся похлеще тех же теней. Но все мы были сыты, да и благодаря стычкам с одержимыми неплохо сбросили пар...
  Вниз спустились без приключений.
  Людей сразу распределили по машинам скорой. Нас же отметили по наличию и отправили во свояси.
  Я старалась держаться на расстоянии от остального отряда, ловя на себе многообещающие взгляды Марка. Кажется, он совсем не забыл, что обещал мне приватный разговор.
  Так оно и произошло.
  Виконт отделился еще на подходе к штабу. Блейз и Тифани угнали куда-то на припаркованном рядом со штабом спорт-каре, ну а мы втроем зашли в здание.
  Я прямиком отправилась в отведенную комнату, когда Марк, под сочувственным взглядом Алекса, не дал мне закрыть дверь.
  - Надо поговорить. - Заявил он, ставя ногу в дверной проход так, чтоб я не смогла закрыть. Александр молча махнул мне рукой и скрылся в своей комнате.
  - Не надо. - Отрицательно покачала головой, выдержав прямой взгляд. Снова он попытался использовать на мне свое влияние высокородного. Но без толку.
  - Первый раз с таким сталкиваюсь. - Устало провел ладонью по лицу. Я усмехнулась.
  - Считай, повезло. Дай закрыть.
  Но вместо ответа вампир толкнул дверь, явно демонстрируя силу. Впрочем, и я сильно не сопротивлялась.
  - Марк, я устала и хочу выспаться. Имею я на это право? - Я говорила правду. Едва выписавшись из клиники, успела уже на двух охотах побывать и только теперь поняла, насколько вымоталась. Вообще как-то для одного дня многовато событий...
  - Имеешь. Вполне. - Он по-хозяйски прошел в комнату и уселся на мою постель. Прям вот так, в грязных штанах. Свинья. - Но сначала мы с тобой все разъясним.
  Я слушала его, облокотившись спиной на закрытую дверь, не собираясь проходить дальше и сокращать дистанцию. Молчала.
  - Тебя определили к нам без нашего на то желания. Просто поставили перед фактом. Даже не сообщая, кто ты и что ты. Только имя назвали. - Начал он, глядя на меня в упор. Обводя мою фигуру с ног до головы. Сейчас, без толстовки, что покоилась теперь в рюкзаке, я чувствовала себя перед ним неуютно. Вообще никогда не любила этот раздевающий вампирский взгляд. Потому и старалась носить мешковатую одежду.
  - Меня тоже не особо спрашивали. - А что он хотел, чтоб я тут его благодарить начала?
  - Это верно... - Хмыкнул вампир. - Но знаешь, справки мы навести успели.
  Он нажал кнопку галографа, вызывая проекцию текстового файла.
  - Судя по собранной информации, тебя определяли, как отличного боевика, что работает чисто и без нареканий. Говорили, что при твоем участии практически никогда не возникало лишних жертв. Что есть склонность к стратегическому мышлению... Хороший контроль над жаждой... - Все это он перечислял, пролистывая список. После вперил в меня угрюмый взгляд. - И что я вижу на самом деле. - Я выжидающе склонила голову. - Мелкая девчонка, себе на уме, абсолютно не воспринимающая приказы своего командира, адреналинщица, да еще и впадает в боевое безумие... Просто сокровище. - Последнее слово парень уже шипел сквозь зубы.
  Я вздохнула. Пусть думает, что хочет.
  - Не хочешь объяснить сегодняшнее поведение? - Он все еще не терял надежды достучаться.
  - Нет. - Ответила коротко и без вариантов.
  - Ты ведь понимаешь, что мне придется доложить об этом куратору? - Вопрос прозвучал спокойно, но я всем нутром чуяла его напряженность.
  Да и сама ощетинилась.
  - Ну давай. Может и вас сотрут из моей памяти!
  А в следующую секунду я оказалась зажата между дверью и торсом Марка. Невольно зашипела, вцепилась когтями в его плечи. Марк перехватил мои руки в районе запястий, тряхнул, потянул так, что мои ноги оказались оторваны от пола.
  И тут я расслабилась. Рассмеялась.
  - Этому тебя тоже у кураторов научили? - Марк, похоже, был удивлен. Конечно, он-то ждал, что я начну отбиваться... Только вот желания и сил на это у меня не нашлось. Ну что он может мне сделать? Потискает, прижатую к стене, а дальше что?
  - Ты ненормальная. - Вампир резко отпустил. Я мягко приземлилась на пол. - Я не связан с кураторами и не отчитываюсь им больше, чем того требует общий протокол. И доверять тебе нам придется. Иначе не сработаемся. А это подвергнет риску не только тебя, но и остальных. И если тебе на них плевать, то мне - нет. Потому тебе придется поверить. А не захочешь - заставлю.
  - Ой-ли. - Покачала головой. Пугать вздумал?
  Марк поморщился на мою скорченную физиономию и, наконец, вышел из комнаты.
  - Скатертью дорога. - Прошипела вслед, захлопывая дверь.
  
  Глава 3
  
  Потребовалось какое-то время, чтоб я смогла окончательно успокоиться. Чертов командирчик. Что за надобность лезть в мою жизнь? Сказала ведь, что справлюсь сама. Работать я с ними не отказываюсь, да и выбора нет... Но проникнуться доверием, может еще подружиться? Вот уж увольте. Лучше одной.
  Неприятно засосало под ложечкой. Да. Я не хочу больше кого-то потерять. А то, что в прошлом с ликвидированной командой, была довольно близка, было ясно и без воспоминаний. Одно только ощущение утраты, грызущее душу голодным волком, чего стоит. Так что дорогуша Марк может катиться ко всем чертям. И уж тем более у меня нет совершенно никаких гарантий, что они не приставлены ко мне специально, чтоб снова не пыталась вспомнить...
  Воспоминания.
  Я села на кровать и снова вытряхнула перед собой содержимое рюкзака. Взяла бусины браслета, задумчиво перекатывая их между пальцев. Я не пыталась вспомнить что-то определенное, просто смотрела... В какой-то момент, я похоже, слишком сильно ушла в себя. Браслет выскользнул из рук, бусины, соскакивая с основы покатились по полу с глухим стуком.
  И вот тут-то меня пронзило болью. Снова прострелило от затылка вверх, да так, что пришлось выгнуться и глухо застонать. Но я жадно ловила видение, что всплыло в памяти, как чья-то рука, видимо, мужская, срывает с меня этот браслет и бусины скачут по светлому деревянному полу точно, как сейчас.
  Видение обрывается, и я остаюсь наедине с болью. Пригнувшись к постели, тяжело дышу.
  Кто-то стучит в дверь. Вздрагиваю. Еще один глубокий вдох. Сажусь прямо, натягивая на лицо самую равнодушную физиономию.
  - Открыто. - Кого еще принесло в мою обитель?
  В комнату заглядывает Александр.
  - Можно? - Вежливо интересуется вампир. Я в ответ пожимаю плечами. Док принимает жест за согласие и входит в комнату. Внимательные, серые сейчас, глаза осматривают разбросанные по постели вещи. - Изучаешь приданое?
  Мне приходится прокашляться, чтоб подавить удивление данной репликой.
  - Какое еще приданое? Я замуж не собираюсь. - Фыркаю в ответ.
  Александр снисходительно, но по-доброму улыбается. Пройдя через комнату, вампир берет один из стульев, садится рядом.
  - Я хотел бы поговорить.
  - Кто бы сомневался. - Сарказм из моего голоса можно черпать литрами. - И почему-то уверена, что направил тебя наш командир.
  Я не смотрю на него, но и так ощущаю внимательный изучающий взгляд.
  - Катлин, не стоит воспринимать Марка в штыки. Он ведь просто хочет понять тебя. Возможно, помочь, как-то облегчить жизнь. Марк он такой, добряк.
  Вот теперь приходится поднять взгляд на Александра.
  - И не смотри на меня так. - Он тоже улыбается, и я невольно подмечаю, как забавно проступают морщинки вокруг его глаз. - Я честен с тобой. И никто в отряде не желает тебе зла.
  - Да, конечно. - Я морщусь, вспоминая, как Виконт набросился на меня из-за открытого виски.
  - Я не лгу, Катлин. - Он качает головой. - Почему ты так враждебна?
  Какое-то время я смотрю на него открыто, изучая. Но после решаюсь. Да и что терять?
  - Почему? - Делаю вид, что хорошенько задумалась. - Ну, наверное, потому, что ни черта не помню из своей прошлой жизни. Нет, вернее даже не так. Никого маломальски близкого не помню. Все воспоминания обезличены. И это только начало. Меня месяц продержали в клинике, не известно, что вытворяя, потому что большую часть времени я была в отключке. Помню только боль временами, от которой даже из наркоза выныривала. А после такого чудесного отпуска меня определяют к вам. К отряду, с которым прежде я не контактировала. По странному стечению обстоятельств у вас не хватает боевика. Как вовремя, не находишь? При том назначают сразу, сходу, даже не выделив хоть какой-то испытательный срок, как это делается обычно. Мало ли не сработаемся. Отсюда я делаю некоторые неутешительные выводы. Вы - кураторские крысы. Тут, знаешь ли, пятьдесят на пятьдесят. Либо доносчики, либо нет. Только я лучше перестрахуюсь.
  - Мы работаем на кураторов не больше, чем другие. - Александр все улыбается. Доброжелательно так, у меня аж скулы сводит. Ни тени обиды или удивления. Ровным счетом никакой реакции. И как это понимать?
  - Окей, - я решаю уйти в полнейший абсурд в надежде вывести вампира на эмоции. - А может, в таком случае, я работаю на кураторов. Может вас в чем-то подозревают, и потому меня подослали?
  На это Алекс просто рассмеялся.
  - Прости, но вот в это я точно не поверю. Одного твоего взгляда при упоминании нашей многоуважаемой власти достаточно, чтобы понять, насколько ты их ненавидишь. - Он вдруг стал серьезным. - Просто попробуй довериться. Мы должны стать командой, Катлин.
  Не дожидаясь очередной колкости с моей стороны, Александр потрепал меня по плечу и вышел из комнаты, тихо прикрыв дверь.
  Я откинулась на подушку, заложив за голову руки. Вот и еще один кусочек головоломки, что столь хаотично перемешана в моем мозгу. Почему они так сильно радеют за то, чтоб я стала частью их компании?
  Резкий писк галографа вырывает из раздумий. Взглянув на экран, обнаруживаю сообщение из клиники.
  "Явиться в приемный покой в 9:00". - Коротко и ясно светится красная надпись.
  - Ну и что вам опять от меня нужно? - Устало тру глаза. Ладно. До девяти утра еще уйма времени. Ставлю будильник на пол девятого, отправляюсь в душ. А получасом позже, не без удовольствия укутываюсь в легкое одеяло.
  Все. Спать.
  
  
  - У меня явка на девять. - Хрипло сообщаю в окошко регистратуры ярко размалеванной девице в белом халате. Я пришла еще с десять минут назад, но пришлось отстоять очередь, чтоб узнать, на кой черт я сдалась им так скоро.
  Выглядела я сейчас весьма мрачно, выспаться нормально не удалось. Всю ночь одолевали кошмары. И это, по всей видимости, прекрасно читалось на моем лице. Девушка-регистратор недовольно поджала губы, но все же пикнула специальным приспособлением по штрихкоду моего галографа, выискивая информацию в базе. Пара кликов компьютерной мышкой и на мониторе выскочила анкета.
  - Все верно. Вам в секцию 25Д. Это на нижнем этаже. Сейчас сделаю пропуск.
  Еще спустя какое время я брела по коридору Д-этажа, что находился в двух уровнях под землей. Вот что за манера, строить здания вниз? Добравшись до искомого кабинета, стучусь. Приглушенный голос разрешает войти.
  - О, наконец-то. Я-то уже заждался. Думал, боевых дронов придется отправлять. - Передо мной во всей красе за рабочим столом восседает давешний полковник. Я стискиваю зубы.
  - Дорем. - Все же какие-то рычащие нотки в моем голосе прорезаются. Чего только стоят воспоминания о том, каким самодовольным он выглядел, когда оставил меня наедине с замороженной кровью.
  - Катлин. - Он и сейчас выглядит донельзя довольным. Что-то нажимает на галографе, по всей видимости отправляя кому-то сообщение. - Ну как на свободе?
  - Меня за этим сюда пригласили? Узнать, как дела? - Не могу сдержать злости.
  - Не совсем. - Дверь позади открывается. На пороге пять человек в защитных костюмах. В таких люди обычно работают с одержимыми.
  Я еще какое-то время тупо пялюсь на них, переводя взгляд то на длинные палки с силками в руках рабочих, то на полковника.
  - Берите ее, что смотрите? - Коротко командует мужчина. - А ты, Катлин, лучше не сопротивляйся.
  Мне на шею накидывают удавку. Еще одну с другой стороны, используя палки, как распор. От неожиданности я даже не успеваю что-то предпринять.
  Меня ведь только выпустили! Я ничего не сделала за это время!
  Тянусь к петлям, но кисти рук уже тоже в ловушках. Рвусь со всей силы прочь, но ловцы, чьи лица скрыты за медицинскими респираторами, дают разряд тока. Меня скручивает, я падаю на пол, не в силах противостоять сразу четырем шокерам.
  - Я ведь сказал. Не сопротивляйся. - Дорем садится передо мной на корточках. Я лишь хрипло дышу, восстанавливаясь после разряда. Человек бы от такой встряски давно умер. Но вампиры ведь куда выносливей. - Ведите ее.
  Меня заставляют подняться. Шатаясь, иду в указанном направлении. Идти долго, впрочем, не пришлось. Меня впихивают в соседнее помещение. Здесь все увешано мониторами. Дорем подводит меня к одному из экранов.
  - Смотри, Катлин. - Он указывает на человеческий силуэт, что изображен на экране. С трудом фокусирую взгляд, подмечая, что каждый из участков тела разделен на экране отдельными секторами. Слева какие-то графики и диаграммы, что ежесекундно меняются. - Здесь отображаются все изменения твоего организма. Страшно тебе, весело, болит что-то, все здесь. - Он тыкает в экран. Я же пытаюсь усвоить сказанное. Выходит, они следят за мной? - Вот здесь... - Дорем с силой сжимает мою шею. И я чувствую под его пальцами, где-то под кожей, он нащупывает инородный объект. - У тебя установлен датчик. Отличная разработка кураторских ученых, дабы особо прыткие вампирчики, такие, как ты, дорогая, - Он почти касается моего уха губами, дрожь проходит по телу от омерзения, - не злоупотребляли своими возможностями.
  Он с силой бьет кулаком мне прямо в солнечное плетение. Я сгибаюсь пополам и едва не падаю на колени. Но больше удивляет не боль, а то, как обычный человек может быть способен ударить с такой силой. Едва я набираюсь сил чтобы ударить в ответ, как снова дают разряд тока. Замираю, сжимая зубы.
  Слегка мутит, но я выпрямляюсь. Пожалуй, лучшая сейчас тактика - это переждать, пока полковник натешит свое самолюбие.
  - Смотри. Вот я тебя ударил. - Он с силой хватает мой подбородок и просто утыкивает лицом в экран. Туда, где кривая моего состояния резко отклонятся за пределы допустимых значений. - А вот здесь.... - Он что-то нажимает и выскакивает другой график, что просто весь исчерчен зигзагами. - Вот здесь ты пыталась снять блок со своей памяти.
  Он хватает меня за волосы на затылке, заставляя заглянуть себе в глаза. Смотрю с ненавистью, не сдержавшись, агрессивно утробно рычу. Тянусь к нему правой рукой. Держащий меня работник даже проезжает на пятках, не в силах удержать мою руку на месте. Но теряется он не долго, руку снова сковывает разряд тока. Задерживаю дыхание на вдохе, пытаясь перетерпеть.
  - О, ты не поняла? - Полковник бьет снова. Наотмашь, по лицу. Во рту резко отдает металлом, но рана тут же затягивается. С горьким смешком сплевываю кровавую слюну. Дорем наблюдает с раздражением. Потом вдруг меняется в лице.
  - Принесите ту новую сывортку! - Командует кому-то из своих людей.
  - Но командир, она же еще не доработана. - подчиненный пытается возразить, но полковник резко перебивает
  - Я сказал - неси. - Голос тихий, но за счет этого звучит еще более агрессивно. - Сейчас и опробуем.
  Один из тех, кто держал меня, передает рукоять удавки Дорему. Я пытаюсь заставить себя притихнуть. Нельзя сейчас вырываться. Вся клиника под охраной, до выхода два этажа. Охранных и боевых дронов здесь хватает с избытком, а учитывая наличие датчика...
  - Мы сегодня позвали тебя, Катлин, чтобы объяснить одну очевидную, вроде, вещь. - Дорем, тем временем, рассуждал настолько будничным тоном, что создавалось впечатление, что это вовсе не он только что бил меня со всей силы. - Твои воспоминания - секретная информация. Ты не имеешь к ним доступа, потому что тебе его не дали. Их заблокировали в твоем мозгу. - С каждым словом он приближался на шаг, пока, наконец, снова, чуть не уткнулся нос к носу.
  Он не боялся меня. От слова совсем. Не было в его глазах ни тени страха или сомнения. Он был абсолютно уверен, что сильнее меня. Что в случае, даже если я скину удавки, сможет мне противостоять. И это было очень странно. Это настораживало. Сейчас я не ощущала себя хищником, пусть вокруг и были лишь чистокровные люди.
  В другой ситуации я бы попробовала вырваться, воспротивилась бы, но Дорем давил на меня своим авторитетом. Пришибал устойчивым запахом властности. Редко, когда даже с вампирами я ощущала подобное. А здесь - человек. Он абсолютно точно человек.
  Пока мы мерялись взглядами, вернулся ловец. Он протянул полковнику ампулу и шприц.
  - Это наша новая разработка. - Деловито начал Дорем, набирая вещество в шприц. Мне не оставалось ничего, кроме как настороженно следить за его манипуляциями. - Некоторое время твоя регенерация будет работать совершенно иначе, чем обычно. Если вообще будет работать.
  Еще не совсем понимая, к чему клонит этот ненормальный, я лишь дернулась, когда он всадил иглу мне в плечо, прямо в мышцу.
  Руку обожгло изнури. Сыворотка быстро распространялась по организму. Я задышала еще чаще, понимая, что начинаю хрипеть. Что явственно не хватает кислорода.
  И тут он ударил снова. Прямо в грудь. Да так, что хрустнули ребра. Я согнулась, падая на колени. Удавки сняли с шеи, но если раньше я не сопротивлялась, чтоб не нарываться, надеясь, что мне просто объяснять, что надо быть хорошей девочкой... То теперь просто не находила сил. Боль в груди не проходила, а сыворотка, казалось, просто выкручивала внутри все жилы.
  Руки мне тоже освободили. Я попыталась рвануть на Дорема, но боль застилала все окружающее пространство красной завесой перед глазами. В ушах гудело.
  Когда я оказалась достаточно близко, чтоб всадить в него когти, которые, к слову, удлинились едва-едва, он быстрым движением сделал подсечку, а после последовал удар локтем по позвоночнику.
  Я упала. Самым позорным способом распласталась на полу. Конечно, я и раньше проигрывала в схватках, но не человеку! Это немыслимо! Что мне такое вкололи?
  - Как интересно. - Мужчина сел передо мной на корточки, потянул за волосы вверх, чтоб я смогла смотреть ему прямо в глаза. Я попыталась ухватить его руку, разодрать когтями... Но когтей на ослабших пальцев не было и в помине. Как ни пыталась, трансформировать их я не могла. - А ты ведь так совсем не опасна. Просто мелкая девчонка. Жаль эту сыворотку нельзя применить ко всему вашему племени... - Он задумчиво оглядывал мое лицо, явно любуясь ненавистью, что сейчас отчетливо светилась в моих глазах. - Непривычно видеть тебя такой. Слабой.
  Он перехватил меня рукой за горло. Поднялся и поднял и меня над полом. Когда ноги оторвались от бетонной поверхности, я захрипела еще сильнее. А Дорем нещадно сжимал мое горло. Кажется, еще немного и хрустнут позвонки.
  - Полковник... - Нерешительно начал один из его подопечных. Дорем поморщился.
  - Я знаю. - С досадой он отшвырнул меня прочь, брезгливо вытирая руку о ткань военного пиджака. Подойдя ко мне, слегка склонился. Я через усилие села, не желая снова быть поднятой. - Послушай внимательно, отродье... - В его голосе было столько ненависти, что впору было захлебнуться, - с помощью датчика мы в любой момент можем отследить тебя. Что ты делаешь, какое у тебя настроение, даже как давно ты ходила в туалет. И уж точно тебе не стоит играться с установленными блоками. Просто смирись и довольствуйся тем, что тебя выпустили, создав хоть иллюзию свободы. - Он склонился еще ниже. - Поняла?
  - Да пошел ты. - выдыхаю хрипло.
  - Так и думал. - Он снова бьет по лицу наотмашь. И теперь солоноватый вкус во рту уже не исчезает столь быстро. Рассечённая изнутри щека горит.
  - А теперь? - Волком смотрю в ответ. Очередной удар не заставляет себя долго ждать. - Так что?
  - Да вот думаю. - Снова сплевываю кровь. - Тебе ведь нравится это, Дорем. Что я сейчас слаба настолько, что ты даже можешь ударить.
  Слова даются с трудом. Язык еле ворочается во рту, а гортань, похоже, просто распухла изнутри под действием отравы.
  - Нравится бить женщин? - Я хрипло смеюсь.
  - Ты - не женщина. - Он снова хватает меня за подбородок, наши глаза оказываются буквально в нескольких сантиметрах друг друга. - Ты одна из тех мерзких тварей, которым позволено жить по великой воле кураторов. И моя бы воля, я бы вас всех перебил.
  Еще пару мгновений его глаза светились лютой ненавистью. Но он вдруг выпрямился, отпустил меня, деловито оправил рукава.
  - Выкиньте ее из клиники. - Приказал работникам. - И если я замечу еще попытки снять блок... Ты так просто не отделаешься, Катлин.
  Я хрипло смеюсь, полковник, уже не обращая внимания на мою скромную персону, удаляется. Работники в неуверенности мнутся, но после снова накидывают удавки и, заставив, подняться, тащат к выходу. Они выпроваживают меня через черный ход, на задворки, и там уже скидывают удавки и поспешно удаляются, не забыв, впрочем, ткнуть в спину так, что я снова валюсь на асфальт.
  В голове все кругом, туман перед глазами, шум в ушах. Боль пульсирует в ребрах, на шее, на лице. Но я абстрагируюсь. Сегодня я узнала несколько важных нюансов. Кураторы следят за мной. И с этим надо что-то делать. Нет теперь смысла ждать, пока их внимание станет не столь пристальным. Откуда-то взялась уверенность, что я нужна им. Что тот месяц, проведённый в клинике оставил во мне не только блок, но и что-то еще, весьма важное... К тому же, стал абсолютно ясен настрой Дорема. И лучше не связываться с ним лишний раз.
  В нынешнем состоянии добраться до штаба бегом, как обычно, не выйдет. Спускаюсь в метро. Люди шарахаются при виде меня. Ни один не предлагает помощи, хотя сейчас то я вряд ли похожу на вампира. Да и черт с ними.
  На руках рубцы ожогов, что остались от разрядов с удавок. Без повышенной регенерации они не затягиваются столь быстро, как я привыкла. Да и вообще это ощущение постоянной боли и слабости выбешивает.
  Час пик уже прошел, и мне удается отыскать свободное место в конце вагона, подальше от остальных людей. Стягиваю рукава пониже, руки прячу в карманы. Когти не отзываются. Черт, я даже не могу вызвать простейшую трансформацию! Поправляю капюшон, чтоб не видно было разбитого лица.
  Теперь есть время подумать. Спокойно.
  Первое, что нужно сделать - избавиться от датчика. Беспокоила правда мысль, что все слишком просто. Зачем бы полковнику так явно раскрывать свой козырь? Даже указал, где именно этот датчик вживлен... И нужно сразу принять во внимание тот факт, что едва они потеряют сигнал, на мои поиски отправят боевых дронов.
  Ну и ладно.
  Сыворотка, кстати, тоже придется на руку. Боюсь, в том виде, как обычно работает регенерация, вытащить датчик было бы проблематично. Слишком быстро восстанавливаются ткани. А так... Придется прибегнуть к помощи моих новых якобы друзей...
  Как только с датчиком будет покончено, нужно отправиться на черный рынок. Там и спрятаться можно, да и с блоком разобраться. Главное, чтоб хоть кто-то вспомнил меня. То, что у меня есть там хорошие знакомцы я уверена, только вот вспомнить их сама не могу... Голову снова простреливает, и я отметаю эти мысли в сторону.... Пока что... на время.
  Вагон равномерно покачивается, стучат колеса, шум и гул навевают дремоту. И я едва не проваливаюсь в сон.
  Нет. Спать нельзя. Не в таком состоянии.
  Объявляют мою остановку. С трудом, прижимая руку к груди, поднимаюсь и иду к выходу. Ребра если и не сломаны, то трещины там есть однозначно. Дышать тяжело, да и движения отдаются болью.
  Остается всего квартал. И он становится самым длинным кварталом в моей жизни. С трудом добираюсь до штаба. Тяжело дыша, с одышкой, вваливаюсь в здание. Даю себе небольшой перерыв. В голове уже созрел некоторый план.
  Спускаюсь вниз, прямиком в общую комнату. Все в сборе. Красота. И что еще мне на руку, в воздухе витает запах крови. У ребят завтрак, походу.
  - Тебя галографом пользоваться не учили? - Марк стоит ко мне спиной, облокотившись на стойку. В руке стакан с густой алой жидкостью. Тон далек от дружелюбного.
  Виконт, стоящий напротив него, а соответственно лицом ко мне, демонстративно отводит взгляд. И это мне тоже на руку.
  А вот Александр, отпивая из стакана, смотрит прямо на меня. Благо капюшон я натянула достаточно низко.
  Стараясь держаться прямо, ухожу в тень. Обхожу диван и тут как раз вижу искомую цель.
  Тифани лежит, растянувшись на Блейзе во весь рост. Они, похоже, еще не начинали трапезу, глаза девушки темные, почти черные. Да сегодня судьба мне просто благоволит!
  Прикрыв глаза, вызываю в себе сильнейшие эмоции страха. Загнанная в ловушку жертва, вот кто я сейчас.
  Как же все удачно складывается. И как хорошо, что я сейчас вся в крови и правда ослаблена. Да еще и то, что все остальные сидят со стаканами... Во время кормежки мы ведь блокируем инстинкты, дабы не сорваться на первых глотках...
  Итак, сейчас я жертва. Ух, какая я слабая и беспомощная.
  Ну, Тифани, давай...
  И она заглатывает наживку. Поводит головой, принюхиваясь. Глаза темнеют еще сильнее. Блейз напрягается.
  - Эй, крошка, ты что? - Но обладательница розовых кудряшек и пирсинга уже его не слышит. Она была слишком расслаблена и потому легко поддалась.
  - Да, крошка, ты чего? - Шепчу еле слышно. И эта фраза, словно спусковой крючок. Тифани кидается на меня, разъяренная, припечатывая к стене. Быстрая, зараза.
  С трудом удерживаюсь, чтоб не начать сопротивляться, когда ее зубы впиваются мне в шею, и без того изувеченную. Впрочем, при всем желании я сейчас и так и так не смогла бы ее содрать с себя. Остается только подставляться таким образом, чтоб она вгрызалась в нужные места.
  Все происходит за доли секунд. Я едва держусь на ногах от кровопотери и боли. Тифани с абсолютно безумными глазищами снова и снова вонзает в меня клыки, стискивая руками, слова тисками. Раздается легкий хруст. То, что надо. Я таки смогла извернуться под нужным углом. И эта обезумевшая утыкается клыками аккурат в датчик. Секундная вспышка и я обнаруживаю себя на полу, сидя. Похоже сползла спиной по стене.
  Тифани оттаскивает от меня Мрак, напротив нее стоит Блейз и что-то говорит, кажется, пытается привести в чувства. Виконт просто таращится с омерзением. Александр сидит рядом со мной, пытаясь на себе сфокусировать мой взгляд.
  Но у меня в ушах один лишь только гул. Мир перед глазами качается. Одновременно холодно и жарко.
  Тянусь дрожащими пальцами к шее, сжав зубы, запускаю пальцы в рану.
  Чертовы кураторы... Кажется, я сейчас сдохну от боли. Плохо просто до одури.
  Но я таки нащупываю что-то металлическое.
  Александр пытается перехватить мою руку, отвести от раны, но я красноречиво скалюсь, хоть и без клыков.
  Ухватившись за датчик, а я надеюсь, что это он, рывком выдираю из-под кожи.
  Очередная мутная пелена застилает все пространство. Но когда я все же фокусирую взгляд, то на моей ладони лежит металлическая капсула с двумя тонкими проводками с оборванными концами.
  Я даже нахожу в себе силы для злорадной ухмылки.
  Первая часть плана завершена.
  А вот дальше начинаются проблемы.
  - Катлин! - Меня слегка хлопают по лицу. Алекс теперь прямо напротив меня. С трудом концентрируюсь на его голосе. Щурюсь, пытаясь разглядеть черты лица белобрысого. - Марк, нужно уходить!
  - Да я понял. Черт бы побрал тебя, Кат! Все у тебя не вовремя! - Слышу разъяренный голос Марка.
  Вне досягаемости моего нынешнего зрения слышен какой-то грохот.
  Виконт ругается по чем зря, проклиная меня и мою родню до пятого колена.
  А, плевать. Мне надо валить отсюда.
  Я пытаюсь подняться, с омерзением ощущая, как сильно напиталась кровью одежда. Странно, что я все еще в сознании.
  Ноги не слушаются, руки дрожат, я даже не могу опереться на них, чтобы встать.
  - Вы поглядите, она еще куда-то собирается идти. - Кажется, Виконт. Как всегда, полон презрения. - Эй! Алекс! Она сейчас уползет!
  Кажется, он подошел ко мне вплотную, слишком близко его стало слышно. Передо мной, однако все плывет, и я никак не могу различить, где стена, а где диван.
  Черт побери ту сыворотку.
  - Почему ее раны не затягиваются? - О, а вот и Марк.
  - Она видимо побывала в клинике. Похоже, ей там что-то дали. Посмотри на нее! - А вот голос Алекса звучит весьма обеспокоенно, даже напугано. Что ж, приятно, не поспоришь. Продолжаю искать выход. Скоро здесь будут дроны. - Стой, упрямая!
  Меня перекладывают на диван. Я уже не могу сопротивляться и не знаю, как еще вообще не теряю сознание. Становится холодно. Боль отступает. Я перестаю ощущать сперва ноги, потом уже и пальцы рук...
  - Быстрей!
  Мне чем-то заливают рану на шее. На миг там все с силой обжигает. Я даже распахиваю глаза, мычу, не в силах промолчать. Три пары внимательных глаз смотрят на меня. Одни с раздражением, другие с призрением, третьи с беспокойством.
  И это последнее, что я успеваю осознать прежде, чем окончательно отключаюсь.
  
  ***
  
  - Виконт, успокойся! - Слышу рычащее над ухом. Кажется, я лежу в постели. Тело, словно деревянное. Я даже пошевелиться не могу. Веки будто тонну весят, но я все же разлепляю их.
  - Да эта дрянная девка нам все испоганила! - Щеголь не унимается. Похоже, они спорят уже давно и злостно.
  - Марк, она очнулась. - Надо мной склоняется лицо Александра. - Ты как? Слышишь меня?
  Хриплю, пытаясь выдавить хоть слово. Не выдерживаю и снова отключаюсь, уносясь на волнах слабости.
  Снова очухиваюсь, когда рядом уже никого нет. В горле жжется жажда, но я все еще слаба, как новорожденный котенок.
  Никогда больше не позволю ни одному человеку всадить в меня шприц не пойми с чем... Лучше бы меня шокерами запытали до бессознанки, чем это.
  Открыв глаза вижу перед собой пустую комнату. Стены в цветочек, раскрытое окно с тюлевыми занавесками выходят в какой-то зеленый двор. Ветки деревьев почти что проникают в комнату, запах листвы чувствуется весьма ощутимо. Отлично. Ко мне возвращается обоняние...
  Но зелень за окном - это странно. Мало кто в нашем городе может позволить себе такую роскошь, как сад... Нет, есть, конечно, пара парков в центре, но мы то явно не там... Да и жилых домов в парках нет.
  Пытаюсь сесть на постели. С удивлением обнаруживаю капельницу прикрепленную к кисти левой руки. Удивительно, до чего я сейчас похожу на человека.
  Скинув одеяло, свешиваю ноги с кровати. Джинсы на мне оставили, белье тоже...
  На запястьях рубцов от ожогов почти не видно. Тянусь к шее... Налеплена повязка, прикосновения отзываются тупой болью. Похоже, до заживления еще далеко. Черт бы побрал этого полковника.
  Но главное - я избавилась от датчика. Теперь они не смогут меня выследить.
  Берусь за стойку, на которой висит пакет с прозрачным раствором, трубка от которого тянется к моему катетеру. Никаких обозначений на пакете нет, но пусть уж капает, раз воткнут. Хуже, видимо, не будет.
  Осталось лишь разобраться, где я и кто же обо мне так позаботился...
  Босиком выхожу в коридор, с грохотом по деревянному паркету тащу за собой стойку.
  Дорога до двери дается непросто. Я вся покрываюсь липкой испариной, но продолжаю тащиться дальше.
  - Эй, есть тут кто? - Хриплю почти шепотом. Но и этого оказывается достаточно, чтоб из соседней комнаты выпорхнула обладательница розовых хвостов.
  Тифани смотрит на меня озлобленно, поджимая розовые губки и щуря щедро накрашенные ярким фиолетом глаза. Молча она снова скрывается в комнате, а после оттуда появляется Алекс.
  - Тебе пока нельзя вставать. - Вампир оказывается рядом в мгновение ока. Подхватывает меня на руки, придерживая стойку капельницы и тащит обратно в палату. Кладет на постель. - Вот так.
  - Мне кто-то объяснит, что здесь происходит? - Стараюсь держать голос ровным, хотя он все равно ощутимо дрожит. И от волнения, и от слабости.
  - Может все же ты объяснишься? - На пороге появляется Марк. - Алекс, оставишь нас?
  Док внимательно оглядывает меня с головы до ног. Потом переводит красноречивый взгляд на Марка.
  - Ей сейчас нужен покой, Марк. - Строго объясняет командиру.
  - Я знаю. - Столь же строго отвечает он. - Поверь, я не зря потратил столько сил, чтоб теперь заморить ее разговорами.
  Александр еще некоторое время думает, но все же выходит из комнаты.
  Марк пересекает комнату, садится на край моей постели. Я уже не нахожу в себе сил сесть. Так и остаюсь лежать.
  - Так что, не хочешь объяснить, что это такое было?
  - Что именно?
  - Катлин, прекрати валять дурака. Мы знаем куда больше, чем ты можешь думать. И теперь, когда ты самолично решила вопрос с датчиком, пусть и весьма радикально... Да и вообще не ясно, как тебе это удалась... - Он говорит так сумбурно, что у меня снова кружится голова.
  - Подожди. - Не просьба, тихий стон. Закрываю лицо ладонью. - Так вы были в курсе, что за мной следят?
  - Да, Катлин. Мы о многом были в курсе. И не только о датчике. - Я чуть не скриплю зубами, воспринимая сказанное.
  - Но вы не работаете на кураторов, верно? Иначе я бы давно сидела в клетке. - Да что вообще происходит?!
  - Ладно, я расскажу с самого начала. - Выдыхает, ероша пальцами волосы. - Тем более, ты все равно скоро все узнаешь. Все началось примерно полгода назад. На нас вышли Покровители. Вампиры из Высших, что просто жаждут отобрать власть у кураторов и наконец позволить вампирам жить наравне с людьми. Не кривься, Катлин. Насколько я знаю, к тому моменту, как мы только начали входить в их ряды, ты уже не один год на них работала, успешно скрывая этот факт от кураторов. - Вот здесь я нахмурилась. Совершенно не помню ничего подобного. - Но тебя хорошо обработали, да еще и сделали акцент на потере близких, чтоб ты не смогла докопаться до сути. Я одного понять не могу... - Он поднял на меня задумчивый взгляд. - Как ты смогла избавиться от датчика? Он должен был сдетонировать при попытке извлечения...
  Я нервно сглотнула. Отлично. То есть я могла остаться без головы?
  - Но Алекс все проверил, и тебе действительно удалось... Этот датчик был главной нашей проблемой. Среди кураторов есть наши люди, которые помогли определить тебя именно в наш отряд. Документы прошли без проволочек. Правда, нам пришлось экстренно отказаться от одного боевика, инсценировав его гибель на задании. Но ты слишком важна для покровителей, потому мы все пошли на это. Понятия не имею, чем именно, но совершенно точно знаю, что им было просто необходимо вытащить тебя из клиники. Они даже пытались выкрасть тебя, но ничего не вышло. Полковник, я полагаю, ты с ним знакома, хорошо знает свою работу... Пришлось дожидаться, пока тебя отпустят. Так оно и вышло.
  Я тяжело вздохнула, осознавая сказанное. Выходит, эта компания с самого начала была в курсе всего...
  Я все же нашла в себе силы сесть. Склонив голову оглядела Марка. Вампир выглядел уставшим, но глаза смотрели на меня внимательно.
  - С тобой мы ведь раньше знакомы не были, так? - Марк кивнул.
  - Ни с кем из нашего отряда.
  Я снова попыталась напрячь память, уже приготовившись к боли от попыток вернуть воспоминания, но ее не последовало.
  - Странно. - Я нахмурилась. Марк посмотрел вопросительно. - Я не про вас. Просто... Раньше, когда пыталась что-то вспомнить, голову будто пытались раздробить изнутри.
  - Это из-за датчика.
  - Понятно.
  - Так может, ты все же расскажешь, что произошло в то утро?
  Некоторое время я думала, оценивая то, насколько все сказанное Марком близко к истине. Но что-то внутри, даже несмотря на потерянную память, подсказывало, что мужчина не врет. Да и то, что я здесь и живая говорило об этом еще более красноречиво.
  - Дорем вызвал. - Я уже не пыталась скрывать в голосе злость. Полковник еще поплатится за то, что устроил. - Чтоб наглядно показать, что произойдет, если я буду играться с памятью. Они вкололи мне какую-то дрянь, влияющую на регенерацию, как я поняла с его слов. А после этого рассказал еще раз, как надо себя вести. Ну и про датчик поведал. А после отпустил.
  Марк тяжело выдыхает.
  - Дорем всегда был еще той падалью.
  - Я так поняла, сывортка эта действует несколько дней... Но не думала, что она настолько сильна. Я решила, что нужно избавиться от датчика. Мне-то не сообщили, что он должен рвануть... Потому и спровоцировала Тифани. Сама разодрать себе шею настолько качественно, я вряд ли бы сумела. Тем более не знала, сколько еще времени будет ослаблена регенерация, ведь пока раны затягиваются быстро, вытащить эту железку было бы куда сложнее. Только если ты говоришь, что мне должно было снести череп, то я совершенно не понимаю, почему до сих пор жива.
  - Не знаю. - Марк качает головой. - Возможно здесь замешаны подставные люди из клиники. Нужно будет уточнить у покровителей.
  Он снова смотрит на меня. Невольно отмечаю, что в состоянии покоя глаза у него карие, красивого шоколадного цвета. Отворачиваюсь, устремляя взгляд в окно.
  - Мне нужно вернуть память. Я должна знать, что произошло тогда.
  - Логично. И ожидаемо. - Едва заметно посмеиваясь откликается Марк. Я тоже не сдерживаюсь и слегка улыбаюсь. - И помнишь, я ведь просил тебя доверять?
  Киваю в ответ. Снова внимательно смотрю на него. Доверяю ли я ему теперь? Пожалуй, отчасти, да. Но пока память ко мне не вернется, довериться кому-либо до конца не смогу.
  - В таком случае, надеюсь, все наши труды будут не напрасны. Ты нужна покровителям. Уж не знаю, зачем именно, но они четко дали осознать важность того, чтоб ты была на нашей стороне. Не так-то просто, знаешь ли, было свалить из города, когда по пятам за тобой целое полчище боевых дронов.
  - Что? - Вот тут я уже подскочила. И тут же зашипела, слишком резко дернув головой.
  - Тише ты. - Марк надавил на плечи, заставляя снова откинуться на подушки. - что слышала.
  - Мы за пределами города?
  - Представь себе. - Марка явно забавляло мое удивление. - Думаешь только в Торксити, где ты жила, не довольны властью кураторов?
  Очевидно, что он прав. Я обреченно простонала. Была ли я когда-либо прежде за границами сити, не помнила в упор. Отсюда можно сделать вывод, что была...
  - Ладно, отдыхай. Подумаем, что делать дальше, когда придешь в себя.
  Я благодарно кивнула, отворачиваясь к окну. Марк бесшумно вышел.
  
  ***
  
  - Как?! - Полковник Дорем был вне себя от ярости. - КАК?! Я спрашиваю, вы могли упустить ее?! ЕЕ?! Ей же вживили этот чертов датчик?
  - Этого оказалось недостаточно. - Высокий мужчина в белом халате, деловито поправил очки, что чуть съехали по переносице. Идеально прямые белые волосы обрамляли спокойное лицо. Мужчина сидел вальяжно, закинув ногу на ногу, всем своим видом демонстрируя пренебрежение, которое питал к собеседнику. - Данный образец оказался куда сообразительней, чем мы могли предположить.
  - Ты хоть понимаешь, чем это грозит тебе, Кайзер? - Дорем, чуть не с пеной у рта, шипел мужчине прямо в лицо.
  - Ничем. - Холодно отозвался тот. - Не моя вина в том, что она вообще о нем узнала. Или, думаешь, видеонаблюдение в комнате слежения ведется просто так?
  Дорем резко шагнул назад.
  - Да, полковник, и эти записи уже отправлены в совет высших кураторов. - Добил обидчика мужчина в белом халате.
  - Тебе это с рук не сойдет, Кайзер. - Шипит Дорем, буквально выплевывая имя, разворачивается на каблуках и вылетает из помещения. - Как бы не так. - Кайзер запирает дверь за полковником. После подходит к шкафчику, дверцы которого заперты на ключ. Открыв, вытаскивает маленькую коробочку. И уже из нее извлекает на свет металлическую капсулу. Провода ее замкнуты на микрочипе. Ноготь на указательном пальце ученого удлиняется, становится чуть загнутым когтем. Аккуратно нажимая на определенную точку на схеме, вызывает замыкание. Капсула нагревается, слегка вибрирует, а после распадается с тихим хлопком, опаляя ладонь вампира. Кайзер при этом даже не морщится. Лишь сжимает ладонь, превращая бывший датчик в пыль, стряхивает ее в мусорную корзину и возвращается к делам.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"