Джейн Анна: другие произведения.

Музыкальный приворот. По ту сторону отражения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.92*131  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    ВТОРАЯ ЧАСТЬ. Любовные привороты сродни любовному суррогату и вряд ли смогут заменить настоящие чувства. Так Катя считала раньше. Привороты, с помощью которых желаешь влюбить в себя не кого-нибудь, а известного музыканта, приводят к одним лишь глупостям, странным ситуациям и даже к слезам. Так Катя стала считать после эксперимента своей лучшей подруги. А теперь она вообще не думает о приворотах - сейчас Кате очень хотелось бы разобраться в себе и понять, кого она любит: нежного и странного или скверного и знаменитого? А может быть, она любит их обоих или... одного и того же человека?
    Это вторая часть. Первая часть находится здесь
    В апреле 2014 года "Музыкальный приворот. По ту сторону отражения" вышел в издательстве АСТ.

    Купить в "Лабиринте"
    Купить в "Озоне"
    Купить в Беларуси
    Купить в Украине
    Купить в Казахстане




Музыкальный приворот. Часть 2.

  
  
   Что это?
   Это не может быть шуткой?
   Или это сон? Я сплю? Снится кошмар?
   Нет, ногти с положенной для реальности болью впиваются в ладони - значит, я не в объятиях Морфея. Я нахожусь в реальной комнате, принадлежащей реальному человеку. Только вот какому человеку? И реальному ли... для меня?
   Неужели...? Он - это и есть...? Он - это... Он...
   Я хотела ответить на этот вопрос, по-настоящему хотела, но не могла поверить в ответ, который срывался с моих полуоткрытых губ, вдруг ставших холодными, как лед Антарктиды.
   События, происходящие со мной в последнее время, превратившись в гигантских полупрозрачных птиц с кривыми когтями и загнутыми клювами, кружили вокруг, касаясь мощными и невесомыми одновременно крыльями моих щек, лба, рук - и от этого по коже, сливаясь с мурашками, бежали искры холода, недоумения, страха и... ненависти.
   Он просто тварь. Тварь, подонок, дрянь...
   Но это не может быть действительностью! Мало ли таких украшений продается? А то, что эти парни похожи - это ведь... это ведь тоже можно объяснить? Или нет?
   Нет.
   Животное, сволочь, ублюдок... Возомнил себя мастером игр с людьми, скот?
   Что-то темное, бескрайнее и тяжелое просыпалось во мне, и я понимала, что могу управлять этой злостью, но не хочу. Я не хочу, чтобы это гадкое, черное по цвету ощущение оставалось во мне, отравляя душу так же, как гематический яд травит и загрязняет кровь. Пусть оно выйдет наружу и перестанет распирать меня изнутри своей страшной силой.
   В светло-васильковом бескрайнем небе, раздвигая испуганные белоснежные облачка, появилась огромная мутно-серая туча, отливающая то сталью, то свинцом. Мое небо темнело и все вокруг темнело вместе с ним - даже контуры в полутемной комнате стали размываться, а реальность переставала мною четко осознаваться - над ней колдовали все те же захлебнувшиеся в своем злобном торжестве птицы.
   Мразь, мразь...
   "Если ты чувствуешь, что реальность никак не входит в твою голову как единое целое, представь, что ты находишься не в своем теле, а взираешь на все происходящее сверху, как будто ты на несколько минут покинула его. Посмотри сверху на себя и на то, что окружает тебя. Оглядись внимательно, перемести взгляд. Ты почувствуешь себя спокойнее, и, вероятно, сможешь найти решение той проблемы, что не дает тебе покоя". Так сказал мне однажды Томас. Это было давно, но, казалось, эти его слова прозвучали только что, над самым ухом. Тогда, когда я впервые услышала этот совет, мне тоже было плохо - все несчастья мира, так тогда казалось мне, шестнадцатилетней, навалилось на мои плечи, как огромный снежный ком. И тогда, как и сейчас, я ощущала себя обманутой и преданной теми, кто занимал в моем небольшом сердце важные места. Раньше я не вспоминала этих слов, но сейчас, когда я не знала, что думать и что делать, они вновь всплыли в памяти.
   Ублюдок...
   Я, пытаясь унять бешеный стук растревоженного, словно пчелиный улей, сердца, прикрыла глаза. Последую совету отца, все равно я сейчас не знаю, что делать.
   А смотреть сверху было действительно легче, чем пытаться оценить проблему своими глазами. Посредине размытой серой комнаты виднелись очертания женской фигуры, нерешительно застывшей, словно статуя средней руки мастера, мечтающего стать именитым скульптором. Широко раскрытые темные глаза, забывающие моргать и всматривающиеся в жутко интересную точку на двери, приоткрытые губы, не хватающие воздух и не дрожащие - окаменевшие, бессильные пальцы слабых рук, так и не сумевшие взять голубой кулон с пола, странная гримаса удивления, смешанного с непониманием и обидой на бледном лице.
   Ну и что же случилось с этой девушкой, вокруг которой тускло сияют меланхолично-голубая Грусть и светло-серое Разочарование, взявшиеся за руки, как лучшие друзья? Что же произошло с той, под ногами которой валяется, беспомощно раскинув тонкие девичьи руки, мертвая Надежда, постепенно превращающаяся в бесформенную пустоту, словно подтверждая слова Леонардо да Винчи: "там, где умирает надежда, там возникает пустота"? Что приключилось с той, над чьей головой вьется в пепельно-стальной дымке безграничное Удивление, уже готовое вот-вот уступить место пурпурной Ярости, злорадно потирающей руки в сторонке - ей очень хочется управлять разумом девушки, и она ждет подходящего случая, чтобы занять ее обездвиженное накалом эмоций тело.
   Комната то медленно, то быстро вертелась вокруг темноволосой, касаясь своими контурами ее тела, и в ней, в этой нелепой статуе, я с большим трудом узнала себя.
   Моя голова тоже кружилась, вслед за бесконечным движением комнаты, в котором теперь, как украшения-портреты мелькали лица столь похожие и одновременно столь разные. Два таких разных блондина, которым принадлежит один кулон с топазом, смотрели на меня со всех сторон. Один - мягко. Второй - надменно.
   Какая же глупая Катя.
   Я закрыла лицо руками, и все остановилось. Встало на свои места и неприветливо замерло.
   Антон и Кей - одно и то же лицо? Нежный, заботливый Антон, косвенный виновник того, что я вновь знакома с ласковыми крылышками бабочек, и проклятый эгоист, которого давно уже ждет собственный котел в аду за высокомерие и дерзость?
   Значит, ты - один человек? Ты решил поиграть со мной в понятную только тебе одному игру?
   Я яростно сжала кулаки - это стало моим первым движением, чувствуя, как ногти все сильнее и сильнее впиваются в ладони.
   Его нужно убить. Зарезать, утопить, повесить, линчевать, снять кожу!
   Мерзавец. Его определенно будут с особым нетерпением ждать в аду. Или уже ожидают. Даже не знаю, в каком только круге: в девятом или десятом? В девятом обитают обманувшие недоверившихся, в том числе и лицемеры - такие как он, Кей-Антон. А в десятом мучаются обманувшие доверившихся, те же предатели - и это самый близкий круг к Люциферу. Но предал ли меня Антон... Кей?
   Да, предал! Поразвлекался.
   Если это правда, то они все над тобой смеялись - Антон-Кей, Келла, Арин, проклятая Алина и все их дружки. Все они знали, и только ты одна... Ты была не в курсе.
   Да, только я одна не знала ничего. Наивно предполагала, что нравлюсь одному... или даже двоим парням. Святая простота Катрина. А нет ли среди святых и мучеников святой Катрины?
   Не знаю.
   Я резко открыла глаза, чувствуя, как злость переполняет меня - огромная туча наливалась чернотой, заполняя все пространство неба, опровергая утверждение, что небеса - штука бескрайняя. Перед глазами замелькали обрывки полупрозрачного тумана. Что это со мной?
   "Я его убью, я его убью, я его убью, - вот что пульсировало у меня в голове. Потом вместо этой незамысловатой фразы появилась другая: "За что? Что я ему сделала? Почему я?".
   Меня разом лишили мечты найти того единственного, о котором мечтает каждая из девушек в юном и не очень юном возрасте. Взяли, и неожиданно лишили возможности быть немного счастливой. Грубо, жестоко, с противной саркастической улыбочкой на смазливом лице, на которое клевало множество рыбок-девушек, мечтающих о нем, таком прекрасном принце. И я мечтала. И кто меня осудит за то, что я хотела любви?
   Скажи еще - пусть первым бросит в меня камень тот, кто никогда не хотел тепла, ласки и нежности. Иди, найди Кея, устрой ему... Убей его! Ведь мне так больно.
   Я знаю.
   Когда-то давно, много лет назад я услышала красивую и грустную китайскую легенду о Красной Нити Судьбы, которая гласит, что у каждого есть своя вторая половинка. С нею мы связаны невидимой Красной Нитью Судьбы. Нить эта находится на щиколотке, хотя японцы говорят, что на мизинце. Если однажды эти половинки встретятся - они никогда не смогут больше расстаться, и преграды перед ними падут. Те, кого соединила Красная Нить - уже не смогут друг без друга, потому что вместе они единое целое. Я поверила в эту легенду и со всей нежностью, на которую была только способна, ждала того, кто соединен этой Нитью только со мной.
   Глупая Катя, бессмысленная нитка, идиотская легенда.
   - Почему я? Скажи мне? Я обидела тебя? - прошептала я.
   Антон, ну как ты мог? Я верила тебе, ты был такой... такой мягкий и милый, понимающий и надежный. Получается, тебя и нет вовсе?
   Кей, я не знаю твоего настоящего имени, но хочу сказать тебе, что ты просто свинья. Думаешь, я - забитое существо, потерявшееся в тени своей великолепной подруги? Или глупая и наивная дура, которую можно дергать за веревочки?
   Вот так вместо красивой красной нити судьбы на мизинце я нашла марионеточные нити, опутавшие меня тонкими змейкаи. Что же, такова жизнь.
   Головокружение оставило меня, оцепенение прошло так же неожиданно, как и набросилось. И я сделала первый шаг. Нет, не к двери - к его кровати. Руки стали тяжелыми - так сильно захотелось мне этими руками порвать, ударить, разрушить хоть что-то.
   Дальнейшее происходило в тумане, и я плохо понимала, что творю, а останавливаться мне совсем не хотелось.
   Я перевернула стул. Разодрала надвое журнал. Сломала ручки и карандаш. Схватила блокнот, и, удивляясь, что мои руки все же такие сильные, принялась рвать его на мелкие кусочки с небывалой легкостью - даже его твердую обложку. Полминуты - и пол был усеян бумагой, которая совсем недавно хранила в себе поэтические изыскания и глубокие лирические переживания подлеца Кея.
   Потом пострадала кровать. Я со всей силы колотила упругие подушки, даже кусала их, бросала их на пол, молниеносно выдернула покрывало, простынь - и все это полетело вслед за подушками на пол, и я топтала, топтала их, пытаясь порвать нежную ткань. Но это вандальство у меня получалось плохо, слишком уж прочным был этот мягкий с виду материал. Поэтому я бросила это дело. Зато мой дикий взгляд переместился на небольшую декоративную вазу - и она тут же полетела на пол, но не разбилась, что дико разозлило меня. Кинув ее еще раз для порядка, я принялась ломать жесткие стебли странных искусственных цветов, которые поддавались мне на удивление легко - с печальным хрустом они ломались надвое и летели на пол. Я поняла, что они были настоящими, но мне было плевать. Я сильно сжала тонкие лепестки последнего цветка, превращая их в смятую цветную бумагу.
   - Ненавижу цветы, - вырвался из моего горла тихий злой рык. Ненависть, прочно поселившаяся во мне, не давала адекватно воспринимать действительность.
   Я легким движением смахнула висевшую на стене картину в металлической раме, оцарапав при этом ладонь, но совершенно не чувствуя боли.
   Увидела пульт. Он возлежал на круглой тумбочке-столике. Я дрожащими руками взяла его и кинула об стенку. В этот момент я уже сама не понимала, что же я такое творю в чужой квартире. Пульт ударился о стену, тихонько запищал, и тут же в противоположной стене сами собой открылись плавающие двери, ведущие в гардеробную
   - А у меня нет такой кучи вещей, Nзапрещено цензуройN, - прошипела я, чувствуя сосущую пустоту в сердце, и мои руки сами по себе стали выбрасывать аккуратно висевшее вещи Антона-Кея, пытались рвать их, сметали с полок все, на что натыкался мой взгляд. Я скидывала на пол все, даже не разглядывая и не обращая внимания на детали.
   Одновременно с дверьми отползли вверх жалюзи, добродушно покачиваясь и обнажая окно, за которым было уже темно. Я схватила тяжелый рюкзак парня и кинула его в окно со всей силы, надеясь, что оно разобьется, но окно выдержало. И только глухой звук, переполненный обидой за то, что его, невинное стекло, пытается разбить какая-то помешанная, говорил о том, что я попыталась сделать.
   Я оттерла непонятно откуда выступивший пот на лбу и дерзко дернула ручку окна на себя, рывком открывая его и вдыхая до боли в легких свежий воздух. Как я не выпрыгнула оттуда - ума не приложу. Наверное, инстинкт самосохранения, самый древний из всех, пустил в мои гены крепкие корни. Зато я увидела случайно ту самую злополучную серебряную цепочку с камнем, по которой опознала в Тропинине урода Кея, и подобрала ее с пола. Ласково-ласково поглаживая холодный и переливающийся слабыми бликами камень, я прошептала:
   - Спасибо за подсказку, мой милый друг. Спасибо за все и прощай. Мне было так хорошо, - Не договорив, я выкинула проклятый голубой камень в темно-синий проем окна с каким-то демонским смешком.
   Если не получается разбить уродские окна - разобью плафоны, которые раньше не попадали в поле моего зрения. Они висят так притягательно близко от моих напряженных рук, утонченные и такие хрупкие.
   Ненавижу вас и вашего хозяина-ублюдка!
   - Подонок! - не узнала я собственный голос.
   С этим мыслями я попыталась сбить светильники руками, чувствуя, как зашкаливают удары сердца. Эффекта не было - один, самый маленький, только немного треснул, а остальные все так же висели. Оглядевшись, я схватила ту самую небьющуюся вазу и ею шарахнула по модным светильникам.
   Их звон, напоминающий тонкий стон раненого, обрадовал меня. Падайте, светящиеся твари! Нет больше света! И не надо! Мне ничего не надо.
   Осколки безжизненно посыпались на пол. Один плафон причудливой формы, второй, третий, еще один..
   И мне было безразлично, что в доме Кей и его омерзительная мать-змея. И что они наверняка слышат то, что я делаю. Если я увижу сейчас эту тетку с низким голосом или ее наглого сыночка, я наброшусь на них обоих. Я убью их. Убью любого, кто окажется у меня на пути. И пусть они молятся Богу, что я сейчас в комнате одна! Не слышат того, что я здесь делаю - им же хорошо, ведь я могу и выйти! Покажу себя во всей красе.
   - Твари, - хрипло выдохнула я, кидая, так кстати подвернувшийся флакон с одеколоном о ту же стену. Комнату тут же заполнил противный терпкий запах.
   Я каким-то чудом сорвала с разноуровнего потолка свисающий шар-светильник, и он тоже разлетелся на сотни осколков, лишь едва соприкоснувшись с прохладным полом.
   Я тяжело дышала и не могла оставаться на месте, ничего не делая больше двух секунд, хотя времени не замечала.
   Хрустальная статуэтка на подоконнике? Лети туда же, вслед за камнем, в окно! Альбом с фотографиями, который вывалился из перевернутого столика-тумбочки и был заботливо мною поднят? Туда же, все туда же! Взявшаяся невесть откуда мягкая игрушка в виде розового динозаврика с сердечком в руках? И ты проваливай в темноту!
   И ты, Кей, тварь, отправишься туда же...
   Как эти падающие фото, которые я даже не успела посмотреть - я просто вытаскивала их из альбома и рвала на две части.
   Выйди, найди его, вцепись ему в горло, докажи ему, что ты сильнее его.
   Да... Надо... я... Я это сделаю...
   Молча, совершенно молча, только лишь крепко сцепив зубы, так, что, казалось, что они скоро начнут крошиться, я разбивала и кидала все, до чего могли дотянуться мои руки, не ощущая времени и не осознавая, что же я творю, просто отдавая себя во власть цепкому чувству абсолютной ненависти.
   А потом всего лишь за одну секунду я пришла в себя. И на меня навалилась такая усталость, что, сделав пару неуверенных шагов, я медленно опустилась на колени посредине комнаты.
   Оглядывая весь этот разгром, я почти не помнила, сколько времени бесилась. И как я это делала. И почему я это делала - тоже. А что теперь будет, мне было совершенно безразлично. Я негнущимися пальцами взяла с пола маленький полупрозрачный матовый шарик, еще недавно украшавший один из плафонов, но он выпал из рук.
   Почему я? Ну что я им... ему сделала?
   Все равно... просто хочется спать. Нужно всего лишь прикрыть глаза и все.
   Если бы какой-нибудь писатель-постмодернист захотел описать мое состояние, используя прием "поток мыслей", то, вероятно, он ограничился бы следующим словами: "Злость, злость, злость, ярость, и снова злость, обида, вспышка ненависти, еще злость, и еще, и еще... Ненависть. И все из-за чего? Из-за любви? Злость, ярость, ярость, обида, оскорбление, жестокость... Вспышка новой ярости... Усталость. И никакого удовлетворения".
   Его коллега, придерживающийся более традиционных взглядов на литературу, реалист, к примеру, задумчиво вывел бы следующие строки: "Она не знала, что делала, не понимала, к чему приведут все эти ее действия, не контролировала себя, да и не хотела делать этого. Почему же причиной ее внезапной агрессии стали вещи? Может быть, подсознательно она боялась, что он войдет в комнату, и тогда она сможет причинить вред любимому существу?"
   Психолог бы внимательно оглядел бы меня и сказал просто: "Состояние физиологического аффекта".
   Я не помнила, как долго резвилась таким образом. Просто знала, что сижу на полу, на коленях, обхватив голову руками, а правой ноге было как-то дискомфортно и немного мокро, как будто колено я опустила во что-то теплое и вязкое. И повсюду витал запах одеколона с каким-то металлическим знакомым привкусом.
   Голова кружилась, сил не было, и не хотелось шевелиться. На меня накатила слабость как после пробега марафонской дистанции. Теперь я понимала Филиппида, того самого, кто пробежал эту дистанцию давным-давно в Древней Греции. Только он преодолел тяжелые километры, чтобы сообщить Афинам о долгожданной победе, а мой марафон закончился бесславно. Я так и не нашла своей второй половинки, в поисках которой все бежала и бежала, даже не осознавая этого.
   Слабость накатила новой прохладной волной.
   Может быть, я его любила.
   Дверь открылась внезапно, так, будто ее ударили ногой, а не открыли рукой, как полагается воспитанным людям, и на пороге появился Антон. Он так и застыл в проеме, сжав одну из рук в кулак и прижав к груди, с немым ужасом взирая на меня и на кошмарный беспорядок, совсем не подходящий его комнате. Вместе с ним в комнату ворвался и свет, яркий и ослепляющий. Парень коснулся выключателя, нерешительно шагнул вперед, раздумав быть второй статуей в этой комнате, но потом вновь остановился. Он ничего не говорил, но его взгляд был подобен всем тем взглядам, которыми жалостливые личности награждают слабых раненых животных, истекающих кровью, но не смевших от страха перед людьми не подать ни звука.
   Молчание хрусталем, этаким новым матовым плафоном, повисло над нами. Общая нерешительность окутала нас сияющей светло-серой сетью. Мне было больно, но на миг я подумала, что и Антон... нет, Кей, тоже чувствует боль.
   Я думала, что молчание будет долгим, ведь вид у парня был таким потрясенным, словно здесь сидела не одна я, а пировали два десятка привидений, часть из которых играла в развеселом сводном оркестре "Кладбищенские истории", где я была дирижером.
   Я тихо, приглушенно рассмеялась, чувствуя себя актрисой.
   - Катя! Катя, ты что? - закричал он, наконец.
   "Катя, ты что!", - передразнивая, пропищал ехидно в моей голове внутренний голос, не желая отпускать руку довольной Ярости.
   - Что случилось? Что?!
   Вот же орет! Не думала, что у Антона такой громкий голос. Да, он достаточно громкий у Мистера Совершенство по имени Кей.
   Кричит... Наверное, ему очень не понравился беспорядок в комнате. Еще бы, я бы тоже не была от такого варварства в восторге.
   - Катя! - его чересчур громкий голос эхом отозвался в моей голове. Я поморщилась. - Катя! Катя, ты меня слышишь?
   Нет, я оглохла, ослепла и отупела. Козел, какой же ты козел. Придурок. Ненормальный ублюдок. У тебя ведь проблемы с психикой, не так ли? Или ты принадлежишь к некой новой разновидности извращенцев?
   Я подняла на блондина все еще злой, и уже беспомощный взгляд, но промолчала. У меня почти не было сил, чтобы вставать, так зачем же я буду говорить? Этот мерзавец недостоин, чтобы с ним разговаривали. Едва только я подумала это, как мой рот сам собой открылся, и я едва ли не прорычала:
   - Кей... Кей. Ненавижу.
   - Что ты сказала? - Тихо-тихо, так, что я с трудом расслышала, произнес он.
   - Ненавижу, - с придыханием сообщила я.
   - Что? - парень все еще разглядывал меня. - Что ты говоришь? Катя, ты в порядке?
   И он медленно стал подходить ко мне, осторожно, боясь спугнуть.
   - Ты - Кей. И ты - Nзапрещено цензуройN. - Выдавила я из себя, внимательно следя за его движениями.
   - Солнышко, что с тобой? - Его глаза расширились. Какой виртуозный актер!
   И солнышко твое погасло, чтобы возродиться не ясным и золотистым кругом, а серебряным и мрачным - луной.
   - Не смей меня так называть, - прошипела я.
   - Катя... - Он вновь замер. - Что ты несешь?
   - Что несу? Ты ведь все сам знаешь. А я до последнего надеялась, когда увидела кулон, что вас двое. Двое! - и к своему ужасу я засмеялась, как последняя истеричка. А я ведь всегда презрительно относилась к ним, а теперь сама нахожусь в истерике и не знаю, что делать.
   - Катя, ты о чем? - как-то жалобно и безнадежно спросил этот предатель, понимая, видимо, что его вопрос звучит не просто глупо, а наигранно глупо.
   - Ты - это он! - выкрикнула я, сквозь беспричинный смех, некрасивый и совсем не подходящий для девушки. Ну и пусть мой смех не похож на милое щебетание Алины! Я такая, какая есть, и ты этого не исправишь, подлый... подлая тварь. Жаль, что злость пропадает, я бы устроила много чего дельного в этой комнатке богатенького мальчика, решившего развлечься за чужой счет.
   - Кто - он? Кто? - все-таки подошел ко мне совсем близко Антон, настороженно глядя то на меня, то на разбитые плафоны. - Что с тобой? Что случилось? Катенька?
   - Я не Катенька, - пьяным голосом ответила я.
   - Что с тобой? Зачем ты это сделала? - сжал виски ладонями Кей-Антон. В голосе его была если не паника, то растерянность - точно.
   - Ты еще... еще будешь спра-спрашивать, что слу-случи... чилось? - Я поняла, что не могу контролировать ни смех, ни внезапно появившиеся в уголках глаз слезы.- Зачем же ты так? За-зачем ты так со мной? Ведь я... Я... тебя... ты...
   И я разрыдалась, закрывая вмиг ослабевшими руками лицо, чтобы он не видел моего искривленного рта и сморщенного лба, и изогнутых страдальческой дугой бровей. Дуга... радуга... Сразу же в мою голову хлынули воспоминания. А он рассказывал мне про радугу... говорил, что нравлюсь, держал за руку, обнимал и целовал. А самое главное - ведь я верила ему.
   Иллюзия - вот значит кто ты, Антоша. Ты был моей большой и красивой иллюзией, хрупкой, ненадежной, обаятельной, разбившейся. Ненавижу тебя, Кей...
   - Катя, перестань, не надо... - зашептал он, опускаясь рядом со мной.
   - Я тебя ненавижу.
   - Перестань, - тихо-тихо прошептал он, склонив голову.
   - Не-ненавижу тебя, Кей.
   - Я не...
   - Ты подонок, - устало выдохнула я, понимая, что хочу закрыть глаза и никогда уже их не открывать.
   - Но я...
   - Заткнись, молчи.
   - Я не понимаю, почему ты так решила! - он взял меня за руку, но я вырвала ее и спрятала за спину. Сидеть на коленях стало совсем неудобно - колено покалывало.
   - Твой кулон... Ты на-настоящая тварь.
   - Какой кулон? - стал озираться парень. - Пожалуйста, успокойся!
   - Синий, в нем ты щеголял... Что, смешно тебе было, да? Издеваться над Катей - весьма забавное занятие? - и перестав всхлипывать, я вновь громко расхохоталась.
   Истеричка. А он ведь сейчас перед тобой - всади ему куда-нибудь в сонную артерию кусок стекла, что лежит рядом с тобой. Или в глаз.
   Не могу... не хочу ничего.
   - Я не Кей, Катя, пойми, - пытался что-то сказать Антон, но я не слушала его, только слабо отбивалась от его рук.
   - Да послушай же меня! - одним неуловимым движением крепко взял меня за запястья хозяин квартиры. - Катя!
   Да перестань же ты повторять мое имя, я и так знаю, как меня зовут.
   - Я не Катя, я Валентин Петрович, - стала нести какую-то чушь я. - Твой сосед с пятой квартиры... Точно!
   И засмеялась, громко и с душой, вытирая одновременно слезные дорожки, свободно бежавшие по щекам, за что тут же получила хлесткую пощечину, а потом еще одну - по другой щеке. Охота безумно ржать сразу же пропала. Только вот слез стало намного больше. Надо же, второй раз при нашем Крутом Звездном Мальчике рыдаю, что он обо мне подумает?
   Ты дура? Ты сама о чем думаешь-то?
   - Извини, извини меня за это. Это нужно было, чтобы ты успокоилась, прости, девочка моя, - зашептал блондин, пальцы у него едва заметно дрожали, и он с ненавистью смотрел на свою ладонь. А я хотела одновременно ударить его по лживым губам и обнять. Почему - не знаю.
   Как же я раньше не замечала, что это один и тот же человек?
   Антона опустил ладонь на пол и почему-то дернулся. Что с ним? Трясучка началась? Током ударило? Бог решил покарать этого морального урода прямо при мне?
   Недоуменно поднеся руку к лицу, он заметил немного алой крови посредине ладони. Фу, кровь... Ненавижу кровь.
   - Стекло? Тут везде стекло. Ты не поранилась? - с искренней заботой спросил парень и тут же поднял меня вверх, с легкостью, как будто я весила килограммов пять, не больше.
   - Отпусти меня - не нашла я ничего лучше, чем вновь слабо ударить его по теплому предплечью.
   - Я тебя не... Черт, Катя!! - Воскликнул он. - Тебе больно?
   - Еще бы. Мое сердце сейчас лопнет. Бойся - забрызгает кровью, - как можно больше яда вложила я в эту фразу. Подействовало - человек, которого я сейчас ненавидела, на миг опустил глаза.
   - Тише, не кричи, тебе очень больно?
   - Почему больно? Ты пытаешься... - не поняла я, думая, что парень хочет поменять тему, но проследила за его взглядом и увидела, что на том месте, где только что были мои ноги, виднеется небольшая багряна лужица без бликов. Я умудрилась пораниться проклятым стеклом и даже не заметила этого. Третий раз за последнее время я увидела кровь, только в этот раз уже свою. Меня тут же затошнило, и волнами стала накатывать слабость. Да что же это такое? Почему именно у меня подсознательное отвращение к крови? Господи, как же я сегодня устала...
   Я едва не потеряла сознание, и хорошо, что этот идиот-притворщик держал меня, иначе моей спине повезло бы грохнуться на, скажем, осколки.
   На какое-то время я почти перестала воспринимать действительность. Такое чувство, что я калека: и физическая, и эмоциональная. То, что Кей взял меня на руки и принес в другую комнату, осторожно уложив на что-то приятное и мягкое и едва касаясь моего лица, убрал пряди разметавшихся волос со лба и щек, я вспомнила много позже.
   Если раньше все вокруг кружилось, то теперь оставалось спокойным, только потемнело, погасло и поблекло. Ярость, недовольно, уступив место светло-сиреневой Слабости, оставила меня. Кажется, ей было интересно, совсем ли переразложилась в пустоту моя Надежда.
   Полностью пришла я в себя уже в огромной гостиной, освещенной уже вполне обычным светом. Я полулежала на диване. Колену что-то мешало - оказалось - плотная белая повязка.
   - Тебе лучше? Тебе надо к врачу? Как ты? Милая, что с тобой? - тут же засыпал меня вопросами Кей-Антон, сидевший на полу около меня, не смевший взять за руку (его ладонь нервно подрагивала рядом с моим запястьем) и с тревогой глядевший мне в глаза.
   Я медленно перевела взгляд на белокурого парня и сглотнула. Он был без своих больших очков, а волосы его были убраны назад и казались совершенно другими. Даже лицо вдруг изменилось. К тому же оно было чуть влажным - как будто бы парень только что умывал его.
   Точно, он.
   - Кей, ты последняя сволочь на земле, - прошипела я, чувствуя себя уже вполне хорошо - только голова сильно болела и чуть-чуть колено. - За какие грехи я тебя встретила?
   Двойник самого себя молча заглянул мне в глаза. А он все равно красивый, даже когда печальный. Я буду ненавидеть красивых светловолосых людей.
   - Я не Кей, - каким-то отчаянным жестом закрыл лицо парень.
   - А кто? Его двойник-фанат? - издевательски спросила я.
   - Да нет же, нет.
   - Так да или нет? Отвечай.
   - Я - Антон. - Твердо сказал он. - Антон, Антон, понимаешь, Антон.
   - Не ври. - Пристав, я покачала головой. - И это ты мне повязку наложил? - осторожно касаясь ее, спросила я.
   Это как же мне плохо от вида своей крови стало. Меня передернуло. И как стыдно... за то, что я сделала в его комнате, за то, что позволила эмоциям прорваться наружу, а, самое главное, за то, что позволила дурачить себя... Выставила себя посмешищем!
   - Я, - коротко кивнул он. - Сильно болит?
   - Ты меня лапал! - попробовала закричать я, но этого не получилось - голос до сих пор был тихим и глухим. К тому же едва он напомнил мне про боль, колено начало саднить сильнее.
   Молодой человек пожал плечами, продолжая насторожено глядеть на меня:
   - Ты ведь все равно в юбке.
   - Еще бы ты с меня штаны посмел бы стянуть, - деланно фыркнула я и попыталась подняться, но Антон (или мне все же называть его Кеем?) не дал мне этого сделать.
   - Прекрати. Как ты умудрилась порезаться? И... зачем устроила все это? Что на тебя нашло? Хотя, я подозреваю...
   - Ничего. Я ухожу, - Мне совсем не хотелось вспоминать произошедшее. - Не хочу тебя видеть. Никогда.
   - Нет, ты сейчас никуда не уйдешь. Объяснись. - Потребовал он.
   - Чтооо? Это я должна объясняться? Ты, чмо болотное! Это ты объяснись. - Стала вновь заводиться я. - Узнаю Ваше Высочество, господин Кей.
   - Я - Антон, - сухим безэмоциональным голосом сказал мне парень.
   - Замолчи, просто замолчи.
   - Хорошо, - он закрыл глаза и чуть дрожащим голосом проговорил. - Катя, он мой брат.
   - Кто? - не поняла я, не забыв прошипеть это слово со всей своей искренностью.
   - Кей - мой брат, - отвел серые глаза Антон.
   - Брежнев тоже мой кузен. А Мадонна - троюродная тетя. Ты что, брат самого себя? - зло засмеялась я. - Я ухожу И не желаю тебя никогда видеть. Прав же был твой Арин. Марионеточник хренов, и не смей на меня смотреть такими глазами! - выкрикнула я. - Я тебя ненавижу.
   - Успокойся.
   - Ого, в твоем голосе раздражение или мне это слышится? Какой же ты гадкий! Я не буду распинаться о том, что я чувствовала и чувствую, и я не попрошу у тебя прощения за то, что сделала. Надеюсь, ты...
   - Катя, - немного жестко прервал он меня. - Выслушай меня, наконец.
   Он молча встал, и под моим пристальным взглядом ушел в другую комнату быстрым шагом, откуда вернулся почти в то же миг с небольшим черно-белым прямоугольником в руках.
   - Вот. - Протянул он мне рамку с фотографией.
   - Это что? - не спешила я принимать ее в свои руки. Однако всего пара слов, брошенных парнем, и я схватила фото.
   - Я и мой брат Кей. - Произнес он подозрительно ровным голосом. - Посмотри, пожалуйста, и ты мне поверишь. Нас двое.
   - Это... кто? - ошеломленно выдохнула я, чувствуя, как бегает мой взгляд с одного лица на другой. Кажется, я знала ответ.
   - Я и Кирилл. - Спокойно ответил Кей, не глядя на меня.
   - Не может быть!! - зачарованно поглядела я на хозяина квартиры, а затем вновь уставилась на фото. Сзади, выглядывая из-за моего плеча, на фотографию уставилась мерцающее розово-орнажевым цветом Любопытство.
   - Мы близнецы. Может.
   К своему безмерному удивлению я стала разглядывать двух молодых людей: Кея и... Кея? Абсолютно одинаковые лица, идентичные фигуры, даже прически почти одни и те же - только челки на разные стороны у обоих, да и одежда тоже разная, по цвету, и по стилю: на первом черная водолазка, на которой ярким голубым пятном выделяется кулон, и черные же джинсы, заправленные в тяжелые военные ботинки; на втором - нежно-зеленый пуловер и белоснежная рубашка - ее острый воротник выглядывает из-под него, белые джинсы и остроносые белые ботинки. Здесь братьям лет семнадцать-восемнадцать, и оба такие милые... Один, в темном, сидит на стуле, закинув ногу на ногу - вероятно, это Кей, второй, в светлой одежде, стоит за этим стулом, опершись о серую стену. Кажется, это Антон.
   - Какой ужас, - прошептала я, понимая, что совершила ошибку с большой буквы. К тому же волосы у Кея светло-пепельные, даже с бело-серебряным отливом, а у хозяина квартиры они остаются светло-русыми, более темными и менее яркими. Или Кей носит парик?
   - Почему? - забрал у меня из рук рамку Антон - теперь мне можно называть его именно так? - Сейчас мы не общаемся. Это наше последнее фото. А вот мы в детстве. - И он протянул мне целый альбом, большой, темно-синий, с семейными фотографиями.
   - Из-за мамы? - вырвалось у меня само собой, и я потерла ноющее колено.
   - Не напоминай мне о ней, - отвернулся Антон.
   - А где она? Ушла?
   - Ушла.
   - Слышала?
   - Нет, у меня комната звуконепроницаемая. Так ты веришь мне теперь? - проникновенно поинтересовался он. Я листала альбом. Двое мелких одинаковых мальчишек смотрели на меня то с грустью, то с задором.
   - Не знаю... да... - мне трудно было в это поверить, но факты говорили об обратном! - А кулон? У Кея такой же! Я видела!
   - У нас они одинаковые. С детства. Это амулеты. - Услышала я отрывистый ответ.
   Вот черт, ты попала, детка.
   Я выбросила амулет Антона?? По-моему, в этом пока признаваться не стоит. Катя, ты сумасшедшая. Он тебя убьет, честное слово, он тебя саму из окна выбросит.
   Так, может они не близнецы? Может, он обманывает?
   Нет, не обманывает. Его мать тоже говорила, что у него есть брат...
   - Вы действительно братья? Этого не может быть! Это невозможно! Это невероятно! - Закричала я, не осознавая этого.
   - Это нормально, хотя я и не хотел, чтобы у меня был такой брат. - Сказал парень с горькой улыбкой.
   - Он мерзкий, - тут же согласилась я. - А вы... вообще не общаетесь? - прорезалось во мне любопытство.
   - Нет. Почему? Ты же с ним встречалась пару раз. Как тебе его характер? - Спросил с вымученной улыбкой Антон, которого еще пару минут назад я считала Кеем.
   - Ужасный! - воскликнула я, вспомнив самодовольного гнусного блондина.
   - Вот видишь. Даже такая милая и спокойная девочка не смогла вынести его. - Поморщился парень.
   Знал бы ты, что твоя милая умудрилась выбросить, ты бы так ее не называл. Боже, что я натворила? После всего этого погрома и истерики Антон никогда не захочет видеть меня вновь. И это будет его право.
   Мы пару минут молчали.
   - А, Антон... У тебя есть девушка? - требовательно спросила я, вспомнив слова его родительницы. Кстати, понятно, от кого у его братца такой характер. В мамочку.
   - Нет, - удивился он такому вопросу. - А если ты слышала крики матери, то знай - я не буду с кем-то встречаться по ее прихоти. Этим займется... Кей. Может быть.
   Кажется, ему все же было не по себе, что я слышала слова его мамы. Антон очень нервный, хотя и скрывает это. Но я же вижу...
   - Почему?
   - Я думаю, ты все слышала и поняла. - Туманно объяснил он, усаживаясь рядом, вытянув вперед ноги и опершись руками о диван. Подумав, парень скрестил ноги.
   - Ты будешь встречаться только с тем, с кем тебе самому захочется? - напрямую спросила я. Блондин лишь кивнул.
   - Я тоже, - помолчав, выдавила я. - Я тоже, поэтому... я тебя поддерживаю.
   - Спасибо. И прости меня, хорошо?
   - А? За что? А, ну да...
   - Я не говорил. Про Кея. - Он замолчал, собрался с мыслями и продолжил. - Катя, ты знаешь, что такое иметь знаменитого и прекрасного брата? Братика, которого с детства родная мать любит больше, чем тебя? Тебе повезло: вас трое, и все вы одинаково любимы.
   - Томасом, - широко улыбнулась я. - Иногда мне кажется, только им. Ну, еще и Алексеем, бабушкой и дедушкой.
   - Я никогда не спрашивал. Твоя...
   Я перебила парня, замахав руками - поняла, о ком хочет спросить:
   - С ней все в порядке, но иногда мне грустно вспоминать. Давай, сейчас мы не будем говорить на эту тему. Иначе я опять буду реветь.
   - Да, конечно. Катя, тебе сильно плохо? Ты так сильно боишься крови?
   - Это фобия. Я привыкла. Знаешь, как со мной врачи всегда мучаются? - пожаловалась я. - Например, в школе меня медсестра терпеть не могла. Я постоянно падала в обморок во время прививок.
   - Сейчас хорошо себя чувствуешь? Хочешь что-нибудь? - с искренней заботой спросил он, дотронулся до моих волос и провел по ним рукой. Приятно...
   - Нет, я ничего не хочу. Я хочу задать много вопросов. Много. Можно?
   - Да, - согласился Антоша, - задавай.
   - Откуда ты знаешь, что я виделась с Кеем? - тут же прямо спросила я.
   - Кирилл сам мне об этом сказал.
   - Сам? Он дурак?
   - Есть в нем такое, ты права, Катя.
   Парень повел плечом, словно бы не хотел говорить об этом.
   - Ну, почему, почему он это сделал? - не отставала я.
   - Потому что ты мне понравилась, - наконец, ответил Антон мне. А приятно, что я ему нравлюсь! И этому человеку я только что устроила такое... Настоящую бурю в стакане.
   - И что?
   - Он узнал, что ты мне не безразлична, решил показать свое превосходство. Он так всегда делает. Доказывает, что лучше.
   - Вы что, - широко открыла я глаза, - конкурируете между собой?
   - Вроде того. - Подтвердил Антон. Его улыбка стала злой, как будто бы его раздражал Кей, а, может, и он сам себя раздражал. - Кирилл - мамин любимчик, красавец, известный музыкант и все такое.
   - Вот как его зовут, - задумчиво протянула я, - Кирилл, значит.
   - Из-за того, что ты мне понравилась, Кей тобой заинтересовался. Мне редко нравятся девушки... так сильно. - Парень отвернулся от меня. Я еще больше смутилась от откровенности.
   - Я и не знала... что сильно тебе нравлюсь. Ты тоже мне... сильно нравишься, - проговорила я тихо и тут же спросила, сжав руки в замок. - А как же он узнал, что я тебе, ну, нравлюсь?
   - Мы не общаемся, но изредка пересекаемся. Он видел нас вместе. - Сухо отвечал хозяин квартиры.
   - Вот оно как. Я же говорила, что он, Кей, - натуральная сволочь, Антон, а он... он... мне... - чуть не призналась я парню, что его брат мне нравился и... нравится?? До сих пор?
   - Что? - Не понял парень.
   - Он рогатый мозгоед, - все же не стала озвучивать я свои мысли. Я стиснула ладони в замок, чтобы унять дрожь. Думаю, самому Кеечке я не нравлюсь. - Давай вместе проклянем его? И не принимай его действия близко к сердцу.
   - Да.
   - А еще, - я отвела глаза, - прости меня за то, что я сделала. Мне безумно стыдно.
   - Я заслужил. Из-за меня, - он сглотнул, - брат тебя доставал. И, наверное, будет это делать и дальше.
   - Ничего, я переживу. - Пообещала я, хотя и не была в этом уверена. - А то, что со мной случилось - это штука что-то вроде аффекта. У меня так пару раз в жизни было. Не понимаю, что делаю, не контролирую себя, злая, как взбесившаяся ведьма... Кое-что даже не помню. Вот же я кретинка, да?
   - Нет. Все хорошо, - элегантно поцеловал Антон мое запястье.
   Я немного повеселела. Он это заметил и тут же улыбнулся.
   - Антош, если ты один в один похож на брата, почему так... одеваешься-то? Почему выбрал такой... ммм... стиль? - Мучил меня вопрос. - Ты такой красивый, как...
   - Как он? - Догадался мой обаятельный собеседник, простивший мою выходку.
   - Да. Ты очень красивый. Ты прячешь себя.
   - Ты права. Прячу. Чтобы не быть похожим на него, - сквозь зубы выдохнул Тропинин. - Он... он бывает очень плохим человеком. Он играет с людьми, притворяется. Знаешь, сколько масок у него в запасе? Раз - и он с легкостью надевает одну. Два - вторую. Три - и новая маска наготове. Его голову посещают странные мысли, он совершает странные поступки - нормальные люди не будут этого делать, поверь. Говорят, он эксцентричен, потому что все творческие личности эксцентрики, так или иначе. Нет, он не как Сальвадор Дали - не ходит в акваланге и блестящем костюме из синей кожи, но самомнение у него - почти такое же.
   Я молчала, не желая прерывать странный монолог парня, наполненный горячностью, скрываемой под личиной небрежности и некоторой злости.
   - Черт возьми, тот парень ведет себя, как мальчишка, возомнив себя мужчиной. Я не могу понять: он максималист или взбесившийся богатый идиот, которому нечем занять голову? Он псих, он настоящий псих. Жизнь - игра, музыка - жизнь. Люди - игрушки, гитары - живые. Его смысл - это музыка. Она для него не развлечение, нет, а часть его самого. Странная позиция, верно? - Повернулся ко мне Антон. Глаза его блестели от невыраженных чувств, заполняющих его душу. Наверное, он все же в глубине души любит непутевого брата-эгоиста, и хорошо понимает его - близнецы, как-никак.
   - И... он никогда не мог нормально общаться со своим братом - со мной. Знаешь почему? Он думал с самого детства, нет, скорее, с подросткового возраста - тут я не прав, что лучше и правильнее делать то, что велит ему мама. А я никогда не хотел следовать ее настойчивым советам. Девочка моя, ты знаешь, как это страшно - потерять себя?
   Я помотала головой. Ну и взрослым же он сейчас выглядит!
   - Я считаю - он потерял. И мать потеряла. Для нее счастье - не мир в семье, это второстепенно, а финансовое благосостояние. Но оно должно быть не просто стабильным, оно должно все расти и расти, и плевать, что у нее и так уже много денег, очень много, даже ее внукам хватит этих денег. Ее цель - обойти всех, стать еще богаче, и ради этой цели она работает, работает и работает. - Горечь в его голосе стала обжигать и меня. - И так не только у моей мамы, понимаешь? Это почти у всех, кто занимается бизнесом. У всех них есть какая-то планка, к которой они стремятся, считая это целью жизни. И она постоянно все выше и выше, а они счастливы только тогда, когда достигают ее, а потом тут же повышают. А символ счастья у Кира... Кирилла - управление компанией мамы. И не потому, что он жаден до денег и власти, нет, для него это означает высшее доверие с ее стороны.
   Я с тревогой поглядела на парня.
   - Они все стремятся к иллюзии счастья. На остальное и остальных не обращают внимания.
   - Думаешь? - Подняла я брови. - У каждого свое понятие о счастье... У них такое.
   - Оправдываешь?
   - Нет. Пытаюсь рассуждать, - отозвалась я, коснувшись его руки. - Иногда я бываю немного глупа и не совсем понимаю кое-что, но...
   - Ты не такая, - вдруг прошептал Антон. - Мне кажется, ты не такая. И твоя семья не такая. Ты словно с другой планеты. И ты мне нравишься этим, - он уже по-доброму улыбнулся, но глаза оставались больными. - Я такой идиот. Я буду требовать наказания у высших сил.
   - За что? - Серьезно спросила я. Мне не понравился смысл его шутки.
   - За то, что не смог завоевать тебя. - Не менее серьезно отвечал мой собеседник, и я слегка напугалась его грустного тона.
   - Может, смог? - предположила я осторожно.
   - Его игра продолжится, и я останусь без тебя. Ладно, я не хочу говорить об этом. Держись от него подальше, Катя, хорошо? - Вдруг закончил свою речь хозяин дома.
   Я кивнула. Головокружение и боль почти прошли. Наверное, близкое присутствие этого милого парня на меня так повлияли.
   - Я понимаю тебя. И что он беспринципный подонок, твой брат - тоже, - сказала я. - Ему просто охота доказать тебе, что он круче и лучше, но на самом деле, ты дашь ему фору на сто очков вперед. Он знает это и старается. А ты... Антон, ты мне очень нравишься, что скрывать? И когда я подумала, что ты и он - это один человек, я хотела умереть. Или убить тебя... его, потому что я верила тебе, сейчас верю. Я хочу, чтобы мы общались, и чтобы у нас было все хорошо. Ты... намного лучше.
   - Не говори так.
   - Нет, серьезно! Я рада, что хорошо общаюсь с тобой, а не с ним, к примеру.
   - Я тоже этому рад, - скромно сказал он.
   - Нет, вы так похожи... это просто жестокая схожесть. И как я раньше не понимала... ты мастер маскировки. Тебя фанатки не донимают?
   - Не узнают, - усмехнулся брат Кея. - Я и не стремлюсь, чтобы они узнавали меня. Прячусь. Кстати, Катя, не говори Кириллу и его друзьям обо мне. Что ты в курсе наших с Киром отношений. Пусть для них это останется тайной, хорошо?
   Я задумчиво пообещала, а потом задала новый вопрос:
   - Антон, а почему ты раньше-то не сказал о Кее? Если знал, что он меня достает. Точнее, пытается завладеть моим вниманием странными способами.
   - Я думал, ты обидишься или еще что-нибудь в этом духе, - произнес он несмело. - Хотя, на самом деле, я думаю, что со мной могут общаться только потому, что я брат такой звезды. Считай меня чудаком - я сторонюсь общения.
   Я не хотел говорить про брата. Прости, прости меня за это. Я сделаю все, что хочешь!
   Нет, надо признаться, что я выкинула некоторые его вещи - в том числе и амулет. Мне так неловко... Мне стыдно!! А раз он говорит, что сделает все, что я пожелаю, попрошу у него, чтобы он на меня не злился за это.
   - Антош, не сердись, но ты кое-чего лишился.
   - Чего?
   - Я боюсь говорить. Вдруг ты меня убьешь за это. Рассердишься, и....
   - Я не буду сердиться, ты что. Я перед тобой очень виноват
   - Я выкинула твой кулон, какие-то фотографии и динозавра... - Призналась я скороговоркой. Замерла. Несмело заглянула в его лицо и вздрогнула.
   Мне показалось, или он побледнел? Его лицо окаменело, или это игра света и мое субъективное восприятие? Ну, все, сейчас он меня выгонит и скажет, что никогда не захочет видеть. Я сжалась на диване под его внимательным взглядом. Вдруг я ценности выбросила??
   - Вот как? - с тяжелым вздохом проговорил Антон, но голоса не повысил.
   - Пошли, поищем? - предложила я тут же подхалимским тоном, старательно рассматривая собственную травмированную коленку.
   - Нет, все в порядке, - наконец, произнес он. - Раз выбросила - так тому и быть.
   - Нет, серьезно, я могу поискать и...
   - Катрина, не нужно. Все в полном порядке.
   Мы, как распоследние дураки, сидели друг подле друга молча не меньше получаса и избегали глядеть друг на друга. Да что же это происходит? Что я выбросила? Что я наделала? А, может, он чувствует за собой какую-то вину?
   Потом Антон, напугав меня, внезапно поднялся и ушел в свою комнату. Вернулся. Так же ничего не говоря, принес из бара высокие стаканы, поколдовав немного над ними.
   - Возьми, - протянул он мне один из них.
   - Спасибо, что это? - несмело приняла я его.
   - Холодный чай со льдом. Успокаивающий. Пей.
   - Ты злишься, да? - Спросил я.
   - Нет, совсем нет. Катя, ты хочешь что-нибудь?
   - В смысле? - не поняла я, пробуя на вкус прохладную темную вкусную слегка вяжущую жидкость, мало похожую на обычный чай.
   Прикинь, он туда яда подложил, чтобы с тобой расплатиться?
   - Есть или пить. - Уточнил он. - Что ты хочешь? Хочешь посмотреть кино или поиграть в видеоигры?
   - Нет, - поспешно отказалась я, - ничего не хочу. И не говори пока о еде, ладно? Мне еще немного нехорошо. Ох, уж эта фобия.
   - Конечно.
   Еще минут десять утомительно тишины. Не могу понять - злится он или нет? Что случилось?
   - Катя, - прошептал он вдруг, опустив голову мне на плечо, но не обнимая.
   - Что? - тихо спросила я его, удивленная поведением Антона.
   - Я сумасшедший.
   - Я знаю... В смысле? - спохватилась я. Что он имеет в виду? Что-то недоговаривает или...?
   - Из-за тебя, - кратко отвечал он.
   - Мне никто еще не говорил, что из-за меня стал психом, - засмущалась я.
   - Значит, я первый?
   - Получается так, - согласилась, касаясь щекой его волос и первой взяла его за руку - накрыла ею его неподвижную ладонь.
   - Еще раз прости, - зачем-то сказал он и добавил совсем тихим голосом, - я трус, кажется.
   - Замолчи, - слабо откликнулась я и сама погладила его по голове, легко-легко касаясь волос. - Иначе мне придется признаваться в том, что я дура. Это ты меня прости. Я ведь такое устроила. Я, правда, сожалею!
   - Ничего. Это я виноват, - не желал уступать сокурсник.
   - Я сейчас все уберу. Возмещу и все такое...
   - Все в порядке.
   - Но... - я попыталась, было, сказать, что мне правда очень стыдно. Меня действительно сжигало это назойливое неприятное чувство.
   - Не вспоминай об этом, все хорошо. Не переживай, - проговорил Антон. - Прости меня. Хорошо?
   - Ты не виноват...
   И мы замолчали. Я полулежала на диване, он сидел рядом.
   Эх, хороша сцена - "прости меня" - "нет, ты меня извини". Идиллия. Только идиллии не длятся долго, вслед за ними наступает нечто диаметрально противоположное.
   Антон вдруг наклонился ко мне, опершись локтем о диван справа от моей головы. Его лицо оказалось над моим.
   - Я пойду домой, ладно? - внезапно сказала я, понимая, как безумно мне хочется вновь коснуться его губ.
   - Может, останешься? - он просительно заглянул мне в глаза. - Мне нравится быть с тобой наедине.
   Я помотала головой и отстранилась. Он потер лоб.
   - Останься. Или... ты меня боишься?
   - Нет, конечно, и спасибо, - с сожалением отказалась я. - Мне, правда, пора.
   - Почему? Тебе ведь только что было нехорошо, - растерялся он.
   - Ты такой красивый, - невпопад сказала я и осмелилась коснуться его щеки. - Очень красивый.
   - Не говори мне этого. - Парень поморщился.
   - Разве это плохо? - удивилась я. Нога опять разнылась.
   - Быть красивым - прерогатива Кея, - отрывисто отозвался Антон. - Это ты красивая.
   - Нет. Это свойство Нинки, - улыбнулась я.
   - Не уходи. - Вновь попросил молодой человек.
   - Нет, мне надо домой, - заупрямилась я и встала. - Правда, мне уже пора.
   Мы прошли в коридор, где Антон, наконец, включил неяркий матовый светильник с зеленоватым отливом - как раз такой, чтобы после темноты глаза не закрывались сами собой от чересчур яркого света, как это обычно бывает, когда из темной комнаты заходишь в чересчур светлое помещение.
   - Не провожай меня, хорошо? - сама не зная, почему, произнесла я. Мне было грустно - почему, не знаю. Но подозреваю, что из-за этого дурака, его брата. Остаточные явления истерики.
   - Почему? - удивленно проговорил он, собираясь обуваться, но я покачала головой.
   - Мне надо побыть одной.
   - Но я не могу так. Уже темно.
   - Нет.
   - Ты девушка! - Сдвинув брови, воскликнул он, его пепельные глаза стали подозрительными.
   - И что? - Уже обувалась я. - Я прекрасно доберусь до дома, не волнуйся ты так.
   - Я должен тебя проводить.
   - Тебе еще убираться. - Выдавила я улыбку. - Не надо.
   - Тогда я вызову тебе такси. - Решил Антон, видя мое упрямство. Я улыбнулась.
   - Нет, не надо. Автобусы еще прекрасно ходят, - все с той же вымученной улыбкой отозвалась я. - И в подъезд я выйду сама. В общем, оставайся дома.
   Я не хотела слушать его возражения, поэтому быстро собралась и, неожиданно ловко уклонившись от возможного поцелуя, быстро выбежала, помахала ему и, не дожидаясь лифта, поспешила прочь по лестнице, касаясь руками причудливых узорчатых перил.
   Я не сдержалась, и, перед тем, как дверь квартиры Антона скрылась из моего поля зрения, оглянулась. Сердце мое слегка сжалось - парень так и стоял в проходе, опустив голову так, что волосы закрывали глаза, держась руками за косяки, потерянный и опустошенный.
   Прости, Антош, я не знаю, что со мной сейчас. И кто мне сейчас нужен.
   Я быстрее побежала по лестнице, слыша свой глухой топот, а на глаза наворачивались непрошенные слезы.
   Истеричка. Однозначно, истеричка.
   Я не знаю, что со мной.
   А я знаю!
   Что же?
   Просветить?
   Да.
   Ты обрадовалась, что все-таки интересуешь Кея. Ты хочешь к нему, правда? Признайся, милая, ага?
   Это неправда!
   Антон-то тебя меньше интересует, ха-ха-ха!
   Не правда, говорю же, это неправда.
   Ну уж сама себе не лги, милочка. Не лги, говорю! Себе врут только сумасшедшие.
   Все, хватит думать на эту тему.
   К тому же тебе стыдно перед Антоном за свои мысли относительно господина Кея. Ну и стыдливая же ты, Нинка знала бы - умилилась!
   Я пулей выбежала из подъезда, под пристальными взглядами охраны, привыкшей к тому, что жители и гости этого дома ходят размеренным и важным шагом.
   По улице я тоже бежала, чуть прихрамывая и терпя саднящую боль, перерастающую в настойчивый жгучий зуд, все дальше и дальше от этого странного дома, в котором квартиру в стиле хай-тек я немного разгромила... Следом за мной вприпрыжку неслись господа Страх и Стыд, таща за обе руки госпожу Неуверенность.
   Прости меня, Антон.
  
  
   Полтора следующих дня прошли относительно тихо и неярко. Мне словно было дано время обдумать сложившуюся ситуацию, с виду банальную и почти неконфликтную, но для меня совсем непростую. А думать на тему Антон-Кей, он же Кирилл, я не желала. Мне было гораздо интереснее размышлять о бытовых проблемах, учебе, о негативном отношении Нинки к Келле, которая подозрительно часто вспоминала бедного парня, а также его дальних родственников, или даже о том, что моя Настя умудрилась, наконец, найти себе идеального, по ее меркам парня: красавца-блондина с огромными синими глазами и огромным состоянием. Жаль только, что у него уже была законная супруга - об этом подруга узнала только на третьем свидании. Тогда же она уверилась, что идеальных мужчин не бывает.
   В общем, в моей голове включился защитный механизм от нежелательных дум. Нога у меня довольно быстро заживала, почти не болела, но иногда я замечала, что, кажется, слегка начинаю хромать. Это заметила и Нинка, и ей пришлось объяснять, что я якобы порезалась о разбитый плафон в студии Томаса. Он, кстати, тоже умудрился заметить, что колено у меня перебинтовано и самолично на следующий день сменил повязку, правда, она у него получилась кривая и косая, поэтому перебинтовывал меня ворчащий Леша, как всегда, опаздывающий на какую-то крайне важную светскую тусовку. Когда-то у него был роман с девушкой-врачом, вернее, с двумя такими девушками, поэтому в медицине он понимал немного больше папы.
   Зато потом со мной вновь приключились довольно-таки глупые события - именно в то самое время, когда Ниночка и ее Келла должны были посетить навязчивую старушку Эльзу. Келла чувствовал себя вроде бы хорошо, говоря, что это пустяк, но повязку с его головы никто снимать не собирался, даже он сам. Поэтому подружка очень переживала по поводу того, как в таком виде парень предстанет перед тетушкой и как она отреагирует на синеволосого. Понравится ли ей новая его прическа? Или пожилая женщина разочаруется в нем?
   А еще ударник нервировал подругу тем, что постоянно выспрашивал ее о местоположении временно затихшего Бабы Яги, потому как очень уж хотел поговорить с Валерием на пару крайне интересных тем.
   - Сходи со мной в гости, хоть заговорись с ним тогда, - отвечала ему по телефону Нинка, постоянно забывая прибавлять слова "милый" или "дорогой". Келла же, напротив, не забывал все время называть девушку "королевой". Сначала Нинке это нравилось, да, потом стало надоедать, а в последние два дня вообще выбешивало.
   - Какая я ему королева, дрозду поганому? - трындела она мне под ухо все три пары в пятницу - этот день был относительно легким, так как не было семинаров. - Я что, старая такая? Почему не принцесса-то?
   - Успокойся, Нин, - неизменно говорила я ей.
   - Ага, успокойся! С ними, мужиками, успокоишься!
   Ее тихий возглас достиг чутких ушей преподавательницы английского языка, которая крайне ревностно относилась к своим занятиям.
   - Журавль, не могли бы вы вести себя тише. Я, как-никак, объясняю новую тему. Я понимаю, что вы умная и все знаете, но все же ведите тише, иначе я попрошу вас покинуть аудиторию.
   - Да-да, извините, - тут же добреньким голоском прощебетала подруга, а, как только препод отвернулась, прошипела. - Я-то умная, а ты - дура тупая. Объясняет, как попало, еще и выпендривается. Языка не знает, но лезет
   После пары утомительного иностранного должна была состояться последняя лекция, посвященная истории изобразительных искусств, о которых я и так ежедневно слышала дома от Томаса, а также от его многочисленных творческих друзей, каждый из которых мнил себя знатоком всего, что можно было. Краб, например, решивший остаться у нас погостить (в отместку, видимо, из-за того, что родственники потревожили его дачный покой), рассказывал все, чтобы было связано с литературой. Он каждое утро и вечер такие монологи устраивал, что волей-неволей приходилось их слушать и даже головой кивать изредка. Потому что если этот горе-писатель видел, что его никто не слушает ("нет обратной отдачи"), то начинал еще более нудным тоном рассказывать все заново.
   Сейчас слушать об истории искусств эпохи Возрождения мне совершенно не улыбалось, поэтому я предложила Нинке сбежать с пары, на что она, крайне раздраженная из-за Келлы, ответила из вредности:
   - Прогул? Нет уж, Катенька, никаких прогулов. Мне, например, интересно послушать про Микеланджело, Боттичелли и Леонардо да Винчи.
   Пришлось нам еще полтора часа сидеть в университете, хорошо еще, что преподавательница не только рассказывала, но и показывала нам слайды и фильмы об искусстве той далекой эпохи. Зато, когда мы вышли из аудитории, ослепленные ярким светом после просмотра кино в полной темноте, подруга тут же заспешила к Эльзе и унеслась, оставив меня одну.
   Надеюсь, с Эльзой Нинке повезет, иначе она будет обвинять в неудаче весь мир, а слушать все ее злобные претензии буду я одна.
   Я поболтала с одногруппницами и сходила с ними ради разнообразия в столовую, где они принялись выспрашивать у меня подробности расставания Ниночки и Сеточкина, узнавать про мою личную жизнь, рассказывать о своей, а также весело сплетничать и обсуждать последние новости. И только после этого я направилась на остановку. К моему облегчению, студентов на ней было не слишком много, так как было довольно поздно, и основная их масса уже уехала.
   Нога продолжала слегка болеть, а повязка - нормально разгибать колено. Зато настроение у меня было мирное.
   Автобус подошел достаточно скоро, к тому же он был полупустым, и я сразу же нашла себе удобное одиночное местечко в самом его конце. Хотела под шум мотора и виды города в наступающих сумерках обдумать то, что произошло со мной в самом недавнем прошлом: о том, от чего я убегала в последнее время и о своих чувствах к Антону и его братику. Что-то в происходящем было не так, и, скорее всего, это "не так" было именно со мной. Но моим думам помешал настойчивый писк телефона, подаренного мне Кеем - я так и не нашла в себе силы избавиться от милого слайдера. То пользовалась им, то не пользовалась.
   - Алло, - устало произнесла я. Вновь незнакомый номер. Интересно, кто это опять? Может быть, Его Высочество? Его-то я давненько не видела, и Кирилл не подавал никаких признаков жизни. Нинка упоминала, что, по словам Келлы, Кей и Филипп уехали по своим музыкальным делам в Питер.
   А, может быть, это Антон? С ним я переписывалась и даже разговаривала по телефону, но пока в университет он не приходил, ссылаясь на работу.
   - Добрый вечер, Кэт, - услышала я к своему удивлению негромкий и знакомый голос, мягкий, чуть вкрадчивый и совершенно спокойный.
   - Арин? - произнесла я удивленно. - Это ты?
   - Я. Ты свободна? Можешь говорить?
   - Да, а что? Что-то случилось? Откуда у тебя мой номер, ведь...
   - Это неважно. У меня немного времени, извини, что перебиваю, - несколько извиняющимся тоном произнес музыкант и, чуть подумав, задал странный вопрос. - Ты сейчас одна?
   - Одна. Точнее, в автобусе, и тут есть люди, естественно, - не понимая, что ему понадобилось, произнесла я.
   - Я имел в виду не то. С тобой рядом нет твоих знакомых? - уточнил Арин. - Например, подруги. Или того парня, с которым я видел тебя в торговом центре?
   - Нет, - сухо отвечала я, - мы пару дней назад рассталась и больше не виделись.
   - Расстались? Вы, - удивленно спросил он, - все-таки встречались?
   Я слегка смутилась - хотела бы я этого, но можно ли считать пару встреч за то, что мы являемся парой?
   - Нет, я имела в виду то, что мы распрощались и разошлись по домам.
   - Хорошо, понятно. Кэт, я хотел тебе кое-что сказать. Понимаешь... ммм...
   Что? Признаться в любви? Ну, что ты замолчал? Не томи меня, мне и так не слишком хорошо - проклятый осадок до сих пор терзает душу.
   - Что, Арин? - со вздохом переспросила я. Нет, точно знаю, что не услышу таких слов от этого парня. Кажется, в его сердце надолго и очень прочно вселилась Алина. Да и не нужно мне такое признание, что я буду с ним делать?
   - Кэт. В тот раз я сказал тебе неправду. - Услышала я его ответ.
   - В смысле? - не поняла я, чувствуя какой-то подвох.
   - В прямом. Я был зол на Кея, поэтому намеренно очернил его в твоих глазах. - Однако в голосе парня не было ни тени раскаяния, а, может быть, я не улавливала этого - так хорошо он прятал эмоции.
   - В смысле? - протянула я. - Арин, я тебя вообще не понимаю.
   - Сам себя не понимаю. Иногда. - Сказал он, и мне почудилось, что он невесело улыбается. - Кэт, не оставляй Кея одного - ты ему нужна.
   - Что?
   - Его характер непрост, но не игнорируй его.
   - Что-что? - чуть громче повторила я все тот же вопрос.
   - Ты, правда, ему нравишься, - отстраненным тоном произнес длинноволосый музыкант.
   - Я? Кею? Арин, что ты несешь? - и я горько засмеялась. Музыкант вздохнул.
   - Кэт, это странно - признаю. Кей пренебрежительно относится к женщинам. Но ты чем-то зацепила его. Ему плохо без тебя.
   - Нет, ты не прав, я совсем не нравлюсь этому дураку. И терпеть его не могу! Он эгоист до мозга костей! - закричала я, а потом, опомнившись и поймав укоризненный взгляд старушки-пассажирки, сидевшей через кресло, замолчала, переваривая только что полученную информацию, которая была полной противоположной той, что "дал" мне пару дней назад Антоша в порыве вынужденной откровенности.
   - Он эгоист, но хочет быть с тобой. Позвони ему сегодня же. Прошу.
   - Да ты что? Это он тебе попросил, да? - тщательно контролируя громкость голоса, заговорила я тихонько в телефон.
   - Нет, поверь, Кэт, я не буду делать что-то глупое по его просьбе, даже очень настойчивой. - Отозвался молодой человек. - Я давно знаю Кея, и знаю, нужно ли его слушать или нет.
   - Но зачем тогда ты звонишь, говоришь мне все это? - не понимала я, и это непонимание начинало немного злить.
   - Я вижу, как он мучается - сам из-за себя. - Задумчиво произнес он. - Я знаю, он тебя достает, но это всего лишь проявление его симпатий. Он эксцентричный человек.
   Я тут же вспомнила слова Антона о своем брате. Тот тоже говорил об эксцентричности.
   - Симпатий? Позвонить в четыре часа утра - это симпатии? Шантажировать? Унизить или оскорбить - это тоже...
   Он вновь мягко перебил меня. И как только у бас-гитариста получается это делать так, что я совсем не обижаюсь на него за это?
   - Кэт, Кей - как мальчишка. Дергает девочку, которая нравится ему, за косичку.
   - Как-то странно он дергает, не находишь? - Обиженно пробурчала я. - Я скоро лысой останусь. Он волосы с корнями выдерет.
   А, может, обольет голову кипятком - говорят, на ожогах волосы не растут.
   - Нахожу. Кэт, но он ждет тебя. Позвони ему.
   - Зачем тебе это нужно, Арин? Хочешь, чтобы он бросил Алину? - неожиданно догадалась я, и от этого у меня похолодело где-то в области сердца. Неужели и этот парень любит глупые интриги? Просто не музыкальная группа, а итальянский королевский двор, где мерзавец Кей - король, Келла - его ближайший помощник, а Арин - серый кардинал. Только вот я никак не тяну на фаворитку Его Величества. Вот Алина... Да что же я все про нее думаю?
   - Так что там с Алиной? - спросила я недовольно. - Из-за нее?
   Арин странно хмыкнул.
   - Отчасти. С ней очень трудно... - не пожелал распространяться он на эту тему. - Но есть еще пара причин. Наш солист не может сосредоточиться на музыке. У него проблемы с менеджером. Он устраивает скандалы. Вчера напился. Приехал и напился.
   Это что, из-за меня с ним такие чудесные метаморфозы происходят? Что-то не верится мне, будто все это из-за меня. Антон говорил о Кее немного другие вещи.
   - Останови его, Кэт, - продолжал длинноволосый мягким тоном. - Ты можешь. К тому же мне, как его другу, больно на него смотреть. И не только мне.
   - Остановить? - Воскликнула я. - Да он меня презирает! Решил поиграть! Ты все путаешь, Арин! Его брат мне все про Кея рассказал.
   - Кто? - не понял Арин с великим удивлением.
   Блин, Антоша же просил меня не говорить о нем в присутствии Кея и его друзей! Что у меня за язык!
   - Да я так.
   - Ты общалась с его братом? - Удивленно произнес парень и вдруг усмехнулся. - Ааа, вот что. Представляю, что его брат наговорил.
   - Представляешь? - переспросила я.
   - У мальчиков Кирилла и Антона всегда были большие проблемы в общении. Хотя они и близнецы. Сколько помню, они... Ладно. Неважно. Мне пора, у меня дела, я перезвоню тебе позже, мне приятно с тобой разговаривать. До встречи, Кэт, - заторопился Арин, но вдруг сказал. - Передавай привет тому, кто тогда был с тобой в "Августе".
   - Передам, - машинально согласилась я, но тут же опомнилась, - Арин! Ты же его знаешь, Антона? Арин, ты хорошо знаешь брата Кирилла? Зачем ты хочешь, чтобы я передала ему привет?
   Частые гудки были мне ответом. Он уже не услышал этих слов.
   Они знакомы? Антон и Арин? Но это неудивительно, если Кей и Арин - друзья. Но что-то я не вижу их дружбы, или она какая-то необычная.
   Что происходит?
   Кому мне верить? Антону или Арину?
   Кей играет со мной или...?
   Я, не мигая, глядела на темную улицу, освещенную тысячами огоньков, но среди причудливых сплетений света я не находила ответа. Единственное, что я нашла - свою собственную остановку, к которой автобус весело и феноменально быстро приближался.
   Не понимая, что происходит, я вышла из общественного транспорта в такой задумчивости, что едва не упала на ровном месте, подвернув все ту же ногу. Почти зажившую, кстати. Автобус, чихнув темно-серым выхлопом, понесся дальше, а я, отделившись от небольшой толпы, побрела к своему дому. Все окна квартиры - а их отсюда прекрасно было видно - освещены, значит, родственники дома. А, судя по тому, что на балконе, кажется, стоят два человека, у нас еще и гости. Почему я так решила? Ни Томас, ни Леша не торчат на балконе, тем более, вдвоем. Обычно это место занимают курящие...
   Не хочу гостей - хочу спать, хочу, чтобы все перемоталось на месяц назад, чтобы я знать не знала ни Кея, ни... Антона бы я знала, но не стала бы с ним близко знакомиться!
   Ну что же со мной такое? Какой идиотский характер, какие противные мысли. Катя, ну какая же ты зануда. Права Нинка, ох как права. Забей ты на всех, хватит рефлексировать по поводу и без. Долой мысли!
   Я поглубже вдохнула и подняла голову к темному небу, с востока окрашенному неведомым художником в густо-фиолетовый цвет, зато на западе еще светло-синему. На нем появились первые звезды, а вот луна, напротив, спряталась за очередной тучкой, показывая тем, кто, как и я сейчас глядел в небесную ночную даль, лишь отблески своего желтого таинственного света.
   - Екатерина! - услышала я незнакомый голос, и, не думая, что обращаются ко мне, даже не стала оборачиваться - так и продолжала идти и разглядывать небо. Единственное созвездие, которое я знала - Большая Медведица. Кажется, там, чуть левее от луны оно как раз и явило свой лик ночи...
   - Катя! Катрина! - раздавалось все ближе и ближе. - Подруга Нины!
   Едва услышав этот вопль, я обернулась, сразу же забыв о Медведице, о звездах и о небе. Кто это еще??
   Ответ я узнала быстро. Прямо передо мной, улыбаясь, как Санта-Клаус, стоял господин с милейшим прозвищем Баба Яга и покручивал в ловких пальцах ключи от своей дорогой блестящей машины, припаркованной тут же, рядышком.
   - Привет, Кать! - излишне дружелюбно сказал Валерий. Он открыл, было, рот, чтобы что-то еще добавить, но я развернулась на сто восемьдесят градусов и на всех парах понеслась к дому. Мало ли что в голове у этого чокнутого на почве любви к Нинке? После нашей последней встречи, когда он шандарахнул бедного Келлу по башке, я стала Бабу Ягу побаиваться. Вдруг ему и меня захочется угостить бутылкой по голове или познакомить свои кулаки с моим лицом, к примеру? Я не парень, такого не переживу, сразу на две части развалюсь после первого же удара.
   - Постой! - поспешил за мной Валерий тут же. - Мне нужно только спросить...
   Что там Баба Яга хотел разузнать, я так и не поняла - побежала быстрее. Ну, Нинка! То Папа, то Сеточкин, то Баба Яга меня достают!
   - Катя! Я тебя специально ждал!
   Кавалер подруги прибавил газу и начал стремительно меня нагонять. Господи, он что, меня убить хочет? За что? Неужели тоже к Нинке... приревновал?
   Точно, считает, что у вас отношения такие... не такие, короче!
   Я хоть и не слишком быстро всегда бегала, но в этот раз сумела оторваться от преследователя - видимо, страх придал мне силы. Я даже боли почти не чувствовала в колене! Только около подъезда я замешкалась: ключи никак не желали находиться на дне сумки. И это обстоятельство сыграло на руку подоспевшему Бабе Яге.
   - Катя! - парень приблизился ко мне с широченной улыбкой, которой мог, несомненно, научиться только в дурдоме. - Вот мы и встретились.
   Я резко обернулась и стала озираться по стонам. Как назло, никого во дворе не было! Совсем никакого! Что это он на меня так смотрит, как будто у меня отросла длинная борода, и я превратилась в доброго волшебника, у которого ему, Бабе Яге, не влом попросить исполнения желания?
   - Что вам надо? - отошла я на шаг назад. Надо же, так вляпаться! Мне определенно этой весной не везет!
   - Можешь звать меня на "ты". К чему такая официальность? Мы же друг друга давно знаем, - тем временем отвечал Валерий, старательно мне улыбаясь. Интересно, у него есть какая-то особенная ниточка за ушами, которая натягивает рот в улыбке?
   - Ну... - протянула я. Уж не знаю, как мы друг друга знаем, но то, что мы часто виделись - это факт. Вот только на меня обычно этот парень обращал внимания не больше, чем на голубей, в избытке обитающих в нашем районе. Он всегда только на Журавлика смотрит с немым обожанием: точь-в-точь, как Данте на несравненную Беатриче.
   - Как у тебя дела? - решил завести разговор Данте современности тем временем, не видя моего замешательства, а речь при этом у него была такая непринужденная, что я просто не могла не ответить:
   - Нормально все...
   - И у меня все хорошо, - ответил на вопрос, которого я не удосужилась задать, этот сумасшедший. Интересно, у него-то сколько тараканов в голове? Три десятка? Или целые стада особенных, костных, по всему телу пасутся?
   - Я рада, рада, что хорошо.
   - Хотя, на самом деле, Катюнь, не так уж и хорошо, как могло бы быть, - по-свойски продолжал Валерий, опершись рукой на стену рядом со мной и нависая как скала над бедной маленькой Катей, которую ни разу в жизни не называли Катюней. Екатериной, Катриной, Катериной, Катькой, Катечкой, Катенькой и даже Кэт - да, но Катюней...
   - А что такое? - нашла в себе силы спросить я, отодвигаясь подальше.
   - Из-за Ниночки, моего милого солнышка. Да ты и сама все знаешь! Напали на меня вдвоем, трусы! - возопил вдруг он. - И где? В зоопарке! В месте, где собираются дети и женщины! Использовали грязные приемы, навалились на меня вдвоем!
   Я с еще больше опаской на него покосилась сквозь спутавшиеся волосы, упавшие на лицо. Это он сейчас придуривается или считает, что так на самом деле и было? Если верен второй вариант, значит, Баба Яга все-таки действительно болеет какой-то загадочной психической болезнью, а может быть, он употребляет какие-нибудь наркотические препараты, и зря я грешила в этом на Кея и Келлу, этих двух злодеев, "коварно выследивших Валерия и напавших на него в зоопарке"?
   - Подонки! - воскликнул он, почему-то напомнив мне Жириновского. - Глаза его, кажется, смеялись.
   - Ужас просто, - пробормотала я, - какие нехорошие.
   - Я рад, что ты меня поддерживаешь! - а он умеет изощренно издеваться, скажу я.
   - Ага.
   - Я этим двум тварям припомню... как издеваться надо мной... Кхм. - Валерий пытливо уставился на меня и замолчал.
   Интересно, может, он таким образом, подкатывая ко мне, местонахождение Келлы и Кея узнать пытается, чтобы разыскать парней и отомстить им? Например, как следует отпинать с охраной или той же розочкой разрисовать их лица прекрасными кровавыми узорчиками?
   - Катя, мне нужна от тебя всего лишь она вещь! - молитвенно сложил руки перед собой Валерий, подтверждая мои мысли. Действительно, хочет от меня что-то.
   - Какая? - еще сильнее вжалась я в холодную стенку. А если он, душевнобольной, попросит сейчас что-нибудь вроде ключика к сердцу Нинки, что я ему отвечу? Что мол, Нинка у нас что-то вроде современного Кощея Бессмертного и хранит свой ключик в страусином яйце в сундуке у меня дома? Может, пока не поздно, звонить в милицию или орать, что убивают? Нет, скорее всего, этому сумасшедшему нужна только информация о врагах. Хоть Кей и Келла те еще придурки, но мир без них будет скучнее. Имею в виду, что вдруг Валерий их все же пришить захочет ради отмщения себя, милейшего?
   - Мне нужно знать... - Задумчиво почесав голову, начал молодой человек.
   - Я поняла, что ты хочешь, - перебила я Валерия смело.
   - Поняла? Как? - Очень удивился он.
   - Логически помыслила, для чего ты будешь меня искать.
   - Да? Вот же странность. Ну ладно. Мы ведь с тобой почти что друз...
   - Я не знаю, где они! - второй раз перебила я Нинкиного назойливого ухажера, сама про себя молясь, чтобы он не разозлился на мое поведение.
   - Как так не знаешь? - удивился он, но не рассердился, слава Богу.
   - Вот так! - торопливо ответила я, думая о том, что не выдам ему музыкантов группы "На краю", потому что поклонники не простят мне, если этот персонаж с фольклорной кличкой убьет ребят, побьет или просто испортит лица шрамами. Если Кею изуродовать харю, он не переживет и точно спрыгнет с крыши.
   - А если поискать? - не принял "нет" за ответ мой собеседник.
   - Я не знаю, где искать, - сглотнула я. - Правда.
   - Как не знаешь? Обычно люди для этого определенное место имеют...
   - Место? - Имеет в виду, что каждый имеет место, где можно отлежаться?
   - Они в твоей квартире, это точно, давай, поищем, - любезно предложил парень. - Я тебе помогу.
   Издевается, что ли? В моей квартире?
   - А что им делать в моей квартире? - искренне изумилась я. Неужели Валерий думает, что я живу вместе с Келлой и Кеем или прячу их у себя? Вот же дебил!
   - Находиться, что делать, - пожал мощными плечами Валерий и немного отстранился от меня, но руку не убрал. - Катюнь, они ведь точно у тебя дома должны быть, лежат себе где-нибудь в укромном местечке. Я один раз под кроватью нашел. Там прятались-валялись...
   Мне тут же представилась собственная незаправленная постель, на которой, прикрывшись пуховым одеялом в большой розовый цветочек, возлежит полураздетый испуганный Кей с испуганными глазками, а из-под кровати торчат трясущиеся босые пятки не менее испуганного Келлы. "Мы прячемся с укромном местечке", - сообщают эти двое, когда я вхожу в комнату, дружным хором.
   Не смотря на серьезность ситуации, я расхохоталась.
   - Что смешного? - мрачно поинтересовался Валерий, подходя ближе, - мне кажется, что ты меня обманываешь. Их не может не быть.
   Если он меня ударит (а ведь он может, наверное, это только Ниночке не надо бояться Валерия), я тут же скончаюсь от страха и ужаса! Ну, за что мне ужасное время? Кей, Антон, Арин и так перемешались в моей несчастной голове, и их образы до сих пор кружатся в ней, как полупрозрачные мотыльки, не оставляющие в покое мой разум, так теперь еще один псих выискался, чтобы попортить мне жизнь!
   Но Валерий повел себя еще безумнее, чем я могла предположить.
   - Катечка, милая, красивая, умная, любезная, превосходная, загадочная - залебезил вдруг Баб Яга, заставив меня широко открыть рот. Он что, решил переквалифицировать свое полубезумное чувство страсти и любви в сторону моей скромной персоны?
   - Хорошая, прекрасная, обаятельная, умная...
   - Вы... ты это уже говорил, - прервала я Бабу Ягу чуть испуганно.
   - В самом деле? Про умную или про обаятельную? - озадачился молодой мужчина. - Не важно. Дорогая моя подруга! Проси что хочешь!
   - Я ничего не хочу, - осторожно ответила я. Во-первых, лихорадочно припоминая, как давно успела стать "подругой" Валерия, а, во-вторых, поражаясь такой его щедрости. А что если у него ногу попрошу отрезать? Или чек на миллион долларов? Хотя, про ногу мне больше нравится.
   - Нет, возьми все, что хочешь,- дружелюбно произнес он. Как же его прижало Келлу с Кеем найти! Но почему его тупая голова думает, что они у меня в доме?
   - Да я, собственно, ничего не желаю, - вынуждена была я отказаться, хотя хотела бы очень многое. Телефон, например, а этот бы с чистой совестью вернула бы мерзкому Кею, который издевается надо мной, чтобы насолить братцу. А еще я ноутбук хочу собственный, огромные наушники и присмотренные серьги и кольцо с россыпью бриллиантов и сапфиров. И миллион долларов и свой особнячок.
   - Как так? - явно расстроился молодой человек. - Екатеринка, в этом мире все что-нибудь да хотят!
   Я хочу счастливой любви, к примеру, но ведь ты же мне этого не дашь, верно? Вот чего ты прицепился? Совсем ролики за шарики заехали?
   - Да не знаю я, где они бывают и живут! У меня их явно нет! Стопроцентно! И не будет. Я вообще в первый раз увидела их в "Животном мире"! - не выдержала я, уже чуть не плача от обиды.
   - Ты о чем? - обалдел Баба Яга.
   - Ну, о тех парнях, - промямлила я.
   - Каких? - еще сильнее удивился он, и я поняла, что сморозила глупость. Кажется, Нинкин кавалер не ищет встреч с недавними противниками. Но что ему тогда надо?
   - Да это я так... предположила, - я отвела глаза. Зато за Кея можно не беспокоиться. Ну, и за Келлу, конечно.
   - Так ты неправильно предположила. - Рассмеялся собеседник. Дай мне, пожалуйста... - проникновенно произнес Валерий, глядя мне в глаза, и замолчал.
   - Что??
   - Дай мне, пожалуйста, фотографию, - наигранно стеснительно попросил Баба Яга.
   - Зачем? - от удивления у меня охрип голос.
   - Очень надо. В одно место с ней сходить хочу, - так же застенчиво проговорил русоволосый обладатель шикарной машины и малого количества мозгов.
   - В какое еще место?
   Мои глаза сами по себе широко открылись. Мне кажется, или с Валерием на почве несчастной любви и драки с конкурентом совсем плохо сделалось?
   - Ну, в такое, - не стал распространяться про таинственное место парень, - ты, Катюша, только фотографию дай, а?
   Одно место... туалет что ли? Какая глупость. Он что, хочет с моей фотографией в туалет пойти? От таких мыслей с одной стороны было дико смешно, а вот с другой - очень уж неприятно. По-моему, недавней тихой ночкой Валерию дятлы в голове дыру продолбили, а галки мозг унесли, иначе с чего бы он такие, мягко говоря, странные вещи мне говорит?
   - Екатеринка, мне неловко говорить. Это занятие не совсем достойно нормального мужчины, - задумчивым тоном говорил молодой человек.
   Еще бы! С чужой фото по всяким сортирам ходить, да еще и вслух это говорить бедным девушкам - не есть ли это отклонение от нормы?
   - Но тут такая ситуация... Нут, ну неловко все-таки, но, говорят, действует. Обещают стопроцентный результат.
   Я, затаив дыхание, глядела на Бабу Ягу.
   - Дай мне снимок Ниночки, где она в хорошем настроении и крупным планом, очень прошу, - выпалил на одном дыхании он. - Неважно, цифровую или обычную.
   - Чего? - окончательно почувствовала я, что такое нести на себе ярмо "дура".
   - Ниночкино фото.
   - А разве у тебя нет?
   - Есть, - согласился он, - но на всех фото, что есть у меня, любимая не такая, какая должна быть.
   - Но зачем снимок у меня брать? - перестала я понимать происходящее.
   - Ты ее близкая подруга, - отвечал Валерий, - у тебя наверняка есть.
   - И для каких целей-то он нужен?
   - Нет, я понимаю, что это странно. Но надо же все способы опробовать, - здесь он наклонился к моему уху, опасаясь, видимо, что невидимые духи на пустынном дворе услышал его признание.
   Однако духи все же материализовались - хлопнула дверь подъезда, раздались шаги, и кто-то осуждающе зацокал языком.
   - Милуемся, значит, - услышала я вдруг за спиной надтреснутый, но уверенный голос Фроловны. Мы с Валерием одновременно обернулись. Перед нами стояла, уперев руки в боки, сама бабка свет Фроловна, престарелая жена председателя и еще какая-то старушка, которая каждый вечер выгуливала своего большого черного кота на поводке. Одновременно со своим меланхоличным котиком пожилая женщина выгуливала и своего внука, маленького и инфантильного Ванечку.
   - Мы не милуемся! - Я отпрянула от Валерия. От такой перспективы меня даже немного затошнило. Ему стало смешно.
   - А то мы не видим. - Закудахтала Фроловна.
   Естественно, не видите!
   - Это, конечно, не наше дело, - несколько брезгливо меня оглядывая, произнесла бабка с котом, который, по-моему, очень сильно хотел домой - такой тоскливый и замученный у него был взгляд, - но иметь четырех мужчин одновременно - это чересчур для такой молоденькой девушки.
   - Да вы ничего не понимаете! - топнула я ногой от бессилия что-либо им объяснить.
   - Мы-то понимаем. Отцу до тебя дела нет, мать смоталась к слонам, бабушка одна приличная, да и то, в другом городе, - поджала сухие губы Фроловна. - А ты и рада без присмотра вытворять такое, пока он в своей секте. Да в наше время...!
   - Семейка разврата и порока...
   - Мы себе этакой безобразности не позволяли...
   - Безбожники и отступники от православной веры...
   - Чтили...
   - Дамы, дамы, - вмешалась культурная жена председателя, - ну зачем вы так? Может быть, Катя и этот молодой человек просто друзья?
   - Ага, - друзья-целовальники, - ядовитым хором сказали бабки и, одарив меня осуждающим взглядами, будто я Родину предала, пошли во дворик. Кот и Ванечка, пессимистично взглянули на меня и поплелись вслед за добренькими бабушками.
   Валерий, до этого молчавший, беззаботно засмеялся. Его изрядно позабавила эта ситуация. По-моему, он больше прикидывается идиотом, чем есть на самом деле.
   - Четвертый, значит? Это ты мою Ниночку, что ли, беспутством... ммм... некоторым заразила?
   - Конечно, - огрызнулась я, злясь на престарелых соседок за то, что они так не вовремя появились, и одновременно открывая дверь, ключ к которой нашелся на самом дне сумки.
   Четверо парней!
   А этот идиот еще и Нинку приплетает! Да знал бы он, сколько у нее парней было, и скольким она ради удовольствия мозги проедала...!
   Я скрылась в подъезде, вся красная, как рак. Что за насмешка судьбы, у меня ведь, можно казать, было лишь немного Антона, а после того, что я ему устроила, теперь и вовсе не будет, а тут эти выжившие из ума старушки утверждают, что у меня четыре друга. Ирония судьбы!
   - Екатеринка, - позвал меня Валерий, который, как оказалось, зашел следом за мной, - ты фото-то мне дашь?
   - Не дам я ничего, - не собиралась я подставлять Нинку. Представляю, какой грандиозный скандал меня ждет, если подруга узнает о чем-то подобном. К тому же Бабу Ягу я почти перестала опасаться.
   - Очень прошу тебя. - Не собирался сдаваться ее поклонник, которого я уже не боялась, а тихо ненавидела.
   - Я не дам фотографию, - твердо сказала я, нажала на копку вызова лифта, быстро села в него, пока Баба Яга не опомнился, и поехала наверх, на свой родной двенадцатый этаж, слушая недовольный кашель мотора и его недовольные, едва ли не предсмертные хрипы. Несчастный жаловался мне на то, какие тяжести ему приходится поднимать.
   - У всех свои проблемы, парень, - вздохнула я. Надо же, чуть-чуть пообщалась с Валерием, так стала уже с лифтами беседовать.
   Когда его дверки распахнулись, я первым делом вместо долгожданной площадки двенадцатого этажа, увидела чуть запыхавшуюся физиономию Валерия, которая радостно и одновременно просительно маячила передо мной. Как я говорила, этот парень был не на много выше меня, поэтому я едва не столкнулась с Бабой Ягой нос к носу.
   - Ты чего? - отпрыгнула я в сторону. Какая же я ловкая в случаях опасности загляденье! А то, что этот дебил несет какую-то угрозу, я нисколько не сомневалась.
   - Дай, пожалуйста, фотографию? - все с той же улыбкой попросил он. - Я ее верну, честное слово. Прямо сегодня. Главное, чтобы на ней Нина улыбалась. И была реально счастлива.
   - Отстань. Слушай, у меня нет никаких фотографий, - выдохнула я, жалостно глядя на собственную дверь.
   - Катюша, я выполню любое твое желание! Просто дай фото моей любимой. Я ведь всего лишь хочу сделать нас...
   Дальнейшую его пламенную речь я перестала воспринимать, зато прислушалась к шуму за собственными дверьми. Кажется, именно в нашей квартире играет громкая музыка, кто-то смеется, веселится и, кажется, даже поет. Навалило, блин... гостей. Как же мне надоело приходить домой и встречать там непонятно кого и непонятно в каких количествах.
   - ...поэтому мне очень нужно фото счастливой Нины, - закончил тем временем мой спутник, которого я, будь мужчиной, спустила бы по лестнице.
   - Нинка не любит фотографироваться, - слабо соврала я, обдумывая, как проникнуть теперь домой и избежать попадания в квартиру этого субъекта. Уйти в магазин и убежать через второй вход? Или пойти сразу к Нинке домой? Пусть сама прогоняет Бабу Ягу свою помешанную. А у меня и без него проблем выше крыши.
   - Она очень красивая, - тут же нашел железный аргумент Валерий, - красивые девушки любят камеры.
   - Нинка не такая,- неуверенно сообщила я, хотя подруга просто обожает фотографироваться у профессиональных фотографов - снимков с сетов у нее дома до фига и больше, - и выпалила, - слушай, мне тут в магазин забежать надо, так что я пойду, пожалуй.
   Я не успела сделать и шага по направлению к лифту, как дверь нашей квартиры с шумом распахнулась. На площадке вместе с громкими и мелодичными звуками роко-попса (эта песня была на пике популярности в конце девяностых) появилась высокая шатающаяся личность, обладающая длинной и волнистый шевелюрой, забывшей о том, что такое расческа уже как лет пять назад. Дверь личность открыла размашисто и чуть не заехала по носу Валерия. Тот негромко выругался.
   - О, - сказал длинноволосый, - а вы ко мне?
   Что значит ко мне? Тут я живу! Об этом факте я и поторопилась сообщить мужчине.
   - Так это ты, маленькая хозяйка! - непонятно чему обрадовался гость и поманил меня и Валерия в квартиру. Нам пришлось зайти, а длинноволосый дядька, сказав, что пошел курить в подъезд, потому что "балкон заняли" какие-то "железные дровосеки", слегка покачиваясь, вышел на лестницу. Ясно, очередной знакомый Томаса, а, судя по обуви и раздающимся голосам, перекрывающим громкую музыку, таких знакомых у нас полный дом.
   - Какой ужас, - в какой-то эстетической панике начал озираться по сторонам молодой человек, - кто тут живет?
   - Я тут живу. - Сварливо отозвалась я.
   - А такое чувство, что это резиденция этого, раскрашенного демона... Мерилина Мэнсона. Ну и интерьерчик, кошмар какой-то. Нужно вздернуть дизайнера всего этого.
   - А Нинке нравится, - мстительно сообщила я. - Особенно вот его она любит, - ткнула я в сторону молчаливого Чуни, с немой тоской взирающего на нас с противоположного конца коридора.
   - Да мне тоже, в общем-то, - пробормотал Баба Яга, - а это что за радиоактивный зубастый колобок, на которого кого-то сверху стошнило? - и, не стесняясь, указал пальцем на тотем. По-моему, тот обиделся. Я бы тоже расстроилась, если бы мне сказали, что у меня вместо волос чья-то полупереваренная еда.
   Хмуро взглянув на незваного гостя, я собралась с силами, чтобы сказать о том, что ему пора домой. Валерий, правда, так не думал. По-моему, он решил взять меня измором. Рассуждая о том, как же у меня шумно и людно, он преспокойно разулся и прошел по коридору вперед, разглядывая с неподдельным изумлением папины картины. Музыка заглохла, кто-то заорал, что надо "петь всем вместе нашу молодежную", и уже через пару мгновений большой сводный хор заорал веселую рокерскую старых лет песню под чью-то гитару.
   И вот так постоянно! С самого детства!
   Хорошо еще, что сегодня гитарист приличный, иногда, бывает, такой умник с отдавленными гигантским медведем-плясуном ушами начинает бренчать, что мне жутко становится.
   Я еще раз вздохнула и перевела взгляд на обувь, валяющуюся едва ли не по всему свободному пространству. Приперлись же. Нет бы, дома сидеть, взрослые уже люди, а не... тут мой взгляд совершенно случайно зацепился за синее яркое пятно в общей свалке темной обуви. Нинкины любимые туфли этого сезона! Стоят себе гордо и спокойно прямо на чьих-то стоптанных кроссовках. Конечно, подобная вещь могла бы быть у сотни и даже тысячи других молодых женщин и девушек, но я не верила в такие случайности. К тому же именно эти туфли подружка покупала во время Новогодней поездки в Рим вместе со своей мамой и сестрой, а потом мне все уши проела удачным приобретением.
   Ого, что подружка тут делает? Как сюда попала? А вот рядом, кажется, ботинки Келлы на здоровенной подошве и со сложной шнуровкой, если мне не изменяет память. Глядя на обувь Нины и ее мнимого парня, я даже умилилась. Одинаковые эгоисты: пришли и, не стесняясь, положили свою драгоценную обувь сверху чужой, чтобы она не теснилась в общей куче и не маралась.
   - Катюнь, ты ведь дашь фотографию, да?
   Не дам я тебе ничего, наглый, беспринципный идиот! Ты не Баба Яга, ты Карлсон - такой же невежливый и бессовестный!
   Но если тут Ниночка и Келла, нельзя допустить, чтобы Валерий их увидел! Опять же драка будет, а мне вся мебель в этой квартире дорога. И у синеволосого до сих пор еще голова не выздоровела.
   А чего, весело будет!
   Ага. Надо сначала точно проверить, моя ли эта подруга со своим поклонником-барабанщиком или нет?
   - Валерий, - расправила я плечи. - Постой, пожалуйста, тут и никуда не уходи!
   - Почему?
   - Я за фотографией пойду.
   - Так ты мне ее все-таки дашь? - обрадовался он.
   - Дам, дам. Ты стой тут. Или иди сюда, - дружелюбно распахнула я двери в спальню Томаса, в которой находились четыре человека в каких-то накидках, в том числе и Краб, тот самый фантаст с манией величия. Они оккупировали пол, усевшись в кружок. Единственным источником света здесь была лишь пара высоких темных восковых свечей - их пламя мерцало, отчего казалось, что по стенам бегают тени каких-то загадочных существ. Комната казалась зловещей, а собравшиеся походили на представителей тайных масонских лож восемнадцатого столетия, собравшихся, чтобы обсудить что-то важное.
   - А вот и дух пожаловал! - радостно сказал Леша, которого я сразу не признала в темноте. - Глядите, все работает, - и он расхохотался.
   - Хочешь, можешь идти к нам, Екатерина, - подал голос тот, кто вероятнее всего, затеял этот балаган - еще один знакомый Томаса, мнящий себя великим мистиком, медиумом, знатоком мира мертвых и едва ли не знаменитой Еленой Блаватской в новом воплощении. Каждый приход этого мужчины с грустными-грустными глазами потерянного спаниеля и заунывным голосом оборачивается тем, что он буквально силой заставлял других проводить какие-то странные мистические сеансы, пытаясь выйти на связь с представителями иных миров.
   - Закрой дверь, - прошептал Краб мне. - Мы духа вызываем.
   - Чьего? - не нашла я вопроса лучше.
   - Пушкина, блин, - отозвался родственник все так же весело. Он был настроен скептически по отношению к оккультному дарованию медиума. - А пришла вот ты. Катька, ты что, дух? Или наш главный маг по ошибке вызвал живого человека, а?
   - Это непочтение к миру мертвых, - пробубнил медиум в ответ.
   - Какое еще непочтение? Мертвым уже все равно, батенька, - прокартавил Алексей, подражая одному очень известному лидеру пролетарской революции.
   - Нет, милостивый, сударь, я докажу вам, что они существуют! - не вытерпел горе-медиум. - Су-ще-ству-ют!
   - Полноте, батенька, - продолжал дурачиться дядя, решивший повеселиться. - Духи только в армии. Катька, иди к нам?
   Я отказалась и захлопнула дверь. Надо же, и скептик-дядя с ума сошел. Духа они вызывают. Ну-ну. Еще бы джина позвали, или с привидением решили бы поздороваться. Валерий с обалдевшим лицом взглянул на меня.
   - Это кто? - зачарованно произнес он.
   - Люди.
   - А что они делают? - задал новый вопрос он.
   - Духа вызывают,- ответила я, перекрикивая общий шум. - Хочешь с ними посидеть?
   - Спасибо, не хочу, - поспешно отказался Валерий и добавил. - С такими-то стенами только духов вызывать... Кто все это придумал только?
   - Валерий, жди здесь, - попросила я парня, не ответив на его вопрос. - Тебя не должен видеть... эээ... мой папа.
   - Почему это? Я что, плохо выгляжу? Как-то не так? - Баба Яга как всегда с большим подозрением относился к людям. Наверное, до сих пор глубоко в душе у него сидят комплексы по поводу былой внешности. - Ты знаешь, сколько тысяч баксов стоит этот костюм, часы и ботинки?
   - Представляю. Просто папа, ммм... он не любит, когда я привожу домой молодых людей. - Если бы Томас услышал эти мои слова, очень удивился бы. Он даже бурно бы запротестовал.
   В это время из кухни появился немного нетрезвый парень лет двадцати пяти, чья голова могла похвастаться зеленым ирокезом. Он помахал мне и удалился в комнату Эдгара.
   - Не любит, говоришь? - задумчиво проследил за ним Баба Яга, явно чувствуя подвох. - А их тут достаточно вообще-то.
   - Это друзья папы, - смутилась я, - а моих... друзей папа ненавидит и сразу же выгоняет. В общем, стой тут, а я за фотографией. И никуда не ходи, ясно?
   А про себя подумала, что если Нинка и Келла действительно здесь, то будет плохо. По крайней мере, предупрежу Нинку, пусть она разбирается с поклонником, потому что я сама не могу его выпроводить вон.
   Я маленьким и очень деловым вихрем проверила все комнаты и даже туалет (он был занят). Как я и думала, наибольшее скопление людей было на кухне. Человек восемь, не меньше, расположилось за нашим столом, заполняя собой всю кухню. Во главе его, как истинный хозяин, восседал Томас, а по обе руки от него находились бородатые дядьки с пивом, в которых я без труда узнала рок-музыкантов местной и довольно известной группы старой закалки. Все они старательно и громко пели. Просто король Артур в окружении своих верных рыцарей. Вон даже и менестрель есть - еще один мой знакомый, чьи ботинки я нашла в прихожей. На широком подоконнике, с гитарой в руках, сидел Келла (именно он и играл, подтверждая в который раз слова, что хороший барабанщик должен уметь владеть и гитарой), а рядом с ним, положив белокурую голову ему на плечо, примостилась задумчивая Нинка, похожая на ангела больше, чем обычно. Она молчала, болтала ногами и изредка поглядывала на синеволосого, как на диск с любимыми ужастиками, - то есть со смесью мрачноватого удовольствия и умиления.
   Нет, жить стало очень страшно! Что творится? Ниночка с ума сошла или ее любовный приворот подействовал в обратную сторону, то есть на нее саму? Если так - то я ей не завидую. Влюбиться в этого шального парня, по-моему, еще хуже, чем в Кея. Зато какой у нее вид безмятежный! На миг я даже позавидовала подруге, сидевшей с мирной полуулыбкой около Келлы и удобно устроившей на его плече голову. Она качала ногой в такт песне и изредка задумчиво глядела на молодого человека, увлеченного гитарой. Внезапно мне тоже захотелось оказаться на ее месте, вот только не около синеволосого.
   А около кого, позволь узнать? Нет, поставим вопрос точнее - около которого из братиков?
   Отстань со своими глупостями.
   Я выглянула из-за угла и помахала Нинке. Она меня не замечала. Я вновь помахала ей, но и этот мой жест остался ею незамеченным. Зато один из бородатых рокеров подумал, что я подаю знаки внимания ему, и в ответ замахал мне с самой приветливой улыбкой. Я смутилась, ругая про себя подругу. Когда не надо, все замечает, как будто у нее глаза не только на затылке, но и на висках!
   Откуда мне было знать, что Журавль сильно утомилась этим днем и использовала Келлу в качестве удобной подушки. Вообще блондинка ждала Кея, поэтому и терпела общество всех этих странных людей во главе с моим папочкой уже третий час подряд.
  
  
   После университета Нинка на машине отца прибыла к месту, где ее ждал Келла, и бедному, но крайне корыстному Виктору Андреевичу, который хотел заполучить наследство тетушки, пришлось везти среднюю дочь и ее "противного синеволосого жителя планеты Кретинов" в коттеджный поселок, где проживала Эльза Власовна. С одной стороны Нинкин папа радовался, что у него в руках есть хоть какой-то рычаг воздействия на наглую нервную систему тетки, с другой стороны его жутко раздражал Келла, и с каждой минутой дядя Витя все больше и больше ненавидел парня, развязно рассевшегося на заднем сидении рядом с Ниночкой. В парне его не устраивало все, начиная от неформальной одежды ("голодранец чертов, напялил широкие джинсы с цепями, бомжара несчастная"), украшений ("ух, мелкий урод, харю все себе проколол, вы только посмотрите на него!"), прически ("только бездельники красят волосы, да еще одни типы, о которых в приличных местах не упоминают!") и даже характера ("развязный блохастый пес, отодвинься от моей дочери!"). Но сейчас дядя Витя не мог ничего поделать с гнусным музыкантом, и даже когда парень, громко хлопнув дверью, забрался в салон его дорогой и крайне любимой машины, сказав нагло: "Привет, папа", - Виктор Андреевич лишь благосклонно кивнул. И заметил:
   - Называй меня лучше Виктором Андреевичем.
   - Я не люблю, чтобы так официально, но если "папа" вас не устраивает, давайте буду звать дядей Витей, - тут же возразил молодой человек. На какой-то миг Нинке, сидевшей рядом, показалось, что Келла изощренно издевается над ними. Она ткнула барабанщика в бок.
   - Что, детка? - тут же обернулся к ней парень.
   Глава семьи Журавлей услышал, как этот наглец бесцеремонно обращается к его драгоценной дочери, и закашлялся.
   - Ничего, - мило улыбнулась ему моя подруга, - но зови меня лучше Ниной, а не деткой.
   - Без проблем, малышка.
   Девушка вздохнула и ободряюще подмигнула отцу.
   - Ниночка, я понять не могу, зачем мы едем к этой вашей тетке? - спросил ее Келла.
   - В гости, - очень вежливо отвечала она, - Эльза Власовна нас очень ждет. Только... не вздумай ее называть тетей или бабушкой, хорошо?
   - Окей, - вытащил из кармана мятную жвачку Келла и засунул в рот сразу пару подушечек.
   Журавли, одинаково сильно не переваривающие мяту, опять же синхронно подумали: "Чтобы ты подавился!", только дядя Витя обозвал Келлу "тупым гадом", а Нина подобрала красивый, но нецензурный эпитет к слову "козлина"
   - У нашей Эльзы Власовны очень непростой характер, - начал распространяться тем временем о тетке Виктор Андреевич. - И с ней нужно так сказать, держать ухо востро, ведь у нее уже начинается... гмм... старческий маразм. Поэтому с ней так тяжело. Но мы, Журавли, как заботливые и любящие родственники, не можем оставить эту пожилую одинокую женщину одну и частенько навещаем ее, чтобы, так сказать...
   - Это все понятно, дядя, а я-то здесь при чем? - перебил его Келла. - Мне-то зачем ее навещать? Я ей пока еще не родственник.
   - Просто так, - уклончиво отвечал дядя Витя.
   "Надеюсь, никогда и не станешь им. Еще и подрался, мерзавец", - злобно думал Журавль, глядя на синеволосого через зеркало заднего вида. Чуть выше теперь уже бритого виска белел плотный лейкопластырь, который и вызвал в ранимой душе Журавля-старшего бурю эмоций.
   - Просто так ничего не бывает. Кстати, клевая у вас тачка.
   - Спасибо, - сдержанно отвечал ее хозяин и решил похвастаться, чтобы уесть молодого нахала. - Это...
   - Знаю, "Фольксваген Фаетон", - без особенного почтения к хорошему и дорогому немецкому автомобилю представительского класса сказал Келла, показывая, что хорошо разбирается в машинах.
   Виктор Андреевич обиженно замолчал, а барабанщик продолжал, как ни в чем не бывало:
   - "Мерсы" и "Ауди" круче, если вам тачка F-класса нужна.
   - Чем это они круче? - раздраженно спросил дядя Витя, который никогда не смог бы признать, что его вещь чем-то уступает другим.
   - Ну, начнем с того, что в вашем "Фольксе" подвеска жесткая.
   - Зато система безопасности отличная! - запальчиво выкрикнул Нинкин папа. - А двигатель шесть литров, между прочим!
   - Большой расход топлива. Воображаю, сколько тачка бензина жрет. И камеры заднего вида у вас почему-то нет, - внимательно поглядел вперед Келла.
   - Ах ты, соп..., - вспомнив, что грубить Келле сейчас нельзя, Виктор Андреевич закашлялся, и посетовал на мнимый насморк, используя просторечное слово, похожее на ругательство, которым он хотел одарить "наглого панка".
   - Хватит про машины, - недовольно произнесла Нинка. - Бесит.
   - Тогда, детка, предложи свою тему для разговора, - улыбнулся ей синеволосый.
   "Ух, наглый ублюдок", - подумали синхронно голубоглазые папа и дочка. А Келла с усмешкой оглядывая то салон машины, то Нинку, рассказал пару развязных анекдотов и чмокнул девушку в уголок губ, что, естественно, ее тут же разозлило. Хорошо еще, дядя Витя этого не видел. В это время он высунулся из машины, чтобы всласть поорать на водителя "Мерседеса", который только что, по вине Журавля едва не врезался в его же "Фаетон", а потом лишь чудом сумел избежать встречи со столбом.
   - Развелось криворуких водил, - с чувством собственного достоинства произнес дядя Витя. - Купят права и ездят, идиоты паршивые.
   Это было единственное, в чем он были солидарны с Келлой.
   У Эльзы Власовны стало еще хуже (для Нинки, разумеется), потому что она испытывала атаку сразу по двум фронтам. Виктор Андреевич к тетушке не пошел, помня, что она приглашала только его дочь и синеволосого панка.
   Хозяйка большого трехэтажного особняка, выстроенного в традиционном английском стиле, с нетерпением ожидала молодых гостей. Как всегда, ухоженная, с высокой сложной прической, в парчовом темно-зеленом платье, тетушка Эльза самолично выплыла навстречу внучатой племяннице и ее молодому человеку.
   - Ну, здравствуй, - сухо сказала она Нинке, зато Келла удостоился от старушки едва ли не жарких объятий, что заставило Ниночку высоко поднять брови и подумать: "Ее что, на молодых потянуло, старую ведьму?"
   Эльза провела гостей в огромную, уставленную антиквариатом гостиную на первом этаже, главным украшением которой являлся камин, усадила перед собой и принялась буравить обоих пронзительным взглядом из-под очков в тонкой серебряной оправе.
   - И что случилось с твоим молодым человеком, милочка? - почему-то пожилая женщина кинула недоброжелательный взгляд на Нинку, которая уже успела подсчитать, сколько примерно стоит мебель и сам дом. Особенно блондинке понравился украшенный эффектной керамической плиткой ручной работы камин и внушительное зеркало в позолоченной раме над ним.
   - А? - едва сумела оторваться от мыслей, кому можно подороже продать все это старинное богатство, когда ведьма запишет на нее, Нинку, дарственную или оформит наследство.
   - Я думала, в молодости не страдают глухотой, - ехидно произнесла вежливая тетушка. - Что с дорогим Келлой? Ох, как же мне нравится твое имя, милый, - улыбнулась она парню. Тот в ответ тоже разулыбался. Кажется, недавно пораненная голова совершенно не мешала ему.
   "Я - милочка, он - милый, так-так-так. Вот и спросила бы у него, а не у меня, дура древняя", - одарила почему-то синеволосого злым взглядом Нинка.
   - Тетя Эльза, он упал, - очень мило произнесла девушка, словно речь шла о чем-то приятом.
   - Упал? - явно не поверила родственница.
   - Да, тетя.
   - Странно люди падают, - поджала губы Эльза Власовна. - Такое чувство, что он на кого-то упал. Дорогой друг, - обратилась она к парню, - это ведь из-за этой глупой развязной девицы, ты пострадал?
   - Тетя! - повысила голос обиженная Ниночка. А Келла тут же, весело поглядывая на нее, рассказал Эльзе Власовне то, что произошло в парке, не забыв даже самые мелкие детали.
   Ниночка, которая поразилась такому поведению парня (ей казалось, что он тут же благородно скажет, что Журавль тут совершенно ни при чем), стала нервно трясти ногой, получив по этому поводу еще пару замечаний, исполненных сарказма.
   Около часа пожилая женщина беседовала с Келлой, не обращая ни малейшего внимания на Нинку, а затем пригласила их "на чашечку чая".
   - Крутой дом у старушки, - шепнул Келла Нинке, когда они шагали в столовую.
   - Нормальный.
   - Что-то ты грустная, зайка.
   - Иди на фиг, - не удержалась моя подруга от небольшой грубости. Хозяйка дома совершенно случайно расслышала про "фиг" и посетовала:
   - Зря Витя, мой крайне умный племянничек, не внял голосу моего разума - а откуда же у него своему взяться? - и не отправил тебя и Ирину в пансионат для девиц, а сынка, вашего недоразвитого морально и духовно, но переразвитого физически, Сергея - в кадетский корпус.
   С этими словами Эльза Власовна чинно прошла в такую же большую, как и гостиная, но очень уютную столовую, где главенствовали красные и бордовые оттенки. Пригласив гостей за прямоугольный стол, стоявший точно посередине комнаты, напротив широкой лестницы с резными перилами, ведущей на второй этаж, тетушка позвонила в колокольчик и две молоденькие девушки в строгой форме горничных с удивительной быстротой накрыли на стол.
   - Я - как старая мещанка, - сказала хозяйка дома.
   - Вы не старая, - тут же заявил Келла. Это Эльзу Власовну польстило.
   - Вы не мещанка, - одновременно с ним произнесла Нинка.
   - Спасибо, дорогой друг, - ласково улыбнулась тетушка синеволосому барабанщику, а у Ниночки поинтересовалась:
   - Считаешь меня старой? Ну-ну. Да, думаешь, плохо быть мещанкой?
   Ее внучатая племянница неуверенно кивнула.
   - Вот, ты вновь и вновь оскорбляешь меня, деточка. Я есть мещанка и буржуйка. Я командую и требую, чтобы моим капризам притворствовали. Впрочем, вы, моя нелюбезна родня, и так делаете это. И прислуга у меня вышколенная.
   "Старая карга", - про себя подумала Нинка, но сама принялась расхваливать кекс, - хорошо хоть, повязка этого свиного рыла, который вечно поддакивает маразматичке, ее не смутила"
   Пока Эльза Власовна не видела (в это время она что-то принялась рассказывать о временах своей молодости), Келла под столом принялся писать своей королеве смску, при этом умудряясь не сводить преданных глаз с пожилой женщины.
   - И тогда, в шестьдесят восьмом году мы приехали в Великобританию...
   Звук пришедшего сообщения, раздавшейся в ее кармане, заставил Нинку вздрогнуть и выронить кусочек торта на белоснежную скатерть, а замолкшую тетушку Эльзу очень нехорошо посмотреть на внучатую племянницу.
   - Где твои манеры, позволь спросить? А, ну да, это же ты, о чем я говорю?
   - Извините, тетя. - Стушевалась блондинка.
   - Твои "извините" не помогут моей любимой скатерти стать прежней. - Нехорошо посмотрела на коричневое пятно Эльза Власовна.
   - Да, Нина, будь аккуратней, - светским тоном вставил Келла.
   Нинка поплотнее сжала зубы, заставила себя улыбнуться и произнесла:
   - Тетя, я отвезу скатерть в химчистку, не волнуйтесь.
   - В таком случае я с ума сойду от беспокойства Я не смогу доверить эту вещь в твои кривые руки, дорогуша, - не моргнув глазом, заявила девушка. - Это не просо кусок какой-то дрянной материи, а венецианские кружева ручной работы. Ладно, что теперь... потерянного не вернешь, слушай дальше, дорогой друг. - Обратилась она вновь к Келле. - Мы приехали в благословенный Лондон, чопорный и тусклый, как и все англичане, и встретились с самим...
   "Лучше бы ты там чуму подхватила", - подумала Нинка, умудрившись вытащить свой телефон под столом, и прочла:
   "Малышка, мне скучно"
   "А я тебе что, клоун первого разряда, придурок?"
   Но, поглядывая на родственницу, она напечатала ответ, диаметрально противоположный мыслям:
   "Потерпи, скоро пойдем, милый".
   Келла ответил быстро. И если у него звук в телефоне был отключен, то светловолосая девушка совсем забыла поставить телефон на беззвучный режим. Рассказ Эльзы Власовны, которая уже описывала события, произошедшие с ней в Венеции, вновь был прерван новым звуковым сигналом.
   - Я смотрю, ты с каждой минутой все более и более взращиваешь свой потенциал хамства и некультурности, - неодобрительно сказала тетушка молодой родственнице.
   - Простите, тетя, этого больше не повторится.
   - Надеюсь.
   "Ух, козел синий, опять подставил", с этими мыслями девушка открыла новое сообщение.
   "Не хочу терпеть. Хочу к тебе:)"
   "Хоти-хоти", - подумала Нинка с неприязнью.
   "Мы скоро пойдем. Видишь, как тетя тебя любит?"
   "Я ее боюсь, детка. Вдруг у нее на меня планы какие-нибудь, а? Я тебе верен;);););)"
   "Перестань."
   "Ниночка, у тебя такие ножки красивые:)"
   "Спасибо.", - свои длинные ноги девушка любила.
   "Пойдем сегодня ко мне, детка? Покажешь ножки во всей красе..."
   Прочитав это сообщение с явным подтекстом, Журавль не удержалась и погрозила парню изящным кулачком. В ответ он ей развязно подмигнул. Нинка от злости дернула коленом и телефон, до этого преспокойно лежавший на нем, с громким звуком упал на пол.
   - А в Мадриде как раз начинались... Милочка, ты нарочно задумала меня перебивать? - рассердилась Эльза Власовна.
   - Простите, я нечаянно, - кинула на синеволосого музыканта "На краю" гневный взгляд блондинка.
   - За нечаянно бьют отчаянно, - прибегла к народной мудрости пожилая дама, поправляя рукой высокую прическу.
   - Вы правы, тетя, - заявил Келла.
   - Я не бываю неправой, - уверенно заявила одна из представительниц славного семейства Журавлей, напомнив молодому человеку почему-то саму Ниночку. А девушка, сдерживая гнев, кивнула.
   "Ты такая забавная, детка", - подумал парень, с удовольствием глядя на нее, но больше сообщений не отправлял.
   Когда они вновь переместились в гостиную, Келла уселся рядом с Нинкой на один и тот и тот же полосатый зелено-коричневый диванчик и, вроде бы как случайно, пару раз умудрился задеть ее колени. Озлобленная, как дракон, Нинка (она только пар из ноздрей не пускала кольцами), стала нервно поправлять чуть сползшую юбку от строгого темно-синего костюма, который она специально надела на встречу с тетушкой. Поведение Келлы, без всякого стеснения обнимающего ее за талию и пару раз поцеловавшего в шею, девушку злило все больше и больше. Она вообще ненавидела физические контакты, и это было одной из причин ее быстрого расставания с молодыми людьми. Очень часто он казались до тошноты противными, как только распускали грабли, а некоторые казались такими, даже если просто брали красавицу за руку.
   "Проклятый гиппопотам, бабник несчастный, убери свои грязные руки, помешанный стрекозел", - ругалась она про себя. Тот руку убирать не спешил - напротив, она слегка сползла вниз.
   - Правильно-правильно, поправляй, - заметила ее движения Эльза Власовна, - ужасно одеваешься, впрочем, как и сестра. Нет у тебя эстетической совести.
   - Чего нет, простите? - не поняла ее родственница.
   - Вкуса.
   "Можно подумать, у этого Келлы вкуса бездна. Ну почему в меня Кеечка не влюбился, мать его?".
   Еще около сорока минут (все это время Келла держал Нинку за руку, и та, прислушиваясь не к словам жабы, а к собственным ощущениям, поняла с удивлением, что прикосновения парня не вызывают уже ничего, кроме идиотской теплоты) Эльза расписывала свое путешествие по Северной Африке, а потом вдруг решила уйти за альбомом с фотографиями, чтобы показать молодежи "прекрасные снимки". Как только пожилая женщина чинно удалилась по лестнице вверх, Келла, не долго думая, развернул потянувшуюся за очередным печеньем Нинку к себе, с явным намерением поцеловать. Его другая рука по-хозяйски оказалась на ее бедре.
   - Ты чего? - взревела и без того озлобленная на весь мир девушка, - охренел совсем?! Смерти ищешь?
   - Тихо, - тут же зажал ей рот ладонью парень, - чего орешь?
   - Да ты мне уже весь мозг вынес, дятел! Ты можешь вести себя прилично, идиот? Сколько можно! Хватит меня домогаться! Ты достал меня, ушлепок! В горле сидишь.
   - А разве я не могу поцеловать свою любимую девушку? - С невинным видом поинтересовался Келла, - я ведь тебе нравлюсь, правда? Наша любовь взаимна? - И его глаза странно сверкнули.
   - Взаимна, взаимна, но держись от меня пока подальше. По крайне мере в гостях у тетушки.
   - Тебе противно? - то ли с ироничной, то ли со зловещей интонацией, медленно произнес барабанщик.
   "Какие нынче привороженные пошли наглые, Nзапрещено цензуройN"
   - Не раздражай меня, дружок, - случайно копируя начальственные интонации собственной тетки, проговорила девушка надменно. - Ясно?
   Синеволосому музыканту ясно не было, потому что он вновь притянул Нинку к себе, но она тут же стала колотить руками по его плечам и груди, и даже случайно попала по затылку. У парня тут же слегка закружилась голова.
   - Демоница, - взвыл Келла, безуспешно пытаясь схватить впавшую в ярость девушку за руки, - только не по голове! Мужик в юбке!
   - Ах ты сволочь! Ты как меня назвал? - еще больше распалилась блондинка.
   - Вот, значит, как твой несчастный молодой человек получил сию прискорбную травму, - появилась в это время Эльза Власовна, неся в руках тяжелый фотоальбом.
   - Тетя, вы не так поняли! - мигом оставила Келлу в покое Журавль.
   - Дорогуша, я очень сожалею, что мы состоим с тобой в кровной родственной связи. Может быть, ты и на меня хочешь накинуться? Давай-давай, покажи мне свою дьявольскую натуру, мой пересохший ангел, - ядовито произнесла хозяйка дома в английском стиле. - Или тебе со мной, несчастной старухой, и с моим прекрасным другом Келлой скучно? Тогда ты можешь нас покинуть.
   Естественно, Нинке никуда уходить не хотелось. Выслушав гневную нотацию "трухлявой ведьмы", девушка еще какое-то время наслаждалась ее обществом. Келла обиделся на Нинку и перестал на нее даже смотреть, полностью погрузившись в мир шестидесятых и семидесятых, о которых с патетическими интонациями рассказывала тетя Эльза. Это почему-то нервировало девушку не меньше, чем оскорбительные слова двоюродной тетушки. На нее не реагировало какое-то рыло, на нее, королеву!
   Когда они стали собираться домой, барабанщик популярной группы по-прежнему не обращал на Нинку никакого внимания, хотя очень тепло попрощался с тетей и успел подмигнуть хорошенькой горничной. Вездесущая Журавль-старшая приметила это и тут же сказала синеволосому парню, что если ему будет очень нужно, телефон своей работницы она обязательно даст ему, ибо понимает, в какой он, Келла, сложной ситуации рядом с тигрицей, которая прикрывается птичьей фамилией.
   - Береги голову, мой дорогой друг,- напутствовала парня тетя Эльза. - И, конечно же, приходи в гости. Тебе, - она подчеркнула это слово, - я буду всегда рада.
   - Приходите к нам в гости, тетушка, мы вас очень ждем, - тут же вставила Нинка.
   - Ой, не ври, - сразу же изменился тон пожилой женщины.
   - Вы что, - похлопала длинными ресницами Нинка. - Это правда. Мы вас ждем!
   - Правда в данном случае то, что ты под нее старательно маскируешь свое притворство, - фыркнула пожилая хозяйка дома.
   - Но...
   - Хватит, девочка, у меня от тебя начинается мигрень. Отстань.
   - Тетя, я просто пытаюсь быть вежливой... - скромно потупив пышущие демонским огнем глаза, сказала Нина.
   - Вежливость - самая приемлемая форма лицемерия, - тут же услышала она в ответ новую умную вещь. Келла хмыкнул, но ничего не сказав, вышел и пошел дальше по дорожке из камня. Он шел мимо ухоженных зеленых клумб, мимо старичка-садовника с аккуратными седыми усами, усердно трудящегося рядом с одной из них, прямо к массивным воротам.
   - До свидания, было очень приятно с вами пообщаться, - улыбнулась с поддельной теплотой, которая вот-вот должна была перерасти в горячку, девушка.
   - Подозреваю, что мой юный друг Келла постесняется приезжать ко мне в одиночку, поэтому жду на следующей неделе и его, и тебя, мадемуазель Зловредность.
   С этими словами Эльза Власовна захлопнула дверь перед Нинкой.
   "Противная старуха, чтоб ее раскорячило", - подумала светловолосая девушка и поспешила вслед за "юным другом" Келлой, который, не оборачиваясь, быстро шел вперед.
   Журавль смогла его догнать только через пару минут, когда они оказались на длинной аллее, утопающей в зелени.
   - Эй! - властно окликнула его Ниночка. - Ну и что ты? Куда бежишь?
   Ответа не последовало.
   "Молчишь, козел? Последние нервы из меня решил вынуть? Мало я намучалась у проклятой бабки?"
   - Я не поняла, - ледяным тоном произнесла она, - ты почему смеешь молчать, дерево? Остановись, когда я с тобой разговариваю. Недоумок, ты стал глухим?
   - Что тебе надо? - С этими словами Келла резко развернулся, и с большим удивлением Нинка заметила, что его, в общем-то, обычно добродушное лицо приобрело какое-то злое, даже жестокое выражение. Кажется, таким он был в день их первой встречи, когда едва не подрался с теми туповатыми типами из "Горизонта". А еще когда Баба Яга привязался к синеволосому, что-то подобное было в его темных глазах. Вот только теперь к общей злости прибавилось еще что-то: то ли обида, то ли сильнейшее раздражение, то ли гнев непонятно на что, а, может быть, и что-то вроде тщательно скрываемого страха.
   - Что мне надо? Замечательный вопрос, дуб, - обозлилась девушка. - Мне многое нужно. И вообще, где наш обаятельный и веселый придурок, ежеминутно совершающий тупые поступки? Что еще за разозленная борода стоит передо мной и корчит унылые рожи за упокой?
   - Заткнись, - совсем не по влюбленному поглядела на нее "разозленная борода".
   - Что ты мне сказал? Нет, поставлю вопрос по другому - это ты мне сказал? - Негромко спросила девушка, а потом без перехода заорала на всю аллею. - Да ты кто такой?! Как ты смеешь? Щенок!
   Парень окинул ее не самым нежным и ласковым взглядом, но ничего не произнес в ответ. Журавль, крича, схватила его за предплечье. Синеволосый оттолкнул свою королеву, которая быстро и неумолимо приближалась к званию "бывшей", и быстрым шагом пошел дальше. Спина его была прямой, как у аристократа, а взгляд был направлен вперед.
   "Ненавижу! Игнорировать вздумал?", - пронеслось в голове Нинки пламенным вихрем. Так с девушкой еще никто не осмеливался поступать. Недолго думая, Нинка в порыве ярости схватила с земли два камня, некстати оказавшихся у ее ног, обутых в любимые синие туфли на высоченных каблуках, и с силой кинула в молодого человека, едва не попав в его многострадальную голову. Второй камешек, небольшой и гладкий, угодил прямо в лопатку и весело отскочил на землю, затерявшись в молодой траве. Келла остановился, а его спина дрогнула. Физическое воздействие оказалось куда более действенным, чем крики. Медленно, как в фильме, барабанщик "На краю" развернулся.
   - Упс, - сама себе поразилась блондинка, потому что теперь он был обозлен настолько, что казалось, поднеси к нему спичку, и парень загорится. Над ним так и сиял и колыхался рваный силуэт пламени. У него сжались кулаки.
   "Мать его... по ходу я перегнула палку, и он меня сейчас ударит. Интересно я до Эльзы добежать успею, если прямо сейчас побегу? И поможет ли она мне?", - отстранено подумала Нинка, поняв, что переборщила.
   - Иди сюда, идиотка! - заорал барабанщик обидчице. - Иди сюда, сейчас же, ты!!
   "Пора делать ноги", - мудро решила представительница прекрасного пола, столь метко владеющая искусством метания камней, и понеслась вперед. Оказалось, Келла бегал намного лучше. Не больше двадцати секунд - и он, настигнув нахалку, прижал ее спиной к рядом растущему огромному дереву с толстым темно-коричневым стволом и с необыкновенно густой листвой, сквозь которую едва-едва пробиралась пара солнечных лучей. Девушка замерла, перестав сопротивляться, и с недовольным видом уставилась не на парня, а вверх, на зелень.
   - Ты меня за дурака держишь? - намертво сжал ее запястья Келла, чтобы она вновь не смогла ударить его.
   - В смысле? - как раз и держала его за дурака Нинка. Она медленно перевела взгляд на его лицо.
   - В самом прямом, - агрессивно проговорил Келла, сильнее сжимая ее руки. Он чувствовал свое превосходство, и ему это нравилось.
   - Отпусти.
   - Мне не нравится твое поведение. - Неспешно и оценивающе оглядел ее фигуру он. - Я люблю послушных девочек. С первого дня нашего знакомства ты за... доставляешь мне много неприятностей.
   - Просто ты не достоин ничего другого, - не смогла сдержать язычок за зубами Нина. - Знаешь, а я ведь тоже люблю послушных мальчиков. У нас несостыковочка, осел.
   - Кретинка.
   - В твоей голове наплыв неадеквата, - отозвалась тут же девушка. - Ты такой тупой. Бесишь.
   Нинка заметила, как парень от ярости сжал зубы. Его мимика ей не понравилась.
   - Не смей меня бить, потому что я тебя зарежу, выродок.
   - Молчать.
   - Зарежу, обещаю. Кишки вытяну через уши. Почки достану голыми руками из за...
   Вместо вполне ожидаемого удара по щеке Келла очень тяжело вздохнул, запустив руку в ее пышные светлые волосы, крепко и даже немного больно зажал их в кулаке и притянул девушку к себе - близко-близко, так, что Нинка даже могла различить едва заметные желтоватые крапинки в его карих глазах.
   "Фу, его лицо рядом, - подумала она про себя отстраненно. - Если попробует поцеловать, укушу скотину. До крови". - И сжала губы
   Но, вопреки ожиданиям Нинки, музыкант не стал ее насильно целовать: Келла закрыл глаза, чуть закусил губу и, осторожно отпустив ее руку и волосы, неожиданно отошел на пару шагов назад.
   - И что это было? - не поняла смелая Нинка, не спешив отлепляться от ствола дерева, - с ума сошел, псих?
   - Из-за тебя я должен был лишиться свободы, малышка, - сквозь зубы проговорил парень, засовывая руки в карманы. Теперь пришла его очередь изучать крону. - Мне это дико не нравится. Это тупо. И ты мне реально надоела со своими закидонами.
   "Главное - не ссорься с ним, хотя я и понимаю, что с такими крокодилами, как он, нелегко. Терпи, дочь. Наследство не за горами", - проплыли большими субтитрами в голове девушки слова Виктора Андреевича, и она тут же решила взять себя в руки.
   - И?
   - Я думаю иногда - зачем ты мне? Я люблю свободу.
   - Я тоже.
   - Это видно. Чертова эгоистка. Ты ничего не понимаешь. - Келла развернулся спиной, явно желая уйти.
   - Эй, прости, - обняла вдруг Келлу в неожиданном порыве Нина, прижимаясь к его спине и матерно проклиная сама себя: таким добрым и сентиментальным казался ей ее собственный поступок. Но себя она утешала тем, что эти объятия только ради наследства.
   "А ты все-таки сильный", - подумала она мимолетом, кладя голову на его широкое плечо.
   Кажется, молодой человек тоже не ждал от блондинки таких действий. Потому что сначала он просто застыл, прикрыв глаза и опустив лицо, чувствуя на шее горячее дыхание коварной блондинки, в это время напряженно обдумывающей тот факт, что обнимать рыло - совсем не противно. И только потом он повернулся и, не спеша вытащив руки из карманов, несмело, как будто бы не веря в происходящее, обнял ее в ответ. Очень бережно.
   Какое-то время они просто глядели друг на друга, а затем, чувствуя, как взаимопроникают в личное неприкосновенное пространство друг друга, столь тщательно охраняемое обоими, решили, что просто обязаны поцеловаться. Иначе с ними случиться что-то плохое.
   Губы обоих были очень теплыми, словно их коснулись лучи знойного солнца. Сначала парень и девушка были осторожны, словно изучая друг друга, а потом расслабились, и их объятия стали куда более горячими. Кажется, обоим это нравилось, потому что и Ниночка, и Келла перестали обращать внимание на окружающих.
   - А ты горячая девочка, - прошептал парень, касаясь губами ее шеи и чувствуя, что поход Нины в его квартиру просто обязан состояться, иначе он точно подохнет. А еще ему нравился тот факт, что к высокой девушке не нужно было наклоняться. Склонять спину молодой человек не любил.
   - Энергичный мальчик, - слегка укусила его за губу блондинка, прекрасно осознавая, что сводит Келлу с ума. И это ее радовало.
   "Тля, хорошая же картинка", - подумалось ехидной Нинке, у которой впервые в жизни от какого-то там поцелуя с каким-то там клиническим синеволосым идиотом закружилась голова. "Конец мая, кругом молодая листва, деревья зелененькие, птички поют, солнышко светит, а под деревьями я, такая вся из себя, красавица, и с этим придурком целуюсь! Видели бы меня люди. Позор, позор... Вот черт, а тело у него хорошее. Сильный". И она сильнее сжала ладонь на его плече, чтобы он понял, что Нину Журавль нужно обнимать еще крепче.
   Он понял.
   А люди видели. Кое-кто даже умилялся.
   Проходившие мимо них бабушка в пенсне и ее внучка - девочка лет пяти-шести с длинными золотыми кудряшками, синхронно обернулись на целующуюся около огромного дерева пару.
   - Ната, ты спрашивала, что такое любовь между тетенькой и дяденькой? - вопрошала ребенка старушка.
   - Да, баба Леля, - пропищала ее внучка.
   - Вот она, смотри, - на глазах ломала старушка в пенсне стереотипы бабушки, не разрешающей детям смотреть на сцены поцелуев. - Когда ты вырастешь, Наточка, ты тоже будешь такой красивой, как эта девушка, и у тебя будет такой же милый молодой человек. Только мы тебя парня найдем не такого оригинального... Беленького, чтобы у вас деточки были такие же светленькие, как ты.
   Идущие следом за ними три девушки-подружки, которым можно было дать лет по четырнадцать-пятнадцать, тут же захихикали.
   - Она еще сама лялька, а ей бабка уже жениха ищет! Клево, блин! - воскликнула одна из них, что-то увлеченно печатающая в сотовом телефоне.
   - Либеральная старушка. Тоже такую хочу!
   - Ой, а глядите, как парочка целуется, давайте их сфотаем? - заприметила Нинку и Келлу ее приятельница. - Какие милые! Восторг!
   - Тьфу, - третья продемонстрировал откровенное недовольство увиденной картиной, - аж противно! Глэмка и нефор, жесть какая-то, куда мир катится? Скоро готы с моделями начнут встречаться.
   - Не ворчи! Ты завидуешь просто, - тем временем запечатлела Нинку и ее парня на камеру одна из девушек, а вторая последовала ее примеру. Парочка показалась романтической.
   "Не завидую, - подумала сердито третья девушка, - просто также хочу, чтобы все романтично было и красиво. А всех нормальных парней расхватали такие вот жабы, как эта блонди. И вообще, я хочу себе Келлу или Рэна из "На краю". Да любого парня из этой группы хочу! Каким-то дурам ведь повезет, будут с ними, а я... никогда с ними не встречусь"
   А вслух она лишь брезгливо произнесла, дернув плечом:
   - Фу, развели на улице слюни розовые. И синеволосый какой-то страшный.
   - Сама ты страшная! - накинулись на нее подруги. - Он милашка!
   Девушки, оглядываясь, удалились. Только лишь вечером этого дня, когда они перекинули фотографии с телефонов на компьютер, одна из них с восторгом узнала Келлу и выставила фото в Интернет, начав с неофициального, но жутко популярного сайта, посвященного их любимой группе... Андрей потом долго сердился на барабанщика, и тот, в конце концов заявил, что это не он.
   Келла и Нинка слышали только слова старушки, и это их обоих необыкновенно смутило, хотя они и не спешили признаваться в подобных чувствах друг другу.
   "Что такое с моим гребанным сердцем? Оно что, тает?" - с животным испугом подумала Журавль и первой отпустила Келлу, коснувшись кончиками пальцев его губ.
   Он улыбнулся.
   - Классно я целуюсь? - тут же спросил парень, уже ничуть не злясь. Его огненный характер позволял парню быстро загораться, испытывая самые разнообразные эмоции, но и отходил он тоже быстро.
   - Не очень. Твои пирсы мешаются, - надула губки Ниночка, теребя музыканта за край футболки. На самом деле ей нравились его проколотые губы, и против пирсингов на носу и в бровях она ничего не имела против.
   - Они никому не мешаются, и всем нравятся, не гони, детка. Я вообще классный, просто ты еще не была со мной в... А, блин, звонят. Подожди. Это важный звонок...
   И, прежде чем блондинка начала доказывать обратное, Келла ответил на телефонный звонок. Та тут же прислушалась - она всегда была жутко любопытной.
   - Да?
   - Это я, - раздался в трубке голос менеджера Андрея.
   - А я думал, это не ты, - серьезным тоном проговорил барабанщик, одной рукой обнимая Нинку. - Я думал, это пробудились демоны ада.
   - Ты где? - бархатным голосом поинтересовался Андрей, привыкший не обращать внимание на идиотские шуточки подопечного.
   - А что? - насторожился тот мигом. Контроль менеджера его порядком раздражал.
   - Значит, не в студии. А Кей где? - задал новый вопрос тот.
   - Я ему не пастух. Откуда мне знать, где он может шарится. Так что ты хочешь?
   - Я по поводу обложки нового альбома еду сейчас к художнику одному.
   - К Томасу? - радостно спросил Келла.
   - Вы знакомы? - удивился менеджер группы "На краю".
   - Нет, про него Кей рассказывал. Немного. Однажды. - Путано объяснил парень.
   - Кей с ним знаком? Странно, но неважно, - проговорил Андрей. В общем, я еду сейчас к этому Томасу домой, он покажет мне наброски, и мне хотелось бы увидеть там кого-нибудь из группы. Кажется, Кей и Филипп больше всех спорили насчет обложки.
   - Ну, так их и ищи, я занят. Мне по фиг на обложку. Вы можете от руки нарисовать там корявых упыриков, и я ничуть не расстроюсь. - Отозвался Келла. Нинка хмыкнула, но продолжала подслушивать, машинально поглаживая парня по предплечью.
   - Опять в клубе веселишься? - поинтересовался менеджер.
   - Почему опять? - отодвинулся от оттопыренного Ниночкиного уха барабанщик. - Я... я со своей девушкой.
   - Ах, с девушкой, ну что ж, тогда не буду мешать, - откровенно смеясь, сказал звонящий, - если что, передавай Кею, чтобы связался со мной, пусть к этому Томасу подъедет. До связи. Привет девушке.
   - От тебя я девушке точно привет передавать не буду, - усмехнулся Келла и спрятал телефон в джинсах.
   - Красивый у мужика голос, - сказала Нинка и тут же засыпала музыканта вопросами. - Что ему надо было? Что он имел в виду под клубами? Почему передавать привет не будешь?
   - Да я раньше часто туда ходил. Пока тебя не встретил. - Очень неопределенно выразился парень. - А голос у этого чувака классный - так все телки говорят. Наш Андрейка - бабник жуткий, даже мне его не пере..., - и опомнившись, он закашлялся, а потом продолжил, - на него женщины так и вешаются, а он рад со всеми заигрывать ну и так далее.
   - Бывают такие. - Кивнул Нинка с видом знатока мужского пола. - У Катьки дядька такой же мачо. Хотя парень хороший, но не без дури. Кстати, - вспомнилось девушке, - и моей дурынде этот ваш Андрей понравился. Она его всю дорогу импозантным мужчиной называла и говорила, что, типа, это ее типаж. А, неважно, я ей потом мозги промою. А что там насчет твоего Кея? Его ждет... Томас, да?
   - Вроде. Ну, может быть, он к нему и приедет, - пожал плечами Келла. - Кстати, мы такси ловить будем или ты хочешь на автобусик сесть, королева? Там бывает очень романтично. - Он вновь решил поцеловать ее, но девушка, коснувшись его щеки губам, немного отстранилась.
   - Хочешь, мы съездим к Томасу? - мягким и ненавязчивым тоном предложила Нинка Келле. - А ты, кстати, в курсе, что он отец Кати?
   - А, да, Кей рассказывал.
   - Что-то тебе много Кей рассказывал. Странно даже. Так что, съездим к Радовым? Ты увидишь этого превосходного художника, обложечку. Поверь, Томас может такое нарисовать, что даже ты, мой котенок, будешь шокирован до глубины своей музыкально-барабанной души, - несколько перехвалила моего папу подруга, - и ты встретишься со своим другом Кеем.
   "И я заодно с ним встречусь, с моим Кеечкой! Не упускать же мне такой шанс!", - вероломная Нинка все еще не теряла надежду затащить в свои сети и фронтмэна "На краю".
   - Как скажешь, девочка моя, - весело согласился парень. - К Томасу, так к Томасу. Повторим еще раз?
   - У Томаса дома. Поехали.
   Таким образом, они и прибыли в квартиру Катрины, в которой и так уже было немало дорогих гостей, приглашенных ее непутевым папой по случаю какой-то там круглой даты, связанно с его изобразительным творчеством.
   Томас просто не мог нарадоваться на вновь пришедших, особенно долго жал руку Келле, назвав его "современным и не боящимся никакой критики юношей", а также "истинным панком", а когда узнал, что они с Нинкой вроде как встречаются, тут же принялся расписывать синеволосому все плюсы Журавлика, нещадно увеличивая их в размерах. Ниночка была в очередной раз описана папой "земным ангелом во плоти человеческой" и "Мадонной этих чудных краев". Кстати, они прибыли намного раньше Андрея и Кея, который, как предполагала Нинка, должен был приехать с менеджером.
   Она вместе с Келлой уютно устроилась на подоконнике. Нинка едва ли не первый раз за все время общения с синеволосым почувствовала, что он не такой уж и гад. "Что там Катька недавно говорила? Ага... В мужчине хороши не только милое личико и модная одежка, но и крепкое удобное плечо? Возможно-возможно..."
   Келла наклонился и поцеловал ее лоб.
   "Надо же, какие мы нежные", - подумала Нинка, чувствуя себя кошкой, объевшейся сметаны.
   Келла вполне сносно играл на чьей-то гитаре, многочисленные рок-гости пели, не боясь побеспокоить шумом соседей, какие-то идиоты ушли вызывать духа. А еще Келла был теплым и уютным, в общем, светловолосая девушка пребывала почти что в идиллии.
   Вот только идиллии не длятся долго - это общепризнанная истина.
   Ни Катя, ни ее подруга не знали, что к ждущему в коридоре Валерию подкатывает в это время друг Томаса - Борис и спрашивает, почему он, Валерий, стоит "тут в полном одиночестве, когда все веселятся на кухне?"
   - Кухня - это стратегическое место этого дома. А в ту комнату, - покосился Боря на спальню Томаса, - не ходи. Там сумасшедшие спиритизмом занимаются.
   И он повел слегка озадаченного Бабу Ягу прямиком на кухню. Естественно, когда я увидела этого дурака, было уже поздно. Он сразу заметил Келлу и Нинку.
  
   Он все-таки увидел их.
   - Ой, что будет, - закрыла я лицо руками. Валерий, узрев Нинку с конкурентом тут же потерял контроль над собой и бросился к ним, чудесным образом перелетев через стол, словно изучал в какой-то восточной школе боевые искусства. Правда, он опрокинул большую бутылку хорошего живого пива, принадлежащего одному из ветеранов тяжелого рока, сидевшего за столом и рассуждающего о современном шоу-бизнесе. За что Яга и поплатился. Он не успел накинуться на Келлу, который тоже не ожидал увидеть Валерия здесь, а был перехвачен сразу тремя парами сильных рук, одна из которых радовала присутствующих напульсником с зелененькой коноплей, в то время как на футболке обладателя напульсника значилось: "Нет наркотикам!".
   - Козел! Nзапрещено цензурой около трех разN, ты опять с моей любимой! - бешеным голосом заорал Валерий, пытаясь дотянуться до Келлы. Спрятавшаяся за его широкой спиной Нинка, молча показала средний палец надоедливому поклоннику.
   - Силен, парень, - никак не могли справиться с ним нехилые гости папы, а сам Томас даже в такой момент сумел сохранять спокойствие, заявив, что "у молодых всегда гормоны играют".
   - Пусть играют где-нибудь за пределами этого места, - зычно прогудел тот, кто лишился пива, и буквально через пару минут сопротивляющийся Валерий, все еще желающий "набить морду этому ходячему мертвецу" оказался за дверью. Кстати, удерживать пришлось не только его. Келла был не из пугливых товарищей, и даже после того, как получил бутылкой по голов, все еще хотела разобраться с наглецом, посягающим на его личную девушку.
   - Что за шум, а драки нет? - появился тот самый длинноволосый дядька, которого я встретила у входа в свою квартиру.
   - Была уже драка, - ухмыльнулся один и бородачей. - Сгоняй лучше за пивом.
   - Какое пиво? - возмущенно завопил Томас, увидев меня. - Ребята, мы же не пьем алкоголь!
   Началось.
   Дурдом завертелся с новой силой, набирая обороты.
  
  
   Я осторожно открыла дверь и выглянула в коридор. Баба Яга наблюдался между двенадцатым и одиннадцатым этажом, угрюмо сидящий на подоконнике.
   - А тебе что надо? - он явно забыл, что еще полчаса назад я была его подругой.
   - Вот, возьми, - протянула я фото Нинки, которая радостно улыбалась в объектив. Это снимок делала я сама на зимних каникулах, когда подружка вдруг решила справлять Новый Год у меня, а не дома и не в клубе, и безумно радовалась тому, что в соседнем доме пара придурков едва не подожгла квартиру, неправильно запустив петарду из окна.
   Парень как-то странно взглянул на меня, на фото, потом вновь на меня и вдруг засмеялся.
   - Что смешного? Да, у Нинки здесь кривая рожа, - хмуро проговорила я. - Зато она радостная, как мышь, поселившаяся в сырном погребе.
   - Вот уж не думал. - Произнес он задумчиво. - А ты странная, Катя.
   - Спасибо за комплимент.
   - Нет, в хорошем смысле. Спасибо тебе. Серьезно - если что понадобится, скажи. Валера все для тебя сделает.
   - Да ничего мне не нужно, - засмущалась я. - Езжай лучше домой. Хотя... скажи мне, зачем тебе нужна фотография-то?
   - Я же тебе говорил, - растерялся он.
   - Эээ... Кажется, я прослушала. - Призналась я.
   - Ну, это немного необычно. Только не смейся, Екатеринка. Хочу приворожить хочу любимую, - коварным шепотом отвечал мне Баба Яга.
   - Чего? - я даже поперхнулась я. - Вы... ты в своем уме??
   - Ага.
   - Приворожить? Ее? - стараясь не захихикать, я прижала ладонь ко рту. Надо же! Мою подругу собираются ее же оружием... пристрелить. Пристрелить - не иначе. Потому что даже если какая-нибудь суперсильная экстрасенс или колдунья заставит мою подругу против воли влюбиться в Бабу Ягу, она этого не вынесет.
   - Я тут про такую классную тетку-ведьму услышал. Пришел к ней, а она мне - нужна фотка хорошего качества, и та, где объект приворота будет в самом лучшем расположении духа. А на всех снимках, что есть у меня, Ниночка злая или недовольная. Или безразличная. Но никак не счастливая. Она не любит, когда я ее снимаю, кричит жутко, а когда фотографирую тайно, то она почему-то не улыбается, - поведал мне о своей трудной жизни несчастливого влюбленного молодой человек. - В социальных сетях ее фото вообще нет.
   Еще бы! Неудивительно. Один из родственничков сказал Журавлям, что все данные оттуда просматривает ФСБ, составляя компроматы на все и вся, особенно на обеспеченных людей. Поэтому подруга предпочитала только "аську" и еще парочку программ.
   Ну, Баба Яга, ну силен! Что у него есть общего с моей лучшей подругой - так это упорство, в его случае доходящее до маразма.
   - Может, не надо приворотов? Слушай, отдай мне фото обратно!
   Я испугалась - вдруг и правда Нинку приворожит?? С Келлой у нее же вроде как получилось. Если бы знала для чего ему изображение подруги, ни за что бы не дала.
   Да ну, будет весело, если она в этого шизика втюрится. Поржешь.
   Последней по любому будет смеяться Нина. На моей могиле - если узнает.
   Ну, может ты и права...
   - Валерий, отдай, пожалуйста. Все эти привороты ни к чему не приводят. Они не действуют, - серьезным тоном произнесла я. - Я точно знаю.
   И потянулась за фотографией, Валерий, естественно, отдать ее мне не пожелал. Более того, он спрыгнул с подоконника и почему-то побежал наверх с радостной улыбкой.
   - Отдай! - понеслась я за ним. Господи, ну почему у меня все через одно славное место, начинающееся на букву "ж"? - Отдай сейчас же!
   - Да ни за что! Моя прелесссть, - задорно помахал он снимком передо мной, напоминая не напыщенного богатого папенькиного сыночка с миллионом дурных причуд, каким мне всегда казался, а мальчишку-дурака, того самого, который, как и в известной дразнилке, заслуживает "сорок палок по бокам". - Катюша, отвяжись!
   - Валерий, привороты - это запрещенный прием! Отдай фото! Что за детский сад! - с этим словами, переполненными возмущением, я чуть не упала, но оказалась вроде как подхвачена Бабой Ягой, за что была ему благодарна.
   - Осторожней надо, - тут же сказал он, продолжая меня удерживать - руки у него были сильными, - а фото не отдам. И вообще, я его во внутреннем кармане пиджака спрятал. Попробуй, достань.
   Услышав это, я тут же попробовала достать злополучный снимок. Воистину - благие намерения ведут в ад.
   - Раздевайся! - немедленно потребовала я у этого идиота, за какой-то миг превратившегося в глупого пацана. - Прямо сейчас!
   - Сама раздевайся, - перехватал он одну мою руку, когда как второй я вцепилась в его плечо и не желала отпускать. Ну и пусть наиглупейшая ситуация, но мне нужно это фото вернуть!!
   Естественно, Яга был сильнее - он прижал меня, вцепившуюся одной рукой, к стене и смеялся, легко удерживая.
   - Раздевайся, или я сама это сделаю, - прошипела я, потому что мне его глупые детские игры надоели и полезла стаскивать с него пиджак.
   - Ух, какая ты грозная, - пощекотал меня под подбородком он, не отпуская.
   То, как подъехал на двенадцатый этаж лифт, ни я, ни глупый Баба Яга не заметили. И тех, кто вышел из кряхтящего лифта мы, конечно же, тоже проигнорировали, громко вопя. Наверное, это было зря. Наши слова были непраивльно поняты.
   - Раздевайся? Ого. Я не понял, чем вы тут занимаетесь? И какая у вас поза. - Раздался мрачный, чуть хриплый голос за нашими спинами. Знакомый голос. - Вы меня слышите?
   - Чем занимаются молодые в подъезде? - вышел вслед за Кеем из лифта менеджер Андрей, тот самый красавец-мужчина с обаятельным голосом, что запал мне в душу. - Отстань от них, Кей. Какая тебе разница, не понимаю? Ребята не обращайте на нас внимания! Мы вам не сильно помешали? - обратился он к нам с пониманием. Меня пока не узнавал.
   - Не помешали, - с достоинством отвечал Валерий, не отпуская моих рук, и шепотом спросил, кто это, а мне не нужны были пояснении о том, кто пожаловал в мой скромный дом.
   - Это супер-звезда, - едва слышно пробормотала я, во все глаза разглядывая Кея, застывшего наверху и закинувшего за плечо худи - черную свободную кофту с серой надписью и капюшоном. Сам он оставался в темной майке, открывающей плечи и руки. Надо же, у него и на плечах татуировки имеются - разноцветные, абстрактные... Вроде бы я различаю лапы чудовище, похожего на водного дракона.
   Кей поддерживал наш зрительный контакт - только если у меня взгляд был удивленным и немного испуганным, то у него надменно-изумленным и чуть-чуть озлобленным. А звездой я называла его по двум причинам: первая вполне понятна, а вот вторая заключалась в том, что Кей как раз находился под яркой электрической лампочкой, и мне, стоящей на нижних ступеньках лестницы, казалось, что она светит не над ним, а за ним, создавая некий светящийся желтоватый ореол над его белокурой макушкой. Ну не человек, а просто Ангел. Жаль, что у него звезда во лбу не горит, а то был бы не Кеем, а девицей-лебедью из известной пушкинской сказки. Кстати, первым строчкам описания чудесной девы, этот шикарный (на мой скромный вкус) парень вполне подходит:
  
  

...Что не можно глаз отвесть:

Днем свет божий затмевает...

  
   - Какая супер-звезда? - пристал опять Валерий. Пока что он не узнавал своего недавнего соперника. Он только Келлу помнил хорошо.
   Ох, знал бы ты, дорогой Яга, какая. Наглая и противная звездень.
   - Отпусти меня.
   И я медленно-медленно, как заморенная черепаха, отошла от него, забыв о фотоснимке. Откуда здесь взялся Кей?! И нет, мне вовсе не кажется: вот он, стоит наверху, около нашей квартиры, чуть склонив голову на бок и с совершенно непробиваемым выражением лица. И я не могу понять: то ли он недоволен, то ли обиделся, то ли злится, то ли ему смешно, то ли он полностью погрузился в какой-то неясный для меня скепсис. Но взгляд недобрый - это точно. Ни намека на приветливость. Если это было бы возможно, его взгляд прожег бы меня насквозь как лазерные лучи.
  

...Ночью землю освещает,

Месяц под косой блестит,

А во лбу звезда горит...

  
   - Какая тебе разница, пошли? - Позвал его менеджер.
   - Какая разница? Да вообще-то... вообще-то никакой, - продолжая рассматривать меня, отвечал тем временем светловолосый Андрею. - Мне показалась, что я увидел там одну девушку.
   - Какую еще девушку? - с нескрываемым изумлением поглядел на подопечного менеджер группы "На краю".
   - Свою.
   - У тебя девушек мил... - но закончить фразу мужчина не успел - Кей его перебил в своих лучших традициях:
   - Может, пойдем уже? Или ты хочешь посмотреть на этих? - небрежно кивнул блондин в нашу сторону и первым пошел к двери, ведущей в нашу квартиру.
  
  

А сама-то величава,

Выступает, будто пава...

  
   Господи, что же мне в голову лезет-то?
   - Пойдем. Извините, молодые люди, - весело обратился менеджер ко мне и Бабе Яге, все еще стоящему у стены и молча разглядывающему вновь прибывших, - что помешали вам. Продолжайте, пожалуйста.
   - Да, точно, продолжайте, и помните, что подъезд - не место для... любви, - явно копируя веселый тон менеджера, произнес Кей хорошо поставленным голосом. - Постоянно кто-то будет мешать процессу.
  
  

...А как речь-то говорит,

Словно реченька журчит...

  
   Я тихо засмеялась, прикрыв рот ладонью. Блондину этот мой жест не понравился - он косо на меня взглянул, будто я на чьих-то похоронах дала волю смеху. От его пристальных серых глаз смеяться расхотелось.
   - Да, действительно, смешно, ха-ха-ха. Не всякая девушка... согласится в подъезде.
   - Наверное, только со своим любимым согласится, - проговорила я тихо, а он услышал каким-то чудом, и его серые глаза сверкнули.
   Я застыла, чувствуя, как по спине ползут предательские мурашки. Опять этот дурак несет очередную чушь! Принесло же Кея какими-то ветрами в мой дом! Там и так куча народа, так еще и этот самодовольный глупец решил зайти на огонек. Моя квартира как ночлежка, честное слово. И до чего же Кеюшка парень вредный - нет бы просто пришел, так приперся как раз в самый неподходящий момент! Мне, конечно, все равно, что он тут подумает обо мне и об этом Бабе Яге, но как-то неприятна мне эта ситуация. А то, что Кей не один, а вместе с этим импозантным молодым мужчиной, который мне так нравится, ситуацию только усугубляет.
   - О чем он? - не понимал Баба Яга всей напряженности этой глупой и двусмысленной ситуации.
   - Кей - Кей, опять ко всем придираешься, - покачал головой Андрей, чей голос меня очаровывал не менее, чем внешность солиста "На краю". - На своем опыте знаешь о подъездах? - поинтересовался между тем он, уже около самой двери, ведущей в мою квартиру.
   - Да, на своем, личном, - не отводил от меня взгляда Кей. Все-таки парень удивлен.
  
  

...Молвить можно справедливо.

Это диво, так уж диво...

  
   Но что значит на своем опыте? Вот поганец!
   Не, он извращенец.
   - А в квартире весело, - прислушался тем временем к звукам, доносящимся из-за двери, красавец Андрей, - этот Томас вообще мужик веселый. Кстати, теперь я понимаю, почему ты злишься. Я оторвал тебя от какой-нибудь новой...
   - Можешь помолчать? - недовольно спросил солист группы. Я фыркнула.
   - Какой ты сегодня нервный, - поднял руки вверх Андрей в примирительном жесте, а затем позвонил в дверь. Ему долго не открывали.
   - Ну, кто это, а? - шептал тем временем мне на ухо Баба Яга, и, судя по его зловещему тону, Кея молодой человек все же узнал, - этот манерный пи... кхм... кхм... парень ведь тоже в парке был, да? Друг того синеволосого ублюдка? Слушай, он что, твой парень?
   - Нет, - отчаянно зашептала я в ответ, косясь на отвернувшегося певца, - он просто так...
   - Точно твой парень, - сделал какие-то совершенно странные выводы Валерий. - Он, наверное, что-то не то подумал про нас. Ну и взгляд! Ревнует он тебя.
   У тебя самого, знаешь, какой взгляд, когда ты Нинку с другими парнями видишь?
   - Но не бойся - я тебя выручу. В знак благодарности, - и без перехода, Валерий крикнул на полподъезда. - Эй, ты, стой!
   Кей нехотя обернулся. Лицо при этом у него было недовольное.
   - Это ты мне? - процедил молодой человек сквозь зубы.
   - Не тебе, - тут же встрял Андрей, которому не улыбалось, чтобы Кей влезал в какие-то непонятные разборки непонятно с кем.
   - Нет, это мне, - тут же заупрямился блондин.
   - Ему! - тут же подтвердил Нинкин поклонник. - Слушай, белый хрен, она не хотела, я к ней приставал.
   - К кому? - нехотя поинтересовался музыкант, пропустив мимо ушей милейшее обращение к своей персоне.
   - К кому? К стене, блин. К этой девочке. Так что ты не так все понял, - объявил Валерий с какой-то странной гримасой.
   - Ну, приставай дальше, - опять отвернулся Кей с явным намерением последовать за менеджером в мою квартиру, как только она распахнется, но, не смотря на то, что Андрей нажимал на звонок, никто не открывал - наверное, из-за музыки не слышали.
   - Нет, ты не понял! - с жаром возразил Баба Яга, хватая меня за талию, и мне почему-то стало неприятно, так, что пришлось отбиваться от него. - Девочка не хотела, а я к ней реально приставал!
   - А я при чем? - откинул прядь волос со лба Кей.
   - Как при чем? Вы же встречаетесь.
   - Если только в ее снах, - услышала я грубый ответ.
   - Да, парень, иди-ка ты со своей девушкой... на другой этаж, - встрял менеджер. Говорил он также спокойно, но в голосе появилась едва заметная угроза. Какой же у него все же голос красивый!
   - Никуда я не пойду, нам и тут удобно, - ничуть не смутился Валерий, прижавшись к стене. Другой рукой он все еще фривольно пытался обнять меня.
   - Тогда будь добр, отстань от нас.
   - Но я к ней приставал! - гордо заявил Валерий, ткнув в меня пальцем. Я потерла плечо - больно же.
   - А мне-то что? - волком посмотрел на него Кей. Их разговор завертелся по кругу.
   - Как что? - искренне изумился Валерий. - Она же твоя девушка.
   - Твоя девушка? - так же искренне удивился Андрей, не звонивший, а теперь стучавший. - Что за бред? Кей, не обращай внимания. Мальчик явно перекурил. Парень, ты прости нас, что мы тебе и твоей девушке помешали, но мы уйдем, и занимайтесь чем хотите, идет? Будешь сам ее защищать, окей?
   Дверь, наконец, открылась - стук, в отличие от сломанного звонка, услышали. Тот самый дядька с длинными волосами, только что выходивший покурить на площадку, обрадовался новым гостям, как родным:
   - Проходите! - перекрикивая усилившуюся музыку, проорал он, еще чуть более нетрезвый, чем раньше, - мы ва-вас это... ждем!
   - Спасибо, - светски улыбнулся Андрей. - Кей, заходи в обитель авангарда.
   - А вы вообще, кто? - с широченной улыбкой спросил длинноволосый папин гость, стоя в дверях. Почему он в моем доме распоряжается, как будто в своем собственном?
   - Мы к Томасу, милейший. Посмотреть эскизы, - тут же назвал цель своего визита менеджер, явно удивленный общей обстановкой в квартире.
   - Это здорово! То-томас вам будет несказанно рад. Пррроходите, проходите скооорее!
   - Превосходно. Кей? Так и будешь стоять на лестнице?
   - Естественно, нет.
   Видя, что жертва уходит, Баба Яга вскричал:
   - Парень, белый, стой! Я же русским языком сказал - полапать телку хотел!
   Какая я тебе телка, чмо рогатое? Это уже ни в какие ворота не лезет!
   - Да лапай, сколько влезет, - тихим, но несколько хриплым, видимо, от злости, голосом проговорил Кей. - От меня ты чего хочешь?
   - Ну защищай ее, - заявил к моему полнейшему ужасу Валерий. Вот же идиот. Ага, как же, будет Кей меня ревновать. Наивный Яга.
   - Ты упал, что ли? С какой стати? - полностью поддержал эти мои мысли сам Кей.
   - Кей, не слушай нарка. Заходи в квартиру, - слегка подтолкнул подопечного менеджер. Ситуация ему все больше не нравилась.
   - Да я тебе что, на ослином языке говорю, что к твоей девчонке приставал? - разорался Валерий, который, как оказалось, выходит из себя очень быстро.
   - А я что, похож на рыцаря в сияющих доспехах, чтобы всех защищать? - с большим презрением спросил музыкант.
   - Да. - Некуда было отступать Нининому поклоннику, который хотел сделать мою жизнь еще более ужасной, чем она была на тот момент.
   - Но я не его девушка, - подала я голос, отходя подальше от него и ближе к Кею.
   - Ах, да, - сверху вниз посмотрел на меня тот, - у тебя же был какой-то дизайнер.
   - Какой еще дизайнер? - совершено забыла я о старой лжи.
   - Не знаю уж, какой. Его, наверное, кроме тебя никто не видел.
   - Так вы все-таки знакомы? - поинтересовался Андрей. Его, судя по заинтересованному взгляду, все больше и больше забавляла ситуация. Но Валерий ему очень не нравился.
   - А что тут, собственно, про-происходит? - заинтересовался и длинноволосый мужик, выходя на площадку босиком.
   - В вашем доме много наркоманов, - с насмешливой улыбкой ответил менеджер "На краю". Он явно намекал на Валерия.
   - Да нет, - стушевался гость Томаса, - мы в молодости завязали...
   - Я не про вас, а про них, - опять улыбнулся Андрей.
   - Ааа. Да-да. Точно-точно. Ну, вон тот белобрысый точно наркоман, - профессиональным взглядом обвел присутствующих длинноволосый. Валерий заржал.
   - Боюсь, вы ошибаетесь, - сухо отвечал Андрей, напоминая мне молодую мамочку, страшно гордящуюся успехами своего первенца, о котором вместо ожидаемого комплимента вдруг сказали, что он совсем неталантлив.
   - Защитить не хочешь? - наседал тем временем Валерий.
   - От кого? - уже обозлился светловолосый. - Какого тебе надо, недоумок?
   - От меня, - таким самодовольным тоном произнес Валерий, будто бы был не Бабой Ягой, а Змеем Горынычем и соблазнителем в одном лице. - А недоумок тут ты. Защищай, говорю.
   - Не имею ни малейшего желания, - отрезал певец.
   Козел!
   Лифт в очередной раз закашлял, побулькал и выплюнул из своих недр Фроловну, как раз возвращавшуюся с вечерней прогулки. Надо полагать, обход двора и всех близлежащих участков был счастливо завершен, и старушка направилась в гости к Семеновне, живущей, как и я, на последнем этаже.
   - Это что тут у вас такое происходит, ироды? - окинула она нас всех сердитым взглядом. - Орут и орут на весь подъезд. На первом этаже слышно. Идите по своим подъездам и вопите сколько влезет.
   - Я в своем подъезде, - сказала я устало.
   - А! Это опять ты, Радова! - негодующе уставилась на меня Фроловна. - И опять со своим дружком! Катя-Катя, а ведь раньше я была о тебе хорошего мнения, - покачала головой бабушка и гаркнула. - Пятый уже! И, может быть, даже шестой!
   - Вы о чем? - затравленно покосилась я на нее.
   - А все о том же! О хахалях твоих! Опять с новым. Сколько же их у тебя?
   - Да ни одного.
   Нечаянно я посмотрела на Кея. Он крайне задумчиво тер указательным пальцем подбородок, не сводя с меня серых глаз. Чего это он так уставился? Я ему, кажется, денег не должна еще пока.
   - Уже в подъезде твои дружки разборки устраивают! - не унималась бабка. - Вы еще корейскую семью заведите!
   - Чего? - удивился Валерий, - это какую?
   - Когда два мужика и одна баба. - Пояснили ему тотчас.
   - А, это шведская, - почему-то обрадовался Баба Яга.
   - А мне по барабану, хоть гондурасская! Это ведь позор для девицы! Катерина, тебя замуж никто не возьмет! То с одним вижу, то со вторым. То с третьим, то с четвертым. Тьфу! Никто не возьмет, помяни мое слово.
   - Я возьму! И ты. И шведской семьей жить будем, да, чувак? - весело кивнул Валера Кею.
   - Закрой пасть, - было ему ответом, а Фроловна продолжала вопить.
   - То с одним гуляешь, то с другим. То с этим, - неэтично указала на Валерия пальцем старушка, - целуешься-милуешься около дома, то с этим обнимаешься, - почему-то теперь соседка показала на Андрея, разом переставшего улыбаться. Ну уж с ним я вообще никогда не встречалась!
   - Извините, вы ошибаетесь, бабуля, - тут же отреагировал он.
   - Я никогда не ошибаюсь, милок, - отрезала соседка.
   - Думаю, в вашем возрасте это феноменальное явление.
   Но Фроловна не обращая внимания на его фразу, продолжала возмущаться, и с каждой секундой ее голос становился все громче и увереннее, как будто она находилась в зале суда в качестве обвинителя, нащупавшего слабую сторону в защите обвиняемого.
   По словам этой чокнутой бабульки я встречалась с большей половиной района! У нее какое-то неправильное представление обо мне!
   - Что вы говорите! - рассердилась я от такой клеветы. - За кого вы меня принимаете?
   - За даму легко поведения, наверное, - тут же подсказал Валерий.
   - За легкодоступную девицу, - была полностью с ним согласна Фроловна и снова стала рассказывать про меня какие-то странные вещи, связанные с моими многочисленными мифическими поклонниками, множившимися в ее воспаленном разуме в геометрической прогрессии.
   Кея информация, выданная за пару минут пожилой женщиной, впечатлила. Может быть, я была не права, но он даже кулаком по стене ударил.
   - Надо же, - как можно более равнодушным голосом проговорил он, думая, что я этого не заметила, - не думал, детка, что тебе настолько не хватает мужского внимания. Даже с этим раздолбаем ты....
   - Выражения выбирай! - окрысился молодой человек с фольклорной кличкой.
   - Заткнись, ты меня раздражаешь, - приказал ему Кей, но Валерий был не таким человеком, которому можно было указывать, поэтому он тут же сам ответил:
   - Сам захлопнись, клоп белый. Говорю же, защищай девушку.
   - Ужас, бордель развели! Бордель! - и сплюнув на лестничную площадку, соседка позвонила в квартиру подслушивающей происходящее Семеновны и удалилась в ее квартиру. Уверена, они точно будет подслушивать и подсматривать в глазок вместе, а потом начнут сплетничать. А Кей все еще, не смотря на все старания Яги, оставался безразличным, правда, и в квартиру заходить не торопился. Нинкин поклонник решился на отчаянный шаг.
   - Прости, Катя, - успел шепнуть мне Валерий и выдал вслух мысль о том, что именно со мной он бы хотел провести прекрасную ночь в этом всеми богами забытом подъезде, и что конкретно хотел бы сделать. Только все это было сказано в выражениях, далеких от вежливых и приятных слов. Он дразнил Кея.
   При этом он мне подмигнул и чуть сжал плечо, словно подбадривая.
   - Ты больной, - только и смогла сказать я ему, но это слышал только лишь Баба Яга.
   - Вау, - со злобой и ревностью посмотрел на меня Кей. - Я думал, ты скромная. А ты умеешь делать... подобные вещи, детка. Главное, сколько людей об этом знают... кроме меня.
   С этими словами, он, оттолкнув зазевавшегося длинноволосого дядьку, все же вступил в мою квартиру.
   - Да я... - это были единственные слова, сказанные мною в свое оправдание, хотя я вообще не понимала, с чего это я должна оправдываться перед этим монстром, волею судьбы играющим музыку, а не собирающим души невинных людей по всему свету. Не буду я перед ним оправдываться! Вот если бы это бы брат Кея - Антон, то тогда, конечно, я сказала бы много слов.
   Но Валерию, кажется, оправдываться очень нравилось. Он никак не мог прикрыть свой словесный поток. Видя, что Кей вновь уходит в квартиру, этот недоумок решил сымпровизировать на тему обзывательств, поэтому заорал вслед солисту "На краю". Выдал, что называется.
   - Эй, блондинка, стой! Блондинка!
   - Ахахаха, - невежливо засмеялся длинноволосый гость Томаса, - ну парень прикол отмочил. Блондинка! Ох, я не могу!
   - Чертова блонди! - Не закрывалась хлеборезка у Бабы Яга, а длинноволосый своим визгливым смехом осложнял ситуацию. Кажется, мужчины не слишком любят, когда к ним обращаются таким образом, путая с женщинами.
   Вот даже мой брат, к примеру, рохля рохлей, но такого тоже вынести не в силах. В те славные времена, когда Эдгару было лет тринадцать, и он еще только-только начал познавать все прелести виртуального пространства, мой старший братец решил, что не будет больше стричься, дабы раз в месяц не отвлекаться от компьютера по такому пустяку. Томас в те времена тоже имел такую привычку, и как результат его шевелюра была сантиметров на пятнадцать длиннее нынешней, поэтому сын брал пример с отца. Бабушка, как-то приехавшая к нам в очередной раз, была очень озадачена, увидев внука с нечесаными и почему-то волнистыми волосами до плеч. Ведь всего лишь месяца три назад на его голове была вполне обычный мальчишечий "ежик". Она долго втолковывала внуку, что "хорошие мальчики" должны иметь короткие волосы.
   - Папа что, настолько плохой? - мрачно осведомился во время одного такого разговора брат.
   - Ну, не то, чтобы плохой, - задумалась тут же бабушка, - но увалень порядочный. А почему ты спрашиваешь?
   - Ба, ты на его волосы погляди, - посоветовал ей внук. - Получается, он вообще мерзким типом должен быть. Почему это Томасу можно, а мне нельзя?
   - Как ты говоришь о своем отце!
   Я, присутствовавшая при этом разговоре, захихикала, но услышала только:
   - А ты Катя, лучше бы не смеялась, а волосы отращивала. Что за дом! Один ножниц боится, другая волосы режет. Я скоро приеду, вы тут вообще будете, как эти... как их...
   - Как панки, - услужливо подсказал Алексей, сидевший рядом. Он только что приехал с какого-то там модного показа, ослушавшись бабушку, которой вовсе не нравилось, что ее младший сын стал какой-то там моделью. Дядя поэтому и предпочел давным-давно жить не с родителями, а со страшим братом, чтобы избавиться от бабушкиной опеки и ее нотаций.
   - Вот именно. С этими, как их... волосами грязными, которые торчат...
   - Ирокезами, - подсказал дядя.
   - Да-да, вот именно. С ужасными разноцветными ирокезами.
   - Бабушка, - ответила я тогда, - но ведь я всего лишь сделала каре!
   - Каре - это боевой порядок пехоты, построенной в виде квадрата, древний город в Армении и комбинация игральных карт в покере, - поджала губы бабушка. А у тебя, милая, боб.
   - Какой боб? - испуганно потрогала я волосы, которые впервые в жизни так коротко обрезала по наставительным советам Нинки, возомнившей себя королевой моды уже в том возрасте.
   - Обычный. Каре, милая - это когда с челкой, а у тебя ее нет. Так вот, дети, если ваш отец-разгильдяй не в силах объяснить вам, то это сделает ваша бабушка. У хороших мальчиков волосы короткие, а у хороших девочек - длинные. А у вас все наоборот.
   - А мне все равно длинные волосы нравятся, ба, так удобнее. Буду так всегда ходить, - и с этими словами Эдгар ушел в свою комнату к заманчиво жужжащему процессору.
   Правда, уже через пару дней он радикально поменял свое мнение насчет прически. Отправившись со своим единственным другом, таким же чокнутым компьютерщиком в какой-то магазин, мой, тогда еще очень субтильный и невысокий, брат был принят за милую девочку группой местных любителей дворовых посиделок, семечек и пива, и вынужден был спасаться от их назойливого внимания бегством. Дома он своими руками отрезал себе хвост к папиному огорчению и к бабушкиной радости. Она-то, бедная, думала, что это на Эдгара так ее нотации подействовали.
   Интересно, Кей будет себя чувствовать так же неловко, как и Эдгар, или по-другому отреагирует? Его ЧСД не позволит ему менять прическу. Уверена, он ею безмерно гордится.
   И солист группы "На краю" оправдал мои лучшие ожидания.
   - Блондиночка, ты глуха? - издеваясь, повторил Валерий.
   Кей замер. Обернулся. Сделал пару шагов к Валерию. А глаза его при этом были настолько злые, что мне на миг стало страшно. По-моему, его Валерий все же сумел задеть за живое. Пошлыми намеками обо мне - нет, а обзывательствами - да.
   - Да, ты, блондинка! Ты мне женщину напоминаешь, - спокойно так продолжал Баба Яга, не чувствуя, как накаляется атмосфера. - А знаешь чем? Девчонку свою защитить не можешь, да и внешность женская.
   Как же Кей психанул! Мое израненное сердце получило свою дозу обезболивающего. Вначале он очень громко ударил по косяку крепко сжатым кулаком (думаю, и больно тоже, потому что у меня лично рука бы от такого удара развалилась бы на две части, или даже на три). Потом рывком кинул свою худи на пол, глянул на меня, как на врага народа, еще раз треснул кулаком по стене - уже ногой, и, не торопясь, стал спускаться вниз, прямиком к Валерию, который тут же нервно стал отходить назад.
   - Да перестань ты, - хлопнул музыканта по плечу Андрей, догоняя, - пошли уже, хватит подзадоривать этого наркомана.
   Сто по сто, солист знаменитой рок-группы не слышал своего старшего товарища. Кей готов был броситься на обидчика, но менеджер оказался на высоте. Он перехватил подопечного, не давая ему кинуться на Валерия, а сам в очень вежливых выражениях попросил Ягу уйти куда-нибудь. Желательно куда-нибудь в преисподнюю.
   - Убери руки, - прорычал Кей. - Я одному козлу сейчас покажу, кто тут женщина, а потом пойду.
   - Покажи, покажи, - начал заводиться и Валерий. Нет, он определенно имеет неустойчивую психику.
   - Кей, уймись, - холодно сказал Андрей. - У тебя же фотосессия на днях, одумайся. Ты с разбитым лицом хочешь сниматься, я не понял?
   - Да пусть будет драка, - жизнерадостно проговорил длинноволосый дядька. - И пусть победит сильнейший.
   - Что ты несешь? Какая драка? - появился откуда-то мой папа. Как я говорила, он физически не переносит насилия. - Что тут происходит? Добрый вечер, Андрей. Я вас давно жду, а вы все не идете и не идете.
   - О, простите, - продолжал удерживать Кея менеджер, - мы немного застряли около вашей квартиры. Видите ли, тот субъект хочет немного побоксировать. - И он кивнул на Валерия, который уже давно ничего не хотел.
   - Опять ты!- негодующе сказал Томас, - тебе что, драться не с кем, чудило ядреное? Ой, Катенька, а ты почему там стоишь?
   - Я тут гуляю папа, - отвечала я ему раздраженно.
   - Ты лучше гуляй на улице, а не по подъезду, а то соседи будут думать, что ты тут распиваешь спиртные напитки, куришь или занимаешься другими плохими вещами.
   Андрей понял, что я - дочь Томаса и тихо засмеялся. Еще бы, ему не улыбаться, он-то как раз решил, что я тут плохими вещами занимаюсь.
   - А еще лучше, Катя, иди в клуб, - продолжал давать глупые советы папа, - повеселись там. Ну ладно, всех прошу в дом! Прошу, как говориться, к нашему шалашу.
   - Мрачный у вас шалаш, - усмехнулся Андрей, увидевший обстановку в доме.
   - Отпусти меня, - обозлено взглянул на него из-под челки Кей, - я ему еще раз врежу.
   - Ты бы девушку свою защитил, дебил. Ну, давай, давай, врежь мне, слабак!
   - Прекрати уже, Валерий, - взмолилась я.
   - А что тут происходит? - вдруг показалась в дверном проеме Ниночка и Келла, который в это вечер не хотел оставлять ее одну и, кажется, решил проводить домой.
   - Я не совсем понимаю, милая, - ответил тут же Томас, - но, по-моему, этот несносный тип ухаживает за Катенькой. Мне ее прежний мальчик куда больше нравился, кстати, вот... - но его голос был заглушен гневным криком Валерия, который тут же и думать забыл о Кее и переключился на его синеволосого друга. Теперь он очень хотел побить Келлу. Ниночка на Ягу, только что более-менее адекватного, подействовала, как красная тряпка на быка. Хорошо еще, из квартиры вышли те самые волосато-бородатые рокеры и не дали Валерию осуществить свои намерения.
   - Давай ему вместе вломим? - серьезно предложил Келла, показывая Кею красноречивый жест: легонько ударил кулаком по своей щеке.
   - Давай.
   - Вы с ума сошли! - не на шутку обозлился и Андрей, - я привез вас к человеку культуры, а вы тут драку устраиваете!
   - Вот именно, - зачем-то поддержала я его, потому что мне было жалко Валерия, и не хотелось, чтобы его действительно побили.
   - О, а эта девочка знает, кому поддакивать, - громким шепотом сообщил Келла, но слышали его только я, Кей и Нинка, - ей наш менеджер очень по кайфу.
   - Заткнись, - ткнула его кулаком в бок Нинка, - ты чего, сплетник, охренел в конец?
   - Так тебе реально еще и он нравится? - в упор посмотрел на меня солист "На краю", а в это время папины гости под его чутким руководством выпроваживали Бабу Ягу. Фроловна из-за двери орала, что "сектанты бьют честного человека". Весь этот шум кончился тем, что в квартире нашей раздался вдруг вопль, гром, шорохи, а потом в коридоре появился Краб и не своим голосом завопил:
   - Дух пришел! Мы вызвали духа!
   - Страсти какие, - раздалось из-за двери Фроловны.
   - Слышите? Мы вызвали духа!! - Завыл медиум. Где-то заржал Леша.
   - Я сейчас милицию вызову, - появилась, как по мановению волшебной палочки, на площадке учительница физики со своим мужем, - да что такое, каждую пятницу орете и орете!
   - Вот именно! - раздалось из-за двери Фроловны.
   - Андрей, проходите, пожалуйста, - Томас взял опешившего от такого количества событий менеджера за локоть и провел в квартиру, чтобы тот едва не столкнулся с вышедшим из комнаты Лешей:
   - Да это кто-то из вас блюдце двигал, - пренебрежительно проговорил он, - придет к вам дух, ага. Рты пошире раззявьте, дебилы медиумные.
   - О, дизайнер, я видел его работы, - проводил его взглядом Андрей. - А в вашем доме много всяких... интересных людей.
   - Достаточно, - благодушно согласился Томас, - а где ваш талантливый музыкант с синим волосами и моя почти что дочка Ниночка?
   - Они убежали, взявшись за руки, - ответил длинноволосый дядька.
   - Келла нашел себе девушку?
   - Ниночку Журавль! Замечательная пара! Я вам о ней все-все расскажу.
   - Кей, ты знал, что у Келлы есть девушка? - почему-то спросил Андрей у второго музыканта, все еще сердитого, как двести тысяч крокодилов.
   - Я что, шпион? Откуда мне все про него знать? Андрей, мне тоже пора.
   - Уже? Ты же не видел ничего.
   - С одной девушкой поговорить хочу, - убрал со лба челку молодой человек.
   - Ну-ну, - скептически посмотрел на него менеджер.
   Со мной, что ли? Не хочу я с ним говорить.
   Но Кей просто-напросто вновь поступил по-своему. Взял меня за руку и потащил за собой.
   - Не гуляйте долго, - раздался вслед радостный голос Томаса, - до полуночи не задерживайтесь! А, вообще можете не приходить домой этой ночью! Андрей, милая пара, правда?
   - Я чего-то не улавливаю здесь...
   - В этом доме ничего и не надо улавливать, - и эти слова, сказаны кем-то из гостей отца, были последним, что я расслышала.
   - За мной. - Отрывисто сказал Кей, спускаясь по лестнице. Лифт проигнорил.
   - Эй! Куда?
   - Куда я скажу. Я теперь понимаю, почему ты такая, - проговорил Кей, таща меня за собой - а спускался он быстро: еще бы, с такими длинными ногами медленно ходить просто неприлично.
   А мне вообще-то немного больно! Но я не сказала ему ни слова об этом.
   - Какая?
   - Легкодоступная, если верить этой старухе.
   - Сам ты такой, мало ли что она обо мне говорит. Бред какой-то! Она с ума сошла!
   - Не мало она говорит, и очень интересно, - возразил он и молчал до тех пор, пока мы не оказались во дворе дома, освещенного фонарями.
   - Садись, посидим, - кивнул на лавку парень.
   Ну вот, совсем не романтично сидеть в собственном дворе, в котором ты знаешь каждый кустик. Хорошо хоть почти все листики распустились, и двор теперь не голый, а зеленый, нарядный.
   Кей откинулся на спинку скамьи и закрыл глаза. Я сидела на самом краю лавки, и тоже молчала. И чего мы сюда пришли?
   Я повернула голову и посмотрела на блондина. Когда он вот так вот закрывает глаза и, не двигаясь, откидывает голову, словно бы спит, он кажется милым и усталым от всего ребенком. Почему же когда он открывает рот, то говорит только одни гадости?
   Я рассматривала лицо Кея, тайно чему-то радуясь.
   Еще скажи - когда я вижу его прекрасную физию, я словно прикасаюсь к какой-то тайне.
   Ага...
   Я просто в умилении.
   Да...
   Слушай, ты же его должна жутко не мочь терпеть, ведь ты узнала, что этот упырь - близнец Антона, который портит ему жизнь.
   Да, но, знаешь, лучше бы они оказались одним человеком.
   С раздвоением личности?
   Да хоть с расстроением.
   По-моему, он и так расстроен. Смотри, как хмурится. Давай, порадуй его!
   Как?
   Возьми за нос - перекроешь доступ к кислороду, он обрадуется, наверное.
   Я больна.
   Я и не спорю.
   Пока я раздумывала, старательно приглушая голос своего эго, светловолосый резко открыл глаза.
   - Бу, - сделал он вид, что пугает меня. А я действительно немного испугалась, как бы смешно это не звучало.
   - Чего уставилась? - подозрительно спросил Кей.
   - Просто так, - смутилась я.
   - На меня просто так не сморят.
   Да что ты говоришь? А как на тебя смотрят? В бинокль или в подзорную трубу, чтобы лучше видеть. В ответ я ему это, естественно, не сказала.
   - Возьми, - протянула я молодому человеку его худи, брошенную на площадке. - Замерзнешь. Холодает.
   Интересно, почему не смотря на слова Антоши я не чувствую к этому Кею каких-нибудь сильных негативных чувств? Ведь теперь я точно знаю, что супер-звезда просто делает гадости близнецу. Кстати, никогда не думала, что двойняшки могут до такой степени друг друга не любить. Мне казалось, они что-то вроде одного целого. Не зря же по телевизору частенько показывают передачи о том, что между ними существует какая-то особенная мистическая связь, и даже сны им снятся одинаковые. Последний факт был выведан мной в школе у девочек-близняшек, учащихся в нашем классе.
   - Подобрала? Она грязная, не буду надевать, - свысока сказал он и небрежно кинул кофту рядом с собой.
   Ну и ладно, мерзни в своей майке, на улице похолодало.
   - А вообще, можешь оставить себе и продать в Интернете.
   - Спасибо, не... я так и сделаю, - перегнувшись через него, я вновь завладела предметом одежды. Отдам ее Нелли - пусть радуется.
   - Ты такая алчная девушка.
   А ты такой придурок, просто слов нет.
   - Да, я меркантильная. Зачем ты меня сюда позвал?
   - Там сильно скучно и шумно. Кстати, твоя подружка-демоница что-то действительно делает с Келлой. Скажи ей, чтобы не слишком увлекалась им.
   - Зачем мне это говорить Нинке? И называй ее, пожалуйста, по имени. Почему ты при ней весь такой вежливый и милый, а за глаза называешь демоницей?
   - А разве она делает не так же? - с кривой улыбкой спросил Кей, вычерчивая носом кед на земле какой-то знак.
   - Хватит обсуждать человека.
   - Хорошо, тогда ответить мне, не задумываясь. Ну, что у тебя с этим уродом? - близко-близко наклонился ко мне Кей, и самые длинные пряди его волос касались моих щек. У меня перехватило дыхание - такой он был милый, как переродившийся современный и неформальный Аполлон.
   - С Валерой? Ничего, - отвела я взгляд, - это все просто случайно вышло...
   - Случайно? - протянул он, почему-то не веря мне.
   - Да.
   - Да? - и он легким движением повернул меня за подбородок, чтобы я смотрела прямо. - Сколько у тебя там парней по подсчетам этой бабки?
   - Дебил что ли? Нет у меня никого.
   - По ее словам много, да. А мне ты даже, - он опять невесело засмеялся, - даже поцелуй подарить не хочешь. Видишь, как я красиво ради тебя выражаюсь?
   - Спасибо, ты очень мил. - Мне захотелось коснуться его кожи.
   - Нет, ты просто решила позлить меня, да?
   - С чего бы это? Нет, совсем нет.
   - Да.
   - Нет.
   Кей, ты такой глупый. Я бы очень хотела позлить тебя и заставить ревновать, но не думаю, что я смогу сделать это специально.
   - Тебе нравится это делать. И не спорь, малышка.
   - Это тебе нравится меня злить, - тут же возразила я. - И унижать
   - Когда это я тебя унизил? - удивился он.
   - Всегда, - я хотела назвать его по имени, но тут же вспомнила, как на самом деле его зовут, поэтому добавила с легким злорадством, - Кирилл.
   - Что? - его холодные глаза блеснули в темноте.
   - Я знаю твое настоящее имя, - с триумфом сказала я. - Кирилл Тропинин.
   - Если ты кому-нибудь об этом скажешь, я поймаю тебя и убью, - услышала я разозленный голос, - повешу. Я не буду тебя даже спрашивать, от кого ты узнала, чтобы не вздернуть этого человека прямо сейчас на ближайшем суку. Поняла меня?
   - Ты такой вежливый.
   Он едва слышно выругался.
   Ой, как же не идет ему ругаться такими словами! И где наша хваленая выдержка и ядовитая язвительность, спрашивается?
   - Такой, какой есть. Ты меня выставила идиотом, - вдруг сказал он.
   - Извини.
   - Простым "извини" не отделаешься, малышка, - парень вновь наклонился чуть ближе.
   - В смысле? - не поняла я, нервничая.
   - Еще раз со мной куда-нибудь сходишь?
   - Значит, Арин прав, - глубокомысленно произнесла я, желаю подразнить парня, - и я тебе нравлюсь.
   - Это он так тебе сказал?
   - Ага.
   - Наверное, он соврал. Прости. Мой друг часто врет, - и вновь он немного наклонился. Такое чувство, что меня пытаются соблазнить. Нет, это конечно, восхитительно, и все такое, но... тысяча но! - Ты мне не нравишься. Слушай, детка, это странная просьба, но ты ее выполнишь, идет?
   Он прошептал ее больным тоном.
   - Какая еще просьба? На луну повыть? Поскакать вокруг тебя на руках? Полетать?
   - Обними меня, Катя? - будничным тоном сказал Кей. Лучше бы я выла и скакала. Ну, как можно оказать ему, когда голос его такой... нормальный, как в первый вечер нашего знакомства.
   Он улыбнулся, напомнив мне Антона - у того была такая же искренняя улыбка. Братья... Что сказать?
   - Я же тебе не нравлюсь.
   - И что? Обними.
   И Кей одними губами добавил: "Пожалуйста".
   И мне пришлось его обнять, с опаской, едва касаясь ладонями его спины, хотя я не думаю, что мне было неприятно это делать. Напротив, в те несчастные минуты мне было легко и очень хорошо, словно я только что нашла обладателя второго конца красной нити, которого так давно искала.
   Он обнял меня в ответ. Вздохнул. Я осмелела и коснулась его волос. Думала, что они будут жесткими, но нет, они оказались мягкими. Просто не Кей, а пушистый кот. Который нагулялся сам по себе и, наконец, разрешил хозяйке погладить себя. Жаль, Кей мурчать не умеет. Хотя он, вообще-то поет, и если принять его голос за мурлыкание... Ну что я опять несу? А ведь понимаю, что Антон, скорее всего, прав, его брат-дурак просто-напросто пытается, скажем так, соблазнить глупую Катю, чтобы насолить Антону. А Арина все же Кей уговорил мне позвонить, чтобы поднять свои акции в моих глазах. Но почему бас-гитарист группы на краю позвонил именно сегодня, так вовремя? Может, Антон брату все рассказал? Да ну, такого быть не может. Антош, прости меня за сегодня, ведь я опять делаю какие-то глупые, нет, идиотские вещи. Сижу, и обнимаю твоего брата, которые так похож на тебя в эти минуты, и даже странно, что я не замечала этого вашего сходства раньше. Хотя, ты очень хотел, чтобы я его не замечала. Нет, надо перестать думать и просто насладиться моментом. Но буквально через две секунды музыкант все испортил.
   - Как твоя нога? Болит? - вдруг спросил он.
   И я резко отпрянула от Кея, чувствуя, как расширились от удивления мои глаза:
   - Откуда ты знаешь, что у меня нога болит? - на какие-то секунды мне вновь вдруг показалось, что Кей и Антон - один и тот же человек, но, этого не может быть. Они братья.
   - Ты слегка хромала, - пожал плечами парень, напуганный моей реакцией.
   - Хромала? Но у меня вроде почти ничего не болит, - растерялась я.
   - Я не знаю, почему не болит, но ты явно хромала.
   - А зачем ты в таком случае тащил меня за собой так быстро? - не выдержала я, - раз знал, что мне может быть больно, чисто теоретически?
   - Эй, это моя ошибка, мне жаль, - серые глаза, казавшиеся в темноте темнее обычного, на мгновение закрылись. - Я был взбешен.
   - Ты, наверное, специально хотел, чтобы мне было больно, - мстительно сказала я.
   - Нет, ты что. Я не доставляю женщинам физической боли. - Сделал вид, что ему искренне жаль, парень. Но меня-то не проведешь! Еще пара встреч с этим светловолосым недоумком, и я буду знать его также хорошо, как и родная мама. Кстати, его-то мама любит, а вот бедного Антона, кажется, не очень.
   - Ну-ну.
   - Я похож на садиста? - уже другим, развязным тоном тут же спросил он.
   - Да.
   - Серьезно?
   - Да.
   - Итс кул, детка, - и зачем он новь наклоняется ко мне и не сводит серых глаз с моего лица? Зная его, могу предположить, что я в чем-то испачкалась.
   - Что? - почти беззвучно одними губами спросила я.
   - Что что?
   - Это я у тебя спрашиваю.
   - Прости, - непонятно зачем произнес блондин и осторожно коснулся моего перевязанного под джинсами колена. - Прости, Катя.
   И все ближе и ближе ко мне наклонялся, и, наверное, я бы сама поцеловала этого наглого красавца, если бы нам не помешали.
   - Кей, - раздался как всегда веселый и громкий голос Келлы, - ты... о, прости, помешал! Дядя Келла удаляется. Он какбэ не существует, продолжайте, детки, - и с хохотом синеволосый перепрыгнул ближайший забор с намерением скрыться в кустах.
   - Ничему ты не помешал. Пока, малышка, - Кей щелкнул меня, как маленькую, пальцем по носу.
   - Мужик, не стесняйся, продолжайте, - запротестовал его одногруппник. Как потом выяснилось, Нинку он уже проводил.
   - Нет, пора.
   - Я - обломщик? Хреново. Пока, Катя, - отвесил мне шутовской поклон барабанщик на краю, - я люблю твою подружку! Скажи ей это!
   - Скажу, - пообещала я. Честно сказать, я была недовольна появлением этого клоуна, и сердце все еще сжималось.
   Кей встал и, не оглядываясь, зашагал рядом с Келлой, который о чем-то бурно начал рассказывать, размахивая руками. Я услышала только:
   - В парке, прикинь, как идиоты из мелодрамы... Это просто...
   Когда они скрылись в машине Кея, которую я узнала даже в темноте, я все же вгляделась в землю, исчерченную кедами парня. И мне показалась, что один из странных рисунков напоминает сердце.
   Этой ночью я уснула с трудом. А снился мне камень - синий, красивый камень на цепочке....
   И даже во сне меня не оставляла мысль, появившаяся внезапно. Был ли на Кее сегодня его топаз-талисман или нет? Кажется, нет... Я не успела обратить на это внимание. Вот дура, тату рассмотрела, а кулон не заметила.
  
  
   Как и всегда, после очередных бурных событий в моей жизни наступила та самая пора, когда ничего интересного не происходит, и остается куча времени для самоанализа и подробного разбора самого себя и своих поступков. С недавних пор все мои психологические анализы сводились к тому, что я усиленно думала об Антоне и о Кее, об этих братьях-близнецах. Сначала я хотела рассказать обо всем Нинке, но, как всегда промолчала, внезапно поняв, что моя подруга способна сделать жизнь Антоши в таком случае невыносимой. Кстати, эта сумасбродка постоянно переписывалась с Келлой по аське и по сотовому, и, кажется, немного подобрела и на процентов тридцать меньше обычного придиралась к людям. Я спрашивала у нее, что она чувствует к Келле, побившему все рекорды - ни с кем так долго и так часто она не общалась. Но подружка неизменно отвечала, что все это делает ради Кеечки, к которому надо подобраться поближе.
   - У меня есть план, - отвечала она и заговорщицки подмигивала.
   - Какой? Напугай меня.
   - Зануда, - и подруга тут же переводила разговор на другую тему.
   Еще она постоянно шарилась по своим любимым клубам и с упрямством, достойным настоящего Мастера Твердолобства, звала меня с собой. Я отказывалась. Тогда девушка находила себе странные и весьма сомнительные копании, отрываясь с ними по полной программе, изредка совершая свое любимое перевоплощение в неформального вида особу.
   В четверг, после особенно трудного и нудного семинара по гражданскому праву, где Ниночка в очередной раз блеснула своей памятью - она отхватила по этому предмету досрочный автомат и похвалу сварливого старого препода с прищуренным взглядом старого и опытного тигра, выискивающим, кого бы из студентов-кроликов съесть в очередной раз, она едва не показала свое истинное "я" всей нашей группе и половине соседней.
   Журавль, страшно довольная своим автоматом, поэтому и безмерно счастливая и гордая, растолковывала по просьбе преподавателя какую-то схему девушкам из группы, понятную только ей одной. Надо сказать, подружка отлично умеет объяснять, как будто имеет большой преподавательский стаж. К тому же любит это делать - чувствует превосходство. Она любит говорить: "Люди в большинстве своем идиоты, им все нужно объяснять, все показывать и все рассказывать. Катя, грех не научиться этому всему, если ума есть хотя бы немного. Тогда тебя будут считать умной, очень умной. И доброй. А это есть основа для тайного, ну, или явного манипулирования".
   Пока Нинка готовила почву для манипулирования, я ждала ее около самой двери, нетерпеливо притоптывая. Ждала не только подружку, но и сообщение от Антона, который со вчерашнего дня вновь пропал куда-то, а сегодня так и не пришел в универ. Я волновалась. И как он только будет сдавать экзамены и зачеты, которые все приближаются и приближаются?
   Мои мысли были нарушены появлением в аудитории незнакомой особы лет двадцати, очень худенькой, изящной, с очень красивым, можно сказать, кукольным лицом и неестественно длинными ресницами.
   "Наращенные, наверное", - подумала я про себя, лениво оглядывая новенькую. Я тоже такие раньше хотела - очень сильно. Нинка напугала меня тем, что со временем искусственные отпадут вместе со своими родными, что красоты глазкам явно не прибавит.
   Девушка огляделась, поджала губы и быстрым, нервным шагом подошла почему-то ко мне. Наверное, потому, что я находилась к ней ближе остальных одногруппников.
   - Привет, - обратилась она ко мне.
   - Привет, - удивлено поздоровалась я в ответ.
   - Я ищу одного человека, ты не могла бы мне помочь? Она из вашей группы.
   - Да, конечно, кого ты ищешь?
   - Ее зовут Нина. Нина Журавль, - произнесла вновь прибывшая, продолжая оглядывать девушек из группы.
   - Эээ... а зачем она тебе? - удивилась я. У моей подружки море знакомых, которых я не знаю, но ее пока еще никто вот так вот не искал ее - обычно сами могли с ней связаться по телефону.
   - Поговорить хочу, - с какими-то недобрыми нотками произнесла девушка, сверкнув глазами, и мне показалось, что тут что-то неладно.
   - Просто поговорить? - уточнила я с опаской.
   - Не просто. Очень серьезно. - Она хмыкнула, а ее глазах блеснула едва ли не ненависть. - Ты же ее знаешь, да?
   - Знаю, - не стала я отпираться и выдала, - а Журавль сегодня нет, и не будет - она заболела.
   - Заболееела? - Разочарованно протянула девушка. - Серьезно?
   - Я не вру, - стушевалась я, потому что как раз этим и занималась.
   - Я имею в виду, серьезно заболела? - с неприятной улыбкой уточнила девушка, явно желая это.
   - Не знаю, мы не общаемся близко.
   - Жаль, жаль. Надеюсь, что она будет мучиться, эта выдра, - с неожиданной для такой хрупкой руки силой, девушка ударила по столу.
   - А что случилось-то? - включила я дурочку.
   - Парня у меня увела, тварь. - Процедила она. - Убью ее, эту...,- и Ниночка была названа представительницей самой древней женской профессии на свете. - Ну, ничего, я еще приду. Спасибо, девушка, - она мило мне улыбнулась и вышла.
   Я в шоке проводила ее тонкую фигуру глазами и запустила руку в волосы. Ну, Нинка дает, когда это она успела? Может, это девушка Келлы?
   Но, оказалось, синеволосый к этому не имеет никакого отношения. Когда я поведала освободившейся подружке о недружелюбной девушке, эта блондинка первым делом заявила:
   - Какой у меня Ангел-Хранитель сильный! Ты посмотри, как мне везет. Катька, спасибо тебе! Я тебя прямо люблю! - и в порыве чувств развеселившаяся Ниночка схватила меня за щеки и принялась тянуть их в разные стороны.
   - Отвяжись! - отпрыгнула я в сторону от этой ненормальной. И едва не врезалась в преподавателя по философии, спешащего куда-то по коридору.
   - Радова, осторожнее! - Сделали мне замечание.
   - Простите, - косо посмотрела я на Нинку, ржущую на всю округу.
   - И чего смешного? Кто это вообще такая приходила? Ты у нее парня отбила? Да тебя эта девица убить хотела!
   - Да она дура, - веселилась Нинка, - надо же, на тебя нарвалась, а ты не ступила в кои-то веки. Нет, я бы ей задницу надрала, просто при всех... нет, при всех я такого делать не стала бы. Поехали-ка домой, дорогуша? Ой, мороженое давай, купим, а то жарко сегодня.
   - Нин, так я понять не могу, что за парень? - не понимала я ее веселья. - Может она Бабы-Яжская?
   - Чья? - не поняла Нинка, одевая большие и модные солнечные очки.
   - Бабы Яги, - поправилась я.
   - Не-а. Это телка, - некультурно выразилась подруга, - герла одного гламурного подонка с клуба "Турецкий папа".
   - Какого еще подонка? Где ты его взяла? А как же Келла?
   - Такого, мы познакомились давно, а вчера и позавчера в клубе виделись. Я ведь звала тебя в клуб, правда? Ты опять не пошла. Я с ним немного позаигрывала, потанцевала, мы немного погуляли по ночному городу, - Нинка рассмеялась, - я дала надежду, а он взял и бросил свою девицу через два дня.
   - Это ужасно! Зачем тебе кто-то нужен, если у тебя есть Келла?
   Нинка почему-то немного рассердилась.
   - Милая, Келла - промежуточный этап на дороге завоевания Кея и моя синенькая славная тропинка к Эльзе и ее наследству, которая, кстати говоря, ждет нас на неделе.
   - Так этот... как его... "гламурный подонок" тебе вообще нужен?
   - Нет, - ответила подруга таким тоном, словно речь шла об одежде, вышедшей из моды, - хотя он милый. У него сильные руки, и он боится щекотки.
   - Я думала, тебе Келла все же нравится. - Осуждающе уставилась я на подружку.
   - Ну, - пожала плечами Ниночка, - он бывает милым и сумасшедшим, и мне нравится в нем эта черта, но я не собираюсь быть с ним - я не идиотка. А другие парни нужны мне, чтобы слишком сильно не привязаться к рылу. Вот и все - простая арифметика. У меня есть другой, значит, к синему я не буду испытывать привязанности.
   Но почему у меня другая ситуация? Мне нравятся два молодых человека, но к каждому из них симпатия только растет и растет, а не уменьшается! В чем дело? Почему мы с Журавлем такие разные?
   - Нин, а чувства той девушки? Она, конечно, не самая приятная, но вдруг она того парня очень любит? - предположила я задумчиво, когда мы уже вышли из здания университета.
   Блондинка еще больше рассердилась. Даже сбавила шаг.
   - Катя, мне что, надо обо всех на свете заботиться? Мне без разницы, что там с этой девкой. Не смогла удержать своего парня - я не виновата. Значит, не так сильно она ему нравилась, раз так быстро и легко он с ней расстался. Мир - штука большая, а я - маленькая, не могу уследить за всеобщим счастьем.
   - Не злись, - тронула я подругу за локоть, - пошли лучше мороженого поедим.
   - Пошли, лопух. Эх, не понимаешь ты ничего в этой жизни... - и она перестала сердиться. Еще бы, эту обжору ждало целых четыре рожка, которые пропали в ее пищеварительной системе крайне быстро, чудесным образом превращаясь не в калории, а во что-то иное. Наверное, в мозг - не зря Нинка умная.
   Мы гуляли с Нинкой до самого вечера этой жаркой пятницы. Я успела услышать от нее кучу сплетен, новостей, неприличных домыслов и пару новых замысловатых фраз, которые сама решусь произнести только в состоянии крайней злости.
   Расстались мы около нашей бывшей школы, где напоследок добрая и любящая учителей Журавль на полном серьезе предложила мне разбить окно экономичке, едва не запоровшей Нинкину золотую медаль. В аттестат она хотела поставить ей не пятерку, а четверку. Почему? Ответ, в общем-то, банален, и опять-таки связан с любовью. Сын нашей экономички, которая, кстати, была одним из завучей, учился в параллельном классе. И одно время ухаживал за нашей первой красавицей всея школы, и Нинка даже согласилась сходить с ним на свидание. Но после этого он был избит собственными одноклассниками, позавидовавшим удачливому приятелю. Разгорелся страшный скандал. Экономичка во всем обвиняла мою подругу и даже приходила к ней домой с разборками. Естественно, дядя Витя тут же принялся защищать среднюю дочь, назвав сына оскорбленной учительницы "неудачником, прохиндеем и слабаком".
   - Он был один против троих! - орала преподавательница.
   - Да я в его возрасте и пятерых ложил за минуту! - еще громче орал Виктор Андреевич.
   - Я так и зала, что вы были хулиганом! Воспитание ребенка зависит от семьи! А чего ждать от отца, который сам только и делал, что дрался? Что? - не сбавляла голоса экономичка. - Чему вы научили свою Нину? Непростительным выходкам!
   - Каким таким выходкам? Моя Нинка что, сама вашему слюнтяю морду чистила? - язвительно поинтересовался мужчина тогда.
   - Она подговорила мальчишек! За ней полшколы бегает, да будет вам известно, милейший! Да лучше бы ваша дочь уроки учила! Экономику, например, чтобы хоть чего-то в жизни добиться самостоятельно.
   - А вы вот хорошо экономику знаете, да?
   - Естественно, - гордо вздернула подбородка преподавательница, - это моя стихия. Я, между прочим, закончила два университета, чтоб вы знали!
   - Да что вы говорите, госпожа Хорошая Учительница! А что же вы до сих пор миллионершей-то не стали, раз так прекрасно в экономике разбираетесь? Открыли бы дело, а? Кредитик бы взяли для начала! Раскрутились бы вовсю, используя эти ваши экономические приемчики! - кричал гневно Нинкин папа, тараща глаза. - А я, может, и дрался, зато выбился в люди! - и он обвел рукой свою роскошную квартиру.
   - Вы, не побоюсь этого слова, спекулянт и вор! Честным людям такого богатства не нажить просто так! - не могла простить дядя Вите оскорбление сына учительница.
   - Спекулянт? И это говорит мне специалист по экономике? Три раза "ха"!
   С тех пор отношения между Журавлем и экономичкой очень осложнились. Только благодаря стараниям нашей классной руководительницы, вовремя забравшей классный журнал у преподавательницы экономики, в Нинкином школьном аттестате не появилась совершенно лишняя тройка. Обозленная экономичка тут же побежала к директору, но тот, только что получивший неплохую материальную помощь от Виктора Андреевича, только развел руками, мол, Нина Викторовна Журавль - лучшая ученица этого выпуска, и аттестат ей портить не рекомендуется. Очень сильно.
   Все это нам с Нинкой тут же вспомнилось, как только мы оказались около нашего бывшего среднего учебного заведения. Вспомнив еще пару каких-то смешных эпизодов, мы, наконец, разошлись по домам. Там я принялась составлять план проведения выходных, забыв, что все мои планы всегда трещат по швам.
   Как всегда, эту субботу я очень хотела посвятить чему-нибудь полезному. Например, подготовке к экзаменам, которых в этом семестре будет куча, и все, как один, неприятные и сложные. Я даже составила список того, что мне необходимо сделать в субботу и старательно записала его в блокнот.
   Пока писала, сидела на кухне и слушала ворчание Алексея о том, что "в этом сумасшедшем доме" он трудится у плиты "как самая настоящая бешеная домохозяйка", потому что остальные домочадцы настолько обленились и "офигели", что ему, несчастной трудовой пчелке по имени Алеша, приходится просто "из кожи вон вылазить, чтобы накормить нас, недотеп криворуких". На самом деле никто его не просил о таком подвиге, просто где-то в глубине души родственнику было жаль своих племянников, остающихся на ночь одних. Нет, определенно надо научиться готовить.
   - Я все-таки модель и дизайнер, а не паршивая служанка Радовых, - возмущался Леша под ухом. - Да если бы мои женщины узнали, чем я тут занимаюсь, я давно остался бы навечно один! Да меня модным стилягой считать перестанут.
   - Ну, так не занимайся, стиляга антиковайная, - волком глянула на него Нелли, с самого утра чем-то обозленная.
   - А ты мне не указывай, мелюзга.
   - Не умничай! Выкинули моя фотку и рады! - взвилась на ноги сестра.
   - Какую еще фотку? - с отвращением натянул на себя фартук дядя. Он очень боялся запачкать дорогой костюм, в котором собирался на вечерний променад с какой-то там Нателлой, а переодеваться он не хотел - опаздывал, видите ли.
   - Мою любимую!
   - Нужна нам твоя фотка, - ловко вытащил сковороду из шкафчика Алексей, - какой идиот опять запихал сковороду в этот кретинский шкаф? Я тут что, должен всю кухню обшарить, чтобы ее найти? А что касается твоего фото, мелкая, так на фига нам оно сдалось? Мы тебя и так вынуждены каждый день лицезреть лично. Или ты считаешь себя такой красоткой, что украв твои снимки и продавая их повсюду, мы сможем разбогатеть?
   - Идиот! - прокричала Нелька. - Это фотография с Кеечкой!
   - Какой еще феечкой? - ловко достал масло и специи дядя, - ты что, от своего аниме на фей из мультика "Блум" перекинулась?
   - Не "Блум, а "Винкс", и я терпеть не могу этих тощих куриц, не говори мне о них, - как одна из многих истинных любительниц аниме переходного возраста, Нелли терпеть не могла этот мультфильм. - И вообще, я имела в виду Кея из группы "На краю". У меня была его бесценная фотография, а теперь она пропала!
   - А мы-то тут при чем? - стал колдовать над сковородой Леша, - запихала своего Кея куда-то... И вообще, что у тебя за фанатизм?
   - У всех есть кумиры, - запальчиво воскликнула Нелли.
   - О, знала бы ты, ЧТО кумиры думают о своих фанатах, - заржал дядя со знанием дела.
   - Отстань, зануда, - обозлилась сестренка. - Кей - классный. Кавайный парень! Он к нам в школу приходил!
   - Зачем? Педофил, что ли? Девочек себе ищет? - захохотал родственник еще громче. Я тоже невольно улыбнулась.
   - Идиот, - надулась сестренка.
   - Ну ладно, пусть он будет идиотом, мне не жалко. Эй, Кать, достань рис, - между делом обратился Лешка ко мне.
   - Он не идиот! Почему ты вечно презираешь мои вкусы! То аниме ему не нравится, то фильмы, то любимые группы. К "Лордам" придрался! К "На краю" придрался! - в конец разобиделась сестра. - А Кея не трогай. Он няшный и кавайный.
   - Ага, ага, знаем. Да вы, фанатки, сумасшедшие существа. Фоточка у нее пропала. Лучше мозги поищи. Совсем размякли на почве поклонения. А будешь спорить - готовить не буду, сестренка сварит.
   - Только не Катя, - в священном ужасе прошептала Нелли и замолчала, подмигивая мне. Долго злиться она не умела.
   После ухода Алексея, мы с сестрой впервые за пару месяцев решили вместе посмотреть какой-нибудь фильм и даже припахали к этому занятию Эдгара, крайне недовольного таким вниманием к его скромной компьютеризированной персоне.
   - Но там у меня война, - слабо отбивался он от нас, - мои пехотинцы...
   - Какие еще пехотинцы? Это тебе в армию надо! - не удержалась я. Интересно, а Кею в этом месте понравится? А Келле? Вот Антона я бы туда не отправила...
   - Война подождет, даешь молодежные комедии! - отозвалась сестра, выдергивая из-под брата стул.
   - Или ты смотришь с нами кино, или мы тебе поесть не оставим, - привела я веский довод, так напугавший Эдгара, что он покорно последовал за нами в нашу же комнату.
   - Может, ужастики? - надеждой спросил он.
   - Ни за что, - было ему дружным ответом.
   - Катька, Нинку, позовешь? - спросила сестра, - с ней всегда весело.
   - Неа, она на свидании, - ответила я, удобно устраиваясь перед экраном. Нинка сегодняшним вечером мне буквально уши прожужжала про этого "гламурного подонка", который от нее тащится.
   - С кем?
   - Я не знаю этого парня.
   - Во Ниночка какая, постоянно себе находит парней, - пригорюнилась сестра, - а я вот не могу.
   - А ты учись лучше, а не мальчишек ищи, - наставительно сказала я сестре.
   - Ой, много ты понимаешь, оне-тян. И кого у нас тут ловить? Начинающих гопников? Все самые кавайные мальчики находятся по ту сторону монитора. Я вообще, милого японца хочу.
   - Зачем тебе китаец? - удивился братец.
   - Сам ты китаец! - оскорбилась Нелька. - Я же сказала - японец!
   - А не одна ли это раса? Все они похожи...
   - Я тебя ненавижу, гамадрил!!
   В этот вечер мы умудрились посмотреть целых три фильма, а потом уснули, как убитые, даже полуночник Эдгар. Кстати, я заметила, что братик смущается смотреть вместе с нами сцены, называемые в народе откровенными, а в современных молодежных комедиях таких навалом. Было очень интересно за его реакцией следить. Глупый он еще у нас...
  
  
   Сон мой, как и всегда это бывает по выходным, прервали искусственно.
   - Собирайся, - разбудила меня Нинка звонком по телефону. И любит же она это делать.
   - Куда? - не поняла я. Со сна голос мой был хриплым и сиплым.
   - Ну у тебя и голосок. Настоящий бас, - тут же отметила это факт подруга, - ты реальный прокуренный бомж, Катька.
   Я прокашлялась.
   - Нормальный у меня голос, - ответила я. - И хватит постоянно находить во мне недостатки.
   - Если этого не буду делать я, то кто это будет делать? - заметила подруга.
   - Кроме тебя - никто, - зевнула я.
   - Ошибаешься, дорогая. Все эти люди только и делают, что ищут в тебе недостатки. В общем, собирайся.
   - Куда это?
   - В гости, с ответным визитом, - хохотнула она.
   - В какие еще гости? - не поняла я, вновь громкая зевая. Судя по тому, как светло в моей комнате, сейчас никак не меньше одиннадцати часов. Но почему Нелли все еще спит? В это время она уже должна быть в школе.
   - Хватить зевать, как слон. В гости к нашим любимым мальчикам. Нет, к моим любимым мальчикам.
   - Это к каким? Нина, оставь меня в покое, у меня сегодня куча дел.
   - Это к "На краю". В покое не оставлю, не надейся. Короче, мы поедем к ним в студию. В час будь готова. И если ты оденешься так же, как и в зоопарк, я тебя убью. Поняла?
   - Не поеду я никуда! Ты надо мной издеваешься, что ли?
   - Да, - тут же призналась Нинка со злорадным смехом.
   - Потише, пожалуйста, - сонно произнесла сестра, скидывая одеяло на пол.
   - А ты молчи, прогульщица! - прикрикнула я на Нельку, а подруге пояснила, - это я не тебе.
   - Еще бы, это было бы мне. Короче, милая, ты готова выставить свои телеса из своего подъезда в час дня? Я заеду как всегда.
   Я задумалась. С одной стороны, конечно, интересно побывать в святая святых "На краю", хотя я совершенно не понимаю, как подруга собирается к ним вломиться. Но с другой, я не хочу встречаться с музыкантами группы, потому что все наше общение - глупое и частенько неприятное для меня. С третьей же стороны, хочу понаблюдать за поведением Кея и узнать, наконец, что с его кулоном. Ну не дает мне он покоя, этот топаз в серебре, не дает. Раньше блондин всегда таскал его. На множестве фотографий я смогла разглядеть синий камень - специально для этого два часа лазила по всему Интернету, ища фото с группой "На краю" в общем, и с Кеем в частности. И когда Нелька пришла домой, то тут же сунула свой длинный нос в компьютер и в браузере нашла не менее двух десятков вкладок, посвященных сами понимаете кому. Я совершенно случайно забыла закрыть их, когда ушла на кухню.
   - Ты что, - в полном восторге влетела в кухню младшая сестра, - тоже стала фанаткой??
   Пришлось врать, что в гостях была подруга-одногруппница, которая тащится по "На краю".
   Получается так: я куда-то выкинула кулон Антоши, за что мне до сих пор жутко стыдно, но Кей тоже перестал его носить. Кажется, перестал.
   - А что, пойдем, - сказала я вдруг в трубку. - Буду готова.
   - Спасибо, ты самый настоящий друг, Катечка! Ну, ты просто пусечка, лапочка, - засюсюкала Нина тут же, - спасибочки тебе огромное! Ой, по второй линии Келла звонит. Пока-пока!
   - Пока. И хватит так говорить!
   В результате я, сделав замечания по поводу прогулов сестре, позавтракав и даже помыв голову, ровно в час дня ждала Нинку и ее неизменное такси.
   - Садись, - приветствовала меня подруга, облаченная в очередную новинку: приятно-розового цвета платье до колен, с рукавами-фонариками, отложным воротником и декоративными рюшами. Тонкую талию подружка решила подчеркнуть черным ремнем, а на ноги, конечно же, напялила шпильки.
   Я села рядом с подругой, которая сегодня подозрительно напоминала мне Барби.
   - И во что ты опять вырядилась, чучело? - окинула меня пронзительным взглядом Нинка.
   - Сама ты чучело, - оглядела я довольным взглядом серый милый сарафанчик, с длинными, перекрещивающимися сзади широкими лямками.
   - Белая блузка и сарафан, - осуждающе уставилась на меня Нинка, - я в тебя в последнее время вообще не врубаюсь. Ты назло мне одеваешь всякую старомодную фигню?
   - Это хорошая вещь! - вступилась я за свою одежду.
   - Ну, по крайней мере, этот серый мешок тебе хотя бы до колен, - так тяжело вздохнула Журавль, словно бы я ее лично обидела сейчас, или даже ударила.
   До конца этой поездки Нинка, не останавливаясь, болтала обо всем на свете - сразу видно, что у подружки хорошее настроение! Своими бесконечными разговорами она достала даже водителя. Он так жалобно смотрел на нее в зеркало заднего вида, что я пожалела этого лысого молчаливого дяденьку.
   Высадились мы, постояв немного в пробке, через час, около высокого белоснежного здания, где на верхних этажах вроде бы находились фирмы и организации, а на первом и втором расположился крупный супермаркет, который день и ночь рекламировали по всем телеканалам.
   - Нам сюда, - довольно оглядела здание подруга.
   - Нин, ты мне скажи, тебя Келла пригласил?
   - Нет, я сама себя пригласила, - самодовольно отвечала она, целеустремленно продвигаясь к большим стеклянным дверям.
   - Что?
   - Что слышала, ты же не глухая, пошли быстрее, - рявкнула блондинка.
   - Ты совсем алло? Как мы пройдем-то? Так нас и пустят.
   - Обыкновенно пройдем. У моего крестного, между прочим, в этом здании тоже расположен офис. Ха-ха-ха. Вот же ирония судьбы! В общем, Саша нас встретит, проведет, а уж куда идти - я разберусь. Не зря же я у синеволосого рыла выведала, где они точно находятся.
   - Нина, я просто в шоке от тебя, - я даже остановилась. - Мы что, просто так припремся к ним?
   - Ты можешь извиниться за вторжение, а я не буду, - потащила меня подруга за руку, - говорю же, идем быстрее, у Саши, между прочим, тоже дела есть.
   - Ты такая изобретательная, что слов нет...
   Вот таким образом мы и попали в это здание, охраняемое от всех посторонних людей, в том числе и от поклонников группы "На краю". Саша, крестный подруги, действительно отложил свои дела, чтобы встретить меня и Нину на ресепшн и любезно доставил до последнего, четырнадцатого этажа, не забыв сделать нам обеим комплименты, а Нинку еще и расспросить о родителях. Напоследок этот мужчина в жутко дорогом костюме от Армани подмигнул крестнице и пожелал удачи, после чего ушел.
   - Как хорошо иметь такого вот Сашу, - проводила его почти добрым взглядом Нинка. - Хороший мужик! Даже не спросил, зачем мне сюда нужно.
   - Смотри, чтобы нас охрана не выставила, - мрачно отвечала я подруге. - Как ты теперь попадешь в их студию? Туда кого попало тоже ведь не пускают, наверное.
   - Катя, глупая ты моя подруга, у меня все просчитано, - рассмеялась Нинка, уверенно шагая по мраморному полу куда-то вперед, и заодно увлекая за собой меня. - Я просто спросила у рыла, во сколько он явится в эту свою студию на фотосессию, и он сказал, что приехать нужно к часу, чтобы решить кое-какие дела, а фотосет будет чуть позже. Мой глупенький, маленький Келла, не знал, что выдает стратегически важную информацию. Сейчас он придет, мы его встретим около студии, прилипнем, он нас и проведет, а отделаться от меня этому влюбленному идиоту будет ой как сложно.
   - Верю. Ты меня все больше и больше удивляешь, - мрачно отозвалась я, остановившись напротив большой белой двери. - Если тебе Келла не очень-то и нравится, то зачем мы сюда пришли?
   - Ради Кея, естественно, - невозмутимо отвечала блондинка. - Я, кстати, хорошо выгляжу? А помада мне подходит? Я милая, да? Нет,- поправила подруга сама себя, - я красивая.
   - А мы сейчас будем туда заходить? - ткнула я пальцем в дверь, - там, вроде бы, кто-то есть.
   - Нет, естественно, не будем. Келлы еще нет, а охрана нас действительно погонит, подумает, что мы фанатки, - уселась на стоящий в коридоре белый кожаный диван девушка. - Подождем моего милого идиотика.
   Ждали мы совсем недолго и действительно дождались именно Келлу, а не кого-нибудь другого, например, Арина, который, появившись, мог бы случайно проболтаться подруге, где и при каких обстоятельствах мы с ним познакомились, да и про Кея он мог нечаянно ляпнуть. Но пришел все же синеволосый, дав мне облегченно вздохнуть.
   Парень, не снимая огромных наушников, вразвалочку направлялся в нашу сторону, явно не замечая. Лейкопластыря на его многострадальной голове уже не было, и смотрелся он с новой прической очень необычно. По обыкновению на нем была одежда цвета хаки - на этот раз бриджи с парой цепей. Торс облегала, подчеркивая спортивную фигуру, яркая бордовая майка, а на ногах виднелись бело-черные простые кеды. Радовалась бы Нинка такому парню, так нет, все ей нужны интриги.
   - Привет, милый! - царственно поплыла к нему Ниночка.
   "Милый", как раз снимавший наушники, остановился и выронил их на пол.
   - Ты? - затравлено посмотрел он на Нинку.
   - Нет, это всего лишь мое второе я, - ответила она и капризно надув губки, протянула, - ты мне рад, мой милый Келла?
   - А... естественно рад, моя королева, - взял себя в руки парень и, запоздало подхватив девушку на руки, закружил в воздухе. Она тут же заорала:
   - Отпусти меня, урод, уронишь ведь!
   - Нет, моя любимая, я тебя никуда не опущу! - смеялся он.
   - Отпусти!! Рыло несчастное крашенное! Немедленно подчинись мне! - немного перегнула в выражениях палку моя подружка, и добилась только того, что Келла из чувства противоречия закружил ее еще сильнее. Кажется, синеволосому не нравилось подчиняться.
   Пока один хохотал, а другая вопила, белая дверь открылась, и на пороге появился заспанный молодой человек среднего роста со сложной прической, в которой доминировали разнообразные каштановые и коричневые оттенки. Чем-то он напоминал мне то ли плюшевого зайку, то ли мишку Тедди: светлокожий и довольно худой, с совершенно спокойным лицом и улыбающимися темными глазами. Он был в ярко-зеленой, с изображением лыбящихся графических монстров, толстовке с длинными растянутыми рукавами, из-под которых выглядывали лишь кончики пальцев, и в широких темных джинсах, едва ли не волочилившихся по полу, закрывая кеды с толстой подошвой. Это был один из близнецов, играющих в группе, и, судя по стилю, этого молодого человека с милым лицом зовут Филипп.
   - Я так и знал, что это ты шумишь, - вздохнул он и почему-то улыбнулся мне, как будто бы шумела я. Мне тоже захотелось улыбнуться. Этому доброму с виду и дружелюбному парню невозможно было не улыбаться.
   - Здорово, - оставил, наконец, Нинку в покое Келла и пожал руку "коллеге", хлопнув его по плечу. - Чувак, это моя девушка, - притянул он к себе блондинку, поправляющую свое платье, и поцеловал ее в лоб. - Ниночка.
   - В лоб целуют покойников, - меланхолично заметил парень с разноцветной прической, - а не живых. Но мне очень приятно познакомиться с тобой, Нина, - И он улыбнулся моей подруге, а та в ответ защебетала, что тоже рада-прерада с ним познакомиться.
   - Ты так классно играешь на гитаре, - похвалила его Нинка, думаю, назло Келле.
   - Спасибо, Нина. Можно, я буду звать тебя Ниночкой? Ты такая воздушная, похожа на белую волшебницу из страны Грез.
   Келла выразительно завел глаза к потолку. А мне Фил понравился. По-моему, вполне приятный очень мечтательный молодой человек, весь в себе - настоящий музыкант.
   - Конечно же, - ласково улыбнулась ему подруга.
   Филипп перевел взгляд своих карих, с поволокой, глаз на меня и опять спросил:
   - А эта изящная брюнетка тоже твоя девушка? Ты же любишь много девушек и...
   - Эй! Помолчи, а? Не обращайте внимания, девочки, этот парень бывает странным. Он у нас что-то вроде местного дурачка. Правда, народ считает его брутальным типом, но это неправда, - наградил его злобным взглядом Келла. - Фил, дружище, это подруга мой королевы, Кей ее тоже... хм... знает.
   - Наш общий друг Кей? - опять принялся разглядывать меня музыкант, засунув руки в карманы толстовки.
   - Наш общий друг Кей, - с ухмылкой отозвался Келла. - Девочки, я же говорю, наш Фил - парень с мозгами набекрень.
   - Я нормальный, - с легкой обидой отозвался Фил, - ну так это что за милая девушка? Как ее зовут?
   Я милая девушка? Надо же, как комплемент из уст незнакомого парня может обрадовать!
   - Ее зовут Катя. Да, тебя ведь зовут Катя?
   Нет, меня зовут Вася Уточкин.
   - Катя - Катя, - ледяным тоном проговорила Нинка, - а для тебя, рыло, Катрина Томасовна. Зови ее на "вы". Не забывай кланяться и целовать ей ручку.
   - Как-как? - хлопнул по колену синеволосый, пропустив ругательства и остановившись на моем полном имени-отчестве. - Катрина Томасовна? Ты еще хлеще, чем... - Как кто, он не стал договаривать. - Вот прикол! Твой батя - офигенный чудак! Я к вам еще в гости приду, окей?
   - Окей, - кивнула я ему. Ага, жду я тебя, синий, очень. У тебя Ниночка есть, вот к ней и ходи в гости. У нее тоже папа есть. Виктор Андреевич - дядька хороший, интересный, много слов знает и выражений...
   - Классный сарафан, - вдруг обошел Фил вокруг меня и зачем-то даже подергал за лямки.
   - Спасибо.
   - Тебе идет этот цвет. Сарафан такой же милый, как и ты. - Уж не знаю, как пришел этот обаяшка к такому выводу, но мне его слова пришлись по душе.
   - Ну, попроси поносить, раз так нравится, - вдруг раздался точно такой же голос у нас за спинами. Только если у Фила интонации отличались мягкостью и плавностью, то второй голос был резким и насмешливо-острым.
   Я тут же обернулась и увидела в живую пятого и последнего члена группы "На краю" - точную копию странного Филиппа, только у копии волосы были намного короче и равномерно черные - я так и не смогла понять, крашенные или нет. Зато этот парень имел длиннющую косую челку, закрывающую пол-лица и большой черный тоннель в ухе. А одет был почти точно так же, как и его брат, только вместо зеленой толстовки на нем была фиолетовая. Даже кеды были одинаковыми!
   - Ты опять опоздал, - сказал ему брат. - Дрых? Все на свете проспишь.
   - Ты опять сказал очередную глупость, - парировал ему близнец. - Тупишь?
   - Хватит все время меня дразнить.
   - Хватит все время меня дразнить, - тоненьким голоском отозвался парень в фиолетовой толстовке.
   - Эй, перестань! - повысил голос Филипп.
   - Эй, перестань, - прошепелявил любящий братик и скорчил уморительную рожицу. Забавные парни, надо сказать. На постерах выглядят совсем по-другому - более взросло и брутально, да. Особенно Филипп, а в жизни же он просто лапка. Его брат, напротив, в реальности весельчак с невыносимым характером и с цепким взглядом, а на сцене бывает иногда аналогом мальчика-одуванчика от тяжелого рока. Ох уж эти сценические образы.
   - Хай, Рэн, - поздоровался и с ним Келла. И что за имена у них дурацкие? Специально нахватали себе всяких кличек, чтобы круче казаться. Вот как Кея зовут - я знаю, а интересно, какие у остальных имена настоящие? Надо будет попробовать узнать.
   - Привет, дружище. Что за милашки сегодня с тобой? Поклонницы? - заинтересованно поглядел Рэн на Нинку, а та коварно ему улыбнулась.
   - Ты же знаешь, что Андрей не разрешает приводить фанаток, - отвечал ему Келла, ревностно следя, чтобы вновь пришедший не приближался к Нинке слишком близко.
   И он вновь был вынужден нас представить, не забыв повторить последнему члену "На краю", что Ниночка занята им, Келлой, и что претензий на нее он не потерпит. Рэн принял это к сведению, и все его внимание переместилось на меня. Однако он вдруг прищурился и сказал:
   - Эх, и ты тоже занята, принцесса-хорошая девочка. Кеем. Опять облом. А я помню тебя. Ты мне нравишься. - И он улыбнулся.
   - Откуда он тебя помнит? - прошептала подруга мне тут же.
   - С клуба, наверное, когда ты жутко напилась, - нашлась я.
   - Ааа... Ты же пригласишь нас в вашу студию, милый, - склонила белокурую голову к плечу своего парня хитрая Нинка, страшно довольная происходящим.
   - Ну... - явно не знал, что отвечать синеволосый. - Андрей не любит, когда мы приво...
   - Конечно, леди, проходите, я вас приглашаю лично, - выручил нас милашка Фил и открыл двери перед нами. Келла одарил его презрительным взглядом и что-то прошептал. Что-то вроде:
   - ...начищу тебе... морду, сссу...
   - Что ты сказал? - внимательно поглядела на него Журавль.
   - Эээ... я просто рассуждаю о том, что эти двое такие разные. Сссущественно, - нашелся барабанщик. - Один вечно бухтит какую-то фигню, второй все время спорит. Забавные парни.
   - Ты опять оделся, как я, - тем временем донесся до нас сердитый голос Рэна, - ты меня копируешь, придурок!
   - Это ты меня копируешь. Я первый приехал, - медленно и с расстановкой отвечал ему брат. - Признайся сразу, у тебя нет вкуса, одни претензии на него.
   - А у тебя есть? Чуть с бедной брюнетки сарафан не снял. Ты женщина!
   И парни скрылись из виду.
   Келле ничего не оставалось делать, как попросить нас следовать за ним. Мы вошли в хорошо освещенное помещение с большими окнами, украшенным не обычными офисными жалюзи, а изящными, сложно задрапированными шторами. Здесь, между светлыми кожаными диванами и пальмами в кадках, действительно находились два сильных с виду охранника, а за округлой стойкой сидела миловидная девушка - зачем она нужна была, я понятия не имела. Девушка с улыбочкой поздоровалась с Келлой, насторожено поглядев на меня и одарив прищуренным взглядом Нинку, которую синеволосый держал за руку. В соседнем кабинете с открытой дверью, вертясь на офисном стуле, сидел мужик в синей кепке. Он что-то говорил по телефону и кивком поздоровался с Келлой.
   - Нет, техническая команда, естественно будет наши, - вещал мужик, - сами всю аппаратуру настроят...
   - За мной, девчонки, - повел нас по коридору Келла. - Там у нас типа студия звукозаписи, там апартаменты Андрея, а тут мы отдыхаем, - и он открыл одну из больших дверей, ведущую в еще одно просторное двухуровневое помещение. Близнецов там не наблюдалось.
   - А не хило вы тут себе сняли комнат. Пол-этажа, что ли? - восхитилась Нинка.
   - Не знаю, королева, мне по фиг, все спрашивай у Андрея, - с размаху упал парень на впечатляющих размеров круглый диван, стоящий посреди комнаты. Чем-то это место напоминало квартиру Антона - тоже все оформлено в стиле хай-тек, только здесь много не серого, а светло-голубого и черного цветов.
   Здорово же живут люди! Не то, что я. Один Чуня чего только стоит.
   - Иди ко мне? - позвал Келла блондинку.
   - Спасибо, не хочу, - ткнула девушка ногтем в стекло огромного аквариума, занимающего едва ли не всю стену. - Фу, рыбы.
   - Как это не хочешь? А ну быстро ко мне, королева. Кстати, классно тут у нас, да?
   - Интересно, - осматривала помещение Нинка с едва заметным восторгом, - только рыбы лишние. Не люблю рыб.
   - Хочешь, я буду называть тебя рыбкой?
   - Ты не похож на рыбака, скорее, на мудака. А Кей где? - между делом поинтересовалась Нинка. - Уже пришел?
   Келла промолчал.
   - Пришел, - ответил ей со второго уровня Фил, - он на крыше.
   - Эй, ты! - раздалось тоже сверху, - иди-ка сюда, моя маленькая плюшевая детка!
   - Странно он братца называет, - подняла брови Нинка.
   - Рэн часто Фила подкалывает, не обращай внимания. Черт, опять они спорят, задолбали уже, психи. Сначала мы все угорали над ними, потом они всех задрали к чертям собачьим. Они даже не могут в одном номере жить, когда мы на гастролях. - Пожаловался ей Келла.
   - А с кем они живут? - Поинтересовалась блондинка, желающая все знать о любимой группе.
   - Когда как. Рэн частенько со мной, Фил с Арином или одним из наших техников.
   - А Кей?
   - Этот дебил по-буржуйски живет один, - заржал Келла. - На самом деле он еще хуже нашего дурачка. Любого может до дядюшки Кондратия довести.
   - А выглядит спокойным и уверенным, - отозвалась с легким изумлением Нинка.
   - Черт, да я тоже могу, как угодно выглядеть. Даже как бабочка. - Покачал головой синеволосый, помахав руками, словно крылышками. И выдал друга с потрохами, с удовольствием наблюдая за реакцией девушки. - Наш кэп, ну, Кей, может вывести любого. Сам при этом остается спокойным, как удавище. Его спокойствие - своего рода глумление. Он псих. Но... клевый псих.
   - Это в смысле? - спросила Нинка, для которой фронтмен "На краю" продолжал оставаться богом. - Как он доводит людей?
   - Да по-разному. Он тупо может вставать посредине ночи, не позаботясь о том, что ты вообще-то дрыхнешь, и начать играть на гитаре под ухом, или разговаривать по мобиле, или страдать еще какой-нибудь хренью. Но это самое простое. Этот чувак может начать читать умные лекции и лечить ими часами! Прикинь, ты с похмелья, а он тебе про мечту впаривает умную философскую дрянь! И ведь знает, что у тебя башка болит, ему в кайф мучить. - Келла заржал. - Иногда к нему в голову приходят шутки. Королева, его шутки почти всегда похожи на жуткий развод и заканчиваются шантажом.
   - Дааа? По твоему описанию Кей - кто-то вроде озлобленного на весь мир угрюмого меланхолика, - вдруг сказала я. Келла очень весело взглянул на меня и ответил:
   - Не меланхолик, девочка, а кое-что другое угрюмое. Наше местное УГ. Да он всяким бывает. Даже веселым. Если Кей веселый - это нормально, если очень веселый - тоже неплохо, но если конкретно веселый - это полный писец. Пострадают все в округе.
   С этими словами парень отчего-то задумчиво глянул на меня, легко встал со своего дивана и подошел к Нинке, чтобы обнять и положить ей голову на плечо. Та машинально, как собаку, погладила парня по волосам.
   - Побольше страсти, - тут же сказал Келла. - Поиграй со мной в страстную влюбленную.
   Нинке тоже пришлось его обнять, хотя выражение ее лица было отнюдь не влюбленным.
   - Моя красавица, - вдруг прошептал парень ей. - Моя. Моя, поняла?
   Куда только делся "дядюшка Келла"? Почему я вижу тут влюбленного идиота?
   Сейчас, по ходу, целоваться начнут... Уже начали. Никого не стесняются. Но за Нинку я почему-то была рада. Чтобы не мешать им, отошла на другой конец комнаты.
   - Ты опять взял мою гитару! - в это время разорялся на втором уровне Рэн. Я посмотрела наверх. Он держал в руках черно-зеленый музыкальный инструмент. Фил, стоящий на широкой лестнице без перил, только руками разводил.
   - Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты не брал мои вещи, осел волосатый?
   - Осел - символ Демократической партии США, - меланхолично возражал ему брат, - перестань кричать. У нас гости. Девушки.
   - Умник! Ты всех задрал своими рассуждениям! - Еще больше рассердился его брат. - Партия США, говоришь? А засунь ты эту партию, знаешь куда?
   - Да хватит, - с мученическим видом говорил его брат. - Поверь, ей там не понравится. Успокойся, не ори, а?
   - Нет, твою плюшевую медвежью дивизию, я буду орать! Я тебе миллион раз говорил - не бери мою гитару, козел! Ну, чей символ козел, скажи мне? Чей? Не знаешь, а я знаю! Это твой символ!
   - Что-то ты разошелся. Сам ты козел. Брат козла не может быть человеком!
   - Пофилософствуй мне, гаденыш!
   - Если бы мы были в глубоком детстве, я бы сказал: "кто как обзывается, тот так и называется". Но я взрослый. Я промолчу. - Рассудительно произнес Филипп. - А вот ты - вечный ребенок.
   - Какого ты меня достаешь?! - Еще больше озверел Рэн из-за спокойствия близнеца. - Заткнись, не перечь и запомни: это мой инструмент, не прикасайся к нему!
   - Жадность, говорят, фраера сгубила, - с задумчивым видом отозвался Фил.
   - Я тебя сейчас сгублю, недоумок! - Взвыл его брат.
   И это известные музыканты. Ребятня какая-то....
   Что-то я чувствую себя здесь лишней. Одни кричат, другие обжимаются в углу. Странный он какой-то, музыкальный мир.
   Мне захотелось найти Кея. Раз он здесь, может быть, у него прямо и спросить насчет кулона. Мол, Кей, где твой топаз? Но не думаю, что беловолосая зазнайка ответит мне. Зато представляю, как он удивится, увидев здесь!
   Я немного осмотрелась, прикидывая, как можно пройти на крышу, поднялась по лестнице мимо орущих друг на друга близнецов, один из которых умудрился с легким полупоклоном пропустить меня (Фил), а второй подмигнул (Рэн). И уже через четверть минуты была на крыше. Лестница, по котрой я поднималась, вела не только на второй уровень, но и на нее. И первым я увидела синее бескрайней чистое небо, и только потом самого солиста "На краю". Зато слышать начала его еще со второго уровня.
   Кей, в темно-серых джинсах и такого же цвета рубашке с принтом в виде восточного узора, сидел недалеко от входа, прямо на широких полуметровых перилах с гитарой в руках, играл и негромко пел, склонив голову - наблюдал, как пальцы ловко и привычно перебирают струны. У меня все-таки был хороший слух, поэтому пение его доставляло мне эстетическое удовольствие: Кирилл не фальшивил, а его голос пробирался прямо в душу.
   Ветер трепал его светлые волосы, и мне тут же захотелось стать ветром.
   Я тихо-тихо уселась на зачем-то стоящий здесь стул, поставила локти на колени и, подперев кулаками щеки, и стала слушать голос этого эгоистичного, мерзкого, глупого нарцисса с замашками тирана, который так притягивал к себе меня, бедного нечастного мотылька, с неразумным удовольствием летящего на огонь.
  

В сторону, я кидаю тебя в сторону.

Почему? Не хочу, чтоб досталась ты ворону.

Больно? Я твоей звездой, слышишь, буду.

Освещать тебе путь буду всюду.

Только не уходи. Ты же слышишь?

И не надо, милая, тише...

  
   Почему у Кея есть этот талант - так красиво петь, я не знаю. И, может быть, какой-нибудь жутко умный специалист и найдет пару ошибок в его пении, в его записях, но оно настолько харизматичное, притягательное, впрочем, как и сам этот балбес, что хочется просто слушать его и улыбаться. Ну, или просто слушать, без улыбки, и наблюдать за ним. Погружаться в его личный аудиомир.
   Вот каким бывает этот самодовольный тип, когда остается один на один с собой. Поет болезненно-нежные тексты о любви и играет так чувственно, что, кажется, посвящает эту песню любимой (хотя, понятное дело, единственная его любовь - это отражение в зеркале). Интересно, кого он "милой" называет, кого хочет защитить? Алину, что ли? Ну-ну, по-моему, такая ни в какой защите не нуждается, сама, на кого хочешь, охоту откроет.
   Прикинь, это он тебе.
   Мне, но... Мне?
   Ахахаха, я же пошутила! А ты думала, что такое возможно? Вот балда, ахахаха!
   Отстань. Интересно, а они встречаются сейчас? Или у Кея... много девушек?
   Почему-то эта мысль мне не понравилась. Ловелас несчастный. Спорим, тебе до Алексея далеко?
   Мелодия неожиданно куда-то пропала, со стоном оборвав звучание, и я услышала надменно-равнодушное и неприветливое:
   - Чего пялимся? - и Кей, наконец, оторвался от своего занятия. Он нахмурился и быстро убрал гитару, резко спрыгнув на пол.
   Хорошо, друг мой сердечный, в следующий раз я тоже так с тобой поздороваюсь. Или ты смутился?
   - Я не пялюсь.
   - А что вы делаете? - Кей, хмурый, как участник Олимпиады, взявший вместо ожидаемых первых мест деревянную медаль, уставился на меня с подозрением.
   - Я просто сижу. Могу встать.
   - Стойте где-нибудь в другом месте, - отрезал он.
   - Почему? - удивилась я, не понимая, почему он обращается ко мне на "вы".
   - Потому что вы меня нервируете, - заявил светловолосый. - Не даете сосредоточиться.
   - В смысле? - я все еще не понимала причину его агрессии. Может, у него успокоительное закончилось?
   - В прямом, - отрезал светловолосый.
   - Но я просто слушала, как ты играешь, - растерянно отозвалась я.
   - Ты бы лучше просто покинула это место. Вы мне мешаете, уходите.
   - Сумасшедший.
   - Уходите живо.
   Да что ты говоришь, Мистер Супер Звезда! Мешаю я тебе? Я ведь только тебя похвалить хотела, а ты, естественно, открыл рот и начал извержение своей помойки. И вообще, ну с какой стати ты меня на "вы" называешь? Уважать стал или просто боишься?
   - Чем же я мешаю? - не хотелось мне спускаться вниз из чистого упрямства.
   - Пока-пока, - тонким противным голоском протянул он и даже рукой помахал, мол, давай, делай отсюда ноги.
   - Ты какой-то нервный и насупленный, - вежливо отвечала я, понимая, что этот тон парня раздражает, - не ругайся и не злись. Нервные клетки не восстанавливаются, а ты как...
   - Ты вообще тут откуда взялась? - грубовато спросил он меня, не забыв не нарушить любимую традицию - перебивание собеседника.
   - Да я с Ниной пришла сюда, - принялась я объяснять. - Она там.
   И я махнула рукой назад.
   - С Ниной? Интересная у тебя выходит Нина. Поменяла внешность и пол? Так, вы меня позлить пришли? - нелогично поинтересовался Кей, глядя мне за спину. Ну и хмурый же он. С ума окончательно сошел, что ли?
   - Естественно, нет. Я за компанию здесь, - отозвалась я.
   - Выбирай лучше компанию, детка, - процедило его Величество.
   - А чем тебе моя компания не нравится? - спросила я, имея в виду Нинку. - По крайней мере, она намного лучше тебя.
   Я только хотела ему сказать, что вообще-то Ниночка пришла к Келле, но солист "На краю" жестом попросил меня замолчать и вновь уставился вперед, куда-то за мое плечо.
   - Эй, компания, ты меня раздражаешь. Специально сегодня ее притащил?
   - Ты ошибаешься, Кэт приехала сама, - отвечали ему из-за моей спины. Я в некоторой панике оглянулась и увидела Арина, стоявшего чуть позади меня. А длинноволосый что здесь делает? И когда он пришел, ведь я даже не услышала его шаги? И стоял зачем позади меня? Неужели его игра друга на гитаре заворожила? Вот блин! Кей наверняка решил, что мы вместе, и называл на "вы" не меня, а нас.
   - Эээ... приветик, Арин, - поздоровалась я с бас-гитаристом. Эх, видели бы меня сейчас Нелли и ее подружки: я стою около музыкантов их любимой группы и разговариваю с ними. Они бы лопнули от зависти!
   - Привет, Кэт.
   - Приветик, Арин. Привет, Кэт... Я вижу, вы знакомы чуть ближе, чем я предполагал. Вы просто друг друга нашли, ребятки! - преувеличено радостным голосом сказал Кей, вновь запрыгивая на свое место. Как бы не упал - тогда от великого певца останется одно мокрое место. Нет, серьезно, здесь высота большая, а он совершено спокойно сидит на краю широких перил. "На краю"... может быть, это название не такое уж и бессмысленное, как я считала раньше?
   - Может ты и прав - нашли, - откинул за спину длинные волосы Арин.
   - Это, конечно, хорошо, а теперь находите друг друга дальше где-нибудь в другом месте. Я занят, - с этими словами светловолосый начал наигрывать другую мелодию, которую я еще ни разу не слышала. Резкую, агрессивную.
   - Успокойся, что такого произошло? - совершенно невозмутимо спросил бас-гитарист.
   - Если ты рядом, то ничего, конечно же, не произошло, - ответил, не отрываясь от своего занятия, второй музыкант, пребывающий сегодня не в духе.
   - Точно?
   - Да.
   - Ты уверен? - не отставал от него Арин и почему-то незаметно подмигнул мне.
   - Уверен, - было ему ответом от Кея.
   - Насколько сильно?
   - На все сто. Ничего не произошло, что ты ко мне привязался? - заорал почему-то Кей. Мелодия оборвалась.
   - Держи себя в руках, - посоветовал ему друг.
   - Я держу себя в руках. Я спокоен, - ответил Кей и одарил Арина сердитым взглядом.
   - Ты неспокоен.
   - Я спокоен.
   - Нет.
   - Да, черт возьми. Да!
   - Нет, ты эмоционально напряжен, - не переставал спорить с другом Арин, только делал он это как-то добродушно и спокойно, тогда как Кей, казалось, кипел, как вода на огне. Скоро от него пар будет исходить. Пар злости и яростного негодования, так сказать. И превратится парень в еще одно состояние воды, доказывая свои слова о ее уникальности.
   - Я не напряжен, - почти не двигая губами, выдал Кей. - Я в порядке. А вы, два остолопа, вы можете понять, что мне нужны покой и уединение, чтобы придумать... Короче. Просто отставьте меня в покое. Вы вообще в курсе, что я занят? Ослепли? Оглохли? Отупели?
   - Мы за тебя беспокоимся.
   - Лучше за себя беспокойтесь.
   Вот же истеричка. А, может, просто Арин умеет доводить людей? Ведь сам-то он совершенно спокоен и, кажется, даже доволен ситуацией.
   - Ладно. Мы уходим. Если что - зови. - И брюнет вышел первым.
   - Наконец-то, свершилось. Иди за ним, - бросил Кей мне.
   - Ты сама вежливость.
   - Еще бы, - самодовольно отозвался парень-звезда.
   - С Арином куда лучше, чем с тобой. - Назло ему сказала я.
   - Ага.
   - Кирилл, осторожнее, не упади, - сказала я ему неожиданно сама для себя. - Тут высоко.
   Он вдруг улыбнулся, совсем уже не зло, и от этой его улыбки мне стало радостно. К тому же Антона он напоминал мне все больше и больше, и мне это нравилось.
   - Не упаду, - отозвался он почти мягко, - не беспокойся.
   - У тебя красивая песня, та, что ты пел. Правда, красивая. Ну, я пойду?
   Что, хочешь, чтобы он сказал тебе: "Ох, нет, девочка моя, останься со мной, не ходи за этим противным Арином, останься, прошу!"
   Нет, совсем нет, я просто... Ну, немного я все же этого хотела, но давно уже убедилась, что не всегда желаемое исполняется.
   Ну, у кого-то, может быть, все и сбывается, а у тебя... что поделать, если ты неудачница?
   Кей, конечно же, не сказал, чтобы я оставалась с ним.
   - Тебе пора менять характер. - Сказала я задумчиво.
   Он лишь молча кивнул, а я, наконец, обратила внимание на его шею - серебряной цепочки, той самой, о которой я так много думала, на нем не наблюдалось! Куда же она пропала?
   Оглянувшись, я вышла, все еще пребывая в недоумении. Он носит синий кулон не всегда, нечаянно забыл или в знак солидарности с Антоном перестал таскать? Хотя, какая солидарность? Они же вроде как друг друга не особенно любят?
   - Арин! - быстрым шагом заспешила я вслед за вторым музыкантом, - можно вопрос?
   - Да? - остановился он тут же, словно ждал того момента, когда я его окликну.
   - Он глупый, - предупредила я парня.
   - Задавай.
   - У Кея есть то-то вроде талисмана: синий камень на серебряной цепочке?
   - Есть. А что? - настороженно спросил он.
   - Он всегда-всегда носит эту штуку на шее? - задала я главный вопрос.
   - Обычно да. Да, думаю, последние лет пять почти всегда. Почему ты спрашиваешь? - поинтересовался Арин.
   - Да так, просто любопытно стало, - задумчиво проговорила я. - Красивый кулон.
   - Топаз - камень скорпионов.
   - Да? Откуда ты знаешь?
   - Моя сестра - скорпион. Хочу задать ответный вопрос, Кэт. Ответишь? Откуда ты здесь взялась?
   - Нинка притащила. Нина - это моя подруга, она вроде бы как... хотя это очень приблизительно, в общем, встречается с Келлой.
   Арин тихо рассмеялся.
   - Что смешного? - удивилась я.
   - Прости. Келла не совсем тот человек, который встречается лишь с одной девушкой и хранит ей верность.
   - Нинка тоже не такой человек, - отозвалась я, крайне обеспокоенная моральным обликом лучшей подруги.
   - Тогда им обоим повезло.
   И мы стали спускаться дальше. Нервный блондин и его топаз все никак не выходили у меня из головы.
   - Терпеть его не могу, почему Кей такой злой и самодовольный? - тихо проговорила я, когда мы оказались на затемненном втором уровне, который по сравнению с солнечной крышей казался просто филиалом ночи.
   - Он редко такой, - задумчиво проговорил бас-гитарист. - Не бери в голову. Не хотел тебя обидеть.
   - Думаешь? - скептически спросила я.
   Мы остановились около перил, которые в этом помещении были такими высоким, что доходили мне почти до лопаток. Арин устало прислонился к ним, опершись локтями о их поверхность. На первом уровне никого не наблюдалось - ни музыкантов-близнецов, ни термоядерной пары, то есть Нинки и Келлы. Только ватная тишина.
   - Не думаю. Знаю, - был дан мне лаконичный ответ.
   Я с улыбкой посмотрела в бледное лицо Арина, обрамлено черными прямыми волосами, которые теперь падали волнами на плечо и спину. Он все же хороший человек. Или он говорит мне то, что я хотела бы услышать?
   - Кстати, я хотела спросить тебя еще кое о чем. Можно?
   - Да, конечно, - отвечал он мне, доставая четки. Интересно, а почему он так редко моргает, глядя в одну точку?
   - Я хочу узнать насчет того звонка, - в нерешимости постучала я по перилам. Все же мне сложно говорить на эту тему. - Ну, ты рассказывал мне про Кея.
   - Я много чего рассказывал, - философски заметил бас-гитарист группы "на краю". - Что ты хотела спросить конкретно?
   - Зачем ты сказал, что якобы я нравлюсь Кею? - и я стала сбивчиво объяснять свою позицию:
   - Ну, понимаешь, Кей - он ведь звезда, знаменитость и, может быть, даже будущий герой мировой сцены - так папа говорит, но неважно. В общем, у Кея есть множество поклонниц, вокруг него куча красивых девушек, и, по-моему, он совсем не обременен тем, чтобы найти даму сердца, поэтому я очень-очень сомневаюсь, что кто-то вроде меня может ему понравиться. В общем, Арин, мне кажется, что ты был неправ, когда неожиданно позвонил мне и сказал, что твой друг испытывает ко мне какие-то чувства. Меня это ошарашило.
   - Нет, Кэт. Я прав, - на миг парень перестал перебирать свои черные четки. - Я точно знаю, что ты нравишься Кею. Скажи, я похож на лжеца?
   Я тут же замотала головой, боясь обидеть его.
   - Нет, ты ни в коем случае не лжец. Может быть, ты просто не так понял Кея, он ведь такой непостоянный, как вода, - вспомнилась мне картинка, как светловолосый водил ладонью по холодной, блестящей на солнце воде.
   - Как вода? - выпрямился молодой человек. - Он что, рассказывал тебе про воду?
   - Ну, не то, чтобы много рассказывал, - замялась я, вспоминая ту природную красоту, на лоне которой я и этот дурак оставались наедине недолгое, но памятное время. И от этого воспоминания сердце отчего-то решилось сделать кульбит. А ведь в старом сломанном телефоне есть фотография, где и я и Кей - вместе...
   - Это его конек, - заговорщицки прошептал Арин, - не многим он хочет рассказывать про уникальные свойства Н2О. А когда рассказывает, то кое-что хочет от человека.
   - Что? - почему-то мне на миг показалось, что солист "На краю" желает в такие моменты, чтобы слушатели в воде утонули. Ну, или захлебнулись ею.
   - Сопоставления, - еще тише и по слогам прошептал длинноволосый брюнет, чуть наклоняясь к моему уху.
   - Сопоставления?
   - Именно, Кэт. Сопоставляет себя с водой. Подумай над этим. А я не вру тебе. Хотя, мне больше импонирует слово "лгу". Да, не лгу - ты нравишься Кею. Очень.
   - Да ладно тебе, он меня в упор не видит. Только орет и издевается, - с печальной улыбкой сказала я и, чуть было, не добавила, что Кею очень бы подошло иметь характер Антона - тогда он бы был просто идеальным мужчиной. Для меня, естественно, идеальным. Нинка бы ужаснулась - ей нравятся неадекватные парни, а не милые и нормальные.
   - Нет. Я даже могу сказать,- продолжал тем временем Арин, - ты очень важный для него человек. Почему - не знаю.
   - Мне в это слабо вериться. - Засмеялась я. - Хотя, это и приятно.
   - Ты его привлекаешь. Заводишь. Но на мне Аннибалова клятва, Кэт, и я не могу тебе многого сказать, - и он прижал указательный палец к губам.
   Странный он.
   - Аннибалова? - никогда не слышала я о такой.
   - Она самая. Тяжелая ноша. Оставайся с ним, с Кеем, - добавил он, вздохнул и спрятал четки в карман черных штанов с кучей заклепок и цепочек.
   Я промолчала. Ну а что на это можно сказать? "О, да, я обязательно останусь с твоим другом и буду ему классной подружкой"?
   - А сейчас, - чуть улыбнулся вдруг музыкант, - грозный Кей уходит с балкона и идет сюда. Чтобы вновь начать кричать.
   - Откуда ты знаешь? - удивилась я.
   - Мы с ним знакомы очень давно, знаю, - уклончиво отвечал бас-гитарист. - Не отвечай ему и не спорь. С ним бывают такие моменты. Это означает, что в творчестве у него застой.
   - Вода вся утекла? - стало смешно мне. Как же около Арина становится спокойно!
   - Да. Именно. Ты не с ним, а со мной - он сердиться. Он сердит, и у него ничего не получается. Когда что-то не получается - он злой. Это отражается на его творчестве. Он не может писать музыку и тексты. Ну а если не получается писать песни - он в не себя от ярости. Еще больше.
   - Замкнутый круг просто, - подивилась я Кеевскому тараканьему круговороту в голове.
   - Что, завел себе подружку? - как по заказу появился наш милый платиновый блондин, громко хлопнув дверью. Вот же несносный человек - то улыбается, то делает вид, что не замечает, то вообще со странными предложениями ко мне лезет. Может у Антоши спросить - есть ли у его братика Кирилла какие-то психические отклонения? Нет, не стоит спрашивать.
   - Да, - скромно отвечал Арин.
   - Что ж, превосходно.
   - Ты написал ту вещь, о которой рассказывал? - спросил длинноволосый мирно.
   - Естественно, нет. Мне все мешают. Например, вы, - с этими словами парень удалился куда-то, задев меня плечом.
   - Арин, а зачем все сюда приехали и почему ничего не делают? - задала я вопрос, интересующий меня уже очень давно. Мне казалось, что жизнь музыкантов более насыщена и дни расписаны от и до. А парни шатаются туда-сюда.
   - Сейчас должна быть фотосессия. - Ответил Арин, глядя вслед злому другу. - Как раз на крыше. И фотографы приедут прямо сюда. Но из-за пробок они опаздывают, поэтому образовалось окно. После фотосэта будет небольшая репетиция. И вечером мы должны быть на частном концерте для дочери одного известного папы.
   - У вас, что, постоянно частные концерты? - удивилась я. Не устают мальчики?
   - Бывают, - иронично улыбнулся бас-гитарист.
   - И много вам за это платят? Нет, не отвечай, вопрос некорректный, - спохватилась я.
   - Это нужно спросить у нашего менеджера. Мне или Кею мало дело до денежного вопроса.
   - Ого, настоящие люди искусства!
   Арин посмотрел на меня и, по своему обыкновению, улыбнувшись лишь только краешком губ, произнес:
   - Мы из довольно обеспеченных семей. Нам не слишком нужны деньги. Хочешь чего-нибудь выпить?
   - Нет, спасибо.
   Какую интересную информацию мне выдал Арин. Я думала, что только Кей здесь представитель золотой молодежи, но нет. А поклонники их творчества об этом, думаю, и не догадываются, да и никто, по всей видимости, не знает, ведь иначе наверняка говорили бы, что группа "На краю" достигла успеха благодаря лишь деньгам кое-чьих родителей. Я не знаю, как все было на самом деле, но мне кажется, что эти ребята действительно талантливы. Как они зажгли всю эту толпу на концерте в "Горизонте"! Да и поет Кей действительно красиво и профессионально поставленным голосом и песни сам пишет. К тому же недурные песни. Хоть слова там ужасны, но сами мелодии, особенно если подобрать их на фортепиано - хороши. А я даже при наличии музыкального образования, не смогу сочинить такую музыку.
   Когда мы вновь оказались на первом уровне этой уже второй обители в стиле хай-тека, которую я посетила за последние дни, я увидела менеджера Андрея, теперь уже сразу узнавшего во мне дочку Томаса и потому поздоровавшегося с приятной улыбкой.
   - Обычно здесь не бывает девушек - парням трудно сосредоточиться на деле, но дочери Томаса позволено многое, - в шутку произнес он своим завораживающим бархатным голосом. - Кстати, как твой друг?
   - Какой друг? - не поняла я.
   - Тот, с подъезда, очень любящий драки? - и Андрей рассмеялся.
   - Он больше не курит траву, - ответила я.
   Коварин вновь рассмеялся. Кей повернулся к нам и смерил меня сердито-укоряющим взглядом.
   - Какая ты забавная, Катя. Ты знаешь, что ты очень похожа на своего отца?
   - Догадываюсь, но не хочу быть на него похожей.
   - Почему это? - изумился менеджер, а я в который раз растаяла от его голоса.
   - У него нос большой, - почувствовала я себя рядом с этим мужчиной маленькой девочкой. Господи, что я за глупости ему говорю. Но, кажется, менеджеру группы "На краю" это нравится - вернее, веселит.
   - Он - уникальный человек. А такие люди во все времена на вес золота, поэтому ты должна быть рада.
   - Да. Я рада, - искренне отвечала я.
   - И, судя по всему, ты - отличная дочка.
   Ну почему, почему у меня ничего и никогда не получится с этим импозантным мужчиной? Он очень меня привлекает, а то, что старше - мне даже нравится. Как же невероятно повезло его любимой - она может каждый день просыпаться от приятного голоса Андрея.
   А ты хотела бы просыпаться от голоса Антона или Кея? Или тебе все равно от чьего?
   Откуда я знаю, от чьего? Ведь если они близнецы, по идее, у Антоши должен быт такие же музыкальные данные. И стихи он пишет.
   Писал. Ты, по-моему, все уничтожила. Вот же умора, да? Кулон, стихи, плюшевую игрушку, даже фотографии, которые наверняка были дороги Антошику - ты все выбросила из окна. Не, ты - клинический случай.
   Не напоминай мне об этом, мне так стыдно!!
   Мы еще немного поговорили с Андреем и Арином (нервный Кей сидел и слушал музыку в наушниках), а потом менеджер стал просматривать какие-то документы в КПК, длинноволосому же позвонил кто-то, и он, извинившись, ушел с серьезным выражением лица. Единственное, что я слышала, было:
   - Не можешь успокоиться? Тебе совершенно незачем здесь быть. Да. Вечером, это будет вечером. Ты ее знаешь, вы ведь раньше общались, это дочь мэра...
   Оглядевшись, я уселась на край дивана. И что мне тут делать? Ждать подругу? Кея? С моря погоды? Подойти к Кириллу и поговорить с ним? А на фига он мне нужен. Или попробовать пококетничать с Андреем? Нет, он сильно занят.
   Я вновь украдкой взглянула на солиста "На краю". Теперь он сидел, вытянув длинные лапы, за прозрачным столом и разговаривал с тем самым мужиком в кепке, которого мы видели, когда шли сюда. Фил с ногами забравшись на диван, все время спрашивал, когда же придут фотографы, и жаловался, что ему и надоело тут сидеть, и встал он сегодня очень рано, и спать ему хочется, а вообще-то он пить желает, но не против того, чтобы пообедать.
   - Заткнись, - не выдержал его близнец, устроившийся рядом и что-то делающий со струнами своей гитарой. Кажется, настраивал. - Тебе что, пять лет, куколка?
   - Я бы попросил тебя замолчать, - выделил предпоследнее слово Фил.
   - А я тебя - не бубнить.
   - Хватит ко мне лезть. У меня еще и голова болит, - потер лоб парень. Странно, но все больше и больше он напоминает мне медвежонка. Вот Рэн выглядит точно также, но с медвежонком он у меня ассоциаций не вызывает. Очень решительный, даже резкий, насмешливый молодой человек. Который раз понимаю, что все в человеке зависит от его поведения, от его умения преподнести себя обществу, а не от внешности.
   - Прикрой варежку.
   - Сам прикрой, недоучка.
   - И этим людям по двадцать шесть лет? - притворно вздохнул Андрей, не отрывая внимательного взгляда от своего КПК. - Ребята, вы можете вести себя адекватно вашему возрасту или хотя бы имиджу?
   Сколько-сколько? Да я думала, эти двое - самые младшие среди всех музыкантов "На краю"! Ведь ведут себя и выглядят они как подростки-неформалы. Чего только в жизни не бывает! Все обманчиво в этом лучшем из миров.
   - Как хочу, так и веду себя, - буркнул Рэн, как самый настоящий паренек переходного подросткового возраста. - Это у моей сестренки с головой проблемы.
   - Как ты меня назвал? - взвыла басом "сестренка" и кинулась на обидчика.
   Рэн, который почему-то был намного сильнее брата-близнеца, с легкостью отбивался от Фила и дико ржал. Кей на них хмуро посматривал, мужик в кепке - тоже. Кажется, они вели важный профессиональный разговор по поводу записи какой-то песни, а эти двое им мешали.
   Веселые ребятки, ничего не скажешь. Только минут через десять они успокоились и, усевшись вдвоем на диван, с одинаковым любопытством уставились в небольшой нетбук. Потом опять поспорили, и Рэн куда-то ускакал с телефоном в руках.
   Двадцать шесть лет? Нет, в этом возрасте немногие люди остаются такими же непосредственными, смешливыми и забавными. Характер близнецов нравился мне все больше и больше. Чем-то они напоминают мне собственного отца.
   Андрей, больше похожий на делового бизнесмена, тоже что-то усиленно искал и печатал то в своем ноутбуке, то в КПК, а каждые пару минут ему кто-то звонил, что-то спрашивал, уточнял, просил, и со всеми звонящими менеджер неизменно вежлив. Надо же, какой он занятой человек. В нем столько энергии и сил, что я не удивлюсь, если параллельно он реально занимается еще каким-нибудь бизнесом. Интересно, а у него есть жена? Судя по отсутствию кольца на руке - нет. А вот девушка может быть наверняка - он очень видный мужчина. Или даже девушки. Интересно, почему он Нинке не нравится? Я ведь ей говорила, что Андрей милый и все такое, но она не слишком соглашалась со мной, заявив, что такой тип ее не привлекает. Но Андрей вполне достоин уважения - вон сколько он бабла на моем Кеечке сделал и еще сделает!
   Пока я размышляла, глядя то на одного представителя мужского пола, то на другого, на мой телефон пришло сообщение, необыкновенно порадовавшее меня. От Тропинина.
  
   "Добрый день, как твои дела, Екатерина? Прости, что пропал - работа. Я хочу встретиться с тобой, ты свободна сегодня?"
  
   Естественно, свободна. Сейчас уйду отсюда и встречусь с Антоном. Есть же на свете счастье. А потом - домой. Пусть Ниночка здесь сама сидит и радуется встрече с Кеем, Келлой и всеми прочими. Кстати, ни ее, ни синеволосого по-прежнему не наблюдалось в пределах комнаты. Интересно, где эта бешеная парочка шарится?
   А я знаю, что они могут делать!
   Представляешь, я тоже догадываюсь.
  
   "Привет, Антон! Да, я свободна буду вечером))))))))))", - ответила я парню.
  
   "Тогда сходим куда-нибудь, да?:)"
  
   "Да, конечно;) Это странно, но я по тебе скучаю!:)"
  
   " И я тоже. Чем ты сейчас занята?"
  
   Чем? Ну, тебе лучше не знать, что я в студии твоего родного брата, Антош. Что-то подсказывает мне, что ты расстроишься.
  
   "Я в гостях, а чем занят ты?" - очень кратко ответила я. С другой стороны я ведь действительно в гостях, так сказать.
  
   "А я дома. Работаю на фотошопе, хочу для тебя кое-что сделать:)"
  
   - И что это? - с великим раздражением вдруг спросил Андрей. Сбоку от него мерцал экран ноутбука. Я тут же отвлекалась от сотового и посмотрела в его сторону.
   - Что? - тут же спросил любопытный Фил, отрываясь от своего миниатюрного переносного компьютера. Кей тоже повернул нехотя свою белую башку.
   - Посмотри. Только что нашел. Я же просил - ничего подобного в Интернете не должно быть, - с досадой хлопнул по колену менеджер. - Мало нам Кея с его школой.
   - А что там? - появился откуда-то Рэн. Легко оттеснив брата, он завладел ноутбуком, Фил попытался отпихнуть близнеца, но это у него не вышло, и поэтому он просто стал смотреть Рэну через плечо.
   - Келла с девчонкой. Целуются. И что тут такого? - спросил Рэн и прикрикнул на брата. - Эй, убери башку с моего плеча.
   - Мне так удобнее смотреть, - не пожелал внять совету Фил и получил от любящего брата-близнеца тычок локтем в лоб.
   - Ты сволочь, больно же!
   - Иди, постой в сторонке и не лезь. Андрей, а что такого в этих фотках? - спросил Рэн серьезным тоном. - Они же не в постели.
   - Очень романтичные, - в сторонке пробормотал парень-мишка, поправляю свою прическу, - качество только подкачало.
   Я молчаливо с ним согласилась - тем более по одежде я узнала подругу. Надо же, какие у нее с Келлой отношения. Она, конечно, рассказала мне о походе к тете Эльзе, не забыв обругать ее последними словами, но про крепкий поцелуй под зеленью она как-то умолчала, засранка.
   - В России на все эти снимки всем глубоко плевать. На западе ситуация немного другая, - задумчиво проговорил Андрей, - никогда не знаешь, что может быть полезно, а что навредит имиджу. Хорошо еще, что лица девушки не видно. Увидите Келлу - позовите ко мне. Что за олень, сколько можно уже... Постоянно во что-то ввязывается. Я ведь сказал, никаких девиц.
   - Зато фанатки рады, - посмотрел внизу фоток на комментарии Рэн.
   - Ладно, парни, я сейчас вернусь - ждем фотографов, они пока в пробке. Вместе с оборудованием. День у меня с утра не задался. Надо исправлять, - с этими словами Андрей схватил пиджак и быстрым шагом направился к двери.
   - Ты курить? Я с тобой, - тут же захотел пойти вместе с ним и Рэн.
   - Окей.
   - Курить вредно, - тут же наставительно отвечал Фил. И я была с ним полностью согласна.
   - Молчи, девочка, - умудрился дать брату подзатыльник парень.
   - Хватит, ребята, хватит. Рэн, идем, скоро фотографы будут, они звонили, - скомандовал менеджер. Да он тут у них за маму и папу сразу! Хваткий человек. И даже когда Андрей недоволен, его голос остается таким же мягким и манящим как у кота. Наверное, будь у меня такая возможность, я сидела бы около менеджера "На краю" и слушала бы его.
   - Что за мечтательные глаза? - раздался около моего уха голос Кея.
   - А тебе что?
   - У тебя странные предпочтения. Все нравятся мужчины постарше с вкрадчивыми голосами?
   - Да, - не собиралась я спорить. - Мне нравятся вкрадчивые голоса!
   - Такие голоса обычно у маньяков - чтобы жертв заманивать, - сразу же все испоганил музыкант. Понятно, почему у него все тексты такие депрессивные. Одни маньяки на уме.
   - Идиот, что ли? - в открытую спросила я, не выдержав.
   - А что, думаешь, красивые голоса бывают только у хороших и добрых людей, детка? - насмешливо поинтересовался парень.
   - Естественно, нет! - не хотелось мне, чтобы парень считал меня совсем уж наивной дурочкой. - Но, если исходить из твоей железной логики, то выходит, что ты тот еще мерзкий тип.
   - Не понял, - слегка озадаченно проговорил Кей.
   Не понял он, вот тормоз! Я же ему почти что комплимент говорю, а он смысла понять.
   - Не зря тебя блондинкой назвали, - покачала я головой, чувствуя, как наглею все больше и больше.
   - Что? Повтори еще раз? - едва ли не по слогам спросил он, очень уязвленный подобным заявлением от меня.
   - Блондинка ты, говорю, - хамовато отвечала я, думая, что перегибать палку, хоть чуть-чуть, - это здорово!
   - Эй, следи за речью. Ты понимаешь, кому ты это говоришь?
   - Тебе.
   Да, действительно, кому я это говорю? Огромное ЧСД Кея меня сейчас погребет под лавиной своего презрения.
   - Скажи просто, что завидуешь, - выдал парень.
   - Чему? - поразилась я.
   - Мне.
   - Ну да, мне больше некому завидовать, только парням... Ты сегодня с приветом, Кей. - Он неодобрительно на меня посмотрел, а я, спохватившись, начала набирать смс-сообщение Антону. Мне все же очень интересно, что он там сделал в фотошопе!
  
   "Антош, я очень хочу увидеть это!!"
  
   - С кем переписываешься, детка? - полюбопытствовал Кей. Я тут же спрятала его подарок-слайдер за спину.
   - А тебе-то что? - подозрительно спросила я.
   - Просто так, - смахнув челку со лба, он неприятно улыбнулся.
   - А где, - вдруг вспомнилось мне, - а где твой кулон?
   - Кулон? - поднял бровь Кей.
   - Да, он.
   - Какой из? - он не понял вопроса или только сделал вид?
   - С голубым камнем, серебряный. - Нервно произнесла я.
   - Вероятно, дома. Прости, малышка, он многое для меня значит, я не подарю его тебе. - Было мне ответом.
   Я только кивнула. Врет или нет? Ведь на Кее я больше кулона с топазом не видела.
  
   "Ты увидишь =) Ты снилась мне сегодня. Иногда мне кажется, что ты - мое солнце... глупо, да?"
  
   Я не смогла сдержать радостной и смущенной улыбки. И вовсе не глупо... Это очень мило.
   Нет, глупо! Глупо, глупо, глупо! Я - за антиромантику!
   - Что, парень пишет, детка? - весело спросил Кей.
   - А? Нет, это мой папа, - невпопад отвечала я, решив, что не хочу подставлять Антона. Нет, все же хорошо, что они с Тошей братья. Правда, то, где цепочка Кея все еще остается для меня загадкой.
   - Папа? - Не мигая, глядел на меня беловолосый и вдруг по-доброму улыбнулся.
   - Ага. Да. Точно, - пыталась я набрать ответ так, чтобы его не видел музыкант. Детский сад, честное слово.
   - Точно? - и парень попытался выхватить телефон. Вообще-то я ждала того, что если ему захочется почитать смс, он просто заявит, что телефон подарил мне именно он, "великий боярин Кирилл", и я, "холопка Катька", должна сейчас же дать ему в руки мобильный, потому что он имеет на это право. Но светловолосый просто решил забрать телефон силой. Без слов.
   - Отдай! Какая тебе разница! - мне с трудом удавалось держать оборону. Что-то мне совсем не хочется, чтобы этот противный тип читал мою переписку. - Слушай, не лезь, отстань!
   - Нет, я хочу почитать, малышка. У тебя не должно быть никаких пар... секретов от меня, ясно? - и он рассмеялся, дотянувшись, наконец, до слайдера, попутно уложив меня спиной на диван. Одна его ладонь удерживала меня, чтобы я не вырывалась, другая скользнула по моей руке и медленно поползла по ней вниз, от предплечья к пальцам, в которых и был зажат телефон. Просто так забрать мобильник солист "На краю", видимо, не желал. Глядя мне прямо в глаза, Кей неожиданно дотронулся губами до моей ключицы, а потом и шеи.
   - Ты что делаешь, дурак, что ли? - с ужасом выдавила я, чувствуя, что его прикосновения мне очень приятны.
   - Да, я дурак, - рассмеялся он, нависнув надо мной и наклоняясь теперь все ближе к лицу.
   Н-да, что-то в последнее время часто я на чужих диванах возлежу.
   - Отстань!
   - Нет.
   В общем, пока мы, как распоследние идиоты, валялись на диване, и, пока я отбивалась от окончательно съехавшего со своих музыкальных катушек Кея, в этом месте появилось еще одно действующее лицо.
   - Всем доброго дня, - раздалось мелодичное и громкое где-то около входа. Кей выдохнул и не стал вырывать мобильный, хотя имел для этого прекрасную возможность. Его взгляд поменялся и стал совершенно чужим и, вместе с тем, похожим на грустный взгляд Антона.
   - Привет, - обрадовался Фил. - Ты такая обворожительная. Арин, я тебе завидую.
   - Чему? - устало спросил тот. - Алина, здравствуй, ты все же пришла. Сейчас пришла. - Это звучало, как утверждение, а не как вопрос.
   Вот же невезуха!! Алину принесло!
   - Подожди, - оборвала она парня тем временем. - Кей! Кееей, милый? Ты не хочешь оторваться от своей девочки и поздороваться со мной? Я пришла только ради тебя.
   Мы с Кеем синхронно оглянулись, не вставая, и увидели Алину: высокую, стройную, застывшую антично красивым и изящным памятником самой себе посредине комнаты. Сегодня эта красавица нарядилась в желтое стильное миниплатье с оголенными плечами. Этот яркий и подходящий далеко не всем девушкам цвет Томас называл желтым шартрезом. Шартрезовое платье не только эффектно подчеркивало фигуру Алины, но и выгодно оттеняло черные волосы, завитые в мелкие, упругие кудряшки, и темные глаза, щедро подведенные угольным карандшом.
   - Привет, - поднялся, наконец, на ноги Кей, а потом протянул мне руку, чтобы и я села.
   По-моему, поражены приходом Алиночки были мы оба. Я еще и немного напугана - такие грозные искры метали глаза Алины в мою сторону, что хотелось спрятаться за чью-нибудь широкую спину. Мое слаборазвитое женское чутье активно подсказывало мне, что черноволосая красавица считает меня кем-то вроде соперницы и уже недолюбливает.
   Ненавидит.
   Надеюсь, она действительно на меня не кинется?
   - И тебе привет. Удивлена, что ты тоже здесь, Катюша, - как робот, улыбнулась мне брюнетка.
   - Она тебе тоже безмерно рада, - отвечал за меня Кей и, не стесняясь, спросил у Арина:
   - Зачем ты ее-то привел?
   - Я за ней не слежу.
   - А пора бы.
   - Кей, я еще здесь, не говори обо мне в третьем лице, - напомнила о себе с милой улыбкой Алина, накручивая на указательный палец пружинистую черную прядь.
   - Неважно.
   Девушка поджала губы. Длинноволосый парень только лишь пожал плечами.
   - Ты что, - вступился вдруг за нее Фил со своего места, - общайся уважительно с девушкой!
   - Вот тебя забыл спросить, - огрызнулся Кей.
   - Очень плохо, что забыл, - исподлобья глянул на него гитарист. - Общайся нормально.
   - Филипп, не влезай.
   - В этом месте летают вирусы злости и агрессии, - печально отозвался парень, надел вновь большие наушники и погрузился в мир тяжелой музыки. Я бы с удовольствием последовала бы его примеру, но у меня не было такой возможности.
   - Катенька, милый сарафанчик, - обошла Алина меня вокруг, а я настороженно следила за ней.
   - Спасибо. А у тебя стильное платье. Идет тебе очень шартрез.
   - Да, спасибо, милая, я-то всегда покупаю одежду в лучших магазинах, - если бы не частица "то", ее слова не были бы насмешкой.
   - Я не разбираюсь в таких местах, - не хотелось мне продолжать нашу беседу. - У меня немного другие интересы.
   - Катя, ты всегда очень здорово выглядишь, - попытался загладить ситуацию Арин, с беспокойством глядя на девушку. По-моему, он все-таки сильно ее любит.
   - Кей, я хочу с тобой поговорить, - обратилась тем временем к блондину темноволосая девушка.
   - Говори, - ответил с едва слышным вздохом он.
   - Наедине, - положила ему на плечо руку Алина.
   - Наедине? - молодой человек ей ослепительно улыбнулся и, легко убрав ее тонкую руку, поцеловав ее чуть выше запястья.
   Фу, как противно. Опять он меня раздражает!!
   - Поговорим, да? - воодушевилась Алина, в ответ взяла его ладонь и сжала ее своей.
   - Нет, - все с той же улыбкой отказался светловолосый парень.
   - Да.
   - Не хочу.
   Они продолжали держаться за руки.
   - Кей, пожалуйста, - голос Алины чуть задрожал.
   Музыкант вновь отказался, не глядя на девушку, но играя с ее кольцом на указательном пальце: снимая и надевая его. А вот брюнетка, к моему отвращению, смотрела на него с большой привязанностью, смешанной и с нежностью, и со страстью, и со злостью, и с желанием обладать им, и, кажется, даже подчиняться.
   - Я ведь сама пришла. Мне надо всего лишь пару слов сказать тебе. Пожалуйста! - ее глаза, кажется, покраснели.
   - Только не надо истерик, - поморщился солист "На краю", увидев это. - Ну, хорошо, пошли, и ты скажешь мне свои "пару слов".
   - Я знала, милый, что ты согласишься, - взяла его тут же под руку девушка. И они ушли. Арин проводил их неодобрительным взглядом.
   - Она ему до сих пор нравится, да? - нетактично спросила я.
   - Кэт, извини, мне тоже уйти надо на пару минут.
   - Да, конечно, - да мне и самой уйти охота, тем более лучшей подруги я здесь не наблюдаю. Эта Нинка - как всегда, свалила куда-то и оставила меня одну.
   - Катенька, ты скучаешь? - вновь появился около меня Филипп. - А хочешь послушать музыку моего сочинения? - без перехода спросил он. - Я тебе сыграю.
   - Хочу, - тут же согласилась я, потому что лично мне еще никто никогда на гитаре не играл. Даже на баяне или на гармошке.
   - Момент, сейчас, - и молодой человек, схватив ту самую гитару, из-за которой недавно ругался с близнецом, пробежался пальцами по ее струнам, и начал наигрывать что-то медленное, минорное и элегичное, очень похожее на колыбельную, но не для ребенка, а для взрослого человека. Минут пятнадцать Фил играл на гитаре, и, по-моему, вообще забыл, что делает для меня - так погрузился в собственную мелодию, как погружался Винни-Пух в бочонок меда.
   - Ну, как? - спросил он, закончив и поглаживая гриф.
   - Это было здорово, - и я для наглядности своих чувств даже захлопала в ладоши.
   - Спасибо. Рэн говорит - убого. Но мне все равно нравится.
   - И мне тоже! Очень славная мелодия! - вполне искренне отвечала я. Может быть, не хит, но придумывать милые мелодии дано не каждому.
   - Хочешь? - вытащил молодой человек, которого мне очень хотелось называть медвежонком, упаковку разноцветных жевательных конфет. - Бери.
   - Э, спасибо, - взяла я пару штук.
   - Чего так мало? Бери еще, - засмеялся он, насыпал мне полную ладонь, а потом, подумав, вручил мне всю упаковку, пояснив, - тебе сейчас все равно будет скучно.
   - Почему?
   - Фотосеты - это всегда скукота и тоска. Веселится только фотограф.
   - Я хочу уйти уже, - улыбнулась я в ответ, запихивая в рот мягкую конфету со вкусом спелой клубники.
   - Уже? - огорчился парень. - Кей обидится.
   - Думаю, нет.
   - Нет, точно, обидится. Видела, какой он сегодня нервный? А с утра нормальный был. Он в последнее время стал каким-то неуравновешенным. Рэн сказал: "чувак страдает". Точно, он же редко напивается. А недавно в виски горе топил.
   - Как это?
   - Пил, - развел руками парень, - я хотел побыть с ним за компанию, но он почему-то не разрешил. Но нет-нет, я не пью - предложил просто посидеть вместе с ним. Иногда, когда человеку плохо, с ним нужно просто посидеть рядом, и тогда ему будет не так одиноко. А Кей хорошо тогда напился, да...
   - Сплетница, - раздался точно такой же голос около моего второго уха - это вернулся Рэн и уселся справа от меня. Таким образом, я оказалась в окружении близнецов. Кстати, а не высокий ли в группе "На краю" "близнецовый процент"? Двойня - не частое явление.
   - О, конфетки, - похитил у меня из руки добрую половину сладостей Рэн. - Шпашибо, Каша. - То, как он прошамкал мое имя, меня изрядно повеселило.
   - Ты, джентльмен! Верни обратно конфеты, - тут же встал на защиту сладкого Филипп.
   - Изо рта вытащить, что ли? - невинно поинтересовался Рен, и оба брата опять разорались. Нет, им что, действительно по двадцать шесть, а не по шестнадцать?
   - Все, наконец, собрались? - быстрым шагом вошел в помещение Андрей. Следом за ним появилось две развеселые особы мужского пола в вытянутых футболках и в джинсах. Они тащили какую-то аппаратуру, а следом за ними спешила коротко остриженная женщина лет тридцати с кучей проколов на лице и с цветными татуировками на запястьях. Как потом оказалось, это была дизайнер одежды, готовившая для съемок музыкантов сценические вещи. Следом за ней неслись ее помощницы, нагруженные сверх меры одеждой.
   - Клево выглядишь, девочка, - жуя жвачку, почему-то сказала дизайнер мне, проходя мимо. - "Живой" типажик.
   - А я ведь говорил, что ты милая, - заметил Филипп.
   - Хорошие девочки не всегда милые. А ты в себе это сочетаешь, - присоединился к нему брат.
   - Я спросил, все здесь? - рассерженным тоном многодетной мамы спросил Андрей.
   Уже вернувшийся Арин ничего не отвечал. Наверное, был расстроен из-за Кея и своей черноволосой стервочки.
   - Мы давно уже тут собрались. Только Келлы нет пока. Но он сейчас будет, - отозвался Рэн, между делом в шутку душа брата, да так, что в воздухе только и мелькали его худые руки.
   - Задрал!! Отпусти меня!
   - Отпусти Фила, - бросил менеджер. - Сейчас приедут фотографы и визажисты. Остальные на месте.
   - И скоро это будет? - вновь появился Кей с недовольным выражением лица. Алина шла следом за ним. Помада с ее губ исчезла, взгляд был горящим.
   Блин, что они там делали??
   - Очень, очень скоро. Они пока в пробке, но подъезжают. И, ребята, хорошая новость. Мы договорились с Брэдом Майлзом, - назвал Андрей одного очень известного английского режиссера, снявшего кучу крутых клипов для многих зарубежных рок-исполнителей. Он также прославился своими короткометражными фильмами, получившими множество наград, в том числе всем известный Оскар за лучший. "Короткометражный драматический фильм". Если с "На краю" будет работать известный режиссер такого уровня, о котором даже Томас говорит с некоторым восхищением при всей своей нелюбви к киноискусству, значит, Андрей и его компания всерьез задумываются над тем, чтобы сделать группу всемирно известной.
   - Сейчас я беседовал с ним насчет нашего клипа, - продолжал менеджер. - У него хорошая идея. Скоро будем снимать. И клип совпадет с выходом нашего альбома.
   - И какая же у него идея? - мрачно осведомился солист "На краю", покачивая ногой.
   - Славная идея. Что-то вроде клипа о мести. Холодной и прекрасной - все в твоем стиле, Кей, не волнуйся. Мы специально это обговаривали. Клип полностью подходит под текст твоей "Белоснежки".
   Интересно, что еще за Белоснежка? Название песни?
   - А мне нечего волноваться. Могу даже предложить собственную концепцию.
   - Предлагай. Твоя фантазия должна понравиться старине Брэду. О, прошу прощения - звонок, - и с этими словами Андрей удалился.
   - Давай, говори свою версию! - крикнул через всю комнату другу Рэн.
   - Зачем тебе ее знать?
   - Ты всегда что-нибудь убойное выдаешь, чувак.
   И Кей кивнув, решил поделиться своими идеями с окружающими, с интересом уставившимися на него - всеми, включая меня. Но почему-то сейчас, когда Алина была рядом, Кей не замечал меня. Даже не смотрел. Вот псих, умеет настроение испортить.
   - Ну что же... Нужно что-то о мести. Мести со стажем. Предположим следующее. Наши герои. Хороший мальчик, по-идиотски влюбленный в красивую девушку едва ли не всю свою короткую жизнь. Девушка, естественно, не просто красавица, а манерная королева с элементами стервозности. Пусть будет... ммм... самой популярной девочкой в школе. Парень - конкретный лох, спокойный и милый мальчик, делающий все, что попросит его девочка.
   - Тряпка, короче, - вставил Рэн, заинтересовавшись действом. Мне тоже стало интересно. До чего же у Кеюшки воображение странное.
   - Да, ты прав. Они - тряпка и королева. А дальше... Он добивается ее любви так, как умеет. Долго и упорно.
   - А он ни черта не умеет, - опять влез Рэн, которому, похоже, нравилось что-то придумывать.
   - Опять в точку, - согласился с ним солист группы. - Он - ничто. Она соглашается быть с ним. Ей с ним удобно - наш мальчик делает все, что скажет девочка, безмерно ее обожает, закрывает глаза на ее ужасный характер. Поначалу ему кажется, что он может растопить лед в ее сердце.
   - Круто сказано, пафосно, - одобрил Рэн, убирая с глаз длинную челку. - Но, чувствую, пареньку это всего лишь кажется.
   - Мне не нравится эта идея, - отозвался вдруг Арин. - Может быть, что-нибудь другое? Жесткое. В стиле "На краю".
   - Нет, мне нравится именно этот сценарий. Так жизненно, правда? - обратился Кей к Алине, сидящей с такой прямой спиной, что, казалось, она проглотила стрелу.
   - Правда, Кей, - ответила она ему серьезно. Я с удивлением посмотрела на нее.
   - Продолжаем? Девушка принимает мальчика, допускает до себя, пользуется пару лет, и в один день...
   - Бросает? - осведомился Фил. - Печально, печально...
   - Ты еще расплачься, - фыркнул его брат. - Тебе сопельки не вытереть, деточка?
   - Отстань от меня, ослиный муж. Слушай Кея.
   А солист рок-группы тем временем продолжал крайне задумчивым тоном, потирая пальцем подбородок:
   - Девушка его жестко предает. А, может быть, и бросает. И мальчик хочет добиться чего-нибудь в жизни, чтобы...
   - Чтобы сказать, что и он чего-то стоит! - в который уже раз встрял веселый близнец. - Отлично, Кей! Еще немного и ты будешь писать сценарии к мыльным операм.
   - Да, ты прав. Девушка бросает парня, а он... Он становится... не знаю даже... известным актером?
   - Да, актером - это круто, - согласился гитарист. - Вокруг него шумиха, пресса, куча женщин, слава, баксы - все, что нужно для жизни.
   Филипп демонстративно закатил глаза, показывая свое полное призрение к жизненным ценностям брата. Кирилл говорил дальше.
   - Добившись всего, мальчик вновь встречается с этой девушкой. Нет, она сама приходит к нему. Ведь наша девочка все это время горько сожалела о том, что в трудную минуту оставила его. Теперь они меняются местами. Он - повелитель жизни, а она - ммм, тряпка? Нет, это несколько грубо для такой красотки - она стала теперь его игрушкой. Она стоит перед ним едва ли не на коленях.
   - Свершилось правосудие? Крутотень. Он целует девочку, она влюбляется в него так же сильно, как он когда-то в нее, а он ее убивает? Мучает? Пытает? Насилует? Бьет? - тут же начал предлагать кровожадные варианты Рэн.
   - Отвергает, это ведь идея холодной мести. - Спокойно отозвался Кей, глядя при этом прямо в глаза молчащей Алине. Арин, стоявший к нам боком, чуть повернул голову и утомленно и обеспокоено посмотрел на брюнетку. Что-то тут не так - и у меня даже есть кое-какие подозрения насчет этого "не так". Поэтому я продолжала напряженно вглядываться то в Кея, то в Алину. Такое чувство, что Кей рассказывает свою историю любви с ней. Кстати, а ведь она сама недавно объявилась. Тогда, когда мы были на природе, Алина впервые увидела Кирилла за долгое время. Сказала что-то вроде: "Тепреь тебя называть Кеем?". Она что, не знала, кем он стал?
   - И все? - разочаровался близнец-гитарист, - а где жестокость? Где твоя фишка, мужик? Элемент неожиданности?
   - Точно, - щелкнул пальцами фронтмен "На краю". - Этого нет. Непорядок. Тогда... Она встречает его с другой: счастливого и радостного, и сходит с ума. Может даже он специально находит себе подружку, чтобы забыть старую любовь? Играет? Или по-настоящему вновь влюбляется? Неважно. Да, его бывшая тихо сходит с ума от ревности и ужаса от упущенных возможностей. Она страдает, злиться. Теперь ей надо унижаться перед ним, просить вернуться, - с каким-то садистским видом добавил Кей. - Последнюю сцену можно снять в местной психушке. Потому что она полностью сошла с ума. Концепция клипа - месть и сумасшествие, сожаление и снова месть.
   - Эта гордая красотка, может, в конце героя убивает, сбежав из психушки? - радостно спросил Рэн. - А то так сильно слюняво и розово получается.
   - Ты помешан на жестокости. Между прочим, моральные муки намного хуже физических, - назидательно проговорил его брат. - Если их правильно показать на экране...
   - Молчи уж, ты как раз наша общая мука, - отмахнулись от него. - Ноешь и канючишь.
   - Я не ною, - дернул подбородком парень. Нет, ну какие двадцать шесть лет?
   - И сериалы бразильские смотрел раньше, - приоткрыл для окружающих еще одну страницу из жизни Фила его брат-близнец. Кей засмеялся, я улыбнулась, и даже у невозмутимого Арина появилось на лице что-то, отдаленно напоминающее улыбку. Интересно все же, длинноволосый действительно представитель готической субкультуры или у него просто имидж такой?
   - Так она парня к праотцам отправила в конце? - вновь поинтересовался Рэн.
   - Нет, она его не убивала, - не согласился с таким вариантом событий Кей. - Уйдет без него.
   - А мне кажется, - подала голос Алина, закидывая ногу на ногу - все присутствующие тут же убедились в длине ее нижних конечностей и их совершенстве, - что было бы хорошо, если бы девочка убила новую любовь своего возлюбленного. А он тогда бы...
   - Убил бы свою бывшую, действительно пытая, - резко оборвал ее Кей. Ему не нравилось чужое вмешательство в его сценарий.
   - Это я и хотела предложить, - с легкой улыбкой отозвалась Алина. - Двойное убийство. И он остается один. Или тройное убийство - он убивает и сам. Катя, - неожиданно обратилась она ко мне. - Как тебе наш совместный сценарий?
   - Ужасно, - не стала скрывать я своих эмоций, удивленная тем, что брюнетка обращается ко мне. - Вам совместно можно ужастики и триллеры снимать.
   - А ты боишься таких фильмов, да? - ласково спросила брюнетка.
   - Есть немного, - не стала я отрицать. Почему она смотрит на меня едва ли не с ненавистью?
   - Правильно, бойся. Хотя я, к примеру, не сильно их пугаюсь. Но, кто знает, вдруг в жизни все повторится? - Она лукаво взглянула на меня и встряхнула головой - волосы черной волной упали на обнаженные плечи и яркую желтую ткань ее платья. Это что, угроза Катрине в завуалированной форме? Нет, Алина, так дело не пойдет.
   - Ты у нас бывшая девушка Кея, так что тебе и нужно бояться этого сценария, - ответила я, чувствуя, что не могу удержаться от этих слов. - Вдруг он и впрямь найдет себе кого-нибудь, а ты в психбольнице начнешь время весело проводить.
   На секунд пять повисла почти полная тишина.
   - Ты, мышка, как ты, - гневно начала Алина, но Арин умудрился заставить замолчать ее, всего лишь слегка обняв за плечо.
   - Успокойтесь, - кинул он сначала на нее, потом на меня укоряющие взгляды.
   - А я понять не могу, почему роковая красотка стала все же встречаться с нашим героем, а? - вмешался Филипп.
   - Может быть, - подняла Алина немигающий взгляд не на него, а на Кея, - может быть, мальчик когда-то добился ее, сумел приручить, и она его по-настоящему любила и всего лишь один раз ошиблась, потому что не знала, как поступить?
   - О, дааа. - Протянул Кей, подошел к Алине, все глядевшей на него большими глазами больной лани, и что-то принялся тихо говорить ей на ухо.
   Нет, точно, это их история любви, и теперь Алиночка ревнует меня к своему бывшему. А Арин не зря говорил, что это он ее бросил... Она Кириллу изменила что ли?
   Бас-гитарист нехотя подошел к парочке. Тоже что-то сказал: почти шепотом. Алина отвернулась, ни на кого не глядя.
   - Защищаешь? - спросил Кей громко.
   - Помолчи, - негромко произнес длинноволосый блондину. - Кей, хватит уже. Слышишь меня? Хватит. - В голосе Арина появилась едва уловимая угроза, и парень шагнул близко к другу с каменным лицом.
   - Все спокойны. Хватит спорить, - уловил напряженную атмосферу между нами мужик в кепке, появившийся словно из воздуха. - Брэд снимет тебе первоклассное психоделическое видео, Кей. Про месть, про любовь, про убийство, про что хочешь. Да так, кто вообще ничего не поймет. Все, сейчас не минуты терять не будем - и так несколько часов пропали даром, - взял на себя вновь прибывший командную должность, - вот и ребята-фотографы пришли с гримерами.
   Как по мановению волшебной палочки, дверь вновь отворилась, и в помещении оказались сразу несколько человек - трое молодых мужчин и две девушки. Неужели все они фотографы? Через минуту выяснилось, что фотограф только один (его напарник где-то застрял), девушки - стилисты-гримеры, а два других парня - лишь помощники, которые отвечают за свет и за аппаратуру. Вся эта толпа, бурно поздоровавшись со всеми, унеслась на крышу, подняв суматоху. Все вокруг зашумели и засуетились - кроме самих музыкантов.
   - Ждем только Макса, - объявил обладатель кепки. - Андрей его встречает. Его тачка отстала слегка.
   - Это кто? - спросил его Фил.
   - Профессиональный фотограф из нашей любимой столицы, специально прибыл к нам по предложению агентства, - было ответом любопытному парню, - мы впервые пользуемся его услугами. Говорят, делает улетные "живые" кадры.
   - А, это он будет сегодня на частном концерте снимать? - проявил осведомленность Рэн.
   - Да, он. Так, парни, нас ждут стилисты! Все за мной, - раскомандовался мужик в кепаре.
   Музыканты дружно кинули на него ленивый взгляд и не тронулись с места.
   - Давайте быстрее, мать вашу всеобщую, музыкальную, - грубо обратилась к ним подошедшая дизайнер. - Быстро все за мной!
   Ее молодые люди почему-то послушались, пошли за ней, а Рэн принялся пошло шутить, за что получил порцию лекций от брата. Алина тут же целеустремленно устремилась вслед за Кеем. Мне это не понравилось. Зато я вспомнила об Антоше и написала ему, извинившись за то, что долго не отвечала, что все, о чем он думает - вовсе не глупо, и что я очень хочу быть его солнцем! Мы успели договорить о времени и месте встречи. Здорово, что он есть у меня!
   Как только я поставила смайлик в последнем смс, как в помещение появились новые действующие лица. Вернее, одно, лицо, которое мне много сотен раз снилось неспокойными долгими ночами и заставляло просыпаться в слезах. Нет, это был не монстр из кошмаров и не кровожадный бабай. Это был самый обыкновенный парень... Нет, те, кого мы любили ведь не бывают обыкновенными, правда?
   Когда мы влюблены, они кажутся нам самыми-самыми, и даже их недостатки привлекают.
   - О, Макс пришел! - захлопал в ладони коротко остриженный фотограф, что-то уточнявший у мужчины в кепке. - Сейчас и начнем сет! Парни уже на крыше устанавливают оборудование.
   - Всем доброго дня! Сегодня будет отличная фотосессия. - раздался мягкий баритон. - Прошу прощения, что мы опоздали - в городе пробки просто невыносимые.
   - Макс, ничего, время еще есть. Думаю, мы все успеем, - отозвался Андрей, в то время как Красная кепка пожимал руку высокому молодому человеку с внимательными голубыми глазами и волнистыми русыми волосами, закрывающими шею. Одет он был по-молодежному небрежно, но это, как и всегда, впрочем, лишь подчеркивало его мягкую независимость: простые потертые на коленях джинсы, вязаная коричневая кофта с капюшоном и закатанными рукавами, шузы с ярко-синими шнурками.
   - Обещаю, все пройдет на высоте.
   Я встала со своего места, во все глаза разглядывая фотографа Макса, не веря в увиденное. Сделала шаг назад, а потом замерла от неожиданности. Это точно он! Даже его плавные движения остались такими же, и улыбка, и привычка потирать запястье... Этого человека я никак не могла встретить здесь. Нет, не могла!!
   Но встретила. Каким-то неведомым, странным образом, сумасшедшим, невероятным!
   Что за чертовщина? А этот-то здесь откуда?
   Я не знаю...
   А я знаю - его привела злая сила. Откуда ему здесь взяться-то??
   И что делать? Что делать?
   Что? Ну, не знаю... Прячься, дура!! Повернись спиной, не смотри на него. Я же сказала, не смотри. Хватит пялиться, слабачка!
   Но он так изменился. Смотри... Смотри, какой он. Какие у него руки и плечи крепкие!
   Естественно, четыре года прошло - мальчик повзрослел и стал большим и сильным. И все-таки стал фотографом, говнюк, чтоб его. А ямочки на щеках все же остались такими же. Ладно, не отвлекаемся. Не гляди в его сторону, раз ты ему наподдать не можешь. Ненавижу его!!
   А я уже забыла. У меня сердце быстрее бьется, что делать? Мне страшно? На меня нахлынули воспоминания. Почему я такая дура?
   Вечный вопрос. Откуда мне знать, почему мы - такая дура. Я - твой внутренний голос, а не всевидящее око. Родилась ты такой, Катя.
   Почему я его встретила здесь? Я не хотела никогда-никогда-никогда его видеть! И я не буду на него смотреть.
   Вот так-то лучше. Отвернись и занимайся аутотренингом: "Я невидимка, я незаметная невидимка". А может лучше подойти к нему, и как пнуть куда-нибудь в солнечное сплетение? А, нет, до туда ты точно не дотянешься.
   Я лучше сделаю вид, что меня тут нет. Он, должно быть, занят и может быть не заметит постороннего человека. А сейчас боком-боком, как краб, мы и уйдем отсюда.
   Да-да, меня ведь ждет Антон... Эй, чувак, спасай Катрину!
   Я решила незаметно выскользнуть отсюда. Но моим кратковременным мечтам было не суждено сбыться, потому что Андрею захотелось вдруг представить Максиму всех присутствующих, включая и мою скромную персону.
   - А это Катя, дочь известного художника...
   - Томаса Радова? - голубые глаза Максима, эти глаза, в которые я когда-то хотела смотреть часами, но боялась это делать, широко открылись, когда он вдруг увидел меня. И сразу узнал.
   - Откуда сведения? Да-да, его самого,- подтвердил Андрей, - он, между прочим, оформляет новую обложку для "На краю".
   - Вот как? - голубые глаза не отрывались от моего лица, а я, в свою очередь, не могла сама отвести свой взгляд в сторону.
   - Неожиданный ход, правда? - заметил менеджер. - И это при том, что Томас отказывался от подобных предложений даже со стороны наших зарубежных, в некотором роде, коллег. Просто не знаю, как Кей го уговорил на подобное. - Катя, это Максим - фотограф из московской фотостудии "Клевер".
   - Привет, Катя, - растерянно произнес он знакомым и совсем не изменившемся голосом, тихим и спокойным, но перестав при этом улыбаться. А ведь до встречи со мной лицом к лицу его широкая белоснежная улыбка освещала это помещение!
   - Привет, Максим, - так же негромко отвечала я.
   - Ого, а вы знакомы? Мир тесен, ребята - и я убеждаюсь в этом уже который раз. В таком случае, оставлю вас наедине, - чуть сощурившись, проницательный менеджер оглядел нас задумчивым взглядом и отошел. - Макс, пять минут и приступаем к делу.
   - Как дела? - задал Максим мне любимый вопрос миллионов людей на земле. Голос его был нерешительным и удивленным - встреча со мной не входила в планы этого человека.
   - Хорошо, а у тебя? - смущаясь, задала я аналогичный вопрос.
   - И у меня хорошо. Учишься?
   - Да. На юриста. А ты работаешь?
   - Да. Фотографом. Как родственники?
   - Хорошо. А твоя мама?
   - Тоже отлично.
   - А дедушка?
   - Все еще бодрится.
   И мы замолчали.
   Вот и все, о чем можно было поговорить со своей первой любовью, повзрослевшей и возмужавшей. Оставалось только лишь разглядывать друг друга, едва ли не физически ощущая неловкость и отстраненность. Наверное, а я очень на это надеюсь, Максим ощущал стыд или раскаяние, и от этого, должно быть, ему было еще менее комфортно, чем мне.
   Странно - вроде бы здесь много людей, и они шумят, разговаривают, смеются, даже кричат, а в паре квадратных метрах от меня и него установилась тишина, похожая сейчас на вакуум прошлого, окутавшего двух совершенно чужих людей, которым....
   Дура, ты чего несешь?! Пошли его на село к троюродному дедушке и сваливай подальше! А то еще при нем и разрыдаешься!
   - Я рад, что встретил тебя, Кать, - первым нарушил затянувшееся молчание Максим.
   - И я тоже... очень рада. Хорошо, что ты стал профессиональным фотографом.
   Когда-то давно, еще в школе, он мечтал работать именно в этой области, вопреки воле своих родителей, желающих вырастить из единственного сына знаменитого врача. Максим - представитель целой династии врачей. Его старый, но бравый прадедушка оперировал в военно-полевом госпитале всю войну и мечтал сделать из внука хорошего хирурга. Однажды, в девятом классе, когда мы с Максимом были просто-напросто одноклассниками, обменивавшимися глупыми и даже пугливыми взглядами и боящимися признаться в симпатиях друг ко другу, я совершенно случайно, попала к нему домой. Надо сказать, не без помощи Нинки, решившей, что в ее силах сделать так, чтобы, как она говорила, "вы, тормоза, были вместе". Она знала, что он нравится мне и говорила, что чувствует, что я привлекаю Макса.
   Когда я, пугливая, как антилопа-гну на водопое, попала к парню домой, его прадедушка решительно усадил меня за стол и за чаем принялся рассказывать о военных днях в госпитале, и о том, что все представители их славной фамилии - обязательно врачи, что его внук обязательно продолжит семейную традицию, и его будет ждать блестящее будущее. Максим (волосы у него и тогда были всегда волнистыми и растрепанными, как и сейчас, а вот лицо было худым-худым и скуластым) сидел рядом, и я, почти не слушая рассказы его дедушки, просто радовалась тому, что одноклассник находится со мной за одним столом, и что сидим мы близко-близко - даже колени соприкасаются слегка.
   "Ты нашему Максу будешь отличной девушкой, - на прощание заявил дедушка к нашему обоюдному ужасовосторгу, - иди, проводи Катю домой, внук".
   Он пошел меня провожать. Чтобы потом делать это все чаще и чаще, а однажды осмелиться поцеловать.
   Я дернула головой, отгоняя прошлые воспоминания. Вот же ситуация - встретить бывшего и единственного парня здесь и сейчас!
   А мы с Кеем чем-то похожи. Максим меня тоже предал. Как и его Алина.
   - Да, стал фотографом, - он неловко улыбнулся, прижимая к себе рюкзак. - Ты очень здорово выглядишь, Катя. Взрослая. У тебя волосы теперь такие длинные. И лицо другое.
   Естественно, лет-то мне уже сколько. Чай, не десять и даже не двенадцать.
   - Ты тоже прекрасно выглядишь, - отвечала я, глядя поверх его головы. Интересно, эти волосы до сих пор такие же жесткие, как и раньше? - Возмужал.
   - Ну да, спасибо. Как думаешь, я стал лучше?
   - Да.
   - Если будет время... можно, я сфотографирую тебя? - Внезапно предложил парень. - Тебя любят камеры, я помню. И... Андрей зовет, я пойду, хорошо? У меня много работы, сама понимаешь, - словно оправдываясь, произнес он и ушел, оглянувшись раз пять.
   Я в полном недоумении глядела ему вслед. Не может быть. Может быть, я страдаю галлюцинациями? Ущипнуть себя?
   Я медленно опустилась на диван, сложив руки на колени и глядя на них. Это Максим... Сейчас, немного успокоюсь и уйду отсюда.
   - Келла! Ты, наконец, принес к нам свою задницу!! Поторапливайся! - услышала я громкий окрик. Значит, синеволосый и моя подруга все-таки вернулись в самую последнюю минуту. Нинка тут же подтвердила мои мысли - потрясла за плечо и даже за волосы подергала.
   - Алло, гараж! - услышала я ее голос.
   - Нина?
   - Нет, ожившее чучело крокозябры. Что он тут делает? - грозно осведомилась она , скалой нависая над моей головой.
   - Кто?
   - Не прикидывайся рождественским оленем. Я его только что видела - мельком, но все равно узнала. Кто-кто? Эта скотина Максимочка, кто еще! - заорала Нинка, тряся меня за плечи. - Откуда ты его здесь взяла? Сейчас же признавайся!!
   - Это не я, это он сам взялся! - вяло попробовала я отцепить подругу от себя, но она затрясла меня еще сильнее - как грушу.
   - Сам?
   - Нина, он фотограф, приехал на фотосессию "На краю".
   - Да ну на фиг? - искренне поразилась она и опустилась рядом со мной, нервно дергая ступней - пока никто не видел, подружка многое себе позволяла. - Да такого невезения не бывает!! Катька, это же просто убийственно! А ну пошли его убивать, вставай! Я сейчас его лишу пары органов. За все, скот, поплатиться.
   - Сядь, Нина, и ничего не делай, - велела я ей деревянным голосом. - Прошу тебя.
   Подруга в кое-то веки послушалась.
   - Тааак, - почему-то замерла она, и ее глаза светились нездоровым блеском, - а это еще кто?
   - Где?
   Кого она там еще углядела?
   - Вон. Краля в желтом, - и Журавль с яростью уставилась влево. Я скосила глаза и увидела Алину, о чем-то беседующую с Андреем.
   - Ты ее знаешь? - сегодня день открытий, не иначе! Сейчас выяснится, что Алина - добрая Нинкина знакомая. Хотя нет, так презрительно на хороших знакомых не смотрят. Скорее, таких пристальных взглядов, в которых пламя ненависти горит равномерно уже много лет подряд, удостаиваются давние хорошие враги.
   - Естественно, знаю я эту чертову крысу. Давно знаю, и давно желаю ей самых комфортных номеров в адском отеле "У доброго демона". Ха, и здесь она, кукла, - к последнему слову подруга добавила непечатное выражение с очень экспрессивным значением.
   Я так и видела, как над белокурой головкой Нины поднимается размытое изображение Алины, перечеркнутое алым крестом, а потом брюнетка начинает гореть в грозных языках желтого пламени.
   - Откуда вы знакомы?
   - От верблюда. Наш город все-таки не двадцати четырех миллионный Шанхай, вполне естественно, что люди определенного социального слоя друг друга знают. С ней я частенько виделась в клубах и на некоторых тусовках и вечеринках. Знаю ее предков. Знатная стерва. Вот курицыно отродье! "Меня терзают смутные сомнения"... На всякий случай нужно вызвать дежурных санитаров, подруга.
   - Зачем? Что за сомнения?
   - Сомнения в том, смогу ли я удержаться, не впасть в состояние аффекта и не грохнуть ее. Ненавижу таких, как она. Ненавижу ее.
   Продолжая прожигать Алину недобрым взглядом, Нинка вдруг спросила:
   - Катя, вот, смотри, это живой пример самовлюбленной и болезненной стервозности.
   По-моему, он не единственный... второй такой пример я знаю с первого класса и вижу почти каждый день. Нинка словно уловила мои мысли и спросила:
   - Знаешь, чем я отличаюсь от нее?
   - Нет. - Честно призналась я.
   - Ну, я так и подумала, спасибо, Катенька. Но вообще-то знай. Я умею прятать свое истинное, конечно же, прекрасное, личико, и умею быть хорошей и милой, а она этого делать не хочет. Не не может, а не хочет. А знаешь почему?
   Я покачала головой.
   - Алинчик, эта милая девочка, слишком гордая. Желает, чтобы все восхищались ей такой, какая она есть на самом деле. Видишь, даже я не отважилась на это кощунство, - Нина злобно расхохоталась. А Алина, продолжая о чем-то разговаривать с менеджером "На краю", легкой соблазнительной походкой уверенной в себе женщины с обложки дорогого глянцевого журнала, ушла вслед за ним - видимо туда, где сейчас должны были происходить съемки.
   - Я, допустим, если увижу недостаток человека, или, к примеру, узнаю, что ему девушка изменяет, но не стану говорить об этом прямо - лучше расскажу об этом остальным, чтобы о таком классном факте знала не только я, но и общество. Или попридержу этот фактик, чтобы потом использовать в свою пользу - чтобы при случае был козырь. А вот Лескова подойдет и в лоб, улыбаясь мило-мило своими острыми зубками, сообщит: "У тебя рога, чувак". Или: "Ты стала выглядеть еще хреновей. Что, пластика не удалась?". Я манипулирую и ищу выгоду, а она - издевается.
   - Кто-кто? - кажется, я уже слышала эту фамилию. Точно, да - у Антона дома из уст его матери!
   - Лескова, - повторила фамилию брюнетка Нина. - Идиотская фамилия, да? - явно намекая, что ее, Ниночкина, фамилия намного лучше звучит. Она захихикала. - А она ею гордиться. Эту фамилию, видите ли, носили ее предки, какие-то там мега крутые дворяне-графы, а она, видите ли, их прямой потомок. У нее даже какая-то родословная есть, ее предок заказал недавно. Но туфта это все. Семейка у нее, я тебе скажу - просто абзац. Недаром мой отец ее папандра не любит, этого тюфяка. И как только он свое дело умудрился открыть?
   Интересно, это просто совпадение, что именно здесь, в " музыкальной обители Кея", я встречаю девушку по фамилии Лескова, и она является Алиной, бывшей любовью самовлюбленного солиста "На краю" и той, которую госпожа Тропинина пророчит едва ли не в невесты Антону. Господи, как все запутано. А Антон-то тогда здесь при чем? Неужели теперь брюнетка перекинулась с одного братика на другого: с Кея на Антошу, и их хваткая и деловая мама хочет, чтобы ради совместного бизнеса Антон встречался с Алиной Лесковой? И при этом Алину любит бедняга Арин. Что за бред? И с Нинкой эта девушка знакома... Вот же моя подруга обрадуется, если узнает, что Алина - бывшая, а возможно и будущая подружка Кея! Да у нее буйный припадок случится. Точно санитары понадобятся.
   Но нет, мало ли всяких Лесковых есть в нашем городе. Фамилия не редкая. Но отчего-то мне не спокойно. Надо обязательно поинтересоваться у Антона насчет этой загадочной Лесковой, которую усердно сватает ему заботливая мама.
   - Я ее ненавижу, почти так же, как пауков. Мне от ее одного вида плохо, как тебе от вида крови, - продолжала Нинка.
   - Почему ты раньше мне о ней не говорила? - удивлялась я, изредка поглядывая в ту сторону, в которой скрылся повзрослевший Максим. Он больше не появлялся, и я одновременно была благодарна ему за это и зла на него.
   - Как это не говорила? - заорала Нинка, напугав дядьку в красной кепке.
   - Девушка, тише, - улыбнулся он ей. - Ты тоже стилист?
   - Хренист, - рявкнула Нинка каким-то прокуренным голосом. - Отвали, дядя. Нет, принеси мне кофе.
   Мужчина не обиделся и сказал почему-то:
   - А, ты подружка Келлы. Ну ниче, ему такую девку и надо, пусть попляшет парень. - И, дьявольски захохотав, как истинный Мефистофель, он удалился наверх. Кофе все же перед этим принес. Видать, еще раз хотел полюбоваться на ножки Журавлика. Они были ничуть не хуже Алининых.
   - Как это я тебе не говорила? - прошипела Нинка. - Я тебе в пару лет назад рассказывала, как мы с ней подрались на афтепати в туалете.
   Это случай я помнила очень хорошо. Произошел он года два назад. Подруга так много раз мне рассказывала об этом памятном событии, что я едва ли не визуально могла представить, что же случилось в том самом мужском туалете. Да-да, именно в мужском. А произошла драка потому, что на одной из каких-то крутых вечеринок Нинке и Алине (только тогда подруга называла врагиню не иначе как словом из четырех букв, первой из которых была глухая согласная, парная звонкому звуку "з") понравился один и то же парень. До этого у девушек не было конфликтов - они общались в разных компаниях и почти не пересекались - просто очень не симпатизировали друг другу, кое в чем соперничали (наверное, больше на автомате), а Нинка по привычке распускала об Алине сплетни. Но после того, как обе девушки атаковали одного и того же молодого человека, их отношения накалились. Нинка рассказывала, что в модном ночном клубе она углядела симпатичного и очень спокойного мальчика "с божественным лицом", одиноко сидевшего за отдаленной барной стойкой и задумчиво глотающего виски (правда, она была слегка пьяна, и лицо красавца не помнила уже на следующее утро). Она подсела к нему и попыталась закадрить. Но делу помешала Алина. Подсела к парню и начала качать права. Сначала брюнетка и блондинка обменивались колкостями и ехидными замечаниями, прикрывая их шутками, потом, естественно, поругалась. Объект их страсти, явно не желающий лицезреть двух не слишком адекватных девушек, куда-то свалил, а Нина и Алина пошли его искать и каким-то образом умудрились подраться в мужской уборной. Сначала молодые люди, увидевшие женскую яростную драку, очень обрадовались, и кое-кто даже начал снимать это на камеру, но и Алина, и Нинка, не сговариваясь, решили, что светиться в Интернете в идиотском видео под названием "жесткая драка баб в мужском сортире" им не хочется. И, не сговариваясь, кинулись на тех, кто стоял с телефонами, успешно отвоевав их. Парень, который понравился им обеим, исчез в неизвестном направлении, зато Журавль возненавидела Лескову всеми фибрами своей души. Когда я спрашивала ее, что же там за мальчик такой был, она говорила, что это был "охренительный блондинчик с милым взглядом". А потом Алина на какое-то время покинула город.
   - Тааак... Вернулась эта тварь обратно из своей Европы. Ладно, по фигу нам на Алинчика, - недовольно сопя, произнесла подруга, - давай-ка пойдем к Максиму, все же поговорим немного. Как старые добрые друзья. Заодно я про Ирину все узнаю.
   - Нина, перестань, - тихо попросила я ее, - и хватит о них... о нем говорить. Если хочешь, оставайся, а я пойду. Ладно?
   - Не ладно, - буркнула она и добавила со зверским выражением лица. - Максиму надо бы кишки выпустить. Он тебя узнал.
   Я кивнула и пересказала ей наш разговор. В ее глазах заметались переплетенные между собой ядовитые молнии.
   - Предложил сфотографировать? Гоблин думает, ты по нему до сих пор сопли льешь? Кстати... Оу, а у меня есть идея. Катька! Давай, вставай. Живее!
   - Но... - еще не полностью отошла я от шока - двойного шока, можно сказать.
   - Так, быстро, пошли, - цепко схватила меня за руку подруга, - пошли-пошли, кулема, а то тут сейчас с таким видом сидишь, словно яйцо снести собралась!
   - Куда ты меня тащишь? - недоумевала я, не в силах сопротивляться урагану по имени "Нина".
   - Восстанавливать справедливость, - заявила подруга так решительно, будто хотела устроить глобальную пакость французам и взять реванш за поруганную честь родины во времена Бородинского сражения.
   - Какую справедливость? - вначале я подумала, что Нинка (а от нее-то ждать можно чего угодно!), не смотря на мои уговоры, найдет Максима, неизвестно как появившегося на моем жизненном пути повторно, подойдет к нему и распишет его улыбчивое загорелое лицо под хохлому своим острыми коготками, а потом выколупает глаза. Наверное, если Нинка бросится на этого парня, то Келла скорее всего, поможет подружке, и тогда завяжется драка, потому как Макс хоть и спокойный, но физически сильный - у него всегда были сильные руки, я до сих пор помню их, к своему дикому стыду и ужасу. А если Келла вновь влезет в драку, его одногруппники обязательно помогут ему, потому что если синеволосому еще раз ударят по голове, он растеряет последние остатки своего серого вещества и не сможет придумывать новее барабанные партии. Может быть, даже и Андрей поможет тогда, но другие парни-фотографы не выдержат подобного обращения со своим московским другом и вступятся за него. Охрана прибежит. Получится большая такая свалка, где кто-нибудь обязательно пострадает.
   Так круто же будет!
   - Не надо его трогать, Ниночка! - воскликнула я прямо в ухо Журавлю. - Забудь о нем!! Я же забыла!
   - Кого? - остановилась от неожиданности подруга, забыв поорать на меня за то, что я едва ее не оглушила.
   - И голосок хороший, - пропела все та же дизайнер, вновь проносясь мимо с каким-то костюмом в руках, - какая экспрессивная!
   - Бог мой, вот чучело, - процедила Нинок ей вслед. - Так что там про бить?
   - Никого не надо бить. Давай просто уйдем.
   - Ты что там опять себе напридумывала, каракатица ты моя? - ласково обратилась ко мне девушка. - Нет, ты просто невозможна, Катька! Мы как раз и уходим отсюда. Просто уходим.
   Я изумленно поглядела на нее и покорно пошла следом за ней. Она что, оставляет своего Кея??
   - Ничего-ничего, - бормотала она воинственно, ведя меня за руку к лифту и пугая своим бормотанием спешащих мимо нас людей, как один, облаченных в деловые костюмы, - я еще покажу, только подумайте...
   - Вот, - ворчала уже на улице Ниночка, натягивая на нос большие солнечные очки в темно-розовой оправе, жутко дорогие, - я из-за тебя пропущу фотосессию с моим милым Кеечкой, чтобы помочь тебе, а все потому, что ты - неудачница и вообще лузер конкретный. И я такая же теперь. Надо же - встретить этого лысого подонка у них! Макс-Макс, я же тебя все равно кончу, - эта фраза произнесенная подругой с придыханием - ее все еще не отпускала железная рука фанатизма, перекрывающая кислород к мозгу.
   - Он не лысый, - ради справедливости отметила я.
   - Да мне фиолетово, какой он! Да пусть у него хоть внутрь черепа волосы растут. Ну-ка, скажи мне честно, милая, у тебя к нему еще любовь-морковь, да? - И она уставилась на меня. Глаз подруги я не видела, но чувствовала, как внимательно они наблюдают за моей реакцией.
   - Чего?
   - Того. Я же вижу, как ты расстроена - значит, определенно чувствуешь что-то к нему.
   - Нет, Нина, мне просто неприятно видеть этого человека. И слышать про него неприятно, - сухо отвечала я, все ускоряя и ускоряя шаг, и даже длинноногая Нинка с трудом поспевала сейчас за мной. А шла я так быстро потому, что хотела быть дальше и дальше и дальше от этого места - чтобы никогда больше не видеть ни этих голубых глаз, ни этой давно забытой улыбки, ни ее обладателя.
   - Мне тоже, и что дальше? А он вообще-вообще не нравится тебе? Даже не одной капельки? - сощурилась Нинка.
   - Может быть, совсем немного, но, по крайней мере, совсем не так, как раньше. Меня тянет к нему, но скорее, по привычке, - честно отвечала я ей, не поворачиваясь. - Максим очень изменился, и с одной стороны, я знала его с самого детства и любила, но с другой - сегодня увидела совсем другого, постороннего, незнакомого взрослого парня, о котором я ничего не знаю.
   - Это уже хорошо, очень хорошо, я думала, твоя болезненная лафф аукнется тебе в пару раз сильнее и больнее, - обрадовалась Нина. - Обнять тебе его хочется? Поцеловать? Раздеть?
   - Мне не хочется его видеть! И вспоминать. Отстань, а?
   Интересно, почему Нинка умчалась от лакомой возможности наблюдать за своим кумиром-блондином и от кучи возможностей позаигрывать с ним, утерев нос Алине? Почему она пошла за мной? Хочет помочь, утешить, сказать, чтобы я не переживала из-за того, что произошло пару лет назад? Нет, ничего особенно не произошло, в принципе, не нужно думать - что я наивная жертва, обманутая всеми и вся. Как случилось, так и случилось - зато я точно узнала, что красной нитью с Максимом я не соединена, вот и все.
   - Мне нужно знать все, - упрямо поджала ярко накрашенные губы подруга. - Нет, подумать только, в одном месте столько неприятных людей: висельник Максимочка, курочка Алиночка, свиное рыло...
   - А Келла-то как попал в этот ряд? Ты же с ним пропадала где-то кучу времени, - подозрительно уставилась я на Нинку. Что-то часто она упоминает синеволосого с поводом и без. - Что вы делали-то?
   - Ты еще маленькая, чтобы знать подробности нашего времяпровождения, скажу, а то ты откроешь рот и начнешь хлопать ресничками, - противно захихикала Нинка, и мне показалось, что этим она отвлекает мое внимание от старых плохих мыслей. - Да ладно, мы с ним просто гуляли. Он такой же идиот, как и другие - все время держал меня за руку, смотрел в глаза и шутил - к его чести, большая часть шуточек меня смешила, а это странно, да?
   - Очень, Нина, очень. Тебе ведь он сильно нравится?
   - Нет, - дернула плечом подруга, - Кей воодушевляет меня намного больше. Если его приручить - будет забавной игрушкой. Моей любимой, на всю жизнь, наверное. Я хочу Кея себе.
   - А его можно приручить? - вздрогнув, подивилась я таким словам. Сразу же представился Кей с шипастым ошейником и длинным кожаным поводком, конец которого держит в руках хохочущая Нинка, облаченная в открытый кожаный наряд.
   - Любого мужчину можно приручить. Они же мужчины, - презрительно произнесла Нинка. Проходящий мимо нее господин с дипломатом неодобрительно поглядел на девушку.
   - Старый хрыч, - прошипела она тут же едва слышно, - идет и упивается тем, что он мужик. А еще, прикинь, Катька, рыло мало приставало ко мне сегодня. Оно хотело нежности и ржало. А я, честно сказать, думала, что он уволочет меня в темную комнатку и воспользуется моей беззащитностью.
   - Как это так твое рыло умудрилось?
   Подруга вдруг призналась:
   - Как-то он позволил себе лишнего, меня это взбесило, и я ударила его по щеке. Ты ведь знаешь, что я могу больно ударить. Келлачка тут же убрал лапки и смиренно попросил прощения, после чего все перевел в шутку. Встал на одно колено, взял за руку и провозгласил себя моим рыцарем.
   - Признайся, он ведь тебе ну очень сильно нравится, да?
   - Нет, - отрезала девушка. - Забьем на синильное рыло. Давай лучше о Максе поговорим.
   - Давай, не будем, - тут же перестала я улыбаться.
   - Будем. Я же сказала, что я тебе сейчас круто помогу поставить его на место. Тааак, а про Ирочку ты спрашивала? - осторожно поинтересовалась подруга.
   - Нет. А должна была? - недовольно спросила я ее.
   - Да, - безапелляционно отвечала Нинка. - Я бы спросила, да я бы вообще много чего сказала бы ему! И так сказала бы - все сапожники мира стали преклоняться передо мной! А эта змея все же стала фотографом. Нет, ты видишь, что делается на белом свете? У подонков исполняются мечты, а хорошие люди даже дотянуться не могут, чтобы прикоснуться к ней. Ладно-ладно, молчу, - увидела мое выражение лица подруга, - я всего лишь хотела тебя, Катя, развеселить. Ну, сделай рожу повеселее? Нет, я бы и у него, и у дорогой Ирочки вырвала бы все вены через рот и задушила бы их ими... Может, вернемся, и врежешь? Может, она с ним приехала?
   Я ничего не ответила. Вспоминать прошлое, очень неприятное прошлое, мне совершенно не хотелось. А кому бы доставило удовольствие воскрешать в памяти несчастную, нет, глупую, первую любовь, которая по каким-то своим любовно-тараканьим законам заканчивается едва ли не в добрых девяносто случаях несчастливо? Ехидная Нинка, относящаяся ко всем там "шурам-мурам навек" с огромной долей здорового скептицизма, скепсиса и нигилизма, в шутку называет это явление Законом Первой Любви (ЗПЛ). Лет с пятнадцати она, не верящая в настоящую любовь, организовала себе небольшое хобби - следила за развитием отношений действительно влюбленных друг в друга парней и девушек, а потом с невыразимой радостью констатировала их расставание, которые, видите ли, подтверждали ее теорию ЗПЛ. Когда она услышала Легенду Красной Нити судьбы, то хохотала как безумная и обозвала меня сумасшедшей.
   - Катя, ты думаешь, что у тебя есть вторая половинка? Вот умора! На Земле сейчас больше шести миллиардов человек, и среди них живет твой один-единственный? Ты больная? И как ты его, прости, искать будешь? Мало ли в какой он дыре живет. В Уганде, например, или на Мадагаскаре.
   На это я не обижалась и только пожимала плечами. Но вообще, лучшая подруга оказалась права - моя первая любовь исключением из этого глупого закона не была, и закончилась не хэппи-эндом, а, скорее, наоборот.
   - Что ты опять задумала, Нина? Я так и не поняла. - Я дала ей увести себя от этого места вполне осознанно. - Куда мы идем?
   - Навстречу маленькой легкой мести мы идем, но вообще-то мы идем покушать, - завернула блондинка к небольшому уютному ресторанчику со странным названием "У дядюшки Диккенса".
   - Я тут еще ни разу не была, - хищно оглядела полупустой зал девушка и уселась за столик.
   - Удивительное дело.
   - Зануда ты. Сейчас мы тут отобедаем, и я поведаю тебе план боевых действий.
   - У меня, как всегда, нет денег, - вздохнула я, садясь за круглый деревянный стол. На улице было жарко, а это помещение радовало своих клиентов прохладой бесшумных кондиционеров.
   - Я, как всегда, буду щедрой, - расхохоталась подруга, - хватит всякой фигней забивать свою костяную голову.
   - Почему?
   - Потому что она на тебя совсем обидится.
   - Ой, отстань от меня, - надулась я.
   - Да ладно тебе, мои баблосы - твои тоже, ты же знаешь, - как-то по-мальчишески ткнула меня кулаком в плечо Нинка, перегнувшись через стол, и обратилась к только что подошедшему официанту - миловидному молодому человеку в смешном фартуке с вопросом:
   - Скажите, а у вас тут реально сам Диккенс готовит?
   - Простит, что? - не понял работник общественного питания.
   - Я говорю, у вас работает тот самый известный английский писатель - Чарльз Диккенс?
   - Нет, - явно обалдел паренек от такого вопроса. Что-то мне подсказывало, что он совсем ничего не знал о великом английском классике девятнадцатого века. Я тоже о нем ничего не знала, пока Нинка лет в 11 не притащила кучу его книг из библиотеки ко мне домой, коварно стащив их у очередной врагини, чтобы ее наказала библиотекарша за их потерю. Так вышло, что я прочитала эти книги вместе с некомпьютеризированным Эдгаром
   - А почему тогда ваш общепит так называется? - уставилась на официанта Ниночка с таким видом, будто бы это он придумывал название ресторана.
   - Он один из соучредителей,- выкрутился паренек.
   - Дааа? - с скепсисом протянула девушка, заставив молодого человека ошарашено на нее взглянуть. - Ох, ну и круто. Он что, воскрес и соучередил это местечко? Забавно, весьма забавно. Не находите?
   - Нина, перестань, - одернула я ее.
   - А что? Если он неграмотный, разве я виновата? А не зря говорят, что чтение хорошей литературы повышает уровень развития интеллекта. Молодой человек, клиентам врать нельзя. Ладно, записывайте, что я хочу заказать,- милостиво дала команду официанту, а когда он, злой, удалился, она расхохоталась.
   - Иногда мне кажется, что основная масса людей, с которыми ты общаешься, тебя ненавидят.
   - Тебе это не кажется, так и есть, слабые всегда ненавидят сильных, или же без ума от них, - весело отозвалась Ниночка.
   - Ты - сильная. Значит, я - слабая.
   - Я бы так не сказала, госпожа Радова. Может, с виду ты и ромашка, но, - Нинка задумалась и коснулась кончиками указательного и среднего пальца своего виска, - но вот здесь ты не такая. Сильная. Я это чувствую. Твоя крыша просто тщательно скрывает ото всех силу твоего характера. Иногда ты можешь быть и такой, без крыши, - и жестом подруга изобразила себе выстрел в голову этими же пальцами. - Ты сильная, мягкая и добрая. Терпеливая. Те, кто говорит, что добрый люди - слабые, просто конченные идиоты. Нужно уметь различать доброту и силу. Сильный может быть и добрым, и злым, и спокойным, и огненным, и даже сумасшедшим, сечешь фишку, Катя?
   - Ага, философ. Колись уже, что ты там задумала? - Я так и не вытянула из подруги даже пары слов насчет того, почему она пожертвовала собой и ушла из студии "На краю".
   - Ладно, сначала еда, потом разговор, - строго заявила мне подруга.
   Только лишь через полчаса, когда она, наконец, наелась, пару раз обхамила официантов, поговорила по телефону с Келлой и двумя молодыми людьми, о которых я раньше не слышала, Ниночка решила поведать мне свою очередную чокнутую идею.
   - Значит так, - посмотрела на меня подруга внимательным взглядом.
   - Что так? - не понравилось мне ее выражение лица.
   - Все так, дорогая. Сегодня ты вместе со мной пойдешь на частный концерт нашей...
   - Твоей.
   - ...любимой группы. Обязательно.
   - Зачем это? - с подозрением поглядела я на подругу.
   - Затем. Я не зря же рылу звонила. Там будет Максим. Фотать группу. Мы потреплем ему немного нервы, как и он нам когда-то.
   - Как мы ему потреплем нервы? Слушай, да я не хочу его больше встречать.
   Точно не хочешь? А не будет ли тебе приятно действительно понервировать его? Нинка такая, она поможет тебе из любого человека душу вынуть и побрить ее налысо.
   - Я чувствую, что ты вновь заинтересовала его.
   - И?
   - Без и. В общем, ты придешь на эту пати, - продолжала Нинка, задумчиво болтая в высоком прозрачном стакане остатки апельсинового сока, - со своим парнем, вся такая из себя, чтобы доказать этому безмозглому засранцу, что и без него жизнь прекрасна и удивительна. А то знаю я мужиков - увидел тебя и наверняка думает, что у тебя никого нет только потому, что ты до сих пор его, недоаполлона, любишь!
   - Чего? - с безмерным удивлением взирала я на спятившую. - Какого еще парня? Где я тебе его за пару часов возьму?
   - Для меня, Нины Журавль, нет ничего невозможного. Я достану тебе прекрасного парня, о котором мечтает любая баба и которому завидует любой мужик.
   - Что за выражения?
   - Нормальные выражения. Значит так, Макс будет на этом частном празднике жизни, чтобы его Сцилла сожрала, а Харибда косточками подавилась, поэтому он должен тебя там увидеть - красивую и обязательно с парнем!
   - Почему обязательно с парнем-то?
   - Потому, - отрезала Нинка, - слушай меня. Он должен понять, как много он потерял, оставив тебя одну. Вот же подонок, зла на него не хватает! И это у меня, кротенькой овечки Ниночки, ангела во плоти, можно сказать.
   И она даже сжала свой изящный, но очень сильный кулачок. Недаром все же говорят, что больше всего твоих бывших ненавидят именно подруги.
   - Ниночка, я не понимаю, зачем ты хочешь затеять очередную аферу, и я не хочу в этом участвовать, потому что это глупо.
   - Ничего не глупо. Я найду тебе офигенного парня на этот вечер - чтобы урод Макс понял свою ничтожность и не смел к тебе заново подкатывать. По-моему, еще одного финта с его стороны ты больше не переживешь, - сказала Нинка.
   - Не говори глупости, - отрезала я. - А молодого человека ты как собираешься искать?
   - В агентстве, - с хлюпом допила сок Нинка. А при посторонних она эталон воспитанности и правильного поведения.
   - Где? - не поняла я.
   - Глухая, что ли? В агентстве.
   - Где-где?
   - Слуховой аппарат недорого стоит.
   - Это в каком еще агентстве? - почувствовала я подвох, потянулась я к подруге через весь стол.
   - В обычном, - пожала плечами подруга, - в эскортном. Элитном, для VIP-клиентов.
   До меня дошло, о каком таком агентстве твердит моя взбалмошная подружка. Почему-то сразу вспомнился известный фильм "Красотка" с Джулией Робертс в главной роли.
   - Нина, да не за что в жизни! - одарила я блондинку очумелым взглядом. - Ты рехнулась окончательно и бесповоротно! Я себе не буду заказывать парня в каком-то там сомнительном агентстве! Да я знаю, кто там работает!
   - Не парься, я знаю классное агентство, закажем тебе мальчика, какого ты только пожелаешь. Ты вообще знаешь, что такое эскорт-услуги?
   - Догадываюсь, - буркнула я. - По вечерам около дороги этих услуг намеренно, знаешь ли. А я не хочу так... Это ужасно.
   - Ой, глупая ты Катька и ограниченная, это просто жесть конкретная, - и Нинка принялась объяснять мне. - Эскорт - это крайне круто. Это когда тебя на торжество сопровождает мужчина модельной внешности, с хорошими манерами и отличным вкусом, а все женщины вокруг завидуют тебе. Моя сеструха однажды заказывала такого в одном элитном местечке. Ей нереально понравилось, значит, и ты довольна будешь. Придешь на пати вся такая крутая, с красавчиком под ручку, и Максимка сразу поймет, что ты и без него крайне счастлива. Я уверена - он просто офигеет. Это ударит по его мужскому самолюбию кобеля.
   - Но, Нина, я не могу так, - все еще сомневалась я. Заказать за деньги мужчину - что может быть унизительней для молодой и полной сил девушки??
   - Можешь-можешь, все оплачивает твоя лучшая и любимая подруга, я, то есть. Ты подумай - мы зайдем на сайт к этой фирмочке, и ты там в режиме онлайн выберешь себе спутника на вечер!
   - Но это неправильно, некрасиво, - закусила я губу. С одной стороны - зачем мне такой ерундой заниматься, а вот с другой - хочется показать, что и я тоже чего-то добилась в жизни...
   Давай, развлекись! Катя, без вопросов!
   Но я обещала Антону погулять с ним...
   Подождет он один день, не помрет твой Антоша, а вот Максимка только сегодня здесь. Если судьбинушка тебя с ним вновь столкнула - сделай этому полудурку хоть немного больно, а?
   Но ему и так было больно.
   Ага, было-было. Минут пять или даже десять.
   - Некрасиво бросать свою девушку, а потом ее еще и нечаянно встречать и тревожить ее сердце, - продолжала Нина, гипнотизируя меня взглядом. Иногда мне кажется, что мое второе "я" - этакий своеобразный ее клон. С кем поведешься, от того и наберешься.
   - Он ведь потревожил твое сердце, да? Катя, пойми, классное сопровождение - это твое противоядие от подонка Максима. Если бы он не фотографировал Кеечку, я бы прямо там разбила ему его фотик, а так не хотелось мешать фотосессии. И вообще, соглашайся - я же ушла по доброй воле оттуда, чтобы помочь тебе, а ты тут пыжишься.
   - Хорошо, пусть будет так. Но, может быть, мы просто найдем какого-нибудь парня? - осторожно спросила я. - У тебя ведь много знакомых.
   - Много, - не скрывала девушка, - но я не хочу быть никому должна. А хочешь, - вдруг блеснули у нее глаза, - Бабу Ягу позовем? Ты с ним хорошо подружилась, да? Будет тебя сопровождать. Только я, пожалуй, в таком случае, дома останусь.
   - Нет! - тут же отказалась я от своей идеи.
   В результате Нинка действительно уговорила меня. Правда, в моей голове возникли мысли о том, что со мной действительно что-то неладно, если я потакаю странным желаниям Нинки. Никогда не думала, что соглашусь с очередной милой проделкой Ниночки ради мести. А на это слово подруга особенно упирала, говоря мне, что я должна хоть как-то отомстить Максиму, хоть косвенно - ведь ему, даже если этот парень уже совсем ничего не испытывает ко мне - будет неприятно видеть бывшую девушку и первую любовь в компании успешного и красивого парня, более красивого, чем сам он.
   - Не будем терять времени. Сейчас пойдем в Интернет-кафе и выберем тебе крутого перца, - воодушевлялась Нинка все больше и больше. - С телефона тупо выходить. Эй, там! Счет давайте уже!
   Через пару минут мы вновь были на улице. Я с тоской покосилась на торчащую макушку здания, в котором мы еще недавно были на последнем этаже, и поплелась вслед за подругой, стук каблуков которой был слышен и на противоположной улице.
   - Один маленький вопрос можно? - вдруг вспоминалось мне.
   - Валяй, - разрешила Нина.
   - Ты вот все говоришь про частную вечеринку, куда "На краю" приглашены.
   - И что?
   - Ее, наверное, кто-нибудь богатый устраивает, в охраняемом месте, да?
   - Да. Дочь нашего бессменно-бессмертного мэра. Я сейчас знакомым тусовщикам звонила, узнавала, потому что рыло, придурок, не знал, где они отыгрывать будут.
   Ого, а наш всенароднолюбимый градоправитель шикует - а ведь пару дней назад выступал по телевизору и с крайне печальным лицом, на котором сверкали два больших добрых и очень жалобных глаза, поведал горожанам, что городской бюджет "проеден кризисом", и все никак он, бедный бюджет, восстановиться не может, поэтому вновь будет дефицитным. Но он, мэр, будет добиваться пополнения казны всеми своими скромными силами и вообще, даже урежет себе зарплату.
   - Торжество будет происходить в уютном особнячке, который оформлен на жен... Эй, ты, - заорала Нинка вдруг на девушку-подростка, которая со своей компанией проходила мимо, - не смей меня толкать.
   - Я нечаянно, - пробормотала перепуганная девушка, прижимая ладони, увешанные разноцветными браслетами, к груди.
   - За нечаянно в Арабских Эмиратах руки отрезают. Насовсем, - по-доброму отвечала Нинка и пошла дальше.
   - Не обращайте внимания, она под таблетками, - хмуро произнесла я, - поэтому и агрессивная.
   Девочки, ничего не сказав, круглыми глазами уставились почему-то не на блондинку, а на меня, а потом их как ветром сдуло.
   - Так что ты там хотела узнать? Хм, где-то здесь должно быть интернет-кафе... - С этими словами подруга вновь завернула за какой-то угол.
   - Я хотела узнать, Нина, как интересно мы с тобой проберемся на частную закрытую вечеринку к доченьке мэра, на которой будут "На краю" выступать? Если это будет дом мэра, представляешь, какая там охрана будет? Или мы как-нибудь через забор перелетим чудесным образом? Или оденем шапку-невидимку?
   - Ой, уела, - поморщилась Нинка, - ну не получается у тебя язвить, так что и не следует даже пытаться это делать. А попадем мы туда просто - я прекрасно знаю эту крашенную мымру, дочку мэра, Лизоньку, и у меня есть приглашение на два лица. Вот ты и твой будущий парень пойдете с этим пригласительным.
   - А ты? - запаниковала я. - Я без тебя не пойду.
   - А я позвоню Лизочке и скажу, что потеряла свой пригласительный. Она меня встретит - вот и все. Эта лягушка с большим приветом и очень хочет со мной дружить. А ты вот со мной дружишь и не ценишь этого. Вот так.
   Вообще-то ценю.
   - Кто тебя, кроме меня еще вынесет? - справедливости ради отметила я.
   Но Нинка не слышала меня - она уже открывала дверь, ведущую в интернет-кафе.
   Я торопливо поспешила вслед за ней, прекрасно осознавая, что ничем хорошим ее затея не кончиться. И, в общем-то, я была права.
  
  
   На день рождения пока еще неизвестной мне лично дочери мэра мы безнадежно опаздывали, но Нинка совсем по этому поводу не расстраивалась - она сидела в салоне автомобиля ее крестного с самым довольным выражением лица, которое присутствовало в багаже ее искренних выражений лица, а не масок.
   - Хорошо проведем вечерок! Повеселимся! - говорила Нинка, покачивая ногой в такт быстрой ритмичной музыки, доносящейся из колонок. Водитель ее крестного, любезно одолженный девушке вместе с крутой машиной немецкой фирмы "БМВ", лишь изредка удивленно посматривал на нее в зеркало заднего вида.
   - Вот у этого козла Максима челюсть отвиснет! - то и дело восклицала она. - Я ему еще попорчу нервишки!
   - Нин, может, это все-таки лишнее? - с усталостью в голосе спросила я.
   - Не лишнее! Хоть в кои-то веки моя подруга хорошо выглядит! - заявила Нинка, критично осматривая меня с головы до пят, - хотя, конечно, изъянов многовато, но намного лучше обычного. Можно даже сказать, что ты - красотка.
   Я только головой покачала. Нинкиного радостного настроения я не разделяла, да и опаздывать на сорок минут для меня было делом непривычным. К тому же мы еще не забрали этого самого заказанного нами молодого человека, и только сейчас ехали за ним к тому самому эскорт-агентству.
   Нинка действительно заказала парня через Интернет, и это поразило мое и так не слишком здоровое воображение. Люди стали товаром! Всего лишь пара кликов на компьютере, и ты обладатель того, кто понравился тебе на экране монитора. По мне, так это все же унижает человеческое достоинство, хотя, наверное, я пока еще многого в этой жизни не понимаю. Ведь для той же Нинки, в этом нет ничего необычного. Когда же мы оказались в полупустом по случаю дневного времени, интернет-кафе, она мне с жаром стала доказывать, что в подобного рода услугах нет ничего страшного, и что мы, как люди современной цивилизации, обязаны пользоваться всеми ее благами.
   - Ну, - жизнерадостно проговорила Нинка, осматривая парней в каталоге, - выбирай себе мужчину на этот вечер.
   - Как? - ужаснулась я, - прямо по Интернету? Что, вот так взять, выбрать любого, кликнуть пару раз мышкой, и заказ будет сделан?
   - Естественно, - пожала плечами подруга. - А ты как хотела? Чтобы ты махнула руками, сказала заклинание, и парень прямо здесь материализовался? Или чтобы тебе его посылкой прислали?
   - Я ничего такого не имела в виду. Просто это так похоже на работорговлю людьми. Бедненькие парни!
   Я внимательно осматривала яркую, темно-синюю заставку, на которой красовалось куча молодых людей в роскошных костюмах. Единственная на фотографии девушка зачаровано смотрела в их сторону, чуть приоткрыв рот, словно не просто была поражена красотой парней, а вообще никогда в жизни не видела представителей славного мужского пола. Так же, наверное, маленькие негритята в далеких африканских джунглях смотрят на прибывших туда впервые белых людей.
   - Это похоже на бизнес, - отрезала Нинка, - эти бедненькие зарабатывают кучу денег, чтоб ты знала. Их никто не заставлял заниматься этим. И вообще, в подобные агентства не всяких берут - только элиту. Ладно, давай выбирать, у нас не так много времени - надо успеть до семи часов сделать кучу дел.
   - Почему до семи? - все еще рассматривала я сайт. В разделе "Добро пожаловать, дорогие дамы!" разместилась большая хвалебная статья, посвященная как данному клубу в частности, так и эскорт-услугам в целом, без которых, по мнению этих странных людей, "не может обойтись ни одна уважающая себя девушка". К тому же сообщалось, что подобного рода услуги можно воспринимать как своего рода увлекательную ролевую игру, которая может принести не только массу положительных эмоций, но и большую пользу, ведь правильный выбор спутника во время деловой встречи или фуршета всегда может произвести большое впечатление на окружающих. "Ваше появление с эффектным, галантным мужчиной в дорогой и со вкусом подобранной одежде, с одной стороны, поможет поразить ваших подруг и даже завистниц, а с другой, укажет на ваше благосостояние, поскольку шикарные мужчины чаще всего встречаются только с шикарными женщинами"
   - Потому что в семь начинается вечеринка в честь Дня рождения нашей курицы Лизочки, - пояснила тем временем подруга, завладевая мышкой, - О, ты бы видела, какая она тупая и страшная! Это жесть нереальная, почти сюрреалистическая!
   - Нельзя так говорить о людях, - укорила я подругу.
   - Можно. Мне все можно. Итак, давай с парнями решать. Ты кого хочешь: блондина, брюнета, лысого? - и Нинка щелкнула на раздел "Галерея". Перед нашими взорами появились десятки небольших фотографий с парнями и мужчинами.
   - Милого, - со вздохом ответила я.
   - Вот милый, - щелкнула мышкой по одному из молодых людей Нинка, увеличивая изображение с ним.
   - Нет, - со страхом взирала я на длинноволосого молодого мужчину с обнаженным накаченным торосом, явно перемазанным маслом. Его смуглое, накачанное тело блестело и едва ли не переливалось всеми цветами радуги под прожекторами.
   - "Знойный мачо Валентин", - со смешком прочла Нинка. - Нет, что-то я просчиталась с "милым". Он на облезшего Конана похож, не находишь?
   - Нахожу,- была я согласна с девушкой. - Хотя по мне он больше на Тарзана похож, которого маслом облили. Ищи кого-нибудь другого.
   - Вот тебе другой. "Юный и вечно пьяный". Хм, я бы сказала, вечно плачущий.
   И на экране появилась новая крупная фотография, но на этот раз с хрупким молодым человеком неформального вида с подведенными глазами, половину смазливого лица которого закрывала косая черная челка.
   - Что еще что за мечта эмо? - спросила я у Нинки. По-моему, этот мальчик как раз подойдет для моей младшей сестренки, а не для меня.
   - Не знаю, - пожала плечами Нинка, - здесь же собраны разные типажи. Ладно, ищем другого, с таким ты точно опозоришься на днюхе. А вот этот тебе как?
   Я внимательно вгляделась в черно-белое изображение серьезного, симпатичного короткостриженного мужчины в темном элегантном костюме и с галстуком, перекинутым за плечо.
   - "Взрослый шик". Интересный, но он для меня сильно уж взрослый...
   Около получаса Нинка предлагала мне все новые и новые варианты, и я все отказывалась и отказывалась от них, что подругу сильно раздражало.
   - Ну, кто тебе нравится? - не выдержала она. - Ты так придираешься, будто за одного из этих перцев замуж собралась выходить.
   - Они все какие-то странные. Неживые.
   - Это ты странная! - взорвалась Нинка. - Этот, видите ли, на Тарзана похож, у этого бородка, у того волосы слишком длинные, у другого слишком короткие! Третий страшен, четвертый стар, пятый молод, у шестого глаза на вылупку, седьмой на бабу похож, восьмой одевается криво и косо, девятый похож на извращенца!
   - Я такого не говорила! - возмутилась я такой наглой клевете, ведь все просмотренные мною парни действительно были симпатичными и милыми, просто меня что-то не устраивало в них, а может быть, я искала кого-то, похожего на Кея или Антона, не находила, и искала дальше и дальше? - Просто они все слишком...
   - Слишком? - наклонила голову в сторону подруга.
   - Слишком не подходят мне.
   - Значит так, - с угрозой в голосе сказала Нина, глядя мне в глаза, - или ты сейчас в течение минуты выбираешь парня, или я сделаю это сама. Будешь коротать время со знойным мачо.
   Я злобно посмотрела на лучшую подругу - если она сейчас выберет кого-то, то мне он точно не понравится, слишком у нас с ней вкусы разные. Поэтому я торопливо стала пролистывать портфолио молодых людей, и буквально через минуту все же сделала выбор, все еще сомневаясь в его правильности.
   - Вот, - ткнула я пальцем в монитор, - давай его. У него хотя бы внешность не высокомерная.
   - Блондинчик, - хищно присмотрелась к парню Журавль, - я бы его не выбрала - слишком наивно выглядит. И вообще, я предпочитаю брюнетов. Кей - единственный прекрасный блонди-бой.
   - Келла, наверное, брюнетом может считаться, да? - спросила я тут же.
   - Отстань от меня с ним, - мигом надулась Нина.
   - Нет, у него же темные волосы натуральные, да? - приспичило мне узнать.
   - Балда. Какая тебе разница-то?
   - Интересно. Слушай, а как его настоящее имя? - вдруг захотелось мне узнать о барабанщике группы "На краю" побольше.
   - Имя? - вдруг спросила Ниночка в растерянности, и ее пальцы замерли над клавиатурой. - Не знаю.
   - Как это? - поразилась я. Они же вроде как встречаются, неужели Нинке ни разу в голову не пришла мысль узнать настоящее имя синеволосого? Даже я теперь знаю, как зовут господина Кея - Кирилл.
   - Вот так, - отрезала тут же подруга, - зачем мне его имя? Буду звать, как другие зовут. Не обрыбится.
   - Обрыбится? - Повторила я новое словечко. - Это еще что значит?
   - Тебе не понять. Да, Катька, - вдруг подняла указательный палец верх Нинка, - все же запомни: я люблю только одного блондина на этой скучной земле - Кея.
   Теперь пришла моя очередь закатывать глаза. Что за идея фикс?
   - Вот только этого блондинчика я хочу себе. Жаль-жаль-жаль, что его нет в этом каталоге. Я бы заказала его навечно.
   - Нин, по-моему, ты его не любишь. А хочешь заполучить в свои сети.
   - А разве это не то же самое, что любить? - удивила меня вопросом подруга.
   - Да как бы нет.
   - Ладно, как бы не будем отвлекаться. Катька, значит, ты выбираешь этого светленького? Окей, окей, я не буду менять твой выбор, хотя, конечно, я бы выбрала куда лучшего кандидата, чем ты, потому что у тебя, Катя, вкуса ровно столько, сколько у вороны.
   - Добрая ты, - поджала я губы.
   - Какая есть, - примиряюще улыбнулась эта сумасбродка. - Ладно, посмотрим анкетку твоего новоявленного принца.
   - А здесь еще и анкеты есть? - Удивилась я, и уставилась в монитор, чтобы прочесть следующее:
  
   "Изысканность и Элегантность"
   Имя: Влад.
   Возраст: 24 года.
   Рост: 185 см.
   Вес: 77 кг.
   Цвет волос: блондин.
   Цвет глаз: светло-карие.
   Знак зодиака: Рак
   Образование: Высшее историческое образование, отделение истории и теории искусства
   Увлечения: Фотография, литература 18 столетия, бильярд.
   Знание языков: английский, французский.
   Характер: нордический.
  
   - Что еще за дебильный интеллигент? - недовольно спросила Нинка, читая это вместе со мной. - Даже фото у него нет, где он с обнаженным торсом. Фу, глупый образ, мне брутальные типы нравятся больше.
   - Например, Келла, - попыталась вновь съязвить я, и, кажется, это у меня получилось.
   - Ну, может быть, - убрала длинную светлую прядь за ухо подруга, - по крайней мере, я буду уверена, что рыло может за меня кому-нибудь врезать.
   - Что рыло уже и не раз делало, - не преминула заметить я.
   - Вот именно. А этот парниша весь такой интеллигентный и спокойный. Мальчик-куколка.
   - А что плохого, что парень такой? - не выдержала я, наблюдая, как Нинка щелкает на надпись "Сделать заказ". Мне сразу же вспомнился Антон. Его характер мне невероятно нравился. Кстати, надо будет все-таки как-нибудь попытаться сообщить Нинке, что мне нравится бывший ее поклонник. Нечестно получается, что я скрываю это от нее. Вот только избавлюсь от проблем с Кеем и расскажу.
   - Все плохо. Парень должен быть ярким, как звезда. Вот, к примеру, Кей, - начала рассуждать Нинка, вводя между делом особенный код для заказа, полученный ею от старшей сестры, чтобы выбрать время и способ оплаты. Слава Богу, на сегодня этот нордический Влад занят не был. - Кей - яркий. Он светится.
   - Радиоактивный, что ли? - не удержалась я вновь. - Облучился?
   - Сама ты радиоактивная. Я тебе в метафорическом смысле говорю. Но куда уж тебе понять. Вот скажи, ты видела Кейчика на концерте?
   - Видела, - вспомнила я бешенную "стену смерти" и сумасшедших поклонников, врезающихся друг в друга под грохот тяжелой музыки.
   - Помнишь эту атмосферу адреналина, бешенства? - почему-то серьезно начала говорить Нинка глядя куда-то в окно. - Только такой яркий, реально яркий человек, как Кей, мог создать такое. Его фанаты готовы были пойти за ним куда угодно. Катя, это ведь нереально круто!
   - Сочинять такую музыку? - имела в виду я умение Кея придумывать действительно стоящую музыку. Я слышала, как он играл и как пел - и мне это действительно нравилось.
   - Иметь такую власть над людьми! - стукнула кулаком по столу Нинка. - Когда попадаешь в атмосферу царящую на его концертах, то чувствуешь себя замогильно! Нет, вообще ничего кроме музыки не чувствуешь! Делаешь, что он скажет, слушаешь его, подчиняешься его голосу. Кать, он мой идеал - он и Кезон из "Красных Лордов". Когда-нибудь я попаду на их концерт.
   - У тебя взгляд сумасшедший, - сказала я ей в ответ и тяжело вздохнула. Что и говорить - у нас разные мнения не только касательно парней, но и предназначения творческой личности. Нет, я не говорю, что мое мнение правильно, а Нинка не права - просто мы расходимся во вкусах и все.
   - Нормальный. Ладно, подружка, сейчас я дооформлю заказ и пойдем дальше. Наше путешествие долгое, времени пара часов, к сожалению. Кстати, как тебе остальные члены группы? По-моему, все кроме моего рыла синильного адекватные, да? Арин именно такой, каким я его себе представляла. Братики - милые парни, особенно Рэн, да? Черт, им "Виза" для оплаты подойдет? Хм, понатыкали всякого дерьма... У меня нет времени со всем этим разбираться. Нам надо ехать.
   Сначала я не придала внимания ее словам о том, что нам с ней надо куда-то ехать, и только тогда, когда Нинка заявила, что сегодня мне надо немного изменить образ, я задумалась. К этому времени мы уже вышли из Интернет-кафе под восхищенный взгляд паренька-оператора, который никак не мог оторваться от созерцания Нининой фигуры.
   - Что ты имеешь в виду под словами "поменять образ"? - осторожно спросила я ее.
   - Это значит, нормально одеться и классно нанести макияж, чтобы выглядеть даже не на сто процентов, а на все двести. Кстати, обычно ты с трудом дотягиваешь до шестидесяти из твоего стопроцентно потенциала. И не надо на меня так смотреть. Это все потому, что ты не хочешь всегда классно выглядеть и модно одеваться. А вовсе не потому, что страшненькая.
   - Значит, теперь я страшненькая? - исподлобья посмотрела я на подругу.
   - Дура, что ли? Я же тебе русским языком сказала, что нет. Ты привлекательная, и у тебя есть изюминка, а если ты будешь следовать моим советам и следить за собой так, как это тебе скажу я, то станешь настоящей красавицей.
   - И кто же меня сделает настоящей красавицей? Ты?
   - Имиджмейкер, - отвечала мне подруга.
   - И где ты его возьмешь? - спросила я, одновременно вспоминая, что надо бы мне написать смс Антону о том, чтобы перенести нашу встречу. А мне так хотелось с ним встретиться...
   - Сложно сказать. - К моему удивлению, Журавль отнеслась к моему вопросу серьезно. - Знать бы раньше, я бы отвела тебя к классному спецу - к нему весь город в очереди стоит по неделям.
   - Не надо меня никуда отводить, - заартачилась я тут же.
   - Эх, мой любимый стилист-имиджемейкер в отпуске, - вздохнула подруга, - к кому же тебя отвести?
   - Меня не надо никуда отводить, - тут же отказалась я, незаметно от Нинки набирая сообщение на телефоне. Надеюсь, Антоша не обидится на меня... Милый, прости. Но я хочу это сделать.
   - Цыц. - Шикнула на меня подруга. - Так-так, салон "Глория"? Нет, они мне разонравились. "Эквилибриум"? Ммм, без записи предварительной даже я тебя туда не проведу. "Вторая Нефертити"? Точно такая же ситуация...- Нинка задумчиво перечисляла самые известные салоны красоты и дизайна в нашем городе, услуги в которых были недешевым удовольствием.
   - Перестань, я просто оденусь во что-нибудь вечернее. В выпускное платье, например.
   - Тебе надо очень хорошо выглядеть, дорогая моя Катенька, - наставительно сказала подруга.
   - В смысле?
   - В смысле, - тоненьким голоском передразнила она меня, - там тебе не собрание бомжей около помойки будет, а настоящая крутая пати золотой молодежи нашего городишки.
   - Ну и что?
   - Тысяча тараканов! - непонятно к чему воскликнула Нинка. - И к кому тебя отправить?
   - Да отстань ты. Что за глупая затея? Может, мы все же отменим этот... заказ парня?
   Но никто меня даже не слушал - белокурая голова подруги была занята другим мыслями.
   - Мать всех дизайнеров! У тебя ведь дома свой собственный стилист есть! - вдруг закричала Нинка, а я чуть не подпрыгнула от ее вопля.
   - Кто? Леша? - я чуть не поперхнулась. - Неее, Нина, ты думаешь, он согласится со мной что-то сделать? Нет-нет-нет и еще раз нет. Да ни за что в жизни.
   - Согласится, никуда не денется, а вкус у него есть, - была совсем другого мнения подруга о Леше. - Ну-ка, быстро дай его номер телефона. - И, не дожидаясь того, что я отвечу отрицательно, подруга выхватила из моей ладони мобильник, который только что сообщил мне, что сообщение для пользователя "Антон" оставлено.
   - Кстати, Катя, от каких верблюдов у тебя этот телефончик? А, ладно, потом скажешь, сейчас я с твоим дядечкой поговорю...
   В результате этого короткого, но крайне эмоционального разговора, в ходе которого Нинка сообщила Алексею, что "его племянница срочно нуждается в реставрации, потому что ей нужно посетить крутую тусу и не ударить в грязь лицом", мы едва ли не бегом кинулись к дороге, чтобы Журавль смогла поймать такси, которое довезло нас до студии, в которой и творил Леша.
   Я думала, дядя откажется от такого "заманчивого" предложения, как нарядить свою нерадивую племянницу, всегда отказывающуюся от мудрых советов "Человека, понимающего в моде", но он почему-то согласился и предложил приехать к нему на рабочее место, сказав, что одежду он мне подберет отличную, а уж стилиста точно где-нибудь найдет. Он, можно сказать, даже встретил нас радостно - даже ждал около невысокого крыльца очень нарядного и уютного здания, где и арендовала помещение его студия "Fashion freshness". Там же находился спа-салон, принадлежащий его другу. Я много была в этом месте, да и любопытная Нинка тоже, поэтому все вокруг было нам знакомо.
   - Прибыли, леди, - оглядел нас с ног до головы папин брат.
   - Прибыли, - буркнула я.
   - Привет, Леша, выглядишь, как всегда отменно, - тут же принялась улыбаться Нинка, потому как знала, что моему дяде нужно обязательно сделать комплимент.
   - Ну что ты, это ты, Ниночка, великолепна. Оригинальное платье, - и Алексей принялся обсуждать с подругой ее одежду, забыв про племянницу, которая очень хотела сбежать из этого места, потому как не всегда ее, то есть мои вкусы, совпадали со вкусом Леши. Представляю, как он захочет меня принарядить - во что-нибудь супер открытое или полупрозрачное.
   - Проходите, девочки, вам нереально повезло, - пригласил дядя и повел нас к служебному входу. - Сегодня у нас в салоне классный спец по макияжу. Кстати, поподробнее объясните, куда вы там намылились?
   - На День Рождения дочери мэра, - объяснила тут же Нинка.
   - В свет нашу дуреху выводишь? Ну, это правильно, вдруг подцепит там кого-нибудь.
   Подруга засмеялась, а я возмутилась:
   - Ты что, совсем, что ли? Думай, что говоришь.
   - Я и так говорю, что думаю, - какими-то полутемными коридорами вел нас в свои рабочие пенаты дядя, - найдешь себе богатенького принца, чтобы обеспечить папаше и дядьке старость.
   - Ага, признаешь себя стариком, - тут же сказала я ему. - Может, разрешишь теперь себя дядей называть?
   - Нет, - покачал головой, на которой красовалась какая-то сложная прическа, Леша, - с так характером ты точно никого не найдешь.
   - Да я образец кротости, терпения и понимания.
   - Ага, да, конечно, - сделал вид, что согласился, Алексей. - Итак, девочки, сегодня суббота, клиентов много, поэтому вы будете не в зале, а в моем кабинете.
   - Ух, какой ты важный, свой кабинет есть, - все никак не могла я простить слов дяди.
   - Не бухти, - отвечал мне любящий родственник. - Пример бери с Ниночки. Короче, будете в моем кабинете, об одежде я позабочусь, можете не волноваться, а пока над тобой кое-кто поработает. Времени, я, как понимаю, не много?
   - Нам бы успеть до шести часов, - скромно проговорила Нинка.
   - Понятненько, попробуем успеть, - протянул родственник, усаживая меня в свое высокое кожаное кресло. Оно было единственным элементом офисного стиля в его небольшом кабинете, который мне больше напоминал примерочную. На огромном прямоугольном столе в центре комнаты лежало много разных и ярких материалов, какие-то обрезки, кусочки, ножницы, нитки, украшения, даже большой черной шляпе здесь нашлось место. Шляпа очень заинтересовала Нинку, и она принялась вертеть ее в руках и даже надела на голову и покрасовалась в большом, во всю стену, зеркале. А потом, пока Леша не видел, нахлобучила мне на голову.
   - Хватит все лапать, - заявил мне тут же дядя, повернувшись, - положи шляпу.
   Нинка захихикала, а я погрозила ей кулаком, осторожно снимая шляпу.
   Пока она трогала всевозможные вещи в беспорядке валяющиеся всюду, даже на полу, Лешка привел с собой, видимо, из общего зала, свою коллегу - миловидную тонкокостную девушку с короткими волосами, в джинсах и клетчатой рубашке. Единственным украшением девушки было лишь широкое кольцо на большом пальце. Очень часто в индустрии моды работают люди, которых никак не назовешь модными и гламурными. Яркий пример не только эта улыбчивая Женя, но и папина приятельница Таня, которую я встретила в "Горизонте".
   - Моя племянница Катя, - указал на меня кивком головы Леша, и я удивилась - обычно он никому из представительниц женского пола не говорил, в каких мы с ним родственных отношениях состоим, и большинство искренне считало, что я - младшая сестра Алексея. Видимо, эта девушка его совсем не привлекает, хотя она очень милая и с нежными чертами лица.
   - Ниночка, подруга Кати, - продолжал представлять нас Алексей. - А это Женя, лучший стилист-имиджмейкер. Творит чудеса. У Жени есть немного свободного времени.
   Мы с Нинкой хором сказали, что нам очень приятно, и Женя широко улыбнулась нам. Очень милая девушка. Надеюсь, она не позволит Алексею одеть меня как-нибудь криво и непристойно.
   - Обработать надо мою племяшку, она на вечер идет крутой какой-то. Показать все ее лучшие стороны. Ну-ка, встань, - приказал мне дядя, окидывая меня профессиональным взглядом.
   - Холодная зима. Надо бы что-нибудь темное, - так же пристально вгляделась в меня эта хрупкая девушка. Все в ней было милым и даже очаровательным, только голос подкачал - для ее комплекции хрипловат и прокурен.
   - Да, темное и короткое, как раз коктейльные мини сейчас в ходе.
   - Катя, повернись, - сказала мне Женя, - медленно. Хорошо, - сделала она какие-то свои выводы, - отлично. Нужно подчеркнуть талию, обязательно до предела оголить ножки и плечи.
   - Не надо ее сильно оголять, - почему-то забеспокоился Леша.
   - Леш, у нее ноги эффектно будут смотреться, особенно с каблучками.
   - Я сам разберусь, какое ей платье выбрать, - к моему удивлению не соглашался с такой позицией дядя. - У меня на примете есть пара. А ты позаботься о личике и прическе, идет?
   Женя кивнула и попросила меня сесть в кресло. Осторожно проводя пальцами по волосам, она задумчиво оглядела меня, наклонившись так близко, что наши носы едва не столкнулись.
   - Прекрасно, - прошептала она, кончиками пальцев касаясь лица, - хорошая кожа, чуть суховата только.
   - А я ей всегда говорила, что у нее кожа отличная,- встряла Нинка,- а она не верила!
   - Нашей Катьке хоть говори, хоть не говори - как об стену горох, - заявил Леша. - Ладно, я вас оставляю, мне в зал нужно, на примерку.
   Женя принесла целый косметический магазин и, небрежно смахнув половину Лешиных вещей со стола, расположила все свои "приборы" на нем.
   - Начнем? - Еще раз внимательно поглядев на меня, она развернула стул спинкой к зеркалу, поэтому то, как едва ли не целый час Женя под одобрительные окрики Нинки раскрашивала мое лицо, я не видела.
   - У тебя бледная кожа, Катя, мы не будем скрывать этого, а сделаем твоей фишкой. Я лишь немного выровняю тебе кожу, сделаю акцент на глазах, подчеркну скулы и немного изменю форму бровей. У тебя красивые глаза. Ну-ка, взгляни на меня? Ага, "Smoky eyes" очень подойдет, сделает взгляд более изысканным и загадочным, - вновь сделала она мне комплимент, когда только начинала свое дело. - Думаю, Леша подберет темное платье, и в целом у тебя будет интересный нежный образ девочки-загадки.
   - Образ печальной и доброй ночной феи, - поддакнула Нинка.
   - А что такое "smoky eyes"? - спросила я, чувствуя, как тонкие пальцы Жени буквально порхают над кожей.
   - Дымчатый макияж, Катя, - пояснила со своего места Нинка, которая, конечно же, все знала. В ее голосе явно наблюдалась насмешка.
   По мере того, как продвигалась работа над моим лицом, я все больше и больше убеждалась, что на мне, наверное, целая тонна макияжа, но когда, по прошествии часа мне все таки разрешили взглянуть в зеркало, я приятно поразилась - лицо выглядело вполне естественно, но что-то во мне (и я сама это признавала) неуловимо поменялось. Нос, губы, скулы, глаза - все это было вроде бы моим, но и не моим одновременно. Недостатки куда-то волшебным образом испарились, глаза увеличились, крылья носа, напротив, уменьшились, лицо словно стало немного тоньше, кожа засияла.
   - Надо же, - всматривалась я в свое отражение, - как классно вышло! Я и не думала!
   - Нравится? - улыбнулась Женя. - Косметика - сила.
   - Очень! Спасибо большое! Это просто чудо. - Я даже потрогала кожу на щеке, чей цвет теперь был не просто бледным, как обычно у меня бывает весной, а аристократически светлым, я бы сказала. Да уж, Женя владеет какими-то необычными секретами макияжа
   - Точно, вы мастерски работаете, - даже Нинка была в восхищении, хотя по всяким там стилистам ходила частенько и сама неплохо владела "макияжным мастерством". - Великолепно вышло! Катя, ты наконец-то стала выглядеть не как лохушка из захолустья, а так, как и должна. Ой, Женя, а вы мне можете немного макияж подправить? Я от вас в восторге.
   - Конечно, у меня есть еще немного свободного времени. Сейчас я сделаю прическу Кате, и могу заняться тобой.
   - Ой, спасибо! Вы так добры! - захлопала в ладоши Нинка, напоминая мне воплотившегося в человека ангела.
   На прическу Женя потратила примерно столько же времени, хотя сказала мне, что ничего особенного с волосами делать не будет, поскольку на покраску времени мало и на биоламинирование тоже, она всего лишь сделает их прямыми и обрежет мне длинную косую челку, чтобы затем уложить ее на бок.
   Что такое биоламинирование, я не знала, да и челку не особо хотела, потому как привыкла уже за долгие годы, что челка у меня отсутствует. Но возражать не стала - надо же что-то когда-то менять в своей жизни. К тому же, если Женя - стилист, она знает, что делает. Наверное.
   Еще через какое-то время девушка в мужской клетчатой рубашке подтвердила вновь, что у нее отличный вкус. Прическа, которую она мне придумала, действительно подходила мне, а Нинка, словно бы говоря мне это, вскочила со своего подоконника, где уютно устроилась и показала большой палец, мол, все отлично. Нечасто подружка кого-то хвалит.
   Второй этап принятия моего нового имиджа мне тоже дико понравился - всего лишь челка чуть укороченные и полностью распрямленные волосы, и вновь что-то изменилось в облике, и, кажется, придало изящность. Понятно теперь, как из таких обычных девчонок, как я, стилисты и имиджмейкеры делают иконы моды и красоты.
   Прибежавшему Алексею, держащему в руках пару платьев и коробок, мой образ тоже понравился, хотя он только шутливо произнес:
   - Ха, теперь все женишки будут твоими, Катька! Отхвати побогаче, не смотри на внешность!
   Женя увела Нинку куда-то в другое место, чтобы и ей помочь с макияжем, а Леша заставил меня перемерить целых пять платьев.
   - Он же все почти одинаковые! - возмущалась я. - Все темные, короткие и прямого покроя.
   - Молчать. Надевай следующее.
   - Давай на этом остановимся - оно самое длинное. А другие короткие совсем.
   - Ничего себе, короткие, да я тебе самые зарытые выбрал, ты короткие не видела! - возмущался дядя, - быстро переодевайся, клуша!
   - Но... - Попыталась я возразить.
   - Без но! У меня мало времени! Клиенты ждут, знаешь ли. Давай-давай, натягивай новое платье.
   Уже из-за двери он вновь начал ворчать:
   - И она что-то говорила о том, что могла бы быть моделью. А сама пару штук померила и все, не может больше, видите ли. Я тут из-за нее график работы ломаю, а она не может быстро одеться и раздеться. И что там говорить, допустим, про показы? Ты бы пока переодевалась в новую вещь, показ бы давно кончился и все гости разошлись на фиг.
   - Я все, - отозвалась я, ругая про себя Нинку и Лешу.
   - Все? Ну, вот и отлично. Так-так, мне нравится. В нем и пойдешь, я так и думал, что это платье больше всего тебе подойдет.
   - А зачем дал кучу других перемерить? - возмутилась я, глядя на себя в большое зеркало. Последнее платье, как и все прочие, было довольно коротким (но ради справедливости стоит заметить, что Нинка куда более короткие таскала), атласным или шелковым на ощупь, прямого покроя и чуть собранное с боков - из-за этого по платью струились и переливались складки.
   - Чтобы знать, что тебе подходит, а что нет. Цвет классный, да? Темный индиго. Так что ты можешь считать себя ребенком индиго, - вновь критически оглядел меня Алексей.
   - Я уже не ребенок, - крутилась я перед зеркалом, не узнавая себя.
   - Смотря для кого, - разумно заметил дядя, - для меня - настоящая лялька, которой надо варить кашу каждый день. Нет, я, настоящий мужчина, гламурный метросексуал, - здесь голос дяди стал чуть насмешливым, - должен гонять по дому в фартуке - вот прикол! Кстати, этот фасончик я сам придумал.
   - Очень красиво, - тут же похвалила я его.
   - Я знаю, что красиво, поэтому верни мне его в целости и сохранности, - самодовольно отвечал дядя, подавая мне коробку с обувью - черными закрытыми туфлями на высоченных блестящих каблуках.
   Я осторожно их примерила и оказалось выше едва ли не на пол головы своего обычного роста, надо заметить, среднестатистического.
   - Круто смотрится, Катрина. И ноги визуально удлиняются. Я, как всегда, все здорово подобрал, даже несмотря на то, что времени было в обрез, - вновь похвалил сам себя родственник, считавший, что если сам себя не похвалишь - никто этого не сделает.
   - Смотрится-то может круто, - была я несколько иного мнения, - а вот ходить на них я почти не могу.
   - Расходишься, - было мне жестоким ответом. - Давай-давай, учись, как ты будешь на вечеринке своей двигаться? Боком ходить? Да, кстати, сейчас тебе еще кое-что притащат и пару аксессуаров тоже.
   - Что ты имеешь в виду под загадочным "кое-что"? - осторожно стала ходить по комнате я.
   - Вообще-то чулки, - как-то замялся дядя, - вот же блин, никогда больше с родственниками работать не буду. С обычными моделями и выходить за дверь не надо, и про белье говорить не стыдно - все в порядке вещей. А с тобой...
   - Но я не хочу чулки! В них жарко будет, ты видел, сколько на улице градусов? - тут же принялась я канючить.
   - Ну и что? Вечернее платье с голыми ногами невозможно. Оденешь и точка, - стоял на своем дядя. - И украшения не забудь надеть, ясно? А потом вновь мне покажешься.
   Когда я, напялив на обе руки массивные парные металлические браслеты темного желтого, или как его еще называют, "цвета старого золота", а в уши засунув подобные им тяжелые серьги, вновь показалась на глаза Алексею, тот остался доволен.
   - Ну вот, Катя, теперь ты похожа на человека. Давно бы обратилась ко мне, а то все отказывалась. Теперь осталось только Нельку обработать.
   - Да уж, поработали надо мной славно, - вздохнула я, все еще продолжая глядеть на себя в зеркало. - Я теперь отчего-то устала, и хочу спать.
   - Да, Катя, ты даешь. Над тобой трудились, переделывали тебя, а ты: "спать хочу". Да другие девушки бы от счастья прыгали, и скорее бы в клубы бежали - искать парней побогаче!
   - Что ты заладил: парни, парни? Может быть, я решила так одеться только для одного человека?
   - Это для какого же? А, для Антона своего прихорашиваешься так? - решил понервировать меня дядя. - Это правильно-правильно. А то вдруг он тебя оставит, такое чучело. - Обнаглел родственник окончательно.
   - Я не чучело! - сказала я, одергивая подол платья, которое казалось мне очень коротким. Чулки, хоть были тонкими, причиняли массу неудобств - в них было жарко, и я мечтала их стащить, а вот открытые плечи, напротив, хотелось прикрыть.
   - Присядь-ка еще, я тебе сам немного волосы подправлю. Твой Антон тот еще странный парнишка, - разглагольствовал Алексей, не обращая на мое красное от злости и возмущения лицо. - Он кем у тебя раньше, кстати, был? Неформалом каким-нибудь, да?
   Неформалов Леша не любил, считая, что они просто одеваются безвкусно. В том числе он любил особо подчеркивать, что и Томас не может "выглядеть достойно со своим авангардом и прочей художественной фигней".
   - Почему неформалом? - сквозь зубы спросила я, потому что мне не нравилось, когда об Антоне говорили плохо, а тон Алексея явно подразумевал скрытое глумление. - Нормальный он человек.
   - А почему у него тогда уши проколоты? - тут же спросил дядя, что-то делающий с волосами.
   - У кого? - обалдела я от такого заявления.
   - У меня! - раньше у Леши действительно было проколото одно ухо, в котором красовался маленький бриллиант - подарок очередной, не знаю даже какой по счету девушки. Потом Алексей должен был участвовать в каком-то консервативном и строгом, по его словам показе, и серьгу пришлось убрать. А ухо заросло всего лишь за пару дней, и после этого дядя больше не экспериментировал с проколами на теле.
   - У тебя?
   - Катя, у Антона. У твоего лохматого Антона! Проколоты уши. Оба! Несколько проколов, - и для наглядности Алексей оттянул собственные мочки ушей.
   - Да ну, - решила я, что меня разыгрывают.
   - Катя, ты его девушка, разве ты не замечала этого? Катя, ты меня расстраиваешь. Слушай, ты вообще о своем парне хорошо осведомлена?
   - Он мне не парень.
   - А кто, девушка? - явно не поверил мне родственник. - Да уж, ты раззява еще та. Бери пример с Нины! Она-то все обычно замечает, твоя подружка. Ты даже такого, как твой Антон в скором времени можешь лишиться, - решил поучить меня жизни родственник, - если не будешь ему внимания оказывать должного. А, кстати, с Нинкой-то его поделили?
   - Поделили, - задумчиво отвечала я.
   Откуда у Антона проколотые уши? Может быть, он их прокалывал давно? Нет, пирсинги и этот чудик несовместимые понятия! Или Леша все-таки прав? Я ведь никогда не смотрела на уши Антону, к тому же они волосами закрыты. Но ведь раньше я и не замечала, что он точная копия самого Кея, и я до сих пор не понимаю, как это могло произойти - ведь, кажется, понять, что два человека очень похожи - крайне легко.
   Что еще скрывает от меня Антон? У меня столько вопросов к нему... Очень много. Вот только ответы на некоторые из них мне почему-то боязно услышать. Если я не заметила его схожесть с Кеем, проколотые уши, и я ведь даже не поняла сначала, что он - обеспеченный мальчик, то что я о нем еще не знаю? Понятно, что очень многое, но меня все больше и больше охватывают сомнения в его честности, хотя я знаю, что подозревать человека в чем-то - не слишком этично. Но куда делся медальон Кея, после того, как я разбила медальон его брата? Почему мама близнецов так хочет, чтобы Антоша встречался с Алиной Лесковой, если она целых пять лет была девушкой Кея? Это все странно, очень странно, Вдруг все же...вдруг все же это один и тот же человек? От этой мысли у меня закружилась голова. Нет, они братья, братья, которые не любят друг друга и что-то от меня скрывают.
   Ага, скрывают, третьего брата. А, может даже, четвертого.
   Кто их знает, может быть. Нет, ведь я видела фото, где Кей и Антон вместе.
   Фотошоп, знаешь ли, вещь такая... Хорошая в общем.
   Какой фотошоп?
   А ты внимательно разглядывала фото? Антон ведь говорил, что он как раз и занимается фотошопом. Прикинь, если они - один и тот же человек? Вот же умора!
   Но зачем ему врать дважды?
   Он просто ждет от тебя еще одной истерики, хехехе.
   - Эй, не вертись, - прикрикнул на меня Алексей, - работать трудно. Что у тебя, что у Томаса волосы густые, тяжелые, а форму плохо держат...
   Не обращая внимания на дядю, я с радостью поймала себя на мысли, что о Максиме я почти и не вспоминаю - все мои мысли были о Кее и об Антоне. Значит, даже подсознательно, братья для меня не в пример важнее, чем моя первая любовь, так неожиданно появившаяся на горизонте. И зачем я только согласилась с Нинкой? Зачем мне доказывать самой себе, что Макс для меня в прошлом, или подруга хочет, чтобы я это доказала ей? Она ведь ни о чем не знает: ни о моей влюбленности в противного грубияна Кея, ни о глубоких симпатиях к нашему однокурснику Антону, и ей, наверное, все кажется, что я скучаю по Максиму?
   Пока я думала, Алексей, не прекращая напевать какую-то смешную мелодию, закончил с волосами, еще раз похвалил себя, напомнив мне Томаса, обожающего саморекламу, и отпустил меня на все четыре стороны, заявив, что его долг выполнен.
   В холе, где играла тихая нежная мелодия, мы встретили Женю и Нинку, сияющую, как начищенный медяк. Еще бы - Женя и над ней основательно поработала и даже поменяла платье - на короткое золотистое и ассиметричное, кокетливо открывающее одно плечо и обнажающее спину. От обилия золотого цвета на лице казалось, что подруга сияет. Ее длинные волосы были собраны в пучок, придавая Нининому лицо аристократический вид. Славно Женя работает!
   - Как я вам? - встретила меня Нинка, ожидая, что ее заверят, что выглядит она ослепительно. Ее, конечно же, заверили.
   - Ну, мы пойдем, - стала откланиваться подруга, - нам скоро блистать на вечеринке! Алексей, Жень, спасибо вам огромное! Вы гении моды!
   - Да, спасибо, - поддакнула я. - Леша, забери мою одежду, в которой я пришла, домой, хорошо? Женя, ты такая классная стилист и визажист! Ты сотворила со мной чудо. Я в восхищении!
   - Женя - парень, - со смехом отвечал Алексей, а его коллега только лишь смущенно улыбнулся. Сказать, что я удивилась - ничего не сказать. Нинка еще долго смеялась надо мной и передразнивала.
   - Надо же! - весело говорила она уже в машине своего доброго крестного, не пожалевшего прислать для девушки личное авто. - Спасибо, Женя, ты такая классная! Ты бы видела лицо Жени! Ой, не могу, ха-ха-ха!
   - Можно подумать, ты поняла, что это парень, а не девушка, - буркнула я, разглаживая складки на платье.
   - Я хотя бы не назвала парня в женском роде! Вот прикол, Катька, умеешь ты настроение поднять глупостями, - не унималась подруга, - а я только-только хотела поделиться с тобой наблюдениями, типа, сама Женя стилист, а выглядит пацанкой! Ну, ты отожгла, дорогая!
   К эскорт-агентству, в котором мы должны были забрать заказанного мною Влада (да уж, это звучит не совсем нормально и даже несколько неприлично), подъехали только тогда, когда по идее, уже должны были находиться на вечере. Я наотрез отказалась выходить из машины, поэтому "заказ" пошла забирать сама Нинка.
   Как же удивился водитель, когда понял, что наш заказ, о котором Нинка рассуждала всю вторую половину дороги, оказался молодым очень ухоженным парнем в стильном темном костюме с жилеткой. Думаю, крестный Нинки будет очень удивлен тому, что заказывает себе его любимая крестница.
   Усадив Влада, который был таким же отстраненно-красивым, как и на фотографии, Нинка вновь уселась ко мне, довольная, как кошка, облакавшаяся сметаны.
   - Это Катя, твоя девушка этим вечером, - сказала она Владу, и тот, повернувшись, одарил меня красивой белоснежной улыбкой и поцеловал руку. Водитель настороженно за нами наблюдавший, хмыкнул. Наверное, он все не так понял.
   - Очень приятно познакомиться с такой очаровательной девушкой, - вежливо отвечал блондин, - меня зовут Влад, и этим вечером я сделаю для вас все, что вы желаете и даже больше.
   "И даже больше"... Вот что деньги делают с людьми! А если я ему предложу поизображать собаку и погавкать из окна мчавшегося вперед автомобиля, он согласится?
   - Значит так, - тут же взяла дело в свои руки Нинка, - никаких "вы". Работаем, дети мои, по легенде. Ты, парень, ее дружок. Скажем, вы общаетесь три месяца. Безумно любите друг друга и прочие бла-бла-бла. Ясно? Ее называй Катенька или как-нибудь ласково... солнышко? Рыбка? Малыш?
   - Просто любимая, - отвечал включившийся в игру сообразительный парень из агентства. - Катя - моя любимая.
   - Точно! Сообразительный мальчик! - потрепала его по волосам Нинка, - а ты, милочка, - обратилась она ко мне, - зови его тоже как-нибудь ласково. Милый, дорогой, тигренок-котенок.
   - Я тоже, пожалуй, остановлюсь на "любимом". - Со вздохом отвечала я. Честно говоря, терпеть не могу излишне приторные обращения. Одна наша одногруппница называет своего молодого человека исключительно Пусей - как при общении с ним, так и во время разговора, когда ей приходиться упоминать своего парня. Выглядит это забавно - "Мой Пуся приехал, мой Пуся сказал, ой, это Пуся звонит". Больше всех над девушкой смеялась моя лучшая подруга, естественно, это слышала только я.
   - Прекрасно. Влад, я так поняла, все это остается конфиденциально?
   - Да, естественно. Вы можете не беспокоиться насчет этого. Наше агентство заботиться о безопасности и конфиденциальности клиентов, - несколько заученно отвечал Влад, почему-то все больше напоминая мне неживую, но красивую или даже редкую куклу с большими светло-карими глазами из дорогого стекла.
   - Отлично. И не позволяй Катьке пить.
   - Сама себе не позволяй, - возмутилась я. - Увидишь там Келлу и напьешься от горя.
   - Завянь, зануда.
   - Да, парень, кстати, мы на вечеринке встретим одного чувака, фотографа по имени Максим, я тебе его покажу или Катька, так вот, перед ним, именно перед ним, тебе стоит усиленно показывать всю свою пылкую любовь к Кате, ясно? Он должен видеть, как ей хорошо с тобой. Можешь гнать ему, что угодно, но ты в его глазах должен быть богом. А эта девочка - богиней.
   С улыбкой Влад кивнул.
   - В твои услуг входят всякие там обнимания и поцелуи?
   Вновь кивок. Что-то он меня настораживать начал. Наверное, все-таки ему не нравится собственная работа.
   - Вы заплатили по полному тарифу.
   - Да, точно... Это тоже можешь использовать. И, Владик, сделай так, чтобы все вокруг считали вас счастливой и прекрасной парой. И смотри, чтобы твоя биография была прекрасна и бела, как мои зубки. Все пройдет гладко - получишь от меня ну очень приличные чаевые.
   - Перестань так разговаривать с ним, - одернула я подругу.
   - Золушка ты моя недоделанная, - потянулась ко мне подруга с явным намерением ущипнуть меня за щеки. Я ловко увернулась от нее, вызвав у Нинки беспричинный хохот. Настроение у нее было очень хорошее и игривое.
   - Ты чего такая веселая? - мрачно осведомилась я у нее.
   - Не быть же мне такой же букой, как и ты! Эй, мальчик! Эй, скажи мне - я красивая? - перекрывая музыку, проорала Нинка, - я красивая?
   Влад тут же повернулся к нам со своего переднего сидения и с обворожительной улыбкой, которая может быть только у куклы, отвечал:
   - Безусловно! Самая красивая.
   - А она ведь тоже красивая? - зачем-то решила поинтересоваться у парня насчет меня Нинка.
   - Конечно. Очень красивая! Очень, - все с такой же улыбкой отвечал нам Влад, а я все больше и больше понимала, что несмотря на то, что он тоже высокий блондин, ни на Кея, ни на Антона совсем не похож, и не вызывает у меня никаких чувств. Может быть, только жалость - так и подмывает спросить блондина, как ему живется и трудно ли работать в эскорт-услугах.
   - Катька, ты сегодня точно Золушка! - все никак не могла угомониться Нинка. - Классно выглядишь, едешь на здоровскую пати, сидишь в крутой тачке с водилой, и даже принц твой около тебя! А ты похож на принца, Владик, ой, как похож! Максимка лопнет от зависти, а я...
   - Нин, спасибо тебе огромное за все это, но ты не могла бы помолчать о Максиме?
   - Нет, ты не Золушка - она не ныла все время, ты - мрачная горгулья, - ответила с досадой подруга и вновь принялась терроризировать Влада, который, казалось, был спокоен, как удав и вежлив, как английский джентльмен. Как бы я была рада, если бы со мной тут сидел не этот незнакомый и ухоженный парень, за которого Ниночка заплатила деньги, а Антон.
   Ты про Кеечку забыла? Без него-то как, а?
   Его я, наверное, увижу сегодня... Наверное, я вновь смогу видеть, как он поет, и, наверное, я буду вновь восхищаться им, и буду злиться сама на себя именно из-за этого.
   Перед глазами, словно бы по заказу, появились образы двух братьев, и я в который раз отругала себя за то, что сумела влюбиться (если это называется любовью) в двух парней. И ведь ничего не могу поделать - такая я беспомощная, да. Остается только наблюдать за тем, что творится за окном.
   - Приехали! - Вывел меня из полутрансового состояния голос Нинки. - Вставай, Спящая Красавица. Дом нашего мэра ждет своих самых дорогих гостей!
   - А? Да? - открыла я глаза, обнаруживая, что наша "БМВ" въезжает в широкие ворота высоченного металлического забора. Уже через полминуты Нинка показывала бдительным охранникам, из-под черных пиджаков которых выглядывала кобура, свой пригласительный. - Это их пригласительный, - кивнула она на меня и на Влада, - а что касается меня - вас должны были предупредить, что Нина Журавль проедет по списку.
   - Да, верно, Елизавета Сергеевна предупредила, - сверился с бумажкой один из охранников, - Счастливого вечера.
   - Спасибо, - церемонно отвечала подруга и на мой немой вопрос, как секьюрити пропустили ее без приглашения, пояснила:
   - Пока над тобой колдовал Женя, написала Лизоньке пару смс. Вот и все.
   - Ясно. А сколько лет этой Лизоньке будет? - спросила я, с интересом оглядывая местность. Наш мэр устроился хорошо - его трехэтажный особняк стоял в глубине большого участка, и к дому, заставленному большим количеством элитного транспорта, вела добротная асфальтированная дорога. Вдоль нее тянулись замысловато выстриженные кустики и клумбы, пока еще пустые. Думаю, летом в них росли розы или другие красивые цветы, за которыми ухаживал садовник.
   - Двадцать два года. Двадцать два года земля носит эту лягушку, - задумчиво отвечала Нинка, так же, как и я, разглядывая украшенный едва ли не тысячей гелиевых шариков, дом.
   - А подарок? - вдруг всполошилась я. - Мы же подарок не купили!
   - Лучший подарок - это я!
   - Нина, серьезно. Мы же не можем просто так приехать! И я вообще именинницу не знаю - неудобно.
   - Пока я с тобой - мы все можем, - не согласилась со мной Ниночка. - Владика ей подарим, он ей стриптиз станцует. Мальчик, ты его умеешь танцевать?
   - Немного, - порадовал подругу блондин.
   - Вот видишь? Да ладно, не сердись, есть у меня подарок. В сумке лежит. Очень хорошее ожерелье с бриллиантами. Мы, Журавли, туфту не дарим.
   Водитель остановил машину около самого входа. Мы были не единственными опоздавшими - гости все пребывали и пребывали, оправдывая слова Нины о том, что все и всегда опаздывают, поскольку это является нормой. Машины гостей, как и та, в которой находились мы, по очереди подъезжали к парадному входу, около которого, в лучших традициях сериалов про богатых и знатных, стояли молодые люди в бордовых униформах. Они приветствовали вновь прибывших и провожали в дом.
   - А мэр наш все же неплохо живет, - оглядела я большой особняк.
   - Еще бы. Столько воровать даже я бы устала, но наш градоправитель человек стойкий и упорный. Пока бюджет не станет равен нулю, с поста не свалит, - отозвалась Нинка, выходя из автомобиля первой. Пока я немного замешкалась в салоне, Влад открыл мне дверь и галантно подал руку.
   - Прошу, Катенька, - сказал он мне, начиная игру. Его ладонь была холодной, как бы в лишний раз подтверждая его общую холодность во взгляде и внешности. Почему ладони Кея и Антона совсем другие?
   Я вышла из автомобиля, и, чувствуя себя не в своей тарелке, пошла вслед за Владом, держа его за руку, и Нинкой, в чьих руках уже волшебным образом появился подарок - небольшая продолговатая коробочка в синей подарочной упаковке и с большим розовым бантом. Мое появление с Владом сразу же было замечено двумя девушками в довольно откровенных открытых платьях.
   - Какой милашка! - проговорила одна другой довольно громко. Я уже думала, что ее подруга скажет что-то вроде: "и как только эта мышка откопала себе такого красавца", но к собственному удивлению услышала нечто совсем иное:
   - И девушка милая. Хорошенькая парочка. Блондинчик и брюнеточка. Ты их знаешь?
   - Нет. Надо будет у Лизочки спросить, кто это.
   Наверное, глаза у меня полезли на лоб. А Влад услышал разговор девушек и ободряюще улыбнулся мне:
   - Ты самая красивая здесь. Правда. У тебя необычные глаза, цвета расплавленного горького шоколада.
   Эти же девушки услышали довольно громкие слова блондина и умилились вновь. И не только они - на нас повернулось еще пара человек.
   - Спасибо, - смутилась я немного. Пока еще я не сильно уверенно себя чувствовала и старалась не упасть с этих высоченных каблуков - вот смеху то будет.
   - Если что - я рядом, все будет хорошо, - понял мою проблему парень и предложил мне не ладонь, а локоть, чтобы я придерживалась за него.
   - Добро пожаловать, - приветствовали нас встречающие ребята в униформах. Рядом с ними стояли корзины с розами всех цветов.
   Нам с Владом, как паре, протянули по красивой красной полураспустившейся розе, на стеблях которых отсутствовали шипы. Нинке - шикарную белую, усыпанную золотистыми блесками. Она почти сразу выкинула ее.
   - Приятого вечера, господа. Хозяйка дома ждет ваших поздравлений в большом танцевальном зале, - говорили "дворецкие", улыбаясь, - туда вы можете попасть, пройдя в первую правую дверь от холла. Программа вечера вас порадует своею насыщенностью и роскошью.
   - Спасибо, - отвечал им вежливый Влад. И как только мы оказались за порогом, он остановил меня, и, следуя чутким указаниям Нины - быть моим парнем, вдруг решительно взял из моих рук красный цветок, обломал стебель и вставил розу мне в волосы.
   - Тебе идет красный.
   - Спасибо.
   - Где вы там? Давайте быстрее, - обернулась на нас Нинка и почему-то заулыбалась.
   - Что? - спросила я ее, разглядывая между тем украшенный живыми цветами полутемный холл, освещенный нежно-голубым светом, скользяшим по всему периметру помещения. Хорошо тут все продумали дизайнеры! Атмосфера романтики и даже сказки витала везде, задевая своими крыльями и гостей. В воздухе витала не только атмосфера - явственный аромат роз и чего-то неуловимо горьковатого был всюду. Он словно смешивался со звуками спокойного скрипично-фортепианного дуэта, звучащего неизвестно откуда.
   За народные деньги еще и не такое продумать можно! За такие бабки тебе даже тролли около крыльца джагу-джагу спляшут и "Калинку-Малинку" споют.
   - Хорошо смотритесь, - шепнула нам Нинка, сияющая, как луч солнца.
   - Стараемся, - отвечала ей я.
   - Привет, милая, жаль, что ты уже занята, - к своему изумлению услышала я голос какого-то парня, тоже прибывшего на День Рождения. Сначала я подумала, что это обращение к Нинке или к одной из мимо проходивших девушек, но оказалась, эти слова предназначались именно мне - когда я оглянулась, темноволосый парень подмигнул и, улыбаясь, ушел.
   - Ого, прогресс на лицо! - искренне похвалила меня Нинка. - Все чудесатее и чудесатее, да, Катька? Мэйкап - реально это сила, а без косметики похож ты на дебила. - Неизвестно что процитировала подруга, - и без умения себя подать - тоже. Ладно, поперлись в этот танцевальный зал, подарочек вручим. Чего тут за идиотизм? Живые цветочки, иллюминация, воняет чем-то. На какое, извините меня, дерьмо, Лизочка и ее папандр деньги потратили? Добрый вечер, Игорь Павлович, - голос подруги резко изменился и стал нежным и воркующим - он встретила какого-то высокопоставленного знакомого. Как только знакомый оказался вдалеке, она вновь прогундела, - собралось тут идиотов, с каждым здоровайся... Рада вас сидеть, Биртвели Гулбаатиевич! - вновь светским тоном поздоровалась она с известным бизнесменом, прибывшим сюда с двумя сыновьями. - Че за имя? Язык в пяти местах сломаешь, пока произнесешь. Собралось здесь кретинов и недомерков...
   Пока подруга ворчала, я поймала на себе несколько заинтересованных мужских взглядов. Едва ли не впервые в жизни я чувствовала себя необыкновенной красавицей - и это чувство мне очень нравилось. Кажется, у меня расправились плечи от осознания собственной женственности. Да, пусть Максим видит, какая я классная - вдруг это его все же расстроит?
   Но, увы, пока что Максим не наблюдался, а расстроили именно меня. Когда мы с Владом, которого я продолжала держать за локоть, хотя и чувствовала себя при этом неловко, уже входили в этот самый Танцевальный зал, дабы поздравить неведомую мне именинницу Лизу, по помещению пронеслись встревоженные и радостные голоса и вздохи, и в поле моего зрения появилась группа "На краю" в полном составе. Они, видимо, только что приехали и тоже направлялись в этот самый зал, чтобы поздравить дочь мэра под предводительством Андрея. Кей шагал самым последним, с независимым видом. Красивый, как и всегда, с отсутствующим взглядом. И опять на нем были те самые янтарные линзы, а сценический неброский костюм придавал его образу загадочность и даже мистичность.
   Кирилл, почему я тебя здесь встретила? Почему не могу оторвать от тебя своего взгляда? Посмотри на меня, ведь сегодня я такая красивая. Я старалась быть милой, поддалась ужасным уговорам Ниночки, меня два часа мучили стилисты, я терплю это открытое для меня платье, и ужасные чулки, и каблуки я тоже терплю, хотя чувствую, как жесткая кожа туфель натирает мне ноги.
   - Ой, сегодня же здесь "На краю" выступают! - восторженно проговорила девушка за моей спиной своему другу с растрепанной прической и в таком же потрепанном костюме - парню явно не нравилась официальная одежда. Зато прибытие известной группы его вдохновило:
   - Круто! Оторвемся! Хоть здесь скучно не будет!
   Кирилл, я искала парня в этом дурацком каталоге, который хотя бы немного напоминал тебя и твоего брата, вот, смотри, я здесь стою с ним, и он держит меня под руку, а я хочу представить, что на самом деле это не "покупной" мальчик, а ты, но у меня никак не получается. А ты идешь лишь в паре шагов от меня, но не думаю, что увидишь.
   Но он все-таки увидел. К моему большому изумлению, Кей резко повернул голову, от чего его волосы взметнулись, и посмотрел мне прямо в глаза, медленно-медленно оглядел с ног до головы, и только потом перевел взгляд на моего спутника. Янтарные глаза недоверчиво и как-то по-детски широко открылись, а я почувствовала, что хочу улыбаться.
   Да, она нас узрела!! Давай, ревнуй, типа, я разрешаю.
   - Идем, любимая? - продолжал прилежно выполнять свою роль Влад и свободной рукой поправил мне розу в волосах. - Катенька? Ты идешь?
   Катенька не шла. Она то ли ликовала, то ли печалилась.
   - Катя? Ты идешь? - повторил Влад.
   - Иду, - не сводила я взгляда с Кея, понимая, что уголки губ сам собой поднимаются к верху. Он увидел меня и теперь должен, нет, обязан осознать, какая же я красивая и милая девушка! Не зря же надо мной столько трудились и Леша, Женя, и Нинка...
   Я намного лучше Алины, Лескова она или не Лескова! Но ты не лыбься так, не лыбься, иначе Мистер Я-Само-Рок-Совершенство подумает, что ты над ним смеешься, а не радуешься вашей встрече.
   Да пусть все, что угодно думает! Моя поздно проснувшаяся женская интуиция отчего-то говорит мне, что этот серебряноволосый зазнайка, заигравшийся в какие-то непонятные мне игры, ревнует меня! И не зря - рядом со мной Влад, шикарный парень, и Кей не знает, что он куплен Нинкой всего лишь на один вечер, чтобы подразнить Максима.
   Как у тебя все запутано...
   - Кей! Привет, Кей! Мы хотим на твой концерт! - раздавались восторженные возгласы. Что-то подобное было и в Нелькиной школе, но ведь здесь совсем не обычное среднее учебное заведение, где учатся две тысячи обалдуев, а, как выразилась подруга, собрание местной золотой молодежи. Неужели блондин-музыкант одинаково сильно может воздействовать своим появлением на всех?
   Кей, остановившись, пару секунд продолжал рассматривать меня, и его удивление переходило в ярко выраженное недовольство: между его бровями явственно пролегла вертикальная морщинка. У Антона, когда он хмурился, она тоже появлялась. Я кивнула музыканту и даже помахала рукой, не зная, что мне сказать ему. Думала, парень ответит мне что-нибудь очень язвительное или неприятное, но он промолчал, всего лишь дотронулся ладонью до своего лба, картинно откидывая волосы с глаз и чуть запрокинул голову назад. Что значит это жест и этот хмурый недовольный взгляд?
   Фронтмэн "На краю" не отвечал на мое приветствие, и на пару секунд и вовсе закрыл глаза, как будто успокаиваясь. Зато мне в ответ помахал Арин, смотревший, в отличие от прочих своих одногруппников, в мою сторону. Я снова улыбнулась, а он, как и в прошлую нашу встречу, послал мне воздушный поцелуй. Светло-зеленые глаза его при этом оставались серьезными и, не мигая, разглядывали меня. Кей, естественно, заметил жест длинноволосого гитариста и, состроив кислую мину, пощелкал пальцами перед лицом друга, словно пытаясь разбудить ото сна. Арин небрежно убрал ладонь Кея, и это его жест вызвал бурю новых эмоций у потенциальных поклонников и любителей нетрадиционных отношений. Бас-гитарист, глядя на меня, едва заметно покачал головой, вздохнул и перевел взгляд на Влада, спокойно рассматривавшего популярных музыкантов, оценивая его.
   Весь этот невербальный разговор продолжался никак не больше полминуты и был почти никому не понятен. Да я и сама не совсем поняла, что хотел сказать этим всем Кей, потому что Влад, не глядя на солиста группы "На краю", просто-напросто, ласково улыбаясь, развернул меня в другую сторону и решительно повел к Ниночке, которая, оторвавшись от нас, вела сейчас беседу со стильно одетыми девушками. Правда, именно в данный момент они не разговаривали, а с интересом разглядывали музыкальных гостей дочери мэра. Келла, не заметивший Нинку, подозвал одну из девушек, выходивших из Танцевального зала, а потом, что-то игриво сказав ей, положил руку на обнаженное плечо. Зря он это сделал - хоть моя подруга и отпирается от сильных чувств к синеволосому, все равно ревнует его. Журавль - жуткая собственница, а даже такой, казалось, незначительный поступок со стороны ударника ей пришелся не по душе.
   - Ребята, идем! - послышался вкрадчивый голос Андрея, - Елизавета ждет ваших поздравлений. Поздороваетесь с поклонниками потом.
   И музыканты вновь двинулись следом за ним под восхищенные взгляды молодых гостей, предвкушающих классный вечер. Нинка, злая, как черт, вернулась к нам:
   - Мерзкое рыло, всегда настроение испортит. Ладно, пошли в этот поганый Танцевальный зал, вручим подарок Лизавете. Нет, сначала подождем немного, чтобы я случайно Келлу-Охренеллу не увидела. И не убила.
   Если Влад и был удивлен тем, что его клиентки знакомы с ребятами из известной рок-группы, то не подал вида. Он вообще оставался невозмутимым и галантным.
   Нинка не захотела встречаться с Келлой, поэтому заставила нас довольно долго ждать, пока "На краю" поздравят дочь мэра, и только после этого вновь двинулась в Танцевальный зал. Прямо на ходу, по своему обыкновению, она ругалась, как сапожник: и на синеволосого, и на местный бомонд, и на Лизочку с ее папочкой, и на всех их как дальних, так и ближних родственников. Одновременно она умудрялась мило улыбаться и здороваться с многочисленными знакомыми, большинство которых пребывало в самом настоящем восторге от Нины Викторовны Журавль. Дочь мэра не оказалась исключением и выразила крайний восторг, увидев Нинку, ослепляющую своим золотым платьем едва ли не все вокруг, в том числе и саму Елизавету, которая особенной красотой похвастаться не могла.
   Виновница торжества оказалась невысокой, довольно пухлой девицей с маленькими неопределенного цвета глазками и редкими светло-рыжими волосами, уложенными в замысловатую странную прическу. Что-то во внешности дочери мэра действительно было от лягушки: широкий улыбчивый рот, пухлые щечки, какой-то квакающий голос. Длинное, в пол, ярко-зеленое платье добавляло сходства с пресноводной живностью. Лиза стояла посредине большого зала, освещенного неоновыми лампами цвета нежной весенней зелени и лайма. Справа от нее находилась пара девушек, видимо, сестер или подружек, а слева, на столе, высилась большая гора подарков, чьи разноцветные обертки и лент переливались под светом замысловатыми красками. Сзади Лизы, сложив руку за руку, молчаливой статуей застыл охранник. Видимо, на случай, если к Елизавете придет наглый гость и не вручит ей подарок - тогда охранник этого гостя, покарает большими пудовыми кулаками.
   - Это и есть Лягушка, - шепотом сообщила мне Нинка, - развеселая кляча, хочу тебе доложить. Страшна, как жизнь последнего подонка. Добрый день, Лизавета, дорогая, я так рада видеть тебя, - светским, уважительным тоном проговорила моя подруга. - Поздравляем тебя с Днем Рождения - с новым витком в твоей прелестной жизни, который принесет тебе множество ярких и незабываемых мгновений, таких же, как и ты сама. Милая, я так рада поздравить тебя!
   - Ой, Ниночка! - всплеснула ручками именинница и, подобрав полы платья, подбежала к Нинке с намерением задушить ее в объятьях. - Пожалуйста, прими этот скромный презент, - вовремя протянула Нинка заранее приготовленную коробочку вперед, и Лизе вместо объятий достался подарок.
   - На твой прекрасный праздник я не могла не привести с собой свою лучшую подругу и ее молодого человека. - Продолжала Нинка. - Это Катрина, дочь известного художника Радова. А это Влад, сын московского предпринимателя. Я тебе говорила по телефону.
   - Я вами очарован, - с искренней улыбкой произнес Влад и склонил голову как самый настоящий джентльмен, хорошо, хоть руку целовать ей не стал.
   - Приятно познакомиться, - пришлось сказать и мне. В ответ все мы услышали бурю восторженных слов от Лизы.
   - Ой, я так рада друзьям Ниночки! Спасибо, что пришли! Вы такие же красивые, как и Ниночка! Все любят Нину, она как ангел. Правда? Правда? - тарахтела девушка.
   Немного падший ангел, ты хотела сказать?
   Подруги Лизы, с интересом разглядывавшие Влада, тут же подтвердили правильность слов дочери мэра. Нинка пользовалась популярностью не только в университете, но и в своей любимой "золотой тусовке", которую я предпочитала никогда не посещать, несмотря на уговоры подружки.
   - Спасибо, что вы пришли! Видеть у себя Ниночку Журавль - это так прикольно! Развлекайтесь! Сегодня у меня будет просто улетно! Вы не представляете, кого папа пригласил ко мне на День Рождения!
   - Представляем, - улыбнулась подруга через силу.
   - Группу "На краю" и группу "Санаторий"! Я просто счастлива! Я ведь их так всех люблю! Они все такие хорошенькие, как он, - и без стеснения девушка кивнула круглым подбородком на Влада.
   - Ой, я такая прямолинейная! - захихикала именинница. - Я так люблю красивых мальчиков, а вы такой красивый! И так миленько смотритесь с этой девушкой, с Катей. А мальчики из групп, что будут выступать, тоже такие классные! Представляете, меня "На краю" лично поздравили!
   Я переглянулась с Нинкой. Кажется, нам попалась еще одна фанатка Кея и его команды. Знала бы Лиза, что Нинка встречается с Келлой, она бы тогда мою лучшую подругу вообще за богиню стала бы почитать. О том, что Нинка общается с синеволосым барабанщиком известной группы, она старалась, по ее собственным словам, не рассказывать, потому как не хотела сплетен, и так в достатке витающих над ее белокурой головой.
   Едва распрощавшись с восторженной девушкой-лягушкой, чей словесный фонтан с большим трудом удалось ликвидировать ее подружкам, и, уступив место новым поздравляющим, которым, кажется, не было конца и края, мы направились в холл. Мне до сих пор доставались заинтересованные мужские взгляды, что не могло не радовать. И раз уж здесь будет Максим, то пусть, как говорила Нинка, он поймет, какое счастье упустил. Но вообще-то Журавль опоздала. Ведь такая небольшая месть моей первой любви не была актуальна вот уже почти пару месяцев - с тех пор, как я встретила братьев-близнецов.
   Чтобы их на ракете к Марсу унесло!
   - Выкатились, - ворчала Нинка, великосветски улыбаясь, - я думала, от ее улыбочки меня стошнит. Какая же она страшная, какая же... Эй, Владик, сколько надо выпить, чтобы согласиться пойти с Лизкой на свиданку, а?
   - Полагаю, не меньше половины литровой бутылки виски, - с полуулыбкой отвечал он, галантно пропуская меня вперед.
   - А если не в вискаре, а водке считать градусы? - Задала новый вопрос подруга.
   - Виски крепче. Может быть, что-то около литра?
   - А если в шампанском?
   - Около трех бутылок. Или четырех. - Подумав, отвечал парень с легкой улыбкой.
   - А если в роме? - Не отставала Нинка.
   - Если он будет крепкий, восьмидесятиградусный, и ни с чем не смешанный, то думаю, пара рюмок.
   - А если самогонки или чистого спирта? Тогда бы эффективнее было бы? - не унималась подруга.
   - Конечно, - согласился с ней Влад, - кстати, в квасе и в кефире тоже есть доля алкоголя.
   Нинке пришлась по душе новая алкогольная информация:
   - Ага, так это же сколько десятков литров нужно за раз выдуть, чтобы...
   - Перестаньте, - не выдержала я, - нормальная она. И к тому же у нее День Рождение. Перестаньте ее обсуждать.
   - Лизка же не слышит, - равнодушно отвечала подруга, а Влад только странно на меня посмотрел, но больше они эту тему не поднимали, а молча пошли на улицу, откуда слышалась приятная мелодичная музыка.
  
  
   Все гости, уже поздравившие именинницу, стекались в сад, заставленный в лучших западных традициях изящными ажурными белоснежными столиками, во множестве располагавшихся как под узорчатым навесом, так и среди ухоженных деревьев, и длинными шведскими столами, на которых были расставлены самые разнообразные шикарные кушанья, между которыми носились туда-сюда улыбчивые официанты в формах и с подносами. Должна была начаться официальная часть торжества.
   Когда все гости расселись, а это заняло, надо сказать, немало времени, на импровизированной невысокой сцене, уставленной желтыми и белыми розами, показались два излишне радостных ведущих вечера. Это были не кто-нибудь, а известная звезда нашумевшей телепрограммы и не менее известный и яркий диджей и виджей в одном лице. Они торжественно поздравляли девушку и почему-то ее папу, нашего бессменного мэра, с Днем Рождения, рассказали пару шуток и объявили, что проведут сегодня с нами прекраснейший вечер, не забыв добавить, как сильно любят наш город.
   - И этих картавых лошков сделали телезвездами, - с презрением косилась на сцену Нинка, - какой ужас. Нет, вы послушайте, какую они хрень несут. И где здесь смеяться? Еще до начала якобы шутки? На этих приемах всегда одно и тоже. Правильно папа говорит, что вся наша так называемая тусовка - сборище первоклассных уродов.
   - Кстати, а где твой папа? Разве он не должен был прибыть на такое важное событие в жизни единственной дочери самого мэра?
   - Уехал в Германию, сложности с каким-то контрактом. Да и не слишком сильно он с мэром пересекается, - небрежно отвечала девушка. - Ой, глядите, Царевна-Лягуха вытащила свой зад на сцену.
   Действительно, Лиза вновь показалась общественности в новом наряде - сложном дорогущем платье сине-изумрудного цвета, скрывающим недостатки фигуры девушки. Она долго, слегка запинаясь от обилия эмоций, говорила "спасибо" всем приглашенным и хихикала.
   - Сейчас каждый важный хмырь решит нас речью развлечь, - фыркнула Нинка, попивая сок через соломинку.
   Она была права. Некоторые особо высокопоставленные гости тоже решились на монолог-поздравление, а в конце этой довольно скучной части градоправитель под аплодисменты собравшихся подарил дочери главный подарок - какой-то супер крутой автомобиль, коих в России, по его словам было всего лишь семь штук.
   - И как эта кобыла собирается водить машинку? - поинтересовалась Нинка, не успевающая проглатывать один кусок очередной вкусности за другим. - Она в нее поместится вообще? Хотя нет, тачка большая. Но чем Лизка рулить будет? У нас ведь только руками можно, а они у нее растут явно не из плеч. Остается только ногами.
   Послушав вдоволь поздравлений и похлопав, а также подняв бокалы с шампанским за именинницу, гости разбрелись по саду и особняку: старшее поколение отправилось в западную часть этого парка, а молодежь ждала выступления групп в восточной. Мэр хотел доставить удовольствие всем возрастным группам гостей.
   Я, Нинка и Влад, который старался вести себя так, будто мы с ним знакомы уже миллион лет и являемся счастливой парой, готовой вот-вот едва ли не официально оформить свои высокие отношения, расположились за небольшим высоким столом в саду прямо под раскидистыми ветвями большого дерева. Надо сказать, папа Лизоньки расстарался вовсю и создал воистину волшебную атмосферу на Дне Рождении любимой дочери. Деревья вокруг нас, опутанные сотнями гирлянд, нежно светились розовыми и желтыми огнями, живая музыка радовала уши. К тому же вот-вот должен был начаться долгожданный концерт "На краю" и второй группы. Специально для них в западной части парка была установлена сцена, со стороны которой время от времени доносились звуки настраиваемых инструментов. Надо же, Кей находится так близко от меня, и сегодня я вновь узрею его выступление. Нинка, как я вижу, тоже ждет этого события. И не только этого.
   - И где этот черт шляется? - недовольничала подруга, имея в виду Максима.
   - Наверное, он с "НК" вместе. Он же их снимать будет, - предположила я. - Наверное, надо дождаться концерта, тогда мы его и увидим. Кстати, а что еще за группа будет?
   - Серость, - буркнула подруга, - это известная поп-панк-ска группа "Санаторий". Заводные ребятки, но я не готова только за их веселую музычку простить им их хари.
   - Опять ты за свое. А такой стиль в музыке существует?
   - Сейчас все существует. Пошли лучше жрать, Катька!
   - Ты как всегда. Не наелась еще?
   - Не-а.
   Уже за столом, когда Влад развлекал нас забавными историями, которые даже привереде Нинке пришлись по душе, мой телефон, спокойно лежащий в черной маленькой сумочке, врученной мне доброй Нинкой, требовательно завибрировал.
   Увидев, от кого послание, я засмеялась - от злобненькой радости. Кей! Это он.
   - Смех без причины - признак твоего обычного состояния? - немного перефразировала известную шутливую поговорку подруга. - Кто это?
   - Нелли.
   - Ясно. Ну, Владик, что там дальше? Развлекай меня, пока Катька смс строчит.
   Я опустила руку под стол и принялась читать смс-сообщение
   "Кто с тобой?", - бесцеремонно вопрошал Кей.
   "Конь в пальто", - отвечала ему я самым наглым образом. Новое сообщение пришло очень быстро:
   "Я не понял, ты мне хамишь? Это что за хмырь?"
   Да-да-да! Я тебе хамлю!
   "Сам ты хмырь! Это мой друг", - возмутилась я, тайно радуясь, что известный музыкант меня ревнует.
   Кажется, ревнует.
   "Я что-то не припомню у тебя таких друзей, детка", - развязно отвечал Кей.
   "А я что-то не припомню, что должна отчитываться перед тобой!"
   Оказалось, хамить по смскам куда проще, чем в живую, особенно после шампанского. Кей тоже так подумал и решил позвонить. Разговаривать при Ниночке мне с ним не хотелось, поэтому все три его настойчивых звонка я отклоняла.
   "Немедленно взяла трубку.", - похоже, парень рассердился. Я, подумав, набрала:
   "Отстань от меня"
   "Ты за мной пришла следить, да? Утра тебе не хватила? Не можешь без меня, малышка?"
   "Что за чушь, отстань от меня!" - возмутилась я. И вовсе не из-за тебя я тут!
   "Ты от меня без ума, - не поверил Кей, - думаешь, я буду ревновать такую, как ты?"
   "Иди ко всем чертям собачим, Кей.", - недовольно постучала я ногтями по столу.
   "Ты соображаешь, что пишешь?"
   И сразу же пришло новое сообщение.
   "Надо поговорить. После концерта встретимся"
   Ого, звучит, как угроза!
   "Где встретимся?" - он, вновь не дождавшись от меня ответа прислал следующее смс.
   "Умойся, Кирилл. Я тебя видеть не хочу, со мной ведь мой парень. И перестань ревновать меня к моему другу, - подумав, я приписала большими буквами, - МУАХАХАХА!"
   Детство, конечно, но что я могла поделать со своим дурацким поведением? К сожалению, на это музыкант не написал, хотя я очень ждала ответа от него.
   Пару раз мне казалось, что кто-то сверлит меня взглядом, но никак не могла понять, кто. И только через полчаса, когда отыгрывала группа "Санаторий", совершенно случайно поняла, что смотрят в спину со стороны особняка. В окне на втором этаже мелькнула чья-то темная фигура и немедленно скрылась за шторой, как только я повернула голову в ту сторону. Это, интересно, кто? И по мою ли душу? Или у меня уже жесткие галлюцинации начались?
   - Как же скучно, - ныла Нинка, - этого проклятого Макса нет, воет какой-то отстой, все вокруг уроды.
   - Сходи, потанцуй, - предложила я.
   - Я один раз потанцую, так потом кавалеры век не отвяжутся, - высокомерно отвечала подруга.
   - С Владом потанцуй, - кивнула я на светловолосого молодого человека.
   - Он сейчас твой парень, а не мой. А тебе, Катька, надо держаться легенды. Давай-давай, активнее обнимай нашего заказанного принца, заставь всех вокруг тебе завидовать.
   - Что?
   - Ты же знаешь, когда мы, девочки, видим чужое счастье, все мы искренне завидуем, особенно если наша личная жизнь не устроена.
   Влад, один раз попытавшийся поцеловать меня в щеку и сразу же понявший, что такое его поведение мне не по душе, поступал очень тактично - просто продолжал обнимать меня или держал за руку и всячески ухаживал, что вызывало жгучий завистливый взгляд у многих девушек и даже женщин. Наверное, этот парень не зря ВИП. Он не только красавец с утонченными манерами, но и тонкий психолог, хотя его холодность и отчужденность пугают. Вообще-то Кей тоже холоден, но ему это качество придает шарма, а Владу совсем не идет... Как будто бы это совсем не его состояние, и внутри он совершенно другой человек. К тому же я заметила, что характер Кея, пусть и ехидный, противный и чересчур гордый (если у вас ЧСД выросло до Марса - это ведь о чем-то уже говорит, верно?), мне нравится гораздо больше, чем у Влада, имеющего удивительную способность приспосабливаться ко всему. Не удивлюсь, если про себя он говорит мне самые обидные слова, тогда как внешне дружелюбен. Но его можно понять - его работа не самая лучшая в мире. А уж Антона с ним и вовсе сравнивать нельзя - тот намного, намного "живее" Влада, хотя в последнее время я понимаю, что и он что-то скрывает от глупой меня.
   И не один он, дорогуша, не один он. У меня такое чувство, что каждый второй, если не первый, усердно вешает тебе лапшу на уши. Пятой точкой чую, будет тебе грандиозное веселье в скором времени.
   Не знаю - время покажет. А пока я буду наслаждаться праздником. Для большинства здесь он скучен, а мне все в новинку. Да и тот факт, что сегодня я выгляжу прелестно, а рядом со мной красивый молодой человек, которого можно представить своим парнем, радует меня. И пусть он совсем чужой, но почему я не могу представить, что эта ладонь, изредка касавшаяся моей руки, принадлежит одному смазливому и известному парню, вот-вот собирающемуся выйти на сцену?
   Именинница, как заведенная, бегала от одной группки гостей к другой, собирая все больше и больше поздравлений. У меня было такое чувство, что мало кто из приглашенных испытывает к ней действительно добрые чувства, и все их слова, улыбки и пожелания - не более, чем фальшивка. Если у Нинки получалось фальшивить хорошо, то у некоторых это выходило абсолютно неестественно. Из-за этого мне стало жаль Лизу. Наверное, это ужасно, когда все вокруг неискренни, но, по-моему, сама виновница шикарного торжества этого не понимала - носилась туда-сюда с блестящими восторженными глазами и была счастлива. Ее небольшая свита с трудом поспевала за простодушной Лягушкой.
   - Вот жаба, как уже все надоело, я танцевать хочу! - явственно услышала я от одной из ее подружек, проходящих мимо.
   - Тише, услышит!
   - Ее поведение раздражает, - проводила взглядом фигуру девушки Нинка. Мою точку зрения она никак не разделяла. - Все вокруг с ней цацкаются только потому, что ее фазер - мэр города и бизнесмен. Она сама - ничто.
   - У мэра есть свой бизнес? - удивилась я.
   - Есть, на жену все записано. Видала, какую он тачку Лягушке преподнес? - отвечала подруга. - Наш пострел везде поспел. Слушай, Катька, почему ты ничего не ешь? Давай, халява же.
   - Ем. - Я с жалостью взглянула в сторону Лизаветы. Живет ли она в иллюзиях? А я?
   А я попой чую, что ты живешь в обмане.
   - Привет, - произнес кто-то за нашей спиной развязным тоном, словно жуя жвачку.
   - Привет, - тут же обернулась Ниночка, - о, это ты! Рада.
   - Это я, кто же еще, - без разрешения уселся за наш стол симпатичный парень с мелированными волосами и большим бриллиантом в ухе. Я с интересом разглядывала вновь прибывшего.
   - Серж,- представила его Нинка, а мне незаметно прошептала, что этот парень - тот самый "гламурный подонок", о котором она мне рассказывала.
   - Нина, я реально рад, что встретил на этой скучной тусе тебя, - разглагольствовал парень, размахивая бокалом с вином, оттопырив при этом мизинец, - на таких вечерах всегда скукота, ты же знаешь, что идти в это гнилое место - хороший тон и не более. Отец заставил, короче.
   - О, да, здесь всюду витает дух скукоты.
   - Без калача такие убогие типа рейвы никому не катят, - согласился очередной Нинкин парень, глядя на нее влюбленным взглядом. Еще один... А Нинка настроена к нему благодушно, не прогоняет.
   Они принялись мило беседовать, напоминая мне парочку. Эй, стоп, Нинка. А как же Келла?
   - А мы здорово провели время в тот день на стафф-пати, да? - Поигрывал кончиками Нинкиных волос парень. - Может, крошка, съездим на шоу-флейринг в "Ванильный поцелуй"?
   - Да-да, - улыбнулась ему голливудской улыбкой девушка, - это было супер. Может быть, и съездим.
   - Мой кульный ангелочек, - обнял ее Серж так, будто они состояли уже лет пять в официальном браке. - Ты сегодня реально сияешь. Рванем на опэн эир в следующем месяце?
   - Конечно.
   Я оценивающе поглядела на молодого человека, который мне все больше и больше казался завсегдатаем модных клубов. Ага, будет с тобой Нинка общаться аж два месяца. Ее с трудом на раз хватит. По-моему, ей уже надоело слушать про всякие там "джемы", "баттлы" и "питч файдеры". Скоро подружка будет искать новую жертву.
   Нинка и Серж мило ворковали, а я все больше и больше сердилась - что у меня за подруга такая? По ее милости Келла в нее влюбился, как распоследний лох, а она с другим по закрытым вечеринкам бегает. Вот он дурак!
   Наверное, Закон Притяжения вступил в силу, и именно мои мысли синеволосого и притянули.
   - Сто тысяч дранных собак, - совсем не по-женски воскликнула внимательная Нинка, резким движением вырываясь из объятий своего дружка, - Келла прется... кхм... идет сюда!
   Я в изумлении повернула голову, в ту сторону, куда с явным изумлением глядела подруга и среди гостей увидела высокую фигуру в черном плаще, явно позаимствованном из гардероба Арина. Синие волосы забавно контрастировали с одеждой Келлы. Окружающие с интересом косились на него, узнавая, махали и даже что-то выкрикивали, подходили. Немудрено, что Нина заметила своего друга.
   - Келла? - с интересом спросил Серж. - Тот самый?
   - Да, тот самый, который меня преследует! - выдала Нинка. - Психопат. Помнишь, Серж, я тебе рассказывала о нем? Ненавидит всех моих поклонников. Мальчики, помогите мне!
   - Так это барабанщик из "На краю" тебя преследует? - еще больше удивился Серж, даже забыв прикрыть от удивления рот. - Да ну на фиг!
   - Говорят, он очень импульсивный и часто встревает в драки, - словно бы невзначай заметил и Влад. - Нехило может приложить.
   - Точно, он меня убьет, если узнает, что ты, Серж, со мной встречаешься, - голосок у Ниночки стал при этом печальным-печальным.
   - Я тебя защищу, - неуверенно проговорил тот, машинально крутя какие-то дорогие золотые часы на запястье.
   - Ах, не поможет, лучше подыграйте мне, - и с этими словами подруга подмигнула мне.
   - Нина, да ты...
   - Катя, ты же не хочешь, чтобы рыло всю малину нам своими разборками устроило?
   Я не хотела.
   - Тогда и ты подыграй.
   - Что, сидим? - наигранно жизнерадостно осведомился Келла за нашими спинами, заставив всех обернуться. Он стоял, скрестив ноги и опершись плечом о ствол ближайшего, аккуратно подстриженного дерева.
   - Сиди... Ой, Келла, зайка! - вскочила со своего места блондинка, делая удивленное лицо.
   - Нет, я его мама, зайчиха, - огрызнулся он, тяжелым взглядом окидывая все нашу странную компанию.
   - Привет, милый мой, - как кошка, ласково потерлась об его плечо Нинка, хватая парня за руку.
   - Привет, моя киска, - не проявлял тот никаких нежных чувств и ладонь вырвал. Видимо, правильно просчитал: если вместе сидят две девушки и два парня, то это явно две парочки. - А не много ли тут вокруг тебя котов?
   - Я не кот, - тут же отозвалась я, - и привет, Келла.
   - Привет, милашка, подру... Катя? - мне было приятно, что барабанщик не сразу признал меня, - ого, а ты сегодня здорово выглядишь. Не как в тот раз в зоопарке. Черт, у тебя клевые ножки.
   - Спасибо.
   - Келла, милый, у тебя ведь совсем скоро концерт, зачем ты пришел? - аккуратно поправила тяжелую серебристую цепь па шее своего обожаемого рыла Ниночка, а потом смахнула даже несуществующую пылинку с его плеча.
   - Убери руки. Это кто? - выразительно посмотрел синеволосый на ерзающего Сержа и спокойно пьющего коктейль Влада, который на вновь прибывшего почти и не обращал внимания.
   - Давай, я сначала тебя представлю, дорогой. Это Келла, мой молодой человек, - сделала большие глаза девушка, не отлипая от злобного ударника. - Это, ты уже понял, Катенька, а это ее парень - Влад.
   Как только парень это услышал, в сторону Влада тут же перестали направляться тонны нездоровой агрессивной энергии со стороны Келлы. Мало того, синеволосый даже отвлекся от темы "котов" и с интересом взглянул мне в лицо:
   - У тебя действительно есть парень?
   - Да, я с ней встречаюсь, - даже не поднимая на него глаза, сказал мой сегодняшний возлюбленный, - поэтому не думаю, что при мне тебе нужно отвешивать комплименты, какие у нее красивые ноги.
   - Иди к дьяволу. - И Келла вновь обратился ко мне. - Да не может быть! У тебя никого нет!
   Журавль мигом рассердилась и долбанула музыканта по спине:
   - Что ты мелешь, идиот? Смотри, какая Катька красавица! У нее даже два молодых человека.
   - А не три ли? - бестактно заржал тот.
   Я, Влад и Нинка втроем уставились на Келлу без улыбок. Тот посерьезнел.
   - Лааадно, это не мое дело. А ты, девочка, оказалась не промах, - сказал он вдруг, глядя на меня сверху вниз, - нашла себе дружка из мажоров. Я думал, что ты не такая, как она, - с плохо срываемой яростью перевел он взгляд на Нинку.
   - Как я? Ты следи за базаром! - опять стукнула его по груди Нинка своим совсем не легким кулачком, но барабанщик из "На краю" не обратил на это никакого внимания. Он просто отодвинул подругу в сторону.
   - Эй, полегче на поворотах, друг, - попытался вмешаться Серж. Подруга тяжело вздохнула и уселась на свое место.
   - Какой я тебе друг, мажор Nзапрещено цензуройN? Ты кто такой? - темные глаза молодого человека смерили Сержа тяжелым взглядом. Интуиция подсказывала ему, что этот парень в розовой рубашке и темно-фиолетовом модному пиджаке и есть настоящий соперник в любви.
   - Я не мажор, - несколько растерялся от такого бешеного напора Серж. Теперь он дергал не часы, а бриллиантовую серьгу в ухе.
   - А кто? Яппи? - с явным глумлением в голосе произнес Келла. - Авас?
   - Клаббер я, - с вызовом и гордо одновременно отвечал Серж, - а ты что думаешь, раз из крутой команды, тебе можно повышать голос просто так?
   - Заткнись, сутулый ублюдок, - вышел из себя синеволосый. Заинтересованных взглядов становилось все больше и больше. Но, по-моему, никто, кроме меня, не обращал на это внимания.
   - Хватит его оскорблять. Это, между прочим, тоже Катин парень, - сообщила Нинка, одновременно толкая меня в бок локтем и наступая гламурному парню на начищенный модный ботинок, чтобы он не вздумал возмущаться.
   - Катин парень? Чего ты мне за фейк гонишь? - заорал Келла, не обращая внимания на любопытные взгляды окружающих. - Я, по-твоему, конченный дебил? Что, хочешь сказать, что у нее два мужика?
   - А что, всякое бывает, - рассердилась Нинка, как будто бы и не она была не права, - у нас свободная страна! Хочет Катька сразу с двумя встречаться - это ее дело! Я ее только поддержу!
   - Ну, этот тоже твой парень? - уставился на меня даже не волком, а диким тигром, Келла.
   - Ну, мой, - мрачно подтвердила я, чувствуя, как на меня смотрят рядом сидящие люди.
   - Хватит лечить! - явно не поверил в мои слова барабанщик. - Какие двое? И ты сидишь здесь сразу с двумя мужиками? Это нормально? Ты чокнутая? Ты дура, что ли?
   Я онемела на пару секунд. В последнее время я часто слышу необоснованные ругательства в мой адрес. Ну, Нинка! Весь вечер мне испортили!
   - Заткнись, Келла, - рассердилась в свою очередь и Нинка. - Заткнись и проваливай.
   - Молчи, женщина, - не послушал ее парень и продолжал:
   - Да мы думали, ты нормальная девушка, Катя! А ты с двумя сразу...! %запрещено цензурой%, как это так? Ты вообще представляешь, что ты, детка, делаешь? Да он... он... твою мать, а! Слов нет. Я просто в шоке от тебя!
   - Какая тебе разница, сколько у чужой девушки парней? - спросил, не вставая со своего места Влад. Готова поспорить на собственные уши, ему было смешно, наверное, такие эксцентричные вечера выпадают ему не каждый день.
   - А тебе вообще нормально, да, что у твоей девчонки есть другой? Типа все окей, мы можем и втроем потусить?
   - Да, - не стал переубеждать Келлу Влад, спокойный, как два удава.
   - И мне нормально, - тут же подтвердил Серж, подмигивая Нинке. - Мы это... за свободные отношения. Я давно хотел увидеть ээээ... второго друга моей чик... девушки.
   - Увидел? Полегчало?
   - Ага, - с глупым видом ответил Серж, явно побаивающийся, что его ухоженное лицо может быть испорчено чьими-то сильными руками.
   - Мы станем лучшими друзьями, - отвечал Влад, под одобрительные взгляды Нинки, пытающейся не расхохотаться в голос. Боже, кем меня выставили?
   - Друзьями? Катя, - очень серьезно обратился ко мне Келла, присаживаясь рядом на корточки, - как ты могла? Ты думаешь, эти классные шмотки, косметика, туфельки и два мажора, как приложение, сделают тебя счастливой? Ты о других-то подумала?
   Я никогда еще не видела у него такого выражения лица, и это меня даже немного испугало, ведь Келла - тот еще шут, честно говоря! Импульсивный весельчак-психопат... А тут просто психологом заделался. Кого он имеет в виду? Кея? Неужели Арин прав, и Кей действительно ко мне что-то чувствует?
   Если ты вновь примешься рассуждать, любит ли тебя этот болван или нет, я повешусь.
   - О ком мне надо было подумать?
   - Ладно, забудь. И бросай их на фиг. Ты же хорошая девочка. А ты, малышка, еще не совсем прощена, - обнял он Нинку.
   - Да иди ты, клоун. - Теперь уже она отпихнула его от себя.
   - Не зли меня, Ниночка, я тебя с этих пор буду учить вежливости, - с этими словами Келла исчез.
   - Грубый урод, - негромко пробурчал ему вслед Серж.
   - Катька, что это было? - всполошилась Нинка. - Нет, вы посмотрите только, какой он правильный! Лекции читать начал о добропорядочности. Ему что, мозги пришельцы промыли?
   - Грозный тип, брутальный такой, - улыбнулся Влад, перебивая бухтение второго парня.
   - Не знаю, что это было и знать не желаю! - разозлено отвечала я. - Ну, спасибо, дорогая. Сама спаслась от праведного гнева Келлы, а я теперь выгляжу полной кретинкой в его, и не только в его глазах. Нина, ты что, поставила перед собой цель - всю жизнь надо мной издеваться? Не могла сказать, что твой Серж - просто знакомый? И вообще, это крайне некрасиво, поступать так с Келлой!
   - Ну, в глазах тех немногих, кто это слышал, ты выглядишь стервой, вот и все, - не так легко было убедить Нинку в том, что она неправа. - И это мило, правда.
   - Отстань!
   Я не выдержала, поднялась с места и, злобно бросив, чтобы ко мне не приставали и что хочу побыть пару минут одна, пошла в сторону особняка. Что теперь Келла наговорит Кею? Это волновало меня куда сильнее того, что обо мне подумают окружающие.
   Влад, было, поднялся, чтобы идти следом за мной, но я и его попросила остаться. Слово клиентки было для него законом, поэтому он послушался меня, чему я была рада.
   - Ты куда? Вернись, потеряешься еще! - крикнула мне вслед Нинка, но я только рукой махнула. Вот же Бог дал такую подругу! Но ничего, будет и на моей улице праздник. А пока похожу немного, успокоюсь и вернусь к ним, добрая и пушистая, как и всегда. Как раз начнется концерт, и я смогу посмотреть на дурака Кея.
   Вообще-то мы должны увидеть кретина Макса.
   По мощенной дороже, вдоль которой росли неизвестные мне ранние цветы, я дошла до самого особняка, поражаясь количеству приглашенных. Из обрывков многочисленных разговоров, я поняла, что высшее общество, вернее, его представители, не прочь посплетничать и пообсуждать самые актуальные темы, не стесняясь в выражениях. Особенно в ходу были завуалированные оскорбления и ехидства.
   Когда я брела, свернув куда-то в сторону от основного скопления людей, осматриваясь всюду, с опозданием поняла, что ко мне приближаются четыре девушки в вечерних нарядах, одна из которых весьма мне знакома. Наверное, Судьбе было угодно, чтобы я встретила Алину здесь.
   - Привет, Катенька, - естественно, заметила она меня, - и ты опять здесь? Не ожидала - не ожидала.
   - Привет, - с опаской отвечала я, потому как ее взгляд мне совсем не нравился. Сейчас эта девушка был одета во все черное, и это делало ее похоже на какую-то темную богиню, - я тоже не ожидала тебя встретить. Как дела?
   - Все отлично, - усмехнулась Алина, многозначительно поигрывала черным матовым кулоном на цепочке из белого золота. Интересно, а если я спрошу ее об отношениях с Кириллом или Антоном, она ответит?
   - Я рада, - постаралась светским тоном сказать я, копируя Нинку.
   - Как ты сегодня хорошо выглядишь, - улыбнулась мне Алина, - я даже сначала не узнала тебя. Красавица, просто красавица. И платье дорогое, надо же. Ты вся сегодня выглядишь дорого.
   - Ты тоже выглядишь великолепно, - я рада не была, что встретила эту брюнетку.
   - Стараюсь. Хватит строить из себя милашку, - рявкнула вдруг Алина, и схватила меня за руку, крепко сжав запястье. - Ты что, решила, что он твой?
   Метаморфоза произошла с ней буквально за секунду - из спокойного холодного, лицо ее стало злым и взбешенным. Она и ее подружки оттащили меня с дороги и рывком завели за несколько высоких декоративных кустов, подальше от посторонних взглядов. Алина оказалась впереди, ее подружки встали с двух сторон от меня, перекрывая путь к бегству. Мало того, одна из них схватила меня за плечо, удерживая, а вторая иногда выглядывала на дорогу. Я испуганно замерла.
   Алина просто пылала от бешенства, глядя на меня.
   Что она хочет?
   Что она задумала, звери ее дери?
   - Ты, миленькая маленькая сучка, - прошипела разборчиво брюнетка, гладя меня свободной рукой по волосам, а второй удерживая за предплечье, - запомни одну маленькую, но грустную для тебя истину - этот парень мой. Мой, мой, мой, мой!
   И она оттолкнула меня, а потом опять схватила.
   - Да я... - Попробовала я отцепиться от нее, но это мне не удалось. Господи, эта Алина сумасшедшая! Или, может, она пьяна? Господи, что делать?
   - Ты! Вот именно, ты! Думаешь, он поведется на твою милую глупую рожицу, на которой большими буквами написано, что ты чистенькая, невинная овечка? Нет, мисс застенчивая тварь, он любил и любит меня. Меня! - И она крепко, но не больно, взяла меня за волосы, перестав гладить. - Хотел и хочет меня.
   - Ты что, с ума сошла? Я не понимаю, о чем ты говоришь.
   - Странно, - заметила одна из ее подруг язвительным тоном, - девочка, ты должна понимать. Тебя столько раз видели рядом с ее парнем, - она выделила два последних слова. - Ты же с ним встречаешься, верно?
   Катя, ударь ее, ударь ее прямо в лицо! Расцарапай ей ее наглую бездушную харю! Ты успеешь испортить ее надменное личико, прежде чем они успеют...
   Меня побить? Нет уж, надо решить дело мирным способом. Проклятый Кей, все из-за него! Даже бросить по-человечески Алину не смог - в ней до сих пор живет надежда, что они будут вместе.
   Только если надежда, та самая, которая последней кони отбрасывает? Ну, не трусь, плюнь ей в лицо, что ли? Прямо в перекошенный от ярости рот! Или в глаз, в этот накрашенный мерзкий глаз!
   - Нет. Глупости какие. Мы не встречаемся! - не вняла я советам противного внутреннего голоса и решила переубедить этих тупых девок. - Так что не могу вам ничем помочь.
   Алина зло улыбнулась:
   - Дааа? Что-то мне подсказывает, что ты нагло врешь. Катенька, малышка, - ее голос стал сладким-сладким, - я разрешаю ему пользоваться девочками. Одна, две ночи - и он забывает их. А вот ты - другой случай, я же вижу.
   - Какой? Оставьте меня в покое! Что вам нужно? Алина, ты же сама видела, перестань.
   - Вот именно! - Рявкнула она, сжимая мои волосы уже до боли. - Видела! Как ты на него смотришь! Не смей встречаться с Антоном, тебе ясно?
   С кем?
   С кем?! Она не Кея имела в виду?
   Может быть, Кей и Антон - все же один и тот же человек?
   - С Антоном? - слабо произнесла я, ничего не понимая. Ей что, больше Кей не нравится? - Но ты... с ним... вы знакомы, да? С Антоном, да? Ты же Лескова? Да? Ты... Ты любишь Антона? Но зачем тебе... Кей?
   - Чего ты несешь? - презрительно посмотрела на меня одна из ее подружек, - ты что, дура, от страха ум потеряла? Зачем Алине Кей? Мы говорим тебе об Антоне, дрянь, а не о Кее. - И ее пальцы с болью впились мне в кожу. Я даже не дернулась.
   Нет, все-таки по словам этой твари, их двое: Антон и Кей, он же Кирилл...
   - Вот именно, держись подальше от Антона. С Кеем можешь делать все, что заблагорассудиться. - Разрешила вторая подружка Алины, выглядывая из кустов, чтобы проверить, идет ли кто по дорожке.
   Но зачем Алина сегодня разговаривала с Кеем и чуть даже не закатила ему истерику? Что хотела от него?
   От этих мыслей даже страх почти пропал.
   - Бедная милая девочка Катя, - нежно прошептала Алина, внезапно отпустив мои волосы и поглаживая свои, перекинутые через одно плечо, - ты ведь не знаешь, да? Правильно, не знаешь. А я знаю это давным-давно. Но ничего, просто помни, что Антон - мой, мой мальчик, которого я знаю уже... Девочки, как давно я его знаю?
   - С самого детства, - рассмеялась одна их них, которая держала за вторую руку.
   - Да, точно, - таким же приторным шепотом продолжала Алина, - лет пятнадцать или четырнадцать. И столько же лет он мой. Мой нежный, ласковый и послушный мальчик. Знаешь, как я его называла? Знаешь?
   Я помотала головой, понимая, что в этом укромном месте нас никто не увидит, если только камеры слежения. Но, судя по всему, таковых в этом уголке не наблюдалось, а люди не видят и, думаю, не слышат нас - ведь судя по звонким аккордам гитары начинается концерт, и все спешат к западной сцене. Нет, думаю, Алина и ее фурии в вечерних платьях меня тут бить не будут - не то место, но изрядно напугают, что у них уже получилось, однако я постараюсь не показывать им своего страха и не радовать их своим бессилием.
   - Я называла его Дракончиком, - провела она пальцем по моей щеке, и мне от этого стало страшно - намного страшнее, если она ударила бы меня. Почему - не знаю. - Он действительно похож на Белого Дракона, мой любимый. И я любила дарить ему других дракончиков.
   В квартире у Антона действительно был плюшевый дракончик - среди фотографий. Его вместе с кулоном я и выбросила из окна. Получается, эта скверная стерва не врет?
   - И зачем я тебе это все рассказываю? А, вот зачем. По одному старинному поверию, дракона трудно приручить, но тот, кто это сделает, станет единственным хозяином на все времена. Никому другому уже не удастся разорвать эту связь. Сечешь метафору, моя маленькая тугодумка?
   - Что-то я никогда о таком поверии не слышала, - отозвалась я резко, сама себе изумляясь, - сама придумала? Я же тебе уже говорила начет иллюзий, Алина, а ты продолжаешь их строить.
   - Ах ты, дрянная %запрещено цензурой%...!
   - Строишь и строишь, лопнут же, как воздушные замки. Пффф, и все, - скорбно закончила я, не в силах остановиться. Редко, но такое со мной бывает - рот словно бы сам начинает открываться и закрываться, не подчиняясь воплям разума.
   - Проклятая сучка! - зашипела Алина, мигом забыв о ласковом тоне и резко ударив меня по щеке. Это был слабый удар - от злости ее руки ослабли, и она явно намеривалась ударить меня еще раз - ведь обычно для этих целей замахиваются, верно?
   - Алин, - перехватила вдруг ее руку одна из подруг разошедшейся брюнетки. - Стоп.
   - Что? - недовольно посмотрели на девушку злые черные глаза.
   - Там Журавль на всех парах несется.
   - Эта чокнутая стерва Журавль? - переспросила Алина, медленно опуская свою руку. - Эй, ты, невинная овечка, я видела сегодня с этой девкой. Вы подружки?
   Я хмуро кивнула, чувствуя, как сердце превратилось в испуганную птичку. Их четверо, а я одна.
   - Черт бы ее подрал! Как она узнала, что мы тут? - отчего-то не захотела связываться с моей подругой эта Алина, отпуская меня, - пошли девочки. Не хочу видеть морду этой проклятой куклы. А тебе повезло, девочка моя милая. Поставь за это свечку. Если бы не твоя подруженька, чтобы ей провалиться, ты бы выглядела совсем не так красиво, как сейчас. Но ничего, времени еще много. Не откажешься от Антона - ты узнаешь, на что способна Алина Лескова. Бойся за свою мордочку, мало ли что я сделаю с ней, когда буду не в настроении.
   И они исчезли так же внезапно, как и появились - словно знали секреты моментальных телепортаций в воздухе.
   Я прижала ладонь к груди. Она не бросает обещаний на ветер.
   Вот ведьма! Но ничего, мы прикупим и перцовый баллон, и ножик... И даже кислоту, если понадобиться.
   - Нина! - выбежала я навстречу подруге, целенаправленной идущей ко мне. Какое счастье, что у меня есть такая подруга! Подруга, которую боятся. Я сразу же простила ей эпизод с двумя Катиными парнями.
   - Нина! - передразнила она меня. - Ты куда свалила? Тебя ни на минуту нельзя оставить одну! Что им от тебя надо было? - вместо того, чтобы жалеть, подруга набросилась на меня. - Что они хотели, говори мне немедленно!
   - Спрашивала, зачем мы сегодня приезжали в студию к "На краю"? - нечестно ответила я, понимая, что если сейчас начну рассказывать про Антона, это будет очень долго, да и обстановка не подходящая.
   - Это она там что, интересно, мать ее за ногу, делала, паршивая стерва? Она все время отиралась около Арина. Его девка, что ли?
   - Не совсем. Она бывшая девушка Кея, - нехотя призналась я, хотя в голове теперь крутилось: "Антон, Антон, Антон".
   Алина встречалась с Кеем, но теперь любит Антона? Или без ума от обоих братиков? Или... встречалась с Кеем, а потом изменила ему с братом, то есть так предала Кирилла? О предательстве же он сегодня рассказывал. И он узнал об этом, бросил ее, озлобился, занялся музыкой, чтобы доказать свое превосходство над предателем-братом. Вполне логично. А Лескова же хочет, чтобы парень ее простил, но в то же время стремится стать девушкой Антона, и даже мать близнецов заставляет Антона стать парнем Алины, потому что ей выгодно это? Как все запутано...
   Скорее, тупо. Антон что, увел у собственного близнеца невесту, с которой он 5 лет встречался? Да он не такой хороший парень!
   Может быть, поэтому они не общаются?
   - Повтори, Кея?! Чего?? - закашлялась от такого заявления подруга. - Кей что, идиот? Он, наверное, на момент встречи с ней, ослеп, оглох и потерял чувствительность рук? Катя, это бред! Такого быть не может! Она и Кей! Ха!
   Она и Кей. А сейчас - она и Антон, тот, которому ты нравилась и которого ты сама отвергла, Ниночка. И без которого будет плохо мне.
   Или я уже ничего не понимаю... может быть, мне все время кто-то врет? Кто? Кирилл? Антон? Алина? Арин? Я сама себе вру, чего-то не понимая?
   - Нет, Катя, это невозможно, чтобы Алина встречалась с Кеем! Это нонсенс! Я бы знала.
   - Они расстались два года назад, - сообщила я.
   - Хм, до этого я почти ничего о ней и не знала, но... никто никогда не говорил, что у Лесковой друг из "На краю"! Да эту инфу все бы знали! Страааано, - протянула Нинка, ошарашенная тем, что врагиня обошла ее в таком важном пункте, как "любовь с популярным музыкантом". Хотя, если поразмыслить в те времена, когда он встречался с этой сумасшедшей, популярным еще не был, наверное, в школе учился.
   - Алина тебе наврала, Катька. Какая чушь! Нет, она совсем из ума выжила, стареет, мышь черная... Ладно, забьем на это. Вернее, вернемся завтра, потому что сейчас я не в состоянии думать о таком. Так. Тебе Алина что-нибудь сделала? - внимательно осмотрела меня Нинка, заботливо поправляя мою чуть растрепанную прическу.
   - Нет, - не стала я пускаться в подробности.
   -Точно?
   -Точно-точно. Тебя испугалась. Как ты вообще поняла, где я и с кем?
   Подруга вздохнула.
   - Катя, я просто пошла за тобой по этой дорожке, и видела, как Плохая Печень выглядывает из-за кустов. Я и подумала: "Чего она на стреме стоит? Неужели Алиночке приспичило в кусты сходить?". Оказалось, она с тобой развлекается.
   - Кто? - широко открыла я глаза. - Плохая... печень?
   - Да. Это Лесковой подружка. Ее печень абсолютно не принимает алкоголь. Поэтому я ее так и зову. И уже не только я. - Хихикнула подружка. - Но ничего, я им всем еще устрою веселье в стиле "Ниночка развлекается с набором садиста". Алина ведь знает, на что я способна. Месть - моя слабость. Так что не бойся. Они тебя не тронут.
   - А я и так не боюсь.
   - Ну-ну. Все, скоро, наверное, "На краю" будут выступать, пошли к этой идиотской западной сцене. Чего только папашка Лизоньки не выдумал... Сейчас мы только Макса сделаем, и я возьмусь за Леска.
   И Нинка потащила меня за собой, прекрасно ориентируясь в местности. Через пару минут мы были около небольшой импровизированной, но очень шумной сцене, на которой играли что-то веселое и бешенное четверо парней. Золотая молодежь, уже слегка набравшаяся, прыгала около сцены. Те, кто пока не дошел до нужной кондиции или не любил подобную музыку, сидели за столиками, которых и здесь было в избытке, как и угощений. Напротив сцены расположился уютный барменский уголок, где двое ловких служителя стойки едва ли не жонглируя бутылками, делали коктейли.
   Именно около бара мы и нашли Влада. Сержа по близости не наблюдалось.
   - Отправила его подальше, чтобы рыло не увидело нас вместе, - пояснила Нинка. - Ой, коктейли, я тоже хочу коктейль!
   - Нин, не надо, кто тебя домой потащит? - вздохнула я, вспоминая наш совместный поход в клуб.
   - Да я только один, - подмигнула мне подруга и потребовала "Лонг айленд". - И будем ждать Макса. Где он шляется только? Эй, Вадик, не забывай о своей работе.
   Выступление "На краю" началось только через полчаса. Разгоряченные гости Лизы не сразу отпустили вторую приглашенную команду, зато и Нинкину любимую группу встречали громко и радостно, как будто она лет эдак тридцать пять не то, чтобы в нашем городе, во всем мире не давала концерты. И хотя счастливчиков, которые собрались на это мероприятие было не так много, как в клубе "Горизонт", а всего лишь человек эдак двести (всего лишь? Да я столько народа на свой День Рождения никогда пригласить не смогу!!), шума было достаточно. Мы с Нинкой сидели за одним из столиков недалеко от сцены, и хотя Ниночке тоже хотелось туда, в число "отрывающихся" под громкие аккорды музыки Кея и его команды, она оставалась со мной. Ей не с руки было терять свой имидж правильной девочки в глазах местного бомонда, который и бомондом-то перестал казаться.
   "На краю" появились на сцене одновременно, вызвав у всех веселящихся бурю эмоций. Парни из группы находились в привычном порядке. Кей - в центре, Арин и Филипп справа от него, Рэн - слева, Келла естественно, позади всех, за барабанными установками, но это не мешало ему выделяться - его синяя голова была видна издалека. Все члены "На краю" были облачены в сценическую одежду преимущественно темных тонов, увешанную серебряными цепями и украшенную заклепками, ремнями и металлическими вставками, и, похоже, прибыли на заказной концерт сразу же после фотосъемки. Кратко поприветствовав всех, Кей выхватил микрофон, задорно поздоровался с народом, пообещал драйва и запел. Его чистый и сильный голос разнесся эхом по всей окрестности, наверное. В этой песни остальные музыканты должны были начинать играть чуть позже, лишь оттеняя игрой сильный голос солиста и постепенно набирая ритм.
  
  

Меня жадно хотели убить,

Уничтожить меня желали.

И мечтали навеки забыть.

Но лишь Словом Божьим прогнали.

  
   Я не любительница подобных тяжелых и, на мой вкус, депрессивных вещей, но вот Нелли просто тащится, хотя, по-моему, многое не понимает в лирике Кея. Я тоже не понимаю. Обычно. Но сейчас...
  
  

Да, всего лишь смогли изгнать:

Мне, бессмертному, смерти не видно.

Вас, проклятые, мне не понять....

Да и вам меня тоже. Обидно?

  
   - "Изгнание", - задумчиво провела рукой по волосам зачарованная Нинка, - одна из самых первых песен Кея. Красивая, да?
   Для меня она была бы намного красивее, если бы имела не такую тяжелую обработку, но признать ее плохой я не могла. Все же Кей потрясающе пел. Не зря сейчас многие просто заслушались его, даже застыли и ожили только тогда, когда гитарные риффы, ритм бас-гитары и мощные ударные грянули в полную силу, словно создав эффект нахлынувшей тяжелой волны, смывавшей все на своем пути. Странная ассоциация - песня Кея и цунами? Но, наверное, не только у меня была такая ассоциация - ведь народ и отрываться стал только после того, как звучание песни поменялось и ускорило, хотя эта "громкая и яркая" часть была довольно короткой, но выразительной.
  
  

Считали, не смог возродиться,

И зря. Я ваш сон - страшный сон.

Я прячусь в ваших сердцах и лицах.

И имя мое... Имя мне - легион.

  
   Последнее фразы, нерифмованные, он говорил почти шепотом, хриплым, усталым, но торжествующим.
  
  

Но я все равно вечно один.

И я ненавижу быть собой.

И тобой тоже.

Кто же я?

   Красивая барабанная партия Келлы завершила песню.
   Цунами заснуло на пару мгновений.
   - Великолепно! Как классно спел! Слышала, Катька, как люди без фанеры могут? Кеечка, я просто не могу! Я хочу тебя! И туда тоже хочу, - ныла Нинка. На Влада песня не произвела должного эффекта, он улыбался и играл свою роль, он никуда не хотел, когда как к сцене стекалось все больше количество народа. А я просто терла лоб, поправляя новоявленную челку, к которой все еще не могла привыкнуть. Последние строки, те самые, которые солист "На краю" проговаривал уже обычным голосом под замолкающий звук озлобленно-печальной гитары... О чем он хотел сказать? "Но я все равно вечно один. И я ненавижу быть собой. И тобой тоже. Кто я". Собой, тобой? Он что, как будто бы говорит о двух ипостасях? Двух ипостасях?
   Меня озарило, и озарение это было совсем каким-то неэстетичным - меня словно по башке кто-то поленом приложил, а потом еще электрическим током ударил. Вдруг у Кея раздвоение личности?? И все-таки Антон и Кей - это один и то же человек??
   Да ну тебя в баню. Какое раздвоение? Алиночка не стала бы встречаться с психопатом. Они братья, по всей видимости, которые когда-то не поделили мисс Лескову.
   - Ты чего такая пришибленная? - похлопала меня по спине подруга.
   - Катенька, все в порядке? - заботливо спросил Влад. Вообще-то они вынуждены были кричать из-за громкой песни - Арин вовсю старался со своей бас-гитарой, да и Келла не отставал от него.
   - О, да, просто немного голова заболела, - отвечала я им, понимая, что от такого вот открытия у меня даже руки стали немного трястись. Раздвоение личности?! Как так?
   Что за бред? Какое раздвоение личности? Они братья! Даже на фото ты их видела! Вот дура. Такое только в кино бывает. Катя, кошмар, твое Ай-Кью постепенно уменьшается в размерах. Печально.
   - Я все-таки пойду к сцене! - решила Нинка, - чувствую, как музыка меня зовет!
   Я кивнула ей. Она действительно упорхнула, затерявшись в гостях, а я осталась сидеть, погрузившись в пучину своих дурных мыслей. Влад, тонко чувствовавший настроение любой девушки, ничего не говорил и не мешал думать. Он один создавал видимость, что мы с ним - парочка, заслушавшаяся песнями популярной группы.
   А я теперь уже внимательно слушала все тексты песен Кея, зная, что он сам их пишет, а ведь в любом тексте, а особенно в лирическом, автор, как говорит Томас, оставляет отпечаток своей души или чувств, если тебе так будет угодно". Вдруг я вновь услышу какие-то намеки на... раздвоение... хм... личности Кея? Вроде бы ничего такого я больше не услышала. Единственное, что привлекло мое внимание, оказалось композиция "Сестра мертвой гиены", которая на первый взгляд показалась мне достойной композицией о любви.
  
  

Когда человек в кого-то влюблен,

Из-под его ресниц незримо

Волшебных звезд стекает миллион, -

Ты так всегда мне говорила.

  
   Но нет, я вскоре убедилась, что Кей не может писать о любви в нормальном смысле этого слова. Далее после красивых слов, все окружающие смогли выслушать едва ли не целую исповедь настоящего неудачника в любви, девушка которого с легкостью "мертвой гиены" оставила его, чтобы ловить звезды из-под чужих ресниц. Закончилось все и вовсе трагично. "Милым" гроулингом солист "На краю" прокричал вновь без рифмы:
  

Ты пришла сказать, что все-таки была не права?

Ты думала, из-под моих ресниц вновь появятся звездочки?

Нет, из-под них появится черная кровь.

И сестра мертвой гиены захлебнется в ней!

   Толпе конец песни очень понравился - особенно мужской аудитории, которая, казалось, поголовно разочаровалась в любви. А мне-то казалось и кажется иногда, что слова "парни" и "любить" несовместимы, в том смысле, что первые никак не могут делать втрое....
   Как мило. Нет, у него все же больная психика - как раз для раздвоения личности... Нет, не может быть у него раздвоения... Может, он все же... все же один и тот же человек?
   Я сжала до боли кулак. Если так... Я его убью!
   Но нет, они не могут быть одним и тем же человеком. Еще несколько фактов. У Кея концерт в этом особняке, а ведь Антон приглашал меня в это время погулять. Он писал мне смс-сообщения, когда Кей стоял рядом со мной.
   Их зверская мама ясно дала понять, что у нее два сына, и Кирилла, то есть Кея, она намного больше любит, чем Антона, ведь ей даже его манера одеваться не нравится, и по ее мнению, он ничего не достиг.
   Я видела фото парней вдвоем.
   Алина и ее подруги знают, что есть Антон, и что есть Кей. Первый ей нужен, второй - нет.
   Кей в студии в завуалированной форме рассказывал свою печальную историю с предательством и не общается к близнецом и не прощает Алину. А ей, похоже, стыдно за содеянное перед ним.
   Как все странно... Я отказываюсь что-либо понимать.
   Не удивительно - ты такой пень, дорогая... Вот бы тебе мозг Нинки, она бы все мигом просекла. Может быть, расскажешь ей правду, наконец? Ты думаешь, в какую сторону она тебе скрутит голову, когда узнает все? Вправо или влево? Или применит правило Буравчика, когда тебя в землю решит закопать?
   Я все ей расскажу. Да, сегодня вечером. По крайней мере, про Антона. Иначе я сама себя начну казнить за то, что не говорю лучшей подруге столько важной для меня информации....
   Когда, наконец, наступил перерыв, и усталые, но довольные представители золотой молодежи, только что знатно оторвавшиеся под тяжелую музыку, отправились промочить горло, а музыканты пошли отдыхать, я в волнении побежала искать подругу, которая пропала в неизвестном направлении. Влад, с которым мне можно было не бояться новой Алининой атаки, неторопливо шел рядом со мной, не обращая внимания на женские взгляды. Мне тоже пару раз подмигнули неизвестные улыбчивые парни, и я отчего-то смутилась.
   И чего смущаться? Закадрила бы кого-нибудь...
   Подружку-сумасбродку мне найти не удалось. Вместо Нинки я встретила именинницу, вновь успевшую сменить платье - уже на довольно короткий и свободный наряд горчичного цвета. Кажется, от нее только что отлипли какие-то девицы, и ей стало скучно. А все тот же охранник, следовавший за девушкой, ее не впечатлял как интересный собеседник.
   - Ой, друзья Ниночки! - завидев нас, воскликнула Лиза. - А я знаю!
   - Что знаешь? - осторожно спросила я, останавливаясь.
   - Знаю, кого ты ищешь! Ниночку?
   Ясновидящая!
   - Да, мы ищем ее. Вы не скажите, где она находится? - склонился к ней Влад, используя личное обаяние в целях получения информации.
   - Скажу, - порозовела дочь мэра. - Дорогие мои, садитесь за мой скромный столик, и я вам все скажу!
   Пришлось сесть. Влад элегантно выдвинул мне стул, пододвинул его к столу и только потом сам сел. Именинница просканировала его зачарованным взглядом. Лиза была уже довольно пьяна, поэтому ее зеленые глаза смотрели на мир мутно.
   - Я так завидую тебе - с таким парнем классно, да? - имея в виду блондина, - птичкой зачирикала Елизавета, подзывая официанта и беря с подноса бокал шампанского.
   - Да, - осторожно кивнула я.
   - А на сцене была моя мечта! Нет, пять моих мечт... мёчт... мечталовок? Как правильно?
   - Мечтаний? - подсказал Влад.
   - А, да. Я без ума от Кея и от Фила, да. И от всех. Папа поэтому и позвал "На краю"... Ой, я так рада... А Нина... Где Ниночка, хотите знать? Так она, представляете, ушла к ним. - И Лиза захихикала.
   - К ним?
   - Дааа. К ним. Только не знаю, попадет ли она к ним? Хотя, это же Нина Журавль, ее все любят и ей все можно. Я тоже хотела побыть с моей любимой группой, но папа сказал, что парни отдыхают и пообщаются со мной попозже, а мне нужно быть с гостями. Вот так. Он сказала, что я - главное украшение этого вечера.
   - Конечно, - серьезно кивнул Влад и в кукольных глазах мелькнул смех. - Вы - причина этого грандиозного торжества.
   Далее Лиза начала терроризировать меня, рассказывая всякую разную чепуху. "На краю" ей нравится, да, и она очень горда, что папа смог организовать их концерт, потому что она, Лиза, надеется поближе познакомиться с Филом. И взрослым гостям на ее празднике нашлось увлечение - папа соорудил недаром целых две сцены, и чуть позже на второй выступят звезды шансона. А еще старшему поколению будут предложены другие развлечения. Например, азартные игры и даже охота. А с машиной, которую ей подарил папа, она не знает, что делать. Потому что водит очень плохо, и на старой аж трижды попадала в аварию в городе. И Ниночку она очень любит, потому что она - сама Ангел.
   Назвав Нинку солнышком и ласточкой, Лизавета вдруг захотела какого-то мудреного коктейля и попросила Влада сходить за ним. Он вопросительно поглядел на меня, и я кивнула в ответ. Может быть, после коктейля мы сможем отделаться о навязчивой Лизочки, которая все больше и больше походит на лягушку - тех тоже трудно заставить прекратить квакать. Есть все же в ней что-то неприятное. Нет, не глупость, а особенное, испорченное деньгами, восприятие жизни...
   - А вон еще один ангел, - указал вдруг именинница рукой куда-то вверх и в сторону.
   - Где?
   - Вон, на балконе второго этажа. Там у нас вторая гостиная, Катюша, и мои музыкантики отдыхают именно там, вдали ото всех. После концерта я пойду туда, к ним. Хочешь со мной?
   Я проследила за ее взглядом и со смесью изумления и страха увидела на балкончике Алину и Арина.
   - Ты знаешь... кто это? - кивнула я в сторону парочки, которые разговаривали о чем-то, стоя вплотную друг к другу: их плечи касались, и я опять заметила их схожесть. По-моему, не только волосы у них одинаковы, но и черты лица, да и фигуры их почти одинаково тонки и изящны. Если этим двум выдать фэнтезийные костюмы и длинные острые ушки, то оба они будут похожи на дроу - темных эльфов с благородными лицами, глубоким взглядом и непонятными никому помыслами, часто жестокими. Бабушка говорит, что пара будет счастлива, если и парень, и девушка похожи друг на друга. Из Арина и Алины могла бы выйти отличная пара. Но Арин страдает (его любимая сначала с одним братиком, потом со вторым...), а Алина любит Антона.
   - Кто это? Конечно знаю, Катя! Это Алина. Она тоже классная. Красивая и умная. Как Ниночка. Только Нина - Ангел, а Алина немного злая... Наши папы дружат, - простодушно отвечала Лиза, не узнавая Арина, потому что он был уже в обычной одежде. - А это Алиночкин мальчик, наверное. Они миленько смотрятся, да?
   - Но это же Арин. Из группы!
   - А? Точно, - девушка вновь глуповато-пьяно захихикала, - будет теперь новая сплетня! Алина и Арин! Ух ты!
   Не думаю, что они встречаются, ведь Алина не любит черноволосого бас-гитариста. Лишь пользуется им. Вот и сейчас Арин повернул ее к себе спиной и заплел длинные черные волосы, которые из-за поднявшегося ветерка, сильно разметались по ее плечам, в косу. Смотрелось это мило, но ненависть к Алине увеличилась.
   Кстати, не одни мы их заметили - какая-то компания, восседавшая в праздничных костюмах и дорогих платьях прямо на земле, замахала парню и девушке руками. Алина немедленно скрылась из виду. Зато на ее место тут е вышел Рэн.
   Получается, Алина сейчас с музыкантами? Наверняка она опять к Кею пристает. Хотя, ее ведь интересует только Антоша? Или она через Кея хочет заполучить его брата. Антон ведь говорил мне, что не хочет с ней встречаться...
   - У Алины всегда странные мальчики, - вновь открыла рот Лиза, чтобы не только сообщить мне эту информацию, но и влить в него еще пару глотков какого-то ярко-зеленого напитка в бокале, стоявшем около ее локтя. Она и так уже хороша, а Влад ей еще какой-то коктейль принесет, что же с ней будет?
   - Странные? - тихо переспросила я.
   - Ага, - любила посплетничать Лиза. - Она очень блондинов любит, ты представь, она брюнетка, а любит блондинов. Черное и белое, хахаха!
   Я, не совсем понимая причину смеха именинницы, вежливо улыбнулась. И как мне от нее теперь отделаться, как найти Нинку?
   - Года два назад или больше у Алиночки такой мальчик был - закачаешься! Она клевого парня бросила, а нашла совершенно левого! - продолжала просвещать меня хозяйка дома совершенно ненужной мне информацией о личной жизни Алины. Мне о ней достаточно знать, что эта высокомерная брюнетка встречалась с Кеем и имеет виды на Антона. Да, она по Антону тащится, эта сумасшедшая. Потому что он так же красив, как и его брат, но у него хороший характер. Или, может, она все-таки наврала мне про их отношения?
   - Какой мальчик? - только из вежливости спросила я у опьяневшей смеющейся в кулак девушки.
   - Такой лох, ну просто лох, - все никак не могла перестать хихикать Лиза, - может быть, он был бы и ничего, но одевался этот чувак ужас просто как от-отстойно. И выглядел фигово! Фу, я бы с таким немодным не смогла бы встречаться.
   И к моему огромному изумлению, градусы которого с каждой минутой все поднималось и поднималось на шкале моего удивлемометра, Лизочка принялась описывать Антона. Возможно, она описывала и кого-то другого, но... я могла поспорить на треть жизни, что именно его!!
   - И что, они были парой? - прошептала я. Точно, она кинула Кея и стала встречаться с Антоном!
   - Точно! Были, хи-хи-хи! Были-были. Только это - тсссс, - приложила она пухлый пальчик с розовым маникюром к губам, - секрет.
   - Секрет? Почему?
   - Алиночке неприятно вспоминать, - сделала печальные глаза Елизавета и тут же опять прыснула. - Узнает, что я все рассказываю и будет в бешенстве.
   - А они расстались, да? Алина и этот паренек?
   Дочь мэра тут же раскололась, подтверждая, что болтун - находка для шпиона.
   - Да, конечно же, они, хи-хи-хи, расстались. Но не говори Алиночке! - Ладно? Она ведь просила нас всех никому ничего не говорить. И мы обещали. А я даже помню, почему они расстались! Видишь, какая у Лизочки память!
   - У тебя классная память, - подтвердила я тут же, вновь ощущая, что на меня кто-то смотрит сверху. Влада все не было.
   - Вот, слушай, почему они расстались, - явно понравился девушке комплемент. - Слушай. Мы приехали в "Паяльник", ну, в этот клуб, который в прошлом году переименовали в "Роковой сговор". Там частенько выступают новые группы, ты ведь знаешь, да?
   Место, где подрабатывает Антоша? Знаю!
   - Это было так грустно, хе-хе-хе, нет, мне просто так смешно, Катечка, но Алине тогда было очень грустно. Веришь? Но она очень сильная характером - так папа говорит. В общем... Мы поехали в "Паяльник" - да-да, в тот раз девочки из ее компании взяли меня с собой, я это хорошо помню, папа как раз вступил в третий раз в должность мэра. И когда были в Большом зале, видели выступления молодых групп, дурацких, не таких, как "На краю". Одна группа была такая ужасная, и все музыканты ее были в масках, хе-хе-хе. Она совершенно никому не понравилась! Катяяя, - она протянула мое имя, делая упор на "я", - я не ма-мастер в музыке, но даже я, даже я поняла - это было полное бездарное выступление. Вообще жесть, поэтому я Алиночку и понимаю... Хе-хе-хе... Они совершенно опозорились, и все стебались, и мы тоже... Ты ведь меня слушаешь, да? Все недоумевали - ну и словечко: "не-до-у-ме-ва-ли"! Все девчонки недоумевали, почему мы приехали в рок-клуб... Он же не для нас, а для обычных, правильно? Для нас - только лучшие закрытые... Все спрашивали...
  
  
   Все спрашивали, не скрывая раздражения:
   - Алин, милая, что ты тут так хотела увидеть?
   - Ну, это же отстой! Место для тупых панков и иже с ними! Алин, зачем ты привела нас сюда?
   - Лучше бы отправились в "Турецкого папу", да, девочки?
   - Да, точно, - поддержала девушек высокая рыжеволосая девушка, которой не нравились взгляды представителей неформальных субкультур, находившихся в клубе. - Там классный сет должен был быть от ди-джея Тоши Винни. Алин, зачем ты потащила нас сюда? Рок полюбила? Лично мне он никак.
   - И я тоже RnB больше люблююю... Я хочу на танцпол.
   - И обстановка тут... капец просто. Для малолетних неформалов.
   - Девочки, прекратите, я просто хотела посмотреть, - поморщилась Алина, не желая развивать эту тему. Нытье ее гламурных подружек-красавиц ее раздражало, но она держала себя в руках.
   - Посмотреть на эти убожественные группы? - спросила Алла. - Но зачем?
   - Захотела я. - Отрезала Алина. - Кстати, сейчас идет ночная вечеринка в "Трансе". Оторвемся там. У меня ВИП-карта. Все пройдем. И на афтепати рванем потом...
   - И я тоже? - взмахнула пухлыми руками Лиза, которую только что приняли в эту теплую компанию. Честно говоря, она всем мешала, но Алина приказала подружкам не говорить Лизе ничего плохого - так как ее отец вновь умудрился стать главой города, ее папа, Лесков-старший, решил провернуть с главой города кое-какие дела. Черноволосую девушку всегда слушались - она по натуре была лидером. И умела вести за собой, хотя характер ее был не сахарным.
   - И ты тоже. Это клуб принадлежит другу семьи, - Алина ослепительно улыбалась, но ее глаза почему-то были холодными.
   - Ух ты, ты всегда такая крутая, - уважительно проговорила одна из ее подруг.
   - Алин, у тебя все всегда самое лучшее, - подхватила рыжеволосая, стараясь, чтобы ее тон звучал не слишком подхалимски - Алина никогда не любила откровенной глупой лести. - Одежда, духи, машина, дом, парень.
   Молодой человек, с которым встречалась Лескова уже пару лет, действительно очень нравился девушкам. Куда там, эти представительницы женского пола многое бы отдали за то, чтоб иметь такого молодого человека. Красивый, высокий, статный и сероглазый, чьи светло-русые волосы спускались до самых плеч, привлекал не только внешностью. Он обращался с Алиной как с королевой, нежно и бережно, но не унижаясь перед ней, и хотя ее подружки нечасто видели парня и даже считали его скрытным, понимали, что он исполнит любое пожелание капризной и своевольной Алины. "Мой нежный и скромный дракончик", - в шутку называла Алина парня, и ее подруги, особенно рыжеволосая Алла, замечали, что ее черные глаза действительно оживают только тогда, кода ее любимый находится рядом с Лесковой. Или когда звонит, или просто переписывается с ней по смс. Кроме того, красивый и спокойный парень был сыном одного довольно-таки влиятельного человека, и потенциальное богатство парня было еще одной веской причиной, по которой его хотели бы видеть в собственных женихах многие девушки.
   Алина не изменяла любимому, более того, заявила как-то, что выйдет замуж за своего Дракона. Она почти никогда не называла своего парня по имени, она называла его Драконом, или даже Дракончиом, или Драко, хотя старалась не слишком упоминать его в разгонах с подружками. А он, не смотря на прекрасное материальное положение, не был завсегдатаем вечеринок и не любил тусовки. Он словно жил своей уединенной жизнью. Лизавета видела его пару раз, давно, мельком, но так и не поняла, почему этот красивый, высокий, кажущийся взрослым милашка не ведет активный, веселый ночной образ, как прочие парни с его деньгами. Ведь он с его-то данными мог стать популярным до чертиков! Вот его родной брат, к примеру, как раз и был популярным... С дочкой мэра были согласны и остальные. Но, с другой стороны, таинственность Дракона подруг Алины притягивала, как магнитом. Жаль, на нем стояло табу. Рыжеволосую красавицу Аллу это очень огорчало.
   - Парень? - повторила Алина с вымученной отчего-то улыбкой, явно вспомнив своего Антона. - Да, может быть. Я владею всем самым лучшим. Ладно, идем. Будем праздновать всю ночь! Готовы? Танцпол будет наш, хэй!
   Девушки, явно одетые не для рок-клуба, все под те же многочисленные взгляды неформальных и простых парней, направились к выходу. И чувствовали себя королевами.
   - Пусть смотрят, придурки, - Алла старательно виляла пятой точкой - и это хорошо у нее получалось, не зря она ходила на модельные куры. Лиза старательно копировала ее походку. - Пусть смотрят! Мы, самые классные девочки города, с таким быдлом, как эти... никогда не будем встречаться, верно?
   - Верно, - поддержали ее все, дразня парней, не привыкших видеть ярких гламурных девушек в своем клубе. Они презирали тех, кто не входил в их особый круг общения.
   Уже около самого выхода произошло непредвиденное: Алину кто-то позвал по имени, и этим "кем-то" оказался парень в маске, чья группа по словам Елизаветы, "опозорилась и вообще не была принята обществом". Это был неудачник. Алина же старалась не ходить с такими людьми по одной дороге.
   - Алина!
   - Что тебе? - рывком обернулась брюнетка и с гневом уставилась на парня.
   - Алина, - растерянно проговорил молодой человек, - ты...
   - Ооо! Что за лох к нам пожаловал? - засмеялась Алла, а вслед за ней и прочие девушки. - Нет, прости, ты нам тоже не понравился.
   - Алина, что этому чучелу от тебя надо? Мы уже едем в клуб?
   Как назло, двое проходивших рядом неформального вида парней, один из которых имел яркий фиолетовый ирокез, заявили:
   - Парень, твоя группа - просто Nзапрещено цензуройN! Но ты смелый, что доиграл до конца, я бы не смог!
   Смех панка заставил Алину поморщиться. Алла внимательно наблюдала за подругой, чувствуя, что она что-то скрывает. А Лизе просто хотелось уже покинуть это грохочущее место, где каждый второй носил либо длинные волосы, либо разноцветные прически необычных форм.
   - А маска - клевая! - шутливо отдал честь второй парень. - Но вы лучше вообще ничего больше не играйте, лады? Уши чуть не сдохли! Хай, гламурные девочки! Любите неудачников? Нет, ваша музыка - это жестоко! - С этими словами парни ушли куда-то, заставив Алину нахмуриться.
   Молодой человек, опустив гитару вниз, молчал. Наверное, ему было неприятно. Лизе даже стало его немного жалко, но он сам виноват, что так опозорился перед публикой. Не умеешь петь и играть - не берись! Она же вот не пошла в певицы или балерины. Хотя у папы много денег, он бы смог сделать из нее суперстар...
   - Ты его что, - с презрением в голосе проговорила Алла, поворачиваясь к Алине, - знаешь? Может, он твой новый парень? А?
   Рыжеволосая была бы очень рада, если бы Алина и этот парень знали бы друг друга - тогда нашлось бы место большому количеству сплетен. Хоть они и были подругами, но отнюдь не хорошими, к тому же такую спесивую и гордую, как Алина, унизить - одно удовольствие. Алла считала себя куда более лучшей во всех отношениях девушкой и хотела занять место брюнетки или той же Нины Журавль, Алининой соперницы.
   - Да ну, наша Алиночка имеет крутого парня! - заспорили другие девушки в изумлении разглядывая того, кто осмелился подойти к их негласному лидеру. - У нее все самое лучшее! Что ты говоришь, Алла!
   - Алина, - вновь попытался сказать что-то молодой человек, - спасибо, что...
   - Заткнись, - было ему резким ответом. Темные блестящие глаза Алины смотрели в сторону, а не на молодого человека, словно не желал видеть его. - Что тебе надо?
   - Так вы знакомы с этим неудачником? - вновь проговорила Алла, окидывая парня взглядом, полным презрения. - Дорогая, я думала, твои вкусы... ммм... получше. А ты идешь зачем-то в этот всеми богами забытый клуб - это ведь не наш уровень, верно? Встречаешь этого придурка? Так ты знаешь его или нет?
   - Нет, - выговорила Алина и, отвернувшись, первой вышла за дверь, оттолкнув странного парня. Девушки вновь засмеялись, и пошли вслед за Алиной.
   - Ты же моя девушка, - проговорил парень, и его голос расслышали. Все тут же остановились. У Лизаветы широко открылся рот. Алла громко засмеялась.
   - Ты не мой парень, - не оборачиваясь, произнесла Алина. - Я с отбросами не общаюсь, запомни.
   - Вот как? - очень тихо спросил парень.
   - Да. Я знать тебя не знаю. Все, девочки, за мной, - нервно бросила Алина. Лиза единственная, кто обернулся на парня в маске. Она не видела его глаз и выражения лица, но поняла, что ему больно. Как когда-то и ей, когда папа еще не был мэром и даже депутатом, а в школе ей говорили обидные слова... Девушка, сглотнув, быстро заставила себя забыть и не думать о "постороннем лохе", как она его окрестила, и поспешила вслед за своими крутыми подругами. Она тоже будет крутой. Папа обещал.
   Из них в этот клуб больше никто и никогда не возвращался.
   И, как оказалось потом, со своим прекрасным Драконом Алина больше не встречается. Об этом случайно кому-то сказал его брат. Зато Лиза и еще две девушки, из свиты Лесковой видели ее однажды в кафе со странным парнем в очках и глупой одежде. А потом двое парней из их тусовки через неделю, плетясь в утренней пробке на машине после очередного похода в клуб, заметили, как Алина догоняет парня точно такой же внешности и что-то говорит ему, а потом пробует обнять. Что было дальше, парни не видели, пришлось ехать дальше.
   В общем, все решили, что она бросила своего классного парня ради левого и по ходу бедного лоха непрезентабельной невзрачной внешности. А потом Алина уехала учиться заграницу. Внезапно.
  
  
   - Не тот формат для нас, - объясняла мне Лиза со знанием дела, попивая через соломинку коктейль, давно принесенный Владом, - он - не тот формат. Такие, как тот ее парень - не... не для нас. Так Алла говорила. Жалко, что она больше не общается с Алиночкой - они поссорились потом сильно. Парни едва Алиночку от Аллы оттащили, она хотела ее убить, по-моему... Ой, Влад пришел. Спааасибо за коктейль. Кать, а ты почему не пьешь ничего? Так не честно! А твой папа, правда, художник?
   - А, да...
   Вернувшийся Влад, видя, что я не хочу разговаривать, умело перетянул одело на себя и отвлек Лизавету.
   Я глубоко задумалась. Она звала Кирилла Драконом? У него есть тату с драконом. Но и у Антона был дома дракончик, да и сама Алина говорила мне сегодня, что так называла его и дарила дракончиков ему... Она обоих братиков так называла?
   Убийственно.
   И вот значит, как Кей начинал свою карьеру знаменитого музыканта? Я не сомневаюсь, что это был он... Антон не играет на гитаре. А Алина Кирилла, получается, предала дважды: сначала оказалась от любимого, когда ему было плохо, перед подругами, чтобы не потерять статус "самой-самой", а потом и вовсе ушла к Антону - не зря же их вместе видели. А потом они расстались, потому что Антон ее разлюбил. Блин... Бедняга Кей.
   Не жалей дебила!
   Или может быть так: Алина оставила Кирилла-Дракона, стала встречаться с Антоном. Кей начал заниматься музыкой, а Антон, чтобы не отставать от него - тоже. Только у первого брата все стало получаться (поэтому он такой популярный!), а у второго - нет, и Антоша решил стать музыкальным техником. И так как Алина предала его в тот день, он ее бросил за это.
   Вторая версия лучше.
   Но столько всего странного. Алина утверждала, что с Антоном она была с самого детства, но Арин говорил, что Кей был парнем Алины целых пять лет. Кто из них лжет? Или они втроем общаются с детства, но Кей всегда любил Алину, а она - его брата...? Антон же ее не замечал, и ей пришлось встречаться с Кириллом, чтобы быть ближе к любимому.
   А после всех этих событий, когда Кей узнал про брата и Алину, он перестал с ними всеми общаться, ушел в музыку, но Антону делает гадости время от времени: мстит за украденную любовь. Поэтому Кирилл, случайно узнав, что я понравилась ненавистному близнецу, стал приставать ко мне, чтобы позлить Антона.
   Вот блин, история! С ума сойти можно! А еще тут есть Арин, тоже небезразличный к красавице Лесковой... Тогда, думаю, они тоже друг друга не любят. И Арин узнал Антона тогда, около кафе, а Алина просто-напросто не заметила его.
   Вроде все логично. Но, может быть, я не могу собрать воедино все кусочки мозаики, чтобы сложить полную картину прошлого (да и настоящего) всех этих странных людей, неизвестно по какой причине попавшихся на моем жизненном пути?
   Хочешь всю мозаику сложить? А ты вообще знаешь, в какую картину ее нужно складывать?
   Я не знаю. Я сомневаюсь. И чувствую себя клинической идиоткой, которая не может понять простых, казалось бы, вещей. Пока что я могу сделать только эти выводы.
   Я уже запуталась! Вдруг Антон и Кей все же один человек?! Боже, если это действительно будет так, и если я это узнаю, я умру от стыда! Ладно, прочь комплексы, это ему... им должно быть стыдно в таком случае! И вообще, раз Антоша сказал, что они братья, я буду доверять ему.
   Доверяй, но проверяй.
   Да уж. Если бы про меня написали книгу, представляю, как читателям было бы смешно читать о моих глупых размышлениях. Конечно, читать-то легче, чем жить, и, кажется, что все сюжетное действо понятно, если не с первых страниц, то с середины книги точно. Жалко, что книга - не жизнь, и я не смогу перелистнуть страницы, чтобы узнать, каков же конец этой истории. Интересно, а те кто читал бы книгу обо мне догадались бы о том, что действительно происходит в ранее спокойной жизни Катрины Радовой? Наверное.
   - Катя? - оторвал меня от размышлений голос Влада. - Милая, тебе скучно? Что я могу сделать для тебя?
   До меня вдруг дошло, что пока Влад рассказывал мне и Лизе что-то смешное, я полностью отрешилась, уйдя в свои миры. Я даже не заметила, как она ушла, и что концерт уже вновь начался, только первыми вновь выступали не парни из "На краю", а другие, чье название я уже благополучно забыла. Кстати, эти ребята в плане профессионализма были ничуть не хуже команды Кея - умело заводили своими ритмичными и легкими песнями народ. Было даже странно видеть, как девушки в вечерних платьях и парни в костюмах расслабляются под громкую музыку, прыгают в ее сумасшедший такт и подпевают.
   - Ой, прости,- потерла я виски.
   - Ты в порядке? - с заботой в голосе спросил Влад, - может быть, сделать массаж? Головная боль мигом пройдет.
   Девушки, сидевшие рядом и попивавшие ядовито-розовые коктейли из соломинок, завистливо глянули в нашу сторону. Чуть позже до меня донеслось:
   - Посмотри на нее - отхватила себе такого классного парня! И богатого, и красивого, и с манерами.
   - Не то, что у нас кони в клубе, - с сожалением произнесла ее подруга, - которым только бы колес наглотаться. Но ничего, идеальных парней не бывает. Если это богатый, красивый и такой милый, он наверняка какой-нибудь гнусный извращенец. Если у него вредных привычек нет, то ступодово такой!
   - Это как ты к такому выводу пришла? - подавилась ее подруга своим ярким напитком.
   - Обыкновенно. Идеальных людей не бы-ва-ет, - услышала я ответ, мысленно с ним соглашаясь.
   Влад, тоже слышавший это разговор, едва не засмеялся. Может быть, действительно, извращенец? Хм, кстати, у Кея характер "гнилой", вот, один большой недостаток. А вот у Антона серьезных, на мой взгляд, недостатков нет. Может быть, гордое звания человека на букву "и" будет нести он?
   - Дорогая, ты точно в порядке? Тебя так впечатлил рассказ Лизы? Или выступление группы? - с обворожительной улыбкой посмотрел Влад на меня.
   - Да нет, - растерялась я. - Просто... я задумалась о любви.
   Влад поднял брови. Наверное, не ожидал, что в его обществе я буду думать о такой ерунде.
   - Почему? О, прости, вопрос глупый.
   - Слушай, ты же, наверное, искушен в любовных делах, да? - неожиданно спросила я, комкая машинально салфетку.
   - Я? Возможно. Совсем немного, Катенька.
   - Не называй меня Катенькой. Мне кажется, что это очень ехидно звучит. Ладно?
   - Конечно. Тебе стоило сказать об этом раньше. Как мне тебя называть?
   - Просто Катей. Слушай, я хочу спросить тебя - любить двух человек одновременно - это нормально? - решилась я, наконец.
   Холодные глаза Влада внимательно посмотрели на меня.
   - Не думаю. Наверное, если любишь - то только кого-то одного. Но я не уверен в правильности своего ответа. - Сказал он мне, задумчиво вертя бокал в руке, на указательном пальце которой блестел светло-голубой большой камень.
   - А ты кого-нибудь когда-нибудь любил? Или это очень личный вопрос?
   - Маму, - ответ Влада мне понравился, но не удовлетворил. Необычный ответ. Расспрашивать парня дальше я не стала - мало ли что было в его жизни, раз он решился на такую профессию? Зачем тревожить старые раны незнакомого человека?
   - А, ясно. Я тоже - в смысле, маму люблю. Это топаз у тебя на указательном пальце?
   - Нет, бриллиант, - равнодушно скользнул взглядом Влад по собственной руке. - Ты любишь бриллианты, милая?
   - Мне кажется, я люблю топазы, - отвечала я с печальным вздохом.
   - Они всего лишь полудрагоценные камни, - заметил Влад. - Почему они нравятся тебе больше? Для девушки это необычно.
   Наш разговор был прерван смс-сообщением, отправленным мне Нинкой.
   "Быстро иди к главной лестнице в доме, это рядом с залом, где мы поздравляли лягушку", - написала она, используя свое любимое наклонение глагола - повелительное.
   "Зачем?", - тут же поинтересовалась я, не забыв спросить, где находится сама Ниночка.
   "Быстро иди туда!!",- не пожелала отвечать мне внятно Журавль.
   "Быстро"
   "Быстро!"
   "Быстро!!!", - не унималась почему-то подруга.
   "Если ты так настаиваешь..."
   "Настаиваю! Мы и так Макса прошляпили! Но этот козел сейчас будет там. Не упусти возможность!!! Я только что узнала от рыла, когда они спускаться будут! Быстрее!"
   Пришлось подчиниться злой Нинкиной воле и идти в указанное место, хотя больше всего мне хотелось сейчас уйти домой. А, может даже, встретиться с Антоном, или с Кеем. Я опять себя не понимаю! Скоро у меня явно начнется раздвоение личности, причем у каждой личности будут свои любовные предпочтения.
   Влад, тут же повел меня к дому, галантно предложив собственный локоть, от которого я все же отказалась, сделав вид, что не вижу.
   - Тот парень, он сейчас будет там, куда мы идем? - спросил он у меня.
   - Да.
   - Не бойся, Катя, я сыграю на "отлично". У меня хорошо получается играть.
   - Спасибо.
   Мы подошли к этой самой лестнице, широкой и сияющей, чьи перила были украшены желтыми розами, а на ступенях в лучших буржуйских традициях возлежала кроваво-красная дорожка. Остановились около фонтанчика с шампанским, и Влад осторожно набрал для нас два бокала. Здесь находилось совсем немного людей - почти все гости веселились в саду, около разных сцен.
   Он появился, заставив меня повернуться к Владу. Тот ободряюще кивнул и непринужденно обнял. Он знал, что я не потерплю поцелуев или чего-то откровенного, поэтому придумал другой способ показать свои якобы чувства - начал поить меня шампанским, держа в руке мой бокал.
   Максим спускался не один, а в составе целой компании. Вернее сказать, группа "На краю" спускалась вниз, окруженная множеством людей, среди которых был и Макс - ведь он должен был сегодня постоянно находиться около группы, чтобы сделать их фото.
   Если на свою первую любовь, шедшую одним из первых, я лишь кинула пару взглядов, то на Кея я смотрела куда дольше. Вблизи, честно сказать, блондин напоминал человека, только что сбежавшего с мероприятия, подозрительно напоминающего то ли карнавал готов, то ли косплей аниме с военно-фантастической тематикой. Все эти геометрические узоры, цепи, ремни, нашивки, тяжелые ботинки на высоченной шнуровке, черная рубашка и штаны цвета хаки, сценический грим, делающий лицо Кея кукольно-неживым - все казалось мне странным, но и завораживающим одновременно. Ожившая красивая кукла по имени Кей - не мечта ли многих девушек?
   Впрочем, фронтмэн рок-группы шел одним из самых последних - позади него были только менеджер Андрей и какой-то пожилой, но отчаянно молодящийся мужчина с пивным брюшком, в котором я узнала господина мэра собственно персоной. Неужели он тоже такой музыкой увлекается или решил выразить свое почтение известным музыкантам? Маловероятно. Наверняка, обсуждают свои делишки.
   Близнецы спускались самыми первыми, после Макса, на ходу что-то настраивающего в своем профессиональном фотоаппарате.
   Давай, не отвлекайся от своего фотоаппарата, может быть, и не увидишь меня - зачем нам опять лишнее смущение? Кажется, мои чувства к близнецам Тропининым победили огрызки и обрывки прежних чувств к тебе.
   Ого, а у Фила на лице, точнее сказать, на правой щеке, умелые руки визажиста-гримера нарисовали едва ли не целую картину - полуобнаженную девушку, которую обвил большой, темно-зеленый змей. Строгая, в какой-то степени готичная одежда делала его непохожим на того милого парня-медвежонка, с которым я общалась утром. Да и выражение лица у него было совсем недетским, как в первую нашу встречу. Оно было очень серьезным. Хм, может быть, это все же его брат Рэн? Да нет, по волосам же я их отличить могу, не он. Все-таки грим творит чудеса! И сам Рэн совсем на себя не похож - еще бы, ему только одни глаза открытыми и оставили, завязав нижнюю половину лица черным платком, на котором красовалось точно такое же изображение, как и у его близнеца на лице. Оригинальное решение.
   Арин и Келла, отделенные от ребят неизвестными мне тремя парнями-техниками, спускались ровно посередине, ведя оживленный разговор. Правда, говорил синеволосый, а Арин молча слушал его, глядя себе под ноги. Лицо его было куда бледнее обычного - опять же таки из-за сценического образа. А у барабанщика вместо обычного пирсинга в губе появился новый, еще более экстраординарный - он соединялся тонкой блестящей цепочкой с серьгой в его ухе.
   Интересно, если его за эту цепь дернуть, что первым оторвется: ухо или губа?
   Зато у Арина было куда более интересное украшение - рядом с ним плыла Алина, не обращавшая ни на кого своего драгоценного внимания. Арин изредка на нее поглядывал и, по-моему, в его взгляде была затаенная грусть. Вот же эта Алина подлая стерва! И Кея (и\или Антона) мучила, и Арина теперь мучает своим присутствием.
   А я тебе говорила ей в глаз плюнуть, чтобы хороших людей не терроризировала.
   Максим, продолжая настраивать свой фотоаппарат, прошел мимо нас с Владом, теперь держащим меня за руку. Мы действительно походили на парочку, уставшую от громкой музыки и решившую в относительной тишине насладиться обществом друг друга. Мой бывший возлюбленный заметил нас, но всего лишь приветливо помахал мне рукой, а потом, подняв кверху большой палец, улыбнулся, показав мне, что я хорошо выгляжу. Наверное. Ну а что еще он мог бы сказать?
   Нинкин план с треском провалился. Я, несмотря на то, какой бы красавицей и умницей не была, уже никогда не смогу впечатлить этого дурака, впрочем, меня он сейчас не сильно беспокоит. Как я уже говорила, его время прошло.
   Зато меня заметило Его Высочество Кей. Он, спускаясь по лестнице, посмотрел мне прямо в глаза, почему-то едва заметно покачал головой, а потом и вовсе стал смотреть под ноги. А я делала очередной маленький глоток из бокала, который держал Влад.
   - Катя, ты хочешь здесь немного постоять? - спросил мой купленный сопровождающий, наклоняясь близко-близко.
   - Да, немного. Тут ведь парень, ради которого мы тебя... позвали, - с трудом объяснила я ему.
   - Тот высокий блондин, музыкант, верно? - проницательно заметил Влад, имея в виду Кея.
   - Почему ты решил, что это он? - удивилась я.
   - Когда ты отвернулась, он посмотрел на тебя. С неприязнью. И когда мы видели его первый раз, он смотрел точно так же, - ошарашил меня Влад своей внимательностью и опять обнял меня, играя роль любящего бойфренда. И хотя мне тут же захотелось отодвинуться от него, но я ничего не сделала. Просто стояла и вымученно улыбалась, в душе ругаясь на всех последними словами, позаимствованными из лексикона Нинки и Келлы. Идиотский Нинкин план! Ей захотелось убедиться, что я ничего не чувствую к идиоту Максиму, а я теперь страдай. Надо было сказать Нинке, кто мне на самом деле нравится, чтобы она отстала от меня с прошлым. Определенно, общее количество тараканов в ее белокурой головке увеличивается. Скоро из ушей полезут.
   Кей в это время неспешно прошел мимо, никак не показав, что мы знакомы, но глядя в нашу с Владом сторону. Поздоровался хотя бы, что ли. Или боится, что мы испортим его великую репутацию? Или он просто злится? Да-да, он, наверное, ревнует. Все же эта мысль меня греет.
   - Любимая, может быть, ты что-то хочешь? - ласково спросил Влад так, чтобы Кей слышал. - Еще шампанского?
   - Нет, спасибо, не хочу, - отвечала я тут же даже как-то испуганно.
   - Может быть, коктейль? Думаю...
   Пока он что-то говорил мне о коктейлях, я краем глаза наблюдала за Кеем, остановившимся в паре шагов от нас. Его действия мне совсем не нравились. Он поманил пальцем Алину, постоянно оглядывающуюся на него, и та тут же подошла к лидеру "На краю".
   - Кей, я... - начала она, но блондин не дал ей договорить.
   - Алин, детка, я передумал, - небрежно обнял ее Кей за талию, и ее обычно надменное и насмешливое лицо осветилось белоснежной улыбкой. Улыбка шла Алине - от этого девушка становилась еще более красивой. - Можешь пойти со мной. После концерта буду ждать.
   - Ты не пожалеешь, - положила ему на плечо голову девушка. Я злобно взглянула в их сторону, отстраняясь от Влада, и услышала голос Кирилла:
   - Хочешь выпить? Ты все еще любишь текилу?
   - Кей, - игриво посмотрела на него девушка, - ты сегодня не такой... я рада, что ты перестаешь на меня злиться. Да, я люблю текилу. Но ты все же с ней не сравнишься - от тебя я пьянею быстрее.
   - Сегодня ты будешь очень пьяная, - усмехнулся Кей, и они ушли вслед за компанией, ловя на себе взгляды гостей. Этот мерзкий блондин успел обернуться и все с той же идиотской ухмылочкой отдать мне честь двумя пальцами. Даже подмигнул.
   - Без головного убора не положено, обезьяна тупая, чтоб у тебя этот палец гуси склевали, крыса, - пробормотала я сердито, понимая, что это блондин-садист так надо мной издевается. Скорее всего, он понимает, какой впечатление производит на девушек в общем, и на меня в частности.
   Алина обернулась вслед за любимым (или за одним из своих любимых, черт возьми, что ей теперь нужно от Кея-то, если она по Антону страдает??). Увидев меня, она незаметно ото всех, показала очень неприличный жест, называемый в народе "средним пальцем". Я вспыхнула. Что за детский сад! А чтобы вам обоим прокисшую текилу всю жизнь хлебать!
   Она празднует победу? Нет, что за дела, ведь она мне только пару часов назад говорила о том, чтобы я не смела приближаться к Антону!
   - Черт! Что за игры вы со мной ведете? - сдвинула я брови к переносице. Второй полный бокал игристого за сегодняшний вечер начал играть в крови.
   - Что? - не расслышал Влад, который все это время что-то говорил и говорил.
   - Да так, ничего. Мыслю вслух. Слушай, ты не знаешь, как отсюда можно уехать?
   - Только на машине или такси. Машина нас ждет. Если ты желаешь уехать - я провожу тебя.
   - Это входит в твои обязанности? - поинтересовалась я, стремительно идя к выходу.
   - Да, - односложно отвечал мне Влад.
   - Хорошо. Я немного посмотрю выступление "На краю", и мы поедем, хорошо?
   - Конечно. Если ты расстроена, выпей чего-нибудь, - посоветовал светловолосый парень. - Может быть, действительно, еще шампанское? Или коктейль? Хочешь, я принесу тебе хороший алкогольный энергетик, милая?
   - Хочу.
   - Он поможет снять стресс. Это не мое дело, но ты ведь переживаешь из-за этого блондина? Из-за этого музыканта... Кей, так?
   - Так. Чуть-чуть, - грустно кивнула я.
   - Все будет в порядке, - подбодрил меня Влад.
   - Не знаю. Он так обнимал эту дрянь, Алину, что мне показалось - теперь они точно будут снова вместе. Хотя...
   - По-моему, он понял, что ты его дразнишь, и решил в ответ подразнить тебя, - задумчиво отвечал мой спутник. - Та черноволосая его не интересует. К ней у него может быть есть страсть, но... Ты ему нужнее, Катя.
   - Не думаю. Хотя... в этом есть доля истины. Как же он мне надоел!
   - Катя, тебе нужно расслабиться. Коктейль и музыка тебе помогут. Если хочешь, я могу тебе сделать расслабляющий массаж, - с подтекстом спросил Влад, глядя мне в глаза
   - Нет! - испугалась я. - Спасибо, мне хватит коктейля.
   - Обычно бывает наоборот, - произнес Влад загадочную фразу. - Ты, правда, необычная девушка. Всегда или только сегодня, не знаю. Но необычная.
   В результате Влад исчез минут на десять, а затем появился вновь с бокалом чего-то светло-зеленого, напоминающего по вкусу энергетический напиток, смешанный горьким и шоколадным. Мы заняли свободный столик слева от сцены. Группу "На краю" опять приветствовали с воодушевлением. Кей и его ребята смогли завоевать немыслимое количество симпатий. Как человек, способный собрать кучу людей на своем концерте и едва ли не подчинивший их силе своего голоса и музыки, мог плохо сыграть и спеть несколько лет назад? Ведь у этого блондина действительно талант - дар! Под маской был Антон? А потом бросил Алину так же, как она Кея?
   И могла ли природа распорядиться так, чтобы у одного близнеца не было такого же талана, как у другого? Разве они не одинаковые? Рэн и Фил - тоже близнецы, и оба прекрасно играют на гитарах.
   А, может, Алине действительно что-то сейчас надо от Кея, чтобы вернуть Антона? Или она хочет заполучить обоих парней?
   Я смотрела на придурка Кея-Кирилла издали, слушала его голос, и все больше понимала, что ничего не понимаю. Зато точно осознала, что меня тянет к этому грубому, самодовольному кретину все сильнее и сильнее. А к Антону меня так же будет тянуть, когда я увижу его? Надеюсь, мы встретимся завтра. А вдруг все же Кей и Антон - одно лицо? Нет, шанс на это ничтожно мал, но все так запутано... Может быть, мне стоит удостовериться в том, что они - братья-соперники. Идеально бы было увидеть их вместе, но, думаю, они не захотят встретиться друг с другом. А, может быть... они постоянно друг друга подменяют? То один встречался вначале с Алиной, то другой. То один выступает, то второй? Может быть, это их такая игра-издевательство над окружающими? От этой мысли на мгновение перехватило дыхание, но я отвергла ее, едва мне вспомнился Антон. Он нежный, приятный и заботливый. Он не будет надо мной так издеваться. Может быть, он что-то и недоговаривает, но он был искренен, когда говорил мне, что я ему нравлюсь!
   Да ну? У тебя что, волшебный глаз есть, определяющий истину ли говорит человек или лжет? Нет такого? Тогда и не делай идиотских поспешных выводов.
   - Посвящаю эту песню моей черноволосой малышке! Поехали, "Моя властная"! - в перерыве между песнями, громко объявил Кей название новой композиции, и его голос, в десятки раз усиленный микрофоном, разнесся над моей головой.
   Черноволосая малышка? Алина? Кей, Кей, ты самый настоящий мерзкий урод! Волосатая и зубастая тварь! Напыщенный подворотный пес, пытающийся выглядеть породистым питбулем! Точно, ты питбуль, и если присмотреться, то можно сказать, что нос твой длиннее, чем надо! Ха-ха-ха, я нашла у тебя недостаток! Или твой нос, наоборот, слишком короткий?
   - Вот сволочь, даже недостатков нет, - стукнула я по столу кулаком. И в Алине их нет. Два сапога парочка, вот и оставайтесь вместе. Это меня окончательно разозлило, и я потребовала от Влада еще одну порцию коктейля, которую он безропотно принес.
   После мои мысли стали слегка путаться, и становились похожими на вату. Беспокойство оставило меня, и тревога почти улетучилась - мудреный коктейль Влада начал действовать. Я даже начала покачивать головой в такт музыки, чувствуя, как становлюсь спокойной. Мне стало даже смешно - надо же, старалась ради Макса, а повелся на это Кей. Почему все парни - такие бесчувственные дурни?
   Правильно, к чертовому дедушке всех их! Жизнь не настолько длинна, чтобы ты постоянно грустила!
   - Я хочу домой. Пошли на стоянку, хорошо? - сказала я через час, как только кончился концерт "На краю". После их ухода на импровизированной сцене появились резиденты известных городских клубов, чтобы перенять музыкальную эстафету. На столике передо мной высились уже целых четыре бокала от коктейлей - сегодня я их распробовала. Наверное, из-за плохого настроения. Теперь мне было весело.
   - Как ты скажешь, Катя, - покорно отозвался Влад, наверное, имея в виду известную фразу: "любой каприз за ваши деньги".
   - Сначала на танцпол! - вдруг скомандовала я, услышав ритмичные звуки электронной музыки. - Во мне появилось много энергии!
   Да, веселись! К черту Кея с его Алиной-дубиной! Да здравствую я.
   - Конечно! Тебе стоит повеселиться. Тем более ты здесь самая обворожительная девушка, - сделал мне приятный комплимент мой сопровождающий.
   - Не ври, - погрозила я Владу пальцем, - тебе просто приходится говорить мне комплименты из-за работы.
   - Нет, - наклонился ко мне близко Влад, - не из-за работы. Ты действительно красивая. И не такая, как большинство девушек здесь. Я говорил тебе это.
   - Да? - засмеялась я. - Спасибо. Это ты красивый - девочки на тебя все время внимания обращают.
   - А на тебя - мужчины, - возразил Влад. - Если бы я был твоим настоящим парнем, я бы дико ревновал.
   - Да? - благодаря выпитым коктейлям, я почти не смущалась, - а я танцую плохо.
   - А я хорошо. Я научу тебя танцевать, если ты позволишь.
   - Попробую позволить, - ну почему эти слова мне говорит парень, которого я больше не увижу, а не этот ловелас с мозгами набекрень - Кей.
   Честное слово, я не думала, что танцевать среди людей - так весело, задорно и ...энергично! На мгновение я забыла о придурке Кее, мысленно, уже в который раз сделав выбор в пользу Антона. Влад все же не зря работал в эскорт-службе - он умел сделать так, что время рядом с ним летело незаметно. Странно, но когда мы танцевали, мне показалось даже, что с него слетела маска холодного принца, и рядом со мной находится совершенно обычный парень, может быть, конечно, излишне красивый, но милый и веселый, который просто хочет развлечься и жить жизнью совершенно обычной!!
   Только часа через полтора, когда небо стало совсем черным, а я распробовала мартини, я захотела поехать домой. Веселье понемногу пропадало, зато постепенно появлялась усталость и головокружение, а еще и раздражение - на окружающих людей, мельтешащих туда-сюда и от назойливой жары.
   - Все, домой, - откинула я назад волосы по старой привычки. Увы, рука наткнулась на недавно приобретенную челку.
   - Все, как ты скажешь, - улыбнулся Влад.
   - Как я скажу... Пошли уже к машине - мои ноги сейчас умрут из-за каблуков. Хех, деревья смешно качаются.
   - Это не деревья. Наверное, алкоголь, - услышала я от парня и засмеялась, размахивая сумочкой.
   Катрина Томасовна шла и запутывалась в собственных ногах, и даже решила посчитать их, после чего Владу пришлось буквально тащить меня.
   - Выпила больше нормы, - констатировал он. - Глупая.
   Когда мы подошли к машине, бедный водитель продолжал нас ждать, находясь в салоне. Как-то нехорошо вышло: мы веселились, а он ждал столько времени. Устал, наверное.
   - Поедем? - окинул он нас сонным взглядом. Наверное, проклинал про себя.
   - Подождите еще секундочку, - сказала я и неожиданно сама для себя потянула Влада за собой назад, прочь со стоянки, обратно к освещенному гудящему особняку.
   - Катя, куда мы? - не сопротивлялся он. И почему Кей не такой же покладистый парень?
   - К бармену! - улыбнулась я, продолжая упорно идти к своей цели, спотыкаясь.
   - Хорошо. Стойка как раз недалеко от сцены. Катя, что ты задумала? Ты хочешь еще выпить? Ты уверена?
   - Угу...
   - Дайте мне бутылку... нет, две бутылки чего-нибудь получше, - заявила я, как только мы подошли к желанному месту. Гостей здесь все еще было достаточно, но многие или разбрелись по саду, или танцевали около сцены, на которой теперь заводил толпу ди-джей. Кажется, это кто-то, кого я, казалось бы, совсем недавно видела в "Горизонте".
   Бармен, если удивился, то вида не подал. Гости на Дне Рождении Лизы могли делать все, что угодно и пить столько, сколько пожелают. Все оплачено.
   - Лучше - значит крепче, - уверенно заявил он, протягивая мне ловко вытащенные бутылки чего-то темно-коричневого. Ого - коньяк!
   - Спасибо большое, - обрадовано ухватила я литровые бутылки за горлышки. - А дайте мне еще чего-нибудь в стакане! Вкусного.
   - Вкусного?
   - Чтобы я улетела, - я засмеялась.
   - Ооо, тогда рекомендую мой собственный коктейль "Флорида в зеленом", - тут же отреагировал бармен, - женская приятная штучка, крепкая только. Улетающая.
   - Отлично! - обрадовалась я, хватая невысокий пухлый бокальчик, и за две минуты уничтожила его горькое содержимое. Нет, в нормальном состоянии я бы этого не сделала, но сейчас я хотела вернуть понемногу утихающее веселье в своих жилах. И вообще мне казалось все это безобидной штукой.
   - Но все же я вам советую все сразу не употреблять! Вы слишком хрупки для крепкого алкоголя, - напутствовал меня веселый бармен, а сидящий за стойкой парень с уважением поглядел на меня и коньяк.
   - А вроде бы прилично выглядит, - пробормотала мимо проходящая дама в дорогущем платье и боа, имея в виду меня, державшую в каждом кулаке по бутылке. Ее спутница, элегантная женщина средних лет, отвечала:
   - Ах, Галина, не будьте брюзгой. Молодым нужно веселиться, а не чахнуть.
   - Ну конечно, две бутылки коньяка не дадут зачахнуть. Молодой человек, - обратилась она уже к Владу, - не давайте вашей девушке столько пить. Вредно, знаете ли. Заберите бутылки.
   - Конечно, - улыбнулся Влад. - Милая, дай мне бутылки, я помогу тебе их донести.
   - Нет уж, - прижала я к себе коньяк, сожалея, что не взяла еще чего-нибудь на халяву, - ты куда-нибудь их денешь, как та тетка сказала.
   - Вовсе нет. Ведь я могу слушать только тебя. Я - твой.
   - Хорошо. Возьми одну, не разбей. Пошли, - скомандовала я ему. Голова приятно кружилась. Хотелось двигаться, двигаться, только вот легкая ватность в ногах и руках мешала этому. Около самых ворот я едва не упала, зацепившись босоножкой за идиотскую розу - парень вовремя успел меня подхватить.
   - Осторожнее. Тебя слегка шатает, будь внимательнее, Катенька. И если что - я рядом. И машина близко. Мы у входа на стоянку.
   - Я пьяная, да? - поинтересовалась я. А соображаю вроде бы нормально.
   - Не очень. От алкогольных энергетиков человек не совсем пьянеет. Хотя после "Флориды" ты почувствуешь себя по-другому... А вот от коньяка тебе будет хорошо. Тихо-тихо, не падай, Кать,- вновь поймал меня парень.
   - Ого, что вы тут делаете, шалуны? - вдруг окликнула меня не слишком добрым голосом трезвая Нинка. Рядом с ней стоял, нахмурившись, Келла. Моя подруга выглядела преступно радостной по сравнению с ним. К тому же синеволосый казался уставшим - выдохся на концерте, наверное.
   - Ой, Ниночка, - улыбнулась я ей и к ее неожиданности подергала за нос.
   - Ты чего? - отпрянул она от меня. - Нанюхалась?
   - Просто так. Мне всегда хотелось это сделать!
   - Пьяная, - сурово поглядела она на меня. - А ну пойдем втроем поговорим. И ты, Владик, со мной. Ты зачем ее, дружок, опоил?
   - Вы куда? - мрачно осведомился Келла, поигрывая ключами от машины.
   - Иди к своей тачке, я сейчас приду, - велела ему Ниночка, отходя вместе со мной и с Владом в сторону. - Видишь, Катька напилась?
   - Можно я тебя за цепочку дерну? - вежливо поинтересовалась я, оборачиваясь к барабанщику.
   - Я тебе дерну. Иди, давай, алкашка, - не разрешил он мне. - Королева, возвращайся быстрее.
   - Не плачь, малыш, вернусь быстро.
  
  
   Келла проводил троицу хмурым взглядом. Мало того, что он устал после концерта - даже во время такого небольшого, как сегодняшний частный, парень привык выкладываться по полной, и полностью восстанавливался только после пары часов сна, так к тому же Нина сегодня порядком успела утомить его. Утром заявилась в студию, поломав кучу планов, непонятно как попав в охраняемое здание. Затем оказалась и на Дне Рождения дочурки мэра, причем не одна, а в компании богатенького холеного мажора, которому синеволосому очень хотелось разбить наглую смазливую морду, и, желательно, увидеть на ней смесь крови и грязи. Келла не был таким уж дураком, чтобы поверить, что темноволосая тихоня, подруга его Ниночки, способна крутить романы сразу с двумя парнями. А вот в "любвеобильных" способностях Нинки Келла совсем не сомневался и страшно злился на нее из-за этого. Вообще-то он и сам был не без греха перед Журавликом, и, может быть, не совсем маленького греха, но все же считал, что ему можно делать все, что душе захочется, когда как его девушка, первая официальная девушка в жизни, обязана хранить верность и все такое.
   После встречи с Ниной, Катей и двумя фраерами, пытающимися его кинуть, он пораскинул мозгами и решил, что мажор в розовой рубахе все же был со змеей-блондинкой (да, не зря же он, Келла, не любил блондинок да и вообще всех любительниц гламура, предпочитая девчонок-неформалок). А белый и спокойный, скорее всего, тусил с девочкой, то есть, с Катей, которая сегодня выглядела великолепно. Не зря придурок Кей едва слюну не пустил, увидев ее. Белый да, точно был с Катей, а чувак с бриллиантовой серьгой обхаживал Нину. Кею, нервному в последнее время, как беременная женщина, барабанщик ничего не сказал - друг и так психовал. К тому же сам потом увидел свою девочку с белым, взбесился, как бог смерти, и решил в отместку поразвлечься все же с Алиной этой ночью. Келла его за это в шутку даже похвалил перед концертом, а вот Арину это очень не понравилось. Дурак он...
   Да, Катя не могла быть сразу с двумя - не такая она девочка, Рэн не зря называет ее хорошей. Кей тоже мог бы с ней сегодня повеселиться. Но, как всегда, ступил. Вообще, Келла считал все действия своего друга одной большой тупостью, которая закончится всем, чем угодно, но не добром. Но эта "тупость" синеволосого привлекала - он вообще любил все неординарное и сумасшедшее. С Кеем, с этим неуравновешенным придурком, как ласково называл его барабанщик, скучно не было. Это только фанаты видели в нем идеального парня, мрачного романтика, талантливого певца и музыканта, который рта не мог раскрыть, чтобы не разразиться очередным хитом. На самом деле Кей был слегка другим, хотя и не многим удавалось увидеть эту другую его сторону. Малышке Катеньке почти повезло - она, наверное, видела, или скоро увидит.
   А ее, однако, сегодня развезло - не сильно, но Келле странно было видеть эту правильную милую девочку в состоянии алкогольного опьянения, с крепким коньяком в руке, в коротеньком платье, чуть сбившимся кверху и обнажившим совсем неплохие ножки, здорово накрашенную, подстриженную, слегка шатающуюся, только что ушедшую с танцпола, где она танцевала со своим дружком, чья морда драммеру тоже совсем не нравилась. Наверняка белый напоил девочку и теперь собрался уехать с ней, чтобы отлично провести время - в этом вопросе Келла был спецом. Или Катя сама напилась - Кей сегодня, как всегда, перегнул палку. Обозлился на девочку за что-то. Стал ревновать. Но, наверное, Ниночка вытащит свою подружку из рук белого.
   Кей, вдруг объявившей Алине о том, что он желает встретиться с ней сразу после выступления, в шутку сравнивал Алину и Королеву, говоря, что они похожи друг на друга до мозга костей. Но с этим Келла согласен не был. К Нинке он испытывал куда более теплые чувства, от которых, к его злости, все никак не мог избавиться. Даже тогда, когда Ниночка неимоверно его злила.
   На этом же вечере для местных Буратино, отваливших за частный концерт кругленькую сумму (не без помощи финансово-организационного таланта Андрея обтяпывать разного рода сделки), королева нашла его, Келлу, и, во время перерыва, опять-таки неизвестными путями попав в импровизированную гримерку, в очередной раз обломала парня с планами на классную ночь, заявив, что, видите ли, хочет погулять с ним по ночному городу. Сначала синеволосый рассердился, но потом, увидев ее сияющую улыбку, к смеху Рэна, вдруг согласился. И даже предвкушал, как, может быть, поведет подружку на последний этаж строящейся высотки, чтобы доказать, наконец, что чертовы звезды не становятся ближе, если на них смотреть с высоты, как она утверждала. Они вообще все время спорили. Кстати, именно во время этого последнего Ниночкиного визита блондинка с помощью разных там женских штучек опять как-то запудрила ему голову насчет мажора. Да так сильно, что он в очередной раз простил девушку, поверив, что этот козел - ее старый поклонник и не более.
   Но она ушла и наваждение прошло.
   Кстати, королева сейчас, наверное, уговорит Катю вернуться домой, а не ехать с блондинчиком в машине в обнимку с бутылками коньяка. Однако, по ходу, она этого не делала. Автомобиль с нетрезвой Катриной и ее парнем уезжает, а Журавлик ничего не делает, чтобы остановить подругу.
   - И почему я должен волноваться за чужую девчонку? Кей, вот ублюдок, отключил телефон, - бормотал Келла, набирая номер друга уже второй раз. Женский металлический голос неизменно сообщал, что "абонент вне зоны доступа". Чуть подумав, парень набрал номер Фила. Тот трубку взял сразу.
   - Где Кей? - с ходу спросил Келла. Хоть Фил и был старше него, этого парня все в группе, включая собственного брата, воспринимали как самого младшего, едва ли не как подростка.
   - В соседней комнате, - было ему ответом.
   - Один?
   - Нет.
   - С Алиной?
   - С ней, - порадовал гитарист синеволосого, - она была злая, как Фантомас на диете.
   - Блин, чего за тупые девчачьи фразы? - закатил глаза Келла, - где ты их берешь, олух?
   - В книге прочел. Это эмоциональная фраза, чем она тебе не нравится? Я не могу употреблять одни только маты, как ты, потому что....
   - Все, все, мне все нравится. Фил, времени нет, позови Кея, - зорко следил парень за тем, как дурочка Нина провожает отъезжающую крутую машину, в которой только что скрылись Катя и светловолосый, а также две бутылки коньяка. Келла попытался запомнить номер машины. Хорошо, что освещение в загородном доме мэра превосходное - на порядок лучше, чем на ночных улицах города.
   - Момент, сэр, - отозвался одногруппник синеволосого. И через секунд пятнадцать в трубке послышался чуть хриплый, мрачноватый голос солиста "На краю".
   - Кей, ты? Слушай, тут твоя малышка пьяная с одним типом уезжает и...
   - Что делает? - перебил его друг.
   - Пока она еще ничего не делает, но скоро будет, поверь, - заявил со смешком Келла. - Она пьяна до неадеквата. А чувак, что с ней, теряться не будет. Я бы точно не стал...
   - Где она? - отрывистым тоном спросил его собеседник.
   - Да сказал же, что уехала. Но я номер его тачилы запомнил и марку. Если поторопишься, догонишь. - И синеволосый сказал данные.
   - Кей, любимый, иди ко мне, хватит говорить по телефону, - раздался голос Алины, нежный и требовательный одновременно. Келла заулыбался - просек, что там эти двое хотели делать наедине.
   - Спасибо, - сказал другу Кей и уже девушке бросил. - Все, прощай, детка, мне нужно уехать.
   - Почему? Как? Кей, пожалуйста...
   Дальнейшего разговора Келла не слышал, солист сбросил звонок, но барабанщик прекрасно понял, что случайно помешал осуществиться очередной глупости друга и желанию Алины. Но это его не заботило ни в коей степени. Его заботило то, что он сам не прочь бы провести ночь с демоницей. Черт, ну или хотя бы обнять ее, плутовку.
  
  
   Отвязавшись от навязчивой Нинки, которой приспичило узнать, почему я нахожусь в нетрезвом виде и виделась ли я с Максом, я, наконец, села в машину. Подруга была мною очень недовольна. Дурочка. Прочла целую лекцию и смотрелась тааак забавно, как классная руководительница. Она кружилась вместе с деревьями.
   - Завтра поговорим о твоем поведении! - прокричала мне Нинка. Наверное, она подумала, узнав о нулевой реакции Макса на меня, что я так расстроилась из-за него и напилась.
   - Не хочу говорить! - отказалась я, высунувшись в окно.
   - Я хочу! Надралась из-за этого дятла! Хватит его любить уже!
   - А я его и не люблю! Я люблю Антона! - обрадовала я Журавлика. Наше авто тронулось. - Антона!!
   - Кого?! - едва ли не побежала она за отъезжающей машиной, но потом только рукой махнула и вернулась к Келле, разговаривающему по телефону. Я, захихикав, отключила свой телефон - чтобы подруга не домогалась моего разума через него.
   Все продолжало плясать перед глазами.
   Может, это у тебя глаза пляшут, а не все вокруг?
   - Катя, скажи адрес, куда тебя везти, - ласково спросил Влад. - И, милая, не открывай окно, мы включим кондиционер. Тебе жарко?
   - Да... А, вот, это вам, - не без труда вспомнив адрес, изогнувшись, поставила я на переднее сидение бутылки, звонко звякнувшие друг о друга.
   - А? - не понял водитель, недоверчиво осматривая коньяк.
   - Это вам как бы подарок. Отвезите меня туда..., ну, домой, - отозвалась я, - а потом его. А за Нинкой можете не возвращаться.
   - Мне? Ну, спасибо, - враз повеселел мужчина, - я вас мигом домчу.
   - Лучше просто осторожно довезите, - сказал Влад. - Катя, как ты себя чувствуешь?
   - Мне уже не так весело, как было, но все равно я чувствую легкость. Такое чувство, что мозги отсутствуют. И думать о плохом не хочется, потому что не получается. И все кружится, кружится...
   - Хорошо. Не думай о плохом, забудься. Я надеюсь, тебе понравилось это время, проведенное со мной, Катя?
   - Ага. Я надеюсь, тебе тоже, - пробормотала я, поуютнее устраиваясь на кожаном сидении поудобнее и закидывая руку на плечо блондину. Какой же у Нинки кре... крестный хороший.
   - Ты потрясающая девушка, - улыбнулся он мне и, чтобы мне было удобнее, уложил меня головой на свое плечо.
   А с Антоном было удобнееее... Дайте его мне!
   - Я не девушка, я цветочек. Нинка сказала, что я ромашка, - и я расхохоталась и сказал о своем желании иметь рядом Антона.
   - Кто же это? - полюбопытствовал Влад. Я совсем обнаглела и облокотилась на него, как на кресло.
   - Мальчик, который повел меня смотреть фильмы ужасов. Дай мне руку, и я буду думать, что ты - это он.
   Влад протянул мне ладонь, и я сжала ее.
   - За нами кто-то едет, - вдруг нервно проговорил вдруг водитель. Наверное, подумал, что мы украли коньяк, а теперь истинный хозяин спешит его вернуть. Мужчина прибавил газу.
   - С чего вы решили, что за нами? - осведомился Влад, глядя на дорожную полосу.
   - С того, что он нас подрезать желает, - еще более нервно отозвался мужчина. Машина резко остановилась, хорошенько тряхнув нас. Я даже едва не вскрикнула от неожиданности и почувствовала, как к глазам подступают слезы. Алкоголь делал меня очень эмоциональной. А последний коктейль так вообще действовал убойно, и я плохо воспринимала реальность.
   - Нет, вот молодежь обнаглела! Понакупили богатые папы и мамы детишкам тачки крутые, так они делают, что хотят! Смотрите, этот мальчишка нас подрезал! Вот я ему сейчас!
   Нам просигналили, требуя остановиться. Водитель, злой и испуганный, затормозил у обочины.
   - Кто это? - нахмурился Влад.
   - Это Кей! - с восторгом воскликнула я, едва не прилипнув к окошку, а потом вновь положив голову на чужое плечо.
   Он приехал за мной? За мной? Почему?
   - Кей? А, тот самый. Вот видишь, он поехал за тобой, так что не волнуйся, - и Влад тихо засмеялся, - он к тебе неравнодушен. Он не смог тебя отпустить.
   - Кей это или не Кей, я ему сейчас задницу на наглую морду натяну, - заорал водитель, - чуть в хозяйскую тачку не врезался, сосунок! Эй, ты, - высунулся он в окно, - ты с ума сошел?
   - Помолчите, - вежливо отозвался солист "На краю", а это был именно он - все в том же сценическом костюме, даже с гримом. Фары ярко освещали его силуэт. Не человек, а настоящая кукла.
   Дайте мне в него поиграть...
   - Ах ты..., - попытался вновь заорать водитель, все еще напуганный перспективой испортить собственность шефа.
   - Все в порядке, перестаньте, - отозвался Влад, наблюдая, как фронтмэн "На краю" быстрыми шагами подходит к нашей машине и распахивает дверь.
   - Ты чего? - уставилась я на него в испуге и в восторге одновременно.
   - Ничего. Ко мне в машину, быстро.
   - Не-а.
   - Будешь спорить?
   Я радостно закивала, и тогда он рывком вытащил меня на свет Божий, вернее, на тьму. Все закружилось в утроенной скоростью. А от близости Кея и его прикосновений скорость увеличилась еще в дважды.
   - Но я не хочу, - возмутилась я такому самоуправству.
   - Не обговаривается. А ты кто такой? - исподлобья посмотрел музыкант на моего сопровождающего.
   - Друг, - деликатно ответил Влад. - А ты?
   - И я друг. Все, можете дальше ехать, друзья.
   Я, не выдержав, рассмеялась - таким забавным мне сейчас казался мой музыкант.
   - А где гарантия, что ей будет с тобой безопасно? - ни с того, ни с сего поинтересовался Влад.
   - Мы друг друга давно знаем. Знаем же, детка?
   - Знаем, - печально подтвердила я, качаясь, стоя на дороге, а Кей продолжал больно держать меня за локоть, не давая упасть.
   - А тебя я в первый раз вижу, - агрессивно произнес музыкант.
   - И что?
   - Видишь ли, когда абсолютно трезвый и вменяемый парень увозит миленькую, но пьяную девушку, это выглядит не лучшим образом.
   - Когда пьяную девушку увозит трезвый парень в странной одежде и с раскрашенным лицом - это еще необычнее, не находишь?
   - Нахожу. Выходи из машины.
   - Зачем?
   - Друг моего друга - мой друг. Будем знакомиться.
   Теперь Кей держал меня одной рукой за пояс, а мне хотелось, чтоб он спел мне песню и перестал кружиться.
   - Ты, от... отстань от нас! - возмутилась я. - Влад мне помогал! Был со мной весь вечер. Утешал! А ты иди к своей Алиине. Ненавижу ее, - прошептала я с детским апломбом.
   - Как видишь, я пришел к тебе, а не к Алине, - закричал Кей, и его до сих пор еще янтарные глаза просто-таки светились от злости. - Пойми уже! Сейчас мы уедем. А ты, парень... надеюсь, больше я тебя не увижу.
   - Взаимно. Трогайте. Удачи, Катя, - и машина с парнем из эскорт-услуг и ошеломленным водителем, который уже, по всей видимости, был не рад неожиданному коньяку, тронулась с места, чтобы через пару секунд исчезнуть в темноте.
   - Садись, - решительно стал запихивать меня в салон Кей. Я не сопротивлялась, только схватила его за волосы, и ему пришлось разжимать мои пальцы. Меня, по ходу, перемкнуло.
   - Ну не злись, - разлеглась я на всем заднем сидении, - ты похож на буку.
   - Катя, хватит меня злить. Ты зачем вообще с ним поехала, дура? Ты знаешь, что он мог с тобой сделать?
   - Нет, - честно призналась я. - Он хороший. У него глаза холодные, а сам хороший. А у тебя и глаза холодные, и внутри тебя сидит... эээ... маленький злобный тролль. Тролль? - со вкусом повторила я. - Кей - тролль. Тролль!
   Парень завел машину, и неспешно поехал вперед.
   - Мы куда? - сложила я ноги едва ли не на светловолосую голову.
   - Замолчи. И убери свои конечности.
   - Злой, - вынесла я вердикт, но ноги не убрала. Ему пришлось останавливаться и делать это самому. При этом Кирилл ругался, но лодыжки мои убрал бережно, вдруг даже улыбнувшись.
   - Сиди так, - велел он мне. - Откуда ты вообще взялась? И где нашла этого кретина? А? Молчишь, малышка?
   - Я это... вспоминаю.
   - Что же?
   - За сколько я его купила.
   - Великолепно.
   Минут двадцать мы ехали молча. Потом голова у меня закружилась сильнее, а смеяться захотелось еще больше. Своими смешками я раздражала Кея не меньше, чем кот собаку из мультика "Том и Джерри". Он посоветовал мне замолчать, и, желательно, заснуть, что я и выполнила с радостью, предварительно попытавшись переползти на переднее сидение, что у меня не получилось. После я действительно провалилась в забытье.
   - Трооолль? - через некоторое время вновь ожила я. Знала бы ты сейчас, Катюша, как тебе утром стыдно будет, молчала бы в тряпочку. Но я не унималась:
  

Причиняет людям боль

Наглый страшный Кейчик-Тролль!

  
   - Тролль, тебе смешно?
   - Хватит меня так звать! - рассердился Кей. - Хватит меня бесить! Я сейчас высажу тебя прямо на дороге.
   - Господин Тролль, ты реальный кретин, ты мне это... до-ку-ча-ешь, - пожаловалась я.
   - Неужели?
   - Да. Ты такой идиотский. У тебя только и хорошего, что красивая морда... пардон, харя. Нууу, и тело ничего. Голос тоже хороший, а вообще плюс в том, что ты знаменитый и богатый. Но ты такооой козееел, - я зевнула, - тролль и козел одновременно. И вонючка тоже.
   И матами его, матами!
   - Я рад это слышать от тебя.
   - У тебя ужасный характер. Я думаю, ты этот, как его... садист. Ты в детстве котят, наверное, избивал и щенят топил, да? Слушай, а эта девка, Алина, она тебя любит или Антошика?
   - Катя, захлопни свой замечательный ротик, - не выдержал парень.
   - Мой замечательный ротик много чего хочет сообщить твоему великолепному мозгу, - возразила я, с трудом вставая и запуская слабые пальцы в его волосы, - ты само... самодовольная бородавчатая... жаба. Жаба со смазливым жбаном! А самое плохое то, - доверительно сообщила я приглушенным голосом, - что ты обижаешь Катю. Катя страдает и все такое. Катя покончит жизнь самоубийством, и ты даже не сможешь приходить к ней на кладбище, потому что меня на нем не разрешат похоронить. Но тебе не будет жаль, потому что ты без... безжалостный свин. Вот, - подытожила я, чувствуя, как слипаются глаза, но не переставала гладить его.
   - Какого... я тебя забрал? - вздохнул Кей и дернул плечом. - Ты реально достала. Убери пальчики.
   Я убрала руки от его волос и откинулась на спинку сидения.
   - К тому же ты злобный и распутный. И имеешь от меня какую-то тайну. Уууу, - завыла я, как настоящая выпускница спецшколы для особо странных личностей, - но я все равно ее узнаю, сопляк беловолосый! И твоей Алине наподдаю, и тебе, и вашей с Антоном мамочке. Чего это она его унижает, а тебя любит? Ты же отстойный, а не мой Антон.
   Кей хмыкнул, но промолчал.
   - Ты поганец. Но я тебя все равно люблю, - и с этими словами я окончательно отрубалась.
   Мне казалось, что меня кто-то осторожно целует: в скулы, щеки, губы, но уже к утру я этого не помнила.
  
  
   Я очнулась в абсолютно незнакомом месте, мало того - в незнакомой мягкой кровати, чьи простыни приятно холодили кожу. Жутко хотелось пить, и противно болела голова: ломило виски и затылок.
   Где я? Что со мной? Вчера вроде была на Дне Рождении у Лизы... а сейчас? Неужели еще в ее доме? Нет, я же уезжала. Кажется, с Владом. Плохо все помню, мутно.
   С этими мыслями я резко встала с кровати и огляделась. Высокие потолки, светлые стены увешанные множеством приятных картин, большое французское окно, из которого ласково светит солнце, мягкие матовые ковры на полу, кровать с шоколадным пологом, в которой, я собственно и нахожусь, круглый небольшой столик с искусственными голубыми цветами, вместительные бронзовые кресла.
   Стоп. Кресла? Я перевела взгляд обратно. Один из этих предметов мебели примечателен был тем, что в нем, закинув ногу на ногу, сидел мерзкий Кей, облаченный до сих пор в концертную одежду, но уже без грима и с влажными волосами и пил кофе, одновременно настороженно и сердито глядя на меня.
   - Проснулась, детка?
   - Ты?! А ты тут как оказался? - широко открытыми глазами посмотрела я на него, машинально прячась под одеялом. Голос был хриплым.
   - Я тебе не раздевал, можешь не прятаться, - отозвался он. - Приведи себя в порядок. Я буду ждать тебя в соседней комнате. И не забудь поблагодарить святых Угодников за то, что я тебя вчера не убил.
   - За что??
   Но Кей не ответил - он уже вышел из комнаты, не забыв прихватить свой кофе. И громко хлопнул дверью.
   - Эй! Но почему ты так со мной? - растерянно пробормотала я, совершенно ничего не помня. - Что случилось?
   События минувшего вечера потихоньку всплывали, когда я, вздрагивая, стояла под струями прохладного душа. Мне очень хотелось освежиться, а в ванной комнате нашлись и полотенца, и халат, и даже зубная щетка в упаковке.
   Голова болела, во рту пересохло, глаза покраснели и слегка припухли из-за обилия косметики, которую я первым делом с удовольствием и смыла. Полюбовавшись мельком на новую, уже изрядно намокшую прическу, которой из-за лака ничего почти не повредило, я надела длинный, махровый халат, потому как умудрилась слишком сильно намочить платье, и оно теперь сушилось, и в буквальном смысле выползла в ту комнату, в которой меня ждал Кей. Я отвела взгляд и закуталась в халат поплотнее.
   - Пей кофе, - хмуро велел он мне, взглядом указав на свободное место на диване рядом с собой. На невысоком стильном столике овальной формы дымилась большая черная чашка.
   - Спасибо, не хочу.
   - Немедленно, - тоном, не терпящим возражения, отрезал он. - Голова меньше будет болеть.
   Я сделала маленький глоточек.
   - Я думал, тебе будет очень плохо сегодняшним утром. Но ты крепкая девочка. Печень, наверное, хорошая. Пей, пей. Выпьешь, и я с тобой серьезно поговорю.
   Я с опаской взглянула на него, подтянула ноги к себе и принялась за кофе - голове от него действительно стало получше. Немного.
   - Ну, что за представление ты устроила? - с неприязнью покосился блондин на меня, когда я поставила на стол пустую чашку.
   - Какое представление? - хмуро спросила я, понимая, что плохо умею притворяться.
   - Вот это, - кивнул в мою сторону парень, - прическа, платье, туфли, профессиональный мейк-ап, смазливый парень рядом. И как ты вообще туда прошла? Ах, да, демоница была рядом с тобой. Она провела. Катя, это было глупо. Думаешь, я куплюсь и буду ревновать?
   - Чего?
   - Того, детка. На меня не действуют все эти твои женские штучки. Я не купился на твое идиотское представление "Из мышки я стала королевой, ах, взгляни на меня, Кей".
   - Кирилл, - преувеличенно ласково сказала я, забыв, что он запретил называть себя по имени, - Кирилл, ты дурак. Прости, конечно, может быть, я не оправдала твоих надежд, но даже если я и устроила представление, то уж точно не для тебя.
   - Катя, Катя, ты дура, - точно таким же тоном проговорил Кей, - у меня давно нет никаких надежд, но для кого же ты это устроила?
   - Какая тебе разница? - буркнула я.
   - Да вообще-то никакой, просто более глупой отмазки я еще не слышал. Тебе не подходит строить из себя роковую женщину.
   - Это не отмазка! - возмутилась я, - это мы с Нинкой... в общем, считай это отмазкой и все.
   Мне не хотелось говорить про Максима.
   - Так я и знал, что без этой дьявольской девицы не обошлось, - раздраженно отвечал парень.
   - Чем тебе Нинка так не нравится? - откинула я голову назад.
   - Меня раздражают высокомерные особы, думающие, что мир создан для того, чтобы они могли им управлять.
   - А ты разве не такой?- искренне удивилась я.
   - Такой или не такой - это не имеет значения. А ты постоянно подстраиваешься под свою подружку. Выполняешь все ее приказы. Как будто у тебя нет своего мнения, - с презрением ответил Кей.
   - Это ты так думаешь. Потому что, наверное, все парни из вашей группы про тебя подгибаются и подчиняются! Еще бы - ты у нас талантливый певец.
   - Этот талантливый певец вчера тебя спас от какого-то левого парня. И пьяную доставил в отель.
   - Мы в отеле? - ужаснулась я.
   - Ну не домой же тебя надо было везти.
   - Точно, тебя там мама заругает, - огрызнулась я, пробуя понять, проходит ли у меня головокружение или нет. Оказалось, что нет. Совсем. Зачем, зачем я вчера пила? Ведь никогда в жизни я этого не делала, а вчера... Все из-за него, из-за Кея, сидящего сейчас рядом со мной с оскорбленной миной.
   - Если ты не родилась красивой, восполни это другим. Вежливостью и учтивостью, к примеру, - лениво потягиваясь, так, что опять стали видны татуировки, отозвался он. Присмотревшись, я поняла, что одна из них - символ группы "На краю", и рядом и под ней виднеются еще какие-то надписи и узоры. - Будешь хотя бы этим парней привлекать.
   - Что? - сощурила я глаза, моментально выходя из себя из-за боли, - ты меня что, уродкой считаешь? Ха! Может быть, я и уродка, зато нормальная!
   - Прекрати, - сузил он темно-серые от злости глаза.
   - Но ты ведь так считаешь, верно? Хорошо, пусть так. Я такая, какая есть. Зато во мне нет залежей стервозности, как в этой твоей любимой Алиночке! Песню ей пел вчера, да? И что, помогло? Вернулась она к тебе? Или ты ее уже не примешь, эту красавицу? Гордый?
   - Замолчи и не говори про нее ни слова, - велел музыкант.
   - Ага! Тебе больно, да? Неприятно вспоминать? А что же ты тогда сегодня с ней обнимался? И тогда... тогда тоже целовал ее! Около этой проклятой реки. Раз ты эту сумасшедшую так сильно любишь, то и катайся с ней в своей машине!
   - Замолчи.
   - А что? Она-то красавица! Все парни на нее заглядываются. - Тут я не выдержала. - Даже, наверное, твой брат. Правда? И ты у нас ничего, Кирилл! Из вас выйдет прекрасная парочка, все прямо обзавидуются, да и журналистам ее будет показать не стыдно! - я все сильнее кричала. - Что же ты свою Алину не притащил в отель?
   - Ты понимаешь значение слова "замолчи"? - устало спросил мой собеседник.
   - Я уж не знаю, какие у вас там тайны, Ваше Преосвященство Кей, зато могу сказать, что она к тебе просто не возвращается, потому что выбрала твоего брата Антона!
   - Хватит.
   - А от тебя ей что-то надо. Вот и все. Алина будет с Антоном, а не с тобой.
   Кей вздрогнул, когда я произнесла это имя. Ага! Боишься брата?
   - Ага! Я права! Я...
   - Закрой рот.
   Парень очень крепко сжал челюсть. Медленно встал со своего места, сделал пару шагов в центр комнаты, обернулся, дошел до стены, вновь обернулся. И вся моя воинственность под его немигающим тигриным взглядом поугасла.
   О-оу, что-то я не то сказала.
   - Почему ты так решила?
   - Потому что... неважно.
   - Говори. - С силой ударил он ладонью по раме картины, так что она упала. - Что ты знаешь обо мне? Что?
   Еще один удар, сильный, - по стене
   - Я просто пошутила! - тут же пошла я на попятную. - Прекрати, тебе же больно!
   - Правду. Говори правду.
   - Я просто брякнула то, что мне в голову первым пришло, - уже не знала я, куда себя деть. Оставалось только вжиматься в диван.
   Нет, все-таки он такой красивый. Даже когда злиться.
   - Ты окажешься сейчас на месте картины. Правду.
   - Нууу, - протянула я, жалея о том, что наговорила парню лишнего, - она сама сказала, что Антона любит.
   - Сказала? - побледнел он отчего-то и вновь вернулся на свое место. Мне кажется, или его глаза как-то... остекленели что ли?
   - Да, - почувствовала я себя неуютно. - Вчера. Прости, если наговорила тебе лишнего. И за вчера прости! Мне жаль, Кей. Я никогда в жизни не пила так, чтобы говорить всем всякие гадости и вести себя так по-детски.
   Блондин только кивнул. Кажется, успокоился.
   - И спасибо тебе, что забрал меня и привез в это место! Хотя я и не просила тебя об этом, - отвела я глаза к полу. Блин, действительно стыдно. Хоть он и дурак, но он постарался помочь мне, а я...
   - Ладно, давай закроем этот разговор, - сухо произнес музыкант.
   - Давай.
   - Ты считаешь себя некрасивой. - Невпопад произнес он.
   - Ты же только что сам назвал меня уродкой.
   - Ты сама себя так назвала. Девочка, перестань кокетничать, я же знаю, ты осознаешь то, как ты выглядишь, и как на тебя реагируют парни. Ты не уродка. А я зол на тебя.
   - Теперь ты замолчи.
   - Иногда я хочу часами смотреть на тебя.
   - Не говори глупостей.
   - Это не глупость. - Повертел парень в руках снятую серьгу из белого металла. И не мог не добавить. - Но все равно, тебе не стоило из-за меня приходить сегодня на этот вечер.
   - Кей, я же сказала, что пришла не из-за тебя. Честно слово!
   - Неужели? - сощурился он. Бедный, до сих пор в своих янтарных линзах.
   - Странно звучит, да? Серьезно, это вовсе не из-за тебя. Если бы я так хотела насладиться твоим обществом, я бы осталась в вашей студии и смотрела бы, как тебя фотографируют, - слабо улыбнулась я. - Может быть, сама бы сделала пару фото.
   - У нас есть одно фото, - вдруг выдал Кей.
   - А, оно на моем старом мобильнике - на том, который сломан.
   - Зато у меня осталось.
   - Зачем оно тебе?
   - Ты права, незачем, - разочаровал он меня, - все время забываю удалить его. - Ну, и из-за кого ты приехала на вечер разнаряженная? Кто Принц нашей печальной Золушки? Неужели это Арин?
   - Нет. Причем тут он? Он, конечно, классный, и с ним всегда спокойно, но, увы, это не Арин.
   - Кто же? Фил? Рэн? Черт, тебе реально нравится Андрей? Малышка, таких, как ты, у него пара миллионов.
   Я качала головой.
   - Кто? Ради кого ты это делала? Ради меня ведь, да, - он наклонился вперед, сцепив руки в замок.
   - Не ради тебя.
   - На что ты надеешься? - прямо спросил он.
   Я не надеялась уже ни на что, поэтому все же сказала правду:
   - Это ваш фотограф Максим.
   - Из-за Макса? Фотографа? - безмерно удивился Кей, как я и ожидала, - Откуда ты его вообще знаешь?
   - Он был моей первой любовью, - улыбнулась я широко.
   - Он? - не поверил мне солист "На краю".
   - Нет, его дедушка. Естественно, он.
   - Так ты пришла в таком наряде сюда из-за него? Ты что, серьезно, дура? - заорал музыкант, вновь заводясь. - Ты пришла из-за него?
   Ого, по-моему, перспектива того, что Катя приехала на тот вечер не из-за Кея, а из-за какого-то там фотографа, серьезно ранила ЧСД блондина.
   Он засмеялся и даже пару раз хлопнул в ладони.
   - Какая глупость.
   - Не глупость. Если хочешь, можешь спросить у Макса. Мы раньше встречались.
   - Неожиданный поворот. Расскажи о том, что у вас было? - почему-то попросил Кей.
   - Зачем?
   - Хочу знать, - он вновь встал со своего места и начал мерить комнату шагами. Ну и длинные же у Кея ноги!
   - Если я расскажу о нем, ты расскажешь мне об Алине? - добавив в голос уверенности и наглости, спросила я в ответ.
   - А тебе зачем про нее знать? - безэмоционально спросил парень, останавливаясь около окна.
   - А тебе зачем знать про Макса?
   - Хорошо, - чуть подумав, сказал Кей. - Отлично. Ты первая.
   - Ладно. А ты точно потом мне расскажешь про ваши отношения? - подозрительно посмотрела я на парня.
   - Естественно, я обману. Начинай.
   - Ну, я никогда не рассказывала об этом, потому мне неловко и все такое.
   - Представь, что я твой психолог. И рассказывай, - вновь оказался Кей напротив меня. Эх ты, психолог. Был бы психологом, давно бы понял, что я хочу, чтобы ты меня обнял.
   - Я не могу такое представить. Меньше всего я хотела бы, чтобы ты был моим психологом. Ладно. Я даже не знаю, как начать.
   - Катя, - совсем другим тоном произнес Кей, - возьми себя в руки и говори. Уверен, если ты поделишься этим с кем-нибудь, тебе станет легче.
   Ага, станет, держи карман шире! С тобой поделишься, а ты всему свету разбазаришь, да еще и песню сочинишь в отместку за вчерашнее.
   - Тогда я начну издалека, - улыбнулась я слабо. - С чего бы... ладно, не удивляйся, что из такого далека, хорошо?
   - Хорошо. Не бойся, говори.
   Странным он стал, спокойным и сосредоточенным, и лицо его такое внимательное. Я знаю, в чем дело! Почему я хочу доверять ему! Теперь Кирилл похож на Антона! Я с подозрением покосилась на Кея и все же начала:
   - Не считай, что со мной произошла целая драма. Если так подумать, то это совсем даже не интересно, просто мы все привыкли принимать любые неприятности близко к сердцу. Вот и я тоже приняла. Так... нас раньше было трое. В смысле подруг, а не меня. Нинка, я и Ира. Мы с самого первого класса дружили втроем и были не разлей вода. Знаешь, я часто слышала, что в компании должно быть четное количество человек, потому что дети и подростки чаще всего разбиваются на пары, особенно девочки. Если вместе дружат три девочкам, то рано или поздно две из них объединяться против третьей. Я думала, что это ерунда. Ерунда же? Но мы никогда не дружили против друг друга, все даже удивлялись, почему три такие разные девочки общаются между собой. Нину ты знаешь, о моем характере тоже догадываешься, а Ира представляла собой что-то среднее между нами. Что-то уравновешивающее. А еще была очень веселой. Постоянно шутила и прикалывалась. Знаешь, как мы стали дружить? Тебе, наверное, неинтересно, но я все равно расскажу.
   - Рассказывай, - согласно кивнул Кей. Господи, зачем я этому надменному кретину все разбалтываю? Уверена, потом он будет смеяться или всем расскажет. Но сейчас он такой сосредоточенный, как будто ему действительно интересно, что со мной когда-то случилось. А самое главное, в нем действительно есть какая-то странная сила, позволяющая влиять на людей. Природный магнетизм, очарование, лидерские задатки - что в нем есть такого, что заставляет меня рассказывать свои глупые девичьи тайны?
   - Когда мы пришли в первый класс, я была застенчивая и, наверное, очень угрюмая. Я почти никогда не улыбалась - на всех фотках в этом возрасте я стояла с серьезным лицом. Я точно уже не помню, почему я такая была, может быть, из-за того, что в это время от нас уехала мама. Знаешь, Кей, до семи лет я видела Томаса всего лишь пару раз.
   - Пару раз? - спросил Кей. - Кстати, детка, сделать тебе еще кофе? Тебе лучше?
   - Сделай. Ммм... да, пару раз. Он в молодости был совсем не таким, как сейчас, - поскребла я ногтем обивку дивана. - Но если я буду рассказывать тебе о нем, это будет очень долго. В общем, в школе я не хотела ни с кем общаться. А еще не делилась своими игрушками и карандашами. Томас привез мне крутые немецкие карандаши, их было много-много, и самых разных цветов. Дети мне даже завидовали. И хотя я их очень берегла и почти не пользовалась, больше смотрела, им эти карандаши я все равно не давала.
   Что я тут ему несу??
   Фигню какую-то, если честно. Думаешь, ему это интересно? Гляди, как бы он мемуаров не понаписал по твоим россказням. Бестселлерами же станут!
   - Продолжай, я слушаю, - велел Кей, протягивая мне новую чашку горячего напитка. Я взялась за нее обеими руками. Взгляд у парня стал мягче, вновь напомнив мне Антона. И мне тут же стало перед ним стыдно. Мне казалось, я предаю его рядом с Кеем.
   - Я не знаю, как дальше. Такой вот была я. Ммм, ладно, я тебе лучше про Нинку расскажу. Тогда она была, честно сказать, настоящим сорванцом. Ее мама ходила в школу каждую неделю, чтобы выслушать очередную нотацию. Нинка дралась, разбивала окна и даже выбросила горшок с цветами с третьего этажа - из него вся земля попала на завуча, - я опять засмеялась, вспомнив вдруг подругу в столь юном возрасте.
  
   Высокая, с вечно растрепанным каре и злобно-упрямым выражением на лице, она приносила неприятности всему и всем. В тот солнечный весенний день последней четверти, когда случился прецедент с горшком, она жутко разругалась с третьеклассницами. Именно в них с окна она горшком и швырнула, и тогда девочки, поняв, что даже втроем не могут одолеть эту первоклашку в широких клетчатых штанах, решили спастись бегством. Моя подруга очень хотела попасть во врагинь, но промахнулась, и порция сырой, только что политой земли, а также листьев и веток, попала на лысину завуча, спокойно надзирающего за работой старшеклассников, убирающих территорию школы. Как по нему не попал сам горшок - до сих пор не понимаю. О том, что "снаряд" полетел не в того кого нужно, Нинка узнала по воплям учителя. Я и Ира, играющие каждая в свои игры в том же коридорчике, что и Журавль, вопли услышали тоже. Только вот Нинка убежала, а мы с Ирой, как говорит моя сестра, тупанули, и спокойно возились на "месте преступления" каждая со своими игрушками Разозленный завуч, кое-как избавившийся от земли, прибежал на третий этаж и узрел там нас. К счастью, он не подумал, что хулиганили мы, поэтому он принялся выпытывать, не кидался ли кто горшком из окна? Не знаю почему, но ни я, ни Ирка не выдали одноклассницу, с которой раньше даже не разговаривали. Более того, Ирка глядя на завуча честными глазами заявила, что горшком кидался "какой-то взрослый мальчик". А я сказала, что он был рыжим.
   - Опять Барсуков! - сделал неожиданный вывод преподаватель, - как же он меня достал, негодяй! В этот раз я его точно выгоню из школы!
   И он, брезгливо стряхивая с себя остатки земли, удалился. Нинка, прятавшаяся, как оказалось, за углом, разговор слышала и, решительно подойдя к нам, заявила, что теперь намерена с нами, то есть, со мной и с Ирой, дружить.
   - Сколотим банду. Вообще-то, я хотела мальчишек позвать, но вы обе отличными бойцами будете, - сказала она нам, решительно отбирая мою куклу и Иркину игрушечную аптечку. - И будем управлять всей школой! А потом даже... миром! - И она оглушительно расхохоталась, а потом громко высморкалась в цветастый носовой платок.
   - Она так смеялась, - говорила я Кею, внимательно меня слушающему, что я подумала: Нинка Журавль - с большим приветом. Мы с Ирой не слишком хотели дружить с этой хулиганкой, но отказать побоялись. И с тех пор мы везде ходили вместе. А потом привыкли друг к другу и действительно подружились. Мы никогда не объединялись друг против друга, а Нина была лидером. А может быть, я просто сильно идеализировала нашу маленькую компанию. Я думала, мы будем вот так до старости дружить.
   - Это и есть твоя грустная история? - спросил Кей. - При чем тут этот идиот?
   - Какой идиот?
   - Макс. Идиот с фотоаппаратом. Он здесь как замешан? Ира поменяла пол?
   - Это не смешно, - надулась я.
   - Продолжай. Не отвлекайся.
   - Сейчас, продолжу. В общем, в классе шестом к нам перевели новенького. Максима. Он был тогда совершенно не такой, как сейчас - худющий и короткостриженный, смешной такой, зато вежливый и добрый. Он жил недалеко от меня и потому мы часто ходили домой вместе. Даже гуляли иногда вместе и в школу ходили вместе по утрам, чтобы не скучно было.
   - И?
   - Ничего. Когда мы были в классе десятом, я умудрилась в него влюбиться. Странно, я почему-то совсем не смущаюсь, рассказывая тебе это.
   - Я думаю, тебе нужно было бы смутиться, если бы ты решила поведать мне подробности вашей интимной жизни, - отозвался Кей.
   - Дурак! У тебя все мысли только об одном.
   - Да, все мои мысли только о музыке.
   - Не о музыке речь.
   - Вот именно. - Он гадко улыбнулся.
   - Ладно, я теперь подойду к самому главному. Я в него влюбилась, Нинка и Ирка, естественно, знали об этом. Журавль мне все время твердила, что я должна его себе заполучить. Она к этому времени вовсю гуляла с парнями, и, как мне кажется, издевалась над ними, как могла.
   - И сейчас издевается, да?
   - Да, - тяжело вздохнула я, - скажи своему Келле, чтобы он поменьше о Ниночке думал.
   - С чего вдруг? - деланно удивился Кей. Ну почему он одновременно и такой близкий, и такой недосягаемый? Действительно, звезда...
   - Просто... - замялась я. - Ниночка ветреная.
   - Это уже его проблемы. Он тоже далеко не статичный. Продолжай.
   - Нинка мне целые планы-стратегии составляла, которые помогли бы мне стать девушкой Максима. К этому времени мы с ним почти не общались, как в детстве. И я об этом сильно жалела.
   - Почему вы перестали общаться? - задал новый вопрос парень. Понемногу во мне росла уверенность в том, что он надежен. Как Антон.
   Глюки?
   - Не знаю, постепенно как-то. Наверное, мы просто повзрослели. Хотя я повзрослела не сильно - иногда мне кажется, что я до сих пор так и осталась ребенком. Так вот... не перебивай меня, мне сложно сосредоточиться. Нинка хотела, чтобы я встречалась с Максимом, а Ирка - нет. Журавлик говорила, что мы будем хорошей парой, Ирка кричала, что Максим мне не подходит. Она даже пару раз с Нинкой поцапалсь из-за этого. Тогда я не понимала, почему. А вот Нинка, похоже, начала догадываться. Отношения у них стали хуже некуда. Пока они ссорились на школьной дискотеке, мне вдруг выпал шанс потанцевать с ним. Я туда пришла только потому, что и Ира и Нина меня ждали, и я думала, что без меня они совсем рассорятся. Мне было страшно терять подруг. Но именно в тот вечер Максим пригласил меня на медленный танец.
   - Наверное, это был твой первый танец с мальчиком? - ехидно поинтересовался Кей.
   - Первый. Ну и что? Зато я его на всю жизнь запомнила, - резко отвечала я. - Зато ты, могу поспорить, не помнишь свой первый танец с девочкой.
   - Ошибаешься, его я очень хорошо помню, - резко отозвался Кей. - Я слушаю тебя дальше.
   - Потом я побывала у Макса в гостях, он приходил ко мне, и опять наши отношения наладились - только теперь они были не дружескими, а романтическими. Мы постепенно заново узнавали друг друга, вспоминали детство. Мы встречались полгода, и этот время я до сих пор считаю... считала самым лучшим временем в моей жизни. Нинка и Ирка опять стали хорошо общаться, все стало как прежде, как только моя мечта - быть с Максимом, осуществилась. Знаешь, как это классно, когда мечта осуществляется?
   - Догадываюсь, - хмуро отвечал Кей. - Судя по твоим словам, у тебя все было в шоколаде. Где драма?
   - Моя личная драма началась в конце февраля десятого класса. Хватит так на меня смотреть, для меня это действительно стало драмой! И все из-за того, что я подслушала разговор Нинки и Иры!
   - Словно в сериале, - покачал головой Кей. Не верит он мне, что ли?
   - Может быть, - не стала спорить я. - Это вообще глупо получилось. Я пошла к Ире, чтобы взять тетрадку по алгебре, и, когда поднималась по лестнице в ее подъезде, вдруг услышала голоса подруг.
  
  
   - Что ты опять хочешь? - недовольно проговорил хорошо знакомый голос Иры.
   - Поговорить! - рявкнула Нинка.
   Опять ссорятся! Я, поднимающаяся наверх, замерла. Словно ощутила, что сейчас будет что-то важное.
   - Почему не в квартире?
   - Потому что если я начну тебя бить там, твои родители попробуют тебя отстоять, дура, - не унималась Журавль. - Так, дорогая моя бейби, я тут недавно узнала, что ты, оказывается, девочка скрытная. От лучших подруг скрываешь такие новости. У тебя, оказывается, парень есть.
   - Что? Какой парень, Нина? Кто тебе глупости такие наговорил? - в уверенном голосе Иры появился страх. Я отчего-то не стала выдавать себя и затаилась этажом ниже.
   - Люди мне наговорили. Очень много разных людей. О тебе вообще, как оказалось, поговорить любят, - нежно-нежно произнесла Нинка.
   - О, да ты что?
   - Дааа.
   - Я не понимаю тебя, Журавль. Уматывай домой, пьяна что ли?
   - Прекрати, дрянь. - Зашипела Нинка, - ты вообще понимаешь, что ты делаешь?
   - Что я делаю? - злость в голосе Иры зашкаливала. Я уже подумывала насчет того, чтобы срочно подняться наверх и встать между подругами.
   - Что? Я слышу в твоем голосе сарказм? Тебе сказать, что ты делаешь? Так, самую малость. - И Нинка раскричалась. - Тайно встречаешься с этим вшивым недоноском! Даже я в шоке, даже я! Ира, как ты можешь тайно встречаться с Максом! Ты же знаешь, как его Катька любит! Ты больная!
   Я услышала свое имя и имя своего парня, с которым у нас были нежные, хрупкие и даже какие-то трепетные отношения, не в пример многим другим парам, и не придала этому значения, так как подумала, что Журавль имеет в виду каких-то других Катю и Максима.
   - Я не больная.
   - Я сейчас сломаю тебе руку, если ты мне все не расскажешь.
   - Нин, я... я... - и наша подруга, вместо того, чтобы орать на Нинку, вдруг разрыдалась, - я тоже его люблю, и он меня любит.
   - Чего? - презрительно протянул Нинкин голос. - Ты чего, опухла, Ира? Какая любовь с парнем твоей подруги?
   - Я не могла себя сдерживать, Нина, прости, Нина, прости меня. Я давно его полюбила, раньше Кати! Нина, что мне теперь делать?
   - Вот ты шалава. Не рыдай и убери от меня свои руки! - не на шутку взъярилась Журавль. Я же именно в эту минуту начала понимать суть происходящего.
   - Ниночка, скажи... скажи, что мне делать? - с мольбой в голосе спросила Ира. Она рыдала и выговаривала слова с трудом. Я слышала, как она плачет только несколько раз в детстве, и от этого мне стало еще хуже.
   - Делай, что хочешь, но бросай его ко всем чертям, он занят. Твоей подругой, между прочим! - заорала вновь Нинка, которую переполняли негодование. К тому же жалеть людей она никогда не умела.
   - Я не могу! Мы ведь встречаемся, и он меня тоже любит.
   - Любит? - Прорычала Нинка. - Я попрошу нужных парней с ним поговорить так, что этот скот уже никогда никого любить не будет. Даже во сне!
   - Заткнись.
   - Ты это мне? - Нинкин голос дрожал от переполняющих ее эмоций. А у меня дрожали руки.
   - Тебе Журавль.
   - Смертный приговор хочешь подписать?
   - Не подпишу. Nзапрещено цензуройN! А сама-то! - перестала неожиданно плакать Ира, - ты сама постоянно парней увидишь у других девушек! А потом их бросаешь, словно игрушки.
   - Я - это другое дело. Не смей даже сравнивать меня с собой, Я этих девок знать не знаю. У подруги бы я просто-напросто постыдилась уводить парня. К тому же Катька его реально любит. И ты, милая моя тварь, сдаешь все, чтобы расстаться с этим слизнем, - в голосе Нины появилась угроза, - иначе... ты знаешь меня, Ира. Ваш Максик так легко от меня не отделается. Я сделаю ему много того, что попортит ему жизнь. И это будут не психические травмы, поверь.
   - Не смей мне угрожать! И ему не смей. - Ира никогда не была такой спокойной, как я, и Ниночка, по-видимому, ее жутко раздражала в этот момент.
   - Хочу и буду. А ты не ори. Нет, твою же мать, как ты могла так поступить?
   - Сердцу не прикажешь, Нина.
   - Прикажешь! В крайнем случае, твоем сердцу прикажу я. Нет, тайно встречаться с любимым человеком подруги! Ты кто вообще? Это с тобой мы с первого класса дружим?!
   - Ага! Ты всегда на ее стороне! - опять заорала Ира.
   - Что? - от удивления Журавль понизила голос.
   - Всегда защищаешь е, а не меня. Почему Катьке можно влюбляться, а мне нет? Да, я тоже втюрилась в Макса, и он тоже меня любит, просто ему бросать эту рохлю жалко! Хотя из нас двоих он выбрал именно меня, а не ее! Знаешь, как ему тяжело было?
   - Ему тяжело еще будет. Все впереди.
   - Я - его первая девушка, а не она. С ней только и можно за руки ходить!
   - Чего? Ну ты и тварь.
   - Закрой ротик, Журавль! Блин, я вас обеих ненавижу! Одна Крутая Мадам, которая купается в папиных деньгах и всеобщей любви, фальшивка и стерва, вторая вся из себя слабая тихоня, творческая личность, девочка из интеллигентной семьи с известным папой, которая тоже тянет на себя одеяло! А я? А кто я?
   - Оу, да у тебя комплекс.
   - Вы всегда лучше ладили между собой, двумя такими грандиозными личностями, а не со мной, такой простой и обычной. Как же вы меня бесите, как раздражаете! Общайтесь вдвоем, я вас обеих видеть уже не могу...
  
  
   - По-моему, Нинка залепила Ире пощечину и выдала что-то грубое, а что было дальше - я не знаю.
   - Убежала? - был, как всегда, проницателен солист группы "На краю".
   - Да, ты прав. Что такая слабачка, как я еще могла сделать? Ну, конечно, порыдала - куда без этого? А потом уже сама себя надавала пощечин, чтобы не плакать и пошла к Максиму, чтобы разобраться, что происходит. Знаешь, что он заявил? Сейчас это, наверное, смешно выглядит, а тогда, когда я услышала эти его "я не знаю, что мне делать, я люблю вас обеих", я растерялась.
  
   - Я не знаю, что мне делать, я люблю вас обеих, - закрыв лицо руками, прошептал Максим, когда я сидела перед ним и вопросительно заглядывала красными опухшими глазами в его лицо.
   - Но... Максим...как это случилось? Она ведь моя подруга... - забормотала я бессвязно, понимая, что мой уютный мирок рушится.
   - Я знаю, Катя, я знаю. И от этого мне так плохо. Я ужасный человек. Я обманывал тебя и причинял боль ей. Катя, что делать? Ты ненавидишь меня, да?
   - Вовсе нет... Пока. Я... в шоке, и не знаю, должна ли я тебя ненавидеть, но я знаю, что все равно тебя люблю. Вся моя злость - я не знаю, где она. Я просто боюсь, что ты меня оставишь, - я отвернулась, чтобы он не видел моих слез. Я не желала плакать при Максиме.
   - Нет, ты меня ненавидишь... Я боюсь этого. С каждой из вас я чувствую что-то особенное. И еще знаю, что я - подонок. Катя, уходи, оставь меня сейчас в одного, ладно? Мне надо все обдумать, - он на мгновение прижал меня к себе, как и прежде и попробовал поцеловать. А я уклонилась, уткнулась ему в родное плечо носом, последний раз провела рукой по щеке и сжала предплечье, и тут же отстранилась, сказав, что пусть он поцелует меня, когда решит с выбором.
   Я не хотела понимать, что родным он мне быть перестал.
  
  
   - А потом он выбрал ее, да? - спросил Кей, задумчиво потирая запястье.
   - Да, - хмуро ответила я. - Я до последнего надеялась на чудо, но его не произошло. Мы тогда встретились вчетвером - Ниночка тоже пришла, злая, как будто обманули ее. В тот февральский и очень холодный день - Кей, я до сих пор помню этот день - Максим, пряча глаза, сказал, что выбирает Иру, потому что не может, видите ли, смотреть мне в глаза! И что они с Иркой не станут меня тревожить, переведутся в другую школу, чтобы не мешать мне, а потом и вовсе уедут в Москву, когда закончат одиннадцатый класс. Макс хотел стать фотографом, а не хирургом, а Ирка... не знаю, чего хотела она. И знаешь, так странно получилось - я должна была ее ненавидеть, а вышло наоборот - она меня. За что - для меня остается загадкой. До сих пор. Ведь для меня она была сестрой. В общем, я больше ее не видела. И его тоже. Но встретила из-за тебя! На студии!
   - Из-за дьяволицы, а не из-за меня - ее же потянуло в нашу студию, - отозвался молодой человек. - Катя, твой парень - я вообще удивлен, что у тебя был парень - за твоей спиной встречался с твоей подругой. Я думал, такое может быть только в слезливой драме. - Кей только рассмеялся. Было видно, что рассказ его не впечатлил - он оставался спокойным, а мне было неприятно из-за воспоминаний.
   - Да, - кивнула я, глядя на свои сжатые руки, - так все думают, пока не попадут в какую-нибудь задницу.
   - Хорошие девочки так не говорят. А все-таки это забавно. Не находишь, крошка?
   - Нет. Я не знаю, почему опять его встретила, и почему именно в том же месте, где находился и ты. Наверное, это судьба. Нинка до сих пор думает, что я люблю его или страдаю.
   - До сих пор любишь его? - осведомился Кей. - Она права?
   - Нет, естественно, уже другого, - я осеклась.
   - Кого? - положил ладонь под щеку парень.
   - А тебе-то что?
   - Просто интересно. Кого же любят хорошие девочки?
   Интересно, как же. Ты просто ждешь, что я скажу, что люблю тебя. Ты ведь хочешь пополнить мной свою огромную коллекцию завоеванных сердец? Или пустить на корм своему прожорливому Чувству Собственного Достоинства?
   - Любопытный такой?
   - Нет. Так кого? - его пристальные глаза смотрели прямо в мои, явно ожидая ответа.
   Телефон не стал нарушать старую-добрую традицию - звонить в самый неподходящий момент. Мобильный так требовательно затрезвонил, что мне пришлось нажать на зеленую кнопку принятия вызовов. Кею это не понравилось.
   - Да? - сказала я устало. Может, домашние ищут?
   - Привет, - раздался чужой, приветливый и смутно знакомый голос, - Катя, прости, что так рано. Узнала меня?
   - Нет, - осторожно ответила я, действительно не понимая, кому принадлежит этот мужской голос. Кажется, я его слышала раньше. Но кто это?
   - Это Максим, - сообщили мне, и я почему-то судорожно сглотнула. Зачем он звонит мне? Откуда узнал номер? Что ему надо от меня?
   Мой бывший одноклассник тут же ответил на первый вопрос:
   - Мы не могли бы встретиться?
   - Встретиться? - в ступоре переспросила я. Кей тоже слышал это. Он, не стесняясь, подслушивал, склонив голову ко мне - динамики в телефоне были громкими, и разговор не оставался для него секретом. А вместо того, чтобы удивляться неожиданному звонку, я поймала себя на мысли, что мне нравится, как волосы солиста "На Краю" щекочут мою щеку. И мне хотелось слышать не голос бывшего парня, по которому я убивалась еще долгое время, а едва заметное дыханием Кирилла.
   - Да, встретиться, - между тем твердо произнес Макс, - я... в прошлом, кажется, я сделал много глупостей, и сильно тебя обидел. Я хочу нормально попросить у тебя прощения и загладить свою вину. Катя понимаешь, я всегда это осознавал, что причинил тебе боль, и хотя мы были тогда сущими детьми, честное слово, мне очень жаль. Ты ведь знаешь, как мне было жаль.
   Он не спрашивал, он утверждал.
   - Примерно знаю, - пробормотала я, понимая, что разговаривать с этим парнем мне очень трудно. Чувство дискомфорта меня не покидало - как будто это был не тот человек, которого я, кажется, безумно любила пару лет назад, и по которому страдала, а кто-то другой, взявший его имя и фамилию.
   - Кать, я часто вспоминал тебя, но у меня никогда не хватало храбрости, чтобы попросить у тебя прощения. Я хотел приехать к тебе, но боялся. Даже позвонить боялся. И, честно сказать, со временем это чувство только усиливалось. - Продолжал Макс. - И я просто старался не думать о том, что было тогда. Но когда я вновь тебя встретил, я подумал, что не могу скрываться все время от прошлого. Катя, я... я поступил ужасно.
   - Даже я бы так не смог, - шепотом согласился Кей. Я приложила палец к губам и попыталась отвернуться, чтобы блондин перестал подслушивать - наш разговор его чрезвычайно забавлял, но он не дал мне этого сделать.
   - А вчера увидел тебя, и во мне что-то перевернулось, - продолжал между тем Максим. И почему его голос казался раньше таким красивым и мужественным?
   - Что перевернулось?
   Знаешь, сколько перевернулось во мне, когда я узнала о твоем выборе?
   Точно, сколько слез, истерик, я вообще чуть не сдохла из-за этой плаксы!!
   - Внутренности, - подсказал едва слышно Кей.
   - Душа, наверное. - Рассмеялся Максим. - Я точно понял, что сделал неправильный выбор. А ты... Ты стала такая женственная и милая. Как цветок орхидеи. Красивая. - Он замолчал, два мне время переварить информацию, и продолжил. - И, ты знаешь, я и Ира - мы расстались через два года.
   - Правда? Я не знала, - я не стала говорить фотографу, что мне уже все равно.
   - Я не смог быть с ней. Фактически у нас не было ничего общего. Наверное, только физическая близость. Может быть на это она поймала меня тогда?
   - В точку, - шепнул Кей. - Спорим, тебе этого не хватало?
   Я легонько ударила его по руке, призывая к молчанию, а он поймал мою ладонь и коснулся губами запястья, явно играя.
   - Мы постоянно ссорились, спорили, Ира жутко ревновала меня ко всем. Даже к моделям на работе. А сама порой вела себя, как... В общем, мы не смогли быть вместе долго. А с тобой я мог болтать часами. Обо всем. Помнишь? Или просто смотеть на тебя и не скучать. Катя, а нежность...
   - Что за нежность? - очень тихо спросила я. Кей как раз очень нежно поцеловал меня в запястье...
   - Я сейчас скажу тебе глупость, но той нежности и осторожности, что были у меня к тебе тогда, я больше не чувствовал вообще. Ни к кому. - Ответил Максим. - Я хотел бы встретиться с тобой. Ты, правда, такая мягкая и милая. То есть ты и раньше была милая, а сейчас появилось в тебе нечто такое... Изюминка. - Голос Макса слегка дрогнул, и парень рассмеялся.
   Вот если бы он мне позвонил еще пару месяцев назад и сказал такое... Я бы умнерла от счастья.
   - Максим, поверь, с тобой я тоже могла часами не скучать.
   - Ты помнишь? Это хорошо. И ты знаешь, я а ведь действительно почему-то стал ревновать тебя к тому белобрысому красавчику, который крутился рядом с тобой. Он твой парень?
   - Что-то вроде этого.
   - Насколько у вас серьезные отношения? У меня есть шанс начать все с начала? Катрина, прости меня? Правда, пару лет назад я был моральным уродом.
   - Максим, послушай, ты не должен просить прощения - все в порядке.
   - Нет! - воскликнул мой собеседник. Наверняка у него сейчас брови сдвинуты к переносице и нижняя губа закушена - когда Максим волновался, он всегда так делал. Наверное, делает и сейчас. - Я такой дурак! Я бы все вернул назад и поступил по-другому.
   - Я бы тоже, - прошептал Кей, - мы бы обратились к другим фотографам. Давай, кончай свой треп с ним, моя детка.
   - Катя, давай встретимся? - продолжал Максим. - Я, наверное, не достоин, но...
   Дальнейшего развития фраза Макса не получила - его нахально прервали.
   - Подтверждаю - недостоин, - резко вырвал у меня сотовый Кей. - Не звони сюда больше, парень, если тебе не нужны неприятности.
   - Это кто? - рассержено произнес Макс. - Ты кто?
   - Кто я? Я Кей, парень Кати.
   - Отдай телефон! - попыталась восстановить я справедливость.
   - Кей? Из группы? - удивленно произнес мой бывший любимый человек. Как будто много Кеев живут в нашем городе. - Это ты?
   - Да. Парень, не помню, как там тебя, эта девочка занята. - Лениво проговорил Кирилл. - Она моя и только моя, делиться ею не буду. И если я увижу тебя радом с ней, ты можешь смело эмигрировать куда-нибудь в Голландию или в Аргентину.
   - Что-то я не видел вас вместе, - процедил Макс, явно ошарашенный. - Она с другим была.
   - Приезжай, увидишь. Теперь со мной. Моя малышка как раз сейчас в одном халатике, только что встала.
   - Ты что-то с ней сделал? - голос Макса стал неожиданно грозным, раньше я не замечала за ним таких интонаций.
   - Что сделал? Ну, если только счастливой.
   - А тот парень, он кто? - не верила моя первая любовь словам музыканта.
   - Он тот, кто отгоняет таких, как ты, от моей девочки. Охрана. А, да, кстати, - задумчиво протянул Кей. - У меня нет привычки встречаться сразу с двумя подругами. Ты не знаешь случайно, кто так делает?
   - Не вмешивайся. Кей, кем ты себя возомнил?
   - Человеком. Фотограф, ты поднадоел. Мы были заняты делом.
   - Высокомерный недоносок. - выругался Макс.
   - Дурак! Ты что делаешь? - опять закричала я, все же вырывая мобильный назад. Но было поздно - Максим повесил трубку.
   - Я тебя защищаю, - высокомерно отвечал блондин.
   Опять начались эти ссоры с ним! Сколько можно? Я уже устала, моя голова скоро лопнет, и я стану новым Всадником Без Головы.
   - Защищаешь? - скривила я губы, не зная, что делать: то ли расплакаться, то ли раскричаться, то ли вообще засмеяться.
   - Да, - буднично кивнул он, вновь наклоняясь ко мне и глядя на меня не мигая, как заколдованный кот. - Хочешь опять встретиться с фотографом? Думаешь, он исправился, раскаялся и стал чемпионом Настоящей Любви? Детка-детка. Такая взрослая, а сказкам все веришь. Хочешь вернуться к нему? Тогда знай. Вскоре на горизонте появится очередная короткая юбочка, и твоего Максимку вновь унесет от тебя попутным ветром. Может быть, сначала он опять будет мучаться и даже сопротивляться. Увы, потом его все равно унесет. Он уже бросал тебя. Второй раз сорваться ему будет еще проще. Тебе не нужно общаться и встречаться с фотогрфом. Уяснила?
   Я хмуро уставилась на Кирилла. И так не собиралась.
   - Ты мне все рассказала. - Сказал он медленно. - И я это оценил. А теперь моя очередь. Ты вчера хотела знать тайну, малышка? Хочешь, я открою ее тебе? Хочешь, да?
   - Уже нет.
   - Поздно, - произнес он сердито, как будто не хотел делиться своей загадкой. - Эй, слушай мою тайну.
   Он молчал почти минуту, смотрел на меня, не испуганно, не загадочно, а пристально и жадно. Я тоже молчала.
   - Слушай, принцесса, слушай и запоминай, - наконец, прошептал Кей, приближаясь. - Я тебя люблю.
   Вот такая короткая у него оказалась тайна.
   Я замерла. А парень продолжал:
   - Кстати, по-моему, я один не сказал тебе, как клево ты вчера выглядела? Сегодня тоже ничего. А он прав, в тебе есть что-то манящее. Изюминка. Я хочу быть с тобой. Слышишь?
   И я, наконец, почувствовала тепло его рук.
   Он крепко и аккуратно прижал меня к себе и положил голову на мое плечо. Его волосы легонько щекотали мне шею и подбородок. Вот же глупость какая - я оказалась в такой вот приторной, розово-сопливой, но такой приятной ситуации! Какая девушка не мечтает о внезапном признании в любви от человека, в которого сама тайно влюблена, не надеясь уже совсем ни на что с его стороны?
   Я не оттолкнула его.
   - А ты теплая, очень теплая, - задумчиво проговорил Кей, неспешно гладя меня. - Обними меня, что ли, в ответ? Я не привык к односторонним отношениям, знаешь ли. Да, так теплее.
   Что мне оставалось делать в ответ? Заорать петухом, чтобы Кей меня отпустил и свалил ко всем джиннам? Украсить его личико славным фонарем размером с мой небольшой кулак? Впасть в глубокий продолжительный транс?
   Я так же аккуратно, как и он, положила руки ему на плечи, невольно замечая, как контрастируют белоснежные рукава моего халата и черная ткань, обтягивающая спину блондина. Что со мной? Кей же не хрустальная ваза и не фарфоровая расписная тарелка эпохи династии Мин, почему я боюсь прижать его к себе так же сильно, как он меня к себе? Может быть, я чего-то боюсь?
   Опять, опять он проделывает со мной свой любимый фокус - пускает в ход свое чертовское обаяние, заставляющее голову не просто ходить кругом, а плясать танец шаманов какого-нибудь африканского племени, вызывающих своего местного божка.
   - Обними крепче. Еще крепче. Твои руки очень нежные, малышка. Хотя, конечно, этого и не понимаешь, когда видишь тебя в первый раз, - выдал сомнительный комплимент Кей.
   По-моему в тех случаях, когда признаются в любви, или дарят цветы, или целуют с особой нежностью, или говорят искренние общепринятые комплименты вроде: 'Ты самая красивая и замечательная на земле, моя любимая '...'(имя подставить)', 'Я не могу жить без тебя, милая', 'Твои глаза - самые родные и любимые в этом мире. Ради них я сделаю все, что ты захочешь'... А этот умник просто обнимает и даже красивых слов, как Макс, сказать не может!
   - Кей, ты там с ума сошел? - нашла в себе силы спросить я, осторожно проводя рукой по его спине. Обзавелся, стервец, широкой красивой спиной - именно такой, одной из тех, на которые мне всегда нравилось смотреть. Я с подросткового возраста считала, что особенный шарм мужчине придают его плечи и спина, которые, несомненно, должны быть широкими и удобными. Для меня они индикатор безопасности и комфорта рядом с парнем. Нинка же больше ценит красивые лица, а Настя... как я уже говорила - цвет волос и глаз.
   - Малышка, я уже пару раз говорил, что сошел, - шептал Кей, а моя кожа чувствовала его дыхание.
   - Я собственник, знаешь ли, - продолжил через минуту он, не отпуская меня, - и я постоянно ревную все то, что принадлежит мне.
   - Я тебе не принадлежу, - сонно откликнулась я. Надо же, а сейчас Кей горячий, как собака - у них ведь, кажется, температура тела на пару градусов выше, чем у людей. А бабочки, которые в последнее время самым наглым образом поселились у меня в животе, тянутся к этому теплу, видимо, решив, что там, где тепло, там и свет есть, а ведь, как известно, всех мотыльков тянет к огню и свету. Вместе с бабочками тянулась и я.
   - Не принадлежишь? Это ты так думаешь, - самоуверенным, но в тоже время ласковым тоном отвечал Кей. - После сцены в машине ты должна мне в рабство добровольно сдаться.
   - Какой сцены? - о путешествии с Кеем в машине я помнила очень смутно.
   - Сцены под кодовым названием 'Тролль', - неожиданно светловолосый музыкант поцеловал меня в щеку, ближе к уголку губ, и засмеялся.
   - Тролль? - недоуменно повторила я. - Какой еще тролль?
   - Какой? Дай подумать... С красивой мордой и телом ничего. Распутный и злобный.
   - М? - нехотя подняла я голову, чтобы взглянуть на парня. Что-то смутно связанное с его словами сидело у меня в голове, но никак не желало вспоминаться.
   - Ладно, я потом тебе расскажу... У тебя от волос яблоками пахнет. Почему? - задал неожиданный вопрос он.
   - Не знаю. У тебя запахогаллюцинации, - никогда не замечала я ничего подобного.
   - Нет. Пахнет яблоками. А, кстати, - отстранился он от меня, беря обеими руками за предплечья, - а где твое признание? Я уверен, ты от меня без ума. Хочу услышать это.
   Я промолчала, отведя глаза.
   - Катя? - его голос звучал все так же развязно, с ноткой веселья, но все же в нем слышались нотки тревоги. - Я сказал, что люблю тебя. И что ты моя. Ты ничего не хочешь сказать мне в ответ? Ты не веришь мне? - видя мое молчание, продолжал он. - Эй, я не твой Максим. Я держу свое слово.
   Романтика кончилась через пару минут, так и не успев перерасти во что-то более стоящее, красивое и долгожданное. А виноваты в этом были воспоминания. Не зря Томас много говорил о каком-то 'потоке мыслей', открытии писателей-модернистов двадцатого века. Одна мысль действительно цепляла за собой целую стаю других, непрошенных и не всегда хороших.
   Увы, я не оправдала бы ожиданий автора любовного романа, решившего сделать меня и Кея главными героями сентиментального и безумно романтичного повествования, но, несомненно, порадовала бы Фрейда и всех прочих психологов.
   Поток моих мыслей был таковым:
   Максим - бывший парень - предательство - подруга Ира - выбор - боль и одиночество.
   Любовь - предательство - страдания.
   Надо опасаться любить. Предавать нельзя.
   Я хочу сохранить свои и без того немногочисленные нервные клетки и дожить до преклонных лет в добром здравии. Не хочу опять глупых чувств и не хочу расстраивать глупую Нинку, нашедшую себе кумира. Она такого не заслуживает.
   Я неловко отстранилась от Кея, в священном ужасе глядя на него.
   - Что? - спросил он ласково, но с видом победителя.
   Какой выбор мне сделать? Ответить, что я безумно люблю его, Кея, и броситься на шею? Сказать, что до сих пор не знаю, кто мне больше нравится: он, Кирилл, или его брат, Антон, не такой звездный и крутой, но нежный и милый? Объявить, что прежде чем я что-то отвечу, он обязан мне рассказать все то, что так старательно скрывает от меня? Или мне еще раз вспомнить о Нине, которая, может быть, и не любит Кея по-настоящему, но считает своим идеальным парнем и наместником Бога на земле?
   Как и длинноволосого чувака из 'Красных Лордов', ага. Наместнички... Или Кей у нее уже первый? Ааа, они идут вровень? Помнишь, как она мечтала о гареме, состоящим из Кея и того рокера, Гектора?
   Я прикрыла глаза. А молодой человек провел пальцами по моей щеке. Приятно...
   Может быть, Нина и не любит совсем Кея, а всего лишь хочет завоевать свой надуманный идеал, но я не могу поступить, как наша старая подруга Ира. Сейчас ситуация хоть и не совсем такая, и содержание несколько другое, но форма-то остается та же! Что же это, я должна почувствовать себя в шкуре Иры, возжелавшей парня лучшей подруги? Это что...
   ...закон Кармы? Не верю. Это просто судьба-подлючка вкупе с законом мирового свинства. Катя - неудачница!!
   Кею не нравилось мое затянувшееся молчание. Он стал совсем серьезным.
   - Что бы ты не думала обо мне, детка... хорошо-хорошо, не надо сжимать так свои ладони... Катя. Что бы не думала обо мне, Катя, я говорю правду. Я же сказал, что я псих? А скоро стану психопатом. Потому что ты сводишь с ума еще больше. Я не знаю, что за болезненное и тупое чувство сидит во мне, но оно без устали повторяет мне: "SOS, я опять вижу ее, что делать?". Я себе постоянно говорю: "Она ведь не мой идеал, она вообще не мой типаж, какого... я хочу видеть ее вновь и вновь? Почему хочу ее? Что мне сделать, чтобы она выделила меня из всех других парней?". Ты понимаешь, что ты для меня значишь?
   - Кей, я... - я хотела объяснить ему ситуацию, но замолчала.
   - У тебя какое число любимое? - коротко поинтересовался он.
   - Восемь, - машинально ответила я. - А что?
   - Четыре раза ты меня отшила, значит, осталось еще четыре, и ты меня примешь.
   Он вновь налил себе кофе и, отойдя к окну, прислонился к стеклу. Солнце, до этого спокойно светившее в комнату, теперь образовало тоненький светло-золотистый ореол вокруг его светлых волос. Теперь Кей был похож не на куклу, а на ангела.
   С порочными глазками.
   - Извини, - заставила я себя улыбнуться, и улыбка вышла кривоватая. - Прости, даже если ты вдруг действительно говоришь правду, хотя я в этом почему-то продолжаю сомневаться, я не могу принять твоих чувств.
   - Что?
   Я промолчала.
   - И почему? - поинтересовался Кей, закипая. - Я недостаточно хорош для тебя? У меня есть внешность, деньги, слава, я тебя люблю - что еще нужно девушке?
   - Дай подумать... - я почесала затылок, - может, взаимная любовь?
   Кей посмотрел на меня слегка удивленно.
   - Что ты хочешь этим сказать? Что я тебя не люблю? Я же сказал, черт возьми, что искренен! - он был так импульсивен и эмоционален при этом, что даже умудрился перевернуть на себя чашку кофе. Хорошо, что он в ней уже был остывшим.
   - Твою мать, проклятое кофе! - воскликнул он, тут же стягивая с себя футболку с эполетами, порванную в паре мест и украшенную цепями и кожаными вставками. Она едва ли не насквозь пропиталась ароматным напитком.
   Честно сказать, меня слегка смутила возможность наблюдать за полураздетым Кеем. Не то, чтобы я чего-то стеснялось, просто это наводило меня на определенные мысли. К примеру, мне тотчас захотелось прикоснуться к его обнаженному плечу или к груди. Или дотронуться губами до его кожи. Это настораживало. Зато теперь я могла рассмотреть его татуировки. На спине парня расположился искусной выколотый сине-красный дракон, стилизованный под китайского. Его спокойная хищная морда с умными серыми глазами начиналась на одном предплечье, а когтистые лапы заканчивались на другом - тату занимало все верхнюю часть спины Кея и было похоже на искусно выполненную картину. Одна из лап дракона была переплетена темно-зеленым стеблем черного загадочного цветка, а около самого животного можно было наблюдать какие-то небольшие надписи и кое-где мудреные узоры, один из которых переходил на предплечье. Еще одна тату - черный крылатый символ группы 'На краю', находился на подтянутом животе парня. Там же нашли себе место и название группы и еще какие-то цветные узоры. Интересно, зачем Кей решил сделать себе такие татушки? Чтобы название родной команды не забыть? И есть ли у него еще? А дракон... Кей у нас что, якудза?
   Но он так классно выглядит! Хоть и сволочь последняя.
   Да, Катерина, тяжело с тобой. Хоть бери тебя и снимай в кино, в сцене 'между ангелом и демоном'. Точнее даже между 'Кеем и Антоном'. Или между ними обоими и Нинкой.
   - Ну и чем я не устраиваю твое величество?
   - Да есть кое-что... Мне кажется, в дверь стучатся, - робко произнесла я прислушавшись. Мне с трудом удалось оторвать взгляд от Кирилла, до сих пор злого, как этот самый дракон у него на спине.
   - Что? Какого всем надо? Кто там еще, я же просил нас не беспокоить. - Еще больше обозлился всегда внешне спокойный парень, отбрасывая футболку в сторону и подходя к двери, чтобы распахнуть ее. Зря, все-таки зря, он открыл дверь, хотя кто мог знать, кто там стоит? Этот кто-то и вовсе уничтожил последние вялые остатки романтики и так уже подпорченные моими мыслями о моральном предательстве подруги.
   - Алина? - даже слегка отступил на пару шагов Кей, увидев гостью.
   - Здраствуй, милый.
   - Что ты тут делаешь? Как ты узнала, где я? Вот Арин ублюдок! - схватился он рукой за голову и взлохматил волосы. - Это он тебе сказал? Псих... Что тебе надо? - сурово поглядел он на черноволосую девушку, безмолвно стоящую на пороге. Она, являясь настоящим образцом смирения и покорности, подняла на Кея свои глаза, отчего-то печальные и покрасневшие, и произнесла тихо:
   - Дракон, ты обещал провести эту ночь со мной. А сам бросил меня вчера после звонка Келлы. Почему?
   - Алина, уходи, - нервно оглянулся он на меня, еще не замеченную брюнеткой. Она, кстати, успела переодеться - в довольно откровенное, насыщенного сапфирового цвета платье на тоненьких бретельках
   - Нет, мой любимый, я не уйду. Ты обещал мне, что я буду пьяной этой ночью. А сам? - преданно глядя ему в глаза, произнесла черноволосая девушка голосом Русалочки из одноименного диснеевского мультика. - Ты уехал... А я ждала. Ты такой красивый. - Миг - и ее тонкие руки обняли Кея. Теперь уже не мои пальцы, а ее осторожно и нежно проводили по его коже - как раз в том месте, где был изображены крылья дракона-татуировки. Если бы в ее руках был скальпель или нож, можно было бы подумать, что она подрезает крылья этому могучему мифическому животному.
   - Алина, уходи, - попытался отцепить ее от себя солист 'На краю'. - Ты здесь совершенно лишняя. Уходи же!
   - Нет.
   Алина его словно околдовала. Она беспрепятственно коснулась губами его шеи, заставив парня вздрогнуть. Я на все это смотрела с нескрываемым удивлением и чувствовала, как во мне растет что-то злое и неприятное.
   Мне на пару секунд показалось, что в голосе фронтмэна 'На краю' проскользнуло неслыханное до этого момента чувство. Что-то похожее на мольбу. Может быть, он до сих пор к ней что-то чувствует? Не смотря на то, что я собиралась гордо сказать, что не люблю его, Кея, я все равно вновь заревновала. Определенно, дух дракона сейчас войдет в меня и на кусочки разнесет Кея, его сумасшедшую девицу, ну и этот номер заодно.
   Нет, я буду сохранять спокойствие. И я... даже если это будет выглядеть нехорошо, использую эту ситуацию. Пусть не я стану виноватой в глазах Кея в том, что отказала ему, пусть он сам будет виновен...
   Я собрала в кулак свою небольшую волю, мобилизуя все ресурсы организма.
   - Ты обещал, - тем временем смотрела на Кея чарующим взглядом с поволокой девушка, не забывая откровенно обнимать, а он не останавливал ее движений, даже когда она провела ладонью по его напрягшемуся животу и невзначай засунула кончики пальцев под ремень его джинс.
   Он закрыл глаза и только секунд через пятнадцать открыл их.
   - Эй, а это уже хамство, убери руки, - все же произнес Кей, пытаясь осторожно отодвинуть Алину. Он боится причинить ей боль?
   Возьми, да отшвырни ее об стенку, козел! Пусть у нее мозги сотрясутся. Глядишь, и в норму девка придет.
   - Тебе неприятно? - произнесла она, закусывая губу.
   - Скорее, наоборот. - Признался он, вырывая руку из ее ладони. - Уходи.
   - Ты обещал, - повторила нежно брюнетка, - а сам ушел. Я с трудом нашла тебя сегодня. Не злись на Арина, ладно, милый? Он ничего не хотел мне говорить. Ты играешь со мной Кей? Ты мстишь мне до сих пор? Ты злопамятный, но мне это нравится. Слышишь? Только я могу принять тебя таким, какой ты есть. Я... я научилась. - Она вновь потянулась к его ремню, любуясь фигурой парня. Осторожно коснулась губами его обнаженного плеча. Закусила губу.
   Я тебе сейчас сама ее закушу, дура!
   - Ты мой, и я тебя...
   Закончить фразу она не успела, потому что узрела меня, слегка закашлявшуюся и все еще сидящую на диванчике.
   - Я не мешаю? - осведомилась я слегка смущенно. - Тут вторая комната свободна, ребята.
   Когда Алина увидела меня, ее лицо изменилось в мгновение ока - я даже не знала, что всего за пару секунд мимикой можно изобразить столько эмоций: и удивление, и бессильную злобу, и презрение, и ненависть. Ей бы только в мим-театре работать - цены бы не было тогда девушке! Но все же говорить это вслух я поостереглась, вдруг Алина такая же сильная, как и Нинка?
   - Ты, - лицо незваной гостьи побледнело от праведного гнева, - что ты здесь делаешь? Маленькая пустоголовая сучка! Ты решила соблазнить моего Кея?
   А сама говорила вчера, что я могу забрать Кея себе, лживая девица!
   И она стала надвигаться на меня маленьким, но очень целеустремленным тараном. Я вскочила с дивана.
   - Не смей меня так называть. И ты уж определись, кто твой парень, ненормальная! - крикнула я, беспокоясь за сохранность своей жизни.
   Алина кинула на меня бешеный взгляд, как будто бы стала только что цепной собакой, ротвейлером, заразившимся бешенством, и крикнула:
   - Мне никто не нужен, кроме Кея, что ты мелешь, тупая овца?!
   И она потянулась ко мне с явным намерением причинить вред моему не такому уж и сильному организму.
   - Алина, прекрати! - схватил ее за запястья Кей и притянул к себе. Резко, все так же не отпуская бывшую девушку, развернулся, встал между нами, ко мне спиной. Ее прижал к себе, чтобы не вырывалась. - Иначе пожалеешь.
   - Но Кей! Она нам только мешает! - заорала Алина в ярости. - Почему вы вдвоем в номере? Почему она в халате, а ты полураздет? Что вы делали ночью?
   - Пили вместе, - со вздохом заставила я себя подмигнуть Алине. - Ты же сама говорила, что Кей у нас круче любых алкогольных напитков. Пьянит в момент.
   - Дрянь! Кей, скажи, что это неправда! - прекрасно поняла подтекст красавица.
   - Это неправда, - устало повторил он.
   - Ты мне врешь. Отпусти меня, я ее убью! - демонически злобно шипела Алина, вырываясь, но Кирилл хорошо держал ее. - Дешевая шваль. Тварь.
   - Катя, иди и переоденься, раз Алину смущает твой вид, - пришел в себя он. - А ты прекрати истерику, ненавижу эти рыдания.
   Ее темные глаза покраснели, а лицо побледнело.
   - Эта тварь хочет увести тебя!
   - Перестань. Мы давным-давно расстались и никогда уже не будем вместе.
   - Но, Кей! - жалобно вскрикнула девушка. - Я ведь люблю тебя.
   - А я люблю ее, - кивнул на меня тяжелый взгляд парень. - А она... кого ты любишь, детка? Ты ведь так и не сказала мне ничего.
   Я, укоризненно посмотрев на него, скрылась в спальне, чтобы вновь переодеться. Получилось это у меня довольно быстро - нужно было всего-то напялить на себя высохшее Лешино платье и забрать сумочку, в которую я запихала чулки. В меня желало вселиться безумство, мечтающее убить Алину, но я контролировала себя.
   Когда я бесшумно вышла из спальни, то Кей все еще успокаивал действительно расплакавшуюся брюнетку, сидящую, у его ног, словно преданная собачка, и сложившую голову и руки на его колено. Плечи у нее подрагивали. Руки парня задумчиво гладили Алину по спине.
   Как трогательно.
   Вот что значит встречаться столько времени. Пять лет.
   Первая любовь забывается очень долго, даже такими идиотами, как Кей. И даже если Алина на самом деле любила Кирилла, он не может заставить тело и сердце полностью вычеркнуть Лескову из головы.
   Но... я не могу понять ее. Что же она сейчас тут делает? Почему плачет так искренне горько? Ведь она хотела быть вместе с Антоном. Или вчера, в саду, она солгала мне? Может, через Антона она хочет добиться Кея?
   Зато... вот он, мой шанс повернуть все в свою сторону, чтобы отказаться от Кирилла. И поможет мне эта картина. Эх, еще недавно я училась врать, теперь буду учиться основам неумелого интриганства.
   Век живи - век учись!
   - У вас... вы забавно смотритесь, как влюбленная парочка. - Произнесла я.
   Кей вопросительно посмотрел в мою сторону.
   - Ладно, Кей, мне было очень приятно слышать, что ты меня любишь, но, по-моему, или ты меня разыгрываешь - как тогда, по телефону, или делаешь это назло своей Алине. Чтобы ее позлить. Нет, вы сейчас, правда, похожи на парочку. Ну а мне пора. Я - третяя лишняя и все такое. И хватит меня постоянно доставать, хорошо? Ты классный и красивый, и вдруг мое сердце все же не выдержит?
   - Малышка, успокойся. Сейчас я довезу тебя до дома.
   Алина громко всхлипнула, и это получилось у нее так эмоционально, что Кей ее даже по голове погладил, по блестящему черному водопаду волос. Кажется, ему немного даже нравится видеть унижения бывшей девушки. Вот же тип какой...
   - Нет, Кей, извини, я сама доеду. Рассказывать про то, что у вас там было с этой девушкой мне уже не надо. В общем, надеюсь, мы с тобой больше никогда не увидимся, пока-пока, - сделала я неизящный прощальный словесный пируэт и ушла, с трудом открыв замок на двери.
   - Ты пожалеешь! - выкрикнул мне в спину солист "На краю", когда я уже выходила за порог. Кажется, Алина заплакала сильнее. Ну, прямо кроткий ангелочек... А ведь она обещала мне много всего доброго вчера, когда поймала с подружками.
   А что они будут делать, когда останутся наедине?
   Уже все равно. Пусть делают, что хотят. Зато ты не предала Нинку.
   Я все сделала правильно. Я поступила верно. Если Нинка мечтает поймать Кея в свои сети, я не стану мешать ей в этом. Одно дело просто нечаянно влюбиться в парня, на которого раньше тебя положила глаз лучшая подруга и совсем другое - строить с ним отношения.
   Строить отношения - ух ты, как патетично. Просто не Катина жизнь, а 'Дом-3'.
   Строить - не строить, но сохранить свою дружбу с Ниночкой мне куда важнее. Но, честно говоря, я была бы рада, если бы она призналась, наконец, сама себе, что впервые в жизни испытывает что-то к своему синеволосому Келле, и дело тут не только в наследстве Эльзы Власовны.
   Расстроенная до боли в сердце, но все же довольная собой, я ехала домой в душном автобусе, в котором кроме двух верхних люков не было открыто ни единого окна. Все они были закрыты наглухо. А сегодня с утра было жарковато. Если уже сейчас погода так изводит всех жарой, то что будет, скажем, в июле? Хорошо еще, что платье у меня было открытое, иначе я бы испеклась на солнце. Но такой мой наряд постоянно привлекал к себе совершенно ненужные взгляды: и мужские, и женские. Первые смотрели откровенно заинтересованно, вторые - с неприязнью. Вечернее красивое короткое платье, высокие изящные туфли, уложенные волосы, которые изредка раздувал ветерок, врывающийся в автобус из-под люков... Странная девушка, в общем. Может быть даже с подозрительным полем деятельности.
   Зато со мной на улице захотел познакомиться какой-то полукриминальный тип. Не знаю уж, за кого он меня принял. Едва от него отвязалась.
   Около дома и подъезда, к моему изумлению, не наблюдалось пенсионного патруля в лице дорогих сердцу соседей. Надо же, Фроловна бы дара речи лишилась, увидев меня в таком наряде посредине дня.
   С трудом дойдя до родных пенатов на новых туфлях, ощущая при этом, что ноги у меня скоро отваляться, я с крайне мрачным выражением вошла в коридор, в котором витал аромат чего-то свежеиспеченного.
   - Кто меня потревожил? - первым делом услышала я громовой бас, едва только включила свет. - Убью на хреееен!
   Нет, кто-нибудь когда-нибудь сподобится убрать этот кошмар?!
   - А, это ты! - вылезла тут же из кухни - любимого места всей семьи Радовых Нелли, жуя на ходу какую-то плюшку. - Ну ничего так выглядишь, - осмотрела сестренка меня с ног до головы. - Платье, туфли и сумка - прикольные, прическа пока еще тоже, а вот почему макияжа вообще никакого не наблюдаю, оне-тян?
   - Это ты? - величественно выплыл из своей комнаты Томас с руками, перепачканными сине-красной краской.
   - Это не я.
   - Ты, говорят, Катрина, общалась с местной золотой молодежью! Что вы делали? Где были? Вели ли высокоинтеллектуальные разговоры? - засыпал меня вопросами отец.
   - Папа! - сдвинула я брови, - что значит 'говорят'? Твоя дочь целые сутки не была дома, а тебе хоть бы хны? Мне что, на полгода надо уйти, чтобы ты забеспокоился?
   - Ну зачем же на полгода, не бросайся такими гиперболами, - обескураживающе улыбнулся Томас - я ведь о тебе забочусь. Ты уже взрослая, а постоянно сидишь дома, не общаешься с ровесниками, мало посещаешь ночные заведения.
   - Орете? - вылез их кухни и Леша в своем неизменном фартуке. - Ну что, погуляла вчера на мэрской тусе? Мать, где макияж и прическа? Почему платье сидит криво, а плечи согнуты вперед? Я из тебя вчера такую куколку сделал, а ты все уже испортила. Вот же девчонка! Парня-то себе закадрила?
   - У нее Антон есть, - встряла Нелли.
   - В этого Антона мне чего-то Катьку инвестировать жалко. Кого бы побогаче надо.
   - Деньги - не главное, - заспорил папа, опасно размахивая грязными руками передо мной.
   - Да ну? - сощурился Леша, - а что у нас главное?
   - Любовь, нежность и привязанность, - пафосно выдал Томас. - Между прочим, у меня есть такая картина
   - Что-то я такую не припомню, - почесала сестренка в затылке.
   - Я помню,- мрачно сказала я, сбросив туфли и первой пройдя на кухню. Родственники, болтая, поспешили за мной. Боялись, наверное, что я одна все съем. Картину эту я действительно помнила. По-моему, она висела на папиной персональной выставке в Санкт-Петербурге и удостоилась небывалых похвал из уст одного корифея испанского авангарда, прибывшего на экспозицию в составе целой международной делегации. Этот испанец сразу же выкупил картину в свою частную коллекцию, и по этой причине у нас дома она не висела, а я видела сей папин творческий плод только в его мастерской. 'Любовь, нежность и привязанность' по своему эмоциональному накалу далеко опережала даже небезызвестного Чуню, только что печально поздоровавшегося со мной глазами.
   Вообще-то на большом овальном полотне была изображена бабушка. Не наша бабушка, естественно, а просто старушка - с маленьким сморщенным личиком, в цветастом платке, накинутым на седые волосы. Папа изобразил пожилую женщину так реалистично, что, казалось, она была сфотографирована. Около старушки мирно почивало большое облезлое насекомое на поводке, напоминающее симбиоз какого-то древнего умертвия, ядовитого паука и несчастного Грегора Замзы из известного рассказа Кафки, который в одну из ночей превратился в огромного, страшенного и противного жука. Старушка смотрела на монстрика с плотоядной улыбкой, явно желая сожрать, а тот сжимал в одной из шестнадцати лап детскую куклу, подозрительно напоминающую старушку в молодости. Вокруг все было забрызгано подозрительными бурыми пятнами, а на задней стенке видны были отчетливо впечатанные в нее серо-белые мозги неизвестного происхождения. На этой же стенке было написано фривольное: 'Оля+Вася=?'
   - Допустим, эти твои любовь, нежность и привязанность - нереально важные в жизни вещи. Только вот скажи, когда тебе кушать захочется, что ты будешь есть? - с ехидцей в голосе спросил дядя Томаса, - Любовь свою почавкаешь? Нежностью закусишь, и запьешь все водичкой из лужи?
   Нелли расхохоталась. Я тоже улыбнулась.
   - Очень смешно! Любовь питает не только духовно, но и физически! Как солнечный свет. Знаете ли, некоторые сидят на особенной высокодуховной диете, питая организм именно солнцем.
   - Гонят, - не поверил Леша, ловко доставая новую порцию своих пончиков, от которых повсюду разлетался ароматный запах. Нелька тут же цапнула один из них, обожглась и уронила мне на ногу. Я едва не взвыла от неожиданности. - Ты как дите малое - какую-нибудь фигню скажут, а ты и рад верить. И вообще - деньги получше всех твоих диет, духовных там, или недуховных.
   - Меркантильный ты типус, - отозвался Томас, усаживаясь за стол.
   - Не ешь тогда моих меркантильных пончиков с клубничным меркантильным джемом, - фыркнул его младший брат. - Помнится, ты и солнцем питаться можешь.
   - Увы, силы воли нет, - тут же отказался от своих слов папа, вслед за младшей дочерью вытаскивая пару пончиков сразу. При этом несколько еще лежавших на блюде он умудрился запачкать краской.
   - Вот сам их и съешь, - недовольно поглядел на него дядя-кулинар.
   Я вздохнула. Родная семья меня успокаивала, заставляя забыть о признании Кея.
   Пока я разливала всем чай, в кухню, глубоко втягивая воздух, вошел и последний член нашей семьи - мой старший братец Эдгар. Его ноздри раздувались - он, как собака, шел по запаху вкусной еды.
   - А вот и наш компьютерный полугений, - приветствовал его Леша.
   - Почему полу? - не понял Томас. - Мой сын - настоящий гений. Да, Эдгар, сыночек?
   Сыночек Эдгар хмуро посмотрел на папу красными глазами и уселся на свободную табуретку.
   - Почему полу? А потому. Гении, как известно, состоят из двух фишек - ненормальности и умения делать великие открытия. Наш оболтус пока открытий еще не сделал, а вот взгляд у него как раз подходящий.
   - Как будто ему слоновью дозу димедрольчика вкатили, - хихикнула сестренка, с ногами забираясь на стул. - И взгляд сумасшедший, как у Лелуша.
   - Кого? - хором не поняли папа и дядя.
   - Няшного персонажа из аниме 'Код Геас: Восстание Лелуша', - принялась просвещать родственников сестра, не забывая чавкать, - принц такой, который хотел сделать мир другим. Ой, Катька, а почему твой личный Эл больше к нам не приходит, а?
   - Кто? - благополучно забыла я о том, как сестренка называла Антона в тот самый раз, когда я притащила его к себе домой.
   - Антончик твой. Пусть к нам в гости приходит. Ой, теперь у тебя парень есть, у Эдгара есть девушка, а у меня одной только мальчики из "Оранского Хост Клуба", да и то, только на постерах, - пригорюнилась девочка.
   - У Эдгара есть девушка? Не ври! - тут же отреагировал Леша. - Какая дура согласиться с этим олухом добровольно общаться?
   - У тебя есть девушка? - заинтересовался и Томас, перепачкав своей краской уже весь стол.
   - Нет у меня никого! - неожиданно эмоционально отреагировал тормоз-братец. - Не выдумывай, маленькая сплетница!
   - Кто-кто? - вскочила с места Нелли.
   - Не выдумывай про какую-то там подружку! - с обидой в голосе проорал Эдгар, как будто бы сестренка ему не девушку в спутницы жизни сулила, а бородатого парня. - Весь день меня дергаешь с этой подружкой! Отстань от меня, сумасшедшая!
   - Дурак, - состроила ему рожицу девочка.
   - А в чем, собственно, дело? - не понял Томас. - Эдгар, можно ли тебя поздравить с тем, что ты, наконец, обзавелся девушкой?
   - Нельзя! - вызверился Эдгар, не забывая с молниеносной скоростью метать на свою большую тарелку пончики и заливая их сгущенным молоком.
   - Сладко будет, - сказала я ему, - там уже джем есть.
   - Пусть хотя бы еда его будет сладкая, - хмыкнул Леша. - Так что там, Нелька, с девицей?
   - У него подружка есть - они с ней переписываются. Она из Владивостока, ей двадцать лет, учится на учительницу младших классов, любит тяжелый рок и метал.
   - Какая милая учительница будет, - растрогался Томас. - Сынок, а зови ее в гости!
   - Интернет-роман? - с некой брезгливостью спросил Леша, - нет, это же надо до такого дожить. Позор семьи. Ты потом ее на виртуальное свидание не забудь позвать. И виртуальный подарок вручить.
   - Отстаньте, - явно не хотел парень, чтобы в его виртуально-личную жизнь вмешивался любящий папочка.
   - А как ты узнала, что у него такая девочка есть? - поинтересовалась я у сестры. - Он тебе, что, сам сказал?
   - Не-а, - мотнула головой Нелли, - Эдгарчик вышел из комнаты на пять минут, а я залезла в его переписку.
   Брат мучительно покраснел и закашлялся.
   - Надо уважать чужую приватную почту, Где твои манеры? - вздохнул Томас и тут же поинтересовался:
   - И что там было-то?
   - Интернетные сюси-пуси! - победно воскликнула Нелли.
   - Заткнись! - заорал брат, вскакивая. Какой он странный. Флегматичность в нем исчезла, дав место капле холеричности.
   - Какой Эд оживленный, - задумчиво произнес Леша, глядя, как Нелли мочалкой пытается ударить брата, только что неумело щелкнувшего девочку по лбу, - можно подумать, не с девочкой в аське или в мэйле сидит, а....
   - В твиттере, - вставила я, зная пристрастия Эдгара.
   - ...А женился на модели.
   Родственники все веселились, устраивая поочередно словесные перепалки, и вечером решили даже вместе посмотреть какую-то комедию. Один Томас искренне ею восхищался, Леша же считал, что она просто 'до безобразия попсовая', Нелли заявила, что терпеть не может все фильмы, кроме дорам, а Эдгар, которого силой заставили вылезти из виртуальной реальности, просто сказал, что кино этого режиссера не переваривает. Тем не менее, не смотря на это, хохотали они все вместе и очень громко. Я к их дружной компании не присоединилось, мотивируя это тем, что мне нужно готовиться к зачетной неделе, чьи уши торчали над горизонтом, опасно приближаясь не только ко мне, но и ко всему факультету. На самом деле у меня просто не было настроения. Ни смотреть, ни учить.
   Из головы все не выходил дурацкий Кей и его не менее дурацкое признание. Я заставляла себя думать о его брате.
   'Привет, Антон! Как дела?', - не вытерпела я и написала смс-сообщение одногруппнику.
   'Привет. Все хорошо. А ты как?', - ответил он минут через двадцать.
   'И я хорошо. Как работа?'
   'Немного устал. Но она мне очень нравится, ты же знаешь. Ты хорошо подготовилась к зачетам?'
   'Нет, плохо, как и всегда. А ты? Мы встретимся сегодня?'
   'Извини, Катя, у меня не получается.', - пропустив вопрос о зачетах, ошарашил Антон меня, потому как я очень хотела встретиться с ним именно сегодня. Что ж, сама виновата, надо было идти тогда, когда он звал меня, а не уходить с Нинкой...
   'Жалко, Антош:( Когда будет время - погуляем, хорошо?', - с надеждой набрала я новое послание.
   'Хорошо', - вот и все, что он мне написал.
   Что такое случилось с Антоном? Почему он такой странный? Это вообще Антон? Или его обидел Кирилл? Решил, что я люблю не его, идеала, а его брата, и решил с Тошей разобраться. А вдруг... вдруг они с Кеем - все же одно и то же лицо? Или братья в сговоре? Или соревнуются за Алину или, хоть и глупо предполагать, за меня? Или мстят друг другу? Или помогают? Или...? Какие еще есть варианты того, кем они могут быть и какие аферы крутить?
   Нет, это все из области фантастики. Они - братья-близнецы, которые внутренне совсем не похожи друг на друга. Антон хороший, а Кей - чудовище. Но... И в Кирилле есть что-то положительное, а Антон, кажется, предал брата из-за Алины.
   Но, если вдруг предположить на минуту, что они - один и тот же человек, то как же мне это проверить? Посмотреть, есть ли татуировки у Антона, такие же, как и у Кея? Проследить за одним из них? Сходить в гости к их мамочке? Поинтересоваться у Келлы или Арина?
   Нет, ни одно из этих действий не осуществимо, вернее, малоэффективно. Не думаю, что Антон станет раздеваться при мне просто так (не соблазнять же мне его?), их мама меня прогонит, а Арин и Келла скажут неправду - они ведь друзья с Кеем. Еще один вариант - обратиться к Алине, которая прекрасно знает их обоих. Или его одного... Но эта стервозная брюнетка только поиздевается надо мной. Она ведь уже говорила что-то подобное - что я, дескать, бедненькая, ничего не знаю. Нет, кажется, для нее их как раз двое. А сама она с приветом. И для Лизаветы их было двое. Дракон, он же Кей, и "лох", он же Антон.
   Интересно, а Кирилл так и остался с Алиной, в номере отеля? Смогла ли она его соблазнить? И действительно ли нечаянно она пришла, узнав то, где находится парень, от Арина? Может быть, Кей руководит всеми этими странными действиями? Вопрос - зачем?
   Естественно, чтобы Кате Радовой на нервах поиграть, зачем еще. Ты же царица мира, дорогуша.
   А вдруг у Кея реально раздвоение личности? От такой мысли я даже вздрогнула - так она меня испугала. Кажется, феномен множественной личности не считается случаем шизофрении, но как по мне - так это очень страшное явление.
   Что же мне сделать такое, что сможет вывести Кея и Антона или, если совместить их имена, Кейтона, на чистую воду? Надо сделать что-то неожиданное. Да.
   Нинка всегда говорит: 'Чем бредовее, неожиданнее и смелее, тем ярче и круче конечный результат. Проверено Ниной Журавль, а это тебе, Катька, гарантия качества.'
   Но что неожиданного мне придумать? И вообще, не могу до сих пор поверить, что Антон, такой милый и по-детски нежный, может меня обманывать. Легче поверить, что Кей - маньяк со стажем.
   Что же придумать? Смех и крики родственников относительно того, нравится ли им фильм, или же он является настоящим аналогом канализационных отходов, постоянно мешали сосредоточиться. Но идея все же неведомыми тропками забрела ко мне в голову.
   Я решительно набрала номер телефона Антона. Он взял трубку через пару гудков, и не скажу, что его голос был обрадованным.
   - Катя? Привет.
   - Привет, Антон,- жизнерадостно начала я, - я по тебе соскучилась.
   На заднем плане кто-то что-то эмоционально рассказывал, и я даже уловила пару воистину мистических фраз: 'Будем выбирать между фендером и воксом!', 'эй, надо микрофон около центра диффузора делать!' и что-то вроде 'расположение микрофона снимет темброобразующие высокие частоты'. Хм, странные слова какие-то. Действительно, может быть, Антон - техник и сейчас на работе??
   - Я тоже,- осторожно отвечал парень, по-видимому, отходя в другое место - голосов больше слышно не было.
   - Знаешь, у меня к тебе есть предложение, - еще более жизнерадостным тоном проговорила я, хотя таких предложений еще никому и никогда не делала.
   - Какое? - Спросил Антон.
   - Будь моим парнем, - заявила я.
   - Что? - несказанно удивился Тропинин.
   - Мы вроде бы иногда встречаемся, и ты... ты меня поцеловал, и у нас, кажется, хорошие или даже романтические отношения. Так почему бы нам не стать парой? Будем встречаться. Я официально тебя папе представлю, - как птичка колибри щебетала я, понимая, как все это глупо смотрится. Но у меня был свой расчет. Если Антон и Кей одно и то же лицо (что все же маловероятно!), Кейтон обозлится, что я выбрала не звездного Кея, а обычного парня Антона и как-нибудь выскажет свое недовольство. И, скорее всего, откажется - ведь если Кей признался в любви, значит, этот человек с раздвоением личности захочет, чтобы я была с ним, а не с Антоном. А если они братья, думаю, Антоша согласится на мое предложение - он ведь говорил, что я ему нравлюсь!
   Идиотская задумка.
   - Катя, ты все точно обдумала? Твоя подруга не будет против?
   - Нет, что ты! - наигранно воскликнула я. - Если у нас будут такие крепкие отношения, она будет только рада
   - Хорошо, - помолчав, сказал он. - Если ты хочешь, чтобы все было так официально - давай встречаться.
   - А ты точно хочешь?
   - Катя, Кать, я ведь говорил, что ты мне нравишься? Еще бы, я хочу, чтобы ты была моей девушкой! - В его голосе появилась воистину Кеевская настойчивость.
   Антон - не Кей, да?
   Наверное...
   - Антон, только у меня к тебе просьба, - чуть помедлив, сказала я.
   - Какая? - с напряжением в голосе спросил он.
   - Расскажи, что у вас было с Алиной, - попросила я.
   - С Алиной? - переспросил он. Какие-то голоса стали вновь слышны в трубке, поэтому парня мне было слышно не так хорошо, как раньше.
   - Да, с ней. Расскажи, пожалуйста.
   - Это не телефонный разговор, - с волнением в голосе начал он. - Давай встретимся лично, и я все тебе объясню. Идет?
   - Идет, - легко согласилась я, совершая по незнанию стратегическую ошибку.
   - Катенька, я уже закрыл все зачеты, - торопливо проговорил парень тем временем, - поэтому на следующей неделе меня не будет. Мне нужно увидеться с отцом. И я улетаю к нему. Поэтому мы встретимся в следующий понедельник - после экзамена по праву. Идет?
   - Идет, - растерялась я, не ожидала, что придется так долго ждать.
   - Я, правда, очень хочу тебя увидеть, - с болью в голосе проговорил он, - Но у меня не получается раньше. Прости.
   - Ага, - не оставалось мне ничего другого.
   Не поняла, как Антон, который посещал занятия меньше других, уже умудрился все сдать?!
   Может, он колдун? Крибли-крабли-бумс, и наколдовал себе зачетку. А вдобавок и оборотень - в Кея превращаться умеет.
   - Кстати, Катя, тебя завтра утром будет ждать небольшой сюрприз.
   - Какой? - никогда не любила я сюрпризов.
   - Помнишь, я фотографировал тебя? Я сделал эти снимки, и завтра они прибудут к тебе с курьером. Твой брат ведь весь день будет дома, он сможет их забрать, если тебя не будет...
   - Я сама буду дома. Антон, спасибо, - я даже не ожидала от него такого жеста, да и про фото уже забыла. По-моему, этот парень лучше меня понимает в неожиданностях! - Спасибо большое! Я, наверное, там не очень вышла?
   - Наоборот, ты на тех фото такая же красивая, как и в жизни.
   Я смущенно засмеялась, до сих пор не в силах понять общаюсь ли я с Кейтоном или с двумя братьями, ведущими странную игру?
   - Катя? - позвал он меня по имени, и я сразу же улыбнулась, потому что поняла: мне нравится, когда он обращается ко мне таким плавным голосом.
   - А?
   - Я тебя люблю, - с этими словами он положил трубку, заставив меня в изумлении смотреть на экран слайдера. Но на сердце стало приятно. Бабочки вернулись назад, каждая из них притащила с собой по большой корзинке с цветочным нектаром, который изрядно подсластил мне душу.
   Любит...
   - Дочка? - заглянул ко мне в это время папа. Кажется, фильм закончился, и все дружно направились в кухню - за новой порцией пончиков. Заодно обсуждали, что будут смотреть следующее.
   - Что? - спросила я, едва ли не жмурясь от признания Антона в восторге, как кошка. И сразу же забыла Кея.
   - Хм, - обошел меня родитель и присел на Нелькину кровать. - Почти уже ничего.
   - Точно? Кстати, у тебя за ухом кисточка, - с улыбкой сказала я Томасу.
   - Ага, вот что кололось! - вытащил он тут же круглую коническую кисть орехового цвета, которых у нас в достатке валялось по всему дому. Когда в школе я ходила на урок рисования, моя учительница постоянно возмущалась, почему я беру с собой такие 'глупые и непригодные кисточки для рисования'. Правда, это было лишь половиной беды. Преподавательница была очень требовательная, и уже в третьем классе заставляла нас не просто рисовать, а делать тени, полутени и плавные переходы между оттенками. И еще чтобы мы не просто раскрашивали, а работали мазками и какими-то странными техниками, которыми, думаю, детские умы овладеть не в состоянии. Да и не детские тоже - пусть тебе и пятнадцать, двадцать пять или сорок лет, но если таланта к изобразительному искусству у тебя нет, то, сколько не тренируйся, а картин, способных зацепить взгляд, не создашь, и вообще будешь рисовать что и как попало. Не смотря на то, что мой отец - признанный художник, особенно известный в узких изобразительных кругах, одно время даже преподававший в известной Академии искусств, я почти не умею рисовать - нет ни дара, ни желания. В школе я тоже рисовала, как попало. Это неимоверное раздражало учительницу. А еще я пробовала копировать стиль папы, насмотревшись его странных работ в мастерской.
   Однажды, уже в классе пятом, учительница задала нам нарисовать портрет близкого родственника. Томас как раз перед этим писал по памяти портрет бабушки (когда она увидела его, то избила им же своего старшего сына), который очень хвалили все его друзья. Я, подумав, что если скопирую папину работу, непременно получу 'отлично' - ведь он известный художник! - принялась усердно перерисовывать бесформенную желтую тучу, посредине которой торчало два великолепных красных глаза... Справа у тучи была костяная рука, грозящая зрителю неимоверно длинным указательным пальцем. Слева - фартук.
   Когда я с гордостью притащила это учительнице за стол, ей чуть плохо не стало. Она решила, что я издеваюсь над ней, отругала меня перед всем классом и дала персональное домашнее задание на тему 'Зоопарк'. Дома я пожаловалась Томасу на такую несправедливость: почему его дяденьки-друзья говорят, что его картины красивые и необычные и увозят на всякие выставки, а моя учительница ставит двойки, ругает и задает домашнее задание.
   - Просто она дура, эта ваша училка, - сказал он тогда мне, погладив по голове.
   - Настоящий педагог, - ехидно заметил дядя Боря, сидевший у нас на кухне.
   - Иди в баню, - отмахнулся родитель.- Катенька, не плачь! Почему ты плачешь?
   - Я не хочу рисовать зоопарк, - хныкала я. - Я хочу гулять с Нинкой и с Иркой. Мы хотим пойти в гаражи и залезть на их крыши.
   - Я бы на кое-чьем месте запретил ходить в такие места маленькой девочке, - вскользь заметил разумный изредка дядя Боря, но его не услышали.
   - Не хочешь? Давай я тебе напишу, малышка? - предложил еще один папин друг, художник Даниэль, о котором я уже рассказывала.
   - Только не ты! - запротестовал Томас, знавший, что главной фишкой Даниэля является стиль 'ню'. А, вернее, 'нью-модерн-ню', как окрестил его сам художник. - Моя дочурка еще слишком мала. Давай, Катрина, я все же сам тебе 'Зоопарк' нарисую.
   - Бедный ребенок, - от души посочувствовал дядя Боря, - давайте ей лучше я нарисую? Глядишь, проблем не будет.
   - Ты вообще не художник! - восстали против него два друга. - Мы сами можем!
   Они нарисовали. Я принесла это на урок. В результате, через две недели ворчащему и недовольному сове-Томасу, пришлось вставать в семь часов утра и тащиться со мной в школу - на особое совещание. Членами этого совещания были наша учительница по рисованию, классная руководительница и школьный психолог, которому 'художница' показала оба рисунка: и тот, что по памяти пыталась нарисовать я, и тот, что в результате недолгих совместных усилий получились у Даниэля и Томаса.
   - Вы папа Кати Радовой? - сухо поинтересовалась тогда учительница.
   - Да, госпожа, я, - скромно откинул назад тогда еще очень длинные, волосы папа. Кожаный шнурок, заменяющий ему резинку, был утащен и изжеван маленькой Нелли.
   - Я не госпожа, а Лариса Петровна, - строго сказала женщина.
   - Школьные формальности, - проворчал отец. Я покорно встала за его спиной.
   - Будьте любезны, садитесь, - предложила ему классная, до этого видевшая папу в самом начале первого класса.
   - Спасибо, милая, - сфамильярничал родитель.
   - Я вообще-то Виктория Андреевна, - смутилась классная, недавняя выпускница педагогического университета.
   - Спасибо, я наслышан о вас, - отвечал Томас.
   - Если наслышаны, то почему пришли только через неделю, а не сразу, как я вас вызвала? - недовольно спросила преподавательница рисования, которая была в школе еще и организатором.
   - А что, собственно, заставило вас вызвать меня? Я, знаете ли, занятой человек, а не джинн из бутылки, увы, не могу приходить по первому вашему повелению. - На самом деле, Томас все никак не мог заставить себя подняться так рано. Он в четыре утра только ложился спать.
   - Мы были вынуждены вызвать вас, так как нас тревожит возникшая ситуация с вашей дочерью Катей.
   - А что с ней не так? Катя, ты сделала какую-нибудь гадость этим милым дамам?
   Я отрицательно покачала головой.
   - Понимаете, на основе двух последних Катиных работ по рисованию, которые мне показала Лариса Петровна, - сбивчиво начала школьный психолог, - я сделала вывод, что у Кати проблемы.
   - Какие проблемы? - окинул ее откровенно заинтересованным взглядом Томас.
   - Психические отклонения. Это видно в ее рисунках. Поэтому мы так настойчиво хотели с вами поговорить, - и психолог начала рассказывать о моих возможных психических недугах. Пока она говорила, папа все больше и больше краснел и копил возмущение, чтобы потом начать пафосно обличать учителей, 'закостеневших в традициях' и 'не понимающих современного новейшего авангарда'.
   - Так это вы Кате всю эту гадость рисовали? - скептически спросила психолог.
   - Как грубо вы выражаетесь, милая! Вам показывают необычный рисунок, а вы сразу заводите свою песню: 'это ненормально, это психушка!' Что у вас за отсталая школа? Как вас учат художественным искусствам? Нет, сейчас в школах совершенно не понимают искусства и подгоняют всех под одну глупую планку! И вы хотите, чтобы дети были талантливыми? Нет, талант не подгонишь под определенную черту "можно-нельзя"! - раздухарился родитель.
   - А вы кто у нас такой? - вздернула подбородок учительница рисования, ненавидевшая, когда с ней спорят. - Критик?
   - Нет, я художник! - с апломбом отвечал родственник.
   - Да? - явно не поверила ему женщина. - И как вас зовут?
   - Нас зовут Томас Радов. Мы-с художники-модернисты, - с явным удовольствием отвечал ей папа. - Графоманы от ИЗО, так сказать, с немного мировым значением.
   Как оказалось, зря он грешил на мою учительницу - немного в современных тенденциях она разбиралась, и имя отца слышала. После его слов преподавательница вдруг резко поменяла свою точку зрения, объявив Томаса едва ли не современным гением. Педагоги потом в три соловья разливались перед ним, перехваливая, как только могли. Я уже больше никогда не парилась на рисовании - пятерки мне были обеспечены.
   Пока я вспоминала этот далекий эпизод из своего прошлого, Томас справился с кистью, беспечно кинул ее на мою кровать и начал:
   - Ты знаешь, обычно я не лезу в вашу жизнь в виду своих очень либеральных взглядов на воспитание детей, но...
   - Что ты этим хочешь сказать? - удивилась я.
   - Просто я вижу твою подавленность. Ты чем-то озабоченна. Вернее, была озабочена, а теперь сияешь, словно маленькое солнце семьи Радовых. Ничего не хочешь мне сказать?
   - Нет, - улыбнулась я. В самом деле, не буду же я отцу рассказывать всю эту идиотскую историю, заваренную непонятно кем.
   - А что с тобой все же было? Тебя кто-то обидел?
   - Нет, ты что. Просто я такая из-за зачетной недели. Почти ничего не выучила.
   - А, - тут же махнул рукой Томас, - не парься, то есть не беспокойся, я хотел сказать. Зачетной неделей меньше, зачетной неделей больше. Не сдашь, так...
   - Меня выгонят, - скороговоркой сказала я.
   - ...так восстановишься. Учеба в жизни - не главное.
   - Вот дурак, - засунул голову в комнату Леша, - Катька, не слушай его. Слушай дядю Володю Ленина. Учись, учись и вообще, поступай в аспирантуру. Будешь ученой дамой. Тогда тебе замуж даже выходить не надо будет.
   - Почему? - одновременно с папой спросил мы.
   - Наука тебе будет вместо мужа, - захохотал дядя и спросил, - я тут еще одну комедийку нашел. Кто будет смотреть?
   - Пошли, Катрина, посмотришь с нами, а поучишь завтра. Учеба не волк, тебя не съест. И не убежит - только ты можешь от нее убежать, - согласился Томас, и я все же отправилась с ними к телевизору.
   О зачетной неделе, Кее и прочих думать мне не хотелось. Разве что немного об Антоше.
   Нет, все-таки о Кее хотелось, а он, гад, даже не звонил и не писал. Это меня печалило, но я понимала, что это лучше, чем, если бы он ходил за мной, приставал - и это все перед носом Ниночки. Пусть лучше он со своим ущемленным и болезненным самолюбием оставит меня в покое. Алина лучше ему подходит, чем я. Они красивая пара... Страстная. Я же видела, как они друг на друга смотрят.
   Если мысли о Кее заставляли меня переживать, то ранним утром меня порадовал Антоша, чудик и, по совместительству, человек, рядом с которым я чувствовала себя уютно. Как он и обещал, курьер принес мне фотографии, положенные в большой бледно-розовый конверт и романтично перевязанные тонкой оранжевой ленточкой, а вместе с ними две красивые коробки. Одна из них, круглая, солнечного золотого цвета, оказалось набита неизвестными мне необыкновенно вкусными конфетами, обернутыми в фольгу. Все надписи на коробке были на французском, кажется, языке. Во второй коробке, тяжелой и весящей килограмма два, не меньше, обитой нежно-фиолетовым бархатом, гордо возлежала цветочная композиция, выполненная в виде сердца из множества роз и крупных белых цветов.
   Увидев это чудо, я даже рот рукой прикрыла - от удивления. Как же красиво. Действительно, это волшебно. Вот Кей до такого не додумался бы.
   Леша, вместе со мной успевший засунуть свой любопытный нос в подарки от Антона, присвистнул, вертя в руках коробки.
   - Ты все же стала Золушкой? - внимательно поглядел он на меня.
   - Леш, какой Золушкой? Пошли лучше чай с конфетами пить? - я сказала так специально - не хотела, чтобы беспринципный дядя увидел конверт и вырвал его у меня из рук, чтобы посмотреть, что там такое.
   - Слушай, по тебе прямо можно книгу писать: "Золушка - жена Рокфеллера", - ухмыльнулся родственник, доставая аккуратно одну из конфет - тоже в фольге золотого цвета, и внимательно рассматривая ее.
   - Да ну?
   - Ну да. Катька, это кто прислал? - почему-то понюхал коробку с конфетами дядя.
   - Антон, - пожала я плечами.
   - Так вот кто наш личный Рокфеллер! - обрадовался тут же Алексей. - Слушай, ни в коем случае его не бросай, окей? Делай все, что он скажет, хвали его и делай комплименты, бегай вокруг него на голове, и обязательно приглашай его к нам в гости как можно чаще, ясно?
   - Чего? Почему? - не поняла я.
   - Паренек, который своей девочке может прислать такой шоколад и такие цветочки - находка! - с восторгом заявил дядя. - Да он богатый малый: как раз тот зять, который нужен нашей творческой семье... Теперь мне совсем не жалко инвистировать тебя в него.
   С этими словами он пошел на кухню, где аккуратно принялся разворачивать каждую конфету. Фольгу он осторожно клал отдельно.
   - Ты чего? - внимательно следила я за действиями свихнувшегося дяди.
   - Катя, ты знаешь, что это за конфетки?
   - Какая разница?
   - Это "Дефали", племяшка моя неразумная! Одна из самых известных марок шоколада, швейцарская! - всегда был в курсе всего модного и дорогостоящего Леша. - Мало того, что у них шоколад изготовлен из бобов самого высокого качества, так это еще один из самых дорогих шоколадов мира. Да за фунт, наверное, долларов пятьсот-шестьсот отдать нужно! А знаешь почему? А потому что вся фольга, в которую конфетки завернуты - золотая! Двадцатичетырехкаратная золотая фольга, сечешь фишку? Да ее вручную наносят!
   - Антон обеспеченный мальчик, - не знала я о том, что шоколадная обертка может быть такой драгоценной. Тропинин что, с ума сошел, дарить такие подарки??
   - Хорошо, что он обеспеченный. Аж от сердца отлегло. И цветочки он тебе дорогие прислал. Надо же, ухажер какой, - фыркнул Леша. - Он что, перед тобой провинился?
   - Нет, мы не ссорились. И прекрати встревать в мою личную жизнь, - возмутилась я.
   - Да не в ссорах дело, дорогуша, - не расслышал вторую часть моего предложения наглый Алексей. - Некоторые мужчины, знаешь ли, подарками пытаются сгладить свою вину... Да что я тут перед тобой распинаюсь, я же опаздываю! Смотри, Катька, я спрячу наше золото - не трогай его. И конфеты ешь быстрее - чтобы тебе больше досталось. Какой у нас удачный одногруппник...
   С этими словами он, умудрившись забрать добрую треть шоколадок, убежал, оставив меня в недоумении.
   Телефон Антона был недоступен, и поблагодарить его я не смогла.
   И стала рассматривать фото. Вот они - двадцать красивых фотографий, черно-белых и цветных, в самых разных ракурсах, где счастливая я была снята в тот самый день, когда мы вдвоем беспечно гуляли, а потом пошли к нему домой. А где-то у меня есть фото с Кеем, где мы вместе сидим под солнцем.
   Эй, второе я, кого же я люблю из близнецов?
   Прикинь, если у них еще и третий брательник есть, а? Ахахаха. Но на самом деле я не знаю, кого.
   Я не знаю.
  
  
   А потом началась зачетная неделя - время серьезнейшей активации мозга любого среднестатистического и не очень студента, прокуковавшего весь семестр и работающего живым и наглядным воплощением известной шутливой поговорки: 'от сессии до сессии живут студенты весело'. Честно сказать, я жила не то, чтобы совсем уж весело, но и не парилась с учебой, как некоторые мои однокурсники. Без скромности скажу, что я плыла по учебному течению небольшой лодочкой (не хочется уж говорить - бревном), подталкиваемая изредка лайнером по имени 'Ниночка', и не тонула. А теперь впереди замаячил самый настоящий бурный водопад 'Сессия', который нужно было или как-нибудь переплыть или рыбкой пойти ко дну. Сможешь преодолеть его - и впереди у тебя еще тысяча спокойных километров речной глади, а следующий водопад совсем не скоро.
   Из-за своей, как бы это глупо ни звучало, второй и третьей (Антон и Кей... Кей и Антон) любви, которую я все никак не решалась объединить в одно чувство, Катрина Томасовна почти не готовилась ни к семинарам, ни к коллоквиумам, ни к самим зачетам. Не говоря уж о тройке ужасных экзаменов, которые ожидали меня на следующей неделе. Ах да, еще ведь нужно было дописать до конца курсовую работу, которую я мурыжила с самого начала семестра. Хорошо еще, что с ней меня никто не подгонял. Мой научный руководитель, только в прошлом году закончивший аспирантуру, отличался милым разгильдяйством, непосредственным характером и либеральными взглядами на обучение и совершенно не подгонял курсовиков: то есть, меня, Нинку и еще двух девочек - ту самую парочку, от которых Нинка узнала о чудодейственной Альбине. Лишь в прошлую среду он прозрачно намекнул, что было бы хорошо, если бы мы написали работы в течение двух недель. Именно из-за этого намека все воскресенье я и просидела за компьютером, усердно переделывая и видоизменяя одну из списанных курсовых работ, взятых мною на кафедре.
   Благо, из домашних никто не мешал: Томас свалил к дорогим его авангардному сердцу друзьям-байкерам, Леша уехал по своим каким-то модным делам, прочитав мне лекцию между делом о том, что я даже Золушкой современной быть не могу - из красавицы, видите ли, я вновь превратилось в то же самое 'аморфное', как он выразился, существо. Нелли убежала на встречу со своей аниме-тусовки, а брат тихо сидел в комнате и не играл, как обычно, в игры и не придумывал программы. Наверное, общался со своей подружкой из Владивостока. Интересно, они рок обсуждают или дошкольное воспитание детей?
   Но, несмотря на то, что родственники мне не мешали, это действо успешно осуществляла моя голова - она постоянно вспоминала то Кея, то Антона, и это здорово мешало работе. С красными из-за компьютера глазами, я едва не написала в выводе: 'Эти практические данные мы получили в ходе сравнительного анализа Антона и Кея'. Хорошо еще, что я вовремя углядела эту замечательную фразу и исправила ее. Представляю, что бы подумал мой педагог, если бы ему удалось ее прочитать.
   Кстати, кроме меня самой иногда мешали и некоторые окружающие.
   Вечером мне позвонила Нинка, чтобы обстоятельно рассказать, как она всю ночь издевалась над Келлой.
   - Била ты его что ли? - мрачно осведомилась я, печатая одним пальцем.
   - Ага, кнутом, несчастное рыло колошматила, - тут же отозвалась подруга. Кстати, вчера мы с ней успели немного поговорить. Журавль все порывалась узнать, в порядке ли я. И тем вечером, протерзав меня вопросами, нормально ли я доехала, как посмела напиться без ее, личного Нинкиного согласия, а также 'клюнул ли на тебя Мистер Фотограф?', она услышала в ответ от меня смущенное: 'Ты знаешь, я очень плохо помню, что было'.
   - Алкоголичка. Даже рыло удивился, увидев тебя, - заявила тогда Журавль, одновременно разговаривая со мной, гремя чем-то на кухне и крича на брата.
   - Так нечаянно получилось, - покраснела я тогда, хотя подруга не могла меня видеть. Про Кея я ей, само собой, ничего не сказала, и теперь переживала, как бы он сам не донес Ниночке о нашей совместной ночи. При этом в сердце тут же поселились пчелки с моторчиками, заставляющие работать его в четыре раза быстрее, чем нужно. Подумать только - я была всю ночь в одном номере с этим блондином, а потом отвергла его! Но далось мне это ох как не легко!
   Если бы я писала эти строки, я бы наставила кучу грустных смайликов со слезками. Кей, ты невероятная сволочь. Смутил мою душу еще больше, а сам пропал, и телефон, подаренный твоими противными красивыми руками, грустно молчит.
   После коротко разговора эта сумасбродка отключилась - потащила свое изнеженное с виду тело в кровать. Видите ли, она очень хотела спать - почти сутки была на ногах. Поэтому сегодня, проснувшись весьма поздно, лучшая подруга решила вновь поговорить со мной - узнать все подробности моей ночи и поведать о своей. У нее-то и курсовая была сделана, и ко всем тем немногочисленным зачетам, по которым у Журавлика не было автоматов, она была готова.
   - Ну, что делаешь? Слышу, что-то усердно печатаешь. А не курсовую ли? - проявила смекалку она.
   - Ее, ее, - вздохнула я.
   - Могу предложить свои услуги в качестве помощи, - покровительственно заявила подруга, - а то ты там прямо за компом помрешь от перенапряжения самой маленькой тощенькой извилинки, отвечающей за учебу.
   - Нина, это не смешно, - обиделась я, одновременно соображая, сейчас мне рассказать ей про Антона или потом.
   - Это очень смешно, балда, - не согласилась девушка. - А к зачетам готова?
   - Не очень
   - Ну, ты и олень, - не любила Нинка никому сочувствовать. Тем же тоном она деловито поинтересовалась, - наушники-то еще живы?
   - Живы, - поняла я, что имеет в виду блондинка. Если что, она будет мне диктовать ответы на каверзные вопросы зловредных преподавателей. Завтра ей вообще не нужно было идти в здание родного университета - все зачеты понедельника она получила автоматом и была страшно довольна собой.
   - Тогда порядок, поможем тебе с сессией, сестренка. Ох, что я тебе расскажу, - вдруг заговорщицки прошептала она. - Закачаешься!
   - Что? - я тут же забыла о курсовой. Неужели у них с Келлой произошло что-то серьезное? Может, она в него влюбилась и призналась ему в этом? Я приготовилась слушать.
   - Тут такое крутое событие назревает, - радостным голосом говорила подруга, как будто бы только что тот самый длинноволосый парень из ее любимых 'Красных Лордов', Кезон, признался Ниночке в любви, стоя на одном колене, а за ним в глубоком поклоне стояли все остальные члены его группы.
   - Что крутое?
   - Это мегазамогильно и нереально просто! Улет! Фантастика!
   Она что, замуж за Келлу собралась? Чем они там ночью таким особенным занимались, что Ниночку, так прет?
   - Ну, говори уже, - поторопила я ее.
   - Эльза Власовна будет писать завещание! - выдала Нинка довольным голосом. - И мы у нее в фаворе.
   - Что? - безмерно удивилась я. - И всего-то?
   - Всего-то?! - заорала Нинка от переизбытка эмоций - только что хоботом не затрубила, как слон. - Всего-то? Да у нее целое состояние! Да у нее дом на пару миллионов тянет! Да у нее акции! Золото! Недвижимость! Фамильные драгоценности, в конце концов. Картины!
   Я закашлялась. Наверное, это Томас виноват в том, что материальные ценности я ценю чуть меньше моральных. Кажется, это плохо?
   - Бабка сделала неплохие накопления, и они мне ой как нужны. Другим родственничкам ничего не отдам, а они, собаки, уже пронюхали, что жаба Эльза пишет завещание, теперь постоянно отираются около нее. Ха, атакуют в лоб, так сказать! Идиоты!
   - Нин, если Власовна напишет завещание на тебя, ты ее точно отравишь, - с опаской ответила я.
   - У меня яда нет, - испугала меня она тут же, - не банальным же цианистым калием я ее травить буду?
   - Нина! - возмущенно воскликнула я.
   - Да ладно, ладно, - засмеялась подруга в трубку. - Травить каргу я явно не стану, но денежки ее получу. Зря, что ли, я так с рылом мучаюсь? Знаешь, какой он?
   - Какой?
   - Такой, - явно не могла подобрать слов девушка, - нудный и противный.
   - Да? - не поверила я. - Слушай, скажи честно, ты в него влюбилась, да?
   - Балда, - огрызнулась Журавль. - Даже если, - она запнулась, - он мне импонирует, я не буду в него влюбляться - я же говорила, что у меня есть Серж и еще пара кретинов, как противоядие от Келлы. Кстати, о нем... надо с ним быть еще нежнее и добрее - старая ведьма вновь ждет нас в гости. Мне нужно отрабатывать завещание. Кстати. Как думаешь, она долго еще будет свет коптить?
   - Уж не знаю, - сухо отвечала я.
   - Кстати, ты так толком и не ответила, почему напилась так сильно? Какой повод-то был? Свинья по имени Максим?
   - Нет. Я без повода.
   - Все алкаши без повода пьют, - заявила в трубку Журавль. - Понравилось хоть пьяной быть? Весело было?
   - Плохо помню. А утром голова болела жутко. - Осторожно отвечала я. - Нин, а тебе Кей нравится?
   - Еще бы.
   Нин, если бы ты догадывалась, как я к нему отношусь, не знаю, что бы ты со мной сделала. Зная твою злопамятность, могу сказать: очень многое. Да, Нин, я такая плохая подруга, и мне очень стыдно перед тобой. Раньше я никогда тебя не обманывала, а теперь... Я просто не хотела, чтобы ты узнала. И расстроилась. Честное слово! И я отказалась от этого парня, этого наглого бесцеремонного Кея, у которого как оказалось до сих пор в левой стороне груди есть что-то наподобие сердца. Он вчера жалел эту окаянную Алину, я поняла это. А еще он жалел - и я это почувствовала! - о том, что они все же не вместе. Наверное, если бы она тогда, пару лет назад, не предала его (при условии, что в том клубе был Кей, а не Антон), они бы до сих пор были счастливой парой, и он бы делал все, что Алина не попросит. Не зря Кей что-то подобное рассказывал в студии, когда мы с Нинкой вломились в нее. Мне кажется, он не может простить эту стервозную брюнетку из-за своего сверхсложного творческого характера. А, может, просто из-за банальной гордости. В этом он похож на Нинку - она на его месте поступила бы также. Наверное.
   - Жаль, мы больше лично не общались, - продолжала подруга. - Он реально крут, не то, что мой синий лопух. Кей - бог. Ты знаешь, как Кей классно в музыке рулит? Во всей - и в электронике, и в металле, и в классике, прикинь, да? Умеет играть на пианино, гитаре. И за диджейским пультом может стоять! Ты представляешь?! А рыло только барабаны мучает. И гитарку слегка. Прикинь, он меня учил играть - я чуть не сдохла. Зато все эмоции выплеснула - это кайф, - понесло подругу в разговоры, - когда по барабанам бьешь и по тарелкам стучишь - реально успокаиваешься. Хорошо выпускаешь пар и не бесишься. О, Катя, я все время говорю про рыло, помоги мне!
   - Чем? - удивилась я. А ведь она права. К месту и не к месту его упоминает.
   - Не знаю, Морально помоги. Другой помощи я от тебя и не жду, - ворчливо сказала Нина.
   - Тебе уже не помочь. А когда ты успела побывать у него в гостях? - полюбопытствовала я, с сожалением наблюдая, как стрелки часов неминуемо двигаются к десяти часам вечера.
   - Тогда и успела.
   - Как? - изумилась я, забыв про курсовую. - А ну-ка, расскажи поподробнее!
   Подруга легко согласилась. Ей все же хотелось поделиться со мною эмоциями.
   - Ты уехала со своим Владом, а я пошла назад. Кстати, как тебе этот мальчик? Желания встретиться еще раз нет?
   - Нет, рассказывай уже! - поторопила я ее.
   - В общем, я быстро тебе расскажу, ты же у нас деловая. Все курсаки давно написали, а ты в самую последнюю минуту, как и всегда...
  
   Нинка подошла к Келле как раз в тот момент, когда он разговаривал с кем-то по телефону, повернувшись к ней спиной и пиная носком тяжелого ботинка в колесо. Ниночка, только что проводившая Катю, хищно уставилась на синеволосого. Еще с самого детства, когда человек беззащитно стоял к ней спиной, в ней просыпались какие-то игриво-садистские замашки, направленные на испуг зазевавшегося. Девушка на цыпочках, словно заправский шпион, подкралась к парню и громко хлопнула в ладони у него под одним ухом, не забыв около второго сказать: 'Бу!' нежным басом.
   Келла, не ожидавшей от девушки такого коварства, вздрогнул, едва не выронил телефон, по которому только что закончил разговаривать, а потом молниеносно развернулся и едва не вмазал своей Королеве куда-то в район левого щедро накрашенного голубого глаза. Только быстрая реакция молодого человека спасла Ниночку от возможных увечий - его кулак остановился в сантиметре от ее испуганного и негодующего лица.
   - У меня чувство дежавю, - милым голосом произнесла Нинка и тут же заорала на все близлежащие окрестности забыв о том, что только что хотела приколоться над другом:
   - Ты меня чуть не ударил!! Идиот! Дерьмо ты конское! Одолжи себе мозги, в конце концов, лох конченный!
   - Эээ... Фея, прости, - пробормотал озадаченно парень, который и сам испугался возможных последствий, - я не хотел.
   - Ты не хотел? - вызверилась блондинка. - Но ты едва это не сделал! Мужлан! Гамадрил тупой! Ты что, только с дерева спустился, удод?
   - Нет, я ...у меня просто реакция такая! Мой организм думает, что на меня кто-то нападет, поэтому так ведет себя. Я же не знал, что это ты! - оправдывался барабанщик.
   - А мой организм думает, что ты смертник! - взвизгнула Нинка, не привыкшая, что с ней спорят таким нахальным голосом.
   - Нин, ты же первая начала! - разозлился музыкант, - зачем подкралась ко мне, как дура?
   - Я дура? - сузила глаза Ниночка и врезала Келле ногой по колену. Он едва не присел от неожиданности. Хорошо еще не схватился за больную ногу обеими руками и не запрыгал на второй, как мультяшный герой. Журавль расхохоталась.
   - Я тебя убью, мерзавка! - схватил он ее за предплечье и решил потрясти, как грушу. - Ты дура, дура, ты самая кошмарная дура, которую я знаю!
   - Отпусти меня немедленно, голубая шпана! - тут же потребовала девушка.
   - Ты меня сегодня достала! Я на идиота похож, да? - вдруг прорвало Келлу на ревность. - Похож?! Что за козлы сегодня с тобой были, отвечай! - явно выигрывал в физической схватке парень. - Кто они тебе? Отвечай мне, детка, или ты пожалеешь!
   - Да пошел ты, псина! - не собиралась отчитываться перед ним Журавль, одновременно пытаясь высвободиться - но Келла крепко ее держал.
   - Прекрати вырываться, - злобно взглянул ей в глаза драммер, - все равно не получится. И, давай, рассказывай мне о своих ковбоях. Или я сам все узнаю. И тогда тебе, куколка, будет плохо. Ты меня поняла, стервочка? - и он издевательски лизнул Ниночку в щеку. Она вновь едва не ударила его ногой по второму колену. Музыкант 'На краю' выругался так же грязно, как и Нинка пару минут назад.
   'Ух ты, я такого выражения еще не слышала!', - подумала она мимоходом. Вообще-то она не то, чтобы сильно обозлилась - Нина больше играла и наблюдала за реакцией друга. Конечно, она была сильно раздражена и недовольна, но поведение Келлы ее удивляло. Он посмел ей, Ниночке Журавль, перечить и повышать на нее голос! А еще ей нравилась его ревность. В тайне девушка всегда хотела, чтобы кто-нибудь ее очень-очень сильно ревновал и умел удержать - любой ценой. Наверное, все дело было в том, что Журавль хотела чувствовать рядом с собой сильного человека, способного защитить ее, а около нее, как она всегда считала, были те, кто, напротив, слабее.
   Ну, наверное, кроме Кати Радовой.
   Иногда девушка думала, почему она столько лет дружит с Катькой - обычной, на первый взгляд, девушкой, не яркой и не блестящей, как она сама, Нина. Слабой с виду. Ведь с самого детства они отличались - как вода и земля, или, как говорила сама Катя: 'как роза и астра'. Вообще-то лучшая Нинкина подруга хоть и была спокойной, но очень часто иронизировала - даже сама над собой. Со временем неглупая Журавль, которая довольно неплохо разбиралась в психологии людей, поняла, что с Радовой не только комфортно - в эмоциональном плане, но еще и свободно. С ней можно было говорить о чем угодно - о погоде, или о музыке, или о недостатках окружающих (иногда Нинке казалось, что она только их и видит), или болтать о всяких глупостях, о которых кое-кому было бы потом стыдно даже вспоминать.
   - Если бы кто-нибудь услышал, о чем мы говорим, о нас бы точно подумали, что мы женские образы Бивиса и Батхеда', - пошутила однажды Катя, когда они вдвоем сидели у нее на даче и несли кошмарные глупости про парней.
   - Тогда я была бы беловолосым Бивисом? Да не за что!' - тут же возмутилась Нинка.
   - Почему? - спросила Катя, щелкая семечки.
   - Он еще тупее, чем Батхед!
   Тогда Нинка и поняла, что по-настоящему близкие друзья - это те, рядом с которыми не стыдно нести чушь и кривляться, и вообще быть естественной насколько это возможно рядом с другим человеком. Идиотское совместное время препровождение - один из залогов крепкой дружбы. По крайней мере, так считала Журавль. Рядом с Ирой у нее не всегда получалось болтать ерунду и полностью расслабиться. Может быть, Ирка чувствовала, что отношение Нинки к ней не такое, как к Кате, и это раздражало ее и злило. Бывшая подруга девушек имела не самый простой характер. А Радова никогда о таком даже не задумывалась об этом - ей все всегда виделось в более радужных тонах, чем это было на самом деле. А еще она все-таки была слишком правильной, и Иру, как она однажды призналась Нинке, когда они были не совсем трезвыми, это порою раздражало.
   - Ее наивность порой похожа на тупость, не находишь? - спросила как-то девушка у Нины.
   - Не-а. Зато она милая, - рассеяно отвечала Журавль, задумчиво выдыхая табачный дым. В те далекие четырнадцать она часто баловалась сигаретами - Ирка уговорила, да и самой Нинке хотелось попробовать все на свете. Ирка пробовала уговорить и Катю, но та с ходу заявила, что "это вредно, и она не хочет", поэтому девушка даже и не знала о тайном пристрастии подружек.
   Первая сигарета, первое пиво, первая тусовка с мальчиками у кого-то на свободной даче, 'когда предки не знали' - все это прошло без Кати, которую в это время учили какой-нибудь очередной фигне знакомые Томаса, такие же чудики, как и он сам, или которую водили по галереям, или по выставкам, или даже по ночным клубам. Тогда Нинка многое скрывала от Катрины. Не потому, что хотела говорить, а потому что ей было стыдно, неловко признаваться, что она, Нина, пила крепкое пиво с местной шпаной - первыми хулиганами класса, где-нибудь за гаражами или вместе с Иркой пробовала "косячок" в клубе, куда их пропустили по знакомству.
   А ведь было в ее жизни и такое. Гламурная краса появилась далеко не сразу. В раннем подростковом возрасте Нина и Ирина вели себя не так подобающе, как это нужно было двум первым ученицам класса, которых хвалили все преподаватели школы. Они больше походили на хулиганок. Ирка подбивала, Нинка загоралась и делала, Катя любовалась результатами или просто не догадывалась о том, чем занимаются лучшие подружки. Потом Нинка поняла, что Ире даже доставлял удовольствие тот факт, что только они вдвоем посвящены в какие-то тайны, а милашка Катька остается в неведении и живет в своем мире, созданным родственниками и друзьями семьи. Люди всегда стремятся образоваться в пары, троим дружить, одинаково ценя друг друга - сложно.
   А Журавль с самого детства больше тянулась именно не к Ирине, а к Кате, спокойной, понимающей и даже какой-то родной.
   Однажды Катя увидела - совершенно случайно - как Нинка курит, стоя в компании взрослых уже молодых людей, один из которых норовит по-хозяйски обнять ее за талию. Радова случайно проезжала в машине мимо компании, и блондинка надолго запомнила ее укоряющий взгляд, ведь Кате она сказала, что идет в гости к двоюродному деду. Катрина ничего не сказала ей, сделала вид, что не видела, но расстроилась и обиделась.
   - Нин, будешь? - протянула длинную тонкую сигарету подруге Ира на следующее утро.
   - Не-а, я все, - откликнулась Нинка.
   - Что все? - не поняла та.
   - Завязываю, Ирка, - улыбнулась та. - Курить - это невероятно тупо и не модно.
   Кажется, Ира поняла, почему подруга бросила курить. То, что на Журавлика большее влияние имеет не она, а Радова, раздражало ее.
   Кстати, впоследствии только Катя могла (и может до сих пор) остановить Нинку от каких-то необдуманных действий или попросить ее сделать что-то хорошее. Правда, только в том случае, если это не связано с самой Катриной Томасовной. Так, Катя упросила блондинку еще в школе не мстить одной девочке, которую считала очень хорошей, оставить в покое парня, который своим поведением раздражал Нинку, или не искать Иру после той самой памятной ссоры. А ведь тогда двух влюбленных голубков Нина мечтала убить - видела, как тяжело было ее Катьке. Хотя блондинка все же натравила следующим летом двух влюбленных в нее бугаев из класса, и они вместе с друзьями встретили дегенерата Максима. Кажется, ему сломали руку.
  
  
   - Ты задумалась о своем поведении, моя непостоянная крошка? - прошипел Келла около Нинкиного уха.
   - Отпусти меня, - умудрилась укусить его за руку девушка и наградила молодого человека десятком сложнейших лексических конструкций, используя большое количество нецензурных слов.
   - Закрой рот, - гаркнул на нее синеволосый, продолжая удерживать, - ты девушка, а не матрос!
   - Лучше быть матросом, чем тобой, рыло! - яростно прокричала Нинка. Обычно никто не решался повышать на нее голос - разве что собственный папа. Но дядя Витя так сильно орал всего лишь пару раз в год, а в остальное время просто нудел и хмыкал. А Келла явно перегибал палку.
   - Пошли в машину, ты мне там все про своих 'мальчиков' расскажешь, - поволок ее к своему средству передвижения молодой человек, тоже, впрочем, начиная остывать - все же на эту высокую стройную особу он не мог долго злиться. К тому же держать ее за руки было чертовски приятно.
   - Тошнотворный кабан! - выдала ему Нинка тут же, нанося сокрушительный удар рукой ему в плечо. Сокрушительный для самой девушки - она чуть не вывихнула запястье.
   - Осторожнее, сумасшедшая! - обеспокоился Келла, опять поймал ее запястье и слегка укусил его.
   В это время в автопарке очень не вовремя появился один из гостей мэра, совмещающий ученую деятельность с депутатским креслом. Сухонький старичок в больших круглых очках и во фраке, который, казалось, был сшит лет эдак двести пятьдесят назад, укоризненно смотрел на парочку уже минуты три.
   - Что вы деваете? Моводые вюди! Моводые вюююди? - не выговаривал старичок пару звуков.
   'Моводые вюди' очень нехорошо посмотрели на дедушку, а также на его богато одетых спутниц - дородных дам, одна из которых размахивала почему-то огромным веером.
   - Вы довны вефти себя тифе - это ведь обфественное мевто! Кувьтувный дом кувьтувных вюдей! - начал вещать старичок. Ему явно не нравилось поведение парочки.
   - Знаю я одну хорошенькую рифму для слова 'вюдей', - многообещающе свела брови к переносице блондинка. Келла хмыкнул. Он тоже знал. Это матерное слово знали все, за исключением престарелого депутата, который оказался еще и глуховатым.
   - Вот именно, Авдей Петрович! Бескультурщина! Наприглашала Лизонька бандитов всяких, разбаловал ее наш дорогой градоправитель, - поддержала его тетка с веером, отлично разбираясь в шепелявой речи.
   - Наш бомонд обречен, - пискляво согласилась ее спутница. - Вы посмотрите на этого парня! Он поклонник тех дегенератов, которые прыгали на соседней сцене! Молодежь, минуя взросление, сразу же входит в стадию маразма!
   - Вы должны вести себя подобающе! - хором сказали дамы Келле и Ниночке.
   Общий враг объединяет - и Келла с Ниночкой, позабыв о том, что только что мечтали убить друг друга, угрюмо уставились на возмущающихся.
   - Подобающе? - высокомерно подняла тонкие брови блондинка, - а не пошли бы вы в... - и далее она назвала конечный адрес назначения пешего тура, добавив эпитет 'грязная'. Женщины ахнули.
   - Нет, девуфка, - покровительственно произнес старичок Авдей Петрович. - Вы ведете себя не как в Еввопе. - Не расслышал указанный Нинкой адрес он, подумав, что девушка имеет в виду ближайшую рифму к нему. - И она, фнаете ли, совсем не гвязная. Хотя, конефно, Павив....
   - Авдей Петрович, она имела совсем другое! Хамка! - взвизгнула тоненьким голоском одна их дам.
   - Кто ее мамка? - приложил ладонь к уху дедушка.
   - Хамка!
   - Дамка? Какая ве эта дамка? Она ефе девуфка. Немного непвиличная, но девуфка.
   Женщины закатили глаза. Келла захохотал так громко, что спугнул двух птичек на ветке аккуратно подстриженного кустика.
   - Съели, старые грымзы? - злорадно улыбнулась Нинка.
   - Как не стыдно! То чуть драку не устроили, то на приличных людей... наезжаете! - запищала женщина.
   - Я говорю, она - хамка, девица легко поведения! - проорала гостья мэра с веером в это время дедку на ухо.
   - Зачем ей мое одобвение? - заинтересовался тут же дед, оглядывая Нинку.
   - Дебилы, - усмехнулся Келла, улучив момент и обняв подругу за талию.
   - Все, не стоит с этим хамлом общаться, - заявила грозно обладательница веера, работая им туда-сюда, словно этот аксессуар давал ей жизненную силу.
   - Она хофет со мной фтречаться? - возопил дедуля, близоруко щурясь, разглядывая Ниночку, которая уже не знала, то ли ей орать, то ли смеяться.
   - Ха, с таким соперником я, пожалуй, не буду... сражаться, - весело произнес ей на ухо барабанщик 'На краю'. - Я для него слишком молод и неопытен, Королева. Я вообще по жизни пожилым уступаю. Реально - не буду сражаться.
   Его злость и ревность как рукой сняло. Нинка, впрочем, тоже полностью отошла. Журавль только ткнула его локтем в бок.
   - Как? И вы хотите со мной фтреваться?! - прошамкал депутат с великим изумлением, вновь так расслышав фразу парня. - Однако, вы фалуны, моводев! - и он неожиданно подмигнул Келле и Нинке. - Я уже фтар двя таких забаф. Уфы-уфы.
   - Пойдемте уже, Авдей Петрович, - подцепили его с обоих сторон дамы и поволокли в сторону, видимо, к своей машине.
   Келла вновь рассмеялся. Теперь он уже не держал Нинку, а нежно обнимал ее.
   - Во чудило этот дед.
   - Между прочим, он депутат, законы издает и принимает, - обняла его за шею девушка, недоумевая про себя, почему каждая новая встреча с рылом нравится ей все больше и больше. И к синему ее сильнее тянет. Как будто бы он - это Кей. Точнее, имеет все те плюсы солиста их общей группы, которые так нравились Ниночке.
   - А не пойти ли и мне в политику?
   - Дурак, - сказала ему девушка. - Это ведь все из-за тебя.
   - Хорошо-хорошо, - проводя губами по ее мягким волосам, отвечал молодой человек, чувствуя, что скоро сойдет с ума от ее духов. Журавль положила его на обе лопатки, а не он ее, как привык при общении с девушками. - Ты успокоилась, королева? Поехали ко мне?
   - Ага, сейчас, держи карман шире, мой синий друг, - тут же вывернулась из его объятий девушка. - Ты обещал крышу, так что поехали на крышу. Держи свои слова - ты же мужик.
   - Мужик, - вздохнул Келла.
   Уже через пятнадцать минут, преодолев желание просто так сидеть и целоваться в машине, парочка выехала на трассу, ведущую в город.
   - Быстрее, давай быстрее! - орала Нинка, высовываясь едва ли не по пояс из окна. Ее волосы бешено развевались на ветру, как и волосы водителя, и так едущего со скоростью почти сто восемьдесят километров в час.
   - Разгоняйся! - кричала девушка, обожающая гонки. - Хочу быть как ветер! Ааааа!! - завопила она в темноту. Келла широко улыбался. Ему нравилось ехать с Нинкой и чувствовать, как она радуется.
   - Келла, ты нереально крут! Крут! Ты мужииик! - вопила Ниночка. - Даааа!!
   Небо, поля, изредка попадающиеся столбы - все это мелькало за открытыми окнами так быстро, что Келла чувствовал легкое головокружение. Да и Близость Нинки опьяняла его. Если бы сейчас у парня спросили, что ему дороже: любимая машинка или эта длинноногая несносная девица, он выбрал бы последнюю. Никогда еще ударник рок-группы 'На краю' не выбирал в пользу девушки и в ущерб машине - новенькой и супер навороченной 'Тайоте'.
   - Если свернуть налево, - кричала сквозь шум мотора и свист ветра Нинка, то будет наша дача - я ее ненавижу! А если проехать еще 2 километра - будет место, где папандр однажды улетел в кювет! Он так ругался! Каааак клааасно! Я люблю это место... Келла, гони еще!
   Нинка глянула на стрелку спидометра - почти двести. Она была просто в восторге.
   - Гони!!
   Но парень вдруг плавно, насколько мог, остановил машину и погасил фары и свет в салоне. Теперь темная 'Тойота' Келлы сливалась с ночью.
   - Ты чего? - уставилась на него блондинка. - Эй, чего встал, погнали, рыло ты мое проблемное!
   Парень не реагировал - просто смотрел вперед и стучал пальцами по рулю, выбивая какой-то затейливый такт.
   - Алло, гараж! Дебил? Эй, нафаня, - потрясла его за плечо Нина. - Келла? Что с тобой? Хватит ломать комедию.
   - Я не Келла, - медленно повернулся к ней парень, освещая снизу лицо фонарем. - Я вампир. Я выпью кровь из твоего нежного горлышка.
   Нинка от неожиданности вскрикнула - у молодого человека действительно просматривались четыре белоснежных длинных клыка, которые фосфорецировали в темноте.
   - Я выпью твою кровь, - глухо произнес синеволосый, протягивая руку к спутнице, касаясь ее лица. - Красную, сладкую, пьянящую...
   - А я съем твое мясо, нежное и калорийное, - огрызнулась девушка, сильно хлопая парня по ладони. - Копыта убери.
   - Да? - озадачился он.
   - Ты чего, дурак? - кинула на него исполненный скептицизма взгляд Нинка. - Дракула ты недоделанный. От тебя последний мозг ушел в далекие дали, да? Тогда парадный надень.
   - Парадный мозг? - недопонял лже-Дракула, разочарованно глядя на неудавшуюся жертву.
   - Ага. Парадный. Тот самый, который ты изредка надеваешь, чтобы хотя бы иметь представление о таком процессе, как 'думать'.
   - Блин, - стянул с собственных зубов бутафорские клыки огорченный музыкант. - Королева, ты не испугалась?
   - Я похожа на обывателя палаты номер шесть? Это Катька бы испугалась. Ну да ладно, - саркастически поинтересовалась она. - Трогай, давай, неудачник.
   На этот раз Келла ехал довольно тихо, чем вызвал неудовольствие со стороны девушки.
   - Что мы тащимся, как угоревшие черепахи? - недоумевала она. - Чувак, давай быстрее.
   - Знаешь, - вдруг серьезно проговорил Келла, не увеличивая скорость, - когда ты сказала про кювет, я подумал, что не хочу быть тем, из-за кого Твое Высочество попадет в аварию.
   - Что? - распахнула широко и без того немаленькие глаза Нинка.
   - Нет, правда. Я никогда в жизни не думал о том, что летать по трассе опасно, а когда ты вдруг сказала про отца, мне стало страшно вести машину.
   - Келла у нас заботливый, но слегка тупой. Да почему слегка? Очень даже сильно. Ты чего какую-то фигню несешь? - раздраженно прошипела Нинка, не оценив рыцарского поведения парня.
   - Эй, - рассердился синеволосый, - я же серьезно! Я за тебя беспокоился!
   - Да ну? - игриво хлопнула его по колену Нинка. - У тебя мозг есть?
   - Да.
   - Видимо, очень крошечный, мой синенький пупсик.
   И она рассмеялась, но в ее взгляде впервые за много лет появилось что-то вроде нежности.
  
  
   Когда Нинка рассказывала мне это, она опять смеялась. А я умилилась.
   - Нин, он же беспокоился о тебе! Какой заботливый! - искренне порадовалась я за подругу.
   - Ага, куда деваться от его заботы. Он такой дурак, Катька, такой дурак. Он напоминает мне смесь моего Кота и твоего Чуни.
   - Почему?
   - А потому что он дебил.
   - Весомый аргумент. А что у вас было дальше? - поинтересовалась я.
   - А дальше он привез меня к высотке, которая строится в центре города, ну, около спорткомплекса 'Цезарь', и потащил меня на ее крышу.
   - А как же вас пропустили? - удивилась я.
   - Этот дурак в заборе дырку знает, - засмеялась Нинка, и ее смех казался мне странным - слишком добрым для Нины Журавль. Какие метаморфозы! Доброта пробирается в черное сердце подруги - это очень странно!
   Глядишь, Нинель и вовсе с ума сойдет. Связались, называется, с группой 'На краю'. Сами на краю дурдома оказались.
   - И что вы на крыше делали? - поинтересовалась я. Курсовая оставалась на ночь.
   - Сидели, пили вино, ели шоколад, смеялись, точнее я над ним смеялась, а он был серьезным, как дедушка Лесовик. Но он был таким угарным! Сидел, сидел и вдруг спросил такое...
  
  
   - Королева, тебе Кей нравится?
   Нинка чуть не подавилась новым кусочком горького шоколада с цельным миндалем.
   - В смысле? - с трудом откашлялась она.
   - В прямом, - грустно улыбнулся синеволосый, держа бутылку с вином в руке - они пили прямо из горлышка.
   "Откуда рыло знает? Неужели моя симпатия к Кеечке так заметна?"
   - А тебе-то что? Ревнуешь дружка ко мне? - попробовала отшутиться Нинка.
   - Я серьезно, - не глядя на блондинку, вновь спросил парень.
   - Нет, - легко соврала ему Журавль, в голове которой сидела навязчивая рисованная картинка: тетя Эльза оставляет все завещание ей одной. Келла же на рисунке был изображен в роле печального синенького мостика, натянутого между двумя родственницами Журавль.
   - Хорошо, - несколько повеселел доверчивый ударник 'На краю'. Они сидели абсолютно молча минут двадцать, и оба смотрели то на черное бархатное небо, которое, впрочем, с восточной стороны уже чуть светлело. Иногда они почти что синхронно переводили глаза на серые спящие здания, или на многочисленные неоновые огни, пытающиеся завлечь покупателей даже ночью. Изредка поглядывали на месяц, около которого кто-то очень щедрый насыпал кучу звезд. Нинке почему-то скопления небесных тел напоминали неприличное слово из трех букв, и она изредка хихикала и ела шоколад, которым Келла предусмотрительно запасся в больших количествах. Сам он просто пил свое вино, взбалтывая его и сосредоточенно глядя на рубиновый напиток.
   - Холодно, - сказала первой блондинка.
   Келла без слов посадил ее к себе на вытянутые ноги и, прижав к груди, обнял.
   Девушка незаметно прикрыла глаза, чтобы парень, не дай Бог, не подумал, что ей приятно чувствовать его тело.
   - Теплее?
   - Теплее.
   - Моя Королева.
   - Дурак. - Нина, сама не замечая, погладила парня по руке. Он чуть крепче прижал ее к себе.
   - Ты сегодня ну очень странный, котенок мой облезлый, - высказалась, наконец, Ниночка.
   - Да?
   - О, да. Ты что-то хочешь мне сказать?
   - Нет, Королева. Я просто хочу с тобой так сидеть.
   - Просто сидеть? - уточнила девушка.
   - Просто-просто. Ну, можно поехать ко мне домой и сидеть там.
   - На чашечку кофе, - утвердительно произнесла девушка.
   - Да, - согласился Келла.
   - Да не за что, осел. Сам себя чашечкой кофе угости, - было ему ответом. - Любая дура знает, что такое эти ваши "чашечки".
   - Я тебя люблю, - неожиданно невпопад сказал Келла.
   - Меня многие любят, - усмехнулась блондинка, не показывая ему, как она довольна. Нет, как счастлива.
   "Вот это замес... Любит. Любит. Ааа! Я тебя сделала, сделала, сделала, - думала он про себя, совершено забыв про то, что Келла вроде бы "привороженный".
   - Можно, я закурю?
   - Валяй. Давно куришь? - Нинке надоело сидеть, и она поднялась к неудовольствию парня с его колен. Невзначай она задела бедром его плечо. Келла силой воли заставил себя не раздевать девушку взглядом.
   - Давно. Лет с тринадцати. Ты пробовала когда-нибудь?
   - Естественно. Это одна Катя у меня умничка, и ничего такого... Не дыми на меня, папа будет ругаться, если почувствует запах. - Строго добавила девушка.
   - Твой папочка обнюхивает твою одежду?
   - Тысяча демонов, ты такой кретин. А ты меня по-настоящему любишь? - кокетливо спросила Нинка, когда Келла прикурил. Когда курил он, ее это даже не раздражало. Когда остальные - она бесилась. Парадокс?
   - Нет, по-искусственному, - отвечал ей он, раздраженный сверх всякой меры.
   - Идиот, - мигом надулась его Королева, встала и уселась на самый край крыши, болтая в воздухе ногами.
   - Эй, - обеспокоился Келла, - не навернись, мне в тюрягу не хочется из-за тебя попасть.
   - Почему из-за меня? Если я упаду, то ты тут чисто теоретически виноватым не будешь, мой мальчик.
   - Твой милейший папочка подумает по-другому. Ну же, иди ко мне, королева. Иди обратно. - Он отбросил окрурок в сторону.
   И она пришла. Келла снова усадил девушку к себе, аккуратно поцеловал в висок. Они посидели так еще немного, а потом Нина вырвалась и села рядом, прислонившись к его плечу. Келла чувствовал, что в нем играют неоднозначные желания: первое и вполне естественное как раз и было символически связано с "чашечкой кофе", зато второе было синеволосому несвойственно - он хотел нежности. Нежности от этой дурной и двуличной блондинки. Теперь она напоминала ему маленькую капризную девочку, которую нужно крепко обнять и осторожно гладить по волосам и спине.
   - Кстати, как у нас дядя Витя со свой машинкой поживает? - спросил Келла, дабы отвлечься от своих желаний.
   - Отлично, - скривилась Нинка, которая вчера умудрилась поссориться с папой из-за последнего стакана их любимой газированной воды. Выиграл глава семьи, заставив эгоистку-дочь обвинить его в жадности и в узурпаторстве. В результате дядя Витя разозлился и начал орать на весь дом. Мама Нины с трудом утихомирила обоих, приготовив вкусный ужин. Еда всегда заставляла всех представителей этой славной фамилии успокоиться. А все вчерашнее утро Журавль-старший читал ей нотации о вреде споров детей с родителями.
   - У нас в следующее воскресенье День Семьи, - задумчиво произнесла Нинка, - придешь, ясно?
   - Зачем?
   - Замуж за тебя хочу, - хихикнула светловолосая девушка. - Объявлю родственникам-идиотам, что у нас помолвка.
   - Нин, меня на следующей неделе не будет, - не слушая ее, произнес молодой человек.
   - А День Семьи? - проорала Ниночка ему в ухо и даже подергала, наконец, за цепочку пирсинга. Отец вновь устраивал большой семейный обед, где обязательно должна была быть тетя Эльза.
   - Тише, Королева, не надо, - убрал Келла ее руку, все отчетливее понимая, что она - большой ребенок с неуемной фантазией и кучей масок. - В воскресенье я приеду к тебе. А ты, как следует, сдавай свои зачеты. Лады?
   Журавль с интересом уставилась на музыканта, курящего сигарету.
   - О, милый, да ты никак умом тронулся? Какая забота обо мне, любимой. Ты точно будешь на Дне Семьи?
   - Да, я ведь пообещал, - отчего-то был серьезным молодой человек.
   Нинка удовлетворенно кивнула. Виктор Андреевич не пережил бы отсутствие столь ценного кадра, как синеволосый, на своем семейном ужине. Он даже почти смирился с пирсингом и синими волосами, а также с манерой одеваться этого 'уличного обормота', и даже наполовину простил ему историю с цветами и запиской.
   - Чтобы эта твоя Охренелла была, дочь, - говорил глава семи Ниночке, - кстати, а как твою Акапеллу нормально зовут? А то неудобно людям представлять. Подумают еще, что он женского пола. Неприятность выйдет тогда.
   - Я не в курсе насчет имени, - растерялась Нинка. Ей в голову не приходило узнать у поклонника с эксцентричной прической, каково его настоящее имя.
   - Не знаешь? - удивился Виталий Андреевич, - не говорит, что ли?
   - Не говорит, - подтвердила дочь.
   - Наверное, его родители-шизоиды назвали парня как-то совсем по-зверски. Я бы в таком случае тоже не говорил бы, - всегда радовался Ниночкин родитель чужим проблемам, пусть даже они были связаны с именем. - Он поди Марфусаил, или Мустафа, или Жан, или Цезарь какой-нибудь занюханный.
   - Папа, таких имен нет, - поедала, за обе щеки, как хомяк, конфеты Ниночка. - Я скорее склоняюсь, что он Васька или Ванька. Или Фома какой-нибудь. Аввакум на худой конец.
   - Это для него простовато, дочь, - никогда не уважал чужое мнение ее отец. - Он явно что-то вроде... Хм... Жозефина.
   - Аввундий, - была за древнерусские варианты Нинка.
   - Версалий, - выступал за европеизированные ее папа.
   - Добромысл.
   - Людовик и Феликс! - в азарте стал вспоминать Журавль имена, останавливаясь почему-то на французских королях.
   - Ты бы еще Генриха вспомнил!
   - А что? Тоже порядочное идиотское имя, - возразил дядя Витя, думая, какая же у него эрудированная умница-дочь - вся в него.
   - Антиох, - выдвинула новую версию потенциального имени Келлы Нинка.
   - Антилох? - не расслышал или не понял ее родственник.
   - Антиох, папа, - захохотала девушка. - Так, между прочим, царей звали македонских и писаку старинного, Кантемира, - еще больше порадовала отца своими познаниями в литературе и в истории девушка.
   - Самиддулло, - чуть помедлив, отвечал дядя Витя.
   - Такого имени нет, папа!
   - А вот и есть - я в Интернете твоем любимом читал, - возмутился Виктор Андреевич.
   Они долго спорили насчет имени синеволосого, добрейшей души человек дядя Витя выдвинул гипотезу, что Келлу так и зовут: Келла. Либо его зовут Синим или Голубым и в честь этого 'гад серьгастый' покрасил волосы в такой цвет. И теперь Нинке предстояло узнать, как же зовут парня на самом деле.
   - Келла, милый мой, - с кошачьей грацией потерлась о плечо парня Ниночка, - а как тебя зовут, мой котенок?
   От последнего слова ее едва не передернуло - она все же не могла привыкнуть к различным "сюси-пуси", особенно по отношению к синеволосому.
   - Это не я твой, это ты моя. Сечешь разницу, детка? - не ответил на ее вопрос парень.
   Блондинка, поежившись от прохладного ветерка, нахмурилась. Ее собственнические наклонности не могли ей позволить согласиться со словами молодого человека.
   "Кто тут чей, синильный козел, - подумала она зло, - ты попался в мои сети, малыш, и ты - мой. А такие, как я, по определению никому принадлежать не могут".
   - Келла, Келла, - взяла его под руку девушка, которой не сиделось на месте, - глупенькая ты у меня деточка. Так какое у тебя настоящее имя?
   - Зачем тебе?
   - Имя, говорю, какое настоящее? - не любила повторять дважды Нинка. А трижды тем более. - Ты же мой парень, а я, - подлила она в голос меда, - твоя девушка. Да?
   - Ну... - вновь закурил парень, - эх, лучше бы пива, а не вина.
   - Что ну? По фиг на пиво. И хватит уже пить. Раздражает. Как тебя зовут? Говори мне немедленно.
   - А тебе-то что? - не хотел раскрывать свою тайну парень.
   - Как что? Ты только признался мне в любви, а сам даже имени не говоришь. И вообще, почему у вас в команде у всех парней имена ненастоящие?
   - Имидж, Королева. Это все большой и крутой пиар-ход, - начал вновь становится самоуверенным ударник. - Это часть нашего имиджа, малышка.
   - Хочу знать твое имя, - поцеловала его в губы девушка, - хочу имя, имя, имя.
   - Лучше бы меня хотела, - пробормотал Келла.
   - Скажешь свое имя - мы поедем к тебе, - многозначительно посмотрела на него Нинка. Одновременно она уселась вновь на самый край крыши, совершенно не боясь высоты.
   - Платье-то так высоко не задирай, - посоветовал парень.
   - Здесь все равно никого нет, - беспечно отозвалась хитрая девушка, знающая мужские слабости.
   - А я? - не отрывал взгляда от ее длинных ног Келла. Он даже красивой звездной ночью больше любоваться не хотел.
   - А ты? А что ты? Ты мне имя говорить не хочешь.
   - Так хочешь узнать мое имя? - лукаво поглядел на нее Келла, - отгадай.
   - Отгадать? Мне что, делать нечего? Ну и как отгадывать? Загадочку мне загадаешь? - оживилась Ниночка.
   - Нет, просто намекну. Оно с греческого переводится как "благочестивый".
   - Это ты-то благочестивый? - с большим сомнением посмотрела на него девушка. - Плюнь в глаз тому, кто тебе это сказал.
   - Я не могу плюнуть в родителей.
   - Поменяй имя, балбес. Ты не благочестивый.
   - Нет, я такой, - потрепал ее по волосам парень. - Ефим меня зовут.
   - Ефим? - со вкусом проговорила Журавль. - Всего-то Ефим? - и девушка расхохоталась.
   - Что тебе не нравится в моем имени? - вскипел синеволосый ударник "На краю". - Обычное имя.
   - Ты из какой деревни, крестьянин? - посмотрела на него, как на сумасшедшего Нинка. - Ефим... М-да, имя у тебя отменное! Ефим, Ефим, Ефим, - словно заело ее.
   - А у самой-то имя, можно подумать, нереально крутое, - обиделся парень. - Меня, между прочим, назвали так в честь деда-летчика. Он в Великую Отечественную летал, награжден кучей медалей, и пол-Европы прошел.
   - Дедушка-то у тебя, может быть, и был хорошим, только вот ты - сдвинутый. Ладно-ладно, Келлочка, ты все же милый. Все мне прощаешь. И любишь меня. Хм, а фамилия у тебя какая, Ефим?
   - Хватит меня так называть. Келла. Я - Келла.
   - Стесняешься, да?
   - Нет, - отрезал парень. - Ефим я дома, здесь я - Келла. Ясно, Королева? Я думаю, ты умная девочка, запомнишь. И вообще, во мне все прекрасно.
   - Так фамилия у тебя какая? - продолжала допытываться до него Ниночка. - Тоже, небось, деревенская? Пеньков какой-нибудь или Васюткин? Или Пупкин? А еще вариант - Ефим Жучкин. Лошадкин. Кошечкин. Курочкин, - заело блондинку на звериных именах. - Мы, вот, Журавли - представители купечества, между прочим.
   - А мы, Строгановы-Софьины, - графы и бароны, - с ухмылкой отвечал ей Келла, потягиваясь.
   - Строгановы? Ты что, из рода Строгановых? Тех самых? - Нинка даже присвистнула.
   - Тех самых, милая моя крестьяночка, - взял реванш парень.
   Прекрасная память Журавлика тут же подкинула ей порцию инфы о знаменитых Строгановых.
   - Так ты - потомок аристократов и миллионеров? - не верила ему девушка. - Да ну! Ты меня опять разыгрываешь, кретин!
   - Я вполне серьезен. Пафосно звучит, да - Ефим Александрович Строганов-Софьин?
   - Это звучит круто, - серьезно отвечала Нинка. - А Нина Строганова - звучит?
   - Не-а. Журавль лучше. И вообще, нам, графам, какие-то купцы мимо кассы, - подмигнул ей Келла. - Ладно, пошли обратно вниз - ко мне, как ты и обещала.
   - Графиня Нина Строганова, мило-мило, - все еще бормотала блондинка, покорно идя следом за синеволосым. - Эй, а у тебя семейное древо есть?
   - Есть. А еще у меня есть родители, два брата и сестричка. Не желаешь познакомиться?
   - Пока нет. Мы прямо мезальянс. Граф и купеческая дочь, - хмыкнула девушка. - Папа будет в восторге.
   - Почему? - полюбопытствовал парень.
   "Хоть что-то в тебе выгодного: родословная и фамилия", - подумала Нинка, но вслух сказала:
   - Потому. А ты не тянешь на потомка великих графов.
   - А на кого я тяну?
   - На парня, который хочет взять меня на руки, - задумчиво посмотрела на него девушка.
   - Королева, ты издеваешься?
   - Ну пожалуйста, граф, возьмите меня на руки, - по-детски заныла блондинка. - Бедная купеческая девушка изнемогает.
   - Тогда пусть бедная купеческая девушка подарит графу отвязный поцелуй, ну и кое-что еще. Ну ладно-ладно, не смотри на меня так, пока что можешь только поцелуй, остальное - позже...
   Через полчаса они пешком, взявшись за руки и то воркуя, то ругаясь, добрели до квартиры Келлы, где он долго учил свою гостью играть на барабанах, говоря, что именно этот музыкальный инструмент способен "вышибать всю эмоциональную дурь". После усиленного выколачивания отрицательных эмоций, когда время близилось, ни много ни мало, к полудню, Нина поехала домой - отсыпаться. Несчастный Келла чуть не умер. Все, что позволила ему блондинка - поцелуи и объятия без излишеств.
  
  
   - И вы только в барабаны играли? - с подозрением спросила я.
   - А что ты хотела, чтобы мы делали? Что за глупые мысли, подружка? - возмутилась Ниночка. - Ты прямо как рыло. Кстати, Катька, а рыло тактичный. Всего лишь пара слов и жалобные глаза - и он опять перестал ко мне приставать. Нет, я все же прекрасная актриса... Кстати, пора обо мне, любимой, заканчивать, и поговорить о тебе.
   - Что обо мне? - кисло спросила я.
   - Значит, наш фотограф клюнул? Звонил тебе. О, да, Нина, ты сумела задеть урода за живое. И что? Что он сделал?
   - А ничего. Я сказала ему, что он меня не интересует, - не стала я упоминать о роли Кея в этом.
   - Точно? Он тебя точно не интересует? Ты уверена?
   - Нин, хватит, мне нравится другой парень.
   - Какой? - заголосил любопытный голос подруги. - Кто это?
   - Ну...
   - Кто-то из "На краю"? Я права? Там ребятки экстракласс! Только, - призадумалась она, - мне и с рылом-то привороженным не легко, а ты так вообще не сможешь сдерживать напор своего избранника....
   Отчасти ты права, Нин.
   - Нет, это из университета, - задумчиво отозвалась я.
   - Кто? - ее любопытство просто зашкаливало. - Кто это? Или ты меня разыгрываешь? Тебе кто-то понравился? Невозможно!
   Нина, я еще и влюбилась, какое там понравилось?
   - Кто? И когда ты это поняла??
   Сказать или не сказать ей про Антона? Она ведь не станет заниматься всякой ерундой и чинить нам... препятствия во встречах? А если Кей и есть Антон? Но этого мы с Ниночкой не можем знать наверняка! Нет, я все же должна ей сказать? Страшно...
   - Нин, мне нравится Антон, - тихо сказала я Журавлику.
   - Какой? - стала тут же перебирать всех университетских Антонов девушка. - С первого курса, что ли? Тот самый, синеглазый брюнетик? Ну у тебя и вкус, Катька! Отстой! Хотя... что-то в нем есть.
   - Нет, не этот Антон, - мягко отвечала я. - Мой Антон гораздо ближе.
   - Неужели со второго курса истфака? - поразилась еще больше Нина. - Этот длинноносый урод-каланча, которому дядя Степа по плечо будет?
   - И не он.
   - А кто тогда?? - странно, что подруга от любопытства еще нос в трубку не просунула.
   - С нашей группы. Антон Тропинин, - со вздохом отозвалась я, ожидая от подруги бури. Буря последовала незамедлительно.
   - Чего? Как?
   - Антон Тро...
   - Ктооо?! Этот меланхольный имбецил? Этот скользкий тип? Эта сказочная свинья? - не пожалела для меня эмоций девушка. - Катя, ты дура, дура, дура, дура и еще раз, ты ненормальная дура! Как тебе этот хрен смог понравится? Когда? И вообще... какого?!
   - Да вот, недавно... - почувствовала себя неловко я.
   - Недавно? А почему я сразу же не узнала об этом? - заорала Нинка.
   - Я подумала, что тебе не понравится...
   - Ты еще и думать умеешь? Ничего себе! Почему ты такая? Почему вместо красавчика Влада тебе нравится мусорка по имени Антон Тропинин?
   - Но Влад, он же "покупной", - попробовала возмутиться я. - А это настоящие симпатии!
   - Под хвост гундосой макаке твои симпатии! Катя, я тебе сколько раз предлагала классных парней, реально классных и небедных даже, а ты, почему ты всегда отказывалась! А тут нате - заштатный дурачок, и бац - он тебе нравится!
   Как же она возмущалась моему безвкусию! И как кричала, что я виновата в том, что не посоветовалась с ней, главным любовным авторитетом всея людей - Ниной Журавль, ведь тогда бы она подсказала мне, тупенькой, кто мне должен нравиться. Она орала, говорила, что у меня в голове прочно обосновалась мадам Шиза, и что я срочно должна найти себе нормального парня. Но, в конце концов, успокоившись, Нинка вдруг спросила:
   - Что, реально нравится этот лох?
   - Да, - шмыгнула я носом, как девочка-первоклашка, нервно теребя серьгу в ухе.
   - А Максимка не нравится? - еще раз грозно уточнила блондинка.
   - Нет, - вздохнула я. И тогда Нинка неожиданно для меня решила:
   - Ладно, это все же лучше, чем этот фотографишко.
   - Спасибо, что дала согласие, мамуля, - ехидно сказала я.
   - Пожалуйста, детка. Ты ведь у нас как раз главный спец в лопух-ситуациях. Тебя каждый облапошит. Блиииин... Этот чувак... Фу, Катька, он же ко мне подкатывал!
   - Я знаю. Сейчас уже не подкатывает ведь.
   - Он что, - заподозрила вдруг неладное подруга, - тебя использует? И вообще, давай-ка в подробностях рассказывай, почему он тебе нравится, и как это произошло.
   Пришлось говорить, проклиная себя за слабость, что не могла лучшей подруге во всем признаться сразу. Я рассказывала о том, что случайно разговорилась с Антоном, и мы стали понемногу общаться. И что он был у нас в гостях. И что мы пару раз погуляли. Я даже рассказала Журавлю про случай с мобильником и Натаном.
   - Взял на себя твою вину? А это крутотень, - вдруг заявила она, - но все равно он - отстой. Мне бы было стремно с та... Ладно. А чего ты мне сразу не рассказала по этот случай, зайка, а?
   - Я думала, ты рассердишься.
   - Ты была права. Я зла. Я, ох, как зла!! - завопила Нинка. - Моя подруга и непонятно кто! Она меня еще и обманывала. Но это ладно, главное... Почему тебе понравилось это чмо, Катька?! Так. Хорошо, я спокойна. Я очень спокойна. - Она глубоко вздохунула. - Все, иди свой курсак делай... Боже, я раздавлена. Почему этот лох? Я ведь тебе таких парней могла найти...
   И она вновь начала причитать.
   - Журавлик?
   - Что? - прервала свою нотацию Нина.
   - Спасибо.
   - За что еще?
   - Просто спасибо, - сказала я, закрывая глаза. И спешно перевела тему, не вовремя вспомнив Арина и его таинственные слова насчет какой-то там клятвы. - А ты знаешь, что такое Аннибалова клятва?
   - Естественно, - как всегда, подруга знала все, - это супер крутая клятва делать что-то до самого конца. Названа по имени одного карфагенского вояки Аннибала. Он дал клятву отбрасывающему кони отцу еще мальчишкой, что сам сдохнет, а Рим разрушит, что и сделал, впрочем.
   - Ммм, понятно. - Интересно, что там за клятва на Арине? Или он сказал это образно? Наверняка Кей в этом замешан...
   - А тебе-то она зачем? Своему кошмару в очках дала ее что ли?
   - Нет, просто интересно...
   Курсовую работу я более-менее нормально выполнила, а Ниночка все же помогла мне, за что я была ей очень благодарна. Подружка любит быть благородной в глазах других, даже иногда в моих. Наушники на следующий день я тоже взяла с собой, злая, невыспавшаяся и с красными глазами - проспала я всего лишь пару часов, и мой организм бурно протестовал против раннего подъема. Как я должна была сдавать экзамены и зачеты, я просто не понимала...
   Я думала, эта неделя станет для меня персональным маленьким адом, но оказалось все совсем по-другому. Скорее, мне кто-то очень добрый решил подарить небольшой кусочек рая.
   Понедельник начался с самых, что ни на есть, настоящих чудес. Даже железнолобая Нинка удивлялась и говорила, что мне так везет только благодаря тому, что экстрасенс Альбина, до сих пор находящаяся в своем таинственном отъезде, по словам Журавля, сумела снять с меня какую-то там отрицательную энергию. Экстрасенсу я не доверяла, поэтому искала причину в другом.
   В первый день недели, когда я усталая и разбитая, явилась в университет, уповая на милость Бога, Нинки и наушников, мне вдруг совершенно неожиданно поставили автоматический зачет по предмету общая теория квалификации преступлений. Допустим, милая женщина, ведущая его и поставившая в этот же день дополнительные автоматы кроме меня еще паре человек, не сильно меня удивила - скорее обрадовала. Нежданный-негаданный автомат по гражданскому праву, который вел довольно противный дядечка, сделал меня счастливой-пресчастливой и уверовавшей, что молитвы и взывания ко Всевышним силам, а также сила мысли воистину действенны! Невероятно легкая сдача тяжелого предмета криминология, в котором я почти что ничего не понимала, да и который не учила из-за нехватки времени, сделали меня не только счастливой, но и подозрительной. Может быть, меня все разыгрывают, и на самом деле у меня нет ни одного из поставленных зачетов, и в конце недели весь преподавательский состав нашего факультета во главе с деканом, соберутся вместе и скажут хором: "Это был розыгрыш!", а научный руководитель подарит букет цветов под рукоплескания однокурсников?
   Кстати, курсовую работу я сдала вовремя и даже удостоилась похвалы от научного руководителя, обещавшего "поставить лучшую, но обязательно объективную оценку такой замечательной студентке", как я, "которая, несомненно, является украшением нашего университета". Его слова меня удивили - украшением нашего высшего учебного заведения я себя не считала.
   Вторник порадовал меня еще одним, уже третьим, совсем уж непрогнозируемым автоматом по акционерному праву. И тогда я, уже забыв, что для порядка надо еще и бояться, пошла сдавать один из самых трудных зачетов этого семестра - международный механизм защиты прав человека. Все мои однокурсники уже делали на меня ставки: прокатит или не прокатит моя удачливость в этот раз.
   Оказалось, что прокатила. Преподаватель, когда я находилась в аудитории, вообще вышел куда-то минут на двадцать, дав возможность списать не только мне, но и всем остальным студентам. Я списала, честно прочитала по бумажке, не получила ни одного вопроса и с зачетом выкатилась в коридор. Зато почти все те, кто сидел со мной, оказались в сложной ситуации - препод вдруг вспомнил, что он вроде как злой и требовательный (да-да, в студенческом понимании это одно и то же), поэтому завалил почти всех, задавая каверзные вопросы.
   Меня в шутку стали называть не иначе, как УК - Удачливая Катя или просто Уголовный Кодекс....
   - УК - это же классно придумали, - больше всех веселилась Нинка, хлопая меня по спине после очередного удачного зачета, - ты монстр! Теперь-то ты веришь, что у экстрасенсов особенная энергетика? Альбина подправила тебе твою мрачную ауру и смотри-ка, ты просто окружена везением! Как тебе прет, ты не представляешь, как тебе прет!
   Вроде умная девушка, а на этой магии помешалась. Правда, я сама не знала, чем объяснить такое везение - ну не волшебством же, в конце концов?
   Антон отчего-то тоже сказал мне, что мне везет - мы переписывались с ним почти каждый день. Он был в Калининграде, у своего папы-бизнесмена, а на вопрос, зачем он туда прилетел, парень размыто отвечал, что "отец сказал".
   "Антошка, - печатала я ему, - представляешь, мне так везет на зачеты! Я ИХ ВСЕХ СДАЛА С ПЕРВОГО РАЗА УДИВИТЕЛЬНЫМ ОБРАЗОМ!"
   "Катенька, я рад, что ты все сдала. Ты - большая молодец", - писал он мне в ответ. Правда, отвечал мне он редко - постоянно был чем-то занят. Иногда за день он присылал не больше двух посланий. Но я им очень радовалась.
   "Но я не причем, - набирала смс-сообщения я ему в ответ, - как будто бы за моей спиной стоит чудесный волшебник и машет волшебной палочкой =)"
   "Тебе просто везет:) И я рад за тебя. У тебя все хорошо, солнце мое?" - спрашивал он у меня.
   "Да, все отлично:)", - врала я самозабвенно, потому что меня пугал тот факт, что предполагаемый брат Антон - Кей больше не дает о себе знать. Но если, не дай Бог, они один и тот же человек, тогда мне страшнее в три раза. Получается, что у кое-кого серьезное раздвоение личности.
   "Тебе понравились фото?"
   "Да, очень, я там так необычно выгляжу))))", - печатала я, улыбаясь сама себе.
   "Ты так выглядишь для меня всегда - ты красавица."
   " Еще раз спасибо за конфеты и за цветы - я просто в восторге от них! Это так романтично!"
   "Я просто хотел тебя порадовать:) Мне так нравится смотреть на твою улыбку...", - нежно писал он, или мне казалось, что это нежно.
   "А мне - знать, что ты рядом, - честно ответила я ему, - а еще меня называют теперь УК:):):)"
   " Уголовный Кодекс?"
   " Ага. Но теперь еще и Удачливая Катя))".
   "Иногда мне кажется, что ты очень удачливая!", - отчего-то написал он.
   "Почему?", - спросила я тут же.
   "Потому что ты нашла меня, а я - тебя."
   "Антон, а ты скоро приедешь? Я очень хочу с тобой встретиться..."
   "В понедельник - раньше не получится. Жди меня, ладно?", - и Антон отправил мне кучу смайликов. А я смотрела то на подаренные им цветы-композицию, то на тот милый брелок и улыбалась. Сотовый Кея тоже всегда был при мне. Странно, если судить по подаркам братиков, получается, что Антон дарит безделушки, невероятно приятные сердцу, а Кей - вещь, без которой я никак не могу обойтись
   "Я и так жду... очень жду. Не забывай - ты ведь теперь мой парень...)"
   "Я это прекрасно помню, дорогая", - когда мне пришла эта смс, на миг мне показалось, что ее прислал кто-то, невообразимо похожий на Кея, но остальные послания, последующие за этим были написаны в стиле Антона. Да что же со мной происходит?
   Я сдала все зачеты с первого раза, без единой пересдачи - такого у меня еще ни разу не было, да и у большинства моих одногруппников тоже - то ли мы были тупыми, то ли учиться было трудно. Сначала все веселились, глядя на мое недоуменное лицо и на новую удачную запись в зачетке, а потом некоторые девочки стали завидовать. Хорошо еще, не из нашей группы - она у нас была более-менее дружная.
   - Радова, говорят, тебе сильно везет на зачеты, да? - спросила меня в пятницу перед сдачей последнего зачета девушка с соседней группы, с которой я очень редко пересекалась. Мы стояли в многолюдном коридоре напротив друг друга. Их группа сдавала что-то в соседнем кабинете.
   - Везет, - сразу не понравился мне ее тон, - а что?
   - И сколько это стоило? - Напрямик спросила она, постукивая носом "гриндерса" - девушка, кажется, была неформалкой. Нинка, кстати, и ей умудрилась как-то дать ласковое прозвище - "Гамадриловна". Так она назвала эту коротко стриженую девушку в брюках военного цвета еще на первом курсе.
   - Что? - обалдела я.
   Она презрительно поглядела на меня и сказала:
   - Зачетка. Я думала, в нашем университете нельзя ее купить - оказалось, мне всего лишь казалось.
   Когда кажется - тогда крестятся.
   - Я не покупала себе зачетку, что ты несешь? - выкрикнула я, пораженная до глубины души. - Я всегда все сдавала сама!
   - Тебе Журавль помогала всегда! Теперь ты ей видимо, надоела, и она кинула тебя. А ты решила все купить. По тебе не скажешь, что ты миллионерша.
   - Ты дура? - напрямик спросила я.
   - Может и дура, но ничего не покупаю.
   - Извинись перед Катериной, - возникла из ниоткуда Татьяна - староста моей группы. После того, как она попала по Нинкиной протекции в редакцию университетской газеты, одногруппница почему-то стала относиться ко мне, как к хорошей подруге. Кстати, не зря она рвалась так сильно в газету - Таня нашла свое простое человеческое счастье рядом с Сеточкиным. Танька активно начала подбивать клинья к этому странноватому парню. Уж не знаю, правда ли он ей понравился, или ей импонировала его начавшаяся уже журналистская карьера, но она очень уж захотела встречаться с Сеточкиным. Парень же, тяжело переживавший то, что Нина больше не звонит и не встречается с ним, новые отношения принял, как истинный бальзам на душу. Когда об этом узнала Журавль, она полчаса хохотала, как сумасшедшая и заявила: "Прикинь, какими обезьянами будут их будущие детки, а? Один заумный урод, да и вторая красотой не блещет".
   - Извиниться? Не буду я извиняться! - не пожелала подчиниться Таниной воле Гамадриловна. - Это же надо - купила себе зачеты и экзамены тоже! Вы все, гламурные девки, такие. Ставите себя выше людей.
   С этими словами девушка удалилась.
   - Я не гламурная совсем, - удивленно поглядела я ей вслед. - Вот же больная на всю голову.
   - Катя, не обращай на нее внимания, - махнула рукой Таня, - у нее просто проблемы с зачетами - целых три завалила. Она завидует. Ой, давай я тебе лучше 14 билет расскажу, а? Я так боюсь, что этот зачет не сдам! Ведь сдаем заведующей кафедры...
   Но Татьяна сдала его, впрочем, как и я. Не скажу, что в этот раз мне повезло - билет, который мне остался на зачете, я знала - читала и учила его буквально вчера. Преподавательница окинула меня заинтересованным взглядом и, уже расписываясь в зачетке после моего довольно-таки приличного ответа, спросила:
   - Екатерина, а вы... будете поступать в аспирантуру после окончания университета?
   - Нет, - ответила ей я. - Я никогда не хотела в аспирантуру.
   - А жаль, жаль, - мило улыбнулась женщина, - у вас есть все данные. Я уверена, вы туда обязательно поступите. И если вы надумаете поступать - я готова взять вас к себе. Мои студенты никогда не защищают кандидатские меньше, чем на "хорошо"! Подумайте об этом.
   - Подумаю, Галина Семеновна, - растеряно отвечала я. Хорошо еще, никто не слышал наш разговор - профессор принимала нас всех по одному на кафедре.
   Когда я уже выходила за дверь, еще одна препод, сидевшая за своим столом и писавшая что-то, подняла голову и спросила тихо у Галины Семеновны, думая, что я не слышу:
   - Это та самая девочка? Надо бы не забыть ее фамилию - мне в следующем году, скорее всего, придется вести у их курса...
   - Ра-до-ва, - по слогам проговорила профессор. - Екатерина. Кстати, несмотря на протекцию, толковая девочка... Она мне так билет рассказала хорошо...
   Я вышла из кафедры с круглыми глазами. Что значит "та самая"? Я особенная? Какая протекция?
   - Сдала? - подлетели ко мне одногруппники, за неимением лавочек сидевшие прямо на полу вдоль коридора.
   Я кивнула.
   - Между прочим, выучила.
   - Молодца, УК, - улыбнулась мне Нинка, которая сдала этот зачет самой первой. - Поздравляю, теперь перед нами только экзамены и каникулы!
   - Ага, - только и кивнула я ей, а затем была за руку потащена подругой в очередное кафе.
   Экзаменов, за исключением курсовой работы, было всего три. Первый же из них принес мне кучу ощущений - даже не знаю, отрицательных или положительных, скорее удивительно-эмоциональных.
   Преподаватель, который вел предмет международное право, отличался довольно-таки противным нравом. Чего еще можно ждать от человека, который является лучшим другом Натана Денисовича и разводит дома экзотических тараканов?
   Василий Петрович с крайне обворожительной и говорящей фамилией Злоба относился к такой категории преподавателей, которые знали и умели очень многое, но преподавать ненавидели, да и плохо у них это дело выходило. Рыжий, лохматый, невысокий и вертлявый, он маленькой и крайне шустрой молнией метался туда-сюда по аудитории и торопливо и скучно рассказывал очередную лекцию. С коллегами он находился в научной конфронтации, постоянно критиковал политическую власть и обожал устраивать короткие, но кровавые расправы над студентами. К тому же он, отличаясь буйным нравом, манией величия и обостренным чувством справедливости, никогда не брал взяток, не разрешал списывать и не давал никаких послаблений - даже беременным студенткам. Говорят, однажды у него на каком-то экзамене едва не родила какая-то несчастная девушка, которую он терроризировал вопросами почти три часа, не веря, что девятый месяц вынашивания ребенка может как-то отразиться на успеваемости студентки.
   Хорошо, что у нас этот дядечка преподавал только полгода - но и за это время он успел потрепать нам нервы своими идиотскими шуточками, скучными лекциями и обещаниями "серьезно прошерстить студента на предмет усвоения моих бесценных лекций". На субботней консультации, кстати, он нам заявил еще вот что:
   - Дорогие мои гремлины. Пардон - студиозусы, - нехотя поправился препод. - Нам предстоит с вами сдача одного из важнейших предметов курса. Я знаю, что мои требования высоки, я знаю, что мой предмет может показаться сложным. Но если вы желаете стать настоящими юристами, - поднял вверх указательный палец рыжеволосый мужчина, - вы обязаны пройти через мой экзамен. Правила оного. Кто будет списывать - два, кто будет разговаривать - два. Кто будет умничать, - при этом Злоба захихикал, - два! Вы все должны выучить, дорогие мои и любимые. Я буду ждать вас с нетерпением в понедельник!
   Увы, вся группа понедельника ждала как казни. Не то, чтобы предмет был тяжелым - тяжелым был сам преподаватель.
   На экзамен он решительно запустил первых шесть человек. Нинка оказалась в числе первой шестерки и с уверенным лицом человека, знающего все на свете, нахально уселась на первой парте. К моему огромному удивлению, в этой же шестерке оказался и Антон, как-то незаметно для меня пришедший на экзамен.
   Последнее, что слышали мы, оставшиеся за дверью, было:
   - Что мне нравится в Журавле - а странная у вас фамилия, девушка, глупая, птичья, - так это ее невообразимое нахальство, приправленное очарованием истинной блондинки. Не боитесь, что я вас на первой парте укушу?
   - Совсем с ума сошел Злоба, - покачал кто-то из парней головой, когда дверь закрылась. Ниночку почитали за Ангелочеловека - я уже много раз это говорила.
   - Повторять надо, а то "потопит" нас всех с экзаменом, - добавил его друг.
   Я, как всегда, не успевшая выучить всех билетов - с большим трудом могла воспроизвести лишь треть из них, прислонилась к стене. Я жутко волновалась. Во-первых, за Ниночку, которую, кажется, Злоба невзлюбил, во-вторых, за себя, а, в-третьих, за Антона. Он пропадал где-то неделю, и, наверное, ничего не учил, а теперь пошел сдавать одним из первых. Он в порядке?
   Через два часа из аудитории, вокруг которой мы всей группой вновь сидели на полу, вылетела Алена. Кажется, у нее были красные глаза. Алена - отличница и учится не хуже Нинки, за что та, кстати, ее терпеть не может и обзывает Лысой - за не слишком густые волосы.
   - Ален, ты что, плакала? - обступили ее со всех сторон девушки, сочувственно гладя по спине.
   - Он... он ужасный! - воскликнула она и убежала прочь.
   Как потом рассказала Нинка, вышедшая из аудитории следующей, Алена пала первой жертвой Злобы, и он, поиздевавшись, хотел поставить ей два, но потом передумал и влепил тройку в "отличную" зачетку, перечеркнув, тем самым, мечты о красном дипломе. Сама Журавль получила "хорошо" - на "отлично" наш международник смог вытянуть только сам себя. Или своего клона.
   Это был первый раз, когда подружка получала такую отметку, и я уже по ее потемневшим темно-синим глазам, видела, как она зла. С кротким видом рассказав одногруппникам о том, как ужасно принимал экзамен Василий Петрович (желающих узнать "ну как там на экзамене??" было очень много), девушка потянула меня в женский туалет. Хорошо, что он был пуст, потому как там Ниночка такое загнула про препода, что если бы ее услышали профессора из какой-нибудь Академии Нецензурных выражений, например, с факультета Грязных Непристойностей, ее бы сразу взяли в преподавательский состав.
   - Проклятый, наглый, мерзкий, уродливый моральный бич с вывернутыми наизнанку тупыми мозгами, насквозь проеденными крысами-зомби, - завершила гневную тираду она и с размаху долбанула кулаком по подоконнику, а ногой пнула мусорное ведро - мусор из него живописной волной разлетелся по всему полу. - Чтобы его опарыши сожрали.
   - Ниночка, не переживай ты так, - пыталась я успокоить этот цунами, - он козел, и все это знают.
   - Он назвал меня блондинкой двадцать четыре раза! И столько же раз намекнул мне, что я дура! - заорала она вновь.
   - Ты что, считала? - изумилась я, отходя к стеночке.
   - Да! - швырнула мыло в окно девушка, - считала! Старый ублюдок! Я пойду к Альбине и, когда она выйдет из отпуска, заставлю наложить на него проклятие! Чтобы он сдох в какой-нибудь подворотне от завертывания мозгов в морской узел. Сволочь.
   - Нина, пойдем, купим водички попить, ты успокоишься, ладно? - Погладила я ее по голове, как ребенка, - ты сильно нервничаешь.
  
  
   Девушки покинули туалет, не заметив, как дверь одной из дальних кабинок открылась, и оттуда вышла слегка ошеломленная преподавательница с факультета экономики.
   - Боже правый, - огляделась она, - вот это студентки. Ну и ну. Пожалуй, надо пересмотреть свои взгляды на преподавание. Проклятие... бр... Надо же. Может быть, - ее голос слегка задрожал, - поэтому после каждой сессии со мной случается гипертонический криз?
   Катрина и Нинка только через год, во время беседы со знакомыми девушками с экономического факультета, узнали, что одна из самых жестких и требовательных преподавательниц "эконома" и по совместительству его декан вдруг стала настолько либеральной, что позволяла списывать в день экзамена прямо из учебников, а потом и вовсе стала рекомендовать иметь с собой ноутбуки или МР-3 плееры с электронными версиями рекомендованных ею книг.
  
  
   - Кать, - тревожно посмотрела на меня Нинка, устроившись на подоконнике, - у нас проблема.
   - Какая? - печально посмотрела я на лучшую подругу. Почему я сколько раз сдавала зачеты и экзамены, а постоянно волнуюсь так, что живот подводит.
   - Злоба, чтобы он в аду сгорел, отбирает телефоны и сумки, - процедила сквозь зубы Нина. - Он пристально следит за тем, чтобы никто не списывал. И наушники, скорее всего, не пройдут. Если он увидит, что списываешь - выгонит.
   В подтверждение ее слов дверь резко распахнулась и Витя Иванов, наш одногруппник, понуро вышел за дверь. Вслед парню неслось:
   - Думаете, я не вижу ваших жалких списывательных потуг? У тебя что, на мозгу табличка "Ушел покурить"? Пересдача! Слышишь, Иванов, пересдача!
   - Старый козел, - прошипел Витя и, подбадриваемый ребятами, ушел в курилку. Миниатюрный наушник его не спас. Василий Петрович каким-то загадочным образом учуял его.
   - Злоба в своем репертуаре. Старый маразматик. - Проводила его взглядом счастливица Нинка. - Ладно, в общем, что будем делать? Как ты спишешь, Катька?
   - Я не буду списывать. Я попробую рассказать сама. Я ведь учила, - отозвалась я. - В конце концов, действительно есть пересдача.
   - Знаю я, как ты учила. Ты учила, твоя сумасшедшая анимешница-сестричка верещала про очередной кавай, братик на всей громкости играл в Контр Страйк, Томас пел под гитару вместе с очередными гостями, а к Леше прискакала скандалить очередная телка, - фыркнула Нинка.
   - Нет, - возразила я, - К Леше никто не приходил. Его вообще не было.
   - Значит, к Томасу в гости однозначно кто-то приперся.
   - Вообще-то да, но они почти мне не мешали, - отозвалась я. Да, родителя и его гостей почти не было слышно, потому что они все выпили какого-то ядерного рома и всемером заснули на кухне. Утром пришел дядя и очень ругался. Его оры разбудили меня на час раньше, чем мне было необходимо вставать.
   - Зачем я о тебе волнуюсь? Я не филиал Помощи сирым и убогим. А ты же УК, подружка. Думаю, сдашь, - и Нинка одобряюще подмигнула мне. Кстати, ее глаза вернули себе прежний цвет - явный признак того, что она успокоилась.
   - Нин, иди домой, у вас же сегодня опять Семейный ужин, - отвечала я, будучи в курсе причуд дяди Вити. - Не беспокойся за меня, реветь не буду, как Алена, даже если не сдам.
   - Беспонтово тебя оставить одну, - сказала мне Нинка, - ой, гляди, какой мальчик милый идет!
   - Нина, иди домой, - пожалела я Келлу. Нинка все же очень ветреная.
   - Я теперь не хочу домой, я хочу познакомиться с тем брюнетиком, - не сводила глаз она с рослого молодого человека. В результате я прогнала Журавлика из университета, и у меня было такое чувство, что Нинка ушла только потому, что этот парень тоже направился к выходу. Да уж, соперников у синеволосого ударника - выше крыши.
   За подругу я беспокоиться перестала, и теперь меня волновал Антон, сидевший в аудитории - он зашел во второй пятерке. Нинка, кстати, увидев его издали, только фыркнула, но ничего не сказала.
   А он, неожиданно для меня, сдал на тройку - и это его ничуть не огорчило. И не обрадовало. Казалось, ему было абсолютно все равно. Я не видела, когда он вышел из аудитории, потому как сидела на широченном подоконнике, подобрав ноги под себя, как турчанка, и сосредоточенно читала конспекты. Антон бесшумно подошел ко мне и, наклонившись, осторожно поцеловал меня в лоб. Я вздрогнула и едва не выронила конспект.
   - Антош? - обрадовалась я, увидев его, - я рада тебя видеть! Как ты сдал?
   Он молча показал мне три пальца и уселся рядом со мной - близко-близко, так, что мы касались друг друга, и это было чертовски приятно.
   - Я скучал по тебе, - сказал он негромко.
   - Я тоже. Как прошла поездка? Нет, лучше расскажи, как ты сдал Злобу? А почему ты не подошел ко мне сразу? - засыпала я его вопросами, незаметно касаясь пальцами его ладони - ни горячей и не холодной... Это так сильно напомнило мне Кея, что я испуганно посмотрела на Антона.
   - Нормально сдал. Мне попался нетрудный билет. Поездка тоже прошла нормально - я увиделся с отцом, как хотел, - коротко проинформировал меня обо всем молодой человек.
   - Я очень рада за тебя, - честно сказала я, - ну так почему ты перед экзаменом ко мне не подошел?
   - Ты же была со своей подругой, - тонкая усмешка Кея на его губах, или у меня шарики за ролики окончательно зашли от бесконечных подозрений?
   - Я сказала Нинке, что ты мне нравишься, - обрадовала я парня.
   - Что?
   - Сказала, что ты мне нравишься. Она нас одобрила, - я улыбнулась.
   - Что ты сказала? - все еще не мог поверить он.
   - Так что ты мой парень официально и все такое. Если Нинка сказала "да", другие меня не волнуют. И она, в принципе, тоже. Она на то и подруга, чтобы понять, что с тобой мне хорошо. И Нинка, не смотря на то, что она такая... она всегда заботится обо мне и желает лучшего. Антош, я правда, очень скучала, - и с этими словами я, забылась на миг, прижалась к его руке и положила голову на плечо. Он только улыбнулся.
   - И ты не боишься, что о тебе подумают окружающие? Я не лучший выбор для парня, если честно, - тихо сказал он.
   - Ни капли. Наверное, это неправильно - делать перед таким сложным экзаменом, но... Антон, я так скучала, - сглотнув, сказала я и впервые в жизни поцеловала парня сама, да еще и на виду у всех. На самом деле, на нас мало народа обращали внимания - почти все уткнулись в свои конспекты или внимательно слушали краткие пересказы билетов в вольной интерпретации друг друга.
   Очень часто нам кажется, что когда мы делаем что-либо: красим ли губы, едим, целуем любимого человека - все смотрят на нас. На самом деле это не так: людям все равно, потому что в большинстве случаев каждого из нас, прежде всего заботят лишь свои собственные проблемы. И сейчас почти никто не увидел этого сквозь пелену своих университетских забот, хотя, конечно, потом понемногу начали обращать и на нас внимание любопытные одногруппники, но и им больше всего хотелось не сплетничать, а просто сдать свой первый экзамен в этом семестре.
   Я поцеловала этого чудика, хотя, поцеловала - громко сказано. Я, как дурочка-героиня из мультика, коснулась губами его щеки, провела ими до линии его губ, прижалась к ним, вот и все, а уж остальное сделал сам Антон, заставив моих несчастных бабочек вырваться на свободу и порхать над нами, кружась в каком-то оригинальном танце.
   - Катя, - прошептал парень, - девочка...
   Он медленно-медленно, но очень настойчиво целовал меня, одной рукой взяв за подбородок, а другой бережно обняв, а когда прекращал поцелуй и касался чуть влажными губами моих щек, или висков, или уголков глаз, я чувствовала, что его дыхание становится тяжелее. И у меня тоже.
   Иногда мне казалось, что мои бабочки переплетаются с искрами разноцветных звезд Антона, а между ними плавно пульсируют красные сердечки. Какое же странное у меня воображение - видно гены Томаса дают о себе знать.
   Не спорю! Когда парень так умело целует тебя, положено вообще ни о чем не думать...
   ...а падать в пустоту...
   Его ладонь, теперь кажущаяся мне горячей, осторожно переместилась с подбородка вниз на шею.
   - Я люблю тебя, - с закрытыми глазами прошептал Антон, проводя губами вдоль моей скулы и не отпуская из объятий.
   Катрину бросило в жар. Как будто бы это говорит Кей...
   А если они - все же одно и то же лицо?
   Нет, их двое.
   В данный момент мне все равно. Рядом он, просто он, человек, которого я люблю, - и мне хочется, чтобы это никогда не закончилось.
   - И я, - почти не слышно сказала я парню, но он понял мои слова, и они вызвали у него новый приступ нежности. И это выражалось не в прикосновениях, а во взгляде. Антон смотрел на меня широко раскрытыми глазами, гладя большим пальцем по губам, а я - на него, понимая, что счастлива. И что не хочу отпускать его.
   Мы синхронно закрыли глаза, и он склонился ко мне для нового поцелуя. Крепко прижал к себе обеими руками.
   Мне кажется, я не смогу без него, без его голоса, его запаха, его дыхания. Я хочу вечно вот так обнимать этого человека, чувствуя его руки и прикосновения.
   Все хорошее когда-нибудь кончается. У тебя еще впереди очаровательная встреча со Злобой.
   Воспоминание о том, что у меня как бы еще и экзамен меня отрезвило мгновенно. Я отстранилась от парня, до сих пор ощущая вкус его губ.
   - Что? - открыл глаза он, тревожно глядя на меня.
   - Экзамен, - шепотом произнесла я. - Мне надо готовиться, Антош.
   - Ты не готова к нему? - спросил он.
   - Не очень, - честно призналась я, - наверное, к пересдаче я точно все-все выучу. Ты молодец, Антон! Сдал зачеты досрочно, и экзамен сдал - я бы тоже от тройки не отказалась.
   - Все будет хорошо, Катя, все будет хорошо, это всего лишь экзамены, - он обнял меня к изумлению нескольких наших одногруппниц, только что усевшихся на соседний подоконник. Ну и пусть смотрят, а потом сплетничают! Зато сейчас меня поддерживает тепло ставшего вдруг родным человека, и мне так приятно находится в его объятиях, что, кажется, даже страх уходит куда-то на второе место.
   Ты лучше бы об экзамене думала, дура!
   - Это не всего лишь, - вздохнула я, - ну почему у меня нет такой памяти, как у Нинки? Прочла один раз и запомнила на всю жизнь.
   - Я уверен - ты обязательно получишь сегодня хорошую оценку, - закинул он ногу на ногу.
   - Да?
   - Да. Надо просто верить.
   - Я верю. Но этот Злоба, ты же знаешь, какая он сволочь.
   - Знаю. И не договориться с ним никак.
   - Договориться? В смысле?
   - Я имею в виду - не списать. Кать, давай сейчас ты подучишь те билеты, которые ты не знаешь? - неожиданно предложил он.
   - Именно это я и делала.
   Мы сидели вместе часа три. Я читала билеты, изредка прерываясь и тяжело вздыхая - в таком случае Антон успокаивал меня и спрашивал, что мне непонятно. Мне было понятно почти все - просто я не могла этого запомнить. Он старался объяснить и вообще очень помогал мне лишь своим одним присутствием.
   А еще Антоша приносил мне то воды, то шоколад. В общем, был, как и всегда, заботлив.
   - Слушай, а сколько ты потратил на подарок мне? - спросила я его, когда получила от него большую плитку горького шоколада.
   - А что?
   - Мой дядя сказал, что много. Я не хочу получать дорогие подарки, хорошо? Я понимаю, что это выглядит очень глупо - но я не смогу делать такие подарки тебе в ответ.
   - Иногда я не могу тебя понять, и ты для меня - как инопланетянка, Катя, - улыбнулся он в ответ и добавил, - моя Катя.
   - Правда, мне неловко. Кстати, не забудь прийти ко мне в гости - тебя ждут все мои родственнички, - со смехом сказала я.
   - Не забуду, - согласился Тропинин.
   А потом к нам бочком подползла староста группы, тоже еще не заходившая в аудиторию, временно превратившуюся в резиденцию студенческого ада.
   - Катя, - с интересом косясь на меня и на Антона, сказала Таня, - никто не хочет идти следующим. Ты не желаешь?
   - Не желаю, - мне тоже не хотелось оказаться лицом к лицу со Злобой так скоро, - я пока повторяю.
   - Жааалко, - протянула девушка.
   - Иди, Катенька, - вдруг сказал мне на ухо Антон, когда любопытная староста отошла.
   - Почему? - удивилась я.
   - Он особенно сильно не любит последних студентов, иди сейчас, чтобы не оказаться в последней шестерке. - Парень встал и подал мне руку. - Не бойся - сегодня будет твой день.
   Какой он самоуверенный. Я решила послушаться парня - вдруг Злоба и вправду решит слишком сильно отыграться на самых последних студентах - от него все чаще выходят с пересдачей.
   - Таня, я пойду все же, - подошла я к одногруппницам, - можно?
   - Ой, хорошо, что ты! - обрадовались они тут же, - быстрее, быстрее иди! Злоба уже ждет. Удачи тебе!
   - Спасибо, девочки, - ответила я с дрожью в голосе и открыла дверь, ожидая, что темнота студенческого ада меня ослепит, но, однако, этого не произошло, и меня встретил вездесущий солнечный свет, попадающий в средних размеров аудиторию, через большие новые окна
   Я, настороженно глядя по сторонам, вошла в нее. Не смотря на обилие света, которого так не хватало в коридоре, казалось, здесь даже температура воздуха ниже, и всюду царит гнетущая атмосфера. Лица одногруппников были мрачны и унылы, и только лишь в одном месте все цвело и пахло - за преподавательским столом, где развалился "замечательный" учитель и просто хороший мужчина Василий Петрович. Когда я подошла к столу с зачетной книжкой, он как раз слушал девушку, прозванной Нинкой Мисс Ботаничка, подругу той самой Ольги, которая приворожила Толика. Она сидела и с печальным лицом рассказывала что-то о международном праве журналистов.
   Злоба с нездоровым скепсисом слушал студентку, всем своим видом показывая, что своим монотонным рассказом она ему сильно надоела. Да и журналистов он терпеть не мог, и даже на какой-то лекции заявил, что "этим марателям бумаги вообще в правах отказать надо!"
   - Здравствуйте, - тихо произнесла я.
   - Новая жертва! - вместо приветствия сказал Василий Петрович, - берите билетик, давайте зачетку. Не забудьте мне телефончик отдать, и сумочку поставьте на вон ту парту. Хорошо, билет номер шесть, идите и готовьтесь, Радова. И не смотрите на меня так испуганно - я не кусаюсь. Но гавкать могу, - и преподаватель засмеялся своей очередной глупой шутке. - Вторая парта, девушка, дальше не уходим.
   Я опустилась на вторую парту на четвертом ряду - самом ближнем к стене, и со вздохом изучила билет. Сердце екнуло - один из вопросов - "Специфика правосубъектности международных организаций", был мне совершенно незнаком, зато во втором - "Территория в международном праве. Виды правового режима территорий" я немного разбиралась - помнила теорию. И что теперь делать? Писать ответ только на тот вопрос, что я помню? Если я скажу Злобе, что смогу рассказать только один из ответов, то сомневаюсь, что он обаятельно улыбнется и скажет: "Ничего страшного!".
   Наверное, сначала я напишу то, что знаю, а потом попробую на свой страх и риск отправить смс Нинке - вдруг препод уйдет или ему позвонят?
   Увы и ах, ни уходить, ни звонить рыжий мужчина не собирался. Напротив, слушая очередного студента, он курсировал по аудитории и пристально наблюдал за всеми.
   - Списывают только трусы, Кораблев, - ехидно говорил он, - даже и не думайте о том, чтобы достать сотовый телефон. Я знаю, что у вас есть второй. Госпожа Анисимова, если вы еще раз повернетесь в сторону парты господина Ежова, я выгоню вас обоих. Ого, как строчит госпожа Тайцева. У вас рука не железная? У меня бы давно отвалилась. Госпожа Радова, а что же вы так медленно пишите? Неужели не выучили?
   Старый перечник. Естественно, я не выучила, иначе не сидела бы с таким растерянным лицом, став на ближайший час клоном уныния в твоем личном царстве подобно остальным однокурсникам
   На второй вопрос я кое-что написала, но на первый так и не смогла ответить. Лишь задумчиво грызла ручку и удостоилась из-за этого вопроса от Василия Петровича: "Голодны?".
   Через какое-то время я уже думала уйти вслед за Наташей Анисимовой, которая отказалась отвечать, вызвав бурю восторга у Злобы, но, наверное, мне помешала судьба. В тот момент, когда я хотела уже подняться, распахнулась дверь, и в аудиторию, в которую тут же умудрился заглянуть десяток любопытствующих студентов, вошел мой научный руководитель.
   - Василий Петрович, - улыбнулся он обворожительно, - можно вас потревожить?
   - Ты уже потревожил, - недружелюбно глянул на него Злоба. Молодых преподов он не любил. - Экзамен, вообще-то. Что случилось?
   - Можно ли мне забрать заявление у моей студентки? - не переставая улыбаться, спросил тот.
   - А в другой раз ты не мог ничего забрать у твоей студентки? - не стесняясь, называл молодого работника образования на "ты" его опытный коллега. - Тебе нужно это сделать именно во время моего экзамена?
   - Прошу прощения, я срочно должен уехать и не могу ждать, - опустил глаза в пол мой руководитель.
   - Ждать он не может. Забирай, - милостиво разрешил Злоба, - и быстрее, вдруг студиозусы под шумок спишут. Мое старое сердце этого не выдержит.
   - Екатерина, я у вас хочу забрать то самое заявление,- подмигнул мне препод к моему безмерному удивлению, направился к моему столу.
   Какое еще заявление? Хорошо, что я не сказала этого вслух, иначе Злоба, с любопытством крадущийся следом за коллегой, выгнал бы его взашей.
   - Которое я просил тебя принести еще вчера, Катя, - сказал мой руководитель. Может быть, он пьяный? Нет, от него не пахнет. Или употребление наркотиков пробралось и в научно-преподавательские сферы? Не зря недавно одни шутники повесили на дверь кафедры Уголовного Права объявление о том, что весь ее преподавательский состав торгует "наилучшими сортами марихуаны" и готов за "символическую плату" продать ее учащимся "при предъявлении студенческого билета"... Подписано сие безобразие было якобы заведующим этой злосчастной кафедры. Особый пикантный вкус этой глупой истории добавил тот факт, что как раз мимо дверей кафедры проходил ректор со всеми своими заместителями и приглашенными на какое-то торжество ректорами почти всех остальных высших учебных заведений города. Наш глава университета, симпатичный мужчина, выглядевший намного моложе своих лет, который, как поговаривали, был очень богатым человеком, увидел сей ужас и пришел в негодование. И главный "распространитель наркотиков", то есть завкафедрой имел с ним неприятный и продолжительный разговор.
   Да, может, это была не шутка?
   Скользнув глазами по моему бедно исписанному листку и по билету, молодой мужчина чуть улыбнулся и подмигнул мне. Это еще что за фокусы?
   - А вот и заявление, спасибо! - сделал вид, что взял что-то со стола научный руководитель и, еще раз поблагодарив Злобу, убежал.
   - Мальчишка, - проводил его нелестным комментарием Василий Петрович. - Пишем-пишем, дорогие, скоро и ваш черед будет общаться со мной тет-а-тет. Васильев, продолжайте свои россказни, - обратился он к отвечающему, которого бесцеремонно перебивал вот уже полчаса. - Поведайте мне про правовое положение беженцев, чтобы самому не стать их университетским собратом по несчастью.
   - Это как? - не понял нервничающий Васильев.
   - Вот так, - любезно начал объяснять ему преподаватель, - если вы мне сейчас не сдадите экзамен и на пересдачах тоже, то вас выгонят из нашего прелестного учебного заведения, именуемого "университет". Тогда вы и будете беженцем. Учебным. Но не бойтесь, дружелюбная армия не даст вам долго сохранять этот вульгарный статус.
   Васильев начал что-то говорить, а я глубоко задумалась - зачем ко мне приходил научный руководитель и сделал вид, что забрал несуществующее заявление, о котором я слышу впервые в жизни? Что происходит?
   Немного понятнее стало через полчаса, когда добрый Злоба (хороший оксюморон, да?) все еще мучил Васильева, напирая на то, что он ничего не учил. Парень же утверждал, что учил. Его оппонент как аргумент, использовал мысли о том, что если бы у студента был бы мозг, то тогда бы он и выучил, но судя по ответам, мозга у него нет, а, следовательно, и выучить он ничего не смог, а значит, наврал.
   - Всем привет! - раздалось вдруг из открывшейся двери. - Вы собрались ради нас? Будете зрителями?
   Мои измученные одногруппники и я подняли головы и увидели, как в аудиторию осмелились войти парни, человек десять, не меньше, в которых мы все без труда опознали членов университетской команды КВН "Великие раскольники".
   - Вы чего это приперлись? - зверем уставился на них Злоба. - А ну вон отсюда немедленно, тут идет экзамен!
   - Это аудитория 3-45? - спросил один из молодых людей, длинноволосый капитан команды.
   - Нет, это космическая станция с точно таким же номером, - раздраженно отвечал ему обозленный препод, - мы приземлились здесь по приказу Высшего Космического Управления и имитируем учебный процесс.
   - О, мой собрат с Марса! - распростер руки капитан команды, - вот я и нашел тебя! Давай обнимемся!
   И парень, надвигаясь на Злобу, притворно и очень громко изобразил радость от неожиданной встречи. Вот же самоубийца! Хотя, я слышала, что этот парень с журфака, а, значит, не в юрисдикции препода по международному праву как-нибудь навредить главе местной КВНовской команды. Кстати, "Раскольники" славились не умением удачно шутить, а талантом придумывать странный и порою никому непонятный юмор.
   - Отойди от меня, идиотина! - отпрыгнул от весельчака Василий Петрович. - Убирайтесь прочь! Не видите, аудитория занята?
   - Но у нас здесь важная репетиция должна быть! - возразили парни, - нам сказали идти именно сюда!
   - Идите не сюда, а отсюда! - взревел мужчина. Я и одногруппники с великим интересом глядели на ребят. Неужели действительно не видят - идет экзамен...
   - Но мы пришли именно сюда, - голосом Джека Воробья произнес капитан команды. - И мы отсюда не уйдем просто так. Репетиции - дело такое, важное. У нас выступление, поэтому переместитесь, пожалуйста, со всем вашими марсианами.
   - Куда-нибудь на Венеру, - подхватил один из пришедших.
   Мы тихо захихикали.
   - Это я сейчас тебя на Юпитер затолкаю, - пригрозил Злоба.
   - Вы что, межгалактическую войну хотите открыть? - со смехом спросил один из КВНщиков. - Совет Планетарной Федерации не одобряет такого раскола среди гуманоидов.
   - Слушайте вы, гуманоиды, - проскрежетал рыжеволосый преподаватель, - убирайтесь-ка вы ко всем матерям Звездных Войн! Здесь экзамен, экзамен, дорогие мои идиоты, которым надоело учиться в университете.
   - Нет, пусть ваша космическая станция передвинется куда-нибудь, - не соглашался с такой постановкой вопроса капитан, пробираясь все глубже и глубже в аудиторию.
   - С вами говорит Командор Центрального Земного Штаба, - трубным голосом заговорил кто-то, талантливо изображая рацию, - покиньте объект 3-45. Повторяю, покиньте объект 3-45. Ваше место займут...
   - Выскочки! - не дал закончить парню предложение Злоба. - Убирайтесь прочь! А вы не смейте списывать! - это доброе обращение было адресовано уже нам, студентам. Кто-то из парней действительно принялся списывать.
   Пока они переругивались, один из КВН-щиков, стоящий ко мне ближе всех остальных, неуловимым движением опустил на мою парту аккуратный листок, полностью исписанный почерком прилежной ученицы. А тот листок, где писала я, он зачем-то забрал себе, жестом фокусника затолкав в карман. Странно!!
   Я в недоумении уставилась на молодого человека, но тот, только подмигнул мне и отошел в сторону. Увидев написанное, я потерла глаза - на листке был записан весь второй билет, точно так, словно его списали с лекции Злобы - а их он ценил гораздо выше учебников.
   - Ладно, ладно, дядя, - нахально заявил глава команды Клуба веселых и находчивых, внезапно уступив напору орущего препода, - мы уйдем! Проводите ваш экзамен по межпланетной космологии, пожалуйста.
   - Моральные отщепенцы! Да я на вас ректору пожалуюсь! Вы еще не знаете, с кем связались! - грозился Василий Петрович.
   Вместо ответа вся команда синхронно отдала ему честь и пожелала спокойного перелета на Венеру.
   - Безобразие! - еще минут пять после их ухода орал рыжеволосый преподаватель, осматривая пристальным взглядом каждого их сидящих в аудитории - не торчит ли где шпора или второй сотовый телефон. Он прошел мимо меня и не заподозрил в списывании. Ведь мне дали "бомбу" - готовый ответ на вопрос. Так вот зачем мой научный руководитель приходил ко мне - он хотел увидеть, какие у меня билеты! С чего это он так забоится обо мне? Что опять происходит вокруг бедной Кати? Что за волшебный покровитель завелся у меня? Кто махает волшебной палочкой?
   Кей? Может быть, это он? Нет, вряд ли - ведь он даже звонить перестал... Нинка - она решила мне таким образом помочь? Но такая помощь не в ее стиле, да и она сама находится уже давным-давно дома. Антон? Он уже однажды спас меня от гнева Натаныча, взяв вину на себя...
   Не думай, дура, читай и запоминай прочитанное! Этот листок ты и покажешь Злобе, как твой собственный ответ. И не волнуйся, препод ничего не заметил.
   - Пересдача, Васильев, - громко изрек Василий Петрович, перестав издеваться над мозгами одногруппника, - хочу сказать тебе, милейший, - ты тугодум.
   - Но, может, хоть троечку? - попытался уговорить его студент.
   - На троечку у тебя серого вещества нет, - не захотел идти на компромисс преподаватель. - Следующий! Плаха не ждет!
   Одна из девушек нерешительно подошла к столу Злобы.
   - Садитесь, красавица. Вот ваша зачеточка. И что у нас за билет?
   - Привет всем, - резко вдруг распахнулась дверь, и в аудиторию неспешно вошли пятеро брутального вида молодых людей, некоторые из которых были с гитарами наперевес, а некоторые держали какие-то коробки с торчащими проводами.
   - А вы кто? - заинтересованно взглянул на них Злоба. - КВНа тут не будет! Идите вон!
   - Поаккуратней, дядя, - поморщился лысый парень, - мы на репетицию.
   - Какую репетицию, вашу чебурашку? Я же сказал...
   - Обычную, - беспардонно перебили преподавателя. - Мы будем выступать на концерте универском завтра. Репетировать нужно. Уходите отсюда.
   - Я тебе сейчас уйду, - уже не на шутку разозлился преподаватель. - Вы совсем уже обнаглели!
   - Это кто еще из нас обнаглел, - заговорил басом еще один парень, в кожаной косухе. - Нам тут сказали репетировать. Уходите.
   - Где это, скажите на милость, вам такую глупость сказали? - вновь отвлекся от нас Василий Петрович.
   - В ректорате, - невозмутимо отозвались парни, как ни в чем не бывало, распаковывая свои коробки. Один из молодых людей, держащий гитару в руках, стал что-то на ней наигрывать.
   - Сейчас я тебе комбик подсоединю, - сказал ему лысый, не обращая на Злобу никакого внимания.
   - Я тебя сейчас к списку смертников подсоединю, бульдог! - громко заорал преподаватель.
   - Вы на кого наезжаете, дядя Гриб? - свели густые брови к переносице дикого вида гитаристы с длинными волосами. Пока Злоба объяснял им кто тут гриб, а кто "овцы паршивые", лысый бросил мне на стол второй листок-бомбу - с половиной ответов на первый вопрос.
   Я просто чувствовала, как мои глаза медленно, но верно лезут на лоб. Что это?!
   Пока я испуганно думала, почему мне помогают совершенно незнакомые люди, Василий Петрович вытолкал рокеров.
   - Готовимся дальше, молодежь, - прикрикнул он на нас, довольный своим успехом. - А вы, красавица, рассказывайте билет. Да не таращьте на меня свои перенакрашенные глазки.
   Девушка открыла рот и даже успела поведать преподавателю половину своего билета, как в аудитории появились новые действующие лица.
   Мы уже со священным восторгом наблюдали, как следом за рок-группой и марсианами-КВН в несчастливую аудиторию вошла смешанная группа русско-китайских студентов, приехавших по обмену.
   - А вам что тут надо? - заорал громовым голосом разозленный сверх всяческой меры Василий Петрович.
   - А что это вы, собственно, так орете? - вышла из иностранной толпы невысокая и худенькая женщина со светлым каре - замдекана факультета иностранных языков.
   - А что это вы, собственно, сюда приперлись? - не остался в долгу мужчина.
   - На лекцию, уважаемый, - поджала губы женщина. - Ребята, рассаживайтесь, пожалуйста. - И она с улыбкой сказала еще какую-то фразу по-китайски. Рядом со мной тут же опустился улыбчивый паренек с кудряшками. И я уже не удивилась, когда он передал мне третий по счету листок с "бомбой", - теперь у меня были все ответы, и моя душа успокоилась, поняв вдруг, что теперь-то тройку я точно получу, а может даже и четверку.
   - Не сметь! Не сметь! Это экзамен! - не на шутку заволновался Злоба, которому крайне не хотелось проводить его в коридоре. На студентов он почти уже не обращал внимания. - Неужели в таком огромном университете нет другого кабинета, кроме этого?! Я немедленно иду в деканат! Хотя, чего это я пойду? - сообразил он. - Гоблины же сразу списывать начнут. Уходите вы!
   - Неужели в вашем арсенале нет более конструктивного тона, милейший? - поинтересовалась женщина.
   - Вы с какой кафедры? - неожиданно спокойно поинтересовался наш мучитель.
   - Кафедра переводоведения, - отвечала с достоинством его коллега.
   - А вы какой язык преподаете? - не в тему задал вопрос мужчина.
   - Китайский, - оторопела женщина.
   - А как будет по-китайски "здесь занято"? - нежно-нежно спросил Злоба.
   - А вам зачем?
   - Может, мне по-китайски к идиотам с кафедры переводоведения обращаться? Чтобы понимали лучше? Идите все вон, у нас экзамен! - словно раненый буйвол взревел мужчина.
   - Знаете ли! - возмутилась преподавательница. - Я... я доложу, куда следует о вашем поведении, господин...
   - Злоба, - подсказал фамилию мужчина. - Хоть на Марс докладывайте.
   - Вот именно, в вас сидит какая-то необъяснимая злоба, - подтвердила тут же переводчица. - Фамилию скажите свою, уважаемый коллега.
   - Злоба.
   Уже не только экзаменующиеся и китайско-русская группа, но и добрая половина студентов из коридора наблюдала за происходящим.
   - Очень смешно. Фамилия?
   - Злоба, - взбесился Василий Петрович. - Злоба моя фамилия, непонятливая вы наша! Злоба! Злоба!
   - Что вы орете? - поморщилась вновь женщина, - у вас что, приступ приключился?
   - Какой приступ? - с негодованием уставился на нее мужчина.
   - Злобы, - сказала спокойно женщина, вызвав новые приступы нервного смеха у окружающих.
   - Вы надо мной издеваетесь, - прошипел Василий Петрович. Его заклинило. - Это провокация Злобы!
   - Такое чувство, что вы считаете себя маленьким несостоявшимся гением злодейства, - ехидно отвечала преподавательница. - Знаете, я поговорю с вашим руководством, и оно обязательно предоставит вам небольшой отпуск, который вы крайне продуктивно сможете провести в хорошей клинике, господин Злоба.
   В результате перепалок, вызова девушек-секретарш из деканата и даже ректората, обладателю говорящей фамилии все же удалось вытолкать остроумную женщину и ее международную группу студентов прочь. Сделав это, рыжеволосый мужчина уставился на нас так, как будто бы мы были виноваты во всем.
   - Если я пойму, что вы списали, - обвел она нас мутным взглядом, - вы никогда уже не сдадите мой предмет, золотые мои мальчики-девочки.
   Однако на этом наши совместные злоключения не кончились. Когда Злоба, более-менее восстановив внутреннее равновесие посредством террора очередной студентки, вновь стал прохаживаться взад-вперед, дверь вновь открылась.
   - Думаю, здесь тоже нужно будет поменять...
   Что и зачем хотели поменять, мы уже не узнали. Злоба, вздыбив почти что красные волосы, подбежал к вошедшим и с дикой ненавистью заорал:
   - Убирайтесь, чертовы ублюдки! Вон отсюда! Вон! Вон! Вон! Здесь идет экзамен! И я не дам вам его прервать.
   С полминуты вновь пришедшие потрясенно молчали, а в аудитории были слышны только судорожные вздохи Василия Петровича, доведенного сегодня до белого каления.
   - Похвально, что вы так заботитесь о проведении экзамена. По международному праву, если не ошибаюсь? - произнес, наконец, приятный мужской голос.
   - Ректор, - прошептал кто-то со смешком.
   - Не ошибаетесь, Антон Георгиевич, - закивал слегка ошалевший Злоба.
   - Но мне показалось, что вы нас чертовыми ублюдками назвали? - спросил какой-то мужчина в строгом костюме.
   - Не вам! Это я им, - попытался оправдаться несчастный преподаватель.
   - Кому - им? - вопросительно поднял брови мужчина, который, как выяснилось, занимал высокую должность в Министерстве образования. - Студентам?
   - Странная у вас манера обращения к учащимся, - добавил третий мужчина официальным тоном. - Антон Георгиевич, это что, у вас такая практика в университете - обращаться к студентам, как к животным?
   - Нет, что вы, - живо отреагировал ректор, которого я никогда не видал так близко. А он видный мужчина: красив, элегантен, подтянут, чисто выбрит, с прямой осанкой, уверен в себе, и выглядит лет на тридцать пять, хотя я точно знаю, что ему должно быть куда больше. - Вероятно, мы попали сюда несколько не вовремя. Думаю, пока мы пройдем в соседнюю аудиторию, господа. А с вами, - нехорошо взглянул на притихшего Злобу ректор, - с вами мы содержательно побеседуем у меня в кабинете. Скажем, через час.
   - Да, Антон Георгиевич, - пробормотал Василий Петрович.
   В результате Злоба поставил нам едва ли не автоматы - просто слушал нас с лимонно-кислой рожей и ставил всем подряд трояки, на большее его рука расщедриться не могла даже в такой экстремальной ситуации. Студенты украдкой поздравляли друг друга. Нам всем несказанно повезло - ведь уже завтра, принимая экзамен у параллельной группы, той самой, где училась девушка-неформалка, подходившая ко мне с притензиями, Василий Петрович умудрился здорово отыграться на студентах - поставил целых две тройки и две четверки на двадцать пять человек. Остальных он отправил на пересдачу.
   Я, окрыленная тройкой, вылетела из аудитории со счастливой рожей. Ура. Я снова сдала!
   Антон встретил меня с улыбкой на лице и вновь прижал к себе.
   - Я сдала! - известила его я и обняла в ответ за шею, не забыв поцеловать в подбородок. Как же хорошо обнимать человека, когда тебе этого хочется.
   - Я поздравляю тебя.
   - Ты не представляешь, что там творилось, Антош! Дурдом! Но я так рада!
   - Представлю. Я же тоже все видел и слышал. Теперь тебе осталось сдать только два экзамена.
   - Ты так говоришь, будто тебе вообще ничего не надо сдавать, - возмутилась я. Молодой человек не успел ответить - его телефон зазвонил. Кстати, у них с Кеем разные телефоны. Но как только я выкинула кулон Антона, Кирилл тоже перестал носить свой. Хотя, мало ли почему перестал. Хм, как же мне все-таки узнать, один это человек или два? Действительно попробовать снять с парня одежду?
   Кстати, точно! Если затащить Антона сейчас ко мне, я постараюсь это сделать... Дома никого нет, я смогу быть куда более откровенной в проявлении своих чувств, а он все же молодой парень, не должен устоять. Да, я раздену его, и пусть он даже посчитает меня извращенкой!
   А чего тебя такой считать? Ты и так такая.
   Это ты!
   Ну да, и я.
   - Катенька, - коротко переговорив с неведомым мне собеседником, произнес Антон, - я хотел сейчас побыть с тобой, но мне срочно надо уехать.
   - Что? - расстроилась я. Ну вот и раздела я его. А ведь я уже предвкушала то, что мы вдвоем будем у меня...
   - Прости, это, правда, срочно! По работе. Я позвоню тебе сегодня, хорошо?
   - Хорошо,- кивнула я растерянно.
   - И тот разговор, который я обещал, он скоро будет.
   - Точно? Я устала ждать...
   - Да. Точно.
   Он внимательно посмотрел на меня, как будто бы запоминая, как я выгляжу, быстро, требовательно поцеловал, заставив давление резко повыситься, и ушел, оставив недоумевать - что случилось? А так и осталась размышлять над кучей так и не заданных вопросов.
   К тому же жутко захотелось пить. Я побрела в сторону буфета, борясь с внезапным желанием позвонить брату-близнецу своего теперь уже действительно парня.
   Что за фигня вновь происходит вокруг меня? И со мной?
   На нашем этаже буфет был уже закрыт. На четвертом - тоже. Оставался лишь один, самый маленький и находящийся в соседнем корпусе, с которым наш корпус соединялся длинным нарядным переходом. Вздохнув, я поплелась в соседний корпус, куда ходила за всю свою студенческую жизнь не более пяти раз, потому что там находился ректорат, бухгалтерия, профсоюз и прочие студенческие организации, в том числе и редакция универской газеты. То есть те места, куда я не особенно стремилась попасть. Почему меня потянуло сейчас туда, понятия не имею, ведь можно было купить попить на остановке.
   Но и там, как назло, буфет оказался закрыт. В его окошке висела удивительно-информативная табличка "Ушла на 5 минут". Как всегда, Интересно, сколько часов продолжаются эти пять минут? Эх, жаль, что руководство закрыло до первого сентября обе большие столовые - там делают ремонт и расширяют за счет подвалов.
   Что ж, подожду продавщицу.
   А Антон, наверное, уже в автобусе или на машине, спешит на работу. Минут пятнадцать прошло, как мы расстались или даже больше.
   Не удалось нам тебя раздеть, парень, но ничего, впереди еще есть много времени.
   Остановившись у окна, выходящего на задний двор здания университета, где располагалась автопарковка, я задумчиво повертела в руках телефон. Позвонить ли мне Нинке сейчас или потом?
   Размышляя, я совершенно случайно глянула вниз и если бы умела свистеть, то я бы даже присвистнула, нет, я бы пронзительно свистнула, засунув в рот два пальца! Просто я увидела Антона, почему-то уверенно, не так, как всегда, шагающего к задней стоянке, где находились только машины преподавателей. Около синей, дорогой с виду и хорошо знакомой мне иномарки (тачка Кея?) его ждал молодой человек с красными дредами, которого я тоже тут же вспомнила. Я видела его тогда, на природе, когда приехала вся группа "На краю" вместе с девушками помешала моему с Кириллом уединению около речки. Там же я впервые увидела Алину. И теперь Антон направлялся к этому парню, на ходу снимая толстовку и оставаясь в простой черной футболке. В руках он держал тонкую сигарету, а очков на нем и вовсе не было. Да и с волосами у него было что-то не так... Я с огромными от удивления глазами, глазами проснувшейся глупышки-уточки, смотрела вниз, на него, Тропинина, удивляясь все больше и больше.
   Что это творится? Неужели... правда, Антон и Кей одно лицо? Господи, я убью его! Я разорву этого подонка на миллион кусочков!!
   Или Антон так... трансформируется? В кого-то чужого? В того, кто споосбен отбить любимую у собственного близнеца.
   Может быть...
   Антон быстро пошел к автомобилю и пожал руку второму парню. Крепко пожал и похлопал по плечу. Движения у него были совсем не Антоновские - более резкие и слишком уж уверенные.
   Обладатель дред кинул приятелю ключи от авто, что-то сказал Кейтону (так что ли мне теперь его называть?), а тот, откинув голову, засмеялся и с легкостью уселся на багажник синей машины.
   Как только не помял его, кабан?
   Я, замерев, стояла и смотрела на них. Что же это такое?
   Кейтон вдоволь насиделся на машине и спрыгнул. Его друг показал ему что-то в телефоне, и они оба засмеялись. Как же жаль, что нельзя подслушать. И чего они там расселись? Кого ждут?
   Нет, актуальнее другой вопрос - каким способом их обоих убить?
   А зачем убивать, можно и просто мучить, наслаждаясь чужой болью?
   А ты растешь, мать!
   Ждали оба парня не кого-нибудь, а ректора нашего университета - того самого, которого и нужно было благодарить за то, что все мы получили халявные тройки от Злобы.
   Глава университета неспешно подошел к парням, пожал руку блондину, погрозил пальцем обладателю дред и что-то с улыбкой стал говорить им обоим. Потом молодые люди залезли в синюю машину Кея (Тропинин был за рулем), а Антон Георгиевич - в свой крутой черный "Джип", и они уехали.
   Что это было сейчас? Я стала галлюцинировать от перенапряжения?
   Забыв, что хотела дождаться продавщицу, я, с трудом передвигая ноги, дошла до ближайшего женского туалета и умыла горящее лицо.
   Меня все же обманули? Он один? Или Антон не совсем такой, каким я его представляю? Он никогда не упоминал, что так отлично знаком с ректором университета и что водит машину братца. Или у них с Кеем настолько похожие вкусы, что он приобрел себе точно такую же? И почему, почему Антон так преобразился?
   Один или двое...?
   Алина, Арин говорили, что их двое. Но Алина ведь еще и упоминала о том, что Антон - не сахар, мягко говоря, моральный урод, когда как Кирилл намного лучше. Она была права? Милый с виду Антоша не такой уж и милый? Может быть, Антон мстит Кею, а не наоборот, как рассказывал это сам Антон?
   Или меня обманывали все и вся, и нет никаких братьев, а есть лишь Кейтон? Он носит парики, хорошо накладывает грим и все такое...
   Но как же тогда Кирилл, ведь о нем говорила и мать Тропинина? Может, он реальный близнец Кейтона, который вообще в этом деле не замешан и тогда, после моего погрома в квартире Антона, он просто показал мне фото с братом, чтобы успокоить?
   Тогда лжет проклятая Алина? Или она сама стала жертвой обмана?
   Не зная, что делать, я запустила пальцы в волосы.
   - Катя? - отвлек меня от черных мыслей знакомый женский голос.
   - Надя? - увидела я одногруппницу, сидящую на подоконнике с заметно припухшими глазами. Эта подруга той самой Оли, давшей Нинке адрес Альбины. Плакала она что ли? Да я и сама готова рыдать... Сдерживаюсь через силу.
   - Ты чего такая расстроенная? - удивленно спросила я девушку, напряженно улыбаясь и ногтями впиваясь в ладони - чтобы из глаз не покатились непрошенные слезы. - У тебя же вроде бы вышла четверка по экзамену? Одна из восьми...
   - Да, - грустно отвечала Надя, - это да. Я по другому поводу расстроенная.
   - Поделись - станет легче, - улыбнулась я ей из вежливости, и села рядом на подоконник. Около девушки стояла почти полная бутылка газированной воды - я попросила разрешения отпить, и Надя согласно кивнула.
   Я становлюсь меркантильной.
   Кому какое дело?
   - Может быть. Ты знаешь, я вам с Ниной завидую, - задумчиво сказала моя соседка.
   - Почему? - удивилась я, вдоволь напившись.
   - Вы подруги.
   - У тебя тоже есть подруги. И с Олей вы всегда хорошо дружили, - проговорила я, не понимая, из-за чего переживает одногруппница.
   - Хорошо, да. Но иногда... иногда я ее не понимаю, Катя.
   - Я иногда тоже Нинку не понимаю. Да и она меня тоже. В чем проблема-то?
   - Ольга мне часто врет. Придумывает какую-то чушь, - невесело улыбнулась Надя. - И рассказывает небылицы, чтобы круче, как она думает, выглядеть. Хочет выглядеть лучше меня.
   - Это как? Например? - я не замечала, чтобы Оля врала. Хотя и не общалась с ней сильно.
   - Я раньше не замечала, вот только с недавних пор... Недавно, например, она соврала, что купила кофточку в дорогом магазине, а на самом деле - приобрела ее с 80 % скидкой на распродаже. Или говорила, что поедет на Черное море, где ее ждет парень, а сама провела прошлый июль у бабушки в деревне. Это я случайно от ее мамы узнала недавно. И так постоянно! Даже в мелочах!
   Кажется, Надя была на пределе.
   - Это бредово звучит, - честно призналась я. Мне не хотелось никого утешать. Мне хотелось, чтобы утешали и успокаивали меня. Какое мне дело, что кто-то где-то кому-то врет, когда обманывают меня.
   - Понимаю. А еще... когда она стала общаться с Анатолием... Ты же его видела, да?
   - Да, я видала их вместе, - кивнула я.
   - Когда она с ним стала общаться, наговорила мне, что она якобы его приворожила, а на самом деле ничего такого не было, - выдала Надя с горькой усмешкой.
   - Что? - озадаченно поглядела я на одногруппницу.
   - Олька сказала, что Толю как бы приворожила, а на самом деле она мне наврала! - воскликнула Надя горячо. - Я сегодня подслушала ее разговор с ее сестрой. Оле просто нравится мне врать! Потому что я всему верю! Она так и сказала, представляешь! Сказала, что я верю всему, что она мне говорит! Даже самом бреду. Оказывается, Ольга с этим Толей еще со школы знакомы, вот и встречаются теперь, а мне... мне она наговорила... что ходила к экстрасенсу, отдала кучу денег! Еще и мне советовала сходить! Издевалась так. Патологическая врунья!
   - Что? - дошло вдруг до меня. - Она его не... привораживала? Но она же Нинке дала адрес экстрасенса, к которой ходила!
   - Ниночка случайно услышала наш разговор. Ей-то бы Ольга точно не стала врать. Она Журавлика, - тут Надя покачала головой, - терпеть не может. Потому что завидует. Нина - умная, красивая и богатая. Она безумно ей завидует!
   Ого, а Нинка-то оказалась права!
   - Но телефон она ей дала же?
   - Дала. Чтобы, видимо, гляпо не выглядеть. Даже не знаю, где она нашла экстрасенса для Нины, - вздохнула девушка, - в Интернете, может? Говорю же, ни к каким колдунам она не обращалась, они с Толей давно знакомы... Я просто в шоке от выходок Оли. Не хочу больше с ней общаться. Если бы я нечаянно сегодня ее разговор не подслушала, так бы и оставалась в неведении. Идиотская женская дружба.
   - Да ладно, - медленно произнесла я. - Успокойся, Надь. Может быть, ты неправильно поняла?
   - Кать, я все правильно поняла... Она плохой человек, обожающий врать ради развлечения.
   Вот как поворачиваются события! Если идиотка Ольга соврала Наде и Нинке (а ведь все началось с того, что Нинка подслушала разговор девушек, а потом выспросила адрес), то никто на самом деле не знает, как работает магия экстрасенса Альбины! Кея она не приворожила, а вот Келлу, с какого-то перепуга... приворожила! И это очень странно.
   В моей голове что-то щелкнуло (Ниночка в таких случаях говорит - что это клюв), и я поняла вдруг, что о привороте слышал Антон, который был в это время у меня дома. Он рассказал о нем Кею, сволочь! А тот решил прикольнуться над Ниночкой, а может быть, если Кей и Антон - все же одно и тоже лицо (Господи, по-моему, я с этим уже почти смирилась), то парень сам решил поиздеваться над моей лучшей подругой и надо мной за компанию! Типа, ты, Нина, детка, отшила меня в образе Антона, поэтому от Кея тебе будет кара. Представляю, в каком он был восторге, когда случайно узнал, что спесивая Журавль без ума от певца Кея и его музыки.
   Как бы ни было: двое их или он один, это было просто издевательство надо мной и моей подругой.
   Я вновь сжала кулаки, но уже не для того, чтобы не заплакать, а от злости, в которой я буквально захлебывалась. Надя, в это время самозабвенно жалующаяся на подругу-врушку, сказала:
   - Катя, не злись так, хотя понимаю твое возмущение - Ольга настоящая дура. Но ты не переживай так из-за меня, я всем расскажу, какая она.
   - Я тебе помогу! - пообещала я сквозь зубы, имея в виду и близнецов Тропининых. - Никто не имеет права врать. Ложь и издевательство над другими - это непростительно.
   - Правда? Ой, Кать, ты такая классная! - обрадовалась девушка.
   - И не только я. Нинка тебе поможет, - пообещала я вдруг. Журавль, как только узнает о том, как прелестно ей соврала Ольга, линчует ее. Она за куда более мелкие проступки людям кровь портила.
   К остановке мы шли вместе. Надежда, слегка успокоившись, что-то рассказывала, рассказывала, рассказывала, а я со стеклянной улыбкой шагала рядом и строила планы убийства Кейтона. Кровавые и жестокие. Неприличные и мучительные.
   Даже если Антон и Кей (Кирилл) братики, я все равно их прикончу. Если они реально близнецы, значит, они точно решили поиграть со мной вдвоем, твари! Может быть, поспорили. Например, на деньги или дорогую тачку.
   А вот если братиков нет, а есть только один мерзкий Кейтон, то он ничуть не лучше, гигантский паразит.
   Меня трясло как при лихорадке, и Надя даже спросила, все ли со мной в порядке.
   - Ты белая такая, и глаза странные, как будто бы начинаешь болеть, - она приложила руку к моему лбу, - хотя вроде температуры нет, лоб холодный. Ты в порядке?
   - Да, Оля. В полном. Я не начинаю болеть, я уже перестаю.
   Я не стала уточнять, что моя болезнь называлась не простудой, а кретинизмом.
   Я почти пришла в себя тогда, когда проехала на автобусе уже половину длинного пути домой. Кое-как успокоившись, я сидела на одиночном месте, бесцельно глядя на небо, пока не зазвонил телефон. Плакать больше не хотелось, но на душе было хреново.
   - Кэт, - раздался в трубке бархатный голов Арина, - привет.
   - Привет, - улыбнулась я ему, хотя понимала, что парень не видит меня. Здорово, что он позвонил! Хоть один нормальный человек с адекватными мыслями!
   - Как твои дела?
   - Отлично! Я сдала все зачеты с первого раза - представляешь, мне необыкновенно везло... А сейчас я только что сдала сложный экзамен. Поэтому мое настроение зашкаливает! - это было правдой, только я не говорила, в какую сторону оно зашкаливает. - А ты как?
   - Мы только что приехали из Москвы, - отозвался задумчиво Арин.
   - О, и вы уезжали? - удивилась я. И Антон ведь тоже уезжал. Очко в пользу версии "Кейтон"?
   - Да, была съемка клипа. Снимали не у нас, а в горах. Катя, прости, что я отрываю тебя от дел. Я хочу встретиться. Сможешь сейчас? - неожиданно спросил Арин.
   - Сейчас? - я следила за тем, как проплывали за окнами автобуса зеленые деревья и голубое небо без единого облачка.- А зачем?
   - Мне нужно кое-что тебе сказать, - коротко ответил он.
   Может быть, Арин хочет сообщить мне что-нибудь важное о проклятых Кее и Антоне? Или раскроет мне их\его тайну?
   Сердце мое забилось сильнее. Да, несмотря на то, что мне жутко хочется есть, от пережитого стресса болит голова, меня трясет и вдобавок хочется спать, я должна встретиться с длинноволосым бас-гитаристом!
   - Хорошо, - согласилась я, не колеблясь. С Арином всегда приятно общаться - я ведь говорила, что мечтала именно о таком старшем брате? Или даже о таком друге.
   К тому же, вдруг, он действительно что-то прояснит?
   - Где мы встретимся? - поинтересовалась я.
   - Зависит от того, где ты сейчас. Мне действительно надо поговорить с тобой, Кэт.
   Я, вновь выглянула в окно и назвала место.
   - Хорошо, - задумчиво проговорил молодой человек. Судя по звукам в мобильнике, он ехал в машине. - Раз ты там... Приходи в Зеленый парк, ближе к озеру, идет? Там, где стоит скульптура Голубя и Голубки. Знаешь, где это?
   -Да. - Я слегка удивилась по поводу выбора места встречи. - Приду. А почему туда?
   - Я не хочу, чтобы нас кто-нибудь случайно увидел, - ответил Арин.
   - А, точно, ты же звезда, не можешь появляться на улице просто так, - грустно рассмеялась я, и две девушки, уцепившиеся рядом за трясущиеся поручни, удивленно посмотрели на меня.
   Я вышла через три остановки и посмотрела вверх. Небо стало затягивать серыми унылыми тучами. Неужели будет дождь? Надо бы встретиться с Арином поскорее, чтобы не попасть под него.
   Уже через десять минут я была в Зеленом парке, небольшом уютном месте со множеством зеленых насаждений, лавочек, укромных уголков, статуй и замысловатых цветочных клумб. Этакий зеленый оазис посредине кипящего жизнью пыльного города, где в особо жаркие дни любят отдыхать горожане, не имеющие возможности выехать на природу. Зимой же в парке устраивали огромный каток. Я тоже была там пару раз, по инициативе вездесущей Нинки.
   Статую Голубя и Голубку я нашла быстро. Небольшая белоснежная скульптура с птицами, чьи головы с по-человечески осмысленными глазами устремились вверх, к бескрайнему небу, торжественно и величественно возвышалась на черном постаменте. Искусственные деревца с резными веточками, поставленные рядом со статуей, были увешаны разномастными свадебными замочками. На каждом из них были написаны имена брачующихся. По какой-то старой традиции, свадебные кортежи неизменно заезжали в это место, а жених и невеста считали обязательной свадебной процедурой повесить на деревца эти самые нарядные, специально заказанные замки с выгравированными именами. Когда-то в далеком подростковом возрасте я мечтала, что однажды приеду сюда - в красивом пышном платье и длинной фате. И тоже повешу свой замочек на веточку деревца, а Нинка все время смеялась над этой традицией и говорила, что если когда-нибудь Судьба вынудит ее быть в этом месте в качестве невесты, то она-то уж точно не будет позориться и лучше вместо замков повесит собственные трусы!
   Интересно, сейчас она уже поменяла мнение? Ведь в ее жизни появился синеволосый Келла, и пусть Нина и отрицает, что любит его, но я-то вижу, что это не так.
   Я вновь подняла голову вверх - небо становилось все темнее, и немногочисленные посетители парка спешили уйти туда, где крыши могли бы защитить их от возможного дождя. Где же бас-гитарист "На краю"?
   Арина пока не было, и я принялась читать имена на замочках, ища свое собственное. Загадала даже зачем-то: какую надпись я найду быстрее: "Катя и Антон" или "Катя и Кирилл", того я первым и задушу.
   Правильно, убьем их и сделаем мир счастливее.
   Первую "Катю" я нашла скоро. Надпись на розовом замочке ехидно гласила: "Екатерина и Максим".
   - Ну уж нет! - сказала я сама себе и пошла к другому дереву, поеживаясь от холодного ветра - а ведь весь день погода была просто замечательной! Тут меня ждало не меньшее разочарование: "Василий и Екатерина". Отчего-то сразу мне вспомнился Злоба, которого тоже звали Василием. И я вообще перестала искать какие бы то ни было имена - от греха подальше.
   - Привет, Кэт, - совершенно неожиданно появился в поле моего зрения Арин, - сосредоточенный и неулыбчивый. Я помахала ему рукой.
   - Привет! Я рада тебя видеть! - искренне отвечала я, подходя к нему.
   - Я тоже рад, - он галантно взял мою руку и поцеловал в тыльную сторону ладони. Я смутилась.
   - О чем ты хотел поговорить? Ты меня заинтриговал.
   - Заинтриговал? - переспросил Арин.
   - Да. Представь, тебе звонит девушка и срочно зовет на какой-то приватный разговор в укромном месте - тебе бы не было любопытно? - все с той же улыбкой спросила я. Кажется, запахло озоном - значит, скоро точно быть дождю. - Ну, о чем хотел поговорить?
   - Кэт, если что, прости меня, ладно? - он почти прошептал эти слова. - Я хочу, чтобы у тебя было все хорошо.
   - Не понимаю тебя. Что ты хотел мне сказать? - слегка занервничала я.
   - Не я, - отвечал парень мне. Его светло-зеленые глаза не смотрели на меня. Что с ним?
   - В смысле? - несмело спросила я.
   - Не я хотел с тобой поговорить, Кэт, - повторил молодой человек и отошел от меня на несколько шагов ближе к уже ставшему мутным озеру.
   - А кто? - не сводила я с него глаз.
   Неужели Кей уговорила друга устроить нам встречу?
   Но я жестоко ошибалась.
   - Я хочу с тобой поговорить, - раздался вдруг высокий голос Алины, и она неспешно вышла из-за скульптурной композиции.
   Откуда она здесь? Что происходит?
   Я беспомощно оглянулась на Арина, но молодой человек смотрел в другую сторону. Алина, неестественно улыбаясь, подошла ко мне, ее абсолютно прямые волосы цвета воронова крыла развевались на ветру точно так же, как и волосы Арина. Да и одеты они были похоже: в черные джинсы и черные водолазки. На левой руке музыканта все та же перчатка без пальцев - такое чувство, что он всегда носит ее. Только на ногах парня красовались, как и всегда, шнурованные ботинки до середины лодыжки на тяжелой подошве, а девушка предпочла облачить свои длинные тонкие ноги в черные кожаные ботинки.
   И не жарко дуре летом в ботинках?
   - Арин, зачем ты сюда меня позвал? - испуганно посмотрела я на длинноволосого. Он едва заметно кивнул на брюнетку. А она помахала мне так приветливо, словно я была ее любимой младшей сестренкой.
   Сестренкой?
   Я перевела взгляд с девушки на парня и вдруг вместе с порывом по-осеннему холодного ветра меня пробрала предательская дрожь, ехидно спускающаяся с плеч вниз по спине и по животу. Как же я раньше не замечала их поразительного сходства? Их одинаковый рост, их угольные волосы, их похожие фигуры, их общие черты красивых вытянутых лиц: тонкие губы, под стать им тонкие носы с едва заметной горбинкой, высокие скулы, упрямые подбородки, приподнятые, слегка изломанные посредине брови и только глаза - лишь они у них разные. Светло-зеленые у Арина, и почти черные у Алины. И имена - даже имена у них похожие! Всего лишь поменять "р" и "л"...
   Они все, все, все мне врали!!!
   Или я тупила.
   - Смотри-ка, наша дурочка догадалась, - насмешливо проговорила Алина, подходя ко мне ближе и ближе. Я отступила и захотела убежать далеко отсюда. Не знаю отчего, но мне стало некомфортно и страшновато. Но убежать не получилось - заботливая рука приблизившегося ко мне Арина почти нежно остановила меня.
   - Кэт, не уходи, пожалуйста. - Попросил он, наклонился к моему уху и, не сводя глаз с сестры, прошептал. - Выслушай ее.
   Я попробовала вырваться, но этого не получилось.
   - Кэт, Кэт, прекрати. - Он продолжал держать меня, не причиняя боли - я понимала шестым чувством, что он боится сделать мне больно физически, но держал он все равно крепко.
   - Да, куда ты собралась? Какие у тебя удивленные глаза, ты такая простая, девочка Катя. Мне даже смешно, - с противной улыбкой говорила Алина, подходя ко мне ближе и ближе.
   Что эти психи задумали? Что им надо от меня?!
   Если что - не смей плакать. Ударят - ударь в ответ. Слабо, но ударь.
   Да.
   Проклятые Алина и Арин - я отомщу вам, если вы решите что-нибудь со мной сделать.
   - Ты что, - выкрикнула я, вновь пытаясь освободиться, - отстань, Арин! Отпусти меня, идиот!
   - Тише, Кэт, - приложил он к губам указательный палец, все также без труда одной рукой, которая перехватывала мои плечи, прижимал меня к себе. Даже он, даже он намного сильнее меня! Несмотря на то, что не выглядит сильным, он сможет сделать со мной, все, что придет в его голову! А сестрица поможет!
   В эти минуты я пожалела, что когда-то, еще в школе, не стала ходить с Нинкой на занятия по самообороне.
   - Арин, что вам надо? - чуть срывающимся голосом спросила я.
   Первая капля дождя упала мне на щеку. Ну вот, начинается дождь. Теперь в это открытое место точно не сунутся прохожие!
   - Просто поговорить, она хочет поговорить, - прошептал мне на ухо парень, и меня стало раздражать то, что он пытается вести себя галантно и касается меня, - тише, пожалуйста. Мы не причиним тебе вреда, поверь.
   Ага, так же как на дне рождении Лизы не "хотела причинить мне вреда" сволочная Алина. И если бы не Нинка... Лескова точно испортила мне лицо если не ножом, как обещала, так ногтями.
   - Что-то мне так не кажется, - отвечала я, ища глазами людей в этом уголке Зеленого Парка, но никого не было, совершенно никого. - Я не хочу с вами разговаривать, я хочу уйти, отпусти меня, Арин.
   Парень и девушка переглянулись, и Алина отрицательно покачала головой.
   - Вы ведь брат и сестра? - закричала я, чувствуя, как вместе со страхом в меня заползает холодной тонкой змейкой и гнев.
   - Да, - отвечала Алина, подходя вплотную к бас-гитаристу, и с любовью потрепала его по волосам.
   Почему... он мне врал? Что я сделала Арину? А еще недавно я так хотела себе такого старшего брата, как он. Кажется, он чей-то чужой старший брат.
   - Как тебе не стыдно, Арин, - как-то по-детски заявила я парню, уже не пытаясь освободиться, - ты мне врал.
   Ну вот, дождь закапал сильнее. Совсем скоро моя блузка будет влажной от его многочисленных капель. А брату и сестре было все равно.
   - Я тебе не врал, Кэт - отвечал он чуть хрипло, не отпуская меня. Интересно, а много ли фанаток этого парня захотели оказаться на моем месте, прижатыми спиною к его груди? Если бы Кей или Антон были на месте подлеца Арина - я бы насладилась моментом, честное слово, но рядом с ним... я не чувствовала ничего такого, что заставило бы бабочек в животе проснуться и летать в ритме бешенного восторженного джайва.
   - Я думала, ты ее, - кивнула я на ухмыляющуюся Алину, - любишь! Ты ведь сам говорил!
   - Как сестру я ее очень люблю, Кэт. Ты сама напридумывала себе разных вещей. Ты неправильно все поняла, - спокойно отвечал он. - Или, может быть, я не опровергал твоих ошибочных суждений.
   Его сестренка расхохоталась, опершись рукой в грудь Голубя.
   - У тебя оказалась куда больше иллюзий, чем у меня, детка, - явно подражая тону Кея, сказала девушка.
   - Зато они были кратковременными. Ты же со своими долго еще не распрощаешься, - нашла я подходящий, по моему мнению, ответ.
   - Заткнись, - побледнела, как вампир, девушка, - закрой свой рот, девка.
   - Не так грубо, Алина, - предупредил ее Арин. - Не кричи на нее и называй по имени.
   Защищает меня?
   - Отпустите меня, - потребовала я вновь, стараясь не показать, что напугана - мало ли какие мысли сидят в головах этих двух идиотов? А тут совсем никого нет, и этот дождь...
   В сумке есть ключи, если их достать, можно будет в качестве самообороны использовать их. Нинка когда-то учила меня этому...
   - Прости, Кэт, подожди немного, - отвечал Арин. - Успокойся и выслушай, что скажет тебе Алина.
   - А ты, получается, тоже Лесков, так? - спросила я, свободной рукой смахивая со лба тяжелые капли.
   - Он мой любимый старший братик, - все с той же улыбочкой подтвердила девушка. - Естественно, он Лесков.
   - Так это у тебя была девушка, а потом она... хм... забеременела и ее от тебя увезли родители? - почти злорадно спросила я у него, пытаясь сделать парню больно. Значит, про него говорила мать Антона.
   Кажется, это получилось - его рука, держащая меня, едва заметно дрогнула.
   - Что, тебе неприятно? - я стыдилась и до сих пор стыжусь этого чувства, но мне нравилось причинять боль Арину - ведь и он целенаправленно делал больно мне. Хотя и не хотел этого.
   Что происходит со мной? Где прежняя Катя Радова, скучная дурочка, живущая в своем собственном мирке?
   Я меняюсь?
   Сестра Арина быстро взглянула на него. Мне кажется, или в ее глазах промелькнуло что-то вроде жалости и понимания?
   - Катенька, - близко ко мне подошла Алина, - мне надо поговорить с тобой. Мой брат просто позвал тебя поговорить. Не трогай его и его прошлое.
   - Я помню, как ты хотела поговорить в прошлый раз, - огрызнулась я, вспоминая пощечину.
   Алина недовольно топнула ногой по едва влажной траве.
   - Почему ты все время споришь! Я просто хотела тебе кое-что сказать сегодня. Преступить...
   - Сказать о том, как ты классно провела тогда время с Кеем? Что, затащила его в постель? Развлеклись? Ему понравилось? Спасибо, мне все равно, оставь его себе, - напустила я в голове равнодушия, проклиная и ее, и Арина, и вообще всю команду "На краю".
   - Выслушай меня, - стала серьезной эта стерва.
   Я только кивнула, а сердце мое истерически стучалось в ребра. Да, я трусиха, и мне совсем не хочется, чтобы брюнетка выполнила свое недавнее обещание - что-нибудь сделать с моим лицом. Они отмороженные, эти брат и сестра!
   - Катя, я никогда и никого ни о чем не умоляла. Другие умоляли меня, я - нет. Забудь Антона, выбери Кея, - с этими словами Алина встала на колени передо мной, удивленно глядящей на нее сверху вниз.
   - Что? - широко открыла я глаза, а Арин, наконец, отпустил меня, украдкой задев мою щеку.
   - Я прошу тебя, умоляю, заклинаю: оставь в покое Антона. Забирай себе Кея, но оставь Антона мне, - прошептала она.
   Что это на ее щеках - слезы или капли зачастившего косого дождя?
   И неужели их все же двое?
   - Встань, - слабым голосом сказала я, но не решилась сама поднять Алину, продолжавшую стоять на коленях передо мной. Ее не смущали грязь и пыль земли и то, что дождь стал сильнее и попадал прямо на ее запрокинутое кверху, к самому небу, лицо, грозя размазать тушь и умело наложенные темно-бордовые тени.
   Почему она не опускает своего лица вниз? Знаю, странно, в то время, когда перед тобой на коленях стоит девушка-соперница, размышлять - почему она не опускает лица и с тайным вызовом смотрит на тебя, будто ждет, что ты поддашься ее чарам. Нет, даже не чарам - ведьмовскому колдовству. Нет, Алина не дроу, она самая настоящая ведьма!
   Унизившаяся ведьма, ты хочешь сказать.
   - Прошу, прошу, пожалуйста, прошу, - словно колдовской заговор, шептала она. Арин стоял спиной к нам и лишь изредка поворачивал голову, чтобы раздраженно и устало - а я успевала почувствовать это - посмотреть на нас.
   - Алина, поднимись, - снова предприняла я попытку поднять на ноги девушку, но она не слушала меня. Так и продолжала стоять на коленях, грациозно, а не униженно, упершись бледными ладонями в мокрый газон. Ее белые руки с длинными бордовыми ногтями, по которым тоненькой змейкой извивался черный узор, контрастировали с сочной зеленой травой.
   Человек стоит передо мной на коленях, так на что же я обращаю внимание? Почему мне жаль эту девушку с порою сумасшедшим взглядом, но почему одновременно с этим меня охватывает чувство несправедливой победы и злорадства, которое больше присуще Ниночке, чем мне?
   Ошибаешься. Твое злорадство всегда с тобой - как и все другие пороки. Ты просто не показываешь их так открыто, дурочка! Эта стерва распласталась перед тобой, она сейчас беззащитна в своих чувствах - сделай ей еще больнее, пусть мучается дальше!
   И что мне делать? Сказать, что нет, милая Алина, Антона я тебе не отдам, он мой парень, и он любит меня, как и я его. А ты... ты оставайся с Кеем - пусть он пьянит тебя собой сколько ему угодно!
   Да, точно, будь с Кеем. Стань зависимой от него.
   - Катя, войди в мое положение. Пожалуйста, уступи. Я сделаю все, что угодно, - тихо произнесла Алина, не смахивая холодных капель дождя, попадающих на ее шикарные волосы и тонкое лицо с болезненными глазами.
   Она и так алкоголичка! Кей - ее личный сорт виски.
   Воспоминание о Кее чуть-чуть раздуло во мне слабый, но яркий огонек злости, которую так старательно взращивал этот самовлюбленный идиот!
   - Алина, нет, прости, - твердо сказала я, - встань, пожалуйста, с колен. Это смущает меня.
   Это раздражает!
   - Пока ты не согласишься, я не встану, - так же упрямо ответила Алина.
   Эй, девочка с волосами цвета дерьмовой тьмы, а где же покаяние в твоем голосе? Нинка куда лучшая актриса.
   - Я не могу согласиться на такое! Что за бред? - воскликнула я, смахивая со щеки капли дождя. - Арин, сделай что-нибудь!
   Парень вновь обернулся и отрицательно покачал головой. Он не мог вмешаться, хотя очень хотел это сделать. Вероятно, вид его всегда гордой сестры (сестры - она его сестра, я не могу свыкнуться с этим, обманщик!) не нравился музыканту. А, возможно, он просто волновался за нее - хоть эта девушка и зла, и стервозна, но переживает она свою ныне неразделенную любовь к Антону (или к Кею - кто ее знает) серьезно, очень эмоционально.
   - Катя, отдай Антона, возьми себе Кея! Ты все равно не знаешь, какой он, Антон, а когда узнаешь, он не будет тебе нужен, - твердила Лескова, не двигаясь и глядя прямо мне в глаза. - Антон... он нужен только мне. Что ты знаешь о нем? Бери Кея. Он знаменит, он красив, он богат! И он тебя любит! А Антон - он только... он только меня любит. С тобой играет, как с куколкой. Для него ты - кукла. Романтичная девочка-барышня из начала XIX столетия. Добрая и прелестная. Понимаешь? Это трудно осознать, но, - Алина засмеялась сквозь слезы, - Антон - он плохой. Кей - хороший. Они две противоположности.
   - Не говори так! - огонь разгорелся еще больше, и я повысила голос. - Антон - очень хороший парень, куда достойнее Кея!
   Черт, а если это все же один человек? Какого я защищаю Антошку? Я же видела, каким он был сегодня после экзамена. А его знакомство с ректором - уж не потому ли мне вдруг стало так везти, словно неожиданно я стала человеческим аналогом комбинации '777'?
   Но для Алины-то их двое, и для Арина!!
   - Катя Радова, маленькая хорошая девочка, - Алина вспомнила, что вообще-то не я стою сейчас на коленях, и поменяла тон, - Катя, Антон - не тот милый, спокойный и нежный мальчик, как ты считаешь, поверь мне. Почему, думаешь, они с Кеем не общаются? Потому что Кей - плохой и обижает милого ласкового паренька Антошика? О, нет, - она опустила голову, и мне показалось, она засмеялась, - Это Антон не может ужиться с Кеем. Он бывает просто чудовищен, Катя. Он наглый, спесивый подонок. И этот подонок играет людьми, как куклами. Куклы Катя, Алина, Маша, Оля, Настя - у него их было много. Ты - барышня. Я - женщина-вамп. Ему весело.
   - Почему же ты хочешь быть вместе с ним? - я опустилась на корточки перед Алиной и заглянула в ее лицо. - С подонком?
   - Подонки так очаровательны, - прямо отвечала девушка, - и я люблю его. Не смотря ни на что. А ты бери Кея. Он... неплох. Он лучше Антона. Пожалуйста.
   Моя доверчивость утонула в этом дожде. Ты знала об этом?
   Что Лескова несет? Она думает, я поверю ей? Или мне нужно поверить ей? Пусть даже их двое (а облегчение ли это теперь?), и Антон - кто-то, кто еще хуже Кея, я не хочу выбирать Кея. Из-за Нины не хочу, из-за своей недавно проснувшейся гордости, из-за самой Алины, из-за чувства противоречия.
   Хочу сделать ей назло!! Хочу сделать ей больно - она же заставляла страдать Антона... или Кея.
   А как сделать ей больно? Надо сделать что-то неожиданное - неожиданнее для себя. Обмани ее.
   Обмани, так надо, я чувствую.
   Главное, не обмануть себя. Что за идиотская ситуация? Почему рядом нет Нинки - она бы, не сомневаюсь, унизила Алину по самое ее Лесковское 'не хочу'.
   - А зачем же ты сидела у ног Кея в тот раз? Плакала, кричала, что любишь?
   - Тебе не понять, - зашептала Алина, нервно смеясь. - Это игра, странная игра. Антон, мой любимый, сказал мне, что будет со мной, если я соблазню его брата. Кей, он... он меня любил.
   - С ним ты встречалась 5 лет, а потом ушла от него к Антону? - догадалась я.
   - Да, - согласно кивнула она, - нет. Вернее, Кирилл просто увидел нас вместе, он не вовремя пришел и... не простил меня. Не прощает и теперь. Но я должна выполнить условие Антона.
   Арин при этих словах крепко сжал снятую перчатку. Тоже не испытывает теплых чувству к Антону?
   Обмани. Прикидывайся глупой сострадательною овечкой до самого конца.
   - Я не могу выбирать, Алина, - жалостливо сказала я. - Я люблю их обоих, но... - я постаралась сделать так, чтобы мой голос задрожал, - выбрать кого-то одного... предательство. Понимаешь?
   Хорошо включаешь дурочку. Умница.
   - Понимаю, - согласилась брюнетка, - но помоги мне, умоляю, помоги. Ведь и себе ты этим сделаешь хорошо - твой выбор будет правильным, не сомневайся! А если ты не согласишься, - она гордо вздернула подбородок - ты пожалеешь.
   Ой, я так боюсь тебя. Хотя... вообще-то, правда, боюсь.
   - А что будет, если я выберу Кея? - осторожно спросила я, морщась - капля влаги попала мне прямо в глаз. - Я люблю этих двоих одинаково - и мне трудно будет выбирать. Если я отдам тебе Антона, то что ты дашь мне?
   Арин так удивленно посмотрела на меня, словно я сморозила очередную глупость. Он даже слегка головой покачал. Кстати, сейчас, он, такой же мокрый от дождя, как и его сестричка, являл собой просто воплощение аристократического вампира. Вот же пара: вампир да ведьма.
   - Я сделаю все, что ты захочешь, - твердо отвечала Алина. И как ей еще не надоело на мокрой траве стоять?
   - Обещаешь?
   - Да. Я сделаю все, что ты захочешь. Я буду твоей должницей!
   Ой, что-то плохо верится.
   - Хочешь, поклянусь?
   - Нет, - поспешно отказалась я. - Я тебе верю. Скажи, почему ты любишь Антона?
   Она, наконец, отпустила голову.
   - Не знаю. Я просто люблю его. Без ума от него. Его лица. Его тела. Его голоса. Его характера. Я знаю, что он играет мною, но как только он зовет меня, я бросаю все и лечу к нему.
   Арин глубоко вздохнул.
   - Он совершенен.
   Совершенный подонок, ага.
   Но так ли Антон Тропинин плох?
   - А что у вас было с Кеем в отеле? - продолжала расспросы я.
   - Позвонил Андрей, и ему срочно пришлось уехать. - Я видела, как она хочет спросить, что делали мы, но Лескова сдерживала себя, продолжая стоять на коленях.
   - А ты... уверена, что Кей лучше Антона? Ведь мне нужно выбрать кого-то из них, - я усиленно вложила в свой голос нерешительность.
   - Да. С виду он спесивый придурок, но... он лучше. Он больше тебе подходит, Катя.
   - Арин, - обратилась я к ее молчащему брату. - Кей, он ведь лучше Антона?
   - Да, это так.
   Алина закрыла глаза.
   - Антон целенаправленно влюбил меня в себя, когда я еще была девушкой Кея. Он ненавидит брата. За то, что тот достиг высот в музыке, а он, Антон, не смог.
   - Вот как?
   Обмани.
   - Как он посмел так поступить! - сделала я вид, что рассержена. - Они же близнецы!
   - Антон такой, какой есть, и его не переделать, - отозвалась Алина.
   - Хорошо, я выбираю Кея, - решительно сказала я, - бери себе Антона, и мы будем обе рады. Вставай уже. Что люди подумают, если увидят? Хорошо еще, что никого нет.
   Она не поверила своим глазам и ушам! Но поднялась, не стряхивая с ног и ладоней грязь.
   Голубь и голубка, вместо того, чтобы укоризненно смотреть на меня, улыбались сами себе.
   Брюнетка что-то говорила мне - слова благодарности и давала много обещаний, и улыбалась холодно, а я внутренне торжествовала. Ты называла меня глупенькой девочкой, Алина, а я обманула тебя. Кто сказал, что я вот так вот возьму и отдам тебе Антона? Да ни за что в жизни. Не только из-за любви к беловолосому мерзавцу, но из-за проснувшегося упрямства. Я сама для себя решила, что я откажусь от Кея, и свое решение не собираюсь менять. А если же он один, если же существует Кейтон, я попытаюсь отомстить ему за насмешку над собой.
   - Обещаешь выбрать Кея? - спросила Алина.
   - Да. Ты убедила меня, что Антон - хуже. Я не люблю тех, кто поступает подло.
   Обманывать целенаправленно - это так весело! Ниночка гордилась бы тобой!
   - Арин, - не глядя на парня, спросила вдруг я тихим голосом, - почему ты сначала говорил там, в машине, что мне нужно игнорировать Кея, а потом позвонил и сказал, что я нравлюсь Кею?
   Парень ответил не сразу.
   - Первый раз я действительно думал, что тебе не зачем быть с Кеем. Потом понял, что тебе лучше быть с ним, чем... с Антоном.
   - Антон играет, а его брату ты нравишься, - едва слышно процедила брюнетка.
   Мы втроем были едва ли не насквозь мокрые от дождя, но не замечали этого.
   - Вот как...
   - Не говори Кею о нашей встрече, Катя, - сказала Алина. - Ему незачем знать. Я сделала ему больно, очень больно... из-за Антона. Но не хочу, чтобы ему было больно вновь.
   - Хорошо.
   - Я - твоя должница, - напомнила мне девушка с неприятной улыбкой, в которой светилось облегчение.
   - Да.
   Черт, они поверили!
   - А почему в машине, ну, тогда, когда вез меня домой, ты сказал, что это Келла привез ее? - вновь спросила я, кивая на Лескову.
   - А зачем тебе нужно было знать, что это Арин пригласил меня? - спросила в ответ Алина. - Ты бы не поверила ему. В то, что Кей - плохой парень.
   - Ясно. Тогда, в лесу, вы... что делали? И в студии?
   Брюнетка улыбнулась, убирая за уши мокрые тяжелые пряди, слипающиеся на лице.
   - Ничего. Я сумела его лишь поцеловать, но он быстро вырывался. Оба раза. До сих пор помнит меня, но не может простить, - с нежностью ответила Алина. - Упрямый Дракон. Он убежал от меня и увидел, что тебя нет. Узнал, что ты с моим братиком и помчался искать. Если бы не ты, я бы давно была со своим любимым, - сделала она неожиданный вывод.
   Ага, значит, если Кирилл - Дракон, то подтверждается моя версия о том, что с ним, а не с Антоном эта девка встречалась 5 лет, потом, грубо говоря, переспала с его близнецом (судя по словам Лесковых, Антон - тот еще козел, просто пытался достать брата, ведь, действительно, и мать его больше любит, и славы в музыке он достиг), Кей узнал, порвал все отношения с Алиной, хотя и любил ее, а теперь до сих пор страдает. А Антон, уж не знаю, для каких целей, играет с Лесковой. Нет, знаю. Хочет, чтобы она вновь сделала больно нелюбимому братишке, приставая к нему и лживо признаваясь в любви.
   Поэтому Алина решилась мне все рассказать?
   Но почему я не верю ей?
   Даже если она и говорит мне сейчас правду, прося выбрать Кея, значит ли это, что она видит во мне соперницу в борьбе за Антона, и значит ли это то, что я ему небезразлична?
   Как все сложно.
   Но мне все равно на нее, прошли времена моей безграничной доброты. Я сделаю вид, что соглашаюсь с ней. Вдруг, если бы я этого не сделала, она бы решила отомстить мне? А так... пусть верит мне.
   - Ты называла Кея Драконом, да?
   - Да, - хмуро кивнула она.
   - А Антона?
   - И его. Какая тебе разница, что я чувствую к ним обоим?
   - Уже никакой. А, да, Антон ведь красив, как и его брат, и уверен в себе, - я вспомнила его, совершенно другого, спешащего к синей машине и парню с дредами. - Зачем он выдает себя за какого-то невзрачного неудачника?
   - А ведь у него хорошо получается, правда? - с нежностью в голосе произнесла Алина. - Я же говорю, он играет с другими, не больше. Думаешь, он всегда такой? Нееет. Совсем нет.
   Арин взял сестру за грязную руку, сухо сказал мне слова прощания, не добавив свое обычное 'Кэт' и они скрылись за мокрыми деревьями, одинаково мокрые. По-моему, бас-гитарист не сильно мне поверил, в отличие от Алины. Что с ней? Она ведь совсем не глупая девушка, отчего же решила, что я и вправду помогу ей? Из-за самоуверенности или из-за того, что я произвожу впечатление настолько жалостливой дуры, которая сделает все, что ей скажут? Ее извилины перенапряглись из-за любовного стресса? И, сдается мне, Алина даже не подозревает, что я могу считать Кея и Антона одним человеком - иначе она ко мне бы не подкатила. Или все-таки их, и правда, двое? Голова моя идет кругом.
   Я еще раз оглядела статую и деревца, увешанные замочками, и пошла прочь, не закрываясь от струй дождя, который не думал успокаиваться. Напротив, где-то вдали даже блеснула нервная молния.
   Какая же я мокрая! Дует ветер, и мне холодно, и я боюсь заболеть, но лицо мое все равно озаряет довольная улыбка - пусть немного, но я надула Алину. Вот же глупая девчонка! Не с записывающим устройством же она ко мне приходила, чтобы ответ мой показать Антону?
   Эта мысль мне не понравилась, и хотя не слишком сильно верила в возможность этого, я, добежав до остановки, под спасительной крышей которой столпилось много людей, набрала смс-сообщение Антону, чтобы он точно знал, что я его люблю и не поменяю на Кея. Нужно уверить его в моей любви и преданности. Сначала он скрывал от меня свое материальное положение, потом знаменитого брата, затем связь с Алиной, знакомство с ректором и, наконец, свою истинную сущность уверенного парня, который играет в дурной маскарад. Все-таки похоже, он еще хуже Кирилла.
   Но как же тупо это звучит, если существует Кейтон... Если он один...
   "Привет еще раз! =) Я люблю тебя и никогда не променяю ни на кого!!".
   Пусть он подонок, как говорит Алина, но его прикосновений мне точно не забыть. К тому же Кей для меня - табу. Из-за Нинки.
   Видимо, Антоша тоже скоро станет табу.
   Жаль, что телефон парня был выключен, но, думаю, когда он прочтет мое сообщение, он обязательно обрадуется. Ведь я ему дорога... Я надеюсь на это. Или посмеется.
   Подумав немного, я набрала и Нинке длиннющее послание - дозвониться до этой бестии, которую обманул и до сих пор обманывает синеволосый клоун, я не могла.
   ' Ниночка, почему не берешь трубку? Я тут узнала... Не обижайся на меня и не думай, что я тебя обманываю, я только что узнала, что Альбина никакой не экстрасенс! Точнее экстрасенс, но никто не знает, как она работает, и я думаю, что она шарлатанка. Ольга обманула тебя и дала какой-то левый адрес - первый попавшийся. На самом деле она не привораживала Анатолия. Короче... Келла всего лишь притворялся влюбленным, потому как они с Кеем решили разыграть тебя. Я знаю, это звучит тупо и глупо, но это правда. Ты спросишь, откуда я это знаю. И я расскажу тебе это при встрече. Просто помни - Келла не любит тебя. Он обманывает. Играет роль влюбленного Я знаю. Что он тебе небезразличен. Но ты должна его забыть. И что с твоим телефоном? Я не могу дозвониться. Надеюсь, то сообщение ты прочитаешь довольно быстро. Удачи на Дне Семьи! И не переживай сильно из-за Келлы, хорошо?"
   Поскорее бы она включила свой мобильник. Наверное, с ней сейчас не связаться из-за их дурацкого Дня Семьи - сегодня Журавли вновь собираются в большой квартире родителей Нинки, и тетя Эльза скажет, наконец, на кого оформит завещание. Надеюсь, она не оставит все Келле - Нинка тогда сразу же придушит своего незадачливого неформального принца...
   Вот так я и ехала в автобусе, битком набитым народом, мучимая миллионами самых разных мыслей и эмоций. Первое место, конечно же, до сих пор занимал вопрос 'А сколько же их?'.
   Прямо вопрос дня, ага?
   Кей и Антон, или Кейтон? Кто из них лучше, а кто - "злодей"? И почему все это случилось именно со мной? Неужели моя Красная Нить Судьбы оказалось такой запутанной, что мне нужно развязать множество ее узелков, чтобы найти того самого мудака, предназначенного мне судьбой? Я даже другое слово подобрать не могу, кроме этого крепкого - так я зла и так я устала. Ведь, как известно, больше всего устаешь от собственных мучительных негативных мыслей, чем от чего-либо другого, а у меня их в избытке.
   И вообще, как мне узнать правду? Кто ее скажет? Антон? Нет, это вряд ли. Я даже до сих пор не поняла, несмотря на свою идиотскую любовь, что он за фрукт. Кей? Он меня сейчас, по-моему, жутко ненавидит - за то, что я его 'кинула'. Арин, Келла? Они оба предатели. Близнецы из 'На краю'? Они вообще полузнакомые мне парни, и явно ничего не скажут, только пошлют меня подальше. Мама братиков? Нет, во-первых, я не знаю, как ее найти, а, во-вторых, захотели со мной разговаривать эта бизнес-леди я острым язычком? Андрей? Импозантный и вежливый Андрей, мои идеал мужчины, который, увы, так и остался идеалом? Интересно, он сможет мне помочь, ответив на мои вопросы? Даже не знаю. Не думаю, что этот мужчина в курсе всех распрей между Кеем и Антоном (если они братья) или в курсе того, что иногда его подопечный Кирилл-Кей становится Антоном Тропининым, если это имеет место быть. Сомневаюсь, что Андрей знает об этом, ведь такая кардинальная смена имиджа вряд ли будет солисту популярной группы на руку. А если об этом узнают журналисты и фанаты, уверенные в крутости образа своего кумира? Нет, Андрей не разрешил бы Кею так делать. Наверное.
   Антон Тропинин, кто же ты?
   Хм... Меня вдруг посетила почти гениальная мысль (для меня). А что, если обратиться к Эдгару и спросить у него, есть ли в его ценном компьютере городская база со списками всех людей в городе, которые имеют тут прописку? И попрошу его найти Антона Тропинина - не думаю, что их несколько тысяч в городе... Если у какого-нибудь Антона будет брат Кирилл, то я нашла правильных людей. А Кирилл обязан быть, ведь я слышала от госпожи Тропининой, или как там ее, что у Антона точно есть брат, только я уже не знаю, Кей ли это или кто-то другой! А еще - я ведь помню адрес дома Антоши, значит, смогу найти владельцев квартиры! Вдруг это поможет мне решить загадку? Что ж я раньше не додумалась-то?
   Ну, погодите, я узнаю правду и...
   ...вам всем отомщу, засранцы! В мясорубку вас отправлю!!
   Огонь во мне заметно усилился, и даже дождь, та самая любимая вода Кея, не смог его погасить. Что, Мальчик-я-Знаменитый-И-Классный, поиграем? Или мы поиграем с Мальчиком-Сволочью-Я-Обойду-Братца?
   - Девушка, я вам что, диван? - раздался у меня над ухом женский недружелюбный тон. Рядом со мной стояла симпатичная крашенная блондинка и на весь автобус разговаривала по телефону, умудряясь при этом второй рукой держаться за поручни и удерживать целый ворох пакетиков из Торгового Центра. - Уберите свою ногу, что вы такая неуклюжая.
   - Для этого есть слово 'пожалуйста', - не отошла я еще от своих диковатых мыслей, поэтому и в реальность перешла злая, как Черный Властелин, у которого отобрали трон и любимых наложниц в придачу. - Пока не скажешь это волшебное слово, не уберу, детка.
   О, Господи, я непроизвольно скопировала манеру речи Кея. Раньше бы я искренне извинилась и даже бы немного отодвинулась в угол, чтобы пакеты привольнее чувствовали себя в тесном пространстве. А что я несу сейчас?
   Девушка, попыталась резко дернуть ногой, но я, как оказалось, прочно стояла на носке ее миниатюрных и, наверное, новеньких и модных, туфелек.
   Раунд первый. Кроссовки и шпильки. Сделаем ее? Вот прикол!
   - Ты, хамка! - Заверещала девушка, - ты что себе позволяешь? А ну убери свою лапу с моей ноги!
   Я, как заправский садист, лишь сильнее надавила на ее туфлю, прекрасно понимая, что я поступаю жутко непорядочно.
   - Мне же больно! Убери немедленно! - не в силах освободиться пищала блондинка. Она даже пакетами замахала и умудрилась зацепить двух грузных дяденек в деловых костюмах. Они тут же возмутились:
   - Осторожнее, девушка!
   - Вот еще! Она мне на ногу встала, стерва! Ну-ка, убери ногу, я тебе сейчас все волосы повыщипываю, безмозглая %запрещено цензурой%?! - не на шутку взбеленилась девушка. Ей, наверное, все же больно.
   Я глядела на орущую исподлобья. Ей что, трудно было сказать 'пожалуйста'? Я ведь ничего не говорила, когда острые края ее долбаных пакетов царапали меня, мешая сосредоточиться на мыслях.
   - Поганка бледная! - выдала мне в лицо девушка, с трудом освободив свое копыто. В этот момент автобус дернулся, и она успешно врезалась в бабушку-одуванчика, которая собиралась выходить.
   - Ах ты дура, чуть не отдавила старые кости! - заорала неожиданно басом бабуля. - Курица драная!
   - На себя посмотри, старуха! - еще больше разозлилась обладательница белых волос. - Старая карга!
   Это ее заявление возмутило пол-автобуса. Ехать все равно было скучно, да и дождь на улице мешал хорошему обозрению в окнах, а ведь смотреть в них или на экраны своих мобильников было и осталось главным развлечением пассажиров. Скандал - тоже хорошее времяпровождение в общественном транспорте.
   Люди начали ругаться с девушкой, и она не выдержала напора.
   Как только двери автобуса распахнулись, блондинка с пакетами вырвалась на свободу с выкриком:
   - Ненавижу брюнеток, тупые твари! Все из-за тебя! Автобус дураков!
   Пассажиры грохнули. Кондуктор, похрюкивая, бросила вдогонку:
   - Неча тебе ездить тады на таком авто, дура пакеточная! Хорошим людям настроение портить! Автобус дураков - вишь ты.
   - Хорошо, что не корабль, - сказал кто-то начитанный.
   - Что еще за корабль? - захотелось тут же знать его соседям, и в следующие двадцать минут половина пассажиров могла послушать развернутую лекцию, посвященную поэме Себастьяна Бранта, известной тем, что в далекое средневековье она обличала пороки общества...
   Домой я пошла далеко не сразу - дождь уже закончился, и я, мокрая, купив шоколадку и газировку, ту самую, которой некоторые моют унитазы и кастрюли, села на сухую лавочку под навесом, размышляя, размышляя, размышляя... Ни к чему толковому я не пришла, лишь еще больше попортила себе нервы.
   - Катрина! - оторвал меня от собственных мыслей знакомый голос Томаса. Он, точно такой же мокрый, как я, вероятно, возвращался домой со студии и тоже попал под дождь. Ну, просто не почтенный глава какого-никакого семейства, а незнамо кто: с растрепанными волосами, забранными в небрежный хвост, в мрачной футболке, на которой зловеще алело название одной известной метал-группы, с рюкзаком за плечами, в молодежных кедах и в черных джинсах с рванными коленками. Все думают, что это специальная дизайнерская, так сказать, задумка, но на самом деле все порвалось само собой. Леша по этому поводу даже шутил, что у его старшего брата волшебные коленки - рвут все, что угодно. Они, вероятно, из титана, а сам Томас - киборг, у которого микросхемы, заменяющие мозг, вышли из строя, поэтому он "отмороженный".
   - Я отмороженный? - возмущался папа не далее, как пару недель назад.
   - Нет, моя рука. Естественно, ты. Иначе, стал бы ты рисовать всякую фигню типа "Дружбы народов" или вашего любимого Чуни! - никогда не питал особенно теплых чувств к семейному тотему дядя.
   - Что ты имеешь против Чуньки? - удивилась тогда сестра.
   - Все. Его дурной вид портит всю прихожую! - категорично сказал Алексей.
   - Чуня покарает тебя за это, - хмыкнула Нелли.
   - Или я его сам сожгу, - мстительно заявил Леша, считающий, что идиота-тотема и отпрыска ядерного взрыва по совместительству, в семье любят больше, чем его, шеф-повара и модельера в одном прекрасном лице.
   - Привет, - кивнула я папе, а он подсел ко мне на лавочку, весело посвистывая. - Ты откуда?
   - Из мастерской иду, а ты откуда?
   - Из университета, папа! У меня же был экзамен! - возмутилась я. - Почему все нормальные родители знают, что у их детей был экзамен, а ты нет!
   - А я ненормальный родитель, - обескураживающе улыбнулся Томас, и зачем-то потрепал меня по челке, как маленькую.
   - Вот я и вижу. Это же самое ты заявил во втором классе, когда в школе был утренник, и учительница сказала придти в карнавальных костюмах, - обиженно отозвалась я, припоминая случай столетней давности. Учительница от моего наряда чуть в обморок не упала.
   - Не помню такого, Катенька, - вновь улыбнулся родитель. - А на что экзамен сдала?
   - На "три", - не стала вдаваться я в подробности. - Очень странно, что не помнишь! Весьма! Ты нарядил меня Авангардным Барсуком! - не выдержав, заорала я.
   О, да, кое-кто не мог одеть дочку Принцессой, Снежинкой или, на худой конец, Мышонком, - это слишком обычно, а, значит, совсем неавангардно.
   - Ах, это! - засмеялся папа, - это я помню - мы так долго вшестером делали этот костюм. Краб еще забавно умудрился пришить конец своего рукава к твоему комбинезончику. Его кривые руки всегда были в деле!
   Я мрачно посмотрела на родственника. На Краба мне было, честно сказать, фиолетово, а вот то, насколько мне было неуютно на праздновании Нового года во втором классе, до сих пор вспоминаю с содроганием. Только подумайте - все девочки были маленькими красавицами, а я - Барсуком! Кроваво-красным Барсуком с двухметровым хвостом, на котором чернели китайские иероглифы, в огромной маске, злобно светившейся мрачными багровыми глазами, над которыми угрожающе были сдвинуты две белоснежные брови, и на мне лишь только черненькие лакированные сапожки были нормальными... Дети меня пугались, честно сказать, а учительница сказала папе, что он ненормальный родитель. Он приобняв ее за плечи, подтвердил с улыбкой эти слова. А потом пригласил бедную преподавательницу в "какой-нибудь буржуйский ресторанчик", смутив женщину еще больше!
   Сейчас, злая из-за своих личных проблем, я, как это часто бывает у детей, стала наезжать на Томаса, вспоминая очередную древнюю обиду.
   - Меня дразнили Барсуком-злодеем еще полгода! Нинка до сих пор ржет когда видит меня на фотках с того вечера! Еще бы - она тогда была Снежной Королевой, а не демоническим Барсуком! - выговаривала я, одновременно пиная ногой ножку лавки.
   - Зато ты была единственная и неповторимая. Разве не прелесть? - отозвался папа, вытаскивая из кармана семечки и бросая их голубям. По-моему, одна из семечек попала отважной птичке едва ли не в глаз - Томас всегда был очень метким.
   - Прелесть, еще бы, - не могла успокоиться я, наблюдая за клюющими голубями, - прелесть с конца.
   - А я до сих пор храню этот костюм в мастерской, Кать, - серьезно сказал Томас, и, по-моему, впервые в жизни я увидела что, когда он улыбается, от его глаз весело разбегаются в разные стороны тоненькие горизонтальные лучики-морщинки. - Ты так смешно волочила свой хвост, а я все думал, что стоило сделать хвост покороче, но если бы он был не таким длинным, я бы не сумел нанести на материал весь текст одного китайского заговора на удачу.
   Я вздохнула. И перестав злиться, рассмеялась - ведь этим хвостом было так удобно бить мальчишек-приставак!
   - Хочешь, я тебе что-то покажу? - заговорщицким тоном спросил папа, когда мы вдвоем насмеялись. - Еще никто не видел.
   - Хочу. А что? - заинтересовалась я. Очередной шедевр?
   - Вот, - достал из рюкзака небольшой плотный холст, свернутый трубочкой он, - гляди, дочь моя. Оценишь полет моей фантазии. Это пока что набросок, но это будет основная работа моей новой выставки.
   Я внимательно вгляделась в развернутую уже картину - в самых причудливых узорах здесь сплетались два цвета: синий и красный, и каждый из цветов сиял множеством тонов: от яркой фуксии до терпкого ализаринового, от нежно-голубого до берлинской лазури. Едва ли не геометрический узор двух цветов.
   Весьма необычно для Томаса! Он что, переступил, наконец, через свой постмодернистический взгляд на мир и стал приверженцем каких-нибудь постмодернистических романтиков нового поколения?
   - Это всего лишь набросок, - с умным видом стал пояснять папа. - Называется, "СК" - "Синее - Красное". На создание вдохновил один молодой человек и немножко один французский писака Стендаль. Знаешь такого? Нет? Я так и знал. А знаешь, что эта картина значит в аллегорическом смысле?
   - Что? - не знала я. Для меня это просто синее и красное. Вот и все. Красивые узоры и необычные переплетения оттенков и цветов, которые радуют глаз. Это единственная картина из всех папиных работ, которую бы я с удовольствием повесила бы в нашей с Нелли комнате.
   - Люди привыкли думать так: бывает только черное и белое. Черное - плохое, белое - хорошее. И все. Но это узость мышления - это не так! - неожиданно закричал Томас так громко, что проходившие мимо женщины с малолетним ребенком вздрогнули и неодобрительно на нас уставились.
   - Не так? - удивилась я, потому как и сама, наверное, принадлежала к категории этих людей. А что может быть кроме черного и белого? Ну не сине-красное все же? Я вообще на эту тему никогда не задумывалась. Просто жила и все.
   - Не так! Какое, к демонам моды, черное и белое? Нет-нет-нет, и еще раз нет. Не существует четкого деления на "плохой-хороший" или "добро-зло". Это профанация, дорогая дочь! - понесло папу. - На самом деле черным и белым могли назвать желтое и фиолетовое, зеленое и серое. Я назвал красное и синее. Это противоположности. В любом человеке есть две противоположности - и они не 'плохие-хорошие', они просто противоположности, свойственные именно этому, конкретно взятому, человеку. Именно их слияние, слияние двух разностей, делает нас цельными личностями, Катрина! - совсем уж патетически возопил Томас. Сейчас встанет, возденет руку к небу и начнет голосом оперной дивы рассказывать о добре и зле, и тучи над ним расползутся, дав возможность солнечным лучам стукнуть Томаса по макушке.
   - Вот яркий пример. День и ночь. В средневековье считали, что ночь - время темных сил, зла и насилия, когда совершаются самые кровавые ритуалы! Но на самом деле - какая, к Айвазовскому, ночь - плохая? Это всего лишь предрассудок! Пред-рас-су-док! - поднял вверх указательный палец родитель. Вот же театр одного актера мне достался. - Ночь - это время суток, которое кардинально отличается по некоторым признакам от дня. Это не зло. А день - разве днем не творилось зло, приписанное ночи? Еще как. Все смешано и перемешано. Плохое перемешано с хорошим. В каждом из нас есть доброе и злое. Вокруг противоположности: синее и красное. Их совокупность - конечный результат. Те же день и ночь дают нам полное представление о сутках. Так и якобы плохие и хорошие черты человека, не плохи и не хороши - они лишь составляют личность человека. Они дают единство души. Тебе понятно, Катюша? - неожиданно спросил меня он.
   - Более или менее, - уклончиво сказала я, чувствуя, как больше и больше я замерзаю.
   Мне нравились его мысли - прав, наверное, он прав. Нет четкого разделения на "плохой-хороший".
   А Кей и Антон - они тоже такие? Не черный - плохой и белый-хороший (кто из них кто, я до сих пор не знаю), а просто разные - разноцветные, так сказать, не похожие друг на друга мировоззрением и характерами? Если существует Кейтон, то, судя по папиной теории, его можно оправдать и сказать, что он нормальная такая личность. Надеюсь, он не существует. Скорее всего, Антон что-то задумал.
   - Ой, как красиво и здорово получается! - похвалила я папу, чтобы он успокоился - ведь пока не скажешь хороших слов и не согласишься с его точкой зрения (без сомнения, самой верной в радиусе тысячи километров), Томас будет упорно просвещать тебя. - И картина выглядит такой классной. Нежной.
   - Вобще-то это еще не все, - застенчиво добавил он, - на первом плане здесь появится Говорящая Кишка.
   - Фууу, - передернуло меня тут же. - Какая гадость. А так нельзя оставить?
   - Нет! Ведь так не видно смысла! - замахал руками родитель. - Нет смысла!
   - А кишка какой смысл несет? Съедобный что ли?
   - Это аллегория человека без духовности, - тут же получила я серьезный ответ. - Здесь я хочу опереться на Франсуа Рабле.
   - Ты же презирал классику!
   - Рабле - гиперболик! Он мой старший брат в искусстве! Почитай 'Гаргантюа и Пантагрюэль' и ты все поймешь! Ах, Катя, это же ты, что я распинаюсь.
   - Что значит я? - сделала вид, что обиделась я.
   - Моя любимая дочка, которая не интересуется живописью в целом, и ее бедным отцом-художником в частности, - с кроткой улыбкой развел руки в стороны Томас.
   Картину в своей комнате мне больше не хотелось вешать. А про молодого человека я забыла спросить.
   - Пошли домой, у меня в рюкзаке мороженое тает, - скомандовал Томас (зачем мороженое в такую холодину?) и потащил меня в квартиру, развлекая невероятно "интересным" рассказом о том, какого он недавно обнаружил "талантливого молодого творца" с "необычным видением мира". Даже предложил мне начать встречаться с таким прекрасным парнем, но вовремя вспомнил, что у меня есть Антон и пристыжено замолчал.
   Дома мне предстояло пообщаться с братиком. И сделать это я решила после ужина, когда, выиграв у Нелли сражение под названием "Кто моет посуду" и получив саркастические замечания от Леши относительно способа получения моего законного трояка. Когда я рассказывала родственникам про сдачу экзамена, они отчего-то хохотали, а Томас даже выразил желание познакомиться с Василием Петровичем, чтобы нарисовать его портрет и пополнить тем самым его коллекцию "Замечательных нелюдей".
   - Эдгар, - заглянула я в комнату брата после ужина, просчитав, что после принятия вкусной пищи он будет добрым. В его личных компьютерных покоях, опутанных проводами, как паутиной, то и дело слышались звуки автоматной очереди, бессвязных выкриков и лязг оружия. Это мой старший брат, Главный паук в этом логове играл, в очередную игрушку, с азартом щелкая мышкой и стуча по клавиатуре так сильно, словно она была сделана из титана.
   Сам брат, ссутулившись, притаился на своем вертящемся стуле, поставив локти на гладкий стол, заваленный дисками и разными обертками. Этот грязнуля плохо представлял, что такое мусорное ведро и путь к нему в нашем доме без компаса найти не мог. Хотя, с другой стороны, в последнее время он меньше времени проводил за компом и даже ездил в универ.
   - Играешь? - сказала я и уселась на диван. Эдгар кивнул мне (он кивнул, не поворачиваясь, и его кивок смотрелся, как ответ Мистеру Священному Монитору). Минут пятнадцать я наслаждалась его виртуозной игрой - воин Эда отлично справлялся с поставленными задачами и противник - мерзкие жуко-свиноподобные монстры, от которых Томас точно пришел бы в восторг, был почти повержен.
   - Не смотри в спину, - через какое-то время сказал брат, почувствовав, наконец, мой пристальный взгляд.
   - Почему? - невинно поинтересовалась я.
   - Ты не Большой Брат.
   - Это ты большой брат, так что помоги своей маленькой сестричке.
   - Чего? А разве не ты старшая? - не отрываясь от действия на экране, поинтересовался этот олух.
   - Вырвись в реальность, бамбук! - вскричала я, оскорбившись - это же до какой степени нужно мозги компом убить, чтобы забыть о возрасте. - И помоги своей сестре, пока она не убила тебя.
   С пятой попытки мне удалось заставить братика оторваться от игры. Как же тяжело он вздохнул!
   - Чего тебе? - недовольно спросил он. - Из-за тебя я бонусы потерял.
   - Невелика потеря, - отозвалась я. - Мне нужна твоя помощь.
   - Какая? - спросил Эд, откинувшись на мягкую спинку своего трона.
   - Можешь по адресу квартиры узнать, что за люди там живут? - прямо задала я вопрос, чтобы не терять времени.
   - Могу, - коротко ответил брат. - Какой адрес?
   Наверное, он логично решил, что ему проще выполнить мою просьбу, чем терпеть мое присутствие.
   Я послушно назвала адрес квартиры Антона.
   - Минута, - прошелестел Эдгар. Нет, определенно, его нужно отучать от виртуальной реальности.
   Брат загрузил какой-то диск ("Паленый! На рынке за двести рублей взять можно." - гордо сказал он), пощелкал клавишами и сообщил мне:
   - Олег Иванович и Антон Олегович Тропинины тут живут. Телефон квартиры нужен?
   Я записала домашний телефон на всякий случай (а если я смогу поговорить с отцом Антоши, вдруг он приедет со своей командировки?) и спросила:
   - А можно как-нибудь узнать, есть ли у Антона этого брат Кирилл? Он тоже сын этого Олега Ивановича, только прописан вместе с матерью, скорее всего, в другом месте. Имени матери я не знаю.
   - А фамилия та же у нее? - поинтересовался брат, вставляя диск и с невероятной скоростью щелкая по клавишам.
   - Не знаю. Наверное, - замялась я, одновременно пытаясь навести кое-какой порядок на столе братца, сложить диски в одно место, а мусор в другое - чтобы потом его выкинуть.
   - Сейчас, я попробую узнать, - начал проделывать какие-то хитрые манипуляции с компом родственник. Через пару минут он сообщил мне:
   - Кирилл Олегович Тропинин, есть такой. В городе есть еще двое Кириллов Тропининых, но у них другие отчества. Да, этот Кирилл прописан в другой квартире, судя по адресу. Но можно еще через одну нелегальную прогу с инфой из ЗАГСА узнать, кто у него мать и отец. Или кто мать у Антона Тропинина.
   Еще позднее я стала счастливой обладательницей следующего: Олег Иванович Тропинин и Алла Георгиевна Адольская состояли в браке, развелись целых четырнадцать лет назад и имеют двух сыновей: Антона и Кирилла, носящих фамилию отца. И оба они - близнецы, потому как появились в один и тот же ноябрьский день одного и того же года: целых двадцать два года назад.
   - Они меня старше на 2 года! - удивленно уставилась я на информацию, которую достал Эдгар. Почему я раньше никогда не спрашивала точный возраст Антона, думая, что мы ровесники ? Я тупица! А еще - мой план с треском провалился. Я так и не могу понять, два ли это близнеца нравятся мне, или же всем рулит один Кейтон!!
   - А я здесь при чем? Иди уже, а? Мне в аську пора... - тоскливо взглянул парень на любимого белого друга.
   - Подождет твоя аська, - строго взглянула я на брата. - Дай мне домашний телефон Кирилла и этой тетки Аллы Георгиевны.
   Брат покорился моей воле - видно лень было перечить. И адрес их дал вдобавок. Жили они вместе.
   - А теперь найди мне Лескову Алину, - потребовала я.
   - Как же ты заколебала, - пробурчал брат и почти сразу же нашел мне Алину, а также ее родителей и брата, некого Арина Алексеевича Лескова.
   - Его зовут Арин? - не могла поверить я увиденному. А я-то думала, Арин - это псевдоним вроде Кея или Келлы! А тут - настоящее имя! Воспоминание о человеке, которого я искренне считала своим другом и помощником меня вновь расстроило. Предатель. Но его можно понять - он беспокоиться за свою чокнутую сестричку. Я только игру Алины не могу понять до конца. Ладно, в этом я разберусь позже. И вообще, зачем я искала Лесковых? Наверное, хотела убедиться, что меня в очередной раз не обманули. А вот насчет Кея и Антона... все же они близнецы.
   И что делать? Если получится, позвоню их матери или отцу - как-то я должна узнать правду, да? Только какую правду?
   - Эй, ты, - сказал мне крайне любезно братик, - я тут еще про эту Аллу нашел и про Олега. И про Лесковых.
   Оказалось, все эти люди - бизнесмены, да не простые, а очень влиятельные. Так, например, папа Алины и Арина занимался ни много, ни мало, а нефтяным бизнесом, а разведенные родители Антона имели общее дело, связанное с поставкой сырья заводам. Кроме того, каждый из них имел кучу успешных фирм, одна из которых была оформлена на Кирилла, то есть как бы на Кея, но я-то точно знала, что работать где-то Звездный Мальчик не может - он певец и, как говорят сейчас в шутку, работает ртом. Да и по словам Нинки, учится заочно на факультете психологии не понять где...
   А еще выяснилось, что Алла Георгиевна - младшая сестра нашего уважаемого ректора Антона Георгиевича. И это тоже умудрился найти мой умненький братишка. Так я стала счастливым обладателем и домашнего телефона главы нашего университета. Если что, позвоню и ему. В моей голове который раз щелкнуло. Так вот почему Антоша так легко учится, хотя почти и не появляется в универе, да и мне так подфартило на зачетной неделе! Угодить ректору - дело святое, поэтому все преподаватели (за исключением Злобы) так старались. Но если все это устроил Антон, значит ли это, что я все же дорога ему, и он не играет моими чувствами?
   Господи, я окончательно запуталась! Хотела прояснить факты, но они вновь рассыпались, в который раз отказываясь складываться в цельную картинку. Вроде бы, вот она, правда, протяни руку и возьми ее, но что-то все время мешает и поэтому я и выгляжу, как полная и самая настоящая дура!
   Ну почему как? Дорогая, ты так преуменьшаешь...
   Я, полная решимости, позвонила матери Тропининых, но автоответчик сообщил, что ее нет дома. В квартире у Антона трубку тоже никто не брал - видимо, его отец еще не вернулся, а сам парень отсутствовал.
   Я даже позвонила нашему ректору домой, но ответившая мне домработница сообщила, что Антон Георгиевич сегодня будет до позднего вечера на юбилее какого-то родственника.
   - Скажите, а у Антона Георгиевича есть племянники, да? - спросила я.
   - Есть, а что? - спросила удивленно домработница. - Что-то случилось с Антоном или Кириллом? Девушка, говорите, я же волнуюсь!
   - Нет, ничего! Просто... они часто у вас бывают?
   - Не скажу, что часто, но бывают. Но в чем дело?
   - А они ведь друг друга не любят? - спросила я напрямик, понимая, что кажусь той женщине ненормальной.
   - А вам что с того? Это семейные дела. Вы что, девушка, из газеты? - заподозрила меня в чем-то домработница ректора.
   - Да, - неизвестно зачем сказала ей я и положила трубку.
   Ничего не узнала, жаль.
   Завтра я начну учить билеты к следующему экзамену, который состоится через четыре дня и обязательно, обязательно придумаю план "Я узнаю истину"!
   Пока я придумывала план, мне очень захотелось позвонить Антону - но его телефон так и был выключен. Как и Нинкин. Да что с ними со всеми случилось? Подружка что, решила устроить кровавую бойню за право иметь возможность получить наследство Эльзы? Нинка, включи быстрее телефон - ты узнаешь правду о придурке Келле.
   Я не спала почти всю ночь: ворочалась, вздыхала, ходила попить водички, лазила в Интернет и смотрела на фото Кея, ругала его, шипела на Арина и Келлу, разглядывала фото, присланные мне Антоном, улыбалась, плакала тут же, била кулаком по подушке, проверяла телефон, переживала из-за экзаменов, скучала, мечтала и, в конце концов, под самое утро забылась тревожным сном, тогда, когда восточный край горизонта расцвел бледно-сиреневым цветком на сине-сером фоне летней ночи. Мне снилось что-то вязкое и неприятное - я что-то искала, и это что-то постоянно ускользало из моих ладоней. Я бежала по каким-то то темным, то светлым туннелям, ловила солнечные лучи, а потом увидела перед собой двух зайцев: красного и синего. Они посмотрели друг на друга, улыбнулись и помчались в разные стороны. Я бросилась за красным зайцем, потом за синим и, так никого и не поймав, даже во сне подтвердила известную всем пословицу. Пока я бегала то за одним, то за другим, ушастые радовались и смеялись. В конце концов, они превратились вдруг в одного большого Барсука. Заиграла музыка 'На краю', и барсук, пошевелив хвостом, сказал:
   - Какой тут Кей няшный! Хочу его - аммм - съесть!!
   Я резко распахнула глаза. Комната была ярко освещена солнцем, по ней гулял веселый сквозняк, из колонок гремела музыка ненавистной мне уже группы, а перед компьютером, нисколько не стесняясь и не боясь разбудить меня, восседала Нелли. Именно она и была источником ора.
   - Ой, Катька, проснулась? - увидела она меня. - Смотри! Фото 'На краю' с последней фотосессии! С крыши!! И с концерта! Смотри, какие они все тут миленькие. Няяя!
   Я смотреть не захотела. Да видела я этих 'кавайных мальчишек' в живую, точно в такой же одежде, в которой они изображены на фото, снятые, между прочим, Максимом. Более того, я вышла вон из комнаты огрызаясь на сестру, чтобы не видеть лиц этих подлых людей. Все равно больше не засну.
   Около часа маялась - хорошо хоть Томаса и Леши дома не было, иначе они бы привязались с расспросами. И думала-думала-думала (кажется, я превратилась в маньяка, который задался целью узнать правду о Тропининых), а единственно, что пришло мне в мою головушку толкового - поговорить с самим Господином Зазнайкой - с Кеем. А потом с Антоном. И если он так и не включит телефон, я буду караулить его у квартиры - мне надоели эти игры.
   Только Кею я не хочу звонить - он найдет тысячу причин для того, что отказаться от встречи со мной. Мало ли. Но как мне найти его? У кого спросить о его местонахождении?
   У уродца Арина спроси. Он должен знать, где будет его дружок.
   Точно! Я трясущимися руками набрала номер Арина. Он поднял трубку на удивление быстро. Кажется, мой звонок его удивил.
   - Привет, Арин, - сказала я, стараясь, чтобы мой голос не дрожал от обиды. Кто бы знал, чего мне стоило переступить через себя и позвонить этому Иуде.
   - Кэт? - он был изумлен. Наконец-то, в его голосе появились эмоции - удивление и настороженность! Но теперь это не радовало меня.
   - Арин, я хочу встретиться с Кеем, но он не берет трубку, - сказала я, а ведь мне так хотелось закричать ему в трубку: 'Я верила тебе, идиот! Я думала, с тобой уютно и здорово, а ты уничтожил мои симпатии к тебе! За что ты меня так? Я считала тебя хорошим человеком, а ты...'
   - Зачем тебе Кей? - спросил он.
   - Я хочу встретиться с ним. Я вообще планирую с ним встречаться, ты же помнишь, - невинно отозвалась я, понимая, что мои глаза сами собой краснеют - ну не могу я с бас-гитаристом 'На краю' разговаривать!
   - Ты серьезно?
   - Что серьезно?
   - Решила оставить Антона Алине?
   - Нет, я вру. Естественно, серьезно. Она столько про него гадостей рассказала! Кей, - я замолчала на мгновение, - он круче. Арин, скажи, как мне найти твоего друга? Пожалуйста. Хочешь, я тоже встану на колени, как твоя сестра.
   Это напоминание пришлось ему не по душе, и он нехотя ответил, что сегодня Кей заедет в студию в пять вечера.
   - Спасибо, Арин.
   - Не за что, Кэт. Кэт? - вдруг позвал он меня, когда я хотела уже нажать на красную кнопочку.
   - Что? - почти прошептала я.
   - Не злись на меня. Она моя сестра и самый близкий мне человек, - тоном человека, которому все давно надоело, произнес парень. - Ты хорошая - я даже удивился, какая ты. Ты найдешь свое счастье.
   Почем он говорит так, словно мне не достанется ни Антон, ни Кей - а ведь кто-то из них мое счастье - я уверена. Неужели они с Алиной думают, что, подтолкнув меня к Кею, они перечеркнут наши отношения? Но я-то выберу Антона - зачем мне известный рок-музыкант? Но, скорее всего, узнав правду, я перестану думать и о том, и о том
   Я не могу пока понять их игры.
   Кстати, а ведь во время нашей первой встречи бас-гитарист что-то упоминал про свою сестричку... Что они живут вместе. Я и думать не могла тогда, что это Алина!
   - А я и не сержусь, - ответила я, едва сдерживая слезы и ненавидя этого парня почти также сильно, как иногда Кея.
   - Сердишься. Прости, ты хорошая девушка. Спасибо, что ты помогла моей сестре.
   Нет, мой длинноволосый друг, я ее обманываю. Я не хочу никому помогать.
   - Я пока еще не помогла. А Кей не догадается о ее просьбе? Как он вообще поймет, что я выбрала его? Мне нужно игнорировать Антона?
   - Нет. Ты все поймешь, Кэт. Они тебя разыграют.
   - Это от слова розыгрыш? - решила уточнить я, закусывая губу. - Устроят сюрприз?
   - Нет. Просто в нужный момент выбери Кея, вот и все. Ты поймешь, Кэт, когда нужно будет делать выбор. Я больше не могу ничего сказать. - С этими словами молодой человек повесил трубку, оставив меня в новом недоумении.
   За время моего вынужденного ожидания я еще раз позвонила Нинке, которая все так же была недоступна. Тогда я позвонила ей домой. Мало ли? Трубку подняла Софья Павловна.
   - Катюша? - тут же узнала она. - А Нины нет. Она уехала на теплоходе.
   - С Келлой? - похолодела я.
   - И с ним тоже, - засмеялась женщина. - Почти со всей нашей родней, включая моего мужа и нашу обворожительную тетю Эльзу.
   - Зачем они уехали? - несказанно удивилась я.
   - Так захотела тетушка, - с явным раздражением сказала мама Ниночки. - Катя, ты же знаешь меня с детства, я уважаю родственников и пожилых людей. Я считаюсь с их капризами, старость ведь не радость, правда? Но тетя Эльза - это что-то с чем-то. Она решила объявить всем, кто станет ее наследником после совместного трехдневного круиза по реке. Представляешь? Ниночке пришлось уехать. Они с отцом совершенно помешались на наследстве. Как будто бы у нас своих денег мало. И Келла с ними. Хороший молодой человек, правда? - С теплотой в голосе спросила Софья Павловна меня.
   - Угу, - отозвалась я.
   - Мне кажется, наша Ниночка влюбилась! - продолжала разглагольствовать Журавль и добрых десять минут перечисляла все достоинства синеволосого. - Жаль, я не смогла с ними сразу поехать на теплоходе, присоединюсь чуть позже, пообщаюсь с Келлочкой. Катюш, а у тебя-то мальчик появился?
   - Почти, - уклончиво отвечала я. До моего 'мальчика' я тоже не могу дозвониться!
   - Обязательно познакомь меня с ним! - воодушевилась тетя Соня, которая с детства привыкла следить за мной, как и за Ниной.
   - Конечно.
   - Приходит к нам в гости! Ты со своим парнем, и Нина со своим! Глядишь, так и замуж выскочите. Эх, молодость, - принялась ностальгировать моя собеседница. - Кстати, Витя сказал, что у Ниночки телефон сломался, так что она недоступна, наверное. А как ты экзамен сдала?
   От Софьи Павловны я отвязалась через добрых полчаса. Меня терзала мысль - как Нинка умудрилась сломать телефон, и как мне с ней теперь связаться, чтобы рассказать про Келлу?
   Подруга сама связалась со мной. Позвонила, и не откуда-нибудь, а с телефона барабанщика.
   - Это ты? - услышала я голос Журавля.
   - Это я, слушай, - отозвалась я и хотела уже, сообщить про обман Келлы, как подружка перебила меня:
   - Я свой телефон сломала, звоню с мобилы рыла! - закричала она весело. - А тебе из-за плохой связи от отца не смогла дозвониться! Я на теплоходе!
   - Знаю.
   - Откуда? - удивилась трубка Нинкиным голосом.
   - Твоя мама сказала. Нин. Я тут узнала...
   - Ты как экзамен сдала-то? Почему за твои оценки я всегда переживаю больше, чем за свои собственные? Когда ты станешь учиться лучше?
   - На 'тройку' сдала, - поспешно отвечала я.
   - Слава Богу! Теперь тебе еще два предмета! О, тут так клево! Даже Эльза не мешает!
   Где-то на заднем плане послышался чей-то кашель, а потом ехидный голос дядя Вити сказал:
   - Ефим Александрович, а Ефим Александрович! Дайте мне с вами поговорить!
   - Дядя Витя, - раздался голос Келлы, - о чем опять?
   - Так кем там был твой дедушка, Ефим Александрович? - по-моему, Виктору Андреевичу просто нравится называть синеволосого по имени-отчеству и дразнить его таким образом...
   - Это мой папа, - заржала блондинка. - Задрал Келлу!
   - Нина, я хочу тебе рассказать кое-что важное! - хотела я открыть лучшей подруге глаза на этого врущего идиота.
   - Кать, я приеду, и все расскажешь! Тут связь очень плохая! Тебя почти не слышно!
   И связь, действительно, оборвалась. Я растеряно посмотрела на свой телефон. Не на номер же ударника 'На краю' писать смски о том, какой он плохой бяка? Ладно, Нинка приедет и все равно все узнает! Келле тогда не жить - она из него голыми руками сделает одно большое рыло.
   А пока я разоблачу (или нет) братиков-акробатиков!
   Я с замирающим сердцем приехала к зданию, где располагалась студия 'На краю' не к пяти часам, а даже к четырем - на всякий случай. Мало ли, вдруг этот беловолосый зазнайка приедет раньше?
   Иногда я думаю, что мне помогали Ангелы-Хранители. Почему? Да потому что вместо Кея или Антона (на что я в тайне надеялась) Катрина встретила гитариста Филиппа. Он, в самых обычных широких светло-голубых джинсах, обычной футболке, с красующимся на ней зайчиком (символом 'Плейбоя'), в кепке и солнечных очках совсем не походил на известного музыканта, чья армия поклонников дня ото дня увеличивалась.
   - Катенька, - напугал он меня тем, что положил руку на плечо - из-за этого я неожиданно вздрогнула.
   - Ой, прости, - расстроился парень, - я не хотел тебя пугать! Тебе так идет челка! Только у тебя глаза грустные, - заметил он, заставив меня еще раз вздрогнуть.
   - Что с тобой? Ты к Кею, да? Если так - пошли со мной, я провожу тебя. Дурацкая охрана не пропустит просто так, - с этими словами он осторожно взял меня за руку и повел медленно следом за собой.
   - Спасибо, Фил, - поблагодарила я его, не веря своему счастью.
   - Обращайся ко мне за помощью в любое время, - ответил он. Каштановые пряди его выбивались из-под кепки и придавали его лицу дополнительный шарм. А еще, когда Фил улыбался, около его губ появлялись миленькие ямочки. Медвежонок, одним словом!
   Через охрану мы прошли без проблем. Суровые мужчины в черных костюмах всего лишь почтительно кивнули на вежливое 'здравствуйте' Филиппа. Уже в лифте я спросила гитариста 'На краю':
   - А Кей уже приехал?
   - Он будет в пять, - безмятежно отвечал он мне. - Пока что занят. Чем - не имею понятия. Все чем-то заняты, и только я постоянно репетирую, а они говорят, что я пинаю балду, а репетируют они.
   - Это, наверное, Кей так говорит, - мстительно произнесла я. - Он лентяй и дурак. Сволочь, короче.
   Наверное, последние слова вышли излишне горько.
   - Он что, - внимательные карие глаза поглядели на меня. Сейчас наши лица находились почти на одном уровне, я ведь говорила уже, что братья не слишком высоки, - обижает тебя?
   - Да не очень. Но бывает, - слабо улыбнулась я.
   - Если что - скажи, ладно? Я не то, чтобы защитник всех девушек, - скромно добавил парень, - просто не схожусь с нашим лидером в некоторых вопросах. Он не ценит простую человеческую этику, - мне показалось, что молодой человек грустно взглянул на меня. - Катенька, у тебя чудесный брелок.
   Я, машинально крутившая ключи, на которые был прицеплен хорошенький 'сладкий' подарок Антона, улыбнулась.
   - Это от Антона.
   - О кого? - явно не поверил ушам парень. Я удивленно поглядела на него.
   - От Антона. Ты его не знаешь, наверное. Слушай, - осенило меня: вдруг милый Фил поможет мне? - У Кея есть брат-близнец?
   - Есть, - чуть помедлив, кивнул гитарист. - Только они почти не общаются. Не знаю, как так можно, - вдруг со странной грустью произнес он. - Рэн - редкостный грубиян, дурак и самое настоящее животное - это по части девушек, но тебе не обязательно всего знать, ты очень впечатлительная. Но, несмотря на то, что мой брат - кретин и всегда подкалывает меня, и разыгрывает, и спорит все время, я не могу жить вдалеке от него, и уж тем более не видеться с ним месяцами. Близнецы - это связь, - Филипп подергал себя за мочку уха. - Не знаю, как объяснить. Я чувствую с этим нахалом связь.
   - Связь? - мы уже шли знакомым коридором к студии. - Я видела передачи о близнецах. Там говорилось, что они чувствуют друг друга. Иногда даже видят одинаковые сны. Так?
   - Да, это так. Рэн и я - почти что одно целое, - стянул кепку парень и его волосы, наконец, свободно рассыпались. Такой милый! А на концертах - брутальный и даже грозный.
   - Как синее и красное? - невольно вспомнила я слова Томаса.
   - Или как белое и черное, - подтвердил теорию папы Филипп о стереотипном мышлении большинства. - Кстати, тебе очень идет черный цвет, Катенька. Вот мы и пришли, - он галантно пропустил меня вперед, открыв двери. - Пойдем, я принесу тебе сок или кофе, и я тебе все-все расскажу о близнецах. Тебе все равно Кея ждать.
   Болтая обо все на свете, один из гитаристов рок-группы 'На краю' вновь провел меня в ту самую двухуровневую комнату. Сегодня многочисленные лампы необычных форм горели ядовито-салатовым цветом, изредка перемешиваясь с лимонным и желтым.
   - Пошли на второй уровень, Катенька, там удобные кресла - принимают любую форму тела. Что ты будешь - сок, кофе, чай? А алкоголь я тебе не дам. Он вреден, а ты женщина. Тебе еще нужно рожать детей.
   Я рассмеялась.
   - Спасибо, Фил. Если можно, я буду апельсиновый сок.
   - Один момент, моя дорогая гостья. Бар здесь тоже на втором уровне - прямо около нас, - просветил меня парень. Вот же нормальный человек - без заморочек, как у Кея или Келлы.
   Пока музыкант суетился около встроенного черного бара правильной прямоугольной формы и с зеркальными полками со множеством бутылок (все-таки стиль хай-тек здесь доминировал), я села на мягкое и тоже абсолютно черное кресло, которое больше напоминало мешок с картошкой. Оно оказалось до невозможности комфортным, и я сидела так, как мне было удобно. Жаль, это удобство скоро окончилось. А виной всему оказался подслушанный разговор. Нечаянно, кстати, подслушанный, и, наверное, посланный мне теми же Ангелами.
   В то время, пока Фил наливал в огромные, округлой формы стаканы, сок себе и мне, на первый этаж этого здорового помещения вошел Андрей. Я, находившаяся на втором уровне, узнала его по голосу. Мужичина разговаривал по телефону. Но голос его был громок, и я просто не могла не услышать речь менеджера. Нас с Филом он не замечал - искал что-то внизу, на первом уровне, одновременно продолжая беседовать. Если сперва я хотела поздороваться с Андреем, то потом как мышка вжалась, в кресло.
   Может быть, это была Судьба, а не случайность?
   - Да. Да. В каком-то смысле вы правы. - Тон Андрея хоть и был безукоризненно вежливым, но глаза были прищурены, а губы плотно сжимались, когда мужчина слушал ответ невидимого собеседника. - Позвольте, это жизнь Антона, и он сам решает, что делать. Мы можем только гарантировать... Алла Георгиевна, перестаньте. Вы знаете, кем для современной русской молодежи является ваш сын? У него прекрасные перспективы...
   Я прислушалась, и неведомое чувство, прозванное женской интуицией орало что-то вроде: 'Слушай, дура, слушай!'
   Не пропусти ни слова!
   - ...Нет, я думаю, наша компания не разорвет контракта с вашим сыном только по одной вашей просьбе. И ваших денег нам не надо... - устало говорил менеджер, продолжая что-то искать. - Нет, я вовсе не принципиальный. Я могу брать взятки - как и любой нормальный человек. Только в этом случае, на Кее... пардон, вашем сыне Антоне, мы сделаем куда большие деньги, нежели предлагаете мне вы. Разумеется, я не оставлю от Антона наш разговор в тайне. Я бы посоветовал вам прекратить это. Антон - музыкант. Отличный музыкант. Более того, я несу за него ответственность и не откажусь. Хорошо-хорошо, я буду опасаться за свою карьеру.
   Он с отвращением выключил телефон и пробормотал:
   - Проклятая баба, все соки уже выпила со своим Антоном. И Кей хорош - одни проблемы создавать повадился. Лучше бы дела с матерью уладил. И где эти бумаги, я же здесь их отставлял. Вот черт...
   Вдруг он что-то увидел на полу, наклонился, подобрал и быстрым шагом ушел, на ходу кому-то вновь перезванивая.
   А ведь я почти была уверена в том, что их - двое.
   Я с шумом глотнула ртом воздух и закрыла глаза.
   Раз, два, три...
   Почему я не могу выдохнуть? Куда делись все краски в комнате? Почему в солнечном сплетении такая давящая боль?
   Четыре, пять...
   Зачем он так поступил? Для чего? Что он добивался?
   Шесть, семь, восемь...
   Кем я была для него? Куклой-барышней из XIX века? Девочкой, которую можно было легко соблазнить?
   Девять, десять...
   Кем же?
   Я, наконец, выдохнула воздух.
   Вот и все.
   Все.
   Совсем все.
   У меня не было той истерики, как в тот раз, в комнате Антона. Мне было гораздо больнее. И от этого я не могла пошевелиться. Рядом находилась теперь только желание покинуть эту комнату, это здание и этот мир заодно. Чтобы никогда-никогда-никогда не видеть это чудовище с платиновыми волосами.
   Разряд молний ударил с силой и без предупреждения в сердце, оно вздрогнуло, покрылось кровавым узором, и боль от этого удара отозвалась в каждой вене, в каждой жиле, в каждом сосуде моего тела.
   Я распахнула глаза, вновь пытаясь поймать губами воздух. Это удалось мне не с первой попытки. А когда я вдохнула его в себя, через легкие к сердцу устремилась воздушная горячая лава.
   Со вторым вздохом в моем сознании замелькали образы тех... того, кого я любила. Первый поцелуй с Антоном. Признание Кея. Объятия на подоконнике в университете. Теплые руки в номере отеля.
   "Теплые руки в номере отеля". Звучит так, как будто бы ты Кейтону, подонку, там продавалась.
   А я и продавалась. За иллюзии, которые он щедро мне подкидывал.
   Ну, я теперь совершенно точно знаю, что Кей и Антон это одно и то же лицо. Как оказалось, достаточно просто подслушать чужой разговор. А я строила такие планы, как бы хитро об этом узнать. Не понадобилось. Всего одна случайность - и я точно знаю ответ.
   Я такая дура, что хочется сдохнуть. Мне кажется, что надо мной целенаправленно издевались только ради развлечения, а не потому что Кей... Антон... я даже уже не знаю, как его называть... любил меня.
   О, какая любовь?! Любовь давно сыграла в ящик и переворачивается в могиле, сипло вздыхая. А ты оказалась всего лишь игрушкой в руках богатого и знаменитого мальчика.
   Боль усиливалась толчками. Зачем он так со мной поступил?
   Зачем? Некоторым людям очень скучно жить просто так. Они играют. Он великолепный актер, признаю его мастерство.
   Да, какая же он талантливая сука - быть Антоном у него получалось замечательно. Но почему я?
   Ты доступная тупая игрушка, над которой так естественно издеваться тем, кто имеет на это право - сильнейшим. А проклятый Кейтон - сильнейший.
   Не признаю его таким! Я докажу ему, что в этой игре я - сильнейшая!! Теперь понятно, почему я любила двух парней одновременно - я любила одного. Я могу... могу быть горда тем, что полюбила Антона не за то, что он звезда, а за то, что он просто был со мной, и каждое его прикосновение дарило мне чуть-чуть смелости жить дальше, забывая прежнюю мерзкую любовь.
   Ты бы еще стихами заговорила, деточка. Ага, давай напишем гимн Антону. Помни - он и есть Кей. И их обоих нужно убить! Подвесить их над пропастью и обрезать веревки! Или отрубить им обоим головы на плахе! Сволочи!!! Или всю кровь по капельке спускать, пока не потеряют сознание.
   На меня накатила вторая волна невыразимой усталости. А ведь я подозревала, что так и будет. Еще тогда, но Кейтону удалось обмануть меня. Какая же я доверчивая.
   'Только в этом случае, на Кее... пардон, вашем сыне Антоне'
   'На Кее... вашем сыне Антоне'
   'Кее... Антоне'
   - Катя? - подергал меня за рукав Филипп. Он стоял близко-близко, держа стаканы. Его карие глаза были широко раскрыты - он тоже слышал разговор своего менеджера, так вовремя зашедшего в эту проклятую комнату на первый уровень.
   - Что? - спросила я его и медленно, словно зомби, встала. - Ты знаешь, я пойду.
   Голос мой был безжизненным.
   Парень посмотрел на меня внимательно, смахнув с глаз длиннющую коричневую челку, и, кажется, все понял. Наверное, по моим глазам. Да и глухим он не был - слышал, что говорил Андрей.
   - Послушай, - нерешительно сказал он, - послушай, Катенька, ты это... только не плачь, только не плачь, ладно? Я теряюсь, когда девочки плачут.
   - Я не буду плакать. Я ведь просто пришла спросить у Кея - один ли он человек или их двое? - как-то безжизненно произнесла я, вдруг осознав, что до самого конца я надеялась, что они все же братья! Что один хороший, а другой - плохой. Я надеялась, но не хотела себе в этом признаваться. Я совсем не хотела знать, что нежный и мягкий Антон может предать! Я хотела думать, что он - прекрасный человек, моя Красная Нить. Моя и ничья.
   - Что спросить? - одними губами спросил Фил.
   - Я запуталась, Филипп, - произнесла я тихо-тихо, ощущая, что все бабочки, кажется, умерли, и в животе теперь настоящая пустыня. - Я запуталась и искала ответа. В последнее время я так плохо спала, потому что я все время думала о том, сколько их и кто они. Я ненавижу себя.
   - Катенька, не надо так.
   - Я ненавижу себя. Правда.
   - В моей жизни тоже были периоды, когда я себя ненавидел. - Тихо сказал парень. - Но это ни к чему хорошему не приводит, поверь. Это саморазрушение, оно приводит только к худшему. И ты не должна себя винить. Ни в чем. Чем больше ты ненавидишь себя, тем тебе хуже. Поверь.
   Мальчик-мишка грустно улыбнулся мне и аккуратно усадил на стул.
   - Он - один. Я узнала. Совсем случайно. - Я попыталась тоже улыбнуться ему, но не смогла.
   - Катя, почему ты не плачешь? Это ведь нормальная женская реакция. А у тебя ненормальная, - обеспокоился гитарист. - Ты должна выпустить эмоции.
   - Я один раз же выпустила, - не глядя на него, улыбнулась - улыбка теперь получилась, но вышла сухой и неприятной.
   - Ааа, - пробормотал Филипп, - это когда погром?
   - Он что, - внезапно истерически выкрикнула я, - все и всем про меня рассказывал? Да? Рассказывал, как издевался?
   - Нет-нет-нет, - испугался, кажется, моей реакции парень-медвежонок, - он просто тебя очень любит.
   Какая интересная у него любовь! Фил тоже решил поиздеваться?
   Я зло поглядела на шатена.
   - Так любит, что не может не делать больно? - выпалила я, повторяя себе, что я должна держать себя в руках, должна держать, должна... Ведь я не провалила свое 'задание' - узнала правду!
   - Кей - сложная личность, Катенька.
   Я тоже сложная личность! И что с этого!! Кому интересно, сложная я или простая, как дерево?
   Он присел передо мной на корточки, как преданная собака заглядывая в глаза, и погладил по руке. Филипп тоже кажется мне хорошим, как Арин в начале нашего короткого знакомства. Только Арин оказался совсем и не хорошим, и теперь я боюсь доверять Филу. Кажется, я вообще боюсь доверять парням.
   Все парни - скоты. Их надо расстрелять. Красивые парни - скоты втройне.
   - Прости меня. Я ведь знал, - так же тихо сказал Филипп. - Я почти не знаком с тобой, и виделись мы всего лишь дважды, но я все равно говорил Кею, что нельзя так играть с чувствами девушки. Особенно той, которую любишь.
   - Да хватит про любовь говорить! - Вновь не выдержала я и встала, понимая, что этот парень ни в чем не виноват - он, напротив, хотел помочь.
   - Понимаешь, тут... - тяжело вздохнул Фил, - Ты присядь, ладно? Может вина или виски? Из-за Кея здесь всегда есть виски. Нет, ты не думай, что он пьет, просто из всего алкоголя он признает только виски, да.
   Музыкант явно забыл о том, что говорил десять минут назад насчет алкоголя и женщин.
   - Кей и Антон - одно лицо. И ты права, он дурак, - успокаивающе говорил молодой человек. И за что ему это - успокаивать чужую девушку, которая вместо слез рычит, как деревенская собака?
   - А зачем он притворялся? - спросила я, тяжело вздохнув.
   - Он просто хочет найти девушку, которая любит его ни за что-то, а просто за то, что он - обычный человек. Не богатый и не знаменитый, - задумчиво произнес парень.
   - А я тут при чем?
   - Я не знаю всех подробностей - я с самого начала говорил ему, что он поступает недостойно мужчины, но разве его переубедишь? Все очень запутано. Одно я знаю точно. Ты выбрала Антона, и Кей заинтересовался тобой. И влюбился, - тут Фил отчего-то неожиданно светло улыбнулся. - Любовь - это так прекрасно.
   - Я уже не верю в это. Любовь - одна боль.
   - Не говори так, - вновь погладил меня этот парень по голове, и мне стало чуть-чуть спокойнее.
   - Кей любит тебя. Очень сильно. Он просто проверял. Ему не хочется, чтобы любили только сценический образ. Никому из нас не хочется. Но ты права - мой друг заигрался.
   - Мне все равно, - упрямо сказала я. - Я пойду, ладно?
   - Нет, в таком состоянии я тебя не отпущу. Успокойся, - взял со столика стакан с соком гитарист, подошел вновь к бару, налил что-то из большой прозрачной бутылки и принес мне.
   - Пей, Катя, это тебя успокоит.
   Я не знаю, с каким алкоголем смешал сок Филипп, я даже не почувствовала вкус напитка. Я просто молча выпила его и все.
   А он продолжил:
   - Молодчина. Это все глупо вышло. Рассказать? Я думаю, ты должна знать, Катенька. Тебе нужно всего лишь понять его. Когда мой друг с тобой познакомился, ты так ему понравилась, что он при всех нас сказал, и даже при Андрее, что... как бы тебе это сказать... На следующий день после выступления в "Горизонте", во время репетиции, он сказал, что ему безумно понравилась девушка, которая видела его в двух ипостасях. И сказал, что если ты выберешь образ Антона, то тогда он будет с тобой встречаться. А если Кея - то нет. Потому что ему нужна та, которая будет любить не звезду, а человека. Кей сам так сказал. В какой-то степени я солидарен с ним, но мне это не понравилось. Андрею это не понравилось тоже.
  
   Менеджер команды "На краю" случайно услышал слова подопечного. И в очередной раз подивился сознанию творческих людей.
   - Кей, ты, естественно, наше все, но пока мы не закончим работу с Томасом Радовым, не надо играть с его дочкой. Томас - человек искусства, слушающийся не голоса разума, а своих эмоций, Он может кинуть нас и наш проект, - тут же сказал Андрей, который парням из группы был не только менеджером (бездушное слово, правда?), но и старшим братом, посвященным во все проблемы. Ему приходилось быть не только 'концертмейстером', ответственным за все финансовые и организационные вопросы, но и психологом, помогающим решать проблемы парней. А они, как проблемы воистину творческих и талантливых людей были не так уж и просты.
   Андрей прекрасно знал, что у Кея сложный характер, из-за которого парень постоянно находит сам себе проблемы и страдает. О его отношениях к девушкам и с девушками и играх с ними. О том, как порой на него находит меланхолия или излишняя холеричность, когда уходит вдохновение. И о его матери менеджер тоже был прекрасно осведомлен. И о том насколько она была против участия сыночка в группе! Алла Георгиевна попортила менеджеру пару литров крови, узнав, чем занимается ее мальчик.
   Знал Андрей и о том, что Арин до сих пор переживает из-за первой любви, пропавшей девочки, и волнуется из-за сестры: милой черноволосой истерички с обворожительными глазами и классной фигуркой. Девушка просто помешалась на Кее и требует от брата свести их вновь. Тот помогает, как может, но преступает через себя. Ведь с одной стороны - лучший друг, который психует только от одного вида Алины, с другой - единственная сестра.
   Знал о любви Рэна и Келлы к приключениям, дракам, выпивке и девочкам. Как только не приходилось ему отмазывать парней от ментов и от докучливого внимания прессы. Знал о том, что родственники Келлы даже не подозревают, чем занимается их сын, и считают, что он учится в университете, а не играет в тяжелой группе.
   Знал о том, с каким трудом Фила вытащили из-под наркотической зависимости - а он ведь употреблял не банальную травку или колеса, а кое-что потяжелее. Понимал, как тяжело Филиппу, в жизни которого были страшные вещи: притоны, больницы, попытки к суициду. Андрей догадывался и о том, как Рэну было нелегко из-за этого. И до сих пор трудно - приходится постоянно следить за братом, чтобы тот не сорвался и одновременно делать вид, что все в порядке.
   - При чем здесь это? - хмуро отозвался Кей, сидя на подоконнике - гитара лежала рядом с ним. Парни находились в студии, в общем зале. Вчера был последний концерт в родном городе, они выложились на все сто процентов и теперь, после отдыха, собрались вместе, чтобы отрепетировать новую песню.
   - При всем. Сам подумай, захочет ли Томас, чтобы с его единственной дочкой....
   - У него есть еще одна дочка.
   - Неважно. Захочет ли он, чтобы она страдала из-за тебя, парень?
   - Да ты лучше о девушке подумай. Это не по-рыцарски, - вмешался романтик Филипп. И кто в нем, этакой душке, заподозрит бывшего наркомана? Добродушный любимец девочек, грозный лишь на сцене, кажется правильным аж до мозга костей, не силен физически. А еще кажется, что Рэн просто демон по сравнению с ангелом-братом. И если бы не глубокий шрам, тянущийся через всю спину Рэна и переходящий на живот, Андрей бы никогда не поверил, что Фил в порыве ярости способен схватиться за нож. А он был способен это сделать. По крайней мере, раньше, когда сидел на наркоте.
   - Слушайте, это мое дело. Мне нравится девочка, и я хочу, чтобы ей нравился я, а не мое положение, - скучным голосом сказал Кей.
   - Друг, - со всей силы хлопнул его по плечу Келла, а потом еще и потыкал барабанными палочками ему в шею, отчего блондин отмахнулся с кривой улыбкой, - какая любовь? Это просто... ну, не знаю... страсть? Ты ее хочешь? Любовь - выдумки для девиц, которую придумали другие девицы и написали о ней в глупых книжках.
   - Заткнись, - зевнул Рэн. - Наш певун влюблен - глядишь, пару хитов настрочит. Эй, Кеич, да скажи ты ей сразу, кто ты, чего мучаешься? Она будет в восторге и скажет: "Да-да-да, я твоя, делай со мной все, что хочешь", - тоненьким голоском изобразил женский голос черноволосый парень. - Повстречаетесь, потом себе другую найдешь.
   - Я хочу проверить эту.
   - Оу, опять? - заблестели глаза азартного Рэна.
   - Да.
   - Круто! Вот же чувака заело, - повертел пальцем около виска гитарист. - Слышь, Фимыч, а ты вчера в "Горизонте" махался?
   - Я Келла, - с достоинством отвечал барабанщик. - Не-а, не смог.
   - Говорят, было круто...
   - Да...
   - И хорошо, что не смог, - с раздражением произнес Андрей. - Мы чудом избежали этого. Вернее, это чудом избежал я. Келла, никаких драк, ясно? И так гонялся за этой девицей, как последний идиот!
   - Эти твои проверки бесят, - раздраженно говорил в это время Антону обычно спокойный Арин, сидевший на втором подоконнике. - Зачем ты мучаешь девушек? Ты слышал, что твоя прошлая хотела покончить жизнь самоубийством?
   Кей не ответил. Зато заволновался Андрей:
   - Вот именно. Нам ни к чему портить имидж группы. У нас такие планы! Кей, не связывайся с дочкой Радова, как там ее зовут? Катя? Она, конечно, милая, но совсем девочка - в ней нет ничего особенного. Найди другую.
   - Точно, моя королева, ради которой я вчера притворялся влюбленным по твоей идиотской просьбе - вот она шикарна. Хоть и гламурная телочка, - подал голос Келла, доставая теперь палочками насупленного Фила.
   - Она, как и другие, не захочет выбрать Антона, - вновь подал голос Арин, и тон его был очень сух, - вернись уже к Алине, ты же ее любишь. Хватит ее мучить. И меня заодно.
   - Эгоист, - прошептал Филипп, наигрывая что-то на своей гитаре. Рэн захохотал.
   Андрей закатил глаза. Эти разборки его уже достали. Просто детский сад в рок-антураже. Как подростки, которые не могут разобраться со своими девицами.
   - Я не хочу ее больше. Мне тяжело ее даже видеть. Прости, но твоя сестра мне не нужна. Ты знаешь почему, - отрезал Кей. - А Катрина уже выбрала образ Антона, а не Кея. Я в ней уверен, но хочу довести игру до конца. Поэтому я всем вам хочу сказать, что она будет моей девушкой. Да, почему я вам это говорю. Не потому, что я всех вас хочу посвятить в свою личную жизнь. Отнюдь. Хочу сказать: тот, кто проболтается моей Кате, тот может смело сваливать из группы. А над ее подружкой Ниночкой я хочу немного поэкспериментировать, - его серые глаза сузились. - Пусть не считает себя королевой.
   - Я помогу, - заржал Келла, а Рэн подмигнул другу. - С удовольствием бы ее...
   Его слова заглушила метал-музыка, доносящаяся из телефона Фила.
   - А если она, эта Катя, все же выберет образ Кея? - заинтересовалась сидящая тут же девушка-дизайнер с татуировками на руках - до этого она молчала, писала увлеченно что-то в КПК.
   - Тогда - до свидания. Правила игры те же, - пожал плечами Кей, и Андрей вдруг понял, что парню совсем не хочется, чтобы это произошло.
   "Пусть играет и забавляется уже как хочет - главное, сил наберется и вдохновения перед турне. Он определенно странный, этот Кей. Но талантливый", - подумал про себя Андрей.
   - Только не переборщи, ладно, Кей? Знай меру, - миролюбиво произнес он.
   - Да, Андрей, - отозвался парень и потянулся, как большой и ленивый кот дорогой породы.
   - Шалун, - хохотнул синеволосый - но дядя Келла одобряет. Ниночка - просто конфетка, но характер...
   - Тем интереснее будет ее завоевать, - хмыкнул Рэн, - да, Мистер Джентльмен?
   - Нет, Господин Оболтус.
   И они начали в шутку драться. Андрей с тоской подумал, что ребятки его раздражают, но замечание им сделать не успел, потому что ему звонил продюсер. Менеджер вышел из комнаты.
   Фил обсуждал концепцию новых костюмов с дизайнером.
   Арин закрыл глаза и, кажется, уснул беспокойным сном.
   А Кей, улыбаясь, смотрел в открытое окно. Нет, кто бы мог подумать, ему реально понравилась эта кареглазая девочка с наивным, чуть вздернутым носиком, и он радовался этому, как ребенок, чтобы через час ненавидеть это идиотское чувство и пытаться его выжечь не самыми правильными способами, а еще через три, оставшись в одиночестве, выразить свои новые чувства в стихах.
  
   - Потом Арин сказал, что Кей - подонок. - задумчиво произнес рассказчик. - И они поругались.
   - Почему подонок?
   Неужели иуда защищал меня??
   - Ты же знаешь, что Кей встречался с Алиной? Очень долго, у них такая любовь была... - парень задумчиво улыбнулся, - тогда я был плохо знаком с Антоном, но когда видел его с Алиной, скажу честно - завидовал. Они были яркой парой. Но потом Алина немного предала его... он бросил ее тут же. Она поняла свою ошибку, бегала за Кеем, но все. Того как ударило молнией. Кей не умеет прощать. А в этот же день девушку Арина увезли от него - и он ее никогда уже больше не видел.
   - Знаю. И что?
   - Алина обозлилась на Кея за то, что он ее посмел бросить. Гордая девочка. Правда, через пару дней она плюнула на гордость и первой пошла к Антону, но он не принял ее. Они не общались почти, даже через Арина. Она уехала за границу. А потом Алина нечаянно встретилась с Кеем и пошло-поехало - она опять в него влюбилась. Кей уже был знаменитым и крутым, как сейчас, и он решил отомстить бывшей. Притворился, что простил, поигрался с ней, жестко поигрался, реально жестко, но тебе лучше не знать подробностей, Катенька, а потом снова бросил. Арин был в бешенстве, а Алина еще только сильнее влюбилась. Странная девушка. Мазохистка, наверное. Она теперь Кея домогается постоянно и портит нервы брату. Тот срывается на Кее - мол, из-за него у Алины башню рвет, ну, так Рэн говорит.
   - И не только из-за нее.
   - Ну да. А Кей ведь не железный. До сих пор что-то чувствует к первой девушке и ему тяжело.
   Я вспомнила, как тяжело было Кею в гостиничном номере отстраниться от объятий Алины, и судорожно вздохнула. Рэн, ни слова не говоря, прервал рассказ и принес мне еще сока с алкоголем. Я вновь его выпила, не почувствовав вкуса.
   - Катя, может, ты все-таки заплачешь? - участливо глядя на меня, предложил медвежонок. А я не могла плакать. Я просто хотела знать правду.
   Фил коснулся моей ладони - в знак поддержки, и продолжил.
   - Арин - с детства лучший друг Кея. И им обоим было нелегко. Они едва не подрались, но это вовремя увидел Андрей и устроил обоим веселые деньки. Парни вроде помирились. Короче, Кей договорился с Арином, что с тобой он будет.. играть... вот блин, какое же слово... если ты вдруг выбираешь музыканта Кея, то тогда он остается с Алиной, как с горячо любящей его. В этом случае и Арину станет намного легче. Если Антона - Арин сделает так, чтобы Алина не тревожила вас двоих. Дурдом, такой вот дурдом, Катя. А ты оказалась крайней и страдаешь из-за их старых дел, - с сожалением в голос произнес Фил. - Ты же знаешь Алину?
   - Да, - тихо отозвалась я, не зная, радоваться ли мне, что Кей что-то чувствует ко мне, или плакать по этой же причине?
   - И как она тебе? - странно, но монолог медвежонка меня успокаивал, как сладкое снотворное.
   - Плохо. Мне кажется, я ненавижу ее, так же, как и Кея, - прошептала я, и поняла, что мой голос переполнен злостью. Теперь было понятно, почему Лескова просила, чтобы я выбрала Кея. Она просчитала, что я думаю, будто их двое. Двое братьев-близнецов, ненавидящих друг друга. Или Арин ей об этом сказал, что вернее. Она запутывала меня целенаправленно. Говорила, что Антон - последняя сволочь, а Кей - прекрасен и добр. Ведь если бы я выбрала солиста "На краю", а не его простого братика, тогда бы Кейтон по правилам своей игры, бросил меня. Вот же сучка. Но ничего... теперь ей точно достанется Кейтон во всей своей красе - я его видеть и слышать не желаю. Никогда. Пусть он дальше любит свою мерзавку, а я... а мне хватит того, что я буду просто жить.
   И проклинать этих двух, нет, трех Nзапрещено цензуройN сволочей - Арина тоже.
   - О, Кей возвращается. Рэн отправил мне смс, что через пару минут будет, а они с Кеем вместе едут, - почти обрадованно выпалил мальчик-медвежонок. - Сейчас вы с ним сможете поговорить. И все друг другу скажете. Ты все ему скажешь.
   Я вновь едва смогла вдохнуть воздух. Нет! Не желаю видеть его! Никогда!!
   Сухая пустыня в животе разрасталась и уже доставала до солнечного сплетения, окаймленного обидой и горечью, как бархатное
   Господи, не хочу ничего о нем знать. Пожалуйста, пусть он меня не увидит.
   - Не говори, что я здесь была и все узнала! - испуганно прокричала я и почувствовала себя настоящим кроликом, за которым объявили охоты господа тигры. - Фил, прошу тебя, не говори, что я знаю насчет его игры! Хочешь, - вдруг вспомнился мне печальный опыт Алины, - я на колени встану?
   Гитарист такой перспективы явно испугался. В глазах явственно промелькнуло сострадание - не жалость, а именно человеческое сострадание.
   - Нет, что ты, Катенька! - воинственно отозвался парень. - Я не скажу! Я думаю, это будет справедливо. Пусть будет, как ты хочешь. Тогда пошли быстрее, тебе нужно покинуть студию до тех пор, пока Кей и Рэн не выйдут из лифта. Они уже в здании.
   Я кивнула, и мы почти побежали. По пути встретили Андрея, но он меня не узнал, продолжал раздавать какие-то ценные указания по поводу мониторов на сцене. Мне иногда вообще кажется, что парень работает больше всех остальных здесь.
   Точно. Остальные играют в запретные игры.
   А уж. Уродливые игры. Только бы успеть, не встретить его!
   И мы едва успели. Потому, как только я и медвежонок забежали за угол широкого коридора, покинув студию, двери лифта почти бесшумно распахнулись, и я услышала шаги, голос Кея и смех Рэна.
   - Мне пора, ты найдешь дорогу? - шепнул мне Фил. Я кивнула.
   - Не отчаивайся, Катя. Ты сможешь обрести то, к чему стремишься.
   Я снова кивнула. Кролик, отчаянно прижимающий уши к голове, станет тигром. Я отойду от этого и отомщу Кейтону, а потом сотру его из памяти.
   Филипп забавно сжал оба кулака, словно говоря мне: "Вперед, Катька!" и, еще раз внимательно на меня посмотрев, вышел к одногруппникам.
   - Ты что там лазаешь? - тут же насмешливо сказал ему брат, забыв поприветствовать.
   - Гуляю, - как можно более равнодушно ответил Фил. - Жду тебя, опоздавший.
   - Это ты раньше приперся, малыш, - тут же отреагировал его близнец. - Я тебе сто раз это говорил.
   - Не дыши на меня перегаром! - тут же потребовал Филипп.
   - Не дыфи на меня пефегавом, - передразнил его, по обыкновению, братишка, - а чем на тебя дышать? Твоим любимым одеколоном? Прости, я еще не опустился до той степени, когда хлебают одеколоны.
   - Здорово, - услышала я спокойный голос Кея, решившего поздороваться с гитаристом в отличие от Рэна. Сердце мое непроизвольно сжалось. Он тут, он рядом, он здесь. Что же ты сделал со мной, Кейтон?
   Кейтон - два козла в одном.
   Ты разодрал мое сердце на две равные половинки и забрал клей. Как же мне теперь соединить их воедино? И почему из-за тебя на моем сердце должен быть шрам?
   - Кей, мне нужен Келла. Где он, не подскажешь? - тут же спросил Фил. - Он мои новые медиаторы куда-то дел.
   - Подскажу, - усмехнулся он, - он уехал на пару дней со своей королевой.
   Ах, да, они на своем теплоходе, играют в игру "кто кого обманет" и одновременно в "выиграть наследство тети Эльзы".
   - А твоя королева? Игра идет? - вдруг спросил Рэн. - Водишь девочку за прелестный носик?
   - Пошлите уже, - тут же занервничал Филипп - и я понимала его. Он знает, что я все слышу. Благородный... Я думала, что Арин тоже благородный.
   Ага, как влюбленный вампир из книжки.
   - А что моя королева? - слегка удивился блондин. Их голоса слышались хуже и хуже - парни уходили.
   - Она все еще любит маленького мальчика Антошика? - радостно спросил старший близнец. Вот еще один сын козла. Тебе-то какая разница?
   - Любит, - серьезно отозвался солист 'На краю'. - Она любит глупого стремного Антона. Яркий и крутой я ей не в кассу. - Особенно выделил он местоимение "я" в этой фразе.
   - Можно подумать, Антон - это не ты! - засмеялся пришедший с Кеем близнец. - Может быть, тебе стоит провести с девочкой ночку? Свечи, цветы, белоснежные простыни - романтика и все такое. Малышки ее типажика на это ведутся. Тогда Кей не будет в пролете.
   - Может быть, - в голосе солиста "На краю" появилось предостережение, словно он не хотел продолжать эту тему.
   - Девочки же любят, когда ты с ними играешь в романтику, а? - засмеялся Рэн.
   - Любят.
   Любят. Девочки всегда кого-то любят.
   Мне, совершенно не в тему, захотелось обнять Антона, потому что мое тело вспомнило, что оно чувствовало, когда он был рядом. Только моя обида, стремление прятаться и выжидать, а также почти священная злость оказались намного, намного сильнее этого чувства, и почти тут же затушили его. Во мне полыхал целый пожар, сжирая все светлые мысли относительно какой-то там никчемной любви и прочего вранья.
   Обнять? Неее, прошло то время, когда я хотела тебя обнять, малыш. Если только обнять, а потом задушить голыми руками, мерзкого удода! Да как он смел мне врать! Я - не игрушка. Я - живой человек.
   Томас, наверное, был не прав с тем, что нет только плохого и только хорошего. Кей - только плохое. Да какое там синее и красное - в нем мирно сосуществует лишь два оттенка черного: самый черный и чернее ночи!
   - Она милашка - я люблю таких, - продолжал разглагольствовать Рэн, но я почти не слышала парня. - Я ж не зря говорил, что она хорошая девочка. Скромная и наивная - а такие самые лучшие ученицы в...
   - Давайте, сменим тему, - вмешался в разговор голос Фила - ну просто не парень, а золото. Я так и не узнала, про какую учебу говорит его близнец. Хотя, догадывалась.
   - Давай, ты заткнешься? - с ходу предложил ему брат.
   - Давай, ты научишься обходиться без жаргонизмов? - напыщенно спросил второй близнец.
   - А давай без давай? Кстати, ты пил таблетки, которые...
   Их голоса почти стихли, но я еще минут десять стояла в коридоре, прислонившись спиной к стене, чувствуя ее холод и хороня своих бабочек.
   Отчего-то обиднее всего было за них, чем за себя - они оказались никому не нужны.
   Отлетались, бедняжки.
   Бабочек нет. Умерли, сломали крылья, задохнулись в пыльной пустынной буре. А ведь я подозревала, что моя новая любовь будет ничем не лучше прежней.
   По-моему, она оказалась намного хуже.
   Огонь, смешиваясь с обжигающим песком пустыни, во мне продолжал бушевать - слова Кея и его друга лишь раззадорили пламя, сделали ярче и выше, только цвет огня вдруг поменялся с красно-оранжевого на прохладно-синий. Ледяной огонь, вот что терзало мое сердце сейчас и требовало мести, в противном случае грозя разлететься на тысячи осколков и ранить душу еще сильнее. Нет, не ранить, даже изуродовать.
   Томас обрадовался бы, узнав, какие метафоры и аллегории я использую, чтобы выразить простые человеческие чувства: обиду, страх, злость, ненависть, страдания, растерянность, сломанные мечты, болезненную любовь. И никуда от этого не деться, ведь разлюбить по приказу невозможно. Иные любят годами разных мерзавцев, и страдают, страдают...
   Я не хочу страдать одна!
   Филипп говорил, что Кей не умеет прощать. А я хочу забыть, как это делается.
   Я не знаю, что ты чувствуешь ко мне, проклятый Кей - Антон Тропинин, но я постараюсь, чтобы и ты страдал, неблагодарная скотина. Ты решил поиграть со мной? Устроить проверку моих чувств? А не заигрался ли ты? Даже у меня есть гордость. И пусть я сейчас не выскочила из-за угла с криками и с ядовитой улыбочкой, только это не значит, что я простила тебя или забыла обиду. Я не импульсивна - я вдумчива. И теперь владею информацией. И теперь я обведу тебя вокруг пальца.
   Я больно, почти до крови укусила себя за руку.
   Я смогу тебя сделать, мерзкий Принц-Музыки-И-Девичьих-Сердец. Да кто тебе дал право надо мной издеваться? Почему ты сразу не признался о том, что ты действительно один человек - в тот дурацкий день в своей квартире, когда пришла твоя расфуфыренная мамочка?
   Я бы простила тебя, честное слово, я бы позлилась, но если бы ты постарался, через какое-то время простила бы тебя тогда. Но не сейчас.
   Сейчас я хочу, чтобы ты мучился.
   С огромным трудом подавляя в себе закономерное желание расплакаться и приказывая сама себе не сметь этого делать, я медленно дошла до лифта и спустилась вниз. Находящийся там мужчина, как и две деловые дамы, вошедшие следом, изумленно глядели в мою сторону. Лишь на первом этаже, увидев себя в огромном дорогом, на всю стену, зеркале, я поняла, что взгляд мой, как и выражение лица, мягко говоря, сердиты. Нижняя губа закушена, брови сдвинуты, глаза прищурены и в расширившихся зрачках застыл стеклянный огонь, бывший лишь бледным отражением того пожара злобы и обиды, бушевавшего в моей душе
   Нет, все же лучше злиться, чем плакать!
   Я вышла из здания на улицу и натолкнулась на компанию девчонок - ровесниц Нелли, облаченных в кеды, военного цвета штаны и майки с логотипом "На краю".
   - Кажется, они здесь, - задрали девочки головы, глядя на высокое здание, блестящее на солнечных лучах.
   Фанатки. Они радостно галдели, словно подошли к самому настоящему дворцу, в стенах которого жило Его Высочество, король людской.
   - "На краю" тут!
   - Как мы к ним проберемся?
   - Может быть, мы увидим кого-нибудь из них?
   - И попросим автограф?
   - Ой, я так волнуюсь.....
   Волнуйтесь, волнуйтесь, девочки, не нужны вы им, малолетние глупые фанатки! Ведь они считают вас именно такими. Для таких, как ваш драгоценный Кей, или Келла, или Арин, или Рэн, девушки - куколки Барби с гнущимися руками и ногами, не имеющих права на свое мнение. Вы нужны им только для развлечения.
   Я смерила визжащих девушек то ли высокомерным, то ли сочувствующим взглядом и беззвучно рассмеялась.
   - Видали, какой у нее взгляд? - донеслось до меня полуиспуганное-полувосторженное.
   - Наркоша!
   - Точно.
   Я тяжело вздохнула и направилась к автобусной остановке.
   Домой я пришла не сразу. Я решила, что прежде, чем появлюсь там, мне нужно успокоиться и прийти в себя, потому что мне совсем не хочется чтобы мои родственники заметили мое паршивое состояние, и стали меня расспрашивать, а то вдруг бы я сорвалась и накричала или, что еще хуже, я бы заплакала от переполнявших меня эмоций.
   Отчаяние, мной владело отчаяние, и я поняла, что это противное чувство нужно выжечь. Но я никак не могла это сделать.
   Приехав в свой район, я почти бесцельно ходила-бродила несколько часов, и отчего-то ноги несли меня именно туда, где мы гуляли с подонком Антоном. Это, наверное, что-то психологическое, но для меня, кажется, все еще существуют Антон и Кей - два брата-близнеца. Хороший и плохой. Поддерживающий в трудную минуту и доводящий до белого каления. Целующий и признающийся в любви.
   От переизбытка эмоций я закрыла лицо руками. Ну нет - не буду я плакать. Я - сильная.
   И я повторяла это слово, как мантру. Потому что плакать как раз и хотелось.
   Все вокруг назло мне напоминало мне о любимом человеке, которого я сейчас ненавидела. Воистину, эти два чувства друг от друга отделяет лишь один шаг. И этот шаг очень легко сделать.
   Тот парень так похож со спины на Кейтона - фигура один в один. А у того, в пиджаке, - такие же серые глаза. Терпеть не могу блондинов, глаза этого цвета и всех, носящих имя Антон.
   Рядом, из проехавшей мимо машины играет музыка "На краю", и от голоса Кейтона тошнит. Теперь я ненавижу всю музыку тяжелого направления.
   Вон в том подъезде мы впервые поцеловались, и, черт, мне до сих пор вспоминаются его проклятые умелые губы и серые глаза. Понятно теперь, почему Антоша так опытен в этом деле - естественно, Кей за свою жизнь перецеловал многих наивных и не очень, девушек. Он умеет доставить удовольствие.
   А вон там мы прятались от разгневанных жителей подъезда.
   Почему они тогда не забили его насмерть?
   На этой улице он рассказывал мне про радугу, а я слушала его и думала, какой он начитанный. Проклятая радуга!
   Сама не зная, зачем, я села в дребезжащий трамвай и вновь уехала в центр города. Я тряслась на жестком сидении и смотрела в окно, и у меня по щекам изредка катились слезы. И вновь нахлынули воспоминания. На той улице, вон там, через дорогу, мы загадывали желания около статуи Аполлона. В скверике до сих пор полно людей: парочек, мамочек с колясками, компаний подростков, старушек-подружек. Мне кажется, что с того дня, как мы загадывали желания - подумать только, я хотела найти своего единственного и неповторимого - ничего не изменилось. Даже кажется, будто бы все те же люди гуляют по парку, и у них все те же проблемы, такие простые и обыденные, в отличие от моих.
   А вон на том автобусе, что мчится по дороге навстречу, можно приехать в зоопарк, в котором у нас было двойное свидание. И до кинотеатра скоро уже рукой будет подать, вон он уже виднеется, а там и до кафе недалеко, где мне так повезло - мы оказались тысячными клиентами.
   А везение ли это? Антону ничего не стоило... помочь Колесу Фортуны появиться из ниоткуда! Неужели и тогда он меня обвел вокруг пальца?
   Почему он это сделал? Кто я для него? Кем я была для него тогда? За что он со мной так? И действительно ли что-то чувствует ко мне?
   Чувствовал бы что-то - не мучил бы тебя, как котенка.
   И я вновь пыталась стереть из памяти образ Кейтона, проклиная это имя.
   - Девушка, вы выходите? Конечная, - вежливо обратилась ко мне контролер.
   Пришлось пересаживаться на другой трамвай, чтобы доехать до дома. Когда до моей остановки оставалось не более пяти минут, неожиданно на сотовый позволил ни кто иной, как мой научный руководитель.
   - Катя, добрый вечер, - радостно проговорил он. - Как настроение?
   - Да нормально, - тихо отвечала я, уже не удивляясь его звонку.
   - А у вас отличная курсовая, Екатерина, - поведал мне преподаватель, - отличная работа - и лишь парочка мелких помарок. Пятерка.
   И что, нужно позвонить мне и сказать об этом лично? В прошлом семестре мы за ним неделю бегали, как наша разведка за немецким шпионом времен Второй Мировой, чтобы он сказал нам наши оценки и в зачетках расписался, а теперь и сам звонит.
   - Спасибо, Евгений Борисович, - отозвалась я. - Когда к вам можно прийти с зачеткой?
   - О, когда вам удобно! - услышала я в ответ. Что-то новенькое! Обычно преподаватели - занятые люди и сами назначают время встречи со своими студентами.
   - Мне всегда удобно.
   - Всегда? Давайте тогда завтра днем, часика в три, согласны? Если вы вдруг не сможете, вы просто позвоните мне, и мы отменим нашу встречу.
   От подобной вежливости я чуть не закашлялась. Что с преподом?
   - А еще, Катя, у меня для вас есть хорошая новость! - веселым тоном массовика-затейника произнес Евгений Борисович. - У вас "автоматы" по двум оставшимся экзаменам.
   - Чего? - хрипло выдохнула я. Какие, к дядя Феде, автоматы? Что, протекция Антона до сих пор работает?
   Ууу, что, откажешься от халявы, дорогуша? Только из-за принципов?
   Нет уж, не откажусь! Кейтон столько всего задолжал мне, его личной игрушке, что автоматы по оставшимся двум экзаменам не покроют и десяти процентов моей моральной компенсации!
   - У вас "автоматы", Катя. Пятерки, естественно. Знаю, что это несколько странно, что ваш научный руководитель, то есть я, сообщает вам об этом, просто, - молодой преподаватель несколько замялся, - просто я подумал, что вам будет необходимо это знать - вдруг вы учить начнете, когда как вам уже ничего учить вообще не надо будет.
   - Эээ... спасибо, что предупредили, - поблагодарила я его. - Я даже не знала об автоматах. У меня нечасто "автоматы" бывают...
   - Привыкайте к этому, - вырвалось у препода. - Ох, ну мне пора - дела-дела зовут. До завтра, Катя.
   - До свидания, Евгений Борисович.
   Я всегда думала, что преподаватели в нашем универе неподкупны - ну, большинство, по крайней мере. Но неужели слово ректора - или как там Антон-козел решил мне помочь, может решать очень многое? Теперь мой научный руководитель облизывает меня, и многие другие тоже, а еще эти "автоматы" - весьма нечестные, надо сказать. Но я все равно от них не откажусь - и пусть меня кто угодно называет нечестной.
   Домой я пришла уже часов в одиннадцать, уставшая, с дикой головной болью.
   В коридоре, прослушав традиционно про "хрен", встретила спешащего Алексея, который к моему большому удивлению, перекрасился в светло-пепельного блондина. Цвет смотрелся натуральным и, надо заметить, дяде шел.
   - Ну как я тебе? - спросил он у меня, начищая до блеска свои модные ботинки.
   Кругом блондины-идиоты! Ненавижу блондинов!
   - Ужасно. Просто кошмар! - выпалила я. - Перекрасься обратно!
   Леша даже ботинок полировать перестал.
   - Чееего? - обижено протянул он, уверенный в своей неотразимости. - Ты чего сказала, маленькая лохматая клуша? Ну, вообще! Я тут, в этом занюханном семействе, самый адекватный и нормальный. Я хотя бы слежу за модой и одеваюсь, как белый человек, а не как чмо первобытное! - родственника прорвало - Нарциссу нельзя ничего отрицательного говорить о его внешности. - Вообще вы все обнаглели! Не нравится им мой цвет волос, видите ли! А сами-то! Что один - лохматый жук, что вторая - ученица ведьмы. Никакого гламура, никакого блеска, они комплексы. И куча дебилизма!
   Все ясно - папа тоже высказал свое мнение.
   - Отвяжись, Леша, - уже не рада была я, что брякнула, будто светлые волосы ему не идут.
   - Да мне прическу, между прочим, делал сам Савельев! Вы знаете, кто такой Игорь Савельев? Он мастер международного класса! Он сделал, всем понравилось, а вам не понравилось! Оборзеть можно, блин!
   Раздраженный сверх меры, дядя ушел, громко хлопнув дверью и чуть не прищемив себе палец.
   Я вздохнула. Идиотский день. И Лешу обидела...
   Из кухни доносились смешки - там сидела Нелли и ее подружки. По ноутбуку одной из них они смотрели аниме, и без конца "някали" и "каваились", как заведенные.
   - Он его сейчас поцелует! Ооооо, - галдели они, смотря то, что Нелли называет яоем. - Аааа, какой он няшный красивый блондин!
   И тут беловолосые! Почему я всюду о них слышу? Выловить бы всех красавчиков-блондинов и продать в рабство, в Африку. Пусть пополнят генофонд африканцев...
   Я, покружив по комнате - как все же хорошо, если спальня принадлежит единолично тебе - уселась за комп. Нужно как-то занять себя, чтобы все время не думать об обмане Кея. Помучив пару игрушек и облазив любимые сайты, я вдруг решила отрыть свой блог и излить, так скажем, все свои беды, дневнику. Никто этого не прочитает - я закрою запись, и она будет видна только мне. Зато выплесну эмоции, и мне станет легче. Отдам кусочек своей пустыни своему блогу.
   Я тяжело вздохнула и медленно начала печатать:

"Мертвые бабочки".

   Каждый раз, когда предают - очень больно. Особенно если это любимый человек, или тот, кого ты считаешь кем-то вроде друга или старшего брата.
   Арин. О его предательстве я узнала вчера, и у меня даже в глазах потемнело. Я ведь так мечтала о таком вот старшем брате. Мой ведь не совсем адекватный - он не обращает на меня внимания, и, хотя я его люблю, иногда он раздражает. Арин нанес мне удар тупым ножом прямо в сердце, предварительно накормив мороженым и похвалив. Алина - его сестра, а не ..."
   Честно сказать, меня хватило только на Арина, потому как я уснула прямо около компьютера, едва допечатав о нем свою грустную историю.
   Проснулась я поздно - в полдень, не за столом, а на диване, уткнув голову в подушку. Кто-то даже косо натянул на меня одеяло, не подумав, что вообще-то в джинсах и футболке и так спать не холодно, а жарковато. И когда я успела доползти до места отдыха? Не помню, хоть убейте. Вот что значит стресс - сходишь по-тихому с ума.
   Не переодеваясь, я прошла в кухню, где тут же натолкнулась на Нельку и ее подружек. Кажется, они и не думали засыпать сегодня - так и сидели около ноутбука и пищали.
   - Охаё годзаймас! - тут же окликнула меня сестренка, и ее подружки тоже со мной поздоровались.
   - Привет, - устало опустилась я прямо на подоконник. - Кофе осталось? Включи чайник.
   - Без проблем, - тут же согласилась сестра. - Ну, ты и дрыхнуть горазда, Катька!
   - Я устала вчера. Что у нас есть вкусного?
   - Посмотри в холодильнике, кажется, мы еще не все слопали, - лениво отозвалась Нелли и снова присоединилась к подружкам.
   - Ой, глядите, что это? - синхронно склонили головы над монитором девочки. Я решительно осмотрела полупустой холодильник и нашла все еще нетронутые кусок сыра и колбасы и кусочек тортика - даже странно, что их пока не уничтожили. Я с мрачной рожей уселась пить кофе с бутербродами, хотя, честно сказать, в меня ничего не лезло.
   - Ты не туда зашла, Галя-тян, - авторитетно отозвалась Нелька. Она бы еще подружку баком назвала. Или ванной.
   - Нет, Нел, я правильно адрес ввела, - обиженно отозвалась забавная девочка с двумя беленькими косичками. - Это сайт "На краю"!
   Я тут же поморщилась.
   - Да ну на фиг! Бака! - с непередаваемыми интонациями отозвалась Нелли.
   - Сама бака!
   Я мрачно наливала кофе. Зачем этим дурам сайт "На краю?
   - Нет, девочки, - вступила в разговор рыженькая и веснушчатая подружка Нелли, чья кофточка была просто увешана круглыми значками с героями любимых аниме. - Это верный адрес. Просто с сайтом что-то случилось.
   - Фигня какая-то случилась! Мы заходим на сайт "На краю", а тут про какую-то Алину Лескову написано. Где логика?
   Как я не подавилась горячим кофе - не знаю до сих пор. Растолкав ошалевших девочек, я пробилась к монитору и узрела следующее: экран был темным, и обычной заставки, на которой была изображена шизофреническая группа "На краю", не было. Зато наблюдалась большая фотография самой Алины, искривленная фотошопом до такой степени, что брюнетка-красавица казалась настоящим горным троллем, а не утонченной леди-вамп. Под фото была расположена крупная надпись, которая заставила меня подавиться чаем.
   "Оставь надежду всяк сюда входящий, что Алина Лескова - порядочная девушка", - гласила веселенькая сине-зеленая надпись, задорно подпрыгивая то вверх, то вниз. На фото Алина вдруг высунула светло-голубой язык, на который тут же примостилась жирная блестящая муха. Она сразу же была проглочена, затем фотошопная брюнетка подмигнула расплющенным глазом, приоткрыла некогда очаровательный ротик, и в колонках раздалось хрюканье.
   Девочки заржали, да и я тоже, не выдержав, улыбнулась. Это еще что за прикол вселенского масштаба?
   - Ой, а вы на навигацию посмотрите! - Ткнула в монитор пальцем рыженькая. Мы незамедлительно уставились на боковую панель-меню, где раньше можно было найти информацию о рок-группе "На краю". Теперь же там значилось: "Об Алине Лесковой: история падения", "Фото с Алиной - внимание, обнаженка!", "Лескова и интервью: глэм кисо или как корреспондент спасался бегством", " Видео с Алиной - убей свой мозг и положи обратно", "Новости от А.Л.: Мой брат - напыщенное сцуко", "Домашний телефон Алинки: мальчики, я всех вас жду! Все бесплатно"
   - Прикольно, конечно, но что за бред? - сердито спросила Нелли, отсмеявшись. - Мы хотели фото с мальчиками посмотреть, а тут... Кто это вообще такая?
   - По-моему, сайт просто хакнули, - высказалась обладательница косичек. - Кто-то поглумился. Но кто такая эта Алина?
   - Может, девушка кого-то из парней? - возопила третья анимешница.
   - Кея! Та самая брюнетка с которой он к нам в школу приходил! - закричала Нелли и добавила что-то по-японски.
   В это время в кухню, как всегда, механически оттачивая шаг, вплыл Эдгар: красные глаза внимательно оглядели стол в поисках еды и ничего не нашли. Тогда брат просто уселся на свободную табуретку и принялся гипнотизировать взглядом то меня, то холодильник. Ждал, когда ему наложат завтрак в тарелку и подадут под нос.
   - Смотрите-смотрите, над этой Алиной мухи стали летать! И надпись "Сестра дурака"! - воскликнула Нелли. Девочки опять уткнулись в монитор. Я пребывала в легком шоке. Кто это сделал? И зачем? Но, кто бы это ни был, я уже его люблю!
   Брат в очередной раз одарил меня голодным взглядом.
   - А сам себе не можешь приготовить и положить в тарелку? - строго спросила я и со вздохом сделала ему кривые бутерброды.
   - Не-а.
   - Ой, все, на сайт теперь вообще не попасть - страничку заблокировали! - завозмущались девочки.
   - Давайте перезагрузим ноут? - предложила Нелли. Но перезагрузка ничего не дала. Мало того, на переносной компьютер каким-то чудесным образом попал вирус, и теперь каждые десять минут на экране появлялась фото Алины - другое, но такое же ужасное. Оно занимало половину экрана и не убиралось до тех пор, пока пользователь не отвечал положительно на вопрос: "Алина тупица?" или "Алина дура?".
   - Симатта!
   - Идиотизм какой-то! - в сердцах отбросила мышку рыженькая, - кто это вообще такая? Чтоб ее... Идиотские вирусы!
   - Эдгар, сделай что-нибудь, ты же в компах рубишь!
   - Нет времени, - отозвался он и свалил в свою комнату.
   Когда он уходил, мне показалось, что его плечи трясутся от смеха, но я не придала этому никакого значения.
   - У него только на интернет-романы есть время да на стрелялки. Кстати, наш ани совершил целый подвиг, - сообщила мне сестра, когда парень ушел, неся перед собой поднос на вытянутых руках.
   - Какой?
   - Перетащил тебя на кровать, - хихикнула Нелли. - Я видела, когда мимо проходила. Совсем чокнулся наш брателло. И знаешь, зачем он это сделал? Чтобы усесться на твое место за компом - своего уже мало! Ой, какой у нас брат-то антикавайный, вот же жесть, а? У всех братики классные, а у нас...
   Я замерла с хлебом в руках. Кажется, я кое-что начинаю понимать. И если я права - в душе вдруг стало хорошо - значит, все не так плохо, как я думала.
   Какая ты умная становишься - может быть, тебя профессором в Оксфорд возьмут?
   Я допила кофе большими глотками и, направилась в комнату брата. Встала за спиной Эдгара, одновременно питающегося и печатающего длиннющее послание кому-то по аське, и, молча, обняла его. Дурак он все-таки.
   - Ты чего? - подавился он и закашлял, как старый дед. Мне пришлось поколотить его по спине. Вот так вот и проявляй к родственникам заботу и ласку.
   - Ты чего? - с подозрением уставился он на меня. - С ума сошла?
   - Спасибо тебе, - проговорила я.
   - За что? - включил он дурака.
   - За сайт.
   - Как ты догадалась, что это я? - разочарованно спросил старший брат. Дурака выключил.
   - Да так... Только, Эдгар, зачем ты читал мой электронный дневник?
   - Я случайно, - задумчиво отозвался он. - Я хотел взломать Нельку по-быстрому, чтобы она перестала меня донимать. А там ты написала, заснула, ну я и прочел. Там мое имя было. И вообще! - он вдруг поднялся и встал напротив. - Я твой брат! Почему ты не сказала мне, что какой-то придурок над тобой издевается вместе со своей сестрой?
   Ого, что с ним такое? Какой воинственный! Но все равно приятно. Я всегда хотела, чтобы обо мне так заботились.
   - Никто не имеет такого права, - продолжил Эдгар, и только тут я поняла, что он выше меня - уже намного выше, а ведь в детстве всегда был малявкой. И сильнее. И милый он у меня. Не зря ведь очень похож на Лешу, только, так сказать, недоработанная его версия. - Да пусть он хоть в "Битлз" играл бы, или был бы создателем "Контр Страйка", кто он такой, этот Арин, чтобы тебе врать и крутить как хочет?
   Хорошо, что я про Кея и про Антона не напечатала, вот бы Эдгар впечатлился. И что с ним такое?
   - А что тебе говорить, интернетзависимый? - проворчала я, до глубины души тронутая его поведением. Я-то думала, он совсем аморфный.
   - Катя, я, правда, бесполезный? - как-то даже грустно спросил он. Точно читал, зараза!
   Я смутилась.
   - Не совсем. Хоть ты и дурак, но я рада, что ты мой брат, - правдиво отозвалась я. - Честно. Спасибо, что донес до кровати - значит, не такой ты и немощный.
   - Я нормальный, - надулся он тут же. Я рассмеялась - искренне.
   - Почему именно на сайте "На краю" это сделал? - поинтересовалась я, присаживаясь рядом.
   - Чтобы этот негуманоид мог видеть, - хмуро отозвался братец. - Он обидел мою сестру, так почему я не могу то же сделать с его систер? Я все-все про них разузнал, и почту взломал, и вирусов наслал - пару модифицированных троянов, и на сайте поиграл, - его лицо озарила улыбка. - Жаль, что они вообще сайт заблокировали - они все же сломали мою защиту.
   - А если узнают, кто это сделал?
   - Не узнают, - гордо отвечал брат. - Что-что, а в компах я разбираюсь. Я же не нуб какой.
   Я потрепала Эдгара по волосам, вызвав бурю его недовольства - взамен он обозвал меня "малявкой" и попытался пощекотать - как в детстве, и я ушла, обрадованная, что у меня все-таки есть он - мой брат. Я бы посидела еще с ним, но пора было собираться на встречу со своим научным руководителем.
   Тот, кстати, очень меня ждал на кафедре, похвалил еще раз за курсак, моментально расписался в зачетке и предложил любезно:
   - Катя, а давайте я вашу зачетку предам Ирине Ивановне и Альберту Аркадьевичу - они вам ваши "автоматы" и выставят сразу. Чего вам с зачеткой бегать туда-сюда.
   Я круглыми глазами поглядела на преподавателя - с ума сойти, он бы мне еще кофе предложил.
   И массаж.
   - Давайте, давайте, не стесняйтесь, я все равно их сегодня увижу. А потом я вашу зачетку сдам в деканат. Ох, как у нас на кафедре жарко, - он помахал перед лицом тетрадкой с чьими-то конспектами.
   - Очень жарко, - включилась в разговор пожилая лаборантка. - Просто невозможно - такая духота. С тех пор, как сломался кондиционер воздух ужас какой спертый.
   - Да-да, - подхватил преподаватель. - Поставили бы нам новый кондиционер... эх. - И он посмотрел на меня. Хм мне что ли, кондиционер ставить? Или он думает, что я так близка с ректором, что Антон Георгиевич, которого я лично не знаю, по первому же слову купит им не только кондиционеры, но и снега с гор привезет?
   В общем, из университета я сбежала, с одной стороны, довольная - две автоматические пятерки - это же просто счастье, хоть и кратковременное, но, с другой, такое отношение к себе преподов настораживает. А что будет в следующем году, когда они узнают, что я к ректору ни имею никакого отношения? Заставят пересдавать все предметы?
   Проклятый Кейтон - во все ему захотелось влезть! Какая ему разница, как учится его потенциальная игрушка? Что он о себе возомнил?
   От одного только воспоминания о вчерашнем дне меня начало трясти. А блондин, словно почувствовав, что я вспоминаю его, вдруг решил позвонить. В образе Антона.
   Боже, он что же, сумасшедший? Хотя нет, он просто, по словам Фила, хочет, чтобы его любили таким, каков он есть, а не за его известность или красоту. Я не хочу отвечать ему, но придется - пока я буду делать вид, что все в порядке. Я тоже буду играть.
   Я смогу сделать ему больно.
   Мне страшно было отвечать на звонок. Но я сделала это.
   - Привет, - от звука его голоса по мне забегали мурашки и тут же были погребены под песками пустыни, успевшей перебраться из тела в душу. При условии, если она существует.
   - Привет, - глухо и тихо ответила я.
   - Как ты?
   Я хочу умереть.
   - Как и всегда. А ты, Антон? - его имя произнести было невероятно сложно.
   - Вроде бы нормально. Или даже хорошо. - В его голосе послышалась веселость. - Но без тебя мне плохо. Я скучаю, Катенька.
   Как тошнотворно это звучит - Катенька! Мерзкий, поганый скунс! Теперь моя очередь будет над тобой поиздеваться.
   - Ну, и я тоже, - отозвалась я. Частично, как бы я этого не хотела, мои слова были правдивы.
   - Мне приятно знать, что ты обо мне скучаешь. Встретимся?
   На том свете мы встретимся, ублюдок, но и там я тебя не прощу!
   - Давай, - легко согласилась я, стараясь, чтобы голос был как можно более непринужденным. Этого не получалось, потому как Кейтон тут же спросил:
   - Что случилось? - ох, сколько у нас в голосе заботы. Заботливый Папа Карло.
   - Влюбилась, - брякнула я, усаживаясь на свободное место в автобусе.
   - Что? - переспросил парень. Как же мне противно с ним разговаривать! Но... так приятно слышать голос Кея. Кажется, еще чуть-чуть и бабочки оживут.
   Они будут зомби, просто зомби.
   - Утомилась, говорю. Встретимся сегодня?
   - Да. Я ведь обещал тебе кое-что рассказать.
   Спасибо, не надо, я твоим враньем сыта по горло. Скоро во мне будет передоза лжи.
   - Давай в семь часов? - предложил тем временем Кейтон. - Я тебя встречу около дома.
   - Меня не будет дома. - Тут же отказалась я от такой затеи. - Я... буду только возвращаться от подруги.
   - Тогда... Около статуи Аполлона? Где мы однажды были. Я кое-куда тебя свожу, идет?
   - Идет. В семь, так в семь, - вот только не уверена, что встречусь с тобой, дружок. Тебе надо было действительно послушать Рэна и организовать "романтику", чтобы я была и вовсе от тебя без ума, а я пока что его последние остатки сохраняю.
   - Я очень ждал нашей встречи. - Произнес задумчиво мой собеседник.
   А я не жду ее совершенно.
   - Катя, мне нужно будет кое-что тебе сказать.
   Теперь я все знаю, и мне ничего не нужно слышать от тебя.
   - Милая, почему ты молчишь? - его голос напрягся. А я отругала себя за то, что плохо играю свою роль влюбленной идиотки.
   - Прости, голова болит, Антош.
   - Сильно? Ты выпила лекарство? - забеспокоился Тропинин.
   - Нет, я еду в автобусе. Приеду домой и выпью.
   - Только не забудь, обещаешь? - его голос стал нежным. - Знаешь, я редко за кого-то беспокоюсь, но о тебе волнуюсь постоянно, Катя. И постоянно думаю.
   Смотри, как бы голова не сломалась.
   - Вот как? Я тоже о тебе много думаю. - Призналась я со смешком. - Очень-очень. Со дня нашего знакомства.
   Я сказала правду. Антон что-то говорил мне, я отвечала, взяв себя в руки. Он попрощался со мной, сказав, что очень-очень хочет увидеть меня. А голова у меня заболела действительно.
   Я никуда не пойду с ним - пусть приходит и ждет, сколько его душе угодно. Я буду сидеть дома, пить чай, смотреть комедии и забывать его.
   А, может, встретим его, и ножичком по горлу - отомстим, а? Как тебе такой кровожадный план?
   Плохо. Я не хочу из-за такой подлой душонки сесть за решетку. Я просто ему буду мстить.
   Но как бы отомстить?
   Я вылезла из автобуса и поплелась домой. Нинка - мастер мщения, но ее нет рядом со мной. Не у Томаса же мне спрашивать, каким способом мстить - он вообще посоветует, раз меня ударили по одной щеке, подставить вторую.
   Мой женский мозг не настолько коварен, как разум Кейтона. Единственное, что он мне выдает в качестве плана, так это то, что проклятый блондин должен ревновать меня. Пусть он видит, что я встречаюсь не с ним, а с другим парнем! Что кроме него есть мужчины, обращающие на меня внимание! А он - всего лишь один из многих.
   Надо подстроить так, чтобы Кей видел меня с другим. Я узнаю, где он будет находиться и продефилирую с молодым человеком около этой бледной поганки, высоко задрав голову. Посмотрим, что будет чувствовать наша Звезда.
   Пока я обдумывала план, одновременно занимаясь уборкой квартиры, время как раз подошло к семи. Через полчаса, когда я сражалась с пылесосом, представляя, что вся невидимая пыль - это останки Алины, Кейтон все же позвонил мне на телефон.
   - Ты где, Катенька? - спросил он меня ласково.
   - Ой, - расстроена произнесла я, - я еще у подружки.
   - Но мы должны были встретиться, - растерялся он.
   - Ах! Точно! - излишне театрализовано воскликнула я. - Прости, я забыла! Давай в девять встретимся? Прошу тебя!
   - Да, конечно, - без промедления согласился он. - Тогда я приду к твоему дому?
   - Приходи! - обрадовалась я. В таком случае я буду видеть его.
   В девять я, естественно, тоже не вышла. В это время я лежала в ванной комнате, играя с пеной и представляя себя стервой. Нет, моя обида и злость не прошли - холодный огонь требовал мести!
   В половину десятого Кей не выдержал вновь. Позвонил мне и опять спросил, где я. Голос его был грустный.
   - Антош, - притворно ласково сказала я, - я сейчас не дома - у одного друга. Буду через два часа. Подождешь еще?
   - Да, - и, чуть помедлив, он все же спросил, - что за друг?
   - А, ты его не знаешь. Его зовут Максимом, и он мой школьный товарищ. Приехал из Москвы, вот я и захотела с ним увидеться.
   Ха-ха, Кей знает про мою первую любовь - Макса, а вот Антон нет - ему знать не положено.
   - Вот как, - словно сквозь зубы проговорил белогривый козлик. - Ясно.
   - Ты не обиделся? Просто я так давно его не видела...
   - Нет, что ты, я подожду, тебя, милая, - его голос вновь стал спокойным, как море после бури.
   - Тогда до встречи, - и я сбросила звонок, чтобы перевести дух. А потом с головой погрузилась в воду.
   Я еще немного поотмокала в ванне, продолжая играть с пеной и все еще не разрешая себе плакать.
   Русалочка не смогла влюбить в себя принца и, растворившись, стала морской пеной. Любимый мой, я начала растворяться в тебе, как и Русалка, но вовремя смогла остановиться. Я пеной не буду, пена будет лишь в моих руках.
   Благоухая шампунями и гелями, я, крадучись, чтобы никто не видел, отключила домашний телефон - вдруг эта обаятельная тварь начнет звонить домой, а Нелли расскажет ему, что я в квартире?
   "Катя, я жду тебя. Приходи, хорошо? Мне нужно увидеть тебя хотя бы на 10 минут.", - написал он сообщение.
   И мне много чего нужно.
   Я осторожно приблизилась к окну. Кейтона я увидела сразу - он стоял через дорогу от моего подъезда и смотрел прямо перед собой. В его руках был большой букет цветов в розовой упаковке.
   Прости, я не выйду к тебе. Мне не нужны кукловоды. Я не хочу быть куклой. И вообще, ты убил моих бабочек.
   Подумав, я отключила и сотовый телефон. Он не дозвонится до меня, сколько бы не пытался. А если придет домой, я запрещу открывать сестре или брату двери.
   А потом начался дождь - такой же сильный, как и вчера, разве что молний почти не было, зато гром бабахал громко. И ветер поднялся такой мощный, что я поспешила закрыть все окна в квартире.
   Я думала, солист "На краю" уйдет почти сразу же, он все стоял и ждал, ждал, ждал. Уже час назад, как я должна была придти - но беловолосый не уходил. Его что, не пугает ветер и дождь? Или ему в кайф вода с неба - его любимая вода. Кажется, теперь я поняла его любовь к Н2О - он таким образом пытался сказать, что и он изменчивый... Вода имеет три состояния - жидкое, твердое и газообразное. С двумя из них я уже познакомилась, неужели есть и третий Кейтон?
   Или у него жесткое раздвоение личности, или этот "третий" еще хуже двух первых.
   Я вновь попробовала дозвониться Нинке, поспорила с сестрой, пообщалась с друзьями в Интернете, а он все был на улице, на холоде, под дождем, мокрый... Дурак, ну встань ты хотя бы под крышу подъезда, ты же совсем промокнешь и заболеешь, а тебе нельзя болеть - ты певец, у тебя самое главное - связки и голос.
   Нет, самое главное - это я.
   Но почему он стоит, опустив голову, и ждет меня? Он что, дурак? Он придумывал такие хитрые интриги, чтобы потом не понять, что его почти что откровенно послали.
   Уже двенадцатый час. Может быть, включить телефон и сказать ему, чтобы он уходил, и что я не приду? Или что мне сделать?
   Еще чего - пусть он там хоть загнется. Тебе он не звонил и не говорил:
   "Привет, Кать, ты знаешь, я Кей и Антон одновременно..."
   Он стоял под дождем уже четвертый час. Я изредка выглядывала в окно, боясь, что он заметит меня даже в темноте, но он не замечал - просто смотрел на дорогу, а ветер играл с его белым волосами, как с волосами тряпичной куклой.
   - Что ты там все время выглядываешь? - спросила Нелли, увидев меня у окна вновь. Настенные часы показывали половину первого ночи, а этот сумасшедший все еще был на улице!
   - Просто так, любуюсь небом ночным, звездами, - полуиспуганно отвечала я. Не дай Бог заметит Антона...
   Сестра покрутила пальцем у виска:
   - Какие звезды? Дождь, небо затянуто. А, - пригрозила она мне пальцем, - ты о своем Антошике мечтаешь! Кааать, ну пусть он к нам в гости придет?
   - Пусть придет. Нормальный парень, - раздался голос брата, который - о чудо! - оторвался от компа самостоятельно. Нелька тоже изумленно на него взглянула, но промолчала - умчалась дальше слушать свой джей-рок.
   - Слушай, - страдальчески поморщившись, спросил Эдгар, - а за что девушки нас любят?
   - Кого вас?
   - Парней, - мучительно спросил брат.
   - За что? За скотский характер, - думая о своем, проговорила я.
   - Чего? - прибалдел брат.
   - За умение трепать нервы, - перефразировала я. - А что?
   - Уже ничего, - передумал обращаться ко мне с какой-то просьбой братик.
   Я не знаю, во сколько часов Кейтон ушел - я заснула, отвернувшись к стене и закутавшись в два одеяла. И не видела снов, хотя очень хотела бы забыться в них, а когда проснулась, сразу же бросилась к окошку. Было раннее пасмурное утро, и Кея уже не было, и только на детской лавочке неподалеку от того места, где он стоял, одиноко лежал мокрый розовый букет цветов.
   И только тогда я заплакала - тихо, беззвучно и горько.
   Почему в этой жизни все так? Я не хочу страдать, и он тоже не хочет, но я не могу его простить - ведь я еще не отомстила этому странному парню с самыми красивыми в мире глазами.
   И с самым ужасным характером.
   Я спала всего пару часов, проснулась рано и проплакала все утро, сидя на полу, под подоконником, а днем старалась выглядеть спокойной и умиротворенной. Я все время вспоминала его: то ругала, то жалела - ужасное чувство жалости убивало меня, распыляя заодно в прах и моих бабочек. Я включила телефоны: и домашний, и сотовый - вчера на него много-много раз звонил Антон и кто-то еще, только с других номеров. Но сегодня Кейтон не звонил, и я, в тайне ждавшая этого звонка, расстроилась еще больше. И только вечером я ненадолго перестала думать о человеке, который играл моими чувствами.
   После полудня, кстати, активизировался настырный Баба Яга, о котором я и думать забыла. Он позвонил мне, как старой подруге и, поспрашивав для порядка, как у меня дела и все ли в порядке в университете, кротко поинтересовался:
   - Как моя Ниночка?
   - Хорошо, - отвечала я ему со вздохом.
   - Я по ней скучаю, но не могу дозвониться, а ее мама упорно не говорит, где моя красавица сейчас
   - С папой на теплоходе, - поспешила успокоить парня добрая я.
   - О, понятно. Тогда я не волнуюсь! А ты знаешь, магия все же не помогла, - сокрушенно произнес Валерий.
   - Да ну? - не поверила я.
   - Эта Альбина оказалась мошенницей! То одну ей фотку принеси, то вторую, то третью! И за каждый сеанс, шарлатанка, брала по кругленькой сумме. И не только у меня.
   Я насторожилась - а не про нашу ли с Нинкой знакомую он говорит. Скорее всего, про нее.
   - Ну, ничего, - бодро заявил он, - мои ребята ее лавочку прикрыли.
   Ух, какой грозный - мои ребята. Просто не Валерий, а криминальный авторитет.
   - Мне обещали стопроцентный результат. И я привык, - добавил он с важностью, - когда мне что-то обещают - всегда выполняют. Но Альбина ничего не выполнила. Купила только на мои деньги себе золота кучу. А, Катюшка, - вспомнил он о своей основной цели звонка, - можно ли подъехать к тебе и подарить тебе подарок? Так сказать, за фото.
   - Мне ничего не надо, Валерий, - тут же отказалась я. Но парень был настойчивый, и кончилось дело тем, что действительно приехал через час. И вручил мне золотой мудреный браслет со светлыми камешками, который тут же заставил надеть на руку.
   - Носи, сестрица, пригодится, - улыбнулся он мне. - Тебе идет.
   Я возвела глаза к небу. Баба Яга противно заржал.
   - Привет, Катя! - весело поприветствовал меня знакомый голос. К нам спускалась Настя, в полной боевой готовности: накрашенная, надушенная и наряженная в короткое нежно-голубое платьице. Валерий почему-то заинтересованно на нее посмотрел. А она кокетливо повела плечом.
   - Добрый день, Настя, - радостно кивнула я ей. - Ты так загорела!
   - Солярий творит чудеса, - похлопала ресницами подруга. - А у тебя классная прическа. Твой новый, - многозначительно произнесла соседка, - кавалер, да?
   - Это мой друг! - с жаром отвечала я. - Просто друг.
   "Просто друг" скромной улыбнулся, считая, наверное, что скромность мужчину украшает.
   - Это Настя, а это Валерий, - представила я их друг другу. Честно сказать, соседку я побаивалась - вдруг она на меня злится из-за прошлой выходки придурка Кея? Всюду он мне жизнь испоганил, засранец.
   - Очень приятно, - жеманно произнесла девушка, Баба Яга благосклонно кивнул. Ему, видимо, понравилась симпатичная девушка с точеной фигуркой, а Насте приглянулись золотые "Ролекс" на его запястье. А ведь Баба Яга даже не блондин, чего это подружка ему так призывно улыбается?
   - Куда идешь? - спросила я ее.
   - В магазин. Но я, пожалуй, постою немного с вами, - и за спиной Валерия старая подружка подмигнула мне. Все ясно, кое-кто открывает сезон охоты.
   Мы около четверти часа говорили на нейтральные темы, а потом началось:
   - Лимпампо, - изумленно выдал Баба-Яга, глядя на Настю, принявшую, по ее мнению, изящную позу. Мы только что закончили обсуждать погоду.
   - Что? - явно не поняла она.
   - Лимпампо! - в голосе парня послышались радостные и ехидные одновременно нотки. Спятил, что ли? Без Нинки мозг потерял последний?
   - Вы о чем, Валерий? - явно занервничала Настя.
   - Лимпампо, - изрек он вновь и рассмеялся. Ого, у Валерки мозг размяк. Может, мне ему бригаду вызвать?
   - Ты чего, баба... Валерий? - в свою очередь полюбопытствовала и я. - У нас валериана есть. Хочешь?
   - Да ну тебя, Лимпампо - ты же Настя Фадеева, так?
   - Допустим, так, - не сводила с него настороженно взгляда девушка.
   - Мы учись в одном классе, - резко потерял голос молодого человека всякую импозантность и уважительность. - И тебя звали Лимпампо.
   Я заинтересованно посмотрела на притихшую подружку. А ведь, действительно, им примерно одинаковое количество лет, этим двум! И, кстати, про свои школьные годы чего мне только она не рассказывала, но вот про мифическое Лимпампо я слышу впервые!
   - Тебя так звали? - спросила я. - Или ему пора вызывать бригаду?
   Настя сердито уставилась на парня:
   - А ты кто вообще такой? Не припоминаю я, чтобы в нашем классе такие были... Валерий... ах. Это ты? - вызверилась подружка, видимо, вспомнив того самого прежнего Валерия с непримечательной, мягко сказать, внешностью. Я понимаю ее удивление - Нинкин назойливый поклонник столько работы над собой проделал, что можно только позавидовать его силе воле.
   - Мочалка, - точно таким же тоном проговорила соседка, как и минуту назад парень повторял свое "Лимпампо ".
   - Вы чего? - Это их тайный код, что ли?
   - Заткнись! - выдал Баба Яга нелестное.
   - Мочалка! - не успокаивалась Настя.
   - Лимпампо!
   - Мочалка, - как зачарованная повторила девушка, встала и зачем-то обошла вокруг него.
   - Ни фига ты изменился, Мочалка, - сказала, наконец, она - Над тобой поработали волшебники?
   - Надо мной поработала жизнь, - довольным тоном ответил молодой человек.
   - Ну-ну. Катя, мы с этим дураком местного разлива учились в одном классе - до девятого, правда. Потом он от нас перешел в другую школу.
   - Мир тесен, - рассмеялась я. - А при чем тут Лимпампо и Мочалка?
   - У него было прозвище Мочалка! Ткнула, не стесняясь, парня в плечо Настя, - потому что у него волосы были похожи на мочалку.
   - Так меня только ты называла! - совершенно по-детски обиделся сын бизнесмена. Нет, он меня поражает - и куда делся тот нытик-холерик, преследующий по пятам Нинку? - И как я с тобой сидел три года за одной партой!
   - Это я тебя терпела, Мочалка, - огрызнулась Настя. А у нее куда делось-то все обаяние, да и призывный блеск в глазах пропал?
   - Кать, а знаешь, почему ее Лимпампо звали? - спросил Баба Яга.
   - Почему? - естественно я не знала. Подружка говорила, что в классе ее, такую милую, называли Модель.
   - Однажды в пятом классе нашу Настюху вызвали к доске - училка географии. Она должна была рассказать про Африку и ее климат, - торжественно начал парень, а Настя демонстративно отвернулась. - Ее вызвали, а она стоит, мнется и ничего сказать не может: что-то только про бананы твердит. И тогда учительница говорит: "Ну, ты хоть пару рек назови в Африке?", а наша умница подумала немного и выдает спокойно: "В Африке есть Лимпампо!". Весь класс валялся, а учительница ее пожалела и даже двойку ставить не стала. - Вспомнив, видимо, дела давно минувших дней, Валерий ака Мочалка рассмеялся вновь.
   - Это только ты меня так доставал! - вызверилась девушка. - Мочалово.
   - Лимпампо.
   - Идиот рыжий.
   - Я не рыжий, а ты плоская.
   - Я уже давно не плоская, можешь потрогать! - заявила девушка. Молодой человек смутился.
   - Спасибо, нет, - отказался он. - Вдруг ты туда взрывчатку положила?
   Вот и встреча одноклассников. Поговорили, называется. И кто бы мог подумать, что они друг друга знают? Это до сих пор для меня остается большой загадкой.
   Они препирались, я молчала - зачем мешать людям, если они увлечены друг другом?
   - Ты такая же дурочка, как и всегда, - заявил Валерий Настьке.
   - А сам-то! Сколько апломба, - фыркнула она.
   - У тебя его не меньше, - отвечал Баба Яга и хотел ей что-то еще добавить лестное, но у него зазвонил телефон и парень вынужден был отойти.
   - Ты откуда его знаешь? - тут же поинтересовалась шепотом девушка - глаза ее горели азартом. - Я, кстати, как выгляжу? Миленько?
   - Отлично. Очень хорошо, - не пожалела я комплементов для Настасьи. - Но я не поняла. Зачем Валерий тебе нужен? Ты же блондинов любишь только?
   Оказалось, уже не только. Надо же, как взгляды людей могут меняться, когда ты бежишь за идеалами, а встречаешь только их полные противоположности. Старшая моя подруга оказалась не исключением.
   - Блондины - моя мечта. Что, кстати, с тем неформальным милашкой, который тебя встречал? Мы так мало общаемся в последнее время, я ничего не знаю о тебе, - заявила Настя. - Кстати, нам надо куда-нибудь вместе выбраться. Погулять, повеселиться. Ну, что там с офигенным блондинчиком?
   - Между нами почти ничего нет, Насть, он тогда прикололся и все, - тихо проговорила я. Вспоминать о Кее было больно - кончик застывшего пламени уколол сердце, и по нему побежали трещинки. - Мы больше не общаемся. Он оказался подонком.
   - Все красавчики - подонки в той или иной степени, - сочувственно покивала головой девушка. - А вот те, кто не так эффектно выглядят... о, ты бы видела, каким страшненьким этот барбос раньше был! Валерка, я имею в виду. Но характер у него всегда был поганым - видимо даже время характеришко не исправило! Да, те, кто не так эффектно выглядят - они не с таким гонором.
   - То есть, теперь ты не будешь искать высоких голубоглазых блондинчиков? - удивилась я. Все же, несмотря на свои многочисленные проколы в личном плане, Анастасия имеет немного здравого смысла.
   - Буду. Но и сейчас мне кто-то нужен. Хочется романтики, крепких отношений и всего такого. Знаешь, когда все девчонки на работе хвастаются своими парнями, и одна за другой выходя замуж, у меня откуда-то из глубин мозга вдруг приплывает зависть к простому человеческому счастью. Вот же я философ, - девушка, тряхнув волосами, рассмеялась. - И ты посмотри, какой Мочалка богатый парень теперь! Одежда, украшения, ботинки - все по высшему классу, - заговорщицки говорила подруга. - Он офигенным стал. С ним не стыдно появиться в обществе. Видела бы ты этого имбецила раньше! Ты на него не претендуешь, нет? - с надеждой заглянула она мне в глаза. - Тогда я им займусь. Подождите меня здесь, я домой сгоняю!
   - Зачем? - опешила я.
   - Там у меня афродизиаки есть! И еще принарядиться хочу. Стойте здесь и не уходите! - с этими словами соседка скрылась в подъезде, перебирая ногами так быстро, словно была Олимпийским спринтером.
   - Где Лимпампо? - почти тут же подошел ко мне Баба Яга, закончивший свои телефонные переговоры.
   - Сейчас будет. А что? - полюбопытствовала я.
   - Да вот, - неопределенно пожал плечами Баба Яга, - хочу с ней укрепить отношения.
   И это говорит человек, пару лет преследовавший одну очаровательную блондинку!
   - А как же Нинка? - засмеялась я. Вот они - мужики. Вчера любил, сегодня позабыл.
   - Ниночка - идеал, - со вздохом ответил Валерий, - но и на повседневность же кто-то нужен. Ниночка - деликатес, - перефразировал он, - но и на каждый день нужна еда.
   - Настя - не еда, - обиделась я за подругу.
   - Да-да, она - Лимпампо, - закивал он согласно. - Эх, как же я ее в школе доставал, а она меня бесила и обзывала. Чаще всего уродом и тряпкой. А теперь - смотри, каким я стал, - он гордо развернул плечи, - и денег у меня много, и положение в обществе есть. А Лимпампо - кто она? Все та же зануда. Симпатичная, правда. Слушай, не говори ей, что я обеспечен, - попросил Валерий серьезным тоном, как-то неуловимо вновь перевоплощаясь из беззаботного мальчишки во взрослого и странноватого богатого парня, того, кто бегал за Нинкой.
   - Чего? С какой стати? - удивилась я, пиная какой-то камешек под ногами.
   - Я хочу найти девушку, которой будет все равно, богат ли я или беден, - заявил Валерий гордо, - она должна любить меня, а не деньги моего папы.
   Ого, еще один! Второй Кейтон просто. И Бабе Яге подавай, чтобы любили его таким, каков он есть. Они что, сговорились что ли? У ребят какой-то мужской комплекс? Не лучше ли начинать строить отношения на правде? И Настя не дура - видит же она, что парень богат.
   - А разве она не знает о твоем материальном положении? Вы же вместе учились? - удивилась я.
   - Нет, - было мне ответом. - Мой отец держал меня в черном теле. Не в черном, если честно, но запрещал говорить, что мы обеспечены. Чтобы не было "липовых" друзей.
   - Вот как... А чего он тебя в частную школу не отправил тогда?
   - Он хотел, чтобы я укреплял дух и рос таким же, как и сверстники, - поморщился Валерий, он же Баба Яга, он же Мочалка. Он же просто прикольный парень.
   Я пообещала ему, что ничего не расскажу о нем Анастасии, но естественно подружке сразу растрепала - по смс-сообщениям. Что поделаешь - женская солидарность. Но это было уже позже, когда они сели в машину. А до этого соседка вышла из подъезда, благоухая, как парфюмерный магазин, и звеня всеми украшениями, которые только она смогла найти в доме, как целый восточный базар. Настя, во что бы то ни стало, решила сделать Валерия своей собственностью. Тот вроде бы как позволял ей сделать это. А вообще, я от этих двух старинных одноклассников быстро отвязалась. Вскоре они куда-то вместе уехали, до этого долго упрашивая меня побыть с ними, но я решительно отказалась и вернулась домой, слыша, как Фроловна около соседнего подъезда обсуждают наше трио:
   - Сначала парень с Катькой был, потом с подружкой ейной, с фигуристой и белой, а теперь с Настеной. Вот же Семеновне радость - достался ейной внучке дурачок.
   - Переработанный продукт, - согласился с ней дедушка, обутый почему-то в новенькие черно-белые тапки: одни из тех, которые носят неформалы-подростки, эмо, ска и прочие.
   - Ох, и так Настька старая дева почти уже, так теперь и хахаль такой, что дай Боже, - охала злорадно Фроловна. Все-таки с Семеновной у них была конфронтация - бабки боролись за место второго лидера местного пенсионного рейда. Почетное первое занято старостой подъезда, и его никак нельзя было сместить.
   - Красивая ж девка Настя, статная, может, венец безбрачия на ней? - спросила маленькая кругленькая старушка в платке, повязанным на седенькой улыбчивой голове на манер банданы.
   - Венец дурачия, - сплюнула бабушка Фроловна, - подружка моя, Семеновна, с детства внучке внушала, что надо тока светловолосых да богатых женишков искать, дескать, все чернявые - жуть какая погань. А что поделаешь, если ее, Семеновну, в молодости черноволосый парень обманул?
   Все тут же пожелали узнать подробности обмана. Однако их нагло перебили.
   - Деда! - заорал кто-то с верхних этажей, и я, перед тем, как заходить в прохладный подъезд, задрала голову. Кричал подросток с четвертого этажа соседнего подъезда, чьи черные волосы с модной челкой на бок обрамляли до ужаса худое лицо.
   - Деда! - завопил вновь мальчишка. - Это ты взял мои новые тапки?
   - Что, внучек? - не понял тот.
   - Тапки, говорю, ты взял? - свесился по пояс с балкона паренек.
   - Не упади, Сашенька, - отвечал ему родственник.
   - Отдай тапки! Я же их вчера только купил! - разорялся внук. - В специальный магазин за ними ездил!
   - Так это твои? - поглядел на ноги пожилой мужчина, - а я думал, что за китайский ширпотреб в клетку стоит? Может, это мне дочка купила, чтобы я в них по улице ходил?
   - Дельные тапки, хорошие, - тут же принялись бабушки нахваливать обувь, - широкие какие - ноге свободно. Как раз для нас.
   - Сашенька, - прокричал дед,- что же ты такое носишь, позоришься? Давай я тебе денег дам, ты себе сандалики купишь кожаные, чтобы ходить по улице! Хочешь молодежные сандалики? В таких весь наш двор ходит. Хорошо мальчики одеваются: спортивные костюмы, кепки, кроссовки, сандалики, а не то, что ты!
   - Не надо уже. Носи сам, - парень хлопнул дверью и скрылся в квартире, явно озлобленный на ретрограда-деда, который не понимал современную неформальную моду. Любителей же спортивных костюмов юный неформал так же, как и Леша, почитал за "гопников".
   Я, невольно улыбнувшись, скрылась в подъезде, продолжая думать о странной встрече Насти и Валерия. Хм, может быть, именно так и находят свою любовь? Тех, на кого вначале не обращаешь внимания и обзываешь все свое детство?
   Как же мне надоела твоя любовь!
   Как только я переступила порог квартиры, зазвонил домашний телефон. Это меня взбесило.
   - Щас возьму, это мне! - раздался голос Нелли откуда-то из глубины квартиры. - А какой-то дурак выдернул шнур из розетки телефонной, а я включила!
   Ну и сама дура.
   Нелли подскочила к телефону, взяла трубку, но тут же передала ее мне с ором:
   - Это тебя, какой-то Максим!
   Я подняла брови. Чудеса. Неужели Тропинин другими именами представляется? Оказалось, нет. Это действительно был Максим, фотограф, мой бывший парень и просто еще одна скотина.
   - Катя, привет, это я, Макс.
   - А, ты, привет. - Надо же, помнит еще мой домашний телефон.
   - Я не смог дозвониться до тебя по мобильному. Решил по домашнему. Ты в порядке? - задал он вдруг глупый вопрос.
   - Ну да. А почему ты это спрашиваешь? - как необычно разговаривать с Максимом и не чувствовать прежнего восхищения или опустошения.
   - Тут такое странно дело... Катя, ты действительно встречаешься с Кеем, с парнем из "На краю"? - взволнованно спросил меня Максим.
   - Нет, - безразлично сказала я, - а что?
   - Я еще в городе, не успел уехать. Вчера ночью Кей был у меня и очень искал тебя, - Максим усмехнулся. - Думал, мы вместе. Ты все рассказала ему о нашем детском прошлом?
   - Ну да, и что? - тоскливо спросила я.
   - Он тебя сильно ревнует. Уж очень сильно. Я ведь не дурак, Катя, не дурак, - повысил голос парень, - я еще в тот раз понял, что вы встречаетесь, когда он вырвал у тебя телефон. Но вчера ночью, нет, вернее, сегодня ранним утром, этот урод приехал ко мне домой.
   - Кто, Кей? - спросила я слегка растеряно.
   - Ну да. Он искал тебя у меня.
   - Он, действительно, дурак.
   Надо же, он поверил мне! Он поверил, что я с Максимом! Кейтон ждал, когда я вернусь, всю ночь ждал, и не выдержав, поехал к фотографу, у кого-то узнав, где тот остановился.
   Я почти счастливо рассмеялась.
   - Катя, ты что? Что смешного? - не понял Макс. - Он был злой, как Люцифер. Он ворвался ко мне и... черт, он разбил мою любимую камеру.
   - Вот как?
   - Ты так вскружила ему голову? - тихо спросил Максим и неожиданно сказал. - Катя, давай все же встретимся?
   - Встретимся? Нет, прости, я завязала с тем, чтобы встречаться с парнями. В ближайшие пару лет, - я вновь рассмеялась.
   - Что между вами случилось? Хотя, я думаю, ты не скажешь мне этого. Я для тебя совершенно чужой человек. - В его мягком голосе послышалась горечь.
   - Ты прав, - тихо согласилась я.
   - Катя, может быть, все же увидимся? Я всего лишь...
   - Ну, давай, - вдруг созрел в моей голове план о том, как заставить Кея ревновать. Правда, ревнуют те, кто любят, а он... скорее всего, для блондина я никто. Значит, я просто заставлю его злиться.
   - Давай, встретимся, - согласилась я. - Только я не знаю, когда буду свободна. Я перезвоню тебе через полчаса и скажу, где и когда. Мы встретимся, и ты объяснишь, зачем к тебе приходил Кей.
   - Хорошо, - голос Макса немного повеселел. - Я буду ждать звонка, Катрина.
   И он продиктовал свой номер сотового, еще раз спросив, все ли со мной в порядке. Я сказала незатейливое "да" и положила трубку. Найдя номер Филиппа, который он заботливо вручил мне, позвонила ему, умудрившись три раза неправильно набрать номер - волновалась.
   Гитарист "На краю" очень удивился моему звонку.
   - Катенька, это ты? Что случилось?
   - Филипп, скажи мне срочно, где сегодня будет Кей? - скороговоркой выпалила я. Моя просьба его порядком удивила.
   - Что? Это зачем еще?
   - Пожалуйста, мне, правда, важно это знать.
   - Я не в курсе насчет сегодняшнего расписания Кея, - признался мальчик-медвежонок, - но если тебе очень нужно, я могу выяснить.
   - Очень, Филипп, очень! - воскликнула я. - Только он не должен знать, что я этим интересуюсь!
   - Я попробую помочь тебе. - Со вздохом ответил музыкант.
   Он не подвел меня, и, через минут пятнадцать перезвонив мне, сказал:
   - В четыре дня - а он обычно не опаздывает - Кей приедет в студию. Продюсер кое-что хочет обсудить насчет вокала. А больше он меня в свои планы не посвящал.
   - Спасибо за информацию. И за то, что помогаешь мне, - произнесла я.
   - Не за что. Ты как? Еще расстроена? Ты хочешь встретиться с ним? Катенька, ты... простила его?
   - Нет, конечно же, нет. Просто я хочу кое-что сделать.
   - Он сегодня злой, очень злой. - Предупредил меня Филипп. - И мрачный. Это из-за тебя?
   - Не знаю. Кто я для него, чтобы он злился из-за моей персоны? - спросила я. - Ладно, спасибо еще раз - ты меня очень выручил. Мне пора!
   - Счастливо, Катя. И помни - все будет хорошо.
   - Фил, ты очень хороший.
   - Жаль, это не так, но приятно слышать это. - Он сказал мне что-то еще одобрительное, и мы попрощались.
   А я, мечтая о мести, залезла в электронную карту города, не без труда нашла месторасположение здания, в котором располагалась студия "На краю", просмотрела заведения, расположенные в этом местечке и, удовлетворенная, перезвонила по домашнему телефону Максу, сказав ему, что могу встретиться сегодня в три часа дня, в баре "Калифорния". Это местечко располагалось как раз около огромного здания со студией и было довольно престижным. Окна бара как раз выходили на дорогу и вход, куда будет заходить скотина Кей.
   Глупо, да, я поступлю глупо и по-детски неразумно, но я хочу, чтобы Кей увидел меня вместе с Максом. Очень хочу.
   А я-то как этого желаю!
   Вчерашняя жалость, вызванная Кеем, стоящим под дождем, ушла, опять уступив место желанию никогда не видеть его или навредить.
   - Хорошо, встретимся там, - несколько удивился моему выбору Максим.
   - Ты на машине? - внезапно спросила я.
   - Да. За тобой заехать? - тут же спросил Максим.
   - Не надо, жди меня в "Калифорнии".
   - Спасибо, что все же согласилась на встречу. Мне надоело чувствовать перед тобой вину. Я хочу загладить ее.
   Да иди ты, загладивальщик, со своими громкими словами, куда подальше! Ты мне вообще не нужен, я хочу позлить Антона.
   - Может быть, я все-таки приеду за тобой? - голос Макса был действительно заботлив.
   - Нет. Спасибо, просто жди меня. Ладно?
   - Как скажешь, Катрина, как скажешь.
   Я без опозданий пребыла к бару, прилично накрашенная, с распущенными волосами, на каблуках, в своей самой короткой юбке, которую мне когда-то приволокла Нинка, в довольно открытой блузке, с выключенным телефоном в сумке и все с той же пустыней в животе, в которой героически приняли смерть все мои прелестные бабочки.
   - Привет, Катрина, - искренне обрадовался Максим мне. Он, вероятно, только что припарковался и ждал меня у входа.
   - Привет.
   Он хотел меня обнять в знак приветствия, но я отстранилась и мрачно посмотрела на него. После этого Макс больше не решался ко мне прикоснуться.
   - Что у тебя с губой? - вдруг заметила я, что она у него рассечена.
   Вмазал ему кто-то добрый, что еще. Так ему и надо, паразиту.
   - Результат общения с твоим сумасшедшим парнем. Твой Кей вчера тебя усердно искал. - Невесело улыбнулся Максим. - Узнал адрес моей квартиры и приехал искать тебя. Отчего-то думал, что ты со мной. Вот псих.
  
  
   Максим, поздно уснувший (он полночи проявлял снимки), был разбужен тремя громкими, нет, даже пронзительными звонками.
   - Кто там еще? - простонал он, с трудом вставая и глядя на часы - время показывало еще только без пятнадцати шесть. В родном городе он остановился не в квартире родителей, а в своей собственной, и сейчас находился один, поэтому ему волей-неволей пришлось идти открывать дверь, в которую какой-то чекнутый вновь пару раз настойчиво позвонил.
   Потягиваясь, молодой человек, одетый лишь в одни легкие бриджи, подошел к двери и глянул в глазок. Гость его порядком удивил. За дверью стоял Кей, парень из рок-группы, фото которой он делал, и парень, который недавно заявил права на его, Макса, первую девушку.
   О Кее у Максима сложилось двоякое мнение. Вначале их знакомства солист "На краю" очень понравился фотографу: своим необычным поведением, в котором угадывался мрачноватый артистизм, манерой умело, без напряга, подать себя, а еще выражением лица, которое имело удивительную способность правдиво показывать самые разные чувства и было по-актерски фотогеничным. Максим к тому же всегда уважал тех, кто умел самовыражаться, а Кей прекрасно делал это через свою музыку и образы. Парни хорошо пообщались на фотосете, и Кей показался фотографу не зарвавшейся звездой, как часто бывает это у молодых и знаменитых, а вполне адекватным человеком, харизматичным, некапризным и очень интересным. Кей не фыркал во время съемок, что он устал, или что ему нужно поправить грим, или ему срочно нужна особенная пицца, или что фотографы - кривоглазые ослы. Выполнял все четко и при этом умудрялся поддерживать коллектив в таком же тонусе. Лидера было видно сразу. А после сета и перед концертом солист "На краю" без особенного выпендрежа общался с простыми людьми и, хоть и устал, давал автографы и отвечал на вопросы. Правда, на частном концерте, где Макс сделал действительно улетные снимки, с Кеем что-то произошло. Он стал неразговорчивым и замкнутым. На концерте, правда, отработал превосходно - фотограф прямо-таки чувстовал энергию бешенной, заряжающей музыки, исходящую от него и от его ребят. Во время перерыва Макс спросила у Андрея, что случилось с его подопечным, но он лишь пожал плечами, сказав, что вне профессиональной деятельности Кей - человек настроения, а гитарист Рэн, парень очень общительный, услышав это, заржал и сказал, что у Кея вечно все проблемы из-за женщин. Макс сначала подумал, что это проблема связана с шикарной черноволосой девушкой, которая все время вилась вокруг Кея, но потом понял, что музыкнта мучает совершенно другая девушка. И знал бы он, какая.
   Но на следующее утро, когда Максим все же решился позвонить Катрине, девушке из прошлой жизни, его мнение о Кее претерпело изменения. Он, как оказалось, заявил права на Радову, и сделал это неожиданно агрессивно, разозлив Макса. Тот хоть и был человеком ветреным, постоянно находящимся в поиске, узнавшим уже много чего в своей жизни, но отчего-то не мог забыть последний взгляд Кати, брошенный на него в тот глупый день, когда он выбрал вдруг ее подружку Иру. И не мог забыть ее рук, обнимающих его с нежностью ребенка, отдающего кому-то самую любимую игрушку. Прошло много времени, он почти забыл ее, но ему вновь посчастливилось встретить ее.
   И когда он совершенно случайно встретил бывшую девушку дважды за день, понял, что был бы не прочь начать с повзрослевшей принцессой отношения вновь. Сначала был в недоумении - как так, почему он встретил ее, а потом неожиданно решил, что она опять ему нужна. Катя была девочкой, выросшей в творческой семье, нежной, умеющей быть вежливой и терпеливой, понимающей, что ему, как профессиональному фотографу, нужно в жизни. Максим надеялся, что сможет извиниться перед нею, загладить свою вину, понимая, что его поступок был не самым прекрасным в ее жизни. И он смог бы сделать так, чтобы она забыла того старого кретина Максима и открыла для себя Макса нового, свободного, поврзрослевшего, точно определившего, что ему надо. Вернее, кто ему нужен.
   Молодой человек, вначале лишь удивившийся и смутившийся от встречи с ней, потом вдруг обрадовался и даже сделал украдкой на вечеринке несколько ее фото, пока снимал группу на выступлении. Ракурс он поймал удачно. Фото получились отменными. Они как раз лежали на столике в гостиной, поверх кучи других фотографий с женскими и мужскими лицами. Максу вообще нравилось снимать людей больше, чем что-либо другое. Он научился многое понимать по лицам: глазам, губам, даже по скулам. Очень многое. У Катрины Радовой лицо было добрым и хрупким, очень светлым и беззащитным, а вот темно-карие глаза, подчеркнутые дымкой макияжа - мерцающими, загадочными - такими, какими и должны быть у совершенной женщины. И губы у нее были необыкновенными: такими, которые просто нуждаются в том, чтобы их постоянно кто-нибудь целовал. Очень осторожно.
   Макс понял, что заново влюбляется в девушку. И в совершенно творческом порыве решил все начать сначала. Но тут случился облом - и как раз из-за Кея. И хотя Катя вроде бы была на вечере (и как она туда попала? Наверняка не без помощи выросшей амбициозной стервы Журавль) с незнакомым Максу парнем с лицом ожившей куклы, но оказалось, ее друг - не Влад, а как раз Кей. Тот самый, известный музыкант. Он по телефону сказал ему, что они сейчас в номере гостиницы, и что Катя перед ним лишь в одном халатике. Макс почему-то поверил этим словам, и ему сразу представилась Катрина почти без одежды, в тонком, почти прозрачном халате. У них не было близких отношений: все, что тогда они себе позволяли - поцелуи и объятия, иногда несколько откровенные, но не более. Вот с Ирой - да, было по-другому. Но она оказалась другая. Неподходящая.
   После утреннего телефонного звонка Максим, не в себя от внезапной злости, успокоился, выпил кучу кофе и даже представил пару вместе, подумав тут же, что эти двое подходят друг ко другу: нежная брюнетка и равнодушный блондин.
   Вот этот-то равнодушный блондин, только насквозь мокрый, сейчас и звонил в квартиру Максима. И как только тот открыл дверь, Кей, раздраженный, злой, нет, даже яростный - с холодным, тщательно скрываемым бешенством в серых глазах, поинтересовался у Макса, окинув его обнаженный торс недобрым взглядом:
   - Где она? В какой комнате? Эй, детка, выходи, за тобой приехал твой любимый.
   - К кому обращаешься? - вежливо спросил Макс и даже положил руку на плечо гостя. - Я один. Ты накурился?
   - Убери лапу, - велел ему музыкант тут же. - Где Катя? - и, не дожидаясь ответа, он продолжил, - что, здорово провели ночь? Сумел ее уговорить? Или она сама пришла к тебе?
   - Ты в себе? - не понимал что нужно Кею вмиг перехотевший спать Макс. Может, правда, он под кайфом? - Кого ищешь? Давай, возвращайся домой, твою мать, вы все в своем роке употребляете вещества, по ходу.
   - Тебе понравилось с ней? - вдруг спросил солист "На краю".
   - Думаю, понравилось бы. - Не удержался парень, прекрасно поняв, что тот имел в виду. - Если бы была возможность.
   Кей тепло улыбнулся и поманил пальцами хозяина квартиры.
   - Что? - только и успел спросить Максим и получил внезапный удар по челюсти. Фотограф не был слабым парнем, напротив, часто посещал качалку и тренажерный зал и был несколько крупнее музыканта, но не удержался на ногах и упал. Удар вышел неслабым. Кей, не сводя серых пустых глаз с карих глаз Макса, сел около него на корточки и, взяв за волосы, еще раз вдруг глубокомысленным голосом с плавными интонациями очень спокойного человека, спросил:
   - Где моя девочка Катя? Катя Радова. Она ведь у тебя, так?
   Максим сплюнул кровь в сторону и с непониманием уставился на парня. Как будто бы другой человек говорит, подумал он тогда.
   - Ты совсем Nзапрещено цензуройN? Я один в квартире! Какая Катя? Спятил? - прошипел он.
   Кей встал и, не думая разуваться, обошел всю квартиру фотографа. Естественно, Кати он не нашел. Зато от злости грохнул одну из камер, когда искал девушку.
   - Убирайся, - велел ему вставший Максим. Драку он решил не устраивать. Все-таки был довольно миролюбивым, да и с Кеем связываться не хотелось. - Давай, дверь там.
   - Конечно, сейчас, - подозрительно согласно кивнул фронтмен "На краю". В руках у него были фото с Катей, сделанные на вечере. - Прости за беспокойство. А это, - он помахал снимками, - я забираю себе. Окей? Да, и не снимай больше мою малышку без моего согласия.
   - Верни фотографии, - сказал ему брюнет, не понимая, что с Кеем: то ли так зол, то ли реально под наркотой. - Какого ты вообще сюда заявился?
   Кей, с чьих мокрых волос все еще стекали капли воды - ночью была сильная гроза, улыбнулся:
   - Она была с тобой сегодня. Я знаю. Когда ты ее видел?
   - Черт возьми! - заорал Макс, все еще чувствуя вкус крови во рту, - ты дурак? Я твою Катю вообще не видел!
   Он хотел, чтобы Кей начал кричать на него или бы вновь полез в драку, и тогда бы разозленный в конец Макс ударил бы его в ответ, сильно бы ударил, но музыкант сам у себя задумчиво спросил:
   - Да? И где она тогда?
   После чего вышел вместе с фото, не прощаясь.
   Максим только выругался ему вслед. Он не понял, что это сейчас было.
  
  
   Это все Макс рассказывал мне уже а "Калифорнии". Он привел меня в бар, заказал что-то, к чему я даже не притронулась - не потому что я не хотела из принципа, а потому что волновалась: получиться ли у меня мой маленький и не слишком коварный план или нет?
   - Он ненормальный, - покачала я головой, выслушав этот бред.
   - Катя, он конкретно чокнутый. Чокнутый сильный псих! Да, он талантливый, но у него голова вывернута мозгами наружу, - рассерженно продолжал Максим. - Не общайся с ним.
   - А я и не общаюсь.
   - Что случилось? Он тебя обидел? - поинтересовался фотограф.
   - Да, он меня обидел примерно так же, как и ты меня, только с силой в пару сотен раз большей, - рассмеялась я, а он смутился.
   Мы перевели разговор на другую тему, связанную с общими воспоминаниями, естественно, положительными. Парень говорил, изредка касаясь своих чуть волнистых волос пальцами, а я слушала, вернее, делала вид, что слушаю.
   - Кать, ты меня слышишь? - спросил Макс, рассказывающий что-то.
   - А? Да, конечно. - Кивнула я, не отрывая взгляда от окна во всю стену, через которое отлично была видна дорога.
   Он окинул меня беспокойным взглядом. Нет, он все так так изменился! Где мой одноклассник, с которым я могла трепаться часами о всяких пустяках? Что это за взрослый незнакомый мне парень? Зачем я сижу с ним в полутемном помещении? Ах, да, мне просто надо не пропустить синее авто Кея или выйти на улицу ровно в четыре, чтобы горе-кукловод с платиновыми волосами увидел меня.
   - Скажи честно, тебе было сильно больно из-за моего тупого поступка?
   - Ну так, порядочно. - Не видела смысла отпираться я. А Макс, крепко сжав стакан с коктейлем и глядя в стол, принялся говорить о том, что он не хотел, чтобы так вышло.
   Зачем он все время оправдывается? Что ему нужно? Моего прощения? Так я не священник. К тому же сейчас он для меня - глубокое прошлое, и остался далеко позади.
   Макс говорил, а я только кивала ему, вновь и вновь вспоминая Антона под дождем и кусая губы.
   Ненавижу его!
   - Слушай, - перебила я бывшего парня, тихо и задумчиво рассказывающего теперь о том, что он реально был влюблен в двух девочек и как последний слабак не мог решить выбрать одну. - Максим, мне нужно на улицу.
   Мои слова его явно огорошили, но без пяти минут четыре мы выходили из "Калифорнии". Остановились около припаркованных у обочины автомобилей. Вышли мы очень вовремя, потому что как раз по дороге, мимо нас поехала знакомая мне синяя машина с тонированными окнами, в которой находился Кей.
   - Обними меня, - улыбнулась я, как робот, брюнету, и подошла к нему близко-близко.
   - Что сделать? - не поверил он.
   - Обними меня. Пожалуйста.
   - Хорошо. - Не растерялся он и обнял: одной рукой за талию, второй - за плечи. Его руки были чужими, холодными и неприятными. Я обнимала статую.
   Вот это задница! А если всю жизнь теперь будет так? Со всеми мужчинами? И целовать ты захочешь только этого угря Кея?
   По хорошему, мне нужно было бы поцеловаться с Максом, чтобы вконец обозлить Кея, но я не смогла этого сделать. Только, положив руку на широкое плечо темноволосого фотографа, следила за тем, как синяя машина Антона останавливается у самого входа в здание, где находилась студия, и он медленно выходит из нее, глядя в нашу сторону.
   Боже, спасибо, что он нас увидел!!
   Я отстранилась от Макса, порядком удивленного моим поведением, и сказала скороговоркой:
   - Где твоя машина? Поехали! Теперь поехали.
   - Что, куда? Катя, да что ты делаешь? - свел он брови к переносице.
   - Потом объясню. Просто поехали! Быстрее. - Я видела, как Кей быстрым шагом идет, почти бежит, в нашу сторону. Выражение его глаз оставалось для меня загадкой - на нем вновь были солнцезащитные очки. А Максим не замечал музыканта, умудрившегося врезать ему сегодня ранним утром.
   - Ну же!
   Фотограф, пожав плечами, нажал на кнопку пульта сигнализации и открыл ближайшую машину, черный длинный "Ниссан". Вежливо распахнул передо мной дверь и уселся за руль.
   Проклятый Кей был совсем близко. У меня испуганно застучало сердце, и в пустыне поднялась песчаная буря. Он совсем рядом.
   Макс завел машину и оглянулся назад, чтобы выехать на дорогу.
   - Катя, твои поступки слегка странноватые.
   - Прости, - отозвалась я, наблюдая за Антоном. Он был в паре шагов от нас. И я чувствовала себя зайцем, за которым гонится тигр.
   Но Максим успел отъехать прежде, чем мой личный демон смог нас нагнать. Я рассмеялась, но в моем смехе не было веселья, только хорошо заглушенная боль.
   Хватит жаловаться!! Включи лучше телефон, он стопудово начнет сейчас звонить тебе. Послушаем, как он орет?
   Я видела, как Кей резко снял с лица черные очки и явно хотел разбить их, кинув об асфальт, но он сдержал себя и не сделал этого. Он вернулся назад и стал подниматься по ступенькам к зданию студии, а его окружили фанаты творчества группы "На краю".
   О, да, я убежала от тебя, мой уродский тигр. Или, как там тебя называла Алина, Дракон.
   - Куда теперь, Катя? - спросил Максим, с удивлением и тревогой поглядывая на меня.
   - Сейчас подумаю.
   Кей, скорее всего, вынужден будет встретиться с продюсером, а потом захочет выяснить у Максима, с ним ли я - в этом почему-то я очень уверена. Значит, можно ехать домой... Просто домой. Я устала
   Я попросила парня высадить меня через пару остановок, что он послушно и сделал, вышла из машины и, улыбнувшись, попрощалась с Максом. По ходу, он был в легком шоке от моего поведения.
   - Катя! - крикнул он в открытое окошко, медленно едя рядом. - Почему ты так странно себя ведешь? Что ты делаешь? Ты решила так... - он замолчал, - решила меня так повыводить? Что ты доказываешь?
   - Ничего, - отозвалась я, чувствуя, как удовлетворение от того, что я немного насолила Кею уменьшается, - совсем нечего.
   Надо же, когда я решила чуть-чуть отомстить Максу, то Кей подумал, что я хочу задеть его. А когда я решила позлить Кея, Максим воспринял это на свой счет. Все забавно переплелось...
   - Ничего? - удивился парень. - Пусть это будет нечего. Я понимаю твои чувства.
   Не понимаешь.
   - Если меня будет искать Кей... кто-нибудь, скажи, что я в... библиотеке. Хорошо? - улыбнулась я Максу.
   - Хорошо. Он должен тебя искать? Нууу, пусть так. А ты и правда, изменилась, - сказал фотограф, разглядывая меня, - пообещай мне сет? Твои фото будут отменными.
   - Ага, хорошо. - Рассеянно согласилась я.
   - Точно?
   - Точно, Максим.
   На этом мы и расстались. И опять в голову полезли образы Кея-Антона.
   Как же все надоело. Я хочу веселиться, а не становиться еще унылее, чем была!
   Да, мне все надоело. Я приеду домой и вновь пойду спать, и мне безразлично, что сейчас еще день. Увы, уснуть я не смогла. Просто ворочалась в кровати со слезами на глазах, а потом не выдержала и включила мобильник. Тут же пришли старые, вчерашние сообщения от Антона, где он писал, что ждет меня и любит, и его сегодняшнее, в котором он ничего не сказал про вчерашнее сорвавшееся свидание и про то, что он ждал меня до раннего утра. Зато он отчего-то упорно звал меня прийти сегодня в семь часов в кафе-пиццерию, где мы были с ним впервые.
   Он все еще хочет встреч? Ну, он их не получит.
   Аминь.
   Я уже хотела отключить телефон вновь, но не успела, пришло и второе послание, где этот наглец вновь очень уж просил меня придти туда:
   "Я не могу дозвониться до тебя. Что случилось? Я приезжал к тебе, но тебя не было. Катя, где ты и с кем ты? Я буду ждать тебя сегодня до тех пор, пока ты не придешь ко мне", - писал Кейтон. Что ему надо? А вдруг - сердце при этом забилось чаще - он расскажет мне правду про свое странное раздвоение личности? Ах, к черту все. Я все же вновь выключила мобильный телефон. Я никогда никуда с ним не пойду.
   Я с тоской посмотрела на подаренную им цветочную композицию, которая, к удивлению, еще не завяла. Почему ты такой, Кейтон?
   Это же я спрашивала сама у себя, когда выкидывала ее в мусорное ведро.
   Брат, вышедший за обедом, сообщил, что приходил Антон, пока меня не было дома (вот же я порадовалась!) и спросил даже, все ли у меня с Тропининым нормально.
   - Все нормально, а что? - соврала я.
   - Он был, словно замученный орками, - ответил Эд и ушел.
   А потом я все же заснула. И буквально через минут двадцать-тридцать меня разбудил другой телефонный звонок - нервный и протяжный. Сначала я думала, что это мой сотовый, но нет, это оказался домашний - мобильник я ведь выключила. И никто не мог взять трубку, кроме меня. Так как Томаса и Леши до сих пор не было дома, как, впрочем, и Нелли, а брат опять погрузился в свой виртуальный мирок, мне пришлось вставать с уютной постели и бежать в коридор.
   - Да? - схватила я трубку, прервав очередной требовательный писк телефона. Чуня смотрел на меня своими большими красными глазами несколько опечалено. Я помахала ему рукой.
   - Привет, малышка, - в трубке раздался насмешливый голос Кея! Услышав его, я вздрогнула и едва не выронила трубку. Судорожно вздохнула. Зачем он звонит мне на домашний телефон? Что ему надо от меня? О, Господи, я до сих пор подсознательно не различаю Кея и Антона.
   Потому что я одинаково сильно ненавижу их обоих.
   - Малышка? Ты глухая? - в своей обычной манере спросил он.
   - Что? Что тебе? - во рту у меня моментально пересохло.
   - Сегодня. Ты и я. В семь вечера. Ресторан "Солнечная гладь", - раздельно произнес он.
   - И что? - спросила я, прислонившись к стене.
   - Чтобы ты была там. Ясно? - тоном, не допускающим возражения, спросил солист "На краю".
   - А больше ты ничего не хочешь? А на древнегреческом тебе не заговорить? А президентом Земли не стать? - протараторила я эти слова скорее от смущения, перемешанного со злобой, чем от желания подразнить парня.
   - Киса, у тебя не получится язвить, - его усмешка подействовала мне на нервы, как оголенный провод. Да как он смеет!
   - Да какая тебе разница, получится или нет, - зло проговорила я. - Не звони мне, я не хочу с тобой разговаривать. Отвали от меня, слышишь?
   - Детка, как много слов, - притворно вздохнул он. - Ты придешь сегодня в семь вечера. Я буду ждать тебя.
   - Иди ты.
   - Я не мог дозвониться до тебя. Считаешь, что у меня есть время на то, чтобы все время набирать твой номерок? И что ты там делала со своим фотографом, м?
   - Ничего. Не лезь к Максу, - я вдруг захотела подразнить парня. - Зачем ты его ударил?
   - Мальчик успел пожаловаться? - вздохнул Кей. - Как мило и трогательно. - И без перехода злым голосом добавил. - Зачем встречаешься с ним?
   - Хочу и встречаюсь!!
   - Он тебе не нужен. Я это чувствую. И больше чтобы я тебя рядом с ним не видел, поняла? - в его голосе послышались властные нотки.
   - Иди ты.
   - Приезжай в девятнадцать ноль ноль ко мне, не забудь.
   - Но...
   - Без но, малышка, - его голос стал мягким и вкрадчивым. - Послушай, не перебивай. Девочка моя, я так сильно без тебя скучаю. Ты же знаешь, я люблю тебя. Ты довольна, да, что я произнес это вновь? Ты ведь хочешь видеть меня? Подаришь мне сегодня свой поцелуй? Я так давно хотел прикоснуться к твоим губам, а ты всегда меня обламывала. Знаешь, чего мне стоило сдерживаться, чтобы не сделать этого силой? Приезжай, Катя. Я сделаю тебя самой счастливой - обещаю. И обещаю тебе не только поцелуи.
   От его тона, от его слов, от его обещаний у меня сбилось дыхание - он лис, самый настоящий мерзкий лис, который не знает, что курятник поставили на сигнализацию! Кей, Антон, кто ты на самом деле, сволочь?
   - Хочу обнять тебя, детка, - не успокаивался он, - крепко-крепко, и прижать к себе. Я хочу, чтобы ты была моя. Хочу тебя.
   - Слушай, пригласи Алину, - слабым голосом сказала я, проклиная тот день, когда мы встретились.
   - Она - отработанный материал, - равнодушно произнес он.
   - Какое славное отношение к девушкам! А я - недоработанный? - не выдержала я и закричала, - вы все такие мерзкие, парни! Особенно ты, зазнайка.
   Огонь во мне стал еще больше. Еще холоднее.
   - Я знаю, - вдруг тихо произнес Кей, - ты меня любишь.
   - Что? Что ты несешь?
   - Я хочу, чтобы ты сделала правильный выбор, Катя, - в его голосе вновь появились нотки, которые могли быть только у Антона. Он что, в двух ипостасях живет? И каков этот козел настоящий? Или он настолько погряз во лжи, что и сам не знает ответа на этот вопрос?
   - Я люблю тебя, и буду скучать по тебе, - опять эти тихие и нежные интонации. Как он смеет быть таким... ласковым, когда находится в образе Кея?
   Как он смеет меня морально травмировать, жестокая скотина?
   - Слушай, оставь меня в покое. И никогда не звони и не пиши.
   - Не могу, - вновь весело откликнулся он. - Пока, малышка. Буду ждать тебя сегодня. И включи мобилу, до тебя не дозвониться. Получше оденься, не позорь меня в ресторане. Это дорогое место.
   С этим напутствием солист "На краю" повесил трубку. Задумчивая и бледная, как привидение, я ушла в комнату. Зачем ты продолжаешь со мной играть? Тебе приносит это болезненное удовлетворение?
   Мразь!
   Я с силой кинула подушку о стену, а потом еще раз, и еще раз, и еще. Закусив губу, села на кровать и подтянула колени к груди. Сама себя ударила, чтобы опять позорно не разреветься. Помогло.
   Занятно. Почему он приглашает меня на встречу в то же время и в тот же день, что и Антон - вернее, тоже он, только в образе моего одногруппника? Он с ума сошел? Окончательно рехнулся? Спятил на почве популярности? Ревнует сам к себе?
   Дятлы выклевали ему последний мозг. Теперь в черепе Кейтона большая дыра, он может петь прямо оттуда.
   Нет же!
   Вовсе нет!
   Я знаю ответ.
   Оу, от тебя слышать, что ты что-либо знаешь просто-таки невероятно.
   Кретинка, это и есть последняя проверка. Он хочет знать, кого я, в конце концов, выберу: Кея или Антона. Вот о чем говорил Арин.
   Твою мать, Антон Кей Тропинин, твою же мать! Ты ненормальный, и я ненавижу тебя за это! Ты ненормальный! И поэтому я без ума от тебя. Но это не помешает мне отомстить тебе, мой малыш. Видишь, я учусь у тебя словечкам...
   Так его, заразу, так! Я буду плясать дикое танго на костях твоей загнувшейся гордости.
   Алина хотела, чтобы в этой ситуации я выбрала Кея. Погналась бы за звездным мальчиком, проигнорив обычного. Тогда бы у нее появился хороший шанс самой быть с тем, кого она пару лет назад слегка предала. И Арин это знал с самого начала. И все знали. И только Фил помог мне.
   Спасибо тебе, мальчик-мишка, я никогда не забуду этого.
   Я посидела пару минут в раздумьях. Потом опять включила телефон. Нинка прислала-таки сообщение с мобилы Келлы, что приедет сегодня, и это обрадовало меня. Приезжай, подруга, и ты узнаешь такое, что заставит и тебя тоже биться в припадке злобы. Нин, все они - подлецы, и твое синеволосое рыло, которое ты все никак не можешь назвать любимым - тоже.
   Подумав еще немного, я храбро набрала номер Арина, чтобы во второй раз удивить его.
   - Кэт? - сразу же спросил он хриплым, чуть сонным голосом.
   - Да, это я.
   - Кто это? - услышала я на фоне очень тяжелой агрессивно гремящей музыки тоненький женский голос. А этот мальчик тоже не может долго обходиться без женского внимания. С кем-то веселиться. Интересно, каких девушек он предпочитает?
   А тебе какая разница? Все равно он моральный урод.
   Или хороший брат.
   - Привет, - смущенно поздоровалась я с ним. Пусть думает, что я до сих пор ничего не знаю. Интересно, а он видел, что сделал Эдгар на сайте его группы? Оказывается, видел.
   - Ты думаешь, это было смешно? - в его голосе не было угрозы, только лишь дикая усталость.
   - Что? - не поняла сначала я.
   - Сайт, - сказал длинноволосый музыкант всего лишь одно слово.
   - Ааа. Это не я. Это мой брат, - равнодушно отозвалась я, корябая ногтем старую наклейку на шкафу. С нее на меня смотрела тройка красивых парней-азиатов, похожих на утонченных девушек - эту японскую группу Нелли обожала уже второй год.
   - Брат? - переспросил Арин.
   - Брат. У меня есть старший брат Эдгар. Он компьютерный гений, - я совсем чуть-чуть преувеличила.
   - Передай ему, что это было не смешно, - безэмоционально ответил бас-гитарист "На краю".
   - Это было смешно, - не согласилась я.
   - Кэт, перестань. Для тебя это игрушки. Для меня - уже нет.
   - Волчонооок, ну кто там? - тоненький голос раздался близко к трубке.
   - Подожди, - велел ей молодой человек. - Кэт, не трогайте мою сестру больше. Она не желает тебе зла.
   - Желает, - не согласилась я.
   - Тогда зла тебе не желаю я, - вздохнул он. - Ты нравишься мне.
   - Что? - не поняла я. Разговор заходил совсем не в ту степь.
   - Я говорил, что ты необычная девочка? Ты - идеальная роль для музы. Милая улыбчивая помощница.
   Я сердито посмотрела на телефон. Он что, с ума сошел?!
   Может, и с ним дятлы постарались?
   - Тише, не кричи - я знаю, ты хочешь кричать на меня, - продолжал он задумчиво, не стесняясь говорить таких слов при другой девушке - а она обиженно молчала. - Я не имею на тебя никаких видов, Кэт. Ты - не моя. Но я хочу сказать тебе, что ты слишком хороша для Кея.
   - А не ты ли просил выбрать именно его, а не его брата Антона? - спросила я, и в моем голосе появилось презрение. Арин почему-то замолчал. Странный он, непонятный и странный. Может быть, его гложет чувство неловкости передо мной, "идеальной музой"? Чувство ответственности перед сестрой победило.
   - Я, - наконец, ответил он. - Выбери Кея, Кэт. Антон - еще хуже, поверь. - Он опять лжет мне, и я не думаю, что его по аристократически бледное лицо покраснело от вранья. И вообще, это я звоню Иуде, чтобы узнать номер телефона Алины, а не он мне, чтобы читать лекцию.
   - Я и так это сделала. Арин, я хотела попросить у тебя номер телефона Алины, - озвучила я, наконец, свою просьбу.
   - Зачем?
   - Хочу сказать ей кое-что лично. Это насчет нашего соглашения. По-моему, Кей и Антон, - мой голос дрогнул, - они решили назначить мне свидания в одно и то же время.
   - Вот как. Хорошо, - тут же продиктовал Арин номер сестры, а затем быстро со мной распрощался. Девушка с тоненьким голосом обрадовалась и игриво позвала Арина. Напоследок все же произнес:
   - Если что, Кэт, позвони мне. Если тебе будет грустно.
   - Конечно, - я все же добавила, - Волчонок.
   - Услышала?
   Ну не придумала же!
   - Да.
   - Если тебе будет плохо, позвонишь? - видимо, у него проснулась совесть. Арин ведь прекрасно понимал, что если я выберу Кея, останусь ни с чем.
   - Позвоню. Кстати, ты ведь сейчас с девчонкой? А как же твоя любимая? - я не удержалась от этого вопроса. Хотелось чуть-чуть сделать бас-гитаристу больно.
   Он рассмеялся.
   - Я потом расскажу тебе о соотношении "хочу и могу". До свидания, Кэт.
   - Прощай.
   - Звони. Особенно если будет грустно.
   Если мне будет грустно, я позвоню своему личному психологу.
   Ах да, у меня его еще нет. Тогда я лучше поговорю с кем-нибудь другим. А если никто не захочет меня выслушать, я пойду беседовать с мостом или с самым высоким зданием в городе. Впрочем, мой дом тоже для таких бесед достаточно высок.
   Кретин. Взять бы тебя за твои длинные гладкие волосы и, обрезав их, сплести из них удавку.
   Другой обладательнице длинных красивых волос я звонить не стала - написала смс, без приветствия и прощания.
  
   "Это Катя. Сегодня Антон и Кей позвали меня на свидание в одно и то же время. Это, я так понимаю, и есть выбор? Если тебе нужен Антон - приходи сегодня в 7 часов в пиццерию "Гранд пицца", недалеко от нашего университета. Знаешь, где это? Он будет там. А я выбираю Кея."
  
   Ответ от нее пришел только через час, разбудив меня, в который раз заснувшую тревожным сном.
   "Знаю, где это. Отличный выбор, малышка Катя, ты не пожалеешь. Я у тебя в долгу. Пользуйся Кеем аккуратнее", - так и сквозило ехидством и уверенностью сообщение. Лескова считала, что смогла провести выпускницу факультета Доверчивых международной Академии дурочек Радову Катрину Томасовну.
   "Он просил выглядеть на все сто, не подведи меня", - умудрилась я написать ей, вне себя от раздражения. Вообще-то это Кей говорил, но...
   "В отличие от тебя я всегда выгляжу на пять с плюсом!".
   Что за дрянная девчонка! Не могла спасибо сказать, я ведь как бы помогаю ей.
   Вот именно, что как бы. И это забавно! Они все сами останутся с носом!
   Я отложила телефон в сторону. Почему брюнетка поверила мне так легко? Она что-то задумала или все значительно проще: она считает, что я слишком доверчивая и добрая?
   Ну, вот и все... Я договорилась, и теперь Кейтон встретится с Алиной. Я уверена - он будет в пиццерии, в образе Антона. Почему? Потому что он сказал, что останется со мной, если я выберу не звездного мальчика, а необщительного одногруппника, а, значит, если я выберу Кея и приеду в ресторан, то никого там не встречу - при всех своих достоинствах солист "На краю" еще не научился размножаться почкованием.
   Она поедет к нему. А как же мне забыть Кейтона, эту скотину? Как?
  
   "Ты мне должна, - напечатала я, - отдай часть долга. Пришли мне фото, где есть ты и Антон, вместе, счастливые"
  
   "Ты что, мазохистка? Зачем тебе это? Или ты извращенка? Ладно, я пришлю. Дай мне электронную почту, и я отправлю тебе пару фото", - сегодня Алина была явно великодушной. Через час я рассматривала цифровые изображения, отснятые пару лет назад. Она постаралась - их было довольно много. Наверное, хотела показать свою превосходство: "Гляди, Катенька, как мы были счастливы с Антоном, какое у нас богатое прошлое, такое, которое трудно забыть, смотри, какие мы красивые и счастливые. Мы так долго были вместе, что если он не вернется ко мне вновь, это будет преступлением простив наших чувств".
   Я мысленно соглашалась с ней, героически рассматривая Алину и Кейтона, которого тогда еще звали просто Антоном.
   И их всех присланных ею снимков я выбрала неожиданно для себя три фотографии: самые живые. Их же и распечатала на цветном принтере, выгнав брата на пару минут из комнаты.
   Им по шестнадцать-семнадцать. Подростки. Весна.
   Явно не видят, что их снимают на камеру. Сидят в обнимку в темном парке, явно с какой-то подростковой компанией, и их счастливые лица освещает яркая вспышка. Антон сидит в капюшоне неформальной куртки и явно заразительно смеется, глядя куда-то влево. Алина, тогда еще с длинным каре темно-бордового цвета, положив голову к нему на плечо, указывает в ту же сторону рукой. У него во взгляде есть еще что-то детское, даже немного наивное и очень счастливое. У нее, как ни странно, - тоже.
   Им лет по восемнадцать-девятнадцать, почти взрослые. Лето.
   Загорают на пляже, под солнцем, на золотом песке, около голубого моря: она - в оранжевом открытом купальнике, и он - в темно-зеленых шортах. У Антона волос уже чуть ниже линии губ, и плечи явно шире, чем на прежнем фото, и сам он крепче. У Алины волосы длиннее, забраны в высокий шоколадного цвета хвост. Он сидит, вытянув вперед ноги, рядом с то ли уже полуразрушенным, то ли еще недостроенным высоким песочным замком, а она беззаботно лежит на животе рядом, болтая в воздухе ногами, и дразняще, с игривой улыбкой, смотрит на молодого человека. В его же улыбке и его взгляде - обожание и нежность.
   Им по двадцать или чуть больше. Еще взрослее. Осень.
   Сидят за столиком в каком-то кафе или ресторанчике, на столике стоит рубиновая бутылка вина и скромный, но очаровательный букет. Вывески вокруг то ли на испанском, то ли на итальянском языке. На заднем плане - много людей, спешащих, улыбающихся, с фотоаппаратами.
   Он в водолазке цвета мокрого асфальта, русые прямые волосы намного длинней, чем у Кея в наши дни - они достают плеч, и оттенок у них чудесный - пепельный. У нее прическа уже такая же, как сейчас, и черные волосы оттеняет белоснежное романтичное платье. Алина, задумчиво глядя на парня, сидит у него на коленях, обвив руку вокруг его шеи, а Антон, собственническим жестом обнимавший ее и отчего-то похожий на аристократа, смотрит на любимую без улыбки, но с нежностью или привязанностью.
   Это фото я увидела еще в самом начале. И первая мысль была такой: "Вот какие натурального цвета волосы у Антона. Ему идут длинные волосы и этот цвет". Вторая, по традиции, посвящалась ненависти к нему и обещаниям поиграть Кею на нервах. Третья была горькая-горькая. Как будто я смотрела на фото и прощалась с парнем-придурком-на-чьем-плече-комфортно.
   Зачем я это делаю, смотрю на них? Ответ прост. Чем больше я буду глядеть на распечатанные фото, тем больше мне будет больнее, и тем больше я буду ненавидеть Кейтона, а не любить. Кто-то когда-то говорил, что через боль очищаются. Я попробую это сделать. Потому что чувствовать к нему что-то хорошее я не собираюсь!!
  
   "Правда, мы смотримся с ним ярко?", - написала Алина.
  
   "Да, подходите друг другу".
  
   "Я стараюсь быть на уровне. Ты тоже старайся рядом с Кеем".
  
   Но я больше ничего ей не отвечала. Госпожа Лескова, ты ведь все знаешь, но продолжаешь глумиться или ты так слегка сочувствуешь сопернице?
   Интересно, а для беловолосой скотины будет сюрпризом то, что вместо меня туда явится Алиночка при полном параде?
   А ты хочешь это знать? Съезди туда и посмотри.
   Съездить? Но Кейтон узнает меня.
   Значит, тебе надо добраться туда раньше него. Переоденься во что-нибудь. Или стой на улице - заглядывая в окно. Тебе не интересно, что там будет?
   Очень интересно. Страшно и интересно одновременно. Я хочу видеть ошарашенное лицо блондина, я хочу слышать, что он скажет Алине, уверенной в своей победе, я хочу сделать ему больно. Да, пожалуй, после того, как он поймет, что я не пришла, а отправила Алину, я напишу ему что-то вроде: "Эй, я обманула тебя. Ты не нужен мне". Пусть мучается. Только... будет ли он мучиться?
   А я буду мучиться?
   Ну твою же мать - сколько раз я говорила, что не хочу страдать! Сколько раз мне еще надо сказать, что я хочу жить нормально!! Катя, ты, тупая идиотка, почему ты не можешь жить спокойно? Тебе что необходимо, чтобы тебя окружали дятлы, целенаправленно долбящие тебе мозг? Езжай, давай, посмотри, что там будет.
   Ага.
   Эта идея настолько захватила меня, что я действительно решилась поехать в пиццерию. Он звал меня в семь часов? Приеду намного раньше. Я собиралась туда, маскируясь, как завзятый шпион: позаимствовала у сестры кепку и солнечные черные очки. У нее же я взяла широкую клетчатую рубашку с капюшоном и рюкзак, полностью увешанный аниме-значками.
   - Тебе зачем, Катька? - большими глазами наблюдала за моими сборами младшая сестра. - Отдай!
   - Мне нужно для конспирации. - Не согласилась я расстаться с рюкзаком.
   - Для какой такой конспирации? - вытаращилась на меня Нелька. - Ты бака что ли?
   - Сама ты бака, - угрюмо уставилась я на нее, зная, что "бака" переводится с японского как дурак или дурочка. - Дай мне на время. Верну ведь.
   - Тогда арендуй, - нахально заявила эта девчонка. - Час - сто рублей.
   Я злобно взглянула на девочку. Та сразу же почему-то перестала выделываться и буркнула:
   - Бери, чего мне? Мне не жалко.
   Я кивнула и вытащила на свет божий темно-фиолетовые джинсы с карманами.
   - Странная ты, оне-тян - сказала Нелли мне уже тогда, когда я сосредоточенно завязывала шнурки на чужих кроссовках.
   - Не странная. Просто не хочу, чтобы меня узнали, - отвечала я.
   - Да? А хочешь, я тебе усы накладные дам? Парнем будешь, - сказала сестра, думающая, что ее шутки - верх остроумия.
   - Нет, спасибо тебе большое. Парень из меня не получиться, я знаешь ли, бандажем не пользовалась. Меня в этой одежде не слишком легко узнать? - поинтересовалась я.
   Сестренка оглядела меня довольно скептически.
   - Кому надо, тот узнает тебя. А если не приглядываться, то маскировка сойдет. Катька, а куда ты? Следишь за кем-то? - врожденное любопытство родственницы было всегда при ней.
   - Любопытной Варваре... - начала я.
   - Оторвали нос?
   - Нет, вытянули его под два метра, - с этими словами я вышла на лестничную площадку, довольная, что озадачила Нельку.
   Я выкатилась из дома одетая, как пацанка: кепка, под которую я убрала волосы, закрывала пол-лица, блестящие черные очки, напоминающие мне почему-то гоночные, помогали ей в этом, широкие джинсы и широкая же рубашка, под которой чернела простая майка без рисунка скрывали фигуру. Образ завершали мужские кроссовки, взятые мною на время у брата. Хорошо, что у него размер ноги не большой - и всего лишь на два размера больше моего. Закинув за спину рюкзак, освобожденный мною от значков, я зашагала на остановку. Надеюсь, Кейтон не узнает меня в слегка неформально разболтанном виде. К тому же я постараюсь найти самое незаметное место.
   Я приехала в пиццерию без пятнадцати пять - и мне повезло: одно из самых дальних мест на две персоны, у стенки, увешанной фото в стильных рамках, было свободно. Заказав сразу три куска пиццы, кусок шоколадного торта и две кока-колы - надо же мне будет здесь сидеть еще два часа - я уселась на свое место, лицом к двери. Я могла обозревать почти весь зал, но сама я, вроде бы, оставалась не такой уж и заметной в своем уголке. Да и народу прибывало все больше и больше, не всем даже хватало столиков, хотя зал был довольно большим.
   Большинство из присутствующих были парочками, а второе место упорно держал семейный набор: мама, папа и ребенок. Впрочем, в одном из углов, около окна, пристроилась большая неформальная компания, соединив сразу два стола, рядом с ними поднимала бокалы за что-то чисто женская компания, а недалеко от меня распивали красное вино три пожилые дамы, которые, по-видимому, решили отпраздновать день рождения одной из них. Чуть позже, в пиццерию завалилась и самая настоящая экзотика - пятеро иностранных англоязычных туристов, которые, не знаю уж, какими путями, решили заскочить в наш город.
   Я, разглядывая окружающих, очень медленно ела свой кусок пиццы, кстати, очень вкусный и горячий, и наблюдала за залом. Где именно будет ждать меня Антон? Что он задумал? И не узнает ли меня он?
   И в какое место ему треснуть ножом, которым я сейчас разрезаю кусок, чтобы кровь меня не забрызгала?
   Сегодня в пиццерии было не так спокойно, как в тот раз, когда мы ее посетили вместе с Тропининым. Персонал в фирменной желтой одежде почему-то бегал и суетился, что-то обсуждал и изредка внимательно оглядывал зал. Какие-то два мужика колдовали над потолком, что-то приделывая к нему, стоя на железной переносной лестнице.
   - Ленка, Ленка, что ты вертишься, заказчик еще не пришел, давай, работай! - выговаривала одна девушка-работница другой, кажется той самой, что пыталась в наше прошлое посещение этого заведения позаигрывать с Антоном, а я малодушно втолковывала парню о том что ему неплохо бы было пофлиртовать с ней в ответ. Что он тогда сказал? Что в человеке внешность - не главное?
   Честно - я уже не знаю, что главное в человеке, а что второстепенное. Все смешалось в моем неокрепшем, совсем еще недавно детском максималистском сознании, которое четко пыталось разделить белое и черное и пришло к неоднозначному выводу, вслед за знаменитым Эйнштейном повторив: все относительно.
   Кейтон - относительный придурок.
   Но если вспомнить, он очень часто делал мне странные намеки.
  
   - Я люблю воду. Вода - странная вещь. Может приобретать разные формы: жидкую, твердую, газообразную... В одном веществе сочетается столько разных свойств, и мало кто об этом задумывается"
   - А кому надо задумываться о такой ерунде?
   - Действительно.
  
   Тогда он едва не засмеялся, потому что понимал, о чем говорит. Не зря Кей отождествляет себя с водой. Совсем не зря.
  
   - Обещают теплую погоду, лучше, чем сегодня.
   - А чем тебя погода не устроила сегодня?
   - Дождь и солнце.
   - И?
   - Должно быть одно из двух. Или солнце. Или дождь.
   - В смысле?
   - Только одно.
  
   Выбрать только одного: Кея или Антона.
   Вот шутник.
   Я с силой вонзила нож в пиццу - и сталь некультурно звякнула по тарелке, насквозь прорезав кусок. Эх, ну и глупой я была, учила мистера Царственного Плейбоя заигрывать с противоположным полом. Наверное, с тех пор, как Кейтон стал знаменитым и расстался с Алиной, у него было столько девушек, сколько пальцев на руках и ногах у всех членов моей семьи, включая даже Чуню, только помноженное на восемь.
   Поэтому хозяин ненормально большого ЧСД так здорово, умело целовался.
   Жаль, что ты не откусила ему язык. Но он в этом деле реально хорош.
   И только эта мысль меня посетила, как я едва не оцарапалась вилкой. Чертов музыкант! Но ничего, я доставлю тебе несколько, надеюсь, "приятных минут".
   И почему я раньше не поняла?
  
   - Деньги.
   - Зачем?
   - За коктейль.
   - Ты дура? Убери, иначе я уйду.
   - Хорошо.
   - Запомни. Никогда не предлагай мне деньги. Меня это бесит. Плачу всегда я.
  
   Когда он был Антоном, ему тоже не нравилось, что я пытаюсь заплатить за него... Надо было еще тогда догадаться...
   А странные приготовления в пиццерии все продолжались.
   Через час мимо посетителей прошествовали несколько мужчин во фраках, неся перед собой музыкальные инструменты. Судя по всему это был струнный квартет: две скрипки, виолончель и альт. Посетители провожали мужчин заинтересованными взглядами. Кажется, раньше здесь не было живой музыки.
   Кто-то, кажется, проверял микрофон, потому как иногда были слышны громкие возгласы "Раз-два-три", усиленные эхом. Какой-то шутник из компании молодых людей громко предположил, что сегодня в пиццерии будет рок-концерт, а "дядьки со скрипками" покажут "экстра метал класс народу". Это вызвало в неформальной компании хохот.
   Так как я сидела в уголке, недалеко от входа в помещение для персонала, я имела честь слышать еще некоторые подробности.
   - Торт, вы сделали торт? - орала женщина, в которой я не без труда узнала менеджера. От ее ора я даже вздрогнула - так близко он раздавался.
   Откуда-то высунулся бородатый мужчина в белой одежде и в колпаке и заявил важно:
   - Искусство кулинарии не терпит, когда его торопят.
   - Ничего, перетерпит, - сердито отвечала женщина. - Время уже подходит.
   - Время ходить не может, а свои руки, увы, я не могу сделать скоростными, - еще более напыщенным тоном произнес повар.
   - Вы надо мной издеваетесь! - взвизгнула менеджер. - Когда будет торт? У нас ведь все вот-вот начнется!
   - Через полчаса, мадам, - отвечал бородатый и вновь скрылся.
   - Что за человек? - в сердцах топнула ногой она. - Шампанское, что у нас с шампанским? - пробежала мимо меня менеджер заведения к барной стойке с алкоголем. - Привезли нужное? То, дорогое! Олег?
   Флегматичный молодой человек, отвечающий за напитки, отстраненно посмотрел на менеджера.
   - Олег! - ему в ухо крикнула нервничающая женщина. - Олег, ты глухой! Что с шампанским?
   - С каким? - совиными глазами уставился на нее парень.
   - С тем самым, которое сегодня нам понадобиться! Олег, ты что, дурак? - простонала женщина.
   - Нет.
   - Что с шампанским?
   - С ним все хорошо. Вкусное.
   Теперь понятно, парень не зря такой неадекватный - он работает около алкоголя, и, по-моему, он втихаря пьет его прямо во время рабочего дня, поэтому жутко тупит.
   - Значит, его уже привезли?
   - Угу.
   - Ты не мог сразу об этом сказать? Олег, ты что, идиот?
   - Вы вообще о чем?
   - О летающих коровках в крапинку, - обозлилась его собеседница.
   - У нас нет в ассортименте такого напитка, - с достоинством отвечал флегматик Олег. - Но если вы о напитках, которые были заказаны тем парнем, то все отлично.
   - С такими деньгами все должно быть отлично... Что с освещением? - побежала куда-то вновь энергичная женщина. - Все в порядке?
   Обнимающаяся пара, сидящая за соседним столиком, изумленно переглянулась. Не я одна удивлялась странностям в этом месте.
   - Что у них сегодня за день? - спросила девушка, откусывая маленькие кусочки пиццы.
   - Не знаю, - отвечал парень, аккуратно целуя ее в висок. - Может быть, у них будет праздник?
   Наше всеобщее любопытство было удовлетворено спустя еще полчаса.
   - Дорогие дамы и господа! - обратилась ко всем многочисленным посетителям менеджер, перекрикивая с помощью микрофона музыку, и четыре десятка голов повернулись к ней. - Дамы и господа, - повторила женщина, - сегодня в нашей пиццерии необычный день. Молодой человек будет признаваться в любви девушке. Это произойдет скоро, совсем скоро - через пятнадцать минут. Не могли бы вы помочь молодому человеку? Встать и похлопать, когда будет подан сигнал - я начну аплодировать первой. От нашего заведения вы получите подарок - одно блюдо бесплатно по вашему выбору! И шампанское, всем шампанское!
   Посетители обрадовано загалдели. Кто не любит халявы? А тут, к тому же, будет халява с представлением.
   - И, прошу вас, будьте предельно корректными и не шумите, когда будет само признание. К тому же молодой человек собирается спеть девушке, и я прошу вас похлопать ему и после песни.
   - Не боись, теть, мы все проконтролируем, - весело заявил парень из компании.
   - Я вам не тетя.
   - Дядя что ли? - вся компания опять заржала. Менеджер покачала головой и удалилась.
   Я вновь едва не поцарапалась - на это раз ножом. Ого! Кейтон так решил подготовиться к нашему свиданию? Заставил бегать и суетиться всех этих людей? Что с ним?! Он не лгал, и что-то ко мне реально чувствует? Он здоров? У него мозг еще остался?
   Нет, у него из носа последний спинной вытек. Перекочевал к кому-то другому. Например, к его братцу Кириллу.
   Интересно, а Кирилл такой же, как и Кейтон? Ведь выглядят они одинаково.
   В голове запульсировала предательская мысль - придти к Тропинину самой, и не дать Алине насладиться всем тем, что готовит солист "На краю" для меня, но я почти тут же взяла себя в руки. Нет, нет и еще раз нет.
   Ха! Пусть теперь он страдает! Я тоже хочу побыть хотя бы полчаса кукловодом местного масштаба. К тому же, кто знает. Может быть, Кейтон решил устроить все это представление, потому что это еще один способ поиграть с Катей?
   Я принялась за последний кусок, чтобы скоротать время. Когда придет Кейтон? Когда начнется представление? Мне уже нервно, и такое чувство, что в моей пустыне никогда уже не прольется дождь из злорадства, которое я испытаю, увидев реакцию сероглазого придурка.
   Началось все в половину седьмого.
   Он вошел в дверь пиццерии быстрым шагом, и не глядя по сторонам, подошел к встречающей его менеджеру. Эта дама, по-моему, углядела его в окно и теперь улыбалась, как Заяц из "Алисы в стране чудес", переборщивший чаем с коньячком.
   Антон что-то сказал женщине
   - Все в порядке, все в порядке! - сразу же поспешила заверить она его.
   Кейтон поразил меня. Это был и не Антон, и не Кей, но, по крайней мере, он имел черты и того, и другого. Во внешности, я имею в виду.
   А вдруг это Кирилл? Настоящий Кирилл?
   Нет. Ох, что за бред я несу? С какой стати Кириллу тут появляться? А ведь забавно - а я так долго думала, что беловолосого козла зовут Кирилл и даже называла его этим именем. Понятно теперь, почему он вздрагивал и морщился. Я называла его именем реального брата, с которым у него по-настоящему были не слишком хорошие отношения.
   Я во все глаза продолжала смотреть на человека, убившего моих бабочек.
   Антош, как бы мне хотелось взять тебя за руку...
   А потом отрубить ее.
   Он, как и всегда, был красивым, по-особенному очаровательным - и это очарование настигало меня даже через все эти метры, отделяющие нас друг от друга. Расправленными плечами и свободной походкой, уверенным взглядом и спокойно-безразличным отношением к окружающим, он напоминал уверенного в себе Кея.
   Светлые волосы парень забрал назад, и теперь его лицо было открытым и отчего-то казалось аристократичным и, может быть, слегка высокомерным. Из многочисленных пирсингов присутствовала только одна серебряная серьга, и ничего эпатажного в молодом человеке не было, кроме его красоты, конечно же. В том, что он красив, убедилась не только я - Кейтон нравился людям, и многие девушки оглядывались на него с улыбкой, а вот некоторые парни награждали его лишь презрительной ухмылкой: "Что за мажор?". Зато отчего-то ребята-неформалы вдруг весело зашумели, и один из них - парень, на котором, к моему ужасу, надета была майка с логотипом "На краю", крикнул, подняв руку с большим пальцем, поднятым вверх:
   - Чувак, давай!
   Кей с не самой ласковой полуулыбкой посмотрел в сторону парня и небрежно махнул рукой, словно говоря ему: "Заткнись".
   Парни захохотали. Это что, группа поддержки? На Антона и спешащую за ним менеджера оглядывались.
   Человек, которого я любила, ненавидела и желала, необыкновенным образом умел заставлять людей обращать внимание на него, когда это было ему необходимо. С таким же успехом Кей умел оставаться незаметным.
   Что ж. он прекрасный актер. Говорят, они имеют в своем арсенале необычной силы магнетизм. К тому же талантливые люди талантливы во всем. Потрясающий певец, композитор и поэт, к тому же имеет нехилые актерские данные. Не удивлюсь, если он и картины рисует - а ведь все может быть, ведь работы Томаса ему очень нравятся.
   Кстати, ведь именно после того, как этот парень в образе Антона провел у нас ночь, папа вдруг неожиданно согласился создать специальную обложку для нового диска "На краю". Что ему сказал Антон? Как смог уговорить родителя на сотрудничество? Ведь раньше Томас категорически отказывался сотрудничать с представителями шоу-бизнеса.
   Я перевела взгляд на руки Кейтона - в одной из них он сжимал большой букет. Еще больше, чем тот, розовый, оставленный на лавочке умирать под ливнем. Кажется, сейчас он принес с собой розы, много роз: алые, красные, бордовые.
   Красивый, отчего-то бледный - или это падает так свет на его кожу? - молодой человек вдруг заставил мои глаза покраснеть. Почему он кажется другим, но как всегда, мил и холоден? И даже очки, бывшие на нем не к месту: солнцезащитные, темно-синие, в которых можно было увидеть проходящих мимо людей, не портили солиста "На краю", а делали всего лишь более загадочным - так и хотелось сорвать с него их и узнать - а на этот раз какого цвета его глаза?
   Красного, блин, как у демонов. И зрачки у него вертикальные.
   Я вглядывалась в парня, одновременно боясь, что он все же заметит меня, и понимала, что этого его образа я никогда раньше не видела. Черный приталенный пиджак с закатанными чуть ниже локтей рукавами, бело-серая майка под ним с треугольным вырезом, простые черные джинсы... Все это сидело на Кейтоне элегантно и неброско, а золотые часы на правой руке только лишь подчеркивали его аристократизм и мягкость, напоминая мне в нем Антона. Его же напоминали и спокойные жесты. Правда, за всем этим я на мигу уловила и нервозность.
   Многие разглядывали солиста "На краю", которого было сложно узнать, но он внезапно повернул голову в мою сторону - почувствовал именно мой взгляд. Я немедленно отвернулась, и глаза мои забегали - вдруг он узнал меня, смог разглядеть через всех этих людей?
   Одна половинка, мягкая и добросердечная, безумно этого хотела. Вторая, та самая, что частенько язвила, твердила: "Нет-нет-нет, пусть этот хрен меня не узнает!"
   Он не узнал и не подошел. Он, вслед за менеджером, скрылся за незаметной дверью. На сердце немедленно произошли перемены - ледяное пламя чуть погасло, а на миг мне показалось, что во мне слабо трепещут крылышки бабочек.
   Я, вроде бы, не вызывала некромантов.
   А номерок подсказать?
   Нет, спасибо, не стоит.
   Две работницы пиццерии, вышедшие из служебного помещения и почему-то остановившиеся около меня, немедленно пришли в боевую готовность.
   - О, это он, тот парень, - забормотала одна из них и лихорадочно начала поправлять сбившиеся кудри руками.
   - Ой, да не старайся, не посмотрит он на тебя, - расхохоталась ее подружка. - Он ради своей герлы делает весь этот праздник и ты еще на что-то надеешься?
   - Надежда умирает последней, - ответом смеющейся была всем известная истина.
   - Поверь, у тебя она уже должна была отойти в другой мир. Но, хотя, от такого мальчика я и сама бы не отказалась. Он мне знаешь, кого напоминает? Группа есть такая, " На краю". Ее солиста. Там солист просто милашка, и с клевым голоском. Вот о таком я и мечтаю, - работница общественного питания вздохнула.
   - Ой, загнула, - настал теперь черед смеяться ее подруге, - так то - известная группа, популярный музыкант, а это - просто парень, красивый и очень богатый.
   - Я только одного не пойму, почему он заказал нашу пиццерию? При его финансах мог бы и крутой ресторан выбрать. Вот сегодня, я слышала, кто-то арендовал "Солнечную гладь". А это ого-го какие деньги! Ресторан-то крутой.
   Я, тянущая колу через соломинку и прислушивающаяся к разговору девушек, удивленно потерла виски. Кажется, мой милый двуличный друг звал меня в образе Кея именно в это заведение. С чего вдруг он решил арендовать и его? Денег много?
   Ответ пришел ко мне через пару секунд.
   - Там бизнесмен свадьбу заказал своей дочурке, что ж ему не потратиться? - пожала плечами одна из девушек.
   Ага! Значит, по задумке Кейтона, я, в том случае, если бы выбрала Кея и пришла в крутой ресторан, то даже не смогла бы попасть в него из-за чужой свадьбы и стояла бы перед входом, недоумевая, где мой милый?
   Погналась за внешним блеском - получай свое, так?
   Как же это подло - играть в людей. И, наверное, интересно. И блондинчик до последнего решил придерживаться своих слов, что будет со мной если я в конечном итоге выберу Антона.
   Мужик сказал, мужик сделал...
   Я прожевала последний кусок торта, несомненно, вкусного. Но ела его машинально и ничего не чувствовала. Сейчас вкусовым рецепторам было не до ощущений, и мне казалось, что моим нервным окончаниям объявлена боевая тревога главнокомандующим Мозгом, чтобы все они сосредоточились лишь на эмоциях.
   Кей вновь появился в общем зале. Он уселся за одним из столиков в самом центре кафе и положил цветы перед собой, глядя на них, а не на людей.
   - Смотри, какие цветы он купил! Офигенные. Романтика, - восхищенно пробормотала девушка, которую обнимал парень. Ее спутник немедленно возмутился:
   - Он богатенький, вот и дарит такие! Какая романтика - покупать любовь девушки.
   - Все равно красиво и мило. А ты мне вообще цветы не даришь.
   - Ну хочешь - куплю! Вот прямо сейчас пойду и куплю! - отозвался раздраженно молодой человек. - Хочешь такой же букет роз? Я на него потрачу все свои деньги, буду голодать, зато ты будешь довольна.
   - Саш, ну я же просто так говорю, - смутилась девушка. - Не нужны мне букеты. Просто девушке повезло, что у нее такой молодой человек, - и она вздохнула.
   Знала бы ты, какой Кейтон хороший, ты бы не захотела с ним общаться и, поверь, считала бы своего парня идеальным.
   - Интересно, а девчонка у него какая? Симпатичная хоть? Скоро она, придет? Хочется посмотреть, что богатенький мэн удумал.
   Она придет скоро, не сомневайтесь. Время - без пятнадцати семь, скоро и Алина прибудет. Радостная, наверное, уверенная в себе, красивая, в облаке дорогих горьких духов.
   Рано ты появишься, подружка или, как всегда, опоздаешь?
   Оказалось, Алина пришла вовремя, подтвердив тем самым слова о том, что точность - вежливость королей. Она наверняка считала себя королевой - как и Ниночка себя.
   Брюнетка появилась, как всегда, эффектно. Изумрудное платье сидело на ней идеально, подчеркивая, впрочем, как и всегда, линию ног, тонкую талию, открывая шею, точеные плечи и спину - ее почти до пояса.
   Она, зорко оглядевшись, тут же заметила Антона и подошла к нему, громко стуча шпильками темно-зеленых необычных туфель, украшенных у щиколотки сине-черными узорами цветов. Заколка, повторяющая точь-в-точь этот же узор, прихватывала ее волосы, перекинутые на одно плечо. Все тон в тон, подобрано со вкусом и дорого, как в лучших домах Филадельфии. Посетители уставились на девушку, но ее это не смутило. Мнение других людей Алину интересовало меньше всего.
   - А ничего у него девушка, - тут же отметил сей факт парень за соседним столом, которого раздражал Кей. - Тебе бы тоже такие платьишки надо, котик, - как бы, между прочим, заметил он.
   - Ничего в ней такого нет, - на сей раз обозлилась девушка, - видно сразу, что она стервозная мадам. И, между прочим, тоже богатая. Это платье на ней ого-го сколько стоит! Похлеще букета.
   Кейтон, спокойно, но совершенно неподвижно сидевший за столиком прямо напротив двери, поднял голову и заметил бывшую девушку. Она улыбнулась ему. Жаль, я не видела его взгляда. Зато я видела, как он быстро вскочил, и заметила, изогнувшись, как жираф, - мне мешали сидевшие впереди два грузных мужчины - что он с силой хлопнул по столу ладонью. Наверное, он разнес бы весь свой столик к чертям собачьим, но, по своему обыкновению, все же сдержался.
   Кей близко приблизился к незваной гостье, кажется, что-то сказал. Алина картинно пожала плечами и громко и счастливо рассмеялась, а после села на место молодого человека, проведя рукой по букету. Она уже чувствует себя хозяйкой положения.
   Сейчас, наверное, букет завянет - его такая ведьма коснулась.
   Теперь Антон стоял лицом прямо ко мне, и оно было словно окаменевшее - он как будто бы видел не бывшую любимую или нынешнюю любимую, которая все никак не покидала его драконовского сердца, а привидение Вашингтона.
   Наверное, он ждал меня. И теперь... был, мягко говоря, удивлен. Ммм... теперь Кейчик страдает? Нет или да?
   На какое-то мгновение показалось, что да, и мне тут же стало жаль его. Я отвернулась. Когда же повернулась вновь, услышав удивленные возгласы, он на миг закрыл глаза, глубоко вздохнул и очень медленно опустил поднятую руку. Неужели он успокаивает себя, чтобы не ударить Алину? Она, конечно, та еще змейка, вернее, тот еще хитрый скорпион, но все же девушка.
   Ударить? Да пусть он бы ее тут испинал! Она бы пережила. Ей любые прикосновения своего любимого в кайф. Даже если это прикосновения носком ботинок.
   Ударь ее. Плевать, что она девушка, правда, плевать.
   Увы, мои злые ожидание не свершились. Музыкант резко наклонился к Алине, опершись сжатыми кулаками о стол и касаясь волосами ее волос, и что-то вновь начал говорить, но какое у него было выражение лица при этом, я уже не видела - Кея опять загораживали.
   - Наверное, он уже признался ей! - взволнованно прошептала менеджер, вновь застывшая недалеко от меня. Она, как главный режиссер, зорко следила за ситуацией.
   Женщина, не разобравшись толком, что к чему, подала кому-то знак, и около барной стойки немедленно появились мужчины во фраках - они профессионально и не спеша заиграли, кажется, Чайковского.
   Одновременно с первыми нежными звуками плавно погас свет. На пару мгновений зал окутала темнота, чтобы затем уступить место томной люминесценции, медленно и с достоинством переливающейся всеми оттенками розового, золотого и голубого цветов.
   По-моему, он все же психанул. Кей потянул Алину за руку, и она легко поддалась, оказавшись рядом с ним. Не знаю, что хотел сделать двуличный солист "На краю", но брюнетка оказалась проворнее. Алина вдруг прильнула к нему, обняв за плечи и с силой сжав пальцы, а он не шевелился, даже не оттолкнул от себя ее. Почему он не может быть к ней жестче? Почему он жесток только со мной?
   Силуэты Алины и Кейтона осветились бледно-оранжевым - сверху кто-то направил на них свет, и это казалось жутко романтичным. Как будто бы он действительно ждал Алину, а не меня. Господи, как же меня это бесит! Лучше бы пришла я и при всех отказала бы ему! Сказала бы гордо: "Отвали от меня, придурок, ты не мой принц!". А она - она устраивает цирк.
   - Какая пара яркая, - услышала я и, скрестив пальцы под подбородком, продолжала наблюдать.
   Антон отстранился от Алины с некоторым опозданием, но не переставал глядеть ей в глаза, что-то хотел сказать, а потом, по-моему, хотел даже уйти, но в это время к их столику подкатили огромный торт - настоящее произведение искусства.
   Повар хорошо расстарался.
   - Сюрприз Екатерине! - провозгласила менеджер. Народ тут же заинтересовался сюрпризом.
   Крышка торта открылась и из него артистично высунулась нарядная девочка лет восьми с распущенными золотыми волнистыми волосами, над которыми сиял золотом нимб. Она была наряжена, как ангел: белое простое платьице, перехваченное голубой лентой в поясе, два нежных крылышка. Они сверкали под прожекторами и казались настоящими.
   - Привет, Катя, - тоненьким голоском пропищала девочка с нимбом, обращаясь к Алине. Та молчала и с улыбкой смотрела на Кея, а не на малышку. Она была без ума от него, и я тоже была без ума - от злости, желания отомстить и неожиданной ревности.
   Так и не дождавшись от Алины каких-либо слов или кивка, девочка звонким голоском продолжила. Менеджер ей только одобряюще кивнула.
   - Я недавно встретила Антона. Он очень хороший. Правда. И он кое-что мне рассказал. Он побоялся говорить тебе, поэтому его слова я передам сама.
   - Ой, как мило, - воскликнули три подружки, сидевшие около окна.
   Ой, как сладко! Он с ума сошел? Что за представление а-ля розовые сопли в кофе-антураже?
   Девочка-ангел задорно улыбнулась, поправила одно из крыльев и договорила:
   - Антон просил сказать Кате, что он очень ее любит. Он не знает, как сказать ей это. Поэтому попросил меня. Он хочет, чтобы Катя тоже его любила.
   Я почувствовала, что у меня все больше и больше растет желание расхохотаться. Привет, истерика?
   Кейтон, ждущий меня (!!!), опустился за стол в изнеможении. Его планы были окончательно разрушены. А девочка все говорила и говорила, изредка глотая от волнения окончания слов.
   - Он сказал мне, что его желание - чтобы Катя стала его девушкой. И просил передать ей самое красивое кольцо в мире. - С этими словами ангел протянула Алине черную круглую коробочку, где, предположительно и лежал подарок. И брюнетка взяла его, улыбаясь, как актриса, только что получившая "Оскара", хотя имевшая на это мало шансов.
   Я, не мигая, наблюдала за Лесковой, чувствуя, что еще чуть-чуть, и я буду ненавидеть ее так же сильно, как и Тропинина. А мои руки сами собой опустились на стол и сжали края салфетки - это ведь мое украшение! Подарок для меня. Убери свои руки, стерва!
   Но сестра Арина уже взяла коробочку. Как только она это сделала, Чайковский изменился на Гайдана, если моя память меня не подводила. А сверху на пару полетели белоснежные перышки, которые, медленно кружась, оседали на полу, на столе и на самих Алине и Кее, и на тех, кто стоял или сидел рядом. Менеджер, видя это, первой начала аплодировать, и весь зал: и посетители, и работники, тут же радостно и вполне искренне поддержал ее в этом. Все стали со своих мест и улыбаясь, хлопали в ладоши и смеялись. Им нравилось представление.
   - Мой торт прекрасен! - услышала я голос самодовольного повара.
   - Я тоже люблю тебя, Антон! - задорно и громко прокричала Алина, вызвав положительные эмоции у мужской части пиццерии. - Спасибо за то, что ты есть и за то, что ты со мной.
   - Всем шампанское! - громко завопила довольная происходящим менеджер. - Шампанское в студию!
   Кей измученно, как мне показалось, улыбнулся. У меня появилось такое чувство, что его все это вконец достало и сейчас он выкинет что-нибудь забавное.
   Он меня не подвел.
   Антон встал, не слишком нежно взял брюнетку за подбородок, что-то прошептал, приблизившись к ее щеке, аккуратно отобрал черную коробочку, а потом совершенно неожиданно резко схватил Алину за локоть и поволок прочь из зала. Она пыталась сопротивляться, но Кей что-то сказал ей (я опять не слышала, что) и вновь повел следом за собой. Он шел быстрым размашистым шагом, а она не успевала за ним.
   - Куда он? - удивилась менеджер. - А как же все остальное?
   А другие, обрадованные шампанским, думали, что все так и должно быть.
   - Как-то жестко он со своей девушкой обращается, - удивленно произнес кто-то, на что ему сказали, что "чувак, оплативший все это, может хоть как обращаться в герлой в зеленом".
   Я, желая увидеть развязку этой истории, выскользнула из-за стола - хотела сделать это незаметно, но едва не споткнулась о ноги какого-то мужика, с легкой душой рассуждающего об истинной романтике в целом и о проявлении ее среди современной молодежи в частности. По его словам выходило, что Кейтон - черный романтик. Может быть он, не зная этого парня, и был прав.
   Чуть не упав, я быстро прошла к выходу, чтобы успеть за Кеем и за Алиной и, оказавшись на улице, затаилась за пышным декоративным кустом. Потому что увидела их около дороги. Он стоял от девушки на расстоянии пары метров и кричал совершено не по-джентельменски:
   - Зачем ты сюда пришла? Убирайся немедленно! Я тебя не хочу видеть. Вон, уходи вон.
   - Кей, Кей, перестань, я же тебя люблю. Поэтому я и пришла к тебе, - взмолилась брюнетка, потеряв где-то свою гордость. - Пойми ты. Пойми!
   - Хватит меня преследовать! Убирайся! - не внимал ее просьбам парень, а голос его был откровенно злой. - Что ты тут забыла? Что ты посмела сделать с моей Катей?
   От этих слов я невольно улыбнулась и зажала рот ладонью. Вот что называется: пустячок, а приятно.
   Смотри, не выбеги к нему на дорогу от этого пустячка. Я потеряю всякое уважение к тебе.
   - С твоей Катей? Дракончик, когда она успела стать твоей? - спросила тихо и обиженно брюнетка. Она замолчала и с покорной нежностью добавила еще тише. - Твоя - я.
   - О, нет. Совершенно нет. Ты мне не нужна, поймешь это или нет?
   - Я понимаю то, что ты до сих пор ко мне неравнодушен. Как и я.
   - Отвечай только за себя, Алина. Уходи. Ты оглохла?
   - Нет. Ты мне нужен.
   - Знаешь, дорогая, когда-то ты тоже нужна была мне. - Голос у парня слегка срывался, когда он произносил эти слова. - Ты была мне так нужна, но тебя не было рядом. И ты не хотела быть рядом.
   Алина села на бордюр, не боясь за великолепное платье. Люди, проходившие мимо, с интересом на нее оглядывались.
   - Я была такой дурой. Тогда я была малолетней дурой.
   Я видела, что в глазах музыканта было сожаление (или мне это только показалось?), а потом он повернулся ко мне спиной. И до меня донесся голос Кея, холодный, до покалывания в ладонях.
   - А теперь что, выросла? Поменяла приоритеты? Стала до невозможности доброй девочкой?
   - Но это... это правда. Милый, это правда.
   - Я что-то странное слышу. - Задумчиво протянул Кейтон. - Да мне экстази не нужно, чтобы слышать столь удивительные вещи. Давай, уходи.
   - Не уйду. Только с тобой. - Упрямо продолжала Алина, и ее высокий голос звучал все тверже и тверже. - Антон, Дракон, я - твоя. Я признаю, что ты сильнее, и я хочу быть с тобой. Всегда.
   - Отлично. - Кейтон вдруг внимательно поглядел на сидящую девушку, и, вновь схватив за запястье, запихал в свою машину, припаркованное рядом. Лескова, впрочем, не сопротивлялась.
   Вот черт! Уехали! Я проводила глазами синее авто. Его лицо было яростным. Я не хотела бы, чтобы он так сердился на меня.
   Я вышла из-за куста с не слишком живым лицом. Он все-таки сломался? Поверил ей? Забыл, что приходил в это место ради меня?
   Не-на-ви-жу.
   Около самой дороги, по которой туда-сюда носились машины, под изящным фонарным столбом, лежала черная круглая коробочка - видимо, Кей обронил ее или выкинул в порыве злости, пока я еще была в пиццерии.
   Удача или, напротив, невезение?
   Я, оглядываясь по сторонам, подобрала коробку.
   Кольцо из розового золота с голубыми камнями очень изящно смотрелось на моем пальце.
   По-моему, это сапфир или топаз.
  
   Кажется, он все же поверил ей. Ведь иначе и быть не могло: она была искренней и красивой. Антон всегда любил искренность, ну а красота всегда делает с мужчинами удивительные вещи. Но почему он все еще такой злой?
   - Мы куда, любимый? - спросила удивленная Алина. Платиноволосый молодой человек молчал, и что-то в нем пугало ее. Парень умел быть истинным драконом, и злиться мог долго. Хотя иногда его злость проходила очень быстро - все зависело от ситуации и настроения певца. - Не молчи. Куда мы?
   - Закопать твой труп, - ответил все же Кей.
   - Правда, куда? Что... что ты решил?
   - Что закопаю его в лесу.
   - Я всегда любила твой темный юмор, дракончик, - рассмеялась девушка и положила руку ему на колено.
   Он остывает?
   - Убери, - велел солист рок-группы.
   - Не-а, - игриво отвечала Алина, решившая идти до последнего. - Я красивая сегодня? Это платье я купила специально для тебя.
   - Ты ждешь, что я скажу, что ты всегда красива? Да, ты красива, - зло отвечал парень, разгоняясь все сильнее. - Красивая, и это все. Больше в тебе вообще нет ничего от нормального человека, кроме этой твоей красоты.
   - Что? - удивленно спросила Алина, и ее умело подкрашенные темно-розовой помадой губы сжались в тонкую ниточку.
   Кейтон с ухмылкой повернулся к ней, подмигнул и пропел:
  
   Ты красивая и злая, словно белая волчица
  
   Только на луну не воешь. Мой хорошенький типаж.
  
   Твое тело - ммм, прикольно. Разум мой уже мутится.
  
   Но другой я королеве уже падший верный паж.
   Девушка сама нехотя убрала руку с его ноги.
   - Что это?
   - Ты ведь не любишь, когда я пою? Но вообще-то это куплет из одной песни. Думаю, ты никогда не слышала ее.
   Брюнетка с тревогой поглядела на Кея, чьи серые глаза смотрели на дорогу, а не на нее.
   - Я