Колонок: другие произведения.

Холодные души

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Холодные души
  
  
   - Не нравится мне этот рекламщик, - Игорь повертел в пальцах визитку и отправил в урну.
   - Да ты что! Он знаешь для каких контор рисовал - не чета твоей забегаловке! И деньги берет смешные!
   - Не... Как глянул на образцы - душа не лежит. Вымораживают они, хоть все с виду красиво и стильно.
   - Ну и дурак, - обиделся Вовка.
   Он всегда обижался - на минуту или две, до следующей стычки. Как в первый раз в музее обиделся, пятнадцать лет назад еще, что Игорь чучело рыси облезлым обозвал, так и продолжал. Но дружба их с той поеденной молью рыси и началась.
   Вовка был сыном директора музея, а Игорь только один раз с классом и сходил, ибо чучел побаивался. Смотрят стеклянно, а отвернешься - как врежут лапой!
   Или не врежут, а просто сверлят спину стылым взглядом, и холод до костей пробирает.
   Что еще хуже - ожившее чучело хоть треснуть чем можно в ответ, отбиться; а от взгляда - как отобьешься?
   От взгляда, как у тех, о ком говорить не принято было - и тошно, и страшно, а потому лучше сделать тему стыдной, запретной.
  
   Про "холодные души" упоминали еще во времена юности родителей Игоря. Только тогда это было газетными слухами, над которыми посмеивались люди просвещенные и все остальные "Фомы неверующие". Но число таких "душ" выросло на глазах, и теперь газеты помалкивали, а в народе ходил слух о "новой заразе". Окольными путями ходил, чтоб репутацию говорившего не замарать.
   Сами "зараженные" несчастными себя, похоже, не чувствовали, правда, прочесть их мысли и чувства не представлялось возможным. Да и если насчет мыслей не возникало сомнения, что они имеются, насчет чувств никто не был уверен. Холодные они и есть, души не больше, чем жара в полуфабрикатах из морозилки.
   Не то чтобы рядом с ними всегда творились беды. Собаки их обходили, сбегали, если завел питомца человек, еще не остыв. Порой выли, словно по мертвым. Цветы, если их не выкидывали, на подоконниках сохли - но тут уж и мистики никакой не надо. Если душа холодная, то и цветы ее не согреют, а значит, и поливать их незачем.
   Птицы домашние тоже дохли. Рыбам, опять же, не слишком везло - аквариумы тиной зарастали в момент, откуда только эта тина бралась.
   Но в целом люди как люди, только пустота вокруг них. Каким бы ни был раньше круг друзей, рассасывался едва ли не в одночасье. Опять же, семьи распадались, и соприкоснувшимся радости уже не было, хоть новых друзей заведи, хоть снова женись или замуж выйди.
   Хотя бывало и плохо, конечно. Как одну из таких заведующей детдомом назначили, так дети из больниц не вылезают. А те, что здоровы, ходят зашуганными, худеют и бледнеют, так зараза и старшеклассникам передаваться начала время от времени. Маленьких-то не трогала.
   В общем, худо-бедно, но жили.
   А то, что все холоднее становились зимы, и летом ощутимо прохладней, и вовсе смешно было с этими связывать...
  
  
   Пока что стоял май, и снег сошел, и одуванчики расцвели - все как полагается, но и трава, и цветы были какими-то неубедительными. У Вовки на столе в вазе букетик стоял, нарвал кто-то из женской части родни - так желтые головки почти сразу склонились, вся сила ушла в то, чтобы хоть расцвести, а на большее не хватило.
   - Сестра у меня... плохо с ней все, - сказал Игорь, пройдя в комнату друга, и сник у стола, будто в добавление к одуванчикам.
   - Подумаешь, от мужа ушла! - философски отметил Вовка. - Еще неизвестно, кому повезло!
   - Да и детей оставила, и вообще... закрутила. А Вадик ее - эх и мужик! Таких только дуры бросают. И если б счастливой выглядела!
   - Совесть не пропьешь, - хмыкнул Вовка.
   - Да глаза у нее... как у чучел музейных. Стеклянные. А сама улыбается, как те чучела. В блондинку покрасилась.
   - Тебе-то что?
   - А еще у нее рыбки... того. Тина сплошная...
   - Да что ты пристал! - рассердился Вовка, догадавшись, к чему клонит приятель. - Нашел жилетку!
   - Эх, ты! Друг нашелся, - Игорь поднялся, чтобы уйти.
   - Да не кипятись ты! Но сам понимаешь... Ну, блин, как маленький! Нашел тему для разговора.
   - Да с кем, как не с другом, поговорить? Думал, хоть ты не станешь вопить, а выслушаешь.
   - Ну слушаю, дальше-то что? Да и мало ли дур, которые бросают мужей, и детей, и котят! - неискренне прозвучал голос. Тех, "остывших", не только любая собака чуяла - чужие и те сторонились, а уж родственникам только и оставалось слезы лить. Никакого диагноста не надо было звать, достаточно кинуть взгляд, постоять рядом для верности и парой слов обменяться. Остальное уж так, попытки надежду реанимировать и лицо перед соседями удержать.
   - От меня-то чего ты хочешь? - продолжал бурчать Вовка, а руки сами собой тянулись к бару, извлекали бутылку - сейчас разопьем и забудем, тоже, нашел о чем говорить...
   - Не могу я так, понимаешь?!
   - Да ей все твои переживания...
   - Ей, а мне?! Сестра на глазах стала... проще чучело той рыси в сестрах иметь, чем эту! Да и косятся, думаешь, я не вижу? Все вежливые, вслух ничего не скажут...
   - От меня чего хочешь?! - повторил Вовка, опустошая стакан.
   - Но ведь можно их, ну... расколдовать? - спросил Игорь. - Бабка была у нас во дворе, баба Глаша, помню, все о реке говорила. А потом старые дома посносили... Вовка, будь другом, у тебя в знакомых полгорода! Может, узнаешь, расселили куда...
   - Да ты рехнулся, батенька. Бабка та померла уж давно!
   - А вдруг нет? Это нам, мелким еще, она древней казалось. А может было ей лет семьдесят. Не такой уж преклонный возраст, люди и по сотне живут
   - Не померла, так в маразме, - не преминул обидеться Вовка, на сей раз уж и вовсе непонятно на что. Но-таки сдался.
  
  
   Бабка Глаша была жива. Обитала на шестнадцатом этаже единственной на весь город подобной высотки. "На насесте", - отметил Игорь, увидев бабку - черная, в пуховом платке, она смахивала не то на курицу, не то на упитанную ворону. Чтоб еще сильней постарела - такого Игорь сказать не мог, но в росте уменьшилась и внушительность подрастеряла. Однако глаза у нее были определенно живые.
   - Проходи уж, чего стал...
   Его бабка вспомнила, стоило лишь открыть рот и начать представляться. Засеменила на кухню, поставить чайник. При виде мутно-бурой жижи, льющейся в чашку, Игорь совсем растерялся. Пропади оно пропадом, это гостеприимство. Чтоб отхлебнуть пойла, воли понадобилось не меньше, чем для вопроса. После бабкиного чая с языка уже само сорвалось, за чем пришел.
   Та не удивилась, нахохлилась, пожевала губами - и все, словно к ней по десятку в день заглядывали с такими вопросами, и устала дуракам давать от ворот поворот.
   - Так что, баба Глаша? - поторопил ее гость неожиданно для себя робко.
   - Ходят тут, спрашивают, помощнички! Много вас... Знаешь, что бывает с такими помощничками?! Я, мол, хочу, и баста! А хотят ли те, чтоб их туда-обратно мотали, никто не спросил!
   - Ну помоги, баба Глаша...
   - Не помогу. Нечем.
   - А как же... про реку! Помню! - вскинулся Игорь. Если б не пришлось пить бабкину дрянь, может, и не было б той настойчивости. А так - не зазря ж!
   - Про реку... Лучше б тебе память укоротить! Раз заговорил - ладно, пес с тобой. Кто про это помянет и разговор оборвет, недолго и проживет... Ладно, слушай сюда!
   Игорь послушно наклонился к щели рта - больно уж тихо говорила бабка.
   - Сядешь в черную реку, глаза завяжешь, от берега оттолкнешься - и плыви, куда река несет. Пока не вынесет. А там - с завязанными глазами и выходи на берег, после повязку снимай, а раньше нельзя. Только черная река страшная...
   - А найти ее где?
   - Да на любую, из тех, что ближе, иди, когда ночь. Наша вон, чем тебе не годна? Лодку от берега оттолкнешь, подхватит ее течение - и станет тебе река черной.
   - Так у нас... там и ночью моторки плавают, а баржи и теплоходы...
   - Чего пришел? - рассердилась бабка. - Что хотел, я тебе рассказала. Не нравится - поезжай, где поспокойней! Только поспокойней не найдешь, раз от одной отказался!
   - А это... слова какие знать надо?
   - Сказал уже все, что мог! Спасают они родню, как же! Самим стыд глаза ест!
  
  
   Найти на реке бесхозную лодку да ухитриться отплыть - надо было еще постараться. По берегу Игорь бродил целых три дня, на работу махнув рукой. Усилия были вознаграждены - лодку он отыскал на засыпанном мусором "диком" пляже, небрежно примотанную цепью к колышку - замка на цепи не было. Весла добыл в гараже у знакомого, и сразу с ними на реку явился, боясь, не исчезла бы лодка. Глядя, как моторки рассекают водную гладь, сплюнул - ну, бабка! Если пошутила так - самое милое дело скинуть ее с насеста многоэтажного!
   Если б не бабкина слава "ведуньи", в жизни бы в подобную чушь не поверил.
   Поначалу хотел домой уйти, переждать - не тут же сидеть до вечера, но чуял: если уйдет, на этом все и закончится. Пока ждал, усевшись на ободранное бревно, продрог до костей. Одна радость - шавка приблудная рядышком покрутилась, у ног легла. Полежав, встала, хвостом махала, потявкивала, отбегая - будто звала за собой, прочь от берега. Но Игорь лишь отмахнулся.
   Когда стемнело, влез в лодку, давно уже не думая о сестре, только проклиная дурость свою. Бабка проклятая маячила перед внутренним взором, и назло ей назад повернуть не хотел.
   Как она напоследок сказала, будто бы плюнула - ну, катись, плыви, коли дурак! Переспросил тогда - сама ж сказала, река - дело верное?
   Верное, верное, еще раз будто сплюнула бабка. Не пожалеешь! И захлопнула дверь.
   Помянув старуху недобрым словом, Игорь взял весла, оттолкнулся от берега. На бакенах помигивали веселые огоньки, близ другой стороны баржа двигалась, темная на фоне усеявшей склоны иллюминации. Остановившись метрах в пятидесяти от берега, достал повязку, завязал глаза плотно. Почувствовал, как лодку словно подпихнули под дно, и потащили вперед.
  
  
   Игорь медленно снял с глаз повязку, которая в общем-то и не мешала уже; и без того бы нашел, что надо, и выбрался бы. Вверху, над невысоким обрывом, горели тускло-красные фонари бетонного здания, кажется, зернохранилища. Далеко занесло лодку, под железнодорожный мост.
   Ночной воздух хорошо прочищал мозги.
   Вот же и впрямь дурак. Мало ли на что могла налететь лодка!
   Работать пора, а не слушать полоумных старух. Сглупил, что выбросил визитку, но адрес и без того впечатался в память. Да, тот дизайнер отрисует все в лучшем виде. Поднимаясь по влажному глинистому склону, подумал, что пора наконец и в квартире убраться - цветочные горшки превращают квартиру в грядку огородника.
   Уже наверху, проходя мимо деревянных ворот с табличкой "Злая собака", шикнул на псину, подавшую было голос, и поморщился, когда с десяток шагов спустя в спину ему прилетел заунывный собачий вой.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Боевое фэнтези) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"