Kara River: другие произведения.

Клуб Лжецов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Данаэм - город упадка и процветания. Законы в предсмертной агонии, шаткая мораль, бурлящий бизнес и растущие банды обладающих даром - это типичная данаэмская жизнь. Одна из её неотъемлемых составляющих - постоянное взаимодействие с остальным миром, ненавидящим одарённых. Эту связь обеспечивают перевозчики - кадры достаточно ценные, чтобы банды могли доверить им свой товар, но недостаточно, чтобы беречь их жизни.
    Когда мир охватывает новая вспышка ненависти к одарённым, некоторые банды не считают необходимостью отменить сделки и придержать курьеров в безопасном для них Данаэме.
    Джо и Агилар - перевозчики, которым не повезло вдвойне. Их не только отправили навстречу рейдам инквизиторов. Они оказались втянуты в раздел власти внутри своей банды. Что из этого хуже - они узнают на собственных шкурах.


Клуб Лжецов

  
  

1

  
  Мне не нравится правда. Она оглушает, ограничивает, ввергает в панику. Ложь куда полезнее. Она предлагает разнообразие и спокойствие. Пока есть ложь, есть и надежда. Там, где правда загонит тебя в жёсткие рамки, ложь подарит полную свободу. Ложь чудесна. Разве можно её не любить?
  Правда вынуждает придерживаться одной версии жизни, одной версии событий, позволяя найти разницу только в точках зрения. С ложью ты можешь проживать одновременно сотни жизней, тысячи вариаций событий, ты можешь подстраивать происходящее под себя всего лишь парой фраз и никто об этом не узнает.
  Когда ты знаешь правду - знаешь, что выход у тебя только один и ты обязан действовать, ты не сможешь отвертеться, правда не даст тебе покоя, она заставит действовать. Сломает тебя. Ложь никогда так не поступит. Достаточно сказать себе, что выхода нет. Ты ничего не можешь изменить. Спокойный выдох и ты живёшь дальше, потому что так правильно, потому что это единственный возможный вариант. Поначалу правда будет пробиваться сквозь твою изоляцию ложью, но со временем она утихнет, позабудется. Ложь плавно сотрёт её из памяти и расцветёт с новой силой. Отныне она сильнее правды и прав видеть и решать у неё больше. Опасное и прекрасное время, когда она играет с разумом на равных, когда мир вокруг постепенно становится максимально приемлемым для тебя, вычёркивая сценарии, которые тебе не по душе. Когда в глубине души ты ещё знаешь, на что закрыл глаза и на что предпочёл сделать акцент.
  Но это приятное время проходит. Слово за слово, слой за слоем, ложь становится твоим дыханием. Что там рыбы в воде? Ты в своей паутине ориентируешься гораздо лучше. Рыбы не в силах управлять течением, а ты... ты контролируешь каждую ниточку своей изощрённой паутины, она в твоей абсолютной власти. Тебе так кажется, ты хочешь в это верить. И ты веришь. Мы ведь все бываем так убедительны, когда нам этого хочется.
  Ты не замечаешь момент, когда из паука превращаешься в его жертву. Стоит один раз запутаться в переплетениях окружившей тебя лжи, и процесс необратим. Чем активнее ты стараешься вернуть контроль, тем больше ты его теряешь, запутываясь в своих версиях реальности всё дальше и дальше. И они рушатся. Не одна за другой, нет. Все разом. Они обрушиваются на голову, хоронят тебя под обломками и не дают шанса на спасение. Ты живой мертвец, с хрипом втягивающий последний воздух в раненные лёгкие.
  Ты остаешься наедине с собой, в руинах тысяч слов и с пугающим до дрожи итогом - ты лишен своего личного воздуха, в твоих словах больше нет жизни. Ты изгой.
  Но всё это чушь, когда речь идёт о лжи другим. Им ври и завирайся, только лживыми разговорами с собой не увлекайся. Как я. В своей жизни я не столько лгу окружающим, сколько себе. Мне так удобно, мне так нравится. Я не собираюсь останавливаться и исправляться.
  Посмотрим, куда меня заведёт эта лживая любовь?
  
  

2

  
  Мне нравится спокойствие как в жизни, так и в настроении. Меня трудно выбить из равновесия и благожелательного настроения, но, тем не менее, это возможно, если кто-то рискнёт влезть в мой телефон, покуситься на мои предметы личной гигиены или умудриться в пять утра спустить бак горячей воды. Бак в сто пятьдесят литров кипятка, в котором мыться невозможно, который в порядке вещей разбавляется холодной водой как минимум на треть и тем самым увеличивая запас воды температуры выше комнатной. Но мой потрясающий на всю голову сосед потрясающе справляется с этой непосильной даже самым заядлым водолеям, к коим относится его сменная подружка номер один, задачей.
  Завернувшись в полотенце, сижу на бортике просторной ванны и с улыбкой тихого бешенства держу руку под ледяным потоком воды из горячего крана. Я не против закаляться, но в мерзкое осеннее утро я хочу удобств, а не прелестей оздоровления. В конце концов, половина квартиры моя и половина воды в баке тоже моя. И за свои же деньги я не имею возможности помыться в желаемых условиях. Который день подряд, я уже не помню.
  Зло выдохнув сквозь зубы, всё же скинула полотенце и залезла в ванну, включив душ. Холодный душ. Надоевший холодный душ. Моя душа жаждет неприметной злорадной мести, а первой на глаза попалась зубная щётка соседа. Губы растянулись в гадкой ухмылке.
  Быстро приняв душ, выключила воду, схватила белую зубную щётку от нового стоматологического бренда и с огромным удовольствием и тщательностью прошлась ею по водостоку, не постеснявшись сунуть щётку и за решёточку, пройдясь по диаметру сточной трубы. Совершив это мерзкое дельце, сбила пальцами явную грязь и зацепившиеся волосы трёх разных цветов и длинны. Самые длинные и светло-русые - той самой сменной подружки номер один. Я затрудняюсь с четким определением её статуса для него. Она считает себя его девушкой и уровень их отношений достаточно серьёзными, но... есть одна проблема. Или больше. Но о них позднее. Вернёмся к волосам на зубной щётке. Разной степени короткости, крашенные в блонд и с отросшими тёмными корнями - волосы хозяина щётки. И снова крашенные с тёмными корнями, средней длинны - мои. Все волоски, превозмогая долю брезгливости, пришлось убрать. Это будет слишком явная гадость и радости она принесёт намного меньше, чем вид ничего не подозревающего соседушки, вышагивающего по квартире и вычищающего свои клыкастые зубы и пробитый язык.
  Вернув щётку на место, в приподнятом настроении выпрыгнула из ванной и занялась чисткой своих сверкающих клыков своей же прекрасной щёткой оттенка холодной мяты, которую я приношу в ванну с собой, а не беспечно бросаю на нейтральной территории. У сменной девушки номер два подозрительная наклонность трогать и воровать мои вещи. Со дня, когда этот факт проявился, я предпочитаю личные вещи закрывать в комнатах на моей половине квартиры и не забывать их в нейтральных ванне и зале, совмещённом с кухней.
  Свежесть, бодрость и гадость - утро откровенно приглашает себя полюбить. Не вижу смысла противиться.
  
  - Доброе утро, - певчий голос... Амиры? Аиры? Нараи? У меня отвратительная память на неподходящие имена. Я зову соседа Карлом, хотя точно помню, что это не его имя, о чём он не устаёт напоминать. Но что я могу сделать, если его имя ему не подходит? А мне нравится давать существам соответствующие и радующие меня имена. Мелочь, а приятно общаться в окружении с приятными тебе именами.
  Сбежав по лестнице со второго уровня квартиры и оценив накрытый стол, в приятном удивлении приподняла брови и расплылась в улыбке.
  - Определённо доброе, - мурлыкнула и запрыгнула на барный стул. Прикрыла глаза и вдохнула крепкий и сочный аромат стаканчика виски, дополняющего мою порцию завтрака. Если в ближайшее время она не съедет, я сопьюсь. Но если так, то хотя бы не за счёт Карла. - Похоже, страсть извиваться идёт в комплекте с превосходным вкусом к выпивке, - заискивающе повела бровью и подмигнула.
  Девушка на секунду озадаченно замерла с кофейником в руках, покосившись на меня. Эээ... не та должна была быть реакция.
  Со стороны лестницы неловкость недоразумения нарушил приступ кашля и явно произнесённое со скрытым смыслом:
  - Утро, Джо.
  Полуобернувшись, молча отсалютовала стаканом Карлу. Выразительно вытаращенные чёрные глаза Карла так же явно сигналили о тайном и скрытом, как и голос. Нахмурилась, поставив локоть на стол и приложив стакан к виску, тем самым скрыв лицо от... точно, я же зову её Дами.
  - Что? - беззвучно спросила.
  Пользуясь моментом, пока Дами на него не смотрит, Карл отчётливо отчеканил без единого звука:
  - Не та.
  На мгновение сконфуженно втянула голову в плечи и, как ни в чём не бывало, повернулась обратно к столу. Это всё образ творческого алкоголизма. Я не виновата. Вообще, пометил бы он их как-то для различия...
  - Нда. Шутки по-прежнему не моя фишка, - притворную грусть хорошо заедать мелкими сладостями. Крошечными рогаликами, например. Заглушить момент аппетитным хрустом и дополнить комплиментом. - Ммм... черника? Не возражаете, если я украду их на обед? - съедобные взятки, к счастью, никто не отменяет. Дами залилась румянцем приятного смущения своим кулинарным талантам, Карл незаметно для неё закатил глаза и скорчил рожу кривого сарказма в мой адрес. Момент исправлен, время продолжить затрапезную беседу. - Чем мой ненаглядный брат и моя не менее обожаемая будущая родственница сегодня займутся? - немного реабилитации после тупой попытки шутить не повредит, неприкрытая лесть и приятная улыбка всегда под рукой.
  - У меня вечером самолёт, - с тенью досады ответила Дами, заправив прядь волос за ухо и опустившись за стол. - Очередной день в сборах.
  - О нет, - в расстройстве оставила недоеденный рогалик на тарелке. - Ты снова пропустишь мою выставку...
  На миловидном личике Дами отразилась смесь притворной досады и искреннего облегчения, которое она старательно пыталась скрыть, потупившись в тарелку. Крашенный Карл от эмоций воздержался, увлекшись подстольной перепиской по планшету на коленях. Наверняка со своей подружкой сменной договаривается.
  - Прости, Джо, мне так жаль... Это какой-то безобразный закон подлости. О, и я активно помогаю вершиться этому закону, совмещая её перелёты и мои 'выставки'.
  - Ничего, я всё понимаю. Я скину лучшие фото тебе на почту и, конечно, буду очень надеяться, что на следующую выставку мы пойдём все вместе, правда, братец? - ослепительная улыбка псевдо родственнику.
  - Обязательно, - профессионально вовремя отвлёкся от переписки Карл. - Вместе выберем лучшие экспонаты и расставим их по квартире на самых видных местах. Таким талантом, как у тебя, сестрица, нужно гордиться, - оскал за маской доброты. Кто-то не в настроении.
  - Когда меня спросят для интервью, кто меня вдохновляет, я обязательно расскажу о тебе, мой самый любимый родственник, - осклабилась в ответ за ширмой любви.
  - Не стоит скромничать и переводить стрелки. Мы-то знаем, что всё это исключительно заслуга твоего бездонного внутреннего мира.
  - Вы такие милые и дружные, - умилилась Дами. - Я вам завидую. Нам с братом и сёстрами хватает минуты, чтобы рассориться на годы.
  Звучит очаровательно и мило, но каждый раз после фраз в подобном духе от неё у меня возникает стойкое подозрение, что она стебётся. Но она не может. Она же Дами. Беззаботная. Лёгкая, простая, обаятельная и открытая. В ней нет ничего от существа, в чьем характере подстёбы.
  Однако ощущение издёвки снова присутствует. Как будто она видит нас насквозь, но её забавляет смотреть, как мы поддерживаем легенды. Но, кроме неудачных потуг шутить - здесь она должна сделать мне скидку как личности творчества в пожизненном дурмане алкоголя, я нигде не палилась, а это означает, что проблема не с моей стороны и по условиям договорённости я продолжаю жить, как в масле кататься.
  Девушки Карла для меня как купоны в безоблачную жизнь. И терять их мне не особо хочется. Хотя замену второй я бы одобрила.
  Она странная. Она приходит к нему, а склеить будто бы меня хочет.
  
  В образе с творческой деятельностью минус только один - приходится искать личность, которая согласится спонсировать твою прокачанную версию себя. Но это же и плюс - выгодные знакомства, новые познания. Как минимум, когда хочется общения, всегда есть к кому заглянуть в гости.
  - Для сладких и уникальных сладкие и эксклюзивные взятки, - поставила на стол бумажный пакет, набитый выпечкой от Дами.
  Ив в миру и Майло для меня восстал из мёртвых, прекратив изображать тяжкие творческие будни, свесив с кресла конечности по сторонам света. Подняв голову, он заинтересованно открыл синие глаза в пелене очередного отходняка от самодельной дури.
  - Джо-Джо, - тонкие губы растянулись в блаженной улыбке маленького счастья.
  - Да-да, это всё ещё я, - хотела сесть в кресло напротив, обернулась и передумала. Не позднее вчерашнего дня туда кого-то вытошнило и кто-то очень халтурно кресло почистил. Хотя почему кто-то? Майло здесь и с каждой секундой снова овладевает своим телом, собрав конечности и направив две верхних из них, руками зовущиеся, к пакету.
  - У меня-тебя сегодня экспонаты? - руки Майло надорвали пакет и часть выпечки - крошечные рогалики - рассыпались по столу. Факт их побега заинтересовал и порадовал самоназванную творческую личность. Он уронил голову на стол и пинком пальцев забил рогаликом гол себе в рот.
  - Зришь в корень, - скрестила руки на груди и оглянулась вокруг. Несмотря на завидное количество окон и их размеров, все они плотно задернуты, полнейший мрак разгоняет только брошенная по периметру комнаты неоново-голубая гирлянда. Свет от неё позволяет разве что заметить тёмные силуэты и не споткнуться. Плюс с интервалом в тридцать секунд пробегают вспышки белого света по ножкам 'рабочего' стола Майло, они-то и позволяют разглядеть хоть что-то в этом дивном месте. - Где твои последние шедевры? - сделаю пару фото для поддержания роли и на радость 'семье'.
  Здесь невозможно долго находиться. Неон и вспышки бьют и режут по глазам, душно, воздух тяжёлый и затхлый и, вдобавок, трудно сказать, полностью ли отпустило Майло и не переклинит ли его внезапно.
  - Вотт, - с набитым ртом ответил 'творец', не меняя позы, свободной рукой извлекши из-под стола внушительных размеров чушь, выдутую из цветного стекла. - Разз, - он повторил действие. - Двва, - ещё раз. - Три. Ещё надоо - ищи там, я не достаю, - ткнул пальцем в крышку стола Майло и продолжил ловить и зажевывать рогалики.
  Обойдя стол, чтобы деградирующая личность в кадр не попадала, сделала несколько снимков со вспышкой. Роль псевдо одарённой сестры Карла дорого обходится моему чувству прекрасного. Калечные существа-гибриды в наростах из органов, которые на сей раз удолбанному Майло показались идеально гениальными и уместными. Радость сомнительная, однако радость, что в этой серии стеклянное убожество хотя бы не похабно-озабоченное.
  - Когда будут другие взятки? - в привычном для него жесте на зад шлёпнулась рука Майло, но сразу в панике отдёрнулась. - Декс! Забыл! - пытаясь отодвинуться подальше и подняв руки вверх, обдолбанный дурак почти завалил кресло. - Забыл, забыл! Прости, я случайно, я помню, помню. Ты же не скажешь ему? - испуганные щенячьи глаза и спрятанные за спину руки.
  - Май, ты деградирующий кусок дерьма с прекрасными глазами, - со вздохом села ему на колени, взяла парочку рогаликов со стола и запихнула в рот синеглазому обдолбышу. - Жуй и осмысливай время. Декса нет.
  - В городе? - уточнил он с опаской, прожевав выпечку.
  - Нет. Совсем нет. Декс пропал.
  - Так не бывает. Он где-то есть.
  Где-то. Хорошее определение. Конкретизировать я его не буду. Как и объяснять Маю, что в нашем деле так бывает.
  - Для ясности, - отпустила щелбан ему по лбу, в точку мифического третьего глаза. - Я не против других взяток, но только когда образ жизни пересмотришь. Ты лучше многих в этом городе, а выглядишь жалко и вызываешь желание только слюнявчик подарить на скорое будущее.
  Полная потеря, если в двух словах охарактеризовать его взгляд. Отключился с открытыми глазами. Не умер хоть? Прощупала на шее пульс - живой.
  На этом позитивном открытии я ушла.
  
  - Да, до встречи. И я тебя, - томные интонации Карла от входных дверей и, наконец, хлопок и звук запертых замков.
  Я бросила изображать волнение перед важным вечером в жизни и занятость в углу и, небрежно сунув ноут под кресло, перешла на диван в центр комнаты, попутно стянув рваные джинсы и ногой зашвырнув их подальше. Ноги должны быть свободны. Тем более дома. Развалившись на любимом месте, нащупала запрятанную между диванных подушек книгу, и с хрустом раскрыла её. Краткими передышками между девушками Карла нужно пользоваться сполна.
  - Когда Дами вернётся? - я от проживания с ней дополнительного счастья не испытываю, но она однозначно лучше второго варианта.
  - Кто?.. Ты серьёзно? Я допускаю, что моё имя ты слышишь редко и твоя ссохшаяся память копченой рыбины не способна его запомнить, но Алира жила здесь три месяца подряд и я предостаточно звал её. Ты могла бы запомнить. Как и не выпадать из амплуа сестры-алкоголички. Каждое утро на столе для тебя напоминание в стакане, и ты умудряешься забыться и выпасть в роль подружки-лесбиянки. Сколько вместе живём и я никак понять не могу - ты на всю голову неадекватная или только способы развлекаться у тебя тупые?
  - Прежде чем заводить разговор об адекватности, вспомни о себе. Ты посменно живёшь с двумя практически идентичными девушками, различия которых сводятся к размерам груди, тонким деталям лица и отношению к жизни вместе с ещё одной девушкой в якобы квартире их парня. Одна спокойна исключительно при условии, что парень с третьей в кровном родстве, а другая свято верит в лесбиянок. Ты, кстати, ко второй присмотрись и задумайся, для тебя ли она к завтраку столь скудно одевается и столь выигрышные для объемной груди позы принимает. Каждый раз, когда она садится напротив, у меня стойкое ощущение, что она меня завлекает, а не тебя. И двери в ванную она открывает и там изгибается, когда по коридору иду я, не ты. Подумай об этом тщательно, Карл. Я бы на твоём месте Дами выбрала.
  - У Бэй формы лучше и она занимается танцами на пилоне и йогой. Ты не представляешь её гибкость, - упал на вторую половину дивана сосед. - С Алирой интересней в повседневности и она умеет готовить. Выбрав одну, я через пару сотен лет обреку себя или на скуку в разговорах, или на грусть в постели.
  Выглянула из-за книги и окинула его излишне задумчиво-оценивающим взглядом. Не слабак, но и сколь бы не были прокачаны его мышцы от эмоций обманутых дамочек ему не спастись.
  - Что? - он сбросил ботинки и закинул ноги на стол.
  - Думаю, кто из твоих подружек больше тебя отделает, когда узнает о другой. Затрудняюсь определиться. Можешь полностью забрать следующий гонорар, если позовешь меня, когда спалишься.
  - Заметано.
  - Вау. Ты настроен спалиться? Или тебе так нужны деньги?
  - Я спалюсь мягко и буду с деньгами, а ты останешься без шоу и денег. Неплохой расклад.
  - Тогда запиши потратить мои деньги на нормальную краску для волос и стрижку. У тебя опять грязный дикобраз на макушке откинулся. Ах да, и облысел по бокам.
  - Я долго думал - откуда в тебе столько желчи. И сегодня за завтраком понял. Ты выбираешь прикрытия творческими профессиями и увлечениями, но ты бездарность и тебя это бесит. Ты не в состоянии выдать даже подобное Иву. А его херь из стекла то ещё днище, - крашеный подружник в отвращении передёрнул плечами.
  - Ой, было бы над чем беситься и чему завидовать. Стеклодувство, - фыркнула и вернулась к книге.
  - Тем не менее, ты выдаешь его... 'творчество' за своё. И давно.
  - Только в амплуа твоей сестры-алкоголички, чтобы сразу показать всю паршивость семейного ДНК.
  - Приятно знать, сколько времени и денег ты вбухиваешь на поддержание дерьма в мой адрес.
  - Не беспокойся, своих кровных я на тебя ни копейки не потратила. Исключительно твою плату за мои актерские способности.
  - Которых у тебя нет. Я однозначно тебе переплачиваю, помни об этом. Телефонный звонок помешал дальнейшему обмену приятностями, как и чтению. Подобрав с пола телефон, улыбнулась и с радостью спрятала книгу обратно в диван.
  - Я услышу любимое слово? - перевернулась на живот и посмотрела в окно, на волнующее небо в первых признаках заката и облака в позолоченных ореолах.
  - Дважды, детка. Самолёт и самолёт. Вылет через четыре часа, через два жду вас в офисе.
  - До скорой встречи, Мор, - отключила связь и, довольно напевая, поднялась с дивана и потянулась.
  - Мор? - недоверчиво прищурился Карл. - То есть, его имя ты не забываешь?
  - Конечно, - пожала плечами, это ведь понятно. - Он мелкий, но наш непосредственный босс. Я не настолько рыбка, чтобы звать его Суаром. Хотя Суар ему точно подходит больше.
  - Суар - дерьмо на лазианском.
  - Именно, - подобрала и забросила джинсы на плечо.
  Карл фыркнул и открыл ноут.
  - Для Айвары тоже есть имя?
  - Обижаешь. Она его получила одной из первых. Шэхалье, - последнее слово выдохнула с придыханием.
  - Надо же. Как в точку, - он обернулся через плечо и признался. - Мне начинает нравиться имя Карл.
  Не люблю, когда ему слишком многое нравится. Ответила хитрой до мерзости усмешкой.
  - Это потому что ты не в теме раздачи имён, Карл.
  
  

3

  
  Комфорт и самолёты - две мои самые большие слабости. Или одна огромная, способная заставить меня на что угодно, если совместить их в одну. К сожалению, если в расписании присутствует пересадка, комфорт будет довольно посредственный. Не чартер, увы и ах. И это маленький, но повод поворчать.
  - Ты воняешь, Карл, - захлопнула за собой дверцу в такси и откинулась на сиденье. Относительная ложь. Аромат одеколона довольно неплохой, но для моего носа слишком сильный и постоять пару минут под дождём я бы его отправила.
  - Час пик, дикий ливень, мы ловим такси, не успев выйти из-под навеса дома, ты опять ищешь на что бы поворчать и твой рыбий мозг продолжает отторгать настоящие имена, - он бросил косой чёрный взгляд в мою сторону, перепроверяя пакет документов. - Для мировой справедливости - у меня от твоих любимых и, похоже, единственных духов нос зудит и закладывает. И я молчу.
  - Молчал, - заметив на соседнем с водителем сидении свежую газету, дотянулась до неё и снова с удобством устроилась, сев вполоборота и закинув ногу на ногу. Духи ему мои не нравятся. А мне его одеколон. И шампунь. Шампунь особенно. Резкий и въедливый запах косметической химии пропитывает полотенца в ванной.
  - Ворчи сколько угодно. Я больше не поведусь на сомнительный обмен места у окна на тишину.
  - Я могу ворчать по многим поводам. Особенно в самолёте, на месте у прохода, на соседей через проход, на еду, на некомпетентных стюардесс и отсутствие стюардов в моём вкусе. А если перелёт будет долгим... только представь, сколько брюзжания и кривляний тебе предстоит вытерпеть.
  Карл с невозмутимым видом спрятал документы обратно в сумку и вытянул маленький пакетик с берушами.
  - Мне хватило прошлого полёта с мелким пацаненком через проход, - он бросил беруши обратно и бесцеремонно придавил мне ногу, свои расставив с железным аргументом. - Не лезь на мою половину.
  Скривившись, с хрустом раскрыла газету и убрала ногу, ткнув его каблуком, и сев нормально. Хорошо. Я найду другой способ отобрать место у окна. Скунс крашенный. Это настоящий блат. Места должны попадать нам рандомно, но кто-то каждую пятницу водит распределителя на игры и получает за это бонусы в виде лучших мест на всех видах транспорта.
  Пробежалась взглядом по заголовкам газеты, ничего интересного не обнаружила и уставилась в окно. Там продолжался ливень, лишний раз доказывая, что осень - сезон мерзостей. Холод, слякоть, темнота, жалкий вид природы, умирающие цвета. Отвратительное время года. Может, не вообще, но в этом городе бесспорно. Здесь с приходом осени хочется впасть в кому и очнуться в середине весны.
  Данаэм невозможно назвать красивым городом. Ни в нём, ни в окрестностях нет ничего, что могло бы привлечь туристов или порадовать местных - ни замысловатой и поражающей архитектуры, ни захватывающих дух ландшафтов, ни исторических достопримечательностей, ни самобытных театров, ни колоритных жителей, ни экзотической кухни, ни бурлящего бизнеса (если говорить о легальном, конечно). Ни-че-го. Этот относительно тихий город - рай упадка и банд. Простых жителей, занимающихся законными делами, в Данаэме наберётся на четыре квартала из двадцати. Остальные - загнанные со всего мира отребья в одну точку на карте.
  Всё началось с тюрьмы для худших существ всего одной страны. Тюрьма большая, страна не очень, и худших в ней оказалось не так уж много. В отличие от стран-соседей, которым так нравилось запирать существ в невыносимых условиях. Как выяснилось, в большой и почти пустой тюрьме небольшой страны условия с жизнью несовместимые и надзиратели добавляют скорости на дорожке к смерти. Соседи предложили маленькой стране немалые деньги и приятные бонусы, если она согласится запереть у себя их мразей. Ответ маленькой страны предсказать легко. С тех пор тюрьма превратилась в мировую, начала стремительно расти и не менее стремительно трещать по швам от хлынувшего переполненным горным ручьём потока заключенных. Надзиратели перестали справляться, но огласке свой провал не придали. Сбежавший заключённый? Норма. Не норма, если за сутки их больше пяти. Тогда руководство тюрьмы снисходит до действий по поимке.
  Вскоре Данаэм, в окрестностях которого и пристроился этот отходник существ, охватил страх и ужас. Жители массово бросали дела и срывались подальше, пока не остались самые стойкие, способные постоять за себя и своё дело. И тупые, продолжающие верить в лучшее и во спасение города. Тупые жили мало, быстро сталкиваясь с бандами или с полетевшими с катушек одиночками.
  Так Данаэм из города обыкновенного перешёл в категорию отстойника, с которым никто не собирается бороться. Зачем? Ведь так удобно - сбросить шваль со всего мира в один город и отойти в сторонку, наблюдая, как они грызутся сами с собой и изредка подчищая тех, кто стал слишком организован и заметен, кто полез пятнать мир за пределами отведённого на карте радиуса.
  Здесь я живу, отсюда я хочу сбежать. Но поводок не пускает, каким бы свободным он ни казался.
  Водитель такси включил радио и выбрал новостную волну. Обычно городские новости довольно неплохи, как для новостей. На волне Данаэма не говорят об убийствах, нападениях и грабежах. Это само собой разумеется. К тому же, звучать это будет как явка с повинной - все радиостанции Данаэма под контролем одной из влиятельных банд, которая, в частности, специализируется на грабежах любых видов - от уличного воровства до вооруженных ограблений. Потому данаэмские новости - самые позитивные новости. В основном, у нас говорят о выставках ('культурные' банды хвастают друг перед другом награбленным и хотят денег за его демонстрацию), об открытии новых заводов и предприятий (банды начинают бизнес), о их закрытии (банды теряют бизнес), о туризме (как это ни странно, но есть любители экстрима, о которых за определённую плату на радио сообщают банды аэропорта; эта новость лидирует в народных любимчиках, услышав её можно начинать планировать траты скорых доходов), о политике (банды делят власть и влияние в городе), о торговле (хвастовство удачными сделками) и об аукционах (приглашение потягаться кошельками за особо ценные вещицы).
  Зазвучавший из динамиков приятный девичий голос невозмутимо вещал об открытии новой оружейной выставки в галерее 'Рассвет'. Иными словами, одна из банд захватила партию годного только для декора оружия. Партию достаточно подходящую для хвастовства, но недостаточно ценную для аукциона.
  Подавив зевок, я закрыла глаза и немного сползла, повернувшись спиной к окну и устроив голову на обитой мягкой тканью спинке сидения. С неизменными пробками в центральных районах ехать нам, в лучшем случае, час.
  - 'Аукционный дом 'Вардор' приглашает принять участие в открытом алмазном аукционе...' - объявила ведущая, по совместительству одна из лучших в радио-банде по ограблению банков и инкассаторских грузовиков. Мы с ней часто встречаемся на авиарейсах в курортные страны.
  Открыла глаза и встретилась взглядом с Карлом. Вот она, причина звонка нам. Радостное предвкушение предстоящих полётов немного стухло. Алмазы. Пересадка. Три аэропорта. Вздохнула и снова прикрыла веки. Не сахар, но и нам не впервой крутить алмазные дела. Если смотреть глобально, то у тебя нет трудностей ни с одним грузом, когда ты...
  - 'К новостям мира. После охватившей мир эпидемии яростных и кровопролитных бунтов против одаренных, в первых странах мира начались вспышки увольнений и судов над обладающими сверхспособностями. В крупных городах активизировались службы их учёта и контроля, вернулись облавы на улицах. Будьте осторожны'.
  ...владеешь определённым уровнем гипноза.
  - Трусливые ублюдки, - процедил сквозь зубы водитель.
  Я молча согласилась, пытаясь вернуть сердцу привычный ритм. Пульс зашкаливал, сердце будто к горлу комом поднялось, во рту пересохло. Раз затронули политиков мирового уровня, в этот раз волна безумия страха достанет и Данаэм, уничтожив его единственный плюс. Город полон отребья, но каждый здесь одарен - будь то главарь банды, шестёрка или оставшиеся жители без тяги к теневой деятельности. Каждый.
  - Поговори с Мором, - голос Карла сквозь грохот сердца.
  - Они сделали заявление, - раздражённо уставилась на него. - И я сомневаюсь, что они не знали о ситуации заранее.
  - Хочешь пойти под нож из-за грёбаных камней?
  - По-твоему, лучше пойти под нож здесь из-за тех же камней? - в нашем 'бизнесе' отказа не существует. - Ничтожный, но шанс вернуться есть.
  - Да ты оптимистка, - скривил губы так, что ударить захотелось. - Для начала, как ты планируешь пережить аэропорт без груза?
  Сморщила нос, продолжая битву злых взглядов. Мне нечего ответить. Я не знаю. Но я лучше попробую ускользнуть или обдурить проверки, чем выскажу Мору или любому из вышестоящих по иерархии сомнения или, что ещё хуже, скажу 'нет'.
  - Вы из 'Вардор'? - вмешался водитель.
  - Да, - коротко ответил Карл, не прекращая сверлить меня убийственным взглядом.
  Таксист ничего не сказал, и это было лишнее подтверждение без того простого и понятного факта. Его скорбная минута молчания по нашему будущему.
  Обратно мы не вернёмся.
  
  

4

  
  Предвкушение полётов окончательно сменилось опасением, когда я вышла из такси, открыла зонт и увидела белый внедорожник, видеть который хочется как можно реже. Айвара. Моя шэхалье. И, возможно, немного Карла.
  - Она здесь, - озвучила для Карла, оплатившего услуги таксиста и хлопнувшего дверью машины за спиной.
  - Не только она, - от мрака в его голосе пробирал озноб. - Почти весь 'Вардор' в сборе. За исключением самого Вардора.
  Данаэм славят городом ничтожества, но ни в одной столице на улицах не встретить машин дороже и не найти люксовых автомобилей на ролях такси. Собравшийся под, честно говоря, тупым полузаброшенным прямоугольником фабричного здания автопарк это подтверждает. Время звонить на радио и заказывать объявление о выставке завидных зверей на колёсах. Был бы неплохой способ заработать себе на машину, если бы стянувшиеся к автопарку не угоняли и не развинчивали его, за что организаторам горе-приработка будет... плохо. Не будем об увечьях. Настроение без ярких фантазий похоронное.
  - Теперь Мор точно не поможет, - какие бы симпатии он ко мне не питал. Взгляд магнитом возвращался к белому внедорожнику с тонированными зеркальными стёклами.
  - Идём. Только опоздать на ковёр перед светом банды не хватает, - Карл первый направился к металлической двери с облупленной краской, служащей парадным входом рабочего помещения одного из трёх крупнейших аукционных домов.
  Сунув свободную руку в карман плаща, поспешила следом.
  
  Сосед мой, видимо, решил лихо рвать пластырь тягомотного ожидания с раны скорых похорон. Едва переступив порог в первый внешний коридор, опоясывающий старую фабрику по периметру, он ускорил шаг и уже скрылся из моего виду.
  Я не слишком торопилась, не замедляя привычного шага и не подгоняя себя. Под каблуками модельных ботинок и зонтиком, которым я пользовалась как стильной тростью, хрустели битые стёкла, из пробитых окон внешней стены тянул холодный сквозняк и разносил вонь сырости и плесени. В мыслях проигрывались сотни вариантов, как нас раскрывают во втором аэропорту на пересадке. Не один из сценариев хорошо не заканчивался. Хуже того, сносных и терпимых вариаций нет. Три основных пункта в любой из них: арест, суд, эксперименты. Различия между ними лишь в степени паршивости и обстоятельствах ареста. Мне нужен один успешный вариант из тысячи возможных и я возьму себя в руки, я поверю в успех самоубийственного предприятия и из шкуры вылезу, только бы приблизить события к идеалу.
  Тяжесть спирала лёгкие с каждым вдохом. Безнадёжно.
  В поисках отвлечения от подступающей тихой паники я зацепилась взглядом за монолитную правую стену коридора. Обустроенная по прихотям боссов коробка без окон внутри обшарпанной и заброшенной коробки с окнами. Когда-то это удивляло, теперь это типичные схемы обустройства 'рабочих' помещений всех крупных данаэмских банд. Помимо щегольских зданий с иголочки в центральных районах, служащих для встреч с другими бандами и проворачивания с ними дел, существуют вот такие старые производства для внутренних дел. Место, где творится настоящая кухня дел, красиво прозванных 'теневым бизнесом'. Было бы логично, если бы первым заполученным зданием были именно фабрики. Но нет. В Данаэме мелкие шайки начинают с забегаловок в центре. Фабриками обзаводится элита, что подразумевает контроль и влияние в одной из сфер данаэмского бизнеса более чем на двадцать процентов. 'Вардор' наложили лапу на сорок семь процентов аукционного бизнеса.
  Повернув за угол, остановилась у бронированной двери в монолитной стене. Послав улыбку в камеру под потолком, приложила руку к сканеру отпечатков и, приготовившись к вспышке света, посмотрела на светящуюся белым огоньком точку, заменяющую дверной глазок. Слепящая белая вспышка, будто не только сетчатку глаз сканирующая, но и в голову влезающая, за ней тихое шипение и двери приоткрываются в немом приглашении присоединиться к другому миру.
  Невежливо отказываться. Как бы ни хотелось сорваться на бег и вернуться к дороге в нелепой надежде уехать домой первым же такси.
  
  Опасения превратились в отчаянный страх, когда в зале, обычно полном перевозчиков, оказались, считая меня, восемь счастливчиков, разбитых в привычные пары. Я и Карл, парни-близнецы и ещё две пары парень-девушка. Из них я точно помню имя брюнетки с ассиметричным каре и удлинённой чёлкой. Я зову её Вивиан и мы с ней часто встречаемся в салоне - ей подравнивают эксклюзивное каре, следуя её замечаниям и пожеланиям, меня красят в приятный оттенок золотистого блонда, от которого модные южанки с ума сходят. Вивиан мне не нравится. Слишком придирчива. Однако возможно моя антипатия к ней процветает на почве убеждения, что главный ворчун в комнате я.
  Устроившись в кресле примерно на равном расстоянии ото всех, как и я предпочевших сесть подальше друг от друга, бросила сумку на пол и, по рефлекторной привычке, зажала ботинками. Никто у меня здесь сумку воровать не будет, но привычке проще подчиниться, чем убеждать себя во временном спокойствии и безопасности. Зонтик-трость упёрла в пол и сложила руки на лакированной ручке из тёмного дерева.
  - Готовы, счастливчики? - хлопок витражной двери и здравствуй, неизбежное. Мор сел на стол перед десятками кресел и окинул взглядом немногочисленных присутствующих.
  - Оборжаться, Мор, - скривила алые губы Вивиан. - Конечно, мать твою, нет.
  - Но кого это шатает? - жизнерадостная ухмылка босса, подхватившего возмущённую мысль. - Правильно, детка, - быстро развеселившись, посерьёзнел он гораздо быстрее. - Да, удачливые ублюдки, вы влипли. Вам досталась неделя перелётов по миру. Незабываемая, имеющая неделя. И кто кого поимеет - вы или вас - зависит от вас. Соберитесь, вы, мамок ваших, лучшие.
  - Фантастика, - притворно восторгнувшись и поджав губы, покачала головой Вивиан. - Энтузиазм зашкаливает на две недели.
  - Для тебя - любой каприз, - Мор активировал свой планшет, несколько раз кликнул по экрану пальцами. - Лови. Ты и Лар.
  В тишине два синхронных сигнала сообщения резью ударили по ушам. Лар зло сузил глаза на напарницу и прошипел:
  - Я сдам тебя на первой посадке.
  Вивиан в язвительном скепсисе задрала тёмную бровь.
  - О, я выдам тебе премиальные, если сможешь, - пообещал парню Мор, а брюнетке бросил скривившись. - Бесишь, выёжка.
  - Ради этого живу, - она с усмешкой коварства откинулась в кресле назад и закинула ногу на ногу, качнув красной, в тон помаде, туфлей.
  - Нарвёшься, дура, - с жалостью и сочувствием посмотрел на неё Мор. - Остальные - ловите недельное расписание. Изменение в инструкциях одно - если слетаете с графика, не отчитываетесь. Разгребаетесь и нагоняете самостоятельно.
  В кармане плаща подал сигнал телефон. Достала его и просмотрела полученный документ. Смешанные чувства. Без угрозы ареста я бы таяла и млела от одного взгляда на предстоящие часы в самолётах и южные города. К сожалению, в сложившейся ситуации при просмотре количества аэропортов в графике холодеют руки и по хребту мороз гуляет.
  Не прощаясь, Мор ушёл. Буквально следом за ним ушли Вивиан и Лар. Близнецы, до этого сидевшие вдали друг от друга, оккупировали стол, разложили на нём карту и переговаривались на грани шелеста листьев, сдержанно жестикулируя и заглядывая в полученный график. Вторая пара парень-девушка мрачно переглядывались на расстоянии и поглядывали на два ровных ряда настенных часов за близнецами.
  Оглянулась в поисках своей 'пары' и вздрогнула, почувствовав прикосновение к правому плечу.
  - Есть предложение заехать к Касту. Время позволяет, - Карл без энтузиазма взглянул на свои наручные часы.
  - Мы будем сдыхать в самолёте, - но от одной мысли об огромном бургере с сочным куском мяса голодно сглотнула.
  - Плевать, - он пожал плечами. - Зато, если одного из нас арестуют после посадки, заблюём им допросные.
  Странно, но желание объесться жирными бургерами, мясом и луком не пропало. Наоборот. Оно, похоже, усилилось. Я поднялась, забросив на плечо сумку и повесив зонтик-трость на согнутую руку.
  - У тебя проблемы с эстетичными решениями, - первая направилась к выходу.
  - В этом ты виновата, - Карл легко нагнал. - Ежедневное наблюдение на протяжении большей части жизни за сочетанием кружевных трусов и носков из крашеной шерсти горных баранов убивает любое чувство прекрасного.
  - Знаешь ли, мне твоим трусам аплодировать тоже не хочется. Сплошная обыденность. Где стразы? Где перья? Где рисуночки? Скучный ты, Карл.
  - По крайне мере, я не сбрасываю штаны при первой возможности под девизом 'Свободу жопе гения'.
  - Это было всего один раз и я в хламье упилась.
  - И выбросила свои единственные штаны с балкона отеля в другом мире.
  - А ты неплохо нажился на моём несчастье. Я тебе всю наличку отдала, чтоб ты наутро сходил за ними.
  - О, нажился, - у него вырвался смешок. - Я всё бомжам отдал, чтоб они этот дар небес от сердца оторвали.
  Я замерла посреди внешнего коридора в двух шагах от выхода на улицу.
  - Бомжам? Они были у бомжей? Я их обцеловала и нестиранными на себя надела!
  - Да. И видеть тебя целые сутки в штанах после шальной бомжички было лучшим подарком в первый день нового тысячелетия.
  - Карл, - ткнула его в грудь зонтом. - Я разведу глистов внутри тебя.
  - Не получится. С того случая я регулярно пропиваю комплекс от внутренних и внешних паразитов.
  Угрожающе прищурилась.
  - Хорошо. Я сделаю другую мерзость. Но всё равно будь готов чесать свою скучную жопу.
  - Не вопрос. Но сначала обожрёмся.
  - С твоим настроем я начинаю радоваться месту у прохода. Точно! Я не выпущу тебя в туалет, когда тебя тошнить начнёт.
  - Джо, - смешливый укор. - Не мне хуже сделаешь.
  - Ничего. Не впервой от твоей блевотины вещи отстирывать. Потерплю.
  - Тогда гуляем за мой счёт.
  
  

5

  
  - Есть извращённое удовольствие в поедании жирной и вредной пищи, - сказать, что я с удовольствием вгрызалась в многослойный бургер с двумя кусками жареного мяса и пропитанными мясным соком луковыми кольцами, ничего не сказать.
  Я кайфовала, пальцами подхватывая луковые колечки из отдельно заказанной тарелки. Золотисто-коричневые, с мягким хрустом, скользкие от масла, острые от специй. Они мерзкие. Запредельно вкусные, но отвратительные, нельзя их употреблять в таком количестве, никогда, это с вероятностью в девяносто семь процентов приведёт к остановке желудка, однако... такие вкусные колечки делают только в бургерной Каста, а я могу больше не вернуться в Данаэм. И, снова, при других обстоятельствах я была бы счастлива этой же мысли и, в отличие от сложившейся ситуации, вредной пищей не объедалась бы, сорвавшись прочь из города налегке. У меня есть гипноз. Я в любом месте смогу начать с нуля. Но я здесь и расклад на руках неблагоприятный. Приходится выжимать максимум удовольствия из имеющегося.
  - Мне больше удовольствия доставляет мысль, на что мне вскоре плохо переваренная пища пригодится, - Карл вцепился двумя руками в крупную зажаренную ногу (нога немаленького телёнка, не меньше) и отрывал куски зубами.
  - Я говорила, что ты омерзительный? - высыпала картофель фри в тарелку лука, пальцами обваляла ломтики в ароматном 'соусе' и брезгливо покосилась на довольного парня. - Если нет - ты омерзительный.
  - Пока не принесли заказ ты в поисковик вбивала 'развод глистов в условиях турбулентности', - прожевав кусок, он вернул бросок брезгливости. - Ты поесть пришла или зачем?
  - Я пришла радоваться. А месть за штаны от 'шальной бомжички' меня порадует запредельно. Терпи и жди.
  Мы заняли дальний угловой столик вдали от широких окон, под свисающими над столом лампочками на проводах. Отличное место для уединённого пира с видом на кассы и полным обзором забегаловки. Помимо желания наесться вкусного и гадкого есть пара вопросов, требующих утряски и согласования. Желательно, чтобы некоторые конкретные особы рядом не наблюдались.
  - Помнишь нашего кота? - Карл в приступе то ли серьёзности, то ли сытости оставил жареную ногу на тарелке и принялся вытирать салфетками рот и руки.
  - Конечно. Он тоже Карлом был. И сдох. Философски, не находишь? Карл, задумался бы ты, - напихала полный рот картофеля и луковых колец.
  - А помнишь, как этот недотёпа мстил нам? Нажирался кусков проводов и лент, потом приходил к нам и садился на видном месте с мордой превосходства. Дожидался, пока сожранное подопрёт, на выходе наполовину застрянет и начинал перед нами по полу и по нашим вещам кренделя выписывать, при этом мученически завывая. Этим ты с ним похожа. Он, кстати, сдох именно из-за проводов, застопоривших кишки. Тут тоже философией попахивает, чуешь, Джо?
  - Он от старости сдох, - откинулась назад с чашкой кофе.
  - Это я тебе сказал. Ему пять лет было, он до расцвета кошачьей жизни дойти не успел, - опершись локтём на стол, Карл бросил в рот несколько ломтиков картофеля.
  Тяжело вздохнув, посмотрела на кофе.
  - За кота-Карла.
  - Хороший был, - согласился Карл, подняв свою чашку кофе. - За кота-Карла.
  Не чокаясь, отпили кофе, помолчали.
  - Что на пересадке делать будем? - перешёл к насущному Карл.
  - Были бы идеи, я бы не заказывала столько лука, - сняла верхнюю булочку с недоеденного бургера, набросала на неё лука и откусила большой кусок. - Но в одном я уверена - пройдём первую пересадку и сможем выдохнуть до обратного рейса в Данаэм.
  - Логично, - кивнул Карл. - Дожить до покупки билета под вторыми фальшивыми документами. Одна проблема - об этом фокусе знают перебежчики.
  - Поправка, - бросила на колени пачку салфеток и принялась тщательно вытирать пальцы. - Только данаэмские перебежчики, - салфетки липли к рукам и рвались. - Две поправки. Данаэмские перебежчики из крупных банд, у которых хватает денег на несколько пакетов достоверных документов для своих курьеров.
  - Нам от этого ни холодно, ни жарко. Я лично знаю троих таких и о двух слышал. Думаешь, они не сдадут схему ради ступеньки выше?
  - Я верю в теорию заговора. Они засланные, чтобы с пылу-жару новости родным бандам сообщать.
  Тяжёлый, тяжёлый, тяжёлый вздох:
  - Приступ оптимизма - это хорошо. Но вряд ли 'иноверцы' не промывают мозги новообращённым.
  - Это всё догадки, - мне нужно чудо, я так и не вижу вариантов безопасной пересадки.
  - У тебя тоже.
  - Да-да, знаю. Мы строим планы только на фактах... Твою налево, Карл. Мы лицом к лицу сталкивались только со слабыми перебежчиками. С ними у нас проблем нет - обматросили и бросили глазами хлопать. Но у Айвары с нами тоже нет проблем - один её взгляд и мы опять два счастливых щенка с вываленными от счастья языками. Мы не знаем, какого уровня иноверцев бросят на проверку данаэмских рейсов.
  - Поэтому нам нужен план - а лучше несколько - как в момент посадки испариться из самолёта и появиться уже под видом местных на другом.
  - Цель мне нравится. Действия где?
  - Не знаю. Это ты у нас королева спонтанных версий, - он, будто не собираясь больше тужить мозг, смиренно снова вгрызся в зажаренную ногу.
  - Хм... - наконец избавившись от жира на руках и вытерев губы, подпёрла щёку кулаком. - Можем прикинуться частью экипажа. Или нет. У нас не будет возможности ни оглушить, ни раздеть, ни спрятать никого из них. Нам бы задержаться в самолёте, пока остальные пассажиры сойдут... - явно уставший жрать Карл с толикой тоски и боли смотрел на мясо в руках. - Обожрался? - сочувственно-коварная улыбка. Точно. - Обожрался! Обжирайся, Карл! Если тебе будет плохо до уровня, когда без врачей не обойтись, к тебе помощь приведут, а не тебя к ней выведут. И тогда...
  - Мы или воздействуем на врачей или прикинемся ими! - в чёрных глазах вспыхнул аппетит при взгляде на оставшееся мясо.
  План скверный. Почти тупой. Однако он есть. Мы переживём первую пересадку.
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Серганова "Эквей. Трилистник судьбы" (Любовная фантастика) | | М.Кистяева "Я всё снесу, милый" (Эротическая фантастика) | | Н.Романова "Ступая за Край" (Историческое фэнтези) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | М.Мистеру "Прятки с Вельзевулом" (Юмористическое фэнтези) | | А.Кувайкова "Коротышка или Байкер для графа Дракулы" (Современный любовный роман) | | К.Юраш "Принца нет! Я за него!" (Юмористическое фэнтези) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"