Зирюкин Владислав Анатольевич : другие произведения.

Светлое будущее. Пролог

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Пролог

  
   - Транспорт "Марта" 55-18 Центру. Маршрут: добывающий сектор 17 - порт "Плутон". Аварийный стоп Сферы. Проводится замена третьего сердечника. Срок восстановления - двое суток.
   Закончив с докладом, капитан одним глотком допил кофе из стоящего на панели пластикового стаканчика. Отвратительно. Смятый стакан отточенным за долгие годы движением отправился в мусороприемник.
   Дональд ненавидел остывший кофе. Ненавидел так же, как и ежегодные встречи со своей бывшей женой во время перевода ей алиментов в Департаменте имущества. Но больше всего он ненавидел убытки. От одной только мысли о сокращении прибыли за контракт он приходил в негодование, а если рейс заканчивался выходом баланса в ноль, или того хуже в убыток, то экипаж познавал ярость просыпавшегося в нем первобытного зверя.
   Стиснув зубы и кулаки, он перебарывал очередную вспышку ярости. Если сорвется и устроит разнос техникам за отказ Сферы, то одними словами не ограничится, а ведь сейчас много зависит от инженеров. Даже в помощь им отправил второго пилота с навигатором, чтоб не раздражали присутствием. Контролировать пространство на наличие угроз он и сам может.
   Вскоре злость ушла, но ей на смену явилась усталость. Как же он устал. Последние двадцать лет только и делает, что крутится и вертится по космическому пространству, что бы удержаться на плаву. Там доставка, там перевозка. Легально и не очень - контрабанда была и будет всегда. Правда в последнее время контрабандистов приравняли к мародерам, поэтому если патрули возьмут тебя с нелегальным грузом, то без лишних слов грохнут весь экипаж, а транспорт уйдет в собственность Корпорации. Поэтому с контрабандой пришлось покончить. Шанс стать богатым стал на много меньше шанса стать мертвым. А потребность-то в деньгах растет, ведь процедуры восстановления мало того что съедаю практически все, что он откладывает, так еще время между процедурами сокращается с возрастом. Самым дорогим товаром стало время, но продавец у него только один. Корпорация.
   Кто бы мог подумать, что какая-то маленькая фирма фармацевтов сможет найти способ отсрочки смерти от болезни распада генов, в народе названой "черной меткой". Да не только найти, так еще для "изготовления медицинского оборудования в промышленных масштабах и оказания услуг здравоохранения населению" и подмять под себя сначала промышленность, потом правительство, потом соседние страны, а потом и остальные страны, а на самом деле для захвата власти и ресурсов. И как-то так получилось, что все человечество стало, как в той присказке, работать на лекарство под тоталитарным контролем Корпорации.
   Погруженный в свои мысли он не заметил появление в зале второго пилота:
   - Все, шеф. Заменили второй сердечник. Рихтер обещает через сутки закончить первичный прогрев и калибровку на холостом, и можно будет двигать. Успеем с минимальной задержкой.
   Дональд посмотрел на коммуникатор - прошло уже пять часов. Оптимизма Адвика он не разделял.
   - Сфера больше 80 процентов не выдаст. Если и успеем, то впритык,- проворчал он.
   Померив нервным шагом зал, он уселся в свое кресло.
   - Иди, поспи. Сменишь меня через 3 часа. Через 8 тебя сменяет Эрик. Вопросы есть?
   - Ну, если только один.
   Под вопросительным взглядом капитана Адвик замялся. Затянувшаяся пауза стала раздражать Дональда.
   - Не тяни слона за хобот.
   - Кого?
   - Неважно. Говори или топай.
   Нарастающее раздражение капитана не укрылось от его глаз.
   - У Эрика новая программа сканирования пространства на тестовом прогоне обнаружила систему на пределе дальности,- зачастил он, - я предлагаю послать разведзонд, потому что...
   - Предлагает он, - передразнил его Дональд, - На пределе дальности это значит разведзонду идти до цели сутки, полтора. И это без учета времени на сбор данных. Даже если он успеет передать информацию, мы его бросим. Потому что контракт и так горит.
   С каждым новым словом плечи Адвика опускались все ниже.
   - Возвращаться за ним никто не будет. Денег, которые выдаст Бюро навигации, не хватит, чтобы покрыть расходы, даже если там обнаружатся пара планет с редкими ресурсами.
   Нежелание капитана уходить в еще больший убыток было ему понятно, да и скупость Дональда уже давно стала притчей в языцех, тем более что, если посмотреть со стороны, то его предложение - чистой воды авантюра. Видите ли программа что-то там показала.
   Он все это понимал, но интуиция его говорила, что отступать нельзя и он предпринял еще одну попытку убедить шефа. Голые факты. Ничего лишнего.
   - Время подлета и сбора информации от 18 до 22 часов, но не это главное. С вероятностью в 70 процентов один из спутников газового гиганта имеет индекс обитаемости не менее 0,5 и 24 процента, что этот индекс может быть 0,95. Поэтому я предлагаю рискнуть.
   Дональд неуютно поерзал в кресле. За нахождение планеты земного типа обещали столько денег, что хватит на безбедную жизнь всего его экипажа. Да еще и несколько поколениям останется на прелести жизни. Даже премии за планету с индексом обитаемости в 0,5 от земного хватит на покрытие минуса с контракта, купить новый зонд, да еще на пару месяцев останется. Можно даже на марсианские курорты на пару недель подлечить стонущие гены слетать. Экипажем. Отпуск. Давно забытая мечта.
   - Хрен с вами. Запускайте,- изрек он, взвесив все за и против, - Все равно с вас вычту его стоимость. Уже вычел. Все. Иди, языкастый. Через три часа жду на смену.
   - За 10 лет полетов с тобой все не перестаю удивляться твоему скупердяйству.
   - Это называется бережливостью, "племянничек". Брысь,- отмахнул он кистью в направлении выхода.
   Не теряя более ни минуты, Адвик уселся за пульт штурмана. После нескольких минут ввода данных из коммуникатора в консоль и ввода команды на запуск зонда, удовлетворенно кивнул самому себе и ушел досыпать оставшееся до вахты время.
   Дональд перевел взгляд с закрывшейся с тихим шипением двери, за которой скрылась спина второго пилота, на монитор пространства, уже выдавшего всю информацию по удаляющемуся зонду. Зонд уносился в неизвестный сектор космоса как отважный первопроходец, который, не зная, что его ждет впереди, отважно идет в разведку на неизвестные земли. Что-то его на лирику потянуло. Явный признак улучшения настроения.
   Гуляющая на губах легкая улыбка могла бы ввести в ступор любого члена экипажа в этот момент. Он представил их лица и от получившейся картины коротко хохотнул. Да, не стоит так шокировать людей.
   За оставшееся время ничего интересного не происходило и эту тянущуюся вечность скрашивали только доклады об опережении графика восстановления Сферы. Пришедший на смену Адвик хоть и жаловался на тонну песка в глазах, но вид имел вполне рабочий.
   Похлопав его по плечу и оставив указание будить при нештатных ситуациях или при восстановлении Сферы, Дональд ушел спать.
   Авария вымотала его. Неудивительно, что он не стал принимать душ, а как есть, скинув ботинки, завалился спать.
   Двенадцать часов сна - давно с ним такого не было, даже после безумных ночей во времена его молодости. Тело хоть и было слегка ватным, как обычно после долгого сна бывает, но по внутренним ощущениям он был полон сил.
   Встав и потянувшись всем телом, он скинул полетный комбез в приемник и перекинув полотенце пошлепал в душевую кабину. Стоя под тугими струями, смывающими остатки сна, он вновь анализировал ситуацию.
   Отказ Сферы в самом начале маршрута. Восстановление уже длится порядка 23 часов. Рихтер. Этот прожженный педант обещал закончить работы в течении суток, но видно не судьба. Старое оборудование транспортника дает о себе знать. Денег постоянно не хватает. Большая часть уходит корпорации на лекарства. Как же он устал.
   Подойдя к зеркалу, он пристально рассматривал появившиеся пятна на левом плече. Вот он первый звоночек. За столько лет организм стал менее восприимчив к процедурам. Сначала между ними было пять лет, потом четыре, а дальше все меньше и меньше. Последний раз восстановление он проходил полгода назад и вот вновь старые знакомые. Как оно происходит? Да обыденно. Сначала ты покрываешься пятнами, потом они становятся прыщами, а в конце они становятся язвами и нарывами. На все про все три недели, а дальше склеиваешь ласты. Причем три недели это еще оптимистично. Нужны деньги. Работа - деньги - процедуры и снова работа-деньги-процедуры. Когда каждый день ты только и думаешь где бы найти деньги, чтобы оттянуть конец неизбежного, то волей неволей веселый молодой парень быстро станет скрягой и брюзгой. Для многих вся жизнь превратилась с самого рождения борьбой за выживание, вот только кому-то процедуры нужны раз в двадцать лет, а кому-то, как например ему, меньше чем раз в год. И то быстро устают и умирают, но не он. Он не привык пасовать перед трудностями.
   За опоздание будет солидный вычет. Двое суток. На зонд рассчитывать все-таки не стоит. Если скомпенсирует половину - будет замечательно. Нужно искать варианты у старых знакомых, которых он лучше бы не знал вообще. Сам в рейд пойдет - ребят за собой не потащит. Кроме Рихтера. Он не простит ему такого.
   Вытирая голову полотенцем, он сел на край койки и по коммуникатору вызвал Рихтера, однако на экране появился Алексей.
   - Да.
   С его лаконичностью и полным презрением к субординации развернутых и красочных ответов можно было не ждать. Если бы не был специалистом по системам жизнеобеспечения от бога, то гнал бы он его поганой метлой.
   - Давай по порядку. Где Ганс, состояние Сферы.
   - Внутри, час работы.
   - В смысле внутри?
   - Калибруем.
   - Вы там охренели что ли в активную зону лезть?
   - Костюм выдерживает. До сброса час. Нам больше не нужно. Все, шеф, не до тебя сейчас.
   - Да ты ох...
   Алексей отключил коммуникатор и вновь повернулся к настроечным таблицам. За десяток секунд картина изменилась.
   - Ганс, сердечник в "волну" уходит. Я к седьмому преломителю. Справишься?
   - Шагай. У меня под контролем.
   Пробираться между поляризационными катушками в защитном костюме оказалось еще той работенкой. С элегантностью слона в посудной лавке он протиснулся между двумя и вышел к щитку преломителя. Откинутая створка обнажила мигающую аппаратуру. Разъем для тестера нашелся сразу и около минуты собирались данные по телеметрии. Вердикт был не утешительным. Один из контроллеров имел плавающий отказ, из-за которого все настройки раз за разом либо искажались, либо слетали.
   Замена контролера и проводящей линии на запасные не заняла много времени и вспомнив всех святых, он запустил на тестовый прогон.
   - Алексей, шесть минут до сброса осталось. - сообщил Рихтер, - Контролируй время, нам тут котлеты в фольге не нужны.
   - Тебе бы лишь пожрать, - проворчал он, - У меня "бардак" в контроллерах. На тесте гоняю после замены.
   - Заканчивай и сворачиваем работы. Фон поляризаторов зашкаливает.
   - Я чую.
   - Что?
   - Все нормально, скоро буду.
   Через пару минут индикатор теста мигнул зеленым и начался процесс переписывание контролера.
   Алексей нервничал. В институте он по глупости попал под сброс поляризатора и ему пришлось неделю ходить с красной кожей, которая порой зудела так, что выть хотелось и на стены кидаться. Если сейчас он попадет под сброс имеющейся тут аппаратуры, то костюм часть энергии погасит, но часть все равно проникнет и будет ему очень хреново ближайший месяц. Корпорация, конечно, оплатит ему противоожоговый курс, как исполнившему свои обязанности на рабочем месте, но это будет очень не скоро, а до этого его подругой станет Боль.
   - Полторы минуты.
   Голос Рихтера застал его пробирающимся назад. Прошивка встала как надо и теперь осталось только вывести функцию мощности сердечника на пиковый график.
   Подбежав к оборудованию, он увидел нервно переминающегося с ноги на ногу Рихтера, который все это время не давал сердечнику уйти в "волну".
   - Пятьдесят. Леша, быстрее.
   - Стараюсь, Ганс, стараюсь.
   Случайный наблюдатель, если бы он мог тут оказаться, поразился с какой скоростью и точностью работал с инженерным пультом Алексей. График мощности уже не напоминал ту волнообразную функцию, а имел четко выраженные пики.
   - Тридцать.
   После погашения всех лишних, на графике осталось последние три пика. Исправленный преломитель погасил третью и приблизил последние два пика, но слияния так и не произошло
   - Леха, двадцать!
   - Да слышу я. Жди,- мысли Алексея метались в голове раненой птицей,- Преломители. Семь из семи. Тракты. Все в норме. Сердечник в диапазоне рабочих температур.
   - Пятнадцать!
   - Система питания. В норме. Система резонансов тридцать два из тридцати двух. Да что ж с тобой!
   Пробуемые варианты не помогали, но он пробовал еще и еще. Чего-то не хватало.
   - Десять!
   Раздающийся гул сердечника пытающегося выйти на пик, но почему-то падающий на полтона и снова пытающийся выйти на пик, ровно как и нарастающее свечение поляризаторов стало последней каплей для Алексея. Страх сменился злобой на тупое железо. Взметнувшийся тестер раз за разом обрушивался на многострадальный сердечник, а многоэтажный мат из динамиков разносился по всему помещению.
   Изменившийся гул сердечника вернул ему самообладание.
   - Шесть! Леша, идем! Четыре.
   Дослушивать он не стал. Схватив в охапку Рихтера, он за несколько секунд преодолел разделяющие его со шлюзом метры и нырнул в него следом за только, что закинутым Гансом.
   Потирая ноющее плечо, инженер перевернулся на спину и посмотрел на Алексея. Тот уже сидел и снимал дымящиеся ботинки с оплавленной подошвой.
   - Ноги подпалил?
   - Хм, нет. А нужно?
   - Было б не плохо. Для профилактики.
   Ответом ему было ироничное хмыканье.
   Ганс вывел на коммуникаторе данные по Сфере и удивленно присвиснул.
   - Дуглас. Мы закончили. Сфера на девяносто девяти. Через час даст сто. Через три на сто десять можно пустить.
   - Принял. Спасибо, старый черт.
   - Должен будешь.
   Отключившись он повернулся к Алексею.
   - Стар я уже для таких приключений. Ты как определил, что сердечник в режим не входит из-за дефекта корпуса? И что за Тарабарщину нес?
   - Ни как, - смутился он, - Психанул я. А орал я мат. Отец заставил выучить в детстве, говорил что от отца к сыну передается с времен освоения толи Луны, толи Марса.
   - А о чем хоть, - заинтересовался Ганс
   - Что-то о нетрадиционной ориентации собеседника с быстрым проходом по половым и физическим недостаткам его предков.
   - Ммм. Потом научишь. Пошли отдыхать.
   - Рано. Пойдем в зал управления?
   - Зачем? Адвик пишет, что сейчас будет выдвигать нас на премию. Они все видели.
   - Да как бы ни лишили чего. Включая конечностей.
  
   Дежурство Эрика подходило к концу. В очередной раз пробежав глазами по строчкам данных он вернулся к созерцанию пейзажей из глубокого космоса. Очарование туманностей, сокрытые внутри галактик звезды и планеты, загадка рождения пульсаров и много прочего манило и завораживало его с детства. Именно по этой причине он пренебрег традиционной для их семьи карьерой священнослужителя и ушел учиться на штурмана, мечтая о неизведанных далях. Конечно, реальность внесла свои коррективы в романтический ареол этой профессии в первые же года, но он все равно оставался довольным.
   После пары лет неудачных поисков своего места в разных экспедициях на первое место вышел денежный вопрос. Даже с его низким индексом распада процедуры все равно требуются и поэтому грузоперевозочные рейсы на "Марте" стали неким компромиссом его жажды встречи с глубоким космосом и инстинктом выживания, вдалбливаемый матушкой природой в наши дурные головы.
   В первый день на маршруте он, было, расстроился, что маршрут в основном проходит по Солнечной системе, но когда он разобрался с электронной начинкой корабля, то был приятно удивлен наличием вместо штатных датчиков военных, потенциал которых превышал обычные в тридцать раз. Оценив по достоинству этот подарок, он притупил к улучшению программы сканирования пространства, потому что установленная не использовала и десятой доли возможностей.
   С тех пор прошло уже пять лет, и он мог гордиться. В написание ее он вложил душу, разум и многие часы, проведенные за анализом полученных данных после сканирования уже известных планет и других систем, где они редко, но бывали. Так что аварию Сферы он воспринял даже с небольшой радостью и пока он со вторым пилотом шел к инженерам запустил с коммуникатора сканирование и анализ.
   Результат его удивил. На пределе дальностей, по косвенным признакам спектрального излучения, смещений гравитационных волн и много прочего найти систему, да еще и довольно большой долей вероятности спрогнозировать наличие условно пригодной к обитанию планеты - это либо чудо, либо ошибка. За столько лет работы он настолько отшлифовал ее, что вариант с ошибкой исключал. Оставалось только убедить Адвика и выпросить у капитана, эталона скупости, разведывательный спутник. Если верить расчетам, он должен успеть долететь и проверить выкладки.
   С монитора пространства разведзонд исчез в начале его вахты, но поступающая телеметрия говорила о его исправности и это радовало. По его прикидкам зонд должен достичь расчетного сектора в конце его смены.
   Ворвавшийся вихрем в зал изрыгающий ругательства в адрес охреневших инженеров капитан не на шутку его испугал. Лицо красное, активно махает руками, а из глотки вырываются проклятия и обещания кары. Страшной и ужасной, но непонятно какой именно. Впрочем, поток брани окончился сразу, как капитан занял в кресле свое место:
   - Дай данные по телеметрии активной зоны Сферы.
   Запрошенные данные развернулись перед ним после нескольких команд Эрика. Видя напряженное лицо шефа и, сопоставив с последней его просьбой ту брань, с которой он влетел, он полез внутрь системы контроля целостности транспорта. Спустя минут сорок он нашел то, что искал и с интересом вывел себе на соседний экран множество видеопотоков с оптических датчиков. Где-то здесь должен быть из Сферы.
   - Второй ряд снизу, третий слева на большой экран и дай таймер до сброса энергии поляризаторами.
   Голос капитана заставил вздрогнуть. Так увлекся, что и не заметил как он подошел сзади. Переключение на большой экран заняло несколько секунд.
   С тихим шипением разошлись двери и в зал зашел улыбающийся Адвик.
   - О, шеф, и вы уже тут! Вся семья в сборе, теперь можно и позавтракать. А что за немое кино смотри... ох твою же мать.
   Три пары глаз следили за происходящим. Таймер отсчитывает последние десять секунд. Алексей колошматит настройщиком по сердечнику. Через прозрачный колпак видно как его искаженное яростью лицо что-то кричит. Вот к нему подскакивает Рихтер и трясет. Сердечник меняет свой цвет и Алексей отбрасывает тестер, хватает в охапку Рихтера, выкидывает в шлюз и сам ныряет за ним почти успевая. От яркой вспышки экран затеняется фильтрами.
   Повисшую в рубке тишину нарушил голос Ганса.
   - Дуглас. Мы закончили. Сфера на девяносто девяти. Через час даст сто. Через три на сто десять можно пустить.
   - Принял. Спасибо, старый черт.
   - Должен будешь.
   Дойдя до своего кресла, Дуглас устало опустился в него. Растерев лицо, чтобы согнать напряжение, он посмотрел на два удивленных лица.
   - Когда меняется сердечник и ведется первичный разогрев, у поляризаторов первый сброс происходит с магниторезонансом. И Рихтер в отличие от Алексея об этом знал.
   Блуждающие взгляды обоих явно выражали понимание последствий задержки инженеров хоть на одну секунду.
   - Кхе. Это, шеф,- откашлялся второй пилот, - Может оклад им поднимешь? За вредность, так сказать.
   От этого предложения Дуглас скривился как от лимона.
   - Перебьются.
   Улыбка озарила лицо Адвика. Мир встал на свое место, а то он уже начал переживать, теперь можно и про премию ребятам спросить, но Эрик его опередил.
   - Согласен, перебьются. А вот премию можно дать.
   - Это на какие же шиши?
   Любезный голос капитана сочился сарказмом, но казалось, что Эрика он ни разу не обескуражил и Адвик решил не вмешиваться. Посмотрим что будет.
   - На благое дело всегда найдется пару лишних кредитов, - вернул Эрик улыбку. - Тем более для таких героев.
   - Я смотрю ты лучше меня знаешь, кто чего достоин?
   Эрик не давая развить конфликт примирительно поднял руки ладонями верх.
   - Конечно нет. Я про другое. Пришли данные с разведзонда.
   - Ну и? Залежи титана, золота и бериллия? - с усмешкой и раздрожением произнес Дуглас.
   - Почти.
   Повисшую драматическую паузу разогнал второй пилот.
   - Да не томи уже. Поседеешь тут с вами.
   - Система. Молодая звезда. Пять планет окруженных астероидным поясом с редкими неметаллами, четыре обычных планеты не представляющих интереса и газовый гигант с тремя спутниками. На первом обнаружен бериллий, на втором неизвестные сплавы. А вот третий. Третий спутник, размером чуть уступает земле, имеет две третьих поверхности воды и индекс обитаемости 0,9999. Флора без фауны. Только растения. А вишенками на этом вкусном пироге буду руины.
   Никогда еще в зале не было так тихо. Казалось, что даже сами приборы перестали шуметь.
   - М-да, Дуглас. Без премии тут никак.
   Когда появились Алексей с Гансом, никто не заметил. Стоявшие перед глазами золотые горы были развеяны властным голосом капитана.
   - Сфера на "старт". Курс "порт Плутон".
   - Готовность тридцать, - отрапортовал Эрик.
   Адвик занял свое место второго пилота, а Алексей с Рихтером свои.
   - Системы в норме, Сфера стабильна, готовность 80...90...100. Сфера "внимание".
   Настроение было на высоте, и Дуглас не смог упустить возможность разорвать шаблон скупердяя. Экипажу нужно давать встряску. Как отрицательную, так и положительную.
   - Сначала дела, а потом можно и в бар, я угощаю. Сфера "марш".
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"