Карасов Алексей Вадимович: другие произведения.

Снова Варяг-3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 3.20*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вдохновлённый Дойниковым решил написать, как я представляю победу в войне, когда руководство страны думает о своих гражданах, а не о том, что напишут в продажных газетах за границами.

  
  
   Снова Варяг-3
  
  
  
   -1-
  
   Теперь ты сирота, сказал охранник, который вывел за руку из дома, где я провёл всю свою недолгую жизнь. Мне десять лет, родственников только, только похоронили. Мой дом занял чинуша, который и организовал убийство. Он этого не скрывал и не боялся, что накажут за убийство. В газетах писали, что он не бандит, а крупный и успешный чиновник с обширными знакомствами в Москве. Он сделает Вас богатыми, так вещали по телевизору, когда выбирали губернатором нашей области.
   Охранник усадил меня в машину, сел за руль и мы укатили в неизвестном направлении. Меня твой отец спас, сказал охранник и я обещал, что попытаюсь спасти тебя. Отец, когда был ещё жив, говорил мне то же самое, поэтому я верил охраннику. Только спастись мы не сможем, из за того, что пока я жив, губернатор сможет продать дело отца в несколько раз меньше настоящей цены. Моя смерть стоит многие миллионы баксиков, которые позарез нужны губернатору, чтобы расплатиться с московскими за должность. Если меня не представят живым или мёртвым, лучше мёртвым, то губернатора зарежут за долги.
   Я сказал охраннику, что не хочу ждать, пока губернатора зарежут московские. Хочу зарезать сам. Сейчас наше дело закопаться так глубоко, как только можем, отвечал охранник. За тобой охотятся все. И милиция, и бандиты, и честные граждане, и нечестные граждане, всем хочется получить премию в десять тысяч баксов. Деньги у тебя есть, но как только появишся в поле зрения ближайшего милиционера, бандита или бомжа, тебе жить останется, до момента опознания.
   Меня, продолжил охранник, тоже объявят в розыск в ближайшее время и я уверен, что когда поймают, не смогу скрыть твои координаты. Так, что моя задача постараться побыстрее умереть, предварительно спрятав тебя. Есть схоронка, где не найдут, хотя...Он не стал продолжать и я понял, что и в схоронке не отсидеться. Машина остановилась и охранник сказал: у нас только один способ сохранить шкуры, зарезать губернатора. Конечно, найдутся и другие, которые захотят прибрать бизнес отца к рукам, но их будет много и какое-то время будет не до нас.
   Охранник развернул машину и мы покатили в обратном направлении. Поплутав по городским улочкам охраниик остановился у полуразвалившейся хибары. Вытащил из бардачка пару гранат и спросил: знаю ли я как этим пользоваться?
   -Так ты же меня учил? Удивился я.
   Он, не обращая внимания на удивление, попросил, чтобы я рассказал как пользоваться гранатой. Мне не трудно вспоминать, тем более, что много раз бросал гранаты, чаще учебные. Заставив повторить несколько раз правила обращения с гранатой, он сообщил, что придётся подождать. Вышел из машины и постучавшись в дверь, зашёл внутрь дома.
   Я не стал ждать в машине, зашёл в тень от дома и сел в кустах, окружающих дом. Наверно инстинкт заставил покинуть машину. Было не слишком тепло и через некоторое время продрог, но не вышел из кустов, а постарался запрятаться получше, без всяких оснований надеясь, что листья и ветки согреют. Спустя час, а может и больше к дому подктил джип набитый мужиками и бронированный мерседес губернатора. Я понял, что в доме засада и охранника прихватили. Сейчас из него потянут жилы. Я был развитый ребёнок и много раз в интернете, а тем более по телевизору видел как пытают и издеваются над людьми.
   Я нисколько не боялся ни губернатора ни, тех бандитов, которые его окружали. Наверно внутри не осталось места для страха, так сильно было чувство ненависти. Кроме гранат у меня есть почти игрушечный пистолет, браунинг, подарок отца. Много раз с приятелями стреляли по бутылкам и банкам из под пива, в которые для интереса наливали воду. При удачном попадании банку разрывало как гранату гидравлическим ударом.
   Посмотрим, кого разорвёт гидравлическим ударом, злорадно подумал я. Дождался, когда губернатор выйдет из машины и вырвав чеку сразу из двух гранат, бросил разом. Затем спрятался за угол дома, успел присесть, открыть рот и заткнуть уши. Рвануло сдвоенным взрывом. Наверно взрыватели имеют некоторый временной допус на задержку взрыва, успел подумать я. Затем вышел из за угла дома, чтобы расстрелять тех, кто ещё шевелился.
   Я завалил семерых, если считать и губернатора. Прав был Кольт, когда сказал, что бог создал людей, а пистолет сделал их равными. Спокойно, неторопясь, перезарядил пистолет и заглянул в джип, порваный осколками. Мне почудился запах бензина. Заглянул под машину и увидел увеличивающуюся лужу. Вот и прекрасно, бензобак побит, обрадовался я. Подошёл к мерсу. Он пострадал меньше, но повреждения были. Заглянул внутрь мерса. В замке зажигания ключ. Проверил бардачёк и не найдя ничего существенного заглянул в багажник. В багажнике много кое чего было. Целофановый пакет с деньгами и целый арсенал. Взял пакет.
   Подобрал пистолет поменьше, забрался в мерседес и выстрелил несколько раз в то место, где под сиденьями находится бензобак. Заглянул под мерс и увидел как течёт бензин. Огляделся по сторонам, на улице ни одного человека как в лесу. Оказалось, что губернатор ещё шевелится. Ну, что же, устроем пышные похороны. Подошёл к машине охранника и выстрелил в бензобак, когда увидел, что течёт бензил нашёл, чем поджечь. Подобрал зажигалку, валяющуюся под ногами. Зажёг первую попавшуюся бумажку и бросил в бензиновую лужу.
   Еле, еле успел отпрыгнуть, а тут ещё и лужа под мерсом занялась. Пора заглянуть в дом, но задерживаться в нём не стоит, сгорит в скором времени. Зашёл в сени и постоял, пока глаза привыкнут к сумраку. В доме, на полу лежал мой охранник, ещё живой и двое мёртвых мужиков. Охранник увидел меня и улыбнувшись умер.
   Я оставил оружие, посмотрел в зеркало, где увидел своё отражение. Проверил, всё ли в порядке с внешним видом и через дверь, ведущую во двор, вышел на огород. Пошёл по грядкам, пролез через дыру в заборе и несмотря на лай шавки, переступил через некое подобие ограды, прошёл на следующий двор. Затем, перепрыгнул через ещё один забор и оказался на улице.
   Вспомнил фильм "Ко мне Мухтар" и подошёл к автобусной остановке. Сел на первый попавшийся автобус и подумав, что мой прикид слишком приметен, вышел на рынке. Присмотрел джинсовую пару, померил тёплые ботинки. Продавцы равнодушно смотрели как пацан, которому впору сосать соску и ходить держась за мамину ручку, самостоятельно приобретает вещи. Зашёл в туалетную кабинку и переоделся. Приоткрыв дверь и дождавшись, когда хозяйка отвернётся, вышел и направился на автобусную остановку. Сел в маршрутку, доехал до вокзала и зашёл в вагон поезда, стоящего на путях.
   Проводница пыталась заорать, но я показал денежки и она замолчала. Оказалось, что поезд идёт из Москвы во Владивосток. Я подумал, что в Москве делать нечего, а во Владивостоке тем более. Спросил у проводницы: не хочет ли сдать меня милиции или бандитам? За меня обещают много денег и те и другие. Деньги можно получить, но впридачу со смертью. Если хочешь жить, то лучше промолчи, я заплачу сколько надо.
   Проводница насмотрелась всякого и видимо, была в курсе милицейских, а тем более бандитских хитростей. Согласилась меня прикрыть, но в обмен на денежки. Ей надоело мотаться туда сюда по жаре и холоду. Если организую спокойную жизнь, то может взять жить в свою халупу, на время, пока след не остынет. Из имеющихся денег отдал одну пачку, поразив проводницу до глубины души. Только за одну бумажку в пачке она гробилась две недели от Владивостока до Москвы и обратно. В пачке денег столько, что она может жить не беспокоясь о деньгах лет десять.
   Пару раз проводница прятала меня от контролёров и наконец, вымотанные до предела ожиданием беды, приехали в город Владивосток. Подождали ещё несколько часов, пока проводница не сдаст вагон, отбыли домой. Домик оказался небольшим, чистеньким и полуразвалившимся. При домике огород, на котором ничего не росло. Как объяснила тётя Маша, договорились, что буду её так звать, за две недели грядки с овощами либо высыхают, либо их обдирают. Хорошо, хоть в дом не лезут, окоянные, пожаловалась она. Теперь-то сможет заняться и огородом и садом. Поправит избушку, благо деньги имеются.
   Подумав, предложил финансировать ремонт дома, если хозяйка не выгонит. Получил согласие и прошвырнулся по местным избушкам. Выделив наиболее аккуратные, поинтересовался у местных пацанов, кто такие строит? Конечно, пацаны вместо ответа пытались наехать, но после ударов кулаком, с зажатой в ней свинчаткой и пары выбитых зубов разговор получился.
   Разузнав про местных умельцев направился к ним и получил полное удовлетворение. Один из умельцев задал вопрос: а кто ты такой? Я спросил, не подрабытывает ли интересующийся стукачём и если так, то долго он не протянет. Как я слышал, на этой окраине города нравы довольно суровые и стукачи долго не живут. Пытавшегося взбухнуть умельца осадили его же друзья, сказав, что не хватало с пацанами устраивать истерики. Но, понял я, что недоброжелателя нажил.
   Избушку поправили буквально в два дня. Собственно и надо-то было заменить несколько прогнивших нижних брёвен. Зато теперь изба радовала глаз и смотрелась как новая.
   Тётя Маша жаловалась, что устроилась на другую работу и теперь приходится каждый день добираться до станции пешком и на автобусе, который если и ходит, то раз в две недели.
   В выходные сгонял на авторынок, присмотрел и купил неплохой японский автомобиль. Тётя Маша отпиралась и говорила, что ни за что не поедет на колымаге, тем более, что нет прав. Права быстро соорудили. Через пару дней зашёл гаишник и занёс права. Затем начал учить тётку управлять автомобилем.
   Она стала ездить на работу в машине и перестала выделяться из тех клуш, которые работают вместе с ней. Начал, даже побаиваться как бы у тётки не развязался язычёк в мою сторону. Подумав, установил на работе микрофончик, вставил в компьютер слова коды и приготовился прослушивать, что про меня говорят подруги.
   Но, тётка, осознала в достаточную степень угрозы исходящую от длинного языка и как только разговор переводили на меня, отшучивалась или говорила глупости. Дескать, совсем избалованный племянничек, но ничего, жизнь научит. Видимо, тётку жизнь уже научила.
   На школу я забил. Можно сделать фальшивое свидетельство о рождении, но я подумал, что пару лет надо переждать и проводил время в интернете, разбираясь с событиями происходящими в области, где жил. Повадился ходить в лес и в поле. Оказывается, неподалёку от посёлка есть склад военного имущества. Туда по просёлкам каждый день приезжали десятки автомобилей, которые привозили и увозили ящики. Я заинтересовался направлением передислокации, ящики привозили по железной дороге, а затем увозили обратно, в ту же сторону.
   Конечно, можно плюнуть и забыть. Но, подумав, что время, когда из собственного удовольствия или дурости ящики возили туда, сюда для того, чтобы получить премию, прошли. А, это значит, что некто на этом деле накручивает бабки. От нечего делать, от глупости, дураков не сеют не жнут, они сами родятся, похоже, что призказка про меня, решил разузнать место назначения эшелонов с ящиками.
   Не увидев пометок на вагонах, решил сопровождать эшелон вживую, так сказать, попытался забраться в вагон. Меня вежливо взяли за шкирку и спросили, куда я намылился? Заявление о пользе путешествий проигнорировали и я понял, что влип. Меня обыскали и посадили в кутузку.
   Просидел в кутузке не меньше двух дней. Удивлённый мужик, зашедший проведать, сообщил, что мной не интересовались. Не означает ли это, что я святой дух? Я не ответил. Когда спросили кто я такой, то получили в ответ совершенно ничего незначащие фамилию, имя и отчество. Похоже проверили по записям в загсе и не найдя ничего, заитересовались мной ещё больше.
   Спустя ещё неделю в камеру зашёл давишний мужик и показал газету с описанием моих художеств. Конечно, по сравнению с тем, что было, в газете сильно преувеличили. Мужик спросил: это правда? Я ответил, что не имею понятия. Мужик восхитился, ну ты силён бродяга. Придётся тебе проехаться в одно место. Я примерно представлял в какое место повезут, но действительность превзошла ожидания.
  
  
  
  
   -2-
  
  
  
  
   Эти деляги растащили военноне имущество, оставшееся после развала СССР и не только СССР. Оказалось, что те станки, которые покупали для СССР за десятки миллионов долларов каждый и были проданы нынешними правителями на металлолом, эти ворюги утащили в свою берлогу. Уровень технологий в империи, до контакта с нашей планетой, примерно соответствовал начале двадцатых годов двадцатого века. Поэтому, даже старое военное имущество для них огромный рывок вперёд.
   Берлога имперцев находится в Уральских горах. Это туннель для перехода на другую планету, точнее множество других планет, из которых и состоит их Российская империя.
   Когда нам пишут в газетах, что загорелся и взорвался очередной склад боеприпасов, на самом деле никакого склада нет. Генералы, получившие взятки поджигают то, что осталось от разворованого имущества для сокрытия воровства.
   Меня привезли на площадку около входа в тоннель. Это стоянка для большегрузных автомобилей дальнобойщиков. Нельзя сказать, что совсем обыкновенная площадка, так как на ней идеальный порядок. Если видишь такой порядок, сразу понимаешь, что оказался среди инопланетян. Когда выразил своё мнение по этому поводу, то сопровождающий мужик засуетился, исчез и вскоре появился ещё с одним мужиком. Они спросили, чего здесь от инопланетян? Всё, ответил я. Пешеходные дорожки, да в добавок к этому чистые, клумбы с цветами, туалеты из которых не несёт испражнениями. Нигде не одного обрывка газеты или полиэтиленового пакета. Машины, помытые и свежепокрашенные. Нигде не видно неопрятных личностей, которые выходят к автостоянкам либо клянчить, либо грабить.
   Мужики непонятливо переглянулись, дескать, что я имею ввиду? Ну, Вы мужики, убогие. Вам надо побывать там, где обычная стоянка для автомобилей. А ещё лучше, расспросите водителей дальнобойщиков, они Вам в красках расскажут.
   Больше говорить с мужиками не пришлось, меня перевезли на ту сторону в обыкновенном автобусе с другими детьми. Оказывается эти ребята зачем-то собирают беспризорников и переправляют на свою сторону.
   Потом я понял для чего. Дети беспризорными не должны быть. У наших ворюг в правительстве бытует теория о том, что дети не хотят жить в детских домах, поэтому убегают. Если этих сволочей из правительства посадить в детский дом на одну ночь, они не просто убежали, а ещё и обсерились со страху.
   Нас разделили по способностям, кого-то направили на обучение, кого-то приставили к делу, которым хочется заниматься. Мне же сказали, что к делу приставлять нельзя из за серьёзной болезни щитовидной железы. Всю жизнь придётся принимать лекарства. Почему персональный врач не выявил заболевания, не совсем понятно. Заболевание врождённое.
   У меня-то конечно есть ответ на вопрос, но какой смысл распространяться перед инопланетянами? Почти двадцать лет наблюдают за жизнью на нашей планете и не разобрались.
   Мне предложили поискать занятие по душе. Единственное, чем хочется заняться, забрать денежки из Панамского банка, которые оставил отец, когда понял, что на нас объявлена охота. Там немного, но на мой век хватит. Порядка десятка миллионов баксиков.
   Мой воспитатель, после консультаций, предложил слетать в Панаму за деньгами. Баксики ребята решили оставить себе, а мне выдать эквивалентное количество золота в банке Российской империи. Ребята из империи многое могли, в том числе официально объявить моим опекуном. После некоторых формальностей и проверки отпечатков пальцев я получил деньги и передал ребятам. А, в банке Российской империи оказалось золото и неожиданно много. Дело в том, что золото в империи добывается со многих планет, в том числе и ненаселённых. Поэтому, стоимость золота в империи примерно в пять раз меньше, чем на Земле.
   Несколько ребят и девочек, с которыми меня переправили в империю, решили стать пилотами. Они проходили интенсивное обучение на боевых самолётах. Пообщавшись понял, что мне не усидеть в школе. В куклы тоже не играю, выходит необходимо искать занятие по душе.
   Решил поездить по стране, конечно, в сопровождении воспитателя. Деньги есть и я тратитил их на путешествия. Побывал в Германской империи и Англии. Со скуки, от нечего делать изучал языки, английский и немеций. Не то, чтобы смотрел в книгу и со словарём читал газеты, а общался с обслугой в гостинице и магазинах, разговаривал с народом на пляжах или в кафе. К концу почти годичного путешествичя неплохо говорил и писал на английском и немецком. Примерно как средний пролетарий англичанин или немец.
   В конце концов надоело болтаться по англиям и германиям, и я вернулся. Куда возвращаться? Некуда. Конечно, имперцы устроят в школу и будут наказывать за невыученные уроки, но мне даже думать об этом тошно. Спросил у воспитателя, что думает по этому поводу?
   Вернувшись в империю, воспитатель сходил на консультацию в одно очень интересное учреждение как я понял, примерный аналог КГБ и сообщил, что в учреждении про меня знают, только не знают откуда именно, из какой страны я прибыл. Если будут спрашивать, то надо называть совсем другую сторону света. Воспитатель поднатаскал по этому вопросу и через некоторое время меня пригласили в жандармерию, и очень вежливо спросили про подробности биографии.
   Нет, сказали они. Нас не интересует, что написано в газетах про Ваш случай. Нас интересует, что на самом деле. Всё подробно рассказал и описал. Следующий вопрос: сколько мне лет на самом деле? Сколько, сколько. Недавно стукнуло одинадцать. Мне пояснили, что девочки в моём возрасте должны играть в куклы, а мальчики в паровозики. Ну, а мне, во что прикажете играть, в куклы или в паровозики? Нагло спросил я.
   Слушатели повертели головами в тесных сюртуках голубого цвета и сообщили с сомнением в голосе, что имеется у них одна идея. Но как бы выразиться поудобнее. Не то, что они выражают сомнение в моих способностях, нет. Наоборот, не чересчур ли способный мальчик? Не надо ли немного пубавить способностей?
   -Это Вы что, намекаете на психушку? Злобно вызверился я.
   -Нет, зачем же так прямолинейно. Просто надо немного помягче с окружающими. Если Вы, молодой человек, не пообещаете быть немного помягче, то наше сотрудничество не начнётся. И не думайте о психушке. Это не наш метод. У нас всё гораздо проще, паф и на кладбище.
   Я усмехнулся:
   -Похоже Вам светит психушка, а я совершенно мирный человек. Никто из покушавшихся на мою жизнь ещё не жаловался. Впрочем, если Вас смущает, то я буду сдерживать себя, если конечно, речь не пойдёт о целосности шкуры.
   Мужики заявили, что нужен тайм аут для консультации с разного рода специалистами и меня, в своё время, известят о следующей встрече.
   Десять дней я совершенствовал произношение по английскому языку, тем, что доводил до белого каления учительницу английского из местной школы. Она говорила, что так как я говорю не говорит ни один настоящий англичанин. В ответ я спрашивал, где она видела хоть одного настоящего англичанина? Все англичане, которые приезжают в Россию жулики и воры. Их разыскивает полиция за совершение преступлений в Англии, вот они и укрываются от правосудия в России.
   И всё это на английском языке, учителка на своём, как ей кажется чистом английском, а я на своём природном английском. Причём некоторых слов учителка не понимала. Таких слов нет в учебнике и на практике, которую она проходила в графстве Сусакс, слова не встречались.
   Всё хорошее имеет свойство кончаться как и неприятности, которые со временем заменяются на другие неприятности и ты совершенно перестаёшь думать о прошлых, таких милых неприятностях.
   За мной пришли и объяснили суть вопроса в который решили встроить. В английской колонии, которая называется Канада, имеется городок. В городок, примерно сто лет тому назад, был сослан один из претендентов на английский престол, некий принц. Но те, кто ссылал принца, уже не помнили, что в этом же городке живёт сосланная претендентка на английскую корону, некая герцогиня.
   Так получилось, что у них появились дети, а затем и внуки, и так далее, и так далее... Когда об этом узнала английская королева было уже поздно. Времена настали другие и поскольку англичане заявили на весь мир о том, что они просвящённыё европейцы, в отличие от прочих дикарей, то зарезать наглых наследников принца и герцогини никак не получалось. Но, королева проявила терпение и претенденты на корону мирно умирали от разных случайностей. Когда российские жандармы узнали о существовании живых претендентов, имеющих больше прав на престол, чем королева, то направили в Канаду человека.
   Через несколько дней, после его прибытия в городок, группа школьников отправилась на прогулку в лес. Дело было зимой, на детях тёплые одежды и простое оружие из которого можно пострелять для развлечения. Нечаянно, кто-то из детей пулей выстрелил в мальчика одинадцати лет, одного из претендентов. Дети испугались, побросали пожитки и бросились обратно в город. Но, мальчик превратился в огромного оборотня, набросился на детей и растерзал. Всего девять детей.. Многие из них родственники местных богатеев и городского головы.
   По крайней мере такова неофициальная версия происшедшего. Официальная версия этого прискорбного случая в том, что дети выстрелами привлекли стаю волков, они и порвали детей. Следов не сохранилось, так как шёл сильный снег, однако, кое кто из охотников, посланных для облавы на волков, видел огромные волчьи следы и рядом отпечаток босой ноги, принадлежащий мальчику, примерно одинадцати лет.
   Жандарм, посланный на поиски претендентов пошёл вместе со всеми на облаву для того, чтобы оставить отпечатки следов на снегу. Перед облавой, он повстречал в лесу троих убийц, убивших детей, под видом налёта волчьей стаи. В ящике, который они тащили, было тело убитого мальчика. В результате допроса выяснилось, что тело мальчика нужно для доказательства исполнения заказа.
   После облавы жандарм побеседовал с человеком, требовавшим докательства. Конечно тот, кто требовал доказательства, умер как и трое исполнителей убийства. Жандарм ещё посидел некоторое время в засаде, рядом с домом джентльмена, ждущего доказательств. Как и ожидалось, джентльмена навестили ещё трое не джентльменов, намеренные расправиться с джентльменом. Жандарм побеседовал и с ними. Потом оставил отпечатки больших волчьих лап рядом со следом босой ноги ребёнка.
   Городок, где нынче находится жандарм, на осадном положении. Никого не выпускают из города, по улицам ходят патрули из жителей. Все боятся нападения оборотня. Надо помочь жителям расслабиться. Оборотень должен явиться к жителям и сказать, что не сердится. Все, кто пытался обидеть оборотня умерли, кроме родителей мальчика, выстрелившего в него. Остальные должны жить спокойно, если не намерены обижать оборотня.
   Я удивился, так в чём дело? Пусть успокоит или упокоит жителей как ему больше нравится, раз такой умный.
   Меня поправили, дело в том, что мальчик умер.
   Как это умер? Опять удивился я, а кто же расправился со всеми претендентами на его шкуру? Уж не Ваш ли жандарм? Что-то я не верю в благородных жандармов, спасителей несчастных принцесс.
   Речь идёт не о принцессе, а о принце. Он должен явиться, чтобы подтвердить, что жив и объявить о своей милости, чтобы не беспокоить жителей. Так мне втолковывали как тупому.
   Ну, понял я. Понял, повторил я. Понял не тупой, что должен отправиться вместо мальчика и наказать виновных. У меня прямо руки на них чешутся.
   Все трое в голубых мундирах, расстегнули верхние пуговицы и повертели головами, как бы пробуя, не подвесили ли их ещё на верёвке за шею.
   Я подумал, что слегка переборщил и попытался успокоить разнервничавших жандармов:
   -Да, пошутил я. Ничего с жителями не сделается. Если сами, конечно, не помрут.
   Жандармы было успокоившиеся и облегчённо вздохнувшие, после последней фразы снова обеспокоились.
   Как мог успокоил:
   -Нет, нет. Я имею ввиду, что без моей помощи. Если меня ни кто не тронет, то и я никого не трону.
   А сам подумал, если узнаю, кто пацана загубил, то у живого яйца отгрызу.
   Наверно от таких мыслей сделался уж совсем хищный вид и жандармы снова с тревогой во взоре уставились на меня.
   Расслабился и подумал, что вроде мне нет дела до загубленного пацана. Только вспомню, как гоняли меня, так становится не по себе и понял, что не по себе становится и собеседникам. Надо учиться скрывать мысли.
   Ну, мою кандидатуру одобрили. Да делов-то. Надо появиться перед безграмотными и запугаными охотниками, когда у них не будет заряженных ружей под рукой и сказать, что я не сержусь. Затем зайти за ёлки и превратившись в волка убежать, оставив на снегу отпечатки больших волчих лап и босых детских ног.
   Началась подготовка к поездке. Я вспомнил как некий Марк Твен описывал страдания мальчика, у которого, на беду появилась тётка, принявшая его воспитывать с неослабевающим пылом.
  
  
  
   -3-
  
  
  
  
  
   Тебе через год исполнится семнадцать лет, пришла пора распрощаться с беззаботным детством и идти учиться.
   Это у кого было беззаботное детство? Возмутился я.
   Напротив сидели те же самые голубые мундиры, которые некоторое время тому назад, посоветовали прошвырнуться отдохнуть на юг. Я примерно полгода как вернулся из некой очень жаркой страны, где меня чуть не уморили этим отдыхом. Голубые мундиры полгода назад сетовали, что в любом деле может случиться накладка. Так произошло и со мной. Вместо отдыха я ввязался в разборки между братьями, претендующими на трон султана. Никто не хотел уступать и началась жестокая война всех со всеми.
   В стране много полезных ископаемых и желательно, чтобы верх взял претендент, который симпатезирует России. Но, как назло, все претенденты симпатизировали Англии. Англичанка как старуха на выданьи, не знала кого выбрать в женихи. И пока англичанка раздумывала, братья с усердием резали своих подданых.
   Один из братьев, мальчик на пару лет старше меня, умер по неизвестной причине. Впрочем, так объявили в английских газетах, что по неизвестной. Все в Арабии, так называлась страна, где всё и происходило, знали, что мальчик умер от отравы, которую подсунул английский посол. Таким образом узнали, кого англичанка выбрала.
   Все, кто стоял за мальчиком, понимали, что жить осталось всего несколько дней, пока очередной брат не явится и зарежет всех, кто воевал против. Одному из шейхов пришла в голову светлая идея. Объявить, что мальчик жив, просто немного приболел.
   Чтобы было кого предъявить народу меня утащили с пляжа, где я изображал из себя, самого себя и утащили в шатёр султана, что означает признание властелином их жизней. Я пытался командовать, но этих ребят было не переспорить и пришлось избавляься от них всех вместе, и по одному. Избавился и от английсклого посла. Он пришёл удостовериться, что я жив и выяснить, почему отрава не подействовала. Новая отрава, которую посол принёс с собой, была просто великолепна. Мне принесли чашку с питьём, но я исхитрился и отраву выпил посол. И правда, отрава просто прелесть, посол мучился почти неделю, прежде, чем околел.
   После околевания посла остальные братья осознали, что и их жизни угрожает опасность, и принялись устраивать разборки не между собой как обычно, а со мной. Потом один из братьев чего-то не то выпил, может съел, а подумали на меня. На самом деле, местным кадрам надоела резня и они решили уменьшить число претендентов на звание султана. Поняв это, ударился в бега. К сожалению, брата, который к моменту побега был ещё жив, достали булатным клинком. Его голову выставили на всеобщее обозрение, наверно, чтобы ни у кого не возникло сомнение, что и этот брат умер. Я остался единственным живым претендентом на трон и на меня объявили охоту.
   Несколько месяцев меня искали и в конце концов нашли. На счастье, англичанам надоел бардак в нефтеносной стране и они высадили десант. Я оказался на территории занятой англичанами. Местные кадры этого не стерпели и всем хором, чего раньше не замечалось, бросились меня отбивать. Небольшое количество англичан, вместе со мной, смогли удрать от разъярённых бедуинов.
   Англичане ещё два раза высаживали десант в Арабии, но каждый раз бедуины прекращали резаться между собой и принимались с охотой резать англичан. Тем более, что время от времени, я посещал некоторых из знакомых бедуинов и менял золото на оружие.
   Голубые мундиры вещали:
   -Поезжай ка в Англию под своим именем, поступи в престижный коледж для заведения знакомств среди английских аристократов.
   -Интересно, а какое имя Вы считаете моим?
   -Ну, как же, мы добыли тебе прекрасное имя. Имя, в котором объеденены имена двух царственных особ. Олбен дель Ордеман, если по английски или, если по немецки Олбен фон Ордеман.
   Это имя того загубленного в Канаде мальчика, за которого удалось удачно отомстить.
  
  
  
   -4-
  
  
  
  
   Я подошёл к стойке с рекламными оъбявлениями и нашёл нужное мне. Гостиница: адрес, цена за номер. Не в центре, но и не на окраине. Рядом большой городской парк. Возьму номер, если окна комнат выходят на парк.
   Приняли не очень приветливо. По одёжке встречают, да и возраст не серьёзный. Таким молокососам надо ходить держась рукой за мамкину юбку или орать в подворотне диким голосом потому, что начинаю осознавать себя как личность. Неохотно как мне показалось, дали ключи. Коридорный потоптался рядом и не увидев багажа, с презрением отвернулся. Расположился в номере и стал рассматривать лондонские путеводители. Спустя час или полтора, когда путеводители наскучили отправился за газетой. Купил несколько газет и принялся изучать. Прочитал несколько серьёзных статей, а затем обратилсчя к скандальной хронике. Нашёл, что искал, подпись под скандальными строчками.
   Поднялся с дивана, подошёл к телефону и позвонил в редакцию. Кореспондент оказался кореспонденткой. Я подумал, что баба даже лучше. Если мужику в любом деле от ворот поворот, то бабе, тем более красивой, легче общаться с модными бездельниками. Да и мне приятнее общаться с бабой. Хотя, если придётся зачищать концы...красивую бабу зарезать приятнее?
   Адрес редакции? Вот он. Да, это на другом конце города. Придётся переться чёрти куда. Вышел из гостиницы, поймал такси и назвал адрес. Обратил внимание, что у таксиста не работает счётчик. Приехал к редакции и выхожу. Таксист как бы неохотно, спрашивает плату за проезд. Дескать понаехали всякие, не знают, что за проезд платить надо. Я показал ему международный жест означающий, что платить не собираюсь. Он сначала не понял, а потом с кислой мордой выбрался из такси и пошёл в развалочку в мою сторону, дескать надо поучить молокососа.
   Но, я вошёл в дверь редакции газеты и таксисту ничего не оставалось делать как войти в ту же дверь. Я подошёл к даме, которая, судя по всему, изображала из себя нечто, вроде привратницы.
   Мадам. Обратился я к ней. Нельзя ли уделить мне толику Вашего внимания?
   Мадам оторвала взгляд от книжки, которую читала и посмотрела невидящим взглядом. Я взглянул на обложку. Ага, любовный раман, типа Джен Эйр. Автор романа некий Стефан Ковальски. Если не повезёт с поступлением в коледж, то займусь писанием любовных романов типа..."он вонзил, но что и куда не понял, поскольку был пьян..."
   Дама проскрипела голосом похожим на звук неохотно открывающегося заржавевшего замка:
   -Ты кто?
   Похоже дама либо сильно увлечена романом, либо в поддатом состоянии. Но, раз просят представиться, то почему не пойти на встречу пожеланиям увлечённых моим творчеством читателей. Я говорю моим, ибо, если собираюсь писать любовные романы, то необходим псевдоним. Пусть псевдонимом будет Стефан Ковальски. Я скромно представляюсь:
   -Стефан Ковальски.
   Дама не совсем поняла, какое отношение имеет сопляк, стоящий перед ней, к Стефану Ковальски. Однако вот оно, воплощение мечты. Глаза расширились и она начала приподниматься со стула, стоящего за небольшой конторкой. Медленно, но верно сознание обращает внимание на несоответствие между именем прославленого автора и стоящим перед ней пацаном в непрезентабельной одежде. Наконец всё сложилось и дама уселась обратно на стул. Суммируя увиденное, выразила итог наблюдений:
   -Чего тебе мальчик?
   Оновременно приближается таксист с уверенным выражением лица, какое бывает у унтера, когда гоняет новобранцев. Взгляд дамы переместился на таксиста. Внешность таксиста весьма примечательно. Похоже он араб или даже бедуин. Почему "даже", потому, что бедуины не признают людей, кроме тех, которые из его племени, за людей. Считают посторонних рабами или скотиной. Хорошо, хоть бедуинская религия не позволяет есть людей, хотя, если не считать человека за человека, то почему бы не полакомиться человечинкой, когда другого мяса нет.
   Наверно дама в панике нажала какую-то кнопку или у дамы ещё, что-то там имеется, потому, что открылась неприметная дверь и в хол ввалились трое охранников, похоже арабов. Что же видят охранники? Испуганную бабу за конторкой, худосочного пацана и огромную морду с наглым выражением на лице, если вообще эта морда может иметь лицо. Морда прет как танк на женщину с ребёнком и намеривается, по всей видимости, всех изнасиловать.
  Причём, если морду не успокоить хорошим ударом дубинки из за угла, то морда изнасилует и троих охранников.
   У прочих арабов с бедуинами имеются свои счёты и поэтому охранники надругались над беззащитным бедуином своими дубинками. Впрочем и бедуин не остался при своих. Он сумел таки, несмотря на численное превосходство охранников, нанести им ощутимый ущерб. Когда охранники выкидывали разъярённого бедуина за дверь, то я помахал бедуину ручкой и послал воздушный поцелуй. Это вызвало у него новый приступ неконтролируемой ярости и охранникам досталось ещё некоторое количество плюх. Охранники, в свою очередь, не остались в долгу.
   Охранники оставили бедуина в растерзаном виде на тротуаре, а сами остались караулить дверь от последующих посягательств на изнасилование отчаянным бедуином. Впрочем бедуин и не думал сдаваться. Он уселся в своё такси и принялся ждать, похоже он надеятся дождаться, когда я выйду из дверей редакции.
   Поскольку охранники занимались с бедуином, а даме было не чем заняться, то обратила внимание на меня. Этому способствовало в некоторой степени то, что я достал из пиджака бумажник и продемонстрировал наличие в нём множества купюр. Поэтому дама призесла более приятным голосом:
   -Чего ты хочешь, мальчик?
   Я заявил с наглой мордой:
   -Мадам, я пишу любовные романы и неплохо зарабатываю на этом.
   Мадам смотрела недоверчиво и по всей видимости обдумывала, как бы половчее избавиться от меня. Похоже, что ей пришла в голову мысль попросить об этом охранников, но, деньги, которыми я шелестел под носом, вызвали совершенно иное настроение. Она в очередной раз сформулировала вопрос:
   -Вам чего-то надо, молодой человек?
   Я сел на стул, стоящий рядом с конторкой и попросил:
   -Зовите меня просто Стефан.
   Дама поёрзала а стуле, устаиваясь поудобнее, уставилась на меня и временами её глаза опускались на пухлый бумажник, который я продолжал держать в руке. Я продолжил свою мысль.
   -Дело в том, что я собираю сюжеты романов из жизни. И мне хотелось бы услышать от Вас несколько занимательных историй, которые происходят с Вашими служащими. Больше всего интересуют стервозные дамочки. Такие, что стоит залезть под юбку как тут же срабатывает сигнализация и тучи адвокатов начинают суетиться с целью отсудить у бедняги, рискнувшего это сделать, кучу бабла.
   Дама недоверчиво посмотрела и ничего не сказала. Я продожил. -Мне не нужны фамилии и подробности, хотя без них описание становится не совсем живым, что ли. Я добавлю в романе необходимого антуража. Например, сегоднящняя потасовка обязательно войдёт в роман, для описания характера героя. В стремлении освободить возлюбленную, он приходит в дом врага. На него набрасываются братья возлюбленной. Он мог бы всех покалечить, но понимает, что посмей такое сделать как она отвернётся от него.
   Ваш облик и припишу героине романа. Вы скажете, что героини всех романов исключительно хороши собой и их возраст едва переходит за семнадцать. Но, я собираюсь написать другой роман. Про женщину, которая добилась успеха собственными силами и вот она влюбилась. Её семья всегда враждавала с семьёй любимого. Чёрт меня возьми! Я всегда мучаюсь, когда приходится подбирать имена героям. Конечно, можно брать из жизни, переставляя фамилии на имена и наоборот. Но, я считаю такую переделу постыдной. Например, Вы читали роман "Джен Эйр" Шарлоты Бронте?
   Так вот. В моём воображении всё перевернётся. Роман будет называться Эйра Джен, а автора романа будут звать Бронтен Шарлот. Как вам такая переделка?
   Дама открывала и закрывала рот не в силах справиться с переполняющими её чувствами. Как? Она? Будет? Гроиней очередного щедевра? Я продолжил:
   -Конечно, я поделюсь с Вами некой частью доставшейся мне славы, если захотите. Могу в предисловии к книге сообщить читателям о том, что прообраз главной героини сидит в редакции газеты и представляет из себя наивное и животрепещущее создание, готовое ответить бескорыстной любовью любому, кто проявит хоть толику внимания и оделит мимолётной лаской.
   По виду дамы понял, что говорю несколько не то, но остановиться уже не мог.
   -Вот я и говорю. Женщина. Она готова любить весь мир, а мужикам только и надо, что удовлетворить свою похоть. В результате, дама, готовая любить весь мир, любит только одно безащитное создание, свою маленькую собаку. Собаку назовём? Как мы назовём собаку? Для правдоподобия желательно присвоить собачке имя собаки, любой Вам знакомой дамы.
   Дама слегка расслабилась и спросила:
   -Вас не интересуют конкретные имена?
   Я как можно спокойнее и не стараясь быть чересчур убедительным:
   -Конкретные имена таят опасность наткнуться днищем романа на подводные камни судебных разбирательсв. Поэтому никаких подробностей, только для создания правдоподобности сочинению. Так как?
   Дама сочла возможным представиться:
   -Я Анна дель Бордбери, мой отец владелец газеты, я подрабатываю в редакции. Вообще я студентка, перешла на пятый курс Королевского коледжа, сейчас на каникулах. Ну, ничего, я проявила ангельское терпение, просидев в этом крысятнике почти месяц, зато через неделю отправляюсь в Ницу. Рядом с Ницей княжество Монако, наверно слышали, там замечательные казино. Давно хотела побывать в них. Но, отец против игры. А, я кажется отдала бы всё, чтобы сыграть. Отец хочет, что бы я научилась зарабатывать на жизнь, поэтому не даёт денег.
   Смотри ка как подействовали мои откровения? Это не новости. Зря что ли покупал, а затем читал дурацкие газеты. Особенно самую дурацкую из них: Лондонское время. В редакции газеты разговариваю с дочерью владельца. Ну, что же продолжим.
   -Какая удача, что Вас встретил. Я собираюсь поступать в этот же коледж.
   Выражение лица Анны изменилось. Поступить в Королевский коледж для женщины всё равно, что выйти замуж за принца крови или по крайней мере, стать любовницей принца. Для мужика, поступление в коледж означало, что он, повидимому, принц. Возможно я чуть чуть преувеличиваю, но без проблем в коледж поступали только принцы и их любовницы. Студент Королевского коледжа, это статус. Как максимум статус принадлежности к королевской семье. А как минимум? Не знаю какой минимум у студента коледжа. Возможно владелец газеты имеет компромат на короля или принца наследника и шантажом добился поступления дочурки в коледж. А, может он оказал нынешнему канцлеру поддержу в неком начинании и вознаграждение захотел получить не деньгами, а поступлением дочи в коледж? Надо подробнее посмотреть газеты за прошедшие пять лет.
   Анна поняла, что перед ней появился принц мечты. Но как же зовут принца? Стефан Ковальски, неужели это имя принца? Я по выражению лица Анны осознал, что если буду настаивать на имени Стефани Ковальски, то стану в её глазах бессовестным лжецом. Счёл возможным успокоить дамочку:
   -Стефани Ковальски, мой псевдоним.
   У Анны в глазах появилось понимание. Как же, принц не может писать романов, ну а под псевдонимом, почему бы и нет? Говорят, что Шекспир, это псевдоним некого графа, пописывашего в своё время. Мы разговорились и Анна выкладывала новости о своих знакомых и родственниках одну за другой. Сначала стеснялась называть подлинные имена и присваивала псевдонимы, но потом запуталась и начала называть так как есть. Я быстро как мог чиркал ручкой в записной книжке. У меня был диктофон, украденнй в США имперскими ворюгами, но для того, чтобы показать интерес к рассказу дамочки приходилось строчить ручкой как из пулемёта. По ходу рассказа задавал наводящие вопросы. На самом деле меня интересовало только одно: порядки и нравы, царящие в Королевском коледже.
   Анне скучно сидеть в холе, несмотря на наличие завлекательной книжки. В роли слушателя, а возможно и партнёра по будущим шалостям я, несмотря на молодость, вполне подходил. Договорились встретиться и я обещал сообщить настоящее имя, только после того как посидим в ресторане. Спросил у Анны, пустят ли меня в ресторан с дамой или так не принято среди англичан? Она отмахнулась и сказала: если попадутся знакомые, то представит меня родственником, которого просили познакомить с Лондоном.
   Анна проболтала до конца рабочего дня, заканчивавшегося в шесть вечера. Договорились встретиться в ресторане около десяти. Я сказал около десяти потому, что как все дамочки, Анна непременно опаздает. Даже предложил подъехать на такси, но она оказалась сообщив: папочка ради такого случая даст машину. Не каждые день кавалеры приглашают дочку в ресторан. Анна просила, если зайдёт разговор о встрече сказать, дескать она заработала ужин в ресторане. Оказывается, папочка приплачивает дочке к заработанным деньгам ещё столько же.
   Попрощавшись с Анной, в радужном настроении от того, что дело, ради которого прибыл в Лондон заладилось, вышел из редакции и увидил ожидающее такси. Твою мать! Только этого недоставало. Таксист. Сейчас начнутся разборки и придётся мочить. За несколько последних лет, столько раз приходилось убивать всевозможных претендентов на мою жизнь, что даже не возникло сомнения о способе избавления от приставучего таксиста.
  
  
  
  
   -5-
  
  
  
  
   Я уселся в такси. Таксист, дождавшись, когда расположусь в салоне как показалось, приступил к расчистке места для драки.
   -Я узнал тебя Об Халиль, ты сын султана Адиля ибн Демира. Ты убежал с англичанами, когда почти настигли люди твоего брата.
   Нет оскорбления страшнее того, когда говорят, что ты убежал с поля боя, показав врагу спину. Весь род того, кто убежал презирается. Любой бродяга считает своим долгом явиться в родовоё поселения и взять всё что желает. Конечно, бродягу зарежут. Но, затем явятся ещё бродяги, а потом придут соседние роды, считающие, что род воспитавший труса, не сумеет защитить своё. Постепенно от рода труса не остаётся даже названия. Вместо родового имени тем, кто чудом остался жив после геноцида, даётся прозвище "он из рода показавшего спину". Но, я не бедуин и меня не особенно трогают бедуинские подначки.
   -Я тоже тебя узнал Саид бен Вали. Ты брат шейха аль Тахира.
   Я не стал отвечать бедуину той же монетой, узнав только сейчас, когда он сказал, что узнал меня. Его брат пожелал зарезать меня в единоборстве. Те самые шейхи, которые хотели за счёт моей шкуры удержать воинов в повиновении, подставив вместо отравленного сына султана, подставили ещё раз. Когда люди шейха аль Тахира, окружили небольшой отряд из воинов и шейхов сопровождавших меня, то шейхи, от моего имени, вызвали Тахира на дуэль потому, что иного шанса уцелеть не было.
   Они понадеялись, что пока длится наша схватка, пусть очень быстротечная, успеют скрыться. Когда сказали, что предстоит дуэль и рассказали о дуэльных обычаях, я понял, что жить осталось совсем немного. Самое поганое этой истории в том, что, шейхи решили за счёт моей смерти выиграть, хоть немного мгновений жизни для себя. Похоже на фантастический сюжет, продлить свою жизнь, за счёт укорачивания чужой.
   Их было четверо. Все хитрожопые и много раз выходившие в схватках победителями. Но как я понял, они становились победителями только за счёт хитрожопости. Очень удачно получилось у них похищение и подстава, вместо убитого сына султана. Они решили, что от страха я потерял рассудок и не буду сопротивляться планам уцелеть за мой счёт как уже было не раз. Сунули в руки пару коротких и тонких кинжалов, если судить по моим габаритам, то настоящие сабли.
   Ненависть к этим жирным негодяям переполняла и неожиданно, даже для себя, перерезал им глотки. Они не поняли, что произошло, так быстро всё случилось. Я стоял в шатре один, если считать живых, в облитых кровью одеждах. Подумал, что умирать всё равно как, одетым или раздетым и снял всё, кроме нижнего белья. У на мне осталась трикотажная рубаха под цвет песка и такие же штаны.
   По правде говоря, не было никаких шансов в единоборстве с Тахиром. Но, я был в курсе, что он уже не молод, а в таком возрасте не следует носиться по пескам. Лучше и здоровее сидеть на печи дома и потреблять многочисленные лекарства, от разного рода заболеваний, в том числе и глазных. Из того, что я слышал, у Тахира было плоховато со зрением, в моменты сильных переживаний появлялась куриная слепота.
   Воины, ожидавшие моего появления у шатра, увидев, что я раздет и кроме двух кинжалов в руках, никакого оружия, расступились. Подойдя к небольшой лошадке, на которой всегда ездил, молча взгромоздился и отправился на смерть.
   Шейх аль Тахира стоял на противоположном бархане со своими воинами. Увидев меня, половина войска заорала, что-то оскорбительное, а другие, как казалось, стыдливо опустили головы. Шейх на лошади ринулся с вершины бархана вниз, навстречу. Не ожидая подобной прыти, слегка удивившись, чего его так разобрало, тоже, но неторопясь, поехал вниз.
   Неожиданно, шейх выхватил револьвер и принялся палить в мою сторону. Вообще говоря, правила поединков не приветствуют огнестрельного оружия, а уж, когда один из дуэлянтов только с кинжалами, то палить из револьвера моветон. Однако, победителей не судят, это правило распространено и среди бедуинов.
   На всякий случай сполз с лошади, пустил лошадку вперёд и пошёл пешком. Трибуны замолкли. Оказалось, что я оскорбил Тахира дважды. Первый раз, когда вышел на драку в нижнем белье, это оскорбление снимается посажением оскорбителя на кол, а второе, ещё более страшное, в том, что идёшь бится пешим на конного. Любой, у кого нет денег на лошадь, против врага выступает пешим. Это нормально, когда нет лошади, а когда она есть, то страшнее оскорбления нет. Смыть позор можно только, если зарежешся здесь же, у всех на глазах.
   Тахир, чтобы смыть позор, решил зарезать меня, но бедняга переволновался и ослеп. Может он и видел лошадь, но меня, одетого в цвет песка, да ещё небольшого и худощавого, это вряд ли. И Тахир, как все слепые, принялся бестолково размахивать саблей как бы отбиваясь от невидимого врага. Не торопясь иду к Тахиру и понимаю, что если приближусь к его клинку, то я покойник.
   Подобравшись поближе, метнул один из кинжалов и очень удачно. Кинжал попал в лицо шейха. Чего, чего, а бросать ножи, я учился у охранников с ясельного возраста. Дуэль имела самые неожиданные последствия. По правилам дуэли победитель получает всё имущество побеждённого, даже воинов. Зрителям показалось что, я победил шейха перекинувшись оборотнем, иначе почему, стоя на месте, он отбивался от невидимых демонов. После матча мне присвоили кличку "оборотень",почётное прозвище человека, который обманом вынудил других зарезать ближнего. Теперь перед моими титулами стали употреблять слово "Об".
   Тахир нарушил дуэльный кодекс, выйдя конным против пешего и потом, применять огнестрел против практически безоружного противника не полагается, вот и наказал его всевидящий. Последствия неправедного поведения на дуэли караются разграблением имущества побеждённого, в пользу победителя, причём родственники побеждённого становятся рабами победителя, ибо так повелел всевидящий.
   По законам бедуинов брат погибщего шейха становится сам шейхом, только не в том случае, когда щейха настигает карающая рука всевидящего. Если бы брат шейха не убежал от бедуинов, то он стал бы рабом, пусть не моим, так как и я бежал, а любого другого желающего иметь раба. Впрочем, желающих иметь рабом брата, наказанного всевидящим, наверно не нашлось бы и его зарезали, даже не как скотину, а как мешающую проходу ветку.
   Когда я вернулся к шатру, то один из воинов, самый старший по возрасту, чего его жалеть, он уже пожил, сказал, что из шатра никто не выходил. Я понял, что они не осмелился войти в шатёр и решил разыграть козырную карту. Я заорал, что есть мочи: ищите всех, кто собрал мешки и готовится удрать.
   Нашли слуг и родственников шейхов, которые собрали вещи и ожидали шейхов для того, что вместе кинутся наутёк. Приказал их раздеть и мы увидели золото висевшее на теле. Зашёл в шатёр, затем вышел и крикнул: отрубите им головы, они убили шейхов и хотели удрать с награбленным. Что-то немыслимое, чтобы слуга осмелился поднять руку на господина и украсть деньги. В результате беднягам, так хотевшим бежать и тем самым сохранить шкуры, отрубили головы. Воины, окружавшие меня, остались без шейхов. Люди шейха Тахира побоявшись, что другие племена разорят род, попросились под руку султана. Таким образом, у меня в подчинении оказались пять племён без шейхов, которые султан обязан защищать.
   Всё это было, кажется, сто лет тому назад, а на самом деле, наверно, не прошло и двух лет. Но, вернёмся к действительности.
   Саид попытался продолжить обличения.
   -Зачем ты сделал так, чтобы меня унизили, Об Халиль?
   На поставленный вопрос принято отвечать обвинением.
   -Почему ты не узнал меня, Саид?
   -Я узнал тебя Об Халиль, когда ты послал воздушный поцелуй. Зачем тебе моя душа?
   Когда я настаивал на повешении врагов, вместо того, чтобы издеваться над ними сутками, для проверки стойкости, меня посчитали мягкотелым интеллигентом. Для укрепления демонического облика я, после повешения очередного врага, посылал в его сторону воздушный поцелуй. Бедуинам же пояснил, что таким образом забираю души убиенных врагов в рабство. Они, то есть души, будут рабами всё оставшееся до скончания мира время.
   Иногда, чтобы сделать более уступчивыми собеседников, делал вид, что подношу руку к губам. Как правило, после такого пассажа переговоры успешно оканчивались. Но, позже я узнал, что среди бедуинов появилось поверье, если подношу руку ко рту, то надо успеть отрубить руку, а ещё лучше срубить голову. Понятно, что экспериментировать подобным способом я не мог позволить и на всякий противопожарный случай решил руки, в чужом присутствии, ко рту не подносить.
   Таким образом появилась её одна страшненькая легенда, что я питаюсь только душами, а ничего земного в пищу не употребляю. Это поверье, собственно как все поверья, имело обратную сторону, пониже спины. Мне перестали приносить еду и питьё. Приходилось выкручиваться, сам не знаю как.
   Надо расставить все точки над бедуином, может пригодится для каких-нибудь беззаконных целей?
   -Откуда я знаю Саид, может ты послан убить меня, одним из тех, кто хочет занять трон. Если, сделаешь это, то твоя душа будет рабом до скончания мира. Тебе придётся служить, пока мы живы, а твоей душе и после смерти, некоторое время.
   Конечно, Саид как все правоверные, верящие во всевидящего, заботился о том, чтобы душа попала в рай. То, что душа вместо рая попадёт в рабство к демону, его совершенно не устраивало.
   -Могу я узнать Об Халиль, что должен сделать, чтобы дуща не томилась в рабстве?
   Очень простой ответ на столь простой вопрос.
   -Я отпущу душу после того как прослужишь пять лет. Если умрёшь выполняя моё поручение, то душа обретёт покой. Но, смотри Саид, если захочешь обмануть, то душа не получит свободы, даже поле окончания мира.
   Наверно он успокоился, всё равно, по законам его общества, должен служить как раб, а тут всего пять лет, мелочи.
   -Я понял Об Халиль и не обману.
   Вот и славно. Я подъехал к гостинице и отпустил Саида, заплатив за весь день ожидания, он удивился. Он думал, что раб должен работать бесплатно и высказал это мне. Ну, а на какие шиши будешь покупать бензин? Задал я вопрос. Саид успокоился и сказал, что понял меня. Да, добавил я, не забудь как следует питаться и одеваться, а если приглядишь хорошенькую женщину, договорись с ней за деньги. И не экономь, ты нужен здоровый и сильный. По моему, замечание насчёт здоровья и силы слегка насторожило его, как бы я не удумал некой пакости?
   Следующую неделю плотно общался с Анной. По делам на такси развозил Саид. Для создания облика джентльмена пришлось пойти на расходы и приобрести наряд приличествующий ученику Королевского коледжа: синий пиджак, светлые в тон брюки и туфли коричневого цвета. Анна рассказала, что после оглашения списков поступивших в коледж, цена на одежду для учащихся сильно возрастает.
  
  
  
  
  
   -6-
  
  
  
  
  
  
   После отъезда Анны на курорт, предоставленный самому себе, сообразил план наступления на Королевский коледж. Не поступления в коледж, как полагают многие наивные интеллигенты, а наступления на него. Для не верящих в чистоту моих планов приведу пример из жизни. Как в Российской федерации поступить в МГИМО? Никак, только наступлением на детородные органы членам правительства и ректората института.
   Примерно через неделю, после отъезда Анны на курорт, созрел сочный и мясистый план наступления. Я приехал к зданию государственной канцелярии, где царил канцлер. Канцлер, тоже Ордеман и даже претендующий на приставку дель. Зашёл в приёмную, если останавливали по дороге, то представлялся и говорил, что направляюсь на встречу с дядей. Понятно, что никакой он не дядя, но такое представление лучше действует на чиновников.
   Один из многочисленных секретарей дяди подошёл собственноручно поинтересоваться, зачем мне нужно свидание с дядей. Я несколько раз решительно говорил, что не собираюсь ничего рассказывать бездельникам, зря жрущих хлеб дяди, но, похоже этот человек может решить проблему. Отведя секретаря в сторонку, попросил присесть.
   Господин, Клоц, так звали секретаря, немного удивился такому своеволию, но ничего не поделаешь, родственничек, чёрт бы меня побрал. Подобных родственников к канцлеру, в день приходит не меньше десятка. Господин Клоц, лысоватый и плохо одетый господин, видимо обременён большой семьёй. Такой и нужен.
   Интимно взял его под руку и зашептал:
   -Я, господин Клоц, принял решение поступить в Королевский коледж и хочу, чтобы дядя замолвил словечко. Однако, представляю какой напор предстоит выдержать дяде в том или ином случае. Множество достойных людей просят того, чего я не осмеливаюсь. Да и выбор у дяди богатый, как бы не потеряться в списках соискателей. Вы меня понимаете, господин Клоц?
   Господин Клоц прекрасно понимал наглеца. Он решил поступить, видете ли! Как будто что-то зависит от решения сопляка. Господин Клоц так и хотел сказать, этому маленькому прохиндею, но негодяй опередил мысли господина Клоца. Он сказал шёпотом:
   -Десять тысяч золотых до и столько же после.
   Такая сумма заслуживает внимания чиновников даже более высокого ранга, чем господин Клоц. Если вспомнить, то зарплата господина Клца составляет едва ли двести золотых в месяц. Десять тысяч, это зарплата за четыре года, а ещё столько же, это ещё четыре года. И госпоин Клоц из опасения, что кто-нибудь из здешних мздоимцев перехватит выгодного посетителя, отвёл господина дель Ордмана в более приспособленное для разговора помещение, маленькую комнатку, где серетарь обитал.
   Я разъясняю план секретарю:
   -Вы, господин Клоц, показываете канцлеру список злоупотреблений, которые допустил на посту ректора Королевского коледжа господин Ропабери. Канцлер, звонит ректору и сообщает, что завтра всё будет опубликовано в одной пакостной газетёнке, что означает неприятные последствия для ректора. Задача секретаря, то есть Ваша, господин Клоц, при телефонном разговоре сказать, так, чтобы ректор услышал по телефону Ваши слова: заходил Олбен дель Ордеман и просил, чтобы Вы рекомендовали его в коледж.
   После моего звонка, если мы договоримся с ректором, Вы звоните ректору и сообщаете, что тревога ложная и удалось всё уладить. Канцлера о такой мелочи извещать не надо. И правда, никаких публикаций не будет. За эту мелочь Вы, господин Клоц, получаете десять тысяч. Если меня занесут в списки учеников коледжа, приношу Вам такую же сумму.
   Конечно, господин Клоц не возражал стать на двадцать тысяч богаче.
   События протекали как на хорошей реке. Если необходимо добраться до какого-то места ниже по течению, бросаете вёсла и только немного подруливайте, река вынесет куда надо, так и я. Сообщил ректору о намерениях, ректор рассмеялся в лицо. Дождался, когда ректору позвонят и сообщат, то чего я ожидал. Ректор быстро пошёл на уступки. Я тут же позвонил и сообщил, что мы договорились. Затем позвонил господин Клоц. Вот и всё. Обошлось поступление в коледж несколько дороже, но дешевле, чем можно было ожидать.
   Вот я и студент. Анна предупредила, что в первый учебный день занятий не бывает. Проводят торжественные мероприятия, затем старшекласники рассказывают, какие клубы имеются в коледже и что необходимо, чтобы зачислили в клуб. Например в клуб, где состоит принц наследник, обучающийся на третьем курсе, поступить невозможно. В клуб, состоящий из представителей стряпчих, адвокатов и прочей нечисти, пускают всех, но никто не желает в него вступать.
   В первый день на занятия не пошёл. Зато на второй день началось, то чего опасался больше всего. Старые пердуны, именуемые преподавателями, несли всякую чушь от доски. Какой-то выживший из ума старик расказывл, что спорные конфликты необходимо решать мирным путём, переговорами и при содействии адвокатов. Что-то не помню, чтобы англы приглашали адвокатов при моём отравлении, точнее отравлении сына султана. Я иногда отождествлял себя то с султаном, то с его сыном.
   От лекций складывалось ощущение, что на меня навалилась орда диких варваров, всё ещё обитающих на оловянных островах и бегающих по горам, голышом и с дубинками.
  
  
  
  
   -7-
  
  
  
   Преподаватели жёвали так, что знания напоминали блевотину. Непонятно, почему не тошнило на занятиях? Были и хорошие стороны в учёбе. Например, одна из учениц, эффектная графиня дель Коревиль, дочь герцога дель Амгубери и любовница принца наследника, несмотря на свои неполные семнадцать лет, устроила вечеринку по поводу семнадцатого дня рождения. Она пригласила всех, кто поступил в коледж.
   По правде говоря, это своеобразное вымогательство потому, что на вечеринке приходилось за каждый шаг платить. Например, захотел в сортир, а он платный. Кроме того, необходимо сделать подарок графине. Несколько подставных сновали между парт и собирали деньги на подарок. Сумма набиралась приличная. Бедной графине для удержания принца требовалось много денег.
   Любая потаскушка из дочек миллиардеров готова взять принца на полное содержание и тогда прощай статус королевской любовницы. Королевской потому, что бедняжка надеялась удержать принца до того времени, когда станет королём. Но, я подумал, что через двадцать лет графиня станет корова коровой, а столько молоденьких шлюх, в возрасте меньше семнадцати лет будут соблазнять короля, что у неё никаких шансов. Явка дворян на празднование обязательна, если графиня официальная любовница принца. Поскольку она неофициальная, то отказал вымогателям, пытавшимся присосаться к кошельку. И более того, нагло не явился на празнование дня рождения. Графиня посчитало игнорирование праздненства вызовом и прислала здоровенного молодого балбеса на разборки. Этот лорд, который учился в одной группе с принцем наследником заявился для объяснений.
   Закончилась первая пара. Я вышел из аудитории и остановился около окна. Здание коледжа построено в виде прямоугольника, внутри которого построены вспомогательные помещения. Напротив окна, где я расположился, остеклённый спортивный зал. Через окна хорошо видно несколко танцующих пар. Танец называется фехтованием. Молодые ребята бестолково размахивают шпагами, наверно изображая героев рыцарских романов. Мелькнула мысль о том, что устроители коледжа специально построили остеклённый комплекс так, чтобы драчунов было видно из окон учебного корпуса. Захотят молодцы повыёживаться перед девочками, вот прекрасное место, где можно показать какой ты храбрый.
   В реальном бою фехтовальщиков уже давно топтали лошадиные копыта. Настоящая боевая лошадь приучена давить копытом поверженого врага, чтобы не дай бог, не поранил лошадь, иначе и всаднику придёт писец. Конечно, из меня фехтовальщик никакой. Ради интереса ходил в зал помахать шпагой, но это оружие не по мне.
   Мне больше нравится полусабля. Она короче, легче, быстре, не мешается при ходьбе и скачке. С полусаблей можно жить как с бабой, всегда под боком. Попробый жить с саблей, а не дай бог со шпагой. Такой длины клинки вылазят из всех щелей и выхватить незаметно не получится. Почему незаметно? Потому, что перед дракой как правило, идут оскорбления, а затем выхватывание оружия из ножен. Так вот, если выхватил клинок раньше, то и живёшь дольше.
   Стою себе, смотрю в окно, поглядываю на танцы и никого не трогаю. В окне отражается коридор за спиной. Эта привычка, поглядывать за спину, прежде не раз спасала жизнь. Вижу как сзади подваливает некто и грубым голосом говорит: ты, чоли Олбен, долбен. Поворачиваюсь к уроду лицом. Ну и мужика прислала графинюшка на разборки. Косая сажень в плечах, морда просит кирпича, но явно, кирпичём ещё не разу не получала, поэтому такая наглая.
   Невдалике пасётся графиня с подружками, а как же, пусть знает наглец, что игнорировать графиню не получится, лучше лишиться денег, чем здоровья. Не собираюсь вступать в дискуссии с мордой. Поскольку я меньше по весу в два раза, а по высоте на голову ниже, делаю то, что и положено делать в подобных случаях. Коленом ударяю идиоту по яйцам. Он открывает пасть, но ничего сказать не пытается, наклоняется вперёд, а я добавляю коленом ещё раз, но уже в челюсть. Похоже яйца этому джентльмену могут пригодиться, а вот челюстью жевать не придётся примерно с месяц.
   Я сделал всё неправильно. Надо было не бить по яйцам, а ударить растопыренными пальцами в глаза и затем мочкануть урода. Но, в здешней реальности могут неправильно понять и устроить пышные проводы. Впрочем, я не остался бы в долгу, но с коледжем расставаться рановато. Надо отработать затраты на поступление.
   Наверно, никто из наблюдателей, а их было предостаточно, не понял, что произошло. Я повернулся лицом к подошедшему балбесу, с прекрасной фигурой, так нравящейся девочкам и предметом зависти всех мальчиков, независимо от возраста. Затем, по какой-то причине, балбес наклонился вперёд, потом откинул голову назад и упал на бок в позе эмбриона. Возможно, кое кто заметил короткие и быстрые движения моего колена, но вряд ли. Даже если и заметил, то не придал значения. Всё внимание было обращено на эту груду мяса для шакалов, а не на такого незаметного и щуплого меня.
   Прозвенел звонок, требующий прекращения развлечений и возвращения в аудиторию. Что же, придётся идти и продолжать вкушать блевотину, специально приготовленную для недоумков, которым предстояло в недалёком будущем управлять Англией, а возможно и миром.
   Однако графинюшку надо наказать. Если оставдять подобные прключения безнаказанными, то ей понравится и в конце концов, кто-нибудь сообразит подкрасться сзади не так как сделал предыдущий кусок мяса, а без предупреждения зарезать любимого мной меня. Надо что-то придумать. Конечно, после сегодняшнего сеанса мордотерапии графинюшку следует наказать физически.
   Пусть знает, каково это, почуствовать кулаки на собственной морде. Спрошу ка у Саида, нет ли знакомых, желающих подзаработать на мясе? Надо поставить её раком и надавать по жопе тяжёлым офицерским ремнём, да ещё с пряжкой. Нет, ограничемся ударами по морде. Надо так постараться, чтобы зубы остались целы, а то пожалуй, подумает, что за мной должок имеется. А, пряжкой по филейным частям, так это в интернете, насмотрелся на извращенцев.
   Ну, это всё мечты на ближайшую неделю. Что сейчас? Ага! Нашёл. К моей глубочайшей радости отношения между Англией и Российской империей опустились ниже плинтуса. Ангичане объявили, что российский дипломат с неприкосновенностью занимается в Англии шпионажем и посадили под замок. Российский император рассвирепел и приказал штурмом взять Ангийское посольство в Петербурге, особенно не церемонясь с тамошними длипломатами.
   Что и было сделано жандармами с глубочайшим удовлетворением, ибо на этих английских простипом давно чесались руки. Ангичане в ответ посадили под замок около сотни руссо туристо. Собственно их нисколечко не жалко. Судя по их заявлениям, это продажные твари и приехали в Англию, чтобы себя продать. Ну, хочешь себя продать, продавай, но зачем же после продажи орать: Россия помоги? Император опять приказал всех англичан, которые присутствуют в зоне российской юрисдикции хватать и сажать. Всего посадили около тысячи англичан.
   Государь император требовал, чтобы сообщили точно, сколько их сидит? Оказалось, что число сидельцев всё время меняется. То их тысяча десять, то девятьсот девяносто восемь. Государь рвал и метал и требовал, чтобы число сидельцев было равно тысячи. Ему пытались объяснить, что по закону больших чисел, тысяча ни как не выходит. Но государь орал: кто в России император? Я или закон больших чисел? В гневе государь изорвал несколько старинных портретов предков, имеющих английские корни.
   Спрашивается, а я здесь причём? Торговля между нашими странами остановилась на уровне абсолютного нуля. Поскольку в Российской империи стали появляться товары изготовленные по Земным технологиям, то до Англии эти товары не доходили, например шариковые ручки. Отец рассказывал, какой был ажиотаж, когда редкие иностранцы привозили в СССР ручки. Из за обладания шариковой ручкой могли убить.
   Меня посетил знакомый жандарм и похвалил за то, что удалось устроится в столь престижный коледж. Но, добавил он бочку дёгтя, мы понимаем, что тебе не усидеть за партой. Обговорив всё, что необходимо, он отбыл и оставил в подарок несколько наборов шариковых ручек. Ни у кого в коледже я таких ручек не видел. До сего дня старался ничем не выделяться из общей массы учеников, но раз судьба пометила задницу следом от сапога, то к чему скрывать обладание диковинкой?
   На первой же паре, после избиения беззащитного увальня, достал из кармана шариковую многоцветную ручку и принялся писать конспект. На меня искоса поглядывали множество девок, многие из которых имели замысловатые титулы, причёски и даже строгую форму украшали по своему как могли, бриллиантами. Те, которые сидели рядом и чуть позади увидели, что у меня в конспекте записи то одного цвета, то другого. Но, чем этот недоумок пишет? Почему недоумок? Поступить так как он поступил с другом самого принца? Хотя как я поступил, они понятия не имели.
   Все присутствующие и девки, и парни писали паркерами с золотым пером. Полный отстой, хотя такая ручка могла стоить доброй сотни золотых, а у некоторых, с украшениями из драгоценных камней, ещё дороже. Чем же пришет отстойник? Это про меня после стычки. Какое удивительное перо? Чоли ручка заполняется разного цвета чернилами? Какой эксклюзив! У него есть, а у нас нет. Надо срочно купить. Девки решили, что как только представится возможность пойдут магазин за ручками. После окончания второй пары подошла принцесса Андуландии осмелившаяся, несмотря на предполагаемый гнев его величества, сидеть рядом со мной. Принцесса спросила про перо.
   -Перо? Удивился я. Какое перо?
   Она бестолковому объясняет, что перо это то, чем пишут.
   -Разве? Ещё более удивился я. Я всегда писал шариком, есть такая шариковая ручка, которые выдают только приближённым к королю дворянам, для выделения путём эксклюзивности.
   Предложил принцессе проводить в ресторан. Оказвается в Андуландии принцесс как собак нерезанных. Её папа имеет множество жён и каждая рожает ему минимум по два ребёнка. Получается столько принцеес, что прокормить папа может только некоторых, остальные должны заботиться о себе сами. Ратути, так зовут нашу принцессу, одна из любимиц, но и ей достаётся не слишком много из карманов отца. Поэтому, принцесса должна ходить обедать в столовую. На ресторан денег не хватает.
   В коледже три питательных пункта. Один для дворян с титулами. В ресторане прилично кормят и вышколенная обслуга. У принца наследника зарезервирован столик и он приглашает за столик только избранных. Например, последнее время избраной была любовница. Остальные столики нарасхват. Дворяне побогаче, нанимают более бедных собратьев, чтобы перед окончанием лекции, они успевали занять столик поближе к принцу. За такую услугу платили золотом. Иногда, в дверях ресторана вспыхивали короткие стычки, между желающими заработать на пропой учениками.
   Ещё в одном ресторане еда из той же кухни, но в три раза дороже. Сюда ходят самые богатые, без титулов. Все остальные питаются в столовой. Жрачка там приличная, но без какой либо эксклюзивности.
   Мы с принцессой прошли мимо ресторана с принцем и мимо ресторана для богатых. Около столовой я кивком головы простился с принцессой и отправился дальше по коридору.
   Принцесса меня окликнула и спросила:
   -Ты, что ли не будешь обедать?
   Открыть принцессе страшную тайну. Сказал обернувшись:
   -Я обедаю у себя, в клубе.
   Анна рассказала, что в коледже есть ещё один питательный пункт. Но, к нему идти далеко, принц туда не ходит и хоть кормёжка в едальне приличная, но дорогая. В первый день занятий, во время обеденного перерыва, отправился в едальню, которая не пользовалась популярностью потому, что в неё не заходит принц. Мне на принца было..., причём много, поэтому зашёл в едальню. И правда, кормят хорошо. Но, вид у хозяина заведения унылый. Оказывается едальня убыточна. Хозяин вложил в дело достаточно много средств и теперь не знает как выкрутиться.
   Предложил выход. Он продает мне дело и передаёт права на аренду помещения. Я обязуюсь взять его на работу. Конечно, бывший унтер сначала покочевряжился, но другого выхода не видел и мы ударили по рукам. Мне это заведение понадобилось под клуб. Дело в том, что успешность или неуспешность учащегося определяется по клубу, в который сумел пробраться. Если я не желал быть членом никакого клуба, то пришлось организовать собственный клуб.
   В законе о коледже так и написано, что каждый ученик может воспользоваться правом создать клуб, а ректор обязан предоставить помещение. Поскольку помещения были разобраны сто лет назад, то новых клубов не создавали уже сто лет. Я оказался первым за последние сто лет, кто подыскал помещение и подал заявку на регистрацию клуба.
   Заявку зарегистрировали и я оказался единственным членом клуба. Правила коледжа дают целый год на то, чтобы составить устав для членов клуба. Например, если напишу, что члены клуба должны ходить с голыми жопами, то иначе в клуб не пустят. Но, я написал совсем иное. Желающие стать членом клуба должны заплатить лично мне тыщу золотых, а затем, при каждом посещении, ещё по десятке.
   Избавившись таким образом, от возможных претендентов на личное пространство и довольно большое, наладил быт. Я мог дневать и ночевать в клубе, не выходя в город, хоть всё время обучения. Но дела вынуждали появиться под светлыми очами раба Саида. На вопрос о судьбе графини Саид ответил положительно. Запретил ему принимать участие в этом развлечении, а сказал, чтобы нанял специалиста своего дела, грабителя и тех, что получше. Да, предупредил Саида, скажи своему протеже, что зубы графини должны остатся целыми.
   На следующий день графиня не появилась на занятиях. Я удивился такой оперативности в исполнении желаний, а потом подумал, что наверно, мои желания совпали с желаниями специалиста, от того дело провернули быстро. Для прояснения ситуации купил дневные газеты, но никаких упоминаий о нападении на графиню не обнаружилось. В течении дня принц посылал друзей в нашу группу для того, чтобы узнать появилась графиня или нет. Во время обеда, принца утешила дочка одного из стальных королей, которую он пригласил за столик в ресторане, назначив таким образом, неофициально конечно, очередной любовницей.
   На в перерывах между занятиями подходят ученицы и итересуются замечательным пером, которым пишу. Многие просят показать перо, но я отшучиваюсь и говорю, что как только станут избранницами его королевского величества, тогда взьмут в руки подобное перо. Мои дурацкие шутки имели неожиданное последствие. Девки смотались на третий курс и вызнали, чем пишет принц. Оказалось, что у принца обыкновенный паркер с бриллиантами, подаренный бывшей любовницей.
   Выходит, что принц не избранный? Девки быстро сделали такой вывод и смекнули, что его величество недоволен наследником, а самые продвинутые предположили: его величество решил назначить наследником младшего сына, который только поступил в коледж. На следующий день в обед, одно место за столиком в ресторане, принца наследника пустовало. Очередная любовница бывшего наследника поняла, что достаточно потратилась, расплачиваясь за обед принца и решила пойти обедать в столовую. Впервые за три года обучения наследнику пришлось расплачиваться за обед в ресторане самостоятельно. К тому же, у него не оказалось денег. Попытка занять у товарищей не увенчалась успехом, так как друзья предпочли обласкать, бывшего ранее незаметным, младшего сына короля, принца Эдварда.
   Благодаря подобным новоизменениям, стычку одного из друзей принца наследника посчитали досадным недоразымением. Мне шепнули на ушко, что отец пострадавшего балбеса собирался подать иск в суд. Но после, когда и до него докатилась волна слухов, даже, прислал человека с извинениями от лица пострадавшего. В ответ, с наглым видом я заявил, что ихними извинениями подтираю, сами знаете что. Если хотят, чтобы слухи о происшествии не дошли до его величества, то надо платить. Цена молчания тыща золотых. Деньги были доставлены в тот же день с подобающими извинениями.
   Я подумал, чем закончится эта история? Не пора ли сворачивать удочки, тем более, что чуствовал профессиональный интерес к моей персоне, тех самых прихлебателей принца, с которыми он раньше проводил всё своё время. Теперь они напрашивались в приятели. Воспользовавшись их наивностью сделал членами клуба. Им пришлось заплатить за членство и каждый раз проплачивать посещение.
  
  
  
   -8-
  
  
  
   Слухи о том, что не всё ладно в датском королевстве просочились из коледжа в газеты. Следствием этого стала паника на бирже. Я ожидал чего-то такого и правильно среагировал, но действительность превзошла все ожидания. Его величество король английский опроверг слухи о лишении старшего сына права наследования. Королевское интервью было напечатано в каждой газате. Беда только в том, что сыновья его величества имели разных матерей. Мать старшего сына из клана герцога дель Сомервильского, а младший из клана герцога дель Катебери. Его величество был знатный ходок и сумел под разными предлогами отказаться от брака с первой женой, которую вернул бывшему тестю герцогу дель Сомервиль. Конечно, с тех пор в отношениях клана сомервильцев к его величеству проглядывалось несколько холодное отношение, но благодаря тому, что его величество оставил старшему сыну титул наследника, ненависть не вырывалась на поверхность, а скользила в глубине, если так можно выразиться.
   Публикация в газетах привела к вспышке ярости в клане сомервильцев. Несколько десятков молодых аристократов из клана, нажравшись эля орали, что изрубят на куски и самого короля, и его новую жену со всеми родственниками. Неприязненные отношения между двумя кланами вылились в межклановые столкновения молодых дворян. Хотя, по правде говоря, у его величества появилась мысль избавиться от второй жены и завести третью.
   В парламенте Англии противоречия нашли отражение в том, что была практически заморожена программа финансирования развития авиации, за которой стоял клан дель Катебери, ведь большинство заводов по производству самолётов принадлежали именно этому клану.
   Зато взяла вверх программа по приобретению, для небольших сухопутных вооружённых сил Англии, большого количества автомобилей. Это и понятно. Основными заводами по производству автомобилей владел не кто иной как будущий тесть короля, король английского автомобилестроения некий Ройс. Человек совершенно беспородный и беспринципный.
   Если необходимы заказы от армии, то он, нисколько не сомневаясь в порядочности своих поступков, почти насильно положил под короля дочь. Имеется ввиду, что насилие он сотворил не над дочерью, а над королём. На самом деле дочка Ройса была проституткой с большим стажем, которую Ройс подобрал для себя, а затем, когда наскучила, удочерил и подложил королю. Король, занимавший время любительницами из герцогских и графских семей понятия не имел, что могут вытворять профессионалки и конечно, не устоял перед напором молодой специалистки своего дела.
   Таким образом Англия, только что собравшая силы для борьбы с ненавистной Россией, оказалась на пороге войны между кланами.
   Межклановая война распространилась и в коледже. После недельного отсутствия на занятиях появилась графиня дель Коревиль. Ни мало поразившись тому, что её место у наследника не занято, в тот же день расположилась в ресторане за его столиком.
   Основная масса учеников из клана дель Сомервиль обучаются на третьем курсе, вместе с принцем наследником. У младшего сына короля почти нет сторонников на первом курсе, да и на других курсах немного. После заявления короля о том, что наследником по прежнему считает старшего сына, вопреки злонамеренным воплям прессы, большая часть дворян, записавшихся в мой клуб и исправно платившая дань, перестала бывать и вернулась обедать в ресторан к наследнику.
   Во всей истории, больше всего радовал вид графини дель Коревиль, точнее её тёмные очки. Я не видел, но девчонки, вместе с графиней посещавшие туалет, заметили превосходные фонари под обоими глазами и шептались, даже на занятиях, о впечатлении, которое оставило в их душах, столь замечательное зрелише. Конечно, графиня относилась к сокурсницам свысока, конечно её ненавидели и делали всё, чтобы отомстить зазнаваке.
   Естественно, девки рассказали миру о выдающихся фонарях на лице графини. Каждая из дам находящихся в коледже, независимо от того, ученицы они или пришли посетить, обучающихся в коледже родственников, выражали желание лично сообщить о своих соболезнованиях. Некоторые из посетителей были столь значительными фигурами, что отказать в желании рассмотреть синяки, графиня не посмела.
   История с синяками была тщательно изучена прессой. Официальные лица неофициально делали вид, что ничего подобного не было, а просто газеты изолгались. Я подумал, что для биржевых спекуляций эта история может принести некоторые дивиденды и на одной из перемен высказал девкам догадку о том, что синяки наставил наследник за то, что графиня спуталась с кем-то из его окружения. Поэтому-то король рассердился и отказал в наследстве. Но, поскольку наследство дело политическое, здесь я не удержался и поднял вверх палец, то король вынужден взять свои слова обратно.
   Девки меня обсмеяли, но одна из сторонниц клана дель Катебери, задала вопрос, на который я заранее заготовил ответ. Вопрос был таков: с чего бы королю быть недовольным тем, что наследник набил морду собственной шлюхи?
   Я сделал загадочный вид и спросив у аудитории: вот именно? Прекратил дискуссию на эту тему. Девки разошлись весьма озадаченными. На следующий день в одной из жёлтых газет появилась статейка, где под большой вопрос ставилась моя версия. Не желает ли король отставить нынешнею королеву и завести новую? И графиня, не первая ли кандидатка на это место?
   Через день газеты будто сорвались с цепи. Подробно обсуждался вопрос о возможных кандидатках на место королевы. Ни одна из газет даже теоретически не допускала мысли, что король не разведётся и на этот раз. Этим обсуждением недовольны король и королева, и любовницы короля, и автомобильный король, подставивший проститутку в любовницы короля, и графиня, и даже биржа.
   Чем же была недовольна графиня? Стоило выйти из аудитории как, пробравшиеся в коледж журналисты, вонючей вспышкой магния освещали, фотографировали и требовали у графини интервью.
   Графиня спрятаталась от журналистов в туалете. Но, настырные журналюги стояли около сортира часами, ожидая её выхода. Затем появились журналюги бабы. Теперь графине не давали покоя даже на горшке. Она пропустила неделю занятий, но как только появилась в коледже, доброжелатели тут же сообщили журналюгам о её появлении.
   Пока шла охота на графиню я мог спать спокойно и проделывать кое какие делишки на бирже. Правда Саид рассказал, что сыщики обыскивают квартал за кварталом арабские районы в поисках того, кто напал на графиню. Он выразил озабоченность: как бы сыщики не вышли на исполнителя, а следом и на Саида. То, что Саида загребут он нисколько не боялся. Он боялся, что не выдержит пыток и расскажет обо мне. Тогда его душа навеки останется в рабстве. Я как мог успокоил Саила и посоветовал послать какого-нибудь проныру посмотреть как дела у нашего знакомца-исполнителя. Не болтает ли чего лишнего?
   Надо послушать, что говорят друзья и знакомые грабителя. Ни в коем случае не называть имя того, кто нас интересует. Я спросил у Саида: есть такой человек? Оказывается в Англии нашли убежище многие из бедуинов. Чем влачить жалкое существование в рабстве у диких племён, то лучше работать в Англии, пусть на уборке мусора, зато никто не смеет бить палкой и морить голодом.
   Саид нашел человека, его зовут Ибрагим. Я напомнил Саиду, чтобы посыльный не имел понятия, кто конкретно нас интересует. И если Ибрагим обратит внимание на нужного человека, то поощрить, а если нет, то оставить откровения без внимания. Так мы состредоточимся, на том, кто нам интересен.
   Слух о моём замечательном пишущем приборе разошёлся по коледжу. Я продолжал писать конспекты шариковой ручкой, не обращая внимания на плотоядные взгляды, которыми одаривали девицы, в надежде заиметь ручку. Даже принц Эдвард подошёл с просьбой посмотреть ручку, явно желая захапать. Нет, конечно, он не сунет ручку в карман без разрешения. Он попросит посмотреть ручку, потом положит в карман и скажет: Вы не возражаете? Не привыкли принцы, чтобы возражали.
   На такой случай, я носил в кармане несколько самых дешёвых чернильных ручек, какие продаввлись в магазинах Англии. Произошло так, как и предполагал. Принц сунул ручку в карман, а затем спросил разрешения попробовать как ручка пишет. Я пожал плечами ничего не говоря. Принц посетовал, что с такими неразговорчивыми дворянами он ещё не встречался и отправился по своим делам.
   Девки, видевшие как я отдал сокровище в чужие руки и видимо, потерявший навеки, аж вздохнули от разочарования. Они всё ещё надеялись каким либо способом выманить шариковую ручку, но я удивил аристократок ещё раз. На лекции вынул из кармана шариковую многоцветную ручку и продолжил разрисовывать конспект. Выходит, что имеется как минимум несколько таких ручек, а я мерзавец, не поделился с сокурсницами!
   Вздох то ли разочарования, то ли ненависти разнёсся по аудитории. Препод замолчал и уставился на учеников. Девки пересаживаясь с парты на парту, медленно перемещались ближе ко мне. Я понял, что звонок, означающий конец занятия, будет означать и мой писец. Поднял руку и сказав преподавателю, что срочно надо, выбежал из аудитории. Я ни сколько не лгал, по поводу того, что срочно надо. Вопрос стоял буквально о жизни и смерти.
   По коридорам пронёсся к выходу и пробежав, ещё несколько сотен метров до дороги, увидел стоящее на обочине такси Саида. Как к стати! Подумал я. Кажется и на этот раз удасться сохранить шкуру в целости. Саид, увидев меня бегущим, примерно за сотню метров от такси, отошёл от мороженщицы, которую развлекал как мог, уселся за руль такси и завёл двигатель. Я впрыгнул в такси и захлопнув дверь выдохнул: рвём когти, Саид. И продолжил: если повезёт, то поживём ещё чуть чуть.
   Девки как только я выскочил из аудитории, бросились следом, не дожидаясь, когда отпустит препод. Четыре принцессы из разных стран, три графини, дочери герцогов, несколько дочерей графов и баронесс, не считая беспородных наследниц многомиллиардных состояний, бежали по коридорам. Впереди всех бежала графиня дель Коревиль. Одна туфля свалилась с ноги, она подхватила туфлю в руку и продолжила бег.
   Позже, просматривая документальный фильм, демонстрирующий погоню, подумал про графиню: настоящая золушка. Помнится золушка тоже потеряла туфельку и за ней бегали с туфлёй. В нашем случае, графиня бегает с туфлёй, это что-то сюрреалистическое. Подумалось, если в этой истории не графиня, золушка, то кто? Вспомнил, что в сказке с туфлёй бегали за золушкой, выходит, что я золушок? Если сказка намёк, то меня выдадут замуж, тьфу, женят на графине? Такого варианта я не хотел.
   Фильм сумели снять потому, что когда я бежал к такси, один из киномагнатов изъявил желание запечатлеть дочу на фоне здания коледжа. И запечатлел как доча, в куче с другими дочами, яростно выкрикивая неприличные лозунги, неслась за добычей, подобно стае голодных кошек за маленьким мышонком.
   Около коледжа, в связи с предидущими разоблачениями, постоянно ошивались с десяток журналюг, сотрудничающих с жёлтой прессой. Такое событие как погоня двух десятков дочерей высокопоставленных особ Англии и окружающих стран, обязательно должно быть донесено до жителей английских островов с соответствующими коментариями. Из всех коментариев по душе журналюгам пришёлся коментарий о том, что причина преследования может быть только одна. Этот негодяй, то есть я, обесчестил всех самых видных невест Англии и окружающих стран, а женится не захотел. Вот поэтому-то, разгневанные девицы преследовали шалопая.
   Я, увидев в вечерних газетах коментарии к погоне, понял, если не предпринему срочных мер, то до послезавтра не доживу. Взял Саида в охапку и до утра объезжал разгневанных девиц и их родителей, мотивируя поздний визит тем, что решил договориться по хорошему. Дважды на меня спускали собак. Несколько раз стреляли из ружей, но я добился своего. Пожертвовал дюжине девиц все шариковые ручки, за деньги естественно и уменьшил напряжение в наших отношениях. Три пары родителей девиц, увидев мою предприимчивость, как же, продаю шариковые ручки по сотне золотых, пригласили посещать их, когда заблагорассудится, причём, услушав приглашение, сами девицы, шипели как раскалённые сковородки, когда на них плюнешь.
   Таким образом, к следующему утру было заключено перемирие с большей половиной самых влиятельных девиц курса. Ручки, которые у меня были, роздал и поэтому не смог удовлетворить всех девиц. Оставшаяся половина пылала праведной ненавистью, поскольку ручек не досталось. До начала занятий успел отправить срочную зашифрованную телеграмму начальству и потребовал прислать вагон шариковых ручек иначе, я обещал, что не доживу до конца недели.
   Жандарм, встревоженный сообщением, позвонил в номер гостиницы и поинтересовался, в чём дело? Я подробно изложил причину отправки столь панической телеграммы. Жандарм пообещал прибыть как можно быстрее, если понадобится, то закажет самолёт. У него имеется несколько мешков с ручками, которые пытался приспособить в магазины, но торговцы не хотели рисковать, выставляя на продажу незнакомый товар. Жандарм обещал быть до окончания занятий в коледже, то есть до двух часов дня.
   Значит необходимо продержаться до этого времени, подумал я и отправидся на занятия как на голгофу. Но, всё было не столь плохо как я представлял. Как оказалось, я договорился с семьями девиц представляющих клан дель Сомервиль, только на клан дель Катебери ручек не хватило.
   Утром я пораньше явился в коледж и скрылся в клубе. Перед звонком, точнее в то время, когда звенел звонок, появился в аудитории. Девочки клана дель Сомервиль, окружённые парнями этого же клана, обменивались ручками и демострировали друг дружке замечательные цветные чернила. Мне не удалось обеспечить каждую из претенденток комлектом из ручек, поэтому раздал по одной ручке из комплекта.
   Девки же, из клана дель Катебери смотрели на соперниц волками, а когда появился на горизонте я, то ненависть направилась на меня. А как же! Я продемонстрировал приверженность клану дель Сомервиль, несмотря на то, что графиня дель Коревиль, тоже из клана Сомервиль.
   На перемене, как бы невзначай, меня окружили Сомервильцы. Несколько богатых бездельников из клана дель Катебери пытались протиснуться ко мне, но их не пускали парни и особенно девицы, не устающие хвалиться шариковыми ручками. Так удалось продержался до предпоследнего часа занятий.
   Пропустили только принца Эдварда вернувшего ручку, которую в прошлый раз он позаимствовал. Эдвард сказал, что хотел бы получить на пробу ручку, которой я сегодня писал. Со спокойной душой отдал чернильную ручку, которую купил накануне, для того, чтобы было, чем писать конспект. Принц Эдвард опять, не глядя сунул ручку в карман и не попрощавшись, удалился.
   Перед окончанием занятий, подошёл посыльный и сообщил, что ко мне рвётся мужик с мешком. Велел пропустить и тут же порадовал группу, что от короля прислали ещё ручек и я обеспечу желающих за скромную цену. И добавил, ну цены Вы знаете. Жандарм вывалил из мешка кучу ручек в клубе на пол. После занятий, в окружении многочисленных девиц со всех курсов, видимо, чтобы не сумел бежать, пришёл в клуб и устроил аукцион. Брал с пола упаковку с ручками и объявлял цену. Цены на некоторые из ручек доходили до пятисот золотых.
   Заявился и принц Эдвард. Он опять был недоволен ручкой и просил заменить ещё раз. Я сообщил принцу, что все ручки одинаковые, а если не нравится какая либо, то надо платить тысячу золотых за замену. Сопровождающие принца ученики, недовольно забурчали что-то себе под нос. Я не стал слушать, а просто подошёл к одному и затем второму, после чего у обоих началось носовое кровотечение.
   Группа, состоящая из сторонников клана дель Катебери, не ожидавшая столь жёсткого приёма, отступила за пределы клуба. А когда, я добавил леща двоим или троим, бросилась наутёк. Похоже, в пылу схватки я отвесил хорошшего пинка и принцу. Ну, ничего, от него не убудет. Мне не нужны проблемы с королевской семьёй, но похоже, появились.
  
  
  
   -9-
  
  
  
   Зашёл в ресторан. Время около семи вечера, посетителей не много. Мэтр подхватил под ручку и удивившись молодости посетителя, усадил за столик. Затем подозвал официанта:
   -Что будете заказывать?
   -Свежие газеты и телефон.
   Официант, если и удивился несклько извращённым гастрономическим пристрастием сопляка, но виду не подал. Зато мэтр, не успевший отойти и услышавший заказ, изволил пошутить:
   -Прошу прощения, сэр. Что Вы предпочтёте пить под газеты и телефон?
   У меня были довольно тяжёлые последние несколько часов. В схватке с кланом дель Катебери, сомервильцы одержали убедительную победу: разбили два носа, надавали пинков катеберийцам и самое главное, пинок получил принц Эдвард. Такая встреча, на поле боя именуемом Королевский коледж, неминуемо даст сочные всходы, выраженные в колебаниях курса английского фунта стерлинга. При правильном освещении в газетах, один из сомерильцев, то есть я, не должен фигурировать в описании боевых действмй. В драке приняли участия все члены кланов, присутствующие при раздаче шариковых ручек. Правда, удалось вытолкать драчунов из клуба и закрыть дверь.
   Затем, поняв, что при игре на бирже можно срубить бабки, пока никто не знает о катеберийском побоище, позвонил знакомым журналюгам и на биржу. Я разговаривал одновременно по двум телефонам. По одному освещал события в Королевском коледже журналюгам, в своей интерпритации, а по другому, давал указания покупать и продавать на бирже.
   На прошлой проделке с графиней дель Коревиль удалось заработать кое что. Но сегодняшний матч, с пинанием принцевой задницы и учётом заработанного в прошлый раз, принёс бешеные деньги.
   К сожалению не смог отреагировать на ангийский юмор мэтра. Просто потому, что тащить столько денег в клюве, всегда нелегко. Принесли телефон. Набираю номер:
   -Мне господина Клоца.
   -Кто его спрашивает?
   -Ордеман.
   -Прошу прощения, что не узнала Вас, господин Ордеман, сейчас его разыщу.
   -Не надо. Передайте, что ожидаю его в ресторане "Виктория". Это напротив входа в здание канцелярии.
   Отдав распоряжение кладу трубку. По правде, я не тот Ордеман, о котором дама подумала. Я даже не племянник канцлера. Но как говорится, захотел породниться со свиньями, сначала перемажся грязью.
   Подзываю мэтра.
   -Дорогой мзтр я не оценил Вашего юмора потому, что устал.
   От чего этот сопляк может устать? Постоял бы с моё целый день, пообщался бы с такими же как он сам идиотами, вот тогда бы устал. Мысли мэтра отражаются на лице. Но, он привык скрывать мысли, если скажешь вслух о чём думаешь, быстро окажешься на улице.
   Продолжаю свою мысль.
   -Мне предстоят ещё кое какие дела у Вас в ресторане. Должен подойти господин Клоц, усадите его за мой столик. Меня зовут дель Ордеман. Я племянник канцлера. Господин Клоц работает на дядю.
   И ещё. Мне бы хотелось, чтобы Вы рассказали о посетителях ресторана, которые приходят из здания напротив, из государственной канцелярии. Затраты Вашего времени я компенсирую золотыми, как Вам такое предложение?
   Мэтр подумал, что ничего незаконного в просьбе молодого аристократа нет. Почему бы господину дель Ордеману не интересоваться служащими дяди? Может дядя сам поручил расспросить про сотрудников? Тем более, что за это заплатят. Интересно найдётся такой дурак, который откажется от денег за разговоры?
   -Конечно, господин дель Ордемен, конечно. Я целиком в Вашем распоряжении. Только мне не положено отлучаться из ресторана до закрытия. Смогу переговорить не раньше завтрашнего дня.
   -Ну, дорогой мэтр, никакой спешки. Вы скажите, когда и где мы можем посидеть и назначьте время. Однако, Вы должны иметь ввиду, что я учусь в Королевском коледже. То есть, в первой половине дня, занят.
   Не иначе принц, подумал мэтр.
   -Хорошо, господин дель Ордеман. Тогда завтра, в три часа дня, буду ожидать Вас перед коледжем.
   -Договорились. Если не приду, такое может случиться со всяким, не ожидайте. Вот Вам за будущее беспокойство. И позовите пожалуйста официанта.
   Сунул мэтру бумажку и принялся изучать газету.
   Подошёл официант.
   -Что будете заказывать?
   Я уставился в газету. На первой странице карикатура изображающая как некий господин даёт пинка принцу Эдварду. Мда-а-а-а. Вспомнив про официанта глянул в его строну. У официанта глаза, казалось вылезли на лоб. Он уставился на карикатуру и заголовок под ней. Кроме глаз у официанта был открыт рот настолько, насколько возможно. Я сделал вид, что возмутился.
   -Милейший, Вы что же, точно так пробуете все блюда, которые приносите?
   Мэтр, заметив остолбеневшего официанта, несколько раз кашлянул, а затем подтолкнул. Наконец официант ожил и отвёл взгляд от карикатуры. Я сделал заказ.
   В газете подробно описывается избиение катеберийцев. Даже подробнее, чем я рассказал по телефону. Журналюги успели встретиться со многими сомервильцами и они, со свойственным молодым людям хвастовством, расписывали как насовали тумаков принцу. Судя по количеству тумаков, из принца получилась отбивная.
   Катеберийцы же хранили молчание, что подтверждало версию сомервильцев о полной и беззаговорочной победе. Журналюги застали принца Эдварда в спортивном зале, чтобы скрыться, он заперся в сортире. Для спасения принца вызвали пожарную машину и эвакуировали с третьего этажа.
   В газете фотография пожарной машины, приставившей лестницу к пятому этажу. На лестнице виден свёрток из которого торчат руки и ноги. Лица не видно. Не иначе, журналюги заплатили пожарникам и попросили изобразить спасение принца. Молодцы журналюги, быстро сработали.
   Надо позвонить Анне, узнать кто в свёртке? Может согласится, что это её тащили?
   Ещё раз подозвал мэтра и попросил телефон, он обратил внимание на несуразность: горячее на столе, а я требую телефон. Оставил выпад мэтра без последствий. Дозвонился до Анны. К сожалению, отвечает прислуга, у госпожи был тяжёлый день и подойти к телефону не может.
   -Мне не надо к телефону, передайте, что звонил дель Ордеман и приглашает в ресторан "Виктория", что напротив государственной канцелярии.
   Прислуга опять заныла:
   -Госпожа сказала...
   Не стал слушать.
   -Вам понятно, что я сказал?
   По телефону сообщили, что поняли.
   -Повторите пожалуйста название ресторана и место расположения?
   Услышав правильное изложение местонахождения ресторана и названия положил трубку.
   Снова посмотрел в газету: прошлая стычка аристократов разных кланов вызвала значительные колебания курса фунта стерлингов. Нынешнее, катеберийское побоище может иметь гораздо более тяжёлые последствия. Ну, это не новость. Обратил внимание на стоящие на столе тарелки. Взялся за ложку.
   В этот момент входная дверь открылась и в ресторан зашёл господин Клоц. По виду он нисколко не изменился. Та же поношенная одежда, та же сутулая спина, то же унылое выражение лица. Мэтр подошёл к господину Клоцу и показал направление, куда идти. Господин Клоц подошёл и увидев меня, слегка удивился, затем поздоровался и дождавшись приглашения уселся за столик.
   Господин Клоц, привыкший как все чиновники, не получившие взятки, отрицать очевидное, заявил, что в недоумении. Ему сказали, что господин Ордеман ожидает в ресторане. Вместо господина Ордемана он видит...
   Слегка улыбнувшись, встрял в монолог господина Клоца.
   -Что же видит господит Клоц?
   Господин Клоц, пожевав губами, как бы посасывая пуговицу. Не кофету, потому как конфета быстро истёрлась на крепких зубах, а именно пуговицу.
  Господин Клоц поднаторел во множестве канцелярских сражений, стойко отбивая атаки недоумевающих посетителей, даже отрицая очевидное. Так и в нашем случае:
   -Я собственно полагал, что господин Ордеман...
   -Может быть мне показать паспорт? Уверяю Вас, в паспорте написано, что сидящий перед Вами молодой человек, дель Ордеман. Но, чтобы окончательно убедить Вас в том, что я тот самый Ордеман, который Вам так необходим сообщу. Я позвонил дяде и пригласил в ресторан. Он обещал быть, но буквально за пять минут до Вашего появления, позвонил и извинившись сказал, что возможно, дела несколько задержат, но как освободится, то обязательно придёт. Дядя сделал намёк, о вызове к его величеству. Я не осмелился возражать. Поэтому, господин Клоц, пока, Вам предстоит довольствоваться только моим обществом.
   Господин Клоц не ожидавший подобной отповеди как оказалось от влиятельной персоны. Чёрт знает, может молокосос и в самом деле имеет некоторое влияние?
   -Вы меня убедили, господин дель Ордеман. Что же вынудило Вас пригласить мелкого служащего в ресторан?
   -Вы не сделаете заказ, господин Клоц? За заказанное сегодня за столиком плачу я.
   Господин Клоц насторожился. Однажды он оказал некому господину услугу, за взятку естественно. Кто же в наше суровое время делает что-то за просто так? Чего он сегодня хочет? Господин Клоц не то, чтобы насторожился, но на всякий случай, решил больше помалкивать и меньше говорить. Прошлый раз так ошибиться в оценке этого молодого? Прошлый раз подумал молодой дурак или наглец. Сейчас, господин Клоц и не знал, что подумать. Да, ещё говорит, что родственник канцлеру. Врёт наверно. А если не врёт?
   -Я помню, что после прошлой встречи у господина Клоца появились денежки. Некий родственник оставил наследство и не плохое. Однако, по виду не скажешь, что деньги изменили Вашу жизнь. Как говорится, сколько не получил, всегда мало.
   Господин Клоц и не подумал отчитываться, то же родственничек нашёлся, но надо чего-то сказать.
   -В отличии от Вас, я человек семейный. Моя дочь вскоре будет поступать в коледж. Необходимы деньги, ну, Вы знаете сколько денег необходимо девицам, чтобы выглядеть не хуже других. Это молодым людям часто наплевать как выглядят. Да и мне старику, уже всё равно.
   -Значит, господин Клоц, Вам опять требуются деньги. Впрочем Вы правы, например, мне деньги требуются всегда.
   Неужели потребует обратно золотые, которыми прошлый раз расплатился за услугу?
   Я продолжил:
   -Если говорить обо мне, уважаемый господин Клоц, то те траты, которые потребовались для поступлении в коледж, пропали втуне. Мне совершенно не интересно учиться. Атмосфера стала непереносимой. Бесконечные фотографы настолько провоняли аудитории, что невозможно дышать.
   Точно, хочет потребовать деньги обратно. Хрен ему в зубы. С какой радости возвращиать деньги? Неужели будет шантажировать?
   -Дело в том, господин дель Олдерман, как-то так получилось, что я побывал на бирже, ну и проиграл некую сумму из наследства. Кое что осталось для дочери, но совершенно ничтожная часть.
   -Выходит поступить в приличный коледж Вашей дочери не удастся? Может это к лучшему. Настолько скучно учиться, что я пришёл к Вам в надежде развеять скуку.
   -Как это?
   У господина Клоца даже промелькнула мысль: за те же деньги?
   -Ну, раскажите, что-нибудь, а я послушаю.
   -Вы знаете, молодой человек, я чиновник. Чтобы заработать на пропитание приходится работать. Если буду сидеть, то умру от голода.
   -Мы с Вами, господин Клоц, уже обсуждали этот вопрос. Сколько Вас устроит за вечер проведённый в компании?
   -А, что говорить-то?
   -Из всех интересных тем, самая интересная, это про себя. Раскажите обо мне. Что говорят в канцелярии?
   -Я слышал кое, что из разговоров наших дам. Так, ничего существенного. Дескать племянник господина Ордемана поступил в Королевский коледж совершенно без протекции. Только это говорит о том, что не рядовой молодой человек.
   -Но, может существуют сведения в бумагах?
   -Для того, чтобы посмотреть бумаги опять требуются деньги.
   -Много?
   -Для меня да.
   -Сумма?
   -Не менее тысячи золотых.
   -Не, хочу обещать, господин Клоц, но в результате нашего общения, Ваша дочь сможет поступить в Королевский коледж и выглядеть достойно, на фоне тамошних принцесс. Для себя денег не жалею.
   Залез в карман. Вынул бумажник и положил на стол. Официант увидел и подбежал в надежде, что и ему перепадёт малость. Попросил счёт. Добавил чаевые и отложил требуемую сумму под салфетку.
   -Я думаю оговоренной суммы будет достаточно для решения вопросов затронутых в разговоре?
   Клоц, опытный взяточник. Похлебал первое, взял салфетку, вытер нос и рот, не пересчитывая деньги сунул вместе с салфеткой в карман как бы не желая мусорить на столе, в присутствии влиятельной особы. Да, такому обращению со взятками надо учиться всю жизнь. В завершение, господин Клоц заказал вина, а я выпил чаю. Наконец мы расстались.
   Попросил официанта очистить стол перед прибытием гостьи. Поставить на стол каких, никаких цветов и фруктов. Подозвал мэтра и спросил, есть поблизости место, чтобы отдохнуть лёжа, перед прибытием гостьи? Гостью зовут Анна дель Бортбери.
   Мэтр согласно кивнул головой и отвёл в небольшой кабинет, где улёгшись на диван я задремал.
   Только только прикрыл глаза как услышал покашливание рядом с ухом. Открыл глаза и увидел мэтра.
   -Ваша гостья пришла. Я усадил её за столик.
   -Сколько времени?
   -Начало одинадцатого.
   -Это, что же, с того времени как я лёг прошло полтора часа?
   -Это так, господин дель Ордеман.
   Попросил у мэтра указать направление, где можно освежиться и затем появился перед Анной. После приветствий уселся за столик и предложил заказывать. Анна заявила, что ничего не хочет, только выпьет чуть вина. Сегодня пришлось много бегать освещая кантерберийское побоище, затем торопить бестолковых работников, чтобы успеть подать новости к вечернему выпуску.
   -Что за побоище, о чём Вы говорите?
   -Как, Вы не в курсе? Об этом говорят все. В нашем коледже была драка между сомервильцами и кантеберийцами. Победили первые. Отсюда назавние побоища. Я всё время, примерно, после трёх, носилась как беговая лошадь на скачках. Надо было достойно подать материал. Самое пикантое, что сомервильцы настолько обнаглели, что надавали пинков принцу наследнику.
   -Вот как? Они же собирались убить?
   -Что Вы говорите? Как убить?
   -В прошлом месяце Вы писали в газете, что сомервильцы поклялись перерезать королевскую семью. Наверно сегодняшняя драка, только начало?
   У Анны завлестели глазки.
   -Вы думаете?
   Анна подозвала официанта и попросила телефон. Затем она долго говорила о том, что передовицу в завтрешнем утреннем выпуске необходимо откоректировать. Пока Анна занимала телефон, я, зная что это надолго, попросил официанта принести газету. Официант не подал вида, что пару часов тому назад, уже приносил газету. Понятно, у богатых свои причуды. Я раскрыл уазету и притворился, что впервые читаю историю о драке.
   Анна закончила разговор по телефону и увидев, что я отложил газету, спросила о моём мнении от написанного.
   -Вы знаете, по моему весьма, весьма. На мой взгляд только одна накладка. В тексте написано, что принца эвакуировали с третьего этажа, а на фотографии видно, что человека спасают с пятого.
   Анна схватила газету и уставилась на снимок.
   -Так и знала, в этой спешке, что-нибудь да напутаем. Завтра кантерберийцы сожрут меня вместе с газетой.
   -Скажите Анна, Вы больше болеете за катеберийцев или за сомервильцев?
   Анна недоумевающе уставилась на меня.
   -Поясните пожалуйста свою мысль?
   -Если рассматривать драку как футбольный матч, то зрители обычно болеют за ту или иную команду.
   -Так Вы полагаете, это что-то вроде футбола?
   -Нет, это политика. Но, что мешает отнестись к этой истории как к футболу? Например, коментатор расположился на трибунах и коментирует драку как футбольный матч. Принц Эдвард, что-то вроде арбитра и следит за соблюдением игроками спортивных правил. Но, наглые сомервильцы настолько оборзели, что запинали даже арбитра. По моему, фельетон на эту тему, в завтрешней газете будет очень кстати.
   Анна заинтересовалась и мы обсудили основные тезисы буущего фельетона.
   Затем вспомнил, что задал вопрос Анне о том, за кого болеет и не услышал ответа. Анна подумала, поморщив лобик и выдала:
   -Как-то больше симпатизирую младшему принцу, может потому, что меньше знаю о нём. Со старшим приходилось сталкиваться пару раз, очень неприятный тип. А, папенька, я так думаю наоборот. Он сомервилец.
   -Я вот что думаю. Если завтра газеты начнут склонять фальшивку в Вашей газете, то почему бы не использовать это для того, чтобы прославиться? Я имею ввиду фотографю.
   -Не поняла?
   -Ну, предположим. Вы решились провести эсперимент и проверить, как можно эвакуировать человека с пятого этажа. Вас завернули в одеяло и потащили по лестнице вниз. Вместо фотографии с принцем, в газете ошибочно поместили фотографию с Вами.
   -Что это даст?
   -Ну как же. Газеты изолгутся, обвиняя Вас в мошенничестве, а Вы обвините их в нечестной конкуренции. Пока будете разбираться, все забудут о чём речь. Появятся новые сенсации и вопрос сам собой рассосётся. И потом Вы же хотите, чтобы о Вас заговорили. Вот прекрасный повод прославится на весь мир. Иначе, если Вы будете горбатиться за столом по двадцать часов в сутки, то лет через сорок, в какой нибудь газетёнке напечатают о Вас статью и поздравят с полувековым юбилеем. О Вас поговорят как о замечательном журналисте и забудут на сдледующий день после юбилея.
   Анна извинившись, собралась бежать, я этому только обрадовался. Наконец, эпопея с бешенными деньгами закончилась. Можно ложиться спать.
  
  
  
  
   -10-
  
  
  
   Схватка сомервильцев с катеберийцами, точнее сказать избиение кантеберийцев вызвала большой интерес. Король и королева всё отрицали, даже сам факт участия принца Эдварда в схватке. Принц отмалчивался и со дня эвакуации с третьего этажа его никто не видел. Послы разных государств выражали королю соболезнования, будучи уверены в том, что принц как минимум находится в реанимации.
   Схватка не осталась без последствий и в парламенте. Один из депутатов, представляющий Ирландию, заговорил о падении нравов в соединённом королевстве и предложил рассмотреть вопрос о отделении Ирландии от Англии. Депутат мгновенно стал знаменитостью в Ирландии. Ирландские газеты даже предлагали сделать его пожизненным президентом Ирландской республики, если он сможет добиться отделения от Англии.
   Противоречиво выступил депутат от Шотландии. Он задал вопрос, не пора ли подумать о правомерности акта присоединении Шотландии к Англии? Выступил депутат и от Валлийцев. Он заявил, что валлийцам трудно усвоить английский язык, не пора ли сделать валийский язык вторым языком общения в соединённом королевстве?
   Закончилось заседание парламента как обычно, говорильней. Собственно парламент для того и создан, чтобы у кого изымают деньги из кармана не бунтовали, а выговорились и забыли.
   Но, одно дело парламент сделал. Создал парламентскую комиссию для расследования прискорбного случая, когда пресса извратила стычку нескольких учащихся в Королевском коледже и даже лживо сообщила о избиении его высочества младшего принца наследника.
   То ли паламентарии хорошо приняли на грудь, когда направляли бумагу с такой формулировкой в прессу, то ли и в самом деле желали ещё более накалить обстановку в королевстве, то ли сработали вражеские диверсанты и исказили текст заявления парламента, но шум поднятый заявлением превысил даже шум от катеберийского побоища. Как же, парламент называет младшего принца наследником вопреки воле короля!
   Последующее заявление членов парламента о том, что они написали совсем не то, что напечатали в газете, никто не захотел услышать. А, я подумал, что ребятам, которые подменили заявление паламентариев, надо при жизни ставить памятник. Подменой одной бумажки они отодвинули начало войны на неопределённый срок.
   Комиссия приступила к расследованию. Ученики хваставшие с газетных строчек, о том как пинали принца, были вызваны в комиссию и отказались от своих слов. Возник вопрос, а кто же пинал принца, если вообще пинал? Вопрос повис в воздухе. Тогда вспомнили, что события начались в моём клубе. Я бы сказал бывшем моём клубе ибо, почуяв откуда дует ветер, продал клуб.
   Меня вызвали в комиссию. Подумав, что в суд вызывают повесткой, а комиссия не суд, поэтому послал их. Причём послал через газеты. Когда получил вызов в комиссию, то переговорил с Анной и ещё раз спросил, желает ли она прославится, даже если слава будет как у Герострата?
   Анна сообщила, что не намерена ждать, пока ей стукнет полсотни лет, чтобы в паршивой газетёнке сообщили о юбилее и забыли на следующий день.
   Тогда пригласил её в ресторан с парой журналюг, которым доверяет. Когда все собрались, сообщил о вызове на парламентскую комиссию и добавил, что имею больше прав на королевство, чем нынешний король Англии. Вызов для дачи показаний на комиссию считаю вызовом на моё право занять королевский престол. Напомнил, что моя пробабка, бывшая двести лет тому назад королевой, когда к ней отнеслись непочтительно члены парламента приказала повесить всех скопом, что и было проделано жителями Лондона с большим удовольствием.
   Я намерен чтить традиции предков. Поскольку, не могу сегодня перевешать парламент, проявивший непочтительность, то уезжаю за границу, но обещаю вернуться. Целью возвращения будет повешение членов парламента как завещала моя великая пробабка.
   Сфотографировались на память с Анной и я отбыл в порт. Уселся на ближайший пароход и отбыл из Англии с надеждой вернуться, и проделать всё, что обещал.
   Постаревшие жандармы глядя на меня умилялись и говорили, что время на меня не действует. Как был пять лет тому назад сопливым дураком, так и остался. Посетовали, что после последнего пассажа деть меня некуда и единственное место, где они могут меня укрыть от англичан находится на Аляске. Продолжать учёбу я буду в политехническом институте в городе, который называется Русский форт.
  
  
  
  
   -11-
  
  
  
  
  
   Завтра нам ехать на сборы. Так называют военную стажировку студентов, проходящих обучение на военной кафедре, в политехническом институте. Нас немного, три группы по, примерно, двадцать пять человек. Во главе каждой группы подполковник, один из преподавателей. Всеми командует полковник, зам. командира военной кафедры. Если мы закончим институт и военную кафедру, то получим в конце обучения, кроме диплома о высшем образовании, ещё и офицерское звание. Для большинства звание будет подпоручик. Для некоторых поручик, а для кое кого унтер офицер. А, если будешь изображать на занятиях дурачка, то сразу после института забреют солдатом, года на три, чтобы на практике усвоить всё, что не смог или не захотел усвоить в теории.
   Времена нынче суровые. Англичанка непрерывно пытается гадить. Мало того, что пытается в море захватывать суда под Российским флагом, так предъявили ультиматум об оставлении территорий, на которых мы живём почти триста лет. Дескать когда-то воевали, мир не заключили и вот теперь отдавайте Аляску, а то плохо Вам придётся. Мало того, что обливают нас грязью, мы к этому привыкли, знаем что за гавно эта Англия, так увеличили на американском континенте свою армию. За какие-то несколько лет численность их армии возросла почти в десять раз.
   Нас столько не живёт в Русской америке, численность населения вместе с детьми и ещё не родившимися младенцами, меньше, чем их армия. Наверно, эти засранцы в надежде, что мы испугаемся и сами убежим нагнали кучу военных и строителей, чтобы строить дороги, пытаться воровать нашу нефть и прочие полезные ископаемые.
   Всё как раз и началось с нефти и газа, много нашли. Но, мы для себя добываем, а англичашкам фигу. Так всегда бывает, когда англичашкам чего- то хочется, они начинают гадить по малому, а когда не получают по сопатке, пытаются нагадить по крупному. Но и это не получилось.
   Сейчас усиленно вооружают Германию в надежде, что немец полезет на нас. Думают занять немцами основные силы России, а на Аляску у нас сил не хватит. Сами гонят всяких новозеландцев, индийцев, американцев и из Англии, везут всякую шваль с громкими названиями. Интересно как индийцы будут себя чувствовать на севере америки зимой или англичашки намерены с нами справиться за одно лето?
   Япы зашевелились. Вобщем, анличанка нагадила, где только можно.
   Нам из империи тоже подкрепления присылают, каждый день в порту корабли швартуются с техникой и вооружением. Наверно быть войне, если мы не будем готовы как следует. Англичанка как обычно на испуг пытается взять. Но, если сама испугается, то не полезет. Только добыча нынче очень богатой может получиться. Столько всякого богатства на нашей части континента. Да ещё нефти с газом до чёрта и всё близко, и качество отменное. Не надо забывать, что Англия на грабежах поднялась. Если, те же немцы, много работали и страна у них богатая, именно по этому, то англичане много грабили.
   Если какой-нибудь бандит или пират наворует и убьёт людей больше других, то делают его лордом и назначают командовать флотом Англии. Например пират Дрейк, так и стал лордом, и командующим английским флотом. И сегодня, его потомки решили пограбить. Конечно, они должны понимать, что драка получится серьёзная, можно и по сопатке получить, но вроде союзники объявились. Там Франции всякие, может с Германией, что получится, ну, и конечно, япы, куда же без них.
   Япы по грабежам перещеголяли даже англичан. В Китае так отметились, что англичанка вынуждена погрозить япам пальчиком, дескать нельзя же так. Посмотрите, что в газетах пишут о Ваших зверствах. Мы, дескать разрешили Вам пограбить немного в Китае, для чего? Что бы потом на Россия навалиться. А Вы, что делаете, нехорошие такие безобразники. Официальную ноту протеста послали примерно в таких выражениях как маленьким детишкам в школах объясняют, что нехорошо соседу по парте глазки выковыривать и после этого карманы выворачивать.
   Наш император так и заявил. А эти идиоты начали вопить, империя зла, ату её. Ощущение сложилось, что в ихнем парламенте сплошные идиоты собрались. Так по крайней мере министр иностранных дел заявил в интерьвью немецкой газете. Что тут началось, уму непостижимо, вонь такая, что в сортире и то дышать легче. Но, немцы нас поддержали, и даже Франция пробормотала, что-то осуждающее в сторону Англии.
   Англы попытались надавить на французов, дескать если будете вылезать со своим мнением, то будете воевать с немцами за Эльзас и Лотарингию без нас. Но и Франки не дураки, послали в Россию начальника генерального штаба Франции как объявили, для переговоров по вопросам представляющим общие интересы.
   Какие могут быть общие интересы с французами? Они спят и видят, будто мы полезем за них воевать. Нахрен они нужны такие хорошие. Как продукцию промышленных предприятий не пускать на свой рынок, так это пожалуйста. Как разговор о совместных действиях против япов, так они против. Им даже лучше, если япы нас за загривок будут придерживать, как заявил их придурок премьер. Дескать, не пустим русского медведя в Европу с помощью япов.
   А мы значит, такие дураки, что полезем за лягушатников воевать с немцами? Военный министр на совещании высшего командного состава армии прямо сказал, что в драку за Францию не полезем. Сначала пусть французы подерутся на востоке, против япов, а там посмотрим. Только французы всё дурачков ищут, чтобы за них воевать. Так же как англичане. Побещали французам, что с немцами схватяться за Эльзас и Лотарингию, те обрадовались и заключили секретный договор против империи.
   Англы, не дураки и точно такой же секретный договор заключили с немцами. Дескать если полезете в Россию, то оставим Вам Эльзас и Лотарингию. Но, наши прознали про договоры и опубликовали оба, немало, наверно, заплатили за бумажки. Опять вой и вонь, что дескать фальшивка. Это всё клевета из империи зла, для разрушения взаимного согласия в Европе.
   Но, что-то надо отвечать и французам, и немцам. Стали убирать свидетелей, то один из министерства иностранных дел скончается от сердечного приступа, то другой попадёт под машину, а третий, кому заплатили за фотокопии договоров, успел убежать из Англии. Опять несусветная вонь поднялась с островов. Их у нас уже стали называть не оловянные, а говнянные острова.
   Французы почесав репу, стали расследовать. Немцы занялись тем же самым и потребовали от английского кабинета министров внятных и официальных объяснений по этому поводу. Есть зачем чесать репу англам, если так ответишь, то эти отвернутся и хрен тебе Англия, а не союз, а если наоборот, то наоборот. Пока не ответили ни как. Я так думаю, что и те и другие хрен забили на Англов. Теперь, пока всё забудется пройдёт не меньше трёх, четырёх лет, чтобы англы могли собрать против империи новую банду.
   Не знаю как с немцами получится. Не думаю, что они такие дураки и полезут на нас. Хотя и им пограбить хочется, а то работай всю жизнь и работай. Развлечений надо. Например пограбить волосатых русских дураков в их берлоге. Глядишь и заимеешь поместье размером с Германию, где нибудь на Кавказе, в курортной зоне. Но, опять же полезут, если почуствуют слабину.
   Да и япы начали предъявлять претензии. Послали в империю специального посла для прояснения ситуации. Но, япам явно не светит ничего хорошего. Они поехали только, чтобы показать, дескать мы согласны на переговоры, а сами из под тишка попытаются ударить.
   Чуствую и с Япами у англов не очень получиться. Дураки они, что ли на сильного соседа лапу задирать. Скорее уж поглядят, как дела будут складываться и наброситься на того, кто окажется послабее. Ну, подёргать тигра за хвост, проверить живой ещё или уже полудохлый, когда сдачи не получишь, это они могут.
   Япы по своей природе бандитская нация. Хоть и говорят, там все люди разные, есть и среди япов хорошие, не бандиты и уголовники, а посмотри чего наделали в Китае. Сколько людей убили. Не знаю, есть ли среди япов приличные люди, но во главе их сплошь отморозки и философию подобрали отморозков.
   Как это у них там? Ты слабее врага и знаешь, что он порубит тебя на куски, если пошлёшь вызов. Вывод какой? Налетай без вызова и руби в капусту. Вот так и нападут, пока у тех, на кого напали терпение не кончится и не изведут они япов, чтобы и на семя не осталось.
  
  
  
   -12-
  
  
  
   Чего меня в стратегию потянуло? Отдыхаем под деревьями, подрёмываем, капает мелкий дождь, все в плащ палатках, касках. Сапоги напитались водой и даже, когда сидишь сапоги кажутся пудовыми от впитавшейся в них воды и налипшей грязи. Откуда спрашивается грязь? Всё время ходим по траве. Причём след в след запрещает ходить прикомандированный поручик. Каждый раз когда идём, он заставляет идти по другому следу, даже когда возвращаемся обратно и идём вроде бы той же дорогой, заставляет искать именно тот след, по которому мы шли и идти на некотором расстоянии, рядом.
   У всех автоматы АК-74 с патронами какого-то несерьёзного калибра: пять, сорок пять. Поручик разъяснил, откуда такое странное название автоматического малокалиберного карабина. Дескать создан специальный институт по разработке новейшего вооружения. И в этом институте решили, что такой калибр наиболее подходит для современной войны. А, АК-74, название института и модели пошедшей в серию. Если раньше винтовки и пулемёты изобретали отдельные люди, то это не правильно. Надо, чтобы много людей трудились над каждой деталью и тогда получаются вот такие шедевры. Поручик сказал, что автомат можно уронить на бетонный пол, сунуть в воду или в грязь и после этого, он будет стрелять.
   Мы патрулируем зону безопасности аэродрома. На каждом полная нагрузка. Это пять рожков с тридцатью патронами, в разгрузке на груди, да ещё по паре дисков с семью десятками выстрелов. Странное устройство, называемое подствольником, для метания гранат. По десятку гранат на подствольник. Гранатная сумка с ручными гранатами. Через одного лопата и цинк с патронами, или две коробки с гранатами для станкового гранатомёта, или коробка с гранатами и ящик с патронами для тяжёлого пулемёта 12,7 мм. Конечно бронежилет и каска. Мы шутим, форма раз: жилет и каска; форма два: сапоги и каска; форма три: трусы и каска.
   Нас три взвода. Два взода стрелковых и один поддержки с тяжёлым вооружением. Получилась рота. Странная рота, которой командует полковник, а в командирах взводов подполковники. Нам придали трёх поручиков, замкомвзводов. Поручики сразу же заработали кликухи.
   В нашем взводе поручик получил кликуху "Ланцепуп". Когда поручик кем-то недоволен то, обзывает провинившегося ланцепупом. Так и говорит: вы, курсант, настоящий ланцепуп. Когда мы попытались оскорбиться, то он с наглым видом заявил, что в какой-то древней армии, так называли лучших воинов разведчиков. Но, обзываться перестал. Врёт наверно про разведчиков. Кличка к нему прилипла и он даже стал отзываться на неё, демонстрируя, какое правильное и хорошее название ланцепуп.
   Чтож, посмотрим, чему хорошему, кроме кликухи, он может нас научить. Ланцепуп вещает о принципах поимки диверсантов. Первое, необходимо установить в каких вражеских подразделениях служат диверсанты. Второе, узнать где они ходят. Третье, они не просто ходят, а с целью. Например, закладки тайников. Проследить маршруты групп закладывающих тайники. Если только в районе нашего аэродрома обнаружили несколько тайников, то в районе других аэродромов их может быть не меньше. Конечно, группы закладывающие тайники, каждый раз должны идти по другому маршруту. Но, безопасных и удобных маршрутов, с точки зрения диверсантов не много. Им придётся повторяться и использовать наиболее удобные маршруты неоднократно.
   Просмотреть местность и определить наиболее вероятные маршруты диверсионных групп. Устроить на этих маршрутах подвижные засады. Прикрыть маршруты движения подвижных засад войсковыми подразделениями, численностью не менее роты, для противодествия противнику в возможной войсковой помощи своим диверсионным группам.
   Подвижная засада не стоит на месте, а движеся поперёк предполагаемых маршрутов врага. При обнаружении следов противника, необходимо определить направление движения и вызвать авиадесантные подразделения, чтобы окружить предполагаемое место располажения диверсионной группы.
   Подвижная засада должна идти по следу диверсионной группы и корректировать по радио движение групп загонщиков, участвующих в облаве и высадившихся с самолётов. При обнаружении противника предложить ему сдаться, при оказе сдаться разрешить огонь на поражение только снайперам. Поставить задачу снайперам не убить, а по возможность ранить.
   Допросить диверсантов, выяснить место дислокации для того, чтобы направить в это подразделение своих людей. Вряд ли у них большое количество добровольцев. Стало быть, проникновение в подразделение не слишком осложнится. Используя полученные знания, в нужный момент захватить командование диверсантов. Диверсанты как правило, имеют агентурную сеть, которую используют для поддержки своих действий. Использовать пленных для выявления агентурной сети.
   Четвёртое, направить в место дислокции вражеских диверсантов агентов, для выявления и фотографирования диверсантов. Для действий против аэродромов у вражеских диверсантов имеются тренировочные лагеря вблизи своих аэродромов. Если покрутиться по бездорожью вблизи аэродромов, то можно обнаружить наряды патрулей зоны безопасности аэродрома и далее идти по их следу. При необходимости захватить и допросить одного или несколько патрульных.
   Пятое. Вербовка агентуры. В местах расположения аэродромов всегда крутится много народа. Всем охота заработать на жизнь. Найти несколько слохотливых парней и угощать их на халяву. После первой же рюмки языки развязываются и можно узнать, всё что хочешь. Люди должны знать, что ждёшь и угощаешь. Не ограничиваться выпивохами. Многие хотят автомобиль, дом и жену лучше, чем у соседа. Пообещать всё это и человек будет служить не за страх, а за совесть. Если ему, его сволочной начальник не в силах этого дать, то ты лучший друг. Только не обмани ожиданий. Сначала сделай автомобиль, затем помоги с домом, а жену подбери сам. Должны быть у тебя знакомые женщины, желающие выйти замуж. Пообещай выгодного мужа и она твоя. Мужа ей никакой начальник не обеспечит.
   Но, это уже стратегия. Ваша задача заключается в том, чтобы овладеть тактикой.
   Мы, ползаем, именно ползаем, потому, что ходьбой движение с таким грузом, никто назвать не может, язык не поворачивается. Целыми днями и даже ночью от Ланцепупа нет покоя. Такое ощущение, что он видит ночью так же хорошо как и днём. Останавливает нас засветло на ночлег и когда мы расслабляемся гонит изучать местность вокруг стоянки.
   Учит примечать ориентиры, считать шаги и устанавливать метки. Рассказывать, что мы запомнили, а когда ночью будит, то должны в темноте пройти по тем местам, которые отметили в качестве ориентиров и принести то, что поручик там заныкал. Наверно натаскивает на диверсионные действия против аэродрома.
   Аэродромный узел в сотне километрах от границы. Если мы не сможем его удержать, то нас пошлют ходить по здешним тропам, устраивать диверсии на аэродроме, взрывать всё нахрен. На тропах, по которым ходим, устанавливаем мины без взрывателей. Мины специальные, предназначенные для длительного лежания готовыми к взрыву. Поручик объявил, что взрыватели будем устанавливать в последний момент, когда все дадут дёру. А, мы затаимся в здешних лесах, дождёмся перемещения их самолётов и будем устраивать диверсии на азродроме. Чего туда сюда мотаться? Пересидим, переждём и целее будем.
   Насчёт, того что целее будем, у меня сомнение. Не такой пручик человек, чтобы сидеть и ждать, когда принесут конфетку. Пойдёт сам отберёт и не только конфетку.
   Извлекаем и устанавливаем мины. Учимся искать мины. Оказывается, если петлю из медной проволоки пронести над миной, а к петле присоединить колебательный контур и наушники, то от железа в мине звуки, издаваемые контуром, изменятся. Ходим с петлями, учимся находить и обезвреживать мины. Мины такие и мины эдакие, большие и маленькие. Противопехотные и противотанковые. Взрыватели натяжные, нажимные, рычажные, кулисные. Мины самодельные. Да сколько их? И зачем это всё? Наша военная специальность командир автомобильного взвода. Зачем нам, спрашивается, столько мин?
   В аэродромный посёлок нас не пускают. Раз в неделю по очереди отдыхаем в палатках, расставленных между сопками. Можем помыться и расслабиться. Обслуга из солдат старослужащих. Какие-то странные солдаты. Нельзя сказать, что они тощие, скорее жилистые, натасканные бегать с грузом. Наверно и мы будем такими, если будем и дальше так же поползать по каменюкам.
   Несколько человек не выдержали нагрузки и заболели, у кого оказался гайморит, у кого заныли застуженные ноги, а кому прислали телеграмму, что с родственниками не так. Наверно ловкачи, но их не стали держать и ловкачи уехали от нас дураков, продолжающих лазать по сопкам, кустарникам и густому лесу.
   Вместе с поручиком выходим на поиски закладок. Так именуют заложенные другим взводом мешки со снаряжением и патронами. Нам дают схему местности вокруг аэродрома в радиусе двадцати километров. На карте сделана пометка, где искать снаряжение. Задаётся время. Если не успеваешь, то даётся ещё одно такое же задание. Бегаешь по лесу и сопкам в снаряжении, пока не уложишься в норматив.
   Нам выделили новобранцев. Мне досталось пятеро. Нельзя к людям привыкать, если убьют твоего товарища, ты должен остаться равнодушным, чтобы не переживать. Нельзя тратить нервную энергию на переживания или сопереживания. Человек усилием воли может себя заставити двигаться даже с такими ранениями, с которыми животные умирают. Это только потому, что у него есть запас нервной энергии. Так нам вещал Ланцепуп.
   Поэтому никаких привязанностей, никаких родственников. Как только привязался к человеку, понравился он тебе, надо расставаться. Нужны группы людей, которые связаны одной целью, знают задачу, умеют подменить любого члена команды. При нештатных ситуациях руководствоаться только целессообразностью.
   Гоняю солдатиков в хвост и гриву. Собственно, это ребята моего возраста, с таким же как и у меня мировозрением. Двое отсеялись сразу. Стали ныть, что так нельзя и надо хоть изредка отдыхать. Каждуй раз, когда начинали ныть затыкал их тем, что заставлял нести груз больший, чем у других. Когда пришли на базу для суточного отдха, оба спросили разрешения пойти к поручику. Я разрешение дал и больше их не видел, они ушли из моей жизни как если бы умерли. Чего они там наплели не знаю и у поручика не спрашивал. Студенты, мои сокурсники, частично отбыли домой и мне передали ещё два десятка солдатиков.
  
  
  
  
   -13-
  
  
  
  
   Теперь обследуем местность вокруг аэродрома в радиусе до двадцать километров. Это называется патрулировать зону безопасности полётов. Если англы задумают какую-то пакость, то её можно сотворить именно в этой зоне. Дальше двадцати километров мы, если и ходим, то достаточно редко. Нам бы с двадцатикилометровой зоной справиться.
   В один из таких походов за пределы двадцатикилометровой зоны обнаружили нечёткий след человека. Местность вокруг аэродрома безлюдная и если след найден, то надо его проверять. В обе стороны по предполагаемому направлению выслал дозоры, группами по три-пять человек.
   Сам с пятью солдатами принялся тщательно изучать след. Обнюхав след со всех сторон, сели размышлять. Если это след диверсантов, то куда они могли идти? Маршрут их движения? Посмотрели карту и поразмышляли вслух. Наметили наиболее подходящий маршрут и пошли строем фронта в сторону аэродрома. Шли не торопясь. Напомнил ребятам, что мы, при учебном преследовании, устанавливаем растяжки и мины. Держите нос по ветру. Троих ребят направил к ближайшей замаскированой телефонной точке для того, чтобы передали сообщение о обнаружении следа и начале преследования. Предупредил, чтобы оставались у точки и при получениия приказа от вышестоящих сообщили мне.
   К вечеру нас догнала группа из пятерых бойцов, посланных для проверки следа, в сторону ведущую от аэродрома. Они ничего не обнаружили и решили вернуться. Все вместе развели костры и заночевали. За ночь три раза, что- то поднимало меня для проверки парных дозорных. Службу несли исправно, хотя все немного утомились. Поднялись до рассвета. Позавтракали горячим и продолжили движение. Впереди, стоем фронта, пять бойцов, за ними, ближе к середине фронта, ещё двое. Я сзади всех, слежу за соблюдением строя и стараюсь внимательно изучать следы ребят, и не появится ли среди их следов, посторонний след.
   Ближе к обеду решил сменить тактику. Фронт направляю зигзагом, смещаясь от маршрута то влево, то вправо. Высылаю вперёд, в зоне видимости, регулировщика. Бойцы, ориентируясь на него, движутся фронтом, но наискосок предполагаемого следа. Пообедали и продолжили движение. Наше терпение вознаграждено тем, что обнаружили место ночёвки, похоже, что диверсантов. Судя по следам их пятеро. Следы от обуви с одинаковым рисунком, значит военнослужащие. Они не сильно скрывались. Наверно думали, что за пределами двадцатикилометровой зоны их ищут. Мы обнаружили след от установки то ли спиртовки, то ли керосинки, отпечаток установки треножника. По мне так спиртовка лучше. Керосин слишком пахучий.
   В этом месте англы поели, заночевали и пошли дальше. Пошли они к аэродрому. Отправил еще троих на телефонный узел. Велел сменить находящихся там бойцов и передать сообщение об обнаружении места стоянки чужих. Теперь всё завертится. Разлетаются самолёты, чтобы рассмотреть зону с воздуха. Англы запаникуют и бросятся бежать, стараясь выйти из кольца и уйти от преследования. Мы, если не будем валять дурака и пойдём не по прежнему маршруту, а поперёк, быстро наткнёмся на новый след.
   Велел остановиться на отдых и поесть горячего, хотя до ужина далековато. Развели в низинке небольшие костры и приготовили еду. Сам, на бугре, забрался на сосну как можно выше и рассматриваю местность. Деревья, сосны и кедры. Кустарники, кое где пятна снега. Вот из леса выскочили какие-то мелкие животные. Отсюда даже в бинокль плохо видно. Какие животные бегают впятером? Только диверсанты. Идут в нашу сторону.
   Исчезли из вида, наверно залегли. Интересно, долго лежать собираются? А, так это они самолёта испугались. Лежат, ждут, когда самолёт улетит. Их с самолёта не заметили, зато наверняка заметили нас. Сначала, я так думаю, увидели дым от костров, а затем и нас. На самолёт мы не будем смотреть. Куда интересно англы пойдут? Так, дорога у них одна, мимо нас.
   Самолёт пролетел не меняя направления, видимо, чтобы нас не демаскировать. Приказываю прекратить перекусывать и готовиться к бою. Залили и растоптали костры, залегли на бугре. Я прежнему на сосне. Троим ребятам показал в какой стороне видел диверсантов и велел зайти к ним с тыла, не стрелять, а отслеживать передвижения. Вдруг кому-то удасться уйти.
   Ну вот, появились ввиду. Здоровые лоси, судя по размерам оружия в руках. Автоматы у них наши АК-74. Я слышал, что их продают, но дерут несусветные деньги. Пока никто скопировать их не смог. Говорят, для изготовления АК-74 нужны специальные технологии, а их на сторону не продают. Конечно, попытки скопировать автомат были, но без необходимых материалов и технологий получается, какое-то убожество, не способное выстрелить очередью.
   Всё ближе и ближе подбегают, скорее идут бстрым шагом, почти не скрываясь. Им надо поторапливаться, чего же они, еле ползут. Тот маршрут, который они прошли за полчаса без груза, мои ребята с грузом могут пройти в два раза быстрее.
   Наконец входят в зону поражения. Им необходимо подняться на бугор, где залегли мы, но, видимо, силы оставляют и они падают на землю у подножья. Идиоты, даже не выставили дозор. Сейчас немного полежат, остынут и начнут замерзать. Тёплых вещей на них нет. Наверно все вещи побросали, когда начали удирать. Не диверсанты, а настоящие уроды.
   У меня сильные сомнения стрелять в них или не стрелять. Спустился с сосны, где находился всё это время. Снял всё лишнее, остался в комбинезоне, взял пистолет, пару ножей и гранату, лимонку без запала. Предупредил ребят, чтобы ни в коем случае не стреляли, если эти уроды не начнут разбегаться и пополз вниз. Стараюсь держаться с подветренной стороны, чтобы не почуствовали запаха давно не мытого тела.
   Ну, где же они? Приподнял чуть чуть голову. Ага, слегка пованивает. Вот один, вот второй. Смотри как удобно лежат. Нет, не буду ножом. Подползаю к ближайшему и легонько по затылку лимонкой. Легонько, то легонько, но, в лимонке шестьсот грамм железа. Один отрубился, правда издав хрип. Остальные дышат как кони, не в смысле как настоящие лошади. Настоящие лошади дышат как раз нормально, а эти уроды дышат как загнаные кони. Зря, я его по затылку. Надо было в морду дать. Правда у них оружие есть, могут выстрелить сдуру, всёж таки они не лошади, а намного хуже. Судя по их мордам заядлые курильщики и выпивохи. Конечно, после рейда приходится отпаивать себя от стресса водкой. Или чего у них там, виской.
   Прямо не знаю, что и делать. Ну, вот и второй отключился. Чо-то жалко мне стало мужиков, но делать нечего, надо продолжать делать то, зачем пришёл. Ну, что же, дела закончены. Сразу стало холодно. Обыскал голубчиков. Как я и наблюдал у всех АК-74, по паре магазинов, по пистолету или револьверу. У одного в револьвере не оказалось патронов. Зачем, спрашивается волок железку? Прокричал ребятам, чтобы принесли мою одежду. Пришёл один солдатик держа оружие наизготорвку. Молодцы, хвалю за бдительность.
   Пока одевался спустились остальные. Сделал нагоняй, типа, здесь валяются не голые бабы, так что нечего пялиться. Лучше организуйте ка прикрытие со всех сторон. Не зря уроды сюда неслись. Может у них здесь закладка имеется, а может с кем встретиться должны. Погнал троих самых расторопных обратно на бугор. Дал одному бинокль и велел забраться на ту же сосну, где сидел я и наблюдать, главным образом, наш бывший тыл. Возможно оттуда к выручка идёт.
   Что мы имеем? Пятеро алкоголиков изображающих из себя крутых парней. Видимо эти ребята, кого-то там зарезали или дали в морду офицеру и их направили на исправление. Очень похоже на правду...
   Сколько у меня людей? Трое на бугре. По двое на флангах. Тыл держать некому. Хреново. С оружием что? Пулемёт 5,45. Автоматические карабины 5,45 шесть штук. По пять снаряжённых рожков для автоматических карабинов и три коробки для пулемёта. Гранаты. Трофеи.
   Ну и мелочи. Мой пистолет на русский калибр в четыре линии. У этих уродов, что имеется? Один револьвер без патронов. Куда этот урод патроны то дел? От досады даже слегка пнул пленника. Мы успели их связать, но если не будет одежды, то долго они не протянут, замёрзнут. У меня не так много людей, чтобы ещё и их караулить.
   У второго пленника кольт 11,43. Обалдеть! Ну и дурень! Он, что с такой тяжестью таскался? Для чего это он носил? Патронов сколько? В пистолете семь и в запасе семь. Дальше, два вальтера 7,65 и люгер. Ну, хоть у двоих нормальное оружие. Остальные то, зачем таскали эту тяжесть? Не иначе крутизну показывали. Дескать у меня кольт больше, поэтому ты тащищишь самый тяжёлый груз. Что у них с татуировками? Есть. Ну, всё с ними понятно. Крутые ребята, после того как сходят в тыл к тупым русским, в баре ведут неторопливые беседы о том, сколько раз меня убили. А потом, по своим рассказам пишут фантастические истории.
   Ну, чтож. Кто к нам с мечём тому и по морде получать. В аптечке у нас нашатырь был. Не им нравится нашатырь, ох не нравится. А как меня убивать, так нравилось? Оказались все немцы. Так называемая бригада добровольцев. Раз доброваольцы то, что хотят, то и делают. Ну и попались на некоторых делишках. Предложили искупить. Или искупить или пожизненая каторга. Круто их завертели.
   По интересующему нас вопросу, что? Рядом, буквально за бугром, чуть в стороне от маршрута, есть медвежья берлога. В ней есть всё. И одежда, и оружие, и еда. И даже есть спирт для медицинских целей. Откуда всё? Ну, договорились с контролёром из штаба англичан, он за некоторую долю разрешил часть не тащить чёрти куда, а оставить на месте.
   Что за место? Ну, их высаживают из самолёта вместе с грузом, а затем контролёр должен идти проверять закладки. Но, он этого не делает, чего зря ноги топтать? Сколько закладок сделали в зоне безопасности? Одинадцать. Обалдеть! Ну, правильно. Пока мы не искали, то и не находили. А, как принялись искать так и нашли.
   Как обратно? Садятся в самолёт и летят на базу, отдыхать. Неделю гуляют, а потом опять в тыл, на прогулку. Иногда, когда погода нелётная, то бывают перерывы. Время от времени добавляют людей. Тогда приходиться таскать их тяжести. Но, куда они ходят не знают. Место, куда носят могут показать. Есть ещё подобные группы? Навалом.
   Не может ли сегодня какая группа прийти к ним сюда или просто идти мимо? Ребята не в курсе.
   Что же нам делать? Идти захватывать самолёт? Может там народа полно. Кроме этой группы ещё какую направят, а ещё какая задумает лететь обратно. Настоящий партизанский район. Пленники подтвердили, что когда их отправляют обратно, другие прилетают, а часть остаётся вблизи аэродрома. Какого аэродрома? Ну, там, выложена камнем посадочная площадка, и если не успевают улететь ночью, то остаются дневать несколько самолётов.
   Надо идти к берлоге. Оставляю пленников, кроме одного на месте, а с остальными наведаемся в берлогу. В берлоге и правда, всё есть. Взяли только самое необходимое. Ручной пулемёт с запасом патронов и тёплую одежду для пленников.
   Когда вернулись, оказалось, что нам на помощь подошёл второй взвод. Их с места занятий отправили самолётами. Прилетел незнакомый полковник и принялся потрошить пленных. Затем отправил их с конвоем на смолётах, а нам поставил задачу. Не дожидаясь наступления темноты всех повязать. Он всё расспросил и понял, что сегодня на аэродроме днюет аж пять самолётов. Народу на аэродроме не меньше полусотни человек. Пойдём и всех повяжем, прикроем лавочку.
   Ню, ню, подумалось мне. У меня семеро было, плюс подошли трое, ну ещё с телефонного поста отправили троих, значит со мной будет четырнадцать. Ещё пятёрку мою привезут вскоре. Итого, у меня будет восемнадцать. Да, второй взвод почти целиком, двадцать два человека. Ну, ещё, конечно, полковник.
   А, там полсотни человек. Да у нас, минус знание местности. Как бы не получилось наоборот, не прикрыли бы нашу лавочку. Полковник несколько приуныл. Тем более с моим мнением согласились, поручик и наш институтский подполковник.
   Что будем делать? Не упускать же такой шанс! Посоветовались и всё таки решили идти, тем более приказ есть. Но, буром не попрём. Осторожненько, просочимся в тыл охране, где она обычно стоит. Они не ждут нас, расслабились, мы и разберёмся с охраной. Я возьму ещё четверых моих ребят, под видом тех, которых мы повязали попробуем снять охрану. Явки пароли мы знаем, только сомнение у меня в искренности алкашей тире диверсантов появилось. Ну, это потом.
   Вышли, мы впятером, почти не скрываясь. Остальные немного позади, идут след в след, выставив боковое охранение и прикрытие сзади. Иду первым, остальные за мной. Интересно, из тех, кого мы повязали, кто на самом деле главный? Жалко не спросил у полковника. Обычно в группах уголовников есть старший, назначенный официально и есть самый крутой, который на самом деле верховодит. Судя по всему, это тот, с кольтом. Ребята с вальтером, им тяжело нести груз, поэтому максимально, на сколько можно облегчились. Почему в револьвере не было зарядов? Он что, в кого-то стрелял? Нет, запаха пороха не было. Почему тогда не было патронов в барабане? Может револьвер для другой цели?
   Как он его носил? Открытая кобура у всех на виду и бежал он первым. Издалека было заметно, что у него в кобуре. Так, остановимся. Все встали. Сзади идущая колонна тоже остановилась. Подозвал бойца и спросил, кто из ребят забрал револьвер с кобурой и портупеей. Приказал позвать. Затем вручил парню свой карабин, одел портупею, вложил револьвер. Конечно, у меня остались гранаты и пистолет, но уже под курткой.
   Тронулись. Скоро стемнет. Прошли оговоренные пленниками ориентиры и я приказал внимательно смотреть под ноги. Ребят оставил позади и велел держать дистанцию. Прутиком, срезанным с дерева ощупываю землю впереди. Вот, прутик во что-то упёрся. Посмотрел, корень дерева. Вот прутик снова согнулся от попытки воткнуть в землю. Наклонился, почти лёг и внимательно разглядываю, что там? Впереди, почти подо мной, выглядывают усики мины. Всё верно, бандюганы не любят оставаться в долгу. Ну, что же и я не останусь. Наверно у них другая тропа, а эта для таких как мы. Пойдём дальше. Общение с Ланцепупом многому научило. К сожалению не нашлось, чем застопорить взрыватель мины, пришлось его выкручивать, затем извлекать мину и откладывать в сторону.
   Дальше только ползком, через несколько метров ещё одна мина. Осторожно, стараясь не издавать шума, извлёк и её. Снова ползком, прислушиваясь и принюхиваясь. Прутиком ощупываю землю. Сорвал былинку и прежде чем, продвинутся на несколько сантиметров вперёд, былинкой провожу перед собой. Вот и обнаружил, что искал. Тоненькая проволочка натянутая поперёк тропы. Посмотрел, откуда проволока тянется. Одному не справиться отползаю на тридцать метров и подзываю бойцов. Одного, с которым мины устанавливали и другого, которого знаю хуже, но большого спеца по минам.
   Выдвинулись к мине. Разоружили и я направил ребят полазить по кустам, посмотреть, что там имеется. Ребята вернулись и сообщили, что везде мины. Удалось выяснить, что спец по минам имеет запас нужной проволоки и те мины, которые я снял можно установить снова. Это приятная весть. Опять выдвинулся вперёд и обезвредил ещё одну мину. Интересно, оставили они пост со стороны минных полей? Сейчас узнаем.
   Оказывается оставили, только не пост, а кучу дерьма на тропе. На минное поле гадить не пойдёшь, значит мины кончились. Но, преневознемогая отвращение поковырялся и в кучах дерьма. Нет, мин здесь нет. Не ловушка. Какие надо иметь нервы, чтобы ходить гадить на самим собой установленные мины, да ещё каждый день.
   Раз есть дерьмо, значит есть те, кто сюда ходят. Вот они. Даже нельзя это сооружение назвать домиком, скорее беседка, но сделанная профессионально. В беседке трое или четверо, не пойму. Одному не справиться. Возвращаюсь к своим. Распределив роли, идём с моей четвёркой. Как назло, кому-то из этих идиотов приспичило. Чтож, умрёт первым. Уже не скрываясь подхожу в полутьме к беседке. У них горит огонёк в керосиновой лампе. С комфортом устроились.
   Чего-то он спросил, поднося кружку ко рту. Что там? Нет не чай. Так, пост это или не пост? На этот вопрос ответил один из уцелевших, которому досталось лимонкой по тыкве. Хорошая вещь лимонка без взрывателя. После порции нашатыря мужик рассказал всю правду. Пост у них один, там где вход на аэродром и нет мин. Сидят обычно трое и пьют. Нет, не кофе. Так это у них армия или где? Армия, но начальство далеко. Сюда отправляют кого не жалко и все делают, что хотят. Почему в сортиры не ходите, уроды? Так там утонуть можно, до того загажено.
   Однако, за дело принялся полковник. Велел выставить пост на тропинке, очищенной от мин, да стоять на посту не как эти, полковник показал на два трупа и двоих связанных. Он от досады, от того, как у этих диверсантов поставлена служба, плюнул на ещё живых пленников. Те задёргались.
   Полковник опять предложил штурм. Я возразил, пока дело движется бесшумно, может продолжить? А как, нашумлю, тогда и начинать. Но, не стрелять, только гранатами. Оказывается у диверсантов и машины есть. Купили легально в посёлке, а потом перегнали. Вот тебе раз! Ну, чтож, пойдём наводить новый порядок. Переодел своих ребят в трофейное обмундирование и сам переоделся.
   Около полосы суета. Самолёт, видно подготовлен к взлёту и около него с десяток человек. Я объясняю ребятам задачу и подхожу поближе. Отталкиваю тех кто стоит у самолёта и по лесенке лезу вверх. Какой-то урод из самолёта пытается меня сапогом скинуть. Но, не на такого напал. Я ухватил за ногу и потащил. Он руками ухватился за проём двери самолёта и заорал, чтобы стоящие внизу оттащили идиота. Я ему выкручиваю ногу. Он заорал громче, но уже от боли. Снизу по лесенке пытаются подняться двое. Видимо перед отлётом они приняли на грудь, а может не перед отлётом, а просто приняли. Должно быть приняли хорошо, раз не смогли удержаться и упали на землю. Правда я им помог. Не стал больше вытаскивать урода из двери самолёта, поскольку он сам выпал, ну, а сапог остался у меня в руках. Чтобы сапог зря не пропадал, какое ещё можно придумать применение одному сапогу? Врезал этим сапогом по ребятам, пытающимся подняться за мной следом в самолёт.
   К сожалению так получилось, что идиот, со сломаной ногой упал первым, а датые ребята упали на него сверху и не как не могут подняться. Копошаться как мухи на дерьме. Нижнему очень больно от этого копошения и он стал материть, тех сверху, да ещё здоровой ногой пытался им помочь с него подняться. Зря, зря он пытался это сделать. Датые ребята очень свирепые и повидимому сломали уроду вторую ногу, потому, как он заорал ещё громче.
   Продолжаю карабкаться в самолёт. Только собрался войти как в двери самолёта нарисовалась фигура, размахивающая пистолетом как блохастая собака размахивает хвостом, потому, что не может ухватить зубами. Внизу ребята размахивают тем, чего у каждого есть в наличии, хорошо хоть штаны у них не спали и этим не размахивали. Я тоже выхватил револьвер, все наверно подумали что мой, но я то помню, что отобрал его у диверсанта, получившего лимонкой по голове. Подумалось, какая хорошая вещи лимонка без запала. Как тогда выручила, может выручит и сейчас, поможет разобраться с этими пьяными, и орущими идиотами.
   Мужик с пистолетом в руках орёт: бросить оружие идиоты! Ну, я и бросил как приказано, в рожу орущему придурку. Как и хотел попал ему в лицо. Он не ждал такой чёрной неблагодарности от приветствующих зрителей, выронил пистолет и упал в самолёт. Мне хватило ума броситься в самолёт, а не к ожидающей развлечений толпе, тем более, что кое кто уже потянулся своими грязными лапами. Я так и проорал по английски, что есть сил: уберите свои грязные лапы, недоноски.
   Кто-то сумел ухватить меня за ногу. Ну, думаю, если удасться стащить меня с лестницы будет весело. Выхватываю из гранатной сумки лимонку и с размаху бью по руке самого прыткого, но, видимо неудачливого. Потому, что по руке гранатой, это больно. Он заорал, что доберётся до меня и тогда я не обрадуюсь. Хорошо, что другие тоже желали до меня добраться и поскольку, он мог действовать только одной рукой, то не удержался на лестнице, и свалился вниз на страдальца в одном сапоге. Я удивился тому, что на страдальце топталось как минимум пятеро. Чем он им так насолил? Мне бы не хотелось быть на его месте. Может эти ребята спьяну перепутали его со мной? Вновь свалившийся тоже орал как будто его режут. Вдобавок при падении уронил всех остальных, желавших мести. Теперь наверно будут мстить ему. Я не успел рассмотреть подробности их встречи, настигали ловкачи сзади и была полная неизвестность спереди.
   Влетаю в самолёт. Наконец то, надёжная опора под ногами. Разворачиваюсь и поскольку сапоги с меня всё ещё не сняли, с разворота врезаю ногой в лицо ближайшему преследователю и как говориться, получилась куча мала. Как это они умудрились на лестнице устроить кучу малу? Это же противоречит законам физики. Наконец, видимо, чтобы не нарушать законов физики, все свалились с лестницы, придавив собой ещё несколько человек.
   Почуствовав некоторое облегчение в тылу, обращаю внимание на фронт. Два мужика придерживают за руки того урода, в которого я попал брошенным револьвером. Наверно важная шишка. Ну, раздумывать некогда и я проткнул одного ножом, а другому ударил в лицо, так мне понравившейся гранатой. Оба осыпались, как лепестки розы.
   Что там, в салоне самолёта? Шестеро мужиков, что-то кричат и размахивают руками как ненормальные. Чего они, спятили? А, понял, граната в руке не нравится. Ну, чтож, получай фашист гранату. Бросаю гранату в рожу самого как мне кажется противного мужика. Все попадали на пол самолёта. Бросаюсь вперёд и короткими ударами ещё одной гранаты, вынутой из сумки успокаиваю крикунов. Никто так и не поднялся с пола, наверно ждали, когда граната взорвётся. Какая полезная вещь! Восхитился я, думая в который раз о гранате.
   Вперёд в пилотную кабину. Пистолет наготове, распахиваю незапертую дверь, никого нет. Чего, спроси меня, я тогда сюда рвался? Сколько народа зря покалечил. А, в самом деле сколько? Но, опять раздумывать некогда. Слышу вопли около самолёта. Видимо мои ребята вступили в дело. А, я честно говоря, подумал, что они решили остаться зрителями. Да, в нашей работе быть зрителем неблагодарное дело.
   Проверяю как мои кресники? Никто не собирается ударить в спину? Тогда пусть живут. Неторопясь подхожу к двери. Внизу, сильно сокращённым составом, махаются пьяные придурки, которых я не пустил в самолёт. Чуствуется, что они выполняют привычную работу и моим ребятам приходится не сладко. К счастью для ребят и к несчастью для пьяных придурков у меня осталось ещё две гранаты. Видно плохо. Но, где свои, где чужие можно различить по очертаниям фигур. Мои поменьше и худощавее. Если бы они махались долго, то мои конечно бы победили, как более выносливые.
   Первая пошла. Ударила по голове. Клиент скопытился. Вторая пошла. Эта пошла хуже и попала клиенту по спине. Клиент, чего-то замешкался и получил в тыкву от моих ребят. Ну, вот. Моих ребят и придурков стало поровну.
   Чем бы ещё в них бросить? Помню, что хорошо получилиось в самом начале сапогом. Снимаю со стонущего, по моему полковника, сапог и кидаю в спину одного из амбалов. Получив сапогом по голове, он на минуту отвлёкся от занятий, за что и получил в тыкву от моего парня. Ну, пора прекращать развлекаться. Как тут у них лестница поднимается? Оказывается, просто стоит прислонютая. Поднимаю лесницу. Амбалы от такого непотребства прекращают сражение и поворачиваются ко мне лицом. За что и страдают. Никогда не следует оставлять противника в тылу. Мои ребята, наконец сообразив применить автоматы, несколькими ударами прикладами успокаивают мерзавцев и безобразников.
   Опускаю лесницу и зову ребят в самолёт. Приводим в полный порядок пассажиров. Спускаемся и тоже самое делаем с клиентами лежащими на земле. Затаскиваем всех в самолёт. Снова всех тщательно обыскиваем. Интересно, откуда у меня двое без одного сапога? Куда делись их сапоги? Вроде это не существенно, но меня беспокомт. Спрашиваю у ребят. Оказывается я снимал с клиентов сапоги и ими кидался. Не помню!
   Ещё интересует, где ошиваются все остальные с полковником, подполковником, поручиком и кучей народа? Они, что, решили дожидаться, когда мы изуродуем всех на аэродроме? Наконец появляется полковник и с ним четверо бойцов. Оказывается никто больше не оказал сопротивления. Множество сотрудников аэродромных команд, лётный состав девяти самолётов, караульные на постах, правда несущие службу чисто условно и охрана складов. Всё было заброшено по воздуху и существует около двух лет. Сначала эти ребята боялись атаки и строили оборону, но когда оказалось, что никому не нужны, пустились во все тяжкие. Всего около шестидесяти человек. Да, в самолёте у меня около двух десятков.
   Это надо! В пятидесяти километрах от границы, на таком же расстоянии от нашего аэродома наглые англы оборудовали самый настоящий аэродром. Кстати, сказал полковник. В самолёте находятся довольно важные чины. Надо их проверить, как бы не окочурились. И кроме того, сегодня должны прибыть ещё два рейса. Надо встретить.
   Я посмотрел на мою команду, ну и видок у них. Может мы пока побудем в резерве? Спросил заискивающе у полковника.
   Полковник кивнул головой и ничего не сказав, вышел. Мы с ребятами стали зализывать раны. У них всё обошлось сильными синяками и разбитыми носами. У меня ни одной царапины. Только верхняя одежда превратилась в лохмотья. Почему, кто изорвал, не помню.
   На следующий день, утром заявился боец и сказал моим ребятам, что пока мы сидели в резерве, они геройски всё захватили и теперь нас почему-то первыми эвакуируют. Так всегда, пожаловался он на судьбу. Кто больше работает, тот меньше получает. Нас посадили на второй или третий самолёт. На ребят было страшно смотреть. Правда я выглядел как огурчик, но всё тело болело, наверно и я весь выложился. Привезли на свой аэродром, дали по два дня отпуска, после чего велели явиться по месту расположения части. Два дня пролетели незаметно и снова стал ходить по горам и лесам. Информации мы получали много и еле успевали то туда, то сюда. Англы получив по роже притихли, но я думаю ненадолго.
   Через несколько месяцев, с удивлением обнаружил, что из всех институтских ребят в учебной роте, остался только я. Под командой четыре десятка бойцов и я отчислил из взвода, как минимум столько же. Какие несколько месяцев? Мы вышли на сборы в июле. Сборы должны закончиться а августе. Сейчас, что сентябрь? Ланцепуп усмехнулся, глаза открой, второй месяц снег лежит. Я и правда заметил, что снег давно лёг и перешли на зимнее обмундирование. Спим зарывшись в снег с головой, бегать стало не так жарко, впрочем, на то, что стало легче бегать я обратил внимание, но подумал, что привык к нагрузкам.
   Как же институт, мне ещё год доучиваться надо, диплом защищать? Что-то ты поздно спохватился, опять заулыбался Ланцепуп. Ты обрати своё драгоценное внимание на погоны на плечах. Ну и чо, погоны как погоны, какого-то поручика погоны. Мне гимнастёрку постирали и дали какая есть, я не глядя надел, так что, теперь сдохнуть от счастья?
   Нет, ты не понял, это теперь твои погоны. Звание дали досрочно, месяц назад, а ты за деньгами не идёшь и удостоверение не получаешь. Когда генерал узнал про тебя, решил, что тебе звание надо без экзаменов давать, экстерном.
   -Ты чего Ланцепуп? Мы с ним давно на ты. Что лыбишься, то?
   -Ну, как же, тебе и звание дали, и зарплату тебе не надо, не
  идёшь получать. А, отмечать звание как будешь?
   -Вот ещё, халявщиков водкой поить. Если им охота нажраться, то пусть берут с собой и приходят в сопки. Сделаю с ними пару переходов, а потом могут упиваться в дымину. Я с ребятами дальше пойду. Кто из них после этого с леса домой сумеет вернуться? А за что мне звание бросили?
   -Ну, ты уникум. Мы с ребятами оборудовали в сопках пятнадцать тайников, в том числе длительного хранения три штуки. А ты нашёл все эти тайники, хотя тебя не просили. Кроме тайников, ты обнаружил ещё восемь чужих закладок, тоже длительного хранения.
   -Вот оно что! А, я то, думаю, чего вдруг учебная закладка заминирована как боевая. Думал твои шуточки. Хотел было облаять, да передумал. Решил тоже какую-нибудь подляну сделать.
   -И что, сделал?
   -Конечно. Положил десяток закладок, даже если с пометкой на карте пойдёшь, то не обнаружишь.
   -А ребята твои найти смогут?
   -Они закладывали. Я только контролировал.
   -Пора и нам к англам идти тайники закладывать, и разведать не помешает.
   -Кто пойдёт?
   -Твои ребята готовы?
   -Мои сырые. Надо их погонять. Идти всем взводом нельзя, сразу просекут, что много народу прошло. А, много народа, значит понятно кто прошёл. Если идти, то по трое, четверо, ну, самое большее впятером.
   -Пойду я, ты, трое моих ребят и снайпер. Ты передаёшь взвод на спецподготовку. Там будут имитировать боевые действия с боевой стрельбой, с убитыми, ранеными и разорваными взрывами трупами.
   -Это как?
   -Всё просто. Набросают гниющих остатков животных так, что запах почти непереносимый. Актёры играют убитых и раненых. В том числе, несколько с ампутированными конечностями. Им протезы отрвут и из грелки, спрятанной под одеждой кровь пустят. Некоторые так наловчились давить на грелку, что кровь как из фонтана.
   Если не подготовленный человек, то может плохо закончиться. Будут разбрасывать взрывпакеты и стрелять трассирующими, в том числе навстречу. Прежде чем на тренировочное поле пустят, заставят изучать анатомию на муляжах, научатся мясо штыком резать. Через артерии останков животных пустим кровь и надо будет мясо разрезать штыком и зашить артерию обыкновенной иголкой с ниткой. Потом пустим на бойню, скотину забивать, тоже занятие не для слабонервных.
   Когда вернёмся, своих не узнаешь. Настоящие получатся мясники.
  
  
  
  
  
  
   -14-
  
  
  
  
  
  Выдержка из стенограммы заседания Высшего военного совета империи.
   Говорит военный министр.
   Вот проходит их дорога. От посёлка англов и их аэроузла Порк, до нашей границы напрямик более двухсот километров. Дорога проложена до нашей границы. На дороге более пятидесяти водопропускных сооружений, в том числе семнадцать мостов. Для нас самые интересные два моста. Если мосты взорвать, то движение по дороге прекратиться до весны, когда можно будет начать воостановительные работы. По нашим сведениям для восстановления мостов в районе аэродрома у них ничего не осталось. Они всё мостостроительное оборудование и дорожностроительную технику стянули к границе.
   На границе, перед вторжением, они накопили множество военного имущества. На системе складов сосредоточено всё необходимое для ведения боевых действий армии на протяжении двух лет. В том числе, для строительства дороги от границы к нашему аэродрому.
   От нашего аэродрома до места сосредоточения вражеской армии примерно сто двадцать километров. От аэродрома подскока в районе Медвежей горы, построеного на нашей территории англами, который мы недавно захватили, до границы полсотни километров. Таким образом, у нас преимущество в том, что авиация расположена в четыре раза ближе к месту боевых действий, чем у англов. Но, самолётов у них больше в три раза. Самолёты на их аэродроме, стоят вплотную друг к другу. Если удасться устроить диверсию на аэродроме, то результаты могут быть весьма впечатляющими.
   Англы всё ещё посылают людей для выяснения, того, что произошло на аэродроме подскока. Они думали, что расположились на нашей земле навечно? Зарвались англы, готовили площадку перед вторжением, но, оно не состоялось и решили оставить всё как есть. Надеялись, что пронесёт? Или готовят на ближайшее время новое вторжение? По нашим данным новый срок вторжения назначен в течении ближайших двух, максимум трёх месяцев.
   Всего у англов в нашем районе около ста десяти тысяч человек. Непосредстенно силы вторжения составят примерно пятнадцать, двадцать тысяч. Мы можем сосредоточить в районе боевых действий не больше шести или семи тысяч.
   Чтобы вторжение не состоялось, необходимо на территории англов взорвать два моста и заложить шесть фугасов на дороге. Когда колонна сил вторжения двинется по дороге, то взорвать мосты с обоих сторон и запереть колонну. Затем взорвать фугасы, таким образом разорвём колонну на семь неуправляемых групп. После уничтожения сил вторжения авиацией и воздушно десантными войсками, у противника не окажется возможностей для наступления в указаном районе. Если мы не нанёсём превентивный удар, то оба наших аэродрома будут потеряны. В любом случае, обратно этот район мы вернуть не сможем. У них есть дорога и будет три вполне оборудованных аэродрома. Непосредственно на границе заканчивается оборудование четвёртого аэродрома. Причём, силами двух батальонов противник удерживает на нашей территории около тридцати квадратных километров, для прикрытия строительства. Выбор расположения строящегося аэродрома свидетельствует об намерении аглов нанести удар в ближайшее время. Мы, парировать действия противника не в состоянии. При увеличении численности наших войск, противник легко увеличит численность своих сил. Тем более, вокруг строящегося аэродрома, в том числе на нашей территории, заканчивается сооружение зоны безопасности. Думаю, что противник намерен вторгнуться на нашу территорию на пядьдесят или шестьдесят километров, закрепиться, пребазировать авиацию и продолжить наступление.
   Целью первого этапа наступления противника безусловно является захват нашего основного аэродрома в этом районе.
   В результате наступления англов наши силы на Аляске окажутся разрезаными на три отдельных, никак не связанных группы и могут быть уничтожены по частям.
   Если мы начнём наступление первыми, то при благоприятном стечении обстоятельств, можем расчитывать захватить вражеский аэродром Порк. Силы противника окажутся разрезаны на части и мы сможем разгомить противника порознь. Разгром военной силы противника на Аляске, захват его вооружения аэродромов и портов благоприятно скажется на размещении наших морских сил и стратегической обстановки в целом.
   Говорит министр иностранных дел.
   Военный министр должен понимать, что нанесение превентивного удара означает начало военных действий с англами. Импе...
   Говорит военный министр.
   Я перебью министра иностранных дел потому, что когда говорят пушки министру иностранных дел лучше молчать. Война уже идёт, правда необъявленная, в течении минимум полугода. На этой войне мы понесли существенные людские потери и по милости министра иностранных дел мы потеряли около тридцати квадратных километров территории Аляски. Дальнейшее промедление с неофициальным продолжением войны никакого выиграша не даёт. Мы обязаны освободить захваченные территории и согласно конституции принять меры, по восстановлению территориальной целосности империи. Это касается и министра иностранных дел. А пока все действия этого министра позволили врагу занять и удерживать силой огромный кусок нашей территории.
   Те меры, которые я предлагаю позволят не только освободить захваченные территории, но и предупредить их последующий захват.
   Говорит его императорское величество.
   Прошу военного министра принять необходимые меры по обеспечению территориальной целосности империи. Освободить захваченные территории и исключить всякую возможность захватить их впреть. Если сможете, господин военный министр, берите Порк. Насколько я понял, при превентивном наступлении мы обеспечим себя рессурсами на длительный срок за счёт трофеев? Господина министра иностранных дел прошу уйти с сегодняшнего дня в отпуск.
  
  
   -15-
  
  
  
   Тот самый полковник, два поручика, я и из моего взвода девятнадцать человек вышли в рейд. Границу перешли рано утром. Впереди иду я и те же, четверо ребят. Как пройти непонятно. Всё завалено снегом, на лыжах пройти просто, но остаётся след, который легко заметить с самолёта, и пешему. Покрутившись с неделю и определив, что скрытности не получается вернулись на свою сторону. И как оказалось вовремя. Англы не мы. Обнаружили следы, собрали силы и припёрлись полным составом к границе.
   Нас прикрывала общевойсковая рота с тремя семидесятишести миллметровыми миномётами. Роте придали батарею стодвадцати миллиметровых гаубиц. Всего, вместе с транспортными подразделениями не менее трёхсот человек. Сверху прикрывает авиация. До нашего аэродрома не менее полусотни километров, а противнику летать от своего аэродрома около двухсот.
   Несколько самолётов с вращающимся сверху винтом, автожиров, сели в тылу роты. Командир летунов сообщил, что к нам движется не менее тысячи человек с танками и артиллерией. У них, как оказалась, в этом районе построена дорога. Полковник предложил устроить засаду. Когда ангы перейдут границу, пострелять для вида и отойти. Пусть втянуться на нашу территорию. Километрах в десяти от границы есть прекрасное место для засады. Устроить англам огневой мешок.
   От границы, местность плохо проходимая. Но, в одном месте пройти можно и с техникой. Если перемещаться в глубь нашей территории, то с техникой двигаться можно только по тропе, которая проходит между двумя невысокими возвышенностями. Здесь и устроить засаду.
   Расположились по диспозиции. Мне, вместе со взводом, полковник приказал находиться невдалике от границы и при поялении противника открыть огонь. Постреляв для виду, переместиться назад, всё время занимая обратные склоны возвышенностей, чтобы противник не мог прицельно обстреливать из артиллерии. Выкопали неглубокие окопы, нарыли ходов сообщения. Особое внимание уделили ходам идущим в наш тыл.
   Засели в укрытиях и ждём. К вечеру появились нескольо человек с оружием. Перебежками приближаются к нашим позициям. Наверно англы нас не видят и послали разведку. Могли бы послать танки или пехоту на бронетранспортёрах. Нет, погнали пеших, посмотреть нет ли мин. Мин у нас множество и допускать этих ребят к минам я не собирался.
   Приказал паре гранатомётчиков из за обратного склона, через бугор обстрелять противника. Гранатомёт 37 мм стреляет тяжёлой гранатой весом под сто восемьдесят грамм. Такоё вес у пушечного снаряда калибром в 23 миллиметра. Скорость полёта гранаты небольшая, но если попасть ей куда надо, то эффект потрясающий.
   Гранатомётчики расположились за бугром, а корректировщики наблюдают место разрыва гранаты и выдают поправки. Конечно, стрельба с закрытой позиции не так эффективна, но, попробуй обнаружить стрелка на обратном склоне. Попав под непрерывные разрывы гранат противник засуетился и сначала пытался подобрать раненых и отходить, но, разрывы гранат продолжались и им пришлось убегать, бросив оружие, а не только раненых. В небе появились наши автожиры. И правильно, им для взлёта нужна совсем маленькая площадка, а для самолёта, какая никаая взлётная полоса.
   Я послал троих ребят, чтобы посмотрели на народ, который к нам пытался прорваться и подобрать оружие. Через час ребята вернулись и приволокли раненого немца. К нам прислали всё тех же добровольцев. Оружие у них немецкое. Карабины, пистолеты-пулемёты и пара пулемётов. Если и убежали несколько подранков, то только с пистолетами-пулемётами. Раненый обрадовано сообщил, что сейчас подтянут артиллерию и нам выдадут по первое число. Вот дурак, сказал я. Чему радуешься? Достанется не только нам, но и тебе. Приказал отправить пленного в тыл.
   Решил взять пяток ребят и выдвинуться вперёд на восемьсот метров к небольшому оврагу, идущему наикосок от нашей позиции. Своим приказал без особой надобности не стрелять. Дождаться, когда немцы подойдут к минному полю. И даже в этом случае, пусть поработают гранатомётчики, из за бугра. А, всем остальным разрешается стрелять только в том случае, если пехота окажется на минном поле. Да не очередями, а по два-три выстрела. Тщательно прицелился и стреляй. Нечего зря патроны изводить.
   Спустя два часа заработала их артиллерия. В ту сторону, откуда стреляли немцы полетели автожиры. Вскоре в немецком тылу послыышалась стрельба и взрывы. Артилерия перестала стрелять. Значит крепенько им доталось.
   Примерно через час, после артподготовки показались групки по три-пять человек, бегущих в нашу сторону, всего около сотни человек. За добровольцами, на расстоянии сто, сто пятьдесят метров двигились пять лёгких танков, с двумя пулемётами в башне. Начала стрелять наша артиллерия. Разрывы пришлись как раз между кучками пехотинев и они залегли. Артиллерия перешла на стрельбу шрапнелью. Даже, если лежишь в окопе, от шрапнели не спасёт, без прикрытия сверху. Пехотинцы либо этого не знали, либо с перепугу боялись пошевелиться. Танки ускорились, прошли через позиции своих и добрались до овражка.
   Перебраться на другую сторону не получилось и они повернули вдоль оврага. Когда танки ползли мимо нас, один из моей великолепной пятёрки не выдержал и бросил под гусеницу танка гранату. Гусеница разорвалась, танк развернуло и он свалился в овраг, почти там, где находились мы.
   Понятно, таскать такую тжёлую дуру и не использовать случая, чтобы от неё избавится? Но, во первых, он выдал наше распложение для наблюдателей противника, во вторых, этим танкам всё равно некуда деваться, так как через овражек не перебраться, а назад двигаться придётся по раненым. Вряд ли они способны давить своих. А, значит, придётся либо бросить танки, либо выходить из танков, для того, чтобы убрать лежащие по дороге тела. В любом случае нам от этого только польза. Как минимум, появиться возможность покататься на немецких танках.
   Дал недотёпе подзатыльника. Подобрались к лежащему вверх гусеницами танку, положили на люк в днище противотанковую гранату, сорвали чеку и отбежали в сторону. После взрыва, в днище появилась дыра. Бросили внутрь, на всякий случай, ещё гранату.
   Затем побежали по дну оврага туда, куда двигались танки. Снова появились автожиры и обстреляли пехоту из пулемётов. Затем пошли в немецкую сторону самолёты и через несколько минут там, что-то здорово взорвалось и загорелось. Появились и самолёты противника, но, то ли не слишком хотели воевать, то ли мало горючки, почти сразу улетели. Наши успели сбить пару самолётов. Какие самолёты удалось сбить нашим лётчикам я не у понял, так как появились свои проблемы.
   Танки поездив туда сюда и постреляв из пулемётов во все стороны, даже, наверно с перепугу, в сторону своих пехотинцев, рванули обратно. Но, обратно пришлось двигаться через большие камни. Несколько раз скатившись с камней, один танк остановился из за оборыва гусеницы. Двое выскочили из танка и побежали. Мы не растерялись и прикончили обоих. Остальные танки предпочли вернуться обратно к оврагу и двинулись назад по своим следам. Но и в этом случае танкистам не повезло. Один из танков съехал в овраг и обратно самостоятельно выбраться не мог. Танки остановились. Из застрявшего танка, выбрался экипаж и потащил, закреплённые на броне тросы, к танку стоящему на краю обрыва. Мы опять оказались на высоте. Дождавшись, когда тросы закрепят, двумя выстрелами, пристрелии обоих. Танк наверху подёргался туда сюда, а извлечь машину из оврага не смог. У стрелка одного из трёх танков, нервы не выдержали и он начал стрелять во все стороны. Из танка невозможно заметить откуда выстрелили два раза и убили их товарищей. Наконец, то ли закончились патроны, то ли от перегрева стволов, то ли по какой ещё причине, но, стрельба прекратилась.
   В двух танках, стоящих над обрывом, башни с пулемётами вращались из стороны в сторону. Танкисты ничего не видели, а выйти из танка и посмотреть по сторонам было страшно. Наконец в танке, к которому был прицеплен трос, на башне приоткрылся люк. Башня завертелась в разные стороны. Повидимому, через открывшуюся щель, стрелок пытался определить откуда стреляли те, кто убил экипаж, стоящего в овраге танка.
   Из танков время от времени постреливали, а в днище привязанного танка открылся люк, оттуда выполз водитель и попытался дотянуться до прицепленного троса. Мы тоже не дремали и один из моих солдат выстрелил, и уложил бедолагу. Выстрела, за треском пулемётов, не было слышно. Когда водитель упал, из всех четырёх стволов танкисты принялись палить в белый свет как в копеечку. Мне надоели непрерывне пострелушки. Захватив гранату и пистолет, ползком, и короткими перебежками, начал подбираться к непривязанному танку. Наконец, оказался недалеко от танка. Хотел бросить гранату, но увидел, что и из этого танка через нижний люк кто-то выползает.
   Выстрелил из пистолета два раза. Судя по тому как дёрнулось тело танкиста, оба раза попал. Подлез под танк и вытащил тело из люка. Не забираясь в танк, сунул в люк пистолет, надеясь, если не попасть, так задеть рикошетами, выстрелил остаток обоймы. После чего забрался в танк. Сверху текло, я испугался, что течёт бензин. Когда глаза привыкли к полумраку, понял, что течёт кровь. Делать в танке больше нечего и я спустился вниз.
   В привязанном танке открылся люк и из люка показались руки. Затем вылез танкист. Как он сумел выбраться из танка без рук, совершенно непонятно. Танкист стоит сверху танка с поднятыми руками, а мы не знаем, что с ним делать. Наконец я догадался и крикнул ему, чтобы спрыгнул на землю и опять поднял руки. Сказал, чтобы шёл ко мне. Танкист спрыгнул в овраг, его обыскали, ничего не нашли, связали руки и повели в тыл. Я с двумя оставшимися бойцами осмотрел доставшиеся нам машины.
   В танках нашлась еда, мы развели небольшой костерок в овраге, подогрели и поели горячего. Огня, дыма и копоти вокруг было достаточно и я не боялся, что на нас обратят внимание.
   Разобравшись, как устроено управление танком, попытался завести один из них. Получилось. Затем попробовал поездить туда, сюда. Наконец появились мои бойцы со взрывчаткой. Заложили заряды и взорвали крутой обрыв. Поработали лопатами и сделали приличный подъём для танка. Я запустил двигатель и выбрался на нашу строну. Затем посадил в танк бойца и велел рулить в расположеие взвода. Потом перегнали второй и третий танки.
   Все танки загнали за обратный склон. Там ожидали эвакуаторы из танковой части. Я отдал всё, кроме пистолетов танкистов и еды. Какой-то танковый капитан пытался качать права насчёт пистолетов, но я ничего не ответив, отвернулся и ушёл.
   Всю ночь ползали там, где лежала сотня убитых немцев. Выносили раненых, собирали оружие и устанавливали мины. Несколько раз пыталась сунуться немецкая разведка или санитары. Мы их легко обнаруживали и кончали. Немецкая артиллерия молчала. К утру уставшие и голодные мы вернулись на свои позиции. Здесь нас обрадовали тем, что наши позиции занимает пехота, а нас пускают вперёд проверить, что там поделывают добровольцы.
   Потихоньку двинульсь. Добрались до оврага, пошли вдоль него, вышли к опрокинутому танку, передохнули. Затем по полю, между воронками и разбросанными камнями, стараясь не зайти на край своего же минного поля, пошли дальше. Через пару километров увидели немецкий дозор. Несколько немцев сидели за камнями и курили. Сначала я почуствовал запах курева. Затем повертев носом определ направление и увидели пятерых, прячущихся между камней немцев.
   Всем вместе подобраться незаметно не получится, кто-нибудь или запнётся о камни, или ударит железкой по железке. Пошёл сам. Подобрался почти вплотную. Немцы зябнут, руки держат в карманах, потихоньку переговариваются. Оружие лежит на камнях. Видно руки замёрзли, а железо холодное и руки от этого ещё больше мёрзнут. Делать нечего, подобрался совсем вплотную и заряженой гранатой ударил, трясущегося совсем рядом немца.
   Все подняли головы на звук, но больше ничего сделать не пытались. У меня в одной руке зажата граната, в другой пистолет. Пистолетом предложил поднять руки вверх, да ещё словами добавил. Подбежаль мои и повели пленных в тыл. Я с парой человек, занял немецкую позицию. Фельдфебель, командовавший немцами, проговорился, что вот, вот должна прийти смена. Дождались смены, подпустили вплотную и положили всех сменщиков в землю. Не постеснялись прикончить их из автоматов. На поле постреливали из пушек так, что наших выстрелов на на общем фоне почти не было слышно.
   Посидели ещё немного, подумалось, что может хоть кто-нибудь заглянет на огонёк. Нет, никому не хочется в такой холод скакать по камням. Холодно. Чтобы не замёрзнуть всё время двигаемся, головы не опускаем и руки заняты оружием, своим и чужим. У нас два трофейных пулемёта и с десяток маузеров. И по мелочи кое что. Всё оружие приготовили к бою. Нас трое, но взять нас без проблем не получится. Всё время смотрим по сторонам. Наконец прибывают мои бойцы, а с ними весь взвод. Да в придачу целый полковник. Нам предложено, до темноты, после короткого артналёта ударить во фланг и тыл немецкому батальону. Со взводом прибыли коректировщики от артеллеристов, они будут сопровождать и помогать в случае, если появятся трудности.
   Дал вновь прибывшим ребятам отдохнуть с полчасика, затем стросил разрешения у полковника и повёл ребят в сторону немцев. Приказал рассредоточится и потихоньку, стараясь не шуметь, и без выстрелов вперёд. Я остался в середине строя. Полковник убежал на фланг. Коректировщикам я приказал держаться впереди меня, но позади моих ребят. Наконец с левого фланга несколько раз выстрелили. Со стороны моих ребят не слышно ни звука. Молодцы. Разбираются в стратегии. Прибежал посыльный с левого фланга. Немцы, чего-то заподозрили, пару раз выстрелили, но ни в кого не попали. Если всем идти дальше, тогда нас обнаружат. Я приказал остановиться и пошёл вперёд с двумя бойцами и коректировщиками.
   Солнце уже низко, ещё час и будет темно. Не торопясь, забираю в сторону левого фланга, стараясь выйти в тыл к стрелкам. Спустя полчаса увидел сторожевой пост. Четверо немцев при пулемёте. Мы пробрались достаточно далеко и я приказал коректировщикам запускать шарманку. Они развернули рацию, сообщили координаты и началось веселье. По немцам забила батарея стодвадцати миллиметровых гаубиц. Рядом уже были двое снайперов. Показал цель, четверых в пулемётном гнезде. После нескольких выстрелов они уткнулись лицами в снег.
   Подтянул вперёд левый фланг. Оказывается, один из немцев ранен и может говорить. Фриц рассказал, что мы зацепили фланговое охранение немецкого батальона. Все остальные посты впереди, а мы немного, но в тылу. Коректировщики забрались на небольшой холмик и батарея продолжала молотить. Жалко, что через несколько минут им придётся замолчать, ибо станет темно. Пора и мне собирать ребят, и устраиваться на ночлег.
   Когда стемнело, приказал рыть норы и укладывать сверху камни, пересыпанные песком и снегом. Ночью батарея будет вести огонь по площадям шрапнелью и если не будет прикрытия сверху, то перемелет в кровавый фарш.
   Только успели зарыться в землю, как послышались разрывы в воздухе и по камням вокрыг нас застучала шрапнель. Вашу мать. Дождался перерыва в разрывах и пошёл проверять, не зацепило ли кого?
   Мужики сидели как крысы в норах по три или четыре человека. Так теплее, чем по одному. Кое кто умудрился соорудить в ямах очаги из камней и жгли мусор, который нашаривали вокруг позиции. Конечно, я мог запретить бродить в потёмках, тем более, что вокруг сыплется шрапнель, но кто меня послушает? Как только покину нору и перейду к другой, ребята опять полезут искать что-нибудь, что можно сунуть в огонь.
   Прошла ночь. Утром выяснилось, что мы оказались между двух огней. К сильно потрёпанному немецкому батальону прибыл английский полк. Коректировщики передали новые координаты и орудия перенесли огонь на вновь прибывших. Наверно англичане поняли, что где-то запрятались коректировщики и их командир разослал во все стороны поисковык группы. Нашу позицию обнаружили.
   Мы сидели на таком месте, что как кость в горле. Не давали вздохнуть ни тому, что осталось от немцев, ни вновь прибывшим. Нас несколько раз начинали обстреливать английские гаубицы. Спасибо коректировщикам, они просили поддержки и артиллерия нас выручала. Затем, несмотря на заградительный огонь артиллерии, англам удалось подобраться на расстояние для атаки. И началось. Одна группа англичан сменяла другую. Мы наваляли перед окопами целую кучу из английских трупов. Почему-то подумалось, если переживём этот день, то не надо будет ночью долго искать, что подбросить в огонь. Снять с мёртвых англичань обувь или одежду, вот тебе и пища для огня.
   Подошли подкрепления, поднесли боеприпасы и горячий обед. Только мы управились с едой как началось всё сначала. Англичане подобрались почти вплотную к нашей груде камней, пришлось идти в атаку. Нас было-то не больше двух десятков. Я не успел выскочить из за камней как наткнулся на англичанина. Ударил первым. Побежал дальше, наткнулся ещё на одного, затем ещё и ещё. Отделался несколькими царапинами и неглубокими порезами, считай повезло.
   Англичан отогнали, но обратно, на своих ногах вернулось не более десятка парней. Нам снова прислали подкрепления. Ещё несколько раз поднимал ребят в атаку, на подбирающихся всё ближе англичан. Приходилось драться и прикладом, и штыком, и тем, что попадало под руки. Нагнали страху на англичан так, что к вечеру, стоило нам показаться из за своей груды камней как англичане кидались наутёк.
   Ночью сидели в норах. Нас опять было не больше трёх десятков. Из моего взвода не осталось никого. Многие ранены тяжело и их эвакуировали, а остальные имели столько царапин, что приказал им тащить тяжёлых на себе и не возвращаться.
   Утро и следующий день не отличались разнообразием. Всё повторилось. Сидели в норах, пережидая свою и чужую шрапнель, стреляли в подбегающих англичан, а когда они подбирались совсем близко выбивали гранатами, а затем добивали штыками. Впрочем и нам доставалось. Вечер отличался от предидущего только тем, что у меня добавилось синяков и шишек, и даже появилась неглубокое ранение. Один из негодяев англичан, которого я не сумел вовремя прикончить, захотел прикончить меня. Но слава аллаху, удалось отклониться от штыка, вместо брюха англичанин разрезал рукав и порезал руку, выше локтя.
   Вернулся на своих ногах, но затем расслабился и потерял сознание. Видимо, не смог перейти через предел выносливости. Ночью, вместе с другими ранеными, меня потащили в тыл. Очухался после чуствительных толчков, когда носилки перетаскивали через камни и попробовал идти самостоятельно. Плохо получалось, но всё таки, до санитарной машины добрался. Меня уложили на носилки в кузове и повезли ещё дальше в тыл. Поскольку последний раз удавалось выспаться, не помню когда, то в машине, сразу заснул и не проснулся даже при погрузке в самолёт.
  
  
  
  
  
   -16-
  
  
  
  
   Это Монреаль, здесь Оттава. Здесь у них командование, много тыловых частей в том числе военная полиция. Вот здесь аэродром. Около трёх сотен самолётов. Здесь второй азродром, и третий. Всего на трёх аэродромах базируется больше тысячи тяжёлых самолётов. Возьми фотографии, в том числе сделанные с воздуха. Вот схемы, расшифровка фотографий и карты. Вот здесь сведения о охране аэродрома и местной полиции.
   Надо тщательно всё изучить, через неделю сдашь экзамен по всем материалам.
   Оружие возьмём своё. У англов оружие при малейщшем загрязнении и небрежном обращении перестаёт работать. Многие, те у кого денежки водятся, пользуются немецким, американским или нашим оружием. Мы берём четыре автомата, по пять магазинов. Два подствольника и по десять гранат к ним. Каждому по паре наступательных гранат и по десятку оборонительных. Снайперскую винтовку, специальную, бесшумную. Винтовка с быстросменным стволом и отёмным прикладом. В разобраном виде умещается в анатомическом чемоданчике. Чемодан легко приспособить для ношения за спиной, на груди или в руке. Продуктов на неделю.
   Закладка, это три тюка по пятьдесят килограмм. Наша задача разместить тюки в указанных точках. Тюки содержат взрывчатку и зажигательную смесь. При получении радиосигнала взрывчатка срабатывает и огонь покажет место расположения аэродрома с большой точностью, аэродром будет легко обнаружить даже в ночью.
   Нас вместе с тюками высадят с самолёта в болоте. Вот здесь. Болото непроходимое, но мы для перемещения, воспользуемся лёгким болотоходом. За два рейса болотохода перебросим груз и людей вот сюда. Затем самолёт вместе с болотоходом улетит. Резервные места высадки вот здесь, за двадцать километров от основного места и вот здесь. Третья точка дальше от аэродромов, поэтому не желательна. На вторую и третью точку нас могут высадить с парашютов. Места здесь безлюдные, но самолёт могут обнаружить и выслать поисковые группы.
   Твоя задача. Разведать точки высадки и пригнать грузовой автомобиль, или автобус, чтобы перевезти шесть человек и двести килограммов груза.
   Высказав всё это Ланцепуп замолчал и выжидающе посмотрел на меня. Я тоже молчал. Наконец Ланцепуп спросил: что скажешь?
   -По этому поводу? Полное дерьмо. Достаточно прийти в Монреаль на какой-нибудь рейсовой, старой калоше, типа парахода. Купить автомобиль, несколько бочек бензина и закопать бочки, где надо. Никаких высадок, никаких болотоходов и никакого оружия. Если нужны радиовзрыватели, то их изготовить можно в том же Монреале. Взрывчатку куплю у тех же вояк. Так что план этот, полное дерьмо.
   Ланцепуп смотрел с удивлением. Ну, что же, если так считаешь, то группа может заняться другими делами, а тебе поручим решить эту задачу. Буду согласовывать с начальством, а ты учи схемы и карты.
   На следующий день Ланцепуп обрадовал меня вестью о принятии плана. Ещё бы, подумал я, никакого риска в обнаружении и уничтожении целой группы подготовленных диверсантов, и самолёта с болотоходом впридачу. Крыша у них, что ли, совсем не работает?
   -Что возьмёшь с собой, поинтересовался Ланцепуп?
   -А что надо, то?
   -Ты совсем спятил, удивился Ланцепуп, ты в тыл к врагу направляешься. Оружие какое никакое, еда, одежда и деньги нужны.
   -Вы прямо здесь все рехнулись. Какое оружие? Нахрена всё это барахло таскать? Деньги возьму и всё. Чего понадобится, на месте куплю. И оружие тоже.
   -Хорошо, давай думать, где тебя с самолёта будем выбрасывать?
   -Какой самолёт, зачем самолёт? Сам доберусь. Ты лучше скажи когда надо-то, эти самые хреновы бочки устанавливать? Сроки какие?
   -Ну ты и урод! Если не самолётом, то как тогда? Пешком?
   -Чего ругаешься бестолку? Сроки говори и проваливай, не буду твою идиотскую ругань слушать.
   -Ланцепуп плюнул с досады и ушёл.
   Меня вызвали к капитану:
   -Мне сказали, что Вы владеете английским, немецким, китайским и японскими языками. В какой степени, бы хотелось знать, Вы знаете эти языки?
   -Должно быть в деле всё написано по этому поводу, господин капитан.
   -Меня интересует Ваше мнение о Ваших знаниях. Надеюсь господин поручик, я не задал Вам никакого неприличного вопроса.
   -Пожалуйста, господин капитан. Если говорить по английски, то сойду за англичанина. Если по немецки, то за немца. К сожалению, даже если буду говорить безупречно, ни за китайца, ни за японца сойти не смогу. Но, понимаю, легко, читаю, пишу, как средней грамотности китаец или японец.
   -Вы не возражаете, господин поручик, почитать что-нибудь на разных языках?
   Я перечитал за последние два, три месяца столько книг, что на пару больше, на пару меньше, без разницы. После ранения полагается отдых, но Ланцепуп привязался с предложение сходить в тыл к англичанам и я согласился перенести отпуск на потом. И вот теперь приходилось ублажать капитана, вместо развлечений с девочками на тёплом пляже. Впрочем, что это я вру, какой пляж среди зимы?
   Пришлось читать несколько часов на разных языках, причём в основном такие тексты, что нормальному человеку не понять. Много специфических терминов. Затем мне разрешили отдохнуть до завтра, до обеда. После обеда явиться снова в этот кабинет.
   Ну и явился, кроме капитана в кабинете сидит генерал. Доложился как положено и получил разрешение садиться. Помолчали. Генерал внимательно разглядывал стенку с входной дверью. Наконец его прорвало. Мы решили, господин поручик, что Вы владеете в совершенстве и английским, и немецким языками. Нам бы хотелось, чтобы Вы направились в заграничную командировку. Как Вы на это смотрите?
   -Хотелось бы уточнить, куда именно?
   Генерал поставил по стойке смирно и начал разоряться в том смысле, что некоторые зазнавшиеся сопливые поручики пытаются заменить собой воинские подразделения, состоящие из сотен военнослужащих и нескольких эскадрилий самолётов. Наконец, всё что мог сказать по поводу зазнавшихся поручиков генерал высказал и решил пошутить, заявив: может быть ты и разбомбишь эти аэродромы?
   Мне вся эта лабуда надоела и чтобы прекратить бесполезную трату слов, времени и нервов заявил:
   -Разрешите выполнять?
   Что же получается в таком случае? Генерал тоже, уже не нужен? Генерал заорал, застучал кулаками по столу, забрызгал слюной, всё это проделывая одновременно. Я даже слегка растерялся, как это может быть, бегать и одновременно стучать кулаками по столу?
   Наконец всё устаканилось и генерал успокоившись, предложил сесть и изложить, что я думаю по поводу выполнения задания по уничтожению вражеского аэродрома. Надо помнить, предостерёг генерал, что война ещё не объявлена и видимо, в сложившихся обстоятельствах, будет отложена на некоторое время. Поэтому действовать неоходимо максимально скрытно, ни в коем случае, не вызывать подозрений о нашей причасности к диверсиям.
   Генерал, со своей стороны, обратиться в вышестоящие инстанции для утверждения плана атаки. Конечно, нехорошо убивать вражеских солдат, когда война не объявлена, но должны же мы адекватно отвечать на вражеское вторжение на нашу територию и закладку тайников с оружием, и боеприпасами.
   Отвечаю, что нечего размышлять. Прибуду в Монреаль легально, используя титул лорда. Для лорда двери везде открыты. Выясню место расположения штаба диверсионных частей и подготовлю его к взрыву. Для этого либо в подвале самого штаба, а лучше в здании рядом, установлю мощное взрывное устройство направленного действия. Нанять и заплатить любой строительной компании. Они сделают всё, что надо. А, взрывчатку заложу сам. Чего тут сложного?
   В назначенный день, лучше, если день будет рабочий, чтобы весь руководящий состав штаба был на рабочих местах, взорвать штаб. Если некоторых работников штаба не окажется на рабочих местах, предусмотреть их ликвидацию или захват вне штаба. Возможно, некоторых работников штаба звхватить в ночь перед взрывом и имитировать их гибель в штабе. А, ещё возможно, имитировать гибель, какого нибудь штабного, например в автокатастрофе, подсунув подходящий труп накануне операции, для уточнения деталей. Таких штабных может быть несколько.
   Используя знания о структуре и составе подразделений врага, прилететь на аэродром под видом вражеских диверсантов и взорвать всё нахрен. На этом же самолёте улететь обратно. В случае нештатной ситуации уходить на автотранспорте, заранее захваченом у противника. Людям частично раствориться среди вражеских солдат, частично под видом противника остаться на аэродроме для охраны, того, что ещё не сгорело, ну, и частично эвакуироваться своим ходом, возможно с использованием самолётов.
   Построить площадку, имитирующую вражеский аэродром у нас в тылу, на похожей местности, для тренировки людей. Командиры отделений, их замы и возможно некоторые из разведчиков должны обкатать местность вокруг вражеского аэродрома. Для этого добыть необходимые документы, купить для них автомобили и пусть катаются или на лыжах развлекаются.
   Генерал не стал возражать, только заявил, что на согласование этого бреда уйдёт пара дней. Резервную площадку для посадки самолётов всё равно строить надо, пусть она будет там, где удобнее. А, я должден готовиться к тому, что наговорил.
   Через пять дней меня снова вызвали к генералу. Молча указав на стул, генерал сказал, что бред утверждён. Интересно, а что им ещё оставалось делать, если численность наших частей в три раза меньше чем у англов. Ещё генерал спросил, когда я собираюсь действовать? В ответ поинтересовался, а когда надо-то? Получив обычный в таких случаях ответ, что вчера, успокоился, значит можно не торопиться, уже опоздали, чего тогда спешить, раз поезд ушёл. Можно спокойно сесть, покурить, даже может соснуть несколько часиков, ожидая прибытия следующего поезда.
   Поеду в Россию на пароходе, оттуда поездом в Шанхай. Оттуда самолётом, если они есть, в Гонконг и далее, в благословенную Англию, именуемую ещё, оловянными островами. Найду там подходящего лорда, если надо то замочу, а может и обойдётся. После всего этого прибуду в Монреаль. Собственно в Монреале и начнётся трудовая деятельность.
   Генерал только спросил, сколько на это потребуется денежек? Я ответил, что деньги, как раз не проблема, давайте все, что есть. А там, как-нибудь заработаю. Ограблю кого или зарежу, какую-нибудь богатенькую корову. Генерал аж поперхнулся: какую корову? Да шутка это, ответил я генералу. А сам подумал, если попадётся жирная корова, то почему не поесть мяса?
   Генерал некоторое время снова орал как будто именно его резали на мясо. Наконец успокоившись, без дальнейших разговоров, открыл сейф, вытащил здоровенную пачку денег, разложил на, примерно, две равные кучи и одну отодвинул мне. Считай, сказал он. Я пересчитал и вопросительно посмотрел на генерала. По моему разумению этих денег если и хватит, то только на полпути.
   Он вздохнул, положил чистый лист бумаги и сказал пиши. Чего писать то, попытался уточнить я? Пиши что хочешь, сказал генерал, только не забудь итоговую цифру указать. После выполнения бумажных формальностей, генерал сказал: проваливай. И чтоб тебя я больше не видел, пока не сделаешь всё, что обещал.
   Пришлось по форме спросить:
   -Разрешите идти?
   -Идите.
   И я конечно исчез. Не только из вида генерала, но и из городка, и из Аляски.
  
  
  
  
   -17-
  
  
  
   Город Шанхай. На набережной рассматриваю, через здесь же купленный бинокль, военные корабли стран, участвующих в обеспечении нейтралитета гавани и города Шанхая. Через несколько минут разглядывания подошёл мужик на костыле, представился бывшим морским офицером и предложил рассказать всё о кораблях, стоящих в порту. Мы говорили по английски, но я на всякий случай спросил:
   -К какой стране принадлежал корабль, на котором ты служил?
   Мужик удивившись ответил:
   -Конечно Англии.
   Я продолжил расспрашивать мужика и спросил:
   -Как назывался корабль на котором служил?
   Мужик немного помявшись, собрался уходить. Я его задержал и спросил, сколько на этом зарабатывает? Мужик что-то резко сказал быстро и вполголоса, очень похоже на немецкий язык, попытался отвернуться и уйти. Но, я опять его перехватил и уже по немецки сказал пару слов. Собственно задал те же вопросы, что и прежде. Мужик меня облаял на чистом немецком языке. Ага, сделал заключение я:
   -Значит выпить пива тебя не интересует.
   Он слегка удивившись на ненормальную реакцию, спросил:
   -Есть возможность?
   -Возможность всегда есть, надо только немного поработать.
   Мужик увял и пробормотав, что дураки работают, снова собрался уходить.
   Я опять спросил тоже самое, уже по русски. Мужик, посмотрев волком:
   -Как догадался?
   -Это русская пословица, чего тут догадываться? Немец так никогда не скажет. Ну, так расскажешь, что хотел за пиво?
   Мужик заявил:
   -Мне ещё надо заработать на ночлег, поэтому плати денежку, а если нет, то пойду искать другого клиента.
   Если по правде, то клиентов больше не наблюдается, я обратил внимание на этот неприятный факт.
   -Ну и что. Может подойдут.
   -Чёрт с тобой, сколько?
   Мужик назвал цифру. Деньги не запредельные, можно заплатить, но дело в принципе:
   -Ты, чё, мужик, думаешь, что я сын подпольного миллионера?
   Мужик слегка удивившись тому, что бывают такие миллионеры, снизил цифру вдвое.
   -Слушай, мужик, давай пойдём вон туда, на балкон, там и видно хорошо, и посидеть можно, и пива попить.
   Мужик скривил морду:
   -Меня туда не пустят, там для чистой публики.
   -Не бз... мужик, скажу, что ты со мной.
   -Ты, что ли русский, не пойму я?
   -Какое твоё свинячее дело, кто я? Я же не спрашиваю, кто ты? Так идёшь?
   Мужик поплёлся следом.
   Захожу в ресторан и сходу заявляю подбежавшему метрдотелю:
   -Меня зовут Ольбен дель Отерман, будьте любезны столик. Этот человек со мной.
   Мэтр попытался открыть рот, но увидев, что я жду, слегка склонился, сделал приглашающий жест рукой и повёл вглубь зала.
   -Нет, нет, любезный. Проводите нас к окну. Мне хотелось бы посмотреть на порт и корабли.
   Меня усадили так, чтобы мог насладиться видом порта. На порт лучше смотреть издалека, чтобы не чуствовать вони, не слышать шума и не видеть грязи. Ресторанчик очень удобно расположен для любования портом.
   Уселись, я заказал не слишком плотный обед. Поинтересовался у мужика, может ему хочется, что-нибудь особенного? Мужик попросил добавить пива. Ну, что же, раз обещал пива, то можно и добавить. Когда я заказл по стакану, мужик поморщился, но ничего не сказал. Я его успокоил, дескать если пиво понравится закажем ещё, а если нет, пойдём в другое место.
   Мужик не то, что одобрил, но опять промолчал. Это как раз понятно, он не в своей тарелке. Когда слегка перекусили и чуть пригубили, я спросил, чего он хотел рассказать?
   Он показывает на корабли, крейсера и даже один броненосец типа Королева Элизабет. Меня заинтересовал крейсер "Варяг". Постройки 1900 года. Несколько раз модернизировался. Встроен в новый корпус. Водоизмещение увеличили до 9000 тонн. Сменили полностью вооружение. Сейчас на нём установлены четыре орудия 180 мм, четыре спаренные 102 мм и зенитные 37 мм автоматы.
   Я слушал не перебивая, вообщем понятно. Моряк, бывший. Наверно унтер офицер. Пенсии либо нет, либо мала и не хватает на жизнь. Скорее мала, потому, что мужик одевается для своего класса, не то, что щегольски, на такие деньги это не возможно, но вполне прилично. Его одежда по степени изношенности почти не отличается от моей. Но, стоимость исходных материалов, у меня намного выше. Зато его одежда даже чище. Наверно привык за собой следить или кто-то следит.
   Мужик заметил, что я не столько слушаю, сколько разглядываю как бы оценивающе. Замолчал. Затем спросил:
   -Ну и сколько я стою?
   Я пожал плечами.
   -Меня интересует не это, а больше другое. Можно ли с Вами иметь дела?
   -И какие же выводы?
   -Наверно Вы заметили, что я человек здесь новый.
   Мужик кивнул головой.
   -Поэтому я и подошёл. Молодой человек, прилично одетый, без роскоши. Наверно интересуется морем и кораблями. Сам был такой.
   -Не хотели предостеречь от моря?
   -Нет, кто я такой, чтобы предостерегать. Да и в море часто лучше, чем на земле.
   -Если не считать того, что можно утонуть.
   -Утонуть можно на берегу в луже.
   -Может утонуть в луже сложнее, чем в море?
   -Давайте не будем дискуссировать дорогой сэр. Говорите, что Вам от меня нужно?
   -Вот так, прямо в лоб. Ну, чтож. Как я говорил, я здесь человек новый. Мне желательно ориентироваться в здешних людишках.
   Заметив его неприятие такой формулировкой, поспешил успокоить.
   -Нет. Не то, что Вы подумали, никакого криминала. Мне хочется заработать немного денег. Если я буду изучать здешний деловой мир самостоятельно, то это займёт слишком много времени. Лучше будет, если Вы дадите характеристики людей, занятых на снабжении кораблей. Мне хочется частично переключить этот денежный поток на себя.
   -Почему я?
   -Дорогой мой, Вы слишком подозрительны. Вы подошли и я подумал, что Вы можете быть полезны. И не надо переживать. Вы можете назвать фамилии, дать краткие характеристики и уйти. Я буду считать, что мы в расчёте.
   -Сколько Вы хотите заработать?
   -Меня зовут Ольбен дель Ордеман или если, Вам более удобно, фон. Мне надо много денег, мой друг. Столько много, что если превратить деньги в золото, то не выплывешь. Можете рискнуть, связавшись со мной, а можете не рисковать.
   -Что надо делать?
   -Для начала, то что я сказал. Потом регулярно посещать библиотеку и выяснять, что пишут или писали о интересующих меня фигурантах. Вести записи. Я не удержу все сведения в голове. Поэтому, нужны записи. Надеюсь Вы умеете писать? Кроме упомянутых Вами фигурантах, необходимо выяснять и о других людях попавших в поле зрения. Справитесь, будете начальником штаба. Не справитесь, можете продолжать Ваши изыскания на набережной. Кстати, сколько Вы платите полицейскому?
   -Сущие гроши, если считать по Вашему, господин дель Ордеман.
   -Ну, а Вас, как звать, дорогой мой?
   -Не важно. Зовите как хотите. Ну, Смит или Джон.
   -Загадочный мистер Смит. Это звучит. А, если я буду звать Вас Иоган? Как Вам, не претит?
   -Почему Иоган?
   -Если Вам всё равно, то почему бы не Иоган?
   -Договорились.
   -Начинайте.
   -Всем заведует клан Хон Ду Чен. Это обыкновенные бандиты, которые перерезали конкурентов и заправляют снабжением кораблей в порту. Наверно они делятся с полицией и губернатором. Дочь губернатора жената на сыне главы клана. Снабжают корабли неплохо, жалоб нет и цены, по сравнению с другими портами даже ниже. Те, на кого жалуются капитаны кораблей, исчезают. Иногда их трупы выносит на берег. В газетах пишут о том, что клан расправился с очередной жертвой. Впрочем, иностранцы почти не пропадают. То ли они не пытаются конкурировать, то ли их разубеждают это делать. Провести в порт, что либо минуя клан можно, но тот, кто возит, долго не живёт. Были такие, кто пытался составить конкуренцию клану, но все умерли. Если есть какие-нибудь противоречия между губернатором и иностранными гражданами, то иностранцев лишают права находиться в Китае. Хотя, если заплатить кому надо, то запрет снимают.
   -А как снабжают военные корабли?
   -Здесь всё иначе. На каждом корабле есть человек, который звнимается снабжением. Ему обещают определённый процент от сделки и товар получается чуть дороже. Наверно этот человек делится с капитаном. Так, что связи налажены и постороннему человеку влезть практически невозможно.
   -Значит, чтобы влезть в эту торговлю необходимо зарезать этого господина, главу клана и губернатора. Почему же до сих пор этого никто не сделал?
   -Может потому, что у них есть сила.
   -Сила в Шанхае есть, только не у губернатора, а вот в этих кораблях на рейде. Все боятся именно этой силы. Самый большой корабль в здешнем порту английский, значит туда и текут денежки. Было бы несколько странно, если бы денежки текли в другие карманы. Если эту силу убрать, то денежки потекут по другому маршруту. Останется только подставлять карманы. Всё в городе взаимосвязано, всё закручено вокруг здешних английских карманов посредством броненосцев. Для перераспределения прибыли необходимо убрать из порта несколько кораблей. Например, английских.
   -Вы предлагаете потопить линкор?
   -Я предлагаю? Вы сами сделали такой выбор. В крайнем случае, можете потопить чей-нибудь ещё линкор, главное, что денежки начнут искать другое русло, вот и подставим карманы.
   -Нет, я как нибудь обойдусь, без утопления линкора.
   -Что же Вам мешает это сделать?
   -Что мешает? Например, броня толщиной в триста миллметров.
   -Броня проржавела насквозь, пока плавал этот дурацкий корабль. Думать надо не о броне, а о людях. Этот крабль защищает не броня, а люди. Если люди не захотит подставлять свою грудь под выстрелы, никакая броня не выдержет.
   -Что же делать?
   -То, о чём мы с Вами договорились. Какая сумма устроит при оплате Ваших услуг?
   Мнимый Иоган назвал свою цену.
   -Вы дорого берёте для бездомного, милый Иоган. Вот Вам необходимая сумма, чтобы привести себя в более приличный вид. Если Вы захотите, то приходите в гостиницу, где я остановился. Послезавтра, после десяти утра и ждите не дольше, чем до двенадцати. Если не приду, оставьте послание и координаты.
   Я назвал одну из дорогих гостиниц города, куда необходимо въехать, для того, чтобы выглядеть богатым. Лучше всего, чтобы стать богатым, надо ограбить кого-нибудь богатого.
  
  
  
  
   -18-
  
  
  
  
   Почему то, вспомнились слова сказанные в неком кабинете, когда я прибыл на пароходе во Владивосток, намереваясь отправиться дальше в Шанхай.
   Прямо на пирсе меня встретили два морских лейтенанта и один капитан второго ранга. Спросили имя и предложили следовать за ними в автомобиль. Я удивился, откуда такой почёт? Но, капитан соизволил промолчать, а лейтенанты, по видимому из чинопочитания, не осмеливались открыть рот. Неужели, что-то натворил на пароходе, пока мы шли из Аляски? Думаю, что приедем и всё соизволят разъяснить.
   Приехали к штабу флота. Почему-то я и предполагал, что привезут именно сюда. Вошли, после проверки с соблюдением всех формальностей и даже сличения с фотографией. Откуда у них моя фотография? Провели в кабинет, в котором располагался некий адмирал. Меня представил тот самый капитан. Лейтенанты поддержки остались, видимо, за дверью.
   Адмирал предложил сесть и начал вещать о серьёзности текущего момента и о том, что все как один мы должны.
   Затем осторожно поинтересовался: далеко ли я намылился? На что получили достойный ответ, что, дескать, в отпуск, мир посмотреть.
   Адмирал с капитаном переглянулись и принялись убеждать, что всё равно куда ехать отдыхать. Везде живут прекрасные люди, но самые распрекрасные находяться в китайском городе Шанхае. Там как раз, наверно, специально для моего удобства, поставили у причала замечательный крейсер "Варяг". Кроме Варяга, в порту Шанхая бывают разные корабли и торговые тоже, везут в Шанхай всевозможные товары, и оружие.
   Некоторые не хотят, чтобы везли товары, а тем более оружие. Поэтому-то в порту стоит крейсер, дабы охладить настроения иностранных граждан помешать продвижению товаров из империи.
   Попросил уточнить, граждане каких государств препятствуют?
   И получил ответ, что препятствуют все, в меру своих способностей и наглости. Так например французы шлют ноты протеста, с непойми какими требованиями, а япы пытаются взорвать, что-нибудь. Например, причалы где швартуются корабли, сами корабли, пытаются перехватывать грузы.
   -А конкретно моя задача, в чём будет заключаться?
   -Так это совершенно просто, тоже препятствовать, адекватно. Вот попытаются япы взорвать такой замечательный крейсер и мы должны, только не пытаться, а взорвать.
   -А как же я узнаю, что они пытались, из газет, что ли?
   -А зачем Вам поручик узнавать? Если удасться взорвать японский крейсер, так и взрывайте. Чего ждать? Если Вы взорвёте раньше, то может до Варяга они не дотянут свои шаловливые ручки. Не надо идти на поводу у противника, а наоборот, пусть противник тянется за Вами, дорогой поручик.
   -Тогда господа, сообщите мне, сколько крейсеров взрывать превентивно один или два, а может ещё больше?
   -Господа задумались. Затем изрекли;
   -Господин поручик, конечно, знает законы империи. Законом предписано: при угрозе целостности империи или жизни и здоровью граждан империи, должностные лица должны принимать самые действенные меры, для ликвидации этой угрозы. Так что, смелее поручик. Если Вы утопите превентивно весь флот или зарежете всех япов, то это действие безусловно будет трактоваться как полная ликвидация угрозы.
   -Можно узнать у господ, всё это взрывать одному или помощь, хоть какая, будет? А, когда я справлюсь с задачей, позволено будет двигаться дальше, туда, куда ехал, в отпуск? Кроме того, родные будут беспокоится, чего я в Шанхае застрял? Не окрутила ли какая-нибудь бестыжая дамочка и не собирается ли на себе женить?
   -Ну, насчёт родных, мы понимаем беспокойство господина поручика. Он может позвонить родным с этого самого места и сообщить, что ненадолго задержится для выполнения пустякового задания. После выполнения задания поручик может продолжать отдыхать.
   Позвонил и услышал в трубке голос генерала.
   -Дядюшка, меня ненадолго задерживают по служебной надобности во Владивостоке. Наверно приехать в ближайшее время не смогу, если только чуть позже.
   Генерал взохнув сообщил, что весьма надеялся на приезд племянника, очень ему хотелось поохотиться с племянником на медведя, но видимо придётся идти на охоту с сотоварищами, так как медведя надо брать до лета. Летом медведь выберется из берлоги и ищи свищи. Он в курсе, что племянника придержали на работе. Купец Ифантий сообщил ему об этом. Я пообещал, что как только, так сразу.
   Адмирал смотрел на меня, а капитан не глядя сообщил, что работать придётся одному. Все, кто имеются в Шанхае, задействованы в некой интересной фирме. Штаты укомплектованы. Да и вводить незнакомого человека в новое дело нехорошо. Если, конечно, я пожелаю, то можно быстренько подобрать пару человек для совместной работы. Нет, не надо быстренько. Лучше сам как-нибудь.
   Капитан замолчал, а адмирал с облегченим сказал: вот и ладненько. Капитан ознакомит Вас с обстановкой и передаст необходимые средства. Капитан поднялся, спросил разрешения выйти и мы покинули кабинет. Оба лейтенанта стояли около кабинета. Я высказался в том духе, что, смотри ка, без охраны, а никуда не убежали. Бывает же!
   Лейтенанты смотрели одним зверем, а капитан произнёс: все за мной и повёл по этажам. Наконец, добрались до кабинета капитана. Лучше сказать до оружейного склада капитана. Много здесь находилось оружия, пожалуй мой взвод можно вооружить, ещё и останется. Какой капитан модник. Пистолеты всех форм, цветов и фирм. Не знаю, найдётся ли такой пистолет, которого нет в коллекции капитана. Но, мысленно пообещал себе, как встретится такой пистолет, какого нет у капитана, обязательно ему пришлю.
   Собщив капитану мысли по поводу пистолетов и высказав обещание вслух приготовился слушать, что скажет капитан. Но, он молчал. Недоброжелательно казалось, молчали лейтенанты. Наконец капитан, видимо, выдержав необходимую паузу для придания веса, представил меня лейтенантам. Лейтенанты будут на связи, заявил капитан. Вам надо хорошенько познакомиться друг с другом, но на это времени нет. Вот кодовая таблица для переговоров. Вот кодовая таблица для объявлений в газетах. Вот кодовая таблица для надписей на заборах и столбах. Вот документы и биография. Я глянул в документы и хмыкнул. Знакомая личность Олбен дель Одерман или фон, если кому-то больше нравится.
   Всё надо выучить за три дня. Через три дня проверю. Ясно? Лейтенанты и я кивнули головами. Будет исполнено. Теперь, обращаясь только ко мне капитан спросил: с собой, что возьмёте? Ответ его слегка озадачил: деньги. Много денег. Чем больше, тем лучше.
   Капитан сообщил, что его казна не бездонна.
   А, я нагло поинтересовался:
   -А, как насчёт премии за выполнение задания, будет или нет? Стоимость только одной части задания может измеряться бешенными деньгами. Если капитан хочет, то придётся удовлетворять разных посредников и девочек.
   При упоминании девочек, капитан аж подпрыгнул:
   -Каких таких девочек?
   -Как, каких? Которые будут помогать выполнять задание. А, капитан о каких девочках подумал?
   Здесь капитан увял. Говорить ему стало нечего и он выложил некую сумму. Мало сказал я. Прокурор добавит, сообщил с удовольствием капитан.
   Могу расчитывать на премия для моих сотрудников? Поинтересовался я.
   -У тебя ещё сотрудников нет, а уже подавай премию. Ну и наглый! Восхитился капитан. Если ничего больше не хочешь получить, тогда проваливай.
   -Как, что-то ещё есть? Тогда я с удовольствием подожду.
   Но, капитан закрыл базар до следующего раза заявив, что всё положенное я получил деньгами.
   Через некоторое время, после завершения необхолимых формальностей прибыл в Шанхай. Поселился в гостинице для белых людей со средним достатком. Морды постояльцев по утрам как правило выглядели лицами. Ничто не мешало наслаждаться заслуженным отдыхом. Если подумать, то год назад даже в мыслях не держал, что буду жить в подобном месте.
   Надо как-то отрабатывать аванс на утопление японского флота. Эти ребята, которые меня послали, наверно думали, что надо вживаться и если не наделаю глупостей, тогда привлекут к работе в группе. Бросили в реку и если не утону, разрешат соревноваться. Нахрен это надо. Пусть соревнуются без меня.
   На следущий день после приезда, ужиная в гостинечном ресторане, просматриваю газету, изданую в местной немецкой колонии. Меня заинтересовали объявления о продаже автомобилей и аренде гаражей. Купить, что ли, автомобиль? Решено. Хотя возни с ним чёрти сколько, а городские рикши отвезут в любое место, куда пожелаю почти бесплатно. Что ещё пишут местные немцы? Библиотека для немцев. Библиотекарь приглашает делать денежные взносы для увеличения книжного фонда. Фрау Кюхельбанедт библотекарь. Где-то я такую фамилию уже видел? Вот, статья на первой странице газеты, про банковские дела. Подписал господин Кюхельбанедт. У банкиров вся власть в городе. Сходить отметиться к фрау. Но, надо произвести впечатление, чтобы фрау обратила на меня внимание и запомнила. Для этой цели и нужен автомобиль.
   Где магазины, торгующие автомобилями? Если разобраться по хорошему, то рикша меня отвезёт куда надо, не придётся спрашивать, как проехать, искать дорогу получше, заправляться бензином, ремонтировать и делать ещё множество бессмысленнх дел.
   Хозяин магазина немец. Посмотрим, что может предложить мне немец? Ну, конечно, лучшие в мире немецкие автомобили. А, цена? Цена кусается. Приходится возить эти автомобили через три океана и два моря, потому и цена кусается. А, как с ремонтом? Замечательно с ремонтом, только запчасти приходится опять таки везти из Германии. Можно помереть, пока дождёшся прибытия запчастей. Ещё какие машины имеются? Английские. Надеюсь хозяин имеет в продаже ролс-ройсы? Нет, жаль, а то бы я купил. Попроще машины покажите. Нет, не подходят. Японские? Такое бархло лучше сразу на помойку. Гарантия? Цена? Запчасти рядом! За эти же деньги можно приобрести машину получше. Берём японскую с гарантией. Все формальности хозяин берёт на себя. Подождав около часа, дождался бумаг и поехал смотреть гаражи. Выбрал гараж в спокойном и приличном районе. Теперь привести мысли в порядок.
   Стою на набережной в английском секторе и привожу мысли в порядок, тем, что плюю в воду. На набережную пускают только прилично одетых европейцев. Полицейский, видимо почуяв чего-то чужеродное, остановился невдалеке и косит взглядом.
   Меня зовут Ольбен фон Ордеман. Родственник губернатора Циндао, некого Ордемана. Если по английски, то дель Ордеман. Сам то, губернатор, без фона как-то мучается. Как его без этой приставки ещё не съели?
   Как реализоваться со своим фоном? Кричать на всех углах об этом? Есть процедура гораздо лучше. Библиотекарь Кюхельбанед в германском секторе, прекрасно подходит на роль сплетницы, тем более с таким родственником. Поеду познакомлюсь с фрау.
   -Господин что то желает?
   -Желает. Мне бы посмотреть геральдические книги, если можно.
   -Господин интересуется геральдикой?
   -Господин интересуется геральдикой.
   -Тогда господину необходимо пройти в читальный зал и заказать книгу.
   -Благодарю, Вас, фрау.
   Где у них читальный зал? Не библиотека, а настоящее бомбоубежище.
   -Господин что желает?
   -Господин желает посмотреть книги по геральдике.
   -Пожалуйста, господин заполните формуляр.
   Ну, что же. Заполним.
   -Господин, родственник господина фон Ордемана, губернатора провинции Циндао?
   -Господин фон Ордеман родственник господина Ордемана, губернатора провинции Циндао.
   Немножко раздражения в голосе и пусть прокрутит в голове выделение "фон".
   -Господин прибыл к нам из Германии?
   -Господин прибыл к Вам, фрау, за книгой, а не за разговорами. Если фрау хочется поговорить, то она может пригласить господина в ресторан и там говорить, пока хватит денег на угощение господина.
   Фрау оскорблена. Ей так хотелось поговорить с родственником самого губернатора провинции Циндао, который много делает для немецкого сектора Шанхая и для библиотеки. В отместку фрау называет цифру, которую господин должен заплатить за пользование библиотекой. Эта цифра применяется только для иностранцев. Все немцы пользуются библиотекой и читальным залом бесплатною.
   Совершенно верно, пусть платит, этот возомнивший о себе хам. Если бы он сказал, что прибыл из Германии и показал документы, тогда конечно. А так, с какой стати пользоваться бесплатно библиотекой, этому хаму. Когда фрау озвучила цифру за обслуживание, то господин молча протянул фрау купюру и сказал, что сдачи не надо.
   Фрау оскорбилась ещё больше. Он, что? Принимает меня за официантку? Здесь не ресторан! И заявила, что вносит сдачу в фонд библиотеки. Разрешите записать пожертвование на Ваше имя?
   Нет, фрау, запишите пожертвование на своё имя. И пожалуйста, оставьте меня в покое. Я, по моему, уже дал Вам понять, чтобы меня не беспокоили.
   Фрау работала в библиотеке не потому, что ей были нужны деньги, а для души. Её муж работает в немецком банке, занимает престижный пост, получает прекрасную зарплату и возможно приворовывает. Как можно работать в банке и не воровать? Банк для того и придуман, чтобы воровать по закону.
   Кроме того, муж фрау занимает небольшую, но доходную должность в землячестве. Он собирает сведения о вновь прибывших немцах и сообщает, если конечно потребуют, всем кому интересно, например, службе безопасности. Фрау, со своей строны пользуется этими сведениями и по мере сил дополняет.
   Вот и сегодня, ей интересно, кто первым сообщит о прибытии этого хама, муж или она, скромная библиотекарша? Наверняка у хама есть деньги. Если он их не держит в немецком банке, то держит в других. Коллеги мужа, из других банков, охотно поделятся информацией про хама, в надежде на взаимность.
  
  
  
   -19-
  
  
  
  
   Цена за номер в гостинице, который я занимаю, раз в десять больше того, что я себе могу позволить. Конечно, у меня денежек навалом, но все они в имперском банке. Можно перевести сколько угодно личных средств в какой угодно шанхайский банк, но тогда потянется след в Российскую империю. Мне этого не хочется. Можно попросить связников привести наличные, но и это не выход. Надо зарабатывать деньги, а не тратить их. Продержусь сколько можно, а потом решу.
   Заказываю завтрак и не знаю, куда дальше бежать. Кому я здесь нужен? После завтрака вышел из гостиницы. Поймал рикшу и спросил, где есть оружейный магазин? Рикша слегка удивившись, что господин разговаривает по китайски, довольно толково объяснил.
   Поехали в магазин. По приезду узнал сколько рикша берёт за наем на день. Оказалось немного. Предложил подождать меня для последующих поездок.
   В магазине полный набор. Оружие много места не занимает и даже в небольшом магазине его множество. Едва я успел зайти, как подлетел, я так понял, японец. Чего господин желает? Спросил он на неплохом английском.
   Хочу посмотреть, что имеется в продаже? Можно? Тоже на английском спросил я.
   -Господин хочет, что нибудь определённое?
   -Нет, мне интересно посмотреть и может быть, что-нибудь выберу, если понравится.
   -Господин может смотреть.
   Посмотрю. Винтовки, карабины, двухстволки, пистолеты и револьверы. Всё, что душа запожелает. Остановился у пистолетов посмотреть.
   Опять подскочил японец:
   -Господин желает что-нибудь?
   Прямо достал:
   -Господин желает совета. Мне нужен не тяжёлый и надёжный пистолет.
   А, сам смотрю, что русского калибра у них на витрине нет. То есть, вообще нет, ни карабинов, ни револьверов, ни пистолетов.
   Японец начал расхваливать какую-то японскую дрянь и суёт мне в руки странный по форме пистолет. Однако, я руки убрал за спину и резко заявляю, что японскую дрянь не надо подсовывать. Японец заверещал, что японские пистолеты лучшие в мире. Делать нечего, я развернулся и ушёл из этого японского рая.
   Когда вышел из магазина, то спросил у рикши:
   -Зачем привёз в этот магазин? Что ли хозяин выплачивает процент от продаж?
   Китаец подтвердил, что так и есть. Много магазинов, в которых хозяева приплачивают рикшам. А нет ли у рикши на примете такого магазина, где бы не подсовывали японскую дрянь? Рикша пообещал отвезти в такой магазин.
   В другом магазине продавец китаец. Спросил разрешеня и прошёл разглядывать товар. Есть и русский калибр, цены правда кусаются. Попросил показать подешевле, полегче и понадёжнее пистолет, или револьвер.
   Как ни странно, продавец показал револьвер Нагана 7,62 мм, семь патронов в барабане. Почти даром, тоже на английском, заявил продавец. Даром это сколько? Продавец озвучил цену. В ответ я заявил. что продавец видимо спутал. Я не собираюсь покупать броненосец, стоящий на рейде. Мне всего навсего необходим револьвер. Замечание продавца не смутило. Он назвал цену чуть ниже, буквально на копейки. Нет, сказал я. И назвал свою цену в 3 фунта. Если не согласен, то я пойду в другой магазин. Конечно, продавец согласен. Давай патроны и пойдём постреляем, предложил я. Постреляли. Машинка оказалась новой, наверно украли с какого-то склада. Я спросил, почём продавец может взять партию таких же или немного других? Продавец удивился: зачем я покупаю, если намерен продавать? Для определения цены, ответил я.
   Продавец спросил:
   -Сколько штук господин намерен продать?
   Я нагло предложил:
   -Тыщу штук возьмёшь?
   Продавец нисколько не удивляясь:
   -Дам тыщу фунтов.
   Я сделал вид, что оскорбился:
   -Три.
   Продавец, опять заверещал о оптовой продаже, но я собрался уходить и продавец сообщил:
   -Согласен.
   Я спросил:
   -Деньги?
   Продавец ответил:
   -Против товара.
   Я согласился и сказал:
   -Занесу через неделю, деньги готовь.
   Нашёл своего рикшу и поехал дальше. Велел остановиться рядом с китайской закусочной. Сел за столик и усадил рикшу. Он пытался уйти из закусочной, опасаясь, что прогонят. Однако я настоял на совмесном принятии пищи. Во время перекуса выяснил у рикши, где тусуются английские моряки. Рикша прекрасно знал это место, но категорически не хотел туда ехать. Они нас обижают, мотивировал он отказ.
   Я согласился, чтобы он подвёз возможно ближе к тусовке и подождал часик невдалике. Через час появлюсь и мы поедем дальше. На тусовке было интересно. Какие-то пьяные дураки орали, что-то вроде того, что им море по колено и они всех разделают под орех. Почему-то они очень хотели разделать под орех французов. Я устроился за столиком в одиночестве и заказал пива. Через некоторое время спросил у мужика, сидящего за соседним столиком, чего эти так разошлись. Праздник отмечают какой-нибудь?
   Мужик ответил:
   -Отмечают годовщину, то ли утопления, то ли победы в сражении, в котором участвовал и их корабль.
   Я спросил:
   -Что за корабль? Не тот дурацкий броненосец, на рейде?
   -Да, он самый. А, ты чего сюда?
   Я представился:
   Меня зовут Олбен. Хотел купить пару пушек у Ваших морячков. Да они в таком виде, что пожалуй, пристрелят при проверке товара.
   Мужик представился в свою очередь:
   Я Роберт. А, чего в магазин не идёшь? Купил бы в магазине.
   Я ответил очень весомо:
   -Не люблю переплачивать. У Ваших мужиков дешевле раза в полтора. И правильно, что дешевле. Они за пушки денег не платят. Выпить захотят и продадут, а им новые выдадут.
   Мужик возразил:
   -Да, кто им выдаст новые, то? У них и старых нет. У них только карабины и те под замком.
   Я спросил:
   -А с кем, тогда, можно дело иметь? Или переться к этим как их? Ну, лягушатникам? Не люблю лягушатников. От них тиной воняет как от лягушек.
   Мужик предложил:
   -Могу свести.
   Я заинтересовался:
   -Чо запросишь?
   Мужик опять:
   -А сколько брать будешь?
   Я удивлённо:
   -Роберт, ты чего? Зависит от цены. Чем дешевле, тем больше. Если по фунту за штуку, то тыщу возьму. А, если по десятке, так в магазине дешевле или у лягушатников. У них цены в последнее время упали. Им вместо револьверов стали выдавать пистолеты 9-ти миллиметровые. Поеду ка, я к лягушатникам, с Вашими ребятами, я так думаю, сегодня не поговорить.
   Я высказался и сижу допиваю пиво. Купил простую закусь, вроде орешков, зажевал, допил пиво и пошёл к выходу. Роберту не захотелось терять деньги и он пошёл следом. Я вышел из двери, на улице уже стало темно. Как вышел из двери, сразу отшатнулся в бок от дверного проёма, прижался спиной к стене и вытащил револьвер. Роберт вышел следом. Но выйдя со света, в темноте меня не заметил и остановился спиной. Я не стал размышлять и вопрошать, зачем он намеревается за мной идти, а слегка врезал рукояткой револьвера по маковке.
   Роберт завалился. Оттащил тело от двери и усадив, прислонил к стене. Быстро обыскал карманы. Никаких бумаг не было. Это хороший признак. Кто может быть в пивнухе без бумаг? Только не полиция. У них всегда бумаги в порядке. Нашёл несколько золотых и немного бумажных денег. Всё забрал с собой и неторопясь направился к рикше. Уселся на коляску и мы помчались к гостинице. Около гостиницы расплатился и попросил, чтобы рикша приехал завтра, после десяти часов утра и ждал. Я даже заплатил за завтрешнее возможное ожидание.
   На следующий день, около десяти, вошёл в ресторан, где уже сидел Иоган. Мы поздоровались. Вид Иоганна был значительно более презентабельным, чем при прошлой встрече. Заказал завтрак и и спросил про новости. Получив письменный отчёт, вспомнил про Роберта и просил узнать, кто он. Иоган обещал, что через пару дней, при нашей следующей встрече, сообщит об этом человеке подробности.
   Поднялся к себе в номер и потратил пару часов на изучение отчётов. Затем вышел из гостиницы и велел катить к месту сбора французов. Пивнуха у французов ни чуть не лучше, чем у англичан. Единственное отличие в том, что пьяные не орали песни. А может, в связи с ранним временем, пьяных ещё нет?
   Поговорить ни с кем не удалось. Французы, хоть и трезвые, но на вопросы на английском языке реагировали одним словом: дерьмо. Попытался добиться взаимопонимания с одной, как мне показалось, более интеллигентной компанией моряков. На мои предложения выпить за мир и дружбу был послан в одно место, не скажу какое. Поскольку я был один, а в компании четыре человека, я сделал вид, что уступаю.
   Один из морячков, видимо, желающий показать удаль, привстал и сказал, что-то очень интересное в мой адрес. Затем направился ко мне. В свою очередь я, сделал вид, что испугался, тоже поднялся из за столика и направился было к выходу. По дороге, мне надо было пройти мимо двух или трёх столиков, с сидящими за ними отдельными личностями, желавшими, по моему разумению, развлечься за мой счёт.
   Какой-то из морячков, сидящий на моём пути, сочуствующий компании, пытался подставить ногу. В результате пострадал и по всей видимости очень сильно, его нос. Во всяком случае, никакого участия в решении назревавших в кабаке проблем, он больше не принимал.
   Тот самый морячёк, сидевший в компании и желавший мне дать в тыкву, не успел среагировать на новые угрозы в виде летящего в него стула. Следом за стулом подлетел и я. И этот морячёк из за разбитого лица выбыл из строя. Компания, из трёх оставшихся моряков, начала было реагировать. Но, на моей стороне была внезапность нападения и то обстоятельство, что морячки сидели, а я стоял за их спинами. Посторонние вмешаться не успели. И чтобы трое, из оставшихся морячков, не набросились на меня все сразу, пришлось успокоить их ударами по головам. Никто из них не смог выдержать встречи со стулом.
   Таким образом, перед началом драки, половина моих противников в последующих событиях участия не принимала. Оставшиеся в зале и способные передвигаться, ещё четверо сидящих порознь моряков, бросились на меня в каком-то едином порыве. Хорошо, что на пути двоих из них оказались подставленные мной стулья. Остались ещё двое весьма решительно настроеных моряков. Но, я прикрывался стулом от их рук, размахивающихся слишком энергично и от этого пострадавших, от соприкосновения со стулом. Правда и стул пострадал тоже. Наверно ребята никогда не ходили в рукопашную или в штыковую на численно превосходящего противника и не знали, что если хоть чуть чуть замедлишься, то покойник. Кроме того, они все сильно выпили и реакция у них замедлилась. Это в схватке даёт большое преимущество трезвому.
   Таким образом, в зале на ногах остались только двое ругавшихся моряков с разбитыми руками. Ещё двое копошились на полу и не могли подняться, так как ударами ног я старался придерживать их в лежачем положении. Конечно, все четверо желали продолжения банкета, но не могли принять в нём участия по независящим от них причинам. Я скромно удалился, не дожидаясь патрулей или полиции. Перед тем как уйти сказал громко, так чтобы все слышали, кто ещё мог слышать: помните мерзавцы Трафальгар и Резолюшн.
   Как мне помнится, вчера именно эти слова чаще других выкрикивали пьяные англичане. Трафальгар, это место где была драка, а Резолюшн, это флагманский корабль англичан, который и сотворил насилие над французами.
   Конечно, мои слова безнаказаными не могли остаться. Хоть я не ожидал потопления ангийского броненосца, но хорошую встряску англичане получат. Если сильно постараться, то оба корабля с нынешним составом моряков, уйдут из Шанхая.
  
  
  
   -20-
  
  
  
  
   С чуством выполненого долга, но слегка помятый, вернулся в гостиницу. Натравить бы китайцев на Япов, но как это сделать, ума не приложу. В номере, поизучаю материалы, которые предоставил Иоган и может найду решение проблемы. Немного передохнув, опять направился за приключениями.
   Хорошо бы присутствовать при встрече английской команды с французкой. Только, где же состоится встреча? Видимо завтра узнаю подробности из газет.
   Сходить к немцам в кабак? Они тоже пострадали от англичан, в своё время. Правда, когда-то они наложили звездюлей французам. Нет, хорошего помаленьку. Пойду ужинать. Уселся за столик в ресторане и принялся изучать меню. Подлетел официант и спросил, что я желаю? Попросил газету на английском языке, местную. Да, не скандальную, а серьёзную. Официант умчался, я изучив меню, сделал заказ, когда он вернулся. Что же пишут в газетах? Всякая чушь как и всегда. Зачем кто-то ещё покупает газеты, если каждый день печатают только глупости? Может люди надеются, что когда-нибудь им повезёт и в газете напечатают вкусненькое?
   Ко мне подошёл некий господин и попросил разрешения сесть за столик. Меня посадили за столик для двоих и я подумал, пусть садится, не жалко. Принесли первое и я приялся за еду, всё ещё изучая газету. Чтобы удобнее есть и читать одновременно, свернул газету и удерживая одной рукой газету, другой хлебал первое и брал со стола хлеб.
   Господин, устроившийся рядом, скорчил гримасу, мне показалось отвращения. Ну и хрен с тобой, обрадовался я и подумал, проваливай и не воняй. Если не нравится, чего припёрся?
   Если бы за столик уселся товарищ, с которым я учился в институте и начал корчить рожи, то немедленно получил в тыкву. Этого урода пальцем не тронул, а он рожи корчит. Решил для себя, если представится случай, то рожа получит своё. Доел суп, принесли второе, а я, вместе со вторым, разглядываю объявления. Объявления, как объявления. Кто-то хочет найти работу, а кто-то работников. Я даже не знаю, зачем заглянул в раздел объявлений? Наверно назло зтому уроду, всё ещё сидящему рядом. Принесли чай и сладкое.
   К сожалению газета закончилась и я рассеяно смотрю по сторонам, не обращая внимания на соседа. К удивлению, заметил фрау библиотекаря. Она то, что тут делает? Зарплата библиотекаря не позволяет посещать рестораны подобного класса. И мне не по карману ресторан. Через пару месяцев, если не разыщу источника доходов, то придётся съезжать в клоповник, так я назвал гостиницу, в которой первое время проживал.
   Фрау заметила взгляд и довольная тем, что я удивился переменой в её социальном положении, отвернулась. Дескать, не желаю общаться с хамами. Господи, ну и корова. Эти слова я произнёс вполголоса по английски.
   Мой сосед среагировал и сказал по немецки:
   -Вы имеете ввиду фрау Кюхельбанедт?
   Я взглянул на него и сообщил, тоже на немецком:
   -Прошу прощения, сэр. Не знаю как Вас зовут. Я не знаю фамилии той коровы, на которую обратил внимание. Знаю только, что она работает в библиотеке. Если Вы говорите, что это её фамилия, то такая фамилия как раз подстать корове.
   Господин, сидящий за столиком, счёл необходимым представиться на немецком языке.
   -Меня зовут Генрих Ватерберг, штурмфюрер, я отвечаю за безопасность немецкой колонии. Вы выразили негативное отношение к одной из самых уважаемых фрау нашей колонии. Я просил бы Вас относиться более коректно к фрау Кюхельбанедт.
   Вот засранец, подумалось мне. Будет он указывать, что и кому говорить. Ну, что же, я не навязываюсь в собеседники. Можешь подобрать сопли и проваливать. Не иначе пришёл проверить, нельзя ли содрать некоторую сумму для своих делишек. Будет говорить про благо колонии, а денежки спустит на девочек, скотина. Попытаюсь быть корректным насколько могу и ответил тоже на немецком.
   -Фюрер? Это что? Это как у краснокожих дикарей, правда вождь у них называется шеф. Значит в переводе с дикарского на немецкий язык Ваша должность будет звучать как "быстро бегающий вождь красножопых дикарей". Я правильно перевёл на немецкий язык Вашу должность, незванный Генрих?
   Не понравилось Генриху отповедь. Он думал, что укажет сопливому засранцу на место у параши, запугает и заставит отдать всё, что имеется. А, что оказалось? Этот засранец показывает зубы. Чего в таких случаях делают уголовники? Пугают, так пугают, что до усрачки. И, если не получится, принимают меры физического воздействия.
   Вот источник денег! Дорогой Генрих. Не иначе, держит местный общаг. Попытаться напугать Генриха, пусть побежит к денежкам. Там, где он живёт, стоит сейф, куда складываются добровольные пожертвования на нужды колонии. Не будет он каждый раз бегать просить деньги в банк. Да и в банке денег не дадут, а укажут на недостатки и натыкают мордой в то дерьмо, которое у Генриха изовсех щелей лезет.
   Главные здесь банкиры, а не этот дерьмосос. Недаром вступился за фрау. Муж у неё в банке на приличной должности обитает. Может и у неё дома под подушкой деньги запрятаны? Казалось, если работаешь в банке, то удобнее деньги там и хранить. Но, если в своём банке приворовываешь, то в нём деньги хранить не будешь. Скорее всего приворовывает, иначе, в такой дорогой ресторан не пойдёшь.
   Что это за звуки издаёт наш денежный мешок? А, так это он пугать пытается. Пусть пробует. Какой у нас недовольный вид, прямо как учительница выговаривает нерадивому двоечнику.
   -Вы, молодой человек, должны понимать пагубность такого отношения к сильным мира сего. Я, к Вашему сведению, обладаю некоторым влиянием в здешнем обществе, скажем могу привлечь внимание некоторых заинтересованных служб к Вашим доходам, несомненно не совсем праведно полученным. Тогда Вам придётся расчитывать только на свои силы, ибо немецкой колонией Вы пренебрегли и остались один на один с враждебным окружением. Немцев здесь не особенно жалуют. Может так случиться, что Вы нищий и босый придёте к моему дому. Но, Вы понимаете, что после сегодняшнего высказывания, потеряли всякое моральное право обращаться за помощью.
   Интересно этот барбос долго будет разоряться? Послать его, что ли, в одно место или сидеть слушать весь этот бред? Что можно ещё из него высосать? Сколько денег и где их держит? Не в подушке же. А, живёт где?
   Где мой рикша? Если стоит около гостиницы, то попробовать отправить дорогого Генриха на рикше туда, где красавец живёт. Слишком хорош красавец для женатого. Наверно, местные фрау от него без ума и он их осеменяет. Должно быть, любая расскажет как этот кобель обещал жениться и обманул. А, если женат, то фрау ждёт дома. Как тогда поступить с фрау? Нет, если Генрих пошёл в ресторан, то фрау, его жена, не отпустила одного в вертеп разврата.
   -Вы всё поняли молодой человек?
   А, мы спросим прямо в лоб, пусть сам скажет.
   -Генрих, дорогуша, а жена где? Наверно, сидит за столиком где-нибудь рядом и любуется на тебя. Или я ошибаюсь?
   Генрих слегка опешил.
   -Во первых, молодой человек, я не давал повода обращаться столь фамильярно. Вы должно быть нигде не воспитывались. Во вторых, я не женат и моя жена просто не может сидеть за столиком, где-то рядом. А, в третьих, молодой человек, я попрошу Вас не уходить от ответов. Я, кажется задал Вам вопрос и жду ответа.
   Ну, что же. Один вопрос разрешён. Может быть у него дома есть прислуга? Ответим Генриху на его вопросы.
   -Дорогуша, Генрих. Не надо нервничать. Посмотри на меня, я совершенно спокоен, а ты аж вспотел. Могут подумать, что ты возбудился глядя на меня. Если решат, что ты пидор, то карьера закончена. И не смотри так на фрау как ты её назвал? Спишь с дамой тайком от мужа, а называешь "Соломенная перечница". Нехорошо, дорогой Генрих, так отзываться о жене начальника. Начальник может не простить. А, я Генрих, могу много гадостей рассказать. Все будут думать, что ты, старый развратник, приторговываешь немецкими детишечками в китайские бордели. Как тебе такое понравится? Так, что подумай дорогуша, сколько заплатишь, за лояльное к тебе отношение?
   Бедный Генрих сначала покраснел, затем позеленел и наконец посинел. Надо полагать он сменил цвета от гнева, а если от страха, то мне сильно повезло. Нет, скорее от гнева. Потому как дорогуша прошипел.
   -Ты, щенок, будешь жалеть о том, что со мной связался не долго, потому как жить осталось совсем чуть чуть.
   Ну, всё как предполагалось. Сначала намёки на бедность, дескать, неплохо помочь бедным немцам, затем, если не добился взаимопонимания, намёки, на то, что надо заплатить за охрану, ну, а если и это не прошло, то угрозы зарезать. Пожалуй, он может натравить уголовников-подельников.
   Смотри ка как разобрало или это он кино гонит, выбить денежки пытается. Рожа прямо почернела. Не хватит ли удар? Или снова кино?
   -Ты, Генрих, видимо старый уголовник, не приходилось сиживать за разбой? Или твоя специфика мошенничество? Если об этом узнают в Английском посольстве, то колонии может сильно не поздоровится. Отношения и сейчас не слишком дружелюбные. Ваши торгаши и банкиры слишком большой, по мнению англичан, хотят отхватить кусок пирога, не пропорциональный весу Германии в международных отношениях.
   Да, и крейсер у Вас какой-то зачуханный. Если стрельнет один раз, то от этого выстрела сам и утопнет. А, у Англичан здесь целая эскадра. Только броненосец имеет восемь 380 мм орудий. Так, что дорогуша Генрих как бы не оказалась, что твоя песенка спета. Так мы пойдём в закрома или предпочтёшь разборки?
   Генрих начал приподниаться из за столика, явно намереваясь сделать какую-то гадость, но, затем глянул, на недоумённо смотрящую фрау Кюхельбанедт и поспешил улыбнуться. Моя улыбка была шире Генриховой во много раз. Я привстал со стула и покровительственно похлопал по его плечу. Громко, чтобы слышала фрау Кюхельбанедт сказал:
   -Дорогуша Генрих, уже уходишь? Боишься, что твои мальчики убегут к девочкам? А, как же твои плачущие малютки?
   Дорогушу Генриха аж передёрнуло. Точно, в зале присутствует дама, желающая сделать Генриха мужем, может и не одна. Если начальства в зале нет, то ему обязательно доложат о странных словах молодого незнакомца, так фамильярно обращающегося с дорогим Генрихом. Скорее всего, уже кто-то звонит и докладывает результаты собеседования. Не зря его так перекрутило.
   Генрих, не пытаясь ничего сказать, видимо, надеясь на пулю, быстрым шагом, ни накого не глядя, вышел из зала. Вокруг замолчали.
   Ага, старая корова разнесла на хвосте, что будут охмурять племянника самого губернатора Ордемана и не иначе, вся колония, по крайней мере, те у кого имеются денежки, припёрлась посмотреть. Да, хорошую свинью я подложил дорогому Генриху. Теперь выбивать денежки из свинопасов станет ещё труднее. Впрочем, сегодня надо с ним кончать. Он не из тех, кто бросает слова на ветер. Узнать, куда этот олух помчался и там же зарезать, иначе, зарежут меня.
   Поднялся из за столика, бросил денежку подбежавшему официанту и громко на весь зал как бы не контролируя себя, после выпитого, заявил:
   -За меня и моего старого друга Генриха. Правда, он как был свинопасом, так и остался. Прямо не знаю, где найти приличное общество без свинопасов? Куда подевались лорды и леди? Дворяне и дворянки? Кругом одни свиные рыла. Когда проходил мимо столика с фрау Кюельбанедт проговорил вполголоса:
   -Если бы Генрих был дворянином, проткнул скотину шпагой. Но, жаль малюток, мальчиков. Как они без него? Умрут с голоду.
   По дороге из зала, пару раз натыкался на столики и останавливался, не зная как обойти. Мне каждый раз помогали официанты. Мог человек набраться до прихода в ресторан? Мог. Вот теперь надо имитировать пьяного.
   Вышел из гостиницы. В районе порта стреляют.
   Посмотрел, туда, где стоит мой рикша. Молодец какой, спит на посту! Подошёл, потряс за плечо и спросил:
   -Ты не заметил, сейчас из ресторана вышел господин, куда он направился?
   -Господин взял рикшу и направился домой.
   -Знаешь где он живёт?
   -Я возил его два раза, оба раза господин не заплатил. Сказал, что заплатит потом. А, потом я больше не возил и господин сильно ругался и даже ударил меня. Долго болело.
   Рикша показал на своё ухо.
   -Сейчас не болит?
   -Мало, мало, иногда.
   -Хорошо, поехали к дому господина.
   Мы поплелись по улочкам Шанхая. Именно поплелись, потому как рикшам на пропитание на хватает еды и они перевозят пассажиров, расходуя жизненые силы. Смерть он недоедания обычная участь рикши. Я, своего подкармливал, надеясь, что еда придаст прыти.
   Проехали освещённый участок дороги и началась чистая улица, это значит, что въехали в европейский город. По обеим сторонам дороги дома самых разных стилей. Проехали мимо дома покрытого красной черепицей с садиком, окружённым небольшим заборчиком. В этом доме на четыре семьи живёт Генрих. Вход к нему по лестнице, на второй этаж. Лестница здорово скрипит. Откуда ты знаешь подробности спросил я? Оказывается, рикаша осмелился заходить за долгом к господину и от этого постарадало ухо.
   Выехали из европейского города, проехали ещё минут десять и остановились на дороге. С правой стороны мусорная куча. С другой, забор. Велел рикше ожидать моего возвращения до утра.
   Я спросил:
   -Тут тебя никто не попытается обчистить?
   Рикша оскалив зубы сообщил, что долго жил в городе и выжил только потому, что умел за себя постоять.
   Я посоветовал подобрать пару железок и если понадобится отбиваться ими. Вряд ли за коляской будет много охотников. Кроме того, оставил револьвер. Обойдусь без револьвера. Сколько раз обходился и сейчас обойдусь. Единственным оружием у меня оказался мешочек на цепочке, наполненый золотом. Больше килограмма в нём. Если врезать по тыкве, мало не покажется.
   Пройти в немецкий сектор просто. На дороге пред въездом в сектор дежурит пара китайских полицейских. Китайцев, если они пытаются зайти в город спрашивают, с какой целью идут. Если по делам, то пропускают. Если просто так, то направляют в обход. Поскольку, я выглядел европейцем, то прошёл, а они даже не посмотрели в мою сторону. Конечно, белый человек это круто, но идёт пешком, значит бедняк и не стоит на него тратить своего драгоценного внимания.
   Вот и домик. Около дома, со стороны улицы, на столбе висит китайский фонарик и освещает дорогу таким как я, запоздалым пешеходам. В квартире добряка Генриха горит свет. В квартире под ним, тоже. Надо подниматься сейчас. Когда всё лягут спать, любое движение может насторожить соседей. Подошёл к стене дома. Сложена из больших панелей. Зацепиться можно, но удержаться не получится. Водоспускная труба идёт с крыши. Попробовать забраться по ней? Не дай бог заскрипит, тогда все переполошаться. Переть буром на второй этаж и получить пулю как незванному гостю?
   Слышу звук подъежающей машины. Прячусь в подстриженных кустиках. Надеюсь, что ни какой гадости, вроде скорпионов, не подцеплю. Из машины выходят трое и движутся прямо на меня. Чего бы им переть на меня? А, идут по дорожке. Идут уверенно, хотя света совсем мало, видимо частые гости в этом доме. С машины вышли, глаза к темноте не могли так быстро привыкнуть. Дверь в квартире наверху открывается и слышится знакомый голос Генриха.
   -Отто! Сейчас спущусь.
   И добряк Генрих начинает спускаться по лестнице. Лестница, чуть поскрипывает как поскрипывает любое дерево долго стоящее под открытым небом. Наконец Генрих спускается. Они повстречались и я не понял, обменялись они рукопожатием или нет.
   Генрих увидел и других ребят.
   -А, это кого ты привёз?
   И, теперь уже видимо голос Отто.
   -Дорогой Генрих, пройдём в беседку, надо переговорить.
   И теперь возмутился Генрих.
   -Отто, ты спятил, я тебя позвал, потому, что появилось задание. А, ты приволок каких-то сиволапых мужиков, это нарушение всех правил.
   Наверно, один из сиволапых приложился к некой части тела Генриха, он ойкнул и замолчал. Вот крутые ребята! Подумал я. Как быстро обделывают делишки! Правильно, я же в разговоре упомянул о том, что немецкие банки хотят проглотить кусок не по чину. А, если правда, что я сказал про прошлое Генриха, то даже малейший риск не стоит его жизни. Кроме того, сколько ещё я наговорил про этих сиволапых? Вот они и решили не риковать. Значит ли это, что и меня в номере ждут несколько таких же мордоворотов?
   Выходит, тот столик за которым я сидел, прослушивается. Те, кто слушал в курсе дела и могут меня заложить, например полиции. Хорошо, что завтра, нет сегодня, их ждут неожиданности в виде встречи национальных команд моряков. Поутру добавить бы в ту свалку немецких моряков. Так и хочется сказать: боже, спаси Англию.
   Надо посчитать, сколько народу придётся замочить, чтобы остаться чистым? Чего считать. Сейчас с этими переговорим и потом посчитаем.
   Поволокли, похоже, Генриха. Кудайто они его? В машину. Сейчас прикончат, бросят рядом с ним вещи из моего номера и привет родственникам. Нет ребята, я так не договаривался. Получите на всю катушку звездюлей и не только Вы.
   Ага, похоже Отто идёт сзади. Не знаю какой комплекции этот Отто, поэтому приложился к тыкве со всей силы. Чтобы заглушить удар закашлялся и выругался, как будто что-то попало в горло. Те двое, заняты делом, волокут Генриха и пока до них дойдёт, что голос вроде не такой, я уже должен быть в дамках. Опускаю, почти бросаю Отто на землю и рывком к правому носильщику. Удар. Носильщик выпускает из рук Генриха, второго потяжелевшее тело потащило к земле. Я успеваю развернуться и второй носильщик, ничего не успевает сообразить как достаётся и ему.
   Добавить добряку Генриху, пока не очухался. Дальше, что? В машине темно, есть там ещё кто-то, за рулём? Это мало вероятно. Но, проверить стоит. Подхожу к машине не скрываясь. Если кто-то, там сидит пусть думает, что свои. Точно, открывается задняя дверца и кто-то выходит. Самый главный, не хотел пачкать руки, а послал шестёрок. Кроме него, ещё кто-нибудь имеется или нет? На всякий случай резко приседаю и откатываюсь в сторону. Замираю. Который вышел, недовольно спрашивает:
   -Вы нашумели?
   Жалко расставаться с мешочком золота, но делать нечего, поднимаюсь на ноги и кидаю в силуэт головы. Попал, сразу же подбегаю и бью ногой, куда-то в область поясницы. Попал, но куда попал не совсем понятно. Мужик завалился. Добавил ещё раз от души по голове. Снова замер на пару минут. Похоже наша схватка в темноте никого не заинтересовала.
   Поднимаю мужика, ох тяжёлый, зараза и впихиваю на заднее сиденье, где он сидел. В машине больше никого. Возвращаюсь назад и нахожу доброго Генриха. Тащу в машину. Тоже не очень лёгкий. У добряка Генриха в кармане вальтер. Переложим вальтер в свой карман. Похоже эти двое ещё дышат. Затаскиваю обоих носильщиков. Эти стопроцентные покойники. Подхожу к Отто. Он получил сильнее всех и не должен был очухаться. Точно, готов. В кармане тоже вальтер, ещё один вальтер под мышкой. Полиция? Нет, даже если полиция, то по таким делам только бандиты ездят. Посадим Отто на переднее сиденье. Все три вальтера по разным карманам. Проверил, заряжены или нет. Загнал в стволы по патрону. Надеюсь, что когда понадобится, пистолеты не подведут. Вышел из машины и поискал мешочек. Пошарил руками в темноте и наткулся на своё золото.
   Хорошо бы поковыряться в доме у Генриха. Там многое чего можно обнаружить. Но, раз пришли гости, то надо смываться. Жалко, что остался без денег. Приехал на ставшую почти родной помойку. Где этот чёрт рикша? Выходят какие-то личности из за мусорной кучи и вопят:
   -Выходи, а то убьём!
   Китайцы. Вот те на! Продал меня рикша или не продал, а был членом банды. Понял, что в любом случае будет навар и продал. Если сейчас замочат, то я столько натворил, что всех собак навешают. А, не замочат, то всё равно, за меня премию можно получить, когда полиции отдадут. Сколько же их? Достаю всё что у меня имеется и закрываю машину изнутри. Подлетают, стучат руками и требуют открыть. Не хотят машину уродовать, надеются машину продать, как меня продали. Их человек семь, восемь. Окружили машину и орут. Вот и мой рикша старается. Из них будет первым покойником.
   Резко открываю дверь со своей стороны и бью об одного из оборванцев, окруживших машину. Он падает. Завопили громче и кинулись все к открытой дверке. Чего у них в руках? Какие то палки. Нет, не хочу палкой по зубам. Хватаю пистолеты и начинаю стрелять с обеих рук. Первые же выстрелы ослепляют и я стреляю на звук.
   Высадил по половине патронов из магазинов и всё затихло, даже раненые не скулят. Не мог же всех уложить? Наверно поняли, что бью на звук и замолчали. Чтож, помолчим и мы. Просидел довольно долго, минут пятнадцать, когда начал различать предметы вокруг. Человека три лежит в позах, не вызывающих сомнения. Подобрал палку, валяющуюся на ком-то из бандитов и стал выяснять, кто жив, а кто мёртв. Нет, никому палка не потребовалась. Осмотрел трупы китайцев. Ничего существенного, кроме моего револьвера у рикши, нашёл ещё один револьвер. Видно они не ожидали выстрелов. Запоздало подумал, что китайцы могли подстрелить, если бы знали, что я вооружён.
   Вытащил из машины немецких покойников, двое ещё живы. Привёл в чуство и допросил. Сначала одного, затем другого. Главным вопросом, был вопрос о безопасности, ну и прочее. Когда банкиру передали запись переговоров Генриха, то озадачившись решил допросить, чтобы выяснить, насколько правдив мой монолог. По моему поводу, банкир решил, что надо мочить. Молодой и наглый сопляк, только приехал, связей нет, никто не обеспокоится при исчезновении, спокойнее, если буду в могиле.
   Запись разговора на железной нити в бордачке машины. Запись делали Отто и охранники. Они и решили срочно передать запись шефу, то есть, ему, банкиру. Моё убийство банкир хотел поручить этой троице охранников из банка. Они приехали к Генриху и привезли как свидетельство его промахов запись. Хотели допросить с пристрастием, а там как получится.
   У Генриха дома никого нет и не ожидается. Деньги есть, но ещё больше денег в банке, в личном сейфе этого хмыря, банкира. Сегодня привезли чёрную кассу. Это много миллионов фунтов. Столько много, что на такие деньги можно построить броненосец. В банке остался один охранник на первом этаже. Кабинет банкира на втором. Ключи от входа в банк и кабинет у банкира в кармане.
   Надо брать банк. Это второй такой случай в моей жизни. Куда девать деньги? Ну, это как раз очень просто.
   Прикончил и Генриха, и банкира. Не оставлять же живых на съедение крысам. Если бы не проявил сноровку, то мог валяться здесь вместо этих работничков. Наверно, это всё таки не везение, а опыт. Слишком часто приходилось участвовать в разборка.
  
  
  
  
  
   -21-
  
  
  
  
  
   Пора ехать в банк. По дорогам завывая несутся машины к месту столкновения англичан и французов. Началась револьверная стрельба, затем послышались винтовочнуе выстрелы. Хорошо, что пулемёт не стреляет. Накаркал. Застрочил пулемёт. Стреляет опытный человек, это сразу чуствуется. Несколько выстрелов и перерыв. Нашёл другую цель и снова несколько выстрелов.
   Вот и банк. Останавливаю машину поближе к служебному входу, через которую ходят те, кому нежелательно ходить через главный вход. Все входы я рассматривал по сто раз. Прикидывал, как обчистить банк? Одет я прилично, на голове шляпа и пальто, видимо всё в крови. Но, кто это увидит, при свете тусклых фнарей. На ногах ботинки банкира. Я решил, что если и оставлять следы, то самого банкира.
   Тихонько открываю входную дверь. Захожу и в темноте ничего не вижу. Нет ли здесь ловушки для таких как я? Или до ловушек ещё не додумались? Ага, где-то, чуть дальше небольшой огонёк. Пойдём на огонёк. Вот те на! Светит небольшая лампочка, а под ней спит, сидя на стуле, охранник. От него несёт, как из пивбара. Расслабился охранник. Начальство укатило и он расслабился.
   Мимо охранника по лестнице на второй этаж. Где тут комната банкира? Чёрт его разберёт, в темноте. Попробуем ключём дверь. Дверь открылась. Заходим, закрываем дверь и ищем чемоданы. Вот они. Пять чемоданов килограмм по тридцать. Потащили. Два и два, и потом один. Сколько же раз прошёл мимо охранника? Один раз туда и сколько раз обратно? Выхожу, не забываю закрыть дверь. Стрельба всё ещё слышна на улицах в районе порта. Сегодня всей ихней гопкомпании не до меня.
   Еду на машине к арендованому гаражу, сую чемоданы в подвал. Сверху, на крышку подвала, бросаю коврик. Опять еду на мусорную свалку к кресникам. Бросаю машину, предварительно очистив всё из багажника и бардачка. Иду опять в европейский город. Два китайских полицейских, завидев меня подходят и пытаются, что-то сказать, угрожая дубинками. Наверно, вроде того, что хватит шастать туда сюда всяким белым обезьянам. Не слушаю, а применяю свой военный опыт. Оба полицейских валяются на земле и скоро очухаются.
   Захожу в дом Генриха. Привожу себя в порядок, принимаю душ, переодеваюсь в чужое. Обыскиваю квартиру, обчищаю сейф. Беру деньги и бумаги. Выхожу и иду к дому напротив, где заметил стоящую машину. Поковырялся под капотом, машина завелась, уселся и покатил к банку. Оставил машину на том месте, где ставил машину банкир и пошёл в гостиницу.
   Переоделся, чужие вещи разорвал на куски, сложил в мешок и бросил в мусорный бак. Спустился на первый этаж в казино, там дым коромыслом, все веселятся как последний раз в жизни. Или это мне так кажется, непривычен я для казино. Больше привык по горам и лесам бегать от англичан, а потом за англичанами, и время от времени стрелять. Правда в этих неспортивных перестрелках счёт пока в мою пользу. Вот и сегодня как и все последние месяцы моей жизни, я носился за ними, а они за мной. Я попытался вспомнить какой счет, но конца вычислений не захотелось дожидаться и начал играть в рулетку. Конечно проиграл. Игра меня не захватывала, наверно потому, что сегодня набрался впечатлений надолго.
   Сел играть в карты. Некоторый опыт имел, приходилось играть в коледже, в английском тылу и с пленными. Попросился в команду игроков, меня приняли. Играл не очень хорошо, но и не плохо. Не было интереса к игре. Партнёры поняли это по своему и стеснительно сообщили, что на большие суммы не играют. Если хочу играть на большие суммы, то надо дожидаться господ, которые деньги не считают. Меня это предложение не заинтересовало, хотя фамилии господ постарался запомнить. Сыграли пару конов, в результате я выиграл несколько шиллингов.
   Когда надоело играть, оправился спать. Около трёх часов дня направился в ресторан завтракать с чистыми руками и спокойной душой. Вчера всё проделал, если не безукоризненно, то, по крайней мере, без крупных ошибок. Я привык на войне анализировал свои действия и находил либо ошибки, либо удачные ходы. Ошибки старался не повторять, а удачные ходы использовать ещё. И сегодня, пока одевался к завтраку, обдумывал вчерашние смертельные ходы в игре, называемой жизнью. Если хочешь жить хорошо, то приходится убивать и грабить. Если не будешь этого делать, то убьют и ограбят тебя. Эту науку англичане преподавали на протяжении всей жизни. С тех пор, стараюсь с претендентами на мою жизнь поступать так, как хотели поступить со мной.
   В ресторане попросил газету и пока готовили завтрак разбирался с событиями, проишедшими в городе вчера. Основное событие, это грандиозная драка между английскими и французскими моряками. Сожжены несколько зданий в английском секторе, в том числе кабак, в котором собирались английские матросы. Вмешалась полиция и попыталась разогнать учасников драки выстрелами в воздух. В ответ, из толпы моряков в полицию стали стрелять из револьверов. Затем появились стрелки с карабинами. Полиции пришлось стрелять из пулемёта. Десятки убитых и раненых. Полиция проводит расследование и выявляет зачинщиков драки.
   Что ещё пишут. Заявление английского консула. Заявление французского консула. Заявление месных властей. Самое интересное, это заявление местных властей. Они просят учасников инциндента не переносить разборки на китайские кварталы, а ограничится разорением европейского сектора. Да, вот ещё. Сгорели два дома в немецком районе. Я здесь совершенно не причём. Наверно, эти мерзавцы банкиры, воспользовавшись ситуацией замели следы.
   Оказывается, не я один такой умный, есть умники и поумнее меня. Надо же, спалили два дома! Мне такое и в голову не могло прийти, и это плохо. Надо учиться у более опытных товарищей. Если придёт время грабить банки, то подожгу весь город нахрен, а потом в мемуарах напишу, что сделал это по примеру старших товарищей, банкиров.
   Заявление японского консула. Что он наплёл? Интересно как! Английские и французские моряки вместо того, чтобы охранять спокойствие в гавани и порту устроили настоящие разборки и намерены спалить весь город. Таким государствам, которые не могут удержать в узде собственных моряков, нечего и обеспечивать нейтралитет в городе и стране. Пусть уползают в свои щели за океанами. Япония в состоянии обеспечить спокойствие и намерена выжигать калёным железом все поползновения на безопасность и имущество граждан японской империи.
   Пусть только попробует распоясавшаяся матросня приблизится к японским кварталам, японские моряки откроют огонь совершенно не беспокоясь о жизни рабойников и грабителей. Приказом по императорскому флоту, для охраны японских кварталов, направлена рота морской пехоты с приданой им артиллерией. Японская морская пехота готова приступить к охране и неяпонских жилых кварталов, и официальных учреждений, если официальные лица попросят японского консула.
   Заявление германского консула. С прискорбием германский консул сообщает о том, что враги германского народа и рейха спалили два дома в центре немецкого квартала, есть жертвы.
   Я, подумал, что конечно враги, кто же ещё. И не только германского народа, а всего прогрессивного человечества. Банкиры, точно враги. Если, из за их паршивых пфенежек, надо спалить весь мир, то они это сделают, нисколько не беспокоясь о том, сколько человек сгорит в огне.
   Пример тому первая мировая война. Чего только не говорили о причинах войны. Понапридумывали всякой ереси. А, на самом деле, приближался кризис неплатежей и банкирам пришлось расстаться с властью над миром, вот и спровоцировали войну.
   А, здесь спалили всего-то два дома. Пусть радуются, что не спалили весь город и Японию впридачу.
   Дальше-то что? Ага. Прибыл, очень кстати, в дополнению к лёгкому крейсеру "Манфельд", германский карманный броненосец "Граф Шпере". Из матросов добровольцев сформированы отряды и направлены для охраны немецких учреждений в городе. Среди немецкой молодёжи формируются отряды фольксштурма, для недопущения постороних в немецкие жилые кварталы, дабы не было больше поджогов. Ну, да. Я, так думаю, что не будет больше поджогов, правильно. Всё что надо, то уже спалили. Так что поджогов точно не будет.
   А, вот здесь, хорошая мысль! Не свести ли немецкую зелень с японцами? А, вторая мысль ещё лучше. Эти ребята спалили пару домов для того, чтобы спереть денежки. Надо сделать так, чтобы денежки стали моими. Кто же сжёг дома? Очень просто, тот кто сейчас командует безопасностью в немецкой колонии. Надо спросить и он с удовольствием расскажет, кто поручил уничтожить следы денег. Самое интересное, что лежат сейчас денежки в какой-нибудь легковушке и везут их на сохранение. Какая легковушка? Скорее всего машина принадлежит тому, кто украл. А, кто украл? Конечно, не уборщица. Кто у нас главнцй в банке, он и украл.
   Надо посмотреть, не стоит ли какая особенная машина перед банком? Точно, перед банком стоит несколько машин. Маленькая и запыленная, это какой-то мелкий служащий приехал, видимо спешил очень и не успел машину помыть. Или разъездная машина, всё время кого-то возит туда, сюда с деньгами. Вот еще несколько машин получше, эти возят средних начальников. Вот пара машин ещё лучше. На какой сегодня начальник поедет? У одной машины сильно рессоры прогнулись, значит загружена машина. Надо заглянуть, что в ней? Вокруг никого. Кто будет думать, что машину можно украсть среди дня, если никто не ворует?
   Прикрываясь другими машинами, с помощью лезвия ножа открыл заднюю дверцу. Сиденья загружены мешками. Проковырял дыру. Точно, фунты. Заберёмся под мешки. Куча денег зашевелилась как живая, протестуя, что деньги могут украсть ещё раз. Надо же как нагрузился! Это все украденные деньги или ещё есть? Выдержит ли машина? Впрочем, насколько я помню, управляющий банком весьма сухощавый человек.
   Вот идёт управляющий. Куда? В машину. Поехали. Куда едет? Машина сильно запылённая. Может едем в загородный домик? Есть там охрана? Нет. Если бы там была охрана, то он взял бы охрану и с этим рейсом, а едет один, значит украл денежки. А, что он сделал с главным по безопасности? Неважно, кто был главный, важно, что главный уже покойник.
   Остановка. Осторожно выглядываю из под мешков. Никого. Небольшие деревянные ворота. Въезжаем и останавливаемся перед гаражом. Снова осматриваюсь. Никого. Управляющий выходит из машины и идёт в дом. Выхожу из машины и прячусь в кустах, окружающих гараж. Возвращается. А, он рабочий халат надевал. Управляющий открывает гараж, заезжает на машине, ковыряется в гараже некоторое время, выходит и закрывает ворота гаража. Уходит в дом.
   Что же происходит? Этот хмырь украл деньги и спокойно сидит в доме, не пытаясь скрыться. Считает, что следы заметены и не придётся бежать. Не узнал ли этот хмырь о смерти банкира оставленного на помойке? А, что? Нашли тела, доложили по инстанции. Он сразу просёк, что можно поживиться за чужой счёт. Чтобы не пошла волна, естественно, приказал старшему по безопасности мочкануть тех, кто нашёл, а затем мочканул начльника безопасности.
   Сколько же он украл? Наверно, все деньги, которые смог увезти. Или, вообще все. А, ребят здесь и закопал. Как он мог уговорить закопать самих себя? Очень просто, приказал выкопать яму для денег, а уложил туда, тех кто копал и помогал воровать. Чего же он наплёл? Ну, неважно. Вопрос в том, отпускать его или нет? Дом этот, наверняка куплен на чужое имя. Он сюда приехал в последний раз, пока не утихнут страсти и перестанут искать тех, кто сбежал. Примерная схема кражи вырисовывается очень простая. Банковский служащий, которму доверили большие деньги сбежал с охранниками и главой службы безопасности. Оказывается, они были обыкновенными уголовниками, втеревшимися в доверие такому беззащитному управляющему. А, может он не для себя старается? И откуда он узнал про уголовное прошлое ребят? Банкир, которого мочканул, сука, не сказал, что проинформировал господина управляющего обо всём, а я купился.
   Вопрос с управляющим решён. Нельзя его отпускать. Спешить не будем. Собирается этот хмырь возвращаться сегодня в город или нет? Придётся опять ждать. Собирается. Вышел из дома, закрыл двери и подошёл к гаражу. Ну, вот и опять пригодились мои военные навыки. Метнул мешочек с плотно набитыми золотыми в голову. Мешочек попал куда надо. Я выбрался из кустов и потащил господина управляющего в дом на допрос.
   Получается картина Репина приплыли. Управляющего положил к тем, кого он уложил. Оказывается никого не закапывал, а предполагал, что придётся ещё пару человек запрятать в доме. Прямо какой-то потрошитель, а не управляющий. Мешков до хрена, придётся покупать грузовик. Что я и сделал. Всё отвёз в арендованый гараж. Как бы не пришлось с такими темпами накопления первоначального капитала арендовать весь гаражный комплекс.
   Арендовал ещё один гараж. Оставил в гараже грузовик. Сел в японскую легковушку и поехал к гостинице. Устал, как китайский кули. Зашёл в номер, а затем поплёлся в ресторан. Заказал ужин, официант уже знает мои привычки и даёт газету на немецком языке. Что-то надоели немецкие газеты, сообщил я официанту. Нельзя ли к немецкой добавить английскую, чего там, лимонники копошаться?
   Расследование показало, что английских моряков спровоцировали провокаторы из среды французов, недовольные празнованием англичанами победы при Трафальгаре. Перечисление сгоревшего имущества и угроза в адрес французов подать в суд. Английская эскадра на рейде увеличилась ещё на один тяжёлый крейсер. Ожидается прибытие из Гонконга транспорта с морской пехотой, вдобавок к имеющимся морякам, несущим охрану имущества английских граждан.
   Ещё, что? Немецкий банк прекращает свои операции в связи с исчезновением управляющего и некоторых служащих. Когда это они успели про управляющего узнать? Все силы полиции брошены на поиски пропавших служащих. Выплаты банка пролжатся позже, ни каких оснований для паники. Полиция подозревает, что беспорядки были спровоцированы специально для организации похищения служащих банка и кражи. Проверить украдено, что либо невозможно, из за отсутствия управляющего.
   Немецкие отряды самообороны в поисках пропавших служащих, несмотря на противодействие отдельных экстремистски настроеных элементов, прочёсывают китайские кварталы. Среди немецких добровольцев есть пострадавшие.
   Мне совершенно непонятно, почему только китайские кварталы прочёсывают. А, не прочесать ли нам японские кварталлы? Китайские от нас никуда не уйдут. Да, надо помочь китайским товарищам с приобретением оружия. Только где взять? Не сходить ли к Роберту? Пожалуй схожу. Куда идти искать? Ну, помаленьку поедем, а там язык до Киева ловедёт.
   И ещё. Слишком быстро среагировала газета на исчезновение управляющего. Похоже, он старался не для себя, а для кого? Кто такой сильный, что решился обчистить немецкий банк и кончить служащих? Не правительственное ли это поручение. Если не правительственное, то кого-то очень близко сидящего к верхушке в Германии. Надо обдумать всё это в спокойой обстановке и принять решение.
   Что, это? Точнее, кто это пристаёт? Какой хам не даёт реализовать право на свободу личности, чего ему надо? Я завопил, чуть не во весь голос, когда к моему столику приблизился некий гражданин, чуть не написал, еврейской наружности. Но, поскольку автор не антисемит, то писать этого не буду. Но, читатели, если в свою очередь они будут, пусть имеют ввиду внешность господина, правда гражданин был одет вполне по европейски.
   -Господин страшно извиняется, господин не имеет ввиду инчего плохого, он просто имеет желание поговорить с господином фон Ордеманом.
   -А, ну так и сказали бы. Я размышляю о возвышенном. Думаю, не прикупить ли картины местных художников, говорят их стоимость в ближайшее время подскочит до небес, так как в связи с беспорядками всех поубивают нахрен. Разве нельзя было поступить, подобно всем приличные людям? Подойти к официанту, официант спросит рзрешение, а я приму решение. Вы как китайский босяк нарушаете правила поведения среди приличных людей. Напугали меня почти до икоты, наверно от этого будет несварение желудка. Разве так можно поступать?
   -Господин страшно извиняется, но чрезвычайные и очень неприятные обстоятельства вынуждают пренебречь правилами приличия.
   -Это какими правилами? Насрать на стол, что ли? Или переехать меня на тракторе, из за вашей совершенно идиотской спешки. Если желаете говорить, будьте так добры, соблюдать правила приличия, дающие право называться цивилизованным человеком. Идите и поступайте как я сказал.
   И ещё я добавил вполголоса, но так, чтобы слышали все окружающие:
   -Это быдло совершенно распоясалось. Как увидят дворянина, так и лезут попрошайничать.
   Господин стоит рядом со мной в совершенном недоумении.
   -Что Вы сказали? Как я должен поступить?
   -Вы наверно совсем глухой. Я повторяю ещё раз. Идите к официанту и попросите разрешения говорить. Чего тут непонятного? Если срочно надо, то, может быть, снизойду до Вашей просьбы об аудиенции.
   И опять вполголоса.
   -Если срочно надо, то бегите в сортир, а то повадились бегать ко мне, хамы, будто я унитаз.
   Господин вскинулся и посмотрел на меня, как на вошь. Ну и хрен на тебя. Я отправился по своим делам.
   На машине подъехал к тому месту, где совсем недавно выплясывали пьяные лимонники. Вокруг стояло оцепление из матросни со зверскими лицами. Я посигналил, они заорали, что проезд закрыт и чтобы убирался пока цел. Я, вышел и заявил, что если ещё один...посмеет раскрыть свою поганую пасть на английского лорда, члена верхней палаты парламента, то...и лично от меня сапогом в морду. Ну, есть ещё желающие поорать, мерзавцы? Мерзавцы смущённо как хотелось думать, замолчали. Прибежал пьяный сержант. То есть, может и не пьяный. Но, раз я решил, что пьяный, значит пьяный. Попробуй только возразить, опять заорал я. Сержант убежал докладывать офицерам. Появился офицер и поинтересовался: в чём собственно дело. Получил и офицер. Я, объяснил, что из за таких как он произошла драка с французами. Виноваты в этой драке не матросы, а офицеры пьянствующие по кабакам, вместо того, чтобы на своём примере показывать образец добродетели. Напоследок добавил, что впредь прошу перед обращением произносить сэр. Вам всё понятно офицер? И скажите спасибо, что не интересуюсь Вашей фамилией. Меня зовут лорд Ордеман, к Вашим услугам.
   Офицер уже тоном ниже спросил, какого чёрта надо лорду? Впрочем он не забыл добавить слово сэр. И я, уже вполне спокойно, сказал, что ищу человека с сержантскими нашивками, которого зовут Роберт. Мы, пару раз опрокинули по рюмашке и я боюсь, не случилось ли чего с ним в этой дурацкой свалке? Ну и я, конечно, готов помочь страдаьцу материально. После слов материально, ситуация сама собой разрядилась. Сержант опять убежал и появился в сопровождении ещё одного офицера. Я повторил приметы Роберта. Офицер кивнул головой и сказал, что пройдоха жив и здоров. Я спросил, могу его видеть? Офицер сказал, что передаст просьбу о встрече. Я назначил встречу в кабаке, в двух кварталах от сгоревших зданий.
   После часа ожидания в кабаке, появился Роберт. Я привстал и помахал рукой. Он заметил, подсел рядом и без какого либо почтения спросил:
   -Так ты лорд?
   Я послал его и очень далеко. Если припёрся давай о делах. Роберт посетовал, что всюду шмонают и на складе, тоже будут искать. Если помогу сбыть накопленный товар, то будет благодарен. Ну, мне в одно место благодарность. Пусть лучше скажет, сколько будет она стоить? Договорились о товаре и оплате. Деньги напротив товара, грузчики мои. Роберт сообщил, куда подъежать и я отбыл в арендованый гараж, где стоял грузовик. Из гаража, на грузовике приехал к магазину, где я пытался продать тысячу револьверов.
   В магазине спросил китайца, с которым договаривался о продаже большого количества револьверов.
   Продавец спросил:
   -С кем, в прошлый раз, Вы заходили в магазин?
   -Не знаю, ответил я. Прошлый раз заходил с рикшей, а куда деваются рикши, после того как привезут на место назначения, не интересует. Продавец попросил подождать немного, вышел и вернулся с китайцем.
   -Привет, сказал я.
   Китаец не реагировал.
   -Я договорился о поставке большого количества товара. Нужны грузчики, хотя бы четыре человека.
   Лицо китайца слегка напряглось.
   -Китайцы тоже люди, поспешил добавить я.
   Китаец посмотрел на продавца и кивнул головой. Продавец вышел. Я решил, что настало время обговорить цену товара.
   -Насчёт денег, дорогуша, как будем решать?
   Китаец проговорил, наверно, заученную фразу.
   -Деньги напротив товара.
   Как зто? Ситуация сильно изменилась, а он жмотничает. Я так и сказал.
   -Ситуация сильно изменилась, сейчас для Вас главное не деньги, а товар. Не так ли?
   У китайца глаза сузились ещё больше.
   -Вы предлагаете?
   Чего он сказал я не совсем понял, но предложил кое что ещё.
   -Кроме револьверов имеется партия карабинов и пулемётов.
   Лицо китайца стало похоже на собачью морду, которая жадничает. Я поспешил добавить.
   -Дёшево не отдам.
   Китаец спросил.
   -Сколько будет каждого товара?
   Откуда я знаю, сколько Роберт наворовал. Может он разворовал целый склад.
   -Пока не знаю. Поедем на место, там отгрузят всё, что у них имеется.
   Китаец пробормотал, что так дела не делаются, но поспешил за мной на улицу, где стоял грузовик. Уселись в кабину, четверо забрались в кузов и покатили. Приезжаем к воротам, на которые указал Роберт. Постучал кулаком по деревянной створке. Дверь приоткрылась и из за двери выглянул Роберт. Пригласил за ворота и показал на ящики лежащие по навесом. Всё, что лежит под навесом Ваше и назвал цены. Я согласился, залез в карман, вытащил бумажник, похожий на книгу и отдал деньги. У Роберта проверка и ему надо бежать. Когда ещё встретимся? Спросил я. Когда буду нужен звони. Сунул в руку бумажку, на которой было название кабака и номер телефона, и убежал.
   Заезжаю за ворота, китайцы хором грузят товар. Сажусь в машину и начинаю диалог с китайцем. Китаец упирается, как лось, но деваться некуда, вот вот придут грабить немецкие штурмовики. Пришлось китайцу уступить. Я торговался не из за денег, а из чуства уважения к самому себе. Китаец, я так думаю, из этих же соображений. Около знакомой забегаловки остановил машину, китаец расчитался, а я пошёл кушать. Китаец сел за руль и уехал. Через полтора часа вернул грузовик и я спросил, не надо ли чего ещё? Китаец сказал, что надо и чтоб я зашёл через пару дней.
   Пришёл в гостиницу, когда стемнело. Переоделся и отправился ужинать. Только уселся за столик, официант тут же принёс газету. Принеси газету на китайском, попросил я и принялся разглядывать немецкую газету. Пока увлечённо читал историю о пропаже большого количества банковских служащих принесли поесть. Принялся за ужин, одновременно рассматривая газету. Ужасно неудобно употреблять пищу и читать газету, не хватает рук. Надо придумать, что-нибудь для того, чтобы можно есть и читать одновременно, а руки оставались свободны.
   Подошёл официант и спросил, не буду ли я возражать, если подсядет один из посетителей.
   На всякий случай поинтересовался:
   -Приличный человек?
   Официант заверил, что приличнее только херувимы на небе. Ну да, скептически хмыкнул я. Прошлый раз кого подсадил? Какого-то урода, который сразу принялся проедать плешь, как какой-то вонючий короед. Имей ввиду, если повториться, то заставлю тебя слушать всё, что эти уродские короеды будут вешать на уши. Понял? Официант ответил, что не совсем. Я применил угрозу: а в морду сапогом? Официант сказал, что понял и больше всякими глупостями не беспокоил.
   Усвоив немецкую газету, принялся изучать китайскую. Ну, это отдельная песня, про то как соловей пытался понять кота, который его поймал на обед. Хотя, кое какой смысл я уловил. Некие граждане возмущаются тем обстоятельством, что немецкие грабители, при попустительстве властей, грабят китайцев. В таком-то магазине на территории китайских кварталов продают всё, что может помочь защитить свою семью и имущество. Желающих помочь защитить свою жизнь и имущество просят прийти в магазин. Смотри и здесь газетчики сработали на опережение. Прямо на ходу подмётки рвут.
   Пойти, что ли в казино и выиграть несколько шиллингов? Но, в зал вошли знакомые лейтенанты. Пойти познакомиться? Подозвал официанта и попросил спросить разрешения присоединиться к лейтенантам. Разрешают присоединиться. Представился лордом. Лейтенанты сказали, что они офицеры связи. Поговорили за жизнь. Между делом спросил, не продадут ли лейтенанты оружие?
   Беда с Российским оружием в Шанхае, не хотят пускать на рынок. Лейтенанты спросили о цене, назвал примерные цены, хотя за такие деньги лучше купить автомобиль. Спросил про пистолеты, сообщил, что у меня есть знакомый капитан, который коллекционирует пистолеты. Не могли бы они продать пару пистолетов? Ребята согласились и назвали цену. Я, поторговавшись для вида, согласился и спросил, где можно получить оружие?
   Лейтенанты сообщили, что оружие в номере и они могут показать. Я сказал, что замётано и мы гурьбой направились в номер, где я передал ребятам записи со своими прключениями и с тем, что намерен делать дальше. Сообщил, где находятся мешки с деньгами и попросил разобраться, надо деньги переправлять домой или оставить здесь, на расходы? Дал запасные ключи от гаражей, если потребуется, то смогут забрать всё, что там находится, не побеспокоив меня.
   Нагрузился пистолетами и автоматическим карабином АК-74 с патронами. Отдал деньги, отнёс в номер оружие и снова отправился в ресторан отмечать покупку. Лейтенанты, сославшись на то, что придётся завтра рано вставать ушли в номер. Я, со скуки собрался было в казино, но, когда я вышел в хол гостиницы, подошёл некий господин и представился Джоном Поитевилем, лейтенантом, на службе его величества.
   Джон Поитенвиль хотел знать на каком основании я называюсь лордом? Очень вежливо, спросил, какое его собачье дело? Ситуация сложилась патовая. Я послал лейтенанта, а он не предполагал, что дело зайдёт так далеко. Пришлось растаться, но настроение испортилось и я вернулся в ресторан. Когда подошёл официант, я спросил, не знает ли он, каких либо газетчиков? Из здесь присутствующих? Нет, сказал официант, но если позвонить, то сейчас же примчатся. Лучше сам свяжусь, решил я.
   Поднялся в номер и позвонил по телефону в газету. Долго не отвечали и я решил, что все разошлись по домам. Наконец, сонный голос спросил, какого чёрта? Послал импульс нервной энергии по телефону при помощи коротких и вполне понятных слов. На том конце провода заткнулись. Я сообщил, что хочу дать объявление о продаже коллекционного оружия. Голос в трубке начал было ныть о чём-то, мне совершенно непонятном, но, уточнив ещё раз, разговариваю я с газетчиком или нет, сообщил, что продаю пистолеты и автоматический карабин. За пистолеты цена запредельная, за автоматический карабин ещё больше. Голос в трубке спросил, не совсем ли я спятил? На что у меня нашёлся ивиняющий ответ. Напечатайте ещё, что из одного пистолета убили двадцать два англичанина и шесть немцев, а из другого семнадцать англичан и семь немцев.
   Спросив всё ли понятно голосу, собрался было положить трубку. Голос ехидно поинтересовался, а как насчёт денег? Каких денег? Удивился я. Денег за оплату объявления, таков был ответ. Отвечаю: пришлите кого- нибудь за деньгами в гостиницу, назвал гостиницу и имя. Голос заявил, что в таком случае, сам прибудет за деньгами. Валяй, согласился я, жду.
   Немного раскинув мозгами, позвонил в китайскую газету с этим же предложением. На этот раз трубку телефона взяли сразу и тоже послали китайца за деньгами. Наверно будет интересно и японцам, подумалось мне. Саме главное задание как раз связано с японцами, а ими пренебрегаю, нехорошо. Пришлось звонить и японцам тоже, с теми же результатами.
   А французы? Столько уложили из этого оружия исторических врагов французов, а я их чуть не забыл проинформирововать. Звоню и французам. С французами пришлось общаться на английском языке. Услышав в трубке английскую речь эти телефонные террористы принялись угрожать сразу всеми карами, которые только можно придумать. Я спросил, сами телефонные террористы придумали эти изуверства или вычитали в какой книжке? Меня вежливо попросили сообщить куда им прийти, чтобы, как они выразились, продемонстрировать то, чего наговорили. Сообщил свой адрес и имя. В трубке некоторое время молчали, а потом сообщили, что идут.
   Спустился в хол, предупредил, что должны прийти несколько человек и просил проводить в ресторан и подсадить мой за столик. Спросил, ничего, что это будут китайцы и японцы? Извиняет их только то, что они журналисты. По гримасам на лицах понял, что азиаты здесь нежелательны, но для журналистов, так и быть сделают исключение.
   В ресторане заказал немного выпивки. Самым первым прибыл японец. Эта нация далеко пойдёт, понял я, если не найдётся никого, кто их по дороге прибьёт. Усадил японца за столик, сунул в лапу, налил немного в рюмашку и заставил опрокинуть. Японец категорически против, боясь что за пьянку уволят. Но, я был настойчив и написал на салфетке записку, что заставил японца выпить, под угрозой расстрела на месте. И добавил, что впреть, за объявлениями прошу присылать именно этого японца, потому как он понимает меня лучше, чем другие.
   Не успел уйти японец, как явился кланяющийся китаец. Ему тоже налил, сунул деньги и отправил с богом, кланяться на улице.
   Наконец появилась банда из французов. Насколько я понял, ресторан им не по карману. Я об этом и спросил, какого чёрта шастают там, где не могут расплатиться? Они с наглым видом заявили, что за журналистов платят клиенты. Хрен Вам, сказал я. Никакой оплаты, кроме как за объявление. Налил журналюгам по рюмашке и побещал как-нибудь встретиться на нейтральной территории. Журналюги поняли, что ничего не обломиться и угрожали написать про меня всяких гадостей. Я согласился, валяйте ребята. Налить ещё по рюмашке? Журналюги выпили и ушли весьма недовольные приёмом. Я подумал, хорошо, что не знаю французский.
   Пришёл и англичанин. Усадил напротив и спросил, чего это, такой важный господин заявился среди ночи? Сразу налил в рюмашку, чтобы компенсировать бедняге беспокойство.
   Представительный господин спросил:
   -Собственно, по какому телефону Вы звонили?
   Я удивился.
   -Как по какому? По тому, что напечатан в газете.
   Господин с англиским юмором в спросил:
   -Вы звоните по всем телефонам, которые встречаете в газете?
   Вот незадача.
   -Выходит, что я неправильно набрал номер? Значит, моего объявления не будет в газете? Чего же тогда пришли в ресторан, а не досматриваете Ваши, я уверен приятные сны?
   -Господин фон Ордеман жалеет только об этом?
   -Нет, ну конечно, прошу прощения, что сорвал с постели, но. Вы то, сами! Что же не сказали, что я ошибся номером? Как нехорошо получилось.
   -Меня зовут Генрих Кюхельбанедт.
   Я скромно промолчал. Потом налил еще раз в рюмку Генриха. Выпейте Генрих в качестве компенсации. Генрих опрокинул следующую рюмку.
   -Похоже Вас совершенно не удивляет наша встреча, господин фон Ордеман.
   Я сделал вид, что совершенно не удивлён.
   -Чего же тут удивляться. Говорят от судьбы не уйдёшь. Если судьба предназначила нам встречу, то придётся встретиться. Такое со мной бывало неоднократно. Казалось, вот оно! Удалось обмануть старуху, но опять не получилось и вновь не получается.
   Генрих, казалось участливо посмотрел на меня.
   -Вы мистик? Верите в судьбу?
   Проверим тебя Генрих на мистику.
   -А, Вы не верите?
   Генрих не удивился вопросу.
   -Почему Вы спрашиваете?
   -А, Вы?
   Помолчали. Я налил Генриху ещё рюмашку. Генрих одобрительно отозвался о напитке в моём графинчике.
   -Ну, это совершенно напрасно. Не надо хвалить не моё, чтобы добиться моего расположения.
   Генрих удивился:
   -Вы вправду думаете, что мне нужно Ваше расположение? -А, какого чёрта, Вы припёрлись сюда в такое время? Генрих, дорогуша, не стоит меня держать за дурака. Некий Генрих тоже посчитал, что меня можно постричь и где теперь он со всей своей славой?
   Генрих Кюхельбанедт поинтересовался:
   -И где же он?
   -А Вы как думаете?
   Ещё помолчали.
   -Господин фон Ордеман, хотите я расскажу всё, что об этом думаю.
   -Генрих, нахрена мне Ваши истории. Я лучше знаю, что случилось и не скрою, мне наплевать на те неприятости, которые с Вами произошли. Любой нищий в Шанхае знает больше, чем Вы даже можете представить. Если Вы хотите в самом деле знать все подробности, пойдите к рикшам на улице и они Вас обо всём информируют. Расскажите лучше что-нибудь о рыбках, птичках или о слонах, если у Вас больше тяга к крупным животным. Здесь, я так подозреваю, сидят всякие пидоры с длинными ушами и я надеюсь, этим пидорам, со временем, уши укоротить.
   -Но, меня интересуют именно подробности того, что произошло.
   -А, меня нет.
   -Мы можем как-то исправить Ваше отношение к подробностям?
   -Легко.
   -И как же?
   -При помоши десяти тысяч фунтов.
   -Хорошо, я согласен.
   Немного помолчали. Наконец Генрих не выдержал.
   -Так я жду.
   Я удивился.
   -Вы кого-то ждёте, господин Генрих Кюхельбанедт?
   Пришла очередь удивляться Генриху.
   -С чего Вы взяли, что я кого-то жду?
   -Вы сами сказали, что ждёте.
   -Не увиливайте от ответа, дорогой господин фон Ордеман.
   -Генрих, дорогуша, с чего Вы взяли, что я увиливаю, я жду.
   Казалось, что мы поменялись ролями с дорогушей Генрихом.
   -Вы кого-то ждёте, господин фон Ордеман?
   -Не виляйте хвостом Генрих. Где деньги?
   -Деньги будут.
   -Что же, до прибытия денег можно поговорить о возвышенном.
   Генрих извинился и вышел из ресторана, сообщив, что скоро вернётся с деньгами. Я тоже покинул ресторан, подумав, что бедному Генриху такой суммы не найти. А из своих закрамов он, конечно, деньги доставать не будет, а жаль, деньги лишними не бывают.
   Только вышел из ресторана, ко мне опять подходит этот тип из морской пехоты, Джон Поитенвиль. Я подумал, что нехорошо гонять морскую пехоту по пустякам и вернулся в ресторан. В который уже раз, сел за столик, усадил Джона, велел принести тот самый графинчик. Налил Джону и спросил, как служба? Не служит ли на самотопе "Резолюшене"? Лейтенант, не такой человек, чтобы можно было смутить всякими глупостями и ответил, что временно приставлен к английскому консулу. Ну, что за человек этот консул? Лейтенант промолчал. И без слов было понятно, что нормальный человек не будет гонять лейтенанта по ночам. И я ответил за лейтенанта, что консул полное гавно. Ещё налил, лейтенант выпил. Я показал, как прикладываю телефонную трубку к голове и лейтенант кивнул, он понял. Налил ещё. Показываю жестами, может поешь? Лейтенант опять кивнул головой. Подозвал официанта и показал на лейтенанта. Лейтенант взял меню и сказал, что будет. Я сделал жест рукой и официант побежал за едой.
   Так, что же привело лейтенанта морской пехоты к бедному путешественнику? Так сказал я. Лейтенант развёл руками и показал на обстановку в ресторане, затем ткнул пальцем на цены в меню. Я говорю бедном в другом смысле, стал оправдываться я. Никто не называл короля Эдуарда Ш бедным, потому, что у него не было денег. Его так называли только по тому, что он был изгнанником из своей страны, как и я. Кстати и я как Эдуард Ш имею права на Английский престол, поэтому-то мне никак не удаётся вернутися на родину предков, где они правили почти двести лет. Лейтенант опрокинул рюмку, поперхнулся и стал привставать со стула. Я положил руку ему на плечо и усадил обратно. Затем жестами показал, чтобы продолжал налегать на еду и не забывал подливать в рюмку. Завтра он расскажет по секрету как ему наливал в рюмку почти король Англии.
   Наконец лейтенант наелся, напился и рассказал зачем его послал консул. Консул приглашает посетить резиденцию завтра, в десять часов утра. Да, он просто спятил, возмутился я. Меня приглашать? Да, кто он такой? Меня, почти имеющего права на королевскую корону Англии, а значит и всего мира! Какой-то свинопас! Передайте свинопасу, что жду завтра вечером в ресторане.
   Проводил лейтенанта из ресторана и наконец направился в номер отдыхать.
  
  
  
  
   -22-
  
  
  
  
   На следующий день, около двенадцати, спустился в ресторан завтракать. В холе гостиницы, около ресторана меня поджидали трое молодцов весьма неприятной наружности. У каждого было что-нибудь из оружия. То ли револьвер в кобуре, то ли двухстволка за плечами. От них несло чесноком и пивом. Служащие гостиницы даже не пытались вмешаться, чтобы выгнать непрошенных гостей. За дверями гостиницы стояла машина в которой сидели ещё четверо таких же пивных молодцов.
   Помню, помню, я таких глушил гранатой, если не ошибаюсь десятками и несколько удивился, тому, что ребята не поехали воевать потив меня на Аляску. Наверно наложили в штаны, когда предложили драться против воружённых солдат. А сами, с оружием в руках против штатских считают себя почти геркулесами. Смотри ка, как громко разговаривают харкают и сморкаются на пол. Небось думают уроды, что не придётся ихними свиными рылами подтирать. Куда же смотрит управляющий? Они всех клиентов разгонят, уроды.
   Что управляющий! Недалеко от гостиницы всегда полицейский стоять должен. И где он? Тоже в штаны наложил! Надо зайти к управляющему, спросить сколько заплатит за очистку хола от уродов. Выйдя из лифта, сделав пару шагов в сторону ресторана, меняю направление и иду к управляющему. Его кабинет на втором этаже. Только повернул как уроды заорали, эй ты, клетчатый!
   Ну, ну. Сейчас будешь кровавыми соплями сморкаться на пол.
   Поднимаюсь по лестнице на пролёт, когда один из вонючих пивнюков, почти настигает меня. Жалко, что нет гранаты. Ну на нет и суда нет. Пивнюк летит на последнем издыхании на три ступеньки ниже. Очень удобная позиция. Разворачиваюсь и из разворота впечатываю в морду ботинком. Скорость ботинка в развороте сложилась со скоростью бегущего и он опал как одуванчик под косой. Я продолжил подниматься по лестнице. Ещё двое, не поняв, что же случилось с тем, кто бежал первым, увидев меня из за поворота прибавили скорости. Почти успел подняться на второй пролёт, когда в азарте они потянули лапы. Не стал искать новых способов для самовыражения и повторил трюк. Ещё один покатился по ступенькам вниз, прихватив с собой и третьего. Третьему даже не пришлось добавлять. Когда второй падал видимо, что-то сломал третьему и тот заорал, будто его режут. Ну, это не правда, не люблю когда орут и заткнул орущего.
   Пока, те, четверо в машине сообразят, куда же делась оприходованная троица, на всякий случай конфискую оружие. Оружия много. Укладываю излишки на площадке между первым и вторым этажами и с дробовиком в руках осторожно выглядываю из за поворота лестницы на первом этаже. Меня увидели. От счастья даже не стали орать, просто бросились ко мне. Чтобы удобнее отбиваться отступаю и поднимаюсь на пролёт вверх. Эти ребята, конечно, решили, что враг испугался, их таких страшных и увеличили скорость. Прикладом двухстволки, которую держал впереди себя, чтобы ребята не заметили раньше времени, показал преимущества человека, ходившего в штыковые атаки, против пивных бочек. К ударам приклада, добавил удары копытом, то есть ботинком. Хотя между ударом копытом и ботинком, с точки зрения силы удара, разницы почти нет.
   Мда, интересно, остался кто-нибудь живой? Общупал ребят. Вроде все живы. Раздумал идти к управляющему и направился в ресторан. У поверженных врагов изъял пару вальтеров, смотри и здесь есть разумные люди, удивился я. Отобрал все патроны, испортил как мог оружие, что сделать совсем просто. Надо изъять несколько деталей и разбросать по полу. Стволы дробовиков погнул о прутья лестницы и конечно забрал трофеи виде денег.
   На первом этаже, если и ожидали кого увидеть, то только не меня. Посмотрел в зеркало, поправил причёску и увидев на ботинке следы соплей подошёл к чистильщику обуви. Он привёл обувь в порядок. Пока вертелся перед зеркалом, явился управляющий и подбежал узнать, всё ли в порядке? В полном, ответил я и пошёл в ресторан.
   Как оказалось, за моим столиком сидели трое. Одного я знал, это был муж той самой фрау, с которой я встречался в библиотеке. Двое других были не знакомы. Один, чем-то походил на ребят, валяющихся на лестнице, другой, как Генрих, но одет попроще. Я не говоря ни слова и не спрашивая разрешения уселся за столик.
   Сделал жест рукой, подзывая официанта. Сказал официанту всего два слова: как всегда и уставился на нечистую троицу.
   Генрих раскрыл было рот.
   -Господин фон Ордеман сегодня не в настроении и даже не хочет поздороваться?
   Я перевёл взгляд на молодца с пивным брюшком, напоминающим валяющуюся на лестнице великолепную семёрку. У меня чесались руки от желания удавить их как тараканов.
   -Сколько ты стоишь?
   Молодец окрысился и хотел было что-то сказать, но, Генрих поднял руку призывая к тишине и снова сказал:
   -Господин фон Ордеман понимает, что ситуация сильно изменилась?
   Я то понимал, но понимал ли Генрих насколько ситуация изменилась? Чтобы добрейший Генрих понял, насколько изменилась ситуация, привстал и со всей силы дал в морду, так сильно как мог, в таком не удобном положении. Генрих полетел на пол с разбитой мордой, остальные выскочили из за стола и бросились поднимать Генриха. Публика в зале, весьма немногочисленная, никак не отреагировала на падение собеседника. Все воспитанные люди, бывают в жизни ситуации, когда надо сделать вид, что ничего не произошло.
   Я продолжал сидеть, подбежал официант и попытался увести Генриха мыть лицо. Но, я сказал, наверно, таким голосом подавал команду идти в штыковую: всем сидеть. Все уселись и даже официант.
   Официант свободен, сказал я.
   Генрих придерживал руками у носа салфетку, которую дал официант. Я помолчал некоторое время и повторил своё вопрос предназначенный пивному брюху.
   -Ну ты, пивное рыло, кажется тебе задали вопрос?
   Пивное рыло заёрзал на стуле не зная, что сказать и вдруг неожиданно вымолвил:
   -Ничего не стою.
   -Тогда проваливай.
   Пивное рыло удалилось из зала. Я обратился ко второму из присутствующих:
   -Ты кто?
   -Я работаю в банке, заведую отделом.
   -Здесь что делаешь?
   Пожал плечами.
   -Начальник приказал.
   Я кивнул головой в сторону Генриха. Мужик кивнул в ответ.
   -Свободен.
   За столиком остались мы с Генрихом.
   -Ты понимаешь как сильно всё изменилось?
   Генрих закивал головой. Какие выводы ты сделаешь? Бедный Генрих как не охота расставаться с честно наворованным.
   -Я удваиваю ставки.
   Я подумал, что сумма не слишком велика. Но, для этого события? Добрый я сегодня что-то. Я так ему и сказал, а потом добавил: надеюсь у тебя и твоих людей нет притензий? Генрих ответил, что нет. Ну и я, по своей доброте его отпустил. В холе гостиницы произошла неожиданная встреча. Пивная бочка командовал выносом пьяных строителей. Их наняли для очистки канализации, а эти скоты нажрались и вот результат. Публика, недоумевающая от причины выноса тел, слегка расслабилась.
   Я шепнул управляющему на ухо, принял ли он правильное решение по поводу газетчиков? Он кивнул. Тогда подозвал, командовавшего погрузкой пивное рыло и сказал, чтобы командир нашёл меня, есть денежное дело. Далее я опять поплёлся в казино. Проиграл несколько шиллингов и не настроен был дальше играть. В перерыве между играми обратился служащий и сообщил, что ко мне пришли. Кто же это мог быть? Я пригласил незнакомца за столик в кафе и приготовился слушать. Впрочем, я уже понял, что за человек сидел передо мной
   -Вы, господин Ордеман, если я не ощибаюсь
   -Ошибаетесь.
   -Странно, мне сказали, что Вы господин Ордеман.
   -Вас наверно неправильно информировали, это бывает. Меня зовут не господин Ордеман, а Олбен фон Ордеман. Впрочем, если Вас это не устраивает, то можете проходить мимо.
   -Мне сказали, что Вы ищете со мной встречи.
   -Я так и не услышал от Вас, как Вы ко мне обращаетесь.
   -Хорошо, я могу повторить, то что Вы мне сказали, если Вам это так необходимо. Вас зовут фон Ордеман, об остальном я в курсе.
   -Дружище, боюсь, если Вы не усвоите простую истину, что тот кто платит деньги, тот и заказывает музыку, то разговора не получится. Думаю, что среди штурмовиков найдутся здравомыслящие люди и примут правильное решение, если мы не сможем договориться.
   -Я всё понял, господин фон Ордеман.
   -Сакажите, как Вас зовут?
   -Курт Вальнеймен.
   -Меня интересует боеспособность Ваших людей, дорогой Курт.
   -Однако, господин фон Ордеман, я не могу разглашать секреты.
   -Дружище, вы опять пытаетесь стать в позу незаслуженно обиженой шлюхи. Я буду платить деньги не за то, что Вы кормите меня сказками. Если это потребуется, то найму нянечку. Вам заплачу, только в том случае, если Вы мне подойдёте. Если и впреть будете тыкать в лицо Вашими секретами, то давайте расстанемся. Я с удовольствием поищу другого. Вы мне с первого раза не понравились. Мне кажется, что Вы из тех людей, которые, когда им платят деньги считают себя боссом, а того, кто платит дерьмом. Так вот, я категорически против такого положения вещей.
   -В общем то Вы правы, господин фон Ордеман. Я постараюсь исправиться.
   -Курт, по моему Вы совершенно не ощущаете, чем рискуете. При малейших сомнениях в лояльности, постараюсь с Вами расстаться. Поскольку как командир наёмников, будете посвящены в некоторые секреты, то живым, Вам вряд ли удасться уйти.
   -Господин фон Ордеман, я осознал и постараюсь соответствовать Вашим требованиям.
   -Ну, я предупредил. Вы приехали совершенно один или с сопровождением? Не приехали ли люди, Ваши заместители, которые с полным на то основанием могут претендовать на Вашу должность?
   -Господин фон Ордеман, мы только приступили к переговорам, а Вы уже ищете замену.
   -Дорогой друг, среди меня, Вас и Ваших людей, незаменим только я. Все остальные должны быть безболезнено заменяемы. Впрочем, если Вы захотите заменить меня, то не буду возражать.
   -Нет, господин фон Ордеман. В машине ждут простые штурмовики. Тех, кто может меня заменить среди них нет.
   -Тогда на следующей встрече, если она конечно состоится, придёте вместе с тремя Вашими замами. Я хочу оценить каждого. Но, приказы будете отдавать только Вы и от своего имени. Понятно?
   -Да, господин фон Ордеман.
   -Тогда выскажите оценку последних событий в немецкой колонии с Вашей точки зрения.
   -Наверно враги захотели нас ослабить и напали.
   Вы можете уточнить, какие именно враги?
   -Англичане, китайцы.
   -Больше никто на ум Вам не приходит?
   -Да, может кто угодно быть.
   -Среди Ваших людей существует именно эта версия?
   -Наверно, я не спрашивал. С китайцами они готовы драться, а про остальное я не спрашивал. Нам сказали и мы пошли.
   -А, пойдут они драться с англичанами, французами и японцами?
   -Можно задать вопрс, господин фон Ордеман.
   -Пожалуйста, не стесняйтесь. Каждый раз, когда непонятно обязательно задавайте вопросы. И помните, мой друг, неправильно понятая задача обычно приводит к смерти того, кто неправильно понял.
   -Господин фон Ордеман, я уже понял. Не сомневайтесь, всё сделаю как надо.
   -Курт, речь не о Вас. Наверно Вы учили в школе историю.
   Курт согласно кивнул головой.
   -Помните, почему Наполеон потерпел поражение в последнем своём сражении?
   Курт раскрыв рот смотрел на меня.
   -По очень простой причине, генерал, которому отводилась решающая роль в сражении, неправильно понял слова Наполеона. И, Наполеон, со всей своей славой оказался в сортире. Вы будете тем самым генералом. Если неправильно поймёте, то быть в сортире мне, а Вам в могиле. Уяснили?
   Курт снова кивнул головой.
   -Ну, что же, изложу мою точку зрения на события в немецкой колонии и не только. Мы знаем, исчезли почти все руководители банка и многие из верхушки службы безопасности. Считают, что украдены и деньги из банка. Иначе трудно объяснить, почему банк прекратил платежи. Рассмотрим предшествующие события. Бунт среди моряков кем-то подкормлен и спровоцирован. Для чего? Может быть, чтобы прикрыть тех, кто будет заниматься персооналиями в Немецком банке? Посмотрим на персоналии, что за люди пропали? Все ставенники центрального правительства Германии. Все присланные недавно или на днях. Местные кадры остались на местах. Если судить по этому признаку, то началась война между центральным Германским правительством и месными силами. То есть, в Германии началась колониальная война. Ваша задача, Курт, определиться, на чей Вы стороне.
   Курт слушал раскрыв рот. Когда я задал ему вопрос он вздрогнул и спросил:
   -А Вы, господин фон Ордеман, на чьей стороне?
   -Курт, дружище, что за вопрос, конечно, на стороне победителя.
   -Так кто же победит, господин фон Ордеман?
   -Твоё мнение Курт?
   -Наверно, победят те которые, из центра?
   -Я, думаю, что победят, те у которых будут деньги, дорогуша. Если ты из центра и остался инвалидом без пенсии, то никому не нужен. И наоборот, если ты здоровый мужик и при деньгах, независимо, кто считает себя победителем, победил ты.
   Курт молча слушал мои откровения. Наконец он определился с вопросом.
   -Что же делать, чтобы были деньги?
   -Ты не знаешь?
   Курт отрицательно покачал головой.
   -Слушать меня, если сделаете, что прошу, будете богатыми, те кто выживут, конечно.
   Курт смотрел на меня.
   -Что мы должны сделать?
   -Мы опять возвращаемся к вопросу, который я задал. Что Вы можете? Вы будете рисковать своей шкурой за деньги? Определитесь с этим и на следущей встрече доложите мне, на что расчитывать. Свободен.
   Возвращаться за игорный стол был совершенно не распложен и решил, что пора и честь знать. Направился к выходу из казино. Около выхода меня встретил китаец, которому продал оружие. Он кланяясь, извиннился за причинённое беспокойство и сообщил, что меня хочет видеть очень важный господин. Я ответил, что время позднее и кроме того, совершенно нет желания ездить по ночам чёрти куда. Теперь всё утром, после часа. До часа сплю и завтракаю.
   Утром спустлся на первый этаж гостиницы и направился в ресторан. Подошёл давишний китаец и спросил, могу ли я поговорить с одним человеком. Я сказал, конечно, пусть приходит. Буду в ресторане или если скажут, что встреча состоится, то в номере.
   Позавтракал без приключений. Собрался уходить как вдруг заявляется господин Кюхельбанедт. Вид у него достаточно бледный. Даже бледее того, что можно ожидать после удара в нос. Оказывается, он принёс оговоренную сумму. Я даже сказал спасибо, господин Кюхельбанедт. Но, он не уходил. Делать нечего, как вежливый человек пригласил Генриха присесть и спросил, что случилось? Подбежавшему официанту заказал для Генриха рюмочку. Генрих с отчаянием в голосе сказал: Вы ещё спрашиваете.
   Судя по выражению лица, дрожащему голосу и бледному виду случилось нечто такое, что заставляет его бояться за жизнь. На всякий случай уточняю. Генрих, дорогой, Вы же первые начали. Кто просил Вас всё это вытворять? Генрих чуть не плачет, когда воровал, небось не плакал. А теперь, когда пришла пора расплачиваться зассал.
   -Я, хотел только пошутить.
   Поняв, что про историю с шуткой не верят изменил позицию.
   -Ну, я не совсем правильно выразился. Проверить на прочность, что ли. Согласитесь, рисковать большой суммой денег никому не захочется.
   На всякий случай, сделал вид, что подношу к уху телефонную трубку и слушаю. Генрих небрежно отмахнулся. Ага, понял, у них некому прослушивать. Опять сделал вид, что беру в руку телефон и слушаю. Показываю взглядом на ангичан сидящих, в центре зала, делающих вид, что здесь они полные хозяева. Генрих посмотрел в сторону англичан и лицо его перекосилось. Неужели, не приходила в голову мысль, что когда он слушает других, кто-то слушает его?
   Что же случилось? Не иначе что-то с охраной, отказались работать бесплатно и заявили о разрыве с Генрихом. Тем более, что он никогда приказов не отдавал, а просто контролировал исполнение и докладывал наверх. Штурмовики! Что-то случилось со штурмовиками.
   -Так что за неприятность произошла с нашим другом Куртом?
   Генрих взглянул на меня явно укоризнено.
   -Они зачем-то попёрлись в китайский квартал и их всех перебили. Затем китайцы пришли в немецкий квартал, выкинули пострадавших штурмовиков из гостиницы и перерезали, как шенков. Я ходил смотреть. Это всё так ужасно.
   Значит ребята решили показать, чего стоят на беззащитых, казалось, китайцах. Но, китайцев накануне кто-то вооружил и они сумели дать отпор.
   -И, что же? Китайцы всех перебили?
   -Китайцы принесли их головы насаженные на пики. Теперь все боятся, что ночью китайцы придут жечь наш квартал. У нас совершенно нет защиты.
   Ну, китайцы не немцы и жечь мирных жителей, так думается, не будут. Хотя психопаты есть и у китайцев. Можно подзаработать на этой беде Генриха.
   -Дорогой Генрих, я могу сделать, так, что китайцы ночью не придут.
   Бедняга Генрих при моих словах воспрял духом.
   -Как это?
   -Ну, во первых, предоставлю мою защиту.
   Нахрен Вы мне сдались защищать таких уродов.
   -Во вторых, могу удержать китайцев от такого шага.
   Китайцы сами не пойдут, что они убийцы, что ли.
   -В третьих, могу обеспечить защиту при помощи английских матросов. Неофициально, конечно. Они получат приказ, но Вы понимаете, командование английских сил не заинтересовано в судьбе немецкого квартала. Особенно в свете случившегося.
   Заплачу деньги матросикам и попрошу походить по улицам немецкого квартала, делов то.
   -В четвёртых, переговорю с французским командованием и к вечеру у Вас, возможно, будет взвод французских моряков.
   В пятых, переговорю с японским командованием. Но, сдесь помощи не ожидаю. Разве, дать взятку.
   В шестых, Вам надо переговорить с германским командованием, пусть примут участие в судьбе соотечественников.
   Генрих почти в истерике.
   -Я говорил с капитаном фон Ареборгом, он сказал, что у него нет приказа.
   -Дорогой друг, надо заплатить и все проблемы будут решены.
   Собственно никаких проблем и нету, платить не за что. Но, если человек так напуган, то почему не помочь?
   -Сколико этов будет стоить?
   -Ну, надо заплатить китайцам, хотя бы части из них. Надо заплатить в штабе англичан, немцев, французов. Мне необходимы деньги, я не один, Вы понимаете. Получается, что около трёхсот тысяч. Конечно, можно обойтись и меньшей суммой, но тогда придётся исключть составляющие охраны.
   -Когда Вам нужны деньги?
   -Немедленно. Я сейчас встречаюсь с кое кем и нужно дать взятку.
   -Хорошо, покину Вас ненадолго.
   Генрих умчался. Он побежал с такой скоростью, будто не он должен заплатить, а ему. Ну, конечно! Сейчас распишет, какие героическин усилия предпринял, чтобы отвести угрозу и ему заплатят. Он может, при известной сноровке, возместить затраты. Ну, я и простофиля. Надо было просить в два раза больше.
   Выхожу из ресторана и чуть не сталкиваюсь носом с китайцем. Он отшатывается и представляет меня другому китайцу. Как он сказал? Что то вроде Ван Хон Дзян. Очень похоже на это. Я спросил по китайски, где им было бы удобнее беседовать? Ничем не проявив своего удивления Ван предложил беседовать в номере.
   Рассадил гостей, предложил, заказать выпить и поесть. Китаец просил не беспокоится по пустякам, а я ответил, что это не по человечески и потребовал что-то заказать. Ну, чтож согласился китаец. Он произнёс нечто, о чём я ни малейшего представления не имел. Я взял трубку и сообщил об этом. Через некоторое время принесли. Я угостил, а сам отказался есть. Не ем неизвестно что, пояснил я. Китайцы засмеялись. Я никогда не видел смеящегося китайца и сообщил об этом.
   Они отсмеялись приступили к тому, зачем пришли. Я ответил, что обещать ничего не буду, но при наличии денег можно купить пушку от броненосца. Затем они спросили про танки. Я сначала не понял, что имелось ввиду. Сообразив, сообщил, что тяжёлое вооружение ввозить в Шанхай нельзя. Они сказали, что знают. Но, сказал я. Производить танки в Шанхае никто не запрещал. Это невозможно, заявили они. При наличии денег, всё возможно, ответил я. Помолчали. Потом спросили сколько всё это будет стоить? Если строить по одному, то в три раза дороже, чем английчане строят. И в такую же цену, что продают в Китай. Если серией в десять штук, то примерно в полтора раза дешевле, чем продают англичане. Посидели и ещё подумали. К моему удивлению, мужик согласился и спросил, что для этого надо. Я удивлённо ответил: деньги.
   -И всё? Теперь удивился мужик.
   -И всё, ответил я.
   Теперь пошутил мужик: деньги не проблема.
   -Ну, что же, тогда наклепаю хоть тыщу штук, сообщил я.
   Мы прекратили взаимные подколы и договорились о цене. Я предупредил, что первоначально цена может сильно отличатья от того, что я сказал. Но, затем всё войдёт в норму.
   Какой же будет танк, как он будет выглядеть, можно хоть описать словами? Поинтересовался китаец. Я взял карандаш, нашёл газету и изобразил сначала по частям, а затем в готовом виде, как танк будет выглядеть. Сколько времени на это может понадобиться? Заинтересовано произнёс китаец. Я почесал маковку. Зависит от наличия материалов и насклько мы должны придерживаться того, что я изобразил. Ну, так примерно, от трёх до пяти месяцев. А, сам подумал, что сварганю за три недели или раньше. Но, на всякий случай увеличу сроки.
   Китаец опять пошутил, можете приступать.
   Я шутку оценил, приступим как появятся деньги.
   Китец пнул ногой саквояж и сказал сколько в нём.
   Ну, что же на танк не хватит, с сожалением произнёс я.
   Как так, Вы же говорили? Удивился китаец.
   Надо закупать оборудование и арендовать помещение на всю серию. И взятки давать, тоже надо на всю серию. Пояснил я.
   Ладно сказал китаец.
   У меня ещё одно небольшое дельце сказал я.
   Что такое? Спросил китаец.
   Я пояснил:
   -Немцы беспокоятся, что ночью к ним придут из китайских кварталов.
   Китайца даже перекосило.
   -Пусть не беспокоятся.
   -Для успокоения народа, нельзя ли поставить спаренные факелы для того, чтобы мы знали, что дорога контролируется?
   -Хорощо.
   -И последнее. Если ночью будут стрелять в Вашу сторону не отвечайте, если это возможно, конечно.
   -Боитесь провокации?
   -Очень боюсь. Кто-то приложил максимум усилий для создания столь запутанной ситуации. Мне не ясно, добились они своих целей или нет?
   Китаец заинтересовался.
   -Что Вы имеете ввиду?
   -Если судить о всей цепи событий, то выглядит она примерно так...Я рассказал всё, что рассказал бедному Курту.
   Китаец почесал маковку или репу.
   -Очень похоже на правду, сообщил он мне.
   Я здесь же придумал ещё одну версию произошедших событий.
   -В самой Германии возможно начинаются чистки, вот они превентивно произвели чистку в Шанхае.
   Китаец с удивлением посмотрел на меня и сообщил:
   -Это фантастика.
   Я проводил гостей до хола и увидел господина Кюхельбанедта. Он тоже держал саквояж в руках. Прямо скоро некуда будет девать эти саквояжи. Придётся открывать лавку по продаже саквояжей. Генрих подбежал ко мне, не обратив внимания на китайца, и шепнул, что деньги в саквояже. Полностью, как договаривались. Я показал взглядом на китайца,
   -Видите, китайца.
   -Конечно, господин фон Ордеман. Что в нём особенного?
   -Это тот самый китаец, которй хотел спалить Ваш квартал.
   Китаец в это время садился на рикшу и вокруг него тусовалось несколько десятков китайцев с палками в руках.
   Генрих удивился.
   -Не может быть!
   -Пойдёмте со мной Генрих.
   Мы вошли в номер и я предложил Генриху открыть саквояж китайца. Куча денег не так поразила Генриха как то, что китаец вырезавший всю охрану квартала и банка, намеривающийся спалить квартал, ещё и принёс деньги. В глазах Генриха я стал мафиозо номер один, наверно, не только в Шанхае, но и в мире. Приятно почуствовать себя таким мафиози. Только не зарваться бы.
   Попрощавшись с Генрихом и пообещав спокойного дня и ещё более спокойную ночь, запрятал деньги в сейф и направился по своим делам.
   Первое дело у меня было во французском секторе. Поговорил с несколькими сержантами или капралами, хрен их разберёт лягушатников, какие у них звания. Почему с капралами, а не с офицерами? Сержанты легче идут на контакт. Если офицер может бояться своего начальника, то капрал может его послать. Разобрался при помощи нескольких монет, кто из офицеров может помочь. Пришёл в штаб, часовая лягушка не захотела пустить. Я показал денежку, он заволновался. Хрен тебе сказал я. Стой где стоишь. Часовому на посту нельзя брать взятки. Лягушатник разорался: стой кто идёт, щас стрелять буду. Я снова показываю денежку. Ну, прямо как в цирке клоуны выступают. На вопли часового выглянул ещё один люгушатник и не одобрил наши развлечения.
   Наконец появился здравомыслящий мужик и по английски спросил, чего надо? Думаю, чего они дёрганые? Наверно запретили на английских моряков пасть открывать, а тем более стрелять. Вот и отводят душу.
   Я ответил, что желаю распределить по справерливости несколько купюр. Мужик ответил, заходи. Я показал пальцем на часового, тот возбудился и опять заорал. Мужик успокоил часового и я прошёл в штаб.
   Просто сказал мужику:
   -Нужен взвод Ваших мужиков на ночь, чтобы успокоить немецких баб.
   Мужик вопросительно посмотрел на меня. Подробно расписал ситуацию и даже информировал, что немецкий комендант отказал, так как у него нет приказа. Мужик долго разорялся по поводу немецкого коменданта вообще и немцев в часности. Прервав выступление, сообщил, время деньги. Мужик сказал, что есть сложности. Твои сложности против моих денег, согласился я.
   Мужик поинтересовался.
   -Сколько надо народа и чего там делать?
   -Ну, ты тупой. Чего с бабами делают, когда им страшно? Небось никогда с бабой не был?
   Мужик, к удивлению, не обиделся. Видно большой специалист по этому делу. И снова задал вопрос.
   -С ружьями или без?
   -Конечно с ружьями, но, если с ружьями дороже, то могу дать на время свои.
   Мужик подумал и сказал:
   -На цене не отразится.
   Потом мужик придумал ещё вопрос.
   -С патронами или без?
   -Ты, чё мужик! Бабам совсем другие патроны нужны.
   Мужик обрадовался.
   -Без патронов дороже.
   Я озверел от такой постановки вопросов.
   -Мужик, ты подумай. Ты не один такой. Есть ещё куча желающих провандалиться всю ночь с бабами, попить пива и потусоваться, и всё это, мужик, на халяву. Если будешь морочить голову, то удача пойдёт искать другого.
   Мужик сказал: ладно и назвал цену.
   Я возмутился:
   -Щас пойду на помойку, насобираю бомжей, переодену в форму и сам пойду с ними по бабам. А ты, за то, что топчешь баб, свои денежки платить будешь. Мужик слегка сбавил цену, ну и я упёрся. Наконец ударили по рукам. Но, предупредил я, в случае насильственных действий или жалоб, сумма буден уменьшаться, вплоть до того, что ты мне будешь должен. Теперь возмутился мужик. Наконец окончательно договорились.
   -Собирай свою кодлу и айда на грузовик.
   Мужик в восторге.
   -Так ты на грузовике? Так мне надо подвезти кое что.
   -Хрен тебе, за деньги отвезу, а за так дураков нет.
   Мужик опять упёрся, ну ни в какую. Пришлось договориться, что пришлю грузовик на один рейс завтра, если своими кадрами, не испортит поляну. Ты кто, спросил я? Здешний командир ответил он, полковник, если по английски. Ну, за полковника я бы добавил, сказал я. Согласен, сообщил полковник.
   Построились матросы, всего человек двадцать. Задача понятна, задал я вопрос? Матросы молчат, правильно, есть выучка у них. Тогда поехали. Приезжаем в немецкий квартал. На улицах пусто, даже китайских полицейских нет на дороге. Везде мусор, как будто люди здесь уже не живут. Несколько неразобраных пожарищ. Да, сука банкир, понаделал делов.
   Наверно люди увидели машину с матросами и потихоньку стали выходить из домов. Я, на ушко полковнику соощил диспозицию и поехал в ближайший немецкий магазин. В магазине тихо и безлюдно. Когда я вошёл, то продавец вздрогнул и пытался бежать. Но, увидел европейца и рискнул остаться. Прикинув количество народа, купил оптом два ящика шнапса и один коньяка. Потом подумал, что ночь длинная, вдруг кого на подвиги потянет и прикупил ещё ящик коньяка и пару ящиков шампанского.
   Пиво, вот дурень, для себя забыл. Купил пару ящиков пива. Спросил продавца, ночью, если понадобится, где тебя найти можно? Для чего найти? Задрожал продавец. Ну, ещё понадобится что-то купить, ответил я. Затем накупил консервов и хлеба. Продавец ожил и спросил для чего это всё. Как, удивился я? Вы не знаете, что приехали наши защитники? Какие защитники?
   Но, я не стал рассказывать все новости, если захочет, то придёт поглядеть. Привёз угощение морячкам. Выгрузил все ящики во дворе сгоревшего дома. Морячки рядом с пожарищем развели пару костров и заготовили колья для приготовления пищи. Подвесили котелки и бросили туда, где почищеную картошку, где крупу. Я не стал раздавать напитки, а подождал, когда всё сготовиться и раздал консервы. Затем подозвал одну из фрау, стоящих поблизости и спросил, где можно купить картошки. При слове купить фрау сообщила цену, ну и пусть, подумал я. И купил картошки. Попросил помыть. Мытую картошку положил в старое и ржавое ведро, лежащее здесь же и бросил в огонь. У морячков от еды раздуло животы, тогда я раздал напитки. Сначала раздал по бутылке коньяка на пять человек. Морячки оказались запасливыми и у каждого, кроме плошки и ложки, нашлась кружка. По сто грамм на нос для бывалого морячка не много. Но, я выдерживал паузу. Фрау увидев, что наливают осмелели и подошли поближе.
   Я воспользовался моментом и раздал по бутылке на троих. Морячки оказались с широкими душами и налили фрау. Фрау ещё больше осмелели и начали рассказывать, как они натерпелись. Пришлось морячкам пожалеть фрау, поглаживаниями. Я раздал ещё по бутылке. Начался праздник жизни. Фрау поняли, что если не будут буками, то им нальют. Причём некоторые фрау сумели попробовать и там, и там.
   Кто-то из мужиков стоящих в стороне от этого празника жизни закричал, что с дороги слышен шум. Я сказал, что наши подходят. Какие наши? Я никого больше не ждал. Оказалось, что припёрся взвод английских моряков. Положение осложнилось. Но, оказалось, что англичанами командует сержант, который знаком с Робетом. Я выделил из моих запасов ящик шнапса. Хорошо, что англичан было не слишком много. Фрау, которая продала мне картошки, предложила ещё продать. Я согласился и она приволокла мешок мытой картошки и даже согласилась бесплатно почистить картошку англичанам. Англичане ей налили как своей и я подумал, что пора ехать за добавкой. Пока думал послышался ещё шум. Англичане поднялись по тревоге поднятой сержантом.
   Я опять завопил, что это свои и пошёл договариваться. Японский лейтенант сообщил, что у него приказ. Хорошо, что приказ, согласился я. А, пьют ли японские моряки пиво? Лейтенант удивился вопросу. Моряки выпьют всё, то прикажет командир, заявил он. Я принёс ящик пива. Лейтенант объявил, что он будет пробовать не отравлено ли пиво. Процес пробования растянется до утра. Я понял, сказал я и принёс второй ящик.
   Быстренько смотался в магазин. Этот сучий выкормыш пытался на мне заработать и поднять цену. Однако я заявил, что не только у него есть магазин. У китайцев в три раза дешевле, чтоб ты знал. Заставил его в нагрузку, грузить ящики. Погрузил ровно в два раза больше, чем в прошлый раз, думаю хватит, если подмогу не пришлют.
   Только приехал и успел раздать по первой всем присутствующим, как пришла подмога. Прибыл немецкий капитан с немецкими моряками, извинениями и приказом рыть траншеи. Я предложил вместо того, чтобы рыть, выпить и закусить. Капитан спросил, а как же приказ? Что приказ? Удивился я? Был приказ рыть окопы, повторил капитан для меня, как для тупого. Так, утром сообщите, что окопы не понадобились и Вы их закопали. Или будете ждать приказа закопать. А, не будет приказа, так утром на свежую голову сапог и оденете. Капитан помотал головой и сообщил, что насчёт сапога он не понял. Я предложил об этом подумать утром на свежую голову. Капитан со мной согласился, так как, чтобы его убедить не рыть окопы пришлось скормить целую бутылку шнапса.
   К утру лагерь затих. Я с ужасом подсчитывал хватит выпики на опохмелку или нет? Решил, что не хватит и поехал опять в магазин. Пьяный продавец продал ещё партию товара. Ты то, почему пьяный? Удивился я. Как, ответил он. Всех угощают, а я, что не все? Я подумал, что правда, он тоже как все. Прямо не немец, а настоящий еврей. Продаёт мне товар и сам же его выпивает. Ну, подумал я мстительно, столько в тебя волью, что не добежишь! Потом осознал, что этого, видимо, он и добивается.
   Утром у кажого бойца было чем опохмелиться. Первыми я отвёз французов и расчитался с полковником, предложил ему отступные, чтоб не гонять машину. Полковник согласился, тем более, что придётся развозить всех остальных. Отвёз англичан и японцев. Остались только немцы. Капитан упёрся и заявил, что без приказа никуда. Пришлось сгонять с матросиком за приказом. Потом два часа ждал, когда будет приказ. Оказалось, приказано капитану задержаться в немецком квартале на неделю, до получения приказа. Я привёз матроса с приказом к капитану и всё завертелось. Наконец капитан дорвался до знакомого ему образа жизни, рытью окопов. Я не стал ждать, когда они выкопают, а тем более закопают окопы и уехал.
   Приехал в гараж и договорился об аренде всего здания. Потом подумал, что надо хоть немного поспать и поехал в гостиницу. Сначала пообедаю, решил я. Уселся в ресторане за столик. Официант даё газету. В английской газете описывается как в Германии был подавлен военный путч, организованный штурмовиками. Ну, подумал я, писец. Сечас прибежит Генрих каяться, прощай отдых.
   Точно, через минут двадцать прибежал Генрих и приступил к покаянию. Оказывается он не очень уважал цетральную власть и поэтому боится, как бы чего не вышло.
   Я ответил, что нет проблем, если заплатишь.
   Он возмутился. Я, говорит, заплатил стоко денег, что ты мне как друг. А, ты, опять тянешь деньги.
   Постой ка, постой ка, Генрих, ты компенсировал издержки взяв с тех, кто боялся ночного погрома. А, теперь, не хочешь заплатить другу, за проведённую совместно операцию по спасению? Если ты, так ставишь вопрос, то почему бы не поделиться с другом? Тем более, скоро сюда явится финансовый комиссар и опять может понадобится помощь, чтобы смыться. Ты, ведь ворюга Генрих, если называть вещи своими именами. После моего предупреждения прикроешь на время свои делишки, а потом, опять примешься приворовывать. А, мне, что выделишь из этих сумм?
   Генрих смотрел на меня честными глазами и клялся, божился, что никогда и ни сколечко не брал.
   Я убил его одним вопросом, а те деньги, что ты мне дал, тоже честным трудом завоёваны?
   Он завопил, что чеснее способов не бывает, чем он применяет для воровства денег.
   Впрочем он не сказал, воровства. Так я перевёл финансовый термин, упомянутый им в запальчивости. Надоел, со своими придирками. Вот, что тебе я скажу, птичка. Заплати и спи спокойно, дорогой друг. Так напутствовал я, когда он отправился за очередной партией денег.
   Всё. Пойду отдыхать. Немного подремал не раздеваясь. Я знал, если разденусь, то сна не будет ни в одном глазу. А, когда неудобно спать, то клонит в сон неимоверно. Потом написал и отправил донесение капитану. Для этого пришлось садиться на грузовик, ехать в арендованый гараж и затем пересаживаться на легковушку.
  
  
  
  
  
   -23-
  
  
  
  
  
  
   Заехал в док к англичанам, поинтересовался ценами на металл. Сказал, что нужна кораблестроительная сталь листовая, уголковая и швелерами. Кроме того, нужны заклёпки. Они спросили: а зачем? Хрен Вам, сказал я, а не зачем и уехал к французам.
   Оказывается у французов металла навалом и она им совсем не нужна. Я договорился с каким-то французским сержантом и он обещал, что доставит всё в гараж за символическую плату. Нет ли у них необходимого мне оборудования? Полно, ответил француз. Планировали организовать в Шанхае ремонт кораблей, да вмешались французские судостроительные компании, дали кому-то взятку, теперь для любого ремонта, корабли вынуждены возвращаться на базы во Франции. Ну, придурки, выразился француз. Я его поддержал.
   Каким это образом они собираются воевать? Каждая операция приводит к повреждениям кораблей, а значит к возвращению во Францию. После первых же выстрелов они останутся без флота. Значит, сообразил я, французы либо не собираются воевать. Зачем им флот, который не способен воевать? Либо надеются делать ремонт за чужой счёт, например, на английских верфях.
   Получается, что крик поднятый газетами о разрыве отношений с англичанами, пустой звук. Как планировали совместные действия, так и продолжают планировать.
   Придётся ещё раз сходить к тем и другим для не совсем мирных переговоров. Спалить теперь у французов что-нибудь, например их крейсер. Нет, лучше, если французы напакостят кому-то ещё, не англичанам. Пусть только следы оставят английские. Какие могут быть английские следы? Как это организовать?
   Сходить к французам и переговорить по поводу того, что лимонники мало получили, надо ещё добавить. Самим англичан не резать, а поручить это дело, кому нибудь, например японцам. Как заставить япов полезть к англичанам? А, не надо вообще лезть. В ресторане организовать разговор, якобы француза с японцем, там всё прослушивается англичанами. Пусть договорятся, что японцы должны напасть на англичан. Причина нападения какая? Пусть будет причиной дата бомбардировки англичанами японского порта, когда японцы не захотели пускать английских торгашей в свою страну. Когда, кстати, эти события происходили? Чёрт его знает. Без разницы. Надо только организовать хорошую провокацию у англичан. Как это сделать, будем думать дальше. Вдруг случай подвернётся или само что-нибудь взорвётся. Прежде всего надо разобраться как у англичан дело с хранением военного имущества поставлено.
   Роберт! У него, судя по всему, дела идут совсем неплохо. Если очистить пару складов, а потом поджечь! Как всегда интенданты делают? Разворуют всё со склада, а потом концы не в воду, а в огонь. Надо опять встречаться с Робертом. Тем более китайцы просили ещё оружия. Поехал к Роберту. Зашёл в знакомый кабак и набрал номер телефона. Роберт оказался на месте и предложил встретиться в кабаке через час. Дожидаюсь его и обговариваю условия концессии. Конечно, Роберт поколебавшись для вида, дал согласие, тем более, что следы вели к французам, а если поковыряться ещё внимательнее, то к японцам.
   Ещё раз уточняю диспозицию. Время поджога, место где Роберт будет находиться во время поджога, что мы поимеем с этого. Имеется ввиду не срок, а денежное вознаграждение. Затем договорился, что машине буду подъежать к складскому забору, а Роберт сделает так, чтобы пока у забора стоит машина, несколько заборных досок оказались настолько проницаемыми, чтобы можно было выносить ящики. Всё что за забором, это мои заботы. Всё, что перед забором, это заботы Роберта. Я прикинул и сообщил Роберту, что за неделю мы управимся.
   Придётся привлечь ещё несколько автомобилей, но это мои проблемы. Роберт согласился, при условии, что никто, кроме меня, не его будет видеть. Я дал согласие. Китайцы, люди не очень разговорчивые, а уж китайские бандиты, так вообще молчуны. Посидев для вида ещё чуть, направился в магазин, где продают автомобили.
   Нет ли у Вас трехосных полноприводных автомобилей? Нет, жаль. А, может можно, с кем-нибудь договориться, чтобы продали? Нет. Ждать когда привезут из Германии? А когда привезут? Ну, что же везите. Залог? Сколько? Автомобили могут утонуть по дороге и залог пропадёт! Нет, не подходит.
   Придётся как не хочется, сгонять в Циндао, к родственнику. Необходимо известить о поездке китайского друга, а то подумает пор меня чёрти чё нехорошего. Китайский друг, по виду, не высказал недовольства, когда я сообщил о непредвиденных трудностях и попросил разрешения отправиться в Циндао за комплектующими. Он только поинтересовался сроками. Не будут ли увеличены сроки? Я заверил, что вопрос со сроками не стоит, просто не хочу, чтоб меня неправильно поняли, когда уеду. Китаец заверил, что ценит моё отношение к взятым обязательствам, но ничем не ограничивает в передвижении.
   Попросил с десяток молорослых китайцев, чтоб мало, мало могли говорить по японски. Китаец спросил: для чего? Очень просто, ответил я. Операция прикрытия. Несколько китайцев одетых во французскую форму с криками на английском языке должны пробраться на склад и изобразить поджог. Между собой они должны говорить на японском. Имущества нам надо много, а если всё забрать, то может получится недосдача. То есть, склады надо спалить со всем оставшимся содержимым. Договорились насчёт китайцев.
   Одинадцать китайцев стоят передо мной. Я объяснил, как мог, что за операция предстоит. Поинтересовался, умеют ли они держать язык за зубами? Напомнил, что длинный язык вредит шее. Если кто-то проболтается, даже в опиумном бреду, то для сохранения операции в тайне вырежу всех окружающих людей. Даже детей, сообщил я. Китайцы согласно закивали головами. Заказал, у этих же китайцев, два комплекта формы французских моряков.
   Сходил во французский магазин и купил образец. Потом китайцы разобрали форму на кусочки и сшили такую же но, для себя. И так, одинадцать французских моряков стоят передо мной. Объяснил задачу. Призвал повнимательней относиться к тренировкам, потому как в боевой обстановке от неумех или не способных передвиться самостоятельно придётся избавляться. Это тем более кстати потому, что на складе надо оставить пару полуобгоревших трупов и только от Вас зависит, будут там валяться Ваши трупы или чьи-то ещё.
   Озадачив ребят, приступил к тренировкам по проникновению на склад и быстрому покиданию его. Для этого соорудили пару лестниц. При проникновении на склад лестницу укладываем на забор, затем через колючую проволоку. После беготни вокруг куч мусора, обратная операция. Лестницу сначала на колючую проволоку, затем на забор и сразу спрыгнуть в кузов грузовика, стоящего за забором.
   Несколько раз ездили вокруг складов для знакомства с обстановкой. Забирались на крышу дома, стоящего неподалёку и осматривали склад. Пару раз репетировали на самом складе. Роберт сообщал, в какое время лучше всего подъехать, когда на складах много народа и на нас внимания не обратят. Мало ли китайцев, работающих на складах, снуют туда, сюда.
   Наконец настал день икс. Перед операцией заставил всех раздеться до гола и осмотрел все карманы. Никакого криминала конечно не обнаружил, но осмотр проводился не для поиска криминала. Китайцы длжны были понять, что шутки кончились и теперь, малейшая их небрежность может привести к тому, что родственникам будет некого хоронить. После полуночи подъехали на двух грузовиках и остановились около забора. Перебрались через забор и колючую проволоку, причём один оболтус, когда перелезали умудрился свалиться с лестницы в колючую проволоку. Приказал напарнику попытаться эвакуировать балбеса. Если получится то, остаться для охраны грузовиков. Если не получится, то к нашему возвращению, неудачник должен быть покойником. Напарник догадался не распутывать проволоку, а перерезать кусачками. После чего, они забрались в кузов одного из грузовиков и стали зализывать раны. С остальными распределились по территории и по команде на английском языке разлили бензин и подожгли строения.
   Затем, таким же образом, обратно. Когда бежали обратно вопили по японски, но чего вопили, я не понял, такой поднялся бедлам. Перебрался в кузов грузовика первым и остался в кузове с двумя револьверами в руках. По моему, рекруты правильно поняли намёк. Уяснив, что никого ждать я не собираюсь, очень осторожно перебрались в грузовики и никто не попытался упасть в колючку.
   Благополучно добрались до ближайшей мусорной кучи и при полном молчании переоделись. Я свалил всю одежду в кучу и поджёг. Когда форма сгорела без остатка, поехали ко мне в гаражи, теперь наверно, на танковый завод.
   Всю ночь и следущий день англичане пытались погасить склады. В газетах печатали интервью очевидцев. Все в один голос утверждали, что склады подожгли. А, вот кто поджёг? Здесь мнения разделились. Некоторые говорили, что видели как бегали французы и орали что-то про отобранные тыщу лет назад Англией колонии. Другие, что поджигателям команды отдавали по английски, значит англичане сами подожгли склады. Только зачем им это надо?
   Некоторые газеты договорились до того, что эта провокация англичан, чтобы был повод высадить десант и захватить Шанхай. Другие вспомнили про японцев. Как же так, вопили они из газетных строчек, команды на английском, форма французкая, а когда уезжали на японских машинах, то орали банзай. Взяли интерьвью и у Роберта. Оказывается он немного понимает по японски. И он понял, чего кричали японцы. Похоже про бомбардировку Нагасаки. Но, сказал Роберт, что за бомбардировка? Никто же не бомбардировал Нагасаки? Наверно я слишком плохо знаю японский, посетовал он.
   Разродился опровержением японский консул. Японские граждане не имеют к инциденту никакого отношения. Всё это провокация самих англичан для того, чтобы ещё более испортить отношения межу нашими странами, которые и так хуже некуда, из за колониальных устремлений Англии в Азии. Азия для азиатов, а не для какой-то зачуханой Англии. В Японии тыщу лет тому назад, были культурные традиции, а в это же время на оловянных островах бегали голожопые англичане с дубинками в руках и даже не знали туалетной бумаги. Консул понимает патриотические чувства неизвестных, которые подожгли англичан, но сейчас не время, сделал намёк консул.
   Английский консул в ответ разродился своим заявлением, которое я просмотрел по диагонали, лёжа на койке теплохода направляющегося в Циндао. Через несколько дней я уже ночевал в гостинице замечательного города и колонии Циндао. От увиденного меня слегка заколбасило. Как же так, Германия далеко, а здесь всюду шныряют штурмовики и военные моряки. Причём их едва ли и не больше, чем гражданских. Устроился в гостинице без проблем, только ответил на сакраментальный вопрос о родственных отношениях с губернатором.
   На следущее утро направился в автомобильные магазины. Впрочем и здесь не оказалось в свободной продаже нужных автомобилей. Пришлось обратить внимание на снабженцев. Поговорил с владельыем автомагазина и пообещал процент, если сделка состоится. Оказывается, один из снабженцев долгое время крутится вокруг очень понравившегося автомобиля, но не может купить от недостатка средств. Услышав такое, очень удивился тому, что снабженцу может нехватать средств.
   Это прямо не снабженец, а золото. Таких в природе не бывает, сказал я хозяину и он согласился. Договорились встретиться вечером в ресторанчике, где меня и познакомят со снабженцем. К оговоренному времени, я подошёл в ресторан. Часы на городской башне пробили семь раз, демонстрируя населяющим город жителям немецкую пунктуальность.
   Снабженец оказался пухлениким майором с розовыми, как у поросёнка щёчками и таким же как у поросёнка голосом. Я не знаю какой у поросят бывает голос, но мне так показалось, что голос майора как раз напоминает поросёнка.
   Майор выслушал мою мысль по поводу покупки трёхосного грузовика и сообщил о невозможности проведения операции. Я слегка опешил, как это может быть? Во всём мире платишь деньги и получаешь товар, а здесь, наверно, поселились марсиане? Надо пригласить прессу пусть расскжут, что марсиане переселились в Циндао, развил я свою мысль, это будет мировая сенсация.
   Майор согласился со мной по всем пунктам, кроме одного. Он даже согласен на марсиан, только прессу не надо звать. Наши дела, сообщил майор доверительно, не терпят огласки. Дело в том, что в порту стот пятнадцать столь необходимых мне машин. Исчезновение одной из них может быть воспрянуто негативно окружающими и они потребуют делиться.
   Я сообщил, что на самомом деле один грузовик легче списать как, например, утонувший вместе с пьяным водителем. Нет, посетовал майор, придётся выплачивать компенсации разного рода специалистам, а от одного грузовика компенсация настолько незначительна, что не стоит и пачкаться. На такой грусной ноте майор закончил свою мысль.
   Что, же. Я так понял, что придётся приобрести пятнадцать ненужных мне грузовиков по цене одного? Майор усмехнувшись сообщил, что марсианин несомненно я. Никто не будет продавать пятнадцать грузовиков по цене одного, а вот по цене пятнадцати, вполне возможно. Уж не знаю, где живут в Китае марсиане, сказал я, но пятнадцать за три это вполне приличная цена, если иметь ввиду, что во первых, они никому нахрен не нужны, во вторых, замучаешься их обслуживать. Им нужны запасные части, масло, бензин, разве напасёшся на такую прорву.
   В результате переговоров мы достигли тройственного согласия. Пятнадцать грузовиков я покупаю по цене семи с половиной. Все запчасти, которые имеются на складе, становятся моими. Кроме того, из Германии в Циндао идёт пароход с двадцатью грузовиками. Чтобы зря не гонять туда сюда автомобили, в целях экономи моторессурса, просто сгрузим все двадцать грузовиков в Шанхае.
   Я хотел было открыть рот и поинтересоваться, как мы решим с запчастями? Майор успокоил. Кроме запчастей надо выгрузить ещё кой какое снаряжение, которому нечего делать в Циндао, эато самое место в Шанхае. Мне придётся оплатить майору поездку туда, сюда на параходе в приличном классе, по выбору самого майора, а я, за это получу запчасти и часть выгруженного снаряжения.
   Майор спросил, не помогу ли я, по старому знакомству, со складированием снаряжения. Конечно, что за вопрос. Можно всё сложить у меня на складе. Там как раз и хранят всякие нужные для Шанхая вещи. На этом мы поладили.
   Вернулся в Шанхай к самому прибытию нужного парохода. Все вещи сложили у меня на складе. Мы договорились, о проценте и майор попытался прозондировать почву, по поводу продажи того, что не принадлежало мне. Китайцы, немного прижали майора и он вынужден был отправиться восвояси с моим обещанием, как только, так сразу. Конечно, через некоторое время я расплатился с майором. Думаю, в результате сделки, он вскоре станет полковником.
   У меня оказался во владении десяток совершенно ненужных автомобилей. Ещё десяток был передназначен для переоборудования в танки.
   Собственно ничего сложного в переделке я не видел. Одеваем на грузовик броню, сняв предварительно лишние детали. Первый танк я клепал из алюминия. К раме автомобиля приклепали уголки, такие же уголки протянули по верху машины. На уголки навесили броню из алюминия. Проблема могла возникнуть лишь с поворотной башней. Она и возникла. Башню можно склепать из тех же уголков и листов. Самое сложное сделать погон башни. Погон должен быть изготовлен довольно точно, а станка нет. Ещё раз съездил в Циндао. Майор помог сделать десяток погонов. Попросил его же прозондировать почву по поводу пушек, нет ли где на примете?
   Как же нет? Изумился майор. На складе, в морском порту валяется больше сотни пятидесятимиллиметровых пушек, двадцать лет назад снятых с броненосцев за ненадобностью. Их давно списали, а выкинуть рука не поднимается. Вобщем так, либо я забираю все сто пятнадыать пушек, либо майору больше не друг.
   Как же так? Нахрена мне столько пушек? В какое место я себе засуну такое количество пушек? Но, ответ майора поразил ещё больше, чем пушки. Оказывается, на складе валяется, ещё с тех времён, несколько тысяч унитарных выстрелов к моим пушкам. Я пытался отбрыкаться, вымолвив, что пушки не мои. Майор заявил, что за чисто символическую цену всё это уже моё. Я по глазам вижу, что ты согласен, заявил этот поросёнчатый прохиндей.
   Купил сто пятнадцать пушек по цене пятнадцати и восемнадцать тысяч снарядов к ним, кроме того, в нагрузку выторговал у майора ещё кое что. Когда узнав о моих приобретениях, на склад прибыл китаец, то он слегка удивившись спросил: Вы ни кому не собираетесь объявлять войну? Запас карман не тянет, тем более, что всё приобретено за мои деньги. Китаец хотел знать, зачем столько пушек? Танков мы заказали всего десять. Где десять, там и двадцать, храбро ответил я. А если есть танки, значит нужны и противотанковые пушки.
   Наконец первые десять танков, изготовленных на базе шестиколёсных автомобилей, готовы к отправке. Броня навешенная на уголки, прекреплённые к раме автомобиля. Башня с пятидесятимиллиметровой пушкой, запас снарядов, четыре человека экипаж. У экипажа личное оружие.
   Новое горе. Нет подготовленных экипажей. Пришлось срочно навешивать алюминиевую броню, снятую с экспериментального танка, на такой же автомобиль. Кроме того, меня осенила мысль, в которую я посвятил китайца. В самом деле, если есть танк, то почему бы не сделать бронетранспортёры и машины сопровождения танков, ремонтные, бульдозерные, мостовые и прочие.
   Китаец произнёс одно слово, наверно про меня: маньяк и уехал. Через некоторое время мне дали добро и деньги.
  
  
  
  
  
   -24-
  
  
  
   Встретился с капитаном, который имел коллекцию пистолетов. Он, под видом английского туриста, познакомился со мной и мы уселись в ресторанчике с неплохим видом на порт. Все деньги, которые заработал в немецком банке переведены на мой счёт, сообщил капитан, как будто я не знал об этом. Благодаря процентам от твоих доходов, мы имеем возможность помогать другим группам. А, что по главной задаче? Спросил капитан.
   Не получается у меня подлезть к японцам, сообщил я. Но, я выменял у неких хороших людей несколько морских мин. Можно установить их на фарватере и взорвть, когда пойдёт пароход. Только надо ставить два поста, чтобы точно определить момент прохождения парохода над миной. Потом, надо организовать аэродром и на нём базировать самолёты. Когда японцы полезут, разбомбить всех их нахрен.
   -А бомбы? Спросил капитан.
   -Есть немного, можно ещё прикупить. Главное, чтобы на аэродром денег хватило.
   -Самолёты тоже сам клепать собираешься?
   -Чёрт его знает? Дело нехитрое, главное, чтобы они могли один раз подняться, а потом можно не приземляться, пилот с парашютом выпрыгнет. Так, что с постройкой самолёта особых проблем не вижу.
   -Ты, когда нибудь самолётами занимался?
   -Нет, да чего там сложного, куча железок, на один полёт склепаю, а потом боросим, англичане захватят как трофеи и пусть на них гробятся.
   -Договоримся так. Денег на аэродром выделим и на самолёт, но ты подсуетись, попробуй с местными кадрами договориться, может и они чего подкинут.
   -Ага, согласился я, с японцами. Пусть с нашего аэродрома летают. Если все наземные службы будут наши, то далеко не улетят.
   Местные кадры чего-то суетятся. Наделал танков на колёсном ходу, ещё заказали, боюсь как бы не готовили какую бучу. Конечно, может для защиты торговых дел танки приготовили, но очень сомнительно.
   Капитант решительно:
   -Разберись с этими кадрами, на кого хвост задрали, вдруг против нас.
   Решил посоветоваться с китайцем, кстати, его так и зовут Хон Ду Чен. Принял в своём доме и спросил, что случилось на этот раз, и не спалил ли я город Токио? Я почесал маковку, самую малость обдумав сказанное и спросил:
   -Это намёк или шутка?
   Он сделал вид, что испугался:
   -Не дай бог Вам говорить, что либо в шутку. Пожарники, после того как прошлый раз с Вами пошутили, гасили склады неделю. А, разбираться с тем, что сгорело, будут годы.
   -Так для того и жгли, сообщил я, чтобы прораззбирались как можно дольше. Обычная практика всех ворюг, украсть, а потом концы в огонь.
   -Если не поджог то, что же привело Вас в дом?
   -У нас, как-то неожиданно, появился танкостроительный завод и рабочие танкостроители. Танки придётся ремонтировать, для этого нужен завод, склады запчастей и опять таки рабочие. Рабочие должны работать, иначе разбегутся. Может стоит взять заказы на стороне и изготовить несколько танков? Завод будет на паях, часть Ваша, а часть моя.
  Китаец решил подумать и позже поставить меня в известность.
   -Я подумываю организовать строительство аэродрома. Попробовать построить аэроплан. Как Вам такая идея?
   Китаец объяснил, что когда я брался за строительство танков, уверен в мистификации и собирался погреть руки. Но, теперь понимает, что я на самом деле собираюсь ваять аэродром и самолёт. Хотя, верится с трудом. Зачем мне это?
   -Деньги не должны лежать в банке закопанной в землю, они должны работать, сообщил я забитую фразу. Некоторые, говорят избитую. Но её столько били, что совсем забили.
   Китаец опять решил советоваться. Но, если они надумают, то придётся устраивать военный парад, для рекламы танков. Уверен ли я, что танки способны проехать через площадь на параде и не сломаться?
   -Как, поразился я? Никто не удосужился испытать танки в деле? Надо послать все танки в испытательный пробег. Все десять штук, вместе с танкоремонтной машиной и мостоукладчиком. Пусть набегают тысяч десять километров, а по итогам пробега будем вносить улучшения в конструкцию.
   А, насчёт погреть руки, так строительство танков намного более доходное предприятие, чем разного рода аферы, не говоря уже о самолётах. Если при строительстве танков мы получаем триста процентов прибыли, что при строительстве самолётов можно получить тысячу процентов, если конечно не разобьёшься на взлёте.
   -Как это? Удивился китаец.
   -Очень просто. Сейчас, когда мы объявим о строительстве танков на заказ, на нас набросятся все промышленники с одной целью, задавить. Чтобы не было конкурентов из Китая. А, если мы попытаемся объявить о строительстве самолётов, то нас попытаются уничтожить и опять Все вместе. Сумеете выдержать удар?
   Китаец заскрипел зубами и сообщил:
   -В своей стране я волен делать всё, что захочу.
   -До тех пор, пока не подошлют наёмного убийцу, добавил я.
   -Что, у Вас есть персооналии?
   Китаец заинтересовался.
   -Нет, персооналий нет, но это следует из логики. Англичане, например, настолько беззастенчивы, что всегда, когда появляется угроза в виде конкурентов, они расправляются при помощи военной силы. Противостоять силе можно только другой силой, если конечно она есть. Если проще не посылать военную силу, а убить конкурента, то убьют. Чтобы противостоять убийцам, надо наносить удар первым. Ну, а если невозможно или боязно бить первым, то надо готовиться к худшему, при помощи усовершенствования охраны.
   -Значит наш губернатор?
   Китаец почему то перевёл стрелки на губернатора.
   Я в ответ лишь пожал плечами. Дескать дело не моё, а Вы там сами разбирайтесь кто и кого.
   -К Вашим предупреждениям мы отнесёмся очень серьёзно. На Ваше прошлое предупреждение мы не среагировали и теперь несём некоторые убытки, а могли бы иметь прибыли. Что, нибудь ещё?
   Снова просил китаец.
   -По второму вопросу желатально определиться.
   -Как только мы примем решение, то Вас обязательно информипуют.
   Я сказал спасибо и отбыл восвояси. Что ещё оставалось делать?
  
  
  
  
   -25-
  
  
  
   Пушки у меня имеются, надо ещё иметь средства управления стрельбой и артиллеристов. Чего там ещё надо для стрельбы и не только по танкам. Надо почитать литературу и озадачить Иогана. Пусть поищет кого-нибудь сведущего в стрельбе. С танками, тоже напряжёнка. По хорошему надо гонять их в хвост и гриву, проверять, не развалятся ли, да танкистов надо обучать. А, если танкисты в первый раз танки видят, какие они нахрен танкисты? Танкистов годами готовить надо, правда жизнь танкиста в среднем, длится пять минут боя.
   Заехал на завод, вник в проблемы, их море. Избавиться от проблем мог директор завода, с главным инженером и отделом кадров. Потом наберуться ещё службы и их всех надо будет кормить. Чёрт возьми! Был свободным пилотом, а стал грузовиком на якоре.
   В Германской колонии изменения. Приехали специалисты из Рейха и теперь наводит порядок в этом свином корыте. Правильно, пусть наводят. А, мы, что из корыта выбросят подберём и пустим на продажу, надо деньги зарабатывать, чтобы завод кормить. Съезжу в гостиницу, поди там забыли как я выгляжу. И пообедать пора.
   Побыл в номере, почему-то взгруснулось. Наверно по тем временам, когда я носился по горам как оглашенный и на угрозу выстрелить, отмахивался лимонкой, да так удачно! Пошарил по углам, позаглядывал в укромные места и ничего не обнаружив, слегка расстроился. Совсем меня англичане не уважают.
   В ресторане на меня тоже никакого внимания. Обиделся и решил поехать на завод, уж там вниманием обеспечен. Кстати, а где найти директора завода? Не давать же объявления в газету. А, почему нет? Сейчас идёт чистка от евреев в немецких учреждениях, вот очищеных и примем на работу. Попросил телефон и спросив у официанта куда звонить, позвонил и договорился.
   Ещё, что? Предложения о покупке земли или сдаче в аренду на длительный срок для промышленного строительства. Снова позвонил и представился. Пообещали сразу, но попросили денег. Приходите сказал я и добавил, что в течении, минимум получаса, буду в ресторане, а затем на заводе. И с охраной надо решать. Я ответственный товарищ. Занимаюсь важными делами. Мне нужна охрана. Попросить китайца? Тогда охрана будет китайская. Лучше будет, если попрошу моих лейтенантов. А, что вполне подходят. Чего им в тени сидеть, пусть болтаются со мной и охраняют. Заодно в делах будут ориентироваться. Точно, напишем капитану.
   Пока я раздумывал в ресторан вошёл Генрих в сопровождении азиата, наверно японца. Китайцы покрупнее и выглядят больше по китайски, а этот чистый европеец. Если бы Генрих был один, то обязательно пригласил поболтать. Но, в сопровождении японца? Пусть развлекаются сами.
   Подошёл официант и спросил, не буду ли против соседства с господином Генрихом и Сен Ен. Сделал обрадованое лицо, улыбнулся и ответил согласием. Подошли, поздоровались, господа уселись. Оюычный ритуал. Генрих начал рассказывать какой я замечательный бизнесмен как помогал в тяжёлые для немецкой колонии времена. Только благодаря мне немецкая колония выстояла в борьбе с окружающей китайской дикостью.
   Вот те на! Удивился я. Полезли грабить и убивать китайцев, а когда получили по морде в ответ, стали говорить о враждебном мире. Интересно, сколько Генрих заработал на китайских погромах? Конечно, он не ходил грабить, но участие принимал непосредственное, финансировал убийства и грабежи. То, что мне отдал, лишь малая толика награбленного. Только сами штурмовики, да Генрих знают, сколько средств лежит на счетах и в банковских сейфах.
   В ответ похвалил Генриха, который хвалил меня в надежде на ответную любезность. Только японец сидел как вообщем понятно. Прекратил славословия, хотя мы могли долго упражняться в болтовне. Пришли посыльные и отдав деньги, я извинился и направился по своим делам. Не просто так они подсели за столик, наверняка этой лисе Генриху понадобилось что-то от меня.
   На заводе ждал сюрприз в виде Роберта. Привет, я обрадовался ему как родному. Взял под руку и повёл к скамеечке стоящей у входа. Он обиделся. Ты бы мог пригласить в кабинет. Надо поговорить, сообщил он.
   Дружище заорал я, как я рад тебя видеть! Какой кабинет, это у Вас у канцелярских крыс кабинеты, а у меня никакого кабинета нету. Да и не дадут посидеть в кабинете, чуть что сразу ко мне бегут, такая бестолковщина. Ты молодец, пришёл проведать старого друга, не забываешь меня.
   Наконец мы успокоились и уселись рядком.
   -Если что-то серьёзное, то может сходим куда поговорить?
   -Нет, ничего серьёзного, только меня сократили. Говорят, раз склад сгорел, то и охранять нечего.
   -Ну и что ты надумал?
   -Хотел к тебе пойти, думал не откажешь старому другу, да вижу, что кабинетов нет и сидеть мне негде.
   -Ну, ну, сказал я. Денег у тебя нет и жить тебе не на что. Это конечно понятно.
   А, сам подумал, что на те деньги, которые дал, он может прожить безбедно сто лет и не один.
   -Тратить деньги не могу. Станет заметно, что живу не по средствам. А, если устроиться на работу, то можно и пошиковать маленько. У тебя деньги заработал и прожигаю.
   -Хочешь снабженцем назначу. Будешь гонять за комплектующими, куда заблагорассудиться, хоть на Марс. Только и бухгалтерии у меня нет, и печати. На слово поверишь, что снабженцем назначен?
   Роберт усмехнулся: -
   -На Марсе жизни нет.
   -Вот и проверишь. Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе. Мне кое что может понадобиться в Гонконге, может сгоняешь для разнообразия? Роберт усмехнулся и спросил:
   -Что за это будет?
   -Ну, что? Процент. Как я определюсь, так дам знать. На какую зарплату расчитывать, если спросят?
   Оговорили с Робертом пределы трат и обменялись, на всякий случай, координатами. Теперь, когда он безработный, скрывать знакомство уже бессмысленно.
   На следущий день позвонил Генрих и предложил встретиться. Договорились вместе пообедать в ресторане, в гостинице, где проживаю. Прямо самое злачное место нашли, подумал я.
   Генрих снова был не один, а с неким представительным господином, чем-то неуловимо похожим на предыдущего штурмфюрера.
   Опять проделали некий ритуал по ознакомлению друг друга с титулами.
   Генрих, как я понял, несколько побаивался господина. Не понятно почему, ну что же, узнаем причину.
   Господин представился тем же титулом, что и прошлый господин. Только его зовут иначе: Вильгельм Браушвейн.
   Я не проявил интереса. Похоже господин несколько обиделся. Мы с Генрихом прекинулись парой фраз и когда он собрался уходить, собрался и я. Вельгельм попросил задержаться. Я сыронизировал бессмертным: а, Вас Штирлиц, прошу остаться. Ну и остался. Послушаем, что может предложить господин в обмен на деньги.
   Господин начал издалека. Я его прервал замечанием: короче. Господин продолжил в том духе, что патриоту Германии должны...
   Я его снова прервал.
   -Скажите, дорогой Вельгельм. Ничего, что я, Вас так панибратски называю?
   Вельгельм возразил и ещё как возразил, имея ввиду, что он посланец самого бригаденфюрера и направлен, что бы очистить местные авгиевы конюшни. Бригаденфюрер сказал...
   -Дружище, здесь не Германия и речи произносить не обязательно. Бригаденфюрер далеко, а Вы близко.
   Дружище заткнулся и спросил:
   -Близко для чего?
   -Вы сколько раз сидели в тюрьме, дружище?
   Спросил я. И продолжил:
   -Вы сидели за вымогательство и грабежи, не так ли?
   Господин Вильгельм прищурил глаза. Наверно так в Германии пугают собеседников, когда они переходят дозволенные границы.
   -Господин Ордеман забывает, что мы не в Германии, надеюсь моё прошлое не имеет значение для местных господ.
   -Видетели, Вильгельм. Я прибыл в этот благословенный город несколько раньше Вас и преуспел. Если Вы по прежнему будете называть меня господином, не упоминая титула, это будет означать...
   -Что же это будет означать, ты жидовская обез...
   Какой невежливый господин попался на этот раз. Помню, в прошлый раз за столиком тоже сидел господин и тоже изрыгал угрозы, но делал это интеллегентно, не нарушая спокойствия в зале. Этот же заревел как паровоз и потянул лапы. Конечно, габариты у этого борова были будь здоров. Сидя в тюрьме, он точно держал сокамерников в страхе, поэтому и меня не боялся. Как же, какой-то хмырь, хлипкого телосложения и пытается надавить на, имеющего огромные заслуги перед рейхом, целого какого-то фюрера. Конечно давить эту гниду, то есть меня.
   Но, здесь не камера, здесь всё по другому. Я вертел в руке вилку. Вилка, надо сказать, произведение искуства. Сделана из серебра и украшена разными камениями. Как они отмывают от грязи вилки? Когда господин потянул лапы, то я метнул вилку ему в лицо. В рукопашой схватке не приходится выбирать, чем поразить противника. Вот я и поразил вилкой. Вилка очень удачно воткнулась под глазом. Наверно он не почуствоал боли и продолжил тянуться. Мне удалось увернуться. Я раза в полтора раза легче, а значит подвижнее. Господин не успел дотянуться, а меня на стуле уже не было.
   Захожу сбоку, господин запаздывает, регулярное потребление пива влияет на размеры брюха и сильно замедляет. Поскольку меня за столом нет, то господин пытается повернуться, не удерживается на ногах и всей тушей валится на стол. Если он сможет встать на ноги, то придётся ломать об него мебель. Этого не хочу и ударом ноги разбиваю ему коленную чашечку. По всей видимости господин навсегда остался калекой.
   Но, моё мнение, что жизнь его в безопасности, до того момента, когда покинет ресторан. Господин падает со стола на пол и пытается орать. Прекращаю крики сильным ударом ноги в лицо. Да, ресторан никогда не видел ничего подобного. А что, собственно говоря, видели все? Как некий господин, через стол полез к другому господину. Как один господин выскочил из за стола, а другой упал на стол. Моих ударов ногами между столов и стульев никто и не заметил. Внимание было сосредоточено на туше, валяющейся на столе.
   Официанты поднимают господина и усаживают на стул. Принимаю активное участие в судьбе господина. Лицо в крови и он без сознания, вилку я успел вынуть и сунул в карман. Предлагаю на рикше отвезти господина в немецкую больницу. Думаю, что до больницы ему не добраться. Какой-то ненормальный, зная, что я на машине, предлагает отвезти пострадавшего в больницу на машине. Отвечаю, что господин спятил: как его везти, он же весь в крови и испачкает машину.
   Официанты приводят рикшу и просят забрать страдальца. Нет, рикша окровавленого не повезёт. Хорошо, говорю я. Сколько ты хочешь? Рикша мотает головой и говорит ещё раз нет. Я лезу в карман Вильгельма и достаю бумажник. Ого, бумажник пухлый как подушка. Сую в свой карман, а затем обшариваю остальные карманы. Достаю мелочь и протягиваю рикше. Рикша снова говорит нет. Тогда добавляю ещё и ещё раз. Рикша соглашается отвезти такого важного господина с разбитым лицом. Наконец рикша отбывает.
   Усаживаюсь за столик и прошу телефон. Звоню Генриху и предлагаю немедленно прийти в ресторан. Он говорит, что нет. Сейчас пойдёт на переговоры с японцами, если опаздает, то получится дипломатический скандал. Говорю, что чёрт с ним, со скандалом, жизнь дороже. Генрих умолкает и понимает, что просто так я настаивать не буду. Хорошо, надеюсь причина моего опаздания существенная? Говорю, что слишком.
   Пока Генрих добирается до ресторана сходил ещё раз к читильщику обуви, а затем переоделся и переобулся в номере.
   Когда я спустился в ресторан, Генрих уже подпрыгивал как на сковородке.
   -Ты кого привёл?
   Спросил я.
   -Это же полный псих. Только что пытался наброситься на меня и его увезли в больницу, вряд ли довезут живым.
   Генрих испугано спросил:
   -Не Вы ли его так?
   -Нет, что ты. Я его пальцем не тронул, но ты же знаешь китайцев. После всего случившегося они не захотят оставлять недобитого бандита в живых.
   -То есть, Вы.
   Генрих указал на меня пальцем,
   -Позаботились о том, чтобы Вильгельма не довезли до больницы живым?
   -Что ты такое говоришь, Генрих?
   Укоризнено посмотрел на него я.
   -Как можно, человек сильно поранился, когда потянулся через столик, потерял равновесие и упал, а ты грешишь на меня. Ты лучше, вот что скажи, для наших с тобой дел, это хорошо или плохо?
   -Не, понял. Нам с тобой какая разница, удивился Генрих.
   -Ну, как же, когда преремены, то курсы акций и валют колеблются. А, наше с тобой положение тоже будет сильно колебаться от этой смерти. Понял?
   -Не совсем.
   Растолковывал как больному. Предположим, что кто-то накатал телегу о твоих родственниках евреях. Ничего страшного, пытался я успокоить побледневшего Генриха, подумаешь, снимут с должности и выкинут из банка. Ничего плохого не случится. У тебя же есть кое какие накоплния, не пропадёшь.
   Откуда ты всё это знаешь, выдавил из себя Генрих через силу. Ничего я не знал, просто говорил наугад. Когда много лет живёшь вместе обязательно появятся хоть далёкие, но родственники из евреев. Попытаешься это скрыть, но заместитель, претендующий на твоё место, напишет кляузу и начнётся проверка. Конечно, кое что подтвердится. Будешь оправдываться, что ничего не знал, но всем, оправдания до лампочки. Все бояться за свою жопу. Ели донос не подтвердится, то на тех, кто проверял, тоже могут быть посланы доносы. Так, что спокойнее донос подтвердить.
   Когда я это рассказал, Генрих удивился:
   -Значит то ничтожество, которое я сделал замом, претендует на моё место? Я тяну банк на своём горбу. Все директора и их замы надували щёки и ничего не делали, когда я как лошадь тащил этот воз с дерьмом. А, теперь, когда всё стало на свои места, меня коленом под зад?
   -Что ты, Генрих! Просто заму дали понять, что если он думает о будущем, то надо поступать так как попросят. Вот и всё. Ты слишком быстро взлетел Генрих. Появилось много завистников и желающих занять пост, на который уселся выскочка. Так всегда бывает, когда кто-то оторвётся от земли. У тебя нет поддержки наверху, а от эемли ты оторвался. Так, что сам виноват, не обеспечил тылы и тебя выкинут с треском. Вильгельм, который пострадал, кое что успел поведать, пока мы не повздорили. Кстати, Генрих ты давал ему деньги?
   Генрих думая о чём-то о своём ответил: -
   -Предложил переговорить с тобой, а потом решить, что и как.
   -Генрих, тебе надо уходить, чтобы не зацепили капитально. Под тебя будут копать, пока сидишь на этом месте.
   -Куда уходить, пойми, я всю жизнь провёл здесь. А, теперь куда деваться? В грузчики в порту? Так там кули совсем бесплатные.
   -Генрих, мы можем открыть банк.
   -Что ты несёшь? Какой банк? Ты знаешь, что надо для того, чтобы открыть банк?
   -Генрих, это ты знаешь, что надо для того, чтобы открыть банк, а я обеспечу защиту.
   Генрих остался с открытым ртом. Видимо прикидывая, все сложности создания собственного банка.
   -Генрих, дорогуша, очнитесь. Расскажите лучше, чем Вы занимаетесь с японцами.
   -Мы договорились о поставках в Японию разного оборудования, а они требуют кредит. Вот и жуём эти проценты от кредита. Мне поставили условие, что если выдавлю из японцев нужные цифры, то оставят на посту директора банка, а выходит, уже планируют меня на корм скоту.
   -Генрих, нельзя ли поподробнее? В цифрах.
   Генрих изложил в цифрах. Наиболее благоприятный для японцев вариант разрешили предложить японцам, только, если преговоры зайдут в тупик и с разрешения министерства торговли.
   -Да, какой же ты неосведомлённый Генрих!
   -Что такое? О чём ты говоришь?
   -Ну, как же Генрих, ты чуть не поломал министерским крысам всю игру. Когда будешь готов предоставить японцам нужный вариант, то министерские крысы договорятся с японцами на процент для себя, а затем дадут согласие. Понял? Так, что Генрих договаривайся на максимальный процент для себя и подписывай договор. Нечего тянуть, а когда будешь с деньгами, то эти же крысы будут не кусать, а лизать задницу. Только, если расчитываешь на моё прикрытие, то половина моя.
   -Договорились. Выторговываю процент для себя, получаю деньги и кладу у тебя на хранение. Затем подписываю договор. Так тебя устроит?
   -Генрих, как делить будем, ты так и не ответил?
   -Соласен на пополам.
   Мы обменялись рукопожатиями и Генрих отбыл.
   Позвонил в немецкую больницу. Ни рикши, ни пострадавшего они не видели. Вот те на? Впрочем, я ожидал нечто подобное. Поднялся в номер и заглянул в бумажник пострадавшего, теперь, наверное, уже покойника. Денег много. Эк его растащило, подумал я. Ни как не мог успокоится, продолжал прежние занятия, вот и довыёживался.
   Размышления прервал телефонный звонок. Меня ожидает некий китаец внизу. Садимся с китайцем в машину, он говорит куда ехать и мы прибываем к господину Хон Ду Чену.
   После китайскх приветствий и пожеланий, от которых уже тошнило услышал то, чего и ожидал. Китайские кланы поверили заявлению немецких представителей о помощи в борьбе с японцами. А, некоторые мешают оказывать китайцам помощь. Таким не место в Китае, вопрос стоит ещё жёстче, а не подосланный ли человек мешает улаживанию разногласий между Китаем и Германией и не место ли этому человеку под землёй.
   Я ответил фразой из мультфильма. А, известно ли многоуважаемому джину, что между Японцами и Германией заключён договор о поставках вооружения? Что договор имеет благоприятные для японской стороны кредитные соглашения.
   Китаец не поверил. Я спросил, что будет, если по памяти озвучу некоторые цифры. Китаец жёстко сказал, что зароет меня на меньшей глубине, но живым. Я, не согласился и настоял на приличном денежном вознаграждении. После улаживания необходимых формальностей, сообщил цифры. Они впечатляли. Спросил, не хочет ли китаец обговорить случившееся с друзьями и между делом, спросил о судьбе незадачливого борца за наличные. Он умер, был ответ. Ну, что же. На нет и суда нет.
   Опять приехал на завод. Меня закрутила повседневная суета. Ближе к вечеру заявляется японский представитель на переговорах Сен Ен.
   Я вежливо поздоровался и извинился, что не слишком хорошо знаю японские обычаи и чтоб японец на это не обижался.
   Японец покланялся и спросил, может ли походить и посмотреть как организован процесс строительства. Я согласился, пожалуйста, не жалко. Особенно его поразил не сам процесс, а сортир, который я соорудил в одном из гаражей, уложенной по полу и стенам разноцветной кафельной плиткой, с рукомойниками и душем. Такую кафельную плитку укладывали только в богатых домах. Ещё более его поразило то, что во время осмотра в сортир, по своим делам заходили китайцы, нисколько не стесняясь высокого гостя.
   Наконец японец выложил причину посещения. Генрих просил доставить деньги в гараж. После чего и состоится подписание. Я согласился, мешки с деньгами небрежно свалили в один из гаражей. Японец спросил, буду ли я пересчитывать деньги? Конечно, ответил я, потом. Сейчас некогда. Японец удивился и спросил, не боюсь ли я, что меня обманут? Что Вы, удивился я в ответ. В банковской сфере простой обман приводит к смерти самого обманувшего и членов его семьи. Разве господин Сен Ен этого не знает?
   Господин Сен изумился, он никогда не слышал о таких мерах борьбы за честность среди банковских служащих.
   Причём тут служащие? Они как раз не причём, ещё раз удивился я. Обычно вором является самый главный в банке человек. Вот его-то и карает господь, правда посредством человеческих рук.
   Господин Сен с некоторым недоверием в голосе спросил: а как же с лицами являющимися родственниками императорских фамилий? Я успокоил, тут совсем просто. Если родственник императорской фамилии сшельмовал, то отвечает не только фамилия, но и страна. То есть, сначала умирают родственники, а затем страна.
   Госпоин Сен не поверил моему правдивому рассказу о нравах царящих в банковской сфере. Он даже сказал, что я спутал эти нравы с нравами в бандитской шайке. Я согласился с господином Сеном. Банки и есть самая большая бандитская шайка.
   Распрощавшись с японцем принялся наводить порядок в заводских делах и очухался когда появился Хон Ду Чен. Он спросил о причине визита японца. Я сообщил, что по всей видимости, японцы заинтересовались нашими танками и тьфу, тьфу. Я постучал по ближайшей деревяшке. Японцы сделают заказ. Но, для этого надо всему миру продемонстрировать мощь наших танков так, чтобы все испугались.
   Китаец спросил, что за манипуляции с деревяшкой я проделывал. Очень просто. Я отводил нечистую силу, чтобы не мешала заключить сделку с японцами.
   Поинтересовался мнением китайца об условиях, на которые мы сможем пойти, если японцы сделают крупный заказ. Они могут потребовать частичного участия в управлении предприятием, то есть часть акций.
   Китаец заявил, что акции завода отдавать не намерен. На, что я спросил, не будет ли он возражать, если я продам акции японцам?
   Он спросил:
   -Зачем это мне?
   -Нужны деньги на строительство аэродрома и базы по обслуживанию самолётов.
   Китаец сообщил, что деньги на эти цели у них тоже найдутся. Договорились о долевом участии и о том, кто и сколько будет с предприятия иметь.
   Я отправился в гостиницу, когда стало совсем темно. Деньги оставил в гараже под замком, понадеялся на китайцкв, которые в большинстве своём вооружены. Если кто нападёт на завод, то танки с пушками оставят мало шансов нападавшим уйти живыми.
   Вечером в ресторане повстречался с Генрихом. Масштабы сделки с японцами очень впечатлили. Половина от деньжищь, огромная сумма и без всяких глупостей, вроде стрельбы и убийств. Вот как надо грабить, подумал я. Чисто и без воплей. Отметили сделку и договорились об открытии банка с долевым участием. Но, сказал я, возможно потребуют долю в банке и китайцы. Генрих легкомысленно сообщил, что деньги не пахнут.
   Через несколько дней появились лейтенанты и стали ходить за мной тенями. Генрих тоже потребовал охрану. Спросил устроят его китайцы или нет? Он согласился. Генрих помог подобрать толковых инженеров и директора на завод. Ещё одна обуза с плеч долой.
   Конечно все эти штурмы и фюреры будут иметь информацию от немецких инженеров, но я предупредил, чтобы дёшево не продавались и половину отдавали мне. Если уроды фюреры не будут платить, пусть не обижаются. Если не платят за секреты, значит не уважают. А, если не уважают, то я уважу чем-нибудь тяжёлым.
  
  
  
  
  
   -26-
  
  
  
   Вечером, когда я уже собирался уходить с завода подошёл секретарь. Да, я уже обзавёлся и секретарём, китаянкой. Она родственница Хон ду Чена, но в подробности я не стал вдаваться. Если приставил человека, его право, слишком много денежек вокруг крутятся и большая часть денег его.
   Оказывается меня желает видеть некий господин. Он представляет немецкого консула и желает знать, можно ли поговорить? Да, ради бога, согласился я. Пусть только не расчитывает на долгое сидение. Минут пять могу подарить.
   Представитель консула попросил прийти в консульство для объяснений по поводу исчезновения неких господ после беседы со мной. Ну, что же вопрос давно назрел. Предложил посланцу передать, если консул желает переговорить, то пусть приходит завтра в гостиничный ресторан после десяти утра. Как проснусь, то спущусь на завтрак и консул может подойти с интересующими вопросами. Много времени уделить не могу, дела знаете ли, посетовал я.
   Тепло попрощался с представителем и отбыл на ужин в ресторан. Последнее время ввёл в обиход завтракать, обедать и ужинать в ресторане с телохранителями. И в самом деле, чего кичиться перед ними. Они прекрасно занают кто я, пусть попробуют кусочек сладкой жизни. Сидим за столиком втроём и поглощаем что-то весьма аппетитное. Мне кажется, что всё будет аппетитное, если целый день носиться как савраска.
   Во время поедания чего-то особенно вкусного подошёл официант и попросил представить английского консула. Дескать, консул снизошёл до меня. Передал, если консул желает говорить, то пусть ждёт. Через полчаса доем, чего ем и выйду в хол беседовать. Объяснил официанту нежелание прерывать ужин тем, что слишком много работаю и могу повредить желудку. Если консул не желает ждать, то встретимся завтра в ресторане, только утром, после завтрака.
   Консул согласился ждать. Я поел и отправился в хол. Впереди шёл лейтенант и когда оказались в холе ко мне пытался подойти некий невзрачный господин, но лейтенант его развернул и пинком отправил в обратную сторону. Оказалось, что господин является посыльным консула и господин консул вот, вот подойдёт. Господин консул извиняется и просит подождать. Ну, сукин сын, восхитился я. Ни как не может, чтобы не унизить собеседника, даже будущего собеседника. Втроём отправились в номер отдыхать. То есть я отдыхать, а телохранители охранять. Ребята попытались ворчать, но я предупредил, что и у стен есть уши.
   На следущее утро в ресторане сидели втроём, консул германский и консул английский. Причём английский консул совершенно не в духе. Его недовольство объяснялось тем, что я не предпочёл встречу с ним одним, а устроил какой-то совет.
   Германского консула интересовал вопрос о бесследном исчезновении нескольких агентов германского правительства после встречи в ресторане.
   Английского консула интересовал вопрос: сколько времени всё это будет продолжаться?
   Я спросил, не желает кто либо из господ поговорить попозже и в более приватной обстановке. Нет, оба господина желают говорить не откладывая. Как же быть, удивился я. Я не могу отвечать на вопросы сразу обоим джентльменам. Может джентльмены будут говорить по очереди, а я отвечать тоже по очереди?
   Немецкий консул предложил его выслушать, поскоьку у него очень маленький вопрос, после разрешения, которого он нас покинет.
   Я заявил о согласии с консулом, но желательно, чтобы он пояснил слова "нас покинет". В каком смысле покинет? Не собирается ли консул умирать? Было бы очень жаль, если консул нас в самом деле покинет. А может дело в том, что Германиия ощищается от лиц еврейской национальности. Не выявили ли у консула родственников еврейской национальности? Если так, то в самом деле, консул вскоре нас покинет. Если дела обстоят именно так, то имеет ли смысл тратить время на человека, который вот, вот нас покинет. Не дождаться ли нам нового консула и решать вопросы уже с ним?
   Я попросил английского консула высказаться по вопросу. Слегка ошалев от неожиданного начала беседы, консул начал соглашаться с моими, как он выразился тезисами, но затем спохватился и напомнил, что он совершенно не причём и не имеет права встревать в наш разговор.
   Я наслаждался дипломатическим протоколом. Всегда знал, что истинное моё признание, бюрократия. Как хорошо сидеть в тёплом кабинете, поглаживая коленку и не только коленку сотрудницы, сидящей рядом, а не бегать как савраска, высунув язык, в надежде, что пуля пролетит мимо.
   Затем я обратился к английскому консулу и сообщил, что поскольку он не желает у частвовать в разрешении вопросов имеющих место быть между мной и немецким консулом, то имеет смысл нас покинуть, а не слушать чужие тайны.
   С этим же вопросом я обратился к немецкому консулу. Согласен ли он, что английский консул должен нас покинуть? Немцу неудобно выслушивать при англичанине истории о немцких евреев, поэтому он с радостью согласился.
   Мы выжидающе уставились на англичанина. Он посидел некоторое время молча, затем осознав, что мы наговорили сказал, что пересядет за соседний столик и подождёт, когда господин дель Ордеман освободится.
   Я подождал, пока английский консул, господин Сомервиль, покинет наш столик и продолжил свою основную мысль. Не высказывал предыдущий штурмфюрер сомнений в арийском происхождения господина консула? Имейте ввиду, господин консул, что правду скрывать не стоит. Компетентные органы легко установят истину. Предположим, что предидущий штурмфюрер прямо или косвено высказывал подобное опасение, значит поэтому-то его и убрали. Это одна из версий, которые мы можем предложить следствию. Некто, с еврейским прошлым захотел скрыть еврейских родственников. Будем надеятся, что некто, не Вы, господин консул.
   Вторая версия происшествия. Господин штурмфюрер курировал безопасность банка. Поскольку многие сотрудники банка исчезли, то и господин штурмфюрер предпочёл исчезнуть. Вам достаточно моих объяснений, дорогой господин консул? Если Вы не удовлетворитесь моими объяснениями, обращусь непосредственно в газеты, чтобы определить истину, она всегда, где-то рядом.
   Я подождал пока консул закроет рот и попрощался. Консул ничего не ответил, только пробормотал: до свидания и быстро исчез из вида.
   Привстал и жестом попросил господина Сомервиля присоединиться ко мне. Господин Сомервиль расположился за столиком и собрался было открыть рот. Я успел раньше его: прошу, господин Сомервиль. Не желакте ничего сообщить? Некоторое время господин Сомервиль разорялся о необходимости консолидации всех здоровых сил для обеспечения свободы граждан великой страны.
   Я прервал его:
   -Нельзя ли поконкретнее?
   Господин консул запнулся на полуслове и приступил к конкретике:
   -Господин Ордеман...
   Я прервал господина консула:
   -Я могу господина консула назвать ослом?
   Консул замолчал, несколько раз открыл и закрыл рот и потом выродил:
   -Прошу прощения, господин дель Ордеман. Ваше предприятие по производству танков нарушает мирные соглашения заключённые...
   Я снова прервал консула:
   -Неужели?
   Консул опять пожевал и исправился:
   -Ваше предприятие нарушает дух соглашения...
   Я опять прервал:
   -Мне наплевать.
   Консул:
   -В таком случае мы обратимся к английскому командованию.
   Я подождал будет ли продолжение и не дождавшись:
   -Вы хотите знать, что я предприму в ответ на действия английского командлования? Пожалуйста. Насколько я знаю, Вы, господин консул управляете бумагами Вашей жены. Большая часть средств Вашей жены вложена в опиумные предприятия расположенные в Шанхае. Я могу, при помощи китайских друзей, сильно поуменьшить доходность предприятий. Кроме того, я наслышан насколько Ваша жена ревнива. Думаю публикация в газете небольшой статьи, рассказывающей о Ваших приключениях с некими девицами слегка уменьшит доверие супруги.
   Консул:
   -Это ложь. Это наглая ложь!
   Я продолжаю:
   -Ну и что, что ложь, все знают какой Вы ходок. В китайском квартале каждый пятый китайчёнок произошёл от Вас. Надо будет и мы опубликуем фотографии, рассказы свидетелей и даже состоится суд. Причём суд китайский. Вы скажете, что неподсудны Китайскому суду. Но, Ваши девицы сядут в китайскую тюрьму за неуплату налогов. Я надеюсь, что всё это крайне заинтересует Вашу жену. Выбирайте, господин консул. Мне позвонить в редакцию или Вы поостережётесь?
  
  
  
  
  
   -27-
  
  
  
  
   До сегодняшнего дня у меня не было врагов. Точнее все, кто желал стать врагом переселялись кто куда. Штурмовикам отрубили головы. Банковские переселились на помойку, кое кто закопан в огороде. Не знаю, где нашёл пристанище последний фюрер, с которым пришлось общаться.
   Сегодня враги появились. Впрочем, у каждого уважающего себя человека есть враги. Если не позволяешь наступать себе на горло, если отвечаешь ударом на удар, то обязательно появляются враги. А, если не отвечаешь ударом на удар, врагов ещё больше. Чем больше глоток передавил, тем меньше врагов. Мёртвые не кусаются, а живые, глядя на мёртвых остерегаются. Надо определиться, кто из врагов первый в очереди на кладбище.
   Мои танки стоят поперёк горла англичанам. А япам? Пожалуй япы в данном случае выступают союзниками. Они изъявили желание построить до сотни танков при условии продажи тридцати процентов акций танкостроительного предприятия. Китайцы не возражают против продажи моих акций, но тогда китайские акции ничего не станут стоить. Япам наплевать на акции, если они не принадлежат англичанам или тем, кто обладает реальной силой. Продам япам все акции, пусть подавятся. Если не захотят покупать все, то не продавать ничего.
   Задача в том, чтобы уговорить китайцев продать их часть акций мне. С япов сдеру намного больше, если сделаю как надо. Япы торопятся, танки нужны срочно. Они намечают крупный конфликт в Шанхае или в другом месте. А кроме самих танков надо успеть подготовить обслуживающий персонал. На это уйдёт минимум год, полтора. Станут япы столько ждать? Сомнительно. Значит танки нужны для развития успеха, а не перед началом конфликта. Надо быстро эвакуировать завод за пределы Шанхая. Тогда япам ничего не останется делать как выложить за завод столько денежек, сколько скажу. Если ещё чуть потяну время и япы заплатят не столько, сколько скажу, а вдвое.
   Если япы откажутся платить, то ещё чуть позже завод купят китайцы, вообще за любые деньги. Надо украсть в Циндао станки для нарезки погонов, тогда я буду совершенно не зависим от окружающих. Трёхосные грузовики, если откажутся продавать немцы, то продадут либо амеры, либо наши.
   Англичане. Эвакуировать завод из Шанхая надо ещё и потому, что англичанин может нанять наёмника как уже не раз случалось. Когда очень хочется, но грехи не пускают, то можно нанять убийцу и проблемы разрешатся сами собой. Решено. Английского консула надо сегодня же кончать. Если немного промедлю, то он найдёт убийцу и кончит меня. Никакая охрана не поможет. Пока англичане будут менять консула, пройдёт время. За это время эвакуирую завод.
   Ещё какие враги? Немецкий консул. Что будет делать, после сегодняшнего разговора? Неизвестно. Может уже дал команду на ликвидацию, а может поостережётся. Всё таки они голодали почти десять лет после войны, а не как англичане, не знавшие, что такое голод. Если немец не захочет голодать ещё, то вполне может дать указание кончить меня. Кто у них остался для подобных дел? Исполнителей сильно проредили китайцы.
   Звоню в редакции газет и проделываю то, о чём обещал обоим консулам. Газетчики в Шанхае народ ушлый и к завтрашнему утру оба консула будут вне политики.
   Китайцы. Нужен я китайцам? Как будто танкостроительный завод даёт прибыль и не плохую. Но, директор уже не я. Китайцы могут подумать, что можно обойтись без меня. То, что часть деталей ворованые, а часть изготовлены нелегально, они не в курсе. С англичанами поссорился, немцы враги. Никто не пожалеет о моей кончине. Надо только дозреть до этой мысли. Не сегодня, завтра китайцы дозреют и тогда, в лучшем случае, удасться убежать. Времени у меня осталось сегодняшний день и ночь.
   Не получилось со штурмовиками, а других боевиков не догадался набрать. А кого можно набрать, то? Боевиков надо готовить не один день, а несколько лет. Где их взять? Разве китайцев. Набрать желающих из рикш. За жратву будут делать, что скажу. Если не нарвусь на банду как с прошлым рикшей.
   На кого опереться? Японцы? Пока не продал завод, я нужен японцам. И потом, когда они поймут, что купили кота в мешке, озлятся. Но, я могу помочь в доставании столь необходимых комплектующих для танков. У япов прекрасные инженеры, но если производишь что либо в Китае, то нужен талант вора, а инженер только бесплатное приложение к главному таланту. Таких, которые умеют воровать и инженерить они найдут, но нужно время. чтобы влезть во все вопросы.
   Времени не хватает катастрофически. Где меня могут подловить убийцы? В номере сегодня ночью? Вряд ли. Тогда на заводе? Тоже сомнительно. А вот по пути на завод и с завода, очень удобно. Пригласить куда-нибудь на вечер провести время и там кончить, тоже хорошая мысль. Кто меня может пригласить вечером? К кому я пойду? Генрих? Если позвонит Генрих и предложит встретиться, то кто-то решился меня кончить. Проверить маршрут по которому как они думают я поеду к Генриху. Решено, лейтенанты проверяют маршруты, а я займусь консулами. Бог даст кончу обоих до темноты.
  
   Кто опаснее англичанин или немец? Не известно. Тогда, до кого легче добраться? Немец после нападения китайцев на больницу и убийства штурмовиков побаивается. На открытое пространство старается не выходить. Если обстоятельства вынуждают, то берёт сопровождающего. Англичанин ничего не боится. Считает, что ему всё дозволено. Англия главная страна в мире и за нападение на консула может разнести поганый городишко Шанхай в щебень. Поэтому англичанен не осторожничает, держится нагло. За наглость надо наказать, а уж потом возьмусь за немца.
   Как прикончить консула днём? Да ещё так чтобы никто не заметил? Дом, где живёт консул одновременно является английским консульством. Кабинет консула на первом этаже. Дом окружён садом, кустарником и цветочными клумбами. Сад и дом окружины кованной металлической решёткой. В саду собак нет. У ворот на карауле стоит китаец с дубинкой. В самом консульстве прислуга и посыльный лейтенант, представляющий флот Англии. Посыльный выполняет указания консула и главным образом его жены, которая и есть хозяйка в доме. Если прикончить жену, то у консула всё выпадет из рук. Он не хозяин. Китайцы воспользуются моментом и растащут капиталлы консула. Восстановить в полном объёме то, что он потеряет вряд ли сможет. Но после смерти жены консул станет распоряжатся капиталами самостоятельно. Его будет не чем шантажировать, тогда он выйдет из под контроля.
   Обговорил основные тезисы с лейтенантами. Разрешил пригласить людей с базы Варяга. Пусть пошныряют, только незаметно, по намеченным маршрутам и определятся с наиболее удобными местами расположения стрелков и местами для закладки мин.
   Забираю из номера комплект по выживанию номер три. Этот комплект предусматривает бегство под видом негра. В гостиничном туалете гримируюсь под негра и одеваю униформу американского консульского служащего. Подождав, когда в туалете никого не остаётся, выхожу на улицу. Иду вдоль гостиницы и пройдя два или три квартала захожу во двор большого дома. Здесь в основном живут английские подданые, служащие банков, контор и порта.
   Выбираю подходящую машину. Конечно есть риск, что хозяин сейчас сидит у окна и смотрит на свою машину. Ну и что он увидит? Как какой-то служащий американского консульства, тем более негр, усаживается в машину и уезжает. Что сделает хозяин? Он может даже обрадоваться потому, что есть возможность проявить английский юмор. Позвонит в американское посольство и с юмором задаст вопрос, неужели америка настолько бедная страна, что посольские негры предпочитают ездить на английских машинах?
   Амеры к английскому юмору не приспособлены, для них главное присосаться к чужому золоту, а этот английский недоумок несёт всякую чушь. Конечно англичанина пошлют и пока будут разбираться, то машина мне станет не нужна.
   Подъезжаю к английскому консульству. Оставляю машину напротив дома консула на стояночной площадке. Смотрю на себя в зеркало. Нигде грим не потёк? Всё ли в порядке с униформой? Выхожу из машины, ещё раз разлядываю себя в зеркале, сую в рот жвачку, беру с заднего сиденья портфель и иду к дому. С наглым видом прохожу мимо китайца, стоящего рядом с воротами.
   Около дома стоит машина консула, значит он дома. Подхожу к двери, толкаю ногой. дверь открывается, в прихожей никого. Громко покашливаю. Из кабинета появился консул и уставился на меня. В прихожей не слишком светло, я бы даже сазал темновато и хозяин не может разглядеть, кто пришёл. Он спрашивает:
   -Вам кого надо?
   Делаю вид, что ищу что-то в портфеле, подхожу ближе к консулу и хватаю рукой в перчатке за горло. Он пытается вырваться, да где там. У меня практика в таких делах не дай боже. Пожалуй с дюжину англичан отправил на тот свет таким образом. Ну, это я заврался. С дюжину штыком, сапёрной лопаткой, подкованным сапогом, прикладом карабина, ну и конечно, нескольких удавил. Правда и англичане не остались в долгу. Нанесли мне множество мелких царапин, пару раз ударили прикладом по рёбрам, спас бронежилет и даже штыком пропороли руку. До сих пор шрам на левой руке. Если бы английский солдат пропорол мне не левую руку, а правую, то сейчас англичанин, где-нибудь измывался над нашим консулом.
   Напрягаюсь, что есть силы и отношу консула в кабинет. Усаживаю в кресло и обшариваю стол, карманы и сейф. Всё найденое бросаю в портфель, тихонько приоткрываю дверь кабинета, выглядываю в коридор, никого. Выхожу из дома. Со столь же наглым видом прохожу мимо китайца, сажусь в машину и еду на знакомую помойку. Смываю грим и переодеваюсь.
   Сливаю из бензобака бензин в резиновый мешок. Подготавливаю химический взрыватель на полчаса. Вынимаю из портфеля, портфель поменьше размером, сортирую бумаги найденные у консула. Сую нужные в маленький портфель, остальное бросаю в машине. Через пятнадцать минут машина ворвётся, загорится бензин в резиновом мещке и от машины ничего не останется, кроме железного остова.
   Иду в сторону немецкого квартала. Не хочется светиться перед китайскими караульными на входе в квартал. Поэтому нахожу место, где перед забором заросли кустарника и перебираюсь на немецкую сторону. Сидя в кустах разглядываю себя в зеркало. Оставшись доволен внешним видом иду не торпясь по дорожкам и выхожу из квартала с другой стороны. По дороге отлавливаю рикшу и говорю, чтобы ехал в порт. В порту заказываю отдельный кабинет и обед. В кабинете оглядываю себя в зеркало. Как будто всё в порядке. Прохожу в туалет, принимаю душ, одеваюсь и снова смотрю в зеркало. Ни в лице, ни на одежде не нахожу ничего, что могло бы привлечь внимание.
   Понимаю, что разглядывание собственной физиономии в зеркале, от психологического шока. Когда мочил немцев, то как бы делал привычную работу. Убийство английского консула давит на психику, умеют англичане преподнести себя.
   После обеда направляюсь к китайцам. Рассказываю, что меня посетил английский консул и потребовал прекратить производство танков. Предложил китайцам продать акции танкостроительного завода или обменять на акции аэропорта. Пусть японцы морочат голову англичанам или наоборот. Китаец как обычно хотел советоваться. Я же сказал, что советоваться некогда, поскольку англичанин пообещал обратиться к английскому командованию в Шанхае. Какое решение примет команлование я не знаю. Знаю только, что надо сматывать удочки как мне самому, так и заводу, тогда хоть кое-что можно сохранить.
   Отправился на завод и объявил о начале передислокации. Директор, немецкий еврей, категорически не захотел переезжать неизвестно куда в китайские дебри. Объяснил, что необходимо переждать несколько лет в стороне от мировых катаклизмов. Если он не хочет, чтобы семью и его самого затравили как диких зверей, то надо сматыватся, Поэтому, мы и эвакуируемся. Установил срок передислокации в один месяц. Директор завопил, что это невозможно. Тогда я, вспомнив, в какие сроки проходила передислокация огромных предприятий во время Великой отечественной войны заявил, что за каждый день просрочки буду высчитывать из зарплаты директора. Он взвыл, но больше возражать не решился. Предложил расположить завод в глубине китайской территории, например в городе Ухань.
   Цели ясны, задачи определены, за работу товарищи, так сказал я, когда уходил с завода.
   Пока мотался по делам группа товарищей, в которую входили оба лейтенанта захватили китайцев, переодетых в полицейских. Один из привлечённых с базы оперативников, заметил как несколько китайцев кучковались в одном из жилых массивов на маршруте, которым я обычно передвигаюсь с завода в гостиницу. Затем, эти же китайцы оказались одетыми в полицейскую форму. Опер вызвал подкрепление и всех повязали. После интенсивного допроса выяснилась цель поставленная перед мнимыми полицейскими. Захватить и перевезти в отдельное помещение господина Ордемана. С ним желают переговорить некие лица. Попросил, чтобы на китайцев надавили посильнее, уж очень неопределённые показания. Если ребята не могут справиться сами, то могу помочь. Во первых, я заинтересованное лицо, а во вторых, имею некий войсковой опыт потрошения, тех кто желает убивать, но не хочет рассказывать правду. Меня заверили, что справятся сами. Я поставил под сомнение умение специалистов с базы и недоверчиво произнёс:
   -Ню, ню.
   Высказывание озлило специалистов до такой степени, что они пожелали потрошить меня. Почуствовав непреодалимое желание сбежать, смылся с базы.
   В гостинице некоторое время рассматривал бумаги консула. Ничего существенного, кроме одной бумаги. Если на этой бумаге подправить пару букв, то смысл станет несколько иной. Достаточный для того, чтобы понять, что на китайцев объявлена охота. Решил не подправлять, а подтереть. Смять бумагу, будто её прочитали и выбросили. На месте сгиба бумага протёрлась и буквы не прочитать. С подправленной бумагой поехал к китайцам. Китаец удивился повторному визиту. Я не дал времени на изъявление китайской церемонии, показывающей недоумение, с некоторой долей юмора, а объявил, что у меня имеется лицензия на отстрел китайцев.
   Китаец не захотел торговаться и советоваться, а согласился на сумму которую я назвал. После ознакомления с бумагой, выплачена оговоренная сумма и я исчез из дома китайца.
   Пока я наводил тень на китайский плетень, оперативники по адресу, который указали мнимые полицейские оставили засаду. В засаду попались некие лица, которые категорически отказаывались объяснять цель визита. Но, спустя час или два выяснилось, что лица являются не лицами, а японцами, желающими переговорить со мной в интимной обстановке. Цель переговоров акции танкостроительного предприятия, которые я должен передать японцам за чисто символические деньги, да ещё в японских йенах. Когда сказали про йены, от досады аж плюнул. Ну, японские крохоборы, хрен Вам, заплатите за всё. Правильно говорят, что скупой платит дважды.
   Вечером позвонил Генрих и запросил срочной встречи, разумеется я предложил для встречи гостиницу. Значит и за Генриха взялись. Как я мог упустить из виду, что без бандитов никакое дело не сделаешь.
   Генрих не может встретиться в гостинице.
   А где Генрих может встретиться?
   Он назвал какой-то притон в хрен знает каком месте.
   Я сказал, что не найду дорогу и не поеду. Генрих попытался настоять на своём. Он был очень убедителен. Ну, что же. Я согласился приехать, при условии, если пришлёт машину. Машина и правда приехала, но не через пару часов как следовало полагать, если исходить из места куда приглашает Генрих, а через пять минут. Меня здорово ошарашила немецкая оперативность. Немцы позвонили из хола гостиницы и предложили спускаться. Я в ответ, попросил их подняться в номер и положил трубку. Пока немцы разбирались подниматься или ожидать в машине, оперативники повязали и тех, кто в машине и тех, кто в гостиничном холе. Всех увезли на завод, где не рассусоливая, разобрались в причине моего вызова. Немцы оказались обыкновенными лопухами. Не то, что работали на службу безопасности и не имели подготовки, а клерки без всякой подготовки. Я восхитился тому как китайцы проредили немецкую колонию. Немцам понадобится не меньше года, чтобы восстановить численный состав службы безопасности колонии и много лет, прежде чем безопасники разберутся с местными условиями.
   Посетили и Генриха, его караулили такие же лопухи как и те, которых повязали. Среди них оказался немецкий консул, не поленившийся выйти на тропу войны.
   После исчезновения двух консулов и и японской группы захвата, мне необходимо тоже исчезнуть. Не считать же за группу захвата тех немецких лопухов, которые лопухнулись на моём задержании. На следующий день в машине и покатил Ухань. Нашёл нужную площадку с несколькими, рядом стоящими зданиями. По мере поступления, оборудование устанавливали на заранее подготвленные фундаменты. Не над всеми станками имелась крыша. Приходилось строить времянки, а затем устанавливать капитальные стены и крышу.
   Переодически приезжал в Шанхай, чтобы определиться с вопросами возникающими при перемещении оборудования. Каждый раз, когда я приезжал и останавливался в гостинице появлялись желающие побеседовать со мной. Первым попытался встретиться евреистого вида мужик, который в своё время пренебрёг правилами приличия и я его послал через официанта. Он оказался местным детективом. Поскольку в Шанхае исчезают люди как правило это происходит после встречи с неким дель Ордеманом, то естественно к нему возникают вопросы. так сказал евреистый мужик при нашей новой встрече. Я послал его, не туда, куда мне больше всего хотелось его послать, а к адвокату.
   Юридически, Китай одна страна. Но фактически в каждом анклаве правит губернатор, которого якобы назначает центральное правительство. На самом деле губернаторы назначают сами себя, а на центральную власть плюют. На соседние провинции же не плюют, а кладут и много. Поэтому, когда я сказал чтобы детектив обращался по всем вопросам к моему адвокату, который живёт в городе Ухань, то детектив погруснел и быстро исчез. Быстро потому, что над его душёй стоял официант, ожидающий заказа.
   Япы попытались применить силу. Когда я в очередной раз обедал, то в ресторан вломилась группа японцев, быстрым шагом направляющиеся в мою сторону. Я ожидал нечто подбное и принял контрмеры. Китайцы у входа в ресторан, изображающие рикш, вдруг схватили палки и набросились на японцев сзади. Получив хорошо по мордам спереди и по головам сзади японцы не выдержали нападения, несмотря на владение дзю до и дзю после, и бежали с поля боя.
  
  
  
   -28-
  
  
  
   Надоели наглые приставания японцев и моё терпение кончилось. Надо японцам навешать ответных люлей. Решил действовать таким образом, чтобы полёты на самолётах с приспособленных площадок запретили. Если удасться так сделать, то единственным местом откуда можно взлетать на самолёте станет аэродром, что весьма способствовало бы моим доходам.
   Как этого добиться? Была у меня группа безбашенных китайцев. Когда надо было разобраться с англичанами, то я обратился к китайским партнёрам и они выделили с десяток бандитов. После нескольких лет многочисленных приключений в живых из этих бандитов осталось несколько человек. Они благоденствовали. В отличие от, скажем американских мафиози, которые до конца жизни обязаны работать на семью, китайцы могут, если желают, отойти от дела и отдохнуть, сколько захочется.
   С теми ребятами, которые работали на меня, не терял связи и обращался к ним с разного рода просьбами. Они не всегда соглашались, но я не обижался. Ребята в своём праве. У всех поломанные судьбы, все пострадали от японского беспредела творимого в своё время в Шанхае. Так, что ненависти к японцам им не занимать. Я предложил им учиться летать. А, когда научатся то, я обещал с их помощью поступить с японцами так, как в своё время поступили с английским складом.
   Я купил клок земли под аэродром, в тридцати километрах от Шанхая, совершенно ни на что непригодный. Засыпал овраг и снёс холм. Взлётная полоса получилась длинной около трёхсот метров и достаточна для лёгких самолётов.
   Пусть японцы и прочие убедятся о полной непригодности аэродрома для военных целей, а затем сроем холм и досыпем овраг. Получится взлётная полоса укрытая с трёх сторон холмами, а с одной стороны посёлком для аэродромных служащих. Овраг не весь засыпали, а оставили подземные помещения для хранения вооружения, боеприпасов и горючего.
   Через месяц после начала работ с аэродрома поднялись в воздух лёгкие самолёты. Когда первый самолёт пролетел над бухтой я понял, что сколько бы японцы не надували щёки, хозяин в Шанхае тот, кто хозяин на аэродроме. Наверно, поняли это и китайцы. С десяток китайцев долго ходили по кучам земли, камней и песка. Потом, расспросив о делах, оставили деньги и уехали.
   Ещё через месяц первые самолёты полетели по разным городам Китая и анклавов. Появились регулярные рейсы на Циндао, Порт Артур, Гонконг. Раньше, до постройки аэродрома самолёты летали, но нерегулярно, а от случая к случаю. Теперь же каждый мог позвонить в деревянную будку, сколоченную из остатков ящиков из под самолётов и узнать о ближайшем рейсе в нужную сторону.
   Китайцы, оценившие преимущества, полученные от начала регулярных авиасообщений, побывали на аэродроме ещё раз. Посоветовали отказаться от авантюры, то есть от попытки постройки самолёта собственными силами. По их мнению дешевле купить самолёт, чем построить. Вынужден пойти на попятную, ведь основнеые деньги вложили в дело именно китайцы. С мечтой о постройке собственного самолёта вынужден расстаться.
   Японцы создали компанию, которая совершает регулярные рейсы с Японских островов, через Сеул, Порт Артур и Шанхай на Гонконг. Основное назначение самолётов компании летать над базами флота Англии и России, приучить, так сказать флотских к тому, что над кораблями постоянно летают японские самолёты. Когда в первый раз японец полетел над базой наши настучали по самолёту из зениток и сбили его. Японцы развонялись о том, что самолёт сбился с курса и мирные пассажиры погибли. Хотя на этот рейс мирные пассажиры не садятся, а только морские офицеры в задачу которых входит контроль расположения кораблей тихоокеанского флота на базе.
   Командующий флотом, суровый мужик, заявил, что если япы ещё хоть раз пролетят над базой, то он разбомбит нахрен базу японского флота. Япы завоняли ещё громче. Тогда император Николай объявил во всеуслышание, что командующий флотом получает на первый раз выговор. А если ещё хоть раз, хоть один вражеский самолёт окажется над базой, то уволит командующего без пенсии. Японские самолёты начали встречать истребители на максимальном радиусе полёта и сбивали их не ближе, чем за сотню километров от базы. Потеряв пять или шесть самолётов япы летать перестали, но продолжали вонять о том, что Русские сбивали мирные самолёты. Наши договаривали за японцев фразу: мирные самолёты, но с бомбами.
   Произошли изменения в Шанхае. Один из китайцев, которого научили летать с моей финансовой помощью, оскорблённый японским офицером, сообщил через газеты о том, что накажет японца. Китаец арендовал самолёт в компании, состоящей из нескольких японцев. Полёты совершались с приспособленного аэродрома, покрытого травой. Перед вылетом китаец пристрелил японских служащих аэропорта и улетел.
   Затем пролетел на самолёте над японским лёгким крейсером и сбросил связку ручных гранат. Гранаты разорвались на палубе. Это не слишком страшно, но, от взрыва воспламенились шлюпки. Корабль загорелся, огонь достиг торпед, уложенных в деревянные ящики и произошёл взрыв. Крейсер разорвало на две части и он затонул вместе с командой. Спаслось только несколько человек.
   Вообще-то на самолёте летел я и сбросил на крейсер не ручные гранаты, а трёхпудовые зажигалки. Однако в газете написали, то чего я хотел. После того, как сбросил бомбы на крейсер один из китайцев позвонил в газету и от моего имени сообщил планируемую версию событий. Газеты всего мира перепечатали сообщение о бомбардировке крейсера ручными гранатами.
   Я добился, к чему стремился. Отомстил японцам за их приствания и совсем уж запредельное желание выглядеть сверчеловечками, что собственно понятно, если иметь ввиду рост японцев. Во вторых собрание командиров кораблей, обеспечивающих нейтралитет Шанхая, запретило полёты на самолётах с неподготовленных площадок в десятимильном радиусе от Шанхая. Для реализации запрещения применили военную силу. Особенно пострадали японские мелкие компании, занимающиеся извозом на самолётах. Благодаря наглости японцев самолёты взлетали и садились почтин на головы людей, работающих на полях. Ну, если не считать китайцев за людей, тогла поведение японцев можно считать оправданным.
   Ярость японцев трудно представить. Вообще-то через год они планировали совершить провокацию, ну, там пристелить пару японских солдат, а затем на волне газетной шумихи влезть в Китай с целью грабежа. Потопить русский крейсер "Варяг" и высадиться в Шанхае. Главное в любой войне не пушки и самолёты, как полагают наивные интеллигенты, а деньги, заставляющие производить пушки и самолёты. Так вот, вторжение японцев в Китай неизбежно, дабы японцы могли награбить денег, чтобы ВМФ Японии не отстали от России и США в гонке морских вооружений.
   Однако крейсер потоплен на год раньше, чем планировалось. Как в таком случае поступить? Часть наиболее безбашенных членов японского кабинета министров требовали немедленной посылки эскадры тяжёлых кораблей для того чтобы, превратить Шанхай в щебень. Другая считала, что дейтвовать следует по заранее составленному плану.
   Однако в рассуждения уголовников, сидящих в правительстве Японии вторглась ещё одна сила. Этой силой был японский народ в лице младших офицеров императорского флота Японии. Как всем младшим, им нетерпелось поскорее стать старшими. Возмущение потоплением крейсера вылилось в бунт младших флотских офицеров, к которым присоединились курсанты военноморских училищ. Заодно взбунтовались солдаты императорских гвардейских дивизий, тоже горевшие от желания грабить Китай.
   Толпа офицеров ночью прошлась по Токио с заранее составленными списками и посетила членов кабинета, и депутатов парламента, которые были против немедленного вторжения в Китай.
   Утром растерзанные тела нескольких сотен человек свалили в одну кучу на центральной площади Токио и сожгли на радость восторженной толпы.
   Для оставшихся в живых, может даже колеблющихся в выборе сроков нападения на Китай, членов Японского кабинета не оставили выбора. Либо объявить о немедленной погрузке на корабли воинских частей, либо следующей ночью за ними тоже придут.
   Естественно было объявлено о немедленной погрузке на корабли трёх гвардейских дивизий и нескольких сводных батальонов, из числа желающих отомстить китайцам, учащихся военноморских училищ.
   До наступления ночи корабли тронулись в Шанхай. Вообще говоря любая военная операция длжна быть обеспечена с материальной стороны. Например, более чем пятидесяти тысячам, солдатам и офицерам надо что-то есть и пить. Кроме того надо ходить в туалет. А, если погрузка произошла в считанные часы, то мог кто-нибудь приготовить столько еды, питья и хотя бы вёдра, чтобы ходить на горшок?
   От скученности людей, от отсутствия нормального питья и еды, от отсутствия отхожих мест на кораблях началась эпидемия дизентерии. Большая часть солдат и офицеров стала небоеспособной. Кроме того, многие погрузились в спешке и оказались без боеприпасов и даже без оружия. Отсутствовала какая либо информация о путешествии. Все предполагали, что корабли идут в Шанхай, но когда придут и сколько ещё осталось мучится в этих вонючих трюмах, в которых по щиколотку жидкого дерьма? Вопросы оставались без ответа. От очередного бунта солдат останавливало только отсутствие физической силы. Только солдат попробует возмутиться, как тут же прослабляет. Такая вот неприятная болезнь дизентерия.
   Совместное командование в Шанхае объявило о своем нейтралитете в предстоящей схватке японцев и китайцев. Кроме командира крейсера "Вряг". Он заявил, что раз Россия направила крейсер для обеспечения нейтралитета, то он применит военную силу, чтобы нейтралитет обеспечить. Американцы, Итальянцы и Немцы отказались поддержать командира Российского крейсера. А, наглые англичане завопили о свободе японцев наказать китайцев за потопление крейсера. Ну понятно, что японцы для войны вынуждены будут брать кредиты у англичан, поэтому англичанам-то выгодна война.
   После заявления англичан из японского квартала в направлении моего аэродрома выдвинулся охранный батальон японскикого командования по поддержанию нейтралитета в городе Шанхае. За сутки они легко могли дойти до аэродрома, если бы у меня не было танков. Японцев встретили пулемётные очереди и выстрелы танковых пушек. Затем налетели несколько лёгких самолётов и засыпали японцев мелкими бомбами. Японцы, как все нормальные солдаты, после такой встречи бросились врассыпную. Чего собственно обрадовало китайцев, собравшихся посмотреть на спектакль в котором убивают не китайцев, как все ожидали, а японцев. Остатки батальона дорезпали рукоплещущие китайцы.
   Японцы крупно обиделись и организовали обстрел города Шанхая из невесть как оказавшихся в распоряжении японцев английских 152 мм гаубиц. В ответ на такой беспредел с крейсера "Варяг" полетели стокилограмовые гостинцы из орудий крейсера. Китайцы пошли на приступ японского кварталла, но не смогли преодалеть интенсивный пулемётный огонь. Но, тут подошли мои танки, артиллеристы с "Варяга" сориентировались и начали превращать японский кварталл в щебёнку.
   В результате первых боёв китайцам достался арсенал, любовно прелоставленный японцам англичанами. Кроме того, так получилось, что китайцы купили для своей армии сотню самолётов, хотя об этом даже не подозревали.
   Когда японская зскадра в составе до полусотни кораблей приблизилсась к Шанхаю, то самолёты направились топить японский флот. Командующий японским флотом, как все японцы побаивался возвращаться обратно в японию, не принеся победы. Поскольку японские авианосцы не сумели выйти в море вместе с эскадрой, то от японского флота спустя сутки остались рожки да ножки.
   Мне в голову пришла странная аналогия. Этот же крейсер "Варяг" в 1904 году стоял в другом нейтральном порту, когда японцы пожелали его утопить. Однако и том случае японский флот утопили, а крейсер не выстрелил ни разу по японским кораблям. Мистика, что ли такая?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 3.20*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"