Карелина Ольга Сергеевна: другие произведения.

Дом на туманном побережье. Пролог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пишется

  Несмотря на некоторые проволочки, утро начиналось прекрасно. На рассвете Мартин на окраине города встретился с самым главным клиентом за всю свою жизнь - он искренне полагал, что после этой встречи наконец завяжет с воровством и займётся чем побезопаснее. Благо будет на что! За разработки, утянутые прямо из-под носа ГШР и касающиеся какой-то новой системы спутниковой связи (Мартин с трудом представлял, что они собираются с этим делать, хотя и сам был неплохим инженером), МД уже сейчас отвалила столько денег, сколько он не думал заработать до старости. Жаль только, на встрече сообщение с облаком неожиданно дало сбой и передать столь ценную информацию Мартин так и не сумел, но и он, и агент МД прекрасно понимали, что, даже имея на руках почти всю сумму, Мартин не станет их обманывать. Нет, ему совсем не были нужны такие проблемы! Его отпустили под честное слово, и сейчас он торопился на работу, чтобы там с компьютера, давно уже настроенного втайне от СБ на домашний, выяснить, почему накрылось облако, и восстановить к нему доступ.
  Киберворовство было для Мартина всего лишь хобби, пусть и хорошо оплачиваемым, но ко всему, чем он занимался, он относился с максимальной серьёзностью. Заигрываться было нельзя: бывшие владельцы ценных разработок тут же выяснят, кто вторгся в их системы. Ещё ни разу не случалось такого, чтобы что-то вдруг пошло не так, и потому Мартин глухо беспокоился. Может быть, он замахнулся на что-то совсем уж крутое, раз МД без оговорок выплатила столь огромную сумму, и кто-то из гэшээровских безопасников наконец вышел на него? Конечно, не так-то просто раскопать его настоящую личность, но адрес дома и работы запросто...
  Напряжённый, остро реагирующий на каждый случайный звук, Мартин, как ни старался, так и не сумел успокоиться в дороге. Оставив свою вторую, нигде не засвеченную машину, оформленную на левое лицо, вместе с деньгами в тайном месте недалеко от работы, он окольными путями стал добираться до нужного промышленного здания. Ещё было слишком рано для обычных сотрудников, поэтому Мартин вошёл внутрь через чёрный ход. Кивнул знакомому охраннику, с которым не раз ради поддержания хороших отношений ходил пить в один из малолюдных баров, хотел было прошмыгнуть мимо, но был пойман им за локоть.
  - Приходили странные люди, спрашивали тебя, Мартин, - доверительным шёпотом сообщил ему охранник, и Мартин ощутил, как его сердце ушло в самые пятки.
  - Что за люди? - с нейтральным интересом спросил он.
  - Не представились. И корочек никаких, кстати, тоже не показывали. Но сразу видно, из власти. Или мафии, - охранник хохотнул и искоса глянул на Мартина. - Кому дорогу уже перешёл, а? Я всегда подозревал, что ты не тихоня!
  - Слушай, вот честно, ни малейшего понятия не имею. А что ты им про меня сказал?
  - Что тебя нет, блин. Время шесть утра! А ты работать или уйдёшь?
  - Да, уйду, вернусь попозже. Забрать кое-что надо, - махнув охраннику, Мартин заторопился к себе. Он уже лихорадочно соображал, что делать.
  Раз ГШР - а Мартин не сомневался, что это были именно они - пришли за ним до начала рабочего дня, они знали, что после наполовину сорвавшейся встречи он поедет именно туда. Доступ к облаку, очевидно, перекрыли тоже они. Домашний адрес наверняка также пасётся. Ему фантастически повезло, что на этом входе он ни на кого не натолкнулся - всего-то одно чужое ДТП по дороге, задержавшее его на десять минут, а как помогло! Скорее всего, сейчас они ждут его прямо у кабинета. То есть два пути выхода из кризиса: либо сдаваться с поличным - и надеждой, что вместо пожизненного ему дадут всего-то лет сорок, либо бежать. Опять бежать.
  В общем-то, выбирать было не из чего. Когда-то Мартин точно так же бежал из родного края, лишь бы не признаваться в воровстве у более богатых соседей - правда, тогда уехал в Дельфию почти что с голой зарницей. Сейчас всё по-другому. Сейчас и отходной путь давно готов, и деньги на руках. Вот только, если в ближайшее время он не передаст МД уже оплаченный ею товар, на его след выйдут ещё и они. Что ж, значит, придётся побегать. При должном везении он сумеет затеряться даже в соседнем городе.
  А здесь пора заметать следы. Основной смартфон Мартина сообщался и с рабочим, и с домашним компьютером, на которых уже года два как была установлена специальная программа, запускающая самоуничтожение системника - физическое. Дорожки из бензина, постоянно обновляемые, обеспечат, чтобы следом полыхнули и кабинет, и дом. Единственное, по чему Мартина реально вычислить, это отпечатки пальцев: ему удалось заменить сведения и о них, и о собственном внешнем виде во всех существующих базах, но, если пойдут снимать отпечатки в доме или на работе, на первом же посту ДПС его скрутят. Дом, конечно, жалко, как и стоящую в гараже "официальную" машину, но Мартин всегда допускал, что однажды на чём-нибудь проколется и будет спешно сматывать удочки.
  Запершись в туалете, он соединился через смартфон с обоими компьютерами и запустил на каждом обратный отсчёт. Походя проверил банковские счета: как Мартин и предполагал, даже те, что были с отрицательными процентами, были арестованы. Плотно за него взялись. Что же такое он умудрился стянуть? Самое обидное, что сделку он собирался совершить честно - а теперь с огромной суммой на руках, не имея никакой возможности её вернуть, придётся драпать, застигнутый врасплох домушник...
  Оставив телефон на крышке унитаза, Мартин отошёл к окну, выходящему на внутренний двор, и легко выломал раму - как и многие хиддры, он не был обделён физической силой. Когда он дойдёт до ограды их территории, возле его кабинета уже начнётся светопреставление и можно будет уйти незамеченным.
  Через забор Мартин перебрался как раз в тот момент, когда из окна его кабинета, видного из внутреннего двора, вырвались первые языки пламени. Отлично, первый этап пройден. Теперь можно садиться в "чистую" машину и лететь на все четыре стороны. Хорошо, что пока не придумали какого-то единого сборщика информации о человеке - вот уж его подделать было бы куда сложнее, чем электронные карточки паспортов и страховых свидетельств, которых у Мартина в "чистой" машине было целых пять комплектов.
  Город Мартин покинул беспрепятственно. Недолго думая, повернул на запад - именно там был ближайший крупный мегаполис, в котором можно будет затеряться. Конечно, совсем скоро и гэшээровцы, и эмдэшники будут носом землю рыть, лишь бы достать его, но как они его вычислят, если сейчас по факту его не существует в природе? Улики уничтожены, и машина, и второй телефон записаны на совершенно левого человека, ко всему прочему, он использовал их всегда максимально осторожно - с сотового так и вовсе разговаривал только с лучшим другом, и то обиняками. Кстати, надо будет позвонить ему по прибытии...
  Пока добирался до Таренгейма, Мартин успел успокоиться. Уже три года он водит за нос обе надправительственные организации, да неужели не сумеет скрыться от шпиков? Не впервой начинать всё с начала! И кстати, Таренгейм - довольно симпатичный городок, можно будет и правда поселиться тут. Хоть бы вон на той тихой улочке, буквально утопающей в цвету...
  А народу-то для тихой улочки многовато, вдруг понял Мартин. Он успел отвернуть с дороги в последний момент: у каждого чёртового цветущего дерева стояло по человеку, слишком уж расслабленных, да и, что уж там, крепких для обычных горожан! Проезжая по параллельной улице, Мартин со всенарастающим страхом рассматривал их и был готов поклясться, что один из крайних даже приветливо помахал ему. Если ему не кажется и всё это - и в самом деле гэшээровцы, откуда, чёрт подери, они могли знать, что он приедет именно сюда?!
  Многих сил Мартину стоило не развернуть с визгом покрышек машину и на всех парах броситься прочь из города. Обойдутся - он, как и всегда, будет спокоен и хладен умом. Надо думать, и нервы очень помешают. Что могло его выдать? Меченые купюры? Или, как в их среде говорят, маячные. Он проверил всю груду с помощью смартфона - ни одного сигнала. Да и зачем бы эмдэшникам это понадобилось? Тогда что? А может, он параноит и они просто догадались, куда он поедет? Ох, ладно, дайте только выбраться из Таренгейма, и Мартин спрячется в такой провинции в самой глуши Дельфии - вовек не найдёте!
  Удивительно, но и этот город ему удалось покинуть без задержек. Пару раз по дороге ещё попадались подозрительные личности - например, девушка-пеланни с короткой стрижкой, неторопливо пьющая кофе на веранде определённо ещё закрытого кафе, но ни патрульные, ни кто-либо другой не останавливал его машину. Вывернув на крупную магистраль, Мартин помчался дальше на запад, чтобы потом свернуть на юг и уйти в область крохотных деревень и посёлков. Автомобиль у него совершенно непримечательный - даже если полштата аналитиков посадят вычислять его по камерам, только время зря потеряют. А он к тому времени будет очень далеко.
  Спустя четыре часа непрерывной дороги - на нервах Мартин не замечал ни голода, ни жажды - очередное несколькополосное шоссе наконец сузилось до двухколейки и по сторонам потянулись непролазные джунгли. На одном из поворотов Мартин съехал на просёлочную дорогу, а по ней добрался до небольшой деревни домов так на сто. Сразу за ней раскинулись поля - отлично, будет куда себя пристроить, до семнадцати лет Мартин возделывал похожее в Тезорском районе. Всё равно минимум год ему нельзя высовываться - ни в инженерию, ни тем более в Интернет.
  Деревенька жила своей жизнью, и у Мартина отлегло от сердца. Он остановил машину у магазина, чтобы прикупить себе что-нибудь алкогольное для расслабления - остальное было в салоне, множество долгохранящихся продуктов на вот такой экстренный случай, - но не успел до него дойти. Из дверей вдруг вылетел молодой парень-тилон и радостно замахал ему.
  - Вы ведь Мартин Скалибара? Пойдёмте, глава администрации уже ждёт вас, как почётного гостя в нашей деревне! - вполне себе искренне пригласил он, и Мартин отшатнулся. И здесь они! Надо уехать ещё дальше, куда-нибудь, где нет вообще никакого управления!
  Ринувшись в машину, он с грохотом захлопнул за собой дверь и с места в карьер рванул вон из деревни. В этом краю где-то останавливаться не стоит, но поближе к границе хватает небольших городков и красивых видов - он затеряется среди приезжих, в толпе не только людей, но и машин, и тогда ГШР придётся признать своё поражение!
  Но липкий страх охватил Мартина с головы до ног, выступил холодным потом на лбу и висках, и он не мог от него избавиться. Скорость отслеживания, когда его просто не по чему было отслеживать, приводила его в ужас - а если они просто играют с ним? Доводят до нервного срыва, чтобы в итоге взять голыми руками? Ведь всего один звонок, и этот дурдом кончится. Пусть в тюрьме, но всё же...
  Ну уж нет! Мартин стиснул зубы до немоты и упором ноги увеличил скорость машины, так что та запрыгала по всем ухабам грунтовки. Так легко они его не возьмут, не на того напали! Он всё равно найдёт способ сбежать - потому что, чёрт возьми, он оставил когда-то родной дом ради лучшей жизни, а не "комфортной" камеры в Айкиле!
  Очередной ухаб стоил Мартину шишки на голове, и он наконец сбавил скорость. Впереди уже открывалось нормальное шоссе, сразу с указателем, и, выбрав город под названием Белая Извара, самый дальний, наверняка прямо у краевой границы, хиддр двинулся туда.
  Никто не останавливал его и не подмигивал с обочины. Уже наступали сумерки, когда Мартин затормозил на пустынной улочке примерно в центре Белой Извары, чтобы наконец хоть немного выдохнуть. Людей вокруг не наблюдалось, может, теперь-то он оторвался? Мартин откинулся на спинку сиденья, разминая запястья, достал себе бутылку воды - пока открывал, увидел, что руки бьёт мелкой дрожью. Хоть успокоительными закупайся. Осушив за раз половину бутылки, Мартин потянулся за телефоном, чтобы уже набрать в конце концов единственного друга Савву, но тут сотовый сам мягко завибрировал у него в кармане. Ну да, Савва ещё с утра ждёт его звонка по поводу той сделки. Как же давно это было!
  Дисплей звонящего телефона показывал Мартину, что номер абонента засекречен, и это несколько его смутило, однако Савва вполне мог для перестраховки набирать ему с чёрного номера. Нажав приём, хиддр приложил сотовый к уху, но не успел сказать и слова, как на том конце с ним поздоровался незнакомый бархатный мужской голос.
  - Добрый вечер. Это Мартин Скалибара?
  С усилием преодолевая и собственный ступор, и желание бросить трубку не отвечая, Мартин отозвался:
  - Да, я. Кто это?
  - Я ваш тайный доброжелатель, - в голосе незнакомца хиддру почудилась ехидная усмешка. - Всего лишь хотел предупредить вас. На ваш след вышел агент ГШР первого уровня Кит Гасспаров, один из главных безопасников канарийской ставки. Будьте предельно осторожны, если не хотите закончить свою жизнь в генштабовских казематах.
  - Благодарю за информацию, - удивлённо проговорил Мартин, гадая, куда он со своей сделкой влез, раз кто-то из ГШР решил помочь ему. Осторожно он уточнил: - А... вам откуда это известно?
  - А я он и есть, - собеседник залился ледяным, пугающим смехом, и Мартин от потрясения едва удержал в руке телефон.
  - На твоём месте, Мартин, я бы прямо сейчас пошёл в ближайшее отделение патруля и сдался самостоятельно. Но, если так лень и ножки не ходят, подожди моих ребят там, где стоишь. Третья парковая, дом тридцать. - Хиддр скосил глаза на близко расположенный указатель и с ужасом понял, что он и в самом деле на Третьей Парковой возле тридцатого дома. - Даже не пытайся покинуть город, - продолжал Кит, и холодное торжество в его голосе заставляло Мартина гневно сжимать и разжимать кулак. - Нас слишком много для одного тебя, Мартин. Однако я буду снисходителен, если ты сдашься сам.
  - Нет, - тихо, но твёрдо сказал хиддр, и "один из главных безопасников" презрительно фыркнул.
  - Что ж, воля твоя. Хочешь попрыгать выше собственной бедовой головы - запасайся льдом, будет больно! И имей в виду, за тяжесть твоего преступления я легко выбью для тебя смертную казнь!
  Он отключился, и Мартин, открыв окно, выбросил телефон наружу. Следом высыпал и фальшивые документы - все, кроме одного комплекта на случай встречи с патрульными в городе. Потом тронул машину вперёд по пустынной улочке. Этот Кит Гасспаров всё время следил за ним через сигнал сотового - неплохо, Мартин и не полагал, что за такой короткий срок реально связать некоторых его клиентов и его самого. Или, может, они объединились в итоге с МД - он ведь уехал с их деньгами, а технологии они так и не получили. Уже неважно. Машину никто из его клиентов никогда не видел, и Гасспаров сможет её найти, лишь когда его агенты постучатся в каждую. Какое-то время ещё есть. Стоит попробовать пойти ва-банк.
  В следующий раз Мартин, которого уже откровенно трясло от макушки до носков ботинок, остановился почти на самой окраине города. Оставив машину, он запасся деньгами и пошёл по относительно людному проспекту, выискивая себе жертву. После третьей просьбы один из прохожих согласился продать ему свой сотовый - за баснословные для очень потрёпанного аппарата деньги. Отступив в тень между двумя невысокими домами, Мартин набрал по памяти тайный номер Саввы.
  - Савка, ты себе даже не представляешь, в какой я заднице, - вместо приветствия сказал он другу, и тот хмыкнул.
  - Знаешь, я примерно догадываюсь. Пожарные только сейчас закончили разгребать руины твоего дома. И кстати, чуть всё здание твоего завода не рухнуло. Что случилось? Последние тебя нагрели?
  - Хуже, - кратко отозвался Мартин. - Я сматываю удочки за границы Дельфии. Очень-очень быстро мне нужно, чтобы ты нашёл мне человека, который может легко сделать поддельные документы. Заплачу сколько скажет. Поможешь?
  - Ну а как же. А когда явятся меня по твоему поводу пытать, мне за страдания заплатят? - хохотнул Савва несколько нервно, и хиддр поспешил его успокоить.
  - Если к тебе и придут, то лишь как к одному из моих клиентов, причём не самых крупных. Я давно об этом позаботился. А из разговоров на старом сотовом они вытащат немного, если вообще вытащат. Тогда жду твоей отмашки.
  - Как ты надеешься сбежать? И зачем тебе фальшивки, у тебя же и так были?
  - Вот когда сбегу, тогда и поговорим. До связи, Савва.
  Убрав телефон в карман, Мартин поспешил обратно к машине. Следующим этапом его плана бегства было найти какие-нибудь трущобы.
  Через полчаса неторопливых поисков по незнакомому городу хиддр остановил автомобиль на задворках одного из бедных районов. Засунув за пояс пистолет, который он всегда возил с собой на все встречи с клиентами, Мартин поспешил в центр района - где-то среди этих покосившихся домишек и груд мусора должен был найтись тот, кто ему нужен.
  Лишь на противоположной окраине Мартин наконец наткнулся на подходящих личностей. Во дворе нежилой пятиэтажки с выбитыми стёклами собралась целая компания бродяг - мужчины, женщины, дети, в основном, конечно, преобладающих в Дельфии рас. Мартина интересовали лишь хиддры. Встав в двух десятках шагов от скопления бездомных, затихших и напрягшихся при его появлении, Мартин положил одну руку на рукоять пистолета и размеренно заговорил:
  - Я пришёл предложить кому-нибудь из вас денег. Много - вы не представите сколько. А в обмен прошу всего лишь ребёнка от двух до пяти лет. Хиддрёнка. Пол неважен. Интересует кого?
  - И где деньги? - хрипло и насмешливо спросила одна из хиддри неопределённого возраста. Мартин в тон ей ответил:
  - А где ребёнок?
  - Что ты собираешься с ним делать? - крикнул ещё кто-то из женщин с задних рядов. Хиддр пожал плечами.
  - Какая вам разница? Я могу сказать, что не собираюсь ни есть его, ни продавать в рабство или на органы. Даже секс-игрушку из него не сделаю. Но вы разве поверите? Итак, предложения будут?
  Бродяги начали переглядываться. Мартин спокойно ждал их решения, хотя уже чувствовал, что конкретно здесь дело не выгорит. Вот и мужчины начали вставать один за другим, женщины прижимают к себе детей - надо же, у них же ничего нет, даже толковой крыши над головой, а всё равно артачатся! Мартин аккуратно отступил обратно на бывшую проезжую часть и, поскольку дальше был только основательно заросший парк, двинулся обходить дом с торца.
  За углом на него выскочил мальчишка-хиддр - возник чёрт знает откуда, сосредоточенный, грязный - и волосы, и кожа серые, как у эрбисов, за этой грязью на широких скулах и полосок толком не видно. Одни глаза остались цветными - голубые, как южное небо. Мартин в замешательстве остановился, и мальчишка опасливо спросил:
  - Ты и в самом деле не собираешься этому ребёнку сделать что-то плохое?
  - Ты мне не подходишь, - фыркнул Мартин, оценивающе оглядывая мальчишку с головы до ног. - Тянешь лет на десять, но никак не на пять!
  - Мне двенадцать, - гордо вскинул подбородок тот. - Но моей сестре пять. Скажи, зачем она тебе, и я отдам её бесплатно.
  - Не могу, - Мартин сожалеюще покачал головой. - И дело не в деньгах. Мне не жалко их. Но чем меньше народу о моих намерениях знает, тем лучше.
  Мальчишка хмуро заглянул ему в глаза, почесал резким нервным движением нос, громко звякнув тремя тяжёлыми браслетами на правом запястье, и махнул ею же в сторону недалеко от них расположенной в стене дома двери в подвал - ржавой и только что не рассыпающейся трухой прямо на глазах.
  - Пошли. Заберёшь её - куда хочешь. А денег мне твоих не надо.
  Мартин подчинился. Мальчишка завёл его в одно из помещений подвала, сейчас пустующего, - там, под трубами, в груде тряпья спала худющая и такая же грязная, как её брат, девочка - на взгляд Мартина, даже младше пяти, хотя он почти ничего не понимал в детях. Серые щёки её горели лихорадочным румянцем, лоб то и дело морщился, а тонкие пальцы дёргались, но иных телодвижений не было. Мальчишка сел рядом прямо на пол и начал гладить её по голове.
  - Есть только одна проблема, - серьёзно сказал он Мартину. - Она не ходит. Не потому, что не умеет - она с рождения такая. Всё, что ниже пояса, у неё ничего не чувствует. И вот на лице ещё, - он осторожно повернул лицо ребёнка и указал на чуть опущенный левый уголок губ и так же забирающий вниз край глаза. - Мы никогда не были у врача, я не знаю, что с ней. Тебе это важно?
  - Я бы даже сказал, мне это на руку, - улыбнулся Мартин. - Как тебя зовут-то?
  - Дитрих. А это - Шайло. Но ты, конечно, можешь звать её как угодно. И даже если... - он запнулся, моментно сжал кулаки и закончил: - Даже если сдашь её в детдом, это хорошо. Здесь она умрёт. Я думаю, она уже... умирает. Мы полтора года совсем одни живём. Забираешь?
  - Забираю, - Мартин поднял девочку с пола, стараясь не думать о количестве блох и других паразитов на её тряпье, и кивнул Дитриху. - И ты иди со мной. Думается мне, тебя заживо сожрут, когда узнают, что ты мне сестру отдал. К тому же от денег мне всё равно надо избавляться. Устрою тебе новую жизнь.
  Дитрих открыл было рот, чтобы возразить, но Мартин уже не обращал на него внимания. Он зашагал к выходу из подвала, прижимая к себе ребёнка, наличие которого - он искренне в это верил - поможет ему улизнуть от всех досмотрщиков его машины. Потому что вряд ли кому-то придёт в голову, что Мартин будет покидать Дельфию не холостым и бездетным хиддром, а везущим любимую дочурку на лечение в Канари безутешным отцом.
  Да и, может, спасение полуживой девочки-инвалида ему зачтётся там, в ангельских чертогах?
  На улице Дитрих забежал вперёд и стал показывать дорогу - так они покинули район, не привлекая внимания его обитателей. Когда Мартин уже укладывал Шайло на заднее сиденье машины рядом с усевшимся туда Дитрихом, у него зазвонил телефон.
  - Поезжай на бульвар Димитрия Таиского, - сказал Савва. - У дома шестнадцать тебя встретит огель в чёрных джинсах и жёлтой рубашке - Альбрехт Дионтал. Он будет твоим помощником, молчаливым и безотказным. Документы сделает, как приедешь. Я пообещал ему оплату сто в час, надеюсь, потянешь?
  - Да я и двести потяну, - усмехнулся Мартин. - Спасибо, Савва. Я позвоню ещё.
  Наверняка за больничные услуги, которые нужны Шайло, чтобы ещё и медкарта была на ребёнка, этот Дионтал затребует все триста - но нечего жалеть, сейчас главное просто остаться свободным.
  Проспект Таиского оказался совсем близко. Встретившись с угрюмым огелем Альбрехтом лет тридцати - то есть почти что ровесником, - Мартин показал ему детей и объяснил ситуацию. Он твёрдо решил вывезти из города в том числе и Дитриха, добросить хотя бы до соседней деревушки, а значит, документы на всякий случай были нужны и на него. Ничего не ответив, Альбрехт стал кому-то звонить - из короткого разговора Мартин понял, что он ищет какого-нибудь врача, готового провести осмотр в обход официальным отчётам даже частной клиники. Наконец отключил трубку и сообщил Мартину:
  - Пока я буду на вас троих делать паспорта и страховки, вези ребёнка в четвёртую больницу. Это на Краевой улице, найдёшь?
  - У меня навигатор, - хиддр показал недавно купленный телефон. Огель равнодушно кивнул.
  - В приёмном скажешь, что ты к Клариссе Ондэ. Она согласилась взять на себя уход за детьми за тысячу. Доплатишь - ещё и переоденет. Как только разберётся с твоей девкой, передаст данные мне, и я состряпаю карту. Аванс только давай, а то знаю я вас.
  Мартин хмыкнул и протянул Альбрехту тысячную купюру. Ему не раз встречался подобный типаж тёмных личностей - лучше сразу его задобрить, если хочешь, чтобы всё получалось как надо. Огель в ответ на подношение не шелохнул и бровью. Достав фотоаппарат, он быстро сделал фотографии всех, кроме Шайло - её возраст позволял на документах быть без фото, - потом прибор для снятия отпечатков с Мартина и растворился в темноте.
  В больницу Мартин вносил Шайло уже в собственной куртке, чтобы не привлекать ненужного внимания. Принявшая их троих Кларисса Ондэ оказалась совсем молоденькой тилони, черноокой, меднокожей и, кажется, искренне сочувствующей недокормленному Дитриху и его продолжающей гореть жаром сестре. Первого она сразу отправила в душ для персонала, Мартину же сообщила на глаз размеры одежды для детей и отослала в ближайший магазин. Он оставил их с тяжёлым сердцем, всё ещё ожидая подвоха, но не мог не подчиниться.
  По возвращении его ждал сюрприз. Мартин так и встал на пороге палаты, не отрывая ошарашенного взгляда от сидящего на койке одетого в огромную взрослую пижаму Дитриха, ещё мокрые волосы которого явно были белого цвета.
  - Так ты - снежный?! - выдохнул он, и Дитрих приподнял одну бровь.
  - А что, по глазам было непонятно? - резонно спросил он.
  - Шайло - такая же?
  - Ну, вообще да. Мать, правда, у нас рыжая была, а вот отца не помню уже, врать не буду...
  - Но я-то рыжий! - застонал Мартин, приваливаясь плечом к косяку и едва сдерживаясь, чтобы не начать рвать волосы на голове. Дитрих пожал плечами.
  - Да и что? Белый и у двух рыжих может родиться, я знаю точно. Чего ты переживаешь?
  - Вы вернулись? - раздался голос Клариссы из-за прикрытой двери в соседнее помещение, связанное с её кабинетом. - Идите сюда, я уже заканчиваю!
  Мартин поставил к ногам Дитриха пакет с его одеждой и обувью и со вторым, для Шайло, шагнул в комнату к Клариссе. Та отступила от неподвижно лежащей на кровати девочки, тоже уже чистой и, само собой, с бело-чёрными волосами, и улыбнулась Мартину.
  - Я всё сообщила Альбрехту, - сказала она. - Он свяжется с вами, как всё будет готово. Давайте одежду, я приведу девочку в порядок - и можете ехать.
  Мартин протянул ей пакет. Кларисса сдёрнула с Шайло простыню, и хиддр увидел, что ноги у неё больше похожи на кости, обтянутые кожей. По всему телу рассыпались небольшие шрамы - некоторые круглые, некоторые как от порезов. Надо будет закутать её получше, а то перед патрульными не оправдаешься.
  - По своим возможностям могу сказать, что это генетическое плюс родовая травма, - говорила тилони, быстро одевая так и не приходящую в сознание Шайло. - На первое время этих данных вам хватит. В карте написано всё понятным языком, почитайте, прежде чем отвечать на чьи-либо вопросы. Я усыпила её лёгким снотворным, но в её состоянии часов на одиннадцать хватит. Когда осматривала, она открывала глаза, но ничего не сказала.
  - А Шайло и не разговаривает, - в кабинете, оказывается, уже был Дитрих - Мартин и не заметил его появления. - Я пытался с ней заниматься, но она только плакала. У неё ещё и с головой что-то, да?..
  - Я ничего особенного не заметила, - пожала плечами Кларисса. - Возможно, стрессовая среда немного затормозила развитие, но, как всё станет хорошо, она может разговориться. Забирайте, пожалуйста.
  Мартин принял на руки спящую девочку, в новой одежде и с расчёсанными волосами уже совсем не походящую на бездомную, протянул Клариссе деньги - в два раза больше, чем было обговорено, попрощался и вместе с Дитрихом покинул кабинет.
  На улице он созвонился с Альбрехтом - тот сказал подъехать через час на тот же проспект, где они встретились в первый раз. Пока можно было перекусить. Мартин усадил Дитриха с Шайло в машину и пошёл в магазин закупаться. Момент отчаянного рывка через дельфийскую границу был совсем близко, и он не мог перестать оглядываться. Только бы его не взяли раньше. Потом он приедет прямо под нос к Гасспарову - тот и не подумает искать его в собственной вотчине.
  Ещё через час они опять остановились у шестнадцатого дома по проспекту Таиского. Севший в машину Альбрехт без предисловий протянул Мартину три набора карточек.
  - Прошу. Это твоё, это по твоей новой дочери. Завёл вас в базу, никто не подкопается. Детей, кстати, пытался найти, но, похоже, никто их не регистрировал, так что имена оставил им настоящие. Мальчик может в любом ближайшем городе разыграть комедию, что родители пропали без вести, детдом примет с распростёртыми объятиями, - огель хмыкнул, протягивая Дитриху его документы. Тот скривился.
  - Я подумаю, спасибо.
  Получив остаток денег, Альбрехт попрощался и покинул салон. Мартин повернулся к изучающему свою карточку Дитриху.
  - Я высажу тебя в деревне Картази. Деньги где-нибудь спрячем. В ближайшее же время найди себе сотовый и позвони вот по этому номеру, - Мартин быстро начеркал на салфетке номер Саввы. - Скажи, ты от Мартина. Я ещё позвоню ему, предупрежу. А теперь поехали.
  - Наконец ты представился! - фыркнул Дитрих и, спрятав в карман джинсов салфетку, лёг на сиденье рядом с Шайло, спящей в недавно купленном Мартином детском кресле.
  На выезде из города Мартина остановили дважды - но оба патрульных, только завидев в его машине спящих детей, отсылали ехать дальше. Да, это и в самом деле было хорошее решение - прикрыться ребёнком! От Белой Извары до Картази было с полсотни километров, и Мартин домчал туда в два счёта. Встав на окраине уже засыпающей деревни, он достал из тайного ящика под самым днищем сумку с деньгами и, разбудив Дитриха, отправился вместе с ним их прятать.
  - Ты себе хоть что-то оставил? - спросил мальчик, когда земляные работы в джунглях были закончены. Ночь стояла душная - дожди прошли на прошлой неделе, - но он всё равно ёжился.
  - По мелочи, - улыбнулся Мартин, и сам ощущающий себя не в своей тарелке. - Надеюсь, тебе они принесут больше счастья, чем мне. Знал бы, не совался куда не просят!
  - А я надеюсь, что моя сестра перестанет мучиться. Ты же не выбросишь её где-нибудь на обочине?..
  - Я не настолько отбитый на голову... Кстати, вот это тоже надо спрятать, - спохватился Мартин, извлекая из-за пояса пистолет. - На него-то у меня новых документов нет. На, закопай. И вот один магазин ещё - хорошо, что вспомнил.
  Дитрих равнодушно посмотрел на вручённое ему оружие с патронами и кивнул.
   - Удачи, Мартин, - совсем по-взрослому сказал он. - Может, встретимся ещё.
  Мартин пожал ему руку и заспешил обратно к машине. Лучше будет проехать все посты по темноте: фонарь в салоне и дневной свет далеко не одно и то же.
  Тщательный досмотр ждал Мартина точно на краевой границе - там останавливали почти все машины, а водителей и пассажиров провожали в здание пограничной службы. Фонарями дело не обошлось: у Мартина сняли отпечатки, пробили по базе и паспорт, и машину, но, к чему придраться, так и не нашли. Уезжал Мартин с дрожащими руками и самовольно дёргающейся бровью - он только что разыграл самый главный спектакль в своей жизни, строя из себя того, кем никогда не был, и всё никак не мог поверить, что он ему успешно удался.
  Теперь оставалось лишь доехать до Канари и поискать там добрых людей, которые приютят его на первое время, пока он будет устраиваться на работу, - ведь денег он взял с собой совсем немного, из собственных, не имеющих отношения к МД. В крайнем случае можно будет обратиться в социальную службу...
  До столицы края Великой равнины Мартин гнал не останавливаясь, чтобы появиться в городе засветло, и это сыграло с ним злую шутку. В первом же спальном районе, явно одном из элитных - каждый особняк с бетонной стеной и тяжёлыми воротами, - бензин кончился и машина встала чётко посреди улицы. Вперёд и назад уходили только дома. Вздохнув, Мартин взял канистру и пошёл стучаться во все особняки подряд.
  Он дошёл почти до конца улицы, получив три не очень вежливых отказа и четыре молчания в домофон, развернулся на другую сторону, нажал кнопку звонка самого крайнего дома и в ответ на свою просьбу вдруг услышал:
  - О, само собой! Подождите, я выйду!
  Всё-таки женщины добрее мужчин - ни один из предыдущих владельцев особняков не согласился помочь Мартину. Когда калитка в тёмно-синих, с резьбой из изображений ключей и замков, воротах отворилась, к хиддру вышла женщина-эрбисса в домашней футболке и бриджах - глаза у неё, как и у самого Мартина, были уставшие и невыспавшиеся, но, в отличие от него, очень добрые.
  - Не хотел вас беспокоить, - сразу заговорил Мартин. - Видите ли, очень торопился, у меня дочка больная, забыл заправиться...
  - Да не оправдывайтесь, - улыбнулась эрбисса и высунулась за хиддра, чтобы посмотреть на дорогу. - Вот то - ваша машина, да? С дочкой? Вы в больницу едете?
  - На самом деле не совсем, - искренне смутился Мартин. - Я сам из Дельфии. Уже весь край исколесил, а никто из врачей так за случай дочки и не взялся. Я и рванул сюда. Денег, правда, особо нет, но я думаю попробовать через какой-нибудь фонд...
  - Короче, - эрбисса остановила его излияния лёгким движением руки. - Я сейчас вам канистру вынесу, а потом вы сюда заезжайте. В доме всё и расскажете. Может, я смогу чем помочь.
  - Я не хотел бы...
  - Вперёд-вперёд. Давайте канистру.
  Не смея ослушаться и в принципе отказываться от такого шанса, Мартин протянул эрбиссе канистру, и женщина, подмигнув ему, скрылась за калиткой.
  Совсем скоро Мартин уже припарковал автомобиль на территории особняка - тут имелся гараж на целых две машины - и вместе с Шайло, кажется, слегка побледневшей за время их дороги, входил в дом. Эрбисса, представившаяся Табитой, усадила его за стол в гостиной, вышла за чаем - и тут же откуда-то из-за дивана вынырнул, очевидно, её сын - вихрастый мальчик лет семи-восьми с ярко-рыжими глазами и кривящимися в неприязни тонкими губами.
  - Спорим, ты специально к нам приехал? - в лоб спросил он, и Мартин, как раз устраивающий на подушке Шайло, нервно хмыкнул:
  - Это в каком смысле?
  - Узнал, что отца нет, и сунулся! Чего тебе здесь надо, а?!
  - У тебя нет отца? Сочувствую.
  - У меня есть отец! Это сейчас его нет! Здесь!
  - Всё равно сочувствую, - Мартин исхитрился и потрепал мальчишку по густой тёмно-серо-чёрной шевелюре. Этому палец в рот не клади - по локоть откусит!
  Эрбис вырвался, отскочил от дивана и чуть не налетел спиной на как раз заходящую мать.
  - О, и ты здесь, Герберт, - кажется, ничуть не удивилась она, аккуратно обходя его, чтобы поставить перед Мартином на стол поднос с чашками. - Он уже успел вам наговорить чего-нибудь? Вы, если что, не обращайте внимания: Герберт плохо спит в последнее время, вот и несёт всякую чушь...
  - Ну спасибо, мама, - закатил глаза Герберт и одним прыжком оказался в одном из кресел. Табита села рядом и пододвинула Мартину чашку.
  - Ну, рассказывайте. Помогу чем смогу.
  Отпив чаю, Мартин стал объясняться, пытаясь предстать одновременно и самым несчастным на свете, и не желающим навязываться человеком. Когда он закончил, Табита медленно кивнула.
  - Это очень хорошо, что вы инженер. Я попрошу мужа, он найдёт вам место, у него много знакомых на разных предприятиях. Ну а пока он где-то, простите ангелы, уже третий день, чтоб его, промачивает горло, оставайтесь тут. Сейчас я соберусь, и поедем в больницу.
  - Оставишь меня одного? - холодно спросил Герберт, и Табита спохватилась.
  - И в самом деле. Надо кого-нибудь вызвонить в няньки.
  - Табита, я вам правда очень благодарен, - приложил руку к сердцу Мартин. - Вот только расплатиться...
  В совсем близком коридоре вдруг зазвучала негромкая приятная мелодия, и лишённый интонаций голос, определённо принадлежащий АНД, произнёс:
  - У дверей Кит Гасспаров. Впускать?
  Мартин чуть не выронил чашку с чаем. Тщетно пытаясь справиться с охватившим его ужасом, он проследил, как Табита, извинившись, убежала открывать. Потом, незаметно придерживая локоть, поставил чашку обратно на поднос. Выдохнул. Если Гасспаров пришёл за ним, бежать уже некуда - и некогда. Но, может, просто тёзка? Хотя с такой странной фамилией...
  - Нервный ты какой-то, - фыркнул со своего кресла Герберт, и Мартин сложил руки на коленях.
  - Я две ночи не спал, - сухо отозвался он и повернул голову к арке, соединяющей гостиную и холл, откуда уже начали доноситься голоса.
  - Если ты к Дамиану, то его нет, - негромко проговорила Табита. - Уже третий день дома не ночует. На работе хоть появляется?
  - Появляется, - отозвались ей тем самым бархатным голосом, который ещё не так давно Мартин слышал по телефону, и он ощутил, что начинает куда-то проваливаться. - Вот в это время обычно и появляется. Но сейчас его нет, трубку не берёт, я подумал, может, дома отсыпается, решил по пути заехать. Там много что горит... Ну да ладно. А чья у тебя машина?
  - О, да, точно. Пойдём, познакомлю!
  Мартин выпрямился, стараясь не обращать внимания на въедливый взгляд Герберта. Секунда - и в гостиную вслед за Табитой ступил рыжий сильвис около тридцати пяти лет с яркими изумрудными глазами и в обычных джинсах с яркой цветастой футболкой - а Мартин ожидал, что агент первого уровня ГШР будет как минимум в форме.
  - Он пришёл за помощью, - кивнула Табита Киту на встающего Мартина, робко улыбающегося. - Знакомьтесь: Кит Гасспаров, старый друг нашей семьи, а это...
  Мартин назвал своё новое имя на одном вдохе - какое счастье, что от испуга не сказал старое! Подошедший Кит крепко пожал ему руку, чуть задержавшись внимательным взглядом на лице, скользнул им по Шайло, потом вопросительно посмотрел на Табиту. Та в нескольких словах объяснила ему ситуацию. При словах "Дельфия" и "инженер" левая бровь Кита чуть дёрнулась, но не было похоже, что он связал своего беглеца с гостем Табиты.
  - Что ж, - сказал он, как Табита закончила. - Могу предложить свои услуги. Допивайте чай - и ко мне в машину. Девочку оставим в больнице на лечение, а отец поедет со мной к инженерам. Посмотрим, на что вы годны, а там и место подыщем.
  - Но... - заикнулся Мартин, которого в прямом смысле устрашала перспектива проводить столько времени с личным сыщиком. Кит отмахнулся.
  - У меня ещё есть целых два свободных часа. Поехали. Табита, если Дамиан объявится, я позвоню.
  Он зашагал прочь из гостиной, и Мартину ничего не оставалось, кроме как пойти следом.
  - И всё равно ты мне не нравишься, - шепнул ему Герберт, когда Мартин миновал его кресло, но неприязнь семилетнего мальчика была сейчас меньшей из его бед.
  - Тебе, однако, повезло, что ты обратился именно к Табите, - сказал Кит, когда они уселись в его белоснежный "альбатрос" и тот выехал с территории дома Табиты. - Она всем помогает. С нами не пропадёшь, зуб даю!
  - Я... на самом деле я во все окрестные дома стучался, - сглотнув, признался Мартин. - За бензином. Но никто...
  - Да тут снобы одни живут. Ничего удивительного. Так что, говоришь, дельфийские врачи отказались лечить твою дочку?
  - Ну не то чтобы... На поддержании была бы сколько угодно. Но предложили всё-таки попытать счастья в Канари. Я и...
  - А мать её где? - перебил его Кит - кажется, всё-таки он не до конца доверял новому знакомому. Мартин сделал грустное и суровое лицо.
  - Умерла при родах.
  - Соболезную... Врагу такого не пожелаешь. В общем, так. Тут совсем близко одна из крупнейших больниц - стукнемся туда. Не помогут - я обращусь в ГШР.
  - Издеваешься?! Я за всю жизнь не расплачусь!
  - Как такое может говорить человек, у которого целых две почки? - поднял брови Кит и, скосив взгляд на ошеломлённого Мартина, рассмеялся. - Шутка! Но разве ты не рассматривал такой вариант?
  - Я уже что только не рассматривал, - проворчал Мартин, отворачиваясь.
  В больнице они сдали Шайло с рук на руки главврачу вместе с медкартой и обратно сели в машину. Кит попробовал вновь дозвониться до Дамиана, но тот так и не брал трубку. Убрав телефон, сильвис задумчиво посмотрел на руль.
  - Признаться честно, я хочу поручить тебя именно Дамиану. Раз уж ты к нему домой заехал, ему и разбираться. Только вот в чём проблема. Как Табита наверняка тебе говорила, он слегка выпивает. Мы с этим боремся, но у него год назад пропали без вести два любимых племянника, и с тех пор он себя грызёт. Я, скажем так, знаю, где он живёт, когда не хочет ночевать дома. Предлагаю услуга за услугу: я отдам тебя в руки знающему человеку, а ты вынудишь его проспаться и заодно не проболтаешься Табите о его втором доме.
  - Надеюсь, только доме, а не семье? - уточнил Мартин, у которого от скорости смены событий голова шла кругом. Кит отбил по рулю пальцами какую-то незатейливую мелодию.
  - Вроде только дом, - со смешком сказал он. - Согласен?
  Мартин кивнул, и сильвис завёл машину.
  - Минут двадцать ехать, - улыбнулся он. - Потом пусть он тебя везде возит. А ты за ним приглядывай, договорились? Перед тобой он почувствует ответственность и обязательно возьмётся за ум.
  Мартин закивал уже поэнергичнее. Ему плохо верилось, что сейчас он вот так запросто общается с тем, кто обещал его ни много ни мало казнить, да, ко всему прочему, собирается присесть на шею его старому другу. Так, глядишь, и в ГШР возьмут. Эта Шайло - просто какая-то золотая жила, а не ребёнок!
  Ровно через двадцать минут, как Кит и говорил, они подъехали к небольшому домику в череде таких же невзрачных особняков - этот район, похоже, снобами богат не был. Кит оставил машину на подъездной дорожке с таким количеством ям, будто её специально разрывали бульдозером, и по заросшему сорняками газону подошёл к входной двери.
  - Надеюсь, звонок в дверь он услышит, - сказал он Мартину и нажал на кнопку. Потом, через короткий промежуток, ещё дважды - и наконец за дверью раздались чьи-то неровные шаги. Она медленно открылась, и Мартин увидел заспанного помятого эрбиса примерно возраста Кита - его рыжие глаза с покрасневшими белками буквально тонули в синеве. Кит демонстративно замахал перед носом рукой.
  - Ты хоть не палёнку пьёшь, Дамиан? Я тебя поздравляю: ты дожил до того, что твой начальник самолично явился к тебе на дом!
  - Какое счастье, - мрачно отозвался эрбис, разглядывая Мартина. - Только ты мне начальник разве что в очень общем смысле. Что-то случилось?
  - Ты опоздал на работу. Но я великодушно тебя прощу, если вот этого прекрасного человека ты возьмёшь на поруки и быстренько куда-нибудь пристроишь. Он как раз по твоему профилю.
  - Ага, понял. А ты хиддров, которых куда-то надо пристроить, коллекционируешь, что ли?
  - Как мухи на мёд летят. Всё, я поехал, - Кит подтолкнул Мартина к Дамиану. - Звоните, пишите. Я на связи.
  - Того вора-то не поймал ещё? - поинтересовался Дамиан, и у Мартина пересохло в горле. Сильвис беспечно отмахнулся.
  - Найдётся. Мы только начали. Надо будет, весь Милотен перероем!
  Мартин едва скрыл ухмылку. Кит сел в машину, и Дамиан открыл перед хиддром пошире дверь.
  - Ну заползай, что, - пригласил он. - Значит, инженер, да? У меня тут в подвале мастерская. Сейчас пару тестов проведём, а там и решим, куда тебя пристраивать.
  Оказавшись в прихожей, Мартин трижды чуть не споткнулся о мусорные пакеты, судя по всему, с бутылками, наваленные то тут, то там. Интересно, Дамиан весь год тут не просыхает? Что же у него такого случилось с племянниками, что он никак их пропажу пережить не может?
  - Ты прости за свалку, - как будто прочитал его мысли эрбис, уводя хиддра к двери в подвал. - Сам не знаю, что со мной. Рано или поздно должно пройти... наверное.
  - Кит сказал, твои племянники пропали год назад. Они просто пропали или... - начал Мартин, и Дамиан перебил его.
  - Пока просто пропали. Их всё ещё ищут. Они на Севере пропали. Понимаешь, я их когда-то чуть ли не из-под обломков вытащил, когда их родителей убили. С Табитой мы их вместе растили. И вот опять что-то... Так и знал, что нельзя было их отпускать!
  Он треснул в сердцах кулаком по железной двери подвала, отозвавшейся глухим гулом.
  - За всем не уследишь, - пожал плечами Мартин, с трудом подбирая слова, выражающие хоть какое-то сочувствие. - А ты сейчас, получается, сына бросил. Я его видел - колючий парень. Не спит почти. Наверняка из-за того, что папа дома не ночует.
  Дамиан глянул на него исподлобья, но ничего говорить не стал. Хватаясь за стены, он спустился в подвал, который был весь завален деталями, чертежами и полуразобранными приборами, и указал Мартину на едва угадывающийся за всем этим стол.
  - Прошу. Я дам тебе несколько ошибочных чертежей - по количеству разгаданных и буду думать, кому насчёт тебя стукнуть. У меня есть кофе. Принести?
  - Буду премного благодарен, - улыбнулся Мартин и, расчистив себе стул, сел. Дамиан разгрёб один из углов, отобрал несколько свёрнутых листов, водрузил их на стол перед хиддром и, ещё немного покопавшись, вручил ручку. Потом ушёл наверх, а Мартин развернул первый лист.
  Уже через пять минут ему хотелось смеяться в голос. Минимум половину из этих чертежей он ещё год или два назад вытащил из гэшээровской базы и некоторые из них даже дорабатывал. Как тесен мир! И, раз уж ему так везёт, почему бы не показать всё, на что он способен?
  Через час Мартин разбудил прикорнувшего на ещё одном нашедшемся в подвале Дамиана и протянул ему бумагу.
  - Всё сделано, начальник, - широко улыбаясь, отчитался он, и эрбис, смерив его недоверчивым взглядом, стал проверять его исправления. Глаза у него полезли на лоб почти сразу - кажется, от похмелья даже следа не осталось. Пересмотрев все чертежи, Дамиан сбросил их на пол и встал.
  - Ты откуда такой взялся, а? - с подозрением спросил он, и Мартин довольно усмехнулся.
  - Я всегда считал, что жизнь бросает мне недостаточное количество вызовов. В общем-то, особо совершенствоваться в последние годы было некогда, - он вовремя вспомнил про свою "дочку". - Но в юности меня многие хвалили. Говорили в Тассер ехать работать, но я женился, и...
  - Знаешь что, - Дамиан почесал в затылке, потом рывком взъерошил себе волосы. - Я тебя к нам пробью. Ещё не хватало на гражданке такой талант закапывать.
  - К вам - это куда? - для вида уточнил Мартин.
  - Да в ГШР, куда-куда. Неужели не догадался? У меня свой отдел, первое время поработаешь там, а потом посмотрим. Ну как, согласен? Дочка твоя бесплатно будет лечиться.
  Мартин изобразил удивление и потрясение, забегал вокруг Дамиана с глупыми вопросами, пряча за всем этим свои настоящие чувства - а именно, злое, лишающее его разума торжество. Он сделал их как первоклассников! Практически не напрягаясь, получил доступ ко всем разработкам ГШР! Как только его перестанут искать, а Кит признается в своём поражении - как вам, сэр главный безопасник канарийской ставки?! - Мартин сумеет выйти на такие горизонты в киберворовстве, что им и не снились!..
  - Ну всё, всё, - со смехом Дамиан схватил его за плечи и легонько тряхнул. - У тебя телефон звонит. Отвечай - и поедем в Управление.
  Достав дрожащими руками сотовый, Мартин увидел на его экране номер, который сам же недавно забил как "Больница". Ну да, ребёнок. Жаль, теперь от него никак не избавиться - но, может, самостоятельно загнётся? Дитрих вроде говорил, ей совсем плохо, а в медкарте из знакомых слов Мартин различил только "крайнее истощение", "обезвоживание" и название какой-то лёгочной болезни, кажется, вызываемой паразитами. Кто знает, что там ещё у этой бродяжки...
  Однако, чего бы Мартин ни думал и ни желал по поводу Шайло, реальность очень быстро расставила для него всё по местам. С момента приезда в Канари каждый день его на три четверти состоял из работы и на четверть из Шайло. Он за неделю привык к тому, что обязан ездить к ней в больницу, сидеть рядом, изображая заботливого папашу, - и сам не заметил, что перестал воспринимать это обязательство как бремя. Где-то через месяц, вынырнув из того океана перспектив и постоянной занятости, чтобы хоть чуть-чуть глотнуть воздуха попроще, он вдруг вспомнил, что ещё недавно желал своей приёмной дочке смерти - и сам себе не поверил.
  Как-то вдруг Мартин стал смотреть на всё совершенно иначе. Вечный боец за лучшее, привыкший выгрызать себе кусок у других, всегда видящий в них, во всех, кроме одного-единственного друга, врагов или соперников, нежданно-негаданно получив всё, о чём он когда-либо мечтал, он осознал, что более не нуждается в той бесчестности, нога в ногу с которой шёл с самого детства. Отдел Дамиана буквально носил его на руках, его таланты, навыки, образ мышления пригодились, были оценены по достоинству - Мартин и не подозревал, что способен на нечто настолько большее по сравнению с прошлым. Ни врагов, ни соперников больше не было. Только друзья, коллеги и - дочка.
  Он привязался к ней - может быть, ещё не полюбил, но уже действительно чувствовал за неё ответственность. День за днём проводя подле Шайло, Мартин читал ей детские книжки, показывал картинки, даже устроил целый кукольный театр - и точно знал, что она видит и слышит его. Однажды она даже слабо улыбнулась, и это оказалась не меньшая победа, чем когда он сумел сбежать от Кита. Ещё через месяц Мартин понял, что готов на всё ради этой девчушки. Она заслуживала лучшей жизни, чем с отцом-преступником, и он начал думать о том, есть ли хоть какой-то шанс пережить вспышку гнева Кита, если вдруг он признается ему, кто он на самом деле.
  Он ведь и так уже почти всё исправил. Поскольку Дамиан довольно скоро включил его в команду по разработке ИД-чипов для всего населения Омнии, Мартин узнал про них малейшие подробности. Их разработки шли в ГШР почти корпус в корпус с МД, и те чертежи по спутниковой связи, которые Мартин так и не смог продать в МД, должны были дать им существенное преимущество перед соперниками - потому что из базы ГШР Мартин их благополучно удалил. Исхитрившись, он сумел вернуть их Киту так, чтобы никто не подумал, что он имеет к этому отношение. Да, по правде сказать, ни киберворовство, ни компьютеры в принципе Мартина больше не интересовали. По духу и призванию он всё-таки был инженером-разработчиком. К чему таскать что-то и впаривать его другим, когда можно самому что-то создать?
  К концу третьего месяца Мартин почти решился на своё судьбоносное признание. Ему дали короткий отпуск, так как предыдущие семнадцать недель он работал без выходных, и он проводил его в больнице рядом с Шайло, представляя себе все возможные реакции друзей и собирая остатки мужества. Шайло со дня на день обещали выписать - лечения от её паралича пока не существовало, но со всем остальным врачи справились на отлично. В очередной обязательный сон дочки Мартин ушёл на улицу, во внутренний двор, и ходил там от скамейки к скамейке, размышляя, пока у него не зазвонил телефон.
  - Ну привет, - раздался в трубке холодный голос Саввы. - Забыл старых друзей, да? Странно, что номер ещё не сменил.
  - Да я давно его на себя переписал, - весело отозвался Мартин, останавливаясь посреди двора у самой большой клумбы. - Ты не представляешь, как мне тут подфартило! Я работаю в ГШР на самых важных проектах, платят столько, что можно вообще ни о чём не думать! И, знаешь... Скорее всего, я не вернусь к себе прежнему. Но я всё так же готов тебе помогать, если понадобится!
  На другом конце ему ответили звенящей тишиной. Спустя какое-то время Савва медленно заговорил:
  - Я очень рад за тебя, Мартин...
  - Будь добр, называй меня моим настоящим именем! - перебил его хиддр, и Савва кашлянул.
  - Я очень рад за тебя... Киллиан, - повторил он. - Вот только есть одна маленькая проблема. Я не особо готов к тебе новому. У меня, знаешь ли, полбизнеса завязано на твоих... делах. И, если поставки прекратятся, я окажусь на улице, понимаешь?
  - О, да брось! Это же было только ответвление! Ты же не пытаешься убедить меня, что крутишься только на теневом рынке?
  - Именно... Киллиан. Тебе, возможно, стоит подумать, прежде чем бросаться обещаниями не вернуться.
  - Но мне не нужно это больше, пойми, - Киллиан смотрел, как медсестра осторожно скатывает во двор инвалидную коляску с Шайло, и не мог сдержать улыбки. - Я завязал с этим. Всё, баста.
  - Баста? А тебя не смущает, что я знаю всю твою подноготную? - голос Саввы похолодел ещё градусов на десять и превратился в шипение. - И могу в один момент сдать тебя со всеми правдами и неправдами?
  - Ты серьёзно сейчас? - Киллиан попросил знаком медсестру подождать и отступил к скамейке. - Ты в самом деле сдашь меня? Я тебя на собственном горбу из глухомани вытащил! Благодаря мне ты - тот, кто ты есть, Савва!
  - Так же верно и обратное, Марти, - усмехнулся тот. - Выбирай. Либо ты с нами, либо против нас. Кстати, в ГШР тебе будет очень удобно продолжать своё дело!
  - Знаешь что?.. Я сам им всё расскажу! Раньше тебя, понятно?
  - О, вперёд, Марти. Все двести эпизодов вспомнишь? Ты представь, что они о тебе подумают. Ладно бы, сразу все карты раскрыл. А то, значит, устроился помягче, внедрился в самое, так сказать, сердце - и простите меня, я одумался, больше не буду? Честно-честно? Да тебя не столько за воровство порешат, сколько за то, что воспользовался их доверием! И что будешь в тюрьме делать? Дочке своей калечной посылки отправлять в детдом?
  Киллиан вздрогнул, ярко представив эту картину. Со своего места он видел, что Шайло нетерпеливо тянет к нему руки - ещё слабые, худые, но уже неплохо выражающие её незамысловатые желания. Как она будет без него?
  - Так что, расскажешь им или мы всё ещё друзья? - вкрадчиво спросил в трубке Савва, и Киллиан вздохнул, сдаваясь.
  - Друзья, Савва. Присылай запросы, я поищу, что тебе нужно. Убрав телефон, Киллиан заспешил к заулыбавшейся Шайло. Пусть весь мир рухнет, пусть он останется преступником, она, чёрт возьми, будет улыбаться!
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | Л.Морская "Тот, кто меня вернул - в руках Ада" (Современный любовный роман) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Юмор) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Женский роман) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"