Карелина Ольга Сергеевна: другие произведения.

Эффект Домино. Глава 2. Моргенштерн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  В попытке отвлечься от произошедшего накануне и нормально пережить ночь Рэкс не стал уезжать из Управления домой и засел в архиве: ему давно хотелось узнать, откуда его лучший друг Кит получил столь специфическую для сильвиса фамилию Гасспаров, имеющую и сильвисское удвоение "с", и хоронский суффикс "ов", да только никак не доходили руки. Монотонная работа с перебиранием огромного массива данных, пусть и с помощью компьютера, обещала отлично забить голову на необходимое количество часов, а поутру уже можно будет прийти к нему в палату и ещё раз убедиться, что от своего неожиданного ранения он оправится. Заодно, возможно, и Квазар, весь вечер не отвечавший ни на звонки, ни на сообщения, откликнется и наконец станет понятно, что делать со случившимся инцидентом.
  Тем не менее, отслеживая путь Гасспаровых по их родовым ветвям из Канари по всему фермерскому краю - Тезорскому району на востоке материка, Рэкс нет-нет да возвращался мыслями к тому, что обеспечило Киту пулю в лёгком, их третьему члену группы Альфреду - очень вероятный выговор, а ему самому ворох вопросов и необходимость в скором времени составлять рапорт. Наконец, оставив примерно в середине ночи своё исследование, он решил ещё раз подробно вспомнить произошедшее семь часов назад и до объяснений как с Квазаром (в качестве и куратора их группы, и старшего родственника), так и с более высоким руководством понять хотя бы для себя, что тогда случилось.
  Было начало апреля 441 года - выпускной год для Рэкса, Кита и Альфреда, студентов канарийской Академии ГШР, последние пару недель перед заключительными экзаменами, и, поскольку уже два дня от Квазара не было ни слуху ни духу, Рэкс, будучи лидером их группы, самостоятельно принял решение о выездном образовательном мероприятии. К шести часам они втроём прибыли на один из загородных полигонов МИЦа (так называемого армейского подразделения ГШР, также готовящего и работающих непосредственно с гражданами правоохранителей - патрульных) - там как раз должен был начаться первый практический экзамен для выпускников этого отделения Академии. Нечто подобное совсем скоро ожидало и их группу, потому Рэкс счёл познавательным их присутствие в качестве наблюдателей от ГШР в экзаменаторской кабине. Их посадили в крайнее из трёх помещений, оборудованное большими экранами, чтобы можно было в подробностях наблюдать прохождение мицевцами-кадетами "лабиринта", - и, несмотря на недовольные стоны Кита, сначала всё шло относительно прилично.
  Разделённая натрое стеклянной перегородкой и глухой стеной экзаменаторская находилась в противоположном конце полигона на третьем этаже - под ними были лишь технические и административные помещения, напротив, за бронированным стеклом - полигон и обращённые к нему зрительские трибуны. По левую руку от группы Рэкса, также за стеклом, сидела принимавшая экзамен комиссия во главе с деканом отделения - всего пять человек, дальше за ними, уже за глухой стеной, располагалось помещение для первокурсников, которых приводили туда преподаватели ради ознакомления со спецификой экзаменов. Поскольку подобные экзамены проходили в три даты, попасть на них успевали все - и, наверное, студбилет мицевца было очень легко подделать, потому что эмдэшные диверсанты пришли именно с первокурсниками совершенно беспрепятственно.
  То, что у них диверсия, Рэкс понял примерно на двадцатой минуте экзамена. Они трое синхронно повернули головы на негромкий хлопок, донёсшийся из-за перегородки: сидевший в центре комиссии декан упал грудью на стол, явно только что получив пулю в затылок, в паре метров от него стоявшая аурисса лет семнадцати-девятнадцати, с копной ярко-рыжих волос и в форме студентки факультета МИЦа, как раз поспешно прятала куда-то под китель пистолет. Прежде чем она успела сбежать, сработавшие как единый организм члены комиссии - все бывшие патрульные или кто покруче - бросились на неё с нескольких сторон и завязалась свалка. Распахнулась дверь - в помещение ворвались ещё двое студентов - велька с собранными в два объёмных хвоста чёрно-фиолетовыми волосами и русоволосый рейтер, - и, с изумлением узнав вельку, Рэкс осознал, что происходящий бедлам ещё удивительней, чем мог бы быть.
  Его группа в подобной ситуации не имела права предпринимать каких-либо действий, даже располагая, как в тот раз, табельным оружием, но он посчитал правильным тем не менее приказать своим оставаться на местах. Двое, конечно же, эмдэшников за перегородкой почти отбили от старших мицевцев свою напарницу и, возможно, спокойно бы сбежали, но вдруг Альфред вскочил с места и бросился к выходу из их комнаты.
  Рэксу с Китом не оставалось ничего, кроме как кинуться следом: хотя они все трое знали, кто эта велька, и в своё время даже дружили с ней, неизвестно было, как может повернуть стычка Альфреда с определённо чем-то обозлёнными диверсантами. Их группа тоже разбилась: увидевшая рванувшегося к ним Альфреда аурисса отделилась от своих и ломанулась на выход первой; когда Рэкс и Кит оказались в коридоре, за ней и Альфредом уже бежали велька с рейтером. Какие-то крысиные бега. Первая двойка, похоже, понеслась по лестнице, вторая - у вельки при этом было очень виноватое лицо, она точно тоже узнала Рэкса - закрыла двери единственного лифта прямо у него перед носом. Нехорошо ухмылявшийся Кит, не растерявшись, хлопнул ладонью по близко расположенной кнопке пожарной тревоги и под вой заработавшей сирены жестами показал Рэксу, что разберётся тут сам. Уже внизу лестницы по затихшему лифту Рэкс понял, что его друг подключился к контрольной панели подъёмника и вынудил тот не просто доехать до ближайшего этажа и открыть двери, как он должен был сделать при пожаре, но и вовсе остановиться между этажами. Вот только запертый в его кабине вместе с велькой рейтер тоже вполне мог оказаться, как Кит, программистом-оперативником, а значит, времени у Рэкса не так уж много.
  Задержка стоила дорого: по всему видному внешнему периметру полигона, на котором наверняка уже остановили экзамен, ни Альфреда, ни ауриссы видно не было. Прибавив ходу, Рэкс добежал до угла, завернул - и картина дополнилась новыми деталями. К ним от центрального здания на бешеной скорости приближался микроавтобус с глухим фургоном - где-то далеко за ним угадывалась бросившаяся ему вслед охрана полигона; Альфред, поваливший противницу как раз в тот момент, когда Рэкс показался из-за угла, выстрелил по машине, и та резко вильнула в сторону, тут же зацепив левым боком один из столбов и с визгом остановившись. Мало пострадавшая водительская дверь распахнулась, являя ещё одного сообщника диверсантов и очередного знакомца Рэкса, сосредоточенного и тоже злого как собака желтоволосого тераса, уже с пистолетом, и Рэкс в последнем рывке снёс собой Альфреда на землю. Выпущенная терасом пуля просвистела над их головами, но что сейчас происходит сзади, хорон посмотреть не успел: молча Альфред сбросил его с себя и, перекатом уйдя с траектории поражения, в свою очередь опять пальнул в водителя.
  Он должен был попасть, однако терас отклонился с такой точностью, что впору было заподозрить его в сверхспособностях. С неменьшей скоростью он подлетел к Альфреду, ударом ноги в солнечное сплетение отшвыривая его почти на полтора метра, потом махнул кому-то рукой, и мимо так и не вставшего с асфальта Рэкса один за другим пробежали все трое диверсантов. В доли секунды они скрылись в открывшем боковую дверь микроавтобусе, терас запрыгнул за руль и, развернув авто в полуметре от Рэкса, вместе со своим детсадом был таков.
  На пути его отступления палила из автоматов охрана, но Рэкса они уже не интересовали. Приподнявшись на локте, он посмотрел обратно на угол полигона, проверяя, не идёт ли кто из мицевцев с той стороны, но обнаружил лишь лежащего плашмя на асфальте Кита и неизвестно откуда взявшегося возле него военного в мицевской форме, склонившегося над сильвисом так низко, что Рэкс забыл про всё и бросился к ним.
  За высокой стойкой воротника и низко надвинутой на лоб фуражкой на расстоянии было невозможно разглядеть, к какой расе относится мицевец, но по приближении, когда на него вскинули относительно узкое лицо, суживающееся к низу, с прямым носом, слабо выраженными скулами, рыжими глазами и, самое главное, с цепочкой ровных чёрных пятен от середины скулы до виска, Рэкс узнал в нём ещё одного тераса - причём поразительно похожего на того, что буквально недавно спас всех эмдэшных диверсантов на своей машине. Это могло быть совпадение (хотя Рэкс не верил в них с раннего детства), а могло - и что-то другое, разбираться времени не было: Кит лежал на земле с простреленной грудью, на глазах серевший, и в первую очередь нужно было вызывать ему медиков.
  С осторожно подошедшим к ним сзади растрёпанным Альфредом с ссадиной на подбородке Рэкс с того момента более не разговаривал. Терас-мицевец вызвонил им врачей прямо с территории полигона, потом подъехала и скорая, доставившая всю группу Рэкса в канарийские галереи, благо что до них было десять минут быстрого хода, на пороге реанимации Альфред куда-то исчез, Рэкс же, наговорившись с врачами и получив достаточно уверений, что с Китом всё будет в порядке, ушёл в архивы. Случай был из ряда вон - как тут вообще можно было помыслить о сне?
  И в нём требовалось разобраться. Маловероятно, что юные эмдэшники могли сами вот так запросто попасть на мицевский полигон, чтобы в самом его сердце совершенно безнаказанно убить декана факультета, - значит, операция была согласована заранее с обеих сторон, само собой, от Квазара и от Аспитиса - Мессии-Дьявола. В пользу же этой версии говорило присутствие среди диверсантов знакомой Рэксу вельки - её звали Сэра и она была дочерью ныне покойного друга и Квазара, и Аспитиса Артура Альиных. В 35-м, когда Артур погиб в результате операции, забравшей, к слову, и жизнь отца Рэкса Патрокла, с согласия Квазара Сэру, оставшуюся полной сиротой (жену её отец выгнал, ещё когда ей было три), отдали в специнтернат МД под личным кураторством главы организации. Судя по всему, ему удалось-таки вырастить из неё агента, достойного памяти великого отца, раз уже в девятнадцать лет вельку отправили на зачистку, - но что за дурдом они там устроили? И почему Квазар не предупредил о готовившемся нападении на, очевидно, неугодного ему декана? Где он вообще два дня пропадает?
  Отдельным вопросом было появление на диверсии водителя-тераса - Рэкс и Кит знали его с детства (сильвис чуть ли не с первого класса, хорон - с четвёртого, когда его из-за переезда перевели в их школу) и отношения у них были специфические. В последний раз Рэкс встречался с Цезарем Шштерном четыре года назад, в том же 37-м, когда уехал с дядей на войну и познакомился с Домино. Как потомственные представители известнейших фамилий в обеих организациях, они должны были быть заклятыми врагами, подобно отцам, жалившим друг друга то одним, то другим (в итоге Клиффорд Шштерн и вовсе убил Патрокла Страхова, пусть и, как сказал Квазар, случайно), но вместо этого почти сразу после знакомства сначала перешли на вооружённый нейтралитет, а потом и что-то вроде взаимопомощи. И Рэкс, и Цезарь не хотели ни в чём быть похожими на родителей - возможно, это и разрушило барьеры. В 37-м, когда терас, вызывая хорона на разговор, похитил его тогда ещё только вероятную девушку, они вообще замечательно пообщались. Отказавшийся от фамилии Цезарь, по идее, именно с этого момента должен был наконец начать строить в МД карьеру - не сильно-то он продвинулся, раз после четырёх лет дослужился лишь до водителя...
  Тем не менее, спасая своих подопечных, когда что-то у них пошло не так, Цезарь сработал неплохо. Возможно, если бы Альфред не начал первым, вообще не открыл бы огонь - и как символично, что его пуля прилетела именно Киту, с которым они вечно грызлись. Позже, уже из скорой, Рэкс видел снесённый его автобусом шлагбаум - жест отчаяния, крайней меры, потому что, как и все водители, он мог кидаться в бой лишь в совсем безнадёжном случае. Похоже, в обеих командах нашлось по паршивой овце, разрушившей заранее спланированную операцию, и в той стороне тоже должно всем попасть по шапке.
  Узнавать подробности, однако, по-прежнему было не у кого. Вновь не дозвонившись до Квазара, Рэкс глотнул подостывшего кофе и, заглушая в себе тревогу по Киту, обратно зарылся в архивы.
  Очнулся он от провибрировавшего на столе сотового. Рэкс схватил его, надеясь на долгожданный ответ от дяди, но это было всего лишь информационное сообщение от общей системы оповещения. Экран показывал ровно девять утра, уже можно было стучаться к Киту. Вставая и без всякого сожаления оставляя своё исследование, так и не давшее удобоваримых результатов, Рэкс на всякий случай открыл сообщение - вдруг наконец вызывают на ковёр - и застыл взглядом на строках: "Приказом Љ 128-48В от 14.04.441 г. учебно-оперативной группе под кодовым номером С-351 произведена замена куратора. Ожидайте". Последняя буква в номере приказа говорила о том, что замена санкционирована высшим руководством - что, чёрт подери, у Квазара там происходит?!
  Как Рэкс дошёл до больничного отделения, он не запомнил. Медсестра на посту указала ему нужную палату, где Кит уже час как бодрствовал и даже разговаривал, и вскоре Рэкс уже был внутри. Вид Кита не внушил ему особенного доверия: слишком уж заострились его и без того хорошо заметные скулы, цвет кожи был ближе к меловому, крупные изумрудные глаза он невольно щурил, короткие светло-рыжие волосы на висках и лбу слиплись от пота, но всё было лучше того, каким Рэкс видел его вчера вечером. Закрывая за собой дверь, хорон спросил:
  - Как себя чувствуешь?
  - Вечно ты задаёшь очевидные вопросы, - слабо усмехнулся Кит, неотрывно следя за ним. - Давай лучше о чём поинтереснее. Ты уже пожалел, что потащил нас на этот экзамен?
  - Да кто ж знал, - Рэкс подвинул к его кровати один из двух имевшихся в палате стульев и сел. - Почему-то дядя не счёл необходимым предупредить меня об операции с участием Сэры и Цезаря. Впрочем, у них там, кажется, тоже какой-то бедлам, так что...
  - А, то есть мне не показалось, это и в самом деле был Цезарь, - перебил его Кит, неопределённо улыбаясь. - Вот так и знал, что первая в жизни пуля будет от него! Я просто не успел его толком разглядеть, сам понимаешь...
  - Потом там был ещё кое-кто. Очень на него похожий - а это редкость, Шштерны же эталоны своей расы. По возрасту я бы дал около сорока - я склоняюсь к мысли, что это может быть его дядя Лемм.
  - В МИЦе?!
  - Квазар обмолвился как-то, что после известных событий Лемм ушёл из МД на гражданку и уехал к родственникам жены в Ториту. Что бы ему в таком случае помешало и вовсе однажды переквалифицироваться на МИЦ или патруль? Если учесть, что он, как и Цезарь, совершенно нежаден до власти...
  - ...родственники могли его просто выставить, - согласно кивнул Кит. - В Ториту круче них в МД только звёзды. Ну да, что-то сходится. Давай дальше. Уже решили, кому сколько стоять в углу на горохе?
  - Пока всем почему-то на нас плевать, - Рэкс передёрнул плечами. - Квазар не отвечает, приказов, кроме одного сегодня утром, о замене нам куратора, не поступало.
  - А это на каком ещё основании?!
  - Спроси что полегче.
  - Всё ясно, господа, мы в заднице, - резюмировал Кит и в попытке издать смешок закашлялся. Под укоризненным взглядом Рэкса добавил спустя несколько секунд: - В том числе из-за Альфреда. Надо было всё-таки оставить это место Рафаэлю.
  - Рафаэль уехал, - отрезал Рэкс, не желая лишний раз выступать против члена их группы. Кит искоса глянул на него.
  - А ты его не остановил.
  - Ты тоже не сильно старался.
  - Не перекладывай со здоровой головы на больную! Чтением нотаций, проповедей и тэ пэ в нашей команде традиционно занимаешься ты. Может, стоило чуть-чуть нажать и он бы остался. И никто из нас вчера не получил бы пулю в лёгкое!
  - С ним всегда было что со стеной разговаривать. А плести интриги против близких я по определению не могу. Смирись уже с той реальностью, в которой он на исторической родине в Дельфии, а с нами в качестве напарника Альфред.
  - Что же наш горячо любимый напарник не сидит сейчас у моей постели? Свалился где-то под грузом собственной вины?..
  Рэкс промолчал. Альфред сильно отличался от них обоих - и в том числе от Рафаэля, который вечно стремился перевести через дорогу каждую попавшуюся на пути бабушку. Своенравный эгоцентрик, гордец, он, несмотря на все усилия Рэкса, так и не смог пока по-настоящему войти в их команду - но тем не менее был таким же самоотверженным фанатиком общего дела, избравшим в своё время, как и Кит с Рафаэлем, именно Рэкса своим лидером. Когда Рафаэль изъявил желание после окончания школы уехать с концами в Дельфию, ни у кого не возникло сомнений в том, кто займёт его место - жаль, в каком-то смысле замена оказалась неравноценной.
  - Ладно, оставим... - Кит запрокинул голову. - Не отвечал тебе, Рафаэль, кстати? Или я уже спрашивал?
  - Не спрашивал. Ответил, - отозвался Рэкс. - Заканчивает Тассерский университет по специальности "Орнитология". Понимаю, почему игнорировал наши письма все три года: узнай мы о его выборе сразу, точно дёрнулись бы спасать. Скоро женится, даже фотографию приложил - говорит, самая красивая хиддри на потоке.
  - Он, конечно, тоже не урод, - хмыкнул Кит. - Но как-то быстро он забыл ту, из-за которой и сбежал, поджав хвост. Уж не назло ли самому себе?
  Рэксу крайне не хотелось в очередной раз втягиваться в обсуждение судьбы и характера Рафаэля, без которого не обходилось ни месяца их жизни, и испытал преступное облегчение, когда услышал шелест открываемой двери. Они с Китом оба посмотрели в ту сторону и, не сговариваясь, расширили в изумлении глаза: в палату вошёл тот самый терас, который помогал Рэксу ухаживать за раненым другом. Мицевской формы на этот раз на нём не было - её сменила гэшээровская. Вместо куртки на белой без рисунка футболке был расстёгнутый жилет с серебряной лентой укороченного образца через плечо и пятым номером ранга в иерархии агентов на ней. Сухие мускулистые руки цепочка чёрных пятен обвивала от запястий правильной геометрической спиралью - то же Рэкс видел и у Цезаря, - на голове расходилась в жёлтых волосах тёмными прядками с чёткими границами из-за их короткой длины. Ярко-рыжие глаза смотрели цепко и обеспокоенно.
  - Решил сначала зайти к тебе, Кит, - пояснил терас. - Не очень хорошо ты вчера выглядел... Но, хвала небесам, пронесло. Нормально себя чувствуешь?
  - Сойдёт по бедности, - фыркнул Кит и бесцеремонно спросил: - А вы вообще кто?
  - Ваш новый куратор, - улыбнулся терас, останавливаясь в шаге от Рэкса. - Лемм Шштерн.
  - О, ну надо же, ты угадал! - воскликнул Кит, пока Рэкс справлялся с замешательством, и, сохраняя лицо, хорон растерянно хмыкнул.
  - Как будто бывает по-другому... А как вы из МИЦа вдруг в ГШР оказались?
  - Можно на "ты", Рэкс, - великодушно разрешил Лемм, щурясь. - И задавайте уже вопросы по существу. Например, как я вообще оказался на вашей стороне, когда вся семья - в МД.
  - Это, наверное, крайне захватывающая история, - поддержал Кит, но терас огорошил его:
  - Наоборот. Банальщина. Результат полнейшего недопонимания и неуживчивости с остальной частью фамилии - и тех, кто её поддерживает. В 32-м, в Ториту, я выступил против амбиций родителей своей жены, четы Шшани, руководителей торитовской ставки МД, которые желали видеть в качестве командира личной гвардии Мессии меня, а вовсе не моего брата Клиффа. Ну и заодно сместить этим тогдашнего главу МД Франса Люцесса. Их замыслы с треском провалились, но мне удалось их обелить: для МД я вывернул всё так, будто их сбили с истинного пути некоторые представители высшего совета ГШР - я и сам считал это каким-то помрачнением рассудка: Шшани и при Люцессе жилось неплохо. Через полтора года я из столицы съехал в Ториту - были причины, - само собой, поселился у тестя с тёщей, и какое-то время меня благосклонно терпели. Но, как оказалось, мою неамбициозность мне так и не простили - пришлось разводиться и возвращаться. Хотел стать преподавателем в Академии МИЦа, однако, пока готовил документы, Квазар пригласил меня к вам в кураторы. Как я мог отказаться?
  - То есть всё-таки Квазар сам тебя назначил? - уточнил Рэкс. Лемм кивнул.
  - Про подробности не спрашивай, сам ничего не знаю. Запрос пришёл вчера за пять минут до начала экзамена, куда я приехал встретиться с очередным работодателем. По-моему, то, что его убили, какой-то знак. И встреча с вами заранее - тоже. Квазар написал мне в 9:30 быть в вашем кабинете и передать эту информацию тебе, раз уж я всё равно иду проведать Кита, так что приходи, Рэкс, как освободишься.
  Козырнув им обоим, Лемм, что-то безмятежно насвистывая себе под нос, удалился, и Рэкс с Китом молча посмотрели друг на друга. Почему куратора их группе назначил Квазар, а приказ подписан высшим руководством? Что случилось вчера около шести, что Квазар не отвечал на звонки Рэкса, но тем не менее сумел провернуть вот это?
  И почему всё-таки назначил в кураторы именно Лемма? Больше некому, что ли, доверять?
  Полный мрачных предчувствий, через десять минут Рэкс оставил Кита и двинулся в сторону закреплённого за их группой кабинета - повезло, что и архивное, и больничное, и оперативное отделение находятся достаточно близко друг к другу. Уже почти вывернув из-за последнего угла на пути к кабинету, Рэкс увидел у его дверей Квазара и Альфреда и отступил обратно, не желая мешать их разговору. Они двое сверлили друг друга взглядами и зловеще молчали - Альфред стоял приподняв подбородок, внешне холодный, но кожа на щеках у него потемнела - поскольку он был таким же меланистом, как Рэкс, хотя, в отличие от него, принадлежал к рейтерам, это свидетельствовало о крайнем внутреннем напряжении. Бледнокожий человек точно горел бы сейчас как маков цвет. Обычно идеально уложенные, чёрные короткие волосы Альфреда были взлохмачены, на широком подбородке всё так же алел синяк, угол тонких губ опущен, ладони сжаты в кулаки. Квазар, кажется, даже не моргал.
  - Ты хоть понимаешь, что ты сделал? - тоном, от которого кровь застывала в жилах, спросил он, и невольно Рэкс удивился, почему его дядя настолько злится из-за всего-то неповиновения - уже, к слову, не первого со стороны Альфреда.
  - Попытался задержать диверсантов МД, пока они ещё кого-нибудь не убили? - с вызовом ответил рейтер, и уже Квазар - опять-таки непривычно - пошёл пятнами.
  - Ты, чёрт тебя дери, ослушался приказа лидера группы! - рявкнул он, и Альфред поджал губы. - Вследствие чего подставил под угрозу жизни своих напарников и себя самого! Считаешь себя самым умным, что ли?!
  - А почему мы должны сидеть и смотреть, как наши враги уничтожают наших же агентов?
  - Потому что есть инструкция, Альфред! Вы ещё Академию не окончили, вы не имеете права лезть под пули - особенно на территории, напичканной охраной! Ты не думал, что им удалось сбежать именно потому, что ты вмешался?!
  - Если эта охрана такая крутая, как они вообще прошли на территорию?! - взвился наконец Альфред, и Рэкс привалился плечом к стене, зная, что сейчас последует. Напарник не разочаровал его: - Почему бы вам, сэр Страхов, просто не признаться, что вы согласовали эту операцию с Мессией, а нам сообщить забыли? Считаете, я Сэру не узнал? И конкретно сейчас вы злитесь из-за того, что я посмел палить по ней - а заодно и что не послушался именно Рэкса, а не инструкции?!
  - О приставке "сэр" в моём отношении можешь забыть, - недобро хмыкнул Квазар, и Рэкс ощутил, как его сердце в два раза сбило ритм. - А твой проступок будут разбирать те, кто не в курсе ни того, что ты знаешь Сэру, ни того, что Рэкс и инструкция одно и то же. Жду в кабинете.
  Там, за углом дверь шелестнула, отодвигаясь, и почти сразу с шорохом задвинулась обратно. Рэкс на секунду выглянул: Альфред стоял, всё так же буравя тёмными глазами то место, где ранее был Квазар, - руки у него мелко дрожали. Несмотря на подслушанный разговор, его поведение на полигоне оставалось Рэксу непонятным: если изначально он кинулся за всеми эмдэшниками, не зная, что среди них Сэра - а значит, и ниточка от Квазара, - почему потом, увидев её, продолжил преследование? Чтобы не терять лицо? Или, может, хотел поймать лишь ауриссу, надеясь, что напарники бросят её и тогда и Сэра не пострадает, и ему лишний плюс в личное дело? Ни то ни другое не обеляло Альфреда ничуть.
  - Вот и тебя увидел, Альфред! - раздался из-за угла знакомый голос, и Рэкс узнал Лемма - очевидно, он подошёл с другой стороны. - Карточку, что ли, потерял? Пошли, я открою - я же теперь ваш новый куратор, имею те же права на кабинет, что и Квазар! Кстати, знакомимся: Лемм Шштерн, очень приятно!
  Судя по звуку, Альфреда дружески похлопали по плечу и тут же затолкнули в кабинет. Выждав с десяток секунд, Рэкс наконец покинул свой наблюдательный пост и тоже прошёл в их общую комнату.
  Первое, что ему бросилось в глаза, это картинка на фальшокне - вопреки обыкновению, это были те окрестности Канари, в которых они находились, только с высоты примерно пятнадцатого этажа - но, поскольку Рэкс и так уже был на самом взводе, столь резкую смену пейзажа с лесов и рек на город лишь зафиксировал в уме наряду с остальными странными вещами сегодняшнего утра. Квазар сидел на своём привычном месте, Альфред устроился на максимальном удалении от него, с повышенным интересом рассматривая чистый лист бумаги перед собой, Лемм же подпирал стену прямо у входа. Получив от него единственного приветственный кивок, Рэкс прошёл к своему креслу и, сев, воззрился на Квазара.
  - Что случилось? - осведомился он максимально нейтральным тоном. Дядя поднял на него тяжёлый взгляд - зрачки максимально расширены, и потому глаза почти чёрные - и с явной, но как будто сдерживаемой агрессией сухо спросил:
  - Ты вообще новости не читаешь?
  Мысленно Рэкс прибавил к пункту "Всё очень плохо" ещё один плюсик - на его памяти дядя не разговаривал так с ним ни разу - и достал смартфон, открывая главную страницу их гэшээровского портала. Первый же крупный заголовок окончательно выбил у него почву из-под ног - там значилось: "Смена правления на Севере: кто виноват в смертях правящей половины клана Кирсте?" Дальше смотреть Рэкс не стал. Держа тон ровным, он уточнил:
  - Когда это случилось?
  - Ровно неделю назад, - зло отозвался Квазар, начиная барабанить пальцами правой руки по столешнице. - Известно стало вчера. Изначально нападение было совершено на дом Айваза. Его двоюродный брат пришёл с группой спасать его семью, но, вот ведь незадача, о происходящих в тот день уже повсеместно убийствах своих родственников сообщил в ГШР не тем, кому надо. Никто из его группы не выжил, и за прошедшую неделю организатор всего этого - Зебастиан Аглых сумел убедить весь Север, что Айваз сам призвал на свою часть рода смертную кару. Потому что якобы намеревался в ближайшие несколько дней сложить полномочия и отдать Север нам.
  Рэкс моргнул от потрясения, огляделся: Альфред так и застыл взглядом на своём листе, Лемм взятой откуда-то тонкой папкой обмахивал лицо, хотя в кабинете стояла прохлада морозильной камеры. Ритм пальцев дяди участился, сдерживая его уже через край переливающуюся ярость, Рэкс продолжил допрос:
  - Кто он - Зебастиан Аглых? Как ему удалось добраться до них всех? Зная Айваза, уверен, охранялось всё по высшему разряду. Да и он скорее лишил бы нас прав, чем отдал бы Север.
  - А вот тут мы подходим к самому интересному, - ухмылка Квазара стала совсем уж зловещей. - В сентябре прошлого года Айваз обратился ко мне с просьбой подобрать его сынку инструктора. Такого, чтобы был связан с МД, но и имел моё максимальное доверие. Я выбрал одного из наших северных информаторов - в МД он никогда не состоял, но давно и активно помогал нам, особенно отличился в первой и последней войне 433 года. По пути к Айвазу с окрестностей Семере его машина угодила в аварию, он сломал себе обе ноги - не очень страшно, однако единоборства в таких условиях скорее будут похожи на танцы калек по углям. Он сказал мне, что перепоручил это дело человеку, которому доверяет как себе. Это оказался Зебастиан. Бывший эмдэшник, наш наёмник, его досье не вызвало у меня вопросов, и я дал добро. Очевидно, ему каким-то образом удалось взломать компьютер Айваза и через него попасть в их общую базу, где он нашёл всё что хотел: адреса членов его "партии", их дела с ГШР и МД, переписки, скелеты в шкафу... Сложив всё это воедино, он ударил. Теперь во главе Севера - вторая половина клана Кирсте, а ГШР с МД в опале на долгое-долгое время.
  - Та-ак... - Рэкс почувствовал, как кровь отхлынула у него от лица, но не подал виду. - Я правильно понимаю, что Эдриан обвинил во всём... тебя?
  - Браво. Более того: было принято решение о полной смене состава высшего совета. Почти все снимаются с должности с концами, разве что главного советника Кшиштофа перевели в секретари президента. Всё равно что плюнули в лицо.
  - Совет-то в чём провинился?
  Квазар откинулся на спинку кресла, как будто слегка остывая, но левое верхнее веко у него дёргалось, а губы кривились.
  - Их наказали за некомпетентность, в результате которой Генштаб потерял даже то немногое на Севере, что имел, - объяснил он. - С момента войны по моей указке Айваз позволял нашим ставкам укрепляться - сейчас каждая из них это полноразмерная военная база. Поскольку он и сам выпускал в нашем отношении весьма подозрительные законы, это явно была попытка отвлечь меня от проводимой им политики. Специфическая командная работа: каждый делает то, что нужно ему, и дипломатично не замечает противодействия другого. Я хотел примерно ещё через год сделать наши ставки там настолько сильными, что с ними пришлось бы считаться по-настоящему - особенно с моими людьми на главных постах, но Зебастиан преподнёс это прессе как подготовку к насильственному захвату региона. На военное положение ставки перешли уже на третий день после смерти Айваза: начали приходить неясные сообщения об убийствах то одного, то другого Кирсте, Кшиштоф, как наш главный ответчик за Север, собственно, и отдал приказ. Дата тем не менее на приказе - 6 апреля, накануне нападения на дом главы клана, что опять же свидетельствует о подготовке военного переворота. Нашлись, как обычно, деятели...
  - У Кшиштофа был шанс не отдавать приказа? - напряжённо спросил Рэкс. Квазар раздражённо закатил глаза.
   - Ну само собой. Во-первых, мог бы сначала спросить меня, а потом уже что-то подписывать. Во-вторых, если бы северные ставки перешли на ВП сами, это нельзя было бы расценить иначе чем самооборону. Одна ввела бы его раньше, другая позже - всех не подделаешь. Но инициатива, ты знаешь, чаще всего наказуема. Эдриан получил отличный повод сменить всех моих ставленников на своих, а заодно и убрать от власти меня. Зебастиан неплохо осведомлён о наших нравах: выступив против меня и совета, но никак не задев Эдриана, он получил индульгенцию и для себя, и для Севера.
  - Может так быть, что у Эдриана какие-то свои планы на Север? - подал голос Альфред. Квазар, не поворачиваясь к нему, пожал плечами.
  - Что угодно может быть. Также и то, что пока он использовал одну возможность, а потом возьмётся за другую.
  - А что со ставками МД? - спросил Рэкс, и его дядя позволил себе уже более человечную улыбку.
  - Аспитис в своём репертуаре. Всё произошедшее обсуждалось вчера вечером на открытой пресс-конференции, куда он заявился всего-то с одним телохранителем, причём не главным своим, и обоими секретарями: Тэдэо Романовым, ты его помнишь, и новым его приобретением Марком Оргалом. Эдриан, к слову, тоже показал новое лицо - Тэнн Грехов, парень двадцати одного года, твой ровесник, которого он заявил в ближайшем будущем как своего главного советника. Якобы там дипломы некуда вешать, ну да я порою ещё, откуда он его выкопал... Меня обвиняли не только в этой фатальной для Севера ошибке, но и в том, что я пытался осознанно украсть власть из-под носа у единственного друга. В 37-м, как все помнят, МД в конфликте не участвовала, так как в обмен на нейтралитет мы отдали ей некоторые северные предприятия, ранее закреплённые за ГШР. В этот раз их организацию я вроде как собирался вытеснить с Севера силой, ну а этим предприятиям не останется ничего иного, кроме как поменять хозяина. Всю конференцию, выслушивая все клеветнические и в том числе унизительные для нас обоих заявления, Аспитис молчал, в конце же встал и сказал, что не верит ни единому слову. Но, поскольку его интересы в ходе переворота затронуты не были, пока он сохранит статус-кво. Очень рад, что он в очередной раз не заподозрил меня в настолько предательском интриганстве. Ну, в общем, и всё, - Квазар резко встал и простёр руку в сторону Лемма: - Меня понизили в должности и лишили руководства вашей группой - я сумел лишь выторговать право выбрать себе любую замену. С Леммом, как я вижу, уже все знакомы. Теперь все вопросы к нему, а я пойду проветрюсь. Киту перескажешь обстановку сам, Рэкс.
  - Подожди, - двинувшегося мимо него дядю Рэкс поймал за руку, желая сказать что-нибудь ободрительное или утешительное, но тот настолько зло сверкнул в его сторону глазами, что он отказался от этого намерения и взял нейтральный тон: - Мы вчера попали на какую-то диверсию со стороны МД на пятом мицевском полигоне. В группе была Сэра, машину их вёл Цезарь - это твоих рук дело?
  - Да, прости, что не успел предупредить, - Квазар высвободил руку и, более не оглядываясь, вышел из кабинета. Лемм отклеился от стены - папки в его руках уже не было.
  - Поскольку с делами вашей группы мне ещё разбираться и разбираться, на сегодня можете оба быть свободны, - улыбнулся он. - Завтра в девять жду тут с рапортами о вчерашнем инциденте. Вопросы?
  Рэкс и Альфред синхронно мотнули головами, и Лемм нажал на кнопку, открывая выход из кабинета. Делать тут и правда было нечего, поэтому Рэкс вслед за чересчур уж поспешно вскочившим напарником двинулся к двери. За порогом сумел поймать не сбавившего скорости Альфреда за плечо, но не успел произнести и слова, как тот сам обрушился на него:
  - Что бы ты там ни хотел сказать, я оправдываться не буду, ясно?! Да, мне жаль, что Кит пострадал из-за меня, но нельзя вот так сидеть и смотреть, как кто-то внаглую кого-то убивает!
  - Инструкция писана кровью, Аль, - Рэкс отпустил его плечо. - Раз ты считаешь меня неправым, может, тебе стоит подумать о переводе в другую группу?
  - А вы только этого и ждёте, да?! - взорвался рейтер и тут же сник. - Я не смог остановиться, веришь? Я знал, что мне за всё влетит - если бы убила Сэра, я бы тоже сидел и не вякал. Но какая-то незнакомая девица, вот так запросто... Ну а потом что, тормозить и, насвистывая, прогулочным шагом удаляться? Кит меня теперь сожрёт без соли...
  - Давай так, - улыбнулся Рэкс, - ты сейчас вызвонишь Бориса и пойдёшь к Киту вместе с ним. Если что, он сгладит любой конфликт - он мирит нас с пятого класса. Я ещё не извещал его о ранении Кита, вот ты ему и скажешь. А я пойду домой. Если что, звоните. Хорошо?
  - Без вопросов, - расцвёл Альфред и, порывисто пожав Рэксу руку, поспешил в конец коридора. Хорон же, погасив улыбку, направился к лифтам.
  Катастрофа, произошедшая и у них, и на Севере по вине неудачного стечения обстоятельств, только сейчас начала им осознаваться в полной мере. Квазар потратил столько времени и сил, провернул столько интриг, чтобы занять важное место в Управлении и тем самым подготовить уже для Рэкса благодатную почву для насаждения идей, более здравых, чем вечная тихая война с Мессией, - и всё низверглось с таким грохотом, что непонятно, за что браться, чтобы восстановить хотя бы половину. До вчерашнего дня Эдриана, неспособного ни на благородство, ни на компромиссы, окружали люди, представлявшие собой живое ограждение для его злобы и жажды единоличной власти, теперь он составит команду, которая в самом зародыше будет душить любые благие начинания противостоящих ему. Ну а эта тёмная лошадка Тэнн, в двадцать один год получивший тёплое местечко чуть ли не в ногах у президента, - наверняка наипреданнейший из сторонников. Неважно, чем ему заплатили, Эдриан не стал бы самовольно приближать к себе человека из ниоткуда, не будучи в нём уверенным на сто процентов. Конечно, на их стороне ещё остался главный диссидент в его стане - его жена Рената, но намного ли хватит её возможностей?
  Лифт унёс Рэкса максимально близко к поверхности: машина у него осталась дома, за пределами путей их подземного гэшээровского транспорта, и потому добираться до него нужно было на своих двоих. Покинув галереи - этот выход предназначался для одиночек и располагался в небольшом офисном здании, - он вышел из бизнес-центра на прилегающую территорию и зашагал к близко находящемуся парку, чтобы через него выйти к автобусной остановке. Апрельское солнце палило нещадно, ярко-зелёные деревья, вразнобой перемежающиеся с голуболиственными, стояли как фарфоровые, не шевеля ни единой веткой, - а ведь не было ещё и десяти, - но Рэкс слишком углубился в свои мысли, чтобы замечать погоду. Нанесённый Эдрианом удар по силе можно было сравнить разве что с тем провалом в истории Страховых, когда дедушка Фаас по неизвестной причине отказался от подготовки в наследники Квазара и выбрал его младшего брата Патрокла. Оба Управления - и их, и эмдэшное - только-только, можно сказать, свыклись с мыслью, что Страховы не просто солдаты, а нечто большое, что они способны что-то куда-то так повернуть, что всем станет лучше, - кем теперь их будут воспринимать? Не знающими края интриганами, лжецами, корыстолюбцами? Как в таких условиях набирать себе сторонников - заново скрупулёзно отделять зёрна от плевел? А Север? Есть ли сейчас хоть какой-то шанс исправить случившееся? Если бы хоть кто-то из младших выжил, особенно Домино, наверное, получилось бы отыграть позиции...
  Мысль о Домино отозвалась Рэксу болью в груди, и он мотнул головой, отвлекаясь от невесёлых дум на окружающую обстановку. Сразу глаза его вычленили из находящихся вокруг в парке людей тераса лет двадцати пяти, сидящего на скамейке у него на пути метрах в десяти, и, хотя голова того была низко опущена, а одежда самая что ни на есть гражданская, не оставалось сомнений, что хорону опять повстречался Цезарь. Это был подарок судьбы: Рэкс не знал, где он живёт, был абсолютно уверен, что терас на работе - и сразу после того странного инцидента в МИЦе встретить его буквально в ста метрах от собственного кабинета! Он остановился напротив Цезаря так, чтобы на того упала его тень и перед глазами появились чужие ноги в чёрно-белых ботинках (на полигон они все ездили в повседневно-гражданском), и терас раздражённо вскинул голову.
  - Стеклянный, что ли?! - рыкнул было он, но осёкся, увидев нарушителя своего покоя. Рэкс отметил про себя, что лицо у Цезаря бледноватое, жёлто-чёрные волосы взлохмачены, а на обнажённых до локтя руках с той же ровной цепочкой круглых чёрных пятен, что у Лемма, видны царапины и глубокий порез - явно после столкновения машины со столбом, - но в целом он выглядел нормально, и можно было общаться в стандартном ключе.
  - Давно не виделись, - поприветствовал он Цезаря, и тот заскрежетал зубами.
  - Опять меня выследил?! Что, у Аспитиса подробности спросить постеснялся?
  - Как здорово, что мы думаем об одном и том же. Единственное: наткнулся я на тебя случайно: после ранения Кита так и не выходил из Управления, так что сейчас наконец тороплюсь домой. А тебя каким ветром сюда занесло?
  - Жену с дочкой выгуливаю, - Цезарь кивнул куда-то в сторону, и, обернувшись, Рэкс разглядел в конце дорожки небольшую группку из трёх мамочек с колясками - одна из них, самая высокая, как раз и была терой в лёгком светло-зелёном платье.
  - По будням у тебя выходные? - не стал комментировать тот примечательный факт, что Цезарь когда-то успел жениться и завести ребёнка, Рэкс. Терас передёрнул плечами и скривил тонкие губы.
  - На самом деле, как и ты, случайно наткнулся, - вдруг признался он. - Вышел проветриться перед вызовом на ковёр - а она тут, что ж теперь. Нечего, как говорится, жить в полукилометре от собственного кабинета!
  - Забавно, как близко мы работаем, впору перестукиваться, - усмехнулся Рэкс. - Расскажешь, что вчера было? Я уже узнал от Квазара, что акцию эту они согласовали, просто мне забыли сообщить, - но это всё, что я знаю.
  - Выпускной экзамен, - закатил глаза терас. - У спецотряда из специнтерната. Сэра Альиных, Дарси Саанкте и Нильс Хмелёвский. Суперзвёздная команда. Я всеми правдами и неправдами напросился к ним в водители, чтобы засветиться лишний раз, а вон что получилось. Саанкте ломанулась выпендриваться раньше времени, остальные бросились её от вашего спасать, пришлось и мне подключаться. Передай там своему инициативнику, что в следующий раз, как я его встречу, самолично руки порежу, чтоб поровну было!
  - Прими мои извинения. Инициативник или нет - это я, как лидер, не сумел разрешить конфликт вовремя.
  - Я слышал байку, что рейтеры бегают быстрее всех: в генах заложено, - хохотнул Цезарь, видимо расслабляясь. - Лучше сразу хватайся за оружие!
  - А ты-то что сделал такого, что на ковёр вызывают? - поинтересовался Рэкс.
  - А вот хрен его знает! Может, за использование оружия. Твой Гасспаров-то... живой?..
  - Всё в порядке, не переживай... Ладно, в целом я понял, что случилось. Позволь ещё один вопрос, и я пойду, - Рэкс видел, что тера в отдалении уже потихоньку разворачивает коляску в их сторону, и, получив от Цезаря разрешающий кивок, поторопился продолжить: - Как ты так быстро двигался? И от пули, к слову, уклонился?
  - Ангел-хранитель помог, - осклабился Цезарь, и Рэкс понял, что ничего иного от него не добьётся. Козырнув терасу и размышляя уже над тем, что могло подвигнуть Цезаря на женитьбу и рождение ребёнка - особенно с его бедственным финансовым положением вследствие низкой должности, - он продолжил свой путь к остановке.
  * * *
  Когда Рэкс скрылся из пределов видимости, Цезарь, игнорируя подходящую к нему жену, достал смартфон - вызова всё так же не было. Ощущая, как противно и позорно сосёт под ложечкой, он резко встал и лицом к лицу столкнулся с остановившейся напротив скамейки Марией.
  - Проводишь до дома? - робко поинтересовалась она, и Цезарь раздражённо фыркнул.
  - Я вообще не намеревался с тобой встречаться, - бросил он жене. - Сумеешь представить, что меня тут не было, или помочь?
  Мария согласно кивнула, но нижняя губа у неё задрожала, и раздражение Цезаря переросло в злость - бессильную, потому что, как бы отрицательно он ни относился к своей жене, ни один из них не был виноват, что они были вынуждены жить вместе. Их семья, как и ребёнок, получилась случайно и по прошествии года с лишним не торопилась становиться настоящей. Цезарь даже не ощущал себя отцом: с самого роддома он ни разу не всматривался в дочку и старался как можно больше времени проводить на работе. Меньше всего, и так пребывая на самом дне, ему хотелось убедиться, что его ребёнок похож на мать, а не отца - это означало бы, что в том числе и тут он умудрился поступить вопреки всем заветам своей династии.
  Мария, конечно, была очень красива - но свойственных Шштернам геометрически ровных пятен и цепочек у неё не было. Таких Шштерны себе в жёны и мужья не выбирали никогда.
  - Удачи на работе, - тихо пожелала Мария, пряча подозрительно заблестевшие изумрудные глаза, и Цезарь, отобрав у неё коляску, не оглядываясь покатил её к дому.
  В Управление он вошёл через полчаса. Один из лифтов доставил тераса на минус второй этаж - выше были ангары с транспортом, ниже - некоторые лаборатории, кабинет Мессии-Дьявола и примыкающие к нему обширные "покои" его личной гвардии. На минус втором в огромном опенспейсе, поделённом перегородками на отделы, а в них - на небольшие закутки, сидели в ожидании вызова низкоранговые солдаты, водители и считавшиеся бесперспективными, но трудолюбивыми программисты. К одному из последних Цезарь и отправился, миновав свой закуток в самом углу этажа и будучи не в силах сидеть сейчас в одиночестве.
  Его единственный друг Хант был эрбисом - представителем близкородственной терасам расы - и в данный момент явно занят до крайности: огромные наушники на лохматой сероволосой голове были надвинуты максимально плотно, на также серокожем лице, более широком, чем у самого Цезаря, с почти чёрными рваными пятнами на скулах застыла неопределённая усмешка, тёмно-рыжие глаза метались от монитора к клавиатуре и обратно, пальцы вбивали с неё что-то со сверхзвуковой скоростью. Бесперспективным программистом Ханта назвать было нельзя, но, так и не отступившись от Цезаря, он вместе с ним погряз в болоте. Ещё буквально год назад они были напарниками и нередко вдвоём шли в усиление какой-нибудь группе более высокого ранга - а потом Цезарь окончательно разругался с отцом и ход наверх оказался ему закрыт в два счёта. Довольно быстро их с Хантом разделили, отправив эрбиса в программеры мелкого пошиба, тераса же - в водители, которым в принципе не светил никакой карьерный рост.
  А всего-то нужно было в определённый момент признать правоту отца и согласиться ему подчиняться.
  Остановившись возле Ханта, Цезарь резким движением сдёрнул с его головы наушники и тут же бросил их поверх его рук на клавиатуру. Давно привыкший к подобному обращению эрбис далеко запрокинул голову, разглядывая друга, и широко улыбнулся.
  - Привет-привет, - он сложил из пальцев пистолет и сделал вид, что стреляет в Цезаря: - Наконец пришёл объясниться, зачем ты подстрелил моего друга?
  Как раз устраивающийся в полусидячем положении на его столе Цезарь потрясённо моргнул.
  - Какого ещё друга? У тебя есть друзья, кроме меня?
  - Ты, конечно, шикарный, спорить не буду, - рассмеялся Хант, закладывая руки за голову - два браслета на правой и три на левой, один с огромным черепом, скатились до самого локтя. - Но, знаешь, я общаюсь не только с тобой!
  - Ты... про Гасспарова, что ли?! - наконец сложил два и два Цезарь и вспыхнул негодованием. - И как давно вы дружите у меня за спиной?!
  - Уж семь лет, с 34-го, - любезно разъяснил ему Хант. - Что так переживаешь-то? Программисты должны держать вместе! А если беспокоишься, что мы тебе косточки перемываем у тебя за спиной, будь уверен: Рэкс этого тоже не избежал!
  Он весело расхохотался, и неожиданно Цезаря отпустило. Какая, в самом деле, разница, они с Рэксом тоже не враги. Да и думать сейчас надо о другом.
  - Всё ждёшь вызова? - прочитал его мысли Хант, становясь в одно мгновение серьёзным и участливым. Цезарь мрачно кивнул.
  - Стоило мчаться сюда в семь утра, чтобы до десяти больше ни единого намёка. Отец, наверное, определиться не может, какую кару мне назначить.
  - Знаешь, если бы твой отец был как-то завязан на это, ты в их сопровождающие вообще бы не попал, - хмыкнул эрбис. - Что-то мне подсказывает, там птички покрупнее. Рапорт подготовил уже?
  - Слова не складываются... Но надо, да. Крупнее командира личной гвардии только сам Аспитис, если соберётся беседовать со мной, лучше иметь заготовку, - согласился Цезарь и встал. Со вчерашнего дня он усиленно прогонял мысли о том, что именно сам Мессия дал ему этот шанс засветиться - ведь в таком случае он провалился с оглушительным треском прямо у него на глазах. Нарушить залпом все пункты инструкции, напасть - подумать только! - на группу Страхова, чуть не убить Гасспарова, показать себя всем камерам - пусть в первую очередь виноваты Дарси и этот Рэксов рейтер, он, Цезарь, был там самым старшим! Страшно представить, сколько у Аспитиса может быть теперь из-за них проблем...
  - Успехов, - Хант ободрительно тронул его за руку. - И выдохни наконец. А то вон с теми господами нормально разговаривать не получится.
  Он смотрел куда-то поверх плеча Цезаря, и тот рывком обернулся. "Господа" были уже совсем близко - поскольку гвардейцам Мессии в их песочнице делать было абсолютно нечего, не оставалось никаких сомнений в том, что пришли они за Цезарем. Терас конкретно этих двоих знал заочно, как, возможно, и почти вся МД, - именно они в 33-м первыми из всей гвардии приняли сторону пришельца Аспитиса Пикерова и помогли ему захватить пост верховного лидера. Хаен Сорен Ферахха, чернокожий, весь в белых татуировках прямо поверх собственных белых полос на скулах, и зеленоволосый кункан Бохай Кнели - если их отослали лично сопроводить Цезаря на "ковёр", всё куда серьёзнее, чем он думал.
  Тем не менее ни перед ними, ни даже перед Аспитисом Цезарь пресмыкаться не собирался. По приближении гвардейцев он вскинул подбородок, и Бохай немедленно ехидно заулыбался.
  - А вот и наша звезда! - поприветствовал он тераса, останавливаясь в трёх шагах. Более суровый по виду Сорен холодно поинтересовался:
  - Почему отсутствуете на рабочем месте, агент Шштерн?
  - Потому что у меня с собой телефон, - Цезарь прокрутил в пальцах вынутый из кармана смартфон. Они всего-то на пять или шесть лет старше его - а сколько гонора! Рядом с командиром гвардии Клиффом Шштерном все такими становятся или это корона давит прошлыми заслугами?
  - Мы получили приказ лично сопроводить вас на разговор в кабинет Мессии, - проигнорировал его выпад Сорен. - Даю минуту на приведение себя в форму, мы будем ждать у выхода.
  Не дожидаясь какого-либо ответа, они с Бохаем синхронно развернулись и двинулись к правому выходу из отделения. В чём-то эта парочка выглядела даже комично: Сорен, будучи хаеном, возвышался над Цезарем-то на голову, а уж над кунканом Бохаем - сразу на две, да ещё и по комплекции представлял собой примерно полтора напарника; впрочем, хаены даже без татуировок выделялись среди представителей любых рас. Наверняка именно для того, чтобы не теряться на его фоне, Бохай красил свои короткие стандартно тёмные для кунканов волосы в яркие цвета плюс носил каффу на ухе в виде дракона - Цезарь отметил это про себя машинально, уже торопясь к раздевалкам, где висела его форма.
  Быстро сменив серые камуфляжные штаны на чёрные с красной прострочкой, а поверх футболки накинув того же цвета куртку, Цезарь поправил перед зеркалом погоны, досадуя, что восьмилучевых серебряных звёзд на них семь, а не, например, четыре или три (о двух или одной не стоило пока и мечтать), и поспешил присоединиться к гвардейцам. У них, кстати, в противовес обычным агентам, подложка погон была алая, а не чёрная и звезды заменяли шестигранные чёрные кристаллы, подобные тому, что красовался в центре буквы "Д" на эмблеме организации, - их могло быть от одного до трёх, от старшей к младшей гвардии соответственно. У Сорена и Бохая имелось по две "звезды" - странно, Цезарь был уверен, что они уже давно в старшей гвардии, а не в средней.
  При его появлении Сорен демонстративно вскинул руку с часами и следом - брови, как будто удивляясь, что терас уложился в отведённую ему минуту. Судя по всему, он был такой же язвой, как Бохай, просто показывал своё превосходство по-другому. Ну, других в гвардии и не держат. Шаг в шаг они с Бохаем направились к лифтам, и Цезарь, опять ощущая нервную дрожь, пошёл следом.
  Гвардейцы проводили его вплоть до дверей кабинета Мессии - в приёмной было пусто, и мысленно Цезарь поблагодарил небо хотя бы за это: он достаточно был наслышан об одном из секретарей Аспитиса - Тэдэо Романове, чтобы ожидать от их встречи хоть одной положительной эмоции. Бохай коснулся своим пропуском сканера у дверей обители их президента, почти по-дружески втолкнул промедлившего тераса в открывшееся помещение - и тут же створки сдвинулись у того за спиной, оставляя его совершенно одного.
  Огромный кабинет, к слову, тоже казался пустым. Оглядывая его - из всего убранства только внушительных размеров стол в виде полумесяца, кожаное кресло с высокой спинкой и слабо светящийся позади него широкий голографический экран, отображающий карту мира с меланхолично мигающими светлячками-столицами, - Цезарь осторожно прошёл к столу и остановился. Кресло было повёрнуто к нему спинкой - очевидно, известный своим специфическим юмором Мессия, как и его преданные гвардейцы, взял тактику лёгкого запугивания. Кабинет тонул в полусумраке, рассеиваемом лишь призрачным светом экрана, волей-неволей почувствуешь себя то ли в заложниках, то ли на самом дне океана под толщей воды тяжестью с многоэтажку, и, стряхивая с себя этот оцепеняющий морок, Цезарь недрогнувшим голосом отчеканил:
  - Агент Цезарь Шштерн по вашему приказанию прибыл!
  С пару-тройку секунд не происходило ничего, потом кресло медленно развернулось, и Цезарь едва успел подавить в себе изумление. На месте президента оказался не Аспитис, а его личный телохранитель - вельк примерно пятидесяти лет, имя которого с концами вылетело у тераса из головы. Он вспомнил лишь прозвище - Скалозуб, полученное вельком за то, что он почти всегда многозначительно улыбался, а саркастические замечания позволял себе даже в отношении Мессии. Ухмылялся он и сейчас, вольготно устроившись в кресле со скрещёнными ногами - одна закинута на другую под углом, - с руками на подлокотниках; жёлто-зелёные глаза щурились, в светло-русых волосах, заплетённых в бесчисленное множество мелких косичек, не было и следа седины. По левой стороне лица от виска до линии остроугольной тяжёлой челюсти, вспарывая густую короткую бороду как скальпелем, тянулся грубый шрам - насколько помнил Цезарь, Скалозуб обзавёлся им в прошлом году, спасая Аспитиса ещё как просто один из телохранителей, далеко не главный. Ему бы кто дал такой шанс...
  - Вольно, - разрешил он, но Цезарь не шелохнул и мышцей. Ухмылка велька стала шире. - Вы уже приготовили оправдания, господин Шштерн?
  - Я собирался составить подробный рапорт, как раз когда меня вызвали сюда, - отозвался тот, зная, что нужно брать другой тон, но не делая этого из принципа, - Могу доложить обо всём прямо сейчас.
  - Благодарю покорно. Трёх рапортов от Альиных, Саанкте и Хмелёвского и так многовато, - хмыкнул Скалозуб и сцепил на груди руки. - Меня интересует только одно: где в инструкции было написано, что господин Шштерн может вмешиваться в операцию. Что это было - попытка выпендриться или порыв души?
  - Сэра позвала на помощь, я пришёл, - Цезарь пожал плечами, уже видя, как его и без того хромающая карьера валится в грязь. - По инструкции они должны были выбираться сами, но я не смог их бросить. И даже не потому, что не стоило отдавать Эдриану в руки таких ценных пленных...
  - И почему тогда? - улыбка исчезла с лица Скалозуба, как будто её и не было. Несколько секунд Цезарь мучительно подбирал слова, потом, окончательно плюнув на последствия, ответил честно:
  - Потому что им по девятнадцать, а мне - двадцать пять. И у меня есть опыт сражений в критических ситуациях, они мне встречаются с завидной регулярностью.
  - Инстинкт лидера даже низкой должностью не вытравишь? - усмехнулся вельк, и Цезарь отвёл глаза. - Отлично, переходим к делу. Ты впечатлил меня, Шштерн. Аспитиса тоже, но у него слишком много сейчас иных проблем, чтобы с тобой общаться. На что-то подобное я и рассчитывал, когда подписывал твой запрос на сопровождение наших звёздных птенчиков: сочетание Дарси - Сэра просто обязано было полыхнуть какой-нибудь неожиданностью.
  - Зачем же тогда... - Цезарь сглотнул, чтобы хоть немного смочить враз пересохшее горло: происходящее с ним было слишком невероятно, чтобы воспринимать это спокойно. - Зачем тогда вы их поставили в пару, сэр... - он с ужасом запнулся, осознавая, что всё ещё не помнит имени велька.
  - Литых, - подсказал телохранитель Мессии, весело сверкая глазами. - Бертель Литых, будем знакомы. А поставил, потому что они дружат с интерната. Точнее даже сказать, Сэра тянет Дарси за собой, как локомотив - вагоны без колёс, и никак не желает понять, что слишком разные они по способностям, чтобы работать вместе.
  - Понял...
  - Ну так вот. Поскольку ты оправдал все мои ожидания, сегодня пойдёшь в сопровождение уже ко мне. Случилось так, что вчера в 18:30 у Аспитиса родился сын...
  - Уже? - невольно вырвалось у Цезаря, который, как и почти вся организация, пристально следил за данными событиями, и он досадливо прикусил язык. Бертель расхохотался.
  - Я точно так же отреагировал на эту новость! Луизе пророчили ходить ещё неделю, поэтому и отпустили в Гервен - ты знаешь, наш пригород - на научную конференцию на несколько дней. Сопровождали жену Аспитиса старшие гвардейцы во главе с командиром гвардии. Поскольку схватки начались неожиданно для всех, а ни одного нормального врача среди учёных не оказалось - откуда у оружейников, и правда, - Клифф повёз Луизу в ближайшую же больницу. На такой случай была договорённость, что её доставят в центральную областную, не так уж далеко, но гигантская пробка, которая не реагировала на сигналы, вынудила кортеж свернуть чуть ли не в посёлок. В общем, сейчас Луиза сидит, как она выражается, в "клоповнике" и ждёт спасения. Под охраной гвардии, само собой... Выписывают её в восемь вечера, я поеду её забирать в компании с её личным врачом, который тоже рвёт и мечет. И беру в усиление тебя.
  - Меня - и всё? - не веря своим ушам, спросил Цезарь. Бертель кивнул.
  - А больше и не надо. Мы поедем в "вороне", он стоит двойного кортежа. Ну а я - четверти гвардии, - он самодовольно улыбнулся, не уточняя при этом, какой конкретно. - Если что, отобьёмся без проблем. Подписываешься?
  - Сделаю всё, чтобы оправдать ваше доверие! - отдал честь Цезарь, мысленно злорадствуя: наконец-то отец допрыгался в своём самомнении! Надо же было так опростоволоситься - не увидеть вовремя какую-то пробку! Всем старшим составом гвардии во главе с командиром!..
  - Рад слышать. Я скину тебе на почту характеристики "ворона", ознакомься как можно более вдумчиво. Остальные инструкции получишь ближе к вечеру. Вопросы?
  - Один, - не удержался терас. - Почему организации ещё не сообщили о рождении наследника Мессии?
   Бертель фыркнул.
  - Ты новости, по ходу, не читал. Задание номер два: вникнуть в новую международную обстановку. Свободен.
  Ещё раз козырнув, обескураженный Цезарь покинул кабинет и, не глядя миновав по-прежнему пустую приёмную, вышел в прилегающий коридор. Даже здесь не было охраны - что-то и правда случилось, раз Аспитиса заменяет его телохранитель, а секретарь на пост и носа не кажет. Двигаясь к лифтам, терас достал телефон, впервые со вчерашнего дня заходя на их новостной портал. За чтением описания всех перемен на Севере и их последствий он дошёл до своего стола на автомате: произошедшее не укладывалось ни в какие рамки. Квазар потерял своё место - значит, нападения на Аспитиса, подобные прошлогоднему, из которого он незнамо как выбрался живым, будут теперь следовать одно за другим. Если бы это было просто противостояние Эдриана с его бывшим военным советником - так нет, он же ухитрился повернуть против Квазара почти весь ГШР! Чистки неблагонадёжных в МД, конечно, уже кончились, но с новой властью на Севере её шпионы появятся здесь как грибы после дождя. Пока Зебастиан не затронул их организацию, по факту откупившись признанием её суверенитета в отношении бизнеса, однако вряд ли у него нет на эти предприятия планов. Зная принципиальность Аспитиса, никаких договоров с новыми Кирсте он заключать не будет, на любое вторжение ответит жёстко, так что его вполне могут попытаться или вынудить на смену курса, или просто убрать.
  А если учесть, какой подарок Аглых сделал Эдриану, низвергнув ненавистного ему Квазара, они имеют все шансы тайно выступить против Аспитиса вместе. Чтобы уже больше не выбрался из-под града пуль, как в прошлый раз.
  Дела... Со скрипом умещая в голове всё прочитанное, Цезарь почти что с облегчением переключился с новостей на полученные от Бертеля сведения об особенностях бронемашины "Ворон", единственной в своём роде и сконструированной специально для Аспитиса, потому что прежде ГШР придерживался пункта негласного договора о ненападении на лидера противостоящей организации, - и пропал из реальности до самого вечера.
  К моменту выезда за Луизой Цезарь выучил спецификацию "ворона" почти назубок и пришёл на парковку во всеоружии. У огромного чёрного внедорожника, способного выдержать выстрел даже из крупнокалиберной винтовки - в том числе в стекло, - его уже ждали курящий Бертель и худой низкорослый сильвис в гражданском, лет сорока пяти - пятидесяти. Жидкие волосы трёх цветов - чёрный, рыжий, жёлтый - с пробивающейся сединой были забраны в хвост, глаза на узком, как будто высохшем лице казались несоразмерно большими и горели двумя зелёными огнями. Тонкими пальцами сильвис намертво вцепился в чёрный чемоданчик - наверняка со всем, что было нужно, чтобы оказать вовремя медицинскую помощь. Бертель, на котором бронежилет сидел как вторая кожа, приветственно махнул Цезарю и отступил к урне, чтобы избавиться от окурка.
  - Ёсихару Соросс, личный врач Луизы, - представил он сильвиса и указал было рукой на тераса, чтобы озвучить и его имя, но Ёсихару раздражённо топнул ногой.
  - Можно как-то ускорить наше продвижение? - недовольно осведомился он, оборачиваясь на велька, и тот вздёрнул одну бровь.
  - Чемодан руки, что ли, оттягивает? - ехидно поинтересовался он, и сильвис закатил глаза.
  - Я и так был лишён возможности следить за госпожой Пикеровой на этой чёртовой конференции, агент Литых! Уже сутки она под присмотром абсолютно некомпетентных деревенщин и ваших гвардейских дуболомов, неспособных свернуть куда надо! И вы смеете меня задерживать?!
  - Нечего было простужаться, - фыркнул Бертель. - В вашем возрасте нужно беречь себя, господин врач... Кстати, вот это - Цезарь Шштерн. Мы отправляемся.
  До предела расширивший глаза Ёсихару воззрился на Цезаря с таким ужасом, что тот не удержался от снисходительной усмешки. Бертель открыл сильвису заднюю дверь машины, кивнул терасу на другой борт, наискось водительскому месту, и спустя полминуты они наконец тронулись.
  - В целях безопасности наш обратный путь известен только нам троим, - Бертель стукнул пальцем по навигатору недалеко от руля - "ворон" уже выехал с парковки на центральный канарийский проспект. - Двинемся по шоссе номер десять. Дорога непопулярная, потому что кружная, соответственно, ни пробок, ни лишних свидетелей.
  - И отличное место для засады, - заметил Цезарь. - Сколько километров мимо леса.
  - Разве что на эту засаду выгонят танки, - отозвался вполне серьёзно Бертель. - По-другому эту машину можно остановить только ЭМИ-ударом - и то ненадолго. Враги Аспитиса из ГШР о ситуации с его женой не знают - Квазар за это поручился, - а те, кто мог бы им рассказать, - сплошь доверенная гвардия.
  - Хорошая новость, - одобрил Цезарь, во время первого их разговора так и не решившийся спросить, сообщили ли единственному другу Аспитиса о пополнении в его семье. Уткнувшийся в телефон Ёсихару вклинился в их разговор, довольно улыбаясь:
  - Нас уже ждут! Я сказал Луизе, что мы будем через полчаса. Пробок не ожидается?
  - Да вроде зелёное, - хмыкнул Бертель.
  - А как назвали-то хоть наследника? - спросил сразу у обоих терас и получил ответ у сияющего как начищенный пятак сильвиса:
  - Бельфегор. Луиза хотела что попроще, но Мессия настоял.
  Удовлетворившийся полученной информацией Цезарь занялся отслеживанием дороги и более не вступал в разговоры. Как и сказал Ёсихару, через полчаса они были у поселковой больницы - небольшое чистенькое здание совсем не походило на "клоповник", но вряд ли стоило ожидать от потомственной "аристократки" Луизы снисхождения: в её богатой семье всех с детства водили по лучшим местам. Доставший телефон Бертель коротко сказал в него: "Прибыл", - и спустя пару минут из дверей больницы один за другим стали выходить старшие гвардейцы в форме и с оружием. Последним показался отец Цезаря Клиффорд - он сопровождал невысокую, ослепительной красоты черноволосую хорони с небесно-голубыми глазами, в явно казённом синем халате поверх блузки и деловой юбки, со свёртком в руках - и, кстати, ничуть не выглядевшую замученной. Ёсихару выскочил из "ворона" пробкой, и Цезарю оставалось лишь присоединиться.
  Он видел, как исказилось лицо его отца, когда они встретились взглядами. И так осунувшийся, явно не спавший эту ночь Клиффорд в секунду заработал ещё и паралич левой стороны тела - от вскинутой брови и до застывшей, согнутой в локте руки, за которую Луиза держалась, покидая больницу и которую отпустила, когда к ней подбежал Ёсихару. Остальные гвардейцы тоже не скрывали изумления - правда, в отличие от командира, восприняли появление его сына здесь скорее положительно. И то хлеб.
  - Это мы забираем, - Бертель кивнул Клиффу на Луизу, уводимую личным врачом к машине, возле которой остался стоять Цезарь, и терас наконец оттаял.
  - Это всё? - хрипло спросил он. - Ты приехал одной машиной и двумя солдатами?
  - Думаешь, не справлюсь? Или просто хочешь устроить Луизе экскурсионный тур ещё и по окрестностям Канари?
  Клифф пошёл пятнами, но высказываться почему-то не стал - и это Цезарю подспудно не понравилось. Из прошлых разговоров с отцом, до той ссоры, он помнил, что с Бертелем, которого он называл только по кличке, они переругивались постоянно: старшего тераса до скрежета зубов бесило, что тот, из ниоткуда образовавшись в самых низах силовиков, за рекордные пять лет дослужился до телохранителя Мессии - а позднее и до ближайшего советника. Притом что о нём не было известно ровным счётом ничего, а династия Шштернов является доверенными лицами лидера МД с самого момента её основания. Клиффа подвинули с пьедестала не задумываясь - жаль, что после их разрыва Цезарь больше не мог слушать жалобы отца и потому уже и не знал, чего от него в таких условиях можно ждать.
  Но конкретно сейчас отец оставался за бортом. Вернувшись на своё место, Цезарь выкинул его из головы и, пока Луиза без пауз жаловалась Ёсихару на поселковых врачей, а тот увлечённо поддакивал, осторожно заглянул в свёрток. Новорождённый Бельфегор Пикеров, вопреки его опасениям, обещал вырасти похожим на отца, а не на остальную часть их рода: он тоже имел смуглую кожу и чёрные волосы, сейчас больше похожие на пух. Цезарь ощутил облегчение и нечто вроде гордости одновременно - смешно, он и не думал, что уже действительно воспринимает Аспитиса как своего лидера, а не абстрактный культ. Когда это случилось - в 37-м, после того памятного разговора с Рэксом о его цели в жизни, или только год назад, когда место рядом с Мессией стало как будто несбыточной мечтой?..
  Покинув посёлок, Бертель, проведя "ворона" по нескольким извилистым двухколейкам максимально мягко, вывернул на десятое шоссе, и мимо окон нескончаемой стеной потянулся густой невысокий лес. Так и не избавившийся от беспокойства Цезарь до предела напрягал глаза, чтобы успеть вовремя заметить врагов, - однако, когда в машине вдруг с оглушительным писком отключились все приборы, шум мотора заглох, а чертыхнувшийся Бертель намертво вцепился в руль, чтобы правильно затормозить её, лишившуюся управления, вокруг было всё так же пусто и тихо. С визгом тормозов "ворон" встал посреди дороги вполоборота, качнувшись, как корабль на волнах, вельк потянулся под руль за ручным переключателем с электронного контроля на обычный, и именно в этот момент лес на подступах к шоссе ожил.
  С обеих сторон появилось по трое - неизвестные в балаклавах и бронежилетах, в каждой тройке по автоматчику. Сразу от обеих групп отделилось по одному бойцу - они синхронно метнулись к передним колёсам машины, на миг присели и немедленно отпрыгнули обратно к своим. Последовавший за этим взрыв у каждого колеса обрушил переднюю часть машины на десяток сантиметров вниз, и убравший от переключателя руку Бертель под начавшийся истерический плач ребёнка прокомментировал:
  - Противотанковая. Готовимся к обороне.
  Цезарь оглянулся на Ёсихару с Луизой - хорони с каменным лицом плотнее закутывала сына, сильвис же всем своим видом выражал готовность не к обороне, а к панике. С его стороны к "ворону" как раз приближался тот же из захватчиков, что подкладывал мину; разглядев у него в руках ультразвуковой виброрезак - именно такой, который приводился в инструкции к броневику в качестве единственного портативного аппарата против его закалённого стекла, терас повернул голову на свою сторону - здесь "резчик" шёл к пассажирскому месту около водителя. Автоматчики встали каждый напротив дверей Бертеля и Цезаря соответственно - очевидно, чтобы препятствовать их выходу из машины. Разгадать их стратегию труда не составило: они не собирались вступать в какой-либо бой и планировали за то короткое время, что "ворон" восстанавливался от ЭМИ-удара, конечно же сжёгшего к чертям их смартфоны, обездвижить всех внутри него посредством газа - иначе двери бы уже выламывались. Несмотря ни на что, расклад не такой уж скверный: враги вряд ли знали, что выступили против двух камикадзе, готовых на всё, лишь бы спасти подопечных. Когда обоих стёкол коснулись резаки, Бертель рывком обернулся на Цезаря, нехорошо улыбаясь, и терас увидел, что в их полутьме, рассеиваемой лишь фонарями за пределами машины, его глаза горят двумя яркими голубыми огнями.
  - Гранаты - и выходим, - скомандовал он и ударом ноги под приборную панель открыл нишу с оружием. Цезарь сделал то же с ящиком под передним сиденьем, только сначала достал оттуда прошитое бронепластинами полотно, которое без предисловий набросил на Луизу с Ёсихару, кивком головы показывая им вниз: от прямого попадания этот "бронетент" спасал процентов на пятьдесят, но от шальной пули, если пассажиры лягут, уходя с траектории, должен был защитить.
  Пока хорони и сильвис молча укладывались, резаки добивали стекло. Достав себе светошумовую гранату, Цезарь извлёк из внутреннего кармана куртки пластинку майлера - грубого стимулятора, выбрасывающего в кровь такое количество адреналина, что им пользовались лишь совсем отбитые на голову. Он раскусил её одновременно с тем, как в салон через образовавшееся после пробивки стекла отверстие из пульверизатора, сменившего в руках захватчика резак, пошёл сладкий газ. На него майлер действовал по-особенному - и врагам терас намеревался показать все его плюсы.
  Синхронно с Бертелем они приоткрыли каждый свою дверь и уронили на асфальт по гранате, тут же обратно закрываясь, - не успевшие отреагировать захватчики все как один отшатнулись от машины, пытаясь спасти и глаза, и уши одновременно. Внутри были слышны лишь два почти одновременных хлопка, но Бельфегор под накидкой вновь заплакал. Открывая вовремя зажмуренные глаза и уже чувствуя, как под воздействием майлера в сочетании с усыпляющим газом учащает ритм сердце, а мир вокруг замедляется, Цезарь первым распахнул свою дверь и с ножом наголо бросился на неизвестно чьих солдат.
  Он завертелся волчком, разя врагов направо и налево: после открытия свойств майлера ещё в 37-м, по чистой случайности, он достаточно натренировался с помощью Ханта в тех молниеносных движениях и реакциях, которые на целых десять минут были в его распоряжении благодаря стимулятору, - и особый упор делал на "юлу", позволяющую эффективно сражаться в гуще противников. По сравнению с ним они атаковали чудовищно медленно. В первые несколько секунд Цезарь выбил единственный на эту троицу автомат, потом, используя его вдобавок к ножу, уложил на асфальт недавнего "резчика", сломал сразу два колена бывшему автоматчику и отключил его контрольным ударом в голову, а в довершение атаки скосил очередью вдруг бросившегося бежать последнего из врагов. Будучи под майлером, он действовал лишь на рефлексах, но где-то за пеленой терасу показалось странным, что его противники так и не применили против него пистолетов, которые он сразу, как оказался снаружи, увидел у них за поясом. В ступор он их, что ли, ввёл своей "юлой"? Или здесь было ещё что-то?
  Но думалось плохо - да и времени не было. Убедившись, что ни один из врагов более не встанет, Цезарь переметнулся на другую сторону машины на подмогу Бертелю. Тот уже успел расправиться с автоматчиком и, замерев у борта машины в открытой боевой стойке с ножом, вот-вот должен был броситься на какого-то из двух своих противников, держащихся близко друг к другу и неотрывно следящих за ним. За балаклавами их расу угадать было сложно, но, судя по комплекции и росту, на личного телохранителя Аспитиса выдвинули самых крупных и сильных бойцов из шестёрки - те, с кем сражался Цезарь, были не выше его самого, и это в очередной раз свидетельствовало о том, что информация об их поездке была слита вся, включая характеристики "ворона" и Бертеля. Неизвестный враг не учёл лишь Цезаря - тем хуже для него.
  Завидев краем глаза материализовавшегося рядом с ним напарника, Бертель сдвинулся на шаг влево, и Цезарь бросился на любезно предоставленного ему правого бойца. Это оказалось всё равно что сражаться со скалой: запаздывающий с реакцией, возвышающийся над Цезарем на две головы и раза в полтора превосходящий его массой солдат, кажется, воспринимал его атаки как уколы комара - неужели и защищены эти трое были лучше, чем его бывшие противники? В какой-то момент Цезарь и сам не успел увернуться от кулака-кувалды и отлетел к вывороченному колесу машины. Уже вставая, почувствовал пальцами мокрый асфальт, скосил наконец прояснившиеся после удара глаза: подле него в луже крови недвижно лежал Бертель - судя по дыре в бронежилете в районе поясницы, бронебойная пуля прилетела ему сзади, оттуда, где его закрывала собой машина и не было видно ни одного врага. Двое оставшихся на ногах противника уже неумолимо приближались к Цезарю, каждый со скоростью улитки достающий из кобуры пистолет, и пока случившееся следовало оставить за скобками.
  Не обращая внимания на нарастающий шум в ушах, обычно предостерегающий, что "эффект берсерка", как его про себя называл Цезарь, кончается - ещё бы, сражаться с пятью - это вам не деревья обстругивать, как на тренировках, - терас бросился ближайшему врагу в ноги и грохнул его на асфальт с такой силой, что даже уловил звук ударившейся об него головы. Солдат остался лежать полутрупом, Цезарь сместился в первую попавшуюся сторону, избегая выпущенной в него пули - та прошила ногу уже поверженного. Последний дееспособный солдат спустил курок ещё раз, но опять тщетно: подскочивший к нему Цезарь ногой выбил у него оружие и, поймав его, выстрелил по незащищённой части бедра противника - наконец и этот оказался на асфальте. Лишив его сознания ударом рукояти по затылку, терас далеко отбросил оружие и шагнул к Бертелю.
  У него самого перед глазами начинали понемногу всплывать чёрные круги, но вельку, конечно, пришлось совсем плохо. Поняв, что дыхание у него есть, но совсем тихое и рваное, Цезарь дёрнул на себя прикрытую дверцу "ворона" и по пояс залез в салон, чтобы достать аптечку. Приборная панель уже горела, одна из строчек запоздало сообщала большими красными буквами о повреждении передних колёс - значит, и сигнал SOS можно было отправить. Нажав нужную экстренную кнопку, терас извлёк из ящика под ногами водителя набор аптечки, мельком глянул на бронетент между задним и передним сиденьем, успешно притворяющийся накрытой кучей тряпья, отступил, вылезая из салона, распрямившись, развернулся - и вздрогнул от серебряного жала, вонзившегося ему в левую щёку. У возникшего из пустоты возле машины седьмого солдата ростом с Цезаря даже под балаклавой было видно торжествующую ухмылку - усмехаясь в ответ, терас резким движением выдернул из щеки дрот и без перехода двинул противнику в челюсть.
  Похоже, удар оказался даже слишком сильным: солдат рухнул как подкошенный и замер недалеко от Бертеля без единого движения. Присев возле велька, Цезарь расстегнул на том сбоку бронежилет, чтобы иметь доступ к коже, один за другим вколол раненому препараты, останавливающие кровь и устраняющие заражение, как мог, замотал в этом месте торс бинтом и только после этого позволил себе привалиться спиной к борту машины и прикрыть глаза. Силы убывали по экспоненте, кровяное давление и сердечный тон снижались до околокритических значений - это была стандартная расплата за помощь майлера, пока не стоившая Цезарю ничего, кроме двухчасовой слабости.
  С прибывшими через семь минут врачами в сопровождении нескольких машин со старшими агентами МД Цезарь общался на автомате, почти не улавливая интонаций и смысла вопросов. Кто-то из прибывших оперативников - неизвестно, гвардейцев или нет - ушёл к "ворону", кто-то сопроводил Цезаря в одну из обычных машин, как только его отпустили медики, не успевшие зафиксировать опасных показателей, где-то зайчиком прыгал незамолкающий Ёсихару - его терас не воспринял вовсе. Включился в реальность он лишь в Управлении, сидя в пустой приёмной секретаря Мессии, и, с усилием заставляя голову работать, начал анализировать произошедшее.
  Итак, с девяностопроцентной вероятностью их сдал кто-то из своих - причём высокого ранга, иные не имеют доступа к сведениям о "вороне". Так же очевидно то, что Луизу с ребёнком хотели похитить, но без лишнего шума - почему? И почему до последнего момента никто из атакующих не применял против него и Бертеля оружия? Если их намеревались лишь обездвижить, откуда Бертелю прилетела бронебойная пуля? Такими не могли быть заряжены ни те пистолеты, что Цезарь видел у захватчиков, ни стандартного типа автоматы. В него не могли стрелять из машины: тот же Ёсихару банально не знает, где в ней находится огнестрельное оружие, хранящееся отдельно от гранат. Из-за "ворона" вельк тоже не выходил, чтобы попасть на траекторию с той стороны, где сначала сражался Цезарь. Палили, наверное, из леса с его собственного края: в первое время велька заслоняли собой высокие и крупные противники, потом из-за появления Цезаря между ними образовалась прорезь - и пущенная пуля, разминувшись с грудью или головой Бертеля в последний момент, срикошетила от верха кабины и вошла в поясницу. Дай небо, чтобы он остался жив... Цезарь только сейчас, когда туман в мыслях наконец начал редеть, осознал, на каком остром краю балансирует Бертель - и холод от этой мысли пробирал его до костей.
  Но эта единственная пуля никак не вязалась с осторожным поведением врагов. Могло ли там быть две стороны, например и вовсе отдельные? И к какой из них относился седьмой солдат, попытавшийся усыпить Цезаря дротом в щёку? Сердце тогда кольнуло: майлер даже на исходе эффекта продолжал использовать любой транквилизатор для стимуляции, на отравление он не отреагировал бы никак. Да и не сидел бы в таком случае Цезарь здесь, ожидая хоть каких-то новостей, а валялся бы рядом с Бертелем. Значит, и седьмой был за них? Почему не вступил в бой раньше?
  Обхватив раскалывающуюся от боли голову руками, Цезарь согнулся, бессильно скрежеща зубами. Ему точно не разгадать этого: он никогда не чувствовал себя уверенным в интригах, а здесь явно была одна из тех, с которыми должны разбираться люди вроде Рэкса или Аспитиса. Всё, что он может, это сражаться с такими же "дуболомами", как выразился Ёсихару, черпая из организма все доступные силы. Майлер хорошо показал себя ещё вчера - забавно, что спрашивавший о странном поведении Цезаря на полигоне Рэкс не вспомнил, что уже был однажды свидетелем его действия, причём самого первого, которое сам и спровоцировал по случайности в ту их памятную встречу четыре года назад. Сегодня с его помощью Цезарь, возможно, и вовсе спас положение - да только Бертель-то всё равно то ли между жизнью и смертью, то ли...
  - Отвязывай косу, Рапунцель, мы уже в башне! - послышался совсем близко весёлый голос, и Цезарь вздрогнул от неожиданности всем телом. Вскинув голову, он увидел стоящих напротив него Сорена и Бохая - а часы на стене за ними показывали, что он сидит тут уже полтора часа.
  - Твой отец во всём сознался, - Сорен непонятно щурился, как будто едва сдерживая охватившую его ненависть, Бохай рядом, наоборот, ободрительно улыбнулся. - Пойдём поболтаем, Шштерн.
  После первой его фразы вторую Цезарь уже не понял. Он вытаращился на хаена не моргая.
  - В смысле, сознался? - медленно проговорил он. - В чём?..
  - В нападении на вас. Это были его наёмники, сам он подошёл лишь в конце, чтобы отключить тебя и присвоить себе спасение Луизы Пикеровой. Что, собственно, он и намеревался сделать позже, если бы её похищение прошло удачно, - отчеканил Сорен и резко выдохнул через широкие ноздри, зримо наливаясь вдобавок к ненависти ещё и злобой. Быстро посмотревший на него Бохай поспешил заполнить паузу.
  - От покушения на жизнь Скалозуба, кстати, открестился, - вполголоса сказал он, став серьёзным. - Да и доказательств нет. Пока Аспитис поверил ему... и отпустил.
  - Что?! - Цезарь вскочил единым порывом. - Его даже не накажут?!
  - Пойдём... Моргенштерн, - Бохай кивнул на выход из приёмной, хитро щурясь. - Соросс рассказал нам, как круто ты всех там сразил - мы жаждем подробностей. А в ответ поделимся всем, что знаем о причинах и последствиях фиаско твоего родителя.
  Проглотивший вдруг обретённую кличку без особого противления, Цезарь подчинился и вслед за гвардейцами вышел из приёмной. Хаен и кункан довели его до входа в отделение, полностью принадлежащее гвардии и, как сговорившись, одинаково простёрли руки в направлении открывшейся по пропуску Сорена двери.
  В этих помещениях, занимавших почти весь доступный этаж размером с пару-тройку канарийских кварталов, Цезарь бывал лишь однажды - в далёкие пятнадцать лет, когда они с отцом если и цапались, то лишь по бытовым мелочам, а будущее было ясным и определённым. Здесь располагались общежития с отдельными комнатами на одного или двух для командированных в Канари из других городов, дежурных и просто желающих уединиться в свободное время парочек; столовая, душевые, тренажёрные залы и общие кабинеты для аналитиков и программистов: в гвардию, само собой, входили не только агрессивные фанатики-оперативники. В отличие от обители Мессии, которую Аспитис при утверждении на посту, вопреки всем традициям, переделал под синие и серые тона, "покои" гвардейцев, как и большая часть галерей МД, давили непривычных посетителей алым и чёрным. В этих оптимистичных цветах была даже столовая, куда Сорен с Бохаем привели Цезаря разговаривать, но он к такой драпировке привык с детства и даже не замечал её эффекта. Оставившие его за трёхместным столиком хаен и кункан отошли к буфету и вернулись с подносами - на одном два горячих с гарниром, на другом супница с тарелками и три чашки чая. Подобно Ханту, всегда после тренировок заставлявшему Цезаря питаться, хотя ему и кусок в горло не лез, Сорен безапелляционно поставил перед терасом сразу два горячих, ещё в две тарелки разлил супа, одну из которых подвинул Бохаю, перед собой же поставил лишь чай. Бохай заговорил:
  - Поскольку мы тебе уже многое рассказали, твоя очередь. Что такое ты принимаешь, что получаешь эту сверхъестественную скорость? Ёсихару клялся, что ты на время битвы превратился в смазанное пятно - этакий прыгающий волчок, жалящий ножом направо и налево. Самопальный боевой коктейль?
  - Ёсихару вроде было приказано сидеть и не высовываться, - проворчал Цезарь, но отпираться не стал. - Не совсем коктейль. На меня так действует майлер. Особенно если перед этим в кровь попадает любой транквилизатор.
  Сорен и Бохай переглянулись.
  - Майлер? - недоверчиво переспросил хаен. - "Доставщик"? Для тех, кому ни головы, ни сердца не жалко?
  - Ну примерно, - усмехнулся Цезарь. - Один раз всунул его другу - вштырило так, что собрался голым на улицу бежать. Едва успел спасти. Ну а мне почему-то убыстряет реакции и поднимает нервные цепи. Так совпало, что, когда я попробовал его впервые, меня как раз пытались усыпить сонной гранатой. Без седативки он тоже действует, но слабее. Я уже со всех сторон его испытал.
  - Так это правда, что ты - бывший наркоман? - карие глаза Бохая загорелись. Цезарь взял паузу, чтобы доесть мясо и заодно справиться с раздражением от упоминания этой позорной страницы его биографии, потом отозвался:
  - Я сидел только на колёсах. Были причины.
  - Очевидно, те же, по которым ты после Академии не вступил в гвардию, где тебе уже красная дорожка была заготовлена, - ухмыльнулся Сорен. - Мы сначала даже радовались, потому что сынок Клиффа по определению не мог принести ничего хорошего, но потом он слишком уж часто начал плеваться в твою сторону. С тех пор ждём твоего прорыва. Чуть-чуть осталось, а?
  - Будь так, отец сейчас сидел бы в казематах за измену, - отрезал Цезарь. - Что он надеялся выиграть от этого похищения?
  - Всего-то вернуть былое величие, - презрительно фыркнул Бохай и с шумом прихлебнул чая. - Ему, видишь ли, давно пора на пенсию, а он никак не хочет этого признавать. Упирает на то, что, мол, Скалозубу на два года больше, чем ему, а его никто списывать не собирается. Вот только Скалозуб верен лично Аспитису и им избран, как и большая часть нынешней средней и младшей гвардии, а старшая под руководством Клиффа ещё помнит Люцесса. В большинстве, конечно, они благонадёжны, но - дорогу молодым!
  - Набор, прошедший уже при Аспитисе, - вставил Сорен, - сильно отличается от прежнего. Фанатизм новичков находится в определённых пределах - к тому же все без исключения поддерживают курс Аспитиса на сближение с ГШР через Квазара. Мир меняется - только Клифф остаётся прежним.
  - Прежним тормозом, - оскалился Бохай, и Цезарь чуть не подавился картошкой. - Нам давно нужен новый командир. Причём желательно из молодых, хотя Скалозуб тоже подошёл бы... Ты, Моргенштерн, как, на своё законное по фамилии место не метишь?
  Только справившись с куском, вставшим поперёк горла, Цезарь поперхнулся следующим и ещё минуту откашливался. Сорен и Бохай с одинаковой подначкой улыбались - он просто обязан был отплатить им тем же, но не успел раскрыть рта. Взгляды его собеседников сместились на пространство позади него, улыбки исчезли, сменившись вызывающей ухмылкой, он обернулся - и увидел входящую в столовую группу других гвардейцев, среди которых особенно выделялся уже знакомый ему - напарник отца с 34-го года сормах Дей Саргада. С момента избрания в фавориты командира Шштерна из средней Дей уже шагнул в старшую гвардию - вполне себе достижение для тридцатипятилетнего солдата. Внешним видом он, однако, не выделялся: как и все сормахи, единственные родственники кунканов, волосы имел стандартно тёмные, средней ширины лицо, так же пропорционально зауживающееся книзу, как у Бохая, более крупный нос и подбородок и желтоватую, не тронутую татуировками кожу. Выцепив взглядом в полупустой столовой новых знакомцев Цезаря и его самого, Дей, язвительно улыбаясь, двинулся к ним, и его сопровождение - трое парней и девушка - потянулись следом.
  - Ну вы только посмотрите! - он остановился у столика и вплеснул руками. - Только старый Шштерн опростоволосился, а наша сладкая парочка уже окучивает молодого! Это у нас называется верность Родине?
  - Что ж ты сам-то не утешаешь свою Родину? - фыркнул Бохай, пока Сорен молча буравил сормаха взглядом, не обещающим ничего хорошего.
  - Потому, что есть люди самостоятельные, а есть такие, как вы, - Дей широко ухмыльнулся. - Не стоящие ничего без своих покровителей!
  - А это не ты ли убирал дерьмо за другими оперативниками, пока на язык ботинок Клиффа не попал? - в противовес Бохаю холодно парировал Сорен, и единственная девушка в группе Дея - хорони с голубыми как небо волосами - резко шагнула вперёд, сжимая кулаки.
  - Дей получил своё место по заслугам, Сорен! - выплюнула она, горя такой чистой ненавистью, что воздух вокруг просто обязан был тоже вспыхнуть. - Вы же с Бохаем просто подвернулись Аспитису под руку в нужный момент! Не вы, так кто другой выступил бы за него!
  - Ну я же не мог не помочь своему товарищу по подростковой депрессии, - с усмешкой отозвался хаен, и у Цезаря невольно вздёрнулась бровь. То, что Аспитис и Сорен дружили в юности, было для него новостью - где, в конце концов, потомственный гвардеец и где семья президента ГШР, - но ещё большей новостью было то, что в гвардии царил такой заметный раскол. Да, они явно переругивались по привычке, скорее на публику - его самого и этих прихвостней Дея, - однако рано или поздно всё это легко могло перетечь во что посерьёзнее. Куда его отец смотрит-то вообще?
  - Дею всё наша слава покоя не даёт, - прокомментировал тем временем Бохай. - Мы-то по всем важным поручениям Аспитиса бегаем, а он лишь Клиффа сопровождает - обидно, а?
  - Мальчики вы мои на побегушках, - умилился сормах. - Не задумывались, кстати, что это вас в старшую гвардию никак не переводят? Угадаете с трёх раз, по чьему совету прошения отклоняются?
  Ну вот, пожалуйста. Сорен медленно встал, возвысившись над Деем подобно вдруг выросшей из мрака скале перед кораблём, и тот явно машинально отступил под защиту своих приспешников, тут же сомкнувших ряды. Голубоволосая хорони зло и победоносно улыбнулась.
  - Против вас не только Дей, но и вся старшая гвардия. Если и дальше будете задирать нос, докатитесь обратно до низов!
  - Особенно если Саргада таки подсидит своего босса, - тихо добавил Бохай, но услышал его только Цезарь. Напружинившийся, волнами источающий силу Сорен сделал шаг к Дею, определённо намереваясь чуть ли не за шкирку извлечь его из толпы, которая, судя по выражению лиц, уже была готова расступиться, и терас уже собирался вскочить, чтобы помешать этой свалке, но тут дверь в столовую с грохотом распахнулась. Цезарь выглянул из-за заслоняющего ему обзор крайнего подручного Дея и увидел ещё одну девушку, направляющуюся к ним размашистым шагом. От скорости и резкости движения её распущенные, чёрные с фиолетовыми прядками волосы прыгали по плечам, сидящая в облипку форма обрисовывала все несомненные достоинства фигуры, сощуренные глаза искрили молниями - он узнал Сэру. Приблизившись сзади к группе, она бесцеремонно раздвинула тычками двоих гвардейцев, прикрывавших тыл Дею, и так же внезапно выдернула сормаха из круга за руку. Отпустив - лицо Дея моментно исказилось болью, - сильно ткнула его пальцем в грудь.
  - У нас чуть не убили личного телохранителя Мессии, а он ходит как ни в чём не бывало! - прошипела она. - Ты где в этот момент был, а? Шштерн не додумался бы до такой дурости сам!
  - А ты-то что так переживаешь, сиротка? - поморщился сормах - с удивлением Цезарь осознал, что агрессия из его тона исчезла без следа. - Телохранители - расходный материал. Тут уж либо он, либо охраняемый!
  - Ты не ответил, Саргада. Где ты был в момент нападения? Экспертиза показала, что пуля в Бертеля была выпущена с близкого расстояния из леса и шла в голову - вот только он ушёл с траектории и она срикошетила о машину! Мне одной, что ли, очевидно, что это явный заказ - причём в обход Клиффа? Ему-то Бертель не мешает, в отличие, например, от тебя!
  - Я-то тут при чём?! - взорвался Дей. - Да будет тебе известно, я вообще об этой его "идее" узнал уже после! Меня даже в сопровождении Луизы не было!
  - А значит, ты мог быть где угодно, - отрезала Сэра - Цезарь не уставал удивляться её самоуверенности. - Я буду следить за тобой, имей в виду!..
  Оглянувшись на столик, она, немедленно подобрев лицом, помахала всем троим и, резко развернувшись, зашагала обратно к дверям. Дёрнула их на себя и вдруг вильнула в сторону, пропуская мимо оказавшегося за ними человека, - её звонкий голос отдался эхом по всей столовой:
  - Извините, сэр Романов! Не ожидала!
  Дей и компания без лишних слов дружно потянулись к ленте раздачи. Цезарь поднялся - он был более чем уверен, что секретарь Мессии пришёл сюда за ним. И точно: подошедший к ним светловолосый хорон возраста Дея, в деловом костюме и с бесцветным, ничего не выражающим лицом скользнул взглядом по подтянувшемуся Сорену, выпрямившему спину Бохаю и остановил его на Цезаре.
  - Господину Шштерну, если я не ошибаюсь, было приказано сидеть в приёмной и ждать указаний? - скучно, но с какой-то затаённой угрозой спросил он. Собравшегося ответить Цезаря опередил Бохай:
  - Мы же не могли оставить его голодным после такого боя, сэр Романов! Вернём в приёмную в целости!
  - Незачем, - Тэдэо всё так же сверлил взглядом тераса, и тот не мог избавиться от ощущения, что его просвечивают рентгеном. - Вы абсолютно свободны, агент Шштерн. С завтрашнего дня можете возвращаться к вашей нынешней работе. Если что-то изменится, вас уведомят. Агенты Ферахха и Кнели, будьте любезны вывести постороннего с территории гвардии.
  Холодно улыбнувшись, он бесшумно поплыл обратно к дверям, и Сорен с Бохаем, растерянно переглянувшись, посмотрели на Цезаря. Тот, скрывая затопившее его разочарование, пожал плечами.
  - К такому я тоже был готов. Могу я попросить вас в ближайшее время сообщить мне о состоянии Бертеля?
  Бохай кивнут и залпом допил уже остывший чай. Цезарь ободрительно улыбнулся ему: он чувствовал, что эта история ещё далеко от развязки, а значит, "молчание в эфире" и от Тэдэо, и от Аспитиса - мера временная. У него наверняка ещё будет шанс вновь показать себя.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Р.Навьер "Искупление" (Молодежная проза) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | | Л.Лактысева "Злата мужьями богата" (Любовное фэнтези) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовное фэнтези) | | О.Волконская "Ненавижу любя" (Короткий любовный роман) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | Л.Эм, "Рок-баллада из Ада" (Любовное фэнтези) | | Е.Рейн "Мой Охотник" (Женский роман) | | Н.Лакомка "Монашка и дракон" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"