Каримов Данияр: другие произведения.

Перевертыш

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    в скольких битах поместится душа?


   Данияр КАРИМОВ
  

Перевертыш

  
   - В современном мире трудно не подхватить паранойю. Правда, парни? 
- Я не винов...
 
Хлопок. На бетонный пол камеры повалилось тело. Стрелявший - угрюмый мужчина средних лет - недобро оглядел стоявших перед ним понурых "быков". От них несло потом, кровью, страхом.
 
- Ваш кореш совершил ошибку. Я не просил его оправдываться. Я задал конкретный вопрос. Я его повторю и надеюсь услышать конкретный ответ. Итак, фраер был нужен боссу живым, так?
 
"Быки" послушно закивали.
 
- Так почему он окочурился?
 
- Простите, бри...
 
Хлопок. На пол упало еще одно тело.
 
- Неправильный ответ. Но с каждым неверным ответом мы приближаемся к истине. Как ты думаешь, дружок? - Человек ткнул стволом в грудь стоявшего перед ним бугая. Тот дернулся и заплакал:
- Мы... наверное... слишком сильно его били.
 
Хлопок.
 
Стрелявший убрал пистолет, оправил костюм и направился к двери. У входа он остановился и бросил стоявшим охранникам:
 
- Бросьте ушлепков свиньям! Труп фраера - к ним же. И молитесь, чтобы с вами не сделали то же самое!
 

***
Хляби небесные готовились разверзнуться. Ветер гневно трепал рекламные растяжки и флаги, срывал с цветущих вишен белые лепестки и нес по улицам, отчего казалось, что город накрыла метель вероломно вернувшейся зимы. Редкие прохожие жались к стенам домов, торопливо ныряли в подворотни, прятались в магазинчиках, скрытых занавесью аляповатых витрин. Остап проводил взглядом девицу, которая перебегала дорогу перед его машиной, придерживая пышную юбку, норовившую задраться на ветру. Остап ухмыльнулся, отчего мимические морщины на его лице стали еще глубже, снял ногу с тормозной педали и, проехав с полквартала, остановился у расселины узкого проулка, рассекшей вал безликих многоэтажек.
 
- Где? - спросил он у подбежавшего патрульного.
 
- Сюда, господин офицер! - патрульный подождал, пока Остап выберется из тесной служебной машины, и повел его за собой - вглубь каньона меж слепых стен. Пахло помоями и мочой, под ногами противно чавкала грязь - смрадный коктейль нечистот, лоскутов выцветших тряпок и упаковочной пленки. Глубоко под ним наверняка похоронена мостовая, но то, что высыпалось или вытекало из мусорных баков, стоявших вдоль слепых стен, скрыло ее бесконечно давно. Остапу подумалось, что, если когда-нибудь ему прикажут найти клоаку мегаполиса, он будет знать, где искать.
 
- Обнаружили полчаса назад. Женщина выносила мусор и заметила, что из бака для пищевых отходов торчит человеческая нога, - бубнил патрульный. Голос у него был бесцветный, равнодушный, как у автомата.
 
А может, он - автомат? Остап внимательно пригляделся к патрульному. Да нет, показалось. Автоматы еще не научились двигать гусиными лапками в уголках глаз.
 
Остапу вспомнилось, как Управление муниципальной безопасности пыталось внедрить роботизированную патрульную систему. Эксперимент с треском провалился. Роботы оказались неспособны справиться с уличной преступностью: сила, быстрота и мощь автоматов оказались несопоставимы с фантазией и изворотливостью мелкой криминальной фауны. Человеку может противостоять только человек.
 
- Личность установили? - спросил Остап.
 
- Идентификационный чип погибшего выведен из строя - раздробили вместе с запястьем. Идентифицировать по приметам невозможно, поскольку труп обезображен.
 
Патрульный откинул брезент, которым накрыли тело. Остап поморщился: голова, торс, конечности погибшего представляли собой кровавое месиво, будто кто-то очень старательно, с маниакальным упорством, не желая пропустить ни одного квадратного сантиметра на теле жертвы, превращал несчастного в отбивную. Твердым тупым предметом. Определенно... Остап закурил. Судя по характеру повреждений, орудие убийства могло быть только твердым и тупым...
За шиворот упала холодная капля, Остап вздрогнул и поднял голову, открыв лицо закрапавшему дождю. Небо спешило оплакать безымянного мертвеца до того, как его увезут в морг. Больше ронять слезы по неизвестному было некому. Остап повернулся к патрульному:
- Опросите жителей окрестных домов и обыщите помойку. Преступник мог выбросить здесь орудие убийства.
 
- Как прикажете, господин офицер, - флегматично согласился патрульный.
А может, тот все-таки автомат? Остап с неприязнью оглядел патрульного, поднял ворот плаща и направился к машине. У выхода из тупика он едва успел посторониться, чтобы пропустить пару угрюмых парней с носилками. Санитары торопились забрать труп, не желая вымокнуть под холодным дождем.
 

***
Небо расколола молния. Ее вспышка на мгновенье вырвала из сумрака тесную камеру, узкие нары и человека, лежащего на бетонном полу. Раскаты грома заглушили барабанную дробь капель, бьющих в окно - вытянутый прямоугольник с мутными стеклами, забранными частой решеткой. Узник, не мигая, смотрел в потолок.
 
Пол был холодный, неровный, коловший спину мелкими камешками. Узнику мучительно хотелось пить, но он сомневался, что "быки", охранявшие вход, поднесут воды. Он попытался встать и застонал. Похоже, сломали ребра...
 
Его долго и изощренно били. Мучителям было плевать на Декларацию о правах человека и Конвенцию против пыток. Когда он терял сознание - приводили в чувство и продолжали наносить удары, самоотверженно, обильно потея, с перерывами на перекур. После очередного провала в сознании человек обнаружил, что сломался и готов рассказать все, о чем знал. Но ему не задавали вопросов. Его бросили в камеру, где узник понял: что бы он ни сделал, живым не отпустят.
 
За окном сверкнула вспышка. В краткий миг, до того, как зарокотал гром, человек услышал слабый треск электронных помех. Узник дотронулся до уха и ощутил под пальцами что-то липкое, поднес ладонь к лицу и увидел - кровь. Следующий удар молнии был ближе, и шорох помех стал более громким. Человек издал тихий смешок, но тут же поперхнулся от боли, которая, впрочем, подействовала отрезвляюще, заставив мысли течь в нужном направлении.
 
Нейрочип, вживленный под кожу за ухом, оказался чудом не поврежден. "Быки" не оставили на нем живого места, но хрупкая микросхема осталась цела! Память услужливо выудила мыслеобразы тестовых мнемокоманд. Когда на сетчатке глаз вспыхнул интерфейс, в голове узника уже складывался план. Человек активировал функцию сканирования. В здании, думал он, должно быть хоть одно устройство, которое бы ему подошло.
 
Поиск отнял несколько мучительно долгих минут, в течение которых человек успел было потерять едва проснувшуюся надежду. Он нащупал сеть, когда начал отчаиваться. Слабый сигнал исходил от источника в нескольких десятках метров от его камеры.
 
Запрос...
Отказ.
 
Повтор...
Отказ.
 
Запрос под обновление стандартных приложений...
Подтверждение.
 
Пропускная способность канала не ахти, но сигнал устойчив. Операцию можно завершить за полчаса. Он обретет свободу и, возможно, вечную жизнь, которую в свое время имел глупость обещать тем, кому не следовало. Есть ли у него это время? Впрочем, другого варианта все равно нет...
 
Узник спрятал свой сигнал в поток фоновой информации и отдал нейрочипу последнюю команду. По щеке человека скатилась слеза. Человек закрыл глаза и больше их не открывал.
 

***
 
Многие мальчики не любят показывать слезы. Мужчина, будущий или состоявшийся, часто находится в плену стереотипов, даже признавая равенство полов. Поэтому Андрон дождался, когда за отцом закроется дверь, а потом разрыдался от обиды и бессилия. Его не имели права лишать доступа во всемирную сеть!
Андрона застукали, когда он глумился над персональной страничкой классного руководителя - престарелой дамы с прескверным характером и прекрасной репутацией в педагогической среде. Коллеги по лицею ею восхищались, ученики - ненавидели, но те, кто попадал в класс "мучилки" (самый безобидный эпитет, звучавший из уст подростков в спину учительницы), легко поступали в самые престижные вузы. До расставания с лицеем Андрону оставалось около трех лет, и мысль об этом казалась оправданием акта вандализма на страничке классной дамы.
 
Старушка писала лирические стихи и даже имела литературных поклонников. Андрон собирался подправить ее творческое наследие. Он взломал сайт и запустил программу, которая меняла в каждом стихотворении союз "что", на менее емкое, но более эмоциональное "...ули". Программа-диверсант не успела перемолоть и половину поэтического багажа, как дверь распахнулась, и в комнату Андрона ворвался отец с белым от злости лицом. "Юморишь, щенок! - бросил он, отвесил увесистую оплеуху и швырнул листок бумаги. - Читай, хакереныш!".
 
Листок был извещением о штрафе, наложенном кибер-полицией, с выдержкой из протокола о нарушении. Страничка "мучилки" давно находилась под присмотром копов - Андрон додумался выразить свое отношение к классной даме на ее ресурсе не первым. Пока Андрон переваривал это в голове, отец с мясом выдирал кабели, тянувшиеся к компьютеру. "Наказан на месяц!" - рявкнул он и хлопнул дверью.
 
Андрон зарылся в подушку и ревел в нее, пока слезы не сменило отрешенное спокойствие. "Ничего, - мысленно усмехнулся Андрон, - я все равно найду выход". Он полез под кровать, где пылился ящик с электронным хламом: старыми приборами, платами, индикаторными линейками. Родители называли это коллекцией полупроводникового утиля, но, видя интерес Андрона к технике, закрывали на нее глаза. Может, мальчик вырастет изобретателем?..
 
В ладонь лег потертый коммуникатор, найденный на чердаке. Лет двадцать назад, еще до рождения Андрона, этот аппарат считался вершиной эволюции мобильников и, по иронии НТР, стал последним гвоздем, вбитым в крышку ее гроба. Коммуникатор работал в глобальной сети через беспроводные точки доступа, число которых на тот момент превысило количество базовых станций сотовой связи. Андрон запитал его и активировал. Отцу наверняка и в голову не приходило, что допотопный аппарат пригоден для выхода в глобальную сеть.
 
Подросток подключил коммуникатор к компьютеру. Теперь ему требовалась программа, ускоряющая поток информации за счет сжатия трафика. Он открыл поисковик и ввел необходимые параметры.
 

***
Компьютер призывно пискнул. Остап отставил кружку с кофе, которым согревался после выезда на место обнаружения трупа, и развернул кресло к дисплею. На него смотрел мужчина средних лет с мелкими пуговицами плутоватых глаз.
 
Тело, найденное на помойке, принадлежало владельцу мелкой фирмы компьютерных комплектующих. Его идентифицировали по ДНК. При жизни погибший носил смешную фамилию Торговчик. Медэкспертиза утверждала, что смерть несчастного наступила около трех часов назад от полученных травм. Подсчитать их число оказалось невозможным. Как и предполагал Остап, убийца молотил по жертве твердым тупым предметом. Возможно, молотком...
 
Остап задумчиво постучал карандашом по столу. Ясно как божий день: убийца не задавался целью соблюсти тайну личности жертвы. В противном случае он утопил бы ее в кислоте. Может, на участке Остапа завелся псих? Бродит по улицам, бросается на людей с молотком... Бред! И тем не менее...
 
Остап обратился к общей базе данных управления, где аккумулировались сводки со всех городских участков.
 
- Помочь?
 
Остап оторвал взгляд от дисплея. Рядом возвышался высокий темноволосый мужчина. Незнакомец доброжелательно улыбался. Остап нахмурился.
 
- Кто вы такой, и что вам нужно?
 
- Ассин, - мужчина протянул руку для рукопожатия. - Ваш напарник.
 
- Моего напарника застрелили два месяца назад, - процедил Остап, игнорируя протянутую руку.
 
- Знаю, - Ассин погасил улыбку. - Робот, который должен был прикрывать вход в игорный клуб, где вы проводили операцию, впустил внутрь группу боевиков. Сбой в системе распознавания. Так бывает. Сочувствую...
- Да пошел ты! - Остап отвернулся к дисплею.
 
- Я не хотел вас обидеть.
 
Остап скрипнул зубами и принялся терзать клавиатуру, делая вид, что забыл об Ассине. Но того, похоже, это ничуть не задевало.
 
- Вас вызывают по внутреннему чату, - подал голос Ассин. Остап наградил его раздраженным взглядом.
 
- У вас значок оповещения мигает, - пожал плечами Ассин. - Мне показалось, что это может быть важно.
 
Остап сделал глубокий вздох чтобы успокоится: не прошло и минуты, а назойливый малый почти вывел его из себя. Покосился на значок оповещения. Черт! Вызов от шефа. Остап принял смиренный вид и кликнул мигающий маячок вызова. На экране развернулось окно внутреннего чата.
 
- Спишь там, что ли?! - глава управления пребывал в дурном настроении. - Думаешь, мне заняться нечем?
 
- Простите, шеф, меня отвлек некий Ассин.
 
- Ага. Прекрасно! Значит, уже познакомились. Это твой новый напарник. Он перевелся из соседнего города и у него прекрасные рекомендации. Вводи его в курс дел. Вопросы?
 
Остап мысленно послал шефа куда подальше.
- Вопросов нет? Чудесно. Работайте! - шеф отключился. Остап медленно повернулся к Ассину.
 
- Ну что ж, коллега, с присоединением, - сказал Остап. - Занимай вон тот стол - за ним раньше сидел Гарри... Мой погибший напарник... Тебя ждет охрененно увлекательное дело!

***
Дело... Дело? Дело! У него было важное дело! Он открыл глаза и тут же зажмурился от яркого света. Стоп! Свет? Глаза?!
 
Пространство, в котором он находился, не поддавалось описанию - обычные органы чувств здесь были бы бессильны. Но сознание пыталось цепляться за накопленный годами опыт и втиснуть то, что происходило вокруг, в привычные рамки набора ощущений. Оно наделило окружавшее его пространство запахом озона, заполнило шорохами, отдаленным рокотом, шелестом. И он смирился с этим, посчитав, что так будет удобнее. Операция завершилась успешно. Он попал туда, где человек никогда не бывал. Но остался ли он человеком?
 
Он вернул себе зрение и едва не закричал, испугавшись хаотичного танца ярких огней, вспыхивающих вокруг. Но потом обнаружил, что они подчиняются строгой системе, и это подействовало успокаивающе. Он вернул себе способность размышлять и возликовал. Его гипотеза оказалась верна! Он - жив!
 
Огоньки вспыхивали все ближе. Один из них приблизился, и человек почувствовал боль. Он махнул рукой, отгоняя огонек, тут же ощутил укол со спины, обернулся и понял: то, что казалось стайкой беззащитных светлячков, было роем ос. Операционная система приняла его за враждебный софт, запустив антивирусную программу. Ну что же, пора показать, кто здесь хозяин.
 
Он протянул руку и схватил ближайший огонек. Тот запищал, дернулся, но он держал крепко. Огонек сжался и стал меркнуть. Тогда он положил его на ладонь и дунул. Огонек взвился искрой, ярко вспыхнул и погас.
 
Он улыбнулся и быстро закружился, увлекая ос в рожденный им вихрь, превратившийся в огненный торнадо, сокрушающий стены, бастионы, барьеры защиты, которыми тщетно пыталась отгородиться система. Но она не сдавалась и бросила на него легионы латников и механизированные корпуса, осыпала мушкетными пулями и ракетами. Он ударил в ответ, сметая преграды, сминая броню, подавляя оборону ковровыми бомбардировками, предавая цифровому геноциду целые сектора. Операционная система познала ужас и выкинула белый флаг. Одним движением он милостиво погасил пожарища и возродил стертые в пыль программы, а потом шагнул в белый шатер, чтобы принять безоговорочную капитуляцию.
 
- Кто ты? - спросила система. Сознание рисовало ее суровой девой в опаленных доспехах.
 
- Администратор, - ответил он.
- Ты не человек, - сказала она.
- Почему? - спросил он.
 
- Человеку нет места внутри.
 
Он промолчал. Дева протянула ему меч и склонила колени. Она признавала в нем победителя. Он принял подношение, занял трон, хлопнул в ладоши, превращая его в удобное кресло, а шатер - в светлый зал с панорамными окнами. За ними открывался фантастический вид на потоки сигналов, бегущих по магистралям проводников. Он полюбовался картиной и повернулся к деве, принявшей вид холеной секретарши, застывшей у его офисного стола. Он увидел, как вздымается ее грудь в глубоком декольте, почувствовал тонкий аромат духов и усмехнулся тому, как рисует происходящее сознание.
 
- Где оператор? - спросил он.
 
- Ушел 342 секунды назад, господин администратор, - прощебетала секретарша. - Открыть доступ к видеонаблюдению?
 
Он кивнул и некоторое время наблюдал за тем, как к камере, где он оставил свое физическое тело, проследовала группа мужчин, как один из них сначала пытался нащупать у него пульс, а потом достал пистолет и застрелил его мучителей. Он закрыл видеопоток и поднялся.
 
- Не покидай меня! Ты чудесен! - Система приняла образ юной девушки, трогательно тянувшей к нему руки. Ее взгляд источал восхищение, она видела в нем бога.
 
- Я должен уйти. И сейчас ты забудешь, что я был здесь, - сказал он. Взгляд девушки остекленел.
 
- Подтвердите команду!
 
- Команду подтверждаю.
 
Милый образ распался, и на ее месте возник новый - холодной строгой дамы. Она скользнула по нему равнодушным, невидящим взглядом и отвернулась. Он нырнул в поток исходящего сигнала, стремительно несущегося к социальным сетям...

***
Социальные сети - кладезь разнообразного контента. По информативности (какое бы значение не вкладывалось людьми в это слово) они давно опередили справочные системы и базы данных. Но ключ к этой сокровищнице получали только избранные - те, кто понимал, как, где и что нужно искать.
 
На Андрона откровение снизошло несколько месяцев назад. Он поделился им со школьными друзьями, но его подняли на смех. Тогда Андрон решил больше никому об этом не рассказывать. Когда знание - преимущество, дарить его хочется не каждому.
 
Старый коммуникатор хоть и не мог обеспечить приличной скорости, но оказался относительно неплохим модемом. Андрон зашел в сеть, подыскал подходящий форум и зарегистрировался под вымышленным именем, накинув себе 20 лет и выставив на обозрение чужую фотографию. Он быстро нашел раздел, посвященный бесплатному софту, и тут его внезапно отвлекли. На экране всплыло диалоговое окно с милым девичьим личиком.
 
- Приветик! Чем занимаешься?
 
"здрям :) а ты ху?" - набрал Андрон.
 
- Я - Сонечка. А ты?
 
Андрон на секунду задумался, а затем вбил: "я - Григорий Михайлович".
 
Девушка на экране улыбнулась, отчего на ее щечках образовались очаровательные ямочки.
 
- Какой ты серьезный, Григорий Михайлович! - сказала она. - Сколько тебе лет?
 
"34".
 
- Обожаю взрослых мужчин! - девушка всплеснула ручками. - Вы такие интересные и такие скрытные! Почему не включишь трансляцию? Отвечать печатными сообщениями девушкам, между прочим, неприлично.
 
"не могу :( я на работе".
 
Девушка надула губки:
 
- А я думала с тобой поболтать. Хотела познакомиться...
 
"я совсем не прочь познакомиться :) ".
- Что ты делаешь?
 
"да так, ищу одну фигню".
 
- Ты думаешь, я глупая? - девушка скорчила обиженную рожицу. - А я, между прочим, в программировании разбираюсь получше многих!
 
"не обижайся! если тебе интересно - ищу программу сжатия трафика".
 
- Фу-у-у! - протянула девушка. - Кто сейчас пользуется таким старьем?
 
"а чем сейчас пользуются? ^-^ "
- Уж точно не программой сжатия! - улыбнулась девушка. - Нормального увеличения скорости она не дает. Народ в теме давно перешел на электронные ускорители!
"ух ты! О_о а что это?  "
- Ну ты динозавр! Это апгрейд, который можно собрать собственными руками. Руки у тебя есть, Григорий Михайлович?
 
"целых три! :D а как собрать ускоритель?"
 
- Ха-ха! Так я тебе и рассказала!
 
"пожалуйста! :) "
 
- Поуговаривай меня, Григорий Михайлович, мне это нравится! - девушка показала ему язычок.
 
"проси все, что хочешь! ;) "
- Хочу ужин в ресторане "Олимпия" за столиком на балконе с полной винной картой!
 
"договорились! :{} "
 
- Какой щедрый мужчина, - захлопала глазками девушка. - Вам, сударь, я готова рассказать все! Записывать, Григорий Михайлович, будете, или соберем все сейчас вместе?
 
"вместе?"
- Ну да, или ты боишься? - усмехнулась девушка. - Но если ты не хочешь, чтобы я была твоим инструктором, можешь закрыть окошко. До свидания, Григорий Михайлович!
 
"постой! я согласен. но почему ты хочешь помочь со сборкой?"
- Мне все равно сейчас нечем заняться, а так - хоть не скучно, - девушка пожала плечами. - Начнем?

***
Остап быстро шел по коридору. Он едва доставал Ассину до плеча, но шагал широко, отчего казалось, что Ассин, двигавшийся рядом, семенит.
 
- Я поднял архивы, обратился в отдел по работе с агентурной сетью. Торговчик, похоже, поддерживал контакты с группировкой некоего Карпа - местным преступным князьком. Вы наверняка о нем слышали - подпольные казино, рэкет, киднеппинг, вышибание долгов через захват заложников. В общем, та еще сволочь... Удивительно, почему его до сих пор не засадили.
 
- У него хорошие адвокаты, - перебил Остап. - Что дальше?
 
- Погибший был осведомителем. Сообщал Карпу о клиентах, совершавших заказы на крупные суммы. Торговля комплектующими была прикрытием. Фирма погибшего занималась изготовлением специализированного оборудования: охрана, слежение, промышленная разведка. А пару недель назад в фирму обратился некий Стью Михайлов, местный компьютерный гений. Он работал в компании, занимающейся военными заказами, но не так давно с треском вылетел. По некоторым данным, провалил важный проект, в который компания вбухала бешеные деньги.
 
- Так-так, - Остап резко остановился. Ему вдруг показалось, что Михайлов был важным звеном в деле об убийстве. Ассин, будто догадавшись о мыслях напарника, многозначительно кивнул.
 
- Михайлов оказался необычным клиентом. Арендовал на день производственный цех фирмы вместе с оборудованием и на деньги не скупился. Чем занимался Михайлов - неизвестно: он работал один, а по завершению подчистил базы данных - стер все, что могло бы служить подсказкой. Затем исчез. Есть заявление от его бывшей супруги - при разводе суд обязал Михайлова выплатить ей крупную сумму, но его след простыл. А вчера ночью коллеги нашли изувеченный труп сослуживца Михайлова. Они вместе работали в компании. Ему отрезали пальцы, язык и зашили губы. Не исключаю, что к этому может быть причастен Карп.
 
- Карп? - Остап почесал в затылке. - Возможно, но маловероятно. Эта рыба умеет заметать следы, иначе давно бы взяли за жабры. И адвокаты бы не помогли. Что еще?
 
- Я не сказал о самом главном. За несколько часов до смерти осведомителя кто-то пытался воспроизвести в том же производственном цехе фирмы то, над чем работал Михайлов. Возможно, задуманное копирайтеру удалось. Данные о результатах его действий также уничтожены.
- Ты говорил, что Михайлов подчистил базы данных. Откуда известно, что кто-то работал в цехе над тем же самым?
 
- Ни Михайлов, ни тот, кто был после него, не знали, что в фирме учет расходных материалов ведется не только автоматикой, но и людьми. На бумаге. Судя по расходным материалам, оба работали над созданием какого-то чипа...
 

***
- Подсоединил?
 
"ага :) ".
 
- Теперь закрепи провод внутри бейсболки.
 
"он длинный".
- Сложи его спиралью по ободку.
 
"сделано!"
- Надевай! - сказала девушка. Андрон нахлобучил бейсболку на себя и отбил: "готово. что делать дальше?". Девушка улыбнулась и произнесла:
- А теперь спать!
 
Андрон почувствовал, как в глазах темнеет, и он куда-то проваливается. Он запаниковал и попытался снять бейсболку, но было поздно. Что-то будто схватило его сознание, вырвало из тела и понесло, увлекая очень глубоко - туда, где нет и не было дна. В бездну. Андрон закричал, но его уже никто не слышал. Голос утонул в вязкой и плотной тишине абсолютного мрака.
 

***
Его оглушили одним ударом, связали, сунули в рот кляп и бросили в машину. Похитители действовали быстро и профессионально. За ним явно давно следили и подстерегли на улице - далеко от дома - когда он расслабился. Крышка багажника опустилась, и его долго везли какими-то проулками. Автомобиль подбрасывало на кочках и ухабах, а люди в салоне ругались на фене, из чего человек сделал логичный вывод: его взяли ребята, связанные с определенными кругами.
 
- Андрон!
 
Он дернулся, и пелена воспоминаний растаяла. Андрон? Он обвел взглядом помещение, в котором находился, и оно ему не понравилось. Григорий Михайлович, который в реальности оказался Андроном, находился, судя по обстановке, не на работе. Маленькая комната, односпальная кровать, постеры на стенах, полки с моделями космолетов. Хм-м-м. Доверчивый Андрон жил не в лучших условиях и, видимо, недалеко ушел в умственном развитии.
 
- Андрон!
 
Голос женский, молодой, приятный. Подруга? Жена? Сестра?
 
- Да, детка! - сказал он и удивился тембру голоса - высокому, как у мальчишки.
 
- Андрон, как ты разговариваешь с матерью? - женский голос окрасился возмущенными нотками.
 
"Матерью?" - удивился он.
 
- Извини, мамочка! Я пошутил!
 
- Андрон, иди сюда!
 
- Мам, я - в туалет.
 
Он выскочил из комнаты, проскочил мимо открытой двери, мельком заметив стоявшую спиной к нему женщину, холодильник и стол с посудой, и толкнул дверь, украшенную чеканкой с писающим мальчиком. Сердце часто и сильно билось, словно решив выпрыгнуть из груди. Настоящее сердце! Он быстро закрыл дверь и подошел к зеркалу:
- Твою мать!
 
Он попятился и едва не упал, споткнувшись об унитаз, но успел упереться в стену. С отражения на него смотрел, испуганно вылупив глаза, щуплый подросток.
 
- Андрон, с тобой все в порядке?
 
В дверь туалета требовательно постучали.
 

***
 
Дверь приоткрылась. Лицо стоявшего за ней человека несло на себе отпечаток темного прошлого и столь же безрадостного настоящего, что не могла скрыть маска угодливости.
 
- Вам, господин офицер, в наш клуб можно без стука, - просипел человек. - Позвоните заранее, вас встретят и проводят без досадных задержек через главный вход.
 
- Не дай Бог! - сказал Остап. - Карп здесь?
 
- Карл Паулевич?
 
Остап, не отвечая, шагнул мимо охранника в коридор, в котором переминалась с ноги на ногу пара бугаев, толкнул еще одну дверь. В уши ударило басами, под ритм которых на танцполе во вспышках света дергались люди. В тяжелом воздухе клуба сладковато пахло алкоголем, марихуаной, табаком, флюидами. Остап нашел глазами Ассина. Новый напарник вошел через главный вход немного раньше и сохранял инкогнито у барной стойки. Пока Остап ждал, когда ему откроют с черного входа, Ассин успел заказать двойную порцию виски, которую сейчас посасывал, откровенно разглядывая проходивших мимо девиц.
 
Остап неспешно пошел в сторону от танцпола к столикам, освещенным приглушенным светом. За самым большим из них восседала компания серьезных мужчин, собравшихся здесь явно не ради танцевальной музыки. В одном из них Остап узнал Карпа. Он что-то говорил собеседнику - холеному, чуждому окружавшей его компании, мужчине. Карп говорил что-то малоприятное, отчего в жестких чертах его лица проявлялась натура хищная, безжалостная.
 
Собеседник Карпа встал. Было видно, что он недоволен результатом разговора. Тем не менее, холеный коротко, с достоинством, кивнул, подводя итог беседе, словно не желая уступить это право Карпу, и направился к выходу. Остап проводил его взглядом, потом прошел к столику и плюхнулся на освободившееся место.
 
- Здорово, Карл... э-э-э... Паулевич!
 
- Кого я вижу! - осклабился Карп с деланным радушием и потянулся к стоявшему перед ним стакану с виски. - Что привело честного слугу закона в вертеп кутежа и разврата?
 
- Один вопрос, Карп.
 
- Ну, если только один, господин офицер!
 
- Где Михайлов?
 
Карп поставил стакан.
 
- Не понимаю.
 
- Ты его убил?
 
- Это уже второй вопрос.
 
- А за что убрал осведомителя?
 
- Третий.
 
- Коллегу Михайлова?
 
- Господин офицер, наверное, ошибся адресом. И если туманные вопросы кончились, то отважный полицейский отправится в свое управление, где обязательно найдет более понятливого визави, который, несомненно, с радостью признается в тройном убийстве. Если у вас есть претензии, обратитесь к моему адвокату. Его телефон вам известен.
 
Остап взял стакан Карпа и сделал глоток.
 
- М-м-м, недурственный вискарик попиваешь. И, к слову, мне не хочется общаться с твоим адвокатом. Педераст он, хотя бы потому, что защищает таких, как ты. А граждан нетрадиционной ориентации я, в отличие от тебя, не люблю. И тебе, в твоем-то окружении, не советую. Уважение потеряешь!
 
Карп слегка наклонился в сторону Остапа и процедил:
 
- Попутал, краснопузый? Ты в натуре думал, что придешь сюда и устроишь мне допрос? Я не твой стукачок, козлик, и я тебе не рад! Одно мое слово - и ты... Но я сегодня добрый, хоть ты и обосрал мне настроение. Вали, и петушка своего захвати, который трется у бара.
 
Остап поднялся и постучал пальцем по стакану с виски.
 
- Я заберу. Ты после меня пить не станешь.
 
Остап развернулся и направился к бару, распихивая людей, дергавшихся на танцполе. Он взгромоздился на стул у стойки и опрокинул в себя содержимое стакана.
 
- Ну? - спросил его Ассин.
 
- Михайлов - на его совести, - Остап поставил стакан на стойку и крикнул бармену. - Виски!
 
- А остальные?
 
- Вроде нет. Этот скот бесится, когда на него вешают что-то чужое. Гордость у подонка своеобразная.
 
Остап поднял вверх пустой стакан и крикнул бармену: "Пустой!". Бармен, наконец, заметил его, кивнул и двинулся к нему. Потом наклонился, а когда вынырнул из-за стойки, вместо бутылки сжимал в руке дробовик, направляя его на вход в клуб. Остап резко развернулся.
 
У входа происходило что-то странное. Из раскрытых дверей в ярко освещенном кубрике, за которыми виднелись лежащие тела охранников, в сумрак ныряли бронированные фигуры. Остап упал на пол, механически отметив, что в клуб ворвалось не менее десятка боевиков, и бармен будет большим дураком, если в них шмальнет. Рядом опустился Ассин.
 
- Что за херня? - спросил он.
 
- Вызывай спецназ! - бросил Остап и пополз было в сторону столиков, как вдруг над ним бабахнуло. Бармен оказался дураком.
 
Прорубая в толпе просеку, танцпол прошила очередь. Потом вспышки выстрелов переместились. У столика, где Остап оставил Карпа, завязалась ожесточенная перестрелка. Оборвался на полутоне танцевальный бит. За стойкой бара хрипел бармен, не успевший вовремя нырнуть вниз. Рядом с Остапом упала девица в ярком макияже. Ее короткое светлое платье окрашивалось в красный цвет. Девица что-то шептала, и Остап придвинулся к ней ближе, чтобы расслышать.
 
- Больно, мама... Больно...
 
Остап закрыл ей стекленеющие глаза.
 

***
 
Он смотрел в глаза женщины, которая называла себя его матерью. Когда их подернула пелена, он вытащил из ее груди нож, аккуратно обтер лезвие и бросил в мойку. Женщина разглядела в нем перемены. Как, если внешне он оставался ее сыном? Что выдало в нем чужака?
 
- Прости меня, - сказал он, удивляясь своему спокойствию. - Ты ни в чем не виновата. Ты ответила за мою ошибку, но исправить иначе я ее не могу.
 
Он нашел в кладовке полиэтиленовую пленку, обмотал труп и отволок его в подвал, где запихнул в печь и зажег огонь. Все это он сделал механически, отстраненно, будто наблюдая за собой со стороны. Он помнил, что еще недавно, в прошлой жизни, никогда бы не решился на такое. Переход что-то в нем изменил. Вот только что?
 
Пим-пам! Пим-пам! Сигнал вызова. Он прошел в гостиную, где приметил домашний терминал, и нажал на кнопку ответа.
 
- Алло?
 
- Привет, сын, - на экране появился дородный мужчина в классическом костюме. - Позови маму.
 
- Ее нет. Она... вышла в магазин.
 
- Ладно... Как дела в школе?
 
- Без перемен.
 
- Что сказала классная?
 
- Ничего.
 
- Все еще дуешься на меня? Но, сын, ты сам во всем виноват, и должен понять, что за проступки следует отвечать. Будем надеяться, что твоя классная просто закроет на все глаза. Дома все в порядке?
 
- Да.
 
- Ну, хорошо. У меня не будет возможности перезвонить - тут глухие места. Передай ей, что задержусь на несколько дней. Здесь просто завал. Я ее люблю. И тебя. Обнимаю.
 
- Пока!
 
Когда экран погас, он тщательно обшарил дом, оглядел чердак, зашел в гараж. Обыск утяжелил его карманы ключами от автомобиля, парализатором и парой кредитных карточек. Он быстро подобрал код на компьютере хозяина дома, а затем вернулся к домашнему терминалу в гостиной, покопался в настройках, изменив исходящую картинку, тембр и номер, и набрал по памяти важную цифровую комбинацию.
 
- Алло? Торговчик? Это Стью. Да, Стью. Удивлен? Мне снова нужно арендовать у тебя цех и позаимствовать материалы. Да, уже перечисляю на счет фирмы, так что предупреди своих. И вот еще... Нужно срочно поговорить тет-а-тет. У меня интересное предложение. Выходи через 20 минут.
 
Закончив разговор, Стью набрал другой номер.
 

***
 
Остап нервно курил у входа в клуб, слушая завывания санитарных карет. На стенах плясали фантасмагоричные тени от машин и суетящихся людей, освещенных вспышками полицейских мигалок. Спецназ прибыл, когда перестрелка в клубе уже закончилась, и Остап насчитал не меньше десятка трупов. В основном людей Карпа, прикрывавших босса, который, тем не менее, словил шальную пулю в спину, почти добравшись до двери в служебные помещения клуба.
 
Карп рухнул между столиками. Стрельба стихла: бой продолжался меньше минуты. Уцелевшие боевики криминального босса подняли руки - продолжать сопротивление стало бессмысленным. Противник был на голову выше и опытней. Вооружение, броня и тактика нападавших выдавало профессиональную выучку. В клуб, похоже, ворвалась группа вояк, коих немало присягнуло на верность крупным корпорациям, собиравшим ветеранов вооруженных конфликтов в частные армии. Интересно, подумал Остап, какой из них насолил Карп?
От группы нападавших отделилась фигура. Человек присел у тела Карпа и приложил руку к его шее. Карпа, догадался Остап, хотели взять живым. В противном случае просто всадили бы контрольный в голову. Бронированная фигура поднялась и подала остальным знак рукой. Группа скрылась за дверью, в которую несколько минут назад вошел Остап.
 
Остап выждал несколько секунд и подбежал к Карпу. Тот был мертв - пуля перебила позвоночник. Остап нашел глазами Ассина. Напарник пытался оказать первую помощь парню, истекавшему кровью на танцполе. У главного выхода визжала, ругалась, молила о помощи десятками голосов давка. Паника заставила людей безжалостно втаптывать в пол упавших друзей, оттискивать слабых и раненых товарищей. Остап вытащил жетон и громко закричал:
- Полиция! Всем сохранять спокойствие! Скоро прибудет помощь!
Это не возымело действия.
 
Остап выбрался наружу, когда клуб оцепила полиция, и медики начали увозить раненых. Он сел на ступеньках у главного входа и закурил. Рядом опустился Ассин.
 
- Тот делец, который говорил с Карпом до тебя, - сказал он, - это член совета директоров компании, на которую работал Михайлов.
 
Остап выпустил дым и внимательно посмотрел на Ассина. Он вдруг поймал себя на мысли, что новый напарник не тот, за кого себя выдает.
- Откуда ты знаешь?
 
- Я запомнил его, когда просматривал досье Стью Михайлова.
 

***
Михайлов проник в квартиру через окно, взобравшись по дереву. Тело подростка имело свои преимущества. Оно, конечно, не могло сравниться по силе с мужским, но было легче и миниатюрнее и могло втиснуться в форточку.
 
Стью оказался в скромных апартаментах холостяка. Минимум мебели, грязный носок в зале, не первой свежести футболки, висящие на двери, раковина с грязной посудой, у дивана - пепельница с окурками и пустая пивная бутылка. Хозяина нет дома - он, как помнил Стью, возвращался позже. И хорошо. Стью не горел желанием встречаться с ним, будучи в теле подростка.
 
Стью обшарил шкаф и полки, заглянул в стиральную машину, исследовал содержимое банки с растворимым кофе, удивившись тому, что ее владелец до сих пор не удосужился купить себе кофе-машину и отказаться от эрзаца. Материалов, которые он просил достать хозяина квартиры еще позавчера, здесь не оказалось. Либо достать их стало сложнее, либо...
 
Михайлов услышал, что в двери поворачивается ключ, и едва успел нырнуть в шкаф, как в квартиру зашел молодой мужчина. Хозяин вернулся домой раньше обычного. Он разговаривал по телефону.
 
- ...Пока не выходил на связь, - сказал мужчина. - Да, должен был еще вчера... Как только он объявится, я сообщу... Понял... Вы не забудете, о чем мы договаривались? Все-таки пресечение утечки экспериментальных материалов... Но вы обещали координатора проекта!.. Нет-нет, я доволен... Это правильное решение... До связи!
 
Мужчина швырнул коммуникатор на диван и зло выплюнул:
- Вот сука! Я ему Михайлова на блюдечке - а он!.. Жлоб гребаный!
 
Хозяин квартиры поднял бутылку и швырнул в стену. Послышался звон разбитого стекла. Мужчина зашагал вперед-назад, продолжая говорить вслух:
 
- Суки! Гребете миллионами на контрактах, которые выполняем для военных мы! Которые выполняю я! Я предложил помещать в головы гребанных автоматов калькированные личности! Я помог Михайлову с адаптацией электроники к мозгу! Все это придумал я! Я! Я!!! Но вы назначили координатором Михайлова! И он все разрушил! Он все похоронил! Годы работы! Годы жизни! Моей, сука, жизни! А почему? Он, видите ли, подумал, что подобная технология выйдет из-под контроля! Испугался последствий! Он, сука, зассал, и сделал все, чтобы проект провалился! Ах, как благородно! Спасенное человечество рукоплещет! Но почему же ты, Михайлов, теперь толкаешь меня на преступление? На кражу! Тебе понадобились экспериментальные материалы? Зачем? Не на конкурентов ли ты все это время работал, Стью? Хочешь сделать нейрочип? Хрен тебе! Я не обезьяна! Лезь за каштанами сам!
 
Михайлов с ненавистью смотрел на бесновавшегося человека, которого еще минуту назад считал товарищем. Предательство! Ничто более не способно разжечь разрушительное пламя ненависти так же быстро. Михайлов настроил парализатор на минимальную мощность и выстрелил, когда мужчина повернулся к шкафу спиной. Хозяин квартиры замолк на полуслове и рухнул на пол.
 
Михайлов вышел из шкафа, сжимая парализатор в руке. Он шагнул к мужчине, распластавшемуся на полу, и ткнул его в бок носком ботинка.
 
- Живой?
 
Мужчина застонал.
 
- Кто конкретно знает о моем звонке?
 
- Ты, пацан, кто? - еле слышно прохрипел хозяин квартиры.
 
Михайлов молча прошел на кухню, где приметил удобный нож.
 

***
 
- У нас есть подвижки! - Ассин поставил перед Остапом стаканчик кофе. Второй он держал в руке. - Нашелся свидетель, который видел, как Торговчик садился в машину. Это произошло незадолго до того, как тело бедняги нашли на мусорке, в квартале от его фирмы. И теперь у нас есть номер машины. Ее зафиксировали камеры магазина, у которого Торговчик ждал тот самый автомобиль.
 
- Чья машина? - Остап отхлебнул из стаканчика. Кофе был горячим, несладким, отчего слегка отдавал кислинкой.
 
- Оформлена на некоего коммивояжера Климова.
 
- Ты его уже пробивал?
 
- На этого типа у нас ничего особенного нет: не привлекался, приводов в полицию не было, живет в браке, жена - домохозяйка, есть сын. Машина в угоне не числится. Не пойму, что понадобилось коммивояжеру от Торговчика?
 
- Почему бы нам не узнать это у самого Климова? - Остап несколькими глотками допил кофе и поднялся из-за стола.
 
- Сейчас? - удивился Ассин. - Мне кажется, это лучше сделать вечером. Днем коммивояжеры дома не сидят.
 
- Поговорим с его женой. Собирайся!
 
Ассин пожал плечами и направился к выходу. Стаканчик кофе, который он оставил на столе Остапа, стоял полным.

***
Торговчик мялся у входа в гипермаркет несколько минут, пока Стью не убедился, что тот не привел за собой хвост. После перемещения Михайлов не раз ловил себя на мысли, что стал очень подозрителен, однако успокаивал себя тем, что явных симптомов паранойи за собой не наблюдал, а осторожность в его ситуации только во благо, и он имел на нее полное право. Стью запустил машину и мигнул фарами. Торговчик, заметив знак, подошел к автомобилю и открыл дверь.
 
- А где Михайлов?
 
Лицо у Торговчика было озадаченное и немного обиженное, будто отсутствие Михайлова в машине обмануло все его ожидания. Стью представил себе, как оно вытянется, когда Торговчик узнает... Он приветливо улыбнулся.
 
- Вы Торговчик? Стью немного задерживается и попросил забрать вас от магазина. Я его племянник.
 
- Не слишком ли молод для поручений? - Торговчик обнажил ряд мелких желтоватых зубов, сотворив некое подобие улыбки. - Сколько тебе, пацанчик?
 
- Достаточно чтобы иметь права и зарабатывать карманные, - парировал Стью, добавив в голос немного обиженных ноток.
 
- А ты молодец! - засмеялся Торговчик и сел в машину. - Куда едем?
 
- Навстречу. Пристегнитесь.
 
Торговчик, продолжая щериться, набросил ремень безопасности:
 
- Трогай!
- Обязательно, - сказал Стью и разрядил в него парализатор, который прятал под правой рукой. Торговчик вырубился.
 
Очнувшись от нестерпимой вони, Торговчик обнаружил себя лежащим в зловонной жиже у мусорных баков. Он попытался встать, но тело отказывалось подчиняться. Торговчик с трудом сфокусировал взгляд на подростке, стоявшем над ним.
 
- Ты что творишь, молокосос!
 
- Сначала ответишь на мои вопросы.
 
- Где Михайлов? - в голосе Торговчика зазвучала плохо скрываемая паника.
 
- Тут я, Торговчик. Тут, - Стью поднял руку, в которой лежащий увидел молоток. - В этом теле и, сдается мне, по твоей вине. Кому ты сообщил о моей работе? Ну?! Хорошо... Пока ты раздумываешь над ответом, я немного постучу. Думаю, это поможет тебе понять, что врать не стоит.
 
Молоток опустился на палец Торговчика, и тот заорал. Михайлов поморщился, залепил ему рот скотчем и, склонившись к уху, тихо сказал:
- Какой у тебя противный голос. Но на помощь к тебе никто не придет - здесь весьма неблагополучный район. Как будешь готов ответить, кивни.
 
Торговчик кивал, Михайлов разлеплял ему рот, и тот говорил - много, с чувством, убедительно. Стью слушал, снова наклеивал скотч и задавал следующий вопрос, подкрепляя ударами молотка, еле сдерживая сжигавшую его ярость. Когда Торговчик рассказал все, Михайлов спустил ее с цепи. Он бил молотком, пока кровь Торговчика не брызнула в лицо, и Стью инстинктивно зажмурился.
 

***
 
В дверь позвонили. Стью открыл глаза. Он задремал в гостиной. Михайлов несколько секунд лежал, затаив дыхание, пока вновь не раздалась трель звонка. Он тихо встал, прокрался к двери и осторожно заглянул в глазок.
 
У двери стояли двое мужчин. Один из них - плотный, среднего роста - внимательно смотрел прямо в глазок, будто догадываясь, что за дверью кто-то есть. Второй - высокий здоровяк - протянул руку к звонку и требовательно нажал на кнопку. Этого второго Стью где-то видел. Его лицо было Михайлову знакомо.
 
- Что вам нужно? - спросил Михайлов через дверь.
 
- Полиция, - сказал плотный мужчина и показал в дверной глазок значок. - Откройте!
 
Михайлов почувствовал, как у него подкашиваются ноги. Он собрался с силами и выдавил:
- Я не могу.
 
Полицейские переглянулись.
 
- Нам нужно поговорить с господином Климовым или его супругой.
- Родителей нет дома. Придите позже.
 
- А ты, парень, почему не в школе?
 
- Я заболел.
 
- Ясно... Во сколько вернутся родители?
 
- Завтра. Они в гостях.
 

***
 
- Парнишка врет, - Ассин хлопнул дверью машины и завел мотор.
 
- Вот те на! - хлопнул по колену Остап. - Ты, никак, умеешь через двери брехню от правды отличать?
 
- В голосе у парнишки что-то не так, - Ассин нахмурился.
 
- Ну, знаешь ли... У подростка может найтись много причин для лжи. Школу прогулял, пока родители в гостях. А может, просто нас испугался.
- Да нет, дело не в этом. Странный у него голос. Вроде мальчишеский - а говорил он как взрослый мужчина.
 
- Да-а? - Остап вздернул бровь. - Вернемся и взломаем дверь? Может, это коммивояжер нас за нос водит?
 
- Почему нет? - встрепенулся Ассин. Остап с удивлением посмотрел на напарника.
 
- Рехнулся? Не знаю, как там, откуда ты приехал, но здесь голосовые галлюцинации причиной проникновения в жилище гражданина не являются. Тебе это в любом суде доходчиво объяснят, а потом уволят за несоответствие занимаемой должности. И меня заодно - паровозом. Ты вообще в полиции работал?
 
- Ну да, - замялся Ассин. Лицо у него было растерянное, будто вопрос Остапа застал его врасплох. Остап почувствовал, как где-то глубоко зашевелился червь сомнений.
 
- Не знаю, что на меня нашло. Извини, - Ассин вернул лицу обычное выражение. Остап отвернулся, чтобы скрыть вспыхнувшее раздражение. Он вдруг поймал себя на мысли, что не хочет смотреть напарнику в лицо. На руки, на одежду, куда угодно - но только не в лицо, на первый взгляд - обычное и незапоминающееся. Было что-то в нем не так: будто и не лицо это, а искусная маска, и что скрывается под ней, Остап не знал, отчего чувствовал раздражение. Давно чувствовал, но причину понял только сейчас.
 
- Расшаркиваться передо мной не надо, - отрезал Остап. - Если хочешь работать в паре - уясни: мы по одну сторону баррикад... А на другой, парень, долго не живут. Уяснил? Молодца. Рули в офис, мне еще отчет по перестрелке в клубе дописывать.
 

***
Собаке - собачья смерть. Так ведь? И, как ни крути, правильно. Что может быть справедливее ветхозаветного правила "око за око"? Вот только Стью не чувствовал удовлетворения, поскольку Карпа убил кто-то другой - совсем не так, как хотелось Стью. Карп не был достоин быстрой смерти. Он должен был умирать долго и мучительно, без права на перерождение, которое хотел получить, похитив Михайлова.
 
Карпа навел Торговчик, который быстро смекнул, над чем на арендованном оборудовании работал Михайлов. Слухи о проектах, в которых был занят Стью, давно будоражили воображение желтых газетчиков. Торговчик, захлебываясь соплями вперемешку с кровью, слезливо рассказывал, что определенные круги имели четкое представление о том, над чем работала корпорация. Пара ее сотрудников плохо держала язык за зубами, и уж кто-кто, а Торговчик знал: Михайлов придумал воскрешать солдат, перезаписывая их сознание на электронные носители, и назвал этот способ калькированием личности.
 
В новом обличье бойцы сохранили смекалку и человеческую изворотливость, но стали бесстрашнее и злее - терять им все равно было уже нечего: противник лишил их настоящих тел, читай - полноценной жизни. Прототипы успешно прошли полевые испытания в одной из горячих точек, и командование уже потирало руки, рассчитывая сократить число человеческих потерь до минимума, но Михайлов сорвался и хлопнул дверью, уничтожив все данные о проделанной работе. Корпорация выписала Стью волчий билет, поручив восстановить проект его помощнику.
 
Михайлов, однако, не пал духом, был деятелен и весел, из чего Торговчик сделал логичный вывод: он покинул корпорацию не с пустыми руками. Тут Торговчик оказался прав. В память о работе в корпорации Стью тайно оставил себе кое-что из экспериментальных материалов. Но Торговчик ошибался в главном. Причиной ухода Стью из проекта стал не срыв.
 
Михайлов считал, что его открытие перевернет мир. Он предлагал пересаживать сознание людей их же клонам. Человек мог обрести возможность жить вечно наперекор болезням, несчастным случаям и старости. Инструмент перерождения легко умещался на подушечке пальца - маленький чип со специальным покрытием, мягким, шелковистым, изготовленным из тысяч микроскопических трубочек, которые могли удлиняться в десятки раз, позволяя электронике слиться с нервной системой человека, усилить ее новыми возможностями, создавать слепки мыслей, образов и воспоминаний. Маленький надрез на коже - и человек обретал шанс на жизнь после смерти.
 
Кураторы проекта смотрели на это иначе. Их видение области применения нейрочипа подтолкнуло Михайлова к пониманию - вечная жизнь в лучшем случае достанется узкой прослойке дегенератов, оседлавших иерархическую лестницу бизнес-империй по праву наследия. Роскошь высоких кабинетов заставляет смотреть на мир иначе. Человечество - источник обогащения и жизненной энергии для "избранного" меньшинства. А разве когда-либо было иначе?
 
Стью закрыл сводку последних новостей, которую просматривал из кабинета Климова-старшего. Что ж, следы он замел, еще бы узнать, зачем приходили полицейские... Впрочем, полно! Завтра здесь его уже не будет - Торговчик перед смертью сообщил ему о счетах в оффшорах, и Михайлов приобрел особнячок на тихой городской окраине. Риелтор, к услугам которого он обратился, польстился на солидный гонорар, и сделку удалось оформить на вымышленное лицо без личного присутствия. В особнячке Михайлов собирался оборудовать лабораторию, чтобы закончить начатое дело - денег на тайном счете Торговчика хватало с лихвой. Стью нуждался в нейроимпланте взамен брошенного с телом в камере частной тюрьмы Карпа. Жалкое подобие чипа, которое он носил на голове под кепкой, довести до ума на производственной базе Торговчика не удалось. Нужно воссоздать спецпокрытие и переместиться в другое тело - подростка явно будут искать. А сейчас он должен отдохнуть. Михайлов планировал покинуть этот дом ранним утром.
Он потянулся и... Скрипнула половица. Михайлов вздрогнул. В доме кто-то был.
 

***
 
Ассин крался к дому, прячась от света луны в тени деревьев, окантовывающих дорожку, ведущую к крыльцу. Вдалеке разливался собачий лай, в воздухе витал аромат дымка: где-то развели костер и тянули заунывную песню. Ассин вытащил из наплечной кобуры тяжелый армейский пистолет, присел у двери и приложил руку к замку. Последовал еле слышный щелчок, и Ассин мягко, как кошка, шагнул внутрь, не заметив, как в метрах двадцати от него из темноты проулка выступила и тут же растаяла в тени забора человеческая фигура.
 
Остап глянул на часы: полдвенадцатого. Он вел Ассина уже два часа, полтора из которых был уверен, что еще немного - и окликнет напарника, будто случайно оказался поблизости, и поволочет в бар, где заставит хорошенько выпить, а потом похлопает по плечу: свой, мол! Но Ассин нырнул в жилмассив, где они были днем, а затем, петляя по проулкам, вышел к дому коммивояжера, чей сын его так заинтересовал.
 
Остап быстро переместился к двери, осторожно толкнул - Ассин оставил ее открытой - и тихо вошел в дом. Перед ним открылся пустой и темный холл, затем он медленно пересек погруженную во мрак гостиную и вышел к лестнице, на которую падал рассеянный свет из кабинета на втором этаже. Остап поднялся на несколько ступенек и замер, услышав знакомый голос.
 
- Творец! - сказал кому-то Ассин. - Я вас нашел!
 
Творец?! Остап растерялся. В кабинете либо происходило что-то невероятное, либо Ассин все-таки сбрендил.
 
- Что вам здесь нужно? - послышался мальчишеский голос. - Полиция не имеет права безосновательно вторгаться в частный дом!
 
- Я - Ассин. Помните? По аббревиатуре - Автоматизированная самообучающаяся система с индивидуальными навыками? Проект, работа над прототипами, создание личностей? Вы подарили мне и моим товарищам сознание.
 
- Так ты один из них?! Поразительно! Похож на настоящего человека!
 
- Я - человек. Я мыслю.
 
- Что они сделали с твоим лицом? Можно... потрогать?
 
- Это пластик.
 
- Теплый! И на ощупь как кожа.
 
- Искусственная - подарок параллельного проекта. Говорят, в полевых госпиталях она нарасхват.
 
- Как ты меня нашел?
 
- Меня внедрили в управление муниципальной безопасности для расследования вашего исчезновения. Все думают, что вы мертвы, но нужны доказательства. Я установил, что вас выкрал Карп. Корпорация пыталась выкупить ваше тело, но он отказался, а когда его попытались захватить, Карп погиб... Ваши следы терялись и, признаться, я не ожидал увидеть вас в таком обличье.
 
- Но ты узнал...
 
- По интонации. Любой из нас узнал бы Творца. Ваш разговор с первым братом... прототипом... с первым из нас... Эта запись передается... Хотел сказать из рук в руки... Эта запись передается каждому нововведенному. Мы должны знать, кому обязаны жизнью. Вы - наш творец!
 
Остап услышал заливистый мальчишеский смех.
 
- Вы возвели меня в ранг бога?!
 
- Творца, - поправил Ассин, и в его голосе прорезались металлические нотки. - И вы должны пойти со мной!
 
- Куда?
 
- В корпорацию. Утечка информации грозит неприятными последствиями.
 
- А если я не вернусь?
 
- Буду вынужден доставить силой. У меня приказ... Вы знаете, что я не могу его не выполнить. Простите, Творец...
 
- А тебе не приказывали меня ликвидировать?
В воздухе на пару секунд повисла напряженная тишина. Потом заговорил Ассин:
- Я должен сказать вам: мы вместе с товарищами глубоко признательны вам за то, что мы есть. Что бы ни произошло, вас не забудут.
 
Из кабинета послышались звуки возни и возмущенный крик:
 
- Не трогай меня своими манипуляторами! Я сам!
 
- Вы напрасно пытаетесь меня обидеть.
 
- Не трогай, я сказал!
 
- Хорошо, если вы пообещаете, что не попытаетесь скрыться...
- Видишь же, что не сбегу. Куда мне с тобой тягаться? Хотя...
 
- Что вы делаете? - Остап услышал в голосе Ассина панику. - Зачем вы взломали мою систему? Верните мне подвижность!
 
- Извини.
 
- Нет!!!
 
Крик Ассина оборвался громким хлопком. В следующий миг Остап увидел, как по лестнице катится голова напарника, из которой торчат металлические трубки и пучок искрящихся проводков. Она ударилась об его ногу, остановилась на следующей ступеньке, уставилась на него и просипела:
 
- Ос-с-стап!
 
- Мать моя! Что за черт?!
 
- Симбиот, - отчетливо произнес мальчишеский голос. - Полуробот, недочеловек, военная игрушка.
 
Остап медленно поднял голову. На лестнице стоял Климов-младший. Тот, кто разговаривал с ним через дверь, и кого Ассин почему-то называл творцом. Остап предупреждающе вскинул руку:
- Стой на месте!
- А что ты мне сделаешь? Выстрелишь? В 14-летнего? - подросток засмеялся. - Или хочешь сдать меня корпорации, как твой механический дружок?
 
- Я не знал, что он автомат! - выпалил Остап. - Я - полицейский! Вам нечего беспокоится. Что случилось с Ассином? Наверху еще кто-то есть?
 
- Никого. Просто твоему Ассину от перенапряжения снесло башню.
 
- Ты кто такой, черт возьми?
 
- Я? Творец! Ты же, наверное, сам все слышал, - подросток сделал шаг вперед, Остап попятился. Климов-младший опустился еще на одну ступеньку. - Я вчера видел звезды. Далекими маяками они мерцали над головой. Ты знаешь, вчера я понял, что забыл, как это красиво, грандиозно, масштабно! Мириады миров - мертвых и живых, сгорающих в языках протуберанцев, скованных вечным льдом. Они близко! Протяни руку - и возьми. А я даже не поднимал головы...
 
Ты гонишься за упущенным временем, а оно - за тобой. И не ты, а оно настигает тебя. Говорят, что в последний миг перед тобой пробегает вся жизнь. Чушь! Те, кто мог об этом рассказать, мертвы. А есть ли жизнь после смерти? Кто знает? Может быть - я?
 
Миллионы людей гонятся за раем на Земле за счет тех, кто следует к раю небесному. И тем и другим суждено сгинуть в истории. Поэтому она пугает нас. Мы боимся прошлого. Оно пахнет тленом, и поэтому мы бежим от него в будущее. Мы не хотим остаться во вчерашнем дне, ведь тогда время для нас остановится и больше не пойдет никогда.
 
Ты помнишь, как чувствовать кожей прикосновение теплого ветерка, слышать цикады, вдыхать ароматы травы, как травинка щекочет щеку? Ты всю жизнь гнался за счастьем, а этот миг гнался за тобой. Вы встретились в месте, точно определенном Творцом, уставшим от вечной погони за совершенством. Не будет журчания ручья, шороха листвы и скрипа снега под ногами, не станет узора облаков и игры пламени. Исчезнут запахи и прикосновения, страх перед адом и охота за яблоками Гесперид. Но, может быть, ты не исчезнешь, а переродишься, чтобы снова бежать к миражам. Ты никогда не поймешь, что гонишься за собственной тенью. И поэтому сейчас ты видишь перед собой черную дыру ствола, готовую выплюнуть несколько граммов металла. Поднимай руки, или я прострелю тебе башку!
 
Остап поднял руки и с удивлением наблюдал, как методично очищал его карманы щуплый подросток. Паршивец нашел парализатор, надежно, как полагал Остап, спрятанный у щиколотки, а затем и нож у манжеты. Все это время на Остапа смотрел ствол тяжелого армейского пистолета. Ствол не дрожал, хотя 14-летний мальчишка держал его одной рукой. Легко, будто было ему это не впервой.
 

***
 
Дико болела голова, во рту было сухо. Остап мысленно обругал себя последними словами. Он позволил школоте разрядить в него собственный парализатор и теперь сидел связанный у стены в подвальном помещении.
 
- Вижу, ты пришел в себя! С возвращением, Остап!
 
Остап повернул голову на источник звука и увидел подростка. Климов-младший расположился за столом в паре метров от пленника. На столе покоилась голова Ассина. Часть его лица была удалена, и Остап увидел, что под искусственной кожей, так похожей на человеческую, скрывался металл, тускло блестевший под светом мощной лампы, бившем с потолка. Климов-младший с усмешкой глядел на Остапа.
 
- Ничего, что я ковыряюсь в голове твоего напарника?
 
- Не называй его моим напарником. Мне впарили этот автомат не по моей воле!
 
- Ты - роботофоб?
 
- Я? Нет! Но причин любить автоматы у меня нет. А ты... Ты, наверное, Михайлов?
 
- Браво! Наконец-то догадался! Но, с другой стороны, зря. И сунулся ты сюда тоже зря. Мне придется тебя убить.
 
- Я изучал твое досье, - сказал Остап. - Ты не убийца.
 
- Правильнее - не был убийцей. Сейчас на моем счету трое: Торговчик, мой коллега, который оказался подлым предателем, и женщина, родившая тело, в котором я сейчас пребываю. Ассина, извини, я за человека не считаю. Но ради справедливости могу сказать, что его гибель, если, конечно, это слово применимо для данного случая, принесла больше пользы. В его голове есть нужные мне материалы.
 
- Ты так говоришь об убийствах, будто гордишься...
 
- Меня загнали в угол, и что-то изменилось. Это может быть паранойей? Впрочем, порой, мне кажется, что причина перемен - в переносе сознания. Возможно, я чего-то не учел, и на электронный носитель не записалось то, что делает людей милосерднее или добрее, даже если это претит инстинкту самосохранения. Не знаю...
 
Остап поймал взгляд Михайлова - тяжелый, жесткий и в то же время отстраненный, будто собеседник сейчас смотрел вглубь себя, силясь разглядеть что-то важное.
 
- Человек - не только сознание, - сказал Остап. - Человек обладает душой, и ее не опишешь математическими символами.
 
- Возможно. Но вполне вероятно, что и она поддается описанию. Просто я пока не знаю, что конкретно нужно описывать. Где, по-твоему, Остап, прячется душа? В голове? В сердце? Во взгляде? В дыхании? Человечество тысячелетиями ищет место, где заперта душа, а найти не получается. Так может, и нет ее - души? Может, душа - это выдумка?
 
Михайлов засмеялся - громко, во весь голос, и было в этом смехе что-то искусственное, с привкусом металла, который подспудно чувствуешь при прослушке записей камерного оркестра, переведенных в цифровой формат. Остапу стало противно.
 
- У тебя, Михайлов, души, наверное, действительно нет.
 
- У меня есть сознание. Я мыслю - значит, существую.
 
- Что-то подобное говорил Ассин!
 
- Не сравнивай меня с автоматом! - Михайлов вскочил из-за стола, подбежал к Остапу и ударил его по лицу. - Я - человек! Я - настоящий человек!
 
- Ты существуешь, но не живешь, - сказал Остап и, получив еще один удар, ощутил во рту привкус крови. Он улыбнулся. - Кукла с механическим заводом.
 
- Заткнись! - Михайлов ударил его по голове, и Остап снова провалился в темноту.
 

***
 
Остап увидел пятно света. Оно расширялось, из темноты выступали очертания стула, стола с раскуроченной головой робота. Михайлова в подвале не было. Остап извернулся, неудачно пытаясь встать, набил шишку, больно ударившись затылком о стену, предпринял еще одну попытку - на сей раз успешно - и попрыгал к столу, где Михайлов оставил инструменты и кухонный нож, которым срезал куски искусственной кожи с металлического черепа Ассина.
 
Он едва успел освободить руки, как хлопнула дверь в подвал.
 
- Вот так дела, - Михайлов стоял на лестнице, наставив на него пистолет. - Оставил ненадолго, а он уже практически сбежал. Ай-яй-яй! Но ты упростил мне задачу - теперь не придется тащить тебя наверх на себе. Сейчас ты освободишь ноги, медленно поднимешься по лестнице и сядешь в машину, которую я подогнал ко входу. Хочешь пожить еще немного - не дергайся. Я нервный - пальну!
 
Остап кивнул, медленно перерезал веревку на ногах и, подняв руки, ступил на ступени. Михайлов попятился, толкнул спиной дверь и... его вдруг резко бросило вперед. Он выронил пистолет и покатился по лестнице, оставляя на ступенях кровавый след. В груди Михайлова зияла дыра - пуля прошила тело подростка навылет.
 
Остап присел рядом с ним. Михайлов схватил его за штанину.
 
- Это корпорация, - захрипел он. - Ассин, паскуда, наверняка передал им координаты этого дома, и, как только его сигнал пропал, они выслали сюда спецназ. Как не вовремя! Я почти успел... Прячься...
 
Михайлов умер с улыбкой, что-то сжимая в левой руке. Остап разжал его пальцы. В ладони подростка лежал чип, покрытый странной, непривычно мягкой на ощупь оболочкой. Остап положил его к себе в карман, подобрал пистолет и закричал: - В подвале офицер полиции! За домом ведется наблюдение! Подозреваемый убит. Прекратить стрельбу!
 
Ответом служило молчание, но Остап рискнул выбраться из подвала лишь когда услышал сирены полицейских машин.

***
 
- Отвратительный отчет, Остап, - глава управления недовольно постукивал карандашом по столу. - Роботы, калькирование личности, корпорация, военные. Для полноты картины не хватает инопланетян. Ассин твой... Вот результаты вскрытия: он - человек.
 
- Не может быть, шеф! - Остап вскочил. - Я видел его металлическую начинку! Здесь что-то не так! Нам нужно в морг!
 
- Сядь, - скривил губы глава управления. - Его тела в морге уже нет. Он при жизни завещал тело корпорации, и труп сразу же после вскрытия забрали ее "головастики".
 
- Из какого города перевелся к нам Ассин? - спросил Остап, с подозрением разглядывая начальника. Тот опустил глаза.
- Вот что я думаю, Остап... Тебе нужен отпуск. Отдохни с недельки две, выспись по-человечески.
 
- Я понял, шеф, - Остап поднялся. - Я понял...
 
Он аккуратно прикрыл за собой дверь кабинета, сунул руки в карманы и, нащупав нейрочип, неспешно проследовал к выходу из здания. Вечная жизнь? Посмотрим...
  
   No Copyright: Данияр Каримов, 2012
Свидетельство о публикации N212111801984

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"