Каримов Данияр: другие произведения.

Зов Европы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
   Раз-раз. Запись идет? Да, похоже... Здесь чертовски холодно, и температура продолжает опускаться...
  
   Я - Михаил Юнг, инженер-механик поверхностной станции Европа-1. Станция была разрушена в результате разлома поверхностной коры. Все, кроме меня, пятнадцать мужчин и женщин, специально отобранных для миссии на четвертый по величине спутник Юпитера, погибли в первые минуты... Сегодня - третий день, как я оказался в плену океана, омывающего Европу. Приступы помутнения рассудка, которые начались почти сразу после катастрофы, участились, и, боюсь, вскоре совсем сойду с ума. Мне и сейчас трудно собраться с мыслями, но я должен, у меня мало времени. Реактор вышел из строя, а заряда батарей хватит еще часа на три. Не знаю, для кого делаю запись, которую никто никогда не найдет. Наверное, для себя: чтобы помнить, кто я.
  
   Экспедиция высадилась на Европу неделю назад. Местность, выбранная для станции, оставляла жуткое впечатление: сверху, мрак космоса и жесткая радиация, снизу - бездна океана, гораздо больше мирового, что остался на далекой Земле, а между ними - десятикилометровый слой льда, поверхность которого предстала перед нами ледяной пустыней, над которой медленно всходил гигантский диск Юпитера. Мы рассчитывали создать постоянную базу, намертво вцепившись в поверхность спутника газового гиганта, которая раз в несколько суток вздымалась на десятки метров из-за приливной волны. Мы собирались отправиться в бездну, куда миллионы лет не проникал луч света.
  
   Большинство исследователей считали, что Европа покрылась ледяным панцирем сравнительно недавно (сравнительно - это несколько миллионов лет назад), и в океане, что колыхал черные воды под ним, могла зародиться и сохраниться жизнь. Если бы их гипотеза подтвердилась, человечество бы окончательно убедилось, что не одиноко во Вселенной. Хотя, на мой взгляд, это предположение и не требовало доказательств - все вполне очевидно: кто мы, чтобы претендовать на уникальность?
  
   Мы искали жизнь, а она искала нас. На пятые сутки лед под станцией внезапно раскололся, и мы рухнули вниз, в пролом навстречу стремительно поднимавшейся воде. Не знаю, что вызвало разлом... Может быть, где-то глубоко под нами, под 90-километровой толщей океана проснулся вулкан, или что-то изнутри хотело выглянуть наружу, либо сама Европа решила наказать тех, кто покусился на ее тайны. От удара часть отсеков сложилась гармошкой, другая - потеряла герметичность, и станция быстро погрузилась в пучину океана.
  
   Я спасся, потому что находился в ангаре, внутри аппарата глубокого погружения, который готовился к спуску в скважину, пробуренную в многокилометровом панцире спутника. Но, видит Бог, я выбрал бы иной конец. Европа захлопнула ловушку, покрыв место катастрофы новой ледяной корой, отрезав от выхода на поверхность и лишив меня призрачной надежды на спасение.
  
   Включив свет, я понял, что батискаф все еще находился в ангаре. Точнее - в том, что от него осталось. Удар об воду сплющил и покорежил стены, вывернул наизнанку переборки, намертво блокировав мой аппарат, лишив плавучести. Батискаф погружался в бездну вместе с разрушенной станцией, не отпускавшей его на свободу. Он спас мне жизнь и стал тюрьмой, где судьба определила провести последние часы жизни.
  
   К полусфере обзорного иллюминатора вода прибила тело главного инженера - славного и компанейского парня, с которым я провел немало часов, проверяя технику. Его широко распахнутые глаза будто смотрели внутрь батискафа, на меня и кусок привычного нам мира за моей спиной. Я отодвинул его тело уцелевшим манипулятором, ощущая себя виноватым, и попросив вслух прощение за то, что не мог его похоронить. Надеюсь, его душа найдет упокоение, а не останется блуждать со мной во мраке океана Европы.
  
   Я осмотрел батискаф изнутри. Аппарат чудом остался цел, что не поддавалось логическому объяснению, только на стене у наглухо запечатанного внешнего люка чернели странные масляные потеки. Я осмотрел мощные створы, но, не отыскав признаков разгерметизации, решил, что погибший товарищ вполне мог оставить в батискафе небольшую склянку с технической жидкостью.
  
   Ужас и одиночество терзали мою душу несколько часов, пока глубиномер не остановился, показывая, что батискаф опустился на 50 километров. До дна оставалось столько же, но что-то остановило падение в бесконечность. Покинув свой ложемент, я занял кресло пилота, чтобы просканировать пространство, и вдруг почувствовал чье-то присутствие за спиной.
  
   Я обернулся, понимая, что поступаю глупо, ведь никого там быть не должно: батискаф - не подлодка, его внутренне пространство едва вместит трех человек, и в нем не спрятаться. Но божественно красивой незнакомке, что изящно восседала в кресле штурмана, удалось совершить невозможное. Я замер, чувствуя, как по спине побежали мурашки.
  
   - Здравствуй, - произнесла незнакомка. Голос у нее был томным, словно она видела во мне не насмерть перепуганного человека, а страстно желаемый ею мужской идеал.
  
   - Кто ты? - выдавил я. - Откуда ты взялась?
  
   - А как ты думаешь? - ответила она и грациозно потянулась. - У тебя так тесно и душно. Ты не хотел бы проветрить помещение?
  
   - Ты - галлюцинация, - вслух сказал я. Незнакомка рассмеялась: - А может, галлюцинация - это ты? Я сплю или действительно тебя вижу? Ну-ка, ущипни себя за нос!
  
   Умеют ли шутить галлюцинации? Подсознание - космос, который до сих пор не открылся человеку. Мы пытаемся покорить пространство, не понимая, что Вселенная есть в каждом из нас. А в моей в тот момент произошел Большой взрыв, породивший в воспаленном мозге новую реальность, где я принял незнакомку, как данность, аксиому, не требующую доказательств. Что-то подобное, наверное, ощущал герой старого фантастического романа, чье название я тщетно силился вспомнить.
  
   - "Солярис", - сказала она. - Этот роман назывался "Солярис". В нем описывался разумный океан, но я - не тот случай.
  
   Незнакомка снова рассмеялась, и в спертом воздухе батискафа словно рассыпался перелив крошечных колокольчиков. Потом она протянула ко мне руку для поцелуя. Я коснулся ее губами, чувствуя исходящий от кожи незнакомки тонкий, возбуждающий, манящий аромат, уносящий, затягивающий без остатка в бездну блаженства.
  
   Я помню, мы занимались любовью - неистово и страстно, а затем еще и еще. Она стонала и изгибалась, то двигаясь мне навстречу, то немного отстраняясь и впиваясь коготками. Дева словно пыталась выжать меня досуха, и, утонув в океане наслаждения, я потерял счет времени, пока она не сжалилась, и искушение не отпустило меня. Потом мы лежали, прижавшись друг к другу, и она рассказывала, что на спутник Юпитера втайне отправили еще одну экспедицию, которая оборудовала базу в тридцати километрах от нас. Их станцию океан поглотил раньше, а моя незнакомка чудом выжила, потому что проводила замеры в отдалении от места катастрофы, но, несмотря на отчаяние, нашла в себе силы добраться до нас пешком - в одиночку по безжизненной ледяной пустыне.
  
   Как она оказалась в батискафе, почему я ее не видел, и даже не слышал о чудом спасшейся девушке с тайной станции? Я не спрашивал, поскольку боялся, что ее ответы разрушат удивительную сказку, узор которой мастерски плела таинственная красавица. Кстати, она представилась Европой. По злой иронии судьбы, суккуба в обличье дивы звали так, как и юпитерианскую луну, уничтожившую нашу экспедицию.
  
   Когда мой разум смирился и окончательно принял присутствие Европы, в батискафе появился третий, и он, конечно же, был лишним. Третий материализовался, когда я спал, на исходе вторых суток, проведенных мной в океане. Он разбудил меня надрывным кашлем.
  
   Мужчина - в рваном скафандре высшей защиты - согнулся пополам у кресла пилота. Он кашлял кровью, оставляя на покрытии темные следы, точь-в-точь, как потеки у внешнего люка. Я осторожно обошел его и заглянул в переходную камеру. Темные следы у люка исчезли.
  
   - Кто ты такой? - закричал я. - Отвечай немедленно.
  
   Мужчина поднял голову: лицо его было перепачкано грязью и мне незнакомо, но глаза... Я уже видел этот взгляд пару суток назад, глядя на главного инженера, чье тело прибило к батискафу.
  
   Я попятился и, наткнувшись на свой ложемент, сел. Мужчина перевел взгляд на мою спутницу и улыбнулся, хищно обнажив ряд почерневших зубов.
  
   - О, Европа! - прохрипел он. - Дева, чья красота достойна бессмертных богинь! Кляни судьбу свою, дщерь смертного царя! Сын Крона, громовержец, коварный олимпиец, украл тебя, прикинувшись быком! Плачь, дева, плачь!
  
   - Заткнись, - зло крикнул я. Человек в ответ хрипло рассмеялся. Я в ярости вскочил.
  
   - Оставь его, - схватила меня за руку. - Сумасшествие - механизм защиты, включенный телом, чтобы обмануть сознание. У него лучевая болезнь: он слишком долго блуждал по поверхности Европы. Он умирает.
  
   - Откуда ты знаешь? - с подозрением спросил я.
  
   - Я - избранница Зевса, разве ты не расслышал?
  
   Она захохотала, и этот смех был страшен. Он пугал меня больше стонов несчастного, умиравшего от лучевой болезни, и ужас, нахлынувший на меня с новой силой, внезапно открыл мне глаза.
  
   Европа исчезла, а вместе с ней и незнакомец, оставив после себя черные масляные брызги - на ложементе, где возлежала дива, у кресла пилота, где стоял на коленях мужчина, на пульте и стенах. Я дотронулся до одного из пятен и отдернул руку. Черная жидкость была холодной и, как мне показалось, шевелилась, стремясь избежать моего прикосновения.
  
   Я осторожно собрал жидкость в коробку и, выставив в переходную камеру, тщательно загерметизировал рубку батискафа, и открыл внешний люк. Вода, ворвавшись в камеру, сплющила, и вынесла контейнер прочь, но перед этим я заметил призрачную фигуру Европы, протянувшую ко мне руки. Миг спустя она растаяла во мраке.
  
   Оставшись в одиночестве, я попытался собраться с мыслями. Глубомер вновь показывал движение - батискаф продолжил погружение в бездну древнего океана, которому не было ни дна, ни края. То, что удерживало аппарат на одном уровне, выпустило его из цепких лап, однако я чувствовал: оно продолжает наблюдать за мной через обзорный иллюминатор.
  
   Следующие несколько часов я то выключал, то включал внешнее освещение, но как не старался разглядеть движение во тьме, обволакивающей батискаф, - все напрасно, и лишь время от времени едва слышались тихие стуки по внешней обшивке. Там кто-то был, и он просился внутрь...
  
   У меня осталось меньше часа. Потом заряд батарей окончательно иссякнет, и мое суденышко погрузится в абсолютный мрак... Я не хочу умирать в темноте, и потому принял решение: как только закончу запись, открою внешний люк. Там, снаружи, меня ждет Европа. Она зовет меня. Я слышу...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"