Дёмина Карина: другие произведения.

Глава 36. Нити судьбы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 36. Нити судьбы

   Я знала, что люди жестоки. И что порой жестокость их лишена всяческого смысла, но это...
   ...их я увидела издали.
   Белое поле, лиловые тени, словно кружевная шаль.
   Кромка леса. Ели. Осины, чьи ветки украшают ледяные ожерелья. И весеннее, все еще робкое солнце, забравшееся высоко.
   Дорога.
   Серая полоса где-то у самого горизонта.
   Я смотрю на нее до рези в глазах. Какой уже день я выхожу сюда и, присев на вывернутую осину, жду... с каждым днем ждать все сложней.
   И голосок сомнений шепчет, что, верно, Янгар уже не вернется. Да и зачем ему? Он нашел себе другую женщину, красивую и... живую.
   А я?
   Я вот сижу, глажу обындевевший ствол, не ощущая ни холода, ни боли, пусть бы ледяное крошево и расцарапало ладонь. Мои руки грубы, а ногти желтеют. Лицо перечеркнуто шрамом, а на плечах проклятьем лежит медвежья шкура.
   Сумею ли избавиться от нее?
   Осталось не так долго, но... кем я стану после?
   И все же я приходила на окраину леса, садилась и ждала...
   ...дождалась.
   Лошадка брела, проваливаясь в сугробы по самое брюхо. Она была невысока и лохмата. В гриве ее застряли колючки репейника, а гнедую шкуру украшали шрамы. Грязный хомут был слишком велик для нее, а массивные дровни и вовсе казались неподъемными. И все же лошадка брела.
   Тащила.
   И человек, который шел рядом, марая белизну поля цепочкой свежих следов, придерживался рукой за оглоблю.
   Его я узнала сразу, пусть и был он облачен не в шелковый халат, а в косматый овечий тулуп. Правда он был подпоясан широким алым поясом, а лысую голову прикрывала высокая кунья шапка, лихо заломленная на левое ухо. Кейсо ступал легко, будто бы и не было сугробов. И лошадку, когда та останавливалась, тянул вперед.
   - Эй, - завидев меня, Кейсо остановился. - Госпожа медведица, покажись.
   Я вышла из тени.
   Не к нему, но к тому, кто лежал на дровнях, укутанный в меховые одеяла.
   Бежала?
   Летела по снегу. А он, цепляясь за длинный мех моей шкуры, делал ее невыносимо тяжелой, словно тянул обратно, в лес.
   - Помоги, - попросил Кейсо, отступая. И лошадка, вдохнув звериный мой запах, попятилась. И была остановлена твердой рукой. - Если можешь, помоги ему. Пожалуйста.
   Как?
   Я вглядывалась в такое родное лицо и кусала губы, пытаясь не расплакаться.
   Кто сделал это?
   И за что?
   - Он сильный мальчик, - теплая рука Кейсо нашла мою ладонь. - Он выкарабкается. Нужно только помочь немного...
   ...его сердце стучало медленно, тяжело.
   И запах крови, свежей и старой, пропитавшей повязки, дурманил.
   Я сглотнула слюну.
   - Нам некуда больше идти, - Кейсо пытался поймать мой взгляд. - У него столько врагов, что... добьют.
   ...и я не друг.
   Я хийси-оборотень, нежить.
   И солнце слепит мне глаза, а в голове одна-единственная мысль: Янгхаар Каапо все равно умирает. И смерть его мучительна. Разве не милосердно было бы отпустить его.
   Я сумею убить быстро.
   И сердце будет сладким... слаще меда...
   - Нет, - сказала я себе.
   А Кейсо только хмыкнул и, вцепившись в поводья, потянул лошадку назад. Она пятилась по собственному следу.
   - Стой, - я понимала, что это правильно.
   Они должны уйти.
   Оба.
   Слишком много ран. Крови. Искушение, преодолеть которое я не сумею... и однажды убью.
   - Ты... - мне сложно смотреть в глаза человеку. - Ты не должен оставлять нас наедине.
   Кейсо кивнул.
   Понял?
   Вряд ли. И я не знаю, как рассказать о том, что испытываю. Гнев. Жалость. Страх оттого, что Янгар умрет здесь, на поле, не дождавшись помощи. И ужас при мысли, что, помогая, сама убью его.
   - Я слышу его сердце, - не удержавшись, я коснулась темных волос. - И помню вкус его крови. Мне... сложно. Если я пойму, что мне... слишком сложно, я уйду.
   - Спасибо.
   Пожалуйста.
   В Горелой башне хватит места для всех.
   - Медведица, - Кейсо повис на поводьях, удерживая лошадку, которая трясла головой и всхрапывала. - По нашему следу идут. И можно ли сделать что-то... чтобы не дошли?
   Я кивнула: и делать ничего не понадобится. Горелая башня спрятана за заговоренными тропами. Кого бы ни послали по следу Янгара, он уйдет ни с чем.
   При мысли об этом я испытала злую радость.
   Тем вечером душа Янгхаара Каапо едва не покинула тело. Тем вечером я, глядя в безумные беспамятные глаза, умоляла бездну, в них живущую, дать Янгару сил. И та откликнулась.
   - Ты... - он произнес лишь это слово.
   - Я, - ответила я, наклоняясь так, чтобы коснуться израненных губ.
   Я не стану брать его кровь.
   Мне просто нужно знать, что Янгхаар Каапо будет жить.
   Губы его были теплыми.
  
   - Он был... забавным, да, - Кейсо сидел на корточках, с трудом удерживая собственное неповоротливое тело на весу. - Диким совершенно.
   Перед каамом лежала груда еловых веток, которые он очищал от игл. Иглы складывал в высокую ступку, стенки которой уже позеленели от травяного сока.
   Я ломала освобожденные от игл ветки. Позже они отправятся в стеклянный шар, на дно которого Кейсо нальет воды, сыпанет белых кристаллов, а затем, закопав шар в угли, будет сидеть всю ночь, поддерживая в очаге правильный жар. К утру в шаре останутся выплавленные ветки и желтая, тягучая, словно мед, жижа.
   - Все думал, убить меня или не стоит.
   - Зачем убить?
   Кейсо добавит в жижу березового дегтя и синей глины, которой еще оставалось на дне холщового мешка, одного из многих, привезенных каамом.
   - Просто так. У меня была лошадь, а у него не было.
   - И это повод?
   - Убивают и за меньшее, - он тщательно перемешает смесь, цвет которой сделается бурым, словно грязь. И вонять она будет грязью. А Кейсо, вооружившись костяной лопаточкой, будет размазывать жижу по ранам Янгара.
   Только сначала повязки снять придется.
   - А кроме лошади, сама считай: одеяло теплое, плащ, котелок, съестного немалый запас, - он перечислял спокойно, с улыбкой. - И монет при себе я имел.
   - И ты позволял ему...
   - Почему нет? Каждый сам выбирает свою дорогу.
   Повязки приходилось размачивать, подолгу, и снимала я их осторожно, но ему все равно было больно. И Янгар выпадал из забытья. Он пытался отстраниться, отвести мои руки, не понимая, что собственные его закованы в колодки лубков. И шею вытягивал, хрипел.
   А я старалась не поддаваться жалости.
   Под повязками собирался гной.
   И сами раны, не смотря на все усилия каама, не спешили рубцеваться.
   - Нет, убить себя я бы не позволил, но разочаровался, да... - Кейсо, взвесив ступку в руке, ставит ее на колено. - А он предложил мне награду. Сам оборванец, но уверен был, что станет великим... стал.
   Тишина длилась недолго.
   Трещало, обгладывая ветви, пламя. Поскрипывали ставни. И сама Горелая башня кряхтела, жалуясь на весеннюю сырость. Трехдневная оттепель подтопила ледяные оковы, и по стенам поползли первые талые слезы. Сырость пробивалась внутрь башни, и на ступенях появились лужицы. К рассвету они превращались в ледяное кружево, но к обеду вновь истаивали.
   - Первые свои честные деньги... - Кейсо искоса смотрит на меня, но я молчу, готовая слушать. И он кивает, отчего подбородков становится больше, они наползают друг на друга, как грибные наплывы на коре дерева. - Городок был... побережье... гавань... и бои, на которых любой выступить может. Он и полез... думал, что лучший боец. И был лучшим.
   Он нежно касается стянутой повязками руки, которая - Кейсо этого не говорит, но я и сама понимаю - больше никогда не удержит меча. Каам сумел собрать кость. И саму руку сохранил, что уже чудо. Но пальцы раздроблены.
   Разодраны суставы.
   Всякий раз, начиная думать о том, что сделали с моим мужем, я почти теряла разум. И шкура прикипала к плечам, уговаривая поддаться этому гневу.
   Убить.
   Даже не его, но тех, кто...
   ...и Кейсо, остро ощущая это мое состояние, говорил. А я слушала.
   - ...и вот он получил горсть медяков. Целое состояние, - Кейсо улыбается тем воспоминаниям, которые светлы. - И все это состояние спустил на цепь. Такую, знаешь ли, госпожа медведица, солидную золотую цепь с мой палец толщиной.
   Кейсо вытягивает пухлый палец с содранным ногтем.
   Его не пытали.
   Просто заперли. Просто собирались убить. А затем просто открыли дверь камеры, швырнули то, что некогда было моим мужем, и сказали:
   - Иди.
   И он ушел.
   Только прихватил свои травы, благо, не нужны они были Ерхо Ину, новому хозяину дома.
   Он и на лошадку расщедрился...
   ...сволочь.
   - И в цепи той, - ступка елозит по колену, и зеленый сок въедается в камень пестика. - Камни драгоценные. Огромные такие лалы. А стоила вся эта красота ровно столько, сколько у него с собой было. И вот появляется он. Голодный, как обычно. В драных сапогах. В куртке, которая латаная-перелатаная, но зато с цепью. И собой горд неимоверно.
   - Она не настоящая была?
   - Конечно, госпожа медведица. Медь позолоченная. А камни - стекло. Я пытался объяснить, но где там... разве ж малыш от такой красоты откажется? Или поверит, что его обманули?
   - Я... с-знал... - этот шепот едва не потерялся в шелесте огня.
   - Знал он... - ворчит Кейсо, подхватывая ступку. - Знал... бестолочь ты этакая. Убить тебя мало...
   Черный Янгар попытался улыбнуться.
   В глазах его я видела боль.
   И еще нежность.
   - Ты... - он произнес это отчетливо. - Привез меня домой?
   Кейсо, глянув на меня, ответил:
   - Да.
   Этой ночью каам нарушил данное мне слово, оставив нас с Янгаром наедине. И я, сидя на краю постели, вычесывала из черных волос последние чешуйки крови, пыталась заглушить голос его сердца.
   А он просто смотрел на меня.
  
   Янгхаар Каапо любил жизнь.
   И цеплялся за нее, день ото дня вытягивая самого себя из колодца болезни. Он злился. И злость оставляла следы на его лице.
   Он поджимал губы, сдерживая голос боли.
   И пытался притвориться, что вовсе ее не чувствует. Но теперь я слышала его. А он, верно, слышал меня, потому что каждый вечер - лишь наступали сумерки, и Кейсо исчезал - шептал:
   - Уходи, моя маленькая медведица.
   - Нет.
   - Уходи, - Янгар пытался встать, опираясь на искалеченные руки, шипел, кривился и встряхивал головой. - Уходи... не пощадят же... отпустили... им Печать нужна... поэтому и...
   - Не уйду.
   Здесь мой дом, единственный, который настоящий.
   И здесь мой муж.
   - Глупая, глупая медведица, - Янгхаар пытался сжать мою руку
   - Глупая, - соглашаюсь с ним.
   - Я поправлюсь.
   - Конечно.
   - Нет, я совсем поправлюсь. Только до Печати доберусь... им она нужна... поэтому выпустили, чтобы привел...
   Его шепот сбивается. И вот уже слов не различить. Янгхаар Каапо беседует уже не со мной, но с кем-то скрытым, чье присутствие я ощущаю кожей. И шерсть на шкуре дыбом становится, растут клыки и когти, но я заставляю себя успокоиться.
   - Я отомщу, - это обещание звучит в полной тишине, и то, запредельное, чуждое даже для меня, удовлетворившись услышанным, отступает. Но Янгар повторяет вновь:
   - Я отомщу...
   А я, присаживаясь на пол рядом с его постелью, повторяю:
   - Ты отомстишь.
   Хорошо, что Кейсо уходит.
   Не видит моих слез.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"