Дёмина Карина: другие произведения.

Глава 39. Разгаданная дорога

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор знает, что он плохой. Автор пробовал иначе, но таки не вышло.


Глава 39. Разгаданная дорога

   Говорят, давным-давно не существовало множества дорог, но была лишь одна, преломленная в волшебном камне, которым увенчано навершие посоха Тооки-уно, хозяина путей земных. И дорога эта была бесконечна.
   Говорят, что однажды хитрая Каапи, желая властвовать не только над водяными, но и над земными путями, обернулась сорокой. Вытащила она камень и поднялась к самому небу, да только крылья водяные опалила. Закричала Каапи от боли да и выронила драгоценную ношу.
   Бросилась догонять
   И не успела.
   Ударился камень о скалу, а быть может и не скалу, но об острый рог спящего Инники-зверя, раскололся. Расплескалась тогда дорога, разлетелась осколками, и возникло множество путей. Да все одно, связаны они воедино, но лишь Тооки-уно, прежний хозяин, связь эту видит. Или еще брухва, колченогий старец, седьмым сыном от седьмого сына рожденный. Щурит он глаза, проявляет иные, скрытые пути... куда уведет?
   Бывало, что и за край мира.
   Оттого и хоронят брухву, цепями ноги опутав: вдруг да вернется за еще живыми? И за собой потянет.
   Правда ли в том?
   Не знаю.
   Я очнулась в преддверии сумерек, услышав, как рвется ткань моего леса. И выглянув в окно, я увидела старика. Он стоял на опушке, обеими руками опираясь на посох. Невысокий, полнотелый и нахохлившийся, он напоминал старого ворона.
   Грязный.
   И смердит. Отсюда чую вонь.
   Брухва повел головой, втягивая воздух. А губы его дрогнули.
   - Хийси...
   - Уходи, - ответила я, поднимая шерсть на загривке. А он лишь рассмеялся нехорошим лающим смехом.
   - Хийси!
   Я видела его.
   И кривоватое лицо. И рубаху, надетую наизнанку, подпоясанную плетеным ремешком. И драные на коленях штаны. На левую ногу брухва был бос, на правой же носил изрядно прохудившийся продранный сапог. Он осклабился.
   Чует меня.
   И знает, сколь молода я.
   Слаба.
   А он... его окружали обрывки нитей.
   Брухва жил долго, верно, вторую сотню лет разменял. И людей водил по незримым запретным тропам. Взамен брал плату невысокую.
   ...легкие сны.
   ...и толика радости.
   ...свет в чужих глазах.
   ...смех легкий.
   ...и страх.
   Стон или крик. Боль. Слезы. Счастье и горе.
   Ничем старый паук не брезговал. И я, тряхнув головой, зарычала. А брухва погрозил мне посохом. И в следующее мгновенье исчез.
   - Кейсо!- я вдруг четко осознала, что произойдет дальше. - Кейсо, надо уходить, пока...
   Мой лес сонно заворочался, застонал, раскрываясь перед чужой силой. Рваными дырами поползли снега, обнажая черную землю. А та поспешила выкинуть редкую зелень молодой травы. Но не прошло и минуты, как пожухла трава, посерела, стала пылью.
   Брухва спешил тянуть силу.
   И я, отчаянно пытаясь выиграть мгновенья, рвала его плетение.
   Но где мне устоять перед хозяином дорог. И выбравшись из башни, которая сама, казалось, пошатнулась, накренилась, готовая рухнуть, превратиться лишь в груду камней, я вдыхала раскаленный воздух. Пила его, черпала чужую волю, грязную, как вода в сточной канаве.
   - Хийси... - шипел старик, раскидывая плети чужих воспоминаний.
   ...девочка бежит по горячим камням, смеется, тянет руки...
   ...старик жмурится, ловит последние капли осеннего тепла. Дни его сочтены, но он счастлив...
   ...женщина, задумавшись, смотрится в озеро, гадает, куда ушло то, прежнее отражение, в котором она была молода и прекрасна...
   Сотни лиц.
   И тысячи украденных мгновений, за каждым из которых мне мерещится кривая харя брухвы. И снова слышу шепот его:
   - Хийси... слабая...
   Слабая.
   Я отказалась убивать.
   И лишилась той силы, которая отпугнула бы его и любую иную нежить... и теперь незнакомые люди, запертые в памяти брухвы, пожранные им, окружали меня.
   За каждым - путь.
   И сколько же их...
   ...раскинулись дороги, сплелись змеиным клубком, ползут, меняются, зовут меня ступить. Всего лишь шаг, Аану... один-единственный шаг и... где ты хочешь оказаться?
   В Лисьем логе?
   Помнишь ведь овраг за поместьем, тот самый, с ручьем на дне. Ты еще пускала палочки-кораблики с парусами из зеленых листьев. Стены оврага поросли густой травой. В ней удобно было прятаться... и ты пряталась. Целый день проводила там, на дне, не чувствуя ни голода, ни жажды.
   ...или вот конюшня. Сытное тепло, запах лошадей и сена. Голубиное воркование под самой кровлей. И колючая солома, в которую ты зарываешься, словно в перину...
   Сделай шаг, Аану.
   Тропа сама ложиться под ноги, узорчатая, что шкура змеиная.
   - Нет.
   Я переступаю через нее.
   И едва не касаюсь другого пути.
   Чужой?
   Но хочешь, твоим станет?
   Судьбу тоже украсть можно. И разве не мечтала ты хоть раз оказаться на месте сестрицы? Чтобы тебя любили также, как любят ее? Решайся, Аану.
   И окажешься во дворце кёнига, любимой его женой.
   - Нет.
   Подумай, Аану.
   Роскошь нарядов вместо змеиной шкуры. И драгоценные камни в волосах... золото и серебро... несметные богатства у ног твоих. Власть...
   - Нет!
   И тропа сворачивается. А брухва шипит, уже, кажется, раздраженно.
   - Хийси!
   Он бросает под ноги третью дорогу. И в нос вновь шибает запахом гнили.
   - Иди, - велит старик, тень которого видна мне. - Твоя. Если не побоишься.
   Хранитель путей не лжет.
   И я касаюсь босой ступней камня... какой холодный... и не камень вовсе уже - песок. Белый речной. Ракушки проглядывают... куда ни глянь - песок. Он добирается до ограды, сплетенной кузнецами. А я разглядываю железные прутья, каждый - с два моих пальца толщиной. На вершинах их - острые пики. А на пиках - человеческие и звериные головы.
   Искаженные болью лица.
   Мухи жужжат, вьются над ними.
   Снова падалью тянет.
   - Ну же, иди, - брухва уже рядом и тычет посохом в спину. - Погляди, что тебя ждет.
   Шаг.
   Песок ласкает стопы. Нагрелся на солнышке. И присев, я зачерпываю горсть его, чтобы тут же позволить стечь сквозь пальцы. Надо же... я снова чувствую тепло.
   - Ну-ну... глупая хийси.
   Глупая? Пускай себе.
   За оградой - скамьи и много... а на скамьях - люди. Замерли.
   - Это пока.
   От удара посоха брухвы мир вздрагивает. И люди оживают. Меня оглушают крики, свист...
   Что с ними?
   Это не ненависть... но лица искажены... и пахнет от них безумием. Оно - одно на всех, словно волна, накрывшая эту толпу, заставляя ее двигаться в едином порыве, подаваться вперед и отступать. Визжать. Плеваться. Швырять огрызками и гнилью...
   - Азарт, - брухва облизывает губы. Язык у него синий, распухший, как у утопленника. - Вкусно... будет вкусно.
   Он молодеет, напиваясь этой заемной силой.
   А я отворачиваюсь и оказываюсь у самых ворот, которые медленно открываются. И толпа замирает в каком-то жадном предвкушении. Слышу скрип ворота и хриплое дыхание рабов, этот ворот вращающих. Гудение веревки.
   Совокупный вздох толпы.
   И шелест песка под ногами.
   - Он здесь, чтобы убить тебя, - брухва пятерней разбирает спутанные волосы. - Если, конечно, ты не убьешь его, хийси.
   Человек в железном панцире, начищенном до блеска. В нем, словно в зеркале, отражаюсь я.
   Медведица?
   Девушка в медвежьей шкуре, слишком тонкой, чтобы защитить от удара.
   А человек ударит. Он уже поднял копье и листовидный наконечник его ищет цель.
   - Сначала ранит, - деловито замечает брухва.
   - Почему?
   Мой убийца молод. И красив. Светлые волосы его заплетены в три косы. А борода украшена алыми ленточками. В левом ухе сверкает зеленый камень. А на шее цепь золотая лежит.
   Кто он?
   Воин.
   И толпа приветствует его криками, хлопками, свистом...
   - Почему... им нужно зрелище. Это же люди.
   Копье замирает, чтобы слететь с ладони. И я чувствую боль... и кровь из рассеченного плеча летит в песок.
   - Хватит, - брухва не позволяет алым каплям коснуться песка, сворачивает путь.
   Один из многих.
   - Твой, - говорит он, почти касаясь меня грязной ладонью. - Возможно, что твой...
   - Один из многих, - упрямо повторила я, скалясь. И брухва соглашается:
   - Да.
   Он уже не враг.
   Но и не друг.
   - Зачем ты мне показал это? - к моей ладони прилипли песчинки, которые должны были бы исчезнуть вместе с дорогой.
   - Просто так, - брухва вновь стар, и синюшный язык облизывает узкие губы. - Ты... хочешь остаться человеком. Но такой дороги нет.
   Ложь!
   - Пока нет.
   Он перебирает пальцами. На правой руке их четыре, на левой - шесть.
   - Дороги появляются... иногда.
   Мне чудится, что брухва желает меня утешить.
   - Но ложью было бы сказать, что такая появится непременно...
   Лица отступают. И паутина тает, возвращая меня к Горелой башне.
   - ...и что она случится вперед остальных.
   Шелестом догоняет.
   - Скорее всего, ты умрешь, хийси...
   А я понимаю: бежать поздно.
   Рассыпается зачарованный круг, пропуская копейщиков. Весеннее солнце ласкает гривы лошадей, скользит по чешуе брони. Ветер разворачивает стяги, с которых на меня смотрит вздыбленный медведь Ину. Его пасть оскалена, и я слышу рык отца:
   - Окружить.
   - Оборачивайся и уходи, - Кейсо встает за моим плечом. В его руках - палаш, и сейчас Кейсо ничуть не похож на ленивого смешливого толстяка, которого я знаю.
   Он хмур.
   И сосредоточен.
   - А ты?
   Разворачиваются цепи, приближаются медленно. И звенит конская сбруя, дрожат стрелы, изгибаются луки, и стрелы готовы слететь с тетивы.
   - Уходи... - Кейсо просто разворачивает меня, подталкивая к кромке леса, которая казалась такой близкой. - Я им не нужен.
   Но он останется, чтобы отвлечь внимание чужаков.
   Вот только их слишком много.
   И если вдвоем...
   ...я не могу убить человека.
   ...но если напугать.
   - Девочка моя, - каам дергает себя за бородку. - Я знаю, о чем ты думаешь. Они не побегут. Их много. У них стрелы. Клинки. Копья.
   ...а еще я слышу голоса собак, серых волкодавов, которые не знают страха.
   - Если вздумаешь напасть, погибнешь.
   ...но что станет с ним?
   - А второй раз твою смерть Янгар не переживет.
   Брухва держался кромки леса, стараясь не наступить на тень старого дуба, который раскинул ветви широко, словно желая поймать чужака в заговоренную сеть. Хозяин путей словно дремал, но я ощущала его интерес. И голод.
   - Мальчик - единственное, что оправдывает саму мою жизнь, - Кейсо считал стяги и стрелы. - Я... буду знать, что ответить богам. Иди.
   И бросить?
   - Ты не воин, Аану. А умирать двоим упрямства ради... жаль, лука нет.
   Показался мой отец.
   Черный жеребец ступал осторожно, косил лиловым глазом на плеть, которую Ерхо Ину сжимал в руке. Он не изменился.
   Мрачен.
   Зол.
   И плеть пощелкивает, ударяясь о голенище сапога.
   - Действительно, жаль... хорошая мишень, - Кейсо отвернулся от окна и, схватив меня за плечи, развернул к двери: - Сначала выйду я. Попробую поговорить... жди. Если начнется бой, то оборачивайся и... девочка, пожалуйста, без глупостей.
   Я действительно не умею драться.
   И я не могу убивать.
   - Оставь месть Янгару.
   Пообещать? Кейсо ждет.
   А я не могу произнести ни слова, лишь киваю. И позволяю шкуре придавить меня к земле тяжестью.
   - Эй, - он высовывает в пробоину окна руку с платком. И сорвавшаяся с привязи стрела проносится рядом, разрезая воздух. - Я хочу поговорить! Ину, ты ведь не убивать пришел...
   Но убьет, не задумываясь.
   - Выходи, - приказал отец, взмахом руки останавливая лучников.
   Кейсо оглянулся на меня, и я прочла по губам:
   - Не глупи.
   Именно.
   Уходи, Аану.
   Отведи глаза людям, которые забыли про Хозяина путей. Он же, пусть и не друг тебе, но и людям помогать не станет.
   Возможно, что не станет.
   - Мы, - я сделала еще одну попытку, - мы можем попробовать уйти вдвоем...
   - Нет.
   И он прав. Отвести глаза одному легко... но воинов сотня.
   Брухва, точно уловив мое намерение, покачал головой. Не позволит? Приподняв посох, старик погрозил им. И ветер донес шепот:
   - Хийси...
   - Выхожу, - Кейсо в последний раз оглянулся на меня. - Ты же разумный человек, Тридуба. И понимаешь, что Янгхаара здесь нет. Ушел он.
   - Куда?
   Я слышала каждое слово. Все-таки Горелая башня - это моя территория.
   - Тебя искать. Он мальчик молодой, горячий... а ты его обидел крепко. Чего ради, Ерхо Ину?
   Отец не ответит, сочтет ниже своего достоинства разговаривать с чужаком. Я вижу его лицо, знакомый рисунок морщин. И брови, что сошлись над переносицей. Брезгливо поджатые губы. И черную бороду, которую отец время от времени поглаживает.
   - Встретитесь еще, - весело произнес Кейсо, переступая порог башни.
   - Встретимся, - Ерхо Ину вскинул руку.
   ...это не было сражением.
   Кейсо успел вытащить палаш, но...
   ...воздух стал густым, тягучим.
   ...нежно зазвенели стрелы, поднялись в воздух пчелиным роем.
   ...я услышала собственный крик.
   ...голос стрел, пробивающих халат и тулуп.
   ...и звон палаша, который падает на камни. Долю мгновенья он зависает на собственном острие, словно стальной ивовый лист.
   ...Кейсо с удивлением смотрит на собственную руку, которая вдруг стала неподъемной.
   ...и покачнувшись, оседает на землю.
   Читаю по губам:
   - Беги...
   Бегу, пытаюсь прорваться сквозь цепь людей, что размыкается передо мной, пропускай. И брухва, перехватив посох левой рукой, беззвучно хохочет. Он забрал боль Кейсо. И мой страх. Он остался, потому что все еще был голоден. У меня же почти получилось уйти...
   До леса добралась. А там меня ждали сети.
   Я порвала одну.
   И вторую.
   Но их было больше... а за сетями рвались со сцепки серые волкодавы.
   Попытавшись встать на задние лапы, я зарычала. И приняла-таки стрелу. Одну-единственную, с алой шелковой лентой на хвосте. Пробила шерсть. Опалила болью. И мир стал вязким, медленным.
   Я пыталась удержаться в сознании.
   И на самом его краю слышала печальный голос брухвы:
   - Хийси...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"