Дёмина Карина: другие произведения.

Леди и война. Глава 5. Тревожные дни: кризис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 5. Тревожные дни: кризис

  
   ...и победив рыцаря в честном бою, дракон сожрал прекрасную принцессу, испепелил город, а в королевском дворце устроил логово. Днем он спал на золоте и костях, ночью - разорял окрестные деревни, пока в округе вовсе не осталось никого живого. И тогда, в один прекрасный день дракон издох от голода.
   Депрессивная сказка.
  
   К Кривой башне подойти не получилось. Двойной заслон снаружи, да и изнутри, как Юго подозревал, дела обстояли ничуть не лучше. Незамеченной и мышь не поднимется. А Юго при всем старании был несколько крупнее мыши.
   Конечно, оставался вариант со свирелью, однако Юго медлил.
   Наблюдал.
   Замок гудел растревоженным ульем. И слухи множились, как плесень, поддерживая в людях злость. Им отчаянно требовался кто-то, кого можно обвинить в собственных бедах. Долго искать не пришлось.
   Совет, чье заседание длилось уже которые сутки кряду - эту бы энергию да в мирных целях - выпускал одно постановление за другим.
   ...в Городе объявлено особое положение.
   ...ворота заперты.
   ...порт перекрыт.
   ...Совет приносит извинения купцам, которые оказались в ловушке Города, однако те должны понимать всю серьезность ситуации. Совет не может предоставить изменникам шанс ускользнуть от правосудия.
   ...горожанам запрещено появляться на улице после наступления темноты, да и вовсе не следует покидать дома, но рекомендуется укрепить ставни и двери, а также запастись песком на случай пожара или военных действий. И как-то сразу люди верят в близость этой войны. Запираются. Прячут добро в тайники и семьи - в подвалы, созданные когда-то давно и уже годы использовавшиеся исключительно как кладовые. Однако же вот, пригодились.
   ...Народное ополчение создано с благословения гильдийных старейшин, а также прочих достойных граждан Протектората, для защиты Города и мирных жителей. А потому горожанам надлежит оказывать всякое содействие Народному ополчению в поддержании порядка.
   Юго хохочет.
   Ему нравится, что овцы искренне плодят волков и им же помогают резать стадо.
   О нет, Народное ополчение и вправду верит, что действует во благо родного Города. Пока... еще несколько дней или недель, возможно, месяцев... несколько столкновений, незначительных на первый взгляд. И крепнущее ощущение собственной безнаказанности. Тем, кто готовится пролить кровь во имя горожан, дозволено брать с этих горожан плату. Возможно, авансом.
   Юго видел подобное не единожды.
   Надо дать им время.
   Вот только он сомневался, будет ли у людей это самое время... Кайя Дохерти жив.
   Вернется.
   И наведет порядок.
   Но кто прислушается к голосу разума? Одних гонит вперед страх. Других - честолюбие. Третьи просто чуют возможность и боятся ее упустить.
   Лорд-канцлер из последних, но в отличие от многих, он точно знает, чего хочет. И был бы достойным нанимателем. Он умеет играть и жертвовать фигуры, ставшие ненужными. Осторожен. Умен. Беспринципен. Он точно не станет пить яд, не то доказывая себе же собственную правоту, не то сбегая от ответственности.
   И Юго почти решался раскрыться.
   Выгодная сделка.
   Он усыпит стражу. И поможет войти в Кривую башню. Он полезен, и Кормак сумеет по достоинству оценить эту полезность, не испугается грязных рук, но... всякий раз что-то останавливало Юго. Иррациональное ощущение, которое перекрывало все аргументы разума, заставляя вновь и вновь отступать. Выжидать. Искать иной вариант.
   Если Кормак проиграет...
   Слабая надежда. Но Юго надеется. Следит.
   Прячется, заслышав знакомый треск - рвется ткань мира, пропуская мага. И Юго впивается зубами в собственные пальцы, болью заглушая рванувшуюся было силу. Хаот здесь?
   И где, спрашивается, их законы?
   Принципы?
   Разрыв отливал болотной зеленью, сукровицей искореженного пространства. И редкие всполохи - грязно-желтый, бурый, седой, как просоленная кость - были узнаваемы. Эти сполохи - отпечатки пальцев на разломе - сливались воедино, выплетая радугу зова.
   И Юго выпустил пальцы изо рта.
   Случайная встреча?
   Хаоту всегда были интересны запертые миры... и если вести себя тихо, то Юго не заметят. Он ведь почти сроднился с миром... слился.
   Зов ширился, заставляя вибрировать стены. А люди не слышали...
   Рыжий кот, оказавшийся рядом, заурчал. Не помогло. Разве способен кот заглушить голос Хаота? Он взвыл и вонзил когти в руку, пробивая до крови.
   Спасибо.
   Юго заткнул уши и, раскрыв рот, стал часто дышать, мысленно отсчитывая каждый вдох и каждый выдох. Помогло. Зов ослаб. Откатился. И смолк. Но лиловая сеть, опустившаяся на Замок, развеяла последние сомнения: эмиссар-некромант прибыл не только за Изольдой.
   - Сволочи. Сдали, - сказал Юго, опуская ладонь на рыжую спину. - Куда ни плюнь - лицемерные сволочи...
   Что за жизнь?
  
   Пахло войной.
   Оказывается, Меррон помнит этот запах столь же хорошо, сколь и запах тетушкиного варенья. Ей только казалось, что война была давно и точно никогда не вернется, но вот...
   ...железо.
   ...камень.
   ...дым.
   И люди прячутся, кроме тех, которые с оружием.
   Как их много... люди в стальной чешуе похожи на рыб. Меррон ловила плотву, и еще карасей, и даже щуку однажды почти добыла. Щука была старой, толстой и неповоротливой. Она лежала в камышах, оплетенная тиной, словно старое бревно. И в какой-то миг Меррон почудилось, что не она охотится на рыбу, а наоборот...
   ...мнительная.
   И дура, ох и дура.
   Вляпалась. Теперь не выбраться, потому что кусок мыла бесполезен против двух десятков - какая честь при таком карауле ходить! - мечей. А на Сержанта надеяться не стоит.
   С чего они вообще взяли, что Меррон представляет хоть какую-то ценность?
   Жаль, на доктора не доучилась... а на войне доктора нужны. Тот, который тетушкин друг, он многое видел, но рассказывать опасался. У него порой выспрашивали, за кого он воевал. А он отвечал, что за раненых. А чьи это раненые - какая разница?
   Перед смертью все равны. И Меррон тоже...
   Она пошевелила липкими пальцами, запихивая мыло в рукав. Если метнуть и в глаз... а потом бежать... догонят.
   Или перехватят на повороте - на каждом повороте теперь по стражнику.
   Тогда как?
   Нет, ну не умирать же ей в самом-то деле!
   Малкольм остановился, щелкнул каблуками и в струночку вытянулся перед человеком, которого Меррон сперва не узнала. Да и как узнать лорда-канцлера, когда он сам на себя не похож. Выглядит, точно лавочник средней руки. В простом колете поверх сатиновой рубахи, в штанах полотняных с кожаными нашлепками на коленях, а из украшений - одна лишь цепь канцлерская. И еще шляпа, какую охотники обычно носят, с перышком фазаньим.
   А Малкольм утверждал, что лорд-канцлер - страшный человек. Не соврал в кои-то веки.
   - Тебя зовут Меррон? - спросил он, хотя наверняка знал не только имя.
   - Да.
   - Кто тебя ударил?
   Он коснулся губы, которая все никак не могла зажить, наверное оттого, что Меррон имела привычку в волнении губу эту покусывать, вновь разрывая лопнувшую кожицу.
   - Это... случайно получилось.
   - Конечно, случайно, - Меррон взяли под руку, увлекая за оцепление. А Малкольм остался по ту сторону живой стены. И вот как-то совсем от этого не спокойней. - Ты ведь разумная девушка?
   Не к добру эта вежливость, однако Меррон сочла за лучшее согласиться.
   Разумная.
   Настолько разумная, что в нынешнем окружении будет вести себя хорошо.
   - И понимаешь, что я могу разрешить все твои затруднения... если ты мне поможешь.
   А если откажешься, затруднений станет больше, жизнь усложнится, а возможно и подойдет к закономерному финалу. Нет, не видела Меррон себя погибшей во цвете лет. Это в теории красиво, а на самом деле как-то глупо и бесполезно.
   - Я... буду рада вам помочь.
   ...или хотя бы вид сделать.
   - Умница. Возьми, - он протянул стеклянный шарик темно-синего цвета. То есть поначалу Меррон показалось, что шарик темно-синий, но нет - зеленый. Или скорее желтоватый, как исчезающий синяк... или красный, такого, венозного оттенка.
   И снова густеет до синевы.
   - Сейчас ты пойдешь туда, - лорд-канцлер развернул Меррон в сторону запертой двери. - Постучишь. Назовешь себя. И скажешь, что тебе надо увидеться с мужем.
   Странный шарик, который не нагревался в руке, как полагалось бы обыкновенному стеклу.
   - Тебя проводят.
   Ох, вряд ли Сержант обрадуется этой встрече.
   - Когда поднимешься до третьего уровня... или выше третьего уровня, но не ниже. Понимаешь?
   Меррон кивнула. Понимает. До трех ее считать научили.
   - Просто урони шарик на землю.
   - И что будет?
   - Ничего страшного.
   Лжет. Хотя так умело, что еще немного и Меррон вправду поверит, что ничего страшного не случится. Да и то, какая жуть может скрываться в стеклянном шарике?
   Такая, которая позволит Кормаку войти в Башню.
   И ладно бы... Меррон что за дело? Пусть сами друг с другом разбираются, а она... она людей хотела лечить. И хочет. Жить. Тетку увидеть. Вернуться в поместье к яблочному варенью и субботним посиделкам.
   - Все в радиусе ста шагов уснут. И мы обойдемся без крови... ты спасешь многих людей.
   Наверное, безопаснее было бы поверить, но Меррон не могла себя заставить.
   - Меррон, от твоего благоразумия зависит не только твоя жизнь. Подумай о тете.
   Вот же твари! Бетти точно не при чем!
   - Иди, дорогая.
   Она и пошла. До двери десять шагов, каждый из которых как последний. И каблуки туфель с железными подковками звонко цокают по камню. В спину направлены взгляды. Стрелы, кажется, тоже.
   С такого расстояния не промахнутся. Арбалетная же стрела человека насквозь пробьет. И ладно, если в сердце, или там артерию крупную перережет... хуже, если в спин или живот. Дольше.
   А вот и дверь.
   Массивная. Старая, но крепкая. И Меррон берется за ручку, тянет на себя, не сразу поняв, что дверь заперта. Бронзовый молоток касается древесины беззвучно. И некоторое время ничего не происходит. Но вот заслонка сдвигается. У Меррон не получается рассмотреть человека, который стоит по ту сторону забранного решеткой окна. Это не Сержант точно.
   - Уходи, - говорят ей.
   - Нет. Мне надо увидеть Сержанта.
   - Уходи.
   - Нет!
   Заслонка вернулась на место, и Меррон от злости пнула дверь. Она не уйдет. Будет стоять столько, сколько надо, потому что вернуться - признать поражение. И убить тетю.
   Время тянулось... Меррон разглядывала дверь, боясь обернуться. Она изучила каждую трещину на лаке, узор патины на бронзе, россыпь гвоздей. Она почти уже решилась отступить - те, кто за спиной, видят, что происходит! Меррон не виновата!
   Однако окошко вновь открылось.
   - Передай, - между прутьями просунули лист, который Меррон взяла, уже понимая, что ей не откроют. Наверное, Сержант хорошо знал лорда-канцлера.
   Читать, что было в записке, она не стала. Отдала человеку, который наверняка решал, что делать с Меррон. Он развернул лист, хмыкнул и отдал.
   "Нет смысла менять одну женщину на другую. Все одинаковы. Д.Б."
   Да. Наверное. Все одинаковы. Мужчины. Женщины. Люди.
   Равны.
   И равно беспощадны.
   А Меррон зря надеется на чудо. У нее всего-то есть - кусок мыла и шарик, способный вызвать сон. Тогда уснет и она, но... это лучше, чем ничего. И Меррон разжала пальцы.
   Шарик ударился о камень с глухим совсем нестеклянным звуком. Покатился. И был остановлен носком сапога.
   - Извини, - сказал лорд-канцлер, поднимая шарик. - Но войны без случайных жертв не бывает.
   Как ни странно, на месте убивать не стали, как и возвращать Малкольму.
   Рядом с лордом-канцлером возник невысокий человек в серой одежде, который сказал:
   - Пойдем.
   И Меррон подчинилась. Один - это не дюжина. С одним она справится... или сбежит... бросит мылом и сбежит. Главное, отойти подальше. Не будут же ее на глазах у всех резать - хотя на первый взгляд при ее палаче оружия не было, Меррон не сомневалась, что он воспользуется кинжалом.
   Или ножом.
   Или еще чем-то стальным и острым. Небось в рукаве прячет, вон какие рукава широкие.
   Он провел ее мимо стражи, и люди в броне отворачивались, словно не желая встречаться с человеком взглядом...
   Поворот. Лестница вниз. Человек пропускает Меррон.
   - Далеко идти? - она решается задать вопрос.
   - Иди.
   Пролет и еще пролет... снова... в подземелья?
   Там мертвецкая. Ивар.
   Мертвецкая. Ну конечно, тело в любом случае попадает туда, а палачу лень нести. Да и зачем, когда Меррон сама дойти способна. Она и идет... если Ивар на месте, то... ничего. Он же не воин.
   Зато в мертвецкой крепкая дверь.
   И вторая имеется. Одну запереть, а через вторую - сбежать. Хороший план? Безумный, но другого нет. И Меррон соглашается, что попробовать надо. Если все равно умирать. Но лестница вывела в незнакомый коридор, и человек сказал:
   - Стой.
   Все? Вот так? В каком-то закоулке замка? За углом? И просто бросят крысам? Меррон не желала, чтобы ее крысы ели. Она развернулась, взглянула в глаза человеку, который собрался ее убить, вздохнула и изо всех сил пнула его в колено.
   Ботинки на Меррон были крепкими.
   И колено тоже. Палач не шелохнулся, и вместо того, чтобы побежать, Меррон скрюченными пальцами вцепилась в его лицо, норовя выцарапать глаза. А он не взвыл и не схватился за ногу, оттолкнул Меррон, но почему-то вдруг стало очень больно. Слева.
   - Идиотка...
   Меррон согласна. Полная идиотка. Полноценная даже.
   Она прислонилась к стене и по стене сползла, снизу вверх глядя на человека, сумевшего-таки исполнить приказ. И ставший ненужным кусок мыла вывалился из рукава.
   На что она рассчитывала? На чудо.
   С такими как Меррон, чудес не случается. И не желая видеть убийцу, Меррон закрыла глаза. Боль уходила, сменяясь холодом и неприятным оцепенением. А та штука в груди мешала очень. Меррон хотела было вытащить - не позволили.
   - Не шевелись.
   Не шевелится. Прячется. В темноте. Если сидеть тихо-тихо, то ее не найдут...
  
   Сержант точит меч.
   Шестой час кряду.
   Круговыми движениями. Вдоль кромки клинка. Аккуратно. Неторопливо. Сосредоточенно.
   В какой-то момент он останавливается, всего на секунду, и не повернув головы произносит:
   - Тебе лучше уйти. Лаашья, ты с ней. Дверь закрыть. Не открывать.
   Мысли не подчиниться не возникает. Мне страшно и, кажется, не только мне. Лаашья торопливо запирает дверь спальни и придвигает для надежности комод. Мы садимся на пол, обе и смотрим друг на друга. А с той стороны не доносится ни звука. Однако тишина не успокаивает.
   Я открываю рот, чтобы задать вопрос: долго ли нам прятаться, но Лаашья качает головой и прижимает палец к губам. Молчи.
   Молчу.
   Жду. Снова тошнит, на сей раз от страха и боюсь я человека, который находится по ту сторону двери. Если, конечно, он все еще человек. Кайя называл себя чудовищем, но ни разу рядом с ним я не ощущала себя в опасности. Теперь же... дверь тонкая. Пара ударов меча и ее не станет. А потом что?
   Сержант убьет меня?
   Или все-таки опомнится и выдаст Кормаку?
   Не знаю.
   Сворачиваюсь на ковре калачиком и зову Кайя. Ждать недолго осталось, но... я не уверена, что мы выдержим. Пожалуйста. Вернись побыстрей.
   Вежливый стук заставляет вскочить. И Лаашья шипит, вытягивая клинки. Она тоже будет защищать меня, ото всех, в том числе от Сержанта. Чем же Наша Светлость заслужили такую преданность?
   Ничем.
   - Леди, - голос мертвенно спокоен. - Прошу прощения, что напугал. Вы в порядке?
   - Да.
   - Хорошо. Если вам спокойнее за запертой дверью, то не открывайте.
   Мы переглядываемся. Я не знаю, насколько могу доверять Сержанту, и Лаашья пожимает плечами, но все-таки решается и сдвигает комод.
   Поворачивает ключ в замке.
   Открывает дверь.
   И первая переступает порог.
   Сержант нормален, вернее, обыкновенен, что само по себе не нормально. Не железный он вовсе, врет и прежде всего себе. Но сейчас не время и не место лезть в душу.
   - Если будет штурм, то сегодня. Перед рассветом, - Сержант взмахом руки отсылает Лаашью, и мне крайне неуютно оставаться наедине с ним. - Не стоит меня бояться. Я... контролирую свои эмоции.
   Мебель цела. Стены. Ковер. Немногочисленная посуда. Вазы. Свечи и на месте остались.
   Он не собирался нападать.
   Ему нужно было одиночество.
   - Я думал, будет иначе, - Сержант едва заметным кивком дал понять, что мое невысказанное предположение верно. - Не так... пусто. Я привык к пустоте. И значит, все нормально.
   Он будет повторять себе это каждую свободную минуту. И занимать так, чтобы минут не осталось.
   Будет лгать.
   Верить.
   И понимать, что лжет. А потом однажды устанет.
   - Зато я знаю, что буду делать потом. Когда все закончится.
   - Что?
   - Убивать, - и эта замечательно безумная улыбка, знакомая по дядюшке Магнусу.
   Со временем штурма Сержант ошибся: Кормак не стал ждать рассвета. И ему не понадобилось подниматься по лестнице. Просто беззвучно распахнулась дверь за моей спиной и мягкий баритон поинтересовался:
   - Доброй нот-чи...
   Если это существо и было человеком, то давно.
   Наверное, оно умерло, скорее всего в пустыне, где горячий ветер иссушил тело, а солнце вылизало кожу дочерна, сделав ее твердой и ломкой, как лист пергамента. И кожа эта с остатками волос плотно облепляла череп, на шее ее прорывали тонкие тяжи связок, а просторная серая хламида не могла скрыть неестественной сутулости фигуры. И двигалось существо рывками, в каждом движении преодолевая сопротивление мира.
   Почему я не закричала?
   Наверное, потому, что не испытала страха, скорее уж жалость: нелегко быть живым насильно.
   Существо кивнуло и протянуло руку. С его ладони скатился темно-синий шарик, который раскололся надвое. И мир вокруг замер. Часы, бившие полночь - каждый удар рождал в башне каменное эхо - замолчали. Воздух стал вязким, время - медленным. А собственное тело - неподъемно тяжелым. Я хотела встать. Закричать. Оттолкнуть умертвие, которое вдруг оказалось так близко.
   Его пальцы - сухие и теплые - сдавили мое запястье.
   И серая тамга соскользнула.
   А я вдруг поняла, что не нужно сопротивляться. У существа чудесные глаза - розовые, как срез сердолика. Не разделенные на белок и радужку. Лишенные зрачков.
   Такие глаза видят больше, чем доступно смертным.
   Наша Светлость отражается в них... и нельзя отвести взгляд, иначе отражение потеряется в сердолике, и я навек останусь там, в розовой каменной тюрьме.
   Существо протягивает руку.
   Я встаю.
   Делаю шаг, который дается с трудом. Силу уходят, как вода сквозь песок... Нет. Я не пойду за ним. Я останусь. Отступлю. У меня есть нож, возможно, бесполезный, но это лучше чем просто подчиниться.
   Возвращаюсь в кресло.
   Дышу, преодолевая сопротивление воздуха.
   - Стой.
   Окрик. И я моргаю, окончательно срываясь с поводка.
   - Хаоту запрещено вмешиваться в дела этого мира.
   Сержант на ногах. И с оружием. Но он один - я знаю, что остальные застряли в ловушке времени, они остались там, где часы никогда не отсчитают полночь. А мы где-то в ином месте, потому как комната плывет... меняется. Точно выворачивается наизнанку.
   - Интер-р-ресно, - произносит существо. Губы его неподвижны. Губ почти и нет - высохшие куски кожи, намертво прилипшие к деснам. Они стали короче и не прикрывают бурых зубов. - Кровь...
   Вытянув руку, оно касается Сержанта, который пытается ударить, но не может. А вот на его щеке появляется рана, сама по себе. И красные капли крови послушно собираются на ладони существа, которое высыпает их в пробирку. Капли так и лежат - красные шарики, точно ягоды клюквы. И одна отправляется на язык. Существо щурится, задумавшись.
   - Из-смененный.
   Интересные у них там методы исследований.
   - Тебе здесь не место. Уходи.
   - Нет. Сильный.
   Существо неподвижно, внешне безучастно - да и может ли неживое проявлять участие? - однако с Сержантом явно что-то происходит. Он держится на ногах, но... выгнулась шея, плечи, точно пытаясь противостоять невидимой тяжести. В меч вцепился обеими руками, только все равно не сумел на весу удержать. Лицо покраснело.
   И когда из ушей пошла кровь, я не выдержала.
   - Хватит!
   В этой смерти не будет ни красоты, ни смысла. Сержанту не одолеть мага - и где, спрашивается, благодушный старичок в расшитом звездами балахоне? - а я останусь наедине с ними.
   - Прекрати. И мы пойдем с тобой.
   Я и так пойду с ним, потому что вряд ли сумею оказать сопротивление. Попытаюсь, конечно.
   - Тебе ведь приказано доставить меня в целости, так? И не причинять вред?
   Пальцем в небо, но если Кормак собрался торговаться с Кайя, имеет смысл сохранить объект торга в наиболее товарном виде.
   - Я не одолею тебя. Но сопротивляясь, могу повредить себе. Это расстроит твоего хозяина.
   - Нет хоз-сяина.
   - Хорошо, того, кто тебя нанял.
   Что ему пообещали?
   И могу ли я пообещать больше?
   - Нет, - ответило существо. - Я согласен. Пусть бросит оружие.
   - Делай, что он сказал.
   Сержант покачал головой. Вот же паразит упертый! Я понимаю, что жить ему не слишком-то хочется, но у Нашей Светлость свои интересы. Сам же говорил, что доброта - это роскошь.
   Даже по отношению к друзьям.
   - Подчиняйся. Или решил бросить и меня тоже?
   Злится. Но руки разжимает. А меч падает беззвучно. Интересно, как долго продлится это межвременье?
   За дверью дверь.
   И двор.
   Карета. Четверка лошадей. Десятка три охраны.
   Лорд-канцлер, который не спешит злорадствовать. Он явно нервничает, поглядывая на союзника - а я отчетливо понимаю, что маг не наемник, но именно союзник - с опаской.
   - Сержант отправится со мной, - я пытаюсь держаться настолько спокойно, насколько это возможно в нынешних обстоятельствах. - Я не настолько доверяю вашим людям, чтобы оставаться с ними наедине.
   - Как будет угодно леди, - Кормак открывает дверцу, а я замечаю, что изнутри ручек нет. И полагаю, окна забраны узорчатыми решетками не красоты ради.
   - И Меррон тоже.
   Это наглость со стороны Нашей Светлости: торговаться поздно, но я торгуюсь. Пытаюсь хотя бы.
   - Боюсь, это не возможно.
   - Что с ней?
   Лорд-канцлер косится на Сержанта, который делает вид, что ему глубоко плевать на происходящее вовне.
   - Девушка... повела себя неблагоразумно. Пыталась бежать. Была ранена. К сожалению, спасти не удалось, хотя доктор очень старался.
   Сержант зачерпнул горсть снега и трет шею, смывая кровь.
   - Леди, я действительно не враг вам. Вам не причинят вреда. Это не в моих интересах. Поэтому проявите благоразумие.
   Проявляю, тем паче, что бежать некуда, а стоять на снегу холодно. Платье мое продувает на раз, но в карете неожиданно тепло. И песцовая шуба - крайне своевременный подарок.
   Наша Светлость не настолько горды, чтобы от него отказаться. Замерзнуть назло врагу - есть ли поступок более нелепый?
   А вот звуки снаружи не проникают.
   Стенки кареты обиты тканью, под которой скрывается толстый слой войлока.
   - Ложись, - Сержант забивается в угол. - Тебе надо отдохнуть.
   - У нас выйдет сбежать?
   - Одному - да. С тобой - нет.
   Ясно. Наша Светлость слабы и категорически не приспособлены к погоням, сражениям и прочим неурядицам, поджидающим беглецов.
   - Слишком опасно, - снизошел до пояснения Сержант.
   Больше разговаривать не о чем. Я кутаюсь в мех, пытаясь отделаться от нехороших мыслей о собственном будущем. Он пялится в потолок.
   - Это был маг?
   - Да.
   - Ты не мог предвидеть его появление.
   - Наверное.
   - И не мог победить.
   - Да.
   Этот разговор бесполезен, но меня не оставляет ощущение, что если замолчать сейчас, Сержант окончательно замкнется.
   - Почему он просто не переместил нас в другое место?
   - Переместил, - отвечает не Сержант. Из-под лавки выползает Майло, грязный и злой, - вы не почувствовали просто.
   В Майло больше не осталось ничего детского. Очередная маска сползла, и я уже не удивляюсь.
   - Думаю, к границе добросили.
   - Какой?
   - Без понятия. Но в протекторате вас прятать бессмысленно. Почует и без маяка.
   Майло вытирает лицо и сгребает с волос паутину.
   - Леди, у вас врагов как тараканов. Не желаете ли нанять опытного ликвидатора?
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"