Дёмина Карина: другие произведения.

Глава 10.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


Глава 10.

   Кейрен из рода Мягкого Олова очнулся с головной болью. Он перевернулся на спину, застонал и, схватившись обеими руками за голову, убедился, что отваливаться она не собирается. Голова на прикосновение отозвалась ударами молота в виски... не молот, просто-напросто собственный пульс.
   Пожалуй, давно ему не было так плохо.
   С того самого раза, когда он, раскрыв первое свое серьезное дело, решился отметить сие событие в компании сослуживцев, еще надеясь тем самым если не завоевать их благорасположение, то хотя бы избавиться от настороженности. Отмечать начали в ресторации с шампанского и легкого вина, которое Кейрен счел подходящим для случая, но потом кто-то заказал коньяка... виски... и виски с содовой пьют только франты или вот сосунки... и Кейрен мужественно решился доказать, что он не сосунок...
   Потом был еще джин...
   И какая-то едкая жидкость, которую он, захлебываясь, пил из огромной не слишком-то чистой кружки под вопли и улюлюканье.
   Танцы на столах.
   И пробуждение в заросшей грязью комнатушке, рядом с девицей, один взгляд на которую вызвал приступ рвоты. Кейрен и сейчас вздрогнул, вспомнив блеклое, безбровое, но щедро нарумяненное лицо. И девица, пинком подвинув ржавый таз, буркнула:
   - Сюда блюй...
   Да, тогда он лишился и бумажника, и колец, за исключением родового перстня. Исчезли ботинки, галстук и пиджак. А домой пришлось добираться закоулками...
   Кейрен осторожно открыл глаза, опасаясь, что яркий свет вызовет новый приступ боли.
   Свет был слабым, рассеянным и далеким. А потолок низким и почему-то кирпичным. Кейрен повернул голову влево и увидел стену, тоже, к слову, кирпичную, изрядно щербатую, в пятнах плесени. Он потрогал, убеждаясь, что стена ему не мерещится. И руку к носу поднес.
   Камень. Известь. И отвратительный запах гнили. Руку Кейрен торопливо вытер о...
   Одеяло?
   Грязное. Старое.
   Откуда взялось?
   И вообще, как он оказался в этом месте?
   Голова гудела, но...
   Склады. Разгрузка. И сорванный вечер. Раздражение. Заброшенный склад, старое здание, свет в которое проникал сквозь провалы в крыше. Коробка, сброшенная в яму с водой. Парень, что остановился, предупредив Кейрена. Погоня. Азарт охоты. Стена границей и свалка. След, не мужской, но женский. Провал. Старые тоннели...
   Кейрен догнал беглянку.
   Поймал.
   Едва не утонул и был спасен. Он помнил затхлый запах воды, которой выпало наглотаться, и решетку под пальцами, и холод, и тепло чужого тела, а потом... потом девчонка его ударила!
   Он нащупал на голове шишку. А хорошо приложила, однако... не поверила, что отпустит? Кейрен и сам не поверил бы, но бить-то зачем?
   Он попытался сесть, и попытка удалась, только от резкого движения его едва не стошнило. Но Кейрен стиснул зубы и вцепился в край лавки, на которой лежал. Одеяло съехало, и он понял, что, во-первых, замерз, а во-вторых, его раздели. Благо, хоть панталоны оставили. Отчего-то сейчас панталоны были ему особенно дороги.
   Кейрен поднялся, обеими руками опираясь на стену. Заставил себя сделать глубокий вдох и выдохнуть, медленно, очищая легкие и приводя сердце к обычному ритму.
   Он находился в камере.
   В старой тюремной камере. Кейрен даже закрыл глаза, надеясь, что от удара у него в голове помутилось и надо подождать, чтобы галлюцинация исчезла. Но ничего не изменилось. Каменный пол. Древняя лавка, которая держалась на цепях. И цепи эти, вмурованные в стену, были покрыты толстым слоем ржавчины, но все еще крепки. Из пола торчал крюк, а от него отходила еще одна цепь, с кандалами.
   Чудесное место.
   А решетка хороша... наверняка, не на людей рассчитана. Кейрен добрался до нее, и три эти шага дались ему нелегко. Мышцы тянуло, голова раскалывалась, а во рту стоял мерзкий вкус тухлой воды.
   Выберется, он эту девицу...
   - Слушай, ты б оделся, что ли? - девица вынырнула из темноты. В руке она держала старую лампу, пламя которой худо-бедно рассеивало темноту. - Замерзнешь ведь.
   - Ты... - Кейрен вцепился в прутья и дернул, убеждаясь, что те по-прежнему прочны.
   - Я, - без всякого раскаяния призналась девица.
   Таннис. Ее зовут Таннис.
   Если, конечно, имя настоящее.
   - Выпусти.
   - И ты меня арестуешь? - усмехнулась она и лампу поставила на пол. Каменный такой пол, в который уходили прутья. Кто бы ни построил это место, но к делу он подошел основательно. - На вот.
   Таннис протянула жестяную кружку и, когда Кейрен схватил ее за руку, сказала:
   - Не дури. Ключ все равно вон там...
   Она указала на противоположную стену, в которой виднелось черное жерло старого камина.
   - Выпей. Тебе надо согреться.
   Ром. Дешевый, который Кейрен не то, что пить, нюхать опасался. Но кружку он принял, и руку выпустил.
   - И я там одежду оставила, - Таннис не спешила уйти от решетки.
   О да, жить становится все веселей.
   Безразмерный свитер с растянутыми рукавами Кейрен поднимал кончиками пальцев, сама мысль о том, чтобы надеть вот это, вызывала отвращение. Под свитером обнаружились дешевые, не единожды чиненные штаны, каковые побрезговал бы примерить и конюх. И великолепным завершением комплекта стали чужие носки грубой вязки с залатанными пятками. От вещей исходил запах прели, и сами они, как чудилось Кейрену, были скользкими наощупь.
   - Они чистые, - сказала Таннис. - Я стирала.
   Да, мыло чувствуется, едкое, щелочное, которым только половые тряпки стирать. И еще ее, несколько резковатый, но все же притягательный аромат.
   - Я это не надену.
   Он вытер руки о панталоны.
   - Дело твое, - Таннис подняла лампу. - Но тогда околеешь.
   Она не угрожала, она ставила перед фактом, и к преогромному сожалению Кейрена, факт был близок к реальности. Он уже околевал. Холод всегда был его врагом, и теперь Кейрен оказался в полной его власти. Он не ощущал ног, и пальцы рук с трудом сгибались, обретя характерный белый цвет. Еще немного и судорога пойдет...
   И зажмурившись, Кейрен одним глотком осушил содержимое кружки. Нёбо опалило. И пищевод. Желудок, казалось, вовсе расплавился, а внутренности сжались в тугой ком.
   Дышать. Через силу, но дышать.
   - Рукавом занюхай, - посоветовали ему. - Ну или рукой.
   Издевается.
   - Послушай, - Таннис стояла у решетки, сунув руки в подмышки. - Я понимаю, что тебе здесь непривычно... и вообще... но потерпи день-другой и я тебя отпущу.
   - Бежать думаешь?
   - Конечно. А что мне еще делать остается? Одевайся, не дури.
   - Ты... - дешевый напиток согрел, но Кейрен знал, что тепло это обманчиво, еще немного и оно схлынет, а холод вернется на прежние позиции. И кажется, выход был один - преодолеть брезгливость.
   - Таннис, если забыл.
   - Помню.
   Это имя, похоже, он до конца своих дней не забудет. Кейрен, мысленно взмолившись о спасении, поднял свитер...
   - Ты ведь не понимаешь, что натворила? - свитер оказался слишком широким, и растянутая горловина съехала на плечо. - Знаешь, кто я?
   Конечно, знает. Она ведь не только раздела, но и карманы вычистила.
   - Королевская ищейка, - отозвалась Таннис и, окинув его придирчивым взглядом, взялась за ремень. - Которая спит и видит, как меня повязать.
   Ремень она расстегнула, стащила и сунула в клетку.
   - На вот, а то свалятся. Чего ты такой тощий?
   Как ни отвратно было осознавать, но девица была права: штаны приходилось поддерживать рукой. И ремень, любезно отданный Таннис, пришелся весьма кстати.
   - И в одеяло завернись.
   Его похитительница проявляла просто редкостную заботу.
   - Если ты меня отпустишь, - Кейрен с трудом управился с широкой неудобной пряжкой. - Я буду ходатайствовать, чтобы твою готовность к сотрудничеству приняли во внимание.
   Таннис фыркнула.
   - И вместо виселицы вкатили пятнашку каторги? Спасибо, господин хороший, я как-нибудь сама, без ход... без этих твоих вывертов.
   А вот носки, как выяснилось, были малы. И жесткие, словно не из шерсти, - из проволоки связанные.
   - Послушай, - Кейрен постарался подавить раздражение. - Мы оба понимаем, что ситуация несколько... нестандартная. Ты не собираешься меня убивать.
   - С чего это ты взял?
   - С того, что тебе достаточно было бы подождать, пока я сам утону.
   Она дернула плечом, не то соглашаясь, не то запирая возражения, буде такие имелись.
   - И все это, - он постучал по пруту, - не более чем дань обстоятельствам. Мы оба заложники случая, и нам следует подумать о том, как выбраться из такого непростого положения с наименьшими потерями.
   Таннис слушала внимательно, не перебивая.
   - Поэтому я предлагаю договориться. Ты отпускаешь меня, а я...
   - Забываешь, что вообще меня видел? - она отхлебнула из фляги и зажмурилась. - Господин хороший, найди себе дуру в другом месте.
   - Не забуду, - согласился Кейрен. - Но помогу.
   - Знаешь, - Таннис протянула флягу, - я как-то привыкла помогать себе сама.
   И он отчего-то поверил.
   А флягу взял. На второй раз ром оказался не таким уж и мерзким, а Кейрен из рода Мягкого олова с тоской подумал, что все-таки невезучим он уродился.
   Некоторое время они просто стояли друг напротив друга.
   Таннис разглядывала его, а Кейрен - ее.
   - Что это за место?
   Сумрак отступил настолько, что у Кейрена получилось разглядеть и противоположную стену с черным зевом дымохода, массивный стул, экзекуторский инструмент самого зловещего вида и шкаф со снятыми дверцами.
   - Это? - Таннис вытащила из-под свитера кусок черной ткани, который накинула на волосы. - Арестный дом. Был когда-то...
   Довольно давно, если о нем успели забыть, но к сожалению, не настолько давно, чтобы коррозия разрушила металл.
   - Я смотрю, тут внизу много интересного, - Кейрен приложился к фляге, содержимое которой постепенно начинало нравиться.
   - Хватает. Ты это... не увлекайся. Нажрешься еще, а мне потом возись.
   Кейрен хотел ответить резко, но передумал. И флягу вернул хозяйке.
   - Сколько тебе лет?
   - Восемнадцать.
   Выглядела она старше, но в Нижнем городе стареют быстро. Впрочем, Таннис до старости было далеко. Высокая, пожалуй, слишком высокая для женщины. Да и хрупкости в ней нет. Статная. С идеальной осанкой, а на складах сутулилась... куда эта сутулость сгинула? И держится Таннис безо всякого подобострастия, столь обычного среди людей, но с любопытством, которого не дает себе труда скрывать. Красива? По-своему.
   Темные волосы обрезаны коротко, спрятаны под косынкой, но отдельные пряди выбились и падают на лицо. Лоб высокий, покатый. Нос аккуратный с изящно вырезанными ноздрями. Мягкая линия подбородка. Пухлые губы, которые, правда, обветрились...
   Да и сама она, неухоженная, одичалая.
   В штанах, которые как-то совсем уж плотно сидели на ней. Это было одновременно и неприлично, и притягательно.
   ...снять бы эти штаны и выпороть.
   Для начала.
   - Не нравлюсь? - хмыкнула Таннис, пряча руки за спину. И свитер, слишком короткий для нее, задрался.
   - Пока не решил.
   - Да ладно, - она тряхнула головой, и косынка съехала на плечи. Волосы слегка вились, и Кейрен помнил их запах. Ее запах, своей добычи. - Я тут уйду...
   Она замялась.
   - Лампу оставлю... и тут безопасно. Крысы разве что, но пинка отвесь и сгинут.
   Крысы. Великолепно!
   - А подземники сюда не сунутся. Не должны, - чуть менее уверенно добавила Таннис. - Я тебе книжек там положила, если скучно станет.
   В компании крыс? Может, она еще попросит и вслух им почитать? А что, времени свободного теперь у Кейрена с избытком...
   - Тебе принести чего-нибудь? - Таннис подтянула обвисшие рукава свитера.
   Запястья тонкие, темные.
   - Меня ведь искать станут.
   Таннис отмахнулась от предупреждения.
   - И найдут.
   - Здесь?
   - Не важно, где, - Кейрен коснулся родового перстня. - Но найдут обязательно, и ты...
   - Свалю раньше, чем твои шуганут местных крыс, - Таннис отошла от решетки. - Ну... не скучай, что ли? Я недолго. Так чего тебе принести?
   Ванну с горячей водой. Мыло. Щетку, чтобы очиститься от местной грязи. Приличный обед с десертом. Кресло. Камин. Чашечку кофе и бутылку хорошего коньяка, поскольку Кейрен подозревал, что бокала ему будет недостаточно. Утреннюю газету...
   - Пилочку для ногтей, - буркнул он, возвращаясь к лавке.
   - Пилочки нет, - совершенно серьезным тоном отозвалась Таннис. - Но могу приволочь рашпиль. Сподручней будет.
   Великолепно. У нее еще и чувство юмора имеется.
   Кейрен ничего не ответил, забравшись на лавку, он натянул одеяло, которое помимо того, что пахло преомерзительно, еще и дырявым оказалось, а хуже того - тонким. Лежать было невозможно. Сидеть тоже. И Кейрен завернулся в одеяло, стараясь не думать о том, как и кем оно использовалось прежде, расхаживал по камере. Она была невелика. Пять на пять шагов. Три стены, одна решетка. Дверь, обмотанная цепью, и массивный замок.
   Лежанка.
   Дыра в полу весьма характерного вида.
   - Невероятно, - Кейрен остановился у двери и поскреб цепь. Ржавчина ее покрывала, но слой ее был тонок, вряд ли следовало ожидать, что цепь рассыплется от прикосновения. Она и рывок выдержала. И удар иной его ипостаси, слишком слабой, чтобы причинить хоть сколь бы то значимый вред.
   Вот у братьев, пожалуй, получилось бы... часа этак через два.
   Он попробовал грызть прутья, скорее из интереса, нежели и вправду надеясь выбраться. На языке остался премерзкий вкус металла, который Кейрен, вернувшись в прежний облик - сохранять иной оказалось труднее обычного - смыл ромом.
   - Невероятно, - повторил он, утыкаясь в прут головой.
   Замок Кейрен попробовал расковырять, однако, не имея иного инструмента, нежели собственные пальцы, вынужден был признать поражение. Выбраться из камеры у него не выйдет.
   - Проклятье!
   В этом месте, чем бы оно ни было, голос его звучал сипло, жалко. И Кейрен, вернувшись на лежанку, забрался под одеяло. Хотелось верить, что за древностью лет клопы, без сомнения в нем некогда обитавшие, перемерли с голода. И стоило подумать о них, как спина тотчас зачесалась. И рука. И живот.
   - Твою ж...
   Он выберется. Всенепременно выберется. И девицу эту вытащит... чего бы это ни стоило.
   Вытащит.
   Сдерет с нее штаны и выпорет... наверное.
   Через решетку, волоча розовый хвост по камню, перебралась крыса. Крупная такая крыса, наглая.
   - Вон пошла.
   Она дернула ухом, и не подумав следовать приказу. Напротив, крыса подобралась поближе и, усевшись на толстый зад, уставилась на Кейрена бусинами глаз. Крысиные усы подрагивали, а кончик носа шевелился.
   - Читать тебе вслух не стану, - предупредил он, подбирая с пола растрепанный томик. Страницы его успели разбухнуть, пожелтеть и местами слиплись. А в довершение всего книги, оставленные Таннис, оказались препошлейшими сентиментальными романами. Застонав, Кейрен стукнулся затылком о стену. Будь он человеком, всерьез задумался бы о том, где и когда успел настолько нагрешить?
  
   Время шло.
   Здесь оно отмерялось не минутами - часов Кейрена лишили, как и прочего имущества, включая бумажник - но каплями сгоревшего масла. Дотянувшись до лампы, Кейрен подвинул ее вплотную к решетке и над стеклянным колпаком, изрядно опаленным с внутренней стороны, грел руки.
   - И где ее носит? - поинтересовался он у крысы, которая не думала уходить. - Давно уже пора вернуться... нет, ты не подумай, что я боюсь...
   ...скорее разумно опасается. А вдруг девица и вправду в бега ударилась?
   - Меня найдут. В управлении хорошие нюхачи... а если отец подключит свои связи, то...
   Крыса почесала за ухом.
   Да, верно. Найдут. И до конца дней своих Кейрен обречен слышать насмешки. Если сослуживцы и промолчат, что вряд ли, то уж братья повеселятся от души.
   - Но лучше, если я выберусь сам.
   И не с пустыми руками. Правда, в данный момент руки эти были целы единственно благодаря свету старой лампы. И когда масло закончится, Кейрен начнет замерзать всерьез.
   Околеть не околеет, но удовольствия мало.
   - Если подойти к ситуации с точки зрения разума...
   Промерзший разум отказывался служить и настоятельно требовал развести на оставленных книгах костер. Останавливало лишь то, что бумага долго гореть не будет и сколь бы то ни было серьезного тепла не даст. Да и мало ли... вдруг еще пригодятся.
   - С точки зрения разума... девица может оказаться весьма полезна. Так?
   Крыса не ответила.
   Она вдруг исчезла. Куда и как? Кейрен не заметил и, дотянувшись до винта, прикрутил фитиль. И под стеклянным колпаком осталась крохотный язычок пламени...
   ...истинное обитало в стеклянных колбах, пронумерованных, сложенных в сейфовой комнате.
   Недостача не обнаружена, но...
   Тот, кто затеял игру, не настолько глуп, чтобы тревожить склады.
   - Девушка - сама по себе след, - Кейрен поднялся и прошелся вдоль решетки. Глаза постепенно привыкали к темноте. - Она исполнитель, не более того.
   Он сгибал и разгибал пальцы, разгоняя кровь. Остановившись в углу, из которого просматривался внушительных размеров стул, Кейрен несколько раз подпрыгнул и помахал руками в воздухе, стараясь не думать, до чего глупо он выглядит.
   - Исполнитель, - с куда большей уверенностью произнес он. Прежде Кейрену не случалось разговаривать вслух, но само это место, мрачное, давящее, несмотря на немалые размеры - голос его порождал эхо - побуждало к беседе. Пусть и без собеседника. - И не профессиональный. Профессионал бы не отступил... почему она развернулась? Она ведь явно направлялась к складу. Испугалась, что охрана засечет? Или...
   Крохотное пятно света лежало на камнях, белая тень среди черных.
   - Или не захотела связываться с кровью?
   Ей не доводилось убивать.
   Это очевидно.
   - И надо сказать, хоть в чем-то мне повезло.
   Сунув руки в подмышки, Кейрен медленно присел и еще медленней поднялся. Упражнение он повторил несколько раз, чувствуя, как начинают гудеть от напряжения закоченевшие мышцы.
   - Будь на ее месте кто-то другой...
   Кейрен высоко поднял левую ногу, согнув ее в колене, а потом повторил то же с правой. Следовало признать, что будь на месте Таннис человек постарше, опытней, он не стал бы вытаскивать Кейрена. Если подумать, это ведь даже не убийство...
   И с практической точки зрения, мертвый он причинит меньше неудобств, нежели живой.
   - Но почему тогда она вообще полезла на склады именно этой ночью? - Кейрен задал вопрос самому себе и себе же ответил. - Потому что ее отправили. Цель выбрана не случайно.
   "Леди Дантон" и течь, которая мешает продолжить путь.
   Перегруженные склады Нового порта.
   И старая пристань, как запасной, не самый лучший, но наиболее удобный вариант. Нижний город и двенадцать часов на берегу.
   Секретность.
   Утечка.
   Бомба.
   Звено к звену выстраивали цепь.
   Взрыв, который сметает старые склады, вместе с грузом и охраной.
   Исполнитель и...
   ...виновный.
   - Проклятье, - Кейрен уперся ладонями в ржавые прутья и рванул. Прутья не пошевелились. Цепь за прошедший час не успела проржаветь настолько, чтобы рассыпаться прахом. А замок и вовсе выглядел надежней прежнего.
   И Кейрен, дернув его, плюнул.
   Девчонка ушла, но вернется ли? Вряд ли она сама понимает, во что ввязалась.
   Ее сдадут, чтобы успокоить общественность и полицию, но не живой... живая она слишком много знает и вряд ли станет молчать. А следовательно, где-то там, наверху, бестолковую девицу поджидал кто-то, кого она считала своим.
   И подтверждением слов потолок содрогнулся, обрушив на Кейрена дождь из щебенки. Там, наверху, в городе, который уже мыслился далеким, снова произошел взрыв.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"