Дёмина Карина: другие произведения.

Глава 13. Люди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    М... спорная глава. Очень много разговоров.


Глава 13. Люди

  
   Чем шире грудь, тем больше змей пригреешь...
   Народная мудрость
  
   А нотацию мне все-таки прочитали. Рано поутру придавили локтем к кровати и на ушко, проникновенным душевным голосом изложили все то, что, как говорится, накипело. Наша Светлость повели себя безответственно, когда покинули безопасные покои, выглянув в совершенно небезопасный город. В изложении Кайя наш поход представился чем-то вроде безумной прогулки юных антропологов по землям, заселенным племенами каннибалов.
   Еще львы и гориллы... крокодилы... в общем, ужасы всякие в невероятных объемах.
   Их Светлость волновались.
   Переживали.
   И даже собирались лично начать поиски, что было чревато для города новыми потрясениями...
   Совесть слушала. Молчала. Улыбалась этак, ехидненько. Наверное, это было совершенно неправильно, но виноватой я себя не ощущала.
   - Я устала быть здесь, без тебя, - говорю, когда Кайя, наконец, замолкает. - Постоянно прятаться - это же не выход.
   - Наверное.
   Он все еще хмурится. Вот зануда.
   А волосы и у него отросли. До самых ресниц. И на макушке дыбом стоят, отчего вид у Их Светлости совершенно несерьезный. В рыжих глазах - немой укор, который все-таки меня пробивает.
   - Прости, - я совершенно искренна. И Кайя кивает.
   Он меня даже целует, очень нежно, но все же ощущается некоторая отстраненность.
   Вот и все, закончилась ночь, и да здравствуют дела повседневные. Впрочем, сбегать Кайя тоже не спешит, он ложится на живот, подпирая кулаками подбородок.
   - Иза, что со мной не так?
   - А что с тобой не так?
   По-моему, все более, чем так. Я сажусь рядом - сидя, его гладить удобнее. Волосы жесткие, а кожа горячая, раскаленная, и откуда-то я знаю, что на сей раз это - верный признак чего-то нехорошего. И плечи напряженные. Ну вот, что уже случиться успело?
   А главное, когда?
   - Когда я ехал, то думал только о том, чтобы поскорей здесь оказаться. А теперь лезет всякое...
   Самоед рыжий.
   - Гони... всякое.
   Не прогонит. И если так, то будем разбираться вместе.
   ...рассказывай...
   Сомневается? Но Наша Светлость теперь не слезет. Ей страдания в постели не нужны, и вообще требуется знать, кто в очередной раз обидел супруга.
   ...Эдвард... я еще плохо говорю... наша встреча... я писал...
   ...я не успела прочесть письмо.
   ...не читай. Расскажу.
   Это действительно похоже на слова, которые не звучат в голове, но просто появляются там, как мысли. Но очевидно, что это не мои собственные мысли, и не мои же эмоции.
   По ним-то и ясно, что разговор этот Кайя дастся большой кровью.
   ...мы встретились. Я услышал его, как слышу тебя. Он попросил о разговоре. Оказывается, они все пытались до меня достучаться. А я был глухим.
   ...все - это протекторы?
   ...да. Так говорить - нормально.
   А Кайя не умел. И теперь считает себя уродом. Глупость какая.
   ...не глупость. Это только часть того, что я не в состоянии делать. Помнишь Мюрича?
   Еще бы. Такое вряд ли забудется.
   ...Эдвард просто заглянул бы в его сознание. Я так не могу. Я даже стенку проломить не могу, когда от меня эмоции прячут. Точнее могу, но это убьет человека. Раздавит.
   ...у тебя и без этого все прекрасно выходит.
   Его благодарность - морская волна, согретая солнечным светом.
   ...я думал, что я просто урод. Не дано. И среди нас возможны генетически дефективные особи.
   ...больше так не думай. Не смей!
   А вопрос про богатый лексический запас мы оставим на потом.
   ...не буду, сердце мое. Дело в другом. Мой отец...
   ...был сволочью... извини за прямоту.
   ...вы с Эдвардом одинаково думаете. Наверное, все так думают. Он меня взламывал.
   Сколько боли. Почему-то вижу ее грязью, спекшейся кровью, гноем, который проступает на коже. Чернота поверх черноты, и мурана бледнеет, уходит вглубь Кайя. Я пытаюсь стереть грязь. Под моими ладонями она плавится... и это не галлюцинация.
   Я точно знаю, что могу помочь.
   И не знаю, каких богов благодарить за эту возможность.
   ...тогда на турнире ты испугалась, что я могу тебе внушать...
   ...я была глупой...
   ...нет, нормальный протектор способен внушить некоторые мысли. Ненадолго. И если они не идут в разрез с собственными представлениями человека. Или же этого человека подчинить. Сломать полностью сопротивление. Тогда можно все. Человек будет осознавать происходящее, но не иметь возможности сопротивляться.
   Это мерзко. До того мерзко, что у меня дыхание перехватывает.
   ...поначалу я еще пытался. Это было глупо. Лишняя боль. Он все равно был сильнее. Я никому не рассказывал об этом, даже Урфину. Стыдно было.
   ...за что?
   ...просто стыдно. Иррационально.
   Почему-то мне это напоминает изнасилование. Не физическое, но оттого не менее страшное. Пытаюсь представить, как кто-то взламывает мой разум, подчиняя всецело, и чувствую тошноту.
   ...не надо, сердце мое. Не мучай себя. Пожалуйста.
   Успокоиться. Надо взять себя в руки. Вряд ли Кайя легко о таком рассказывать.
   Потом поору от бессильной злости.
   ...от взлома оставались следы. Шрамы. Отсюда моя неполноценность. Эдвард сказал, что я восстанавливаюсь. Меня восстанавливают. Ты.
   Я? Это каким же образом?
   Тем самым, которым и сейчас действую. Боли еще много, ее придется убирать очень долго, но когда-нибудь она иссякнет.
   Хочу в это верить.
   Прижимаюсь щекой к плечу Кайя. Мне хочется защитить его от того, что с ним было раньше. Или хотя бы сделать так, чтобы прошлое перестало точить об него зубы.
   ...и я не должен был с тобой расставаться.
   ...ничего не имею против.
   ...я буду тебя слышать. Все лучше и лучше. И ты меня. Связь позволит знать, где ты и что с тобой, но... Эдвард сказал, что не стоит об этом рассказывать. Ты можешь испугаться. Его жена испугалась. Сбежала. Трижды. Она думала, что перестанет быть собой. Не сможет жить на двоих. Нельзя спрятаться. Нельзя солгать. Только если закрыться, но это причинит боль.
   Я понимала, о чем он говорит. Жить душа в душу хорошо в метафорическом плане, реальность же имеет свои нюансы. Быть абсолютно открытой... каждую минуту... каждой мыслью. Смогу ли я так?
   ...если я сейчас уеду, пережду некоторое время, то все останется, как есть сейчас. Я не хочу тебе лгать. Иза, решай, ты хочешь, чтобы я ушел?
   Искалечив себя окончательно?
   Я же понимаю, что он, альтруист несчастный, богом войны притворяющийся, врет, как сивый мерин. Вернее, как рыжий... и отнюдь даже не мерин.
   Ему будет плохо.
   А мне?
   Я вспомнила прошедший месяц и поняла, что не выдержу новой разлуки.
   - Только попробуй, - сказала я вслух. - Я тебя за руку водить стану, чтобы ты не сбежал. Ясно?
   - Ты должна хорошо подумать.
   - Я подумала.
   - Нет, Иза, все очень серьезно. Обратного пути не будет.
   Напугал. У нас уже нет обратного пути и, если я правильно понимаю, никогда не было. С первой встречи и с первого взгляда.
   - Кайя, теперь я точно тебя никуда не отпущу. Слышишь?
   Слышит. Щурится и потягивается совершенно по-кошачьи.
   - А за ухом почешешь тогда? Ты когда-то обещала, - наконец-то улыбка. Почешу. Поцелую. Обниму. Сделаю все, чтобы тебе, бестолочь этакая, легче стало.
   И Кайя остывает. Успокаивается. Почти.
   ...есть еще кое-что...
   А я и не знала, что по этой мыслесвязи и картинку передать можно. Прелесть какая! Только вот пейзаж очень неживописный. Равнина, снарядами изрытая. Мертвые деревья. Сухая трава. Следы ожогов и черные воронки.
   Ржавый танк, выглядящий до отвращения реальным. Разорванные траки, раскуроченные колеса. И те же подпалины на броне. Земля связала его корнями и камнями, точно пытаясь проглотить, но не имея сил. Я ощущала, что танк все еще жив.
   Более того, мне становилось страшно от этого ощущения.
   ...это то, что у меня в голове. Ментальный блок. Видишь, он очень старый.
   Танк в голове.
   У Кайя в голове танк.
   А у меня только тараканы...
   ...это образ восприятия, сердце мое. Сознание переводит информацию в доступную форму.
   ...то, что вокруг...
   ...последствия взломов. Если бы я не сопротивлялся, область поражения, вероятно, была бы меньше. Он создавал блок. Это не ограничение на память, потому что я помню все... или думаю, что помню. Но память блокировать проще. И вид другой был бы. Дверь к примеру. А это...
   ...сторож.
   ...почему?
   ...не знаю. Он следит за мной. И за тобой. Наверное, больше за тобой.
   ...пожалуй. Да, согласен. Сложная форма - сложная конструкция. Повреждения - свидетельство моих с ней конфликтов. Военная техника - косвенный признак способности агрессивного на меня воздействия.
   ... насколько?
   ...до летального исхода. Эдвард попытался его просканировать. У меня отказало сердце.
   От такой наивной прямоты я подпрыгиваю на кровати. У него отказало сердце? У моего неубиваемого мужа отказало сердце?!
   Да оно и у меня от такой новости сейчас остановится.
   ...и легкие тоже. Я полагаю, привязка осуществлена ко всем основным системам органов. Иза, ты не волнуйся.
   Конечно. Сейчас вот дыхание восстановлю, запру в себе пару ласковых слов для того идиота, который едва не сделал меня вдовой. И для второго, слишком честного, чтобы умолчать.
   ...он не специально. Мы просто хотели проверить, насколько блок крепко привязан. А охранная система сработала. Эдварду тоже досталось.
   Мало досталось! Я не знаю, сколько, но все равно мало!
   Кайя, пытаясь меня успокоить, трется щекой о ладонь. И кто-то тут нотации читал по поводу авантюр с недопустимой степенью риска?
   ...все равно пришлось бы проводить разведку. Весной его попытаются снять. Тише, сердце мое, не бойся. Там будет не один Эдвард. Над телом возьмут контроль. Зону отрежут и аккуратно все снимут. Это совершенно безопасно.
   Вот почему я ему не верю?
   - Кайя, а это тебе надо?
   Танк ведь не год и не два существует. И ведь уживались как-то. Зачем рисковать?
   - Я чувствую его. Раньше не знал, и было легче. А сейчас постоянно, как будто... как будто отец не ушел после взлома. Он тут, - Кайя прижал мою ладонь к своему виску, - и продолжает меня ломать. Я ведь даже не знаю, что делает этот блок.
   - И существует ли он.
   - Что?
   ...Кайя, насколько ты веришь этому человеку... Эдварду?
   ...доверяю я тебе, Урфину и дяде. Все. Что касается Мюррея, то мне пришлось быть откровенным. С ними нельзя иначе.
   ...тогда я не понимаю. Ты впустил его в свою голову. Едва не умер. А теперь мучаешься. Он тебе рассказал, как понимаю, много интересного. Но что из этого правда? Нам нельзя расставаться, но почему он вырвал тебя со свадьбы. Зачем держал? Полтора месяца... а до того сколько лет? Двенадцать?
   ...ты не справедлива, сердце мое.
   ...почему? Ты не слышал других протекторов и в этом вся проблема? А письмо они не могли написать? Или послать парламентера? Вариантов тысяча, если уж так хотели с тобой поговорить. Да и о нашей свадьбе весь протекторат знал. Сомневаюсь, что здесь нет ни одного человека с... той стороны.
   ...это не принято. Послы - да. Шпионы - нет. Это как если бы я подкупил слуг, чтобы они рассказывали мне про то, как Урфин живет.
   ...хорошая кстати идея.
   ...Иза, блок есть. Я... слышу его. И я хочу, чтобы меня от него избавили.
   Он не отступит. Но и у меня веры к Протекторам не прибавляется. Чем больше думаю, тем более дерьмовой выглядит вся эта история. Как Сержант сказал? Семьи пожалеют о невмешательстве?
   И не получилось ли, что эта их жалость стала причиной внезапно протянутой дружеской руки.
   Где они все были, когда Кайя действительно нуждался в помощи?
   ...когда ты злишься, ты пылаешь. Это очень красиво. Сердце мое, я понимаю твои сомнения. И да, вполне может статься, что Мюррей появился не случайно. Скорее всего, не случайно. Весной я был несколько... агрессивен. Это могло их обеспокоить. Возможно, хотели проверить, насколько ты меня в норму привела. Есть вероятность, что моя неуравновешенность подвигла их на поиск стабилизирующего элемента. Урфина использовали.
   Неуравновешенность? Стабилизирующий элемент?
   Экспериментаторы хреновы. А просто взять и помочь? По-человечески?
   Сначала бросить Кайя в компании садиста-психопата. Отвернуться. Забыть о существовании, позволяя чувствовать себя ничтожеством. И наконец, послать парламентера.
   Полагаю, кандидатуру выбирали тщательно.
   ...на это глупо обижаться. Тем более, что без их помощи я от блока не избавлюсь.
   Кажется, я услышала лязг и скрежет. Башня старого танка поворачивалась, желая взять на прицел глупца, который хотел убрать этот подарок прошлого.
   - Сердце мое, - Кайя обнимает меня, бережно, точно опасаясь, что я вот-вот исчезну. - Главное, что теперь у меня есть ты. Без тебя я бы точно умер. Уже поэтому я буду играть по их правилам. Пока не разберусь, что там к чему.
  
   Плечо затекло, потому что на нем лежали. Открыв глаза, Урфин несколько секунд разглядывал светловолосую макушку, пытаясь сообразить, кому она принадлежит и как этот кто-то очутился в его кровати.
   Вспомнил.
   И едва сдержал смех. Вот уж правда: научил плохому. Хорошо, хоть недоучил.
   Тисса спала крепким сном человека с чистой совестью и твердыми принципами. И хорошо бы, чтобы сон продлился еще часика два. За это время Урфин попытается исправить то, что еще поддается исправлению. И хотя подмывало остаться, дождаться пробуждения, он очень осторожно убрал ее руку с груди и высвободил плечо, подсунув вместо него подушку. Тисса не шелохнулась.
   А выражение лица по-детски умиротворенное, счастливое даже. Интересно, что ей снится?
   Дом? Обыкновенная семья?
   Урфин не представлял себе, какой должна быть обыкновенная семья. Он видел их только издали, а теперь вдруг отчетливо осознал, что вряд ли из всей этой затеи хоть что-то выйдет.
   С другой стороны, отступать уже поздно.
   И главное, желания нет никакого.
   Подняв платье - выглядит так, точно его силой сдирали, что в принципе соответствует действительности - Урфин аккуратно повесил его на спинку кресла. Туда же отправились чулки.
   ...значит, он вправе поступать так, как считает нужным? И в этом все дело? Еще немного, и Урфин поверил бы...
   За дверь, которую он прикрыл очень осторожно - не хватало еще разбудить - ждал Гавин. И вид у него был нехарактерно мрачный. Сразу барон вспомнился: вот что значит, семейное сходство.
   Гавин молчал.
   Урфин ждал, изо всех сил стараясь не расхохотаться - нечего ребенка обижать. А настроение что-то не в меру веселое, давненько такого не бывало.
   - Ну? - Урфин все-таки понял, что придется первым начинать беседу.
   Гавин набычился.
   - Говори уже. Не трону.
   И ведь страшно ему до зубовного скрежета, а молчать не станет. Упрямая Деграсовская натура. Барон, пожалуй, порадовался бы.
   - Вам не следовало обижать леди. За нее некому заступиться.
   А тон такой, что, того и гляди, совесть очнется, хотя она - дама воспитанная, не лезет, куда не просят.
   - Ну почему некому. Ты и я. Уже двое.
   На легкость тона Гавин не настроен. В его понимании все более, чем серьезно, и позицию следует уважать.
   - Гавин, я точно не собираюсь ее обижать. И никому не позволю этого делать. Надеюсь, недоразумение разрешено?
   Кивок.
   - Извините.
   - Да не за что тебе извиняться. Я рад, что у тебя хватило духу не промолчать.
   Мальчишка дернул носом и подбородок задрал, пытаясь казаться выше. Надо будет лошадь ему подобрать, и к оружейникам заглянуть не мешало бы: деревянные мечи хороши, но пора и железо осваивать.
   - Я не трус.
   - Никогда и близко не думал. Гавин, я понятия не имею, что у тебя с Гийомом не сложилось... и выяснять не стану, потому что это будет не совсем честно с моей стороны. Если захочешь, то расскажешь сам, - конечно, нехорошо детей обманывать: история вышла громкая, и Урфин без труда выяснил подробности. Куда сложнее оказалось сохранить спокойствие и не вмешиваться. - Но я рад, что твой отец доверил мне тебя учить.
   - Спасибо.
   Недетская краткость. Ничего, со временем отойдет. Хорошо бы Гийому к этому времени объявится. Уж больно счет к нему велик.
   - Так, - Урфин указал на дверь. - Если вдруг проснется раньше, чем я вернусь, то ванну и завтрак можно. Уходить - нельзя. Скажешь, что я запретил.
   Сомнительно, чтобы Тисса решилась уйти в рваном платье, но с запретом - оно надежней.
   - А вы куда? - Гавин помог одеться.
   - Сознаваться.
   - В чем?
   - Во всем... или почти.
   Настроение было до отвращения радужным. Еще немного и Урфин в дворцовый парк побежит, ромашки собирать, просто так без особой на то надобности. Впрочем, он слабо представлял, какая надобность может подтолкнуть его к столь алогичному поведению.
   Изольда завтракала, что было хорошо, поскольку сытая женщина много безопаснее голодной. И завтракала не одна... кажется, Урфин многое успел пропустить, и ромашкам придется слегка погодить.
  
   До Белой скалы Юго добрался вплавь.
   Если бы его кто-то увидел, то счел бы безумным. Возможно, решил бы спасать, тем самым облегчив работу - благородство наказуемо. Но осенью на берегу было пусто. Волны уже слизали налет инея с седой гальки и отступили, бросив на берегу влажную ветошь водорослей, дохлого краба и парочку раковин. Юго подобрал одну - нарядную, со многими шипами - подарит кому-нибудь.
   Нанимателю. Глядишь, станет добрее.
   Раздевшись, Юго минуты две стоял у кромки воды, позволяя ветру исследовать тело.
   Хорошо...
   Море то отступало, то кидалось под ноги, норовя облизать ледяную кожу. Первый шаг - первый ожог. Нырок. Крик, который получается запереть в горле. Вкус соли. Слезы - все-таки Юго давно не обнимался с зимой.
   Стихия играет. Тысячелапый зверь, который то подхватывает Юго, желая вышвырнуть на берег, то обнимает, обвивает скользким телом своим, точно пробуя на вкус.
   Плыть недалеко - всего-то около километра. И Юго почти не устает.
   Белая скала и вправду бела. Не мрамор, не лед, но что-то иное... Юго не сразу понимает, что это. Он становится на колени, нюхая странный материал, пробует его на вкус.
   Мел?
   Нет. Но похоже.
   Белая поверхность испещрена многими линиями, которые складываются в странный узор. Бабочки? Бабочки. Каменные вианы, кажется, так их называют.
   Остров невелик. Его посещают, но редко - причал для лодок успел покрыться слизью, а настил и вовсе гнилой. Но кострище выделяется черным пятном. И старый навес все еще прочен.
   Возможно, сюда не следовало приходить, но Юго должен почувствовать место.
   Он ложится под навес и закрывает глаза, прислушиваясь к ветру, к морю, к самому миру, который еще не знал, что ему предстоит в очередной раз меняться по воле человеческой.
   Почему они просто не могут жить?
   Юго не позволили. Он пытался, долго, пока не понял, что слишком изменен, чтобы быть нормальным. Но эти-то... Наниматель твердит о высшей цели, а на самом деле он просто мстит. И ладно бы человеку - некоторые люди стоят мести. Но мир-то убивать зачем?
   Черная туча принесла первый снег.
   До Зимнего бала оставался месяц.
   И две недели.
   Это много. Если наниматель передумает, то... Юго, пожалуй, будет рад.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"