Дёмина Карина: другие произведения.

Глава 15. Обстоятельства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очень женская глава получилась ) Мужчинам отдам следующую


Глава 15. Обстоятельства

  
   Сходила замуж... ничего такого.
   Утренние размышления.
  
   Тисса проснулась рано, но лежала, притворяясь спящей, потому что не представляла, как должна вести себя приличная девушка в подобной ситуации. Впрочем, вряд ли девушка, очутившаяся в чужой постели и, более того, странным образом не испытывавшая стыда по этому поводу, могла и дальше считать себя приличной.
   Следовало бы смириться уже.
   Пучина порока разверзлась до свадьбы и - о ужас - выглядела не столь страшной, как ее описывали, а в чем-то даже интересной. Хотя, наверное, Тисса еще не всецело осознала глубину своего падения.
   А Их Сиятельство спали.
   Дышали во сне ровно. Размеренно. И Тиссе нравилось слушать это дыхание. А еще кожа у него - он не удосужился надеть сорочку - была приятно теплой и мягкой.
   Тисса убрала бы руку, если бы не боялась разбудить.
   Сон у таких людей чуткий очень.
   И она просто лежала, раздумывая надо всем и сразу...
   ...почему-то дом вспомнился. Лето. Залив. И белый мелкий песок. Следы на нем стираются ветром или волной, а иногда исчезают сами по себе. Песок всегда горячий. Разве по такому можно ходить в башмаках? И шерстяные чулки - как мама не поймет, что летом слишком жарко, чтобы быть леди? - отправляются на траву.
   Вода у берега прозрачная. Видны камушки и мелкие рыбешки, которые сперва прячутся, но если стоять на месте, то подплывают к самым ногам, и тычутся в пальцы. Щекотно.
   Хорошо.
   ...мама снова сердится и выговаривает скрипучим злым голосом, что Тиссе следует повзрослеть. Она уже не ребенок...
   ...а тан называет ее именно так и, кажется, сам верит в то, о чем говорит.
   ...Тисса взрослая и должна понять, что она - леди. А леди имеют долг перед своим родом и родом будущего супруга, которого отец скоро найдет. Еще год или два, ведь Тиссе уже тринадцать...
   ...шестнадцать. Но этого никто не заметил, как не заметили в прошлом году, что ей исполнилось пятнадцать.
   ...четырнадцать. Птичье гнездо на старой яблоне. Тисса лезет выше и выше, пробираясь сквозь бело-розовое кружево цветов. Ей просто интересно - вылупились птенцы или нет. Она замечательно умеет лазить по деревьям. Надо только выбрать ветку попрочней. Уцепиться и подтянуться... а гнездо пустое.
   Старое.
   Внутри - осклизлый пух и черный жук с длинными жвалами. Тисса боится жуков. И пятится назад. Вниз. С ветки на ветку. И домой... платье все грязное. Мама будет ругать: ведь Тисса обещала ей, что забудет про всякие глупости и займется вышивкой. Чтобы отца обрадовать.
   Он скоро вернется.
   Тисса сдержала слово. Почти. Ведь один раз уйти - не считается. Просто очень тяжело все время сидеть, а еще нитки путаются постоянно...
   ...больше ей не больно вспоминать.
   ...мама болеет. У нее разбилось сердце, и Тисса хотела бы склеить его. Она сбегала бы в деревню за самым лучшим клеем, который варят из рыбьих голов и зеленых водорослей, но этот клей соберет фарфор. А сердце куда тоньше фарфора.
   Мама пишет письма. Много. Но на них нет ответа. А маме с каждым днем хуже.
   Каждый день Тисса сама надевает неудобное платье. И чулки. И волосы зачесывает так, чтобы ни один волосок не выбивался из косы. Она приходит в мамину комнату и садится у окна с вышивкой.
   - Ты стала совсем взрослой, - мама говорит это и почему-то плачет. Наверное, Тисса опять что-то не так сделала.
   ...она всегда все делает не так. И вчера тоже. Но если бы тан объяснил, чего он хочет, Тисса постаралась бы исправиться.
   ...человек в черной куртке приходит с севера. У него и волосы черные. И лицо смуглое, некрасивое. Он разговаривает с матерью долго, а Тисса стоит под дверью, чувствуя, что от этого разговора все переменится. Человек в черной куртке дает им попрощаться.
   - О вас позаботятся, - шепчет мама, обнимая и ее, и Долэг. - Обещайте, что будете вести себя хорошо. Подобающим образом.
   Тисса обещает. Она не хочет уезжать с человеком в черной куртке, но мама непреклонна.
   Так будет лучше.
   Она, поднявшись с постели, укладывает вещи, которых немного. Выезжать приходится на рассвете. Дорога длинная, а человек в черной куртке не разговаривает с ними. Он вообще точно не замечает их, и к лучшему, потому что Тисса боится его.
   И города. И Замка.
   И женщины с худым строгим лицом. Она окидывает Тиссу неприязненным взглядом и говорит:
   - Леди, вы отвратительно грязны. Не представляю, как можно было настолько себя запустить. Взгляните на ваши руки. На ваши волосы. На вашу одежду. Я неприятно поражена, что особа столь взрослая не в состоянии следить за собой.
   - Простите.
   В этот момент Тисса понимает, что это место никогда не будет ее домом. Она сбежать хотела, но... куда? И мама права - Тисса давно уже взрослая.
   Вот только тан продолжает называть ее ребенком. И ей совсем не хочется возражать.
   ...о смерти мамы сообщает леди Льялл. И Тисса плачет, хотя плакать нельзя: леди должны сдерживать эмоции. Тем более, что плакать нет причин. О Тиссе заботятся, и слезы - это проявление неблагодарности. Ей следует взять себя в руки, забыть все, что было прежде, и учиться жить по-новому.
   Она старается.
   А тан все-таки проснулся, и Тисса испугалась, что сейчас придется говорить, а она не знает, о чем принято говорить утром с мужчиной, и будет выглядеть полной дурой.
   Уж лучше выглядеть спящей дурочкой.
   Тан поверил. Он встал и еще долго ходил по комнате, и даже смотрел - Тисса ощущала его взгляд и мысленно умоляла уйти куда-нибудь. У него же столько всяких дел имеется!
   А Тисса как-нибудь сама здесь...
   И он ушел.
   Выбравшись из постели, Тисса убедилась, что выглядит она преотвратительно - впрочем, как еще может выглядеть человек по пробуждении? - а платье безнадежно испорчено, не говоря уже об остатках репутации Тиссы. Весь Замок, наверняка, знает, где она провела ночь.
   Этого не простят.
   Вот как ей теперь быть?
   Для начала - умыться. Найти иголку с нитками. Зашить платье...
   Сбежать до возвращения Их Сиятельства.
   Не получилось: Тиссе запрещено уходить. Тиссе следует принять ванну, которая уже наполнена, и позавтракать. А дальше, глядишь, тан вернется. Хорошо бы до наступления темноты.
   - Он тебя не обидит, - сказал Гавин, вручая пушистое полотенце размером с простыню.
   Он - возможно. И даже в его отсутствие Тиссе было спокойно. О плохом не думалось.
   А ванна была большой... огромной даже. Не ванна - настоящее озеро с каменными гладкими берегами. Тисса легла и попыталась дотянуться ногой до противоположного края. Почти получилось. Дома ванну построили уже на памяти Тиссы. Мама настояла. А дед ворчал, что траты не разумны, кому надо, тот в бане помоется. Мама возражала - мыться в ванной удобнее. Только воду все равно грели на кухне и носили в ведрах.
   Тут же прямо из крана... и настолько горячая, насколько захочешь.
   А на полочке, которая вытянулась вдоль ванны, стояли флаконы, флакончики, склянки и глиняные кувшинчики, еще что-то, совершенно не мужского вида. Неужели тан всем этим пользуется? Тисса хихикнула, представив, как Их Сиятельство натирают лицо "составом, способствующим обретению кожей изысканной белизны". Или волосы подкрашивают... нет, как-то это не увязывалось с его характером.
   Любопытство одержало победу над совестью.
   В первом флаконе обнаружилось мыло, цветочное, но без резкого запаха. А вот содержимое глиняного горшка с плотной крышкой имело весьма характерные вид и запах. Папа такую мазь использовал, чтобы рубцы размягчить. Дегтярная мазь - от кожного воспаления... спиртовой настой родиолы - для скорейшего заживления мелких ран. Дальше смотреть стало неудобно, и Тисса, сняв флакон с мылом, нырнула в воду.
   С головой.
   Она не собиралась, просто когда садилась, не рассчитала, что ванна эта настолько скользкая. Хорошо, что затылком не приложилась. Но вот коса намокла, и значит, придется мыть, сушить, вычесывать... леди Льялл вечно ворчала, что Тисса не желает поступить, как поступают нормальные девушки - остричься накоротко и носить парики. И порой начинало казаться, что леди Льялл права.
   Тисса уже выбралась из ванны и, согнувшись под краном, выполаскивала из волос остатки мыла, которое, как назло, не желало выполаскиваться, но только пенилось и щипало глаза, когда раздался очень вежливый стук.
   Тисса знала, что она неуклюжая. Еще узнала, что нервная ко всему. А пол - мокрый, сама же воду расплескала. Кран - твердый. И не надо было резко распрямляться - от боли потемнело в глазах. Ноги же вдруг потеряли опору, и от падения Тиссу удержали лишь чьи-то руки.
   - Спокойно. Это всего лишь я.
   Слова тана Тиссу ничуть не успокоили, наоборот даже...
   - Стоишь?
   Стоит. Зажмурившись. Мыло глаза ест. Затылок болит. И волосы мокрые во рту.
   - Вы... - Тисса выплюнула волосы, но глаза не открыла. - Вы не должны были сюда заходить!
   - Вообще-то я одежду принес. И ушел бы.
   На плечи легло что-то мягкое, большое. Полотенце? Похоже на то. Главное, его много, хватит, чтобы завернуться и глаза вытереть.
   - Больно? Стой смирно, - тан заставил наклонить голову. Затылок он ощупывал аккуратно, и Тисса терпела, хотя в принципе боль почти уже прошла. А вот шишка наверняка осталась.
   - Ничего. Жить будешь.
   Это Тисса и без него поняла.
   За краткое время общения с таном она четко поняла: от стыда умирают сугубо в балладах.
   Он вышел и вернулся с табуретом, который поставил у ванны и велел:
   - Садись.
   - Зачем?
   - Волосы тебе дополоскать надо же.
   - Я... я сама.
   Как будто его можно остановить. Тиссу усадили на табурет, заставили наклониться - в полотенце она вцепилась, моля лишь о том, чтобы все это поскорей закончилось. Сама виновата. Нечего было сунуть нос в его вещи...
   - Ты меня купала, так что возвращаю долг.
   - Я... не купала.
   Ему тогда согреться надо было! И все. А Тиссе уже жарко. Он же не спешил. Зачем-то вымыл волосы еще раз - не доверяет Тиссе? Потом смазал их чем-то, что выполаскивал очень долго и тщательно. Сам же вытер, осторожно завернул в полотенце и только после этого Тиссу отпустил.
   Она, честно говоря, задремать успела.
   - Жива? - поинтересовался тан. Он смотрел с улыбкой, но без насмешки, и Тисса кивнула: жива. - Вот и хорошо. Пожалуй, нам следует серьезно поговорить. Но для начала ты оденешься. Только, умоляю, медленно и без попыток себя покалечить. Хорошо? Вот и умница.
   Тан принес свежее белье, и чулки, и сорочку, и платье, и даже туфельки к платью. Лучше не думать о том, где он это все взял, и что подумала леди Изольда. Тисса одевалась медленно, во-первых, было бы смешно вновь поскользнуться и расшибить лоб. Во-вторых, предстоящий разговор ее пугал. Но отсиживаться вечность не получилось бы. Тисса подозревала, что если она слишком уж задержится с одеванием, Их Сиятельство появятся дабы оказать посильную помощь.
   А ведь на них уже и злиться не получалось.
   Ее ждали стол, накрытый к завтраку, и тан, уже к завтраку приступивший. Никакого воспитания...
   - Извини, я голоден был. Садись.
   Тисса села.
   - Ешь.
   - Я... мне...
   - Не хочется? - он отложил вилку и нож и, сцепив руки в замок, подпер подбородок. - Ребенок, если ты не начнешь есть нормально, я буду трижды в день тебя кормить. С ложечки.
   Представив процесс, Тисса замотала головой.
   - Вот и договорились. Ешь. Теперь о том, что было ночью... в общем, я не очень умею говорить о такого рода вещах, но ясность внести следует.
   О нет! Тисса не желает ясности, а желает забыть обо всем... ну почти обо всем... или хотя бы помнить так, чтобы не краснеть при этом.
   - В том, что происходит, нет ничего дурного. Я могу жениться на тебе хоть сейчас, хотя это было бы не совсем ко времени.
   - Тогда не надо. Если не ко времени.
   Тисса как-нибудь переживет. Скандалы, они ведь только сразу неприятные, а потом что-нибудь другое случается и все забывают. Про Тиссу тоже забудут... если вести себя тихо и правильно.
   Она умеет вести себя тихо и правильно.
   - Я хочу, чтобы ты поняла: я не отступлюсь от своего слова. Поэтому не надо волноваться о том, что я поведу себя... недостойно.
   Тисса и не думала ни о чем подобном.
   - Теперь дальше. Ты представляешь, откуда берутся дети?
   - Д-да...
   Леди Льялл рассказывала. Вкратце.
   - И откуда же?
   Он нарочно Тиссу мучит? Девушки не говорят о подобном с мужчинами! Они вообще о подобном не говорят.
   - Муж разделяет с женой ложе. Долг жены покориться желанию мужа.
   - Ясно.
   Что именно ему стало ясно, Тисса не поняла, но тан определенно утратил аппетит, а также желание сидеть на месте. Он встал и обошел стол, очутившись за спиной Тиссы.
   А у нее волосы мокрые! Хвост к спине прилип. Она вытирала, вытирала, но они все равно мокрые... и вообще неспокойно Тиссе, когда тан за спиной стоит.
   - Ложе мы разделили, но уверяю, детей пока не будет. Для этого нужно чуть-чуть больше...
   Тан коснулся шеи и прочертил линию от плеча до уха...
   - Это нормально и естественно, когда мужчина испытывает влечение к женщине. Или наоборот. Тогда ему... или ей хочется прикасаться к объекту своего влечения.
   - Вы... - говорить, когда его пальцы нежно гладят ухо, совершенно невозможно. - Испытываете ко мне... влечение?
   - Именно. Но мне не хотелось бы, чтобы ты всего лишь подчинялась моему желанию. Это неправильно. Я бы сказал, в чем-то унизительно.
   - И что мне делать?
   - Слушать себя. Если что-то покажется тебе... неприятным. Или ты поймешь, что не готова принимать какие-то мои действия, тебе следует сказать об этом. Я остановлюсь. Во всяком случае, честно попробую.
   Сейчас он разговаривал с Тиссой, как со взрослой. И ждал взрослого ответа.
   - Мне... не неприятно.
   Тисса не знала, насколько ответ этот был взрослым, во всяком случае он был честным. Тан же, наклонившись, поймал мочку уха губами.
   - Поощрять меня тоже не следует.
  
   Чем хороши семейные ужины, так это возможностью лицезреть семью в полном составе. И кажется, я уже действительно считаю всех этих людей семьей.
   Мой задумчивый супруг, который медитирует над тарелкой. Кормак изрядно испортил ему настроение, но Кайя пока не готов говорить, а я не тороплю.
   Дядюшка Магнус прекрасен в новом наряде оранжевого цвета с алым позументом.
   Неестественно жизнерадостный Урфин. И Тисса, отчаянно избегающая смотреть мне в глаза.
   Семья, определенно, престранная, но какая уж есть.
   ...Иза...
   Кайя иногда зовет просто для того, чтобы я откликнулась, словно опасается, что эта связь между нами вдруг исчезнет. И сам знает о невозможности подобного, но все равно зовет. А я откликаюсь. Мы - две горы, между которыми заблудилось эхо.
   Я пытаюсь нарисовать ему картинку. Он улыбается, но улыбка - усталая.
   Ему бы отдохнуть нормально, но ведь не дадут же.
   ...у меня к тебе просьба.
   ...все, что угодно.
   ...неосмотрительное обещание, сердце мое. Вдруг она будет непристойна?
   ...было бы интересно. Но боюсь, Кайя, нет в мире более порядочного существа, чем ты.
   И откуда такой тоскливый вздох?
   ...что случилось?
   ...кажется, я догадался, зачем блок. Ограничение. Я не могу нарушить закон.
   ...какой?
   ...подозреваю, что любой, официально принятый. Я пока не проверил...
   ...не смей!
   Если правда то, что Кайя говорил про чертов танк, то эта проверка может закончиться летальным исходом. Как-то не готова я к тому, чтобы пустить мужа на эксперименты.
   ...не волнуйся. Вряд ли все будет действительно столь уж печально. Скорее всего я просто не смогу. Возможно, испытаю некоторое... неудобство.
   ...боль?
   ...если стану упорствовать. Но я должен знать.
   И как он собирается проверять? Пробежаться ночью по клумбе? Или пойти с Урфином на дело, пирожки воровать? Окна дворцовые бить?
   Какие глупые мысли в голову лезут.
   Это от волнения.
   ...я могу и ошибаться. Но если это действительно ограничитель, то довольно сложный. Я ведь не догадывался о его существовании, хотя иногда... случались ситуации, когда я пытался действовать своей волей. Но если проанализировать их, то принятые мной решения напрямую не противоречили букве закона.
   ...то есть поводок длинный?
   ...скорее узда. Как у лошади. Только я сам свой всадник. Мне надо будет поговорить обо всем этом с дядей и Урфином. Ты не могла бы занять девушку? Она милая, но я пока не готов обсуждать при ней свои проблемы.
   Вот тебе и неприличная просьба. Но Кайя прав: его история - слишком личное дело.
   ...конечно. Тем паче, что я все равно хочу с ней поговорить и... я про ее день рожденья забыла. Представляешь? Мне теперь стыдно очень. Я помнила. И подарок приготовила, а потом как-то оно все завертелось... буду извиняться. Это же надо настолько безголовой стать!
   Мне действительно стыдно, хотя все и вправду случайно получилось. Но я даже не знаю, принято ли здесь вообще дни рождения праздновать.
   ...не думаю, что на тебя сильно обидятся. Урфин мог бы и напомнить.
   Ох, не думаю, что он в курсе.
   И значит, теоретически, обиженных будет минимум двое.
   Кайя качает головой: мол, глупости я думаю. Наверняка, так и есть: глупости. Но умности совершенно не думаются, потому что слишком много всего... нехорошего.
   Не стоит портить семейный ужин такими вещами.
   - Ласточка моя, а ты уже подумала, каким будет Зимний бал? - дядюшка Магнус ковыряется вилкой в зубах, но без особого энтузиазма, скорее уж по привычке, чем из желания поддержать образ. А вот взгляды на Урфина бросает весьма выразительные. Кажется, этим двоим будет, что сказать друг другу. - А то слышал я, будто бы к нему уже и готовиться начали... дай, думаю, спрошу, а то вдруг ты не в курсе.
   Я не в курсе. Я вообще понятия не имею, что это за бал такой.
   - Вот... удачно, выходит, спросил.
   - А... мне обязательно?
   У меня тут на руках комитет благотворительный, который так толком и не заработал, лечебницы открытие, счетные книги недосчитанные, и еще фермы рабские... какой бал?
   - Боюсь, что обязательно, - Магнус откладывает вилку. - Я понимаю, ласточка, что тебе не с руки им заниматься. Цветочки. Птички. Ленточки. Тебе другого охота, но Зимний бал - особый. Его еще Невестиной Ярмаркой называют.
   Кажется, начинаю понимать.
   Но до чего же Нашей Светлости неохота...
   - И когда?
   - Через месяц.
   О нет! Значит, завтра мне предстоит заняться приглашениями? А потом и вправду лентами-цветами, размещением гостей? Меню... салфетками, кольцами для салфеток, посудой, столовым серебром...
   За что?!
   ...приглашения рассылать не надо. В эту ночь всякий, кто имеет титул и не связан обязательствами... или связан, но еще не состоит в браке, является нашим гостем. Тебе помогут, Иза. Но Магнус прав: ты должна заняться балом. Прежде его устраивали дамы из Благотворительного комитета.
   А я думала, что хуже быть не может!
   ...но сейчас у Замка появилась хозяйка. Это должны увидеть.
   - Не волнуйся, ласточка моя. Распорядители знают, как и что делать. Это не свадьба, бал проводится ежегодно. Ты лишь скажи, каким желала бы видеть Замок.
   - А каким он был? В прошлом году?
   Молчание...
   - Я... - Кайя потер мочку уха, - как-то не обратил внимания. Но вроде бы цветы были розовыми. И еще бантики. Точно были бантики.
   Урфин кивнул. Магнус руками развел: мол, что ты хочешь от мужчин? Хорошо, если вообще заметили, что бал этот имел место.
   - В прошлом году был Сад невинности. Зал украшали розами пятнадцати сортов... всех оттенков белого. Белый - цвет невинности, - Тисса говорила все тише и тише, пока совсем не замолчала.
   Что ж, тема для беседы у нас имеется. У мальчиков тоже. Это расставание будет недолгим, но мне жуть до чего не хочется выпускать мужа из виду.
   ...я буду рядом.
   Говорю просто так.
   ...я знаю.
   Поднимаюсь и протягиваю Тиссе руку. А Урфин тотчас подбирается.
   - Иза...
   - Мы просто побеседуем. О Садах невинности...
   Урфин краснеет? Пытается во всяком случае. Кажется, меня неправильно поняли, но настроение внезапно улучшается. Все-таки чудесная у меня семья.
  
   В маленькой гостиной уже подали чай.
   Комната-табакерка. Обитые тканью стены. И панели розового дерева. Обилие лепнины - завитки, виньетки, медальоны. Высоченные вазы с павлиньими перьями. Изящная, почти игрушечная мебель. Засилье фарфоровых безделушек.
   И стеклянный шар с водяной лилией.
   Тисса присаживается на краешек кресла, глядя исключительно на лилию. От меня ждут моралей? Нет уж, Нашей Светлости надоело. И вообще, у нее жених имеется, вот он пусть и воспитывает. Представив процесс, я с трудом сдержала смешок.
   Заговорила первой все-таки Тисса.
   - Мне очень жаль, что вчера я... ушла без предупреждения.
   Вздох.
   - Магнус предупредил.
   - ...и все бросила.
   - А у тебя был выбор? - я разливаю чай по фарфоровым чашечкам, которыми только в куклы играть. Кажется, поняла, чем мне не нравится эта комната - она не для людей, для игрушек. И я сама начинаю ощущать себя этакой куколкой.
   - Их Сиятельство были... настойчивы.
   Ей идет улыбка. И кажется, вчерашний день был прожит не зря.
   - Тисса, - протягиваю ей чашку. - Я не собираюсь тебя ругать или упрекать в чем-то. Сейчас за тебя отвечает Урфин, и я понимаю, что ты должна ему подчиняться.
   А Их Сиятельство не всегда предугадывают последствия собственных поступков.
   - Но если вдруг случится, что он тебя обидит... случайно. Или ты почувствуешь, что что-то идет не совсем так. Или понадобится совет... да что угодно. Я всегда буду рада тебе помочь.
   Проникновенно получилось, но вот поняли ли меня?
   - Спасибо.
   Всегда пожалуйста. Тисса пьет чай маленькими глотками. И нельзя не признать, что она, в отличие от Нашей Светлости, в обстановку вписывается.
   Шкатулка лежала на каминной полке между двумя фарфоровыми дамами, которые перемигивались друг с другом, заслоняя личики веерами. Фигурки были расписаны с удивительной тщательностью и дамы казались живыми.
   - С днем рожденья тебя, - я протянула шкатулку, надеясь, что подарок ей понравится. Нет, Тисса в любом случае будет очень благодарна, но хотелось бы, чтобы подарок ей действительно понравился. - Извини, что с опозданием.
   - Это... мне?
   - Тебе.
   Кажется, ей давно не дарили подарков. Тисса принимает шкатулку очень бережно. И не сразу решается открыть. Я не мешаю. Я помню, какое это удовольствие - угадывать, что лежит внутри коробки. Сразу столько вариантов, один другого безумней. Угадать получается через раз.
   - Я, правда, не знаю, принято ли у вас праздновать дни рождения.
   - Только если в семье...
   А семьей Тисса пока меня не считает. Да и не только меня, но надеюсь, со временем все изменится.
   В шкатулке - гребни удивительной красоты. Белая кость. Лунный камень. Серебро. Резьба. Чеканка. И каждая вещь - произведение искусства. Кажется, их не только для расчесывания волос используют.
   - Я... очень вам благодарна, - она все-таки решается посмотреть на меня. И взгляд долгий, выжидающий, но Тисса решается. - И... я бы хотела спросить... я не могу понять, чего он от меня ждет! Он сказал, что не хочет, чтобы я только подчинялась. Что его это оскорбит. А как тогда мне себя вести? И что делать? Чего он хочет?
   Глобальный женский вопрос, на который до сих пор нет внятного ответа.
   - А чего ты сама хочешь?
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"