Дёмина Карина: другие произведения.

Наша Светлость. Глава 2. Обратная связь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая сторона. Несколько более занудная )


Глава 2. Обратная связь

  
   Я думала, что без тебя умру... а нет... сижу, ем...
   Опыт первой любви.
  
   Седьмой день кряду дождь. Мелкий, холодный, порой перемежающийся со снежной крупой. Воздух пропитался сыростью и дымами. Костры гасли даже под навесами. И еда остывала моментально.
   Кайя уже и не помнил, когда в последний раз ел что-то по-настоящему горячее.
   Дома.
   Странно, но прежде он не воспринимал Замок домом. Скорее уж местом, в котором он проводил некоторую часть времени. Иногда с удовольствием, иногда - без, но тем не менее особой привязанности к этому месту Кайя не испытывал.
   Все изменилось.
   К лучшему ли? Легче ведь было. Без этой обессиливающей тоски. Она то отпускала, отползая за край сознания, и тогда Кайя мог заниматься делами, то вдруг накатывала. И те же дела, на которых приходилось сосредотачиваться, становились спасением.
   Берег размыло, и пехота Мюррея увязла в грязи.
   Но и своим приходится туго. Ни поесть, ни согреться. Чем дальше, тем хуже.
   Лихорадка. Понос. Рвота. Пьяные драки. И убийство шлюхи, которая пыталась обобрать пьяного капрала. Иссякающие запасы ртути в повозках доктора. И растущее число сифилитиков.
   Дезертирство.
   Порченное зерно, которым успели отравиться лошади. И гнилое сено.
   Выгребные ямы, что наполнялись водой едва ли не быстрее, чем выкапывались. И загаженные окрестные леса. Крепкая лагерная вонь. Вездесущие крысы.
   Бароны, не способные договориться друг с другом.
   Городские ворота, оскалившиеся шипами. Переговоры, которые выматывали нервы. Дирлетонцы то готовы сдаться, то вдруг меняют условия, точно надеясь оттянуть неизбежное. Зимы ждут? Не понимают, что Мюррей, не закрепившись на берегу, уйдет? А Кайя останется. И будет очень зол.
   Он уже зол.
   Хотя бы тем, что с потолка капает. Недельные дожди пропитали наружный полог шатра, сделанный из толстых буйволовых шкур, а внутренний, из тонкой шерсти, давно не был преградой. Вода стекала по рубцам швов, наполняя ведра.
   Бумаги отсырели, и перо оставляло глубокие раны на поверхности листа. Чернила растекались, но Кайя упрямо продолжал писать.
  
   ...Здравствуй, сердце мое.
   У нас снова дождь. Все серое. Холодное. Но никогда еще я так не радовался приближению зимы. Ты писала о снеге, но мы находимся южнее, и снег выпадет позже на неделю или две. Я хотел бы, чтобы все закончилось раньше, но, боюсь, не выйдет.
   Вчера опять вели переговоры.
   Городской совет настаивает не только на полном прощении, но и на признании Дирлетона коронным городом, но это совершенно невозможно. Я не могу оставить мятеж безнаказанным, поскольку это подает дурной пример. А они хотят, чтобы их еще и наградили за глупость...
  
   Кайя выдвинул встречные условия: штраф в двадцать тысяч золотых дукатов и прилюдное покаяние бургомистра, начальника городской стражи и гильдийных старейшин.
   Обошлось бы без крови.
   Но еще неделя под дождем, и Кайя, наплевав на все правила, просто выломает ворота.
  
   ...видел слонов. Мюррей все еще надеется переправить их через реку, хотя мне эта затея представляется совершенно безумной. Животные слишком массивны, чтобы использовать плоты, а ближайший мост разрушен. Вода же чересчур холодна, чтобы отправить их своим ходом. Я даже не уверен, способны ли они плавать.
   Ты знаешь точно.
   Ты мне так и не рассказала, чем бабочки от мотыльков отличаются.
   Слоны же огромны. Как четыре лошади, друг на друга поставленные. Говорят, что их шкура столь толста, что стрелы отскакивают, а густая шерсть защитит и от копий. Но меж тем, мне представляется нерациональным использование этих животных в качестве наступательной силы. Для переноски тяжестей - возможно. И даже тогда количество потребляемого ими корма значительно превышает то, которое требуется обыкновенным волам или мулам. Что же касается боевого применения, я согласен, что вид этого огромного животного внушает людям ужас, но и только.
   Из того, что мне удалось узнать, слоны крайне неподатливы в управлении, и возница-махут вынужден постоянно спускаться с шеи к бивням, которые он цепляет особым крюком - анкутом, перенаправляя движение животного. Однако молодые слоны пугливы, а порой впадают в состояние безумия, именуемого "муст". И тогда они крушат все и вся, что только видят на своем пути.
   Мне пока не довелось видеть это животное в бою, но в некоторых трактатах указывается, что использует оно подвижный хобот и бивни. Их даже укрепляют специальными накладками с шипами. На спине слона сооружают особую башню, в которой сидят стрелки и копейщики. Они-то, пожалуй, и представляют реальную угрозу.
  
   Капля, сорвавшись с нити, упала на лист, расплылась прозрачным пятном. Другая же нырнула за шиворот, опалив холодом.
   О чем он пишет?
   О слонах.
   А в прошлый раз - об осадных башнях, которые велел строить, скорее для того, чтобы сподвигнуть дирлетонцев к размышлениям. И до того - о разнице между легкой и тяжелой кавалерией.
   О построении пехоты.
   Фуражирах.
   Об организации лагеря... шатрах, навесах, патрулях... разновидностях лука. Усовершенствовании конструкции баллисты. Обо всем, что приходило в голову.
   Разве интересно Изольде читать такое?
   Но Кайя не знал, о чем еще рассказать. Точно не о грязи, которая хлюпает под ногами. И не о пленке льда, что проявляется после полуночи, сковывая живое и неживое панцирем холода. А к утру исчезает. Не о вездесущих крысах, одна из которых обжилась в его шатре и, отличаясь особой наглостью, крала его еду. Не о канавах для мертвецов - их было немного.
   Мюррей пробовал силы, накатывал и отступал, медля с основным ударом.
   И город, ощетинившийся было стрелами, вдруг подрастерял былую наглость. Первый штурм унес десятерых. Еще трое скончались от ран.
   С тех пор число убитых выросло до полусотни.
   Пятерых забрала лихорадка. Четверо отравились. Один утонул в выгребной яме, поскользнувшись на краю. Дюжину унесли пьяные драки.
   Еще дюжина растворилась в окрестных лесах, справедливо решив, что жизнь войны дороже.
   Троих пришлось повесить. Семерых - выпороть.
   Два рыцаря стали жертвами собственной чести, не пережив дуэли. Еще один свезся с коня и свернул шею. Правда, поскольку при жизни отличался крайне паскудным нравом, то потере Кайя не сожалел.
   Но ведь жене об этом не напишешь!
  
   ...также, если говорить об угрозе, то я согласен с Сержантом: нельзя убирать охрану. То, что покушений больше не было, безусловно, меня радует, однако не является поводом терять бдительность. До тех пор, пока убийца не найден - а рано или поздно он себя обнаружит - рядом с тобой каждую секунду должен находиться кто-то, кому я в достаточной мере доверяю.
   Прости, сердце мое, если тебя это утомляет.
   Что же касается ферм, то будь добра, передай как можно более полную информацию о том, что тебе удалось обнаружить, Магнусу. Я попрошу его держать тебя в курсе этого дела, хотя ты совершенно права: он полагает его чересчур грязным и опасным. Если все действительно так, как ты описала - а с "Золотым берегом" ты не ошиблась, и значит, скорее всего права и в данном случае - то ситуация крайне серьезна. Организовать подобное предприятие в одиночку невозможно, следовательно, будут затронуты интересы некой группы людей...
  
   ...письма переправляют подопечные Магнуса. Им можно доверять, но насколько безопасен сам путь? Гонцов пока перехватить не пытались.
   Из страха?
   Или просто не думали, что в письмах этих может быть что-то серьезное? Изольде хватит ума не распространяться о своих изысканиях.
  
   ...сердце мое, я не пытаюсь умалить твою роль, но лишь хочу защитить тебя. Если кому-то станет известна твоя роль в данном деле или хотя бы факт участия в нем, то я не берусь предсказать последствия. Ненависть людей, потерявших многое - а я предвижу, что дело будет громким - беспредельна. Поэтому, прошу тебя: осторожнее.
   В пределах Замка и города ты - полновластная хозяйка. И сенешаль обязан выдать тебе все бумаги, которые ты только пожелаешь видеть. Констебль - исполнить любой самый безумный твой приказ. Но все, что касается дел протектората должно проходить через Магнуса или Урфина.
   Похоже я действительно слишком многое спускал на доверии, чего больше не будет. Спасибо, что ты помогаешь мне и, надеюсь, будешь помогать впредь, поскольку самому мне легче воевать с людьми, чем с цифрами. Однако воздержись пока предпринимать что-либо. Я вернусь и сам спрошу, как вышло так, что люди, принесшие присягу моей семье, ее же обворовывали. Нужны будут лишь явные и однозначные свидетельства вины, которые исчезнут, если ты начнешь задавать вопросы сама.
   Меня печалит лишь то, что ты, похоже, слишком много времени уделяешь вещам утомительным и неприятным. Магнус писал мне о казни. Он был категорически против твоего на ней присутствия, но ты переупрямила дядю, что редко кому удавалось. Мне жаль, что тебе все-таки пришлось увидеть нечто подобное, и если увиденное все-таки сказалось на тебе, если появится дурнота, или плохие сны, или еще что-либо, пожалуйста, скажи об этом.
   Я хотел бы быть рядом с тобой. Тогда, сейчас и каждую минуту.
   Ты пишешь, что ревнуешь. И я понимаю это чувство, которое прежде было незнакомо. Иногда я начинаю думать о Замке, о людях, тебя окружающих, о том, сколь много среди них мужчин. И эти мужчины выглядят совсем иначе, чем лагерные прачки. Что ты красива. И одинока. И все еще, несмотря на то, что считаешь себя взрослой, наивна. А нравы в Замке - скрепя сердце вынужден признать и это - весьма вольные.
   Вот, получилось, что я тебя подозреваю в неверности.
   Это совершенно не так!
   Я верю тебе, но ревность сводит меня с ума. Вчера едва не ударил одного барона, который стал хвастаться тем, как соблазнил жену вассала. Это был грязный и подлый поступок, но прежде я относился к подобным историям куда как спокойней, полагая их вымыслом.
   Они так и не поняли, что меня разозлило.
   Да я и сам не понимаю.
   Но отчего-то мне кажется, что испытываемое мной состояние вполне подходит под определение "муста".
   Сегодня встретился с Эдвардом. Рука у него по-прежнему крепкая, но булава - не самый удобный вид оружия, хотя щит искрошила в щепу. Наша стычка длилась всего несколько секунд, но мне показалось, что Эдвард рад меня видеть. Возможно, если бы нам удалось договориться о поединке за спорные территории, вся эта возня завершилась бы быстрее. Но правила диктуют мне обороняться, а Эдвард не шлет переговорщиков. Выходит, что даже среди них, пусть бы и тех, кто был знаком со мной прежде, я все равно чужак. Они признают за мной право держать эти земли, но самого лишь терпят, не имея возможности заменить кем-то другим.
   Чудо, что у меня есть ты.
   Подумалось, что строки о поединке ты истолкуешь превратно. Не волнуйся, сердце мое, Мюррей не собирается убивать меня, как и я его. Это запрещено, да и выходит за пределы наших возможностей. Скорее мы определили бы плотность поля и вектора его распределения, на основании чего и была бы - или не была бы - перенесена граница. К сожалению, я не знаю, как это можно объяснить нормальным языком. Все еще не хватает информации.
   Но я сильнее. Я чувствую это.
   Значит, прямой стычки Мюррей будет избегать. И опять же, все затянется до первых морозов...
  
   Издалека, возможно, что с другого берега реки донесся рокот грома. И ветер пробрался-таки сквозь слои ткани, покачнув лампу. Из груды сырых мехов, сваленных на лежак, выползла крыса. Она забралась на самую вершину волглой ветоши и уселась, вперив в Кайя красные глазенки.
   - О тебе я тоже писать не стану, - сказал Кайя крысе, но та не шелохнулась. - А о чем стану?
   Крыса не спешила советовать.
  
   ...что же касается свадьбы представленного тобою Лорда Мыш, который видится мне существом в высшей мере ответственным и способным содержать семью, то проследи, чтобы данная церемония прошла с должным размахом. Возможно, в весьма скором времени тебе предстоит организовать другую свадьбу.
   Кстати, Урфин все-таки соблаговолил переслать мне договор о намерениях, который я отправлю с этим письмом. Пожалуйста, ознакомься. И если тебя устраивают предложенные им условия - они соответствуют устному соглашению, достигнутому перед отъездом - поставь свою подпись. И с этой минуты ты перестанешь нести ответственность за Тиссу. Она и ее репутация - всецело забота ее будущего супруга.
   Но ты все равно присматривай. Урфин, что бы я ни говорил, надежен, но порой из самых лучших побуждений делает вещи, о которых потом жалеет. А поскольку впервые дело касается не моих, но его интересов, я опасаюсь, что он вынужден будет столкнуться с последствиями собственных поступков. Это - болезненный опыт, которого я хотел бы избежать для него.
   Возможно, ты была права, когда говорила, что я слишком надавил на девочку. Но ты, дядя и Урфин - вся моя семья. Я хотел бы, чтобы ее стало больше. И чтобы вы были счастливы. Наверное, порой я тоже из самых лучших побуждений делаю вещи, о которых потом сожалею. Однако в этом случае обратного пути нет. И я лишь надеюсь, что Урфину хватит терпения.
   Дети ведь растут. Взрослеют. Главное, чтобы, взрослея, не теряли душу.
   Ну вот, меня потянуло на отвлеченные размышления, и это верный признак, что мне нечего рассказать, однако я не желаю завершать письмо. Каждое - как расставание. На время, но все же болезненное, ведь дописав, я останусь один...
  
   Кайя покосился на крысу, которая нагло разлеглась поверх его одеяла. Нет, все-таки один. Крыса в постели - это не компрометирующие обстоятельства.
   А дождь усилился. Шелестели капли, пытаясь напоить пропитавшуюся водой кожу. Бежали по швам и ныряли в переполненное ведро. Размокший хлеб покрылся сизой плесенью, но лучше такой, чем выбираться наружу и искать свежий.
   Гонец ждет.
   Он отдохнул и лошадь свежа. Завтра... послезавтра... сшивая лигу с лигой, соединяя Замок и проклятую пустоту границы.
  
   ...хотел бы обнять и поцеловать тебя, но не имея возможности, тешу себя надеждой увидеть во сне.
  
   Иза, дамы из Благотворительного комитета - не самые милые существа на свете. Честно говоря, я сам их несколько побаиваюсь, уж больно агрессивно они творят добро. Поэтому не смей печалиться, если что-то пойдет не так. На моей памяти с ними даже Кормак не сумел общего языка найти, а Макферсон и вовсе во время заседаний предпочитает находить себе занятие вне стен Замка.
   Также отправляю тебе несколько новых набросков. Слон, по-моему, получился похоже. А вот Эдварда рисовал по памяти. Сейчас почему-то он выглядит не таким внушительным.
  
   До встречи, сердце мое".
  
   Свернуть. Перевязать. Запечатать. Спрятать в кожаную тубу, которая сохранит листы от влажности. Передать человеку, который дремлет над костром в ожидании.
   - За службу, - Кайя протянул двойной дукат, но человек помотал головой и продемонстрировал серебряную тамгу. Ему платят исправно.
   И брать больше он не станет.
   - Тогда спасибо.
   Кивок. Свист. Серая лошадка с толстыми ногами появляется из дождливой мути и в ней же исчезает, унося всадника. Влажно хлюпают копыта по грязи.
   И звук тоже смывается дождем.
   Тоска накатывает с новой силой. Непрошенная мысль лезет в голову: а если расставание это - навсегда? От внезапной боли темнеет в глазах. Алую волну едва-едва получается свернуть до всплеска. И Кайя заставляет себя выдохнуть. Вдохнуть и снова медленно, отсчитывая секунды, выдохнуть.
   Вот, значит, на что это похоже...
   А крыса, единственная, на ком можно было бы злость сорвать, исчезла. Благоразумное животное.
  
   В доходном доме Матушки Фло всегда было весело, шумно и людно. Расположенный на пересечении трех улиц, одна из которых выводила к кварталу Лудильщиков, а две других вели к пристаням, он был удобен для многих людей.
   Сюда заглядывали сводни, желавшие сбыть свежий товар. Контрабандисты. Ростовщики. Скупщики краденого. Воры. Игроки. Вольные капитаны. Наемники. И просто те, кто готов был рискнуть, ввязавшись в мероприятие незаконное, но сулящее выгоду.
   Здесь не принято было разглядывать друг друга, но чумазый мальчишка разбойного вида презрел обычай. Человека в потертой кожанке он разглядывал секунд тридцать, словно прицениваясь.
   - Чего? - спросил человек, потягивая шейный платок, верно, завязанный чересчур уж туго.
   - Ты бушь кптан, ктрый рботу ищет? И зассыт с блой кстью свзаться?
   - Я буду.
   Мальчишка кивнул, не сводя настороженного взгляда, точно подмечая каждую деталь: и мятую рубаху с потемневшим кружевом, некогда нарядную, но заношенную, и сапоги хорошие, и нож на широком поясе с бляхами. И даже пустой кубок, который залетный капитан не спешил наполнить.
   Но монету - правила знает - кинул.
   Поймав медяк на лету, мальчишка отправил его за щеку и вытащил обслюнявленный кусок ткани.
   - Пслзавтра.
   Он исчез, спеша исполнить другое поручение, за которым последует третье и четвертое... Урфин же развернул замусоленный клок. Три корявых знака.
   Две цифры.
   И круг с рыбой.
   Место. Время и слово для встречи. Свои прочтут. Чужие... о чужих здесь не беспокоились.
   - Эй, лапочка, - шею обвили мягкие руки, длинный локон скользнул по шее. - О чем печаль имеешь? Пойдем-ка наверх... развеселю.
   Шлюха была уже не молоденькой и но еще симпатичной.
   Сколько ей? Восемнадцать? Девятнадцать? Еще месяц-другой и мамочка выгонит ее из теплой таверны на улицу, высвобождая место для других, посвежее, помоложе. Тошно...
   - На, - Урфин вложил в ладошку серебряный талер. - Купи себе что-нибудь.
   - Добрый, значит?
   - Какой есть.
   - Идем, - шлюха талер сунула в волосы и, впившись неожиданно крепкими пальцами в руку, потянула за собой. - Идем, идем... надо.
   Стоило подняться, как девица повисла на шее и горячими губами в ухо уткнулась, зашептала:
   - Мамочка на тебя глядит. Сидишь тут третий день... а на девок ни глазиком даже...
   Ошибка.
   Непростительная ошибка, которая могла дорогого стоить. И Урфин подхватил девицу на руки. Та взвизгнула и замотала ногами, вроде как отбиваясь, но лишь крепче вцепляясь в шею.
   Комнатушка свободная на втором этаже отыскалась. И дверь была с запором. Кровать, на которую Урфин девицу бросил, протяжно заскрипела.
   - Может... - шлюха похлопала рядом с собой и ноги расставила пошире.
   - Спасибо, но воздержусь.
   - Что так?
   - Жениться хочу.
   Она хмыкнула и, вытащив монету из тайника, прикусила.
   - И вправду серебро... Меня Мия звать. Или по-другому, как захочешь... женитьба еще никому не мешала.
   - У невесты отец строгий. Очень рассердится, если я ей отсюда подарок привезу, - Урфин сел на пол, который с виду был почище кровати. - С чего вдруг помогать взялась?
   Мия подпрыгнула пару раз на кровати и застонала. Взгляд у нее был хитрющий...
   - А мамочка меня продать хочет. Я ее любимке не по нраву пришлась. Дуры обе.
   - Куда продать?
   - То ты не знаешь. На ферму.
   - Хочешь, уведу отсюда?
   Это было бы неправильно. Подозрительно. И опасно. Но оставит девчонку работорговцам - подло.
   - Неа... я не боюсь, - она вытянулась на кровати и руки за голову заложила. - Небось, не хуже, чем тут будет... рожать? Так все бабы рожают.
   - Рабов.
   - А хоть бы и так... ты чужой. Оттуда, - она указала на потолок. - Думаешь, что раз рабы, так плохо. Там меня кормить станут. Бить никто не будет. А детей в канаву не понесут топить. Вырастят. И выучат, как благородных... и продадут в хороший дом. Небось, люди не дураки, чтоб потраченные деньги портить. Будут мои детки жить в тепле и сытости...
   - Рабами.
   - Ага. Про свободу думать хорошо, когда в животе с голодухи не бурчит.
   То, что она говорила, было неправильно. Настолько неправильно, что Урфин растерялся.
   - А с тобой что будет, подумала?
   Скольких она родит? Пятерых? Шестерых? Десятку? Потом, если не помрет во время очередных родов, станет нянечкой при младенцах... а как не сможет справляться, так и на кладбище.
   - А тут со мной что будет? - отозвалась Мия.
   И это тоже было правдой. Какой из двух зол было меньшим?
   Урфин не знал.
   Вычищать надо оба. Вот только хватит ли сил?
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"