Карячка Кирилл Юриевич: другие произведения.

Навстречу буре

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Человечество погибло. Закономерно истребило само себя. Остались немногие. Сохранив человечность, они стараются выжить и построить новый мир. Одинокий путник, по просьбе друга, отправляется в пустыню, что бы отыскать кое-кого. В этом путешествии он, и встреченные по дороге люди, столкнуться с отголосками старого безумия, некогда разрушившего цивилизацию. Каковы будут последствия? Кого они изменят?

  - Господи, помоги мне устоять и сделать, что должно.
  Ленни поднялся с колен, наклонился, подымая из песка пыльную шляпу, оттряхнул и напялил на голову. Постучал руками по плащу, сбивая песок и направился к лошадям. Он не чувствовал жары. Многие здесь устают от нее, даже зимой, или просто любят жаловаться, но Ленни местный климат никогда не доставляла дискомфорта. А вот коней надо беречь, поэтому он пока пойдет пешком. Ему не привыкать, а животных лишний раз напрягать не стоит. Им еще пройдется поработать, вдруг понадобится улепетывать от кого-нибудь. После того как он найдет беглецов. Опять Рита. Опять судья. Опять юношеские заморочки и конфликты между подростками и родителями. И теперь Ленни, в канун праздника, тащит свою задницу в задницу мира. Хотя если ты пессимист, и твой стакан всегда наполовину пуст, то можешь сказать, что задница здесь везде - куда кинешь глаз, с севера на юг и с запада на восток, до самого горизонта, а потом еще дальше. Но Ленни не был пессимистом. Он будет идти до полудня, потом, найдет закуток с колодцем, даст отдых коням и двинется дальше уже на закате.
  - Пххфффр, - произнесла первая лошадь, подняв на мужчину красивые глаза.
  - Ты права, точнее не скажешь, - ответил ей Ленни, посмотрел на теплое солнце, взял за поводок животное и повел маленький караван за собой. Поклажи было не много - оружие, спальник, бинокль, пару необходимых в походе вещей и еда - сухари, вяленое мясо и сухофрукты. Большой запас на трех человек. Еще - вода в бурдюках для животных. Кони связывались с друг другом верёвкой, один конец приматывался к луке седла шагающего впереди животного, а второй к поводьям заднего. Все седла в городе специально делали с высокими прочными ручками, на которые можно повесить много чего полезного.
  - Дождя не будет. Нет, сегодня точно нет. Но вы это и так знаете, - произнес Ленни, обращаясь к каравану. - До дождя далеко. Когда бываю в пустыне с неба редко капает. Зачастую непогода застает меня дома. Так совпадает. Кто знает почему? Я вот не знаю, а вы? - мужчине никто не ответил. В обычной жизни, Ленни не являлся ни молчуном ни болтуном, но в пустыне, когда ему выпадало остаться наедине, парень начинал много говорить. Сам с собой. Или с животными. Или растениями, камнями и песчинками. Становился жутко общительным.
  - Пить сегодня будем пять раз. Согласны? Почему никто не кивает? Нет? Вы против? Но все равно пять раз.
  Ленни удалялся от города, он и кони начинали потеть. Мужчина снял плащ и остался в рубашке. Зима в этом году, пока, очень теплая. Ветер отсутствовал и можно было не щурится. Натоптанный путь пересекла шустрая ящерица.
  - Деловая дама, - прокомментировал Ленни. Один из коней заржал.
  - Что говоришь, это была не дама? Ну я не успел рассмотреть такие нюансы. А ты остряк, да?
  Шаг за шагом, все дальше от дома. Они сошли с грунтовки, ведущей от сельско-хозяйственной части города, и вышли на старую разбитую дорогу. Один из путей, ведущих к фермам. Путей много, но асфальтовая дорога одна. Беглецы точно на ней. Кони подкованы, так что можно пройтись и по асфальту. Вообще, Ленни имел возможность взять машину, но что с ней делать, если сломается? Тоже, что и с поломанными конями. Но коням мужчина доверял больше, надежней только пешком. Машин для пустыни у них, конечно, хватает, но если потеряешь - уморишься потом отписываться. Ленни не любил писать и делал это с кучей ошибок. Иногда он думал - каким же невероятным образом выжила писанина, когда не осталось практически ничего? Возможно она необходима? А коней сейчас очень много, животные тех видов, что выжили, хорошо расплодились. Но коня, если что случится, жалко, машину меньше. Вот такая дилемма... А людей мало осталось. Когда-то в детстве, Ленни слышал по телевизору, что человек самый умный и опасный хищник. На счет самый опасный мужчина, скорее, соглашался, а вот самый умный... хм, тут можно поспорить. Телевизор... давно он его не смотрел. С ним связано много приятных воспоминаний.
  - Видел я как-то выпуск новостей, - начал Ленни, - не за долго до, - он сделал в воздухе неопределенное движение пальцем, как бы описывая все вокруг, - этого. Тогда, помню, тоже зима стояла, но не такая. Как в горах, только везде,представляете? Сюжет был про новогодние скидки. Это когда товар продают за цену ниже обычного. Ну или тебя убеждают, что ниже, а цену оставляют такой же, просто рядом рисуют повышенную и перечёркивают красной полоской. Гляди, какой ты удачливый, только здесь и только у нас, все в таком духе. Показывали девочку, в розовом свитере и очках, лет десяти -двенадцати. Хорошенькая. Мне тогда одиннадцать было. Я влюбился. Она хвасталась, что купила плеер. Маленький, с флешь памятью. Черный в красную полоску. Интересно, такие еще остались? Наверняка. Хочу себе плеер, только с колонкой, ходить с вами по пустыне и слушать музыку. Было бы весело. А девочка, наверное, умерла. Жалко ёё.
  Ленни и кони шли какое-то время молча.
  - К плееру нужна будет динамо-машинка. Ну такая - вертишь ручку и он заряжается. Думаю, большая понадобится. Точно не скажу какая, я не электронщик. Эй, кто из вас электронщик? Вот ты коричневый, или какой там у тебя цвет, похож. Еще бы очки и сигарету - вылитый инженер.
  Караван продолжил движение. Через полтора часа мужчина напоил коней. Становилось жарче. Ленни любил жару.
  - Жена была не в восторге. Ещё бы, праздник на носу. Ну и волнуется, конечно. Она всегда волнуется. Нет, мозги не полощет, просто волнуется. Как же хорошо, что она никогда не полощет мне мозги. Вот у Доктора все по другому - "- Ты куда? Ты зачем? На сколько? Почему именно ты? Бу-бу-бу, бу-бу-бу. Ладно, если ты спрашиваешь спокойно, с заботой. Она же задает вопросы таким тоном, будто готова мужа растерзать. Наверное, в не дома ему лучше. Поэтому и не переводится в городскую больницу. А вы как думаете?
  Близился полдень, и впереди замаячил блок-пост. Колодец. Известные колодцы старались охранять, что бы у источников воды не устраивали засады на караваны и путников. Кто нынче устраивает засады? Да кто угодно - люди, звери, опасные насекомые, тянущиеся к спасительной влаге. Но основной задачей была, все же, не охрана, а поддержание колодца в идеальном состоянии, что бы им могли воспользовался погонщики, перегоняющие стада животных из ферм в город, и, иногда, в обратном направлении. Караван приближался. Через пару минут в их сторону повернули пулемет на вышке. Еще через минуту их окликнули, и мужчина узнал голос.
  - Держи ручки на виду. Ты кто? - закричал один из охранников.
  - Ленни! Принес твои очки из города, жена просила передать.
  - А, черт, не узнал тебя из-за шляпы! - ответил мужчина на вышке. - Заводи коней, дружище!
  Перед процессией отъехали в сторону широкие ворота из метала и Ленни провел коней внутрь огороженной трехметровым забором, облагороженной территории. Забор был, по большей части, преградой для диких животных. От одной из бойниц отвернулся загорелый, заросший бородой мужчина и приветственно махнул рукой. Рядом с ним стоял прислоненный к ограде ручной пулемёт.
  - Привет Бородач, - кивнул в ответ путешественник. С вышки слез мужчина, с автоматом на плече, подошел к Ленни и пожал протянутую руку.
  - Что еще просила передать моя жена?
  - Что бы не торопился домой.
  - Я и так никуда не тороплюсь.
  Охранник стукнул Ленни кулаком в плече и они улыбнулись.
  - Пошли, помогу устроить коней. - Территория была не большой, поэтому животные и машины ютились под одним навесом, рядом, так же, стоял вагончик с кроватями, генератором и радиостанцией. Крышу вагончика укрывали солнечные батареии. Лошадей поставили рядом с запылённым внедорожником, расседлали и насыпали корма.
  - Сколько вам еще здесь? - спросил Ленни.
  - Пять дней.
  - Невесёлая выпала смена - как раз на праздник.
  - Жена с детьми пойдет в гости к сестре, а мы и тут неплохо развлечемся. Кстати, подкинуть тебе бутылочку? - Вообще Ленни не пил в экспедициях, особенно в пустыне, но...
  - Давай, вдруг задержусь тут, сделаю глоток в праздничную ночь.
  Мужчины закончили ухаживать за конями, прошагали в другой конец лагеря и сели за столик, под раскладным зонтом от солнца, синим, с названием лимонада на ткани.
  - Интересно, что это означает? - сказал охранник, достав из старого, ржавого холодильника, используемого вместо сейфа, металлические кружки и разливая по ним прохладную воду.
  - Что?
  - Слово на ткани.
  - А. Был такой напиток.
  - Да? Вкусный?
  - Угу. Но, говорили, что не очень полезный. Сахара много.
  - Я люблю сахар. Еще можно такой сварить?
  Ленни неопределенно пожал плечами.Они отпили воды.
  - Куда направляешься?
  - Пока в пустыню. Затем, скорей всего, дальше.
  - Что ищешь?
  - Дочку судьи.
  - Чеерт, - охранник сделал длинный глоток, - опять сбежала?
  О сложных отношениях судьи и его детей знал весь город, благо был маленьким, хотя, по нынешним меркам - настоящий мегаполис.
  - Угу. С парнем. Взяли машину и рванули из поселения.
  - Ясно, - собеседник почесал небритый подбородок. - А чего один?
  - Я в отпуске, вообще. Остальные в экспедиции, если все нормально, только послезавтра должны вернутся. За горами, очень далеко, нашли что-то похожее на космодром, группа отправились проверить. Ты же знаешь, как у нас на этом помешаны - ракеты и все такое.
  - Ага. Поубивали друг друга на этой планете, давайте теперь сделаем это на другой, может удачней получится.
  - Ты пессимист. Люблю это слово, оно звучит умно.
  - Нет. У меня просто такой юмор. Его еще называют черным.
  Ленни глотнул из кружки и посмотрел в безоблачное, синее небо над головой.Оно было бескрайним.
  - А мне вот интересно, что там. В детстве нравились передачи про космос.
  - Я только один такой фильм помню. Там был волосатый, большой мужик, говорил "Ууур".
  - Это точно фильм про космос? - скептически уточнил Ленни.
  - Точно. Мужик летал на звездолете с другом и кого-то спасал.
  - Хм.
  - Ну что ты от меня хочешь? Я смотрел телевизор последний раз в шесть лет.
  - Эй, Лентяй, я хочу помолится, подмени меня, - донеслось с вышки.
  - Сейчас поднимусь, - отозвался Лентяй. Вообще его звали не Лентяй, но в эти времена каждый называл себя так, как ему нравилось.
  - Ох уж эти мусульмане, - сказал мужчина, встал из за стола, и отправился карабкаться на вышку. Вскоре, на землю спустился худощавый, смуглый человек, с винтовкой за спиной.
  - Привет Ахмед, - поздоровался Ленни.
  - Привет бродяга, - ответил смуглый, снял оружие, посмотрел на солнце и начал деловито расстилать на песке коврик. Ленни сидел молча, что бы не отвлекать. Бородач также молча пялился в бойницу. Наступил полдень.
  Помолившись, Ахмед налил себе воды и занял свободное место за столом.
  - Опять девка чудит, да? Лентяй сказал.
  - Угу. Характер в отца.
  - Эх. На моей родине, дети слушались родителей и почитали их. Со строптивыми разговор был короткий.
  Ленни пожал плечами. Солнце грело. Конь тихо всхрапнул.
  - Третий колодец обстреляли, - сказал Ахмед, попив воды.
  - Да ладно? - путешественник опешил.
  - Снайпер. Выстрелил по вышке, попал в металлическую балку. Парни не поняли, от куда стреляли, но там рядом только один холм, дали по нему очередь, больше их не тревожили. Они вчера ехали со смены, остановились, рассказали.
  - Сколько уже не нападали на наших, года полтора?
  - Где-то так. С прошлого лета.
  - Я думал чужих людей в этих краях не осталось.
  - Может пришли от куда-то. Так что будь на чеку.
  - Вы тоже.
  - Мы всегда на чеку. Но на все воля Аллаха.
  Ленни кивнул.
  Время шло, Ахмед вернулся на вышку, Бородач молча расхаживал от бойнице к бойнице. Ленни начал играться складным ножом и углубился в воспоминания... Его разбудила жена, довольно долго тормоша за плече. Пришли пару человек из городской полиции и просили немедленно собраться и явится к Судье. Даже на машине приехали, хотя тут идти всего ничего. Ленни умылся, оделся и сказав жене - "Пока!", вышел на улицу. Дети уже играли во дворе, вместе с соседскими.
  - Ты куда, папа? - спросила дочка, ковыряясь в песочнице.
  - Не знаю, наверное на работу. Но скоро буду. Помогите маме, если вдруг попросит, по хозяйству.
  - Угу, - сын с дочкой отрешенно кивнули, занимаясь чем-то, явно важным, в песке.
  Путь на машине занял, буквально, пару минут, и автомобиль затормозил у здания мэрии. Хотя его, для простоты, называли мэрия, но внутри и расположенных рядом постройках находились все важные структуры и службы города - полиция, коммунальщики, ученые и больница. Имелась даже небольшая тюрьма, но она как правило пустовала, разве что иногда в камерах ночевали пьяные дебоширы. Преступники посерьёзней до тюрьмы доживали редко, поэтому жители старались закон, особо, не нарушать, да и после пережитого, мало кому хотелось, люди старались друг друга беречь, как вновь обретенную семью.
  Судья встретил Ленни в своем кабинете, за большим рабочим столом. На десять лет старше друга, с тяжелыми чертами лица и крупным костяком, но обрюзгший и не атлетичный. Двадцать четыре года назад он нашел маленького Ленни в их родном городе, и заботился о мальчике, пока их не нашли другие люди.
  - Она опять сбежала, - произнес судья жалостливым голосом, совсем не подходившим к его внешности. Путешественник пожал в ответ плечами, и равнодушно спросил. - Что ты учудил на этот раз?
  Судья взорвался, от задавленных переживаний и от того, что мало кто разговаривал с ним таким тоном в последние годы - мужчину уважали.
  - Я ничего не чудил! - вскрикнул он, вскочив на ноги и покраснев, но тут же успокоился. - Она опять гуляла с тем парнем, не помню как зовут...
  - Если ты его так не любишь, то наверняка помнишь как зовут. Мне бы пригодились такие сведенья, знаешь.
  - Кристиаан. Его родителей привезли с другого континента, пока наш корабль был на ходу. Что за долбанутое имя?
  - Ты очень любишь будущего зятя.
  - Отвали. Пусть ищет кого-то нормального, а не этого белобрысого засранца.
  - Знаешь, я часто понимаю Риту - тоже сбегал бы от такого папаши .
  Какое-то время мужчины сидели молча .
  - Что взяли? - наконец спросил Ленни.
  - Пикап, кое-какие инструменты, воду, зерна. Но они, даже, не додумались взять бензин, все мои канистры на месте, и у родителей парня тоже, уже спрашивал у них. Смотрели на меня так, будто я выгнал детей из города, что за бред?
  - Ожидаешь услышать что то утешающее? Меньше лез бы в ее дела и все. - Судья смутился. - Просто найди их. На выезде видели, как мой пикап направился в пустыню. И на заправку они тоже не заезжали, так что не могли уехать далеко.
  - Если не раздобыли где-то бензин.
  - Еще двигатель перегревается очень быстро. Пользуюсь этой машиной потому, что в городе некуда ездить, а дальше у меня нет времени выбираться. Они где-то рядом. А дожди могут начаться в любой день...
  - Ну и что случится, если начнутся дожди, парочка что, утонет? Разве, по глупости залезут в какой нибудь каньон, но я в этом до жути сомневаюсь. Они взяли инструменты, значит хотят занять пустующую ферму.
  - Я тоже так решил .Но не пойму, с чего это? Решили, вдруг, стать фермерами?
  - Ну да, постараются свить свое гнездышко, доказать тебе что-то. Эй, кто из нас двоих рос в нормальном обществе? Это я с одиннадцати лет воспитывался не понять как, а ты еще успел получить свой кусок нормальных юношеских проблем, должен лучше меня разбираться в таком. И Рита обожает садовничать, сам знаешь.
  - Знаю. Просто найди ее. Их. Я боюсь.
  - Не беспокойся особо. Опасных людей здесь давно не было, крупные звери ушли по ближе к горам, ребятам мало что угрожает. Они уже выжили, как и мы все...
  Ленни открыл глаза от того,что его тормошат за плече.
  - Скоро солнце начнет садится, - сказал Бородач.
  - Ага, спасибо, - мужчина протер глаза и зевнул. Глотнул недопитой воды из кружки, встал и направился к коням.
  - Поешь? - спросил Бородач, набивая маленькую печку сухими растениями и разводя огонь.
  - Нет, почему-то не хочется. А лошадей подкормлю, и через часик буду выдвигаться, пройду максимум пути по темноте.
  - Ну смотри, вчера вечером свежих припасов завезли. - Огонь быстро разгорался, охранник поставил на решетку сковороду, разбил в нее яйца и добавил домашней колбасы. Ленни напоил коней и стал навьючивать, на ходу жуя кусок вяленого мяса. Через час с небольшим, бродяга провел маленькую колонну сквозь открывшиеся ворота, вскочил на лошадь с красивыми глазами, махнул рукой на прощание и процессия направилась в море кактусов, холмов и безжизненных скал. Впереди, очень далеко, появились темные облачка.
  - Хм, смотрите ка! Неужели будет дождь? Стоило взять зонтики, ребят, мы идем прямо ему на встречу.
  Солнце продолжало свое движение на запад, неторопливое, круглое и большое. Где-то через два часа пути, когда порядком стемнело, Ленни ощутил на себе чей-то взгляд. Мужчина продолжил ехать, ведя в перед свою маленькую команду, щурясь в темноте, невзначай осматривая холмы и небольшие скалы, сопровождающие его в пути. Зелени стало больше, начали попадаться сухие деревца и островки пожухлой травы. Через пяток минут, чувство чужого взгляда пропало.
  - Мы кого-то заинтересовали ребятки, вы тоже заметили? Или показалось? Что думаешь, инженер? - коричневый конь повел ухом, посмотрел одним удивлённым глазом на Ленни, но промолчал.
  - Думаю - небольшой хищник, станет будить нас воем, когда встанем на ночлег. Но не бойтесь, разведем костер и он не подойдет близко.
  Ещё через какое-то время, серая линия старой асфальтовой дороги, бегущей в темноту стала едва различима, и путник решил устроить привал. На сегодня хватит. Они сошли с пути и направились в черную тень крупной скалы. Ленни, довольно быстро, насобирал сушняка, и в ночной пустыне запылала яркая оранжевая точка. Напоив коней, мужчина разлегся на спальнике и уставился в огонь, неторопливо жуя привычное вяленое мясо.
  - А пикап оказался не так плох, как говорил Судья, почти половину пути до ферм они точно проехали. Надеюсь, дети не заблудились, тогда поиски затянутся. Придется в таком случае поработать копытами, вы уж извините. Но заблудится тут сложно...
  Мужчина дожевал мясо, достал из кармана складной нож и начал вертеть в руках.
  - Все с ними хорошо будет, нынче люди умеют выживать, те кто остался. Помню, у Капитана родилась дочь, мы с Доктором помогали забрать жену и младенца из роддома, я на машине приехал, той старой ,зеленой, ну вы не в курсе, да это и не важно... Так, о чем это я? А, тогда встретил акушера, крупный парень, молодой, моих, кстати, не он принимал, моих обоих пожилая женщина, так вот... акушер сказал, что нынешние дети другие, не такие, каким было наше поколение. Здоровее, врожденные болезни отсутствуют практически полностью, развиваются быстрее ,выносливые, спокойные. Да я и по своим это вижу. Так что, даже без машины, они легко доберутся до ферм. Вот будет потеха, когда начну уговаривать Риту вернутся, - Ленни привстал, потянулся за флягой и отпил воды. - Вся в папку .Но, что тут поделаешь, я ведь ее крестный, приходится разгребать проблемы семейства. Без Судьи...без Судьи я, наверное, уже ничего не разгребал бы. Хорошо, когда есть близкие. А теперь, давайте спать. Пукать в мою сторону запрещено. - Животные невозмутимо промолчали. Путник зарылся в спальный мешок.
  - Спокойной ночи!
  Ленни спал хорошо, только однажды, ему почудился раскат далекого грома. Во сне он наполовину вылез из спальника, поэтому, проснулся от холода. Было уже порядком светло. Лошади щипали сухую травку. Тучек на горизонте стало больше, они теперь напоминали отряд конных разведчиков, скачущих впереди огромной армии.
  - Утречко, господа, - обратился мужчина к лошадям. Животные подняли головы и уставились на Ленни, стараясь понять, что он хочет .
  - Завтракаете? Это разумно.
  Мужчина зевнул, потянулся и выбрался из спальника, потирая лицо. Дал лошадям немного воды, и закинув в рот пару пригоршней сухофруктов, вывел маленький караван на серую стрелу асфальта. Поиски продолжились. Пока бродяга решил пройтись пешком, ведя животных за собой.
  - Я люблю ходить, - начал он, наслаждаясь пейзажем, мужчине нравилась эта дорога. - Наверное как и вы. Возможно я рожден для этого, наибольшая из моих способностей. Хорошо, нынче, есть куда ее применить. - Ленни громко чихнул, и идущая за ним лошадь мотнула головой. - Прости, милая, напугал тебя, да? Читал, как то, что раньше боевых лошадей приучали не боятся выстрелов. Но вам такое без надобности, мы на лошадях не воюем. Потому как не с кем, хе-хе-хе. Лентяй сказал бы, что это черный юмор.
  Зелени становилось больше, ее островки росли и приобретали более благополучный вид. Где-то после полутора часов пути, над головой Ленни пролетела ворона и понеслась вперед, держась у обочины.
  - Мудрый ворон, он ведет нас, указывает путь, - мужчина взял поводья в левую руку и встряхнул правой. - Птицы, вообще, мало летают без дела. Это нам кажется, что они просто мотаются туда-сюда и цвиринькают, а это не так, у каждого движения есть смысл.
  И вскоре Ленни увидел, куда спешил ворон. Сначала, он различил силуэт, затем разглядел подошву ботинка. Черная, рифленая и потертая. Хозяин ботинок лежал на обочине, параллельно дороге, лицом вниз. Ленни свел животных на противоположную обочину, не доходя до тела метров тридцать, и привязал к деревцу, в небольшом отдалении от дороги. Затем, пересек, по диагонали, полосу асфальта, и встал в нескольких шагах от мертвеца. Вороны, которых уже было несколько, вопросительно покосились на Ленни. В метре от тела лежала пустая пластиковая корзинка, с черными ручками, такими пользовались в городе. На человеке был серый длинный плащ и добротные джинсы. Голова сильно пострадала и Ленни пока затруднялся сказать, чем это сделали.
  - Видимо шел из города, - произнес путник ни к кому не обращаясь. Мужчина сошел с дороги и обойдя тело, подошел с противоположной стороны. Сложно было судить, но видимо, с этой стороны, в голову вошла пуля. Ленни обернулся и посмотрел в раскинувшуюся за его спиной пустыню - бескрайние просторы пустоты с холмами и скалами. Ему внезапно стало холодно.
  - Твою мать, - тихо произнес мужчина. За свою жизнь Ленни видел не так много недавно почивших, если не считать то, что случилось двадцать четыре года назад, но это можно сказать исключение, это не в счет. Путник отправился к коням, вновь перейдя дорогу по диагонали. Животные встретили его заинтригованными взглядами, коричневый конь всхрапнул.
  - Я сейчас, - ответил Ленни, выуживая из поклажи саперную лопатку. Также, он взял с собой охотничий карабин. Бродяга, опять по диагонали, перешел дорогу в третий раз, отошел от обочины метров двадцать, и начал копать, примостив карабин на ближайший камень. Поначалу он хотел оставить оружие висеть за спиной, но оно отвлекало от работы, и Ленни подумал, что если бы на него хотели напасть то уже напали бы. Работа заняла с пол часа, мужчина копал качественно. Потом, снова закинул карабин за спину, взял в правую руку лопатку и на правился к телу.
  - Ну давай, дружище, - сказал он, наклоняясь и ложа рядом лопатку. Мужчина взялся за противоположное от него плече и штанину трупа и сильно потянул на себя, переворачивая. Тело быстро начало отрываться от асфальта. Краем глаза Ленни заметил какой-то предмет, на открывшемся полотне дороги, и сфокусировавшись, разглядел гранату и отскочивший предохранительной рычаг.
  - Аааа! - заорал мужчина, бросая тело обратно, и отпрыгивая в противоположную сторону, как можно дальше. Ленни сложил руки над готовой и в ужасе ожидал хлопка, в душе надеясь, что большинство осколков, которым суждено добраться до него, попадут в карабин. В один момент он понял, что прошло уже секунд пятнадцать и ничего не случилось. На всякий случай, мужчина пролежал еще секунд пять, собираясь с духом, а потом начал быстро-быстро отползать в пустыню. Добравшись до вырытой могилы, он решил что удалился достаточно, стащил карабин, перевернулся на спину и уставился в небо.
  - Спасибо, - произнес Ленни, полежал так еще с минуту и сел. Тучи приближались. Медленно, но неотвратимо,они становились больше.
  - Интересный день, а ведь это только утро началось, - произнес бродяга, почёсывая, слегка дрожащей рукой, небритую щёку. - Подымаемся, что ли, хватит рассиживаются.
  Он встал на ноги, отряхнулся и взяв карабин, медленно направился к дороге. Добравшись до трупа, опустился на колени, положив рядом оружие и невозмутимо уставился на серый плащ, мужчину обволокли непонятная апатия и отрешенность. Просидев так несколько минут, сильно потряс головой и побил себя ладонями по щёкам.
  - Твою мать. Надо как-то убирать это отсюда. Это, в смысле гранату.
  С некоторого удаления, на Ленни удрученно смотрели вороны. Ленни было страшно.
  - Ну я же не могу оставить на дороге долбаную гранату? - задал он вопрос птицам. Птицы отскочили на пару шагов.
  - Умный ход.
  Наконец, путник поднялся с колен, встряхнул ногами, быстрым шагом обошел тело и лег на асфальт. Гранаты под трупом видно не было. Ленни оглянулся, прикидывая в голове, что будет делать, и составив план движений, направился к лошадям, отвязал, перевел через дорогу, и отведя подальше, привязал у очередного деревца, скрытого от дороги холмом. Затем, вернулся к телу, вновь обойдя его по кругу. Он понятия не имел, может ли запал гранаты теперь сработать, в его довольно скудном образовании вскрылся еще один пробел. Собравшись с духом, Ленни присел на колено, левой рукой взялся за плече покойника, немного потянул на верх, а правую мощным движением загнал под тело, ободрав кожу об асфальт, и сразу нащупал ребристую поверхность. Неловко обхватив снаряд, потянул руку на себя и высвободив, как можно дальше отшвырнул гранату за обочину, в бескрайнюю и безжизненную пустыню. Распластался на асфальте и крепко зажмурившись накрыл голову руками. Опять ничего. Секунд через десять. мужчина приоткрыл глаза, положил подбородок на пыльный, потрескавшийся асфальт, и посмотрел вперед. На Ленни глядел расхаживающий по песку ворон.
  - Спектакль окончен, - хрипло произнес мужчина.
  - Каар, - сказала черная птица и взвилась в небо.
  - Надеюсь, это было -"Браво".
  Ленни поднялся и ему показалось, что он целое утро только то и делает, что падает, встает и приседает. Закинул карабин за спину и потащил задеревеневшее тело за ноги,испытывая при этом некий стыд, из-за такого обращения с человеком, хоть и мертвым. Дотащив до могилы, повернул тело параллельно яме, и как можно более деликатно, опустил вниз. Спеша, потому как, провозился уже достаточно долго, засыпал могилу и взгромоздил сверху, как примету, три камня разных размеров - вдруг отыщутся родственники погибшего, они захотят найти место, что бы попрощаться. Опустил голову, постоял так с минуту, и произнеся несколько слов, направился к коням. В детстве, Ленни помнил молитвы, которые требовались в подобных обстоятельствах, но сейчас забыл, в голове остались самые простенькие. Или импровизация. Мужчина, вновь, оседлал кобылу с красивыми глазами, закрепил карабин в чехле, и повел караван к дороге. Проезжаю мимо могилы, покосился на горбик, сказал -"Пррр", слез с лошади, снял плащ и вытащив из поклажи бронежилет, напялил на рубаху. Потом вновь одел плащ и застегнул на все пуговицы. Выехал на дорогу и пустил коней рысью. Темные тучи стали немножечко ближе. На обочине осталась лежать пустая пластиковая корзинка.
  Где-то через пол часа пути он заметил впереди движущуюся точку. Точка двигалась на встречу, постепенно приближалась и через какое-то время превратилась в человека. Еще через время, Ленни показалось, что это женщина. Путник остановил лошадь и стал ждать, на всякий случай проверив, как выходит из чехла карабин. Вскоре, женщина оказалась совсем близко, и Ленни смог ее рассмотреть. Высокая, худая, лет на семь-восемь старше Ленни, в застиранных джинсах, футболке и шерстяной кофте. За спиной у нее болтались небольшой рюкзачок с спальником и охотничье ружье, на поясе фляга. Длинные светлые волосы были собраны в хвост. Она подошла к застывшей на дороге колоне и встала напротив Ленни без особой тревоги на лице.
  - Здравствуйте, - поздоровался первым мужчина.
  - Привет, - улыбнувшись, ответила женщина. Во всей ее внешности - фигуре, взгляде, осанке читались два слова -"Тяжелая Работа". В этом она напомнила Ленни его мать, хотя та была абсолютно другой внешне - маленькой, полной, черноволосой хохотушкой.
  - Куда направляетесь? - спросил мужчина.
  - В город, дорогуша, куда же я еще могу направляться? - снова улыбнувшись, ответила женщина. Она подошла и погладила кобылу по широкой груди.
  - Хорошая девочка, хорошая.
  - Вы фермер? - спросил Ленни.
  - Да, мы с мужем. Иду в город за подарками, ну теми, которые раздают для детей, каждый год перед праздником. Еще, надо сделать заявку на вызов авто мастера и на пару запчастей, для машины и трактора.
  - Машина сломалась?
  - Ну а чего, думаешь, я иду пешком? - хихикнула женщина. Возможно, она и не так уж отличалась от матери Ленни.
  - А чего не верхом?
  - На лошади? Да я никогда не умела. Муж умеет, но его два дня назад бык лягнул в бедро, хорошо ногу не сломал, сейчас он не ходок. Так что, в город пришлось идти мне.
  - Не страшно?
  - Проблем, вроде бы, давно не было, чего боятся.
  - Не надо дальше идти, - сказал Ленни, потирая лоб.
  - Почему? А ты, кстати, кто? Эй, дорогуша, ты случайно не грабитель? - озорно и обаятельно улыбнулась собеседница.
  - Ленни, я из города, - он протянул женщине руку и та пожала ее своей. Ладонь была грубой и твердой. - Недалеко от сюда, я только что похоронил человека. Его застрелили. А под труп положили гранату без чеки.
  Женщина открыла рот, пару мгновений так постояла, а затем прижала руки к лицу.
  - Ты серьезно?
  Ленни кивнул.
  - Лучше нам, пока, направится в сторону ферм. Кстати, я ищу двух человек - парня и девушку, девочке шестнадцать, парню, не знаю, где-то так же. Дочь друга, поссорилась с отцом и сбежала, меня попросили их найти, я ее крестный .
  - Двух похожих я встретила в паре километров отсюда, копались в пикапе, что-то сломалось. Предложила им направится на мою ферму, возможно, там муж подыщет им необходимые запчасти. Они поблагодарили, но как я поняла, хотят справится сами, -ответила женщина, но было видно, что ее мысли заняты другим.
  - Похоже на них, - кивнул Ленни.
  - А тот... человек, кто он был? И кто стрелял?
  - У меня нет ни одного ответа. Я не стал шарить по карманам убитого в поисках каких либо документов,но наверное стоило. Не подумал. Одет был в серый плащ и джинсы, довольно высокий и крупный мужчина. Знакомое описание?
  - На фермах много крупных мужчин, мой муж тоже высокий и крупный. Так не скажу.
  - Хорошо. А теперь, давайте пойдем найдем молодежь. Если что-то еще интересует, спрашивайте.
  Ленни спрыгнул с лошади и повел животных за собой, шагая рядом с женщиной.
  - Нужно сообщить в город, - озабочено произнесла путница.
  - Конечно, как только доберусь до радио. И еще - пару дней назад обстреляли один из колодцев.
  - Тот же человек?
  Ленни пожал плечами. Несколько минут они шли молча. Женщина выглядела напряженной. Наконец, бродяга спросил:
  - Как мы уже знаем, меня зовут Ленни. А вас?
  - Наташа.
  - Рад знакомству, - кивнул путник, струсив со шляпы немного пыли. Начал подыматься ветер, и темные дождевые тучи двинулись навстречу маленькому каравану, словно набирающий скорость локомотив. Серая лента дороги устремлялась вдаль.
  - Давно попал в город? - спросила Наташа, поправляя лямки рюкзака.
  - Практически с самого начала. Вместе с Судьей. Кстати, это его девочка сбежала.
  - Понятно. Он многое сделал для нас всех. Не находит с ребенком общий язык?
  - Бывает. А вы давно тут?
  - Тоже очень давно. Я попала сюда со старшим сыном.
  - Вы обоё выжили? - удивился Ленни. - Или он родился после...
  - Представь себе - до, - грустно улыбнулась женщина, - но больше никого не осталось...
  - Мать и ребенок - я о таком не часто слышал. Прозвучит цинично, но это неплохой результат.
  - Да уж, - Наташа еще раз грустно улыбнулась. - А здесь я познакомилась с мужем и у нас родилось еще двое.
  - Почему решили стать фермерами?
  - Муж вырос на ферме, да и мне садоводство не чуждо. Средний сын решил стать скотоводом, сейчас переехал от нас к соседям, у него там девочка. А старший в городе, он стрелок. С нами живет только дочь, ей почти пятнадцать.
  - Тяжело справляться?
  - Дорогуша, мы живы. И когда много работы, я чувствую что живу. Это в радость. Ну а ты как, семейный?
  - Да, женился десять лет назад, у меня сын и дочь.
  - А чем занимаешься?
  - Я хожу, - улыбнувшись, лаконично ответил Ленни.
  - Ну это я вижу, - в тон ему ответила женщина.
  - У нас команда ,шесть человек, в городе таких групп много. Мы ходим в экспедиции - ищем ресурсы, всякие научные и полезные штуки, следим за тем, что происходит в мире.
  - А. Это все объясняет. Нравится работка?
  Ленни кивнул. Впереди, на обочине дороги, показался грязный пикап. Капот был открыт и вокруг машины копошились две маленькие фигурки. Ленни облегчённо выдохнул и с удивлением ощутил, как у него расслабились плечи, до этого момента он даже не замечал, как они напряжены. Одна фигурка ожесточенно и размашисто жестикулировал руками. Мужчина улыбнулся, он хорошо знал эту манеру.
  - Это они? - спросила Наташа.
  - О да, - ответил бродяга.
  Когда маленький караван приблизился к автомобилю, стало видно, что крепкий светловолосый парень копается под капотом, а вокруг него носится очень красивая девушка, шумя, жестикулируя, отвлеку и нервируя.
  - Мое почтение, - произнес Ленни, шутливо приподнимая шляпу.
  Глаза девочки расширились и она бросилась к лошадям.
  - Дядя Ленни! - радостно вскричала она, подбегая. - Как хорошо, нам как раз нужна твоя помощь. О,з дравствуйте еще раз, - поздоровалась девчушка с Наташей.
  - Да ну? - хитро ответил Ленни.
  - Машина сломалась, зря мы взяли автомобиль отца, я ведь знала что он неисправен.
  - Что там, парень? - спросил Ленни у светловолосого.
  - Думаю движку полностью конец. Мы его очень перегрели, ехали до последнего, думали дотянем до ферм.
  - Я даже знаю, кто тебя гнал вперед, - сказал мужчина, довольно улыбаясь.
  - Ну так ты нам поможешь? - взволновано спросила девочка.
  - С чем? - произнес бродяга невозмутимо.
  Девочка забавно закатила глаза, а потом тыкнула обеими руками в сторону автомобиля. Ленни сделал равнодушное лицо, дразня крестницу и отрицательно покачал головой.
  - Но почему?
  - Тебе же сказали - движок очень перегрелся. Там, внутри, запросто могли расплавиться и развалиться детали. Это во первых, - и Ленни загадочно замолчал.
  Девушка устало вздохнула, опять закатив глаза, уперла руки в бока и скорчив гримасу, спросила. - А во вторых?
  - Рита, как ты думаешь, почему я занимаюсь тем, что хожу в походы?
  - И почему же?
  - Потому, что не люблю работать, а тем более что то делать руками. Я патологический лентяй. Если бы хотел работать, стал фермером или автомехаником.
  - Ну я серьезно! - умоляющим тоном произнесла девушка.
  - Двигатель не исправить, - отозвала парень. Ленни развел руками, выражая согласие.
  - Так что же теперь делать? - спросила Рита, сразу у всех.
  - Вообще, как ты могла догадаться, меня прислал твой отец..., - начал мужчина.
  - Мы не вернемся, - театрально перебила его девушка, сложив руки на груди. Парень молча вытирал грязные руки тряпкой.
  - Я, конечно, должен сейчас начать с тобой дискуссию, которые у нас бывали уже не раз, думаю, у каждого даже имеется по парочке коронных реплик, но не в этот раз. Сегодня мы пойдем к фермам, что будет дальше - посмотрим.
  - Спасибо, дядя Ленни! - просияла девушка.
  - Это не то, что ты думаешь. Хотя я считаю, что если хотите жить сами, в этом ничего страшного нет, просто могла как то помягче объясниться с отцом.
  - Он ничего не понимает! Он...
  - Я в курсе, - устало потирая лицо, перебил ее Ленни, - извини, но расскажешь чуть позже. Сейчас мы перегрузим необходимую вам поклажу на лошадей и будем двигаться быстро - быстро. Нас четверо, так что придется идти пешком.
  - Я не умею ездить верхом, - признался, немного стесняясь, светловолосый парень.
  - Тем более. Давайте, не будем больше терять времени.
  Наташа, все это время тактично молчавшая, согласно кивнула.
  - А почему ты спешишь? - заинтересованно спросила Рита, вытаскивая из пикапа спальники. - Боишься дождя?
  - Нет... - Ленни немного помедлил с ответом. - На дороге, не далеко от сюда, убили человека, неизвестно кто.
  - Что? - красивые глаза Риты стали огромными.
  - Собирайся, позже расспросишь, - коротко ответил ей мужчина, вытаскивая из салона пикапа небольшой запас еды. Светловолосый парень укладывал свою поклажу молча.
  - Где раздобыли бензин? - спросил Ленни и мальчика.
  - Взял пару канистр у друга.
  - Понятно. У вас есть оружие?
  - У меня дробовик, взял у отца.
  - Бери. Инструменты оставим, сейчас не до них, -о тдал последние распоряжения бродяга и никто не стал спорить. Процессия двинулась в путь. Нагруженные лошадки легко тащили свой небольшой груз, дорога была пустынна до самого горизонта. И все же, через пару минут пути, Ленни вновь ощутил чужой взгляд.
  - Ты чувствуешь? - спросил он у Наташи.
  - Что?
  - Кажется, за нами наблюдают.
  - Надеюсь, что нет, - нервно хихикнула женщина.
  - О чем это вы? - поинтересовалась Рита.
  - Ни о чем, солнце.
  - Не держи меня за малолетнюю дурочку!
  - На нас смотрят. Я так думаю.
  - А кто? - девочка завертела головой.
  - Возможно, животное.
  - Медведь? - одновременно со страхом и надеждой в голосе, предположила девушка. - Мы увидим медведя?
  - Медведи так далеко в пустыню не ходят, - сказал, шагавший у обочины, парень.
  - Жаль, - скорчив забавную гримаску, ответила Рита. При всей своей красоте, девушка умела быть смешной, и активно этим пользовалась, что добавляло ей обаяния.
  - Что конкретно вы собираетесь делать? - спросила Наташа, обращаясь к Ленни.
  - Займем пустующую ферму, но не очень далеко от людей, желательно, что б были соседи. Оставлю детей там, найду радиостанцию, сообщу в город о происшествии.
  - Можете остановиться у меня, пока не подыщите подходящую ферму. Места у нас много, всем хватит. Радиостанция есть у старого Арнольда, он живет через ферму от нас. Мы - в самом начале поселений, наши земли одни из самых близких к городу, хорошее место.
  - Остановимся у вас, это будет очень к стати, - согласился Ленни.
  - Мы хотели пожить одни..., - начала было канючить Рита, но не очень уверенно и скорее для виду.
  - Спасибо за приглашение, мне идея нравится. Побудем немного, посмотрим как живут настоящие фермеры, нам не помешает, -высказал свое мнение светловолосый парень.
  - Ну ладно, - грустно согласилась девушка, всем видом демонстрируя, что жертвует своими интересами ради всеобщего блага.
  Они продолжили движение, и к полудню вышли к широкому ручью. Сделали небольшой привал, напоили животных и наполнили фляги.
  - Дядя Ленни, а зачем ты взял с собой коней? С машиной проще, - спросила Рита, развалившись на спальнике, рядом с сидящим Кристиааном и жуя вяленное мясо.
  - Мне с ними спокойней, - ответил мужчина. Он вертел в руках нож и смотрел на воду. Наташа протирала кросовки влажной тряпочкой.
  - И ты повез бы нас на лошадях в город? - продолжила приставать девочка.
  - Угу.
  - Но, Кристиаан не умеет ездить верхом.
  - Я не подумал об этом. Значит ехали бы медленно, там ничего сложного.
  - И нас застал бы дождь. А на машине вернулись бы быстрей!
  - Угу.
  - Ты просчитался!
  - Угу.
  - Ну признай,что ты просчитался!
  -Угу.
  - Хе-хе, - довольно хихикнула Рита, и откусила мяса.
  - Ты вредная, - лаконично сказал Кристиаан. Рита с улыбкой кивнула.
  Они отдохнули около сорока минут, пересекли маленький бетонный мостик через ручей и отправились дальше. Стало жарко. Шли молча, оказавшись среди людей, Ленни утратил потребность болтать, остальные тоже молчали, сосредоточившись на ходьбе. Наташа время от времени поправляла лямки рюкзака.
  - Может снимите рюкзак? - спросил мужчина.
  - Давай на ты, мне что семьдесят?
  - Давай. Так что насчет рюкзака?
  - Нет, не надо, просто лямки неудобные.
  - А про убийство уже можно спрашивать? - влезла в разговор Рита.
  - Да. - ответил мужчина
  - Это страшно. Мы когда проезжали на машине вчера, ничего не видели.
  - Долго вы ковырялись с двигателем?
  - С вчерашнего вечера. Вообще, мы много останавливались, отдыхали, болтали, любовались пустыней. Только после заката, мне надоела дорога, и я попросила Кристиаана ехать побыстрей. Дядя Ленни, ты испугался, когда увидел...ну...
  - Еще как.
  -Что случилось с тем человеком?
  Бродяга в подробностях пересказал все,что произошло утром.
  - Жалко этого мужчину, - сказала Рита, когда рассказ закончился, - возможно он возвращался из города на фермы, с подарками для детей...
  - Возможно, - согласился Ленни.
  - На нас давно никто не нападал. Я иногда думаю, может мы - это все, кто уцелели. Ну и еще те два города... но они далеко. Может, как нибудь приедем к ним обменяться новостями, а там уже никого нет. Затем, постепенно, исчезнем и мы.
  - Не переживай, почти уверен - такого не случится. Знаешь, детей сейчас довольно много, а когда город создавался, их практически не было, в смысле совсем малышей. Таких как я, подростков, лет десяти - пятнадцати хватало, а грудничков - единицы. Сейчас же, эти мелкие карапузы везде, твой отец говорит, скоро пройдется открывать еще один садик. Никто о таком и не думал двадцать лет назад. Я все чаще вижу беременных женщин, ведущих за собой банду малолетних непосед. Как ни странно, но похоже, мы возрождаемся. Во всяком случае, очень смахивает на это.
  - Я тоже хочу детей. Четверых, - задорно поделилась планами на будущее девочка.
  - А ты сколько хочешь? - с улыбкой спросила Наташа у Кристиаана.
  - Сколько будет, - ответил тот спокойным тоном.
  - Он во всем такой бесстрастный, - дала емкую характеристику парню Рита.
  - Фаталист, - поправил ёё Ленни. - Другой с тобой бы не ужился.
  - Да, - лаконично подтвердил парень.
  - Эй, ты о чем? Что значит, другой не ужился? Что тебя не устраивает? - возмутилась девушка, обращаясь к мальчику.
  - Меня все устраивает, - невозмутимо ответил Кристиаан.
  - Так к чему эти претензии?
  - У меня нет претензий.
  - Чего ты на меня наезжаешь?
  - Я на тебя не наезжаю, - также невозмутимо, ответил парень.
  - Не повышай на меня голос!
  - Хорошо.
  -Эээ... Ну вот и славно! - закончила спор на победной ноте Рита .
  - Я об этом, - бесстрастным тоном сказал юноша, секунд через десять .
  - Да, он именно об этом, - хохотнул Ленни, придерживая шляпу от налетевшего порыва ветра. Рита надула губки, и парень с улыбкой потрепал ёё по каштановым волосам. Вид опять изменился, стали преобладать холмы с жёлто-зеленой травой, деревья стали толще и выше. Тучи все приближались, и уже походили на огромную темную стену или жутких размеров штормовую волну, катящуюся по небу. Тонкая полоса асфальта, устремляющаяся вдаль на зелено-оранжевом фоне - внизу, темно- металлическая волна на верху - Ленни нравилось то, что он видел. Группа шла весь день, и к вечеру они порядочно вымотались, лошади тоже выглядели уставшими. Когда солнце завершило свой дневной путь и стало очень темно, они свернули с дороги и разбили лагерь среди холмов. Ленни хотел идти дальше, но даже у него силы были на исходе, у остальных тем более. Разбросали спальники и отправились собирать сухие растения и дрова, Риту оставили в лагере, ухаживать за животными. Спустя час, они сидели у костра, смотрели на пламя и жевали сухари с вяленым мясом.
  - А послезавтра Новый Год, - сказала Рита. Она сидела, положив голову на плече Кристиаану и накинув на плечи свитер.
  - А ты так и не получишь подарки, - сказал Ленни Наташе. - Жаль.
  - Да прям трагедия, - улыбнулась она в ответ, дожевав сухарь. - Моей младшей четырнадцать, ей уже это все не так уж и нужно. А среднему и подавно, у него, небось, все мысли сейчас - как поучаствовать в процессе превращения в папу.
  - Ты умудрилась сказать крайне деликатную вещь крайне тактичными словами, - произнес Ленни, подбрасывая ветку в костер.
  - Ну, дело молодое.
  - А старший женат?
  - Пока нет. У него в голове одни винтовки и пистолеты.
  - Такие люди нам тоже не помешают.
  - Не помешают. Но я волнуюсь за него. Он слишком ответственный мальчик. Считает, что обязан быть благородным и мужественным. Мне кажется, он слишком много на себя берет, хочет всех защитить и всех спасти. Возможно, это из-за того, как он рос.
  - Да уж... Рос он в интересное время, - сказал Ленни, пялясь на пламя.
  - Мне кажется, я тогда существовала как во сне. Ты, вроде бы понимаешь, что вот оно - да, теперь ты живешь так, да, это все правд - то, что вокруг тебя... но часть сознания все равно не верит... оно просто не может поверить.
  - Хорошо, что я был маленький когда все случилось, - произнес мужчина, - мне было довольно легко принять произошедшее. А, может, я просто такой странный - все в жизни принимаю легко, и никогда не переживаю. Меня ничто не мучит. А вот твой папа, он другой, - сказал Ленни Рите.
  - Он засранец, - буркнула в ответ девушка, уставившись в темноту.
  - Он один из тех, кто создал наш город. Возможно, мы все живы благодаря ему, - ответил Ленни. - И да, он бывает засранцем, хе-хе. Потому, что он другой, не такой как я. Он раним. Он переживает. И потому, он сидит в городе и ломает голову над тем, как спасти нас всех, а я брожу по пустыням, горам, долинам и абсолютно счастлив.
  - У тебя была большая семья? - спросила Наташа.
  - О да. Мой отец... был человеком с интересной судьбой. Родился в депрессивном городке, много работал с детства, к двадцати успел исколесить почти весь материк, потом попал в армию, там увлекся спортом и, как ни странно, религией. Он всегда был верующим, но в армии это переросло в нечто большее. Когда закончил службу, они с матерью уже были женаты, она была медсестрой в его части, вернулся в родной город, стал священником и открыл бесплатный спорт зал. У меня было двое старших братьев и младшая сестра. Мама вкусно готовила.
  - А я была одна. С матерью. Но всегда одна. Ей приходилось много работать - родитель одиночка, без образования. Знаешь, она всегда боялась, что я повторю ёё путь. И я повторила - забеременела рано, папаша естественно ,после новости, что он папаша - слинял. А потом случилось то, что случилось. И оказалось, что быть матерью одиночкой не так уж и плохо. Когда малыша и меня нашли, над нами невероятно тряслись, столько заботы и внимания я в жизни не получала. Тогда и встретила мужа. Странно, все кого я знала умерли, а у меня жизнь сложилась хорошо.
  - Да, жизнь продолжается, - сказал Ленни, - она всегда продолжается.
  Мужчина поднялся, подошел к поклаже, порылся и извлек бутылку. Вернулся к костру и пламя ярко отразилось от стеклянной поверхности. Огонь окружала уютная ночная тьма.
  - Думаю,пару глотков станут неплохим завершением дня.
  Он отвинтил крышку и протянул бутылку женщине. Наташа сделала небольшой глоток, скривилась ,помахала рукой возле рта, выдыхая воздух и вернула бутылку.
  - Слишком крепкий для меня.
  - Хе-хе, бывает. Эй, парень, - Ленни тыкнул бутылкой в сторону молодой парочки .
  - Я не пью, - ответил мальчик.
  - Довольно мудро, - сказал мужчина, усаживаясь. - Алкоголь не решает твоих проблем, знаешь ли, но молоко также их не решает, хе-хе. Так любил говорить мой папа. Несмотря на то что был священник. Поэтому прихожане его любили.
  - А мне ты не предлагаешь? - возмущенным тоном спросила Рита.
  - Нет, тебе еще рожать.
  - А ему, между прочем, тоже... помогать в этом ,- тыкнула девочка пальцем в плечо парню, - так почему ему можно?
  - Ну, - Ленни пожал плечами, - считай это дискриминацией по половому признаку.
  - А это еще что такое? - спросила девушка.
  - Глупости, о которых любили говорить во времена моего детства продвинутые женщины. Продвинутые - в смысле некрасивые, - с ехидной улыбкой закончил Ленни.
  - Эй, парниша, не перегибай, - с притворным возмущением, возразила Наташа, - все было не так!
  - Я красивая! - насупив брови, встряла Рита.
  - Да, солнце, не сомневайся - ты очень красивая! - ответил ей Ленни и девочка просияла. - Но я не об этом. Было так - некрасивых женщин не любили мужчины, от этого они обижались и придумывали всякие правила, чтоб мужикам отомстить. - Ленни договорил, навинтил крышку и кинул Наташе бутылку, она легко словила ее двумя руками.
  - Нет. Я была старше, и в этом вопросе успела разобрался по лучше десятилетнего оболтуса из хрестьянской семьи. Вам, наверное, даже телек запрещали смотреть, - женщина показала язык, сделала небольшой глоток и встала, протягивая бутылку Ленни.
  - Да я целыми днями смотрел телек , - ответил он, привставая.
  Громыхнуло очень сильно и Наташа упала, резко развернувшись левым плечом вперед. Лишь через несколько секунд ступора, до Ленни дошло, что это был выстрел.
  - Быстро, тушите! - заорал он, вскакивая и раскидывая ногами дрова из костра, Кристиаан метнулся к нему, помогая. Рита подползла на четвереньках к Наташе и перевернула женщину лицом вверх...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Ветки разлетелись во все стороны, и Ленни бросился затаптывать самые яркие.
  - БУХ, - грохнуло опять, и пуля с визгом срикошетила от скалы, за спиной мужчины. Лошади, отскакавшие немного в пустыню, взволновано ржали, вращали огромными глазами, но не пытались далеко убежать. Кристиаан затоптал последний огонек и наступила тьма. Парень упал на землю, и пополз туда, где последний раз видел Риту и Наташу. Все происходило так быстро, что он даже не успевал как следует испугаться. Когда он оказался рядом с женщинами, из тьмы возник Ленни.
  - Что с ней? - шепотом спросил он.
  Женщина молча уставилась на него, расширенными зрачками.
  - Кажется все хорошо, - ответила Рита, трясущимся шепотом, - прошло вскользь по плечу, крови хватает, но ничего смертельного.
  - Что за херня? - произнесла Наташа, пялясь на всех очумевшими глазами. - Меня как будто машина сбила, - после этого женщина начала глупо хихикать, но ту же схватилась за плече с гримасой боли.
  - Бух, - прозвучал еще один выстрел, пуля прошла где-то в далеке.
  - Дела не очень? - спросил, нервным шепотом, Кристиаан у Ленни.
  - Сейчас прикинем, - ответил мужчина. - Так, давайте оттащим ее чуть в сторону.
  Мужчина схватил Наташу за шиворот кофты и футболки, присватал и потянул за собой. Кофта растянулась, а футболка порвалась по шву с воротником.
  - Черт, - выругался он.
  - Да я и сама могу, - сдавленно прошептала женщина, и все отползли метров на пятнадцать в лево, к подножью невысокого холма. Тучи начинали затягивать небо, поэтому, царила почти кромешная тьма.
  - Стреляли, кажется, из-за спины Наташи, - сказал Ленни.
  - Я видела вспышку, - взволновано произнесла Рита.
  Раздался еще один выстрел.
  - Он наверняка сместился... твою мать. Поползли к поклаже, возьмем оружие, - тронул он за плеча парня. - Рита, будь здесь, я принесу ружье Наташи.
  В темноте, он направились в том направлении, где , приблизительно, лежали их вещи. Поклажа нашлась довольно быстро, Кристиаан выудил, из под кинутого сверху мешка с одеждой Риты, дробовик, Ленни взял свой карабин, запас патронов к нему и ружье Наташи.
  - Держи, - тыкнул он девочке ружье, когда они отползли обратно. - Заряжено? - спросил мужчина, дотронувшись до здорового плеча Наташи. Грянул еще один выстрел.
  - Я видела вспышку, за вашими спинами, - прошептала Рита.
  - Черт, он на том же месте! -удивленно произнес Ленни.
  - Да, ружье заряжено, -вставила, наконец, Наташа тихим шепотом .
  - Стреляй по всем, кто приблизится, и кто не мы. Мы будем громко орать, что это мы. Пошли, - хлопнул он Кристиаана по спине.
  - Бух, - грохнуло и пуля вжикнула совсем не далеко от них. У Ленни потели ладони.
  - Твою мать, так можно и попасться. Давай, бегом.
  Мужчина с парнем поднялись, Ленни накинул ремешок карабина и пригнувшись, они посеменили к месту, где бросили поклажу, добравшись туда, под прикрытием темноты, поспешили дальше, к черневшему высокой кляксой, холму. Когда они были у подножья, грянул еще один выстрел. Мальчик споткнулся в темноте, Ленни придержал его под руку, а после подтолкнул ладонью к устилавшим подножье камням.
  - Иди за мной, шаг в шаг, - как можно тише, прошептал он Кристиаану. Они, двигаясь очень медленно, пошли в обход холма, высматривая и выщупывая оптимальное место для подъема, что бы выйти стрелявшему со спины. Обойдя холм, где-то на половину радиуса, медленно, в почти кромешной тьме, когда ползком, когда на корточках, начали взбираться на верх, пробираясь среди травы и крупных камней. Грянул еще один выстрел, Ленни внезапно очень захотелось в туалет, причем изо всех щелей, он ухмыльнулся, найдя сложившуюся ситуацию забавной, и плотно сжал зубы.
  Когда мужчина вытянул себя локтями на вершину холма, Кристиаан оставался на пару метров позади. Впереди, Ленни различил темную кучу, очень походящую на застывшего в лежачей позе человека. Если это был человек, то до него оставалось не больше семи-шести метров. Ленни прополз еще немного, переместил карабин за спину и напряг все тело, готовясь к броску. Почему-то, он очень не хотел стрелять. Может, боялся промахнутся в темноте, может, очень уж хотел узнать, что это за человек и какого дьявола, вообще, тут происходит? Он преодолел еще с метр, и услышал, как сзади посыпались камешки - Кристиаан не удачно выбрал опру для стопы.
  Ленни беззвучно подорвался на согнутые ноги и бросил вперед полушагми-полупрыжками наклоненный корпус. Он прыгнул и почувствовал, как упал на ноги человеку. Быстро-быстро перебирая руками и ногами, рванулся вперед, подминая под себя удивительно узкую спину. Локтем левой руки, он придавил шею лежащего к земле, а правой оторвал тонкую руку, растерявшегося от неожиданности человека, от оружия.
  - Лежи на хер! - заорал он, упирая в спину стрелявшего колено и приподнимаясь на нем. Сзади, шумно топая, подбежал Кристиаан и тыкнул ствол дробовика в голову лежащего. Человек запищал и задергался, извиваясь всем телом.
  - Встаем, - произнес мужчина, Кристиаан отошел на пару шагов, Ленни заломил тонкую руку за спину, схватил, второй рукой, за шиворот плотной куртки, и стал подымать пленника на ноги, уже понимая, что им попалась женщина.
  - Спички, в кармане плаща, присвети, - сказал он парню.
  Кристиаан сделал шаг в перед, и внезапно, Ленни почувствовал, как в его бедро что-то вонзилось.
  - Ыыыы, - зашипел он сквозь зубы, от боли и неожиданности разжимая руки. Пленница рванулась вперед, но нарвалась на мощный и хлесткий боковой удар Кристиаана в лицо. Женщина рухнула на землю так, как будто была роботом, и у нее внезапно закончилось питание.
  - Твою мать, - произнес мужчина, нащупав на штанине кровь.
  - У неё был нож, надо было сразу обыскать, - сказал парень, ощупывая лежащую без чувств женщину.
  Мужчина постоял, несколько мгновений, приходя в себя.
  - Ты прав, не подумал, ай, - Ленни сделал несколько шагов, с опаской, неуклюже сел рядом с телом и начал вытягивать пояс из джинс. Его трясло от адреналина.
  - У нас даже нет чем её связать, попробуем хотя бы так. Круто ты вмазал, молодец. Держи ей руки,- сказал мужчина, неуклюже наклоняясь над лежащей и стараясь как можно плотней перемотать, подставленные Кристиааном, запястья пленницы.
  - Мой дед был кикбоксером, чемпионом страны. Учил отца, а тот меня. Отец в детстве тоже успел повыступать, пока все не случилось.
  - А, понятно. Сейчас зажгу спичку, проверим как завязали.
  Раздался характерный звук трения и в холмах засиял одинокий огонек.
  - Оу... - вырвалось у Ленни. Он уставился на девчачье лицо. От двенадцати до четырнадцати, максимум, худое и милое, кожа на левой скуле счесана, темные волосы до плеч.
  - Я хоть её не убил? - взволновано спросил Кристиаан.
  - Нет, - успокаивающе ответил мужчина, но на всякий случай проверил пульс - сильный и ровный.
  - Нет. Какого черта тут происходит? - задал Ленни сам себе вопрос и никто ему не ответил.
  Из вещей у девочки оказался рванный рюкзак, бинокль, старый спальник, маленькое заляпанное зеркальце и расческа, из еды - только несколько кусков сушёного мяса. Оружием, из которого стреляла пленница, был карабин, аналогичный тому, что имел Ленни, только, более новый и с оптическим прицелом. Также был армейский нож, которым мужчина получил в бедро и пистолет в пластиковом корпусе, с магазином на семнадцать патронов, который, почему-то, лежал на дне в старом ранце. Девушка, после удара, приходила в себя медленно и Кристиаан стащил её с холма на плече, в след ним прихрамывал Ленни, опираясь при спуске на трофейный карабин.
  - Эй, это мы! Вы обе живы? - прокричал он, когда процессия приблизилась к месту стоянки.
  - Да! А вы? А Кристиаан? -раздался из темноты напряженный голос Риты.
  - Все хорошо, маленькая! Подходите к лагерю!
  - Где вы взяли ребенка? - недоуменно спросила Наташа, пару минут спустя. Рита перематывала ей руку куском чистой футболки, из той одежды, которую они с парнем захватили, когда бежали из города. Кристиаан зажег мощный фонарь.
  - Там, - Ленни потыкал окровавленным пальцем в сторону холма. Он сидел на крупном валуне, положив рядом свой фонарь, разрезал складным ножом штанину, аккуратно отодрал прилипшую ткань и щедро хлюпнул на рану из бутылки. Бутылка случайно попалась ему под ноги, когда он помогал Кристиаану снять девочку с плеча и уложить пленницу на землю.
  - Ай, - дернулся мужчина, покачался немного, терпя боль, поставил бутылку рядом на камень, и начал обматывать ногу тканью, вырванной из все той же футболки.
  - А кто... Это что... она... -неопределенно продолжила Наташа. Рита закончила делать повязку.
  - Угу, - кивнул Ленни.
  - Оу... - женщина взяла бутылку, уселась рядом с бродягой на камень и сделал добрый глоток.
  - Вот до чего довел феминизм, - буркнул Ленни, осматривая плоды своего труда.
  - Иди ты! - засмеялась Наташа и ткнула ему бутылку. Она неаккуратно дернула плечом и схватилась за него, продолжая смеялся.
  К ним подошла Рита.
  - Как повязка?
  - Спасибо, солнышко, все хорошо! - женщина с благодарностью похлопала девочку по руке.
  - Лошади далеко убежали? -спросил Ленни.
  - Нет, вроде, сейчас возьму Кристиаана и словим их.
  - Кажется, она полностью пришла в себя! - раздался голос парня. Он закончил собирать разбросанные ветки от костра и посветил фонарем на пленницу. Девочка лежала молча, уставившись, прищуренными глазами, на компанию путешественников. Ленни, на какое-то мгновение, стало очень не по себе. Он подумал о том, что первым делом, по приходу в лагерь, нужно было связать пленнице ноги. Они с Наташей застыли в тех же позах, что и сидели. Рита, тоже не шевелясь, пялилась на девочку широко открытыми глазами.
  - Ты кто? - наконец, задала она вопрос девчушке с суровым взглядом. Синяк на скуле делал взгляд еще более суровым. Девчушка, как и полагает суровым людям, невозмутимо промолчала.
  - Почему ты в нас стреляла? - спросила Рита через какое-то время, поняв, что на первый вопрос ответа не будет. Девочка открыла было рот, но через мгновение передумали и уперто сжала губы.
  - И что делать? - недоуменно задал вопрос в воздух Ленни.
  - Может она немая? - предположил Кристиаан. Девочка зыркнула на него с чувством превосходства, но через него в глазах проглядывал страх.
  - Надо связать ей ноги, принесу веревку, держи её на прицеле парень, - посоветовал Ленни и похромал к своим вещам. Взял одну из веревок, которой стреноживал коней, и подошел к девочке. Она злобно посмотрела на него, её трясло. Ленни было неприятно на душе.
  - Слушай, я понятия не имею, кто ты, что тебе от нас нужно и зачем ты делала то, что делала. Но, все равно, я не хочу причинить тебе боль, так что пожалуйста, не брыкайся.
  Он наклонился к ребенку, и тут же получил рифлёной подошвой ботинка в лицо.
  - Ну ладно, - флегматично произнес мужчина, выпрямляясь и потирая щеку и нос, - давай плохой вариант.
  Они с Кристиааном перевернули девочку на спину, связали ноги, потом развязали руки и перевязали по новой, также за спиной. Пленница все время брыкалась, рычала и пыталась кусаться. В конце, когда её уложили на бок, девчушка перевернулась на спину и пнула расслабившегося Ленни в раненую ногу. Он упал.
  - Да черт тебя подери, ребенок, - злобно выкрикнул мужчина, - какого хрена ты творишь? Это вместо - "Спасибо, что не загнал мне нож в легкое, дяденька, когда я лежала на холме, вся сконцентрированная на том, как бы перестрелять незнакомых, ничего мне не сделавших людей"? Не зачто! Не стоит благодарности!
  Девочка какое то время смотрела ему в глаза, а потом произнесла:
  - Я не ребенок, я рядовой номер четыре!
  - Кто?
  - И не надо врать мне про жалость, вы оставили меня в живых, что бы узнать о наших планах, силах и дислокации в данном регионе.
  - Чё? - Ленни поднялся со спины, уселся на против девочки и застыл, открыв рот и моргая глазами.
  - Но я ничего вам не скажу, я тренирована терпеть боль и готова умереть для выполнения задачи. Вам меня не сломить, - пафосно, дрожащим голосом заявила девчушка, вскинув подбородок, выглядело это довольно забавно.
  - А? - переспросил Ленни. Девочка озадаченно замолчала, видимо, не ожидала такого вопроса.
  - Какой задачи... что ты...
  - Я ничего не скажу.
  - Как скажешь. Эй, Наташа, ты все допила, что оставалось в бутылке?
  - Еще немного есть.
  - Дай, пожалуйста.
  Мужчина, кряхтя, поднялся и поплелся к камню.
  - Задача у неё. Ну, это все объясняет, теперь уж все ясно. Твою мать...
  Кристиаан развел костер, потом они с Ритой привели коней. Животные уже успокоились, Ленни дал им немного воды, а после они начали жевать травку. Люди сели возле огня.
  - Это так странно... - произнесла Наташа, дотрагиваясь до повязки, - я должна чувствовать, возможно, злость, или, может, страх... к ней. Я, конечно, немного опасаюсь, но не больше, чем ребенка с опасной игрушкой. Она такая смешная, и те глупости, что она начала говорить... Ну вы только посмотрите!
  Девочка сидела, привалившись к дереву, с суровым и сосредоточенным лицом, и пыталась распутать связанные за спиной руки. Она из о всех сил старалась делать это незаметно, но ничего не получалось.
  - А вот мне не по себе, - сказала Рита.
  - Что с рукой? - спросил Ленни у Кристиаана. Он смотрел на огонь и все время, непроизвольно, мял ладонью сжатый кулак другой руки.
  - А... ничего... Я раньше никогда не бил женщин. Ну и девочек тоже... Когда вырос, в детстве бывало конечно, когда баловались, не со злости.
  - Как для первого раза, получилось у тебя неплохо, хе-хе, - пошутил Ленни, помолчал задумчиво и продолжил. - Бред какой-то - солдаты, дислокация. Надо ее покормить, заодно попробуем еще что-нибудь вытянуть.
  Он поднялся, взял сухарь, мяса, воду и направился к девочке, Кристиаан последовал за ним. Рита хотела тоже пойти, но Наташа придержала её за руку.
  - Не надо, если соберемся там все, она почувствует себя медведем в цирке, такое внимание раздражает. Понаблюдаем от сюда.
  - Я никогда не была в цирке, - почему-то пришло в голову Рите.
  - На любителя зрелище, - утешила её женщина. - И я, вообще-то, тоже не была,только видела по телевизору.
  Ленни, прихрамывая, подошел к девочке. Нога болела, рана жгла под повязкой. Он передал всю еду парню, а сам присел на довольно высокий валун, напротив ребенка, чуть в отдалении, сложив руки на груди и выпрямил больную ногу. Кристиаан опустился на корточки рядом с девочкой. Ему было не по себе. Девочка окинула их суровым взглядом из подо лба. Глаза у неё были большие и карие. Ленни невольно улыбнулся. " И почему же она не вызывает злость? Она стреляла в нас, ранила двоих, а ишь ты, смотришь на неё и не чувствуешь агрессии." - удивленно подумал мужчина. Кристиаан положил еду на землю, взял девочку за подбородок и аккуратно повернул к себе ту сторону лица, куда пришелся удар. Ребенок зашипел и задергался.
  - Заживет, - произнес он. - Голова болит?
  В ответ девочка рванулась вперед и попыталась Кристиаана той самой головой боднуть. Парень среагировал и поджал подбородок к груди. Девочка врезалась носом в его лоб и отлетела обратно. Кровь не пошла, но на глазах выступили слезы. Кристиаан остался сидеть на том же месте и теперь ощупал пленнице нос.
  - А тебе понравилась избивать девочек, да? - иронично спросил со своего поста Ленни.
  - Нет, - коротко ответил парень.
  - Дорогуша, лучше тебе успокоится. Просто поешь и попытайся не превращать сухарь в смертельное оружие, хорошо? - громко сказал мужчина, что бы девочка его услышала с приличного расстояния. Пленница ответила, как всегда, суровым взглядом.
  - И Кристиаану пальцы не откуси, пожалуйста, - добавил Ленни и хихикнул.
  - Остряк, - пробурчал парень. Он поднес к губам девочки флягу и она, после секундного колебания, начала жадно пить, вода текла по подбородку.
  - Слушай, маленькая, а ты... рядовой какой армии? Если это не секретная информация, конечно, - начал расспрос Ленни.
  Девочка напилась и отвернула голову от фляжки.
  - Рядовой Великой Армии Нового Порядка. И я не маленькая!
  - О, звучит круто. И насколько велика ваша Великая Армия?
  - Достаточно велика, - ответила девчонка, моргая большими глазами.
  - Может, развязать ей руки, что б поела? - спросил Кристиаан.
  - Ты не боишься? - спросил Ленни.
  - Думаю, если что, я справлюсь.
  - Давай попробуем.
  Мужчина доковылял до пленницы и они с парнем начали возится с узлами.
  - Без фокусов, будь добра. Сама видишь, они для тебя заканчиваются плохо. - предупредил бродяга пленницу, распуская веревки. Ребенок растер руки, с отпечатками узлов на коже, а потом взялся за еду.
  - А кто ваш лидер? Вдохновитель, так сказать.
  - Дедушка, - просто ответила девочка, жуя сухарь, но спохватилась, - Ой, Главнокомандующий Президент Император Возрожденного К Порядку Мира. Он умер, но оставил нас, как свое наследие. Наш долг выполнить его заветы, воплотить его великие планы, - пафос в голосе пленницы зашкаливал.
  - И в чем они состоят?
  - В возрождении этой великой страны, создании новой сильной и гордой расы победителей и героев, мести и справедливой каре тем, кто виноват в нашем падении, - заучено отбарабанила девочка.
  - Что за бред, - сказал под нос Ленни, опустив голову и устало потирая лоб.
  - Это не бред, а наша священная миссия перед Главнокомандующим и Богом! - громко выпалила пленница, дожёвывая вяленое мясо.
  - И Бога сюда приплели, ну как обычно. Хорошо, что этот твой генерал-адмирал ограничил вашу подготовку только зубрежкой лозунгов. Стрелок, к счастью, из тебя не очень.
  - Я хороший стрелок, - с вызовом ответила девчушка. - Просто в этот раз не везло.
  Ленни прошиб холодный пот. Сумасшедший вечер и нелепость поведения девочки подвинули из сознания утреннее происшествие.
  - А когда везло, раньше, на дороге?
  - Вчера я исполнила свой долг, сделал, что должна была, - ответила девочка, посмотрев ему в глаза.
  Ленни молчал. В голове стало пусто.
  - Завяжем руки, она уже поела, - вывел его из ступора Кристиаан. Они связали девочку и направились к костру.
  - Я нашел твою закладку, - произнес мужчина, обернувшись.
  - А вот тебе, значит, сегодня повезло дважды, - ответила пленница, изо всех сил стараясь выглядеть храбро.
  - Бедняга, - сказал Ленни, покачав головой и не к кому конкретно не обращаясь. Они вернулись к женщинам и расселись возле огня. Наташа сидела, прикрыв рот рукой - со своего места они с Ритой слышали все. или почти все.
  - Вот теперь мне по настоящему страшно, - сказала девушка.
  - Что с ней сделают в Городе? - спросила Наташа тихо, что бы не услышала пленница.
  - Скорей всего убьют, - ответил Ленни, также тихо, подперев подбородок руками и уставившись на пламя. - Не буду утверждать, но это самый вероятный исход. Она опасна, и если решат, что девочка представляет угрозу для жителей, никто с ней панькаться не будет. В пустыню, на коленки, пулю в затылок, тело в ямку. Держать в тюрьме - неоправданная трата ресурсов.
  - Зачем кто-то влил весь этот бред ей в голову? - задал риторический вопрос Кристиаан.
  - Похоже, дело рук какого-то психа. Вот чего я давно не видел, так это психов, - произнес Ленни.
  - Как по мне, - вставила Наташа, - первые лет пять были сущим безумием. Тогда, наверное, у многих выживших поехала крыша. Пройти через такое...
  - А мне кажется, самые чокнутые были последние пол года старой жизни. Они больше всего запомнились. Все раскручивалось как маховик - с непонятной тревоги, ощущения чего-то неправильного, и до того как весь мир полетел в преисподнюю. Хотя прошло почти двадцать пять лет, я хорошо помню это чувство - ощущение абсолютного безумия происходящего. Тогда, в одиннадцать лет, я чувствовал, видел, слышал это повсюду. Это было даже в воздухе, в запахах. По телевизору, по радио, в разговорах людей, в их глазах, в их страхе, перерастающем в ужас, а потом в обреченность или принятие, но это было уже в самом конце.
  - Да? А я почти все пропустила - нянчилась с сыном, он, ведь, только родился. Новости вообще не смотрела, знала, естественно, в общих чертах. Боялась. Старалась не думать про происходящую хрень, было не до этого. Так что, когда миру настал конец - для меня это стало, от части, неожиданностью.
  - Старички, может подумаем немного о настоящем? - предложила Рита. - Что мы сейчас станем делать с... ? - она мотнула головой в сторону пленницы.
  - Поведем с собой, к фермам, - начал Ленни. - Черт знает, сколько таких, как она еще здесь лазит? Может, девочка была одна, а может их десяток. Когда доберемся, найду радиостанцию, и доложу о случившемся в город. Потом дождемся, пока нас заберут.
  Рита не стала спорить насчет возвращения. Они легли спать, Кристиаан вызвался подежурить. Он подкидывал ветки в костер, смотрел в ночь и думал о доме - там остались родители и две младшие сестры. А еще ему было страшно. Через четыре часа он разбудил Ленни, лег возле Риты и забылся тяжелым сном.
  Ленни, как ни странно, проснулся обновленным и отдохнувшим. Даже нога болела меньше, если не пытаться опираться. Он посмотрел в сторону пленницы - ее тонкая фигура выделялась рядом с камнем. Девочка опустила голову на грудь и не двигалась. Он, кряхтя, подняла со своего места, взял спальник, на котором лежал, подошел к связанной. Укрыл как одеялом. Глаза девочки открылись и окинули Ленни быстрым, подозрительным взглядом. Мужчина ничего не сказал и пошел обратно к огню.
  Утро встретило их прохладным дождем, который быстро перерос в непроглядный ливень. Под водопадом с неба, они промокшие до нитки, подойдя несколько километров, нашли старое здание, бывшее некогда придорожным магазином. Рядом располагалась заправка. Завели коней внутрь магазина, Ленни нашел старый бензиновый генератор, слил немного бензина из колонки и запустил. Переоделись в запасные вещи Кристиаана и Риты. Пленнице дали свитер и спортивные штаны. Уговаривать сменить одежду ее не пришлось. Девчушка растеряла вчерашнюю, подпитываемую адреналином и бравадой, агрессию, взгляд стал не только испуганным, но и задумчивым, видимо, не могла понять, почему до сих пор её не пытают.
  - Надеюсь, завтра дождь прекратится, - произнес Ленни, смотря в стеклянные двери магазинчика. На улице хлестал ветер и били струи дождя, иногда с неба падали яркие молнии и вонзались в землю. - До ферм осталось не долго. На дороге мне страшно. Вдруг, и вправду, её армия бродит где-то по близости.
  - Завтра Новый Год, - сказала Рита, простецки сменив тему, ей не хотелось накручивать обстановку. - Кристиаан, ты приготовил мне подарок?
  - Угу.
  - Ты такой загадочный со своим "угу".
  - Я знаю.
  - Эй, - Наташа обернулась и обратилась к пленнице, сидевшей возле стены, - у вас, в вашей этой армии, отмечают Новый Год?
  Ребенок сидел с широко раскрытыми глазами и напоминал впечатлительную кошку, первый раз попавшую в новую квартиру.
  - Да не трясись ты так, дурашка, мы тебя не съедим! - улыбаясь, сказала женщина. - Сегодня уж точно.
  - Она убийца, воспитанная на сумасшедших идеях. Я бы не стал с ней шутить, как с обычным ребенком, - заметил Кристиаан.
  - Но, как это не страшно, но она все еще обычный ребенок, - ответила Наташа. - Так что там с Новым Годом?
  Девчушка открыла рот и её глаза растеряно заметались. Потом рот со стуком захлопнулся.
  - Как скажешь, - женщина улыбнулась еще раз, как можно более обаятельно. Рядом раздался оглушающий раскат грома. Наташа отвернулась от молчавшей пленницы.
  - Мне её жаль. Можно ли сказать, что она абсолютно виновна в том, что натворила? Её, насколько можно понять, такой сделали.
  - Мы все еще ни хрена о ней не знаем, - высказался Ленни.
  К обеду дождь не прекратился, кажется, даже усилился. Кристиаан покормил пленницу и мягко ощупал её синяки.
  - Вы меня убьете? - тихо спросила девочка, когда он начал приподниматься с корточек, собираясь уйти. Кристиаан растерялся и опустил взгляд в пол. Он помнил, что говорил Ленни о судьбе пленницы, о том, что с ней могут сделать в городе. Картина, как девочке, стоящей на коленях, стреляют в затылок, стала у него перед глазами.
  - Ты понимаешь, что просто так убила человека? - ответил он вопросом на вопрос.
  - Я выппп...полняла задание, - голос её сильно дрожал, хотя пленница старалась это скрыть. - Я не боюсь, просто спрашиваю.
  - Ты дурочка, - ответил Кристиаан. Он медленно поднялся с корточек и вернулся к своим.
  - Её точно убьют? - тихо спросил Кристиаан у Ленни.
  - Я не знаю, парень. Мне нечего тебе ответить. Если решат, что она будет опасна... Черт. Вот вляпались.
  Все замолчали. На улице опять впечатляюще громыхнуло.
  - Да, надо было сидеть дома, - произнесла Рита и грустно улыбнулась, уткнувшись Кристиаану в плече.
  - Поздравляю с просветлением! - ехидным тоном сказал Ленни. Дождь стучал каплями в стеклянные двери.
  До вечера ничего не изменилось. В здании было тепло. Ленни напоил коней и дал им сухарей. Животные пукали, обеспечивая еще лучший обогрев помещения. Зажгли фонарь и поужинали. Кристиаан подарил Рите ожерелье из каких-то камней. Девушка была в восторге. В магазине осталось много товаров, спустя двадцать четыре года, половина продукции так и осталась лежать на полках - не тронули за ненадобностью. Ленни выбрал из алкогольного отдела пару бутылок вина, еду брать поостерегся, все таки срок годности миновал давно.
  - Зимы тут теплей, чем в краях, где я родился, - сказал он, хлебнув из горлышка. - Да и климат изменился с тех пор. В детстве всегда видел снег на Новый Год. Довольно странно встречать его под аккомпанемент дождя.
  - А мне странно встречать его в эпоху постапокаллипсиса, - сказала Наташа.
  - Мы пускали салюты, а папа напивался и вместе с соседскими мужиками стрелял в воздух из винтовок.
  - Но он же был священник? Разве ему можно было пить?
  - Понятия не имею, я же не священник. Папа позволял себе рюмочку при желании. Я думал, что им можно.
  - У вас и оружие было дома?
  - О, оружия у нас было до хрена.
  - Какой-то неправильный священник получается, хе-хе.
  - Поверь мне, женщина, он был крут. Наверное, мы все имеем в жизни определенные таланты, и отец реализовал свой сполна. Он выводил людей из депрессии, вправлял мозги девушкам, собравшимся делать аборты, наставлял пьяниц и лентяев, воспитывал стервозных жен. Я все это видел собственными глазами. Люди любили папу, он прожил свою жизнь не зря. Мы все живем не зря.
  Рита лежала на спальнике и слушала в пол уха, положив голову на ноги Кристиаана. Она кинула взгляд к стенке, где в полутьме сидела связанная пленница. Ребенок наклонил голову вперед и внимательно вслушивался в слова людей. Рите, как обычно, стало страшно, и она постаралась побороть это чувство. Устала чувствовать страх. Она поднялась, взяла фляжку с водой и пошла к темной стене. Кристиаан проследил за девушкой взглядом, но ничего не сказал. Рита присела возле девочки о отвинтила кружку фляги. Поднесла к губам пленницы. Рядовой номер четыре посмотрел на фляжку а потом на девушку. Рита напряглась. Она не знала как реагировать - сделать взгляд суровым, попытаться переглядеть, или проявить сочувствие, а может, подняться и убежать. Их взгляды встретились. Рита увидела растерянность. Огромные зрачки в больших глазах. Просто детские глаза.
  - Пей, - произнесла она мягко, еще не определившись до конца, как себя вести. Но она больше не боялась, это точно. В душе, даже, появилось что-то тёплое, похожее на сострадание.
  Утро выдалось прохладным, небо над миром было серыми, но дождь прекратился. Рита и Ленни напоили остатками воды и накормили коней, Кристиаан дал пленнице еды. Она уже не нападала на парня. Собрали вещи и погрузили на лошадей. Ленни и Наташе сменили повязки. Мужчина с трудом забрался на кобылу с красивыми глазами, остальные шли пешком. Кристиаан шагал позади рядового номер четыре, с дробовиком в руках.
  - Что со мной будет? Куда мы идем? - спросила девочка через несколько километров пути. Ответа долго не было.
  - Что с... - решила повторить она вопрос.
  - Не знаю! - перебил ее Ленни, грубым голосом. После этого, вновь, шли молча.
  - Как ты попала в эту свою армию, если не секрет, конечно же? - наконец, спросила Наташа.
  Девочка довольно долга размышляла, будет ли ответ сливанием военной тайны или нет. Наконец ответила, попытавшись добавить пафоса в голос:
  - Дедушка купил меня у кочевников за пол ящика консервированных оливок. Он выбрал меня, потому что я лучшая.
  - Каких кочевников? - удивленно спросил Ленни.
  - Кочевников, - ответила девочки и пожала плечами.
  - Где это было? - продолжил спрашивать Ленни. Девочка опять пожала плечами.
  - Кочевники, хм. Никогда о таком не слышал. Их много?
  - Наверное. Я не помню, нас отбирали в самом раннем детстве. Только лучших. Мы элита среди людей. Избранные.
  - Ты глупая, беспомощная, худая девочка, которой надели ведро из под дерьма на голову, а содержимое влили внутрь, - неожиданно сказал Кристиаан. - Тут нету никаких избранных, только несколько тысяч счастливчиков, которым повезло выжить. И армии никакой у тебя тоже нет, может с десяток таких же дурачков. Армий не осталось, как и стран. Воевать не с кем. А ваш главнокомандующий-дедушка-президент был просто долбанутым психом и наверняка извращенцем, который сломал тебе жизнь.
  Девочка обернулась и с визгом бросилась на Кристиаана, но он встретил ее прямым ударом ноги, который пришелся по связанным рукам. Пленница потеряла равновесие и шлепнулась на потрескавшийся асфальт дороги, ударившись спиной и головой, из глаз из-за боли и обиды хлынули слезы. Парень быстро наклонился над ней и чувствительно упер ствол дробовика в лицо.
  - Теперь ты поняла, что я имел в виду? Ты глупая, беспомощная, худая девочка. Ты не солдат, ты не избранная, у тебя нет никакой священной миссии. И чем быстрей ты снимешь ведро из под дерьма с головы, начнешь видеть и слышать то, что происходит в реальном мире, тем лучше для тебя.
  Парень выпрямился, девочка осталась лежать, подтянув коленки к груди.
  - Что ты делаешь? - крикнула возмущенно Рита.
  - Стараюсь ёё спасити, - довольно спокойно ответил Кристиаан, отступив от пленницы на пару шагов.
  Все молчали. Рядовой номер четыре медленно поднялась на ноги, но потом упала на колени и разрыдалась. Худые плечи часто тряслись. Наташа с опаской подошла, и оставаясь на чеку, погладила её по голове, здоровой рукой.
  - Вы будете меня пытать и убьёте? - глотая слезы, спросила девочка.
  - Нет, что ты, конечно нет, - ответила женщина и посмотрела на Ленни. Он посмотрел на женщину, сказать ему было нечего.
  - Дедушка говорил вы хитры и безжалостны! Вы меня обманываете! Вы злые! - сквозь рыдания начала бубнить пленница. - Я знаю, вы меня будете мучать! Я не боюсь! Вуэээ...
  Сопли летели во все стороны.
  Ленни с трудом слез с лошади и подковылял к девочке. Со стоном сел на асфальт, рядом с ней.
  - Ты когда-либо общалась с кем-то, кроме членов твоей армии?
  Девочка, ревя, покачала головой.
  - Кристиаан очень грубо обошёлся с тобой, но он прав - пора тебе посмотреть на мир по новому. Пройдется принять, пока на веру - все известное тебе ранее, скажем мягко, не вполне соответствует действительности. И тебя никто не будет пытать, это я тебе обещаю. Ты мне веришь?
  - Я не знаю! - провизжала девчушка, продолжая плакать.
  - Давайте посадим её на лошадь, это отвлечет и успокоит, - предложила Рита.
  - Не ускачет? - скептически сказал Ленни.
  - Поверь мне, она не наездник, - с хитрой улыбкой ответила Рита, - она даже смотрит на коней, как на невиданное чудо.
  Хныкающего ребенка посадили на коричневого коня, и сунули в связанные руки поводья. Девочка сразу перестыла плакать и застыла с напряженной спиной. Рита пропустила сквозь металлические кольца, рядом с удилами веревку, и повела лошадь за собой.
  - Давай так, - хмурым тоном начал Ленни, удерживая свою лошадь в ровень с коричневым конем, животные начали обнюхивать друг друга, - что ты знаешь о мире? Ты знаешь, что произошло, почему человечество погибло?
  - Дедушка говорил, во всем виноваты слабаки, - ответила девочка, вытерев о плече мокрый нос. - На нашу страну напали, а слабаки не дали нам защитится. Мы должны наказать слабаков и создать новую сильную расу, которая будет достойна управлять миром.
  - Уф, понятно, что б он еще сказал. А теперь слушай, чуть более вменяемую версию, кто хочет, дополняйте меня. - Ленни помолчал немного, собираясь с мыслями, устремив взгляд на линию горизонта. Небо было темно металлическим.
  - Двадцать пять лет назад, - начал он, - ситуация в мире была очень напряженной. Среди стран образовалось пять-шесть лидеров, которые тянули одеяло на себя, остальные кучковались вокруг них. Мировые лидеры грызлись между собой, объединялись в нестойкие союзы, строили друг другу козни. Так же, обострились религиозные противостояния, споры на счет ресурсов. Локальные конфликты потихоньку переросли в международные, а это все постепенно скатилось в мировую войну. В один день привычно напряженная ситуация взорвалась. В ход пошло все - ядерное оружие, химическое, климатическое и черт знает какое еще. Хотя, при этом всем, война шла не на полное уничтожение, кое-кто надеялся выжить и пользоваться тем, что останется, поэтому оружие использовали... ограничено, если можно так сказать. Но потом нечто произошло. Кто-то что-то выпустил. Или какое-то оружие сработало не так, как ожидали. Или небеса обрушили на нас свою кару. Никто из людей, во всяком случае, не признался. Или не успел. Болезнь. Эпидемия. Признаки были не очень пугающими - несколько дней слабость, температура около тридцати семи, но потом наступала смерть. Болезнь распространялась мгновенно. Не заболевали единицы, выздоравливало еще меньше. На второй день эпидемии все боестолкновения остановились, уже стало не до войны. На третий, поняв, что это, скорей всего, конец, в мире начали пытаться остановить опасные производства и обезвредить оружие - позаботится о единицах, которые выживут. На пятый все, кто остался, молились. На седьмой - человечества не стало. В моем двухсоттысячном городе, например, выжило двое - я и человек, которого сейчас называют Судьей, и это еще был неплохой результат, хех.
  - Я его называю папа, - вставила Рита, - или засранец.
  - Как грубо, - мягким тоном пожурила Наташа, после обратилась к пленнице. - Мы все проиграли в той войне, маленькая, победителей не оказалось. - Девочка молчала и слушала.
  - Теперь на счет нынешних городов, - продолжил Ленни. - Я расскажу историю нашего, у остальных они похожи. Жил был пилот. Пилот транспортного вертолета. У него все в жизни сложилось неплохо - любимая работа, семья, дом и двое больших лохматых собак. Я их видел - общительные и веселые животные были. Так вот, как ты поняла, в один день все умерли. Кроме пилота и животных. Весь город. Он остался абсолютно один. Сначала он был в ужасе. Потом в отчаянии. Потом пил. Потом думал о самоубийстве, одумался - из-за собак. Потом опять пил. А потом - вспомнил, что у него есть вертолет. И вот, он сел в свой вертолет и начал искать. Тех кто выжил. Он не знал, остался ли кто-то еще, но надеялся. Он искал неделю, потом другую. Он улетал все дальше, и на третью неделю нашел женщину и мальчика подростка, на четвертую еще двух мужчин и женщину, потом еще людей. Меня и Судью они нашли на шестую неделю. Мы начали использовать машины, заезжали настолько далеко, как только могли. Среди нас оказался машинист, и он искал выживших на локомотиве. В городе появились моряки, мы собрали двадцать сем человек в портовых городах, и через четыре года нам удалось снарядить подходящее судно на побережье и отправится к другим материкам. Было тяжело, корабль чуть не затонул, но удалось найти почти сто сорок человек. Получилось сделать три экспедиции, пока моряки не постарели а корабль не вышел из строя. Мы привезли много людей. В частности - будущих родителей Кристиаана, у твоего отца еще смешная такая фамилия.
  - Ван Дайк, как и у меня. Она не смешная, она обычная, - ответил парень.
  - Ну прости, мне она почему-то показалась забавной. Вообщем, так и образовалось наше поселение. Со временем, часть людей перешла на опустевшие старые фермы, и мы стали разводить животных и выращивать овощи и фрукты. Многие технологии утерялись, вернее они остались, но так как человечество исчезло мгновенно, не осталось людей, которые бы знали, как их использовать. Но мы выживаем, даже разрастаемся. Случались конфликты с пришлыми - некоторые выжившие сбивались в небольшие банды и пытались кое-что у нас отнять, одни даже приехали, и потребовали что-то типа дани. Никого из них нет в живых. Нас всегда было больше и мы были лучше вооружены. Мы знаем еще про два похожих города, пытаемся сотрудничать, делимся ресурсами, новостями. Еще с двумя поселениями удавалось установить только радиосвязь, и с одним городом на другом континенте. Про кочевников, о которых ты сказала, никогда раньше не слышали, это ценная информация. Такая вот, краткая история нового мира, известная мне. Теперь, поделись, пожалуйста, своей.
  - Дедушка говорил, на нас напали, - немного неуверенно сказала девочка.
  - Я точно не помню хронологию событий, был слишком мал, но поверь, наша страна была не той, на которую нападают и избивают, как беззащитную жертву. Это мы нападали, по всему миру. Тогда все схлестнулись со всеми - дрались, провоцировали, обманывали, грабили.
  - Оружие массового поражения мы применили четвертыми, это я запомнила точно, - сказала Наташа, - но, для справедливости замечу, что никто в мире не сделал больше нашего, что б спровоцировать его применение, да и использовали его, потом, по более многих. Тогда те, кто поумней, часто пытались сделать грязную работу чужими руками. Я, в то время, считала себя интеллектуальной бунтаркой и тусовалась с такими же. Мы бухали, курили дурь, критиковали правительство, корпорации, сверхпотребление, вырубку лесов, короче, все подряд. Папа моего старшего был из таких же, познакомились на одной угарной вечеринке, накурились в хлам и договорились через неделю улететь волонтерами на север - спасать тюленей от ожирения, делать им антицеллюлитный массаж, хе-хе. Он был веселым парнем. Это я к тому веду, что всегда довольно критично относилась к вещам, что лили нам в уши политики, новости и реклама. Старалась оценивать и анализировать любую информацию. Хотя не говорю, что у меня всегда получалось правильно.
  - Источников информации у вас тогда было много.Сейчас только слухи от соседей, - произнесла Рита, не оборачиваясь.
  - Ну да, так и есть. А что еще твой дедушка рассказывал о мире?
  - Он не мой дедушка, - ответила пленница, - просто мы его так называли.
  - Он был старым? - спросил Ленни.
  - Ну, мне казался старым. Я не знаю точно, сколько ему было лет, когда он умер.
  - Давно?
  - Два месяца назад.
  - И вы вышли на охоту, - мрачно произнес мужчина.
  - Он готовил нас. Говорил, что воспитывает в нас людей, которые будут достойными стать господами нового мира. Перед смертью жалел, что не застанет этого. Сказал - мы должны поклясться, что исполним его планы.
  - Кем он, вообще, был?
  - Главнокомандующим-Президентом-Императ...
  - А кроме психоделических титулов? - спросила Наташа. Девочка не поняла вопроса.
  - Он рассказывал, кем был раньше, до конца старого мира?
  - А, да, он часто рассказывал. Говорил, что его история поучительна для нас.
  - Это понятно.
  - Он вырос в месте, где было много животных. Больших. У его родителей. И большой дом. Он говорил, Бог избрал его, он понял это в детстве. Он понял это через родителей. Говорил, всем великим лидерам Бог давал ублюдочных родителей, что бы закалить характер, подготовить к будущим свершениям. Отца он называл бухающим ничтожеством а мать злобной гулящей сукой. Говорил, родитель не должен любить ребенка, но должен укрепить его дух. Часто повторял, что мы должны быть благодарны, за то какими он нас сделал, как он благодарен своим родителям.
  - Хорошее начало, - произнес Ленни, поправляя шляпу.
  - Дедушка всегда мечтал стать солдатом, как его дед, он родился уже после смерти старика, но дома было много фотографий - красивый и сильный человек в форме. Дедушка говорил - это был единственный настоящий мужчина, которого он видел, пока не повзрослел. Но в армию его не взяли.
  - Почему?
  - Он плохо видел и часто задыхался. И у него болело вот тут, особенно сильно в последние годы, - она похлопала себя по низу живота.
  - Да уж, наверное жилось ему фигово, от части понятно, почему мужик озлобился на весь мир.
  - Дедушка часто говорил нам о своих болезнях. Любил повторять, что недостатки не помешали ему, в итоге, стать великим лидером. Испытания закаляют. Он не попал в армию, но устроился охранником, на шахте. И ему дали настоящее оружие. Упорством он добился своего, хоть лишь от части. Там он работал до того, как на нас напали.
  - У него была семья? - спросила женщина.
  - У лидера не может быть семьи, вся его жизнь посвящена великой цели, а семья отнимает время и лишает концентрации.
  - Это он все сам придумал? - приподняв бровь, поинтересовалась Наташа. Девочка кивнула.
  - Парню явно не давали, - тихо сказал себе под нос Ленни.
  - А он... спал с кем-то из вас? - немного помявшись, спросила Наташа.
  - Старшие девочки говорили, пару раз он пробовал, но у него ничего не получилось, - без обиняков ответила девочка. - В последние годы у него появилась идея оставить наследника-императора.
  - Так все же, сколько вас?
  Девочка замолчала.
  - Ну как хочешь, - примирительно сказал женщина, похлопав ребенка по ноге.
  - Четырнадцать, - произнесла девочка секунд через тридцать.
  - Вы все сейчас... на задании? - спросил Ленни.
  - Нет, кроме меня еще семеро. Мы разделились, что б охватить террором как можно большую территорию. Остальные на базе.
  - И как вы планировали захватить мир?
  - Ну, дедушка говорил - запугать а потом подчинить. Люди слабые.
  - А каким образом? Просто бегая и стреляя вокруг?
  Девочка вновь пожала плечами.
  - А старик все продумал. Отличный план, - похвалил Ленни. - Где остальные шестеро? Вы планировали какую-то точку сбора?
  Девочка опять пожала плечами. - Планировали через полторы недели вернуться на базу, отдохнуть, а потом вновь начать атаки. Мы разделились в четырех днях пути от сюда. Я и еще один мальчик, он тоже хороший стрелок, ушли раньше, остальные может о чем-то и договаривались.
  - Просто взяли оружие и пошли куда глаза глядят?
  - Ну, мы знали про ваш город, дедушка часто наблюдал за ним, пока мог далеко ходить и ездить за рулем. Вы были нашей первостепенной целью.
  - Ты реально веришь, что можно подчинить город с двумя с половиной тысячами жителей, армией в четырнадцать человек?
  - Дедушка так говорил, - девочка опять пожала плечами. - И мы не знали, сколько вас.
  - Там все примерно твоего возраста? - Наташа спрашивала, шагая вровень с девочкой и смотря снизу вверх.
  - Есть старше, есть младше. Но таких старых как ты нет.
  - Оу, спасибо, ты очень тактична. А где президент набрал вас?
  - В основном выменивал у кочевников, нескольких нашел в брошенных городах, их родители погибли.
  - Или он их грохнул, - бросил Ленни. - А где вы взяли оружие?
  - Дедушка забрал оружие из пункта охраны на шахте, также в его родном городе много оружейных магазинов.
  - Получается, ваша база там?
  Девочка замолчала.
  - Вот и ответ.
  - Вы нас всех убьёте? - спросила она, стараясь держаться мужественно.
  - Мы никогда ни на кого не нападали первыми. Да черт, нас же практически не осталось, какой смысл убивать друг друга? И это не слабость, как говорил твой дед. Это элементарный прагматизм. Но если решите поиграть в войнушку - кончиться плохо. Это неизбежно. Твой дедушка отправил вас на убой. Потому что был сумасшедшим.
  Девочка насупилась и ехала молча. Ей было о чем подумать.
  Через час они практически добрались к фермам - оставалось перейти мост, через довольно широкую, но неглубокую реку. Деревья и зеленные холмы разных размеров были по всюду, местность, с натяжкой, даже можно было назвать лесистой. И тут Ленни приспичило отлить. Караван остановился, мужчина стек по лошади на землю, хромая сошел с дороги, поднялся на небольшой холмик за обочиной, а спустившись, завернул за еще один, большой и широкий холм, и направился к берегу речки. Ветер шумел в ветвях.
  Мальчик сидел на берегу и чистил винтовку. Рядом, обпертый об камень, стоял автомат, на него сверху была кинута разгрузка с пистолетом, запасными обоймами и ножом. Ленни заметил парня первым, все внимание подростка было сосредоточенно на разобранном оружии. Детали были аккуратно разложены на старом, грязно-сером плаще.
  Ленни нащупал в кармане своего, почти такого же плаща, пистолет девочки. Может фермер, выбрался в лес, попрактиковаться в стрельбе? Зачем фермеру столько оружия? Любит пошуметь? Фанат пушек? - пронеслось в голове у мужчины. В туалет захотелось просто нестерпимо. Мальчик поднял голову, взглянул на небо, и уже почти опустив взгляд, заметил Ленни.
  Мужчина, медленно, прихрамывая пошел к берегу. Он обхватил рукоять и на несколько миллиметров вытащил из кармана.
  - Привет! - сказал он, как можно спокойнее. Мальчик сидел неподвижно и молчал.
  - Ты фермер?
  Ребенок не ответил. Выглядел он лет на четырнадцать, худощавый и курносый. Светлые волосы и веснушки на лице. Старые джинсы, кроссовки и грязня футболка. В футболке наверное холодно. Ленни остановился, метрах в пятнадцати от пацана.
  - Рядовой номер... Какой там у тебя номер?
  Мальчик вскочил на ноги, заведя руку назад. Ленни выхватил пистолет. Когда его оружие было уже на уровне глаз, рука мальчика начала возвращаться. Показался толстый револьвер с коротким стволом.
  Ленни выстрелил пять раз. Мальчик успел только раз, уже падая, пуля ушла куда-то вверх. Ленни застыл, сжимая оружие. Ему не хотелось подходить. Ему было страшно. Ребенок хрипел.
  Кто-то сильно толкнул Ленни в спину. Мужчина неуклюже понесся вперед, сделал пару широких шагов и со стоном свалился на землю. Руки разжались и пистолет отлетел в бок. Ленни почувствовал, как поставили колено ему на спину, а на горле сомкнулись сильные ладони.
  Мужчина подтянул подбородок к груди, насколько это было возможно. "Он душит меня, как ревнивые мужья жен в старых фильмах" - удивленно подумал Ленни. Мужчина еще мог немного дышать и старался не паниковать, пальцы давили терпимо, но поток воздуха все уменьшался. Ленни добрался рукой к карману джинс, пальцами выковырял нож и выкинул лезвие. Резанул по одной из рук, человек вскрикнул, хватка разжалась. Ленни, махая ножом не видя куда, извиваясь, сбросил со спины колено, как мог быстрее отполз и развернулся в сторону нападавшего. Крупный парень, выше Ленни на голову, черноволосый, в куртке и старых спортивных штанах, сидел на коленях и держался за порезанную руку. Их глаза встретились, а потом оба посмотрели в сторону пистолета. Парень рванулся к оружию, Ленни неуклюже приподнялся и прыгнул за ним...
  
  
  Кристиаан вел Ленни, поддерживая под руку. Он спустил мужчину с холма и усадил на землю, возле моста. Бродяга сел, ссутулившись, и провел, вымазанной в крови рукой, по волосам. Наташа подбежала и присела рядом с мужчиной. Рита удерживала коня, на котором сидела пленница. Девочка смотрела на мужчину огромными глазами.
  - Ты ранен? - спросила Наташа.
  - Нет. Только то, что было. Все в порядке. Кристиаан, кажется, шляпа моя потерялась, принеси пожалуйста, я не хочу туда возвращаться. И нож... не надо нож.
  - Что случилось. Это ты стрелял? - продолжила расспросы взволнованная женщина.
  - Да.
  - Там два трупа, - сказал Кристиаан, - похоже из... - и он мотнул головой в сторону пленницы. - Я сейчас вернусь.
  - Подожди, вдруг там еще кто-то остался! - крикнула Рита.
  - Нет, там никого нет, - вновь помотал головой парень и начал подыматься на холмик.
  Пленница просто сидела, неподвижно, вжав голову в плечи. Кажется, она даже перестала дышать. Её глаза остекленели и смотрели в одну точку. А остальным сейчас было не до неё. Ленни молчал, Наташа тоже. Она оторвала очередной кусок ткани, от истерзанной на бинты, запасной футболки Риты, намочила водой и стала оттирать кровь с рук и волос мужчины. Получалось не очень.
  Парень вернулся через двадцать минут, таща автомат, шляпу и разгрузку. Он бросил вещи и подошел к пленнице.
  - Один худой, светловолосый, джинсы, футболка. Второй высокий, темноволосый, спортивные штаны, темно-синяя куртка. Ты знаешь их? - сухо, но как можно более мягким тоном, спросил парень у пленницы.
  - Да, - еле слышно прошелестела она.
  - Один чистил оружие, второй, судя по всему, снял разгрузку и пошел по нужде в лесок. Если бы они были вооружены и заметили нас...
  - Меня тошнит, - сказал Рита, и села на землю, возле лошади, так и не отпустив поводья. - Я хочу домой.
  Ленни потрогал следы на шее.
  - Кристиаан, скажи, почему Судья тебя так не любит?
  Парень с облегчением отвернулся от пленницы.
  - У Риты хорошая семья, они мне нравиться. Может, потому, что я люблю её, это проецируется и на них. А они, в свою очередь, любят командовать - мама, папа, даже младшая сестра уже пытается. Рита, кажется, самая скромная из них. Я не против покивать и послушать, но, если мне чего-то очень не хочется, не особо спорю, просто не делаю это. Судья переносит такое поведение довольно тяжело.
  - Пожалуй, по возвращении, объясню ему, что лучше бы тебя полюбить. А, может, подождешь десяток лет и начнешь встречаться с моей дочкой? - вымучено хихикнул мужчина
  - Да ничего подобного, дядя Ленни! Как говорит мама - твой поезд опоздал, - сказала Рита, так же через силу, улыбнувшись. Девушка стала выглядеть измученной и уставшей.
  - Не выходит, извини, - произнесла Наташа, перестав тереть ладонь мужчины тряпкой.
  - Забей, - кивнул головой мужчина. - Странно, только что убил двоих детей, а теперь обсуждаю будущую личную жизнь дочки - может я и правда злой, как вещал её дед?
  Мужчина помотал головой из стороны в сторону, будто бы стряхивая наваждение. Он встал, подхромал к коню, на котором сидела девочка, погладил, окровавленной ладонью, по широкой коричневой груди животного, и посмотрел ребенку в глаза.
  - Я понятия не имею, что нужно сейчас сказать. Понятия не имею, что ты о нас думаешь. У меня нет сил на это. Мне жаль... наверное. Тебе ничего не грозит. Подымайся, солнце, осталось чучуть, - он хотел потрепать Риту по волосам рукой, но поняв, какая она грязная, просто похлопал по плечу.
  Рита медленно поднялась на ноги и так же медленно выпрямилась. Она обернулась и спросила у пленницы:
  - Спина устала, слезешь?
  Пленница отрешенно кивнула.
  Лошадей опять связали вместе. Когда они уже были готовы двигаться дальше, Ленни, вдруг, попросил, что б его подождали, скрылся за холмиком и вернулся минут через семь.
  - Что ты делал? - спросила Наташа со страхом, состояние Ленни ей очень не нравилось - то за шляпой не хотел идти, теперь попёрся туда в одиночку.
  - Немного помолился, пожелал парням счастливого пути. Думаю, сделал для них все, что в моих силах. Теперь я спокоен. Мог бы потерзаться, что нашел бы другой, лучший, выход, но зачем? Ведь я его не нашел. А лучше... всегда можно сделать лучше.
  - Хорошо, если ты и правда в порядке.
  - В порядке, на сколько это возможно в нашем положении.
  Ленни шагал, опираясь на трофейный карабин пленницы, как на трость. Перешли мост и ступили на потрескавшийся асфальт. Девочка опять шла впереди Кристиаана. Дул холодный ветер. Через двадцать метров дороги, она резко рванула в сторону. Побежала очень быстро и не оглядываясь.
  - Ну твою ж мать, - выругался Ленни, закатив глаза.
  Кристина закинул дробовик за спину и помчался за ней. Рита отвязала одну лошадь от остальных, вскочила верхом и пустила рысью. Довольно быстро она нагнала пленницу, перегородив путь. Девочка сбилась с ритма, свернула в сторону, потеряла скорость. Кристиаан догнал её, на ходу обхватил за талию, приподнял и потащил обратно. Она рычала и отбивалась - локтями, ногами, головой, кусалась. Попыталась дотянуться до дробовика, даже ухватилась за ствол связанными руками. Кристиаан разжал руки, развернул девочку и всадил в печень левый боковой удар. Ребенок упал на колени.
  - Я задолбался уже тебя избивать! - заорал на нее парень. - Помоги мне! - рявкнул он на Риту, девушка испуганно покосилась на него, слезая с коня.
  - Извини, - произнес он, когда она приблизилась.
  - Вот я на тебя так громко никогда не кричу! - Рита слабо улыбнулась, глаза у нее были мокрые.
  - Извини, - еще раз произнес он. Подбежала запыхавшаяся Наташа, за ней приковылял Ленни. Пленница немного оклемалась, смогла дышать и начала уползать. Её схватили и перевернули на спину.
  - Мы ничего тебе не сделаем! - попытался сказать, как можно более спокойней и убедительней, Ленни. Пленница скалила зубы и вращала вокруг огромными глазами, её трясло. Они связали девочке ноги и везли, перекинув через коня.
  Спустя пол часа показались ближайшие фермы. Наташа свернула на петляющую, через плодородные земли, мокрую грунтовку и повела к своим владениям. Ленни стало легко, ему показалось, что он почти плывет по дороге, и вообще, мог бы взлететь и унестись к облакам, если бы не гиря с надписью - " Еще ни хрена не кончено", прикованная к раненной ноге. За их спинами громыхнул раскат грома.
  Муж Наташи - высокий, крупный, лысеющий мужчина, ковырялся в тракторе, стоящем возле огромного амбара. Он удивленно посмотрел на них, а разглядев связанную девочку, перекинутую через лошадь, хмыкнул, вскинул брови и почесал грязной рукой небритую щеку, оставив следы мазута на лице.
  - Прозвучит банально, но, дорогая... что происходит? - человек растерянно улыбнулся краешками губ и вопрошающе развел руки.
  Женщина подошла и молча обняла мужчину. Он легонько похлопал её грязными руками по спине.
  - С возвращением, - мягко и недоуменно, произнес он. Они постояли так какое-то время.
  - Это все долгая история, - произнесла женщина, отстранившись. - Где меньшая?
  - Да где-то тут была. Что с рукой? И что это за... ? - он вопросительно посмотрел на пленницу. Ленни и Кристиаан стаскивали её с лошади.
  - Привет, ма! - раздался удивленный и одновременно радостный девчачий голос. Девочка появилась из-за добротного двухэтажного дома, за ним виднелся еще один огромный амбар. Она была в резиновых сапогах и комбинезоне. Несмотря на высоких родителей - чуть ниже среднего роста, русоволосая, крепкая и милая, в глазах ее бегали смешинки. - Почему ты вернулась?
  ... - Да уж, - лаконично оценил повествование жены мужчина. Он стоял привалившись к невысокому шкафу с посудой, опираясь на прочную трость. - Надеюсь, радио Арнольда в порядке.
  Дочка налила гостям, сидевшим за большим деревянным столом, воды, и уселась на свободный стул. Они сидели в большой столовой, на первом этаже дома.
  - Я отведу тебя, - сказала Наташа Ленни.
  - Может, лучше, я? - вопрошающе произнесла младшая дочка. - Тебе порядком досталось, хватит на сегодня путешествий.
  - Она права, - согласно кивнул муж.
  - Как скажете, - женщина опустила голову на стол, упершись лбом в здоровую, согнутую в локте, руку.
  - Чем раньше - тем лучше, - произнес Ленни, глотнув воды. Ему абсолютно никуда не хотелось идти. Хотелось сидеть и пялиться в стену.
  - Давай, дочка. Я пока размещу гостей. Поживете на втором этаже, - мужчина отлип от шкафа и направился к лестнице, хромая даже больше, чем Ленни. - Охренеть... - тихо произнес он, покосившись на сидящую у стенки пленницу.
  - Пойдемте! - девочка оживленно вскочила на ноги, Ленни начал подниматься медленно, будто ему было двести лет.
  - Составить компанию? - спросил Кристиаан.
  - Следи за ней, - Ленни кивнул в сторону пленницы. - Пока у тебя лучше всех получается.
  - Виктория, будь осторожна, - пробубнила Наташа, не подымая голову со стола.
  - Да, мама, - дочка была уже у двери, обойдя пленницу, по как можно большей траектории, и свернула в длинный коридор, который тянулся через весь дом, деля его пополам - три комнаты с одной стороны, столовая и одна спальня с другой. Ленни остановился возле сидящей девочки. Её руки опять были связаны за спиной. Она посмотрела на бродягу с смесью страха, злости, недоверия и надежды. " Как я устал от этого." - подумал мужчина. Преодолев что-то в себе, он погладил ребенка по грязным, взлохмаченным волосам.
  - Теперь все будет хорошо, - сказал он. А что он мог еще сказать?
  Виктория вывела Ленни на очередную грунтовку, петляющую между полей и садов. Она сдерживала свои быстрые движения, стараясь идти вровень с мужчиной. Бродяга повесил на плече автомат, рассовал по карманам плаща запасные магазины, а трофейный карабин, по привычке, использовал как опору.
  - Долго идти? - спросил мужчина.
  - Может, минут сорок.
  - Может, ты меня понесешь?
  Девочка хихикнула. Хоть Ленни и вымотался физически, двигался с трудом, но внутренне отдыхал. Вид ухоженных и обжитых земель действовал на него успокаивающе. В небе кружили вороны. Прошли обработанные земли, за которыми начался огромный кусок еще не тронутой почвы. Пустился небольшой дождик. Девочка посмотрела на небо, улыбнулась и накинула капюшон. Ферма Арнольда располагалась на небольшом возвышении, и Ленни замедлился еще больше, волоча ноги по мокрой, прибитой дорожной пылью, грунтовке.
  - Он живет сам? - спросил мужчина.
  - Нет, с женой. Дети разъехались по другим фермам и в Город. Ничего уже не выращивает, только для себя.
  - Понятно.
  Они прошли через проем в невысокой изгороди, означающий ворота, прошагали по вытоптанной дорожке к длинному одноэтажному дому и поднялись на скрипящее крыльцо.
  Девочка открыла дверь и позвала:
  - Дедушка Арнольд!
  - Я тут.
  Ленни дернулся от неожиданности, застонал и схватила за ногу. Невысокий, жилистый человек возник за их спинами, видимо, тихо подошел из-за угла дома.
  - Привет! Нам нужно твое радио!
  Арнольд, в грязных сапогах, джинсах и рабочей куртке, поднялся по скрипящим ступенькам. Он покосился на Ленни.
  - Неприятности?
  - Мягко говоря, - улыбнувшись кивнул Ленни.
  Люди прошли в дом. Пожилая, приветливая женщина пекла что-то на кухне. Они поздоровались и мужчина повел их в следующую комнату. Громоздкая радиостанция стояла на столе под стенкой, в соседней стене было окно, на радиостанцию лился тусклый солнечный свет, из-за чего казалось, будто она окутана волшебным сиянием. Ленни тяжело уселся на скрипнувший стул и занялся делом.
  - Эй там! Кто на связи? - громко проговорил он в микрофон, настроив частоту.
  - Надо в начале говорить " Прием", - прошипела рация через пару секунд. Он узнал искаженный голос, как и собеседник узнал Ленни.
  - Прием.
  - Кто на связи? Прием.
  - Твоя жена! Сам знаешь кто.
  - Ты не можешь быть моей женой. Она на смене, в соседней комнате. Там нет рации.
  - Может уже перейдем к делу?
  - Так переходи к делу, ты же меня вызвал!
  - Но ты мне не даешь перейти делу! Дурачишься в рабочее время! Я пожалуюсь Судье.
  - Ты сам дурачишься, а я задаю конкретные вопросы!
  - Слушайте, у вас точно серьезные проблемы, или вы пришли развлечься? - спокойно, но твердо спросил Арнольд.
  - Простите, - Ленни примиряюще поднял руку. - Я не тебе!
  - А кому?
  - У нас серьезные проблемы Сержант. Я на фермах. Передай Судье - его дочка и парень нашлись.
  - Звучит вроде бы не плохо. А в чем проблема?
  - На нас напали. Я ранен, одна женщина-фермер тоже, оба не серьезно.
  - Твою мать.
  - Еще один убит, скорее всего, тоже фермер. И двое нападавших. Это были дети, Сержант.
  - Опять дети?
  - Что? А где еще?
  - На втором колодце.
  - Черт, я был там пару дней назад. Кто-то пострадал?
  - Лентяю кожу на голове содрало, счастливчик хренов.
  - Что произошло?
  - Пацан. Стрелял из карабина со снайперским прицелом по пулемету. Мы думаем это тот же, что обстрелял третий колодец до этого. У него, видимо, была стойкая неприязнь к крупнокалиберному оружию.
  - Я слышал о третьем колодце.
  - Выстрелил в Лентяя, тот упал, Ахмед спрятался за бортик на вышке, парень начал стрелять по пулемету. Ахмед его вычислил, открыл огонь из винтовки. Пацан, видимо, запаниковал, поднялся из лежки и побежал. Бородач свалил его очередью. Попал по бедрам, там было месиво.
  - Черт.
  - Они его перевязали, но парень умер от потери крови. Нес какой-то бред.
  - Про армию и мировое господство?
  - Да, типа того.
  - У меня пленница - девочка, лет тринадцати. Из их армии.
  - Их что, и вправду армия?
  - Четырнадцать человек, на сколько я знаю, их воспитал какой-то чокнутый дед. Осталось десять, если отнять известных мне погибших и пленницу. Около города должно шляться еще четверо, остальные где-то подальше, в городке, где есть шахты.
  - Сдуреть... А что случилось с теми, кто напал на вас?
  - Не спрашивай.
  - Хорошо.
  - Мы на первой ферме от асфальтной дороги. Присылай на фермы три-четыре... нет, лучше, шесть машин и скажи Судье, что б вылезал из мягкого кресла, тащился сюда и посмотрел, в какую жопу мы попали, потому-что ему не охота найти общий язык с будущим зятем.
  - Передам. Ждите, будем так скоро, как только сможем. Знаешь... в любом случае, кто-нибудь пострадал, может и хорошо, что там оказался ты?
  - Может. И еще, ничего не говори моей жене, понял, ничего!
  - Хорошо.
  - Спасибо. Поторапливайтесь и будьте на чеку. Прием.
  - Иди ты! Конец связи.
  - Вам нужна помощь? - спросил Арнольд, когда Ленни закончил.
  - Нет спасибо. Только будьте осторожны, вы слышали что происходит. Оружие есть?
  - Я что, похож на человека, у которого в доме нет оружия?
  - Ни в коем случае.
  Ленни тяжело встал со стула и пошатнулся. Виктория поспешила к нему и придержала за плечи.
  - Хотя знаете, есть одна вещь, которую вы можете для нас сделать... - обратился он к хозяину.
  - Все что угодно.
  - Если есть машина, отвезите нас, пожалуйста, обратно.
  Когда Арнольд притормозил возле Наташиного дома, разыгрался ливень. Девочка быстро забежала на крыльцо, Ленни пожал руку водителю и поковылял следом. Он зашел в внутрь, волоча оружие и стряхивая воду со шляпы, прошагал по длинному коридору и свернул в столовую. Муж Наташи сидел за большим столом и увлеченно резался с рядовым номер четыре в карты, рядом с пленницей стояла полупустая миска жаркого.
  - Какого... ? - вырвалось у Ленни. - Где Кристиаан?
  - Спит наверное,- ответил хозяин, все его внимание было сосредоточенно на картах, - я отправил их отдыхать.
  Ленни похромал к шкафчику и налил себе из графина воды. Виктория убежала в другую комнату, переодеваться в сухую одежду.
  - Она вела себя хорошо? - спросил бродяга. Он не очень верил тому, что видел.
  - Естественно, - кивнул хозяин. - Бьешь?
  - Нет, - ответила пленница.
  - Забирай. И еще, шестерки на погоны.
  Он перегнулся через стол и положил ей по карте на каждое плечо. Девочка зажато улыбнулась.
  - Еще раз! - сказала она.
  Ленни подошел к столу, отодвинул стул и неловко уселся, держа стакан в руке. Девочка покосилась на него, но уже без бывшей агрессии.
  - Как тебе удалось? - спросил Ленни у хозяина.
  - Удалось что?
  - Ты претворяешься? - обратился он к пленнице. - Слушай, не вздумай...
  - Эй-эй, легче, громила! - добродушным тоном остановил его мужчина.
  - Ты не видел, на что она способна!
  - Она мне рассказала.
  Девочка сидела, опустив взгляд в стол.
  - И пообещала вести себя хорошо. Все верно, рядовой?
  - Так точно! Абсолютно верно, - выпрямившись отчеканила девочка.
  - А я пообещал, что к ней будут относиться согласно правилам о военнопленных, прописанных в правах человека. В военном трибунале ее дело будет рассмотрено непредвзято и со всей тщательностью, потому что она солдат, а не преступник, и вариант оправдательного вердикта крайне велик. После окончания боевых действий и отбытия наказания, если таковое будет назначено, при желании, она будет отпущена домой.
  Ленни хотел было спросить, что за бред несёт собеседник, но одумался и промолчал. Мужчина был очень убедителен.
  - Мы, старые солдаты, должны уважать друг друга. Да рядовой? - мужчина серьезно посмотрел на девочку и ободряюще улыбнулся.
  - Так точно.
  - Ты служил? - спросил Ленни.
  - В свое время. И кстати, меня зовут Роберт.
  - Да, извини, так и не спросил твоего имени .
  - Ну, не до этого было. Сыграешь?
  - Можно. Никто не будет доедать? - Ленни покосился на миску жаркого.
  - Угощайся, - кивнула девочка.
  - Благодарю, - с ухмылкой, произнес бродяга и потянулся за миской. Роберт перетасовал карты.
  - Участвовал в последней войне? - поинтересовался Ленни.
  - Не долго, водителем, на авиабазе, сразу после учебки.
  - Она и не была долгой.
  - Да уж, но охренеть какой страшной.
  - Да, - кивнул Ленни. Роберт раздал карты.
  - Пока служил, у меня сын родился. Я его так и не увидел.
  - Соболезную.
  - Мы все кого-то потеряли. Вернее, всех.
  - На базе еще кто-то выжил?
  - Да, один парень, пехотинец. Его город располагался недалеко от базы, мы сразу туда поехали, у него только мать оставалась из близких, он почему-то был уверен, что она выжила. Приехали туда, город большой, черт... ну и зрелище было, еще хуже чем на авиабазе. Нашли его дом, он внутрь побежал, на ходу выскочил, пока я парковался. Я осмотрелся, замешкался на входе, представил, что меня дома ждет... Захожу внутрь, а он у дивана на коленях сидит, уже пистолет к виску приставил. Кинулся к нему, успел ствол отвернуть. Как же я его тогда отдубасил, злой был - так сразу сдаться, да и, получается, он меня одного на поле боя бросить хотел, хех. Но я его не виню.
  - Многие не смогли пройти через то, что случилось.
  - Да, но была еще одна причина. Знаешь... самолёты тогда не только обычные бомбы сбрасывали. Случалось, я подвозил снаряды, зная только маркировку, а что в них - нам не говорили. Иногда думаю - может, в одной из тех бомб была штука, которая всех убила? Может, я даже вез её? Тот парень, возможно, хотел застрелиться не из-за чувства потери, а из-за чувства вины? Может, он знал что-то? Но я его так и не спросил об этом, не смог себя заставить.
  - Понимаю. - Ленни отставил пустую тарелку. - Играем?
  - Играем. Чирва козырь.
  - У меня шестерка, я хожу, - заявила девочка, продемонстрировав карту. Она выглядела почти спокойной. Сыграли партию, пленница выиграла. На улице закончился дождь.
  - Я не хотел говорить, - сказал Ленни, после партии, обратившись к девочке, - ты впервые, с момента нашей встречи, выглядишь такой спокойной. Но не сказать было бы нечестно.
  Девочка напряглась.
  - Тот парень, что был с тобой... хороший стрелок... Он напал на наш блокпост, его застрелили...
  - Он был солдатом и пал в бою, на войне такое случается, - начал Роберт, опережая и направляя реакцию девочки. - Он выполнил свой долг, другие выполнили свой.
  - Люди на блокпосте пытались спасти ему жизнь, перевязали. Умер от потери крови, - закончил Ленни.
  - Тебе некого винить рядовой, ты понимаешь? - с нажимом произнес мужчина.
  - Да, - девочка кивнула, отодвинула карты, - Можно, я не буду больше играть?
  - Можно, - Роберт встал, опираясь на трость, подошел к девочке, наклонился и спросил. - Хочешь побыть одна?
  Ленни уже открыл рот, собираясь сказать, что это плохая идея, но передумал и пока решил промолчать.
  - Наверное, - ответила пленница. - Не знаю.
  - Это все сложно, да? - спросил Роберт.
  - Я не понимаю...
  - Чего?
  - Меня учили одному, всегда... но теперь, вы говорите мне другое. Я думала, вы враги... а теперь, я не знаю.
  - У тебя здесь нет врагов, поверь мне, - уверенно произнес мужчина.
  - Я люблю моих... ну тех с кем я выросла, а вы убиваете их.
  - А у нас есть выбор?
  - Нет, - сказала девочка, помедлив.
  - Ты можешь убедить их остановиться? - спросил Ленни.
  - Я не знаю.
  - Но, при возможности мы попробуем?
  - Мы попробуем, - кивнула девочка.
  - Спасибо, - ответил Ленни.
  - Ты хороший солдат, - сказал Роберт. Рядовой номер четыре грустно улыбнулась. Все трое какое-то время молчали.
  - Есть выпить? - спросил Ленни, откинувшись на спинку стула.
  - Сколько угодно, - кивнул мужчина. Он подошел к одному из настенных шкафчиков, открыл и достал бутыль с мутной жидкостью.
  - Закуска? - спросил он.
  - Было бы не плохо, - усмехнулся Ленни.
  Роберт достал из другого шкафчика вяленое мясо, твердый сыр и хлеб. Выставил все на стол, пошел за стаканами. С второго этажа спустилась Наташа.
  - О, началось! Стоило прилечь на час.
  - Мы еще не начинали, - усмехнулся Роберт. - Мы искали общий язык с рядовым. И нашли.
  - Угу, - многозначительно произнесла женщина, окинув троицу взглядом.
  "Я сам не верю"- подумал Ленни, но утвердительно кивнул хозяйке. Роберт поставил рядом с ним стакан.
  - Полный?
  Ленни пожал плечами.
  - Как скажешь, - Роберт щедро плеснул из бутыля.
  - Дедушка говорил - алкоголь превращает людей в рабов, - серьезным тоном произнесла девочка.
  - Ну тут он был прав, - произнес Ленни, понюхав содержимое стакана. - Или ему нельзя было пить, из-за слабого здоровья, и он обижался на тех, кому можно.
  - Ты его любила? - спросила Наташа.
  - Он нас вырастил, заботился... по своему. Не всегда понимала, что он говорит - о новой нации, власти, зачем мы должны с кем-то сражаться, думаю, никто до конца не понимал, но мы слушались, а что еще оставалось делать?
  На улице громыхнуло. Разбилось стекло в окне и, практически сразу, стакан на против Ленни взорвался мелкими осколками. Бродяга бросился на пол, Роберт, падая, увлек за собой девочку, Наташа присела за стоящим у стены сервантом. Открылась дверь соседней комнаты и в кухню выглянула удивлённая Виктория.
  - Ложись! - крикнула ей женщина, девочка испуганно присела. Прозвучало еще три выстрела.
  - Это когда-нибудь кончиться? - пробормотал Ленни, ползя к автомату.
  На лестнице появился Кристиаан с дробовиком, в футболке и штанах, босой, он тащил за руку Риту. Они почти скатились со второго этажа.
  - Что происходит? Как они нас нашли? - спросил он, очумело вращая глазами.
  - Понятия не имею, - ответил Ленни. Он на четвереньках подполз к окну, сжимая автомат и аккуратно выглянул наружу. Стрелять могли из сада высоких фруктовых деревьев, расположенных чуть левее окна, но он ничего не увидел. Роберт добрался до чулана под лестницей, забрался внутрь.
  - Что, спрятался? - нервно хихикнул Ленни и присел на пол.
  - Вооружаюсь, - отозвался мужчина. Он появился с винтовкой на плече, на ходу заряжая еще одну.
  Прозвучало еще три выстрела и стекло над головой Ленни окончательно осыпалось. Он выглянул в окно и дал короткую очередь по саду.
  - А окон то в доме хватает, - произнес он многозначительно.
  - Шесть на первом этаже, - ответил Роберт.
  - Плохо.
  - Я в соседнюю комнату, - сказал Кристиаан.
  - Держи, - Роберт подполз, дал ему заряженную винтовку и начатую пачку патронов. Кристиаан закинул дробовик за спину и взял оружие. Рита молчала, вжавшись спиной в сервант. Пауза в стрельбе затянулась.
  - Могу поспорить, это твои сослуживицы, - обратился Ленни к рядовому номер четыре.
  - Может, я попробую с ними поговорить? - сбивающимся голосом спросила девочка.
  - Если остановишь их, обещаю тебе дом, машину и звание почетного жителя города. Я даже слеплю тебе памятник!
  - Аккуратно, не высовывайся, - предупредил её Роберт. Кристиаан уже был в комнате Виктории, рядом с окном. Девочка подползла к Ленни.
  - Эй! Это рядовой номер четыре! Кто здесь?
  Наступила тишина.
  - Четвертая! Это пятый! Как ты? Тебя пытали? - раздался взволнованный мальчишеской голос.
  - Нет! Со мной обращаться уважительно, как с военнопленным!
  Опять тишина.
  - Не могла сказать, что все нормально, и ты просто гостишь у друзей? - шепотом спросил Ленни. Девочка не нашлась, что ответить, и он потрепал её по волосам.
  - Ты молодец.
  - Не бойся, скоро ты будешь спасена! - наконец, раздался тот же голос.
  - Послушай, я в порядке! Ты должен поговорить с этими людьми!
  - Зачем?
  - Спроси, он один? - подсказал мужчина. Роберт подполз к ним, у уселся под стенкой, с противоположной от Ленни стороны, девочка оказалось между ними.
  - Эти люди нам не враги. Сложно объяснить... !
  - Они враги! Они убил первого и шестого ! Мы должны отомстить!
  - Черт, откуда он знает, что это мы? - задала вопрос Наташа.
  - Может он имеет ввиду просто все поселение, не конкретно нас? - предположил Ленни.
  - Дайте мне что-нибудь! - сказала женщина. Ленни достал из кармана пистолет и толкнул к ней.
  - В чулане еще винтовка и дробовик, - сказал Ричард, - Виктория, принеси!
  Девочка поползла к чулана.
  - Но они защищались! - крикнула рядовой номер четыре.
  - А они и должны защищаться, пока могут! Но не в этот раз, десятая все видела! Их солдат напал первым!
  - Вот уж хер, я первым выстрелил! Это не одно и тоже! - не выдержал Ленни.
  - Кто такая десятая? - крикнул Кристиаан из соседней комнаты.
  - Одна из самых меньших среди нас, где-то такая, - девочка показала рукой ниже своего плеча.
  - Ей сколько, семь - восемь? - спросил Ленни, пленница в ответ пожала плечами
  - А ты говорил, там никого нет, когда за шляпой ходил, и Ленни потом там в одиночку терся! - вспомнила Наташа. - Повезло вам, парни! - Кристиаан не ответил, Ленни тоже промолчал.
  - У них там была точка сбора, или что? - не к кому конкретно не обращаясь, спросил Роберт.
  - Что мне сказать? - прошептала девочка.
  - Сколько их? - повторил вопрос Ленни.
  - Сколько вас? - крикнула пленница. Тишина.
  - Я один! А зачем тебе? - наконец раздался мальчишеской голос.
  - Ага, один, как же, а малявка тогда где? - тихо пробубнил Ленни, мельком выглянув в окно.
  - Их должно остаться четверо, - раздался голос Кристиаана. - Рита, ты в порядке?
  - В порядке я буду дома, - ответила девушка вымученно весело.
  - Дома будет скучно, хе-хе! - отозвался Ленни.
  - Простите, что втравила вас в это! - сказала Рита. - Если бы я не предложила сбежать...
  - То грызлась бы дальше с папашей, - ответил Ленни. - Посмотрим на его поведение, после всего случившегося. Если мальцы нас не укокошат.
  - Зачем мне знать их количество? - опять зашептала девочка.
  - Переживаешь за них. А, вообще, забей, он не купится.
  - Эй! - заорал Ленни. - Ребятки, мы вызвали помощь, сюда уже едут из Города, большой отряд. Лучше вам сложить оружие.
  - Другие фермеры могут помочь нам? - спросила Рита.
  - Не думаю, местные много стреляют - по банкам или мишеням, охотятся, чуть ближе к горам, пальба в этих краях дело обыденное, - ответил Роберт. - Обратят внимание только если тут начнется настоящая война!
  - Сложите оружие, поговорим нормально! - продолжил Ленни, - Послушайте вашу девочку, мы не враги!
  - Поговорим, если выйдешь из дома без ствола! - опять тот же детский голос.
  - Да, сейчас, уже обуваюсь и выхожу, - произнес тихо Ленни. Он выглянул в окно и осмотрелся. В стену рядом ударила очередь, выбив щепки, мужчина отпрянул.
  В комнате Кристиаана разбилось окно и от туда донеслось два выстрела.
  - Я видел кого-то, там где дерево с раздвоенным стволом и рядом толстое, сучковатое.
  Рита взяла стоящий у входа карабин Ленни и на корточках засеменила в комнату к парню.
  Из чулана появилась Виктория, таща за собой оружие.
  - Дробовик дай матери! - крикнул Роберт. - Следите за коридором.
  В амбаре за домом ржали кони и мычали коровы. С неба опять пустился дождь, пока небольшой.
  - Перестаньте стрелять! Я хочу вас спасти! - крикнула пленница.
  - Ты говоришь странные вещи, рядовой! - ответил мальчик.
  - Не будь идиотом, малолетний кретин! Или перестанете корчить из себя солдат, или вас всех перебьют! - заорал Ленни. - Подумай своей мелкой башкой! Потеряли уже троих убитыми и одна в плену. И вас, четырех мелких засранцев, ничего хорошего не ждет. Жить хотите?
  - Почему трое убитых? Четвертая, откуда он знает, сколько нас?
  - Седьмой тоже погиб! - крикнула пленница. - Я им сказала! Послушай, вы должны по...
  - Предательница! - объявился новый мальчишеской голос, более высокий. Девочка осеклась на полуслове.
  - Вот и второй, - сказал Роберт.
  - Может ты попробуешь с ними поговорить, с рядовым у тебя неплохо получилось? - предложил Ленни.
  - Тут без шансов, - помотал головой фермер, покосившись в окно.
  С минуту царила тишина в по том по дому ударил автомат и несколько винтовок. Обстрел продолжался секунд двадцать.
  Из комнаты Виктории раздался вскрик.
  - Что там? - испуганно спросил Ленни.
  - На стекло наступил, я ж босой! - отозвался Кристиаан.
  С улицы опять начал стрелять автомат, несколько пуль залетели в окно столовой, разбилась посуда. Роберт выстрелил в ответ. Наступила тишина.
  - Ты заплатишь за предательство! - голос второго парня из сада и еще четыре одиночных выстрела в сторону дома, с промежутками. Одна пуля влетела в открытое окно и врезалась в стенку, в комнате Виктории.
  - Я вас не предавала! Все не так! Все не так, как мы думали! - закричала девочка.
  - Он нас отвлекает! - взволнованно сказал Роберт. - Наташа, смотри за...
  Дробовик ухнул три раза. Ленни отвернулся от окна и увидел что Наташа сидит на полу, в дверном проёме, неуклюже держа дробовик. Раздался пронзительный детский крик, перешедший в плач. Затем послышался удаляющийся топот.
  - Дверь начала открываться, - испуганно произнесла женщина. Роберт подполз к ней и выглянул в коридор. Дверь в дом была полуоткрыта, в проеме торчала нога, ребенок плакал.
  - Какого... ты не запер дверь? - спросил он у Ленни.
  - Когда я заходил, она была открыта!
  - Ну вообще-то да, мы не закрываемся, - поджав губы, ответил хозяин. Он заполз обратно в столовую и затащил за собой Наташу, усадил у стены, потеребил за плече.
  - Ты в порядке?
  - Нет, - ответила женщина.
  - Я тоже, - кивнул муж. - Пойду заберу его, прикройте меня.
  Мужчина на корточках полез в коридор, Виктория с винтовкой двинулась за ним.
  - Меня не подстели, дочка!
  - Ползи уже! - подтолкнула его девочка, рукой в зад.
  Роберт дополз, уперся спиной в стену рядом с проходом, из двери торчала окровавленная нога. Мужчина выглянул в прем. На пороге лежал патлатый парень и хныкал, рядом с его рукой валялось помповое ружье. Роберт ткнул ему в пах ствол оружия. Парень затих.
  - Не рыпайся! - сказал мужчина. Он наклонился вперед, схватил мальца за пояс и потянул внутрь. Затем закрыл, посеченную дробью, дверь на два замка и крючок. Ссутулившись и хромая, он потянул парня за собой, как большой лысый монстр тащит жертву в пещеру. Мальчик опять захныкал. По дому пока не стреляли.
  - Что с ним? - спросила Наташа. Она подползла к стене возле Ленни и сидела, безвольно свесив руки вдоль тела.
  - Внешняя сторона бедра посечена, не смертельно, жить будет, почти все в дверь ушло. Повезло ему, дерево там хорошее, толстое.
  Дождь яростно забарабанил по крыше, капли начали залетать в окна.
  - Сколько вас еще? Трое? - грозным тоном спросил Роберт. Мальчик разревелся, но промолчал. Пленница подползла к ним и положила голову парня себе на колени.
  - Что с ним делать? - спросила Виктория.
  - Да ничего пока. Выковыривать дробь сейчас некогда, хе-хе-хе.
  - Пошла от туда! - крикнул Ленни в окно и пару раз выстрелил в воздух - маленькая девочка, с винтовкой, казавшейся огромной в её руках, попыталась перебежать открытое пространство. Девочку метнулась за ствол дерева.
  - Как она, мать его, из нее стреляет, упирает прикладом в землю? Кристиаан, следи за ней!
  - Хорошо! Рита, убери чем-нибудь эти стекла.
  Небо прорезала молния и раздался близкий раскат грома. Ленни пару раз выстрелил в сторону сада. Пацан хныкал.
  - Кристиаан, постреливай иногда, пусть не расслабляются.
  Прошло минут сорок. Раненого оттащили в угол, девочка наклонилась над ним и что-то тихо говорила, мальчик не переставал всхлипывать.
  - Да он когда-нибудь замолчит? - проворчал Ленни и потер лицо - он очень устал, начинали трястись руки и хотелось спать. На улице темнело. Из садика больше не стреляли.
  - Эй, вы еще там? - крикнул Роберт. - У нас есть чай, хотите?
  Никто не ответил.
  - Я и не думал, что из ступни может вытечь столько крови, - подал голос Кристиаан, - или мне только кажется, что её много.
  - Рита, все плохо? - крикнул Ленни.
  - Я не знаю, - отозвалась девушка, в её голосе звучали панические нотки.
  - Подменю его, - произнес Роберт и пробрался в соседнюю комнату.
  Кристиаан увидел мужчину и отодвинулся от окна. Он привалился спиной к соседней стенке и подтянул ногу, оставляя кровавый след, ощупал раны на ступне.
  - Стекло застряло? - спросил Роберт.
  - Похоже. Один большой порез, чистый и несколько мелких, в них стеклянная крошка.
  - Это не страшно, - ободряюще улыбнулся Роберт. - Пора немного пошуметь.
  Он выстрелил четыре раза в дождь и принялся перезаряжать винтовку.
  - Как себя чувствует твой друг? - спросил Ленни пленницу.
  - Хорошо, что я попала в ногу, - облегченно произнесла Наташа.
  - Наверное, - Ленни пожал плечами и глянул в окно. Лило как из ведра.
  - Ему страшно, - произнесла девочка.
  - Нам всем страшно, - ответил Ленни.
  Машины приехали перед рассветом - грязные, заляпанные и шумные. Старый Арнольд, на своем автомобиле, встретил им на асфальтовой дороге и предупредил, что слышал стрельбу. Двигались так быстро, как только могли. Остановились, немного не доезжая до фермы, люди вышли из машин и медленно двинулись к дому, много людей. Дождь уже еле моросил. Сад опустел, лишь валялись утопленные в грязь гильзы.
  - Там кто-то есть, - тихо произнес Роберт, всматриваясь в черноту, Рита встревоженно вскинула голову и потерла глаза. Кристиаан не громко сопел, кровь на его ступне запеклась и превратилась в корку.
  - Ленни! - раздался голос человека, с которым он говорил по радио.
  Ленни дернулся, и с удивлением осознал, что отключился. Он не знал, заснул или нет, просто отключился.
  - Я тут! - проорал он.
  - Ты жив? - повторил тот же голос.
  - Нет. А что?
  - Ничего такого, просто спрашиваю. Не застрели меня, хорошо? Я включу фонарь!
  - Хорошо!
  Сапоги чавкали, утопали в грязи, люди приближались к дому. Ленни посмотрел, в темноте, на Наташу, она посмотрела на него, блестящими глазами. Мальчик уже не хныкал, наверное ему надоело. В окно посветили фанатиком, и Ленни прикрыл глаза рукой.
  - О, не тыкай в меня этой штукой!
  - Я тоже рад тебя видеть! - ответил знакомый голос и луч света заметался по комнате. На улице зазвучало множество голосов.
  - Я свет включу, - сказала Виктория, поднялась с пола, прошла к выключателю, зацепив в темноте стул. Загорелись лампочки в люстре под потолком. Мужчина выключил фонарик.
  - Они ушли? - спросил Ленни.
  - Никого нет. А тут славно повевали. Все живы?
  - Надеюсь, да.
  - Кто из них? Та, возле стенки?
  - Да, парень тоже их.
  Раздалось громкое и шумное чавканье ног по грязи. В окне появилась большая голова Судьи...
  ...- Итак, - произнес Судья, набивая трубку, - как твой... эээ, брат по оружию?
  Он сидел в своем любимом глубоком кресле, Ленни и рядовой номер четыре расположились на удобных стульях, с противоположной стороны большого рабочего стола.
  - Не кури при ребенке, - ехидным тоном подначил Ленни.
  - А, ну да, простите, - Судья сконфуженно отложил трубку.
  - Всю дробь удалось достать, ранки заживают быстро, у вас хорошие медики, - серьезным того ответила девочка.
  - Рад слышать, - сказал Судья, наклонившись вперед и опперевшись на локти. - А как его... моральное состояние?
  - Он имеет ввиду, хочет ли он нас всех убить? - вставил Ленни.
  - О, нет-нет, не хочет, - замотала головой девочка. - Мы говорим с ним, о мире, о вас. Ему тяжело привыкнуть к новым обстоятельствам... как и мне.
  - Но он не опасен? - уточнил Судья.
  - Нет.
  - Ленни поручился за тебя, - направил в собеседницу толстый палец мужчина, - поэтому я тебе доверяю. Надеюсь, мне не придется об этом пожалеть. Нам всем.
  Девочка промолчала. Ленни тоже промолчал, Судья откинулся на спину кресла.
  - Как зять? - спросил бродяга улыбнувшись, и скрестив руки на груди.
  - Он... хорош, это следует признать, - ответил Судья, почесав мощный лоб. - Черт, дайте мне покурить, это все-таки мой кабинет.
  Он опять взялся за трубку.
  - Ленни, ты сбил меня с курса! Так... Этот солд... этот пацан, признался, что с ним было еще трое, но никого из них мы не нашли. Следует полагать, что они вернулись на вашу базу. Нам следует разобраться с этой проблемой и разобраться, по возможности, без насилия, так что понадобиться твоя помощь, - он тыкнул в сторону девочки трубкой, - и твоего товарища, когда он поправиться.
  - Я сделаю все что смогу! - ответила она.
  - Мы все сделаем, что сможем, маленькая, - мягко ответил Судья.
  Девочка с Ленни вышли на улицу и спустились с крыльца мэрии. Светило яркое солнце, подул ветерок. Ленни еще хромал.
  - Хочешь походить по городу? - спросил он у девочки.
  - Нет, не сегодня. Я что-то устала.
  - Ну тогда пойдем домой, - он положил ей руку на плече и немного повернул в нужном направлении. Шагая, Ленни посмотрел на небо - оно было голубым, с белыми облачками. Он благодарно улыбнулся.
  
  Ленни резко открыл глаза - лоб его отлетел и вновь и легонько ударился о стекло - машина подскочила на кочке. Он отвернулся от окна - Текила теребил его за плечо. Рядовой Номер Четыре спала, привалившись к боку Ленни.
   - Кажется, скоро, - произнес Текила. Зубочистка в его рту двигалась в такт словам. Текила любил зубочистки.
   Ленни потер глаза кулаком. Скоро так скоро. Это будет интересно. Он почувствовал, возможно, немного дуратское, в данной ситуации, радостное предвкушение. Из-за него, наверное, он так и любит эту работу. Этот, погибший в самозабвенном пламени самоуничтожения, мир. Он, возрождаясь из пепла, дает много поводов для радостных предвкушений. Машина подскочила еще раз. Капитан, за рулем, улыбнулся. Доктор, сидящий рядом, выплюнул в окно струйку желтой слюны - песок залетел в рот.
   - Имел я... эту пустыню, - ворчливо произнес мужчина. Он снял очки и начал протирать краем расстёгнутой рубашки.
   - Пустыня твой дом, - ответил Капитан, ухмыльнувшись в короткую бороду. - Иметь свой дом таким способом - весьма странно.
   - Мы живем в весьма странном мире, - ответил Доктор. - Имел я все странности. Веди, на хер, машину и не отвлекайся, слишком часто наезжаешь на кочки.
   - Конечно часто. Я ведь делаю это специально, - Капитан посмотрел на соседа и улыбнулся, обнажив ровные, желтоватые зубы.
   - Как херов ребенок. Да рядовая выглядит взрослей тебя!
   - Ты сегодня особенно ворчлив.
   - Особенно ворчлив я дома. А с вами я сраный ангел!
   - Да, ты ангел, - подал голос с заднего сиденья Ленни.
   - Заткнись, на хер! - отозвался Доктор.
   - Люблю тебя таким, - ответил бродяга и пошевелил плечом, будя девочку. Она открыла глаза, и практически сразу в них обнажился страх.
   - Мы приехали?
   - Почти. Будь готова.
   Ребенок серьезно кивнул. Капитан взял в сторону, следуя за ведущей машиной, сзади них тащился автобус с облупленной на бортах краской. Вдалеке, брезжил одноцветными постройками приближающийся город. Машины двигались по пустыне к потрескавшейся темной линии асфальтовой дороги. Вскочили на неё, слегка подпрыгнув и понеслись по черной стреле дальше. Через несколько километров, притормозили возле придорожной заправки и маленького магазинчика. В кресле-качалке, рядом с кабинкой на заправке, сидел старик. Он невозмутимо посмотрел на остановившийся кортеж. Из окон машин на него взирали расширенные от удивления глаза.
   - Заправить вас, сынки? - спросил дед хрипло и хитро улыбнулся.
   Машины съехали к обочине, подняв столб пыли, остановился автобус. Хлопнули дверцы машин, с характерным звуком сложилась дверца автобуса. Люди вышли на улицу. Восемь человек. Шестеро взрослых мужчин и двое детей. Одна девочка и один мальчик.
   - Эээ, отец, ты чего тут делаешь? - спросил Яни - крупный бородач в полинявшей футболке и безрукавке с кучей карманов, какие любят носить рыбаки. Раньше любили.
   - Заправляю тачки, а что, не видно? Написано же - долбанная заправка!
   - И много заправлялось за последние двадцать пять лет?
   - Да, почитай, вы первые! А, что, чего-то в мире случилось?
   - Эээ... - бугай завис, поглаживая бороду, все остальные вели себя не лучше. Старик хрипло расхохотался, и потянулся к стоящей рядом с креслом бутылке.
   - Да расслабся, я шучу, - он приложился к горлышку и сделал глоток. - Вам в город?
   Яни кивнул.
   - Ты видел там детей в последнее время? - спросил Капитан.
   - Да, конечно. Я все время их вижу. Сейчас их стало меньше. Двое малышей, которые с вами, от туда.
   - Они тебя не трогают?
   - Кто, дети? - старик опять хрипло расхохотался. - Нет, они мои друзья.
   - А мужчину, что жил с ними, ты знал?
   - Того психа? Конечно. Явился ко мне через месяц, после того, как все сгинуло. Обвешанный оружием, как актер в старом боевике. Заявил, что он король мира, или, как-то так, и потребовал присягнуть на верность, хе-хе. Я расхохотался, и ответил, что если будет таскать мне выпивку из города, стану его верным вассалом. И знаете что, он ни разу не запоздал с доставкой! Даже сам начал варить, специально для меня. Как старый псих помер, выпивку стали носить его малыши. Так что, да - они мои лучшие друзья. Вы их не троньте. А то будете иметь дело со мной, а мне терять нечего, хе-хе!
   - Мы хотим забрать их в наш город - воспитать, заботиться. Они напали на нас, не так давно. Естественно, трое детей погибли. Надо остановить мелких, пока они не попробовали еще раз.
   - А, чокнутый засранец, таки, воспитал свою микро армию. Ей Богу, был уверен, что малыши после смерти старого императора-владыки-президента забьют на его заветы и станут жить своей жизнью. А ишь ты!
   - Поедешь с нами? - спросил Яни. - Нам не помешает помощь того, кто знаком с детворой. Потом, если захочешь, отправишься в поселение, где мы живём.
   - С вами? А выпивка там есть?
   - Хоть залейся, - подал голос Доктор.
   - Тогда можно. Немного перемен мне не помешает. Надоест - вернусь сюда.
   - Как скажешь, - произнес Яни и услужливо показал старику рукой на открытые двери автобуса. Дед с наигранной тяжестью поднялся из кресла, держа в руке бутылку и зашаркал к автобусу, выбивая, истоптанными башмаками, маленькие облачка пыли. Он ловко подпрыгнул, забираясь на высокую ступеньку, уселся на первом пассажирском сидении и широко расставил длинные худые ноги. Не откладывая на потом, глотнул из бутылки.
   - Эй, папаша, а вещички свои собрать, ну там - зубную щетку, чистую рубаху? - спросил Доктор.
   - Зачем? - старик уперся рукой в поручень и нагнулся к дверному проему. - Я путешествую налегке. Тем более, думаю, если у вас есть выпивка, наверняка, найдется пару рубах и новая зубная щетка для скромного старика!
   - Да, свободных вещей в этом мире осталось немало и все абсолютно бесплатные, так что, подберем для тебя что-нибудь, папаша, - подал голос, молчавший до этого, Красавчик. Мужчину так прозвали, потому-что он был красивый - стройный, крепкий, с русыми волосами и щетиной. Он был одет в прочные рабочие штаны, клетчатую рубашку и фляжку с выпивкой в боковом кармане на бедре.
   Мощный порыв ветра окатил людей волной песка. Капитан посмотрел в сторону города. Тот маячил вдалеке, демонстрируя ровные прямоугольники кварталов, разделенные линиями потрескавшегося асфальта. Вокруг города, тут и там, серели комплексы шахт - длинные строения разной высоты, склады, подъёмники.
   - Ну что, двинули, сынки, - пригубив еще раз, произнес старик. - Только сейчас осознал, как мне осточертело это место!
   Люди потянулись к машинам. Еще раз подул ветер.
   - Что-то недоброе грядет, - произнес Текила задумчиво. Он умудрялся говорить зловеще и равнодушно одновременно. - Я чувствую это, у моего народа были склонности к подобному.
   - У твоего народа, судя по всему, склонность жевать зубочистки, - буркнул Доктор, открывая передние двери внедорожника.
   - С чего ты взял? - обратился Капитан к смуглому Текиле.
   - Ветер подсказал мне, - ответил тот с невозмутимым лицом, но после слегка улыбнулся. - Шучу, просто на душе как-то не по себе.
   - Все нормально? - спросил Ленни у девочки, приостановившись у машины. Та пожала плечами, глядя из под лба. Посмотрела на мальчика. Мальчик молчал и выглядел словно маринованный гриб, попавший в тарелку с вишнями - чужим и потерянным. Парнишка уселся в машину Красавчика, на переднее сидение, ни на кого не глядя.
   - Хреновая идея - оставить рядового номер как-то там в машине с одним нашим, - заявил Доктор, когда все расселись. - Прости, милая, не в обиду, но, что есть - то есть, - повернулся он к девочке. Та вновь пожала плечами. Ленни потрепал рядовую номер четыре по голове.
   - Дети любят Красавчика, - заметил Капитан, заводя машину. - Они ему доверяют. Он пытается быть добрым.
   - Думаю, им нравиться запах перегара. От моего папы часто такой был, мне нравилось, - сказал Доктор. - И от деда.
   - Его мальчик, вроде бы, опасается меньше остальных, - произнес Текила, проследив, как первый автомобиль вырулил на дорогу. - Красавчик сам предложил.
   - Эй, Яни что там, уснул? - пробурчал Доктор и нетерпеливо махнул рукой в окно. Спустя еще секунд семь, автобус, наконец, зарычал и начал, медленно и плавно, подобно киту, выплывать на дорогу. Капитан дождался, когда Яни выровняет автобус и включив передачу, устремился за ним. Ленни посмотрел на задумчивого Текилу и ему тоже, вдруг, показалось, что что-то грядет. Что-то странное...
   Шершавая полоса асфальта, израненная глубокими трещинами, привела их к городу. Они не стали заезжать, а остановились в двадцати метрах от таблички с названием города, в широком и свободном месте. Яни сразу стал разворачивать автобус в обратную сторону, виляя у обочины. Рядом с первой табличкой, была вбита вторая - большая доска на двух шестах, исписанная белой краской, которая утверждала, что город является столицей Нового Мира и называется Великий Империум.
   - Охереть, - скептически поджав губы, произнес Доктор, протирая платком очки. - Смогу рассказать внукам, как вернусь, что побывал в столице мира.
   - Они не поймут иронии, слишком маленькие, - сказал Текила. Он оперся об капот машины и невозмутимо взирал в даль. Внукам Доктора было год и два с половиной - девочка и мальчик старшей дочери. Детей у Доктора так же было двое.
   - О, мелкие жопы все понимают лучьше нас с тобой, уж поверь мне, - ответил Доктор, с интеллигентным видом сложил платочек в пенал и напялил очки.
   - Взденте брони, други, - сказал Капитан, доставая из багажника бронежилет.
   - Чего? - спросил Яни, почесывая бороду.
   В ответ Капитан протянул руку и шлепнул ему в грудь штуковину, отдаленно напоминающую жилетку самого Яни, только гораздо массивней.
   - А, - ответил здоровяк. Мужчины стали доставать из машин снаряжение. Напяливали бронежилеты, проверяли оружие. Дети мялись без дела и явно нервничали. Старик вышел из автобуса и потянулся.
   - Я, конечно, люблю Судью, он мой старый кореш, но, стоит заметить, что послать нас самих, без тридцати-сорока человек стрелков - это самое тупая вещь, на которую он только соглашался, - сказал Доктор, загоняя патроны в помповое ружье.
   - Так лучше, - упрямо произнесла девочка, почти всю дорогу молчавшая.
   - О, как же я надеюсь, что ты права! - сделав огромные глаза, ответил Доктор и загнав очередной патрон.
   - Так лучше! - повторила рядовая номер четыре. - Мы сможем с ними договориться! А если бы приехало много машин и людей, они бы подумали, что это нападение! Что мы их предали и их ищут!
   - Они и так думают, что ты их предала и что мы их ищем, - сказал Ленни, закинув на плече привычный и пристрелянный карабин.
   - Ну, в смысле - точно ищем, чтобы убить! - уточнила девочка.
   - Я согласен с Доктором, - произнес Яни, поправляя бронежилет. - Окружить их базу отрядом человек в пятьдесят и заставить сдаться - самое оно. Дети обделались бы со страху, и на этом все закончилось.
   - Когда я предлагал им сдаться в прошлый раз, они не обделались, - заметил Ленни. - Они устроили нам ад, и очень старались снести добротный двухэтажный дом с лица земли, или, хотя бы, превратить в решето.
   - Ты не такой убедительный как пятьдесят стволов, ги-ги, - хихикнул Яни, повесив на шею ремешок автомата.
   - О, я могу быть очень убедительным, особенно с лошадьми.
   - Разве что, с лошадьми, - улыбнувшись ответил здоровяк.
   - Вот тут я должен пошутить о том, что твоя жена находит меня крайне убедительным, но, так как, среди нас дети, я не в коем случае не стану этого делать, - произнес Ленни невинным тоном.
   - Поверь мне, не стоит, - в тон ему отозвался Яни.
   - А что тут такого, что жена Яни находит тебя убедительным? - спросила рядовая номер четыре.
   - Это была шутка, которая не удалась, не обращай внимания, маленькая, - сказал Капитан, исследуя карими глазами виднеющиеся впереди улицы города. - Готовы?
   - Да, - произнес Текила, постучав каблуком высокого сапога по асфальту. - Только зубочистку выплюну.
   - Они увидят, что нас не много, что мы парламентеры и пришли поговорить, а не убить их! - продолжила объяснения девочка, жестикулируя длинными руками, за несколько месяцев, проведенных в городе, она стала значительно раскованее. - И я смогу убедить остальных рядовых, что вы нам не враги! На самом деле, почти все из нас сомневались в том, что рассказывал нам Дедушка! Я смогу, я смогу!
   - Да, вы седлаете все, что сможете ребятки, - мягко сказал молчаливый, более чем обычно, Красавчик. - Но... в случае чего - прыгайте как можно дальше и ползите как можно быстрее...
   - Я справлюсь, я справлюсь! - пробормотала под нос свое заклинание девочка. На подростков тоже надели бронежилеты и разношерстный отряд медленно направился в сторону города. Капитан впереди с Текилой, Яни замыкал. Красавчик вышагивал в середине колоны, рядом с молчаливым мальчиком, повесив на одно плече автомат, а на второе закинув палку от швабры, к который была примотана белая простынь. Во рту его дымила сигарета.
   - Странное место, - задумчиво произнес Текила, когда люди ступили на улицу, зажатую между двумя рядами некогда аккуратных двухэтажных домиков. - Здесь что-то не так...
   - Хватит нудеть! - раздражённо сказал Доктор, оглянувшись на друга.
   - Я лишь передаю свои ощущения, - невозмутимо и неспешно ответил смуглый мужчина и поправил шляпу на голове.
   - Сейчас на право? - спросил Капитан у девочки - люди приближались к перекрестку.
   - Да, - кивнула она. - На право, потом поворот на лево и к центру города.
   База неудачливой армии нового мира располагалась в здании муниципалитета - казармы, столовая, склады. Люди шли не таясь. На совете с Судьей, было принято решение зайти в город максимально открыто, что бы сразу показать свои намерения. Девочка уверяла, что рядовые, воспитанные на, хоть и достаточно искаженном, армейском уставе, могут поверить, что к ним прибыл отряд парламентеров, если те явятся открыто. Скорее всего. Может быть. Если же постараться пробраться незаметно, то велик риск быть обнаруженными - тогда дети точно примут отряд за нападающих и завяжется бой. Итог которого, наверняка, будет печальным для обоих сторон.
   - Как же мне не по себе, - заявил Ленни, оглядываясь по сторонам. - Все время чудиться, что сейчас из окна вылетит пуля.
   - Мы много практиковались в стрельбе, - кажется, впервые с начала путешествия, заговорил мальчик. Голос его звучал неуверенно, и сложилось впечатление, что он заговорил, лишь бы что-то сказать.
   - О, ну ты меня приободрил, - кивнув мальчику, ответил Ленни. Ребенок понял, что сморозил что-то не то и сконфуженно ссутулился.
   - Эй, да парень вливается в коллектив! - подал голос шедший замыкающим Яни.
   Они сделали первый поворот и вышли на улицу, где раньше располагались магазины.
   - Надо было прихватить бутылку с собой, - сказал старик и Красавчик, перехватив древко флага в правую руку, левой протянул деду фляжку.
   - А ты не вздумай пить! - чуть повысив голос обратился Капитан, у которого, судя по всему, глаза видели на триста шестьдесят градусов, к Красавчику.
   - Как скажешь, - спокойно кивнул тот в ответ.
   - Хм, неплохо, - удовлетворенно пробормотал старик, пригубив из фляжки. - Весьма недурное пойло, скажу я вам! Лучше, чем варил местный президент. Но, уверен, он старался!
   - Оставь немного, отец, отпразднуем по дороге домой, - сказал Красавчик.
   - Ну, само-собой, - старик сделал еще глоток, блаженно улыбнулся, навинтил крышку и отдал сосуд Красавчику. - А сигаретку можно?
   - Конечно, отец! Подержи-ка, - мужчина доверительно тыкнул флаг пареньку, забрал фляжку, сунул в большой боковой карман на бедре и застегнул на пуговицу. Потом достал из другого кармана мятую пачку, извлек сигарету, зажигалку и протянул старику. Тот благодарно принял, вставил в рот сигарету, замедлил шаг и подкурил. Затянулся и с счастливой улыбкой выпустил дым.
   - Ааа, не курил уже двадцать три года! Да у меня сегодня прям праздник какой-то!
   - Чего так? Завязал? - спросил Красавчик.
   - На заправке курево закончились.
   - Так попросил бы детей притащить из города или посадить в теплицах семена табака. Не поверю, что в шахтерском городке не нашлось бы курева.
   - Черт... - произнес старик задумчиво.
   За их спинами засмеялся Яни и к нему присоединился Ленни.
   - Похоже твоя незадачливость значительно облегчила жизнь твоим легким и зубам, - прокомментировал Доктор.
   - Похоже, - кивнул дед. - Но теперь все измениться, хе-хе!
   До конца улицы они шли молча. Доктор вытер со лба выступивший пот. Ленни посмотрел в витрину магазина медтехники и увидел два скелета. Они лежали в массажных креслах и как будто расслаблялись. Ленни улыбнулся, но потом ему стало грустно. Колонна остановилась перед следующим перекрестком. Капитан аккуратно выглянул из-за угла. Вдалеке он увидел широкое и внушительное здание муниципалитета. Мужчина прищурился. Потом приставил к глазам небольшой бинокль.
   - Активность отсутствует. Я никого не видел, - сказал он, спрятавшись за стену дому.
   - Конечно не видел, на весь городе остался десяток мелких, - сказал Яни.
   Капитан присел на корточки и выглянул вновь. На этот раз он рассматривал окрестности в бинокль около двух минут. Девочка подошла к углу и выставила голову поверх Капитановой.
   - Дедушка заставлял нас парами, по очереди, дежурить у дверей, на улице, но после его смерти мы не часто это делали, - подсказала рядовая.
   - У дверей никого нет, они закрыты, - ответил Капитан. - Некоторые окна открыты, но в них тоже никого не видно.
   - Можно мне? - попросила девочка и мужчина протянул ей бинокль.
   - Тихо, - произнес мальчик.
   - Что? - спросил Красавчик.
   - Тихо, - повторил паренек. - Никто не стреляет.
   - И слава Богу, сынок, - сказал Доктор.
   - Нет, он не об этом, - озабоченно произнесла девочка, оторвавшись от бинокля. - Сегодня суббота, день стрельб. Дедушка организовал стрельбище за нашей базой, мы практиковались там каждый вторник, четверг и субботу. После полудня. Сейчас уже день. И на базе тихо.
   - Твою мать, они нас ждут, - произнес Яни, сжав крепче автомат.
   - Что-то не так, - многозначительно произнес Текила.
   - О, да что ты говоришь? - огрызнулся на него Доктор.
   - Может, они забили на стрельбы, как и на караул? - обратился Красавчик к детям.
   - Стрелять нам нравилось, а караулить нет, - ответил мальчик. Девочка утвердительно кивнула.
   - Как они могли узнать, услышали двигатели? - спросил Ленни.
   - Надо подняться на крышу какого-нибудь дома и посмотреть оттуда, - предложил Яни. - Черт, а мне страшно.
   - А может все же выйдем открыто, размахивая белым флагом, как планировали? - предложил, неуверенно, Красавчик. - Хотя нет, на хер...
   - Они или нас уже ждут, или что-то еще, - сказал Капитан. - Я согласен с Текилой - происходит какая-то хрень... Да, мы планировали выйти открыто, но если из окон на нас уже смотрят стволы... Нужно подумать.
   - В том магазине, позади нас, есть лестница на крышу, - показала рукой девочка. - Там плоская широкая крыша, мы катались по ней на великах. Можно понаблюдать.
   - Почему вы катались на крыше? - удивленно спросил Ленни.
   - Не знаю, - пожала плечами девочка. - Рядовой номер два как-то предложил и нам понравилось. Это было весело и страшновато.
   Люди зашли в магазин. Раньше тут торговали бытовой техникой. Ленни и Яни остались у входа, Капитан с Текилой, на автомате которого стоял оптический прицел, поднялись на крышу. Они вернулись через сорок минут.
   - Понятия не имею, что там, - заявил Капитан. - Мы смотрели на муниципалитет больше получаса и ничто, ничто не намекнуло, что внутри кто-то есть или наблюдает за нами. Они могли уйти, могли спрятался, а могут просто спать.
   - Или они могут быть в других зданиях, вокруг площади, - добавил Текила. - Там тоже, на первый взгляд пусто, но, черт, нам понадобиться куча людей и столько же времени, что бы проверить все.
   - Что делаем? - спросил Яни. Он уперся спиной об стену и поглядывал на улицу.
   - Я выйду с флагом, - тихо сказал мальчик.
   Доктор из-за спины парня недоверчиво посмотрел на Капитана и покачал головой.
   - Я с тобой! - тут же отозвалась девочка.
   - Не нравиться мне эта затея, - суровым тоном произнес Доктор.
   - Тогда я пойду с ними! - сказал Красавчик. - Один - менее угрожающе, чем шесть. Оружие оставлю здесь.
   - Твою мать, - выругался Ленни.
   Капитан задумался.
   - Если там пусто, мы вернемся и сообщим. Если начнут стрелять - я ловкий и далеко прыгаю, - нервно улыбнулся Красавчик. - В отличии от Яни.
   - Пошути мне сейчас, - не менее нервно ответил здоровяк.
   - Я не хочу идти с Красавчиком, но и не идти с ним, как-то, западло, - сказал Текила.
   - Не сомневаюсь в огромных размерах твоих шаров, но лучше, я сделаю все сам, - возразил Красавчик. - Это... логичнее всего, что-ли. Хотя, не могу сказать, что логическое мышление у меня сейчас работает на все сто.
   Капитан выдохнул и посмотрел в потолок, потом по сторонам.
   - Давай сам.
   - Он не сам, - сказала рядовая. - Он с нами!
   - Не сам, - кивнул Капитан. - Ленни, подымишься со мной и Текилой на крышу, проследим за всем.
   - Может и я присоединюсь к детям, вы же для этого меня взяли? - спросил старик.
   - Сам решай, - ответил Капитан. - Заставлять тебя идти никто не будет.
   - Меня и не надо, - ответил дед. - Не хочу сегодня смотреть на смерти. Я, просто, слишком стар, что бы хоронить еще кого-то, в моем возрасте копать могилы в сухой земле не так-то просто, хе-хе. Если есть возможность этого избежать, я уж постараюсь.
   Красавчик, окруженный всеобщим молчанием, снял автомат, вытащил из кобуры пистолет. Оставил нож на поясе. Доктор отдал свой бронежилет старику. Красавчик взял белый флаг. Хлопнул мальчика по спине. Девочка уже ждала их у двери, возле Ленни. Мужчине показалось, что она хотела его обнять, но сдержалась. Ленни потрепал ее по плечу и попытался ободряюще улыбнутся. Получился кривой, нервный оскал. Красавчик, находясь уже у выхода, оглянулся.
   - Капитан, я глотну?
   - Глотни, - кивнул тот, монотонно поглаживая бороду.
   Красавчик достал флягу и сделал долгий глоток. Скривился. Выдохнул. Спрятал фляжку и открыл двери. Четверо людей вышло на улицу.
   Ярко светило солнце. Подул легкий ветерок.
   - Какой хороший день, - сказал Красавчик.
   - Неплохой, - кивнул старик.
   Красавчик достал сигареты и протянул деду, тот отрицательно покачал головой. Мужчина зубами достал из пачки сигарету но потому передумал и тем же способом, неуклюже сунул ее обратно.
   - Идем, - тихо сказал он и медленно зашагал к перекрестку. Дети и старик отправились за ним. Красавчик чуть замешкался у поворота, но заставил себя пересечь воображаемую черту и шагнул на улицу, ведущую к центральной площади.
   - Цок-цок-цок-цок, - каблуки ботинок звонко и ритмично отбивали ритм по асфальту. Мужчина вытер о штаны потную ладонь и перехватил древко с флагом в другую руку.
   - Я бывал тут с десяток раз, - сказал старик. - И обычно возле мэрии кто-то суетился. Чокнутый мужик, который тут был за главного, хотел создать из детей армию, только вот он сам был ни хрена не военный и не воспитатель, поэтому получалось у него так себе. Тут часто царил бардак. Я уж это точно скажу, как человек служивший в пехоте.
   - Был на войне? - спросил Красавчик. Голос его был глухим.
   - Нет, Бог миловал. А во время самой последней - я уже был слишком стар, что бы служить.
   - Мы хорошие солдаты, - подал голос мальчик.
   Старик хихикнул.
   - Если тебе дали винтовку, сапогом под зад и навешали на уши чепухи - это значит что у тебя есть винтовка, синяк на заднице и пара новых слов в голове. Больше ничего, сынок. Хотя и для армии этого бывает достаточно, хе-хе-хе-хе.
   - Если бы мы были враги, я бы тебя победил, - насупленно произнес мальчик.
   - Если бы мне было сто лет, тогда возможно, хе-хе-хе, - кивнул старик.
   Они прошли пол дороги. Со всех сторон на людей давили пыльные витрины магазинов. Где-то вверху солнце дарило миру свой свет и плыли редкие белые облачка. Они миновали офис банка с ржавой металлической дверью. Дверь была приоткрыта и Красавчик со страхом глядел на узкую щель, пока они проходили мимо. Он очень пожалел, что оставил оружие в магазине. Компания миновала банк, миновала еще один офис и ничего не случилось. Никто не выстрелил им в спины. Или в лицо. Пока.
   - Пора уже что-то делать, а то я сейчас обделаюсь, - сказал Красавчик. - Ребята, позовите-ка своих друзей!
   - Эй! - громко крикнула девочка. - Это рядовая номер четыре! Мы пришли на переговоры!
   Красавчик взял палку двумя руками и на ходу стал размахивать флагом. Им никто не ответил. Мужчина прошагал метров десять, остервенело перемещая швабру в воздухе, стараясь выгнать страх. Помогло не очень.
   - Эээй! - изо всех сил закричала девочка, к ней присоединился парень. Звук разнесся в окружающей тишине, разбегаясь над крышами пустых домов и растворился, словно капля лимонада упавшая в тазик с водой.
   - Ээй! - закричала рядовая вновь, они были уже почти у здания муниципалитета. Красавчик понял, что его руки дрожат, а потом понял, что ноги дрожат тоже. Он посмотрел на старика. Тот выглядел сосредоточенным, но спокойным. Вдруг, в голову Красавчика пришла безумная мысль, что дед заправляет тут всем и завел его в ловушку. Или уже убил детей и теперь заманивает его. Старик ощутил на себе взгляд и посмотрел в глаза мужчине.
   - Просто выдохни и соберись, ты отвечаешь за них, - кивнул головой в сторону детей старик. Ободряюще хлопнул Красавчика по плечу и слегка улыбнувшись, зашагал быстрее . Красавчик вдохнул и выдохнул два раза а потом собрался. И решительно насупив брови, пошел вперед.
   Красавчик обогнал всех и последний десяток метров практически пробежал. Взлетел на длинное и высокое крыльцо. Врезался в стену возле больших двухстворчатых дверей. Рядом, один за другим в стену влипли все остальные.
   - Хэээй! - заорал мужчина так громко, как только мог. - Кто-нибудь! Мы пришли поговорить!
   Мальчик, шумно дыша, пробежал под стеной и, подпрыгнув, заглянул в ближайшее окно.
   - Никого не видно! - крикнул он.
   Красавчик посмотрел в сторону магазина, где остались его друзья. Не заметил ничего интересного. Девочка дотронулась до его руки.
   - Я открою двери! - произнесла она, смотря напуганными глазами.
   - Я сам, - просипел мужчина. Он уже собрался отойти от стены, встать напротив двери и потянуть за большую длинную диагонально расположенную ручку на створке, но потом передумал. Протерев спиной шершавую и твердую поверхность стены, он придвинулся к двери, не отлипая от каменной кладки взялся за ручку и изо всех сил рванул на себя. Дверь довольно легко поддалась и с шумом открылась. А потом городом вновь завладела тишина. Из проема не полетели пули, дробь или гранаты. Красавчик, подождал секунд пятнадцать и, ощущая себя невероятно тупым, отклонился от стены и выставил в проход белый флаг. Потряс простыней.
   - Эээ... Мы пришли с миром... Не стреляйте! - прохрипел он. В горле, почему-то, было очень сухо. Ему, как было заведено в этот день, никто не ответил. Он медленно выглянул из-за двери. Посмотрел внутрь здания. Увидел часть широкого и высокого зала с мраморным полом. Внезапно, Красавчик понял, что разозлился.
   - Как вы меня уже достали, мелкие засранцы, - пробубнил мужчина себе под нос. - Если сейчас найду хоть кого-то с винтовкой, отберу и вставлю стволом в задницу.
   Красавчик опустил флаг на плече и вошел в здание муниципалитет. Первый парламентер проник в стан противника.
   В стане противника оказалось пусто. Красавчик практически уверился в этом, когда рядовая номер четыре провела его, через небольшую столовую в офисные помещения. Некогда, тут трудились сотрудники мэрии, а теперь в кабинетах стояли кровати. Каждый из детей имел свою комнату, часть солдат на первом этаже, часть на втором. Комнаты выглядели жилыми, но складывалось ощущение, что тут жильцов не было пару дней. В одной из комнат на столе лежали сухари, в другой - сухофрукты. В третьей на полу валялся плед. Девочка задержалась в своей комнате, на втором этаже и долго смотрела на огромного плющевого зайца, лежащего на койке. Потом взяла игрушку на руки.
   - Странно, я представлял, что вы все живете в одном бараке и ходите на одно ведро, - сказал Красавчик. Девочка посмотрела на него и пожала плечами, прижимая к груди зайца. Мальчик, который ходил за ними хвостиком, вдруг, убежал куда-то, но потом вернулся и сказал, что в кабинете Дедушки тоже никого. Красавчик, хоть и доверял мальцу в достаточной степени, решил проверить все сам. В комнате, в отличии от остальных офисных помещений стоял дух запустения. Мужчина подумал, что тут никто не жил уже достаточно долго. Стену украшала довольно подробная карта здешних мест, сделанная в местной типографии еще до войны. На ней Красавчик разглядел несколько зигзаогообразных линий, обозначенных буквой "К", и пару десятков выделенных маркером точек - базу безумного старика, правее - их город, над которым корявым почерком было написано "Кто такой Судья?". Севернее, на значительном отдалении - точка второго города, с которым поддерживалась связь, западнее - третьего. Так же, Красавчик опознал несколько колодцев, что значат другие точки, он так и не понял.
   - А чокнутый старик был хорошо осведомлён, - пробормотал бродяга. В столе он нашел револьвер с накладками из слоновой кости на рукояти, письменные принадлежности и кучу исписанных тетрадей, с заголовкам типа " Конституция войны", " Право победителя" и " Неоспоримая логика палача" . На другой стене висел автомат и декоративная сабля. На самом столе стояла навороченная радиостанция, Красавчик никогда таких не видел. Спал старик, судя по всему, на потрепанном продавленном диване. Красавчик решил, что пора возвращаться на первый этаж. В холле их ждал старик. Он стоял у двери, рядом с прислоненным к стене белым флагом, смотрел на улицу и курил сигарету из пачки Красавчика.
   - Тут никого нет, - уверенно произнес дед, когда остальные приблизились. - Может в других домах, но точно не тут. Вокруг площади, думаю, тоже пусто.
   - Почему так уверен? - спросил Красавчик.
   Дед, внезапно, достал из-за пояса пистолет. Красавчик дернулся и положил руку на рукоятку ножа.
   - Успокойся, хе-хе, - улыбнувшись, ответил старик, зажав в зубах бычек. Кажется, он во всем находил что-то забавное. - Взял пестик только что, на их складе, - он кивнул в левую сторону зала. В стене серела пыльная одинокая дверь.
   - Да, там наши склады и ход в подвал, - кивнула девочка.
   Старик шагнул на улицу, спустился с крыльца, поднял руку с пистолетом в воздух и четыре раза выстрелил. Откуда-то взмыла стайка птиц, но и всего-то. Дед повернулся и медленным шагом двинулся к зданию. Перед входом, кинул бычок в ржавую урну у стены.
   - Они подростки, они не солдаты. Подростки импульсивны, у них шило в задницах, хе-хе, - сказал старик, оглянувшись на улицу. - Они бы не смогли столько ждать, когда мы уже в их руках. Не думаю, что президент мог их чему-то научить в этом плане. Да и ждать чего? Сейчас можно было бы напасть, пока наши силы разделены. Возможно, взять кого-то в заложники. Мы бегаем, шумим, стреляем и никакой реакции. Тут пусто. Конечно, я могу ошибаться, и Всевышний наконец приберет меня на встречу с близкими... Но в этот раз - врядли, - закончил старик с улыбкой.
   - Красавчик, какого хрена?! - раздался откуда-то крик, и мужчина узнал голос Яни.
   - Все нормально! Вроде! Кажется, тут пусто! - ответил Красавчик.
   - Кто стрелял?
   - Я! - проскрипел старик. - Проводил эксперимент!
   - Удачно? - прокричал, все еще невидимый Яни.
   - Вполне! Думаю, сэкономил нам всем немало времени! В моем возрасте, время - роскошь!
   Спустя минут двенадцать, отряд Капитана неспешно и с опаской приблизился к муниципалитету. Обыскали здание еще раз. На этот раз тщательней. Капитан с Доктором забрали карту со стены в кабинете. Яни проинспектировал склад и заявил, что там нет ничего столь интересного, что бы тащить с собой. Можно будет потом, при большой нужде, приехать на машине. Красавчик со стариком пили. Капитан разрешил по чучуть. Мальчик принес им из подвала самогон. Ленни стоял у дверей на улицу, привалившись к стене и смотрел на площадь. Поглядел на небо.
   - Буря не предвидится, - сказал он под нос, снял шляпу, и прислонился виском к нагретому солнцем уголку некогда белой стены. Поверхность была неудобной но Ленни вполне устраивало. От нервного напряжения он устал, накатила волна похеризма. Кто-то дернул за карабин, висящий на плече.
   - Не теряй бдительности! - весело сказала девочка, она тихо подошла сзади.
   - Отстань, я устал изображать солдата, - зевнув, ответил Ленни. - Я же не такой крутой вояка, как ты.
   Девочка прижалась плечом к его руке. Она все еще таскала с собой мягкую игрушку.
   - Как его зовут? - спросил Ленни.
   - Рядовой номер заяц, - ответила девочка.
   - А, ну да, точно, - кивнул Ленни. - А ты когда-нибудь видела зайцев вживую? Вымысле, откуда ты знаешь, что это именно заяц, а не слон?
   - Дедушка показывал нам на картинках. В разных книжках. Он хотел, что бы мы были образованными.
   - Ясно, - кивнул Ленни и продолжил смотреть на площадь.
   - Что теперь будет? - спросила рядовая номер четыре, помолчав.
   - Кажется, твои друзья ушли. Не знаю что будет. Надеюсь, у них хватит ума не нападать на нас больше.
   - Мне полегчало, когда мы никого не нашли, - сказал девочка. - Я боялась... много чего.
   - Я тоже. Мне тоже полегчало. Но ситуация проще не стала. Подобное случалось со мной в школе, когда контрольную по математике переносили на следующий урок. Ты вроде бы и избежал проблем, но они отнюдь не исчезли.
   - Хорош! - донёсся до них голос Капитана. - Еще домой ехать.
   Ленни оглянулся и увидел, как Красавчик закупоривает бутылку. Текила спускался со второго этажа, придерживая автомат у бедра и жуя зубочистку. Он подошел к Капитану и отдал бинокль.
   - Осмотрел город с чердака. Ничего опасного не увидел, - сказал он. - Старые крыши, грязные окна на домах. Ни намека на присутствие людей. На юге видел оросительную систему, сад деревьев и огородики. С северной стороны есть газовая заправка. Доктор, ты же думал на той неделе раздобыть баллонов, сварить из них буржуйку для горного домика. Заглянем, может найдется десяток. Сварю и для своего домика, остальное сдадим на склады.
   - Хорошая идея, Соколиный Глаз, - с иронично-серьезной гримасой кивнул Доктор. Многие жители города, кто уставал от вечного тепла и кому не было лень, строили себе домики в горах, за фермами, и ездили туда на отдых. Людей привлекали леса, горные ручьи и прохлада. Особенно по ночам. Добираться в те края было далековато, но горожане жаждали разнообразия. Такова человеческая природа - курорты, дачи и отпуска будут существовать даже в эпоху постапокалипсиса.
   - О, я тоже тогда возьму. Надо будет автобусом подъехать, - оживился Яни. - Капитан, заедем?
   - Если я вам запрещу, вы меня застрелите, и скажете, что на нас напали, хе-хе-хе, - хохотнул мужчина и погладил бороду. - Заедем.
   - А почему вы не берете патроны и оружие со склада? - спросил мальчик.
   - Зачем? Оружия у нас до хрена, сынок, об этом мы давно позаботились, - ответил Капитан. - Двадцатка ружей и десяток автоматов, с которыми вы собирались покорять планету - нам пока не к чему.
   - Ну тогда решили, - сказал Яни. - Сейчас сходим с Ленни, пригоним автобус.
   - Эй, Текила, а как насчет твоего предчувствия? - спросил Красавчик. - Ты же говорил, что-то грядет!
   - Ну, показалось. Я что, ясновидящий?
   - Я к тому, что может просто уберёмся домой?
   - А баллоны? - возразил Яни. - Потом катайся еще их ищи.
   - Во первых, у Красавчика нет дачи, - произнес Доктор. - Во вторых, он жаждет поскорей продолжить пьянку в автобусе. За руль ему уже все равно нельзя.
   - Как в душу смотришь, - кивнул Красавчик.
   - Съездим на заправку. Никого тут нет, - уверенно сказал Яни.
  ... - И этот пустой, - довольно протянул Яни, открыв кран очередного баллона.
   - А толку, все равно возиться, водой заливать, - ответил Доктор.
   - Во всем ты ищешь негатив, - с укором произнес бородач.
   Путем нехитрых манипуляций с болгаркой и сварочным аппаратом из двух пустых( не в коем случае не заполненных газом!) баллонов можно было сварить довольно эффективную и экономную дровяную печь. У дачников из города - это был последний писк моды. Пошлые буржуйки из листов метала стали моветоном и баллоны разлетались со складов с такой скоростью, что Судья испугался, что их может не хватить для производственных нужд и выдачу запретил. Если кому нужно - пусть найдет сам, благо к услугам нуждающихся был целый мир.
   - Сколько уже загрузили? - спросил Доктор у подошедшего Ленни. Он с Текилой таскали баллоны в автобус.
   - Семь, - ответил Ленни. Рубашка его была расстегнула а бронежилет лежал в автобусе. - А тепло тут сегодня, мне нравиться.
   - Еще штук пять возьмем? - спросил Яни.
   - Да эти сейчас закрепить надо, что б по полу не катались.
   - По двое, на пол между сидений положить. Я потихоньку поеду, - предложил здоровяк.
   Красавчику процедура сбора баллонов порядком надоела, хоть он и не принимал в ней участия. Может поэтому и надоела. Он встал с нагретой земли, потянулся и зевнув, направился в сторону видневшихся складских помещений, манящих тенью. Небольшая заправка располагалась на выезде из города, не более чем в ста метрах от ближайшего аккуратного ряда заброшенных складов.
   - Далеко не уходи, - бросил ему Капитан из автобуса. Он был в одних штанах, и уперев загорелые, волосатые руки в бока, пялился на баллоны. Видимо, думал, как их правильно уложить. Из недр автобуса так же доносился храп старика.
   - Естественно! Я отлить.
   Красавчик прошел мимо рядовых, сидящих, с скрещенными ногами на земле и вразвалочку зашагал по асфальту. Солнышко грело затылок и плечи. Красавчик улыбнулся, ему было хорошо. Он был жив, он не мерз и не голодал, он немного выпил и вокруг был целый мир, почему не улыбаться? Красавчик с удовольствием достал из мятой пачки зубами сигарету. После знакомства со стариком пачка заметно опустела. Подкурил. Спрятал пачку. Дымя, достиг линии теней, отбрасываемой строениями, свернул с дороги и пошел вдоль ряда закрытых складов. Небольшие, может это гаражи, пронеслось у него в голове. И в одном из них стоит невероятная красотка, на которой наездили, от силы, пол тысячи километров, укрытая пылью, местами поржавевшая за годы простоя, но все еще ого-го. Он медленно шел, касаясь рукой закрытых дверей. Я слышу вас, когда-нибудь я вернусь и мы прокатимся, обещаю - говорил мужчина про себя. Он любил машины. Красавчик завернул за угол, спрятавшись от глаз и прошел еще. За его спиной теперь красовалась стена другого ряда складов, точно такого же. Он остановился у пустого мусорного бака, рядом с ржавой лестницей, ведущей на крышу. Собрался отлить и решил перед этим докурить сигарету. Глубоко затянулся и поднял голову. На него смотрел мальчик лет шести, не больше. Мальчик приложил палец к губам а потом шепотом прокричал:
   - Не шуми! А то он нас заметит!
   Глаза его были круглы и в них ярко блестел страх. Красавчик понял, что сигарета сейчас вывалиться из рта. Он выплюнул ее и положил руку на кобуру с пистолетом.
   - Кто нас заметит? - спросил мужчина, тоже шепотом.
   - Демон! - прошептал мальчишка.
   - Какой еще демон? - спросил Красавчик. Он чувствовал себя в двух состояниях одновременно - одна его половина пыталась лихорадочно соображать, вторая находилась в полнейшем ступоре.
   - Сжигающий, - ответил мальчик.
   Он пудрит мне мозги, подумал красавчик. Извлек из кобуры пистолет, снял с предохранителя и приложил руку с оружием к животу.
   - Малыш, спускайся и поговорим. Медленно...
   - Тут безопасней, он неуклюжий. Тут он меня не заметит.
   - Ты вооружен? - спросил мужчина.
   - У меня есть это, - мальчик показал над краем крыши большой охотничий нож.
   - Больше ничего?
   Ребенок отрицательно помотал головой.
   - Ты ведь не хочешь на меня напасть, мальчик? Смотри, у меня пистолет.
   - Я вас видел. С крыш. Вы приехали с рядовой номер четыре и рядовым номеров восемь. На переговоры. Я веду переговоры. И прячусь от демона.
   - А где остальные?
   - Демоны забрали их.
   - Тоже сжигающие?
   - Да.
   - Куда?
   - Куда-то. А я спрятался. Но он знает, что я рядом. Он ищет меня.
   - Ты молодец. А теперь спускайся. Мы увезем тебя от демона. У нас хорошо. Мы не враги. Спросишь своих друзей, они подтвердят.
   - Если я слезу с крыши демон найдет меня. Он почувствует. И нельзя шуметь!
   Красавчик ощутил, что у него начинают сдавать нервы. Ребенок на крыше, с ножом, а возможно с пистолетом. Какие-то демоны забравшие остальных. А если все это чушь? А это и есть чушь - осенило его.
   - Так, давай слезай и быстро! - громко и уверенно произнес мужчина. - Без глупостей, а то я сам залезу и стащу тебя оттуда.
   - Тихо! - истерическим шепотом завизжал мальчик, маша в воздухе руками.
   - Ты меня достал, твою мать! - ругнулся мужчина и неуклюже полез наверх, держа пистолет в руке. Мальчик исчез. Красавчик зарычал, взял пистолет зубами и полез быстрей. А если сейчас сверху в меня выстрелят? - подумал он. Полез еще быстрее. Перед крышей взял в руку оружие, хорошо уперся ногами в ступеньку, покрепче схватился свободной рукой и резко выглянул, выставив, как можно быстрее, перед собой пистолет. Мальчик сидел в метре от края и напуганно смотрел на него. Другого оружия, кроме ножа, красавчик не заметил.
   - Иди сюда!
   Мальчик замотал головой.
   - Твою мать, - ругнулся Красавчик. Вернуться за своими? А если он убежит. А если это засада? Какого хрена делать? Красавчик услышал тяжелые шаги, громкие и чёткие. Справа, у начала ряда складов, на крыше которых они находились. Может показалось? Что это может быть?
   - Демон, - тихо сказал мальчик.
   - Иди, на хер, сюда! - мужчина поманил ребенка рукой с пистолетом. Ему не терпелось узнать кто там ходит, и чего греха таить, скорей всего, влепить в того с десяток пуль. Красавчик был зол, а когда он был зол, он уже не боялся. - Сейчас надерем зад твоему демону, твоему дружку или твою мать, любому, кто там шляеться! - раздраженно и громко сказал мужчина. Сурово посмотрел на мальца и дернул рукой.
   - Ты точно его побьешь? - спросил мальчик, глядя в сторону звука. Шаги приближались. Он явно разрывался между желанием остаться тут и поверить мужчине. Что-то не похоже на засаду - подумал Красавчик. Ну и хер с ним.
   - Точно, слезай! И нож не бери, неудобно спускаться будет!
   Мальчик, на корточках посеменил к лестнице. Красавчик быстро слез, почти спрыгнул и ждал мальчика на земле. Ноздри его раздувались и глаза были прищуренным. Он был зол. Но, где-то в глубине души стал подымался непонятный страх. А малец, кажись, верит в то, что говорит. Шаги приближались. Ребенок спрыгнул рядом, и спрятался за ноги Красавчика. Шаги все ближе. Тяжелые и гулкие. Красавчик поднял пистолет. Шаги звучали уже у поворота. Мужчина навел ствол на угол здания, и прицелился в горячий воздух. Мальчик сжал штанину на его бедре. Шаги, наконец, достигли угла строения. У Красавчика затряслись руки.
   - Твою ж мать!
   Ленни с Текилой затолкнули очередной баллон в двери и Капитан, неуклюже ворочая, потолкал его к ряду сидений.
   Раздалось три выстрела. Все повернули голову в сторону складов. И бросились к оружию. В тот момент, как Яни, самым последним схватил автомат и повернулся к городу, на дорогу вылетел Красавчик, придерживающий рукой что-то на плече, в другой был пистолет. Никто до этого не видел, что бы Красавчик бегал так быстро.
   - Заводи автобус! Валим! - заорал он, задыхаясь на бегу. Яни не раздумываю метнулся в двери, перецепился через баллон, ушиб ступню, но удержал равновесие и прыгнул в водительское кресло. Старик открыл глаза.
   - Что происходит? - спросил он сонно, видимо выстрелы его не разбудили.
   Текила, Ленни и дети уже были в автобусе, Капитан с Доктором стояли у дверей.
   - Внутрь! Валим, валим, валим! - Красавчик подобно молнии залетел в салон. Двигатель уже урчал. Доктор заскочил в салон, Капитан стоял на подножке автобуса, держась за поручень, с автоматом в руке и смотрел на улицу.
   - Какого хрена происходит? - спросил Текила.
   - Демон! - хором сказали Красавчик и пацан, которого мужчина сбросил с его плеча.
   - Номер двенадцать! - удивленно воскликнула девочка, уставившись на спасенного мальчика. Автобус начал разворот, люди внутри дернулись.
   - Не через город, в объезд! - крикнул Красавчик.
   - Да какого черта твориться? - спросил нервно Доктор.
   Красавчик глянул в окно и глаза его расширились. Он указал пальцем в направлении взгляда. Рядом с складами показалось существо - невероятно высокое, с горбатым телом непонятно-темного цвета, огромными рогообразными наростами на блестящей в лучах солнца голове, и выпустило из руки луч огня.
   - Твою...
   - Что там? - спросил, смотрящий за дорогой, Яни.
   - Гони! Быстрее! - в салоне начали истерично орать. Яни развернул автобус в пустыню и мчался по прямой. Баллоны в салоне грохотали. Люди оглянулись и увидели, как существо, провожая их, выпустило еще одну горизонтальный струю огня...
  ...- Скр-скр-скр, - судья почесал зад, убрал руку из-за спины и отвалился обратно, в удобное кресло.
   - Кхммм... Нда, занятная история, занятная, - произнес глава города, уперев локти в подлокотники и соединив кончика пальцев на уровне груди. Сегодня он пребывал в крайне благодушном настроении.
   - Да уж, занятней некуда, - кивнул Доктор. В кабинете, помимо Судьи, находились все шестеро бродяг. Кабинет был большой и они без труда в нем разместились. Доктор, Капитан, Красавчик и Ленни на стульях у стола, Текила и Яни сидели у стены.
   - Ну... надо закурить, - продолжил размышления Судья, нагнулся к выдвижному ящику, достал трубку и табак.
   - Тебе вновь напомнить, что это вредно? - спросил Доктор. Судья уставился на него из под лба, набивая трубку.
  - Мы живем в одиноком городке, посреди пустыни, в эпоху постапокалипсиса, которой предшествовала мировая война и эпидемия смертельной болезни, в мире, где на маленьких детей, которые хотят нас всех поработить, охотятся огнедышащие демоны. Давай - напугай меня историями о вреде никотина!
   - Потом, в приступах безудержного кашля, не говори, что я не пробовал тебя остановить, - ответил Доктор.
   - Мой прадед курил каждый день, пил текилу и дожил до ста четырнадцати. Но он всю жизнь работал на ранчо, - сказал Текила.
   - О, да у нас тут день воспоминаний, - буркнул Доктор.
   - Пока у нас день болтовни, - ответил Текила невозмутимо.
   - Ладно-ладно, - Судья поднял руки ладонями вперед, в примеряющем жесте. - Давайте, тогда попытаемся поговорить конструктивно и немного порассуждать.
   - Да уж, давайте, мать его, попробуем, - кивнул Красавчик. Он специально добавил в голос истерично-сатирические нотки.
   - Значит, - начал судья, - ты видел демона?
   - Ну, мальчик так назвал эту... штуку. Я понятия не имею, что видел.
   - Ты выстрелил в него три раза, а он пульнул в вашу сторону огнем?
   - Ага, но не достал. После этого я обделался, как и малец и мы понеслись к автобусу.
   - И стрелял он из руки?
   - Ну, так выглядело! Из чего он там стрелял на самом деле понятия не имею.
   - Ты попал в него, когда стрелял? - судья приготовил трубку и стал раскуривать.
   Красавчик пожал плечами.
   - До него далековато было. Утверждать не могу.
   - Стоит отметить, также, что на улице было жарко и ты до этого пил. А еще, тебе было очень страшно, - продолжил Судья, выпустив дым и взяв трубку в руку.
   - Скорее смесь шока, удивления и почти ужаса.
   - Тоесть, ты вполне мог промахнуться? Я, просто, пытаюсь понять, как эта штука реагировала на пули.
   - Я не знаю, - замотал головой Красавчик.
   - Хорошо, - кивнул Судья. - Что говорит найденный мальчик?
   - Эти... демоны появились три дня назад, - начал Капитан, - так пацан сказал рядовой номер четыре, она с ним говорила. Пришли ночью... Сколько их было всего, мальчик не знает, он видел двоих... До чего же странная хрень! Тот пацаненок с еще одной маленькой девочкой не спали и игрались, поэтому успели убежать из здания муниципалитета. Спрятались в каком-то магазине. Их нашли на следующее утро. Выпустили перед ними струю огня. Девочка растерялась от страха, только кричала и ее сцапали, а пацан успел убежать на крышу, его потеряли. С тех пор он почти не спускался, только попить и лазил по крышам. В день нашего приезда, этот... демон заметил мальца, когда тот пил и погнался за ним к складам. Остальное случилось при участии Красавчика.
   - Выносливый малый - не есть и почти не пить два дня. Нам такие пригодятся, - заметил Ленни. Яни чихнул.
   - Будь здоров, - невнятно пронеслось по кабинету. Яни поблагодарил.
   - Как они попали в город, на чем, как исчезли, откуда они и зачем им дети? - произнес Судья и откинулся на спинку кресла. Задымил трубкой.
   - Мальчик говорит, слышал пару раз жуткое урчание. Оно то приближалось то удалялось, - сказал Капитан.
   - Машина? - вопросительно произнес Яни.
   - Демоны на машине? - таким же тоном произнес Красавчик. - Наверное на черном кадиллаке. И по дороге они слушали хеви мэтал.
   - Или так открывался портал в другое измерение, - предположил Капитан. - Ой, вот только не надо смотреть на меня как на идиота, не делайте вид, что только я один в этой комнате читал фантастику.
   В кабинете на пару мгновений повисло скептически-задумчивое молчание.
  - А если предположить, что это смертные жители Земли, могут они быть мутантами, Доктор? - спросил Судья. - Из-за радиации или еще чего.
   - Я что, похож на чокнутого ученого из фантастического романа? Откуда мне знать? Я фельдшер! Спрашивайте у Капитана, он похоже в курсе.
   В ответ Капитан промолчал и скорчил гримасу, передразнивая Доктора. Судья почесал подбородок.
   - Подумаем над этим с нашими учеными, но, думаю ответ будет тот же.
   - Почему, в тот день, мы столкнулись только с одним существом, где были остальные? - спросил Текила.
   - Катались на кадиллаке? - предположил Красавчик.
   - На данный момент твоя версия лучшая, потому что единственная, - с напускной серьезностью сказал Ленни. Красавчик благодарно кивнул. Судья выпустил огромное облако дыма. Сидящий рядом Доктор замахал рукой перед лицом, разгоняя дым.
   - Наркозависимый, - буркнул мужчина, снял очки и начал протереть краем рубахи.
   - Что? Эй, стража у двери, заберите этого наглеца в темницы, он дерзит своему королю! - с напускным возмущением, громко произнес Судья.
   - Ори-ори, там никого нет, - сказал Доктор, надевая очки.
   - И так, - продолжил Судья. - Мы выяснили, что ничего не выяснили, и узнали, что ничего не знаем. А это уже что-то. Вообщем... Отправим в город отряд стрелков, и вы тоже поедите, походите-посмотрите, что к чему. Возможно установите контакт с этими... кто они там, поболтаете немного, узнаете как зовут, где работают, сделаете пару совместных фото. Или вступите в бой, если они нападут. Станет горячо - свалите. Возле нашего города шляються странные и опасные существа и с этим нужно разобраться. А еще заберете два отличных внедорожника, которые там кинули.
   Капитан кивнул. Остальные промолчали.
   - А потом - мы разберемся вот с этим, - и судья достал из выдвижного ящика карту, изъятую из кабинета старого президента. - Как нам великодушно пояснила рядовая номер четыре - зигзагообразные линии подписанные как "К" - это те самые кочевники, о которых она упоминала ранее. И это тоже - крайне интересно!...
   ...Перед уходом от Судьи, Яни спросил: - А можно, мы возьмем с собой танк?
   И они взяли с собой танк. Танков в городе было аж четыре, могло быть больше, но не пригоняли за ненадобностью. Стоят, пылятся, когда-никогда требуют техосмотра, вообщем, время, место и ресурсы, потихоньку, забирают. Танковых экипажей было аж два. Один состоял из увлеченных энтузиастов, второй из тех, кого заставили. В шахтерский городок вызвался ехать экипаж энтузиастов. В общей сложности на задание выехала колонна из танка, четырех бронированных машин с пулеметами на крышах и трех грузовиков со стрелками. Операцию возглавил Сержант. Когда приехали к шахтерскому поселку, и пыль, поднятая мощными двигателями, улеглась, Сержант, опершись на капот одной из машин, через громкоговоритель обратился к городу.
   - Эээ, там в городе! Вы... - Сержант отвернулся от громкоговорителя и спросил у Ленни. - Кто там в городе, как к ним правильно обращаться?
   - Обращайся - огненные демоны, - пожав плечами, ответил бродяга. Сержант вновь взялся за громкоговоритель.
   - Э, там в городе! Огненные демоны, предлагаю вам немедленно сдаться! У нас танк, пять крупнокалиберных пулемётов, гранатометы и до черта стрелкового оружия! Сложите... огненные лапы за спину и выходите построившись в колонну по одному!
   - Почему в колонну по одному? - спросил Ленни.
   - Ну, как-то же им надо выходить, - ответил Сержант, опустив громкоговоритель. - Как маленький был, мы с мамой дядю ходили в тюрьму проведывать, там людей так водили, я пару раз видел.
   - А за что дядька сидел? - спросил Яни.
   - Да много за что, по разным статьям. Они с мамой дедомовские были. Мама папу сразу после дедома встретила, женилась рано, а дядька по наклонной пошел. Но, он добрый был, остроумный.
   Открылся люк на танке.
   - Может мы их шугнем? - предложил один из танкистов, выглянув из люка.
   - Давай, - кивнул Сержант. - Там вон, в пустыне, вон тот холмик, видишь? Ржавый грузовик рядом, давай по нему!
   Танкист спрятался. Башня, наслаждаясь собственной крутизной, эффектно повернулась в нужную сторону. Пушка, с не менее эффектным звуком, опустилась ниже. Танк замер, а потом пушка ухнула, выдав мощную вспышку и изрядно надымив. Не в чем не повинный ржавый грузовичок разлетелся на части. Сержант продолжил переговоры.
   - Эээ, демоны!
   - Огненные демоны, - подсказал Ленни.
   - Ну да, - согласился, в громкоговоритель, Сержант. - Огненные демоны, короче, пятнадцать минут у вас! Выходите сами, по хорошему, или вам жопа!
   - Скажи, чтоб детей вывели. Если они тут, конечно, - напомнил Капитан.
   - А, да, - подтвердил, в громкоговоритель, Сержант. - И детей выводите! А не то - жопа!
   Прошло пять минут. Город безмолвствовал. Демоны не появлялись.
   - Я подумал тут, - задумчиво произнес Яни. - А вдруг они не понимают нашего языка?
   - Ну и че делать, если не понимают? - спросил Сержант. Что в таком случае делать никто не знал. Танкист предложил шугнуть демонов еще раз. Сержант запретил. Танкист расстроился и спрятался в танк. Прошло еще пять минут.
   - Э, демоны, пять минут у вас осталось! - прогудел Сержант в громкоговоритель. - Может и правда не понимают по нашему? - озадаченно посмотрев на Яни, сказал Сержант. - Придется знаками с ними договариваться.
   - Я в город с белым флагом больше не пойду, - заявил Красавчик. Решили дождаться истечения срока ультиматума. Спустя последние пять минут никто не появился. В город, под прикрытием танка зашли стрелки. Танк, скрежетая гусеницам по асфальту, неспешно добрался до центральной площади. Демоны обнаружены не были. Стрелки обыскали близлежащие дома. Вновь безрезультатно. Проверили склады, где Красавчик нашел мальчика и столкнулся с существом. К сумеркам обыскали город настолько тщательно, насколько это было возможно за один день. Забрали брошенные внедорожники. Все жутко устали. В последних лучах заходящего, красного солнца, Сержант приказал сворачиваться, людей еще ждал утомительный марш домой. И тут Текила заметил на стене муниципалитета надпись. Которой в прошлый раз не было. Довольно крупные, неровные буквы, выведенные черной краской.
  " И Господь произвел гром и град, и огонь разливался по земле."
   И тут уж все стало совсем непонятно...
   ... - Возвращай руку к подбородку! - Дик ван Дайк, отец Кристиаана, будущего зятя Судьи, шлёпнул Ленни боксёрской лапой по щеке. Ленни кивнул. Дик сместился в сторону и выставил лапы. Ленни пробил два прямых удара. Тренер вновь переместился. Ленни выбросил комбинацию. Они поработали так еще с минуту. Ленни опять получил шлепок по щеке.
   - Не забывай про левую руку. Правую хорошо держишь, а о левой забываешь. Если удобно держать ее низко, не забывай защищаться шагом назад и уклонами, если не хватает реакции - держи руку выше. Со временем сам определишь, как тебе удобнее. На сегодня хватит с лапами. Снимай перчатки и иди к мешку.
   Ленни кивнул и стал стягивать боксерские перчатки. Они занимались в одном из спортзалов Города. Этот сейчас был почти пуст. Несколько человек качались в зоне с тренажёрами и штангами, Кристиаан сидел на лавке у стены и что-то жевал. Ленни прошел мимо него и пристроился к мешку. Обнял снаряд, привалившись потным лбом.
   - Три минуты работаешь, потом отдых. Бьешь, все что хочешь, - сказал Дик, усаживаясь рядом с сыном. - Немного передохни, начнем как будешь готов.
   - Дядя Ленни, работай над координацией! - сказал Кристиаан. - Ты становишся очень неуклюж, когда устаёшь.
   - Как скажешь, - кивнул Ленни. Он утомился после ночного марша к Городу и хотел домой. Но ему нравилось. Как в детстве, в зале отца. Тогда он никогда не уставал, был быстрым и ловким. Во многом, он таким и остался. В чем-то стал лучше. А в чем-то хуже. Это неизбежно.
   - Я готов, - сказал Ленни.
   - Давай, - Дик включил секундомер. Ленни начал пробивать удары.
   - Двигайся вокруг мешка, не стой, - напомнил тренер. Ленни поработал три минуты. Потом отдохнул одну. Потом поработал еще два раунда.
   - Все, молодец! Отдыхай! Походи, не садись.
   Ленни вытер пот со лба, упер руки в бока и медленно стал вышагивать напротив лавки. Кристиаан бросил в рот очередной сухарик. Начал хрустеть.
   - Координация, дядя Ленни, координация, - нарочито заумным тоном произнес парень, коверкая слова из-за сухаря. - Координация и баланс. Тебя заносит при ударах.
   - Да ты что? - спросил Ленни.
   - Угу-угу, - кивнул парень. Дожевал сухарь. - Неуклюжий, как тюлень. Боксировать - это тебе не на коне задницу отсиживать!
   - Как тюлень, значит? - Ленни хихикнул, быстро подшагнул к сидящему, навалился корпусом, наклонил голову парня вниз, упер себе в живот, предплечье согнутой в локте руки просунул под горло, сцепил кисти, немного прогнулся в спине и легонько придушил. Кристиаан похлопал Ленни по плечу и тот расценил захват. Парень улыбался.
   - Этому меня научил мой папаша. Может я и неуклюжий в стойке, но заборю тебя восемь раз из десяти гарантированно.
   - Если доберешься, - ответил Кристиаан. Ленни согнулся, упер руки в бедра и посмотрел в другую часть зала. Знакомый парень, из стрелков, готовился приседать со штангой.
   - Так, вы и вправду, видели демонов? - спросил Дик.
   - Мы видели что-то. Лично я - не долго и из окна движущегося автобуса. Демонами мы прозвали их для удобства.
   - И оно стреляло из руки огнем?
   - Угу. Но с танком предпочло не связываться. Или ушло по каким-то другим причинам.
   - Черт, - покачал головой Дик. - Никогда не предполагал, что мы столкнемся с чем-то подобным. На наш век странностей хватило и без мистики. Но, вот моя бабушка утверждала, что наша соседка была настоящая ведьма. Могла делать заговоры и все такое прочее. А тетя знала двух сестер, нормальные девчонки, но, одна из них, во сне, иногда, ползала по потолку и говорила на непонятном языке. Но самое странное, что парня той девушки звали Арчибальд Кнут Третий. Кто называет сыновей Арчибальд Кнут, да еще и три поколения подряд? Люди звали парня Арчи К, но все же!
   Кристиаан зловеще захрустел очередным сухарем. Атмосфера жуткой таинственности повисла в спортзале. Ленни пошел переодеваться. На выходе из спорт зала его ждали ван Дайки.
   - Мы в столовую, ты с нами?
   - Нет, домой пойду, жена сегодня выходная, пообедаем вместе.
   - Ну ладно, давай, - мужчины пожали руки и разошлись в разные стороны. Ленни пошел домой, спал до полудня, потом забрал детей из садика. После, они пообедали всей семьей, Ленни поиграл с детьми, вновь подремал и отправился за рядовой номер четыре. На 18.00 они с остальными членами группы должны были собраться у Судьи и обсудить грядущую миссию по нахождению кочевников. Когда девочка попала в город, Ленни предложил ей жить у себя, но рядовая отказалась. Ей и рядовому номер восемь выделили дом, на окраине. Теперь к ним присоединился еще один житель. О том, что девочка застрелила горожанина, Ленни и все остальные участники событий умолчали, сочли, что так будет проще. Убийство списали на, погибшего у колодца, пацана. Что на этот счет чувствовала, все еще, довольно скрытная девочка, Ленни точно не знал. Врядли, что-то хорошее.
   Мужчина добрался до нужной улицы и поднялся на крыльцо. Дверь была открыта и из дома доносился смех. Ленни зашел внутрь.
   Дети седели на полу, в широкой комнате, недалеко от раскладного дивана, и играли в настольную игру.
   - Ага, плетете какой-то заговор? - громко спросил мужчина. Играющие уставились на него.
   - Нет, - честно ответил самый маленький. Старший парень - рядовой номер восем отвернулся от вошедшего, застыл и уставился прямо перед собой.
   - Привет! - улыбнулась рядовая номер четыре. - Успокойтесь, он шутит, - мягко обратилась она к остальным.
   - Я понял, - кивнул парень.
   Ленни почесал затылок под шляпой.
   - Готова?
   - Сейчас, мы доиграем только! Десять минуток - максимум!
   Ленни кивнул, прошел через комнату и уселся на диван, недалеко от играющих. Надвинул на лицо шляпу и сложил руки на животе. На него накатило умиротворение. Внезапно, представил, что парень сейчас вскочит с пола и полоснет его по горлу ножом. Равнодушно отогнал эту мысль. Ничего не случиться. Дети играли еще минут двадцать, после чего Ленни громко и протяжно вздохнул.
   - Ну ладно, мне, кажется, пора, - печально сказала девочка. - Я воды попью и идем, Ленни.
   - Как скажешь, - ответил мужчина сквозь шляпу. Девочка ушла на кухню и вскоре вернулась. Потрясла Ленни за плече и пошла к двери. Мужчина поднялся с дивана и направился вслед за девочкой к выходу.
   - А вы тут не замышляйте никаких диверсий, пока мы не вернемся, - сказал он, развернувшись в дверях.
   - Что такое диверсия? - спросил маленький мальчик.
   - Скрытная деятельность, несущая ущерб врагу, - тихо произнес рядовой номер восемь. - Дедушка, ведь, сто раз рассказывал как это.
   - Он шутит! - Крикнула с крыльца девочка.
   - Как-то тупо, - задумчиво произнес малыш. - В чем тут шутка?
   Старший товарищ ему не ответил.
   - Твои шутки не очень удачные. Я сама только недавно начала их понимать. И не все, - сказала рядовая, вышагивая рядом с Ленни. Ей приходилось задирать голову, что бы смотреть ему в глаза.
   - Все потому, что у вас чувство юмора было под запретом, пока росли, - ответил тот.
   - Нет.
   - Да, ты права. Извини. Мои шутки часто бывают неудачными. Но некоторые - истинные шедевры!...
   ...Совещание у Судьи прошло быстро. Не затянулось. Кроме пары шуток на лишнюю болтовню не отвлекались. Активные поиск демонов и пропавших юных солдат решили временно поставить на паузу. Вопрос был, мягко выражаясь, важный, но пути, по которым можно было дальше двигаться, терялись во тьме прошлой ночи и разлетались мелкой пылью с растрескавшихся обочин пустынных шоссе. Девочка, естественно, расстроилась и разочарование на ее лице читалось так же ясно, как огромные разноцветные буквы в букваре. Единственное, что могли сейчас сделать в Городе, высылать машины разведчиков в раен шахтерского поселения, патрулировать дороги и потихоньку обыскивать пустыню. Даст ли это что-нибудь? Кто знает?
   Группа Капитана отряжалась в командировку. В соседний город. Часть путей кочевников, указанных на картах старого президента мира, проходили в близости от него. Там команде надлежало соединиться с группой местных бродяг и отправиться на поиски неизвестных доселе обитателей этих краев. Выход через три дня, в другом городе их уже ждут. Рядовая номер четыре изъявила желание отправиться с остальными. Аргументировала тем, что лучше других может читать карту президента. Карту президента, при определенных усилиях, мог прочесть даже полторагодовалый внук Доктора, но Судья об этом умолчал. Многозначительно почесал зад, потом макушку, поднял глаза к потолку, подумал и кивнул. Не хочет девчонка сидеть в городе, пусть едет. Лучше быть занятым чем сидеть сложа руки, грызть себя переживаниями и мыслями.
   Ленни провел весь следующий дома с женой. Та взяла отгул, что-бы побыть с мужем - Ленни опять уезжал и не известно, как на долго. Вечером он вышел подудлить пива с Сержантом. Встретили в баре подвыпившего Красавчика и старика с заправки. Красавчик дымил сигаретой, вытянув ноги параллельно столу и закинув одну на другую. Рядом с ним стояла бутылка и стакан с чем-то крепким. Дед пил воду.
   - Соскучился по воде? - спросил Ленни.
   - Нет. Я встретил женщину. Невероятную. И сегодня у нас свидание. Я хочу выглядеть идеально.
   - А, удачи, - с уважением кивнул Ленни.
   - А курить мне просто не хочется, - грустно сказал старик. - Моему организму это уже, видимо, не нужно.
   - За здоровый образ жизни, - предложи Сержант. Люди выпили. Ленни вернулся домой до полуночи, уложил детей спать, а после они с женой сидели на веранде, смотрели на звездное небо и говорили о многом.
   Следующие два дня готовили экспедицию. Подобрали машины, загрузились канистрами с топливом, приготовили снаряжение. Доктор поскандалил с женой. Яни уже успел сварить буржуйку из газовых баллонов. Старшая дочка Текилы впервые испекла пирог и он угостил друзей. Доктор помирился с женой. Потом они поругались. Сын Доктора почесал короткую бородку, сказал, что ему надоели домашние склоки, родителям пора повзрослеть и ушел жить к старшей сестре. Доктор хихикнул и сказал, что сын большой и ему давно пора съезжать. Женщина дулась теперь и на мужа и на сына. В вечер перед отъездом, семейная чита отправилась в гости к старшей дочке. Вели себя культурно, но напряженно. Муж старшей дочери пытался разряжать обстановку. Давалось это не просто. А утром Доктор вздохнул с облегчением и сбежал в командировку.
   - Я люблю свою жену, - произнес он, оглядываясь на исчезающий в облаке пыли, летящей из под задних колес автомобиля, город. - Особенно, когда знаю, что она далеко.
   К второму оплоту выживших представителей человеческой расы в этих краях добрались чуть ранее полудня четвертого дня. Поселение по размерам было раза в четыре больше Города, но чуть менее заселенное, густо окруженное нефтяными вышками. Располагалось в некогда индустриальном городе, с заводами, высотными домами и широченной рекой, делившей город на две части. Тут уже правила не пустыня, тут правили асфальт и бетон. Приезжих бродяг тепло встретили и провели до базы местных разведчиков. Капитан нашел босса местных коллег и они отправился на встречу с главами города. Остальных заселили в приятный двухэтажный коттедж и оставили отдыхать. Рядовая номер четыре легла спать. Через пол часа отдыха в дверь на первом этаже постучали. Текила открыл. На пороге стояли трое загорелых мужчин. Представились. Люди из отряда разведчиков, которым предстояло действовать вместе с командой Капитана. Пришли знакомиться. Принесли самогон. Текила пустил. Бродяги собрались в уютной, широкой кухне на первом этаже и начали общаться.
   - Курт Петрович, - представился высокий, худощавый мужик лет сорока. Мужчина сел за стол, нагнулся к сумке и достал трёхлитровую банку с жидкостью. - А это - мое творение.
   - Приятно познакомиться, - кивнул Доктор банке.
   Остальных гостей (или хозяев) звали Олли и Гордый Нос. Один низкий, второй высокий и полноватый. Крепкие люди с мозолистыми руками и морщинами вокруг глаз. Солнце, ветер и дорожная пыль, рядом с которыми они проводили большую часть жизни, пропитали их до костей. Приготовили закуску. Выпили по первой.
   - Ууу, крепкая, - уважительно произнес Яни.
   - На картохе, - ответил Курт Петрович. - Так моя бабушка делала, когда больше не на чем было.
   - Хорошая женщина, - сказал Доктор. - Выпьем за нее!
   Выпили.
   - Да, - ответил Курт. - Нас двое в городке выжило, как все случилось. Она двадцать семь больших могил выкопала экскаватором. Дед наш трактористом был, а баба его подменяла, коли тот пьяный был или с бодуна сильного. За него на работу выходила, говорила - что б не выгнали. Все мужики угорали. А кто б его выгнал, у него племянник, мой дядька двоюродный, начальник автобазы был. Баба просто водить любила. Так вот, мы много людей в тех могилах и похоронили. Носили вдвоем, я потом в кузов грузовика затаскивал. Я сильный был, в детстве тяжелой атлетикой занимался, хоть и высокий, но шло хорошо. А баба везла. Как наберем кузов, после в могилу и выгружаем. А потом уж сильно... ну, разлагаться стали люди, плохо стало носить.
   - Нда, - вздохнул Гордый Нос. - За тех, кто не здесь!
   Выпили еще по одной.
   - Тяжелый какой, - заметил Ленни, занюхав кулаком.
   - Потом мы в леса ушли, - продолжил Курт. - Вернее на машине высокой проходимости поехали. В сторону моря. Баба говорила, к ней дед во сне приходил, сказал, надо к морю ехать, там лучше будет. По тихоньку ехали, баба меня учила водить. Я, по дороге, даже волка приручил. Приходил он ночью, следил значит, думал, может ослабнем мы, охотился. А я ему консерву давал. Высыпал под дерево. Он кушал. Уставал за день, бедолага, пока наш вездеход преследовал, мы потихоньку шли, но зверю все одно тяжко. Баба ругалась на меня утром. А я что, мне друг нужен был, все друзья, ведь, того - умерли. А потом мы к морю добрались, там людей встретили. А через пару лет корабль с этого материка прибыл. Мы уплыть и согласились.
   - Мэр говорит, вроде новый город на вашем материке нашли, на связь вышел на днях. У них население двадцать тысяч почти. Восемнадцать с половиной, - сказал Гордый Нос, и стал жевать огручик.
   - Ого! - воскликнул Яни.
   - Да ладно? - удивился Курт. - Вот это новость, за такое надо выпить!
   Выпили. Штука была крайне забористая.
   - А вы, значит, демонов видели? - спросил Олли, уже заплетающимся языком.
   - Хрень какую-то видели, - ответил захмелевший Яни.
   - И че, оно прям огнем пуляло? - опьянело-скептически уточнил Олли.
   - Так же точно и далеко, как я в туалете, - подтвердил Красавчик.
   - Да не может быть! - замотал нетрезвой головой Олли.
   - Не понял, мы че, по твоему, гоним? - повысив голос, спросил Яни.
   - Чщь, - довольно отчетливо произнес Текила. - Не шуми.
   - Так а че он, это, ну...
   - Ладно-ладно, надо выпить, все станет яснее, - предложил Гордый Нос. Разлил самогон по рюмкам. Выпили. Закусили.
   - Не, мужики, ну я просто уточняю... Я это... разобраться, просто. Ну, оно это, маловероятно, как бээ..., - объяснился Олли.
   - Все правда. И существо странное, и выстрелы огнем и пропавшие дети-солдаты, - произнес Доктор.
   - А на хера им дети? - спросил порядочно пьяный Олли. Он опирался об стол локтями и глаза его утопали в коварном омуте картофельного самогона, на берегах которого закуска водилась крайне редко, и зачастую игнорировалась.
   - Кто знает, - устало ответил Доктор и зевнул. - Чет я уже спать хочу.
   - Я пьяный, - заявил Ленни.
   - Так за это надо выпить! - предложил Курт Петрович. - По полной!
   - Стоя! - воскликнул Красавчик.
   Налили. Выпили. Гордый Нос сел мимо стула. Матюгнулся. Курт Петрович стал его подымать. Они упали. Курт Петрович, падая, странно вывернул руку. Их подняли и усадили. Выпили за спасение. Все теперь говорили громко и одновременно. Рука Курта Петровича стала опухать и плохо сгибалась. Решили, что надо ее лечить. Доктор сказал, что знает как. Но скажет, только после того, как ему нальют. Курт Петрович здоровой рукой извлек из сумки запасную банку с самогоном. Доктору налили. Доктор выпил и сказал, что лучшее лекарство от всех болезней это водка и хорошее настроение. Выпили с тостом - "Прими за лекарство", и следом - за " Хорошее настроение". Настроение стало совсем хорошее. А потом Олли и Яни о чем-то опять поспорили. Никто потом не смог вспомнить о чем. Они встали из за стола и Олли ткнул Яни в плече, а Яни размашисто бухнул Олли по бороде. Их начали разнимать. Разняли. Помирили. Сели пить дальше. Что было после, бродяги помнили смутно. Все заночевали в коттедже. А на утро их ждал завтрак, приготовленный рядовой номер четыре, а так же похмелье, очень злой Капитан и очень плохие новости.
  ... - Ну, сука, блин, вы и мудаки, - сказал Капитан своей команде, когда за его спиной захлопнулась дверь местного госпиталя. Крыльцо обдуло ветром. На небе светило солнце и медленно плыли бизоноподобные облака.
   - Чего там? - хрипло поинтересовался Яни.
   - У одного местного рука сломана у другого челюсть! И вы после этого еще и бухали! Перед работой!
   Капитан упер руки в бока и замотал головой.
   - Короче, местная группа на половину не дееспособна. Их босс в ахере. Все остальные здешние команды - на выездах. Судья, мягко говоря, расстроен. Сказал мне по рации много интересных слов и словестных оборотов.
   - Про нас? - уточнил, а потом икнул Ленни.
   - Нет, про рождественского кролика!
   - И что говорил? - спросил Доктор.
   - Говорил, расстрел вас ждет по возвращении и двадцатка в карцере. Лет.
   - А, ну тогда все нормально, - сказал Ленни.
   - Шуточки, да? - вспылил Капитан.
   - Прости, - Ленни потупил взгляд и примиряюще поднял руки ладонями вперед.
   Капитан выдохнул.
   - Вообщем, я пошел совещаться с командиром местных разведчиков, думать-придумывать, что делать дальше, а вы идите, поболтайте с друзьями. Бухать с трещинной в челюсти, это ж надо!
   Капитан ушел. Бродяги зашли в госпиталь и узнали в какой палате расположились коллеги. Нашли нужную. Олли сидел у окна с перебинтованным лицом, Курт Петрович лежал на койке с загипсованной рукой. Оба выглядели страдальчески. Рядом, с Куртом Петровичем, на краю койки, сидел Гордый Нос. Он выглядел живенько. Видимо, врачи его прокапали и похмелье оставило мужчину в покое.
   - Ооо, - обрадовался Петрович. - Коллеги!
   - Драсть, - кивнул Доктор.
   - Драте, - пробубнил Олли.
   - Как здоровье? - поинтересовался Гордый Нос.
   - Да, видимо у всех оно сегодня не задалось, - сказал Красавчик, тяжело привалившись к стене.
   - Угу, еще со вчера, - согласился Курт Петрович. - Простите мужики, это все самогон - не удачный получился, агрессивный.
   - Оно и видно, - Доктор кивнул в сторону Олли.
   - Ты извини, брат, что так получилось, - Яни подошел к мужчине с замотанным лицом и положил ладонь ему на плечо. Олли похлопал здоровяка по руке.
   - Это бываэт. Не вонуся, оно сашивет, - ответил раненный.
   - И что делать дальше? - спросил Курт Петрович. - На задание уже никак...
   - Бухать, - сказал Красавчик. Люди в палате улыбнулись.
   - Наш главный с вашим пошел советоваться, - сказал Текила. - Чего-то да придумают.
   Вера в командиров - вещь неплохая. Если они не долбанутые...
  ... - Вообщем, нашли мы выход, - заявил Капитан, уперев ладони в стол и раскачиваясь на стуле. Группа сидела на кухне в коттедже, где вчера совершалось массовое возлияние, переросшее в служебную халатность и должностное преступление.
   - Две новости, - продолжил Капитан. - Первое - у меня в отряде появляется заместитель. Рядовая номер четыре. Единственный человек, которому в этой комнате можно доверять. Она одна вчера не нажралась и не напорола херни!
   - Поздравляем с повышением! - улыбнулся девочке Текила. Та стеснительно потупила взгляд.
   - Второе, - продолжил Капитан изрядно качнувшись на стуле. - Группе вышедших из строя разведчиков нашли замену.
   - Ура, - тихо сказал Ленни.
   - Мы долго маялись с их командиром, решая, что делать, то ли ждать возвращения других местных групп, то ли ожидать выздоровления ломаных ребят. И тут командир вспомнил про одного парня... Бывшего разведчика, теперь он работает кузнецом. В свое время он не вылезал из окрестных земель, излазил все вдоль и поперек... Так выразился местный командир. Его не особо хотели брать в составы других групп из-за... некоторых странностей.
   - Странностей? - спросил Яни.
   - Какие-то там заморочки, то ли с одеждой, то ли с политикой, то ли часто нес какую-то чушь, я так и не понял. Не важно. Главное, мы обзавелись качественным проводником, местные утверждали - он был очень добротным бродягой. Его уже должны были проинструктировать. Найдем парня на автобазе...
  ...Группа шагала вслед за Капитаном к высокому, широкому и длинному ангару, имеющему несколько огромных ворот. Площадь перед ангаром была изобильно забита машинами, их деталями разных размеров и людьми. Из одних ворот выехал грузовик, рядом с другими кто-то что-то варил, искр было много. Яни отвернулся, другие прикрыли глаза руками.
   - Где нам найти Юрия Красного Молота? - крикнул Капитан, обращаясь к кучке курящих у наполовину разобранного пикапа рабочих.
   - Да там где-то был, - пожилой мужчина махнул рукой в направлении ангара.
   - С левой стороны, в самом конце ищите, там кузня, - ответил другой. Капитан кивнул и бродяги зашли в ангар. Пробиваясь через ряды машин, деталей и разного хлама, повернули на лево. У дальней стены ангара вспыхивали искры. Бродяги шли на искры, как на огонёк в тумане. Когда они подошли ближе, стал различим заточной станок, выложенная из кирпичей печь, с толстой металлической дверкой, наковальня, стеллажи с инструментами, еще одна печь, сверху которой горели угли. Широкоплечий мужчина с грязным, но гладко выбритым лицом, держал в углях заготовку. Достал, и удерживая щипцами, уложил на наковальню. Взялся мускулистой рукой за молот.
   - Юрий Красный Молот? - громко произнес Капитан.
   - Он самый, товарищ! - улыбнувшись, ответил кузнец. - А кто спрашивает?
   - Мы группа бродяг из соседнего города, вас должны были предупредить!
   - А, да-да, мне говорили. Приятно познакомиться, товарищи! - улыбнувшись еще лучезарней, ответил Юрий и опустил молот на заготовку.
   - Я закончу работу, переоденусь и встретимся вечерком, - перекрикивая грохот молота и почти не глядя, куда бьет, сказал кузнец. - Вы где остановились?
   - В коттеджном городке, двенадцатый коттедж.
   - Ну я тогда туда и подойду, все обсудим. А сейчас некогда, товарищи, Родина-Мать требует выполнить двойной план за смену!
   - Кто требует? - переспросил Яни, но Капитан развернул его лицом к выходу.
   - Меня предупреждали, что он странный, пойдемте, не будем отвлекать.
   Ленни бросил прощальный взгляд на кузнеца. Тот почувствовал взгляд, посмотрел на Ленни, хитро и белозубо улыбнулся.
   - Будь жертвенен в труде, товарищ! - бросил он в след и хихикнув, повертел перед глазами сжатую в клещах заготовку. Чокнутый - уверенно подумал Ленни.
   ...Юрий явился еще за светло, видимо, сразу после работы. Лицо его было грязным, но казалось свежевыбритым и пахло крепким одеколоном.
   - Спасибо, что пришел так быстро, - произнес Капитан, пожимая чужому бродяге руку.
   - Партия сказала надо - комсомол ответил есть! - задорно ответствовал Юрий. Мужчина по очереди пожал руки всем мужчинам и в конце мягко сжал двумя лапами ладошку девочки. Юрия провели на кухню. Усадили у стола.
   - И так, товарищи, насколько я понял, вам нужен проводник до Жутких Каньонов?
   - Да, эээ... товарищ, - кивнул Яни. - Как раз туда.
   - О, я излазил их вдоль и поперек в свое время. Довольно гостеприимное место, если знать где ходить. Очень красивое, кстати, очень.
   - Не сомневаюсь, - сказал Доктор.
   - А зачем вам туда? - спросил Юрий.
   - Судя по нашей информации, в тех местах живут люди, - ответил Капитан. - Точнее - они там бывают время от времени. Кочевники.
   - Кочевники? - воскликнул Юрий. - Хм... Никогда там никого не видел, товарищи.
   - Ты много провел времени в тех местах? - спросил Ленни.
   - Сложно посчитать точно. Наведывался каждые несколько месяцев в течении лет десяти-двенадцати. Бродил там по несколько дней и возвращался назад в город. Последние четыре года я редко бывал в Каньонах, почти безвылазно сижу в городе.
   - Видел что-то интересное? Необычное? - спросил Капитан.
   - Необычное? Вроде следов жизнедеятельности большого количества людей?
   - Типа того, - согласился капитан.
   - Через Каньоны проходит... раньше проходил туристический маршрут. Сами Жуткие Каньоны в прошлом настоящее место паломничества для туристов, туда приезжали люди со всего мира. Следов жизнедеятельности там осталось много, инфраструктура довольно развита для такого отдалённого от больших городов места. А если вы имеете ввиду свежие следы жизнедеятельности - типа кучек фекалий на обочинах или оберток от конфет со свежими следами шоколада, то такого я не видел.
   - Ты сказал, что Жуткие Каньоны часть туристического маршрута? - произнес Доктор.
   - Да, товарищ. Зигзаг Невероятных Красот, так он назывался. Маршрут тянулся через пол страны, начинался в горах на севере и заканчивался у океана на востоке.
   - Можешь показать на карте? - спросил Капитан, порылся в рюкзаке и извлек карту почившего Императора Мира. Развернул на столе.
   - Ну вот, у вас уже часть маршрута отмечена, - Юрий ткнул пальцем на зигзаг, нарисованный на карте. - Начинался он вот здесь, - он поставил указательный палец на обозначение вереницы гор на севере. - Ручка есть, на карте можно рисовать?
   - Валяй, - сказал Капитан, достал из бокового кармашка рюкзака карандаш и протянул Юрию.
   - От гор маршрут идет к Великому Синему Озеру, потом через Пограничные Леса, потом... - карандаш в руке Красного Молота чертил на карте линии, выводя зигзаг с прямыми разной длинны. Его линии практически точно налегли на чёрточки, оставленные стариком.
   - Интересно, - заметил Яни.
   - Очень загадочно, - подтвердил Текила.
   - Выжившие люди бродят туда сюда по заброшенному туристическому маршруту, че тут загадочного? - возразил Доктор.
   - Ты не оставляешь в жизни немного места для романтики, да? - поинтересовался Текила.
   - Я работаю фельдшером и женат большую половину жизни, причем худшую, какая в жопу романтика? - пробурчал Доктор.
   - Ты находишь нашу работу не романтичной? - воскликнул Ленни.
   - Моя работа, в основном, состоит в том, чтобы давать вам активированный уголь, когда обожретесь пропавших консерв - охереть как романтично. Прям рыдаю от переизбытка чувств, как впихиваю вам в рот таблетки.
   Яни и Ленни расхохотались, Текила хмыкнул.
   - У них так всегда, - сказала Рядовая посмотрев на Юрия, как бы объясняясь. - Говорят какие-то странные вещи а потом смеются.
   Мужчина равнодушно пожал плечами.
   - Сегодня свяжусь с Судьей, передам, что мы выяснили, - сказал Капитан. - Возможно придется проехать по всему туристическому маршруту, чтобы отыскать этих людей, так что мы, наверняка, задержимся. Спасибо, Юрий, ты уже нам крепко помог!
   - Я тружусь на благо народа, это мой священный долг.
   - Эээ... хорошо, - кивнул Капитан. - Может... чаю?
   - После работы я предпочитаю водку, товарищи. В нашем городе она чудо как хороша!
   - Мы - пасс! - поспешно ответил за всех Капитан. - Ребята не пьют. Больше...
   Яни тяжело вздохнул а Красавчик ткнулся ему головой в плече и затрясся, притворяясь, что плачет, Яни похлопал друга по спине.
   - Ну, что ж делать, тогда давайте чай, - согласился Красный Молот.
   Они неловко попили чаю и Юрий ушел домой пить водку. Капитан сказал Яни составить список вещей, нужных для длительного путешествия - он твердо вознамерился отыскать кочевников, или хотя бы какие-то их следы, которые смогут дать подсказки для следующих поисковых экспедиций, даже если для этого нужно будет проехаться до конца туристического маршрута в одну сторону а потом в другую. К тому же, существовала вероятность, что кочевники используют лишь часть туристического маршрута, поэтому может возникнуть необходимость сворачивать с пути и по долгу исследовать окрестные территории. Капитан ушел на совещание с местным начальством и связаться Судьей по радио. Перед уходом сказал Рядовой следить, чтоб мужики не перепились, если увидит кого со стаканом - бить по рукам. Вернулся в сумерках, объявил что обо всем договорились, завтра утром отправятся на склады получать снаряжение, после - несколько дней им понадобится на комплектацию и отдых перед путешествием. Юрий Красный Молот отправиться в поездку с ними. Парень он странный, но выглядит смышленым и в деле своем компетентным, а кто нынче без странностей? Время такое.
   Утром направились, для начала, на автобазу, выбрать топливозаправщик. Понравился компактный и мощный, на двенадцать тысяч литров. Яни сел за руль, прокатился, одобрил. Забрали свои внедорожники числом два. Машины были после техосмотра и помытые. Топливозаправщик оставили заправляться. Потом поехали на склады, за самым главным - едой. Голодать в походе никто не планировал, особенно Доктор, в большой степени осуждавший лишения и самоистязания во время тяжелых физических нагрузок. Набрали консервов местного производства, завсклада очень ими гордился, круп, сухарей, сушенного мяса, макарон, сухофруктов, приправ, специй какие были в наличии. Сахара не дали, с ним было туго. Яни расстроился. Поехали к коттеджу, пообедали и стали укладывать провиант и свое снаряжение. Вечером пришел Юрий, принес рюкзак с вещами. Предложил пойти куда-нибудь и выпить водки. Капитан его вежливо прогнал. Буркнул подчиненным - "Сами виноваты, нет вам доверия". Люди долго бросали Юрию вслед печальные взгляды. У Красавчик, кажется, даже помокрели глаза, он сказал, что из-за пыли. Над ним стали издеваться. Поужинали и пошли спать.
   На следующий день выспались, позавтракали, Капитан наказал всем чистить оружие а сам пошел к начальству города, обсудить последние нюансы. Вернулся к обеду.
   - Выезжаем послезавтра. От Судьи привет и наилучшие пожелания.
   - Ему тоже, - ответил Ленни.
   - Сегодня можете расслабиться, вы прощены и анафема с вас снята. Только морды никому не бить и по своим не получать, а то трибунал!
   - Какой трибунал, мы че, военные? - буркнул Доктор, ковыряясь в носу. - Расслабься сам, босс, все будет четко.
  - И пойду расслаблюсь, - ответил Капитан. - Душ приму. Но вы смотрите мне! - погрозил мужчина на последок пальцем и отправился принимать водные процедуры. Больше за полтора дня ничего интерестного не случилось. Пока не настало утро отъезда. Продолжение следует!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"