Карлов Денис Алексеевич, Кноготков Р. И.: другие произведения.

Затерянные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (======ОБНОВЛЕНО 19.04.2012======)История о обычном современном парне, у которого не совсем всё удалось в жизни. Неожиданно во время летнего похода с друзьями, случилось нечто, что вовсе перевернуло всю его жизнь. Теперь некогда слабенький и неудачливый Макс вынужден бороться за собственное выживание в новых беспощадных условиях. И не только... Агитки - Статусы для произведений Агитки - Статусы для произведений Агитки - Статусы для произведений Агитки - Статусы для произведений


   "Люди и эльфы объединились в общий поход, дабы свергнуть силы Тьмы, на стороне которой сражались мерзкие существа: орки, тролли, ужасные драконы. Силам Света сопутствовала природа - им помогали звери, реки и горы. Все они воедино сражались за общее дело, за справедливость, за выживание..."
   Как я люблю это, и как, признаться, ненавижу наш реальный мир. Мир лицемерия, обмана и сплошной лишь только наживы в каждом сердце! К кому бы не обратился, с кем бы не связался, каждый готов вставить тебе нож в спину, если ему чего не понравиться, если он на этом наживётся или вовсе просто так, потому что всего лишь такой натуры человек. Да эти "орки" и "тролли" живут среди нас! К сожалению. Но всё же, есть и люди добрые - "люди-эльфы".
   Я хотел бы жить в мире фэнтези. Там, по крайней мере, всё расставлено по полкам: эльфы - добрые; люди - изменчивые, гномы - упрямые, а орки... а орков они все дружно режут, простите конечно за брутальность. Быть героем щита и меча, нести с собой знамя борца за справедливость - вот, что было бы по мне!
   А на самом деле... зовут меня Макс, живу я в небольшой квартирке, в городе. Друзей у меня не много, но зато ребята хорошие, есть и дама сердца. Ну и "орков" естественно вокруг полным полно. Каждый третий выход на улицу может оказаться полной чисткой кошелька. В университете с преподавателями вечный завал, однокурсники меня не замечают, а о работе вообще я лучше помолчу.
   Ну есть конечно и хорошее. Существует в нашем прекрасном мире много ребят, которые бы разделили со мной моё увлечение сказками о эльфах. Таких ребят зовут ролевиками, возможно слышали? Присоединился я недавно к одной такой группе. Они зовут себя "Пастыри". А меня в шутку - пастырёнком. Нет, я не ребёнок, слава Богу, двадцать стукнуло, но это что-то вроде местной иерархии. Мы там разыгрываем разные сценарии, меня учат сражаться на мечах, стрелять из лука. Успехи в общем как то делаю, но никого из команды побить ещё не удавалось. Зато я на пути к желанному "герою щита и меча"!
  

Глава 1

С этого всё началось.

  
  
   А вот моя девушка это увлечение не очень понимала и часто устраивала из-за этого "концерты". Однажды дошло до такого, что я от неё выслушал слишком много, и это действительно очень сильно задело душу. Мы два дня не общались, и я отправился с "пастырями" в свой первый боевой поход - в лес на краю города. Спустя несколько утомительных часов пути по узкой дорожке через заросли, спина хорошенько затекла от тяжёлой сумки с доспехами, и я стал отставать.
   - Бойца потеряли! - проорал один из матёрых пастырей в тыльной части колонны.
   Двое братьев по оружию тут же подбежали ко мне и подхватили обе мои руки, ускорив со мной темп. Это приятно. Лёха, брат справа от меня, заботливо поинтересовался:
   - У тебя болит что? Или просто устал? Понести твою сумку может?
   Я даже растерялся. Такой снисходительности от них ещё получать не приходилось. Улыбнувшись, я стеснительно ответил:
   - Ну... если можно... - и тут же получил подзатыльник от Серёги - брата слева.
   - Пастыри никогда не устают! И всегда с мужеством терпят и приодалевают все препятствия! - наорал он, после чего оба брата тут же отпустили меня и погнали вперёд пинками по тяжёлой сумке.
   Впереди колонны раздался хохот на всю компанию. Дурак! Как же я повёлся на это? Хотя они правы. Я боец и должен быть сильным. Только худенькому, домашнему парню, да ещё и в очках не так просто соревноваться с настоящими фэнтезийными воинами. Тут Серёга и добавил:
   - Учись, пастырёнок, - разлохматил мне шевелюру и пошёл вперёд. А Лёха остался позади и продолжал меня подгонять.
   Чувство собственного достоинства ранено, спина болит, ноги не ходят, любовь к моей Машеньке ни капли не питает - хуже быть уже и не могло. Постойте, чёрт! Как и всегда, когда звучит подобная фраза, случается...
   - А теперь БЕГОМ!!! - свежими просторами густого, зелёного леса завладел внушительный командный рёв капитана команды, и все пастыри резко перешли на бег, а пинки в мою больную спину стали более сильными и напоминали скорее поездку на носу скоростного поезда.
   Кошмарно! Я стал бежать вперёд, сумка тянет назад, земля тянет вниз, Лёха сбивает с равновесия..! Голова идёт кругом и даже появляется лёгкое, но очень тягучее ощущение тошноты. Ещё немного и меня совсем предаст дыхание. Куда же мы бежим??? И тут, словно кое-кто покопался в моей голове, слышу Диму, так сказать, правую руку капитана:
   - За рекой наш лагерь, ребята! Бегом, бегом!!!
   Прям гора с плеч. Знать бы ещё где эта река. В густой листве ничего не разглядеть дальше первого же куста.
   Через минут десять страшных мучений, меня так и дотолкали до какой-то поляны. По краям вдоль зарослей стояли трухлявые деревянные стены буквально метр в высоту, а с противоположной от нас стороны располагалось, встроенное в стены, небольшое сооружение, напоминающее ворота. В центре этой самодельной крепости была кучка углей и почти начисто вытоптанная сухая земля. Пастыри поскидывали свои сумки и с бурей радостных эмоций стали резвиться и бросать друг в друга "корпоративный" юмор. Вождь (так мы звали капитана) расставил руки в стороны и с воодушевлённой улыбкой сделал глубокий вдох:
   - Ну что ж, братцы, обмоем начало нового сезона и вперёд, пахать как скотины! - наигранно похохотал.
   Бойцы, словно рыбы в воду, бросились перерывать свои сумки, выкидывая из них всё съедобное и не очень, ну и конечно драгоценную водочку, да коньячок. В это время я, будто единственный вол на целое поле, с треском приземлился на сухую землю в сопровождении железного звона на спине, пытаясь привести себя в чувства от небольшого марш-броска. Ребята чувствовали себя как нельзя лучше. Как в такие моменты мне бывает завистно им. Я постоянно успокаиваю себя мыслями, что все мои страдания направлены для достижения такого же прекрасного самочувствия в суровых условиях. Тем не менее трудно быть единственным черпаком в команде бывалых.
   Летая в облаках вертящегося вокруг моей головы шумного мира, я неожиданно фокусирую свой взгляд на двух кожаных бойцовых сапогах, что встали возле моего лица. Перекатившись кое-как на спину в позе перевёрнутой черепахи, мне удалось глянуть повыше и опознать лицо Вождя, смотрящее на меня свысока и жующее дымящуюся сигарету:
   - Ну что, пастырёнок, устал? - с улыбкой поинтересовался он.
   Припомнив совсем недавний опыт, я простонал в ответ:
   - Никак нет, товарищ капитан...
   Вождь хмыкнул и молвил следом:
   - Ну тогда вставай. Скоро лагерь строить будем.
   Что-то внутри меня разревелось как девчонка, представив, как я из последних сил буду строить второй слой деревянных стен из массивных сосновых колод. Но если не найду силы сейчас, их у меня отберут вдвое больше. Здешняя "дедовщина" имеет привычку в качестве наказания назначать несколько десятков отжиманий. И почему я люблю эту команду? Снова перекатившись на живот, я стал предпринимать отчаянные попытки встать вместе с этой громадной сумкой на спине. Капитан поставил могучую ногу сверху и снова прижал меня к земле:
   - Что надо сказать?
   Тяжело выдохнув, я вновь подал свой стонущий голосок:
   - Есть, товарищ капитан...
   - Так держать, - гордо ответил тот, - Да, ещё кое-что. Если снимешь сумку прямо здесь, точно сможешь встать.
   Осознав эту простую истину, моё достоинство провалилось ещё ниже, пока я наблюдал как Вождь налегке, пританцовывая, шагает к остальным.
   Сбросив с себя тяжкий груз, я кое-как выгнулся спиною назад и услышал слабый хруст. Ну и ну... какое всё-таки блаженство. Будто вышел на поверхности Луны: ног совсем не чувствую и иду как перинка на ветру. С полянки хорошо видно чистое голубое небо, птички о чём-то симфонично перекрикиваются, будто берут голосовым штурмом все надлежащие территории. Наконец долетел я к месту будущего братского костра, около которого уже успели собраться братья по оружию просто предвкушал как сейчас блаженно присяду, да отдохну. Но не тут то было.
   - Ну что, кто за дровишками? - невзначай поинтересовался Серёга, доставая из своей сумки на вид хорошо заточенный топор. Естественно никто не откликнулся, а я тихим жестом противоречия уселся прямо на землю в позе лотоса и сложил руки. Кое-кто опрокинул пару шуток по данной теме в поддержание того факта, что идти никто не хочет.
   - Димас, сделай нам дрова, - из под лба холодным тоном аристократа заявил капитан своему заместителю. Собственно Димас не заставил никого долго ждать, что бы показать свой наивысший титул после Вождя.
   - Пастыри! Вождь желает дрова! Не заставляйте его долго ждать. Кто у нас самый младший по званию?
   Будто он и не знает, кто! Я отчаянно опустил голову себе на колени, нет, она упала на колени подобно астероиду!
   - Макс, беги за дровами, а я нарублю, - заявил мне Серёга.
   Я сурово приподнял на него взгляд. Спасибо хоть что не пастырёнок, гррр. И будто в унисон моему душевному состоянию, внезапно прогремел внушительной силы единичный громовой удар по небу. Все птицы единогласно спрыгнули со своих веточек и большой могучей тучей понеслись в одну и ту же сторону.
   - Я не понял, мне надо повторять? БЕГОМ!!! У тебя пять минут!
   Он так гавкнул на меня, что из неизведанных просторов космоса, скрытых глубоко в гиперпространстве, во мне каким-то чудом появился внушительный запас сил и я, словно ракета, подорвался на ноги и побежал бороздить безграничные просторы леса. После подобной встряски усталости я почти не ощущал, однако сердце здорово колотило, и я просто сгорал от ярости! Да что они о себе возомнили? Я конечно всё понимаю, я младший по званию, черпак, зелёнка. Мне всему надо учиться, ко всему привыкать, но какого чёрта я должен нести больше всех, делать больше всех? Чуть что, сразу Макс! Макс, принеси то; Макс, принеси сё; Макс сбегай за дровами, разожги костёр, купи всем пива, оближи капитанью задницу... ЗАДРАЛИ!!! Я кошмарных полгода подрабатываю шестёркой на этих ребят, причём бесплатно! И ВСЁ ЕЩЁ ПАСТЫРЁНОК, МАТЬ ВАШУ! Мысли мои прервались от ещё одного громового удара, силу которого я даже ощутил содроганием земли. Перепугавшись, я уже и забыл, о чём так усердно думал, а в руках моих было немного дров, часть которых вывалилась на землю. Стало прохладно, и поднялся ветер. Я заметил, что ещё не так давно чистое небо, успело смениться на хмурую серо-синюю пелену. Жёлтоё солнце больше не отсвечивает на пахучих листиках окружающих меня деревьев.
   Какой-то странный гром. Скорее напоминающий взрыв, причём не так далеко отсюда. Внезапно в двух метрах впереди меня из листвы выпрыгнуло два зайца, что нервно подёргивая задними лапками, поскакали мимо меня с небывалой скоростью. Я заметил, что в ту же сторону, что и птицы в лагере. А, это всё моя больная фантазия. Гроза приближается. Только и всего. Но этот гром...
   Блин, пять минут уже наверняка прошли, пока я здесь разгуливал. В лагере меня точно ждёт десяточек другой отжиманий. Надо быстро насобирать, что смогу утащить и бегом назад. Я поднял выпавшие ветки и последовал далее по густому лесу. Деревья стояли не так близко друг к другу, однако густой кустарный покров между ними буквально не давал проходу. Как здесь вообще можно найти суточный запас дров? А наступившая тишина, с мрачным повыванием ветра, продолжала нагонять мрак в моей душе, и уже появилось небольшое желание плюнуть на наказание и возвращаться с малой долей ресурсов. Но я пока что больше боялся именно наказания.
   Продолжив поиски древесины, я увидел просвет из листвы неподалёку. Возможно там есть не столь заросшее кустами место и можно найти побольше опавших веток. Я незамедлительно последовал туда. Отодвинув в сторону, свисающую сверху колючую, сосновую ветку, моим глазам открылся дивный пейзаж. Посреди большой поляны стояло два холма. А между ними возведён серый каменный мост. На вид не такой уж древний, но жутко порос мхом и мелкими кустами. В жизни не видал ничего более странного. Зачем его построили? На холмах видимо и дороги нет. Они настолько малы, а склоны их так резки, что вряд ли туда вообще какая машина способна заехать. Там и человеку явно будет нелегко. Тучи плыли с внушительной скоростью. Периодически в том же направлении видно было и стаи других птиц. Куда они все бегут? Раздался ещё один удар грома, и на этот раз, земля отдала толчок достаточной силы, что меня напросто сбило с ног. Дрова разлетелись по сторонам, а я здорово ударился и так больной спиной о торчащий в земле камень. Хмурые тучи вмиг налились ярким фиолетовым оттенком. И тут-то я уже перепугался не на шутку. Что происходит? Атомная война? Дуристика! Надо бежать в лагерь! Я что было сил встал на ноги и почувствовал сильное головокружение. Перестал толком понимать, с какой стороны я пришёл, всё двоилось и ходило ходуном вокруг меня. Небесный цветной фон начал отражаться на земле, будто под светом ультрафиолетовой лампы. Не выдержав такого кошмарного состояния, я снова упал, и силы покинули меня как никогда. Было очень плохо, сильно тошнило. Я перекатывался с боку на бок, пытался ползти куда-то, неизвестно куда, пока и вовсе не потерял сознание. По крайней мере так мне показалось. Мир закружился, словно юла перед глазами, и постепенно потух. Наступила гробовая тишина. Тишина и темнота...
  

Глава 2

Время перемен...

   Не хорошо... не хорошо. Что-то собирается в бронхах, накапливается и перекрывает дыхание, словно лава, готовая выплеснуться из давно спящего вулкана. Ещё немного... и я не выдержу. Внезапно какая-то сила вырывается из лёгких, и сильный порыв кашля выстреливает из меня, нарушив покой, пробудив от сна. Ещё залп... и ещё! Я открываю глаза и, захлёбываясь какой-то слизью, хватаюсь за горло, рефлекторно переведя себя в сидячую позу. Прокашлявшись, я с трудом открываю глаза и пытаюсь вникнуть в то, что твориться вокруг. В нос пробивается ароматный запах утренней росы и тут же начинают просыпаться остальные ощущения. В частности неплохо довелось испытать сильное чувство сухой жажды и пустошного голода. С глубокого сна, мозги ещё не совсем разогнали свои функции и, не необдуманно полагаясь на запахи, я провёл рукой по траве. Она оказалась очень прохладной и мокрой. Я взбодрил лицо ладонью, увлажнённой свежей росой, и слегка встряхнулся.
   Когда я начал понимать, что видят мои глаза, удивлению моему не было границ. Как и прежде, я находился на поляне, где не росли деревья, но вся земля покрылась какими-то толстыми стволами, словно ветвистые корни могучего дерева, что разлеглись поверх земли. Из странного растения торчали маленькие листики, и словно шерстью, оно было покрыто густым слоем травы. Вспомнив последние минуты до этого пробуждения, я тут же осмотрелся по сторонам. Странного моста нигде не было. Как собственно и холмов. Хотя территория поляны почти не заставляла сомневаться, что я нахожусь на том же месте, где всё и произошло. Стоп... а что вообще произошло?! И откуда взялись эти странные растения?! Надо бежать в лагерь! Я чувствовал себя вполне отдохнувшим и имел достаточный запас сил, что бы быстро встать и побежать по памяти в том направлении, где должны быть мои братья по оружию!
   Но долго бег мой не продолжался. Едва покинув поляну, я не смог сдержать дикого любопытства, и остановился ещё раз всё детально разглядеть. Всё вроде бы так же, как и было. Вот этот камень, а вот дерево с большой дыркой - всё это я помню по пути. Но эти мохнатые стебли полностью закрыли всю почву и спирально обросли на всех деревьях! Я протянул руку к одному из этих травянистых змей и оторвал пару травинок. Они очень приятно пахли с каким-то мятным привкусом. Через секунду растение слегка зашевелилось, и я тут же сделал два шага назад, выпучив на это глаза, и при этом чуть не споткнулся. Сорванные травинки прямо у меня на глазах отросли заново, а те, что я держал в руках, моментально почернели и загнулись, пока вовсе не рассыпались в пыль.
   Простояв так пару секунд с лицом дурачка, я вытер запыленные пальцы об штаны и двинул далее в прежнем направлении, с опасением разглядывая окружающую меня необычную флору. Примерно пять минут ускоренного шага сквозь зелёные баррикады, и я вижу сквозь листву небольшую деревянную постройку. Наконец-то, это ворота! Приблизившись к стенам, трудно было не заметить, что их постигла та же растительная участь, что и каждое дерево в этом лесу. Покрытые этими мохнатыми сетями врата не внушали у меня чувства безопасности, особенно после того, как я увидел их в движении. Лучше обойти... Пройдя вдоль стены, я зашёл в лагерь с лишённой преград стороны.
   НИКОГО!!! Что же делать, что же делать... тааак, Макс, возьми себя в руки, что бы сейчас сделал настоящий герой щита и меча? Гм. Наверное, он бы пошёл искать ближайший населённый пункт с людьми. Здесь ведь есть ещё люди... надеюсь. Значит, мы шли оттуда, там была река. За рекой относительно прямая дорога, которая в конце концов вела в город. Во время размышлений, краем ока я заметил несколько наших походных сумок, сложенных в углу под стеной, и тут же бросился к ним. Они были пусты... надо взять одну. Что и сделал. Значит, пастыри все вещи забрали, а пару сумок оставили здесь. Они тоже куда-то ушли. Сволочи... наверное даже и не попытались меня искать! Закрепил шлейку сумки на груди, сделал глубокий вдох и резкий выдох, внушив кое-какую уверенность в себе, и с остатками сомнений сделал первые шаги по намеченному пути.
   Шло время, и каждая минута продвижения вперёд по новоиспечённым джунглям всё больше вводили меня в сомнения, что я не сбился с правильного пути. Прежнюю дорогу практически нереально было разглядеть! Да ещё появились какие-то склоны: то карабкался вверх на пару метров, то снова вниз. В конце концов, я наткнулся на заросший всё тем же дивным растением дорожный знак с изображением оленя. Это что-то вроде "осторожно, дикие звери"? Ну если здесь дорожный знак, значит это дорога? Ну и где она? Я повертел головой в разные стороны и заметил, что в двух противоположных друг от друга сторонах деревья не растут ровной линией. Проклятое растение...
   Последовал по остаткам дороги в ту сторону, которая почти вела в нужном направлении, хотя я точно давно уже сбился с пути, ведь её в тот раз мы точно не проходили. Были лишь кусты, деревья и узкая тропинка. Но мне хотелось добраться хотя бы до какой-то цивилизации!
   Я почти привык к новой природе, следуя вдоль дорожных знаков, погружённый в мысли, как неожиданно из лесу на дорогу вышло странное животное. Я бы принял его за пантеру или тигра, если бы окраска его чересчур не напоминала простого домашнего кота: серая шерсть, чёрные полоски, сгущающиеся на голове промеж ушей. Живот у него был значительно худее грудной клетки, что довольно контрастно выражало рельеф рёбер под лёгким слоем шерсти. И... неестественно длинный, тонкий хвост. Здоровенный кот встал на моём пути поперёк, практически перегородив всю ширину останков трассы. Повернул морду в моём направлении и агрессивно зашипел. От такого у меня бы точно поседели волосы на спине, если бы они там были. Я стал осторожно отступать, вытянув вперёд открытые ладони. Что же делать? Что это за животное такое?! Зверь стал медленно следовать за мной, скребя выпученными когтями по заросшей почве, в приспущенной позе и резко рявкнул, оскалившись на всю ширину пасти. Точно как пантера! В этот момент я сильно дёрнулся назад и споткнулся об очередной травянистый корень. Не позволив мне даже осмыслить этот момент в своей голове, хищник тут же запрыгнул на меня, слегка впившись когтями в оба плеча. Острая боль поразила моё тело, и зверь молниеносно схватился челюстями за горло. Ещё доля секунды и жизнь молодого парня прервалась бы в сомкнувшихся клыках. Однако большой кот почему-то резко спрыгнул с меня и, судорожно зашипев, попятился назад.
   Осознав безграничную милость Всевышнего, я слегка привстал, опираясь на локти и услышал свирепое рычание позади. Резко обернувшись и увидев трёх не менее странных зверей нежели тот, а главное БОЛЕЕ внушающих опасность, я просто на автопилоте закричал и ползком с несвойственной мне скоростью удалился на обочину. Передо мной был просто кадр какого-нибудь страшного современного фильма! Трое чёрных псов, немного меньших габаритов, нежели кот, стояли в четырёх метрах от своего естественного врага - из кошачьих. Обе стороны обоюдно обменивались "милостями" друг с другом. Псы имели две зубастые головы, блестяще чёрную шерсть и обрезанные хвосты. Многим напоминали ротвейлеров. Я заметил, что у среднего пса на шее левой головы даже свисал ржавый ошейник с тонкими, острыми шипами. Это чьи-то цепные зверушки?! Надо поскорее убираться отсюда!!!
   Любой нормальный кот уже давно бы вилял хвостом на какой-нибудь высокой ветке дерева, но этот безумец снова закричал как пантера и бросился на центрального пса, будто бешенный! Впился длинными клыками ему промеж голов и, прочно зафиксировав стойку задними лапами, стал раздавать тяжёлые хуки справа и слева когтистыми лапами по обеим мордам теперь уже несчастного пёсика. Выпученные при этом когти, оставляли мелкие, но многочисленные колотые раны. Остальные двое псов попытались атаковать оппонента с двух сторон, но одного из них котяра упредительно стукнул хвостом по носу и он, заскулив, попятился назад. Выглядело очень эффектно, даже и не вериться, что зверь мог так, не глядя ударить собаку в довольно уязвимое место. А даже если бы он и видел его, то догадался ли? Однако в это время вторая собака с другой стороны смогла вгрызться во врага обеими пастями: одной ухватив шею кота, а второй - оросив кровью серую шерсть в области брюха.
   Раненный зверь хоть и заревел явно от боли, но продолжал героически сражаться, будто защищая своих детей, и вряд ли хоть одним мигом задумывался об отступлении. В этот момент мои мысли слегка отошли от жестокой схватки, и я осознал, что так и не убежал отсюда! Шок парализовал моё сознание, вынудив камнем лежать на обочине дороги. Я резко встал и уж было думал бежать, однако что-то будто переклинило... увидев такое обречённое упорство полосатого зверя, мне почему-то стало его жаль. Не смотря на то, что он пытался меня убить, я отчаянно решил помочь. Тем более что было такое подозрение, что эти псы всё это время шли за мной, по моим следам... а я не могу допустить что бы они, выжив, продолжили преследовать! Не знаю, зачем... может люди для этих тварей что-то вроде деликатеса? Так или иначе! Я схватил удачно попавшийся под руку угловатый камень хорошего веса и стал подкрадываться к псу, что никак не переставал оттягивать повреждённую кошачью шкуру в разные стороны. В этот момент средний пёс, на которого кошачий набросился в первую очередь уже лежал почти не подвижно и тяжело дышал. Полосатый переключился на подлого терзателя и стал отмахиваться от него когтями. Уже было заметно, что силы дикой кошки иссекают. Пёс, оказавшийся теперь позади своего противника, уже готовился для рывка, который бы мог послужить окончательной точкой в этой схватке. Однако я, подойдя на расстояние метра... довольно рискованное конечно, швырнул камень и угодил прямо в макушку одной из зубастых голов. К моему удивлению, удар оказался достаточно сильным, что бы собака успела издать короткий писк и свалиться на землю. Похоже, что повреждённая голова напросто погибла, а вот вторая продолжала дёргаться, но животное не могло снова встать на ноги. Предпринимали бесполезные попытки только левые две лапы. Значит, каждая голова отвечает за свою половину тела... надо же, и как же они кооперируются в управлении во время бега? Не важно. Ещё один враг обезврежен.
   Истерзанный кот продолжал размахивать когтями, но уже заметно валился с ног. Его противник пока отделался исцарапанными мордами и отдельными рывками совершал мелкие налёты острыми клыками. Я не задумываясь снова потянулся за окровавленным камнем, а раненный пёс живой головой клацнул пастью возле него. Я вовремя успел забрать руку и тут же нанёс удар ногой по его зубам. Получив снова по носу, "полупёс" прикрыл морду левой лапой и заскулил. Мне удалось выхватить камень и забежать к разгулявшейся собаке со спины, однако к моему удивлению она тут же переключилась на меня. Испугу моему не было предела. Я дёрнулся назад и выронил камень. Как только звёрь оттолкнулся задними лапами, что бы накинуться на меня, полосатый бросил последние силы на рывок и, запрыгнув на спину своему врагу, вцепился в него когтями и разодрал ему шкуру в обе стороны. Псина заскулила и под натиском боли и вражьего веса, упала на землю. Адреналин в моей крови подскочил ещё выше, и я тут же снова поднял камень и, схватив его обеими руками, с максимального размаху над головой удар по одной голове, а затем размозжил и вторую. Зверь успокоился, а мой временный союзник обессилено скатился с него, истекая кровью.
   Руки мои были в крови. Теперь остались лишь мы вдвоём. Я... и тот, кто несколько минут назад хотел сделать из меня обед. Добить его? Или последовать своей дорогой... всё равно он погибнет здесь с такими ранениями. Но это жестоко... моя жалость снова пробудилась, выпутавшись из прочной паутины боевой агрессии. Зверь тяжело дышал. Я приподнял камень над его головой и остановился. Сомнения терзали меня. Я никогда не проходил через подобные ситуации. А теперь... всё изменилось. Нет рядом дома и цивилизации. Нет друзей, которые бы дали совет. А мои руки уже запятнаны отнятыми душами чего-то большего, нежели муха или комар. И сейчас от меня зависит судьба ещё одного живого существа. Кот лежал с открытой окровавленной пастью, и медленно поднял на меня взгляд из-подо лба. Этот взгляд нёс в себе страдания и боль. И, глядя в него, мне ещё больше становилось жаль этого зверя. Я опустил камень и выронил его из руки.
   Присел рядом, уже не чувствуя угрозы. Нужно отдышаться и наладить поток мыслей, разрывающий мою голову. Большой кот зашевелился и начал предпринимать попытки встать. К удивлению раза с третьего ему это удалось, и он засунул морду под мою руку. Шерсть у него была слегка жестковатая, но мне почему-то было приятно её касаться. Или быть может просто непривычно. Животное начало подталкивать вверх мою руку своей мордочкой. Я встал на ноги и немного погладил его по головушке:
   - Ну что? Чего ты хочешь?
   Полосатый отстранился от моих рук и, похрамывая, последовал прочь с дороги в заросли. Я стоял на месте и наблюдал за ним. Пройдя пару метров, кот остановился и повернулся ко мне, после чего снова подошёл и лёгенько ухватил зубами мой рукав. Начал тянуть за собой.
   - Ты хочешь, что бы я пошёл с тобой?
   Зверь отпустил рукав и снова последовал в прежнем направлении. Я пошёл за ним.
   Мы шли через гущи леса, и с каждой минутой было заметно, как бедолага всё больше хромает, а потом и вовсе стал валиться с ног, но продолжать упрямо вставать и следовать дальше. Такого героизма я не наблюдал даже у людей. Ну... разве что в кино. Что же движет им? И куда он ведёт меня? Через несколько минут за зарослями непонятного растения с красными, пятнистыми, четырёхлистными цветками, я заметил небольшую нору. Но проём её был достаточно широким, что бы кот сумел пролезть в него, что и сделал. Я немного постоял, поразмыслив, и полез следом. Внутри была небольшая пещерка, освещённая слабым фиолетовым свечением, в которой в кучке травы лежал маленький котёнок такой же породы. Ну как, маленький... размером с нормальную кошку. А вокруг него хаотично разбросанные обглоданные кости. Малыш встретил нас пискливым мявканием, выглядывая смешной мордашкой из гнезда. Значит, этот полосатый - девочка? Кошка... вот почему она так боролась, ведь её детёныш был неподалёку. Совсем один...
   Израненная кошка прилегла рядом с котёнком и печально положила голову на землю, глядя на меня несчастными глазами. Я присел и перевёл дыхание. Глядя на дитя, погрузился в размышления о том, где я оказался, что твориться вокруг и что это за животные, растения. Ведь всё очень похоже на реальность, реальные места. Там был мой лагерь, поляна, где мне стало плохо. Вдруг откуда не возьмись - эти растения, звери... двуглавые псы, аж вспоминать страшно.
   В реальный мир меня вернуло упорное, жалостливое мявкание малыша. Он тёрся лапками о морду матери, чьи глаза уже были закрыты. Самка лежала неподвижно, не дыша... печальный исход. Взяло за сердце, снова эта жалость, пронзившая душу насквозь. Зачем она привела меня сюда? Зачем? К своему малышу, не побоялась. Тот, кого хотела, по всей видимости, ему же и скормить, теперь добровольно приведён в его нору! Может она хотела, что бы я позаботился о нём? Чувствовала, что долго не протянет? Как-то всё парадоксально. Но то, что эта кошка была явно умнее наших обычных животных, я заметил ещё в бою. В её сражении явно присутствовала тактика... чёрт. Я не могу оставить этого котёнка здесь, на произвол судьбы. Да и путешествовать по этому зелёному аду мне будет веселее с этим мохнатым чудом. Улыбнула такая мысль. Я взял этот комочек шерсти в руки, он покорно смотрел на меня страдальческими глазками. Ну не могу я оставить его здесь помирать!
   - Ну что, пойдём, Полосатик? Искать других людей - двуногих дядек по типу меня. Во, я буду звать тебя Полосатик.
   Повернувшись в сторону выхода, я заметил в углу небольшой фиолетовый камешек, который по всей видимости и освещал нору. Странно, я в начале не обратил на него внимания. С интересом взяв кристалл в руки, я стал разглядывать его, меняя ракурс обзора в разные стороны. Камень был полупрозрачным, с угловатой поверхностью, а в центре его вроде было что-то, напоминающее лампочку за стеклом, что издавало это сияние. Рука, в которой я держал камень, стала наливаться теплом, и я почувствовал, как какая-то энергия начала овладевать мною. Исчезла усталость, испарился лёгкий страх, что преследовал меня на протяжении всего спокойного пути. Появилась какая-то уверенность в себе. Что ж, испытав такие благородные качества, я решил и камень захватить с собой. К тому же, животные ведь мудры, они не будут жить с тем, с чем плохо.
   Положив дивный кристалл в карман своей камуфляжной куртки, я вылез из норы с Полосатиком в руке и по памяти вернулся на дорогу. И застыл. На месте драки должны были остаться трупы собак, но вместо этого - лишь окровавленная густая трава на корнистых стволах. Сделав шаг вперёд, я обнаружил несколько отпечатков больших лап, оставленных в кровавых пятнах. Лапа имела три больших пальца, исходящих в разные стороны и длинные толстые когти. Интересно. Похоже, что оставаться здесь не безопасно, рядом бродят хищники, явно поопаснее этих двуглавых чудищ. Я, с приливом сил, быстрым шагом последовал далее по дороге - старым маршрутом.
  
   Полчаса пути ничуть не утомили меня. Из головы не выходили странные ощущения от этого камня. Котёнок всю дорогу смирно сидел у меня на руках, только иногда помявкивая. Справа от дороги из кустов выглядывал знак с заросшей плесенью надписью: "Гридьево". Похоже на населённый пункт. НАКОНЕЦ-ТО! Но я всё же надеялся дойти до города. Видимо я давно пошёл не в ту сторону. Ну что ж, буду рассчитывать на то, что там ещё остались люди.
   Пройдя примерно метров тридцать, я увидел первый дом слева от дороги. По нему из земли тянулся толстый, поросший травой корень, очень ветвистый. Ствол лёг аж на крышу, обсыпав всё внешнее покрытие дома около себя. Не внушает мысли, что там ещё можно жить. Окна разбиты, огороды поросли какими-то трёхметровыми кустами с жёлтыми листьями. Это всё-таки мой настоящий мир! Только ненормальный... до сих пор крутятся мысли, что всё это просто сумасшедший сон. Ну по крайней мере я больше не испытываю такой сильной психологической нагрузки. Внезапно я услышал женские крики где-то вдали по правую бровку дороги и немедленно побежал туда. Обойдя несколько сельских домов, я очутился во двое между несколькими гаражами. Там собралась толпа старушек и каких-то мужчин. ЛЮДИ!!! УРА!!! Но они напуганы... в чём дело? Поглядев в сторону, в которую направленно внимание сельчан, я заметил огромный красный цветок, многим напоминающий тюльпан, который возвышался над крышей одного из гаражей. Он качался из стороны в сторону, и с верхушки его торчала пара ног! Через мгновение они провалились вглубь лепестков, и растение наклонилось, приняв позу глядящей свысока змеи. Я подбежал к людям и сумел разглядеть чудище поближе. Оно раскрыло шесть своих лепестков и в центре показалось великое множество острых как бритва зубов! Люди стали в панике разбегаться кто куда, а мой Полосатик - вырываться с рук. Я так же стал отступать, хоть и не чувствовал почему-то особого страха, однако здравый умысел ещё никто не отменял.
   Внезапно из зарослей по другую сторону от ужасного растения выбегают довольно знакомые мне лица! Вооруженный топором дровосека КАПИТАН!!! За ним выпрыгивает Димка с ещё одним топором, и ещё двое пастырей - Влад и Колян! Вождь со своим главным помощником заходят впритык к монстру и начинают рубить его с двух противоположных сторон. Из пушистого ствола начинает выбрызгивать белый сок, и растение издаёт болезненный рёв, затем поворачивается к хитрым воителям, не закрывая ужасных лепестков.
   - Коля! Коля, отвлекай его! Отвлекай!!! - с нервным тиком закричал капитан и боец с напуганными круглыми глазами выбегает в другую от напарников сторону, прыгая и размахивая руками, выкрикивая всякие неприличные ругательства. Яркоцветная громадина ведёт свою пасть за ним, а Капитан с Димой продолжают долбить топорами его ствол. Боль напоминает гигантскому существу о настоящей в данный момент угрозе и оно стремительно возвращается к исходной цели. Быстрый рывок! И Диме чудом удаётся избежать зубастой пасти, отпрыгнув назад. Но при этом он выронил топор и обо что-то споткнулся, став лёгкой добычей. Капитан с опасением так же отступил назад. Колян вновь попытался отвлечь на себя внимание, но цветок не реагировал даже на избиение кулаками и ногами, и, раскрыв на всю ширину лепестки, готовился захватить свою добычу.
   Вдруг мимо меня быстрым шагом проносится старик в дряхлой одежде с канистрой для бензина. Явно полной.
   - Отойдите-ка, ребятки! - прокричал он и несколькими залпами облил ствол ужасного монстра.
   Пастыри разбежались по разным сторонам, сбив растение с толку, после чего оно решило обратить внимание на единственного, кто не бежит - старика. Дед, вылив всё небольшое содержимое канистры, довольно улыбнулся, будто уже одержал победу. И тут доносится женский крик сзади от меня:
   - Ну?! А поджечь? Прыщ ты старый!
   Мимика старика мгновенно сменилась на прямо противоположную, и он стал пятится назад, не сводя глаз с прицеливающегося в этот момент монстра. Внезапно что-то перемкнуло у меня в голове, и я быстро сунул руку в левый карман. Там оказалась зажигалка. Точно! Я же взял собой отцовскую фирменную зажигалку для костра! Несвойственной для меня ловкостью рук, я вынул её из кармана, быстро раскрыл крышку, породив в ней огонь, и со всей скорости помчал к месту происшествия. Не задумываясь кинул зажжённую железку в цветок и тот мигом вспыхнул, как праздничный фейерверк. Огонь быстро вскарабкался вверх по стволу и обхватил лепестки. Растение долго ревело, шныряя своим цветоложем в разные стороны, ударяясь о крыши гаражей и соседние деревья, но пламя не гасло. Постепенно цветок тлел, разбрасывая куда не попадя свои обгоревшие кусочки, пока совсем не загнулось в огне и окончательно не почернело. Чёрт, отцовская зажигалка... он меня прикончит. Далее последовал единогласный шум радости здешнего населения. И из кустов вышли потрёпанные, но безгранично счастливые пастыри. Припоминаю я человек пятнадцать, но ныне вижу лишь семерых. Люди побежали на встречу "героям". Старый добрый Серёга заметил меня и стал тыкать пальцем:
   - Капитан! Капитан! Там Макс! Реально, Макс!!!
   Пастыри покинули восторженную толпу и окружили меня.
   - Ну ничего себе! - воскликнул капитан.
   - Макс! Твою ж налево, ты куда пропал?! - поддержал его Димас.
   - Эээ, братья. Я уж несколько часов задаюсь таким же вопросом. Что произошло?! - озабоченно поинтересовался я.
   - Да мы сами толком не поняли! - возмутился Серёга, - Мы даже и выпить не успели, как погода на глазах испортилась, загремели тучи, затрусилась земля, а потом... - его перебил Коля:
   - А потом будто мы раза в три выпили больше, чем принесли! Хотя, - чикнул рукой по горлу, - Ни капли не успели!
   - А мы уж думали, ты погиб, - мельком проговорился Серёга. В ответ на это мне очень захотелось поинтересоваться, почему их мысли были направлены именно в сторону такой моей неудачи, но все раздумья как всегда перебил громовой голос капитана:
   - Тихо все!
   Я осмелился неповиноваться:
   - А где остальные? Вас только семеро.
   К счастью наказания не последовало. Капитан ответил:
   - Макс. Пока мы сюда добрались, нас несколько раз атаковали какие-то твари. Реально ребята не выжили... - опустил голову, - Я очень удивлён, что ты сумел добраться сюда один целым и невредимым. Но я рад, - с косой улыбкой хлопнул меня по плечу. Пастырей переполняли сладкие эмоции победы, хотя моментами можно было поймать и большое отчаяние. Команда наигранных воинов, которые сотни раз умирали и теряли собратьев по оружию в играх, познали тяжесть потери тех же ребят, но наяву. Мне тоже нелегко было это осознавать. Что же это делается... сколько раз ещё я повторю себе подобный вопрос? Бойцы стали расходиться по двору, общаться с людьми. Я снова окликнул капитана:
   - Эй! А почему вы здесь?
   Вождь частично повернулся ко мне, вставив в губы сигарету:
   - В смысле?
   - Ну здесь, в этом... как его, Гридьево.
   - Не менее странная история. Я знаю дорогу в город как свои пять пальцев. Но пришли мы почему-то сюда, - глубоко затянул сигарету и продолжил куда-то идти.
   Вот оно как получается. Я ведь тоже был уверен, что иду в сторону города! Видимо, перемены коснулись не только флоры и фауны. Но ведь деревня-то реальна! Здесь тоже живут люди! Я заметил, что ко мне сзади подошла пожилая женщина с добрым лицом:
   - Здравствуйте, молодой человек.
   Я обернулся к ней:
   - И Вам здравия.
   - А Вы с ними? - старушка при этом жестикулировала дрожащей правой рукой
   - С парнями? - указал на пастырей, - Да.
   - Как хорошо, что вы есть, - женщина передала на своём лице непонятную улыбку: то ли счастлива она, то ли сейчас слёзы пойдут, - А меня Валентиной звать. Валентина Валерьевна.
   - Очень приятно, я Максим, - я слегка поклонился в любимой фэнтезийной манере.
   - Приятно, - прищурила глазки в доброй улыбке, - Ой, а вы знаете, у меня сын есть. Он хороший мальчик. Сильный, здоровый. Давайте я вас с ним познакомлю?
   Я попытался жестами рук отнекаться, но бабушка продолжила:
   - Зовите своих ребят, я вон в том доме живу. Я вас угощу, чем смогу. У меня переночевать можно. Дело ведь к вечеру близиться...
   Она уговаривала меня таким жалостливым голосом, при этом могущественно вооружаясь соответствующей мимикой, что я уже не смог отказать:
   - Ну... хорошо.
   - Да? - счастью её не было границ, - Вот как славненько. А что это за прелесть у Вас? - потискала пальчиком розовенький носик Полосатика, который вполне комфортно уселся на моём плече, обкрутив свой длинный хвостик вокруг моей шеи.
   - А, это у меня новая зверушка... - с растерянной улыбкой ответил я.
   - Ой, какой славный! Приходите, я молочка ему дам.
   Я вежливо удостоверил любезную старушку:
   - Спасибо, мы придём, придём.
   И вправду, начало темнеть и температура на улице резко упала. В посёлке всё затихло, а вот из лесов доносился волнующий собачий вой. А может и волчий. Мы с пастырями собрались в доме гостеприимной Валентины Валерьевны. На ужин нас угостили манкой, помещение освещало несколько свечей на столе. Как позднее выяснилось в тёплом вечернем общении, электричества в доме больше нет. Был там и её внук. Действительно на вид крепкий парень, только скромный больно.
   Женщина описывает происшедшее в таком же духе: удары грома, землетрясения, потери сознания. Повсюду случилось одно и то же. Все люди оказались в этих ужасных условиях, беззащитные, окружённые голодными зверьми-мутантами, и как показал недавний пример, не только зверьми. Чем же в это время занимается наша государственная армия, интересно было бы мне знать. Я неплохо перекусил, хоть и скромно, и обратил внимание, что две тарелки за столом всё ещё полны, а стулья за ними - свободны. Капитан с Димой отлучились перед началом ужина в соседнюю комнату и так и не вернулись. Я поблагодарил хозяйку за угощение, та вежливо улыбнулась и пошла готовить нам место для ночлега. Я решил проведать наше "начальство" и подошёл к двери. Она была закрыта не до конца. Видно было, как ребята наклонились над столом со свечёй. Они водили пальцами по какой-то большой бумажке и обсуждали:
   - Ярик, ну ты ж понимаешь, что это не-ре-а-льно! Вот север, вот юг! Город на юге, Гридьево - на севере, между ними наш лагерь. КАААК?!
   - Не ори, Димас! Я прекрасно вижу карту и более чем уверен, что мы шли по правильной тропе. По той, по которой не так давно пришли в сам лагерь. Ты же видел, и парни наши не сомневались тоже. Ну как бы ты не перекручивал, ясно нам одно. Шли в сторону города, пришли - в прямо противоположную. Как - не знаю.
   Дима нервно стукнул руками по столу, пошатнув свечу:
   - Это абсурд, просто абсурд!
   - Димас, значит мыслить надо гибко. Мы с тобой в фэнтези уже довольно так и давно...
   - Да, но это уже не игра! - перебил.
   - Заткнись и слушай! Мы шли на юг. Так?
   - Так.
   - А попали на север, в деревню. Так?
   - Так.
   - Значит, есть смысл попробовать пойти на север, что бы попасть на юг, так? Логично?
   Помощник начал нервно ходить туда-сюда, держась за голову:
   - Ярик, ну это бред!
   - Бред - это то, что мы оказались здесь. И бред то, что половина наших ребят полегли в зубах каких-то монстров! - ударил по столу, свеча слетела на пол и погасла. Я резко отошёл от щели, что бы меня не обнаружили.
   Капитан привёл дискуссию к кульминации:
   - Значит завтра днём запасаемся хавкой из бабкиного сарая, надеваем доспехи на всякий, и пробуем добраться до города.
   - Ты еду решил украсть?!
   - Да тихо ты! Этой деревне всё равно не жить, ты сам видел этих тварей. А в городе у нас будет шанс. Всё. Пошли жрать и по койкам.
   Я быстро отошёл от двери и последовал в комнату, где нам всем будет обеспечен здоровый сон. Ну и ну... а капитан то у меня оказывается мразь. Переполненный нехорошими впечатлениями и опасениями за будущее команды, я отправился на отдых.
  

Глава 3

Чужой среди своих.

   Я вижу небо. Небо, покрытое тучами. Моё лицо ласкает прохладный ветерок. Завывает за воротник. Голова моя приподнята и я что-то сосредоточенно высматриваю на высоте. Хмурое небо быстро плывёт в определённую сторону, затягивая к себе взгляд, всё больше и больше интригуя разум. Что я ищу? Раскат молнии и небо на миг вспыхнуло ослепляющим светом. Но этот гром будто был мною предсказан. Я ждал его, я был готов к нему. Ещё раскат и тучи на моих глазах стали расходиться, формируя ровный круг - воронку. Поднялся сильный ветер и, по сорвавшейся с ветвей листве, стало видно, что намечается серьёзный ураган. И снова небо вспыхнуло в разрядах, разрядах, что на сей раз показались мне. Изумительные извивистые полосы, бросающие несчётное количество тоненьких ветвей по сторонам, полыхали вдоль вихревых стен.
   И тут раздался крик. Неистовый женский крик резкой боли. Я моментально подорвался в сидячее положение. Отблески серого неба расплылись в моих глазах, и их сменил тёмный вид, покрытой ночью комнаты. Все братья мои недвижимо лежат в кучах тряпок, что служат им подстилкой-одеялом. Я чувствовал себя спокойно и лишь голодный интерес прокручивал в голове копии того женского вопля. Достав из кармана фиолетовый камень, что тускло осветил своим цветом помещение, я некоторое время не сводил с него глаз. Я определённо чувствую его влияние, но не могу пока точно понять, каково оно. Левая рука, на чью роль выпало держать дивную породу, явно наливалась силой и подробное ощущение рельефов моего тела в тех местах, где оно с чем-либо соприкасается, напрямую приводило к осознанию, что что-то не так. Моё тело не такое, как я привык. Я взялся правой рукой за запястье и принялся прощупывать левую вверх - к локтю, а далее и до плечей. Мускулатура явно укрепилась и возросла. Далее моя ладонь продолжила путешествие по груди, спустилась к прессу. Это ведь не моё тело... оно не таково, каким было. Но и в привычную панику впадать я почему-то не стал. Снова окинув взглядом камень, я понял, что в нём заключена некая сила, и сила эта не простая. Значит, не расставаясь с ним, я имею шанс выжить в этих жутких условиях. Мои раздумья прерывает новый женский крик, что донёсся с улицы. Я настороженно встал на ноги и замер в ожидании возможного продолжения, которое поможет мне лучше определить причину и источник. Пастыри зашевелились, крик нарушил и их сон. Снова вопль, в этот раз сопровождающийся тревожными голосами на улице. Быстрым шагом я покинул помещение и вышел на улицу. За соседним домом мигает эхо фонарей. Я побежал туда, по пути начиная различать, о чём говорят голоса:
   - Это дом Шелкиных, оттуда крики! - молвил мужской голос
   - Я прихвачу топор. - сказал другой, и в поддержание донёсся третий, женский:
   - Будьте осторожны, умоляю!
   Выбежав по ту сторону строения, я увидел пузатого мужчину с лопатой и фонариком, одетого в ночную белую рубашку и кое-как в спешке надетыми брюками. На вид ему лет 50. Сразу за ним следует парень помоложе, что в руке держал топор. Из того самого дома в освещённом свечою пороге стояла пожилая женщина. Взгляд её был переполнен тревогой и волнением. Когда я зашёл на территорию, которая судя по обросшим останкам, когда-то могла называться двориком этого дома, встревоженная селянка заметила меня:
   - Парень, парень! Прошу, не уходи! Помоги мужикам, беду там чую, ой беду...
   - Лида! - обернулся старший, - Перестань кричать, ты лучше ружьё моё найди да поскорей!
   - Я помогу, - заверил я старушку и та, поправив личико надеждой, поспешила вглубь дома. Я подбежал к компании смельчаков, - Я слышал крики.
   - Надеюсь, что это не те проклятые твари Шелкиных навещать пришли... - сказал старший, - Надо посмотреть, что к чему. Будьте готовы ко всему.
   - Идём, - я поддержал.
   Мы обошли дом сбоку и обнаружили, что дверь была во всю распахнута, а подойдя поближе, оказалось, что она вообще лежала на полу внутри дома. На ней были многочисленные глубокие царапины и местами даже сквозные дырки.
   - Господи, убереги... - старик с опаской наставил лопату в сторону дверного проёма
   - Может лучше с ружьём туда? Тварь явно не из дряхлых. - в голосе молодого парня чувствовалась отвага, но идти с топором на существо, которому хватило сил, что бы превратить дверь в решето, он точно не собирался.
   - Беги к матери, тащи ружьё! - шёпотом гаркнул старший и пару секунд сопровождал другого взглядом, после чего перевёл внимание на меня, - Ох, не добрые времена настали. Ты бы, парень, взял, чем отбиваться, если что.
   - Мне кажется, что не придётся, - и правда, я был переполнен уверенностью, что здесь никого нет. В попытках засомневаться, мне снова вспомнился кристалл, что грел мне бок, уютно располагаясь в кармане куртки.
   - Ты бы не зарекался...
   В этот момент пугающую тишину разогнало отдалённое эхо звериного рёва, что разбежался по, окружающим нас, лесным просторам. Мы обернулись в сторону звука, а затем глянули друг на друга. В глазах старца просматривался постепенно нарастающий страх, но он всячески пытался то ли скрыть его, то ли просто взять себя в руки. Здесь поспел и младший с ружьём в одной руке и коробочкой патронов - в другой:
   - Пап, держи.
   Отец выхватил ружьё, быстро клацнул им, проверив патроны и, сделав уверенные шаги внутрь дома, дал команду:
   - Здесь стой, я проверю.
   - Но па... - тот возразил и попытался сделать шаг вслед за ним, но я упредительно взял его за плечо. И опять мною руководила непоколебимая уверенность в своих силах. Парень задержался и ухватил рукой его топор. Тот бесспорно отпустил его рукоять. В акт поддержки я хлопнул его по плечу и нырнул в тёмную бездну дома вслед за его отцом.
   Минуя кухню и небольшой холл, я настигнул смельчака в большой комнате, что, судя по мебели, была гостиной. Мужчина стоял с опущенным ружьём. Я встал по правое плечо от него и окинул взглядом небольшой кружочек света от фонаря, что проявлял растерзанный ковёр, запятнанный большим количеством крови. Старик осмотрел фонарём по сторонам. Несколько секунд мы с ним стояли в полной тишине, прислушиваясь ко всем возможным шорохам или стукам. Однако дом погрузился в безжизненную пустоту. Мой спутник положил ружьё на близстоящий стол и освободившейся рукой принялся в отчаянии массировать брови:
   - Так не может долго продолжаться...
   Я положил руку ему на плечо в знак поддержки:
   - Я уверен, где-то ещё остались безопасные места. В конце концов, нас должно выручить государство. Не пересилят же эти монстры силу современной армии...
   Мужчина снова взял ружьё и направился быстрым шагом к выходу:
   - Пока власти спохватятся, мы уже вымрем с такими темпами! Первая ночь с тех пор, как мир сошёл с ума, а большей части деревни уже нет в живых! И эти твари даже не оставляют тела, что бы их можно было достойно похоронить... - голос его вздрогнул от сдерживающихся слёз, - Надежда покидает эти края, парень. Эта семья была моими друзьями.
   Мы вышли на улицу. Где нас со взглядом, переполненным волнением и в тоже время любопытством, встретил младший:
   - Что там?!
   - Ничего, иди спать и мать свою успокой. Чудищ здесь нет... - холодно ответил его отец.
   - А что с Марией Ивановной и Фёдором...
   - Иди спать, сказал! - перебив, накричал старший и парень с хмурым лицом направился в сторону своего дома.
   Я недолго сопровождал его взглядом и снова вернулся к своему собеседнику:
   - Мы с командой собираемся в город поутру. Постараемся найти помощь.
   - Это очень мудрое решение. И смелое... нельзя здесь оставаться. Тебя как звать то?
   - Максим.
   Мужчина без эмоций кивнул, пытаясь проявить вежливость, но всё был слишком расстроен, что бы насыщать свои слова чувствами:
   - А меня Михаил. Просто... ладно, Максим, иди выспись, я полагаю, вам предстоит очень нелёгкий путь. А я пожалуй эту ночь подежурю...
   Я солидарно кивнул в ответ и уже собирался развернуться, как вспомнил одну важную вещь, что тревожила меня всю эту ночь:
   - Михаил.
   - А? - словно очнувшись от глубоких раздумий, старик поднял на меня взгляд.
   - А в каких Вы отношениях с хозяйкой вон того дома? - указал рукой на место своего нынешнего ночлега.
   - С Валентиной Валерьевной чтоль? В прекрасных. Добрая очень женщина, овдовела тем днём, бедная. Я вообще-то со всеми здесь в ладах, старостой выбрали как ни как...
   - О, Вы староста? - новость меня обнадёживающе удивила, - Тогда я хотел бы попросить вас присмотреть заодно за её сараем. Она говорила, что много ценных вещей хранит там, в частности еду. Ведь сейчас еда очень ценна в таких условиях?
   - Ценна, но к чему такое внимание к её сараю?
   - Как бы Вам объяснить... это что-то вроде интуиции. Тот сарай стоит теперь на краю деревни и вполне может стать лакомым местечком для чужаков.
   Михаил коротко похихикал, не выражая при этом действительно радостных эмоций:
   - Очень проницательно. И правда, чёртовы растения быстро поглотили незаселённые дома... теперь это действительно край деревни. Но всё равно странные у тебя тревоги.
   - Возможно. Вы ведь помните, как я уверял Вас, что в доме никого нет? По-моему вполне заставляет задуматься о моей интуиции.
   - Ох, ты что-то так и намудрил, парень. Ну хорошо, всё равно соседи мы с Валей, буду поглядывать... ступай уже.
   - Спасибо, - сказал я и последовал через тёмный двор. Мда, в доме всё-таки никого не оказалось. Я знал это. Моя жизнь меняется, я удивляю сам себя чуть ли не каждый час с тех пор, как повстречал того кота. Я надеюсь, что на пастырей не падёт такой тяжкий позор с воровством пищи. Нам и так предложили тёплый кров и сытный ужин. Нельзя так отвечать людям на их доброту и заботу.
   На крыльце меня встретил капитан, что, по всей видимости, вышел перекурить:
   - О, Макс. Чего это ты не спишь?
   Я на миг растерялся, но быстро взял себя в руки:
   - Да немного в шоке от пережитого дня. Решил воздухом подышать. А ты что?
   Капитан затянулся, косо глядя на меня:
   - А я уже выспался. Я рано встаю обычно.
   - Рано? А который час?
   Ярослав глянул на серебристые часы, что были закреплены на левом запястье:
   - Полчетвёртого. Скоро рассвет.
   В моей голове ещё раз прозвучали отрывки разговора об ограблении сарая:
   - Эм. Тогда пойду ещё вздремну, пока можно, - минув вождя, открыл двери и последовал внутрь дома.
   - Ну иди... иди...
   Ох, нехорошие впечатления у меня возникают от его тона. Он как-то с подозрением глядел на меня. Я тихо открыл дверь в нашу комнату и аккуратно зашёл. Все, как и прежде, мирно спали. В комнате стоял не очень приятный запах, но вполне сносный. Я переступил через несколько пастырей и меня встретил тихое, писклявое мявкание Полосатика, чья забавная морда торчала из-под складок покрывала. Я присел рядом и стал чухать ему шейку, приговаривая шёпотом:
   - Ты чего, соскучился, малой?
   Кот стал игриво хлопать лапками по моей руке и пытаться поймать большой палец зубами. На моём лице появилась улыбка. Он ведь по своей природе достоин называться детёнышем монстра-людоеда, но в повадках так ярко заметны черты простого домашнего котика. Наконец мелкие зубки поймали палец и стали его слегка покусывать. Было лишь слегка больно и это только увеличивало моё удовольствие от игры с мохнатым тельцем. Я прилёг рядом и укрылся. Полосатик залез на меня сверху, уложив передние лапки мне на грудь, а затем положил и мордочку. Я закрыл глаза и стал слегка почухивать его за ушком. Заработал тихий кошачий "моторчик" и вселил тёплое чувство покоя. Мне наконец удалось расслабиться и незаметно раствориться в глубоком сне.
  
   Проснулся я от короткого крика. Неохотно открыв глаза, я увидел Серёгу, который, скривившись, схватился за свою правую руку. На груди у меня чувствовался вес четырёх лапок.
   - Макс! Ёлки-палки!
   Я слегка привстал и Полосатик спрыгнул с моей груди. Сергей продолжил возмущения:
   - Откуда у тебя вообще этот кот взялся то?! - отпустил свою руку, на которой показались три красные полоски.
   - Ээээ, а что такое? - ещё не до конца проснувшись, я не совсем понимал ситуацию.
   - Да я потянул к тебе руку, что б разбудить, а этот монстр цапнул меня!
   Я перевёл взгляд на Полосатика:
   - Ты чего моих братьев цапаешь? - кот уставился на меня смешным, будто замороженным, взглядом и вилял своим длинным тонким хвостом, - Хулиган, но-но-но.
   Обратив внимание на мою несерьёзную интонацию, Серёга недовольно опустил руки и помотал головой:
   - Смешно, да? Вставай давай, умник. Наши ждут на улице, - пастырь вышел из комнаты.
   Я повернулся к окну, с которого бил яркий дневной свет. Прищурившись, я немного разлохматил свою шевелюру, что бы поскорее привести себя в порядок. Полосатик сидел в подобающей котам аристократической позе (передние лапки вместе, голова высоко поднята) и с интересом наблюдал за моими действиями.
   - Ты чего, охранял мой сон, безобразник? И почему мне кажется, что ты, хоть и малявка, а понимаешь каждое моё слово... - кот в ответ скосил набок свою мордашку, - Ладно, пошли.
   Я потянулся, что бы взять полосатого к себе на руки, а тот внезапно прыгнул мне на рукав и быстренько взобрался мне на плечо. Развернулся, сложил вокруг себя хвостик и спокойно уселся.
   - Ну вообще... - искренне удивляясь, высказал я.
   Мы с Полосатиком вышли на улицу. Где все пастыри собрались кругом около своего вождя. Я присоединился к ним. Все молча слушали речь предводителя:
   - ...теперь мы должны направиться в город за помощью. Там точно у людей должно было хватить сил для сопротивления этим монстрам. О, Макс, выспался?
   - Так точно, товарищ капитан, - помня официальные повадки команды, ответил я.
   - Интересно, что же ты делал поздно ночью на улице? Я думаю и команде было бы любопытно послушать.
   Явно ощущался подвох в словах капитана. Несколько секунд подумав, я ответил:
   - Я уже говорил Вам, капитан, мне просто не спалось, слишком многое пережил за прошлый день.
   Предводитель пастырей с подозрительным взглядом слегка покивал утвердительно, затем заявил:
   - В следующий раз я хочу, что бы команда "отбой" воспринималась тобой как и все прочие команды старших по званию. Всё ясно, пастырёнок?
   Пастырёнок... это проклятое слово снова напомнило мне о том, как меня всё время унижали мои же братья по оружию лишь за то, что я самый младший по званию. Теперь, когда я через столько всего прошёл, когда во мне столько мужества и я в одиночку добрался до посёлка через переполненный хищниками лес, я всё ещё остаюсь для них пастырёнком??? Ладно, благо я обладаю здравым рассудком и не стану сейчас поднимать из-за этого бунт. Сердце подсказывает мне, что мой час ещё настанет. Набравшись спокойствия, я ответил:
   - Так точно, товарищ капитан. Ясно.
   - Хорошо. Но в прошлый раз ты всё-таки ослушался приказа. Упор лёжа принять.
   Неужели? Ну ладно. Хоть я и считаю, что наша игровая иерархия уже не должна носить такой ответственный характер, так как игра уже давно закончилась и началась суровая реальность, я всё ещё продолжал держать себя в руках и принял соответствующее приказу положение.
   - Колян, считай, - скомандовал капитан, подразумевая, что боец должен сосчитать, сколько раз я отожмусь, - Приступай, - скомандовал на этот раз мне.
   Я принялся за отжимания, а Коля, стоя рядом со мной, стал в голос считать: "раз, два, три...". Вождь тем временем отошёл в сторону вместе с остальными пастырями для продолжения их беседы. Я молча "упражнялся" и слушал:
   - А что насчёт припасов? Ну, там еды, воды... у нас же ничего нет, - поинтересовался один из бойцов.
   - Мы с Димасом пытались утром раздобыть чего-нибудь, да не вышло, - заявил капитан, - Потому будем просить селян, может чем и угостят.
   Отлично, значит всё-таки староста Михаил их спугнул. Я рад, что уберёг свою команду от такой репутации.
   - Вот именно, они уже достаточно нам дали. Сами то как то выживать должны, - к разговору присоединился Сергей.
   - Ау, ребята? Что за боевой дух? Мы так не доберёмся до города. Сейчас пойдём поговорим, - уверял пастырей вождь Ярослав.
   Тем временем Коля продолжал считать:
   - ...пятьдесят три, пятьдесят четыре, пятьдесят пять...
   Капитан резко обернулся к нам с удивлёнными глазами:
   - Стоп, СТОП! - Коля перестал считать и внимательно уставился на капитана. Я остановился и, упираясь руками в землю, из-подо лба направил своё внимание в ту же сторону. Ярослав подошёл поближе, - Сколько ты сказал?
   - Эм... чего? - не понимая своего предводителя, переспросил Колян.
   - Отжиманий... сколько?
   - Ну... закончили на пятьдесят пять, - ответил тот как ни в чём не бывало.
   - Ты что, прикалываешься надо мной? - с искренним недоумением вырвалось из уст капитана, после чего он глянул на меня, - Макс, ты полтинник сделал?!
   А и вправду! Я даже не заметил, как перевыполнил свои старые возможности в два с половиной раза!!!
   - Эм, так точно, - я постарался ответить как можно спокойнее, подавая признак того, что это в порядке вещей. Ярослав задумался и видимо хотел чего сказать в ответ, когда к нашей компании подошёл дядька Михаил. Вождь еле заметно дёрнулся, наверное от ночных воспоминаний у сарая.
   - Утра доброго, братцы! - староста пытался изъявить жизнерадостную бодрость, но в его тоне и мимике явно недоставало действительно хороших эмоций и здорового сна. Получив в ответ вялое приветствие каждого из присутствующих пастырей, он продолжил, - Надеюсь, вы хорошо выспались? Этой ночью мы потеряли ещё несколько семей... - Михаил на секунду опустил глаза в тягучий масляный котёл безнадёги, - И я стал уже замечать, что нашу деревню приметили грабители. Нам так долго не выдержать, а крепких мужей не так-то много.
   - К чему вы клоните? - хладнокровно поинтересовался капитан.
   - Я хотел бы попросить вас о последней услуге. Мы не можем больше здесь оставаться, но и отправиться с вами в путь тоже не сможем. Много стареньких, - староста уловил скептический взгляд предводителя пастырей и слегка сомнительно добавил, - Если всё получиться, я смогу дать вам немного оружия в путь. И если повезёт, сможем добыть еды в магазине неподалёку.
   На этой ноте капитан зажёг огонёк в своих глазах:
   - Да, пожалуй, нам это совсем не повредит в пути. И что вы задумали?
   - У нас на востоке от деревни было поле, а через него шла дорога, ведущая к старому монастырю. Он построен из камня ещё век назад и смог бы послужить хорошим убежищем для нас. К тому же помощь Бога нам очень и очень не повредит. А на дороге той стоял магазинчик, где мы часто кушать покупали. Не знаю, в каком он сейчас состоянии, поле сильно заросло непонятными гущами, но монастырь точно должен был уцелеть. Мы с соседями посоветовались и приняли единогласное решение. Здесь оставаться слишком опасно. Мы могли бы окопаться там до прихода помощи. Но сами, боюсь, можем не пройти через чащи.
   Выслушав, капитан обернулся к братьям по оружию и прочёл их взгляды на данное предложение:
   - Хорошо, мы поможем. Нам как раз очень не помешало бы запастись на дорожку.
   Михаил радостно кивнул и куда-то поспешно ушёл. Дух его уже выглядел сломленным. Я видел совсем не того сильного мужчину, который входил с ружьём в дом, скрывающий во тьме неведомого хищника. Ну а Ярослав продолжал меня разочаровывать больше как человек, но и как лидер тоже терял моё уважение. Неужели припасы для него единственный мотив не оставлять бедняг умирать по одному кошмарной смертью? Капитан развернулся к команде и приказав мне "Вольно" отправился присесть на крыльце дома, что служил нам ночлегом сегодня. Я встал с упора лёжа и пошёл вместе с остальными пастырями собираться вокруг предводителя. Капитан сидел молча, разминая пальцы и с серьёзным видом глядел вниз. Из пастырей напряжённую тишину первым нарушил Сергей:
   - Ты уверен, что стоит это делать? Мы и так потеряли несколько ребят в этой деревне.
   - Кто знает, что нас там ждёт по пути к тому монастырю? - неуверенным голосом присоединился Колян.
   - Тихо, - вождь поднял взгляд на своих бойцов, - Мы не можем идти в такой долгий путь без припасов. Добывать еду нам больше негде. Никаких населённых пунктов по прямой дороге я точно не помню. Так что этот вопрос не обсуждается. Нужно заработать еды, да ещё и оружие нам было обещано. Это вообще шикарно.
   Более никто из пастырей спорить не стал и совет снова погрузился в тишину, пока Ярослав не отдал новый приказ:
   - Одоспешиваемся.
   Пастыри, не раздумывая, направились в дом, где в своё время поскидывали тяжёлый железный груз. Я, понятное дело, пошёл с ними. Надеть доспех, с одной стороны, было очень хорошей идеей. Хоть мы и заказывали его у современных кузнецов чисто для игрового антуража и защиты от ударов не заточенным оружием, как ни как, сделан он был с металла и наверняка мог бы спасти нас от хищных когтей и зубов. Другая сторона медали - это их вес. Всяческие кольчуги, поддоспешники, кирасы и бригантины, в комплекте с железными наручами, наплечниками и шлемами могли весить до сорока килограмм на одного человека. Но по мне лучше походить неуклюжим в консервной банке, чем остаться без шансов, как только зверь тебя догонит. А он обязательно догонит.
   Именно надевая на себя средневековые облачения, мы как никогда выглядим настоящёй сплоченной командой. Бойцы помогают друг другу поддержать кольчугу в долгом процессе её надевания, где-то что-то застегнуть, где-то подтянуть и закрепить. И в конечном результате все мы почти полностью теряем внешний вид современных парней, окунаясь в атмосферу средневековой рати. Свою фиолетовую находку я старался никому не показывать, и лишь когда уже был полностью облачён в броню, полез в карманы куртки и переложил камень себе в кожаную сумку, что была пристёгнута к ремню на поясе. В конце все закрепили современные сумки с вещами на своих спинах, чем почти полностью уничтожили драгоценный антураж, и вышли на улицу, прихватив каждый по мечу и щиту.
   Капитан сидел на крыльце всё так же опущенный в глубокие раздумья. Увидев всю команду в боевой готовности, он встал и окликнул Диму. Оба друга пошли в дом за своими комплектами. Я вижу ноты волнения и страха в глазах некоторых бойцов. Да, не просто объяснить своему сознанию, что то мастерство владения клинком, что годами отрабатывалось в играх, где поражение могло быть чревато лишь синяками, а в худшем случае - переломами, в один прекрасный момент лишает тебя права пропустить удар и выжить. Страх - самый заклятый враг любого воина, солдата. Сейчас я понимаю это. Воображение рисует перед глазами кошмарные кровавые сцены нашего пути через ужасающие своей непредсказуемой тишиной джунгли. Но теперь на кону наше выживание. Изгнать страх - первая и главная цель каждого из нас.
   Пастыри стоят кругом, глядя друг на друга с монашеским молчанием. Они будто общаются глазами, рассказывая друг другу о своих мыслях, о своих переживаниях. Один лишь я тогда стоял, опустив голову, сверля землю под ногами злобными глазами, переполненными накапливающейся праведной яростью на нашу судьбу. Эта ярость давала мне всё больше и больше сил. Руки наливались энергией, а тело постепенно перестало ощущать вес железной брони на своих плечах. Подумать только, когда-то в этом "костюме" я не мог нормально ходить, шатаясь как бычок из детского стишка.
   Из-за угла соседнего дома появляется староста в сопровождении двух бабушек и уверенно направляется к нам:
   - Всё готово, парни! Люди собираются на краю деревни. Ещё вас ждём.
   Все бойцы промолчали, и я решил вставить своё словечко:
   - Буквально пару минут. Нам нужно как следует подготовиться к предстоящей опасности.
   Михаил довольно кивнул, глядя мне в глаза с надеждой:
   - Да не будет никакой опасности! Мы надеемся, что доберёмся без происшествий, - немного задумался, созерцая мою приветливую улыбку, - Вы подходите как будете готовы. Мы вас ждём вон на том краю.
   - Так точно, - с нотой оптимизма ответил я. Так хотелось, что бы селяне не потеряли окончательно ту надежду, которая так упрямо возрождается в их глазах снова и снова. Почему то, я начинаю чувствовать себя членом их семьи.
   Старик вместе со своими спутницами направился в указанную им сторону сбора. Сергей сидел на лавочке, грыз пожелтевшую травинку, и перевёл на меня взгляд:
   - Я тебя, Макс, прям, не узнаю.
   - Чего это? - удивился я.
   - Такой деловой стал. Старшие по званию молчат, ты - говоришь. Отжиманий сделал раза в три больше чем обычно, - тон его был с подозрением, но я не ощущал действительной неприязни в его словах.
   - Времена, видать, пошли суровые. Приходится становиться сильнее.
   Все на меня удивлённо поглядели. Наверное, такой ответ был не очень убедителен. Вполне вовремя несостоявшихся Холмсов отвлёк вышедший из дома товарищ капитан со своим советчиком. Их "колонну" замыкала хозяйка дома Валентина Валерьевна с большой клетчатой сумкой, и её сын - с двумя не менее большими. Увидев всех нас в сборе, да в броне, женщина тоже взялась смотреть переполненными надеждой глазами:
   - Вы уже готовы? Красавцы! Прямо настоящие рыцари!
   - Баб Валь, тут ваш главный сказал, что все собираются к выходу, - перебил женский восторг Сергей.
   - Вон там собираются, - я присоединился к информационной поддержке и показал рукой в нужную сторону.
   Баба Валя кивнула, высказав простенькое "Ага" и направилась с сыном к остальным, и напоследок решила перестраховаться:
   - А вы идёте?
   - Непременно, - вставив свои циничные пять копеек, за всех ответил капитан, затем сфокусировался на команде, - все в сборе, все готовы?
   - Так точно! - хором ответили пастыри.
   - Вперёд, - скомандовал Вождь, ухватив зубами последнюю сигарету с пачки и тут же, скомкав ненужную коробочку, бросил её через плечо. Широко пошагал вдогонку за хозяйкой. Пастыри устремились за ним и по привычке разбились парами, чуть ли не идя нога в ногу.
   Край деревни Гридьево оказался совсем рядом. Там собралось, к сожалению, не так много людей, как я ожидал увидеть. На подходе к месту сбора я успел даже всех подсчитать: шесть пар "дедушка-бабушка", с некоторыми стоят то ли внуки с внучками, то ли сыновья с дочками; пару молодых семей, десяток зрелых парней, чёртова дюжина молодых девушек; детей насчитал человек пять. У всех кислые лица, лишь немногие держат себя в руках, да и то, поглядывая на нас. Мда, я думал, что ещё больше не захотеть проблем с монстрами по пути чем сейчас, я уже захотеть не смогу - ошибался. Как вести их через наводнённые тварями земли?! При всех были большие сумки. Из некоторых выглядывала одежда, где-то просвечивались банки, виднелись краешки буханок хлеба...
   Михаил вышел к нам, поправляя ружьё на плече:
   - Люди готовы. Пойдём.
   - Минуточку, - возразил капитан, - У моих бойцов освободились сумки от железа. Мы бы хотели их наполнить, как договаривались.
   Едва натянутое на лицо старосты хорошее настроение мгновенно с треском провалилось в пропасть:
   - Ну, позвольте... я думал, мы рассчитаемся уже в монастыре. Люди надеются на вас.
   - Я понимаю, но я не хочу тратить время на формальности. Сейчас каждая минута на счету. Давайте мы запасёмся провизией, проведём вас и сразу в город. Вам нужна помощь или как?
   Старик даже заметно растерялся и уважение его к нам сильно пошатнулось:
   - Ну... ээ... как скажете, - нехотя обернулся к своим односельчанам, - Поделитесь, люди добрые, своими запасами. Воинам нашим нужно запастись в долгий путь...
   В то время как староста косо поглядывал на нас, капитан снял с плеча походную сумку и стал её расстегивать:
   - Чего стоим? Берите что дают, по быстрому, - пока все пастыри принялись за подготовку сумок, капитан продолжал наставления, - Нам нужно торопиться, что бы успеть войти в город до наступления ночи. Потому что потом мы с вами рискуем весело бегать по лесу от хищников.
   Люди стали подносить свои припасы к нам: банки с солениями, хлеб, фрукты, овощи, один дедушка поднёс даже обезглавленную курицу. А Ярослав не перестаёт меня удивлять. Он всегда был строгим и достаточно высокомерным человеком, но прошли всего сутки с момента этого непонятного события, как он прямо на глазах превращается в бессердечного тирана. Я замечаю, как на всё это реагирует его верный помощник Димас. Он покорно слушает все распоряжения и всячески помогает своему другу, но я уже не впервые улавливаю на его лице слабые проблески недовольства и сомнений в том, что он делает. Меня такое поведение руководства буквально цепляет за сердце. Или мне так стыдно, или просто обидно, что мы подобно настоящим средневековым варварам в доспехах объедаем крестьян в обмен на их защиту. Надеюсь, хотя бы защита не будет такой же призрачной, как в те жестокие времена.
   Пастыри стали спешно набивать сумки. Я взял несколько консерв, хлеб, две бутылки воды и банку с огурцами, под руками мешался Полосатик и всё это тщательно обнюхивал, будто искал там отраву. Я вежливо поблагодарил женщин, подносивших мне эти припасы и стал в сторонке, наблюдая как, большая половина пастырей продолжали жадно загребать еду. Лишь Коля, взглянув на меня, перестал набивать сумку и встал рядом. Через полминуты так же поступил и Сергей, строгим взором проходя по своим братьям по оружию.
   Сельчане явно заметили эту "небольшую" разницу. Их староста едва заметно покачивал головой. Когда сбор пошлины был окончен, Ярослав подошёл к Михаилу и протянул руку:
   - Отлично. Спасибо вам. Теперь осталось передать нам оружие и в путь.
   Старик выдержал небольшую паузу и молвил:
   - А в этом вопросе я вынужден попросить у Вас прощения. Но я хотел бы передать своё ружье, единственное, что у нас есть из оружия, Вашему бойцу Максиму.
   Некоторые пастыри, в том числе и, сбитый с толку, капитан сразу обернулись на меня. Я удивлённо приподнял брови и сделал невинное личико. Михаил направился ко мне, по пути снимая ружьё с плеча.
   - Но... - я попытался возразить, но мгновенно эта идея показалась мне не самой лучшей. Я предпочёл бы лучше иметь ружьё в своих неумелых руках, чем с большим волнением наблюдать его за плечом обезумевшего Вождя. Я выставил две руки и они тут же ощутили холодную сталь оружия. Михаил хлопнул меня по плечу:
   - Я тебе доверяю, парень. Не подведи нас, - я промолчал, глядя ему в глаза, пока он отсчитывал мне патроны в коробочку, - Вот, здесь пятнадцать патронов. Это всё, что есть.
   Староста развернулся и пошёл к своим людям мимо капитана, ведя с ним бесшумную артиллерийскую перестрелку взглядами. Первый залп был явно за капитаном.
   Ярослав подошёл ко мне вплотную и тихим голосом произнёс:
   - Ты бы отдал мне ружьё, Макс.
   Я прижал оружие поплотнее к груди:
   - Никак нет, капитан. Я уважаю людей, которые поделились с нами припасами, и послушаюсь воли Михаила.
   - Боец, а кто твой капитан?
   - Ты капитан. Но своё решение я осмелюсь не менять.
   - Хм... - брови командира засвидетельствовали ещё большее недовольство, - Ты стрелять то хоть умеешь?
   - Так точно, умею, - пришлось соврать. В моей голове конечно прозвучал вопрос к самому себе: "как же я буду стрелять, когда придёт время?". Как-нибудь разберусь. Главное что ружьё в безопасности.
   - Ну, смотри мне. Пойдёшь тогда со мной в одном строю.
   - Есть, - ну почти гора с плеч.
   Вождь развернулся к пастырям:
   - Построились по трое в сторону поля. Коля, Дэн и Данил - замыкающие, - все бегом стали формировать строй, - Дима, Макс - со мной.
   Соответственно Серёга и Влад встали вдвоём посредине. Ярослав повёл пастырей мимо людей и по пути обратился к старосте:
   - Куда идём?
   - Вон там через лесополосу идёт дорога. На неё и выходим и идём вдоль поля. Дальше будет видно монастырь. Идти не далеко.
   - Мы пойдём впереди, вы выставите своих парней по бокам... - глянул на сельских парней, вооружённых топорами, граблями и прочим инвентарём для огорода, - и идите где-то в двадцати шагах от нас. Как только заметите что-то, сразу зовите. Мы будем смотреть за чистотой пути.
   - Не думаю, что это хорошее построение сил для нас, - усомнился Михаил.
   - Просто смотрите в оба. Пошли, ребята, - капитан взмахнул рукой в направлении предстоящего пути и колонна тут же выступила.
  

Глава 4

Убежище.

  
   Мы вышли с территории деревни и обнаружили прямую дорогу между сосновыми зарослями. По ней и прошли, шагая медленно, но уверенно. Поросшие по земле толстые корни создавали очень неровный рельеф, тем самым заставляя нас постоянно глядеть себе под ноги. Сзади слышен голос Влада:
   - Почему бы они не сели в свои машины, да трактора, и просто не поехали, куда им надо?
   - А ты сам прикинь, как бы ты ехал на машине по такой дороге, - Сергей раскинул рукой, указывая под ноги, - Сразу бы колёсам крандец пришёл.
   Идти по дороге было весьма страшновато. Мрачные заросшие леса по обе стороны сдавливали своей таинственностью. Кто угодно мог скрываться за листвой и широкими стволами. Но к счастью мы прошли лес без происшествий. Перед нами по правую сторону шоссе разложилось широкое жёлтое поле. Его по всей видимости странные растения задели меньше всего. Далеко впереди со стороны поля виднелось большое сооружение довольно интересной архитектуры. Это и был монастырь. Мы взяли с людей столько запасов. Что бы пройтись с ними всего двадцать минут! Селяне следуют за нами так, как распорядился капитан, а сам он уверенно шёл вперёд, лишь иногда оглядываясь по сторонам.
   - Ярик, вон тот монастырь, кажись, - сделал открытие Дима по левое плечо от меня.
   - Вижу. Блин, сигареты у кого- то есть? - всё-таки чувствовалось какое-то напряжение в дрожащих руках предводителя.
   - У меня ещё утром кончились, - сказал Дима.
   - У меня только две осталось, - послышалось сзади от Данила.
   - Передай одну, не жлобись.
   - Сейчас...
   Пока в колонне проходили обменные операции, я, будучи справа, не сводил глаз с поля. Вдали, почти вплотную к территории леса, по ту сторону равнины, мне показалось, я увидел какое-то движение. Но мне трудно было его разглядеть. Всё было слегка размыто и мне пришлось прищурить глаза, но это не дало результата. Я решил снять очки, что бы слегка протереть, но тут же заметил, что без них зрение стало намного лучше. Будучи весьма удивлённым, я не стал долго думать и всунул очки в маленькую выемку в сумке, потому что теперь я видел, что вдоль леса там, вертятся гибкие и высокие стволы гигантских цветков, похожих на тот, что буянил в деревне. Ну и ну... хорошо, что нам не нужно туда идти. Судя по охам и вздохам у меня за спиной, это зрелище заметили и другие.
   Через пять минут пути жаркое солнце дало о себе знать, сотрудничая против нас с нашими толстыми стёгаными халатами, упрятанными под постепенно нагревающуюся броню. Дыхание немного усложнилось и на лбу стали выступать первые капли пота. Капитан внезапно остановился, а с ним и вся команда.
   - Что-то не так? - поинтересовался я.
   - Быстро уходим в лес, - неожиданно заявил Ярослав и резко свернул с дороги к зарослям.
   Пастыри растерялись и быстро нарушили строевую форму колонны. Вождь развернулся и изобразил такое озлобленное лицо, что некоторым бойцам стало явно страшновато ему перечить.
   - Потом будем думать! Быстро!
   Дима, Серёга и Влад мгновенно прыгнули на его сторону. Остальные подтягивались медленно, всё ещё в растерянности. Здесь во мне что-то будто клацнуло и я, топнув ногой, накричал:
   - Да что ж вы за люди?! - мне удалось привлечь к себе внимание всей команды, - Мы пообещали людям! Мы взяли с них плату! С какого хрена мы можем так поступить?
   - Закрой пасть! Не хочешь, оставайся с ними и подыхай! За мной, бойцы, бегом! - устремился в лес.
   Мой голос немного задрожал от переполняющей изнутри кипящей злости:
   - Козлина ты бессердечная! Я остаюсь и помогаю людям. Кто со мной?! - я окинул взглядом окружающих меня бойцов.
   Коля зашёл за мою спину и, будучи напуганным ситуацией, пропищал:
   - Я помогу людям...
   Ярослав задержал и медленно развернулся ко мне, агрессивно сжав руку на рукояти меча:
   - Чего ты там тявкнул, недоносок?
   - Серьёзно, Ярик, как-то нехорошо мы делаем... - прозвучал голос благородия Сергея, но он был тут же перебит пенящимся ртом командира.
   - Забей рот! - крикнул он ему и сразу же вернулся ко мне, - Объясняю в режиме инструкции чайников. Не знаю, насколько тебе везло по пути к деревне, но мы потеряли половину наших пацанов! Придёт время и те монстры, от которых мы еле избавились, придут сюда. И никакие стены вас не спасут. Единственный выход - это город! И я не собираюсь терять ни минуты! Пока светит солнце, мы почти в безопасности, - стал наводить взгляд на всех по очереди, - так что если кому ещё тут не надоело жить, идём в город и немедленно! Законы жизни изменились, Макс, теперь выживает сильнейший и шустрейший, как и в старые "добрые" времена. Все желающие за мной, у вас три секунды на раздумья.
   К этому моменту селяне подошли достаточно близко, что бы отчётливо наблюдать это зрелище. Ошарашенные бойцы стали с опущенными головами переходить на сторону капитана, но я оставался нерушимым и задержал рукой Колю, который попытался сделать шаг вперёд за всеми. Брат по оружию не стал сопротивляться и оставался со мной. Серёга с искривлённым от возмущения лицом стоял, чесал подбородок, пока наконец не решился снова явить капитану свой голос:
   - Знаешь, Ярик. Это действительно по-свински. Я хотя бы не умру скотиной, - идёт ко мне.
   - Ребята, бросьте этого придурка. Неужели вы не видите, что он сам так напуган, что мозги вытряс из себя?!
   Тут Вождь не выдержал и достал меч с пояса, начав ускоренно двигаться на меня:
   - Да кем ты себя возомнил, говна кусок!?
   Я, недолго думая, выставил навстречу любимому капитану ствол ружья и тот резко замер на месте:
   - И что? Стрелять будешь?
   - А выживает сильнейший, - ответил я с наполненным решимостью взглядом.
   Влад неуверенно перешёл из одной большой кучки бойцов в небольшую - мою. Капитан хихикнул и повесил меч обратно на пояс:
   - И надолго тебе дюжины патронов хватит? Сначала перестреляешь недоброжелателей, а потом на тварей не напасёшься. Счастливо сдохнуть, - злостно плюнул на соседний куст и снова направился к лесу. Сопровождающие его Дима, Данил и Денис до последнего тянули ко мне свои глаза, пока все они не растворились в густых кустах. Я дал волю дыханию, будто только что вынырнул с бассейна. Гнев стал стремительно выходить через пары пота и я повернулся к замершим в немой сцене селянам. Большинство из них были напуганы, другие же, в основном мужская половина, смотрели на меня с уважением, но никто по-видимому и не собирался опрокинуть ни слова. Спектакль немых прервал гордый голос Серёги:
   - Ну чего стоим? Раз уж всё решили, так пошли.
   Я опустил ружьё и наконец расслабился, после чего измученным голосом обратился к народу:
   - Идёмте к монастырю. Все вместе...
   - Похоже, он с самого начала это задумал, - предположил Михаил.
   - Да, похоже...
   - Хорошо хоть не вся еда ему перепала, - поддержал Коля. Его голос стал немного бодрее.
   - Главное что оружие ему не дали. А то, чую, были б тут уже трупы, - отрезал Серёга.
   - Я чувствовал, что ему нельзя доверять, вы уж простите, - признался староста Михаил.
   - Ну пошли, - я закинул ружьё на плечо и продолжил путь по неровной дороге к монастырю. Отсюда уже было видно, что сооружение не очень уцелело. Оно было покрыто гигантскими тёмно-зелёными стволами, что обсыпали часть каменного покрытия, а вокруг нависло бледное дымовое облако.
   Серёга слегка хлопнул меня по лопаткам:
   - Ну, пастырёнок. Вижу, ты уже совсем не пастырёнок. Поднял бунт, применил оружие в гражданской войне и в следствии - узурпировал власть.
   - Я вот не пойму, ты меня ругаешь или хвалишь?
   - Я пока ещё сам не понял. Но в любом случае я уверен, что поступили мы правильно. Даже я растерялся в начале...
   - Ну да, даже ты. Бывалый воин, - я улыбнулся.
   - Ну ничё, теперь ты у нас пастырище и поведёшь нас к победе.
   - Дааа... знать бы ещё над кем её одержать, эту победу.
   - Вы хоть поняли, что произошло вокруг? - вмешался Коля.
   - Да нет, не поняли. Потому и говорю, надо выяснить, что произошло, что бы знать, над кем одерживать эту победу.
   - Нам всё равно придётся идти в город. В чём Ярик и был прав, так это в том, что там будет намного безопаснее, - сказал Серёга.
   - Это да. Но я надеюсь его там не встретить. А ещё надеюсь найти там представителей власти или армию. Не может быть, что бы до сих пор государство не начало что-то делать с этой чумой.
   Тем временем мы уже подходили к невысокой каменной стене монастыря. Стеной её уже трудно назвать. Корни разрушили её так, словно падали на неё с неба. Мелкие ответвления от неизвестного растения точили камень, словно кирка неутомимого шахтёра. По крайней мере так мне казалось, глядя на деформации. Всё было покрыто слабой пеленой тумана, но видеть мы могли достаточно далеко. Вот уже и решёточные ворота, распахнутые на всю.
   - Что-то у меня тут мурашки по коже бегают... - слегка занервничал Серёга.
   - Согласен с тобой. Надо людей оставить снаружи, - подхожу к старосте, - Нам кажется, там может быть небезопасно.
   - Мне тоже не очень нравиться эта картина. Прямо как в фильмах ужасов, - согласился он.
   - Оставайтесь здесь, мы проверим.
   Тем временем послышался мышиный писк, но он был слишком громким, как для обычного. Коля стал подозрительно осматриваться по сторонам. Тем временем староста Михаил продолжал разговор со мной:
   - От чего ж нам всех ждать? Что ж я пущу вас втроём там лазить? Заряжай ружьё, мы хлопцев с вами отправим, да и сам я пойду.
   - Да оставьте хоть кого-то женщин ваших охранять, - вмешался Сергей.
   - Само собой, - сказал Михаил.
   - Хорошо, все готовы? - я набрался мужества и проверил наличие патронов в ружье. К счастью сделал это не зря, так как их там не было. Заодно и разобрался как пользоваться.
   - Сейчас. Ванич! Ваня! - староста стал хрипло созывать в толпу. Оттуда показался худой мужчина, на вид примерно того же возраста, что и Михаил:
   - Чего там?
   - Возьми своих балбесов, и Федьку тоже. Поди сюда, помощь нужна.
   - Сейчас!
   За стеной снова прозвучал писк.
   - Маакс, давайте там не шумите, ладно? - забеспокоился Коля.
   - Что там? - поинтересовался я.
   - Там странные звуки звучат. Точно кто-то есть и это не люди.
   Вот чёрт... только бы не было драк. Только бы их не было...
   Михаил вооружился старыми вилами, к нему присоединился дядя Ваня с тремя молодыми парнями. У каждого по большому топору в руках.
   - Ну, мы готовы, - заявил староста.
   Я ещё раз убедился в наличии патронов в боевой готовности:
   - Тогда идём. Я впереди, вы выстройтесь по бокам, что бы мы одновременно могли наблюдать все четыре стороны.
   - Будет сделано, - мне подмигнул староста.
   Мы сформировались в круг, оружием наружу и двинулись через ворота во двор. Вокруг был беспорядок. По двору разбросаны обломки камней и досок, по бокам расположены руины мелких зданий. Всё это поросло мохнатыми корнями. Мы проходим дальше и меня начинает одолевать ощущение чьего-то присутствия. Становиться неспокойно. Все звуки затихли.
   - Затишье перед бурей... - прошептал Серёга.
   - Тсс... - зашипел я и стал тщательно присматриваться ко всему вокруг.
   Тишина. Идём дальше... подходим к большим побитым дверям храма. По всей видимости в них уже кто-то пытался пробиться и ему это явно удалось. Серёга смотрит на размеры вмятин и пробоев на дверях:
   - Что-то мне подсказывает, что здесь был кто-то покрупнее того, что мы уже видели...
   Никто вслух не отреагировал на его слова, и мы прошли внутрь. В зале для молитв разруха была ещё большей, чем снаружи. Под высоким куполом, сквозь разноцветные иконы просачивался свет на центр зала, но в остальном картина была мрачной и тёмной. Всё было переломано и, я бы даже сказал, раздавлено. Михаил перекрестился:
   - Что же здесь произошло...
   - Хоть бы священникам удалось отсюда уйти до того, как это случилось, - поддержал его друг дядя Ваня.
   На этот раз моё чутьё просто сводило меня с ума. Я чувствовал большую опасность, да и Полосатик, зацепившийся когтями мне за шиворот в толстую стёганку, издавал неблагоприятное шипение. Снова раздался мышиный писк, отдающий эхом от стен. Все насторожились и стали ещё пристальнее вертеться по сторонам. Послышался шум, слегка бьющихся друг об друга досок. Мы сразу обратили внимание в сторону звука и заметили, как шевелятся обломки скамеек, собранные под стеной. Затихли в ожидании. Коля заметно нервничает, да и общее напряжение не оставляет радостных ассоциаций. Я наставляю туда ружьё и вскоре несколько досок опрокидываются и показывается вытянутая зелёная морда непонятного существа. Впереди торчат два больших зуба, как у бобра, а вокруг носа явно заметны ямочки, как от усиков. Существо вылезает полностью и отряхивается от пыли, медленно шагая к нам на своих четырёх коротких лапках. Размером оно с небольшую собаку. Длинный рыжий хвост виляет по сторонам.
   - Что это? - вздрогнул Коля.
   - Смахивает на ящерицу... - предположил Сергей.
   - Скорее на крысу... - добавил староста Михаил.
   - Какая разница? - возмутился и как следует прицелился.
   Существо скрежетало и издавало уже знакомый нам писк, постукивая хвостом по дереву. Шум страшновато отскакивал от стен, повторяясь снова и снова.
   - Маакс, стреляй... - продолжал нервничать Колян.
   - Лучше поберечь патроны. Оно ж малое, так зарубим, - попытался выдать умную мысль Серёга.
   - Никогда не стоит недооценивать противника, парень, - предупредил Михаил.
   Я прислушался совету брата по оружию и повесил оружие на плечо, вместо этого достал с пояса свой затупленный меч и стал медленно подходить к уродливой гигантской крысе. Та в свою очередь не боялась идти мне на встречу, и когда между нами оставалось несколько метров, внезапно прыгнула на меня. Я успел отмахнуться мечом и ударить её по голове в полёте. Животное от удара упало мне под ноги, и я принялся спешно его избивать под громкий свиноподобный визг. В этот момент меня за плечо схватил один из сельских парней и увёл в сторону. Размашистый удар топором перерубывает шейный позвонок и существо мгновенно замолкает.
   - Фу... - бросил парень, вынимая топор.
   - Молодец, Федька, - поддержал его староста, но наша радость быстро испарилась, когда подобный визг мы услышали отовсюду. Снова оглядываясь по сторонам, мы замечаем целое сборище этих крыс, вылезающих отовсюду из-под обломков мебели, дыр в полу, несколько даже спустились с подоконников высоких окон.
   - Ой, попали, пацаны... - завыл Серёга, спешно снимая со спины фанерный щит и надевая на левую руку.
   Я и Коля решили последовать его примеру, а вот нашим друзьям с деревни придётся потруднее.
   - Коля, Серёга, давайте встанем во внешнем кольце, пусть Михаил с остальными прячутся за нами и добивают тварей, как только что мы проделали.
   - У меня вилы, тоже смогу их отбивать!
   - Михаил, что угодно делайте, только живы останьтесь!
   - А может ну его, ребят? Убежать успеем? - задрожал Коля.
   - Да нельзя, мы на бабушек их выведем, а те-то не убегут... - скривился я.
   Монстры сгустились вокруг нас. Мне удавалось насчитать около десятка, может двух. Первая волна побежала на нас с моей стороны в виде троих особей. И первая же крыса встречается зубами с окованным железным торцом моего щита. Левая щитовая рука отлично чувствует меткий удар, и животное с брызгами крови и визгом отлетает. В это время мне на левое железное плечо запрыгивает другая, и хватает за горло своими твёрдыми зубами. Ещё одна тварь цепляется за спину. Благо им не удаётся прогрызть мою броню, но под таким натиском, я никак не могу обратить внимание на своих напарников. Надеюсь, они ещё держаться. Я чувствую, как у меня сзади на воротнике ёрзает мой котёнок и пытаюсь ударить щитом крысу, зацепившуюся слева. Чувствуется столкновение щита и визг за ухом. На плече полегчало. Повернувшись направо к своей команде, я вижу, как Михаил добивает вилами сбитых Сергеем зверей один за другим. Коля не попадает пока в поле моего зрения и на меня стремительно запрыгивает ещё один хвостатый. Его челюсти безрезультатно скребутся об мой шлем. Я сбиваю его ударом стального кулака снизу. Животное подскакивает и падает на спину рядом со мной. Не задумываясь, я приседаю на одно колено и с размаху прибиваю голову монстра острым углом щита.
   Как никогда, кстати чувствуется эта лёгкость ношения тяжёлого облачения и я осознаю удивительную точность моих ударов. Слышны крики и звон множества ударов. Внезапно на мою спину наваливается кто-то потяжелее, и я в порыве ярости боя со всех сил встаю и сбрасываю неизвестного с себя. Рядом со мной падает один из сельских парней, весь в крови и зелёная тварь терзает его глотку. Тяжкая боль пронзает моё сердце. Только не это! Первые потери...
   Что-то овладевает мной, пространство вокруг начинает сдавливать, и я познаю сильную головную боль. Через несколько секунд, не вытерпев мистического давления, из меня вырывается громкий крик. И всё пропадает. Темнота. И тишина...
  
   Очнувшись от странного затмения, я вижу лица своих братьев по оружию:
   - Ты цел? - спрашивает Серёга.
   Силы быстро возвращаются ко мне и, поняв что я лежу, я перехожу в сидячее положение. Рядом лежит тот самый парень, дёргаясь всем телом и захлёбываясь кровью из пробитого горла. Над ним горько воет дядя Ваня:
   - Не умирай! Сына... сынуля, не умирааай!!! Федька, слышишь... Миша, что делать, Миша?!
   Михаил смотрел на это зрелище и на глазах его накатывались слёзы. Он прикрыл лицо ладонью и обливался потом, не зная что делать, что сказать отцу, на чьих глазах сию минуту умирает сын. Я вскочил и упал на колени возле бедолаги, прижав рукой его рану.
   - Что ты делаешь? Это не поможет! Он захлёбывается!!! - продолжает кричать несчастный отец. Но я вновь чувствую уверенность в своих действиях. Мне кажется. Что это правильно, хотя моя логика абсолютно не согласна со мной. Окружающие смотрят на это, так же не понимая, что происходит, - Что он делает? Миша, ыт понимаешь хоть что-то?!
   Раненный начинает понемногу успокаиваться. Но я не могу пока понять, ему становиться легче, или же просто останавливается его дыхание. Но по тому, как он крепко ухватил мою руку, мне кажется, что он не хочет, что бы я отпускал его рану. Тем временем, пока пострадавший явно стаёт меньше мучатся, я поворачиваюсь к Коле и Сергею:
   - Что случилось? Со мной...
   - Мы сами охренели. Ты так закричал, что вся эта мерзость мигом разбежалась, - ответил Серёга.
   Это уже совсем стаёт похожим на сказку. Я вряд ли мог бы такое сделать. Это камень так защищает меня? Или я чего-то не до конца понимаю? Тем временем я начинаю слышать равномерное дыхание до конца успокоившегося Феди. Его отец подползает к нему на карачках:
   - Что с ним? Он умирает? Он перестал хлюпать... скажите мне, наконец!
   Раздирающий душу мощный рёв разразился в простором зале храма и у всех нас души скатились в пятки.
   - Что это было? - пропищал Коля.
   - Долго я был без сознания? - я вскочил на ноги и уставился на выбитые кем-то явно крупным входные двери. Звук доносился оттуда. Полосатик ухватил зубами мою штанину и упорно тянет её назад. Мы все насторожились и следом послышались редкие, тяжёлые шаги. Бьющий с улицы дневной свет внезапно погас в небольшом окошке справа от дверей. Послышался тихий рык, напоминающий недовольного льва.
   - Выстраиваем щиты, ребята... - скомандовал я, готовясь к обороне, - Михаил, выставьте вилы между мной и Сергеем. Положите древко мне на плечо.
   - Как при кавалерийской атаке? - улыбнулся Серёга.
   - Что-то вроде того.
   Я стоял в средине между Колей и Серёгой. Сергей был справа от меня, Коля - соответственно слева. Михаил поставил вилы в указанное мною положение, стоя у меня за спиной, однако его друг Ваня не отходил от своего раненного сины, всё пытаясь понять, что с ним происходит.
   Тем временем тяжёлые шаги становились громче, ближе. Теперь свет померк и в дверном проёме. Перед нами показалась большая морда ящерицы, напоминающая хищного динозавра. Лбом голова почти упиралась в вершину проёма, а он был на высоте около двух с половиной метров. Существо сделало шаг внутрь и дало разглядеть себя полностью. Ярко жёлтая чешуя с серыми полосками, как у зебры, и чёрными пятнами. Две мощные задние лапы, на которых оно и передвигалось, и две передние, более худенькие, но не намного короче. Появлялись мысли, что оно может передвигаться как на двух, так и на всех четырёх конечностях. Набитая периодически открывалась, выставляя раздвоенный язык и показывая богатую коллекцию тонких, длинных зубов. Это существо действительно выглядело куда опаснее чем всё, что мы встречали раньше. Я будто услышал, как сердца моих напарников в унисон заколотили чечетку. Первым молчания не выдержал Колян:
   - Э-э... чего делаем, п-парни?
   Ответа дать никто не пожелал. Ящер сделал несколько шагов в нашу сторону, тщательно разглядывая нас, то одним, то другим глазом, поворачивая голову из стороны в сторону. Ещё пару шагов.
   - По-моему надо куда-то спрятаться... - Серёга решил присоединиться к мнению Коли.
   - Да, пожалуй, давайте отступать. Только куда?
   Монстр резко сорвался с места и через долю секунды уже был к нам почти в плотную. Отбив левой передней лапой вилы старосты он ухватил мощными челюстями мой щит и поднял меня с ним над собой. Метнув головой в сторону, он отбросил меня в ближайшую стену. При этом, щит раскололся в дребезги прямо в его зубах. Пастыри психологически не выдержали строй и рассыпались по сторонам, заставив ящера слегка растеряться, но он быстро выбрал себе жертву и побежал за Сергеем. Быстрый рывок, и острые, как пики, зубы клацают в десяти сантиметрах от пастыря, так как ему удалось вовремя увернуться. Машинально Сергей наносит удар мечом по затылку рептилии, пока та ещё не успела поднять голову. Удар вряд ли нанёс существу большой ущерб, но оно нервно заревело и отбросило бойца носом на несколько метров в сторону. С громким железным звоном он рухнул на кучу обломков неподалёку от меня.
   Я чувствую, как ломит спину и начинает болеть голова. Трудно пошевелиться, но я нахожу в себе силы и встаю. Нагрудник сильно стесняет мои движения, а шлем начинает значительно стеснять мою шею. Глянув направо, я замечаю в обломках фиолетовое свечение. Первое что от этого приходит в голову это бросится проверять сумочку на ремне. Я хватаюсь за неё и понимаю, что она пуста, а застёжка сорвана. Изо всех сил поднимаюсь с разваливающейся подо мной кучи досок и пытаюсь докарабкаться до источника свечения.
   Отбросив Сергея, ящер тут же бросается вслед за ним с открытой пастью, истекающей слюной. И здесь в ход вступают вилы Михаила, вонзившиеся монстру в шею. Рептилия отпрыгнула на шаг назад, что бы не допустить сильного ранения и гневно заревела на старосту, но тот героично держал вилы приподнятыми в его направлении, хотя руки заметно дрожали. Монстр не сводил глаз с селянина, осмелившегося существенно повредить его чешую, и медленно делал шаги то в одну, то в другую сторону в поисках удобной позиции для нападения, но вилы всё время следовали за его глазами, пресекая путь.
   Я разбросал в сторону несколько досок, пока моя рука с наркотическим рвением не схватилась за кристалл. Секунду погладив его и почувствовав облегчение боли, я принялся расстёгивать молнии по бокам своей сумки, что бы как можно быстрее закинуть его туда:
   - Серёга, ты как?
   Напарник тяжело поднимается, сбрасывая с себя деревянные обломки и стонет в ответ:
   - По всякому меня били, но что б так... экг...
   - Вставай, брат, мы должны завалить это чудовище... другого выхода нет.
   Дядя Ваня схватил своего сына за локти и попытался оттащить как можно дальше от места сражения, и второго своего сына не пускал в бой злостными криками и требованиями ему помочь. Третий парень в этот момент обходил зверя сзади, но делал это беззвучно и медленно. Наконец монстр не выдержал бессмысленной игры с острой железкой и резко развернулся, с большой силой выбив хвостом вилы из рук старика. Инструмент просвистел у меня над головой, когда ящер снова повернулся к Михаилу, угрожающе открыв пасть. Ничего не оставалось. Необходимо любой ценой отвлечь тварь! И снова мне приходится действовать по первому, что придёт в голову. Я хватаю небольшой обломок скамьи и бросаю в чудовище. Тот на удивление метко влетает ему в глаз и тогда ящер хватается передними лапами за морду, слегка пригнувшись. Я резко встаю и хватаю неподалёку упавшие вилы и, что было сил, несусь с ними в атаку. В последний момент, когда до удара остаётся всего полметра, рептилия высоко поднимает голову и хватает вилы лапой, с изысканной лёгкостью отняв их у меня.
   - Макс, твою мать! Мы идиоты!!! - прозвучала истерика Сергея.
   Ящер пнул меня носом, и я тут же упал на спину, после чего он выкинул вилы и прижал меня в грудь второй передней лапой. Теперь деваться некуда. Я ухватился руками за эту лапу, но никак не мог освободиться. Приговор уже вынесен.
   - Ружьё, Макс, ружьё!!! - продолжает орать Серёга.
   Мне было не до его криков. Я слышал их, но на хоть какую-то реакцию, хотя бы мысленно у меня не хватало времени. Михаил стал закидывать монстра деревяшками, но тот никак не реагировал на это и широко открыл пасть перед рывком, глядя на мою беспомощность. Внезапно в ребро гиганта вонзается топор руками парня, который, наконец, осмелился подойти близко к своему свирепому противнику, и это так и заставило тварь отвлечься и зареветь от боли. Не медля, рептилия развернулась и ухватила молодого человека за плечи, заблокировав движения рук. Последнее, что мы слышали - это его отчаянный крик, за которым последовали ужасные звуки сжимающихся челюстей. Это зрелище открылось мне со стороны хвоста чудовища, и видел я лишь брызги крови по сторонам. Не вставая, я достал ружьё и во всё горло заорал. Ящер с обагрённым смертью оскалом, развернулся ко мне и раздался громкий выстрел.
   Я не знаю, куда я целился. Да и не целился я вовсе. Ружьё даже не было в соответствующем положении относительно моего зрения, что бы наводить мушку. Я просто стрельнул в его сторону. Произошедшее после, меня шокировало. Зверь издал короткий жалостливый вопль, и с грохотом и пылью повалился на бок. Намертво.
   Будто невероятно тяжёлый груз свалился с моей души. Я откинулся назад, положив голову на доски, и стал тяжело выдыхать, выронив ружьё из руки. Только сейчас атака мыслей стала наталкивать меня на понимание, как же близко была смерть!
   Так... нужно успокоиться, собраться. Опасность миновала, и продолжительная тишина была тому подтверждением. Туман шока стал рассеиваться, когда на груди ощутилась чья-то рука и, открыв глаза, я увидел перед собой лицо Сергея, уже без шлема.
   - Как ты? - в голосе чувствовалась несвойственная ему забота.
   - Справлюсь. Как другие? - я привстал и осмотрелся.
   Михаил сидел в полуприсядь, разглядывая бездыханное тело усмирённого существа. Кроме Серёги сейчас никто не обращал на меня внимания. Измотанный нервами и переживаниями дядя Ваня, сидел на каменном полу, держа в крепких объятиях своего раненного сына. Его одежда была сильно испачкана кровью, однако было видно, что дышит он вполне спокойно.
   - Федька вроде держится, а вот второму - не повезло...
   Я слегка отвёл пастыря рукой и быстро встал на ноги, направившись к Михаилу. Тот повернулся ко мне с каменным лицом, было видно, что внутри него бушует борьба радости и горя.
   - Надо звать людей...скоро будет темнеть, а нам, - продолжая приходить в чувства, староста сделал глубокий вдох, - Нам нужно хоронить парня.
   Передо мной стоял мужчина. Нет, не так. Мужчина! Я видел, как тяжело ему дался бой и всё произошедшее, но он взял над своими чувствами верх.
   - Михаил, Вы пойдите организуйте людей, но пока не спешите заводить их сюда. А мы пока убедимся, что теперь здесь безопасно.
   Вытирая мокрый лоб, к нам подошёл Сергей:
   - Да, эти крысы попрятались по норам. Они всё ещё в монастыре.
   - На искоренение всего кодла у нас нет времени, - я на секунду ушёл в размышления, - Здесь полно досок, нужно найти и заколотить все норы. Разберёмся с ними позже. Всё-таки там на улице не безопасно.
   - У нас как раз есть с собой инструменты, - сказал Михаил.
   - Так и сделаем, - согласился Серёга.
   Медленно чеканя шаги, староста направился к выходу.
   - Тогда к делу. А где Колян???
   Сергей стал тут же смотреть по сторонам в поисках внезапно пропавшего напарника. Мы стали обходить зал монастыря вдоль стен и ответ на мой вопрос поспешил явиться. Коля запуганно сидел между перевёрнутым набок столом и стеной, сняв шлем и крепко ухватившись руками за голову. Я присел рядом с удивлённым лицом и положил руку ему на плечо:
   - Ты как?
   Парень резко опустил руки и отвернулся от меня, но я успел разглядеть покрасневшее, мокрое от пота лицо.
   - Я в порядке... - заикаясь, - просто... мне надо это всё как-то утрамбовать... в голове... н-ничего... сейчас оклемаюсь, - вытер лоб и глаза, будто пытаясь избавиться от назойливой чесотки, - Как у вас там?
   Я присел рядом, облокотившись на стену, и выдержал пару секундное молчание:
   - Мы справились.
   - Это хорошо... - голос Коли был ещё охвачен шоком.
   - Давай, поднимайся, брат. Нам ещё многое предстоит сделать и пережить.
   Он кивнул с согласием, и я тут же встал, ухватив его за руку. Помог встать. Когда мы появились из-за опрокинутого стола, нас сразу приметил Серёга:
   - Макс, а ты в курсе, что ты ему глаз прострелил?
   Я насупил брови:
   - Чего?
   Серёга пнул ногой большую морду ящера:
   - Да этому чудику! Вот он и скопытился, - оптимизм снова вернулся к нему.
   Мне ничего не оставалось, как выставить в ответ круглые глаза от удивления и перевести разговор на другую тему:
   - Нужно поскорее разобраться с норами!
  
   К вечеру мы уже неплохо обосновались, как на первое время. Нор оказалось значительно больше, чем мы ожидали, и заколачивать их помогали практически все мужчины. Обыскав монастырь, мы так и не обнаружили ни священников, ни кого другого из людей. Похоже, что проклятые крысы облазили здесь всё в своё время, так как в каждой комнате царил полный беспорядок, что в свою очередь вызвало новую проблему. Людям абсолютно не на чем было расположиться на ночлег. Каждый готовился ко сну на чём мог.
   Учитывая всё случившееся, мы поняли, что оставлять своих животных на улице неразумно, поэтому мы соорудили для них небольшой вальерчик у входа, что естественно сказалось на "чистоте" воздуха. Но не в нашем положении привередничать
   Относительно пострадавшего Федьки, сельский доктор высказал настоящее удивление. Такое выздоровление казалось ему просто невероятным! Рана на шее частично затянулась даже без наложения всяческих швов и смогла обеспечить парню дальнейшую жизнь. Его отец пока не собирался бурно разглашать тот факт, что исцеление сына произошло на его собственных глазах. Моими силами. Мне осталось только положить этот факт в общую копилку чудес, происходящих со мной в последнее время.
   Погибшего парня провожали всем селом. Молча. Лишь его родители проливали горькие слёзы, а его младший братик до сих пор не понимал, куда же пропал Олежка и почему родители плачут.
   Во время похорон на заднем дворе монастыря, я смотрел на, постепенно засыпающуюся землёй, яму с искренним сожалением. Ведь его смерть лежала на моей совести. И я понимал, что эта потеря не первая и далеко не последняя.
   Смеркается. Селяне стали забивать окна к предстоящей ночи. Я впервые в жизни решил закурить, и у Серёги как раз нашлась небольшая заначка. Поднявшись на второй этаж, я вышел к широкому балкону, где меня ожидал ещё один сюрприз. Медленно подняв утомлённый взгляд, я увидел огромную рыжеватую луну, заполонившую половину небосклона, а немного левее неё проявлялась более мелкая - белая. Небесные тела, как копии друг друга, были на половину скрыты в непроглядной тени. Что ж... я почти был готов к этому.
   Протянув зажжённую сигарету ко рту, я почувствовал горький привкус на языке, после чего разогнал ночную тишину очередью глубокого кашля. Слёзы потекли с глаз.
   - Ф-ф-фу, блин! Как они могут это курить?! - после чего выкинул сигарету.
   Разогнав по ветру окружающий меня дым, я достал с кармана мирно сияющий кристалл и приложил к груди. Боль стала отступать. Я присел на каменные перила, свесив ноги над землёй.
   В душе была тоска. Тяжело вздохнув, я понял, что это конец пути. Это больше не мой мир... я даже не знаю, ЧТО это за мир! Но в сердце появилась уверенность, что нужно подстроиться под новую среду.
   - Я тебе не уступлю!
   Эхо разлетелось среди затемнённых крон близлежащего леса. Я опустил взгляд. На окраине дороги моему взору припала таинственная фигура в широкой шляпе. Человек? Он стоял и нерушимо смотрел в мою сторону. Его плащ извивался в такт слабым порывам ветра.
   Всплеск!
   Резко передо мной возник холодный нечеловеческий взгляд с тонкими вертикальными зрачками, меж широко раскрытых зелёных век. Мне конец...
   Я начинаю чувствовать постепенно накипающее тепло около сердца и этот взгляд смерти мгновенно исчезает в яркой фиолетовой вспышке. Ударная волна оттолкнула меня, и время будто замедлилось. Постепенно падая на спину, я подумал: "да что ж это делается...". Только лишь почувствовав приглушённую, как под наркозом, боль от удара, я потерял сознание.
   Тишина...
  

Глава 5

В путь.

   В глазах быстро мелькают картинки. Совершенно не связанные друг с другом. Отрывки дивных пейзажей, звёздное небо. И этот взгляд... он пристально вглядывается в мои глаза. Смотрит так пронзительно, так глубоко... я чувствую, как он прорывается в самые тёмные глубины моей души.
   - Бегииии... беги так быстро, как только смогут твои ноги. Беги так далеко, куда не заглянет твой взор. Беги... и не оглядывайся... - медленно проговаривает чей-то шёпот...
   Диафильм перед глазами начинает расплываться и картинки в нём совсем становятся неразличимы. Я должен собрать в себе силы. Всё тело онемело. Я совсем не ощущаю себя в пространстве. Эта слабость... я знаю, что полон сил. Я смогу прорвать эту мглу! СМОГУ!!!
   - Бегииии...
   Кто ты? Кто же ты такой?! Энергия накапливается в моей груди и сулит ещё один всплеск. Давай же, ДАВАЙ!!! Нет... слабость снова завоёвывает меня! Расплывчатые краски за несколько секунд поглощает непроглядная тьма и мысли угасают вслед за ними...
  
  

****Отступление****

Эльдорская долина

   Как же это! Случилось! Властелин должен знать, пока не поздно. Осталось несколько поворотов и я буду у него.
   Вбегая в широкий зал, я вижу на троне своего хозяина, а по бокам от него, как монолитные постаменты, стояли самые верные телохранители. Он не доволен. Я ворвался без разрешения, видимо отвлекая от важных дел, но то что знаю я важнее всего, даже чумы или войны!
   - Властелин! Пророчество! Они здесь!
   - Успокойся! Спокойно все объясни, - лицо правителя пока оставалось хладнокровным, - Пророчеств, как росы на цветке - слишком много понаписано. Что случилось, Геранниас?
   - Несколько часов назад наш орден засек магический всплеск невероятной силы. Настолько сильной, что по нашим предположениям, половина континента, в том числе территория нашей страны, должна была быть уничтожена.
   - Стоп! - приподнял он открытую ладонь, - Если все так, как ты говоришь, то почему мы все ещё целы?
   - В этом и странность, мы должны быть мертвы! Но самое главное не в этом, а в том, ГДЕ произошел этот всплеск. Проклятые земли...
   Мой хозяин резко встал с трона, насупив брови. Если, выслушивая о Апокалипсисе своего народа, он был спокоен, то сейчас заметно занервничал - его руки немного тряслись. А воины, герои, которые прошли все круги смерти, расширили свои глаза от дикого ужаса. Единственное, что их здесь держало - это долг перед монархом.
   - Продолжай! - его голос продолжал сохранять свою равномерность и спокойствие.
   - Только Темные могли это сделать. И если это они, то нас ждет... участь страшнее смерти.
   - Слушай меня, Геранниас. Никто! Не должен узнать о том, что ты мне сейчас рассказал. Ты сегодня же соберешь отряд из лучших рейнджеров и служителей из твоего ордена, и отправишься на разведку в Проклятые земли.
   - Слушаюсь Властелин...
   - Я больше тебя не задерживаю. Указ и пропуски через границу тебе скоро принесут. Иди, - владыка медленно приземлился обратно на трон.
   Уже в дверях я снова услышал голос своего хозяина:
   - Еще, Геранниас! Знай, я полагаюсь на тебя, не подведи и вернись!
   Сил говорить у меня не было, я только кивнул головой. И зачем я пошел сам к Властелину? Мог ведь отправить кого-то другого...
  

*****************************

  

Гранитный Город Славы

  
   "Эти туннели знали лучшие времена, времена героических битв и расцвета нашего народа. Здесь мы впервые поняли, что будущее за технологиями. ", - так мне говорил дедушка, веря, что я однажды продолжу его путь. Что с успехом продолжает мне повторять это каждый день. Нелегко быть единственным внуком Верховного Мастера! К сожалению, он любит не только свою работу, но и меня. Особенно это стало заметно, после гибели моих родителей... Я всегда понимал, что у меня не выпадет возможности порадовать его в освоение технических умений.
   Себя я нашел в астрономии. И мне кажется, что будущее среди этих звезд! Как не старался наш народ создать что-то похожее на наши луны или солнце, но их мечты никогда не будут явью. Потому я среди таких как я - любителей поглазеть на ночное небо.
   Сегодня мне выпала возможность доказать что астрономия лучше техники! Хи-хи, вот деда поймет, как был не прав. Потому спокойно шагая по главному туннелю в Зал Мастеров, я думал как эти тупоголовые сотрудники энергетического отделения спихнули все на системную ошибку. Ведь такое невозможно! Значит ошибка. Ой... не могу... ха-а, и после этого дед мне говорит что бедущее за технологиями... птфу! Будущ... хотя, так лучше.
   Подходя к охранке, я увидел знакомого старожилу. И как его не знать, если он был моим нянькой, он конечно всегда был главой внутренней безопасности, но особо этот факт нас друга от друга не отталкивал.
   - Привет, Бариан! К Верховному?
   - Да, дядь Гром! К нему.
   - Бариан! Сколько раз тебе говорил! Меня звать Грос.
   - Неа, Гром лучше. Ну как, пропустишь?
   - Как тебя не пропустить... Проходи, ведь тебя все равно Мастер звал.
   Пропуская, он не обделил себя в удовольствии, как всегда, дать мне подзатыльник, ну и ладно, ведь не больно и с любовью.
   Туннель начал расширяться, в конце образуя идеальный круг. Зал был огромен, тут могло поместиться как минимум пять тысяч особей. Не многие знали, что тут имелись тайные помещения, где размещались кабинеты глав. Вот одна из таких, самых просторных, принадлежал моему деду. Когда я вошёл в нужное место, меня встретил секретарь дедушки.
   - Вам назначено?
   Не отвечая, я пошел дальше. Достал! Каждый раз "Вам назначено?", и ведь прекрасно знает кто я.
   Дедушка как всегда шурудел в документации. Как только я вошел, он, не отвлекаясь, указал куда мне сесть.
   - Завтракал?
   - Да! Деда, у меня к тебе дело.
   - Слушаю. Что на этот раз? Тебе нужны еще линзы для твоего телескопа?
   - Э-э-э, нет. Дело в другом, я увидел сегодня в него одно странное явление.
   - Какое же?
   - Аномальный всплеск света на территории Проклятых земель...
   От моего заявления дедушка перестал разбираться с документами и поднял тяжелый взгляд на меня. Такого давно не было и если у него сейчас такое лицо, значит, дела серьёзней чем я думал.
   - Ты уверен?
   - Да...
   - Бариан, подумай хорошо, если это шутка, то посмеёмся и забудем. Но если нет, то от этого зависит все живое на нашей планете.
   - Деда, все что я говорю - правда.
   - Жди здесь!
   Верховный мастер в скорости покинул кабинет. Вернулся он через минут пятнадцать в сопровождении Грома. Смотря на его лицо, я понял: он узнал что-то страшное.
   - Бариан, вы сегодня с Гросом покинете город и отправитесь к границе Проклятых земель. Там вас будет ожидать Тринадцатый легион центурионов. Ты помнишь где именно это произошло?
   - Да..., - я был в пространстве. Почему я должен идти туда? Зачем?!
   - Так вот, ваша задача дойти туда и узнать что там происходит и немедленно возвращаться.
   - Но дедушка! Зачем мне туда идти?
   - Сейчас я не дедушка! Я Верховный Мастер! Ты знаешь наши законы, какая бы не была информация, проверять её должен тот, кто её нашел. И несмотря на то, что ты мой внук, ты это сделаешь. Тебе давно пора войти в семейное дело.
   - Хорошо, Мастер!
   - Грос, позаботься о моём внуке. Все свободны!
   Гром подошел ко мне и, обнявши меня за плечо, повел к выходу. Моя жизнь поменялась кардинально за несколько минут и кто его знает что ждет меня на том конце...
  

*****************************

   - Макс. Мааакс...
   - Кажется, приходит в себя...
   Глаза открываются, но свет не вливается в них. Веки снова падают вниз.
   - Давай, дружище. Что ж с тобой такое?
   Я узнаю этот голос. Так непривычно слышать его обеспокоенным. Глаза распахиваются вновь и, постепенно наводя резкость, показывают лицо, нависающее надо мной.
   - Серёга? - невнятно пробубнел я.
   - Да, брат. Давай же, приходи в себя, - что-то хлопнулось об моё плечо, - Ну? Давай, давай...
   Ощутив твёрдую почву под собой, я стал упираться в неё локтями и, с чьей-то поддержкой со спины, выкатился в сидячее положение. Сразу после этого на мои колени приземлилось немного живого веса с четырьмя мягонькими тёплыми подушечками. Мои руки машинально потянулись к этому комочку и стали теребить пушистую мордашку. На лице растянулась улыбка и я полностью открыл глаза:
   - Полосааатик... - проговорил я с большой любовью. Зверёк включил моторчик и нежно обхватил мою левую руку передними лапками, - Чудо ты мохнатое...
   - Тебе не надоело вырубаться, где не попадя? - к Серёге снова вернулось его привычное состояние души, чего и следовало ожидать.
   - Небо... - моя голова всё ещё не могла выбраться из глубокого сонного состояния.
   - Да... мы видели.
   Справа ко мне подсел мужчина средних лет. Это был Александр, сельский врач:
   - Как себя чувствуешь?
   Я помотал головой, потирая рукой глаза:
   - Как будто проспал пару недель... двигаться тяжело.
   Александр пощупал моё предплечье, затем то же самое проделал чуть выше колена.
   - Оооууу...
   - Что чувствуешь?
   - Сделайте так ещё... - помимо сонного состояния, я ещё чувствовал себя как после перезарядки. Настроение росло посекундно. Облегчённое дыхание и приятные ощущения в мышцах при их разминке.
   - Доктору моя шутка видимо не понравилась. Он встал и последовал к выходу, приговаривая по пути:
   - Подойдите ко мне, когда придёте в себя. Надо будет Вас посмотреть.
   Я довольно пожал плечами:
   - Ладно.
   - И всё-таки, что с тобой такое, Макс?
   - В смысле?
   - У тебя недомогание какое-то или что?
   - А, ты про потерю сознания... да не знаю я. Может, к новому климату привыкаю, - я задумчиво опустил взгляд.
   - Какому ещё климату? К двум лунам что ли?
   - И к ним тоже... Серёга, а где я вообще нахожусь? - я осмотрелся вокруг, наблюдая какие-то запыленные шкафы, серые стены и ковры подо мной. А так же обратил внимание на солнечный свет, проникающий через окна.
   - Не переживай, всё в том же монастыре. Если б твой кошара не вопил вчера на всю Ивановскую, так бы ты и валялся на балконе до сих пор.
   - Да, балкон... я видел там кого-то. А чего вопил?
   - Ну, мы когда обратили на него внимание, он стал меня за штаны куда-то тащить. И привёл на балкон, где ты и лежал. Постой, кого ты там видел?
   Я почесал шерстяной подбородочек своего любимца:
   - Ты такой умный, Полосатик, ужас просто. Ладно, давай серьёзно. Если ты видел ночное небо, значит, уже понимаешь, насколько мы влипли?
   - Насколько, понимаю. А вот как - ещё не очень.
   - Этот... кого я видел. Меня одолевают сильные сомнения в том, что он... человек.
   - Это как?
   - В общем, мы можем повстречать здесь не только монстров.
   - Ладно, Макс. Пошли перекусим, - привычно хлопнул меня по плечу и направился к выходу.
   Я поднялся на ноги, держа у груди Полосатика, и подошёл к узкому окну. Сквозь него наблюдалось небо, затянутое серыми тучами. Деревья вокруг стояли почти нерушимыми, спокойными.
   Кто же это был? Глаза как у ящерицы. Такие пронзительные... мне даже показалось, что он знает меня. Говорит на нашем языке, хотя наверняка не относится к нашему миру. И говорит как-то... телепатически? Он был в моей голове! Стоп, а где камень?! Я рванул к выходу, что бы как можно скорее попасть на балкон, где всё произошло, в поисках камня! Но Полосатик внезапно схватился передними лапами за мою грудь, и я постепенно замедлялся, глядя на него. Его лапки упирались в какой-то бугорок, что торчал с моей груди. Я остановился и в голове моей стали зарождаться самые тревожные мысли. Я чувствую... когда он прикоснулся ко мне, я почувствовал какое-то новое ощущение. Как будто касание к какой-то части тела, которой у меня раньше не было. Я выпустил кота на каменный пол и объял сие невиданное ладонью. Оно было твёрдым, и его размеры напоминали... Боже...
   Я стал спешно расстёгивать поддоспешник и широко оголил грудь. Между двумя, уже существенно выросшими грудными мышцами, из моего тела выглядывала половина светящегося фиолетового камня! Я быстро закрыл грудь и упёрся плечом в ближайшую стену. Я думал, уже ничего не сможет меня удивить. Но от шока у меня немного закружилась голова, и сквозь надутые губы медленно сочилось обширное содержимое моих лёгких.
   - Так... Полосатик, это так надо? Это... нормально?
   Зверёк в ответ наклонил голову набок и смотрел на меня круглыми глазками.
   - Ты ж тут местный! - я отполз по стене к письменному столу и умостился на него, держась в тисках вросший камень и приводя мысли в порядок.
   Мысли вторгались в голову самые разные и самые безумные. Ни к чему я в своём внутреннем монологе так прийти и не смог.
   - Макс, тебе скоро ничего не останется! - прозвучал голос Серёги за дверью.
   Так. Ладно... поживём, увидим. Во всяком случае, до сих пор этот камень мне не только не вредил, но ещё и существенно помогал. Мне ничего не остаётся, как просто довериться.
   - Ну пошли... - кивнул я Полосатику и направился к выходу. Он резво попрыгал со мной.
   Как оказалось, это уже был обед, так как завтрак я "благополучно" проспал. Изобилие продуктов было малым, но я понимал, что еды у людей и так не много.
   После пополнения своего организма запасом калорий на грядущий день, я, Серёга, Коля и Влад, уже стояли в широком молитвенном зале и собирали скромные запасы провизии в дорогу. К нам подходит Михаил с дядей Ваней.
   - Ну что, хлопцы. Вы нам очень сильно помогли. Страшно представить, что бы было, если б мы попали в ловушку к той гигантской ящерице вместе с женщинами и детьми, - сказал староста.
   - Да лучше не будем представлять, - ответил Серёга.
   - Вы тоже нам очень помогли. Благодаря вашей щедрости мы согреты, сыты и нам есть с чем отправиться в путь за помощью, - добавил я.
   Михаил улыбнулся:
   - Помнишь моего сына, Димку?
   - Да... - я не понимал, к чему был задан вопрос.
   - Я знаю тебя, Максим, всего два дня. Но за эти дни показал себя как самый отважный и честный человек, которого я встречал со времён службы в армии.
   - Спасибо, я польщён, - ответил я, не в силах сдерживать улыбку.
   - Подожди, не перебивай. Знай, что я всегда буду вспоминать тебя с благодарностью и уважением. Как и все эти люди. Тебя, и твоих бойцов...
   Серёга наклонился к моему уху и решил шёпотом подколоть:
   - Ага, твоих бойцов, хы-гы...
   Я шутливо отмахнулся.
   - Я хочу доверить тебе самое дорогое, что у меня есть, - продолжал Михаил, - Моего Димку. Чувствует моё сердце, что ему лучше отправиться с вами, а не оставаться здесь и ждать со всеми непредсказуемой участи.
   - Михаил, я хотел бы, что бы с вами тоже оставались крепкие ребята. С вами дети...
   - Нет, я решил. Он давно рвётся в герои, а я постоянно берегу его за пазухой. Здесь не лучшее место, где ему стоит оставаться. Он - будущее моей семьи. Максим, я хочу, что бы он отправился с тобой и послужил не меньшей помощью, чем вы оказали нам.
   - Ладно, Макс. Давай я останусь вместо него в монастыре, - вмешался Влад.
   - Это почему? - удивился я.
   - Да я так подумал. Сопоставил всё, что твориться вокруг за последние дни и решил, что походная жизнь не для меня. Это далеко не то, что мы переживали в играх. Да и я успел сдружиться тут с некоторыми парнями. И..., - боец улыбнулся, слегка опустив голову, чем вызвал у меня ярко выраженную вопросительную мимику, - И тут есть девушка...
   - Ладно, Влад, можешь не продолжать, - я снова растянул на лице улыбку, чувствуя, как потеплело моё сердце. Даже в такие суровые времена человек способен оставаться человеком. И жить. Это подпитывает веру в наше выживание.
   - Спасибо. Так что бери парня, который хочет с тобой в путь. А я обеспечу людям хоть кого-то, одетого в доспех.
   - Давайте всё-таки будем помнить, что как не крути, а в дороге намного опаснее, - предупредил Серёга.
   - Я выбрал свой путь, - убеждал Влад.
   Во мне уже начала уживаться мысль, что я новоиспечённый лидер. Люди прислушиваются ко мне и верят. Я капитан новых Пастырей:
   - Хорошо, Михаил. Я возьму твоего сына собой и сделаю всё, что бы он остался цел.
   Староста взял меня за предплечья, выразив тем самым довольный и доверительный жест.
   - И моего младшего возьми. Не дело ему тут загнивать. У меня те же причины, - дождался своей очереди дядя Ваня, - Федька мой выздоравливает, ему негоже в путь. А вот малого забери. Юрка звать.
   Я только успел показать на лице своё намерение возражать, как старик тут же махнул рукой:
   - Всё равно вас мало - погрызут. А вместе будете сила! Давай, не спорь. Все мы понимаем, что тут не дело оставаться.
   Я выдохнул от бессилия.
   - И моего!
   Меня уже конкретно взяло возмущение. Обернувшись на голос я увидел Валентину Валерьевну:
   - Моего заберите! Он у меня сильный, смелый! Точно пригодится вам!
   Да что ж это твориться то! А с другой стороны... нам действительно предстоит путь не близкий, а мы уже успели повидать, какие "приветливые" организмы населяют местную флору и фауну. Если уже они так хотят, я возьму ребят. Больше рук, больше голов для размышлений и советов. Единственное. От чего немного не по себе, это то, что я уже хорошо знаю их родителей. И перед глазами уже пролетают ужасные картины, когда мы встретимся с ними снова, а их детей я уже не приведу назад. Что ж, вынужден понять и их. Они надеяться на будущее детей больше, чем на своё. Они понимают, что не очень уж надёжно и перспективно сидеть здесь, с крысами в подвале и большими рептилиями, которым не составит труда пробить дыру в дверях - снаружи.
   - Хорошо, ведите своего внука, Валентина Валерьевна, - глядя на толпу селян, собравшуюся неподалёку и, сконцентрировавшую внимание на нашей беседе, я решил на отрез им прокричать, - И больше никого мы не возьмём! Вам тоже нужны сильные мужчины, способные постоять за вас в трудную минуту!
   - Ой, сейчас приведу! Ваня, Ваня! - старушка побежала к внуку с протянутыми вперёд руками, - Идём собирать вещи! Быстрее!
   Судя по тому, с каким лицом внук Ваня встречал свою бабушку, это была исключительно её идея.
   Я перевёл дыхание и обернулся к выходу. Закрывая за собой тяжёлые самодельные двери из досок, к нам направлялось двое молодых девушек. Одна из них несла что-то в руках, замотанное в тряпки:
   - Михаил Андреич! - воскликнула одна из них.
   - Что такое, девочки?
   - Мы помогали Толику с Ромой собирать брошенные вещи в разрушенном доме, на заднем дворе...
   - Иии?
   - И нашли там вот это... Натаха, раскрывай.
   Вторая девушка аккуратно раскрыла полотна, и мы увидели два довольно крупных яйца с сероватой скорлупой, покрытой слабо видимыми жёлтыми пятнышками.
   - О, вот и бесплатный обед в дорогу, - пошутил Сергей.
   - Ты хоть знаешь, что это за яйца?
   В ответ Серёга с улыбкой пожал плечами.
   - Я советую вам за ними поухаживать. Вдруг с них что полезное вырастет, - я решил выставить свои рекомендации и посмотрел на своего верного зверька, что облизывал лапки, сидя на моём плече.
   Михаил слегка кивнул:
   - Разберёмся. Несите к Петровне.
   Девушки покорно направились к помещению, которое мы определили как курятник, свинарник, ну в общем - зверинец. К этому моменту к нам уже подходили Дима и Юра.
   - Ну что, все в сборе? - прокричал я.
   - Подождите, подождите! - послышался голос Валентины Валерьевны, что быстро похрамывала больными ногами, дотаскивая за внуком сумку, а тот, в свою очередь, нёс ещё две и корчил морально замученное лицо. Я не мог отреагировать на это иначе как ошарашенным взглядом:
   - Валентина Валерьевна, это что такое?! - я указал обеими руками с под низу на этот "караван" в их руках.
   Семейство остановилось перед нами.
   - Ну как же, я вам покушать положила, попить, одежды тёплой, зонтик, мало ли что случиться? Вон небо всё тучами затянуто.
   Сзади послышалось плоховато сдержанное хихиканье, и даже нет сомнений, что это Серёга. Я резко выдохнул с ироничной улыбкой:
   - Валентина Валерьевна... - я слегка помотал опущенной головой и на секунду затих, после чего попытался скорчить армейский командный голос, - А ну сейчас же выгрузили с себя это недоразумение и запаковали в одну сумку всего пару тряпок, еды-воды на два дня, а всё остальное оставили здесь. Вы что, хотите, что бы ваш внук упал от бессилия через два часа?
   Женщина изобразила немного обиженную мимику. Даже стало её капельку жалко:
   - Ну а как же вам покушать? А если ливень холодный..?
   - Валентина Валерьевна... - я выставил две открытые ладони, что бы жестами помочь себе уверить женщину в доброжелательности, - У нас у каждого с собой еда на себя. Положите какую-нибудь куртку и оденьте на него обувь потяжелее. Мы идём в опасный поход, а не на пикник. Как он бегать от хищников будет с тремя сумками?
   Было весьма жалким зрелищем учувствовать в таком разговоре при довольно крупном и крепком внуке, складывающем о себе вполне грозное впечатление. На первый взгляд...
   Но внучок всё-таки не выдержал и решил, наконец, очистить репутацию:
   - Да ёлки-палки! Что вы обо мне, как о маленьком?! Бабушка, я тебе говорил, что не нужно с собой столько вещей брать! - парень агрессивно сбросил с себя сумки, - Я беру минимум, всё!
   - Но Ваня...
   - БАААБУШКААА!!! Ты отправляешь меня одного вон туда, - тыкает пальцем в сторону дверей, - Вот и дай уже мне наконец возможность решать самому. Мужик я или не мужик? Восемнадцать лет стукнуло!!!
   Пока Ваня продолжал отвоёвывать свою независимость, я махнул ребятам рукой, сигнализируя о том, что бы мы уже направлялись к выходу.
   Снаружи было достаточно прохладно, периодами поднимались волны сильного ветра. Однако нельзя не отметить при этом на удивление свежий воздух.
   - Ну что, ребята, вы готовы ко всему, что может ожидать нас впереди? - обратился я к двум новоприбывшим.
   - Как никогда, - простодушно ответил Дима, - только погода не вовремя испортилась.
   Я кивнул, убедившись в решительности парня. Да, он и правда давно хотел вырваться на произвол судьбы. Только вот к чему такое стремление в такие опасные времена? Хотя, по сути, я не многим сейчас отличаюсь от него.
   Теперь я перевёл вопросительный взгляд на Юру. Тот немного помолчал, поразмыслив, затем молвил:
   - Интересно конечно поглядеть, что случилось вдалеке от дома. Но, если честно, немного страшно.
   - Ясно, - снова кивнул я.
   - Главное для нас быть командой. Если не будем стоять друг за друга стеной, нас сломает даже природа, - помогает Серёга.
   - Это верно, - присоединился я, - Ну пока мы ждём, расскажите о себе, что ли...
   - Та, что рассказывать, - начал Дима, - Закончил в этом году техникум. Родителей моих ты уже знаешь.
   - А на кого учился?
   - Простым словом говоря, в технике, электрике немного шарю.
   - Не плохо, возможно пригодится. Ну а ты? - я указал носом на Юру.
   - А я просто школу закончил. Давайте идти, что ли?
   - Краткость - сестра таланта, - посмеялся Серёга.
   Тяжёлая дверь вблизи нас открывается и выходит Ваня, на этот раз всего с одной сумкой, а на поясе завязана спортивная куртка. Закрывает ногой дверь и упирается взглядом на наши довольные лица:
   - Что?
   - Ну как дела на семейном фронте? - юмор не собирается покидать Серёгу.
   - Да иди ты...
   - Так, окей. Мы многовато времени потеряли на эти сборы, - сказал я, - Пора в путь. Серёга, ты дорогу знаешь? А то я помню путь только от лагеря к городу.
   - Ну, в деревню надо возвращаться, а оттуда по шоссе. Главное не пропустить поворот на лесную тропу.
   - А мне казалось, от неё там уже ничего не осталось, - напомнил Коля.
   - Ну, наш капитан, пусть и козёл, но на деревьях пометки ставил. Нужно смотреть в оба.
   - Ладно, веди, - скомандовал я.
   Мы вышли на дорогу, на краю леса, что вела в Гридьево. Кажется, жёлтая трава в поле заметно подросла за эту ночь. Цветков-людоедов вдалеке стало куда больше, чем мы видели, и Юра ни на миг не сводил с них глаз. Повываниям ветра подыгрывал какой-то монотонный звук, издаваемый местной фауной. Видимо, кто-то уже заставил наших старых добрых кузнечиков замолкнуть навсегда. Периодический шелест в встревоженной траве заставлял нас постоянно быть в напряжении и глядеть в оба. Я же смотрел в противоположную сторону - в лес. Мы как раз проходили то место, где в зарослях растворились наши бывшие братья по оружию. Голову не покидал этот страшный взгляд, что бросился на меня той ночью. Теперь он напрямую ассоциировался с этим местом.
   Теперь по левое плечо от нас лежал новоиспечённый посёлок-призрак. В некоторых домах наблюдались разбитые кем-то окна, а, господствующие в здешнем мире растений, зелёные корни уже стали взбираться по стенам на крыши. Где-то вдалеке доносится одинокий собачий лай.
   Мы не стали задерживаться здесь и, не замедляя шага, вышли на длинное шоссе. Мохнатая трава на корнях стала достаточно высокой, что бы отличать дорогу от леса только по отсутствию на нём деревьев. Она казалась каким-то нескончаемым коридором в неизвестность.
   По пути мы продолжали знакомиться с новыми ребятами, общаться на различные темы. Мы узнавали у них о их жизни в деревне, они, в свою очередь интересовались, нашим необычным увлечением средневековыми боями. Дима даже заставил нас пообещать ему, что мы научим его парочке приёмов с клинком.
   Сквозь шелест хвойных деревьев, синхронно танцующих под порывами ветра, моментами стал прорываться гром, предвещающий грядущее ухудшение погоды. Серёга остановился, присматриваясь к деревьям справа.
   - Ну что? - поинтересовался я у него.
   - Вот помеченное дерево, - он указал пальцем на толстый сосновый ствол, поросший влажным мхом. Там, на коре, был вырезан крестик.
   - Значит, тут заходим в лес? - спросил я, но последующая за моим вопросом озадаченная мимика нашего проводника заставила меня немного напрячься.
   - Хоть убейте, но я помню, что здесь ещё был дорожный знак.
   - Может звери утащили? - проявил смекалку Юра.
   - Да вряд ли, - усомнился Дима.
   - Ладно, Серёга, это точно Ярика пометка? - продолжал я.
   - Да, вроде... вот ещё вон то раздвоенное дерево - его помню.
   - Ну тогда идём. Кто не рискует...
   - Ага... а кто рискует, того едят хищники где-то глубоко в джунглях, и шампанским запивают, - с кислой мордой подшутил Сергей и двинулся в чащу, - Колян, ну ты помогай, что ли, тоже ж с нами шёл!
   - Да наша это метка, идём, - подтвердил Коля.
   Последующие полчаса мы двигались неуверенно и медленно. От тропы не осталось почти ничего и Серёга с Колей часто переругивались, споря о том, где же и в какую сторону нам поворачивать. Последний такой спор внезапно закончился могильным молчанием. Из зарослей недалеко впереди, вышли две большие кошки, старшие образцы Полосатика. Оба отвечали широко раскрытыми злобными глазами на замершие перепуганные лица моих братьев-пастырей, что были впереди всех.
   Я медленно вытащил из-под ремня затупленный меч, толком не вдумываясь в его относительную неэффективность. Полосатик всадил когти поглубже в толстую стёганку на моём плече. Несколько шагов вперёд и я уже стоял немного впереди.
   - Кто-нибудь знает, как себя вести с большими кошками? - простонал Коля.
   - Чего полегче спроси... - отрезал Серёга.
   Ближайшая из кошек медленно открыла пасть, показав длинные и тонкие клыки, и издала постепенно нарастающий шипящий звук. Я не знал как себя вести в такой ситуации. Хоть я уже и встречался с таким зверем, меня в той ситуации выручила сама судьба. В ответ на устрашающий тихий звук зверя послышался аналогичный, но погромче... прямо возле моего уха. Я медленно повернул голову направо и сфокусировал взгляд на не менее грозно выглядевшем Полосатике.
   Около минуты два зверя перешептывались разными интонациями и наклоняли головы в разные стороны, не сводя друг с друга глаз. Это напоминало настоящее живое общение! За животными часто можно было наблюдать, то перегавкивания, то разные перекрикивания, но всё это было абсолютно пустым звоном по сравнению с тем, что я услышал.
   В конце концов взрослые полосатые звери медленно прошли мимо, не сводя с нас пристального взгляда. Через несколько секунд мы снова остались одни среди густого леса.
   - Что это было? - послышалось от Димы.
   Ребята дружно сделали меня центром всеобщего внимания. Я решил перевести, так сказать, стрелку, и повернулся к Полосатику:
   - Ты чего им сказал? - зверёк, как обычно, наклонил голову набок и построил невинные глазки.
   - Вот это клаааасс... - донеслась нота восторга от Юры.
   - Ладно, давайте продолжим путь, пока те двое не передумали, - скомандовал я, - Серёга, Колян. Ведите.
   - Да вон там, если ничего не попутали, на холме должен быть наш лагерь, - показал Серёга.
   - А там до города часа два в темпе... - я пробубнил себе под нос. Мои волосы слегка оросило прохладными мелкими капельками воды. Я выставил ладонь к верху и мои подозрения оправдались. Туча, что нависает над нами с самого утра, все-таки решила обрушить на нас волну дождя. Именно волну, поскольку через полминуты мы уже взбирались по невысокому холму к нашему лагерю, вонзая пальцы в мокрую землю. Дождь начался довольно быстро и стремительно набирал обороты. Из-за шума тысяч тяжёлых капель, бьющихся о листву богатой растительности, я едва слышал собственные мысли.
   Ливень раздражительно стучал по стальным наплечникам и омывал веки, препятствуя свободному зрению. Пропитывался в большие сумки, заставляя их тянуть нас назад.
   - Железо всё поржавеет! - кричал Коля, карабкаясь наверх передо мной.
   Сергей, будучи первым, уже был наверху и встречал нас с улыбкой:
   - Да ладно вам, зато мы три дня не принимали душ! - протянул руку помощи Коляну.
   - Серёга, мать твою, почему мы не идём в наш лагерь по нормальным дорогам?! - меня вдруг охватило возмущение.
   - Хочешь пойти за кошками? Я - нет.
   Вполне убедительный ответ. Взобравшись на холм, я начал узнавать окружающие меня места и убедился в правоте своего напарника. Полосатые пошли как раз в ту сторону, в которой был ближайший обход. Что ж, теперь перед нами виднеется невысокая стена из древесных колод - наш лагерь. Сверху сгустились продолговатые, словно ветви ивы, листья, свисающие к низу. Они спускались с плотных веток окружающих сосен.
   Наш шаг ускорился в направлении не забаррикадированной стороны укрепления, и мы в очередной раз стали свидетелями того, как быстро в этом мире развиваются растения и меняются ландшафты. Мохнатые корни, по всей видимости, нарастали друг на друга всё это время, сформировав прямо по центру нашей обители метровую гору. С центра этой горы вытянулось неведомое растение около трёх метров в высоту. С вершины выходило три стебля с довольно крупными, широкими листами, касающимися кончиками земли.
   Не понадобилось слов, что бы все мы единогласно скрылись под одним из таких природных навесов. Уложив тяжёлые сумки к основанию гигантского куста, мы присели, что бы перевести дыхание.
   - Прилетели, - выдохнул Серёга.
   - Да уж, погодка порадовала, - присоединился Юра.
   Я наклонился к земле и мелкими прыжками стал стряхивать с себя кольчугу. Это был единственный известный мне способ её снять без особых трудностей. Далее я взялся расстёгивать напухшую от дождевой воды стёганку. Серёга с Колей оценили полезность моей затеи и последовали моему примеру. Настолько промокший, и без того толстый, ватный халат, становился настоящей обузой, не говоря уже о высокой угрозе простудиться. Однако только лишь мои руки коснулись нагрудной застёжки, я почувствовал тот самый бугорок в области сердца. Нет, я не могу показать им это уродство... этот камень, вросший в моё тело. Задумавшись об этом, я медленно стал застёгиваться обратно. Серёга умудрился тут же обратить на это внимание:
   - Ты чего?
   - А что? - я попытался изобразить дурачка. Но не прокатило...
   - Чего снимаешь? Простудишься же нафиг. Надо её хотя бы выжать.
   Почему то мне на ум не приходило никаких существенных отмазок, потому я просто молча продолжал застёгиваться и смотреть на своего напарника глазами идиота. Через пару секунд Сергей скривил негодующее лицо и, помотав головой, продолжил сбрасывать с себя лишние предметы облачения.
   Дождь постепенно утихал и мы даже иногда замечали кратковременные солнечные просветы снаружи. Мы успели перекусить лёгкими и вкусными салатиками Валентины Валерьевны, великодушно предоставленными нам её добрым внуком.
   Серёга с Колей обсуждали потенциальное уничтожение брони коррозией. Дима умывался и полоскал вилки под, надеюсь, чистым потоком воды, журчащим вдоль центральной жилы листка. А вот Юра привлёк мой интерес, сидя у основания растения с блокнотом и ручкой в руках. Его взгляд был сосредоточенным, а лицо передавало значительную увлечённость чем-то. Я подсел рядом и, немного помолчав для имитации случайности, решил так и удовлетворить моё любопытство:
   - Чего делаешь?
   Юра не отводил от блокнота глаз:
   - Рисую...
   Исчерпывающая информация...
   - А что ты рисуешь? - я продолжал разведку.
   - Всё, что вижу в этом новом мире.
   - Ого. Это интересно. Тебе просто нравиться рисовать?
   - Ну, и просто нравиться, и для дела тоже не помешает.
   - Какого дела? - я заинтригованно насупил брови.
   - Ну, когда вернёмся в нормальный мир, наверняка людей заинтересует, как оно - здесь...
   С Юриных уст это прозвучало достаточно оптимистично и, я бы даже сказал, легкомысленно. Однако на меня после этих слов нахлынула тоска. Я задавался вопросом: а возможно ли это возвращение к нормальному миру? В голове проносился сжатый вариант всей новой информации, что я получил с того самого момента, как всё изменилось. И все эти жуткие несоответствия. Абсолютно несовместимые вещи. Если другой мир, то почему остался наш лагерь? Почему осталось Гридьево вместе с людьми? Если это наш мир, то что за резкие изменения случились в нём? А эти две луны... всё это чуть было не начало разрывать мне мозг, пока я быстро не привёл мысли в порядок, просто отложив эти критические вопросы на более подходящее время. Время, когда, быть может, мы узнаем больше и сможем расставить все точки над "и".
   А сейчас мне хотелось домой. Хотелось увидеть родителей, убедившись, что с ними всё в порядке. Что город обошла стороной волна свирепых хищников и цветков-людоедов. А ещё в голове всплыли мысли о Юльке - девушке моей. В последний раз мы виделись в не лучшем настроении и далеко не в положительном пике отношений. Всё это время мне абсолютно некогда было вспоминать о ней. Постоянная борьба за выживание, организаторские вопросы, необъяснимые явления. Когда думать? Я надеюсь, нам ещё представится возможность поговорить.
   Вскоре свирепая туча покинула наше небесное пространство и направилась лить свои муссоны в сторону монастыря. Вместо неё перед нами предстало всё ещё вводящее в заблуждение небесное зрелище. На фоне голубого неба всё ещё виднелось крупное полушарие планеты, и его маленький сосед, белым призрачным светом сливающиеся с мелкими кучками облаков.
   Мы собрались и продолжили путь. На этот раз дорога была более узнаваемой, что позволяло нам быть уже наверняка уверенными в том, что не идём на юг, направляясь к северу. Проходя мелкую речушку, мы продвигались в сторону большого города.
   Спустя пару часов путешествия, мы остановились, услышав множество неизвестных нам звуков, напоминающих крик приморских птиц. Впереди, меж густых зарослей деревьев, пробивался свет, несвойственный такому лесу. Поляна. Оттуда и доносились звуки. Мы подошли поближе, на всякий случай, пригнувшись в гущи кустов, и стали изучать обстановку. Перед нами была широкая полоса поваленных деревьев. Их стволы во многих местах были сильно повреждены, вдавлены в землю и размолоты чуть ли не до состояния каши. Все они упали относительно в одном направлении. Повернувшись вправо, мы разглядели источник тревожащих нас звуков, и некоторые из нас чуть не завалились назад от потери равновесия.
   Крики создавали крупные стаи птиц, кружившихся вокруг огромного животного. В высоту оно почти достигало сосновых вершин, было достаточно крупного телосложения, по своим габаритам, и напоминало огромного носорога. Или бегемота... в общем челюсти у нас поотвисали надолго. Вся спина и бока, на вид, были укрыты твёрдым панцирем, на котором гнездилось около сотни таких птиц. Судя по всему такая коммунальная эксплуатация совсем не смущала зверя и он медленно топал дальше, тяжело похрюкивая на выдохе.
   - Город минутах в двадцати вон туда... - проговорил онемевший Серёга, указав пальцем на ту сторону леса.
   Дождавшись, пока гигантское животное пройдёт дальше, оставив нас позади, я выглянул из зарослей и убедился, что подобных ему поблизости больше нет.
   - Сколько шансов, что такие дяди не ходят по городским высоткам? - пробубнил Дима.
   - Давайте по быстрому... перебегаем на ту сторону, - скомандовал я и первым бросился бежать по баррикадам из раздавленных сосен, почти не сводя глаз с зрелищной величины "кормы" этого существа.
   - Это он лес весь повалил? - Дима продолжал проявлять плохо сдержанные эмоции.
   - Нет, - Коля выдержал полуминутную паузу, прыгая по ошмёткам леса вслед за мной и Серёгой, - Он был не один.
   Острота была "поощрена" всеобщим молчанием и мыслями о том, что в городе видеть подобное зрелище мы не хотели бы.
   Дальнейшее путешествие обошлось без весомых событий и сопровождалось сплошным молчанием всей команды. Наконец перед нами завиднелся ещё один просвет между деревьев.
   - Ну неужели! - прокричал Сергей и все поддержали его довольными улыбками.
   - Город? - воодушевлённо вскрикнул Юра.
   - Да! Я даже готов в доспехе побегать, что бы быстрее увидеть его! - мой остроумный напарник рванул вперёд, прыгая между кустов. Я побежал сразу за ним, остальные же, предпочли более умеренный шаг, учитывая значительный вес своих сумок.
   Встав на краю леса, мы с Серёгой замерли, постепенно опуская свою планку радости и восторга. Перед нами была автомобильная трасса, посреди которой лежала, перевёрнутая набок, сгоревшая машина. Автомобиль ещё дымился... а с водительского окна, опрокинутого к веху, выглядывала нерушимая обугленная рука. За трассой перед нами предстал город во всей своей кошмарной красе: пустые улицы, забросанные мусором и поваленными столбами; разбитые, тёмные окна на первых этажах... и чьи-то вопли, доносящиеся к нам многоголосым эхом, вдоль квартала.
  
   Нет... нет...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Решетов "Ноэлит. Скиталец по мирам."(ЛитРПГ) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"