Кармальская Елена Владимировна: другие произведения.

Герой без лицензии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После войны между Древними и алхимиками, мир откатился назад, в Средневековье. Мирные жители, оставшись без магической защиты, превратились в легкую добычу для завоевателей. Поэтому провинция Ордон в считанные недели покорилась коварному некроманту и его армии воинов-мертвецов. Только один герой-самоучка рискнул бросить вызов могуществу Легиона. Правда, этот странный мир не собирается помогать герою расправиться с завоевателями. Даже наоборот. В этом магическом постапокалипсисе все не так, как в героических легендах...
    Черновик! Окончание будет временно лежать в группе Вк.
      


Герой без лицензии.

Пролог

  
   Бешено в деревню мертвые ворвались!
   В свете фонарей рожи показались!
   Дрались и по полной отрывались --
   Шли дома громить.
   Взяли люди топоры и вилы --
   Мертвецов загнать в свои могилы,
   Но на это не хватило силы --
   Трупов не убить.
   КиШ
  
   Это произошло в те давние времена, когда мир уже пережил Великую войну - да, ту самую великую войну Древних и алхимиков, о которой сейчас знают разве что по легендам. Память людская скоротечна, очевидцев ее уже не осталось в живых, поэтому современные сказители порой успешно путают события, и если спросить какого-нибудь мирного обывателя - крестьянина или ремесленника - кто с кем и за что воевал, то ответы будут путаные и разнообразные. Точно рассказать о войне могут лишь пережившие участники ее - маги, однако попробуй найди их сейчас, этих великих магов. Опасаясь за свои жизни, люди устроили настоящую охоту на чародеев, успешно истребив большую часть представителей этой достойной профессии. Пострадали и простые знахарки, облегчавшие роды и лечившие болезни, и ученые, чьи знания делали их в глазах простых людей немножко волшебниками. Огромное количество погибших, утрата магических знаний и технологий, хаос и разрушения, - и мир откатился далеко назад по уровню своего развития.
   В Ордоне, самой крупной провинции государства Ананта, когда-то тоже проживало немало удальцов, владеющих мечом как собственными пальцами, и колдунов, способных впечатать в стену мускулистого силача силой заклятий. Конечно, их уже было куда меньше, чем каких-нибудь сто лет назад, а на родине Дрейка, в маленькой деревушке Вормсли на северо-востоке Ордона, о таких разве что легенды рассказывали.
   Война не коснулась этого благословенного уголка - он находился в порядочной глуши, далеко от крупных городов, торговых трактов и государственных границ. Ничто не нарушало мирный быт охотников и землепашцев, плотников и пекарей. Каждый день они добросовестно трудились: пахали землю, разводили скот, пекли хлеб, обжигали посуду, шили одежду, растили детей. По вечерам жители обычно сиживали в сельском трактире за кружкой доброго вина и степенным разговором о славных событиях минувших дней, об урожае, о нехитрых деревенских новостях. Так было и десять, и двадцать, и пятьдесят лет назад. Даже старейшины не помнили толком, нарушали ли когда-либо эту тихую жизнь война, голод или мор. Зато они мастерски рассказывали старинные легенды и предания, а также услышанные от странников, нечасто появлявшихся в селении, сказания о злых колдунах и добрых волшебниках, о бесстрашных рыцарях и подлых злодеях, отвратительных чудовищах и прекрасных девушках.
   Раз в несколько лет в деревушку заглядывали бродячие актеры, на которых сбегались посмотреть все жители деревни, от мала до велика, с замиранием следили за фокусами жонглеров и факиров и до слез хохотали над уморительными проделками шутов.
   Дрейк родился вторым в семье миролюбивого и честного крестьянина. У него была старшая сестра, первая красавица селения, и младший брат, едва научившийся ходить. Как и все мальчишки в деревне, Дрейк бегал, играл, лазал по деревьям, дрался, работал в поле и по дому, а по вечерам, затаив дыхание, подслушивал рассказы стариков у окна трактира - дети в него не допускались.
   Но однажды - никогда, никогда Дрейку не увидеть более страшной ночи! - эта мирная жизнь резко оборвалась. Исчадие Бездонной пропасти, ужасный Некрос, посвятивший более сорока лет своей жизни темному искусству некромантии, научился оживлять мертвецов. Из свежеподнятых зомби он образовал Легион Падших - чрезвычайно боеспособную и выносливую армию, опустошающей волной обрушившуюся на города и села Ордона. В считанные месяцы треть страны превратилась в руины и пепелища, захлебнулась в крови и задохнулась в дыму пожаров. Солдаты Легиона не знали жалости и убивали всех без разбору - женщин, детей, стариков...
   Зомби без труда разрушили и Вормсли, поскольку ее бедные жители лишь понаслышке знали, что такое звон мечей, поэтому им нечего было противопоставить захватчикам. Впрочем, знай жители о нападении, они бы убежали прочь, бросив нажитый скарб, но Легион застал их врасплох. Рушились объятые пламенем дома, заживо сгорали придавленные обломками люди. Убийцы рыскали по деревне в поисках живых. Они убивали не ради наживы - зачем мертвецам ценности! -- они просто убивали, потому что были такими созданы. Убедившись, что все разрушено, легионеры с воплями и хохотом покинули деревню, направляясь на запад - к богатейшим землям Ордона, оставив после себя огромные костры, вытоптанные поля и горы трупов.
   Дрейк очнулся не сразу. Он выбрался из-под обломков какого-то сарая, провел рукой по лицу и вытер об одежду окровавленную руку. Поднявшись на ноги, Дрейк увидел вдали огни - это уходил из деревни Легион. Мальчик побежал туда, где раньше был его дом.
   - Мама! Папа! Есть кто живой?!...
   Никто не отозвался. Дрейк понял, что он один чудом уцелел в эту страшную ночь...
   Он никуда не мог смотреть - его взгляд натыкался на трупы. При одном взгляде на мертвые лица знакомых ему односельчан его начинало мутить. Шатаясь как пьяный, он бесцельно бродил среди руин, обходя лежащие везде тела. Так он наткнулся на искалеченного старика. Тот был очень плох, но еще дышал и стонал. Дрейк подбежал и склонился над ним. Старик, с трудом разлепив веки, прошептал запекшимися губами:
   - Дрейк? Это ты... Пи-ить...
   Мальчишка во весь дух бросился к колодцу. Зачерпнуть было нечем, и он намочил в воде платок. Этим платком он коснулся губ умирающего.
   - А-а... Ты здесь, мальчик... - старик с трудом выдавливал из себя слова. - Убегай от... отсюда... Мне недолго осталось. Они... мы... все превратимся в зомби... Уходи... Скорей уходи! Иди... Знаешь, в лесу... там домик лесничего... Там тебе помогут... Беги... Бе... -- старик захрипел и пытался еще что-то сказать, но язык ему не повиновался. Спустя минуту он был уже мертв. Дрейк смотрел на него широко открытыми от ужаса глазами. Кровь продолжала течь по лбу, и голова кружилась, но Дрейк помчался, что было духу. Он бежал к домику лесничего, но на окраине Вормсли он остановился, оглянулся на разрушенную деревню. Светало. Мальчишка бросился на землю, спрятав лицо в траве и плача -- горько, безудержно и зло. Что он мог сделать, двенадцатилетний мальчишка, который не держал в руках оружия серьезнее охотничьего ножа? Некоторое время спустя он встал, размазывая по чумазому, окровавленному лицу слезы, и погрозил кулаком на запад.
   - Убийцы! - шептал он. - Убийцы, убийцы! Твари! Скоты! Я отомщу, отомщу! Вы за всё заплатите!..
   Он шел в самую глубь леса, не обращая внимания на ветки, хлеставшие его, на утреннюю сырость, на боль от ушибов и ран. Больше всего болело что-то там, в груди, -- болело и мешало дышать.
   Наконец деревья расступились перед ним, открывая путь на поляну, посредине которой стоял домик лесничего. Дрейк подошел к нему и постучал в тяжелую, крепкую дверь. Никто не открыл; он постучал настойчивее и громче, и тут же услышал сонный голос хозяина избушки.
   - Да кому ж не спится в такую рань? Сейчас, сейчас отворю! - говорил он, натягивая штаны и потёртую зелёную куртку. Отворив дверь, лесничий даже отшатнулся: перед ним стоял измученный мальчик; одежда его была в пыли и грязи, лицо было перемазано сажей и кровью. Глубокая рана пересекала его лоб, но синие глаза его смотрели серьезно и зло.
   - Что с тобой случилось, малыш? Кто ты?
   - Вы лесничий? - спросил мальчик. - Я Дрейк, я из Вормсли, деревни близ леса. Там были... Там были мертвецы, и они ходили и убивали всех, и жгли. Они разорили нашу деревню и убили всех!
   - Господи... - прошептал тот, бледнея. - Значит, ты один, кто сумел спастись?
   Мальчик кивнул.
   - Они маму и папу убили. Они всех убивают. Я им отомщу!
   В хижине послышались торопливые шаги и мелодичный, немного взволнованный женский голос спросил:
   - Что там такое, Гаральд?
   Гаральд (так звали лесничего) наклонился к мальчику и сказал ласково:
   - Входи, Дрейк. Здесь ты найдешь приют. Катарина, - позвал он жену. - Будь так любезна, помоги этому несчастному мальчику.
   Миловидная Катарина, увидев Дрейка, ужаснулась:
   - Бедный ребёнок! Тебе нужно умыться и отдохнуть. Что случилось?
   Глядя в участливое лицо женщины, парнишка почувствовал, что готов снова разрыдаться.
   Гаральд и Катарина оказались добрыми людьми. Они приютили Дрейка как родного - своих детей у них не было. Мужчина наскоро оделся, вооружился и отправился в развалины деревни - убедиться, что там больше нет никого, кому могла бы понадобиться помощь. Но Дрейк оказался прав: погибли действительно все, оставалось лишь выкопать могилы и похоронить жертв. Умытый и перевязанный Дрейк явился помогать лесничему, мужественно подтаскивая тела убитых.
   Гаральд был постоянно начеку, опасаясь, что мертвые встанут, однако, вопреки предостережениям старика, убитые жители не превратились в зомби. Воздав погибшим последний долг, лесничий оседлал своего коня и уехал в ближайший город за новостями и необходимыми вещами. Обычно он возвращался через три-четыре дня, но вот уже близился к концу пятый день, а Гаральд все еще не возвращался. Его жена сходила с ума от беспокойства. К полуночи, однако, они услышали стук копыт и лошадиное ржание; Катарина бросилась открывать дверь.
   Гаральд нежно обнял взволнованную женушку, и она почувствовала, как он встревожен. Он не хотел рассказывать все новости при Дрейке, поэтому супруги дождались, когда мальчишка ляжет спать. Дрейк догадывался об этом и нарочно лег пораньше, но не спал, а внимательно слушал.
   - Говорят, эти мертвецы натворили хорошеньких дел! - досадовал Гаральд. - Они уже на подходе к Кадор Сулу! Их уже видели рядом с Западной крепостью, а Восточная, в Закатной Чащобе, по слухам, давно пала. Они бы и до Коранты добрались, но гномы - ребята суровые, их из-под Горы не выкуришь просто так. И главное, госпожа Целестия, такая могущественная волшебница, оказалась бессильна против них, и ее крестоносцы не покидают Кадор Сула. Эх, да ведь они могли бы очистить Ордон от этой нечисти! Похоже, госпожа Целестия не очень-то заботится о нас. Ей-то ничего не грозит: ее Цитадель - небесная крепость, она висит в воздухе, высоко над землей. Но ничего, и до неё доберутся!..
   Гаральд ещё долго говорил с женой, возмущался бездействием крестоносцев. Он, немало повоевавший за свою жизнь, и только после серьезного ранения сменивший воинское ремесло на уединенную жизнь лесничего, никак не мог взять в толк, как можно было позволить какому-то Легиону хозяйничать в здешних местах.
   К счастью Гаральда, мертвецы направились на запад, и его дом не постигла такая же бесславная участь, как деревню. Собственно, этой деревушке просто не повезло: несколько отрядов, отставших от основной армии, вышли через лес к Вормсли.
   А Дрейк лежал, закрыв глаза, и размышлял: "До сих пор эти твари топчут землю Ордона. Сколько людей гибнет и сколько погибнет ещё! Эта злобная нежить безнаказанно берет крепости, контролирует дороги и мосты! И никто ничего не предпринимает. Моих родителей убили, а я ещё не поднял своей руки на мерзких зомби! Хватит! Мне уже почти тринадцать лет. Я научусь владеть кинжалом и мечом. Я отомщу им! Если этого не хочет сделать никто, это сделаю я, или я буду недостоин называться мужчиной!"
   Когда Гаральд узнал о решении Дрейка, он покачал головой:
   - Не дело ты говоришь, Дрейк! Хорошо, пусть ты уже не ребёнок, но бороться одному, против всех! Я не хочу, чтобы ты погиб от костлявой лапы первого же легионера. Ты хорошо справляешься с охотничьим кинжалом. Я буду учить тебя, как умею. Когда ты научишься владеть мечом как настоящий крестоносец, я отпущу тебя, и ты пойдёшь туда, куда зовёт тебя долг. Обещаю тебе.
   Дрейк задумчиво смотрел на деревянный стол из аккуратно сколоченных досок.
   - Начнём сегодня же, дядя Гаральд.
   Дрейк оказался способным учеником - он словно был рожден для пути воина. Искусство владения оружием он постигал легко и быстро, словно играючи. За год он добился таких успехов, каких бывший воин от него совсем не ожидал. Ни на что другое, кроме воинских упражнений, Дрейк отвлекаться не хотел. Напрасно добрый лесничий пытался научить его счету или хотя бы подписывать своё имя -- Дрейк научился с трудом считать до сотни, зато дрался едва ли не на равных со своим опытным наставником.
   Но Гаральд не спешил отпускать Дрейка: он очень привязался к мальчугану и боялся, что с ним что-нибудь случится. К тому же, у Дрейка не было подходящей экипировки - старый меч Гаральда и его кожанка, которая Дрейку была велика. Много раз Дрейк подумывал о том, как бы убежать из дома Гаральда и Катарины, но не мог же он оставить приемную семью без оружия. Наконец Дрейку пришла в голову блестящая мысль: "А не поискать ли мне меч в развалинах нашей деревни? Хоть у кого-нибудь там должен был быть меч!".
   Неделя неудачных поисков закончилась успехом - Дрейк все же нашёл длинный меч, растащив обломки одной из хижин. Под ними он обнаружил скелет легионера. Видимо, рухнувший дом сбил того с ног и снёс ему череп. Рядом с этой грудой костей лежал вполне приличный меч. Теперь дело было за малым. Щит и броню Дрейк рассчитывал вскоре раздобыть с помощью этого самого меча. Мальчик заботливо обтёр меч тряпьём, принесённым специально для этой цели, и сел на камень, раздумывая - как бы поступил настоящий герой из старинных легенд. Затем он вскочил на камень и, простирая руку с мечом над поверженным зомби, воскликнул:
   - Клянусь на этом мече, клянусь своей жизнью и честью: я буду мстить Легиону всегда, до тех пор, пока Некрос не падёт от моей руки! Я отомщу им за гибель родной деревни, за гибель каждого человека, которого они лишили всего! Призываю в свидетели всех святых на Небесах! Да будет так!
   Ветер бил ему в лицо, трепал волосы. Дрейк неотрывно смотрел вдаль, туда, где за горизонтом - он знал это -- шли сеять смерть и разруху отряды воинов Некроса. Дрейк стоял, вытянувшись во весь рост, сжимая меч в руке -- так, что вспотела ладонь. Солнце, выглянувшее из-за облаков, играло на лезвии меча. Даже птицы, казалось, замолкли на секунду. Казалось, мир впитывал в себя только что сказанную клятву.
   "Да будет так!"
   Мир принял горячую юношескую клятву, теперь дело было за малым - выполнить ее.

Глава 1. Приказ Урсана.

Девять лет спустя...

   Над окрестностями Кадор Сула сгущались сумерки. По тропе меж скал медленно топал отряд зомби. Отряд был небольшой, шестеро воинов разной степени разложения, вооружённых дубинами и булавами. Мертвецы шли, что-то бормоча себе под нос - точнее, нос имелся не у всех. Дрейк лежал, распластавшись на невысокой скале, и смотрел вниз, выбирая момент для нападения. Этот отряд он выследил только сегодня. Легкая добыча!
   Покрепче сжав в руке свой меч, он прыгнул на последнего зомби, замыкавшего шествие, и одним точным, привычным ударом отрубил ему голову. Идущий впереди скелет обернулся. Зомби попытались окружить Дрейка, только сделать это на узкой тропинке это было непросто. Двумя быстрыми выпадами он "успокоил" двоих, ткнул мечом третьего, сшиб с ног ещё одного и добил его сильным ударом. Плечом оттолкнул подбежавшего справа, ударил... С размаху рубанул последнего. Меч, звонко хрустнув, сломался. Дрейк без сожаления отшвырнул обломок. Сломанный был трофеем, отобранным неделю назад у одного из врагов. За спиной у него висел второй, правда, герой не торопился выхватывать его, ведь отряд был повержен.
   Тем не менее, уверенность в победе сыграла с ним дурную шутку: безголовый, сражённый первым зомби, пошатываясь, вопреки всем правилам, поднялся с земли и, размахнувшись, стукнул героя дубинкой по затылку.
   ...
   Дрейк пришёл в себя на каменном полу какого-то мрачного и сырого подземелья и даже не сразу сообразил, где он находится. Голова болела. Дрейк напряг свою память.
   "Ах, да! - сообразил он. - Конечно же, они меня схватили."
   Пленник хотел было уже подняться, но услышал над собой голоса двух мертвецов и поскорей закрыл глаза. Не хватало еще, чтобы его тюремщики обнаружили, что он уже в сознании.
   - Хо'ошо хоть в живых оставили, -- пробубнил один. - Говподин будет дововен.
   - Хватит бовтать! - оборвал его второй. - У нас ещё много дел!
   Шаги начали удаляться. Дрейк вскочил на ноги, пошарил за спиной - меч был там! В мгновение ока он подскочил к охранникам, не успевшим покинуть пределы его просторной клетки.
   - Пвоклятый!.. - только и успел сказать один.
   Меч просвистел в воздухе, сразив сразу обоих.
   - Это ты про меня, что ли? - поинтересовался Дрейк. - Осторожнее надо быть, ребята!
   "Как же мне повезло, что это зомби, - размышлял он, прислушиваясь, не направляется ли сюда подмога. - Обычные люди уж точно бы постарались сперва меня обезоружить. А этим все равно пора на покой. Мертвецы как-никак. А мне бы понять, как отсюда выбраться. И где я вообще? Скорее всего, это Западная Крепость - она рядом с Кадор Сулом. В этих развалинах всегда полно легионеров, но я и не подозревал, что они берут пленных..."
   Дрейк тронул затылок. Кровь уже давно запеклась.
   "Чёрт, как болит башка... Здорово они меня... Надо отыскать главные ворота," - в голове его вертелись обрывки не совсем связных мыслей.
   Дрейк быстро, но осторожно двинулся по коридору, по стенам которого располагались крошечные каморки, отгороженные решетками. Видимо, это подземелье раньше было тюрьмой - вряд ли Легион сумел перестроить подвалы этого полуразрушенного замка. Было темно, хотя на стенах кое-где висели тусклые, коптящие факелы, что тоже удивляло Дрейка - вроде бы воинам Некроса свет не требовался, в отличие от людей.
   Пальцы героя нащупали надрез в рубахе и вытянули оттуда кусочек зачарованного пергамента с заклинанием светоча.
   Уже собравшись надорвать его и сотворить светящийся шарик, Дрейк вдруг резко остановился. Пожалуй, не стоит, да и глаза начали привыкать к полумраку. К тому же, кусочек волшебного пергамента стал совсем маленьким, его необходимо было приберечь на черный день. Выглянув из-за угла, Дрейк увидел меч, висящий в воздухе как будто сам по себе.
   "Ничего себе! - подумал он. - Зомби-невидимки? Или это призрак зомби? Хм, призрак... Ну и бред же я спорол! Однако, что бы это ни было..."
   Дрейк выскочил из-за угла. Но невидимка был настороже и сделал выпад; не отскочи Дрейк в сторону, он бы остался без руки, а так меч лишь неглубоко резанул его предплечье.
   - Ах ты, скотина, -- проговорил он сквозь зубы. - Вот тебе!
   Невидимка завыл и упал на каменный пол. Дрейк плюнул в его сторону и двинулся назад - тут нельзя было пройти, ход дальше закрывала массивная решётка.
   - Помоги мне! - внезапно раздался в тишине подземелья громкий голос.
   Дрейк подбежал к одной из камер. В ней находился мужчина лет тридцати или чуть старше, в одежде крестоносца - белой с золотой вышивкой рубахе поверх кольчуги. Рубаха была в пятнах грязи и даже порвана, волосы незнакомца были растрепаны, а лицо - бледно.
   - Меня зовут Урсан, - продолжил мужчина. - Я капитан Древних Стражей.
   - А-а, капитан. Должно быть, важная птица, - пожал плечами Дрейк и нажал на рычаг в стене. Решётка поднялась. - Пойдём.
   - Нет! Сначала я должен найти и освободить других крестоносцев. Отправляйся к Целестии и расскажи ей всё, что смог узнать о силах Легиона, -- сказал Урсан, покидая свою тюрьму.
   Дрейку такой оборот дела не понравился.
   - Целестия? Та самая, волшебница? - сказал он, нахмурившись.
   - Так точно. Она сейчас в Цитадели, - кивнул головой Урсан и, уже убегая, обернулся и прокричал, -- отправляйся немедленно, это приказ!
   Дрейк усмехнулся.
   - Меня что уже, и в солдаты записали? Эй, постой! - тут он заметил в углу камеры, только что покинутой Урсаном, небольшую зелёную бутылочку. А того уже и след простыл.
   "Ладно, это ему больше не понадобится, -- решил Дрейк. - А мне в самый раз. Это же дорогущее исцеляющее снадобье! Раны, как на собаке заживают. Крестоносцам такое вроде пайка дают."
   Дрейк осторожно понюхал снадобье: в нос ему ударил резкий спиртовой запах. "Эх, под закуску бы, да что ж делать! В башке такой гул, словно в колокола звонят". И Дрейк сделал большой глоток из бутылки. Самочувствие у него сразу улучшилось.
   "Здорово!" -- восхитился Дрейк. Он поглядел на свою раненую руку - даже ни царапины; голова перестала болеть и кружиться. Даже чувство голода отступило. Обрадованный Дрейк повернул налево, куда удрал шустрый Урсан.
   Дрейк поднялся по ступенькам. Заметивший его страж-скелет уже бежал навстречу. Просвистел меч, и охранник с противным воем упал на каменный пол. На шум прибежал второй зомби, и через пару секунд Дрейк заботливо уложил его рядышком со вторым. У одного из них оказался зелёный пузырёк с заживляющим снадобьем. "Некрос, что ли, об их здоровье заботится, или крестоносцы поделились?", -- подумал Дрейк и сунул его в карман, направляясь к главным воротам, где стоял часовой... Впрочем, недолго. Осмотревшись, герой заметил массивный железный рычаг и повернул его. Ворота с натужным скрипом отворились. Путь был свободен!
   Дрейк выскочил за ворота, и они сразу же стали закрываться за его спиной. От ворот начиналась широкая тропинка, ведущая, по всей видимости, в Кадор Сул. И даже охраняемая, к несчастью... для её охранников. А Дрейку было не привыкать. За те девять лет, что он посвятил истреблению Легиона Падших, герой неплохо изучил повадки своего противника. Раньше зомби были похожи на зомби, а сейчас это были, в основном, ходячие скелеты. Экономил ли их создатель таким образом свои магические силы, или скелеты отличались большей послушностью, Дрейку было неизвестно. Единственные различия, которые он заметил: скелеты никогда не обладали речью и были заметно шустрее своих недоразложившихся собратьев. Правда, Дрейк для простоты их всех величал зомби, независимо от их реальной внешности.
   Дрейк шагал, размышляя, куда же все-таки делся Урсан. Если он выбрался из крепости, то как проскользнул мимо часовых? А если остался, то не лучше ли вернуться и помочь? Правда, странный капитан сам шустро слинял от его помощи, да и вдруг, раз он такая большая шишка в Цитадели, Целестия пошлет отряд крестоносцев на штурм этой крепости? Мысль об отряде заставила сердце забиться чаще. Точно, какой отличный шанс ему выпал! Заручиться поддержкой волшебницы и возглавить отряд славных воинов! Теперь-то он живо доберется до Некроса и отомстит ему за все его злодейства...
   Тропка резко оборвалась "в никуда", и герой продолжил свой путь просто по траве. Он был уверен, что идет в правильном направлении. И правда, через четверть часа показался старый дом на окраине Кадор Сула. Рядом, на травке, уютно расположились зомби. Увидев Дрейка, которого они уже считали убитым и, может быть, даже ожидали всезомбийского праздника по такому поводу, мертвяки повскакивали с мест и накинулись на него. Отражая удары, он мало-помалу потеснил нападавших и, выбрав удобный момент, ударил сначала одного, потом другого. Оставшийся "в живых" попытался защищаться, но шансов у него было немного. На зелёную травку упали желтоватые косточки. Скоро их сгложут местные собаки, если таковых ещё не всех сожрали.
   Зомби разорили этот некогда богатый город, до вторжения Легиона активно торговавший с гномами. Даже отвесные скалы, среди которых этот город был построен, не спасли. Местные жители были искусными ремесленниками, а жительницы славились своими колдовскими и кулинарными способностями. В те времена, когда Целестия объявила себя здешней правительницей, Кадор Сул уже выглядел хиреющим поселком, а сейчас, когда в округе вовсю хозяйничал Некрос и его мертвяки, о процветании можно было забыть совсем.
   Сам Дрейк никогда не бывал в Кадор Суле и даже не подходил к нему близко, рассудив, что в городе, где стоят отряды крестоносцев, ему не найти для себя противника. Неожиданно в памяти всплыло насмешливое предостережение. "С кадорсульцами не связывайся," -- советовал когда-то ему Цидера. Этот самый Цидера был кем-то вроде странствующего рыцаря или, вернее, профессионального убийцы. Ему ничего не стоило лишить человека жизни хоть мечом, хоть кинжалом, хоть голыми руками.
   Цидера был на семь лет старше Дрейка, а откуда этот беспокойный бродяга был родом - ведали лишь Небеса да он сам. Русые, слегка вьющиеся волосы были обстрижены слишком коротко для здешних мест - даже до плеч не доставали, вел он себя зачастую вопреки обычаям - может быть, он действительно вырос где-то на юге, а впрочем, возможно, это было свойство его характера... Судя по его словам, он побывал везде, во всех отдаленных уголках, о которых ордонцы-домоседы даже не слышали.
   Кажется, улыбку ему навсегда заменила насмешливая кривая ухмылка, а взгляд был настолько жестким, что порой вызывал трепет даже у закаленных в боях воинов, которые не раз глядели в лицо самой смерти, но перед этим ледяным взглядом светло-серых глаз, бывало, ёжились и терялись.
   Дрейк свел знакомство с Цидерой семь лет назад - тот спас нашего героя от зомби, сумевших застать Дрейка врасплох. Цидера был спутником Дрейка около трёх месяцев. Он носил на поясе прекрасный клинок и где-то раздобыл лёгкие, но прочные доспехи, как у крестоносца. Однако крестоносцем он не был. По двум-трём вскользь брошенным фразам Дрейк понял, что его неугомонный спутник все же был когда-то крестоносцем и даже входил в личную охрану Целестии - отряд Древних Стражей. Но Цидера не поладил с Целестией и был с позором прогнан из Цитадели, с тех пор он и странствовал по свету. Цидера знал три или четыре языка, много легенд и все новости. Мог весьма похоже изобразить практически любой акцент и диалект. Он рассказал Дрейку многое о народах, населяющих Ананту: гномах, занятых добычей руды и золота; воинственной расе порывников; тупых, но очень сильных ограх; ледяных уродах - гориллоподобных существах, живущих в недрах Вечных Ледников. Он же сообщил Дрейку о вредных нравах кадорсульцев. "Более противных людишек я не встречал, -- говаривал Цидера. - Они мелочны, жадны; грубы, как крестоносцы, и такие же бездельники. Конечно, есть среди них люди стоящие, да я их никогда не встречал."
   Об этих словах Цидеры и думал Дрейк, шагая по направлению к двухэтажной гостинице, в которой находился и трактир. Об этом свидетельствовала недавно выкрашенная вывеска "Друг крестоносца". В прежние времена они были завсегдатаями этого заведеньица, да и теперь не совсем забыли о нем.
   Жители, как ни странно, разгуливали по окрестностям, по-видимому, глубоко наплевав на опасное соседство с силами Легиона. Оказывается, городок был не таким уж и заброшенным. Пусть минули безвозвратно дни былого величия и давно сровнялись с землей городские ворота, пусть он размерами немногим превосходил крупное село, а вместо крепких каменных построек здесь преобладали хижины с небольшими огородиками, однако жизнь шла своим чередом. У кадорсульцев уцелели здесь кой-какие вещи, в полуразрушенных домах осталась мебель, не в лучшем состоянии, но расстаться со своим добром горожанам не давала их бережливая натура.
   Дрейк зашёл в "Друга крестоносца". Зал был не особенно полон, и Дрейк, заняв свободный стол, расположился там. К герою тут же подскочил услужливый трактирщик и, подобострастно склонившись и заглядывая в глаза Дрейку, спросил его, что тому угодно.
   -Пообедать, - сказал Дрейк, небрежно швырнув на стол деньги. Трактирщик кивнул и скрылся в кухне - отдать приказания. Дрейк, ожидая заказанного, рассматривал посетителей: крестоносцев вроде не было, а вот крестьян достаточно. Они с ответным любопытством поглядывали на чужака, но не подходили. Вдруг на плечо молодого человека опустилась крепкая ладонь.
   -Т-ты кто?
   Дрейк стряхнул с плеча руку и встал из-за стола. Рядом с ним стоял изрядно выпивший мужчина, гораздо старше Дрейка, в белой рубахе с вышитым золотистым мечом. Дрейк покосился на рубаху - несмотря на отличительный знак, вряд ли этот человек был воином -- не те движения, не та осанка... От мужика за версту разило вином, стоял он нетвёрдо, а язык ему повиновался плохо.
   -Н-не понял... -- икнул наглец. - Т-ты что здесь д... делаешь?
   -Поди проспись сначала, -- процедил Дрейк сквозь зубы.
   -Т-ты к-как со мной раз... говариваешь? -- в голосе пьяного послышалась угроза. -Й... й... Я... т-тебя щ-щас... - и он замахнулся, чтобы ударить невежу кулаком. Дрейк, недолго думая, вдарил ему в челюсть. Противник заорал и набросился на обидчика.
   Несмотря на изрядное количество выпитого вина, он оказался очень сильным, но Дрейк был гораздо более ловок и к тому же трезв. Выхватив меч, он молниеносно заставил противника отступить к стене, и холодная сталь коснулась шеи пьяного. Двое дюжих парней, помощников трактирщика, подбежали к побеждённому. Дрейк, раздражённо глядя на нахала, убрал меч.
   Парни подхватили пьяного и поволокли наверх, в его комнату. Тот сопротивлялся и выкрикивал обычные для такой ситуации угрозы - вот только бы его отпустили, а там уж он, одной левой... А победитель сел за стол - обед остынет. К нему подсел один из кадорсульцев.
   -Здорово ты его! - горожанин неуверенно хлопнул героя по плечу. - Ты настоящий герой, уж больно ловко проучил этого пропивоху!
   -Да кто он такой? - спросил Дрейк, пережёвывая мясо.
   -Да это Фанзин, крестоносец бывший, -- охотно поведал разговорчивый горожанин. - Его, считай, с полгода как вытурили из крестоносцев, очень уж он любит прикладываться к бутылочке. А как налижется до красных демонят, ищет, с кем бы подраться. А силён, как бык, даром что пьянь беспробудная!
   -Надеюсь, крестоносцы не все такие? -- усмехнулся Дрейк, продолжая есть. Да, он много слышал лестного о крестоносцах, но первое "знакомство" не произвело на него доброго впечатления.
   - Нет, что ты! - охнул собеседник, меняясь в лице. - У Фанзина племянник служит в Цитадели. Я его видел -- настоящий воин! Да и других крестоносцев видал в деле -- великолепное зрелище!
   - Настолько великолепное, что легионеры разгуливают так близко к вашему поселению? -- Дрейк не удержался от соблазна поддеть собеседника, превозносящего воинские доблести крестоносцев.
   - Крестоносцы - великолепные воины; не надо шутить, -- местный житель явно был смущён таким пренебрежительным тоном Дрейка. -- Вот моя жена подарила мне прелестного мальчугана, когда он вырастет, то я отдам его в обучение, и он станет славным крестоносцем! В конце концов, разве ты сам не из их рядов?
   Дрейк ответил не сразу, он отвлёкся -- мимо их столика уже раз шестой проходила довольно миловидная особа; Дрейк без труда догадался, что она старается привлечь внимание отнюдь не его собеседника, и улыбнулся ей. Красавица просияла и прошла к своему столику.
   - Нет, я сам по себе, - наконец ответил герой. -Как-то некогда мне было вступать в их ряды.
   На лице горожанина отразилось глубокое разочарование.
   - А-а, -- протянул он и отсел от Дрейка.
   Герой только пожал плечами. "Как здесь, однако, уважают крестоносцев! Всё-таки прав был Цидера, кадорсульцы -- престранные люди".
   Отставив опустевшую тарелку, Дрейк задумчиво провел пальцами по ножнам своего меча и подозвал трактирщика:
   - Скажи-ка, добрый хозяин, есть у вас тут умельцы - меч заточить?
   - У Джейка-торговца при лавке точат, это недалеко, -- ответил трактирщик. -- А если вам щит хороший нужен, так могу помочь. Энтот пьяница Фанзин продал мне свой за три бутылки славного вина. Такое вино отдал... Сама Целестия не побрезговала бы его попробовать! Нектар, истинный нектар! -- почмокав губами, он продолжил: - Если угодно вам пройти со мной -- покажу.
   Дрейку было угодно. Он провёл Дрейка в небольшую кладовку под лестницей и извлек из-под многочисленных корзин и тюков небольшой, ладный щит. Своего Дрейк лишился, попав в плен к зомби, а новый бы пришелся кстати, да еще такой легкий и прочный!
   -Если вам понравился, то могу... -трактирщик взглянул на суровое выражение лица Дрейка, положившего руку на рукоять меча, и подавился словом "продать". Он надеялся выручить денег за этот щит, и вместе с тем опасался навлечь на себя гнев этого чужака, который привык чуть что хвататься за меч.
   -...можете взять, доблестный воин, -- выдавил из себя трактирщик, едва сдерживая досаду.
   - О! Спасибо! - обрадовался Дрейк. -Очень благодарен.
   Трактирщик проводил героя тоскливым взглядом. Дрейк же направился к лавке, довольный своей небольшой хитростью. Денег у него было немного, еще неизвестно, сколько запросят за меч, который успел изрядно затупиться. И в конце концов, долг любого горожанина - помогать воинам в борьбе с врагами...
   Уверения трактирщика, что лавку будет найти совсем просто, не оправдались. Когда Дрейку надоели бесплодные поиски, он остановил проходящую мимо хорошенькую девушку в зелёном платье, украшенном затейливой вышивкой.
   - Здравствуй, красавица! Не покажешь ли ты мне дорогу к лавке Джейка-торговца?
   - Приветствую тебя, чужеземец! Какое у тебя храброе, благородное лицо, - девушка кокетливо захлопала ресницами. - А лавка там, -- она махнула рукой.
   - А поподробнее? Я в Кадор Суле впервые.
   - Я могу тебя проводить, -- предложила она, стрельнув голубыми глазками.
   - Не смею так утруждать милую даму, -- ответил Дрейк, пытаясь сдержать улыбку. - Может, всё-таки объяснишь дорогу?
   - Нет, раз ты не местный, то так просто не найдёшь, -- настаивала она.
   Дрейк смерил её взглядом и решил не спорить.
   - Как тебя зовут?
   - Меони, -- охотно ответила девушка. -- А как зовут благородного крестоносца?
   - Вот что, Меони, --сказал Дрейк, опустив на всякий случай уточнения, что он не принадлежит к упомянутым воинам, -- ладно, проводи-ка меня к торговцу, только побыстрее, я очень спешу.
   Меони обиженно вспыхнула, поджала губки и пошла впереди Дрейка.
   "Извини, Меони, - подумал он. -Жаль, но мне сейчас не до тебя. Ты очень хорошенькая. Только я не из тех, кто ищет легких интрижек. Я никогда не стану вести себя, как..." Брови Дрейка сошлись вместе.
   Цидера. Не дурак выпить и провести время с какой-нибудь смазливой особой. Именно он тогда пытался вовлечь юного Дрейка в привычный ему, Цидере, круговорот развлечений. Сначала Дрейку даже понравилась такая бесшабашная жизнь, хотя по утрам ему иногда бывало не совсем здорово, чего нельзя было сказать о его тогдашнем спутнике. Тот ухитрялся не страдать по утрам от похмелья, не иметь сердечных привязанностей, ни угрызений совести, -- просто брал от жизни, что хотел, не считаясь ни с кем. Не посчитался он и с юношеским увлечением Дрейка - Иреной, маленькой белокурой куколкой. Теперь Дрейк вспоминал об этом спокойно.
   Но тогда, увидев на рассвете из окна Цидеру, развязно приобнявшего Ирену за талию, Дрейк ощутил прилив ярости. Когда Цидера вошел в полузаброшенную хижину-развалюшку, где тогда обитали они с Дрейком, и плюхнулся на сено, Дрейк, сжав кулаки, подбежал к нему, горя праведным гневом.
   - Подлец!
   Цидера на его гневный выпад лишь презрительно усмехнулся уголком губ.
   - О-о, кажется, маленький Дракон сердится? -- так Цидера называл Дрейка, когда хотел намекнуть на его имя и возраст. Дрейк побелел от злости и обнажил меч. - Любопытно узнать, почему?
   - А будто ты не знаешь! За нее... Я тебя в порошок сотру, хоть ты мне и друг!
   - О Высь-Небесная! - на лице коварного соблазнителя не отразилось ни тени удивления или раскаяния. - Так ты из-за белокурой красотки? Предупреждать надо было, а не ходить вокруг да около девчонки. Даже она, поди, ни о чем не догадалась, а я так тем более. Но если хочешь, больше не буду. Или тебе она уже не слишком-то нужна теперь? Побрезгуешь?
   - Я пришпилю тебя к полу, - прошипел взбешенный Дрейк. - Ты подлец, Цидера!
   Цидера рассмеялся.
   - Да брось, Дрейк! Я чересчур хорошо тебя знаю. Ты слишком благороден, чтобы ударить лежащего.
   - Тогда вставай же, я вызываю тебя! -- вскричал Дрейк.
   - Как хочешь, - пожал плечами Цидера, вставая и вынимая свой клинок.
   Схватка оказалась короткой - Цидера был намного опытнее. Выбив меч из рук Дрейка и прижав к его горлу свой, он безмятежно улыбался.
   - Вот так-то, Дрейк. У тебя очень грозное имя, оно даже слишком грозное для тебя. Да, вот ещё что уясни: гнев -- плохой советчик в бою. Когда случится драться насмерть, будь холоден, как сталь, -- и прищурив глаза и убрав меч, добавил, -- ну, или как я, что ли.
   Дрейк, тяжело дыша, опустился на сено. Злость куда-то испарилась, уступив место жгучему стыду. После этой стычки с Цидерой Дрейк вдруг ощутил себя неуклюжим младшим братишкой - он, такой взрослый, опытный и вообще, умелый боец, на чьем счету уже перевалило за вторую сотню убитых легионеров!
   - Взял уже себя в руки? -- Цидера сел рядом. --Можешь меня выслушать?
   Дрейк кивнул.
   - Я преподам тебе бесплатный урок, Дрейк, -- Цидера выдернул из подстилки соломинку и прикусил ее зубами. - Не переживай ты так из-за женщин. Ни одна из них не стоит того, чтобы отдать ей своё сердце. Поэтому никаких соплей про любовь, только потребности. Понимаешь, о чем я?
   Дрейк молчал. Понимать такое ему не хотелось. Цидера как будто почувствовал его несогласие.
   - Ладно, решать тебе. Я-то что, только посоветовал. А теперь слушай главное: когда сражаешься с тем, кто сильнее тебя, используй все свои преимущества. Да, и прекрати играть в благородство. Истинное благородство -- это совсем другое. И ты поймёшь это очень скоро.
   Дрейк молчал. Цидера, как всегда, говорил загадками. Преимущества? Какие у него преимущества?
   - А еще у тебя, в отличие от меня, есть цель. Ты ведь клялся. Выполни же свою клятву, маленький Дракон.
   - Не называй меня так, - попросил Дрейк. -Я уже не маленький.
   Цидера снова растянул губы в усмешке, на этот раз больше похожей на искреннюю, нежели насмешливую.
   - Не могу, Дрейк. Вот честное слово, слово крестоносца... Нет, слово Цидеры, оно крепче... Не могу, Дрейк, - повторил он, но натолкнувшись на негодующий взгляд Дрейка, вздохнул и добавил, - не обещаю. Постараюсь. Но не обещаю.
   Частично жестокий урок Цидеры пошел Дрейку на пользу. На следующий день Цидера принес ему три небольших кусочка зачарованного пергамента. Где он раздобыл их, Дрейк не знал: зачарованные пергаменты с боевыми заклинаниями давно были редкостью, поскольку магов в мире практически не осталось со времен войны Древних с алхимиками... В некоторых лавках они продавались из-под прилавка - за бешеные деньги.
   Цидера научил Дрейка читать магические знаки для использования этих конкретных заклинаний: светоча, огненного шара и магической молнии. Дрейк использовал их в самых трудных битвах, и вскоре среди рядов Легиона понеслись слухи о настырном герое, неизменно портящем коварные темные планы Некроса.
   А вот про женщин Дрейк так и не согласился с мнением Цидеры. Для себя он решил избегать легкомысленных отношений. Вот когда его великая цель будет достигнута, тогда он, признанный герой, и будет искать себе ту самую, единственную, которая станет его женой.
   - Мы пришли, - немного обиженно сказала Меони. Они стояли возле вполне прилично выглядевшей лавки. Вывеска над дверью изображала два скрещенных меча.
   "То, что нужно," -- решил Дрейк.
   - Благодарю, Меони, - сказал Дрейк, с небрежной учтивостью кивнув своей провожатой.
   Девушка снова предприняла попытку очаровать незнакомца.
   - О, не стоит благодарности, - сказала она, мило улыбаясь. - Рада была помочь храброму крестоносцу.
   - Вот как! Вынужден тебя разочаровать: я не крестоносец. Пока, детка, -- и Дрейк взялся за ручку двери, оставив растерянную кокетку.
  

Глава 2. Путь к Небесной крепости.

  
   Джейк-торговец, хитрый пройдоха, в отличие от бескорыстного трактирщика, не имел чувства долга перед великими героями. Не помогли ни ругательства, ни угрозы. Более того, осмотрев внимательно зазубрины на лезвии меча, торговец ловким движением достал из-под прилавка настоящее произведение оружейного искусства, против которого ни один нормальный воин не устоял бы.
   У Дрейка перехватило дыхание, когда он достал из ножен это сокровище. Меч выглядел просто, без затейливо украшенной рукояти, но в бою обещал быть смертоносным.
   -Очень удобно в руку ложится, да, господин? И качество заточки оцените, - вовсю расписывал достоинства меча торговец. - А вот на ножны извольте взглянуть - как они плотно прилегают, вовек не затупите лезвие...
   -Сколько ты за него хочешь, старый выжига? - спросил Дрейк, не в силах выпустить меч из рук.
   -Да сущую малость, -- ухмыльнулся торговец, убедившись, что покупатель с крючка не соскочит, и прикинув, сколько можно содрать с этого покупателя. - Всего-то пятьдесят пять золотых!
   -Да ты рехнулся, поганый торгаш? - едва ли не взвыл Дрейк, ибо в его кошельке сейчас лежала как раз примерно эта сумма. - Скажи спасибо, если я его за тридцать заберу!
   -Как хотите, -- ухмыльнулся торговец. - Ежели дорого, то тогда ваш в заточку отдайте, это всего девять монет.
   -Ну и цены! - выдохнул Дрейк. - Да во всем Ордоне таких нет!
   - Ну уж простите великодушно... -- Торговец приготовился убрать ножны. - Если дорого, то ищите кузнеца, чтоб подешевле вам заточил.
   -А где живет кузнец? - осведомился Дрейк.
   - Да в Каменном тупике он жил, да только, -- торговец сделал выражение лица, будто готовился пустить слезу, -- преставился наш кузнец, воины Легиона убили его, попади его душа на Небеса...
   Дрейк снова выругался.
   -Ах ты скотина! Или уступай меч за тридцатку, или мне и зазубренного хватит, чтобы поучить тебя уму-разуму.
   Предусмотрительный торговец тут же резко дернул за шнурок, и в помещение, грохоча сапогами, вбежали двое дюжих вооруженных парней.
   -Что? Дебошир? - спросил один. - С товаром хотел улизнуть?
   -Остыньте, парни, у нас мирный торг, -- сказал Дрейк. Драки он не боялся, но желание побыстрее добраться до Целестии и заручиться ее поддержкой пересиливало.
   Охранники переглянулись с торговцем, и тот кивком отпустил их.
   -Ладно. Тридцать и мой старый меч, -- предложил Дрейк.
   -При всем моем уважении к достоинствам вашего затупившегося в боях меча - тридцать девять, -- парировал Джейк.
   Дрейк еще раз полюбовался на уже почти свой новый меч, и кивнул.
   -Ладно, давай сюда от него ножны, -- сказал он, снимая свои и вынимая кожаный мешочек, служивший ему кошельком.
   Торговец еще раз оценил покупателя и решил не заводить разговор, что тридцать девять - это было только за меч, а вот за ножны хорошо бы еще доплатить... Ладно, все равно прибыль неплохая.
   Покинув лавку, Дрейк отправился дальше - надо было торопиться попасть в Цитадель до захода солнца. Удалившись от лавки на приличное расстояние, он обругал сам себя за недогадливость: рассерженный унизительными торгами и обрадованный покупкой отличного меча, он не спросил у торговца, как дойти до перевоза в Цитадель. Скалистый рельеф закрывал горизонт, и хотя бы определиться с тем, в какую сторону шагать, у Дрейка не получилось.
   "Ладно, спрошу у местных", -- подумал он.
   Улочки были пустынны, поэтому Дрейк решил постучать в ближайшую жилую хижину, благо дверь была раскрыта настежь, а внутри слышался какой-то шум и звон, словно кто-то возился на кухне с посудой.
   -Добрый день, почтенные хозяева? - окликнул Дрейк, заглядывая в помещение.
   Из кухни выскочила дородная женщина средних лет, выпучила глаза на Дрейка, словно на забредшего в дом козла или барана, и изо всех сил замахала на него руками:
   -Ступай, ступай своей дорогой, некогда мне, я занята!
   -Да мне бы как раз дорогу узнать, - озадаченный, Дрейк не знал, что и сказать.
   -Ступай, говорю! Не до тебя!
   Дрейк пожал плечами. Шалая какая-то баба. Интересно, чем таким она могла быть занята, что даже словечка сказать толком не дала?
   Ведомый любопытством, Дрейк решил заглянуть в окно кухни. Зайдя за хижину, он оторопел на миг и выхватил новый меч.
   За домом стоял скелет с топором в костлявых руках. Увидев чужака, зомби злобно оскалился и поднял топор. Дрейк опередил его и атаковал первым. Зомби с противным воем уронил топор и рухнул наземь. В тот же момент Дрейка едва ли не оглушил истошный женский визг.
   - И-и-и! Что ж ты творишь-то!
   - Он же собирался напасть на твой дом! - воскликнул уязвленный герой.
   - Убирайся! Проваливай! Тоже мне, защитничек выискался на мою голову! - из окна в сторону Дрейка полетел какой-то горшок, за ним -- деревянная плошка и глиняная миска. Меткостью хозяйка дома не отличалась, зато визжала так, что уши резало.
   Дрейк поспешил убраться подальше. Он же ее спас, разве нет? "А я еще думал, что Цидера предвзято судил о местных и о крестоносцах! -- досадовал Дрейк. - Что творится вообще в этом Кадор Суле?"
   -Дрейк, Дрейк! - внезапно окликнул его протяжный женский голос, в котором лишь самую капельку слышалась старческая скрипучесть.
   Герой резко обернулся на зов. Возле покосившейся деревянной хибары, опираясь на изгородь, стояла пожилая женщина в черном платье и цветастой шали. Гладкие черные с сильной проседью волосы были уложены в узел, а лицо было румяным и слегка перепачканным в саже.
   - Подойди сюда, Дрейк, это я тебя зову, -- кивнула она, подзывая его.
   - Вы меня знаете, бабушка? -- поразился Дрейк. -Но откуда? Я никогда не бывал в этих местах.
   - Я знала, что ты сюда заглянешь, Дрейк. Я помогу тебе, -- словно не слыша его вопроса, произнесла странная старуха. - Заходи в мое скромное жилище, у меня есть кое-что для тебя.
   Заинтригованный Дрейк вслед за хозяйкой зашел в хижину. Там было тепло, в очаге горел огонь, над ним в котелке булькало какое-то варево. По стенам были развешаны пучки одуряюще пахнущих трав. Старуха повернулась к Дрейку и заговорила низким певучим голосом:
   - Я многое знаю, я знаю то, что неведомо другим, -- сказала она, взяв большую расписную деревянную ложку и помешивая ей варево. - За происходящим скрыто гораздо больше, чем ты думаешь.
   -Вы... знахарка? - Дрейк с интересом переводил взгляд с одного на другой предмет обихода. Сказать "колдунья" ему показалось невежливым, а ему не хотелось обижать хозяйку дома.
   Женщина рассмеялась.
   - Можно сказать и так. Я давно ждала твоего появления здесь. Не к Цитадели ли ты держишь путь?
   - Как вы узнали? - поразился Дрейк.
   -Ну, для этого много ума не нужно - что еще могло привести в Кадор Сул воина, бросившего вызов самому Некросу, как не желание найти союзников? - усмехнулась колдунья.
   - Я стану крестоносцем? -- спросил Дрейк, затаив дыхание. А вдруг эта старушка - и взаправду провидица!
   - Этого я ещё не знаю, - покачала головой колдунья. - Слушай, что говорит тебе старая Мелани: тебя ждёт много испытаний, разочарований и обид, Дрейк. Но у тебя благородная душа и высокая цель; помыслы твои чисты. Судьба предназначила тебе изменить многое. Будь верен себе и слушай голос своего сердца, и тогда тебя ждёт великое будущее. Однако, -- сказала она, зачерпнув жидковатого варева и наливая его в деревянную кружку, -- вот и приспел отвар. Выпей это, Дрейк. Это будет полезно для тебя.
   Дрейк взял кружку из загрубевшей руки колдуньи и залпом опрокинул ее. Варево было душистое, но практически безвкусное.
   - Для чего оно? - поинтересовался герой, однако женщина пропустила его вопрос мимо ушей или не сочла нужным объяснять.
   - Да, вот ещё что, -- прибавила Мелани, роясь в карманах запачканного сажей передника. - Возьми, я припасла для тебя заклинание Светоча. Тебе ещё придётся поползать по разным тёмным уголкам. Сейчас я научу тебя, как пользоваться им.
   - Благодарю, я умею, -- ответил Дрейк, с благодарностью принимая зачарованный пергамент.
   - Отлично, мой мальчик! - просияла колдунья.
   Дрейк, обрадовавшись неожиданной помощи, решил заодно спросить дорогу к перевозу.
   - Я иду к госпоже Целестии, - начал он, - но не знаю дороги...
   - Подойди ближе, - качнула головой колдунья.
   Дрейк послушно приблизился.
   - А теперь ступай к перевозу. Теперь ты найдешь его без труда, - сказала Мелани особенным голосом, прикоснувшись к виску Дрейка.
   -Спасибо, добрая бабушка! - от души поблагодарил Дрейк. Нет, все-таки есть хорошие люди и в этих чуднЫх местах.
   - Будь осторожен, Дрейк, -- воскликнула она ему вслед и добавила чуть тише. - Этот мир неблагосклонен к людям с чистым сердцем.
   Уму непостижимо: после прикосновения Мелани Дрейк перестал плутать по незнакомому поселению. Ноги словно сами вывели его к перевозу, как и сказала добродушная колдунья. Но перевоз был вовсе не через реку, как можно было подумать. Над обрывом скалы, прямо в воздухе, висело диковинное нечто, похожее на небольшой деревянный корабль. За кормой виднелся какой-то странный винт с деревянными лопастями, а на носу этой странной лодки торчали какие-то рычаги и изогнутой формы руль, у которого стояла высокая симпатичная девушка, одетая в бирюзовую блузку с широкими рукавами, кожаный корсет под грудь и облегающие штаны, тоже из кожи. У неё были волнистые каштановые волосы до плеч.
   - Доброго вечера! -- окликнул её Дрейк. - Меня зовут Дрейк. Ты можешь перевезти меня к Цитадели?
   - Легче легкого. Залезай! -- просто ответила она. - Ты вовремя успел: еще бы немного, и я бы уже отчалила.
   Порадовавшись своей удаче, Дрейк поднялся на борт, а перевозчица заняла место у руля. Три магических слова, нажатие на рычаг -- и чудесное судно поднялось вверх. Перевозчица вырулила меж скал и взяла курс на Цитадель.
   Дрейк невольно залюбовался её изящными, отточенными движениями. Было видно, что она уже далеко не первый раз перевозит пассажиров на этом удивительном воздушном судне. Ветер красиво разметал по плечам её роскошные вьющиеся волосы. Выведя свой транспорт на верное направление и закрепив какой-то рычаг, смелая девушка весело повернулась к Дрейку.
   - Нравится? -- она имела в виду полёт.
   - Очень! - искренне восхитился Дрейк. - Ты волшебница?
   - Нет, совсем нет, - улыбнулась девушка. - Я обычная перевозчица, просто умею обращаться с этой штукой.
   - Вот как, - Дрейк подумал, что госпожа Целестия очень могущественна, раз создала себе воздушную крепость и такое необычное средство передвижения.
   - А какие у тебя дела в Цитадели -- можно спросить? - полюбопытствовала перевозчица. - Ты ведь не из наших? Что-то я тебя не помню.
   -Да, я только сегодня прибыл в Кадор Сул. У меня поручение от капитана Урсана, - прибавил Дрейк для солидности.
   При упоминании этого имени в глазах девушки мелькнуло какое-то странное выражение -- то ли беспокойство, то ли любопытство. Последняя реплика пассажира её явно заинтересовала, она вопросительно взглянула на Дрейка.
   - Ты нездешний - и знаешь капитана Урсана?
   - Воины Некроса захватили меня в плен, но мне удалось бежать из темницы. Я освободил пленника по имени Урсан, он мне прика... то есть попросил меня идти к госпоже Целестии, - пояснил Дрейк.
   - Попросил тебя? Капитан Урсан был в плену? Небеса милосердные! - ахнула перевозчица. - А где же он сам?
   - Не знаю, он лишь прокричал, что собирается освободить других крестоносцев и скрылся в коридорах подземелья. Честно, я не нашел там больше ни одного живого крестоносца, и самого Урсана больше не видел, - признался Дрейк.
   - И зачем ты направляешься к госпоже Целестии? За помощью?
   - Да, я бы хотел попросить у неё отряд воинов.
   - Чтобы напасть на Западную крепость?
   - Нет, - возразил Дрейк, - гораздо лучше. Я хочу победить Легион, навсегда изгнать его с этих земель.
   - Изгнать? Целый Легион! - девушка удивленно приоткрыла рот.
   - Отряды Легиона сожгли мою деревню, - горько выдохнул Дрейк. - Я был тогда двенадцатилетним мальчишкой. Я один уцелел в ту ночь, - он ненадолго умолк, вспоминая прошлое, и перевозчица тоже сочувственно помолчала. Не желая затягивать паузу, Дрейк снова заговорил:
   - С тех пор у меня одна цель -- истребить эту наглую нежить. Быть может, госпожа Целестия согласится помочь мне.
   - С двенадцати лет ты сражаешься с мертвецами? -- еще больше удивилась девушка.
   - С четырнадцати, - поправил её Дрейк. - В двенадцать я ещё не научился владеть мечом.
   - Всё равно, - на лице девушки выразилось одобрение. - Это очень благородно. Ты, конечно, крестоносец?
   От этого вопроса Дрейк поморщился как от зубной боли.
   - Это так важно? -- спросил он, нахмурясь.
   - Значит, не крестоносец, -- ответила она за него. Она сказала это как можно более безразлично, но Дрейк уловил в этом безразличии нотку разочарования. Разговаривать ему расхотелось. Девушка решила замять недоразумение.
   - Расскажи мне о своих приключениях, Дрейк, - попросила она, глядя ему в глаза.
   - Да какие там приключения у меня могут быть я же не крестоносец, -- проворчал Дрейк, но начал рассказывать. Сначала неохотно; потом, воодушевлённый искренним интересом слушательницы, все более живо и под конец -- даже почти хвастливо. Девушка слушала, затаив дыхание.
   Дорога к Цитадели оказалась на удивление короткой. Воздушное судно причалило к деревянному помосту. Запрокинув голову, Дрейк глядел на мрачные, массивные стены Цитадели. Над входом был изображён герб -- жёлтая корона, над зубцами которой поднимала голову змея с рубиновыми глазами, открытой хищной пастью и изогнутым хвостом.
   - Так вот она какая, Цитадель, - задумчиво сказал Дрейк.
   - Да, такая, -- подтвердила девушка.
   - И как теперь мне пройти к госпоже Целестии?
   - Она наверняка сейчас в тронном зале, - ответила перевозчица, но сообразив, что Дрейку неоткуда знать, где тронный зал, показала жестом. - Вниз по лестнице, - и прибавила шутливо. - С такой историей, как у тебя, Дрейк, внимание госпожи Целестии тебе точно обеспечено!
   - Да мне бы не внимание, а армию! -- усмехнулся Дрейк.
   - Ну, удачи тебе, герой! - перевозчица отчалила от помоста, отправляясь в обратный путь, ведь желающих выбраться из Цитадели на причале не стояло. Дрейк, как зачарованный, проводил ее взглядом и направился к лестнице.
   Вход на лестницу охранял юный, безусый парень, гораздо младше Дрейка, с явным выражением скуки на бледном лице.
   - Я пройду, - не спросил -- сообщил Дрейк.
   - Пропуск? -- монотонно сказал караульный.
   - У меня срочное дело к госпоже Целестии, -- ответил Дрейк, начиная раздражаться. - Не можешь пропустить - так сходи и доложи!
   - Срочное? -- переспросил тот.
   - Я не ясно выразился? - повысил голос Дрейк, начиная закипать.
   На лице стража не дрогнул ни единый мускул.
   - Ничего не поделаешь -- служба.
   Дрейк сделал нетерпеливое движение по направлению к лестнице. Караульный вяло преградил ему путь алебардой. Дрейк положил руку на рукоять меча.
   - Так нет пропуска? -- спросил, вздыхая, меланхоличный страж.
   - Нету у меня ничего,-- зло сказал Дрейк.
   Караульный ещё раз вздохнул и убрал алебарду.
   - Ну, проходи.
   Дрейк ошарашенно посмотрел на стража и пошёл вниз по винтовой лестнице. "Кто ж вас таких караулить ставит?" - думал он, сбегая по мраморным ступеням. А если нападут? Впрочем, до Цитадели еще добраться надо, а зомби летать, слава святым, не научились, видимо, поэтому нет нужды в хороших дежурных...
   Одолев сотню-другую ступеней, Дрейк увидел освещённый коридор. Хотя ступени уходили и дальше вниз, Дрейк решил, что тронный зал не может находиться совсем уж в подвалах, и направился вбок по коридору. По стенам были развешаны картины в золочёных рамах. Дрейк заметил, что на большинстве картин была изображена восхитительная брюнетка в изысканных нарядах. "Если это сама Целестия, то слухи о её красоте не преувеличены", - размышлял Дрейк, разглядывая мимоходом портреты.
   Пустой коридор был на удивление длинный, с множеством боковых ответвлений. Когда он, наконец, кончился, Дрейк готов был проклясть всё на свете, а больше всего -- Урсана. Это его милости Дрейк вынужден был носиться по этим бесконечным коридорам! Понастроили тут! Хоть бы на стенах указатели рисовали, а то идешь, идешь, как дурак, и конца-краю не видно. Даже спросить не у кого, пусто. Где же все крестоносцы? "Наверное, на боевом задании, -- подумал Дрейк. - Отправились в поход, вот зомби и ходят возле Кадор Сула, чуют, что воинов тут почти не осталось."
   Но все на свете когда-нибудь кончается, кончился и запутанный коридор. Дрейк увидел расписные двери, а возле них - двух стражей, одетых так же, как Урсан, и вооружённых алебардами.
   - Здорово, мужики! -- кивнул им Дрейк. - Далеко ли до тронного зала?
   Охранники переглянулись меж собой и, сверля новичка подозрительными взглядами, выпалили:
   - Ты кто такой?
   - Чего тебе надо?
   - Не очень-то вы вежливы, ребята! -- покачал головой Дрейк. - Госпожу Целестию мне нужно. Срочно. Дело есть.
   - Какое ещё дело? -- подозрительно глядя на Дрейка, спросил один.
   - Много вас таких, деловых! -- поддержал его другой.
   - Любовное, чтоб вам провалиться! -- не выдержал Дрейк. - В Пропасть идиотские разговоры! Где у вас тронный зал?
   - Не торопись, не блох ловишь, -- угрюмо сказал первый. - Может быть, ты шпион, подосланный королём Ананты, или...
   - Мужики, вы Урсана знаете?
   - Урса-ана, -- протянули они, снова переглянувшись.
   - Знаем, как же.
   - Как не знать!
   - У меня от него важные новости для госпожи Целестии. И если вы сейчас же не проводите меня до тронного зала... - Дрейк еле сдерживался, чтобы не обругать бестолковых крестоносцев самыми обидными и непристойными словами.
   - Вернись чуть назад, сверни направо, потом налево, потом опять налево и прямо, -- сказал один, помогая себе жестами.
   - Вот и проводи меня, а твой товарищ пока один постоит, -- предложил Дрейк.
   Страж неуверенно переглянулся с напарником, почесал затылок и ответил:
   -Ладно, иди за мной.
   Крестоносец проводил посланца Урсана до двустворчатой металлической двери, у которой несли караул двое вооружённых до зубов охранников в парадной форме крестоносцев. Дрейк решил не тратить время и сразу воспользоваться волшебным словом "Урсан".
   Оно подействовало, как обычно. Охрана переглянулась.
   - Подожди, -- сказал один из них, постарше. -Я доложу госпоже Целестии.
   Ждать пришлось недолго. Не прошло и пары минут, как вернулся охранник.
   - Госпожа Целестия вас ждёт, - учтиво, как полагалось по правилам этикета, сообщил он и снова перешел на панибратское "ты". - Надеюсь, не надо объяснять, как вести себя с особой королевской крови? Следи внимательно за своей речью, когда будешь говорить с нашей госпожой, -- сказано было таким тоном, что Дрейк счёл себя оскорблённым. К счастью, он был достаточно благоразумен, чтобы не затевать разборок со стражами, когда цель была уже настолько близка. Нечего портить о себе впечатление ненужной дракой. Дрейк мысленно пообещал святому Дрейку, своему небесному покровителю, совершить великие подвиги, как только получит в свое распоряжение боевой отряд, и широким, чеканным шагом вошёл в тронный зал.
  

Глава 3. Крестоносец Фардер.

  
   То, что предстало перед его взором, просто потрясло его. Всё, что угодно он думал увидеть, но о таком и не предполагал! Зал был убран со сказочной роскошью. В центре, на возвышении стоял изукрашенный сверкающими камнями и отделанный шкурой какого-то экзотического полосатого зверя трон. На нём величественно восседала женщина, одетая в стальные латы весьма непрактичного фасона. У этих диковинных доспехов было глубокое декольте, а длинные стройные ноги не прикрывала ни полоска железа, только короткий шелк полупрозрачной юбки.
   "Наверное, это особый, магический доспех," - решил озадаченный воин, никогда ничего подобного не видавший.
   На голове волшебницы сияла бриллиантовая корона, отдаленно напоминающая шлем. Густые и длинные чёрные волосы, аккуратно заплетённые в две низкие косы, кажется, выгодно оттеняли царственную бледность волшебницы. Её нельзя было назвать некрасивой, но Дрейку она вовсе не показалась красавицей - очень уж черты лица у неё были холодные и резкие, властные. На портрет она была похожа весьма отдаленно - то ли автор портрета рисовал ее с чьих-то слов, а может, художественно преувеличил.
   Справа и слева от волшебницы стояла личная охрана -- крестоносцы в нормальных, крепких кольчугах, с плащами, расшитыми золотыми крестами. А вот позади трона... Дрейк еле удержался от того, чтобы выхватить свой меч -- за троном Целестии стояло два железных воина с секирами. Нет, не мечники в тяжелых латах, а именно живые создания из железа! Вместо глаз в пустых глазницах сияли какие-то зловещие красные уголья. Это были не люди, но и не зомби.
   Однако, вспомнив слухи об умении Целестии создавать железных воинов, Дрейк успокоился и учтиво склонился перед волшебницей. Та поприветствовала Дрейка благосклонной улыбкой и заговорила:
   - Мне доложили, что ты явился сюда с каким-то важным и срочным делом. Что же привело тебя ко мне, благородный юноша? Назови своё имя. Возможно, тебя удивляют мои железные рыцари? Говори же.
   Все её движения были властными, тон -- не терпящим пререканий.
   - С вашего позволения, сударыня, -- заговорил слегка смущённый Дрейк, припоминая, как следует разговаривать с такими знатными властительницами, - соблаговолите засвидетельствовать вам моё глубочайшее почтение. Меня зовут Дрейк, о сударыня.
   - Дрейк? О, это великолепное имя,-- ответила Целестия, опершись на белую, тонкую руку. Приветствие Дрейка понравилось ей простотой и учтивостью, ее темные, выразительные глаза с интересом изучали высокого, хорошо сложенного мужчину, стоявшего перед ней. - Откуда ты родом?
   - Сударыня, я родом из Вормсли.
   - А! -- сказала Целестия. - Выходит, ты не из благородных, так?
   - Вы правы, сударыня, я не рыцарь, - с достоинством и без ложной скромности молвил Дрейк, - однако я не уступлю любому благородному воину в умении владеть оружием, верховой езде, беге и плавании.
   - О! Ты смел, но отнюдь не скромен. Хорошо, продолжай, Дрейк. Я вся внимание.
   - Как вам известно, сударыня, одиннадцать лет назад Ордон наводнили силы Легиона. Моя родная деревня была разорена и сожжена дотла. Мне тогда исполнилось всего двенадцать лет, сударыня, и я один остался жив из всех тамошних жителей.
   Целестия снова посмотрела на Дрейка с неподдельным интересом. Это ободрило Дрейка, и он продолжил свой рассказ. Он вкратце рассказал о своей борьбе против сил Легиона и о спасённом Урсане. Когда герой рассказывал о капитане Древних Стражей, в глазах Целестии явно выразилось беспокойство, она прервала Дрейка:
   - С ним всё в порядке? -- в глазах её светилась почти мольба. - Говори же, не томи!
   От Дрейка не ускользнуло выражение глаз Целестии. Он восхитился, насколько сильно властительница переживает за судьбу своих воинов.
   - Успокойтесь, сударыня, капитан невредим, - поспешил ответить он. - Вернее -- был таковым, когда я расстался с ним.
   У волшебницы вырвался вздох облегчения, Дрейк продолжил рассказывать. Но он не заметил, что Целестию больше не интересовали его слова.
   - Я смиренно прошу вас, госпожа Целестия, -- закончил между тем он свою речь. - Дайте мне небольшой отряд воинов, и я полностью очищу Ордон от тёмных сил.
   Целестия задумалась.
   - Твой рассказ был весьма занимателен, Дрейк, и я очень благодарна тебе за помощь Урсану, капитану моей охраны. Я должна подумать о твоей просьбе, такие решения принимаются обдуманно. Время позднее, я устала, мне нужно отдохнуть. Ты можешь переночевать в комнате младших стражей. Утром мы поговорим с тобой. Доброй ночи, -- она сделала знак рукой, и один из крестоносцев спустился к Дрейку, чтобы проводить его.
   Конечно, Дрейка это не очень-то устраивало. Шестое чувство подсказывало ему, что отряда ему не видать, как скелетам -- носа. Но бесстрашный воин отбросил эти мысли как недостойные. Целестия - мудрая волшебница, она обязательно доверится ему и примет во внимание его заслуги. Учтиво поклонившись волшебнице, он покинул тронный зал в сопровождении Фардера -- одного из Древних Стражей.
   - Айда сначала поужинаем,-- предложил ему Фардер. -Я умираю с голода. Старина Снорри, это бывший трактирщик из Кадор Сула, готовит просто прекрасно. А ещё у него превосходный эль.
   Дрейк не был голоден, он плотно поел в трактире, но выпить кружку хорошего эля было бы совсем неплохо, и он согласился составить Фардеру компанию.
   Обеденный зал оказался достаточно просторным и светлым. Мебель -- лавки, столы, буфет и стойка -- были крепкие, из хорошего дерева, хоть и старые, некоторые даже с зарубками от мечей. Немного портили общий вид разве что нецензурные надписи углём на стенах.
   Фардер и Дрейк сели за стол в углу. Снорри принёс им ужин и действительно превосходный эль. Дрейк с наслаждением отхлебнул из своей кружки.
   - Ну, как говорится, за знакомство! -- они отсалютовали друг другу кружками и сделали по большому глотку.
   Во время ужина молодые люди разговорились. Фардер был на пару лет младше Дрейка, ему недавно стукнуло двадцать один. У Целестии он служил уже седьмой год. Как он поведал Дрейку, в те далекие времена, когда Целестия поссорилась со своим братом, королём Ананты Финиусом (это произошло пятнадцать лет назад) и получила в своё владение провинцию Ордон, отец Фардера, рыцарь Брейн, последовал с другими сторонниками за непокорной сестрой короля.
   С помощь магических способностей и доблести ее воинов, Целестия усмирила местную знать, разорив замки тех, кто не признал ее власть, а некоторые и вовсе сровняла с землей. Для себя же она облюбовала воздушную крепость Цитадель, которая пустовала еще с времен войны Древних с алхимиками. Воздушный паром, на котором Дрейк сюда добрался, тоже достался Целестии от прежнего хозяина Цитадели. Герой еле сдержал удивление, узнав, что вовсе не могучая волшебница создала это чудесное судно.
   Брейн какое-то время был фаворитом Целестии, затем наскучил ей и вскоре был убит в пьяной драке. После этого Фардер поступил служить в Цитадель, в охрану Целестии, мечтая за воинскую доблесть получить хоть какое-нибудь завалящее землевладение.
   - Вот получу землю, женюсь и буду хозяйствовать,-- сообщил он Дрейку, допивая вторую кружку. Дрейк согласно кивнул. После трудного дня местный эль, оказавшийся весьма хмельным, довольно быстро ввел его в состояние приятной расслабленности.
   - Разве отец не оставил тебе наследства? - спросил Дрейк.
   - Да все наследство - одни долги, -- удрученно развел руками Фардер. - Ты мне лучше расскажи, каково воевать с мертвецами? Надоело, наверное? Да ещё одному?
   - Ещё как, - вздохнул Дрейк. - Но когда родные земли разоряет враг, долг мужчины - браться за оружие! Нельзя же просто сидеть и ничего не делать...
   - Можно, можно, -- помотал головой Фардер. - Официально мы ведём борьбу с Легионом Падших, а я вот ещё ни одного легионера в глаза не видел. Как они выглядят? Страшные?
   Будь Дрейк немного трезвее, он бы задумался, с чего это крестоносцы не знают, какова наружность у официального врага. Но хмель, ударивший в голову, не располагал к задумчивости. И потом, Фардер казался младше своих лет, и Дрейк списал вопрос на его неопытность.
   - Скелет как скелет, разве что не лежит в земле, как подобает покойнику. Некоторые с рогами, -- просветил приятеля герой.
   - Зачем им рога? - оторопел собеседник.
   Дрейк философски пожал плечами. Рога и рога. Может, для устрашения, а может, они еще и бодаться умеют...
   - С ними сложнее биться, чем с ограми? - продолжил расспросы любознательный парень.
   - Огров я не встречал, -- признался Дрейк.
   - Видишь вон того рыжего, за тем столиком? -- Фардер ткнул пальцем.
   - И что?
   - Это Гурм, недавно в Древние Стражи попал. За то, что в одиночку расправился с десятком огров.
   - Не брешет? - Дрейк недоверчиво покосился на рыжего, крепкого мужчину, устало ссутулившегося над своим ужином. Здоровяк, конечно, но огры тоже не коротышки.
   - Неет,-- убеждённо сказал Фардер. -Он же их черепа принес. Хотя... Гурм трепач порядочный. Может, ты и прав, поди, тех огров порывники сожрали, а он подобрал... Слушай, -- вдруг спросил он, -- может, здесь останешься, в Цитадели? Ты же отличный воин, попросишься в крестоносцы. Жалованье, конечно, не то чтобы большое, но зато кормежка вкусная, оружие, пайки, а если выслужиться - земли надел дадут... Правда, оставайся!
   Дрейк покачал головой.
   - Не могу. Я клятву давал, что буду сражаться с Легионом, пока не одержу победу над Некросом. Как думаешь, Фардер, даст мне Целестия отряд крестоносцев?
   Фардер показал Дрейку известную фигуру из трёх пальцев.
   - Вот это самое она тебе даст. Будь ты хоть трижды герой.
   - Почему? Я спас Урсана, капитана Древних стражей... -- Дрейк почувствовал обиду и досаду. Ему не хотелось верить, что новый приятель может оказаться прав.
   - И её любовника,-- добавил всезнающий Фардер. - Она их меняет чаще, чем мы с тобой меч затачиваем. Урсан, правда, исключение -- она с ним уже год почти... Может, потому что он не только любовник, а ещё какие-то её секретные поручения выполняет. И вообще он личность тёмная.
   - В каком смысле? -- слова Фардера заинтересовали Дрейка, и ему захотелось узнать побольше об Урсане. Но Целестия-то какова! Или это все слухи, порочащие честь волшебницы...
   Но молодой Страж не счел нужным продолжать разговор.
   -А,-- махнул рукой Фардер. - Чтоб ему провалиться в Бездонную пропасть. Он вроде весь такой чистенький, обходительный, а всё равно подозрительный какой-то. Он...-- Фардер не договорил. К их столику приближался тот самый Гурм, гроза огров. Выражение лица у него было не из приятных. Дрейк с удивлением заметил, что у рыжего здоровяка беспокойный и диковатый вид: мутноватые глаза бегали по сторонам, руки слегка тряслись.
   - Тебе чего, Гурм? -- спросил Фардер, почувствовав надвигающуюся опасность. - Выпил лишнего?
   Гурм не ответил и неожиданно набросился на товарища.
   - Да ты чего? Рехнулся? -- заорал Фардер, отбиваясь от наседавшего. -Опомнись!
   Дрейк бросился на помощь приятелю. Он резко оттолкнул зачинщика от Фардера. Гурм вынул кинжал, но Дрейк легко ушел от удара. Подбежавшие пять или шесть крестоносцев накинулись на буяна. Тот отчаянно отбивался, ранив двоих. Но всё же его скрутили и потащили из зала.
   - Ты ранен, Дрейк? -- Фардер, тяжело дыша, подобрал свой опрокинутый стул и сел на него.
   - Пустяки, а ты?
   - Я в порядке, -- попытался улыбнуться Фардер; ему всё-таки досталось от крепких кулаков Гурма. - С его это он...
   - А что, раньше такого не было?
   - В том-то и дело, что не было! Ну, то есть драки случались, а вот этот самый Гурм никогда не начинал первым. Он по натуре такой, на рожон не лезет... Пойдём, Дрейк. Уже поздно.
   Фардер провёл Дрейка в свою комнату. Отдельных помещений в Цитадели удостаивались не все - только Древние стражи, начальники караулов и охранники, бывшие на хорошем счету. Фардер никогда не был замечен в чём-либо предосудительном. И вот - нелепая драка! Есть над чем призадуматься... Можно и комнату потерять, перейти в общее помещение. Этого еще не хватало! Фардер надеялся, что до Целестии разбирательство все-таки не дойдет.
   Комната Фардера была маленькая и без окон. Обстановка не блистала роскошью: широкая, но грубо сколоченная кровать с тощеватым тюфяком, сундук, кривоногий дощатый столик. Одну из стен украшали развешанные на крючках доспехи, несколько разных кинжалов и длинный меч. Было уже достаточно поздно, и приятели, устроившись на кровати Фардера, уснули. Вернее, уснул Фардер, а Дрейк еще долго лежал, пытаясь как-то уместить в голове сведения, полученные от неожиданно появившегося друга.
   "Я все сделаю, чтобы Целестия мне поверила, -- думал Дрейк, пытаясь заснуть. -Я не отступлюсь от своей цели, когда она так близко!"
   В конце концов, герой все же забылся тяжелым сном, что не помешало ему, впрочем, проснуться довольно рано. Поскольку в комнате не было окон, Дрейк не знал, сколько часов назад рассвело. Чтобы выяснить этот вопрос, он поднялся и выглянул в сонный, пустынный коридор, где стояли часы. Они показывали половину восьмого.
   - А, доброе утро, Дрейк! -- Фардер зевнул и от души потянулся. -Чего это ты вскочил в такую рань? Куда собрался?
   - К госпоже Целестии, конечно! -- Дрейку не терпелось выяснить свою судьбу. Вчерашние откровения Фардера с утра казались ему чем-то, не серьезнее пьяного трепа, и Дрейк был преисполнен уверенности, что мудрая волшебница не может не дать ему этот отряд.
   - Рано ещё, - охладил пыл мечтателя Фардер. - госпожа Целестия так рано не принимает.
   - Рано? А сколько сейчас, по-твоему?
   - Где-то около восьми, я думаю, - прикинул Фардер. - Глянь на часы в коридоре.
   - Я уже глядел. Половина восьмого. Разве рано?
   - Десять - и то рано,-- объяснил Фардер. - Все как у коронованных особ.
   - Да ты королей, что ли, много видел? - огрызнулся обескураженный Дрейк.
   - Уж побольше тебя, убийца мертвецов! Целестия - сестра короля, а мне об этом всем рассказывал отец. Он-то вырос при дворе.
   - Зачем же тогда он покинул королевский двор и последовал за Целестией?
   - Этого я не знаю. Тебе не нравится Цитадель?
   Дрейк кивнул:
   - ЧуднОе местечко. Коридоры запутанные. Охрана какая-то бестолковая. Церемонии все эти. Да и вчерашняя драка...
   - Да ладно тебе, подумаешь, перебрал человек... -- попытался вступиться за честь своих товарищей Фардер и вдруг осекся. На его лице появилось растерянное выражение. - Дрейк! А ведь Гурм не пил вчера...
   Дрейк состроил недоверчивую гримасу:
   - Ты уверен?
   - Вечером он должен был на пост заступать! - вспомнил крестоносец. - А он перед дежурствами никогда не пьет, ни капли, ни вина, ни эля, ничего!
   - Может, в этот раз решил...
   - Я у трактирщика спрошу, если не веришь, -- возразил Фардер.
   - Он очень странно выглядел, -- припомнил Дрейк. -Он весь как-то дёргался и глаза у него бегали, я заметил это.
   - Тут что-то не так, Дрейк. Знаешь, я, пожалуй, сейчас схожу и узнаю, что с ним такое вчера творилось.

Глава 4. Испытание Дрейка.

  
   Фардер, торопливо натянув сапоги, покинул комнату.
   - Ну, какие новости? -- спросил Дрейк, когда тот вернулся.
   Фардер плюхнулся на стул и шумно выдохнул.
   - Это какая-то полная Бездна, Дрейк... Он же до сих пор просто как одержимый!
   - Что, сбрендил? -- присвистнул Дрейк.
   - М-да, похоже на то, -- процедил сквозь зубы Фардер. - Интересно, как на это отреагирует госпожа Целестия? Дело дрянь, он никого из наших не узнает, на всех пытается броситься.
   - Насколько мне известно, Фардер,-- попытался успокоить его Дрейк,-- а тебе известно еще лучше моего: Целестия -- могущественная волшебница. Она наверняка сумеет исцелить этого бедолагу.
   Но Фардер, видимо, сомневался в способностях владычицы Цитадели.
   -Ладно, пойдем завтракать, а потом я отведу тебя к Целестии.
   Друзья покинули комнату и направились в зал.
   - Кстати, откуда пошло название - крестоносцы? - полюбопытствовал Дрейк, ожидая, пока им приготовят еду.
   - От Креста, - пожал плечами Фардер и показал на свою рубаху. - Видишь?
   - Но это же меч, а никакой не крест, - возразил ему Дрейк.
   - Это на самом деле Крест, только стилизованный под меч. Крестоносцы - божье воинство, несущее... истинную веру... - припомнил слова торжественной клятвы Фардер и только сейчас, пожалуй, попытавшись вникнуть в их смысл.
   - Истинную веру? Да ведь другой и нет! - удивился Дрейк. Он не знал другой религии, кроме Небесного культа, в традициях которого он был воспитан.
   - Значит, была когда-то, а слова остались, - попробовал догадаться крестоносец. - Мало ли какие религиозные секты существовали тогда, до падения Древних. Думаю, об этом всем должно быть написано в Книге Креста.
   - Это еще что за книга?
   - Там записан кодекс чести крестоносца, - уверенно ответил Фардер, - и еще что-то важное, наверное.
   - Но ее не заставляют читать или учить наизусть при посвящении в крестоносцы? - встревожился Дрейк.
   - Да нет, на ней просто клянутся, когда дают присягу служить Целестии.
   У Дрейка немного отлегло от сердца. Гаральд в свое время попробовал было научить его хотя бы алфавиту, но поскольку сам наставник умел читать только по складам, а ученик проявлял так ничтожно мало рвения, что так это обучение и заглохло. Дрейк не особенно переживал по этому поводу. В его родной деревне читать умели лишь старейшины. Да и потом, он же воин, а не ученый или торговец. Можно подумать, чтение ему в бою поможет!
   Подкрепившись, друзья подождали начала приемных часов у Целестии, коротая время за дружеской беседой. Наконец, они отправились в тронный зал. Фардер, убедившись, что Дрейка примут, направился в общее помещение, где расположились крестоносцы, дежурившие этой ночью.
   С бьющимся сердцем и гордо вскинув голову, Дрейк перешагнул порог тронного зала. Он поприветствовал Целестию учтивым поклоном по всем правилам этикета (вчера он подсмотрел, как это делают крестоносцы) и вопросительно взглянул на властительницу, от слов которой зависела его судьба.
   Целестия начала разговор издалека. Она спросила Дрейка о том, как он провёл ночь и как ему понравилось в Цитадели. И хотя сказано это было весьма благожелательным тоном, предчувствие Фардера оправдалось.
   - Как ты сам понимаешь, Дрейк, я не могу вверить отряд своих людей первому встречному. Возможно, твои заслуги велики, но, согласись, одних твоих слов недостаточно.
   - О, сударыня...
   Властным жестом она остановила его.
   - Ты должен доказать, на что ты способен, Дрейк! С тех пор, как Легион опустошает Ордон, его жители вне себя от ужаса, ведь мертвые не знают жалости! По твоим словам, ты много лет сражаешься с воинами Некроса, и тебе должно быть известно, что Некрос сейчас занят созданием принципиально нового оружия. Ордону грозит еще более страшная опасность!
   - Какое еще оружие? - нахмурился Дрейк.
   - Некрос надежно оберегает свои тайны за стенами своего неприступного логова, -- довольно уклончиво ответила на это волшебница.
   - Послушайте, госпожа Целестия, -- начал терять терпение Дрейк, -- неужели тех храбрецов, что есть у вас в подчинении, не хватит, чтобы взять любую неприступную крепость?
   - О, проникнуть в логово Некроса не так-то просто, безрассудный воин, -- ответила с усмешкой Целестия. - Если бы у меня был Рог Разрушителя, то никакой Некрос нам больше бы не докучал...
   Дрейк уже стал догадываться, куда клонит Целестия. В голове вихрем мелькнула мысль: "Отказаться!..", и вслед за ней другая: "Позорно, стыдно воину отказываться!.."
   - ...к сожалению, этот артефакт находится у гномов, в Коранте, и нам нужен кто-то, кто бы его сюда доставил.
   Дрейк больно прикусил губу. Во рту у него противно пересохло, и явно не вчерашние возлияния были тому причиной.
   - Надеюсь, ты не меня имеешь в виду? -- от волнения он не заметил, что обратился к волшебнице на "ты". - Снаряжать меня на дипломатическую миссию бесполезно - со словами я управляюсь куда хуже, чем с мечом.
   Целестия, казалось, не заметила оговорки Дрейка или просто не стала заострять на этом внимания.
   - Не скромничай, Дрейк. Вчера ты был достаточно красноречив. Для этой миссии как раз человек, умеющий обращаться с мечом, - путь к гномам давно перестал быть безопасным.
   - Не кажется ли вам, что для такого трудного дела лучше будет снарядить вдобавок ко мне отряд крестоносцев? -- поинтересовался Дрейк, гневно сверкнув глазами. Ну посмотрим, как она вывернется!
   Но Дрейк явно недооценил Целестию.
   - В своих крестоносцах я уверена, Дрейк! А ты ещё не сделал ничего такого, что расположило бы меня к тебе.
   - Я спас Урсана, -- попробовал возразить Дрейк.
   - Возможно, -- Целестия окинула надменным взором слегка побледневшего молодого человека, -- но где доказательства? Урсан до сих пор не вернулся в Цитадель. Кто знает, может быть, ты солгал?
   Вся кровь бросилась в голову Дрейку.
   - Вы хотите сказать, что я лгу? Я могу дать своё честное слово, поклясться чем угодно!
   - Ты не крестоносец, и твоё слово не имеет веса! -- вскричала Целестия, крепко стиснув своими ухоженными пальцами подлокотники своего царственного кресла.
   -Так произведите меня в крестоносцы! -- глаза Дрейка пылали яростью и гневом.
   - Выбирай слова, дерзкий наглец! - Целестия вскочила с трона, а железные воины за его спинкой сделали шаг вперед. Она жестом остановила их и стояла, меряя нахала рассерженным взглядом.
   Дрейк едва сдерживал кипящий в нем гнев. Каково, а? Да как она... Да он бы на ее месте давно бы справился с проклятым некромантом, а эта... эта высокородная дрянь еще рассуждает, достоин ли Дрейк ее доверия! Да он убил врагов больше, чем все ее крестоносцы, вместе взятые!
   "...будь холоден, как сталь..."
   Так, так, успокоиться. Взять себя в руки. Если он сейчас не сдержится и наговорит дерзостей, тогда ему точно несдобровать.
   "Да прекрати ты играть в благородство. Выполни свою клятву, маленький Дракон..."
   Ладно. Клятва - это главное. Раз ему нужно пройти испытание, то он пройдет его с честью, и только пусть она потом попробует отказаться от своих слов!
   - Вы обещаете мне титул крестоносца, если я выполню это задание? -- заговорил Дрейк, глядя на Целестию смелыми, холодными как весеннее небо, глазами.
   Первой мыслью Целестии было приказать вышвырнуть вон наглеца, осмелившегося ставить ей условия, возражать ей словами и взглядами, намекать на недоверие к ее слову, а потом ещё и смотреть на неё так холодно и безразлично, - на неё, привыкшую к восхищению и поклонению.
   - Я призываю в свидетели святых на Небесах и всех стоящих здесь воинов, когда ты выполнишь задание, ты получишь титул крестоносца! -- милостиво кивнула Целестия, снова сев на свое место.
   - Вы благородного происхождения, и я верю вашему слову. Поверьте и вы моему: я принесу вам Рог, если это угодно святым, -- Дрейк сделал небольшую паузу, -- и если вам будет угодно снабдить меня хорошими доспехами, оружием и целебными эликсирами.
   Целестию вновь поразил ледяной тон Дрейка -- она ждала проявлений гнева, ярости, возмущения, обиды - какого угодно чувства, но только не спокойствия и разумного, делового ответа.
   - Именно это я и собиралась сделать, -- сказала наконец Целестия, и Дрейк просиял было, но окончанием фразы она словно окатила его ушатом ледяной воды. - До того момента, как ты начал позволять себе дерзить и требовать. Поэтому моя воля такова: в Цитадели есть торговец оружием. Надеюсь, ты не настолько нищ, что не в состоянии купить себе доспехи? -- она наклонилась, снова вонзив ногти в обитые кожей подлокотники.
   Дрейк задохнулся от возмущения. Целестия, от которой не укрылись его чувства, удовлетворенно продолжила:
   - В наше трудное время все боевые запасы на счету. Сам о себе позаботишься, Дрейк. И не забывай: в случае удачи ты -- крестоносец! А теперь можешь идти.
   Дрейк, ничего не отвечая, повернулся и покинул зал без прощального поклона. Уважение к Целестии, годами внушаемое ему, стаяло как мартовский снег.
   Раздосадованный Дрейк быстрыми резкими шагами шел по коридорам к комнате Фардера. Гнев в нем так и кипел. Нет, где это видано! Как можно! Жители Ордона давно стонут под игом завоевателей, а когда у правительницы появляется реальный шанс покончить с проблемой - она отправляет его как мальчика на побегушках, бормоча что-то о недостаточно высоком звании!
   Фардер действительно ожидал Дрейка в своей комнате. Несмотря на свои пессимистичные предупреждения, в душе молодой крестоносец все же немного надеялся на то, что горячая убежденность Дрейка сможет повлиять на решение Целестии.
   - Не удалось, - сочувственно произнес он, увидев унылое лицо вернувшегося приятеля. - Что сказала Целестия?
   - Сказала - принести ей из Коранты Рог Разрушителя, - ответил Дрейк. - Оружия даже не дала, провалиться ей чтоб!..
   - Откуда? -- потрясённый Фардер едва дар речи не потерял.
   Дрейк воззрился на товарища.
   - Из Коранту. Где гномы живут...
   - Ты серьёзно?! -- Фардер все еще смотрел на Дрейка вытаращенными глазами.
   Дрейка кольнуло нехорошее предчувствие.
   - Фардер, почему у тебя такое лицо, словно ты меня хоронить собрался?
   - Так это же и есть -- идти на верную гибель! Гарм, Черстен, Лумис, Монкриф, -- мало ли наших ребят не вернулось из Коранты! Она специально тебя туда послала! Она хочет, чтобы ты сгинул там!
   - Успокойся, Фардер, - Дрейк сел, рядом, на тумбу. - Она не может такого желать. Это трудное испытание, которое я должен пройти, чтобы доказать, что достоин зваться крестоносцем.
   - Да ты и так достойнее, чем большинство из наших, -- горько возразил Фардер. - И что, неужели ты пойдешь?
   - Я пообещал.
   - Ох, Дрейк... Ты хоть знаешь, как туда добраться?
   - Вообще-то нет, - Дрейк задумался. - Я знаю, это очень далеко.
   - Смотри, - Фардер расстелил на кровати старенькую карту Ордона, послужившую, видимо, не одному поколению. - Напрямик ты туда не пройдешь. Долго и опасно. На бывшем торговом тракте, которым пользовались купцы, сейчас тесно от разбойников и воинов Некроса... Да еще и придется обходить Скалистую гряду... Но есть и другой путь.
   Фардер провел прямую линию пальцем по карте от Кадор Сула до Коранты.
   - Видишь, насколько короче? Есть еще катакомбы - гномий путь сюда. Эти норы они прорыли давным-давно, чтобы не проезжать через Закатную Чащобу...- Фардер ткнул пальцем в зелёное пятно на карте, - вот она.
   - Закатная Чащоба! -- воскликнул Дрейк. Ему вмиг вспомнилось все, что он слышал об этих сумрачных, неприветливых местах. Сбиться с пути там было проще простого: нехоженые тропы, в сырых низинах скапливался туман, мешающий ориентироваться.
   В этих лесах издревле обитала воинственная раса птицеящеров -- порывников, как их чаще называли, а также огры -- злобные, тупые существа богатырского сложения и высокого роста. С порывниками было невозможно поладить, они общались между собой на непонятном людям языке, напоминавшем какой-то перестук или стрекотание. С ограми тоже было не сойтись. Могучие, но туповатые силачи презирали союзы и убивали любого чужака, если таковой попадался у них на пути. Огры враждовали также и с порывниками, убивая их и разрушая их жилища. Порывники в отместку крали и ели детенышей огров. В общем, обе расы ненавидели людей. А теперь в Чащобе появились и зомби...
   - Да, и поэтому уж лучше пройти катакомбами, хотя я и не уверен, что там сейчас тихо и спокойно, -- вздохнул Фардер, по восклицанию Дрейка поняв, что об опасностях Закатной Чащобы он уже предупрежден.
   - Катакомбы сейчас захвачены Легионом? - уточнил Дрейк.
   - Да наверняка, -- склонил голову над картой крестоносец. - С чего бы Некрос забыл перекрыть путь для торговли с гномами? Наши поставили часового у входа на всякий случай, чтоб в случае чего сразу тревогу поднимал, но пока тихо.
   Дрейк с задумчивым видом изучал карту. Что ж, воины Легиона - это все-таки проще и привычней, чем неведомые порывники и силачи огры. Они-то и для своего создателя скорее всего - расходный материал, который незачем беречь. Расправиться с одним или двумя скелетами было довольно просто, они составляли грозную силу лишь когда брали количеством...
   - А это что? - палец Дрейка скользнул вдоль Закатной Чащобы.
   - Это страна Вечных Льдов. Ну, ледники попросту, -- объяснил Фардер. -Проклятое местечко, там тоже живут какие-то родичи огров - ледяные титаны. Ладно, тебе, слава святым, туда не нужно.
   - Нет, я вот про эту башенку, -- Дрейк показал точнее. - Она ведь означает крепость.
   - Восточная крепость, написано же, -- пояснил Фардер. - Я слышал, как раз в ней и засел Некрос. Говорят еще, что из нее есть какой-то секретный волшебный проход в Западную Крепость, но я думаю, что это тоже какие-нибудь катакомбы.
   - Вот откуда сюда лезут зомби! Точно, Некрос там! - воодушевился Дрейк.
   - Так ведь это так никто и не проверил, - усомнился рассудительный Фардер.
   - А как попасть в катакомбы?
   - Сейчас расскажу.
   Фардер покопался в сундучке, но не нашел чернил и бумаги, поэтому извлек кусочек угля и принялся чертить прямо на стене.
   - От перевоза идешь так, сюда свернул, перед домом с красными ставнями, и вот... Тут увидишь развалины замка. Заплутаешь - спросишь у кого-нибудь, любой покажет. Раньше в нем жил господин Грельфи, лорд Кадор Сула. Он был убит крестоносцами во время... Ну, тогда, когда госпожа Целестия стала хозяйкой этой мест. Сэр Грельфи отказался присягнуть ей на верность.
   "Я бы на его месте тоже, пожалуй, не присягнул," - подумал Дрейк, но вслух не сказал, внимательно рассмотрел на рисунок и снова уткнулся в карту.
   - Фардер, - сказал он, подняв наконец голову от пожелтевшей, потрепанной бумаги, - проводи меня к торговцу. Мне нужно хорошенько экипироваться перед дальней дорогой. У вас можно купить магические свитки?
   - А деньги-то у тебя есть?
   - Тьфу, пропасть! - выругался Дрейк. Какие там магические свитки, если он почти все отдал за меч. - А в долг он не поверит?
   - Практически смертнику? Ну разве если у тебя есть, что ему завещать.
   - Я собираюсь вернуться живым, - невесело усмехнулся Дрейк, вынул свой отощавший кошелек и высыпал содержимое на стол для удобства подсчета. Шестнадцать монет, спасенных от алчности торговца.
   Удивительно, но обшаривая тела поверженных врагов на предмет магических эликсиров и артефактов, Дрейк часто находил монеты - новенькие, блестящие или потертые. Их всегда было немного, поэтому герой в шутку называл их "зомбийским жалованьем", рассудив, что если бы мертвецы отбирали деньги у местных жителей, то и монеты были бы разношерстней, да и какие-нибудь ценности, вроде пряжек, брошек и серег попадались бы.
   Фардер взял одну из монет, поставил на ребро и щелкнул ногтем. Монета завертелась волчком.
   Дрейк удрученно посмотрел на танец монетки и сгреб все обратно в кошелек. И это ещё при строжайшей экономии! Когда же, наконец, у него будет достаточно денег!
   - Не разгуляешься, - подвел итог Фардер.
   - Но хотя бы целительный эликсир можно купить на это? -- спросил Дрейк, засовывая кошелек обратно в карман.
   Фардер полез за своими сбережениями, Дрейк покачал головой.
   - Не стоит, друг. Сколько стоит доспех?
   - Если попроще, то от полста золотых, -- признался Фардер. - А добротные, зачарованные - двести примерно.
   - Вот их и куплю, - криво усмехнулся Дрейк. - И десяток-другой магических свитков.
   Крестоносец огорченно выругался и стал ходить по комнате, размышляя:
   - У меня есть небольшие сбережения, и на доспех тебе, пожалуй, хватит, - наконец сказал он, - только...
   - Мне не нужно от тебя жертв, Фардер,-- перебил его Дрейк. -Пусть я не в состоянии купить себе доспехи, так я могу их у кого-нибудь отобрать. В крайнем случае...
   - А не надо крайних! -- в свою очередь перебил Фардер. - И не перебивай меня, я дело говорю! Если мы даже скинемся и купим тебе дешевую кольчужку, для такого трудного пути она все равно не годится! Кажется, я знаю, что делать. Достанем тебе доспехи за пяток золотых или около того.
   - Игрушечные, что ли?
   - Настоящие. Жди,- загадочно бросил Фардер, исчезая за дверью.

Глава 5. Перевозчица Эрин.

  
   Фардер сначала отправился в обеденный зал и купил у трактирщика две бутылки самого дорогого вина за шесть золотых. С этим грузом он и вернулся в комнату.
   - Зачем тебе они? - наморщил лоб Дрейк, наблюдая, как его приятель роется в своем сундуке. Фардер тем временем вытащил оттуда маленький холщовый мешок и продолжил искать еще что-то.
   - На! -- сунул мешок Дрейку в руки.
   - Держу, - Дрейк взял мешок, повертел его в руках. - Это зачем? - повторил он.
   - Скоро поймёшь, - сказал Фардер, -- ага, вот он!
   И с этим победным возгласом он отсыпал какой-то порошочек в обрывок бумаги и свернул её фунтиком.
   - Что это? -- снова задал вопрос Дрейк. Действия Фардера ему не очень нравились.
   - Успокоительное. Старине Олкоту давно пора расслабиться. Сделаем ему приятное.
   - Это же обман, - Дрейк примерно сообразил, что собирался предпринять его друг. -То, что ты хочешь сделать - бесчестно.
   - Что ж тут бесчестного? Сама Целестия так поступила однажды с моим отцом,- на этом месте лицо Фардера помрачнело. Воспоминание было довольно болезненным. - Значит, и мне можно.
   - А как же кодекс чести крестоносца?
   - А пошёл ты со своим кодексом! -- махнул рукой Фардер. -Тебе-то что соблюдать, ты вообще не крестоносец. А мне не мешай. Для тебя же и стараюсь.
   Дрейк насупился и умолк. Фардер тем временем закончил приготовления, сложил бутылки в мешок, и снова вышел из комнаты.
   Как уже догадался Дрейк, тот, кого Фардер назвал стариной Олкотом, служил охранником склада. Это был высокий, крепкий мужчина, но уже немолодой; ему было сильно за сорок. Он довольно хмуро поприветствовал Фардера, и виной тому была расплата за вчерашние возлияния.
   - А я вам должок принес, дядя Олкот, -- жизнерадостно улыбнулся Фардер. - Помните?
   Пожилой крестоносец радостно потянулся к бутылкам, схватил одну и принялся пальцами поглаживать приклеенный ярлычок.
   - Выдержанное, -- похвалил он. - Дорогущее... Постой, так ты ж мне вроде отдавал уже?
   - Запамятовали, дядя Олкот, -- весело рассмеялся Фардер. - Да разве бы я купил второй раз такое дорогое и славное вино?
   - А-а, ну да, -- расслабился Олкот и посмотрел еще раз на вожделенную бутылку из-под насупившихся бровей, из последних сил борясь с желанием тут же ее откупорить.
   Фардер снова улыбнулся:
   - А может, по стаканчику?
   - И не уговаривай, бездельник! Служба же, -- замахал руками охранник, почувствовав слабое угрызение совести. - Был бы твой папаня жив - выдрал бы тебя, и правильно сделал!
   - Ну как хотите, -- Фардер вместо того, чтобы уходить, присел на колченогую, шаткую табуретку, -- вчерашние новости слышали?
   - Это которые? - заинтересовался Олкот. - А, новичок у нас никак? Ты, я видел, вчера с каким-то за столом вместе ужинал. Это кто был? Что-то я его не видел тут раньше.
   - Он издалека, - сделал неопределенный жест рукой крестоносец. - Хочет попробовать служить у нас.
   Олкот только хмыкнул:
   - Да уж, у нас служба что надо, всякий о такой мечтает! - его пальцы нервно оглаживали пробку.
   - Да бросьте стесняться, дядя Олкот, -- сказал Фардер, качнувшись на табуретке и едва удержав равновесие. - Ну кто вас увидит? Давайте я дверь изнутри запру, сюда по утрам все равно заглядывать некому, а если и заглянут, подумают, что вы по делам ушли.
   Глаза охранника заблестели, и он, не выдержав, откупорил бутылку и сделал несколько глотков прямо из горлышка. На лице у него выразилось настоящее облегчение.
   - Вот мы с Дрейком вчера поспорили, не разбавлено ли это вино. Он утверждал, что вино паршивое, -- продолжил свое черное дело Фардер. - Что скажете?
   Сторож достал две кружки, щедро плеснул и себе, и собеседнику, прикончив бутыль.
   - Да что бы он понимал, молокосос! Вот, испробуй, -- наставительным тоном сказал он. - Сейчас я тебя научу, как вино различать, ни один пройдоха-трактирщик не обманет!
   - Ага, -- Фардер пододвинул к себе кружку и начал рассказывать про вчерашнюю драку, при этом Олкот успел осушить свою кружку до дна и склонить потяжелевшую голову к столу.
   - Устали, дядя Олкот? - поинтересовался молодой крестоносец, и раскатистый храп был ему ответом.
   Фардер встал, снял с пояса Олкота связку ключей и, подобрав нужный, открыл двери помещения, где хранилось оружие. Выбрав самую лучшую кольчугу, он сунул ее в свой мешок, туда же отправился изрядный кусок пергамента с заклинанием магической молнии, три склянки с врачующим зельем и две - с временно защищающим от магии.
   Управившись с этим делом, Фардер приоткрыл дверь. Заговорщику повезло - ни одному крестоносцу не пришло в голову забрести в этот коридор, поэтому он проследовал в свою комнату, не будучи замеченным никем из сослуживцев.
   - Вот, держи, - он снова протянул Дрейку тот же мешок. - Это тебе небольшая помощь от Целестии. Зелье в бутылке из белого стекла защитит тебя от магии врагов. Зеленые - это для восстановления сил, ну и от ран подлечиться поможет. И вот еще заклинание молнии - умеешь пользоваться или показать?
   - Ты украл это? - не мог не спросить Дрейк, хотя его и переполняла благодарность при виде полученных сокровищ.
   - Нет, это из моего пайка, -- серьезным тоном ответил крестоносец, -- сам видишь, мы тут большей частью бездельничаем, - добавил он, криво усмехнувшись и вздохнув.
   - Фардер, дружище, - Дрейк растроганно взглянул на друга. - Я никогда не забуду твою помощь.
   - Да брось, Дрейк, - крестоносец неловко потеребил манжет своей рубахи. - Постарайся вернуться. Карту тоже с собой забери, тебе нужнее. Прощай, - Фардер протянул руку.
   - Прощай, дружище, - сказал Дрейк, крепко пожимая протянутую руку. -Мы ещё свидимся, если будет угодно святым.
   - Я бы хотел, чтобы им было так угодно, - признался Фардер. - Всё, иди. И ещё раз прощай.
   - Постой, - внезапно остановился Дрейк. - А не опознают ли эту кольчугу, когда я вернусь...
   - Не опознают. У нас другие сейчас в ходу, нарочно ее выбрал, - уверенно ответил Фардер.
   - Благодарю тебя, Фардер, - приятели хлопнули друг друга по плечу и расстались.
   Дрейк устремился к выходу из Цитадели. На этот раз у лестницы дежурил не тот тщедушный страж, который вчера пропустил Дрейка, а другой, но тоже бледненький, болезненный и худосочный. Дрейк ещё раз подивился, какая слабая здесь охрана, на этом посту. Будущий крестоносец подумал, что, пожалуй, он мог бы шутя управиться и с десятком таких охранничков.
   Но вдруг все воинственные мысли разом вылетели у Дрейка из головы: он снова увидел симпатичную перевозчицу. Она сидела на своем воздушном судне, на скамье для пассажиров, и Дрейк сейчас любовался, какая она милая в профиль.
   Девушка тихонько что-то напевала, глядя куда-то вдаль мечтательным взором. У Дрейка даже дыхание перехватило, настолько она показалась ему красивой сейчас. Как она трогательно покачивает головой в такт своей немудрящей песенке! Насколько же хороша ее фигура в этом странном для девушки наряде!
   Все еще любуясь, герой все же направился к причалу, стараясь ступать потише. Но девушка заметила его боковым зрением, оборвала пение и радостно поднялась ему навстречу.
   - А, Дрейк! Давно не виделись! Как прошла твоя аудиенция с Целестией, всё ли в порядке? -- улыбаясь, спросила она.
   - Дорогая, да перед тобой стоит новый герой Цитадели! -- попробовал отшутиться Дрейк, которому не хотелось ныть и жаловаться симпатичной знакомой на несправедливое отношение к нему Целестии. - Ну, отвезешь меня обратно?
   - Залезай, герой! -- девушка оценила шутку.
   Перевозчица произнесла магические слова, отпустила рычаг и развернула судно по направлению к Кадор Сулу.
   Любуясь, как она уверенно делает свое дело, Дрейк поймал себя на мысли, что не может отвести от нее глаз. Та, словно почувствовав его восхищенные взгляды, как будто нарочно стала двигаться ещё изящнее и грациозней.
   "Она просто прелесть,-- подумал Дрейк. - Зомби меня загрызи, о чем я только думаю?" Но отогнать заманчивые мысли оказалось непросто. Она с первого взгляда понравилась ему, и каждый миг, проведенный рядом с ней, только укреплял те чувства, которых Дрейк так старательно пытался избегать. Тем временем перевозчица закрепила рычаг в нужном положении и повернулась к тщетно пытающемуся скрыть свои чувства молодому человеку.
   - Куда же ты держишь путь теперь, герой?
   - В Коранту, к гномам. Госпожа Целестия поручила мне принести ей Рог Разрушителя.
   - В Коранту? О, это же очень опасно, Дрейк! - ахнула собеседница. - А что такое этот Рог? Зачем он нужен?
   Дрейк польщенно улыбнулся. Ему было приятно, что девушке небезразлична его судьба. Что такое Рог и как он используется, Дрейк, честно говоря, не знал, поэтому не стал заострять на этом внимание.
   - Я воин, мне не пристало бояться опасностей, - сказал он как можно небрежнее. - Я должен доказать свою храбрость, и после выполнения этого задания госпожа Целестия обещала посвятить меня в крестоносцы!
   - Как здорово! -- девушка даже в ладоши захлопала. Глаза Дрейка заблестели от удовольствия. Он почувствовал себя уже крестоносцем, героем, перед которым все восхищаются. Нет, Дрейк не был хвастуном и эгоистом, просто постоянные немые упреки и откровенное разочарование от того, что он не носит этого гордого звания, стояли ему поперек горла. Как будто не крестоносец -- не полноценный человек. И даже в их первую встречу, она тоже... Дрейк вдруг оборвал свою мысль, поняв, что даже не знает имени девушки, внезапно покорившей его сердце, и почувствовал себя самовлюбленным идиотом.
   - Слушай, - спросил Дрейк, смущенно отводя глаза в сторону. - Как тебя зовут?
   От девушки не ускользнуло замешательство молодого человека. Ей было приятно, что она произвела на него такое сильное впечатление.
   - Эрин.
   - Эрин,- повторил Дрейк. - У тебя красивое имя.
   - Спасибо, - девушке вдруг стало как-то не по себе, словно она вела себя неприлично. - Кажется, мы от курса отклонились,- сказала она не очень внятно и подошла к рулю и рычагам.
   Но судно шло прежним курсом, исправлять там было нечего.
   - Эрин, - Дрейк встал и подошел к ней. - Расскажи, пожалуйста, о себе. Ведь я о тебе ничего не знаю.
   - Да что обо мне рассказывать, - отмахнулась она.
   - Ну мне же интересно,- продолжал настаивать Дрейк, подходя к ней. -Я же рассказал о себе, - и он так заглянул в её глаза, что отказать было невозможно.
   - И с чего же мне начать? - наклонила голову Эрин.
   - С чего хочешь. Например - тебя нарочно так назвали, потому что твоим призванием были полеты по воздуху?
   - Ну что ты. Честно говоря, я не знаю толком, - невесело усмехнулась девушка и поведала ему свою историю.
   Эрин не помнила своих родителей. С младенчества ее воспитывала служанка Целестии, Вимана, которая приходилась матерью ее отцу. Бабушка любила девочку, как родную дочь. Когда Эрин было всего шесть лет, Целестия поссорилась с королем Финиусом. Тогда Вимана с Эрин поселились в Кадор Суле, где бабушка-вдова вторично вышла замуж. Муж Виманы, Доран, стал служить перевозчиком, а когда Эрин исполнилось семнадцать, она заменила его.
   Дрейк слушал очень внимательно, и польщенная его интересом рассказчица все больше и больше увлеклась повествованием. Она поведала о своем детстве, о том, как мечтала летать, и как ее мечта сбылась, не замечая, что воздушный паром уже снизил скорость перед скалами Кадор Сула.
   - А еще бабушка говорила, что расскажет мне кое-что важное, когда я достигну совершеннолетия. Но... мне было всего десять лет, когда Легион впервые разорил Кадор Сул, и ее убили...
   - Мне жаль, - сказал Дрейк, глядя своими синими глазами в печальные глаза Эрин. - Прости, что я попросил тебя рассказать эту грустную историю.
   - Ничего, Дрейк, - она улыбнулась ему грустной, мягкой улыбкой. -Не вини себя, ты же не знал. Ох, да мы уже на месте! - спохватилась она. - Как же я заболталась!
   Она быстро подошла к рулю и начала плавное, медленное снижение. Дрейк взглянул вниз и увидел, как у перевоза стоят, ожидая судна, несколько фигур. Одна из них показалась ему знакомой, но разглядеть лица Дрейк не могиз-за высоты и надвинутого на лицо капюшона, а потом фигура и вовсе скользнула меж скал. Но Дрейк уже не следил за ней, снова переведя взгляд на Эрин, предвкушая досадную разлуку. Теперь, когда он хотя бы вкратце знал её историю, девушка нравилась ему гораздо сильнее. Дрейку даже не хотелось идти в Коранту, ведь это означало - много дней не видеться с возлюбленной, не иметь возможности защитить, если зомби вдруг решат напасть. Но минута расставания приближалась быстро и неумолимо.
   - Вот и всё,- сказал совсем негромко Дрейк, когда Эрин причалила.
   - Похоже, твои приключения только начинаются, Дрейк! -- сказала она, вздохнув, и улыбнулась ему на прощанье. - Желаю удачи! Возвращайся скорее.
   - Эрин... - он коснулся ее руки, и она не отдернула. - Эрин, пожалуйста, будь осторожна! Здесь совсем недалеко я встречал зомби, и я могу только молить святых, чтобы они не напали в мое отсутствие.
   - Не волнуйся за меня, Дрейк, - ответила девушка. - Я ночую в Цитадели, там меня никто не обидит. И я могу пообещать тебе не наведываться в деревню, пока тебя нет.
   - До свиданья, Эрин! - обнадеженный Дрейк сжал ей руку. - Я обязательно вернусь, и...
   - Я буду рада снова свидеться с тобой, Дрейк! Все, мне пора обратно, - с сожалением сказала она, увидев, что все уже заняли место на пароме и пара пассажиров, по виду - супружеская пара торговцев, не первый раз с неодобрением поглядывают на Дрейка.
   Дрейк соскочил на землю и быстро пошел в нужную ему сторону, но все же не удержался и обернулся. Высоко в воздухе поднимался на нужную высоту паром, а на нем -- знакомая фигурка в бирюзовой блузке. Дрейк посмотрел ей вслед и ему показалось, что она махнула ему рукой.
  

Глава 6. Возвращение Урсана.

  
   Фигурой в плаще, которую Дрейк заметил на перевозе, был никто иной, как Урсан. К своему счастью, возможно, волею судьбы, он узнал Дрейка и счел за благо не попадаться ему на глаза. Не то чтобы Урсан боялся Дрейка, ведь Дрейк не замышлял против Урсана ничего плохого; однако, седьмое чувство заставило Урсана осторожничать.
   У него не было явных врагов; он командовал отрядом Древних стражей, он мог рассчитывать на всестороннюю поддержку Целестии, сбережения его давно перевалили за десять тысяч золотых -- деньги, по тем временам, немалые, ведь рядовой крестоносец получал от двадцати до сорока золотых в месяц. О своем капитале Урсан предпочитал не распространяться, чтобы не провоцировать завистников.
   На воздушном судне Эрин было двое пассажиров с тяжелой поклажей, поэтому паром очень медленно набирал высоту, и Урсан, убедившись, что Дрейк благополучно скрылся за скалой, бросился стремглав из своего укрытия с криком:
   - Эй, подождите меня!
   Он махал руками и всячески привлекал к себе внимание перевозчицы. Эрин заметила крестоносца, и паром спустился совсем низко, так что опоздавший, ловко подтянувшись, смог взобраться на борт.
   Пассажиры - низкорослый лысый торговец с толстухой женой опасливо покосились на нового человека на борту. В их взглядах читалось осуждение: серьезные люди так не делают! Серьезные люди следят за временем, а уж если и опоздают, то не устраивают пляски с воплями, а смирно ждут нового рейса. Но Урсану не было никакого дела до мирных обывателей. Какая разница, считают ли они его проходимцем или респектабельным гражданином, пусть крепче свои торбы держат, чтоб не свалились в пропасть. Остолопы.
   - Эрин, спасибо вам, голубка! - Урсан стащил с головы капюшон и подмигнул девушке.
   - Это вы, капитан Урсан? - поразилась перевозчица, увидев вместо рядового крестоносца живую легенду Цитадели. - Вы вернулись! Я слышала, что вы были в плену...
   - Да, как ни прискорбно. Но мне удалось сбежать, - Урсан посмотрел на девушку оценивающим взглядом, прикидывая, что ей известно, но Эрин сама перевела нить разговора на Дрейка.
   - Я только что перевозила из Цитадели одного воина, Дрейка, - девушка слегка зарумянилась и выпалила, - правда, что этот человек спас вас, капитан Урсан?
   - Дрейка? Ах, это тот молодой человек с косым шрамом на лице? Да, он немного помог мне, - согласился Урсан, - но если бы не он, я бы выбрался из крепости на пару дней позже... Наверное, он хвастал об этом?
   - Н-нет, не думаю, -- ответила девушка. Ей не хотелось ни возражать Урсану, ни отзываться плохо о Дрейке. - Он... просто рассказал, что видел вас.
   - Так я и думал, -- покачал головой Урсан. - Наговорил невесть чего и пошел прохлаждаться в трактире!
   - Нет, Целестия велела Дрейку отправиться в Коранту, - горячо возразила Эрин.
   - В Коранту? Зачем? -- оживился Урсан.
   - За Рогом... Рогом Разрушения, - вспомнила девушка название артефакта.
   - За Рогом Разрушителя? -- переспросил капитан.
   - Да. Так он сказал мне.
   - Этот молодой человек так доверяет вам? Вы уверены, что он не солгал? - подозрительно сощурил глаза Урсан.
   - Нет, он говорил правду, я уверена! - Эрин невольно поежилась под пристальным суровым взглядом капитана Древних стражей.
   - А мне он вовсе не показался откровенным, -- задумчиво сказал капитан. - Возможно, я недостаточно разбираюсь в людях...
   - Нет, нет, - поспешно сказала девушка. - Мне и самой показалось... Ведь не мог же он разговаривать о своем задании... с посторонними.
   Эрин отвела глаза в сторону. Сердце ее сильно билось от того, что Урсан неожиданно удостоил ее разговором больше, чем обычное приветствие и пара-тройка вежливых фраз. Урсан молчал, думая о своем.
   - Вас очень долго не было в Цитадели, капитан, - Эрин все же нарушила молчание после продолжительной паузы.
   - О! - встрепенулся Урсан. - Перестаньте, я уверен, никто и не заметил моего отсутствия. Да и не было меня всего десять дней, это немного.
   - О нет, напротив! Древние Стражи будут рады вашему возвращению, да и госпожа Целестия несколько раз о вас справлялась, -- при упоминании о Целестии ее щеки снова предательски заалели.
   Урсан посмотрел на нее очень внимательно.
   - Даже несколько раз? - уточнил он, словно не веря очевидному, однако глаза его лукаво блеснули.
   - Мне кажется, госпожа Целестия очень благосклонна к вам, -- выдавила из себя Эрин, стиснув зубы и уставившись на управляющие рычаги, что не ускользнуло от проницательного собеседника.
   - Вас волнуют эти нелепые слухи? -- вкрадчиво спросил он. - Кажется, вам это неприятно, Эрин, голубка?
   - Не вижу в этом ничего неприятного, -- сказала она немного наигранно.
   - Да? Совсем ничего? Я уж подумал... - начал было Урсан, но не докончил фразы, хитро посматривая в сторону Эрин.
   - Что вы подумали? -- Эрин резко повернулась к нему, не выдержав паузы.
   - О, вот вы, наконец, и лицом повернулись! Знаете, Эрин, не очень-то приятно говорить с вашим затылком, знаете ли...
   - Что же вы думали? -- настойчиво повторила Эрин. Лицо ее было очень бледно, а сердце бешено колотилось.
   - Эрин, вы заметили, что ветер меняется? Будьте так любезны, выровняйте курс...
   Эрин вспыхнула и подошла к рулю.
   "Ему нравится мучить меня! Жестокий..." - с горечью подумала она. В этот момент ей вспомнилось лицо Дрейка, его синие глаза, так восхищенно следившие за ней. "Наверное, он мне понравился", - подумала она, не зря же Урсан сказал...
   Урсан.
   "Но, может быть, Дрейк не такой уж плохой... - размышляла она, от смущения даже мысли у нее были обрывочны, словно она самой себе не желала признаться. - Почему бы мне не... подружиться с Дрейком?.. Тогда Он перестанет... Поймет... Тогда Он..."
   Урсан.
   Эрин неотрывно буравила глазами видневшуюся впереди Цитадель. Урсан, словно дразнясь, заговорил с Эрин о всяких пустяках, вроде погоды, её здоровья, и последних новостей. Девушка сначала отвечала неохотно, но поддалась обаянию Урсана и втянулась в легкую, забавную болтовню.
   Причалив к Цитадели, Урсан ласково попрощался с Эрин и направился сразу в свои покои, отдав паре младших крестоносцев пару приказаний - распорядиться насчет горячей воды и стирки его одежды. В соответствии со своим высоким званием, он занимал три комнаты, довольно комфортно обставленные - мягкие ковры на полу, двуспальная кровать с пологом, добротный стол, пара кресел, сундук, шкаф и пара небольших шкафчиков. Сбросив замызганные сапоги на пороге, Урсан походя освободился от пахнущих потом плаща и рубахи и сел в мягкое кресло.
   Его недолгие, но глубокие размышления прервал какой-то шум возле дверей. Полагая, что это принесли воду, он подал голос:
   - Входите.
   Однако в дверь вместо прислуги влетела сама Целестия.
   - Ты вернулся! - надменная волшебница припала к обнаженной груди Урсана как деревенская девчонка.
   Урсан ласково коснулся ее волос и попытался отстраниться:
   - Сейчас могут войти...
   - У дверей моя охрана, я приказала никому не входить! - отмахнулась Целестия.
   - Прости, моя королева, я хотел показаться тебе в более подобающем виде. Я еще не смыл с себя дорожную грязь и не переоделся после побега из плена... -- мягко настаивал на своем Урсан.
   - Что мне за дело! - гневно сверкнула глазами хозяйка Цитадели. - Я так беспокоилась о тебе! Тебя не было целых десять дней, я вся извелась! Ты действительно был в плену? Потому что если я узнаю, что ты завел себе какую-то девку, я...
   - Ну что ты, моя королева, я бы не взглянул даже на самых прекраснейших небесных созданий, ведь у меня есть твоя любовь, - Урсан нежно провел пальцами по щеке ревнивицы, и окончательно развеивая ее подозрения, прильнул к ее капризно сжатым губам поцелуем.
   Ресницы Целестии затрепетали, и глаза полузакрылись, одной рукой она обняла возлюбленного за шею, а второй страстно поглаживала его волосы на затылке.
   - Моя королева... -- выдохнул он, оторвавшись от ее губ, и делая последнюю попытку. - Мне стыдно касаться твоей шелковистой кожи, не приняв хотя бы ванну... Может быть, я сначала...
   - Да что ты беспокоишься о таких пустяках, мне все равно! - снова сверкнула красивыми темными глазами волшебница. - Я так соскучилась... Я вся измучилась, не зная, что с тобой случилось!
   Урсан отбросил соблазнительную мысль о горячей ванне и расслабленном отдыхе и потянул любовницу в сторону своей широкой кровати.
  
   Дрейк, не подозревая о серьезном и влиятельном сопернике, в это время шагал по Кадор Сулу. Воодушевленный дружеской помощью Фардера и, в особенности, внезапно настигшей влюбленностью, герой считал свою миссию совершенно пустяковой: подумаешь, сходить за каким-то там Рогом.
   Однако чем дальше он удалялся от перевоза, тем больше его беспокоила тревога за возлюбленную: ведь мертвецы атаковали его на самых подступах к Кадор Сулу, быть может, стоит потратить денек-другой на зачистку окрестностей? С другой стороны, Эрин обещала ему не наведываться в поселение, а раз так, нужно как можно быстрее раздобыть Рог, и тогда Некросу придет конец, и можно будет смело добиваться расположения любимой девушки...
   - Здравствуй, храбрый воин-крестоносец! -- окликнул его знакомый голос, положив конец его сомнениям.
   - Здравствуйте, бабушка! -- ответил Дрейк, широко улыбаясь. Навстречу ему шла старая Мелани. - Вы назвали меня крестоносцем?
   - Я уже вижу тебя, окруженном славой воином, Дрейк! Я знаю, что ты сейчас направляешься в далекие земли, где живут маленькие люди, чье призвание - извлекать несметные богатства из земных недр. Я знаю, путь твой будет труден; ты даже не представляешь себе, насколько он опасен! -- заговорила она протяжным тоном профессиональной предсказательницы.
   - Я знаю, бабушка, -- ответил Дрейк, удивленный тем, что колдунья все знает из каких-то неведомых простым людям источников. - Я хорошо подготовился.
   - Пойдем, Дрейк, -- повелительным тоном старшей наставницы сказала она, -- в моей хижине есть кое-что, что не будет лишним в дальней дороге.
   Старая Мелани повела героя в свою хижину. Там было убрано и пахло травами. Маленькая черная кошка выскочила навстречу, внимательно обнюхала сапоги Дрейка и потерлась о его ноги. Дрейк наклонился и ласково погладил выгнутую кошачью спинку.
   - Ты ей понравился, - одобрительно качнула головой старуха. - Она обычно шарахается от посторонних. Ей сильно достается за то, что она черна, как сажа. Люди уж очень суеверны. А так она неплохая, да и тезка моя к тому же! Ну, иди, Чернышка, ничего тебе тут не перепадет, - сказала колдунья.
   Кошка как будто поняла и залезла под лавку.
   В домике Мелани Дрейк переоблачился в новенькую кольчугу. Старуха дала ему еще раз выпить отвара; зачем - не объяснила, но Дрейк и не расспрашивал, а послушно выпил, поскольку доверился старой колдунье, как родной.
   - Благодарю вас, бабушка!
   - Ладно уж, будет звать меня на вы! Зови меня бабушкой Мелани. Где-то и мой сынок вот так бродит сызмалу, правда, он постарше тебя будет... -- вздохнула старуха. - Вот тебе еще пару зелий - она подала ему два небольших пузырька, -- они придадут тебе ловкости и быстроты. Прими их немного заранее, если тебе предстоит бой с ловким и увертливым противником, как порывники, например. Зелье действует два-три часа.
   - Ваша помощь бесценна, бабушка Мелани, -- ответил Дрейк, и старушка рассмеялась, что Дрейк так и не перестал обращаться к ней на "вы".
   - Ладно, в добрый путь, внучек! Да хранит тебя Небо и все святые!
   - До свидания, бабушка Мелани! И тебе до свиданья, -- Дрейк заглянул под лавку, где дремала, свернувшись, черная кошка.
   Дрейк вышел, и руководствуясь нарисованным Фардером планом местности, направился к замку. Старая колдунья беспокойно прошлась туда-сюда по комнате, что-то бормоча себе под нос. Внезапно она бросилась занавеске в углу, и порывшись за ней, достала пару шкатулок. Из одной из них она достала кольцо, серебристо блеснувшее в ее руках, и вздохнула.
   - Правильно ли я поступила? - принялась сокрушаться она. - Надо было отдать его мальчику. Или не надо?
   Перед ее глазами снова встало вещее сновидение. Нет, видимо, еще рано, но если Дрейк не вернется из своего путешествия, она себе никогда не простит. И чего она испугалась? За свою жизнь, которой и так остался никчемный кусочек. Или за предсказание? Все ли сбылось бы как должно, если бы она отдала юноше кольцо?
   Не ведая о сомнениях доброй колдуньи, Дрейк тем временем приблизился к замку. Замок был не в лучшем состоянии, но все равно Дрейк был поражен его величием. Ни полуразрушенные башенки, ни замшелые камни стен, ни заросший бурьяном полузасыпанный ров не могли поколебать впечатления, что этот замок простоит еще тысячи лет, а сейчас просто погружен в сон, ожидая возвращения дней былой славы.
   Дрейк уже знал, что замок был захвачен воинами Целестии, но им оказалось не под силу сровнять его с землей. Когда-то в замке жил господин Грельфи, последний маг Кадор Сула. Говорили, что у него был сын, но он, видимо, погиб при разорении замка войсками могущественной волшебницы.
   У ворот замка скучал крестоносец с алебардой. В отличие от своих собратьев в Цитадели, он хотя бы выглядел так, как будто умеет со своим оружием обращаться.
   - Стой! Кто идет? - подозрительно воскликнул он, когда Дрейк приблизился.
   - Я Дрейк из Цитадели, иду по поручению госпожи Целестии.
   - Какое еще поручение? - не спешил убирать алебарду стражник.
   - Секретное, -- ответил Дрейк, подумав, что, возможно, надо было снова называть имя Урсана.
   - А эта, как ее... Бумага с гербовой печатью?
   - Я же сказал, поручение совершенно секретное. Поэтому никаких бумаг.
   Крестоносец не стал настаивать, да и если бы ему и показали требуемую бумагу, он бы не смог его прочесть. Как и Дрейк, он был неграмотен. Пропуская смельчака, он все-таки счел нужным предупредить:
   - Учти, храбрец, в замке водятся мертвецы!
   - Я не боюсь сил Легиона, - не оборачиваясь, бросил ему Дрейк.
   - Я вообще сомневаюсь, что крестоносцам удастся победить Легион... - скептически обронил часовой, которому, видимо, хотелось всласть поспорить. - Не советовал бы тебе туда ходить...
   - Советуешь ты или нет, но я все равно пойду.
   - Ну и валяй, -- обиделся непрошенный советчик. - Из тебя получится вполне приличный зомби.
   - Зато из тебя - неприличный, -- огрызнулся Дрейк, проходя по двору.
   Зайдя внутрь, Дрейк почувствовал холод, сырость и смрад. Замок был разорен основательно. На стенах не уцелело ни одного гобелена или полотна, пол был голый, если не считать пожелтевших костей и какого-то хлама. Было жутко темно, и Дрейк воспользовался заклинанием светоча. Золотая полоса вспыхнула на его мече и сорвалась светящимся шариком, распыляясь, -- темнота отступила, прячась в самых дальних углах. Заклинания, по опыту, хватало на час с четвертью. Что ж, и это неплохо. Пергамент еще большой, надолго хватит.
   Первые легионеры не заставили себя долго ждать. Успокоенные новым мечом Дрейка, они аккуратно легли на каменный пол.
   - Вот так, ребята, -- воскликнул Дрейк. - С упокоением вас!
   Его слова отразились гулким эхом от сводов замка, и тут же Дрейк услышал топот ног. Кажется, к нему сбегалось еще с десяток новых врагов. Дрейк быстро оглянулся по сторонам и скакнул в небольшую нишу, чтобы не дать себя окружить.
   - По одному, по одному подходите! В очередь, я кому сказал! -- прокричал Дрейк подступившим трем мертвецам, нащупывая на всякий случай пергамент с магической молнией и мысленно поблагодарив Фардера за его предусмотрительность.
   Врагам, по-хорошему, ничего другого и не оставалось - узкая ниша не позволяла им наскочить толпой. Но после того, как трое из легионеров были повержены, остальные четверо не рисковали подходить на расстояние удара, а топтались неподалеку, словно выжидая, пока герой покинет свою безопасную позицию.
   Дрейк надорвал пергамент с заклинанием молнии. Три ярких разряда, один за другим достали до противника. С воем враги повалились на пол. Осталось четверо, но Дрейк все еще не решался покинуть безопасную нишу.
   Дрейк осторожничал не от недостатка храбрости. Быть осторожнее его научила жизнь, вернее -- случай. Тогда Дрейку было всего шестнадцать лет.
   Отправившись на подвиги из дома Гаральда и Катарины, юноша, получив во втором же бою первую серьезную рану, признал себя самоуверенным мальчишкой и отправился искать себе наставника, который обучил бы его получше, чем это сделал Гаральд. Дрейку повезло - ему удалось найти мастера меча, который тоже потерял почти всю семью от набега Легиона Падших. У него Дрейк проучился еще год с небольшим, иногда отлучаясь на боевые вылазки и добиваясь все больших и больших успехов.
   Итак, однажды шестнадцатилетний Дрейк заметил мирно топающих по своим разбойничьим делам четверых зомби и, не задумываясь, атаковал их. Он легко справился бы с ними, но на шум боя из-за деревьев повылезали еще восемнадцать...
   Легионеры обступили его, и Дрейк понял, что настал его последний бой. Желая дорого продать свою жизнь, он ринулся в атаку. Но то ли Дрейк действительно родился под счастливой звездой, то ли святым на Небесах надоела наглость Некроса, но герою подоспела неожиданная подмога.
   Наверное, все-таки это была не помощь от Небесных святых, иначе бы они подобрали для спасения Дрейка какого-нибудь более праведного кандидата, чем бродяга, пошляк и наемный убийца Цидера.
   Нежданный спаситель прикончил девятерых несостоявшихся убийц Дрейка и, взвалив себе на плечи раненого героя, доставил его в ближайшее селение. Запуганные Легионом жители отказались приютить и помочь раненому, местный трактирщик же заломил непомерную цену. Цидера согласился. На задаток торговцу у него ушла вся наличность, найденная в карманах Дрейка, и половина собственной. Вторую половину он истратил на снадобья.
   Прошел почти месяц, прежде чем Дрейк начал оправляться от ран. К тому времени хозяин трактира уже кричал и брызгал слюной, требуя, чтобы они заплатили деньги и убирались отсюда. Деньги давно кончились, и поэтому Цидера пригрозил порубить трактирщика на мелкие кусочки и подать их заместо жаркого с овощами. Угроза не подействовала, поэтому Цидере, которому, видимо, было неохота возиться с готовкой, ничего не оставалось, как проткнуть приставалу мечом.
   В то же утро они убрались из этого негостеприимного уголка.
  

Глава 7. Золотощедрая Коранта.

  
   В конце концов, нетерпение Дрейка взяло верх над желанием сэкономить заклинания. Уложив двух рядом стоящих одним разрядом молнии, он выскочил из своего укромного убежища и убил оставшихся двух.
   Прежде чем спуститься в катакомбы, Дрейк добросовестно сунулся в парочку коридоров, на всякий случай как следует проредив количество ходячих мертвецов. Зомби обиженно гремели костями, словно тщетно пытаясь пробудить в Дрейке муки совести за их повторную кончину. Зачистив коридоры, Дрейк, хоть и не перестал беспокоиться о безопасности своей возлюбленной, но все же вздохнул свободнее.
   Катакомбы оказались сырыми затхлыми коридорами, с обилием плесени на стенах и красно-розовыми семейками каких-то необыкновенно твердых грибов, растущих в углах. Несколько часов Дрейк шел и шел прямо, поскольку развилок не попадалось. Не встречались ему и враги. Он уже изрядно устал и проголодался, но садиться на привал в коридоре ему не хотелось. Дрейк твердо решил найти место для ночлега, в котором можно было бы не опасаться попасть на глаза охотником до чужих жизней.
   Коридор, казавшийся бесконечным, наконец, резко расширился, явив усталому взору Дрейка плоскую деревянную платформу с каменными опорами. На стенах виднелись крепления, явно предназначенные для факелов или каких-то иных светильников. Возле платформы валялись обломки странной металлической лестницы с деревянными перекладинами. Местами лестница была вдавлена в землю. Под платформой Дрейк и решил провести ночь - конечно, не в буквальном смысле, поскольку определить время суток в подземном коридоре было невозможно.
   Аккуратно пробравшись под низковатую платформу, Дрейк поднял ржавый металлический лист и поставил его, как загородку, на случай если вдруг мимо будет проходить кто-то недружелюбный.
   Достав из походной котомки несколько бутербродов, которыми его снабдила заботливая бабушка Мелани, Дрейк, лежа на боку, сжевал несколько, запил водой из фляги и улегся спать, чутко прислушиваясь и положив под руку заклинание молнии.
   Ночь выдалась спокойной и тихой, утром Дрейк выполз из своего убежища, наскоро перекусил и продолжил свой путь.
   Он снова долго шел по коридору, который практически не раздваивался, исключая небольшие рукава, неизменно оказывавшиеся тупичками, заваленными диковинным металлическим хламом. Дрейк с любопытством потрогал обломки непонятных конструкции, напоминавших то ли большие повозки, то ли остовы странных жилищ на колесах. Однако ничего, что бы могло ему пригодиться, в этом мусоре он не увидел. Когда он снова устал, он заночевал в одном из таких остовов, забравшись повыше и снова загородив себя от возможных "гостей".
   Однообразный ландшафт земляных стен, грибные поросли и иногда - обломки лестниц, вбитые в утоптанную землю, к концу третьих суток уже успели надоесть. Провизии осталось всего на сутки, или на двое-трое, если не наедаться досыта. Воды - и того меньше, поэтому Дрейк занервничал и старался идти как можно быстрее и не отвлекаться на странный хлам.
   К концу третьего дня путник обнаружил перевернутую телегу торговца. Возница-человек лежал навзничь, придавленный ей, борта были обгрызены, колеса отсутствовали. Трупа лошади Дрейк не обнаружил, видимо, та куда-то убежала. Дрейк на всякий случай отсек трупу голову - мертвецу-то все равно уже не поможешь, а то вдруг поднимется и превратится в еще одного соратника Некроса.
   "Странно, -- думал Дрейк, поворошив остатки товаров в поисках чего-нибудь полезного вроде снадобий. - Я думал, торговля с гномами прекращена уже с десяток лет, однако этот бедолага погиб не так давно."
   Не обнаружив ничего дельного, Дрейк собрался продолжить свой путь, однако ощутил на своем лице легкое дуновение ветерка. Выход на поверхность?
   Дрейк сделал несколько шагов по направлению к очередному рукаву, как вдруг земляная стенка рядом начала с шумом осыпаться.
   "Обвал," -- Дрейк так и обмер, однако из дыры в стене показались две серые, мощные лапы...
   Дрейк инстинктивно выхватил меч и тут же обругал себя, внимательно изучая серую, грубую морду каменного урода. Так, кажется, меч тут не поможет...
   Существо, шумно дыша, выкопалось целиком, явив собой массивную четверолапую тушу. Повернув мощную шею, оно принюхалось и тут же взревело, получив разрядом молнии.
   Дрейк же, использовав заклинание, юркнул в боковой коридорчик со свежим воздухом, где он надеялся обнаружить выход на поверхность.
   Ослепленное ненадолго и разъярившееся животное двинулось туда же, медленно загребая мощными лапами.
   Дрейк несся со всех ног. Меч эту шкуру не прорежет, скорее затупится, молния тоже оказалась бессильна. Впереди он заметил немного света и стремглав бросился туда. Сзади слышалось сопение, все ближе и ближе.
   Увидев перед собой стену, Дрейк едва не налетел на нее с разбегу. Задрав голову, он увидел проблески света. Там точно был выход на поверхность, но как туда попасть?
   Каменный урод тем временем протискивался по узкому коридору, загребая землю лапами. Дрейк все больше отступал назад. Неожиданно он запнулся о кучу железного хлама и полетел наземь.
   "Конец," -- мелькнуло у него в голове, однако земля под ним с шумом осыпалась. Провалившись неглубоко вниз, он увидел сверху серую морду, похожую на кусок грубо обтесанного булыжника.
   "Только бы следом не полезла",-- подумал Дрейк, шаря по стенкам так вовремя, хоть и случайно обнаруженной ямы. Руки его ткнулись в пустоту. Ага, есть ход вбок, правда, низкий и рассчитанный скорее на гнома. Дрейк юркнул туда и стал пробираться по коридору вперед, особо не задумываясь, куда он приведет. Лишь бы от этой каменной морды подальше.
   Стены и потолок коридора были явно рукотворными - укрепленными балками, кое-где змеились толстые черные веревки, на стенах висели диковинные светильники, правда, испорченные - света они не давали, а сотворенный светоч уже затухал.
   Ход уперся в никуда - в стену. Дрейк прислушался: никаких признаков того, что животное продолжает его преследовать, слышно не было, но возвращаться и проверять, ушло оно или караулит в том коридоре, как-то не хотелось. Неожиданно пальцы Дрейка нащупали кость, он резко отдернул руку. Прищурившись, он пригляделся и понял, что в неверном, тускнеющем свете принял за кость какую-то белую скобу, а выше виднеются еще несколько. Цепляясь за них, Дрейк полез наверх, к свежему воздуху и слабому свету.
   Выбравшись из лаза, он оказался в небольшой беседке с каменным основанием и металлическими прутьями-решетками. Беседка стояла на холме, возвышаясь над лесом, укрытым белесой дымкой тумана. Солнце уже практически зашло, уступая место сумеркам. Вдали за лесом темнел силуэт горы. Значит, там и должна быть Коранта!
   Дрейк мысленно ругнул каменного урода: если бы не это тупое животное, Дрейк бы благополучно вышел из катакомб прямо к стенам Коранты, минуя опасный лес. Закатная Чащоба, вот оно, это жуткое место, о котором он столько слышал и не особо желал увидеть.
   Герой проверил, надежно ли прикрыта дверь, приготовил порцию зачарованного пергамента и, завернувшись в плащ, проспал до первых лучей солнца.
   Проснувшись, он допил воду из фляги и доел остатки хлеба с сыром. Дрейк осторожно отворил дверцу, ведущую наружу из беседки, и решительно спустился в туманные низины.
   Закатная Чащоба оказалась вовсе не такой уж непролазной чащей, как о ней рассказывали. Более того, Дрейк готов был поклясться чем угодно, что сейчас под его ногами была тропа, пусть заброшенная и местами зарастающая кустарником. Герой осторожно опустился на колени и разгреб пальцами траву и мох. Под лесной подстилкой пальцы явственно нащупали камень, каким обычно мостят дороги. Мостовая? Кто ее построил? Гномы? Зачем?
   Однако наш герой не привык задумываться над вопросами, если ответ сразу не находился. Дорога есть дорога, а значит, она приведет его куда нужно.
   Дрейк шел осторожно, прислушиваясь к любому шороху и внимательно глядя под ноги, чтобы ненароком не споткнуться. Легкий шум слева заставил его мгновенно схватиться за рукоять меча. Проклятый туман!
   Однако даже туманная дымка не скрыла от него внезапно возникшего неподалеку обитателя леса, порывника. Вооруженный дубиной, утяжеленной острыми камнями, он стоял, не отводя блестящих немигающих глаз от Дрейка. Похожая на коротенькие перья чешуя переливалась от зеленого к бирюзовому, ноги, похожие на мощные птичьи лапы, тонули в траве. Слегка вытянутая морда, верхняя челюсть которой была слегка надвинута над нижней и заострена, словно клюв. Вроде бы он был он, во всяком случае, больше никого Дрейк не увидел, как ни вглядывался.
   "Почему он не нападает?" -- подумал Дрейк, готовый выхватить оружие и сделал шаг по дороге. Порывник, издав невнятный щелчок, переступил своей трехпалой лапой в том же направлении, но не сделал попытки приблизиться.
   - Эй, если ты меня не тронешь, я тебя тоже не трону, -- сказал Дрейк, не уверенный, впрочем, что порывник его понимает.
   Тот ответил трелью щелкающих звуков. Дрейк сделал еще шаг, другой - и снова порывник повторил его движения.
   Дрейк, все еще настороженно, прошел еще немного. Неожиданно облака над мощными кронами слегка разошлись, и немного солнца проникло под своды леса. Дрейк увидел, как между ним и порывником что-то блестит - тонкое, стальное, что ли...
   Путник пригляделся и понял, что это была тонкая металлическая решетка. Порывник стоял за ней, на расстоянии трех шагов. Дрейк сделал шаг к решетке, птицеящер занервничал, встопорщил гребень на голове, но так и не приблизился.
   Дрейк не стал подходить ближе, а снова продолжил движение по похороннненой под лесной подстилкой дороге, постепенно переходя на обычный шаг. Порывник шустро бежал вдоль решетки, но своих сородичей, слава святым, не подзывал и перелезать через нее не пытался.
   Дрейк немного успокоился, поняв, что птицеящер не собирается нападать и вообще не нападет внезапно - эта тонкая, эфемерная решетка тем не менее, словно являлась для него серьезной преградой. Странно, подумал Дрейк, ведь порывники очень ловкие и прекрасно лазят по деревьям, однако этот представитель хищной малоизученной расы только "сопровождал" Дрейка, поэтому герой даже позволил себе поглядывать направо, но там никаких врагов не появилось.
   Порывник бежал за Дрейком почти весь день, но исчез так же неожиданно, как и появился. Как раз и поредели деревья, а потом и вовсе расступились, явив Дрейку настоящую мощеную дорогу. Впереди возвышались укрепленные стены Коранты.
   -Что привело тебя в золотощедрую Коранту, чужеземец? -- вопросил один из стражей со стены.
   - Я посланник госпожи Целестии и спешу в королевский дворец, -- Дрейку сразу пришла в голову мысль, что стражники попросят бумагу с печатью или еще какой-нибудь документ. Гномы известны своей дотошностью, да и людей они жалуют весьма умеренно.
   Однако Дрейка ожидал сюрприз.
   - Это крестоносец, пусть его проходит! -- махнул рукой один.
   - Хм...- второй гном-стражник обернулся назад и хрипло скомандовал, -Ансельм-Сапфир! Проводи человека до королевского дворца!
   Ворота отворились, и Дрейк, войдя в них, увидел бородатого гнома с топором, несколько малорослого даже по местным меркам.
   - Это для твоей же безопасности, -- пояснил страж. - В Коранте сейчас бушует гражданская война. Клан Железной Кирки взбунтовался, чтоб их завалило, бездельников! И не смотри на Ансельма свысока - а то он укоротит тебя вполовину своим топором!
   Дрейк скептически улыбнулся. А как ему еще смотреть, если провожатый ему чуть выше пояса? Гном-недорослик важно усмехнулся в бороду и сделал знак следовать за ним.
   - Что это? - спросил Дрейк, ступая на деревянный мостик.
   - Это - река Замершего Огня, -- с гордостью поведал гном. Внизу, в трещине, и правда была застывшая лава. - Давным-давно, между нашими кланами тоже была война, и духи Огненной горы прогневались на затеявших междоусобицу. После того извержения гномы долго жили в мире...
   - Подожди, разве сейчас и у вас война? - уловил слово "тоже" Дрейк. - С кем?
   - О да! - ответил гном. - Взбунтовался клан Железной Кирки. Ихний предводитель объявил себя потомком короля из династии этих, как их... Самоцветов и потребовал себе корону.
   - И что, самозванца до сих пор не изловили и не казнили?
   - Изловишь этакого... -- хмыкнул гном. - Энти бунтовщики засели в Древней Огненной горе и мешают добывать руду! Перекрыли нам самый лучший рудный штрек, чтоб им провалиться!
   Пока гном на все корки ругал бунтовщиков, Дрейк и его провожатый оказались на площади, в центре которой возвышалась исполинская статуя в три роста Дрейка. Заслонив от солнца глаза рукой в железной перчатке, упакованный в латы гном смотрел вдаль, словно готовый сойти с постамента и сразиться с неведомым врагом.
   - Это основатель клана Бестрепетных, Аскольд-Алмаз!--с гордостью произнес разговорчивый Сапфир. Дрейк сделал заинтересованное лицо. - Как, разве ты не слышал про его подвиги? Чему вас, людей, только учат... -- досадливо нахмурился Ансельм. - Этот великий герой победил дракона, который прилетел, чтобы отобрать наши сокровища!
   - В одиночку? - Дрейк посмотрел на статую с толикой проснувшегося уважения. В конце концов, он сам носил имя в честь святого рыцаря-драконоборца.
   - Ну, почти... -- гном погладил свою бороду и поведал, -- когда нахальный дракон проведал, какие сокровища хранят в чертогах наши предки, он прилетел, дохнул огнем и, того, сжег целый город. Много храбрых гномов вынуждены были покинуть родные места. Аскольд был тогда мальчишкой. Прошло тридцать лет, и он собрал в поход смельчаков, желающих отомстить наглому дракону...
   - А как он себя называл, тот дракон? - полюбопытствовал Дрейк.
   Рассказчик покривился.
   - Да кто ж будет запоминать прозванье наглого разбойника? Мы сохраняем в легендах нашего народа только имена тех, кто совершал славные дела, а не творил бесчестье и беззаконье, -- торжественно изрек гном, явно гордясь стройностью фразы, почерпнутой из каких-то древних сказаний.
   Дрейк развел руками - мол, понятно, продолжай.
   - Так вот, это-самое... -- уже не так стройно продолжал свое повествование гном. - Когда Аскольд и его соратники приблизились к Горе, они почуяли, что гора пышет жаром... Она извергла свой гнев на дракона, и Аскольд нашел его с придавленным огромный камнем крылом. Дракон был ранен, но еще мог изрыгать пламя и отчаянно боролся за свою жизнь, но это чудище победить куда легче, когда оно, того, не может взлететь...
   Дрейк, предвкушавший описание эпического поединка с драконом, наподобие тех легенд, которых он наслушался, будучи мальчишкой, несколько расстроился. Да, наверное, в одиночку вызывать на бой дракона - это глупое самоубийство, но зато как... как красиво это описано в старинных легендах, может, раньше и герои были сильнее и мужественней...
   Тем временем Ансельм закончил рассказ о том, как гномы, добив дракона, послали гонца к своим и все вместе заново отстроили свои города, которые впоследствии объединились и стали называться Корантой.
   - А сокровища? - поинтересовался Дрейк. - Их-то куда дракон подевал? Спрятал?
   - Сокровища, того, забрали себе духи горы, -- вздохнул Сапфир. -Земля, это, разверзлась и поглотила сокровища. Ну вот... пришли, как бы.
   -Это что, разве дворец? - поразился Дрейк, с сомнением разглядывая каменное трехэтажное строение, отличающееся от гномьих домов лишь размерами. - я же сказал, я должен попасть на прием к королю.
   - Так, это... то королевский дворец и есть, -- ответил Сапфир, усмехнувшись человеческой наивности.
   - Он же такой простой! У вас что, все золото и каменья духи горы отбирают? - не удержался Дрейк.
   -Ты его это, того, изнутри сначала посмотри! - насупился Ансельм, кивая охране.
   Довольно рослые гномы в доспехах, подобных тем, что были на исполинской статуе, нахмурив сурово брови, пялились на Дрейка. Окладистые густые бороды стражей были длинны, хорошо уложены, а у некоторых в бороды были вплетены бусины и шнурки.
   - Это, эти, знаки отличия, -- тихонько пояснил Сапфир. -И знаки родовитости, если безродный гном нацепит себе золотую бусину, го полагается за бороду хорошенько оттаскать, а попадись он вдругорядь, и вообще ее отрежут! Вот бы заслужить, как его, серебряный шнурок, а может быть, и золотой даже! -- и Сапфир мечтательно погладил свою бороду, заплетенную в две низкие косы. - Пропустите, я гонца от людей веду!
   Пройдя мимо охраны, взявшей под козырек, Дрейк и Ансельм оказались в помещении, богато украшенном золотом и драгоценными камнями. Мраморный пол, искусные мозаики на стенах, тончайшей работы вазы и статуи... Дрейк поразился этому великолепию, которого нельзя было угадать в таком неприглядном снаружи дворце.
   - Это для этой... справедливости. Король клана Бестрепетных должен жить как и все его подданные, в скромной хибаре,-- объяснил ему Сапфир. -Так повелось с Аскольда-Алмаза.
   - А внутреннее убранство?
   - А внутри дворца бывают, того, немногие. Простым рудокопам нечего делать в королевских покоях, -- Сапфир, на лице которого светилось искреннее благоговение перед королем, держался, словно он королю родственник или свойственник.
   Когда герой уверенным шагом вошел в тронный зал, он увидел гнома в богатом кафтане и с бородой, щедро убранной золотыми бусинами. Король - кем же еще мог быть такой знатный вельможа? - важно восседал на кресле, стоящем на некотором возвышении. Путь к нему преграждали четверка необычайно рослых гномов с длинными алебардами. Когда знатный господин сделал знак говорить, Дрейк начал свою речь:
   - Приветствую вас, достопочтенный король гномов! Я - Дрейк, я пришел за Рогом Разрушителя для госпожи Целестии. Как бы ни был важен для вас этот рог, но если крестоносцы не остановят Легион, то ваши междоусобицы покажутся детской забавой, когда мертвецы, ведомые Некросом, осадят Коранту! Поэтому я обращаюсь к вам, ваше величество...
   - Короля больше нет! -- перебил посланца Целестии гном, а остальные придворные закивали головами.
   - Что??? - Дрейк ушам своим не поверил.
   - Его убили, -- скорбно поведал гном. - А его сына, принца Даина, повстанцы из клана Кирки похитили и держат где-то в недрах шахт Коранты. Вот горе-то!
   - Мне жаль это слышать, господин... -- ответил Дрейк, совершенно ошеломленный новостями.
   - Я первый министр Берилл,-- представился тот. - Но дать тебе Рог не в моей власти. Будь принц с нами...
   Дрейк едва не застонал.
   - Я полагаю, уже посланы отряды для спасения принца?
   - Ну само собой разумеется, -- ответил министр Берилл. - Да помогут нашим смельчакам духи Горы. Правда, повстанцы засели там крепко, возможно, потребуется не одна попытка... Тебе придется повременить со своим делом, чужеземец.
   -Что ж, позвольте тогда откланяться, господин министр -- устало отозвался Дрейк.
   Выйдя из зала, Дрейк остановился в растерянности.
   - Ну, что сказал король? - нетерпеливо осведомился Ансельм.
   Дрейк пересказал гному свой короткий разговор с министром. Сапфир не смог скрыть своего возмущения:
   -Ах, бедный наш король! Вот предатель-то! Предатель! Да чтоб мне бороды лишиться, если вру!
   - Что значит предатель? -- нахмурился Дрейк.
   - Да что ж тут непонятного! Бородой своей клянусь, это министр заманил короля и принца в ловушку! Надо освободить хотя бы принца, пока повстанцы не убили и его!
   - Откуда ты уверен, что это именно министр? - спросил Дрейк, но разошедшийся патриот не счел нужным пояснять.
   - Мы должны немедля отправиться ко мне и вдосталь запастись этим, как его... всем необходимым, короче! - нетерпеливо выпалил гном. - Я все эти шахты знаю, как этот, как свой собственный двор! Давай же, Дрейк, поспешим, и уже сегодня мы освободим принца!
   - Но министр сказал, что уже послан отряд...
   - А если не послан? - отмахнулся гном. - Нет, нельзя терять времени! Надо спешить ко мне, а как зайдет солнце, мы спустимся в шахты, и когда повстанцы заснут, освободим принца!
   Дрейк отчасти заразился воодушевлением гнома. Ждать неизвестно сколько времени вестей от министра было ему куда меньше по вкусу. За это время Некрос может и на Кадор Сул напасть, так что рассиживаться было некогда. Дрейку не терпелось вернуться победителем и предстать перед возлюбленной в почетном звании крестоносца.
   Да и Ансельм, несмотря на свою болтливость, производил впечатление неплохого воина. Если он и впрямь знает все ходы в этих гномьих норах, то им удастся спасти принца.
   Дом Ансельма был добротно сделанным деревянным двухэтажным строением. Низко наклонившись, чтобы не удариться головой о дверной проем, сделанный явно не для гостей из других, более рослых рас, Дрейк переступил порог дома вслед за хозяином.
   - Анси? Ты не один? -- раздался грудной женский голос. По лестнице со второго этажа к ним навстречу спускалась девушка. Дрейк так и замер.
   Это была молодая гноминья, пышущая здоровьем и прекрасно сложенная. Широкие бедра, покатые плечи и ярко выраженная талия, и шикарный бюст, какого Дрейку еще видеть не приходилось. При этом девушка обладала довольно миловидным лицом. Заплетенные в толстую тугую косу, кольцом уложенную на голове, темно-русые волосы не скрывали ни стройной шеи, ни маленьких очаровательных ушек с тяжелыми серьгами.
   - Ты сегодня ужасно долго, Анси, -- сказала красавица-гноминья. - Обед уже давно остыл, я сейчас подогрею. Я Сэн, Сэн-Сапфир. А кто же ты, нечаянный гость? -- обратилась она к Дрейку. Тот, еще не в силах оторвать взгляд от фигуры гноминьи, не смог ничего сказать.
   - Это Дрейк. Он из этого... Кадор-Сула, -- ответил за гостя словоохотливый Ансельм. - Давай же, Сэн, накрывай на стол. Мы подзадержались, потому что были на приеме в самом королевском дворце!
   - Во Дворце? Что ж вы там делали? - глаза гноминьи округлились от любопытства. Она уже ставила на стол еще один прибор для гостя.
   - Ох, Сэн, мы узнали ужасную новость! Повстанцы-то... убили короля!
   Гноминья испуганно ойкнула и прикрыла род ладошкой.
   - Упокой его душу Огненная гора. Славный был король. Надеюсь, его высочество принц Даин окажется достойным правителем и закончит наконец эту треклятую войну.
   - Ох, да ты еще не знаешь самого главного! Принц-то наш, это, в плену у бунтовщиков!
   - Ужасно! Что же нам ничего не объявили?
   - Я уверен, это происки министров, -- важно обронил Ансельм.
   - Прошу прощения, что прерываю вашу беседу,-- кашлянул Дрейк. - Мне бы, с вашего позволения, умыться с дороги...
   - Я покажу, -- кивнул Ансельм, -- накрывай покуда, Сэн.
   - Сейчас, я мигом! -- и Сэн проворно принялась разливать похлебку из котелка.
   Умытые Дрейк и Ансельм сели за стол, застланный чистой льняной скатертью с незатейливой, но аккуратной вышивкой, на котором уже стояли два прибора.
   - У тебя... отличная жена,-- сказал Дрейк, пока Сэн вышла в кухню .
   Гном расхохотался так, что чуть со стула не упал.
   - Ну ты шутник! Нет, она мне не жена. Это моя старшая сестра. Слава Горе, я хороший воин, и могу выбрать себе жену-красавицу, а не такую дылду, между нами говоря, -- на этих словах он понизил голос, а потом снова продолжил обычным тоном. - Но пока мне, того, неохота приводить в дом жену. Раньше Сэн работала в шахте, но теперь добыча руды, это, сокращена, зато оружие в цене...
   - В шахте? -- поразился Дрейк.
   - Ну да, она рудокоп что надо! А вот сейчас работы немного, в шахты почти никто не суется, поэтому она сидит дома, да иногда ходит в местный лазарет, помогать ухаживать за ранеными... В общем, слава духам Горы, она готовит не хуже других, да и в доме приберется, не стыдно этих... гостей позвать. Да и вдруг жена окажется сварливой и будет притеснять беднягу Сэн? Ее, такую некрасивую, и замуж-то никто не возьмет.
   - Некрасивую? Мне она такой не показалась...
   Ансельм опять рассмеялся.
   - Это потому что у вас, людей, совершенно никакого вкуса. Ну кто позарится на такую... великаншу? Она ж на две головы меня выше! Да и грудь у нее, -- тут он опять понизил голос, -- маловата, вот ты не видел Ору из семейства Смарагдов, вот у нее уж грудь так грудь, -- Ансельм мечтательно зажмурился. - На одну лег, другой прикрылся!
   - Это ты об Оре рассказываешь, что ли? -- в комнату, держа в руках громадное блюдо с мясом, вошла Сэн. - Ты для нее слишком застенчивый, Анси! Пока ты надумаешь жениться, она уж выберет себе кого-нибудь порешительней, Агата-младшего, например.
   Гноминья поставила перед ними две большие миски с ароматной похлебкой, блюдо с жареным мясом, корзинку с нарезанными крупными ломтями хлебом, большой кувшин вина и пирог. Дрейк, который последний раз нормально поел еще в Цитадели, уписывал свою порцию за обе щеки.
   - Ешь, ешь,-- Сэн заботливо подкладывала куски на его тарелку. - Ишь как отощал-то... или вы все, люди, такие тощие? А вот еще пирог, попробуй. В нашем роду все женщины готовили хорошо, а уж пироги особенно...
   - Спасибо... А вы сами разве не голодны? - спросил смущенный такой заботой Дрейк, обратив внимание, что сама хозяйка ничего толком и не съела.
   - Как странно ты обращаешься! Мы все обращаемся друг к другу на "ты". Кроме короля и придворных, разумеется... Ешь-ешь. Никого не объешь, вон еще сколько - лопать и лопать... Я поела до вашего прихода, пока Анси дождешься, этак с голоду помрешь.
   Кажется, она была столь же болтлива, как ее брат, но почему-то на Дрейка ее болтовня действовала успокаивающе и расслабляюще. Сытно поев и отрыгнув, Ансельм отложил ложку и сказал:
   - Ух, поели на славу... Давай, это... прикорнем часок-другой, друг Дрейк, а потом можно будет и в шахты.
   Дрейк не имел ничего против идеи выспаться перед ночной вылазкой.
   - Ты отведи его в гостевую спальню, Сэн... А со стола потом уберешь... -- Ансельм встал, потянулся и стал подниматься по скрипучей лестнице на второй этаж.
   - Сейчас! - кивнула Сэн и повернулась к гостю. - Ты погоди, я тебе свежее белье постелю...
   - Да не стоит, я с дороги грязный... -- смутился Дрейк, стараясь смотреть исключительно на лицо гноминьи. Взгляд против воли все время съезжал чуть ниже, поэтому Дрейк, не желая казаться неприличным, стал с интересом рассматривать убранство - занавески, картины, полки...
   - Так, а воды-то я и не натаскала, растяпа! Всю на стряпню извела! --побранила себя Сэн. - Ладно, на чистом все равно лежать приятнее. Я постираю потом, все равно делать нечего. Раньше хоть работа была... А сейчас раненых, слава Горе, почти нет, вот и помираю дома со скуки. Пойдем, я тебе комнату покажу.
   Однако Дрейк не спешил последовать за своей очаровательной провожатой. Его внимание привлекла висевшая на стене пластина, на которой были изображены трое чумазых гномов, которые явно позировали -- довольно ухмылялись и обнимали друг друга за плечи. Но Дрейка больше всего поразило даже не то, что изображение не было написано красками или углем, а фон картины: позади рабочих возвышалась такая же беседка, в которой он переночевал, выбравшись из катакомб в Закатную Чащобу.
   - Что это? - с бьющимся сердцем спросил он.
   - Это? - удивилась Сэн. - Это медная пластинка, покрытая серебром. Раньше, еще до войны Ртути и Серебра, так умели делать картины, проявляя портреты прямо на металле.
   - Нет, я про... -- Дрейк показал пальцем на сооружение за ними.
   Сэн пожала плечами.
   - Это воздушный колодец. Вот, - она показала на густобородого гнома посередине, -- наш прадед, он строил подземную дорогу. А колодцы были нужны, чтобы проветривать тоннели.
   - Подземную дорогу? Катакомбы? - переспросил Дрейк, впечатленный гномьим упорством.
   - Да, там еще был рельсовый путь. До войны Ртути и Серебра наши предки ездили на особых повозках, перевозили товары...
   - А почему теперь это все пришло в запустение? - Дрейк наконец оторвал взгляд от чудесной пластины и спохватился. - Что это за война Ртути и Серебра?
   - У вас, людей, она называется войной Древних и алхимиков, -- пояснила умница Сэн. -Вот после нее что-то случилось такое, что многие полезные знания были утрачены. Все словно позабыли о том, как управлять этими повозками и что они вообще такое. Да и торговать с вами стало трудно - Кадор Сул давно из процветающего города превратился в крохотный поселок...
   - Пожалуй, -- согласился Дрейк.
   Он вслед за Сэн поднялся на второй этаж, не отводя глаз от маленькой гноминьи, которая среди своих сородичей, впрочем, считалась дылдой. Не сводил Дрейк с нее взгляда и пока она ловко взбивала перину и стлала простыни.
   - Ну вот и готово, ложись, отдыхай, -- весело сказала Сэн, закончив приготовления.
   Дрейк думал, что она тотчас же уйдет, но то ли у гномов были другие понятия о морали, то ли гноминью одолело любопытство поглядеть на человеческого мужчину, но она не торопилась уходить.
   Сняв с себя сапоги, он в нерешительности стал стягивать кольчугу. Сэн наклонилась, рассматривая одобрительно его доспех, Дрейк поспешно отвел взгляд.
   - Хорошая работа, -- поцокала она языком. -Хоть и не наша.
   Сэн не уходила, поэтому снимать с себя пропахшую потом и кровью рубашку и тем более штаны он не решился.
   - А вы, люди, одетыми спать ложитесь, что ли? ЧуднЫе, -- удивилась она.
   - Да... то есть нет, просто... -- Дрейк не знал, как объяснить. Собственно, человеческим девушкам такое объяснять было без надобности.
   - А чего ж тогда? -- с искренним недоумением уставилась на него она.
   - Просто... ты... девушка...
   Сэн попыталась сообразить, но поняла только, что она его чем-то смущает.
   - Ну, ты тогда отдыхай. Я пойду.
   Когда дверь за гноминьей закрылась, Дрейк быстро разделся, бросил одежду на пол и рухнул спать. Многодневный поход до Коранты был весьма утомителен.
   Засыпая, он не расслышал, как дверь чуть скрипнула и чьи-то руки заботливо подоткнули его одеяло.
   Проснувшись через несколько часов, Дрейк встал и поискал глазами свою одежду. Он же бросил ее на полу, куда она делась? Ах, вот же она, на спинке стула. Взяв рубашку, он почувствовал, что она теплая и слегка пахнет мылом -- видно, что ее недавно выстирали и торопливо высушили над очагом. Штаны тоже были чистыми. Он с благодарностью подумал о Сэн, которая успела сделать это для него, пока он спал. Покинув комнату, он услышал голос гноминьи в комнате Ансельма: та будила брата. Вскоре вышел и сам гном, облаченный в доспех и сверкая заточенной секирой.
   - Ну что, Дрейк, в путь! Славно отдохнули! - бодро провозгласил Ансельм.
   - Постарайтесь вернуться к завтраку! И чтобы невредимыми, -- пожелала Сэн.
   - Спасибо тебе, Сэн! Я очень признателен тебе за твою заботу! -- поблагодарил ее Дрейк, а она вдруг вспыхнула и пробормотала:
   - Да что там! Не из-за чего и спасибо говорить.
   Но когда дверь за героями захлопнулась, она озадаченно почесала нос.
   - Великая Гора и все огненные духи, -- бормотала она, яростно начищая большой медный котел, -- сохраните жизнь этому человеку Дрейку, пускай ни одна кирка, ни секира его не коснется, и огневицы не растопчут, и балка над ним не обрушится, и земля из-под ног не уйдет. И Анси пусть тоже живым вернется.
   Ансельм и Дрейк тем временем двинулись в сторону Королевского дворца. Вход в шахты находился в той же стороне, как уверял гном. Пройдя примерно две трети пути, Дрейк заметил, как что-то блеснуло в свете фонаря, в щели меж дощатых мостков. Герой наклонился и, увидев простенькое на вид позолоченное колечко, тем не менее, подобрал его.
   - Дай-ка сюда, -- Ансельм протянул свою короткопалую мощную лапищу и присвистнул, заметив узор на внутренней стороне кольца. - Эк тебе повезло, человек!
   - Повезло? - не понял Дрейк. Неужели это колечко не простое, а волшебное?
   - Надевай, -- завистливо вздохнул гном. - Оно тебя выбрало. Надень его на свой этот... безымянный палец, и ты будешь ловок в бою, как настоящий гном!
   Сравнение показалось Дрейку неуместным, однако, он действительно почувствовал некую легкость в теле, а меч словно стал легким, как деревянный.
   - Что это за кольцо? - потребовал он объяснений.
   - Ты не слыхал про кольцо ловкости? -- поразился Ансельм. - Это кольцо не показывалось уже несколько десятков лет. Волшебные кольца, выкованные мастером Бекерром, соратником Аскольда-Алмаза, обладают чудесными свойствами от магии убитого дракона. Их всего пять: кольцо Силы, кольцо Выносливости, кольцо Ловкости, кольцо Бесстрашия. Но самое сильное из них - кольцо Дракона. Говорят, это, мастер Бекерр выковал его из этого... Когтя Дракона. Расплавил и выковал. Кольца сами меняют хозяев по своему вкусу, их нельзя купить. Вернее, можно, но бесполезно: через день-два они все равно уйдут от купившего.
   - Ну что ж, это добрый знак. Ваши гномьи духи благоволят нашему делу, -- обрадовался Дрейк.
   - Выходит, что так... -- важно кивнул гном. - А вот и спуск в шахты, добро пожаловать!
  

Глава 8. Дух Огненной Горы.

  

Я ухожу вослед не знавшим,

что значит слово страх.
О, не с тобой ли все пропавшие,

Погибшие в горах...?

Мельница "Господин горных дорог"

  
   Мрачная, слишком низкая для Дрейка клеть, с помощью лебедки опустилась глубоко под землю. Дрейк ощутил холодное и сырое дыхание шахты.
   - Это пока здесь сыро. Как спустимся ниже, там сухо и жарко, -- предупредил Ансельм.
   - Даже так? -- Дрейк мало что знал о шахтах, но воображал их сырыми и холодными ходами, вроде катакомб.
   - Эти бунтовщики из клана Кирки наверняка засели в боковом отводе! --уверенно рассудил гном, когда клеть опустилась на нужный им уровень. -Когда жила иссякла, штрек забросили. Наверняка эти паршивцы там.
   - Эй, кто идет! -- раздался недружелюбный возглас из темноты и свет фонаря ослепил их. -А, это ты, Сапфир! А это что за чужак с тобой?
   - Доброй добычи, Корунд, -- поприветствовал начальника рудокопов Ансельм. - Это Дрейк, человек, нас министр послал освободить принца.
   - Ну уж,-- хмыкнул Корунд, - Где человеку одолеть отряд гномов, да еще так выгодно засевших? Они в последнюю вылазку прикончили троих наших рудокопов! Погоди, Сапфир, ты сказал - принца освободить?
   Ансельм скорбно наклонил голову.
   - А разве добыча руды не прекращена, раз идет междоусобица? -- удивился в свою очередь Дрейк.
   - Ну скажешь! Прекращена! -- презрительно оборвал его Корунд. -Прекратить добычу руды? Может, еще и дышать прекратить! Эти повстанцы не заставят нас бросить наше ремесло. Ну, проходите, смельчаки, коли так. Я сейчас кину клич, вам понадобится подмога, а то бунтовщики мигом заставят вас отступить.
   - Я никогда не отступал и не буду! -- воскликнул Дрейк, сжимая меч. -Веди меня, Ансельм. Мы вернемся с победой.
   - Ох, хотел бы я вам верить. Да сохранит вас Гора,-- искренне пожелал им удачи гном. - Я соберу товарищей потолковей, пускай осмотрят дальние штреки. И вам вдогонку пошлю. Принца похитили, каковы наглецы!
   Сапфир и Дрейк углубились в один из ходов шахты. На земляном полу Дрейк увидел рельсы, по которым гномы гоняли вагонетки с рудой, и понял, чем были те остатки "лестницы", замеченной им в катакомбах. Однако герой смотрел не только под ноги.
   - Смотри, Ансельм!
   Крохотный уголок бумаги, еле заметный в свете факелов, торчал из-за опоры - на высоте, до которой было невозможно достать гному, но с трудом мог дотянуться Дрейк.
   - Магический свиток! Повезло ж тебе опять! -- зацокал языком Ансельм. - Бери же его!
   Дрейк подпрыгнул и схватил пергамент, опасаясь, правда, что заклинание будет ему неизвестно. Но, развернув свиток, герой обнаружил, что это знакомое ему заклинание огненного шара. По крайней мере, наставник был бы доволен своим неграмотным учеником. Герой сунул заклинание себе за пояс и продолжил путь.
   - Как же везет тебе, Дрейк! -- восхитился Сапфир. - И кольцо... и заклинание... Воистину ты послан для того, чтобы покончить с гнездом повстанцев!
   - На все воля Небес, -- поскромничал Дрейк, покрепче сжав свой меч. Хоть и высоко для гнома был запрятан этот свиток, но воин опасался, что кто бы его ни спрятал здесь, повстанцы были близко.
   Предчувствие не обмануло Дрейка. Они не прошли и сотни-другой шагов, как из бокового коридора выскочило четверо повстанцев с кирками и топорами. Тут Дрейку пришлось удивиться, насколько Ансельм с его секирой ловок и хорош в бою. Гном сразу же зарубил одного из врагов, прежде чем тот успел опомниться.
   Дрейк же поначалу отступил: низкорослые его противники дрались совсем не так, как он привык. Дрейк вовремя подставил свой аккуратный, легкий щит, и клевец гнома застрял в нем, вырвавшись из руки. Разоруженного противника добил Ансельм.
   Отбросив трофейный клевец, Дрейк перешел в наступление. Гном, попытавшийся рубануть его секирой, промахнулся - Дрейк и сам удивился своей ловкости, неужели найденное кольцо ему помогает? Крак! Древко секиры сломалось, и гном, закусив губу, отчаянно размахивал бесполезной палкой, оставшейся в его руке.
   - Нет, Ансельм! - крикнул Дрейк, заметив, что остальные враги убиты. - Оставь живым! Он нам-то все и расскажет.
   Скрутив бунтовщика, воины принялись за расспросы.
   - Ничего я при человеке не скажу! - хрипел полузадушенно гном.
   - Как миленький скажешь, или я тебе башку сверну! - горячился Ансельм, крепче сжимая ладонь.
   - Скажу, - через силу пискнул гном. - Пощади...
   - То-то же! Да, смотри, не врать! - прикрикнул Ансельм на пленника.
   Следуя указаниям, добытым от пленника (его, связанного и оглушенного, они оставили на месте, дожидаться подкрепления, обещанного Корундом), человек и гном оказались на узкой каменной дорожке, пролегающей посреди потеков лавы.
   - Остывать начала, -- с видом знатока произнес Ансельм. - Не то, что лет сто назад! Огненное дыхание Горы слабеет...
   - По мне, так будет даже лучше... -- поморщился Дрейк, впечатленный рассказом об извержении.
   - Ничего ты не понимаешь, потому что человек! -- возразил гном. - Наш народ был рожден из огня этой Горы, вскормлен ее огненным дыханием. Мы - народ огня, он дает нам пищу, ремесла...
   Лава угрожающе забулькала, и из нее показалась голова чудища, похожего на каменного урода - только поменьше размером, и с явно огнеупорной шкурой, по которой стекали потеки лавы.
   - Спасайся! Огневица! -- заорал Ансельм, и воины помчались прочь.
   Дрейк почувствовал, как на безымянном пальце кольцо становится горячим. Ансельм отставал, и тварь постепенно нагоняла его. Дрейк резко выдохнул, метнулся к гному и, подхватив того под мышку, постарался оторваться от огневицы.
   Гном весил немало для такого коротышки, Дрейк совсем запыхался. Кажется, она загонит их быстрее, чем выдохнется сама. Дрейк поставил гнома и нащупал заклинание.
   Огненный шар сорвался с его пальцев, и огневица в замешательстве уселась, водя мордой туда-сюда.
   - Пошла прочь! Кыш! - в отчаянии крикнул Дрейк, выпуская еще один шар прямо в рыже-красную морду. Огневица фыркнула от неожиданности и затрусила прочь, жалобно заскулив.
   - Вот зараза! -- сказал, отдышавшись, Дрейк. - Надо же, испугалась, хоть огненный шар ее и не берет.
   - Да уж, ведь она сама из огня, как и мы, -- с какой-то непонятной гордостью подтвердил Сапфир.
   - Только твоих собратьев тут не хватало! -- Дрейк выхватил меч. Тринадцать вооруженных гномов-повстанцев выскочили из ближайшего к ним рукава.
   - Как вы сюда попали, прихвостни короля? -- крикнул один, чья борода была вся в шнурках и лентах. Видимо, это был их главарь.
   - Сам Харрет-Бунтовщик собственной персоной! -- узнав гнома, оскалился Ансельм. - Говори, где принц, а то я тебе, того, проломлю твою тупую башку!
   - Грозный Сапфир! -- засмеялся презрительно предводитель повстанцев. - Придется как следует оттаскать тебя за твою жидкую облезлую бороденку, чтоб научить тебя вежливости!
   - Это ты... так... о МОЕЙ БОРОДЕ? -- задетый за живое Ансельм ринулся в атаку.
   Остальные застыли, наблюдая за поединком. Оба гнома были прекрасными воинами и было трудно сказать, кто одержит верх в этой схватке. Дрейк мысленно воззвал к святым на Небесах и на всякий случай - к духам огненной горы, раз уж или те, или другие одарили его сегодня магическими предметами.
   Но то ли высшие силы не услышали, то ли решили, что Дрейку на сегодня хватит везения, но Харрет выбил секиру из рук Ансельма-Сапфира. Гном попятился. Воодушевленный Харрет издевательски усмехнулся.
   - Ну что, грозный Сапфир, готовься отправиться к духам Огненной горы! Хотя, вряд ли тебя примут, ведь ты погибнешь бесславно, как сопливый мальчонка...
   Ансельм, стиснув зубы, продолжал отступать. Харрет, поддерживаемый смехом своих союзников, возобновил оскорбления.
   - Ну-ну, не бойся, малыш, подойди поближе к папоч...
   Тут предводитель бунтовщиков запнулся о секиру Сапфира и был вынужден посмотреть под ноги. Коренастый, плотный Ансельм с невероятной быстротой ринулся на врага, сбив его с ног и ухватив за бороду с явным намерением ее выдрать.
   Несколько гномов было бросились на помощь своему главарю, но Дрейк швырнул в них небольшим огненным шаром. Пламя рассыпалось на языки возле их ног, гномы отпрянули.
   - Назад! Это честный поединок! -- закричал Дрейк, но реакция гномов была неожиданной:
   - Дух Огненной горы! -- вскричали они вразнобой и упали на колени. -Не гневайся на нас!
   - Он самозванец! Бейте его! Никакой он не дух, он просто... -- прохрипел Харрет, но Ансельм хорошенько приложил его затылком о камни, и тот затих.
   - Вот так-то лучше. Будешь знать, как оскорблять мою бороду, -- довольно проворчал Ансельм, вставая, и проревел мощным басом: - А ну всем лежать, бунтовщики! Иначе Дух Огненной Горы на вас разгневается и испепелит! Это было просто предупреждение!
   Но гномы-повстанцы и не думали вставать.
   - Вяжи их, Дрейк!
   Дрейк с Ансельмом связали повстанцам руки их же кушаками, а Харрета гном лично связал по рукам и ногам и взвалил на плечи.
   - А ну показывайте, где прячете принца! -- повелел Дрейк, вживаясь в образ Духа Горы. - А то сейчас опять огнем кину! И если хотя бы волос упал с его головы...
   Харрет набрал своих повстанцев из самых бедных и необразованных кланов, и их суеверие окончательно погубило все дело. Гномы, совершенно деморализованные, повели победителей к месту, где они держали принца, наперебой уверяя, что его высочество в полном порядке, ест на золоте и спит на мягких перинах.
   Выглядел Даин, вопреки уверениям, не очень здоровым. Его когда-то роскошный кафтан был весь изорван и в пятнах засохшей крови. Увидев Ансельма, несущего Харрета на плечах, и понуро бредущих повстанцев со связанными руками, он вскинулся и, схватившись за решетку, закричал:
   - Сапфир! Верный воин! Ты пришел освободить меня?
   - Да, ваше высочество, то есть это, уже почти ваше величество! -- довольно ответил Сапфир, сгружая свою брыкающуюся ношу на пол. - Сейчас я вас освобожу!
   - А ну, тащите сюда ключи! -- прикрикнул Дрейк на приспешников Харрета. Ансельм тем временем деловито обыскивал предводителя.
   - Вот, думаю, они, -- гном протянул Дрейку ключ. Герой снял замок и, поднапрягшись, отворил тяжелую решетку, чтобы принц смог выйти на свободу.
   - Кто ты, о храбрый воин-чужеземец? -- спросил Даин.
   - О, -- ответил словоохотливый Ансельм, -- вы должны благодарить его, ваше величество! Без него мне бы не удалось вас освободить!
   - Тебя следует почтить великой наградой, -- сказал на это Даин. - От лица всей нашей расы благодарю тебя за свое спасение.
   - Я рад, что смог оказать вам услугу, -- ответил Дрейк. - Думаю, Рога Разрушителя будет вполне достаточно.
   - И это все, что ты желаешь? Ну что ж... -- удивился Даин. - Поистине ты благородный воин.
   Дрейк возликовал: теперь-то уж точно никаких препятствий не будет. Все трудности позади! Скоро он вернется в Кадор Сул настоящим героем! Скоро он увидит Эрин! Скоро он получит титул крестоносца и одолеет наконец проклятого некроманта...
   Было еще темно, когда принц Даин в сопровождении Сапфира, Дрейка, и толпы смельчаков, собранных Корундом, явился во дворец. Стража и слуги ликовали, узнав, что хотя бы сын короля, которого в народе любили, займет законный престол, и не будет никакой грызни между знатью за право надеть корону.
   Героев-спасителей отвели в отдельную комнату, где их осмотрел придворный лекарь. Ансельм был ранен, но неопасно. Двое слуг вычистили их испачканную одежду щетками, хорошенькая горничная поставила перед ними поднос с вином и закусками, которыми воины и занялись, ожидая, пока их позовут к новому королю.
   За окном уже рассвело, когда в их комнату вошел гном-прислужник со словами:
   - Его Высочество принц Даин просит предстать перед ним.
   Дрейк и Ансельм-Сапфир вошли в огромный зал, где за длинным столом, покрытым алой бархатной тканью, сидел Даин в окружении советников. По правую руку от него сидел министр Берилл. После приветствий и рукоплесканий в адрес спасителей принца, слово взял Даин:
   - Этот воин заслуживает всяческих почестей, но он пожелал в награду всего лишь Рог Разрушителя, чтобы противостоять Некросу. Наш долг - выдать герою желанный артефакт без промедления.
   Остальные согласно кивнули, и Дрейк уже было обрадовался, но тут раздался вкрадчивый голос первого министра:
   - Есть одно небольшое препятствие, ваше высочество, -- он подчеркнул титул. - Подобные приказы может отдавать только король. А вы еще не...
   Даин нетерпеливо оборвал его движением руки.
   - Это формальность, Берилл. Обряд коронации свершится уже сегодня.
   - Не так скоро, боюсь вас расстроить, ваше высочество, -- с выражением глубокой печали на лице ответил Берилл. - В ваше отсутствие... когда вы были в плену... случилось страшное!
   - Что такое? Говори! -- нахмурил брови Даин.
   - Эти мерзкие переростки... огры, ну вы понимаете... Они украли ... -- он сделал паузу, -- королевский скипетр!
   - Да как они вообще до него добрались? - взревел Даин. - Что, наша доблестная охрана огра от гнома не отличает?
   - Осмелюсь предположить, что во дворце орудовал предатель...
   На Даина было жалко смотреть. А Сапфир тихо, но весьма неизящно выругался.
   Несколько минут прошло в глубоком молчании. Затем Даин сказал:
   - Да, Дрейк, мне прискорбно сообщать тебе, но это действительно досадная отсрочка. Пока у меня не будет этого символа королевской власти, я не смогу отдать тебе Рог.
   - Опять трудности! -- Дрейк зло нахмурил брови. Сапфир смотрел растерянно - в Закатную Чащобу он бы ни в жизнь не пошел. Одно дело - бои в родных рудниках, а тут, когда противник тебя в несколько раз выше...
   - Увы, так. Мы сегодня же соберем лучших воинов, которые отправятся в Закатную Чащобу и вернут мне знак законности моей власти, -- Даин решительно и грозно посмотрел на своих советников. - А пока они будут сражаться с ограми, я лично проверю, как ведется розыск предателя, из-за которого вероломно был убит мой отец, я был пленен, а скипетр - украден! И виновники сего будут сурово наказаны!
   - Я тоже пойду с вашим отрядом, -- вызвался Дрейк.
   - Необходимости в этом нет, -- ответил Даин. - Да и тебе не помешало бы отдохнуть после подвига. Негоже идти на дело сонным и усталым.
   - У меня будет время отдохнуть, пока вы соберете отряд, -- упрямо возразил его спаситель.
   - Что ж, не мне мешать воину участвовать в битве, -- с пониманием наклонил голову принц гномов. - Награди тебя Гора за твою отвагу и все то, что ты делаешь для нашей расы!
   "Главное, чтоб вы не забыли наградить", -- подумал тоскливо Дрейк.
   - Тогда хотя бы воспользуйся моим гостеприимством. Тебе отведут комнату во дворце, -- предложил Даин.
   - Благодарю вас сердечно, ваше высочество, но я бы лучше воспользовался гостеприимством моего друга Ансельма, -- возразил Дрейк с поклоном. Сапфир тоже поклонился.
   - Хорошо, тогда я пошлю за тобой гонца, как только отряд будет готов выступить, -- ответил принц. - И ты, Сапфир, жди: как только я расследую это грязное предательство, я распоряжусь, чтобы нагладить тебя, как подобает.
   - Благодарю вас, ваше величество, -- ответил почтительно Сапфир, чем вызвал легкое недовольство на лице министра.
   - Вот незадача-то, а, Дрейк? -- сокрушался гном, когда они покинули приемный зал. - Вот ведь этот.. Берилл, это все его эти, как их, козни! Неужели ты и в самом деле пойдешь в Закатную Чащобу?
   - Конечно, пойду! Если я уж взялся доставить Рог, я сдержу свое обещание! Да и не привык я ожидать, когда за меня кто-то другой сделает то, что нужно мне. Кстати, -- Дрейк нахмурился, -- раз ты подозреваешь министра, то почему бы тебе не обвинить его прямо там?
   - Странные у вас, человеков, обычаи, -- сказал Ансельм. - Как же я обвиню его, если это только мои догадки, доказательств-то у меня нет! Да и... Сам-то я, того, не боюсь, а вот с Сэн что будет? Бунтовщики прикончили двух наших братьев, она одна у меня из близкой родни осталась... Если министр виноват и его при этом прогневать, он ведь ни перед чем не остановится!
   - А так, пока все молчат, этот предатель творит, что хочет! Ты не боишься, что принца просто убьют?
   - Нет, сейчас разве он посмеет? Принца-то сейчас охранять будут, как зеницу ока, -- авторитетно сказал Ансельм. - А когда принц будет меня награждать, я ему и расскажу все, чтоб без посторонних глаз. Если министр и впрямь замешан, нельзя, чтобы он подозревал, что его гнусные козни раскрыли!
   Дрейк хотел было возращить, но тут из дома Ансельма как вихрь выметнулась его сестра.
   - Дрейк! Ты жив! -- она кинулась обнимать его, до шеи она, естественно, не доставала, поэтому уткнулась головой в живот, обняв его за пояс. - Слава Горе! Анси, ты ранен? Вы вернулись!
   Дрейк слегка опешил, что девушка так сильно и искренне радуется его возвращению. Он смотрел на ее русую макушку и едва сдерживался от желания погладить ее. А ее аппетитная грудь прижималась как раз примерно чуть пониже того места, на котором носят пояс... Дрейк слегка покраснел и потихоньку отстранился.
   - Скорее, скорее в дом! -- она бросилась обнимать и брата. - Отдохнете, расскажете мне все! -- она схватила Дрейка за руку. Такому порыву он не мог сопротивляться и последовал за гостеприимной Сэн.
   Хоть Ансельм и уверял, что рана его пустяковая, но упорная сестрица настояла на том, чтобы его осмотреть, и отстала, только когда лично убедилась, что все в порядке, и придворный лекарь свое дело знает. За сытным и вкусным поздним завтраком (или даже ранним обедом) Дрейк и Ансельм, постоянно перебивая друг друга, рассказывали о том, как они освободили принца Даина.
   - А я его, значит, кааак приложу об камни! Он аж сомлел! -- в который раз гордо повествовал Ансельм с набитым ртом. - Сэн, будь добра, передай еще мяса, да этот... кувшин пододвинь.
   - Вы освободили принца! Милостива Гора! -- с облегчением вздохнула Сэн, подвигая к брату требуемое. - Дрейк, ты правда владеешь магией огня?
   Она смотрела на него с таким нескрываемым восхищением и обожанием, как... как еще, черти подери, никто не смотрел! Дрейку было тепло и спокойно от этого взгляда, и хотелось... да, правда, хотелось остаться навсегда в этом гостеприимном доме. В душе герой выругал себя малодушным трусом и предателем.
   После еды Ансельм пошел отсыпаться за прошлую бессонную ночь, но Дрейк совершенно не чувствовал себя способным уснуть.
   - Я с удовольствием помог бы тебе прибраться, -- предложил Дрейк, а гноминья, зардевшись как маков цвет, согласилась.
   Он помог ей сложить посуду в большую лоханку, но дальше она уже ему помогать не позволила. Поэтому он просто сидел, откинувшись назад, к стене, и смотрел, как она ловко моет столовые приборы и блюда.
   -Давай ты все же спать пойдешь, -- сказала она, словно смущаясь под его взглядами. Дрейк неохотно кивнул и поднялся.
   Оставшись в отведенной ему спальне, он лег в постель, наслаждаясь ее чистотой и мягкостью. Глаза закрывались, усталость давала о себе знать, но сон все не шел. Погрузившись в приятную полудрему, он предавался сладким мечтам о своем триумфальном возвращении.
   Вот он передает Целестии Рог, и... кстати, для чего этот рог, интересно, нужен? Хоть у Даина спросить, что ли... Ладно, вот он ведет крестоносцев Целестии в бой - в новой форме, подчеркивающий почетный титул. Некрос повержен, имя Дрейка овеяно славой, и можно честно просить руки Эрин, ведь герою-то она наверняка не откажет. Он поклянется любить ее вечно, защищать от любой опасности и беречь...
   Вот она, его любимая, такая невыразимо прекрасная, в подвенечном платье, как она смущена, когда он касается ее слегка приоткрытых розовых губ. Воображение перескочило через свадебный пир сразу к брачной ночи.
   ...Но вместо лица возлюбленной ему неожиданно привиделся образ прекрасной и самоотверженной Сэн. Он попытался не думать о ней, ведь это значило - осквернить свои чувства к Эрин. Но искренняя радость Сэн, ее нежная забота о его удобстве, вкусная еда, приготовленная ее умелыми руками...
   Скрепя сердце, Дрейк позволил себе расслабиться. Какая, к демонам разница? Наверное, уже завтра он покинет этот уютный дом и отправится совершать новый подвиг. И неизвестно еще, вернется ли он вообще - путь воина непредсказуем и может оборваться в любой момент. Поэтому он просто позволил себе немного помечтать о Сэн, ничего неприличного и порочащего. Но как было бы здорово прижать ее к себе, погладить волосы, заплетенные в толстую тугую косу, провести ладонями по плечам, спине... ну да, груди... Нет, он не таков, он не распутный повеса! Нет, он не станет касаться гноминьи, даже если бы вот она сейчас пришла к нему, присела сюда, на его кровать и позвала бы его по имени...
   - Дрейк...
   Он подумал, что ослышался, что приснился ему этот нежный голос.
   - Дрейк, ты спишь?..
   Он нехотя открыл глаза - и перед ним действительно сидела Сэн. Наверное, он все-таки спит и видит такой всамделишный, похожий на реальность сон. А раз это сон, то...
   Он притянул ее к себе и крепко обнял.
   - Сэн... Ты ведь мне снишься, правда?
   Она закрыла глаза и прижалась к нему. Кивнула.
   - Да, я тебе снюсь.
   Дрейк возликовал, зарылся носом в ее макушку, вдохнул запах волос, пахнущих огнем и дымом, едой и травами... и еще чем-то неуловимым... Коснулся губами прядей, слегка выбивающихся из прически. Гноминья подняла лицо.
   - Дрейк...
   - Что? -- спросил он, касаясь ее щеки.
   - Не надо, -- сказала она, опустив глаза на секунду.
   - Что? - снова повторил Дрейк, и словно очнувшись, убрал руки. - Ох, прости, Сэн, я...
   - У тебя есть возлюбленная, -- уверенно сказала гноминья, поглядев ему в глаза.
   Дрейк был поражен.
   - Но... откуда?...
   - Ты во сне шептал ее имя...
   - Но... Сэн... -- воин, храбрый в бою, чувствовал себя совершенно растерянным. -Я... Ты не подумай... Понимаешь, я... Я не хотел... ничего плохого тебе сделать... Простишь ли ты меня?
   - Знаю, -- печально кивнула гноминья. - Ничего плохого ты бы мне не сделал. Только себе.
   - Себе? -- переспросил ничего не понимающий Дрейк.
   - Да. Если бы ты хотя бы... поцеловал меня, -- объяснила она, а на ее щеках вспыхнул нежный румянец, - ты потом стал бы мучиться и жалеть. Думать, хорошо ли поступил со мной. Думать, что обманул свою возлюбленную,-- она говорила это, а Дрейк похолодел от изумления: настолько точно она угадала то, что случилось бы в ближайшем будущем, но о чем он еще даже не успел подумать. - Будешь считать себя негодяем, а я этого не хочу. Я хочу, чтобы ты был счастлив... с той, которую любишь... А не с такой, как я... Я не красавица, знаю...
   Но тут Дрейк не выдержал и перебил ее.
   - Ты? Не красавица? Кто это сказал? Ответь, и если это мужчина, клянусь, я вызову его на поединок и убью. Если это множество мужчин, я вызову каждого. Если это женщины - они тебе просто завидуют. Ты прекрасна, -- он снова прижал к себе ее. - Ты, может быть, одна из лучших женщин на земле. Которая умеет любить по-настоящему. И ты, ты очень красивая. Знаешь, если бы ты попала в наши земли, мужчины сошли бы с ума от желания назвать тебя своей. А женщины бы завидовали тебе. Я честно. Веришь мне?
   - Верю... -- прошептала она, но было непонятно - верит ли на самом деле или просто не хочет затевать спор. С Сэн вполне сталось бы такое.
   Дрейк спохватился. Ведь он до сих пор держал гноминью в своих объятиях.
   - Прости, я снова позволил себе лишнего. Клянусь, я больше не сделаю...
   - Знаю, что не сделаешь, -- улыбнулась она. - Я чувствую. Однако я пришла сюда, чтобы отдать тебе кое-что. Вот это.
   Она вынула из-за пазухи сложенный в несколько слоев пергамент.
   - Где ты его взяла? - удивился Дрейк.
   - Это заклинание Каменной кожи. Ты слышал о нем? Оно защитное, -- проигнорировала его вопрос удивительная Сэн. - Раньше гномы часто использовали его, ведь работа в шахтах опасна. Сколько народу спаслось им от смерти и увечий, когда их засыпало тяжелыми камнями. Ни одной кости не сломали. Некоторые оружейные мастера использовали его, чтобы усилять доспехи - их ничто не могло пробить. Правда, тяжелыми становились, говорят, но ведь заклинаний без побочных эффектов почти не бывает. Ты умеешь разбирать магические знаки?
   - Да, немного, -- Дрейк взял пергамент, все еще хранивший тепло тела Сэн, и внимательно посмотрел на знаки. - Да, я знаю, как его прочесть.
   - Это решила, что это заклинание должно принадлежать тебе. Ты владеешь магией Огня, а значит, ты не можешь не быть непобедимым, -- она смотрела на него с обожанием. - Я знаю, что ты вернешься живым и принесешь скипетр. Раненым - это ничего, я умею лечить, ты и не заметишь, как я исцелю твои раны. Но главное, вернись живым. Я могу приготовить что-нибудь особо тобою любимое, чтоб тебе еще сильнее хотелось вернуться. Что ты любишь есть?
   Дрейк рассмеялся и откинулся на подушки. Забота Сэн очень тронула его.
   - Побудь со мной, ладно? Мне кажется... Если ты будешь сейчас рядом, то... я точно вернусь живым и невредимым.
   - Ладно, -- нерешительно сказала Сэн, набрасывая на него одеяло. - Только обещай, что сейчас заснешь крепко-крепко.
   - Хорошо, -- Дрейк прикрыл глаза и действительно довольно быстро заснул, пока Сэн ласково гладила его по плечу через одеяло.
   Дрейк проспал несколько часов, и проснулся бодрым и свежим. Оказывается, Сэн сама заснула, положив голову на край его постели. Проснувшись оттого, что Дрейк зашевелился, она резко вскочила и вихрем унеслась на кухню растапливать очаг и подавать ужин.
   Проснувшийся чуть раньше Ансельм рубил во дворе дрова и колол щепу на растопку.
   - Рассыльный из дворца приходил, -- сообщил он важно, когда Дрейк подхватил наколотое, собираясь отнести на кухню. - Говорит, это, сбор завтра на рассвете у дворца.
   - Это добрые вести, -- на душе у Дрейка потеплело, видать, Даин - человек дела... то есть гном, раз сумел организовать поход без проволочек. Сразу в мыслях всплыла томная, надменная Целестия. Уж она-то так торопиться бы точно не стала...
   Ужин получился приятным и почти семейным. Даже Ансельм признался в порыве откровенности, что раньше думал о людях куда хуже. Разговор помаленьку повернул на завтрашний поход.
   - А, я давно хотел спросить, -- вдруг встрепенулся Дрейк. - Когда я искал дорогу в Коранту, я увидел порывника за тонкой стальной решеткой. Он мог бы легко перелезть через нее и напасть, но почему-то не рискнул к ней приближаться. Это ведь тоже гномья работа?
   -Да, -- подтвердили одновременно брат и сестра, переглянулись, и она уступила дальнейшую реплику Ансельму. - Видишь ли, подземную дорогу построили потому, что обитатели Чащобы, так сказать, были резко против любого строительства. Наши предки тогда и, того, прорыли тоннель, а наверху все равно приходилось ставить особые сооружения, чтобы подавать вниз этот, воздух. Решетку построили, чтобы порывники и огры не разрушили все труды.
   - Но чем им мешает решетка? Это же не высокий частокол...
   - Эта тонкая сетка гораздо надежнее частокола, -- разъяснила Сэн. - Наши предки умели ее... словом, была такая возможность - делать ее опасной для прикоснувшегося. Тот, кто ее касался, испытывал сильную боль. Не знаю, действует ли это сейчас, но, скорее всего, потомки тех порывников и огров переняли от наученных опытом предков, что касаться решетки очень опасно.
   - То есть сейчас она безвредна? - полюбопытствовал Дрейк.
   - Наверное, -- пожала плечами Сэн. - Но это нужно проверить... и желательно не руками, Дрейк.
   Дрейк принялся расспрашивать дальше о загадочных искусствах, позволяющих рыть такие тоннели и делать самодвижущиеся повозки. Разговор грозил затянуться, поэтому Сэн рискнула его прервать.
   - Уже поздно, мальчики...
   - Да я целый день продрых, -- отмахнулся Дрейк.
   - Нет, правда, Дрейк, тебе ведь вставать до солнца, -- сыто отрыгнув, подтвердил Ансельм-Сапфир. - Лучше и правда иди наверх. Отдохнешь, сил наберешься, ведь завтра - поход не из легких!
   Дрек нехотя поднялся из-за стола и снова стал помогать Сэн уносить со стола посуду под недоуменные взгляды Сапфира.
   - Это женское дело, она справится, Дрейк!
   - Я хочу помочь, -- упрямо мотнул головой Дрейк.
   - Ну, как знаешь, -- Ансельм вышел во двор, собираясь поболтать с соседом.
   Дрейк собрал всю посуду и принес Сэн воды, чтобы с утра ей не пришлось делать это самой.
   - Спасибо, -- поблагодарила она его, и герой, невзирая на робкие протесты Сэн, все же привлек гноминью к себе и поцеловал в макушку.
   Засыпая в своей комнате, Дрейк долго лежал, надеясь, что к нему снова придет прекрасная гостья, но так и не дождался. Сэн не спала всю ночь, терзаясь желанием придти в комнату Дрейка и нежеланием причинять ему - да и себе - боль от скорого расставания. Лучше уж так, она отдала ему заклинание, она сделала все, что могла, а теперь... пусть лучше он ее скорее забудет!
   Рано утром Дрейк вышел из своей комнаты. Сэн спала прямо на лавке в горнице - только четверть часа как ее сморил сон. Дрейк ласково посмотрел на нее, но прикоснуться побоялся - не разбудить бы.
   Он осторожно притворил за собой дверь и направился к королевскому дворцу. На полдороге его окликнул знакомый голос. Пыхтя, за ним вслед колобком катился Сапфир, в доспехах и вооруженных своей секирой.
   - Дрейк! Подожди меня!
   - Ансельм? - поразился Дрейк. - Ты же не собирался идти!
   -Эх... это, я подумал, -- ответил запыхавшийся гном, -- ты мне, Дрейк, друг. И это... Негоже мне прохлаждаться, раз даже человек идет помогать моему королю. Тьху на этих огров... справимся!
   Дрейк улыбнулся и пожал ему руку.
   - Спасибо! Я видел, как ты дерешься - значит, и ограм зададим жару.
   Отряд гномов под руководством одного знатного гнома по имени Конрад, выступил незамедлительно. В лесу неподалеку то и дело сновали порывники, но близко к такой ораве не подходили, лишь следя издали.
   Наконец, отряду удалось обнаружить в густых зарослях стоянку огров. На земле валялись сломанные, подсохшие прутья и клочья великаньих рубах в пятнах крови. Трупы, судя по земле, были куда-то утащены, причем их волокли прямо по земле. На догорающем костре жарилось какое-то мясо с резким, незнакомым Дрейку запахом.
   - Порывников жарили, верняк, -- хмыкнул один из гномов.
   - Видать, стычка была, -- поглаживая бороду, заключил Конрад.
   Пока гномы внимательно рассматривали местность, Дрейк, ведомый только каким-то шестым чувством, обернулся и увидел рыжую тень...
   Их окружили два десятка рослых, рыжих кудрявых детин с огромными дубинами. Дрейк швырнул в их сторону огненный шар, заставив двоих завыть от боли. Один огр упал наземь и начал кататься, сбивая пламя с загоревшейся рубахи.
   С трудом гномы и Дрейк все же справились с гигантскими противниками. Когда последний великан пал, Гномы с облегчением вздохнули. Двух товарищей они потеряли, еще трое были ранены. Конрад велел пятерым воинам и Дрейку хорошенько обыскать стоянку.
   Дрейк направился к сплетенному под вековыми деревьями шалашу. Ансельм залез внутрь и принялся там копаться, а Дрейк обошел его вокруг. У исполинских узловатых корней он заметил рыхлую землю, наскоро забросанную травой и мхом. Порывшись там, Дрейк обнаружил небольшой ларец и откинул крышку.
   Внутри, на куче монет и каменьев, лежал вожделенный скипетр, затейливо украшенный бриллиантами, рубинами и изумрудами. Но вдруг взор Дрейка привлекло что-то еще, лежащее посреди монет в этом грубо сработанном сундучке. Странное ожерелье на кожаном шнурке из костяных пластин неизвестного происхождения, с деревянными бусинами и парой железных декоративных элементов. Дрейк потрогал его, чувствуя, что от него исходит какая-то необычная магия. Дрейк подумал, что это, скорее всего, оберег, сработанный явно не ограми, на всякий случай сунул его себе в карман и только потом подозвал остальных.
   Гномы благоговейно подняли ларец со скипетром, раненого, который не мог идти, погрузили на сделанные из подручных средств носилки, а трупы товарищей попросту взвалили на плечи.
   - Скажи, Ансельм, -- уточнил на всякий случай Дрейк. - А из знаков королевской власти огры украли только скипетр или есть что-то еще из знаков королевской власти? Например, ожерелье?
   - Нет, -- убежденно ответил Сапфир. - Только скипетр, да корона, но ведь корону-то и не крали.
   Даин принял их с почестями, и тут же вручил Дрейку Рог, не слушая протестов Берилла. Без пяти минут король также пообещал Дрейку, что закажет для него особенный доспех и меч - в знак вечной признательности.
   Как ни уговаривали Дрейка, герой торопился обратно. От предвкушения своего нового статуса - крестоносца, сердце Дрейка билось чаще и было полно самых радужных надежд. Даин приказал шестерым своим верным соратникам проводить Дрейка до входа в катакомбы.
   Дрейк нырнул в сырые прохладные норы с каким-то облегчением. Возвращение! Он сумел исполнить такое трудное задание! Ожерелье будущий крестоносец повесил его себе на шею, под рубашку, защитил себя заклинанием каменной кожи и уверенно зашагал по затхлым земляным коридорам, когда-то бывшим подземной рельсовой дорогой.
  

Глава 9. Последний дар колдуньи.

  
   - Эрин, здравствуй, голубка, -- Урсан расплылся в белозубой улыбке, -- ты меня дождалась!
   - Да-да, -- девушка слегка зарумянилась. - Садитесь.
   Урсан не заставил себя упрашивать, бодро забрался на борт и заговорил с перевозчицей:
   - Ну, какими новостями ты меня сегодня обрадуешь?
   - Я бы рада, да нечем, -- призналась девушка. - Люди волнуются, Некрос близко... Ах, скажите, капитан Урсан, ведь правда, про то, что Легион захватит Кадор Сул - это всего лишь слухи?
   - Я жизнь отдам, но не допущу этого, -- проникновенно заявил Урсан. - Кто же так напугал тебя, голубка?
   - Нет, никто не пугал, но...
   - Но?.. - Урсан снова приблизился к ней на такое расстояние, что пульс девушки зачастил от волнения. Капитан выглядел таким честным, открытым и искренним, что Эрин решилась и задала давно мучивший ее вопрос:
   - Капитан Урсан, вы правда считаете Дрейка шпионом?
   - Ах, вот ты о чем... -- Урсан отвел взгляд и отошел на полшага. - Не ожидал от тебя...
   - О чем вы? - девушка растерянно воззрилась на крестоносца, напуганная его внезапной холодностью.
   - О Дрейке, -- жестко сказал капитан. - Ах, Эрин, голубка моя, ты так юна и невинна, немудрено, что этот проходимец вскружил тебе голову, что ты готова защищать его... Для девушки в твоем возрасте это совершенно естественно...
   - Вы... вы намекаете, что я... я влюблена в него? - щеки Эрин вспыхнули алым пламенем.
   - Нет, я такого не говорил, но, судя по твоей реакции, так оно и есть, -- ухмыльнулся Урсан со снисходительным выражением лица старшего брата, опекающего малышку-сестру.
   Эрин не нашлась, что ответить. В глубине души она понимала, что проклятый капитан в чем-то прав - Дрейк действительно не оставил ее совсем равнодушной... Но ведь это не любовь, любовь ее невозможная, запретная, - вот она, стоит в небрежной позе на борту ее воздушного парома и смотрит на нее со снисходительно-ласковой улыбкой.
   - Что еще сказал тебе Фардер? -- Урсан взял ее за плечи и пристально посмотрел то ли в хорошенькие взволнованные глаза, то ли в самую душу.
   - Откуда вы... -- пробормотала Эрин, но он быстро перебил ее:
   - Я делился своими подозрениями только с ним.
   - Да что вы к нему пристали! - обиделась Эрин. - Он вообще в отставку собирается подавать!
   - Вот как, -- ладони Урсана соскользнули с плеч девушки, и ей сразу стало холодно. - В такое время, когда каждый солдат на счету...
   Рука Урсана коснулась запястья Эрин и нежно сжала его.
   - Спасибо, голубка моя, -- произнес вполголоса Урсан. - Ты даже не знаешь, какую ужасную катастрофу ты предотвратила, рассказав мне это. Я прошу тебя и впредь быть откровенной. Я обязательно представлю тебя к награде, чего бы ты хотела, Эрин?
   Чего бы она хотела? От капитана не укрылось смущение девушки. Что ж, он сам приложил руку к тому, что простушка втрескалась по уши, и уж точно готова на все ради призрачного шанса на симпатию с его стороны. Этим еще следует воспользоваться в недалеком будущем...

***

   ...Оказавшись в своих покоях, Урсан развернул добытую книгу и отшатнулся: из раскрытых страниц выросло до пояса темное, бесплотное существо и заговорило свистящим шепотом:
   - Наконец-то!
   - А, это ты, -- выдохнул Урсан. - Я же просил: здесь появляться опасно!
   - Не бесспокойссся, оссстальные меня не увидят, -- хмыкнуло темное создание, вылетев из книги и устроившись, зависнув над столом. - А у твоего ссстарика я появлятьссся не могу, у него там охранное заклинание, старая он сссволочь.
   - У тебя есть новости, -- догадался Урсан.
   - Да, пришло время расссплаты, -- кивнул дух. - И сссовершив ее, мы расстанемссся друзьями. Сссам знаешь правила.
   - Да знаю я, -- отмахнулся Урсан. - Говори быстрей, а то сейчас нелегкая принесет Целестию, а я еще почитать хотел.
   Дух злорадно засмеялся свистящим смехом.
   - Да уж, придетссся тебе сссо сссвоей ссстарушкой знатно помиловатьссся! Очень она уж у тебя ненасссытная!
   - К делу! - сдвинул брови Урсан.
   - Изволь. Капля очищения. Избавьссся от нее.
   Урсан нахмурился. Каплей очищения называли запаянный прочный стеклянный сосуд, внутри которого лежало авторское заклинание против Серых теней. Он, Книга креста и Первый меч были тремя главными святынями крестоносцев, памятью об основателе Древних стражей.
   - Ее нельзя разбить или расплавить, ты знаешь это не хуже меня, -- ответил капитан.
   - Знаю. Ссспрячь ее. Этого будет доссстаточно.
   - Все равно куда, лишь бы надежно? - уточнил Урсан.
   - Нет. Есссть месссто. Ссстрана Вечных Льдов. Уссспеешь?
   - Усспею, -- невольно передразнил речь Тени капитан и прикусил язык. - Можно подумать, у меня есть выбор.
   Дух снова зашелся в шелестящем смехе.
   - Верно говоришь. Мне нравишьссся ты, капитан. Ничего личного. Ну а с нашей стороны плата - это кольцо Дракона, ссслышал?
   - Ну конечно, кто ж не слышал, -- обрадовался Урсан. Легендарное кольцо из когтя дракона, дарующее невероятную мощь его носителю. - Где оно?
   - Ты точно усспеешь ссспрятать Каплю в сссрок? - уточнил дух.
   - Мне еще пока не надоело жить, -- усмехнулся Урсан.
   - Тогда ссслушай: кольцо Дракона рядом, у ссстарой бабки-знахарки из Кадор Сссула. Учти: она должна отдать его добровольно, ну хотя бы не должна быть убита при отбирании кольца, понял? Иначе не видать тебе сссилы Дракона.
   - Спасибо, -- кивнул головой Урсан. - Я все понял. Трехдневный срок. Капля будет спрятана, где нужно.
   - Так вот, о том, где нужно, -- ответила Тень. - Ссслушай и запоминай, а лучше записссывай, я тебе расскажу о том месссте, где его никто не найдет.
   - Давай, только быстрей, -- поторопил капитан, поглядывая на песочные часы. Если выпроводить духа через пять минут, у него останется еще пятнадцать на чтение до вероятного прихода Целестии. Если повезет - двадцать. А еще надо отдать распоряжения насчет изъятия кольца и насчет этого паршивого мальчишки...
   ***
   Кончились наконец, длиннющие катакомбы, и Дрейк чуть ли не кубарем выкатился на улицу из темного сырого замка, запнувшись о порог. С наслаждением вдохнул он свежий воздух.
   - Надо же... Вернулся, -- страж-крестоносец, схватившийся было за алебарду, перекрестился и на всякий случай сделал знак от видений и морока.
   - А ты сомневался! -- гордо ответил Дрейк, предвкушая восхищенные речи Целестии и оказанные ему почести. И особенно Эрин... Как же он по ней соскучился! - У вас тут все в порядке, надеюсь? Мертвецы не досаждают?
   - Да как сказать... -- вздохнул страж. Дрейк похолодел:
   - Эрин жива?
   - Которая перевозчица? А чего ей сделается...
   Дальше Дрейк слушать не стал, главное он уже узнал. Эрин в безопасности, а со всем остальным он вскоре разберется. Несмотря на боль в усталых, натруженных мышцах ног, голод и жажду, он спешил к перевозу, не давая себе ни малейшей передышки. Желание поскорей увидеть любимую девушку придавало ему сил. Словно на крыльях подлетев к месту перевоза, Дрейк опешил и даже рот раскрыл.
   Воздушное судно, хотя много меньше и плоше того, на котором ему довелось путешествовать, стояло на месте. Но Эрин не было видно поблизости, лишь какой-то жилистый худощавый мужчинка с жиденькой бородой и усами, лет тридцати пяти-сорока, с любопытством разглядывал героя.
   - Эй, а где же Эрин? -- спросил разочарованно Дрейк.
   - Она перевозит капитана Урсана с отрядом в страну Вечных Льдов. Я за нее тут пока работаю, -- с охотой объяснил мужик. - Нешто в Цитадель надо? Так садись, довезу за милую душу.
   Дрейк застонал с досады. Ну и дела! И какой черт дернул Урсана отправиться в паршивые Ледники именно сейчас, и почему его не мог отвезти вот этот парень, а именно Эрин! Поистине, Урсан стал каким-то злым гением для Дрейка.
   - Так чего медлишь? Садись! Али высоты боишься? Сейчас быстренько до Цитадели домчим! Откуда-то ты будешь, паря? -- начал расспросы перевозчик. Его звали Мак.
   Делать было нечего, Дрейк забрался на борт и воздушное судно, ведомое словоохотливым перевозчиком, повезло его к могущественной волшебнице, от которого зависела его дальнейшая судьба.
   - У нас тут не то, что раньше... -- рассказывал ему между тем Мак последние новости. - Мертвяки обнаглели! Прям не ходи. Я уж к своей благоверной неделю не заглядываю, так и живу в Цитадели, у меня там братишка... Ох, чувствую, сожрали мою бедную Нону, приюти ее святые на Небесах... -- без особого, правда, сожаления поведал заместитель Эрин.
   - А почему крестоносцы бездействуют? Что же Целестия ничего не предпримет? -- горячо спросил Дрейк, которого это беспечное смирение задевало за живое. Он видел нескольких вооруженных воинов в Кадор Суле, когда спешил к перевозу, но вид у них был не самый бравый.
   - Госпожа Целестия, -- с большим почтением отвечал Мак, -- госпожа Целестия готовит стра-те-ги-чес-кий план, как избавить нас от Некроса!
   - Какие еще, к демонам, планы? У нее достаточно крестоносцев, чтоб посшибать головы всем солдатам Легиона! Почему она позволяет убивать мирных жителей! -- Дрейк почти кричал.
   - Ты не должен так говорить о госпоже Целестии, ей лучше знать, как поступить, -- гнул свое перевозчик. Как заколдованный, честное слово...
   Оказавшись в Цитадели, он нашел там еще большие беспорядки, чем раньше. Стражей на дверях не стояло, в коридорах было пустынно. Дрейк несколько мгновений поколебался - разыскать Фардера или пойти прямиком к Целестии, но в итоге склонился ко второму варианту.
   Однако у тронного зала стража все-таки дежурила, но Дрейка пропустила без разговоров. Один из них сходил доложить о приходе Дрейка и сразу же вернулся, церемонно сообщив: "Целестия вас ждет".
   На сей раз Дрейк зашел в зал без робости и волнения - у него за пазухой лежал магический Рог, а значит, теперь Целестии не отвертеться от посвящения Дрейка в крестоносцы.
   - Я вернулся, госпожа Целестия! -- без церемонных предисловий сказал Дрейк. - Держите Рог! И наконец...
   Но досказать он не успел, Целестия знаком остановила его. Печален был ее голос:
   - Твое возвращение, Дрейк, -- единственная хорошая новость за последние дни. Некрос все больше набирает силу. Несколько моих лучших крестоносцев, отправленных на задание, так и не вернулись. Но самое страшное - Урсан до сих пор не подает весточки, а ведь он отправился в опасный путь в страну Вечных Льдов...
   "Как же, опасный. На воздушном корабле с милашкой Эрин. С ветерком прямо!" -- с досадой подумал Дрейк.
   - Ты уже один раз выручал Урсана из плена. Теперь мне нужно, чтобы ты узнал, что сталось с его отрядом, -- у волшебницы был на редкость напуганный вид. - Если с Урсаном что-то случилось, то некому остановить Легион! Они уже на подступах к Цитадели!
   Наученный горьким опытом Дрейк не собирался сдавать позиций.
   - Вы обещали мне звание крестоносца в обмен на Рог. Я выполнил задание, и я жду награды.
   - Как ты можешь быть таким корыстным, Дрейк! И это сейчас, когда Легион падших уже свободно разгуливает по Кадор Сулу, и некому их остановить!
   - Госпожа Целестия, а как же волшебный Рог? Я думал, он - это и есть то оружие, что может победить Некроса, -- Дрейк отчаянно пытался понять, что происходит.
   - Не совсем, -- уклончиво ответила правительница. - Но не о нем сейчас речь, нужно спешить на помощь Урсану!
   Дрейк упрямо мотнул головой. Целестия сделала нетерпеливый жест, и один из прислужников поднес ей перо и бумагу с золотым тиснением по краям. Правительница начала торопливо писать, однако рука ее заметно дрожала, из-за чего перо царапало бумагу и иногда слегка разбрызгивало капельки чернил.
   - Вот, -- сказала она, отбросив перо в сторону. - Это указ о посвящении тебя в крестоносцы.
   - О, сударыня! -- Дрейк упал на колени. Неужели наступил день, когда его заслуги наконец признали!
   - Теперь твой долг - спешить на выручку Урсану. Тут не хватает печати и подписи капитана Древних Стражей. Без них, согласно обычаям, бумага недействительна.
   Дрейк скорее готов был порвать эту паршивую бумагу от разочарования, чем идти спасть жизнь Урсана. Судьба Урсана, если честно, его мало беспокоила. А вот судьба Эрин... Урсан идиот, как он мог подвергать девушку такой опасности! Дрейк обязан найти Эрин во что бы то ни стало! Если с ней что-то случится, он же себе никогда не простит!
   - Сударыня, я отправлюсь на розыски Урсана! - выдохнул Дрейк.
   - Не медли! - голос волшебницы, казалось, вот-вот сорвется, так она была взволнована.
   - Как сказать, сударыня, -- нахмурился Дрейк. - Дорога до Ледников неблизкая...
   Целестия поколебалась несколько мгновений, а затем решительно стянула с пальца одно из многочисленных колец.
   - Возьми его. Ты можешь перенестись куда пожелаешь, если бросишь его оземь, но только один раз и только одному человеку. Поспеши же! -- в ее требовательном голосе, однако, слышалась неподдельная тревога за судьбу капитана.
   Дрейк с поклоном взял протянутый артефакт:
   - Будьте уверены, сударыня, я вернусь и принесу вам добрые вести! --Дрейк поспешил откланяться.
   Почти крестоносец попытался разыскать Фардера, но каморка того была заперта, и никто не отозвался на его настойчивый стук. Пытаясь найти караулку, Дрейк обнаружил комнату с кучей кроватей, на которых вповалку спали беспробудным сном крестоносцы. Он попытался разбудить одного из них, но мужчина, которого потряс за плечо Дрейк, только пробурчал что-то нечленораздельное. На пустующем складе Дрейк наполнил свою флягу вином, положил в заплечный мешок немного провизии и парочку найденных эликсиров.
   Пустые коридоры и без единого посетителя неубранный обеденный зал производили впечатление близкой беды. У Дрейка даже мелькнула мысль добраться до Ледников на пароме Мака, и вместе с Эрин перенестись куда-нибудь в безопасное местечко, подальше от мертвяков. Однако он сразу же вспомнил о словах Целестии: кольцо рассчитано на одного человека. Но попытаться все равно стоило.
   Мак от предложения слетать в Ледники наотрез отказался.
   - Что ты, что ты! - замахал руками он. - Я и пользоваться-то этой штукой не умею. Это Эрин, крошка, по своей доброте мне все как надо настроила - штука сама летает. И вообще, я высоты как-то побаиваюсь!
   Возле перевоза тем временем столпилась кучка крестоносцев, и вид у них был не самый бравый. С тревожными лицами и с какой-то обреченностью во взгляде они прохаживались вдоль причала или переминались с ноги на ногу.
   - Эй, ребята! - окликнул их Дрейк. - Вы видели Фардера?
   - Ты что, с Неба упал? - вытаращился на него один. - Не слышал, что ли? Фардер - предатель!
   - Да не может этого быть! - крикнул Дрейк.
   - Слушай, ты бы это, потише, -- нервно оглянулся крестоносец постарше, с седыми усами. - Оно, конечно, начальству виднее. Наше дело маленькое...
   - Что с ним случилось? Где он? - выпалил Дрейк, вспыхнувший от последней реплики седоусого.
   - Да что с ним будет... Здесь где-то, в Кадор Суле. За ним уже послано, так что опоздал ты. Мак, поднимай давай, поехали!..
   У Дрейка потемнело в глазах от гнева и возмущения. Это Фардер-то - предатель? Надо найти его, немедленно!
   "А Эрин? Она тоже в опасности," -- забилась в голове еще одна тревожная мысль. Дрейк со стоном схватился за голову. Как мало времени! И больно думать о том, что ценой его промедления может быть жизнь друга или возлюбленной...
   Кадор Сул и в прошлый визит Дрейка нельзя было назвать процветающим, но сейчас селение словно переживало предсмертную агонию. Население в страхе попряталось по домам, закрыв наглухо ставни, лишь жалкие горстки крестоносцев бродили меж полуразрушенных хижин, повалившихся заборов и разоренных огородцев.
   - Дрейк! Внучек! Наконец-то!
   Грязная, лохматая старуха бросилась к нему, и он с удивлением узнал в ней добрую бабушку Мелани.
   - Что с тобой, бабушка? -- воскликнул воин.
   - Пойдем, внучек, пойдем, я должна многое тебе поведать.
   - Бабушка, я спешу. Мне нужно выручить... -- начал было Дрейк, но она перебила его.
   - Знаю, знаю, все знаю. Идем же, -- она тащила его за руку, шагая удивительно ходко для пожилой женщины. - Что это на тебе? Ожерелье порывников?
   Она коснулась костяной пластинки украшения, которое виднелось через расстегнутый ворот рубахи Дрейка.
   - Где ты его взял, Дрейк?
   - У огров, когда доставал скипетр короля гномов.
   - Тебе несказанно повезло! -- всплеснула она руками. - Теперь ты можешь понимать язык порывников, а они смогут понимать тебя! Постарайся договориться с ними миром, тогда ты сможешь сберечь силы для битв с Легионом.
   - Даже говорить с ними? Вот это да! -- удивился Дрейк. - Ох ты! Бабушка, что случилось с твоим домом?
   И впрямь, хижину Мелани было не узнать. Крыша провалилась, одна из стен треснула, а небольшой садик под окнами растоптан и раскопан. Внутри тоже было все вверх дном.
   - Кто это сделал? -- воскликнул Дрейк, переворачивая опрокинутую лавку и ставя ее у стены.
   Мелани махнула рукой.
   - Мертвяки вчера разгулялись. Кошку сожрали...
   - Но... почему крестоносцы бездействуют?! -- поразился Дрейк, снова наливаясь праведным гневом. - Что же они позволяют!..
   - Так-то они смирные... -- словно не слушая его, произнесла колдунья, -соседка, умная баба, вон двух приспособила, без всякой магии: воду таскают, дрова рубят, а она их кормит и собакой пугает, если забалуют... Уж очень они собак боятся...
   Дрейк больно прикусил себе губу. Да что вообще за ерунда творится в этом мире? Где добро и где зло? Где белое, а где черное?
   "Нет в мире ни черного, ни белого. И дураки те, кто верят в обратное"
   А тогда, давно, Дрейк поспорил с Цидерой. Циничный бродяга пытался посягнуть на такие незыблемые твердыни, как добро и зло. А сейчас Дрейк не мог понять, неужели был прав Цидера, неужели в мире нет ничего простого, а все сложно и запутано?
   - Ох, Дрейк, сейчас я открою тебе, почему бездействуют крестоносцы! -- она сорвала с себя грязную тряпку, когда-то бывшую шейной косынкой, и резким движением потянула какой-то шнурок, висевший у нее на шее. - Вот.
   Блеснул медальон неправильной формы. Мелани вложила его в ладонь Дрейку. Словно молния пронзила тело героя, он вскрикнул от неожиданности.
   - Свершилось... -- прошептала она. - Теперь ты хозяин талисмана Истинного Взора. Я больше не смогу видеть то, что отныне видишь ты.
   - Но... Я ничего нового не вижу! -- Дрейк завязал шнурок и надел талисман на шею.
   - Еще увидишь... Присмотрись: над частью крестоносцев летают Серые Тени.
   - Тени?
   - Это злые духи. Поначалу они нависают над головой, а потом все больше и больше проникают в тело. Сперва ничего не заметно, потом Дух становится сильнее, а человек начинает вести себя странно, а потом и вовсе как умалишенный. Среди крестоносцев уже были несколько случаев такого сумасшествия, и с этим ничего нельзя сделать...
   Дрейк вспомнил крестоносца Гурма и вздрогнул. Может, он как раз и был под властью такого духа?
   - Раз уж ты пойдешь в Ледники, то тебе понадобится союзник, Дрейк. Найти хорошего боевого товарища нелегко, поэтому держи это заклинание. Расходуй его аккуратно, -- она протянула ему приличный кусок пергамента. - Им пользуются вот так, -- она показала жест, Дрейк с первого же раза повторил движение точь-в-точь.
   - Зачем же экономить? Тут надолго хватит, -- улыбнулся Дрейк.
   - Нет, Дрейк! -- она резко оборвала его. -За каждый вызов Призрачного Союзника ты платишь частичкой своей души, и не смей пользоваться этим заклинанием часто! Только когда тебе придется держать самый трудный бой.
   - Ладно, -- Дрейк бережно спрятал пергамент. Души? Как это - частичкой души? Разве можно поделить душу на лоскуты? Но расспрашивать не рискнул.
   - Да, и напоследок, -- старуха подчеркнула слово "напоследок", -- пожалуй, пора. Я вижу на тебе доспехи Дракона, поэтому можешь надеть это кольцо. Оно выковано из драконьего когтя лучшим мастером из гномов...
   - Мастером Бекерром! -- воскликнул Дрейк.
   - Откуда ты знаешь? -- вопросительно поглядела на него она. -Впрочем, если знаешь, тем лучше, надень.
   Она подала ему кольцо, похожее на кольцо ловкости, только серебристое, совсем невесомое.
   - Легкое, совсем на пальце не чувствуешь, -- удивился Дрейк, а Мелани издала радостный вопль:
   - Да! Да! Я не ошиблась! Тому, кто не достоин носить это кольцо -по причине неопытности, нечистых помыслов или других причин, оно кажется тяжелым и давит палец, словно клещами стискивает. Ты же не ощущаешь его веса, значит, оно твое! И сила Дракона поможет тебе в битвах. А теперь иди же, Дрейк, иди, поспеши, но помни, что с помощью талисмана ты только увидишь людей и иных существ, пораженных Серыми Тенями, но исцелить ты их не сможешь! Только убив их, ты освободишь их от власти злого духа, он улетит прочь. Иди же, Дрейк! Поспеши! -- она буквально выталкивала его из дома.
   - До свидания и спасибо! -- Дрейк вышел из ее хижины.
   - Прощай...-- тихим, сдавленным голосом произнесла Мелани. -Прощай... Защити тебя Небесная Сила!
   Она смотрела вслед Дрейку, пока его фигура не стала совсем крошечной, затем вздохнула и прошла в дом.
   Там она повела себя странно, делая что-то вроде уборки наоборот: вынимала из сундучков и с полок пучки трав, кусочки пергаментов, книги, бутылочки и отвары. Склянки била, швыряя об пол, на пергаменты пошептала и бросила в огонь, пучки сухих трав разрывала и топтала ногами. За этим занятием ее и застали трое крестоносцев, вломившихся в двери.
   - Старая ведьма!.. -- закричал один. - Не смей!..
   Она пристально посмотрела на них, но не могла увидеть, поражены ли они чарами Серых Теней. Но житейское чутье подсказывало ей, что злые силы управляют этими людьми - если не Тени, то, может, просто жажда разрушений.
   Они рылись в ее вещах, но ничего не могли найти.
   - Где оно? Где кольцо Дракона?
   Мелани молчала.
   - Все уничтожила! Ведьма!.. -- один ударил ее по лицу, наотмашь, рукой в железной перчатке, старая женщина охнула и медленно осела на пол, а его товарищи принялись бить и пинать распростертое около их ног тело, терзаясь злобой и досадой.
   Вооруженный талисманом Дрейк шагал по Кадор Сулу и не мог поверить своим глазам. Десятки крестоносцев, встретившихся ему на пути, были поражены Серыми тенями. Отвратительные серые существа нависали над головами несчастных, а у некоторых - торчали откуда-то из плеч, подобно второму туловищу с бесплотными, когтистыми руками, делающими какие-то пассы над головой жертвы.
   Как ни тревожила его судьба Эрин, Дрейк твердо решил хотя бы попытаться найти товарища. Больше всего он молил святых, чтобы Фардер не был поражен чарами Серых Теней. Потому что исцелить его он не сможет, а убить - рука не поднимется.
   Дрейку повезло, один из встреченных крестоносцев, в здравом уме, узнал Дрейка и сообщил ему, что Фардер был вчера вечером отправлен за провизией в трактир, но до сих пор не вернулся.
   - Но не следует тебе туда соваться! -- поспешно добавил крестоносец. -Там легионеры кишат повсюду, и еще какие-то страшные твари, с бычьими головами! Я таких не видел ни разу! Кидаются какими-то зелеными сгустками, которые лишают сил! Они как будто выпивают душу!
   - И вы бросите товарища! Вас же пятеро! -- Дрейк мотнул головой в сторону уныло переминающихся с ноги на ногу четверых воинов. К счастью, ни над одним из них не летала Серая тень.
   - Ты бы сам на них поглядел! -- нервно взвизгнул один из них, совсем мальчишка, безусый, да еще здорово похожий на самого Дрейка, каким он был лет пять назад...
   - Вы же Крестоносцы! А как же воинская честь? -- попытался пристыдить их Дрейк и ринулся в ту сторону, где находился трактир. Только бы Фардер был еще жив, он успеет, обязательно успеет!
   ...Дурно пахнущий, горячий ком зеленой слизи едва не задел его. Дрейк резко повернулся в сторону, откуда прилетела враждебная магия. Там стоял необычайно мощный и рослый воин с рогатой бычьей головой, как у Минотвариуса из старинной легенды!
   Минотвариусы бросались зеленой слизью в противника, с ее помощью соединялись с ним в единое целое и выпивали силы противника, добавляя их себе. Ловкость Дрейка помогла герою избежать незавидной участи. Прикончив чудище огненным шаром, Дрейк толкнул входную дверь и аж присвистнул. В нос ему шибанул запах горелого мяса и сбежавшего молока. За столиками не совсем разгромленного трактира уютно расположились зомби, жрали какое-то сырое мясо, а парочка в углу даже играла в кости... В смысле, в настоящие, в виде кубиков, а не зомбийские.
   Что представляла собой зомбийская игра в кости, Дрейк тоже как-то наблюдал. Брали какую-нибудь кость, ставили на камень или бочонок, а иногда и вообще - целый "домик" выстраивали из них. Сшибешь своей - молодец; не сшибешь - у себя выдирай какую хочешь, дальше пробуй. Некоторые особо азартные до черепа проигрывались.
   При виде Дрейка зомби (кроме игроков, которые, видимо, были целиком поглощены игрой) повскакивали с места и набросились на него. Он рванул вверх по лестнице, заняв удобное положение. Враги наседали. Пара лишилась черепов, еще трое полетели с лестницы. Оставшиеся двое отступили, Дрейк парой прыжков преодолел оставшуюся часть лестницы, мертвецы, словно опомнившись, кинулись следом.
   Добив и этих, Дрейк громко позвал Фардера, не зная, надеяться на то, что он все-таки здесь или - что в более безопасном месте.
   Он рывком распахивал одну дверь за другой. В самом конце коридора, уже больше по инерции пнув дверь, Дрейк вдруг заметил распростертое на кровати тело, хотя шум боя разбудил бы и мертвого. Мертвого?..
   Только тут Дрейк обратил внимание на тяжелый запах в этой комнате. На кровати лежал мертвец в одежде крестоносца. Очевидно, бедняга крепко спал и был убит во сне. Но кем? Зомби и их быкоголовые союзники перевернули бы все вверх дном, однако комната была в относительном порядке.
   Внезапно у Дрейка волосы слегка встали дыбом. Мертвец - несомненно, мертвец! -- зашевелился, встал и посмотрел ему в лицо оскаленной пастью. Дрейк от неожиданности вскрикнул.
   Крестоносец-зомби скалился в улыбке.
   - Дуэйк, -- пробормотал он непослушным ртом.
   - Ф-фардер...
   Узнать обезображенное лицо было невозможно - но рост и фигура, да и прямое указание, что Фардер ночевал в трактире, все это говорило о горьком факте, что друга больше нет в живых. Дрейк отступил по стене, зомби медленно шел за ним. На поясе нежити был меч, но улыбка его мертвых губ была страшнее стали.
   "Мы обязательно встретимся, Дрейк!"
   Встретились...
   - Фардер, если это ты, то уйди, пожалуйста...
   Но то ли это был все-таки не он, то ли, став зомби, он утратил разум и дружеские чувства полностью, но зомби продолжал наступать на Дрейка. Герой выскочил в коридор, не желая сражаться с бывшим крестоносцем, так и не исполнившим свою мечту о спокойной и счастливой семейной жизни. Зомби на миг остановился, взялся за оружие и внезапно взревев, кинулся вдогонку.
   В коридоре преследователь споткнулся о валяющиеся кости и кубарем полетел с лестницы, вывернув себе шею. Несмотря на это, он не затих, а продолжил беспорядочно дрыгать конечностями, поскуливая, как побитая собака.
   Дрейк стиснул рукоять меча в ладони. Это - просто приспешник Некроса. Смерть необратима, и даже если этот человек при жизни был его другом, то помочь ему Дрейк не может ничем. Разве что...
   Дрейк одним ударом смахнул ему голову с плеч. Голова весело, словно мяч, покатилась по полу и застыла, глядя на Дрейка с удивлением и, казалось, облегчением. Губы ее пошевелились. Кажется, это было беззвучное "спасибо", но Дрейк в этом был не уверен...
   - Пусть... пусть приветят тебя святые на Небесах... -- прошептал первые слова заупокойной молитвы Дрейк.
   Впервые за много лет ему захотелось плакать, но, как положено воину, он сдержался, и горе, душившее его, так и не нашло выхода в слезах. Его ненависть к Некросу стала просто неописуемой. Дрейк даже забыл о своих подозрениях и сомнениях в адрес Целестии и Урсана.
   Он пойдет в Ледники и устроит жаркое пламя для всей обитающей там нечисти! Он найдет Урсана и вместе с его людьми пойдет на штурм Крепости, где засел проклятый некромант!
   "Жди меня, Эрин, я спешу к тебе!"
   Дрейк снял с пальца отданное Целестией кольцо и решительно швырнул его о грязный дощатый пол трактира.
  

Глава 10. Путь во льдах.

  

Ступени мести и любви 

Нужно перешагнуть, 

Забыть про все и продолжать свой путь... 

Свой ледяной путь. 

Прикрой спиной того, кто еще жив, 

Оставь того, кого не вернуть...

Загнав под лёд эмоций взрыв,

Продолжи свой путь...

Zera "Ледяной путь"

    
   Яркая, слепящая вспышка света, обжигающий холод - и Дрейк ощутил себя стоящим на заснеженной равнине в царстве ветров, вьюг и сугробов. Страна Вечных Льдов, климат в которой, вопреки законам природы, был холоднее и суровее, чем на географическом севере государства.
   Цидера очень не любил это место. Странно, вспомнилось Дрейку, его тогдашний приятель стойко переносил холод, но о Ледниках отзывался как о кусочке дна Бездонной пропасти, по ошибке заброшенное в мир людей из потустороннего мира. Из обрывочных слов Цидеры Дрейк понял, что его друг чудом уцелел в бою против ледниковых титанов. Титаны были родственниками огров и даже, видимо, относились к одной расе.
   Дрейк порядком замерз, идя против ветра по глубоким сугробам. Когда он услышал свое имя, ему показалось, что это обман слуха.
   - Дрейк! Это правда ты? -- донеслось сверху, совсем рядом.
   Он поднял голову и увидел воздушное судно Эрин. На девушке, поверх ее обычной одежды был надет теплый меховой плащ, туго перетянутый пояском на тонкой талии.
   - О Дрейк! Ты совсем замерз! -- девушка помогла ему забраться на судно и набросила на плечи запасной плащ. Когда Урсана не было рядом, она не сомневалась ни капельки, что Дрейк ни в чем виноват. Эрин была ужасно рада, что Дрейк нашел ее.
   - Эрин! Похоже, само Небо тебя послало,-- улыбнулся Дрейк, лязгая зубами. - Как я рад, что ты жива и здорова! Но где же крестоносцы?
   - Выпей,-- она заботливо протянула ему флягу.
   - О нет, кажется, не стоит охлаждать себя еще и изнутри,-- отказался Дрейк.
   - Ошибаешься! Эта фляга волшебная. В ней холодное вино остается холодным, а подогретое - горячим.
   - Не может быть! Она такая холодная на ощупь,-- поразился герой. - Откуда она у тебя?
   Эрин улыбнулась.
   - Это подарок.
   - Чей?
   - Секрет.
   Дрейк не стал настаивать. Глотая горячий, пряный напиток, он вкратце рассказал ей о выполненном задании и о том, что происходит в Кадор Суле.
   - У нас беда, Дрейк, -- сказала Эрин, едва герой немного согрелся и глотнул горячего пунша из ее фляги. - Я не знаю, как быть! Капитан Урсан ведь пропал, а крестоносцы разбиты. Я пролетела над равниной и видела много мертвых воинов. Снег уже начал заносить их, но Урсана меж ними не было! Его надо непременно разыскать!
   Дрейку ужас как не хотелось покидать эту прелестную девушку и снова спасать какого-то там пусть и капитана Древних Стражей, но сказать что-то вроде: "А может, ну его, этого Урсана?" - у него язык не поворачивался. Она была так чудно хороша, с присыпанными снежинками каштановыми локонами, выбившимися из-под капюшона, а в ее глазах застыло выражение мольбы. Дрейк едва не удержался, чтобы не поцеловать ее в трогательно приоткрытые губы.
   - Жди меня здесь, Эрин, -- сказал он решительно, и запахнув теплый плащ поплотней, Дрейк отправился на поиски Урсана.
   Равнина, казавшаяся бескрайней из-за плохой видимости в метель, довольно быстро перешла в широкую дорогу меж обледеневших скал, которые, наверное, подпирали собой суровое небо. Интересно, чем прогневили Небеса ледниковые титаны, что теперь им суждено видеть от Неба лишь снежные бураны?
   Вскоре Дрейк увидел труп крестоносца, потом другой, потом третий. Снежинки не таяли на их усатых, суровых лицах, словно сединой лежали на висках, выглядывающих из-под шлемов, серебрили брови. Снег вокруг них был розовым и багровым.
   Навстречу ему, расшвыривая снег ударами мощных лап неслись гориллоподобные существа, похожие на Каменных Уродов - с той лишь разницей, что эти были прозрачные, словно ледяные, и даже все их внутренности были видны. Дрейк рванул свой заранее надрезанный свиток и метнул огненный шар в одну из тварей. Мощный сгусток пламени заставил ее завизжать от боли, а вторая тварь трусливо бросилась наутек. Когда огонь погас, Дрейк увидел половину чудища - заднюю. Морда и передние лапы были расплавлены и растеклись талой водой.
   Дрейк, превозмогая стужу и опасности, добрался до громадной ледяной скалы. Внутрь ее вел грот, только под сильным уклоном. Дрейк только начал думать о спуске, как вдруг сильный порыв ветра заставил его переступить с ноги на ногу... и поскользнуться. Герой со страшной скоростью заскользил вниз, в бездну, еле успев защититься заклинанием Каменной кожи.
   Разогнавшись к концу спуска до невообразимой скорости, он как пробка из бутылки вылетел в какой-то ледяной коридор и шмякнулся о стенку. Без заклинания Дрейк сломал бы себе шею, но сейчас он только слегка ушибся. Потирая голову, он поднялся и сразу же принял боевую позу: из-за ближайшего поворота вынырнул зомби, который недолго думая, швырнул в Дрейка молнией. Видимо, защитное заклинание начало слабеть, поэтому Дрейк ощутил боль.
   - Скотина дохлая! -- Дрейк подбежал к нему поближе и ударом меча снес череп.
   Как отсюда выбраться - вот вопрос, который встал перед ним в первую очередь. Вряд ли зомби попал сюда этим же путем, а значит, тут есть еще один выход. Однако Дрейк заметил на утоптанном снегу полустертые следы сапог - нормального, человеческого размера, а значит, здесь не так давно ходили люди. Дрейк пошел в том же направлении, в котором предположительно ушел хозяин сапог.
   Что ж, след - это было все-таки лучше, чем ничего, но все же похуже, чем указатель, гласящий "Урсан там!"
   Дрейк долго плутал в ледяном лабиринте, но ни людей, ни титанов не обнаружил - только с десяток зомби. Один из ходов вывел его в обширную ледяную залу, украшенной исполинской, грубо высеченной статуей ледникового титана. Рядом с ней стояло четверо титанов - увы, живых, но, слава Небу, все же поменьше, чем их ледяное воплощение.
   Рыча, коренные жители ледяной страны набросились на Дрейка. Истратив в тяжелой битве последние огненные шары, Дрейк, испытывая дикую боль, дотянулся до бутылочки со снадобьем в его походной сумке, сделал несколько глотков и потерял сознание.
   Открыв глаза, Дрейк долго лежал на ледяном полу, не чувствуя холода. Затем поднялся и сел. Надо отдать снадобью должное - раны на нем уже затянулись без следа, и обмороженная кожа вновь обрела нормальный цвет и чувствительность.
   Дрейк услышал торопливые шаги и выхватил меч, готовый отразить любую атаку.
   - Дрейк, это ты?
   Голос оказался знакомым.
   - Капитан Урсан?! Ты в порядке, как я погляжу!
   - Последнее, что я помню, - это атаку Ледниковых Титанов, - сказал Урсан, хотя вид его вовсе не был изможденным. - Как ни прискорбно, наш отряд был разбит. Сам не понимаю, почему я не был убит. Или уцелел кто-то еще? Ты не видел наших ребят? -- с беспокойством спросил Урсан.
   - Видел. Их тела заносит снегом, -- с горечью ответил Дрейк. - Надо выбираться отсюда поскорее, Эрин там сходит с ума от беспокойства. Она ждет нас у своего корабля.
   - О, благодарение Небу, она здесь! В путь, Дрейк!
   По пути Урсан не переставал восторгаться подвигами Дрейка. Дрейку не хотелось откровенничать со спасенным капитаном, поэтому он вкратце рассказал о том, что задание выполнено.
   - Ты смог достать Рог? Отлично, теперь мы точно одолеем Некроса. Но ведь это невозможно! Ты настоящий герой, Дрейк. Как только мы вернемся, я возьму тебя в Древние Стражи! Цитадели нужны такие люди, как ты!
   Дрейк пожал плечами. Он считал, что Цитадели и так ничего не грозит. С другой стороны, его мучила досада - он вынужден сражаться в одиночку, а некий бравый капитан Древних Стражей лихо угробил целый отряд. А после этого вернется к Целестии и награду какую-нибудь получит.
   - Можете сделать это сейчас, -- Дрейк пошарил у себя за пазухой, где должна была лежать бумага о его назначении. - Нужна ваша подпись и печать.
   - Как предусмотрительно, -- Урсан забрал бумагу. - Как думаешь, тут еще остались Титаны? Надо поторапливаться, Дрейк, если мы не хотим с ними снова встретиться. Я подпишу, как только мы окажемся в безопасности.
   Урсан шагал бодро и ходко для человека, перенесшего смертельную битву и тягостный плен у титанов. Дрейк, измученный боями и переходами, едва держал нужный шаг. Однако вскоре они выбрались на снежную равнину. Предстоял утомительный переход через нее, хорошо хоть метель совсем стихла. Но вдруг Урсан задрал голову вверх и принялся махать руками.
   - Эрин! Эрин, голубка!
   Дрейка слегка передернуло на такое фамильярное обращение. Перевозчица же радостно опустила свое воздушное судно и бросилась обнимать героев.
   - Капитан Урсан! Дрейк! Вы живы! Хвала Небесам!
   - Эрин, ты наша спасительница! - крепко обнимая девушку, воскликнул капитан. - Какая удача, что ты приблизилась к гроту!
   Девушка покраснела. Ей не хотелось признаваться, что после ухода Дрейка, ей стало совсем одиноко и страшно, и она медленно следовала в ту сторону, куда он удалился.
   - Да, мне было странное видение, словно святые указали мне двигаться сюда, к вам... Вы не ранены?
   - О нет, -- ответил Дрейк.
   Урсан лишь таинственно вздохнул:
   - Да, Дрейк, тебе очень повезло, что тебя не было с нами в тот страшный бой, когда погиб весь отряд.
   - А может быть, будь я с вами, отряд бы не погиб, -- вырвалось у Дрейка, прежде чем он осознал, что это звучит как пустое бахвальство.
   Эрин закатила глаза. Видно было, что реплика Дрейка ей не пришлась по вкусу.
   - Ну что, занимайте места, господа. Мы ведь отправляемся в Цитадель?--спросила она у Урсана немного неуверенно, словно боялась его осуждения или окрика. Так и вышло.
   - Как ты однако раскомандовалась, Эрин! Не забывайся, приказываю здесь я, -- сказал Урсан и обратился к Дрейку, - Дрейк, мы должны вернуться без тебя. Ты должен доставить это послание прямо в руки королю гномов, и как можно скорее.
   В руку Дрейка ткнулся свиток с сургучной печатью. Герой опешил. Его что, собираются здесь оставить?! У Эрин тоже вытянулось лицо от неожиданности.
   - Если как можно скорее, то почему бы нам не домчать до Коранты на корабле Эрин?
   - Дрейк, как тебе не стыдно! Во-первых, мне надо сообщить Целестии очень важные сведения, это касается предотвращения атаки Легиона. И, во-вторых, как можно подвергать нашу Эрин такой опасности? Ты ведь не хочешь, чтобы с ней что-нибудь случилось?
   Дрейк почувствовал злость. Нет, надо было оставить Урсана в этих чертовых Ледниках! А сейчас он пытается от него отделаться, да еще и очернить его в глазах дорогой ему девушки.
   - Нет, разумеется...
   - Или я в тебе ошибся, Дрейк? -- продолжал Урсан, не давая ему договорить. -Я-то думал, ты смелый воин, а ты боишься какого-то путешествия в Коранту, из которой ты недавно с блеском вернулся?
   - Если оно такое простое и безопасное, то почему мне нельзя воспользоваться кораблем?
   - Оно не опасно для смелого воина, а не для хрупкой девушки! -отрезал Урсан. - И потом, госпожа Целестия должна получить все нужные сведения. И кому как ни мне долг велит возглавить крестоносцев для решительного отпора? Все, я не желаю больше терять время. Пора, Эрин.
   Но девушка обладала более жалостливым сердцем.
   - Дрейк, я перевезу тебя через равнину прямо к Закатной Чащобе. А там ты пойдешь один, и да помогут тебе святые!
   Дрейк с благодарностью посмотрел на нее, Урсан лишь поджал губы. Весь путь до окраины Закатной Чащобы был проделан в тяжелом молчании.
   - Я вернусь, -- сказал Дрейк на прощанье, то ли обещая это Эрин, то ли угрожая Урсану. Эрин смущенно прятала глаза, словно ожидая выволочки от Урсана за своевольничание, и лишь на миг осмелилась коснуться Дрейка взглядом:
   - Я буду молиться за тебя, герой, -- выпалила она и отвернулась.
   Не успел Дрейк и полста шагов ступить по тропе, как на него словно вихрь, налетел порывник. Поверх его чешуйчатой головы торчала Серая тень. После непродолжительного боя Дрейку удалось взять верх. Тень с легким шипением отделилась от тела и улетела прочь:
   - Сссука...
   - Неужели эта тварь неубиваемая? - сжал рукоять меча Дрейк, однако ожерелье порывников позволило смертельно раненому птицеящеру понять ненароком сказанную фразу.
   - Крестоносец! Ты знаешь наш язык? -- протрещал вдруг истекающий кровью Порывник.
   Дрейк обернулся.
   - Серые тени, приспешники Некроса, поглощают разум моих собратьев. Я увидел в вещем сне, что один из вас, людей, спрятал заклинание очищения в ледяном гроте. Я отправился на поиски, но одна из Теней поработила мою плоть и разум. Найди заклинание, крестоносец! Возьми у меня на поясе руну, она поможет тебе найти то, что не успел найти я...
   - В каком гроте? Извини, я спешу, -- ответил Дрейк. Нет уж, сначала он отнесет свиток, а уж потом займется поисками какого-то там заклинания... Ну, если совсем нечего будет делать. У него другая проблема: как бы Урсан не отослал его, чтобы самому выступить против Некроса и прославиться как победитель Легиона падших...
   - Послушай, крестоносец, -- настаивал умирающий. - В том гроте лежит разбившийся воздушный корабль древних времен. Там, в его металлической утробе злой человек спрятал стеклянный сосуд с заклинанием. Добудь его, и серые тени обратятся в прах. Ты сможешь исцелить любое существо, крестоносец...
   - Но я воин, а не лекарь... -- растерянно произнес Дрейк. Порывник уже испустил дух. Дрейк на всякий случай взял деревянный квадратик с начертанной руной, но повернуть назад не спешил. Нет уж, сначала - бой с Некросом, а потом уже можно и поискать всякие заклинания.
   Неожиданно путь ему преградил порывничий кордон из поваленных бревен. Однако над их головами не летали Серые тени, и Дрейк решился заговорить:
   - Добрый день, доблестные стражи! Я иду с миром в земли гномов, пропустите меня.
   - Странный человек! Прочь отсюда! Здесь не место таким, как ты! -- прострекотал в ответ крупный порывник, видимо начальник этого укрепления.
   - Но послушай... -- затрещал в ответ Дрейк.
   - Если даже ты и умеешь говорить нормально, это не дает тебе права проходить к нам! Наш народ поражен болезнью, причин которой не ведают наши знахари! Убирайся из нашего леса, может, она от вас, людей!
   - Я знаю причину! Это силы Легиона сводят с ума твоих собратьев! -- замахал руками Дрейк. - Я собираюсь свергнуть Легион, но мне нужно пройти к гномам для этого.
   - Очередной человечий вздор, которому я должен поверить? Убирайся! Нас тут целый отряд, и все вооружены до зубов! Поворачивай, пока мы не разозлились!
   - О, Высь Небесная! -- герою ничего не оставалось делать, как ретироваться. Похоже, без заклинания ему не пройти.
   Дрейк снова шел по заснеженной равнине, и холод пробирал его до самых костей. Чертова жизнь! Черт его дернул связаться с Урсаном и Целестией! Все из-за того, что ему вскружила голову идея стать крестоносцем, настоящим воином, в чьей доблести никто не сомневается. И что теперь? Где его свободная жизнь, когда он подчинялся лишь самому себе, тихо-мирно громил мертвяков, ночевал у костра, глядя на звезды и мечтая о достижении своей главной цели - победы над Легионом. Никто тогда не заставлял его мерзнуть в снегах, бродить по непролазным чащам и темным затхлым катакомбам, как мальчика на посылках!
   Слава Небу, титанов тут похоже больше не было. Их народец, по слухам и так был немногочислен. Жалко, в Ледниках не бывает лета, а так бы Дрейк вошел в историю как герой, присоединивший к владениям Целестии новые земли.
   Смеркалось, когда Дрейк спустился в ледяной грот. Руна начала издавать слабое свечение. Воодушевленный этой подсказкой, Дрейк пошел в таком направлении, чтобы свет от руны усиливался.
   Постепенно коридор расширился вширь и ввысь настолько, что напоминал гигантскую полость в ледяной глыбе. Впереди что-то чернело. Это напоминало огромных размеров колонну, но сделанную явно из металла. Она неуклюже и криво лежала на ледяном полу, и казалось, вмерзла в него. Сверху над ней мерцали звезды в темном ночном небе. Кажется, эта штука и впрямь пробила ледяной потолок, когда-то давно свалившись с неба.
   Засмотревшись, Дрейк еле успел увернуться от летящего в него зеленого комка слизи. Минотвариус? Откуда?
   Да, это и в самом деле был Минотвариус. И рядом с ним несколько зомби. Проклятье!
   Дрейк швырнул в нежить тремя огненными шарами, отшвырнув врагов к выпуклому боку диковинной колонны. Двое зомби ударились об нее, поломав хребты, и остались лежать неподвижно. Минотвариус швырнул второй зеленый комок, пытаясь высосать энергию Дрейка, и на этот раз проклятая слизь задела левое плечо героя. Щит в руке словно потяжелел раза в два, а Минотвариус стал жадно всасывать энергию.
   Дрейк подскочил к врагу и хватил его мечом, тот взвыл и рухнул.
   - Так тебе, сосальщик проклятый! -- Дрейк подобрал осколок льда и начал отскабливать с себя слизь, проклиная наваливающуюся слабость. Так, кажется, без эликсира тут не обойтись...
   Слегка поправив здоровье, Дрейк огляделся и заметил круглую дверцу в странной колонне. Недолго думая, он подошел к ней, но как только он коснулся ее поверхности, она распахнулась, как бы приглашая влезть героя.
   Колонна на самом деле оказалась каким-то неведомым кораблем. Несмотря на то, что ее внешние стенки были холодны, как лед, в который они вмерзли, внутри было жарко, даже очень. Пот заструился по спине Дрейка, а в висках сразу же заболело от такого перепада. Он протянул руку к стенке - жар исходил именно от них, и от пола, и потолка.
   Металлические части были нетронуты ржавчиной, диковинные панели с различными кнопками кое-где слабо помигивали огоньками, но ничего похожего на стеклянный сосуд Дрейк поначалу не обнаружил.
   Обшарив каюты странного корабля, Дрейк все же нашел искомый артефакт. Стеклянный каплевидный сосуд с заклинанием внутри... ох, Фардер же рассказывал ему - это святыня крестоносцев, капля очищения. Что она тут делает? Кто посмел совершить такое святотатство - украсть ее и запрятать тут, где бродят то титаны, то зомби, то жуткие быколюди?
   Дрейк решительно завернул найденное в странную плотную ткань и сунул в дорожную заплечную сумку. Каплю обязательно надо вернуть в Цитадель!
   Разлегшись на теплом полу, голодный и усталый герой некоторое время поворочался, а потом все же уснул крепким сном.
   Не успел Дрейк и полста шагов ступить по тропе, как на него словно вихрь, налетел порывник. Поверх его чешуйчатой головы торчала Серая тень. После непродолжительного боя Дрейку удалось взять верх. Тень с легким шипением отделилась от тела и улетела прочь:
   - Сссука...
   - Неужели эта тварь неубиваемая? - сжал рукоять меча Дрейк, однако ожерелье порывников позволило смертельно раненому птицеящеру понять ненароком сказанную фразу.
   - Крестоносец! Ты знаешь наш язык? -- протрещал вдруг истекающий кровью Порывник.
   Дрейк обернулся.
   - Серые тени, приспешники Некроса, поглощают разум моих собратьев. Я увидел в вещем сне, что один из вас, людей, спрятал заклинание очищения в ледяном гроте. Я отправился на поиски, но одна из Теней поработила мою плоть и разум. Найди заклинание, крестоносец! Возьми у меня на поясе руну, она поможет тебе найти то, что не успел найти я...
   - В каком гроте? Извини, я спешу, -- ответил Дрейк. Нет уж, сначала он отнесет свиток, а уж потом займется поисками какого-то там заклинания... Ну, если совсем нечего будет делать. У него другая проблема: как бы Урсан не отослал его, чтобы самому выступить против Некроса и прославиться как победитель Легиона падших...
   - Послушай, крестоносец, -- настаивал умирающий. - В том гроте лежит разбившийся воздушный корабль древних времен. Там, в его металлической утробе злой человек спрятал стеклянный сосуд с заклинанием. Добудь его, и серые тени обратятся в прах. Ты сможешь исцелить любое существо, крестоносец...
   - Но я воин, а не лекарь... -- растерянно произнес Дрейк. Порывник уже испустил дух. Дрейк на всякий случай взял деревянный квадратик с начертанной руной, но повернуть назад не спешил. Нет уж, сначала - бой с Некросом, а потом уже можно и поискать всякие заклинания.
   Неожиданно путь ему преградил порывничий кордон из поваленных бревен. Однако над их головами не летали Серые тени, и Дрейк решился заговорить:
   - Добрый день, доблестные стражи! Я иду с миром в земли гномов, пропустите меня.
   - Странный человек! Прочь отсюда! Здесь не место таким, как ты! -- прострекотал в ответ крупный порывник, видимо начальник этого укрепления.
   - Но послушай... -- затрещал в ответ Дрейк.
   - Если даже ты и умеешь говорить нормально, это не дает тебе права проходить к нам! Наш народ поражен болезнью, причин которой не ведают наши знахари! Убирайся из нашего леса, может, она от вас, людей!
   - Я знаю причину! Это силы Легиона сводят с ума твоих собратьев! -- замахал руками Дрейк. - Я собираюсь свергнуть Легион, но мне нужно пройти к гномам для этого.
   - Очередной человечий вздор, которому я должен поверить? Убирайся! Нас тут целый отряд, и все вооружены до зубов! Поворачивай, пока мы не разозлились!
   - О, Высь Небесная! -- герою ничего не оставалось делать, как ретироваться. Похоже, без заклинания ему не пройти.
   Дрейк снова шел по заснеженной равнине, и холод пробирал его до самых костей. Чертова жизнь! Черт его дернул связаться с Урсаном и Целестией! Все из-за того, что ему вскружила голову идея стать крестоносцем, настоящим воином, в чьей доблести никто не сомневается. И что теперь? Где его свободная жизнь, когда он подчинялся лишь самому себе, тихо-мирно громил мертвяков, ночевал у костра, глядя на звезды и мечтая о достижении своей главной цели - победы над Легионом. Никто тогда не заставлял его мерзнуть в снегах, бродить по непролазным чащам и темным затхлым катакомбам, как мальчика на посылках!
   Слава Небу, титанов тут похоже больше не было. Их народец, по слухам и так был немногочислен. Жалко, в Ледниках не бывает лета, а так бы Дрейк вошел в историю как герой, присоединивший к владениям Целестии новые земли.
   Смеркалось, когда Дрейк спустился в ледяной грот. Руна начала издавать слабое свечение. Воодушевленный этой подсказкой, Дрейк пошел в таком направлении, чтобы свет от руны усиливался.
   Постепенно коридор расширился вширь и ввысь настолько, что напоминал гигантскую полость в ледяной глыбе. Впереди что-то чернело. Это напоминало огромных размеров колонну, но сделанную явно из металла. Она неуклюже и криво лежала на ледяном полу, и казалось, вмерзла в него. Сверху над ней мерцали звезды в темном ночном небе. Кажется, эта штука и впрямь пробила ледяной потолок, когда-то давно свалившись с неба.
   Засмотревшись, Дрейк еле успел увернуться от летящего в него зеленого комка слизи. Минотвариус? Откуда?
   Да, это и в самом деле был Минотвариус. И рядом с ним несколько зомби. Проклятье!
   Дрейк швырнул в нежить тремя огненными шарами, отшвырнув врагов к выпуклому боку диковинной колонны. Двое зомби ударились об нее, поломав хребты, и остались лежать неподвижно. Минотвариус швырнул второй зеленый комок, пытаясь высосать энергию Дрейка, и на этот раз проклятая слизь задела левое плечо героя. Щит в руке словно потяжелел раза в два, а Минотвариус стал жадно всасывать энергию.
   Дрейк подскочил к врагу и хватил его мечом, тот взвыл и рухнул.
   - Так тебе, сосальщик проклятый! -- Дрейк подобрал осколок льда и начал отскабливать с себя слизь, проклиная наваливающуюся слабость. Так, кажется, без эликсира тут не обойтись...
   Слегка поправив здоровье, Дрейк огляделся и заметил круглую дверцу в странной колонне. Недолго думая, он подошел к ней, но как только он коснулся ее поверхности, она распахнулась, как бы приглашая влезть героя.
   Колонна на самом деле оказалась каким-то неведомым кораблем. Несмотря на то, что ее внешние стенки были холодны, как лед, в который они вмерзли, внутри было жарко, даже очень. Пот заструился по спине Дрейка, а в висках сразу же заболело от такого перепада. Он протянул руку к стенке - жар исходил именно от них, и от пола, и потолка.
   Металлические части были нетронуты ржавчиной, диковинные панели с различными кнопками кое-где слабо помигивали огоньками, но ничего похожего на стеклянный сосуд Дрейк поначалу не обнаружил.
   Обшарив каюты странного корабля, Дрейк все же нашел искомый артефакт. Стеклянный каплевидный сосуд с розовым зачарованным кристаллом внутри... ох, Фардер же рассказывал ему - это святыня крестоносцев, капля очищения. Что она тут делает? Кто посмел совершить такое святотатство - украсть ее и запрятать тут, где бродят то титаны, то зомби, то жуткие быколюди?
   Дрейк решительно завернул найденное в странную плотную ткань и сунул в дорожную заплечную сумку. Каплю обязательно надо вернуть в Цитадель!
   Разлегшись на теплом полу, голодный и усталый герой некоторое время поворочался, а потом все же уснул крепким сном.
   Во сне он держал возлюбленную в своих объятиях, зарывался ладонями в ароматные каштановые локоны, ощущал на своих губах мягкие, податливые губы.
   Затем, даже в такой прекрасный сон принесли демоны ненавистного Урсана. Эрин сразу поникла и покорно пошла за ним, словно жертвенное животное.
   - Я не отдам ее тебе! - заорал Дрейк, вне себя от ревности.
   - Ты мне не соперник, маленький Дракон, -- высокомерно ответил Урсан. - Она сама тебя видеть не желает, ты, нищее отродье, никогда тебе не бывать крестоносцем!
   - Врешь, скотина! - Дрейк попытался обнажить меч, но причудливая ткань сна подвела его: он стоял совершенно безоружен.
   - Не ссорьтесь из-за меня, мальчики, -- Эрин вдруг подняла глаза и отбежала от Урсана на несколько шагов. Твердая земля под ее сапожками вдруг стала палубой воздушного парома, она стояла на самом краю. Улыбнувшись Дрейку, она послала ему воздушный поцелуй и прыгнула вниз, в Бездонную Пропасть.
   Дрейк проснулся от собственного крика. Сердце его бешено стучало от беспокойства за любимую.
  

Глава 11. Целитель народа Порывников.

  

Даже если вам немного за тридцать -

Есть надежда выйти замуж за принца!

Солнце всем на планете одинаково светит,

И эльфийке, и простой кентаврице...

Из сборника "Популярные фольклорные песни, пословицы и поговорки Ордона"

   К вечеру следующего дня подойдя к заграждению из бревен, Дрейк не успел открыть рот, как главный из порывников, потрясая своим грозным оружием, затрещал:
   - Тебе что, неясно сказали в первый раз? Проваливай!
   - Но послушай! Я знаю, как помочь твоим воинам! Ваш собрат искал артефакт, и вот он, у меня! - Дрейк показал сияющую нестерпимым светом руну.
   - Ладно, - смягчился командир укрепления, все еще не опуская встопорщенный гребень. - Но если у тебя не получится, я тебя скормлю им!
   - Как скажешь.
   Дрейку завязали глаза и потащили в колонию порывников. Эти существа, подобно птицам, гнездились в деревьях, строя там потрясающе прочные и правильной формы деревянные жилища, соединенные между собой подвесными мостами. Дрейка довольно грубо впихнули в один из таких деревянных порывнятников, сорвали с глаз повязку. Самозваный целитель огляделся.
   За деревянной решеткой стояло, странно подергиваясь, штук пятнадцать порывников. Над их головами заметались с шипением Серые тени, видимо, почуяв близость опасного для них заклинания. Дрейк вспомнил крестоносца Гурма и поежился. Эх, знал бы он тогда про талисман Истинного Взора, все было бы по-другому!
   Дрейк поднял над головой каплю с сияющим всеми гранями кристаллом и стал медленно опускать, держа артефакт на вытянутых руках перед собой. Герой неожиданно оказался словно в центре странного сияющего креста, который мгновенно увеличился в размерах, очищая все вокруг, сметая все злое на своем пути. Серые тени с воплями вырвавшись из тел носителей, рассыпались в прах.
   Очнувшиеся порывники дружно застрекотали, пытаясь выяснить, что произошло и почему они заперты.
   - Ты это сделал, незнакомец! -- в голосе порывника, который привел его сюда, прозвучало восхищение, граничащее с благоговением. - Останься и оцени наше гостеприимство. Теперь ты наш друг и герой всей расы порывников.
   - Я... мне нужно скорее попасть к гномам, - сказал Дрейк, но порывники обступили его плотным кольцом и стрекотали так, что голова у него пошла кругом.
   - Что ж, чужеземец, это твое право. Но солнце уже закатилось. Ты можешь переночевать у нас, тебя никто не тронет, хоть ты и выглядишь как детеныш огра.
   Дрейк с благодарностью кивнул на предложение ночлега, но принял его с осторожностью. Детеныш огра, ишь чего захотели.
   - Позволь отблагодарить тебя вот этим магическим свитком, -- Аыр стрекотнул в сторону и тут же пара молодых порывничат притащили ему требуемое. Птицеящер протянул пергамент Дрейку. - Это заклинание Карающего гнева, он усиливает твою боевую ярость и силу удара, лишая тебя чувства страха. Мы, порывники, следуя заветам предков, не пользуемся магией, предназначенной для людей. Мы рассчитываем на наши когти, зубы и дубинки.
   Дрейк с поклоном принял подарок, развернул. Ага, знаки все знакомые, ничего сложного. Пригодится.
   - А сейчас изволь отужинать с нами, человеческий воин.
   - С удовольствием, -- Дрейк был давно и зверски голоден.
   Порывник повел его по бесконечным подвесным мостам и деревянным домам-веретенам, пока они не пришли в одно из помещений, где собрались на ужин порывники. Пахло жареным мясом и какими-то приправами.
   - Слушайте меня, народ Порывников! -- закричал, вернее, защелкал провожатый Дрейка. - Это великий герой, исцеливший с помощью магии наших сородичей! Восславим его! Так говорит вам ваш вождь, бесстрашный Аыр!
   Оглушительный треск. Воздав похвалу своему герою, порывники принялись за мясо. Дрейк попробовал кусочек - оно было необычайно вкусным, он никогда не ел ничего подобного.
   - Что это за дичь?--спросил он у Аыра.
   - Огрятина, конечно,-- протрещал вождь с набитым ртом. - Молодая и свежая!
   Дрейк чуть не поперхнулся. Огры, хоть и не были людьми, несомненно принадлежали к человекоподобной расе, а есть человечину Дрейку совсем не хотелось. Он отодвинул тарелку.
   - Не хочешь, могу съесть твою порцию. Нежнейшее мясо, -- собеседник поддел когтями кусок с тарелки Дрейка и жадно стал его жевать. Целителю народа порывников пришлось довольствоваться гарниром из тушеных в пряном соусе грибов и фруктами.
   После ужина Аыр снова повел его по шатким подвесным мостикам. Мостики были без перил, птицеящеры в них не нуждались. Они ловко передвигались то на двух, то на всех четырех конечностях, Дрейк же благодарил Небеса за кольцо Ловкости, с которым он мог не чувствовать себя неуклюжим по сравнению с шустрыми обитателями Закатной Чащобы.
   Вообще, поселение порывников было довольно большим. Возглавлял его, как поведал Аыр, Совет старейшин, состоящий из самых опытных и мудрых сородичей. В состав его входили восемь порывников и две их самки. Дрейк был весьма удивлен, он думал, что совет старейших должен был состоять из заслуженных воинов, но уж никак не из женщин.
   - Неправда твоя, человек! - возразил ему Аыр. - Воин редко доживает до старости и мудрости, однако дожившие уж точно войдут в Совет. А женщины - без них в совете не обойтись. Во-первых, они прекрасные охотницы, а во-вторых, многие неплохо соображают в разных делах по обустройству поселения. Все эти мостики были придуманы женщиной, легендарной Щеркр, основательницей нашего поселения. Это она объединила наших предков, и с тех пор мы чтим ее законы и не допускаем внутренних раздоров.
   Дрейк расположился на ночлег в одной из деревянных комнат-коконов. Ему было тесно и неудобно, настолько мал был пол, ведь порывники обычно спали на стенах, накрепко вцепившись в них своими острыми когтями. Поворочавшись немножко и закинув ноги на стенку, Дрейк все же уснул. Проснувшись, он кое-как выполз на мостик - так затекли его ноги.
   Благодарные птицеящеры дали ему в дорогу фруктов и наполнили его флягу кисленьким, бодрящим соком, а также отрядили трех провожатых, которые должны были попутно предупредить сородичей о том, что Дрейк отныне неприкосновенен и уважаем их расой, как великий целитель.
   Проводники, слава Небесам, оказались молчаливыми. Они шустро передвигались на своих полуптичьих лапах меж деревьев и кустов, иногда негромким стрекотом оповещая собратьев о своем приближении.
   Встреченные порывники благодарно трещали и делились новостями - все ли спокойно в Закатной Чащобе. Оказалось, вполне мирно. Огры после зачистки гномами территории практически не показывались, немногочисленных зомби порывники старательно обходили. Как пояснил один: "Ну их, костлявых! Есть среди них нормальные, обо всем договориться можно, костяшками перещелкивают почти как мы говорим, а есть и буйные! Лишь бы подраться!" Дрейка зомби не пугали, но он спешил и тратить время на стычки не хотел. К чему теперь убивать рядовых легионеров, если появилась возможность вскоре одержать победу над их повелителем!
   - Прощай, целитель нашего народа! -- прострекотал главный из провожатых, когда деревья расступились, открывая взгляду холмы Коранты, переходящие в горную цепь. - Теперь ни один из наших воинов тебе не причинит вреда, когда ты будешь возвращаться.
   - Спасибо, ребята! -- Дрейк сделал прощальный жест рукой и резво зашагал по тропинке, размышляя. "Скоро я буду героем всех рас, -- усмехнулся он. - У гномов я спаситель принца, у порывников - целитель. Только вот своя раса не ценит совершенно. Ни званием крестоносца не пожалует, ни поддержит благие начинания отрядом воинов."
   Часовые у ворот Коранты встретили его с надлежащими почестями. Он был беспрепятственно пропущен, а самый младший, безбородый гномик даже украдкой потрогал ножны от его меча.
   Дорога во Дворец была знакомой и короткой. Герой так торопился, что даже не заглянул в дом Сапфиров. К Даину его пропустили без очереди - ради такого гостя молодой король прервал затянувшееся совещание.
   Войдя в знакомый ему тронный зал, Дрейк едва не вскрикнул. Один из гномов-советников был под властью Серой тени! Как жаль, что он раньше не владел Талисманом Истинного Взора! И вдвойне жаль, что тут нет старого знакомца Берилла, вот уж на кого бы глянуть, чтобы проверить подозрения Ансельма...
   - Ваше Величество, хочу сообщить вам, среди вашей свиты есть предатель!
   - Что ты такое говоришь, Дрейк! -- изумился Даин.
   - Я повторяю, предатель! -- и Дрейк выхватил Каплю очищения.
   - Ответишь! - вскрикнул злобный дух, отлетая прочь, но крестообразное сияние сделало его на миг видимым всем и обратило в пыль. Придворные ахнули, а гном-советник шлепнулся в обморок.
   Король Даин же осторожно приблизился к черной пыли, оставшейся от поверженной твари.
   - Вы все видели это, господа? - повелительным тоном спросил его величество. Гномы затрясли бородатыми головами в знак согласия. - Дрейк, что это было?
   - Их называют Серые тени. Я слышал, что они как-то связаны с Некросом, -- ответил Дрейк. - Они порабощают разум человека... то есть любого разумного существа.
   - И какая-то неведомая тень управляла моим советником? Влияла на важные государственные решения? Дрейк, ты уверен, что больше никто из моих подданных не поражен этой... -- он не мог подобрать приличного слова, -- этим чудовищем?
   - Никто из встреченных мной, Ваше Величество, и никто из тех, кто сейчас находится в этом зале!
   - Слава Горе! -- воскликнул король. - Но что привело тебя сюда, о Дрейк, не мой же околдованный советник, в самом деле?
   - Нет, ваше величество. Вот этот свиток, -- он с поклоном подал его королю. - Это от капитана Древних стражей Урсана, там содержатся какие-то очень важные сведения...
   - Но этот свиток, который ты принес... -- перебил Даин и, нахмурив лоб, развернул пергамент, показав его всем. - Он пуст! Что это значит?
   - Это значит, что меня обдурили, как последнего недоумка! -- воскликнул Дрейк, чувствуя, как в нем закипает жгучая ненависть к Урсану. Изменник! Предатель! Отправил его к гномам, чтобы никто не мешал ему гнусно подкатывать к Эрин!
   - Дрейк, об этом поподробней. И не здесь, -- Даин нетерпеливым жестом велел унести советника к лекарю, а сам, подозвав двух стражников, проследовал вместе с Дрейком в одну из небольших комнат. Впустив их, стража осталась стоять снаружи, у дверей, с приказом не впускать даже личного секретаря с делами любой важности.
   Дрейка корил себя на все лады. Ему казалось, что если бы он знал грамоту, он хотя бы заглянул в свиток!
   - Здесь нас никто не подслушает, а я чую, что дело дурно пахнет, -- серьезно сказал король гномов. - Итак, кто дал тебе поручение?
   - Урсан, капитан Древних Стражей, -- и Дрейк поведал вкратце про поход в Ледники и свой путь в Коранту.
   Даин слушал с напряженным вниманием, иногда начиная нервно барабанить пальцами по ручке кресла, на котором он восседал.
   - Позволь мне взглянуть еще раз на этот артефакт, -- попросил Даин, и когда Дрейк показал требуемое, уточнил, -- скажи мне, о славный воин, не Капля Очищения ли это, один из трех святынь крестоносцев?
   - Да... -- растерянно отозвался Дрейк.
   - Мои догадки одна ужасней другой, -- произнес король. - Что же задумал ваш Урсан, раз решился спрятать в таком месте одну из священных для себя вещей?
   - Так это все-таки он, никакой ошибки? - задал не очень умный вопрос Дрейк. У него просто в голове не укладывалось, что человек, занимающий столь почетное место, решится нарушить свой долг ради подлой и коварной интриги.
   - Видел ли ты Серых теней над головами крестоносцев? - вместо ответа спросил его король.
   - Да, у многих, -- подтвердил Дрейк.
   - Тогда это еше серьезнее, чем я думал, -- гном сердито потер свой ус. - Урсан готовит переворот.
   - Нет! - вскричал Дрейк, похолодев. - Не может быть! Его долг...
   - Увы, Дрейк, не все люди так честны, как ты. Сам посуди: Урсан явно связан с этими Серыми тенями, иначе зачем бы ему прятать единственное заклинание, которое способно их уничтожить? Более того, он уводит большой отряд в Страну Льдов, откуда возвращается один. Если я прав, то он намеренно увел крестоносцев, не захваченных Тенями, на верную смерть, и оставил в Кадор Суле тех, кто им поддался. Ваша правительница же осталась без защиты, а это может означать только одно...
   - Небеса святые! - у Дрейка похолодели ладони от осознания всей глубины интриги Урсана.
   - То, что он тебя отправил, -- продолжил между тем король, -- означает, что ты способен ему помешать. Он хитрый, ваш Урсан, раз сумел столько времени водить всех за нос, но попытка тебя отослать сюда означает, что он боится. Твое присутствие рушит его планы.
   - Значит, мне надо спешить, -- Дрейк сжал кулаки, тревожась не столько за Целестию, которая вот-вот может лишиться трона, а за Эрин.
   - Подожди немного, Дрейк, -- остановил его король. - Я все еще не отблагодарил тебя за свое спасение.
   - Ваше величество, -- непочтительно не дал ему закончить Дрейк, -- лучшей наградой для меня смог бы стать любой артефакт, способный быстро перенести меня в Кадор Сул.
   - Увы, Дрейк, -- развел руками Даин. - Самое малое, чем мы можем тебе помочь - это сократить твой путь почти вдвое. Я отряжу гномов с рельсовой тележкой, и они подбросят тебя до Восточной крепости по секретному подземному тоннелю.
   - Восточная? Но ведь мне нужно попасть к Западной! - удивился Дрейк.
   - Западная и Восточная также когда-то были соединены тайным подземным ходом, -- пояснил король.
   - Как скоро я могу отправиться, ваше величество?
   - Думаю, что не ранее, чем через час-другой, -- пообещал Даин.
   - Тогда, с вашего позволения, я навещу своего товарища, Ансельма, -- поклонился Дрейк.
   - Изволь, -- король встал и несколько раз хлопнул в ладоши, подзывая стражников, чтобы отдать распоряжения.
   Дрейк направился к дому Ансельма, однако приятель сам выкатился ему навстречу, так, что герой кувырком полетел на песок.
   - Дрейк! Дружище!
   - Ансельм? Зачем же с ног сбивать, -- улыбнулся, отряхиваясь, Дрейк.
   - Да, он самый! - самодовольно погладил бороду гном. - Да, это, уже не просто Ансельм! А этот, как его... Мы сейчас в гости зайдем, вот, расскажу все за кружкой пивка!
   - Я только что от короля, и решил заглянуть на часок, -- ответил Дрейк. - А что Сэн? Она дома?
   - Так ты был у короля и не видел ее? -- поразился Сапфир.
   Настал черед Дрейка удивляться.
   - Сэн? Почему я должен был ее видеть во дворце?
   - Так она, это... Ты ж мне сказать не дал... Я ж теперь этот... как его... шурин самого короля, вот! Ты на мою бороду даже не взглянул, -- гордо ответил гном, демонстрируя свою окладистую бороду с золотыми бусинами и шнурком.
   - Сэн... вышла замуж? -- ошеломленно повторил Дрейк, забыв от удивления пригнуться на входе в дом, и крепко стукнулся любом о притолоку.
   - Ну... почти, но дело-то уже решенное, -- ответил Ансельм. - Когда ты выручил короля со скипетром, да, мою хижину почтил своим присутствием сам тогда еще принц Даин, поблагодарить за свое спасение, ну и вообще... И вот, -- гном хитро подмигнул, -- он прямо поразился, какая у меня чистота да красота, а потом и обед попробовал, не побрезговал! Изволил сказать, что так даже этот... придворный повар не готовит мясо! И то верно, у нас в семье все женщины готовили этак... что пальцы обсосешь! Не то, что нынче...
   Дрейка и правда не узнал дома Ансельма: если раньше в комнатах царила чистота и уют, а из кухни доносился вкусный запах, то теперь полы были кое-как подметены, а мясо, которое плюхнул на стол к пиву радушный хозяин, было жестким и местами пригорелым.
   - Так вот, после этого Даин еще пару раз заходил к нам, а потом и того... -- продолжил болтливый гном, желая поскорей поделиться своей радостью и не обращая внимание на странное выражение лица Дрейка. - Того, сделал Сэн предложение, честь по чести. Такое кольцо ей принес, такая работа... --гном, как и положено его расе, прекрасно разбирался в ювелирном деле, поэтому на лице его появилась сладчайшая улыбка.
   - И что она? -- спросил Дрейк, хотя ответ ему был уже дан и даже подтвержден сверканием бусин в бороде Ансельма.
   - А Сэн, дуреха, еще сказала: "Я подумаю"! - удивил Дрейка гном. - Ух, как я боялся, что она ему откажет, с нее, пожалуй, сталось бы! Ан нет, обошлось. Выходит, и говорит так скромно, что ж, я согласна, ну тот обрадовался, и скорее помолвку назначили! А король-то наш, -- гном пососал кость, бросил под стол и игриво подмигнул, -- извращенец оказался! Он, оказывается, любит высоких и плоскогрудых, как моя Сэн, ну да ладно, королям простительно, они ж не такие, как простые люди!
   Дрейк поперхнулся, вспомнив ладную фигурку гноминьи. По ходу, эти коротышки сами извращенцы, раз ничего не понимают в женской красоте...
   - Так значит, скоро свадьба? - внезапно севшим голосом спросил Дрейк.
   - Ну да! - обрадованно подтвердил гном и продолжил засыпать друга новостями. - Сэн только, бедняжка, сначала это... грустна была, всё скучала, а потом, ничего, привыкла. Три дня как живет во дворце в качестве невесты его величества! И я с ней виделся, и корона у нее хороша будет... А его величество с ней во всем советуется, она целыми днями куда-то ездит, во все вникает. Повеселее малость стала, глаза блестят....
   Дрейк слушал болтовню Ансельма, но мысли его все больше и больше уходили в сторону. Сэн, такая красивая, добрая, замечательная, словно стояла у него перед глазами. Персиковая бархатистость горячей щеки, нежный румянец смущения и сомнения в собственной привлекательности, пьянящий аромат темно-русых волос, ее искренняя забота о нем, в которой хотелось расслабиться и забыть обо всем. О грузе данной еще мальчишкой клятвы, об усталости от бесконечных скитаний и битв с нежитью, мучительном чувстве своей непринадлежности к крестоносцам, на которую ему не указывал разве что ленивый. Забыть и просто наслаждаться любовью женщины, настоящей, головокружительной, искренней, а не мимолетными пьяными, полуживотными случками с девушки, которые дарят одинаковые улыбки любому мужчине, как в те несколько месяцев, проведенных в компании случайного беспечного наставника...
   Ну да, Сэн - королевская невеста... Ну да, все правильно, пусть будет счастлива. Так и должно быть, ведь Дрейк любит Эрин и только на Эрин готов жениться. Но несмотря на все эти, безусловно, здравые соображения, Дрейка глодало какое-то чувство, похожее на зависть к Даину, словно король гномов был ему соперником.
   - Знаешь, чего на свадебный подарок себе удумала попросить? - тем временем рассказывал взахлеб Ансельм. - Самого этого, министра Берилла в отставку отправить попросила, помнишь, противный такой? Весь совет министров еще перетряхнет, помяни мое слово! У нас все королевство погуляет неделю на радостях! Глядишь, и переживем мы эту, как ее, разруху, после восстания, уже добыча руды скоро в полную силу войдет... Дрейк, ты что, не рад, что ли? - заметил наконец гном.
   - Это... неожиданно, просто не верится, -- даже не соврал Дрейк.
   - Да, мне вот тоже... Честно говоря, скучно мне без сестры, не хватает! --признался со вздохом гном. - Я, это... ну, поговорить не с кем, да и бывало, приходишь, а тут тебе и мяско свежайшее, горячее, и пиво холодненькое, и одежа всегда чистая... Видать, надо самому жениться. Я уже и колечко ювелиру заказал, вот возьму и посватаюсь к Оре, королевскому-то шурину не откажет! -- Ансельм приосанился.
   Сэн выходит замуж, Ансельм кольцо заказал... А что же он, Дрейк, сидит и болтает? Может быть, именно сейчас Урсан нашептывает Эрин всякие ласковые и лживые слова, лапает ее своими подлыми руками и пытается сорвать поцелуй! "Вечно этот Урсан поперек дороги стоит, знал бы, что так выйдет, оставил бы его в Крепости, пускай бы там его зомби сожрали!" -- со злостью подумал Дрейк.
   Дрейк поднялся, едва не опрокинув стол.
   - Ансельм, я рад за тебя, друг. И за Сэн... тоже! Передай ей от меня самые искренние и горячие приветы, и пусть будет счастлива с королем Даином. Но мне... сейчас моя любимая, должно быть, в опасности, и я должен успеть ей на помощь!
   - Что же ты тогда расселся, Дрейк! -- рассердился Сапфир. -Давай, шевелись, раз такое дело!
   - Я жду гномов с какой-то там повозкой, -- пояснил Дрейк, -- король пообещал помочь.
   - А ну, наверное, это передвижка, -- с важным видом погладил бороду гном. - Тогда не переживай, Дрейк, как ветер на ней долетишь. А спасешь свою кралю, заходи в гости!
   Дрейк пожал гному могучую маленькую руку и покинул дом.
   Передвижкой оказалась смешная повозка на четырех колесах с рукоятью-рычагом в центре и двумя скамьями. Приводили ее в движение силами пары гномов, поочередно нажимавших на рычаг, а Дрейк сидел на скамье, удивляясь насколько быстр ход этой удивительной повозки.
   - И где же ход к Западной крепости? - спросил Дрейк, когда рельсовый путь окончился тупиком.
   - Сначала наверх, а потом снова вниз, -- ответил один из гномов. - Надо перейти из левого крыла в правое, они словно зеркальное отражение друг друга.
   - Счастливо тебе, человек, -- махнул рукавицей второй.
   Восточная крепость сильно отличалась от Западной - не столько особенностями постройки, сколько целостью. Если последняя была уже скорее подвалами под руинами, то ее "сестра", в которой сейчас находился Дрейк, оказалась вполне действующей и даже "обжитой".
   Дрейк еще раз мысленно поблагодарил его величество Даина, который предусмотрительно велел пополнить его запас заклинания Каменной кожи. Охрану крепости - два десятка зомби и пару Минотвариусов он перебил, не получив в ни одной серьезной раны. Поднимаясь все выше, Дрейк вышел на пустую крытую галерею, с которой открывался вид на узкие улочки с лепившимися друг на друга домишками и пристройками, виднелась и крохотная площадь с колодцем, по которой бродил туда-сюда какой-то дряхловатый и слабый на вид скелет. Все это было обнесено мощными крепостными стенами.
   Миновав галерею, Дрейк попал в другое крыло, и если бы он так не спешил спуститься вниз, он мог бы обнаружить куда больше интересного - например, старого сгорбленного человека в потертой мантии мага, немного неживой прислуги и самую громадную библиотеку, пожалуй, во всем Ордоне.
  

Глава 12. Последний привет Урсана.

Наполовину человек,

Наполовину я мертвец,

Таким останусь я навек,

я будто волк среди овец.

Полна страданий жизнь моя,

Но выбор, сделанный судьбой,

Ввек изменить не в силах я,

Борьба с самим собой...

КиШ "Некромант".

   Эрин сидела, свесив ноги с края своего воздушного судна, и безуспешно пыталась отмахнуться от роя тревожных мыслей в голове. И хотя она имела полное право находиться подальше от Западной крепости, в которой, как она увидела с высоты, туда-сюда довольно шустро сновали зомби, девушка из непонятного ей самой упрямства оставалась в опасной близости от места, куда Урсан должен был привести крестоносцев. Для решающего штурма.
   Урсан, если не считать, конечно, высадки Дрейка в Закатной Чащобе, вел себя всю дорогу до Кадор Сула довольно мило, иногда бросая на нее такие пронзительные и многообещающие взгляды, что сердце девушки билось в груди, как пойманная птица. Давно похороненная под здравым смыслом надежда снова встрепенулась и подняла непобежденную голову: ну и что, что Урсан - второе лицо после правительницы Целестии, а Эрин - простая перевозчица, сердцу-то ведь не прикажешь. Может быть, он присмотрелся к ней получше и понял, что тоже к ней неравнодушен. Что до его связи с Целестией - тут щеки девушки вспыхнули как маков цвет, -- то... Ах, да зачем гадать, если он наконец-то полюбил ее, то в бездонную пропасть провались это его прошлое!
   С другой стороны, ужалила девушку непрошеная мысль, когда он увидел на причале госпожу Целестию (стыд-то какой для правительницы!), капитан словно сразу позабыл об Эрин, и прощальная его улыбка превратилась из почти страстной в просто учтивую. А скоро Урсан поведет крестоносцев в бой - ведь Некрос все это время скрывался здесь, в Западной крепости. Что, если он погибнет...
   Небеса святые, как страшно! И как мучительно!
   Ах, если бы Дрейк пошел с ними!
   Дрейк... На губах Эрин появилась слабая улыбка. Как же приятно это - точно знать, что ты кому-то дорога, без унизительных намеков, без снисходительного, как к ребенку, тона, без частых перемен в обращении по непонятной причине, без слухов о высокопоставленной любовнице... Дрейк, его открытый, бесхитростный взгляд, искреннее восхищение и желание защитить ее от всех невзгод мира. И еще он ведь ей почти ровесник, всего чуточку старше, не то что Урсан. Может быть, поэтому ее охватывает такое тепло, когда она думает о Дрейке или во время встречи с ним.
   Все-таки Урсан был неправ, когда послал Дрейка через Закатную Чащобу одного. Почему нельзя было полететь всем вместе, ведь Урсан, на самом деле не так уж и спешил... За то время, что он где-то ходит, можно не только всех крестоносцев привести, но и собрать всех взрослых мужчин до последнего.
   Где же сейчас Дрейк? Вернется ли он вообще? Девушка тут же одернула себя: ну конечно, вернется. Он же герой!
   А вдруг нет? Эх, много бы она дала, чтобы просто увидеть его снова!
   Неожиданно тень накрыла ее паром. Эрин подняла взгляд, ожидая увидеть громадную тучу, но туча бы не смогла издавать такой равномерный шум...
   - О Небеса Святые! - девушка в ужасе вскочила и зажала себе рот рукой.
   "Святая Эрин, да что же я такая ротозейка! - выругала себя девушка. - Нашла время мечтать! Что же теперь делать! Кто сможет справиться с этой штуковиной?"
   В самом деле, пока она размышляла, гигантский воздушный корабль, покрытый мощной металлической броней, поднялся над Западной крепостью. Он был похож на невероятных размеров веретено, с брони скалились нарисованные черепа и внушали неудержимый трепет странные колдовские знаки. Казалось, от него так и веяло какой-то темной магией.
   Корабль на миг замер в воздухе, с тем же ровным тихим гудением качнулся и, повернув слегка, медленно возобновил движение - казалось, он собирается взять курс к Цитадели.
   Эрин в испуге резко взяла левее и снизилась. Что же делать, что же делать? Никого рядом нет, скорее Урсан бы поспел с крестоносцами... Лететь в Цитадель, предупредить? Но сможет ли она потягаться в скорости с этой громадиной, словно из эпохи до войны Древних с алхимиками?
   - Эрин!
   - Дрейк?! Ты жив! Слава Небесам милосердным! - она не сдержала радости и опустила свое воздушное судно совсем к земле, дав Дрейку возможность ловко вскарабкаться на него. - Ах, Дрейк, мне страшно! -- она бросилась к нему на шею. - Урсан до сих пор не привел крестоносцев... Видишь? Он собирается плыть прямо к Цитадели! Какой ужас! Там наверняка сам Некрос! Он же разрушит весь Кадор Сул!
   - Некрос? - затрепетал Дрейк. Кажется, пришло время исполнить клятву! Неужели его мечта сбывается? Туман слепой ярости начал проникать в голову, затмевая глас разума. А подумать стоило: такую махину мечом не возьмешь, и даже огненным шаром... Как же попасть на борт?
   - Эрин, давай подлетим поближе!
   - Нет, Дрейк! Я боюсь! Надо подождать Урсана...
   - Пусть догоняет, -- Дрейк решительно рванул штурвал, и судно дернулось.
   - Что ты делаешь? Отдай, -- Эрин, вновь овладев собой, приняла управление. - Что ты задумал?
   Дрейк сосредоточенно перебирал магические свитки и аккуратно прикреплял полоски заговоренного пергамента к левому рукаву, чтобы было удобнее срывать их во время боя. Погладил оба кольца - Ловкости и Дракона. Обновил заклинание Каменной кожи.
   - Эрин, чуть правее! Там что-то похожее на дверь!
   Дрейк оторвал солидный кусок заклинания огненного шара и выпустил его в дверь. Она поднялась.
   - Кажется, там сбоку была кнопка, -- произнесла внимательная Эрин, глядя на полурасплавленные остатки сбоку дверцы.
   - Эрин, если я не вернусь... -- Дрейк на секунду помедлил, пристально посмотрел ей в глаза, взяв за плечи. - Эрин, пожелай мне удачи.
   И не дождавшись ответа, словно боясь отказа в такой простой и естественной просьбе, ловко прыгнул на борт вражеского корабля. Опешившая на мгновение Эрин услышала только гулкий топот, как будто кто-то бежал по крытой металлическими листами крыше.
   - О, Дрейк! - вырвалось у нее. - О, Дрейк!
   Шепча коротенькую молитву святым, она отвела свое судно в сторону и вниз: клочья черного тумана окутывали обшивку, окружая корабль Некроса плотной темной клубящейся завесой. Девушка вглядывалась до боли в глазах, словно надеясь увидеть, что творится внутри этого жуткого корабля.
   - Эрин! -- долетел до девушки слабый голос, уж слишком высоко она была. Узнав зовущего, перевозчица тут же опустила судно.
   - О Небеса! -- ахнула она, прикрыв рот ладошкой. - Капитан Урсан, что с вами? На вас лица нет! Где вы были?
   Урсан и в самом деле выглядел героически: бледный, на рубахе и плаще его запеклась кровь, сапоги были пыльны и забрызганы кровью же, а всегда гладко причесанные волосы взлохмачены.
   - Эрин, это сущие пустяки, не волнуйся, -- ответил капитан, со страдальческим видом потирая плечо. - Несколько агрессивно настроенных зомби... Лучше скажи, почему ты так близко поднялась к кораблю Некроса? Это опасно!
   - Туда проник Дрейк! - дрожащим, срывающимся голосом выпалила Эрин. - Где же ваши воины? Вы должны помочь Дрейку! Еще, может быть, не поздно!
   - Успокойся, Эрин, не кричи, -- Урсан обнял ее за плечи. -Мы не сможем проникнуть туда. Только Дрейк мог это сделать.
   - Но почему? Почему? - жгучие слезы выступили на ее ресницах.
   - Видишь ли, -- принялся утешать ее капитан. - Дрейк - не крестоносец, поэтому корабль принял его. Мы же, Древние Стражи, находимся под покровительством Великого Креста, а Некрос использует враждебную нам магию. Любой из нас, кто войдет туда, упадет без сил! Теперь ты понимаешь, почему Целестия медлила с посвящением Дрейка в крестоносцы? Мы ценим его высоко, но это был единственный способ...
   Эрин смотрела на Урсана широко раскрытыми глазами:
   - Но почему вы ему об этом не сказали?
   - Боюсь, вряд ли он бы мне поверил, -- вздохнул Урсан. - К тому же, голубка моя, ты ведь видела у него магические предметы, правда?
   - Да, какие-то заклинания...
   - Вот видишь. Мы позаботились о положительном исходе боя, -- сказал Урсан.
   - Но он же там один! Ах! Я должна ему помочь! Хотя бы быть рядом с дверью... Пустите меня, капитан!
   Но крестоносец удержал ее, впрочем, девушка сопротивлялась недолго.
   - Эрин, голубушка, ты ведь ему никак не поможешь. Я уже сделал все, что мог. Неужели ты хочешь погибнуть в лапах жестокого некроманта? Я, как подобает воину и мужчине, не могу отпустить беззащитную девушку на верную гибель.
   Эрин залилась румянцем.
   - Вы... опасаетесь за мою жизнь?
   - О да, я бы горько оплакивал тебя, -- взволнованно сказал Урсан, не выпуская девушку из объятий.
   - Но... Дрейк... -- всхлипнула она.
   - Не плачь, голубка моя, не плачь, -- Урсан протянул Эрин платок с вышитым золотистым крестом, чьи концы были похожи на геральдические лилии. - Вот так. Нет, оставь платок себе, на память. Смотри, он шелковый с золотым шитьем. Я бы хотел подарить тебе несказанно больше, дорогая Эрин. Но я буду рад, если ты будешь носить этот платок у себя на шее. Вот так, -- он ловко завязал узел на платке.
   Девушка снова залилась румянцем, стиснув в руке кончик шелковой материи.
   - Я только одной тебе доверяю, Эрин, -- сказал серьезно Урсан, -- мне грозит серьезная опасность. И знай, если обо мне будут говорить худо - не верь. Я всегда жил ради мира в Ордоне и готов отдать все силы ради этой высокой цели. А сейчас прощай, Эрин, мне нужно спешить. Я... -- он понизил голос, хотя подслушать их могли бы разве что птицы. - Госпожа Целестия дала мне эликсир, который может защитить меня от магии Некроса. Его эффект еще не проверен, сама понимаешь, как бы мы его проверили... Я иду за Дрейком и помогу ему в битве. И если я не вернусь, знай: крестоносцы уже собраны и готовы защищать Цитадель ценой собственных жизней!
   - О нет, -- ахнула девушка, совершенно забыв о Дрейке, о котором она искренне и сильно беспокоилась еще несколько минут назад.
   Урсан впился в ее губы страстным поцелуем. Девушка, вместо того, чтобы протестовать, словно потеряла волю. Однако поцелуй был коротким. Оторвавшись от ее губ, коварный соблазнитель провел ладонью по ее щеке, слегка нажал пальцем на висок и прошептал что-то. Эрин посмотрела на него затуманенным взором и опустилась на корточки.
   - Так-то лучше, -- усмехнулся мужчина, осторожно кладя девушку на спину.
   "Ну что ж, Дрейк, если уж ты встал у меня на пути и остался в живых... -- хищно усмехнулся крестоносец, -- то это тебе мой прощальный подарок. И готов поклясться чем угодно, он перечеркнет тебе всю радость от победы!"
   Урсан взялся за штурвал и подвел воздушное судно чуть выше, к оплавленной двери в борту корабля, который пока еще висел в воздухе, как будто и не собираясь никуда лететь. Последнее, что успела заметить словно засыпающая Эрин, - как Урсан перескакивает на борт страшного корабля Некроса и исчезает в его недрах.
  
  
   Окончание (в сокращении) лежит тут - https://vk.com/topic-88902364_32898607
  
   Пожалуйста, если вам понравилась книга, или есть какие-то замечания - напишите в комментариях!
  

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | А.Гвезда "Нина и лорд" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Коуст "Маркиза де Ляполь" (Любовное фэнтези) | | М.Веселая "Я родилась пятидесятилетней... " (Юмористическое фэнтези) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | А.Ветрова "Перейти черту" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"