Карминская Иоланта: другие произведения.

Ликвидаторы. Время, повернутое вспять. Глава 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Изолиния.
   Кто-то срывающимся голосом звал врачей. Через секунду в палате уже была бригада реаниматологов, дозиметристы, дежурный и лечащий врачи. Медсестры боязливо выглядывали из-за двери. Один из реаниматологов крикнул:
   - Всем выйти! Кто вас сюда пустил в таком виде?
    Сами они были одеты в защитные костюмы, издали напоминавшие рядовые ОЗК , однако в чем-то была почти неуловимая разница. Рука уверенно отдернула пластиковый полог над кроватью.
   Разряд.
   Еще.
   Дальше все шло как в тумане. Аппарат ИВЛ  упрямо не хотел поддерживать уходящую из тела жизнь - не справлялся. Внутрисердечная инъекция адреналина тоже не принесла никакого результата.
   - Остановка сердца, - хмуро констатировал реаниматолог. Врачи, забыв об опасности, вернулись в палату. Реаниматолог что-то писал в толстой тетради. Лечащий врач вполголоса диктовал реаниматологу какие-то цифры и совершенно непонятные слова. На прикроватной тумбочке трещал дефибриллятор - его не успели отключить от сети. Совсем как счетчик Гейгера. Знакомый звук...
   Черный монитор по-прежнему фиксировал изолинию.
  
   **    **    **
  
   - Неужели это я? - спросила Мария, не отрывая взгляда от экрана.
   - Да, - раздался чей-то голос из темноты. - Смерть констатирована 30 апреля 86-го от общей интоксикации вследствие сосудистой формы острой лучевой болезни. Диагноз, надеюсь, понятен?
   - Не совсем...- Ты же дозиметрист! Не говори мне, что ты не знаешь, что такое острая лучевая болезнь.
   - Знаю. Как это все грустно... 
   - Да уж, мне тоже как-то невесело.
   Уютное мерцание телевизора высветило из темноты лицо Главного Конструктора. Похожих записей он видел уже три, по крайней мере, за сегодняшний вечер. 
   - Зачем вы все это мне показываете? - настороженно спросила Мария.
   - Во-первых, затем, что ты этого никогда не видела. А во-вторых, не только тебе. Отныне вы четверо будете работать вместе.
   - Кто "четверо"?
   Главный Конструктор достал из портфеля потрепанный еженедельник и стал с расстановкой зачитывать:
   - Стеценко Василий, Паламарчук Степан, Канторович Семен. Тебе говорят что-нибудь эти имена?
   Лицо Марии просияло.
   - Конечно! - воскликнула она. - Мы в одной палате лежали в 6-й радиологической, в Москве!
   - Не это должно вас объединять, - глубокомысленно заметил Главный Конструктор, с мягким укором глядя на Марию. - Все вы - ликвидаторы. Вы и еще без малого шестьсот тысяч...
   - Ну да, бесспорно...
   - Сейчас я их позову, мы вместе должны обсудить кое-что.
   Они действительно познакомились в палате 6-й радиологической больницы города Москвы. Эта больница, чуть ли не единственная по своему профилю, приняла на себя практически всех, пострадавших при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС в первые дни. Поначалу состояние здоровья всех четырех оставляло желать лучшего. Однако вскоре болезнь вступила в свою скрытую фазу, стало немного легче, и можно было наконец поговорить.Первыми общий язык нашли Василий и Степан. Оказалось, что оба они работали на Южно-Украинской АЭС, но пути их никогда не пересекались. Стеценко был старшим инженером, Паламарчук трудился где-то в хозчасти; в 86-м коллеги опять разминулись - Стеценко отправили дезактивировать технику, а Степана - чистить крышу третьего энергоблока. Несмотря на то, что выполняли они разные задачи, дозу Василий и Степан выбрали почти одновременно, причем практически одинаковую.
   Семен Канторович тоже был уникальной личностью. Веселый, дружелюбный, он постоянно шутил, даже превозмогая страшную боль. Иногда Семен говорил, как сильно он скучает по своей милой Одессе, и что как только выздоровеет, сразу повезет все свое семейство в Сочи. Еще Канторович сердился на советское правительство и на всех физиков-атомщиков вместе взятых, но в случае последних обязательно делал поправку на соседа по палате: "Ты, Василь, тут не при чем!".
   Сама Мария Крамаренко была инструктором-дозиметристом на Запорожской АЭС. Та же работа ждала ее и на ликвидации Чернобыльской аварии, только уровень радиации на этот раз превышал все мыслимые и немыслимые показатели, а поля излучения были километрового радиуса. Ее тоже вскоре доставили в Москву - очень уж велика была выбранная доза.Они разговаривали целые сутки. Всего сутки. На следующий день лучевая болезнь начала упорно прогрессировать. Первым ушел Степан, за ним - Василий. Семен и Мария остались в палате вдвоем. Одессит утешал соседку, обещая, что скоро их выпишут, а когда они приедут на родину, их может быть наградят от имени правительства.  К вечеру Канторович потерял сознание. Около него долго хлопотали врачи; через пластиковые занавеси видно было человек десять в защитных костюмах. Дальше Мария ничего не помнила. То, что происходило дальше, скорей всего, она сейчас видела на экране в кабинете Главного Конструктора.
   Встреча была более чем радостной. Помнить, как человек погибал на твоих глазах и снова видеть его живым - это, наверное, непередаваемое чувство. Ликвидаторы наперебой что-то обсуждали, казалось, они знакомы целую вечность, а ведь даже здесь они встретились только через четверть века. Однако двух с половиной десятков лет как не было - просто время здесь идет незаметно, не ощущается так, как там, в мире живых. Оживленную дружескую беседу прервал Главный Конструктор:
   - Потом наговоритесь. Идите сюда.
   Они сели на старый кожаный диван. Главный Конструктор устроился в кресле напротив и закурил.Тысячи тайн витали над личностью этого человека. Все называли его Главным Конструктором, но ни его настоящего имени, ни фамилии, ни отчества, ни даже возраста его никто не знал. Также никто не знал, откуда пошло его прозвище - скорее всего, он сам себя так назвал. Почему "главный" и почему "конструктор", для многих, если не сказать для всех, оставалось загадкой. На вид ему было лет шестьдесят. Довольно неприметный, худощавый, в неизменном пуловере в шашечку и очках с металлической оправой, он производил впечатление человека науки. В плане ученой степени за академика он, конечно, вряд ли мог бы сойти, но уж за профессора - точно.Главный Конструктор был немногословен и серьезен. Он мог проконсультировать по многим областям науки, особенно техническим, подсказать нужное решение, и это решение стало бы единственным правильным. У него не было друзей, он никогда ни с кем не делился своими переживаниями и проблемами. Однако общество четверки ликвидаторов нравилось Главному Конструктору. Более того, он словно тянулся к ним, как будто у них  было что-то общее. Иногда он говорил, что тоже связан с Чернобылем, но дальше этой фразы информация не шла: ученый замыкался в себе и долго молчал перед тем, как продолжить разговор. Он был крайне скрытным, и ни за что не позволял себе много говорить, словно боялся разгласить нечто сверхсекретное.  Он вечно ходил со старым потертым портфелем, в котором лежали кипы каких-то документов и чертежей. Все эти бумаги он видел миллион раз, но каждый день, садясь за свой любимый письменный стол зеленого сукна, все перечитывал и перечитывал их. Больше занятий  у него не было. Но, несмотря на это, он, кажется, был здесь отнюдь не последним человеком: он определенно имел властные полномочия, иначе бы жил как все. Но он был не такой, как все, и порою это здорово пугало. И эти кадры в больнице... Откуда он взял их? Откуда он знает про судьбу каждого из тех, кто положил свою жизнь в борьбе с атомной стихией? Все это непременно хотелось знать, но что толку, если молчаливый ученый все равно ничего не расскажет.
   Главный Конструктор затушил сигарету.
   - Я давно хотел сказать вам... Тот подвиг, который вы совершили, спас весь мир. С тех пор люди начали хотя бы думать о последствиях тех действий, которые они совершают. Чернобыль для многих стал уроком, и, поверьте, немаловажным. Прошло двадцать пять лет, у них (он показал куда-то в сторону) сейчас там уже 2011-й. В 86-м над разрушенным четвертым блоком был построен...
   - Саркофаг, - вмешался Степан. - Нам рассказывали.
   Главный Конструктор промолчал. Обычно он начинал свирепеть, когда его прерывали на полуслове. Но тут реакции не последовало; в воздухе запахло настороженностью.
   - Он почти разрушен. Срок его эксплуатации закончился пять лет назад. 
   - А что Припять? - спросила Мария.
   - Припять мертва. Никто не вернулся. Ни один житель.
   - То, что там никто не живет, не означает, что город мертв, - выступил в защиту Семен.- Я не об этом. Так вот. Саркофаг разрушается, уровень радиации в регионе растет и растет, это пока не позволяет начать строительство нового. Практически во всей Европе зафиксирован десятикратный подъем естественного радиационного фона, природа гибнет, онкология процветает. Я хоть и не врач, но не понаслышке знаю, что это такое. Мы должны противостоять этому.
   Сегодня Главный Конструктор говорил на редкость много и долго. С ним это случалось нечасто.
   - Почему именно мы? - задумчиво произнес Василий.
   - Вы однажды уже победили. Вы знаете всю ситуацию с ЧАЭС до мельчайших подробностей. 
   - Так чего вы хотите?- Не я хочу - мир этого требует. Сделайте так, чтобы Чернобыльской аварии не было в истории вообще.
   Ликвидаторы переглянулись. Главный Конструктор был явно не в себе. Наверное, давало о себе знать вечное отшельничество и патологическое увлечение наукой.
    - Секундочку. Вы ничего не путаете? Как это - "чтобы не было вообще"? Это невозможно! Повернуть время вспять, знаете, еще никому не удавалось.
   Главный Конструктор возмутился:
   - Вы что, против, я не пойму?
   - Нет, это конечно замечательная идея, но вы отдаете себе отчет? Это сказка! Такого не бы-ва-ет! - проскандировал Степан.
   Минуту ученый стоял молча и теребил в руках карандаш. В кабинете повисла зловещая тишина.
   - Я отправлю вас четверых в 25 апреля 86-го года. У вас будут ровно сутки на то, чтобы предотвратить аварию. Главной причиной ее считают некий эксперимент с реакторной установкой; я не знаю, что вы придумаете, но чтобы эксперимент был сорван! И не повторялся в будущем!
   - Его лечить надо, - шепнула Мария Семену.
   - А толку? По-моему, тут уже ничего не поможет, - отозвался одессит.
   - Спасите их, - продолжал Главный Конструктор. - Пусть дважды. Третьего раза не будет...
   Он встал из-за стола и подошел к ликвидаторам.
   - Я в вас верю, - тихо сказал он.
   Они молчали, не зная, что ответить. То ли это была очередная безумная идея, то ли Конструктор и вправду что-то задумал. Они ведь совершенно его не знали. Ученый вытащил из кармана пиджака хронометр; почему он носил его в кармане, неизвестно, браслет наверняка был исправным.
    - Я выставлял его по Кремлю, - рассматривая циферблат на свету, сказал Главный Конструктор. - Последний раз, когда прогуливался по Красной Площади. С тех пор еще не останавливался.
   Ликвидаторы сидели в недоумении. При чем здесь хронометр, они тоже не понимали, но уверенность в психическом здоровье Конструктора таяла с каждой минутой. Внезапно ученый развернулся и подошел к Степану.
   - Это тебе, - он вложил хронометр в его руку. - Он показывает сегодняшнюю дату. В случае успеха мероприятия вы получите обратно свою жизнь; вы будете как прежде жить и работать, как будто ни с кем из вас не было всего этого кошмара. Вы сами об этом узнаете:  хронометр покажет вам 26 апреля 1986 года... Вы опять сможете вернуться к своим семьям, увидеть всех своих родных и близких. Но помните: никому и никогда там, у живых (он снова показал в сторону) не говорите, кто вы на самом деле! Иначе вам придется навеки остаться здесь.
    Он отошел на почтительное расстояние и хлопнул в ладоши.
   - Идите. На секунду отключилось сознание.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Кондрашова "Гипнозаяц"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Э.Никитина "Пересекая границу реальности. Книга 2"(Любовное фэнтези) А.Платунова "Тень-на-свету"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"