Карнишин Александр Геннадьевич: другие произведения.

Чесотка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:


   Он проснулся от боли. Во сне от немилосердной чесотки чесал и чесал руку и плечо, пока не расчесал до крови, до мокрого и скользкого под ногтями и до полного пробуждения. Чесалось ужасно, до головокружения, до горячего лба, потной спины и потемнения в глазах. Терпеть такое было просто невозможно:
   - Нянька! - крикнул, задохнувшись спросонок. - Квасу мне! Холодного!
   - Все скубешься, скубешься, - ворчала нянька, поднося ледяного, из сеней, квасу. - И чего бы ведуна не позвать? Давно бы вылечил...
   Не огрызался, как обычно. Пил жадно, вливая в себя кислое. До холода в животе, до холода в спине - пил, пил, пил...
   Все равно чесалось.
   А и то - по каждому случаю ведуна звать? Так княжеской казны на воев не хватит. Будет тут ведун, как приклеенный, только кидай ему монету за монетой, чтобы лечил, да разъяснял. Самое-то обидное, что никто не виноват, кроме самого же себя.
   Третьего дня в ночь, как обычно, пошел проверять караулы. Конечно, воевода за оборонным делом смотрит, но на что тогда нужен князь, если сам не проверит? А князь теперь он, Ясень, потому что папка полег в последнем походе. Соседи дракона выставили против пешцев - тут даже и не убежать, дракон все равно быстрее. Все там и полегли. То есть, сгорели.
   Ясь уже подходил по стене к крайнему в ряду посту, когда услышал тупой удар. Именно услышал сначала, тупое и с хрустом такое, а потом его рвануло вперед, и потекло горячее по груди. И только после этого вдруг вспыхнула, как встающее солнце, дикая боль, замутившая сознание и подкосившая, заплетшая ноги. Он тогда так и свалился под ноги вскочившему с лязгом часовому. Тут же тревогу подняли, воевода набежал с руганью, и с ближними своими. Смотрели следы, щурились в тьму за стеной, прикидывали, откуда кинули стрелу, что насквозь пронзила мышцы чуть выше левой ключицы.
   - На ладонь если бы ниже - и все, - сказал поутру воевода, кусая зло и одновременно раздумчиво длинный рыжий ус. - И знаешь, княже, похоже - из нашего двора стрелили. Вот так, смотри, ты шел, а вот так тебя, значит, кинуло...
   Он сам прошел, как будто вдоль стены, потом крутнулся как от удара, свалился под дверь.
   - Видишь, да? Сзади удар был. Из тени, так что никто ничего просто не видел. Да ты и сам виноват.
   - Я? Я, что ли, сам себя? - возмутился князь, приподнимаясь на ложе.
   - Мы даже подчасков заставляем в броне ходить. А тебе, выходит, можно по стене в рубашке бегать? А был бы ты в кольчуге...
   - И что? Вон, гляди, насквозь прошла, дырка круглая... Так и кольчуга бы не сдержала.
   - Да кто ж знает... Может, и сдержала бы. А теперь вот - лечись и думай, кто мог на тебя покуситься, и кому польза от того.
   За день кровь присохла. За второй почти совсем зажило, только рукой двигать больно и щит не удержать. На третий рана совсем закрылась.
   Но как же чешется!
   Ясь сжимал челюсти до хруста зубовного, кулаки - до следов от ногтей на ладонях. Чешется же! Ну, как удержаться?
   - Это хорошо, хорошо... Чешется - значит, заживает! - успокаивал лекарь, что лечил воев.
   Да ведь зажило уже! Почти зажило! А чешется так, что хоть на стену лезь. А если чуть расслабишься, придремлешь, так обязательно правой рукой за левое плечо - и чесать, чесать, чесать до крови, до боли, до воспаления уже по всей руке.
   Говорили, что от ран хорошо баня помогает. А тут после жаркой бани еще хуже стало. Сукровица выступила, да яркая такая, желтая, пачкающая простыни. И чешется теперь не вокруг шрама, уже вполне сформировавшегося, на звезду чем-то похожего, а и вся левая рука, и грудь, и спина - а спину-то как достать? Да так чешется, что не почесаться если - до головной боли доходит. До дрожи в руках, как после пьянки хорошей. А почешешься - потом весь сукровицей истекаешь, и кожа вся ноет, и будто даже кости - тоже...
   - Все! Не могу больше! Черт с тобой, посылай за ведуном!
   Молодой еще князь-от... Давно уже послали, до его команды. Иначе - что ж, с больным-то князем много не навоюешь.
   Только ведун не торопился, хоть и денег пообещали. Все спрашивал обстоятельно посланного за ним:
   - Стрелу не нашли ли? А рана зажила ли полностью? А сукровица из раны либо из расчесов? А цвет желтый ли такой, как вот у чистой серы? А вдоль расчесов шишки растут ли? Чешутся и лопаются? А подсохнув, как чешуя? Зеленым на солнце отдают?
   - Да пойдем уже, дядька Евсей! Воевода меня запорет!
   - Авось, не запорет. Авось, сдюжу я с болестью княжей...
   Княжий терем пропах болезнью да травами. Князь лежал в перинах, как драгоценный камень в коробке на подушке. Лежал и стонал тонко, нервно почесываясь, и вдруг срываясь и раздирая кожу до крови.
   Уже и на живот перешла злобная чесотка. До пупка почти.
   - Их, их, их, - стонал, закатывая глаза, расчесывая тело, молодой князь.
   - Вовремя я пришел, вовремя, - кивнул, смотря на болячки, еще не старый ведун. - Собирайте князя. Ко мне повезем. Медленно повезем, сторожко. А чтобы не мучился он в дороге, я ему вот, отвару приготовил. Будет спать, не будет чесаться.
   Тремя повозками о двуконь выехали. На двух пешие вои ехали, по сторонам зорко смотрели. На той, что посередине, князя везли. Да вокруг еще шестеро дружинников конно. Вроде и по своей земле идут, да мало ли что - вон же, вон, стрела-то прилетела. Значит, смотреть надо в оба, прислушиваться ко всему.
   В первой же деревне ведун отозвал в сторону старосту, передал ему золото, а взамен получил девчонку лет двенадцати. Продали, выходит, сиротку. А на что она селу? Так-то все же с пользой обоюдной: обществу деньги, а князю прислуга.
   - Вяжите князя, - скомандовал ведун. - За руки и за ноги к бортам. Чтобы до мяса себя не расчесал. Я ему буду отвар вливать сонный, а ты, девка... Как тебе? Зорька? Как корову, что ли? Ты, девка, чеши его, чеши. Вот этой щеткой, только ей. Везде, где шишки проступают, где зелень ползет - чеши, делай ему послабление в болезни. Ну, попробуй... Да крепче, крепче.
   Князь под щеткой вдруг задергался, напрягся, выгнулся дугой на привязанных руках и ногах, и разом упал на дно, в перины, блаженно улыбаясь и закатив глаза.
   - Ой! Чего это он, дяденька?
   - Чего, чего... Зачесала, как кота. Он теперь спать будет долго и хорошо. А там, может, и развяжем уже.
   Ехали медленно. На мягкой лесной дороге не слышно было почти никакого шума, только позвякивали удила, да всхрапывали изредка лошади. К вечеру князя отвязали, да он и не помнил, что ехал связанным, поводил удивленными глазами, вспоминая, как он тут очутился, да в чем дело.
   - Вот, княже, - объяснял, присев рядом с ним ведун. - Есть душа наша, или еще ее разумом зовут, а есть организм. Ты в столице в зверинце зверя облезьяна видел? Вот, он почти как человек, только мохнатый весь. Ну, дак у нас в Синявке мельник такой же зверовидно заросший. Ему жена спину причесывает, не поверишь! В чем разница того облезьяна и человека? Не в том, что руки длинные у него, и не в шерсти, а в отсутствии души, сиречь разума. И вот если поранится облезьян в природе своей, то слезает с дерева, где живет, ищет подорожник, жует его и прикладывает жвачку к ране. И тем выздоравливает. А если болит брюхо, то нюхает травы, и находит нужную, и ест ее - и выздоравливает. Кто же ему рассказал про подорожник? Они же не разумные твари, бездушные, говорить не могут. Кто? Сам организм подсказывает. Мы же, люди, сильны разумом. Мы думаем, мы говорим, пишем. И не слушаем организм - ну, только когда совсем уже он разболеется. Да и тогда не организм слушаем, а ведуна зовем.
   - Ты это к чему ведешь? - трудно, как будто вспоминая слова, спросил князь.
   - Тот отвар, что я тебе давал, княже, он не совсем снотворный. И вовсе не от чесотки. Он должен твой разум гасить, оставляя организм бодрствовать. И тогда сам он, твой организм, найдет нужную траву, нужную лекарству. Понял ли?
   - А человек без разума - он как облезьян, выходит? - медленно понимал князь. - И ты, что ли, из меня такого облезьяна сделать хочешь своим отваром?
   - Я, княже, хочу видеть тебя сильным и здоровым. Ты нам с воеводой таким нужен - сильным и здоровым, - серьезно отвечал ведун, спрыгивал с повозки и шагал быстро вперед, показывая на открывшуюся справа полянку.
   Устраивались привычно. Ночи стояли сухие, поэтому шатров не раскидывали. Разложили костры квадратом, положили на перине князя, девка это со щеткой все чесала, да сметала пыль белую кожную с плеч его и спины. Есть он не стал, снова упав в бессознание. Остальные же перекусили всухомятку, да разлеглись кто где. Горячее было обещано в ближайшем селе - завтра примерно к обеду, если вовремя выехать.
   - Ты, княже, зря себя сдерживаешь, - осматривая больного, твердил ведун. - Ты отпусти, отпусти душу-то на волю. Дай организму самому решить, что ему надо. Вот тут чешется ли?
   - Везде чешется. Ой, как чешется! - рычал князь, уткнувшись в подушку, а девка тут же начинала чесать, чесать, чесать плавными движениями, постукивая щеткой по борту повозки, сбрасывая пыль кожную.
   На третью ночь ведуна разбудил встревоженный часовой.
   - Чего это он? - тыкал пальцем в опушку леса, вдоль которой, неуклюже подпрыгивая, прохаживался на каких-то как будто слишком коротких ногах совершено голый князь.
   Ведун смотрел, загородившись рукой от углей костра, улыбался чему-то. Князь то прыгал боком, то переступал короткими ногами, а руки у него вдруг вытянулись, легко доставали до земли, но он держал их в стороны, как орел, присевший на жертву.
   - Ай, молодца, - шептал ведун. - Отпустил душу. Яся, Яся, Ясюшка, иди сюда, иди ко мне... Иди, я тебе спинку почешу..
   Князь... Да князь ли? Смотрел недоверчиво, наклоняя голову, приближался с опаской.
   - Ай, красавец, ай, молодец какой, маленький... Яся, Яся, - подманивал ведун.
   - А девка-то его где? - вдруг встрепенулся дружинник.
   - Девку он схарчил, пока ты дрых у костра. Они завсегда девками питаются. Оголодал, маленький...
   - Да как же это... Сказки это все! И какой - маленький? Князю уж за двадцать!
   - Дурак ты, Федька. То князю уже за двадцать. А Яся наш, Ясюшка, маленький наш - он только что... И теперь надолго, если не навсегда.
   - А что это? - палец указывал на то, что приблизилось к костру.
   Не князь, да и не человек уже. Весь в зеленой чешуе, кое-где покрытой еще остатками кожи. Зубы, острые, как ножи, золотой глаз с поперечиной...
   - А это, Феденька, дракон. Ну, иди же ко мне, Яся!
   Ведун достал щетку, постучал ею по повозке, а потом начал размеренно чесать подкравшегося дракончика, закатившего в неге глаза.
   - Вишь, малой совсем. На крыло еще не встал. А где у Яси шрамчик от стрелы? Нету у Яси шрамчика. Говорил я князю, что заживет - и зажило... Вот откормится - мы ему еще девку купим, если надо. А там и домой можно, в крепость. И будет у нашего воеводы свой боевой дракон.
   ...
   - Ну, как, воевода, отработал я свое?
   - Хорош, - восхищено смотрел в небо воевода. - Князем-то был дурак-дураком, а драконом - ей-богу хорош!
   - Это он еще малой совсем, а как в полную силу войдет... Ого-го!
   - Да то я знаю. А драконицу ему не сыскать? Было бы не скучно ему.
   - Не бывает у них дракониц. Вот только так, через кровь размножаются. Жаль вот только, что стрелу нужную ты потерял.
   - Чего это - потерял. Вот она, бери. У нас все в целости и сохранности.
   - Ну, воевода, ну, молодец! В общем, зови, если что опять надо будет.
   - Да теперь-то, с драконом, мы и сами от кого хочешь отобьемся.

Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"