Карнишин Александр Геннадьевич: другие произведения.

Конец и начало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:


   Он сидел возле телефона, протянутого из прихожей на длинном шнуре до тумбочки у дивана, и пытался смотреть, что делается на футбольном поле. По телевизору показывали футбол, а это значило, что уже давно перевалило за семь часов вечера.
   Вот и он сам уже успел вернуться домой с работы, зайдя в магазин перед этим и купив восемь штук отбивных, пакет картофеля и пару бутылок красного сухого чилийского. Очень хотелось есть.
   На зеленом поле мельтешили фигурки игроков, но ни счет, ни игра не занимали мыслей.
   Почему так все плохо? Когда и почему все стало так плохо?
   Он помнил, как однажды, крупно поругавшись, причем совершенно без повода, они разъехались и неделю жили у родителей. Она - у своих, он - у своих. Только вот потом, после всех слов, что были высказаны в аське и по телефону, они опять встретились в этой квартире, и он сказал тогда:
   - Слушай, чудо... С тобой бывает плохо, очень плохо... Но без тебя - хуже.
   И она улыбнулась, обняла, успокоила, сказала, что - все. Тема больше не обсуждается, и ничего не было, и вообще она только его...
   А он знал, что все не так. Знал, но делал вид, что верит, кивал радостно, по-щенячьи мотал головой от удовольствия, когда она трепала его шевелюру, прижимался к ней тесно-тесно, боясь потерять совсем.
   А она все чаще и чаще в разговорах, в спорах о прочитанном, просмотренном, прослушанном говорила вдруг:
   - А вот Виталик - он вот что думает...
   Виталик - вот! Вот с чего все началось! С Виталика!
   Виталик появился как-то сразу и вдруг. Он, Виталик этот, у нее на работе появился. И сразу она стала ссылаться на Виталика, на его мнение, на его ум и способности, на его вежливость, на его... Да все время о нем и о нем! А если взрывался и кричал, что надоело уже об этом Виталике слушать, она делала круглые глаза и спрашивала:
   - Мне не разговаривать? О работе с тобой больше нельзя говорить? Могу и помолчать.
   И он сдавался, и за семейными ужинами (а что у них, если не семья?), которые затягивались иногда за полночь, потому что стали начинаться все позже и позже, слушал со вниманием на лице очередные рассказы о Виталике.
   Он даже видел этого Виталика. Специально как-то пришел к ее работе пораньше, к проходной, и дождался окончания рабочего дня. Они вышли вдвоем, потом что-то еще говорили долго друг другу, улыбались... А он смотрел и смотрел из-за угла на этого Виталика. Ну, парень, как парень. Не гигант и не спортсмен. И даже в очках. Да, они поцеловались при прощании, но так обыденно, так нейтрально, так привычно... Она вообще всегда целовалась с хорошо знакомыми мужчинами при встрече и при расставании. Ну, просто любила она мужчин - так она говорила.
   Виталик, значит...
  
   И все позже и позже домой. Все позже и позже в постель. Все холоднее и холоднее...
   - Может, мне этого Виталика подкараулить, да побить? По честному, один на один? - спрашивал он, как будто в шутку, разминая с хрустом пальцы.
   - Только попробуй! - сверкала она карими глазами. - Вот, попробуй только! Только даже намекни серезно - и всё! Понял? Это будет - всё!
   Он улыбался, говорил, что в шутку это все, что просто так все, и они снова мирились и снова разговаривали за ужином о своей работе. Он рассказывал ей, как решал сложные и не очень сложные вопросы у себя, а она - о Виталике, и как он решал самые разные вопросы, как разговаривал с людьми, как много он знает, такой молодой, как он здорово делает шашлыки (это когда у них был корпоративный вечер и она вернулась домой только в два часа ночи, а он сидел и ждал, подремывая, на табуретке на кухне, не ужинал)... А вот танцевать Виталик, оказывается, не умел. И на гитаре - не умел.
   ...Он даже как-то подумывал зарезать этого Виталика. Просто убить. А что? Нож хороший - он еще и подточил его получше, чтобы волосы брил, как бритва. Дождаться Виталика на стоянке, подождать, пока усядется и ключ воткнет, потом стукнуть в окно - он откроет. Он обязательно откроет, потому что узнает. Она же их знакомила в каком-то ресторане! Вот он откроет окно и спросит - чего, мол, надо? А тогда молча, но с силой провести ножом по горлу и отскочить в сторону. Да он даже пикнуть не успеет, Виталик. И не заметит никто. Темно осенью. И следов никаких.
   ...Нож и сегодня висел на ремне. Подаренный на день рождения нож. Она же и подарила два года назад. Сама выбирала, советовалась со спецами, ходила по выставкам... Хороший нож...
   Он правой рукой потащил его вверх, снимая клипсу с ремня, одновременно большим и указательным пальцем прижал стопор, махнул в воздухе - клинок лязгнул, вылетая из черной рукоятки, и встал, уперся. Сложил его с мягким клацаньем, снова открыл - уже большим пальцем за шпенек, как предусмотрено конструктивно.
   ...Конструктивно, блин!
   Вот, где она сейчас? Где? Больно в груди и дышать тяжело, и накатывает злость - не любовь...
   Звонить нельзя. Он раньше звонил, но она скоро сказала, чтобы так не делал. Раз не приехала еще, значит, на работе. Ты что, спрашивала она, не веришь мне, что я на работе? Он верил, конечно... На работе... С Виталиком... До ночи...
  
   ***
  
   Она мчалась по темной лесной дороге, думая о сегодняшнем вечере. И о вчерашнем. И о позавчерашнем... И не только - вечере.
   Сегодня они с Виталиком просто сбежали с работы и уехали к нему на дачу, за город. На даче было тепло, в АГВ гудел огонь. Даже жарко было... Она вспомнила, как было, и даже покраснела в темноте. Глянула в зеркало, подняв голову, но в темноте красных щек не было видно.
   Удар в лобовое стекло был страшным. Машинально она нажала на тормоз, выруливая на обочину. Машину еще протащило, чуть не развернув боком на узкой дороге. Ремень впился в грудь (она всегда застегивала ремень, несмотря на смех некоторых коллег). Что это было?
   По лобовому стеклу сползала красная густая жидкость. Кровь!
   "Ну, все," - подумала она. - "Вот все само и решилось. Я сбила человека. Теперь меня посадят. И не надо будет разрываться на части и улыбаться всем, когда хочется закричать и выплеснуть все, что накопилось за эти полгода...".
   - Я сбила человека, - сказала она вслух.
   Собственный голос показался незнакомым. В ушах звенело.
   - Я сби-ла че-ло-ве-ка...
   Голос был не свой. Какой-то тоненький, ломкий, детский.
   Посидев еще пару минут, она отстегнула ремень и вышла из машины. Ее тошнило. Ноги были слабыми и все время подгибались. Надо бы позвонить Виталику, думала она. Хотя, какому Виталику? Она же сегодня сказала ему, что все - в последний раз. И все. И не надо больше.
   Но сначала надо оказать помощь...
   Пять шагов назад... Все медленнее и медленеее... Десять шагов... Что-то чернеет на обочине. Что-то круглое, страшное. Она наклонилась и за крыло подняла перед собой мертвую птицу. Птица! Облегчение нахлынуло так сильно, что она не выдержала и заплакала. Так, плача, зачем-то таща за крыло по земле птицу - у-у-у, какая большая, сова или глухарь, наверное - она вернулась к машине. Зачем-то аккуратно уложила мертвую птицу в желтый фирменный пакет, на котором сразу проявились изнутри кровавые потёки, бросила на заднее сиденье. Потом посидела еще немного, высунув ноги наружу и долго и тщательно оттирая руки влажными салфетками, разбрасывая использованные вокруг. Наконец, снова тронулась в путь. Но теперь уже медленно и осторожно, как будто на каждом метре пробуя колесом машины, как в мультике, дорогу перед собой.
   Через километр на выезде на трассу - стационарный пост ГИБДД.
   Сержант, поблескивающий белыми полосками-катафотами на синей форме, вышел к обочине, махнул жезлом, показал - к обочине, стоять.
   Она так же медленно и осторожно затормозила практически прямо возле его ботинок.
   Сержант замер, смотря на лобовое стекло. Наконец, осторожно шагнул чуть влево, повернулся к открытому окну:
   - У вас там кровь...
   То ли вопрос, то ли утверждение.
   - Да, - тем же не своим тонким голосом сказала она.
   - Что-то случилось?
   - Да.
   - Вы можете объяснить?
   - Там, на заднем сидении..., - мотнула она головой, не отрывая рук от руля и смотря прямо перед собой на дорогу.
   Сержант, оглянувшись зачем-то на будку, в стекле которой виднелась еще одна голова в фуражке, осторожно открыл заднюю дверь и вытащил наружу пакет. Несколько секунд смотрел на кровь, расплывшуюся по внутренней поверхности и просвечивающую на свету, переводил взгляд с капота автомобиля на водителя - женщину, говорящую детским голосом, сидящую неестественно прямо и смотрящую вперед глазами в потеках расползшейся туши.
   - Что это? - почти шепотом спросил он.
   - Птица, - так же тоненько сказала она.
   - Птица-а-а-а? - он заглянул в пакет и вдруг согнулся, как от удара. Но не упал, а стал хохотать, вытирая слезы рукой и притопывая на месте...
   - А я... Нет, вы понимаете, я же подумал черт те что... Это же такое... Ночь... Подъезжает почти бесшумно машина, капот и стекло в крови, водитель не в себе, а на заднем сидении в пакете... Что, вы думаете? Я решил - голова! Ох... Ха-а-а... Кинг! Просто Кинг!
   - Ха, - сказала она. - Ха-ха.
   И заплакала.
   - Знаете, - посерьезнел сержант. - Вам сейчас надо обязательно крепкого чаю. Иначе я вас не отпущу.
  
   ***
  
   Она сидела и пила крепкий черный чай с лимоном и какими-то травками, термос с которым достал из сумки второй гаишник - пожилой старший лейтенант. Руки перестали дрожать. И слезы уже не наворачивались на глаза. Она сидела и пила, дуя на темную поверхность чая в старой почерневшей от времени кружке.
   - Спасибо вам...
   - Да не за что! А то нас все тут за врагов считают, правда, Петрович?
   - Да ну... За врагов... Мы ж не со зла тут, если что. Мы тут - по инструкции...
   Отъезжала она уже уверенно и с легкой улыбкой на губах.
   "По инструкции, скажи на милость... А кто у меня вчера на этом же повороте пятьсот рублей взял? Вот, сволочи, а... Вот, гады!"
   Через километр была заправка. Она поставила машину и пошла пить кофе со сливками.
   Телефон достала из сумочки еще по пути к кассе. И первое СМС-сообщение улетело в ночь. А потом телефон заиграл знакомую мелодию.
   - Здравствуй, солнце, - сказала она.
   - Привет, - заговорил он весело и быстро, боясь остановить общение и разорвать возникшую вдруг связь. - Ты извини, я все же позвонил...
   - Ничего, ничего, я уже не на работе..., - голос был даже слишком ласковый.
   - А я тут отбивные купил... Вино хорошее. Ты скоро уже? Ставить жарить?
   - Ты не жди, солнце, ужинай без меня.
   - ...А когда ты приедешь?
   - Я не приеду. Больше не приеду.
   Она нажала отбой, подцепила ногтем защелку и вытащила аккумулятор. Вот и все. Теперь можно спокойно сидеть, пить кофе со сливками и думать о начале новой жизни. Хотя,- хмыкнула она,- думать надо было раньше...
  
   ***
  
   - Убью!
   Он заметался по квартире, собирая вещи. Точно, убью. И пофиг следы и свидетели. Все равно уже все поломано. Найду и убью. Его. Виталика этого. Только его. А она пусть потом будет одна. Виталик умрет. Его посадят. А она будет одна. Вот так. Все равно не жизнь, а мука. Все равно...
   Телефон зазвонил внезапно и резко.
   - Алло! Ты едешь, да, ты возвращаешься? - затараторил он в трубку, заранее радуясь, что опять все обошлось, что все будет по-старому, что она сейчас скажет "солнце" и все вернется.
   - Слушай, ты, - раздался пьяный мужской голос. - Слушай меня внимательно... Ты поломал мне жизнь... Если бы не ты... Ты не дал ей... Сук-ка-а ты, собака ты на сене... Ты скажи ей, скажи своей сучке, что не сильно-то и нужна она мне была! Так и скажи! И еще, я желаю тебе, чтобы ты влюбился, сволочь! Я хочу, чтобы тебе было плохо, чтобы ей было плохо... Я найду тебя и убью тебя, понял меня, гад?
   - Виталик?
   Он сел на пол возле телефона, держа телефонную трубку в опущенной руке. Там что-то кричал Виталик, а он все никак не мог понять... Так, она не ушла к Виталику? Но она ведь сказала, что больше не приедет.
   Он встрепенулся, понажимал клавиши, набрал ее номер.
   - Аппарат абонента выключен или находится вне зоны доступа...
   Еще раз:
   - Аппарат абонента выключен, или находится...
   Еще:
   - Аппарат абонента выключен...

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Eo-one "Зимы"(Постапокалипсис) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"