Карнишин Александр Геннадьевич: другие произведения.

Гражданская война

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:


   В лесу летом хорошо. Птички поют. Воздух свежий. От костра тянет запахом гречневой каши с тушенкой.
   - А вот интересно, - сказал он, аккуратно вставляя патроны в неудобный старый дисковый магазин. - Если вот тараканов, предположим...
   - Что?
   - Ну, вот если тараканов разделить и одну половину регулярно посыпать дустом, а другую, наоборот, подкармливать - они тогда начнут друг друга грызть?
   - Думаю, нет, - я даже заулыбался, представив такой способ борьбы с тараканами.
   - Значит, мы не тараканы, - он удовлетворенно кивнул давно немытой головой и с щелчком примкнул магазин к старому "ручнику" ДП.
   Илья у нас был недавно. Большой, сильный, молодой. Ему все было в радость: и марш-бросок на несколько километров, и внезапный бой, и сама эта неторопливая подготовка к бою, и завтрак с ужином, где ему давали за размеры дополнительную порцию.
   Вот за рост свой и силу, которой сам как будто стыдился немного, ему сразу дали не автомат и не винтовку, а ручной пулемет. Из старых запасов, со складов. А меня поставили к нему вторым номером. А заодно - дядькой-воспитателем. Так и сказал тогда замполит:
   - Ты, Семеныч, у нас тут самый старший по возрасту. Да еще и из учителей. Вот тебе, считай, новый ученик. Постарайся, чтобы парень выжил в первых боях. Поучи его, значит.
   Я старался, как мог. Парень - выжил.
   Я учил его, как менять позицию. Как эту позицию выбирать, долго и тщательно рассматривая все подступы. Как заранее готовить еще две-три лежки, чтобы можно было в момент - кувырком, на четвереньках, ползком добраться туда и, пристроив пулемет, снова поддержать своих.
   С ручным пулеметом позади отряда хорошо. Он тебе и пулеметную точку подавит на расстоянии, и прикроет отступающих бойцов, если что. Плохо только, что магазин у него малой вместимости. На хороший бой никак не тянет. Приходится постоянно таскать в сумках пять-шесть снаряженных круглых неудобных железяк - тяжелое это дело.
   В свободную минуту у нас с ним, бывало, начинались всякие умные разговоры. Илья впитывал любую информацию, как губка. Вот только с терминами... Да и вообще - с каким-то фундаментом в образовании было у него совсем никак, похоже.
   - А что это - относительность? - вдруг поднимал голову, озадачившись непонятным словом.
   Я хотел сначала пошутить насчет того, что относительность - это совсем не то, чтобы отнести что-то куда-то. Но посмотрел на него - ждет ведь ответа!
   - Относительность, спрашиваешь? Ну, как тебе объяснить, неучу..., - смеюсь, чтобы не обидно было.
   - Я пять классов закончить успел, между прочим!
   Ага. Все-таки успел зацепить мирное время. Учился, говорит. Но - всего пять классов. И гордится этим.
   - О! Так это ты просто молодо выглядишь, понятно. Значит, целых пять классов? - я тяжело вздохнул, глядя поверх сосен на красную полосу заката. - Это, знаешь, совсем хорошо. Это просто здорово, что ты уже грамотный. Но вот относительность...
   Как пятикласснику рассказать теорию относительности? Или ему просто надо определение усвоить? Чтобы в разговоре понимать, о чем командир сказал или замполит?
   - А давай, я тебе лучше на примерах! Вот, скажем, дать тебе один сухпай - это много или мало?
   - Один? Ну, мало, конечно, - тут он в себе уверен.
   Ему один сухой паек - так, размяться перед хорошим ужином.
   - А если тебе - пять сухих пайков?
   - Натовских или наших? - заинтересовался Илья.
   - Предположим, натовских.
   - Тогда... Ну, тогда вроде как нормально, но все равно маловато будет.
   - А сто пайков?
   - Да где ты здесь возьмешь сто пайков, Семеныч?
   Он быстро перенял от всех в отряде это обращение к старшему по возрасту на "ты" и по отчеству. Да я и сам давно привык к такому.
   - Ты вот в школе задачки решал про яблоки, да про груши - там же яблок не было? Вот и представь себе сто сухих пайков. Натовских. Со сроком еще на пять лет вперед. Сто! Это тебе как?
   - Много. Жаль, конечно, что нету на самом деле столько, но все равно много. Куда мне их деть? Их же с собой не потащишь. И закопать - а когда я потом вернусь к схрону? Нет. Сто - это много.
   - Ну, вот. С пайками, считай, решили. А теперь другой пример - патроны. Один патрон - это как?
   - Один - по-любому мало!
   - А если уже пять?
   - И пять - мало.
   - Ну, а сто, к примеру?
   - Сто? Какой калибр, подо что? - тут он специалист.
   У нас сейчас все специалисты по оружию, да по патронам, да еще по взрывчатке, бывает, некоторые специализируются.
   - Скажем, сотка семь шестьдесят вторых, стандартных - под "калаш". Ну, как?
   - Под "калаш"? - он задумался буквально на мгновение. - Мало будет сотки. Тут бы тысячу - хорошо будет. Или даже еще больше. Цинка четыре в рюкзаке запросто можно унести. Они быстро расходятся.
   Четыре цинка - запросто? Это ему запросто. Я бы и с одним спину набил, намучился.
   - Вот это и есть относительность. Мы говорим "мало" или "много" всегда относительно того, о чем говорим. Предположим, если их будет рота - это для нас сейчас много, например. А вот если нас будет даже целый полк - все равно будет казаться мало.
   - Это потому что у нас полки такие маленькие? Это имеешь в виду? - он подозрительно косится и морщит лоб, ища скрытый в словах смысл.
   - Это потому что относительность. Ясно тебе?
   Вроде бы кивает утвердительно. Относительность, кажется, понял. Что еще вдруг прилетит в эту круглую большую голову? Каким вопросом задастся ни с того, ни с сего?
   Вчера мы дали бой местным белоповязочникам. Устроили засаду, и когда они двумя машинами пылили по своим полицейским делам, врезали из всего, что было в отряде. Пулемет Ильи в ближнем бою прошивал бронебойной пулей двигатель. Все, никуда не денутся. А потом расстрел мечущихся на открытом пространстве фигур. Я себе давно, еще в самом начале, внушил, что стреляем - по фигурам. Как будто экран перед нами - и по экрану стреляем. Мишени такие. А иначе никак. У меня по возрасту могли быть выпускники как с той, так и с этой стороны. И чему я их, выходит, учил? И зачем, собственно?
   Да, собственно, зачем? Вот придут такие Ильи, выкосят тех, кто учился. И что дальше?
   - Илья, а вот когда закончится война, что тогда делать будешь?
   - Да когда она еще закончится? - он спокоен.
   Почистил свой пулемет, смазывает его, щелкает затвором.
   - Ну, все же... Вот та старая война, которая в истории, четыре года шла. Но там еще и иностранцы разные вмешивались.
   - Так и у нас тут иностранцы тоже. Что, нет их, скажешь?
   - И у нас, да. Но ведь - всего четыре года!
   - А, ты в этом смысле. Ну, да. Четыре - это мало совсем. У нас страна-то вон какая большая.
   Это он знает, что страна у нас большая. Только где та большая страна? Где она?
   - А если посмотреть на другие страны, например на Афганистан...
   - Это где? - смотрит удивленно.
   - Это далеко, на юге. А ты географии не знаешь совсем, что ли?
   - У нас до географии не успели дойти, - самому, вижу, жалко.
   - Ага. Пять классов, ты говорил. Помню. Ну, в общем, горная такая страна. Там была сначала революция, потом в победившей партии стали друг с другом грызться, а потом позвали на помощь. Ну, и пришли, значит - сначала наши, а потом и все остальные.
   - Наши - это какие же? - настораживается Илья с чего-то.
   - Ну, не наши, которые наши, которые сейчас наши. Тогда еще был Советский Союз.
   - А-а-а... "Совок"! Понятно.
   - ...Совок. Ну, да. Так в том Афганистане все еще воюют. Это уже сколько лет!
   - Вот я и говорю, Семеныч - некогда тут думать о том, что будет после. Нам еще воевать и воевать до полной победы над всеми врагами.
   - Но все же? Вот, представь, наступило счастливое время. Победили мы всех врагов. Всех-всех, представляешь?
   - Эх, хорошо! - мечтательно улыбнулся Илья.
   - И что ты же тогда делать будешь?
   - Ну, не знаю даже, - и рука в затылок.
   - Я вот, если выживу к тому времени, и если в силах еще буду, снова в школу пойду, наверное. Учить детей буду. А ты? Вот, если представить, а?
   - А я кроме как стрелять ничего пока вроде не умею. Зато стреляю хорошо.
   Стреляет он действительно очень хорошо. Рука крепкая, держит любой ствол - не дрожит. Из мелких пистолетов бьет - даже отдачи не видно. Как зажмет в своей ручище... Вот стрельбе учиться или сборке-разборке - у него получается сразу. А всякие предметы, что в школе не успел - с трудом. И географии не знает, выходит. И истории.
   Вечером у костерка, отгоняющего мелких кровососов дымом от наваленной на него сырой зелени, так и тянет на разговоры. Ну, интересен мне этот Илья. Кто, да откуда, да как такой вырос в наше непростое время.
   - Вот, предположим, Илья, взяли тебя в плен..., - начинаю я издалека.
   - А хрен им по всей морде - не хочешь? Пусть сначала догонят!
   Смеется. Весело ему.
   - Это такое предположение. Как в физике или в математике какой... Помнишь, про относительность разговаривали? Вот тут так же. И вот ты, значит, в плену. И вдруг оказывается, что это не наши тебя захватили, то есть не люди вовсе, а какие-то прилетевшие инопланетяне.
   - Как Хищник? Я смотрел. Там тактика нормальная была у спецов.
   - Ну, вроде того, да. И вот они тебя взяли. И того, с той стороны - тоже одного взяли. Такого же крепкого, молодого, энергичного.
   - Ага. А потом устроили бой до смерти? Я такое читал.
   - Нет, погоди. Они просто вас поставили рядом. И вот сидит их самый главный, и вопросы задает вам по очереди. А без очереди ты ничего не говоришь, только слушаешь. Спрашивает он тебя: за что воюешь?
   - ...
   - Нет, ты отвечай, отвечай!
   - Ну, как это... Вот - против них, значит. Против врагов.
   - А за что?
   - Ну, чтобы свобода, значит, была всякая. И страна моя, чтобы богатая и сильная и вообще. И чтобы всяких сук-воров не было...
   - Стоп. Хватит пока. Тут этот чужой поворачивается ко второму пленнику и спрашивает: а вы, милсдарь, следовательно, за то, чтобы свободы не было, чтобы страна была слабая и бедная, и чтобы везде на всех постах - суки-воры? Он еще так это произносит с акцентом - "суккиворры". А тот, вытаращив от удивления глаза, кричит и в грудь себя бьет: да вы что? Да я за Родину нашу пасть порву! Да я за сильную и богатую страну! Я за народ и против ворья! Я за настоящую свободу!
   - И чо? - замирает Илья. - Я как-то даже и не понял... Это ты к чему так вот сейчас говоришь?
   - Да так просто, пробило что-то на разговор.
   Действительно пробило. Все равно, как с малым ребенком обсуждать взрослые проблемы.
   - Сходил бы ты лучше к замполиту, Семеныч. Вот ей-ей - сходил бы. А то в бою вдруг тебя так вот на поговорить пробьет, а у меня как раз заклинит. И как тогда мы будем? Или, давай, лучше я схожу, а?
   - Да не стоит. Не надо. Я же так просто. Для примера.
   ...
   На утреннем построении замполит кричал с натугой, краснея всей бритой наголо головой:
   - Вот, товарищи мои и друзья! Вот, смотрите! Пробрался к нам ночью враг, не уследили! И кого? Кого выбрали жертвой эти мерзавцы? Нашего старейшего бойца! Нашего Семеныча... То есть, Петра Семеновича Карасева. Прощай, давний друг и соратник. Ты прошел с нами все бои и стычки. Ты остался цел даже в самые черные дни отступления. Но все же достали, добрались, упились кровью... Упыри! Мерзавцы! Предатели! Но мы отомстим. Мы страшно отомстим. За Семеныча - десятерых врагов! Правильно?
   - Да! - кричали бойцы.
   - Да! - кричал Илья.
   - Да! - кричал его новый второй номер.
   Пулеметчику без второго номера просто нельзя.

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"