Карпенко Мария Игоревна: другие произведения.

Каменные кольца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этот мир - наследие прекрасного прошлого, о котором стараются не вспоминать. Кризис, переживаемый человеком, трансформируется в самые жуткие сущности - таково наследие учиненной им катастрофы. Среди темных северных лесов стоит замок Гурдич - оплот славного рода Нордсторм, что уже давно оставил интриги столицы. Здесь долгие годы не принимали гостей. И по стечению обстоятельств первым гостем становится охотник, что прибыл на поиски твари, решившей открыть охоту на обитателей старого замка.



Каменные кольца



Опасность придает охоте только большую прелесть!

Уильям Теккерей. Ярмарка тщеславия.

Можно каждый день ходить мимо домов и церквей и вовсе их не замечать, потому что идёшь по делам, о чём-то думаешь, что-то воображаешь... Тебе нет дела до домов и церквей. Но начни думать о городе - всё тут же изменится. Потому что ты не просто смотришь на дом, ты представляешь, как жилось людям прежде, когда-то, до твоего рождения.

Гэри Шмидт. Битвы по средам.


- А ты помнишь, какой была столица?
Вопрос нарушил тишину, заставляя Лоренса отвлечься от книги. Запнувшись на секунду, он несколько рассеянно ответил:
- Конечно. Я ведь уехал оттуда не так давно - лет семь прошло, может чуть больше. Да и потом, такие места сложно забыть - контрасты не забываются.
- Ага...
Моргнув, Лоренс заставил себя собраться. Они сидели вдвоем в его покоях, и каждый занимался своим делом. Его спутницей сегодня была Ванда - молодая помощница, занятая проверкой денежной сметы. Несмотря на замкнутый характер, Лоренсу было тяжело находиться в одиночестве. Обычно его компаньонка была также молчалива, как и сам молодой князь, но сегодня она решила изменить собственным привычкам.
Поймав взгляд Ванды и уловив в нем невысказанный вопрос, Лоренс вздохнул, отложил книгу и продолжил говорить:
- Таких городов осталось мало. Даже в соседних странах дай боги, если подобные найдутся. Говорят, раньше больших городов было много, но теперь кругом лишь пустующие земли. Радость, коли тебе деревенька попадется. А сама столица велика. Возьми наш замок да помножь его на двадцать. А еще добавь две сотни маленьких домиков - как в твоей деревне, помнишь? А в центре всего этого - королевский дворец. Высокий, изящный... Башни тонкие, никакой вычурности - выдержанно, аккуратно. И красиво так, что дух захватывает.
- И ты там жил? - девушка перевела взгляд и посмотрела в витражное окно. Несмотря на спокойное лицо, она явно испытывала волнение - интересно, что за картинка возникла сейчас в её голове? Лоренс улыбнулся, встал из-за стола и подошел к витражному окну. Положив ладонь на холодное стекло, мужчина ответил:
- Да, вместе с нашей семьей. Тогда она была несколько больше - отец, брат, я... И мать. У нас были свои покои в западном крыле замка. Высокие залы и роспись на потолках... Помню просторные комнаты и спальни - у каждого своя. И никакого холода - в столице тепло даже зимой. Не чета здешним краям.
Отвернувшись от окна, Лейф осмотрел помещение - так, словно оказался здесь впервые. Тут было много свободного пространства - шагов сорок, может даже больше. Места много, мебели мало - два сундука у двери, книжный шкаф, низкая лавка, широкий рабочий стол с разложенными бумагами, два тяжелых стула с деревянными спинками... Да и всё. Остальное станет излишеством. Его покои не украшали ни картины, ни гобелены - пустые стены смотрелись непритязательно, но со вкусами молодого князя никто не брался спорить. Единственная деталь декора - толстый ковер, лежащий на полу. Он берег комнату от холода и добавлял толику ярких красок этой серой зале.
- Почему ты так часто спрашиваешь меня о столице? Я ведь не раз говорил, что жил при дворе регента.
- Это очевидно, Лоренс - ведь вы видели то, чего не видела я. И даже толика ваших воспоминаний вселяет в меня веру.
- О мире, которого больше нет?
- О мире, который может вернуться.
Лоренс потер переносицу и вернулся к рабочему столу. Взяв со стола книгу, он нашел нужную страницу и скользнул взглядом по знакомым строчкам.
'Чугайстер - он же Ночник, он же Дед. Обитает в западных горных лесах, предпочитая прежде всего сосновую чащу. Характером покладист, хотя и шутлив. Пользуется уважением среди тех, кто живет подле леса - по преданиям, чугайстеры способны вывести человека из самой страшной чащи. Чугайстеру следует оставлять подношения, коли вы регулярно ходите в лес, иначе он может спутать дорогу и привести человека к логову одержимых. Также является покровителем зверей...'
Если так подумать, недавно это казалось только сказкой, частью ушедшей человеческой памяти. Но за последние двадцать лет такие создания прочно вошли в жизнь обычных людей. Их следовало уважать и здраво опасаться. И чугайстер - не самое страшное, с чем случалось сталкиваться людям на темных лесных дорогах.
Это унесло жизни тысяч человек. Это опустошило города и откинуло прогресс на столетия назад, возвращая землям архаичный феодальный строй. Не было больше безопасных трактов, не было торговых караванов, не было процветающих городов...
Нет, люди привыкнут. Восстановятся, найдут способ вписать себя в реалии нового мира. Но на это нужно время.
Интересно, увидит ли он это на своём веку? Ха, да боги его знают...
Взгляд Лоренса скользнул по Ванде, склонившейся над бумагами. Низенькая, ладно сложенная, она всегда казалось такой жизнерадостной - словно лучик солнца, запертый в ветхих стенах замка Гурдуч. Не зная иных реалий, она уже воспринимала опасности нового мира как данность и училась радоваться жизни даже в своем незавидном положении.
Какая ценность для их старого имения...
Словно ощутив на себе его взгляд, девушка подняла голову и улыбнулась молодому князю. Лоренс только было хотел продолжить разговор, как тут...
- Всадник! - Ванда рванулась к окну, прижимая к себе ценные бумаги. Лейф тут же оставил книгу и последовал её примеру.
Действительно, всадник. Едет на гнедом коне, кутаясь в теплый плащ - осень в этом году оказалась удивительно холодной. С третьего этажа Лейф не мог разглядеть ни единой детали - только лошадь и восседающая на ней фигура. Хотя нет, погодите...
- Мне кажется, или у него за спиной меч?
- В этом нет ничего удивительного.
Лоренс сосредоточенно прокручивал в голове все причины появления здесь гостя. Меч его не смутил - в нынешние времена старались без оружия не ездить. Уже то, что человек прибыл сюда один, говорит о его потрясающей смелости. Ну, или невезучести попутчиков - тут уж не угадаешь. Больше смущало другое.
- Я не помню, чтобы старый Ларс говорил о гостях. Ты читала корреспонденцию?
- Лоренс, я дорожу своей головой и стараюсь не забивать её опасными знаниями. Письма старого князя - исключительно ваша ответственность.
- Действительно, - он уже прокручивал в голове последние письма, отправленные в конце лета. Было ли там хоть слово о гостях? Какое-то приглашение? Такого он не помнит.
Разве что тревожные строчки отца о погибшей служанке.
Лоренс потянул носом воздух, словно пытаясь что-то учуять. Повернувшись к Ванде, он ободряюще сказал:
- Подожди меня здесь. Я разберусь со всем в скорейшие сроки и сразу дам тебе знать, хорошо?
- Конечно. Я пока закончу смету.
Она могла показаться спокойной, если бы не взгляд. Тревога, волнение и толика странной надежды - ему были хорошо знакомы эти эмоции. Кивнув на прощание, мужчина вышел из зала и направился к лестнице.
Уже на втором этаже он услышал звук механизма, опускающего ворота, и цокот копыт.
Таинственный всадник спешил поскорее въехать в старый Гурдич...


***


Внутренний двор замка был не так уж велик - восемьдесят шагов в ширину да не больше сотни в длину. К стенам приткнулись разного рода пристройки. Тут конюшня, там курятник, а чуть дальше расположился хлев. Лошадь устало шагала по прелому сену, направляясь в стойло - умное животное знало, где находится его место. Сам всадник держался в седле свободно, словно скакал на протяжении долгого времени. Тем не менее, когда лошадь вошла под крышу, он уверенно спрыгнул на землю, перехватывая поводья.
А гостя между тем ожидали. Из неприметных дверей на улицу вышел крепкий мужчина, направляясь в сторону конюшни. Скрестив руки на груди, хозяин внимательно наблюдал за тем, как путник расседлывает лошадь и запирает её в стойле. Лицо гостя до самого носа было закрыто шарфом, а глаза скрывал глубокий капюшон. Роста всадник оказался среднего - ни высокий, ни низкий. Обычный, совсем непримечательный человек.
И всё-таки мужчина его узнал. Улыбнувшись, он направился к прибывшему, раскрывая руки для объятий. Реакция гостя не заставила себя ждать - оттянув шарф вниз и откинув за спину капюшон, он подался вперед и обнял хозяина в ответ, сказав тепло:
- Ох, дядя Ларс, как мне вас не хватало!
- А мне как тебя не хватало, Райла. Каждого из вас...
Ларс, старый князь замка Гурдич, осторожно отстранил от себя женщину и внимательно всмотрелся в её лицо. За эти годы она изменилась - черты лица стали жёстче, под глазами залегли тени, а взгляд стал совершенно непроницаемым. Но тем не менее это была она, воинственная Райла - вон, родинка-то под губой никуда не делась. Дернув женщину за прядку волос, что падали на высокий лоб, старый Ларс пробормотал:
- А ты выросла, девочка моя.
- За семь лет, дядя, кто хочешь вырастет, - Райла сделала шаг назад и сняла перчатки. Сложив их в сумку, женщина скинула теплый плащ и добавила, - дядя Ларс, я уже два дня сижу на чёрном хлебе. Прошу, не обижайте гостя, накормите его горячим обедом.
- Конечно, девочка моя, - мужчина направился к дверям, ускоряя шаг, - для тебя у меня всегда найдется порция горячего.
Райла засмеялась и направилась следом за Ларсом, высвобождая на ходу длинную русую косу. Меч она оставила тут же, в конюшне - за столом он мог бы только помешать.
До кухни они добрались быстро - двор, дверь, коридор, два полупустых зала... И большая комната, отапливаемая открытым очагом. Ларс не тратил время на традиционные приготовления - уже через минуту на столе стояло несколько глубоких мисок, а сам хозяин сосредоточенно разливал по глиняным стаканам красное вино. Еду старый князь принес сам, и вел себя в целом на кухне привычно - словно не было здесь никакой полагающейся прислуги. Но Райлу это мало заботило.
Устроившись за столом, женщина бросилась на еду. Она не стеснялась чавкать и откашливаться, если кусок мяса шел не в то горло. Со стороны Райла производила впечатление изголодавшейся волчицы, и внешний вид только способствовал впечатлению.
Райла знала, что выглядит не слишком опрятно. Её одежда выглядела откровенно нелепо - чего стоила куртка, одетая прямо поверх длинного дублета... Сама внешность Райлы не привлекала лишнего внимания - худая, высокая, осторожная в движениях и совершенно непримечательная. Стоило отметить лишь длинную косу, доходящую до самого пояса - неаккуратно собранная, она лежала на плече, нисколько не мешая хозяйке. Ела Райла быстро, в движениях была скупа, лишних вопросов пока не задавала.
Ларс молча сидел напротив гостьи. Он явно собирался с мыслями. Райла решила дождаться, пока он заговорит первым - ей уже некуда было торопиться.
- Райла, какие новости ты принесла из столицы? - Ларс решил зайти издалека.
- В массе своей хорошие. Для нас так точно. Отец начинает закрепляться при дворе всё крепче - даже нас начали пускать во двор, а это говорит о многом. В руках Отца находится большая сила, и он готов предоставлять её пану Регенту по первому требованию, требуя малого взамен. Кроме того, он открыт и умеет хорошо говорить, так что переспорить его удается немногим.
- Полагаю, в числе немногих остается мой милый Аластор?
- Он не изменяет привычкам, дядя. Всё такой же упертый, хищный и чернявый. У него есть причины ненавидеть каждого из нас, но всё-таки он хорошо держится. Холодная голова - лучшее качество для князя.
Ларс тяжело вздохнул.
- У меня есть такие же причины, родная, но я всё-таки умею мыслить здраво.
- Поймите меня правильно, дядя Ларс - он был слишком молод...
- Ладно. Не будем об этом. - Ларс никогда не умел изящно менять направление беседы. Райла хмыкнула, отставила в сторону опустевшую миску, и неожиданно спросила:
- Вы не скучаете по двору?
- Прошло семь лет, Райла. За такое время перестаешь скучать даже за людьми, не то что за комнатами. А уж тем более если мы говорим о склоках и интригах - невозможно долго вариться в таком котле.
Райла не была согласна с Ларсом - по её мнению, многим это отлично удавалось даже после катаклизма. Что уж тут говорить о преклонных годах? Но тон Ларса и его взгляд отбили в женщине желание задавать колкие вопросы. Протянув медленно руку к стакану с вином, она спросила осторожно:
- А что ваш младший, дядя Ларс? Он ведь совсем уже взрослый?
- По годам - да, вполне дозрел, двадцать четыре года. По уму - еще мальчик. Взрослеют-то не от лет - взрослеют от ответственности.
- Судя по тону, вас всё устраивает.
- Вполне...
Казалось, он немного юлил, но неприятный разговор пришлось свернуть - в коридоре послышались шаги. Райла перехватила уверенно стакан и даже успела сделать глоток, когда на кухню вошел человек. Задержав стакан у лица, женщина быстро оценила вошедшего.
Он действительно казался моложе своих лет - возможно, дело было во взгляде. Лицо его радовало взгляд правильными чертами, а легкая асимметрия глаз была едва заметна. Ровный нос, тонкие губы, выразительные скулы - да, кровь матери давала о себе знать. Он был высокий и худой - этого не скрывали даже теплые вещи. Единственное, что делало его схожим с отцом - это глаза. Темно-карие, глубокие, похожие на спелые вишни, они смотрелись немного несуразно на нежном лице. Также, в отличие от своего отца и брата, молодой князь пошел в мать и мастью - его седые волосы доходили длиной до плеч и свободно обрамляли лицо мужчины.
Стараясь вести себя расслабленно, Райла дала молодому человеку осмотреть себя - в отличие от неё, он делал это внимательно, не упуская ни единой детали. Кажется, юноше редко случалось общаться с другими людьми - в деревне за такой взгляд можно здорово схлопотать. Но женщина проявляла удивительное понимание к молодому князю - выждав десяток секунд, она приветственно подняла стакан с вином и отозвалась спокойно:
- Рада приветствовать, Лоренс.
Молодой человек бросил взгляд в сторону родителя - видимо решил, что старый Ларс сразу выдал информацию о драгоценном ребенке постороннему человеку. Райла вежливо улыбнулась, но решила не вмешиваться в семейные отношения. Ларс же подхватил нить разговора и представил гостью своему сыну:
- Лоренс, познакомься, это Райла. Она приехала сюда из Каменной Гильдии.
- О... Столица, - понимающе протянул Лоренс, скрещивая руки на груди.
- Да, долгая выдалась дорога, - доброжелательно ответила Райла.
- Месяц?
- Три с половиной недели. У меня была крепкая лошадь.
- Это в любом случае долгий путь, тем более по нашим дорогам. Вы ехали в одиночестве?
Как романтично это прозвучало. Райла едва сдержала смешок.
- Я меняла компанию несколько раз - у меня не настолько больная голова, чтобы путешествовать в одиночку. Только последние тридцать километров пришлось ехать одной - ваш дом стоит вдали от трактов.
Лоренс замолчал. Было видно, что светские беседы даются ему с некоторым трудом. Вместо того в глазах его читался очевидный вопрос. На помощь сыну пришел старый князь - предугадывая действия сына, он вмешался в беседу.
- Райла приехала сюда по моей просьбе, Лоренс.
- В последнем письме... Ларс писал о том, что люди в его замке начали погибать от рук неизвестного создания. Он предполагает, что некто из лесных тварей проник через стены Гурдича внутрь. И более того, гость игнорирует всю созданную систему защиты. Думаю, ты понимаешь - палками такое не прогонишь. И мы, дети Каменной Гильдии, занимаемся именно такими вопросами.
- То есть ты охотник?
- Скорее я искатель. Но опыт выворачивания наизнанку всякой мерзости у меня имеется, - улыбка Райлы осталась такой же доброжелательной, но Лоренс отчего-то передернулся.
- Ты сможешь защитить нас, если оно снова попробует напасть?
- И не только вас - я постараюсь присматривать за всеми обитателями замка. Если у меня будет поддержка жителей, мы сможем быстро поймать пришельца.
Лоренс еще раз внимательно посмотрел на отца, но тот оставил его выразительный жест без ответа - мужчина всё также спокойно пил вино, глядя куда-то поверх головы гостьи. Тогда, сделав шаг вперед, Лоренс Нордсторм протянул руку Райле и ответил со всей серьезностью:
- Я постараюсь вам помочь всеми доступными способами.
Райла кивнула и встала, протягивая руку в ответ. Поймав взгляд юноши, она неожиданно поняла - этому славному мальчику явно есть о ком беспокоиться.


***


- У вас тут всегда так холодно? - Райла на ходу одевала перчатки. Выглядела она обескураженно - мало кого радовали низкие температуры.
- Семь месяцев в году. Это Север, Райла, другого ждать и не приходится, - Ларс шагал в полуметре от охотницы, и огонек его свечи разгонял тьму на пять шагов вперед.
- Удивительно, как вы здесь живете. Рождённым в столице тяжело приходится среди снегов.
- Холод закаляет - и тело, и сердце. Да и кроме того, Гурдич не так холоден, как кажется - в Юго-Восточной башне, например, всегда тепло. Поэтому я там и живу - закалка хороша в меру...
- И вы живете там один?
- С некоторого времени - один, - утвердительно кивнул старый князь. Его искаженная тень на стене дернулась и тут же снова вернула себе привычный облик.
- А где было найдено тело?
Ей показалось, что мужчина грустно улыбнулся.
- Там же, только в подвале. Внизу находятся источники, которые и греют мою башню. Но как бы тепло там ни было, теперь все домочадцы перебрались в другие залы. Я один и остался... Мне уже много лет, и я просто устал бояться.
Райла ускорила шаг, поравнявшись с хозяином замка. Бросив взгляд на Ларса, она ответила с легкой насмешкой:
- С такими амулетами я бы тоже ничего не боялась.
- Глазастая, как и всегда, - она не видела лица князя, но отчего-то была уверена - улыбка Ларса стала только шире.
- Какие камни вы вложили в фундамент этого замка, дядя Ларс?
- Хризоберилл, янтарь, сердолик, обсидиан, гранат. Про жемчуг и прочее даже не спрашивай - нет тут людского глаза, чтобы навести хорошую порчу.
- Это верно... Хотя гранат я бы заменила пренитом.
Ларс тяжело вздохнул - казалось, он выражает укор подобным образом. Пренит - камень, позволяющий избавиться от переживаний прошлого, которые привлекали нечистые силы. Грубая и жесткая, Райла проехалась по плохо зажившему шраму собеседника. Осознав ошибку, женщина помолчала пару мгновений и сказала глухо:
- Хорошая сборка. Хотела бы я себе позволить такую. Но сейчас мои запросы довольно скромны, - с этими словами она стянула перчатку с правой руки. Привлеченный жестом охотницы, Ларс повернул голову и оценивающе осмотрел кольцо, одетое на безыменный палец гостьи.
- Правильное колечко. Аметист?
- Дядя, обижаете! Чистый янтарь! - засмеялась Райла.
- Помогает?
- Только благодаря ему я и держусь в хорошей форме.
Голос неожиданно стал глухим, словно женщина вспомнила о чем-то неприятном. Обмен любезностями был равен ничьей - каждый напомнил товарищу о неприятностях прошлого. Остаток пути они прошли молча.
Коридор шел прямо, и огонек выхватывал из темноты лишь очертания стен с держателями для факелов. Как и в любом хорошем форте, тут были заделаны все окна и бойницы. Это человек не пролезет в узкое окошко шириной с ладонь. А вот какая-нибудь тварь сделает это без особых потерь. Так что...
- Береженого боги берегут, - пробормотала себе под нос Райла.
- Это ты права. Между тем, мы на месте. Поможешь? - Ларс уже стоял перед тяжелыми створками высотой в полтора человеческих роста. Согласно кивнув, Райла взялась двумя руками за дверное кольцо и потянула его на себя. Старый Ларс со своей стороны сделал то же самое. Скрип, едва слышное ругательство - и вот люди уже входят в круглый зал, утопающий во тьме.
Пока Ларс возился с освещением, Райла отсутствующе смотрела себе под ноги. Но судя по всему, помещение было большим - о том говорило звонкое эхо.
- Ларс...
- Да? - он был в большей степени занят освещением.
- Ты не думал, что это кто-то из своих? Что это мог сделать человек? У вас не было гостей или кого-то подобного?
В этот момент в зале вспыхнул свет - Ларс наконец разобрался с канделябром. Тусклый огонь выхватил из тьмы деревянные полки, идущие от пола до потолка. А в центре зала - темный колодец, от которого по полу стелился мертвецкий холод. Райла поежилась, переступая с ноги на ногу.
- Даже не хочу спрашивать, зачем он был тут задуман.
- Это старый колодец, Райла. Не знаю, о чем ты думаешь, но он был вырыт для забора воды. Сейчас мы используем тот, что находится во дворе - в этом вода стала намного хуже.
- А что насчет этого? - подходя к провалу, заполненному темной водой, Райла уже знала ответ на этот вопрос. Присев на корточки, женщина положила руку на деревянные крепления, концы которого уходили прямо в темноту колодца. Оставив её вопрос без ответа, Ларс подошел к водоему с другой стороны и дернул малозаметный рычаг. Райла только успела сделать шаг назад, когда из темноты вынырнула деревянная подпорка.
- Для сохранения тела, моя дорогая.
Охотница не стала отвечать - её внимание было приковано к телу. Потянув носом воздух, Райла заметила:
- Действительно, человеку силенок не хватит...
- Не говоря уже о том, что мы здесь всех знаем наперечет. Или ты думаешь, что я упустил бы гостя, который способен впечатать в стену живого человека?
Напитанный водой, труп был раздут, но черты лица всё еще смутно угадывались. Наверное, при жизни она считалась красивой женщиной - остатки волос поражали длиной и даже сохраняли часть природной густоты. Красивым можно было бы назвать и тело... Если бы не размозженная к чертям грудная клетка с торчащими из груди костями. Вся кровь давно уже вытекла, да и плоть частично сошла с костей, но рану было легко осмотреть - особенно выходцу из Каменной Гильдии.
Райла была не из брезгливых - сняв теплые перчатки, женщина запустила пальцы в жуткую рану, уделяя внимание каждой детали. Разламывая податливые ребра, она спросила отстраненно:
- Зачем вы её в воде хранили? Только колодец испортили.
- Запах, Райла, никуда не денешь. А особенно летом - мы ведь Мавру такой в августе нашли. В этих местах нельзя привлекать внимание - тебе вряд ли кто придет на помощь. А сжигать тело не хотелось - думал, ты можешь сделать свои выводы, коли сама оглянешь несчастную.
Райла что-то пробормотала себе под нос и высвободила обе руки. На мгновение она замерла, но тут же отрицательно покачала головой. Даже если у тела и был какой-то запах, вода вымыла его без остатка.
- Мавру любили?
- Все любили - она никогда не унывала, наша красавица. Любила сочинять, в помощи не отказывала. Легковерная была и до мужчин охочая. Да только какие тут мужчины - я да Лоренс. А последний больше к книгам тянется, нежели к женщинам.
- Вот оно как... - ладонь Райлы неожиданно ласково легла на щеку погибшей. Учитывая состояние трупа, это смотрелось отвратительно. Но ищейки гильдии имели в данном вопросе своё мнение, непривычное для нормальных людей.
- Дядя Ларс, похороните её сегодня с почестями. Костер с двумя монетами, прах на западную сторону развеять, помянуть добрым словом... Грустно звучит, но вы в этом побольше меня понимаете.
- Понимаю. И потому прошу - найди чудовище, Райла, да поскорее. Я хочу вспоминать о живых, а не говорить о мертвых.
И усталое лицо мужчины вновь исказила гримаса боли - как тогда, семь лет назад, когда Райла впервые оказалась в замке регента. И так же, как и тогда, эта гримаса вызвала болезненное сострадание.
- Я найду, дядя Ларс. Найду как можно скорей, - переведя взгляд на погибшую, ищейка добавила едва слышно, - какие же силы ты привлекла, моя славная красавица?..


***


В последнее время погода была прямо под стать настроению молодого князя. Холод пронизывал до самого сердца, а внутренний двор буквально утопал в слякоти. Сено совсем размокло, и жители замка вместе с князьями переправили его остатки в Юго-Восточную башню. Работали все наравне - это только в больших городах знать не позволят себе взять в руки грабли. А здесь, в отдаленных уголках мира, каждый человек наперечет.
Несмотря на то, что за окном уже миновал октябрь, по сей день никто не видел ни снежинки. Парадокс, но в холодную пору становилось немного легче - не было той мерзкой сырости, от которой начинали кашлять люди и чахнуть животные. А сейчас вместо снега жители замка видели один только дождь - чаше всего это была мерзкая морось.
Слякотная погода способствовала спячке Гурдича - запасы на зиму давно были готовы, ворота надежно защищали от опасностей леса, а никаких гостей до весны никто не ждал. Так что каждый теперь был занят своим делом - хотя в одиночку по замку ходили только князья. Остальные же старались сидеть в своих комнатах и не выходить в темные коридоры без лишней нужды.
Единственной, кто не боялся темных углов замка, была Райла. Она редко проводила время в гостевых покоях - чаще женщину можно было застать в тренировочном зале. Возможно, она посещала и другие части замка. За гостьей никто не следил - все наследовали пример старого Ларса, который безоговорочно доверял этой странной женщине.
Сам Лоренс виделся с ней раз пять, не больше. Один раз она пришла в покои молодого князя и вежливо общалась на предмет погибшей Мавры. Женщина вела себя спокойно, однако Лоренс в её присутствии ощущал себя несколько неловко. Кажется, те же эмоции испытывала и Ванда - вопреки её участливому вниманию, молодой князь ощущал некоторую скованность помощницы. Но ему так и не хватило духа признать - он тоже испытывал смятение при виде ищейки.
В любом случае, гостья лишний раз ему на глаза не попадалась. Вот и сейчас, пройдя мимо тренировочного зала, он не заметил Райлы. Видимо, она вновь говорила о чем-то со старым Ларсом.
Сам Лоренс направлялся в свою комнату - дела на сегодня были закончены, и князь хотел немного отдохнуть. Уверенно следуя по тёмным коридорам, мужчина вышел на первый этаж Юго-Восточной башни. Именно здесь находились склады с припасами. Отсюда же наверх вела неприметная лестница, по которой Лоренс и поднялся на второй этаж. Здесь находились его покои - комнаты занимали целый этаж, хотя вряд ли могли удивить своими размерами. Сперва вошедший попадал в проходную. Отсюда можно было пройти в три комнаты, каждая из которых имела своё назначение. Правая дверь вела в холодный кабинет с одним из немногих целых окон замка. Левый проход вел в спальню - небольшую и такую же холодную. Центральный коридор выходил в общий зал, где Лоренс обычно проводил время с домочадцами. Там же находился и камин, который отапливал этаж в холодное время года. Правда сейчас никто не занимался поддержанием тепла, и в комнатах стоял ужасный холод. Запахнув плащ, молодой князь повернул налево, отправляясь в спальню. И уже у самого входа мужчина услышал тихое шуршание.
Вопреки осторожности, парнем он был не из робких. Ускорив шаг, Лоренс вошел в помещение, готовясь встретить незваного гостя. Увидев хозяина, человек рванулся к выходу, силясь проскользнуть мимо Лоренса. Мелькнули знакомые темные волосы и бледное лицо. Едва не врезавшись в князя, Ванда тут же отпрянула назад и испуганно сжалась, словно ожидая удара. Сам Лоренс сделал шаг назад и удивленно пробормотал:
- Странное дело - я никому не разрешал сюда входить... - и добавил чуть громче, - что ты тут делала?
Ванда молчала. Лоренс выждал несколько секунд и повторил чуть громче:
- Что ты тут делала, Ванда?
Маленькая, она постаралась стать еще меньше, вжимая голову в плечи и закрывая тело руками. Это казалось наигранным жестом, но Лоренс сейчас не обращал внимания на подобные детали. Сделав шаг по направлению к секретарю, он повысил голос, спросив в третий раз:
- Что ты тут делала, Ванда? Отвечай!
Он всё-таки сорвался на крик - Лоренс очень не любил вмешательства в личное пространство. Обескураженная, Ванда опустила голову, и на щеках её блеснули слезы.
- Я... - голос её звучал тускло, - искала...
- Что ты искала? - Лоренс всё же старался держать себя в руках.
- Камень. Я искала камень... - она опустила голову и бормотала это себе под нос, из-за чего половины слов было просто не разобрать. И тут в следующую секунду Ванда сорвалась на крик, - я искала обсидиан! Камень обсидиан! Мне страшно, и я просто искала обсидиан!
Лоренс в момент растерял свою уверенность. Для него, неприспособленного к жизни в социуме, женские слезы были чем-то необъяснимым и ужасным. Пока мужчина молчал, Ванда продолжала плакать, вытирая слезы грязными руками:
- Я очень боюсь, Лоренс! Мне страшно за каждого жителя замка! Мы не выходим из комнат, понимаете?! Все мы просто сидим по залам и ждем рассвета, маясь без сна. Каждая ночь - она как пытка. Каждый из нас боится заснуть и не проснуться - или проснуться от разорванного горла, размозженной грудной клетки, вырванных глаз...
- Ты немного преувеличиваешь, - Лоренс сказал это совсем неуверенно, породив своими словами лишь новый виток истерики.
- Только трое людей ходит по замку без страха! Гостья Райла, Ларс и вы, понимаете? Отчего вы не боитесь того, что скрывается во тьме? Отчего оно вас не трогает? Охотница-то кольцо носит, оно и ясно. А что прячете вы? Это ведь совсем нечестно...
Шмыгнув носом и оставив на щеках следы чернил, Ванда продолжила:
- Поэтому я искала камень. Я знаю, это так неблагодарно по отношению к вам и вашему отцу, но... Я просто очень, очень не хочу умирать.
Последние слова были сказаны практически шепотом. И теперь девушка стояла посреди комнаты, сложив руки перед собой и тихо обливаясь слезами. Отчего-то Лоренс вспомнил собственную мать - одну из немногих женщин, которую он видел в слезах. Во многом подражая отцу, он осторожно подался вперед и прижал плачущую девушку к груди, стараясь унять дрожь. Для него проявлять подобного рода чувства было чем-то новым, но князь переборол двоякие чувства. Если так поступал его отец, значит это правильная реакция, правда?
- У меня нет камня, Ванда - всё, что было у нашей семьи, Ларс заложил в фундамент здания, чтобы нас не сожрали жители леса.
Ванда затихла и молча стояла, никак не реагируя на признание князя. Молчание длилось несколько секунд. Лоренс продолжил говорить.
- Но я могу попробовать принести обсидиан, если тебе настолько страшно. Я думаю... Так будет лучше для тебя. Не знаю, встретишь ли ты тьму в коридорах Гурдича, но плакать ведь больше не будешь, правда?
- Не буду, - она практически уткнулась носом в его камзол.
- Тогда я сделаю это для тебя. Только не плачь. Хорошо? - Лоренс заставил себя улыбнуться. Ему было до дрожи неловко от этой сцены, но отец учил его железной выдержке. И потому со стороны юноша казался спокойным и уверенным в собственных силах.
Ванда в ответ подняла голову и молча кивнула. И мелькнуло в её взгляде что-то такое, от чего Лоренс дрогнул, ощутив странный холодок. Отойдя назад, он отвернулся от Ванды и направился к лестнице, сказав на прощание:
- Я скоро буду. Займись пока завтрашними бумагами, хорошо?
Спускаясь по лестнице, князь чувствовал себя странно - как будто только что бежал быстрее ветра. Как будто что-то дало ему под дых, выбивая под ногами последнюю почву.


***


Поворот, а через сто двадцать шагов снова поворот. Он знал этот замок лучше собственного тела. Темнота ли правила бал или же яркий факел указывал дорогу - Лоренс всегда знал, как добраться до любой нужной ему точки. Ярусы, коридоры, переходы, потайные двери и узкие винтовые лестницы - он ходил здесь долгих семь лет, исследуя вверенную территорию. И пускай другие люди боялись ходить по лишенным света коридором в одиночке, Лоренс знал - со светом сюда приходила совсем иная жизнь. И не секрет, что таковая была чужда старику Гурдичу.
Сейчас он направлялся к Юго-Восточной башне. Коридор, которым следовал молодой князь, вел через потайной ход прямо в покои старого Ларса. Но если перед самым выходом свернуть влево, а следом протиснуться в узкий проход, то можно обнаружить узкую винтовую лестницу, которая вела на первый этаж. Оттуда выйти, пройти сорок шагов, свернуть направо, дойти до конца и дальше вниз... В подвальные помещения.
Раньше сюда часто приходили люди - всё же башня была единственным теплым местом во всём замке. Именно здесь находился горячий источник, заложенный прямо в фундамент здания. За счет правильной конструкции была создана гряда бассейнов, которые сохраняли тепло в башне на протяжении круглого года. Сейчас о создании подобного люди могли только мечтать. Старый Ларс был горд тем, что старик Гурдич обладает столь ценной конструкцией. Хотя старый князь был достаточно хитер и предпочитал о таких вещах особо не рассказывать.
Раньше тут жили практически все обитатели замка, кроме Лоренса. Но после гибели Мавры залы опустели. На первый этаж перетащили часть одежды и инвентаря, после чего о башне постарались забыть. Сейчас тут обитал только Ларс - его покои, как и раньше, находились на втором этаже. Но оттуда отец вряд ли услышит, что в подвал проник кто-то из домочадцев.
Лоренс до сих пор не был уверен, что поступает правильно. Князь хорошо знал - камни в фундамент вложены в определенном порядке. В своё время старый Ларс потратил много сил, дабы аккуратно изъять из несущей части старой башни несколько глыб и вложить туда в определенном порядке последовательность драгоценностей, образовав так называемый Круг Камней. Дав обещание Ванде, Лоренс здорово погорячился. Он не так много знал про магию камней, но тут даже дураку понятно - коли есть последовательность, то нарушать её нельзя, иначе магия ослабнет.
Но вместе с тем его приучили держаться собственного слова. И сейчас молодого князя буквально носило из стороны в сторону. С одной стороны, речь шла о риске для каждого обитателя замка. С другой, он не мог придумать другого способа успокоить Ванду, кроме как принести ей обещанный обсидиан. Заменить же камень было нечем - сам Лоренс не носил никаких самородков. Да и старый Ларс отдал всё для охраны дома.
Как ни крутись, а ситуация патовая.
Он крутил события и так, и этак, пытаясь придумать выход из ситуации. К большому сожалению, голова молодого человека была светлой, но работала медленно. Ему бы дать денек, или хотя бы часик-другой - нашел бы выход. Но Лоренс бездумно урезал время, потакая женскому плачу.
Теперь и расплачивайся...
Пение настигло его внезапно. Оно отдавалось эхом в коридорах подвала и казалось лишь шепотом ветра. Сперва Лоренс не придал этому значения, но следом голос стал громче, а слова - куда отчетливей. Не казалось, не послышалось - кто-то действительно находился в подвале. По спине пробежал неприятный холодок - ведь Мавру нашли именно в купальнях.
Парадокс, но подумал князь не о чудище, а о призраке погибшей женщины. Эта мысль вызвала у него приступ панического ужаса. Ощущая жгучую боль в желудке, молодой человек двинулся вперед, стараясь ступать как можно тише.
А слова между тем становились всё разборчивей. И вот по коридору пролетели отзвуки знакомой с детства песни:

На заре, на зорьке,
Под горой в оконьке.
Где краса Купала
Ночью побывала?
Чай на бережочке,
Со милым дружочком
Цветы собирала,
Венок соплетала...

Песня была положена на непривычный томный мотив. Это вам не веселые рифмы, под которые танцуют летом молодые люди - в этой песне слышался отзвук дивной печали и ожидания. Потянув носом воздух, Лоренс замер на мгновение и всё-таки продолжил двигаться вперед. Глаза его различали отблеск света - всего один поворот, и он окажется в купальнях. Остается лишь вопрос - кто же его там встретит?..
Шаг, еще шаг. Голос не утихал, песня продолжалась. Грустный мотив придавал знакомым словам новый окрас, создавая томное настроение. Лоренс старался не вслушиваться в пение - если это был призрак или иная нечисть, она вполне могла свести его с ума подобным образом. И всё-таки на сердце появилось странное волнение. Оно вытесняло страх, оставляя после себя одно только ожидание...
Зал для купален не был столь велик - шагов сорок в ширину и тридцать в длину. Почти всё его пространство было занято одной большой купальней. Еще часть места забирали два бассейна поменьше. Сейчас на другом краю купальни горел слабый огонек - присмотревшись, Лоренс понял, что горит обычная свечка. И там же, в отдалении, на бортике сидела женщина, напевавшая грустную песню.
Издали он не мог разглядеть купальщицу. С трудом мужчина различал в сумраке абрис фигуры и длинные волосы, спускающиеся до пояса. Женщина была обнажена, и сидела на теплом полу, свесив ноги в горячую воду. Сейчас она была занята своими волосами, но стоило Лоренсу сделать шаг вперед, женщина прервала пение и позвала его тихо.
- Я ждала тебя. И звала... Ты долго шел. Ты меня боишься?
Голос её отражался от стен, искажаясь в этом странном пространстве. Лоренс остановился, пытаясь унять сердцебиение. Женщина была живая, это факт. Она его заметила - тоже факт. И она звала его - ему ведь не показалось, правда? В голове неприятно зашумело - волнение, смешанное со страхом, плохо отразилось на состоянии молодого князя.
Между тем загадочная женщина нырнула в бассейн. Мгновение по поверхности расходилась рябь, но мгновением позже незнакомка оказалась по другую сторону купальни - совсем близко. Сделай два шага да руку протяни - и вот она. Так близко...
Лоренс старался смотреть куда угодно - в сторону или себе под ноги, но только не туда, где находилась загадочная купальщица. Неловкость ситуации просто сводила его с ума. Мысли молодого князя занимало только одно - лишь бы не хлопнуться в обморок от такой духоты и волнения. И тут еще не пойми, что будет хуже - если он останется лежать здесь в бессознательном состоянии, или если все узнают, что Лоренс Нордсторм упал без чувств при виде голой девушки.
Он молчал. Молчала и женщина, опираясь руками на край купальни. А затем она неожиданно подалась вперед и спросила совсем другим голосом:
- Погодите-ка... Лоренс, мальчик мой, это ты?
Теперь этот голос был ему знаком. Это придало сил. Собравшись с духом, Лоренс перевел взгляд на обнаженную женщину. Длинные русые волосы, широкие плечи, родинка под губой и яркие зеленые глаза. Он мог бы увидеть голой любую из женщин его замка... Но Райла?
- Что ты тут делаешь? - его смущение постепенно сходило на нет. На мгновение взгляд скользнул вниз, к обнаженной груди, но князю удалось взять себя в руки. Присев на корточки, он удивленно смотрел на ищейку Каменной Гильдии, оказавшуюся в неожиданном положении.
- Замерзла немного, пришла погреться.
Ему показалось, или женщина действительно разозлилась? Нисколько не стесняясь чужих глаз, Райла быстро вылезла из горячего источника и прошла мимо Лоренса. Тот так и остался сидеть без движения, отсутствующе глядя на темную воду.
- А если серьезно?
- А если я серьезно? Мне тут бояться нечего - я же не безрукая служанка.
Отчего-то князю стало обидно - словно Райла лично его оскорбила. Но он решил не отвечать на словесный выпад - лучше дождаться, пока женщина уйдет отсюда, оставив его в одиночестве.
За спиной послышалось шуршание одежды и звон оружия. Странно - до того Райла прекрасно обходилась без меча.
Он не пытался нарушить тишину, но первой заговорила охотница. Подойдя к Лоренсу, она встала за его спиной и сказала тихо:
- Пошли, князь. Тут делать всё равно нечего.
- А ты тогда зачем сюда пришла?
Усталый вздох. Секунда молчания. И честный, раздраженный ответ.
- Я панича выманивала, - Райла аккуратно обошла бассейн по кругу и взяла в руки подсвечник. Свеча почти догорела, но на пару минут её вполне могло хватить.
- Панича?
- Ты не знаешь? А вроде Ларс говорил, что ты много читаешь... - она вновь прошла мимо него, окутав теплом. Увлеченный, Лоренс встал в полный рост и повернулся к женщине. Та направлялась к выходу, продолжая говорить:
- Панич, он же черт, он же диавол... Да и еще до чертовой рожи разных имен. Выглядит то как писаный красавец, а то как мужик с рогами. Его любимое дело - поиск невесты. Ищет красивых и веселых девушек...
- А потом? - увлекшись рассказом, мужчина последовал за ищейкой. Та явно знала куда идти.
- Замуж просит. Коли откажешься - убьет. Коли согласишься - затрахает до смерти, - она говорила об этом удивительно цинично.
- И почему ты так решила?
- Камни рассказали, - отозвалась женщина, - видишь ли, твой отец собрал отличную коллекцию, защитив вас от разных бед и тварей ночи. Но парочки защитных талисманов в круге всё же не хватает. В частности, Ларс не вложив в ваш дом защиту хрусталя, и проигнорировал такой камень, как жадеит. Если бы к вам пришел тот, кого можно отпугнуть хрусталем, то Мавра скорее повесилась. А так похоже на то, что покойная перед смертью кого-то здорово разозлила... А что может злить больше, чем отказавшая баба?
Райла грустно засмеялась. Лоренс даже не улыбнулся - он не был ценителем грубых шуток. Как и не любил грубостей в отношении людей. Бросив на него взгляд, женщина добавила:
- Не кипи, дружок - люди бывают удивительно грубы. Особенно женщины.
Лоренс решил оставить её слова без ответа. Вместо этого молодой человек хотел задать охотнице пару вопросов.
- Как выманивают панича?
- Так и выманивают - женщина нужна, по возможности смелая. Да и стеснение тут только мешать станет. Кто же знал, что вместо панича придет мальчишка...
- Сколько же тебе лет, что я тебе мальчишка?
- Двадцать три исполнилось... Два месяца назад.
- Так... Так я же тебя старше буду, Райла.
- Возраст - он не в годах считается, Лоренс, а в том, сколько раз тебя жизнь лицом о землю ударила.
- Ты так уверена, что я свои годы провел легко и весело...
- Нет - иначе бы сидел в столице. Но если бы тебя жизнь учила, ты вел себя иначе. И смотрел на мир иначе.
- Как смотрел бы?
- Волком, Лоренс. Волчищей, а не наивным красавчиком, который лезет куда не просят.
Вопреки постоянным грубостям, сейчас он не чувствовал себя оскорбленным. Пожалуй, для Райлы это была привычная манера общения. Разозленная неудачной охотой, она явно перестала сдерживаться в присутствии младшего князя.
- Кстати... Лоренс, а ты что делал в купальне? Там сейчас пусто - даже дальние комнаты затянуты паутиной.
- Косточки пришел погреть, - Лоренс решил отбить подачу. Но в отличие от самого князя, женщина дальше лезть не стала.
- Косточки так косточки... Надеюсь, потом у тебя получится это сделать. Ты сейчас куда?
В покои Лоренсу возвращаться не хотелось - там его ждала Ванда, исполненная надежд. Мысль с кражей камней из круга казалась сейчас чистым кощунством - пускай ушел он, заинтересованный диалогом, возвращаться в подвал мужчине не хотелось.
Решение подсказала Райла.
- Составишь мне компанию? Ларс в последние дни ложится пораньше, и теперь я часто ужинаю в одиночестве.
Что же, отличный способ оттянуть принятие решения. Оставалось надеяться, что Ванда не будет сильно волноваться.
- Я голоден... Так что почему бы и нет?
Кухня встретила их теплом горящего очага. Готовые блюда стояли на столе - холодные, но подогреть их было делом пары минут. Глядя на то, как ловко женщина управляется с кухонной утварью, Лоренс заметил:
- Не думал, что такая женщина, как ты, может хорошо готовить.
- И ты допустил сразу две ошибки, мой друг, - Райла не отвлекалась от дела, но охотно продолжила разговор, - во-первых, я просто разогреваю приготовленный ужин. Назвать это готовкой было бы грубостью по отношению к вашему повару. А во-вторых, меч за спиной не должен тебя обманывать -должность ищейки не лишает меня права заниматься снедью. Или ты думаешь, что девушка имеет право выбирать только что-то одно?
- Нет, но...
- Стереотипы губят людей, особенно в такое опасное время. Пусть я уродлива и ненормальна, но женщина остается женщиной. Хотя тут вопрос совсем не в готовке...
Лоренс еще раз осмотрел Райлу, будто желая найти подтверждение её словам. Красивое лицо с четким абрисом скул. Яркие зеленые глаза с едва уловимым прищуром. Высокий рост, поджарая фигура... Длинные волосы.
Привлекательная. Как ни смотри - даже в заношенной одежде мужского кроя.
- Что, ищешь уродства? - теперь она гремела кастрюлей, раскладывая по мискам мясо. - Так не ищи, не найдешь - у меня шрамы только на спине есть, да россыпь родинок под одеждой.
- Тогда почему ты зовешь себя уродливой?
Райла на мгновение замерла. А потом болезненно рассмеялась.
- Ты правда думаешь, что женская красота - она в размере груди или привлекательности личика? Святая простота, Лоренс. Такое ощущение, что ты девушку в жизни пальцем не трогал.
Она поставила миску перед молодым человеком, а сама села напротив, раскладывая столовые приборы.
- Женская красота... Настоящая, а не та, которой шлюхи торгуют... Она в деталях. Секрет её кроется в женской походке, в осторожной улыбке, в манере разговора и жестах. Женская красота есть символ смирения и послушания. Ласковая, покорная, смиренная и терпеливая - вот что такое женская красота. Быть осторожной в движениях, аккуратной в действиях, терпеливой в чувствах и ласковой в словах - вот что значит быть по-настоящему красивой. Это тот секрет, за которым гоняются селяне, и о котором хорошо знают княгини из знатных родов. Глуп будет тот мужчина, который посчитает, что женская красота кроется в физической привлекательности...
- Как и будет глуп тот, кто считает, что всем нужны смиренные рабыни.
Райла замерла, отправив в рот первую порцию мясного рагу. Даже не жуя, она долго смотрела на Лоренса, прежде чем произнесла невнятно:
- Ого!
- Ласковые, послушные, понимающие - это просто-напросто удобные женщины! Я понимаю, отчего ты называешь это привлекательным, но слаб тот мужчина, кто выбирает себе суженую лишь потому, что она терпелива. Если уж исходить из твоих слов, то красота уникальна. Кто-то жаждет понимания, кто-то ищет смелости, кому-то по душе открытость - выходит, что каждому суждено найти собственное отражение прекрасного. Нет ничего зазорного в том, чтобы быть терпеливой и понимающей... Но только нет в этом признанного стандарта красоты. Как и нет повода для всеобщего восхищения. Потакание человеческим слабостям не есть достижение. Вот и всё.
- Мудрые слова... - её глаза блеснули, отражая пламя очага, - вот только ты не учитываешь одного.
Князь молчал.
- Люди в массе своей слабы. А что принято большинством, то и считается истиной. Так устроен наш мир, понимаешь?
Лоренс зло смотрел в глаза собеседнице. Толку её убеждать в собственной красоте? Если она всё так заворачивает, так пускай с удовольствием примеряет на себя роль уродины.
Следующие минуты они ели молча. Лоренс кипел благородной злостью, а Райла просто старалась его не трогать. Тишину нарушал лишь стук ложек по глиняной поверхности мисок.
Но вскоре трапеза была окончена - каждый расправился со своей порцией.
- Пожалуй, это была последняя порция мяса в этом году. Дальше нам стоит ждать лишь весны...
- У нас есть вяленое. Не пропадем.
Легкость, с которой Райла меняла тон и тему разговора, смущали молодого князя. Казалось, они только что поругались, и вот она совершенно спокойно говорит о бытовых вещах вроде продуктов питания. И в следующий момент его вновь ждала резкая смена разговора.
- Лоренс, зачем ты пришел в подвал? - она положила руки на стол и с любопытством смотрела на молодого человека. Но за лукавым взглядом и расслабленным видом читалась собранность бойца. Кажется, было очень важно дать честный ответ на этот вопрос.
Мужчина вздохнул, собираясь с духом.
- Ванда попросила меня принести ей обсидиан. Она очень боится за свою жизнь, и я решил, что можно попробовать...
Ему не дали возможности договорить. В один момент Лоренс ощутил сильный рывок, а следом - мощный удар по лицу, от которого из глаз брызнули слезы. Крепкая рука ухватила его длинные волосы на затылке, и искательница одним резким рывком приложила собеседника носом об стол, нисколько не боясь последствий. Стукнув по столу от боли, он дернулся и рванулся вперед, но тут же увидел Райлу и понял - сейчас лучше её не злить.
Перемена настроения оказалась мгновенной - казалось, она даже стала выше из-за переполнявшей её ярости.
- Ах ты сучий потрахун! - она рванула младшего сына за ворот, притягивая к себе, - решил всю семью свою угробить ради какой-то девки? И людей заодно, которые тебе в службе клялись? И отца своего? У тебя что, боги последние мозги отобрали, или тебе одно место голову заменяет?
Лоренс только молчал, силясь удерживать опору под ногами. Он не вполне понимал гнев охотницы - конечно, не стоило нарушать круг камней, но в конце концов, они ведь останутся в замке, это не страшно... Не страшно?
Видя его растерянность, Райла рывком отбросила князя назад и села на место. Было заметно, что она всё еще вне себя от гнева, но растерянный взгляд Лоренса помог женщине взять себя в руки.
- Вытащил бы ты обсидиан - и через тройку дней никого тут не осталось. Кругом тут лес, понимаешь, Лоренс? И в нём свои хозяева. Они бы и рады сюда заселиться, да только дядя Ларс не дурак - закрыл им вход в свои владенья. А ты... Ты им ключик готов был принести. На блюдечке. Ради... Девочки.
Последние слова были сказаны с некоторым презрением.
- Запомни, Лоренс - иногда между этой и той стороной стоят только камни. И только камни могут защитить тебя - как внутри, так и снаружи...
Мужчина перевел взгляд, глядя на янтарное кольцо охотницы. Простенькое, оно сидело на безымянном пальце правой руки, не привлекая лишнего внимания. Что же было важного в этом маленьком колечке?
Эта вспышка гнева дала окончательный ответ на вопросы князя. Серьезно кивнув, он ответил тихо:
- Я понял твои слова и принимаю их правоту. Моё беспокойство действительно могло сгубить людей, которые служат верой и правдой роду Нордсторм. И я принимаю эту ответственность.
Райла молчала, раздраженно постукивая пальцами по столу. И в конце концов отозвалась устало:
- Ладно, забыли - думаю, выводы ты сделал... Я провожу тебя до башни. Хорошо?
Некоторое время они шагали молча. Дорога освещалась факелом, но вел обоих Лоренс - он прекрасно ориентировался во всех секторах замка. Идя по тёмным коридорам, мужчина неожиданно спросил:
- Почему ты так уверена, что это не мог быть человек?
Он не видел лица Райлы, и оттого мог лишь предположить, почему охотница ответила не сразу.
- Я могла бы долго говорить тебе о характере повреждений и специфическом запахе, который только усугубился от процесса разложения... Но давай сойдемся на том, что во мне говорит шестое чувство. Хорошо?
- Хорошо.
Они уже стояли на первом этаже Юго-Восточной башни. Запах пыли забивал нос, и Лоренс хотел поскорее подняться наверх, в собственные покои. Но тут Райла его остановила. Обернувшись, князь внимательно посмотрел на женщину, ожидая очередного вопроса. Попутно с удовольствием отметил - Райла всё-таки немного не дотягивала до его роста.
- Знаешь, детей учат - врать нехорошо. Но я считаю, что в этом мире есть ложь во благо. Держи.
В его ладонь лег холодный камень.
- Это шунгит. Конечно, его сложно сравнивать с камнями уровня обсидиана... Но я думаю, он поможет твоей девочке. Просто не уточняй никаких деталей. Обещаешь?
Смущенный, он кивнул. И даже не стал спорить с оборотом 'твоя девочка'. В тусклом свете факела он уловил мягкую улыбку Райлы. Кажется, охотница была довольна тем, что её подарок оказался принят.
Они поднялись по лестнице, следуя нога в ногу - пролет был узким, пройти мог лишь один человек. Райла планировала оставить князя у самого входа, но обстоятельства решили распорядиться иначе.
Едва Лоренс распахнул двери, ведущие в его покои, как вдалеке мелькнул свет огонька - хотя он не приказывал разжигать огонь в комнатах. Огонек оказался совсем слабым - его отблеск освещал путь на три шага вперед. Момент - и из темноты показалась знакомая фигура. Холодок, который ощутил Лоренс, сменился чувством тревоги и раскаяния.
Как оказалось, Ванда ждала его всё это время - как он и просил. Она давно закончила разбирать документы, и скорее всего уже не один час сидела во тьме кабинета, боясь зажечь огонь без приказа хозяина.
- Князь Лоренс... - не смотря на теплый свет, лицо её казалось бледным. Девушка явно замерзла. Однако взгляд, который она устремила на молодого Нордсторма, был исполнен надежды. Правда, в следующее мгновение помощница заметила, что Лоренс пришел не один.
Райла стояла позади молодого князя и никак не реагировала на Ванду. Лишь когда их взгляды встретились, женщина едва заметно кивнула и улыбнулась. Внешний вид охотницы показывал - на её присутствие не стоит обращать внимания. Но ответом на расслабленную улыбку была лишь нервозность и напряженность. Хотя ищейку это совсем не смущало.
Лоренс отвлек внимание Ванды, силясь разрядить обстановку.
- Я больше не буду спускаться в подвал, Ванда.
Она глубоко вздохнула и опустила голову. Вид у девушки был обескураженный.
- Однако я не мог себе позволить вернуться с пустыми руками. Протяни ладонь.
Ванда послушно внимала словам хозяина. Она старательно сдерживала эмоции, и всё же на губах красавицы мелькнула слабая улыбка, когда она ощутила в руке тепло защитного камня.
- Спасибо. Я буду... Буду его беречь, - её голосок звучал гулко, отражаясь от стен полупустой комнаты.
- Тебе стоит поблагодарить... - Лоренс степенно обернулся, но лестница оказалась пуста. Райла покинула молодых людей, решив не прощаться.
- ... Тебя. Спасибо, княже Лоренс.
- Тебе спасибо.
Он сам не знал, за что благодарит свою верную помощницу.


***


- Просыпайся, Райла...
Костры горели ярко - в этом была своя доля постоянства. Пеньковая петля обвивала шею, и позорно, позорно тащили безвольное тело к столбу, вбитому посреди сельского кладбища. Она давилась ругательствами и сотрясала небо надрывным ревом - от плача до крика. И наоборот - за считанные мгновения.
- Просыпайся...
Пламя костра сбилось - и ослабло. Ночное летнее небо завертелось над головой и провалилось вверх. На смену ему пришел низкий потолок гостевой комнаты. Соломенная тахта пружинила под спиной, а прямо над ней сиял отблеск слабого огня.
- Дядя Ларс... - она даже не могла подобрать нужные слова. Кошмары мучали женщину редко, но крепко. Сев на кровати, она отсутствующе смотрела в угол комнаты, собираясь с мыслями.
Как оказалось, ей никто не давал и мгновения.
- Лоренс сбежал.
Райла молчала.
- Я видел его в окне комнаты. Он шел по Южной дороге. Узнал его по волосам - только у него такой цвет... В нашем замке.
Ищейка ругнулась, потирая глаза. Только поисков людей в опасных северных лесах ей и не хватало.
- Куда он мог направиться?
- Не имею представления. Хоть в запасы кто-то влез, сам он ушел налегке - даже теплые вещи оставил. Возможно, сын хочет вернуться...
- Да только времени у него будет лишь до захода солнца, - она наконец встала с постели и начала собираться. Райла никуда не торопилась - женщина тщательно проверяла амуницию, выбирала теплую одежду для дороги и проверяла наличие нужных камней. Ларс ничего не говорил ищейке - требовалось быть последним дураком, чтобы не понять, насколько зла гостья.
- Я зайду в его покои. Может там будет хоть какая-то указка.
- Хорошо. Тебя провести?
- Да. И еще - где жила девочка?
- Девочка?.. - Ларс остановился, обернувшись к охотнице. Та застегивала куртку и проверяла, насколько хорошо закреплены ножны за её спиной. Закончив с приготовлениями, она повернулась к старому князю и ответила раздражённо:
- Ларс, у тебя с глазами непорядок, или совсем дурной стал на старости лет? Девочка твоего сына! Помощница или около того, но у меня нет времени на тактичность!
Мужчина замер на секунду, а потом резко направился к выходу. Женщине оставалось только следовать за ним.
- Как же я раньше не подумал, старый слепень... - бормотал князь, следуя темными коридорами, - для меня дети всегда остаются детьми, сколько бы лет им ни было.
- Дети - это вопрос третий. Меня больше беспокоит, есть ли в замке ваша малышка, - хотя они и шли проверять её комнату, Райла не казалась сколь-нибудь взволнованной. Возникало ощущение, что для неё это было чем-то само собой разумеющейся.
Минута ходу - и они оказались в Северо-Западной башне. Старый Ларс остановился перед небольшой дверью и сосредоточенно зазвенел ключами. Дверь поддалась быстро. Заглянув внутрь, мужчина без особого удивления ответил:
- Да, тут пусто. И вещей не наблюдается.
- Ставим золотой, что в конюшне будет не хватать двух лошадей? - грустно улыбнулась Райла.
Как ни странно, она ошибалась.


***


Северный ветер обжигал лицо до слез. Лоренс прятался как мог, но на большой скорости можно было забыть о комфорте. А сбавлять темп молодой князь не собирался - сейчас для него была важна каждая минута.
Эта погоня началась ранним утром - от момента, когда он нашел на рабочем столе незапечатанное письмо, оставленное робкой Вандой. Послание оказалось на удивление скупым и сообщало, что девушка покидает Гурдич, отправляясь в другие места, где могла быть более полезна. Несколько слов было затрачено на скупую благодарность Лоренсу, а последние сроки несли в себе извинения за все доставленные неудобства. Ванда взяла только собственные вещи - все ценности и важные бумаги остались в собственности хозяев. Она даже не взяла лошадь - видимо рассудила, что это будет слишком нагло по отношению к роду, который её воспитывал.
Спору нет, благородный поступок. Вот только в современном мире подобное поведение смело можно было назвать самоубийством - в северных лесах одиночке даровано лишь несколько часов жизни. Лишь опытные бойцы могут позволить себе путешествовать в одиночестве. И то - каждый бой мог окончиться для них в ближайшей канаве. О путешествии без лошади и говорить не приходилось.
Лоренс внутренне содрогался, представляя разорванное тело юной девушки. Он не понаслышке знал о том, насколько опасными могут быть здешние леса, и сейчас мысли о том, как отыскать Ванду, занимали князя пуще всего на свете. О причинах бегства он поговорит позже - пока было важно вернуть беглянку домой до тех пор, пока солнце не скроется за горизонтом.
Он думал, что будет испытывать страх, выйдя за ворота крепости. Но как ни странно, в лесу мужчине дышалось легче. Он словно дохнул свежего воздуха. Однообразие замка давно уже подтачивало силы Лоренса - ведь он не выходил за ворота более пяти лет. И теперь ему представилась наконец возможность оказаться на свободе. Пускай дорога пахла кровью - здесь он мог дышать полной грудью. Впервые за долгое время.
Дорога вела его по прямой - отсюда не стоило никуда сворачивать. Ванда не позволила бы себе сойти с условно безопасной тропы - за пределами дороги лес сожрет её в считанные мгновения. И всё же вела Лоренса вовсе не логика - он словно чуял, куда ведет след. Пришпоривая лошадь, молодой человек несся во весь опор, экономя драгоценное время. Сейчас темнело рано - в лучшем случае у него есть в запасе часа четыре, может чуть больше. А потом темнота опустится на северные леса, и с Вандой можно будет смело попрощаться.
В какой-то момент князь потянул на себя поводья, сбавляя темп, а следом уверенно свернул на тропинку, которая отходила от главной дороги. Не самое умное решение, но внутренний голос шептал - именно там он найдет свою добычу. А в лесу лучше слушаться внутреннего голоса - здесь ничто не подчинялось привычным законам. Пришпорив лошадь, Лоренс свернул на узкую тропинку.
Гнать коня не имело смысла - если животное подвернет ногу, выбраться отсюда не удастся. Лоренс с ужасом думал о том, что Ванда ушла из замка пешком. Ведь если он её найдет, придется ехать обратно вдвоем на одной лошади. Это их сильно замедлит...
А солнце садилось всё ниже.
Лес плотно стоял по обе стороны тропинки. Это не была широкая дорога, что хорошо просматривалась всадником - здесь в большей степени приходилось полагаться на слух и чутье. Пока Лоренс не чуял опасности - но в лесах всё меняется за считанные секунды.
В здешних местах лес был смешанным, а от того совсем густым. Высокие сосны перемежались с лиственными деревьями, и при сильном ветре деревья начинали петь свою, им лишь понятную песню. Солнце едва проглядывалось меж густых веток, но судя по всему, время минуло за полдень, и в запасе у него оставалось несколько часов времени.
Лес обрывался резко - словно какая сила не пускала его на выжженный участок земли. Лоренсу казалось, что он мог вспомнить, откуда здесь образовалась выжженная пустошь, но пока что память молчала. Что было гораздо важнее - поляна не пустовала. Посреди остовов выжженных деревьев, на остатках благородного дуба, сидела молодая девушка. Даже издали были слышны её отчаянные рыдания.
Лоренс придержал лошадь и осторожно двинулся вперед. Его решимость и уверенность несколько угасла, когда он увидел слезы девушки. Последние несколько метров князь решил преодолеть пешком - спешившись, человек направился вперед, ведя лошадь прямо за собой.
Ванда была не слишком внимательна к окружающему миру - Лоренса она заметила лишь в последние мгновения. Взвизгнув от неожиданности, девушка сорвалась с места и замерла, настороженно глядя на князя. Тот лишь вздохнул и отозвался устало:
- Пошли домой.
Она молчала, сжимая складки платья. Лоренс сделал шаг вперед и протянул ей руку, призывая к благоразумию.
- Идем, Ванда. Солнце скоро сядет. Здесь небезопасно.
- ... Нет.
Шепот шелестом разнесся по выжженной поляне. Лоренс опустил руку и замер - словно герой в дешевом романе.
- Нет! Я не вернусь! - на крик Ванда сорвалась резко, как и в прошлый раз. Лоренс даже не успел заткнуть ей рот - в диких лесах крик был делом опасным.
- Ванда...
- Ты и твой отец многое сделали для меня, и я безумно благодарна, но я не вернусь! Не вернусь! Я не ем, не сплю, и... Я так больше не могу.
Лоренс боялся, что девушка опять сорвется в истерику. Но Ванде удалось взять себя в руки - сейчас она лишь тихо плакала.
- Каждую ночь я боюсь заснуть и не проснуться. Лучше... Лучше рискнуть всем и дойти до Лазары, чем смиренно ожидать своей смерти в тусклых комнатах. Я знаю, что за мной придут, понимаешь? Знаю...
- Здесь ты точно погибнешь, - спокойно ответил Лоренс, - лес не оставит нам и шанса. Дойти до Лазары в одиночку могут единицы.
- Такие, как Райла, да?
- Да, - твердо ответил Лоренс, делая еще один шаг вперед, - и если ты хочешь, она может сопроводить тебя до города.
Ванда молчала, отведя в сторону взгляд. Было видно, что она уже думала о подобном варианте... Очевидно, ей он не нравился.
Лоренс продолжал осторожно идти вперед. Встав прямо перед беглянкой, мужчина опустил ладонь на макушку несчастной девушки и сказал тихо:
- Я не хочу тебя нигде держать - твоя судьба находится только в твоих руках. Но было бы больно знать, что ты умрешь вот так - посреди угрюмого леса.
- Но она меня не проведет, - Ванда по-прежнему держала голову опущенной, и речь её оставалась невнятной.
- Она?
- Райла. Она не уйдет до тех пор, пока не выполнит задание. А до той поры умру я, понимаешь?
- ... И также хорошо я понимаю, что здесь ты дойдешь только до логова черта, мавки или другой подобной твари. Да, в замке может быть опасно, но здесь нас сейчас ждет только верная смерть. Пойми это - иначе мы отсюда не выберемся.
Ему было тяжело сохранять спокойствие. Больше всего Лоренсу хотелось сорваться на крик. А лучше - надавать по щекам отчаянной девчонке. Солнце клонилось к горизонту с каждой минутой, бросить он её не мог, а уходить куда-либо Ванда явно не собиралась.
Какая глупость! Он знал, что страх подтачивает силы человека, но настолько поддаться эмоциям? Страшная плата для современного мира.
Ощущая его отчаянье, Ванда вырвалась из объятий Лоренса и бросила зло:
- Тогда я лучше умру. Меня всё равно легко заменить. Даже искатель справится с работой лучше меня...
Но Лоренс уже её не слушал. Вместо этого мужчина сделал шаг вперед и закрыл собой Ванду, наблюдая за силуэтом, что появился на другой стороне поля.
Всадник. Вне всяких сомнений, это был всадник. Он скакал очень быстро, направляясь к молодым людям. Лоренс обнажил клинки и настороженно всматривался в приближавшегося незнакомца, силясь угадать - откуда он тут взялся?
Ответ нашелся сам собой, как только он увидел знакомую масть коня. В следующий момент человек уже оказался совсем рядом - одним рывком он спрыгнул с коня, откидывая капюшон с лица. Мелькнула длинная коса, и тут же обнажился длинный полуторный меч.
Райла действительно была талантливой ищейкой и быстро справилась с поставленным заданием. Тратить же время на разговоры она не собиралась. Одним движением перехватив руку Ванды, женщина бросила скупо:
- В седло. Быстро. Конь знает дорогу.
Ванда замерла, со страхом глядя на искательницу. Райла повысила голос, раздраженно повторяя:
- Ты слух со страху потеряла? Живо в седло! Или я тебя прямо сейчас и прикончу - хоть не будешь тратить моё время.
Лоренс отметил, как затряслись губы беглянки, но вмешиваться не стал - у Райлы должны быть причины проявлять подобную грубость. Та же продолжила чуть спокойней.
- Обещаю, я верну тебе князя живым и здоровым. Пожалуйста, езжай - иначе мы тут все передохнем.
Её слова заставили Ванду собраться с духом - она живо утерла слёзы, скупо кивнула и подбежала к лошади. Райла помогла девушке забраться в седло - мешала юбка, и ищейка без лишних слов порвала ткань до самого бедра. Ищейка сильно торопилась. На прощание женщина накрыла ладонью руку беглянки и ответила тихо:
- Мы вернемся живыми. Я обещаю. Давай!
Последняя команда предназначалась лошади. Животное всхрапнуло и с места понеслось галопом, уходя всадницу прочь от опасности. Лоренс и Райла остались вдвоём на выжженном поле, ожидая атаки неведомого зверя. Князь не спешил прятать оружие и вопросительно смотрел на охотницу. Та перевела взгляд на случайного напарника и объяснила скупо:
- С ней мы ни за что не выберемся. А так у нас есть неплохие шансы.
- Шансы... Против кого? - Лоренс обвел взглядом поле, и тут словно окаменел. Райла же сняла перчатку с правой руки, бросив скупо:
- Верно смотришь - против них.
Неизвестно, по чьему следу шли эти охотники - учуяли они Ванду или же самого князя... Это было не так уж важно. Важным было то, что сейчас против двух человек выступало около десяти существ самой мерзкой наружности.
Сперва Лоренс подумал, что к ним направляются простые разбойники - но их повадки заставили его усомниться в этой мысли. Припадая к земле, люди осторожно двигались по направлению к жертвам, издавая при этом какое-то жутковатое хихиканье. Когда существа приблизились на достаточное расстояние, стало видно - зрачки отсутствуют почти у каждого из незваных гостей.
Лоренс ощутил мерзкий холодок в области затылка. Ужас? Неужели он снова испытывает ужас, глядя на этих обезличенных тварей?
- Это поглощенные. Ну, или приближенные к ним люди - те, у кого еще радужку видно, - Райла заправила за пояс перчатку и осторожно сняла кольцо, - те, кто в прошлом разбойничали на дорогах, год от года опускаются всё ниже и ниже. Для них не было никакой катастрофы - они до сих пор уверены, что являются обычными людьми. Потом расскажу тебе больше, а пока...
Она притянула Лоренса к себе одним резким рывком. В ладонь мужчины легло теплое кольцо, и он инстинктивно сжал пальцы, пряча доставшееся сокровище.
- Беги. Беги так быстро, как только сможешь. Хоть кровью захлебнись, но беги. Дорога приведет тебя на поляну - увидишь, там будет раздвоенная сосна. Встань посреди поляны и жди меня там. Здесь слишком много места - не справлюсь.
- Я не заблужусь?
Райла только засмеялась.
- Ты слишком талантлив, чтобы заблудиться.
Лоренс даже не взялся спорить. Вместо этого он рванул к себе повод и единым махом вскочил в седло, разворачивая коня в нужном направлении. Сейчас он мог только послушно выполнять приказы ищейки - выбирать иного не приходилось.
Момент - и дорога слилась в единое полотно. Окружающий мир обратился в палитру случайных пятен - серое небо сменялось невнятной зеленью леса, и наоборот. Лоренс едва успевал смотреть под ноги лошади - встав в седле, он нещадно бил животное под ребра, заставляя его отдавать гонке последние силы. Наверное, ему стоило сбавить темп и смотреть внимательней по сторонам - так проскочить нужное место не составит труда. Но князь прекрасно чуял, как и куда ведет лесная тропка - и знал, что до условленной точки оставалось не меньше нескольких сот метров.
Рывок, еще рывок, дикий хрип лошади и бесконечная смена картинки перед глазами. Случайные кадры задерживались перед глазами на доли секунды - тут остов дерева, а там останки мертвого зверя. Мелькнул запах тухлого мяса - и тут же растаял, не оставив и следа.
Сбавив скорость на повороте, Лоренс неожиданно осадил лошадь и осмотрелся. Да, ему не показалось - справа действительно стояла злополучная раздвоенная сосна. А за ней открывалась взору полянка, укрытая пожухлой травой. Она была не слишком большая - до пятидесяти шагов в длину и около семидесяти в ширину. По правде сказать, место было не лучшим для боя, однако у Райлы могли быть свои мотивы для выбора указанной точки.
Уведя лошадь подальше в чащу и надежно её стреножив, Лоренс вернулся на поляну и замер в ожидании. Спрятанные еще на поляне клинки он доставать пока не решился - у князя не было уверенности в том, что ему позволят драться.
В одной руке мужчина надежно сжимал кольцо, а вторая лежала на рукояти клинка - дань выработанной годами привычки.
Вероятнее всего, ему придется ждать - человеку понадобится время, чтобы преодолеть такое расстояние. И как оказалось, Лоренс ошибался. В запасе у него было не более пяти минут.
Первым погоню выдал шум - рев, радостный вой и какое-то искаженное подобие человеческого смеха. Трещали ветки, эхо расходилось прочь от стаи, и крик боли стал отличным дополнением жуткой какофонии. Лоренс решил не рисковать - сверкнула сталь, и клинок свистнул в его левой руке, подчиняясь ловкой руке хозяина.
Боялся ли он?
До дрожи. Да только некуда отступать - разве что в губительную северную чащу.
Они пришли со стороны леса - видимо, Райла сократила путь, игнорируя знакомую дорогу. Первым на поляну вылетело истерзанное существо, которое казалось одним куском свежеванного мяса. В спине его торчал болт, и за собой создание оставляло на земле капли свежей крови. Поразительно, что оно до сих пор могло двигаться, дышать... И сражаться.
А потом существо дернулось, подняло голову, и Лоренс внутренне похолодел.
Израненная и располосованная, на него смотрела Райла.
От её куртки остались одни только воспоминания. Ножны были сброшены во время опасной погони, и только длинная коса напоминала о том, как выглядела до схватки истерзанная охотница.
Перехватив взгляд Лоренса, женщина ощерилась и крикнула неожиданно громко:
- Считай до двадцати - и бросай его! Бросай к чертовой матери!
Ему не следовало бы стоять на месте. Стоило броситься вперед и прикрыть раненого от ударов врага - Лоренс сможет отразить не один удар, прежде чем его зацепит хотя бы одна из тварей.
Но это говорили в нем правила, навязанные обществом. Разум же твердил - стой и подчиняйся командам старшего. Только Райла может знать, как им выбраться из этой передряги. Раненая, вымотанная, едва живая - она вела себя уверенно и явно знала, что делает.
Счет шел легко. Даже когда на поляну выскочили преследователи, Лоренс не сбился со счета. Не обратив внимания на второго человека, твари бросились к загнанной жертве, радостно улюлюкая.
Восемнадцать...
Охотница встала в защитную стойку, готовясь принять бой.
Девятнадцать...
Кто-то из поглощенных взмахнул рукой, кидая метательный нож. Лоренс не увидел, насколько чисты его белки. Да и было ли это так уж важно...
... Двадцать.
Брошенное кольцо летело мучительно медленно. А нож летел быстро. Так быстро... Но оба они настигли свою цель единовременно.
Янтарное кольцо упало на землю. Нож по самую рукоять вошел в глазницу Райлы. Лоренсу казалось, что он одинаково ясно различий слабый стук и сдавленный стон боли.
Мгновение все молчали. Не было ни движения, ни толчка. А затем, подчиняясь инстинкту, Лоренс бросился на землю, прикрывая голову руками.
По периметру поляны пронеслась огненная вспышка, отделившая их от дикого леса. Казалось, что он, оставленный по ту сторону барьера, был игрушечным, нарисованным на бумаге. Реальным оставалось только то, что было в пределах янтарного круга. Разделенный мир сверкал перед глазами сгустками оранжевого пламени. Это гасило силы и пугало до воя - но более ужасало то, во что начала превращаться Райла.
Лоренс старался лишний раз не смотреть на охотницу, как только увидел первые рывки трансформации. Периферийное зрение успевало выхватывать облик объятой темным пламенем фигуры, которая издала пронзительный, надсадный вой. Она по-прежнему держала меч в руках, но князю казалось, что это было совершенно лишним - к чему подобной твари нужна жалкая сталь? Клинок, которым раньше женщина орудовала двумя руками, теперь казался игрушкой в лапах темного демона.
Поляна превратилась в бойню, а жертва обернулась убийцей. Лоренс слышал крики и мерзкий звук разрываемой плоти. Утратившие человеческий облик силились вырваться из проклятого круга - и сгорали, объятые янтарным пламенем. Те, что еще сохраняли в себе память о человеческой сущности, пытались сражаться - звон металла обозначал места таких схваток. Но монстр, скрывавшийся под личиной Райлы, легко выдерживал любую атаку.
Прямо перед Лоренсом упала отрубленная голова. Испытав рвотный позыв, князь с ужасом смотрел, как дергается лицо погибшего в предсмертных судорогах. Оборванные жилы добавляли прелести указанной картине.
Смотреть на подобную мерзость не хватало сил. Выхватив второй клинок, Лоренс вскочил на ноги и принял на себя удар одного из поглощенных. Своей техникой боя мужчина мог гордиться - не всякий боец умел фехтовать двумя клинками. Пока один удар отвлек внимание противника на себя, второй пришелся аккурат в висок, раздалбливая череп.
Человек дернулся и повалился набок, а Лоренс не стал ждать чужой смерти - рывком обернувшись, мужчина приготовился встретить следующего оппонента...
Да только встречать было некого.
Объятое черным пламенем существо медленно приближалось к последней жертве. В его походке и обличье угадывались черты Райлы - и всё же Лоренс не брался утверждать, что ищейка сохранила собственное сознание. Окровавленный меч оставлял за собой алый след, обозначая путь твари. Последний выживший был более всего похож на человека. Возможно, это и позволило ему оставаться живым столь долгое время.
Воя и силясь найти выход из западни, он орал в отчаянии:
- Как? Как ты можешь жить, ведьма?! Я сам разрядил арбалет в твою спину! Ты должна быть мертва! Мертва!
Ответом ему был скупой удар в грудную клетку. Насадив на когти человеческое тело, существо прохрипело сипло:
- Незнание тебя сгубило. Ведь есть одна простая истина - с каждым шагом к смерти мы становимся сильнее.
Последний удар клинка снес голову несчастному. Отбросив в сторону дергающееся тело, существо обернулось и медленно направилось в сторону Лоренса. Тот начал отступать, медленно занимая защитную позицию. Драться с Райлой, кем бы она ни была, мужчина не видел смысла - та просто порвет его на части.
Однако оказалось, что у искательницы были свои планы.
Человеческий абрис, объятый черным пламенем, остановился ровно в центре поляны. Сопровождая каждое движение сдавленным ворчанием, фигура наклонилась вперед и с заметным усилием подняла с земли кольцо, мирно ждавшее своего часа. Мгновение оборотень стоял на месте, собираясь с духом, а затем рывком надел кольцо на безымянный палец.
Мир вокруг взревел, обернулся алым пламенем... И исчез. Исчезло янтарное пламя, словно его никогда и не было. Под ногами снова шелестела пожухлая трава.
Райла стояла на том же месте. От ран охотницы не осталось и следа. Только порванная одежда и отсутствие амуниции говорили о том, что женщина участвовала в сражении. От погибших также не осталось следа - огонь радостно пожрал кровь и тухлое мясо.
Простая лесная поляна, что никогда не знала вкуса крови.
Как будто ему всё только приснилось.
Но Лоренс не спешил прятать оружие. Держа клинки наготове, мужчина настороженно смотрел на ищейку, словно ожидая от неё ответа. И ответ пришел - Райла была понимающим человеком.
- ... Если тебе повезло родиться проклятым, то у тебя есть три пути. Двое из них известны многим. Ты волен уйти в леса и обрести свою темную сущность в ночной охоте и запахе крови. Также ты волен погибнуть от рук друзей и близких - потому что нет твари опасней, чем одержимый. Но если ты хочешь сохранить жизнь и оставить за собой право зваться человеком, то путь твой лежит в Каменную Гильдию. Только нечисть способна учуять нечисть. И только человек способен уничтожить тьму, что таится в нашем мире. На абрисе этой страшной медали и хранится природа нашей силы. И тут же я нашла своё признание...
Лоренс молчал. Молчала и Райла - она не спешила уходить или продолжать неприятный разговор. И всё же первым не выдержал князь. Опуская клинки, молодой человек спросил устало:
- И почему ты раскрыла мне свой секрет? Почему не боишься, что я сдам тебя отцу?
- Я могла бы найти много объяснений, - улыбнулась Райла, - начиная от соизмеримости силы и заканчивая банальным шантажом. Но давай сойдемся на том, что я просто тебе доверяю. Хорошо?
Её улыбка совсем не изменилась. Немного усталая, отстраненная и спокойная - словно не она только что изничтожила целую свору жителей северного леса. Наверное, так и выглядит человек, принявший собственную судьбу. Лоренс мог ей только позавидовать.
Убирая клинки обратно в ножны, мужчина бросил сухо:
- Я оставил коня в двадцати шагах отсюда. Если он не сбежал, будем в замке засветло.
Райла засмеялась и направилась вперед, отзываясь:
- Ты удивительно предусмотрительный!


***


В тот день они вернулись ближе к ночи. Ларс встретил их у ворот и не задавал лишних вопросов. Подле него стояла оробевшая Ванда - девушка боялась даже взгляд поднять на прибывших людей. Вместе с тем Лоренс ощутил согревающее спокойствие при виде целой и здоровой девушки.
Позднее он узнал, что Ларс имел тяжелый разговор с его верной помощницей. Неизвестно, какие слова подобрал старый князь, но после этого Ванда стала вести себя намного спокойней. Кроме того, теперь она стала держаться ближе к Лоренсу - в их отношениях больше не было места наигранной неловкости, что раздражала князя ранее. Им стало намного легче общаться, и молодые люди понимали друг друга лучше - хотя князь не мог сказать, что его отношение к Ванде изменилось кардинальным образом.
Что касается Райлы, то на ближайшие несколько дней она закрылась в собственной комнате, стараясь без нужды не покидать вверенный зал. Неизвестно, что домочадцы думали о поведении женщины, но Райла научилась плевать на чужое мнение. По счастью, без нужды никто к ищейке не лез - только слуги по приказу старого князя оставляли еду у дверей три раза в день. И женщина была им благодарна за участие - не стоило спрашивать, чего ей стоило возвращение княжьего сына.
Первые дни она просто спала - сон её был крепким, лишенным сновидений. Следующую неделю Райла также провела в комнате, прорабатывая шаг за шагом тактику последнего боя. Это помогало ей забыться и отпустить от себя прочь темные мысли и тревоги, что мучали женщину после каждого обращения. Она не могла ни с кем поделиться переживаниями, и потому её единственным слушателем стали голые стены. Райла говорила много - проговаривала вслух причины превращения и собственные подозрения. Раз за разом женщина обращала взгляд на янтарное кольцо, надетое на палец - а смогла бы она справиться с собой без его участия?
Не уходили прочь и скверные мысли о собственной легковерности. Что бы ни думала ищейка о Лоренсе, он может сдать её легко - и у молодого князя есть на то веские причины. Если раньше Райлу вело только чутье, то сейчас женщина наконец смогла восстановить внятную логическую цепочку.
И всё же собраться с духом было непросто. Ей стоило поговорить с Ларсом, но вместо того Райла предпочла всё свободное время посвятить тренировкам - замечательная отговорка для избегания проблем.
Вот и сегодня женщина вернулась в Северо-Западную башню только с заходом солнца - до ужина оставалось несколько часов, и вряд ли ей встретится кто-то из хозяев замка. Может оно и зря - дело требовалось решить как можно скорее. Некстати вспомнилось заплаканное лицо Ванды. В первую очередь своим малодушием Райла подставляет эту кроткую красавицу. Ведь это она вернула беглянку - и тем самым взвалила на свою спину тяжкую ношу ответственности. И теперь оставаться в стороне не приходилось - ищейка была слишком молода, чтобы обладать черствой душонкой.
Изменив привычкам, она решила пройти по второму коридору - так было меньше шансов встретить кого-либо из слуг. В последние дни Райла могла ориентироваться в замке также легко, как и его хозяева - ей больше не был нужен свет для следования по старому Гурдичу.
Этот коридор был намного длиннее, и пользовались им реже. Он шел параллельно основному ходу, но по пути захватывал кусок прохода в Юго-Западную Башню. Райла спокойно следовала своим путем, и тут характерный запах вынудил её остановиться.
Обернувшись, ищейка втянула воздух - и тут же болезненно скривилась. Пахло свежей кровью. Можно было бы думать о любых досадных мелочах - мало ли откуда взяться крови в замке? Но Райла понимала - запах принес сквозняк. А здесь он шел только от Юго-Западной башни.
При ней не было достойной защиты - один только верный меч. Вся амуниция лежала в комнате, и бежать за ней было глупой затеей. И потому, перехватив клинок поудобнее, женщина быстро направилась в сторону покоев князя.
- А если что, поговорю с Лоренсом... Такие разговоры точно не стоит затягивать.
Запах крови становился сильнее - речь не шла о пораненном пальце. Вместе с тем в душе Райлы начала заниматься ярость - осталось только выбрать жертву, на которую она будет направлена. В первую очередь ищейка злилась на себя - и своей же злостью глушила неприятный страх, что сулила грядущая встреча.
Шаг, еще шаг. Переход на бег - не сбивая дыхания. Пыльный склад, темные стены, узкая винтовая лестница - её поступь эхом отдавалась в полупустой башне. Стоило скрывать собственное появление? Да вряд ли. Она надеялась, что сегодняшний вечер не будет омрачен еще одним убийством.
И только выйдя в проходную, Райла поняла - она ошиблась дважды.
В зале словно прошелся ураган. От порядка и убранства не осталось и следа - даже скупая мебель была сметена мощными ударами. Думать было страшно, что за тварь обладала подобной силой - и нигде, ни в одном месте Райла не видела следов когтей. Казалось, что предметы были уничтожены сами по себе, без применения сторонней силы. Но коли быть честным, это было не так уж важно.
Райла знала, что найдет здесь самую страшную находку. Держа наготове меч, женщина прошла к стене и медленно присела рядом с телом юной девушки. Её прекрасные темные локоны были напитаны кровью, а разорванное горло казалось россыпью диковинных цветков на белоснежной коже.
Лицо осталось нетронутым - бледное и прекрасное, оно словно светилось изнутри, пока несчастная доживала последние минуты. И тут же, чуть ниже - нелепо задранная до пояса юбка, открытые голые ноги... Нетронутое нижнее белье. О чем бы ни думал убийца, он явно оступился от собственных планов, предпочтя близости насилие.
Испытывая болезненную смесь стыда и отчаяния, Райла протянула руку и прижала к себе умиравшую девушку. Ванда уже не понимала, что с ней сейчас происходит. Но ищейке хотелось верить - никто не желает встречать смерть в одиночестве. Как бы ни хотела женщина казаться умудренной опытом, следовало признать - такие смерти всё еще причиняли ей сильную боль. Возникло чувство, что она обманула людей в их самых светлых ожиданиях.

- На заре, на зорьке,
Под горой в оконьке.
Где краса Купала
Ночью побывала?
Чай на бережочке,
Со милым дружочком
Цветы собирала,
Венок соплетала...

Песня, которой она желала приманить мифического панича, была снова окрашена печальными красками. Тихо напевая переиначенный мотив, Райла медленно подняла клинок и осторожно прижала его к спине умирающей. Ласково нашептывая последние слова песни, женщина опустила голову, спрятав лицо в густых темных волосах Ванды, и одним резким ударом пронзила сердце несчастной.
Так она умрет мгновенно. Не будет боли от ран, не будет ужаса от осознания смерти. Только темный сон, уводящий погибшего по ту сторону изнанки - место, где нет ни монстров, ни тьмы, ни разрозненных земель некогда большого государства.
Если так подумать, звучит не так уж плохо. Только отчего-то Райле всё равно хотелось позорно плакать - то ли от стыда, то ли от сожаления.
Бережно опустив голову покойницы, ищейка аккуратно уложила тело на пол и сложила руки девушки в определенном жесте, как того требовали традиции. Женщина делала всё нарочито медленно - если её догадки верны, то гость не станет торопиться с нападением. Напротив, первой предстоит нанести удар именно ей. И всё же затягивать прощание не имело смысла - прикрыв разорванное горло погибшей, Райла встала в полный рост и удобнее перехватила клинок, готовясь к бою.
- Позволь мне рассказать тебе сказку, - сейчас её голос звучал спокойно, хоть в нем и чувствовалась нарочитая издевка. - Жил да был на свете молодой князь. От матери ему досталась красота, а от отца - положение при дворе и твердость характера. Хорошим уродился князь - достойным сыном своих родителей. Его воспитывали в строгости и внимании, прививая лучшие качества, которые необходимы человеку знатного рода - а это было очень трудно сделать, учитывая, где пришлось родиться нашему мальчику. Да только не в коня корм, правда?
Она двигалась степенно, но говорила громко, во всю мощь легких. Её слова эхом разносились по пустым залам, и в каждой тени, каждом уголке Райла ждала увидеть притаившегося противника. Следуя прямо в гостиную, женщина продолжала говорить, проверяя на ходу остроту клинка - пускай в этом и не было реальной необходимости.
- Как ты волка не корми, а проклятого не перевоспитаешь. Когда княжий сын начал взрослеть, стало понятно - старому князю не повезло с младшим наследником. И вместо того, чтобы прийти к знающим людям, он схватил ребенка в охапку и сбежал, сбежал на самый край мира. Думал наивно, что за годы сможет найти решение своей деликатной проблемы. А до того был уверен, что круг каменных колец сдержит темную сторону его любимого сына.
Ей почудилось движение во тьме приемного зала. Обернувшись, Райла заняла защитную стойку и продолжила с нарастающей злобой:
- Этот трус побоялся прийти в Каменную Гильдию - слишком многое было вложено в дорогого сына. Побоялся он и пришить собственное чадо, покуда оно не представляло опасности - это было бы большим милосердием. Он даже не потрудился понять, что вызывает обращение в проклятого! И платить за это пришлось его людям.
Что обращает тебя в демона? Тоска, уныние, подавленные чувства? Или простая нехватка женщины в твоей постели?
Во тьме почудилось раздраженное ворчание. Обернувшись, Райла осторожно сняла кольцо и положила его на стол около входа. Сейчас ей нужно было собрать все свои силы, дабы биться с существом схожей природы.
- Сначала ты сорвался на Мавре - что она, виляла перед тобой задом? Обратился, испугался, и со страху прикончил беднягу, чтобы она и слова не сказала о том, что видела. Но попробовав один раз, становится сложно сдерживаться - особенно вам, мужчинам. Скажи мне, Ванда пришла к тебе сама? Или у тебя сорвало последний ум при виде хорошенькой девушки? Ведь именно инстинкты приводят каждого из нашего рода к обратной стороне...
Зачем ты себя сдерживал? Почему бездумно давил эмоции? Думаешь, они от того бы просто исчезли? Или ты вообще не думал? В этом ведь не было ничего удивительного...
Обернувшись спиной к камину, Райла опустила меч и зло крикнула в темноту:
- Сучий ты потрахун, Лоренс! И ничего более!
В этот момент охотница выглядела эффектно. Правда, в следующую секунду женщине пришлось броситься на землю, прикрыв голову руками - прямо над её головой пронесся тяжелый деревянный стул, угрожая снести голову ищейки. Перекатившись в сторону, Райла вскочила на ноги - и тут же заметила краем глаза тень, рванувшуюся прочь из комнаты. Мгновением позже ей улыбнулось разминуться с тяжелым железным подсвечником - только нечеловеческая сила помогла охотнице отбить импровизированный снаряд.
Не тратя времени, Райла двинулась вперед.
Если так подумать, сейчас она находилась не в лучшем положении. Не смотря на то, что янтарное кольцо осталось лежать в зале, каменный круг, заложенный старым Ларсом, сдерживал внутреннего зверя охотницы. А вот её противнику везло - его подавляющий камень в каменном круге отсутствовал. Именно потому проклятый мог принимать свой темный облик, и единственное, что могло сдержать его - это человеческая воля.
Бедный Лоренс... Сколько лет он держал себя в узде? Прятался от слуг, от друзей и близких, лишь бы не раскрыть случайной тайны? Пуще всего Райла злилась на трусость его отца - Ларс нарочно избегал разговора с Каменной Гильдией, стремясь сохранить второго наследника. И даже когда сюда пришла ищейка, старый князь не смог выложить ей всю правду...
И люди поплатились за это жизнью. Теперь и Райла была виновата в чужой смерти.
Кабинет встретил её тишиной - и разломанной к чертям мебелью. Плохо дело - в отличие от Райлы, Лоренс обладал не только физической силой, но и способностью управлять предметами на расстоянии. Повезло, что молодой человек не учился обращаться с талантом - иначе крыть охотнице было бы нечем.
Требовалось выманить проклятого из тени. Это была не самая легкая задача. И кроме того... Убивать несчастного не хотелось. Пока у неё не было четкого видения того, как лучше вести бой с подобным противником. И потому Райла старалась не торопиться.
В каком бы состоянии не находился Лоренс, он также не спешил атаковать. Закрывая выход собственным телом, Райла продолжила говорить - громко и уверенно.
- Какой же камень подавляет тебя, Лоренс? Опал? Хризоколла? Или обычный хрусталь?
Последние слова проклятый сопроводил сдавленным шипением.
- Хрусталь? Интересно. Подавляющий эмоции и не дающий терзаться отчаянием. Ты долго изучал книги, чтобы понять собственную природу, верно? Тогда почему ты остался здесь, Лоренс? Почему не пришел к нам?
Что-то шевельнулось в углу комнаты - там, где валялись остатки разломанного стола. Райле показалось, что она увидела отблеск чешуи.
- Или всё дело в том, что ты просто трусишь? Трусишь не то что справиться с собственным демоном, а хотя бы поцеловать девушку? Трус! Жалкий трус!
Она кричала это совершенно издевательским тоном. На то была своя причина. Если не выманить Лоренса из темноты, она сама к нему не пробьется - не пустит, забьет насмерть сундуками и чернильницами. Кроме того, если он понимает её речь, значит даже обращение не лишает его разума.
Тем лучше. Хоть какая-то надежда на хороший исход.
- Ты даже подойти ко мне трусишь, мальчишка. Куда тебе тягаться с ищейкой Каменной Гильдии?..
И тут голова загудела, а мир разом пустился в пляс. Райла была слишком самоуверенна, и пропустила удар противника - тот схватил за горло женщину и одним ударом вышвырнул её из комнаты.
Лететь пришлось долго - силой проклятого не обидели. Конечно, Райла могла бы с ним поспорить, но ей не повезло - каменный круг успешно сдерживал силы женщины. Удар - и оглушающая боль разнеслась по телу охотницы, принося с собой полную потерю ориентации. Клинок выпал из ослабевших рук, и теперь Райла была совсем безоружна перед лицом противника.
Ей не оставили ни секунды, чтобы прийти в себя - момент, и ищейку прижало к полу тяжелое тело, а холодное дыхание скользнуло в опасной близости от лица. Со стоном сфокусировав взгляд, Райла наконец увидела князя в его обращенном обличии.
Он здорово прибавил в размерах - сейчас Райла прекрасно ощущала всю тяжесть его тела. Кожа проклятого посерела и частично покрылась темной чешуей. Зрачок исчез, а белок заполонила чернота - из-за этого лицо князя выглядело совершенно бесстрастно. Пожалуй, самым пугающим в его внешности стали рога и огромные когти - по пять на каждую лапу. Из приятных мелочей стоило отметить широкий рот, по всей видимости полный очень острых зубов.
Жутковато. Но если честно, случалось видеть вещи и похуже.
- Не так страшно, как кажется, - пробормотала Райла, чувствуя плечом всю тяжесть лапы зверя. В ответ Лоренс зашипел и полоснул когтями по груди охотницы, оставляя за собой рваные раны.
Женщина дернулась и рефлекторно ударила зверя в живот. Зверь зашипел, дернулся, и Райла смогла выскользнуть из цепкой хватки проклятого. Отползая в угол комнаты, женщина тем не менее понимала - сейчас ей не выстоять против здорового одержимого.
Что, всё так и кончится? Её путь оборвет этот серокожий монстр в замке на краю мира?
Как-то... Несерьезно.
Нет, в этих ранах не было ничего страшного - такое заживает даже на простом человеке. Вот только силы Райлы и Лоренса были сейчас несоизмеримы. Он принял темное обличье и при желании мог легко сломать охотницу пополам. У неё же было в распоряжении только простое человеческое тело. Неравные условия - и как следствие, болезненная смерть.
Прикусив губу, женщина медленно встала на ноги и уперлась рукой в стену. Чудище напротив замерло, не сводя глаз с женщины.
- На что уставился, ущербный? - Райла перевела взгляд на рубашку и протянула озадаченно, - о... Вот оно что.
Из-под порванной рубашки выглядывало обнаженное тело. Прикрываться было смешно и бессмысленно - что прятать грудь от чужих глаз, если через минуту тебе снесут голову? Кажется, так думала одна только Райла.
Обернувшийся монстром, Лоренс неожиданно подался назад, пряча лицо. Некоторое время охотница с удивлением наблюдала за поведением проклятого, а затем вздрогнула, сознавая простую мысль.
- Лоренс! - она одним движением скинула остатки рубашки. Князь вздрогнул, но не обернулся. Медленно обретая уверенность, Райла расстегнула тяжелый пояс и крикнула еще раз:
- Лоренс! Скажи мне, как ты вернул себе человеческий облик?
Одержимый зашипел и сделал несколько неуверенных шагов назад. Взгляд Райлы скользнул к мечу, но женщина решила отказаться от драки.
- Ты ведь боишься, что женщины узнают твой секрет, правда? И потому ты убил Мавру после того, как...
Он рванулся вперед, словно хотел ударить ищейку - и замер, изрядно озадаченный. Привыкший видеть ужас и отвращение со стороны женщин, он впервые столкнулся с саркастичным пониманием. Пользуясь его растерянностью, Райла сделала еще несколько шагов вперед, преодолевая собственное смущение. Ох, как это было непросто...
- Я не боюсь тебя. Ты мне не противен - иначе я была бы противна сама себе. Мне страх как не хочется умирать. А ты, я уверена, хочешь вернуть себе человеческую сущность. Или я не права?
Теперь она была совсем близко. Потрепанная, покрытая кровоточащими ранами и старыми шрамами, лишенная малейшей доли женского изящества. Любой здоровый мужчина не нашел бы привлекательной такую женщину.
Но с другой стороны, кто еще поймет урода, как не такой же урод?
Увидев, как высокая фигура сделала несколько шагов вперед, Райла опустила голову и закрыла глаза. И только когда ей на плечи легли тяжелые когтистые лапы, женщина прошептала едва слышно:
- Не бойся. В этом нет любви. Одни только инстинкты.
Хорошо, что Лоренс не мог говорить. Иначе ему было бы интересно узнать - кого Райла убеждала своими словами?


***


Он ощущал себя совершенно опустошенным. Обнаженный, Лоренс сидел на краю постели. Длинные серебристые волосы закрывали лицо мужчины, чему князь был рад - не хотелось, чтобы хоть кто-то видел его слезы. Сдержать себя ему не удалось - смесь горя и стыда просто выжигала Лоренса, оставляя в душе серое пепелище.
Он думал, что подобное лучше переносить в одиночестве. Но сейчас чужое присутствие помогало ему собраться и хоть как-то облегчить душевную боль.
Райла старалась молчать. Обнаженная, она стояла на коленах перед молодым князем, и молча держала его за руки. Когда Лоренс подался вперед, женщина без лишних слов привстала, позволяя князю уткнуться в собственное плечо. От охотницы пахло кровью и ромашкой - тонкий цветочный аромат источали волосы женщины. Запустив пальцы в лохматую шевелюру князя, Райла прошептала:
- Эту ответственность нам надо делить на двоих. Каждый заплатил за своё - но вместе нести эту ношу будет немного легче.
Лоренс молчал - ему хватило сил только на то, чтобы осторожно обнять крепкое женское тело.
- Только прощу тебя - не стыдись того, что случилось. Иногда нас сводит вместе вовсе не высокое чувство, но банальное понимание.
- Нас? - князь поднял голову и посмотрел в глаза собеседнице.
- Нас - мыслящих существ. Или ты считаешь себя человеком?
- Всегда считал. А теперь... Теперь не знаю.
Райла вздохнула и села на кровать рядом с Лоренсом. Сейчас она чувствовала себя неловко - вопреки образу видалой женщины, подобное случалось с ней впервые. Ей бы одеться... Да только от вещей остались лишь грустные воспоминания.
- Послушай... Если бы не твоё решение, смертей стало бы намного больше. Ты мог бы разрядиться и иначе, спору нет. Через кровь, смерть и потерю близких. Серьезно думаешь, что это было бы лучшей альтернативой?
- Не знаю, - Лоренс закрыл лицо руками и замер, - я теперь вообще ничего не знаю. Не знаю, кто я. Не знаю, как докатился до такого. И не знаю... Не знаю, что теперь делать.
- Некоторые ответы ты будешь искать сам. Но с последним я могу тебе помочь - и даже буду на этом настаивать.
Райла наконец взяла себя в руки. Отбросив смущение, женщина встала с постели и прошла к армуару. Момент - и рядом с Лоренсом на кровать легла простая дорожная одежда. Сама Райла сейчас одевала первые подходящие ей вещи. Поймав вопросительный взгляд князя, ищейка спокойно пояснила:
- Сейчас я пойду к твоему отцу и буду иметь с ним серьезный разговор. А завтра утром мы выедем из Гурдича и направимся к Лазаре - нам с тобой лес не так страшен, как обычным людям. А из Лазары мы отправимся прямо в столицу, где Отец Каменной Гильдии примет тебя на аудиенции. Я верю, что он научит тебя принимать обе стороны собственной сущности - как научил меня. И многих других одержимых.
Лоренс выпрямился и посмотрел на женщину. Та уже застегивала тяжелый дублет. Поймав его взгляд, охотница добавила:
- Это не предложение. У тебя не будет возможности всё обдумать. Позже ты сможешь выбрать любой путь, какой тебе нравится - хоть свергай Регента и сам правь нашими землями. Но серьезно, пускай это будет вне моей ответственности. Хорошо?
Не давая ему возможности подобрать внятный ответ, Райла подхватила с пола меч и направилась к выходу из комнаты. Уже в дверях она неожиданно замерла и поморщилась, накрыв рукой низ живота.
- Ну что за охота... Серьезно, мальчик, после того, что ты со мной сделал, ты просто обязан на мне жениться.
И эта глупая, неуместная шутка заставила Лоренса улыбнуться. Всё-таки грубость порой неплохо разряжает обстановку.


Эпилог


Этих путников в Лазаре провожали настороженно, избегая разговоров. Еще бы - стоило относиться с опаской к тем, кто прибывал со стороны северного тракта. Казалось, путешественники приняли правила игры - они не зашли ни в один трактир, ни с кем не общались без нужды и старались не задерживаться на месте. Возникало ощущение, что эти люди что-то искали - и при этом стремились не привлекать к себе лишнего внимания.
Оставив лошадей на площади рынка, люди решили разделиться. Один из них направился в сторону старого храма, а второй прошел по направлению к торговым рядам.
Старый лавочник с удовольствием принял оплату золотом и передал покупателю холщовой сверток. Тот бережно запрятал за пазуху драгоценный товар и склонил голову, благодаря за полезное приобретение.
- Вам пойдет, хозяйка. Кольцо очень красиво.
- Не для себя покупаю, но вы правы - штучка хороша. И в пути пригодится...
Под капюшоном угадывалось красивое женское лицо. Можно было различить родинку на подбородке и длинные кудрявые волосы. Однако глаза женщины оставались скрытыми, из-за чего впечатление смазывалось, не давая собрать полную картину.
Попрощавшись с торговцем, Райла направилась к храму, где её уже давно ждали.
- Как ни странно, мне повезло найти хрусталь - не думала, что его завезут на Север. А вот янтаря нет. Говорят, давно не завозили... - она выглядела раздосадованной. Еще бы - после битвы в Гурдиче своё кольцо Райла так и не нашла. Неизвестно, куда делось выточенное из цельного янтаря изделие, но ясно было одно - замену ему требовалось найти как можно быстрее.
Лоренс откинул капюшон - в конце концов, они ни от кого не скрывались. Его остриженные волосы забавно торчали в разные стороны, но выглядел мужчина довольно бодро. Глубокие карие глаза скользнули от лица спутницы вниз, к сверстку, который протягивала ему Райла.
- Держи, - женщина протянула перстень, - повезло, что это не цельный камень. Так ты его не потеряешь - если конечно не будешь глуп также, как я. Ну правда - обидно, просто слов нет. Учиться своему ремеслу десять лет, и что в итоге? Потерять свой оберег... А янтарь попадается всё реже... Лоренс? Ты что делаешь?
Не прерывая монолога Райлаы, князь мягко взял женщину за руку и повел за собой. Охотница не сопротивлялась, но выглядела озадаченной - она совершенно не понимала, что удумал её спутник. А Лоренс между тем неторопливо направлялся ко входу в храм.
Когда-то здесь поклонялись богам и проводили служения в наиболее значимые праздники. Теперь же здание стояло открытым круглые сутки - люди больше не верили в мистические силы. Правда, здешний алтарь всё-таки держали в чистоте - то ли призрачная надежда, то ли простая дань традициям.
Грустно было смотреть на эти чистые витражи, доходящие до самой крыши - сейчас люди не были способны создавать что-либо столь же прекрасное. Но кажется, о подобном задумалась только Райла - сам Лоренс пришел сюда с какой-то определенной целью.
Охотница не спешила задавать глупых вопросов. И только когда князь остановился перед алтарем и повернулся к ней лицом, у неё возникли некоторые подозрения.
- Лоренс...
Также молча и уверенно он запустил руку за пазуху и достал на свет небольшой кожаный сверток. Одно ловкое движение -и на свету засияло знакомое полупрозрачное кольцо.
Райла так и стояла, сжимая в руках хрустальный перстень. Она даже не покраснела - только в глазах охотницы ясно читалась изумление. Глупо было задавать вопросы её спутнику - тот явно всё давно обдумал, раз так долго хранил янтарное кольцо.
- Ты будешь жалеть об этом...
- Тогда это будет моя ответственность, - он осторожно взял её правую руку и бережно надел на безымянный палец янтарное кольцо. Помедлив, она также бережно достала хрустальный перстень и дрожащей рукой надела его на правую руку князя.
Странно... Село как влитое.
Давно такого не было.
Ей ужасно хотелось завалить его вопросами. Зачем? Почему? Зачем делать такое предложение безродной проклятой? Не побоится ли он поплатиться за опрометчивое решение?
Но больше Райла хотела другого - сохранить до конца чистоту и свет этого момента. Поэтому, подняв голову и глядя прямо в его глубокие карие глаза, женщина робко и осторожно улыбнулась. Ей никогда не случалось так улыбаться - как будто из-под личины побитого жизнью охотника внезапно показался совсем другой человек. Пожалуй, в этой улыбке спряталась и толика страха - Райла боялась быть осмеянной в собственных чувствах.
Мгновение Лоренс стоял с серьезным лицом, глядя на свою новоявленную спутницу. И тут она увидела его ответную улыбку - такую ласковую, какой она никогда не видела раньше. Никто и никогда ей до того так не улыбался. И вряд ли улыбнется впредь.
Пожалуй, он не мог ей дать лучшего ответа.


Декабрь 2015

Киев
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"