Карпов Александр Николаевич: другие произведения.

Тайфун

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.34*175  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Привет ты собрал сведения, которые я тебя просил?
    - Забуза-кун, я тебя когда-нибудь подводил? Парень про которого ты просил узнать - личность весьма незаурядная, да, слово "гений" к нему подходит пожалуй лучше всего. По сравнению с ним твой Хаку - лишь просто сметливый парень. Ну, сам смотри. Поступил в академию шиноби Листа в возрасте семи лет. Через три года её закончил, сразу вступил в АНБУ, где специализируется на поиске и ликвидации. На его счету около двух десятков нукенинов, и это в его-то годы!!!
    - Да уж интересный парень этот Удзумаки Наруто


Тайфун

Выражаю огромную благодарность Ивану Сумину aka Acisvir,

без него эту книгу было бы невозможно читать

из-за бесчисленного количества ошибок и несуразиц.

Часть 1

Полный штиль

Глава 1

   - Ааа, Ками, до ситэ?!! [1]
   - Хелп, Хелп ми самбоди, плиз [2] хнык хны
   - Патер Ностер... [3]
   - Вот, бля, и отдохнул.
   Я из последних сил вцепился в какую-то пластмассовую штуковину непонятного предназначения и пытался ухватить немного воздуха. Меня и ещё небо знает, сколько несчастных неудачников тащило в открытое море. Землетрясение, я и моя девушка, уговорившая меня на это треклятую поездку в Японию, пережили почти без последствий. В маленьком прибрежном городке префектуры Мияги просто не было крупных зданий, чьё обрушение могло бы нам повредить. Но вот взятая напрокат машина, на которой мы колесили по стране восходящего солнца, угадила во внезапно образовавшуюся прямо пред нами трещину. Я сломал ногу, а Оля побежала искать доктора. А потом я увидел волну высотой метров в сто [4] . Как я выжил в том кошмаре, когда вода была везде и непонятно где верх, где низ, я, наверное, никогда не пойму. А потом я вынырнул, вцепившийся в пластмассовый обломок, и вода тащила меня в открытое море.
   - А теперь мне, кажется, точно конец.
   Волна подбросила меня, и я увидел, что через метр вода заканчивается, резко уходя вниз немыслимым водоворотом, в который я и полетел через миг.

* * *

   - Заводи друзей... сколько угодно... но сперва убедись, что они настоящие друзья... люди, которым ты можешь доверять... хватит и нескольких.
   Я чувствовал себя странно. Непонятное онемение всего тела. Размытое марево перед глазами. И хриплый женский голос. Язык был с одной стороны незнаком, но при этом понятен, странным образом ассоциируясь с японским.
   - И учи ниндзюцу... у меня они никогда хорошо не выходили, может, ты сможешь лучше...
   Я, наконец, смог различить хоть что-то, и это что-то повергло меня в шок. Мое тело было жутко деформировано. Несуразно короткие ноги и руки, которыми я кое-как мог дрыгать и тяжёлая, в прямом смысле неподъёмная голова. Я лежал на каком-то алтаре, а надо мной склонились двое великанов. Женщина с ярко рыжими волосами, а за её спиной стоял мужчина с волосами цвета пшеницы.
   "Да это не они большие, это я маленький... Я что младенец?!!"
   - ...тебя ждёт много страданий и боли... не забывай, чей ты сын! Найди себе цель... мечту и не останавливайся, пока не достигнешь её!
   На мою щёку упало что-то липкое с отчётливым металлическим запахом. И тут я прозрел во второй раз. Не знаю, как можно было не замечать такое, но и мужчина и женщина были насквозь пробиты. Их тела навылет проходил кол... копьё... нет гигантский коготь, остановившийся лишь в паре сантиметров от моей головы.
   Минато и Кушина спасают Наруто
   - ...прости, что бросаем тебя, Наруто, папа с мамой очень любят тебя... будь сильным...

* * *

   Я осознал себя, когда мне было уже пять лет. Слава пластичной детской психике, которая мне досталась при перерождении, иначе я точно бы сошёл с ума, пытаясь осознать случившееся.
   "Нет, это непостижимо, умереть и оказаться в теле главного идиота ещё более идиотского комикса!!! Я вообще ту ересь читал лишь из-за своей девушки, которая при всех достоинствах являлась ярой фанаткой Наруто. Это получается что фанатела она от меня... Когда она меня заставила прочесть эту слезливо-бредовую ахинею, из-за моих логичных замечаний она меня чуть не бросила, а теперь я вынужден жить в этом мире.
   Ладно, в сторону неверие, попытаюсь рассортировать всё, что мне точно известно. Я живу в деревне, Скрытой-вистве, что находится в Стране Огня. Хотя какая это деревня, по виду хоть и провинциальный, но явно город, который обычно называют просто Лист. И пять лет назад на него напал демон, не демон, в общем чудовище, лис девятихвостый, размером с гору. Но его смог победить тогдашний глава деревни, Четвёртый Хокаге [5] , вот только убивать лиса он не стал, а заточил в ребёнка, в меня. А ведь отец, которого я видел в своём самом первом воспоминании носил памятный мне по анимэ плащ Хокаге, получается Четвертый Хокаге - мой отец и он запечатал лиса в своём сыне? Вот ещё никогда не понимал зачем он это сделал? А, Оля вроде говорила, что Лис бессмертен, и если его убить, он потом опять возродиться. Ладно, неважно почему, но демон сидит во мне. Мангу я бросил читать из-за непереносимой тупости и ничем неподкреплённого самомнения её главного персонажа... то есть меня. В общем последнее, что я читал, была драка с каким-то мужиком с гигантским мечом, хотя нет, потом был ещё какой-то письменный экзамен, а дальше я бросил. Хотя Оля мне периодически пыталась рассказывать содержание новых томов, вот только я её не слушал. Эх знать бы как оно обернётся...
   Кстати интересно, я полностью ассоциирую себя с Наруто, вернее не так. Наруто, это не имя какого-то героя комикса, в которого я вселился, это моё имя, которое мне дали мои родители!!! В той жизни я был круглым сиротой, лишь на хороших мозгах и упорстве, выбившемся в люди из детского дома. А в этой я помнил целые полминуты своей семьи, я видел как они на меня смотрели, я чувствовал их любовь... Клянусь, я убил бы любого, кто хоть заикнулся бы о том, что я не их сын. Странно то, что примирило меня с самим фактом существования этого мира эти двое пожертвовавших своими жизнями ради меня и других жителей деревни. Я просто не мог усомниться в том, что они настоящие, не после того как я почувствовал их отношение ко мне. Да, именно ко мне, неважно как звали сгинувшего в Японии русского сироту, отныне и до тех пор, пока я существую, меня зовут Удзумаки Наруто, потому что такое имя мне дали единственные любящие родители которые у меня, когда-либо были!!!"

* * *

   - Боже правый, что с ним случилось?!!!
   На кушетке лежал мальчик лет шести. Обычно бледная и не поддающаяся загару кожа сейчас была покрыта тёмной кровью. На мальчике не было ни одной видимой раны, кровь текла из каждой поры на его коже, из ушей, носа и даже глаз, белок в которых от полопавшихся сосудов был красного цвета. Над стонущим, хрипящим и отплёвывающимся всё той же кровью ребенком, склонилась молодая девушка. Кисти её рук сложились в зубодробительную последовательность странных фигур, а потом окутались синеватым ореолом. Девушка не тратя ни мгновения, положила левую руку на центр живота мальчика, а правой начала водить по одной лишь ей ведомым линиям на теле ребёнка. Наруто, а это именно он прибывал в столь плачевном состоянии, застонал и заскрежетал зубами, было отчётливо видно, какую боль причиняют ему действия девушки.
   - Мать вашу, да помогите мне кто-нибудь! Я что его ещё и держать должна, чакраканалы ему штопая?!!!
   В ответ на крик медика, из-за её спины вынырнула другая девушка, и ни слова не говоря прижала бьющегося как в припадке, мальчика.
   - Потерпи малыш, потерпи немного, я знаю, больно, но ты терпи, так надо, иначе тебе будет совсем плохо.
   Профессионально участливый голос медика, ласковый и нежный лился и лился. Но, несмотря на излучаемые голосом эмоции, действия девушки оставались чёткими и выверенными. Через полчаса Наруто перестал метаться, вторая девушка отпустила его и отошла за спину своей наставницы, выглядящей едва ли не моложе её самой. Малопонятное лечение продолжалось ещё несколько часов. Наруто спокойно спал, лекарь давно замолчала, перестав успокаивать его. Всё те же точные, выверенные движения правой руки, окутанной слабым ореолом чего-то едва видимого, но между тем ясно ощутимого. Вот пальцы нажимают, вдавливают или лишь едва касаются определённых точек на теле ребёнка, как будто играя на каком-то невообразимом музыкальном инструменте. Вот собранные в пучок перста водят по линиям на теле ребёнка, ведомым лишь лекарю. А вот круговые движения кисти сбивают спокойное дыхание Наруто и заставляют на миг вернуться лихорадке. Левая же рука в противовес правой, всё это время была неподвижна. Её ладонь покоилась на центре живота, и лишь мерцание чакры выдавало, что и она учувствует в процессе лечения.
   - Уффф, наконец-то, - мокрое от пота лицо, взявшиеся, казалось бы из ниоткуда морщины и ставшие вдруг седыми русые волосы. С первого взгляда становилось понятно: лечение далось ей с трудом.
   - Цунадэ-сама [6] , Хокаге-сама просил вас зайти к нему как только вы закончите лечение.
   - Шизуне, передай Учителю, что я приду к нему завтра, я еле на ногах стою, этого мальчишку изнутри как будто демоны рвали...

* * *

   - Здравствуйте Учитель, простите меня, что не пришла к вам вчера, но я...
   - Брось, не говори глупостей, - благообразный старичок даже руками замахал на девушку-лекаря, которая больше не выглядела старухой, как после вчерашнего лечения. - Цунадэ-кун [7] , брось, я всё понимаю, как ты сама то? Мы ведь уже больше года не виделись.
   ...
   - Ха-ха-ха, прямо так и сказал???
   - Именно, представляете Учитель!!!
   - Ох, спасибо, развлекла старика, хе-хе, давно я так не смеялся. Ну ладно, повеселись и будет. - Вытряхнув сгоревший табак, Хокаге начал вновь набивать свою трубку. При этом лицо добродушного дедушки превратилось в сосредоточенный лик сильнейшего шиноби [8] деревни. - Цунадэ-кун, расскажи-ка мне, что там с Наруто-куном приключилось, что ты над ним пять часов просидела?
   - Я не знаю учитель, да не смотрите вы на меня так, меня не было, когда с ним это произошло. Могу рассказать лишь то, что я видела, - увидев поощрительный кивок Хокаге, она продолжила. - У него были даже не искажены, а как будто начисто разрушены чакроканалы. Это очень отдалённо напоминало, как если бы какой-нибудь сбрендивший лекарь перекрыл бы все точки выхода чакры, а потом напитал паренька так, что чакроканалы бы лопнули.
   - Уверяю тебя, никто такими ужасами бы заниматься бы не стал... подожди-ка, Цунадэ-кун, тебе что, удалось ему новые чакроканалы вырастить?!! - Хокаге чуть трубку изо рта не выронил от удивления.
   - Нет, что вы Учитель, это невозможно, я, когда состояние Наруто увидела, думала всё, отбегался мальчик. Жизнь в нём на одном упрямстве решила поддерживать, а потом смотрю, а его чакроканалы, из обрывков сами собираться стали. Вначале не поверила, а потом вспомнила, что в этом пареньке демон сидит, и решила, что руки не опущу, пока Наруто ещё дышать будет.
   - Цунадэ-кун, ты не представляешь, как я тобой горжусь! Ты стала воистину великим лекарем!!!
   - Спасибо, учитель.
   - Вот только, у тебя нет предположений, как же с Наруто-куном такая неприятность случилась?
   - Не знаю, учитель. Скорей всего печать Минато выпустила чакру демона в каналы мальчика, и они просто сгорели. Ещё конечно может быть, что он особыми медитациями ускорил течение чакры во всём организме, но это чушь...
   - Почему? Сам Наруто-кун такое сделать конечно же не смог бы, ему всего шесть, а вот кто-то другой...
   - Это невозможно, учитель, вернее почти невозможно. Никакие техники не дадут такой контроль над организмом. Дюжина лекарей часов за десять смогли бы провернуть такой фокус, но сомневаюсь, что это осталось бы незамеченным. Да и смысла это не имеет - убить можно проще, надежнее и вызвав меньше подозрений.
   - Пожалуй ты права, Цунадэ-кун. Тем более это не первый случай. - Видя, что его ученица готовиться, что-то гневно высказать, Хокаге поднял руки и начал оправдываться, от ещё не прозвучавших обвинений. - Ну не успели мы тебе ничего сказать, а потом уже было не так важно...
   - Да уж выдернули меня прямо от карточного стола, а я ведь только начала отыгрываться!!! Так что там с Наруто было???
   - Ну, это началось лет с пяти, частые внутренние травмы, которым мы вначале не могли найти причины. То кровь горлом вдруг пойдёт, то ни с того ни с сего синяк на всю спину, то ещё что-то в этом духе. А потом выяснилось, что его система циркуляции чакры часто подвергается стрессу и повреждениям. Искажение, закупорка, даже обрывы.
   - Печать его отца разрушается?
   - В том-то и дело, что нет. Специалисты АНБУ [9] говорят, что она стабильна, крепка, и вообще будет держаться до скончания веков. Просто печать сама по себе должна пропускать небольшое количество чакры девятихвостого. Изначально мы думали, что небольшие порции чакры позволят Наруто-куну приспособиться к ней, но видимо она ядовита даже в небольших порциях.
   - Вы собираетесь дополнить печать, чтобы она перестала пропускать чакру полностью?
   - Нет. Это возможно, вот только, все специалисты в один голос утверждают, что печать наложенная поверх, может дестабилизировать всю конструкцию... В теории можно было разработать что-нибудь, вот только у нас, к сожалению больше нет гения Минато, и его жены -последней представительницы клана Удзумаки, который печатями и славился.
   Некоторое время старый глава Листа молча курил, вспоминая своего приемника, с чьей смертью он вновь вернулся на пост Хокаге. Его ученица не решалась нарушить молчание, понимая что сейчас последует приказ, лишь в силу их особых отношений обличённый в просьбу.
   - Цунадэ-кун, ты не могла бы понаблюдать за мальчиком? Я очень волнуюсь за него, помоги ему, пожалуйста.
   - Конечно, учитель, вот только что конкретно вы хотите от меня? Я, честно говоря, не слишком лажу с детьми.
   - О, не волнуйся, Цунадэ-кун, я не прошу тебя его усыновлять, ты ещё слишком молода для того чтобы обзаводиться семьёй, - грубая лесть к женщине, которая лишь благодаря лекарским талантам выглядит на двадцать лет моложе своего реального возраста, но тем не менее женщине она пришлась по душе. - Ты лекарь, пожалуй лучший в Листе, и именно как лекарь помоги Наруто-куну. Возможно, есть способ укрепить его чакра каналы, или сделать их более устойчивыми к чакре девятихвостого.
   - Хорошо Хокаге-сама, - официально ответила шиноби. - Вот только, нет я конечно понимаю, что залезаю немного не в свое дело, но так как Наруто теперь мой пациент, вынуждена спросить. Как происходил процесс роста у других восьми носителей демонов? Никогда не поверю что в архиве АНБУ нет такой информации. Да и как обстояли дела с прошлыми носителями девятихвостого?
   - Наш случай немного не стандартный. Демона затачивают прямо в момент рождения ребёнка, часто ценой этому становиться жизнь его матери, с девятихвостым всё было немного не так. К тому же его чакра - самая ядовитая и опасная из всех хвостатых демонов, вообще единственными носителями лиса были Удзумаки, может они как-то дополнительно с печатью работали, сейчас уже спросить не у кого. Так что надежда только на тебя...

* * *

   Я с трудом всплывал из небытия, всё тело болело, но боль я научился игнорировать ещё при первых тренировках, а вернее экспериментах.
   "Это не моя койка... Видимо в этот раз меня всё-таки забрали в больницу... чёрт, чакра не отзывается, тело, как парализовало, а боль на порядок сильнее, чем обычно... видимо в этот раз действительно доигрался..."
   Свои тренировки, которые скорее можно было бы назвать надругательством над собой, я начал вскорости, после того как себя осознал. Сиротский приют Листа, где мне не посчастливилось жить, позволял своим воспитанникам жить в нём до тринадцати лет. Хотя большинство детей в десять поступали в академию, начинали получать стипендию, и с неё обеспечивали себе хоть какую-нибудь каморку. Но по регламенту, предписывалось, чтобы в приюте было все необходимое для проживания учащихся в академии шиноби, в том числе и библиотека учебной литературы. Нет, конечно, найти на полках библиотеки, больше смахивающей на кладовку, чем на храм знаний, хоть какую-нибудь технику было невозможно. Но простейшие тренировки, упражнения для концентрации, чтобы хоть ощутить чакру, на которой и строятся все техники шиноби, в библиотечке были. Но даже с литературой мне потребовалось целых полгода, чтобы просто почувствовать чакру, текущую во мне, и истекающую из меня. Попытки что-то с ней сделать дались намного проще, вот только кончались они всегда болезненно. Я сам был свидетелем, как какой-то спешащий шиноби пробежал по стене дома, а в манге даже описывалось, как герои этому научились. Вот только попытки испускать чакру ступнями и опираться ими на отвесную поверхность успехом не увенчались. И в отличие от манги неудача не ограничилась взорвавшейся корой дерева, на которую я ступал. Перелом обеих ног, у меня прошёл всего за неделю, есть всё-таки польза от собственного демона. Тренировки шли медленно. Большую часть дня сидишь, медитируешь, пытаешься взять свою чакру под контроль, если не получилось, пробуешь на следующий день, ну если получилось, то пару дней оправляешься от `удачного' эксперимента. После полугода экспериментов я узнал, что ускорение циркуляции чакры может усилить мои мышцы, хотя скорей всего закончится их разрывом, болью и парой дней недееспособности конечности.
   Недавно я заметил, что разрывы мышц происходят на границе, где я ускорял чакру, и где она двигалась со своей естественной скоростью. Попытка ускорить чакру сразу во всем теле вначале увенчалась небывалым успехом. Дело в том что чтобы просто ощутить чакру, мне приходилось проводить многочасовые медитации, а уж для того чтобы ей управлять я тратил практически весь день. Целый месяц ускорить всю свою чарку у меня никак не поучалось. И когда смог, наконец, разогнать чакру, я с радостью понял, что для поддержания ускоренной циркуляции мне не требуется никаких усилий, чакра сама начала течь в два раза быстрее! А потом пришла боль... Все попытки замедлить циркуляцию шли прахом, то ли это было уже невозможно, то ли я просто не мог сосредоточиться в должной мере, из-за чувства кислоты, текущей по жилам.
   "Что со мной случилось? Нет понятно, что я напортачил в своих экспериментах, но ведь сама их природа откровенно идиотская! Я тупо, невзирая ни на какие травмы и игнорируя сомнительный результат, раз за разом повторял ускорение чакры, даже не пытаясь осмыслить, что оно мне может дать!!! Ни единой мысли, о какой-либо технике безопасности, ни попыток систематизировать полученные результаты, я даже журнала вести не стал!!! Что со мной случилось? Я всегда гордился, что если не могу решить проблему сразу, разбирался в ней методичным подходом... видно я действительно стал ребёнком. Нет, это никуда не годиться, если я хочу добиться успеха, пережить всё что мне готовит весьма безрадостное будущие, я должен в первую очередь изменить себя, у меня просто нет времени на беззаботное детство. Хочешь обрести власть над тем, что тебя окружает? Обрети для начала власть над самим собой! И сейчас я имею ввиду не чакру, а мой разум и мои желания!"
   - Доброе утро Наруто-кун, - за погружением в свои размышления я пропустил, как в палату вошла очень красивая девушка с русыми волосами. - Меня зовут Цунадэ, и я твой доктор, как ты себя чувствуешь?
   Сенджу Цунадэ
   - Здравствуйте Цунадэ-сан [10] , а я разве чем-то болен?
   - Наруто-кун, ты что ничего не помнишь? У тебя были серьёзные повреждения каналов циркуляции чакры, но к счастью я тебя немного подлечила.
   - Спасибо, только я действительно ничего не помню, я читал книгу про великого Первого Хокаге, вы знали что его жену звали Удзумаки, прямо как меня!
   - Какой ты молодец, в таком возрасте, а уже читать умеешь. А про Удзумаки Мито я знаю, потом я тебе обязательно расскажу про неё всё что знаю, но сейчас всё-таки расскажи что с тобой произошло.
   - Ну, я книжку читал, а потом меня как будто кипятком облили, причём как-то изнутри облили.
   - А сейчас ты как себя чувствуешь?
   - Ну, меня руки и ноги не слушаются. И немного всё тело болит, только опять почему-то изнутри.
   Девушка склонилась и начала медленно водить надо мной руками слегка светящимися синим цветом.
   - Не волнуйся, это временно, хотя месяц ты проведешь в больнице. А раньше такое с тобой было?
   "Черт, как трудно играть ребёнка, постоянно кажется, что мой собеседник сейчас заорёт, `не верю, не может ребёнок так говорить', но выбора у меня по-всякому нет. Умалчивать про мои эксперименты, вернее только про их последствия не стоит... тем более это может мне в итоге помочь!"
   - Не стесняйся Наруто-кун, мне ты можешь рассказать.
   - Правда? Воспитатель говорил, что беспокоить взрослых нельзя...
   - Это только если речь не заходит о здоровье. С тобой такое уже случалось?
   - Именно такого нет, но у меня иногда изнутри начинала болеть рука, нога, бок там, а потом переставало.
   - Само переставало, без последствий?
   - Да, ну иногда кровь текла, только без ранок, просто из кожи текла... и ходить было потом трудно, ну когда нога сильно болела, или рукой чашку держать тяжело, когда рука...
   - Понятно. Вот что: ты полежишь некоторое время здесь, я за тобой понаблюдаю, полечу тебе немного, хорошо?
   - Хорошо, а я быстро поправлюсь?
   - Конечно быстро, - девушка потрепала меня по голове.
   - А можно подольше поболеть? Вы такая добрая... со мной ещё никогда так не разговаривали...
   И это была чистая правда, воспитатели в лучшем случае выполняли по отношению меня свои обязанности, в худшем просто ненавидели меня, хорошо ещё до рукоприкладства дело не доходило.
   - Все наладиться Наруто-кун, все наладиться. А теперь извини, мне пора на обход.
   - А вы еще придете?
   - Конечно приду, Наруто-кун, вечером я тебя еще раз осмотрю, поправляйся.
   - До вечера.

Глава 2.

   - Я сказала, нет! Это слишком опасно и вообще незаконно.
   Со стороны это выглядело как обыденная семейная сцена, ребенок капризничает и, что-то требует не то от сестры, не то от мамы. Единственным выбивающимся из этой сцены было место действия - больничная палата.
   - Неправда, клановых детей начинают учить именно с пяти лет.
   - Откуда ты это узнал?
   - Ниоткуда, просто на удачу сказал.
   Мальченка с пшеничными волосами и небесно-голубыми глазами беззаботно улыбнулся и вся ярость Цунадэ исчезла в тот же миг у нее просто не получалось долго сердиться на Наруто.
   "Вот ведь пакостник малолетний, - пронеслось у нее в голове. - Веревки из меня вьёт, но не в этот раз, это ж надо было додуматься..."
   - В любом случае это неприемлемо, ты просто покалечишься...
   - Цунадэ-сан, вы ведь скоро уедете?
   - Это ты опять угадываешь?
   - Нет. Медсестры говорили, какая это удача, что вы так долго в Листе и спорили сколько вы еще задержитесь.
   - Наруто-кун, понимаешь, я...
   - Цунадэ-сан вы ведь меня так до конца и не вылечили. Что будет, если меня опять изнутри всего кипятком обольет? Либо оставайтесь со мной, либо научите меня лечиться самому или вы просто не лекарь!!!
   "Чувствую себя капризным ребенком, клянчащим игрушку. Вот только от этой "игрушки" действительно зависит моя жизнь. Конечно, то, что я ей сказал - детский шантаж, но начни я по пунктам доказывать ей, что вполне готов учиться применять чакру, и меня бы просто проигнорировали. А вот такие глупые претензии именно как раз и ждут от ребенка. А некоторое чувство вины, что она испытывает по отношению ко мне, возможно, свершит чудо и Цунадэ действительно научит меня хоть азам техник..."

* * *

   - Учитель, я просто не понимаю, почему мне нельзя усыновить Наруто-куна? Кто от этого проиграет???
   Девушка-лекарь не вошла, она ворвалась в кабинет главы Листа, как вихрь. Раньше она никогда не позволяла себе такого по отношению к своему Учителю, но сейчас её слишком переполняли эмоции. Ненароком оброненные слова мальчика, всколыхнули бурю в её душе. Слишком сильно Наруто был похож на её брата Наваки. А что он просил? Как лекарь-эмпат она явно чувствовала: мальчик больше всего хотел, чтобы она просто осталась с ним, не как доктор, а как единственный близкий человек, как семья... Но он сам сказал что вскоре она его бросит, а потом улыбнулся и попросил научить медицинским техникам, чтобы когда у него будет следующий приступ он мог бы справиться с ним сам. Ведь болезненному человеку никогда не добиться титула Хокаге.
   "Да будь проклят этот драный титул!!! Уже два близких мне человека умерли в погоне за такой идиотской мечтой!"
   - Цунадэ-кун сядь, успокойся. Выпей чаю, отдышись и расскажи что тебя так тревожит...
   Вечная чуть загадочная полуулыбка и спокойный голос, слегка охладил пыл девушки. А потом чай, ненавязчивые вопросы и заставили бушевавшие в девушке эмоции вылиться словесным потоком. Цунадэ выплеснула то, что её волновало, тревожило, надеясь что мудрый Учитель разом решит все её проблемы.
   - Понимаешь, всё очень сложно... - наконец разорвал тишину Хокаге, когда словесный поток его ученицы угас. - Наруто-кун не просто сирота. И я говорю не о его родителях. В глазах окружающих он в первую очередь носитель девятихвостого демона. Моя власть далеко не безгранична... старейшины, кланы, даймё [11] с их мнением я вынужден считаться, а иногда они вообще лишь ставят меня в известность о своих действиях. Если ты усыновишь Наруто, проигравшими себя почувствуют многие, потому что мы с тобой в их глазах выиграем слишком сильно. Думаешь, никто не вспомнит к какому клану ты принадлежишь, или чьей ученицей ты являешься? Носитель демона - слишком сильная фигура, чтобы другие кланы позволили бы нам получить контроль над ней, будь все иначе, я сам бы усыновил Наруто давным-давно.
   - Учитель, вы бредите, какая фигура? Он шестилетний мальчик у которого раз в неделю лопается по одному чакра каналу. И которого в добавок ненавидят все окружающие взрослые, а дети просто пытаются им подражать. Вы не боитесь, что сами вырастите из, как вы говорите носителя демона, просто демона???
   - Я верю в Наруто, он не озлобиться, не те у него были родители...
   - Какие родители, он даже имя своего отца не знает. И вообще, на каком основании кланы могут запретить усыновление?
   - Формально Наруто - глава клана Удзумаки. Да не смотри ты на меня так, я понимаю, что это полный бред, но формально все именно так. Если его кто-нибудь усыновит, то Наруто возьмет другую фамилию, а его клан исчезнет не только фактически, но и юридически. Совет кланов имеет право запретить любое действие, если оно напрямую ведёт к уничтожению одного из кланов Листа.
   Казавшаяся опустошенной после того как излила на своего Учителя, девушка встрепенулась. Её глаза гневно сверкнули, и она просто встала и чуть ли не выбежала из кабинета. Но одиночество Хокаге не продлилось долго. Вскорости его посетил другой человек. Проскользнувший абсолютно бесшумно старик, с замотанной белыми повязками правой половиной тела, как будто материализовался перед главой Листа. Особо удивительным что проделал он это, опираясь на трость, без которой он явно не мог сделать и шага.
   - Вот всегда поражался тому Данзо-кун, как ты умудряешься узнавать, что я хочу тебя видеть. Стоит только подумать о тебе, и ты максимум через десять минут появляешься передо мной...
   - Не только перед тобой Хирузен-кун. Стоит любому жителю Листа обо мне подумать, и вскорости мы с ним встречаемся.
   - Удивительно, - Хокаге даже усмехнулся поняв шутку собеседника, но решив все же дослушать её до конца.
   - Именно, только в этом случае не я к ним прихожу. Стар я по деревне бегать. Слишком много думающего ко мне мои мальчики приносят.
   - Ха-ха, ладно шутник, есть дело, и поручить его я могу только тебе. Придётся опять нацепить маску деревенского пугала, Цунадэ-кун слишком привязалась к нашему демонёнышу.
   - Позволю себе напомнить...
   - Данзо, заткнись, пожалуйста. Я прекрасно помню, как ты был против её участия в лечении. Но выбора у нас тогда не было. Твои же медики в итоге и сказали, что без её участия он бы просто подох. И со своей задачей она справилась великолепно. А то, что к демонёнку привязалась, то ничего страшного. Пуганёшь её как следует, прижмешь грешками, я уже не помню, что ты на неё там собрал, и она сговорчивей станет. Уж поверь, дел для неё вдали от деревни я найду не мало.
   - Боюсь, как бы твоя ученица взбрыкнуть не вздумала. Женщины бывают непредсказуемы, особенно когда в них просыпается материнский инстинкт.
   - Ну не думаешь же ты, что она с лисёнышем на плечах, ха-ха, из деревни сбежать попытается.
   - Ну, до этого не дойдёт, но вот рассказать Наруто что-нибудь, что знать ему не положено, она вполне может. Мне доложили, что он попросил научить его лекарским ниндзюцу.
   - Постарайся, чтобы Цунадэ не растрепала про Минато. Не стоит лисёнышу знать, что его папаша был Хокаге. По поводу остального... несущественно, слишком сильные закладки в его личность внесены. Его верность Листу всегда останется абсолютной. И не волнуйся, что моя ученица сможет обучить нашего демонёнка каким-нибудь фокусам, сам же при установке закладок говорил, что интеллектом ему после этого не блистать. Мы тогда оба решили, что это к лучшему...

* * *

   "Ну, уж нет, Хокаге-сама здесь вы явно перемудрили. - По улице Листа вышагивала погрузившаяся в себя девушка. Растрёпанные волосы, злобный блеск глаз, всё это в придачу к известному далеко за пределами деревни взрывному нраву, отгонял от девушки прохожих лучше взвода АНБУ. - Я уже не тринадцатилетняя девчонка и мозгов, чтобы понять, что здесь что-то не так у меня достаточно. Кому-то очень влиятельному надо, чтобы Наруто рос без семьи! Не знаю зачем, но другого варианта быть не может! Иначе вы бы нашли способ обойти замшелые догмы. Да почему, черт возьми, чтобы организовать для Наруто нормальную семью обязательно его усыновлять?!! В конце концов, его родители пожертвовали жизнью ради деревни и были далеко не рядовыми шиноби, неужели все, что заслужил их сын это койку в сиротском приюте и ненависть толпы? Ну уж нет!"
   - Постойте Цунадэ-сан, подождите... - далеко не сразу девушка услышала, что её кто-то окликает.
   Резко развернувшись и приготовившись банально наорать на кричащего ей в след человека, она замерла как громом пораженная. Перед ней, опираясь на трость, стоял старик, с замотанной бинтами правой половиной тела. Но Цунадэ не обманывалась немощным видом стоящего перед ней, это был старейшина Данзо. Она уже давно не посещала Лист, но несмотря на это, жуткие истории про него она слышала.
   Данзо
   - Данзо-си [12] я спешу...
   - Боюсь, вам придётся пересмотреть свои планы на сегодня Цунадэ-сан.
   - С чего бы это?
   - Вскрылись новые обстоятельства, связанные с покушением на Хокаге-сама что было совершено семь лет назад. Напомню, что его совершил ваш бывший товарищ, нукенин [13] Орочимару.
   Миг и перед девушкой не изувеченный старик, а глава самого закрытого подразделения АНБУ, чье имя внушает страх далеко за пределами Страны Огня. Удивительно, но Цунадэ просто не заметила, как с улицы исчезли все прохожие, и она оказалась в окружении облачённых в маски сотрудников АНБУ.
   - Я уже ответила на все вопросы...
   - Как я уже сказал, вскрылись новые обстоятельства. А покушение на Хокаге, как и пособничество тому, кто совершил это преступление, не имеют срока давности. Идемте Цунадэ-сан, нам предстоит долгий разговор.

* * *

   - Привет Наруто-кун, как ты себя сегодня чувствуешь?
   - Здравствуйте Цунадэ-сан, спасибо, благодаря вам намного лучше. А почему вы вчера вечером не пришли? Вы заболели, вы встревоженной выглядите, с вами всё в порядке?
   - Всё хорошо, просто пациент был срочный. - Девушка пододвинула стул к кровати ребенка и села, внутренне настраиваясь на сложный разговор.
   - Вы меня бросаете?
   - Что? Да, то есть, конечно нет. Я тебя не бросаю, просто меня направляют на долгую миссию...
   "Чёрт, будь проклят, этот ублюдок Данзо, будь проклят Орочимару, одурачивший меня тогда..."
   - Прости Наруто. Я прослежу, чтобы ты поправился. В больнице много опытных лекарей...
   - Они, не такие как вы, вы меня не ненавидите.
   "Да что ж такое, у меня самой сердце кровью обливается. И ведь даже переубедить не получиться, самой пришлось разнос медсестрам устроить, чтоб Наруто просто перевязки вовремя проводили..."
   - Ты знаешь Наруто-кун, я тебе пару техник медицинских покажу...
   "Сама себе противна, вместо нормальной семьи даю ребёнку то, без чего он на тот свет отправиться может..."
   - Спасибо, - мальчик попытался беззаботно улыбнуться, но Цунадэ ясно чувствовала, что он старается лишь казаться весёлым. - Я больше не буду болеть и стану Хокаге!!! Да и болеть, если меня лечить будете не вы, я не хочу.
   - Тогда готовься, это будут очень сложные техники, ты должен пообещать мне, что будешь всегда очень аккуратен с ними.
   - Обещаю, - в этот раз улыбка ребёнка стала естественней.
   - Всего я тебе не покажу, но я добьюсь для тебя допуска в малую больничную библиотеку...
   - Цунадэ-сан, вы единственная ко мне хорошо относитесь. Без вас мне ничего ни дадут.
   "А ведь и вправду. Не знаю, чего добивается Данзо, но что ему стоит отменить все договоренности с библиотекарями, как только я уеду? Черт, это проблема, я собиралась подобрать литературу, и договориться, чтобы ему её выдавали постепенно. Дать всё сразу? Ага, шестилетнему мальчонке инструкцию как делать операции на чакра каналах!!! А ведь доступ к этой книге я ему обязана оставить, чакра демона ему ещё не раз аукнется. И после вчерашнего разговора с этим стукнутым на всю голову палачом, я совсем не уверенна, как Данзо прореагирует при следующем приступе. У старика явно не все дома, вдруг он захочет просто пересадить девятихвостого в другого носителя. И плевать, что Наруто умрёт при извлечении!!! Что же делать... Придумала!!!"
   - Слушай, Наруто-кун. Я тебе свиток призыва оставлю.
   - А что это такое?
   - Ну, это такой особый свиток, если его наполнить чакрой, и капнуть кровь, то появиться животное, контракт с которым был заключён владельцем крови. Ты пожалуй, ещё слишком слаб, чтобы заключать контракт, да и не рекомендуется заключать его в таком возрасте. Но не волнуйся, я все сделаю, чтобы от тебя только чакра требовалась. В общем, ты призовешь экзаменатора, который и проверит, как ты усвоил прочитанное, и можно ли тебе давать следующую книгу.
   ...
   - До вечера Цунадэ-сан, вы ведь придёте вечером?
   - Конечно, приду. Поправляйся Наруто-кун.
   "Вот я и получил, что хотел... теперь у меня будет возможность освоить чакру. Надеюсь медицинские техники позволят добиться того что я хочу. Чёрт нужно признаться хотя бы самому себе. Мне чертовски хотелось, чтобы Цунадэ осталось. Наверное, живя в детском теле, нельзя оставаться взрослым... да и просто человеческого общения не хватает, взрослые лишь презрительно смотрят, а дети им подражают. Вот только странно это всё. Почему Цунадэ уезжает, явно, что её кто-то заставил, и она хотела бы остаться. Ладно хватит рефлексировать, я наконец выклянчил первый мой полноценный учебник по местной `магии', и я должен освоить как можно больше за то время, пока Цунадэ ещё будет меня учить!"

* * *

   - А ты что здесь забыл? - Шиноби, сидящий за в центре длинного стола, с явным неодобрением взглянул на подошедшего к нему мальчонку.
   - Я пришёл поступать в академию! - Важно произнёс мальчик, смахивая с лица прядь непослушных пшеничных волос.
   - В академию принимают лишь с девяти лет...
   - НЕПРАВДА!!! В книгах про всех великих шиноби говорится, что они поступили в семь! Мне уже семь лет и я пришёл поступать в академию!!!
   - Мальчик не шуми, - девушка, сидящая слева, строго посмотрела на нарушителя спокойствия. - Всё они были выдающиеся люди, чьи таланты заметили с раннего детства...
   - Я тоже выдающийся, и полон талантов!
   - Да успокойся ты. Чтобы поступить в академию в столь юном возрасте нужно поручительство главы какого-нибудь клана нашей деревни.
   - А-а-а... сейчас, только никуда не уходите...
   На глазах удивлённых людей, отвечавших в этом году за приём документов в академию шиноби мальчик сел прямо в углу комнаты приёмной комиссии. Вытащив из рюкзака, что был у него за спиной, тетрадь в твёрдой обложке, мальчик принялся старательно что-то туда записывать.
   - Это вообще-то не место для детских игр...
   Начал распаляться сидящий в центре, когда мальчик выдрал лист из тетради, подбежал к столу комиссии.
   - Вот, - сверкая искорками торжества в глазах, он положил на перед опешившими шиноби обрывок листа, старательно исписанный неровным детским подчерком
   "Я Удзумаки Наруто, глава клана Водоворота [14] поручаю вам принять меня в академию шиноби, как выдающуюся личность, наделённую множеством несомненных талантов!"
   - Ты что, совсем БОЛЬНОЙ?!! - Лицо человека, находящегося в центре стола покрылось красными пятнами. - Ты хоть понимаешь что такое кланы шиноби???
   Неизвестно что этот человек хотел рассказать мальчику про кланы. Но сосед справа, хранивший доселе молчание, легонько ткнул центрального куда то в бок. Не обращая никакого внимания на хрипящего коллегу, правый посмотрел на Наруто своими странными белесыми глазами, в которых с трудом можно было различить границу между белком и зрачком.
   - К несчастью ты пришел слишком поздно, на сегодня комиссия завершила работу. Приходи завтра к семи утра. А сейчас нам нужно отнести документы Хокаге-самэ
   ...
   - Придурок, зачем ты меня ударил? - прохрипел, наконец пришедший в себя номинальный глава комиссии.
   - Чтобы ты лишнего своим дурным языком не натрепал.
   - Ты что с дерева упал? Мы еще час должны здесь сидеть. Что такого в этом шкете, что ты так переполошился.
   - Хохето-кун все сделал правильно - заговорила единственная девушка в комиссии. - Ты Ируки совсем с головой не дружишь. Это же Наруто, в котором Четвертый Хокаге демона запечатал.
   - И что с того...
   - Успокойся. Тут проблема не в демоне. - Хохето не дал излишне эмоциональному напарнику затеять перебранку. - Дело в его фамилии. Клан Удзумаки действительно существовал, даже более того, если я не ошибаюсь, формально он существует и сейчас. Так что этот как ты говоришь шкет, вполне может оказаться его последним представителем. Последнее с формальной точки зрение делает его главой клана...
   - ЧТОООО???
   - Да успокойся Ируки. Если Хохето прав, то я вообще не знаю что делать...
   - Мы с вами здесь просто документы принимаем, бессмысленная работа, которую мы получили как наказание для одного несдержанного пустомели. Я рядовой шиноби и в межклановые дела влезать не собираюсь. Понесём эти каракули Хокаге-самэ пусть он и думает.

* * *

   - Значит, прошение от главы клана Наруто-кун написал, после слов члена комиссии Умино Ируки...
   - Да какое это прошение, обрывок тетрадного листа с каракулями...
   Хокаге ничего не сказал, не проводил никакой манипуляции чакры, но от одного его взгляда Ируки подавился своими словами.
   - У меня сложилось впечатление, что вы Умино Ируки, плохо понимаете юридическую силу этих каракулей. Следующий год вы сможете исправить этот пробел в своих знаниях в архиве. Я уверен наши архивариусы будут рады помощи. Конечно, совмещать это с преподаванием в академии, будет для вас слишком трудно, к тому же вы уже заявляли что не чувствуете в себе таланта педагога...
   - Хокаге сама, я готов совмещать работу в архиве с работой в академии...
   - ... Ну, раз вы просите. Вернемся к вопросу о главе клана Удзумаки, где он сейчас?
   - Наруто-сан сейчас в городской библиотеке, - комиссионная троица вздрогнула, когда из-за их спин неожиданно прозвучал ответ на задаваемый Хокаге вопрос. А когда они увидели, кто именно ответил, то слегка побледнели.
   - Данзо-сан, вам известно какую литературу он там взял.
   - Список кланов шиноби деревни Скрытой-в-Листве. И про клан Удзумаки там есть пара страничек...
   - Что ж, тогда, пожалуй, у нас нет выбора. Завтра вы примите документы Удзумаки Наруто и допустите его к вступительному экзамену.

* * *

   - Всё, время вышло, сдавайте листы, экзамен закончен.
   "Наконец-то, уф и заставил меня попотеть этот экзамен. Вопросы то элементарные, но вот ломать голову как одновременно сдать, чтобы вопросов не возникло по поводу поступления, и в то же время не показать излишний уровень знаний. Вообще странная здесь система образования. Всех сирот, и я уверен не только сирот, с трех лет определяют в местный аналог детского сада, вот только он здесь совмещён с начальной школой. В итоге после окончания такого садика в девять лет ребёнок уже умеет читать, писать и знает основополагающие вещи в истории и географии. А потом большинство идут в обычные школы, ну а немногие избранные поступают в академию шиноби.
   И всё-таки мне повезло! Как здорово, что клан Удзумаки формально ещё существует. Вот только получается что я действительно целый глава клана?!! Хотя какая разница, если весь клан это я один!"
   Экзаменатор, который орал на меня, когда я принёс свои документы молча взял мою работу. Свое отношение ко мне он выразил лишь злобным взглядом
   "Где же я видел этого шиноби? Очень у него характерный шрам через переносицу... ладно, раз не помню, значит неважно. Дальше от меня ничего не зависит, если проверять работы будут честно, то я поступил, а если нет, то раньше положенного возраста и пытаться не стоит. Черт не хотелось бы, мне очень нужна библиотека академии..."
   На крыльце академии шиноби застыл мальчик лет семи. Видно, что его одолевали какие-то невесёлые мысли. Но вот он встряхнул своими пшеничными волосами, отгоняя меланхолию прочь, задорно улыбнулся и побежал по каким своим, безусловно важным, детским делам.

Глава 3.

   - Доброе утро дети. Меня зовут Мизуки, и в ближайшие три года я буду руководителем вашего класса.
   - Здравствуйте Мизуки-сенсэй [15] !
   - Очень хорошо. Сегодня занятие будет вводным, сейчас я устрою перекличку, а потом вкратце расскажу, чему вы будете учиться в академии.
   ...
   - Удзумаки Наруто.
   - Здесь!
   ...
   - Хорошо. Теперь пару слов о нашей академии. Вы, как я надеюсь, станете шиноби, защитниками нашей деревни и воинами Страны Огня. В первую очередь шиноби это не техники и уникальные гены, это дух и несгибаемая воля. Но это вы должны понять сами, потому что научить такому невозможно. В ходе вашего обучения вы познакомитесь с тремя основными видами техник. Тай-, нин- и гендзюцу. Это краеугольный камень всех умений шиноби.
   Тайдзюцу - использует тело, или силу тела, чтобы навредить противнику. Для тайдзюцу не нужны ручные печати, только силу мышц и контроль чакры. При этих техниках используются только руки и ноги. С помощью тайдзюцу сила и скорость шиноби увеличивается во много раз.
   Ниндзюцу - техники взаимодействия шиноби и окружающего мира при помощи чакры. Видов ниндзюцу бесчисленное множество, это и использование стихий, и быстрое перемещение, и маскировка.
   Гендзюцу - техники, с помощью которых нападающий способен манипулировать потоком Чакры в мозгу противника. Таким способом можно ограничить противника во многом, например усыпить или парализовать.
   Ничего страшного, если вам что-то не понятно. И даже если вам кажется, что вы всё поняли, не обольщайтесь! Чтобы освоить каждый из разделов хоть в самом минимальном виде, вам потребуются многие годы. Ну а на сегодня всё, отдохните хорошенько, потому что уже сегодня вы сделали свой первый шаг на длинном и тернистом пути шиноби.
   - Ты ведь Наруто-кун?
   Я уже собирался уходить, когда меня окликнул ведущий сегодняшнее занятие шиноби. Не знаю, как собирались отдыхать остальные дети, но у меня `отдых' явно будет насыщенным. Отнести в администрацию Листа бумагу о моём зачислении в академию. Выбить от них справку о том, что теперь я помимо сиротского пособия получаю ещё и стипендию. Побежать в приют выбить из них мои документы. Потом надо снять жильё. Несколько вариантов съёмных квартир я подобрал, но нужно всё самому живьем посмотреть, а то по объявлениям ничего толком не понятно. Договориться с владельцем квартиры, чувствую не поверят мне про то, что я в академии учусь. Те, кто в семь поступают, в клановых кварталах живут, и жильё не ищут. Ну, надеюсь бумаги из администрации владельца убедят. За сегодня точно всё не успею, придется наверное ещё неделю после академии с бумажками бегать, бюрократия она везде одинаковая.
   - Да Мизуки-сенсэй, это я.
   - Тут с тобой один человек хотел поговорить, следуй за мной.
   Сказав это, классрук развернулся и пошел, как будто и, не сомневаясь, что я последую за ним. Шли мы не долго. Загадочный человек ждал меня судя по всему в учительской, и узнал я его сразу. Трудно спутать человека, если за его спиной расположено окно на вырезанные в скале гигантские лица четырёх Хокаге.
   - Здравствуй Наруто-кун.
   - Здравствуйте Хокаге-сама, - смущённо ответил я, причём смущение было не наигранным я ума не мог приложить, что от меня потребовалось, пожалуй, сильнейшему шиноби в деревне.
   Третий Хокаге
   - Да ты садись, не робей, давай чайка попьём.
   Я сам не понял, как оказался усажен за столик, а в руках у меня очутилась кружка с ароматным чаем.
   - Тебе, наверное, любопытно, зачем я тебя пригласил?
   В ответ на это я лишь кивнул.
   - Всё дело в твоём клане. Ты видимо не знаешь, но в Листе много кланов шиноби. Это не просто потомственные шиноби, это люди в самой крови которых отражена Воля Огня!!! Они обладают уникальными не встречающимися за пределами кланов умениями и техниками. А ты Наруто-кун представитель одного из самых древних кланов. К сожалению последний представитель. Твою семью убил девятихвостый лис, особняк клана уничтожил он же. А что пережило пришествие демона, не пощадил пожар. Боюсь, никто не сможет научить тебя секретным клановым техникам, но самое главное, я уверен ты унаследовал Волю Огня!!! Это не просто красивые слова, это то что живёт в груди каждого шиноби Листа, готовность, защищать свою деревню ценой своей жизни, невзирая ни на что...
   "Вот ведь агитатор престарелый. Ведь умом понимаю, что ничего особенного он не сказал, но эмоционально прямо подъём какой-то. Ещё немного мне так по накручивает и сам побегу жизнь за деревню отдавать. Вот только ещё при чтении этой истории в прошлой жизни, я чувствовал как она гнильцой попахивает... Впрочем есть очень хороший способ узнать насколько откровенным со мной собирается быть этот старик. Так теперь надо сыграть и сыграть идеально, а лучшая игра искренность, надо лишь всколыхнуть в себе нужные эмоции..."
   - Хокаге-сама. - Побольше смущения, как же такой великий человек. Неуверенности, может же просто не ответить. Надежды, а вдруг всё, что я себе на придумывал - чушь? - А вы знали моих родителей?
   - Нет, Наруто-кун, не знал, клан Удзумаки был очень закрытым, и никогда не допускали в свои дела посторонних, даже Хокаге. Прости...
   - Не нужно извинятся, вы ни в чём не виноваты...
   Я не играл, я действительно чувствовал обиду, и тоску. Вот только причиной точки была не утерянная семья, а разбившаяся сказка о добром Хокаге, который относится ко мне как внуку. А ведь я до последнего продолжал в неё верить. Видя, что я погружен в какие-то невесёлые размышления, Хокаге достаточно быстро свернул беседу и удалился. Я же постарался выкинуть из головы свои размышления о честности Третьего Хокаге, меня ждало сражение с бюрократическим аппаратом деревни.

* * *

   - Привет, Наруто-кун, ты меня уже две недели не вызывал, что-то случилось?
   - Здравствуйте Катсую-сан.
   Со стороны действие, разворачивающиеся в маленькой квартирке могло бы показаться нереальным и даже бредовым. Пару минут назад мальчик развернул на полу длинный свиток, покрытый иероглифами, складывающимися в многолучевую звезду. Мальчик вытащил из-за пазухи маленькую бутылочку непрозрачного стекла и уронил в центр звезды каплю тягучей жидкости. Смесь из множества растительных экстрактов и крови одной лекарки не коснулась белоснежного свитка, а растворилась в воздухе. А через миг на свитке появилось существо. Это был слизняк полуметровой длины. И именно это существо поприветствовало Наруто.
   Катсую
   Когда я в первый раз опробовал свиток призыва, что мне оставила Цунадэ, я действительно испугался. Я просто забыл с какими тотемом был заключён контракт у моей несостоявшейся наставницы. Вот испытал массу незабываемых впечатлений, когда передо мной материализовался гигантский слизняк. К счастью, несмотря на непрезентабельную внешность, характер у этого существа, говорящего приятным женским голосом, оказался весьма заботливым. Катсую спокойно проверяла, как я усвоил прочитанное, задавая неожиданные вопросы, заставляла продемонстрировать все описанные в пособиях техники... хотя я просто не представляю какими органами чувств она за мной наблюдает, а какими издаёт звуки.
   Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что я уже стал полноценным шиноби медиком. И это было бы ошибкой, мои навыки и на санитара не тянули. Самой главной проблемой был просто ужасный контроль чакры, что являлось основой для всех медицинских техник. Всё дело в том, что мой поток чакры в каналах скакал. У остальных он тоже не был постоянным и зависел от множества факторов, но при отсутствии повреждение системы циркуляции изменялся плавно. У меня же количество чакры в каналах прыгало как бешенный заяц. Видимо во всём виноват демон, и его чакра, проникающая в меня через печать. К счастью слизняк выдавал мне не обычные учебники по чакро-медицине, а небольшие написанные самой Цунадэ брошюрки. Вообще Катсую выполняла скорее функции почтальона, чем библиотекаря и экзаменатора. Явно это не озвучивалось, но свитки, которые она мне приносила, подозрительно точно помогали решать именно те проблемы, которые у меня возникали. Хотя странным было то, что слизняк каждый раз заставляла переписывать свитки, а оригинал забирала.
   В итоге не смотря на явное отсутствие таланта в этой области, за год добиться я смог немалого. Теперь я понимаю какую, чуть не стоившую мне жизни, глупость я совершил, разгоняя скорость циркуляции чакры. Благодаря упражнениям я смог серьёзно повысить контроль чакры, хотя уверен, если в академии по этой дисциплине будет тест, я окажусь худшим в группе. Благодаря изучению медицины я научился временно усиливать некоторые свои мышцы. На этом в принципе мои успехи и заканчиваются.
   "Эх, тяжело быть ребёнком. Больше всего удручает усидчивость и интеллект. Гением я в прошлой жизни не был, но таких проблем с пониманием учебной литературы никогда не испытывал. Всё давалось намного легче... А если я и не понимал какой-нибудь заковыристый учебник с первого прочтения, то мне не приходилось себя заставлять перечитывать его второй, третий раз, пока не пойму. Сейчас же... эх-х-х. Жаль нету никакого дзюцу чтобы раз и книга прочитана и сразу понята ха-ха-ха вот теперь я точно совсем как ребёнок думаю, хотя... завтра же возьму все книги по гендзюцу в библиотеке академии. Эти техники работают с разумом, может у меня получиться поднять хе-хе вычислительные мощности. Хотя лучше взять много книг по тай, нин и гендзюцу. Пусть думают что глупый ребёнок ищет секрет как стать сильным. Хотя в принципе так и есть, действительно глупый ребенок отчаянно ищет способ разом поумнеть ха-ха-ха!!!"
   - НАРУТО-КУН!!!
   - Ой, извините Катсую-сан, я задумался, что вы там спрашивали?
   - Ты начал мне объяснять, почему так долго меня ни призывал...
   - А да, точно, - сидящий на кровати мальчик хлопнул себя по лбу, и расплылся в лучезарной улыбке и начал хвастаться.
   - Я в Академию шиноби поступал. Вот! Потом, отдельную комнату взял, то есть квартиру. У меня теперь стипендия будет, значит я достаточно взрослый чтобы больше в приюте не жить...
   - Разве в неё не с девяти берут?
   - Ну, я много читал биографии великих шиноби, и там везде написано, что они в семь-шесть лет поступили. Ну а раз я стану великим, то и в академию поступать должен раньше. Меня сначала не хотели брать. Там какое-то разрешение от главы клана нужно, но потом выяснилось что я тоже глава клана, представляешь?
   - Глава клана?
   - Да, клана Удзумаки, - на миг улыбка мальчика погасла. - Только я последний выживший, а наш особняк во время бесчинств девятихвостого был полностью разрушен. - Но вот улыбка появилось вновь. - Значит я не просто стану Хокаге, я ещё должен свой клан возродить!!!
   - Ладно, ладно, великий шиноби, показывай, как ты усвоил урок. Для начал покажи, какие действия ты примешь, если у тебя лопнет аортный чакроканал...

* * *

   - Тема сегодняшнего урока ручные печати.
   Залитый солнечным светом класс был заполнен одуряющим ароматом цветов, который проникал через большие открытые окна. Разноголосое пение птиц перекрывало скрип грифельных карандашей по листам тетрадей.
   - Основой всех техник шиноби является манипулирование чакрой. Тайдзюцу требует самых простых манипуляций, вроде напитки своих рук и ног чакрой. Ниндзюцу, а в особенности гендзюцу требует настолько филигранного управления своей чакрой, что на её достижение ушли бы десятилетия. К счастью древние шиноби придумали обходной путь. Взгляните на кисти своих рук. В них одно из самых больших скоплений чакроканалов во всем организме, также в ладонях и пальцах очень много чакровых пор. Если просто направить чакру в кисти, то изо всех пор польётся множество ручейков чакры. А теперь самое интересное. Когда мы складываем пальцы определенным образом, чакроканалы в руках образуют сложную фигуру. Просто напитывая руки чакрой, вы наполняете ей и фигуру. И вот из сложенных особым образом кистей исходят ручейки чакры, они закручиваются должным образом и выполняют некоторое действие. Последовательно складывая печати, вы можете заставить чакру выполнять бесчисленное количество действий!!! К сожалению, ловкость пальцев не единственное что требуется при складывании ручных печатей. Шиноби должен как минимум поддерживать постоянство потока чакры, а для сколь либо сложных техник нужно ещё манипулировать чакрой без печатей. Например, для многих техник в какой-нибудь печати нужно не пропустить чакру по одному из пальцев. Впрочем, до этого вам ещё невообразимо далеко. Займемся практикой. Сейчас я нарисую на доске все двенадцать печатей, и вы зарисуете их к себе в тетради. А потом мы потренируемся просто складывать их, не наполняя чакрой...
   Ручные печати
   "Весьма познавательно. Нужно порыться в библиотеке по поводу нестандартных печатей. У меня чудовищный контроль чакры, может получиться с увеличением количества печатей в каждой технике улучшить этот показатель. В древности смогли разработать печати и заменить ими голый контроль чакры силой воли, но если моего контроля не хватает даже на эти печати, может, найдётся какая-нибудь книжка, где печатей больше двенадцати но зато контроля требуется ещё меньше?"
   - Молодец Наруто-кун, у тебя гибкие пальцы, несмотря на малый возраст. Ты можешь идти, но дома обязательно потренируйся в складывании всех ручных печатей, это основа большинства техник шиноби.
   - Хорошо Мизуки-сенсэй...
   Быстро сложив свои вещи в рюкзак, я поспешил из класса. Мне хотелось как можно скорее попасть в библиотеку академии и проверить свою теорию о нестандартных печатях. Несясь по коридору, я не обратил никакого внимания на крики группы будущих шиноби. Буквально пролетев по лестнице в подвальный этаж, где и располагалась библиотека, я выкинул кричавших мне вслед учеников из головы. Неважно, что они хотели, голова у меня была забита совсем не играми.
   - Кирогава-сан, здравствуйте, - тщедушный старик, заведующий библиотекой на вид был старше нашей деревни. Явный маразм не мешал ему управляться в этом книжном царстве безо всяких каталогов и перечней. Единственной его раздражающей странностью была резкая реакция на суффикс сенсэй. Когда я его так назвал, он на меня наорал и выкинул из библиотеки, сказав больше никогда не приходить.
   - А, это ты Минато-кун. Давно тебя видно не было... - Склероз старика не затронул памяти, что касалась библиотеки и хранящихся там книг, но вот людей он узнавал редко. Хотя мне это было на руку, ведь про своё обещание не пускать меня на порог он тоже забыл, или не узнал во мне того, на кого он накричал. - Ну, так как всё ещё мечтаешь стать Хокаге?
   - Не только мечтаю, я обязательно им стану! Вот к вам за знаниями пришёл.
   - Извини, но раздел с секретными супер техниками сегодня закрыт, Ха-ха-ха.
   - Ничего страшного, их я в следующий раз прочитаю. Кирогава-сан у вас не найдутся книги по нестандартным ручным печатям.
   - А, понятно, пальцы кривые. Решил найти в библиотеке секретную печать, хе-хе-хе которая заменит все 12, чтобы учить ничего не пришлось? Тебе не повезло: эту книгу Тобирама-кун почитать взял, Ха-ха-ха.
   - Нет, мне бы наоборот: чтобы печатей побольше, а контроля чакры нужно было бы поменьше, у меня с ним совсем плохо.
   - Хм-м-м, - старик перестал хихикать и пристально на меня посмотрел. - Неужели про такие печати в академии рассказывают?
   - Нет, просто нам учитель сказал, что печати придумали древние шиноби, чтобы не нужно было десятилетия учиться управлять чакрой одной лишь волей. Чакры у меня много, очень много, но вот управлять ей совсем не получается, вот я и подумал, может есть ещё печати. Пусть я техники буду медленней остальных делать, из-за большего количества печатей, лишь бы они у меня получались.
   - Знаешь, Минато-кун, возможно ты и вправду станешь когда-нибудь Хокаге. Думать ты по крайней мере умеешь. Иди за дальний читальный стол, я сейчас подберу тебе книги. Правила ты, надеюсь помнишь? Выносить книги из библиотеки нельзя, читаешь, запоминаешь переписываешь к себе в тетрадь и отдаешь книги обратно мне.

* * *

   "Как я устал! - Умино Ируки уныло переставлял ноги, плетясь из архива в свою квартиру. - Этот буквоед треклятый сегодня меня в конец загонял. Чёрт, а завтра мне в семь утра ещё урок по основам ниндзюцу вести. Вот проклятье!!! И не отвязаться теперь от академии, нет, преподавание с меня снимут без каких либо проблем, вот только после этого меня на бумажной работе до конца дней продержат. Вот надо ж было этому демонову отродью именно в этом году в академию поступать!!!"
   - Ну что ж ты свои секретные техники прячешь? Ты же целый глава клана, ха-ха-ха-ха-ха!!!
   От размышлений о своей незавидной судьбе Ируки оторвал слегка картавый детский голос. Оглядевшись, он понял, что проходит мимо академии, а голоса раздаются буквально из-за угла. Заглянув за него, Ируки увидел виновника своих бед именно в том положении, в котором ему в тайне мечталось. Обладатель легко узнаваемой копны пшеничных волос, скрючившись, валялся на земле, а пятеро детей старательно, но неумело пинали его ногами. Запыхавшиеся дети прервали избиение, и Наруто тут же воспользовался моментом. Резко вскочив, парень накинулся на своих обидчиков, невзирая на то, что их было пятеро, и каждый из них был на три года старше. Опешившие от напора дети отступили, чем парень и поспешил воспользоваться. Вот только далеко убежать ему не дали настигнув Наруто через пару метров.
   "Чёрт, да они его покалёчат!!!"
   Ируки никогда не показывал каких-то особых успехов, но его далеко не зря назначили учить будущих шиноби. У него было хорошо развито то, что считалась важнейшим для преподавателя - чувствительность. Ируки умел очень хорошо чувствовать чакру. Дальность этих способностей ни шла ни в какое сравнения с талантами шиноби-сенсоров, а точность конечно очень уступала той, что давали глаза клана Хъюга. Так что он сразу заметил как ученики академии в запале погони влили чакру в мышцы ног.
   - Немедленно прекратите!!!
   - Черт, это учитель, бежим!!!
   Малолетние хулиганы разбежались, но Ируки совсем не обратил на это внимания.
   "Ублюдок, моральный урод!!! - Ругал он себя на все лады, подбегая к лежащей на земле фигуре. - Доволен? Вот он, твой обидчик, на земле валяется. Уверен, за тебя хорошо отомстили, половину рёбер ему точно поломали!"
   В защиту Умино Ируки стоит сказать, что он вовсе не желал зла Наруто. Просто ругал про себя, не желая признавать, что сам виноват в наказании в виде архивной работе. И не вмешался в избиение Ируки вовсе не по злобе душевной. Просто из-за усталости от перепроверки бесчисленного количества бумаг, молодой учитель впал в ступор, оказавшись в нестандартной ситуации. Вот только острое желание неприятностей ни в чём, по сути, неповинному мальчишке, а потом мгновенная материализация этих самых неприятностей, вызвали в Ируке чувство вины.
   - Эй, парень ты как?
   "Проклятье и вправду рёбра сломаны, и кажется одно лёгкое пробило. Чёрт! И как на зло никаких лечебных ниндзюцу я не знаю, ну не давались они мне никогда..."
   Тут на глазах удивлённого учителя Наруто затрясся как в припадке, а потом его рёбра с мерзким звуком `хлюп' встали на место. А там где рёбра были сломаны, Ируки почувствовал большую концентрацию чакры. Мальчика же выгнуло дугой и он начал кашлять кровью.
   "Это девятихвостый его так лечит??? Да нет, чушь! Демон обеспечивает лишь регенерацию, а у него на рёбрах лекарские лубки для переломов, правда очень топорные, с расчетом, чем больше чакры, тем меньше видны огрехи. Хотя зря критикую, сам-то не могу похвастаться и такими навыками. Вообще надо обязательно как следует изучить лекарские приёмы, мало ли что в академии будущие шиноби с собой сотворят... Черт, устал я сильно, вот мысли и скачут, сосредоточиться не могу, нужно мальчишку домой дотащить. Хотя он, конечно молодец, сам себя подлатал в таком возрасте, талант, зря я на него обижался, вполне заслуженно он в академию в своем возрасте поступил!"
   После сеанса самолечения Наруто потерял сознание и молодой учитель уже собрался отнести его в больницу, когда глаз Ируки зацепился за большую тетрадь в твёрдом переплёте, которую мальчик не выпустил, даже впав в беспамятство. Ещё раз оглядев улицу где проходило избиение, учитель смачно выругался.
   "Судя по всему, хулиганы раскидали вещи, вот учебники валяются, - пронеслось в голове Ируки, когда он принялся собирать вещи Наруто. - Ну, ничего я мордашки этих засранцев хорошо запомнил, завтра в академии устрою им весёлую жизнь!"
   Сложив все найденное в рюкзак Наруто, и повесив его себе за спину, учитель взял своего ученика и понёс его в больницу.

* * *

   - Проснись и пой!!!
   - А что? Где я, кто ты?
   - Я твой учитель, неужто забыл? А ну марш в ванную, умываться, чистить зубы, я тебе приготовил зубную щётку. Бегом-бегом, все вопросы после завтрака, а завтрак после ванной. Давай-давай-давай!!!
   Продрав глаза, я плохо соображая спросонья механически распаковал новую зубную щётку и принялся за утренний моцион.
   "Черт, меня же вчера избили - Воспоминания нахлынули на меня, разом, когда я уже выходил из ванной. - Так, на рёбрах остались лишь трещины, а дыра в лёгком и вовсе затянулась. Теперь главное чтобы учитель, чёрт не помню, как его зовут, мою тетрадь на улице не оставил. Но это потом, а сейчас я хочу есть, нет ЖРАТЬ!!!"
   - Ну, ты и прорва! - Заявил накормивший меня шиноби, когда я с трудом откинулся на спинку стула.
   - Спасибо, Ируки-сенсэй, - я вспомнил имя этого учителя.
   - Не буду спрашивать, что от тебя было надо тем хулиганам, но что ты делал в такое время перед академией?
   - Я в библиотеке засиделся.
   - Понятно, в общем прогнал я хулиганов и понёс тебя в больницу. Там тебя быстро осмотрели, сказали, что лекарские техники применены хоть и очень топорно, но вполне терпимо. Да, откуда у тебя такие навыки, если не секрет?
   - Я когда маленький был, часто болел, меня один раз даже Цунадэ-сан лечила. А потом она меня научила самого себя лечить немного. На других у меня ничего не получиться, что-то с несовместимым видом чакры, я так и не понял, но Цунадэ-сан сказала, что если я попробую кого-то лечить, то ему только хуже станет.
   - Надо же, ты оказывается ученик легендарной Цунадэ-сама. В общем в больнице сказали что госпитализировать тебя не будут, ну а так как я не знал где ты живёшь, то принёс тебя к себе домой.
   - Спасибо, Ируки-сенсэй, а вы когда меня с улицы забирали, вы там тетрадку не видели?
   - Не волнуйся, я всё в твой рюкзак сложил. Что там в той тетрадке важного было, что её даже отключившись не выпустил?
   "Да этот же тот самый парень, который в манге нас всё раменом [16] кормил! Там отношения с ним сложились, чуть ли ни как со старшим братом. Может и в реальности он мне другом станет?"
   - Ируки-сенсэй, я вчера весь день в библиотеке провел, искал там особые ручные печати, у меня проблемы в контроле чакры, надеюсь они мне в этом помогут. Давайте я вам все расскажу, а вы может какие-то ошибки найдёте.
   - Ну давай, Наруто-кун, только рассказывать будешь по пути в академию.
   - Хорошо Ируки-сенсэй. Я решил заменить каждую стандартную печать, пятеркой нестандартных...

Глава 4.

   - Наруто, я в очередной раз заявляю: твои действия опасны!
   - Катсую-сан успокойтесь, все со мной будет нормально, ведь я уже применял эту технику!
   - Да, и после первых четырех попыток мне пришлось выводить тебя из комы!!!
   - Неправда, только после первых двух, два других раза это была не кома, а просто обморок и в последний раз у меня никаких проблем же не было!
   - Потому, что ты в самый последний момент остановился.
   - И ничего я не остановился, наоборот, дальше, чем когда-либо продвинулся, просто без инвентаря у меня ничего не получилось!
   - Наруто, я умоляю тебя, остановись! Эксперименты со своим сознанием - это не шутки!!!
   - Катсую-сан, я все равно это сделаю, просто я хотел, чтобы меня подстраховывали, так что либо вы за мной следите, пока я применяю гендзюцу, либо я делаю это один!
   - Хорошо, но это в последний раз!!! Иначе я найду способ сообщить о твоих экспериментах Хокаге!
   - Катсую-сан, вы лучше всех!!!
   Метровый слизняк не имел явно различимых органов зрения, что не мешало ей с непонятно как выражаемым, но легко различимым неудовольствием смотреть на Наруто. Сам же виновник переживаний милого во всех смыслах существа сидел на полу и заканчивал прикреплять к своим запястьям странную конструкцию. Два браслета, плотно охватывающие запястья рук были по всей своей длине соединены друг с другом множеством маленьких цепочек. Таким образом, кисти рук мальчика нельзя было развести дальше чем на длину пальца. Наконец Наруто закончил, широко улыбнулся и взглянул в стоящее перед ним зеркальце, смотря самому себя прямо в глаза.
   - Ну да поможет мне Небо!
   Сто семьдесят четыре печати следовали одна за другой. При использовании их архаичной версии всякая возможность применения техники в бою становиться невозможной, но без этих ухищрений, человек с таким отвратительным контролем чакры, как я, никогда бы не смог применить столь тонкое воздействие как гендзюцу.
   Очертания квартиры расплываются, все, что остаётся это мои собственные глаза в отражении. Вот они заполнили собой все видимое пространство, миг, я сам ныряю в синеву глаз, так как будто это водная гладь.
   - Ркх-кхэ-ыкш.
   Я прекрасно знаю, что это не более чем иллюзия, но лёгкие горят от хлынувшей в них ледяной воды. Первые два раза я поддался панике и начал задыхаться и в реальном мире, а потом действительно впал в кому. К счастью я уже научился преодолевать этот водный барьер, что отделяет мой внутренний мир. Задавив панику, я стараюсь отстраниться от горящих острым ледяным огнём легких и плыву наверх. Заставить себя не думать о дыхании очень трудно, но я продолжаю упрямо плыть. Неважно куда я плыву, главное не останавливаться и не сомневаться, и тогда выбранное направление само станет правильным. Именно сомнение в правильности пути заставили меня терять сознание на ранних этапах, и хотя это было явно лучше комы, но всё равно было неудачей. И вот, наконец, я выныриваю из воды.
   Я очутился в тёмном коридоре, висящие на стенах тускло горящие факелы лишь едва развевали мрак, а потолок коридора клубился первозданной тьмой. Пол коридора был залит водой. Здесь было бессмысленно рассуждать об абсурдности, пусть я плыл много часов а, вынырнув, обнаружил, что вода не доходит даже до середины бедра. Таковы законы этого мира. Больше всего раздражала не тьма, и сырость, а резкий запах плесени и грязный застоявшийся вид воды, в которой я стоял.
   - АРРРРРРРР!!! - По коридору пронёсся практически материально осязаемый рёв, наполненный такой яки [17] , что меня на миг парализовало.
   Да, именно в переплетении этих коридоров расположена клетка с Девятихвостым Лисом. Вот только я не испытываю никакого желания даже видеть тварь, что убила родителей у меня на глазах. Не знаю из-за чего мой внутренний мир выглядит как тёмный лабиринт с застоявшейся вонючей водой, но он бесполезен для моих планов.
   Преодолев брезгливость, я лег на воду. Ощущение невесомости, перед глазами лишь тьма, что здесь вместо потолка. Всё это неплохие подпорки для того чтобы ввести себя на второй уровень гендзюцу. Опять сто семьдесят четыре печати и я ныряю во мрак пред моими глазами. Переход на второй уровень был на порядок проще, чем на первый, просто бесконечный миг абсолютного ничто, что окружило меня и чуть не сожрало меня полностью. И вот я в более глубоких слоях своего внутреннего мира. Вокруг меня беззвучно крутятся в бешеном вихре облака стального цвета. Сам я вишу распятый тысячами цепей, что выходят их облаков и входят в моё тело безо всяких кандалов. Натянутые до звона цепи как будто впиваются в каждую мою крупную кость и не дают мне даже пошевелиться. Я не вижу себя со стороны, но откуда-то знаю что в мой череп входят полтора десятка штырей к которым тоже крепятся цепи. Именно здесь закончился мой прошлый эксперимент, я не смог ничего сделать, ведь мои руки были разведены и сложить какую-либо печать не получалось, пришлось просто развеять гендзюцу и вернуться в реальный мир. Сейчас мои руки тоже были разведены, но лишь в иллюзии, в реальности мои кисти были скованны так, чтобы я мог складывать печати.
   Череда из архаичных печатей, на этот раз их всего шестьдесят, ведь я не погружаю себя в гендзюцу, а лишь управляю уже созданным. Старательно не обращаю внимания на то, что руки, складывающие печати разведены в разные стороны. Стоило мне закончить, как мир вокруг задрожал, с выворачивающим мозг скрипом задвигались цепи.
   - АААА!!!
   Меня перекрутили натянувшиеся цепи. Боль была невыносима. Натяжением цепей из моей головы с мерзким хлюпом вырвало половину штырей. А потом что-то лязгнуло особенно сильно, и цепи провисли, ослабив своё натяжение. Я продолжал висеть среди кружащихся в бесконечном вихре стальных облаков. Но теперь я висел сам собой, цепи ослабили натяжение и, уходя от меня в никуда, теперь провисали.
   - Хкх, хакх, кхай - с трудом прохрипел кодовое слово, что развеяло гендзюцу, и я плюхнулся в воду.
   Вокруг меня был все тот же тёмный коридор. Хотя нет, он изменился, по стенам змеились трещины, как будто покрывающая их краска вот-вот осыплется. Да и вода, в которой я стоял теперь имела слабое, едва различимое течение.
   "Быстро отсюда, не время придаваться анализу, потом обдумаю и это и почему чувствую себя, как будто выспавшийся после многомесячной бессонницы. Всё потом, в реальности у меня, готов поклясться, серьёзные проблемы!"
   - Кай!!!
   Я лежу скрючившийся на полу и чувствую, как из меня в прямом смысле выходить жизнь. Половина чакроканалов перекручена, внутреннее кровотечение и, кажется, ещё почему-то переломы некоторых костей. Влезшая мне на грудь Катсую, сейчас светящаяся странным бело-зелёным светом, усиленно латала мою тушку. Привычно я занялся лечением повреждённых чакроканалов.
   - Катсую-сан, а почему у меня кости сломаны?
   - Ах ты негодный мальчишка! Ты что сотворил, я тебя спрашиваю!!! Кости спрашиваешь почему у тебя сломаны?!! Да ты в таком припадке забился что чудом как позвоночник себе не скрутил!!!
   - Простите, Катсую-сан, я не хотел вас напугать, - впервые на моей памяти это мягкое и доброе существо на меня кричало.
   - Никогда больше ты не будешь это повторять!!! И я немедленно сообщу...
   - Катсую-сан, выслушайте меня, это очень важно.
   - И слушать не хочу! Я...
   - Меня убьют...
   - Что?!!!
   - Я ещё раз прошу меня выслушать. Если вы скажете о моих экспериментах Хокаге, меня могут просто убить.
   - Но это не запретные техники, ты ничего предосудительного не делал. Вернее, это была конечно неслыханная глупость, опасная для жизни, но она была опасна лишь для твоей жизни...
   - Я кое-что очень важное узнал. Давайте так, я сейчас письмо Цунадэ-сан напишу, где все объясню, а вы его ей передадите. Вы ведь можете?
   - Да, но я не понимаю...
   - Неважно, вы вместе с Цунадэ-сан решите что делать. Одно обещаю: без вашего разрешения и контроля, я со своим сознанием экспериментировать не буду. Да, вот только убедитесь, пожалуйста, что письмо никто кроме Цунадэ-сан больше не увидит, я не шучу, это действительно вопрос моей жизни.
   Не обращая больше внимания, на пытающуюся добиться от меня объяснений Катсую, я быстро снял кандалы и сел за написание письма.
   "Чёрт, все-таки, какой я до невозможности везучий. Это ж надо, додумался с помощью гендзюцу попытаться добраться до внутреннего мира, с детской непосредственностью надятся в нем разобраться и сделать себя умнее. Потом Ируки-сенсэй, помог мне разработать наборы архаичных печатей, чтобы заменяли каждую современную. Слава Небу, моих детских мозгов хватило, чтобы понять, что говорить для чего именно я собираюсь применять печати, не стоит. А потом свиток с гендзюцу, который откопал для меня библиотекарь, ведь не учат ген в академии. И увидя на втором уровне внутреннего мира цепи, я не сомневался, они меня ограничивают, их нужно убрать или ослабить и я сразу стану умным!!! Каким глупым и наивным ребёнком я был, оказывается всего с десяток минут назад. Забавно, чтобы у меня закончилось детство, мне пришлось скинуть часть ментальных закладок!"

* * *

   - Ну, вот мы и дошли. Предупреждаю тебя, Катсую-кун, если ты меня беспокоишь, чтобы я просто играть перестала, я на тебя очень сильно обижусь...
   - У меня для тебя, Цунадэ-кун, письмо от Наруто!
   - Давай скорее, - лекарка выхватила сложенный трубочкой конверт, не обращая никакого внимания на то, что его отрыгнул гигантский слизняк. - И всё равно не понимаю зачем было тащить меня в эту пещеру.
   - Здесь нас меньше шансов подслушать, - произнесла Катсую но её компаньонка слишком была погружена в чтение чтобы как-то прореагировать. Катсую это прекрасно понимала, ведь это письмо писалось при ней.
   "Здравствуйте, Цунадэ-сан. Извините, что не писал вам раньше, но я надеюсь, Катсую-сан рассказывала, как у меня дела. Пишу я вам потому, что больше мне, пожалуй, не к кому большем обратиться. Я вот уже месяц активно экспериментирую в гендзюцу, применяя их на себе..."
   - Катсую!!! Какие эксперименты?!! Почему мне ничего не сказала???
   - Цунадэ-кун. Наруто не делал ничего опасного. Ну, вернее я думала, что ничего опасного. Он просто умудрился на себе применить управляемое гендзюцу. Ну, то, которое погружает цель во внутренний мир пользователя.
   - Хм-м-м. Да, знаю, подвергшийся такому гендзюцу становится абсолютно беспомощен, попав в мир, которым управляет применивший эту технику. Но раз внутренний мир был самого Наруто, и управлял техникой он сам, то и вреда никакого быть не должно...
   - Именно так и подумала. А не рассказала тебе, потому что боялась, что ты будешь волноваться без причины, и ещё чего доброго в Лист рванёшь.
   - Ладно, заботливая. Но чтоб такое было в последний раз...
   "... Сразу скажу. Сейчас я понимаю, какой глупостью было без серьёзной подготовки копаться у себя в голове. Вот только у меня есть веское оправдание своей глупости. У себя в голове я нашёл какую-то невообразимую по сложности закладку. По глупости я решил на неё воздействовать, и получил некоторые повреждения чакроканалов. Только, пожалуйста, не волнуйтесь, всё уже прошло. Правду говорят: дуракам везёт, вот и мне повезло, я пусть и не снял закладки, но смог их ослабить. Я не знаю, насколько часто шиноби ставят в голове закладки на верность. Мне их установили судя по всему сразу после рождения, слишком глубоко и прочно они сидят. И ещё, если верность деревни и лично Третьему Хокаге в закладках я ещё могу понять, то зачем ограничивали мой интеллект? Мне всегда было очень тяжело учебники читать, приходилось, раз по пять каждую главу перечитывать, чтобы всё понять. А сейчас мысли чёткие, голова ясная и многое из того о чём раньше и не задумывался по новому выглядит. Задачки, которые мне с трудом довались, сейчас выглядят элементарными. И так во всём!!!
   Цунадэ-сан, сейчас я понимаю, что вы не по своей воле ушли из Листа. Я не знаю, чем вам пригрозили, не понимаю, почему у меня в голове закладки, по сути определяющие моё поведение. Но теперь я ясно вижу, кто-то очень влиятельный в нашей деревне имеет на меня совершенно непонятные планы, и это меня немного пугает. Если вы можете помочь мне избавиться от закладок, то прошу: сделайте это, но только не возвращайтесь в Лист, это может быть опасно!!!"
   - Вот свихнувшийся на всю голову палач!!! Этот ублюдок Данзо, захотел получить ручного носителя демона! Ну ничего, я тебе устрою, инвалид престарелый...
   - Цунадэ-кун, надеюсь ты не собираешься вернуться в Лист?
   - Нет, - из мечущейся в пещере, как зверь в клетке, блондинки, как будто воздух выпустили. - Если этот шизофреник подумает, что упускает власть над носителем демона, то он вполне может попробовать пересадить лиса в кого-нибудь другого, похоже, Наруто и вправду поумнел. Проклятье, у меня в голове не укладывается, КЕМ нужно быть, чтобы перепахать мозг ни в чём не повинному ребёнку!!! Не знаю что за дела творились в Листе, но сегодня у меня исчезли последние иллюзии по поводу Учите... нет просто Сарутоби Хирузена. Ну не может глава деревни совсем ничего не знать о том, что творит Данзо. Как минимум Третий Хокаге виноват в некомпетентности, а максимум Данзо работает по его прямому приказу. Хм-м-м теперь слова Орочимару о том, что он проводил опыты по приказу Хокаге больше не кажутся мне бредом.
   Лекарка остановилась. Начала проводить какие-то дыхательные упражнения, по-видимому, чтобы привести своё душевное состояние в норму. Наконец успокоившись, она села прямо на сырой пол пещеры и начала размышлять, или даже скорее обозначать свои ближайшие действия.
   - Мы это так не оставим! Я подыму все, что знаю о ментальных закладках. Есть у меня пара знакомых, искушенных в этом разделе. Нужно хорошо подумать к кому я смогу обратиться за консультацией, чтобы это осталось в тайне. Пусть Наруто подробно напишет, что он видел в своем внутреннем мире. Катсую-кун, объясни ему, что мелочей в этом нет, пусть распишет все что видел, слышал, обонял, и какие ассоциации это всё у него вызывало. Я этого экспериментатора выпороть не могу, но я его в бумажной пыли утоплю, чтобы ему не повадно было лезть куда нельзя... да и только так можно понять какие закладки у него в голове.

* * *

   - Тых, тых, тых, тых, тых.
   Мышцы онемели. Давно прошли стадии, когда они тяжелели, наливались свинцом, болели, горели огнём. Я научился неплохо работать со своим организмом, и лишь благодаря моим воздействиям я всё ещё мог шевелить руками. Жар в груди разрастался, ещё несколько ударов и пора всплывать.
   - Тых, тых, тых, тых, тых.
   "Ладно, заканчиваю подход, а не то опять воды нахлебаюсь."
   Впускаю чарку всей поверхностью кожи, и тщательно выверяя ее количество, медленно всплываю. Мой контроль стал просто немыслимым по сравнению с тем, который был у меня в приюте. Постоянные тренировки и кропотливая работа с собственными чакроканалами сделали своё дело. Вот только если ходить по воде у меня с горем пополам ещё получалось, то для погружения и всплытия без использования мышц, моего контроля было явно недостаточно, тем более после многочасовой тренировки. Так что я кое-как всплыл из озера, где отрабатывал удары заодно с работой по повышению контроля. Надев утяжелитель, я начал нарезать круги вокруг озера, пришел черед изматывающей работы над выносливостью мышц ног.
   После того как я ослабил ментальные закладки прошло полгода, которые слились для меня в нескончаемую череду тренировок. После того, как я лишился детства в виде ограничений поведения, я серьёзно пересмотрел всё, чем занимался до сих пор, и пришёл к неутешительному выводу. Два года осознанной жизни пропали зря. Я учился, но абсолютно бессистемно, не видя, что мне может дать то, чему я учусь. Яркий пример - работа с чакроканалами, которой меня обучала Катсую по методикам, написанным Цунадэ, ведь одним этим можно было добиться более стабильного потока чакры из моих пор. Я уже не говорю, что при определённой фантазии лечебные техники, которые меня учили применять на себе подошли бы и для качественного изменения силы мышц. Хотя с последним я связываться пока не стал, меня ещё ждёт перестройка организма в переходном возрасте, и до его окончания лучше в своём теле ничего не менять. На фоне такой глупости удивительно, что я вообще додумался до архаичных печатей. Хотя без Ируки я бы точно не смог составить адекватную замену современных печатей на архаичные.
   Сейчас я планомерно занимался развитием базовых умений шиноби. Вот, например, разработанная мной тренировка под водой. Используя достаточно простенькую технику, которой кстати обучают и в академии, правда уже на третьем курсе, можно достаточно долго находиться под водой. Имеется в виду не техника стихии воды, которая позволяет вообще пропускать через легкие жидкость и дышать ей, а всего лишь простенькая манипуляция с лёгкими при задержке дыхания. Вот я и прибывал под водой минут по десять и все это время отрабатывал удары на вбитом в дно озера бревне морёного дуба. Одной такой тренировкой я убивал сразу пять зайцев. Во-первых, для правильного удара нужна точка опоры, то есть мне приходилось при помощи контроля чакры удерживать себя на месте в момент удара. Во-вторых, мне приходилось изо всех сил напрягать мышцы, чтобы преодолеть сопротивление воды, то есть такая была на порядок результативнее, чем просто отработка ударов на воздухе. В-третьих, из-за амортизирующих свойств воды удары не были столь опасны для моих кулаков и голеней, у меня конечно регенерация и лекарские техники, но сломанные на тренировках кости это лишь бессмысленный пропуск следующей тренировки. В-четвертых, благодаря недостатку кислорода в крови и особым лекарским техникам я практически естественным образом повышал эффективность мышечных волокон, не слишком сильно, но достаточно существенно. И, наконец, в-пятых, я весьма значительно развил выносливость своей дыхательной системы, например, после сотого круга вокруг озера у меня занемели мышцы, но всё ещё не сбилось дыхание.
   Оббежав вокруг озера в последний раз, я плавно сбрасывая скорость, двинулся в сторону своей квартирки. На ходу я обдумывал дальнейшие тренировки.
   "Что-то сегодня пробежка больно легко далась, может вес в утяжелителе поднять? - Я с любовью погладил жилет, что скрывался у меня под костюмом. Это был подарок Цунадэ на мой день рождения, и надо сказать она знала, чем мне угодить. На этот жилет было нанесено фуиндзюцу [18] для запечатывания брусков определённого размера и формы. Я пока нагрузил его деревянными чушками, и не заполнил и половины слотов, а если использовать железо и загрузить все лоты, вес жилета будет не один центнер. Самым замечательным в нём было, что вес распределялся равномерно на всё тело, даже на пальцы! Благодаря этому у меня не было проблем с неправильной или неравномерной раскачкой мышц. - Хм, вот ещё мысль, судя по архивным данным, клан Удзумаки, к которому я принадлежу, был крайне искусен именно фуиндзюцу. Надо постараться разузнать об этом подвиде техник побольше. В учебниках академии лишь три абзаца печатям посвящены, которые можно вообще в одну фразу сократить. Нас этому никто учить не будет. Но думаю, в библиотеке хоть пара брошюрок по этой теме найдётся. Надо попробовать себя в том, где у меня может нежданно оказаться талант!"
   Мокрый и уставший ребёнок медленно плёлся через Деревню шиноби. Большинство взрослых кидали на него хмурые или даже злобные взгляды, меньшинство предпочитало просто игнорировать. Наруто же не обращал на окружающих никакого внимания, его разум, уже лишившийся части закладок, детских иллюзий и наивности, строил планы и прикидывал варианты. Но ответ на самый главный вопрос ему ещё предстояло найти. Наруто ещё предстояло найти цель, ради которой стоит развиваться, искать силы и отодвигать границу непознанного.

Глава 5.

   - Наруто-кун нам надо серьёзно поговорить.
   - Охк чёкхм Имрукх-сэкхсэх?
   - Прекрати разговаривать с набитым ртом!
   Мы сидели в странном заведении под названием `Ичираку Рамен'. Заведение представляло собой прилавок, напоминающий приставленными к нему круглыми высокими табуретами барную стойку. Причём эта стойка была практически вынесена на улицу, отделяясь от неё лишь занавесками, не доходящими до пола. Рамен кстати мне здесь действительно нравился, никакого сравнения с земными заварными полуфабрикатами. Вкусно, питательно и неплохо восполняет сожженные тренировкой калории.
   Ичираку Рамен
   - О чём вы хотели поговорить Ируки-сенсэй?
   - Наруто-кун, когда мы с тобой встретились в первый раз, то я сразу увидел в тебе большой потенциал.
   "Да? А мне казалось при нашей первой встрече, будучи в составе комиссии, ты меня чуть не прибил..."
   - Ты поступил в академию в семь, и совершенно не отставал на занятиях от своих старших одноклассников. - Продолжал меж тем мой учитель. - Да что там не отставал, ты во многом их обгонял! Я уже уверился, что ты закончишь академию не за три года как все дети, а всего за два, может даже за полтора. А потом... я не знаю, что с тобой случилось, но...
   - Ируки-сенсэй, разве я плохо учусь?
   - Нет, не плохо. Но в том то и дело, что учишься ты всего лишь `неплохо', а ведь я уверен, ты можешь стать лучшим в классе! Первые полгода в академии ты действительно старался, экспериментировал. Помнишь, как мы вместе систему архаичных печатей подбирали? А потом тебе это вроде как даже наскучило. Пропадаешь неизвестно где...
   "На дальних полигонах я пропадаю. Думаю увидь вы как я над собой там издеваюсь, вы бы мои тренировки прекратили..."
   - На уроках чуть ли не спишь. Указаниям учителей следуешь едва-едва, лишь чтобы среди худших не оказаться. Не стараешься ты совсем, Наруто-кун. А ведь ты, приложив некоторые усилия, мог бы давно сдать экзамены на генина [19] досрочно! У тебя ещё есть шанс! Выпускные экзамены проводятся два раза в год, то есть у тебя есть возможность стать генином на полгода раньше положенных трех лет!
   "Ну уж нет! Пока я ещё учусь в академии, на меня почти не обращают внимания. Меньше пригляда, больше свободы в тренировках и экспериментах. Знаний мне, конечно, не хватает, но я уже понял, что в этом мире техники дзюцу являются самым охраняемым секретом. Им обучают либо своих кровных родственников, либо абсолютно преданных учеников. Сомневаюсь что мне просто так покажут хоть самые простенькие приёмы, при таком отношении ко мне жителей Листа и учитывая как у меня покопались в голове..."
   - Ируки-сенсэй, у меня, наверное, не получиться...
   - Не стоит себя недооценивать. Да, у тебя, пожалуй, худший контроль чакры во всей группе, но его в принципе хватает на академические ниндзюцу. Письменные тесты ты всегда сдаешь очень хорошо. А в тайдзюцу... у тебя практически выдающиеся физические данные, но в спаррингах ты явно дерёшься в полсилы и быстро сдаешься, стараясь вообще не наносить ударов по сопернику. Это из-за Кинаки?
   - И из-за него тоже... Ируки-сенсэй, я не хочу сдавать экзамены досрочно. Я много тренируюсь в свободное время, пропадаю в библиотеке, но я не хочу пока становиться генином...
   "Черт вот надо было Ируки про этого урода Кинаки напомнить, чтоб его демоны задрали..."
   Это произошло через полтора года после моего поступления в академию, то есть полгода назад. Ниндзюцу в академии преподавали лишь самые элементарные, да и было их всего лишь несколько. Теоретические предметы были откровенно скучны и унылы, хотя я ими не пренебрегал. Так что единственным, что мне нравилось в курсе академии, было тайдзюцу.
   Интересно что, по сути, на этих занятиях нас ничему толком не учили. Стандартные общефизические упражнения, правильная постановка удара, базовые техники накачки мышц чакрой для их усиления, вот и всё чем обогащали знания в академии. Это было конечно немало, но самого главного, поставить ученикам стиль боя и выработать правильные рефлексы на те или иные действия противника, никто делать не собирался. Но это не значит, что не делали успехов в тайдзюцу, просто основное обучение всех, кто делал в этом направлении успехи, осуществлялась на дому. У каждого клана был свой стиль тайдзюцу, которому детей учили старшие члены клана, у бесклановых детей этими наставниками были родители или родственники шиноби. Так что в принципе занятия по тайдзюцу представляли собой в основном спарринги, где дети различных кланов могли встретиться с новым для себя стилем.
   В принципе как не имеющий нормального наставника, я должен был быть в конце списка вместе с такими же как я сиротами. Вот только бесконечные тренировки, в которых я благодаря невероятной выносливости и сверхъестественной регенерации добился ощутимых успехов, дали мне немало. Удивительно чего можно добиться, если организм заживляет микро повреждения тканей прямо во время тренировки, а если приложить к этому медицинские техники которые я все-таки выбил из Цунадэ... Неудивительно что по базовым физическим показателям я заметно превосходил всех в классе. Вот только техника и умение, если они отточены в должной мере, значат куда больше чем просто сила и выносливость.
   Спарринги, из которых и состояли в основном занятия по тайдзюцу после полугода обучения, были вообще вещью интересной. Клановые, до этого тренировавшиеся лишь с теми, кто использовал тот же что и они стиль, встречались с пользователями других техник. Весьма действенный способ познать сильные и слабые стороны клановой системы ближнего боя. Те же, кто не имел опытных наставников вне стен академии, были вынуждены терпеть свою ничтожность и наивно пытаться разработать собственный стиль. Среди последних я был белой вороной, умение превосходно держать удар, невероятная регенерация, выносливость на уровне взрослого и поразительная для моего возраста физическая сила делала меня донельзя неприятным противником. Впрочем, мой топорный метод вести бой действовал лишь против тех, кто не освоил клановые техники в должной мере.
   С собственным стилем было вообще глухо. Для его создания нужен огромный опыт схваток, и планомерная работа на протяжении десятка лет. Ируки мне в этом деле тоже особо помочь не мог, сам он осиротел во время нападения лиса, так что его тоже этому направлению учить было некому, да и не стремился он никогда стать хорошим рукопашником. Вообще в деревне был вроде как общедоступный стиль, Вихрь Листвы. Вот только его общедоступность была в том, что его приёмы расписывались в свитках, а учить по ним единоборства без наставника, всё равно, что учиться плавать по учебнику в пустыне. Но я не отчаивался, спарринги с пользователями различных техник давали мне бесценный опыт, и учили правильно реагировать на те или иные приёмы.
   Особое удовольствие я получал от боёв с членами клана Хъюга. Этот клан имел особую генетическую аномалию, Бьякуган. Это глаза мутного белого цвета, в которых практически невозможно различить границу между зрачком и белком. Активированный Бьякуган, выглядящий, как вздутые вены вокруг глаз, даёт шиноби обострённое чувство восприятия, он позволяет видеть сквозь различные препятствия и создаёт, вроде бы, круговой обзор. Но самое главное - он позволяет видеть чакру и чакроканалы! Именно на этом и построен сильнейший стиль тайдзюцу нашей деревни, Джукен. Это переводиться как `мягкий кулак', это полное отсутствие жестких блоков, отвод ударов противника, плавные но при этом стремительные движения. Но самое главное в Джукене это жуткая разрушительная сила, кажущихся слабыми со стороны, ударов. С раннего детства членов клана Хъюга учат испускать чакру из пальцев, а благодаря Бьякугану, они видят чакроканалы и наносят им вред потоками чакры из рук. Вот и получается, полминуты спарринга, когда все твои удары как будто в воду были нанесены и у тебя серьезные внутренние повреждения. Поначалу практически все бесклановые дети требовали учителей научить их выпускать чакру из пальцев на манер Хъюг, не желая понять, что расположение чакроканалов очень индивидуально, лишь крупные, расположенные глубоко внутри тела каналы у всех одинаковы. Так что, не видя каналы, попасть по ним можно лишь с при немыслимой удаче. Говорят у некоторых особо талантливых Хъюг, Бьякуган видит не только чакроканалы, но и чакро поры, и тычок в них пальцем, испускающим чакру, может замкнуть целый участок системы циркуляции. Но такие мастера у Хъюг наперечёт и среди них нет никого, кто бы достиг такой детализации зрения ранее, чем в двадцатилетнем возрасте.
   Бьякуган
   Спарринги с Хъюгами всегда приносили мне море удовольствия. Меня просто завораживало как удары, которыми я из деревьев щепки выбивал, отводятся в сторону еда ощутимым напряжением мышц. А благодаря выносливости и умению справляться с серьезными повреждениями чакроканалов сам я доставлял носителям Бьякугана немало хлопот. Лучшим по тайдзюцу в нашем классе был некий Кинаки Хъюга, мрачный тип, почему-то мутузивший меня с особым остервенением. Я думал, что он просто бесится, что кто-то может выдержать его выверенные удары, но все оказалось куда неприятнее.
   В тот день у нас было обычное занятие по тайдзюцу. И искренне обрадовавшись, что мне достался сильнейший рукопашник класса, я не предполагал чем это закончиться. Мои невероятно сильные, для моего возраста, даже если учесть чакру, удары пропадали втуне. Плавные, казалось бы, даже неторопливые движения с лёгкостью отводили мои удары, невероятное мастерство. Я даже немного удивился, что Кинаки не нанёс с начала спарринга ни одного удара. Но успокоил я себя быстро, ну мало ли решил человек в блоках потренироваться, хотя очевидно же, мой топорный метод ведения боя далеко не самый интересный для практики вариант. Вот в дальнем конце утоптанного плаца, где проводились спарринги, кто-то закричал и заголосил, я старался не обращать внимания на этот раздражитель, на тренировках вечно кому-нибудь что-то ломают, учителя наверняка уже побежали туда помогать пострадавшему. А затем Кинаки каким-то вовсе неуловимым движением приблизился ко мне вплотную и ухватил левой рукой, а сложенные пучком пальцы правой уткнулись мне под кадык.
   - ...
   - Не пытайся говорить тварь, это бесполезно.
   Я хотел поздравить его с победой, но не смог издать ни звука. Попытка его оттолкнуть тоже закончилась провалом, меня как будто парализовало. С ужасом понимая, что выдохнуть тоже не получается, всё что я мог это вращать глазами.
   - Мои пальцы глубоко в твоей шее, а благодаря запретной печати твои чакро каналы и нервы в позвоночнике уже начали разрушаться.
   Скосив глаза вниз, я увидел, что он совсем не шутил. По его руке текла струйка крови. А судя по тому что я из-за подбородка совсем не вижу кисть, его пальцы действительно вошли мне в шею. Под кадыком есть впадина, незащищённая мускулами, и напитанные чакрой мышцы действительно позволяли пробить пальцами кожу. И там же были переплетения чакроканолов, как я судорожно вспомнил из своих лекарских занятий.
   - Ты - мерзость, недостойная жизни. Дело не в том, что ты убил моего отца, мою мать. Нет, я мщу не только за них, из-за тебя погибло много хороших шиноби нашей деревни, даже Четвёртый Хокаге!!!
   "Этот псих думает, что я и есть Девятихвостый Лис??? Но, в манге вроде говорилось, что нынешний Хокаге запретил детям говорить про демона, запертого во мне..."
   - Я подслушал как глава клана говорил, что в моём классе учится демон-лис, и как он радовался, что ты поступил раньше срока и не будешь в одном классе с его дочкой. Как бы ты ни был живуч, но вот-вот сдохнешь!!!
   И тут я испугался по-настоящему. Шипящий мне в лицо проклятья Хъюга действительно хотел меня убить. Да что там хотел, он меня убивал прямо в этот самый момент!!! Учителя были заняты пострадавшим или пристально следили за схватками, так что на тихо стоящих вплотную двух учеников они практически не обращали никакого внимания. А меж тем я отчётливо чувствовал как разрушаются мои чакроканалы в шее. Самым страшным была абсолютная беспомощность, я не мог пошевелить даже пальцем, чакра, ниже места, где были пальцы Кинаки, тоже мне не подчинялась, да я даже закричать и дышать не мог. Меня захлестнула паника, нет даже ПАНИКА!!!
   Я отчётливо понял, что сейчас просто прекращу существовать. Страх смерти оказался невероятным стимулом. Вся чакра, что была во мне вдруг взбурлила, заметалась как ветер и вода при урагане, а моё тело сделало то, что привыкло. Десятки, сотни тысяч повторений оного удара сделали своё дело, память об обычном безыскусном прямом ударе кулаком, что я отрабатывал и на земле и под водой, как оказалось, засела в моих мышцах. Ноги, корпус, рука, все бесчисленное количество мышц пришло в движение. Они были до предела накачаны чакрой, что бурлила вследствие моей паники. Удивительно, но мне показалось, что от моего удара сам окружающий меня воздух отпрянул во все стороны.
   Для меня самого всё это было чудовищно быстро. Что же касается Кинаки Хъюга, то сомневаюсь, что он вообще заметил что-либо. Вот он держит меня и с безумной улыбкой наблюдает, как меня покидает жизнь. А через миг его безжизненное тело с проломленной грудиной, из которой во все стороны торчали окровавленные обломки рёбер, с мерзким мокрым шмяком врезается в стену академии.
   Как неудачливый убийца сполз по стене я уже не увидел, потеряв сознание. К счастью в академии всегда есть дежурный лекарь достаточно высокой квалификации, по крайней мере, он не дал мне умереть на месте и позволил моей регенерации сделать своё дело. Также я пропустил тот кипишь, что подняло АНБУ, когда узнало, что носитель демона убил кого-то в школе. К счастью мою невиновность установили ещё до того, как я пришёл в сознание. Как оказалось, Кинаки где-то узнал запрещённую технику клана Хъюга. На кисть и пальцы пользователя наносят особую вязь иероглифов, которая взаимодействует с чакрой носителя и придает ей, как мне объяснили, ядовитые свойства. Удар Джукеном такой рукой не просто наносит повреждения чакроканалам, он благодаря `отравленной' чакре их просто разрушает. А это почти гарантированная смерть, ведь восстановление чакроканалов считается практически невозможным. Вот только, такое смертоносное украшение на руку было уделом смертников, ведь печать преобразовывала чакру в каналах пользователя, так что в лучшем случае Кинаки остался бы без руки.
   Забавно, что первым, кого я увидел, придя в сознание был не лекарь, а оперативник АНБУ. Меня вообще после того инцидента с месяц на допросах мордовали, всё пытались выяснить, что мне свихнувшийся Хъюга сказать успел. Я отвечал честно, пересказал все его слова, лишь про Четвертого Хокаге не сказал. Если АНБУ не хочет, чтобы я знал о демоне во мне, то стоит играть по правилам тех, в чьей власти находиться моя жизнь. Как я и думал, действия Кинаки объяснили кровной местью, мол, ещё до нападения Девятихвостого, у кланов Удзумаки и Хъюга был конфликт, в котором и погибла семья мстителя.
   Если говорить о психологической стороне вопроса, то у меня бы шок. У меня события того спарринга где-то месяц в голове не укладывались. Не знаю, что подействовало на меня больше: лишение жизни одного из моих одноклассников, с которым бок о бок провели полтора года, а может само осознание, что из-за распространённого каким-то уродом слуха, будто я и есть демон-лис, любой приятель может попытаться отправить меня на тот свет...
   Но то ли детская психика оказалось достаточно пластичной, то ли я своими размышлениями смог убедить себя, что действовал правильно. Вот только после этого случая у меня исчезло вообще какое-либо желание общаться с одноклассниками. Хотя оно и раньше было небольшим, недолюбливавющие выскочек дети меня не признавали, а сам я после ослабления закладок считал их занятия бессмысленными и глупыми.
   Было ещё одно последствие этого покушения, вернее даже не последствие, а осознание мной одной вещи. Все мои попытки овладения каким-нибудь стилем тайдзюцу бессмысленны. Нужно смотреть правде в лицо, мне не найти хорошего наставника, кланы никогда не станут учить чужака, а безклановых мастеров тайдзюцу в нашей деревне наперечёт и они будут передавать свои знания либо родственникам, либо абсолютно преданным ученикам. На меня у кого-то влиятельного есть планы, и обучение меня чему-то стоящему, в эти планы, судя по всему, не входит. На разработку собственного полноценного стиля уйдут десятилетия. С другой стороны убийство Кинаки показало, что самый отточенный стиль бесполезен, если ты не успеваешь за действиями противника, самые мягкие и хитрые блоки бессмысленны, если удар который по тебе наносят, сломает твои руки как щепки одним касанием. С другой стороны, убийца, несмотря на явные таланты, гением не был и Джукен не освоил даже на базовом уровне. Так что я решил, во-первых понять, что за фигня со мной случилась, когда я одним движением лучшего класса в кровавую тряпку превратил, а во-вторых, добиться от этой невиданной способности ещё большей скорости и силы.
   К счастью, глупцом меня уже назвать нельзя, а некоторые аналитические способности и знания лекарского дела с упором на самолечение, позволили мне довольно быстро разобраться в вопросе. Оказалось что в левом мозговом полушарии есть особый узел циркуляции, и если через него пропустить большое количество чакры, то произойдёт резкое усиление мышц. Конечно случиться оно не само собой, для этого нужно, чтобы сами мышцы были напитаны чакрой, тогда они с невероятным усилием сократятся, в буквальном смысле взорвав в себе чакру. Для мышц такое действие будет, конечно, отнюдь не полезным, но не с моей регенерацией думать о таких мелочах. Дальнейшее исследование чакросистемы показало, что таких узлов у меня больше одного, я обнаружил ещё один в правом полушарии, лёгких, желудке и сердце. К счастью я не стал экспериментировать над ними, а написал письмо Цунадэ. Ответ был... экспрессивным, все время чтения, у меня было ощущение, что бумага, на которой оно написано, сейчас сама возьмёт и меня выпорет. Оказалось что всего этих узлов восемь, и называются они Восемь Врат. Открывают их как правило последовательно, я случайно открыл первые, а открытие восьмых, которые находятся в сердце даёт пользователю невероятную силу... минут на двадцать, потому что потом наступает неминуемая смерть.
   Вообще каждые Врата увеличивали скорость циркуляции и выработки чакры, из-за этого и по какому-то непонятному мне механизму, последовательное открытие Врат было на порядки проще произвольного. У меня же чакры изначально невероятное количество, да и интересны мне были только двое Врат. Первые, позволяющие произвести сокращение мускулов невероятной силы и скорости, и третьи, поднимающие лимит нервной системы, ускоряя скорость реакции, были, по моему мнению, самыми интересными. Остальные же давали либо то, что при упорстве можно было получить простыми тренировками, как например вторые, что отключают чувство усталости, либо дают тупо много чакры, что мне было и вовсе не нужно. Вообще у каждых Врат было своё красивое название, там Врата Ран, Жизни или Бесконечности, но я не видел смысла забивать голову этой глупой поэтической терминологией.
   В своих тренировках по тайдзюцу, помимо физических упражнений в утяжелителе, я выделил два основных направления. Во-первых, обработка ударов, когда при открытии первых Врат, запитанные чакрой через край, мышцы сокращаются с невообразимой силой. Обычно, умеющие открывать Врата использовали их по-другому, вначале их открывали, а потом мышцы, сокращаясь с невиданной силой сжигали находящееся в них небольшое количество чакры. Вообще всё повышение скорости и силы, что получал пользователь при дальнейшем открытии Врат, было причиной того, что с открытием Врат в разы увеличивалась скорость выработки чакры, то есть в мышцы перед сжиганием её успевало набежать больше. Я же стремился как можно лучше контролировать этот процесс, вариант просто открыть Врата, и разрешить мышцам работать, сжигая чакру мне не подходил, слишком много у меня было `топлива', и никакая регенерация не помогала от разорванных в ошмётки мышечных волокон. Именно из-за этого я и провалялся в больнице месяц после спарринга с Кинаки, и это с моей-то скоростью восстановления! Вот и пытался я научиться сжигать мышцами лишь некоторое количество чакры, и только в момент удара. Честно признаюсь: без помощи Цунадэ, приславшей мне целый ворох книг по этому вопросу, я бы ничего не достиг. Хотя и так полгода проходил с постоянно порванной то одной, то другой мышцей. Кстати, постоянные тренировки с экстремальными нагрузками на мышцы, периодическое использование на них лекарских техник, привели к тому, что мои мышечные ткани получали всё меньше и меньше повреждений при сверхусилиях.
   Вторым направлением моих тренировок были третьи Врата, напитывающие чакрой нервную систему, дающие рефлексы как у мангуста под наркотой. Вообще открыть третьи с закрытыми вторыми и первыми я смог лишь пару недель назад, только удержать их открытыми больше пяти минут у меня не получилось. При открытии третьих Врат, нервные каналы заполняются чакрой, и скорость прохождения по ним информации возрастает на порядок. Идея моя была следующая: почему бы не держать эти Врата открытыми постоянно? Да, работа в таком режиме в буквальном смысле сжигает нервные ткани, но они, вопреки известной идиоме, восстанавливаются и у нормальных людей, а уж у меня тем более. Я был уверен, что с нервами дело обстоит так же, как и с мышцами, через какое-то время сожжённые и восстановившиеся нервы смогут работать в форсированном режиме без выгорания. Была ещё проблема с легкими и сердцем, при открытии третьих Врат на эти органы нервные импульсы тоже приходили намного быстрее, в результате скорость дыхания и кровотока взлетала до небес, от прилива крови даже кожа чернела. Именно это и не позволяло мне держать Врата открытыми слишком долго, сомневаюсь что моя регенерация поможет при разрыве сердца. В общем, в этом направлении тренировок я старался как можно лучше контролировать по каким нервным цепям скорость движения импульсов ускорять не надо.
   А буквально два месяца назад я занялся форсированными тренировками быстрого движения. Если при открытии первых Врат, сделать шаг, то само по себе движение получается быстрым. Я же вспомнил свои неудачные опыты с хождением по стенам, когда вертикальная поверхность буквально взрывалась от потока чакры из под моих ступней. Так что форсированное сокращение мышц я совместил с толчком чакрой из ноги, а так как этой мистической субстанции у меня много даже на уровне высококлассных шиноби, то результат оказался впечатляющим. Особенно, когда я зарастил перелом ног и открыл третьи Врата чтобы успеть заметить, куда я собственно двигаюсь. Скорость оказалась действительно немыслимой, уверен, что опытные джонины [20] могут двигаться как бы не быстрее, вот только я же ещё даже не генин!
   Теша своё самолюбие я решил дать название своим техникам. Вполне возможно, что я просто изобрёл велосипед, и мои великие открытия общеизвестны, но я просто не удержался. Свой стиль боя я упростил до минимума, никаких финтов, отводов ударов и хитрых захватов, честные прямые удары выполненные на максимальной скорости разогнанных мышц, жёсткие блоки, которые, благодаря сцеплению чакрой с землёй, позволяли остановить, наверное, даже быка. Весь этот до невозможности упрощенный стиль я назвал Тэцукен - железный кулак, а свой метод быстрого перемещения я назвал Сюньпо - мерцающий шаг. Звучит, конечно, пафосно, но видимо я все ещё до конца не повзрослел.

Часть 2

Легкий бриз

Глава 6.

   - А теперь продемонстрируй нам технику клонирования.
   Я молча складываю ручные печати: Тигр - Кабан - Бык - Пёс. И от меня отделяются мои копии, они выглядят как я, повторяют все мои движения. Вот только проходят сквозь предметы и имеют ещё ряд заметных внимательному глазу признаков, они могут обмануть разве что совершенно неопытного шиноби. У меня вообще была очень специфическая чакра и создание иллюзорных предметов давалось мне с большим трудом, но пять клонов я творил без особых проблем.
   - Отлично, а теперь, техника перевоплощения.
   Пёс - Кабан - Коза. И вот мои экзаменаторы смотрят на внешне неотличимую копию одного из них, а именно Мизуки. Со стороны эта техника могла бы показаться невероятной, если не знать, что это тоже не более чем иллюзия. И её, кстати, тоже можно легко распознать, например никому ещё не удалось воссоздать развивание иллюзорной одежды под ветром.
   - Идеальное исполнение. Удзумаки Наруто, поздравляю с досрочным окончанием академии. Бери свой протектор [21] . В первый день осени к восьми утра ты должен прибыть в академию на распределение к наставникам. До этого времени ты должен сфотографироваться и получить удостоверение шиноби. Да, и отдохни как следует, это твои последние два месяца беззаботной жизни. Удачи.
   Протектор
   Я улыбнулся моему теперь уже бывшему учителю Ируки, который всё-таки выбил для меня экзамены на полгода раньше положенного трехлетнего срока. Что ж, иногда случаются события, на которые ты повлиять не можешь. Я и вправду выделялся на фоне остальных детей, несмотря на то, что был на два года их младше. Теоретические предметы не требовали большого объёма знаний. Ниндзюцу в академии давали лишь самые простые, я же в свободное время, благодаря найденным в библиотеке обрывкам, пытался освоить стихийные техники. Про тайдзюцу и говорить не стоит, даже без использования Тэцукена и Сюньпо я был лучшим рукопашником класса, просто за счёт невероятной в моём возрасте силы и скорости.
   "Так, хватит предаваться размышлениям о том, какой я замечательный. Как бы боязно не было, мне необходимо приступать к реализации того плана, что мы разработали совместно с Цунадэ!"
   Следующие три недели ушли на нудные, но необходимые бюрократические процедуры. Сделать обычную фотографию, на которой я выделялся лишь возрастом. Оббегать с десяток крючкотворов, которыми в основном были покалеченные и непригодные к полевой работе шиноби. Понятно что это не лучшим образом повлияло на их характер, и оформление бумаг в этом мире сопровождалось ещё большим количеством сожжённых нервных клеток, чем в моей прошлой жизни. Но помня свои цели и то, кем я по сути являюсь, я старался ни единым действием не уронить свое достоинство. Всеми своими действиями я давал понять, что несмотря на разницу в возрасте и более высокий ранг у чиновников, я нахожусь выше их. Не то, чтобы я действительно как-то особенно предвзято относился к этим престарелым или увечным шиноби, просто я уже очень давно отыгрывал эту роль. Все наблюдения АНБУ должны показывать, какие у меня приоритеты, и в каких вопросах я никогда не отступлю. Понятно, что такое отношение и вовсе не ускоряло оформление бумаг, и там где остальные выпускники управились за неделю, я провел три. Когда же я, наконец, получил своё удостоверение, мной сразу в несколько мест было отправлено письмо, достаточно удивительного для многих содержания.

* * *

   - Хирузен-кун, есть проблема.
   - Да уж понятно, что проблема, просто так ты ко мне не заходишь, только если есть проблема. Вот, Данзо-кун, хоть раз пришёл бы ко мне и сказал, у нас всё хорошо, просто бутылку доброго сакэ не с кем распить. Так нет же, никакого сакэ, только проблемы...
   Ворчащий Хокаге отвернулся от окна, через которое он обозревал панораму деревни. И неодобрительно посмотрел на своего ближайшего друга и соратника.
   - Ну что там?
   - Как ты знаешь, лисёныш получил генина. Вот, взгляни какое письмо он отправил сегодня на твоё имя.
   Вопреки обыкновению, раздражённый человек с перебинтованной головой кинул на стол главы селения вскрытый конверт, из которого вывалилось письмо. Искушённый в искусстве каллиграфии сразу бы заметил, что иероглифы, которыми написано послание крайне архаичны, что выдаёт в письме официальную межклановую корреспонденцию.
   "Уважаемый Сарутоби-доно [22]
   Я Глава клана Удзумаки, именуемый Наруто, имею честь обратиться к вам, по вопросу статуса шиноби моего клана. Генин Наруто, является надеждой моего клана, и я требую назначить для него личного экзамена на ранг чуунина [23] . В соответствии с законом кланов шиноби деревни Скрытой-в-Листве номер 57, принятых в первый год основания деревни.
   Да прибудет с вами Воля Огня!"
   - Демоново отродье!!! - Хокаге был действительно зол, причем зол настолько, что его секретарь за звуконепроницаемой стеной ощутил яки правителя деревни. - Надеяться на то, что я единственный получил это...
   - Прости Хирузен-кун, такое же письмо получили все главы кланов.
   - Проклятье. Вот уж не думал, что поиск этим ублюдком всей общедоступной информации про кланы шиноби обернётся... этим.
   - Да уж, теперь его крики, что он, видите ли, возродит свой клан, больше не кажутся мне смешными.
   - Нет, ну это ж надо!!! И ведь не сделаешь ничего. Учихи просто чтобы мне гадость сделать, всё в лучшем виде организуют. Хъюга как всегда нейтрален, ну не с его внутренними проблемами голос подавать. Ну а остальные смогут как-то повлиять на ситуацию, лишь объединившись...
   - Хе-хе-хе, объединятся, отличная шутка Хирузен-кун... значит, нам придётся делать хорошую мину при плохой игре?
   - К сожалению. Вот ведь чёрт, ещё бы год, даже чуть меньше, и демонёнок ни черта бы не получил, а теперь эх-х-х. Хотя... безусловно, что экзамен захотят проводить Учихи, но как думаешь, у нас получиться повлиять какой именно представитель клана будет экзаменатором???
   - Вполне... постой ты хочешь использовать...
   - Именно! К счастью в этом проклятом клане есть один человек, которому мы можем доверять, насколько вообще можно доверять Учихам. Да и ещё. Данзо, приставь к лисёнышу, кого-нибудь, только не с начисто промытыми мозгами, как ты любишь. Какая-то тварь решила вытянуть туза прямо у нас из рукава, найди, кто вложил в голову ублюдка мысли о клане.

* * *

   "Так, контроль дыхания, контроль дыхания. Раз вдох, совсем не глубокий, стандартный... выдох, вдох, выдох. Я ни в коем разе не могу показать волнение. - Я беспристрастно повторяю зарепетированные до заикания слова. Традиционное обращение к совету кланов. Ничего не значащие слова, которые по смысловой нагрузке не отличаются от молчания. - У них нет выбора, и они, несомненно, назначат экзамен. Вопрос лишь в том, кто будет меня экзаменовать, хотя вернее - собираются ли мне давать ранг чуунина. Цунадэ писала, что Учихи были союзниками и основной опорой моего отца, но это было девять с половиной лет назад, и Небо знает, сохранили ли они свой статус самого влиятельного клана..."
   Да, Цунадэ, в письме рассказала мне о моих родителях. Авторитет третьего Хокаге для неё рухнул после того как она узнала о закладках у меня в голове, а значит и его распоряжения она выполнять не собиралась. Тем более, совершенно непонятные распоряжения, как например сохранение в тайне от меня имён моих родителей. Так что я действительно оказался сыном Четвёртого Хокаге. Впрочем, в данный момент важнее была моя мать, Кушина Удзумаки, хотя её имя мне тоже не полагалось бы знать...
   "ТИХО!!! Тихо, тихо. Вдох... выдох, вдох... выдох. Я не должен показать им мои эмоции. Я последний Удзумаки, и я наследник Четвертого Хокаге. Но клянусь, те кто решил лишить меня самого знания о моей семье, поплатяться..."
   -Наруто из клана Удзумаки, воспользовался правом на...
   Да про этот закон вспоминали редко. Дело в том, что если испытуемый проваливался, это достаточно сильно било по престижу его клана. Мне же в данном случае бояться нечего, тяжело уронить престиж чего-то, существующего лишь на бумаге. Да и подходил этот древний обычай для меня идеально, ведь неофициально его использовали лишь для наследников главы клана, Удзумаки же в деревни всего один, а так как я ещё несовершеннолетний то пока являюсь именно наследником.
   Несмотря на донельзя пафосный слог, действие происходило не в каком-нибудь административном здании, а под открытым небом. Круглый участок земли, с травой и даже деревьями, площадью с футбольное поле, был обнесён гигантской стеной. Стена была метров пятнадцать в высоту, и из-за неё выглядывали трибуны, на которых и собрались судьи и зрители сегодняшнего действа.
   Арена
   Я, сохраняя внешнюю невозмутимость продолжал безразлично рассматривать представителей различных кланов. И видел я их несколько необычно для нормальных людей. Учиха Фугаку, сохранял на лице доброжелательную улыбку, и от него действительно пахло легким любопытством и доброжелательностью. Вот, правящий своим кланом Хъюга Хиаши, который монотонно гудит скукой. Глава клана Сарутоби и по совместительству Третий Хокаге, не выделяется ничем, кроме фиолетового запаха табака.
   Когда я в первый раз испытал подобное, то был полностью дезориентирован, слышать цвета, видеть запахи и обонять звуки, всё это - неслабая нагрузка на разум. Дело в том, что я не забросил свои эксперименты в гендзюцу, и несмотря на стремящийся к отрицательной величине талант в этом направлении, некоторых успехов я добился. Дело в том, что единственным вариантом самого гендзюцу, про которое слышала Цунадэ, было отключение боли. Остальные же шиноби, незнакомые с лекарскими техниками, вообще считали, что гендзюцу можно использовать лишь как атаку, или отвлечение внимания противника. В принципе в этом не было ничего удивительного, наслать на себя самого иллюзию далеко не просто, и обычные методики применения гендзюцу здесь не подойдут. Выгода же была более чем сомнительна. Вот только выяснилось: человека находящегося под одной гендзюцу, крайне трудно заморочить другой.
   - Ну а теперь перейдём к делу. - Наконец бессмысленное словоблудие закончилось и Хокаге, который на этом собрании не был даже первым среди равных, а просто глашатаем совета кланов, перешёл непосредственно к экзаменовке. - Как истинный шиноби, юный Удзумаки должен в бою доказать свою зрелость. Битва ему предстоит с представителем столь же древнего и прославленного клана. А статус наследника клана Удзумаки, оставляет лишь одну кандидатуру экзаменатора. Учиха Итачи.
   Учиха действительно считался древнейшим и сильнейшим среди всех кланов шиноби Листа. Как и Хъюга, они имели особую генетическую аномалию, которая тоже была представлена в виде глаз. Причём Шаринган, которым владели Учихи, считался лучше и могущественнее Бьякугана Хъюг. Пусть он не давал такой чёткости, что позволяла различать чакроканалы в теле человека, не позволял смотреть сквозь предметы и у него отсутствовал круговой обзор. Шаринган позволял видеть и даже предугадывать действия противника, давал невероятные способности в гендзюцу, а также позволял своим владельцам использовать техники, которые они видели хоть раз. Ещё у Шарингана, есть три градации: внешне они отличаются по количеству черных запятых, крутящихся вокруг зрачка. Ну, так было написано в книгах, сам я с носителями этих глаз никогда не встречался. Шаринган обычно просыпается годам к шестнадцати, и среди моего класса не нашлось гениев, пробудивших его раньше.
   Шаринган Итачи
   Я стоял в десяти шагах от центра арены и с любопытством рассматривал своего противника. Подросток лет пятнадцати на вид, просторная, не сковывающая движений одежда, рукоять короткого меча за правым плечом. И странные красные глаза, с едва заметными на таком расстоянии чёрными точками.
   Учиха Итачи
   "А ведь слышал про этого парня. Он считается чуть ли не непревзойдённым гением Учих, академию он закончил вообще чуть ли не в семь лет, а свои глаза пробудил в восемь. Вот только чуунина он получил в одиннадцать, а мне ещё десяти нет, так что посмотрим ещё кто из нас более талантливый. Ну, да поможет мне Небо!"
   Мы с ним синхронно склонились в сторону трибуны, сложив руки в знак `почтение', потом повернулись друг к другу, и повторили поклон. Вот только теперь наши руки были сложены в знак `вызов на поединок'. Время привычно замедлило свой бег, когда я открыл третьи Врата, ещё в момент поклона трибуне. С завершением ритуального поклона противнику мы с Учихой начали действовать одновременно. Я сорвал с предплечья массивные кунаи [24] и метнул их в Итачи с двух рук. Учиха же отпрыгнул, разрывая дистанцию... а потом случилось странное, мои чувства раздвоились. Я ясно вижу, что Итачи просто отпрыгнул, но в месте, где он стоит, нет запаха его внешнего вида. Зато в пяти метрах правее отчётливо ощущался отдающий гвоздикой серый цвет его одежды. Не подавая вида, что разгадал его иллюзию, я кинул кунаи в обманку, и тут же понял - его гендзюцу не просто маскировало его истинное местоположение, оно имеет и атакующий аспект. Моё тело как будто обрело нового хозяина, вернее даже хозяев, слева и справа от моей головы выросли лица отца и матери, что я видел лишь миг после рождения...
   "Вот, жешь хитрый сукин сын, не копайся я столько в своём теле, никогда бы не распознал ложный сигнал своим рукам, и уже сам бы себя душил на потеху публики..."
   ...
   Итачи был расслаблен. Его противник едва справлялся с Утакатакой, лично разработанным им гендзюцу. Жертве кажется, что из его тела вырастают лики дорогих ему людей и начинают обвинять его в различных пригрешениях. В это время жертве кажется, что лица перехватывают контроль над телом и начинают его душить. Наруто успел бросить кунаи, но вот бросал он их в обманку. Но вдруг последний из Удзумаки молниеносно сложил три печати и выдохнул поток ветра.
   "А паренёк не прост - овладеть стихийными техниками совсем без учителей... только ускорение твоих кунаев не поможет, ведь они летят мимо... - Как будто отвечая на мысли наследника Учих, ветер, выдохнутый Наруто, закрутился, подхватил брошенные им ножи, и вот они летят прямо в Итачи, который мгновенно выхватил из-за спины короткий меч. - Нельзя отводить глаза от парня, иначе он сможет скинуть гендзюцу. Отбить всего два куная. ХА. Даже если на них взрывные печати, я отобью их раньше, чем они успеют детонировать... - Вот только через миг, как эта мысль пронеслась в голове гения клана Учиха, два куная осветились белым сиянием и разделились на полсотни метательных ножей каждый. - Иллюзия? Нет, они все были запечатаны в брошенных кунаях. Проклятье!"
   Итачи был невероятно быстр, а его глаза позволяли ему увидеть все летящие в него кунаи. Но всё же его скорости было недостаточно. От части кунаев он уклонился, большинство оставшихся отбил мечом. Но ножей было слишком много, и появились они слишком близко от него, чтобы Учиха мог избежать встречи со всеми ими. В результате Итачи получил несколько глубоких порезов на руках, ногах и лице, а один кунай пробил его правую ключицу, где и застрял.
   "Проклятье, что-то не так с этими ножами, почему не получилось применить Замену [25]? Я ведь ещё в начале боя специально подготовленный кунай в дерево воткнул! На эти кунаи были нанесены какие-то печати, неужели они блокируют пространственные перемещения вокруг себя??? Тогда понятна их странная зазубренная форма. Самому мне их не вытащить. - Тем временем последний Удзумаки опять кинул несколько кунаев. - Ну, уж нет, больше я с тобой в игры играть не буду!"
   Задержка дыхания, быстрая последовательность печатей, и Учиха выдыхает огненный шар трехметрового диаметра, который понёсся на противника. Эта техника, конечно не могла расплавить брошенные ножи, но огненный шар обязательно бы сбил их полёт. К тому же он бы выжег все нанесённые на кунаи печати. Но тут произошло нечто неожиданное, из пущенной Итачи техники, оставляя за собой огненный след, вылетел Наруто. Скорость была невероятна, и хотя Шаринган позволял различить его движения, тело Учихи просто не успевало отреагировать на оказавшегося в пол шаге Удзумаки...
   ...
   Все происходило, как я предполагал. Я с самого начала надеялся, что бой мне предстоит с одним из Учих. Хотя готовился к встрече с любым противником, моля Небо, чтобы меня не экзаменовал Хъюга. Клан, специализирующийся на тайдзюцу, лишь посмеётся над моим Тэцукеном. Но всё сложилось удачно, да и в бою пока тоже отступлений от плана не происходило. Итачи, понадеявшись на свою, надо признаться чрезвычайно сильную, иллюзию, уже праздновал победу. А потому внезапно сдвинутые ветром кунаи, которые к тому же распечатались в сотню единиц острого летящего железа, оказались для него сюрпризом. Самое главное, что вокруг рукояти каждого из них была нанесена печать, блокирующая пространственные перемещения. Плод моих долгих двухлетних экспериментов в фуиндзюцу. Не знаю, владеет ли Итачи пространственными техниками, и насколько надёжна моя печать, но оно не позволяла мне самому запечатывать предметы рядом с собой, несмотря ни на какое вливание чакры, а ведь запечатывание это тоже в какой-то мере пространственная техника! Особой проблемой было вначале запечатать кунаи, а потом сделать так, чтобы они блокировали пространственные техники, ведь если они будут делать это всё время, то запечатать их не получиться. К счастью, печати у меня изначально получались не вечными, а работающими лишь после подачи чакры, причем той же чакры, что и было применена для их выжигания. Так что когда я применил технику Руки Ветра, что позволила мне слегка изменить траекторию полета кунаев, эта же техника и включила пространственную блокировку. В любом случае если противник может перемещаться быстрее моего Сюньпо, то бой для меня проигран, а так ещё можно побарахтаться!
   Вот Учиха отбивает последние кунаи, при этом он ничем не показывает, что порезы, с которых уже течёт кровь и торчащая из-под ключицы рукоять ножа сколь либо ему мешают. А потом в меня медленно полетел огненный шар. Хотя медленным он был лишь из-за открытых мной третьих Врат. Единственная печать концентрации, усилием воли разогнать скорость циркуляции чакры, рывок Сюньпо, прямо сквозь огонь. Техника не успела сформироваться до конца, а значит, огонь ещё не обрёл всепожирающей силы. К тому же этим ниндзюцу Учиха перекрыл себе обзор, и он не увидит мое приближение, до того момента когда действовать будет уже поздно. Я не приземляюсь рядом с Итачи. Нет. Я касаюсь ногой земли для получения точки опоры, чтобы добавить к скорости разогнанного Сюньпо кулака, усилие всех своих мышц.
   "Наверное, со стороны мы представляем забавное зрелище, десятилетний ребёнок бьёт шестнадцатилетнего парня. - Пронеслось у меня в голове странная мысль. - Вот только, смешным это перестаёт быть, когда узнаешь, какое количество чакры сжигает этот ребёнок в своих мышцах!"
   Удар в бедро, чтобы лишить противника подвижности. Учиха отлетает на пару метров, до моего носа доносится отчётливый хруст его кости. Итачи падает и разваливается на целую воронью стаю, которая устремляется ко мне. Но вороны, не звучат чёрным цветом, как должны были бы настоящие птицы. А в пустом пространстве в трех метрах от того места, куда упал мой противник, отчётливо видно марево сбитого дыхания. Опять Сюньпо. Вороны набрасываются на меня. Я Слышу как вместо клювов некоторых птиц звенят стальные отблески кунаев. Итачи скрыл брошенные ножи иллюзией. Часть ножей я отбиваю, но увернуться в прыжке невозможно, и два куная застревают в моём левом предплечье, которым я закрыл лицо. Но мой прыжок закончен, я вплотную к Учихе и опять наношу удар. Он старается принять его на скрещенные руки, и хотя этим уберегает грудную клетку куда я целился, левая рука получает открытый перелом. Итачи не раздумывая наносит мне удар своим мечом. Я же вложив в мышцы всю свою чакру, собираюсь нанести удар в печень.
   - Хватит!
   Мы замерли не доведя удары до конца, но вовсе не окрик забытого судьи был причиной этому. В сантиметре от моей головы застыл пышущий жаром клинок. Мой удар было заблокировать слишком сложно, но легкий поворот корпуса, который я не контролировал и вот мой удар проносится мимо цели. Остановил нас судья, про которого я, честно говоря, забыл. А судил наш поединок глава клана Нара, по имени Шикаку. Этот мужчина лет тридцати пяти, с двумя шрамами на лице как и любой представитель его клана повелевал тенями, которые и спеленали нас.
   Нара Шикаку
   Поняв, что мы осознали конец поединка, Нара развеял свою технику. Я и Итачи синхронно отпрыгнули друг от друга и сложив руки в жест `мир' поклонились друг другу, затем традиционный жест `уважение' с поклоном представителям кланов.
   "Если после такого меня не признают достойным ранга чуунина, то я бы его не смог получить вообще ни при каких обстоятельствах!"

* * *

   - Они-сан [26] у тебя сегодня бой?
   Но, как и бывало в большинстве случаев старший брат ничего не ответил мальчику, лишь улыбнулся и ткнут пальцем в центр лба.
   - Сазке, не донимай брата, ты ведь и сам прекрасно знаешь, что сегодня Итачи проведет бой с наследником Удзумаки.
   - Да какой он наследник! Голь пере...
   - Прояви уважение, - рык Фугаку заставил Сазке подавиться своими словами, он всегда слегка робел в присутствии своего отца. Глава клана Учиха тяжело вздохнул, присел на пол, чтобы его лицо было на одном уровне с лицом младшего сына. - Сазке, скажи, почему ты вот уже неделю дергаешь брата, чтобы тот как следует отделал Удзумаки?
   - А чтобы этот выскочка знал свое место. Как же, наследник клана, про который один он слышал...
   - Сазке, неужели тебе завидно?
   - И вовсе мне не завидно, подумаешь - закончил академию в десять, вот они-сан ее всего в семь закончил, да, а Шаринган пробудил в восемь, а у Наруто вообще никогда Шарингана не будет, вот.
   - Сазке, я требую чтобы ты проявлял уважение к другим кланам...
   - Да я про этот и не слышал никогда...
   - Это говорит лишь о твоём невежестве, которым уж точно не стоит хвалиться. Слушай, клан Удзумаки имел целую деревню, которая как и страна, в которой она находилась, носила имя Водоворота. У Листа и Водоворота всегда были тесные связи, женой Первого Хокаге была Удзумаки Мито. Водоворот оказал неоценимое содействие при становлении Листа, поэтому на куртках всех шиноби ранга чуунин и выше есть символ деревни Водоворота, чёрная спираль на красном фоне.
   - И что же случилась с Удзумаки? - ребёнок уже больше не выглядел обиженным и с любопытством слушал рассказ отца.
   - Деревня Скрытая В Водовороте, была разрушена в ходе одной из Великих Войн Шиноби. Что же касается калана Удзумаки, то почти все его представители погибли при нападении Девятихвостого Лиса на нашу деревню, десятилетней давности.
   - У него что, совсем-совсем родственников нет?
   - Совсем-совсем.
   - Я и не знал, он всегда таким задавакой был... ото-сан [27] а мне можно посмотреть на то как они-сан будет драться???
   - Ну не знаю, а ты обещаешь себя тихо вести?
   - Конечно, обещаю!!!
   ...
   К сожалению, отец не взял Сазке в центральную ложу, где разместились главы кланов. Фугаку оставил своего младшего сына в левой трибуне, среди других Учих, поручив Сазке Шисуи. Сазке всегда немного робел в присутствии этого молодого парня, который считался сильнейшим шиноби их клана.
   Учиха Шисуи
   Сам бой в большинстве своём прошел мимо Сазке, он просто не успевал следить за движениями. Лишь комментарии, которыми перебрасывались его соклановцы, позволяли хоть немного понять происходящие на арене.
   - Раз и всё, один взгляд и противник под гендзюцу, идеальное исполнение... - донеслось откуда-то из-за спины.
   - У паренька что-то не так со спектром восприятия, - разбил надежды на быструю победу брата Шисуи, - он не полностью под иллюзией.
   - Проклятье, сколько кунаев, почему Итачи замещение не использует?!!
   - Уже два раза пытался использовать, кунаи как то блокируют пространственные ниндзюцу. Вот ведь, а блондинчик быстр.
   - Это ты Шисуи ещё его отца не видел, вот кто был действительно неуловим. Хотя для его возраста скорость и вправду поразительная.
   - Нара едва успел. Ещё секунда и они бы друг друга покалечили...
   Сазке продолжал удивлённо смотреть на арену, где в пол шаге друг от друга застыли Итачи и Наруто. Для него весь бой выглядел лишь несколькими обрывочными моментами, которые смогло зафиксировать его сознание. А когда противники отпрыгнули друг от друга и начали традиционные поклоны друг другу и совету кланов, у него и вовсе в голове все перемешалось. Ведь всего миг назад уже кланялись, потом летящие кунаи, мгновенно сформировавшийся огненный шар, прыжок Наруто. Может всё это Сазке лишь привиделось, а они лишь все ещё обмениваются поклонами??? Но рукоять куная торчащая из-под ключицы брата и подпалины на одежде Наруто говорили что мелькающие образы битвы не привиделись Сазке. И если скорость его брата вызывала восхищение, то движения Наруто не уступающие, а то и превосходящие ее, вызывали в душе Сазке зависть. Как мальчик старше его всего на полтора года обрел такую силу?!!
   ...
   - Они-сан!!! Ты как, что с тобой???
   - Все хорошо Сазке.
   - Не ври мне! У тебя из груди рукоять торчит!!! Небо, что с твоей рукой, из неё кости торчат.
   - Сазке, прекрати истерику и не мешай лекарю обработать раны твоего брата!!! - Резкий окрик отца заставил мальчика подавиться слезами. - Жизнь шиноби это бой и кровь, и тебе придётся к этому привыкнуть!
   - Но ото-сан, они-сан так поранен...
   - Его раны не опасны и уже через две недели он вернёт себе форму... чтобы и дальше исполнять свой долг перед Листом!
   Мальчик стоял, силясь осознать новый для него аспект бытия шиноби.
   - Сазке-кун, сынок, - Фугаку согнул одно колено, чтобы посмотреть в глаза сына не сверху вниз. - Утром ты говорил про избранность нашего клана, про Шаринган, и прочие. Это всё правда, но ничего в этом мире не даётся просто так. В тебе, как и в любом Учихе с рождения заложена великая сила, она сразу ставит тебя на ступеньку выше других шиноби, но она же и отнимает у тебя часть свободы. Ты, как и любой другой Учиха должен стать шиноби, у тебя просто не может быть другой судьбы, ибо ты член сильнейшего клана шиноби Листа! У тех, кто с рождения не наделён подобным талантом, детей бесклановых шиноби, сирот есть возможность выбрать другое ремесло в жизни, у тебя нет. Смирись с этим, прими это и гордись своим прошлым. - Видя, что младший сын пребывает в шоке от всего сказанного, Фугаку решил, что немного перегнул палку, ведь перед ним стоял пока ещё только ребёнок. - Не бойся, тебя всегда поддержит твой клан, потому что нет ничего ценнее и важнее чем твоя семья!

Глава 7.

   Ранг чуунина мне подтвердили прямо на арене. У меня при оглашении этого вердикта совета кланов, просто гора с плеч упала. Я без лишней скромности считал что перерос ранг генина в академии, то есть до того как его получил. И бой с Учихой Итачи это подтвердил в первую очередь для меня самого. Да, я не победил, даже фактическая ничья, которой я добился, была получена лишь благодаря фактору неожиданности. Да и трудно ожидать от по сути ребёнка, способности игнорировать гендзюцу, и ударом кулака ломать кости опытным шиноби. Конечно мне повезло с противником, с другой стороны я удивил бы любого соперника, пожалуй лишь Хъюга смог бы показать надо мной подавляющее преимущество. Но, несмотря на фактический и показанный уровень силы, меня с рангом чуунина могли бы просто прокатить. Я абсолютно не представлял расстановку сил в совете кланов, и не имел даже тени представления, кто может высказаться за, а кто против. Цунадэ, говорила, что опорой, позволившей Четвёртому Хокаге получить свой титул, был клан Учиха. Но с той поры прошло больше десяти лет, какие на самом деле были отношения между кланом и молодым властителем деревни, какое отношение Учих ко мне сейчас? На эти вопросы я не знал ответа, и мог лишь надеяться на беспристрастную оценку своих сил. Так что совсем неудивительно, что мне пришлось использовать все навыки самоконтроля, когда мне объявили о повышении ранга.
   К сожалению, за этим радостным событием последовал очередной этап забега по крючкотворам и чернильным душам от шиноби. И, в этот раз все было куда серьезней. Ведь помимо ранга я получал, и права совершеннолетнего, что в моем случае значило вступление в должность главы клана. Неудивительно, что официальное письмо о приглашении к главе клана Учиха я воспринял, как легальный повод хоть на день забыть о бюрократическом кошмаре. К сожалению, образ, который я создавал в головах окружающих, требовал от меня отнестись к этому визиту предельно официально. Поэтому потратив немалую часть своих сбережений у портных, и сшив по отрывочным сведениям из библиотеки традиционное хаори [28] главы одного из кланов шиноби Страны Огня, я двинулся в сторону квартала Учих.
   Про себя я радовался, что древний этикет не заставил меня тратить все деньги на подарок. Оказалось, что вполне обычными дарами считается свиток с каллиграфией. Вот и нес я запечатанное полотно пять на полтора метра, где крупными иероглифами написано пожелание благополучия и достатка. Для написания я использовал стиль Цаошу, а это помимо нестандартных иероглифов значит, что все они написаны без отрыва кисти от бумаги, одним движением. Это и особый переменный по сложному алгоритму, курсив, делал наполнение свитка скорее сложным узором, чем текстом, но это как раз соответствовало официальным дарам, показывая элитарность кланов шиноби.
   Учиха Фугаку, встретивший меня у входа в свою резиденцию ничем не выразил удивления моим внешним видом. Хотя сам был одет далеко не столь официально. Вообще этот немолодой шиноби отличался крайней обаятельностью, и, несмотря на мой зарок следовать каждой букве этикета, смог втянуть меня в диалог. Я и сам не заметил, как дистанция, которой я собирался придерживаться, исчезла, как будто сама собой.
   Учиха Фугаку
   - Наруто-кун. Я искренне соболезную твоему клану. С тех пор, когда Первый Хокаге взял в жёны Удзумаки Мито, дочь правителя Деревни Скрытой В Водовороте, наши деревни были не просто союзниками. Лист и Водоворот были практически родственниками. И когда во время одной из Великих Войн Шиноби Водоворот оказался уничтожен, то Лист принял много беженцев Удзумаки. К сожалению, беды не оставили твой клан и при нападении Девятихвостого, Удзумаки пострадали больше всех. Учиха всегда были гарантами исполнения клановых законов, поэтому именно мой клан выступил как хранитель твоего кланового наследства.
   Если честно, мысль что помимо кое-каких привилегий и обязанности носить маску помешанного на традициях, я могу ещё получить от своего статуса какие-нибудь материальные блага, мне просто в голову не приходила. В конце концов если у меня было бы какое-то наследство, то почему я ютился вначале в сиротском приюте, а потом в крохотной дешёвой каморке?
   - К сожалению, в твоём наследстве нет ни рьё [29] . Полагаю, что Удзумаки хранили свои сбережения в запечатанных свитках, которые не пережили нападения лиса. Большой земельный участок, где располагался квартал Удзумаки, сейчас представляет собой сплошные руины. Но есть и хорошие новости: нам удалось спасти большой свиток из библиотеки твоего клана, свиток может открыть лишь имеющий кровное родство с Удзумаки, так что мы не знаем что там. Предполагаю, там запечатаны какие-то книги, возможно с клановыми техниками, конечно это могут быть и бухгалтерские отчёты десятилетней давности, но их обычно не делают огнестойкими. Извини, но я не мог отдать тебе это до твоего совершеннолетия, проклятые традиции...
   - От лица своего клана, выражаю вам безмерную благодарность Фугаку-доно. Клянусь Небом, что я не забуду честность и благородство, ни лично ваше, ни всего вашего клана. Мой долг перед вами крайне велик!
   Потом Фугаку долго журил меня за излишнюю приверженность забытым традициям и чрезмерную серьезность. Посещение Учих стало для меня прекрасной отдушиной, и светлым пятном среди бюрократической нервотрёпки, которая возобновилась с новой силой. Казалось, когда чиновники узнали, что я не просто становлюсь совершеннолетним, получаю привилегии главы клана, но ещё и становлюсь наследником крупного земельного участка, то они совсем с цепи сорвались. А ведь помимо бумажной волокиты, мне нельзя было забрасывать тренировки, свиток библиотеки Удзумаки манил новыми знаниями, да ещё я был занят написанием обращения совету кланов и Хокаге. Всё-таки клан из одного человека может вызвать лишь жалость, к счастью у меня имелись идеи, что с этим можно сделать.

* * *

   - Данзо-кун, заходи, садись, не в твоем состоянии передо мной на вытяжку стоять.
   Улыбка Третьего Хокаге встретила вошедшего в его кабинет главу крупнейшего подразделения АНБУ.
   - Хирузен-кун, у тебя есть повод для хорошего настроения?
   - Да, я уговорил Фугаку не рассказывать, кто были родители лисёныша.
   - Да? Это конечно очень хорошая новость. А то я думал, под каким предлогом изъять из библиотеки свиток Четвёртого Хокаге. Вряд ли Наруто в нем бы разобрался, но начни он экспериментировать с печатью, которой Минато Девятихвостого заточил...
   - Именно! Копни он печать, и пёс его знает как это отразится на закладках...
   - За прочность закладок я головой ручаюсь! Они выдержат любые всплески чакры Девятихвостого!
   - Данзо-кун, пускающий слюни идиот, лишь немногим лучше трупа, если речь идет о носителе демона. Эх-х-х, мы уже не молоды, и нам немного осталось. Мой младшенький, Асума ничего о передаче власти и слышать не хочет, все у него ветер в голове. А внук ещё даже в академию не поступил, эх был бы жив его отец... Мне нужен носитель демона, верный и беспрекословно преданный, чтобы передать власть Конохомару. Когда тот подрастёт.
   - Хирузен-кун, ты же знаешь, у меня своей семьи нет, только твоя. Я учил твоих сыновей управляться с ветром, они мне как родные. Я всегда хотел тебя обойти, названный брат, и до сих пор считаю тебя своим соперником. Но Лист я, как и ты, собираюсь вверить твоим наследникам.
   - Ох-хо-хоу, помню, как ты выглядел, когда меня Хокаге выбрали, лицо каменное, эмоций никаких не выражает, а яки от тебя исходит, как то хвостатого демона. Ладно, Данзо-кун, вернёмся к делу. Учиха согласился не говорить Наруто имя его родителей, но по поводу кланового наследства был непреклонен.
   - Да, жаль, что после нападения лиса библиотека Уздумаки красноглазым ушла. Там конечно после кражи Орочимару немного осталось, но демонёнок и так слишком сообразительным оказался.
   - Это да, деньги и земля - ничто по сравнению со знаниями. Да, кстати, ты ничего нового не выяснил про то, кто такой умный лисёнышу идеи с собственным кланом подкидывает?
   - К сожалению, нет. Мы отследили все его контакты, глухо. Дома у него нашли вручную переписанный большой клановый кодекс...
   - Это же книга в руку толщиной!
   - В том то и дело. Переписана она определённо почерком Наруто, причём много личных комментариев. Ещё нашли целую библиотеку по медицине, запечатанную в свиток, судя по всему её ему оставила Цунадэ.
   - Да, кстати, он точно с ней переписки не вёл?
   - Факт переписки признан маловероятным. Все призывы, которые фиксировались из его комнаты, скорей всего были распечатыванием книг из свитка. За самой Цунадэ с момента, когда как она покинула деревню, ведётся наблюдение, которое не зафиксировало ни одного не идентифицированного письма. Так что у мальчишки, судя по всему, действительно мозги перемкнуло на почве клана Удзумаки. Да и по этому поводу есть одна неприятная новость. Наш новоиспечённый чуунин, сейчас оформляет бумаги. Будет требовать отпустить его в свободный поиск, собирается родственников искать.
   Хокаге никак не отреагировал на слова своего старого друга, соратника, соперника, и практически брата. Глава деревни, как это бывает с ним в моменты сильной задумчивости, вытряхнул из трубки не докуренный и до половины табак и начал набивать её заново.
   - А знаешь Данзо-кун, это не так уж и плохо. После инцидента с наследством, паренёк мог бы слишком сильно с Учихами сдружиться. Уйдёт он, я думаю на год - полтора, вряд ли меньше. А как вернётся, расклад по кланам у нас в деревне будет совсем другой.
   - Тогда, я не смогу своих мальчиков послать за демонёнком присматривать. Сам знаешь - моё подразделение Корень намного меньше всего остального АНБУ, и если планируется операция такого масштаба, то мне каждый человек пригодиться.
   - Да уж, ты своих ребят выдрессировал что надо, ни тени сомнения. Впрочем, иногда сотрудникам нужно уметь проявить инициативу. Не волнуйся, найдется, кому за нашей головной болью приглядеть.
   ...
   Тот же кабинет, все с тем же хозяином, чьё имя в головах большинства деревни было синонимом титула Хокаге. Вот только его посетители стояли навытяжку перед правителем деревни. Их было двое. Женщина с длинными отливающими синевой чёрными волосами и миловидными чертами лица. И мужчина с копной не седых, а именно белых волос и маской оставляющей открытой лишь правый глаз.
   Хатаке Какаши
   Югао Узуки
   - Какаши, Узуки для вас есть задание. Как вы наверняка слышали, Наруто-кун недавно получил ранг чуунина. В данном случае это значит, что он становиться полноправным главой клана Удзумаки, со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями. Сейчас этот... глава пишет обращение к совету кланов. Утверждает, что его клан находится на краю истребления, с чем поспорить трудно, он вообще его единственный представитель. Он будет требовать отпустить его в свободный поиск, для поиска других Удзумаки.
   - Хокаге-сама, при всём уважении...
   - Да знаю, Какаши, знаю, - Хокаге скривился как будто не курил табак, а глотал его. - Мальчонке и десяти лет нет, ничего за пределами деревни не знает эх-х-х. Нет то, что он гений, отрицать нельзя, но нельзя его так отпускать. А совету кланов хоть кол на голове теши. - Правитель деревни, надул щёки и начал выговаривать мерзким голосом, явно передразнивая кого-то. - Всё в рамках традиций. Беспрекословные права и свободы кланов. Тьфу! - От ясно видимого раздражения он даже трубку об стол бросил. - И нормальную охрану к парню не представишь, у него болезненное самолюбие, и права главы клана в придачу. В общем, слушайте вводную. Вам двоим ознакомиться с личным делом Удзумаки Наруто, и негласно сопровождать его всё время его путешествия. Вмешиваться лишь в случае крайней необходимости, как то: Прямая и недвусмысленная угроза жизни подопечного. Явные признаки выхода из под контроля печати Девятихвостого. Столкновение подопечного с шиноби других деревень. Свободны.

* * *

   Вначале миссия Какаши и Узуки была донельзя скучна. Наруто всё утро и часть дня проводил в различных административных зданиях Листа. Он оформлял бесчисленное количество бумаг, как чуунин, как глава клана, как наследник, как землевладелец. Вторую половину дня и вечер, он как одержимый тренировался на непосещаемых полигонах.
   - Хм-м-м Наруто тренируется как бы не больше чем Гай, - сказал как-то своей напарнице Какаши.
   - Миато Гай? Но тот отрабатывает удары до тех пор, пока связки и мышцы не порвёт.
   - Ты не заметила, но сегодня Наруто уже трижды рвал себе связки. Вроде бы он какие-то лекарские приемы использовал, но если он так тренировался и ранее, то лишь регенерация носителя демона позволила ему не стать инвалидом.
   Больше всего наблюдателей поразило, что ночью Наруто спал всего по паре часов. В остальное время в его комнате горел свет. Как оказалось, по ночам новоиспечённый чуунин распечатывал свиток с остатками библиотеки клана, полученный им от Учих. Спал Наруто вообще часа по три-четыре в день, и при этом совсем не выглядел уставшим или не выспавшимся. Но рано или поздно всему приходит конец, так что неудивительно, что однажды закончилась и бумажная волокита для самого молодого главы клана в Листе. Как и предсказывал Хокаге, прошение Наруто было удовлетворено, и его действительно отпустили в свободный поиск.
   И вот в один, далеко не прекрасный для Какаши и Узуки день, их подопечный вышел через ворота селения. Весь походный скарб Наруто нёс запечатанным во множество свитков, которыми и был набит его рюкзак. Единственным исключением, был заплечный тубус, метровой длины и толщиной сантиметров двадцать, где хранился свиток с запечатанными книгами из библиотеки клана Удзумаки. Наруто сразу набрал приличную скорость, как и все шиноби не заботясь о выборе дороги, с помощью чакры можно пройти по поверхности любого болота, и преодолеть любой бурелом. Первой остановкой подопечного была столица Страны Огня, до которой последний Удзумаки добрался всего за двое суток.
   Перед тем как войти в город, Наруто применил технику перевоплощения, причем сделал это с большим вниманием к деталям. Казалось бы, что сложного, сложил набор печатей, влил чакры, представил в голове образ и готово, не обладающий особыми способностями человек не различит что образ фальшивый. Вот только во всяком деле есть множество маленьких хитростей. Если комплекция иллюзии сильно отличается от твоей собственной, то это легко заметить. И речь вовсе не о глубине следов, на которые мало кто обращает внимания. Настоящая длина рук станет заметна, когда ты возьмёшь в них что-либо. Низкорослый человек под иллюзией высокого не станет пригибаться, входя в помещение, и его обманка пройдёт головой сквозь стену. И таких примеров много, поэтому образ усохшего от старости старичка, который принял Наруто, весьма подходил ещё растущему ребёнку. Также важна одежда, иллюзия не пылится, не развевается на ветру, её нельзя порвать. Так что, когда подопечный Какаши снял с себя походный плащ, применил технику перевоплощения, а потом плащ надел, сотрудник АНБУ мысленно поставил ему жирный плюс. Рюкзак же, оказавшийся под плащом, придавал старичку сгорбленный вид, что шло лишь на пользу образу.
   Дальнейшие действия мальчика со стороны казались непонятными. Большую часть времени он проводил в земляной пещере, образовавшийся под вывороченными корнями гигантского упавшего дерева. Барьер, который Наруто ставил в ней, был явно клановой техникой Удзумаки, и не позволял никоим образом узнать, чем занимается подопечный. Утро и вечер ребёнок тренировался, в основном он оттачивал тайдзюцу, но также занимался и простейшими стихийными ниндзюцу, и изредка клановыми фуиндзюцу. В городе он показывался лишь в самый разгар базарного торжища, где лез в самую давку.
   - Стриж-сан, он что, уколол того мальчика иглой?
   С момента, когда покидают деревню, а иногда и в ней, члены АНБУ носят маски и обращаются друг к другу исключительно псевдонимами. Внешне простенькие и неказистые маски со схематичными чертами какого-то животного являются серьёзной преградой для распознавания лиц оперативников большинством техник. В данной миссии Какаши носил маску стрижа и имел такой же позывной, а Узуки досталась маска собаки.
   - Заметила, наконец? Наруто-кун, наверное, с самого первого дня этим занимается. Хотя работает грамотно, в самой толпе, я за ним наблюдаю, а лишь на третий день заметил. Он использует иглы, благодаря их малой толщине и, наверное, какой-нибудь лекарской мази, укол ими неощутим.
   - Но зачем он это делает?
   - Собака-кун, за всё время в городе Наруто уколол лишь дюжину людей, все они обладали красными волосами, а это отличительный признак клана Удзумаки. Думаю, он берёт кровь, а в пещере определят родство. У него есть свиток, застёжку на котором может отрыть лишь член его клана, чем не проверка на родство? А может он ещё какие специальные лекарские техники знает для такой проверки.
   - Он что собирается брать кровь у всех красноволосых?
   - А демон его знает!
   Так и продолжались будни последнего представителя клана Удзумаки, и наблюдающих за ним сотрудников АНБУ. Неделю он провел среди базарной давки, потом обошёл все трущобы города. Изображая из себя нищего старика, он слушал, иногда колол своими иголками красноволосых людей. А через полмесяца с момента как он пересёк ворота города, Наруто его покинул. Дальше он занимался приблизительно тем же самым в других городах Страны Огня, смещаясь на север.
   А через два месяца Наруто перешёл границу Страны Рисовых Полей. Это маленькое государство, не имевшее своего скрытого селения, было одной из арен прошлых Великих Войн Шиноби. Так как совет кланов запретил последнему Удзумаки лишь пересекать границы Пяти Великих Держав [30] , то у наблюдателей не было повода его остановить. Но бдительность они увеличили, шанс столкнуться с шиноби с другим рисунком на протекторе здесь возрастал в разы, а такие встречи далеко не всегда заканчивались бескровно. В Стране Рисовых Полей было всего несколько крупных городов, и помимо уколов в базарной толпе Наруто начал применять другой вид поиска. Вначале под личиной нищего старика, Наруто крутился в не самых благопристойных районах, где явно занимался подслушиванием. Затем, добавив своей маске лоска, он посещал заведения сомнительного характера.
   Чтобы не спускать со своего подопечного глаз, Собака и Стриж были вынуждены самим пробираться в эти заведения. Впрочем, это не доставляло им особых проблем, скрывать свое присутствие и незаметно просачиваться оперативники АНБУ умели виртуозно. А притоны и резиденции бандитских царьков не могли похвастаться безопасностью хоть сколь заметной для высококлассных шиноби. К удивлению и некоторому даже негодованию Собаки, Наруто интересовался покупкой невольников.
   - Нет, ну я ещё понимаю, почему он ищет красноволосых, но почему именно женщин и девочек? - Высказала Собака свое недоумение Стрижу, являвшемуся, по сути, её наставником.
   - Красные волосы Удзумаки, чаще всего встречаются именно у женщин, да и невольники мужского пола на самом деле редкость, цены на них всегда ниже, а проблем с властями они могут доставить столько же. Ммм ну а почему он ищет именно девочек, я не знаю, скорей всего это не объективные причины... - непонятно как, заметив недоумение под маской Собаки, более старший шиноби счёл нужным разъяснить свою мысль. - Наруто сам, по сути, ребёнок, и отправился он в этот поиск в первую очередь не чтобы возродить силу клана, а чтобы найти семью. При этом он с рождения был предоставлен сам себе, своими силами добился выдающихся результатов, и просто не хочет, чтобы у него в семье был кто-то более старший. Ммм ну я так думаю, а как на самом деле, демон знает...
   Нельзя сказать, что посещения сомнительных мест всегда проходили для Удзумаки мирно. Пару раз его пытались ограбить, или просто убить как задающего лишние вопросы. Пару раз ему пытались продать людей с крашенными волосами, или просто не имеющих отношения к его клану, и крайне возмущались, когда он отказывался брать `товар'. Вот только нападавшие были обычными людьми, и Наруто спокойно покидал негостеприимное место не получив ни царапины. С его умением усиливать свои мышцы чакрой он легкими движениями ломал руки и ноги излишне агрессивных бандитов, обходясь без убийств. Таким образом, скитания мальчика по Стране Рисовых Полей продолжалось чуть более месяца, пока однажды ему не улыбнулась удача.

* * *

   "Это все равно, что искать иголку в стоге сена. Причём стог у меня размером с гору, игл в нем несколько сотен, но мне подойдут только некоторые, которых может вообще в стогу и нету..."
   Я вот уже больше двух месяцев скитаюсь по странам мира шиноби, и пока все мои поиски закончились провалом. Самым обидным, было то, что искал я практически вслепую. Единственный признак принадлежности к клану Удзумаки, который я знал - красные волосы, был не слишком надёжен, в конце концов, сам я был блондином. Ещё у меня был способ определения родства по крови, но я в принципе не способен взять пробы у всех. Так что я толкался в базарных давках, колол всех красноволосых и старался не думать, что вокруг меня полно Удзумаки с другим цветом волос. Немного обнадёживало меня то, что во всех источниках про мой клан писалось, что красные волосы признак всех женщин Удзумаки, а у мужчин он наиболее вероятен, но необязателен. Так что я продолжал брать капли крови на анализы, всегда оказывающиеся ложными и изводить себя тренировками, которые очень помогали от лишних мыслей. Когда я побывал во всех крупных городах Страны Огня, я направился в Страну Рисовых Полей. Конечно со стороны могло показаться, что логичнее посетить места где когда-то была Страна Водоворота, в которой и располагалось селение моего клана, вот только после разрушения Деревни Скрытой В Водовороте, от страны мало что осталось. Из того что я читал, там остались лишь кочующие по лесам дикари, которых пойди ещё найди, да и не факт что они окажутся мне роднёй.
   Вообще встреча с бытом обычных людей, не шиноби, оказалась для меня шоком. Лист выглядел как маленький провинциальный городок из моей прошлой жизни, с не слишком высоким уровнем комфорта и странной архитектурой. Теперь же я начал понимать, что это был чуть ли не оплот цивилизации. Да, в той же Стране Огня было пять городов, размерами в несколько раз превосходящих наше селение. Вот только жили в этих городах откровенно бедно, за редким исключением в виде феодалов и купцов. В лучшем случае глиняные дома, а в большинстве деревянные кривобокие времянки с соломенными крышами. Грязь, антисанитария и прочие прелести феодального строя. Вот только когда я зашёл в первый город Страны Рисовых Полей, я понял, что в Стране Огня все ещё не так уж и плохо. Вместо просто бедности здесь была откровенная нищета с голодом, а вместо чиновников и феодалов здесь правили откровенные разбойники.
   С этой стране я столкнулся с тем, что многолюдные торги здесь редкость. То есть у меня возникли проблемы с поиском красноволосых и забором у них анализов. Решение нашлось достаточно быстро, вот только простым назвать его было нельзя. Нет, технически всё было очень легко, под образом низенького толстяка я наведывался к местным уголовным правителям, которые с последней войны и уничтожения законных правителей, были единственной властью в этой стране. И стоило старичку лёгким движением руки сломать самому крикливому бандиту что-нибудь и потрясти некоторым количеством рьё, как мне обещали доставить практически всё. Проблема была в другом, одно Небо знает, чего мне стоило не поубивать работорговцев, ведь сделай я это и их коллеги в других городах станут менее общительны и услужливы, слухи распространяются быстро. Но самым трудным было просто разворачиваться и уходить, когда экспресс анализ показывал полное отсутствие родства. Я просто не мог позволить себе выдавать посторенних людей за Удзумаки, если такое бы вскрылось, это было бы основание лишить мой клан статуса и вычеркнуть его из списков кланов шиноби Листа. Попытки самоуспокоения, в виде того что в этой стране ещё много бесправных людей и я физически не могу наладить судьбу всех их не приносили никакого результата. И вот когда я уже сам себе опротивел и почти потерял надежду, мне, наконец, повезло.
   - Добрый день Ханко-сан, да прибудет с вами благодать...
   Я привычно пропустил мимо ушей слова очередного лизоблюда. Я находился в последним не посещённом городе Страны Рисовых Полей. Он был портовый, поэтому в нем было менее голодно, чем в других, именно это и согнало в него бесчисленное количество беженцев во время последней войны. Названия городов я не узнавал принципиально, за пределами Листа я ещё не встретил ничего достойного быть запомненным. Рассыпаясь в лести, провожатый, которого я с каждой секундой всё больше хотел убить, вёл меня вглубь усадьбы, где обитала крупнейшая банда города.
   - У нас для вас я есть изумительный товар. Именно такой как вы просили, и даже больше, поверьте, старый Кирама умеет предугадывать желания. Вам несказанно повезло, впрочем, удача всегда благословит достойным, мы забрали её из борделя, где её уже сегодня должны были отдать первому клиенту. Это совсем юное создание осталось невинно, клянусь предками, оно ещё не успело познать мужчину. Конечно, она неопытна и не обучена послушанию. Но будь я проклят, если возможность подчинить, сломать волю и сделать беспрекословной наложницей не самое приятное.
   На этих словах мы вошли в комнату, где на полу сидела даже не девушка, а ещё совсем девочка. Видимо она слышала слова этого урода, который и не думал понижать голос. В глазах малышки с длинными красными волосами плескался ужас, а по лицу катились слёзы.
   Красноволска
   "Да будь оно всё проклято!!! Плевать на Хокаге, плевать на совет кланов, плевать на всё!!! Сейчас я её успокою, потом просто перебью всех этих уродов, и демоны с последствиями!!!"
   Как то так получилось, что раньше мне никогда не пытались продать детей, хотя именно их я просил в первую очередь. Мои рассуждения были просты, предстоит восстанавливать не просто клан, а клан шиноби, выучить же взрослых людей основам работы с чакрой на порядок сложнее, чем детей.
   - Не бойся меня, я тебя не обижу, слышишь? Ну полно тебе сырость разводить, как тебя, плакса, зовут-то?
   - Таюя, - девочка всё ещё всхлипывала, но немного успокаивалась.
   - А дальше?
   - Просто Таюя, я безродная сирота. - Сказано было уже без плача в голосе, скорее с нотками полного отчаяния.
   Я скорее по привычке, чем надеясь на результат, молниеносно уколол её особой иголкой в руку. Первым что меня поразило, был тот факт, что она явно заметила моё движение и отшатнулась, хотя укол почувствовать явно не смогла. Вторым ещё более неожиданным был красный цвет реагента в пробирке, в которую я опустил иглу.
   - Ты ошибаешься. Тебя зовут, Удзумаки Таюя! - Я скинул личину толстяка и впервые за несколько лет действительно искренне улыбнулся. - А меня зовут Удзумаки Наруто, и я передать не могу как рад, что наконец нашёл родственника!
   Девочка опять заплакала и вцепилась в мой плащ, стараясь прижаться ко мне как можно ближе. Вот только крик из-за моей спины спугнул её. Видимо вспомнив, где находиться, она забилась в угол.
   - Что за чертовщина здесь происходит? Эй, шкет, куда ты дел почтенного Ханко-сана???
   - Беги, эти люди они... - крикнула трясущаяся от страха Таюя.
   - А ты, тварь, рот закрой...
   Не собираясь слушать, что там ещё наговорит этот ублюдок, я одним наверняка неразличимым для него прыжком приблизился и ударил открытой ладонью в грудь. Тэцукен давал мне фантастические в представлении обычных людей возможности, поэтому лёгкий по моим меркам удар превратил человека в месиво переломанных костей.
   - Таюя, сиди здесь, это место где тебя, представительницу древнейшего клана шиноби, собирались продать как какое-то животное, и я не собираюсь оставлять такое оскорбление безнаказанным.
   - Но, ты...
   - Сиди здесь, я вернусь, - видя что её колотит дрожь, я решил немного задержаться, надеясь что собравшиеся здесь недочеловеки не успеют разбежаться. - Таюя-тян [31] вот возьми, это пробирка с результатом анализа, это доказательство что ты моя родственница. А обошёл две страны и проверил бесчисленное количество людей, чтобы найти хоть какую-нибудь родню! Я тебя не брошу, просто здесь скопилось слишком много мрази! Не бойся за меня я, правда, очень сильный.
   А дальше меня накрыл кровавый угар. Я метался по резиденции, до войны принадлежавшей, наверное, какому-нибудь аристократу-землевладельцу и убивал. Здесь не было ни женщин, ни детей, ни стариков, лишь крупная шайка, по сути правящая половиной города, что лишало меня последних сомнений. Я прекрасно понимал, что смерть этих подонков ничего не изменит ни в городе, ни в стране. Я просто выплёскивал весь тот гнев, всю ту ненависть, что копилась во мне с того самого дня, когда я впервые пришёл к работорговцам. Проламываясь через тонкие деревянные стены, используя Сюньпо, ломая кости голыми руками, со стороны я, наверное, выглядел жутко. К счастью Таюя не покинула коморки, в которой я её оставил. Кое-как стерев кровь, я вернулся к девочке и мне на грудь бросился рыдающий красный вихрь.
   Следующие пару дней прошли в неге и расслабленности. Я решил не шокировать Таюю пещерой, где жил до этого, поэтому решил тряхнуть остатками сбережений и снять комнату в единственном более-менее приличном постоялом дворе этого города. Девочка не отходила от меня ни на шаг, видно натерпелась она многого, я лишь благодарил Небо, что местные уроды не сломали её окончательно. Мало-помалу новоиспечённая Удзумаки оттаивала. Плача она рассказывала, мне про то что от болезни и голода умерла почти вся её семья. Как они с братом пришли в город, оставив вымершую деревню и могилы родителей. И как брата убили у неё на глазах те же уроды, что и собирались продать её мне. В борделе она никогда не была, её только собирались туда продать, когда появился более состоятельный покупатель в моём лице. Мало-помалу она оттаивала, перестала всё время плакать, начала смеяться над моими неуклюжими шутками, одним словом оживать. Так что я решил возвращаться домой, считая, что раз за два месяца поисков смог найти только одного родственника, то Удзумаки слишком редки, чтобы найти их в одиночку. Но когда мы уже направлялись на выход из города и проходили через, как всегда полупустую базарную площадь, случилось странное.
   - А вы не мои родственники?
   Странный вопрос, заданный тонким детским голоском, заставил меня застыть как громом поражённым. Я не мог причислить себя к опытным шиноби, способным без всякого дара сенсора [32] ощущать чувства всех на расстоянии в десятки метров. Но благодаря постоянным экспериментам с самогендзюцу и расширению спектра своего восприятия, подобраться ко мне вплотную незамеченным было непросто. И вот девочка лет восьми внезапно оказывается у меня за спиной.
   - Что??? - От удивления я сказал это куда резче и громче чем стоило бы.
   - Нет, ничего, извините. - Явно испугавшись, девочка рванула наутёк, и лишь тогда я заметил цвет её волос.
   - А ну стой, - незнакомка действительно остановилась, хотя скорей всего не из-за моих слов, а потому что я использовал Сюньпо и оказался, возник перед ней. - Не бойся, я тебя не обижу. Я просто не заметил, как ты подобралась, вот и слегка испугался. Прости, что ты там говорила про родственников?
   Я решил не пытаться уколоть её, незнакомка была явно не в своей тарелке и могла испугаться ещё больше, если заметит. Девочка была совсем маленькой, одетой в какие-то обноски, её волосы сбитые колтунами были так грязны, что я лишь чудом углядел их красный оттенок.
   - Вы родственники, вы внутри одинаковые. То есть совсем разные, у тебя внутри вообще что-то непонятное, окружает что-то страшное, но вы чем-то похожи, - малолетняя беспризорница остановила свой сумбурный поток мыслей, и раздражённо топнула ножкой, - я не знаю, как сказать. Вы похожи, вот и я внутри похожа на вас, особенно на твою сестру.
   - Вытяни, пожалуйста, руку.
   Ничего не подозревающий ребёнок вытянул вперёд руку, которая явно показывала, девочка давно недоедает. Как я и подозревал, беспризорница как-то заметила моё движение, хотя руку убрать, конечно, не успела. В этот раз красный цвет реагента меня совсем не удивил.
   - Таюя-тян, мы кажется нашли тебе младшую сестрёнку...
   "Хотя, пожалуй, вернее, было бы сказать, что это она нас нашла. И почему у меня ощущение, что это не мои поиски увенчались успехом, а Небо послало мне девочек, когда я решил перестать действовать, руководствуясь одной лишь целесообразностью. Я взял бы Таюю в семью, не взирая ни на какие результаты анализа, просто потому что не смог бы оставить её среди этих уродов. А теперь Небо послало мне сенсора, который к тому же может определять родство. Теперь я действительно смогу найти других Удзумаки!!!"
   - Ну что ж, - беспризорница, кажется, так и не смогла осознать, что действительно нашла родню, но главное - она перестала нас бояться, и уже начала немного перешёптываться с Таюей. Главное, я услышал её имя, всегда замечал, что предельно пафосный и официальный тон может по-особенному действовать на детей. - Добро пожаловать в клан, Удзумаки Карин.

Глава 8.

   - Основа всех техник шиноби - чакра! Но помимо обычной, так сказать нейтральной чакры, ещё бывает и стихийная. Для множества продвинутых техник шиноби нужна именно стихия! Принцип тут следующий: нужно придать своей чакре одно из природных свойств. Всего есть пять базовых свойств: огонь, ветер, молния, земля и вода. После этого стихийной чакрой насыщают технику и получают результат. Обычно приданию чакре природных свойств обучают лишь через несколько лет работы с чакрой обычной. Но вы, девочки, просто жуть как талантливы, так что мы начнём уже сейчас.
   Я широко улыбнулся смущённым Карин и Таюе. Смущались они зря, я совсем не льстил девочкам, они и вправду отличались талантами. Карин не могла похвастаться развитой системой циркуляции чакры или её объемом, но вот её контроль был чем-то немыслимым. И я, конечно же, сравнивал её контроль не с собственным, бывшим откровенно ужасным. Про чувствительность Карин вообще говорить не стоит, без каких-либо тренировок и умения манипулировать чакрой, она уже могла почувствовать всё живое на расстоянии полутора десятков метров. У Карин изначально были проблемы в том, чтобы ощутить чакру в себе, но мы смогли преодолеть это препятствие. Из свитка-библиотеки Удзумаки, что мне передали от Учихи, я узнал метод создания непропускающего чакру барьера. Это была абсолютно не боевая техника для неё требовалась подготовка, и ритуальная часть с написанием печатей, в виде узоров из иероглифов, напитанных к тому же чакрой. Именно им я окружал места своего обитания. Подумав, я создал барьер вокруг Карин и дал указания попробовать как можно лучше заглянуть своими способностями сенсора в саму себя. Результат был уже часа через четыре! А потом всего за две недели Карин догнала меня в контроле, то есть овладела хождением по воде!!! Феноменальный результат, конечно она быстро уставала, и чакры у неё было немного, но когда я понял её талант в контроле, тут же начал изучать с ней всю литературу по лекарским техникам. Мне лечить кого-то кроме себя строго противопоказанно: чакра девятихвостого, немного которой всегда циркулировало в моих каналах, вещь крайне токсичная. То есть, как ни манипулируй, как ни изменяй, какие техники ни применяй, всё равно есть шанс, что лекарская техника в моём исполнении станет эвтаназией, причем весьма мучительной.
   Таюя уже имела неплохо развитые чакроканалы, и сам её объем был на уровне генина, и это при учете, что про чакру она до встречи со мной вообще не слышала! У неё долго совсем не получалось ощутить собственную чакру. На самом деле это частая проблема, борьбе с которой посвящены первые два года в академии. Хотя у детей кланов ощущение собственной чакры развивают ещё до академии. Лично мне в свое время помогло упорство, и, наверное, что у меня в чакре изначально есть чужеродные вкрапления, которые почувствовать проще всего. Предполагаю что клановцам в детском возрасте вливают небольшие порции чакры ближайших родственников, то есть ту, что не вызовет отторжения и в тоже время будет всё же чужой, чтобы легко ощущаться. Эту мысль я решил проверить, как только Карин освоила вливание чакры в пациента, простейшую лекарскую технику. Вначале она, конечно, потренировалась на мне, моя система циркуляции способна выдержать ту отравленную дрянь, что циркулировала вместо чакры в руке свихнувшегося Хъюги Кинаки. Так что ошибки неопытного лекаря я как-нибудь переживу. А через месяц Карин влила каплю чакры в Таюю, которую искренне считала сестрой. После этого потребовалась всего неделя, чтобы старшая красноволоска ощутила чакру, а дальше она начала развиваться с неимоверной скоростью. В контроле Таюя сильно уступала Карин, хотя он и был у неё очень даже неплохим, если ориентироваться на воспоминаниях о моих одноклассниках из академии. Зато количество чакры было более чем впечатляющим для её возраста, а если принять во внимание тот факт, что она вообще никогда не занималась медитациями, разработкой каналов и тренировками на наращивание объёма... Если Карин сама собой напрашивалась роль медика в дополнение к таланту сканера, то Таюя могла стать неплохим штурмовиком, по крайней мере объём чакры и неплохой контроль так и просили научить её стихийным ниндзюцу.
   - Для начала, нужно определить вашу основную стихию. Вообще-то для этого в нашей деревне обычно используется бумажный лист, сделанный из особого, выращенного с вливанием чакры, дерева. К сожалению, я не смог его получить перед выходом, так и не понял, почему мне отказали. Впрочем, в этом нет ничего страшного, у меня самого этого листа в своё время тоже не было. Есть другой метод, более сложный и долгий, но не требующий особых компонентов, я вычитал его в академической библиотеке, где его привели как забавный и забытый курьёз. Берётся широкая тарелка, залитая водой, и в неё опускается кораблик - кусочек коры, на который насыпано немного земли с воткнутыми в неё парусами-листьями. Напитывайте всё это чакрой, и поддерживаете её концентрацию. Если приоритетной стихией является молния, то между листьев пробежит искорка. Если ваше призвание земля, то зашевелиться кучка `груз'. Если более близка вода, то кораблик поплывёт или закружиться. При огненном таланте вспыхнут `паруса'. Ну, если вам суждено повелевать ветром, то кораблик опять же поплывёт, только из-за того, что воздух гонит его `паруса'. - Чтобы не быть голословным, я выпустил свою чакру и кораблики, что плавали в больших самодельных даже не мисках, а целых корытах перед девочками, двинулись под порывом ветра. - Так, вы - тренироваться, а я пойду, поохочусь для нашего ужина. Карин, если почувствуешь кого-то постороннего, прячьтесь в землянке и активируйте барьер.
   Увлечённые новой тренировкой, которую они явно воспринимали как игру, девочки лишь махнули мне на прощание. Конечно, я не надеялся лишь на талант сенсора Карин оставляя двоих беспомощных детей в лесу. Барьеры бывают не только монолитно несокрушимые, но и сигнальные. Именно такой барьер я и активировал, покидая поляну, где располагалась наша землянка. Мне пришлось почти месяц выжигать на деревянных дощечках сложную вязь иероглифов, но теперь я был спокоен. Пересеки кто-нибудь крупный периметр, обозначенный закопанными на полуметровой глубине дощечками-печатями, и девочки сразу узнают о нарушителе. Оглушительный рёв и ярчайшая вспышка не только предупредит новоиспечённых Удзумаки о вторжении, но и дезориентируют нарушителя, давая девочкам время забежать в наше жилище и активировать барьер. Надо сказать, что мера предосторожности себя уже оправдала, когда я, возвращаясь с охоты, наткнулся на крутящуюся около землянки волчью стаю. Девочки сидели внутри, защищенные барьером, и кажется, даже не слишком переживали. По крайней мере, меня встретили не слезами, а лишь немного обеспокоенной улыбкой.
   "Чёрт, как же мне стыдно. Взял девчонок в семью, а все, чем могу их обеспечить была сделанная на скорую руку землянка. Да, я понимаю, что раньше они жили даже в более плохих условиях, и обложенная изнутри кривыми досками землянка кажется им весьма комфортабельной. Вот только меня это не устраивает! Небо, если представителям одного из древнейших кланов шиноби приходиться ютится в земляной норе, то глава этого клана недостоин никакого уважения!!! Да, я обеспечиваю их едой, в академии была практика по выживанию в диких условиях и охота для меня не представляла проблем. Небольшой огородик. И речка неподалёку разнообразит мясное меню, но проклятье, это совсем не то, как подобает жить представителям моего клана.
   А больше всего меня бесит, что с возвращением в Лист, ситуация станет как бы не хуже. У меня просто не хватит денег обеспечить нас троих жильём! Взять дорогостоящие миссии? Так, во-первых кто мне их даст??? Я, конечно, чуунин и все такое, но у меня никогда не было нормального наставника, к тому же я ещё ребёнок. Ну а во-вторых, даже возьми я миссию, на кого оставить девочек? Да у меня просто зубы крошатся от мысли, что я поселю их в клетушку, в которой сам жил, будучи учеником академии. Я, демоны меня задери, взял на себя ответственность за них, я отвечаю, за то, чтобы им было где спать и что есть. А жизнь в коморке и еда из дешёвой закусочной - это совсем не то чего достоин мой клан и мои девочки...
   Проклятый лис! Эта тварь оставила от квартала Удзумаки одни руины!!! Был я на полагающемся мне по наследству участке земли. Что не уничтожил лис и последовавший за ним пожар, растащили мародёры. Но как будто этого мало: теперь на этом месте незаконная городская свалка!!! Мне нужны деньги, много денег, чтобы очистить свалку, и построить на её месте дом, в который мне будет не стыдно привести моих девочек. И, чёрт возьми, я во что бы то ни стало, возвеличу свой клан. Теперь это уже не маска для Хокаге и интриганов, имеющих на мой счёт планы. Это то, что я обязан сделать не для себя, а для девочек!!!"

* * *

   - Видно в Листе совсем обезумели, посылая за мной ребёнка.
   Фигура, укутанная в плащ с укрытым тенью от широкой плетеной шляпы лицом, остановилась недалеко от меня. Я совершенно не думал скрываться, стоял посреди дороги, по которой двигался мой собеседник. Протектор с символом Листа я надел вроде бы впервые со времени как покинул деревню. Скрываться от обладателя определённых улучшенных геномов непросто, и я решил, что попытки это сделать лишь замедлят мои атаки.
   - Вижу, ты не собираешься со мной говорить. Здравое решение ну что ж... даже если мы столкнулись случайно, я не могу позволить шиноби Листа узнать моё местонахождение. Покойся с миром, парень.
   Плащ все ещё колышется под едва заметным ветерком, а шляпа медленно вращается, зависнув в воздухе. Но сам их владелец уже буквально выпрыгнул из них и нёсся на меня. Он был быстр, чертовски быстр, даже с открытыми третьими вратами он не выглядел как сонная муха. Я кинул в него с двух рук восемь кунаев с взрывными печатями. Но мой, теперь уже без сомнения, противник, прямо в прыжке сделал что-то похожее на `тулуп' - многократное вращение в воздухе у фигуристов. Вот только в отличие от акробатов на льду, это была совсем не дань красоте, всё его тело выпустило чакру, вращение создало из неё вихрь, в итоге на краткий миг в воздухе завис волчок, состоящий из крутящейся чакры, который легко раскидал мои кунаи. А потом нукенин ранга `A' [33] , с большими, окружёнными вздувшимися венами белёсыми глазами и сложной вязью символов на лбу, оказался всего в шаге от меня. Этот беглый Хъюга, уже заканчивал движение и всего через миг должен был бы ткнуть меня растопыренными пальцами в глаза. Может со стороны это и выглядело бы несерьезно, но его пальцы испускали плотные потоки чакры, ударь он меня и большинство хрупких чакрокапилляров в глазах просто перегорит.
   Вот только всё пока развивалось по намеченному мной плану. Никто не ожидает моей скорости от ребенка, так что моя идея была в том, чтобы атаковать в последний момент, когда противник уже не успеет разорвать дистанцию. Бросок кунаев призван был лишь отвлечь внимание и не создать подозрительное впечатление полной беспомощности. Сюньпо всего на полметра. Моя правая рука хватает его правую, которой он собирался меня ослепить, чуть выше локтя. Опять Сюньпо, но теперь просто ему за спину, заламываю руку Хъюги. И вот мой кулак, разогнанный перегоревшей в мышцах чакрой, летит нукенину в хребет. Вот только противник не показал ни капли удивления и не замешкался ни на миг. Пальцы его левой руки пробежались по моему кулаку, держащем Хъюгу за предплечье. Со стороны выглядящие легкими касания, будто при игре на каком-то невероятно хрупком инструменте, я ощущал как невероятной силы тычки обжигающе-холодными стальными прутами. А потом нукенин резко дёрнул рукой, вырвавшись из захвата, и просто отвел мой кулак в сторону от своей спины. Миг, и передо мной в странной стойке застыл Хъюга. Не раздумывая больше ни секунды, я наношу правым кулаком удар в живот.
   "Черт, этот гадский нукенин закоротил все каналы в кисти. Иначе я бы ему этим ударом больше повреждений нанес! - Но, несмотря на потерю одного из поражающих факторов, удар все равно должен был отбить Хъюге потроха, а его просто отбросило на пару метров. Не пытаясь строить догадок по поводу прочности противника, я использовал Сюньпо, надеясь добить оглушенного, как мне хотелось бы, нукенина. - Опять эта странная стойка. Демон! Как же я не заметил?!! - Уже в прыжке к явно готовому к битве противнику, я с ужасом понял, что у меня закорочены шесть узловых точек системы циркуляции. - Когда он успел??? Вариант лишь один - он выбил точки после того, как отвел мой удар себе по хребтине, но как??? Проклятье!!! Я ведь читал про Хъюговский удар, хрен знает скольких ладоней. Всегда считал, что это обычное выбивание узловых точек, или чакропор, как их иногда называют, но в описании говорилось про неуловимую скорость. Может он тоже врата открыл, а может другим приемом воспользовался, но его скорость явно превосходит мою!"
   Я летел к оказавшемуся вдруг слишком опасному противнику с некоторой паникой, осознавая во что я ввязался. Нукенин ждал пока я приближусь, чтобы неразличимыми для меня ударами вырубить мою систему циркуляции. А потом просто добить, когда я уже не смогу использовать ни Тэцукен, ни Сюньпо. Осознание того как близко я к смерти, подстегнуло меня как плеть.
   Резкое движение шеей, и я зубами срываю пришитый к куртке кунай. Изначально предполагалось использовать его так, чтобы руки остались свободными для печатей, но с вырубленной циркуляцией в правой кисти, печати стали для меня недоступны. Впрочем, просто напитать легкие чакрой и придать ей свойство ветра у меня получилось и без печатей. Выдох. Кунай срывается, летя в потоке сильного ветра. Без печатей я не смогу направить полет, но просто его разогнать мне вполне по силам.
   Как и в бою с Итачи, кунай распечатался в тучу острого железа, которую тоже погнал ветер, исходящий у меня изо рта. Нукенин, как я и предполагал, вновь создал вихрь из чакры и раскидал метательные ножи, но главным было то, что он прервал всю стойку. До её применения его движения были вполне различимы и уж точно не превосходили мою скорость. Думаю эта стойка либо активатор, либо вообще особая печать, в которой задействовано всё тело, то есть после стойки Хъюга в первую очередь получает невероятную скорость. Но судя по всему ненадолго, к тому же ускорение можно прервать либо ударом, либо, как я надеюсь, необходимостью применять другую технику. Крутящийся как волчок Хъюга ещё не успел отбросить последние кунаи, как я направил так и не прерванный поток ветра из лёгких вверх. Через миг я прерываю выдох, но мои ноги уже коснулись земли. Сюньпо, и я оказываюсь вплотную к только что остановившему своё вращение нукенину. Разогнанный Сюньпо, усиленный взрывным сокращением всех мышц, мой удар левой был страшен. Даже в спарринге с Итачи применяя подобный приём, я старался слегка сдерживать силу, к тому же тогда я не сопровождал удар выбросом чакры. Каково же было моё удивление, когда Хъюга принял мой удар в жесткий блок, увернуться или мягко отвести, в лучших традициях Джукена, он не успевал, но даже блокировка должна была закончиться для него открытыми переломами рук. Он же не просто заблокировал, он сразу же контратаковал меня!!!
   Конечно, скорость его ударов резко упала - мой удар не прошёл бесследно, и ту стойку перед ускорениями, он пока не применял. Но обмен ударами явно шёл на истощение. И для меня бой шёл всё хуже и хуже, ведь Хъюге периодически удавалось выбить узловую точку, а латать систему циркуляции прямо в бою я не мог. Проклятый нукенин же, напротив, как будто всё больше и больше восстанавливался.
   "Проклятье-проклятье-проклятье!!! Ещё немного и я не смогу поддерживать открытыми Врата, и меня любой генин разделает. ПРОКЛЯТЬЕ!!! Так, спокойно, у меня осталась совершенно неповреждённая рука... - Я старался поменьше атаковать левой, боясь, что противник сможет перехватить удар и закоротить систему циркуляции чакры в ней, тем самым уничтожив мои последние шансы на победу. - И что? Я уже нанёс ему свой сильнейший удар, а он лишь слегка медленней стал. Гадство, что делать?!! Выхватить кунай и сделать лезвие ветра??? - Одной из простейших техник ветра считается пропускание чакры этой стихии через оружие, что увеличивает его режущую кромку, добавляя так сказать лезвие ветра к лезвию металлическому. Я в принципе освоил этот приём, для которого и печатей то не нужно, знай, направляй чакру в оружие. Вот только для нечакропроводящего металла такое применение было фатальным, он начитал быстро крошиться и становился хрупким. Но технику в принципе я освоил. - Ни черта не успею я кунай выхватить, да и лезвие ветра у меня получается коротким, а если больше чакры подать, то кунай разваливается мгновенно. Думай-думай-думай!!! Небо, а зачем мне вообще кунай???"
   Лезвие ветра
   Не заботясь о последствиях и понимая, что затягивание боя окончится для меня в итоге смертью, я напитал свою целую руку. Давно отработанным до автоматизма волевым усилием, я отстранился от боли, что вспыхнула в каждой клетке моей руки, когда я разом придал всей чакре в каналах свойство ветра. Обычно у меня получалось придать стихийные свойства намного меньшему объёму чакры, но видно стресс и экстренное положение позволили мне прыгнуть выше головы. Хъюга явно заметил мои манипуляции своим Бьякуганом, решив не искушать судьбу и разорвать дистанцию. Вот только я не забывал про особенные глаза оппонента и мгновенно использовал Сюньпо, не просто вновь сократив дистанцию, но и сделав это явно чуть быстрее чем он ожидал. Резкий рубящий удар левой ладонью, который и ради скорости использовал ещё до того как мои ноги коснулись земли.
   Вот только из-за выпуска стихийной чакры из руки, моя концентрация была окончательно нарушена. Резкое закрытие третьих Врат меня на миг оглушило. Я не сомневался, что Хъюга не успел ничего предпринять и мой удар достиг цели. Вопрос был в том, нанёс ли он ему хоть какой-то вред. Сфокусировав взгляд на нукенине, я увидел прекрасное зрелище ещё не поверженного, но явно уже практически мёртвого врага. Вспоротая, как будто плугом грудная клетка с торчащими обломками рёбер, кровавое месиво, проглядывающее из раны. И заваливающийся на спину враг, который чуть не отправил меня вслед к папе с мамой...
   - НАРУТО!!!
   Не знаю, сколько я провалялся на дороге. Видимо я всё-таки отключился и в себя меня привёл красный вихрь, прыгнувший на меня и принявшийся рыдать у меня на груди.
   - Ну-ну будет тебе сестрёнка, не плачь, всё хорошо.
   Карин быстро успокаивалась. Вообще с момента, как я взял девочек в клан, Карин стала, как мне кажется, излишне эмоциональной. Таюя же напротив, больше никогда не плакала с нашей первой встречи. Решив, что самый лучший способ успокоить, - это отвлечь, попытался изобразить строгий голос:
   - И как вообще это понимать? Почему вы покинули место, где обещали меня ждать???
   - А мы ждали, но потом ты упал и мы побежали...
   - Стоп! Что значит, когда я упал? Я же оставил вас за пределами твоего обзора???
   - Это моя вина, Наруто-сама, - подола голос Таюя, она вообще, чем дальше, тем серьёзней становилась, что проявлялась во все более официальной речи. - В последние пару дней вы били чрезвычайно заняты и я не стала беспокоить вас...
   - Научилась сама себя гендзюцутить! - Прервала оправдания Карин. - Теперь могу как ты и говорил, зрение сужать. Вижу только в одну сторону, но аж на десять километров!!!
   - Какая ты у меня умница! Только правильно говорить не гендзюцутить, а накладывать гендзюцу. Ладно, девочки, отдохнул и хватит. Сейчас трофей возьму, и побредём в нашу норку.
   Я, кряхтя, начал подниматься. Всё тело немилостиво болело, последствие слишком частого сжигания чакры в мышцах. Но хуже всего досталось рукам. В правой была практически полностью прекращена циркуляция чакры, но в принципе это было не страшно, вот только недельки две я ей пользоваться не смогу. С левой всё было ещё серьёзней. Перекрученные и местами даже порванные каналы, вследствие пропускания по ним стихийной чакры. Да вообще она выглядела, как будто по ней прошлись тёркой, а потом кинули в мясорубку. Сейчас я ломал голову как мне забрать с собой трофей, при практически парализованных руках.
   - Наруто-сама позвольте мне. Карин, займись рукой...
   - Ой, - девочка видно только сейчас заметила, что со мной не всё в порядке и кинулась судорожно перевязывать местами будто взорвавшуюся изнутри руку.
   Таюя же, ничего не смущаясь, подняла приготовленный мной заблаговременно топор и двинулась в сторону моего поверженного противника. В прошлой жизни я часто видел в кино и читал про один и тот же штамп, вроде как каждый лишивший другого жизни, или увидевший развороченный труп, просто обязан блевануть, или вообще описаться и долго изводить себя душевными терзаниями. Таюя своими руками похоронила всю свою семью, Карин, спрятавшись в подвале своим даром сенсора видела, как всю её семью вырезают бандиты. После такого трудно сохранить гуманизм и пиетет перед жизнью и смертью чужого тебе человека. Так что девочка в два удара отрубила голову нукенину, положила её в деревянную коробку, напитала чакрой печати, нанесённые на коробку. И спокойно принесла мне листок бумаги, где отныне хранилось доказательство моей победы над преступником ранга `A'.
   Теперь у меня было голов уже на пять миллионов рьё, не считая сегодняшнего. Но на него у меня особые планы, которые не принесут мне денег, но дадут что-то куда более ценное. Да, я уже четыре месяца охочусь за нукенинами, разорённая войной Страна Рисовых Полей, без нормальной власти была для них как земля обетованная. А благодаря способностям сенсора Карин, у меня неплохо получалось выслеживать шиноби-беглецов. Вообще так называемую Книгу Розыска [34] , мне должны были выдать практически пустой, только с куцым списком имён беглецов непосредственно из Листа. Получения этой книги было единственным случаем, когда я сбросил при общении с чиновником маску спесивого аристократа. Удивительно, но взятки, как оказалось, принимают и шиноби, особенно десятки лет сидящие на канцелярской работе. В итоге я расстался с большей частью своих накоплений, но получил, `случайно' не уничтоженную Книгу Розыска погибшего охотника за головами АНБУ, которую совершенно `по ошибке' передали именно мне, вместо положенной.
   Я никогда не мечтал о карьере охотника за головами, внушающего ужас нукенинам, а уж после того как у меня наконец появилась семья и подавно, вот только другого варианта решения проблемы я не видел. Для возрождения клана нужны деньги, и с моим опытом и девственно чистым послужным списком, мне было нереально заработать требуемую сумму на миссиях. Вернуться в деревню и попытаться взять кредит у Хокаге или Учих? Это автоматом поставит мой клан в подчинённое положение, а всё, что я читал про взаимоотношения кланов, говорит, `склонишь голову ты, и только твой правнук сможет её поднять'. Слишком важен для межклановых отношений статус, лицо и обязательства. Вот только все головы, которые я добыл до сегодняшнего дня, были максимум ранга `B', не слишком высокооплачиваемые и к тому же не принадлежащие кому-либо сильному, а вот сегодня я действительно с трудом остался в живых.
   "Сейчас, несмотря на слабость и усталость, нужно попытаться понять, чего мне не хватило для уверенной победы? - Карин повалила меня на землю, сказав, что пока не окажет мне хотя бы первую помощь, двигаться мне нельзя. Так что у меня теперь была возможность полежать, отдохнуть, и немного подумать о своих возможностях. Оценить, так сказать, свою силу после встречи с действительно сильным шиноби. - А не хватало мне для быстрой победы, как ни прискорбно это говорить, чуть ли ни всего. У меня, оказывается, слабая атака. Я-то, наивный, думал, что мой удар при максимальном сжигании чакры в мышцах и её выбросе в момент касания кулака смертелен. Не знаю как, но этот Хъюга явно мог такое выдержать, а значит нужно придумать что-то ещё убойнее. Про свою защиту и думать не хочется, как то я вообще выпустил этот момент, понадеявшись на третьи Врата и даруемую ими скорость реакции. Но больше всего стыдно за скорость, я то думал, что быстр, а этот гадский нукенин умудрился пару раз ударить меня так, что я даже и не заметил!
   Вообще, как бы ни было обидно это признать, но Тэцукену место на свалке. Изначально этот недостиль строился лишь на физическом преимуществе, то есть я смогу победить противника лишь если быстрее и сильнее его. Я думал, что благодаря объёму чакры и регенерации смог добиться невероятной скорости, вот только... Хъюге стоит сказать спасибо за разрушение моих иллюзий. Конечно, я не брошу упражнения с Вратами, особенно третьими, я уже стал замечать, что экстремальные нагрузки на нервную систему позволили мне в разы повысить реакцию и при закрытых Вратах. Вот только я должен думать, как мне ещё поднять скорость, как сделать надёжную, прочную и быстро применяемую защиту, как повысить убойность атаки.
   Попробуем по пунктам: с атакой все более-менее понятно. То, что я сегодня проделал с чакрой ветра, оказалось весьма убойной штукой. Вот только если я серьезно займусь наделением чакры стихийными свойствами прямо в каналах, то получу необратимые последствия. Нет, я верю, что мой чокнутый организм выдержит это, в конце концов, где-то в нём запечатан Девятихвостый Демон-Лис, размером с гору. Вот только если в моих каналах будет бродить ветер, то и так с трудом дающееся мне ниндзюцу станет мне и вовсе недоступным. Ну не хватит мне гениальности на придумывание новых печатей для новой системы циркуляции, вернее для другой чакры. А если пойти по другому пути, выпустить чакру, как-то не дать ей развеяться, наделить стихийным свойством а потом использовать. Что-то у меня в голове не укладывается, как это провернуть...
   Чёрт, какой я дурак! Всё ведь просто, и решение есть простое и элегантное!!! Так, хватит разлёживаться, кровь мне Карин кое-как остановила, а теперь вперёд и с песней, не терпится проверить свою гипотезу. Хотя какие проверки? Такие красивые решения в принципе не могут быть неправильными, нужно не проверять, а прикидывать план тренировок!!!"
   Лежащий на обочине дороги светловолосый паренёк вскочил, задорно улыбнулся двум обеспокоенно смотрящим на него девочкам и понёсся в направлении их временного дома. Паренёк совершенно забыл про свои раны, увлечённый идеей. Он даже не стал проверять, что было у его недавнего противника, и лишь обстоятельность старшей из девочек позволила не ограничить их трофеи одной лишь головой. А через некоторое время земля дороги зашевелилась и из неё вылезли двое в масках птицы и собаки.
   - Вот ведь неугомонный пацан, Стриж-сан, я, если честно, уже собиралась вмешаться, когда он себе руку взорвал.
   - До этого не хотела?
   - До этого уши ему надрать хотела, и сейчас хочу. Пару раз думала, что мы не успеем, но этот шкет везучий и изворотливый.
   - Ммм, Собака-кун, тут честно говоря, особой опасности не было. Я серьёзно. Этот нукенин просто не понял, с кем имеет дело, а иначе бы просто сбежал. Стоило бы ему нанести действительно серьёзный вред системе циркуляции Наруто, и в него бы хлынула чакра лиса.
   - И вы так спокойно об этом говорите?
   - Собака-кун, поверь, Четвёртый Хокаге был гением, а когда запечатывал демона, он просто превзошёл сам себя. Девятихвостый бы не вырвался, просто Наруто бы стал минут на десять неубиваемым монстром, размазал бы Хъюгу тонким слоем по земле, а потом защитный механизм печати его бы вырубил. Вот и всё. На самом деле тот беглый мечник ранга `B', что Наруто завалил на прошлой неделе, был для него опаснее. Отрубленную голову никакой демон назад не прирастит, но там разница в уровне была видна сразу, так что вмешиваться не пришлось бы.
   - Но рано или поздно он доиграется.
   - Да, это проблема... ладно пошли, догоним клан Удзумаки в полном составе, а то мало ли на кого они в пути могут напороться.

Глава 9.

   - Наруто! К нам приближаются шиноби!!!
   - Быстро к узлу. Карин следи за ними, Таюя, готовься ставить барьер по команде. Спокойно, всё как на тренировках.
   - Я на месте, - донеслось из очередной землянки, ставшей нашим домов в этом месяце. - Готова поставить барьер.
   - А я слежу за шиноби. Там один родственник белоглазого, и трое, которых, я не знаю.
   Поняв, что Карин имеет в виду Хъюгу, я слегка успокоился. За последние лет тридцать у носителей Бьякугана был лишь один нукенин, и его голова была запечатана в моей сумке с трофеями. Значит если мне и предстоит какое-либо противостояние, то оно будет исключительно юридическим и ораторским. Быстро накинув на себя хаори главы клана и постаравшись отрешиться от всех эмоций, я двинулся в сторону приближавшихся визитеров, указанную мне Карин.
   Остановившись в пяти метрах от леса, я принялся ждать. И через минут десять мое ожидание было вознаграждено. Практически прямо передо мной вспыхивает полупрозрачная зелёная стена, а ещё через миг такая же стена возникает в полусотне метров дальше. В итоге поляна, на которой расположился клан Удзумаки в полном составе, оказалась окружена двумя барьерами. А между этими барьерами находились наши нежданные гости.
   - Шустро.
   Прямо передо мной возник шиноби, чей протектор украшала эмблема Листа. Возможно, ему казалось будто он произвёл впечатление, что возник из ниоткуда. Вот только я отчетливо видел сизоватый запах его дыма и слышал шорох зелёного цвета его куртки.
   "Видимо он применил технику мерцания тела, когда быстрые движения сочетаются с гендзюцу. Наблюдателю кажется, что пользователь возник или исчез в ворохе листвы, либо вообще соткался или растворился в воздухе..."
   Я узнал этого джонина. Вечная полуулыбка с сигаретой, борода и копна торчащих вверх чёрных волос. Это без сомнения был Сарутоби Асума, сын Третьего Хокаге.
   Сарутоби Асума
   - Благодарю Небо, которое послало мне встречу с вами Сарутоби-сан.
   Произнося эту речь, я сделал церемониальный поклон, который при учёте всех нюансов моего и его статусов выглядел лишь как лёгкий кивок. Одновременно с этим я подал неразличимый со стороны сигнал и разделяющая меня с собеседником стена исчезла.
   - Эээ всех благ те... вам Нар... Удзумаки-доно.
   Лицо Асумы было столь комично, что мне понадобился весь самоконтроль, чтобы не улыбнуться, что было бы грубейшим нарушением этикета. Мой же собеседник скривил лицо так, будто проглотил свою сигарету, видно что к межклановому этикету он относился с явным отвращением. Но через пару минут моего нескончаемого монолога он, видимо вспомнил по какой причине состоялась наша встреча.
   - Наруто-ку... -сан, у меня есть важные вести из Листа. Нет, извини, мы не сможем принять твое приглашение, - зачастил он, видимо узнав жест которым традиционно начинается приглашение. Я если честно был этому даже рад, принимать в землянке представителя древнего клана, да ещё и с сопровождающими, которые пока ничем не выдавали своего присутствия... - Было совершенно ужасное преступление... - Ему явно самому было трудно сказать мне эту новость, мне даже показалось что он сам не может её осознать. - Клан Учиха вырезали.
   Одному небу известно чего мне стоило не нарушить проклятый этикет. Но я слишком долго прятался за этой маской, она приросла к моему лицу, став частью моего реального облика. А мертвенная бледность и расширенные глаза можно посчитать и не выходящими за границу дозволенного. За спиной Асумы показался незнакомый мне Хъюга, дико выглядящая женщина из клана Инузука с гигантским одноглазым псом, больше похожим на волка, и странный мужик в зелёном трико и стрижкой под горшок.
   - Ужасная, просто немыслимая жестокость. Уцелел лишь младший сын Фугаку, да будет его посмертие счастливым. Но когда я покидал деревню, мальчик лежал в больнице, находясь под действием страшного по силе гендзюцу, которое никак не могли снять...
   - Кто? - Всё же я послал этикет к демонам, я просто не смог бы вести изящные речи в таком состоянии.
   - Эх-х-х, всё указывает на Учиху Итачи...
   От этих слов у меня в голове вспыхнуло солнце. Я вспомнил страничку из манги про мою несостоявшуюся жизнь, которую читал в прошлой жизни. Маленький мальчик с холодными глазами говорит, что его цель - это возродить свой клан и убить одного человека.
   "Небо, почему? Почему я вспомнил это только сейчас, чёрт, ДЕМОН. Ну как же так... Вырезали целый клан, перебили кучу добрых людей, которые мне действительно помогли..."
   - Они-сам, с тобой всё в порядке? Ну же ответь мне что с тобой...
   В себя меня привела крутящаяся вокруг меня Карин. Я к счастью не опозорился окончательно и не упал в обморок, но был к этому откровенно близок. Появление же красноволосого вихря, непонятно как понявшего мое состояние хоть и послало этикет к чертям, но позволило мне прийти в себя.
   - К чёрту этикет. Разбивайте лагерь на поляне. Поверьте, здесь ни одного шиноби нет в радиусе многих километров. У нас здесь лишь временное жилище, но подкрепиться и отдохнуть в безопасности вам не помешает. А вы расскажите, что за кошмар приключился дома. Да, имею честь представить вам: это Удзумаки Таюя, а это Удзумаки Карин.

* * *

   За три недели до встречи в лесу...
   - Данзо, как это, демоны тебя задери, понимать?!!!
   - К сожалению произошла досадная...
   - Заткнись!!!
   Хокаге был действительно зол. Настолько сильную ярость и убийственную яки он излучал лишь в тот день, когда узнал, что его совет кланов затевает переворот.
   - Так, теперь чётко и по существу. Каков был изначальный план???
   Пугающий половину шиноби Листа, и внушающий ужас многим во всех других скрытых поселениях человек, стоял навытяжку перед негодующим стариком. Данзо слишком хорошо знал человека, сидящего перед ним и с грустью понимал, и даже не пытался успокоить своего извечного друга-соперника.
   - Основной исполнитель - наследник Учих завербованный АНБУ, в составе группы из пяти лояльных нынешней власти членов его клана и при поддержке подразделения АНБУ Корень. В их задачи входила ликвидации восьмидесяти процентов боеспособных шиноби Учих...
   - Как всё красиво у тебя на слух звучит. Даже я, старый дурак, поверил, когда ты меня этой идеей соблазнял. Раз, и у нас полностью подконтрольный лидер маленького и слабого клана. Все взрослые шиноби которого к тому же повязаны кровью. Никаких заговоров, никаких вечных проблем с самым сильным кланом Листа. Мечта. А лет через десять, когда красноглазые щенки, которых мы пощадили, подрастут, это был бы уже предельно лояльный нам клан. Ведь именно мы бы вырастили этих деток. И главное - есть на кого все спихнуть. Тот парень в одноглазой маске, что себя за Учиху Мадару выдает.
   Хокаге вроде как даже улыбнулся, а потом его лицо перекосило, и он сорвался на крик.
   - А что мы, твою мать, получили в итоге??? Тот урод в маске и окончательно слетевший от твоих ментальных закладок Итачи, вырезали половину твоего Корня и практически весь клан Учих!!! И момент-то как подгадали, ублюдки! Вначале действовали строго по нашему плану, с прикрытием барьера, который мы им обеспечили при поддержке Корня. А потом раз и ударили в спину нашим ребятам, а мы всё так же барьер держим, чтобы не дай Небо, никто в деревне не узнал, что там такое твориться. Что, уделал тебя тот одноглазый козёл отпущения???
   - Но опасность переворота...
   - Данзо, пожалуйста, заткнись. Ещё одно идиотское оправдание и я тебя просто убью. В твоей пробитой голове хоть на миг может закрасться мысль, что мир не ограничивается стенами Листа? Да, Учихи всегда были проблемой, своенравной, мешающей жить проблемой. Вот только на этой проблеме держалась как бы не треть силы нашей деревни. Или ты думаешь, другим селениям очень понравилась поза, в которую мы их поставили, победив в войнах? Вначале вы с Орочимару добили последних Удзумаки, оставив лишь носителя демона. Потом из-за твоих махинаций, практически готовая есть с наших рук Страна Дождя, полностью вышла из-под контроля. А теперь ещё эта резня Учих. Единственный выживший малолетний пацан Сазке, и демоны знают, придёт ли он вообще когда-нибудь в сознание после того, как его братишка ему мозги наизнанку иллюзиями вывернул. Твоя верность Данзо слишком дорого обходиться деревне...
   Забинтованный старик с грустью посмотрел на Хокаге, понимая, что их дружбе, пожалуй, пришёл конец. Глава Корня был слишком горд и просто перестал бы себя уважать, если бы стерпел такие слова и обвинения. Ну а правитель Листа в свою очередь был слишком упрям, чтобы признать свою неправоту и извиниться. К тому же они оба были слишком старыми, чтобы изменить в себе хоть что-то.

* * *

   - Эээ, Наруто-сан, я хотел бы тебя предостеречь напоследок. Я надеюсь, ты понимаешь, что в том бою на арене он изначально бился не в полную силу. - Увидев мой спокойный кивок, Асума явно успокоился. Видно боялся задеть моё самолюбие. Я всегда прекрасно понимал, что случись между мной и Итачи новый бой, победителем мне не выйти. Нет, он не поддавался, просто не воспринял меня всерьёз с самого начала, а времени опомниться я ему уже не дал. - К тому же Итачи стал, чертовки силён, за тот год пока тебя не было. А, к чёрту, сейчас, когда Учих почти не осталось, это не стратегический секрет деревни, а просто бесполезное знание. Ты наверняка слышал, что Шаринган имеет градации, когда его только пробуждают, он имеет одно томоэ, потом две, а полностью раскрытый три. Так вот: помимо этого существует ещё одна степень развития Шарингана - так называемый Мангекё Шаринган. Такие глаза просыпаются очень редко, обычно их носителей не больше одного на поколение. До недавнего времени во всём клане Учих они были лишь у Шисуи.
   - Учиха Шисуи, которого звали Призрак? Самый результативный шиноби деревни из ныне живущих. Не провалил ни одной миссии.
   - Именно. Вот только он умер около полугода назад, вроде как самоубийство, но подозрение пало на Итачи. А потом Итачи пробудил Мангекё Шаринган. Я не знаю, какие именно возможности он даёт. Вроде бы возможность погружать в неразрушимые гендзюцу и ещё что-то. В любом случае Наруто-кун, я тебя очень прошу: не пытайся его найти.
   - Не волнуйтесь, Асума-сан, в первую очередь я должен узнать решение Учиха-доно по поводу преступника из его клана. Думаю, что Сазке захочет отомстить лично и объявит право кровной мести.
   - Угу, а это, если, в общем когда я покидал Лист, то Сазке...
   - Клан Удзумаки никогда не признает убийцу своей семьи главой клана Учиха. Пока я не возложу цветы на могилу последнего представителя этого клана Листа, я не буду предпринимать никаких действий в отношении бескланового нукенина Итачи.
   Осознав смысл фразы, завуалированной в лучших традициях кланового этикета, Асума поспешил смыться. Видно опасался, что я опять начну говорить как его учитель манер. Которого как мне признался джонин, он до сих пор боится. На самом деле я просто сказал, что не поверю в смерть Сазке, пока не увижу его тело или могилу.
   После этого шиноби покинули нашу поляну и у меня, наконец, появилась возможность подумать о случившемся. Вообще у меня сегодня был явный повод гордиться своими девочками, они показали себя молодцами. Я, если честно, боялся, что они будут теряться в присутствии чужих людей, но Карин была для этого слишком непоседлива, а Таюя слишком серьёзна. А сами шиноби в основном вели себя корректно, хотя и явно не ожидали увидеть рядом со мной двух красноволосых девочек с фамилией Удзумаки. Единственным напряжённым моментом было, когда псих в зелёном трико подбежал к Таюе, взял её ладони в свои и начал что-то декламировать про какую-то силу юности. Себя я осознал уже заканчивающим удар клинком ветра в спину этому Гаю. Когда успел открыть Врата, применить Сюньпо, выхватить кунай, пустить через него мощный, судя по длине лезвия, поток чакры ветра, я просто не помню. Жизнь придурку спасла Инузука Тсуме, не иначе как на животных инстинктах почуяв опасность и выдернуть соратника из-под моего удара, так что он отделался лишь усечением своей прически. А я остался с рассыпавшимся у меня в руках кунаем, напротив пса, который видимо должен был не позволить мне вновь напасть на придурка с прической, теперь уже отличной от горшка. Гаю достаточно быстро объяснили, что даже просто обращаться к детьми клана на его территории, можно лишь с разрешения шиноби этого клана. А то, что учудил этот придурок - полноценное оскорбление по всем нормам. И абсолютно не важно, что глава клана сам младше его детей. Извинялся он явно не искренне. Впрочем, я и сам не собирался обострять конфликт.
   "Так, хватит пытаться скрыться в смаковании недавних воспоминаний от осмысления резни. Самое обидное, что я действительно помнил про фразу Сазке, что он собирается восстановить свой клан. Но я не думал, что Учих действительно вырежут!!! Думал, клан просто потерял влияние, или ещё как-то ослаб. Ладно, нужно успокоиться, мёртвых не воскресить, мне придётся смириться, что клан Учиха практически уничтожен. Вот ведь проклятье, Фугаку - обаятельный человек с морем кипучей жизненной энергии, его жена - милая и добрая женщина. Демоны, как мерзко-то на душе, хорошие люди, одни из немногих, относившихся ко мне по-людски...
   А ведь у меня остался перед Учихами долг, они помогли, по сути, бесправному сироте, получить наследство. Сомневаюсь, что оставь Фугаку свиток из библиотеки Удзумаки у себя, ему кто-нибудь предъявил претензии. А раз Сазке - последний Учиха, то должен я, получается, ему. Ладно, пока я не вернусь в Лист, об этом думать рано.
   В первую очередь нужно ещё раз прокрутить в голове те обрывки, которые я помню из прочитанной в моей прошлой жизни манге про жизнь нынешнюю. Соперничество, меня, которым я никогда теперь не стану, и Сазке из клана Учиха, раньше я до конца не был уверен, что это за паренек, но теперь всё стало ясно. Ещё был наставник с копной белых волос, одним глазом и умением окутывать молнией руку. Потом какой-то мужик с большим мечом, воспитывающий не то сына, не то дочь, их обоих наставник грохнул, какая-то слезливая история, которой я совсем не помню. Вот ведь чёрт, не густо, ладно надо будет ещё попробовать что-нибудь из памяти выудить.
   Теперь вопрос, что делать дальше? Продолжать собирать головы нукенинов? В принципе требуемую для моих планов сумму я уже набрал. Вернее, я её получу, когда принесу головы в деревню, должно получиться даже с приличным запасом. Вот только как мне быть после всего случившегося. Я, честно говоря, хотел заручиться поддержкой Учих, а теперь, выясняется что положиться мне в Листе-то и не на кого...
   Так, хватит рефлексировать!!! Во-первых, мне необходимо срочно вернуться в Лист. Нужно понять, что сейчас твориться в деревне. Конечно, это может быть опасно, сомневаюсь что с резнёй Учих всё так просто, как говорил Асума. Вот только сидеть в лесу, занимаясь самосовершенствованием и изредка охотясь на нукенинов попросту нет сил. Во-вторых, придётся резко ускорить свой план по укреплению моего клана, вернее его возрождению. Изначально я хотел стать хоть немного сильнее, подтянуть навыки девчонок. Вот только слишком жуткие вещи творятся в деревне. Если вернусь через полгода, как хотел, то всё успокоиться, но поддержки сильнейшего клана у меня не будет. Так как нет самого этого клана, проклятье!!! Спокойно. Зато, если вернусь сейчас, у меня будет небольшой шанс половить рыбку в воде, взбаламученной всеобщей паникой..."
   - Таюя, Карин, начинайте собираться, мы выдвигаемся.
   - Мы идем в твою деревню?
   - Да, хотя вряд ли мы пробудем там долго. Спокойное время кончилось.

* * *

   - Ух ты!!!
   Да уж, родившись и живя в Листе, я не понимал, как оно может выглядеть со стороны. Вообще, скрытым наше селение называли не зря. Вот ты идёшь через лес, полный деревьев немыслимых размеров, которые вырастил в своё время Первый Хокаге. А потом лесные великаны расступаются, и ты оказываешься перед воротами Листа. Ну и конечно самым первым, что бросалось в глаза при прохождении ворот, был Монумент Хокаге. Четыре лика, вырезанные в скале были высотой в несколько десятков метров. Они, наверняка смотрелись бы внушительно и в мире, где прошла моя прошлая жизнь. Здесь же Монумент смотрелся невероятно величественно, особенно для моих девочек, живших в откровенно нищих условиях.
   Вид на Лист
   - Это Монумент Хокаге. На нём изображены все правители деревни Скрытой-в-Листве...
   Я спокойно шёл по улицам Листа, рассказывая девочкам про предводителей деревни. И сейчас я действительно не обращал никакого внимания на злобные взгляды мне в спину. К сожалению расслабленная нега неспешной прогулки не продлилась долго. Несмотря на неприятие всей душой такого решения, я оказался вынужден снять для меня и девочек отдельные комнатушки, потратив на задаток последние свои деньги. Оставив Карин и Таюю обживаться в новых для них условиях, я начал свой забег по инстанциям.
   ...
   - Заходи-заходи, Наруто-кун, рад тебя видеть.
   Как только я пришёл в резиденцию Хокаге и попросил об аудиенции, меня тут же проводили в его кабинет. Видимо, указания по этому поводу были получены заранее. Ну а встретил меня правитель нашей деревни, просто лучась радушием и малой толикой беспокойства.
   - Тысячу лет жизни вам, Хокаге-сама...
   - Да брось ты, что ж ты так официально? Не стой в дверях, заходи, как твои дела, ты говорят, родственников нашёл?
   - Да, Небо послало мне удачу встретиться с людьми одной со мной крови...
   - Наруто-кун, я тебя всеми духами заклинаю, прекрати этот высокий архаичный слог. Пожалуйста!!!
   - Но Сарутоби-доно, разве не так должен говорить глава клана?
   - Эх Наруто-Наруто, ты хоть раз слышал, чтобы я так говорил?
   - Нет... и Учиха-доно тоже высоким стилем меня попрекал...
   - Значит, ты знаешь?
   - Я случайно встретился с вашим сыном, он мне все рассказал.
   Хокаге задумчиво принялся вытряхивать свою трубку и заново набивать её табаком. Я тоже молчал, будучи действительно подавленным случившимся.
   - И что ты об этом думаешь?
   - Это ужасно, просто в голове не укладывается, как Итачи мог?!!
   - Не знаю, Наруто-кун, не знаю. Может всё дело в глазах? - Задумчиво и вроде как про себя проговорил старик.
   - Вы про Мангекё Шаринган? - И видя недоумение на лице своего собеседника, я пояснил. - Мне Асума-сан сказал.
   - Вот пустомеля! Да, дело в них. Для их пробуждения нужен невероятный стресс, некоторые свитки говорят даже про обязательное убийство близкого человека. Хотя это, конечно, чушь. Мы предполагаем, что Итачи пробудил свой Мангекё Шаринган, когда убил Шисуи, своего лучшего друга. Ну а потом, наверное, сошёл с ума и попытался достигнуть ещё одной несуществующей эволюции Шарингана, перебив вообще всех родных.
   - Урод... Да, как там Сазке? Асума-сан сказал, что он остался жив.
   - Мальчику сильно досталось. Физически он невредим, но Итачи применил на нём очень сильное гендзюцу. Сейчас он в коме, и мы не знаем, выйдет ли он из неё когда-нибудь. Вы были знакомы?
   - Нет. Но обязательно познакомимся, когда Сазке придёт в себя. Фугаку-сан был хранителем моего наследства, он вообще был одним из немногих, хорошо отнёсшихся к сироте из забытого клана. Перед тем, как покинуть деревню, я сказал что в долгу перед ним лично и перед всем кланом Учиха. И остался лишь один человек, которому я могу этот долг отдать...
   - Постой, Наруто-кун, ты ведь не собираешься искать Итачи...
   - Не волнуйтесь, Хокаге-сама, я более чем уверен: Сазке сам захочет найти своего брата. И я не стану вмешиваться в кровную месть клана Учиха.
   - Да, а ты совсем повзрослел, Наруто-кун. И что же юный Удзумаки-доно собирается делать дальше? - Спросил Хокаге с немного ехидной улыбкой.
   - Как я уже говорил, мне удалось найти родственников. Девочки очень талантливы! - Сказал, даже не пытаясь скрыть гордость. - Таюя в этом году поступит в академию, у неё не будет с этим проблем. А Карин в академию пока рано, но через годик будет в самый раз. Ну а сам я собираюсь восстановить клановый квартал Удзумаки. Негоже моим девочкам в комнатушках тесниться.
   - Наруто-кун, про клановый квартал, это хорошая идея. Ты действительно совершил невероятное, практически воскресив свой клан. Вот только там, где был квартал Удзумаки, сейчас одни руины, тебе потребуется деньги, много денег, я конечно...
   - Ой, Хокаге-сама, совсем забыл зачем я к вам пришёл!!! Я пришёл по поводу получения награды за уничтоженных нукенинов!
   Глава деревни от моих слов опешил настолько, что чуть не выронил изо рта трубку. Я положил перед Хокаге бумажный лист, и направил в него немного своей чакры. С едва слышным хлопком на его покрытой печатью поверхности материализовалось, а вернее распечаталось традиционное деревянное блюдо с отрубленной головой на нём. На голове красовался протектор с символом Песка, перечеркнутым горизонтальной царапиной.
   - Кто это?
   Правитель деревни явно прибывал в шоке.
   - Сетсуно Ороба, нукенин Деревни Скрытой В Песке. Ранг `B'. Цена за голову 150 000 рьё.
   После это я разложил на столе другой лист на котором появилось тоже блюдо с отрубленной головой.
   - А это Нукенадо Фидачи, нукенин Деревни Скрытой В Тумане. Ранг `С'. А это...
   - Стой! - Вскрикнул Хокаге, немного отойдя от шока и поняв, что я собираюсь украсить его стол очередной головой. - Почему ты мне на стол выкладываешь отрубленные головы?
   - Ну как же Хокаге-сама, в книге `Традиции, правила и тонкости взаимоотношений кланов шиноби, писанные и нет' четко говориться, как высокородный шиноби должен приносить весть о смерти преступника. Подождите, неужели я деревянное блюдо неправильно сделал?!! В книге его очень поверхностно описали, ни какая древесина должна быть, ни четкие размеры...
   - Стоп!!! Сколько всего у тебя, этого... - он указал мундштуком своей трубки на беглого песчанника.
   - Двадцать три...
   - Двадцать три?!! А какие ранги???
   - Шестнадцать `C', пятеро `B' и всего двое `A', - на самом деле не двое, а трое, но на голову третьего у меня были особые планы. - Так что не так с блюдами, точно, они наверное от ранга нукенина зависят...
   - Наруто-кун, ты можешь дать мне просто список ликвидированных тобой нукенинов?
   - Да, конечно, вот возьмите.
   Хокаге опять надолго замолчал. В руках он вертел бумажку, исписанную двадцатью тремя столбцами иероглифов. Фамилия, Имя, скрытое селение, где жил, ранг. Вот и все, что было про каждого. Он, казалось, смотрел не на бумагу, а сквозь неё, витая где-то в своих мыслях.
   - Наруто-кун, ты не мог бы запечатать головы обратно?
   - Да, конечно.
   Лёгкий посыл чакры и блюда с головами исчезают. Мне действительно всегда очень легко давались фуиндзюцу.
   - А теперь передай пожалуйста головы, в ЗАПЕЧАТАННОМ виде, Стрижу.
   У меня из-за спины неслышно возник высокий шиноби с копной седых волос и стилизованной маской птицы. Самым неприятным было, что я совершенно не мог сказать, как долго он стоял у меня за спиной.
   - Знаешь что, приходи-ка ты завтра. Мы перепроверим сколько сейчас стоит каждый из нукенинов, и ты получишь все тебе причитающееся. Не волнуйся, там будет немало, на постройку квартала точно хватит.

* * *

   Хъюга Хиаши, глава одного из сильнейших... нет теперь уже сильнейшего клана шиноби Листа, задумчиво шёл вглубь резиденции. Его вечно бесстрастное лицо было спокойно, а правую отягощал странный короб. Деревянный каркас и бумажные стенки, которые были расписаны тонкой вязью иероглифов, составляющих собой замысловатые геометрические фигуры. Но вот его путь завершился перед неприметной дверкой.
   - Заходи, Хиаши, что-то ты зачастил к старику. - Донеслось из-за двери.
   Этикет среди клана, способного спокойно видеть сквозь стены, всегда был несколько своеобразный, например не полагалось стучаться или ещё как-либо показывать своё присутствие более старшему в иерархии. Если с тобой соизволят поговорить, то тебе об этом сообщат, если же нет, то значит и показывать своё присутствие не нужно.
   - В это тяжёлое для Листа время мне нужна ваша мудрость Ото-сама.
   - У меня нет мудрости, и никогда не было. Я всю жизнь старался сделать наш клан единым, предотвратить раскол. А в итоге оказался вынужден поставить печать на лоб собственного сына, как будто я отрёкся от твоего брата и изгнал его в Подчинённую ветвь [35] . А когда он умер, я отрёкся в твою пользу именно потому, что понял: у меня нет и никогда не было мудрости.
   - Я, наверное, единственный, кто знает как вам было тяжело... И не стоит вам себя винить, в итоге это был выбор Хизаши.
   Некоторое время отец и сын сидели молча, но потом новый глава клана вновь разрушил тишину, обратившись к главе клана предыдущему.
   - Возможно, вашу тоску немного развеет этот дар, что принесли мне только что.
   Касания центра верхней грани бумажной коробки, и легкий посыл чакры. Для обычного наблюдателя ничего не изменилось, различить то, что в коробке пропал консервирующий барьер, смогли бы, пожалуй, лишь самые чувствительные шиноби. Но ранее выглядящий непрозрачным для носителей Бьякугана ящик, сейчас открыл им своё содержимое.
   - О-о-о, это действительно чудный подарок. - Глава клана открыл ящик и достал из неё голову, так и оставшийся активированным Бьякуган не давал сомнения в принадлежности покойного к клану Хъюга. А печать на лбу говорила, что он принадлежал к Подчинённой ветви. Вот только его печать была окружена овалом, состоящим из черных точек разных размеров. - Не знаю, кто из твоих остолопов, смог, наконец, отправить к демонам Негору, но я клянусь до конца дней называть его лишь со всем уважением.
   - В том-то и проблема, что голову нукенина Негоры мне принес член другого клана. Нет, Ото-сама, не гадайте, всё равно не получиться. Вы имеете удовольствие держать в руках официальный дар примирения от клана Удзумаки.
   - Так. - Бывший глава клана вернул подарок обратно в коробку и вновь активировал печать. - Судя по всему Наруто-сан. Не смотри на меня так, я дал обещание и собираюсь его выполнять. Так вот, он действительно оказался сыном своего отца. Только почему дар именно примирения? У нас с Удзумаки никогда конфликтов не было.
   - Ото-сама, помните ту историю с запретной техникой? Один ученик академии, из нашего клана, его кажется Кинаки звали, узнал откуда-то, что в Наруто запечатан демон. Этот придурок, вспомнив об убитой девятихвостым семье, нанёс на кисть проклятую печать и попытался убить последнего Удзумаки. В итоге умер он сам. Ну а АНБУ, чтобы не рассказывать носителю демона о лисе, скормили Наруто сказочку о давней вражде Хъюг и Удзумаки.
   - УРОДЫ!!! Нет, ну это ж надо! Совсем старик Хирузен из ума выжил, просто так от своего имени объявлять вражду никогда не конфликтовавших кланов. Это уже явный перебор!!! Так, а теперь самое важное: что ты ответил Наруто-сану по поводу вражды?
   - А что я мог ответить? Этот сан, полностью согласно этикету пришёл на переговоры с враждебно настроенным кланом в сопровождении независимых шиноби, дружественных обоим сторонам. Два каких-то чуунина безклановых. Коробку он не открывал, прямо что дарит не говорил, но от такого подарка не отказываются.
   - Да уж, если в знак мира тебе приносят голову врага, а ты её не принимаешь, значит голова принесшего для тебя важнее. Это было бы прямым объявлением войны.
   - Признать же, что это дар именно примирения, я тоже не мог...
   - Угу, те двое безклановых обязательно бы всё растрепали, а потом нас бы на совете кланов заклевали. Хотя в принципе Удзумаки это всего один человек и клан есть только в списках...
   - Всё уже немного не так. Наруто пару дней как вернулся из свободного поиска. Вытребовал разрешение на него как глава клана. И помимо головы Негоры, он выложил на стол Хокаге ещё штук двадцать голов других нукенинов. Но главное: он привел с собой двух девочек, красноволосых, и даже я - полный профан в определении родства Бьякуганом, могу точно утверждать, что они Удзумаки.
   - И что ты в итоге сказал?
   - А что мне оставалось? Наврал, что родители Кинаки погибли в результате совместной миссии с Удзумаки, причём сами Удзумаки выжили. Мол, никакой межклановой вражды нет, была лишь необоснованная месть одного отщепенца. Пришлось сказать, что принимаю дар в качестве залога нашей дружбы, и объявить себя должником Удзумаки. Подарок действительно придётся кстати, теперь единственный, сумевший освободиться от печати член Подчинённой ветви мертв, и мы по всем правилам можем сказать, что сами справились с проблемой. Это утихомирит брожение в клане, многие верили, что Негора вернётся и снимет печать с других. Чушь конечно, но все же...
   - Да, подарок прекрасный. И знаешь что, пожалуй, я недооценил парня. Теперь придётся называть его не иначе как Удзумаки-доно. Неужели ты так и не понял, что он разыграл всё по нотам? Тебя, сынок, поставили в положение, когда ты мог либо потерять лицо, либо признать себя должником Удзумаки, то есть выбора у тебя не было. А теперь я хочу услышать весь разговор. Уверен, Удзумаки-доно намекал, чего именно хочет в качестве ответной любезности, которую пожалуй стоит оказать без официальной просьбы. Подарок действительно сильно поможет нам сбросить напряжение в клане.
   - Хорошо Ото-сама...

Глава 10.

   - Хокаге-сама, я ещё раз прошу дать разрешение на полную проверку...
   - Нет! Сколько ещё раз я должен повторять? Данзо-сан, я запрещаю вам даже касаться носителя!
   Как и бесчисленное количество раз до этого, правитель Листа и глава Корня находились в кабинете Хокаге. Вот только сейчас это был явно не разговор двух лучших друзей. Позы, жесты интонации, и обращения друг другу говорили: сейчас разговаривают начальник и подчинённый. И хотя подчинённый имел явно высокий статус и даже мог возражать своему начальнику, ни о какой двусмысленности положения и речи не шло.
   - Демонёнок явно демонстрирует нетипичное для имеющего такие ментальные закладки...
   - Я сказал нет!!! В текущих условиях все внутренние проблемы отходят на второй план. Это понимают все, и чуть ли не впервые совет кланов действительно объединился. Так что если носитель демона станет сильнее или вдруг действительно восстановит свой клан, то я не вижу в этом проблем.
   - Ты мне не доверяешь?
   - Данзо-кун, после того провала с Учихами? Нет, не доверяю, ты слишком любишь радикальное решение проблем, которые сейчас Листу могут стоить слишком много. Закладки слишком глубоко, к тому же они интегрировались в печать Минато, одному Небу известно, что получится, начни ты их ковырять. Я приказываю тебе держаться подальше от Наруто, ты меня понял???

* * *

   - Я до сих пор не чувствую никого похожего, опаздывает?
   - Нет Карин-тян, это просто мы рано пришли.
   Мы с девочкой сидели на небольшой скамеечке, что стояла напротив грубой статуэтки местного духа. Наверное, это был дух дороги, так как в каменной чаше перед ним было несколько лепешек, оставленных видимо случайными прохожими. Считалось, что такие мелкие дары могут помочь в путешествии и отвести мелкие неурядицы.
   Удивительно, но в этот раз меня отпустили из деревни гораздо легче, чем в первый. Хотя я думал, что после резни Учих, будут проблемы получить разрешение. Может меня перестали воспринимать как беспомощного ребёнка? Вот только самому мне уходить из Листа было тяжело, ведь пришлось оставить там Таюю. Ей было уже десять, то есть родись она в деревне, и уже год как училась бы в академии. А так как мы вместе решили, что поступать с опозданием на год не стоит, то единственным вариантом было начинать учёбу сразу со второго года. Вот и осталась она зубрить весь материал первого года обучения, а когда она всё сдаст, то окажется в одном классе с Сазке. Сам последний Учиха ещё не вышел из комы, но я был уверен, что он очнётся. Я действительно считал себя в долгу перед его кланом, и собирался этот долг отдать.
   Карин же я взял с собой в первую очередь из-за её способности сканера. Мы успели в очень быстром темпе оббежать немалую территорию, и нашли немало Удзумаки. Проблема была в том, что все они вели жизнь далёкую от шиноби, и среди них практически не было детей, которых ещё можно было бы чему-нибудь обучить. Хотя я не прав, главная проблема была в том, что большинство вообще ничего не хотели слышать о переселении в Лист. В большинстве своём они жили скучной, размеренной жизнью крестьян или ремесленников, нельзя сказать, что эта жизнь их полностью устраивала, но переселяться в неизвестность, в скрытое поселение жутких шиноби они откровенно боялись. Некоторых можно было бы переубедить, вот только я даже не стал пытаться, никто бы не воспринял всерьёз слова ребёнка, которым я выглядел в их глазах. Хотя небольшой успех всё же был, одна молодая, я бы даже сказал слишком молодая, вдова мне доверилась. Думаю в первую очередь не из-за моего ораторского таланта, а скорее от полного отчаяния и безысходности своего положения. Ведь останься она в Стране Рисовых Полей, и её двое детей просто умерли бы с голоду, да и её саму вряд ли ждала бы счастливая жизнь. Впрочем, вдова сейчас была далеко, она была нужна для одной задумки, и сейчас к ней активно готовилась.
   Вообще ещё при охоте на нукенинов ко мне начало приходить осознание простого факта, что мои планы по восстановлению клана более чем наивны. После известия о резне Учих, смутные размышления переросли в твёрдую уверенность. Я планировал медленно наращивать силу своего клана, развиваясь сам, и помогая расти над собой другим его членам. Вот только есть большая вероятность, что мне этого никто не даст. В этом мире уважают в первую очередь силу, я же слаб, непозволительно слаб для сильнейшего шиноби клана. Мне... моему клану нужен кто-то, не уступающий в силе джонинам Листа, и при этом подчинённый и верный только мне, а не Хокаге.
   - Идёт! С ним ещё какой-то мальчик... да и этот мальчик сильный. Ну, у него система циркуляции развита, и чакры больше чем у Таюи.
   - Карин, спрячься.
   И именно за тем, чтобы получить сильного бойца, я и сидел сейчас на обочине дороги. К сожалению, я не мог однозначно предугадать как отнесутся к моему контакту с этим человеком мои сопровождающие. Конечно, оперативники АНБУ скрывались просто превосходно, я так ни разу и не заметил их присутствие. Вот только врождённый талант Карин они обмануть не смогли. Хотя, пожалуй, стоит заметить, что девочка заметила их далеко не сразу, а лишь когда научилась накладывать саму на себя гендзюцу, усиливая способности сенсора. Вообще я не был против того, что за мной наблюдают, я не занимался ничем, нарушающим законы деревни, а приказать мне вернуться они просто не имели права. Вот только у меня сегодня предстоит встреча с человеком, имеющим статус преступника ранга `A', а в Стране Воды его ранг до недавнего времени был и вовсе `S'! Отвязаться от соглядаев оказалось на удивление просто. Вначале я окружил лагерь барьером, потом ещё одни купол барьера накрыл нас с Карин, а потом возник полупрозрачный туннель, что соединил два купола. Мы спокойно прошли, а АНБУ остались внутри. Правда, на подготовку деревянных дощечек с нанесёнными на них печатями для всего этого пришлось потратить целую неделю, но оно того стоило. Пожалуй, лишь какие-нибудь высокоранговые пространственных техники смогли бы позволить преодолеть этот барьер. В окружённом периметре осталось воды и еды для спокойной сытой жизни двоих человек в течение пары месяцев, ну а сам барьер просуществует всего полтора. Да и в любом случае я собирался навестить моих тайных телохранителей, после того как я решу все вопросы с этим нукенином.
   - Хм, парень, ты здесь один?
   Это произнёс высокий мужчина со скрытой бинтами нижней половиной лица и гигантским мечом за спиной. Передо мной стоял широко известный в узких кругах нукенин деревни Скрытой-в-Тумане. Момочи Забуза, один из Семи Мечников Тумана.
   Момочи Забуза
   - Добрый день, Забуза-сан, позвольте представиться: моё имя Удзумаки Наруто. И я был именно тем человеком, что вас нанял.
   - Эээ, шкет, погодь. Мне передали контракт на тренировочный поединок с шиноби ранга чуунина.
   - Да, всё так, и именно я хотел бы испытать свои силы. И не стоит называть меня шкетом, я хоть и ребёнок, но являюсь совершеннолетним главой своего клана.
   - Что-то я ни демона не понимаю. Я думал это уловка, чтобы в тренировочном бою меня убить и получить награду за мою голову...
   - Тогда удивительно, что вы пришли. Впрочем, вы ошибались, я действительно хотел оценить свои силы, ну и ваши заодно. Если меня удовлетворит уровень ваших навыков, то я скорей всего предложу вам особый длительный контракт. Вы не против, если мы начнём?
   - Эээ, ну да.
   Как только явно сильно удивлённый Забуза кивнул, я начал действовать. Выхватив кунай, я метнул его в своего собеседника и больше не обращая на него внимания, использовав Сюньпо, прыгнул в лес. Брошенный кунай распечатался в тучу своих собратьев и у их цели не было ни шанса. Через миг водный клон получил ранение и распался лужей. Я же, заранее зная от Карин что на переговоры пошёл именно клон, бросился туда где по моим представлениям должен бы оригинал.
   Забуза явно не ожидал от меня такой скорости и моё возникновение перед ним его весьма удивило. Вот только шиноби его уровня практически невозможно застать врасплох. Я успел лишь коснуться ногой земли и только замахивался для удара, когда противник закрылся плоскостью своего гигантского меча. Он не просто принял удар на этот заточенный лист металла, он ударил меня плоскостью и отправил обратно из леса на дорогу.
   Видя, что мечник прыгнул за мной, я метнул в него заготовленный кунай, который едва покинув вою руку распечатался на восемь своих копий. То ли нукенин неведомо как почувствовал опасность, либо после потери клона с подозрением относился ко всем брошенным мной предметам. В любом случае, сделав какой-то невероятный взмах мечом, он резко прервал свой полёт и распластался на земле, и сделал он это как нельзя вовремя. Летевшие на строго заданном расстоянии кунаи вдруг оказались вершинами взявшегося из ниоткуда зелёного полупрозрачного куба. Промедли Забуза хоть на мгновение, и выбраться из этой, зависшей в воздухе тюрьмы ему бы было ой как не просто. Да кунаи замерли в воздухе, когда возник зеленоватый куб. Что поделать, если природа подобных техник такова, что перемещение барьеров невозможно. Но даже увернувшись, мечник потерял время и теперь инициатива снова была у меня.
   Когда кунай ещё не успел распечататься, я выпустил из своих пор чакру, и придав ей стихию ветра, был прижат потоком воздуха к земле. Остановив, таким образом свой полёт, я вновь использовал Сюньпо и оказался перед только начавшим разгибаться, мечником. Понимая, что коснуться земли и провести удар Тэцукеном явно опять не успею, я решаю опробовать новый приём, тем более нукенин уже успел закрыться свои мечом-переростком и значит пострадать он не должен. Все чакропоры моей кисти начинают усиленно выпускать чакру, которой я тут же придаю аспект ветра. Чакра стремиться разлететься в пространстве, не желая окутывать мою руку. Решение этой проблемы мне подсказал приём, который использовал Хъюга, вращение могло стабилизировать форму чакры. К сожалению, моих способностей контроля едва хватало на поддержание вращения чакры ветра вокруг ладони на протяжении пары секунд. Но этого вполне хватало для удара, который, благодаря отсутствию необходимости в точке опоры, я мог нанести в воздухе.
   Чувства кричали, что мою руку перемалывают в сверхскоростной мясорубке, но я давно научился отстраняться от боли. Удар, или даже скорее тычок ладонью в меч сопровождался мерзким, как зубная боль визгом и скрежетом. Не успел я порадоваться появляющимся на мече трещинам, как меня подкинуло в воздух. Невероятным образом, несмотря на открытые третьи Врата, мечник ударил мне под дых с неразличимой для меня скоростью. Я попытался опять применить ветер, чтобы уклониться от возможного удара, но так и не смог провести преобразование чакры на стихийную. А потом Забуза нанёс мне удар своей заточенной шпалой.
   - Наруто!!!
   Под мои мысленные проклятья из кустов выскочила Карин. И ведь останься она там, нукенин так бы и не узнал о её присутствии. Дело в том, что у Карин обнаружилась другая грань дара сенсора: она научилась закрываться от других сенсоров. Пока это давалось ей большим напряжением сил, резким ухудшением дальности своих чувств и полной неподвижностью. Обиднее всего было, что опасность мне не угрожала, Забуза оказался действительно мастером во владении своим оружием. Он ударил сильно но, каким-то неведомым для меня образом не разрубил мою грудную клетку, а нанёс глубокий порез и откинул на пару метров.
   Резко вскакиваю, чтобы успокоить ещё не добежавшую до меня Карин и одновременно переключить внимание мечника на себя. Поклон с руками, сложенными в традиционный жест признания поражения.
   - Спасибо за то, что продемонстрировали своё мастерство Забуза-сан, это честь сразиться со столь опытным и умелым шиноби.
   - Хммм. Не за что, я просто выполнял контракт. Хотя ты действительно неплох, а для своего возраста так и вовсе...
   - Не стоит мне льстить. Мир шиноби, в отличие от вас, слишком жесток чтобы при чьей-либо оценке учитывать возраст. - Увидев на его лице вопрос, я пояснил. - Вы так и не использовали ни одного ниндзюцу, одни лишь тайдзюцу и кендзюцу [36] .
   Не обращая внимания на мой разговор, Карин содрала с меня окровавленную куртку и начала применять лекарские ниндзюцу.
   - Прошу прощения, это Удзумаки Карин, она...
   - Замочи, когда ты говоришь, мне трудно технику удержать, вообще не дыши.
   Я посмотрел на Забузу извиняющимся взглядом. А он, к моему удивлению начал даже не смеяться, а банально ржать. Под его смех из леса бочком вышел мальчик.
   - Это Хаку, он мой воспитанник. - Проговорил мечник отсмеявшись. - Ты что-то там говорил про долговременный контракт.
   - Да, - Карин, наконец, закончила свои эскулапские процедуры и позволила мне продолжить разговор. - Я хочу нанять вас очень надолго. Я предлагаю встретиться, скажем, недели через две. У южных ворот города Ношубомара есть двухэтажный дом с красными стенами и крупной надписью `жизнь - это движение, но бессмысленное движение лишь суета'. Приходите и мы обсудим условия контракта, да и информацию обо мне вы к этому моменту соберете. Я планирую весьма долговременное сотрудничество, поэтому будет лучше, если вы заключите контракт, зная как можно больше. Всего доброго Забуза-сан, Хаку-кун.

* * *

   Я неспешно приближался к дому, где вот уже больше недели меня ждал мой возможный соратник. Момочи Забуза - это, можно сказать, человек-легенда. Во времена его учёбы в академии, деревня Тумана имела одну милую традицию. Каждый год перед выпуском, в качестве экзамена на генина, проводилась серия боев. Победители получали протектор, ну а проигравших, должны были убить во время боя. То есть, чтобы в то время стать шиноби Тумана, нужно было бы убить кого-нибудь из своих одноклассников. Забуза, которому оставался год до выпуска, пришёл в класс, где разминались перед экзаменом выпускники, и перебил их всех. После этого ему вручили протектор на год раньше положенного, а экзамен отменили. Потом Забуза показал себя высококлассным шиноби, проявил себя в Третьей Войне Шиноби, и вошёл в элитнейший отряд, называемый Семь Мечников. Это были лучшие шиноби Тумана, которым вручались артефактные мечи, имеющие необычайные боевые качества. Ну а лет семь назад Мизукаге [37] Ягура объявил, что во всех бедах виноваты кланы с улучшенным геномом и начал беспрецедентную чистку, вылившуюся в гражданскую войну. Забуза совершил неудачное покушение на Ягуру, и был вынужден бежать после провала. Его объявили преступником ранга `S' в Тумане, а по давней договорённости в четырех других великих странах он тоже считался нукенином, только ранг ему понизили до `A'.
   Про этого человека я читал в прошлой жизни в манге, написанной про мою жизнь нынешнюю. Вот только там про него было не очень много, да и эту малую часть я в основном забыл. Так что, когда в письме Цунадэ порекомендовала мне Забузу, я даже слегка удивился. Не знаю, откуда легендарный лекарь Листа брала информацию, но она достаточно обоснованно расписала, почему мечник является идеальным кандидатом для подыскиваемой мной роли. Он действительно может заинтересоваться тем, что я ему собираюсь предложить, у него болезненное чувство чести, что было для меня крайне важно, а ещё как будто этого мало, именно его, именно сейчас, можно было легко легализовать для моего плана.
   - Приятного аппетита, Забуза-сан, - сказал я, войдя в столовую.
   - Ты опоздал! Я тебя уже две недели жду.
   - Приношу свои извинения. У меня, как главы клана, много дел. Позволите присоединиться к вашей трапезе?
   - Вообще-то здесь хозяин именно ты... Мико-тя..-сан накрой ещё и для Наруто-сана
   Некоторое время в столовой был слышен лишь стук палочек для еды.
   - Так что за контракт ты собирался мне предложить?
   - Не контракт, роль. Прежде чем отвечу, я хотел бы узнать, что ты про меня знаешь? Решение, которое ты примешь, будет определяющим твою жизнь на долгие годы, поэтому я хочу, чтобы ты ясно представлял, с кем тебе придётся иметь дело.
   - Ну... ты вроде член АНБУ и занимаешься охотой на нукенинов...
   - Понятно, ничего ты обо мне не знаешь. Да, я занимался поиском и ликвидацией нукенинов, но я не вхожу в АНБУ. Дело в том, что я, как уже тебе говорил, являюсь главой клана, поэтому имею в Листе некоторые привилегии. В частности, я покинул на некоторое время деревню без какого-либо задания, то есть ушёл в свободный поиск. Искал я родственников. Историю клана Удзумаки, кем они были, и почему я до недавнего времени был единственным его представителем в нашей деревне, я расскажу тебе как-нибудь в другой раз, важно лишь, что Удзумаки разбросаны по всему материку. Так я нашёл Карин, девочку, которая вас в этом доме встречала, и ещё парочку дальних родственников. Нукенинов я действительно выслеживал, но лишь ради награды. Несмотря на древность моего клана, я вырос в сиротском приюте, а наш квартал представляет собой руины.
   - Интересно. Это всё?
   - Нет, ещё я носитель девятихвостого.
   На некоторое время за столом наступила тишина.
   - ... Мне приходилось общаться с носителями. И оно было весьма неоднозначным, один из них маньяк и одержимый жаждой крови безумец, другой вполне адекватен и спокоен. Что ты хотел мне предложить?
   - Входи в мой клан...
   - ЧТО??? Ты что, с ума сошёл??? Я не знаю, кто такие были Удзумаки, но я уж точно к ним не отношусь, как ты меня вообще в клан собираешься принять? Усыновить, ха-ха-ха?!!
   - Нет, в тебе нет ни капли крови моего клана. У Удзумаки есть весьма характерная черта, особенно у женщин, красные волосы...
   - Мико...
   - Да, хозяйка этого дома, член моего клана. А ты можешь войти в клан через брак с его представителем.
   - Другими словами ты хочешь взять в клан беглого преступника, которого разыскивают по всему континенту за покушение на правителя одного из великих деревень шиноби, подложив под него...
   Бах.
   Я ударил быстро, ведь даже расслабившийся мечник был настороже. Удар откинул Забузу к стенке, нанеся ему при этом лишь небольшую ссадину, всё-таки я бил не чтобы нанести вред, а чтобы привести его в чувства.
   - Я не собираюсь терпеть от кого бы то ни было оскорблений в адрес членов моего клана!!!
   Нукенин простоял некоторое время, готовый броситься в бой, но я не предпринимал никаких действий и спокойно ждал его реакции. Наконец, он успокоился, усмехнулся и спокойно вернулся на своё место.
   - Да, пожалуй оскорблять Удзумаки Мико мне не стоило. Она же не виновата, что глава её клана сволочь.
   После этого последовал быстрый удар, от которого я даже не пытался увернуться. А просто поднялся и вернулся на своё место. Бил мечник умело, сильно, но повреждений, как и я, никаких не нанёс. Я подумал, что переговоры в целом проходят оживлённо.
   - И что с ней теперь будет, когда я откажусь от твоего предложения?
   - Мико отправиться в Лист, она не является шиноби, и, пожалуй, ей уже поздно учиться оперировать чакрой. Но её дети, как тебе их задатки?
   По правде говоря, никакой хозяйкой дома Удзумаки, Мико не была. Она была именно той вдовой, которую я принял в клан вскорости после того, как во второй раз покинул деревню. Домик этот я снял за свой примечательный вид, и оставил Мико здесь обживаться. Я ей этого не говорил, но она должна была немного притереться с Забузой. Чтобы он хоть немного почувствовал себя среди семьи. Непоседливые дети, чей возраст вышел из периода грязных пелёнок, должен этому лишь поспособствовать. Тем более Цунадэ писала, что в нукенины мечник ушел после того, как ему отдали приказ убить найденного сироту из какого-то клана с геномом. После этого он и совершил своё покушение, а ребенком, кстати, если я ничего не путаю, является Хаку. Судя по смеху из-за двора, он сейчас играет с Карин.
   - У обоих явно предрасположенность к каким-то нестандартным техникам. Что-то основано на Ян составляющей чакры.
   - Ты удивительно наблюдателен, Удзумаки считались непревзойдёнными мастерами фуиндзюцу.
   - Мне просто любопытно. Как ты собирался обставить вхождение в твой клан нукенина, который покушался на каге [38]???
   - Знаешь, как ты вообще попал в Книгу Розыска всех деревень? Ещё после второй войны между пятью сильнейшими деревнями, было заключено соглашение, что преступники высокого ранга, обвиняемые одной деревней, являются преступниками в четырёх других. Мелкие поселения шиноби позже присоединились к этому соглашению. Тебе ведь известно, что Ягура уже мёртв и теперь титул Мизукаге носит другой человек? А про помилование всех осуждённых при Ягуре слышал?
   - Нынешний глава нашего аналога АНБУ имеет на меня большой зуб. Стоит мне прийти за помилованием, как меня укоротят на голову.
   - Не важно, есть официальное заявление Теруми Мей о том, что она, как Пятая Мизукаге, готова простить всех нукенинов, незаконно осуждённых Ягурой. То есть официально, к тебе нет претензий, а есть лишь бумажные формальности, которые тебе, к сожалению не пережить. Но если вместо тебя придёт письмо от клана Удзумаки деревни Скрытой-в-Листве о том, что ты тихо-мирно живёшь в нашей резиденции, и мы, согласно меморандуму каге деревни Скрытой-в-Тумане, вычёркиваем тебя из Книги Розыска, им придётся умыться. Причём в других деревнях статус нукенина с тебя тоже снимут.
   - Гладко стелешь. Надеешься получить верного бойцового пса, преданного только тебе? Думаешь, со мной вместе улов нукенинов больше будет???
   - Сейчас в клане Удзумаки всего трое, умеющих оперировать чакрой. Я и две девчонки, чьи навыки даже на генина не тянут. А всё, что есть из знаний - это несколько чудом уцелевших клановый техник по запечатыванию и барьерам. Мне в первую очередь нужен наставник для Карин, для Таюи, для детей Мико. Я вообще не хотел бы, чтобы ты надевал протектор Листа, и получал миссии от нашей деревни.
   - Говоришь совсем техник не знаешь, но твои навыки убеждают в обратном. Ты очень быстр, а то, чем ты окутал свою ладонь в нашу прошлую встречу, оставило на Палаче трещину.
   - Скорость получить легко, нужно как можно чаще, как можно дольше держать открытыми третьи Врата, - после этих слов Забуза был явно удивлён. - Конечно, это в прямом смысле сжигает нервную систему, но я носитель демона и сомневаюсь, что меня вообще можно покалечить. Нервы восстанавливаются, кстати, их разрушение и регенерация весьма болезненны, и у новой нервной ткани скорость пропускания информации выше. По поводу же техники, которой я повредил твой меч, - говоря это, я снял с руки перчатку и закатал рукав, открыв вид на чёрную, как будто подверженную гангрене кровоточащую плоть. - Техника ещё не проработана, она рвёт в клочья чакроканалы и взбивает кисель из мышц, кости ломаются в десятке мест, связки и сухожилия рвутся. Я могу выдержать подгонку этой техники, но учить этому? Ну уж нет!
   - А Хаку ты какое место отвёл в своём плане?
   - А его тебе придётся усыновить, не смотри на меня так. Ну не мне же его усыновлять? И ради Неба, не нужно высокопарной чуши про то, что он всего лишь твой инструмент, будто ты привязался к пареньку.
   - Пареньку? Сам-то ты сильно взрослый? - Пробурчал Забуза, и я понял. Получилось, он ещё будет упрямиться, уточнять детали, насмехаться над предложениями, но внутренне он уже согласен.

* * *

   Моё возвращение в Лист конечно нельзя было назвать триумфальным в прямом смысле. В конце концов, я же не отправлялся ни на какую сложную миссию. Но мое прибытие в деревню уж точно запомнится на долгие годы. Длинная вереница повозок, в которой ехало около дюжины семей - новых членов моего клана. Большая артель строителей, которая будет занята на постройке квартала Удзумаки. Ну и ещё конечно я, Карин, Мико, её дети, Забуза, Хаку и двое сотрудников АНБУ.
   Сразу после того, как договорённость с мечников всё же была получена, мы отправились вызволять из окружённой барьером поляны моих соглядатаев. А дальше был бешеный забег по Стране Огня и нескольким соседним, не пересекая, впрочем, границ других четырёх Великих Держав. Мы посещали всех Удзумаки, которых смогли найти мы с Карин, и большинство согласилось вступить в клан. Переговоры вёл Забуза, хотя и в моём присутствии. Люди как-то больше верят здоровенному мужику с заточенной сваей за спиной, чем ребёнку. Меня представляли как главу клана по праву рождения. В феодальном обществе привыкли к подросткам и даже детям, получившим в наследство власть, но отношение к ним было однозначное: 'Чем меньше они лезли к управлению, тем лучше!' Вот и Забуза, как мой управляющий, занимающийся всеми делами, их устраивал как нельзя лучше.
   Так что с притоком новых членов, и главное их детей, которые ещё не достигли возраста поступления в академию, мой клан действительно восстал из руин. Лет через десять Удзумаки будут достаточно многочисленны, а Карин утверждает, что, судя по системе циркуляции чакры, бездарей в моём клане быть не должно. Так что у меня было всё хорошо, проблема заключалась в том, что даже слишком хорошо. Я слишком резко и неожиданно поднял свой статус и статус своего клана, при этом всё ещё оставшись слабым и уязвимым. Мне нужно было бросить кость для главы деревни, иначе Удзумаки могут вызвать его недовольство. С учётом того, что Учиха - клан, традиционно вызывавший неудовольствие у власти, вдруг оказался вырезан злобным нукенином, то мне стоит проявить благоразумие. Именно с такими мыслями я входил в кабинет главы деревни Скрытой-в-Листве.
   - Тысячу лет жизни вам, Хокаге-сама... - В этот раз меня не перебивали, дав полностью закончить длинное традиционное приветствие вассала сюзерену, наверное так мне пытались намекнуть на то, что мной недовольны.
   - Наруто-сан, почему ты принял в клан преступника? Только давай без этой словесной мишуры старого стиля, считай это приказом!
   "И почему нормальное отношение к этикету процветает лишь среди Хъюг?"
   - Мне стыдно в этом признаться, но мой клан слаб, я единственный полноценный шиноби в нём...
   - Неужели ты думаешь, что деревня не позаботилась бы об одном из кланов, оказавшимся в сложном положении?
   - `Не селение для кланов, но кланы для селения!' - Процитировал я одно из любимых выражений Первого Хокаге, основавшего Лист.
   - Это очень спорно. Но допустим, а почему ты не попросил помощи у других кланов? Кажется у Хъюг перед тобой должок???
   - Я не могу позволить потерять лицо, расписываясь в собственной беспомощности, это навсегда бы поставило мой клан в подчинённое положение. Никакие мелкие долги здесь бы не помогли. Да и о чём мне просить? Позаботьтесь о моем клане, пока его глава будет отсутствовать?
   - Ты опять собираешься покинуть деревню? - Вот теперь, кажется, Хокаге был действительно зол.
   - Нет. Просто я считаю, что некоторое время я не смогу в должной мере выполнять свои обязанности по отношению клана. Я сделал для Удзумаки всё, что мог, теперь лишь время поможет моему клану окончательно встать на ноги. Теперь я считаю, пришло время отдавать долг деревне. Хокаге-сама я прошу принять меня в штат АНБУ.
   Разозлённый и готовый начать разнос старик от моих последних слов даже дымом подавился.
   - Вы только не подумайте, я уверен, моих навыков достаточно для работы. Я конечно знаю что АНБУ это элита, где служат лучшие из лучших. Но я невероятно вынослив, обладаю феноменальной регенерацией, меня вообще почему-то сложно убить. Так же я обладаю неплохими умениями по части фуиндзюцу. В конце концов, на моём счету двое нукенинов ранга `A'!
   - Хорошо-хорошо, Наруто-кун, я не сомневаюсь в твоих возможностях, я вообще хотел тебе предложить место в АНБУ сразу после получения ранга чуунина.
   - Да? Спасибо, Хокаге-сама! Я вас не подведу!!!
   - Скажи, долг перед деревней - это единственная причина?
   - Не только, - лёгкое самогендзюцу, которое, как я уверен, не сможет различить сторонний наблюдатель, и теперь я испытываю легкую стеснительность, такой опытный человек как Хокаге обязательно это различит. - Я хочу получить ранг джонина, вернее я хочу дорасти до ранга. Сейчас я явно не дотягиваю до этого звания, тем более у меня крайне мало опыта.
   - Понятно. Что ж, тебе ещё предстоит уладить некоторые бюрократические формальности, но в состав АНБУ ты войдёшь обязательно. Я даже, пожалуй, уже сейчас могу назвать тебе твоих будущих напарников, с которыми ты немного знаком. Их настоящие имена узнаешь, как официально войдёшь в штат, а пока будешь называть их по псевдонимам, Стриж и Собака.
  

Часть 3

Зарождение вихря

Глава 11

   Щёлк. Щёлк. Щёлк. Щёлк.
   Тонкие, изящные пальцы медленно перебирают крупные бусинки чёток.
   Щёлк. Щёлк. Щёлк. Щёлк.
   Каждая бусинка сделана из странной серой древесины.
   Щёлк. Щёлк. Щёлк. Щёлк.
   По ободу каждой бусинки идут иероглифы, первые три у всех одинаковые, остальные разные.
   Щёлк, бусинка с надписью Учиха Теяки сдвигается большим пальцем и скатывается по леске вниз. Щёлк, Учиха Уручи. Щёлк, Учиха Инаби. Щёлк, Учиха Текка.
   Странные красные глаза внимательно следят за бусинками. Им не нужно читать название на них, в памяти навсегда сохранилась имен всех тех, кого убил предатель его клана.
   Щёлк, Учиха Фугаку. Щёлк, Учиха Микото.
   Лишь когда пальцы отсчитали последние две бусины, в глазах мальчика на миг мелькнули слёзы. Ведь имена, вырезанные на них, были именами его отца и матери.
   Бусины кончились, и в руках оказался привесок чёток в виде медальона с эмблемой его клана. Привычно повесив нить чёток на шею, Учиха Сазке начал собираться в академию, сегодня у него будет насыщенный день. Можно сказать, начало новой вехи в его жизни.
   Привычная дорога в академию, которую ради разминки, Сазке проделал бегом с использованием стен и крыш. Уже подбегая к академии, он встретил человека, которого считал если не другом, то соперником уж точно. Высокий юноша с длинными чёрными волосами неторопливо шёл по улице. Вот только в академию он шел совсем не со стороны своего дома.
   - Утро доброе, Хаку. Откуда ты это идешь? Да и одет ты явно по-походному. - Добавил Сазке, присмотревшись к явно не соответствующей сегодняшнему торжественному событию одежде встречного.
   - Я ходил в тренировочную зону 44.
   - Лес смерти? Что ты там забыл???
   - Там уникальная флора, деревья явно вырастил Первый Хокаге, своими древесными техниками. А какие там травы, - подросток даже зажмурился от удовольствия.
   - Ты псих, игнорировать тренировки и развитие ради своих гербариев...
   - Волнуешься?
   - Есть немного, если честно, всё-таки составление команд и назначение наставника.
   - Ну, тут то у тебя всё определенно, своего наставника ты давно знаешь. А вот я в полной неизвестности, дадут какого-нибудь придурка...
   - По поводу того, что у меня с наставником все определенно, это далеко не факт. Да и с командой уж точно ничего неизвестно, запихнут в напарники идиотов. У тебя с этим проблем нет, со своей командой ты много лет вместе тренируешься.
   - Ну не факт, что мне именно сестрёнок дадут.
   Сообразив насколько их ответы похожи, оба парня рассмеялись. Именно так, смеясь, они и вошли в класс, приковав к себе внимание всех присутствующих. Хотя нужно признаться, что эти двое и так всегда были в центре внимания. Все девочки класса разделились на два противоборствующих лагеря: фан-клуб Сазке и фан-клуб Хаку. Вечное соперничество двух лучших учеников академии лишь подогревало страсти. Хотя, пожалуй, даже учителя не знали, насколько сильно они сдерживались в спаррингах, и как далеко они шагнули в освоении техник шиноби. А в настоящих спаррингах этих двух подростков, не имеющих даже звания генина, они использовали широчайший набор различных дзюцу, которыми не каждый чуунин мог похвастаться. На самом деле, каждый из них мог давно получить генина. Но Хаку хотел остаться со своими сводными кузинами в одном классе. А Сазке специально ждал, когда человек, которого он уже два года называет аники [39] , сможет стать его наставником.
   - С сегодняшнего дня все вы - настоящие шиноби... - начал свою речь учитель Умино Ируки, - но пока вы всего лишь новички-генины! Самое трудное только начинается. Дальше... скоро вы приступите к выполнению заданий.
   "А ведь он волнуется за нас, действительно волнуется. - Промелькнуло в голове Сазке. - Даже немного приятно, когда кто-нибудь о тебе беспокоится..."
   - Поэтому сегодня мы разобьём вас на команды по три человека и к каждой команде будет приставлен инструктор-джонин. Этот инструктор будет руководителем группы во время выполнения заданий.
   -...
   - Команда номер 7: Удзумаки Карин, Удзумаки Таюя и Момочи Хаку.
   -...
   - Команда номер 11: Харуно Сакура, Тацуги Нода и Учиха Сазке...
   - УРАА!! - Донеслось от одной из самых крикливых поклонниц Сазке, девочки с розовыми волосами по имени Сакура.
   -...
   - Ладно. Сегодня после обеда мы познакомим вас с вашими наставниками-джонинам. А пока - перерыв.
   Немного подкрепившись в парке при академии, новоявленные генины вернулись в класс, застав там множество новых людей. В уголке высокий мужчина с небольшой бородой разговаривал с красивой, статной девушкой со странными, слегка розовыми глазами. Стену подпирал обладатель стоячей копны белых волос и маски, оставляющей открытой лишь один глаз, все его внимание занимала какая-то книга. Ещё несколько других шиноби тихо переговаривались, заняв весь первый ряд парт. А Ируки-сенсэй общался с каким-то подростком. Парень был высок, обладал голубыми глазами и волосами цвета пшеницы. Несмотря на явно юный возраст, на нём был одет жилет, говорящий что его обладатель как минимум чуунин. Дополняло образ старомодное хаори главы клана Страны Огня, белое, с огненным орнаментом понизу.
   Наруто - джонин
   - Рассаживайтесь. - Сказал Ируки-сенсэй, закончив свой разговор. Шиноби, которые очевидно были наставниками, повставали со своих мест и выстроились перед аудиторией. - Сейчас я буду называть номер команды и представлять вас вашему куратору. После этого вы поступаете в распоряжение джонина.
   - ...
   - Команда номер 7, Наставник Хатаке Какаши.
   -...
   - Команда номер 11, наставник Удзумаки Наруто.
   Ещё когда светловолосый паренёк встал рядом с другими, ученики тихо зароптали. А уж когда стало ясно, что юноша немногим старше их самих, имеет ранг джонина, и будет к тому же чьим-то наставником, ученики принялись громко возмущаться.
   - А ну тихо!!! - Задавил начавшееся недовольство Ируки-сенсэй. - Или может, мы так и не смогли привить вам правил поведения? Может повременить на пару лет со званием генина??? Молчите? Вот и молчите дальше. Команда 11, следуйте за своим наставником.
   - Ты чего-нибудь понимаешь? - Шёпотом спросил явно недоумевающий Нода.
   - Ничего. Но Сазке вроде все устраивает. - Девочка с розоватыми волосами посмотрела в спину своему объекту поклонения, спокойно идущему за их наставником.
   Через некоторое время вся новоиспечённая команда 11 устроилась в укромном уголке парка при академии.
   - Для начала нам неплохо бы познакомиться. - Сказал блондин. - Представьтесь, скажите что-нибудь о себе, вкратце расскажите, что вам нравиться и не нравиться. Чем вы увлекаетесь и какие у вас планы на ближайшее будущее и отдалённые мечты. Например. Меня зовут Удзумаки Наруто, я глава клана Удзумаки и с сегодняшнего дня ваш наставник. Мне нравиться расти над собой и не нравится невежество во всех формах его проявления. Я люблю на досуге разрабатывать новые фуиндзюцу и кеккайдзюцу [40] . Моей мечтой является привести свой клан к процветанию, а планы на ближайшее время - превратить вас в настоящих шиноби. Теперь ты.
   - Я? Ну это, меня зовут Тацуги Нода. Я не принадлежу ни к какому клану, но и мой отец и мой брат - шиноби, и мой дед тоже был шиноби. Мне нравиться быть в курсе событий и не люблю, когда я чего-то не знаю. Увлекаюсь я... ну много чем... а мечтаю я стать шиноби, которым мог бы гордиться мой дед!
   - Меня зовут Учиха Сазке, и я последний представитель своего клана в нашей деревне. Мне нравиться тренироваться и становиться сильнее, мне не нравиться, что я становлюсь сильнее слишком медленно. Я не знаю, можно ли говорить об этом как об увлечении, но всё свободное время я тренируюсь. Моя мечта - это возродить свой клан, а цель - убить одного человека.
   - Теперь ты.
   - Я - Харуно Сакура. Я люблю... - быстрый взгляд в сторону Сазке и девочка краснея продолжает. - Ну... мне нравится... - опять быстрый взгляд и ещё больше смущения. - Сказать вам про мои мечты?.. - Сакура ещё раз посмотрела на Сазке, при этом её лицо стало совершенно красным. - Ой, НЕТ! А не люблю я Ино-свинину!!!
   - Понятно. Завтра в восемь утра подходите к кварталу Удзумаки, там я постараюсь оценить ваш потенциал, чтобы лучше понимать как вас дальше тренировать...
   - Снова тренировки? - Начала возмущаться единственная девушка. - Но мы только и занимались ими в академии!!! И где вообще этот ваш квартал???
   - Если вы не сможете найти нужное место в пределах собственной деревни, то за её пределы на миссии вас точно отпускать нельзя. То же и с тренировками, не хочешь тренироваться и расти над собой, значит тебе не место среди шиноби. Впрочем, я приложу все силы чтобы вы смогли понять, что на самом деле значит им быть. До завтра, не опаздывайте!
   Сакура, внутренне негодуя еще не успела подобрать извинения, когда их так называемый наставник просто исчез.
   - И как вам это всё нравится, а? - Начал возмущаться Нода. - Пришёл какой-то шкет, чуть ли не младше нас, и типа теперь он наш наставник...
   - Попридержи язык, - спокойный голос записного молчуна Сазке оборвал монолог Нода. - Удзумаки-доно, это чуть ли не легенда, самый молодой джонин за всю историю Листа. Он ранг чуунина получил в том же возрасте, когда мы только в академию поступили.
   - Если Сазке-кун так говорит, то значит нам повезло, ты так много знаешь, - внутренне полностью согласная с Нода, и весьма оскорблённая таким наставником, внешне Сакура изо всех сил пыталась обратить на себя внимание своего кумира.
   Сакура внешняя и внутренняя
   Решив, что и так потратил слишком много времени, Сазке исчез с поляны подобно Удзумаки. Вернее это для Нода и Сакуры это выглядело столь же неразличимым движением, больше похожим на исчезновение. Сам же Учиха прекрасно знал, какая пропасть разделяет его и того, которого он вот уже три года называет не иначе чем Наруто-аники.

* * *

   - Ты - как знаешь, но я больше не собираюсь ждать.
   - Иди-иди, Нода, тебя никто не задерживает, а я буду здесь ждать, пока Сазке-кун не придёт.
   - Сакура-тян, ну пожалуйста, я не хочу к нему один идти.
   - Трусишь?
   - После того, что мне про этого Удзумаки Наруто брат понарассказывал, конечно трушу! - Нода, заговорщицки оглянулся и понизил голос. - Он... в общем, действительно гений. В академию поступил в семь лет, а потом на одном занятии по тайдзюцу взял и убил какого-то Хъюгу!
   - Нода, хватить чушь нести, - было видно что, несмотря на строгий тон, Сакура и сама немного струхнула. - На каждом занятии по два лекаря дежурят, там непросто даже травму серьёзную получить, не то что умереть...
   - Не тогда, когда тебе голыми руками голову отрывают, а потом пальцами сердце из груди выковыривают.
   - Опять ты всё придумываешь!!!
   - И ничего не придумываю, мне брат так сказал, а он врать не будет!
   - Твой брат может и нет, а ты будешь!
   - Нет, он правда ученика на два года старше на тренировке убил. Пошли, а то не хочу я один с ним встречаться. А Сазке твой может и не придёт, мало ли какие у него дела, и в любом случае клановцу всё как с гуся вода. Ну пошли, а?
   - Хорошо!
   Стоило им подойти к огромным створкам ворот в клановый квартал Удзумаки, как створки бесшумно отъехали в стороны и пред ними возник мужчина. Высокий, с гигантским, просто невозможно огромным мечом за спиной, он излучал что-то такое, что двое новоявленных генинов застыли пред ним, не в силах шевельнуться.
   - А, ученики мастера, что-то вы двое припозднились, Учиха-доно уже давно на полигоне.
   - Сазке-кун здесь? - Сакура сама не поняла, каким образом смогла скинуть наваждение.
   - Хммм. Интересно, смогла избавиться от яки... Да, Учиха-доно сегодня в пол седьмого пришёл. Хаку! Проводи гостей до полигона.
   - Хорошо, ото-сама. Сакура, Нода, доброе утро, идите за мной.
   - Хаку, ты здесь живёшь? - Поняв, что есть что-то, чего он не знает, парень просто забыл о давлении, которое на него оказывал этот странный человек. Хотя бывший мечник тумана, конечно, не использовал свою яки в полную силу. - И погодь-ка, это был твой отец?
   - Да, это мой отец, мы живём в квартале Удзумаки...
   - Точно, ведь родовое имя Карин и Таюи - Удзумаки, как я мог забыть, ты ведь всегда с ними вместе, - хлопнул себя по голове Нода. - И как вам живётся под управлением этого Наруто?
   - Лучше, чем можно было бы и желать. Ну, вот мы и пришли. Идите по мостику, там и находиться наш полигон. А мне пора бежать на встречу с нашим наставником.
   Перейдя через высокий горбатый мостик на другую сторону быстрого ручья, и пройдя немного по тропинке, они оказались на полигоне Удзумаки.
   - Сазке-кун!!!
   Попыталась привлечь к себе внимание Сакура. Вот только Учиха явно был слишком занят, чтобы отвлекаться на девушку, которой не уделял особого внимания даже когда имел свободное время. Перед ним стоял какой-то огромный очаг с колеблющимся пламенем, по непонятным причинам огонь не горел ровно. Он то вспыхивал и поднимался двухметровым столбом в одном месте, то превращался в едва видимый огонёк. Сазке крутил небольшие деревянные палочки, размером со стандартный кунай. При этом его руки невообразимым образом всегда оказывались в том месте, где огонь припадал к жаровне, поэтому деревянные макеты не загорались. В отличие от девушки, всегда отличавшийся внимательностью Нода различил, что у сосредоточившегося Учихи глаза были далеко не обычного чёрного цвета, к тому же в них вроде как даже появились лишние зрачки. Хотя в последнем он был не уверен.
   - Пусть сегодня Небо пошлёт вам сил, Харуно-сан, Тацуги-сан. Уверяю, они вам понадобятся. Сейчас я закреплю на вас кое-какое снаряжение, которое позволит мне впоследствии лучше оценить вашу систему циркуляции и контроль чакры в собственном организме.
   Необычный наставник, не слишком интересуясь мнением своих подопечных, принялся сноровисто крепить на них множество кожаных браслетов, соединённых цепочками. Обновки оказались по три на руках и ногах, несколько широких, даже не браслетов, а ремней, шли вокруг торса и живота. Один ремешок и вовсе оказался надет на голову. После этого, не говоря ни слова, блондин подошёл к ручью, с плохо различимой для глаз скоростью сложил последовательность каких-то странных, незнакомых ручных печатей. Вода взбурлила, поднялась двумя столбами, и обернулась в две точные копии их наставника.
   - Чтобы не тратить время зря, мы совместим замеры с базовыми физическими занятиями. Я не имею ни возможности ни желания следить за вами обоими лично. Но с этим прекрасно справятся мои водяные клоны.
   - Для начала сделаем несколько кругов вокруг полигона. - Хором проговорили клоны.
   - А сколько это - несколько?
   - Для начала нужно провести тренировку на истощение. Так что бежать, пока сможете и ещё три круга, после это этого...
   - Как это, наставник?
   - О! Мы сейчас покажем.
   После этого в руках клонов возникли струйки воды. Взмах, и оказывается, что тонкие струйки отлично выполняют роль хлыстов.
   - Быстро! Быстро! Быстро! Быстро! Не стоять!!!
   А дальше для двух новоиспеченных генинов был ад. Непрекращающийся бег, с постоянно меняющейся скоростью. То клоны начитали подгонять, заставляя бежать изо всех сил, то прекращали удары водных бичей, и подростки сами замедляли своё движение. Где-то после второго круга, вокруг оказавшегося ужасно большим полигона, они перестали различать происходящее вокруг. А потом Сакура просто упала, не в силах больше сделать и шага. Клон не стал, как она боялась, бить лежачую. Он перевернул её на спину, приказал лежать, не шевелясь, и сложил руки на животе где-то около пупка. Вдруг внутрь девушки хлынул океан затмевающей разум, сметающей всё на своём пути огненной боли.
   - ААААААА!!!!!
   - Тихо! - Удивительно, но от тихого и пробирающего до печенок голоса мальчишки, старше её всего на полтора года, она не просто замолчала, она на миг забыла, как дышать.
   - Внешне всё выглядело так, как будто ты потеряла сознание. - Проговорил Наруто, сняв давление своего яки. - Мне пришлось заняться твоим лечением.
   - ЭТО БЫЛО ЛЕЧЕНИЕ?!! - Намного тише, но все же прокричала Сакура.
   - К сожалению, индивидуальные особенности моей системы циркуляции делают мою чакру крайне малопригодной для лекарских техник. - Продолжил, как будто не заметивший претензий, Наруто. - Впрочем, восстановление сил я делаю великолепно. Только что ты не могла пошевелиться и едва стонала, а теперь уже стоишь, размахиваешь руками, кричишь. Одним словом - полна энергии. Продолжим тренировку.
   - Взух, - взвилась плеть.
   - АЙ!!! - прокричала девочка и побежала, ведь, несмотря на ощущения, лечение клона действительно вернуло ей силы.
   Через некоторое время разум полностью отключился. Сакура не могла сказать, сколько кругов она в итоге пробежала, и вообще бежала ли она по старому маршруту или её погнали другой дорогой. В памяти остались лишь застилающий глаза пот, чувство невероятной усталости и сбитое дыхание. Ещё, конечно, она помнила лечение, от которого начинали болеть такие части тела, про наличие которых у себя она до этого момента и не подозревала.
   Вдруг все закончилось. Ничего не понимающая девочка послушно выполнила приказ `стой'. Потом, почти никак не реагируя, дала себя усадить за стол, заставленный какой-то едой. То, что наставник говорит ей поесть, она осознала лишь после угрозы опять применить лекарское восстановление сил.
   - Общее физическое развитие тела и системы циркуляции чакры у вас просто ужасное. Но я приложу все силы, чтобы, невзирая на это, сделать из вас шиноби. - Наставник-садист произносил какие-то слова, но их смысл ускользал от разума Сакуры. Наверное, это было к лучшему, потому что вещи, которые говорил Наруто, пойми она их, повергли бы её в панику. - А теперь, когда вы размялись, самое время приступить к тайдзюцу, другими тренировками вам пока рано заниматься.
   Находящуюся в состоянии сомнамбулы девочку подвели к вкопанному в землю широченному деревянном столбу. Обматывающие столб верёвки должны были смягчать последствия ударов, оберегая тренирующегося. Лишь после третьего объяснения клона, которого обессиленная девочка уже даже ненавидеть не могла, она поняла, что от неё хотят. Но стоило ей нанести удар правой, как тело пронзила боль сразу в дюжине мест. Это, неразличимым глазу движением, её ударил наставник.
   - Неправильно! Удар всем корпусом! Ноги шире! Поставь их сюда и сюда! Колени слегка согни! - Каждое указание сопровождалось ударом или тычком палки, откуда-то оказавшейся в руках клона. - Удар! Почему чакру не использовала, вкладывай в удар чакру, вас должны были учить увеличивать силу мышц при помощи чакры.
   - Я истощена... - смогла выдавить из себя Сакура.
   - Ах да, точно! Секунду.
   Увидев, как Наруто кладёт руки ей на живот, она попыталась сказать, что она сможет выцедить из свой системы циркуляции немного чакры. Но не успела, садист успел применить свою пыточную технику. Немного придя в себя, в основном от тычков палки в болевые точки, Сакура поняла, что теперь действительно может нанести удар, используя чакру, которая неожиданно появилась в её организме. Вот только после дюжины ударов с полной силой, как и приказывал наставник, она опять опустела.
   - Да, чакры у тебя кот наплакал. - Задумчиво проговорил наставник под опасливым взглядом ученицы. - Но не волнуйся, есть простой способ достаточно быстро укрепить систему циркуляции. Раскачка! Частая смена полного истощения и заливки большего, чем у реципиента количества чакры. К счастью с чакрой у меня проблем нет, несмотря на то, что я водяной клон, имеющий лишь одну десятою объёма оригинала, чакры с запасом хватит на весь день.
   Дальнейший кошмар Сакура не помнила, возможно к счастью.

* * *

   - Да будет славно Небо, что послало вас Хатаке-доно в мою скромную...
   - Ради всего святого, Наруто, ты ведь обещал больше не использовать этикет по отношению ко мне.
   - А вы Какаши-сэмпай [41] , обещали больше не опаздывать на встречи с членами моего клана... в мою скромную обитель. Пройдём же в залу для малых приёмов, ибо только там подобает встречать главу дружественного клана, с членами которого Удзумаки имели честь сражаться плечом к плечу. Чайная церемония [42] позволит нам...
   - О Небо, только не чайная церемония!!! Наруто, я же не опоздал на распределение, а сегодняшняя тренировка команды 7 началась именно с ожидания меня, я не опаздывал, это такой педагогический приём!
   - И чему же он научит?
   - Он приучает терпению, и учит быть всегда настороже.
   - Да?
   - Именно! А теперь сними, наконец, свой барьер из-за которого я не могу открыть Флирт [43] !!!
   Наруто спокойно взял из рук шиноби с единственным открытым глазом книгу, окутанную странной зеленоватой дымкой.
   - Удивительно, Какаши-сэмпай, это типичный пример самовозникающего барьера. Я, конечно, сниму, но обязательно подумайте, почему он появился. Уверен, это само небо даёт вам знак!
   - Ммм, тебе не кажется, что ты их тренируешь, излишне... - решил сменить тему беловолосый. Ведь он прекрасно знал что за `небо' накладывает барьер на книги за его опоздания.
   - К сожалению, у них полностью отсутствует какое бы то ни было рвение. Так что я не могу надеяться на их собственную мотивацию, и вынужден достигать продуктивной тренировки другими методами. С Сазке проще, ему нужен именно наставник, который присмотрит за тренировками. Этим двум больше подошёл бы дрессировщик.
   - Мммм, Сазке, насколько я знаю и так на тренировках помешан, ладно, твоя команда - твоё дело.
   - Как там мои, кстати, сегодня у вас должна была быть какая-то тренировка-экзамен???
   - Я решил проверить, насколько для них важны товарищи и немного усложнил стандартный тест с бубенцами. Сказал, что пройдут только двое, получивших бубенчики, а оставшийся опять вернутся в академию.
   - Подождите, Какаши-сэмпай, что за стандартный тест с бубенцами?
   - Наруто-кун, - с какой-то усталостью и покорностью злому року сказал одноглазый, - ты хоть открывал книгу, которую я тебе дал? Ну, которая, специально для наставников написана???
   - И открывал и читал, но там откровенный бред, какие-то несуществующие в природе миссии ранга `D', вроде посиди с ребёнком, прополи огород или выгуляй собак. Я до этого вообще про миссии такого ранга не слышал!!!
   - Ну да, в личное дело они конечно не идут. Их вообще-то специально придумали ради новоиспечённых генинов. Чтобы они хоть немного притёрлись друг к другу, получали хоть какие-нибудь деньги и в тоже время не получали бы их просто так.
   - В общем, чтобы они были заняты каким угодно делом, и совершенно не важно каким. По мне так это чушь, лучше бы уж тренировались. Так что там с колокольчиками?
   - Наставник вешает на пояс два бубенца, а генины должны их отобрать. Тот, кому бубенца не достанется, остается голодным. Считается, что соперничество благотворно повлияет на мотивацию. Я же изначально решил не давать им шанса, если они не будут действовать вместе. Но они - давно сработанная команда, так что работали слаженно и бубенцы забрали быстро. Причём Хаку чуть ли не силой всучил их девочкам, сказал, что с его навыками опять получить генина для него проблемой точно не будет.
   - Естественно. Я умел меньше, когда получил чуунина. Но про то, что они - сложившаяся команда, я и так прекрасно знал. Как ты оцениваешь каждого из них индивидуально???
   - Ммм, Хаку, я думаю, ранга чуунина действительно уже достиг. Очень хорошее тайдзюцу, стихийные ниндзюцу ещё лучше. Действительно добротный боец, а учитывая его возраст, так и вовсе выдающийся. Таюя, конечно не может похвастаться таким уровнем тайдзюцу и стихийных техник, но её навыки тоже впечатляющи для генина. А благодаря фуиндзюцу и кеккайдзюцу, она прекрасно поддерживает Хаку в бою. Думаю, ей тоже можно присваивать ранг чуунина. Карин, конечно выглядит бледно, но лишь на их фоне. Помимо сильно развитого таланта сенсора, она явно неплохой медик. Вообще в любой другой команде она смотрелась бы гением, но рядом с Хаку и Таюей...
   - Карин должна была получить генина только в следующем году. Но когда узнала, что и Хаку и Таюя будут учиться в одном классе, она у меня выклянчила разрешение поступать в академию на год раньше.
   Жестом попросив прощения у своего гостя, Наруто пошёл к тренировочной площадке. Сазке как раз вынырнул из неглубокого проточного пруда, где отрабатывал удары, а двое других членов его команды валялись рядом без чувств.
   - Сазке-кун, как тебе твои напарники?
   - Слабаки!
   - В принципе, сейчас ты прав, но раз уж меня назначили и их наставником, то я приложу все силы, чтобы это исправить. Но на сегодня, пожалуй, тренировка для них закончена. Да и для тебя тоже. Возьми их и разнеси по домам.
   - А откуда я знаю, где они живут???
   - Сазке, я же ещё вчера говорил про тех, кто не может найти нужный адрес даже в нашей деревне. И как бы они тебе не нравились, но на последующие годы они станут твоими напарниками, так что я думаю тебе лучше хоть постараться узнать их поближе. Да и на завтрашнюю тренировку без них не приходи. Сам заберёшь их из дому.
   - Хорошо Наруто-сенсэй.

Глава 12.

   Маленький мальчик ещё насуплено смотрел в след уходящему из поместья его семьи другому ребёнку. Тот был на полтора года старше черноволосого хмурого мальчика, ещё даже не успевшего поступить в академию, но уже имел ран чуунина! К превосходству своего брата Сазке привык. Но мальчик, немногим старше его - уже шиноби, причем даже не генин! Дерётся на равных с Итачи!! И самое главное - отец разговаривает с ним как с равным!!!
   - Что грустишь? - Как всегда бесшумно подошёл Учиха Фугаку.
   - Ото-сан, скажи, тебе стыдно за меня?
   - Что??? Сазке, сынок, что ты такое говоришь?!!
   - Ну, мой брат уже в АНБУ, он столько всего умеет. Я думал это от того, что он намного старше. Но Наруто! Я же почти его ровесник, но он уже чуунин, а я всё ещё даже в академию не поступил!!! Я жалок.
   - Сынок, не говори ерунды, как мне может быть стыдно за тебя?
   Фугаку сел на ступеньки крыльца перед своим младшим сыном. Он был отличным шиноби, хорошим главой своего клана, неплохим политиком. Но при общении с детьми, особенно своими, он всегда чувствовал некоторую растерянность.
   - Я горжусь тобой. Не старайся ровняться на Итачи, он рос в очень трудное для нашего клана и всей деревни время. Он и Шисуи, стали теми, на кого Учихи возложили множество надежд. Сазке, твоего брата тренировал я и другие, лучшие шиноби нашего клана. Не думай, что их `гениальность' обеспеченна только талантом. Лишь годы непрерывных тренировок сделали их теми, кто они есть. К счастью, сейчас более спокойные времена и у тебя может быть нормальное детство.
   - А этот выскочка Наруто?
   - Не называй его выскочкой. Я знаю, насколько тяжело пришлось Итачи, чтобы достигнуть своего нынешнего уровня. И мне даже немного страшно подумать, через что пропустил себя Наруто, не имея ни учителей, ни знаний, ни родственников, для достижения таких результатов.
   - Ото-сан, ты что, на его стороне?
   - Сазке, я конечно на стороне Итачи, просто хочу, чтобы ты оценивал людей беспристрастно и умел отмечать их таланты. Это не значит, что я люблю тебя или Итачи меньше, в конце концов, семья превыше всего. Просто отнесись с уважением к успехам Удзумаки.

* * *

   "Опять этот сон..."
   Сазке открыл глаза и с некоторой радостью обнаружил, что проснулся он не в квартале Учих, где был единственным жильцом. Когда он отошёл от последствий гендзюцу, наложенного на него его братом и его выписали из больницы, он оказался в квартале клана Учиха. Один. Единственный жилец на полсотни домов, в которых даже кровь вымывать не стали. И никто, ни один человек не желал тратить своё время на оказавшегося вдруг сиротой ребёнка - осколок ещё недавно сильнейшего клана. И именно тогда, когда растерянный, напуганный и непонимающий как вообще всё это могло произойти, мальчик, стоял пред воротами в квартал, единственным жителем которого он остался, в ворота Листа вошла вереница каравана. Восстановившийся, казалось бы из ничего клан Удзумаки, привёл новых членов, рабочих для постройки кланового квартала. При этом глава клана не забыл свой долг перед Учихами, и нашёл растерянного Сазке.
   С того момента для последнего Учихи началась совсем другая жизнь. Глава Удзумаки, не просто начал его тренировать, делиться самым ценным среди шиноби - техниками, он и его клан заменил Сазке семью. Спокойный и рассудительный Наруто, заменил ему разом и отца и старшего брата, про которого Сазке изо всех сил пытался забыть. Вечно непоседливая Карин и излишне серьёзная Таюя, сестрёнки, которых у него никогда не было. Хаку, мягкий, добрый и чертовки сильный, извечный друг и соперник. Забуза, скрытный, но при этом честный и абсолютно безжалостный к другим и ещё больше к себе. И Мико, жена Забузы, женщина полная любви и сострадания, единственная кто видел его слёзы.
   По выработавшейся за пару лет привычке, умывшись, Сазке взял в руки чётки с именами Учих, убитых его братом. Эти чётки Сазке тоже получил с подачи Наруто. Через месяц, после того как Сазке поселился в тогда ещё строящемся поместье, Удзумаки Наруто спросил его:
   - Сазке-кун, ты постоянно подавлен случившимся. Ты мало ешь, мало спишь. И от этого ты можешь заболеть.
   - Но что мне делать??? Я же видел, понимаешь, видел, как он их убивает! Он мне показал, в той иллюзии показал, как убивает весь наш клан!!!
   - Тебе нужно либо попробовать забыть...
   - Нет! Я не хочу забывать!!! Я боюсь забыть...
   - Понятно, тогда ты должен не забыть, но принять случившееся. Возможно я знаю, что тебе поможет.
   Наруто привёл Сазке к большому, сожжённому молнией дереву, посоветовал сделать чётки, и нанести на бусины имена всех членов клана. Вначале Сазке с трудом мог перебороть слезы, воскрешая в памяти имена и образы убитых людей. Но с каждым разом боль уходила, оставляя место грусти, тоске, сожалению, и кристально чистой холодной ярости. Это помогало последнему из Учих тренироваться до потери сознания. Часто, очень часто его тренировки заканчивались тренировками Карин в Лекарских техниках, к которым у неё был явный талант.
   Сазке трезво оценивал свои достижения. Он понимал, что покажи он реальные навыки в академии, и генина ему дадут автоматом. Но ведь и Хаку скрывал свои успехи. А по сравнению с Забузой, который изредка проводил тренировки, или тем же Наруто, его успехи были лишь смехотворны. Поэтому он спокойно выждал положенные три года в академии, помня просьбу Удзумаки. Наруто пообещал, что если Сазке не станет заканчивать академию раньше срока, то он сможет стать его наставником. Понимая, что вряд ли кто-либо будет учить его так же как Удзумаки, Учиха согласился.
   Вот только, как оказалось, помимо уже привычных тренировок, Наруто задался целью сблизить членов команды. Поэтому Сазке, повесив чётки на шею, не побежал на полигон, как привык. Сначала ему нужно было привести на тренировку двух других челнов команды 11, которых он искренне считал абсолютно бесполезными. Ему даже в голову не пришло, что обычно люди не встают в шесть утра, тем более, если вчера они выложились куда больше чем полностью. Притирка членов команды друг к другу ожидалась весьма экспрессивной.

* * *

   Тацуги Нода всегда считал себя достаточно перспективным шиноби, который уделяет достаточно много времени тренировкам. Конечно, он признавал за собой отсутствие особых талантов, хоть задатки у него и были. Но ничего сравнимого с улучшенным геномом, или просто предрасположенности к определённому разделу техник, какая была у некоторых кланов, у него не было. Члены семьи Тацуги уже четыре поколения поголовно являлись шиноби, и успели накопить немалый список техник и секретов. Но это не шло ни в какое сравнение с клановыми наследными техниками.
   И наконец, по поводу усердия. Нода признавал, что он далеко не самый большой фанат самосовершенствования. Но часа по четыре-пять, помимо занятий в академии, он отрабатывал тайдзюцу и ниндзюцу, причем не тот жалкий минимум, что давали в академии. Вот только до знакомства с наставником, он просто не предполагал, что тренироваться можно ТАК!!! Первые две недели были просто кошмаром, который полностью вспомнить так и не получилось. А потом их малолетний садист-наставник вдруг заявил, что они, оказывается, совершенно не стараются! Нет, подумать только, они не умирали на тренировках, а халтурили!!! В итоге он потребовал, чтобы вся команда 11 переселилась в квартал Удзумаки, где у него будет возможность заняться развитием генинов в полной мере. То, что было дальше, показало - настоящий кошмар ещё не начинался, и Наруто действительно до этого момента издевался над ними не `в полной мере'. Этот эпизод Нода уже сам хотел бы забыть. Так что, когда утром, вместо привычной пробежки `до полного изнеможения, а потом ещё десять кругов' Наруто сообщил, что тренировок в ближайшие три дня не будет, Нода сразу не смог осознать смысл сказанного.
   - Я понимаю, что ваше развитие тела и системы циркуляции просто ужасно. Но Хокаге обвиняет меня, что команда 11 - единственная до сих пор не выполнила ни единой миссии. К сожалению, мои возражения, что для миссий вы ещё не готовы, были проигнорированы. Так что я даю вам три дня, чтобы развеяться перед заданием, жду вас в восемь утра у ворот моего квартала, готовыми к путешествию, длительностью в пару недель. И не вздумайте опоздать!
   Удивительно, но пока их наставник-садист измывался над ними, а продолжалось это, как оказалось, уже месяц, Нода как-то держался. Но стоило ему вернуться домой, как у него внезапно заболело всё тело, накинулась дикая слабость, и Тацуги просто потерял сознание. Наверное, во время тренировок у него просто не было времени на плохое самочувствие, а может Наруто применял на генинах какие-то техники. В любом случае, два дня из трёх, отведённых на отдых, Нода провалялся дома в кровати. Так что вечно непоседливому мальчишке остался всего один день свободного времени. Которое он уж точно не собирался проводить за какими-либо тренировками.
   - Доброе утро Сакура, привет Сазке.
   - Привет. - Заторможено ответила красная как рак девочка.
   Сейчас она просто млела от того, что просто сидит рядом с предметом своего поклонения. Сам же Сазке, по своему обыкновению, ограничился в приветствии лишь кивком.
   - Сазке, ты вроде с нашим наставником ближе всех знаком, не знаешь что за миссия у нас будет?
   - Нет. - Видимо Учиха совсем не желал общаться со своей командой.
   - Просто странно, - а вот Нода всегда был любителем поговорить. - Я встретился с нашими одноклассниками, и Наруто-сенсэй ведёт себя совсем не как остальные джонины-наставники!
   - Что ты имеешь в виду? - Отвлеклась на миг от Сазке розоволосая девочка.
   - Ну, во-первых, ТАК их никто не тренирует. Например сразу две команды учились ходить по стенам при помощи чакры...
   - Ух ты, а наш садист просто над нами издевается...
   - Вы не правы. - Впервые подал голос Сазке, решивший высказать свою точку зрения. Ему крайне не понравилось, что плохо отзывались о Наруто, да и сам Удзумаки советовал наладить общение с командой. - Просто вы слабые, очень слабые. Прежде чем учить вас хоть чему-то, Наруто-сенсэй хочет привести вас в форму...
   - В форму желе, которым я себя позавчера чувствовал?
   - Не смей грубить Сазке!!!
   - Это все потому, что вы слабые. - Повторил Учиха, игнорируя выкрики Сакуры. - Я прошёл такие тренировки, когда мне было ещё девять. Неужели вы до сих пор не заметили, что при тренировках давно пользуетесь чакрой едва ли не больше чем простой силой мышц? Наруто-сенсэй постепенно усиливает и укрепляет вашу систему циркуляции чакры. Думаю, уже сейчас, объём вашей чакры вырос в несколько раз.
   - Сазке, ты такой умный!
   - Хм-м-м, возможно. Но тогда остаётся вопрос с миссиями, все другие команды выполнили по десятку миссий, а для нас это первая. Правда, все их задания были в пределах деревни...
   - И абсолютно бессмысленными. - Раздался спокойный голос из бесшумно открывшихся ворот. Все, кроме Сазке вздрогнули, потому что не заметили появления Наруто. - Это миссии ранга `D', глупые, бессмысленные и бесполезные. Ты ведь про это слышал, Тацуги-сан?
   - Прошу прощения, Наруто-сенсэй, но не могли бы вы обходиться именем? Ну, они действительно показались мне немного странными. Шиноби, который дворник или грузчик...
   - Хорошо, Нода, нам действительно предстоит провести вместе длительное время и излишне формальное общение будет, пожалуй, лишним. Эти миссии полнейшая глупость. С другой стороны, Хокаге-сама убедил меня, что вам необходима миссия, чтобы проверить себя в настоящем деле, и чтобы получить некоторые средства. Поэтому мы будем выполнять миссию ранга `C'. Это сопровождение каравана, вероятность нападения на который оценивается как низкая. Так, сейчас мы выйдем за ворота, и с максимально возможной скоростью двинемся к городу... впрочем его название не важно. Главное, что завтра утром из него выходит караван, охрану которого нам и поручили. Ну, почему стоите, за мной, чем быстрее начнём, тем быстрее закончим и сможем вернуться к тренировкам.

* * *

   - Ыааах, - сладко зевнула девочка с непривычными для любого землянина, но совершенно нормальными в мире Шиноби, розовыми волосами. - Наконец-то я выспалась, а то вначале эти ужасные тренировки, после них три дня отдыха, во время которых мне было больно даже просто дышать, затем бег через лес, и наконец, только с выходом каравана получилось выспаться.
   Всё это она произносила, приводя себя в порядок, при помощи большого бурдюка с водой. При этом она не покидала большую телегу, запряжённую парой здоровенных и флегматичных быков. Всего таких телег было десять, они и составляли караван, который охраняла вроде как четвёрка шиноби.
   - Да уж, загоняли нас, кстати, Наруто-сенсэй, а ничего что мы все в караване дрыхнем?
   - Доброе утро. - Их наставник возник как всегда неожиданно. - Не волнуйтесь, среди вас заранее заметить угрозу может лишь Сазке, да и то не факт. Тренировки вашей чувствительности и внимания далеко впереди, так что пока высматривать возможную опасность буду я один.
   - Подождите, Наруто-сенсэй, но ведь караван будет идти не один день...
   - Опять же не волнуйтесь, опытный шиноби может не спать пять суток, без какого бы то ни было ущерба для его боеспособности, а искусные в самолекарских техниках, спокойно бодрствуют неделями. Тренировки, которые научат вас обходиться без сна, тоже будут.
   - То есть мы будем бездельничать? - В голосе Сазке было ничем не прикрытое разочарование.
   - Ну уж нет. Для начала я дам вам немного теории по применению чакры, которой вы не слышали в академии. А потом будем отрабатывать простейшие приёмы, которые, несмотря на свою простоту, являются основой большинства техник. Но всё это будет после того, как мы пообедаем.
   Обедали караванщики и их охранники шиноби прямо на ходу. Так что вскоре Удзумаки начал свою лекцию.
   - Всего существует три вида манипуляции чакры, на основе которых и строятся все техники. Но не нужно думать, что освоить хотя бы один вид манипуляции у вас получиться в ближайшее время, они все слишком необъятны. Впрочем, вы лучше это поймёте в процессе рассказа про каждую манипуляцию.
   Все четверо шиноби уселись на одну телегу поверх каких-то тюков.
   - Контроль! Это основа основ, любая способность шиноби требует хоть какого-нибудь, пусть и самого плохого контроля. Контролируя течение чакры в своём теле, можно многое. Увеличить свою силу во множество раз, повысить скорость реакции, снять усталость, вылечить себя. То есть контроль - это краеугольный камень тайдзюцу. Без хорошего контроля вы не сможете нормально применять высокоранговые техники. Сейчас объясню на примере. Вам всем ещё в академии преподавали ниндзюцу Замены Тела. Сакура, скажи, как его применить?
   - Нужно подготовить объект равного с тобой объёма. На нем нужно чакрой выжечь печать, и поместить в очерченный иероглифами круг. Ну, этот круг на самом деле тоже печать. Затем нужно сложить последовательно ручные печати Тигр-Кабан-Бык-Пёс-Змей, и произойдёт замена между вами и объектом в кругу.
   - Всё?
   - Ну, говорили, что опытные шиноби умеют обходиться без круга, просто метают в подходящий объект кунай с особой меткой. А ещё замена проводится только на определённом расстоянии, для нас это будет с десяток метров, с опытом расстояние может достигнуть и полусотни.
   - Все верно. Так вот, для того чтобы обойтись без долгого выжигания печатей, нужно при сложении печатей ручных идеально контролировать сколько чакры ты подал в каждый палец. Также контроль можно использовать и для управления чакрой за пределами собственного тела.
   После этих слов вытянутая вперёд правая кисть Наруто окуталась синеватым свечением исходящей чакры. А потом чакра начала закручиваться, причем явно было видно, что потоков там больше одного. Полминуты нарочно медленных преобразований, и генины, раскрыв рот смотрели на кисть наставника, окутанную крутящимся с бешеной скоростью вихрем чакры. Для демонстрации Наруто наклонился, подхватил левой рукой камень, с дороги и подкинул его в воздух. Удар и камень с кулак размером, превращается в облако пыли.
   - Изменение! Основа всех стихийных ниндзюцу. Чакре можно придать одно из стихийных свойств, открывая новые возможности. Общедоступных стихий пять: это Вода, Огонь, Ветер, Молния и Земля. Например, клоны, которые помогали мне в ваших тренировках, были водной техникой. У каждого есть врождённое сродство с какой-то одной стихией. У Сакуры это Земля, Нода имеет предрасположенность к стихии Огня, а Сазке уже умеет использовать несколько огненных техник. Стихийные ниндзюцу требуют большого объёма чакры. Ну и конечно нужно уметь преобразовывать свою нейтральную чакру в стихийную. Не стоит думать, что сродственная стихия будет единственной, которой вы сможете пользоваться, просто овладение ей будет даваться наиболее просто. Я, например, имею сродство с Ветром, но под руководством Момочи Забузы, освоил водную стихию. А руководитель команды, в которой я выполнял миссии ранее, вообще владел сразу четырьмя стихиями. По поводу стихий стоит сказать ещё кое-что, хотя вы не скоро сможете этим воспользоваться, но знать должны.
   Наруто достал из своей куртки чуунина пустой свиток и карандаш и нарисовал пять элементов, соединив их стрелочками.
   Круг стихий
   - Стрелки показывают, какая стихия, какую пересиливает. Это не значит, что при столкновении техник победит обязательно та, чья стихия имеет превосходство. Просто при равном количестве вложенной чакры, стихия, имеющая приоритет позволит своей технике пересилить другую. Само ниндзюцу, конечно, после этого ослабнет, но зато техника на более слабой стихии развеется. Другими словами, если Сазке выпустит в меня огненный шар, то для взаимного уничтожения техник мне нужно, либо использовать технику Ветра и вложить в неё чакры больше, чем вложил Сазке, либо технику Воды и тогда чакры можно использовать меньше. Ещё очень важно помнить, что при столкновении двух техник одной стихии, одно из ниндзюцу развеивается, а другое, за счет уничтоженного, усиливается. Уничтожается либо техника, в которую вложили меньше чакры, либо та, чьё исполнение содержало больше ошибок, либо та, что сработала второй. Вроде все... вопросы по Изменению чакры есть? Тебе что-то непонятно, Сакура?
   - Я просто вспомнила про Первого Хокаге, он же владел стихией Д ерева?
   - Да, так оно и было. Я вам рассказал про стихии, которыми в теории может овладеть каждый шиноби. Но также существуют ещё стихии редкие, или так называемые смешанные свойства, и это уже улучшенный геном. Например, Сенджу Хаширама, Первый Хокаге, обладал свойством дерева, полученным от смешения Воды и Земли, но, к сожалению, его потомки не унаследовали это. В Селении Скрытом В Песке, правит клан Сабаку, и нынешний Четвёртый Казекаге [44] , и его отец Третий Казекаге, владеют стихией Магнетизма, полученного из соединения Молнии и Ветра. А нынешняя Мизукаге по слухам владеет Лавой, смесью Земли и Огня. Вообще смешанные стихии - большая редкость, например во всём Листе есть лишь один шиноби, имеющий такую стихию. Хммм...
   Внезапно Наруто встал, а вокруг его кисти опять возникло вращение чакры, вот только в этот раз различить формирование этой техники никто не успел. Ещё секунда и чакра меняет свой цвет на дымчато-белый, а вихрь начинает издавать едва слышный свист. Каким-то странным движением наставник встряхивает рукой, и вихрь срывается с кисти, пролетает пару метров и разрастается в смерч трёхметровой высоты. Взявшееся из ниоткуда миниатюрное стихийное бедствие врывается в лес.
   - Там группа подозрительных людей сидела, наблюдала за караваном, - счел нужным пояснить Наруто. - Судя по всему грабители, вот только настолько жалкие, что на них даже время тратить не хочется. Эта техника на таком расстоянии никакого особого вреда причинить не может, но чтобы отпугнуть обычных людей, её хватит. Да сейчас вы видели одновременное использование контроля и изменения. На самом деле не стоит думать, что без контроля вы сможете применить вообще хоть что-то...
   Наставник некоторое время молча, наверное, собирая в голове последнюю часть лекции.
   - Разделение! В академии вам всем рассказывали, что чакра состоит из двух разных видов сил...
   - Да, - Сакура всегда старалась блеснуть знаниями, поэтому она затараторила вызубренные строчки учебника, - Чакра состоит из телесной и духовной энергии. Телесная энергия с самого начала находится в шиноби. Она распределяется на все клетки в теле и её можно тренировать физической активностью. Духовную энергию можно увеличить путем опыта в течение времени.
   - ... из двух разных видов сил, - Наруто же демонстративно игнорировал девочку, - но про их природу говорили откровенную ахинею. Чакра - есть соединение энергии Инь и Ян, и не стоит вам путать самих себя ложными ассоциациями телесности и духовности. Я думаю, ещё на лекциях многие недоумевали, почему вам вначале вообще рассказывают про составную природу чакры, если использовать её учат как некую единую энергию, не имеющую свойств. Дело в том, что для многих сложных техник нужно уметь разделить чакру на Инь и Ян и использовать их либо в разной пропорции, либо вообще лишь одну составляющую. Разделение чакры требует долгих тренировок, медитаций и немыслимой концентрации. Перейдём конкретно к составным частям и способу их применения.
   Когда речь зашла о третьем способе работы с чакрой, лекцией явно заинтересовался и Сазке. До этого он слушал в пол уха, явно уже зная обо всём, что говорил наставник.
   - Инь, или тёмная энергия, для управления ей нужна гибкость разума и хорошее воображение. На ней основаны все гендзюцу! Вообще-то применить гендзюцу можно и без разделения чакры, но, во-первых, их эффективность падает на порядок, а, во-вторых, количество печатей для их применения вырастает раза в два-три. Кстати, именно из-за связанности Инь и гендзюцу, эту часть чакры называют энергией духовной. Также Инь используется в некоторых пространственных техниках. Ещё можно вспомнить знаменитое манипулирование тенью, которым славиться клан Нару, это тоже применение Инь.
   Прервавшись ненадолго, чтобы смочить горло водой из фляги, Наруто продолжил лекцию.
   - Ян, или светлая энергия, для управления ей нужна твёрдость духа и сила воли. Используется для запечатывающих техник фуиндзюцу, техник барьеров кеккайдзюцу и многих пространственных техник. Также Ян нужно уметь выделять, чтобы освоить лекарские техники. Да, Нода, у тебя есть вопросы?
   - В начале лекции вы сказали, что для лечения нужен лишь контроль, да и пространственные техники, за них отвечает Ян или всё-таки Инь?
   - Ты бы невнимателен. Я сказал, что при помощи одного контроль можно лечить СЕБЯ! Причем только на самом простом уровне. Так же как и не нужно разделение чакры для применении на себя гендзюцу. Для лечения других нужно выделить Ян, да из-за того что простое вливание Ян способно вылечить незначительные раны, эту составляющую чакры называют энергией телесной. По поводу пространственных техник, то одни из них требуют Инь, другие Ян. Грубо говоря, при помощи разных составляющих, мы проделываем те же действия разными способами. В любом случае вам пока об этом думать рано. Вроде про способы работы с чакрой я всё рассказал...
   Наставник некоторое время молчал, видимо перебирая в голове свои знания.
   - Ладно, а теперь перейдём от общего к конкретному. Сакура, у тебя весьма неплохой контроль, а преобразование чакры будет даваться тебе нелегко, так что основой для тебя станет тайдзюцу...
   - Но Наруто-сенсэй, в академии тайдзюцу давалось мне труднее всего...
   - Это потому, что у тебя плохо развита система циркуляции, и из-за этого мало чакры. Я специально тренировал в основном на выносливость, без подпитки мышц чакрой ты не смогла бы пробежать и десятую часть разминочного кросса. Тренировки уже развили твою систему циркуляции, что повысило общий объём чакры. Так что не волнуйся, через пару месяцев тренировок, когда мы перейдём непосредственно к тайдзюцу, ты сразу заметишь, насколько легче оно будет тебе даваться. Так же я считаю, что тебе стоит освоить разделение чакры, у тебя есть некоторые задатки управления Ян, думаю из тебя может получиться лекарь. Сейчас я покажу несколько простейших приёмов в управлении чакрой внутри своего тела. Освоение подобных методик поможет лучше переносить физические нагрузки, и даст тебе некоторое представление о строении организма. Сперва начни стандартную медитацию, которой вас обучали в академии, ту, которая для того, чтобы ощутить чакру в своём организме...
   - Наруто-сенсэй, а можно послушать о способностях Сазке?
   - Ладно, пожалуй, вам действительно стоит знать умения других членов команды. Нода, с контролем у тебя явные проблемы, разделение чакры ты тоже быстро освоить не сможешь, а вот преобразование наоборот даётся проще, так что основой твоего развития будут стихийные ниндзюцу, хотя тайдзюцу тоже забывать не будем. Сегодня ты займешься начальными тренировками по приданию чакре свойства Огня. Да, ты что-то хотел спросить?
   - Если вы говорите, что для меня подходит другой тип развития, почему наши тренировки с Сакурой одинаковые?
   - Потому что система циркуляции у тебя развита немногим лучше, а без этого на стихийные техники может просто не хватить чакры. К тому же среди шиноби есть те, кто не умеют ничего кроме тайдзюцу, но нет ни одного кто бы не владел тайдзюцу...
   - Мы поняли, - Сакуре явно хотелось побыстрее свернуть тему разговора на интересующую её личность. - А что с Сазке...
   - Сакура, ещё раз меня перебьешь, и я начну тренировать тебя обходиться без сна уже сегодня. Если есть вопрос, дождись моего разрешения его задать, или хотя бы окончания моих объяснений. Сазке, у тебя неплохой контроль, стихию ты тоже применять научился, но я считаю, что сейчас тебе нужно сосредоточиться на разделении. Сегодня мы займёмся именно этим, а когда ты сможешь разделить чакру на Инь и Ян, я покажу тебе технику Мерцания Тела. Эта техника состоит их трёх этапов, первый - это разделения чакры, потом Инь используется для скрытия своего местоположения с помощью простенького гендзюцу, а Ян вливается в мышцы, что временно дает невероятную скорость. Высокая скорость и скрывающее гендзюцу создаёт эффект, что шиноби просто появился из ниоткуда, или исчез в никуда. Теперь займёмся практикой, да и ещё помните, что предрасположенность значит лишь, что вам будет что-то даваться проще, это не закрывает от вас другие способы оперирования чакрой. У меня, например, изначально был ужасный контроль, но путем длительных тренировок я смог значительно развить его.

Глава 13.

   - Доброе утро Какаши-сэмпай!
   - Угу, доброе.
   Наруто с некоторой жалостью наблюдал за тем, как команда номер 7 выполняет миссию. Трое генинов старательно пропалывали большое поле. Сам он стоял, прислонившись спиной к большему дереву, в ветвях которого сидел читающий книгу беловолосый джонин.
   - Всё-таки такие миссии - бессмысленная трата времени. Обычные тренировки были бы в любом случае полезнее.
   - Наруто-кун, твои тренировки уж точно нельзя назвать обычными. Ты против того, чтобы Хаку и девочки выполняли миссии ранга `D'?
   - Я это не одобряю, но вмешиваться не буду. То, что я сам получил наставника лишь через пару лет после окончания академии не значит, что я не уважаю эту традицию.
   Я не стал говорить Какаши, что считаю своим наставником не только его, но и Забузу. Мечник Тумана помог мне освоить вторую стихию, и обучил многому. А Какаши обучил практической, так сказать полевой работе шиноби.
   - Но прошлую миссию навязал нам ты...
   - Мы же вместе с вами, Какаши-сэмпай, приняли решение. Хаку слишком мягкий, Забуза его в своё время слишком оберегал. При этом парень слишком силён и для него не проблема вырубить большинство противников, не убивая их. Поэтому вы и взяли миссию на ликвидацию нукенина ранга `А'. Как всё там прошло?
   - Хаку справился. Вот только Наруто-кун, ты знаешь, как я не люблю подвергать опасности...
   - Бросьте. Я пока был под вашим тайным надзором, в одиночку убил троих нукенинов ранга `А', и вы ни разу не показались. Вы успели бы вмешаться, если бы подопечным грозила смертельная опасность. Да и сами понимаете, они - идеальная команда штурмовиков-ликвидаторов. Два бойца, Хаку хорош на ближней и средней дистанции, Таюя опасна на ближней и дальней дистанции, ну а Карин - медик, сканер, да ещё и барьерщик, поддержка одним словом. И девочкам, кстати, убивать уже приходилось.
   - Ммм, я тогда с тобой согласился, но всё равно это неправильно. Да, а как у твоих подопечных дела? Я слышал, у вас была сложная миссия.
   - Ничего сложного, просто разведка сильно облажалась. Шли на миссию ранга `С', а получили `B'. За вечно пьяным придурком, которого мы охраняли, оказывается один богатей охотился, ну и нанял нукенинов...
   - Кого-нибудь серьёзного?
   - Нет, двоих беглых генинов из Тумана. Они вроде были сыновьями какой-то шишки при прежнем Мизукаге, так что нынешняя власть собиралась послать их на какое-то задание `S' ранга, ну голову каге другой деревни, или просто в вулкан прыгнуть. Сазке с ними за пару секунд справился, огненный шар в одного, и гендзюцу в другого. Больше проблем было заставить Сакуру и Нода их добить.
   После этих слов Какаши даже книгу свою отложил.
   - И не надо на меня так смотреть. Я не хочу, чтобы заминка, перед тем как убить врага, стоила им жизни в реальном бою. Потом была ещё пара нападений, но нападавшими были обычные люди, так что проблем они не доставили.
   Некоторое время они молчали.
   - Наруто-кун, ты отправишь свою команду на экзамен чуунинов?
   - Обязательно. Пусть оценят себя и других, им будет полезно. Тем более за те месяцы, что я над ними поработал, их уровень изрядно подрос. Думаю чуунина ещё никому кроме Сазке давать нельзя, но как проба сил экзамен будет для них весьма полезен.
   - Ммм, ты даже не поинтересуешься, пошлю ли я на экзамен свою команду?
   - Конечно, пошлёте. Ранга чуунина достигли все трое, а в умении работать вместе они уступят, пожалуй лишь команде 10.
   - Ну, кланы Яманака, Нара и Акимичи всегда были союзными, так что неудивительно, что их наследники с раннего детства тренировались работать вместе. Ладно, судя по всему, миссия завершена, так что пока, Наруто-кун.
   - Всего доброго, Какаши-сэмпай.

* * *

   - Всё не так просто, вы слишком торопитесь, - пытался вразумить четырёх шиноби чуунин с шрамом через переносицу.
   - Ируки прав, моя команда потратила целый год на тренировки. - Поддержал преподавателя академии шиноби со стрижкой под горшок. - Пусть сначала подрастут немного...
   - Пфф... да они и так хороши... и твоих учеников обойдут легко. - Какаши был абсолютно спокоен, неудивительно, может Сазке и превосходил немного Хаку, но сработанная команда подопечных беловолосого давала больше шансов на успех.
   - Ну а ты, Наруто-кун? Пойми, такой талант как у тебя - редкость, и твои подопечные просто не смогут того, что ты мог в их возрасте! Сазке конечно был лучшим в классе, но это не много значит в реальном бою. Да и Нода с Сакурой особо не блистали...
   - При всём уважении, Ируки-сенсэй, я считаю, что они готовы, я не зря потратил полгода. Моя команда выполнила всего четыре задания, но зато тренировалась без перерыва. Они справятся.
   - Достаточно, - прервал спор голос Сарутоби Хирузена, который решил напомнить, что они находятся в большой приёмной Хокаге, и стоило бы выбрать другое место для беседы. - Теперь слово предоставляется учителям старших генинов.
   - А не выпить ли нам четверым по чашке чая? - Асума явно пригласил лишь троих: меня с Какаши и Юхи Куренай, с которой я почти не общался, впрочем, представлены друг другу мы были.
    Юхи Куренай
   - Только если Юхи-сан не будет против моего присутствия.
   - Наруто-кун, с чего мне быть против?
   - Многих пугает близкое соседство с носителем девятихвостого. А те, кто потерял родных в нападении демона-лиса и вовсе зачастую меня ненавидят.
   ...
   - Нет Наруто-кун, я понимаю, что ты не имеешь никакого отношения к лису, и буду не против твоей компании.
   - Вот и отлично, - расплылся в улыбке вечно неунывающий Асума.
   Через некоторое время мы расположились в какой-то комнате отдыха, которую сын Хокаге показал нам в резиденции правителя Листа. Большое круглое помещение с широкими окнами было наполнено запахами вечного лета Страны Огня. В центре располагалась, занимая практически все пространство комнаты, гигантская клумба, если к предмету таких размеров вообще можно применить этот термин. Цветущий, разросшийся в клумбе, куст наполнял комнату терпким пряным ароматом, который как будто придавал дополнительный вкус чаю, который мы пили.
   - Ну... скучно, конечно, без моей команды... - Кипучая энергия Асумы смогла вовлечь в диалог необщительного Какаши, - с заданиями перерыв.
   - Ничего, скоро снова станет весело.
   "Хм, интересно, о чем этот курильщик?"
   - Это почему? - Какаши тоже заинтересовался.
   - Я слышал, что экзаменатор на первом тесте - Морино Ибики.
   "Этот дырявоголовый? Как его вообще из подвалов АНБУ выпустили?!!"
   - Только не этот садист, - вырождение лица беловолосого было совершенно безрадостным.
   - Садист? - А вот Куренай явно была не в курсе дела.
   - Куренай, ты джонином стала недавно, поэтому и не знаешь... - Асума решил просветить девушку. - Он профи в допросах и пытках.
   "Я вот джонин еще меньше чем Куренай, а всё равно этого психа знаю, правда из-за того, что три года членом АНБУ был. Вообще проблема не в том, что токубетсу джонин [45] Морино Ибики возглавляет отдел дознания в АНБУ, а в том, что он сам как-то попал в плен и получил несколько высверленных отверстий в своём черепе. Его можно охарактеризовать двумя словами: псих и фанатик. Везде подозревает заговоры против Листа и Хокаге. К тому же он реально умеет создать сильный психологический пресс. Да уж, ребяткам и вправду придётся нелегко..."
   - Наруто-кун, а ты не волнуешься о своей команде?
   - Они справятся!
   - Да ладно, давайте забудем немного про наших оболтусов, Наруто, лучше расскажи, как ты чуть Гаю голову не снёс при первой встрече.
   - Правда?
   - Правда-правда, - Асума, задавший вопрос мне, сам и начал на него отвечать, видимо чтобы завладеть вниманием Куренай. - Наруто-кун тогда в Стране Риса родственников искал, а у нас была разведывательная миссия. В команде былы я, Инузука Тсуме, один Хъюга, ты его не знаешь, и Гай. А Наруто-кун в лесу с двумя девочками жил. Ну, Гая ты знаешь, этот псих попытался девочку обнять, крича что-то про силу юности. А Наруто ни слова не говоря раз и за спиной Гая оказался, с кунаем, запитанным чакрой ветра. Тсуме его прямо из-под лезвия втащила.
   - Он вел себя непочтительно по отношению к члену моего клана. Причем к несовершеннолетнему, и на подконтрольной Удзумаки территории...
   - Наруто-кун, ты слишком серьёзен.
   - Нет, это просто вы слишком легкомысленны, Сарутоби-сан.

* * *

   - Привет Сазке-кун, Нода-кун, Сакура-тян. Рада вас видеть, тоже на экзамен? Как вам под присмотром они-уэ [46]?
   Команда 11 подошла к зданию, где будет проводиться экзамен на чуунина, и застыла в некотором изумлении. Весь двор был полон, множество шиноби с протекторами различных деревень болтали, разминались или даже дрались. Но вдруг на троицу генинов налетел красный вихрь. Удзумаки Карин всегда была на диво непоседлива. Вот и сейчас с детской непосредственностью она развеяла охватившее генинов напряжение.
   - О, привет, Карин-тян, давно не виделись. Твоя сестра с Хаку где-то поблизости?
   Карин и Таюя были единственными девочками в классе, с которыми у Сакуры были нормальные отношения. Половину девочек она считала соперницами в борьбе за Сазке. А со второй половиной была вечная вражда в вопросе, кто лучше Хаку или Сазке. Поэтому она была искренне рада повстречаться с двумя Удзумаки.
   - Да, они собирались в здание заходить. Я вас почувствовала, ОЙ... то есть, это, я вас увидела, да, увидела, ну и побежала поздороваться. Побежали-побежали, пока мы не отстали.
   Не обращая внимания, последовали ли за ней генины команды 11, Карин развернулась и побежала к входу в здание. Сакура замерла на миг, но тут же бросилась догонять девочку. Нода и Сазке ничего не оставалось кроме как последовать за ними.
   - ... слабак - и хочет сдавать экзамен?! Даже и не думай!
   - Мал ты ещё для этого.
   - Да, да!
   Внезапно генины оказались перед пустым пятачком перед комнатой с табличкой 301, где, по словам Наруто и должен был проходить первый этап экзамена. На полу сидел и потирал разбитое лицо парень в зелёном трико, стрижкой под горшок, большими брежневскими бровями и протектором Листа на поясе. А сам вход в аудиторию загораживала два других генина с таким же рисунком на протекторах.
    Лжегенины
   - Эй, вы же из одной деревни, вы не должны драться. - Раздался неожиданно звонкий голосок Карин.
   Вот только её миротворческий порыв был остановлен сильным ударом по лицу, который нанёс генин с тремя пластинами пластыря на лице и двумя массивными рукоятками непонятного оружия за спиной. А дальше события понеслись с такой скоростью, что мало кто из присутствующих мог их различить. Одним из счастливчиков был Сазке. Миг, и перед ударившим девочку из воздуха соткалась стремительная фигура, наносящая прямой удар кулаком в лицо обидчику. В следующее мгновение генин-задира развеивается и на его месте оказывается смутно похожий на него чуунин. Из-за разницы в росте между обликом иллюзорным и оригиналом, удар фигуры пришёлся не в лицо, а в центр груди. Но мститель не растерялся, когда его противник только начал свой полёт, он нанёс ещё один удар, теперь уже точно по лицу. С явно различимым хрустом от смятого носа лжегенин влетел в аудиторию, разбив спиной дверь. Его напарник попытался нанести удар ногой, вот только между ними возник парень в зелёном трико. Теперь на нем не было ни следа от былой слабости, а с лица чудесным образом исчез синяк и кровоподтёк.
   - Эй, а как же план? - Начал отчитывать бровастого другой парень, чьи глаза явно показывали его принадлежность к клану Хъюга. - Ты же сам сказал, что лучше не привлекать к себе внимания.
   - Передай своему напарнику, что если он ещё раз поднимет руку на Карин, я его убью! - Хаку, а именно он отправил в полёт лжегенина-задиру, говорил спокойно и зло, а исходящая от него яки подтверждала серьёзность намерений. - Карин, ты как?
   - Со мной все хорошо, Хаку. Прости, я была неосторожна...
   - Привет, Хаку!
   - О, давно не виделись, Сазке! Доброго дня, Нода-кун, Сакура-тян.
   Команду 11 поприветствовал черноволосый паренёк с правильными чертами лица, Момочи Хаку, приёмный сын бывшего Мечника Тумана Момочи Забузы.
   Хаку
   Команды 7 и 11 болтая шли, ища нужную аудиторию. Ведь номер на табличке над дверью, которую охраняли лжегенины, оказался гендзюцу.
   - Привет, меня зовут Рок Ли. - Догнал их парень в зелёном комбинезоне. - Ты ведь Таюя-сан, да? Будь моей девушкой, я всегда буду тебя защищать!
   Рок Ли
   Серьёзная и малоразговорчивая девушка даже опешила от такого знакомства.
   - Я сама могу за себя постоять, да защитников у меня и без тебя, слабака, найдётся. - Разбила девушка надежды Ли.
   - Эй ты, как тебя зовут? - Вступил в разговор Хъюга.
   - Момочи Хаку, Хъюга-дзин [47] .
   - Моё имя Нэжи.
   - Приятно познакомиться Нэжи-сан.
   - Ты новичок, верно? Сколько тебе лет?
   - Мне пятнадцать, так получилось, что я поздно поступил в академию. - Хаку искренне улыбался, казалось, действительно не замечая грубый тон собеседника. - А тебе сколько? Ты уже участвовал в экзамене?
   Хъюга явно не собирался ничего отвечать. Зато опять заговорил Ли.
   - Эй ты, Хаку, кажется. Не хочешь ли ты сразиться со мной прямо сейчас?
   - Нет, ты выглядишь сильным, я могу пострадать. Давай как-нибудь в другой раз.
   Ли мгновенно появился перед парнем и застыл, не доведя лишь на сантиметр свой кулак до лица Хаку.
   - Почему ты не попытался ни уклонился, ни заблокировать? Я видел - ты быстрый.
   - Ли-сан, ну ведь вы же и не хотели меня бить, - улыбнулся парень, - а если бы я как-то прореагировал, драки было бы не избежать.
   Оставив находящегося в полном недоумении Ли, две команды проследовали на экзамен.
   Сам первый этап экзамена прошёл в виде странного письменного теста. Странным в нём было многое. Вопросы, ответы на которые содержались в самых бредовых и не имеющих никакого отношения к реальности учебниках, которые даже преподаватели читали по диагонали. Странная система баллов, по которой за неправильный ответ теряется один бал, а за списывание два. В итоге догадаться, что весь тест построен на том, чтобы списать и не попасться, было не слишком трудно. И с этим у команд 7 и 11 проблем не было. Карин как сканер легко смогла подглядеть ответы у явно подставных генинов, которые явно для того и присутствовали на экзамене, чтобы было с кого списывать. А дальше девочка запечатала две копии своих ответов, которые распечатали и переписали Хаку с Таюей. В другой команде все сделал Сазке. Он благодаря Шарингану тоже смог списать, а потом наложил простенькое гендзюцу на товарищей по команде. Нода был весьма приятно удивлён, когда перед его ним в воздухе соткались правильные ответы. Сакура же, любившая поражать всех своими знаниями и так знала ответы на эти бесполезные вопросы, впрочем, помощь со стороны Сазке значила для неё куда больше чем для Ноды. А потом экзаменатор задал отдельный десятый вопрос.
   Экзаменатор попытался надавить на генинов. Он предложил им возможность отказаться от последнего вопроса и покинуть экзамен. При этом Морино Ибики утверждал, что оставшиеся, но не ответившие на десятый вопрос навсегда лишаются права получить ранг чуунина. Удивительно, но многие поверили и ушли, уж слишком виртуозно и тонко Ибики использовал свою яки, заставляя генинов чувствовать страх и неуверенность. Впрочем те, кто смог скинуть давление, понял, как абсурдно звучит это правило. Ну а Сакура даже не поняла о чем говорил Ибики, весь экзамен она пробыла в прострации, осознавая мысль, что Сазке ей помог, и думая насколько она ему не безразлична. А потом выяснилось, что десятый вопрос и заключался в выборе уйти или остаться, и все находящиеся в аудитории сдали первый этап, и отправляются на полигон 44 для прохождения второго этапа экзамена на ранг чуунина.
   - Ничего себе!
   - Это точно деревья??? Больше на скалы похоже!!!
   - Может это гендзюцу какое-нибудь, лес не может быть таким!!!
   - Я вам точно говорю, это Первый Хокаге когда-то развлёкся, он как раз Деревом владел, вот и вырастил ЭТО!
   Возгласы генинов, приблизившихся к полигону 44 можно было понять. Не часто можно увидеть лес, в котором чувствуешь себя насекомым.
   Лес Смерти
   - Карин, что это с тобой, ты всё время после теста какая-то молчаливая? Не обращай внимания на поведение экзаменаторов, это их работа - выводить генинов и душевного равновесия...
   - Нет, Хаку, со мной всё хорошо... просто мне кое-что показалось... не обращай внимания, чушь всякая.
   - Карин не забывай кто ты. - Перед девочкой, словно из ниоткуда, возникла Таюя. - Ты сканер, от твоего восприятия зависят жизни других шиноби. Тебе не может просто показаться, если у тебя есть хоть сколь-нибудь смутное ощущение опасности, не держи это в себе. Лучше сказать и принять лишние меры предосторожности, чем промолчать и поплатиться за это... ну ты сама понимаешь.
   - Хорошо, поняла, во время теста я почувствовала, мне показалось, что я почувствовала...

* * *

   Небольшое озеро, что находилось в центре тренировочного полигона Удзумаки, бурлило непонятным движением. Волны, водовороты и целые фонтаны искажали обычно ровную водную гладь. Но вот озеро после получаса хаоса начало успокаиваться, а в его центре показалась сухая копна пшеничных волос.
   "Эх, хорошо размялся, а то с этими учениками на своё самосовершенствование все меньше времени!"
   Не удержавшись от чистого ребячества, я, встав на поверхность воды, применил Макадзэ. Или злой ветер, как я назвал свою новую технику. Вот, каждая чакропора начинает испускать чакру. Сколько сил мне потребовалось, чтобы научиться испускать чакру именно всеми порами и вспоминать не хочется. Пришлось задействовать и все свои лекарские умения, и Карин помогала, воздействуя лекарскими техниками снаружи, и даже Хаку со своим иглоукалыванием помог. В любом случае, выпускать чакру всей поверхностью тела я научился.
   Следующий этап - стабилизация покрова чакры. На мысль как это сделать, меня натолкнул ещё первый убитый мной нукенин ранга `A', Хъюга, который вращением создавал защитный полог, отбрасывающий метательные снаряды. А когда я служил в АНБУ, Хатаке Какаши, однажды почему-то показал мне Разенган, технику Четвёртого Хокаге. Это была сфера скрученных потоков чакры, движущихся с огромной скоростью, и именно вращение придавало ей стабильность.
   Разенгану я обучился, и хотя он дал мне большой толчок к разработке своей техники, сам я им практически не пользовался: слишком узкоспециализированный, созданный под конкретную задачу приём. Основой боевого стиля Четвёртого Хокаге было мгновенное пространственное перемещение. Оно обеспечивало его защиту, трудно ранить того, кто может мгновенно переместиться на десятки метров. Оно позволяло застать противника врасплох, в мгновение ока оказавшись около него. Но вот с атакой были проблемы. Конечно можно, оказавшись за спиной противника, просто ткнуть его кунаем, вот только шиноби, начиная с ранга джонина, убить не так просто, вспомнить хотя бы того же Хъюгу, который легко выдерживал мои удары Тэцукеном. Вот и родился Разенган. С одной стороны техника многократного применения: оторвал ей голову одному врагу, а потом прыгай к следующему, с тем же шариком, без необходимости создавать новый. К тому же Разенган неплохо пробивает большинство защит.
   Впрочем, я отвлёкся. Когда всё мое тело оказалось покрыто своеобразным доспехом, состоящим из несущихся с бешеной скоростью потоков чакры, пришло время третьего этапа. Придание чакре свойств Ветра. Сколько неудачных попыток я пережил при овладении этим этапом, сколько раз у меня рвались чакроканалы от хлынувшей в них стихии Ветра, сколько раз неистовый ураган сдирал с меня кожу, ломал кости, перекручивал связки и мышцы. Но я не отчаивался, хотя порой на месяц становился недееспособен, и это при моей регенерации!!! И вот в итоге я получил то, что хотел. Важным оказалось многое из того, что казалось мне ранее несущественным. Идеальный контроль, резкое преобразование в стихию всего доспеха, и недопущение попадания в него нейтральной чакры, и самое главное - особое расположение потоков. Они не просто должны были переплетаться, а образовывать спирали и завихрения как в настоящем урагане.
   Всё это требовало сумасшедшего контроля как за самим движением чакры, так и за преобразованием всей испускаемой мной чакры в стихийную. Но это стоило того, защита, нападение и самое главное - скорость и маневренность. Хм, помню, какой крах иллюзий мне устроил Какаши, показавший, что такое настоящая скорость джонина, за которой я с открытыми Третьими Вратами просто следить не успевал. Но это было давно, сейчас после бессчётного количества открытия Третьих Врат, множества циклов перегорания и восстановления нервной системы, моё восприятие было действительно невероятным. А теперь, с Макадзэ, я мог не просто видеть неуловимые движения, но и сам успевал за ними. В принципе, именно благодаря этой технике я и получил ранг джонина. Со стороны я выглядел смутной фигурой, состоящей из облачно-белых потоков воздуха, закручивающихся в спирали вихрей, которые дрейфуют по поверхности.
   Я резвился с Макадзэ, в очередной раз, восхитившись тем, какое чудо мне удалось воплотить в жизнь. Скорость и самое главное - маневренность. Я мог прямо в воздухе резко поменять направление своего движения. Решив, что я достаточно развлёкся и пришла пора разобраться со скучными и ненавистными, но необходимыми бумажными обязанностями главы клана, я развеял Макадзэ и уже собирался уходить, как почувствовал активацию одного весьма специфического предмета. У меня на поясе был особый футляр, в котором в разделённых перегородкой отделениях лежали тонкие пластинки из чакропроводящего металла. Их тонкость позволяла при подаче чакры ветра использовать их как оружие, несмотря на отсутствие заточки, вот только такое применение было бы сродни забиванию гвоздей микроскопом. Благодаря неимоверному количеству сложнейших печатей, нанесённых как на пластины, так и на футляр, они имели уникальные свойства. Например, только что Карин нанесла на такую же пластинку столбец иероглифов, а когда её пластина заняла место в футляре, на идентичной пластине, находящейся у меня, появились такие же иероглифы. К сожалению, дистанция работы этой системы не превышала дальних окрестностей Листа. Вот только все мысли о модернизации и дальнейших исследованиях напрочь вымел прочитанный текст.
   - Твою мать!!!
   В мгновение ока выхваченная из футляра другая пластина оказалась тут же покрыта текстом, выжженным прямо чакрой, без использования специального металлического приспособления для письма.
   "Как глава клана приказываю. Любым способом соединиться с командой 11. Не отходить от них ни на шаг. Особенное внимание уделить Сазке. Экзаменаторам информацию не передавать. Находиться вблизи стены полигона 44."
   Резкое движение загоняет пластину обратно в футляр. Быстрая последовательность ручных печатей и озеро взрывается четырьмя столбами, которые, опав, являют точные копии Наруто. Водные клоны и оригинал на всей доступной скорости несутся к выходу из поместья. Поданный на бегу сигнал и ко мне присоединяется страж врат квартала Удзумаки, бывший Мечник Тумана, Момочи Забуза. Клановый квартал за его спиной окутывался зелёным барьером, способным защитить оставшихся там Удзумаки в отсутствие всех шиноби.
   - Нукенин на экзамене, ранг `S', Белый Змей, цель - предположительно Сазке.
   Быстро ввёл в курс дела Забузу, стараясь развить максимальную скорость. Мои клоны побежали собирать подмогу, но вряд ли она прибудет скоро. А к экзаменатору нынешнего этапа у меня нет никакого доверия. Очень подозрительно, что нукенин, который в Книгах Розыска идет под псевдонимом `Белый Змей' выбрал для своих действий именно экзамен на чуунина, а учитывая его старую связь с экзаменаторшей, подозрительно вдвойне. Так что я нёсся изо всех сил, надеясь успеть.

Глава 14.

   Белый Змей
   Мы почти опоздали. Но в данном случае слово `почти' было основным и спасительным. Генины двух команд были раскиданы, как беспомощные дети. А к парализованному направленным яки Сазке, неслась голова на неестественно вытягивающийся шее. Мягкая модификация тела, одна из основ боевого стиля того нукенина, позволяла растягивать свои конечности на несколько метров, двигать телом так, будто оно вообще не имеет костей, а также серьёзно повышала живучесть. Я явно не успевал ничего сделать и треклятый нукенин должен был вот-вот впиться зубами в шею моему ученику. Не имея никаких представлений что после этого произойдёт, я, выпустив всеми порами спины чакру, и придав ей стихию Ветра, буквально в последний миг успел заслонить Сазке рукой. Моя регенерация, с навыками самолечения, да и с чакрой демона в придачу, позволяла мне надеяться прожить без последствий все, что приготовил этот урод для последнего Учихи. Отмахиваюсь от головы противника потоком воздуха и начинаю экстренно накладывать печати вокруг укуса. Нукенин собирался не отравить Сазке, он хотел поставить на него какую-то печать, которая судя по всему должна была, как паразит, разрастись на всю систему циркуляции чакры, и одно Небо знает, что сделать потом. К счастью на мне уже была печать, причём творение Четвёртого Хокаге было на порядке сложнее и устойчивее, так что у меня было время изолировать эту заразу.
   Наверняка нукенин повторил бы попытку, вот только пока я был занят, в бой вступил Забуза. Тому, кто может вытворять с собственным телом такое, что пришёл бы в ужас любой гимнаст или циркач, не стоило никаких сил увернуться от брошенных кунаев. Вот только бывший Мечник Тумана кидал их далеко не с целью попасть. Метательные ножи как будто взорвались, но вот совсем не огненные вспышки окутали их, а расширяющиеся водяные сферы. Это распечаталась вода, заточённая в кунаях, что поделаешь, если Забуза теряет немалую часть своего арсенала, если её нет поблизости. Прообразовывать же свою чакру в чистую воду слишком долго при учете скоростей, на которых идёт сражение шиноби, да и чакры тратит неоправданно много. Вот и разработали мы такой приём. Не успела вода опасть, как на нукенина бросаются сразу пять одинаковых мечников, и каждый из них получает по десятку укусов змей, появившихся их рукавов нашего противника. Клоны опять обращаются в воду, которая сохраняет при этом скорость, которою она имела в образе людей. Змеелюб получает со всех сторон поток воды, и возникший рядом ещё один Забуза этим воспользовался. Неразличимое мельтешение печатей, мечник молниеносно опускает руку в воду, окружившую врага, и та преобразуется в сферу, спокойно висящую вопреки всякому притяжению. Нукенин оказывается в водяной темнице, не позволяющей пойманному даже нормально пошевелиться. Вернее такую сдерживающую силу это ниндзюцу получало лишь у искуснейших в использовании Воды шиноби. Вот только никто не ожидал, что это задержит нашего противника надолго, Забуза лишь давал время мне разобраться с дрянью, которой пометили мою руку. Так и получилось, изо рта нукенина начало выползать бесчисленное количество змей, которые просто своей массой разорвали темницу изнутри. Шипящий комок накинулся на Забузу и буквально вмиг накрыл собой мечника.
   Я, наконец, справился с той печатью, которую поставил на меня нукенин и прыгнул, используя Сюньпо, а в воздухе начал формировать Макадзэ. Противник попытался заслониться от меня змеями, но они были просто разорваны в клочья, окружающим меня Ветром. Удар, и моя как будто окутанная воздушным буром рука, вспахивает нукенина от горла до паха. Противник заваливается на спину. Неожиданно его рот открывается на невозможную ширину и из него выскальзывает, другого слова и не подобрать, точно такой же нукенин. Подобно змее, скинувшей шкуру, противник оказывается невредим и стоит в десятке метров от меня. Какая-то странная техника, скорей всего извращенная техника замены, при этом заменяется на запечатанного в самом себе клона, или просто подготовленное тело. Быстрым движением он закатывает правый рукав, обнажая чуть выше своего запястья незаконченную печать. Надкусывая свой палец и проведя им по татуировке, он закончил печать призыва. Вот только ничего не произошло, не знаю, что за дрянь он собирался призвать, скорей всего какую-то змею, но у меня была техника, препятствующая призывам и некоторым пространственным ниндзюцу. Вернее даже не столько техника, просто пять кунаев с особыми печатями на рукоятках воткнутые на расстоянии десятков метров друг от друга образовывали сложное фуиндзюцу. И теперь я мог, сложив лишь одну печать, запретить пространственные техники в круге, очерченном кунаями. Вернее я мог препятствовать пространственному перемещению за пределы круга, то есть противник не мог ни призвать ничего снаружи, ни самому уйти заменой за пределы круга.
   Нукенин опешил лишь на миг, но этого хватило Забузе. Страж врат моего квартала мгновенно соткался за спиной змеелюба, ведь под змеями был погребён лишь его клон. Возможно, нукенин с его гибкостью мог бы уклониться, но Забуза на невероятном уровне владел яки, наш противник замер лишь на миг, но мечнику этого хватило, чтобы разрубить его напополам. Нукенин опять выполз изо рта своей пустой оболочки, но вот на этот раз он просто так не отделался. Накидка противника окрасилась красным в районе живота, не знаю, какая связь была между сброшенной кожей и самим нашим противником, но она явно вышла ему боком. Всё-таки оружием Забузы был не просто огромный заточенный кусок железа, а один из семи легендарных Мечей Тумана. Теперь нукенину придётся попотеть, чтобы хотя бы остановить кровотечение. Впрочем, с учётом несущегося на него меня во всей возможной скоростью, которую позволял развить Макадзэ, рана на животе может оказаться не последней. Я уже думал как бы половчее перехватить противника, когда он в очередной раз вылезет из собственного рта, когда передо мной возник совершенно новый персонаж. Плетённая широкая шляпа, странная морщинистая маска, вот и всё что я успел запомнить. Моя попытка прорваться в прямом смысле сквозь нового противника, закончилась крахом, его тело как будто было сделано из камня и несмотря на серьёзные раны, он смог меня задержать. Забузу тоже задержал кто-то. А Нукенин тем временем как в воду нырнул в древесный ствол и исчез из моих чувств. Новый противник, пользовавшийся судя по всему специфической техникой Земли занял меня лишь на секунду. Припечатать его к земле и заключить в барьер. Забуза тоже справился быстро, молниеносный удар мечом и его оппонент падает, орошая все вокруг кровью из жутко выглядящей раны на голове. Я поскорее поспешил закрыть барьером и его. Ведь не смотря на жуткий вид, этот пособник нукенина был жив. Забуза бы истинным мастером меча, его удар лишь скользнул по черепу, сняв с противника скальп, оглушив его но не нанёс ни единой сколь опасной раны.
   "Да уж, хорошо размялись!"
   Я поспешил заняться оставленной на моей руке печатью, пока не прибыли АНБУ, а то они времени уж точно не дадут. Сам я прокручивал всё, что знал о своём сегодняшнем противнике. Орочимару, нукенин ранга `S', числящийся среди охотников за головами АНБУ под псевдонимом Белый Змей. Бывший шиноби Листа, ученик нынешнего Хокаге, герой третьей войны, когда-то основной претендент на титул Четвёртого Хокаге, гениальнейший исследователь и учёный. А ещё вдобавок убийца, предатель, маньяк и просто мерзкий субъект, которого после всех проведённых над собой экспериментов и к человеческому роду-то причислить непросто. Из деревни его изгнали, когда поймали на экспериментах над шиноби Листа, причем не только безклановых. Не успел я погрузиться в размышления и анализ ситуации, как место боя наполнилось сразу десятком боевых отрядов АНБУ. Нукенинов класса `S' никто не собирался недооценивать.

* * *

   - Добрый вечер, Удзумаки-доно.
   - Пусть Небо одарит вас своей милостью, Яманака-доно.
   Мы с главой клана Яманака сидели в каком-то просторном помещении резиденции Хокаге. Столик, чай, печенье, неформальная, можно даже сказать уютная обстановка. Допрос главы клана - дело очень щекотливое, а, несмотря на мой возраст, меня уже давно воспринимали как полноценного главу клана. Вот и устроили мне беседу с главой клана, который славится как лучшие мозголомы. Конечно, никто не собирался пробиться в мою голову, да и с учётом всех печатей и закладок, проделать такое было бы весьма непросто, но вот определить искренность, узнать мое личное эмоциональное отношение к этому вопросу, Яманака Иноичи вполне мог.
   Яманака Иноичи
   Позади был краткий пересказ событий явившимся АНБУ, и некоторый конфликт, в котором я отстоял то, что Забузу не будут задерживать, и он может вернуться к обязанностям стража квартала Удзумаки.
   - Удзумаки-доно, не могли бы вы рассказать о том, каким способом вы узнали о нахождении на экзамене преступника?
   - Всё дело в этом, - я выложил на стол футляр с пластинами связи и начал кратко объяснять что это такое. Яманака взял в руки то, где было сообщение от Карин.
   "Периодически чувствую в генине Травы [48] чужеродную ему чакру. Кажется, она родственна чакре Белого Змея. В результатах не уверена."
   - А вот что я послал ей в ответ.
   Я передаю своему собеседнику другую пластину, текст на которой гласит:
   "Как глава клана приказываю. Любым способом соединиться с командой 11. Не отходить от них ни на шаг. Особенное внимание уделить Сазке. Экзаменаторам информацию не передавать. Находиться вблизи стены полигона 44."
   - Потом я взял с собой Момочи Забузу, как единственного шиноби высокого ранга, что был поблизости. Отправив водных клонов в базы АНБУ, где должны быть тревожные группы, я отправился на полигон 44. Я сам, во время своей службе в АНБУ, участвовал в сборе сведений по Орочимару, и знал его помешанность на геноме клана Учиха, так что предположил, что целью будет мой ученик.
   - Прошу прощения, но почему вы отдали приказ утаить информацию о нукенине от экзаменаторов?
   - Во-первых, уничтожение нукенинов, тем более такого ранга - это обязанность АНБУ и только АНБУ. А во-вторых меня, откровенно говоря, беспокоило, что экзаменатор второго этапа Митараши Анко, была ученицей Орочимару, когда он ещё был в Листе.
   - Вы полагаете, что она сохранила верность своему учителю?
   - Изначально у меня появилась такая мысль. Но подумав, я решил, что скорее верна обратная ситуация. Митараши-сан, услышав о том, что поблизости находится Орочимару, броситься на его поиски, чтобы убить. А это могло заставить его ускорить свои действия. В тот момент перед полигоном 44 не было никого с рангом джонина, по сути Орочимару мог бы перебить всех находящихся там шиноби в одиночку.
   - Что ж, я понял ваш ход мыслей. А как Удзумаки Карин смогла узнать чакру Белого Змея?
   - Как оперативник АНБУ, специализирующийся на охоте за головами, я в своё время получил образцы тканей и чакры многих известных нукенинов. Карин же, является сенсором, причём очень хорошим. Я, как глава клана, имею право передавать членам моего клана секретную информацию, если посчитаю, что это может пойти на пользу деревне. Так что я дал возможность Карин изучить образцы, и в итоге это оказалось не лишним.
   - Хмм, в вашем клане подрастает весьма талантливая куноичи. Не могли бы вы рассказать мне как можно подробнее о бое?
   - Да, конечно. Благодаря уже показанной вам фуиндзюцу связи, я знал приблизительное местонахождение членов моего клана. Так что, стоило мне пересечь забор полигона, я почти сразу почувствовал чакру моих учеников, членов моего клана, а также Орочимару...

* * *

   "В принципе хорошие навыки..."
   Я лениво наблюдал, как трое из Дождя технично выматывают гораздо более сильную команду Листа. Неплохое для генинов умение - применять гендзюцу, в купе с ниндзюцу плаванья в земле, позволял дождевикам раз за разом наносить раны их противникам, оставаясь необнаруженными.
   "... вот только чуунина им точно не получить, слишком слабые индивидуальные возможности. Да и трусливы они пожалуй сверх меры, давно могли бы уже заканчивать этот балаган."
   После `беседы' с главой клана мозголомов, меня вдруг временно вернули в штат АНБУ. Хотя, говоря откровенно, сотрудник АНБУ бывшим быть не может. Вообще мобилизовали всех, кого можно.
   "Так, а кто это так топорно наблюдает с того дерева? Нет, ну надо же, это из наших, а я уж думал генин, судя по умению скрываться. Наверное, это стажёр какой-то, а не оперативник. Демоны, в этом лесу АНБУ больше чем белок!"
   Правду говорят: `обжегшись на молоке, дуют на воду'. Сейчас на полигоне 44, в просторечии, называемом Лес Смерти под каждым кустом сидело по опытному шиноби в ожидании, что именно туда полезет Орочимару. Я считал, что это пустая трата времени, Сазке второй этап уже завершил, и сейчас находился под усиленной охраной, а на остальных Белому Змею явно было плевать. Вообще правила второго этапа были любопытными. Каждая команда получает свиток, на одних было написано `Земля' на других `Небо', все это было привязано к какой-то древней, сильно образной и иносказательной притче о способностях шиноби, которую можно обобщить фразой: `учись думать и много тренируйся'. Свитков было равное количество. Для прохождения этого этапа экзамена, нужно было попасть в башню, что стояла в центре круглого, имеющего радиус 10 километров, полигона, выполнив при этом несколько условий. Во-первых, нужно иметь и свиток земли и свиток неба, то есть в любом случае пройдёт лишь половина команд. Во-вторых, все члены команды должны быть живы и находиться в сознании, иначе команда считалась проигравшей. И в-третьих, всё это нужно было сделать за пять дней, через которые на полигон пустят поисковые команды, которые подберут раненых и заблудившихся, ну а мёртвых оставят на прокорм местной гигантской живности.
   Сейчас шла вторая половина пятых суток, так что почти все, кто имел возможность пройти этот тест, были уже в башне. Эта троица из Дождя будут, пожалуй, последними. Мои пришли, одними из первых, если говорить точнее, то так и работавшие вместе до конца этапа, команды 7 и 11, заняли второе и третье места. Проблем у них практически не было, сканер в лице Карин позволял им легко найти обладателей нужного свитка, а с большинством команд могли справиться Сазке или Хаку в одиночку. Правда на них напала троица из Звука, новой деревни, основанной совсем недавно. Звуковики был сильны, пожалуй, одного из них можно было считать полноценным чуунином, да и остальные далеко превосходили основную массу генинов. Вот только против двух команд, члены которых были ещё сильнее, они не имели никаких шансов.
   Ну а первой в башню пришла команда из деревне Скрытой-в-Песке, состоящая из троих детей нынешнего Казекаге. Особенно в этой команде выделялся Сабаку Гаара, носитель однохвостого демона. Мне он стал интересен, как только я его увидел, уж больно сильно я интересовался красноволосыми людьми, а тем более шиноби. Кстати мои подозрения подтвердились, Карин сказала, что кровь Удзумаки в нём очень сильна, вот только мысли о включении его в клан можно было смело выбрасывать из головы. Мало того что он был сыном Казекаге, так ещё и носителем демона. Кстати, очень интересная тенденция - все носители лиса были Удзумаки. Единственный носитель однохвостого, которого я знаю - тоже Удзумаки, причем кровь нашего клана в его брате и сестре весьма слаба. Правда других носителей демонов я не встречал, хотя Роши, носитель четерёхвостого из Камня, точно имеет красный цвет волос. Впрочем не важно, в день, когда я попытаюсь собрать у себя в клане всех носителей хвостатых демонов, Удзумаки придёт конец. А на Гаару, как я понял, его отец особенно сильно рассчитывает. Дело в том, что сила правящего в Песке клана Сабаку зиждилась на стихии Магнетизма, получаемой от смешения Ветра и Молнии. Вот только двое старших детей явно ничего такого не унаследовали. Вот и пришлось главе правящего клана, чтобы не получить лет через пятнадцать импичмент, запечатать в своём сыне демона. Вот только я слышал, что всё не очень хорошо в итоге вышло, мать Гаары умерла при родах, отец его после этого невзлюбил, а однохвостый из-за плохой печати превратил парня чуть ли не в маньяка, помешанного на убийствах.
   Сабаку Гаара
   Хотя Небо с ними, с семейными проблемами правителей других деревень. Мне нужно думать, как бы разобраться с нежданно полученным наследством. Когда я закрывал рукой Сазке, я думал что спасаю его от яда. Когда я ставил барьеры вокруг пытающейся расползтись по системе циркуляции печати Орочимару, я вообще особо не задумывался о том, что это за дрянь. Когда после бегства нукенина я вырезал из себя поражённую печатью плоть, я боялся, что она к демонам замкнёт печать Четвёртого Хокаге. И лишь в последний момент, когда я уже собирался просто выбросить кусок мяса, как будто покрытый рисунком из чёрных языков пламени, подумал: `А что вообще это за хрень?' В итоге запечатанный в специальный свиток `образец' я исследовал в любую свободную минуту, пренебрегая ради этого даже сном. И результаты были весьма интересными. В этой печати явно прослеживалась схожесть с тем, что я прочёл из остатков библиотеки Удзумаки, хотя она явно была доработана Орочимару. Мне вообще не досталось никакой литературы о печатях, которые наносятся на людей, и до недавнего времени я искренне считал, что этот раздел ограничивается запечатыванием хвостатых. Кстати, с печатью, которая держит лиса, у меня отношения как у искусствоведа с Моной Лизой. Я периодически до неё добираюсь при помощи самогендзюцу, пытаюсь разобраться в принципе построения или хотя бы понять функцию отдельных элементов. Заканчивается всё всегда полным провалом, и я остаюсь с чувством своей абсолютной бездарности и полного восхищения к истинному мастерству моих родителей.
   Так вот, печать Орочимару, как я понял, должны была разрастись по всей системе циркуляции чакры. Потом произвести какое-то изменение над организмом, причем настолько тонкое, что все мои познания в лекарских техниках оказывались здесь бесполезными. А дальше организм приобретал новые свойства, какие - я даже предположить не могу, понял лишь что они запитывались на систему циркуляции. Да и сами чакроканалы явно должны были подвергнуться укреплению. В общем, если, при исследованиях печати, сдерживающей лиса, я ощущал себя неандертальцем, смотрящим на компьютер, то при копошении в печати Орочимару я был жителем века девятнадцатого, перебирающего автомобиль. Всё очень необычно, частью непонятно, частью невозможно, но в целом принцип действия понятен и как работают некоторые узлы тоже ясно. Особенно мне понравилось, как печать разрастается по чакроканалам, выстраивая новые чакрокапилляры для питания проводимых в организме изменений. Если я смогу разобраться в этом блоке, то перспективы выстраиваются просто сногсшибательные. Например, возможность реально восстанавливать повреждённые и порванные чакроканалы, а ведь именно это - основная проблема, не позволяющая регенерировать утраченные конечности. Ещё множество других применений, которые даже в мыслях звучат слишком смело, чтобы в них поверить. Вот только всё это упирается в ряд неразрешимых проблем. Я неплохо понимал, что делает эта часть печати, но вот как она это делает, оставалось для меня загадкой, проводить же эксперименты я не собирался. Развитая система чакроканалов есть лишь у людей и тотемных зверей, и начинать исследования, которые явно будут стоить множество жизней, просто опасно для моего клана. Да и у меня самого душа к такому не лежала. К тому же то, что умозрительно выделил в печати блок, отвечающий за разрастание и наращивания чакроканалов, совсем не значит, что я смогу его выделить на практике. Слишком тонкой была печать и слишком условной граница между её различными блоками. Основная проблема, что у меня, так сказать лишь не до конца `разархивировавшаяся' печать, я просто не обладаю нужной чувствительностью, чтобы понять её устройство более детально. Что ж, будем изучать, развивать чувствительность и верить, что я смогу разобраться в этом головоломном фуиндзюцу.
   Так, хватит прохлаждаться, второй этап подошёл к концу и мне, как одному из наставников, нужно быть в башне.

* * *

   - Здравствуйте, Орочимару-сама.
   - Ты задержался, почему не пришёл в башню, следом за Сазке?
   - Извините Орочимару-сама, но у меня не было никакой возможности вступить в контакт с объектом. Вокруг него мало того что были Удзумаки, так ещё постоянно крутилось с десяток ликвидаторов АНБУ.
   - Да, пожалуй ты поступил правильно, что не стал к ним приближаться... знаешь, мы пожалуй изменим дельнейший план. Ты не станешь уходить перед турниром отсева, а примешь в нём участие.
   - Вы хотите, чтобы я сразился с Сазке? Да это было бы неплохо, я ведь собрал о нём слишком мало данных, а так можно и систему циркуляции оценить и пробы крови да ещё с чакрой взять. Я даже уже знаю, как организовать, чтобы ему в соперники достался именно я.
   - Молодец, ты меня никогда не подводил.
   - Тогда до свидания, Орочимару-сама.
   - Удачи тебе Кабуто-кун.
  

Часть 4

Ветер бушует в листве

Глава 15.

   - Здравствуйте, Стриж-сэмпай, опаздываете?
   - Нет, что ты, Наруто-кун, просто мне для патрулирования достался самый дальний участок. Вот, в отличие от тебя, даже маску снять не успел. И вообще ты тоже опаздываешь, Хокаге вот-вот должен начать свою речь.
   Я поспешил к месту сбора генинов. К сожалению, я всё же опоздал, Хокаге уже заканчивал свою речь. Так что мне ничего не оставалось, кроме как тихонько пробраться на балкончик. Зал, где собрались, все прошедшие испытание на полигоне 44, был весьма большим. Голые стены с балконом по всей длине стен резко контрастировали со скульптурой, что располагалась за спиной у Хокаге, произносящего речь перед строем генинов. Это были две как бы растущие из стен каменные руки, сложенные в жест `уважение к противнику'.
   Уважение
   Когда я занял место на балконе, глава нашей деревни уже закончил вещать насколько важно мероприятие, на котором они оказались. Эстафету перехватил шиноби весьма болезненного вида.
   - Я прошу прощения, Хокаге-сама. Возможно, как рефери... я, Гекко Хаяте, объясню лучше. Уумм... прежде чем начать третий этап... вы должны будете кое-что сделать. Ууум... придётся провести отборочный тур... и решить, кто будет учувствовать в третьем этапе.
   - Какой ещё тур?!
   - Отборочный?!!
   - ... не очень поняла, почему нельзя допустить всех?
   - Уумм... возможно в этом году первые два этапа были слишком лёгкими... поэтому осталось слишком много народу. По правилам экзамена в таких случаях проводиться отборочный тур... для того, чтобы уменьшить количество участников. Как уже говорил Хокаге-сама, на экзамен прибудет много гостей... поэтому мы ограниченны по времени, битвы не должны затягиваться. Уммм... в общем, если кто-то себя неважно чувствует или просто не хочет рисковать, выйдите из строя. Отборочный тур начнётся немедленно.
   - Что?! Прямо сейчас?!
   ...
   - Уммм...ну что же, раз желающих отказаться нет... начинаем отборочный этап. Вы будете драться друг с другом, один на один, все как в настоящем бою. Сюда добрались восемь команд, двадцать четыре человека... значит, проведём двенадцать схваток. Да, с этого момента экзамен на звание чуунина перестаёт быть командным соревнованием. Уммм... победители получат право участвовать в третьем этапе. Ограничений нет... бой продолжается до тех пор, пока один из вас не умрёт, не потеряет сознание, или не сдастся. Уммм... так что если не хотите умереть - быстро сдавайтесь. Кроме того, если я решу, что победитель ясен, то сразу же остановлю бой. Лишние трупы нам не нужны. Также бой может остановить наставник одного из сражающихся генинов, который в этом случае автоматически считается проигравшим. Уммм... сейчас на стене появятся две таблички с именами соперников.
   "Момочи Хаку"
   "Рок Ли"
   - Уммм... всем остальным покинуть арену. Располагайтесь на балконе. Ну а вы начинайте только по моему сигналу.
   - ДАААА!!! Удача на моей стороне! Мало того, что мой бой первый, так еще дерусь с тем, с кем хотел! Просто нарадоваться не могу! Следи внимательно, Таюя-сан, я докажу, что именно я должен тебя защищать, и покажу кто из нас действительно слабак.
   Девочка от этого скривилась так, будто у нее разболелся зуб. Ну а Хаку продолжал искренне улыбаться.
   - Наруто-кун, сейчас Ли покажет тебе свою силу юности!!!
   "Небо, и почему я так и не смог доработать кеккайдзюцу, которая блокирует звуки? Ведь когда-нибудь меня этот остолоп доведёт, что я ему голову оторву..."
   К счастью рефери дал отмашку о начале боя и Миато Гай прекратил нести бред, сосредоточив всё внимание на арене. Сам я не слишком волновался по поводу боя, считая, что все преимущества у Хаку. Он имеет врождённую власть над уникальной стихией Льда, смесью Воды и Ветра, к которым он тоже имеет предрасположенность. В своё время меня изрядно поразило мнение Забузы о том, какие навыки, как он думает, стоит развивать у Хаку. Мечник почему-то искренне считал, что раз у парня такие данные именно в стихийном преобразовании чакры, то его нужно учить в первую очередь именно ниндзюцу, уделяя времени всему остальному постольку-поскольку. Я с этим был категорически не согласен. Отсутствие приемлемых в моём понимании навыков тайдзюцу резко понижают шансы на выживание шиноби. К тому же тайдзюцу равномерно развивало чакроканалы во всем теле, укрепляя систему циркуляции повышая выработку чакры и ускоряя реакцию. Впрочем, никто не забывал ни о стихийных ниндзюцу, ни о разделении чакры на Инь и Ян. Поэтому я совсем не волновался за Хаку.
   Ли с весьма неплохой для генина скоростью, бросился на Хаку. Кажется, это базовый приём Вихря Листвы, стиля, мастером которого является Миато Гай. В прыжке шиноби вращается и происходит одновременный удар ногой с разворота и касание другой ногой земли для получения точки опоры. Вот только Хаку привык проводить спарринги с куда более быстрыми противниками, успев перехватить ногу Ли, и уже собирался ткнуть в центр поясницы противника взявшейся из ниоткуда иглой. Вот только Ли резко отпрыгнул, избежав внешне неопасного укола. Впрочем, он ведь в одной команде с Хъюгой, а с ними быстро учишься не позволять противнику себя даже пальцем коснуться.
   Хаку меж тем решил не давать Ли отдыха. Он подал немного чакры в фуиндзюцу, нанесённые на ладонь беспалых перчаток, и в его руках появились струйки воды. Взмахом кистей он отправляет десятки капель в полёт, и они в воздухе замерзают и обращаются в ледяные иглы. Печать концентрации, резкий выдох и иглы ускоряются потоком ветра.
   - Иглы? Почему иглы??? - Обратилась к своему учителю девочка, находящаяся в одной команде с Ли. - Ведь ими нормальные повреждения не нанести!
   - Смотря куда её воткнуть. Если бы Ли не увернулся от того удара в поясницу, то игла, скорей всего, временно парализовала бы ему ноги. Для того, чтобы проделать такое, нужно обладать очень хорошей чувствительностью к чакре, в совершенстве знать анатомию. Меньшего от ученика своего извечного соперника я и не ждал... Ли! Снимай!!!
   - Но Гай-сенсэй, вы же говорили снимать только...
   - Всё нормально. Я разрешаю. А вот и Какаши! - И действительно на балконе появился опоздавший наставник команды 7. - Смотри внимательно как Ли одолеет твоего ученика своей силой юности! Ведь это не просто бой учеников, это и наше соревнование как учителей!!!
   Попытавшись абстрагироваться от того потока бреда, что изливал на окружающих Гай, я сконцентрировал все внимание на бое. Ли, отбежав от Хаку на дистанцию, достаточную, чтобы увернуться от игл, снял наголенники, под которыми оказались утяжелители. Очень широкие ленты со специальными слотами, подготовленными при помощи фуиндзюцу, куда можно помещать груз, один из основных пунктов дохода моего клана на сегодняшний день. Вот только даже на таком расстоянии я ясно чувствовал, что вес в них просто немыслимый для генина. Ли сбросил утяжелители, и, наконец, показал свою реальную скорость. Он преодолел расстояние, разделяющее его с Хаку за какие-то полторы секунды, а перед противником применил один из самых эффектных приемов своего стиля. Вот он несётся на Хаку, а потом как будто делает подкат, а уже перед самым противником, невообразимо извернувшись на земле, просто подбрасывает оппонента в воздух ударом ноги. В теории, при правильном исполнении, тому, на кого направлен этот удар, должно казаться, что его противник прямо перед ним исчез, а потом вдруг следует подбрасывающий вверх удар, как будто из ниоткуда. Но Хаку успел среагировать, хотя увернуться и не смог. Скрещенные руки приняли удар Ли, смягчив его.
   Вот только это была лишь первая фаза Лотоса - весьма сильного приёма из стиля Вихрь Листвы. Когда полёт вверх Хаку замер в верхней точке, Ли возник у него за спиной. Вот именно сейчас Лотос и начинался, этот приём заключался в том, чтобы ухватить противника, когда тот находиться в воздухе, а потом, использовав вращение своего тела, задействовав при этом чуть ли не каждую мышцу и всю возможную гибкость, кинуть его об землю. Только мышцами, пусть даже и накачанными чакрой не получиться даже первый этап - подбрасывание противника в воздух. Для этого обязательно нужно открывать первые Врата.
   "Чёрт, этот Миато Гай - форменный псих, учить парня открытию Врат! Он же годам к сорока скорей всего инвалидом станет!!! С другой стороны шиноби до такого возраста доживают редко..."
   Когда Ли уже начал вращать Хаку, тот наконец смог сориентироваться. Из кистей, так и оставшихся скрещенными рук, полился поток воды, который Хаку направил себе за спину, стремительно его замораживая. Ли ничего не оставалось, как прервать Лотос, чтобы не быть нанизанным на гигантскую сосульку, и он бросил Хаку на пол. Приёмный сын бывшего мечника, хотя и не ощутил на себе всю силу Лотоса, всё равно нёсся к земле очень быстро, к счастью он смог смягчить падение водой из мгновенно растаявшей сосульки.
   - Лёд? - На миг разбил свою маску невозмутимости Хъюга. - Разве есть такая стихия???
   - Хаку - последний представитель уничтоженного клана с уникальным геномом, который позволяет управлять Льдом - смесью из Воды и Ветра. - Решил немного рассказать о своём ученике Какаши. - Когда-то этот клан жил в Стране Воды, и обладал немалым влиянием в Деревне Скрытой В Тумане, но во время последней гражданской войны его практически уничтожили. Удзумаки приняли Хаку и его приёмного отца.
   - А почему у него тогда родовое имя Момочи , - полюбопытствовала Сакура, - если его приняли в клан?
   - Клановое родовое имя нельзя получить, с ним можно только родиться. - Решил и я включиться в диалог, видя, что на поле боя временное затишье. Ли медленно отходил от Лотоса с его открытием Врат, а Хаку метал ледяные иглы, готовясь к следующей атаке своего противника. - Как и его приёмный отец, он не сможет стать Удзумаки, а вот их дети, которые появятся после брака с членом клана...
   - Брака?!! - Хором закричала девушка из команды Гая и Яманаки Ино.
   "Странно, Ино вроде от Сазке млела, хотя кто этих девушек поймёт?"
   - В кланах шиноби, вынужденных следить за чистотой своей крови, нередко дети обручаются с рождения. У Хаку давно есть невеста, и когда ей исполнится шестнадцать, они поженятся. - Увидев, что Ли уже скоро должен восстановиться, я решил сменить тему. - Миато-сан, сколько Врат умеет открывать ваш ученик?
   - Пять.
   - Должен признать, что это вызывает уважение. Как вы смотрите на тренировочный бой между ним и Сазке? Думаю, это будет полезно им обоим.
   - О, я вижу, сила юности горит и в тебе! Я, как учитель, принимаю вызов за своего ученика...
   - Вот и хорошо. Думаю через неделю, вне зависимости от сегодняшних результатов, проведём спарринг.
   Уже практически привычно игнорируя речь Гая, я вернулся к наблюдению за боем, который уже явно перешёл в финальную стадию. Ли одни за другими открывал Врата, его кожа стала практически чёрной от бешено ускорившегося кровообращения, вены вздулись, и от него исходил настоящий поток чакры. Парень применил что-то до боли напоминающее моё Сюньпо, и оказался рядом с Хаку. Обычный удар кулаком, который должен был откинуть противника, с множеством переломов, прошёл совсем не так, как рассчитывал Ли. Его рука насквозь пробила противника. Неразличимое мгновение и водяной клон Хаку утрачивает человеческие черты, становясь просто столбом воды, который к тому же сразу замерзает в столб льда. Это не могло надолго задержать человека, в мышцах которого постоянно сгорает столько чакры, вот только Хаку много времени было и не нужно. Он как из воды выныривает из ледяной глади пола и наносит серию быстрых ударов, оставляя после каждого из них по одной игле в противнике. Из-за льда неспособный увернуться Ли представлял собой отличную мишень, так что всего через секунду он, полностью парализованный, потерял сознание.
   - Когда он успел создать ледяного клона?
   - Ещё до того, как опала вода, которой он смягчил падение.
   - Бой окончен, - прервал перешёптывания Хъюги и ученицы Гая рефери. - Уумм... победитель Момочи Хаку.
   Меж тем лекари забирали Рока Ли. К ним подошёл Хаку и принялся что-то объяснять.
   - Я парализовал его ниже шеи и ввел в состояние искусственного обморока. Иглы из чистого льда, так что могут и сами растаять, не причинив никакого вреда.
   Понимая, что следившие за боем лекари остальное и сами знают, Хаку поспешил занять место на балконе рядом со своей командой.
   "Хъюга Хината"
   Хъюга Хината
   "Хъюга Нэжи"
   Хъюга Нэжи
   - Хината, главное верь в себя! - Подбадривал белоглазую девочку паренек, явно принадлежащий к клану Инузука. Девочка краснела, бледнела и чуть ли не в обморок падала от внимания парня. Да и сам он явно лишь старался казаться невозмутимым.
   - Никогда бы не подумал, что придётся сражаться с вами Хината-сама. - Нэжи явно попытался победить морально ещё до начала боя. И в принципе это ему удалось, я особо не вслушивался в его слова, вроде он говорил, что из девчонки не получится шиноби и всё такое. Главное не что он говорил, а как, яки он явно использовать не умел, но вот психологический пресс устроил знатный. И, пожалуй, Хината бы сдалась ещё до начала схватки, если бы не... - Невозможно изменить свою судьбу...
   - Возможно!!! Перестань нести чушь! - Распалялся Инузука, и от его криков девочка оживала. - Хината, если ты не врежешь ему сама, я выбью из него всю дурь на третьем этапе!!!
   "Демоны! Этот парнишка, сам того не понимая, девчонку слишком сильно замотивировал. Она же теперь, чтобы непонятно кому, непонятно что доказать, ни за что не сдастся, драться будет до конца. А ещё этот Нэжи, чувствуется, что Главную Ветвь он терпеть не может. Придётся внимательно следить за боем, чтобы он обошёлся без жертв. Ведь пусть и не любимая, но всё же Хината - дочка главы клана Хъюга, да и вообще не дело, когда на таких турнирах селение шиноби теряет!"
   Для большинства присутствующих сражение между представителями клана Хъюга выглядело впечатляюще. Вообще можно было признать, что Джукен действительно красивый стиль боя. Мягкие блоки, отводы ударов плавные, но при этом очень быстрые движения. Непосвященным могли показаться несерьёзными удары этого стиля боя. Вот только поток чакры наносил вред в первую очередь системе циркуляции. Вернее подобные удары безуспешно пыталась проделать лишь Хината, Нэжи, судя по филигранно выверенным и более слабым физически ударам, бил не просто по чакроканалам, а непосредственно в узловые точки. Удары в чакропоры просто заворачивали целые участки системы циркуляции, что для шиноби значило практически полную беспомощность. Хината явно выкладывалась изо всех сил, Нэжи же напротив, не демонстрировал своих истинных возможностей. Он перевёл бой в схватку на истощение, в которой при учёте более развитой системы циркуляции, умению выбивать узловые точки и явно большему опыту, легко побеждал Хинату.
   "А вот то, чего я боялся. Проклятье, почему Куренай бой-то не прекращает?"
   Девочка вдруг не смогла выпустить чакру из рук. Только тут она заметила, что Нэжи закоротил большую часть её системы циркуляции. А дальше бой начал напоминать избиение, когда Хината уже в принципе не могла повредить своему сопернику, но никак не хотела признать поражение.
   - Зачем вы встали? - Даже Нэжи проняло, после того, как девочка поднялась с пола, несмотря на полученный только что особенно сильный удар по внутренним органам. - Ещё немного - и вы просто погибнете.
   Я практически не обращал внимания на то, о чём они говорят, следя лишь за их движениями. Хотя последние за этот бой слова Хинаты я услышал:
   - ... Нэжи-онисан я тоже кое-что вижу... больше всех от судьбы и разногласий ветвей кланов страдаю не я... а ты...
   Охваченный яростью Хъюга бросился вперёд. Крик рефери о своей победе он скорей всего просто не услышал. Другие наставники уже собирались броситься на арену, чтобы остановить его, но я успел первым. Давно отработанное до автоматизма самогендзюцу и Нэжи замирает не в силах заставить себя даже дышать. Когда мы с Забузой разработали эту технику, то он сказал, что теперь сможет испускать яки, сопоставимую лишь с жаждой крови хвостатых демонов. Я такой мощи не достиг, но всколыхнуть в себе эмоции нужным образом и обратить распространяющуюся вокруг волну яки в узкий, точно нацеленный луч, я мог.
   - Уумм... спасибо Удзумаки-доно, дальше я справлюсь сам. - Рефери встал перед Нэжи, давая понять, что тому придётся пройти через него, захоти он продолжать бой. Хотя неспособный шевельнуться Хъюга явно уже забыл всю свою ярость.
   - Да, конечно, извините что вмешался. - Я убрал давление яки, и Нэжи покачнулся, лишь чудом оставшись на ногах.
   Рядом с Хинатой неожиданно оказался Инузука. Начал бегать вокруг, бросать злобные взгляды в спину Нэжи. В итоге девочка упала в обморок, когда он все же попытался неуклюже оказать ей первую помощь. Вот только, судя по улыбке, потеряла сознание она вовсе не из-за ран.
   - Как так можно? Они же родня!!! Как можно испытывать такую ненависть к своей семье?!!
   Хаку явно едва сдерживал себя от того, чтобы кинуться на Нэжи. Неудивительно, для него принятие в клан Удзумаки было поворотным событием в жизни. У него появилась семья: Забуза официально его усыновил, Мико и раньше бывшая к нему добра, действительно отнеслась к нему как своему ребёнку. Он встретил Карин и Таюю, которых он на полном серьезе считал сёстрами. В день, когда Забуза официально закрепил свой статус, женившись на Мико, Хаку плакал от счастья, осознав, что у него действительно появились семья и дом. Одной фразы о том, что клан Удзумаки находится в плачевном положении, ведь в нем лишь два шиноби, заставил мальчика тренироваться до потери сознания. Как Хаку мне объяснил, он просто надеялся хоть чем-то отплатить клану, который для него действительно стал всем. И сейчас у него просто в голове не укладывалось как можно ненавидеть родного человека, который к тому же явно не испытывает к тебе никакой неприязни. Впрочем, он быстро взял себя в руки, хотя если в третьем этапе ему доведётся встретиться с Нэжи, то Хъюга явно отправится как минимум в больницу.
   "Яманака Ино"
   Яманака Ино
   "Сабаку Тэмари"
   Сабаку Тэмари
   - Гай-сенсэй, а чем меня так приложили? Я думал на носителей Бьякугана не действуют гендзюцу.
   Действие на арене было больше похоже на злые детские игры, чем на бой. Дочка Казекаге использовала гигантский веер, направляя с его помощью Ветер. Внешне это выглядело, как будто она посылала в противника полупрозрачные лезвия. На самом деле Тэмари могла закончить бой практически сразу, но ей явно хотелось поиграть, как кошке с мышкой. Её же противница вообще выглядела не как шиноби, а словно простая девочка, вообще неспособная сопротивляться. Для клана Яманака хорошие индивидуальные бойцы - вообще скорее исключение, чем правило, к тому же Ино явно практически не занималась самосовершенствованием. Нет, она периодически пыталась применить какую-то технику, складывая для неё нестандартную печать. Вот только так и оставшийся неизвестным мне приём, явно требовал неподвижности и от пользователя и от цели. Так что Тэмари просто не дала шанса Ино проявить себя хоть как-нибудь.
   - Это было не совсем гендзюцу...
   Происходящий на арене фарс вызывал у меня чувства, сравнимые с болью зуба, который неожиданно вырос на внутренней стороне черепа. Крайне неприятно, противоестественно, но сделать ничего нельзя. Именно это я чувствовал, смотря на Яманака Ино. Ужасные навыки шиноби, не достающие даже до уровня генина, вызывали у меня нестерпимый зуд, как у учителя, которым я неожиданно стал себя считать. А мысль о том, что эта, с позволения, куноичи, вообще не уделяет внимания своему развитию, казалась мне совершенно дикой, но подтверждения этому были у меня перед глазами. А самым мерзким было чувство, что сам я никак не могу повлиять на ситуацию. Отвернувшись от арены, я решил сам ответить на вопрос Нэжи, пока Гай не успел наговорить чуши.
   - Совсем не гендзюцу, это вообще не дзюцу. Это просто яки.
   - Жажда убийства?
   - Да, нужно просто пробудить в себе сильное желание убить кого-то, а лучше вообще всё живое. А потом сконцентрировать на цели внимание, оформляя свои желания в своеобразный посыл. Для этого приёма вообще не нужна чакра, и в принципе им могут овладеть и не шиноби, а его действенность ты мог оценить. Конечно, опытного джонина полностью парализовать своим яки я бы не смог, лишь слегка замедлить. Вот только в бою даже секундное промедление может определить победителя.
   Тамари тем временем гоняла Ино по всей арене, сама при этом, не двигаясь с места, нанесла ей несколько не слишком опасных порезов. А потом рефери решил, что победитель очевиден и прекратил бой, пока наследница клана Яманака не получила серьёзных ран.
   эн-Тэн"
   Тэн-Тэн
   "Нара Шикамару"
   Нара Шикамару
   - Что, я? Блин, вот ведь напряг... терпеть не могу драться с девчонками. - Сын главы клана Нара внешне излучал лень и скуку, вот только слишком внимательный взгляд показывал насколько он на самом деле собран.
   - Итак. Уумм... четвёртый бой, подойдите ближе. Начали!
   Этот бой прошёл очень быстро. После команды рефери, генины начали одновременное движение. Тэн-тэн отпрыгнула, разрывая дистанцию, одновременно выхватывая и запуская в противника кунаи. Шикамару, напротив, дистанцию решил сократить, вот только прыгнул не прямо вперёд, а ещё немного вбок, чтобы не оказаться слишком лёгкой мишенью. Ещё в воздухе он сложил всего одну печать, и его тень начала удлиняться. Тэн-тэн, решившая, что метнуть очередной кунай предпочтительнее, чем ещё больше разрывать дистанцию, просто не заметила как тень противника слилась с её собственной тенью. А потом генины застыли в одинаковых позах. Театр Теней - базовая техника клана Нара, после применения которой цель утрачивает способность управлять своими движениями и начинает полностью копировать действия кукловода.
   - Что со мной? Почему я не могу пошевелиться?? Ты что, мной управляешь???
   Нара усмехнулся и растопырил пальцы. Тэн-тэн, копируя все его движения, выпустила из рук кунаи, которые собиралась метнуть. Шикамару вытащил из сумки у себя на ноге сюрикен, и не спеша двинулся вперёд, а потом просто приставил лезвие своего метательного снаряда к горлу противницы. Девочка копировала все его действия, но у неё не было сумки в том же месте, поэтому её рука у шеи никак не угрожала наследнику Нара.
   - Бой закончен, победитель Нара Шикамару!
   - Наконец-то. Если б рефери не повелся, пришлось бы сдаваться.
   "Якуши Кабуто"
   Якуши Кабуто
   "Учиха Сазке"
   Учиха Сазке
   Кабуто был парнем лет шестнадцати, с белыми волосами, в очках. Движения вроде бы не выдавали опытного бойца, чакры тоже было не слишком много. Впрочем, не стоит недооценивать шиноби, о котором практически ничего не знаешь. Вот и Сазке не стал сразу кидаться в бой, впрочем, показывать свои возможности он тоже не собирался. Бросок кунаев, от которых Кабуто ушёл. В ответ противник Сазке сложил печати и применил эрзац техники Мерцания. Кабуто разделил чакру на Инь и Ян. Напитав Ян свои мышцы, он обрёл большую скорость. Вот только Инь составляющая чакры осталась незадействованной, хотя техника предполагала сокрытие своего движения иллюзией. Возможно, Кабуто и не мог применить Мерцания, или посчитал, что Учиха в любом случае проигнорирует иллюзию. В любом случае, он весьма быстро перевёл бой в рукопашную, применяя в ней Скальпель Чакры. Лекарская техника, которую использовали для операций без каких либо других средств, и в бою она могла быть весьма опасна, с лёгкостью разрезая ткани, правда не слишком глубоко, а при большом опыте воздействуя и на нервную систему. Вот только со способностью Сазке видеть ещё только начинающееся движение, которую ему давал давно полностью активированный Шаринган, шансов у Кабуто просто не было. Хотя выделив Ян практически из всей своей чакры и взвинтив свою скорость до максимума, он даже смог нанести Сазке несколько неопасных порезов. Вот только, несмотря на явное преимущество затягивать бой последний из Учих явно не собирался.
   - Уважаемый Гекко-сан, можёт вы всё-таки, признаете меня победителем? Или мне обязательно сломать своему противнику что-нибудь, чтобы вы заметили его беспомощность???
   Ещё две секунды назад в центре арены шел бой, а сейчас оба противника замерли. Большинство наблюдателей явно не поняли, что произошло, хотя генинам такое простительно. А всё дело в том, что Сазке, наконец, смог погрузить своего противника в гендзюцу, со стороны выглядело это так, словно Кабуто просто застыл на месте. Впрочем, далось это Учихе явно нелегко, дело в том, что неиспользованная Инь чакра, создала очень сильную защиту против наведения гендзюцу, которую Сазке смог пробить только на второй минуте боя.
   "Хм, очень интересно, кривое и неполноценное использование техники оказалось в этом бою намного более действенно, чем исполненное правильно. Вполне возможно, что на это Кабуто и рассчитывал... если так, то совершенно непонятно, почему он до сих пор генин?"
   После того, как рефери признал победу Сазке, тот легко освободил своего противника от гендзюцу, и поднимался по лестнице. Выглядел он весьма безрадостно, и совершенно игнорировал крики болельщиц в лице Сакуры и Ино, буйно скачущей, несмотря на ранения. Поздравления, с которыми они поспешили кинуться к нему, заставили Сазке лишь скривиться, он явно был собой весьма недоволен.
   "Хорошо. Лучше всего рост обеспечивают именно бои, показавшие тебе несовершенство твоих техник."
   - Назови свои ошибки.
   - Нужно было применить огненную технику, когда он на меня рванул.
   - А почему ты так не сделал?
   - Не хотел показывать свои ниндзюцу. Не сразу понял, что свободная Инь как щит от гендзюцу сработает. А потом уже поздно было.
   - Ничего, главное ошибку понял и не станешь её повторять.
   "Инузука Киба"
   Инузука Киба
   "Оборо"
   Оборо, Кагари и Муби
   "Хм... Киба? Кажется, так зовут сына Тсуме, приходилось с ней встречаться. Сильная куноичи, к тому же глава клана. - Я вслушался в поток самовосхвалений и прямых оскорблений, которые вещал наследник клана Инузука. - Полное отсутствие каких-либо манер он от неё точно унаследовал. Надеюсь это не единственное, чему он научился от своей матери. Вообще многовато на этом экзамене наследников. Киба, Хината, хотя Хиаши-сан вроде собирался передать титул младшей дочери, так что она не наследница, ещё Сазке, но с ним ситуация особая - единственный представитель клана. А вот команда 10 вообще полностью состоит из наследников: уже показавшие себя Нара, Ино, о которой вспоминать не хочется, Яманака, и Акимичи, бой которого ещё впереди. Хммм, а ведь с учётом постоянных внутренних проблем Хъюг, эти три клана, находящиеся чуть ли не в вечном союзе, имеют наибольшее влияние в совете. А наставником у их наследников является сын нынешнего Хокаге. Да уж, если ты не видишь в окружающем второго дна, то это значит не то, что его нет, а лишь то, что ты слеп. О, наконец-то этот парень прекратил трепаться!"
   Киба сложил печать, применив какое-то весьма странное ниндзюцу, явно что-то из арсенала клановых техник. Встав на четвереньки, он бросился на противника, причем с весьма неплохой для генина скоростью. Оборо же сходу применил гендзюцу, и из пола как будто из воды начали всплывать черные фигуры. Киба, кинувшись в бой на ходу разметал с десяток фантомов, казалось, что они сделаны из вязкой воды. Вот только разваливаясь на части от каждого удара, они отнюдь не исчезали, напротив, каждый их кусок вновь формировался в целую фигуру.
   - Придурок, думаешь я не смогу тебя найти? Ты должно быть вообще никогда не слышал о клане Инузука!
   Киба бросился вперед, попросту игнорируя иллюзии. Его противник пытался скрыться под землёй. Но судя по всему, шиноби Дождя не мог применять технику плаванья в земле долгое время. Как мне показалось, дыхательные маски, которые носили все генины его команды, нужны были именно для этой техники. Наверное, она не позволяла получать под землёй воздух и приходилось либо задерживать дыхание, либо носить воздух с собой в таких вот предметах. Инузука некоторое время погонялся за своим противников, которого, благодаря своему обонянию мог легко его найти. А потом все-таки подловил дождевика, когда тот вынырнул подышать. Сам бой занял лишь пару секунд, Киба конечно не мог похвастаться скоростью, приемлемой в моем понимании, но в сравнении с большинством генинов, она была велика. Силу, судя по всему, то странное инузукское ниндзюцу, тоже увеличивало. А у противника Кибы напротив, были откровенно жалкие навыки тайдзюцу, так что он вообще не смог оказать какого бы то ни было сопротивления.
   "Сабаку Канкуро"
   Сабаку Канкуро
   "Акадо Ёрой"
   Акадо Ёрой
   "Хм, а молодец старшенький сынок Казекаге, движения у этой марионетки плавные, никаких признаков неестественности. Только по чакре можно понять, что он уже произвёл замену!"
   Я с немалым любопытством наблюдал за Канкуро, до этого мне не приходилось сталкиваться с кукольниками, все же даже в деревне, где они зародились - в Песке, их совсем немного. Основное оружие таких шиноби - большие механические куклы, способные выстреливать кунаями, использовать яды ну и просто драться. Этими марионетками управляют при помощи нитей чакры, которые соединяют их и кукловода. Канкуро имел за спиной обмотанный бинтами свёрток с него самого размером, это и была его марионетка. Вернее так было в обычное время, сейчас Канкуро сам находился в этом свёртке, а мастерски замаскированная под него кукла сейчас приближалась к рефери.
   - Начали!
   Ёрой метнул несколько сюрикенов и бросился в ближний бой. Схватив своего противника за лоб светящейся от какой-то странной ниндзюцу, рукой, он уже праздновал победу.
   "Хм, а ведь он высасывает чакру, подозрительно знакомая техника, нечто отдалённое есть и в моём арсенале. Запечатывание непосредственно чакры противника. Вот только это ведь клановая техника, откуда интересно он её узнал?"
   Марионетка, сбросив маскировку, обвила Ёроя своими длинными, состоящими из множества сегментов и потому особенно гибкими, руками. А потом свёрток освободился от бинтов и в нём оказался настоящий Канкуро. После этого рефери поспешил остановить бой, хотя кукла всё равно успела сломать Ёрою несколько костей.
   "Наверное, он применил замену, скорей всего в тот момент, когда на стене появилось его имя в качестве участника боя. Должен заметить, сделал он это неплохо. Вообще дети Казекаге продемонстрировали весьма неплохой уровень. Думаю на этом, или следующем экзамене они получат титул чуунинов..."
   "Кагари"
   "Удзумаки Карин"
   Удзумаки Карин
   "Повезло ей с противником, ничего не скажешь..."
   - Уумм...итак, восьмой бой. Начали!
   После этих слов Карин метнула четыре куная, чьи рукоятки были покрыты одинаковыми печатями. Вот только её целью был вовсе не создающий фантомов генин, а просто пол арены. Вот кунаи вонзаются в него, и Карин стоит в центре квадрата, в углах которого находились кунаи. А потом она оказывается внутри полупрозрачного зеленоватого куба - защитного одностороннего барьера. Её противник, как и предыдущий дождевик, использовал гендзюцу и пытался атаковать под их прикрытием. Карин же, как сканер, не испытывала проблем ни с тем, чтобы отличить реальный объект от созданного при помощи гендзюцу, ни с нахождением спрятавшегося противника. Вот только ситуация у них возникла патовая. Дождевик никак не мог пробить барьер, Карин же не могла попасть по своему противнику брошенными кунаями, ведь Кагари быстро понял, что его легко обнаруживают и большую часть времени проводил под землёй. Карин изначально не развивала себя как боевика. Барьеры, очень неплохие лекарские техники, редкие способности сканера, прекрасные небоевые навыки. А из боевых - слабенькое тайдзюцу, и умение неплохо кидать кунаи, стихии ей не давались. В принципе обычно она метала кунаи со взрывными печатями, особой фуиндзюцу, когда в бумагу запечатывается огонь, а при распечатывании концентрирует его в одной точке, из-за чего и происходит взрыв. Вот только её барьер конфликтовал с такими печатями. А жаль, взрывных печатей у неё должно быть много, всё-таки сейчас Удзумаки - основной их поставщик, что и обеспечивает благосостояние клана. В принципе, если бы дело дошло до прямого столкновения, я бы поставил на Карин, пожалуй, её навыки тайдзюцу все же были выше, чем у дождевика, вот только привыкшая в бою отсиживаться за спинами Хаку и Таюи, Карин элементарно растерялась. В итоге через десять минут рефери засчитал поражение обоим.
   "Харуно Сакура"
   Харуно Сакура
   "Тсуруги Мисуми"
   Тсуруги Мисуми
   Этот бой проходил весьма оживлённо. Только рефери подал сигнал, как генины бросились друг к другу. Мисуми получил серию быстрых ударов в корпус, но через пару секунд всё же смог ухватить куноичи за руку. А дальше произошла вещь для меня совершенно неожиданная. Рука Митсуми подобно змее поползла, обвивая руку девушке, казалось, что у него вообще нет костей.
   "Мягкая модификация тела, позволяющая изгибаться под немыслимыми углами, удлинять конечности... Орочимару при помощи этой же техники, только используемой намного более искусно, удлинил свою шею на десяток метров и собирался укусить Сазке. Да уж, учитывая, что эта техника требует от владельца удивительного контроля чакры в собственном теле, весьма неожиданно. И это если забыть, что такую способность можно развить лишь под наблюдением лекаря крайне высокой квалификации!"
   В принципе, для большинства генинов, бой на этом бы и закончился. Но Сакуру я тренировал на совесть, и она на одних рефлексах схватила противника за руку и отбросила его как какую-то змею. Наверное, из-за ассоциаций с ползучими гадами, она превысила свою обычную скорость, и Мисуми просто не успел удержать её в захвате. Дальше бой начал принимать затяжной характер. Сакура пыталась атаковать, но излишне осторожничала и разрывала дистанцию при каждой угрозе попасться в захват.
   - Харуно-сан, - решив, что основная проблема здесь психологическая, я решил мотивировать девочку на более активные действия, - если вы немедленно не прекратите этот балаган и не начнёте драться всерьёз, я побрею вас наголо!
   Удивительно, чего можно добиться при правильной мотивации. Ещё секунду назад скованная и неуверенная в себе, девочка буквально бросилась в бой. Что меня особенно порадовало, что она не потеряла головы. В прыжке быстрый набор печатей, который опытному шиноби покажется неправильно выполненной лекарской техникой. Ян составляющая чакры слегка усилила мышцы, что дало временное повышение силы и скорости. Конечно, скорость была совершенна незначительная по сравнению с Мерцанием, но это позволило Сакуре ухватить левой рукой противника за грудки. Дальше следовал прямой удар правой ладонью, за бой Сакура нанесла Мисуме уже с дюжину ударов, но тот, благодаря своей пластичности, смягчал их и практически не получил ущерба. Сейчас же Сакура фиксировала противника, что не позволяло ему, ни вырваться, ни уклониться, ни смягчить удар. Правда через секунду Мисуме обязательно скрутит девочку, но до то того, как он это проделает, ему придётся вытерпеть один её удар. Если с Ян всё было ясно, то Инь куноичи применила весьма нестандартно. У неё действительно обнаружился немалый талант лекаря, и разделение чакры давалось ей легко, тонким манипуляциям с Инь и Ян она также обучалась весьма быстро. Вот и вспомнил я про один весьма нестандартный приём для лекарей, который вычитал в одной из книг, присланных Цунадэ. Как бы анестезия наоборот, Инь не отключает нервные волокна, а наоборот перегружает, как будто при сильнейшей боли, практически агонии. На самом деле цель боли не почувствует, просто потеряет сознание от шока. Конечно, не всё так просто, во-первых, нужен прямой контакт с нервными тканями, а во-вторых воздействие обязательно должно проводиться одновременно с нанесением реальных повреждений, причём достаточно серьезных, только так фантомная перегрузка нервных волокон, наложившись на реальную боль и информацию о повреждениях, позволит вырубить цель. И сейчас она проделала всё это мастерски. Девочка, благодаря долгим, изматывающим тренировкам, смогла пробить своей ладонью грудную клетку Митсуме, а полыхнувшая на миг фиолетовая вспышка из раны, показала успешное применение техники.
   - Победитель Сакура! Эй! Что ты делаешь? Отойди от него...
   - Не мешайте мне оказывать ему помощь!!!
   - Уумм... ммм... для этого вообще-то здесь дежурят лекари...
   - Чем раньше начать лечение, тем меньше потом будет осложнений!!!
   - Правильно, девочка! - Сказал подходящий к недавним противникам толстый мужчина в одежде медицинского персонала. - Молодец, что за этим турниром не забываешь об обязанностях лекаря! А теперь иди к своей команде, дальше мы уж как-нибудь сами.
   Оставив своего противника на попечение лекарей, Сакура поднялась на балкон. Первый взгляд, который она на меня бросила, был поистине убийственный. Но стоило Сазке негромко бросить: `молодец, я в тебя верил', и всё, девочка мигом забыла про все обиды!
   - Этот блондин, что, реально чей-то наставник???
   Канкуро зачем-то перебрался на наш балкон и попытался разговорить Ноду. Скорей всего перед своим наставником он отговорился тем, что соберёт побольше информации, но я чувствовал какое облегчение кукольник испытал, уйдя подальше от Гаары. Нет, внешне, страх, который он испытывает по отношению к своему младшему брату, парень никак не показывал, но способность чувствовать неприкрытые в должной мере эмоции - вещь нередкая среди опытных шиноби, ну а я ещё смог её развить при помощи самогендзюцу.
   - Угу, причём могу тебя заверить: наставник он первоклассный.
   - Да? Ну, может быть, но ведь он от силы вас года на три старше!
   Не стоит думать, что генины так спокойно вели беседу, находясь поблизости от объекта обсуждения. Нода пошёл на другой край балкона о чём-то переговорить с Кибой, там то его и поймал кукольник. Вот только слух у меня был достаточен, чтобы слышать их разговор. Хотя в принципе он был мне практически не интересен, и я переключил внимание на арену, где намечался бой одной моей родственницы.
   "Абураме Шино"
   Абураме Шино
   "Удзумаки Таюя"
   Удзумаки Таяю
   - Обратите внимание на Шино, - я решил немного просветить своих подопечных, рассказав про один из самых закрытых кланов Листа. Хотя в основном я говорил это для Сакуры, Нода был потомственным шиноби, а Сазке и вовсе получил образование в своём клане. - Он принадлежит к клану Абураме, которых иногда называют повелители жуков. Они вживляют в свои тела личинки особого вида жуков, питающихся чакрой, вроде бы это делается сразу после рождения.
   - ФУУУ!!!
   - Гадость!
   - Паразиты.
   Голоса Сакуры, Тэн-тэн и Ино слились воедино. Хотя вообще-то последняя и так должна всё это знать, как наследница клана.
   - Нет, симбионты. Жуки выводят токсины, улучшают обмен веществ, лечат микро повреждения, даже синтезируют некоторые лекарственные ферменты! Также они крайне полезны в бою, могут в прямом смысле пожирать вражескую чакру и плоть, так что в сражении с членом Абураме, нужно остерегаться любого прикосновения, которое может перекинуть на тебя жуков.
   - Ууум... десятый бой. Начали.
   - Калекой навсегда останешься, коль драться будешь, сдавайся! - В свойственной его клану странноватой манере заявил Шино.
   Таюя же мне всегда нравилась своей склонностью меньше говорить и больше делать. Выхватив кинжал нестандартной формы, она поймала в отражении клинка свой собственный взгляд, при этом не теряя из виду Шино. А через минуту она прыгнула, сокращая дистанцию. Давление яки, которое она смогла создать при помощи самогендзюцу, не смогло парализовать даже генина, но заставило его замешкаться. Этого девочке вполне хватило. Пустив в своё оружие чакру ветра, она создала вокруг него полупрозрачный клинок, длиной в метра два.
   Оружие Таюи
   - Сдавайся! - Проходящая через чакропроводящий металл подарка Забузы, чакра ветра принимала вид лезвия, которое не доходило пару миллиметров до лица Шино. - Замри!!! Убью! - Жуки на полу, которых как думал Абураме, Таюя не видит, начали ползти к ней. Но девочка лишь слегка усилила поток подаваемой в оружие чакры, и лезвие удлинилось ещё немного. Таюя рассчитала всё точно, полупрозрачный клинок разрезал соединяющую дужку очков и немного вошёл в переносицу. Неопасно, но болезненно и заставляет понять серьёзность её намерений, особенно с учётом так и исходящей от девочки яки. - Сдавайся!
   - Стоп! Я останавливаю бой, победительница Удзумаки Таюя!
   "Акимичи Чоджи"
   Акимичи Чоджи
   "Муби"
   Этот бой прошёл особенно скучно. Чоджи плохенько владел техникой своего клана, которая совершенно непонятым для меня способом позволяла манипулировать собственными размерами и массой. Я сам был свидетелем, как его отец превратился в великана, увеличив свою силу соответственно. У меня даже предположений нет на каких принципах основаны такие техники, сами Акимичи говорят, что умеют управлять своей жировой тканью, превращая её в чакру и обратно. Впрочем, неважно. Чоджи умел лишь превращать себя в смешно выглядящий шар, раздувая свой торс до практически идеально сферической формы, при этом у шара была нелепо выглядящая голова, ручки и ножки, сохранившие первоначальный размер. Несмотря на чувство нереальности, которое вызывала во мне эта техника, она была действенной. Чоджи-шар начинал крутиться и просто давил своих врагов. А уж о большом количестве врагов, его противник позаботился. Последний дождевик работал по той же схеме, что и трое других. Создавал иллюзорных клонов, отвлекая внимание, а сам прятался под землёй. Казалось бы, из всей троицы ему повезло больше всех, Чоджи был просто не в состоянии найти своего противника. Вот только и все брошенные дождевиком кунаи просто застревали в раздутом слое жира, не причиняя Акимичи какого бы то ни было вреда. Через десять минут, когда стало понятно, что Чоджи достаточно вынослив, чтобы поддерживать свою технику столько времени, а Муби просто не имеет в своём арсенале хоть что-то, способное пробить жировой доспех, рефери засчитал обоим генинам поражение.
   "Тацуги Нода"
   "Сабаку Гаара"
   - Нода, слушай внимательно. - Решил я сказать пару напутственных слов своему подопечному. - Твой противник действительно силён, поэтому сразу дерись в полную силу, не вздумай сдерживаться или пытаться скрыть свои техники.
   - Учитель, я вас не подведу.
   Нода эффектно спрыгнул на арену, ну а Гаара применил Мерцание.
   - Не знаю, какие приёмы у парня, но ему реально не повезло нарваться на Гаару. - Канкуро разговорился с Нодой и тот привел его к месту на балконе, где расположилась наша команда. Кстати кукольник действительно выглядел расстроенным, Нода был весьма обаятельным парнем, который сам сумел разговорить пришедшего разузнать про генинов Листа, Канкуро. И теперь старший сын Казекаге даже немного жалел, что его недавний собеседник, как ему казалось, обречён. - Мой брат непобедим и абсолютно безжалостен.
   - Вполне возможно, что ты прав...
   - Сенсэй!
   - Что ты кричишь, Сакура? Гаара действительно силён, и он один из немногих, кому Нода имеет шанс проиграть. В любом случае, бой будет интересным. Да не волнуйтесь вы так, если ему будет угрожать опасность, я успею вмешаться.
   Нода и Гаара стояли друг напротив друга и оба они излучали азарт и нетерпение. Но если мой подопечный испытывал азарт спортивно-соревновательный, то носитель однохвостого был охвачен азартом убийцы, жаждущего насытить свою жажду крови. Пробка, закрывающая кувшин на спине Гаары выскочила из горлышка и понеслась в Ноду. Но мой воспитанник не сплоховал, успел метнуть стальную иглу, которая отбила этот снаряд.
   - Ну и наконец, последняя на сегодня схватка. - Рефери решил не обращать внимания на выходку сына правителя союзной деревни. - Начали!
   Нода, следуя моему совету, сложил печати и выдохнул в противника струю пламени. Огонь на миг скрыл спокойно стоящего Гаару, а когда пламя опало, то открылся вид на целого сына Казекаге, укрытого песчаной стеной.
   - Такие атаки на Гаару не подействуют, его песок защищает, - с внутренней дрожью начал говорить кукольник. - Поэтому до сегодняшнего дня никому не удалось даже поцарапать Гаару.
   Мой подопечный решил слегка изменить тактику и выплюнул с десяток огненных сгустков. Внешне выглядящий невозмутимым Гаара продолжил стоять как ни в чём небывало, а песок, которого все больше вытекало из сосуда у него за спиной, вновь образовал защитную стену. Вот только в этот раз атака Ноды не закончилась чистой борьбой огня и песка. Пламя слегка разметало сыпучую защиту, и хотя само оно потухло, в образовавшиеся прорехи, проскользнули длинные, раскалённые добела стальные иглы, которые были укрыты огнём. И иглы, казалось, вонзились в плоть Гаары. Но так лишь казалось, носителя демона покрывал слой сбитого до каменной прочности песка.
   - Плохо дело, если Гаара сейчас до него доберётся, то убьёт, просто чтобы развлечься... - Как не странно, я был согласен с кукольником, исходящее от его брата яки, показывало его намеренье лучше всяких слов.
   По полу к Ноде метнулся поток песка, который на ходу формировался в лапы, пытающиеся его ухватить. Вот только, не смотря на то, что я много уделял обучению моего подопечного стихийным ниндзюцу, про тайдзюцу я не забывал. Конечно Нода не мог похвастаться скоростью Ли без утяжелителей, но увернуться от достаточно медлительной атаки, на той дистанции что оставил между собой и Гаарой, Нода смог без проблем.
   - Ну ладно, посмотрим, как ты выдержишь это. - Нода говорил тихо, себе под нос, но я слишком внимательно наблюдал за схваткой, чтобы его не услышать.
   Длинная последовательность печатей и Нода выдыхает четырёхметровый закручивающийся протуберанцами огненный шар. Этот снаряд, вращаясь в воздухе, понёсся в Гаару, нижнем своим краем касаясь пола и оставляя проплавленною полосу за собой. Нода сидел на полу и тяжело дышал, наблюдая за своим творением. А его противник начал формировать на пути шара песчаную стену. И вот вновь на поле боя столкнулись песок и пламень. Огненный шар замедлился и практически остановился, лишь продолжая вращаться на месте, и казалось что песок, которого оказалось неожиданно много, вот-вот поглотит этот снаряд. Но тут шар взорвался, разметав стену, в которую Гаара вложил практически весь подчинённый ему песок. Самым удивительным была метнувшаяся прямо из взрыва фигура. Нода, ещё миг назад без сил сидящий на полу, развеялся, показав что на самом деле был лишь иллюзорным клоном, призванным отвлечь внимание от себя настоящего, спрятавшегося в огненной сфере, внешне выглядящей как цельный шар. Мой подопечный уже подлетал к своему противнику, и за миг до того, как они окажутся на расстоянии удара, выдохнул в Гаару слабенький поток огня. Эта атака была призвана не навредить, а выжечь чакру в защищающем противника доспехе, чтобы тот утратил свою прочность. А дальше Нода ударил кунаем в живот. Вообще я мог гордиться учеником, умело использовал сложную технику, разметал защищающий и атакующий свободный песок, нейтрализовал доспех. Да и цель удара выбрал хорошо, рана должна была получиться достаточно опасной, чтобы бой был бы остановлен, и в то же время не смертельной, всё-таки убивать сына правителя союзной деревни весьма вредно для здоровья. Вот только оказалось, что и Гаара не раскрывал до этого всех своих карт. Находящийся за его спиной сосуд вдруг рассыпался, оказавшись сделанным из песка, и именно этим песком Гаара защитился от неожиданной атаки Ноды. А затем неучтённый песок обхватил руки моего подопечного, твердея на глазах.
   "Пора!"
   Сюньпо, которое я уже давно успешно совмещаю с выпусканием чакры Ветра из спины, для придания дополнительного ускорения. Оказавшись между генинами, я провожу окутавшейся желтоватым сиянием ладонью по рукам Ноды. Затвердевший песок, готовый вот-вот сжать, перекрутить и переломать конечности моего ученика, сыпется на пол безвредными струйками. Я запечатал находящуюся в нём чакру, и он стал просто песком, вот только в отличие от Ёроя я не стал поглощать чакру, а выпустил её в лицо Гаары. Эта своеобразная оплеуха вернула носителю однохвостого способность соображать, и несущийся ко мне в спину поток песка остановился и мирно затёк в сосуд своего хозяина.
   - Я на правах наставника, признаю поражение своего подопечного. Сабаку Гаара благодарю за спарринг, который, как я уверен, многому научит моего ученика.
   - Отборочные матчи третьего этапа завершены! Все победители заработали право участвовать в последнем этапе экзамена на чуунина! Поздравляю!!! - Видно ощутив конец своих обязанностей, рефери заметно оживился и даже перестал кашлять и постанывать.
   Я наконец почувствовал насколько же я вымотан. Вначале бой с Орочимару. Потом несколько суток беспрерывного бдения в Лесу Смерти, я, пожалуй, единственный АНБУ, кто выполняя этот приказ, не использовал стимуляторов. А теперь ещё этот отборочный турнир. Так что я пропустил мимо своего внимания высокий слог речи Хокаге. Запомнил лишь древо турнира, а правила его проведения я и так знал.
   Древо турнира
   "Так, сейчас беру Хаку, девочек, Сакуру, Ноду, Сазке и на всех парах в наш квартал. Как бы не клялся Небом Хокаге, я не отдам Учиху АНБУ. Формально я исполняю свой долг перед его отцом, ну а на самом деле у меня просто нет доверия к нашей безопасности по вопросам, связанным с носителями Шарингана. Если кто-то может спокойно вырезать население целого квартала Листа, а АНБУ ничего не может сделать, то либо они некомпетентны, либо сами замешаны... демоны, что-то у меня от усталости совсем мысль в сторону уходит. Сейчас беру всех, за кого я в ответе и в квартал. А там - СПАТЬ!"
  
  

Глава 16.

   - Я хочу сказать, что очень горжусь всеми вами. Вы молодцы! Всем вам достались весьма непростые соперники, умения которых были для вас неожиданностью, но вы смогли достойно ответить, и отлично проявили себя. Не расстраивайся, Нода, тебе достался в противники, если смотреть объективно, сильнейший генин на экзамене. И не надо хмыкать, Сазке, гендзюцу на Гааре лучше не использовать, иначе сам можешь получить такой поток яки, что тебя просто вырубит.
   Кажется, после моих слов Нода слегка приободрился. Вообще ему, несмотря на моё вмешательство, крепко досталось. Песок Гаары успел практически стесать с его рук кожу и немного повредить мягкие ткани. Так что в ближайший месяц ему придётся забыть об отработке ударов руками и сложении ручных печатей.
   Мы сидели в саду моей резиденции, где я решил немного пообсуждать вчерашний турнир. Я уже отошёл от, оказавшейся бесполезной, засады в Лесу Смерти. Да и мои подопечные слегка пришли в себя после вчерашних боёв.
   - Теперь индивидуально. Сакура, очень плохо, что не смогла сама настроить себя на бой, и мне пришлось тебя подбадривать. Но то, что не потеряла головы, бросившись в атаку, и сумела применить весьма непростую технику - очень хорошо. Я думаю, основная твоя проблема - малый опыт схваток. Так что весь месяц, который остался до третьего этапа, ты будешь проводить спарринги с моим водяным клоном.
   - Хорошо, Наруто-сенсэй. - В голосе девушки была обречённость и покорность судьбе.
   - Нода. В целом мне понравилось, как ты показал себя на экзамене. Ты весьма неплохо освоился со стихийными ниндзюцу. Но вот твоё физическое состояние, к сожалению, оказалось развито не достаточно. Моя ошибка как учителя, в том, что после месяца общеукрепляющих тренировок, я слишком сильно сосредоточился на развитии у тебя способности придавать своей чакре свойства Огня. Но я исправлю свое упущение. Из-за травм рук ты не сможешь некоторое время складывать ручные печати, так что мы с тобой займёмся развитием системы циркуляции, тренировками в контроле чакры, отработкой усиления чакрой мышц. Одним словом - основой тайдзюцу, только удары ты отрабатывать не будешь.
   - Понятно. - Нода отнесся к перспективе тренировок более спокойно.
   - Теперь по поводу тебя, Сазке. Не смотря на упущенную в самом начале возможность быстро закончить бой, в целом ты действовал грамотно. Не суетился, принял ближний бой и провёл его достаточно технично. В принципе ты мог бы победить и не используя гендзюцу, но молодец, что всё же смог пробить его барьер. И вдвойне молодец, что не стал применять стиль боя, в котором тренировался последнее время. Ни к чему твоим будущим соперникам знать про это, ведь, несмотря на некоторый успех Кабуто, шансов на победу у него не было. Теперь по поводу плана твоих тренировок на ближайший месяц. Будешь практиковаться в новом стиле боя, правда его нужно слегка доработать, но об этом позже, основой будет работа со стихией.
   Я ненадолго прервался, смочив горло глотком чая.
   - Дело в том, что Огонь крайне непростая в плане контроля и применения стихия. По сути, арсенал шиноби, её применяющих, обычно сводиться просто к выдохам и шарам Огня в различной модификации.
   - Значит, мне не удастся использовать Огонь в ближнем бою?
   - Не волнуйся, если бы это было невозможно, мы бы давно занялись развитием у тебя второй стихии. Просто это будет не так легко, как хотелось бы. Думаю, у меня есть кое-что, способное тебе помочь. Держи!
   Я протянул, явно заинтригованному мальчику, длинный сверток.
   - Что это?
   - Меч. Я нанёс на него достаточно сложную печать, обеспечивающую барьер от жара. Грубо говоря, неважно, сколько Огня ты пропустишь по его лезвию, сделанному из чакропроводящего металла, оно всё равно останется слегка холодным. Заметил, насколько он для тебя велик? На вырост, так сказать, начинай привыкать к его размерам. А вообще он не слишком длинный для взрослого шиноби. Не удивляйся его странной форме, обычные скосы лезвия принесены в жертву прочности барьера, его толщина так велика по той же причине. Там несколько сплавленных металлических полос, на каждой из которых печати немного отличаются, этакий слоистый пирог. Вместе это создаёт систему, которая выдержит, как я надеюсь, вообще любое пламя. Можешь не искать заточку, её попросту нет. Сейчас это просто брусок из чакропроводящего металла, тебе придётся ещё научиться окутывать его огнём и превратить его в действительно опасное оружие.
   Меч Сазке
   ...
   - О чём ты хотел поговорить со мной, Сазке? - Двое других моих подопечных ушли с водяными клонами, я успел прекрасно изучить Учиху и понял, что сейчас он не станет задавать свои вопросы в присутствии тех, кого он пока ещё считал посторонними.
   - Почему ты дал мне меч только сейчас? Ведь я уверен, ты сделал его уже давно. Забуза-сан и Мигура-сан с девяти лет обучают меня кендзюцу. Да что говорить, я с Кабуто так долго провозился, потому что это мой старый меч сломали в Лесу Смерти, иначе мне бы и гендзюцу не понадобилось!!!
   - Успокойся! Да я мог бы давно отдать тебе этот меч. Думаю, ты бы за пару месяцев научился окутывать его Огнём и получил бы весьма опасное оружие. Но любая, самая убойная атака бесполезна, если ты не можешь попасть с её помощью по цели. Главное для шиноби - далеко не убойные техники. Скорость и умение перемещаться по полю боя куда как важнее. Мне объяснить почему?
   - Нет, Шаринган позволяет увидеть технику ещё на этапе формирования. А зная, чем и когда тебя атакуют, увернуться от дистанционных атак не слишком сложно. Развитие техник Огня не поможет мне в бою с Итачи.
   - Не нужно быть столь категоричным. Поможет, да ещё как, но в первую очередь тебе стоит научиться именно скорости.
   - Именно поэтому ты и научил меня Мерцанию?
   - Да. Эта техника идеально подходит для тебя. Ты в первый раз услышал про неё всего пять месяцев назад, но уже легко применяешь на совершенно невероятном уровне. Всё дело в том, что мы с тобой уже очень давно занимаемся ускорением за счёт контроля чакры в организме и применением гендзюцу. Мерцание, по сути, то же самое, только перед этим нужно ещё чакру на Инь и Ян разделить, и для каждого действия использовать более подходящую составляющую.
   - Но ведь на то, чтобы научиться окутывать Огнём меч, потребуется не один месяц!!!
   - Оптимист ты, Сазке, поддерживать пламя на клинке в течение долгого боя ты будешь учить в лучшем случае полгода, а то и год.
   - То есть шансов победить на третьем этапе экзамена у меня нет?!!
   - Тебе важна победа на экзамене?
   - ... нет...
   - Сазке, я когда-то попросил тебя лишь об одном...
   - Быть честным... не то, чтобы мне хотелось именно победить на экзамене. Но мысль о поражении, выводит меня из себя!
   - Хорошо! Не смотри на меня так. То, что у тебя появляются хоть какие-нибудь желания, помимо того, чтобы принести голову Итачи на могилу родителей - просто замечательно. Не стоит думать, будто желанием не показывать свою слабость на экзамене, ты отдаляешься от своей мести.
   - Я слишком медленно развиваюсь, Итачи...
   - Да-да-да, он силён как демон и всё такое. Будь честен, по крайней мере с самим собой. Ты по силе равен опытному чуунину. Да у тебя не хватит сил убить Итачи, но это только пока...
   - Наруто-аники, в последнее время я чувствую себя донельзя жалким... - видимо забывшись, Сазке обратился ко мне как обращался до получения генина, значит в голове у него действительно сумбур. - Вначале тот странный человекозмей, против которого все мои техники и умения оказались просто бесполезными, знаешь, он как будто решил поиграть со мной как кошка с мышкой, перед тем как свернуть шею. Потом тот позорный бой с очкариком, не помню уже, как его звали. А теперь ты ещё говоришь, что какой-то Гаара, который вдобавок младше меня, сильнее...
   - Эххх, Сазке, помнишь, что я пообещал тебе в день, когда ты попросил дать тебе сил, достаточных чтобы убить брата?
   - Да, ты сказал, что если я буду выполнять тренировки, которые ты для меня разработаешь, то через семь лет я смогу померяться силами с Итачи...
   - Поверь, к этому всё и идёт, у тебя уже сейчас удивительные для генина способности. Нужно запастись терпением и ни в коем случае не опускать руки. - Я решил, что мой ученик слегка пришёл в себя и стоит перевести разговор к ближайшему будущему и противнику с которым ему, возможно, вскоре придётся встретиться. - Что же касается Гаары, с ним ситуация особая - он носитель демона...
   - Как ты?
   - Нет, совсем не как я. Его демон - однохвостая собака, намного слабее лиса, с другой стороны печать у него тоже очень слабая. Если я никогда не общался с тварью, что сидит во мне, то Гаара вынужден мириться с голосом в голове, чужими желаниями и прочими прелестями. К тому же я никогда не использовал силу демона, и не собираюсь учиться делать это когда-либо в будущем. Ну а сын Казекаге за счёт слабой печати, способности однохвостого использует с лёгкостью. В лучшем случае во время экзамена ваш бой остановят, потому, что у Гаары снесёт крышу.
   - Значит, в турнире мне не победить?
   - Нет. И, пожалуй, стоит сказать тебе ещё кое-что, неприятное. Чуунина на этом экзамене ты точно не получишь. Обратил внимание, как интересно сформулирован критерий получения ранга? Есть турнир с десятью участниками и одним победителем, который определится после девяти боёв, если кому-нибудь не будет засчитано взаимное поражение. И всё это не имеет никакого отношение к получению ранга. Чуунином может стать проигравший в первом круге, и может не стать победитель турнира. Так что, даже если ты победишь Гаару, то всё равно останешься генином.
   - Почему? - спросил Сазке после долгого молчания - Сарутоби не хотят возвращать мне библиотеку Учих???
   - Тут несколько более сложная причина. Сейчас все влиятельные лица в нашей деревне наконец-то урегулировали взаимные претензии. Впервые за три года появилась стабильность, никому не нужно вводить в совет новую фигуру. А ведь получив чуунина, ты сразу становишься совершеннолетним и получаешь права главы клана. Хокаге, наконец, смог прийти к соглашению с кланами, и новый в голос совете ему уж точно не нужен. Так что экзаменаторы, представленные в основном безклановыми шиноби и подчинёнными поэтому лишь Хокаге, чуунина тебе не дадут. Можно было бы поступить так же, как я в своё время, и потребовать внеочередного экзамена, решение по которому будет принимать совет кланов. Но и здесь тебе мало светит. Я традиционно поддерживаю Хирузена, и тебя могут посчитать ещё одной подконтрольной Хокаге фигурой, которая призвана укрепить его положение в совете. Одним словом, Хокаге боится упустить с таким трудом полученное влияние в совете, а кланы боятся усиления этого влияния. При этом всех устраивает ситуация, сложившаяся сейчас, и они просто побоятся её менять... Ладно, политика это конечно важно, но не когда она идёт в ущерб самосовершенствованию. Пошли в подземный полигон, не хватало ещё, чтобы при освоении контроля над Огнём, ты мне парк сжёг. А там стены с барьерами, да и нужно не забыть тебе защитную одежду выдать. Ведь Огонь, созданный шиноби, не обжигает его лишь до тех пор, пока он держит пламя под своим контролем.

* * *

   - Небо, как же он на отца похож...
   В переплетении ветвей большого дерева сидели двое. Это были опытные шиноби, полностью скрывавшие своё присутствие, и говорившие едва слышным шёпотом, различимым лишь собеседнику.
   - И не говорите, Джирайя-сан. И ведёт себя совсем как Минато-сенсэй. - Хатаке Какаши перевёл взгляд на поляну полигона 9, где Удзумаки Наруто разговаривал с Миато Гаем. На этой поляне помимо них были также и их ученики. И именно из-за личности одного генина на полигоне было такое количество спрятавшихся АНБУ. И даже срочно вызванный Джирайя, один из сильнейших шиноби Листа. Учиха Сазке, а вернее интерес к нему со стороны нукенина Орочимару, стал причиной такой активности.
   - Как он вообще?
   - Очень серьёзный. Нельзя сказать, чтобы необщительный, просто... не позволяет себе расслабляться. Если есть свободное время, тренируется, оттачивает навыки, читает свитки, делает записи на основе своих размышлений и экспериментов. Спит часа по четыре в день, а то и меньше.
   - Про родителей ему так никто и не сказал?
   - Нет. Но только... у меня сложилось впечатление, что он сам догадался, я даже обосновать не могу... хотя, он у меня про Четвёртого Хокаге много расспрашивал, когда узнал, что я его учеником был. Сам он сказал, что ему интересен человек, который смог победить девятихвостого, демона который в ответе за гибель его родителей и уничтожении остатков клана Удзумаки...
   - А про то, что он - носитель, я надеюсь, ему хоть сказали?
   - Угу, вскорости, как в АНБУ приняли. Хотя отреагировал он странно, сказав, что он - лучший кандидат на роль живой тюрьмы для демона. Как я понял, лиса Наруто действительно ненавидит, и как-то признался, что жалеет лишь о том, что не может его убить, отомстив за родителей. В общем, никаких способностей носителей он не освоил, и осваивать не собирается, договариваться, упрашивать или даже просто отбирать силу у девятихвостого он не будет. Говорит у него и своих способностей хватает, чтобы быть полезным деревне.
   - Неожиданно... О, кажется начали, интересно какой из Наруто получился учитель.
   - Лучше чем из меня...
   Тем временем двое генинов заняли боевые стойки друг напротив друга. Это были Учиха Сазке и Рок Ли. Двое наставников и их подопечные, не занятые в схватке, встали на краю поляны. Вот Ли бросается на своего соперника, но тот легко уходит от атак, даже не пытаясь контратаковать.
   - Ли, сними, пожалуйста, утяжелители, иначе будет совсем неинтересно.
   - Нет, Гай-сенс...
   Но парень не успел договорить, миг и перед ним из ниоткуда возникает Сазке, проведший быстрый удар в грудь. А потом фигура Учихи размывается под порывом ветра.
   - Ли, сними, пожалуйста, утяжелители.
   На этот раз ученик Гая решил последовать совету своего противника. И, освободившись от сковывающей его тяжести, ринулся в бой. Ли летит вперёд, и бьёт противника правой ногой, одновременно левой касаясь земли для получения точки опоры. Вот только Сазке успевает уклониться и, пригнувшись, наносит удар сопернику в живот. Сам Учиха вложил в удар немного сил, но сложившись с движением Ли, тот оказался весьма болезненным. Ученик Гая попытался провести первый приём из серии Лотос, но когда он распластался по земле, чтобы извернувшись ударить ногой вверх, сам нарвался на ногу Учихи.
   - Надо же! Парнишке и тринадцати ещё нет, а он уже активировал Шаринган!!
   - Да, и судя по всему, сейчас он активирован полностью, уверен в глазах Сазке вокруг зрачка вращаются три томоэ.
   - Вот только, Какаши, почему Учиха не пытается нанести нормальный удар, только контратаки?
   - Думаю, он пытается показать Ли, что без открытия Врат у него нет ни малейшего шанса.
   - Гай обучил своего ученика открывать Врата? Ну он и псих...
   Тем временем соперник Сазке и вправду понял бесперспективность своих попыток. Его скорость была явно выше, чем у Учихи, но тот действительно предугадывал движения рукопашника. Ли, поняв, что так ему не победить, разорвал дистанцию и принялся последовательно открывать пять Врат. Рывок, и его кулак проходит сквозь развеивающуюся фигуру Сазке, а сам носитель Шарингана возникает из ниоткуда в метре левее и тут же наносит ученику Гая сильный удар в корпус. Сазке наносит удар в голову, Ли ставит блок скрещенными руками, в которые ударяется лишь мираж, а настоящий Учиха проводит сильный апперкот.
   - Призрак, - вырвалось у Джирайи.
   - Шисуи?
   - Именно, похоже, в Листе появился новый Учиха Призрак. Демоны, я такого применения Мерцания не видел очень давно.
   - А самое интересное, что его гендзюцу действует и на меня, я до самого последнего момента не могу определить, не мираж ли я вижу, и где скрывается настоящий Сазке. И судя по обеспокоенному виду Нэжи, Бьякуган его Мерцание тоже может обвести вокруг пальца.
   - Сазке вроде как-то неправильно дерётся, вот только я понять не могу в чём эта неправильность...
   - Хммм... а, понятно. - Произнёс Какаши после пары секунд пристального рассматривая спарринга своим Шаринганом. - Он просто не умеет драться голыми руками, явно видно по движениям его мышц, что ему сильно не хватает какого-то оружия, скорей всего меча.
   - Всё, хватит!
   - Но я ещё могу...
   - Мы и не собирались устраивать бой до потери сознания. А для дружеского спарринга вы и так излишне увлеклись.
   После этих слов своего наставника, Сазке совершил полностью соответствующие клановому этикету поклоны, и в очередной раз растворился в воздухе, чтобы возникнуть рядом с Наруто.
   - И вправду Ли, ты слишком увлёкся.
   - Простите, учитель.
   - Ничего, я понимаю, юность - время горящего в груди необузданного пламени! Но сегодня мы проиграли.
   - Пятьсот кругов вокруг деревни?
   - Нет, Ли, тысячу. А так как моё поражение как твоего учителя куда как серьезнее, я буду бежать с этим камнем на плечах.
   Гай подхватил гигантский булыжник больше его самого в несколько раз и бросился напролом через лес. Его ученик некоторое время метался по поляне, ища камень, не найдя ничего подобающего, бросился за учителем без груза. А к Наруто подошёл Хъюга, видно было, что ему хотелось поговорить с кем-то, кого он считал талантливее себя.
   - Вас не волнует, что я увидел стиль Сазке и могу подготовиться к бою с ним?
   - Сомневаюсь, что ты сможешь выработать что-то новое. Сазке наглядно показал способность обмануть Бьякуган. Благодаря Шарингану, он способен предугадывать движения по малейшим движениям мышц и чакры. Ну а с помощью Мерцания, он поднимает свою скорость в разы. Ты понял всё это, но единственное что ты можешь ему противопоставить это Удар скольких там ладоней, не помню, как точно эта техника называется, конечно, при учёте, что ты ей владеешь. То есть тебе остается лишь надеяться превзойти своей скоростью все способности Сазке. Разве не зная о его стиле боя моего ученика, ты действовал бы по-другому? Тем более, я сомневаюсь, что ты выйдешь во второй круг.
   - По-вашему, талант Хаку больше моего?
   - Никогда не думал над этим. Талант - лишь потенциал, который можно реализовать, а можно оставить бесполезным грузом.
   - Людям не дано себя изменить! Неудачники останутся неудачниками, а характер и сила навсегда останутся прежними...
   - Не говори чушь. Нашёл, кому про судьбу рассказывать. Главное - это выбрать цель и двигаться к ней, не жалея себя. Я вырос в приюте, у меня нет никакого таланта к ниндзюцу, я практически не могу использовать гендзюцу, а в тайдзюцу у меня никогда не было учителей. Вообще нет ни одного человека, которого я бы называл учителем. Но это не помешало мне восстановить свой клан, а ведь ещё пять лет назад в нём был лишь один шиноби, я сам. - Никогда не был любителем выпячивать свои заслуги, или произносить столь пафосные речи. Но Нэжи был и вправду талантлив, и я, как джонин, считал себя обязанным помогать генинам. - Впрочем если вернуться от философии к конкретике, я бы порекомендовал тебе крайне серьёзно подойти к бою с Хаку, думаю с тобой он не будет столь же мягок, как с Ли.
   - Почему?
   - Единственное, что тебе стоит знать, это то, что день принятия в клан, Хаку считает самым счастливым в своей жизни. И у него просто в голове не укладывается, как можно избить до полусмерти свою родственницу, которая тем более явно к тебе добра.
   - Он ничего не понимает!
   - Не спорю. Да и ты вряд ли поймешь, каково было Хаку до обретения приёмной семьи. Я просто предупреждаю, что он сдерживаться точно не будет.

* * *

   - Здравствуйте, Орочимару-сама.
   - Что с Сазке?
   - С ним всё очень даже неплохо. Судя по анализу крови, которой я взял у него в бою, последний Учиха полностью активировал Шаринган. А анализ чакры и системы циркуляции показывает, что основным направлением его развития до сегодняшнего дня было тайдзюцу и гендзюцу, в стихийных ниндзюцу он явно отстаёт, хотя полным неучем в этой области наверняка не является...
   - Прекрати, Кабуто. Ты прекрасно понял о чём я тебя спрашиваю.
   - Всё время Сазке проводит в квартале Удзумаки. У меня в принципе нет возможности туда пробраться. Единственный раз, когда он вышел погулять, вокруг него вилась пятёрка АНБУ. Но проблемой были вовсе не они, хотя справиться со всеми ими, да ещё и с лисёнком, у меня вряд ли бы получилось. Главное, что там поблизости был один ваш бывший товарищ...
   - Джирайя. Да, пожалуй, не тебе с ним тягаться... хорошо, отложим Учиху на время. Думаю после экзамена, в Листе у всех будут другие заботы кроме охраны одного красноглазого паренька.

* * *

   - Как дела в освоении Сицумэ?
   - Здравствуйте, Наруто-сама, спасибо, что обучили меня ей, она просто бесподобна.
   - Хаку, прекрати называть меня сама, тем более, наедине. - Увидев спокойную улыбку парня, я оборвал сам себя, он всегда был на редкость упрям. - Ладно, расскажи про особенности её применения. Сам знаешь, в моей чакре слишком большой перекос в сторону Ян. Так что, несмотря на авторство, сам я её вряд ли когда-нибудь смогу применить.
   Слушая и даже записывая некоторые моменты, я параллельно обдумывал достоинства и недостатки системы наставничества джонинов над генинами. Дело в том, что в академии в принципе не могут обучить сколь-нибудь серьёзным техникам, там закладывают фундамент, обучают основам обращения с чакрой и некоторым базовым, пусть и не сложным, но весьма полезным техникам. Это понятно и логично, ведь овладение каждой сложной техникой, будь это ген-, нин- или даже тайдзюцу, самостоятельно - вещь чрезвычайно трудная. Одними свитками тут не отделаешься, крайне желателен наставник, в совершенстве знающий технику, который может направить, объяснить, где сделана ошибка, рассказать, чем чревата неправильная подача чакры и всё в таком роде. Наставники академии в принципе не могут уделить требуемое количество времени каждому ученику, да и в большинстве своём не слишком подкованы в действительно высокоранговых техниках. В итоге к наставнику джонину, попадает генин-заготовка, не умеющий практически ничего полезного в бою, но способного понять, чего от него хочет наставник. Недостатком такой системы является то, что наставник почти всегда лепит из своего ученика подобие себя, это никак не связанно с ограниченностью или глупостью, просто универсалов среди шиноби не бывает в принципе.
   Кто-то, как Гай, сосредоточил свое развитие на тайдзюцу, Куренай, например, напротив, откровенно плохой рукопашник, но выдающийся мастер гендзюцу, Асума неплохо совмещает простенькие стихийные ниндзюцу с кендзюцу. Исключений нет, конечно существуют шиноби, умелые сразу во многих областях, вроде Какаши или нынешнего Хокаге, но даже они не могут перекрыть весь спектр дзюцу. Например Третий Хокаге, как все в его клане, откровенно бездарны в гендзюцу, да и для того же Какаши это далеко не самая сильная область, к тому он как-то мне признался, что ему в принципе не даются лекарские техники. Ну и естественно мастеров редких техник, вроде фуиндзюцу и кеккайдзюцу в Листе можно сосчитать по пальцам, даже с учетом того, что с возрождением клана Удзумаки их количество начало расти. Так что ярким примером успешной судьбы шиноби после академии, является Ли, который полностью копирует манеру боя своего учителя. Ещё можно вспомнить троицу из Дождя, манера боя которых была похожа больше чем их клоны друг на друга, уверен их замотанный в бинты наставник, сражался бы точно также, только более умело и разнообразно. В этом плане можно лишь посочувствовать тем, кому с наставником не повезло. Попадись тот же Нода Гаю, и он сделал бы из него плохенького рукопашника, никогда не раскрыв талант парня в области стихийных ниндзюцу. Кстати, подопечной Гая, Тен-тен тоже не слишком повезло, ближний бой - это явно не её, и всё чему смог её обучить Миато, это метать различные остро заточенные предметы, что для схватки шиноби всё-таки маловато, надеюсь хоть отдать её на курсы лекарей у него ума хватит. Всё-таки джонины, вроде меня, старающиеся научить своих подопечных не тому, что знают сами, а тому к чему у них есть талант, совсем немного.
   У всего этого есть одно очень важное исключение - дети клановых шиноби. У них есть наставники просто по праву рождения, которые помогут развить именно те техники, к которым есть наследственная предрасположенность. По большому счёту для членов кланов не слишком нужна ни академия, ни стандартный институт наставничества. Например, та же Куренай, все подопечные которой - клановые шиноби, практически не обучает их техникам, только практическим хитростям полевой работы шиноби, вроде умения бесшумно передвигаться и навыков работе в команде. Но при всём при этом, именно обучение членов кланов и их последующее ученичество, является крайне важным для Листа. Всё дело в том, что сама природа делает кланы обособленными друг от друга. Типичный на Земле способ укрепления отношений - межклановые браки, практически невозможны. Ведь практически всегда у членов различных кланов, рождается ребёнок не имеющий генома обоих родителей. Так что браки заключаются либо внутри клана, либо берут шиноби со стороны, причём следят, чтобы в его или её родословной не было носителей геномов. До Первой Войны Шиноби, скрытых деревень вообще не существовало, а были лишь крошечные поселения кланов, отношения между которыми ограничивались лишь войной и крайне вялой торговлей.
   Академию в свое время основал Сенджу Тобирама, и в связи с этим я искренне считаю Второго Хокаге не менее гениальным чем Первого, да, он не мог похвастаться невероятным талантом брата, но он был выдающимся исследователем, разработавшим множество техник, и самое главное - поистине гениальным управленцем: дети кланов, которые учатся вместе в академии, да ещё в окружении безклановых будущих шиноби, потом те же члены кланов, уже получив ранг генина, получают наставника, по неписанной традиции не относящегося к их клану. Всё это создаёт между шиноби множество связей, уз дружбы одноклассников, товарищей по команде, почтительного отношения к своему наставнику. И всё это придаёт хоть какое-то единство рыхлой массе шиноби, именуемой деревней Скрытой-в-Листве. Вот и получается, что Какаши является наставником Хаку, но учить его приходится мне.
Единственное, чему мог бы научить Хаку специализирующийся на стихийных ниндзюцу беловолосый джонин, это некотороым Водным техникам. Что Забуза мог сделать гораздо лучше.
   -Хаку, извини, продолжим разговор позже.
   Я достал из висящего на поясе пенала металлическую пластину и взглянул на написанное Забузой сообщение.
   "Мастер, к воротам человек пришёл, вы предупреждали о посланнике от Хокаге... вот только он... лучше вам самому взглянуть."
   У ворот меня кто-то ждал. У меня уже состоялся разговор с Хокаге, которому очень не понравилось то, что Орочимару заинтересовался моим подопечным. Правитель селения, воспользовавшись своей властью, навязал мне шиноби, который по его словам способен дать отпор Белому Змею. Вот только человек, стоявший на мосту перед воротами в мой квартал, больше всего напоминал не сильного шиноби, а сбежавшего с костюмированного представления. Длинная грива белых волос, красные линии на лице, идущие от глаз и по диагонали пересекающие щёки, деревянные сандалии и гигантская жаба, на которой он замер в картинной позе.
   Джирайя во всей своей красе
   - Что ЭТО такое? - Если честно, у меня достаточно давно не было такого состояния полной прострации, вид этого человека привёл меня в полнейший ступор.
   - Тебе интересно кто я такой? Да! Конечно же!!! Отличный вопрос! Я святой с горы Мёбоку, Жабий саннин [49] !!! Запомни это!
   - Никогда не слышал про такую религию. Клан Удзумаки не занимается благотворительностью. - Развернувшись, я направился к воротам.
   - Невежёственный мальчишка! Я вынужден отрываться от поиска вдохновения, идти неизвестно куда по просьбе своего учителя. Видите ли, Лист нуждается во мне! А тут меня встречает глупый ребёнок, неспособный оценить моего величия!!! Хирузен-одзи [50] кажется совсем в маразм впал!
   Я остановился на середине шага, пытаясь собрать в голове разбегающиеся мысли.
   "Одзи? Сам Хокаге не слишком щепетилен, но всегда надеется на пару десятков шиноби, которые с радостью прибьют того, кто по их мнению недостаточно уважительно высказывается в адрес главы Листа. Значит, этот мужик как минимум может за себя постоять. - Я оборачиваюсь и более внимательно всматриваюсь в этого саннина. - Судя по всему, я его недооценил, своим шутовским нарядом и поведением он не дал воспринять себя всерьёз, а ведь этот клоун, пожалуй, посильней Какаши будет! Пожалуй у него действительно получиться дать отпор Орочимару. Кажется, я понял кто это, Цунадэ явно была слишком мягкой, называя его просто странным..."
   - Искренне сочувствую Сарутоби-доно, которому явно не удалось обучить вас манерам Джирайя-си...
   - Чего? - Теперь удивлён и озадачен был не я, а мой нежданный гость.
   - Но, как говорил великий Сенджу Тобирама - Второй Хокаге: `Жизненный путь даёт нам уроки до конца наших дней!', сегодня в роли жизненного пути буду я.
   Присев в створе ворот я коснулся деревянного настила моста, и сложив свободной рукой ручную печать концентрации, активировал кеккайдзюцу. Вся территория вокруг кланового квартала была увита множеством заранее подготовленных печатей. По углам короткого и широкого, практически квадратного моста, перекинутого через опоясывающий мой квартал канал, казалось бы, из ниоткуда возникли трехметровые столбы, исписанные сложной вязью печатей. Миг и распечённые столбы стали опорными точками для мгновенно сформировавшегося барьера, запирающего находящегося на мосту саннина.
   - Это, ты что творишь?!
   - Я позволю вам попасть на территорию Удзумаки лишь, когда вы произнесёте полное ритуальное приветствие по всем правилам кланового этикета!
   - Ты что, с монумента Хокаге рухнул?!! Выпусти меня, я вообще не собираюсь в место, где верховодит дурной мальчишка, вроде тебя!!!
   - Вы официально попросили об аудиенции у стража врат. Если вы развернётесь и уйдёте после того, как вас почтил присутствием глава клана, это будет означать высшую форму непочтительности и прямое оскорбление, которое я просто не смогу проигнорировать! Я вынужден не допустить, чтобы неразумный ученик нынешнего Хокаге, сделал такую глупость. Поэтому сидите и вспоминайте, уверен Сарутоби-доно преподавал вам уроки этикета.
   - Эй, шкет, ты вообще понимаешь что я раз в пять тебя старше?!! Это мне тебя в пору учить!!!
   - Сомневаюсь, что такой невежда может научить меня чему-то новому.
   - Ну всё, парень, ты меня достал, я пытался быть вежливым...
   "Это он, оказывается, был ВЕЖЛИВЫМ?!!"
   Санин надкусил палец и коснулся им пола. Классический призыв, который впрочем, ожидаемо, не удался. Барьер, блокировавший Джирайю, был весьма сложен и крепок, к тому же не давал пространственным техникам выйти за свои пределы. Единственным недостатком было то, что все свои функции он раскрывал лишь, если я его касался, осуществляя управление и подачу чакры. Такие сложные барьеры, несмотря на свою, как правило, стационарность, были далеко не вещью в себе, а все-таки техниками. То есть я не мог поставить барьеры сложнее тех, которыми закрывал книги Какаши, и спокойно о нём забыть, его нужно было поддерживать. А пространственную блокировку пока мог осуществить я один, Карин, стоявшая на втором месте в клане в умении применять кеккайдзюцу, не смогла бы её осуществить, не взирая ни на какие кунаи с печатями. Единственным исключением был щит, который прикрывал весь квартал Удзумаки, тот самый, что я активировал, бросившись спасать Сазке от Орочимару. Вот только основной составной частью этого барьера был гладкий куб из чакропроводящего металла, который оказался запечатан в свитке, что я когда-то получил от Учиха Фугаку. После долгих исследований я понял, что каким-то совершенно невообразимым образом древние Удзумаки нанесли не укладывающиеся в голове трехмерные печати прямо внутри куба, то ли вплавили их в его структуру, то ли ещё каким-то другим образом. В любом случае, я совершенно не представлял, на каких принципах построен этот единственный доставшийся мне в наследство артефакт, всё, что я мог - это чётко следуя чему-то вроде инструкции, создать на его основе защиту квартала.
   Меж тем саннин очевидно понял, что призыв у него не получиться и принялся пробовать на прочность стены барьера. Я наблюдал это с едва сдерживаемым азартом. Дело в том, что после атаки лиса и до восстановления мной своего клана, Джирайя считался лучшим в Листе мастером печатей и барьеров. И сейчас я очень внимательно следил, как будет разбираться с моим кеккайдзюцу гораздо более опытный пользователь этих техник.
   "Небо с ними, с манерами, я готов перетерпеть его манеру общения, если он конечно не станет прямо оскорблять других Удзумаки. Главное, что я, судя по всему, получаю отличный шанс расширить свои знания в области, действительно мне интересной! Эххх, а ведь это значит, что придётся с этим варваром подружиться... ладно Цунадэ писала что при всех своих странностях, Джирайя человек очень хороший, а её мнению я доверяю безоговорочно!"
  

Глава 17.

   - Спасибо всем, кто пришёл на экзамен на чуунина, селение Скрытое-в-Листве! - Голос Хокаге разнёсся над ареной, где когда-то невообразимо давно и в тоже время меньше пяти лет назад, я тоже получил ранг чуунина в бою с Итачи. - Мы приступаем к боям основного чемпионата между десятью участниками, прошедшими отборочные туры! Прошу вас досмотреть их до конца!
   - Привет, Наруто-кун, волнуешься за своих подопечных? - Ко мне подошла Куренай.
   - Как думаешь, кто победит? Не хочешь сделать ставку? - Асума как всегда был рядом с девушкой.
   - Сарутоби-сан, Юхи-сан, пусть Небо осветит ваш жизненный путь!
   - О нет, я тебя заклинаю, не надо ритуальных приветствий, мне их в детстве хватило до конца дней!! И называй меня, пожалуйста, по имени.
   - ... и почему все так относятся к этикету? - проговорил я чуточку обиженно, на что Куренай спрятала смешок в ладошку. - Хорошо Асума-сан, что же касается победителя, то им скорей всего будет младший сын Казекаге. Вообще, проводить носителя демона через стандартный экзамен... по мне это не совсем разумно.
   - А ставку на этот бой примешь? - Из тени бесшумно возник мой страж врат. Забуза всегда имел склонность к бессмысленным, с моей точки зрения, театральным эффектам. Квартал Удзумаки остался окутанный барьером, и поэтому бывший Мечник Тумана мог спокойно посмотреть на бой своего приёмного сына.
   - Знакомьтесь, это Момочи Забуза, страж врат моего клана и опекун Хаку. Забуза-сан это Юхи Куренай и Сарутоби Асума.
   - Приятно познакомиться. Ты на своего сына ставить, конечно, хочешь? А давай! Мне Гай проболтался про способности Нэжи, думаю в этом бою он однозначно будет победителем!
   - Тысячу рьё потянешь?
   - Тихо вы, - шикнула на них Куренай, - начинается.
   - Итак, первый бой. - Рефери на этом этапе был малознакомый мне джонин со стальной иглой во рту, которую он катал на манер зубочистки, всё что я про него знал, это то что он специализируется на пространственных техниках. - Момочи Хаку, принятый в клан Удзумаки, и Хъюга Нэжи. Начали!
   После этих слов Хаку направил в своего противника ладони и с них сорвался целый ливень. Капли воды в воздухе замерзали, обращаясь в бесчисленное количество игл.
   "О, кажется Хаку действительно зол. Обычно он предпочитает метать лишь несколько игл, стараясь поражать ими нервные центры, чтобы вырубить противника. А такую тучу нормально не направишь, зато и увернуться от неё весьма непросто. Надеюсь, он Нэжи не убьёт..."
   Вот только Хъюга меня удивил. Вся поверхность его тела выпустила поток чакры, а потом он подпрыгнул и завертелся волчком. При этом чакра закрутилась в вихрь, разметавший облако игл. Кайтэн или небесный вихрь, техника позволяющая создать практически идеальную защиту от метательного оружия. Приходилось мне сталкиваться с этой техникой, во время первой моей охоты на нукенина ранга `А'. Хаку не стал пробовать этот вихрь на прочность иглами, а подпустил Хъюгу поближе и метнул в него гигантскую глыбу льда. Он правильно рассчитал, что такую массу вихрем не отклонить. Вот только Нэжи смог каким-то чудом увернуться, так что удар слегка заострённой сосульки прошёл вскользь и его Кайтэн не дал прошедшему вскользь удару переломать Хъюге половину костей. А потом Нэжи вдруг замер за пару метров до Хаку в странной стойке.
   "Вот демон! Этот белоглазый владеет Ладонями. - Удивляться было чему: вначале Кайтэн, который даже в самом клане Хъюг могли применять далеко не все, а теперь техника, позволяющая ускоряться безо всяких Врат, а ведь овладеть ей, как я слышал, весьма непросто. - Да, с такой скоростью Хаку пока тягаться не получится, но думаю, ему удастся удивить своего соперника!"
   Я сам давно был уже не тем скороспелым чуунином, что в своей охоте за нукенинами нарвался на Хъюгу-беглеца, да и Нэжи при всём своём таланте не тянул на ранг `A'. Так что несмотря на, прямо скажем, выдающуюся скорость его ударов, после той стойки я смог отследить его движения безо всякого открытия третьих Врат. А вот для Хаку скорость Хъюги была явно за гранью восприятия. Нэжи успел нанести восемь ударов, прежде чем воспитанник Забузы как сквозь землю провалился. На самом деле Хаку провалился не в землю, а в гладь ледяного зеркала, которое он наморозил у себя под ногами. Парень вывалился из гладкого края ледяной глыбы, которую он недавно метнул, пропущенные им восемь ударов, явно не прошли для него легко. Хъюга же, разбив ледяной наст, бросился к своему противнику.
   - Пространственные техники в таком возрасте?!! - Удивление Асумы было понятно, большинство шиноби за всю жизнь изучали из этого раздела лишь технику Замены, и изредка призывы. - Да уж, вы можете с полным правом гордиться своим сыном! Вот только вряд ли после заколачивания узловых точек, он сможет создать много льда, чакры на это действие он явно тратит излишне много. А так хорошо, могло бы получиться измотать Хъюгу дальнобойными атаками, вынудив истощить себя постоянным применением Кайтэна.
   - Просто смотри!
   Хаку метнул в дальние углы арены четыре плоские ледяные плиты, но как и предсказывал сын Хокаге, на это он потратил очень много чакры и явно был сильно истощён. А дальше парень решил измотать и своего соперника. Постоянные броски небольшого количества ледяных игл заставляли Хъюгу то и дело оборачиваться защитным вихрем чакры. Хаку же просто переходил из оного зеркала в другое, так что Нэжи пришлось их разбивать, для чего его Джукен был явно не слишком приспособлен. Разбивая лед на осколки, размера которых было бы явно недостаточно для использования в качестве портала, двигаясь от одной глыбы к другой, всё это время Хъюга был под обстрелом, вынужденный раз за разом использовать Кайтэн. Когда он, наконец, подбегал к последнему ледяному зеркалу, через которое Хаку было уже некуда перемещаться, Нэжи был измотан даже больше своего противника, невзирая на неповреждённую систему циркуляции.
   Вот только надежда носителя Бьякугана быстро добить в ближнем бою, оказавшегося на удивление вёртким, противника, вряд ли было суждено сбыться. Потому что Хаку натянул на глаза свой протектор, и начал складывать последовательность печатей, активируя Сицумэ. Несмотря на то, что из-за перекоса в сторону Ян чакры, сам я, пожалуй, никогда не смогу применить Сицумэ, её созданием я гордился куда больше чем Макадзэ. Ведь, несмотря на невероятную скорость, защиту, атаку и манёвренность, эта техника имела один существенный недостаток - не было никого, кого я бы мог ей обучить. Ведь любая ошибка при формировании Макадзэ или при его применении, с тебя в лучшем случае заживо сдерёт кожу, а в худшем ещё взобьёт как в миксере внутренние органы. Никто, кроме носителей демона, просто не смог бы пережить обучение этой технике, ошибки, неизбежные на начальном этапе, Макадзэ не прощает. Сицумэ же была полной противоположностью, сам я никогда не смогу её применить, но зато она станет прекрасной клановой техникой Удзумаки. Всё началось с того, что я заинтересовался, каким образом работают способности сенсора у Карин. Это только обыватели или ничем не интересующиеся шиноби думают, будто у всех сенсоров способности одинаковые. Клан Хъюга полагается на способные видеть чакру и её каналы глаза - Бьякуган. Редкие сенсоры Яманака чувствуют разумы, и как-то могут различать, какие из этих разумов принадлежат шиноби. Среди Инузука тоже иногда встречаются сенсоры, способные чувствовать запах чакры, хотя механизм этих способностей я совершенно не понимаю. Карин же неосознанно создавала вокруг себя практически неощутимый барьер, который, расширяясь, сообщал создательнице о скоплениях чакры, через которые он прошёл. Создать аналог этому барьеру для меня было не сложно, установить же связь между ним и мной, чтобы чувствовать через что он проходит, потребовало действительно долгой и кропотливой работы. Результат был, вот только неощутимым барьер у меня точно не был, даже генин прекрасно чувствовал его прохождение сквозь себя, и радиус расширения остановился всего на десятке метров, а если добавить крайне низкую чувствительность, то можно понять, почему изначально я посчитал такой результат неудачей. Вот только ничего не делается зря и этот барьер в итоге стал одной из основных частей Сицумэ.
   Техника возникла, когда я экспериментировал с самогендзюцу. Это был прекрасный инструмент для внушения себе чего-либо, к сожалению, он не позволял работать с собственной памятью, впрочем, я отвлёкся. Я пытался создать при помощи самогендзюцу эффект растянутого времени, когда скорость работы разума и восприятие возрастает многократно. Нельзя сказать, что сразу но, в конце концов, искомого эффекта я добился, вот только ограничения чуть было не заставили меня выбросить свитки с этой техникой. В отличии от обычных самогендзюцу, для получения такого эффекта было обязательно использовать Инь чакру, что уже делало для меня применение техники в полевых условиях просто невозможной. Другим недостатком было восприятие, единственный вариант разработанного мной приёма, просто вырубал все четыре чувства, оставляя лишь чувство чакры и зрение, причём последнее очень сильно сбоило и не давало на себя положиться. К счастью я вовремя вспомнил про неудачный опыт с недосенсорным барьером. Так из объединения двух техник, которые я сперва посчитал тупиковым вариантом и бесполезно потраченным временем, и родилась Сицумэ. Закрываешь глаза, разделяешь чакру, вот только вопреки традиции, отправляешь Инь в себя, а Ян во вне. Из первой создаётся замедляющее восприятии самогендзюцу, а из второй строиться барьер, что даёт круговой обзор на пару метров. Конечно, ускоренное восприятие при оставшимся со старой скоростью теле не сравниться с тем, что даёт ускоряющая стойка Хъюг, или способностями Ли, но это всяко лучше чем учить подрастающих Удзумаки открывать Врата.
   Вот и бежал Нэжи к Хаку, недоумевая почему его противник вдруг закрыл глаза протектором, и думая что победа у него уже в кармане. А меж тем бесполезное ледяное зеркало за спиной воспитанника Забузы, которое уже не позволяло никуда переместиться, обратилось в воду и ударило струёй в противника. Кайтэн разметал так и не обратившуюся в лёд воду, и быстро встав в стойку, Хъюга бросился в бой. Хаку, явно теперь различающий движения противника, успел сложить одну печать концентрации, но этого хватило, чтобы лужи под его ногами обратились в иглы о взмыли вверх. Парень всё рассчитал верно, во время применения Шестидесяти Четырёх Небесных Ладоней, Нэжи не успел применить Кайтэн, и чуть не упал, когда ледяные иглы парализовали его ноги, вонзившись в строго определённые точки на теле. Упасть Хъюге не дал Хаку, успевший схватить его за горло, а затем нанести внешне неопасный удар отрытой ладонью в грудь. Вот только его противник упал, задёргался в судорожном кашле, а из его рта вырвался сноп красного тумана.
   - Стоп! Победитель Момочи Хаку!
   "Да уж, лихо спустил воспитанник мечника пар! Иглы пробили грудь, неслабо проморозив легкие Нэжи. Впрочем, ударь он в полную силу, Хъюга бы уже не кашлял. Думаю, его противника всё же откачают. А ещё, надеюсь, Хиаши вставит своему родственнику мозги обратно в голову. Парень талантлив, очень талантлив, вот только у него явно есть очень большие претензии к Главной ветви. Впрочем, пусть глава Хъюг сам решает свои семейные проблемы. Что у нас там дальше по расписанию?"
   - Начали!
   Второй бой проходил между Сабаку Тэмари и Харуно Сакурой. Турнирная таблица была известна заранее, как и способности дочки Казекаге. Тэмари была способна при помощи своего гигантского веера, явно являющегося каким-то артефактом, создавать сильнейшие порывы Ветра, иногда оборачивающиеся невидимыми воздушными лезвиями. А учитывая, что она могла своего соперника и просто откинуть потоком воздуха, ближний бой ей не навяжешь. Вернее для того, чтобы приблизиться, нужно обладать впечатляющей скоростью, ну или владеть пространственными техниками. Последним из всех генинов владел лишь Хаку, да и необходимой скоростью Сакура похвастаться не могла. Я не учил и не собирался учить её открывать Врата, Мерцание ей откровенно не давалось на должном уровне, методы ускорения Хъюг я и вовсе не знал. Со временем, путём кропотливого развития системы циркуляции, любой шиноби достигает высокой скорости, а при помощи открытия Врат и/или медицинских техник и вовсе скорости поразительной, вот только моей подопечной было до этого ещё очень далеко. Другими словами, изначально было очевидным, что этот бой будет дистанционным. Для Сакуры, которой стихийные ниндзюцу практически не давались, это было весьма неприятно. Значит единственным вариантом моей подопечной на победу, было закидать Тэмари метательным оружием, но ведь та могла легко отклонить брошенные кунаи потоком ветра. Всё это я объяснил Сакуре на второй день после отборочного турнира, и наказал ей самой искать выход из этой ситуации. И надо сказать, что предложенный ею вариант, который я помог реализовать, был достаточно неплох.
   После сигнала о начале, Тэмари быстро отпрыгнула, разрывая дистанцию, а Сакура выхватила из сумки прямоугольный листок с нанесённой печатью и надкусив палец поставила в центр бумаги кровавый отпечаток. Я даже поморщился от такого действия, ведь учил же её просто посылом чакры распечатывание проводить. Хотя, должен признать, из не имеющих в жилах крови Удзумаки, распечатывать чистой чакрой, научился лишь Хаку. Но он - отдельная история, парень в своё время даже хотел волосы в красный цвет перекрасить, чтобы больше на свою семью походить, еле отговорили. Бумага рассыпалась пеплом, а перед моей ученицей возник стальной шест, длиной в два с половиной метра, одним заточенным концом и узором в виде спиральной канвы. Сакура сделала небольшой разбег и метнула этот дрын в явно опешившую дочку Казекаге. Тэмари увернулась чудом, поток ветра, сорвавшийся с её веера, не смог сбить с курса копьё, больше напоминающее лом-переросток, а нанесённая не него спиральная насечка, заставляла его вращаться в потоке воздуха, придавая большую устойчивость и точность. Вот только куноичи из Песка быстро пришла в себя, и обрушила на Сакуру такой поток режущего ветра, что та просто не могла нормально прицелиться для броска второго копья.
   - Не понимаю, почему она не сдаётся, ведь в этом бою всё, что у неё было, это тяжёлые копья. Тэмари не даёт нормально провести бросок, точно не собирается подпускать мою подопечную в ближний бой...
   - Думаю, она просто не хочет сверкать макушкой. - Усмехнулась спутница Асумы.
   - Что вы имеете в виду, Куренай-сан?
   - А ты не забыл, что обещал ей в случае поражения на отборочных играх парикмахер-сан?
   - Что? Вы про угрозу подстричь её под ноль? Так я не в случае поражения это обещал сделать, а лишь чтобы её мотивировать на более активные действия...
   - Видимо между учителем и ученицей возникло недопонимание. В любом случае, она не сдастся.
   - К счастью, рефери сам решил остановить бой. - Вернул меня к происходящему на арене Асума.
   И вправду, джонин, поняв, что у Сакуры нет ничего в запасе, объявил победительницей Тэмари. И моя ученица, обзаведшаяся множеством порезов, медленно побрела к выходу с арены. Следующими противниками были Инузука Киба и Учиха Сазке. И я сомневался, что мой подопечный провозиться больше пары минут. Так и получилось. Сазке дал своему противнику спокойно применить ту усиливающую и ускоряющую технику, которую Инузука использовал ещё на отборочном турнире. А когда Киба уже подбегал к нему, Учиха, рисуясь, при помощи всего одной печати концентрации, выпустил в него поток пламени. Огонь вопреки своей привычке не растёкся в стороны, а окружил Кибу плотной стеной, предполагаю, что в дополнение Сазке применил какое-нибудь гендзюцу, заставляющую жертву чувствовать жар и боль от ожогов. Так что через полминуты после начала, бой закончился тем, что противник моего ученика признал своё поражение.
   После этого пришёл черёд Гаары и Таюи. И этот бой заставлял меня нервничать особенно сильно. Ведь несмотря на свои неоспоримые таланты, Таюя серьёзно уступала Гааре, которого судя по досье на него, что собрало АНБУ, совсем нельзя было назвать психически вменяемым. Вот и я волновался за девочку. Впрочем, она и не собиралась сдаваться, несмотря на то, что понимала насколько сын Казекаге сильнее её. Сразу после сигнала рефери о начале, она бросилась к своему противнику, пытаясь, как и в отборочном турнире быстрым рывком и лезвием Ветра быстро закончить бой. Вот только песок Гаары отреагировал быстрее, чем надеялась девочка. Сыпучая стена защитила парня, а хлынувший вперед поток песка, заставил юную Удзумаки разрывать дистанцию. Впрочем, девочка не выглядела растерянной, она начала наносить резкие удары своим оружием в пустоту, и с клинка, окутанного Ветром при каждом взмахе срывались полупрозрачные лезвия. Впрочем, Гаара полностью игнорировал эти атаки, ведь его защита с лёгкость сама с ними справлялась. Но и его удар потоком песка, от которого Таюя не успевала уклониться, не достиг цели. В последний момент Удзумаки выставила вперёд ладонь и осколок пустыни бессильно разбился о полупрозрачную зеленоватую стену. Решив слегка изменить тактику, Таюя вновь взмахнула оружием и послала в след лезвию Ветра кунай, обёрнутый взрывной печатью. Лезвие слегка разрубило песчаную стену, а взрыв печати попытался её разметать, вот только песок лишь вспучился, а потом вновь принял форму стены. Меж тем Гаара начал окутывать себя песчаной сферой, продолжая посылать в Таюю сыпучие волны.
   Бой явно затягивался, однообразно длясь уже почти двадцать минут. Рефери то и дело посматривал на ложе каге, где помимо правителя нашей деревни, присутствовал глава селения Скрытого-в-Песке. Видимо ему дали распоряжение пока не прерывать бой. Я же всё больше и больше недоумевал, почему Гаара сидит в защите, не пытаясь нормально атаковать. Не могли же его до такой степени напугать априори неопасные для носителя демона, атаки девчонки? Или его безумие не позволяет здраво оценивать ситуацию, вроде у него никогда не было паранойи, наоборот безумная жажда боя и убийств.
   - Чёрт, что там твориться?!!
   Одновременно с возгласом Асумы, вызванным, как выяснилось позже начавшимся в ложе каге боем, произошло сразу три действия. На всю арену обрушилось сильное гендзюцу сна. Среди трибун, вдруг появилось множество шиноби с протекторами деревни Скрытой-в-Звуке. И Шар, в котором скрывался Гаара, лопнул, явив непонятный, быстро растущий комок. Гендзюцу слетело с меня, практически не задев, всё-таки я достаточно сильно покопался в спектре своего восприятия, чтобы стандартные, да к тому же ещё и массовые атаки этого плана на меня не действовали. Нет, чтобы погрузить меня в иллюзии, нужен индивидуальный подход. Действуя на одних инстинктах, я кинулся на арену, не столько поняв, что на ней происходит, сколько с мыслью спасти Таюю, парализованную потоком яки. Это уже в воздухе я понял, что исходящее от Гаары яки в принципе не может принадлежать человеку, каким бы безумным он не был.
   "Чёрт, кажется это нападение. Нужно поскорее нейтрализовать однохвостого, пока он не пробудился полностью. Эх, как же я не люблю применять не проверенные до конца техники, но кажется выбора нет. Однохвостый, конечно, считается слабейшим среди девяти демонов, но и он сможет натворить тех ещё дел!"
   Окутавшись постоянно расширяющимся Макадзэ, в который я вливал всё больше и больше чакры, я влетел в формирующегося Шукаку, как кажется звали этого демона, имеющего вид тануки [51] . Ветер подобно буру проделал туннель в ещё не успевшей обрести нужную прочность смеси из демонической чакры и песка. Ориентируясь на чакру Гаары, которая отличалась от чакры Шукаку, я прорвался к опутанному материализующейся плотью демона, парню. Вокруг моей правой руки вихрь разлетелся порывами сильнейшего Ветра, отбрасывая с пути удара всё лишнее. А потом, окутавшаяся солнечным сиянием ладонь, ударила в центр живота Гаары, и он дико, нечеловечески закричал.
   Полностью материализовавшийся Шукаку
   Окружавшая нас плоть, так и не материализовавшись окончательно, начала рассыпаться, непонятно откуда взявшимся здесь в таком количестве, песком. Сын Казекаге, тяжело дыша, лежал на груде песка. В месте удара его одежда сгорела и на животе ярко сияла солнечным светом спираль, являющая собой непрерывную линию иероглифов - мои убогие потуги сваять хоть что-то, отдалённое сравнимое с шедевром, который сотворили мои родители, запечатав лиса. Моя фуиндзюцу могла запечатать демона в носителе так, чтобы он не мог пользоваться чакрой хвостатой твари, но была далеко не вечна, и всего через сутки должна была начать разрушаться. Хотя о сроке жизни моей печати я мог бы сказать лишь приблизительно, ведь никаких нормальных испытаний я не проводил, вполне возможно, что она выдохнется и всего через пару часов. Вообще не стоит думать, будто моя поделка имела хоть какие-то шансы стать панацеей против носителей демонов. Печать бесполезна, пока хвостатый не начал воплощаться, иначе с тем же успехом я мог бы одним ударом в живот перекрыть систему циркуляции любого шиноби. Вот только когда демон уже материализовался, искать в его псевдо плоти тушку носителя, дело весьма неблагодарное, и, как правило, не реализуемое на практике. Так что, поймав однохвостого в момент формирования его тела, я применил свою технику в наиболее удобный для неё момент. Когда песок опал, я увидел, как изменилась ситуация всего за минуту, пока я продирался сквозь Шукаку.
   Наставник команды детей Казекаге на арене сражался с рефери. По всем трибунам шли беспорядочные схватки шиноби Звука, имевших явное численное превосходство, с генинами и джонинам Листа, последних было мало, но за счёт гораздо большего класса, они медленно переводили этот бой в нашу пользу. Особенно отрывался Забуза, который мне уже не раз жаловался, что роль стража врат весьма почётна и необременительна, но уж больно ему не хватает настоящей битвы. А на крыше центральной трибуны за явно прочнейшим барьером, Третий Хокаге дрался с непонятно откуда взявшимся там Орочимару.
   "Ничего не понимаю. Песок и Звук объединились? Да ещё и Белого Змея пригласили??? Но ведь если бы на арене был бы ещё и Казекаге, нашему старику пришлось бы совсем кисло. Но ведь на крыше точно никто не использует Магнетизм! Демоны, что вообще происходит?!!"
   Увидев, что Гаара находиться без сознания, Баки, как кажется звали джонина из Песка, сумел разорвать дистанцию и кинуть находящегося в отключке носителя однохвостого его брату и сестре и броситься прочь.
   - Наруто, сможешь снять? - Подбежавший Асума кивнул на огораживающий крышу барьер.
   - Смогу, но нужно пару часов на работу с ним.
   - Не думаю, что бой там продлиться и час...
   - Что с носителем однохвостого? - Задал вопрос подошедший сотрудник АНБУ в маске орла. - Он не нападёт на деревню, когда большая часть наших шиноби связана боем и не смогут дать должный отпор?
   - Я запечатал Шукаку. Много не обещаю, но как минимум на сутки Гаара лишён поддержки твари.
   - Хорошо. Тогда нужно выловить всех вражеских шиноби, проникших в Лист. Наруто-сан, вы со своей командой берёте сектор 53-21. Какаши...
   - Он так и не пришёл.
   - Тогда ты, Хаку, временно назначаешься главным в своей команде, тебе сектор 49-3. А, демон, это там где...
   - Я знаю, это рядом с закусочной `Олень чащи', Наруто-сама давал нам сектора деревни.
   - Да, быстро. Так, Асума, ты...
   Дальше я не слушал, бросившись в указанный район. Дальнейшие события того, совершенно безумного дня, я помнил урывками. Постоянный бег, спешка, поиск врага, быстрая его ликвидация, потом опять бег и новый поиск. Монотонный, изматывающий процесс, высасывающий все силы из-за своей постоянной повторяемости и осознанием того, что как бы я не торопился, всё равно окажусь опоздавшим. Звуковики собрали обильную кровавую дань с Листа, причём старясь убивать в основном генинов и учеников академии, вот только академию, несмотря на кажущуюся открытость, всегда охранял отряд АНБУ, приют детей шиноби охранялся ещё лучше, да и генинов без присмотра старались не оставлять. Вот только при таком количестве нападавших, защитить всех было просто нереально. Не знаю насколько в моих реакциях повинны так до конца и не снятые закладки, но я искренне ощущал Лист своим домом, и чувствовал ответственность за наших генинов. Так что этот день дался мне тяжело. Это потом я буду недоумевать, где Орочимару, оказавшийся основателем и правителем деревни Скрытой-в-Звуке, достал такое количество пусть плохеньких, но чуунинов. Позже будет и открытие, как Белый Змей накачал обычных бандитов сумасшедшим коктейлем стимуляторов, дающих буквально взрывную скорость выработки чакры. У шиноби это вызвало бы эффект, схожий с открытием четырёх Врат, а обывателей, лишь немного заранее обработанных особой печатью, превращал в шиноби. Ну а промытые мозги, давали верность, исполнительность и навыки как использовать простейшие техники тайдзюцу, больше их ничему не учили. К тому же практически уничтоженный разум не давал им нервничать и отклоняться от исполнения приказа, когда сгорающая система циркуляции начнёт их убивать.
   - Кажется, это были последние.
   - Да, в пределах моего взгляда нет ни одного незнакомого шиноби. - Рядом с кварталом Хъюга, к моей команде присоединился какой-то член Главной ветви этого клана.

* * *

   - Наруто-кун, наконец-то я тебя нашёл.
   Возникший рядом Какаши отвлёк меня от наблюдения за тем, как Сакура оказывает помощь очередному пострадавшему. Скоро девчонка явно потеряет сознание, ведь я и так залил в её систему циркуляции слишком много вредной чакры, пропитанной эманациями демона. Но пострадавших слишком много, чтобы была возможность жалеть своих учеников, к счастью основы лекарских техник в моей команде знают все.
   - Да, сэмпай, что с ситуацией в деревне?
   - Мы отбились. Орочимару сбежал, хотя его вроде бы покалечили... вот только...
   - Что-то с Хокаге-сама?
   - Да, он погиб... - громом среди ясного неба прозвучали слова измученного джонина. .
  

Часть 5

Затишье перед бурей

Глава 18.

   Я сидел в беседке, стоящей посреди паркового озера. Это было мое излюбленное место в квартале Удзумаки. Здесь я никогда не занимался бумажной работой, не перебирал исследовательские дневники, не практиковался в различных дзюцу. Сюда я приходил, чтобы обдумать ситуацию и принять решения в политике клана. Хотя, говоря по правде, в настолько сложной ситуации я ранее не оказывался.
   Сарутоби Хирузен, Третий Хокаге и выдающийся шиноби, погиб в бою со своим учеником Орочимару. Судя по донесениям АНБУ, Белый Змей этот бой пережил с трудом, да и то остался инвалидом. Вроде бы старик проклял своего ученика, что у него сгнили руки, понятия не имею, как он это проделал. Впрочем, сейчас не время думать об одном из опаснейших нукенинов нашего мира. Нельзя сказать, что моё отношение к Профессору, как его иногда звали за знания бесчисленного количества дзюцу, было доброжелательным. У меня были весомые основания подозревать старика в промывке моих мозгов. И я, кстати, так до конца и не уверен, разобрался ли я с ними полностью. Так же он организовал, по сути, изгнание Цунадэ из деревни. Вот только я, как и большинство других шиноби, просто не представлял другого человека на посту Хокаге, слишком долго Хирузен занимал свой пост, его статус казался незыблемым. Но всё проходит и нужно думать, как жить дальше, чтобы эта жизнь вела к процветанию Удзумаки и селения Скрытого-в-Листве.
   В первую очередь нужно понять, каково на самом деле место Хокаге в нашей деревне, а оно, должен сказать, у нас весьма отличается от статуса других каге. В академии будущим шиноби, любят показывать большую картину, на которой изображены основатели Листа с соратниками. Слева Учиха Мадара, за спиной которого стоят его одноклановцы, а также Хъюги и Аоки. А справа два брата, будущие Первый и Второй Хокаге. А за ними представители множества кланов и больше ни одного представителя клана Сэнджу. Подозрения, вызванные этой странностью, год назад подтвердила Цунадэ, прислав мне историю своего клана, как выяснилось совсем не такую древнюю, как нас заставляли уверовать в академии. Сэнджу оказались побочной ветвью Удзумаки, по каким-то своим причинам покинувшим деревню Скрытую-в-Водовороте. А потом в этом далеко не самом сильном клане родились два брата: Хаширама и Тобирама. Первый был поистине гениальнейшим шиноби, которому само Небо даровало власть над элементом Дерева, а второй позже стал выдающимся исследователем и великим управленцем. В то время на территории современной Страны Огня безраздельно правил клан Учиха, при помощи двух своих побочных ветвей с другим геномом, правивший всеми кланами шиноби, живущими там. То, что устроили братья Сэнджу можно с некоторой натяжкой назвать переворотом. Объединили мелкие кланы, устроили несколько весьма кровопролитных стычек с Учихами, а потом из-за внешней угрозы предложили объединиться. Клан Аоки оказался изрядно прорежен и розовоглазые мастера гендзюцу не смогли пережить Первую Войну Шиноби. Хъюга вдруг научились ставить на своих членов печать, дающую одним носителям Бьякугана власть над другими. Ну а главное оружие Учих, девятихвостый демон-лис был захвачен и помещён в Удзумаки Мито, ставшую женой Хаширамы.
   "Эх чувствую, древние Удзумаки были ещё теми политиканами. Печать Хъюг, красноволосая носительница девятихвостого. Неудивительно, что Водоворот сгинул `при невыясненных обстоятельствах'!"
   Так что с самого начал титул Хокаге носил представитель малочисленного клана, хотя сам он и являлся при этом сильным шиноби. Брат Первого Хокаге лишь подтвердил эту традицию. Совет просто не хотел, чтобы Учихи, чей тогдашний глава предъявлял претензии на титул Второго Хокаге, опять подмяли под себя другие кланы. Ну а Третьим стал ученик Второго Хокаге - Сарутоби Хирузен, и правил он долго, очень долго для обычно короткой жизни шиноби. А про причины, почему ему ещё при жизни пришлось передать титул Хокаге моему отцу, стоит сказать отдельно. Дело в том, что клан Сарутоби, когда его представитель стал правителем деревни, действительно переживал не лучшие времена, вот только Хирузен смог воссоздать его из пепла. Так что лет шестнадцать-семнадцать назад сложилась очень интересная ситуация. Старейшинами, которые являлись хранителями традиций и исполняли роль судей в сложных вопросах, стали его боевые товарищи. Джонины, мнение которых значило в деревне очень много, восхищались тремя учениками Хокаге и его старшим сыном Акирой. Личную охрану даймё как раз тогда возглавил Асума. Он только-только получил ранг чуунина, но отец смог поставить его во главе нескольких джонинов. А ведь охранники правителя Страны Огня защищали от угроз не столько внешних, сколько внутренних, вернее от появления в голове даймё мыслей, которые могли бы стать угрозой Листу и Стране Огня. Да ещё и в АНБУ появилось подразделение Корень, отличающееся более чёткой иерархией и абсолютной преданностью своему главе - Данзо, который так же был боевым товарищем Третьего Хокаге. Вот и испугался совет кланов. Как же так, если на пост Хокаге восходил сирота без связей и влияния!? А теперь вдруг оказывается, что его власть в совете не абсолютна... пока лишь в совете!!!
   Как не странно, но смена власти в целом прошла достаточно мирно. Хирузен прекрасно понимал, что с одной только поддержкой безклановых шиноби ему никак не сохранить титул. Так что свою отставку он принял, тем более лет ему уже тогда было немало. Предполагаю, что он надеялся сделать Пятым Хокаге своего старшего сына. Вот только совсем упускать власть он не желал, так и начались интриги за пост Четвёртого Хокаге. Сарутоби предлагал Орочимару, но совет, прекрасно понимавший насколько обычно преданы безклановые ученики свои учителям, был против. А вот когда я узнал, кого прочил на пост нового главы деревни кланы, то был весьма удивлён. Хатаке Сакумо, отец Какаши, прозванный Белым Клыком Листа, выдающийся шиноби, герой войны. И что самое главное: в его клане помимо его самого и Какаши не было ни единого человека, да к тому же он не имел каких-либо связей с другими кланами, включая Сарутоби, то есть был идеальным с точки зрения совета Хокаге. Вот только на очередной миссии Сакумо не выполнил задание, решив пренебречь им ради спасения своих товарищей. Неожиданно его начали обвинять чуть ли не во всех потерях, которые понесла деревня с начала войны. Я читал в архиве военный отчёт, нельзя сказать, что действия Белого Клыка совсем не нанесли ущерба Листу, но уж точно не являлись тем провалом, какими стали в сознании рядовых шиноби. В итоге возникшей травли, когда от него отвернулись даже спасённые им друзья, Сакумо покончил с собой. Несмотря на явно видимую искусственность произошедших тогда событий, я не склонен излишне демонизировать Хирузена. Уверен, именно он с Данзо раздул ту травлю, чтобы совет не смог назначить на пост Хокаге совершенно неподконтрольного человека. Но также я убежден, что реакция Сакумо стала для них не меньшим сюрпризом. Как-то не ждёшь от элитного ликвидатора, на счету которого устранения самых защищённых объектов, и который даже не личным кладбищем, а целым некрополем похвастаться может, самоубийства. Думаю дело в том, что в отсутствии клана, Сакумо всегда ставил на первое место Лист, который и был для него всем, и когда ему показалось, будто деревня от него отвернулась...
   Но я отвлёкся. В итоге Четвёртым Хокаге стал Намиказе Минато, имеющий статус консорта [52] клана Удзумаки. С одной стороны он был учеником ученика Хирузена, то есть клан Сарутоби сохранял некоторое влияние на главу деревни. Но при этом Минато имел весьма тесные дружеские связи с Фугаку, главой клана Учиха, и некоторым главами других кланов. Вскорости случилось нападение лиса, унесшее жизни моего отца, матери, старшего сына Хирузена, и ещё множества других шиноби. В результате Третий вновь стал Хокаге, но после гибели Акиры и объявления Орочимару вне закона, его влияние серьёзно пошатнулось. А через четырнадцать лет, после возвращения на пост, третьему Хокаге опять устроили импичмент, на этот раз уже навсегда. Хотя я совершенно не понимаю причин происходящих событий. Почему Орочимару убил Третьего? Почему его поддержал Песок? Ведь очевидно, что никакого серьёзного урона они причинить задействованными силами были не способны!
   Ладно, о внешней политике буду думать, когда разберёмся во внутренней. Из всего этого можно сделать несколько простых выводов. Для становления Хокаге нужно, официально нужно быть сильным и прославленным шиноби. Но это лишь официальные требования, к неофициальным же относится принципиальная неспособность сделать свою власть абсолютной.

* * *

   - Когда чаепитие становится ритуалом, оно развивает умение видеть великое в мелочах.
   "Эх. Всё-таки не прав Какаши, называя чайную церемонию пустой тратой времени и дурацким способом выпить чашку чая за то же время, за которое можно успеть выпить ведро. - Именно чайной церемонией по всем правилам старого кланового этикета меня и завлёк к себе Шикаку - глава клана Нара."
   - Ритуал придаёт даже самому простому чаю неповторимый привкус. А если уж чай так хорош, как этот...
   - Полностью согласен с вами, Нара-доно. Чайная церемония - одно из величайших наследий, что оставили нам предки.
   - Да, великие предки передали своим потомкам множество великих даров. А наш долг не растратить и приумножить их наследие.
   - Да, и это особенно важно в трудный момент смены поколений.
   Мы немного пригубили чай. Не знаю как мой собеседник, но я больше смаковал смысловые слои нашего разговора, нежели восхитительный чайный букет.
   - Но смотря в будущее, нужно не забывать о настоящем. - Решил прервать я молчание. - Ведь день сегодняшний покрыт кровоточащими ранами, которым лишь предстоит стать украшающими воина шрамами, показателями опыта и одержанных побед.
   - Думаю, Лист достаточно силён, чтобы пережить сегодняшнюю трагедию. - Осторожно ответил Нара, явно не совсем понимая, к чему я веду.
   - Бесспорно! Но тот, кому само Небо указало путь исцеляющего, просто необходим. Ведь потеря каждой капли крови, наполненной Духом Огня, для Листа неприемлема, особенно если её можно избежать.
   Теперь паузу взял Шикаку. В принципе я достаточно тонко завернул своё предложение. Намёк на возвращение Цунадэ в Лист он прекрасно понял. Вот только в сложившейся ситуации, вернись она в деревню, то займёт пост повыше, чем глава нашего центрального госпиталя.
   - Боюсь, что лекарь, отмеченный Небесами появиться, когда раны уже закроются сами.
   Понятно, когда неразбериха кончиться и ситуация более-менее нормализуется, Цунадэ получит лишь статус представительской фигуры. А значит и разговор наш бессмыслен, ведь о том, что именно ей предложат неожиданно освободившийся пост, мог просчитать любой грамотный аналитик.
   - Даже бесконечное Небо следует Пути, который определила для него судьба. И узревшему свой правильный Путь, будет благоволить само Время.
   Более чем тонкий намёк на то, что у меня есть способ быстро доставить Цунадэ в Лист.
   - Воистину эта древняя мудрость останется истинной до скончания веков. Следующему своему истинному Пути, будет помогать само Небо!
   А это уже намёк на то, что клан Нара в деле.

* * *

   Прошло вот уже полчаса, как Наруто покинул залу для чайных церемоний, а глава клана Нара всё продолжал сидеть с пустой чашкой в руке. Он с самого начала считал, что этого парня зря сбросили со счетов после смерти родителей. Хотя его друг и соратник Яманака Иноичи, не раз утверждал, будто парень после такого количества ментальных закладок и до десяти будет считать с большим трудом. Вот только человек, которому все предрекали уровень интеллекта меньше чем у псов Инузука, смог поднять свой клан из небытия и стать самым молодым джонином в истории Листа. Да ещё плетёт интриги, в которые втягивает Нару, и это вместо собачьей преданности тех же псов к клану Сарутоби. В то, что носителю промыли мозги просто на верность деревни, при учёте как сильно от установки ментальных закладок отговаривали другие кланы, Шикаку просто не верил.
   "Впрочем, время обдумать поступки главы Удзумаки у меня будет позже, а сейчас нужно решить какую роль стоит сыграть моему клану в будущей интриге. Парень явно показал, что ему не столько нужна власть для себя, сколько поменьше власти для своих недругов, в которых он, судя по намёкам, записал в первую очередь Данзо, а во вторую старейшин. В принципе достаточно взвешенный подход, карабкающиеся вверх, невзирая ни на что, обычно ломают себе шеи. Либо сами, свалившись с очередного отвесного склона, либо с помощью тех, по чьим головам они лезли... Демоны!!! Ещё немного и думать начну по правилам старого стиля! Всё-таки я очень давно не общался со всеми ритуалами чайной церемонии. Спасибо тебе одзи-сама, за то, что вбил в голову своему непутёвому внуку эту так пригодившуюся мне сегодня традицию. Очевидно, что чем большую поддержку я окажу Цунадэ, тем большее влияние получит мой клан!"
   - Ххэаа, отец ты хотел меня видеть?
   Позевывая, в комнату вошёл Шикамару. Но увидев собранного отца, ни капли не похожего на известный всем образ весёлого выпивохи, тоже сбросил маску вечно сонного разгильдяя.
   - С сегодняшнего дня ты ежедневно будешь по два часа в день посвящать обучению всем тонкостям чайной церемонии...
   - Старый этикет? За что???
   - Это не наказание. Просто глава одного из кланов нашей деревне, предпочитает именно этот способ переговоров, а значит, ты должен не посрамить честь Нара, когда займёшь моё место.
   - Вот, блондинистое чудо... может не надо? Сомневаюсь, что наследник Наруто будет таким же больным на голову фанатиком старых традиций.
   - Техники накладывают след на своих пользователей, особенно если они передаются по наследству вместе с кровью клана. Поэтому мы, Нара, способные легко использовать техники на основе Инь составляющей просто по праву рождения, любим носить маски, и среди нас практически не бывает глупцов. Удзумаки же - прирождённые мастера печатей и барьерщики, используют Ян и всегда отличались долголетием. Поэтому не надейся, что станешь главой клана после ухода со своего поста Наруто, скорее он будет править кланом, и когда ты передашь обязанности моему внуку. В общем, сынок крепись, меня в своё время этот этикет тоже до самых печёнок достал, но вот сегодня я уже не раз мысленно поблагодарил деда за то, что он в меня вбил все его правила.

* * *

   Три стремительные тени, практически беззвучно, неслись через лес. Невозможная ни для какого зверя или обычного человека скорость, и путь, пролегающий большей частью по веткам, выдавал в них шиноби. Внешне они выглядели как подростки, вот только повязанные на лбы полоски ткани с металлической пластиной, показывали насколько не стоит их недооценивать. Ведь даже ребенок, владеющий чакрой способен голыми руками убить взрослого, вооружённого человека. На протекторах троицы был схематичный рисунок древесного листа, показывая к какой из скрытых деревень они относятся. Две красноволосые девушки, или даже скорее девочки, были генинами, а их столь же юный предводитель, ещё не успел подобрать для себя подходящий жилет чуунина, ведь это звание он получил совсем недавно.
   Вообще для всех участников и зрителей, экзамен на ранг чуунина, резко закончившийся меньше суток назад, был тем ещё бедламом. Хаку, а именно им был предводитель тройки шиноби, получил ранг в конце того сумасшедшего дня. Вернее, официально он ещё оставался генином, но Наруто-сама сказал, что вопрос с повышением воспитанника бывшего Мечника Тумана уже решён. Финальный этап экзамена оборвался, не добравшись и до середины, и хотя из генинов Листа в нём не успел принять участия лишь Нара Шикамару, выбор у экзаменаторов был весьма скудным. Киба в принципе не успел себя проявить, Сакура тоже не показала себя достойной повышения, да и Сазке, сберегая секреты своих техник, не проявил себя в своём единственном бою в должной мере. Так что остались Таюя, Нэжи и Хаку. Первые двое показали отличную подготовку, но в итоге проиграли, так что экзаменаторы решили повременить с их повышением. Хотя неофициальное указание о выдаче им миссии высокого ранга, и в случае успеха, присвоения полевых дипломов [53] , дано было. Так что чуунина получил лишь Хаку, со своими поразительными навыками управления Льдом и пространственной техникой Ледяных Зеркал, на фоне остальных выступивших, смотрящийся действительно впечатляюще.
   Вот и получилось, что команда 7 вышла на это задания без Какаши, и роль лидера перешла к Хаку. Обычно конечно наставники-джонины продолжали руководить своими подопечными ещё долго после того, как они получали чуунина. Вот только в связи с ситуацией, сложившейся в Листе, все внештатные сотрудники АНБУ вновь надели маски. К тому же эта миссия была, мягко говоря, особой. Ведь она была получена в обход канцелярии Хокаге, и официально команда 7 просто отсиживалась в клановом квартале. Вот только глава клана Удзумаки выдал им задание, которое они и должны были сегодня выполнить.
   "Мы приближаемся! - `Сказала' своим спутником, языком жестов, Карин. - Через десять минут нагоним. Нас пока не заметили!"
   `Ответив' девочке чтобы она немного отстала, Хаку ускорился. Таюя не отставала. Так что всего через пять минут они почувствовали знакомую чакру двух беглецов. Воспитанник мечника в мгновение ока наморозив гигантское ледяное лезвие из распечатанной воды, метнул его в правого. Акадо Ёрой, бывший генин Листа, член команда Кабуто, оказавшийся предателем, и пользователь крайне необычной техники, от которой так и несёт разграбленной библиотекой Удзумаки, успел почувствовать угрозу и увернуться. Вот только когда остро заточенная ледяная пластина пролетала над пригнувшимся свежеиспечённым нукенином, в ней на миг отразился Хаку, стоящий у только что намороженной копии своего необычного метательного снаряда. Миг и воспитанник мечника, вынырнув из лезвия, наносит Ёрою быстрые удары в район затылка и по всему позвоночному столбу. И вот несостоявшийся беглец падает на землю в состоянии искусственной комы.
   Таюя тоже не стала возиться со своим противником. Она бросилась к Тсуруги Мисуми, лишь на полсекунды отстав от Хаку. Сорвавшийся с её левой руки вихрь закружил вокруг пользователя мягкой модификации тела круговорот из листьев, а сильное яки, вызванное самогендзюцу лишь ещё больше сбило с толку бывшего генина. А дальше красноволосая нанесла укол призрачным лезвием, выросшим из острия своего оружия, в грудь. Одновременное сложение другой рукой печати концентрации превратило простой укол в технику. Лезвие, созданное из чакры Ветра пробило легкое Мисуми, а активированное ниндзюцу заставило взбурлить воздух в них. Будь техника чуть посильнее и экс-генин бы умер, выкашляв свои легкие, но тщательно рассчитанное количество чакры заставило его лишь забыть обо всём, кроме раздираемого болью нутра. Практически беспомощный Мисуми не смог никак противостоять простенькому, вгоняющему в сон гендзюцу. А ведь чтобы не дать себя усыпить, достаточно лишь простого волевого усилия. Но молодой, в сущности, парень не сумел абстрагироваться от боли и поплатился за свою неопытность.
   - Не стоит его связывать! Подожди, я сейчас закончу со своим и иглами и парализую твоего противника.
   - Да какие это противники? - Презрительно фыркнула Таюя. - Так, смех один!
   - Подождите, с ними что-то не так! - Раздался звонкий голос Карин. - Можете мне их языки показать?
   Таюя вытащила свой длинный нож, и склонилась над Мисуми с явным намереньем лезвием разжать ему зубы. Оставалось лишь догадываться, собиралась ли девочка оставить язык во рту своего противника, или показать своей сестре заинтересовавший её орган отдельно от организма.
   - Погодь, вечно ты спешишь с излишне радикальными решениями. - Хаку, успевший воткнуть в Ёроя около сотни игл и соединить их ледяной пластиной, повторяющей форму спины погружённого в кому экс-генина, прихватил руку своей названной сестры. Лёгкий тычок под скулу и челюсть Мисуми разжимается сама собой.
   - Что это???
   Хаку осторожно держал двумя пальцами кончик языка нукенина, явив свету странную татуировку, состоящую из чёрных прямоугольников.
   Печать Корня
   - Какая-то печать? - С большим сомнением произнесла Таюя.
   - Нет, то есть да, хотя... - Карин явна была озадачена не меньше своей названной сестры. - Да, это печать, вот только в чём функции этого фуиндзюцу? Может они-уэ разберётся?
   - Так, отходим от них!
   - А что такое? - Несмотря на природную непоседливость, Карин задала вопрос лишь после того как выполнила приказ Хаку. Несмотря на возраст, она была в первую очередь шиноби, и ей просто в голову не могло прийти оспаривать приказы, отданные на миссии. И Хаку в данном случае был для неё в первую очередь не братом, а командиром.
   - Не знаю что за дрянь в них запечатана и как эта метка работает, но нам придётся пересмотреть способ доставки. - Говоря всё это, парень не торопясь складывал ручные печати а потом выпустил из своих беспалых перчаток поток воды. - На спинах мы их нести не будем! А то мало ли что делает эта печать. - Вода опала, явив двух водяных клонов, которые быстро подхватили уже упакованных нукенинов. - Эх, жаль мне модификация водяных клонов, которой Наруто-сама пользуется, никак не даётся. Слишком сложное фуиндзюцу нужно наложить на воду. Да и чакры много эта техника требует, у меня просто на нормальную отработку не хватает. Так что придётся мне далеко не отходить от груза.
   "Ладно, не расслабляться. - Перейдя на язык жестов, Хаку показал своей команде, что миссия её не завершена, и нужно быть готовым к любым неожиданностям. - Построение номер 2!"

Глава 19.

   - Поэтому предлагаю на роль Хокаге себя. Я, Шимура Данзо, являюсь главой древнего клана, имею большой опыт административной работы, при этом являюсь шиноби ранга `S'...
   "Хм, а я думал, последние Шимура сгинули ещё во время Первой Войны Шиноби. Вот значит какое родовое имя у нашего одноглазого палача. Интересно, он что, действительно не понимает, что кланы не потерпят над собой Хокаге, так вольно относящегося к их правам и привилегиям? Или надеется, что нападение Орочимару напугало их достаточно, чтобы они были готовы сплотиться любой ценой??? Так кланы наименее пострадали от этого налёта, всё-таки те недоделки, что напали на деревню, не имели никаких шансов прорваться в клановые кварталы!"
   - Поддерживаю. - Тихо прошептал Абураме Шиби.
   Абураме Шиби
   "Неудивительно. Клан повелителей жуков, возникший совсем недавно, в период Второй Войны Шиноби, всегда имел тесные связи с АНБУ, и в особенности с Корнем. Может правы слухи, будто эта ген-линия вообще была создана искусственно?"
   - Я тоже считаю, что Данзо - идеальный кандидат на пост главы деревни Скрытой-в-Листве. - подал голос даймё Страны Огня, впрочем, он здесь присутствовал лишь в дань традиций, и его мнение глав кланов волновало не больше чем крики пьяниц в кабаках.
   Как я и думал, больше за Данзо никто не проголосовал. Меньше всего кланам был сейчас нужен на посту Хокаге человек, который будет лезть в их дела и урезать привилегии.
   - Правильно, ну этого старика! Чем я хуже? Я серьёзно, назначьте меня Хокаге!!!
   "Я даже не уверен, Инузука Тсуме действительно говорит что думает, или столь виртуозно играет роль недалёкой дикарки? С одной стороны будь она настолько глупой и импульсивной, какой хочет казаться, то просто не смогла бы исполнять обязанности главы клана, не приведя его на дно межклановой иерархии. С другой стороны сейчас она явно искренне негодует по поводу того, что её кандидатуру отвергли..."
   - По-моему разговор лишён смысла, - я тоже решил высказаться. - У нас есть более чем подходящий кандидат на титул правителя нашего селения. Сарутоби Асума! Во-первых, он наследник Третьего Хокаге. Во-вторых, Сарутоби уже занимали этот пост, а значит, другим кланам не будет урона чести признать его представителя первым среди равных. В-третьих, Асума долгое время был главой элитного отряда шиноби, защищавших даймё, так что с некоторыми во внешней политике деревни он уже знаком...
   - Эй-эй-эй!!! А меня ты спросил, надо ли мне это счастье?!!
   - ... и я уверен, что должность поможет уважаемому Сарутоби-доно вспомнить основы этикета и церемониала.
   На первый взгляд Асума действительно подходил идеально. Не имеющий влияния глава клана, состоящего всего из двух человек: самого курильщика и его племянника Конохомару. Вот только он бы оказался излишне подвержен влиянию старейшин, боевых товарищей отца, и Данзо, бывшего, если я ничего не путаю, его учителем. Впрочем, предлагая кандидатуру Асумы, я ничем не рисковал, демонстрируя при этом целостность закладок на верность клану Сарутоби. Ведь новоиспечённый глава клана прирождённых мастеров стихийный ниндзюцу, идеальный с точки зрения совета, Данзо и Старейшин, не подходил по внешнеполитическим. Каге это не просто глава, какого-то населённого пункта, это в первую очередь один из сильнейших шиноби мира. Изначально только невероятная личная сила могла заставить объединиться разрозненные и часто враждующие между собой кланы шиноби, позже, эта сила не раз применялась в сражениях между правителями различных деревень. А ведь Асума далеко не в верхней строчке списка сильнейших джонинов Листа. В принципе, сильнейшим джонином, если забыть вероятность какого-нибудь засекреченного сотрудника АНБУ, про которого я вообще ничего не слышал, является Какаши, но даже он до уровня каге не дотягивает, причем очень сильно.
   Исходя из этих соображений, вскоре вспомнили про отсыпающегося у меня в резиденции пьяного в стельку Джирайю. Вообще, несмотря на полное отсутствие каких-либо представлений о должном поведении, саннин оказался на редкость располагающим к себе человеком. Наша первая встреча, вылившаяся в перепалку и заключением ученика Хирузена в барьер, вначале перешла в увлечённое обсуждение кеккайдзюцу, а после и вовсе в совместное застолье, где я познакомил его с теми, кого искренне считал своей семьей. Вообще на самом деле Джирайя оказался чуть ли не полной противоположностью того клоуна, которым показал себя в момент нашей первой встречи. Нет, у него была дурацкая привычка к эпатажу и идиотским шуткам, но это не мешало ему быть очень умным и образованным человеком. И если его кеккайдзюцу я оценивал как уступающие способностям той же Таюи, то в фуиндзюцу он знал много такого, чего я ранее и не представлял вовсе. Так что общение у нас получилось весьма плодотворное. Особенно после того как Забуза начал демонстративно точить меч и рассказывать какие скользкие и крутые мостики у нас в квартале переброшены через каналы, поскользнёшься и сразу на дно, причём тело справа от мостика упадёт, а голова слева. После этих слов саннин перестал коситься на Мико и вёл себя в целом адекватно.
   В принципе для поста Хокаге он подходил, чуть ли не идеально. Невероятно сильный шиноби, действительно достигший уровня каге. Он был учеником Третьего, и учителем Четвертого Хокаге. Так же всех очень привлекало его демонстративное нежелание лезть в политику и собачья преданность Хирузену. То есть старейшины с Данзо получали вроде бы послушную марионетку, а кланы нежелающего лезть в их дела Хокаге, что должно было сохранить сложившийся порядок вещей. Вот только, невзирая на все достоинства и неплохие личностные качества, на месте Хокаге я бы его видеть не хотел. К счастью повод для отклонения его кандидатуры искать не пришлось. И был этот повод в условиях нашего общества весьма весомым.
   - Никогда ещё такого не было, чтобы клан Хъюга, прямых потомков божественного Мудреца Шести Путей, склонялся перед безродным выскочкой! И такого не будет и впредь!!!
   Прошло уже много лет, с тех пор, как я принёс Хиаши голову Хъюги-отступника. Вскоре глава сильнейшего клана Листа оказал мне ответную услугу, погасив свой долг перед Удзумаки. Ведь без его голоса в совете, я бы никогда не смог так просто оставить Забузу в Листе. С тех пор отношения наших кланов были весьма дружескими. Так что с Хиаши я договорился ещё до визита к главе Нара. В принципе тут была ситуация, про которою можно сказать, что наши кланы обречены на союз. Удзумаки не могли проводить какую либо политику по причине слабости моего клана, а главное из-за того что я был вынужден всегда демонстрировать преданность Хирузену. С учётом сколько в моём клане членов, неспособных противостоять даже генину, у меня просто не было другого выбора. Хъюга напротив были сильны и вроде как влиятельны, но стоило им громко заявить о своём статусе сильнейшего клана Листа, как просто таки мистическим образом у них начинались серьёзные внутренние проблемы. Вообще мы с Хъюгами были слишком уязвимы для внешнего воздействия. А что такое воздействие при нужде будет оказано после резни Учих, никто не сомневался. Так что нас, наверное, больше всех в деревне не устраивала сложившаяся ситуация. Проблема была в том, что медленно изменить своё положение нам бы просто не дали, а для изменений резких ранее просто не было возможности.
   Впрочем, в отличие от Нара, Хъюги не собирались играть основную роль в происходящей сейчас театральной постановке. В этом мы с ними были весьма похожи. Я тоже не горел излишне влезать в борьбу за власть. Как я считал, будет вполне достаточно, что опасные лично для меня лица потеряют часть своего влияния, став менее опасными. И то, что это произведут в основном чужими руками, вообще замечательно. И пусть эти чужие руки загребут гораздо больше привилегий, чем получат Удзумаки.
   - Ммм. Мне кажется, мы незаслуженно забываем, о ещё одном клане. Причём о том, про который забывать, при обсуждении титула Хокаге, никак нельзя. - Я давно ожидал этих слов, вот только то, кем они были озвучены, стало для меня полной неожиданностью. Какаши всегда откровенно пренебрегал своими обязанностями, правами и привилегиями главы клана, и как мне казалось, присутствовал сегодня на совете просто потому, что никак не мог от этого отвертеться. Не знаю, как Нара смог это провернуть, но решение просто гениальное. Имя Цунадэ при заблокированной Хиаши кандидатуре Джирайи всплыло бы в любо случае. Но если бы Шикаку предложил её сам, это могло бы насторожить окружающих раньше времени. - Не присутствующая здесь глава клана Сэнджу, прославленная Цунадэ. Она - прямой потомок основателя нашей деревни, наследница Первого и Второго Хокаге. И как сказал Наруто-кун, кланам Листа не будет урона чести в признании её главенства. Так же она - героиня Третьей Войны, чьи навыки шиноби и в особенности лекарские способности, поистине легендарны.
   "А хорошо сэмпай сказал. Надо, пожалуй, для него у Джирайи первый экземпляр новой книги выпросить. С автографом и дарственной надписью. Что-нибудь вроде: `моему собрату извращенцу'. Заодно и возможность будет, как следует заготовку под барьер наложить. А то чувствую, Какаши в последнее время сильно вырос в кеккайдзюцу, как бы в следующий раз сам бы не снял..."
   Я как будто наяву слышал, как щелкают шестерёнки в головах у всех присутствующих. Старейшины в принципе предпочли бы видеть другого Хокаге, например того же Джирайю, вот только совет не позволил бы ему занять этот пост. Но в целом соратники Хирузена выбор одобряли, надеясь, что прославленная непостоянноством и нелюбовью к административной работе, Цунадэ передаст большую часть своих обязанностей, а значит и власти им. Совет такая кандидатура в целом тоже устраивала, никто не верил в способность последней Сэнджу, получить достаточное влияние для того, чтобы ограничить их привилегии. Единственным недовольным был Данзо, с которым у Цунадэ был явный конфликт, впрочем, в итоге согласился и он, наверное, надеясь на тот компромат, которым когда-то заставил её уйти из деревни. В итоге её кандидатуру приняли практически единогласно, `против' проголосовала лишь Инузука Тсуме.
   - Но ведь Цунадэ-химэ [54] может и отказаться! - Возражения были в целом обоснованными, ведь прославленная целительница не раз заявляла, что не хочет иметь с ремеслом шиноби ничего общего. Вот только по-моему Нара, говоря это несколько переигрывал, то же самое обязательно бы сказал кто-нибудь другой. Впрочем, не мне учить столь опытного интригана отыгрывать свою роль. - Что тогда будем делать?
   - О, я думаю, у меня найдутся слова, которые убедят её принять наше предложение. - Заговорил Данзо, он явно показывал кланам, что новый глава деревни будет под его контролем. - В конце концов титул Хокаге это огромная честь...
   - Которую я приму со всем, присущим моему клану достоинством! И буду нести, не посрамив память своих дедов!
   - Сэнджу-дзёси [55] ! - Лёгкое самогендзюцу и я искренне излучаю удивление, радость, неверие и едва различимую капельку обиды.
   Данзо запнулся на середине своей речи, и бросил в начале быстрый взгляд в сторону распахнутой двери, в которой стояла теперь уже Пятая Хокаге. А потом вперил полные гнева глаза в Шикаку. Нара сейчас расплылся в улыбке как кот, наконец-то сломавший хребет особо неуловимой мыши, и теперь играющий с беспомощной, но всё ещё живой жертвой. Больше всего мне нравилось то, что организатором этой интриги сочтут именно Нара. Ведь именно в его резиденции произошёл призыв на основе крови, что когда-то дала мне Цунадэ. Ну а вместе с призванной Катсуей, появилась и последняя представительница клана-основателя нашей деревни.
   - Так, старейшины, уважаемый даймё, прошу вас покинуть зал, есть обязанности которые я должна исполнить. И они не терпят отлагательств. А вас, Данзо-сан я не отпускала.
   - Я крайне занятой человек и у меня нет времени...
   - О, не стоит волноваться, что-что, а свободное время я вам обещаю. Итак, я хочу знать, как получилось, что в Лист как к себе домой приходят армии вражеских шиноби, нукенинов ранга `S' убивают генинов и Хокаге, а потом ещё и умудряются скрыться?
   - А почему этот вопрос вы адресуете совету кланов?
   - Данзо-сан, вы верно забыли, что именно кланы - основа наших сил деревни, и к кому как не к ним мне обращаться за помощью и ответами в столь трудное время? Итак, по порядку, почему, когда Орочимару впервые появился на экзамене чуунинов, его заметил лишь генин?
   - Цунадэ-дзёси, просто Карин-тян очень талантливый сенсор, и сидела она рядом с Белым Змеем на письменном этапе...
   - Удзумаки-доно, этот вопрос я адресовала вовсе не вам. - Ледяной тон просто вморозил меня в кресло. - Или пока меня не было, успели отменить обязательную проверку генинов из других деревень сенсором? А может у нас на весь Лист остался один компетентный сенсор??? Тогда почему она до сих пор генин, если может выполнить работу, с которой не справились штатные сенсоры АНБУ?!!
   - Как вам должно быть известно, Орочимару всегда был талантлив. - С явным ядом и намёком на что-то, понятное лишь им двоим, начал отвечать Данзо. - Во время финального турнира, он смог выдать себя за Казекаге. И ни один из более чем двух десятков сенсоров...
   - Вопрос был не об этом. Я ознакомилась с отчётами по турниру, - Данзо бросил очередной злобный взгляд на Нару. - И тогда маскировка Орочимару и вправду, судя по всему, была идеальной. Но на первом этапе экзамена, ни о каком идеале и речи не было, если его смогла засечь куноичи, ранга генин! И мой вопрос в том, почему не был проведён стандартный набор проверок к генинам других деревень на экзамене?
   - Корень не занимается проверкой...
   - А отслеживанием шиноби других деревень Корень занимается? Почему на территории деревни оказалось больше сотни шиноби с протекторами Звука? Чем вообще занимается Корень? Почему, демоны вас задери, трое стажёров Корня - Акадо Ёрой, Тсуруги Мисуми и Якуши Кабуто, судя по показаниям очевидцев, помогали шиноби Звука во время нападения?
   - Эти трое никогда не относились...
   - У меня есть доказательство обратного, Данзо-сан. Убийство Хокаге, как и пособничество, тому, кто совершил это преступление, не имеют срока давности. - Непонятно причем здесь срок давности, ведь со смерти Хирузен не прошло и двух суток. - Идите, Данзо-сан, вам предстоит долгий разговор с дознавателями.
   "И почему у меня впечатление, будто у этой фразы есть недоступный посторонним тайный смысл, или вернее намек на что-то, известное лишь Цунадэ и Данзо?"
   В это время в дверь спокойно вошли двое сотрудников АНБУ в масках кота и медведя, встав по обе стороны от Данзо, они недвусмысленно намекали на то, что собираются отконвоировать его.
   "Сомневаюсь, что у Цунадэ получиться окончательно избавится от одноглазого палача. Всё в мироздании относительно, и не стоит забывать мудрую древнеримскую поговорку [56] . Безкланового генина, сироту, не имеющего выдающихся талантов, при подозрении, которое не получиться опровергнуть, могут просто тихонько придушить. Ну а Данзо скорей всего отпустят, даже при наличии прямых доказательств. Слишком много завязано лично на главу Корня. Ему либо нужно устраивать внезапную остановку сердца в камере, а потом долго разгребать завал, что образуется с его смертью. Либо его придётся просто отпустить, и даже оставить главой Корня, лишь урезав власть и не подконтрольность этой структуры..."

* * *

   - Вот оно значит как...
   Я вот уже час сидел в беседке, обдумывая ту информацию, что выдала нам комиссия, расследовавшая убийство Третьего Хокаге. Вообще самим фактом создания этой комиссии, Цунадэ изрядно удивила большую часть населения Листа. Конечно, следственные группы собирались и ранее, вот только ранее они всегда состояли только из оперативников АНБУ. И уж тем более, при прошлых Хокаге, никому и в голову не могло прийти собрать такую комиссию из глав нескольких кланов. Нара Шикаку, Яманака Иноичи, Хъюга Хиаши и Абураме Шиби, получили доступ к ранее закрытым для кланов архивам и нашли очень много интересного. Хотя больше всего рассказали те сотрудники Корня, у кого я смог заблокировать печать, что обеспечивала их молчание и подчинение. Хотя их было к сожалению всего трое, двое, что принесла команда Хоку, и один совсем молодой парнишка, сирота, которого воспитывали в Корне, он даже имени своего не имел, только позывной Сай. У остальных печать въелась настолько глубоко, что любая попытка её тронуть закончилась бы смертью носителя.
   Перед тем, как рассматривать смерть Хирузена, стоит немного обдумать саму историю того, как Орочимару, ученик Третьего Хокаге, герой войны, выдающийся шиноби и гениальный исследователь, стал нукенином. Вскорости после того, как мой отец стал Четвертым Хокаге, Учихи смогли чуть ли не за руку поймать Орочимару, когда он то ли у кого-то из них глаза забирал, то ли просто носителя Шарингана для исследований упаковывал. Судя по всему, Третий Хокаге смог добиться, что операцией по зачистке тайной лаборатории своего ученика будет руководить именно он. В результате Белый Змей как-то смог сбежать, результаты его исследований забрал Корень, результат исследований в виде шиноби с вживлёнными генами Первого Хокаге и способностью пользоваться Деревом, стал сотрудником АНБУ. В общем все вроде как выиграли, ну кроме Учих, так и не сумевших добраться до своего кровника. Вот только как оказалось, несмотря на статус нукенина, из списков сотрудников Корня Орочимару никто и не собирался вычёркивать.
   Комиссия собрала доказательства того, что Белый Змей со времён своего `бегства' раз десять спокойно приходил в Лист, пользуясь лишь минимальными мерами предосторожности. Бумаги, подтверждающие, что деревня Скрытая-в-Звуке, главой которой и являлся Орочимару, была чуть ли не удалённой исследовательской лабораторией Корня. Вообще, Звук собирались привлекать к самой грязной работе, в которой Листу мараться было совсем нельзя, при этом без участия в которой можно было упустить многие выгоды. В свой последний визит Орочимару должен был так сказать отчитаться о проделанной работе, явив генинов Звука, и заодно решил вспомнить молодость, поставив свою печать на последнего Учиху в деревне. Вообще Данзо усиленно валил всё на Хирузен, во что, кстати, действительно можно было поверить. Впрочем, несмотря на очевидную замаранность одноглазого палача во всем этом дурно пахнущем деле, его явно вскорости отпустят. Старейшины, многие джонины, немалая часть АНБУ, ну и конечно Корень в полном составе, требовали его освобождения. Чувствую Цунадэ, решившей не прибегать к радикальному решению одноглазой угрозы, придётся очень долго выкорчевывать пустившего корни во все структуры Листа Данзо.
   Я с самого начала пытался доказать Цунадэ, что гораздо проще сейчас избавиться от последнего Шимура сейчас, преодолев полгода кавардака, вызванного последствиями его смерти. Чем потом долгие годы медленно выжигать ростки его организации в бесконечных интригах. Но Цунадэ очень не хотелось начинать своё правление с подавления тех беспорядков, что последуют после внезапной смерти Данзо. Тем более об этом её просили Абураме и Яманака, члены которых оказались сотрудниками Корня. На самом деле Цунадэ очень сильно рассчитывала на архив этой организации, ведь любому была понятна замаранность этого подразделения АНБУ в резне Учих. Найди такие доказательства комиссия и Данзо уже точно ничего бы не спасло. Но всё дело в том у Корня просто не было архива, вся информация хранилась лишь в голове Данзо. Это, конечно, позволяло автоматом назвать Корень неподконтрольной организацией, и объявить их прошлые действия чуть ли не незаконными, но Цунадэ надеялась на реальные доказательства. Был шанс найти подтверждения вины в голове у самого Данзо, но тут были свои проблемы.
   Всего через пару минут после взятия под стражу, старейшины перевели новоявленного узника из камеры прямо в его же кабинет. Сказав, что негоже такому заслуженному шиноби сидеть на нарах. Цунадэ рвала и метала, но тут нашла коса на камень. Нужно было на месте вырубать старейшин вместе с десятком верных им джонинов, устроивших настоящее дежурство у переведённого на `рабочий арест' Данзо, а ему самому устраивать несчастный случай. Но в таком случае это всё могло перерасти в немалую чистку заслуженных шиноби, чего Цунадэ совсем не хотела.
   Впрочем, я отвлёкся. На предпоследней встрече учителя и ученика, Третий Хокаге морально смешал Орочимару с компостом, объяснив, где он видел попытки Белого Змея прибрать к рукам последнего Учиху. Пообещав в случае первого неповиновения послать к нукенину команду ликвидации, Хирузен окончательно решил свою судьбу. И так от природы не страдающий всепрощением Орочимару решил, что достаточно натерпелся унижений от своего учителя, который когда-то так и не смог отстоять его у совета кланов. В общем, Белый Змей решил поквитаться, ну и в итоге это у него даже получилось.
  
  

Глава 20.

   Ввухх!
   Огненный шар трёхметрового диаметра вырвался изо рта старика и полетел по длинному коридору. Наученный опытом однорукий старик нырнул в специально подготовленную для этих целей нишу, вход в которую тут же закрылся полупрозрачной перегородкой. Выпущенный же снаряд, пролетев двадцать метров врезался в стену, испещренную вязью иероглифов, складывающуюся в сложный геометрический рисунок. Вопреки обычной для этого ниндзюцу практике, шар не взорвался, а застыв на миг, просто исчез.
   - Готово! - Крикнул старик.
   На противоположной от него стороне коридора, также была расположена ниша, и тоже закрытая стеной барьера. Вот полупрозрачные преграды исчезли и старчески водянистые глаза встретились со спокойной синевой глаз юноши. Блондин, стоявший в нише напротив, кивнул, и размеренно зашагал к месту исчезновения огненного шара. Осмотрев что-то, понятное лишь ему, он аккуратно снял с центра стены бумажный листок, и принялся его внимательно изучать.
   - Получилось, Наруто-сама?
   - Да. Контур цел, всё сработало штатно. Как ваше самочувствие, Мигура-сан, не устали?
   - Нет, что вы, Наруто-сама. Меня хватит ещё на пяток печатей...
   - Не стоит себя перетруждать. Будет достаточно, если мы сделаем оставшиеся две, что запланированы.
   - Что вы, что вы, никакого утруждения. Не сочтите за лесть, но вы Наруто-сама, за последние два года, изрядно возросли в мастерстве фуиндзюцу. Ну а со способностями Мико-тян, ваши навыки вообще несравнимы. Например, для создания той же взрывной печати, когда контур создавала Мико-тян, мне приходилось создавать Огненный Шар, в полтора, если не в два раза больше! Такие были потери чакры Огня.
   - Ну, что поделаешь. Мико-сан никогда не проходила обучение шиноби. - Во время разговора я внимательно исследовал нанесённые на стену печати, проверяя их по несколько раз. Мы с Мигурой конечно были защищены, но восстанавливать разрушенную стену и заново вычерчивать на ней всё это не хотелось бы. - Я вообще был крайне удивлён, когда она смогла аж в двадцать два года освоить основы фуиндзюцу.
   - Да, при должном обучении с детства, она бы превратилась в прекрасную куноичи. Хотя может это и к лучшему? Век шиноби недолог, а она уже успела вырастить двух ребятишек, и вот-вот ждёт третьего.
   - Так что придётся вам пока довольствоваться мной в качества ассистента.
   - О чём вы? Это вы всю работу делаете, а я так, простенькую технику применяю. - Я чувствовал, насколько ему приятны мои слова.
   Проверив правильность контура печатей, я вернулся в нишу и дал Мигуре сигнал, что он может запускать новый снаряд. Положив взрывную печать к дюжине таких же, я в очередной раз начал обдумывать возможность оптимизации производства этих листочков бумаги, являющихся основой благосостояния клана. И в очередной раз оборвал себя, с мыслью, что ускоренное производство просто бессмысленно, так как спрос останется неизменным. И вообще мой метод создания взрывных печатей и так был по местным меркам невиданным ноу-хау. Помню, Какаши впервые показал мне, как он их делает. Берётся листок, сделанный из особого, подпитываемого в процессе роста чакрой дерева, и нужно выпустить в него огненную чакру и выжечь на нём несколько не слишком сложных геометрических узоров и иероглифов. И тут необходимо было с одной стороны удержать контроль, чтобы Огонь не спалил лист, а с другой, при малом количестве огненной чакры, взрыв от активации печати будет больше напоминать хлопок петарды. Опытные шиноби, владеющие стихией Огня, делали местный аналог мин и гранат сами, часто снабжая ими своих подопечных, и товарищей. Ранее основным поставщиком взрывпечатей был клан Учиха, каждый член которого имел сродство с Огнём, кажется, была даже норма, что все Учихи-джонины должны были отдавать в казну клана по две взрывных печати каждый месяц. При учёте обычной малочисленности кланов Шиноби, можно сделать вывод о не слишком большом спросе на местную взрывчатку. Впрочем, спрос был, и с исчезновением Учих он лишь возрос. Вот и решил я в своё время занять освободившуюся нишу, подняв при этом благосостояние клана.
   Взрывная печать
   Проблема того, что Огонь мне откровенно говоря не давался, была решена лишь небольшим изменением взгляда на проблему. Ведь, по сути, мне требовалось создать фуиндзюцу, запечатывающую огонь, которое при некотором воздействии, и только при нём, высвобождало бы содержимое в одной точке, что обеспечивало взрыв. Проделать это оказалось на удивление просто, развёл костёр, взял в руку лист бумаги с заранее нанесённым на ней материальном якоре печати, и опустил руку с бумагой в пламя, сопровождая это особым воздействием энергии Ян. Вот только к моему удивлению, такой способ оказался банально нерентабельным. Ведь для получения взрыва приемлемой мощности, запечатанный огонь должен либо обладать большой температурой, либо гореть в большом объёме. А значит, мне нужно было либо ломать голову над каким-нибудь хитрым топливом с высокой температурой горения, либо разводить гигантский костёр. Решение этой проблемы я нашёл не сразу, лишь вернувшись после очередной миссии как член АНБУ и решив проконтролировать, как продвигаются тренировки Сазке, меня осенило. Увидев, как не достигший ещё и звания генина ребёнок выпускает огненный шар, я понял. Для создания взрывных печатей мне нужен кто-то, пускающий подобные техники в специально подготовленное фуиндзюцу, которое запечатает Огонь в печать. Причем техники Огня позволяют создавать и высокую температуру пламени, и большой объём горения. К тому же благодаря тому, что этот шар состоит скорее из чакры Огня, чем просто из пламени, его гораздо проще запечатать, и сконцентрировать в одной точке при распечатывании.
   Так я нашёл Мигуру. Он оказался ровесником Третьего Хокаге, вот только единственное в чем он мог сравниться с ныне покойным правителем Листа, это колоссальный жизненный опыт. Когда-то давно, ещё во время Второй Войны Шиноби, Мигура подавал большие надежды, быстро дорос до ранга чуунина, и считался опытным и умелым шиноби, вот только ему не повезло. На одной из миссий он столкнулся с каким-то очень сильным бойцом из Облака [57] . Мигура получил какой-то смешанной стихией, и ему в буквальном смысле вырвало лопатку вместе со всей правой рукой. После этого он совершил сразу два чуда. Во-первых, он выжил, хотя в их полевом лагере не было ни одного лекаря, и единственной помощью, ему оказанной, были лишь перевязки. Ну а во-вторых, он остался шиноби. Складывать печати одной рукой, если ты не тренировался этому с детства очень трудно, хотя для техник, которые ты освоил идеально, вполне можно хватить одной лишь одноручной печати концентрации. Мигура не сдался, много тренировался в тайдзюцу, но быстро поняв, что однорукий рукопашник слишком уязвим, переключился на тренировки с длинным мечом, разработав и итоге свой собственный стиль кендзюцу. Также он научился выполнять многие техники Огня при помощи одноручной печати концентрации. Полноправным джонином он так и не стал, но в ранге токубетсу джонин, полученном за опыт и статус лучшего мечника Листа, он прошёл через две войны, и бесчисленное количество мелких стычек и конфликтов. И в итоге Мигура дожил до редчайшего момента в жизни шиноби - пенсии. Вот только старик наотрез отказался идти на административную работу. В академию, как преподавателя кендзюцу, его не взяли, как думает сам старик, чтобы не пугать будущих шиноби возможным увечьем в бою. Вот и доживал свой век этот никому не нужный старик, который благодаря воле Небес смог пережить те конфликты, где сгинули его дети и внуки.
   Изначально я пригласил старика, только лишь для создания взрывающихся печатей. Но вскоре он вжился в малонаселённый пока клановый квартал Удзумаки, став его неотъемлемой частью. Он учил подрастающее поколение, рассказывал истории из жизни, проводил занятия по обращению с мечом. Кстати мастерство Мигуры в кендзюцу оценил даже Забуза, неоднократно заявлявший, что лишь в Тумане есть нормальная школа мечников. Хот такое признание страж врат сделал лишь в приватном разговоре, и стребовав клятву, что `однорукая мумия' этого никогда не услышит.
   - Достаточно на сегодня. И не спорьте, Мигура-сан, мы и так в полтора раза перевыполнили, норму, которую вы делали с Мико-сан. И вообще, вам стоит отдохнуть, ведь через пару часов у вас занятие с Сазке?
   - Как скажете, Наруто-сама. Пожалуй и вправду вздремну. А то мне опять выбивать из парня ту ересь, что в него этот недоросль с веслом вместо меча вбил.
   А вот Мигура, наверное и на смертном одре не признается, что относится к умениям бывшего Мечника Тумана с хоть скольким пиететом. Старик был на редкость упёртым и признавал лишь школу мечников Облака, хоть немного заслуживающей внимания. Хотя и их он называл обезьянами с длинными ножами.
   Я медленно шёл по пустому пространству моего квартала, любуясь делом своей жизни. Отхватив весьма немалую территорию, я сразу понял бессмысленность попыток её заселения. Слишком много места и мало Удзумаки, а строить для каждой семьи гигантскую резиденцию я посчитал просто глупостью. В итоге я решил застроить лишь малую часть квартала, а остальную лишь обнести стеной и включить в общую систему формирования барьера. Кого-то большое пустое пространство наверняка ввергло бы в уныние. Ну а я же видел не показатель упадка клана, а цель, к которой стоит стремиться. Превратить обнесённый забором пустырь в оживленный и многолюдный район Листа.

* * *

   "Нет, единый барьер мне никак не потянуть. А закрывать отдельные части смысла особого нет... или есть? - Я обходил периметр стен Листа, обдумывая то, как можно не допустить в будущем нападения вроде того, что устроил Орочимару. Если честно, я давно старался не задумываться, какая часть моей заботы о деревне обеспеченна закладками с рождения влияющих на меня, а какая вызвана простым патриотизмом. - Какая, в сущности разница, если это уже давно стало просто частью меня? В конце концов, я не ставлю селение выше клана, скорее считаю клан частью селения и считаю что, помогая Листу, я укрепляю силы Удзумаки. Тем более преференции, которые сможет получить клан, если я смогу обеспечить барьер вокруг деревни... вот только мне такое не по силам. А если немного унять жадность? Непробиваемый барьер мне не потянуть, а сигнальный??? Конечно, на уровне способностей Карин мне ничего не создать, но постоянно действующую неощутимую стену, которая бы чувствовала проходящую сквозь неё чакру..."
   Вот только мои созидательные мысли были нарушены крайне неприятным чувством. Мои опыты самогендзюцу помогли мне развить полноценную эмпатию [58] , так что я не удивлялся, чувствуя призрение и страх окружающих. Но сейчас я ощутил пахнущую кровью ненависть ко всему живому и багровый азарт предвкушения убийства. Обернувшись, я увидел две приближающиеся ко мне фигуры, укутанные в чёрные плащи с нарисованными на них красными облаками и широких плетёных шляпах. Но, несмотря на весь этот маскарад, более низкорослую фигуру я узнал без труда, не так много в мире осталось людей со столь специфической чакрой, вернее их осталось всего двое, и думаю, через пару лет останется лишь один.
   Итачи и Кисамэ
   - Ну, кто бы мог подумать? Сколько лет прошло! - Я наполовину выдвинул из футляра на поясе металлическую пластину, не глядя выжег на ней столбец текста и задвинул её обратно. - Как поживаете Итачи-сэмпай? Как жизнь, как семья? Ой, я как я мог забыть, вы же её вырезали!!! А как ваше здоровье? Надеюсь, вы не собираетесь болеть в ближайшие пару лет?? Ну, прежде чем Сазке наберётся достаточно сил, чтобы освежевать тебя, ублюдок!!!
   Учиха Итачи
   - О, Итачи, а я смотрю, тебя здесь не забыли. - Побулькало из-под шляпы более высокой фигуры. - Тогда представлюсь и я. Меня зовут Хосигаки Кисамэ. Вот мы и познакомились.
   Говоривший снял шляпу, и я смог увидеть его весьма необычную внешность. Это был высокий... наверное всё же человек, с синей кожей и глазами на выкате и чем-то гигантским за спиной, обмотанным бинтами и торчащей из них длинной рукояткой. Я узнал этого человека, ведь несмотря на то, что мы не встречались, Забуза много рассказывал про него. Впрочем, как и про всех остальных Мечников Тумана.
   Хосигаки Кисамэ
   - О, я вижу, вы умеете заводить друзей, Итачи-сэмпай. Рыбомордый урод, убивающий своих товарищей...
   - АХХ ТЫ!!!
   Не выдержавший намёка на тот случай, когда он перебил членов своей же команды, чтобы не допустить их пленения, Кисамэ бросился на меня. Чего я и добивался. Крик Итачи `стой!' безнадёжно запоздал. Сюньпо в сторону синекожего, вот только, несмотря на давно открытые третьи Врата, он явно прекрасно успевал за моей скоростью, на меня, зависшего в прыжке, нёсся его забинтованный меч, впрочем, на это я и рассчитывал. В мгновение ока окутавшись Макадзэ, я отбиваю оружие Кисамэ, и извернувшись в потоке Ветра, оказываюсь вплотную к нему. Удар окутанным в подобие бура, состоящего из бешено вращающийся воздушных потоков, кулаком, пожалуй, разорвал бы в клочья любого другого шиноби. Вот только чем лучше развита система циркуляции, чем сильнее разработаны тончайшие и обычно не использующиеся чакрокапилляры, тем прочнее тело. Чакроканалы становятся этакой армирующей сетью, позволяющей без всяких дзюцу игнорировать атаки противника. Именно это позволило первому встреченному мной нукенину ранга `A', спокойно выдерживать сильнейшие удары Тэцукена, а Итачи во время получения мной звания чуунина прыгать и кланяться с открытыми переломами. Но Кисамэ явно превосходил в этой способности всех, кого я когда-либо встречал! Хотя левую руку, которой он прикрыл область сердца, куда и был направлен мой удар, перемолотило как в мясорубке, я рассчитывал на большее, думал ему её хотя бы оторвёт.
   Проигнорировав брошенные Итачи сюрикены, которые он окутал Огнём - Макадзэ обеспечивало прекрасную защиту - я уже собирался броситься к Кисамэ, когда мир вокруг изменился. Вот только что я, окутанный Макадзэ, нёсся по слегка окультуренному участку леса, прилегающему к стене Листа. А сейчас я распят на кресте в каком-то странном мире с исходящими бардовым светом небесами. Все мои чувства твердили, что всё меня окружающее реально, и никакое смешения восприятие не позволяло доказать иллюзорность стоящих вокруг меня бесчисленного количества Итачи с длинными катанами в руках.
   - Во вселенной Цукуёми мне подвластно всё... - произнёс тысячигласый хор, - время... пространство. Впереди тебя ждут семьдесят два часа. И всё это время мои катаны будут терзать твою плоть.
   Я лишь усмехнулся, когда в меня вонзилось тысяча лезвий. После того случая с ошибкой в испытания Макадзэ, что превратил меня в изрубленный кусок мяса с начисто снятой кожей, это было даже не смешно.
   - А теперь, Итачи-сэмпай, моя очередь пустить вам кровь...
   - Ты беспомощен, здесь...
   Мне так и не довелось услышать окончания его фразы. Ведь Итачи пришлось прервать своё гендзюцу, так как он был вынужден уворачиваться от окутанной воздушным буром ладони. Ещё во времена работы в АНБУ, я имел удовольствие встретиться с мастером гендзюцу, который полностью лишил меня возможности управлять телом. Тогда меня спас Какаши, но позже я серьёзно задумался над тем, как защититься от подобных атак? В итоге мне пришло в голову создание достаточно сложной самогендзюцу, которая перехватит управление моим телом, в случае если сознание кто-то вырубит. Конечно, ничего сложного я в этом состоянии лунатика предпринять бы не смог, но нанести неожиданную атаку по тому, кто считает, что уже победил, я мог. Вот и сейчас Итачи едва успел увернуться, ведь он был убежден, что я полностью в его власти.
   "Демоны! Как же быстро этот ублюдок применяет ниндзюцу!!! - В меня били струи огня, водные снаряды и бесчисленное количество метательного железа, но всё это либо разбивалось о Макадзэ, либо отклонялось им же в сторону. - Главное не дать ему разорвать дистанцию, иначе я потеряю последние шансы! Вот гадство!!!"
   Макадзэ давало мне невероятную маневренность, удивительную скорость, обеспечивало прекрасную защиту и делало атаки кране опасными. Но, несмотря на всё это, я смог лишь ободрать плащ Итачи и нанести ему пару несерьёзных порезов потоками Ветра. Что поделать, если носитель Шарингана прекрасно видел и даже предугадывал все мои движения, компенсируя этим недостаток скорости. Правда, мой противник вообще не смог меня поранить, его чуть ли не мгновенное использование ниндзюцу и непревзойденное мастерство в обращение метательным оружием, разбивалось о Макадзэ. Пару простеньких гендзюцу я просто проигнорировал, так как они не смогли полностью взять под контроль мой искажённый спектр восприятия. Я был более чем уверен, что в арсенале Итачи найдётся что-то достаточно убойное, чтобы пробить мой доспех, но переведя сражение в ближний бой, я не давал ему использовать по-настоящему убойные техники, для которых даже ему потребуется время на подготовку.
   Вот только в наш с Итачи бой собирался вмешаться его напарник, и мне явно следовало сменить тактику. Ослабив контроль над Макадзэ, я превращаю его в торнадо, откидывающее красноглазого нукенина. Сам, оказавшись в глазе бури [59] , я сложил печать концентрации и свое сильнейшие защитное кеккайдзюцу. Мой, и так не слишком стабильный торнадо, был сметён гигантской волной, которую на манер мифического морского дракона извергнул Кисамэ. Мой барьер защитил меня, хотя и закрылся уже в воде, а не в воздухе. Впрочем, пребывание в кубе с янтарными полупрозрачными стенами, доверху заполненном водой не доставляло мне никакого неудобства. Даже без использования техники, превращающей вдохнутую воду в воздух, я мог находиться под водой минут пять.
   - Какой шустрый парнишка! - Проговорил синекожий, постукивая своим странным оружием по барьеру, и эти на первый взгляд слабые удары были немалым испытанием для моего кеккайдзюцу, которое то, к счастью, выдержало с честью.
   Дело в том, что даже среди других Семи Мечей Тумана, Самехада, как называлось это оружие, лишь по недоразумению считающееся мечом, выделялась своими свойствами. Явно безумный создатель этого меча, чьё имя затерялась в веках, неведомым образом смог создать живое оружие. Самехада была не просто оружием, это был паразит, способный пожирать чакру противника и в теории передавать её своему владельцу, хотя для последнего нужно было каким-то неведомым способом наладить с мечом связь. Забуза говорил, что Кисамэ - первый за несколько поколений Мечников, кому это удалось. Ну а если брать Самехаду как оружие, то пользоваться ей было не слишком удобно. Длинная, тяжёлая и неповоротливая она не имела режущей кромки, а лишь была покрыта крупной чешуей. Так что Самехаду можно было либо использовать как этакую гигантскую тёрку, проводя ей по противнику и сдирая мясо с его костей, либо как булаву, если оружие оттопыривало чешую. И вот сейчас пасть на конце меча явно примеривалась к чакре в барьере, но к счастью не смогла разрушить структуру моей защиты.
   Самехада
   - Знаешь, Итачи, а мне его оттуда так просто не выковырять.
   - Отойди.
   Кисамэ беспрекословно подчинился, и Итачи атаковал мой барьер, не сложив не единой печати. На янтарных стенках моей защиты заплясало абсолютно чёрное пламя.
   "Что это ещё за огонь такой??? - Я смотрел как пламя один за одним пожирало пять слоев защищающего меня барьера. - Скорей всего это одна из возможностей Мангекё Шарингана, ведь перед использованием я ясно заметил как запятые в глазах Итачи слились в какую-то трёхлучевую звезду. И мне кажется, или этот огонь является какой-то пространственной техникой? Защищающее меня сейчас кеккайдзюцу совсем не подходит для определения типа атаки, но у меня чёткое впечатление, что это не столько пламя, сколько разрыв реальности. Ещё пара секунд и барьер падёт... надеюсь моя атака станет для них сюрпризом!"
   Я не просо сидел в кубе барьера, наполненного водой, ожидая своей участи. Придание чакре свойств Воды было делом весьма простым, а вот превращение стихийной чакры в чистый элемент давалось мне с трудом и большими потерями. Впрочем, у меня и без всякого лиса чакры было столько, что я без проблем игнорировал потери при преобразовании. Зато технику я применил с большим трудом, ниндзюцу мне по-прежнему давались с большим напряжением сил. Вот только находясь под защитой барьера, мне ничего не стоило спокойно создать шесть водяных клонов, и мы всемером начали складывать печати самого сложного водного ниндзюцу из мне известных. Трижды сложив сотню, лично разработанных ещё во времена учёбы в академии, ручных печатей, и с учетом клонов, я создал двадцать одну технику. Когда Итачи прожёг последний слой барьера, я был даже рад, так как давление внутри него было колоссальным.
   Кеккайдзюцу лопается и из него вырывается двадцать водяных драконов, которые разделившись поровну, несутся в моих противников. Это была слоднейшая техника Воды с моём арсенале, она создавала толстые водные потоки, принявшие на конце форму головы дракона. Один дракон попал под чёрное пламя, но ценой своей `жизни' смог погасить эту странную технику носителя Мангекё Шарингана. Вот только вместо того, чтобы обрушиться на Итачи, драконы разбились о возникший из ниоткуда красноватую полупрозрачную преграду, окружившую беглого Учиху. При этом я мог бы дать руку на отсечение, что эта защита не имела никакого отношения к кеккайдзюцу. С Кисамэ всё получилось вообще неудачно, Самехада просто разбила драконов на безвредные струи воды. А окруживших его водяных клонов, которые прятались в драконах, мечник уничтожил мгновенно возникшими акулами, состоящими из воды. Эта техника была явно слабее драконов, но зато Кисамэ активировал её при помощи одноручной печати концентрации, и её вполне хватило на моих слабых водяных копий. А вот Итачи, уйдя в оборону, упустил как его окружили три водяных клона. Миг и янтарная пирамида сдерживающего барьера, углами которой и стали мои копии, запирает носителя Мангекё Шарингана, а уничтожение Кисамой клонов ничего не дало, это кеккайдзюцу продержится пока не израсходуется вложенная чакра, ну или пока Итачи не прожжет барьер тем странным чёрным пламенем, но быстро это у него не получится.
   Несмотря на долгое описание, сами эти действия прошли с неразличимой скоростью. Вот Защитный барьер лопнул, и в моих противников несутся драконы, сделав место, где я стоял, похожим на тело многоголовой гидры и невероятно длинными шеями. Следующее мгновение и Кисамэ отмахивается от драконов, а Итачи защищается непонятной для меня техникой. Одновременно с этим мои клоны выпрыгивают из драконов и окружают нукенинов, каждая тройка клонов образовала треугольник, в центре которого стоит по моему противнику. Кисамэ бросается ко мне, одновременно из-под его плаща выскальзывают шесть водяных акул, и каждая уничтожает по одному клону. Вот только тройка клонов окруживших Итачи за миг до того как разлететься тучей брызг, успевают применить кеккайдзюцу.
   Формирование Макадзэ замедлила вода, которая ещё не успела опасть с разрушением моей защиты, и этим в полной мере воспользовался синекожий. Всего три печати набегу, и вонзившаяся в воду его рука формирует водную темницу. Сфера воды, обретшая, благодаря усилиям мечника твёрдость камня, не даёт мне даже пошевелиться, вот только у меня был ответ на такое пленение. Направив чакру в бесцветный рисунок на внутренней стороне первой фаланги указательного пальца, и мне в руку распечатывается диск из чакропроводящего металла со сложной печатью на нём. Посыл чакры, и в диск запечатывается, или скорее затягивается, всё окружающее. Вода исчезает, но Кисамэ, не давая мне и мгновения передышки, чтобы создать Макадзэ, бьёт меня Самехадой. Окутав локальным ураганом лишь руки, я попытался левой остановить эту зубастую булаву, именуемую почему-то мечом. Вот только я смог лишь слегка смягчить удар, ведь сила Кисамэ оказалась такова, что Самехада вонзились мне в плечо своими чешуйками, практически влет, развеяв недооформившийся Макадзэ. Вот только атаковав, Кисамэ замер, что сделало его уязвимым. Моя правая окутывается всё ускоряющейся круговертью Ветра. А потом я точным посылом чакры в зажатую в руках пластину, распечатываю воду. Благодаря сложному устройству фуиндзюцу, нанесённому на диск, вода вырвалась струёй? которой Ветер придал вращение, превратив в водяной бур. Кисамэ, не успевшего никак уклониться или защититься, откинуло на десяток метров, и протащило по земле. Но помимо неглубокой кровоточащей раны и порезов вокруг неё, никаких повреждений я ему не нанёс.
   "Вот ведь монстр! Он, наверное, мог бы попробовать голыми руками и Макадзэ остановить, ведь у него это бы получилось!!! Правда, мясо с него стесало бы ... - я посмотрел на безобразную рваную рану, которую оставила вырванная Самехада. Тут за моей спиной я почувствовал разрушение своего барьера. - Значит и ублюдок прожёг пирамиду... что-то он с ней дольше, чем с первым защитным барьером возился. Да и судя по тем ощущениям, которые у меня были от прожигания барьера чёрным огнём, в этот раз интенсивность и, так сказать ровность пламени, была ниже. Похоже, Итачи выдыхается. Вот только я без всяких `похоже' выдохся, Макадзэ мне сейчас точно не создать. Демоны, обидно! Я ведь считал себя действительно сильным, а эти двое явно и половину своей реальной силы не успели применить!!! Прятаться в барьере? Думаю сейчас у Итачи может и не хватить сил его пробить... впрочем, кажется в этом нет необходимости..."
   - Рад был вас повидать, Итачи-сэмпай! Вы берегите себя, как я уже говорил, Сазке очень расстроиться, если не сможет лично медленно убить тебя!!!
   - Ты что, решил убегать? - начал было Кисамэ, - мудрое...
   - Кисамэ, уходим!
   Нукенины исчезли, воспользовавшись Мерцанием, а я едва не уселся на землю. Как только опасность отступила, из меня как будто стрежень вытащили. Но вот-вот сюда прибудет несколько тревожных групп АНБУ, и я не могу предстать перед ними в виде валяющегося на земле ребёнка. Ведь мне ни на секунду нельзя забывать о своём статусе главы клана, и что все мои действия отражаются на всех Удзумаки. А пока мне придётся ждать, а после отвечать на глупые протокольные вопросы. Чтобы отвлечься от боли в ранах, стоит подумать о своих истинных возможностях...
   "Эх, макнули они меня в лужу! А я то уже посчитал себя чуть ли не непобедимым. Как же, Макадзэ - идеальная защита и нападение в одной технике... тьфу!!! Ладно, стёсанное до костей плечо, пара ожогов от пробравшегося через окружающий меня Ветер жара от техник Итачи - это небольшая цена за знания. Да, это очень неприятные знания об уровне моих сил, в сравнении с кем-то, действительно достигшим ранга `S'. Но самая горькая правда лучше самой сладкой лжи!"

Глава 21.

   - После этого они скрылись, по всей видимости почувствовав приближение нескольких групп ликвидаторов АНБУ.
   - Хмм. Скажите, Удзумаки-доно, у вас нет предположений, почему эти двое нукенинов, сумевших незамеченными пробраться в деревню, показались именно вам?
   Всё это вызывало чувство легкого дежавю. Опять то же самое просторное помещение резиденции Хокаге, такой же чай и печенье. И тот же самый собеседник опять спрашивает об обстоятельствах моей встречи с нукенином Листа ранга `S'.
   - Доподлинно я этого знать, конечно, не могу. Но предположение у меня есть... видите ли, в чём дело, Яманака-доно. Эти двое, как бы неприятно мне не было это признать, явно превосходили меня как шиноби, и в принципе имели неплохие шансы меня убить, но мне показалось, что они скорее хотели меня... пленить. Я не обладаю никакими особыми секретами Листа, а мои техники представляют собой в подавляющем большинстве фуиндзюцу и кеккайдзюцу, весьма трудными в освоении без крови Удзумаки. Так что мне на ум приходит лишь одна причина, по которой меня бы хотели взять живым... Девятихвостый.
   Тут я почувствовал активацию фуиндзюцу, что я использовал в качестве связи. К счастью наша беседа уже подходила к концу. Так что, распрощавшись с Яманака Иноичи и выйдя из резиденции Хокаге, я посмотрел на отпавленное мне, как оказалось Забузой, сообщение.
   "Сазке покинул квартал Удзумаки."
   "Вод гадство!!! А ведь я ещё не оправился! Раны, нанесённые Самехадой заживают медленно, да и вымотан я боем до предела... с другой стороны Орочимару сейчас сильно ослаблен, а Итачи вынужден уходить от хвоста из ликвидаторов АНБУ. Нет, я пожалуй сейчас и не со всяким чуунином справиться смогу!"
   Мысленно морщась от того, что не могу решить проблему собственными силами, я принялся выжигать ответное послание.
   "Выследи Сазке. В контакт не вступай, постарайся, чтобы тебя никто не заметил. Квартал не закрывай, пусть Хаку примет обязанности стража."

* * *

   Через лес бежал, или даже скорее летел мальчик. Чёрные волосы и глаза, которые изредка меняли свой цвет с чёрного на красный с тремя дополнительными зрачками, ясно говорили о его принадлежности к некогда сильнейшему клану Страны Огня. Сазке, а это был именно он, вот уже больше месяца жил в квартале Удзумаки, с тех самых пор, как его столь необычными глазами заинтересовался нукенин под прозвищем Белый Змей. И вот сегодня один из красноволосых детей передал Сазке записку, от Мизуки-сенсэя. Каково же было удивление последнего Учихи, живущего в Листе, когда на клочке бумаги он прочитал о том, что Итачи вернулся в деревню и вступил в бой с Наруто. Но ещё больше Сазке поразило, что это правда! Обычно собранный и спокойный парень просто терял голову, когда речь заходила о его брате. Человеке, которого он боготворил и которым восхищался, и вырезавшем всю его семью. Вот и бросился он в погоню, в которой у него явно не было ни одного шанса на успех.
   Несмотря на полный кавардак в мыслях, который всегда возникал, стоило ему задуматься о том, какой же на самом деле Итачи, Сазке мгновенно ощутил, как недалеко появился другой шиноби. Остановившись, он приготовился к бою, мысленно кляня себя за наивность. Ведь можно было догадаться, что никто просто так не будет подкидывать тебе информацию. А значит, его заманивали в ловушку, и, судя по всему, сейчас его как минимум будут вербовать, а в худшем, но наиболее вероятном случае, постараются лишить глаз. В любой деревне будут рады появлению у них своего собственного носителя красных глаз, пусть даже и пересаженных.
   Когда Сазке остановился на широкой лесной поляне, его преследователь вышел из лесной чащи. Им оказался подросток с белыми волосами, бледной кожей и двумя красными точками над бровями.
   Кагуя Кимимаро
   - Значит ты Учиха Сазке, который так важен для Орочимару-сама. - Проговорил незнакомец.
   - Моё имя ты знаешь, а как мне называть тебя? - Надменно проговорил Учиха, стараясь потянуть время и оценить своего собеседника.
   - Меня зовут Кимимаро, впрочем, моё имя неважно.
   - А что ты считаешь важным?
   - Как я уже сказал, ты нужен Орочимару-сама, и я доставлю тебя к нему.
   - Да? А с чего ты взял, что я вообще собираюсь идти к Белому Змею???
   - У тебя есть цель - месть, которую ты никогда не сможешь осуществить своими силами. Но ты можешь получить силу от Оро...
   - Заткнись. - Как и всегда бывает при упоминании о своей слабости, у Сазке практически сносило крышу. - Пусть сегодня мне и не доведётся встретиться с Итачи, но тебя я на тот свет отправлю.
   Прыжок вперёд и удар кунаем от которого Кимимаро легко уклонился. Причём Сазке готов был поклясться, что увернуться тот никак не мог. А ответная атака его противника, вызвала у Учихи оторопь. Простой и безыскусный удар кулаком, от которого Сазке легко уклонялся, превратился во что-то невозможное, когда из руки противника с мерзким звуком вылезло множество острых обломков костей. Носитель Шарингана едва успел применить Мерцание, и костяные шипы прошлись по лицу лишь иллюзорного клона.
   Танец Лиственницы
   Сазке, поняв, что противник достался ему явно непростой, решил драться всерьёз. Левая рука вынимает наспинные ножны, прикреплённые там хитрой защёлкой, для открытия которой нужно подать чакру владельца в нужное место. Правая слитным движением вытаскивает меч, оказавшийся не заточенной полоской металла, испещрённой иероглифами. Левая крепит ножны на место.
   - О, я вижу, ты используешь в бою меч, что ж, тогда я покажу тебе твою никчёмность в кендзюцу.
   Плоть на верхней части плеча Кимимаро раскрылась на манер какого-то безумного цветка и из неё выдвинулась кость. Противник Сазке ухватил её и вытащил из раны, или скорее стигмата, при этом длина кости явно превосходила длину расположенных там частей скелета. А потом эта кость удлинилась, уже покинув тело, да ещё с одной её стороны образовалась явная рукоять, а остальная часть приобрела заточку клинка!
   Танец Камелии
   - Как ты мог догадаться, я легко могу манипулировать своей костной тканью, делая её прочнее стали. Сегодня ты встретишься с Орочимару-сама, либо, придя к нему сам за силой, либо я просто принесу к нему твоё израненное тело.
   А дальше Кимимаро сам бросился в атаку. Он немного уступал Сазке в скорости, что при учёте Шарингана вроде бы не должно было давать ему и шанса, ведь Ли был в разы быстрее, и то не мог и коснуться Учихи. Вот только гибкость, которой обладал Кимимаро, была просто поразительной. Он мог изгибаться под совершенно невозможными углами, явно превращая монолитные у обычных людей участки скелета в суставы. Благодаря этому он даже сумел нанести Сазке несколько серьезных порезов, несмотря на Мерцание.
   "И почему у меня никак не получается применить на нём гендзюцу, сложнее Мерцания, - думал Учиха, на ходу останавливая кровь, единственное, что он мог проделать в бою. - Может всё дело в тех странных линиях, разрастающихся по всему его телу? Впрочем неважно, его скорость и ловкость я выяснил, пора заканчивать!"
   Очередной удар Кимимаро проваливается в пустоту иллюзорного клона. И тут возникший из пустоты, настоящий Сазке из немного странной низкой стойки наносит рубящий удар мечом снизу вверх. Вот только за миг перед тем, как полоска стали коснётся плоти противника, Учиха выдыхает струю пламени, которая, закручиваясь спиралью, обвивает меч, создавая вокруг него огненное лезвие.
   - Не имей я под кожей костяных пластин, мне бы пришёл конец. Вот только второй раз у тебя подобный трюк не выйдет.
   После этих слов, Кимимаро бросился вперёд, и из всего его тела выдвинулось великое множество костей. Эти острые обломки, скорей всего должны были принять на себя рубящие удары, защитив носителя столь странного генома.
   Сазке безостановочно использовал Мерцание, решив всё же продавить у своего противника защиту от гендзюцу. Вот только каждый раз, когда он думал, что вот-вот возьмёт сознание оппонента под контроль, у того разрастался узор из линий по телу и защита становилась крепче. Но вот, наконец, гендзюцу сработало, и Кимимаро оказался окружён стеной пламени. Вот только он явно понял, что вокруг него иллюзия и решил в очередной раз потрепать языком.
   - Ты смог пробить защиту, что даёт первый уровень печати. Теперь я понимаю, почему Орочимару-сама заинтересовался тобой. Смотри внимательно, я покажу тебе силу, что он мне дал.
   С телом Кимимаро и правда начало происходить что-то невероятное, выдвинувшиеся из спины гигантские кости, которых просто не могло быть в теле человека и почерневшая кожа, были мелочью по сравнению с отросшим вдруг хвостом. Гендзюцу слетело с него, и этот монстр бросился к Учихе.
   Второй уровень печати
   Сазке едва успевал применять мерцание, а все его попытки применить огненный меч заканчивались провалом. Слишком прочным телом обзавёлся демонизировавшийся Кимимаро. А технику огненного меча Сазке так толком и не успел освоить. Правда и его противник не мог ничего противопоставить Мерцанию Учихи, ведь получив скорость и защиту, он явно утратил свою поразительную гибкость. Но вот Кимимаро решил применить что-то новое, он просто взял и вытащил свой позвоночник, превратившийся в длинный хлыст. Взмах, и удлинившаяся опора скелета, по какому-то безумному недоразумению ставшая оружием, проноситься под прыгнувшим Сазке. Еще миг и вокруг правой руки странного противника Учихи вырастает костяное копье. Ещё один взмах позвоночником-плетью, от которого теперь отходили тонкие волоски. Несколько волосков коснулись скрытого иллюзией Сазке, и плеть как живая метнулась к нему, стараясь обвить носителя Шарингана. Учиха заблокировал увитое шипами оружие мечом и рукой, но потерял подвижность, и Кимимаро тут же бросился к нему. Вот только вместо того, чтобы пронзить живот, костяное копье прошло сквозь иллюзию. Сазке обманул противника, держа позвоночник в левой руке, он стоял за пределами обвитого им эллипса. С другой стороны хлыст держал воткнутый в землю меч. Выдох пламени, окутавший самый обычный кунай, который практически сразу разваливается на части, но перед этим успевает отсечь руку Кимимаро точно над тем местом, где она превращается в копьё.
   "Значит, я угадал, - пронеслось в голове Сазке, пока он разрывал дистанцию, подхватив в прыжке меч. - Собрав столько прочной костной ткани в одном месте, он ослабил прочность костей в другом. Жаль, что шею и голову он наверняка защитил, а так демоны знают, что у него ещё в арсенале!"
   Как будто отвечая на мысли своего противника, Кимимаро просто нырнул в землю как в воду. Из земли вверх взметнулся настоящий лес из остро заточенных костей. Сазке просто не смог увернуться от всех, ему удалось лишь минимизировать ущерб. Хотя даже сведённый к минимуму, он оставался значительным, глубокие порезы по всему телу, обломки костей в животе, и прочие неприятные раны.
   За спиной Сазке раздался какой-то шорох. Быстро обернувшись, Учиха увидел своего противника, наполовину вынырнувшего из `ствола' костяного `дерева'. Мерцание на остатках сил, но всё же владелец Шарингана полностью увернуться от позвоночника Кимимаро, который утратил гибкость, став похожим на копьё, лишь слегка отклонив его своим мечом, парень оказался как бабочка пришпилен к земле. Сам же обладатель столь странного костяного оружия продолжал безжизненно висеть, наполовину высунувшись из костяного дерева, из его рта текла кровь.
   - Прав был Мастер, тебе ещё долго работать над техникой огненного клинка. - Раздался спокойный голос Забузы за спиной. - Создай ты нужную плотность огня, то убил бы этого уродца первым же удачным ударом, ну когда от паха до груди его чуть не вскрыл.
   - Значит, вы видели весь бой... чем это вы его так?
   - Ничем, он сам умер.
   - Да, я замечал, что его действия были скованны, он явно испытывал сильную боль. Болезнь...
   - Ха-ха-ха-ха!!! Давно я не слыхал шутки смешнее. Болеющий Кагуя!!! Ну как тебе объяснить, насколько смешно у тебя про болезнь получилось? О, придумал ! Болеющий Кагуя, это всё равно, что близорукий Хъюга! Ха-ха-ха-ха-ха!!! Кагуя даже от похмелья не страдали!
   - А что тогда с ним случилось?
   - Вот пошёл бы к Белому Змею и узнал. Он в парне покопался изрядно. Урод, решил улучшить то, что и так было идеально. Вот и скопытился последний Кагуя от экспериментов. У этого даже демонизация после смерти не исчезла, остальные четверо, хоть как люди умерли.
   - Четверо?
   - Когда Белый Змей с Третьим Хокаге сражался, четверо его помощников вокруг их боя барьер держали. А после, как Орочимару сваливать решил, мы с Какаши решили одну из самых дорогих голов в мире себе заполучить. Вот только те четверо тоже в демонов превратились, и хотя мы с подражателем их всех перебили, они дали Орочимару время сбежать. Не дёргайся, дай тебя немного подлатать. - Мечник склонился над Сазке и его руки окутались зеленоватым свечением. - Жалко Хаку обязанности стража принял, он уж в лекарских техниках побольше моего разбирается.
   - Вы назвали его Кагуя, кто это? - Навыки Забузы в этом плане и вправду оставляли желать лучшего, обезболить он, по крайней мере, даже не пытался, так что Сазке решил попытаться отвлечься от боли хотя бы разговором.
   - Один из четырёх кланов-основателей Тумана. И были они действительно сильными бойцами. Встреться ты с кем-нибудь из тех, кто полностью раскрыл потенциал клана... этот, как его звали то? А, неважно, он из тебя кости при каждом нашедшем цель ударе не вырывал, так что ты легко отделался. Правда с головой у Кагуя не всё в порядке было, они действительно упивались битвой. Кстати, именно из-за них и началась та кровавая вакханалия, от которой Страна Воды только-только начинает оправляться. Во время одной из войн, был убит Мизукаге. У правящего клана Хозуки просто не нашлось кого-то, сопоставимого с ним по силам, и Кагуя заявили, что не намеренны подчиняться приказам слабака, подняв восстание. В итоге Третий Мизукаге умер меньше чем через десять дней после своего назначения. Глава Кагуя просто вырвал ему позвоночник. Объединившимся трём другим главным кланам Тумана, Хозуки, Хосигаки и Юки понадобилось несколько лет, чтобы перебить мятежников до последнего человека. Хотя нет, как оказалось, до предпоследнего. Вот только измученные долгой кровавой междоусобицей, кланы слишком ослабли, и каждый из них уже не мог удержать власть в одиночку. В итоге четвёртым Мизукаге стал Ягура, безклановый паренек, носитель трехвостого демона-черепахи. Кланы решили поставить во главе Тумана нейтральную фигуру, ну а слишком умная марионетка в итоге стравила своих кукловодов. Сейчас от клана Хосигаки остался один нукенин, последний Юки в данный момент охраняет квартал Удзумаки. Несколько Хозуки ещё остались в Тумане, но и они поставлены на грань вымирания. Ладно, хватит попусту языком трепать. Сейчас я подарок для мастера подготовлю, и потащу тебя в Лист, дорогу ты вроде теперь должен выдрежать, если конечно я тебя нести буду, хе-хе-хе.
   После этих слов Забуза вытащил из-за спины свой гигантский меч, носящий имя Палач. Два быстрых удара, и участок костяного `дерева', из которого высовывался Кимимаро, упал на землю вместе с трупом последнего Кагуя. Далее мечник развернул свиток, что носил на поясе. Порезав палец, он вычертил на трупе несколько иероглифов. Далее те же иероглифы украсили пустой центр свитка и все остальное пространство, которое занимало сложнейшее на вид фуиндзюцу. Ну а потом взвалил на плечо, готового вот-вот потерять сознание Сазке и двинулся в сторону Листа, к месту, которое уже давно называл домом, где его ждёт семья, воспитанник, жена, и готовый скоро родиться ребёнок.

* * *

   - Анко, я так и не поняла, зачем тебе я?
   - Ну как же, мы люди простые, к высшему обществу непричинные, меня ещё этот сноб малолетний на порог дома не пустит. Или натравит собак, вернее пса, который весло за меч выдавать любит. Другое дело принцесса древнего клана, а Аоки-дзёси?
   - Иди ты, Анко! - Сказала смущённая Куренай, которая никак не могла отойти от последнего разговора с Хокаге.
   Цунадэ, получив бразды правления, явно и недвусмысленно показала, что делает ставку на кланы. Самое удивительное, что эта политика вдруг затронула и никогда не отличавшуюся знанием своей генеалогии Куренай. Как оказалось, сенсоры Корня давно определили в ней сильную кровь одного древнего и сейчас считающегося уничтоженным клана Листа. Аоки, ближайшие соратники Учих, и их же побочная ветвь. Мастера гендзюцу, не сумевшие пережить и Первой Войны Шиноби. Вызвав к себе на разговор тэт-а-тэт, Цунадэ сообщила, что у неё есть некоторая, небольшая часть библиотеки клана Аоки, и в принципе у Куренай есть возможность эту библиотеку получить. Для этого нужно всего лишь официально заявить о себе как о главе возродившегося клана, и учитывая сегодняшнюю политику Листа, её признают... при выполнении одного маленького условия. Куренай должна родить ребёнка, чей геном независимые сенсоры подтвердят как ген линию Аоки.
   После известия о том, что она вдруг может сменить своё родовое имя Юхи, в голове девушки воцарился полный сумбур. Именно этим сумбуром она оправдывала то, о чём успела уже не раз пожалеть. Она поделилась своим, как оказалось совсем не простым происхождением со своей лучшей подругой Анко. Это потом Куренай возьмёт себя в руки, и начнёт анализировать чуть ли ни всю свою жизнь с новой точки зрения. О довольно навязчивом интересе к себе АНБУ, а вернее его подразделении Корень. Тогда ей очень помогло заступничество Асумы. Теперь-то понятно, что Данзо хотел заполучить к себе наследницу сгинувшего клана. Так же становится ясным источник библиотеки Аоки, о конфликте Данзо и Цунадэ в Листе знали пожалуй даже псы Инузук. Что вызывало вопросы, так это действия отца. Он тоже обладал достаточно необычными глазами, но цвет они имели чёрный. И ещё он был выдающимся лекарем, специализирующемся на наследственных болезнях. А его последние слова, когда он ушел на бой с девятихвостым, из которого явно не наделся вернуться:
   - Ты - шиноби и твоя жизнь может быть недолгой. Но, моя дорогая дочь, ты ещё и женщина. Ты должны прожить достаточно долго, чтобы подарить мне внуков и передать им Волю Огня! Обещай мне хотя бы это... я полагаюсь на тебя.
   Отец Куренай
   "Что он хотел мне сказать на самом деле? Просто не желал, чтобы я зациклилась на его смерти, или он хотел возродить клан моими руками, если уж жизнь его самого подошла к концу???"
   - Что замолчала, а Куренай? Ну, ты прости дуру, а. - Обычно вздорная и наглоавтая Анко сейчас выглядела искренне смущённой.
   - Я не сержусь. Просто задумалась, никак не могу в голове уложить всё это...
   - Угу, я тоже от всего этого кавардака не в своей тарелке. Вначале выясняется что сенсэй, чтоб ему змеи потроха выели, развлекается на моём этапе экзамена, ведь точно, чтобы мне жизнь испортить второй этап гадёныш выбрал. Потом на турнире вдруг этот ублюдок на Третьего Хокаге нападает, да ещё и барьером тварюга закрылся. Меня тогда АНБУ куда-то услать пытались, так я хмыря в маске сама послала горячо и надолго. Думала, когда змеюка от Третьего Хокаге улепётывать будет, я его заставлю сожрать собственный х...
   - Анко!
   - Х... Хвост! Я его свой собственный хвост заставлю сожрать. И ведь почти получилось!!! Парень с лопатой-переростком вместо меча, и Какаши перебили тех, кто змеюку охранял. Узнаю подчерк любимого учителя: четыре уродца, которых и за людей то принять не сразу можно. И я почти достала! Почти!!! Как этот ублюдок печать на полную включил. Видно торопился смыться, тварь безрукая, боялся что я его задержу, и с него шкуру спустят. Вот и применил свой старый подарок, чтобы он мне систему циркуляции напрочь перемкнул. Меня, как оказалось, только Цунадэ откачать смогла... вернись она на сутки позже, или сразу с заседания совета не пойди в больницу и всё, отбегалась Анко. А потом она так, между делом говорит, что есть у нас в деревне парень, который в печатях собаку съел, и если мне кто и может с этой дрянью помочь, то только он...
   - Им оказался Удзумаки Наруто...
   - Да, представляешь, мне идти на поклон к какому-то шкету, голубых кровей!!!
   - Ты не справедлива к Наруто-куну. Он между-прочем рос не в клановом дворце. И вообще, не пытайся казаться хуже, чем ты есть на самом деле!!! Тебя ведь не просьба о помощи бесит, тебе просто страшно, ведь так?
   - ... да. Знаешь, я с этой дрянью уже смирилась, только надеялась, что в бою у меня пару секунд будет, чтобы убить Орочимару, прежде чем печать отправит меня в могилу. А оказалось этот гадёныш всё предусмотрел. И тут мне заявляют, что есть шанс от неё избавиться...
   Так незаметно для себя, девушки дошли до широкого, но короткого моста, упирающегося во врата квартала Удзумаки, окружённого каналом.
   - Хаку-кун?
   - Юхи-сан, Митараши-сан, рад приветствовать вас...
   - А где парень с мечом? - От слов подруги Куренай поморщилась, Анко никогда не отличалась хорошими манерами, но обычно понимала, когда лучше держать язык за зубами, вот только сегодня у неё явно не получалось контролировать свою речь.
   - Ото-сама сейчас с Ока-сама [60] , он оставил обязанности стража врат на меня. Наруто-сама предупреждал, что вы можете прийти. Прошу, - парень пропустил девушек и объяснил, как пройти до резиденции главы Удзумаки.

* * *

   - Снять печать мне не удастся. Думаю, это вообще не возможно, слишком глубоко она вросла в систему циркуляции...
   - Да я и не надеялась особо. Спасибо тебе...
   Пол, стены и потолок комнаты были покрыты сложными диагностическими фуиндзюцу. Длинные ленты снежно белой ткани, спускающиеся с потолка, были покрыты сложной вязью иероглифов. Они тоже были частью единой диагностической печати и сейчас обматывали лежащую в центре комнаты Анко. Всего здесь собралось пятеро: Сама Анко, обвитая лентами, так что едва могла дышать. Куренай, которая быстро поняла, что вообще ничего не понимает в техниках Удзумаки и способна оказывать лишь моральную поддержку своей подруге. Наруто, проводящий все манипуляции. И Карин с Таюей, играющие роль ассистенток, и учениц.
   - Я не закончил! Не дергайся, обследование не завершено. Так вот, твою печать снять нельзя. Твоя печать, несмотря на внешнюю схожесть, сильно отличается от тех, которыми Орочимару отметил своих помощников сейчас. Новые, они как паразиты, медленно обвивали систему циркуляции и поэтапно раскрывали вложенные функции. Ну, по крайней мере такое у меня создалось впечатление от их исследования. Но самое смешное, что такую печать ещё можно попытаться снять, поскольку она как бы наросла поверх системы циркуляции. Твоя же, как мне кажеться устроила ударную перестройку чуть ли не всех чакроканалов. Вообще чудо, что ты смогла это пережить. Вот только отделить то, что уже давно является частью тебя... но есть и хорошая новость! В твоей печати гораздо более простые системы контроля..., они много раз дублируются, но в принципе примитивны, могут лишь причинить боль, убить, или наоборот вызвать блаженство. В новых версиях печати есть воздействие на разум, не слишком сильное, но почти незаметное, пара лет с таким клеймом могут кардинально поменять личность. Так что в этом плане ты легко отделалась, я могу вычленить блоки повиновения. А дальше начинаются вопросы, блокировать их ненадёжно, вырезать... опасно.
   - Вырезай!
   - Это будет больно и ты вполне можешь остаться инвалидом, или даже умереть...
   - Вырезай!!! Лучше свободным трупом, чем живым рабом...
   - Хорошо сказано. Я подумаю как минимизировать риск, придите, пожалуй, дня через три, я подготовлю более специализированное диагностическое фуиндзюцу.
   - Слушай, насчёт оплаты, - решила всё-таки сама заговорить о самом скользком с её точки зрения вопросе Анко.
   - О, не беспокойтесь Митараши-сан, Орочимару явно обокрал библиотеку древних Удзумаки, и эта печать - их наследие. Само то, что я могу прикоснуться к достоянию своего клана, есть истинный дар Небес.
   - Ты это, с прикосновениями не переборщи, мне ещё замуж когда-нибудь выходить. - Куренай вначале поморщилась от грубоватой шутки своей подруги, но когда увидела как встрепенулась от этих слов Таюя, едва удержала смешок. - Да и у меня вообще-то имя есть.
   - Мне известна эта подробность Митараши-сан.
   - И мне нравиться, когда ко мне обращаются по имени! - Начала заводиться пытающаяся выпутаться из лент Анко.
   - О! Я запомню это, Митараши-сан.
   - А просто Анко ты ко мне обращаться не можешь?!! - Со стороны казалось, будто Анко в бешенстве, но Куренай прекрасно знавшая свою подругу, явно видела, что та просто играет на публику.
   - Конечно, я могу обращаться к вам по имени, Митараши-сан, но не буду.
   - А ты не такой скучный, как я про тебя думала...

* * *

   - ПОДЪЁМ!!!
   - А-а-а! Что??? Что случилось?!!
   - Ничего! Просто пора возвращаться из пьяной нирваны на осененную благодатью Неба землю Страны Огня, где гордо стоит деревня Скрытая...
   - О Цунадэ, добей меня!!! Или хотя бы вылечи от похмелья...
   - Я лучше тебя от глупости постараюсь вылечить! Как насчёт пробежки поутру...
   Минут через десять, Цунадэ все-таки расщедрилась на лечение похмелья для своего старого товарища.
   - Ну а теперь рассказывай, Джирайя, что с тобой случилось? Я тебя в таком состоянии со времён Третьей Войны не видела.
   - Ты заешь, я просто вдруг осознал, что никому не нужен. Вначале Оро сбежал, - Цунадэ даже не сразу поняла, о ком говорит Джирайя, настолько давно не слышала детского прозвища Белого Змея, - потом Минато... а теперь вот и старик... я, наверное, неблагодарная скотина, но почему-то больше всего этого меня волнует Наруто. Понимаешь, я его крёстный, но проблемы с кланами, и вечные задания по всему континенту, а мальчонку я ведь и не видел. А теперь выяснилось, что парень уже вырос, стал сильным шиноби, восстановил свой клан... зачем ему глупый старик, которого он...
   - А ну брось!!! Ты сам парня не знаешь, а напридумывал себе невесть что. Он просто не привык показывать эмоции посторонним. - Цунадэ устроила радостную встречу с Наруто, когда она смогла, наконец, вырваться из круговорота политических интриг, нельзя сказать что Удзумаки бросился ей на грудь в слезах, но это была именно встреча любящих друг друга родственников, после долгой разлуки. - И вообще знаешь что... расскажи ты ему всё как есть, про его отца, про то, что был его учителем...
   - Не знаю, старик запретил...
   - Считай, что получил официальное разрешение от Пятой Хокаге. Я думаю учитель просто не успел осознать как Наруто вырос. Парень скорей всего догадывается, кто был его отец. Слишком мало перед нападением лиса оставалось в Листе Удзумаки, а женщин, способных родить и вовсе было всего три. Ну а его схожесть с Минато легко различима.
   - Может, сама расскажешь? Ты ведь на четверть Удзумаки, вроде как по семейному...
   - А ты почему не хочешь?
   - Я всё равно скоро деревню покину, а лишний раз привязываться...
   - А куда это ты намылился? - Саннин не понаслышке знавший крутой нрав Цунадэ, насторожился, услышав какие-то едва различимые интонации.
   - Э-э-э, так мне задание дали. Наруто с Итачи и беглым мечником из Тумана повстречался, они вроде в организацию нукенинов входят, кажется Акатсуки. И эта организация очень заинтересовались девятихвостым. Собираюсь информацию по ним собрать...
   - А кто это, если конечно не секрет, - у Джирайи внутри всё похолодело от такого тона - отдаёт приказы шиноби деревне, в обход каге???
   - Хомура-оттян[61] и Кохару-сенсэй...
   - Старейшины... - теперь голос последней Сэнджу был больше похож на рык. Но вскоре женщина успокоилась, и Джирайя смог перевести дух, поняв что буря миновала. - Я знаю как ты относишься к политике, но к сожалению учителя больше с нами нет, а значит тебе волей-неволей придётся думать, прежде чем исполнять приказы. Есть один такой интересный старичок, Шимура Данзо, может слышал? Вот возьми-ка почитай, что он написал про учителя, обстоятельства его смерти и Орочимару...
   Пока Джирайя читал документ, красующийся самым строгим грифом секретности, Цунадэ испытывала некоторый стыд. Она вынуждена тасовать факты и плести вокруг своего, наверное, единственного друга, паутину полуправды. Но жабий саннин был слишком предан Хирузену. Любые попытки открыть Джирайе глаза обязательно закончились бы провалом, ссорой а возможно и боем...
   - Тварь!!! А ведь он был соратником старика, да я это одноглазое...
   - А ну сядь!!! - Цунадэ впервые за долгие десятилетия вспомнила уроки, которые давали ей оба деда, и, судя по тому, как осёкся Джирайя, последняя Сэнджу забыла далеко не всё. - Если бы я хотела получить труп Данзо, то просто не стала бы сдерживать Хиаши, когда мы обследовали подвалы Корня. Мы там нашли троих детей с Бьякуганом и мозгами, промытыми до состояния овоща. Судя по всему полукровки, о существовании которых Хъюгам было ничего не известно. Самое поганое, что этим... подопытным, я их даже детьми назвать не могу, ничем помочь было нельзя...
   - И почему его нельзя...
   - Нельзя. На него процентов девяносто нашей агентурной сети завязано. Стоит ему исчезнуть, и Лист ослепнет и оглохнет. А учитывая, что обязательно найдётся желающие попробовать нас на зуб после смерти учителя...
   - А причём здесь старейшины???
   - А они Данзо поддерживают, вместе что-то вроде союза образовали. Тебе, Джирайя, не просто задание дают. Им известно, что мы товарищи, вот и стараются меня, как можно сильно ослабить, всё-таки, ты объективно сильнейший шиноби Листа, и твоя поддержка много значит в глазах джонинов. А дальше я уверена, пойдут попытки моей дискредитации.
   - И что мне теперь делать? - потерянно проговорил всегда жизнерадостный саннин.
   - Иди к Наруто, у вас есть о чём поговорить. И сотри это выражение с лица, от него мне не по себе.
   ...
   - Может прекрасная Цунадэ-химэ утешит убитого горем... э-э-э, я все понял.
   Явно пришедший в себя Джирайя выпрыгнул из кабинета Хокаге через окно, едва увернувшись от сокрушительного удара. А Цунадэ усмехнулась, поправила хаори, растрёпанное от попыток саннина её облапать, и направилась к столу с ненавистными документами.

Глава 22.

   "Ничего не пойму. Что же в нём такого намешано? Неужели печать Шукаку настолько сложна? Да нет, вот она отдельно, её, конечно, нельзя назвать простой, но по сравнению с той, что удерживает лиса, она как самолёт братьев Райт на фоне МиГа. Тогда что же это за конструкция, от `рассматривания' которой у меня голова кружиться начинает, так тонко, сложно и невообразимо искусно она сделана?"
   Я сидел в защищённой особыми печатями и барьерами комнате резиденции Хокаге и участвовал в официальных переговорах между селениями Скрытым-в-Песке и Скрытым-в-Листве. Конечно, помимо меня здесь было полно народу. Цунадэ, Яманака Иноичи, Нара Шикаку и Хъюга Хиаши с нашей стороны. От Песка были несколько старейшин и Гаара, ставший Пятым Казекаге. Да-да-да Гаара стал главой деревни Скрытой-в-Песке, ведь прежде чем появиться на финальном этапе экзамена, Орочимару освежевал его отца. Какая-то мерзкая техника, позволяющая в прямом смысле нацепить на себя кожу другого человека, сняв её предварительно с владельца. Так что на счету Белого Змея оказалось двое каге.
   Вообще назначение парнишки младше меня на роль главы деревни только на первый взгляд выглядело бредом. Парень был носителем демона, и в отличие от меня, неплохо умеющего пользоваться силой хвостатого, что автоматом ставило его на один уровень как минимум с джонином. Ну и самое главное - он был членом клана Сабаку, к которому принадлежали и все другие Казекаге, а центральная власть в Песке, в отличие от Листа, всегда была сильна. Хотя конечно он был слабейшим из каге, но ведь ему всего лишь двенадцать, посмотрим, каким он станет через пару лет. Что касается его поведения на переговорах, то он вел себя весьма достойно. Твёрдо стоял на своих позициях, несмотря на то что они были весьма шаткими, мол злобный Орочимару подменил его отца и в последний момент отдал приказ об атаке Листа. И я был склонен ему поверить, ведь если бы Песок действительно поддержал бы Змея, то, как минимум, Третьему Хокаге пришлось бы сражаться ещё и папашей Гаары. Но несмотря на жесткую позицию, мол, мы тоже пострадавшие, он достаточно умело давал намёки на какие уступки в принципе готов пойти, а что для него априори неприемлемо. Понятно, что большая часть заслуг в этом была на старейшинах Песка, но и умение парня держать лицо, тоже стоит признать.
   Вообще теперь он совсем не походил на кровожадного безумца, каким предстал на экзамене. Скорей всего большая часть его неадекватности была вызвана Шукаку, изо дня в день подтачивавшим его разум. Но время, проведённое без голосов в голове, крайне плодотворно подействовали на Гаару, и сейчас уже передо мной сидел спокойный шиноби, который ещё долго сможет выдерживать соседство с демоном. Печать же, которой я сумел ограничить Шукаку, продержалась аж трое суток! И сейчас я в пол уха слушал очередные тонкие намёки, завуалированные угрозы и прочие политические изыски, усиленно, и как можно более незаметно, исследуя обломки своей печати на Гааре. Вернее, пользуясь своей властью над теми ошмётками от печати, сорвавшей материализацию Шукаку, я исследовал какое-то совершенно непонятное для меня образование. Оно было с невероятным искусством вплетено в систему циркуляции Гаары, и вначале я принял её за печать удержания однохвостого, уж слишком её класс и мастерство исполнения напоминали мою печать. Вот только я быстро понял, что ошибся, и цели у этого не произведения искусства совершенно другие.

* * *

   - Казекаге-сама, могу я узнать, как звали вашу мать?
   То образование настолько не давало мне покоя, что я не смог уснуть, только я закрывал глаза, как передо мной возникала невероятная конструкция, как я понимаю барьера. Это было завораживающе зрелище. После недели, когда вместо сна я разбирал шедевр неведомого мне мастера, я решил встретиться с Гаарой. Нет, я не был столь наивен, чтобы надеяться узнать у него подробности конструкции этого барьера, сам я понял лишь общую функцию этого непревзойдённого кеккайдзюцу. Я просто искренне хотел узнать имя его автора. Позже, проанализировав свои действия, я понял, что после недельной бессонницы рассуждал не лишком здраво.
   - Зачем тебе? - Гаара, изо всех сил пытавшийся выглядеть невозмутимо, явно сильно удивился вопросу.
   - Хочу сохранить в памяти имя непревзойдённого мастера кеккайдзюцу, создавшего истинный шедевр.
   - Боюсь, я не понимаю, о каком шедевре вы говорите Удзумаки-доно, - смог вернуть себе маску невозмутимости Гаара.
   - Я имею в виду кеккайдзюцу, которое проявляет себя как защищающий вас песок...
   "Он что совсем не понимает? Как же так... может объяснить... или не стоит? Вообще-то делиться такой информацией с шиноби другой деревни может быть против интересов Листа. Вот только почему-то мне хочется помочь парню... может у меня такая реакция на родную кровь. А может я и вправду, как пишут в древних свитках: `Узрел свой Путь, идущим по которому благоволит само Небо'?"
   - ...защищающий вас песок. Я заметил его, когда накладывал печать однохвостого. Кто-то невероятно искусный, наложил на вас кеккайдзюцу, и даже не в момент рождения, а ещё до него...
   - Ты хочешь сказать, что песчаный щит я получил не от Шукаку? - Почему-то мои слова заставили парня нервничать, он как будто одновременно разозлился и испугался.
   - Ну то, что он стал именно песчаным, заслуга однохвостого. Там какое-то, действительно невероятно сложное кеккайдзюцу, которое сформировалось на основе вашей чакры. У меня даже сложилось впечатление, что эта система сама чакру вырабатывает, непостижимый уровень мастерства! В общем, кеккайдзюцу окончательно сформировалось на основе вашей чакры, а из-за власти Шукаку над песком он получился именно таким.
   - ТЫ ЛЖЁШЬ, МОЯ МАТЬ НЕНАВИДЕЛА МЕНЯ!!! - Вот теперь парень сорвался, он кричал, его тыква за спиной потекла, а в его эмоциях был такой кавардак, что присутствуй здесь Яманака Иноичи, он бы точно сознание потерял. Стоящие рядом брат и сестра Гаары явно запахли паникой и забились в дальний угол комнаты, а двое стрейшин явно готовились применить какую-то технику, но это не понадобилось.
   - Ты ведёшь себя недостойно! - Печать, наложенная мной на экзамене, уже давно развалилась, но сейчас от моего посыла все её осколки разом вспыхнули, сжигая остатки своей структуры. Это не смогло бы задержать ни демона, ни Гаару, но от весьма специфических ощущений внутри системы циркуляции, он слегка успокоился. - Это кеккайдзюцу сделало тебя практически неуязвимым. И его определённо наложила на тебя твоя мать. Откуда я это знаю? В его основе часть её жизненных сил, родственных твоим настолько, насколько могут быть родственны лишь мать и ребёнок. И это не просто Ян чакра, это то, что в древних свитках принято называть `последним выдохом', когда шиноби вкладывает в своё дзюцу саму свою жизнь, умирая при его выполнении, но делая получившуюся технику невообразимо сильной. Поверь, я знаю, о чём говорю, мой отец использовал `последний выдох' чтобы создать печать, заточившую девятихвостого во мне. Думаю и твоя мать пожертвовала останками жизненных сил, чтобы защитить тебя...
   - Ты лжёшь...
   - Гаара. Кто-то тебе солгал, либо я сегодня, либо тот, кто сказал, что твоя мать тебя ненавидела. И ты сам должен ответить на вопрос где правда, а где обман...
   И тут случилось то, чего я ожидал меньше всего. Парень расплакался, самым натуральным образом разревелся. Вот только бьющее от него фонтаном чувство неимоверного облегчения, и прямо таки счастья, ясно говорили, что это слёзы радости.

* * *

   - Ну как, очнулся?
   - Наруто-аники... почему я такой слабый? - Произнёс слабым голом осунувшийся после долгого лечения мальчик.
   - О, вижу не просто в себя пришёл, но и вообще оклемался...
   - Наруто-аники...
   - С чего ты вообще взял, что слаб?
   - Мой брат... Кимимаро... ты - мальчику явно было трудно говорить, но он не собирался позволять себе потерять сознание.
   - Кимимаро, это тот Кагуя? Забуза так и не сказал, как было его имя. Эх, не на тех ты ровняешься. Впрочем, `чтобы взлететь, нужно гнаться за Небом'...
   "Демоны! Итачи ублюдок!!! Ладно, парень явно на пределе, если он вдруг разуверится, что сможет сам убить брата, то может вполне пойти к Орочимару, тот Кагуя помниться ему силу обещал. Хорошо ещё, что Сазке лично с Итачи не встретился, а то у него могли бы вообще мозги отказать. А если учитывать мой бой с его братом. Да-а-а... кажется, старый план тренировок можно смело сжигать..."
   - Я помогу тебе обрести силу, причём силу не заёмную... Ты знаешь, что у Шарингана есть ещё одна эволюция поле получения трех томоэ? Молчи, это был риторический вопрос. Так вот, эта ступень называется Мангекё Шаринган, и им обладает Итачи. И думаю, я смогу у тебя его пробудить...
   - А что он даёт?
   - Не знаю. Нет, правда не знаю, и это основная причина, почему я не собираюсь пока этого делать. Я видел в исполнении Итачи технику какого-то жуткого чёрного огня, который прожигал мои барьеры, вот только что это такое, я так и не понял, может он вообще никакого отношения к Шарингану не имеет. Поэтому даже если я раскрою тебе Мангекё, мы просто не будем знать, что с ним делать...
   - И где сила?
   - В библиотеке клана Учиха. Ты должен получить статус чуунина, став совершеннолетним, ты получишь библиотеку, в которой, я уверен, будет и про Мангекё Шаринган.
   - Но ты говорил... что мне не...
   - Я понял, не напрягайся. Да, я говорил это, целый месяц назад!!! Пройди ты экзамен сейчас, и на тебе бы уже красовался жилет чуунина. А ещё Цунадэ вычистила архив Корня, который присвоил себе большую часть библиотеки Учиха, так что ты получишь не жалкий огрызок былых знаний, а всё что некогда принадлежало твоим предкам. Мне кстати `утерянную' часть библиотеки Удзумаки тоже передали. Нельзя сказать, что там было очень много, но сам факт...
   - А ты...
   - Мне твою библиотеку не отдадут, тут совет сразу встанет на дыбы, и будет откровенного говоря прав. Сазке, так не бывает, чтобы ты получил что-то просто так, всегда нужно прилагать усилия, расплачиваться потом, кровью и шрамами. Освой в должной мере технику Огненного Клинка, и можешь писать прошение о проведении досрочного экзамена на чуунина. А в день, как ты получишь библиотеку, помогу тебе раскрыть Мангекё Шаринган, клянусь!
   - Хорошо... спасибо тебе аники...

* * *

   - Сазке... где Сазке-кун?
   - Орочимару-сама, у нас много готовых тел. К тому же вы можете забрать моё...
   - Нет! Кххээ... Это должен быть Сазке-кун... ты хоть знаешь как долго я ждал?
   - Но вся наша сеть в Листе либо уничтожена, либо залегла на дно, Нара и Яманака взялись за внештатных сотрудников Корня с задором ищеек Инузук. Последний, кого мы смогли задействовать - тот придурок Мизуки, задание выполнил, но его наверняка уже потрошат мозголомы. А последний шиноби ранга `А' Кимимаро явно погиб, разведчики обнаружили остатки применения Костяного Леса, что учитывая состояние его здоровья, наверняка стоило жизни последнему Кагуя.
   - Нет, он придёт, обязательно придёт, я обещал ему силу, которую он так жаждет...
   - Но мы должны спешить!!! Проклятье Третьего Хокаге оказалось слишком сильно! Еще немного и оно перекинется с рук на всё остальное тело, и тогда вы просто не сможете применить дзюцу реинкарнации!!!
   - ГХААА!!!
   - Я приготовлю лучших из лучших, положитесь на меня.
   После был отбор одного из многих пленников, заключённых в катакомбах деревни Скрытой-в-Звуке. А дальше один признанный достойным вышел из своей темницы, и предстал перед Орочимару. Этот узник был сильным шиноби, из свободного клана, не принадлежащего ни к одной деревне, но от яки Белого Змея он просто потерял способность дышать.
   - Не бойся... часть тебя останется жить в моём подсознании. Ты потеряешь не всё. А теперь... я заберу твое тело.
   ...
   - Как вам новое тело?
   - Слабое, очень слабое, ближайшие несколько недель мне и двигаться не стоит. А не то могу ненароком порвать эту хилую систему циркуляции своей чакрой. - Бывший узник, обмотанный бинтами с вязью иероглифов по всей их длине. Эти печати должны были защитить чакроканалы, через которые сейчас пропускались невиданные объемы этой мистической энергии. - И ведь это несмотря на мою ослабленность и то, что я сдерживаю свою чакру как могу. Эх, что там с Сазке-куном?
   - Ничего не понятно. После того как Цунадэ стала Хокаге...
   - Не смеши меня, эта вздорная девчонка ни в чём кроме медицины никогда не разбиралась. Там всем теперь заправляют Нара, при поддержке Яманака и Хъюг. А ведь я на Цунадэ надеялся, если кому и было по силам вылечить мне руки, то только ей, и ведь даже чем купить её у меня есть... хотя возможно, что это даже к лучшему. Данзо давно начал наглеть, а кланы его сейчас хорошо прижали, да плата... Цунадэ, конечно, номинальная фигура, но если её купить, она может очень пригодиться...
   - А что делать с Сазке-куном? - Решил, наконец, прервать молчание Кабуто, когда понял, что его хозяин закончил обдумывать свои планы.
   - Пока ничего. Я смогу использовать дзюцу реникарнации лишь раз в три года, так что сейчас он мне бесполезен. Конечно, я хотел бы подготовить тело, но судя по всему, лисёныш оказался на диво талантлив, весь в папочку, так что он тоже сможет развить способности Сазке. А потом... думаю Учихе так и не сообщили подробности того, как его брат вырезал свой клан.
   - Вы в этом уверены?
   - Да, это была операция Корня, а Данзо никогда не оставляет каких-либо документов о своей работе. Остальных исполнителей Итачи перебил, парочке координаторов стёрли память. Из тех, кто доподлинно знает, что тогда случилось, остались только Данзо, сам Итачи, тот парень в маске, и я. Мне это сообщили, когда передали задачу на ликвидацию беглого Учихи. Думаю, года через три стоит раскрыть бедному Сазке-куну глаза на истинное отношение Листа к его клану...

* * *

   По тёмному коридору медленно шёл мальчик, волосами цвета пшеницы и яркими голубыми глазами. Всё вокруг было залито водой примерно до уровня середины голени паренька, но он, казалось, не обращал на ледяную воду никакого внимания. Хотя сам Наруто, а это был именно он, даже рад был воде, ведь после снятия большей части закладок, она больше не напоминала дурнопахнущее болото, а была явно проточной и даже изредка закручивалась в водовороты. Стены этого лабиринта были покрыты трещинами, а кое где и вовсе обвалились. Наконец, после долгих блужданий, Удзумаки вышел в просторный зал, дальняя стена которого представляла собой ажурную решётку неописуемой красоты.
   "Наконец-то я увидел в своём внутреннем мире печать, сдерживающую лиса, ведь эти стены - явно остатки закладок от мозгокрутов Данзо..."
   - Давай малыш... подойди... ближе... - Не дал Наруто полюбоваться на этот шедевр голос из тьмы, скрытой решёткой. - Как же я хочу тебя сожрать... но эта чёртова печать...
   Не обращая никакого внимания на слова девятихвостого лиса, Наруто внимательно осматривал решётки, или вернее ворота.
   - Ты пришёл за силой??? Все вы хотите моей силы. Подавись и убирайся отсюда...
   В Наруто понёсся поток ярко красной чакры. Но тот коснулся ладонью решётки и поток демонической энергии не смог пройти между прутьев клетки лиса.
   - Что??? Тогда зачем ты сюда...
   - Умолкни. - Решётка поплыла и превратилась в монолитную стену, перекрыв голос лиса, а последний Удзумаки стал рассматривать безусловный шедевр фуиндзюцу.
   Здесь, в месте, далёком от материальности, власть Наруто была велика. Обычные люди вообще ограничены в своём внутреннем мире лишь своей фантазией. Вот только здесь было много такого, что никак нельзя назвать иллюзией, остатки закладок, печать, ну и лис, конечно, так что власть над этим местом у Наруто была далека от абсолюта, в частности он не мог просто так воздействовать на печать. Вот только опосредованные действия были вполне возможны. Ранее глава Удзумаки ни за что не рискнул бы копаться в том, что искренне считал непревзойденной вершиной фуиндзюцу. Но недавно ему передали остатки части библиотеки Удзумаки, что когда-то присвоил себе Корень, к тому же Цунадэ предоставила ему доступ к свитку Четвёртого Хокаге, его отца, где этой печати была уделена большая часть текста. И сейчас Наруто методично создавал свою печать, на создание которой потратил полгода.
   Из воды выныривали столбы, перевтые сложнейшей вязью печатей, в которой было практически невозможно различить отдельных иероглифов. Столбы взмывали в воздух. Уходили в объятую тьмой высь, или наоборот погружались под воду, при этом через водную гладь было видно, что ушли они гораздо глубже предполагаемого пола. А потом из этих цилиндров начали выходить цепи, по одной из каждого конца. Одна цепь пристыковывалась к стене, скрывающей беснующегося в темноте лиса, а вторая шла в сторону Наруто. Над головой Удзумаки сформировалась полупрозрачная сфера, в которой внимательный взгляд увидел бы сложнейшее трёхмерное переплетение линий. Шедёвр, которым гордился Наруто, сложнейшее кеккайдзюцу, выполняющее функции фуиндзюцу, говоря простыми словами барьер, представляющий собой печать. Единственное, что огорчало в этой конструкции юного главу Удзумаки, это то, что он ещё очень долго не сможет сотворить ничего такого в реальности. Цепи пристыковались к сфере и от неё отделилась тонкая цепочка, вернее канатик, состоящий из перевитых между собой цепочек. Этот канатик коснулся и врос куда-то в между лопаток мальчика.
   От навалившейся в раз тяжести, Наруто сел прямо в воду. Эта его печать была вывернутой наизнанку печатью, заточавшей здесь лиса. Удзумаки вовсе не собирался выкачивать из девятихвостого демоническую чарку большими объёмами, как наверняка подумал лис. Наоборот, Наруто создал то, что должно было снизить нагрузку на темницу демона. За всё приходиться платить, и эта подпорка жрала чакру Удзумаки в колоссальном объёме, пожалуй впервые в жизни он начал чувствовать истощение этой мистической энергии. Зачем вообще было ослаблять нагрузку на то, что прекрасно работало? Наруто, задай кто-либо такой вопрос, начал бы много говорить про сложнейшую систему защиты печати, удерживающей лиса, про то, что она судя по свиткам Четвертого Хокаге вообще невероятна и способна запихнуть обратно уже вырвавшегося девятихвостого. Вот только выдохнется всего за десять минут использования, чего никак не хватит, чтобы её изучить, вот и придумал Наруто как её активировать, а потом подпитывать своими силами, одновременно сдерживая лиса самому, изучить её как следует, и чтобы потом можно было опять вернуть её в спящий режим. Ещё Удзумаки долго бы рассуждал о раскрытии границ непознанного, и практики с сильнейшими кеккайдзюцу и фуиндзюцу. На самом деле причина была другая...
   Он давно подготовил всё что можно и нельзя, осталась лишь последняя мысленная команда. Вот только он откровенно трусил. Удзумаки Наруто, глава восстановленного им самим из небытия клана, признанный гений, про которого перешёптываются в академии, мечтая тоже в тринадцать лет стать джонинами, тот про кого в Листе ходила дурная слава, будто он переродившийся демон-лис, и ему прислуживает Демон Кровавого Тумана Забуза, боялся завершить эту технику. Но вот, наконец, он смог перебороть недостойную слабость, и его творение заработало. Вез каких-либо внешних эффектов, перед превращённой в стену решёткой, появлялись двое стражей. Это были полноценные копии личности, которые хранились в печати, и вообще-то появляться они должны были поодиночке, чтобы скрутить лиса, запихнуть его обратно, и развеяться после десяти минут активности.
   От эмоций красивой женщины с длинными бардовыми волосами, Наруто едва не оглушило, настолько яркими, сильными и быстро сменяющими друг друга они были. Высокий блондин напротив, излучал собранность и готовность к схватке. Вот только пробежав по цилиндрам, сфере и узилищу лиса, его холодные голубые глаза потеплели, и Наруто почувствовал, как этот человек любит и годиться им.
   - Мама, папа, вы не представляете, как мне вас не хватало...
   Стражи Лиса
   Конец первого тома.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.34*175  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Ю.Иванович "Благосклонная фортуна" О.Куно "Невеста по завещанию" В.Корн "Опасные небеса" Е.Щепетнов "Нед.Лабиринты забытых дорог" О.Пашнина "Драконьи Авиалинии" И.Шевченко "Алмазное сердце" М.Гот "Я не люблю пятницу" Г.Гончарова "Средневековая история.Домашняя работа" М.Николаева "Фея любви,или Выбор демонессы" И.Шенгальц "Служба Контроля" А.Гаврилова "Астра.Счастье вдруг,или История маленького дракона" Г.Левицкий "Великое княжество Литовское" А.Левковская "Безумный Сфинкс.Прятки без правил" А.Джейн "Мой идеальный смерч" В.Фрост "История классической попаданки.Тяжелой поступью" Н.Жильцова "Полуночный замок" Н.Косухина "Все двадцать семь часов!" М.Михеев "Наследники исчезнувших империй" Н.Мазуркевич "Императорская свадьба,или Невеста против" Ю.Зонис "Скользящий по лезвию" Е.Федорова "Четырнадцатая дочь" В.Чиркова "Глупышка" И.Георгиева "Ева-2.Гибкий график катастроф"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"