Карпушов Владимир Викторович: другие произведения.

Петрушка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказочная повесть о нашем современнике мальчике Петрушке и его сказочных и не совсем сказочных приключениях. Рекомендую для семейного чтения. Это книга и про нас взрослых, вспомните свое детство.

   Как Петрушка познакомился с Кикой
   Это было летом, когда все Петрушкины друзья разъехались отдыхать кто куда. Кто в деревню, кто в лес, кто на реку, кто на море за границу. Взрослые отдыхали. И только папа работал на своем любимом заводе, и Петрушкина семья осталась в городе. Играть одному в песочнице или лезть одному на дерево не хотелось, тем более не хотелось сидеть в квартире. Выйдя погулять во двор, Петрушка решил заглянуть в пыльный и душный подвал, манящий своей темнотой и тишиной.
   Ноги сами понесли его к двери в подвал, и, несмотря на запрет мамы, Петрушка очутился в нем. Под потолком тянулись какие-то трубы и провода, где-то капала вода, слышны были чьи-то шаги. Не тишина, а жуткая тишина. Маленький фонарик, который Петрушка все-гда носил с собой, выхватывал из темноты какие-то тени. Жутко.
   Вдруг Петрушка заметил маленькую дощатую дверцу, в щели которой пробивался свет. Петрушка посмотрел в замочную скважину и увидел чумазую девочку с тоненькими косичками. Она, сидя за маленьким столиком, рисовала что-то угольком на белом бумажном листе и пела песенку.
  
   'Я рисую угольком
   На листе большом-большом.
   Нарисую сад и дом
   Этим угольком.
  
   Нарисую солнце я
   И на небе облака,
   А внизу лежит земля,
   И широкая река...'
  
   Петрушке очень захотелось познакомиться с девочкой, и он постучал в дверь. Девочка оторвалась от своего занятия и спросила тоненьким голосом:
   - Кто там?
   - Это я, Петрушка, - ответил мальчик.
   - Какой Петрушка?
   - Обыкновенный мальчик - Петрушка.
   Девочка открыла дверь.
   - Заходи мальчик, ведь ты не Хулиган?
   - Нет, не Хулиган, - заверил Петрушка, - мне просто хочется с тобой познакомиться.
   Петрушка сделал шаг и очутился в маленькой уютной комнатке.
   - Кика, - представилась девочка, - вернее, Кикимора.
   - Болотная?
   - Подвальная!
   - Так, это ты пугаешь детей!?
   - Я, - ответила Кика и рассмеялась.
   Вот вам и Кикимора, которой взрослые тети пугают маленьких детей. Кика оказалась вовсе не злой, а доброй и веселой.
   - Давай рисовать, - предложила Кика.
   - Давай!
   Кика и Петрушка играли вместе до вечера. Они нарисовали и черную кошку, и черного жирафа, и черную собаку, и много-много черных кроликов. Было очень весело, вот только жалко, что все рисунки были черными...
   А когда наступило время идти домой, Петрушка подарил Кике фонарик и пообещал в следующий раз захватить с собой цветные карандаши, чтобы рисунки получались живыми.
  
   Петрушка и Слон
   Когда Петрушка был еще маленьким, в кладовой его квартиры жил Слон. Слон был добрым и, когда не спал, помогал Петрушкиной маме убирать квартиру. Он весело гудел и жужжал, забирая своим хоботом мусор. 'Уж-ж-ж, ж-ж-ж, ж-ж-ж, жи-ж-ж'. После уборки слон засыпал, и его прятали в кладовую. 'Скучно, наверное, Слону', - думал Петрушка.
   И вот однажды мама ушла в магазин, а Слон остался спать в комнате. Петрушка очень обрадовался и решил поиграть с ним. Он стал будить его, но Слон не просыпался. Вдруг Петрушка увидел на его спине маленькую кнопочку. Он нажал на нее, и Слон весело загудел. 'Уж-ж-ж, ж-ж-ж, ж-ж-ж, жи-ж-ж'. Петрушка решил показать свои игрушки, поднес их к хоботу, но Слон проглотил игрушки: 'Ж-ж-ж, уж-ж'. А ведь игрушки несъедобные. 'Наверно, он голоден'? - подумал Петрушка. К счастью, на кухне нашлись пирожки и котлетки, которые приготовила мама. Петрушка принес полную тарелку еды Слону, и он все съел, радостно и приветливо жужжа: 'Ж-ж-ж'. Съел Слон и колбасу: 'В-жик'. И конфеты: 'В-жик'. И, даже, кусочек хлеба: 'В-жик'. Но все еще был голоден. Петрушка решил предложить Слону чай, и принес целое маленькое ведерко, полное до краев. Слон выпил из ведерка все, до самого дна: 'С-слю-ю'. Как-то странно вздохнул: 'Уф-ф-ф', - и заснул. Больше, сколько Петрушка ни бу-дил его, Слон не просыпался.
   А потом пришла мама и увидела, что Слон спит, а рядом с ним сидит Петрушка и уговаривает его проснуться. Узнав, что случилось, мама отругала Петрушку и даже один раз шлепнула его по попе, только совсем не больно... Ведь это был совсем не Слон, а полезная вещь - пылесос.
   Вот такая история произошла с Петрушкой, когда он был маленьким.
  
   Петрушка спасает Кику
   Однажды теплым летним утром, когда Петрушка еще спал, на подоконник открытого окна Петрушкиной комнаты села Ворона и стала громко стучать клювом: 'Тук-тук, тук-тук...' Петрушка открыл один глаз, оглядел комнату, ничего страшного не обнаружил, и открыл вто-рой глаз. Ворона держала в клюве маленький кусочек березовой коры (бересты), на котором было что-то нарисовано. 'Ворона!' - воскликнул Петрушка, выпрыгнул из постели и боси-ком, в одних трусиках, подбежал к окну. Конечно же, это было письмо, ведь те, кто не умеет писать, всегда рисуют друг другу письма.
   Письмо было от Кики. Кика гуляла за рекой, и ее схватили братья-Хулиганы. Они держали Кику в своей избушке и никуда не отпускали. Петрушка тут же хотел написать ответ и переслать его с Вороной, но Ворона отказалась:
   - Кар-кар-кар, я еще слишком молода. Мне всего сто лет, а ведь Вороны, как известно, живут до трехсот. Кар-кар, я и так уже достаточно рисковала своим здоровьем, неся Кикино письмо!
   - Пожалуйста, дорогая Ворона, - попросил Петрушка.
   - Нет-нет, кар, бери письмо, а мне пора, - сказала Ворона.
   Ворона улетела, а Петрушка стал готовиться к походу. Он достал свой деревянный меч, свой крепкий жестяной щит, лук, колчан со стрелами и боевые краски. Сложил в котомку еду, наполнил флягу водой и отправился в поход.
   На берегу широкой реки стояла лодка, в ней сидел и мечтал старый Лодочник. Петрушка вежливо обратился к нему:
   - Дорогой Лодочник, перевези меня на другой берег.
   Но Лодочник отказался:
   - Не поеду.
   - Мне очень нужно.
   - Не поеду я ни за какие коврижки.
   - Пожалуйста... я еду спасать Кику от Хулиганов.
   - Не поеду, и все!
   А надо сказать по секрету, что он боялся Хулиганов и частенько возил им еду с этого берега: ведь и Хулиганы иногда хотят есть. Долго-долго уговаривал Петрушка Лодочника и, наконец, уговорил. За три сосательных конфеты Лодочник согласился перевезти Петрушку. Перевез и тут же быстро-быстро погреб обратно, так он боялся Хулиганов.
   Грязная избушка Хулиганов находилась не очень далеко от берега, ее даже было видно с середины реки. Хулиганов поблизости не оказалось, они куда-то ушли по своим Хулиганским делам. Кика сидела в углу избушки на лавочке и горько плакала. Она хоть и была необыкновенной, но все же девчонкой.
   - Кика, я уже здесь, - сказал Петрушка.
  - Петрушка! - воскликнула Кика и перестала плакать.
   Можно было бы убежать, но надо было проучить Хулиганов, и Петрушка с Кикой решили немного подождать.
   Что потом произошло на самом деле - неизвестно: Петрушка не любит хвастать. Но Ворона из-за реки утверждает, что битва длилась три дня и три ночи, а Лодочник - что пять. Наверно они приукрашивают. Кика говорит, что все это произошло в один день. Одного Ху-лигана Петрушка связал, другого посадил в погреб, третьего... Впрочем, не так уж важно, что он с ним сделал, основная схватка произошла с главным Хулиганом. Они бились на мечах. И не важно, что Петрушкин меч был деревянным, ведь, если веришь в победу - и деревянный меч крепче стального.
   - Сдавайся! - кричал Хулиган, размахивая мечом.
   - Наши не сдаются! - отвечал Петрушка, наступая на Хулигана.
   - А этого ты не хочешь! - выкрикивал главный, нанося очередной удар.
   - Хочу, вот тебе! - выкрикивал Петрушка, отвечая своим ударом.
   Перевес был то на одной, то на другой стороне. Наконец Петрушка изловчился и стук-нул Хулигана по голове.
   - Ой-е-ей, - сказал Хулиган, закачался и упал.
   Петрушка и Кика собрали Хулиганов в избушку, перевязали им раны и дали каждому по конфете. Хулиганы подобрели, им стало стыдно, что они поймали Кику, что они ловили всех, кто приходил в лес, и требовали выкуп конфетами.
   - Прости нас, Петрушка, - взмолились Хулиганы, - мы больше никогда не будем хулиганить.
   - Поверим? - спросил Петрушка у Кики.
   - Поверим! - воскликнула Кика.
   Кика и Петрушка поверили, и отпустили их. Хулиганы очень обрадовались и постара-лись всячески отблагодарить победителей.
   - Спасибо тебе, Петрушка, спасибо Кика, - твердили Хулиганы в один голос, - спасибо, спасибо.
   А главный Хулиган даже подарил Петрушке на память свою рогатку.
   Хулиганы проводили друзей с почестями, а Лодочник на радостях довез их быстро-быстро, так быстро, как он еще ни разу не ездил, даже с испуга.
   И неважно, что у Петрушки болело колено, и был синяк под глазом. Не важно, что еще предстояло объяснение с мамой за оторванные пуговицы и этот синяк. Главное, что добро победило зло, и злодеи стали добрыми. Вот это и было самым главным.
  
   Петрушка и снеговик
   Как-то, в конце зимы, когда бывают оттепели, а потом падает липкий снег, Петрушка и Кика лепили снеговика и пели волшебную песенку:
  
   'Снеговик, снеговик,
   Ты к морозу привык,
   У тебя морковный нос,
   Ты совсем, как Дед Мороз...'
  
   Петрушка катал большие шары из снега, а Кика придумывала, как их складывать. Всего надо было три шара. Петрушка постарался, чтобы они были как можно больше, ведь снеговик должен быть большим-пребольшим. Знакомая Ворона из-за реки (она на зиму перебралась в город) принесла два уголька для глаз. Петрушкина мама дала морковку для носа. Кика нашла старый шарф. А Петрушкин папа пожертвовал старую шапку.
   К вечеру снеговик был готов. Он был ослепительно белым, черные глаза весело смотрели на мир, любопытный нос был задран кверху.
   - Кар-р-р, - сказала Ворона, - это прр-рост-то чудо.
   - Снеговик-то, как живой! - удивился папа.
   - Вот что может сделать дружба,- похвалила мама.
   - А, мы знали, что так и будет, - говорили Петрушка и Кика.
   Но пора было домой: ведь было уже довольно поздно, блестели уличные фонари и сияли звезды на небе. Кика и Петрушка спели еще несколько раз волшебную песенку, попро-щались со снеговиком и разбежались по домам. Петрушке показалось, что снеговик подмиг-нул на прощание. Но, может быть, это ему только показалось?
   Всю ночь Петрушке снилось, что он лепит снеговиков грустных и веселых, толстых и тонких, маленьких и больших, и весело поет:
  
   'Снеговик, снеговик,
   Ты к морозу привык,
   У тебя морковный нос,
   Ты совсем, как Дед Мороз...'
  
   Утром Петрушка посмотрел в окно и не увидел снеговика. Только чьи-то большие следы остались на снегу...
   В эту зиму было еще много всяких историй, и Петрушка совсем забыл об этом. Но следующей зимой, под Новый год, Дед Мороз вместе с подарком вручил Петрушке маленькое письмо. В этом письме был нарисован прошлогодний снеговик в компании других снегови-ков, он ушел в страну снеговиков: ведь, только там они не боятся солнца и не тают.
  
   Бал теней
  
   Было полнолуние. Безумный блин Луны озарял комнату желтым светом, и тени от предметов в комнате как-то странно дрожали. Петрушке долго не удавалось заснуть. И только он задремал, как тут же был разбужен каким-то странным шепотом. Кто-то явственно произ-нес: 'Ну, вот и спит, можно начинать бал'.
   Петрушка приоткрыл один глаз и стал наблюдать. На стене появились очертания какого-то огромного зала. В центре зала на троне восседал тень-король. Рядом с ним на креслах чуть поменьше восседали еще две тени: тень-королева и тень-принц. Петрушка сразу узнал их: это были тень папы, мамина тень и тень-Петрушка. Конечно же, его тень и не могла носить другое имя.
   В толпе придворных, окружавших трон, были веселые тени игрушек, строгая тень шкафа из родительской спальни, тень умывальника и многие другие. На бал была приглашена даже тень Слона, который, как вы помните, был вовсе не Слон, а полезная вещь- пылесос, и жил в кладовой. Словом, на бал были приглашены все хорошо и малознакомые тени.
   - Бал! Это так здорово, - шептал кто-то.
   - О пять этот противный бал, только ноги оттопчут, - ворчала тень Слона.
   - Ах, я впервые на балу, - слышался тоненький голосок.
   Тень-король осмотрел гостей и нахмурился. Одной тени не было.
   - А, где Кика? - спросил король. - Где Кика?
   - Кика, Кика, - зашептали тени. Но ее не было.
   - Кар-р, - возмутилась Ворона.
   - Я так и знал, - произнес Слон.
   - Добрая девочка Кика, - вздохнул снеговик.
   Конечно же, в подвал никто не сходил, и тень Кики не была приглашена. Бал, который должен был вот-вот начаться, не мог быть проведен без этой тени. За тенью Кики послали тень Вороны из-за реки, и вскоре обе тени были на месте.
   И тут король встал и объявил: 'Бал открыт'. Запели трубы, заревели электронные гитары, и бал завертелся.
   Долго-долго длился бал. Танцевали и старинные танцы, и суперсовременные, и еще много разных танцев, а некоторые исполнили и два раза.
   Бал удался на славу, и если не считать того, что тень Слона на что-то обиделась, а она всегда была обидчивой, и уползла в кладовую, всем было весело. Но, как все хорошее, бал подошел к концу. Был объявлен последний танец, зазвучала чудная музыка: веселая и грустная, радостная и добрая одновременно. Бал завершился.
   Утром Петрушка не обнаружил никаких следов, ночного волшебства. Но еще много ночей подряд в полнолуние в комнате звучала эта чудная музыка.
  
   Кто такой Бардачник, и почему его не надо бояться?
   В то лето, когда Петрушка научился читать, в одном из домов на перекрестке знакомых улиц появился новый магазин. Не магазинчик, а клад. Огромная витрина была завалена, именно завалена, игрушками. Чего там только не было: и трансформеры, и крутые машинки, слоны, мишки, обезьянки, куклы. Глаза разбегались. На гигантском плакате большущими бук-вами было написано:
  'КИНЧАДРАБ - ДРУГ ДЕТЕЙ'.
   А буквами поменьше:
  'Лучшие игрушки в городе по лучшим ценам'.
  'Любопытно, - сам себе сказал Петрушка, - надо бы как-нибудь зайти'. И побежал дальше по своим ребячьим делам.
   Возможно, в суматохе ярких летних дел Петрушка, так и не нашел бы времени посетить этот магазин, но случилось нечто невероятное, что заставило изменить планы. В городе у детей стали пропадать игрушки. Вроде бы ничего такого, но... Случилось так, что Петрушка собрался в поход и не обнаружил своего меча. Да-да, того самого знаменитого деревянного меча, которым он победил братьев Хулиганов и освободил Кику.
   Долго, очень долго искал Петрушка свой меч, но так его и не нашел. Не было меча ни под кроватью, ни в шкафу, ни в кладовой, где жил Слон. Неприятная история. Вот тут-то и вспомнил Петрушка о странном магазине и всех слухах о пропавших игрушках, что ходили в городе. И отправился Петрушка на разведку в это странное место.
   Шикарный магазин стал еще богаче. Витрины и прилавки просто ломились от игру-шек. Велосипеды и роликовые коньки, удочки и дудочки, настольные игры и солдатики... и деревянный меч, в новом чехле, в красивой блестящей обертке, почти такой, как у Петрушки. А, может быть, и не такой. Но только Петрушка получше присмотрелся к мечу, как к прилавку, шаркая ногами, вышел маленький седой старичок: волосы на голове дыбом, на носу пенсне, борода какая-то торчливая, лопатой, одет в старый заштопанный сюртук, из-под него выгля-дывает мятая белая рубашка, на ногах стоптанные ботинки, дырявые брюки.
   - Чего желаете, молодой человек? - вкрадчиво спросил старичок.
   - Ничего, - ответил Петрушка и выбежал из магазина.
   Пробежав один квартал, Петрушка перешел на спокойный шаг и, вскоре, задумался.
   - Мой это был меч или нет? - думал Петрушка.
   К счастью на встречу ему по своим девчачьим делам бежала Кика.
   - Привет, Петрушка!
   - Привет.
   - Ты что такой задумчивый?
   - Да, понимаешь, Кика, меч пропал.
   - Какой меч?
   - Тот самый, боевой. И найти не могу.
   - Как же так?
   - А, вот так. Но есть тут один магазинчик: и название мудреное, и продавец странный. Шаркает ногами, борода лопатой, волосы дыбом...
   - А, как называется магазин?
   - 'Кинчадраб'.
   - Как?
   - 'Кин-ча-драб'.
   - Да, вовсе это 'Кинчадраб'! - воскликнула Кика. - Это самый настоящий старик Бардачник. Прочитай-ка 'Кинчадраб' задом наперед.
   - Бар-дач-ник, - прочитал Петрушка.
   - Бардачник! Я ему сейчас покажу! - закричал Петрушка и рванулся бежать.
   - Петрушка, стой, - остановила его Кика, - ведь ты сам виноват.
   - Виноват?
   - Бардачник не мог украсть без твоего разрешения.
   - А, я и не разрешал! Я его знать не знаю.
   - А игрушки ты всегда кладешь на место?
   - Всегда!
   - Правда?
   - Ну, иногда...
   - Вот так и разрешил. Разбросал игрушки и не убрал. А он уже тут как тут, только этого и ждет. Он всегда так: украдет и продает в своем магазине. Где бардак, там и жди Бардачника. Такой уж у него бизнес.
   - Так что же мне делать?
   - Не знаю.
   - А, я знаю, кар-р-р, - вмешалась в разговор Ворона из-за реки. Она уже давно сидела рядом на дереве и делала вид, что ничего не слышит.
   - Кар-р-р, это не просто Бардачник, это Бардак Бардульевич Бардачник, злой старикашка - давний враг детей. Кар-кар-р. Воображает себе, что не победим, но победить его можно.
   - Так что же мне делать, Ворона?
   - Кар-р-р. Ступай в магазин и ничего не бойся. Выбери меч. А когда возьмешь его в руки, скажи:
   'Бардачник, Бардачник
   Тебя я узнал,
   Отдай, неудачник,
   Мне все, что украл!'
   И, если у тебя получится, то Бардачник исчезнет! Кар-кар. Но берегись, если когда-нибудь Бардачник опять заберет твою вещь, то тебе его уже не победить. Кар-р.
   - Спасибо, Ворона. Спасибо, Кика, - сказал Петрушка и побежал в магазин.
   Он пришел в магазин, на глазах Бардачника бесстрашно выбрал меч, взял его в руки и произнес волшебное заклинание. Старик Бардачник грустно посмотрел на Петрушку, тяжко вздохнул: 'Э-Эх-х', - и исчез. Потом в глазах Петрушки все завертелось, и он очутился на улице. Петрушка стоял на улице, и никакого магазина не было.
   С тех пор Петрушка всегда старался поддерживать порядок в своей комнате, а если и наводил бардак, то быстро его ликвидировал, и старик Бардачник больше никогда не появ-лялся в городе.
  
   Как Петрушка и папа ходили в детское кафе
   Мама уехала в командировку на целую неделю, а папа взял наконец-то отпуск! Петрушка и папа остались хозяйничать вдвоем. Стояло жаркое лето, и пропадать на кухне целый день не хотелось.
   Утром перед, походом в парк, было решено: 'Обедаем в детском кафе! Ура!'
   Весь день Петрушка и папа катались на каруселях, качелях, стреляли в тире. Словом, веселились от души. К вечеру Петрушка и папа так проголодались, что бегом побежали в кафе 'Привет', расположенное в самом конце парка, на самой дальней аллее.
   Реклама обещала в кафе и 'Живой уголок', и атракционы, и веселых клоунов-затейников, и, самое главное, сытную еду на любой вкус.
   На удивление папе, привыкшему к очередям, и к радости Петрушки, в кафе почти никого не было. Папа и Петрушка расположились в углу за уютным столиком около картины, висевшей на стене и изображавшей веселый пикник.
  Мимо столика деловито сновали официантки, но к Петрушке и папе никто не подхо-дил. Минут через пять к столику подошла официантка и задорно представилась:
   - Добрый день! Я - Наташа! Добро пожаловать в наше кафе! Ваш столик обслуживает Леночка, но она сейчас разговаривает по телефону, и поэтому я приму заказ вместо нее.
   - Бывает, - сказал папа.
   - Ничего страшного, - произнес Петрушка.
   Наташа предложила им выбрать что-нибудь из меню и удалилась.
   - Папа, давай я сам выберу, - предложил Петрушка.
   - Выбирай, а я посмотрю 'Живой уголок', - согласился папа.
   Папа потрепал Петрушке волосы и пошел в 'Живой уголок'.
   А Петрушка выбирал:
   - картофель жареный 'Объедение',
   - ростбиф 'Волшебный' с зеленым горошком,
   - коктейль витаминный 'Радость',
   - пирожное заварное 'Сказка',
   - мороженое-пломбир с орехами 'Ветерок'.
   В 'Живом уголке' кроме маленького аквариума с суетливыми рыбками гуппи и зеле-ными мохнатыми водорослями ничего не оказалось, и папа, совсем немножко огорченный, вернулся за столик.
  Еще минут через пять пришла другая официантка и весело представилась:
   - Добрый день! Я - Верочка. У Наташи неожиданно сломался каблук. Я принимаю ваш заказ.
   - Ничего страшного, - произнес Петрушка.
   - Бывает, - слегка нахмурился папа.
   Еще минут через десять появилась другая официантка и бодро жизнерадостно сказала:
   - Добрый день, я...
   - Леночка!- вставил вежливо папа.
   - Света, - поправила, ничуть не удивившись, официантка и продолжила. - Прошу нас извинить, но в вашем заказе необходимо сделать изменения, у нас кончились некоторые продукты.
   - Согласен, - сказал Петрушка. Папа еще больше нахмурился и ничего не сказал.
   А Света начала:
   - Вместо картофеля предлагаю рис.
   - Допустим, - сказал папа.
   - Вместо ростбифа с горошком - биточки с кукурузой, - продолжила Света.
   - Так-так, - сказал папа и напряженно постучал пальцами по столу.
   - Вместо коктейля - сок яблочный, - ничего не замечая, продолжала официантка.
   Папа промолчал.
   - Вместо пирожного - пирожок с яблочным повидло.
   Папа начал краснеть.
   - Вместо мороженного...
   - Желе, - напряженно пошутил папа.
   - Правильно! - просияла Света.
   Петрушка понял, что папа сейчас взорвется, и быстро шепотом произнес:
   - Папа, соглашайся, пусть так, просто очень хочется есть.
   И папа согласился.
   А потом, очень быстро пришла Леночка и принесла все в соответствии с заказом - обновленным.
   Папа и Петрушка съели все с большим аппетитом. Расплатившись, они отправились дальше по своим делам. На выходе Петрушка прочитал объявление, что клоуны сегодня бо-леют, но папе ничего не сказал. Зачем портить такой прекрасный день?
  
   Бессонница
   Прекрасной темной летней ночью, ночью не звездной и не лунной, ночью, когда даже облака на небе засыпают в странных позах, Петрушке не спалось. Не хотелось спать, хотелось играть, не наигрался за день.
   - Не буду спать, - говорил сам себе Петрушка, лежа в кровати, - не буду.
   Долго лежал Петрушка с открытыми глазами и уже хотел сдаться и заснуть, как вдруг увидел, что сквозь стену в комнату медленно вошла скрюченная бабка с большим белым мешком за спиной. Как человек благоразумный, Петрушка хотел закрыть глаза и сделать вид, что ничего не заметил, но не успел.
   Бабка обратилась к нему:
   - Привет, Петрушка.
   Тут надо было бы помолчать, но язык сам неожиданно заговорил:
   - Привет, бабуля. А откуда Вы меня знаете?
   - А, я вас всех знаю, касатики вы мои, полуночные. Всех знаю, родименькие.
   - Почему?
   - А пойдем со мной, узнаешь.
   И надо было бы не соглашаться, но любопытство взяло верх.
   - Пойдем.
   - Так полезай в мой мешок и сиди смирно.
   Петрушка, не медля больше ни секунды, прыгнул в мешок. Вот тут-то и началось самое страшное в нашей истории.
   В эту ночь Вороне из-за реки тоже не спалось, и она, будучи барышней взрослой, полетела погулять в город. Она оказалась около Петрушкиного дома в тот самый злополучный момент. Ворона видела, как бабка с мешком прошла сквозь стекло, и обернувшись совой по-летела в лес.
   - Неужели, Бессонница? - мелькнула мысль у Вороны в голове.
   И она не ошиблась: это была самая настоящая бабка Бессонница. Та самая, которая ворует детей. Ворона хорошо ее знала. Знала она и Петрушкино окно: ведь с тех пор, как Хули-ганы из-за реки подружились с Петрушкой, она часто носила их письма.
   - Петрушка в беде, - поняла Ворона, и, стараясь не попадаться на глаза сове, полетела вслед за ней.
   Хитрая сова медленно летела в лес, неся в своих когтистых лапах мешок, не ослабляя хватку ни на миг. Сквозь дырку в мешке Петрушке было видно и дома в городе, и пустынные улицы, и реку, и лес. На берегу реки Петрушка увидел спящего в лодке Лодочника и избушку братьев-Хулиганов. Мирная картина. Петрушке было совсем не страшно. Лишь сердце билось в груди в ожидании нового приключения. В мешке было уютно и удобно.
   А Ворона все летела и летела вслед за совой. Когда друг в беде, его надо спасать. Но вот несчастье, когда до леса оставалось совсем немного, сова заметила Ворону и, посчитав, что это не к добру, на всякий случай скрылась под кронами деревьев. Ворона потеряла бабку из вида. Что поделаешь? Ворона хитра, а Бессонница еще хитрее. Но, не зря Вороны считаются сообразительными птицами.
   - Братья Хулиганы, к счастью уже бывшие, - вот кто может помочь Петрушке! Ура! - сообразила Ворона и полетела к дому Хулиганов.
   - Тук-тук-тук-тук, бом-бам, - стучала Ворона по подоконнику, - бом-бам.
   Через некоторое время в избушке заскрипела кровать, и кто-то сонным голосом произнес:
   - Кто... там?.. о-а-а...
   - Ворона, кар-р-р... - ответила птица.
   - Ворона? Ворона ночью спит... - чуть бодрее зевая, пробормотал Главный Хулиган.
   - Кар-р-р... А я кто же? - возмутилась Ворона.
   - Да кто тебя знает? - отозвался Хулиган, на всякий случай влезая в одежду.
   - Кар-кар-кар-р! Открывай быстрее, лежебока, открывай. Буди братьев, кар-р... - возмущенно продолжала Ворона, - Петрушка в беде.
   - Ну ладно, пусть будет Ворона, еще бодрее зевая, пробормотал Хулиган.
  Он нехотя прошлепал к двери избушки и начал возиться с замками. Ворона продолжала возмущенно каркать:
   - Кар-кар...
   Наконец Главный справился с последним, самым хитрым замком и открыл дверь:
   - Что с Петрушкой?- окончательно бодрым голосом спросил он.
   - Кар-кар-р, я тебе уже целую минуту пытаюсь объяснить. Зажигай свет, буди братьев. Петрушку утащила бабка Бессонница. Обманула его и утащила. Кар-р-р...
  И тут Главный все понял. Он включил свет и громко закричал:
   - Братья, вставайте! Петрушка в беде.
   Хулиганы повскакивали со своих кроватей и быстро оделись. Рогатки, мечи, боевые доспехи, все было при них, каждый был готов на подвиг. Но все это было лишнее. Победить Бессонницу можно только хитростью. И Главный это знал. Он уже давно готовился в поход, ведь один из его братьев томился в плену у Бессонницы. Все было почти готово, и лишь са-мой малости не хватало для начала похода: не было снотворного. А еще - не хватало храбрости рассказать верным друзьям о своей беде.
   - Ворона, - взволнованно произнес он, - наш брат тоже в плену у этой противной бабки, и поход на нее задуман уже давно, но...
   - Кар-рак-к, - возмутилась Ворона, - что же вы раньше-то молчали?
   - Нам было страшно рассказать друзьям о своей беде. И справились бы мы, наверное, одни, но у нас нет снотворного, а без него нам не победить, - тихо, но твердо проговорил Хулиган.
   - Трусишки, кар, друзья познаются в беде, - ответила, чуть помедлив, мудрая птица, - ели бы вы не боялись, то и Петрушка не был бы в плену, и ваш брат был бы с вами. Кар-р. Не горюйте, готовьтесь к тяжкой битве, а я полетела в город.
   И Ворона отправилась назад, на тот берег, за снотворным.
   Найти снотворное глубокой ночью в спящем городе - задача не из легких: аптеки закрыты, аптекари спят, в больницах тоже все спят. Только друг может проснуться в такое время и прийти на помощь. И Ворона полетела домой к другу - Кике. Кика была девчонкой, а девчонки, тем более волшебные, всегда могут придумать какое-нибудь лекарство.
  Долго ли, коротко ли, но Ворона добралась до цели и разбудила Кику.
   - Кар-р-р. Петрушка в беде, - сообщила Кике Ворона.
   - Опять связался с Бардачником или заблудился в лесу? - удивилась Кика.
   - Хуже, кар-р-р. Это не лес и не Бардачник. Это Бессонница, бабка Бессонница, - взволнованно прокаркала Ворона.
   - Какая бабка? - не поняла Кика.
   - Такая, кар-р-р, да проснись же, ты, наконец! Родная сестра Бардачника - Бессонница. Утащила Петрушку к себе. Все готово к бою, а ты спишь. Кар-р-р. Идем, Кика, нужна твоя помощь.
  Кика поняла, что случилось и, быстро приведя себя в порядок, побежала на помощь.
  Путь Кики и Вороны пролегал через город к берегу реки. Кика бежала, а Ворона летела следом за ней. На этом берегу реки, в укромном уголке, росла сонная трава, сок которой может усыпить даже волшебника. Эта травка невзрачная, никто ее не замечает и не знает, и только кикиморы знакомы с ее свойствами и умеют ее применять. И вот, трава найдена. Кика сорва-ла несколько стебельков и выжала из них волшебный сок в маленький прозрачный пузырек из зеленого стекла, и плотно закупорила его крепкой пробкой. 'Вперед, друзья, вперед'.
   А в это время Петрушка сидел в подземном замке, в огромном ярко освещенном зале, за сказочно богатым столом. На столе холодными глыбами громоздились разукрашенные кремом торты-мороженое, конфеты горами возвышались в шоколадных вазах. Печенья и пи-рожные соблазнительными штабелями лежали на огромных вафельных блюдах. Все было огромное, и все было съедобное, даже посуда. А о лимонаде и прочих напитках просто и го-ворить было нечего.
   - Ешь, милый, ешь, - приговаривала бабка, ласково улыбаясь.
   Петрушке уже совсем не хотелось есть, а бабулька все подсовывала и подсовывала разные яства, да подливала лимонад в стакан. И все бы ничего, да что-то не нравилось Петрушке. Уж больно доброй и чересчур заботливой была эта бабка. А, если честно, то уж очень хотелось спать. Глаза сами начали слипаться, и Петрушка незаметно заснул. Тут Бабка мигом преобразилась, добрая улыбка мгновенно слетела с ее лица.
   - Ха-ха-ха-а! - громко засмеялась бабка и три раза хлопнула в ладоши.
   Неизвестно каким образом и откуда, может быть прямо с потолка, в зале появились два старика с темными крыльями за спиной - летучие мыши. Один был чуть постарше, другой - чуть помоложе. Они схватили Петрушку за руки за ноги и потащили его в темное подземелье.
   В этом подземелье томились в неволе за крепкими толстыми железными решетками такие же полуночники, как Петрушка, - дети, пропавшие из дома, поддавшиеся уговорам Бессонницы. Был среди этих детей и пропавший брат-Хулиган.
   Брат - Хулиган проснулся от скрежета петель двери соседней камеры. Он видел, что злые стариканы притащили спящего Петрушку.
   - И он в беде! Теперь уже ни кто нам не поможет, кроме нас самих, - подумал Хулиган, который раньше смутно надеялся, что братья и Петрушка спасут его. Он горько вздохнул, но только не очень громко, чтобы старики не заметили.
   - Этот теперь не убежит, - засмеялся старик, что выглядел постарше.
   - Куда он денется? Из нашей тюрьмы еще никто не убегал, - похвалился тот, что был помоложе.
   И старики шаркая ногами удалились из подземелья.
   - Петрушка, - тихо сказал Хулиган. - Петрушка, проснись.
  Но друг не просыпался. Тогда Хулиган, который уже долго находился в плену, стал тихо свистеть, и на его свист из норки в левом углу камеры высунулась сначала мордочка обыкновенного серого крысенка, а потом появился и он сам. Это был веселый маленький Шмыг. Этот крысенок с самого рождения жил в подземелье и дружил с Хулиганом. Хулиган кормил его сухариками и часто играл с ним. Ведь даже в тюрьме мальчишки остаются мальчишками и не могут жить без друзей. Хулиган никогда ни о чем не просил Шмыга, но крысенок всегда был готов помочь другу, чем сможет, не было только подходящего случая. И вот этот случай наступил.
   - Пик-пик, - пропищал крысенок, - поиграем?
   - Нет, не поиграем, - грустно ответил Хулиган.
   - А чем займемся, пик? - удивился Шмыг.
   - Мы будем будить Петрушку.
   - Петрушку, Пик? - еще больше удивился крысенок.
   - Нового пленника. Его принесли только что. Он мой старый друг, - объяснил Хулиган.
   - А как будить?..
   Но тут где-то в начале коридора послышались шаги, и Хулиган, больше не теряя ни минуты, взял крысенка в руки, и что-то зашептал ему на ухо.
   Тем временем Ворона будила Лодочника:
   - Вставай, кар-р-р...
   - Это сон, это сон, - бормотал лодочник и не просыпался.
   - Вставай, - теребила его за одежду Ворона.
   Но он не просыпался. Тогда Ворона изловчилась и так клюнула Лодочника в нос, что то вздрогнул, захлопал глазами, и бормоча 'а, что, где, зачем...' - схватился за весла и начал грести.
  И лишь когда весла заскребли по дну (ведь он греб в сторону берега, к которому была причалена лодка) окончательно проснулся.
   - Проснулся, засоня? Кар-р-р... Петрушка в беде, а ты спишь, возмущалась Ворона.
   - В беде? - не поверил Лодочник, - да он и без нас кого хочешь победит.
   - Не победит, - твердо сказала Ворона.
   - Вот я - трус, и не скрываю этого, и даже горжусь этим, - начал рассказывать Лодочник. А если вы помните, он и в правду был трус...
   Но Ворона его перебила:
   - Кар-р-р, это было давно, кар-р-р, это уже история.
   - Не история, - попытался пререкаться Лодочник.
   - Кар-р-р, поехали за Кикой, а то так клюну, что забудешь, как тебя зовут.
   Увидев, что препираться бесполезно, Лодочник поплыл за Кикой. О Петрушкиной беде он узнал по пути и так возмутился, что забыл про всякий страх, и, перевезя Кику через реку, отправился вместе с Вороной и Кикой к Хулиганам. А тяжелые весла от лодки Лодочник прихватил с собой - так, на всякий случай.
   В то же самое время, в подземелье Бессонницы начались события, которые предрешили исход этого приключения. Шаги, которые услышал брат-Хулиган, были шагами бабки. В сопровождении своих крылатых пажей она подошла к камере, где спал Петрушка, и наипротивнейшим колдовским голосом произнесла страшное волшебное заклинание:
   - Абра-кадабра, проснись!
   Но Петрушка не просыпался.
   В глазах бабки мелькнул недобрый огонек, а один из провожатых бабки незаметно улыбнулся.
   - Абра-кадабра-швабра-карабра, будь, ты, живой или мертвый - проснись! - вскричала, уязвленная неудачей, бабка, пять раз топнула ногами, сделала сальто и показала язык.
   Но Петрушка не просыпался. Тот, кто улыбался, чуть слышно хихикнул. Бабка неожиданно резко повернулась к нему и пронзительно закричала:
   - Как, ты, смеешь смеяться, негодный, над своей добрейшей покровительницей? Стань тем, кем был!
   Она взмахнула руками, и ее улыбчивый не в меру спутник превратился в обыкновенную летучую мышь, которая вечно спит днем и вылетает на охоту лишь по ночам.
   - А, ты, Косой, что стоишь, как замороженный, - закричала бабка на второго своего спутника. - Живо позвать сюда Серого и Белого, Мутного и Корявого, Ворчуна и Вонючку. И Молчунов Старшего и Младшего, не забудь, паршивец.
   И только Косой убежал исполнять приказание бабки, как Бессонница услышала задор-ный голос Петрушки:
   - Бабуля, ку-ку, я уже проснулся, доброе утро!
  Петрушка вовсе не спал. Шмыг успел разбудить его незадолго до бабкиного прихода, пощекотав у него хвостиком в носу.
   - Сбылось проклятье матери, нашелся человек не подвластный мне, - завизжала Бес-сонница. - Слуги мои верные, ко мне.
  Косой, Серый, Белый, Мутный, Корявый и другие слуги оказались уже тут как тут.
   - Пишите, слуги верные, мой Указ. Огласите, слуги верные, его по всему подземелью: 'Сегодня бабка Бессонница объявляет праздник 'Пир-горой', все пленники подземелья обязаны явиться на праздник, в ходе праздника будет щедро раздаваться угощенье, а также торжественно будет казнен мальчик Петрушка, Петрушка непокорный и особо опасный..."
   Прошло несколько часов, близился рассвет. Под землей на главной площади соорудили крепкий деревянный помост, на котором палач должен был отрубить Петрушке голову. Тут же на площади были сооружены и украшены картинками из жизни летучих мышей пункты раздачи сладостей.
   На земле в походной колонне стояли вооруженные до зубов братья-Хулиганы. Перед ними по очереди выступали Кика, главный Хулиган, Ворона, и даже Лодочник.
   - Ну, это, того, надо ее побить, - заявил он.
   И колонна двинулась в путь к старому дубу, в дупле которого находился вход в подземелье. В кармане у главного сидел Шмыг и указывал дорогу. Он во время успел к друзьям и сообщил им план разгрома бабкиного царства, который придумали Петрушка и их пленный брат.
   В тот миг, когда первые лучи восходящего солнца коснулись кроны старого дуба, под землей на площади, освещенной дрожащим светом чадящих факелов, затрещали барабаны, на помост в сопровождении уже известных нам стариков (Молчунов, Старшего и Младшего) вывели Петрушку. Петрушка в пижаме и с растрепанными волосами, но с высоко поднятой головой стоял на помосте. Казнь началась.
   - Раздать всем пирожные и конфеты, - приказала бабка.
   И верные слуги-раздатчики начали разносить наичудеснейшие пирожные с велико-лепным воздушным кремом и наишоколаднейшие конфеты. Дети молча клали конфеты в карманы, брали пирожные в руки, но не ели их. Дети чему-то весело улыбались, как будто день казни их друга был наисчастливейшим днем в их жизни.
   - Не едят! Раздать всем еще и мороженое, - вскричала бабка.
   Но дети, так же молча брали мороженое и не ели.
   - Это все Петрушка! - завопила Бессонница. - Казнить его.
   Но только палач хотел дотронуться до Петрушки, как над толпой детей довольно четко прозвучало очень короткое и емкое слово:
   - Огонь!
   И в сторону палача полетело сразу несколько пирожных, и одно из них попало ему в глаз.
   - Это бу...- успела крикнуть бабка и получила мороженым в рот.
   - Долой бабку! - закричал Хулиган, вскочив на один из пунктов раздачи и развернув белый флаг с изображением золотого солнца.
   И в тот же миг торты и пирожные, конфеты и мороженые полетели в сторону бабки и ее приспешников. Дети хватали стражников и топили их в бочках с лимонадом. Вся бабкина полиция была мгновенно смята и затоптана. Казалось, что победа близка, но не тут-то было.
   - Хватайте Петрушку и за мной, - отдала приказание, успевшая прочистить рот бабка.
  И вся ее верная уцелевшая гвардия (Косой, Серый, Мутный, Корявый, Ворчун и Вонючка) навалилась на Петрушку. Прикрывая бабку крыльями, они начали стремительное отступление к выходу из подземелья. Бабка надеялась продержаться у выхода до ночи, а с заходом солнца скрыться от детей в темноте. Убегая по подземным залам и коридорам, Бессон-ница и ее слуги закрывали за собой двери, стараясь задержать детей.
   А в это время на земле происходило то, о чем бабка не могла знать. Хулиганы срубили старый дуб и начали ломать входные железные двери. Сердце бабки было не на месте, все ей что-то не нравилось.
   - Косой, Вонючка и Ворчун, вперед в разведку: уж что-то больно смирно ведет себя Петрушка, не попасть бы в западню.
   - Бу. исп., - коротко ответили слуги и помчались вперед.
   Все ближе были бабкины преследователи к ней, все ближе она была к выходу. Косой вернулся из разведки, доложил обстановку, и бабка поняла, что предчувствия ее не обманули.
  И тогда Бессонница решилась на последнюю хитрость.
   - Вперед слуги, откроем двери - и на волю. Дадим этим детям бой, такой, какого еще никогда не было на Земле.
   Бабка и ее слуги сами открыли дверь и ринулись вперед.
   - Ура! - закричали Хулиганы, окружая Бессонницу. - Бабка в наших руках.
   Но не тут-то было. Бабка Бессонница подняла руки вверх и произнесла:
   - Абра-кадабра, где был один стань десять, где было десять стань сто. Слуги мои верные, гады ползучие, мыши летучие, совы ночные и сны дурные, ко мне. Будет бой не на жизнь, а на смерть!
  И тут же небо потемнело - это появились летучие мыши и совы, земля зашевелилась - это начали выползать гады ползучие, деревья зашатались - это стали появляться ночные кошмары. Стало очень страшно, и Хулиганы начали отступать.
   - Меня не победить, - злобно засмеялась Бессонница.
   И обратился тогда Главный Хулиган к своим братьям:
   - Не пристало нам, пацанам, бояться ночных детских кошмаров и дурных взрослых снов. Вернемся с победой или погибнем с честью.
   - Погибнем или вернемся, - поклялись братья и еще теснее стали их ряды.
   - Погибнем или победим, - сказали Ворона и Кика.
   - Хватит быть всю жизнь трусом, - подбодрил себя Лодочник.
   Уже несколько часов шел бой. Хулиганы были в плотном окружении. Они стояли в три кольца плечем к плечу.
   - Огонь, - командовал Главный Хулиган.
   И тогда первый ряд стрелял из рогаток, падал на колени и начинал заряжать рогатки.
   - Огонь, - командовал Главный второй раз.
   И второй ряд проделывал тоже самое.
   - Огонь, - звучало в третий раз.
   И третий ряд производил выстрел. После этого первый ряд вставал, и все повторялось с начала. Твари сотнями падали на землю, но их число не убывало. Лодочник сбивал веслом летучих мышей и сов, прорвавшихся сквозь огневой каменный заслон. Кика перевязывала раненых. Ворона пела боевую песню:
   '...Кар-кар, друзья, приходит срок,
   Кому в князья, кому в острог.
   Кар-кар, друзья, мы все князья,
   И без победы нам нельзя...'
   Бессонница, слышавшая эту песню, приходила в ярость.
   - Вперед, разодрать их! - кричала бабка.
   - Огонь, - слышалось ей в ответ.
   Все же силы были неравные. Казалось, что вот-вот и бабкино войско сомнет храбрые ряды Хулиганов. Но тут из-под земли вырвались отряды узников подземелья. И дрогнули ряды проклятого бабкиного войска.
   - Ура! Вперед, бей гадов! - кричали бывшие узники и закидывали неприятеля конфетами, тортами и пирожными.
   Петрушка все видел и радовался за своих друзей, но ничем не мог помочь им, связанный по рукам и ногам.
   А бабка в ярости поднимала вверх руки и громко выкрикивала все новые и новые заклинания, одно страшнее другого:
   - Абра-кадабра...
   И все новые и новые твари приходили ей на помощь.
   И вот вновь она подняла вверх руки и хотела произнести свое заклинание, но успела сказать лишь: 'Ара-к...', - как пирожное, запущенное меткой рукой Хулигана из подземелья, попало ей в рот. И следом ей в лицо, залепив глаза и нос, врезался кремовый торт, брошенный кем-то из бывших узников.
  Пользуясь секундным замешательством, Лодочник, Кика и Главный Хулиган бросились вперед, поближе к бабке.
   Но Бессонница уже успела прочистить рот и глаза. И вновь подняла бабка руки вверх, и вновь произнесла:
  - Абра-к...
   И вновь не успела проговорить она фразу полностью. Это открытый пузырек со сно-творным, метко запущенный главным Хулиганом, попал ей в рот, и она его проглотила. И зашаталась бабка, и потемнело у нее в глазах. И поняла она, что проглотила снотворное, что пришел ей конец. Но угасающим взором увидела она Кику, и пронзительно из последних сил закричала:
   - Девчонка! Будь проклята эта девчонка. Да засни, ты, сном беспробудным на веки вечные.
   И упала бабка, и исчезли веревки, связывавшие Петрушку, и разбежалось, разлетелось все ее поганое войско, и обратились кучей прошлогодних листьев поверженные его воины. Победа. Полная победа. И только Кика не видела этого: она осталась лежать на земле, в том месте, где ее постигло последнее проклятие Бессонницы.
   Петрушка и Главный обняли друг-друга, и смахнули рукавом, набежавшую на глаза слезу.
   - Прости меня, Кика, - произнес тихо Петрушка и поцеловал ее.
   Он взял ее на руки и понес к Хулиганской избушке, и все дети двинулись вслед за ним.
   Уложили Кику на солнышке на пригорке, у избушки. В веселых лучах солнца казалось, что еще мгновение и Кика очнется ото сна, но она все не просыпалась.
  Горе было у Петрушки, горе было у Хулиганов, горе было у всех детей. Горевал вместе со всеми и Лодочник. Только Вороны и Шмыга не было вместе с ними. Ворона и крысенок спустились в подземелье. Они нашли там волшебную книгу Бессонницы. Ворона (а ведь она была ученая) прочла рецепт, как разбудить Кику.
   Солнце уже стояло высоко в небе, когда Ворона и Шмыг вернулись к избушке. Ворона важно прошагала к пригорку, где лежала Кика, и произнесла:
   - Кар-кар, слушайте все! Кика спит вовсе не беспробудным сном. Есть средство, которое может ее разбудить. Средство очень простое, но дорогое.
   И умолкли все: и дети, и Лодочник, и даже птицы перестали щебетать. И продолжила Ворона:
   - Если самый трусливый на свете человек согласится отдать свою жизнь Кике, то она проснется, а он заснет и уже точно никогда не сможет проснуться.
   И вышел тогда Лодочник из толпы и сказал:
   - Я согласен.
   И упал Лодочник на землю. Потемнело все вокруг, и сверкнула молния, а затем появи-лась на небе радуга. И Кика проснулась, и Лодочник встал с земли. Вечный сон был всего лишь колдовским обманом...
   Вот так дружба победила зло! А мы расстаемся с героями на самом счастливом месте нашего повествования.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"