Karrde: другие произведения.

Gilgamesh tries his hand at...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод фанфика "Gilgamesh tries his Hand at", автор darkeldar. Когда Король скучает, весь мир становится его игрушкой, пока всякие подделки и шавки не начинают портить его настроение. Обновление от 10.06.2013. После долгого перерыва на диплом.

  1. Baseball
  
  День был прекрасен. На небе ни облачка, а с моря дует приятный прохладный ветер. Было около полудня, когда я пересек мост и вошел в это жалкое скопище трущоб, именуемое Мияма. Даже Королю иногда нужно тренироваться, но прежде всего я хотел избежать толпы. Котомине куда-то пропал. Зная его, он наверняка направился в китайский ресторан, где поедает порции своего ужасного мапо тофу. Как он может есть такое, да ещё и получать удовольствие? Китайские повара словно разожгли в своей душе пламя гнева Иштар, когда создали такое блюдо! У меня есть Небесные Фантазмы, которые куда менее смертельны, и, должно быть, оригинал этого блюда тоже должен быть где-то в моей сокровищнице. Не могу сдержать улыбки при мыслях об этом. Наверняка потребует потратить кучу времени, чтобы отыскать его, но ничего не сможет доставить мне большего удовольствия, чем выражение лица этой подделки, когда он получит порцию волшебного мапо тофу прямо в лицо. Ну, может и есть что-то более приятное, но таких вещей немного.
  
  Было почти два часа дня, когда я добрался до парка у реки. С этого момента я был настороже. Я был на вражеской территории. Не то чтобы я был в опасности, никто на земле и небесах не способен причинить мне вред, но что если моя королева неожиданно увидит меня в таком наряде? Серьезно, Котомине? Гавайская рубашка? С тех пор как эта девчонка Тосака уехала в Лондон, он решил воспитывать меня. Я бы возразил ему открыто, но не хочу, чтобы он выгнал меня из дома. Я терпеть не могу расставаться со своими ценностями, так что платить за квартиру будет проблематично. Вы могли бы подумать, что мне, как Королю, должны выказывать почтение, но когда я в последний раз попытался взять что-то, не заплатив, меня чуть не ударили ножом. Эта проклятая шавка защищала свои цветы.
  
  Обо всем этом я думал, идя вдоль берега реки. Звуки океана слышались все лучше и лучше, и мое раздражение начало утихать. Здесь никто не мог побеспокоить меня. Я закрыл глаза и слушал птичьи крики. Я успел сделать десять шагов (всего один раз споткнувшись, надеюсь, этого никто не видел), когда в мою ногу врезалось что-то маленькое и прицепилось к ней. Я лениво открыл глаза. Там, схватившись за мою ногу, стоял мальчик не старше двенадцати лет на вид. Он был одет в какую-то белую форму с вертикальными полосками и странную шляпу.
  
  - Что такое? - спросил я, скорее веселясь, чем сердясь. Такова сила моей харизмы (забавно, подействовало на меня самого). Мальчик поднял на меня глаза, почти плача. К тому же, позади него оказалось ещё двое.
  - Эй, мистер, - сказал тот, что висел на моей ноге. - Ты кажешься сильным. Ты сильный, верно?
  Я усмехнулся.
  - Конечно, мальчик, ты смотришь на Короля!
  Я величественно поднял руку и попытался оттолкнуть мальчика. Он был весь в грязи, а на мне новые шорты.
  - Значит, ты сможешь помочь нам победить? - сказал один из ребят. Он держал в руках какую-то деревянную дубину. Ах, вот оно что! Эти мальчики сражались.
  - Где же битва? И кто враг?
  Я раззадорился. Котомине постоянно удерживал меня от сражений, ссылаясь на 'чрезмерный ущерб церкви и городу', ленивый ублюдок.
  - Там, внизу, - сказал мальчик с дубинкой. Он указал на поле, поросшее травой на противоположном берегу. На поле были расчерчены линии, и стояло ещё больше ребят, со странными перчатками на руках. Я хорошо видел врага. На другом конце площадки стояли ребята в фиолетовых одеждах, вооруженные такими же дубинками, как и эти трое. Бойцы в белом были в меньшинстве, и, похоже, страдали от дефицита оружия. Наконец мне удалось оттолкнуть мальчика.
  
  - Я помогу тебе, шавка. У этой битвы есть правила?
  Мальчик быстро описал правила ведения войны, именуемой 'бейсбол', странное название. В ней было много ритуалов, даже больше, чем в Войне за Святой Грааль. Одна армия была 'в защите', а другая 'в нападении'. Каждая армия имела солдат разных специальностей, и каждый из них мог атаковать только один раз, используя шар и дубину.
  После его объяснения, я спросил: 'Но как мы их убьем?' Как по мне, не особо важный вопрос, но мальчик посмотрел на меня так, словно я божество, хотя на самом деле только на две трети. Дрожащим голосом он сказал, что они не собирались никого убивать. Какая же это война?
  
  Мальчик потянул меня за ногу, и я медленно последовал за ним. Глядя на табло, явно наспех сделанное какими-нибудь рабами, я увидел, что отряд белых, акул, проигрывают отряду фиолетовых, пантерам, почти на пятнадцать очков. Кроме того, это был последний 'иннинг'. Такого быть не должно.
  - Давайте, мистер! - крикнул один из мальчиков. - Наша очередь атаковать.
  Я лениво кивнул и направился к отряду акул. Неожиданно я услышал знакомый смех. Развернувшись на каблуках, я поглядел на источник звука.
  - Гомункул Айнцбернов! - крикнул я. -Это твоих рук дело?
  Девочка рассмеялась. Она была вдвое меньше меня, но её красные глаза смотрели бесстрашно.
  - Глупый! Это просто игра. Я могу и тебе дать поиграть, тем более что Селла и Лизритт тоже заменяют некоторых игроков.
  Я должен был сразу понять. Эта девочка использовала элитных бойцов. Её горничные (тоже гомункулы) были сильными бойцами, не чета этим мальчишкам. Расправив плечи, я подошел к отряду в белом, на молодых лицах которых уже читалось разочарование от грядущего поражения.
  - Вам, малышам, сегодня повезло, - сказал я, открывая сокровищницу. Из Врат Вавилона выпал десяток дубинок. Они были похожи на те, что мальчишки держали в руках, но давали 200% бонус ловкости.
  - Возьмите эти сокровища, - сказал я с распростертыми объятиями. -Давайте сокрушим этих ублюдков! Как они смеют выступать против нас!
  
  Видел бы кто лицо этой девчонки. Мне даже не нужно выходить на поле, поскольку мои бойцы вооружены Небесными Фантазмами ранга Е. Каждый отбитый ими шар улетал за ограду, и они быстро обогнали фиолетовых пантер. В конце концов, я решил, что хватит с них, и вернул оружие в сокровищницу. Вскоре другая команда заработала отведенное им количество 'аутов', и мои подданные были вынуждены выйти на поле еще раз.
  
  Из прихоти, я решил присоединиться к ним. Когда я вышел на поле, ко мне подбежала девчонка Айнцбернов.
  - Использование Небесных Фантазмов против правил! - завизжала она. - Это обман.
  Я от души посмеялся над глупой девочкой.
  - А как же твои две куклы? Они тоже 'обман'?
  Она притихла, бормоча что-то про неполный перечень правил. Затем неожиданно отскочила и подняла руку в воздух.
  - Хорошо, - закричала она. - Если ты хочешь играть так, то приди, Берсеркер!
  Земля задрожала при появлении гиганта. Почему-то детвора вокруг не сбежала с криками при его виде. Возможно, его появление было не редкостью. Забавно, гигант был одет в такую же фиолетовую форму и держал между двумя пальцами дубинку. Похоже, некоторые правила даже он не нарушает. Он встал вместе с остальными пантерами и ждал своей очереди на биту.
  
  Я решил наблюдать с левого поля. Мальчик был счастлив уступить свое место настоящему Королю. Разница в мастерстве была очевидной. Даже без Берсеркера команда Айнцбернов была сильнее акул. Они были достаточно разумны, чтобы избегать левого поля, а значит, меня. Не говоря уже о том, что каждый раз, когда Берсерк бросался за мячом, он с хлопком преодолевал звуковой барьер. Вскоре поле украшали кучи деревянных обломков. Счет почти сравнялся. Эти акулы были действительно слабы, но они старались, как могли, и как истинный правитель, я должен помочь им, когда на кону стоит вечная преданность. Счет сравнялся, и теперь все зависело лишь от Короля Героев.
  
  Когда отбивающей стала одна из горничных, я подошел к питчеру и забрал у него мяч.
  - Оставь Королю разбираться с этим, малыш, - сказал я. Спустя три подачи горничная вернулась к своей команде. Другая тоже пыталась отбить мои подачи, но я могу кидать мячи со скоростью до двухсот миль в час. Это было не сражение между людьми, нет. Ступая громко, словно разгневанный бог, Берсеркер вышел на поле и взял биту. Игра превратилась в битву Героических Душ, и этот бешеный пес не сможет меня победить.
  Я сделал свою первую подачу, стараясь обойти его защиту. Когда он взмахнул, волна воздуха толкнула меня, осыпав пылью и травой мою прическу (утром я потратил на неё двадцать минут, ублюдок!) Тем не менее, как и следовало ожидать, он не смог остановить мяч. Следующий мяч он задел, и хотя тот улетел в стратосферу, перепуганный судья объявил фол. Итак, последний бросок.
  Берсеркер взвыл, и одна из горничных передала ему новую биту. Толпа на поле рассеялась, большинство детей предпочло удалиться в укрытие. Я улыбнулся и открыл свою Сокровищницу. Множество порталов открылось позади меня, и из каждого вылетело по сфере. Берсеркер взревел, очевидно, даже в своем безумии поняв мой план. Разумеется, этот пес не мог даже надеяться противостоять ему. Каждая из этих сфер являлась началом сотен видов спорта, появившихся в будущем. Я взмахнул рукой и десятки моих 'оружий' выстрелили в противника. Вот дурак! Берсеркеру не стоило и надеяться остановить их. Каждая подача проходила его защиту. Даже если бы он и смог попасть хоть по одной, бита в его руке просто сломалась бы, а мяч продолжил бы двигаться дальше. Наконец, база противника была уничтожена градом снарядов, а все остальные скамейки были уничтожены бушующим Берсеркером. Меня это не волновало. Пусть шавки занимаются уборкой, долг Короля - защитить свою честь и гордо удалиться. Кроме того, мне не хотелось выслушивать визгливые вопли девчонки Айнцбернов, так что я ушел поскорее. В церковь на холме я вернулся только к вечеру. Кивнув Котомине, я прошел в свою комнату, упал на кровь и заснул. Исполнять королевский долг утомительно, но иногда приятно.
  
  
  2. Grocery shopping
  
  - Итак, решено, Гильгамеш сегодня идет за продуктами, - небрежно сказала садистская дочь Котомине. Мы трое: эта сучка, её отец и я в это время вкушали за столом прекрасную еду. Котомине готовит лучше, чем кажется. Большинство его блюд весьма вкусны (но я никогда не признаю этого вслух). Несмотря на это, он часто готовит мое самое ненавистное блюдо. Может он хочет просто позлить меня, но мы едим мапо тофу минимум раз в неделю.
  Я ударил кулаком по столу для нагнетания драмы.
  - Котомине! Почему мне не сообщили об этом заранее?
  Священник поднес к губам салфетку. Совершенно спокойно он ответил:
  - Карен обратила мое внимание на то, что ты бездельничаешь целыми днями. Как священник, я не могу позволить лени процветать в своем доме.
  На мгновение под салфеткой я увидел его мрачную улыбку.
  Лень? Как она посмела! Я направил свой взор на эту проблемную девушку. Её золотистые глаза ответили злорадным блеском. Несколько секунд спустя она встала из-за стола и повернулась спиной ко мне. Убирая посуду со стола (мой недопитый бокал вина тоже), она сказала:
  - Ну, Гильгамеш, ты можешь идти за покупками или заняться уборкой по дому. Что предпочитаешь?
  Я тяжело вздохнул. Уже не раз я пытался спорить с ней, но её отец ни разу меня не поддержал. Похоже, мне придется принять правила этой семьи. Я встал, громко отодвинув стул.
  - Хорошо, куплю я эти ваши продукты. Будет полезно для Короля лишний раз осмотреть свой рынок.
  
  Кивнув, Котомине передал мне список покупок, написанный на клочке бумаги. Я поглядел на него и почувствовал, как капля пота покатилась по моей (прекрасной) щеке. Я не мог прочесть его. Похоже, целительская магия Котомине оставила свой отпечаток на его почерке. Традиционные доктора были далеко позади него в этой части. Я открыл рот, чтобы возмутиться и попросить список, написанный Карен (хотя она может написать на немецком, назло мне). Но до того как я сказал что-нибудь, озарение настигло меня. Зачем мне покупать то, что указано в списке, и есть то, что они выбрали? Нет, сегодня я сам приму решение, как Король.
  Покинув их, я направился в свою комнату. Вероятно, мне стоило сделать это раньше. Наверняка, именно моя одежда, в которой я пришел на обед, привела к подобным придиркам. Котомине не возражал против любой формы одежды, но Карен не нравилась моя привычка носить только боксеры за обеденным столом. Без сомнения, именно поэтому она дала мне это раздражающее поручение. Я открыл шкаф и достал белую футболку и джинсы. Я мог бы одеться неброско, но торговый центр тоже был вражеской территорией. Перед выходом из церкви я натянул пару кроссовок. После чего направил свой путь в город.
  
  Было почти три часа, когда я добрался до центра города. Полуденные прохожие уже разошлись, а вечерние ещё не прибыли, поэтому шавок вокруг было немного. Тем не менее, проклятый торговый центр был заполнен людьми. Я пробирался через толпу покупателей, расталкивая их плечами, к супермаркету в центре. Широкие окна и яркий, холодный свет были воплощением всего, что я ненавижу в современном мире. Все внутри было сухим и скучным. Ценники были приклеены к еде, а кондиционеры загоняли внутри потоки холодного воздуха. Я помню, как торговля была организована в Уруке. Даже будучи Королем, которому принадлежало все, я торговался с купцами на рынке. Видел поражение на лице противника, который осознавал, что не сможет украсть больше из заработанных потом и кровью (в моем случае отобранных) денег. Вот какой должна быть торговля, а не эта бесстрастная ерунда.
  
  Я принял соответствующую позу и вошел в магазин. Стеклянные двери автоматически раскрылись предо мной, и я взял корзинку для продуктов. Подойдя к сотруднице, девушке не старше семнадцати лет, я сказал:
  - Дева, повелеваю тебе направить меня к вашим лучшим винам и мясу!
  Она удивленно посмотрел на меня, но, в конце концов, указала на заднюю часть магазина. Я немедленно направился к мяснику. Твердо посмотрев ему в глаза поверх весов, я сделал заказ.
  - Четыре ваших лучших говяжьих вырезки! - потребовал я. - И не пытайся обмануть меня, я увижу любую ложь!
  Увидеть Гильгамеша в гневе не хотелось никому!
  - Ясно, - сказал он, похоже, больше раздраженный, чем впечатленный. Он пошел в свою подсобку, чтобы достать лучшую еду для меня. Ему потребовалось слишком много времени, но я сам забыл сказать ему поторапливаться. Когда он вернулся, я уже сердито постукивал ногой. После мясного мой путь лежал в винный.
  
  Я чуть было не потерял самообладание прямо на глазах людей. Стиснув зубы, я смотрел на отвратительные марки вин, продаваемые здесь. Они были действительно жалкими, недостойными быть выпитыми мною. Даже вино Котомине лучше, чем это дешевое пойло. Король Завоевателей и то притащил что-то более достойное. Человек, у которого есть вкус, никогда не станет пить эту дрянь по доброй воле, но у меня нет выбора. Не хочу пить газировку на обед. Преодолев отвращение, я выбрал пару бутылок. Придется пить это. Я не хочу тратить вино из моей сокровищницы, за исключением особых случаев.
  Прихватив немного закусок, я направился к кассе. Встав в конец очереди, я заметил, что кассиром была такая же молоденькая девушка, как и та, у которой я спрашивал путь. Четыре минуты прошло, очередь дошла до меня.
  
  - Благодарю Вас за покупки, господин, с вас 10115 иен, - сказала она, посчитав сумму. Я кивнул и полез в карман за деньгами, которые Котомине дал мне на еду. Именно тогда я понял. Котомине не дал мне никаких денег на еду...ублюдок. У меня была только мелочь, оставшаяся с тех пор, как я последний раз надевал эти брюки, всего 204 йены.
  Я положил обе руки на стол и быстро сказал:
  - 10115? Разве это не слишком много? Скинете до 8000?
  Внутренне я проклинал себя. Да, я торгуюсь, как и хотел, но в весьма неловком положении. К сожалению, в магазинах не принимали золото из моей Сокровищницы. У меня не было выбора.
  - Эээ? - сказала девушка. - Прошу прощения, господин. Я не уверена, что могу сделать это.
  Хорошо, она колеблется, нужно поднажать.
  - Ну же, ты умная девушка, должна быть в состоянии оценить настоящую стоимость этих вещей. Я бы сказал, не больше 7000 за все это!
  Краем глаза я увидел, что позади меня большая очередь. Мне приходилось работать быстро, несмотря на мою королевскую сущность, люди этого города не признавали меня своим повелителем. Девушка выглядела испуганно. Верно, я пытался почти ограбить её, но не собирался причинять ей боль.
  - Я сожалею, господин, я не могу. Это моя первая неделя на работе, и я могу попасть в большие неприятности. Пожалуйста, заплатите первоначальную цену.
  Дерьмо. Она не согласилась. Почему? Моя харизма А+ не сработала? Я должен был постараться посильнее.
  - В любом другом случае я бы согласился, но моя честь запрещает мне покупать такие отвратные продукты по такой большой цене. Шавка вроде тебя может оценить их высоко, но для Короля они слишком ничтожны.
  - Тогда вы можете просто вернуть покупки и уйти, - сказал грузный человек, который внезапно появился возле кассира. Черт возьми, кажется, это менеджер. Я стиснул зубы, обдумывая новый аргумент. Внезапно позади меня возникло сильное желание убийства. Казалось, само время замедлилось, когда я услышал звук клинка, рассекающего воздух. Не оборачиваясь, я уклонился в сторону, едва избежав удара. Кассе повезло меньше - она была разрублена пополам, и девушка-кассир чуть не упала в обморок, увидев разлетающиеся из неё деньги. Я сделал два шага назад и выхватил меч из своей Сокровищницы (Грам, если кому-то интересно). И увидел своего противника.
  
  Мой милый Король Рыцарей тяжело дышал от ярости, не обращая внимания на рыжего парня, пытающегося что-то ей сказать. Она повернулась ко мне, вновь занеся свой невидимый клинок.
  - Как ты смеешь! - кричала она. - Из-за тебя Широ не может приготовить поесть! А домой ещё идти и идти!
  Она пересекла расстояние между нами одним шагом, одновременно взмахнув мечом. Я попытался блокировать удар, но Грам был выбит из моей ладони. Он отлетел к полке с консервами и уничтожил её.
  - Ах, твой гнев так очарователен! - крикнул я, достав другой клинок и вернув в Сокровищницу Грам. - Может быть, позволишь мне приготовить обед для тебя, и ты насладишься прекрасной пищей в компании единственного достойного человека?
  Она напала прежде, чем я поддразнил её ещё раз. Меч в моей руке был разрушен первым же ударом, и мне пришлось уклоняться от ещё двух. Толпа покупателей паниковала, каждый удар Сейбер разрушал ещё пару стеллажей. Держа в руках пакеты с продуктами, я был в невыгодном положении по сравнению с ней, вооруженной и бронированной. Мне нужно бежать, пока мои покупки не уничтожены.
  - Хорошо, Сейбер! Если ты хочешь драться, я тоже позволю себе поразвлечься!
  Я открыл Врата и выстрелил в неё ГаДиргом. Оно было отбито Экскалибуром вверх и ударилось в потолок, обрушив часть его. Воспользовавшись возросшей паникой, я бросился к дверям. Меня настигли два страшных слова.
  StrikeAir!
  Я почувствовал сильный порыв воздуха (как и ожидалось от чего-то со словом воздух в названии), и меня швырнуло вперед, через стеклянные двери. Стекло не могло навредить мне, но нужно позаботиться о сохранности продуктов. Я перевернулся в воздухе и, оттолкнувшись от земли, прыжком принял вертикальное положение. И только тогда заметил ущерб, причиненный Сейбер. Моя футболка превратилась в несколько ленточек, кое-как удерживающихся на теле. Из десятка небольших ранок капала моя благородная кровь. Но разглядывать себя времени не было. Из пыльного облака, вызванного обрушением крыши, приближалась моя противница. Как же она хороша, пусть и хочет убить меня. Вокруг начала собираться толпа, глазея на нас.
  
  - Получай, Гильгамеш, - крикнула она. Как очаровательно. Клинок из Врат заблокировал удар Экскалибура, и я принял решение отступать. Использовав свою Сокровищницу, чтобы задержать Сейбер, я потихоньку двигался назад. И, в момент моего триумфа, я обернулся к ней.
  - Как и следовало ожидать от тебя, Сейбер, ты не в состоянии остановить меня, даже когда я отвлекся.
  Слова умерли в горле. Она прокладывала путь ко мне сквозь мои сокровища, держа золотой клинок наготове. Я выругался. Убегать было поздно. Придется встретить её в лоб, хоть я и уже голоден. Когда я начал призывать свою броню и вокруг меня закружилась золотая пыль, Сейбер закричала.
  - ЭКС...
  Мои глаза расширились. Я бы не выдержал прямого попадания из Экскалибура без полной брони, а до её формирования ещё пять секунд. К тому же, я нес продукты в руке, и даже не мог достать какое-нибудь оружие из Сокровищницы. В отчаянии я закричал:
  - Сейбер!
  Только я начал свой крик, как она закончила свой.
  - КАЛИБУР!
  Меч Обещанной Победы выпустил луч золотого света, почти такого же прекрасного, как я сам. Он мчался ко мне, разрушая дорожное покрытие, и я видел свою смерть в его свете. Картины из жизни мелькнули перед моими глазами. Убит Экскалибуром, когда моя Эа была бесполезна, получил клинок в голову от подделки, сожран теневым монстром. Тем не менее, эта смерть будет самой жалкой. Почему я должен умереть во время похода за продуктами? Так закончится моя легенда? Великий царь Гильгамеш поражен в супермаркете. Меня передернуло от этой мысли. Ужас затмил мой разум, когда волна света окутала меня.
  
  Потом я проснулся. И сразу же убедился, что не мертв. Похоже, мое тело было в целости, только одежда куда-то пропала, и пришлось достать новую из Врат. Одетый в серый балахон, я осмотрелся. Было уже поздно, около полуночи. Я лежал на скамейке на станции. В моей голове возник вопрос, как много людей видело голого блондина на скамейке и ничего не сделало. Неужели они думали, что я был пьян? Или всем на все наплевать? Потом я вспомнил о продуктах. Я в отчаянии оглядел скамью, но нигде не нашел их. Мой взгляд наткнулся на кусок бумаги, обернутый вокруг одной из ножек скамейки.
  Я снял его и прочел, что там написано.
  
  Сейбер уничтожила супермаркет и чуть не убила тебя. Поскольку мы ничего не смогли купить, она настояла на том, чтобы забрать твои продукты как трофей. Мне очень жаль. Клянусь, я все верну вам с Котомине.
  Эмия Широ.
  
  Я смял бумагу в руке. Отдать продукты Сейбер, моей будущей жене, это одно. Но делиться с ним? Это было возмутительно. Как он смеет? Я отомщу ему, просто не буду больше никогда с ним разговаривать! Да! Это был хороший план. Он будет унижен!
  Утвердив в сознании своё превосходство, я направился к церкви. Свет в комнатах уже не горел, и я тихонько пробрался в свою комнату, стараясь не разбудить Кирея или Карен. Естественно, их не волновала моя судьба. Мой желудок заурчал, и меня накрыла волна голода, заставив пойти на кухню, несмотря на отсутствие продуктов. Может быть, я выпью бутылку кетчупа или ещё что-нибудь найду. Как бы отвратительно это ни звучало, я Король и могу делать то, на что другие не осмеливаются. Я тихо вошел в темную кухню, бесшумно ступая босыми ногами по полу. Щелкнув выключателем, я рефлекторно зажмурил глаза от резкого перехода к свету.
  Постепенно привыкнув, я осмотрелся. К холодильнику была приклеена записка. В отличие от списка покупок, она была написана ясным японским языком, видимо, писала Карен.
  
  Ты задержался, и отец сходил в другой магазин. В тарелке ещё есть мапо тофу. Мы оставили побольше для тебя.
  
  Вдруг я понял, что лечь спать голодным было бы предпочтительнее.
  
  3. Jogging
  
  В шесть утра меня разбудили звуки, раздающиеся из кухни. Перевернувшись на кровати, я попытался не обращать внимания на них и продолжить спать. Не люблю так рано вставать. Обычно я сплю, по меньшей мере, до десяти. Королю нужен дневной сон, в конце концов. Я не из тех, кто бодр и весел по утрам, особенно если кто-то меня разбудит против воли. Звуки продолжались, и это заставляло задуматься. Кто это, черт возьми, там шумит? Котомине тоже редко вставал рано, так что это должна быть Карен. Если, конечно, это не Лансер. А если все же он, то клянусь, эта собака просидит на цепи Энкиду целую неделю. Я перевернулся на живот и накрыл голову подушкой. Это ослабило шум, но не мое раздражение. Я вылез из кровати, одетый только в шелковые трусы (достойные Короля), и вышел из комнаты.
  
  В доме было ещё темно, но я увидел свет в конце коридора. Правила дома гласили выключать свет, когда никого нет в комнате. Хотя я сам часто его нарушал (я устанавливаю правила), другие домочадцы были более законопослушны. Моя усталость сменилась раздражением, и даже гневом, когда я завернул за угол. Там у входа сидела Карен Ортензия, надевая кроссовки. Она была одета в плотную рубашку с длинными рукавами и тренировочные брюки. Меня всегда раздражало смотреть на её грудь. Она была совсем небольшая! Она дважды смерила меня глазами, от моих боксеров до лица и обратно. Быть может, она захочет осмотреть легендарного Короля и в третий раз? Хо-хо! Это было очевидно. Её лицо очаровательно покраснело, когда я положил ладони на поясницу.
  
  - Гильгамеш, ты находишься в Доме Божьем, одевай приличную одежду!
  Удивительно. Она не оценила моей красоты. Я улыбнулся ей и сказал с раздражением в голосе:
  - Ты сама виновата. Ты разбудила меня своим шумом.
  Она стояла, дрожа, от гнева или смущения, трудно сказать.
  - Одевайся, Гильгамеш, - сказала она. - Ты пойдешь со мной.
  - О, нет, не в этот раз, мерзкая девчонка. Я и так уже достаточно слушался тебя. Я, Гильгамеш, пятый Царь Урука, вне твоей жалкой власти.
  Она нахмурилась. Я уже говорил ей так не делать. От этого раньше появляются морщины, но она никогда меня не слушала. Она вновь начала говорить.
  - Как король, ты можешь быть вне моей власти, но ты все равно во власти Отца нашего, Бога.
  Прежде, чем я успел сказать, что не следую её религии, она продолжила:
  - И меня не волнует, что ты не веришь в Бога. Его дом, Его правила, или выметайся на улицу.
  Вот дерьмо, она победила. Как я уже говорил, самостоятельная жизнь принесет больше проблем, чем выгоды. Котомине и Карен довольно полезны, хоть и оба садисты. И хотя я был повержен в душе, на моем лице не дрогнул ни единый мускул. Я спокойно сказал:
  - Примем это за шутку. И зачем же тебе нужен Король?
  Она улыбнулась, и я понял, что мои действия были просчитаны.
  - Я иду на пробежку. Я беспомощная женщина и требую сопровождения.
  
  Беспомощная? Эта девушка была в абсолютной безопасности. Если бы она была похищена, максимум через двадцать минут похитители сами сдались бы в полицию из чувства страха или вины. Она была мастерицей в деле манипулирования мужчинами, так что если её похитит не банда умных женщин, она будет в порядке.
  - Карен, - сказал я. - Давай не будем придумывать лживые оправдания. Ты же не думаешь, что я поверил тебе?
  Её глаза вспыхнули. Она испугалась, что я раскрыл её ложь? Или разозлилась? Но её слова были спокойными, даже звучали слегка виновато.
  - Ну ладно. Присоединишься к моей пробежке, Арчер?
  Странно, обычно Мастера зовут своих Слуг по имени, когда хотят проявить дружеские чувства, но когда она зовет меня Арчером, то делает это более тепло, чем обычно (и в итоге уровень моих отношений с ней находится где-то в районе нуля). Я потерпел поражение. Как можно заметить, мне не нравится общаться с Карен. Она жестокая, мелочная и довольно ехидная, когда у неё есть возможность проявить эти качества. Однако, как Король и мужчина я не могу отказать ей.
  Так что я согласился без особого желания.
  - Хорошо, девчонка. Я присоединюсь к тебе.
  
  Я вернулся в свою комнату и открыл гардероб. Когда Сейбер неделю назад порвала мою одежду, я купил несколько запасных комплектов (за счет Карен). Я надел белую рубашку из плотной ткани, брюки и мой любимый пиджак. Дни, когда нужно было выглядеть хорошо даже во время тренировок прошли, но я был верен привычке.
  На выходе Карен встретила меня с улыбкой. Похоже, что-то случилось или у неё были скрытые мотивы. Такие мысли возникли у меня в голове, но как Король Героев, я отбросил их. Беспокоиться не о чем. Мы вышли из церкви через заднюю дверь. Сегодня воскресенье, первые магазины откроются ближе к часу. Карен рассказала мне маршрут. Мы побежим на север, на полпути к мосту повернем на дорогу, огибающую холм, в общей сложности четыре мили.
  Я пожал плечами. Такое расстояние для меня было ничтожным, но я был бы рад увидеть, как её одежда промокнет от пота и она начнет устало дышать. Она побежала вниз по холму, абсурдно медленным темпом. С другой стороны, это только моя точка зрения, не у всех есть сила бога или Героической Души. Так что я бежал за ней молча, наслаждаясь пейзажем. Называйте меня сентиментальным, но я люблю природу. Современные города обычно окутаны смогом, но Фуюки был приятным исключением. Птицы пели на деревьях, стоящих вдоль дороги, а солнце только начинало всходить над горизонтом. Было действительно красиво, я не стыжусь признать это.
  
  Карен была на удивление хорошей бегуньей. Она бежала короткими шагами, но все ещё весьма энергично. У неё было равномерное дыхание, а ноги двигались сильно и уверенно. Не хотелось бы говорить это вслух, но она в прекрасной форме. Конечно, ей все равно далеко до моего уровня. Я мог бежать спринтом целый час и не устать, или сражаться целый день напролет. Несмотря на это, я восхищался ее усилиями. Через тридцать минут мы свернули в сторону и побежали по дороге, ведущей с холмов к реке. Слева от нас были дороги и холм, а справа невысокий подлесок, огражденный забором.
  
  Мы бежали по извилистой дороге ещё несколько минут, пока я не почувствовал чужое присутствие. Я дернул Карен за плечо, вынуждая остановиться. Она посмотрела на меня с озадаченным выражением лица, ничего не понимая.
  - Что такое? - спросила она.
  Вдруг появились три фигуры. Они двигались так быстро, что появившись пятнами на горизонте, через пару секунд были уже возле нас. Позади меня стояла эта псина в своем обычном синем костюме. Его копье, Гае Болг, было взято наизготовку. Передо мной были Райдер и эта подделка. Похоже, они все были готовы к бою.
  Тогда Карен схватила меня за руку.
  - О, нет, - сказала она монотонным голосом. - Вражеские Слуги пришли убить нас. Спаси меня, Арчер.
  Что за черт? Судя по её голосу, она было совсем не обеспокоена. На самом деле казалось, что она знала все заранее. Я посмотрел на подделку и Райдер. Никто из них не выказывал враждебных намерений. Кроме Лансера, но это было нормально для него. Но собирались ли они драться или нет, они осмелились напасть на Короля, и заплатят за это.
  Вдруг я почувствовал движение Лансера за моей незащищенной спиной. Без сомнения, он атаковал меня копьем. Это даже не стоило моего времени. Открыв Сокровищницу, я достал Мьёллнир, великий молот Севера, и ударил эту шавку в развороте прямо в грудь. Паникующий взгляд был моей наградой, прежде чем псина отлетела со скоростью более ста миль в час. Он дважды отскочил от дороги, прежде чем врезался в ограждение над обрывом. Он сломал его своим телом и последним, что я видел, было его падение в обрыв.
  
  Я обратил внимание на Карен, но выражение её лица не изменилось. Она все ещё выглядела скучающей. Затем я посмотрел на Райдер.
  - Ах, - пробормотала Райдер. - Лансер умер.
  Арчер безразлично указал на меня пальцем.
  - Ты жесток.
  Я весьма удивился.
  - Что это за издевательство? Где ярость, вызванная смертью товарища? Надеюсь, он и вправду умер!
  Арчер вздохнул и посмотрел на Райдер.
  - Кажется, у нас нет выбора. Даже если нам безразлично, мы должны постараться как следует.
  - Похоже на то. Но нам предложили много денег. Сакура была бы счастлива.
  Закончив разговор, оба Слуги прыгнули ко мне. Я не мог сосредоточиться на битве, я был слишком занят, обдумывая их слова. Им предлагали деньги за то, чтобы напасть на меня? Как они посмели! Задумавшись, я едва не пропустил первую атаку подделки. Вторая оставила на моей груди порез, начавший сочиться кровью, а третья ранила в ногу. Изрыгая проклятья, я открыл Врата и обстрелял его своими сокровищами. Не сразу, но он был задет взрывом оружия и отлетел в сторону. Я молился богам, чтобы он умер. Хоть однажды пусть сделают что-нибудь хорошее для меня.
  
  Раз с Арчером покончено, нужно заняться Райдер. Они серьезно думают, что могут победить меня? Им нужно пять Слуг, или даже нет! Им нужны все Слуги за последние две Войны, чтобы победить меня. Так я думал, когда цепь Райдер захлестнула моё горло. Не нужно паниковать, сказал я себе и запустил в неё Мьёллниром, вернувшимся в Сокровищницу после поражения Лансера. Она получила достаточно сильный удар, чтобы её отбросило за перила.
  - Ха-ха! Глупцы! Вот чем заканчивается нападение на меня! - сказал я. И заметил, что цепь вокруг моей шеи стала туже.
  - Ох, это может быть пло...
  Меня затянуло вслед за Райдер, и я полетел в обрыв. Сломав своим телом несколько деревьев, я закончил полет ударом о землю, после которого наступила тьма.
  
  Очнулся я где-то через час. Солнце стояло высоко, но листва на деревьях давала хорошую тень. Голова просто раскалывалась. Второй раз за две недели я был без сознания. Возможно, мне следует обратиться к врачу, у меня могут быть повреждения головного мозга. Я поднялся на ноги, держась за дерево. Прямо как в тот раз с милой вспышкой ярости Сейбер, хотя сейчас не было бумажки с извинениями. Почему, черт возьми, они напали на меня? Они позавидовали моему величию? Конечно! Должно быть, это и есть причина!
  Выбраться из леса было непросто. Я не знал, куда идти. Пару раз я думал призвать виману и улететь, но в прошлый раз это окончилось серией репортажей об НЛО, так что лучше не стоит. Еще через час я вышел из леса, и благодаря подсказкам нескольких прохожих (впечатленных моим великолепием), вернулся в церковь.
  
  Там Карен как раз начинала обедать. Я сел напротив нее с угрюмым видом. Котомине не пришел, так что мы были наедине.
  - Что, те Слуги просто оставили тебя в покое? - спросил я.
  Карен оторвалась от бутерброда и спокойно сказала:
  - Конечно. Они не за мной приходили.
  - Я знал это. Эти ублюдки просто жалели о собственном ничтожестве. Глупые завистники!
  - Нет, - сказала Карен, качая головой. - Они напали на тебя не из зависти.
  Я рассмеялся.
  - Ты понимаешь ход мыслей этих ограниченных существ? Ты выросла в моих глазах.
  - Лестно, но они напали на тебя, потому что я заплатила им.
  У меня не было слов.
  Она посмотрела на меня с озадаченным выражением.
  - Что такое Гильгамеш? Что-то не так?
  - Ты... заплатила им? - спросил я.
  Я был ошеломлен. Выражение моего лица в тот момент наверняка было на редкость глупым.
  - Ну да. Они были рады принять мои деньги. И я уверена, что ты будешь встречать их чаще, если продолжишь приходить на кухню в нижнем белье.
  Ужасная женщина!
  
  4. Skyrim
  
  Во время моего визита в Анненербе, странное городское кафе, я столкнулся с несколькими интересными людьми. Я зашел туда вновь, будучи не занятым одним из поручений Котомине и надеясь избежать встречи с Карен. К сожалению, Сейбер в этот день не работала. Я не надеялся, что она продолжит работать там после того инцидента, нет, но мне было жаль. Одно из этих странных животных из семейства кошачьих усадило меня за столик и принесло чашечку кофе (теплее, чем обычно). Мне нравится Аненербе, потому что это одно из немногих мест, которые принимают золото из моей казны. Естественно, это золото 'таинственно' исчезает, когда я призываю его в свою Сокровищницу на следующий день. Тем не менее, иногда я плачу наличными. Мне нужно строить доверительные отношения с подданными.
  
  Мой кофе почти кончился, когда на стул напротив меня уселся какой-то большой человек. Я угрюмо глянул на него. Никто не имеет право сидеть за одним столом с Королем. Но я тут же успокоился, разглядев этого человека. Широкий, крепкий, с вьющимися рыжими волосами, и бородой того же оттенка. Он был на целую голову выше меня и шире в плечах, а его бицепсы были достаточно большими, чтобы ломать стволы деревьев.
  - Райдер, - сказал я. - Давненько тебя не видел. Да и не надеялся увидеть. Я убил тебя, если я правильно помню.
  - Брось, Арчер. Это комедия. Всякое может случиться, если автор захочет.
  Он посмотрел на потолок, как будто кто-то наблюдал за ним. Что за чушь? Это правда, что я отдал свои воспоминания о Войне в печать, но их так и не опубликовали. А он говорил так, как если бы существовала какая-то высшая сила.
  - Кроме того, мы неплохо провели время в Четвертой Войне, как по мне.
  - Согласен, - ответил я.
  
  Из всех ублюдков, с которыми я сражался, именно он оставил самые лучшие впечатления. Он называл себя Королем Завоевателей. Действительно, из всех участников Войны он был ближе всех к тому, чтобы убить меня. Так или иначе, теперь он сидел передо мной. Быть может, это из-за кафе, имеющего выход в разные измерения, или же я был главным героем моей собственной комедии? Но в этом не было смысла. Комедия? Я?
  
  - В любом случае, Арчер, - сказал Райдер, - у меня есть кое-что, что тебе нужно обязательно попробовать. - Он положил на стол какую-то вещь, похожую на книгу, но более тонкую и из пластика. На лицевой стороне был изображен какой-то воин и надпись: 'TheElder Scrolls V: Skyrim'.
  - Что это за ерунда? - спросил я. Я понял, что это видеоигра, но я редко играю в игры и не слежу за новинками.
  - Это фантастическая игра во вселенной мрачных северных краев, - ответил Райдер с усмешкой. - Создаешь персонажа и взаимодействуешь с миром как тебе нравится.
  - Звучит ужасно скучно, - сказал я, положив коробку на стол. - Зачем мне погружаться в выдуманный мир, когда я и в реальном сталкиваюсь с множеством удивительных вещей?
  - Ты когда-нибудь сражался с драконом? - спросил Райдер.
  Мои глаза расширились.
  - Драконом?
  - Да, - ответил он. -Драконом, ну, знаешь, летающий ящер, который дышит пламенем?
  - Нет, но я убил небесного быка однажды.
  Райдер улыбнулся, постукивая по столу указательным пальцем.
  - Ты не думаешь, что Король Рыцарей будет лучше относиться к тебе, если ты убьешь дракона, а?
  Он говорил правду, которой я не мог ничего противопоставить. Трясущимися руками я взял игру.
  - PC. Как ты узнал, что у меня новый компьютер?
  - Я не знал, - ответил Райдер. - Я взял диск у Вейвера.
  Я удовлетворенно кивнул, глядя на Райдера.
  - Ты ещё раз доказал, что ты достойный человек. Я принимаю этот подарок.
  Когда я встал, чтобы уйти, он хлопнул меня по спине.
  - Наслаждайся, Арчер. Я сомневаюсь, что у тебя будет свободное время, когда ты начнешь играть. Не забывай есть время от времени.
  
  Я посмеялся над ним. Какая-то игра не сможет так легко поглотить мою жизнь. Как Король, я был выше таких пристрастий. Как я ошибался.
  
  Прошла неделя, с тех пор как я начал играть. Не 'неделя, с тех пор как я первый раз поиграл', а 'неделя игры без перерыва'. Я не могу остановиться. Мои глаза налиты кровью, как если бы у меня были рубины в глазницах, и уже начала расти бородка. Дверь в мою комнату закрыта, и Карен слишком боится заходить, опасаясь за то, что она может найти. Котомине, естественно, ничего не волнует. Моим единственным спутником является игра, которая заняла все мои мысли.
  
  Когда игра началась, я сразу же попытался сделать персонажа максимально похожим на меня. Какие же жалкие создания получались! Мой персонаж был похож на безмозглый труп, сколько бы усилий я не прикладывал! В конце концов, я решил согласиться на внешность по умолчанию. Каков же сюжет? Приговоренный за преступление, которого не совершал, но спасенный благодаря случаю. Смешно. Тем не менее, я не отступил. Я играл, несмотря на мое разочарование. Именно тогда я понял, в чем сила этой игры. Не нужно никакого умения драться на мечах, чтобы играть в эту игру. Так началась история Гильгаме (полное имя не поместилось) мечника! Трудно представить более разочаровывающее начало!
  Начальное оружие и доспехи были бесполезны! Как можно давать Королю вроде меня эти ржавые лохмотья? Солдаты Империи были похожи на гладиаторов из одноименного фильма (хороший фильм, Котомине показал мне его как-то раз). Моя первая встреча с бандитами привела к моей безвременной кончине. Мне пришлось скорректировать свою стратегию. Кто же знал, что щиты и впрямь полезны в бою? Я думал, они нужны, чтобы показать свой герб. Излишне говорить, что Гильгаме-мечник быстро стал Гильгаме-рыцарем.
  
  Помните, я сказал, что эта игра была моим единственным спутником? Я был неправ. У меня было еще два товарища. Первый - сплошное разочарование. Он покинул меня сразу же, как только я вышел из подземного хода. Моим вторым спутником была Лидия, моя дорогая Лидия. Она шла за мной всюду, сквозь могилы, наполненные нежитью и на вершины заснеженных гор. Она напомнила мне моего старого друга, разве что Лидия была женщиной, но внешне выглядела так же.
  Поскольку это длилось чуть больше недели, я расскажу только об отдельных моментах. Полный пересказ деяний Гильгаме занял бы том или даже два. Времяпровождение в гильдиях воров и убийц было крайне интересным. Разумеется, я презирал и тех и других. Воры были трусливы, ожидая, что я буду воровать без убийств. Даже если я владел всем на свете, я не позволю каким-то стражникам встать на моем пути. Так что мои кражи сопровождались кучей изломанных тел. Задания убийц были более интересны, хотя и раздражала необходимость скрываться. Броня была отвратительна, хотя может и подошла бы для садомазохистов. Возможно, я закажу такую для Котомине или Хассана.
  
  Однако я отвлекся; настоящую радость от работы трусливым убийцей я нашел в задании по убийству императора. Как мог такой ничтожный человек думать, что он может править миром? Он был мой и только мой по праву! Я убедился, что он умер достаточно болезненно, после чего забрал с его трупа все свои вещи. Так началось царствование императора Гильгаме, или мне так казалось. После смерти поддельного императора я принялся за свержение всего остального правительства. Каков же был мой шок, когда я узнал, что нет никакой возможности стать Королем. О чем думали разработчики? Что игрок не захочет господствовать над всем миром? Эти мысли преследовали меня, когда я убивал всех горожан до единого в Рифтене, чтобы заставить их заплатить за это. И пришел к выводу. Разработчики, очевидно, не учитывали моих интересов при создании игры. Стоило бы нанести им визит. Если бы я только мог выйти из комнаты.
  Совершив геноцид, я двинулся дальше, чтобы закончить то, что начал. Этот черный дракон должен умереть, и я буду тем, кто оборвет его жизнь. Сейбер будет восхищаться мной! Но, едва я достиг переломного момента, как меня накрыла темнота.
  
  Не 'меня', как 'рыцаря Гильгаме'. А меня, 'умирающего от голода'. Мои конечности ослабели и взор помутнел. Я отчаянно пытался встать, осознав, что мой рамен, который я когда-то собирался съесть, засох, а Карен или Котомине даже не побеспокоились принести какую-нибудь другую еду. Последним, что я увидел, до того как потерять сознание, была героическая смерть моего рыцаря в бою с черным драконом. Жаль, что я должен умереть менее трогательно, чем мой аватар.
  
  - Итак, Король Героев, - сказал Райдер. - Как тебе игра?
  Я бросил на него оценивающий взгляд. На его лице легко читалось предвкушение, он ждал, что я назову эту игру одним из самых лучших впечатлений моей жизни. О, как я наслаждаюсь такими моментами.
  - Жалкая забава, - сказал я. - Искусственный интеллект был просто идиотским.
  Райдер разочарованно нахмурился и почесал бороду.
  - Но это только один из аспектов.
  - Я не закончил. Идея, что в войне можно победить всего парой десятков воинов была просто идиотской, а женщины выглядят чересчур мужиковато! Это преступление против моего вкуса. Как ты мог подумать, что такой великолепный человек, как я, будет играть в эту отвратительную игру?
  Всадник опустил взгляд на мгновение.
  - Прости, Арчер. Стоило ожидать, что тебе не понравится. Ничего не сравнится с твоими сокровищами, верно?
  - Ничего! - крикнул я, встал и собрался уходить. - Попробуй еще раз, если ты мне не веришь. Я приму любую игру, которую ты дашь мне. Разочаровать тебя будет радостью.
  
  Вы можете удивиться, как я пережил голодовку. По правде говоря, я я потерял сознание и упал. Это был удар судьбы, и он спас мне жизнь. Карен вскоре вошла в комнату, чтобы избавиться от тела. Вероятно, она сочла меня мертвым. Когда она тащила меня к задней двери церкви, я ударился головой о плинтус. Этого хватило, чтобы я очнулся. За этим последовала славная путаница, когда Карен в ужасе закричала и убежала, а Котомине пришлось успокаивать паству, увидевшую, как полуголый мужчина гонится за беловолосой девушкой.
  
  Вечером, после встречи с Райдером, я вновь сидел в своей комнате. Свет заходящего солнца освещал мою комнату через открытое окно, мусора на полу уже не было. После того, что тут было, теперь комната словно обрела новую жизнь. Я откинулся в кресле и положил руки за голову. Потом я заметил что-то лишнее. На краю стола, рядом с колонками, лежал диск с игрой. Райдер не попросил вернуть его, да я бы и не отдал.
  - Ты не там, где должен быть, - сказал я, взяв его. Я держал его в руках, читая название снова и снова. Золотое свечение Врат Вавилона появилось над столом. Медленно, я поместил диск внутрь. Там, в безопасности, среди остальных моих сокровищ, он будет ожидать момента, когда я призову его.
  
  5. Judging
  
  Сегодня, во время завтрака, Котомине сказал кое-что абсурдное. Мы как раз пили напитки после любезно приготовленного Карен обеда. Этот священник, постоянно раздражающий меня поручениями, наконец-то смог заинтересовать меня. Редкий момент доброй воли для такого злого человека.
  - Гильгамеш, сегодня мэрия проводит конкурс красоты в Фуюки. Нам не хватало судей, так что мы записали тебя. Ты не против?
  Я пытался сохранять спокойствие. Это была отличная новость, действительно отличная новость! Я даже не знал, что в Фуюки проводятся такие конкурсы. Кто участвует? Каков приз? Почему Котомине говорит "мы"? Конечно, я не позволил этим мыслям отразиться на моем лице.
  - Я принимаю твое приглашение, Котомине. Но что ты подразумеваешь под "мы"?
  Котомине слегка улыбнулся, но его глаза оставались холодными, как лед.
  - Вакансия организатора была пустой, и я вызвался.
  Я покачал головой и посмотрел на него с подозрением.
  - Тогда возникает еще один вопрос. Почему ты хочешь быть организатором конкурса красоты? Для тебя это должно быть противно. Слишком много веселых людей.
  На этот раз Котомине улыбнулся по-настоящему, и к своему стыду я ощутил страх за девушек, которые будут участницами. Он говорил с волнением в голосе:
  - Гильгамеш, разве ты не понимаешь? Победитель может быть только один, и я хочу насладиться горем проигравших.
  - Это весьма...
  
  Я не знаю, что сказать, возможно, слово 'по-детски' подошло бы. Да, я понимаю иронию этого заявления. Позвольте уточнить, ублюдки, я могу быть высокомерным, но я не дурак! Я действую, как дурак, потому что играть в дурака интересно! Разве вас это не развлекает? Не поэтому вы здесь? И почему вообще я размышляю об этом? Кто может меня услышать?
  
  - Пожалуй, это мелко, - сказал Котомине. -Но это мое единственное удовольствие. Наблюдать за их страданиями.
  - И каков приз? - спросил я. Возможно, я мог бы повлиять на это, если мне не понравится.
  - Один миллион йен, - сказал священник.
  Тарелка упала на пол и разбилась на кучу осколков. Как я уже объяснял дрожащей от злости Карен, я не собирался убираться. Она сжала полотенце в ладонях, словно это была шея, и стиснула зубы. Мы с Котомине развернулись в её сторону, и мгновение спустя она закричала.
  - Отец! Почему ты не сказал мне об этом? Церкви не помешали бы эти деньги!
  - Эй-эй, - сказал я, пытаясь успокоить ее. - Почему бы тебе не заняться снова этими цыплятами...
  Она замахала руками.
  - Потому что это скучно! Мне нужно подготовиться!
  Она выбежала из кухни, оставив посуду невымытой, и я удивлялся перемене в её настроении. Котомине же никак не отреагировал на эту новую сторону характера дочери. Это из-за возможности показать свою красоту? Надеюсь, дело не в деньгах.
  - Котомине, мне нужно идти в мэрию. Извини, оставляю мытье посуды на тебя.
  - Хорошо. На все воля Божья, - Котомине встал и одел фартук поверх своей одежды священника. 'Странный видок', - подумал я, выходя из кухни.
  
  Уже почти месяц, как я не появляюсь на кухне в боксерах. Карен думает, что она победила, но она не в курсе, что я приготовил ответный удар. Что она будет делать, когда увидит, что вся её одежда, кроме нижнего белья, пропала?Замечательная идея, не так ли? И вовсе не потому, что я хочу увидеть её в нижнем белье! Это было бы смешно.
  Я бросился к двери, призывая свою броню и виману. Нельзя терять времени. Мой золотой транспорт вознес меня в небеса, где я сидел на троне, достойном бога. Я сел как раз напротив мэрии, привлекая к себе внимание народа. Несколько полицейских стояли рядом, но явно передумали мешать мне.
  Я вошел в мэрию, держа свой путь в рабочие помещения мимо служащих. Никто не был настолько глуп, чтобы остановить человека в полном золотом доспехе. Прежде всего, я запросил список участниц. В ожидании желанной бумаги я возбужденно сглотнул, и похоже, стоящие рядом работники слышали это. Не очень красиво, я признаю. Подойдя к остальным организаторам, я убедил их (угрожая травмами) изменить приз.
  
  Вскоре прибыл Котомине и проводил меня к остальным четырем судьям.
  - Лансер! Что ты здесь делаешь? - требовательно спросил я.
  Синеволосый ирландец уставился на меня.
  - Не твое дело, Золотце. Куда хочу, туда и хожу!
  Я заскрипел зубами.
  - Даже не надейся, что сможешь украсть внимание девушек у меня, ублюдок.
  Лансер рассмеялся.
  - Ты слишком самонадеян, Король Героев. Самые красивые из них тебе не достанутся. Как-никак, я здесь. Я подойду к победительнице и спою ей песню моего народа. Может быть, я сниму с себя рубашку! Женщины любят меня и мое горячее тело!
  
  Пока он говорил, я обратил внимание на других судей. Ещё один синеволосый, Мато Синдзи, сидел неподалеку в нетерпении. Ничтожество пускало слюни в предвкушении зрелища.
  - Гильгамеш, не ожидал увидеть тебя здесь, - сказал другой Арчер, который подделка. Я нахмурился, но он не был настроен враждебно. Похоже, он с уважением относился к предоставленной ему чести. В любом случае, я перевел взгляд на ещё одного судью, компьютер с веб-камерой.
  - А это ещё что? - спросил я, указав на него.
  Арчер пожал плечами.
  - Не спрашивай меня. Они просто притащили это сюда. Никто не имеет ни малейшего представления, что это такое.
  Через несколько минут появилась девушка в униформе.
  - Судьям необходимо приготовиться. Скоро начало.
  Мы последовали за ней по лестнице на сцену. Вдруг загорелся яркий свет и раздался звук аплодисментов. Я настолько популярен? Впрочем, конечно же! Для нас поставили отдельный стол, в центре которого сидел я, справа Арчер, а слева Мато. Компьютер стоял на крайнем правом месте, Лансер занял левое. Эта собака махала девушкам.
  Пользуясь всеобщим шумом, я сказал ему:
  - Тебе достанутся отбросы, Лансер. Лучшие женщины будут моими!
  
  Прежде чем он успел ответить, свет погас и Кирей вышел на сцену с микрофоном. Несмотря ни на что, он носил свою обычную одежду священника. Впрочем, не стоило ожидать, что он наденет что-то подходящее случаю. Было бы не похоже на него.
  - Добро пожаловать на десятый ежегодный конкурс красоты в Фуюки. Я ведущий, Котомине Кирей. Прежде чем я представлю наших конкурсанток, я хотел бы познакомить вас с судьями.
  Он указал на Лансера:
  - Простите его развратный вид, ибо он Кухулин.
  Лансер закрыл глаза и вновь начал махать.
  - Спасибо, спа... что? Развратный?
  Котомине продолжал.
  - Наш следующий судья - настоящий извращенец, Мато Синдзи!
  Его имя сопровождалось криком девушек.
  - Синдзи-кун!
  Это было действительно отвратительно. Все, что синеволосый парень хотел сказать, заглушил шум. Котомине пропустил меня и перешел к следующему судье.
  - Наш следующий судья - Арчер. Он действительно способен отличить подделку от оригинала.
  Арчер и я, мы оба рассмеялись. Наши отношения улучшаются? Я не могу этого допустить, поэтому ткнул его локтем в ребра. Вот и все, теперь мы снова смотрим друг на друга с вызовом. Наше соперничество прекрасно.
  - Следующий...
  Котомине вопросительно посмотрел на веб-камеру. Он, казалось, ничего не знал. Кирей стоял, указывая рукой на компьютер, пока рабочие подключали его к общей звуковой системе, транслируя голос на весь зал.
  - Да, да! Прямо из храма Рюдо, Ассасин!
  Я посмотрел на экран компьютера и увидел там Сасаки Коджиро. Он сидел на ступенях храма, одетый в повседневную одежду. Я сказал ему:
  - Ты и в самом деле странная шавка, если хочешь быть судьей такого конкурса.
  - Нет цветка, что может избежать моих рук, Король Героев. Моя техника, Возвращение Цветка, позволяет атаковать сердце женщины сразу с трех направлений.
  Несмотря на мое высокомерие, даже я признал внушительность его техники. Наконец, я был объявлен. Ликующих было меньше, чем я ожидал, но все равно приятно. Радостно знать, что мои подданные по-прежнему любят меня.
  
  - Котомине! - кричал Лансер, - хватит с Гильгамеша, симпатичный мальчик полюбуется собой в другой раз. Покажите нам конкурсанток!
  - Лансер - горячий парень, - сказал Котомине, обращаясь к аудитории. - Как, я полагаю, и остальные. Встречайте же прекрасных девушек, что будут сегодня участвовать в конкурсе.
  
  Они появились мгновенно. Их было два десятка, но лишь некоторые знакомые. Сейбер, естественно, была ослепительна в своем сиянии. Даже без женственной фигуры других конкурсанток, она была действительно самой яркой звездой на сцене. Хотя и другие впечатляли. Илиясвиль фон Айнцберн была одета в прекрасное белое платье. Берсеркер громким ревом поддерживал её из зала. Тосака тоже была там, плюс ещё толпа девушек. Наконец, там была Карен. Было странно видеть её принаряженной, и она была почти никому не известна, но все же получила свою долю оваций.
  
  Котомине объявил призы. С улыбкой он сказал:
  - Занявшая третье место получает годовой запас купонов в ресторан.
  Сейбер сжала кулаки, и я услышал крик Широ из зала:
  - Не сдавайся, Сейбер!
  Котомине продолжил:
  - Занявшая второе место выигрывает один миллион йен.
  Удивлению не было предела. Конкурсантки были в шоке и шептались друг с другом. Насколько они знали, это был главный приз. Что может быть более ценным? Разумеется, только я, и лишь одна девушка должна выиграть.
  Котомине бросил на меня тяжелый взгляд. Я показал ему большой палец. Наконец он продолжил.
  - Главный приз - свидание с Гильгамешем, Царем Урука!
  Сейбер замерла и побледнела. Дрожа, она обернулась, чтобы посмотреть на меня. Я послал ей улыбку в ответ.
  - Ты моя на этот раз, Сейбер!
  Глаза Рин и Арчера встретились. Этого хватило, чтобы договориться о втором месте. Карен тоже отчаянно хотела денег. Становилось интереснее с каждой секундой.
  
  Перед тем как конкурс начался, я вышел в центр сцены.
  - Котомине, - я кричал достаточно громко, чтобы все услышали, - сколько доберется до финала?
  - Три, судьи должны будут выбрать, кто получит первое, второе и третье места, - сказал Котомине. - Ты хочешь ускорить процесс?
  - Конечно, - я рассмеялся. - Таково решение Короля Героев. Сейбер, Тосака Рин и Карен. Вы трое в финале. Все остальные могут идти домой.
  Илия кинулась ко мне, но запуталась в платье и упала. В силу хорошего настроения, я поймал её, прежде чем она ударилась о пол. Разве я не великодушен? Но она все же закричала:
  - Как ты мог не выбрать меня, Золотце?
  - Слушай, гомункул, это конкурс для взрослых женщин. Детям не стоит рассчитывать на победу.
  Она надула губы и сказала.
  - Мне уже восемнадцать.
  - Но ты выглядишь на восемь. Лансеру некомфортно из-за этого.
  Я пригнулся, ожидая броска Гаэ Болга в голову, но Лансер просто сердито посмотрел на меня. Илия была недовольна, но тихо ушла и села в зале, рядом с Берсеркером и Эмией. Теперь дело за остальными девушками. Часть из них побежала ко мне, требуя объяснения.
  - Очень просто, - ответил я. - Мой друг Энкиду красивее, чем вы.
  Лидер группы, девушка, слишком сильно накрашенная на мой вкус, заявила:
  - Эта девушка Энкиду должна быть весьма горячей красоткой, если выглядит лучше нас.
  Я улыбнулся и покачал головой с закрытыми глазами.
  - Вы не поняли. Энкиду - парень. Женщины, которых в красоте обошел мужчина, не одержат победу в конкурсе, пока я судья!
  Странная реакция. Некоторые упали в обморок, а у их лидера покраснело лицо. Они осознали свою неполноценность? Наверняка. Вернувшись на свое место, я посмотрел на лица финалисток. Рин и Карен были сосредоточены, желая занять второе место. Сейбер казалась испуганной. Ей не избежать своей судьбы. Она пойдет на свидание со мной. Это было неизбежно.
  
  Котомине подошел к нашему столу. Он передал нам карточки, на которых мы запишем наше решение по поводу первого, второго и третьего места. Судьям запрещено было договариваться. Мой выбор был легким. Сейбер займет первое место, Карен второе (даже если она раздражает меня, стоит иногда проявить щедрость), а Тосака получит купоны. Черноволосая девушка посмотрела на Арчера и Лансера. Они кивнули в ответ.
  
  В конце концов, сегодня я достигну своей цели. Сейбер смотрела на меня испуганно, и я улыбнулся как можно шире. Я почти сверкал от счастья. Когда мы закончили выставление оценок (включая Ассасина, в электронной форме) Котомине собрал карточки и вернулся к микрофону.
  - Без лишних слов и перерывов, я объявлю победителей. На третьем месте... Сейбер!
  - Что? -закричал я, ударив кулаком по столу, отчего в нем появилась вмятина. Сейбер почти плакала от счастья, а Эмия из зала кричал, что они хорошо поужинают сегодня. Как это могло случиться? Кто не проголосовал за неё? Может быть, они не оценили ее красоту, как я? Нет, у них были скрытые мотивы. Арчер и Лансер хихикали (да, серьезный Арчер хихикал). Как они могли так поступить со мной? Но Котомине не позволил мне убить их. Он читал дальше.
  - Я пропущу второе место и сразу перейду к первому, - он смотрел на наши карточки и смеялся. - Как весело. Наш победитель...
  Тосака была спокойна, Карен молилась. Она так отчаянно хотела получить деньги для церкви? Или настолько не хотела идти на свидание со мной?
  - Ортензия Карен, - объявил Котомине.
  - Не-е-ет! - мы с Карен выкрикнули одновременно. Тосака также издала победный крик, и они с Сейбер ударили открытыми ладонями. Арчер и Лансер присоединились к ним. Они планировали все это. Заранее расписали призы. Сейбер получает купоны, Тосака получает деньги, и они прокормлены на год (пару недель, с аппетитом Сейбер). Я не мог в это поверить. Это было абсолютно невозможно. Как они могли это спланировать? Они заранее знали, что я изменю приз? Они подкупили парня Мато и Ассасина? Неужели я так чертовски предсказуем?
  
  Я медленно встал из-за стола и подошел к Карен. Она стояла на коленях, но не в молитве, а от тоски. Мне даже показалось, что на её глазах были слезы.
  - Карен, мы можем просто сказать, что сходили на свидание. Нам не обязательно страдать.
  Она посмотрела на меня и хотела что-то сказать, но в этот момент ее отец возложил на её голову пластиковую корону (Причем криво. Это действительно выглядело грустно).
  - Нет, вы пойдете на свидание. И вы оба будете страдать. Я живу ради таких моментов.
  Счастье в его голосе пугало. Не думал, что он будет мучать даже собственную дочь... Подождите. Свидание со мной - не пытка!
  - Если ты так хочешь этого, Котомине, то хорошо. Король Героев, правитель Земли и Небес, принимает твой вызов! Я устрою такое свидание, которое женщины могут видеть только в мечтах.
  Ого, её взгляд стал действительно страшным. Я решил пойти на прогулку. Нам нужно побыть наедине некоторое время. Хорошо, что Котомине не уточнил дату свидания.Через десяток лет будет в самый раз.
  
  6. Story time
  
  - Мистер Гильгамеш, расскажите какую-нибудь историю! - все началось с этой просьбы. Вы меня знаете. Если я начну говорить, то не остановлюсь, пока не выскажу все, что хотел.
  Я задумался, сидя на берегу реки. Слушатели сидели чуть ниже, ребята из местной футбольной команды, около двадцати человек. Я был их тренером с тех пор, как Илия присоединилась к одной из команд. В основном, моя роль заключалась в том, чтобы держать Берсеркера подальше от поля. Во время игр я сковывал его Цепями Небес.
  - Пожалуйста, мистер Гильгамеш! - заклянчили дети. Я смягчился. Не могу отказать им в просьбе рассказать о себе.
  - Ладно, детишки. Слушайте внимательно. Я расскажу вам историю о том, как я встретил моего лучшего друга.
  
  'Давным-давно, я жил в городе Урук, что был расположен в царстве между двух рек. Поля были плодородными, солнце ясным, а люди сильными. Город был самым красивым в мире. Его стены возвышались над землей на сотни футов и были сделаны из лучшего кирпича. Сам воздух был свежим и пьянящим, как молодое вино. Это был лучший город в мире, и я был его Королем'.
  
  - Король! - воскликнули дети, видимо, впечатленные моим рассказом.
  
  'Да, Королем Урука. Я был совершенным Королем, абсолютно превосходным во всех отношениях. Все богатства мира принадлежали мне - от восточных шелков из Китая до западных красок из Финикии. Мой город был оплотом красоты и процветания в древнем мире'.
  
  Надеюсь, они не учили месопотамскую мифологию, иначе дальше будет труднее.
  
  'Как Король Урука, я обеспечивал безопасность и процветание моего народа. Я очень любил своих подданных. С их помощью я смог достигнуть удовольствия, что всегда лежало за горизонтом. Я был справедливым Королем, пусть и безжалостным. Так и должно быть. Я не терплю воровства или убийства, но мои подданные были сильными и верными. И я любил их за это, особенно женщин. Я даже издал специальный закон. Когда мужчина женится на женщине в Уруке, я проводил с ней первую ночь'.
  
  - Как проводил? - спросил один из детей, подняв руку. И как мне ответить? Если бы они были постарше, можно было бы обойтись без эвфемизмов. Но я не мог разрушить свой образ в глазах детей.
  - Хорошо, - неловко сказал я. - Весело.
  - Вроде настольных игр? - спросил он. Этот парень меня доведет однажды.
  - Да, вроде того.
  
  'Таким образом, каждую первую брачную ночь я играл в настольные игры с невестой. Женихи были скучные, так что с ними я не играл. Однажды я поиграл сорок раундов подряд с одной их женщин. Её мужу пришлось тащить её домой на руках. Это была веселая ночь, но я отвлекся. Я играл в настольные игры с каждой женщиной в городе, но были и те, которые не хотели этого. Моя мать, например, постоянно говорила мне прекратить это. Не подумайте, я очень любил свою маму. Она была богиней, буквально'.
  
  - Разве это не должна быть история о том, как вы встретили вашего лучшего друга? - спросил другой ребенок.
  - Терпение, малыш, дойду и до этого, - сказал я.
  
  'В общем, я играл в настольные игры с женщинами, и давал мужчинам испытания силы. Мы бросали диваны, столы и другие виды мебели. Я даже заставлял их подниматься в горы за камнем и строить памятники мне. В каждом доме в Уруке были статуи Гильгамеша. По одной за каждый месяц года, на самом деле. Своеобразный календарь. Особенно мне нравились октябрьские. В общем, однажды осенью я стал видеть странные сны. Они показывали человека, который станет моим спутником в жизни. Как единственный король Урука, я не был уверен, что делать. Должен ли я принять эти сны как истину? Или мне нужно бороться, чтобы предотвратить их наступление? Я решил подождать и посмотреть. Два месяца спустя, я пригласил новую женщину в свой дворец. Она выходила замуж в этот день, и я собирался поиграть с ней в новый вид настольных игр, который узнал в тот же день (все-таки эти жрицы Иштар довольно странные). И в этот момент кто-то преградил мой путь. Человек был высоким, едва ли не выше меня, с волосами цвета свежей травы, что опускались до самых колен. Я был уверен, что это женщина. Она была прекрасна. Её лицо было красивым, а тело в белых одеяниях сильным и стройным. Я хотел обойти её, но она вновь встала на моем пути.
  - Прочь с дороги, женщина, мой приз ждет, - сказал я. Удивительно, но мне возразили:
  - Ни за что. Я не позволю тебе осквернить новобрачную. (Эхх, дети могут уже и понять. Больше не буду использовать эвфемизмы. Ну, может, немного).
  - Как ты остановишь меня, женщина? - спросил я. Я протянул руку и провел пальцами по её волосам. - А вообще, ты красивая. Я могу взять и тебя!
  Я схватил ее за запястье, и она сделала нечто совершенно неожиданное. Она ударила меня кулаком по лицу с силой, способной повалить лошадь. Я споткнулся от неожиданной силы удара.
  - Это был хороший удар. Я повеселюсь, завоевывая тебя'.
  
  - В какую настольную игру вы собирались играть? - спросил кто-то сзади. Я обернулся и увидел улыбающегося Лансера. И давно он слушает?
  - В стратегию! - рассмеялся я. - Я планировал завоевать каждую пядь её земли.
  
  'Она просто улыбнулась и сказала мне: 'Я мужчина'.
  Во-первых, это было шоком для меня. Во-вторых, меня это никогда не останавливало. Если внешность красивая, остальное неважно. В любом случае, тот факт, что это мужчина, не остановил меня от попыток завоевания, так было бы даже интереснее. Но прежде чем я начал, он ударил меня прямо в нос. Он прыгал из стороны в сторону, как боксер, пока я вытирал кровь с лица.
  - Ну же, - поддразнил он. - Не можешь попасть по красивому лицу?
  Я мог, и я попал. Мой кулак ударил справа в челюсть, и он вылетел в дверь моей спальни. Он приземлился на кровать рядом с невестой, и они удивленно переглянулись. В это время я забежал в комнату, перепрыгнув через подушки, лежащие на ковре. Прежде чем он сумел подняться, я ударил его ещё раз. Мы обменивались быстрыми ударами, часть из которых доставалась и мне. Шаг за шагом я вытеснял его из комнаты. Это становилось интересным. Мне редко удавалось отвести душу, а этот парень выдержал больше ударов, чем все мужчины Урука смогли бы. Я прижал его к стене, и прежде чем он успел среагировать, я ударил его ногой. Окна не было, поэтому он вылетел прямо через стену'.
  
  Дети уже стояли вокруг меня, придвинувшись поближе. Мой рассказ походил на современные фильмы про боевые искусства. У меня было их внимание, и я не собирался его терять.
  
  'Я выпал из дыры следом за ним. Было ясно, что он переживет это падение, отделавшись легкими травмами, и я был рад. Мне было очень весело. В полете он сделал кое-что неожиданное. Он оплел мои ноги своими и завел мои руки за спину. Когда я ударился головой о землю, я понял, что мои намерения повернули против меня. Я перевернулся на спину и вскочил на ноги, пошатываясь. Его следующий удар был нанесен по горлу и отправил меня в полет спиной вперед, под конец которого я врезался в торговую лавку. Вставая, я взял в руки кирпич. Он встретился с лицом моего противника с сочным звуком, но я не ожидал, что тот кинет его обратно в меня. Я вылез из-под обломков и вновь сошелся в битве с зеленоволосым мужчиной. Люди вокруг нас бросали свои покупки и бежали. Вид двух сверхлюдей, выпавших из дворца, их почему-то испугал, и теперь мы остались одни. У меня текла кровь из десятка порезов, а на его лице виднелись несколько синяков. Тем не менее, он все ещё был похож на красивую женщину. Действительно красивую.
  - Хватило? - спросил он, улыбаясь окровавленными губами. Он заметил дырки в своей мантии и снял её, обвязав вокруг пояса. Его пресс был так же хорош, как и мой, чего не мог добиться ни один из людей. (Подделка не в счет. У него наверняка не настоящий). Наша борьба началась вновь, мы уже разрушили два дома. Мы продвигались в сторону городских ворот, стражники уже были предупреждены криками горожан и клубами пыли, которые мы поднимали. Когда мы приблизились к воротам, я схватил его и метнул как копье. Он ударился в ворота головой, и они распахнулись, на что обычно нужна сила двадцати человек. Его тело неподвижно лежало на земле. Я подошел к нему, торжествуя, но попался в ловушку. Он неожиданно оказался у меня за спиной, схватил меня и прогнулся назад. Уже в который раз я ударился головой о землю, на этот раз от шумерского суплекса. (Да, мы изобрели суплекс). Я вновь вскочил. Было ясно, что наша схватка долго не продлится. Мы уже не могли продолжать бой. Мои колени дрожали, да и он едва стоял.
  - Один последний удар? - спросил я. Он кивнул и сказал:
  - Конечно, почему бы и нет?
  Мы кинулись друг к другу из последних сил. Его кулак летел к моему лицу, и мне с трудом удалось уклониться. Когда он пролетал мимо, я нанес удар ему в грудь, и он повалился на землю. Я присел на его тело, а когда он пришел в себя, встряхнул. Он улыбнулся, сплюнул кровь, и сказал мне:
  - Я Энкиду.
  Я усмехнулся.
  - Гильгамеш, здешний Король.
  - Я слышал об этом, - ответил он, вставая. - Я пришел, чтобы обуздать тебя.
  - Думаешь, у тебя получится? Никто не смог одолеть меня!
  Это будет весело, подумал я.
  - Я уже смог, не так ли?
  Он посмотрел на собравшихся людей. Из горящих зданий поднимался дым, ворота были выбиты, а рынки разрушены. Энкиду перестал улыбаться и нахмурился.
  - Возможно, я перестарался.
  - Чепуха!
  Я схватил его за плечо и потащил к дворцу.
  - Могу сказать точно, Энкиду: мы здорово проведем время! Кстати, научишь меня драться, как ты.
  Он посмотрел на меня и улыбнулся. Может быть, немного моей радости передалось ему.
  - Конечно, Гильгамеш'.
  
  Я посмотрел на людей вокруг меня. Увлекшись рассказом, я не заметил новых слушателей. Вокруг меня стояла целая толпа и слушала с интересом. Среди десятков обычных людей стоял оставшийся Лансер, Кастер с её мужем, Илия и мастер Синей Бороды (разве он не умер?). Видимо, они поняли, что рассказ окончен, и начали аплодировать. Я улыбнулся им, а когда они уходили, кивнул Лансеру, который направился в церковь. Похоже, он поужинает с нами сегодня вечером.
  Через пять минут все разошлись. Я поглядел на реку, с которой дул легкий вечерний бриз, и последние лучи садящегося солнца наверняка красиво освещали мои золотистые волосы и алые глаза.
  Но несмотря на красоту заката, меня охватила грусть. Обычно я не обращал внимания на такие ощущения, но сейчас, воскрешая воспоминания, я чувствовал, как горечь схватила меня за горло. Мое лицо было мокрым. Шел дождь? Я усмехнулся. Небо было ясным. Дождь в такую погоду выглядел бы странно.
  - Энкиду, друг. Я скучаю по тебе.
  
  7. Mailbag
  
  Прихоти ради я зашел в торговый центр Verde. На центральной площади стоит большая доска объявлений с сотнями цветных бумажек на ней, приклеенных прохожими. Начиная с поиска потерянных животных, заканчивая списком очередей. Как правило, эта доска меня не интересовала, я оставил возню с животными на мальчишку Эмию и его приятеля Арчера, и я не состою ни в одной организации, но сегодня - другое дело. Котомине однажды сказал, что работа священника заключается в консультировании религиозной общественности. Я улыбнулся и достал из своей сокровищницы лист папируса. Используя ручку, висящую возле доски, я написал своё объявление и прикрепил его при помощи ножа.
  'У вас есть вопросы, дилеммы или неясности, требующие ответа? Гильгамеш, старейший из Героев, будет рад облегчить вашу душу. Отправляйте свои письма в церковь на холме'.
  Почему я занялся этим? Как правитель всего мира, я обязан заботиться о своих подданных. Во время Войны за Святой Грааль я дважды потерпел неудачу, стремясь уничтожить всяких шавок при помощи этого артефакта, так что придется просто поделиться с ними своей мудростью и возвысить до уровня настоящих людей. Для начала при помощи советов, даже если немногие последуют им. Я думал, это будет нетрудно, и люди воспримут моё предложение всерьез, но не был готов к тому, что случилось.
  Письма начали приходить несколько дней спустя. На первые из них Котомине смотрел с веселой улыбкой. С увеличением их числа его улыбка стала холодной. Я всерьез стал опасаться за своё благополучие. В целях экономии времени я просто приведу вопросы и свои ответы на них.
  -------------------------------------
  Итак, мне можно задать любой вопрос. Отлично, когда ты прекратишь бесполезные попытки завоевать меня?
  Сейбер.
  
  Дорогая Сейбер, одна мысль о том, чтобы прекратить попытки завоевать тебя, мучительна. В один прекрасный день ты будешь моей, нравится тебе это или нет!
  -------------------------------------
  
  Уважаемый Гильгамеш, почему ты не использовал свой мощнейший фантазм Эа во время Четвертой Войны, когда сразу несколько слуг собралось в одном месте?
  
  Вопрос хороший, но ответить на него легко. Почему я должен использовать свой меч Разрыва против неизвестных отбросов? Мне хватило бы Врат Вавилона, чтобы убить этого бешеного пса, если бы Токиоми не вмешался. Потребовалось время, чтобы найти достойного противника. Было бы преступлением использовать этот меч против кого попало.
  -------------------------------------
  
  Где ты взял Эa?
  
  Унаследовал от четвертого Короля Урука. Конечно, многие считали его просто красивым мечом. Только когда у тебя достаточно маны, можно вызвать Энума Элиш. Вопреки распространенному мнению, некоторые Слуги становятся сильнее, будучи вызванным в Войну Грааля. Думаете, Король Артур победил Мордреда, стреляя в него золотым лучом из клинка?
  -------------------------------------
  
  Планируете ли вы использовать Грааль четвертой Войны, чтобы получить бессмертие для себя и Сейбер?
  
  Откуда всякие ублюдки так хорошо знают события 4-й Войны? Я был уверен, что вы все погибли в огне. Я просто хочу полноценного воплощения для нас, не бессмертия. Я отказался от этой мечты. Она приносила лишь боль и безумие.
  -------------------------------------
  
  О Король Героев, позвольте задать вопрос: как бы вы отреагировали на превращение Котомине в женщину?
  
  Ха, наконец-то уважение от шавки. Приятно слышать. Он просто превратится в высокую Карен, и ничего особо не изменится. Глупый вопрос, ублюдок. В следующий раз подумай дважды, прежде чем спрашивать! Этот почтовый ящик для советов, а не ваших больных фантазий.
  -------------------------------------
  
  Вы когда-нибудь сталкивались с ОРТ или Истинным Предком?
  
  Какой интересный вопрос. Я никогда не сталкивался с Type-Mercury, хотя Котомине рассказал мне о нем. Что касается Истинного Предка, я познакомился с ней на севере страны во время своих путешествий. Она была очень миролюбива для такого могущественного существа. Прежде всего, пока вы не сделали неправильных выводов: мы не дрались. Я способен признать чужое превосходство. В целом, она была приятной в общении женщиной, но очкарик, что был с ней, постоянно беспокоился.
  -------------------------------------
  
  Вы умеете обращаться с оружием?
  
  Разумеется, я умею, суть в мастерстве владения. Я, безусловно, могу победить любую шавку, называющую себя фехтовальщиком, но противник вроде Сейбер или Берсеркера четвертой Войны слишком силен для меня. Даже я понимаю, чем закончится попытка нападения в ближнем бою.
  -------------------------------------
  
  Вы видели Сейбер в костюме льва?
  
  Конечно, видел, плебей! Это действительно чудо Вселенной.
  -------------------------------------
  
  Если Сейбер была девственницей, откуда она знает, как угодить мужчине?
  
  ...ЭМИЯ! ЭТО ТЫ? КАК КОРОЛЬ ВСЕЙ ЗЕМЛИ, Я НЕ СПУЩУ ТЕБЕ ЭТО ИЗДЕВАТЕЛЬСТВО!
  -------------------------------------
  
  Уважаемый Гильгамеш, я приглашаю вас в игру Starcraft 2.
  
  Во-первых, шавка, это не вопрос. Во-вторых, Starcraft это печальная подделка Warhammer 40 000, хотя это не умаляет удовольствия, которое можно получить от нее. В-третьих, с радостью.
  -------------------------------------
  
  Гильгамешу, Королю Героев.
  Приветствую! Для меня большая честь - иметь возможность задать Вам вопрос, и я надеюсь, Вы ответите на него. Вопрос заключается в следующем: если подделка неотличима от оригинала, то что из них ценнее?
  Я спросил трех разных людей, и они дали разные ответы. Женщина по имени Кагенуи Йозора сказала мне, что оригинал ценнее, это имеет смысл. Мудрый человек по имени Ошино Меме сказал, что они равноценны, потому что оба существуют.
  Также я столкнулся с мошенником Кайки Дейшу. Он дал интересный ответ, утверждая, что подделка ценнее, чем оригинал, потому что, пытаясь стать похожей на оригинал, подделка может превзойти его.
  Теперь мой вопрос: что думаете вы?
  С уважением, Shadow Faux.
  P.S. Эмия просил передать: 'кинжал в голову'.Что бы это ни значило.
  
  Вот это вопрос! Истинная тайна жизни, стоящая размышления. Поймите, подделка всегда будет подделкой. Даже если она станет равна оригиналу, она не будет иметь той же истории, что несет оригинал. Так что, конечно, оригинал ценнее. Подделки - это просто ширпотреб, в то время как оригиналы - коллекционная вещь. Для тех, кто имеет подделки, это может быть печально, но я никогда не признаю, что копия хотя бы равна оригиналу. Что касается этой последней части: я отправлю тебя в глубины ада.
  -------------------------------------
  
  Что вы делали между четвертой и пятой Войнами Грааля?
  
  То же, что и сейчас. Все, что хочу.
  -------------------------------------
  
   Вы получаете удовольствие и с женщинами, и с мужчинами?
  
  А вы нет?
  -------------------------------------
  
  Откуда берутся золотые блестки при перемещении?
  
  Во Вратах у меня есть отдельный резервуар для них. Я мог бы выиграть Войну за Святой Грааль, утопив врагов в блестках.
  -------------------------------------
  
  Что вы думаете о передаче маны между Широ и Сейбер?
  
  Я рад, что на конверте есть обратный адрес.
  -------------------------------------
  
  Я остановился, слишком расстроенный, чтобы продолжать. Я дал этим людям возможность восхвалить меня и спросить совета, но они использовали её, чтобы поиздеваться надо мной! Некоторые даже спросили, как я, будучи прекрасным ребенком, превратился в ужасного взрослого. Почему я вообще должен отвечать на такое? И вообще, откуда люди знают обо всех этих событиях и реальностях? Конечно, я знаю о них, равно как и Зелретч с его друзьями, но обычные люди? Так запросто можно стать параноиком.
  Прошу меня извинить, я должен избить одного ублюдка.
  
  8. Beach day
  
  Мы едем на машине, уже на полпути к побережью. Я был удивлен, когда Котомине подъехал на ней к церкви. По сравнению с моим богатством, он жил просто-таки по-нищенски. Как он смог позволить себе машину, к тому же новенький микроавтобус? Если бы я спросил напрямую, он бы сказал, что получил его в подарок, но я знаю правду. Должно быть, он просто присвоил себе пожертвования.
  - Котомине, - сказал я. - Разве священники не должны тратить пожертвования на нищих?
  Он посмотрел на меня с водительского кресла. Со знакомым блеском в глазах.
  - Хм? Король Героев, ты намекаешь, что я присваиваю себе добровольные пожертвования прихожан?
  Я знаю его слишком хорошо.
  - Конечно.
  Блеск в глазах стал ещё ярче.
  - И ты прав, - сказал он. - Я ощущаю радость от созерцания их лиц, когда я говорю, что сколько бы они не дали, этого все равно не хватает.
  Он начал тихо посмеиваться и мне стало не по себе.
  Я посмотрел налево, где сидела Карен. Она оперлась подбородком на руку и спокойно смотрела в окно. В отражении от стекла я мог увидеть легкую улыбку на её губах. Садисты! Вокруг меня одни садисты!
  
  Мне стоит решить эту проблему с Карен. После нашего свидания неделю назад, она отказывается со мной разговаривать. Я ее не виню. Вся эта история была ужасающей. Я не хочу пережить такое событие снова. То, что сделал этот Фейкер... Достаточно сказать, что это было до преступного оскорбительно. Я хорошо заплатил ему, но видимо, недостаточно. Надеюсь, когда-нибудь я смогу унизить его.
  Я рассеянно опустил стекло. Морской бриз ударил меня по лицу, и принес запах соли. Я улыбнулся. Возле Урука не было моря, но я хорошо помню веселые дни, проведенные на реках Тигр и Евфрат. Когда наступало лето, я и Энкиду водили всех желающих в действительно массовое путешествие. Это были славные времена, которые я ждал так же сильно, как и мои подданные.
  
  Котомине сказал, что в получасе езды от Фуюки есть хороший пляж, и настоял на поездке. Естественно, я не возражал. Увидеть Котомине в пляжной одежде стоило того, хотя бы потому, что он по-прежнему носил свой плащ. Он не сочетался с сандалиями, солнцезащитными очками и отсутствием рубашки.
  Погода была замечательная, конечно же. Сразу же, как Котомине остановил автомобиль, я выскочил из него, раскинув руки и закрыв глаза, чтобы насладиться ощущениями. Солнце было ярким, и на небе не было ни единого облака, способного затмить его свет. Впрочем, даже если бы и были, я бы не погнушался вытащить Эа и уничтожить его.
  
  Карен и Котомине вышли из машины и последовали за мной, когда я вприпрыжку побежал к морю. Говорите, что хотите, ублюдки, я делаю, что хочу. Пляж был почти пуст, лишь несколько людей бродили вдоль кромки моря. Когда Карен и Котомине подошли ко мне, я улыбнулся им и спросил:
  - У тебя есть план, Котомине? - спросил я его. - Пытаешься помирить меня со своей ужасной дочерью? Уверяю, это невозможно.
  Котомине улыбнулся мне, вызывая желание смеяться. Его шорты были покрыты рисунками чаш с мапо тофу. Кто вообще делает такие вещи, и где их можно купить? Не успел я расхохотаться, как он сказал:
  - Ерунда. Я понимаю, что моя дочь не помирится с тобой так легко.
  На мгновение на лице Карен возникла гримаса, будто бы она недовольна. Странно, обычно эта девушка скора на прощение.
  Котомине продолжал:
  - В любом случае, Гильгамеш. Я планировал совсем другое, когда звал тебя сюда.
  
  Другая машина остановилась рядом с машиной Котомине, и вид людей, вышедших из неё, стер мою улыбку. В первую очередь вышли Фейкер и его младшая копия, любовник (скоро бывший) Сейбер. Медуза была водителем, а последними вышли Сейбер, Тосака и девчонка Мато.
  - Котомине, - прошипел я, когда они двинулись к нам. - В чем смысл этого?
  - Я подумал, что мы все могли бы повеселиться на пляже, - ответил священник.
  Тосака за его спиной сказала:
  - Обычно твои идеи о веселье отвратительны, но эта вполне хороша.
  Арчер, казалось, понимал мои чувства. После того свидания я не мог смотреть Сейбер или рыжеволосому Фейкеру в глаза. Арчер, похоже, испытывал некую симпатию ко мне. Не то чтобы я этого хотел, конечно же. Я надеялся насладиться прекрасным (относительно) днем на пляже, но эта компания принесла слишком много неловкости, чтобы даже моё высокомерие помогло полностью справиться с ней.
  
  Спустя полдня я лежал на полотенце, отдыхая, пока остальные играли в воде. Статная Медуза была моим единственным компаньоном, и, хотя я признаю, что она красавица, предпочитала молчать. Я заставил себя успокоиться и просто наслаждаться солнцем и ветром.
  Наступило время обеда. Младший Эмия принес еду, и я неохотно поблагодарил его. Он умел готовить. Как мы закончили есть, Котомине привлек наше внимание хлопком ладоней.
  - Я подготовил план развлечений на вторую половину дня, - сказал он. Я не заметил никакого злого умысла в его заявлении. Возможно, он просто хорошо это скрывал. Он продолжил:
  - Я предлагаю конкурс по постройке замка из песка. Вы поделитесь на команды по двое и построите лучшее, на что способны, в течение часа.
  Я встал с одеяла.
  - Хорошо Котомине, я поиграю в твою игру! Как поделимся на группы? Не говорите мне, что я буду с Карен.
  Она вмешалась:
  - Нет, я буду судьей.
  - О, тогда кт... - мой вопрос прерывался звуком копыт. Копыт и молнии. Копыт и молний, приближавшихся с неба. Мы все подняли голову, увидев колесницу, запряженную быками.
  - А-ла-ла-ла-ла-лай! - кричал её массивный всадник. Его рыжие волосы шевелились на ветру, когда его колесница остановилась перед нами. Он выскочил из неё, его красный плащ вздымался позади него, за ним последовал невысокий черноволосый человек.
  - Райдер? - воскликнул я. Почти одновременно со мной Тосака закричала:
  - Господин Эль-Меллой II?
  Райдер широко улыбнулся, обнажив свои белые зубы.
  - Да. Я и мой Мастер прибыли, Король Героев. Мастер сказал, что я буду в одной команде с тобой. Представь себе, мы двое, наконец, будем работать совместно.
  - Действительно, - сказал я. - Из всех людей лишь один подошел бы мне лучше. Давай победим, Райдер.
  
  Когда он откинул голову и засмеялся, я обратил внимание на человека рядом с ним. Его длинные черные волосы достигли плеч, и он был одет в длинное красное пальто даже здесь, на пляже. Он сделал себе имя, как я заметил. Из всех Мастеров двух последний Войн Грааля, лишь его преданность была достойна моей похвалы.
  - Господин Эль-Меллой II присоединится к Карен и мне в качестве судьи, - сказал Котомине.
  Он вытащил карманные часы из его пальто и посмотрел на них.
  - Кирей, - вмешалась Тосака. - А Лансера разве не будет?
  Священник улыбнулся.
  - Он хотел, но попал в автокатастрофу по пути.
  'Позор', - подумал я. Я с нетерпением ждал случая унизить эту собаку.
  - Теперь, - сказал Котомине, когда Вейвер Вельвет присоединился к нему, - начали.
  Команды сразу же помчались создавать песчаные замки. Райдер быстро двинулся в мою сторону.
  - Итак, Король Героев, как будем действовать дальше?
  Я улыбнулся и открыл Врата Вавилона. Из золотого сияния появился один-единственный листок. Не глядя на Короля Завоевателей, я протянул ему.
  - Умеешь читать клинопись? - спросил я.
  Он почесал бороду, глядя на страницы. Очевидно, что не мог. Тогда он сказал:
  - Нет, но я знаю, кто может.
  - Пусть расшифрует его. Эта страница должна освещать наш путь к славе.
  Я услышал его глубокий вдох, но когда обернулся, Райдера уже не было. Я усмехнулся. Победа была уже наша.
  
  Наблюдать за другими командами было забавно. Некоторые из них были хороши, некоторые не были. Сейбер и Эмия трудились усердно, но из них только Эмия был на что-то способен. Их замок был скромным, но светился под воздействием магии парня. К сожалению, это мало помогало. Почти ничтожный замок, по сравнению с другими.
  
  Тосака и Арчер пошли другим путем. Они планировали создать свой замок полностью с помощью магии, и сейчас сидели, держа ладони на песке. Используя магию Земли, Тосака смогла бы заставить песок подчиняться её желанию. К сожалению, для этого ей потребуется использовать один из её камней. Издали я увидел трещину, появившуюся на камне, и крик Тосаки подсказал, что они будут питаться дешевой пищей ближайшее время. Арчер печально покачал головой, а я перевел взгляд на других.
  - Впечатляет, - невольно сказал я. Замок Медузы и Сакуры уже был высотой по их голову. Магия Сакуры легко влияла на песок, и Медуза помогала ей. Она парила на Пегасе над замком, сдвигая песочные башни на нужные места. Их замок напоминал готический собор, и, разумеется, был весьма сильным претендентом на победу. Его архитектура была действительно впечатляющей.
  
  Я смотрел на борьбу конкурсантов. Вдруг Райдер появился рядом.
  - Ну что? - спрашиваю я со скрещенными руками. Он фыркает с усмешкой. - Все, как ты сказал. Мы не можем проиграть.
  Прошло ещё двадцать минут, прежде чем Котомине остановил конкурсантов. Сначала он пошел к Эмии и Сейбер. Несмотря на мою любовь к ней, я не могу сказать, что ее замок был хорош хотя бы в чем-то. Он был несимметричен, с плохим фундаментом, да и попросту без малейшей искры творчества. Тем не менее, обиженное выражение её лица чуть не довело меня до слез. Затем он оценил замки Тосаки и Сакуры. Хотя замок Тосаки был хорош, замок Сакуры попросту уничтожил все шансы Рин на победу.
  
  Котомине направился ко мне, но его отвлек громогласный рев. Все повернулись, чтобы увидеть необычное зрелище. Гомункул Айнцбернов стояла на вершине поистине гигантского замка из песка, рядом с ней у башни стоял Берсеркер. Тень этого замка покрывала всех нас, и я задумался, почему никто не заметил его постройки.
  - Почему меня не пригласили!? - кричала беловолосая девочка со стены. Одна из её горничных повернулась к ней, чтобы успокоить её, сказав кое-что действительно странное:
  - Все в порядке, госпожа. Автор не забыл о вас совсем. Будьте довольны, что вы вообще появились.
  Эти слова сбили меня с толку. Что, во имя Нергала, это значит?
  - Я сожалею, - сказал Котомине девочке. - Тебя не было на момент начала конкурса, так что я не могу зачесть твою работу.
  
  Её негодование было ясно заметным, и Берсеркер кинулся на нас, прежде чем я смог среагировать. Когда я поднял руку, чтобы призвать Цепь Небес, то заметил, что он одет в огромные плавки. К счастью, я заковал его прежде, чем он успел принести много вреда, но замок Сейбер был потерян. Берсеркер закричал с того места, где он упал, скованный цепью, и служанки Айнцбернов начали закапывать его в песок. Сообразительные девушки.
  
  - Итак, Гильгамеш, - сказал Котомине, с Вейвером и Карен за спиной. -Я не вижу твоего замка. Хочешь сказать, тебе не удалось?
  - Ерунда, - сказал Райдер. - Наши стремления простираются куда дальше материального мира, в измерения, созданные лишь силой воли!
  Я почувствовал нарастающее искажение реальности, и взрыв белого света из тела Райдера ослепил нас. Когда мои глаза вновь прозрели, моря уже не было, лишь ещё больше песка. Мрамор Реальности Райдера, Ionian Hetairoi, проявился. Позади меня возвышалась работа Короля Завоевателей. Я ещё не видел её. Но мне и не нужно было. Выражение собравшихся Мастеров и Слуг полностью удовлетворяли меня. Челюсть Тосаки, казалось, могла вот-вот коснуться земли, и даже Арчер выглядел впечатленным.
  
  - Скажите! - кричал Райдер. - Является ли величайший замок воплощением величайшего пути короля?
  Крик 'Да!' был почти оглушительным. Позади меня, сотни тысяч подданных Райдера стояли на действительно божественном замке. Он простирался на сотни футов в высоту, результат труда тысяч рук и плана, дарованного мне богами. Замок был похож на воплощение фантазий кинорежиссеров, и само его присутствие делало Мрамор Реальности ещё более величественным. Солдаты в три линии стояли на стенах и парапетах, заполняли залы. Этот песочный замок превзошел своё игровое название. Он мог бы даже выдержать настоящую осаду.
  Даже Котомине онемел на мгновение.
  - Я не могу спорить с истиной, - сказал он, наконец. - Победа достается Гильгамешу и Искандеру.
  Под триумфальный рев тысяч глоток Райдер обрушил свой Мрамор Реальности. Вернувшись на пляж, я с улыбкой пожал ему руку. С этим человеком приятно иметь дело. Вдруг Карен оказалась рядом.
  - Не воображай лишнего, Арчер, - сказала она.
  - Что ты имеешь в виду, женщина?
  - Поздравляю, - сказала она невозмутимым голосом и ушла.
  
  Я нахмурился. Даже когда я выигрываю, она заставляет меня чувствовать себя так, будто проиграл. Ну ладно. Я буду наслаждаться этой победой. Возможно, мне стоит похвастаться перед Фейкером. 'Да', - подумал я. - 'Я должен пойти и сделать это. Его раздражение будет приятным'.
  
  9. Bake sale
  
  Когда я встал, солнце уже ярко светило. Его лучи прорывались через жалюзи, как ассирийские солдаты через стены города. Сегодня суббота, день недели, когда я обычно играю в видеоигры и пытаюсь избежать любых поручений моего злобного Мастера. Сегодня боги были не на моей стороне. Едва я сделал шаг из своей комнаты, как Котомине преградил мне путь.
  - Гильгамеш, - сказал он, характерно растягивая слова. - Сегодня ты мне нужен.
  - И чем займемся, Котомине? - спросил я. - Будем отбирать у детей воздушные шарики или бросать жвачки под ноги людям?
  Он усмехнулся, как если бы эти упомянутые мною дела действительно были в повестке дня.
  - Нет, - сказал священник. - Сегодня у нас другая задача, в десятки раз более радостная.
  
  Мне стало не по себе. Судя по всему, горожане могут пострадать, но что я могу сделать? Кроме того, Котомине давно не совершал ничего действительно опасного. В худшем случае, он принесет неудобства нескольким людям. Если я сам не стану целью, то посмотреть со стороны может быть интересно. Нужно поддерживать репутацию.
  
  - Хорошо, - уступил я. - Что ты от меня хочешь?
  Он повернулся, отчего полы его пальто взметнулись, и прошел на кухню, где что-то готовила Карен.
  - Может, сначала позавтракаешь? - сказал он, указывая на место за уже накрытым столом. Салфетки и столовое серебро уже лежали рядом с моим любимым местом, и даже стул был слегка отодвинут.
  Я засмеялся и сказал:
  - Наконец-то ты оказываешь королю должное почтение, Котомине!
  Карен налила мне вина из церковных запасов для особых случаев. Я с подозрением глянул на неё, но сделав глоток, убедился, что ничего страшного не произошло. Завтрак состоял из яичницы с беконом. Видимо, Карен решила сегодня приготовить что-то из западной кухни. Что же, я поел от души. И лишь потом почувствовал. Теплое ощущение поглотило меня; мои чувства притупились, а конечности ослабли. Я повернулся к Котомине с ужасом в глазах. Теперь я понял, что он сделал.
  
  - Прости, Гильгамеш, - сказал Котомине без какого-либо сочувствия в голосе. - Ярмарка выпечки не может быть сорвана твоим отвратительным поведением.
  - Котомине, ублюдок! - начал я, шатаясь и тщетно пытаясь открыть свою Сокровищницу. Только бы вытащить Эа и уничтожить всю эту проклятую церковь. Вместо этого, я упал на колени. Моих сил не хватало даже не то, чтобы сконцентрироваться. Разум был настолько затуманен, что даже не удавалось открыть Врата Вавилона.
  - Приятного отдыха, Гильгамеш, - сказал Котомине. - Сегодня ты будешь полезен.
  Последним, что я увидел, было зрелище отца и дочери, смотрящих на меня с нездоровыми улыбками.
  
  Когда я очнулся, то понял - что-то очень сильно не так. Мои глаза едва доставали до стола, а чтобы посмотреть на часы, стоящие на нем, мне приходилось подпрыгивать. С нарастающим ужасом я побежал к ванной комнате, где заглянул в ростовое зеркало.
  - О, нет, - сказал я необычно высоким голосом. Я стал ребенком. Маленьким, прелестным ребенком, одетым в одежду, только подчеркивающим моё милое личико. Я возненавидел этот вид. Черт бы побрал этого Котомине, загнавшего меня в это положение. Однако мой гнев ушел так же быстро, как и возник. Естественно, зелье действовало не только на тело, так что мой разум тоже изменился до состояния ребенка. Сейчас, разумеется, это кажется мне ужасающим, но тогда я был преисполнен радости и любопытства.
  
   Я вышел на улицу и увидел Котомине, Карен и Лансера, расставлявших большие столы во дворе церкви. Базетт тоже была там, но не казалась довольной этим. Она была на удивление неуклюжей, и Лансеру постоянно приходилось помогать ей. Наверное, это из-за смущения, каждый раз, когда он подходил к ней, чтобы помочь, она краснела как помидор.
  - Гильгамеш, - сказала Карен. - Рада, что ты наконец пришел.
  Ее лицо не выражало никаких эмоций. Губы сложились в прямую линию, а глаза были прикрыты, так что я даже не мог предположить её чувств.
  - Что происходит, Мастер? - спросил я голосом, который все ещё казался непривычным.
  - Распродажа выпечки в пользу церкви и бедняков, - ответила она, ставя большую корзинку печенья на стол. Шаги позади меня предупредили о появлении Котомине из церкви. Он нес больше продуктов: торты, пирожные, печенье и многое другое. Как им удалось испечь все это втайне от меня?
  
  - Можно мне попробовать? - спросил я с щенячьими глазками. Ещё в детстве я понял, что так можно манипулировать людьми, но на Карен не сработало.
  - Ты работник. Когда рабочий день закончится, я благословлю тебя остатками.
  'Неплохо', - подумал я и приветственно замахал рукой. Подбежав к Лансеру, я врезался в него, чуть не сбив его с ног.
  - Эй, мелкий, - сказал он, нахмурившись. - Смотри, куда идешь.
  Затем он наклонился ко мне и прошептал на ухо:
  - Эй, Гильгамеш. Я знаю, мы не очень хорошо ладим, по уважительной причине, но я прошу прощения за то, что они сделали с тобой.
  Я поднял голову и спросил:
  - Что сделали?
  Мой детский ум не понимал преступления, совершенного против моей божественной сущности. Лансер покачал головой, вздохнул и сказал:
  - Не бери в голову, парень. Мы поговорим, когда ты вернешься в нормальное состояние.
  Конечно, у меня было смутное представление о том, что было нормальным состоянием, но сейчас я был полностью доволен собой, как ребенком. Очень скоро Котомине и другие закончили расстановку, и целое пиршество из хлебобулочных изделий было готово к продаже.
  
  - Святой отец, - сказал я, обращаясь к Котомине по его формальному титулу (то, что не сделал бы ни один разумный человек). - Как люди узнают о распродаже? Было какое-нибудь объявление?
  Он улыбнулся.
  - Да. На доске объявлений у мэрии внезапно появилось одно. Я понятия не имею, как это могло случиться.
  - Как странно, - ответил я. - Кто-то следит за нами.
  - Нас благословил Господь, - сказала Карен, открывая коробки с товарами. - Гильгамеш, поработай здесь, в центре, рядом с пирогами. Милый ребенок привлечет много клиентов.
  - Хорошо, - ответил я. Подбежав к столу, я поставил одну из пустых коробок на землю и встал на неё. Теперь все готово к продаже. Моя способность Золотое Правило не даст мне потерять денег. Хотя я стоял за одним столом, были шансы, что он повлияет и на соседние. Думаю, можно рассчитывать хотя бы на небольшую прибыль, а то и на крупную выручку.
  
  Минут через десять появились первые покупатели. Они были обычными людьми: дети с родителями, молодые пары и толпы пожилых женщин, пришедших посудачить о еде. Они перемещались от стола к столу, разговаривая. Проходя мимо моего стола, они останавливались, чтобы погладить меня по голове, как ребенка (Стоп. Я и был ребенком), и мне приходилось терпеть.
  - Могу я продать вам что-нибудь? - сказал я самым очаровательным голосом, на который был способен. Столкнувшись с моей ошеломляющей красотой, женщины были не способны отказать. Они купили множество моих товаров, но даже когда запасы начинали подходить к концу, Котомине и Карен приносили новые. Тогда я заметил кое-что. Для ребенка, которым я тогда был, это было неинтересно, но сейчас я понимаю их методы ясно.
  
  Схема Карен была гениальной. Она всегда находилась на грани опустошения запасов. Кто-то покупает что-то по-настоящему вкусное, а ещё десяток человек в очереди мучаются от того, что оно уже кончилось. Минут через десять, она возвращается в церковь, чтобы пополнить запасы и начать заново. Уголки её рта поднимались в некой пародии на улыбку. Когда она поворачивалась к толпе спиной, румянец удовольствия на её щеках был виден яснее.
  
  У Котомине была другая стратегия. Я заметил это, когда пошел с ним на склад за новой продукцией. Как мы брали коробки с полок, первая из них сломалась с треском, наполнив комнату невероятно резким запахом. Мои глаза начали слезиться.
  - Святой отец, - сказал я. - Что это?
  Котомине закрыл глаза и широко улыбнулся, то ли из гордости, то ли из радости.
  - Эта коробка не для продажи. Это был неудачный эксперимент по добавлению новых ингредиентов в мое печенье.
  - Что за ингредиенты? - спросил я, пытаясь унять слезы из глаз.
  Он медленно засмеялся и широко раскинул руки.
  - Я измельчил перец хабанеро и добавил в тесто.
  - Ты ведь не смог усовершенствовать рецепт, не так ли? - с надеждой спросил я.
  Я получил худший ответ из всех возможных.
  - Смог, разумеется. Я создал идеальное соотношение. Даже сейчас, каждый десятый из проданных продуктов испечен по моему рецепту, который я оттачивал днями и ночами в темной комнате.
  - Ты говоришь, как безумный ученый, - сказал я раздраженным голосом.
  На обратном пути он тихо напевал себе под нос, ничего не отрицая.
  
  Заняв своё место за столом, я посмотрел на Котомине. Его товары были аккуратно разложены на столе, и он уже продал целую кучу. К этому моменту толпа была уже огромной (вероятно, помог мой ранг Удачи), и они покупали у всех. Даже у Лансера были клиенты. Я не мог не задаться вопросом, сколько 'бомб' уже продал Котомине.
  
  - Что за прелестный маленький мальчик! - закричала одна молодая девушка. Я оглядел ее. Она была высока, хоть и не доставала до Котомине, а её малиновые волосы были длиной до лодыжек. Её лицо было румяно-красным, и меня вдруг наполнил детский страх незнакомых людей.
  - Привет, - сказал я спокойно. - Как тебя зовут?
  Она начала задыхаться.
  - Аоко, но ты зови меня сестренкой. Хочешь, примем ванну? Может быть, купим тебе одежду?
  Что за сумасшедшая извращенка эта девушка? Прежде, чем я успел убежать, она схватила меня и вытащила из-за стола. Мое лицо погрузилось в её пышную грудь. Я уверен, для большинства мужчин это было бы благословением. Но скоро мне стало нечем дышать, а мои протесты звучали приглушенно.
  - Я буду считать, что да, - сказала она.
  
  Потом она забрала меня с собой. Я, честно говоря, сначала был в ужасе, но она оказалась неожиданно благовоспитанной леди, для такой сётаконщины. И не спрашивайте меня, как мне удалось избежать наихудших вариантов развития событий. В самом деле, идите к черту. В любом случае, я больше ничего не расскажу. Я и так в ужасе от того, о чем расскажу дальше. Но это история для другого раза.
  
  10. Dating
  
  Мне понадобилось больше недели, чтобы успокоить свои чувства, но даже сейчас мои руки трясутся. Вам, ублюдки, повезло, что я вообще решился рассказать эту историю.
  
  В тот день Котомине блаженствовал. Это был вечер пятницы, так что у него не было никаких церковных служб. Все его усилия могли быть направлены на наше с Карен свидание. Он зарезервировал для нас двоих столик в ресторане. Я в нем никогда не был, но слышал, что это самый лучший ресторан города. Так что я даже предвкушал наш вечер. Котомине может быть садистом, но по крайней мере, я мог бы хорошо поесть.
  
  Что касается этой девушки, она заперлась в своей комнате. Я видел её с самого утра. Она просто невыносима! Почему она не хочет идти на свидание со мной? Эта мысль заставляла мою кровь вскипать. Мне нравится думать, что когда я был царем Урука, женщины любили меня. Конечно, иногда их согласие было несколько натянутым, но я считал, что 'нет-нет-нет' означает 'да'. В конце концов, никто ещё не пожалел о ночи с Королем Героев. Ну, Энкиду утверждал, что женщины думали иначе, но это уже другая история.
  
  Итак, надев мою лучшую одежду (и мою меховую куртку; пошли к черту, если вам не нравится), я ждал в фойе церкви. Котомине отсутствовал. Либо он пытался убедить ее выйти, либо этот счастливый садист устанавливал камеры слежения, чтобы наблюдать за нами как Бог, в которого он якобы верит. Я не был уверен, что хуже.
  Наконец Карен вышла, пройдя мимо алтаря непривычно короткими шажками. Она была одета в белое платье, окутывающее тело подобно её ледяной ауре. Оно было без бретелек, с такого же цвета перчатками и юбкой, оканчивающейся чуть выше лодыжек. Её волосы были уложены в прическу, подчеркивающую красоту её лица, и на мгновение я был удивлен тем, что счел эту хладнокровную стерву привлекательной. Ее шаги дрогнули, когда она увидела меня, прислонившегося к дверям церкви. На моем лице застыло выражение страдания и скуки, но я знал, что это бесполезно. Она знала меня слишком хорошо. Сложив руки на уровне живота, она шагнула ко мне.
  - Похоже, нам придется пройти через это, - сказала она свойственным ей монотонным голосом. Интонация слегка отличалась от обычной, но я не знал, чем это вызвано.
  - Вини за это своего отца, - сказал я. - Я никогда не планировал ничего подобного.
  - Он все равно поступит по-своему, - ответила она. - Думаю, если бы я наблюдала со стороны за твоим свиданием с девушкой, которая тебе не нравится, то тоже нашла бы это зрелище интересным.
  
  Меня охватили эмоции, которым я затрудняюсь дать определение. Возможно, это была злость на Котомине, или же скрытая привязанность к этой беловолосой девушке передо мной. Если последнее, то эта привязанность, очевидно, была в лучшем случае ситуативной.
  Я наклонился вперед и слегка улыбнулся.
  - По-крайней мере, давай насладимся этим вечером, - сказал я. - Пусть твой отец полюбуется, как хорошо мы проводим время.
  Она слегка улыбнулась.
  - Я могу только мечтать об этом. Твое общество отвратительно до тошноты.
  Я стиснул зубы и сжал правую руку так сильно, что ногти чуть не порезали кожу.
  - Ты не утруждаешь себя дружелюбием.
  - Нет, - сказала она. - Но ты не можешь ответить тем же. Нравится мне это или нет, мы с отцом держим тебя в нашем доме по доброте наших сердец.
  Я не стал говорить, что их сердца были так же наполнены добротой, как пустыни неподалеку от Тигра и Евфрата. Очевидно, что молчание было лучшим выходом. Я даже не вздрогнул, когда Карен взяла меня за руку по выходу из церкви. Я знал, что это неизбежно. Ее проклятый отец наблюдал за нами, так что мы должны были играть роль счастливой богатой пары.
  
  Когда мы спускались по лестнице, Карен спросила:
  - Как мы доберемся до ресторана? Я не знаю, где это.
  Я фыркнул и взмахнул рукой. Золотое сияние возникло перед нами и застыло, обретая плотность. Литой золотой корпус возник посреди дворика, а появившиеся крылья почти царапали живую изгородь вокруг церкви. Моё творение, прототип Виманы из древней Индии, прибыл в эту реальность.
  - Это не слишком заметный способ? - спросила Карен, пока я запрыгивал на борт. Я не ответил, только помог ей подняться. Тут она заметила, что место только одно.
  - Где я сяду? - спросила она.
  Я занял своё место на троне, покрытом красным бархатом, и похлопал по своим коленям.
  - Ты можешь сесть здесь.
  Она попыталась скрыть раздражение на лице, и я начал понимать Котомине, любившего доставлять людям неудобство. У неё не было шансов отказаться, когда Вимана резко стартовала в небо, её бросило в мою сторону. Наш золотой транспорт сверкал все время нашего путешествия, которое заняло четыре минуты. Хотя мы были в совершенной безопасности, Карен всю дорогу держалась за меня, прижавшись к груди, что я нашел удивительно милым.
  
  Когда мы приблизились к нужному месту, Вимана остановилась в футе над поверхностью земли, напугав группу каких-то ублюдков, скрывшихся в дебрях камня и металла, называемых городом. Я спустился, помог сойти Карен, после чего убрал свой транспорт обратно во Врата.
  - То самое место? - спросила Карен.
  - Твой отец показал мне его несколько дней назад, - сказал я, глядя на непроизносимое название ресторана. Он находился в задней части торгового центра, почти скрытый за другими магазинами, но знак на дверях позволял легко заметить его. Он представлял собой металлический прут, изогнутый в форме херувима и украшенный плющом.
  
  Карен кивнула, вновь взяла меня за руку, и я открыл дверь. Внутри было темно, лишь свечи на столиках были источником слабого света. Комната была полупустой, и почти каждый элемент мебели был сделан из ценных пород дерева, или же был хорошей подделкой. Аромат, витавший в воздухе, не оставлял сомнений, что еда здесь самого высокого качества. Я был настолько впечатлен, что почти забыл о своем положении. Почему я не слышал об этом месте раньше?
  
  Я улыбнулся и провел Карен к нашему столику, и эта улыбка не сходила с моих губ почти весь вечер. Вино было замечательным, а еда изысканной. Даже Карен, казалось, наслаждалась, и мы немного поболтали, пока несли наш заказ. Возможно, Котомине сейчас кричал от тоски. Наше свидание казалось удачным.
  Потом я услышал кое-что.
  
  - Как ты нашла это место, Сейбер? Еда тут замечательная!
  Я чуть не выплюнул вино прямо на Карен. Очень медленно, я повернулся и посмотрел на столик в другой части ресторана. Там, почти скрытый от глаз, сидел Эмия с моей королевой. Будучи ошеломлен, я просто не чувствовал их присутствия раньше, поняв это только сейчас. Они выглядели такими счастливыми. Сейбер улыбнулась ему с такой любовью в глазах, что он опьянел без какого-либо алкоголя и ответил своей улыбкой.
  - Несколько человек порекомендовали его, Широ, - ответила она.
  
  Я видел, как близки они были. Почему она называет его по имени, когда меня рядом нет? Что за чушь? Я стиснул зубы так сильно, что они заболели. Что она нашла в этом ублюдке? Почему он был достоин ее, а не я?
  
  - Нам стоит почаще здесь бывать, может даже привести сюда Фуджи-нээ, - сказал Широ.
  
  Ах, я почти забыл. Они живут вместе. Спасибо, Эмия! Огромное спасибо, что напомнил. Котомине спланировал для меня эту пытку? Возможно ли вообще спланировать такое? Это казалось слишком сложным, даже для него. Было слишком много переменных. Тем не менее, это вывело меня из себя. Едва ли могло быть хуже.
  - Я люблю тебя, Широ, - счастливо сказала Сейбер.
  Оказывается, могло быть. Я больше не вытерплю. Мое спокойствие сменила ярость, что напугала даже Карен. Она видела, как мой гнев усиливался, пока не достиг пика. Я взял в руки тарелку, на которой лежал мой недоеденный стейк и с рычанием бросил её прямо в голову Эмии.
  - RhoAias! - раздался крик в другом углу ресторана. Моя тарелка сломалась в воздухе, и стейк упал на пол. Импровизированный снаряд был остановлен фиолетовым цветком, возникшим в комнате. В темном углу стоял старший Эмия, Арчер Пятой Войны, с вытянутой рукой. На стуле позади него сидела девчонка Тосака, одетая в платье, да и сам Эмия носил костюм.
  - Фейкер, - закричал я, вставая. Тарелка Карен стала моим новым снарядом, хотя она пыталась остановить меня. Я бросил её в Арчера. Используя уже свой щит, он не смог бы активировать его снова так скоро. Но я недооценил его, он просто увернулся от тарелки, и та разбилась о стену позади него.
  
  Сейбер и мальчишка заметили меня, наконец, а Арчер уже стоял наготове. Хотя ни у кого из нас не было оружия, это все равно была битва. Я зарычал и щелкнул пальцами. Золотой свет возник позади меня, и мои оппоненты напряглись, готовясь к шквалу клинков. Но вместо них я использовал свои запасы пищи. Прототипы каждого известного блюда в мире понеслись по воздуху к Арчеру и мальчишке. Я удовлетворенно ухмыльнулся, когда Арчер получил в лицо прототип мапо тофу. Этот ублюдок заслуживал этого больше, чем кто-либо еще.
  
  Рыжеволосый парень пригнулся и избежал моих снарядов, а потом сказал кое-что неожиданное.
  
  I am the bone of my skillet.
  
  Что, черт возьми, ты имеешь в виду?
  
  Meat is my body, and oil is my blood.
  
  Частично это имело смысл, частично нет.
  
  I have created over ten thousand meals.
  
  Я понял, что это было за заклинание, и сосредоточился на мальчишке. Вдруг мои снаряды оказались отражены в сторону Арчером. Он отбивал их так же быстро, как я создавал!
  
  Unknown to saturated fat, nor known to bad taste.
  
  Черт бы их побрал! Я ничего не мог сделать, чтобы остановить его, и никто в ресторане не хотел вмешиваться.
  
  Have withstood malnutrition to create many dishes.
  Yet those hands will never cease their endless task.
  
  - Ублюдок! - закричал я.
  
  So as I serve, Unlimited Cooking Works.
  
  Мир загорелся, и я отпрянул, когда волна дыма охватила меня. Пейзаж вокруг нас изменился. Ресторана не было. Вместо него мы были в печи. Свет лился откуда-то сверху, а температура все повышалась. Земля под ногами, казалось, сделана из хлеба, и была похожа на бисквит для торта, а в небе вокруг нас появились гигантские столовые прибора, наряду с кастрюлями и сковородами.
  
  Карен удивленно оглядывалась, Арчер и другие тоже. Признаю, это было слегка удивительно. Исток этого парня - Еда или что-то вроде того? Он стоял в пятидесяти шагах от меня, с серьезным выражением лица.
  - Король Героев, - сказал он. - Эта моя сила делает моё кулинарное мастерство безграничным. Любая утварь или ингредиенты могут быть созданы в одно мгновение.
  
  После этого утварь и различные продукты стали подниматься в небо, перемещаясь, как на призрачной кухне, и блюда стали появляться прямо на моих глазах.
  - На что ты надеешься, пацан? Думаешь, твои бесполезные подделки смогут превзойти шедевры моей Сокровищницы?
  Он улыбнулся.
  - Увидим. Рецепты развиваются, становясь более сложными с каждым новым поваром. Они добавляли новые приправы и ингредиенты, внося коррективы в изначальный рецепт и обеспечивая эволюцию кулинарии. Потому мои творения превосходят твои! Король Героев! Хватит ли у тебя еды?!
  Вдруг еда, висевшая в воздухе вокруг нас, помчалась ко мне в куда больших количествах, чем я ожидал. Это была битва века.
  
  Я вздохнул. Все было кончено. Ресторан, наверное, закроют на неделю, чтобы очистить его от еды. Арчер и его товарищи имели наглость заставить меня платить за погром! Не то чтобы я отказывался, король действительно должен брать на себя ответственность за свои действия. Я даже оставил много чаевых официантке, но она, похоже, даже не заметила этого. Она осталась без работы на некоторое время.
  И вот, Карен и я поплелись домой. Наша одежда была грязной, покрытой остатками великой битвы. Платье Карен было пропитано коричневым говяжьим бульоном, а мой костюм и куртка были липкими, Нергал знает от чего. Она не разговаривает со мной. Похоже, наше свидание превзошло её самые худшие ожидания. Но я был рад её молчанию. Пусть лучше спокойно молчит, чем выражает свой гнев вслух.
  
  Котомине было не видно, возможно, он спрятался от возмездия. Или же решил ещё немного понаблюдать за нами. Чтобы одержать победу хоть в чем-то, я лег спать, ни слова не говоря Карен. Я могу лишить этого священника хотя бы одного удовольствия.
  
  11. Babysitting, part 1
  
  Мне стоило предвидеть это.
  
  Я проснулся в воскресенье, в одиннадцать часов утра. Лучи солнца пробивались сквозь занавески, почти прямо мне в глаза. Тем хуже для него. Это будет моя маленькая победа: подняться с постели самому. Никакой горящий шар водорода не смеет будить меня!
  
  Так или иначе, я быстро оделся и вышел из своей комнаты, вдыхая свежий утренний воздух. Поначалу я удивился, когда с кухни не донеслись запахи готовки Карен, но вспомнил, что сегодня воскресенье. Котомине любит иногда после воскресной проповеди готовить поздний завтрак на четверых. Комната Лансера была пуста, так что, видимо, завтракать будем втроем. Проходя мимо его комнаты, я остановился и заглянул внутрь. Оштукатуренные стены покрывали плакаты из различных аниме, а на кровати лежала подушка для обнимания. Приглядевшись, я увидел, что на ней изображена Базетт с расстегнутой рубашкой и румянцем на лице.
  'Какое бесстыдство!' - подумал я. Эта собака не способна сдержать своей похоти к этой женщине.
  
  Я закрыл дверь и пошел дальше. Пусть лучше никто больше не увидит этого. Кроме того, моя комната выглядела не лучшим образом. У меня было полно фотографий Сейбер и её фигурок (подарок Кастер, этой ведьмы). Карен и Котомине знали об этом, но смеялись надо мной не так часто, как можно было от них ожидать.
  
  Как я и подозревал, кухня была пуста. Кастрюли, обычно кипящие на плите, были сложены в сторонке, и похоже, я обречен съесть то, что приготовит Котомине. Я вздохнул и направился к часовне, откуда обычно доносились его проповеди. Я подошел к двери слева от алтаря, ведущей в заднюю часть часовни. Положа руку на дверь, я подождал, пока не замолкли голоса людей и вошел.
  
  Помещение занимало большую часть здания. Такой размер создавал необычную акустику. Даже тихие шаги отдавались эхом. Я бы сделал этот зал моим собственным жилищем, если бы не Карен. Конечно, она тоже не стала тут жить. Она куда благочестивее, чем её отец, только играющий роль священника. Тем не менее, его игра в священника раздражала меня не меньше, чем настоящие священники.
  
  Котомине и Карен провожали последних прихожан. Они стояли по бокам алтаря, с руками, сложенными в молитвенном жесте. Они не изменили своей позы, даже когда я подошел к ним. И только когда я громко прочистил горло, Котомине открыл глаза. Карен же постояла с закрытыми глазами чуть подольше. Когда она все же открыла их, то сразу осуждающе уставилась на меня.
  
  - Что опять не так, глупая девчонка? - запротестовал я. У неё не было причин злиться на меня прямо с утра.
  - Лень - это грех, Гильгамеш, - ответила она со свойственной ей монотонностью голоса. Хотел бы я хоть раз услышать какие-нибудь интонации.
  
  - Ты должен был встать раньше и помочь нам провести службу.
  Я ухмыльнулся.
  - Чтобы я, божественное существо, помогал в служении вашему Богу? Разве эта идея не похожа на фаустовскую?
  - Да, действительно, - сказала она. - Ты тот ещё змей.
  - Осторожно, - рассмеялся я. - Или этот змей найдет путь в райский сад!
  
  Я не мог поверить в то, что сказал секунду назад. Очевидно, она тоже не могла, потому что её ботинок тут же ударил мне в лоб. Я был застигнут врасплох, и удар чуть не сбил меня с ног. Я быстро заморгал, потирая голову.
  
  - Что за черт? - вырвалось у меня, пока она одевала ботинок. - Обувь? Что ты творишь?
  - Божественное возмездие, - сказала она. Я повернулся к её отцу, но он только улыбнулся нам. Это он виноват, так или иначе. Даже после того дня на пляже мы с Карен все ещё готовы вцепиться друг другу в глотки. Точнее, она готова вцепиться в мою, как только я открою рот. Серьезно, с тем же успехом я мог бы приставать к Сейбер. В таком случае даже меньше шансов умереть.
  
  - В любом случае, - сказал Котомине, - пора поесть.
  - Точно, - сказал я, пока Кирей шел мимо алтаря. На столе рядом стояла деревянная коробка, обитая железом. Это был ящик для пожертвований церкви. Теоретически, они должны быть использованы на церковные службы и благотворительность, но наша церковь не была официальной.
  
  - Когда Карен начнет готовить?
  - Она не будет, - сказал Котомине, открывая ящик и перекладывая деньги в свой карман. - Сегодня я решил заказать еду.
  
  'В чем дело?' - задался я вопросом. Котомине не стал бы заказывать еду без причины. Карен легко может приготовить на нас всех. Только я открыл рот, чтобы спросить об этом, как двери вновь открылись. Так что я остался стоять с открытым ртом, когда по часовне разнесся голос:
  - В чем дело, фальшивый священник? - звонкий голос Рин разбил привычную тишину. Эта проклятая девчонка невыносима! Котомине должен был зарезать её вместе с её отцом. Ладно-ладно, не берите в голову. У неё красивые ноги, так что я позволю ей жить.
  
  Она была не одна. Позади нее была целая группа людей, которых я не хотел бы видеть.
  - Ну и ну! Какая замечательная церковь! Разве это не прекрасно, Соичиро-сама?
  Кастер была здесь, одетая, как домохозяйка. Рядом с ней спокойно стоял Соичиро, человек с лицом кирпича.
  - Да, - ответил он. Он явно человек дела, а не слова.
  
  За ними вошли трое, которые раздражали меня. Фейкер, его молодая версия и Райдер, все в повседневной одежде. Райдер удивила меня больше всего. Её повязка на глаза исчезла, заменившись очками, магию в которых мог бы почуять даже начинающий волшебник. Тем не менее, я не встречался с ней взглядом. И это было совсем не трудно. Я просто смотрел прямо на ее пышную грудь. Хорошо, что она носила свитер поверх неё, иначе мне пришлось бы признать этого монстра привлекательным!
  
  Наконец, последняя пара. Одетые в сарафаны, они шли рука об руку, что походило на мать с ребенком. Сейбер и гомункул Айнцбернов вошли вслед за Эмией. Мелкая выглядела счастливой и напевала какую-то мелодию. Зачем они вообще притащили её? Сейбер выглядела восхитительно, но я не мог сказать этого, пока рядом ошивался этот мальчишка!
  
  - Котомине, в чем смысл этого? - спросил я. - Почему все эти шавки здесь?
  Котомине посмотрел на меня, как на идиота (которым я не был), и сказал:
  - Они позавтракают с нами. Ты против?
  Прежде чем я успел сказать 'да', он уже повернулся ко мне спиной и хлопнул в ладоши.
  - Проходите, мы будем завтракать на заднем дворе.
  
  Немногие люди бывали там, так что почти никто не знал, что на заднем дворе есть что-то вроде патио. Иногда Карен накрывала стол там, и мы трое (четверо, если Лансер был рядом) обедали там.
  Когда мы все пришли туда, стол действительно был уже накрыт. Каким-то чудом, всем удалось разместиться за ним.
  
  - Подождите, пожалуйста, - сказал Котомине. Видимо, еда прибыла, и они с Карен пошли забрать её. Остальные уставились на меня, как будто я тут главный. Разумеется, я наделен огромной властью, но в этом доме Господа руководили Карен и Котомине.
  
  - Это ты приложил руку к этой идее, Золотце? - спросила девчонка Тосака. Я едва сумел понять, о чем она говорит, так как был увлечен попеременным разглядыванием её ног и Сейбер. Она топнула ногой, поскольку я продолжал её игнорировать, но что она могла сделать, натравить на меня своего Слугу? Не то чтобы он мог бы убить меня, никогда. Этого не случится в любом случае, даже если враг будет иметь преимущество!
  
  - Нет, - все же ответил я. - Котомине удивил даже меня, но я не из тех, кто отказывается от угощения.
  - Впервые я согласен с тобой, - сказал Красный Арчер. - Но я все-таки проверю еду на яд.
  Сказав это, он бросил взгляд на свою молодую копию. Наверное, он не собирается использовать его для проверки? В конце концов, тот наверняка не приступит к еде, пока Сейбер не наестся. Он щедрый парень, иногда до абсурда. Настоящий мужчина должен брать то, что хочет, а остатки отдавать другим, когда насытится.
  
  - Яд? - сказал низкий голос позади меня. - Сама эта мысль обидна.
  Котомине подошел, неся в каждой руке по большой коробке. Похоже, это контейнеры для хранения еды, позволявшие ей оставаться горячей долгое время. Карен шла за ним, держа третью коробку. Изредка даже я испытывал сочувствие, так что забрал эту коробку, весившую столько, что девушка едва могла её тащить.
  - Спасибо, Арчер, - сказала она, отдышавшись. Карен убедилась, что столы установлены как надо и у всех есть места, в то время как Котомине распаковывал контейнеры. Должно быть, он делал заказ в западном ресторане, потому что я не увидел ни одного японского блюда. Буженина в меду, бекон, свежая выпечка и десятки других блюд. В коробке Карен был настоящий английский чай, который она разлила всем.
  
  Кастер полезла в сумку, вытащила оттуда ноутбук с веб-камерой и поставила на стол. Через несколько секунд после включения на экране возникло изображение Ассасина, все ещё охранявшего Рюудодзи.
  - Сасаки, посмотри как тут весело! - сказала она. - Разве ты не хочешь присоединиться?
  - Конечно, хочу, ведьма! - ответил он сердито. - Ты просто издеваешься надо мной.
  - Да, так и есть, - ответила Кастер. - Можешь посмотреть, как мы едим, и если вежливо попросишь, мы принесем тебе что-нибудь.
  
  - Котомине, где ты заказал эту еду? - спросил Эмия. В его голосе звучала враждебность. Это было понятно. У него нет никаких оснований доверять Кирею. Даже я почти не доверял ему. Как все изменилось со времен Четвертой Войны. Теперь я просто гость этого садистского проповедника.
  
  - Ну же, Эмия Широ, - ответил Котомине, улыбаясь с закрытыми глазами. - Я не могу раскрыть все свои секреты. Пожалуйста, приступайте к еде, но не забудьте сначала как следует поблагодарить Господа.
  
  'Что за чушь', - подумал я. Я не собирался молиться перед едой. Боги Шумера не заслуживают моей похвалы, не говоря уже о Боге, которому Котомине притворно поклонялся. Тем не менее, все остальные начали тихо молиться. Когда еду начали раздавать, я хотел сесть на своё место, но был остановлен Котомине.
  - В чем дело, Кирей? - требовательно спросил я. Он не даст мне поесть, пока я не помолюсь? Все остальные, тем временем, принялись за еду. Наверное, было очень вкусно, потому что после первых же нескольких глотков еды, они стали есть быстрее. Даже обычно сдержанные Тосака и Райдер накинулись на свои блюда, будто нищие.
  
  - Подожди, - сказал Котомине с широкой улыбкой. Он сунул что-то мне в руку и развернулся, уходя. - Лансер скоро должен прибыть. Оставляю его на тебя.
  'Что, черт возьми, это значит?'
  
  Когда он вернулся в церковь, по-видимому, чтобы направиться в город, я, наконец, осмотрел предмет в моей руке. Знакомого вида пустой пузырек. Я хорошо знал его содержимое, в моей сокровищнице было много таких. Это одно из моих молодильных зелий. Есть лишь одно объяснение происходящему, и оно стало заметно уже сейчас.
  
  Один за другим, едящие люди стали превращаться в детей. Все началось с Эмии и Тосаки, распространяясь и на других. Арчер и Кузуки были последними, кто начал превращаться. Бесстрастное выражение его лица не изменилось. Он просто начал что-то тихо бормотать, пока Кастер на его глазах превращалась в девочку. Арчер посмотрел на меня в панике.
  
  - Зачем все это? - спросил он, когда его тело начало уменьшаться.
  - Понятия не имею, - ответил я. - Это дело рук Котомине.
  Даже Карен стала ребенком. Не похоже, что она это заметила.
  
  Самое удивительное было в том, что их одежда тоже уменьшилась. Когда я использовал зелье, такого не происходило.
  
  Так что теперь я смотрел на внутренний двор, полный детей. Они бродили вокруг. Некоторые, как Тосака и Карен, продолжали есть. Арчер и Сакура отреагировали более эмоционально. На лице Арчера появилась маска ужаса, а Сакура плакала. Единственной, кто выглядел озадаченно, была Илия.
  - Золотце, - спросила она. - Что случилось с ними?
  Я поднял голову.
  - Они превратились в детей из-за зелья, которое Котомине украл у меня.
  Я хотел спросить, почему на неё оно не подействовало, как понял это сам.Сначала я тихо усмехнулся, а потом засмеялся во весь голос.
  - Хахаха! Ты слишком маленькая, чтобы попасть под его действие! Как забавно!
  Она тоже поняла это и стала кричать:
  - Это не смешно! Это не смешно!
  Но на самом деле это было забавно. Она пыхтела, будто тоже хотела превратиться в ребенка, но не могла.
  
  Дверь позади меня открылась. Посмотрев через плечо, я увидел Лансера, одетого в повседневную одежду.
  - О, Гильгамеш, - сказал он. - Как...
  Он прервался на полуслове, увидев зрелище на заднем дворе. Пока он смотрел, как Арчер теряет последние остатки зрелой личности, его челюсть медленно опускалась.
  - Что это, черт возьми? - сказал он.
  - Очередная задумка Котомине, - ответил я, пока Лансер шел ко мне. - Похоже, нам придется позаботиться об этом.
  Лансер вздохнул, глядя на весь этот детский сад.
  - Да, - сказал он. - Без помощи они не обойдутся.
  
  Один за другим, дети собрались перед нами, с Илией, державшей ноутбук.
  Сасаки был в восторге. Превращение его Мастера в ребенка, возможно, лучшее, что с ним было. Толпа детей, ростом нам по пояс, смотрела на нас большими глазами. Рядом с плачущей Сакурой стояла послушная Медея, Соичиро все ещё был абсолютно спокоен и носил очки. Арчер и Широ уставились друг на друга.
  - Мистер Гильгамеш, - сказала Тосака, дергая меня за ногу. - Что же нам теперь делать?
  
  Настала моя очередь вздыхать. Это было похоже на Котомине, подставить меня таким образом. Та ещё задача. Но у меня не было выбора. По правде говоря, я люблю детей, даже если эти дети однажды станут теми, кого я презираю больше всего. Возможно, им даже проще будет принять это. Я молча махнул рукой, призывая их следовать за мной, и направился внутрь церкви. Я уверен, мы с Лансером сможем занять их чем-нибудь, пока действие зелья не прекратится.
  
  12. Halloween
  
  31 октября был довольно интересным днем для обитателей церкви на холме. Отец и дочь, называющие себя последователями этого христианского Бога и приютившие меня в своем доме, позволили праздновать этот необычный праздник. Ах, Хэллоуин, как он мне нравится. Возможность притвориться кем-то, кем ты не являешься на самом деле, наверняка привлекательна для ублюдков, населяющих этот мир. Наверняка многие шавки попытаются одеться, как я. Разумеется, я позволю им это. С одним условием. Если вы одеваетесь как Король Героев, вы, черт побери, действуйте, как он!
  
  Кажется, я отвлекся. В любом случае, в этот вечер тридцать первого октября, городские кафе украсились соответствующей символикой, приглашая всех желающих. Несмотря ни на что, я решил принять участие. Шавки думали, что я только об этом и мечтал, но на самом деле, у меня не было таких планов. Лансер же принял участие с радостью. Эта собака никогда не упустит возможности повеселиться.
  
  Я вернулся в свою комнату, где мой костюм ждал меня. На его подготовку ушло несколько недель. Я всегда считал, что характер и внешний вид должны соответствовать друг другу. Но признаю, я не лучший притворщик. Поэтому я буду притворяться персонажем, похожим на меня. Так что не будет риска выйти из характера. Я буду номером один, определенно. Никто не подошел к делу так же серьезно, как и я!
  
  Я начал одеваться ближе к ночи. Сначала я надел обтягивающую черную рубашку. О Эрешкигаль, эта вещь была маленькой. Она выделяла каждый мускул на моем теле, но двигаться в ней было неудобно. Мои брюки, куртка и ботинки были горчично-желтого цвета. Не самый лучший цвет, но изменять костюм - преступление. Оригинал всегда лучше, нововведения просто мутят воду. Наконец, я повязал желтую повязку на голову.
  
  Подойдя к ростовому зеркалу в своей комнате, я улыбнулся. Да, я великолепен. Несколько поз перед зеркалом, одна смешнее другой. В последней я выгнулся телом в виде буквы S, стоя на цыпочках. Как он делает такие сложные позы с такой легкостью? Даже я вспотел!
  
  Раздался стук в дверь и мне пришлось отвлечься и открыть её. Разглядев, кто стоял за ней, я в удивлении отшатнулся. Карен смотрела на меня сквозь круглые очки, пожевывая сигару. Её волосы были выпрямлены и слегка покрашены. Платиновые локоны свободно падали на спину. Она была одета в костюм бизнесмена, но с белыми перчатками, и все ещё носила крест на шее.
  
  - И кто же ты сейчас? - спросил я.
  
  - Разве тебе это интересно? - ответила она. Её голос все ещё был спокоен, но в нем звучал гнев. Он не был направлен на меня (я надеюсь). Карен, вероятно, тоже серьезно подошла к празднику.
  - Кто ты? - спросила она в свою очередь.
  
  Я засмеялся.
  - Бесполезно! Бесполезно! Бесполезно! Я никогда не скажу тебе, Карен!
  
  Серьезно, я бы никогда не смог объяснить ей. Она, скорее всего, посмеется надо мной. Хотя, если бы я узнал её костюм, то, (вводное слово) наверное, тоже смог бы подколоть её.
  
  Когда я вышел из комнаты, Карен последовала за мной в часовню. Там мы нашли двух других обитателей этого дома. Лансер сидел на алтаре, к большому отвращению Карен. Если бы не его волосы, я никогда бы не узнал его. Он был одет в черные доспехи с неровными краями и перепоясан кожаными ремнями. Правая рука была покрыта сталью и сжата в кулак. Один глаз был закрыт, другим он хмурился. Опираясь на край алтаря, на полу стоял огромный клинок. Около шести футов в длину и фут в ширину. Он не был заточен, и я не знаю, это недоработка или так и должно быть. В любом случае, он выглядел просто как массивный кусок железа.
  
  - Вот и вы, наконец, - сказал он и спрыгнул с алтаря, хватая свой меч. Несмотря на кажущуюся тяжесть, он держал его как пушинку. - Идемте, еда и выпивка заждались.
  
  Я нахмурился. Он вообще не пытался соответствовать характеру. Я следовал за ним, а Котомине и Карен за мной. Красное пальто священника хорошо сочеталось с такого же цвета широкополой шляпой, и я усмехнулся, увидев двойные пистолеты под складками пиджака.
  
  - Карен заставила тебя так нарядиться? - спросил я, когда мы вышли из церкви. Ночной воздух был свежим, и я глубоко вздохнул, когда мы начали наш путь вниз по склону.
  
  Котомине усмехнулся.
  - Нет, - сказал он. - На самом деле это была моя идея.
  - Это похоже на моего отца - наслаждаться подобным, - сказала Карен. - И хотя их голоса похожи, мне кажется, это не повод наряжаться подобной мерзостью.
  Я улыбнулся.
  - И в самом деле, это голос злодея. Хорошо, что твой отец не такой.
  
  Я улыбнулся и сунул руки в карманы, наслаждаясь своим сарказмом. И вздрогнул от прижатой к моей шее горящей сигареты. Я подпрыгнул от неожиданности и споткнулся, пытаясь стряхнуть горячий пепел. Очевидно, Карен не понравилась моя шутка.
  
  - Злобная девка! - закричал я. - Ты соображаешь, что творишь?
  - Свою работу, - ответила она. - Я живу ради охоты на монстров и язычников.
  - Да, да, - сказал я, размахивая рукой. Потирая шею, я отошел ближе к Лансеру. Хоть мы и не очень хорошо ладим, Карен наш общий враг, так что сейчас мы союзники. Идти рядом с ним гораздо безопаснее.
  
  Всего через несколько минут мы достигли кафе Аненербе, которое, казалось, возникло из ниоткуда. Его вход был украшен оранжевыми и черными лентами, а в витринах сидели тыквы. Очевидно странные кошки, которые управляют этим местом, тоже любили этот праздник.
  
  Лансер вздохнул, открывая дверь:
  - Надеюсь, тут будет алкоголь.
  - Думаю, без него не обойдется, пес, - ответил я. - Ни одна вечеринка не будет полной без шатающихся пьяниц. Только убедись, что не будешь раздражать меня в пьяном виде, иначе я тебя заколю.
  - Это не соответствует твоему характеру, - сказал он. - Я имею в виду твой костюм.
  
  Я моргнул, когда понял, что он был прав.
  - Хех, верно! Придется отказаться от раскатывания тебя в лепешку, или вроде того.
  - Так-то лучше, - ответил Лансер. Он зашел внутрь, распахнув дверь пошире, чтобы не задеть её мечом, и я последовал за ним. Кто он такой, чтобы читать мне лекцию о моем характере? Я чемпион Хэллоуина! Никто не может противостоять мне!
  
  Внутренняя часть кафе была затемнена, освещаясь только свечами внутри резных ламп в виде тыквы, стоявших повсюду. Они отбрасывали жуткие тени на стены. Когда мы прошли вглубь, они стали ещё четче.
  
  Бывший мастер Сейбер, Эмия Кирицугу, сидел за столом, развалившись на стуле, и курил сигарету. Он носил темно-синие брюки с такого же цвета курткой, похожей на ту, что я ношу на пробежки. Под ней была легкая рубашка. В темноте я не мог сказать, белая она или желтая.
  Подняв глаза, он увидел Котомине, после чего поднял руку и имитировал выстрел.
  - Бах, - сказал он.
  - Не думаю, что из пистолета можно убить вампира, - ответил Котомине. Священник в красном плаще стоял напротив своего старого врага и улыбался.
  - Это была серебряная пуля, - ответил Кирицугу.
  - Сомневаюсь, - сказал Котомине. Они начали детский спор на тему того, была ли воображаемая пуля Кирицугу из серебра или нет, я не собирался слушать эти глупости.
  
  - А вот и Золотце наконец пришел! - сказала Илия, гомункул семьи Айнцберн. Она была со своей матерью, и их костюмы были как-то связаны между собой, но я их не узнавал. За ними стояла пара их горничных. Они не были одеты в костюмы. Младшая гомункул носила белый сарафан и соломенную шляпу. На её накрашенном лице была неестественная улыбка. Не из добрых улыбок, но призванная скрыть настоящие эмоции.
  
  Ее мать была...другой. Для гомункула Айрисфиль была довольно красивой женщиной. Довольно женственная, но не сегодня. Как может такая миниатюрная женщина иметь столько мышц? Возможно, сейчас она сильнее меня! Это семейное помешательство? Хэллоуин - цель их жизни?
  
  В любом случае, сейчас Айрисфиль носила белую налобную повязку и темную майку. В ее руках был автомат. Даже не буду спрашивать, где она достала его. Чтобы обнять Илию, она повесила оружие на шею.
  - Держитесь рядом, принцесса! - крикнула она. - Я Вас защищу!
  
  Илия проигнорировала её и продолжала глядеть на меня.
  - Итак, Золотце, - сказала она. - Кто же ты такой?
  Если бы я пил в этот момент, я бы выплеснул всё.
  - Ты меня не узнаешь? Разве ты не читаешь хорошую мангу?
  Илья фыркнула и скрестила руки на груди.
  - Я много чего читаю. Но я бы узнала такой странный костюм.
  - Бессердечная девчонка, - ответил я. - Знаешь что, я тоже тебя не узнаю.
  Она сразу вышла из себя.
  - Ты с ума сошел? - закричала она, быстро выплевывая слова. - У меня узнаваемый костюм!
  - Да, да... - сказал я пренебрежительным тоном. Она начала утомлять меня.
  
  Позади меня было какое-то волнение. Котомине и его старый враг все ещё спорили, можно ли убить вампира серебряной пулей. Разве у Котомине нет опыта в таких вещах?
  
  В задней части кафе столкнулись Эмия и Арчер. Кажется, что даже Хэллоуин не стал препятствием для их соперничества. Они стояли в десяти футах друг от друга, на свободном пространстве. Оба носили костюмы, вроде бы никак не связанные друг с другом.
  
  - Я заставлю тебя влюбиться в меня, - сказал Арчер драматическим голосом. Ветер колыхал полы белого кимоно, хотя они стояли в закрытом помещении. Кимоно закрывало только половину груди, другая оставалась открытой. Говоря свою фразу, он занес меч в правой руке. Это была катана, длинная и полупрозрачная, как стекло. Подождите, это что, Игла? Откуда, черт возьми, он взял этот меч? Он может скопировать даже это?
  
  - Здорово, - прошептал Широ, перед головой. Рыжий парень носил черные брюки с белой рубашкой нараспашку. Его волосы торчали шипами, как у героев сёнен-манги. Он сжал правую руку в кулак и начал читать проповедь.
  - Арчер, - начал он. - Ты тратишь все время на жалобы. Ты хотел помочь людям, но сдался, потому что решил, что обречен на провал. То же самое ты думаешь обо мне. Ты шел, и никогда не останавливался, чтобы увидеть, как ты причиняешь вред людям. Пришло время посмотреть в лицо реальности Арчер! Если ты решишь прятаться в своей собственной крохотной реальности, я разобью её вот этим кулаком!
  
  Я застонал. Кому-то действительно нравится это? Серьезно, чтение морали является одной из самых раздражающих вещей. Даже Энкиду действовал мне на нервы в такие моменты. Я Гильгамеш, на две трети бог. Я превыше любой морали.
  Я отвернулся от этой парочки, когда они начали драться. Разумеется, битва была отличной. Если описывать её, то получится десять страниц зубодробительного драйва. К их сожалению, мне было наплевать на них. У меня была другая цель.
  
  - Сейбер, - позвал я. - В чем дело? Тебе так скучно, что ты решила посидеть в углу?
  
  Я стоял перед блондинкой. В отличие от всех остальных, она не носила костюм. Ее одежда состояла из обычной блузки и юбки. Она сидела в задней части стола, что-то счастливо поедая.
  
  - Широ попросил меня прийти с ним, поэтому я здесь, - ответила она, глядя на меня холодным взглядом.
  - Почему ты не одела костюм? Неинтересно, когда один сидишь в обычной одежде.
  - Я никогда не ношу костюмы, - ответила она между глотками. Любая другая женщина показалась бы грубой, но моя Сейбер была другой.
  - Король не должен прятаться за костюмами. Он должен стоять со стягом за спиной, с мечом в руке, вызывая врага на бой. Вот он я, приди и встреться со мной. Я горжусь тем, что живу, я горжусь тем, что умираю.
  
  О, Сейбер, ты ещё мало знаешь о жизни. Я протянул руку, чтобы погладить ее по голове, но в то же мгновение моя рука была отбита в сторону. Сейбер настороже, даже когда ест. Я попытался ещё два раза, но после третьей неудачи бросил свои попытки.
  - Ладно, Сейбер, - сказал я. - Приятного аппетита.
  
  Усмехнувшись, я развернулся к ней спиной, возвращаясь назад через всю комнату. Лансер положил своё оружие на барную стойку, к недовольству окружающих. Он настаивал, что тот слишком тяжел, чтобы таскать его постоянно. Какая слабовольная собака!
  
  Входная дверь вновь открылась. Вошли трое. Первыми были Тосака Рин и новый лорд Эль-Меллой. Девушка была в костюме. Её белые перчатки были украшены деревянными вставками. На ней было платье с розовым жилетом. Низ платья почти достигал пола, так что не было никаких шансов увидеть её трусики. На её плече сидела плюшевая кошка с двумя парами ушей и зловещей улыбкой. Жуткая вещь.
  
  - Я даже не знаю, почему вы решили нарядиться, - сказал Вейвер. Он вздохнул и сунул руки в карманы своего красного пальто. - Сегодня даже не тридцать первое октября.
  
  Все внутри ресторана замолчали. Сейбер прекратила есть. Котомине и Кирицугу прекратили спорить по поводу кучи огнестрельного оружия, принесенного Илией. Эмия Широ отправил Арчера в полет через стол ударом сбоку. Со своего места на земле, тот уставился на вход.
  
  - Что за черт? - спросил я, будучи ошеломлен. - О чем он говорит?
  
  Вэйвер вздохнул и потянул себя за длинные волосы.
  - Сегодня восьмое ноября. Автор заболел, и пришлось отложить эту главу. Просто он хотел приурочить её к Хэллоуину.
  - Это... не имеет никакого смысла, - сказал я. Чертов автор!
  
  - Пацан, это не имеет значения! - крикнул третий вошедший. Искандер был без рубашки, одетый только в серые военные брюки и черные армейские ботинки. Он толкнул Вейвера в центр комнаты.
  - Ноябрь или октябрь, мы все равно повеселимся!
  - Как обычно, мне нравится твой образ мысли, - сказал я. - Мне стоит достать своё вино?
  - Ерунда! - воскликнул Райдер со смехом. Он указал назад, на вход, где стоял большой деревянный ящик.Через открытый верх виднелись горлышки бутылок.
  - Это вино передавалось в моей семье в течение многих поколений! Я только недавно получили доступ к нему.
  
  - Да? - спросил я. - Ты думаешь, что оно может оказаться лучше, чем вино из моей Сокровищницы?
  - Скоро узнаем, Арчер, - сказал он. Он со смехом вытащил четыре бутылки из ящика. Возможно, ничего страшного, если мы отпразднуем с опозданием. Как Райдер сказал, не имеет значения, октябрь это или ноябрь, если рядом твои друзья. Конечно, это подразумевает, что рядом со мной тоже должны быть друзья. Энкиду мой друг, но он давно мертв. Остальным придется упорно трудиться, чтобы добиться этой чести. Я улыбнулся, глядя как Райдер открывает бутылки. Котомине смотрел на него с неодобрением. Возможно, его религиозные чувства были не такими уж поддельными, как я считал. Ну что же, его раздражение довольно забавно. Я схватил одну из бутылок Райдера и поднес к губам. Нужно снова указать ему его место.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"