Karrde: другие произведения.

Tainted Ideals

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.10*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод фанфика "Tainted Ideals", автор Stormedge. Обновление от 06.03.2013

  1. Beginnning
  
  Жарко. Это все, о чем мальчик мог подумать, пробираясь через горящий город. Было очень жарко. Он не чувствовал боли, мучительных страданий. Только эту бесконечную, бесконечную жару, давящую на него, словно свинцовый груз.
  Какой-то частью своего разума он понимал, что должен горевать. Он потерял свой дом, семью и даже имя. Но прямо сейчас это не казалось значительным. Гораздо более важным было найти прохладу, какое-нибудь место, где жара не так сильна, и он мог бы отдохнуть.
  Он шел, не обращая внимания на крики и мольбы о помощи, что звучали вокруг него. Он не мог им помочь. У него не было желания даже попытаться.
  Боль. Это все, о чем дух внутри осколков Святого Грааля мог думать, в то время как город вокруг него горел. Но это было привычно. Этот темный дух всегда ощущал боль, с самого своего создания, давным-давно в маленькой, грязной деревне...
  Точнее, боль и ненависть. Ненависть была его постоянным спутником.
  Постепенно и другие мысли стали приходить в его разум. Оно умирало, возвращаясь обратно, туда, где была создана его злость. Без контракта с человеком или желания, которое нужно исполнить, Святой Грааль не мог существовать в этом мире. И сама сущность Грааля, и дух внутри него считали это несправедливым. Дух хотел жить. Грааль хотел исполнить желание. Но им обоим было отказано в их желаниях волей одного человека, заставившего своего Слугу разбить Грааль в момент триумфа. И он сделал это при помощи командных заклинаний, дарованных ему Граалем, что дух счел особенно ироничным.
  Волна ужасного гнева прокатилась в его душе. Снова!.. Снова оно будет предано мучениям! Мысль о возвращении в это темное место, где оно могло чувствовать только страдания, к которым принуждали его люди, наполнил его новым, незнакомым чувством. Страх.
  Оно обдумало это. Чувствовать страх, значит не желать, чтобы что-то произошло. Не хотеть, чтобы что-то произошло, значит хотеть, чтобы произошло что-то другое. Чтобы хотеть чего-либо, нужна надежда. Надежда. Оно не "надеялось" уже давным-давно. Оно даже не считало, что это все еще способно на это. Осталось ли что-то от того мальчика, который когда-то давно был выбран стать Источником Всего Зла?
  'Я ... я все ещё хочу жить по-настоящему? Вернуться к временам былой жизни?' Эта мысль пугала. Чувствовать что-то кроме боли, злости и ненависти? Оно не могло даже представить себе такое. Нет, оно не позволит себе даже попробовать. Оно уже устало от сожалений и не хотело новых, порожденных крушением надежд. Для него не было способа выжить, потому как поблизости не было никого, кто мог бы принять его. Маг, который приказал убить его, ушел, не обернувшись, а другой, золотой, выпивший большую часть его могущества, забрал другого мага и тоже ушел. Все, что осталось это осколки и черная грязь.
  Скорее, это все, что должно было остаться.
  Маленькая фигурка споткнулась о горящие обломки, окружавщие остатки Грааля. Мальчик, с обожженной кожей, со сгоревшими полосами ткани, оставшимися от его одежды, брел через дым. Его взгляд не был сфокусирован, но у него было нечто большее, чем простое намерение выжить. Нет, нечто гораздо большее, чем намерение.
  Желание.
  Кусок мусора под его ногой соскользнул, и он упал на землю. В одно мгновенье резкая боль прокатилась по его и так уже кричавшим нервам и слегка прояснила сознание. Где он? Он огляделся вокруг. Это место было немногим больше, чем кратер, и в нем было лишь несколько крошечных фрагментов из золота и лужи черной жижи. Он посмотрел на жижу. Она выглядела такой прохладной, такой освежающей. Дрожащая рука потянулась к ней, и он с удивлением понял, что это была его собственная рука. Но он не волновался, и странное отделение его тела от разума не заботило его. Просто все было так, как было.
  Его пальцы погрузились в вязкую жидкость. Эмоции, чувства, мысли и мечты ворвались в него, словно черная волна, и он закричал. Жара ушла, но вместо них пришли ужасные страдания, достаточные, чтобы расколоть душу. И голос.
  'Прими наш контракт!' - Дух кричал ему. Мальчик был таким хрупким, таким слабым после огня, что для него было пыткой наблюдать за ним. Это был его шанс, его единственная надежда, его единственный путь! Мальчик не умрет! Он не позволит этому случиться! Но чтобы по-настоящему исцелить его, нужно заключить контракт, который бы позволил пране перетечь в его тело. Отчаяние заполнило его, как никогда ранее. Все шло не так, как он планировал, но единственным его желанием было существовать в мире. Он не хотел быть обманутым маленьким глупым мальчиком, умирающим слишком быстро, отправиться обратно в то отвратительное место с еще одним сожалением, еще одним проклятьем.
  Духу потребовалось некоторое время, чтобы осознать, что он начал думать о себе, как о существе мужского пола. Индивидууме. Личности. Похоже, разум мальчишки уже начинал действовать на него. Хороший знак.
  Широ слышал голос, слышал его крики. Они звучали очень похоже на него самого. То же самое желание жить, та же самая воля к выживанию. Во всем мире в этот момент, вероятно, не было двух других людей, которые хотели бы одного и того же настолько же сильно.
  'Я...' Его слова были похожи на карканье, вылетавшее через потрескавшиеся губы. "Я хочу жить".
  Святой Грааль, великая машина, созданная для исполнения желаний, взревел в триумфе, вторя духу внутри него. Черная жижа поднялась вокруг мальчика, завернув его в кокон, темный, как ночь. Боль вновь атаковала его, но на этот раз все было не так ужасно. Это чувство было знакомым, более привычным, чем все остальное. Было похоже, будто он уже терпел боль некоторое время.
  Дух, Эвенджер, почувствовал, что они начинают объединяться. Как правило, такой процесс потребует времени, но Я мальчика было немногим больше, чем часть прежней личности, неоформленным и податливым. Действительно, у мальчика не было полноценной личности, которая могла бы защитить его от ненависти, содержащейся в жиже. Вместо того, чтобы вступить в безнадежную битву с ней, он мог бы принять её. С небольшой поддержкой Эвенджера, психика мальчика может пережить это, получив не больше вреда, чем уже понесла от пожара.
  Осквернённая грязь попала в раны мальчика, заставляя покрытую волдырями плоть закрыться и устраняя царапины и шрамы. Его цепи не были готовы к такому, однако напрягались, отчаянно пытаясь справиться с быстро поступавшей энергией. Невыполнимая задача, конечно. Нет простого человека, или даже обученного мага, который смог бы когда-либо выдержать всю мощь Грааля. Не без посторонней помощи. Эвенджер изучил тело мальчика. Мальчик, не имеющей выдающейся родословной, мальчик - Широ, поправил он себя, имел неплохое количество цепей. Но чтобы иметь надежду на выживание при слиянии, все они должны быть открыты. Что Эвенджер и сделал.
  Ошеломление Широ было прервано болью. Его тело было пронзено тысячью ножей, каждый из которых входил в его плоть с тошнотворной жестокостью. Он потерял сознание, но тотчас был принудительно возвращен в реальность. Он не мог потерять сознание, не сейчас. Если бы он это сделал, то грязь сокрушила бы его, и Эвенджер был бы заперт внутри тела, которое не могло двигаться, чувствовать и даже мыслить. Все равно, что замена одной клетки на другую.
  В конце концов, боль стала утихать, и Широ смог расслабить мышцы. Как раз в тот момент, когда завершалась работа над последним шагом. Золотые осколки пронзили его самые серьезные раны, где огонь сжег плоть, повредив внутренние органы. Мальчик закричал вновь, но, похоже, в этот раз он не достиг болевого порога, потому что Эвенджер не был вынужден удерживать его сознание.
  Золото стало меняться, превращаясь в плоть несколько иной формы, нежели та, что была у неё некоторое время назад. Айрисфиль была предыдущим Граалем, точнее, его сосудом. Но простой возврат частиц Грааля обратно в ее плоть не поможет. Широ был человеком мужского пола, а Айрисвиль была женщиной-гомункулом, созданной с помощью алхимии. Они были несовместимы. К счастью, Грааль был превосходен в вопросах копирования вещей. Плоти и крови Широ вполне хватало, чтобы иметь возможность повторить их и превратить осколки Сосуда в те органы, что были повреждены огнем.
  Потребовалось лишь мгновение, и Широ снова стал невредим, его плоть была неискаженной. На первый взгляд, ничего не изменилось в мальчике, который, без сомнения, резвился здесь меньше часа назад. Но различия были. Грааль заменил большую часть его плоти, и мальчик сам стал Сосудом Грааля.
  Ну, не совсем. Отсутствовал один ключевой элемент, который сделал бы его истинным Малым Граалем, как Айрисвиль, но и это было неплохо. Желание Эвенджера были выполнено, как и желание Широ. Обе сущности - и Грааль, и дух, который проживает в нем, были удовлетворены. Или, скорее, дух, который проживал в нем.
  Широ встал, чувствуя странную дрожь. Эта дрожь была не от усталости и боли, обрушенной на него огнем, а из-за ощущения неуклюжести, словно его тело отличалось от привычного. К примеру, несмотря на бушующий вокруг него огонь, он чувствовал себя комфортно, словно между ним и пламенем был какой-то барьер. Он потерял сознание? Последние несколько часов были сплошным потрясением.
  Он сделал шаг вперед и ноги удержали его вес с легкостью. Он не был уверен, что произошло, но сейчас он чувствовал себя более живым, чем полчаса назад. Он посмотрел на бушующее пламя вокруг. Хотя мальчик понятия не имел, куда идти, пламя должно было иметь свои пределы. Все, что ему нужно - это идти в одном направлении, и он однажды дойдёт до конца, не так ли?
  Он побежал, пробираясь через кучи мусора.
  Как выяснилось, много времени это не заняло. Не прошло и десяти минут, как пламя вокруг него унялось, и он почувствовал свежий воздух. Он остановился, глубоко вдыхая. Хотя запах гари все ещё витал в воздухе, он был прохладным и освежающим. Широ сел, наслаждаясь этими чувствами. И тогда его осенила мысль, которой он пренебрегал в процессе своего спасения. 'Кто я?'
  Его звали Широ. Это он знал. Но его семья, его дом и даже лица его родителей исчезали из его памяти. Он попытался вспомнить свою жизнь, обозначить воспоминания, но понял, что у него их нет. На мгновение он остановился. Он знал, что должен грустить по этому поводу. Может быть, даже плакать. Он потерял все. Но, если честно, мальчик не мог испытывать сильные чувства по этому поводу. Он не мог испытывать сильные чувства по отношению ко многому, на самом деле.
  - Эй! У нас здесь ребенок! Принеси воды!
  Он повернулся на голос, глядя на человека, который неожиданно появился слева. Мужчина был одет в странный костюм, темно-серый, с ярко-желтыми полосами на нем. Униформа пожарника, понял он. И сразу задался вопросом, где он видел её раньше.
  - Ты в порядке, малыш?
  Человек наклонился к нему, выражение озабоченности на его лице можно было заметить даже в таком тусклом свете.
  - Можешь назвать свое имя?
  - Широ, - ответил он. Пожилой мужчина ждал продолжения, но он покачал головой. - Это все.
  На лице человека отразилось понимание, и он кивнул.
  - Ладно. Эй, Широ, мы отводим всех детей в палатку, где вы будете в безопасности, пока мы не найдем ваших родителей. Хочешь пойти туда со мной?
  Широ обдумал это предложение. Он смутно помнил слова о том, что не нужно никуда ходить с незнакомыми людьми, но это казалось неважным при нынешних обстоятельствах. Каковы были шансы, что этот парень какой-нибудь монстр, который ждал, когда он наткнется на ребенка, идущего через пожар? Нет, положа руку на сердце, этот человек наверняка тот, кем он казался. Человек с хорошими намерениями. И было довольно любопытно, как выглядят его родители. Он кивнул, и мужчина взял его за руку.
  В палатке стало просторнее, с тех пор, как он прибыл. Там было почти четыре десятка детей, когда его туда привели. Потом осталось менее десяти. Потом осталось пять. Наконец, только он один. Родители и члены семьи забирали одного за другим в течении последних нескольких часов. Были слезы радости, дети плакали и смеялись одновременно. Вероятно, это было довольно трогательно.
  Он сидел, уставившись на полог палатки. Иногда один из сотрудников приходил, чтобы давать ему чашку горячего шоколада и сказать утешительные слова, сказать, что они уверены, с его родителями все в порядке, и они будут здесь в ближайшее время. Широ задавался вопросом, почему они так беспокоятся. Его родители уже были наверняка мертвы. Зачем они дают ложные надежды? Своеобразная жестокость? Или, возможно, им не хватает сил, чтобы сказать ему, что его родители пропали?
  Он услышал несколько торопливых разговоров. По-видимому, было ещё несколько таких же палаток. Они переводили детей, родители которых считались пропавшими, в одну палатку, чтобы держать ситуацию под контролем. Без сомнения, его должны перевести туда в ближайшее время.
  Полог распахнулся, и он покорно поднял голову. Против его ожиданий, человек, стоявший там, не был одним из служащих, вернувшихся, чтобы рассказать о его будущей судьбе. Вместо этого там стоял высокий мужчина, облаченный в одежды священника. Его глаза были запавшими и казались пустыми, как будто сама жизнь покинула этого человека. Широ сразу почувствовал родство с ним. Человек выглядел так, как Широ себя чувствовал.
  Священник посмотрел на него, его глаза изучили мальчика. Широ встретился с ним взглядом. Без сомнения, многие сочли бы этого человека пугающим, но вы можете испугаться, только если вам есть что терять. У него ничего подобного не было. И никого, как он понял, увидев этого человека перед ним.
  Прошло несколько мгновений, и священник удовлетворенно кивнул.
  - Твои родители, скорее всего, мертвы.
  Широ моргнул. Это было прямое и спокойное признание, как если бы человек говорил о погоде.
  - Я знаю, - ответил он, - что теперь будет?
  Человек мгновение смотрел на него внимательно, затем продолжил. Если он и был удивлен таким спокойным ответом, он не подал виду.
  - Это зависит от тебя. Ты можешь подождать здесь, если хочешь, и тебя направят в другую палатку, где ты в конечном итоге будешь усыновлен, либо отправлен в детский дом.
  Тот пожал плечами.
  - Но если ты хочешь, можешь пойти со мной.
  Широ подумал об этом. Оба варианта вели к неизвестным результатам. Ни священник, ни дом не давали каких-либо конкретных вариантов. Но священник был похож на него, понял он. Оба они были пусты. Сломаны. Они не были родственными душами. Но они могли как-нибудь понять друг друга.
  - Я пойду с тобой, - ответил он, снова встретившись глазами со священником.
  Мужчина кивнул, соглашаясь с ответом.
  - Твое имя?
  - Широ. Просто Широ, - опять же, его ответ был принят кивком.
  - Хочешь сохранить это имя?
  Хороший вопрос. С одной стороны, имя было тем, что связывало его с прошлым, о котором он даже не помнил и не волновался. С другой стороны, имя было единственным, чем он все еще обладал. Как ни странно, казалось важным сохранить его. Он ответил утвердительным жестом.
  - Очень хорошо.
  Священник открыл полог палатки и жестом показал, что он должен уйти.
  - Я Котомине Кирей. Ты, кажется, здоров, так что я разберусь с необходимыми документами, чтобы забрать тебя из этого лагеря.
  Широ вышел в грубо сделанный лагерь, его взгляд пробежался по снующим вокруг рабочим. Его глаза остановились на человеке, ожидавшем рядом с палаткой. У него были ярко-золотые волосы и красные глаза, светившиеся жестокостью. Скука отразилась на его лице, и он с раздражением потеребил рукава его искусно сделанного плаща. Он смотрел, как Широ выходил через полог.
  - Итак, кто это маленькое отродье?
  Широ понадобилась секунда, чтобы понять, что вопрос не был задан не ему, а человеку за его спиной.
  Он повернулся, чтобы увидеть, как ухмылка пересекла лицо Котомине.
  Он повернулся, чтобы увидеть, как ухмылка пересекла лицо Котомине.
  - Он твой младший брат, Гильгамеш. Будь вежлив с ним.
  - Что? - резко спросил Гильгамеш, смотря вниз, на мальчика. Он был таким маленьким и незначительным, что ему больно было смотреть на такого коротышку.
  Широ уставился на него, встретив алый взгляд с той же непринужденность, с какой он встретил Котомине.
  - Рад встретить Вас, брат.
  Он поклонился, как его учили ... когда-то. Он не мог вспомнить, где он научился этому, но в такой момент это было неудивительно.
  Гильгамеш покорно вздохнул в ответ на это представление, устало потирая лицо рукой.
  - Подобрать этого мальчика - твоя очередная прихоть?
  - Ты не должен обращаться к нему 'мальчик', Гильгамеш. Он твой младший брат, в конце концов.
  Котомине упрекнул его с ещё большей ухмылкой.
  - Правильный термин - младший братец. Или братик, если ты чувствуешь, что вы достаточно близки.
  Золотоволосый мужчина зарычал, его раздражение было очевидным.
  - Возможно, мне стоит вернуть тебя назад в руины. Это должно помочь избавить мои королевские уши от этой ерунды.
  Они немного поспорили, и многие их реплики были на грани легкой угрозы. Широ смотрел на них с любопытством. По крайней мере, жизнь с ними, кажется, будет интересной.
  
  2. Bedrock
  
  Мальчик был интересным. От Котомине - человека, который почти все в жизни считал скучным, это было самым лучшим комплиментом, на который тот был способен.
  Широ хорошо приспособился к новым обстоятельствам, принимая все в своей спокойной, тихой манере. Он спокойно ел, вежливо желал Котомине и Гильгамешу доброго утра и спокойной ночи и выполнял свою часть уборки.
  Но самой интересной его чертой было любопытство. Для ребенка быть любопытным - нормально, но любопытство Широ отличалось от трепетных, возбужденных вопросов, как это было у других детей. Оно было больше... аналитическим. Он будет бить предметы, колоть их и проверять, как сильно они могут согнуться, прежде чем сломаются. Он выкопал цветы во дворе церкви и пересадил их в другое, более затененное место. А затем он составлял заметки о росте тех цветов, которые пересадил и которые оставил. Когда Котомине сообщил ему, что общеизвестно, что растения нуждаются в солнечном свете, он кивнул и сказал: 'Я знаю. Но я хотел бы увидеть это своими глазами'.
  В любом случае, это было той чертой, которая определяла его характер: желание увидеть и почувствовать что-то новое. Он избегал вещи, которые могли нанести ему вред, но ему очень хотелось попробовать что-нибудь ещё и провести какой-нибудь эксперимент над окружающими. Для Котомине, человека, который провел большую часть жизни в поисках чего-то, что могло бы заполнить его душу, зрелище было невероятно знакомым. Для бесцельно существующего было нормально искать себе цель. Это был путь человечества.
  Однако более важным, чем его причуды, было то, кем он являлся на самом деле. Он, казалось, совершенно не знал о фрагментах Грааля внутри себя, и даже о магии или Граале в целом. Котомине разрывался между желаниями просветить его и оставить в покое. С одной стороны, наблюдать за ростом Малого Грааля в естественной среде было бы довольно увлекательно. С другой стороны, без осознания существования магии, вполне возможно, что мальчик никогда не проснется. Что было бы весьма неудовлетворительно. В конце концов, он пришел к выводу.
  - Ты знаешь, - начал Котомине, - что я маг?
  Широ поднял на него взгляд со стола, который в тот момент чистил, а затем покачал головой. Мальчик положил тряпку. Он подозревал, что этот разговор был гораздо более важным, чем несколько крошек на столе. Котомине все ему рассказал. О существовании магов, Ассоциации Магии в Лондоне, Истинной Магии, войне за Святой Грааль и как она повлияла на Фуюки. Он объяснил, как в последнем бою маг решил отказаться от Грааля и разрушил его. Сырая, неоформленная сила вырвалась из него в Фуюки, обрушив на город огонь. Ну, почти все. Священник пропустил часть о том, как именно Широ удалось выжить. Некоторые вещи лучше оставить развиваться самостоятельно. Широ притих. Ни одно из откровений не было так удивительно, как он считал, должно было быть. У Котомине был мрачный, таинственный вид, так что идея о том, что он маг, казалась ему вполне подходящей. Хотя он не был уверен, что священники должны иметь магическую силу. На самом деле, он был совершенно уверен, что не должны были. Когда он признал, что его отец был магом, идея о существовании руководящего органа магов не была странной. Война за Святой Грааль, однако, выглядела более экзотической. Он никогда даже не думал о подобных вещах. Да и как бы он мог? Это было так далеко от здравого смысла и реальности. Он знал, что он должен презирать саму идею этой войны. Именно она унесла его прошлую жизнь и жизни многих других людей. Но это было так интересно. Война, которую вели с помощью героических душ, чемпионов из прошлой эпохи, против полдюжины других магов? Как это выглядит? Было ли уничтожение Фуюки в огне типичным результатом такого столкновения? Или это редкость даже для такой битвы?
  В конце концов, после почти целой минуты размышлений Широ посмотрел на священника.
  - Я хотел бы увидеть её. Всю войну, я имею в виду. Будет ли следующая?
  Втайне Котомине чувствовал веселье. К чему приведет вступление в Войну за Святой Грааль независимого Сосуда? На этот хаос было бы приятно полюбоваться. И что будет, если Широ выиграет? Если осколки прошлого Грааля, как бы это ни было парадоксально, обратятся с желанием к новому? Это было бы интересное зрелище. Он спрятал улыбку с искусностью опытного притворщика.
  - Хочешь вступить в битву? - спросил он, глядя на Широ.
  - Знай, если ты на это решишься, то будешь вынужден поставить жизнь на кон. Более того, тебе, несомненно, придется убивать других, - небольшая улыбка скользнула по его губам.
  - В конце концов, это же Война за Святой Грааль.
  Широ обдумал это. Вступить в войну? Какое желание ему загадать, если он выиграет? Готов ли он убивать других ради этого? Это была еще одна чуждая ему мысль. Разумом он понимал, что убивать неправильно. Но он мог представить себя делающим это, если того потребуют обстоятельства. В конце концов, он снова кивнул.
  - Тогда тебе нужно подготовиться.
  Котомине развернулся на каблуках, собираясь уйти.
  - С этого момента, я буду учить тебя магии, а также другим навыкам, которые дадут тебе шанс выжить.
  Широ снова кивнул, волнение наполнило его, как никогда ранее... по крайней мере, сколько он себя помнил. Целый новый мир только что открылся перед ним, и мальчику было любопытно, что он может предложить.
  Как выяснилось, в основном это были разочарования. Широ оказался, откровенно говоря, слаб в магических искусствах. Создаваемые им заклинания не работали, и он казался неспособным удерживать ОД достаточно долго, чтобы создать большинство видов заклинаний.
  Котомине потер голову в глубоком разочаровании. С магическими цепями мальчика все было в порядке: они все были открыты и в прекрасной форме. Кроме того, Широ был достаточно сконцентрирован. Похоже, сами магические цепи мальчика не желали удерживать какие-либо заклинания.
  В данный момент Широ пытался укрепить железный стержень и постоянно терпел неудачу. Гильгамеш наблюдал за этим, сидя на троне, который он вызвал, казалось бы, ниоткуда. В этот раз он смотрел с необычным интересом, отличавшимся от характерных для этого Слуги язвительных комментариев, которыми он одаривал Широ во время его практических занятий. Это заинтересованное молчание было нарушено, когда Широ очередной раз не удалось изменить что-либо в стержне.
  - Ну, шавка, ты произвел на меня впечатление. Я не думаю, что видел что-то настолько же неудачное с тех пор, как... - Король Героев прервался, размышляя. - Когда-либо вообще. Поздравляю.
  - Если ты умеешь лучше, почему бы тебе не помочь? - резко спросил Широ, глядя вверх на золотого короля. Котомине поднял бровь, увидев как фасад вежливости Широ упал. Это было необычное зрелище. Гильгамеш улыбнулся, обнажив зубы.
  - Хм. Ну, чтобы показать тебе все великолепие королевской мудрости, я могу дать тебе небольшой совет.
  Он щелкнул пальцами, и деревянная дубинка упала перед Широ, отскочив от пола и прокатившись, прежде чем остановиться у ног мальчика.
  - Попробуй еще раз с этим, шавка, - приказал Гильгамеш, указывая на дубинку. Широ поднял её с любопытством, изучая. Это был простой кусок дерева, обтесанный в виде дубинки. Разумеется, не один из Небесных Фантазмов, о которых ему говорил приемный отец. Но он все же начал процесс анализа, как ему и приказали. Было досадно, что его "старший брат", золотоволосый ублюдок, был гораздо более знающим, чем он, особенно в такой тайной области.
  "Начать анализ".
  Деревянная дубинка ворвалась в его жизнь. Он почувствовал знание и понимание, которые вошли в его разум, словно нож. Было множество внутренних трещин, незаметных снаружи, нарушавших целостность оружия. Был ряд недостатков в волокнах древесины, как естественных, так и появившихся из-за деформации. Кроме того...
  Он прервал анализ, восстанавливая дыхание, которое непроизвольно затаил, оказавшись под такой лавиной информации. Он вдохнул и посмотрел на деревяшку со смесью удивления и тревоги во взгляде. В этот короткий момент понимания он, казалось, узнал все об этой вещи.
  - Как и ожидалось, - кивнул Гильгамеш, казалось бы, довольный результатом. - Суть дела была совершенно ясна для короля.
  - Что это было? - спросил его Широ, переводя взгляд с Гильгамеша на дубинку и обратно.
  - Это ты, малыш, наконец-то сделал первые шаги на своем пути мага, -голос Гильгамеша звучал самодовольно, и он продолжал говорить:
  - Ты зря тратил свое время, пытаясь работать с такими вещами, как пять элементов или металлы. Выходит, что твой Исток не столь очевиден.
  Обычное дело для шавок - приносить столько беспокойств.
  - Ясно... - Котомине задумался. По правде говоря, он должен был понять это сам. Если Грааль открыл цепи Широ и исцелил его тело, то вполне возможно, что его Исток был деформирован при этом.
  - В таком случае, тебе придется приспосабливаться к этому.
  Широ проигнорировал их, его больше интересовал его вновь обретенный дар. Он посмотрел на свою руку с любопытством. Если он мог видеть насквозь дерево, то может быть ...
  "Начать анализ".
  Он чувствовал это. Кровь, текущую в его жилах, мышцы, которые сжимались и разжимались, сигналы, бегущие по его нервам и даже саму жизнь в своей плоти. Более того, он мог увидеть, где он может быть улучшен, где он может быть изменен, где он может быть переделан. Улыбка появилась на его губах. Он должен поблагодарить Гила за помощь. Но не слишком горячо. Поднятие самооценки было последним, что нужно его старшему брату.
  После нескольких дополнительных экспериментов, его Исток получил название 'Плоть'. Оказалось, что он мог работать только с живой плотью, или чем-то, что когда-то было живым, но уже менее эффективно. По очевидным причинам, Котомине велел ему не пытаться экспериментировать на себе.
  Таким образом, чтобы иметь постоянную практику и ставить эксперименты, ему пришлось освоить новое хобби. Садоводство.
  Его магия оказалась чрезвычайно полезной для этого. Анализируя структуру растений, он мог узнавать их потребности или обнаруживать любые проблемы до того, как появятся внешние признаки. Он даже мог их немного изменить, увеличив устойчивость к болезням и вредителям. В результате, его растения были более высокими и росли куда быстрее обычного. В итоге, когда-то скромный церковный сад через три месяца больше стал напоминать джунгли.
  Он напевал себе под нос, подрезая розы. Судя по тому, что они росли на добрый фут каждый день и имели шипы размером с маленькие кинжалы, они тоже были слегка измененными. Он не возражал, поскольку это держало местных кошек подальше от сада, а ведь из-за них Широ мог наступить на что-то неприятное. Или, не дай Бог, Гильгамеш мог наступить на это. В последний раз, когда такое случилось, количество кошек в округе заметно уменьшилось.
  Сам король лежал в тени деревьев, достав гамак оттуда же, откуда он, казалось, получал все, чего желал. И хотя Героический Дух насмехался над 'женским' хобби Широ, он взял за привычку спать в саду, когда у него выдавалось свободное время. И снабдил мальчика множеством редких видов растений, хотя и со своеобычными язвительными комментариями.
  Обрезав последнее растение, Широ остановился. Он посмотрел на используемые им ножницы и нахмурился. Металл уже зазубрился и поцарапался, а ведь он получил их всего несколько недель назад. Затем он посмотрел на розы, которые, казалось, смутились под его взглядом. Похоже, ему придется позаимствовать у отца несколько его Черных Ключей. Или, возможно, Гильгамеш припрятал где-то у себя особенно качественные ножницы. Это не удивило бы его.
  - Широ.
  Он повернулся на звук голоса отца.
  - Пойдем со мной. Ты должен кое с кем познакомиться.
  Сказав это, Котомине ушел, и Широ пришлось поспешно снять перчатки и догонять его.
  Когда они спустились по лестнице в подвал, который использовался его отцом для магических экспериментов, то первым, что мальчик заметил, был беспорядок. Стены были усеяны подпалинами, а в некоторых местах, казалось, в них загоняли кувалды. Вторым была девочка.
  Она была очень красивой, с длинными темными волосами, собранными в два хвоста, и глубокими аквамариновыми глазами. В данный момент она была сосредоточена на камне, который лежал на столе в трех футах от нее, мягко сияя. Третьим, что он заметил спустя три секунды, был взрыв камня.
  - Ах! - вопль разочарования звучал очень громко в замкнутом пространстве. - Все же шло хорошо!
  - Я уверен, что шло, - сказал Кирей спокойно. - Как жаль, что мы пропустили эту часть.
  Девушка повернулась на каблуках, глядя на священника.
  - Ох, помолчи! Я была близка! Я почт...
  Она замолчала, заметив мальчика, наблюдавшего за её вспышкой гнева.
  - Кто он?
  - Это, - Котомине указал на Широ, - Широ, твой соученик и мой приемный сын.
  Девочка моргнула.
  - Когда ты успел усыновить ребенка?
  - Почему бы тебе не спросить у него самого? - ответил Кирей, отступая в сторону. - Без сомнения, Широ надоело, что его игнорируют.
  - Я-я знаю это, - девушка вспыхнула из-за насмешки Кирея перед лицом Широ.
  - Извини за это. Я просто удивилась, что этот поддельный священник кого-то усыновил. Я Тосака Рин.
  - Это не проблема, - ответил Широ, покачав головой в ответ на её извинения. - Котомине Широ. Пожалуйста, позаботься обо мне, - сказал он и поклонился, на что Рин слегка покраснела.
  - В этом нет необходимости, - сказала она, скрестив руки и стараясь не смотреть ему в глаза. - Мы оба просто ученики здесь.
  - Но ты старший ученик, - ответил он. - И я не сомневаюсь, что ты гораздо опытнее меня.
  При этом Рин снова покраснела, но не стала спорить, видимо, с радостью принимая похвалу.
  - О, я бы не сказал, что ты далеко позади, - сказал Кирей, стряхивая остатки уничтоженного камня со стола. - По крайней мере, Тосаке придется замедлиться, чтобы сохранить свой бюджет.
  Девушка закусила губу на это, но ничего не ответила, что указывало на долю правды в этих словах. Широ тщательно осмотрел осколки камня. Судя по всему, это был аметист - довольно драгоценный камень.
  - Что ты делала? - спросил он, любуясь ярко-фиолетовым светом камня.
  Услышав вопрос, Рин оживилась, по-видимому, довольная, что тема разговоров сменилась с её финансов на что-то другое.
  - Я занималась передачей праны камню, - она поколебалась, но затем продолжила. - Я до сих пор не могу сделать это правильно. Я передаю её в нужное место, но слишком быстро.
  Широ нахмурился.
  - Передача праны? Как укрепление? - Рин покачала головой, прежде чем он успел закончить фразу.
  - Нет, укрепление является временной мерой, и с её помощью невозможно добавить веществу те свойства, которых у него не было. Я же создаю Мистический Код, - в её голосе звучала гордость, из-за чего ему было немного неловко задавать следующий вопрос.
  - Что такое Мистический Код?
  Тосака секунду глядела не него бесстрастно, а затем повернулась к Котомине.
  - Вы вообще научили его чему-нибудь из Магии? - воскликнула она, глядя на священника.
  Котомине встретился с ней взглядом, подняв бровь.
  - В основном, практической части магии. На данном этапе я не видел необходимости в изучении общей культуры.
  Рин вздохнула, спрятав лицо в ладонях. Подумав, она схватила Широ за руку, потянув его вверх по лестнице. Пока девушка тащила его в сторону от импровизированного полигона, он не сопротивлялся, будучи смущен неожиданным поворотом событий.
  - Давай, Широ-сан, - сказала Рин. - Кто-то же должен дать тебе нормальное магическое образование, раз тот поддельный священник не может.
  - Почему ты зовешь его так? - спросил Широ, чуть не споткнувшись из-за того, что Рин продолжала тянуть его за руку. Она фыркнула.
  - Разве он похож на настоящего священника? С учетом того, чем он занимается?
  Широ задумался на секунду. Его отец был магом, что он всегда считал странным для священника. Более того, его отец редко молился, и даже когда он делал это, на его лице была кривая улыбка, как если бы он смеялся над какой-то грандиозной шуткой. Не совсем соответствующее поведение для того, кто называл себя слугой Божьим.
  - Я полагаю, он не соответствует ожиданиям, - признался Широ, когда они вышли из лестничной клетки во двор. Тосака, наконец, отпустила его руку.
  - Точно, - она осмотрела его сверху донизу, как если бы она хотела оценить его знания по внешнему виду.
  - Потребуется некоторое время. Знаешь какое-нибудь место, где можно присесть?
  Широ поразмыслил секунду, после чего кивнул.
  - Идем за мной, - он повернулся и вышел через ворота, в которые вошел пять минут назад. Гравий хрустел под ногами, когда он шел к реквизированному им саду. Тосака, казалось, была удивлена новому облику сада.
  - Он слегка... изменился, - сказала она нерешительно, глядя на одно из растений с интересом. Рин протянула руку к его ярким цветам.
  - Ох. Это растение довольно ядовито, - она повернулась к нему с выражением недоверия на лице. Он продолжал:
  - Aconitum napellus, более известный как Аконит клубочковый. Он действительно очень смертелен. Я пытаюсь скрестить его с розами.
  Тосака посмотрела на розы с трехдюймовыми шипами. Потом обратно на обманчиво симпатичный цветок.
  - Думаю, лучше не надо.
  - Нет? - спросил Широ, нахмурившись. Ему было интересно, можно ли перенести яд, содержащийся в цветке, при помощи магии.
  - Нет, - подтвердила Тосака. Она указала на другое растение, небольшая ветвь которого была посажена в отдельный участок почвы, огороженный от остальной части сада. Несколько вкусных на вид ягод свисали с его ветвей.
  - Что это?
  - Это Atropabelladonna, известное как белладонна. Она невероятно ядовита, - сказал он, улыбаясь. Он понял, что разговоры о его саде были одним из лучших моментов его жизни.
  - Я думал попробовать передать токсин...
  - Нет, - твердо сказала Тосака.
  - Нет? - спросил он с разочарованием на лице.
  - Нет, - повторила она.
  Широ угрюмо вздохнул. Эту идею он тоже считал интересной.
  Тосака устало покачала головой.
  - А я думала, ты нормальный. Видимо я слишком много ожидала от того, кого усыновил этот поддельный священник, - она пожала плечами. - Хотя ты все ещё лучше, чем он. В твоем случае ещё есть какая-то надежда.
  Широ не был уверен, что это был комплимент, поэтому промолчал, ведя Рин к одной из частей сада, в которой не было ядовитых растений. Гильгамеш уже исчез, как он всегда делал, когда кто-то приходил в церковь. Котомине не хотел раскрыть то, что один Героический Дух все ещё здесь, и Гильгамеш, похоже, был с ним согласен. Ну, он назвал Котомине трусом, достаточно глупым, чтобы пытаться скрыть величие короля, но это была самая близкая к согласию фраза. Широ подумал, что Рин не знала о существовании Слуги, так что он решил не упоминать о нем.
  - Значит, ты вырастил все это? - спросила Рин, отвлекшись от своей первоначальной цели на растительность вокруг них. Широ кивнул.
  - Это мое хобби. И источник образцов для моей магии.
  Он открыл два раскладных стула, поставив их на землю. Рин проигнорировала это, сосредоточив внимание на Широ.
  - Твоя магия...
  Она, похоже, задумалась.
  - Значит, ты не как этот поддельный священник? Ты не изучаешь исцеляющую магию?
  Широ задумался. Теоретически, его магия может быть использована для лечения, но он не мог использовать её на людях из-за отсутствия испытуемых и не хотел попробовать её на себе, при текущем уровне мастерства. Но его магия принципиально отличалась от магии Котомине Кирея. Если Кирей 'резал', то Широ 'искажал'. Он не резал ткани, он раздвигал их.
  - Нет, я могу изменять жизнь, но это не то же самое, - ответил он, поразмыслив. Похоже, стоило провести демонстрацию. Он отломил ветку от березы, которая была центральным элементом сада, и сосредоточился.
  "Начать анализ".
  Он сразу же почувствовал сущность ветки, представшую перед ним. Почувствовал, как сок, ещё оставшийся внутри, уже начал кончаться, питая листья, которые ещё поглощали солнечный свет... Все это предстало перед ним в совершенном понимании. Усиление или изменение чего-либо было лишь вопросом количества праны и её контроля.
  "Активировать функцию: рост".
  Прана потекла через ветку, и она расцвела. Ветка росла и утолщалась, становясь больше похожей на небольшое деревце. Прорастали новые побеги, образуя небольшие веточки. Он прекратил подачу праны. Проделав это все, он почувствовал истощение и был вынужден подавлять дрожь, появившуюся в теле.
  Рин взяла ветвь из его ослабленной руки, рассматривая её.
  - Впечатляюще. Похоже на укрепление, но ты применяешь его к функциям, а не физической составляющей, - она одобрительно кивнула. - Это довольно высокий уровень.
  Широ воспринял похвалу спокойно. Он не часто её получал. Его отец был молчаливым учителем, не хваля его за успехи и не ругая за неудачи. А чтобы получить похвалу от Гильгамеша, нужно было выжать кровь из камня. Хотя, даже тяжелее. Камень не обстреливает людей, которые его раздражают.
  - Но я не могу поверить, что он сразу учил тебя таким вещам безо всякой основы, - сказала Рин, видимо, вспомнив, зачем они здесь.
  - Серьезно, какого мага он планировал сделать из тебя? - она села и жестом пригласила его присоединиться. Девочка задумчиво потерла лоб.
  - Э-э. Тебя так многому нужно научить, что я даже не знаю, с чего начать. Хорошо...
  Так началась дружба Тосаки Рин и Котомине Широ. Причем Рин обычно говорила, а Широ слушал, стараясь не сказать что-нибудь, что могло спровоцировать ее буйный нрав. Так оно и продолжалось. В конце концов, Рин была довольно вспыльчивой.
  
  Мато Зокен с безразличием посмотрел на девушку в яме. В этой темноте случайный крик или плач был очередным доказательством того, что девушка не была готова исполнять обязанности мага семьи Мато. Они звучали громче, чем те вездесущие звуки тысяч червей, ползающих вокруг девушки. Эти едва ли были замечены сухим патриархом семьи Мато.
  Он был зол, и он знал это. В последнее время он отправлял девушку в яму чаще, чем обычно, даже если это значило рискнуть её здоровьем. Источник гнева был столь же очевиден. Ему не удалось найти осколки Святого Грааля четвертой Войны, что означало окончательный срыв его планов. Фактически, без осколков Грааля, которые он мог бы внедрить в её тело, теперь девушка была бесполезна. Когда Святой Грааль был разрушен, старик не мог поверить в свою удачу. Какой-то дурак фактически отказался от Грааля и всего, что тот предлагал. Он бросился в тот район как можно быстрее, рискуя своей хрупкой жизнью в огне. И ничего не обнаружил. Он расследовал происшествие месяцами, думая, что какие-то другие маги забрали их. И ничего не обнаружил. В конце концов, стало очевидно, что либо ни одна из частей Грааля не пережила взрыва, либо кто-то тайно собрал фрагменты, но был уже вне досягаемости. Его спешно построенные планы, словно Грааль, обратились в прах.Он отрывисто кашлянул, выхаркнув вязкую черную слизь. Его тело и так уже было близко к пределу, а напряжение последних нескольких месяцев значительно ускорили его распад. Он должен покормить его как можно быстрее.
  Другой сдавленный крик раздался из ямы, обратив его внимание на девушку. Что с ней делать теперь, когда она перестала быть собой? Он подумал, что мог бы использовать ее как козырь в переговорах с другими семьями, возможно, попытаться получить свежую кровь в семью Мато. Не то, чтобы от семьи Мато много осталось. Или, возможно, он мог бы подготовить ее к следующей Войне за Святой Грааль... Он замер, шокированный этой мыслью. Как он упустил такой очевидный вариант?
  Его мысли начали ускоряться. Кария был бесполезен: обученный в авральном режиме, имеющий мало цепей, которые пришлось дополнить червями, которые бы убили его, даже если бы он пережил войну. Но девчонка, Сакура, имела большой потенциал. У рода Тосака была большая сила, а с некоторым использованием фамильных червей она могла стать ещё больше. До следующей Войны ещё оставалось время. Он подозревал, что неправильный конец предыдущей Войны может вызвать новую Войну раньше, чем обычно, было еще как минимум несколько лет, чтобы как следует подготовиться.
  Придется сделать ряд изменений. Он должен начать учить ее магическому искусству, что означало ещё большую нагрузку на его слабое тело. А значит, придется чаще кормиться. Также ему придется регулировать время, проводимое Сакурой в яме. Одной лишь сломанной оболочки девушки уже недостаточно. Раньше она была нужна ему как инструмент. Теперь ему нужно оружие.
  Мато Зокен покинул подвал. Нужно было проделать ряд приготовлений, но сначала позаботиться о своем ослабшем и усталом теле. Сегодняшнюю ночь освещал лишь маленький кусочек луны. Почти идеальная ночь, чтобы поесть.
  Он улыбнулся, обнажив те немногие зубы, которые у него ещё остались. У него было много надежд на будущее.
  
  3. Summon
  
  Широ внимательно следил за соперником, приняв стойку, которой был обучен ещё несколько лет назад. Как всегда его противник, казалось, был совершенно равнодушен к действиям Широ, ожидая его движений.
  Он кружил вокруг противника, но тот просто продолжал держать его в поле зрения, принимая позицию, зеркально повторяющую позицию самого Широ.
  Царило абсолютное молчание, когда он рванулся вперед так быстро, что движение его ног словно размылось. Его кулак метнулся вперед, но руки его противника отбили удар, и он не нанес никакого вреда. Он повернулся на каблуках, едва уклоняясь от ответного удара и одновременно нанося удар ногой.
  Его противник знал, что лучше не пытаться блокировать такой удар, а разорвать дистанцию, чтобы получить немного пространства для маневров. Он вновь рванулся вперед, догоняя соперника, надеясь продолжить столкновение в ближнем бою и не позволить более взрослому человеку использовать преимущество в длине конечностей.
  Оттолкнувшись ведущей ногой, он использовал энергию движения, чтобы усилить удар, который он направил в центр массы его противника. Расстояние между ним и соперником было чуть меньше двух метров, что сокращало количество вариантов движений противника до всего нескольких.
  Удар был заблокирован, как и ожидалось, но Широ мгновенно вернул свой кулак и начал шквал атак, большинство из которых были предназначены для отвлечения противника от других ударов, направленных в наиболее уязвимые места. Он почти сразу понял, что совершил ошибку. Его противник был слишком опытен, чтобы попасться на отвлекающие удары, и мог использовать преимущество в телосложении, чтобы пропустить ложные атаки и отбить действительно. Более того, соперник использовал эту возможность, чтобы восстановить равновесие и разорвать дистанцию. Широ стиснул зубы. Он потерял инициативу, и расплата за это не заставит себя ждать.
  Обманчиво быстрый удар противника подтвердил его мысль, и ему пришлось отчаянно скрестить руки на груди, чтобы выдержать этот удар. Казалось, по его рукам ударили кувалдой, но он подавил дрожь и ответил ударом локтя. Если бы он сейчас ушел в оборону, то уже не смог бы выйти из неё.
  Они обменивались яростными ударами, и Широ понимал, к чему идет битва. Его противник имел преимущества в высоте, длине конечностей и весе. Более того, противник просто был лучше него, нанося удары с большей точностью и силой. Если не переломить ход боя, то его конец будет очевиден: Широ будет бит и получит ещё несколько синяков. Как это обычно бывало.
  Он слегка пригнулся и рванулся вперед, метя плечом в туловище мужчины. Этот шаг, очевидно, удивил противника, судя по тому, что Широ получил только один жгучий удар по спине, прежде чем они сошлись вплотную. Удар не был чистым, но он не ожидал вообще ни одного. Старый ублюдок был слишком опытным, чтобы попасться на такое. Что еще более важно, Широ наконец оказался в личном пространстве оппонента. Ребро ладони устремилось вверх, достигнув подбородка мужчины и отправляя его голову назад.
  Он приступил к натиску, нанося тяжелые удары, направленные в каждое из уязвимых мест, о котором он когда-либо слышал. Лицо, кишечник, пах, шея, подбородок... Он повторял эти слова мысленно, как мантру.
  Противник уклонился от удара, направленного в его лицо, крутанув головой и позволив кулаку пролететь мимо, и в этот момент Широ понял, что перенапрягся.
  'Ох, это будет больно...'
  Получив удар в живот, он рефлекторно согнулся, его легкие отчаянно пытались сделать вдох. Получив пинок по ногам, он споткнулся, из последних сил пытаясь сохранить равновесие и вдохнуть. Второй удар по животу показал, что это была глупая идея. Удар локтем в спину бросил его на пол.
  Он застонал, пытаясь заставить себя встать, но почувствовал захват на своей шее. Сигнал был ясен, и он упал, признавая свое поражение.
  - Твои движения недостаточно гибки, - сказал Котомине, отпуская его и отходя. - Более того, ты плохо контролируешь силу своих ударов. Зачастую они либо слишком слабы, либо слишком сильны для данной ситуации.
  Он сделал паузу, словно раздумывая.
  - Хотя удар плечом был хорош.
  - Спасибо, - ответил Широ, вставая на ноги.
  - Рад, что новые синяки принесли мне хоть немного похвалы.
  Не то чтобы его собственные удары не оставили синяков. Подбородок Котомине уже начал наливаться темно-фиолетовым от недавнего удара, и хотя тренировочная одежда прикрывала его руки, они, вероятно, тоже не выглядели хорошо.
  - Я просто предоставил тебе возможность попрактиковаться в магии, - сказал Котомине с ухмылкой на лице. - Ибо было сказано: 'Врач, исцели самого себя'.
  Широ фыркнул, но обратил свое внимание на собственное тело. Ему сегодня идти в школу, и лучше бы сделать это без травм.
  "Начать анализ".
  Как и ожидалось, на его торсе уже назревал синяк. Он вздохнул, сосредотачивая прану в травмах, заставляя её исцелять. Затем перешел на руки, отметив точки, где его капилляры были повреждены и восстановил их с легкостью. К счастью, свертывание крови ещё не началось. Его всегда раздражала лишняя работа.
  Прошло не так уж много времени, прежде чем он почувствовал себя достаточно умелым, чтобы работать с собственным телом. Разумеется, было о чем беспокоиться: он мог ранить себя, превратить себя в чудовище или просто взорвать свою плоть. Ничего экстраординарного, но достаточно, чтобы подождать чуть дольше. Когда любопытство победило осторожность, он понял, что все было до смешного просто. В частности, для исцеления себя и других ему было достаточно контроля праны, и не было необходимости читать арии.
  Были и более агрессивные... способы использования его способностей, но спустя некоторое время он нашел способ практиковать их безопасно.
  Закончив, он расслабился, проверяя его внутренний источник праны. Нельзя назвать это точной наукой, но он хорошо чувствовал прану внутри себя и мог приблизительно измерить её количество.
  Судя по всему, с праной все было в порядке, и Широ сосредоточился на делах.
  - Хочешь, чтобы я и тебя привел в порядок? - спросил он, указывая на подбородок Котомине. Священник покачал головой.
  - Я разберусь с этим сам, позже. Ты не должен больше тратить энергию. Не сегодня.
  Ах, да. Сегодня. Большой день. Он не мог не чувствовать прилив волнения.
  Война за Святой Грааль.
  Она изменила всю его жизнь, начиная с самых ранних воспоминаний. Со времени пожара в Фуюки он был охвачен любопытством. Каково это, бок о бок с героем из другой эпохи? На что похож Святой Грааль? Как он исполняет желания? Эти мысли постоянно вертелись в его голове, не давая сосредоточиться на чем-то другом. Он даже был благодарен отцу за постоянные спарринги. Когда ты просто пытаешься избить кого-то до полусмерти и не дать противнику сделать то же самое с тобой, твоя голова удивительно ясна. Теперь, когда они закончили тренировку, его мысли вновь заняла Война, в которой он совсем скоро примет участие. Он призовет Слугу сегодня вечером. После этого пути назад не будет. Он будет Мастером, сражаясь вместе с Героической Душой, за право получить Святой Грааль, дарующий исполнение желания. Это будет интересно. Это будет... увлекательно.
  Даже те несколько историй о предыдущей войне, которые он вытянул из Гильгамеша, лишь усилили его любопытство.
  'Серьезно, воздушный бой между древним вавилонским дирижаблем и F-15? Кто бы отказался посмотреть на такое?' Об этом он думал, выходя из небольшого зала, используемого Котомине для обучения. Хотя вряд ли это можно было назвать додзе, поскольку это была лишь пристройка к цокольному этажу, где из всех удобств было лишь освещение и пол, слегка отличающийся от голого камня, но и этого было достаточно.
  Он посмотрел на часы. До школы ещё оставалось немного времени. Широ отправился позавтракать, а затем он хотел проверить его... сад. Еда была приготовлена заранее, до тренировки, так что это не должно было занять много времени.
  Когда Широ поднялся по лестнице в жилые помещения, он услышал странную музыку. Нахмурившись на секунду, он стал подниматься быстрее.
  Когда он открыл дверь в комнату, все стало ясно.
  Некоторое время назад, Широ купил видеоприставку. А именно игровую консоль с несколькими играми в комплекте. Он любил проводить свое свободное время за ней. Он даже убедил Рин попробовать и получил большое удовольствие, побеждая её в различных многопользовательских играх. Рин не сдалась просто так и настояла на продолжении игр, пока она не 'набьет руку'. Но Рин, к сожалению, не могла нормально обращаться с электроникой. Она не выиграла ни одной игры и по сей день. В общем-то, это вся история Широ и компьютерных игр.
  Но однажды Гильгамеш в очередном приступе скуки тоже решил попробовать. Три дня спустя прибыл грузовик с несколькими консолями, небольшой горой игр, новым компьютером и роутером. И это зрелище время от времени повторялось.
  Не то чтобы Гильгамеш был фанатиком игр. Он давно превзошел этот термин.
  Его старший брат был одет в золотой халат и сидел, развалившись на большом кресле. Игра на экране казалась смутно знакомой. Город из камня и кристаллов, через который пробиралась одинокая фигура. Хех. Широ казалось, что Гильгамеш уже играл в Final Fantasy 7 раньше. Он пожал плечами. Это было не его дело, а Гильгамеш, казалось, не обращал на него внимания, так что он просто заберет свой завтрак и...
  Немного помолчав, он вздохнул. Тарелки с приготовленным завтраком были пусты. Кроме того, они лежали рядом с Гильгамешем.
  - Братец, - сказал он, - где мой завтрак?
  Героическая Душа наградила его одним-единственным взглядом, прежде чем вернуться к своей игре.
  - А. Точно. Я был голоден, поэтому я съел его.
  Ответ был резким и коротким, как и ожидалось.
  Широ закрыл глаза на секунду, успокаивая себя. Открыв их, он изобразил улыбку на лице.
  - Это Final Fantasy 7, не так ли? Я думал, ты уже прошел её.
  Гильгамеш бросил на него взгляд, раздраженный из-за отвлечения от игры, но все же ответил.
  -Я просто отложил её на время. Вещи, популярные среди широких масс, зачастую неинтересны.
  Одинокая фигура на экране, Клауд Страйф, вошла в странное здание.
  - Но в этот раз, похоже, шавки сделали что-то годное. Сейбер - очень интересный персонаж.
  - Сейбер? - с любопытством спросил Широ. Он не мог вспомнить персонажа по имени Сейбер в игре.
  - О, сначала у неё было имя Айрис, или что-то такое. - Гильгамеш махнул рукой. - Я поменял имя сразу же, как появилась такая возможность.
  'Стоп, Айрис? Город Древних?' Его брат, как оказалось, сумел избежать общеизвестных спойлеров к сюжету. Порочная ухмылка появилась на его лице.
  - Значит, ты все же съел весь мой завтрак? - медленно переспросил он.
  - Что? Да! Сделай себе новый, я занят.
  Гильгамеш, очевидно, решил, что он потратил достаточно времени на своего младшего брата, и вернулся к игре.
  - Сейбер умрет.
  На мгновение воцарилась тишина, а затем Гильгамеш медленно повернул голову в его сторону.
  - Что?
  Широ невинно улыбнулся.
  - Сейбер умрет. Получив удар в спину от Сефирота. Примерно через десять минут игры от этого момента. Очень драматично. И неожиданно.
  Глаза его брата расширились, а выражение лица стало шокированным.
  - Я использую Phoenix Dow...
  - Она умирает во время ролика.
  - Заклинание жиз...
  - Заставка.
  - Чертово разделение на сюжетные ролики и геймплей! - Гильгамеш взвыл, бросив контроллер на пол.
  - Как эти ублюдочные издатели могли убить её! И... и... и...
  Он остановился.
  - Ты испортил всю интригу, - это было простое утверждение, но угроза в его словах была очевидна.
  Широ поднял бровь.
  - Неужели? Ой. Кажется, я плохо соображаю из-за голода.
  - Ты маленький ублюдок!
  Широ сместился в сторону, и брошенный контроллер врезался в стену, разбившись на обломки электроники и кусочки пластика. Воздух вокруг Гильгамеша замерцал, так что стоило оставить его брата в покое на какое-то время.
  - Не забудь сохраниться! - крикнул он, выбегая из кухни, сопровождаемый звуками ярости Гильгамеша - отличное начало дня!
  
  За время проживания Широ в церкви Котомине с садом произошли большие изменения. Изначально невзрачный, стараниями Широ он превратился в небольшие хаотичные джунгли. А позже в большие, но уже более упорядоченные.
  Он гулял по густо заросшему саду, ныряя под низко висящие стебли плюща. Хотя он несколько увеличил разнообразие растений в саду, все они были объединены одним общим признаком. Смертельность.
  Помимо своих старых друзей, аконита и белладонны, он добавил такие растения, как наперстянка, цикута, посконник, луговой шафран, крестовник и чемериц. По настоянию Рин он прекратил свои опыты по передаче яда в безобидные растения. Почти. И сохранил по-настоящему опасные растения, вроде смертельной ночной розы (название не окончательное), в своей мастерской, расположенной среди листвы.
  Для магов их мастерские значат все. Это было главной точкой проведения исследований, местом, в котором они могли бы безопасно проникать в глубины знания и могущества. Пустить кого-то внутрь значило рисковать тем, что посторонний украдет все знания, которые вы накопили за годы исследований. Таким образом, большинство магов защищали свои мастерские многослойными барьерами, создавая настоящую стену из магической энергии. Это был хороший пример, и он сам был бы рад сделать то же самое, если бы он хорошо умел ставить барьеры.
  К сожалению, такой возможности у него не было. Это был ещё один из навыков, наряду с другими аспектами магии, не входящими в его весьма специализированную отрасль искусства, который был ему недоступен. Тосака сделала все возможное, чтобы попытаться исправить это, заставляя его учиться этим проклятым навыкам в течение трех месяцев. Она настаивала, что создание барьеров было тем навыком, который должен иметь любой маг.
  Было непросто, но после дополнительных трех месяцев практики ему удалось создать невероятно слабый барьер. Тосака сказала, что результат больше напоминал один из её первых шагов в магии, но Широ заметил, что было бы несправедливо сравнивать их навыки, учитывая, что за её плечами стояло наследие нескольких поколений магов, а он был простым человеком, без какой-либо магической родословной.
  Несмотря на свои ограниченные способности в установке барьеров, он все же нашел им применение. Вместо того чтобы создать стену, он превратил барьер в сигнальные нити, используя свою слабость как преимущество. Когда кто-то пересекает или уничтожает нить, она подает сигнал всем растениям в области и дает им ясные, четкие указания.
  Расти и убивать.
  Без сомнения, результат будет забавным, когда каждое растение в саду и мастерской, часть из которых была сильно изменена его магией, начнут расчленять, разрезать и отравлять все живое в округе, что не является растением. За короткое время церковный сад станет смертельной ловушкой. Одних роз было бы достаточно, чтобы убить кого-то слабее Слуги. Эта дрянь была смертельно опасна.
  Но реакция Рин была лучшим среди всего этого.
  Она объяснила, в мельчайших подробностях, что эта идея слишком грубая, жестокая и дикая для настоящего мага, что ключевым в обороне мастерской была хитрость, и что самое важное, это было опасно. Что если он будет рядом, когда защита сработает?
  Но это не было проблемой. Было лишь четыре человека, которые могли бы беспрепятственно пройти через сад, не будучи атакованными растениями. Он сам, отец, Гильгамеш и Рин. Она была удивлена, что его барьер был настроен так, чтобы позволить ей пройти, но он сказал, что она была слишком важна для него, чтобы причинить ей боль. При этих словах она густо покраснела. Широ удивился этому. Она была хорошим другом, не могла же она подумать, что он настроит свой барьер против неё?
  Он хотел проверить свою мастерскую, но передумал. В этом не было необходимости, учитывая, что его измененные растения были значительно более долговечны, чем их природные аналоги. Ему не нужно было проверять их каждый день. Он просто проверил более обычные растения, купил хлеба на завтрак и отправился в школу. В конце концов, у него впереди напряженный день.
  
  Тосака Рин сонно смотрела на себя в зеркало, пытаясь сфокусировать взгляд. Она никогда не была 'жаворонком', несмотря на все ее попытки стать им, и ее недосып нисколько не помогал в этом. Честно говоря, она волновалась.
  Как потомок семьи Тосака, она всегда знала, что ей наверняка придется сражаться в Войне за Святой Грааль. Она смирилась с этим и даже радовалась шансу показать себя. Даже начало новой Войны через такое короткое время после предыдущей, не взволновало её. Нет, проблема заключалась в ее соперниках. Или, точнее, одном конкретном Мастере.
  Она вздохнула. Широ никогда не скрывал своего намерения вступить в Войну за Святой Грааль. На самом деле, он с радостью делился информацией, когда она спрашивала его. Раньше она не думала об этом, как о проблеме. Война должна была начаться через сорок-пятьдесят лет, а не сейчас. Если бы им вообще пришлось вступить в конфликт, это должно было быть далеко в будущем. На самом деле, она втайне надеялась, что даже в этом не будет необходимости.
  'В смысле, обоим членам семьи Тосака не пришлось бы вступать в войну...' Когда она поняла, о чем задумалась, ее лицо покраснело. Рин яростно встряхнула головой, очищая сознание от этих смущающих мыслей. 'Нет смысла думать о таких вещах...'
  Она устало потерла глаза и, спотыкаясь, побрела на кухню, злобно глядя на каждый источник света. Почему все так ярко? Почему нельзя сделать рассвет чуть позже?
  - Может быть, я использую Святой Грааль, чтобы пожелать новое солнце... - прошептала она и вновь впала в сонное оцепенение.
  
  Широ был счастлив, поедая хлеб со специями. Он не разделял любовь отца к специями, которые могли обжечь душу, но не возражал против более мягких. Кроме того, он был голоден, съев лишь несколько кусков простого хлеба на завтрак, а голод всегда делал все вкуснее.
  Он прислонился к перилам на крыше, глядя на Фуюки. Несмотря на ветер, он часто бывал здесь во время обеда, по нескольким причинам. Из-за вышеупомянутого ветра, это было тихое и уединенное место. Что более важно, отсюда он мог наблюдать за людьми внизу. Это не было его хобби, но наблюдать за людьми было весело.
  Звук открывающейся двери привлек его внимание, и он обернулся, увидев знакомое зрелище.
  - Привет, - весело приветствовал он девушку. - Ищешь компанию?
  Рин слегка улыбнулась в ответ, но вскоре её лицо вновь стало более мрачным. Широ боролся с желанием тяжело вздохнуть. У него было предположение относительно причин этого, но он предпочел промолчать. Лучше пусть сама расскажет о том, что её беспокоит.
  Рин облокотилась о перила рядом с ним, но ничего не сказала. Они стояли рядом молча. Доев свой хлеб, он проглотил несколько последних крошек и спокойно посмотрел на школьный двор. Именно тогда Рин заговорила.
  - Котомине-кун, ты все еще намерен принять участие в войне?
  'Как и ожидалось, именно эта тема для разговора'. Он улыбнулся Рин светлой, теплой улыбкой.
  - Да, как и планировал.
  - А ты знаешь, в чем она заключается?
  - Ты знаешь, нет. Я просто провел последние десять лет своей жизни, живя с человеком, пережившим предыдущую Войну за Грааль, и бил баклуши, - ответил он и продолжил, прежде чем она смогла вставить хоть слово. - Брось, Тосака, я знаю, что я делаю, и я знаю, что значит быть Мастером.
  Повисло неловкое молчание. Было очевидно, что Рин хотела сказать что-то, но пыталась найти нужные слова. В конце концов, она, похоже, сдалась.
  - Просто... просто будь осторожен, - она посмотрела ему прямо в глаза. - Хорошо, Широ?
  Он удивленно моргнул. Было редкостью для Рин звать его по имени, даже когда они были одни. Легкий румянец на ее лице подсказал ему, что она осознавала это.
  - Я уже пережил одну Войну, - сказал он, нахально улыбаясь. - И теперь у меня есть подготовка, так что в этот раз должно быть легче.
  Рин вздохнула в ответ на его легкомысленные речи, но развернулась, чтобы уйти, очевидно, сказав все, что чувствовала должным сказать. Он позвал ее.
  - Ах да. Рин?
  Она остановилась, глядя на него.
  - Ты тоже. Береги себя.
  
  Рин бежала вниз по лестнице, злясь на себя, Широ и мир в целом. Дура, дура, дура! На что она надеялась? Что она каким-то образом сможет за один обеденный перерыв убедить Широ отказаться от того, чего он с нетерпением ждал в течение десяти лет в? И что она вообще хотела ему сказать?
  'Эй, Широ, Война слишком опасна для тебя. Я не хочу, чтобы ты пострадал, так что откажись, пожалуйста. Кроме того, я вступлю в Войну, как только мы закончим этот разговор'.
  Это было бы оскорблением его способностей мага, лицемерием и, самое главное, отрицанием всего, чего тот желал. Он жил ради новых видов и звуков, хотел знать и понимать, как все работает. Если бы она сказала ему, что он не должен вступать в Войну за Святой Грааль, она получила бы в ответ лишь пустой взгляд.
   И он не был так уж беспомощен. Его магия была мешаниной из десятков различных идей и специализацией на грани абсурда, но все же довольно эффективной. Кроме того, его обучал Котомине Кирей, и хотя она презирала поддельного священника, он, бесспорно, был квалифицирован в боевых искусствах и мог пережить самую серьезную опасность.
  Нет, её беспокойство было эгоистичным, и она знала это. Широ был ее старым другом, и только ему она могла доверить все аспекты своей жизни, магические и мирские. Она вспомнила, что когда она впервые встретилась с ним, тот был тихим, вежливым и сдержанным. Он изменился с тех пор, стал более открытым, веселым и даже немного ребячливым, но в то же время он не изменился. Он все еще был Широ, таким же любопытным, таким же непрошибаемым в общении. Мысль о том, чтобы сражаться с ним была... странной. И даже неприятной.
  Не то чтобы они вцепятся друг другу в горло с места в карьер. На самом деле, вполне вероятно, что они в конечном итоге станут союзниками. А если нет... Ну, она просто превратит его Слугу в лужу духовной энергии. В конце концов, способ выиграть Войну был не один.
  
  Он напевал мелодию себе под нос, обрезая розы в школьном саду. После всех его экспериментов в церковном саду, уход за школьным цветником был чем-то вроде отдыха. Конечно, в таком открытом месте он не мог использовать свою магию для чего-то, кроме анализа, но это был своеобразный вызов для него. Он должен был использовать такие приземленные вещи, как удобрения и вода.
  Как всегда, рядом был кто-то ещё, чередующий свое внимание между книгой и самим Широ. Мато Сакура вот уже почти целый год постоянно присутствовала во время его занятий садоводством, никогда не помогая, но, казалось, наслаждаясь наблюдением за его работой. Он не возражал. Она была очень красивой, а также тихой и сдержанной, что делало ее приемлемой гостьей в его рабочем месте.
  - Семпай, - он остановился, услышав это, и поглядел на Сакуру с любопытством. Он мог пересчитать количество их разговоров по пальцам одной руки, что делало эти разговоры необычными событиями.
  - Да? - спросил он, счистив грязь со своих перчаток и повернувшись к ней.
  - Тебе очень нравится работать с растениями, не так ли? - спросила она, глядя прямо на него, без каких-либо эмоций в словах. Он кивнул.
  - Так и есть. Ну, мне нравится работать и с животными тоже, но люди не готовы дать мне заботиться о своих домашних животных, в отличие от растений, - ответил он. Кроме того, он должен был быть куда более осторожным при работе с животными. Хотя его способности куда лучше подходили для работы с фауной, чем с флорой, животные были относительно разумными существами, способными чувствовать боль. Он не мог изменять их так же безрассудно, как растения. Исцеление ещё годилось, но люди бы заподозрили что-то, если бы у их собаки появились крылья или ещё один ряд зубов.
  - Я так и думала. Ты всегда очень спокоен, когда работаешь в саду, - кивнула Сакура в ответ на его подтверждение. - Поэтому мне нравится наблюдать за тобой.
  Ее откровенное признание заставило его чувствовать себя неловко, и он смущенно почесал щеку. Помимо того, что он занимался любимым делом, в его труде были и другие преимущества. Учителя признавали, что он делает нужную работу, и, как правило, давали ему некоторые поблажки в случаях опоздания в школу или каких-то подобных.
  Сакура, похоже, сказала все, что хотела и встала.
  - Уже уходишь? - спросил он. Обычно она оставалась до тех пор, пока он не закончит, и уходила вскоре после него.
  - Да. Мне есть чем заняться сегодня, - она поклонилась, словно извиняясь. Уходя, она остановилась, будто она только что вспомнила что-то важное.
  - Семпай, - позвала она.
  - Забыла что-то? - спросил он, но она покачала головой.
  - Нет, - она посмотрела на него и снова поклонилась. - Пожалуйста, будь осторожен, семпай. На улицах сейчас опасно.
  Сделав это загадочное заявление, она повернулась и ушла.
  Широ задумался. Её предупреждение совпало с началом Войны за Святой Грааль. Более того, Мато была одной из семей-основателей, хотя они и были известны как Макири в то время. Если кто-то из горожан и знал о Войне, то это были они. Котомине сказал ему, что их семья потеряла свою магическую мощь, а значит, никто их них не может быть Мастером. Или же они скрыли одного мага из виду, используя свою репутацию выродившейся магической линии как способ спрятаться?
  Наблюдая за Сакурой, пока она не завернула за угол, он все ещё пребывал в раздумьях. В конце концов, он пожал плечами. Была ли это случайность, или Сакура решила предупредить его, это действительно не имело значения. Он собирался наблюдать за их семьей в любом случае и действовать по ситуации. Если будет нужно, он мог бы просто проанализировать Сакуру и посмотреть, есть ли у неё Магические Цепи. Но это было последнее средство, которое он применит, поскольку это значило бы выдать в себе Мастера для любого, кто мог чувствовать прану.
  Он присел. Нужно было полить цветы.
  
  Круг, начерченный на полу, светился, придавая камню мокрый вид. Широ проверил все еще раз. Все оказалось в порядке, каждый компонент мистического круга был на правильном месте. Чтобы нарисовать его, он использовал кровь, главным образом, потому, что её у него было довольно много. Он ежедневно забирал у себя кровь на хранение в течение некоторого времени, в основном для экспериментов. Было бы трудно убедить посторонних людей сдавать свою кровь без всякой причины.
  В конце концов, он кивнул. Он сделал все, что только мог сделать, в частности, у него не было реагента для вызова конкретного Героического Духа. Ну и ладно. Он просто оставит это на волю случая. Он занял свое место и начал читать заклинание. Он узнал от Котомине, что заклинание, как и большинство Арий, на самом деле не так важно, хотя и входило в число ключевых элементов. На самом деле, все могло получиться с одним только магическим кругом и толикой удачи.
  - Услышь меня, если ты готов служить мне, волей Грааля проложи свой путь ко мне. Я искатель знаний. Я ученый без цели. Приди и вырвись из оков!
  Круг засиял, кровь превратилась в прекрасный розовый туман, исчезнувший почти сразу после появления. Ярко засиял фиолетовый свет, осветивший всю комнату. Он смотрел, не желая закрыть глаза. И, когда свет погас, чей-то голос заговорил.
  - Я спрашиваю тебя. Ты мой Мастер?
  Широ посмотрел на слугу, ГероическогоДуха из легенд. И удивленно моргнул.
  Она была довольно низкой и худенькой, ростом едва доставая до его подбородка. Короткие белые волосы ниспадали на кожу лица, которая была примерно того же оттенка. Более важно то, во что она была одета.
  Она не носила много одежды. Сверху было нечто, смутно напоминающее жилет, удерживающийся пряжкой возле ее горла и поясом, обернутым вокруг ее туловища. Ее руки были обернуты бинтами, с двумя поясами на каждой из рук, похоже, в виде украшения. На ногах были чулки длиной до бедра. Но не было юбки. Вместо этого, она носила мало что скрывающие трусики, удерживающиеся на месте чем-то вроде веревочек.
  - Эээ, прежде всего, не хочешь надеть что-нибудь другое? - спросил он нерешительно.
  Девушка моргнула, потом посмотрела на себя. Румянец распространился по ее лицу.
  - Ах, да, - застенчиво кивнула она.
  - Верно. Новая одежда, - сказал Широ, подойдя к двери. Они могли поговорить чуть позже. Прежде всего, он должен был дать ей одежду. Точнее, более подходящую одежду.
  
  4. Talk
  
  Часы пробили двенадцать, и Широ бросил на них взгляд, после чего вновь обратил внимание на сидящую девушку. Слуга тихонько пила чай из чашки и выглядела вполне довольной. Кроме того, она была более одетой, получив от Широ пару его старых футболок и джинс. Размер не совпадал, но главное, они прикрывали самые важные места.
  Когда она наконец оделась, они перешли в гостиную, где Широ налил им обоим по чашечке чая. Одну или две минуты они просто сидели в тишине, пока Широ разглядывал её, а Героическая Душа просто ждала, когда он заговорит.
  - Верно. Сначала дело.
  Он поднял руку с мягко сияющими Командными Заклинаниями.
  - Отвечая на твой первый вопрос, я именно тот, кто призвал тебя. Я полагаю, это делает меня твоим Мастером.
  Девушка бросила взгляд на светящиеся знаки и кивнула. Для них обоих было очевидно, что она заключили контракт. Небольшой поток праны уже тек от Широ к Слуге, одновременно усиливая её и давая понять, что именно он был призывающим.
  - Если ты не против, я хочу кое-что спросить у тебя, - сказал он, глядя на Слугу с любопытством. Это был не первый раз, когда он встречал Героического Духа. В конце концов, он жил с одной из них почти десять лет. Но эта конкретная Слуга чувствовалась иначе, чем Гильгамеш, излучающий самоуверенность и высокомерие. Нет, сам воздух вокруг нее говорил о крови и темных эмоциях, в первую очередь мести и злобе. Это было... удивительно знакомо. Он чувствовал, что испытывал подобное когда-то, но не мог вспомнить.
  Девушка снова кивнула. Казалось, она не любила лишних разговоров, хотя, несомненна, не была немой. Ну, это не так уж и плохо. Он сделал глубокий вдох и продолжил.
  - Кто ты?
  - Ассасин, - ответ был кратким и резким. Широ кивнул. Этого он ожидал, когда увидел её. Отсутствие брони, хрупкое телосложение и коллекция ножей, привязанная к спине, ясно говорили о том, что она не была бойцом передовой.
  - Хорошо. Но кто ты сама? Я имею в виду твоё имя.
  Девушка медлила с ответом, словно не желая говорить. Широ нахмурился. С одной стороны, знание её настоящей личности позволило бы хорошо узнать её сильные и слабые стороны. С другой стороны, судя по чувству крови и ненависти, излучаемым ею, вполне вероятно, что она не хотела бы обсуждать своё прошлое. Ему было любопытно узнать, кого именно он призвал, но идти против её воли не хотелось.
  - Хорошо. Не волнуйся, это может подождать, - сказал он, подняв руку. - Мне было просто любопытно.
  Ассасин, казалось, испытала облегчение и сделала глубокий глоток чая, слегка расслабившись.
  - Кстати, - пришла в голову Широ мысль. - Хочешь печенья?
  Ассасин несколько мгновений сидела неподвижно, после чего медленно кивнула, словно стараясь не спугнуть его. Странная реакция. Он открыл шкаф и достал пачку печенья. В то время как Гильгамеш имел свой запас еды, а отец ел пищу, которая могла убить других людей, сам Широ предпочитал более полезные продукты. Он даже немного умел готовить, хотя ему было ещё далеко до мастерства.
  Широ положил пакет с печеньем на стол под внимательным и осторожным взглядом Ассасина. Она протянула руку, взяла одно печенье и медленно обмакнула его в чай. Широ был не в силах оторвать взгляд от этого зрелища. Внимательность и сосредоточенность, с которой она действовала, делало принятие пищи похожим на ритуал.
  Несколько секунд спустя она достала печенье из чашки и поднесла ко рту. После того, как она откусила кусочек, на её лице возникло странное выражение. Ему понадобилось время, чтобы узнать в этом выражении лица блаженство. Она сделала то же самое с другой половиной бисквита, прежде чем проглотить ее. На самом деле, это выглядело так мило, что Широ не смог удержать от улыбки.
  - Хочешь ещё? - спросил он, придвинув пакет поближе к ней. Она резко кивнула.
  - Да.
  'Ещё одно слово. Прогресс'.
  
  Она нервно покусывала ногти, рассматривая магический круг перед ней. Это был её шанс. Когда Котомине Кирей пригласил ее принять участие в войне за Святой Грааль, она не поверила в свою удачу. Она с самого детства была влюблена в историю о Кухулине, легендарном сыне бога света. Она задыхалась от волнения, читая описание битв, радовалась, когда он побеждал вновь и вновь, горевала, когда его история закончилась трагедией. Она хотела изменить его историю и подарить ему заслуженное счастье. И теперь у неё был способ сделать это.
  Более того, она могла призвать именно этого легендарного духа. Хотя она не смогла добыть какой-либо реликвии, связанной с Кухулином, у неё даже не было мысли о том, что может появиться какой-либо другой Слуга. История об этом герое определила всю её судьбу, и не было другого более подходящего Героического Духа, кроме этого.
  Она сделала глубокий вдох и заняла свое место в круге. Она решила использовать стандартную Арию. Не было смысла вносить изменения, рискуя получить неудачный результат.
  'Это сработает', - подумала она решительно. 'Обязательно'.
  Круг ярко засиял, и она прищурилась, не выдерживая такого интенсивного света. В свете появилась фигуры мужчины, высокого и сильного. Она почувствовала, что ее сердце замерло. Может быть, это он? Воплощение мечты её детства?
  - Йо.
  Перед ней стоял мужчина, одетый в облегающий синий костюм, который вызвал румянец на её щеках.
  - Это ты мой Мастер? - он осмотрел её снизу доверху. - Если да, то в этой войне мне повезло.
  Она шагнула назад, глядя на его горящие неистовством красные глаза, широкую улыбку. Это был он... Она знала это! Это точно он!
  - Я-я, - она подняла руку, показав Командные Заклинания.
  Нужно подтвердить её надежду. Ей нужно знать точно.
  - Ты Кухулин? - она пыталась спросить спокойно, но её голос был больше похож на писк.
  - Вау. Уже знаешь мое имя?
  Он наклонился к ней, заставив ее покраснеть ещё сильнее.
  - У тебя красивые глаза, да и сама ты симпатичная.
  Базетт упала в обморок.
  
  Котомине Широ ничего не имел против людских причуд. Он жил с Королем Героев и священником, похожим на безумца, почти всю жизнь. Примерно столько же он дружил с Тосакой Рин, которая редко говорила то, что думала на самом деле. Поэтому его совсем не удивило то, что его Слуга была сладкоежкой.
  Он посмотрел на маленькую девочку, только что доевшую кекс, и забрал её пустую чашку, чтобы вымыть её. Она быстро доела пакет с печеньем и выглядела так печально, что он не смог устоять и принес ей ещё сладостей. Все печенье уже было съедено, да и кексов осталось только два. Без сомнения, они скоро присоединятся к своим братьям.
  Ассасин смахнула крошки со щеки. На её лице было все то же пустое выражение, какое у неё было с момента появления, но поза выглядела более расслабленной, и она откинулась на спинку кресла. Он вздохнул. Сначала он планировал провести разговор об их стратегии, но все закончилось чаепитием. Широ пожал плечами, смирившись. Ещё не все слуги были призваны, так что Война, фактически, ещё не началась. Они могли расслабиться на один-два дня, чтобы узнать друг друга получше и придумать, как им лучше всего использовать их способности.
  - Ну, - посмотрел он на часы. - Мне пора идти спать. Завтра ещё в школу идти.
  Он встал, и Ассасин тут же встала вслед за ним, не забыв, однако, прихватить кекс. На всем пути к своей комнате он чувствовал, что она идет за ним следом, словно тень, и неожиданная мысль пришла ему в голову.
  - Ассасин, где ты предпочла бы спать? - спросил он, поворачиваясь к девочке. Она склонила голову набок и посмотрела на него так, будто его вопрос не имел смысла.
  - Я буду охранять тебя, пока ты спишь.
  Он вздохнул, услышав ожидаемый ответ.
  - Ясно, понятно, нет. Этого не будет.
  Ассасин вновь ответила смущенным взглядом.
  - Я... ну... мне нравится иметь немного личного пространства.
  Это не было ложью. Он нуждался в личном пространстве. Более того, спать под надзором девушки, даже если она была бы в духовной форме, было бы несколько затруднительно. Не то чтобы он ей не доверял. Но он был молодым парнем, а она красивой девушкой. Гормоны делали своё дело. И он не мог подавить их, не причинив вреда своему телу.
  - Тебе неприятно мое присутствие?
  Вопрос был задан невозмутимо, но Широ чувствовал боль за этими словами. Ситуация становилась неловкой.
  Фактически, позволить ей остаться в духовной форме было бы лучшим выбором. Хотя церковь Котомине, формально, была нейтральной зоной, охраняемой Святой Церковью, правила существуют, чтобы их нарушать. Без Слуги поблизости, способной защитить его, он просто напрашивался на неприятности.
  На эмоциональном же уровне, идея о сне под надзором некой спектральной сущности вызывала дискомфорт. Он не мог понять, в чем дело, но это доставляло некоторое беспокойство. Он остановился, погрузившись в раздумья. Возможно, это как-то связано с его Истоком. Он был склонен к работе с плотью, так что нечто, не имеющее плоти или даже псевдофизического воплощения, которое Слуги использовали для взаимодействия с окружающим миром, лежало за пределами его понимания и возможностей.
  - Ассасин, ты же можешь спать? - неожиданно спросил он.
  Девушка замерла, но медленно кивнула.
  - Мне не нужно спать. Но я могу.
  Ее бледно-голубые глаза смотрели на него с любопытством.
  - Тогда вот что, - сказал он, двигаясь к спальне рядом со своей. - Ты займешь эту комнату. Ты можешь спать там, договорились?
  - Будет безопаснее, если я буду спать в одной комнате с тобой, - ответила Ассасин, видимо, решив настоять на своем. - И мне не нужно спать. В любом случае, это риск. Особенно, если я не рядом с тобой.
  - Хорошо, хорошо, - Широ снова вздохнул. - Сойдемся на компромиссе. Ты можешь остаться в моей комнате, но я поставлю ширму между нами, и ты будешь спать. А не наблюдать за мной в духовной форме всю ночь.
  Ассасин задумалась на мгновение.
  - Удовлетворительно. Хотя поддержание моей физической формы будет расходовать твою энергию. В состоянии сна расход будет не так велик, как обычно, но все же будет, Мастер.
  - Я справлюсь, - ответил Широ, чувствуя облегчение от решения проблемы. - Кроме того, будет неплохо оценить расход энергии, прежде чем мы вступим в битву.
  Он поразмыслил ещё немного.
  - Да, не называй меня Мастером. Это будет звучать странно. Меня зовут Широ.
  Слуга закрыла глаза на мгновение, словно сосредотачиваясь.
  - Ясно, Широ.
  Он открыл шкаф и достал футон, взбив его, прежде чем положить на пол. Когда он повернулся к Слуге, она смотрела на большую кровать странным взглядом.
  - Никогда не видела кровать раньше? - пошутил он, слегка улыбнувшись.
  - Я ни разу не спала в них,- ответила Ассасин, ее взгляд по-прежнему был неподвижен.
  Улыбка Широ исчезла. Её ответ сделал шутку неловкой.
  - Хочешь спать в кровати? - спросил Широ.
  Девушка повернула голову к нему. Она кивнула и Широ внутренне застонал. Похоже, спать на полу придется ему.
  
  Ассасин не знала, что думать о её новом хозяине. Она могла сказать, что он был хорошим человеком. Он был добрым, щедрым, открытым и относился к ней хорошо. Он дал ей сладостей и кровать. Она покрепче завернулась в одеяло, наслаждаясь его мягкостью. Честно говоря, он относился к ней лучше, чем кто-либо за всю её жизнь.
  Она выскользнула из-под одеяла, слегка сожалея об оставленной позади мягкости, и встала поближе к ширме, которая разделяла комнату. Ее движения были совершенно бесшумны, а присутствие абсолютно незаметно. В конце концов, она была Героической Душой Ассасином, и ни один человек не мог заметить её, если она не хотела этого.
  Она немного отодвинула ширму и проскользнула на другую сторону. Широ лежал, во сне его лицо было спокойным, его дыхание было ровным и глубоким. Она присела на корточки, наблюдая за ним. В трущобах, в которых она провела свое детство, равно как и большую часть своей жизни даже небольшое одеяло было огромной ценностью для детей. Они укрывались всем, что только могли найти, иногда по дюжине детей под одним одеялом, пытаясь заставить его стать как можно шире. Возможно, тепло тел, собравшихся вместе и согревающих друг друга, помогало куда больше, чем само одеяло.
  Она наблюдала за ним некоторое время. Он выглядел очень теплым...
  
  Ему снился город. Он был покрыт смогом, образовавшимся за столетие работы промышленных заводов. Город был древним и мощным. Из него распространилась Империя, пересекшая моря и земли, управлявшая людьми за тысячи километров, людьми, которые никогда не видели этот город или королеву, которой они присягнули на верность.
  Это было место денег и власти, а также торговцев и политиков, сталкивающихся в борьбе за то и другое день и ночь. В таком месте люди пропадали очень легко. В конце концов, существовал целый мир, которым нужно управлять. Кому есть дело до ребенка, судьба которого - стать уличной проституткой?
  В трущобах девушка воровала деньги у прохожих. Она охотилась на тех, кто был настолько глуп, чтобы оставить свой кошелёк без присмотра, и тех, кто был слишком пьян, чтобы заметить руки в их карманах. Такое существование не было ни счастливым, ни безопасным. Но это было существованием, и некоторое время девушка была им довольна.
  Все изменилось в тот день, когда она увидела плачущего ребенка, бегущего к его матери. Мать подняла его, утешила и пообещала что-то вкусное. Отец, споривший с уличным продавцом, прибежал на звук криков и присоединился к утешающей матери.
  Она задала себе простой вопрос, на который не могла найти ответа: почему?
  Почему у этого ребенка есть семья, которая заботится о нем, а у неё нет? Почему на улице так много брошенных детей, хотя у ещё большего количества есть дом? Почему моя семья бросила меня ещё до того, как я запомнила их лица?
  Медленно, но верно, она пришла к выводу. Во всем виновата её мать. Эта женщина, которая родила её, но не озаботилась тем, чтобы дать ей нормальную жизнь. И ее мать была не одинока. Были и другие, шлюхи и проститутки, бросавшие своих детей или убивавшие их прежде, чем они родятся.
  За этим выводом последовала обида. Обида вызвала злобу. Злоба нарастала, превращаясь в ненависть. Ненависть дала цель...
  Когда Широ открыл глаза, образы города, пропахшего смогом, все ещё жили в его памяти. Он моргнул. Это было... интересно. Он слышал от своего отца, что воспоминания Слуги через связь с Мастером могли всплыть в его снах, но он не ожидал, что это начнется так скоро.
  Чем больше он просыпался, тем больше чувствовал тепло. Слишком сильное тепло, на самом деле. Он откинул одеяло, открывая свое тело свежему утреннему воздуху. Когда одеяло было отброшено, его разум на мгновение померк. Рядом с ним, одетая лишь в его футболку и свои невообразимо маленькие трусики, спала Ассасин.
  'Ладно, - подумал Широ, - без паники. Наверняка есть хорошее объяснение всему этому. Нужно просто разбудить её и поговорить. Ты рациональный, хладнокровный человек. Ты не будешь паниковать в такой ситуации'.
  Он вскрикнул, выбираясь из футона. Точнее, пытаясь выбраться. К сожалению, прежде чем он успел что-то сделать, тонкие, но невероятно сильные руки обняли его, маленькая голова легла ему на грудь, и её дыхание защекотало ему кожу. Против воли самого Широ, некоторые его органы стали просыпаться быстрее остальных.
  Он попытался высвободиться, но не смог, однако Слуга все же начала просыпаться. Её глаза открылись и вновь закрылись несколько раз, пока она наконец не посмотрела на него.
  - Доброе утро, - сказала она спокойно.
  Широ решил, что она ещё не проснулась. Он заставил себя сосредоточиться. Ассасин не спешила отпустить его, а значит, он должен взять инициативу в свои руки.
  - Ассасин, что ты делаешь? - его голос оказался удивительно спокойным, учитывая все обстоятельства.
  Маленькая Слуга, казалось, на секунду задумалась и ответила.
  - Я спала.
  - Это я понял, - сказал Широ с раздражением в голосе.
  - Мне интересно, что ты делаешь в моей постели?
  - Ты выглядел теплым, поэтому я забралась в футон. Ты и правда был теплым, поэтому я осталась.
  Её ответ был настолько откровенным и выглядел так логично, что он почти согласился с ним. Почти.
  - Но это моя постель, - заявил он. - Я выделил тебе кровать, чтобы ты спала там, а не здесь.
  - Тебе не нравится? - спросила она, глядя на него.
  Наиболее очевидным ответом, который пришел на ум, было "Нет". Но отчасти, это было бы ложью. Одной конкретной его части очень даже понравилось. На более... платоническом уровне, ее присутствие тоже было приятным. Она была теплой и мягкой, и рядом с ней было удивительно комфортно. Более того, он осознавал, что вопрос был очень важен для их дальнейших отношений, и отрицательный ответ был неверным.
  - Я...
  Он колебался. Ассасин смотрела на него, спокойно ожидая ответа.
  - Я этого не говорил.
  - Так тебе нравится?
  Вопрос был задан в лоб и Широ был ошеломлен. Он был загнан в угол.
  - Дело не в том, нравится мне это или нет, - сказал он, потихоньку укрепляя свои мышцы. Хотя его Слуга наверняка почувствует движение праны, она не заметит постепенного увеличения его силы. Если сделать все правильно, скоро он сможет вырваться из её рук. Он мог использовать Командное Заклинание для этого, но это показалось ему своеобразным предательством. И очень глупой тратой Заклинаний.
  - Дело в том, что мы договорились спать по разные стороны экрана, но ты нарушила договор.
  - Ты был теплым, - угрюмо сказала Ассасин, словно это могло оправдать её действия. - И ты не ответил на мой вопрос.
  'Я...' Он вздохнул. Это словно пинать щенка. Ассасин, очевидно, рассматривает совместный сон как своеобразное проявление доверия, без сексуального подтекста.
  - Мне понравилось. Я чувствовал себя комфортно, когда ты лежала рядом со мной.
  Широ почувствовал, что руки, обнимающие его, слегка расслабились, и он мог поклясться, что она на мгновение улыбнулась. Он выскользнул из ее объятий. К его облегчению, она не попыталась снова схватить его. Вместо этого она завернулась в одеяло, как кошка, обернув его вокруг себя. Не совсем ожидаемое поведение от Героического Духа, но Широ давно перестал рассчитывать, что люди будут оправдывать ожидаемое от них. Он тряхнул головой, очищая ее от посторонних мыслей.
  - Ладно, что ты хочешь на завтрак? - спросил он весело. Что бы ни произошло, сейчас лучше оставить все позади и просто забыть.
  - Я могу сделать блинчики, если ты хочешь... - он едва успел уловить движение Ассасин, когда она выпрыгнула из постели. Вероятно, она действительно хотела блинов.
  Широ открыл дверь в свою мастерскую, быстро входя в сарай, который использовал как научно-исследовательский центрдля мага. После завтрака он решил проверить рост его модифицированных растений. Ассасин, как всегда, последовала за ним. Она была довольно спокойна, вероятно, удовлетворившись завтраком. Гильгамеш и его отец словно исчезли, оставив всю готовку ему. Он не волновался. Это был не первый раз, когда они оба исчезали, и, вероятно, не последний. Они наверняка вернутся завтра.
  Небольшой генератор гудел в углу рядом с окном, питая морозильную камеру. Когда он показал его Рин, ему показалось, что она хочет убить его на месте. Вместо этого, она прочла ему невероятно длинную лекцию о том, почему маги не используют технику в своих исследованиях, что она обесценивает искусство магии и что он должен избавиться от этих штуковин как можно скорее. Но она не сумела ответить на один важный вопрос: как еще он должен держать пакеты с кровью замороженными? Так что генератор остался, несмотря на её жалобы.
  Когда он вошел, несколько растений, созданных, чтобы питаться праной, зашумели. Однако в тот момент, когда они распознали его ОД, они поутихли. Ассасин тоже пришлось пройти через этот процесс, когда Широ перенастроил растения, чтобы они пропускали её тоже. Он очень гордился своим чертополохом (название временное). Они были почти идеальными убийцами магов. С достаточно высокой степенью сопротивления магии и способностью питаться ОД магов, они могли быстро опустошить мага или заклинания, защищающие его, оставляя его легкой добычей для смертельных ночных роз (название временное) и зеленого душителя (название постоянное. Ему оно нравится).
  Широ быстро проверил все растения, убедившись, что они здоровы. Он был рад, узнав, что его запасы праны в довольно хорошем состоянии, несмотря на призыв Ассасина и её почти постоянное нахождение в физической форме. Но все равно, было бы неплохой идеей получить некоторое преимущество, на случай если он встретит другого Мастера уже сегодня.
  Широ достал из ящика стола две небольшие банки. Он аккуратно открыл их, заглядывая внутрь. Полтора десятка семян лежали в каждой банке, отличаясь от обычных только большими размерами. Для мага, однако, нахождение праны внутри них было очевидным. Каждое семя практически источало её. Он закрыл банки и положил их в карман.
  - Хорошо, Ассасин, ты готова?
  Он повернулся к Слуге, которая, казалось, была занята разглядыванием одного из растений.
  - К чему, Широ?
  Она отвлеклась от растения и повернулась к Мастеру.
  - Мне нужно идти в школу, и тебе придется принять духовную форму, чтобы сопровождать меня.
  Глаза Слуги расширились.
  - Ты имеешь в виду... Ты выходишь наружу? Днем?
  В её голосе чувствовалось недоверие и нервозность. Широ нахмурился.
  - Да. Разве это проблема? - ответил он.
  - Нет, - твердо ответила Ассасин, словно пытаясь убедить себя.
  - Ты хочешь, чтобы я шла в духовной форме, да? Невидимая для других?
  - Верно, - кивнул Широ, тревога его Слуги начинала его забавлять. Он все больше и больше хотел узнать, кем она была на самом деле. Он надеялся, что сны будут продолжаться, и он найдет в них ответ.
  - Тогда все в порядке, - кивнула она, прежде чем исчезнуть.
  Широ смотрел на опустевшее место, где стояла Ассасин и события предыдущей ночи вставали перед его глазами. Она покраснела, когда заметила, во что она была одета по прибытии. Она была Слугой класса Ассасин, класса, который посвятил себя мастерству скрытности и внезапного нападения. Озарение пришло к нему, заставив разинуть рот от изумления. Она была застенчивой. Легендарная Героическая Душа, мифическое существо, с силой, превосходящей простых людей, была застенчива. И любила сладкое. И ей нравилось спать рядом с её Мастером.
  Осознание этого позабавило его. И чего же он ожидал? Он жил с Гильгамешем, Королем Героев в течение почти десяти лет, и этот человек ни капли не был воплощением благородства.
  Он был заядлым геймером, да ради Бога, он использовал сетевой ник Kingofpwnrs! Героические Духи, несмотря на всю свою силу и навыки, были еще и людьми. Они были возведены на пьедестал магами, которые видели в них некую высшую форму существования. И отчасти, так оно и было. Каждый из них преодолел испытания, которые раздавили бы любого другого. Они взошли к Трону Героев. Но, несмотря на это, у них были те же проблемы, горести, радости, и такие же цели, как у любого другого человека.
  Это давало пищу для размышлений.
  
  - Это твое, - сказала Сакура, передавая книгу Синдзи. Он посмотрел на нее с волнением во взгляде. Хотя у него не было магических цепей, которые бы сделали его магом, он имел хороший запас теоретических знаний. Она знала, её брат хорошо понимал, что это за книга. Книга Ложного Подчинения. Магический предмет, который позволит ему выступать в качестве Мастера, словно по доверенности.
  - Почему? - нервно спросил он. - Я не могу сражаться вместо тебя.
  Она прекрасно знала об этом. Как боец или как источник праны, в обоих случаях он был бесполезен. Он не был настолько высокомерен, чтобы не понимать этого. Сегодняшний день перевернул все с ног на голову.
  - Тебе и не придется, - ответила она. - Ты будешь прикрытием для меня.
  Это была тактика, которую с большой эффективностью использовал в прошлой Войне один маг, Эмия Кирицугу. Один выступает в качестве Мастера для отвлечения внимания, а другой атакует вражеских Мастеров.
  - Но... это...
  Она знала, что он хотел сказать. Это было бы самоубийством. У него практически нет шансов выжить. Но ему не хватило смелости сказать это перед Зокеном.
  Старик наблюдал за ними из тени, его взгляд был словно меч, висящий над их головами. Хотя Сакура не питала особой привязанности к брату, эта тактика ей все равно не нравилась. Это было самоубийство. Хотя сама книга даст ему доступ к нескольким основным боевым заклинаниям, это было лишь бледной тенью возможностей настоящего мага.
  - Не беспокойся, - сказала она спокойно. -Это будет нужно только до тех пор, пока я не вычислю остальных Мастеров. Я буду источником праны для берсерка. Тебе нужно только действовать как подставной Мастер.
  Взгляд Синдзи метнулся к Слуге, стоящему в углу. Огромная фигура смотрела на него дикими глазами. И это его не успокаивало.
  Но Сакура знала, что у брата не было возможности отказаться. Зокен решил, что они будут действовать именно так, а в семье Мато слово Зокена было законом.
  Она чувствовала страх только от одного его взгляда, который, казалось, разрывал её душу на кусочки. Зокен обучил её, сделал сильнее, но его намерения были ясны с самого начала. Она была оружием, которое использовалось во славу семьи Мато. Славу Зокена. Несмотря на свое обучение, или, возможно, благодаря ему, её страх перед гнилым старым магом не уступал страху Синдзи. Малейший неодобрительный взгляд заставлял вспоминать о времени, проведенном в яме. Страх стал постоянным её спутником. Она никогда не могла избежать этого давления, куда бы она ни пошла.За исключением одного места.
  Она часто вспоминала о простом школьном саде и мальчике, который за ним ухаживал. Котомине Широ. Его присутствие успокаивало её, она сама не могла объяснить почему. Когда она наблюдала за его работой, она чувствовала себя спокойно, мирно, как никогда раньше, с тех пор как вошла в семью Мато. Он выживет в этой войне, решила она. Он не станет жертвой борьбы Мастеров. Она об этом позаботится.
  
  На улице было тихо. Почему? Да потому что за окном было ещё раннее утро. Почти все либо спали, либо только начинали готовиться к работе или школе.
  Илиясфиль фон Айнцберн стояла посреди дороги, ее тело слегка дрожало. Наконец, словно не сумев больше удерживать волнение в себе, она вскинула вверх сжатый кулак.
  - Героиня любви и справедливости, Илиясфиль фон Айнцберн приехала! Мастера, злоупотребляющие своим могуществом, готовьтесь! - крикнула она, и её голос в утренней тишине звучал особенно пронзительно. Крикнув, она удовлетворенно кивнула. Герой всегда заявляет о своем прибытии. Это было справедливо.
  - Мастер... - Слуга рядом с ней страдальчески вздохнул. - Это было неразумно.
  - О, не будь скучным! - Илия подарила Героическому Духу сияющую улыбку.
  - Даже если кто-то услышал, я всего лишь даю им шанс подготовиться.
  - Да, Мастер. Об этом я и беспокоюсь. Мы не хотим дать им подготовиться.
  Слуга снова вздохнул. Если бы она не была вызвана почти четыре года назад, и не успела привыкнуть к выходкам маленькой беловолосой девочки, то уже рвала бы волосы на голове.
  - Скучно, - протянула Илия. Вдруг ее лицо потемнело.
  - И почему ты называешь меня Мастером? Я думала, мы уже избавились от этого прозвища.
  - Да, Мастер, но мы вступили в Войну за Святой Грааль. Прежде всего, нужно быть осторожными.
  - Нет, - ее ответ был резким.
  - Нет? - усомнилась Слуга.
  - Нет. Ты не будешь звать меня Мастером. Меня зовут Илия. Это хорошее имя.
  Илия упрямо скрестила руки на груди, глядя на Слугу пронзительным взглядом.
  - Хорошо, Илия, - сказал Героический Дух.
  - Видишь? Это было просто, не так ли?
  Мечница неохотно кивнула. Улыбка Илии стала еще шире. Как только она узнала, как обойти непрошибаемую серьезность её Слуги, общаться с ней стало куда легче.
  - Итак, Илия, если ты не возражаешь, я спрошу: что мы делаем здесь с утра?
  Теперь уже Слуга сложила руки на груди, наградив Илию суровым взглядом.
  - Я думала, у тебя есть какой-то план, поэтому не задавала вопросов по пути из замка. Сейчас я хочу его выслушать. Наши шансы встретить Мастера на площади, непригодной для боя, да ещё и в такое время, практически нулевые.
  - Хехе, - зловеще засмеялась Илия. - Тебе это понравится. Мой план состоит в том, чтобы обойти все игровые автоматы в городе и играть весь день.
  Воцарилась тишина.
  - Ответь мне, Мастер, - голос мечницы был холоден. - С какой чертовой стати мне должен нравиться этот план?
  - Ах, не порти удовольствие, - сказала Илия, пренебрежительно отмахнувшись от жалоб. Она знала, что ее Слуга отреагирует именно так.
  - Все будет хорошо. В процессе этого я буду искать любых подозрительных людей.
  - Неправда, - заявила Слуга. -Ты не сделаешь ничего подобного, а просто будешь играть весь день.
  Илия нахмурилась. Похоже, Слуга знала, о чем она думает. Это все усложняет. Пришло время надавить на жалость.
  - Пожалуйста, позволь мне... - она жалобно посмотрела на мечницу, её красные глаза начали дрожать и слезиться. Слуга колебалась. Илия подавила желание ухмыльнуться. Время для добивания.
  - Я-я не играла так давно... Ты знаешь, я просто хотела... я просто хочу... - она замолчала.
  - Ладно, - неохотно ответила мечница, её нефритовые глаза были полны жалости. - Я полагаю, сегодня все будет в порядке. Ещё не все Слуги были призваны.
  Илия повеселела, сразу побежав в сторону замеченного ранее торгового центра. Слезы в её глазах уже исчезли.
  - Вперед, Сейбер! Нам нужно идти быстрее, чтобы успеть поиграть как можно больше!
  Сейбер моргнула, осознание того, что ей манипулировали, медленно омрачали её лицо.
  - Илия! - крикнула она, бросаясь в погоню за маленькой девочкой, и даже купленное ей синее платье мало замедляло Короля Рыцарей.
  - Вернись!
  Илия хихикнула, убегая. Она знала, что Сейбер ещё задаст ей, когда они вернутся в замок, но сейчас её манил новый день. Война будет веселой.
  Кроме того, она поддержит идеалы своего отца. Он будет гордиться ею.
  
  5. Calm
  
  Эмия Кирицугу мог получить все, чего он желал. Любящую жену. Здорового ребенка. Шанс воплотить свои идеалы в реальность, прежде казавшийся невозможным. Но цена оказалась выше, чем он ожидал.
  И он отказался.
  Причина была уважительной. Святой Грааль оказался инструментом разрушения. Использование его означало предательство всего, во что верил Кирицугу. Поэтому, когда перед ним возникла возможность вернуть жену и ребенка, ему пришлось заставить своего Слугу уничтожить Сосуд Грааля. Как он мог поступить иначе? Ценой его счастья был бы весь мир.
  И, будто в усмешку над его попытками спасти хоть кого-то, он не смог найти ни одного выжившего в пожаре. Он не спас ни одного человека. Из развалин Фуюки вышел уже не человек, а пустая оболочка. Эмии Кирицугу, Убийцы Магов, уже не было. Ему оставалось лишь вернуться к единственному, что ещё было важно для него.
  Его путь к заснеженной стране, где жили Айнцберны, был опасен. Слишком много врагов он нажил, ещё до Войны. Они охотились за ним, но его навыки одного из смертельнейших людей мира никуда не исчезли. Они охотились за ним, и они умерли. Но и он был не невредим. Проклятье Грааля постоянно усиливалось, и постоянное использование магии наряду с физическими нагрузками только ускоряли этот процесс.
  И все же он выстоял. Он достиг замка Айнцбернов. Разумеется, его не впустили. Они считали его действия предательством и не собирались позволить ему быть с дочерью, пешкой для следующей Войны. Но они не смогли остановить его. Барьер вокруг замка Айнцбернов был впечатляющим, но он всегда был хорош в их разрушении, и этот конкретный барьер не стал исключением. Меньше чем за день ему удалось прорваться внутрь, несмотря на то, что обитатели замка бросали против него все, что у них было.
  Фамильяры, алхимические творения, слуги, даже их собственные маги. Они бросили все против него, словно гигантская иммунная система пыталась уничтожить вредоносного захватчика. Он уклонялся от встреч с ними, когда мог и убивал, если не получалось. Но за все это полагалась своя цена. Если в зимний лес вошла оболочка человека, то в замок прорвались лишь фрагменты, скрепленные волей.
  Он прошел через весь замок, через пустые залы, через залы, в которых его пытались убить, словно рыцарь, спасающий принцессу из башни. Но он не был рыцарем, а она не была принцессой. Просто отец, который отчаянно хотел увидеть свою дочь. И дочь, которая отчаянно хотела увидеть своего отца.
  Он открыл дверь в её комнату, и поначалу она даже не узнала его. А когда узнала, на её лице отразилось беспокойство. Он знал, почему. Его тело было покрыто ранами, а здоровье подорвано проклятьем Грааля. Он был похож на ходячего мертвеца. Но все равно он улыбнулся, когда он увидел маленькую девочку, одетую во все фиолетовое.
  Она пыталась помочь ему, пыталась исцелить его. Но все было бесполезно. Семья Айнцберн не была сильна в исцелении, а его дочь вообще только начала изучать магию. Поэтому он прервал её и рассказал историю.
  Она была не из приятных. В ней не было героев и счастливого конца. Были только дураки, шуты и монстры, которые боролись за бесполезный приз в войне, в которой не могло быть победителей. Молчаливая девушка, следовавшая его приказам до конца. Темный священник с искаженной душой, который не видел собственного уродства и никого не любил. Красивая женщина, заслуживавшая лучшей участи, чем стать сосудом злых сил.
  И самый большой дурак из всех, человек, который думал, что чудеса возможны, что можно спасти кого-то, не заплатив соответствующей цены.
  Он сказал ей, что любит её. Он говорил ей это много раз. Она плакала и плакала, кивая. Она тоже любила его. И, в конце концов, он сдержал свое обещание.
  В последний момент, когда последние капли жизни покидали его тело, он сказал кое-что. Его самое главное желание.
  - Когда я был маленьким, я хотел стать героем.
  Она кивнула, слезы бежали по ее щеке.
  - Все хорошо. Ты старый, так что уже не сможешь. Оставь это на меня.
  Он усмехнулся. Несмотря на всю боль, что принесли ему эти идеалы, услышав эти слова из уст своей дочери, он почему-то почувствовал счастье.
  - Теперь мне стало немного легче.
  Эмия Кирицугу оставил дочери четыре вещи. Потрепанный пистолет. Несколько пуль. Старые ножны. И образ жизни, который уничтожил его.
  Они показались ей лучшими из всех его подарков.
  
  Котомине Широ вздохнул, сев на свое место. Сегодня школа казалась какой-то нереальной. Обычно он всегда наслаждался своим пребыванием здесь, несмотря на то, что его одноклассники думали иначе. Место, где приобретались новые знания и утолялось любопытство, было ему по душе. Некоторые учителя были скучными или строгими, ну и что? Все лучше, чем одиночество в библиотеке.
  Но сейчас он был Мастером, участвовал в Войне, о которой его одноклассники даже никогда не узнают, не говоря уже об участии в ней. Между его прошлой и настоящей жизнью словно пролегла черта, невидимая, но от того не менее реальная. Он спрашивал себя, не чувствовала ли Рин то же самое.
  Он не был образчиком идеального мага и никогда не собирался таким становиться. Он не хотел представать пред другими людьми идеальным, как Рин, ставшая гордостью школы и идолом среди учеников. Хотя у него хватало здравомыслия держать свои магические способности в тайне, он не принимал большинство остальных традиций магов. Отчасти, потому что он считал, что идея неких общих правил, которым должны подчиняться все маги, смешна, как попытка дрессировать котов, но в основном из-за раздражения этими правилами. Маги видели магическое искусство как предмет для изучения, познания, накопления и хранения. Для них магия была и целью, и средством.
  Но не для него. Широ видел в магии лишь инструмент для познания окружающего мира и влияния на него. Он ценил не само магическое искусство, а возможности, которые оно ему дает. Как и остальные маги, он был ученым, но если другие были философами, то он был инженером. Маги искали высшую истину. Широ исследовал магию и использовал её, чтобы изменять мир вокруг себя. Это был один из камней преткновения между ним и Рин, наряду с барьером и генератором. Она называла его 'пользователем магии, не ведущим соответствующий образ жизни'. По-видимому, это должно было быть оскорблением, но ему нравилось это определение. Оно звучало не слишком помпезно.
  Кстати о Рин, ему как раз нужно поговорить с ней о более практических вопросах.
  Когда прозвучал звонок на обед, он направился к её классу. Как назло, она была на улице, окруженная младшими девочками, которые выглядели впечатленными. Рин определенно оказывала впечатление на людей. На тех, которые не знали её получше.
  - Тосака! - позвал он, и Рин повернулась лицом к нему. Так же как и её фанатки, выглядевшие раздраженными из-за прерванного разговора.
  - Котомине-кун? - ответила Рин. - Могу я чем-то тебе помочь?
  - Да, извините, что прерываю, но это очень важно.
  Он кратко поклонился девочкам, извиняясь.
  - Мне нужно поговорить с тобой о твоем предложении увеличить финансирование спортивного клуба.
  - Да? - Рин подняла бровь, заметно вздохнула. - Я полагаю, нам лучше обсудить это в другом месте. Это может занять некоторое время. Извините, девочки, я постараюсь поговорить с вами позже.
  Она извинилась перед девочками и последовала за ним в пустой класс.
  - Итак, ты наконец начал проявлять интерес к делам студсовета, Котомине-кун? - спросила она язвительно, как только дверь за ними закрылась.
  - О, ты же меня знаешь. Я ведь душа любой компании, - ответил он небрежно. - Я всегда готов броситься в огонь твоего гнева ради блага моих одноклассников.
  - Итак, - она присела. - Что тебе нужно?
  Широ посмотрел ей прямо в глаза.
  - Я хочу одолжить твою одежду.
  Лицо Рин стало фантастически красным.
  - Ч-что?
  - Я хочу одолжить твою одежду, - повторил он. - Желательно получше. Было бы здорово, если бы я мог выбрать нужный цвет.
  - Можно узнать, зачем? - прошипела Рин.
   Широ нахмурился, поглядев на неё. Она вела себя так, словно он спросил что-то странное.
   - Конечно. Она для Ассасин, - ответил он спокойно. Лицо Рин побледнело.
  - Кого?
  - Ассасин. Подожди секунду, - он сделал паузу. - Ассасин, не могла бы ты появиться?
  Спустя мгновение тишины появилась маленькая девочка, одетая в футболку и джинсы. Даже если бы её внезапное появление не натолкнуло бы Рин на мысль о том, кто она такая, то четыре ножа на поясе девочки сделали бы это. И так бледное лицо Рин стало алебастрово-белым.
  - Широ, ты призвал Слугу этой ночью? - спросила она с довольно спокойным голосом. Он кивнул.
  - Да. Около десяти часов вечера. И что?
  Рин закрыла глаза и потерла лоб, как если бы она была ужасно усталой.
  - Ты же знаешь, я тоже собираюсь стать Мастером. Назвать врагу класс своего Слуги - значит дать ему преимущество.
  Широ нахмурился. Что она такое говорит?
  - Это не проблема. Я никогда не считал тебя врагом. Война этого не изменит.
  Он увидел, как ее лицо стало пурпурным. Он уже не раз думал о том, что у Рин очень выразительное лицо. Несмотря на все старания, она никогда не могла успешно притворяться. Когда они были маленькими, он даже развлекался, срывая с неё покров идеальности в присутствии других людей. Выражение её лица, когда она поняла, что вела себя на людях так... как она обычно себя вела наедине с ним, всегда вызывало у него улыбку, когда он вспоминал тот момент.
  - Я-я понимаю, - тихо сказала она, глядя в сторону. Её голос стих до мало разборчивого бурчания. - Думаю, я тоже чувствую что-то подобное по отношению к тебе.
  - Извини, Тосака, что ты сказала? - он наклонился к ней, нахмурившись. Он плохо расслышал, что она сказала.
  Лицо Рин стало адски красным.
  - Заткнись! Я не буду говорить это снова! Я дам тебе одежду и даже принесу её прямо в эту проклятую церковь! Надеюсь, тебе она понравится!
  - Рин.
  - Ч-что? - она скрестила руки на груди, избегая встречаться с ним взглядом.
  - Спасибо.
  - Пожалуйста! - фыркнула она, видимо, немного успокоившись.
  - Нет, в самом деле. Спасибо. Возможно, я уже говорил это прежде, но ты хороший человек.
  Рин затихла, по-видимому, потрясенная его словами. В конце концов, ей все же удалось ответить.
  - Нет, я не такая!
  Он поднял бровь, выразив этим свое сомнение. 'А ты немного упертая, да, Рин?'Тем не менее, когда Тосака была в упрямом настроении, доказывать ей что-то было так же бесполезно и болезненно, как биться головой о стенку.
  - Конечно, конечно. Ты бессердечная ведьма, излучающая волны страха, дети кричат, увидев тебя и все такое. Тем не менее, спасибо еще раз.
  Он повернулся к Ассасин, которая оставалась внешне спокойной в течение их разговора.
  - Хорошо, пойдем, Ассасин.
  Ассасин кивнула в знак согласия. Но прежде чем она исчезла, она бросила на Рин очевидно неприязненный взгляд. Это было последним, что Рин увидела на лице маленькой Слуги, прежде чем та вошла в духовную форму.
  Широ остановился у двери.
  - О. Рин, мы уже говорили об этом, но будь осторожна, ладно?
  Она открыла рот, чтобы ответить, но Широ уже ушел. Смотреть на взволнованную Рин было весело, но и про обед забывать не стоит.
  
  Рин сдержала своё слово. Довольно большой выбор одежды ждал его на пороге церкви, когда он вернулся из своего сада. Некоторые из этих вещей даже не были черно-красного цвета, так любимого Рин.
  Как ни странно, Ассасин, похоже, была не очень довольной, глядя на вещи со смесью презрения и подозрительности во взгляде.
  - Что-то не так? - спросил он, поднимая одежду.
  - Я не хочу носить это, - ответила она. Он остановился, бросив на неё любопытный взгляд.
  - Почему? Тебе придется носить её только дома, не бойся, что тебя кто-нибудь увидит в...
  Ассасин покачала головой, прежде чем он договорил.
  - Не из-за этого. Я просто не хочу.
  Она замолчала и отказывалась сказать что-нибудь ещё, так что ему пришлось смириться. Ей придется поносить его старую одежду, пока он не сможет купить ей что-то другое. Хотя он бы предпочел, если бы она высказалась до того, как он обратился к Рин. Это спасло бы его от лишних проблем.
  Он вошел в гостиную, неся свою школьную сумку и кучу одежды. Гильгамеш вернулся и вновь развлекался в мире Final Fantasy 7. Он достиг некоторого прогресса с момента его последней точки сохранения, по-видимому, впервые достигнув Северного Кратера.
  Он удивленно моргнул, когда Гильгамеш остановил игру, оборачиваясь. Гильгамеш никогда не прерывал игры, разве что в случае землетрясения. И даже тогда это должно было быть довольно большим землетрясением. Его старший брат быстро оглядел его, прежде чем перевести взгляд на его Слугу. Ассасин встала в боевую стойку, в её руках появились ножи. Гильгамеш усмехнулся, увидев её движение.
  - Не волнуйся, Ассасин, - Широ протянул ладонь перед девушкой. - Он мой брат, а не враг.
  Героическая Душа поколебалась, но затем сунула ножи обратно в ножны. Хотя её поза все ещё была напряженной, а её глаза смотрели на Гильгамеша с осторожностью.
  - Хорошо, хорошо, шавка. Похоже, тебе удалось призвать прославленную уличную крысу. Я не знаю, должен ли я быть удивлен твоей неудачей, или просто считать её нормой, - протянул Гильгамеш, обратив внимание на своего младшего брата. - Не хочешь от неё избавиться? Я мог бы пойти и убить какого-нибудь Мастера, и ты смог бы заключить новый контракт с более... благородным Слугой.
  Ассасин ощетинилась в ответ на оскорбление, её руки потянулись к ножнам на бедрах. Широ остановил ее жестом, покачав головой.
  - Спасибо за предложение, но все в порядке, - ответил он. Легкая улыбка возникла на его лице. - Да, и будь осторожен.
  Король Героев поднял брови.
  - Будь осторожен? Что? Ты же не думаешь, что твоя маленькая уличная девка представляет для меня опасность?
  - Нет, но ты можешь пропустить сцену, где выясняется что Клауд это неудачный клон Сефирота, пойманного в ловушку и заключенного в огромной массе кристаллической материи в Северном Кратере.
  Прошла минута, прежде чем Гильгамеш сумел осмыслить сказанное Широ.
  - Ты маленький ублюдок!..
  Рев настиг Широ уже у выхода из комнаты, куда он бежал, прихватив Ассасина. Учитывая, что он уже второй раз разрушил брату удовольствие от игры за последнее время, вероятно, лучше уйти из дома на часок-другой. Второй крик настиг его уже вне церкви, а затем в нескольких шагах от него в землю вонзился клинок.
  Или, может, стоит погулять подольше. Тем не менее, выражение лица брата стоило того.
  Широ решил пока сходить куда-нибудь поесть. Он знал хороший китайский ресторан поблизости. Там делали хороший мапо тофу, если не забыть попросить, чтоб туда положили поменьше специй... Гораздо меньше, чем обычно.
  
  Лансер был в хорошем настроении. Он был вызван привлекательной молодой леди, он собирался воевать в войне против бойцов, которые могли бы соперничать с ним по силе, и он был в интересной стране, очень отличавшейся от его родной. В целом, это было все, что он только мог пожелать. Хотя, ещё несколько девушек и напитков не помешали бы.
  Он прислонился к забору, его Мастер рядом с ним оглядывала город. Базетт, очень мило смущавшаяся в разговорах с ним, оказалась профессионалкой, когда дело дошло до войны. Она настояла на том, что им стоит получше узнать город, в котором они будут вести битвы, и он подчинился, затащив её на крышу самого высокого здания, откуда они могли видеть почти весь город до самых его границ. Он надеялся, что она обнимет его покрепче, пока они будут забираться туда, но, похоже, столь близкий контакт заставил её нервничать куда сильнее, чем его самоубийственные прыжки на высоте.
  - Лансер, тебе тоже стоит взглянуть, - ругалась Базетт, поворачиваясь к нему. - Знание планировки города позволить тебе лучше понимать, как...
  - Уже запомнил, - прервал он её. Его Мастер колебалась.
  - О. Действительно?
  - Да.
  Базетт немного смутилась от своего предположения, что он бездельничал, переплетя пальцы и смотря в сторону от него. Впрочем, она всегда так вела себя рядом с ним. Её влюбленность была такой очевидной, что Лансер чувствовал себя немного виноватым, флиртуя с ней. Это было так легко, что казалось даже неправильным пользоваться этим. Как если бы он обманывал её или что-то такое.
  - Ну, не то чтобы это помогало, пока мы ещё не вступили в бой. И то, как пойдут дела, мы увидим только когда начнем драку.
  Лансер привалился спиной к забору. Базетт до сих пор настаивала на соблюдении правил. Не все слуги были призваны, поэтому она не собиралась охотиться. Если они случайно наткнуться на другого Мастера, то замечательно. Они им займутся. Но они не будут вступать в Войну полноценно, пока не будут призваны все. Хотя он был раздражен тем, что приходилось откладывать начало битв, ему нравилась идея действовать честно. Ведь чем больше времени было у врага на подготовку, тем интереснее будет с ним драться.
  - Пусть так, но нам, возможно, придется когда-нибудь совершить тактическое отступление. Поскольку это своеобразная, но все же война, хорошее знание окружающей обстановки порой может означать разницу между жизнью и смертью...
  - Ух ты, Мастер. Я этого не знал, - протянул он в ответ. - Представь, все войны, в которых я участвовал, не научили меня никакому реальному боевому опыту. Кто бы мог подумать?
  Базетт нахмурилась и покачала головой.
  - Извини. Я просто постоянно думаю о предстоящем, - она поколебалась, но договорила. - Я немного нервничаю.
  Это удивило Лансера. Раньше его Мастер говорила о войне деловито, не проявляя таких эмоций, как страх или неуверенность.
  - Правда? Ну, я думаю, что война может выбить из колеи человека этой эры...
  - Это не так, - резко прервала она его. - У меня нет проблем с войной. В конце концов, ты же мне помогаешь.
  Она покраснела, но продолжила.
  - Я беспокоюсь о том, что ты сочтешь меня неудовлетворительным Мастером.
  Лансер бросил на неё долгий взгляд и расхохотался. Звуки смеха заполнили всю крышу, и он вытер выступившие слезы.
  - Хех. Здорово. Просто великолепно. Слушай, - он повернулся к ней уже с серьезным лицом. - Ты хорошая женщина. И я не имею в виду только твою привлекательность. Ты сильная, храбрая и преданная. Ты имеешь все черты характера, которые должен иметь Рыцарь Красной Ветви. Честно, я тебя уважаю. Независимо от того, как пойдет война, пока ты будешь продолжать выказывать эти черты характера, у меня не будет никаких возражений.
  Базетт смотрела на него, будто пытаясь уловить ложь в его словах. Но, в конце концов, расслабилась.
  - Думаю, я сделала из мухи слона?
  - Насколько я понимаю, сейчас это неудивительно.
  Героический Дух подарил ей разочарованный взгляд.
  - Тебе просто нужно может принять происходящее как должное, и пусть все идет как идет.
  Базетт улыбнулась.
  - Я постараюсь исправиться с этого момента.
  Она потянулась, и солнце, садящееся за горизонт, осветило её фигуру.
  - Для начала, как насчет перекусить? Мне показалось, здесь поблизости есть неплохой китайский ресторан. Я принесу что-нибудь поесть.
  Лансер снова засмеялся. 'Она действительно хорошая женщина, не так ли?'
  - Теперь ты понимаешь. Возьми мне каких-нибудь напитков, ладно? Если мне придется ждать, я хочу хотя бы попробовать местную кухню!
  
  Широ смотрел, как его Слуга сокращала количество еды на столе. Нет, это было бы преуменьшением её талантов. Она уничтожала еду. Она не оставляла от неё ничего. Она была воплощением разрушительной силы по части еды. Нужно, чтобы десять тысяч солнц сдетонировали, а затем обратились в разрушительную черную дыру, чтобы составить конкуренцию его Слуге по уничтожению карри. Возможно. Если бы кто-то пережил это, чтобы судить.
  - Итак, тебе понравилось? - спросил он удивленно.
  - Приятный вкус, - сказала Слуга между глотками. - Никогда раньше не пробовала такое.
  Лучше бы он и вправду был приятным, мрачно подумал Широ. Он долго и упорно спорил с менеджером, Батсу-саном, прежде чем смог донести до него идею о том, что в их еду нужно добавить специй, а не растертого адского пламени. И не нужно почти каждый второй овощ заменять красным перцем.Он взглянул на свою еду. Лапша Ло Мейн с говядиной. Одно из немногих блюд, которые можно безопасно употреблять без предварительных споров с менеджером, в основном потому, что рецепт не предусматривал большого количества приправ.
  - Хм. То есть ты раньше не пробовала китайскую еду... А как насчет итальянской или индийской кухни? - мягко спросил он. Хотя он решил не тревожить прошлое Слуги, пока она сама не будет готова сказать ему, любопытство все ещё осталось. Нет ничего страшного в вопросах насчет вкусовых предпочтений, верно? Кроме того, он был рад видеть Ассасин довольной.
  Ассасин покачала головой.
  - Я не пробовала их. Я мало что ела при жизни, и обычно это были простые блюда. Хлеб и тому подобное.
  - Ну, ты видимо решила наверстать упущенное, - отметил он, глядя на ее почти пустую тарелку. Почти пустую вторую тарелку, если быть точным. Если это будет продолжаться в течение всей Войны, его бумажник опустеет к её концу.
  - Это плохо? - спросила Ассасин, замерев с вилкой в руке.
  - Нет, все в порядке, - он покачал головой, улыбаясь. - Если ты чем-то наслаждаешься, то просто продолжай наслаждаться. Вот и все.
  Слуга поразмыслила и кивнула.
  - Хороший совет. Я запомню.
  - Действительно? Рин сказала, что это чересчур просто и глупо, когда я сказал ей то же самое, - сказал Широ, улыбаясь своим воспоминаниям о трепке, полученной им тогда. Рин в тот день была в особенно плохом настроении.
  - Рин, - он обернулся на слова Слуги. - Это та девушка?
  - Да. Она мой старый друг и наследник семьи Тосака.
  Слуга ответила с бесстрастным лицом:
  - Тебе не стоит с ней общаться, - это прозвучало как утверждение. - Она скоро станет Мастером. Она станет нашим врагом.
  - Я так не думаю, - ответил он. Ему казалось странным то, как Ассасин отзывалась о ней.
  - Рин и я пережили слишком многое, чтобы начать рвать друг другу глотки за что-то вроде Святого Грааля. Фактически, как только она призовет Слугу, мы, наверное, объединим свои силы.
  - Это бессмысленно, - голос Ассасин был холоден, и она отложила свою вилку.
  - Только одна пара из Мастера и Слуги может получить Грааль. Его нельзя поделить с кем-то. Сейчас вы ещё можете быть союзниками. Но однажды тебе придется пойти против неё.
  - Мы найдем способ избежать этого, - сказал он твердо. - По правде говоря, я не думаю, что кто-то из нас двоих действительно так сильно желает Грааля.
  - Сейчас может это и так. Но все обязательно изменится.
  Маленькая Слуга встала, посмотрев прямо ему в лицо. Стоя она была примерно на той же высоте, что и сидящий Широ.
  - Ты должен быть осторожен с ней. Если не ты, тогда я буду.
  - И как именно ты планируешь быть осторожной? - спросил он прохладно, увидев выражение лица Слуги.
  - Если она попытается причинить тебе вред, я убью её. Если она появится рядом без предупреждения, я убью её. Если она будет угрожать тебе, я убью её. Если она будет скрывать информацию от тебя, я убью её. Если... - лихорадочный свет мерцал в голубых глазах Ассасин, когда она говорила, ее пальцы слегка дергались, будто пытались схватить нож.
  - Похоже, тебе не нравится Рин, - прервал он её с сарказмом.
  - Да, - категорично ответила Ассасин. Он подождал, но его Слуга не собиралась ничего добавлять.
  - И почему же? - спросил он, желая получить объяснения. Он начинал волноваться из-за столь враждебной позиции его Слуги по отношению к Рин. 'Убийство моего лучшего друга моим же Слугой это то, чего я хотел бы избежать', - подумал он сухо.
  - Вы с ней слишком близки. Это искажает твои суждения.
  Широ посмотрел на неё и устало покачал головой.
  - Хорошо, я понимаю твою точку зрения. Хоть я и не согласен с ней и не собираюсь строить планы по устранению Рин, я понимаю тебя.
  - Ты прекратишь контакты с ней? - она наклонилась к Мастеру и в её глазах горел все тот же лихорадочный свет. Широ пожал плечами.
  - Я не собираюсь этого делать. Сейчас у меня нет конкретных планов, как сражаться с другими Мастерами. Но, - он сделал паузу для эффекта и продолжил: - Я не собираюсь убивать Рин. Даже если она решит захватить Грааль.
  Лицо Ассасин исказилось, гнев придал ему почти дикое выражение.
  - Почему? Почему ты так её ценишь?
  - Потому что она моя подруга и важна для меня, - ответил он просто. - И я намерен защитить то, что для меня важно. Вот и все.
  Слуга замерла, услышав его слова. Ее глаза были закрыты, как если бы она погрузилась в серьезные раздумья.
  - По крайней мере, ты готов драться с ней? Если того потребуют обстоятельства?
  Широ колебался. Он не хотел даже думать об этом, но в словах Ассасин был смысл. Существовала возможность, что они с Рин будут вынуждены драться. В конце концов, он кивнул.
  - Если дело дойдет до такого, я буду сражаться с ней. Но этого не случится. Но даже в таком случае, я не убью её, - подчеркнул он с твердостью в голосе. Ассасин, наконец, немного расслабилась.
  - Тебе придется.
  Она откинулась на спинку стула, схватила свою вилку и вновь атаковала уже прохладную еду.
  Он не мог утверждать точно, но похоже, что сейчас она накалывала кусочки куда сильнее.
  
  Под бесстрастной внешностью Ассасин кипел гнев. Её Мастер был действительно добр. Слишком добр. Он доверял людям, которым не должен был, даже когда они почти заявляли о своем будущем предательстве. Рин была лишь очередным доказательством. Гнев поднимался в душе девушки.
  Кто она такая, чтобы вмешиваться в дела его Мастера? В Войне за Святой Грааль Мастер мог доверять только своему Слуге. Все остальные были подозреваемыми. Единственной, кому Широ должен был доверять, была она. Только к ней он должен быть добр. Она вспомнила его лицо, когда он признался, что ему было приятно спать рядом с ней. Никто больше не должен видеть такое его выражение лица.
  Она поняла, что её желания были иррациональными. Широ знал Рин гораздо дольше и имел гораздо более сильную эмоциональную связь с этой волшебницей, нежели с ней. Ему лучше знать, действительно ли можно доверять Рин. Но эта мысль сделала её только злее.
  Нет, решила она, Рин нельзя оставить в покое. Она обязательно предаст Широ, и Ассасин должна уберечь своего Мастера от боли быть преданным лучшим другом. Решение было простым. Она убьет Рин. Разумеется, ей придется действовать не как обычно. Она очень хотела бы повторить свой любимый способ убийства, но тогда Широ сразу понял бы, кто она такая. Поэтому все должно выглядеть как несчастный случай. Рин поскользнётся на лестнице, упадет и сломает себе шею. Было просто. Нужно чтобы Широ отвлекся всего на несколько минут, чтобы она все успела. Он даже не поймет, что она уходила.
  Эти мысли согрели её, и она вернулась к еде. Точнее, попыталась.
  Её чувства подсказали ей, что рядом есть кто-то похожий, ещё один дух из другого времени. Она напряглась, обращаясь к своему Мастеру.
  - Широ. Враг приближается.
  Широ остановился, положив столовые приборы обратно на стол.
  - Скучать не приходится... - он вздохнул. - Они знают, что мы здесь?
  Она кивнула.
  - Я не скрываю моего присутствия. Моя ошибка.
  Он покачал головой.
  - Не волнуйся об этом. Я и сам был не готов к битве. Что они делают сейчас?
  Она сосредоточилась, обращая свои чувства к другому Слуге. Тот не двигался.
  - Они ждут, - ответила она. Широ снова вздохнул, при этом в его голосе зазвучало раздражение.
  - Похоже, мы получили ясное приглашение.
  Он встал, положив деньги на стол.
  - Ты готова к бою, Ассасин?
  - Да, Широ.
  И она была готова. Она покажет, что он не нуждается в Рин, чтобы победить.
  Она покажет, что ему не нужен никто, кроме неё.
  
  Волшебница Тосака Рин не была счастлива. Как только она вернулась, то сразу же начала подготовку к призыву. Если Широ уже вызвал слугу, то должно быть, осталось всего несколько мест в Войне. Мысль о том, чтобы пропустить Войну за Святой Грааль из-за не вызванного вовремя Слуги была слишком смешной, чтобы думать об этом.
  Сам призыв прошел идеально, цифровой будильник, купленный для неё Широ, сообщил ей время для выполнения ритуала. Ну, почти идеально. Она не смогла призвать Сейбер, как надеялась, но призванная им Слуга была сильной, хотя и несколько эксцентричной.
  Женщина лежала на диване, её пальто было красным, как и её волосы, обернутые вокруг её хорошо сложенного тела. Она вытащила откуда-то трубку и спокойно курила, время от времени посылая в воздух красивые дымные кольца.
  - Итак, ты собираешься сказать, кто ты? - спокойно спросила ее Рин, идеальной улыбкой скрывая растущее раздражение в ней. 'В конце концов, первое впечатление значит все. Не похоже, чтобы эта идиотка знала об этом'.
  - А. Полагаю, я должна, - протянула Слуга, вставая. - Я Фрэнсис Дрейк, призвана как Райдер в эту Войну.
  Видимо, удовлетворенная проявленными усилиями, Райдер вновь плюхнулась на диван и закурила.
  - Подожди... - Рин протянула руку, чтобы остановить Слугу. - Фрэнсис Дрейк? Сэр Фрэнсис Дрейк, капер?
  - Точно, - весело согласилась Райдер.
  - Но сэр Френсис Дрейк был мужчиной! - воскликнула Рин, качая головой. - Так говорится во всех исторических записях!
  - Ну, я не могу говорить за них, - сказала Райдер, и сделала очередную затяжку. -Но я не помню, чтобы когда-то имела удочку и снасти. Я, конечно, помню, как наслаждалась даже несколькими сразу, но...
  - Достаточно, хватит на этом! - вскрикнула Рин с покрытым румянцем лицом.
  - Я обычно скрывала свой пол, чтобы пошутить над Лиззи.
  Райдер задумалась.
  - Может быть, это удалось мне лучше, чем я думала?
  Рин потерла лоб. Идея о том, что такая большая часть мировой истории может оказаться неправильной из-за чьей-то шутки, казалась смешной. Тем не менее, глядя на женщину перед ней, она могла в это поверить.
  - Ну да ладно, - она смирилась с фактами.
  Независимо от необычного происхождения её Слуги, гораздо важнее было то, как они сработаются.
  - Мне нужно знать о тебе больше, раз мы будем сражаться вместе в этой войне.
  - Да? - кривая улыбка пересекла лицо Слуги. - Хочешь знать обо мне? Ну, я гедонист в душе. Больше всего я люблю тратить деньги и мой девиз: 'Золото нужно тратить от души!' Кроме того, я люблю выпить...
  - Это не то, что я имела в виду, - сказала Рин раздраженно. - Я имела в виду, какие способности ты...
  Она остановилась. 'Подождите минутку, что она только что сказала?'
  - Райдер, ты не могла бы повторить последнюю фразу?
  Слуга кинула на неё любопытный взгляд.
  - Конечно. Я люблю выпить...
  - Немного не то, - перебила Рин. - Перед этим.
  - А. Больше всего я люблю тратить деньги и мой девиз:' Золото нужно тратить от души!'
  Слуга одобрительно огляделась.
  - Знаешь, теперь, когда я вижу это место, я рада. Ты, похоже, довольно обеспеченная, так?
  Увидев жадное выражение в глазах Райдер, Рин испытала ужас, какого не испытывала уже давно. По странной иронии судьбы, волшебница, прозванная Широ 'Скряга из Фуюки', призвала в Слуги своего антагониста: легкомысленную транжиру.
  
  6. Storm
  
  Широ с опаской шел по тихим улицам. Хотя Ассасин регулярно сообщала свежую информацию о расположении врага, он не мог не быть напряженным. К тому же, хотя Слуги могли довольно легко обнаруживать друг друга, у них не было особых способностей для обнаружения Мастеров. Маловероятно, но все же возможно, что вражеский Мастер сейчас заходит к ним со спины. Хотя его способность к скрытности должна быть невероятной, чтобы укрыться от острых чувств Слуги, это не было чем-то невозможным. Не в этой войне.
  - Они все ещё отступают? - тихо спросил он.
  - Да, - в движениях Ассасин можно было угадать ещё большую готовность к бою, чем в его собственных.
  - Движутся на север в постоянном темпе. Никаких существенных отклонений.
  - Значит, они завлекают нас куда-то... - пробормотал он. Единственным подходящим местом для боя в северной части был парк. Широ был бы рад думать, что их зовут туда для честного боя без посторонних глаз, точно так же это могло быть ловушкой.
  - Ассасин, они не могут заметить тебя прежде, чем ты заметишь их?
  - Нет, - покачала головой Ассасин. - Только Ассасин может скрыть свое присутствие от других. Мы заметим друг друга одновременно.
  В её голосе звучала горечь, видимо, она все ещё была расстроена из-за своей халатности.
  'Ну, по крайней мере, это снижает вероятность того, что они приготовили сюрприз для нас', - подумал он.
  Честно говоря, он рассматривал вариант приказать Ассасин скрыть свое присутствие и сбежать самому. Ассасин не подходит для боя на открытой местности. Её коньком были хитрость и коварство, а не боевые навыки. Он не сомневался, что Ассасин не составило бы проблем убить Мастера, но посылать её на дуэль с Лансером, Сейбером, Арчером или Берсеркером было бы глупо.
  - Широ, - он повернулся на голос Слуги. - Не волнуйся.
  Она подарила ему маленькую улыбку.
  - Мы победим.
  Широ улыбнулся уверенности Слуги. Почему он вообще так переживает? Даже если их противник - один из трех рыцарских классов, это не значит, что его невозможно победить. Кроме того, вряд ли Войну можно выиграть только из тени. Рано или поздно, им придется вступить в бой. Лучше всего получить такой опыт сейчас, пока его возможности на максимуме.
  Они шли по темным улицам за вражеским Слугой, пока Ассасин не остановилась, нахмурившись.
  - Они прекратили движение, Широ. Около двухсот метров к северу от этой точки.
  Он кивнул. Значит, они направлялись в парк. Хорошо. Это означало, что он мог бы немного поколдовать.
  Он раскрыл свои чувства, обследуя деревья в парке и ища признаки магии. Он был немного удивлен, обнаружив, что их нет. Область казалась практически нетронутой.
  Деревья разошлись, открыв небольшую поляну, вероятно, использовавшуюся для пикников. Там стояли вражеский Мастер и его Слуга. Она посмотрела на Широ в упор, когда он приблизился, казалось бы, пытаясь прочесть его. В её строгом костюме и с пронзительным взглядом она могла бы казаться внушительной, если бы не стоящий рядом с ней Слуга.
  Одетый в синее Слуга казался расслабленным, опираясь на своё копье, но его глаза были звериными, жестокими и дикими. Он был воином. Широ мог сказать это, только посмотрев на него. Конечно, почти все Героические Духи были воинами, в той или иной степени, но этот конкретный словно бросал вызов всему миру. Он по-звериному оскалился, увидев приближавшихся.
  - Отлично. Похоже, у нас тут интересная пара, да, Мастер? - протянул Слуга, судя по его копью, Лансер.
  Женщина проигнорировала Слугу, выступив вперед.
  - Я Базетт Фрага Мак Ремитц, мастер Слуги Лансер, - заявила она, ее голос звучал прохладно и спокойно. Широ удивленно моргнул. Добровольная выдача своего имени и класса Слуги была почти неслыханным делом. Это могло помочь определить ваши способности и защититься.
  Он начинал подозревать, что эта женщина просто невероятно честна. Он покачал головой, вернувшись к мыслям о деле. Женщина, похоже, все ещё ждала ответа.
  - Котомине Широ, мастер Слуги Ассасин.
  Женщина бросила не него удивленный взгляд.
  - Котомине? - она смотрела на него, как будто пытаясь разглядеть что-то в его лице. - Вы связаны с Котомине Киреем?
  Широ снова моргнул. Казалось, что сегодня вечер сюрпризов.
  - Мой отец, - ответил он медленно. - Вы знаете его?
  - Мы работали вместе, - ответила Базетт, выглядевшая неуверенно после такого откровения. - Я не знала, что у него есть сын.
  Наступило короткое молчание, и Базетт пожала плечами.
  - Это ничего не меняет. Ты все еще Мастер в Войне Грааля. Если ты действительно сын Котомине Кирея, то ты знаешь, что это значит.
  - Знаю, - твердо заявил Широ, встречаясь с ней взглядом. В конце концов, она кивнула.
  Почти сразу, в воздухе повисло напряжение. Лансер выдернул копье из земли, встав в боевую стойку, как и Ассасин с ножом. Широ почувствовал по-детски простое и сильное волнение. Это была Война, к которой он готовился почти всю свою жизнь, битва между магами и Героическими Духами. Как он мог не быть взволнован?
  Лансер первым нарушил их безмолвное ожидание, кинувшись вперед размытым синим силуэтом, его копье, мелькнувшее алым лучом, было нацелено в Широ. Это был невероятно мощный и точный удар. Но он даже не приблизился к цели.
  Ассасин, словно тень, метнулась к врагу и обрушила на него шквал быстрых атак, заставляя прервать атаку и перейти к обороне. Лансер отпрыгнул назад, пытаясь получить преимущество в длине оружия за счет дистанции, но Ассасин без труда нагнала его, её ножи не прекращали атаковать противника. Их оружия сталкивались друг с другом, высекая искры, оба Слуги постепенно смещались в сторону.
  Оставив Мастеров наедине.
  Широ кинулся на врага. Навыки Базетт были ему неизвестны, но сам он ставил больше на ближний бой. Его способности в основном заключались в усилении собственных физических качеств, а вот в дальнем бою, в отличие от Рин, он не преуспел. Сейчас, когда он бежал на врага, прана переполняла его тело, увеличивая его способности далеко за пределы нормы.
  Базетт не двинулась, лишь приняла боевую стойку, ожидая его приближения. За её спиной в воздухе плавал металлический шар. Его глаза сузились. Хотя он и не знал, что это за шар, почти наверняка это что-то плохое. Если это было метательное оружие, то ему не хотелось бы оставаться на дистанции поражения. Он ускорился, усиленные ноги швырнули его к Базетт в последнем прыжке.
  Он нанес удар локтем, но Базетт увернулась и нанесла поразительно быстрый удар в голову. Он поднял другую руку, блокируя удар. Блокировав его, Широ стиснул зубы от боли. Сила удара была слишком велика, даже для его укрепленного тела.
  Похоже, её тело тоже было усилено.
  
  Лансер недовольно зарычал, когда вражеская Слуга увернулась от удара копьем и вновь сократила дистанцию. Вновь мелькнули её ножи, и он перехватил копье обеими руками, блокировав эту атаку, и тут же нанес ответный удар задней частью древка. Ассасин пригнулась под копьем и контратаковала ножами, прежде чем он успел вернуть копье в исходное положение. Лансер блокировал удар и оттолкнул девушку назад, начал серию быстрых уколов.
  С одной стороны, он был впечатлен. Эта девушка сражалась куда лучше, чем ожидалось от Ассасина, почти наравне с ним. С другой стороны, именно этот факт его раздражал. Если бы его противником был талантливый боец, который бы держался наравне с ним, он бы воспринял это нормально. Но она такой не была. Для Слуги ее навыки были слабоваты. Поэтому было особенно смешно, что её скорость так сильно ограничивала его стиль битвы. Тупик. С её навыками она не смогла бы преодолеть его защиту, но её скорость позволяла ей увернуться от всех его атак.
  Кроме одной, конечно.
  Но это было последним средством. Небесный Фантазм был козырем, а не просто средством для победы над противником, который не был побежден за первые пять минут битвы. Судя по тому, что он знал, многие Мастера наверняка наблюдали за ними сейчас, пытаясь оценить способности Слуг. Было бы неприятно, если бы кто-то узнал его личность, особенно с учетом кучи гейсов, лежащих на нем.
  Нет, решил он. Хоть это и раздражает, он должен победить эту Слугу, используя только свои навыки. Или дождаться, пока Базетт убьет её Мастера. Так или иначе.
  
  Широ начал серию ударов ногами, заставив противника сразу отступить. Он кинулся за ней, нанося молниеносный удар, который был блокирован Базетт без видимых усилий. Теперь уже она начала серию ударов, и ему пришлось быстро отступить, стараясь уклониться от большинства из них. Она рванулась следом, нанося апперкот по его животу, но ему удалось отвести атаку в сторону и ответить прямым ударом в голову. Ее руки взлетели, блокируя удар, но на лице отразилась гримаса боли. Он подавил улыбку удовлетворения. По крайней мере, она не была неуязвима.
  Но несмотря на это, становилось очевидно, что Базетт превосходила его. На самом деле, её навыки были не столько хороши, как у отца, и её удары были менее четкими, по сравнению с движениями Котомине Кирея, но этот недостаток восполнялся её усиленным телом. Она была ослепительно быстрой и до смешного сильной для человека, многочисленные синяки на его теле подтверждали это. Но одно лишь её физическое превосходство не могло лишить Широ гордости и воли к победе. Если она была так хороша в ближнем бою, то ему стоит попробовать что-нибудь ещё.
  Он выбросил вперед ногу и пнул противницу по колену. Как и ожидалось, она увернулась, позволив ему сделать шаг вперед и нанести очередной удар укрепленной ногой по её животу. Она скрестила руки, блокируя его удар, но он отказался от дальнейших атак и отпрыгнул назад, на ходу залезая рукой в карман. Базетт понадобилась лишь секунда, чтобы понять его трюк, и она кинулась на Широ.
  Но секунда это уже слишком много.
  Он вытащил одно из семян и бросил на землю между ними, выкрикнув активационную Арию:
  - Bloom, flower of Thanatos!
  Семена были еще одним камнем преткновения между ним и Рин, хотя он признавал, что она имеет право на гнев, учитывая, что он скопировал одно из основных умений клана Тосака. Причем плохо скопировал, что только добавило Рин злости.
  Когда он в порыве любопытства попробовал передать прану в камень, результаты были весьма... взрывными. Или попросту провальными. Поэтому Широ придумал другой план. Все живые существа могли содержать в себе прану: рыбы, птицы, животные и растения. С его уникальным элементом он мог поместить в живое существо куда больше праны, чем оно нормально могло содержать, и это открывало новые возможности. Результатом этих исследований стал его собственный, хоть и весьма посредственный, Мистический Код.
  Семена разрослись, прана в них многократно ускорила этот процесс. За несколько секунд на земле вырос целый куст ночных роз (имя теперь постоянное), хлеставший и атаковавший все живое вокруг, не несущее в себе ОД создателя. Это было неэффективно против Слуги, но простым людям стоит поберечься столкновения с таким кустом.
  Базетт остановилась, прыгнув назад, чтобы избежать безумных ударов лозы, усеянной шипами. Широ бросил ещё два семени, образовав вокруг противницы круг из смертельных растений. Но это едва замедлило её. Она бросилась вперед, защищая лицо поднятыми кулаками. Она атаковала, и её атаки были достаточно сильны и быстры, чтобы уничтожить даже самые опасные части растения. Она прорвалась через кусты целой и невредимой, за исключением одной крошечной царапины на лице, недостаточно глубокой, чтобы кровоточить. Недостойной внимания энфорсера вроде неё. Было бы, если только ночные розы не выделяли бы смертельно опасный токсин.
  Широ спокойно встретил атаку Базетт, заняв оборонительную позицию. Он заметил шквал ударов, который она собралась обрушить на него, и увернулся от части атак, а часть блокировал. Кулак противницы метнулся к его голове, и Широ отступил, вынуждая Базетт преследовать его. Внезапный удар ногой чуть не застал его врасплох, он еле успел затормозить его, прежде чем тот ударил бы по его ребрам. Он поморщился от боли, но продолжил уклоняться от атак. Нужно было выиграть время, пока не подействует яд.
  До тех пор, он должен был просто ждать.
  
  Ассасин вскочила на дерево, глядя на Слугу внизу. Пока что ни ей, ни Лансеру не удалось нанести друг другу ни одного удара, и она уже начинала чувствовать раздражение. Несмотря на её безостановочные атаки, Лансер прекрасно держал оборону, и ни один удар не достиг цели.
  И пока она тратит время здесь, Широ борется за свою жизнь против другого Мастера. Она стиснула зубы от мысли о Широ, окровавленном и избитом, лежащим у ног другого мага. Нет, этого не произойдет. Она не позволит. Ассасин спрыгнула с дерева, превращаясь в размытую фигуру и уклоняясь от копья. Лансер отступил, держа её на расстоянии при помощи копья, но с твердой землей под ногами Ассасин смогла сократить дистанцию, уклоняясь и атакуя в бешеном темпе.
  Лансер вдруг развернулся, взмахнул копьем по кругу, она успела блокировать удар правой рукой, но сила его была настолько велика, что оттолкнула её. Лансер накинулся на неё, нанося множество мощных ударов, мешавших ей восстановить равновесие. Один удар рассек ей плечо, забрызгав землю кровью. Второй ранил её руку, а третий чуть не попал в горло. Наконец, ей удалось твердо встать на ноги, и они метнулась назад, вырываясь из ловушки бесконечных ударов, в которую её загнал Лансер.
  На лице воина в синем появилась ухмылка, его копье разгоняло ночную тьму алым светом. Она знала, почему он рад. Слуга она или нет, такие раны замедлят её. Более того, Лансер привык к её стилю и теперь мог лучше подстроиться под него. По сути, она вела безнадежную борьбу.
  Поэтому она решила изменить условия боя.
  Вражеский Слуга остановился, без сомнения, почувствовав ее увеличившуюся жажду крови. Она обнажила зубы в пародии на его ухмылку и сказала: "Туман".
  Мир раскололся.
  
  Широ отвел в сторону её удар, отвечая своим по её торсу. Базетт издала короткий звук из-за боли, но сумела отскочить назад и восстановить защиту. Её движения замедлились, потеряли точность. Даже её стойка была неровной, она слегка покачивалась на ногах. Левая сторона лица, где она получила порез, опухла.
  Широ перешел в наступление, использовав тот же прием, что и против своего отца на той тренировке - скрытие настоящих ударов за ложными. Сейчас это было куда эффективнее, ухудшившаяся реакция Базетт не позволяла её отслеживать атаки, несмотря на всю её ловкость и силу. Она споткнулась, и он немедленно использовал это, нанеся удар коленом в кишечник. От этого удара она слегка нагнулась, подставив голову под удар. Широ мгновенно отступил назад, сжав кулак и направив его в голову противницы. Он рванулся вперед, кулак летел к её голове, выглядя размыто в тусклом свете. Руки Базетт взлетели вверх, но было уже слишком поздно. Даже если она отразила бы этот удар, за ним последовал бы другой. Если бы только она не нанесла удар первой, ещё до его атаки. Она следила за движением врага, выжидая момент.
  Небольшой металлический шар, плававший возле её плеча, исчез в электрическом свечении.
  - Фрагарах!
  Светящаяся сфера вспыхнула и превратилась в странного вида лезвие. Он едва успел увидеть это, как лезвие метнулось к нему и вонзилось в его грудь.
  Секунду он стоял, смотря на клинок в своей груди. Так... так не должно быть, подумал он и его ноги подкосились.
  Он рухнул на траву, ударившись головой о землю, в глазах потемнело.
  
  Пульсирование. Плоть, физически ничем не отличавшаяся от той, которая окружала её, стала импульсом, цепи, давно не использовавшиеся, начали открываться. Вновь у них была цель, которую нужно выполнить.
  Желание было не одномоментным. Это было стремлением изменить мир по воле желавшего, сделать все как надо. Иметь возможность однажды изменить реальность, совершить чудо.
  Давным-давно, мальчик хотел жить. Дух желал спасения от своей роли. Их желания совпали.
  И они все ещё желали этого.
  
  Базетт пошатнулась, ожоги, появившиеся на её руках, были лишь очередными ранами. Мальчик рухнул, пораженный Фрагарахом, но он не был мертв. Пока не был.
  Фрагарах, Разящий Меч Бога Войны, единственный Небесный Фантазм, который может быть использован людьми этой эпохи. Известный также как Отвечающий, он воплощал высшую форму контратаки, это было оружие, искажающее причину и следствие, чтобы в ответ на сильнейшую атаку противника нанести удар первым. Но она была вынуждена использовать его для обычной атаки. Если бы она не использовала его, мальчик убил бы её.
  Тем не менее, даже этого было более чем достаточно для человека. Хотя он и был невероятно стойким и удивительно умелым бойцом. А ещё и этот грязный трюк с кустами. Она была немного разочарована собой. По правде говоря, она надеялась, что смогла бы нокаутировать его в начале боя, чтобы забрать его Командные Заклинания, не убивая его. В конце концов, Котомине был если не другом, то как минимум, человеком, которого она глубоко уважала. Ей не хотелось бы приносить ему труп сына. Но он обучил мальчика, Широ, слишком хорошо. Она подошла к поверженномуМастеру, её шаги все ещё были неустойчивы. Лучшее, что она могла сделать для него, это убить.
  Ее взгляд резко помутнел.
  Она отступила назад, подняв кулаки для защиты от возможных атак. Их не последовало, и она поняла, что это всего лишь туман. Тем не менее, он явно не был естественным. Он появился слишком быстро, навалился как белая подушка. Она едва могла видеть на несколько футов впереди себя, и даже тело Широ казалось лишь темным пятном.
  Но она все еще могла видеть его, и, хотя туман наверняка был создан его Слугой, смерть Широ должна положить этому конец.
  Базетт подошла к его телу и вновь остановилась из-за внезапной боли на лице. Струйка жидкость пробежала по её щеке, и когда Базетт поднесла к ней руку и потрогала, красный цвет подсказал, что это за жидкость.
  Похожие уколы боли пробежали по всему её телу, и все полученные раны стали кровоточить без каких-либо причин. Даже в тех местах, где не было никаких ран, чувствовалось ухудшение.
  Это туман, поняла она. Теперь, когда она почувствовала невероятно сильное поле, окружившее её, она поняла, что именно туман атакует её. Поэтому смерть вражеского Мастера стала особенно важной. Она перевела взгляд на поверженного...его там не было.
  Она развернулась, вновь приняв оборонительную позицию. Базетт выискивала взглядом тени в тумане. Становилось все труднее сосредоточиться, и яд внутри неё, и туман ослабляли её тело и разум. Она чувствовала, что её лицо горит и по нему течет пот.Что бы это за токсин ни был, он весьма эффективен. Нужно покончить с этим как можно быстрее, иначе покончено будет с ней.
  - Начать анализ.
  Она быстро повернулась на голос, ища его источник. То ли ей повезло, то ли туман слегка ослаб, но она заметила темную фигуру в десятке метров от неё. Фигура поднималась.
  Широ открыл глаза. Он нашел это любопытным. Он не был уверен, что сможет это сделать, с учетом клинка в груди. Воспоминания нескольких последних минут вернулись, и он быстро вскочил на ноги. Осмотр тела подтвердил, что клинок исчез...
  Он вспоминал.Там, где лезвие пронзило его плоть, она пузырилась, искривлялась и скручивалась, как морские течения. Прана, как чужеродная, так и собственная, текла через травмы, и он понял, что уже почти полностью здоров. И это было бы здорово, если бы Широ сам это сделал.
  Он выбросил это из головы. Исследовать это странное явление можно позже, в безопасном месте. Он осмотрелся, вглядываясь в туман. Широ тоже не ожидал этого, но пока что туман действовал в его пользу, скрывая его и приглушая звуки. Если Базетт еще рядом, ей будет сложно найти его. Он медленно двинулся вперед, как никогда осторожный. Туман был неоднородным, иной раз он утолщался до такой степени, что казался белой стеной, а порой был почти незаметен. Широ покачал головой в отчаянии. Даже если бы мог найти Базетт в этом тумане, он не был уверен, что сможет победить. Хотя дырка в его груди уже затянулась, другие раны, полученные в бою, к сожалению все ещё были на месте. Он вздохнул. Если уж он получил неизвестный фактор регенерации, не мог бы он действовать на все раны?
  Тем не менее, ему нужно какое-нибудь преимущество, чтобы победить. Или даже несколько.
  Его Исток был описан как 'плоть', но это не совсем правильно. Хотя без сомнения, его элементом была 'плоть', Исток являлся скорее ориентацией души. Он редко проявлялся в виде таких элементов, как 'огонь' или та же 'плоть'. Если провести аналогию, то его Истоком скорее было что-то вроде 'талант работы с плотью'. Если бы он не стал магом, его наверняка ждало будущее хирурга или садовника, в крайнем случае, мясника. Любая профессия, которая позволила бы ему работать с плотью и преобразовывать её.
  Но он был магом. А это означало, что он мог сделать такие вещи с плотью, которые не снились ни одному хирургу. Особенно с его собственной.
  - Начать анализ.
  Он перевел взгляд на руки. Они были повреждены в процессе боя с Базетт, когда он блокировал её чудовищные удары. Но это не было проблемой, он мог легко исцелить их. Он изучил форму своих конечностей, чувствуя, какими они были до получения ранений и как их нужно изменить. Спустя недолгое время, он был удовлетворен.
  'The body is a tapestry.'
  Он спокойно прочел Арию и прана хлынула в его руки. Кости стали трескаться, перестраиваясь по его воле. Мышцы укреплялись и утолщались, новые клетки под воздействием праны создавались с невероятной скоростью, становясь его плотью и костями. К счастью, этот процесс был безболезненным, что немного странно. Широ было крайне интересно смотреть на то, как его плоть пульсировала и изменяла форму под его воздействием.
  Так интересно, что он не заметил Базетт, пока не стало слишком поздно.
  Её кулак вонзился в его живот, от чего Широ чуть не вырвало. Её нога ударила в бок, заставив его отлететь в сторону. Чувствуя взрыв боли, он предположил, что обзавелся парочкой сломанных ребер. Когда он ударился о землю, боль пронзила бок с новой силой, словно десятки кинжалов под кожей.
  Широ откатился в сторону, и пятка Базетт ударила в землю, где он лежал секунду назад. Она безжалостно приблизилась и ударила его в голову, когда он заставил своё кричащее от боли тело встать. Он отбил удар, его рука вспорола плоть на её руке. Точнее, то, что должно было его рукой.
  Пальцы исчезли. На их месте возникли зазубренные кости, слишком длинные и острые, чтобы казаться чем-то естественным. Эти когти не были похожи на когти какого-либо животного. Они не могли удержать жертву или служить инструментом, и они явно не нуждались в заточке. Это было неестественное оружие, созданное чтобы терзать и резать.
  Широ ухмыльнулся, когда Базетт отступила назад, пытаясь осмыслить перемены.
  - Второй раунд? - спросил он, сгибая его новое оружие.
  Он не дал ей возможности ответить, ринувшись вперед с когтями, яростно разрезавшими воздух.
  
  Ассасин кружилась в тумане, её ножи мелькнули. Лансер принял удары ножей на рукоять, и она вновь отступила в туман. Все, кто находился в этом тумане, не могли нормально ориентироваться и постепенно ослаблялись. Даже Широ, хотя и избавленный от вредного воздействия тумана, все равно не сможет найти дорогу в нем. Никто не смог бы, кроме неё.
  В конце концов, это был её Небесный Фантазм, 'Туман смерти', созданный из веками загрязненного воздуха. Она с легкостью могла видеть сквозь него и ориентироваться в нем, чувствуя местоположение своих жертв. В сочетании с классовой способностью Ассасина скрывать своё присутствие это была идеальная комбинация, позволявшая оставаться незамеченным до самого момента атаки. Прекрасное место охоты.
  Она осторожно приблизилась к Лансеру, держа ножи наготове. Лансер был напряжен, удерживая копье в позе готовности. Ассасин отметила, что он закрыл глаза, видимо, понимая, что они были фактически бесполезными в тумане. Он быстро соображал, но это ему не поможет.
  Она подбросила нож в руке и запустила во врага. В тот же момент, когда клинок вылетел из её рук, она обежала противника по кругу и атаковала. Копье Лансера отразило снаряд в землю как раз в тот момент, когда она накинулась на него с ножом наготове. К его чести, Лансер осознал свою ошибку, и уже начал поворачиваться к ней. Но он уже не был так быстр, как обычно. Даже если туман не мог причинить ему вред сам по себе, он все ещё уменьшал его ловкость на целый ранг.
  Её лезвие вонзилось в его плечо, и он зарычал, набрасываясь на неё с копьем. Но это было бессмысленно. Она уже отступила, туман скрыл её из виду. В следующий раз она ударит его в другую руку, затем в ноги, по кусочкам... Вдруг вражеский Слуга замер.
  - О, черт возьми! - одетый в синее Слуга взревел, прыгнув вперед так быстро, как только позволяли его мышцы. На мгновение Ассасин была растеряна, но быстро поняла. Лансер шел к Широ.
  Мгновенно, паника заполнила ее разум, и она бросилась догонять Лансера. Она не позволит ему причинить Широ боль! Ни за что! Через их мысленную связь она чувствовала, что он страдает от ран, и её неспособность помочь мучала её. Если Лансер доберется до него первым и успеет нанести смертельный удар... Её разум почти отключился от этой мысли, и она рванула вперед ещё быстрее, не потрудившись скрыть своё присутствие.
  
  Вновь кровь брызнула на землю, когда он когтями отразил очередной её удар. Женщина тяжело дышала, казалось, она едва могла стоять, но все ещё продолжала битву. Широ улыбнулся и быстро взмахнул когтями, сбрызгивая с них темно-красную жидкость. Он чувствовал себя на удивление спокойным. На самом деле, он бы даже сказал, что он этим наслаждался. Возбуждение жесткостью прошло сквозь его тело, и он почувствовал, что его пульс ускорился. Широ чувствовал себя... невероятно живым.
  Он взмахнул рукой, и Базетт увернулась от удара. Но его другая рука поразила её в лицо, хотя она и пыталась увернуться. Она потеряла свою невероятную скорость, яд в её крови и вездесущий туман постепенно приближали её к смерти. Базетт избежала самого сильного удара, но получила ещё несколько ранений когтями в плечо.
  Широ атаковал вновь и вновь, нанося удары все быстрее и быстрее. Она перешла в глухую оборону, не надеясь уже атаковать, а лишь стремясь сохранить свою жизнь. Но этого было недостаточно. Широ продолжал наносить удары, и каждый из них приближал её к грани смерти. Вскоре её тело просто не выдержит, даже несмотря на укрепление. Он решил укрепить своё преимущество, выбросив вперед руку с когтем, метившим в шею. Она отступила, подняв руки, чтобы защитить самые уязвимые точки.
  Она поскользнулась.
  В этом не было ничего удивительного. Трава была влажной от тумана, а её мышцы ослабли от напряжения. Это было естественно. Но взглянув в её глаза, Широ понял, что она тоже это осознала. Игра окончена, Базетт.
  Он наотмашь ударил её в район груди, когтями разрывая одежду и плоть до самых ребер. Сила этого удара была так велика, что её протащило по мокрой траве. Он, не колеблясь, подбежал к ней с когтем, уже занесенным для смертельной атаки.
  Древко красного копья успело первым, подбросив его в воздух и сломав ещё парочку ребер. Он врезался в ствол дерева, его зрение помутнело, и он едва не потерял сознание. Он хватал ртом воздух, чувствуя жгучую боль, распространявшуюся по всему телу.
  - Широ! - он посмотрел вверх, его взгляд по прежнему был затуманен. Ассасин стояла перед ним в защитной позиции, с ножами наготове. Она была повернута к нему спиной, но он слышал озабоченность в её голосе.
  - Ты в порядке?
  'Почему люди всегда спрашивают это? Разве это не очевидно, что я сейчас не чувствую себя хорошо?' Но он проглотил эти слова. Вопрос был задан с добрыми намерениями.
  - Я... хорошо. Спасибо, - ответил он, встав на ноги, боль вновь пронзила его тело. - А ты?
  - Я в порядке, - сказала она, и Широ кивнул. На ней не было каких-либо очевидных ран. Он обратил свое внимание на сложившуюся ситуацию.
  В двадцати метрах от него стоял Лансер, одной рукой поддерживая висящую на нем Базетт. Судя по его лицу, он тоже понимал, насколько неудобна сложившаяся ситуация. Даже с Базетт на руках, он смог бы пересечь расстояние между ними быстрее, чем Широ мог бы вздохнуть, вероятно, убив его одним ударом. Вряд ли он смог блокировать такой удар с ребрами, по которым словно прошлись молотком. Но даже в таком случае, Ассасин не будет стоять без дела. И даже если бы Лансер попытался защитить Базетт, исход был бы ясен. Всего один удачный удар, и он лишится Мастера.
  Он не мог даже сбежать. Ассасин догнала бы его, как волк раненную лань и убила бы его или Базетт со спины. Для него было бы чудом уцелеть в таком случае, не говоря уже о победе.
  На мгновение плечи Лансера поникли, как если бы он смирился с поражением. Потом появилась жажда крови. Её волна была почти ощутимой, распространившись во все стороны от Лансера, его глаза стали жестокими и злыми. Широ вспомнил, чему его учили. Отчаянный зверь был самым опасным из всех.
  Лансер перехватил свое копье иначе, что сделало его больше похожим на дротик.
  - Эй, малыш.
  Широ встретился с блестящим темно-красным взглядом.
  - Да?
  - Ты и Ассасин хорошо сражались, так что я собираюсь сделать вам предложение, - Лансер сделал паузу для эффекта. - Позвольте мне увести Базетт, и мы устроим матч-реванш позже, где сможем окончательно определить победителя. Клянусь в этом.
  - А если я откажусь? - спокойно спросил Широ, его лицо ничего не выражало.
  - Тогда никто не уйдет отсюда живым.
  Ответ был прямым и честным. Это была не угроза, простое заявление.
  Широ остановился, размышляя. Лансер явно не блефует. С одной стороны, этот воин не похож на того, кто пытается сбежать из сложной ситуации. Если он говорит, что он мог бы убить обоих противников, прежде чем сам бы умер, то, вероятно,так оно и есть. С другой стороны, они были в чрезвычайно благоприятной ситуации. Несмотря на свои раны, он был более боеспособным, чем Базетт. Если это будет необходимо, он может просто подавить чувство боли на некоторое время. И даже у Лансера было несколько ранений. Если бы он использовал Командное Заклинание, чтобы усилить Ассасин, вполне возможно, что они смогли бы прикончить Лансера, прежде чем он понял бы, что к чему.
  Широ открыл рот, чтобы ответить, но чувство страха внезапно возникло в его разуме. Он развернулся и оба Слуги повторили его движение, когда огромное количество праны возникло поблизости, превращаясь в сияние, пронзившее туман. Божественный свет, говорящий об абсолютной власти, сила, которая превзошла все другие.
  Он почувствовал страх.
  Откровение потрясло его. Он никогда раньше не чувствовал страха. Нервозность, беспокойство, напряжение, да. Но не истинный страх за свою жизнь. Лансер, Рин и даже Гильгамеш в моменты гнева не вызывали у него такой реакции. Но этот золотой свет, видимый даже сквозь туман, наполнил его первородным страхом.
  'Я знаю, это... Я знаю этот свет!' Хотя он сам не помнил этого света, почему-то он казался знакомым, причем, как источник разрушения.
  Вдруг мана сжалась, образуя взрыв энергии, помчавшийся к ним. Барьер был разрушен, когда эта энергия ударила в него, ни одно колдовство не способно сохранить форму под таким давлением. Туман рассеялся почти сразу, открыв золотой луч во всей его страшной силе.
  Он прошел между двумя группами, уничтожая все на своем пути. Камни и щебень брызнули во все стороны, разбросанные взрывом. Ассасин встала перед ним, её тело защитило Широ от осколков, но не от интенсивного света, и ему пришлось зажмуриться.
  Свет исчез почти так же внезапно, как и появился, оставив после себя картину разрушения. По земле пролегла глубокая борозда, земля была просто уничтожена в том месте, где прошел луч. Камни и части растений валялись возле неё. Он посмотрел вверх. Лансер, похоже, использовал появившийся свет как отвлечение, с огромной скоростью скрывшись с Базетт на руках.
  - Широ, - он повернулся к говорящей Ассасин, морщась от боли при малейшем движении.
  - Вражеский Слуга приближается.
  Он пробежался взглядом по пути разрушения до самого источника света. Широ увидел ее, и его горло сжалось.
  Она была светлой, даже при тусклом свете звезд. Её доспехи из серебра или просто хорошо отполированной стали сияли, когда она шла к ним. Волосы блестели, словно золотые нити. Но прежде всего, привлекала внимание её аура. Она не была похожа на ауру Ассасин, пылавшую злобой. Или Лансера, с его жаждой крови и звериной жестокостью. Это была сырая, неоформленная мощь. Магическая энергия волнами била из неё, и казалось, воздух вокруг дрожал.
  - Да вы шутите...
  Широ перевел дыхание. Он с первого взгляда оценил её. Она была наголову выше Ассасин, просто по чистой мощи. Даже Лансер был лишь бледным свечением по сравнению с ней. Если она нападет, он не сомневался, что они будут убиты за считанные секунды. И если она снова создаст тот свет...Он вздрогнул, вспомнив его.
  - Широ, - снова обратилась к нему Ассасин. - Отступай. Я задержу ее.
  Он покачал головой, прежде чем она договорила.
  - Она убьет тебя, Ассасин.
  - Возможно, - согласилась Слуга. - Но я выиграю достаточно времени, чтобы ты мог отступить к...
  - Ни в коем случае, - прервал он, встав рядом с ней. - Я не брошу тебя.
  Ассасин бросила на него удивленный взгляд. Она смотрела на его лицо некоторое время, словно ожидая, что он откажется от своих слов. Но когда он этого не сделал, она улыбнулась самой светлой улыбкой, которую он когда-либо видел на её лице. Она была столь очаровательна, что Широ не мог отвести взгляд. Она была красива. Он задался вопросом, почему он не замечал этого раньше.
  - Спасибо, Широ, - сказала она, и ее улыбка не ослабла ни на миг, даже когда она говорила.
  - Это... не проблема, - ответил он смущенно, глядя в сторону. - Ты можешь поблагодарить меня после того, как мы разберемся с нашими новыми друзьями.
  Он мотнул головой в сторону серебряной Слуги, и Ассасин кивнула, все ещё улыбаясь. Но сначала нужно позаботиться о своей боли. Исцеление потребовало бы от него всей оставшейся праны, а без укрепления он мало на что был способен, так что это не вариант. Похоже, придется вернуться к первоначальному плану.
  - Начать анализ.
  Он погрузился в себя, выискивая определенную группу нервов в верхней части позвоночника. Найдя, он схватил их, визуализируя как набор переключателей. Ему просто нужно было выключить часть из них. Широ переключил один и чувство боли пропало. Он закатил рукава, кивая в удовлетворении, поскольку больше не чувствовал боли. Он осторожно ткнул в ребра. Ничего.
  Разумеется, это ничего не исправит. На самом деле было невероятно опасно просто скрывать боль от травм. Но сейчас у него не было особого выбора.
  Слуга почти добрался до них, когда он заметил рядом с ней небольшую фигуру. Он думал, что она пришла одна. Девочка, стоявшая рядом со Слугой, была похожа на куклу, с белой кожей и серебряными волосами. Её тонкая одежда была очень высокого качества, с золотой вязью. Честно говоря, она была похожа на принцессу или фею, когда она легко и изящно шагала рядом со Слугой.
  Она остановилась в десяти метрах от них, ее Слуга стояла рядом. Девочка ничего не сказала, медленно поднимая руки в воздух.
  - Героиня любви и справедливости, Илиясвиль фон Айнцберн, прибыла! Мастера, злоупотребляющие своим могуществом, будьте бдительны!
  Возбужденный крик разбил вечернюю тишину, равно как и её образ феи в его глазах.
  - Что? - ответил Широ, молча уставившись на девочку. У Ассасин рядом с ним была похожая реакция, она тоже удивленно поглядела на неё. Несмотря на абсурдное представление, он узнал имя. Айнцберн. Одни из основателей Святого Грааля, возможно, наиболее фанатично его жаждавшие.
  - Хехе, - девушка, Илия, озорно рассмеялась. - Это мое представление. Разве не здорово?
  Широ посмотрел на Слугу рядом с ней, которая выглядела огорченной и слегка кивнула, извиняясь. Он обратил свое внимание на девочку.
  - Это... определенно, очень своеобразно.
  - Вот именно! - Илия кивнула. - Представление должно быть отличительным, чтобы злодеи знали, с кем они имеют дело!
  - Но если злодеи узнают, с кем они имеют дело, это не значит, что они могут приготовиться? - спросил он. Он знал, что заражается её образом мыслей, но в ее присутствие, казалось, невозможно оставаться нормальным.
  Слуга рядом с девушкой вздохнула.
  - Видишь, Илия? Он согласен со мной. Это не очень хорошая идея, объявлять себя каждый раз, когда вы встречаете кого...
  - Ску-у-учно, - весело сказала Илия, прервав Слугу. - Сейбер, ты слишком серьезно относишься ко всему. Мы с таким трудом привлекли их внимание, так что нужно держать марку.
  Это позволило Широ понять две вещи. Во-первых, Слуга в доспехах была Сейбер, считавшаяся самой сильной. Во-вторых...
  - Подожди секунду. Это, - он указал на огромный кратер, проходивший через парк, - для того, чтобы привлечь наше внимание?
  - Никто никогда не игнорирует нас, - счастливо сказала Илия. Он глянул на Сейбер. Та выглядела довольно смущенной, но кивнула. Широ чувствовал, что это неправильно, когда Героический Дух из прошлых эпох куда благоразумнее его современника, но промолчал.
  - Ну, приятно познакомиться с Вами, Илиясвиль фон...
  - Зови меня Илия, - перебила девочка. - Илиясвиль звучит слишком важно.
  - Верно. Что же, приятно познакомиться с тобой, Илия. Он сделал приветственный поклон. Хотя он не чувствовал этого, он подозревал, что этот поклон загнал несколько обломков ребер в его плоть. Будет больно заживать.
  - Я Котомине Широ, а это Ассасин, - он указал на все ещё настороженную Слугу рядом с ним. Он был рад, что хоть кто-то относится к делу серьезно.
  - Могу ли я спросить, какова твоя цель?
  - Котомине? - Илия бросила на него заинтересованный взгляд. - Теперь я действительно хочу поговорить с тобой. Ой. Полагаю, это также ответ на твой вопрос.
  - И все? - спросил Широ, немного запутавшись. Честно говоря, Илия и Сейбер были в идеальном положении, чтобы уничтожить их с Ассасин. Он был ранен, Ассасин потратила существенную часть праны в бою, и у них не было шанса сбежать. И почему его фамилия вновь привлекла внимание очередного Мастера? Его отец настолько известен?
  - И все, - подтвердила Илия.
  - Ясно.
  Широ закрыл глаза и погрузился в свои мысли. Через некоторое время он открыл их.
  - Тогда ты не против подождать немного? Мне нужно время, чтобы избавиться от них.
  Он махнул когтями в воздухе, и Илия заинтересованно посмотрела на них, прежде чем кивнуть.
  - Тебе стоит отвести взгляд, - сказал он предостерегающе. - Это не совсем приятный процесс.
  Несмотря на это предупреждение, похоже, он завладел всеобщим вниманием. Он вздохнул.
  'Начать анализ'.
  Широ посмотрел на свое тело, изучая новую форму рук. Через несколько секунд он кивнул.
  'The form returns to the weave'.
  Мгновенно, его плоть начала меняться, кости втягивались под кожу. Лишние мышцы и жир двигались по его руке, собираясь в одну точку. Его кости вновь сломались, меняя форму, и мышцы с жиром потянулись к ним. Его пальцы восстановились, поверх них была свежая кожа.
  Спустя несколько мгновений у него вновь были обычные пальцы. Ну, за исключением большой кисты у каждого пальца, содержащей ненужную биомассу из его последних преобразований.
  - Вряд ли у кого-то есть лишний контейнер? - спросил он с надеждой. Илия и Сейбер качали головами, и он печально вздохнул.
  - Хорошо, прошу меня извинить.
  Он отошел к кустам, присел на корточки и опустил руки поближе к земле. После небольшого усилия воли кисты открылись, выпуская суспензию крови, костей и плоти. Другое усилие воли, и теперь бесполезные кусочки кожи упали на землю. Широ бегло оглядел свои раны. Его анализ все ещё работал, так что он мог исцелить себя без чтения новых Арий. Ему, вероятно, стоит позаботиться о своем теле. Если Илия и Сейбер захотят убить его, даже полный запас праны не поможет, так что стоит исцелить свои раны.
  Через несколько секунд он встал, его тело было почти полностью восстановлено. В то время как резерв праны был почти на нуле. И у него все ещё было больше сломанных ребер, чем хотелось бы. Тем не менее, он был в лучшей форме, чем несколько минут назад.
  - Вот и все, - сказал он, возвращаясь к Ассасин. - Спасибо за ожидание.
  - Ничего страшного, - сказала Илия, отмахнувшись. - Я увидела кое-что интересное.
  - Я приму это как комплимент, - небрежно ответил он. - Где ты хочешь поболтать?
  Илия пожала плечами.
  - На любой нейтральной территории. Мы только что приехали в этот город, так что у меня ещё нет любимого места.
  Широ задумался. Он устал, хотел пить, и действительно нуждался в отдыхе. Для него не было разницы, куда идти, но что-то знакомое было бы предпочтительнее.
  В конце концов, он придумал. Он повернулся к Сейбер и Илии.
  - Ну, я знаю место с отличной китайской кухней...
  
  7. Gathering
  
  Деньги всегда были проблемой для семьи Тосака. Учитывая, что их магия заключается в передаче праны в драгоценные камни с их последующим уничтожением в бою, этого следовало ожидать. Поэтому Рин стала мыслить очень экономно. Или, как сказал бы Широ, стала скупой. Скрягой. Человеком, который ждет, пока у еды не кончится срок годности, прежде чем купить новую, лишь бы сэкономить немного денег.
  Именно поэтому на её лице возникло выражение ужаса, когда Райдер критично осмотрела купюру в 5000 йен.
  - Так вот что сейчас используют в качестве денег? - спросила Райдер, теребя в руках купюру. Брови Рин дернулись, но она кивнула.
  - Верно. Большинство стран используют бумажные купюры для обозначения больших сумм денег.
  - Да, их легче переносить, чем драгоценности или монеты, - неохотно признала Райдер. - Но мне нравится ощущать вес монет в кармане. Так деньги чувствуются приятнее, понимаешь?
  - Ну, тебе понадобится много монет для чего-то большего, чем легкий обед, - сказала Рин, неотрывно глядя на купюру, которую Райдер теперь обернула вокруг пальца. - Кстати, не могла бы ты вернуть мне её?
  - Хм?
  Райдер, похоже, глубоко задумалась. Она разглядывала этот листок бумаги.
  - Мне нельзя оставить это?
  - Нет, нельзя, - ответ был несколько более грубым, чем Рин хотела, стараясь сохранять спокойствие.
  - Скряга, - пожаловалась Райдер, прежде чем вернуть купюру. - И почему моим Мастером стал тот, кто переживает даже из-за такой мелочной суммы? Это так раздражает...
  - Это я должна жаловаться! - отрезала Рин, глядя на Слугу. - Я вызвала Слугу не для траты денег!
  - Хаааа... - устало вздохнула Райдер. - Ладно, ладно. Я постараюсь немного сдерживаться.
  Рин бросила на неё подозрительный взгляд. Она подозревала, её понятие о сдержанности отличалось от понятия Героической Души. Но, на худой конец, у неё есть Командные Заклинания. Она не собиралась позволить своей Слуге обанкротить её.
  Райдер встала с дивана.
  - Ну что же, Мастер, тогда не будем сидеть без дела?
  Рин нахмурилась.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Я имею в виду прогулку по городу, - весело сказала Райдер. - Хочу посмотреть, как изменился мир.
  Рин посмотрела на Слугу с непониманием.
  - Как изменилось что?
  - Как изменился мир, - повторила Райдер. - Сколько прошло времени? Три или четыре сотни лет с моей гибели? Кроме того, я в новой стране. Как я могу не посмотреть на новый мир?
  Рин устало вздохнула. Хотя после призыва она чувствовала себя не так плохо, как ожидалось, ей не хотелось идти никуда ночью, особенно ради простой прогулки. Было уже поздновато, да и сегодняшний день был трудным.
  - Может быть, завтра, - ответила она. - Сейчас я слишком устала.
  - Да? - подняла бровь Райдер. - Плохой день?
  - Не плохой, просто утомительный, - поправила Рин. - Возможно, это последняя возможность для меня как следует выспаться перед Войной.
  - Понятно, - взгляд Райдер казался слегка притухшим, несмотря на её согласие. - Надеюсь, завтра будет такая возможность.
  Рин кивнула. Разумеется, она не собиралась идти в школу без Райдер. Быть членом одной из семей Основателей это значит во всеуслышание объявить о своем участии в Войне за Святой Грааль, несмотря на некоторые преимущества. Теперь, когда она вступила в Войну, без Райдер для неё любое место будет небезопасным.
  Она чувствовала, что что-то забыла... И внезапно вспомнила о Котомине Широ, просившем у неё одежду.
  Ее глаза расширились.
  - Кстати, Райдер, - Слуга поглядела на неё с любопытством и Рин замялась, не зная как продолжить. - Тебе нужно знать об этом. В моей школе учится ещё один Мастер, Котомине Широ.
  - Правда? - губы Райдер изогнулись в улыбке. - Полагаю, это значит, что наша первая цель известна?
  Рин начала качать головой, прежде чем Райдер успела договорить.
  - Он не враг.
  Райдер вновь приподняла бровь.
  - Правда? Хотелось бы получить объяснение этому. Мне казалось, все остальные Мастера - наши конкуренты.
  - Он мой старый друг, - пояснила она. - Мы, скорее всего, объединимся, а если и нет, то у нас перемирие до конца Войны.
  - Можно ли ему доверять? - спросила Райдер, скрестив руки. Впервые она выглядела достаточно серьезно и её лицо ничего не выражало. Было приятно видеть это.
  - Я знаю Широ с детства, - сказала Рин, глядя Слуге в глаза. - Он иногда ведет себя как идиот, но я могу доверить ему свою жизнь.
  - Вот как? - озорная ухмылка пересекла лицо женщины. - Ты, похоже, очень веришь в этого Широ.
  - И что? - спросила Рин более агрессивно, чем планировала.
  - Ничего, - ответила Райдер с ещё более широкой ухмылкой. - Я просто подумала, хорошо, должно быть, иметь кого-то, о ком так сильно заботишься.
  - Что? Нет! - отчаянно замотала головой покрасневшая Рин. - Между мной и Широ нет ничего такого!
  - Нет? - Райдер слегка пожала плечами. - Тогда почему ты покраснела? Неужели мой маленький прелестный Мастер подумал о чем-то неуместном?
  - Нет! - закричала Рин, глядя на Слугу с зажатыми кулаками. В её воображении мелькнула сцена с белым платьем и церковью. Это было дико неуместным. Она покраснела ещё сильнее.
  - Ах, как мило! - взволнованно сказала Райдер, обхватив руками Рин. - Ты действительно думала о таком! Расскажи.
  - Ничего подобного! - Рин отступила, заслонившись рукой с Командными Заклинаниями. - И если ты скажешь ещё хоть слово на эту тему, это будет твоим последним разговором в этой Войне!
  - Хорошо, хорошо, - успокаивала её Героическая Душа как ребенка. - Просто хотела подразнить тебя. Уверена, вы с Широ просто друзья.
  - Верно, - подтвердила Рин, её красное лицо потихоньку стало бледнеть. - Мы просто хорошие друзья. Вот и все.
  - Конечно, - согласилась Райдер, плюхнувшись на стул и достав из пиджака трубку. Она зажгла её спичкой, вынутой из другого кармана, откинулась на спинку и выпустила в потолок клуб дыма. Она смаковала с закрытыми глазами. Райдер выглядела удовлетворенной, что слегка раздражало Рин.
  Поглядев на Слугу несколько секунд, она отвернулась. Похоже, ей удалось пока что взять верх. И без помощи Командных Заклинаний, что особенно важно. Рин почувствовала желание удариться головой о что-нибудь. Она чуть не использовала могущественное волшебство, сравнимое с Истинной Магией, в ответ на банальное поддразнивание Слуги. В первый же день призыва! Каким идиотом надо быть, чтобы сделать такое?
  Рин слегка вздохнула, поднимаясь в свою комнату. Прошел всего день, а она уже с нетерпением ждет конца Войны.
  
  Широ сел на своё старое место с облегчением. Возвращаться назад в китайский ресторан с осколками ребер в боку было очень невесело, но он выстоял. Хотя у него возникали мысли о том, чтобы обратиться к Илии за помощью, он счел плохой идеей позволять другому Мастеру вмешиваться в работу его тела, какой бы 'Героиней Справедливости' она себя не называла. Так что его кости все ещё были в... менее нормальной форме.
  Кроме того, ему нужно было как-то объяснить Батсу-сану следы крови на теле. Хотя ему удалось избавиться от большей части, некоторые брызги не желали исчезать. Также ему пришлось прикрыть дырку на своей одежде в области груди. К счастью, менеджер поверил в его историю о спасении двух девушек от хулиганов и даже ободряюще похлопал по плечу. Было больно. Очень.
  Девочка с белоснежными волосами уселась напротив него и взяла меню, с интересом его изучая. К его удивлению, Сейбер сделала то же самое, заинтересовавшись меню ещё больше, чем её Мастер.
  - Хм... - Илия задумалась. - Я никогда раньше не пробовала китайскую кухню. Не порекомендуешь что-нибудь?
  - Все вкусно, - ответил Широ, устраиваясь поудобнее. - Кроме мапу тофу.
  - Оно острое? - с любопытством спросила Илия, глядя на него поверх меню. Он подавил смех. Даже его крестовый поход против избытка специй в блюдах Батсу-сана не особо затронул мапу тофу. На самом деле, оно стало только хуже. 'Острое? Вспышка солнца, которая превратит твою кожу в пепел, и то слишком мягкое сравнение. Мапу тофу Батсу-сана давно превзошло все человеческие слова, которые могли бы описать его вкус'.
  - Довольно острое, - ответил он небрежно. - Я бы посоветовал что-нибудь другое.
  - Ну, я люблю острую пищу, - заявила Илия, закрыв меню. - Кроме того, ты меня заинтересовал!
  - Тебя похоронят, - сказал он, пожимая плечами. Значит, одним Мастером будет меньше. Илия, очевидно, не переживет этой еды. Но Сейбер ещё остается угрозой.
  Кто-то подергал его за рукав и Широ обратил внимание на Ассасин. Слуга переводила взгляд с меню на него и обратно.
  - Хочешь чего-нибудь, Ассасин? - спросил он. Судя по её лицу, так оно и было.
  Ассасин кивнула, похоже, не задумавшись ни на секунду.
  - Хочу побольше того, что было в прошлый раз.
  Широ слегка поморщился, доставая свой бумажник. Он словно чувствовал, как его небольшие сбережения ещё больше сокращаются. Это было ощущение не из приятных.
  'Рин посмеялась бы надо мной', - подумал он, вспоминая, сколько раз он дразнил её за скупость. Он почти представлял, как она показывает на него пальцем с широкой ухмылкой на лице, словно говоря 'чья очередь смеяться?'
  Одна из официанток приняла их заказ и убежала на кухню. Когда она ушла, Широ повернулся к Илии.
  - Теперь можем и поговорить, как и собирались, - сказал он девушкам. - О чем же вы хотели узнать?
  Илия внимательно посмотрела на него и откинулась на спинку стула.
  - Очень просто, - ответила она. - Я хочу знать, почему ты сражаешься за Святой Грааль.
  Широ слегка нахмурился. Почему он боролся за Грааль? Причина была важна только для него одного, и казалась ему неважной для других. И хотя знание причины, теоретически, могло дать ей некоторое преимущество, она бы давно уже убила его, если захотела бы.
  - Правда? - с сомнением спросил он. - И это все?
  - Да, - весело заявила девочка. - Вообще-то, я хотела бы спросить и у того Мастера, с которым ты сражался, но её Слуга сбежал слишком быстро.
  Она сделала паузу, задумавшись.
  - На самом деле, есть ещё несколько вопросов, к тебе лично, но они могут подождать.
  Широ закрыл глаза. За столом воцарилось молчание, и, похоже, все внимание было обращено на него. 'Причина для битвы, да?'
  - Это будет немного длинный рассказ, - сказал он, открыв глаза. - И не особенно интересный.
  - Я все равно хочу услышать, - твердо ответила Илия.
  - Хорошо.
  Он скрестил руки на груди.
  - Мое первое воспоминание это горящий город. Фуюки.
  Все за столом замерли, глядя на него с любопытством, а Сейбер неожиданно взглянула на него так, словно ей на душу упал камень. Ассасин же уставилась прямо на него, полностью сосредоточив на Широ свое внимание.
  - Моя жизнь, мои желания и цели родились там, среди криков умирающих людей, - усмехнулся он .- Не самое лучшее начало, но какое уж есть.
  За столом все ещё стояла тишина, и он продолжил.
  - С этого момента, я хотел сам вступить в Войну, чтобы понять, что привело предыдущую Войну к такому исходу. За что сражались бойцы Четвертой Войны? Каковы были их желания? Была ли ситуация настолько напряженной? Интересная ли Война за Святой Грааль? Веселая ли? Каково сражаться с величайшими в истории героями, Героическими Душами, что взошли к Трону Героев? Сражаться с ними за воплощение желания?
  Он улыбнулся, слегка смущенно.
  - Это было детское любопытство, но оно стало моей опорой. Я всю жизнь готовился к этому, готовился к войне, которая может и не наступить. - Но, - он перевел взгляд на Илию. - Она наступила. Отвечая на твой вопрос, я сражаюсь в Войне за Святой Грааль ради самой войны. Она сделала меня тем, кто я есть. Кроме того, я не могу проигнорировать такую возможность пережить новые ощущения, которые невозможно испытать где-то ещё.
  - Так... - сказала Илия, развеяв ауру сентиментальности. - Ты сражаешься ради нового опыта? Ты не желаешь Грааля?
  - Он меня не особо волнует, - спокойно ответил Широ. - У меня нет желания, которое я хотел бы воплотить, но я не против понаблюдать, как кто-то другой загадает его. Было бы интересно посмотреть на процесс.
  - Тогда, - Илия начала говорить, но он перебил её.
  - Но я все равно собираюсь победить. В конце концов, Ассасин ответила на мой зов, так что ей нужен Грааль. Ради неё я буду стремиться к победе.
  Он повернулся к Слуге.
  - Верно?
  Ассасин посмотрела на него, затем медленно кивнула.
  - Да...
  Ему вдруг пришло в голову, что он и сам не знал, чего Ассасин хотела от Грааля. В целом, Ассасин была тайной для него. Хотя он лучше понимал её характер, её настоящая личность и прошлое все ещё оставались загадкой для него, и не похоже, что Ассасин хочет говорить об этом. Он слегка нахмурился. Ему не хотелось принуждать её раскрыться, но он чувствовал, что должен знать её мотивы. Но Широ решил отложить расспросы, сначала закончив разговор с Илией.
  Илия же притихла, очевидно, размышляя. В конце концов, она кивнула.
  - Спасибо, что рассказал. Это было... поучительно.
  - Ничего, - сказал Широ, отмахиваясь от благодарности. - Теперь, если не возражаешь, я задам свой вопрос.
  Илия посмотрела на него с любопытством.
  - Вперед.
  - Спасибо, - он поочередно посмотрел на Илию и её Слугу. - Ты удивилась, когда я сказал, что моя фамилия - Котомине. Почему?
  Илия заколебалась, но все же ответила.
  - Слышал ли ты об Эмии Кирицугу?
  Широ чуть не рассмеялся. Убийца Магов, беспощадно истребляющих тех, кто причиняет вред другим. Человек, заставивший своего Слугу уничтожить Грааль, ввергнув Фуюки в огонь. Как он мог не знать Эмию Кирицугу?
  - Знаю, - ответил он в конце концов.
  - Он был моим отцом, - сказала Илия, внимательно глядя на Широ. Тот был искренне удивлен.
  Отец рассказывал ему о своем соперничестве с Эмией Кирицугу, об их схватке возле Грааля, когда они оба пытались доказать, что достойны его. Он сочетал магические умения с огнестрельным оружием, а его навыки и решимость, с которой он шел к цели, завоевали уважение Кирея, что было редкостью. Но отец никогда не упоминал о его жене или ребенке.
  Внезапная мысль пришла в его голову. Если Кирей рассказал ему об Эмии Кирицугу и их соперничестве, то не мог ли Кирицугу рассказать дочери о Котомине? Судя по её реакции на фамилию Широ, так оно и было.
  - Ясно, - сказал он бесстрастно, не выдавая своего удивления и озабоченности. - Это довольно неожиданно.
  Это было преуменьшением, на самом деле он не мог перестать думать о сказанном.
  У Илии было странное выражение лица.Она, казалось... чувствовала вину?
  - Что-то случилось?
  Девочка с белоснежными голосами наклонила голову, словно в знак согласия.
  - Я думала, ты разозлишься, - сказала она, явно чувствуя неловкость. -В смысле, мой отец был ответственным за тот пожар. Если бы его не случилось, ты жил бы со своей семьей. Жил нормальной жизнью.
  Широ пожал плечами.
  - Я не помню своих биологических родителей или свою прежнюю жизнь. Все, что я знаю, это то, что они были крайне жестоки, и я был по-настоящему несчастен.
  - Но ты же не знаешь точ...
  - Нет, не знаю. Но может быть, я все равно не был бы счастлив, - он говорил твердым голосом. - Но, без сомнения, мне нравится моя нынешняя жизнь, и если бы не твой отец, то я был бы таким, каким ты и говорила. Обычным человеком, живущим обычной жизнью, не видящим скрытой картины окружающего его мира. Не могу представить себе такую жизнь. Да и не хочу представлять.
  Илия покачала головой.
  - Но все же...
  - Что если я назову твоего отца монстром, злодеем? Если я наброшусь на тебя как на его замену, дав волю гневу? Тебе станет лучше? - спросил он, подняв брови. - Судя по тому, что я слышал об Эмии Кирицугу, он не был человеком, упивающимся страданиями невинных. Разве у него не было причины разрушить Грааль?
  - Была, - ответила Илия. - Он сделал то, что считал верным. И отправился в могилу в итоге.
  - Тогда все кончено, - сказал Широ, пожимая плечами. - Я не могу говорить за всех, но лично я не буду спрашивать с тебя за грехи твоего отца.
  - Вот как? - он повернулся к новому собеседнику. Сейбер встретила его взгляд. Широ слегка вздрогнул. Она нервировала его, как никто другой. Даже сейчас, когда она просто разговаривала с ним, он чувствовал страх. Он не мог понять причину. Сейбер была наименее... темным Героическим Духом, среди всех, которых он встречал. Но её сияние беспокоило его сильнее, чем злоба Ассасин или животная ярость Лансера.
  - Тебя действительно это не волнует?
  - Верно, - он отпил воды, чтобы успокоить нервы. -То есть, мне было бы интересно узнать, зачем он это сделал, но у меня нет сожалений о жизни, потерянной в огне.
  Сейбер, казалось, испытала облегчение, её поза стала более расслабленной. А Илия тем временем задумчиво наблюдала за ним. Через некоторое время она кивнула, словно утвердившись в какой-то мысли.
  - Я думала, ты плохой парень, когда мы встретились, но на самом деле это не так. Ты немного странный, но не злой.
  Широ улыбнулся.
  - Ну, я не претендую на звание героя, как ты, но я определенно не шинкую сироток на кусочки, чтобы накормить своего котенка.
  Илия хихикнула и улыбнулась.
  - Ну, ты не похож на своего отца, так что я пока оставлю тебе жизнь.
  Воцарилось молчание. Поза Ассасин почти не изменилась, но она вмиг стала выглядеть более грозной. Это движение не осталось незамеченным Сейбер, которая сомкнула ладони на рукояти невидимого оружия. Если Ассасин и была обеспокоена этим, она не выражала ничего кроме жажды крови по отношению к девочке Айнцберн.
  Широ вздохнул, спрятав лицо в ладони.
  - Илия, обязательно было говорить это сейчас?
  Илия пожала плечами.
  - Мне, скорее всего, придется убить тебя потом, - сказала она весело. -Но ты мне очень нравишься, так что я не буду делать этого сейчас.
  'Как любезно с твоей стороны', - подумал Широ. 'Ты само воплощение щедрости и благожелательности'. Он подавил желание произнести это вслух. Ссориться с Илией и Сейбер было бы неосмотрительно.
  - Хорошо, - ответил он небрежно. - По крайней мере, ты честна.
  Илия снова хихикнула, развеяв напряженность, сгустившуюся вокруг них.
  - Эээ... - они обратили внимание на стоящую рядом официантку с подносом, полным еды. Женщина явно нервничала, она инстинктивно чувствовала жажду убийства, даже если не могла определить её источник.
  - И-извините.
  - Ах да, спасибо. Я Вам помогу, - сказал Широ, взяв две тарелки с её подноса и поставив их перед собой и Ассасин, затем ещё две для Сейбер и Илии. Официантка пробормотала что-то вроде 'спасибо' и быстро ушла.
  Но даже еда не смогла полностью сгладить напряжение, Ассасин все ещё злобно смотрела на Илию, а Сейбер, в свою очередь, следила за Ассасин. Широ вздохнул. Он заказал не так уж много еды, и раны, полученные в бою с Базетт, все ещё болели, но это напряжение делало невозможным нормальный прием пищи.
  - Ассасин, успокойся, - он протянул руку и нежно коснулся её руки. Она повернулась, наблюдая за ним.
  - Илия не собирается убивать меня здесь и сейчас.
  Слуга поколебалась, но все же расслабилась, и её жажда убийства угасла. Но она пересела поближе к нему, прежде чем приняться за еду. Сейбер понаблюдала за ней ещё некоторое время, но все же тоже успокоилась, очевидно, убедившись, что опасность больше не грозит.
  Пока они ели, Широ понял две вещи. Во-первых, Илия, как оказалось, тоже может есть мапу тофу и даже наслаждаться им, хотя раньше он считал способным на такой подвиг только отца. Во-вторых, Сейбер.
  Он был впечатлен способностью своей Слуга по уничтожению еды. Но Ассасин казалась бледной тенью по сравнению с золотоволосой мечницей. Она была как тайфун, ураган, ярость разгневанного бога, направленная на продукты питания. Казалось, она не ела пищу, а вдыхала её, так быстро она исчезала у неё во рту. Первая тарелка опустела менее чем за три минуты, но Сейбер даже не замедлила темп.
  Ассасин, похоже, пыталась конкурировать с ней. Маленькая Слуга ускорила свой темп поедания пищи, движения её рук были настолько быстры, что казались размытыми. Эти двое Слуг составляли примечательную картину: две хрупкие девушки ели карри в количестве, сравнимом с их собственным весом. Но, в конце концов, они достигли предела. Точнее, у них кончилась еда.
  Ассасин повернулась к Широ, взгляд, брошенный на его тарелку сказал ему о её желании. Он вздохнул.
  - Хочешь моё? - Ассасин кивнула, прежде чем он договорил, вилка в её руках метнулась к его карри быстро, словно змея. В конце концов, ей надоело тянуться, и она просто поставила его тарелку перед собой. Он снова вздохнул.
  - Широ, - Ассасин протянула к нему вилку с куском мяса. - Хочешь?
  Это выглядело довольно мило. Хотя это выглядело бы более мило, если бы она не предлагала ему его собственную пищу.
  - Спасибо, - ответил он, наклонившись к вилке с открытым ртом. Ассасин положила мясо в его рот и удовлетворенно смотрела, как он жевал.
  - Вкусно.
  Она кивнула, затем вновь переключила внимание на еду, очевидно, считая, что выполнила какие-то обязательства.
  В конце концов, еда закончилась, и Илия встала, потягиваясь.
  - Похоже, нам пора идти, Сейбер. Селла и Лизритт, вероятно, уже в панике.
  Сейбер кивнула, вставая вслед за своим Мастером. Илия посмотрела на Широ, который все ещё сидел.
  - Было очень приятно встретиться с тобой, Широ, - она подмигнула. -Постарайся дожить до конца, ладно? Ты мне нравишься, так что не опозорься, позволив кому-нибудь убить тебя.
  - Ты имеешь в виду, раньше тебя? - спросил Широ, усмехнувшись.
  - Да нет, я просто дразнила тебя. Ты слишком интересный, чтобы тебя убить, - Илия покачала головой. - Кроме того, я героиня. Я убиваю только злодеев, не так ли?
  - Если ты просто дразнила меня, не могла сказать раньше? - спросил Широ, потирая лоб в изнеможении. - Ты же видела, что Ассасин уже готова была кинуться на тебя.
  - И где тут веселье? - воскликнула Илия, как будто удивленная его вопросом. - Недоразумения, намеренные или случайные, это самая соль жизни! Упасть на грудь девушки, когда твоя возлюбленная входит в комнату или заставить думать кого-то, что собираешься убить его, вот где веселье!
  Широ застонал, и Илия громко засмеялась, направляясь к двери. Когда она уже почти ушла, Широ наконец задал вопрос, который мучал его все время, с тех пор как он узнал личность отца Илии.
  - Илия, - позвал он. Она повернулась к нему со странным выражением лица.
  - Я не спрашивал напрямую, но я действительно хочу знать: почему Эмия Кирицугу уничтожил Грааль?
  Илия приложила палец к губам, словно задумавшись.
  - Хм. Ну, поскольку ты привел меня в хороший ресторан, я дам тебе подсказку, - она весело улыбнулась. - Святой Грааль совсем не такой, как о нем все думают.
  Широ нахмурился.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Спроси своего отца, - сказала Илия. - Он знает.
  Он открыл рот, чтобы задать следующий вопрос, но она уже вышла за дверь, помахав ему рукой.
  Широ смотрел ей вслед, размышляя. Святой Грааль не такой, как все думают? Как же о нем думают? Из рассказов Гильгамеша, Кирея и Рин он знал следующее: Грааль был всемогущим артефактом, магическим устройством, которое может выполнить любое желание. Именно поэтому люди боролись за него. Если он на самом деле был не таким, то не делает ли это бессмысленной всю Войну?
  Ну, для него она не будет бессмысленной. На самом деле, если Грааль отличается от того, что о нем говорят, то это ещё интереснее. Еще одна тайна, которую нужно раскрыть. Он уже чувствовал волнение от знакомой ему жажды познания.
  - Широ, - спокойно сказала Ассасин, отвлекая его от мыслей. - Хочешь, чтобы я убила этого Мастера?
  Он сделал паузу, бросив на Слугу удивленный взгляд.
  - Ты можешь это сделать? Даже с учетом Сейбер?
  Ассасин кивнула. Широ нахмурился. Идея была довольно заманчивой. Илия была почти наверняка самым сильным конкурентом в войне, ее слуга почти непобедима. В открытом бою, вполне вероятно, что даже вместе Ассасин и Лансер не смогли бы победить её. Более того, присутствие Сейбер пугало его. Он не мог даже посмотреть на неё без чувства страха. Избавиться от неё было бы облегчением.
  В конце концов, он покачал головой.
  - Нет. Оставим их в покое.
  Ассасин поглядела на него с любопытством.
  - Почему?
  - Потому что Сейбер может сократить число наших конкурентов, - ответил он. - Она, наверное, самая сильная Слуга в этой Войне, и чем дольше она будет участвовать, тем больше других Слуг она устранит. А значит, нам будет легче.
  Ассасин поразмыслила над этим с секунду и кивнула.
  - Тогда ладно.
  Широ потер голову, его мысли смешались. Личность Илии, сомнения по поводу Святого Грааля, секреты Ассасин, клинок в груди, который он неожиданно пережил... Единственное, в чем он был уверен, это что, что на сегодня он пережил уже слишком много.
  - Давай... давай просто вернемся домой, - устало сказал он, вставая.
  
  
  - Все будет в порядке, если мы просто оставим его в покое? - спросила Сейбер, глядя на девочку перед ней. Илия всегда вела себя причудливо, принимая решения отнюдь не на основе логичных размышлений, но сегодня она вела себя особенно странно.
  - Да, да, - счастливо ответила Илия. - Все в порядке. Он не плохой.
  - Но все равно, - продолжала Сейбер, нисколько не убежденная. - Он Мастер. Если ты и хочешь пощадить его, тебе следовало убить его Слугу. От Ассасина всегда неприятности.
  - Не волнуйся, Сейбер, - сказала Илия, немного отдаляясь. -Тем более что Ассасин не проскочит мимо тебя, не так ли?
  Сейбер покачала головой.
  - Я не могу гарантировать этого. Она явно не Хассан ибн Саббах. Её способности могут отличаться от обычных Ассасинов.
  Илия не остановилась ни на секунду, на ходу пожав плечами.
  - Ну и ладно. Надеюсь на тебя, Сейбер.
  Сейбер вздохнула. Не то, чтобы доверие Илии возникло на пустом месте. Она не задумываясь отдала бы свою жизнь за девочку, если будет необходимо. Но не всегда у неё будет такая возможности. Угроза от ножа в спину, пока они спят, была не меньшей, чем в открытом бою, если не большей. Независимо от того, как рьяно она защищала Илию, всегда будет вероятность, что в какой-то момент она потеряет бдительность или будет неспособна прийти на помощь. И тогда Ассасин нанесет удар.
  - Сейбер, - Илия остановилась и обернулась. - Широ кажется тебе... странным?
  Сейбер моргнула.
  - Он, конечно, необычный. Но это из-за его жизни после... - она поколебалась, вновь ощутив укол вины. - После пожара и усыновления священником.
  - Нет, не это, - ответила Илия, отмахнувшись от её слов. - Я имею в виду, он чувствовался странным для тебя? Как будто...
  Девочка прервалась с растерянным выражением лица.
  - Я не могу этого объяснить.
  Сейбер покачала головой.
  - Я не почувствовала никаких отличий от любого другого мага, - ответила она. - Но, возможно, ты чувствуешь то, что я упускаю. Не стоит игнорировать свои инстинкты, Илия.
  - Может быть, - сказала Илия, все еще не определившись. - Думаю, я буду следить за ним.
  
  Луна висела над храмом, заливая его своим светом. Монахи в нем занимались своими делами безжизненно, словно марионетки. В которых их на самом деле превратили.
  Женщина в капюшоне сидела в центре храма, сосредоточившись на перехвате силовых линий. Неподалеку сидел её Мастер, наблюдая за ней. Она слегка вздрогнула, подавляя своё отвращение.
  Он наблюдал за ней всегда, что бы она ни делала.Через мгновение она открыла глаза.
  - Готово, Мастер.
  Он не поздравил её и даже не выказал удовлетворения. Вместо этого, он просто встал, приказав ей идти вслед. Несмотря на опасения, она последовала за ним. Как она могла отказаться? Оставшиеся два заклинания на его руке гарантировали, что она послушается. Её выбор заключался в том, пойдет она добровольно или ей придется ползти. Или еще хуже.
  Кастер никогда не считала себя хорошим человеком. Она бывала преданной и предавала в ответ сама. Она охотно превратилась в чудовище в людских глазах. Она была родственницей убийцы и убивала сама. Но бессмысленная жестокость к людям, которые ей ничего не сделали, и которых она даже не знала, никогда не была её жизненным путем.
  Ее Мастер был другим.
  В конце концов, они остановились на веранде храма, глядя на ворота и на город.
  - Красивое небо, не правда ли?
  Его голос как всегда был тих, лишь чуть громче шепота. Но он не мог говорить громче. Его горло было повреждено рваной раной. Красные шрамы выделялись даже в тусклом лунном свете.
  - Да, Мастер, - ответила она, сохраняя голос тихим и скромным. Внутри она кипела. Если бы он расслабился хоть на секунду, она тут же прикончила бы его. Но он не расслаблялся. Никогда. Даже когда он... наслаждался её обществом. Какая-то его часть, казалось, всегда была настороже, наблюдала за тенями.
  - И все же... - вздохнул он с хрипом. - Мне очень скучно.
  Она напряглась. Было всего несколько способов разогнать его скуку. Убийство и секс были среди них. Она надеялась, что он хотел того же, чего и вчера.
  - Порадуй меня песней, Кастер, - сказал он, глядя на город. - Я хочу услышать музыку.
  - Мастер? - осторожно спросила она, не понимая, чего он хочет. Он спокойно улыбнулся ей.
  - Заставь их петь для меня, Кастер, - его рука указала на огни города внизу.
  Она поняла.
  Настало время подпитки.
  
  8. Rest
  
  Ботинки Котомине Кирея громко стучали по каменному полу, когда он спускался в склеп. Первоначально построенный для иностранцев, которые уже давно покинули Фуюки, теперь он служил интересам священника.
  Чем ниже он спускался, тем ощутимее чувствовались буквально разлитые в воздухе боль и страдание. Он проигнорировал это. Хотя, правильнее было бы сказать, что он упивался ими.
  В конце концов, Кирей достиг центральной залы. Камень, изначально бывший последним пристанищем останков, теперь служил домом для более полезных людей. Они лежали в комнате полукругом, их тела разложились почти до неузнаваемости. Гнилая мокрая плоть потихоньку выделяла слизь, почти незаметную в бледно-голубом свете. Словно признак жизни в телах, которые не должны быть живы.
  Те, кто пережил пожар в Фуюки. Дети-сироты, у которых не было дома. Не было семьи. Не было предназначения. Конечно, он дал им все из этого. Такова была его обязанность.
  Он обошел их, быстро осмотрев и удостоверившись, что они все ещё живы. 'Ну, или не живы', - подумал он, забавляясь. Правильнее было бы сказать, что они ещё существуют.
  Но они все ещё функционировали как надо, и это приносило облегчение. Было необходимо постоянно снабжать Гильгамеша праной. Хотя Героический Дух и восстановил почти всю свою силу на данный момент, вскоре ему понадобится много энергии.
  Один из детей дернулся, его глаз посмотрел на Кирея, побуждаемый нервами, которые должны были давно отмереть, но все ещё жили. Священник посмотрел на него с любопытством. Глазное яблоко было абсолютно белым, без радужки или зрачка, равно как и без каких-либо эмоций. Ничего не было в этом взгляде. Ни ярости, ни ненависти, ни даже боли. Он был совершенно пуст, а значит, неинтересен.
  - В самом деле, - неудовлетворенно пробормотал он. - Не мог ты быть больше похож на брата?
  Из-за Широ ему пришлось хранить тела здесь, вместо катакомб в церкви. Хотя это было неудобно, Кирей не хотел, чтобы его приемный сын узнал о его братьях и сестрах. Пока что, по крайней мере.
  Он повернулся и вышел из ада, который сам создал. Дела зовут.
  
  Широ тяжело упал на диван в гостиной. Усталость брала свое, лишив его всяких сил. Его магические цепи были пусты, а тело пронзали вспышки боли каждый раз, когда он пытался двигаться.
  Гильгамеш обернулся, когда он вошел, удивленно подняв бровь. Похоже, его брат вновь вернулся к Final Fantasy, когда Широ ушел, и Клауду удалось добраться до своих друзей.
  - Что с тобой случилось? - спросил Гильгамеш. Широ почти рассмеялся. А что с ним не случилось? Он сражался в первом бою за Святой Грааль, получил новое украшение в виде меча в груди и встретил очаровательную девочку-социопата. В общем, самый лучший день в его жизни.
  - Длинная ночь, - коротко ответил он, не желая пересказывать все события ночи. Широ знал, что ему нужно поспать, но не было никакого желания идти в кровать. Он даже не был уверен, что сможет встать с дивана.
  Слуга оглядел его прищуренными глазами и вернулся к телевизору.
  Следующие несколько минут только звуки игры нарушали тишину комнаты. Широ был доволен, что ему больше ничего не нужно сегодня делать. Ассасин вернулась в духовную форму, чтобы уменьшить потребление праны, но все ещё была настороже. Её раны уже зажили, но она потратила много праны на использование своего фантазма. Праны, которую он должен ей поставлять.
  Его мысли крутились вокруг событий последних нескольких часов. Было много того, что нужно обдумать, но больше всего Широ интересовали слова Илии. Она сказала, Святой Грааль был не таким, как все думали, и его отец должен что-то знать об этом. Более того, именно из-за этого Эмия Кирицугу уничтожил Грааль, инициировав пожар в Фуюки. Если она не лгала, что тоже было возможно, то значит, его отец что-то скрывает от него.
  - Брат, - позвал он, обдумав все это. Не было ничего страшного в том, чтобы спросить Кирея напрямую. - Где мой отец?
  Гильгамеш пожал плечами, не отворачиваясь от экрана.
  - Ушел. Куда-то. Разве это важно? - Слуга покачал головой. - Можешь не отвечать, мне все равно.
  Широ нахмурился. Он надеялся, что его отец уже вернулся. Несмотря на всю его усталость, вопрос, терзавший его любопытство, не давал ему никаких шансов спокойно отдохнуть. Внезапно, ему пришла в голову интересная мысль. Нельзя ли спросить Гильгамеша? В конце концов, именно Грааль дал ему физическое тело. Его брат был, возможно, единственным, кто вступил в близкий контакт с этим устройством.
  - Брат, - вновь позвал он, привстав с дивана. Его мышцы заныли, но Широ проигнорировал вспышки боли. - Что такое Грааль?
  Гильгамеш остановился. В буквальном смысле, учитывая, что он нажал на паузу в игре.
  - Разве Котомине не рассказывал тебе об этом полдюжины раз? Да и ко мне ты приставал с этим достаточно часто.
  - Ну, да, - признался Широ, не зная, что сказать дальше. Сказать, что он сомневался в отце из-за слов, сказанных человеком, которого он только что встретил, было бы... странно. В конце концов, он все же продолжил. -Просто Мастер, которого я встретил сегодня, думает что в Граале есть нечто большее.
  - И ты полез в драку, - спросил Гильгамеш, оборачиваясь. -Похоже на то.
  Широ покачал головой.
  - Я сражался с другим Мастером. Мы были прерваны вторым, девушкой по имени Илия.
  - Вот как? - насмешливо спросил Гильгамеш. - И она решилась сесть и поговорить?
  - Что-то вроде того, - ответил Широ, пожав плечами. - Она сказала мне, что Святой Грааль не таков, как я думал, и что я должен спросить моего отца об этом.
  На мгновение Героический Дух замолчал. Потом он заговорил.
  - Это бессмыслица. Святой Грааль делает именно то, что ты знаешь - исполняет любое желание, каким бы абсурдным оно не было. Не знаю, что эта Илия замышляет, но тебе не нужно думать об этом.
  Широ колебался. Его брат что-то скрывает. Это было болезненно очевидным. Он не лжет напрямую, но явно недоговаривает. Это заставляло его беспокоиться ещё сильнее. Раз Гильгамеш не говорит ему правды, значит, (вводное) слова Илии верны, и его отец скрывает правду от него. Плюс, сам Грааль. Учитывая, что он сражается в Войне за него, было бы интересно знать, какие факты требуют такой секретности.
  Гильгамеш снова повернулся к экрану телевизора, давая понять, что разговор окончен. Широ поглядел ему в спину, чувствуя искушение попытаться продолжить разговор, но его остановили усталость и понимание того, что это бессмысленно. Если Героический Дух не хотел рассказывать что-то, не было на Земле силы, способной его заставить. Даже огромное количество спойлеров.
  Он вздохнул, встав с дивана. Честно говоря, он слишком устал, чтобы делать хоть что-нибудь. Завтра, когда отец освободится от своих дел, они смогут поговорить. Он, слегка пошатываясь, направился в свою комнату, когда его позвал Гильгамеш.
  - Малыш, - Широ обернулся, и Слуга продолжил. -Мне интересно, с какими Слугами и Мастерами ты встретился сегодня?
  - Первый Мастер, Базетт, была с Лансером. Илия была с Сейбер, -ответил Широ. На лице Золотого Короля появилось странное выражение. 'Вот как?' - тихо пробормотал Гильгамеш. Широ нахмурился. Реакция Гильгамеша была странной по любым меркам, и особенно странной от его напыщенного брата. Он подождал ещё немного, но Героический Дух больше ничего не сказал, очевидно, задумавшись. Еще одно странное событие, которое стоит принять во внимание.
  Широ вновь повернулся, чтобы уйти, и услышал за спиной звуки Final Fantasy. Он фыркнул. Даже то, из-за чего на лице его брата появилось такое странное выражение, не смогло надолго отвлечь его от игры. В принципе, мало что могло.
  
  Пройдя по коридору и открыв дверь в свою комнату, Широ сразу же направился к своей кровати, мягкой и удобной, и рухнул на ней. Лежа на ней, зарывшись лицом в мягкую подушку, он удовлетворенно застонал, чувствуя, как напряжение потихоньку покидает его тело. 'Это не так уж и хорошо', - подумал он устало. - 'Вряд ли я смогу пошевелиться'.
  - Широ, - он с большим трудом повернул голову. Ассасин снова приняла физическую форму и стояла рядом, наблюдая за ним. Она вновь была в футболке, на несколько размеров больше нужного. Ему действительно стоит найти ей какую-нибудь одежду.
  - Да, Ассасин? - невнятно спросил он усталым голосом.
  - Не мог бы ты... подвинуться немного?
  Потребовалось несколько секунд, чтобы обдумать её слова.
  - Ты не собираешься оставаться в духовной форме?
  - Я могла бы, если ты скажешь, - ответила Ассасин. Хотя она казалась спокойной, говоря это, Широ не мог не почувствовать ее душевную боль. Он покачал головой.
  - Нет, не нужно. Подожди минутку, - он по-прежнему считал некомфортным сон под наблюдением невидимого существа. Он был готов смириться с дополнительным расходом праны, если это позволит ему не думать о бестелесном существе рядом с ним. Собравшись с силами, он кое-как встал с кровати и побрел к шкафу. Дойдя до него, он вытащил футон, который убрал утром. Теперь он жалел об этом, учитывая, что ему снова нужно его раскладывать.
  - Широ. -тихо сказала Ассасин. - Что ты делаешь?
  - Раскладываю футон, - сказал он, доставая одеяло.
  - Почему?
  Он вздохнул.
  - Потому что мне нужно где-то спать.
  - Почему бы не здесь? - он повернулся. Ассасин забралась на кровать и натянула одеяло до самого лица. Она поглядела на него и похлопала рукой по кровати рядом с ней. 'Это просто несправедливо', - думал он, чувствуя, как его сила воли рушится. 'Как я должен отказать ей?'
  Кроме того, идея поспать в кровати была заманчивой. Он не привык спать на футоне, в основном потому, что ему никогда не приходилось делать этого. Кроме того, они же не собирались делать ничего такого...
  Широ вспомнил улыбку, которую ему подарила Ассасин, в тот раз её лицо словно засияло. Он подавил волну смущения.
  - Ты не хочешь? - спросила она, её бледно-голубые глаза смотрели на него. Он сдался. Этот её слегка жалобный взгляд сломал остатки его сопротивления.
  - Почему бы и нет? -ответил он. Кровать не была рассчитана на двоих человек, но все же была достаточно большой, чтобы им обоим было комфортно на ней. Широ почувствовал облегчение, когда Ассасин отвернулась в другую сторону, похоже, она все же имеет представление о личном пространстве. Даже несмотря на то, чтобы он был смертельно уставшим, он никогда не смог бы заснуть в обнимку с ней.
  
  Ассасин лежала, терпеливо ожидая, когда дыхание Широ станет глубоким и равномерным, как у спящих людей. Она была счастлива, почти чрезмерно. Это было странное чувство, которое она редко испытывала. И причина этого лежала от неё на расстоянии руки.
  Он сказал, что он не откажется от нее. Улыбка появилась на её лице, и она немного покраснела. Когда он говорил это, Ассасин почувствовала, что он сказал правду.
  Тем не менее, все еще существуют некоторые проблемы, которые нужно решить. Широ едва не погиб сегодня, от рук Лансера и его Мастера. Она тихонько зарычала от мыслей об этом. Она убьет эту суку своими собственными руками. Никто не причинит вреда её Мастеру. Никто. У неё не будет даже шанса закричать, когда Ассасин порежет её на окровавленные куски. Выбывание Лансера из Войны после этого будет бонусом. Она не забыла, что именно он нанес удар Широ. Повреждения ребер от этого удара были довольно сильными, как бы её Мастер не пытался этого скрыть. Может, стоит убить его Мастера прямо перед ним? Судя по тому, что он пытался спасти ее, он, казалось, заботится о ней.
  А потом были Илия и Сейбер. Она не держала на них никаких обид, но они были врагами в этой Войне. И хотя Сейбер была Ассасин не по зубам, её беловолосая Мастер явно не так сильна. Тем не менее, идея Широ оставить их в покое была хорошей. Если только они не убьют Базетт раньше её самой.
  Или Рин.
  Ее лицо потемнело при мысли об этой девушке. До схватки с Базетт и Лансером она собиралсь убить её этой ночью. Но сейчас придется отказаться от этого плана. Широ был слишком уязвим, чтобы оставить его в одиночестве, со всеми его ранами и истощенным запасом праны. Им придется перейти в оборону, пока он не восстановится. Но в этом была и хорошая сторона. Этой ночью она могла отдохнуть.
  Широ, похоже, окончательно заснул, поэтому она обернулась к нему. Он дернулся, но не проснулся. Ассасин придвинулась к нему поближе, теперь между их лицами было всего несколько сантиметров.
  Да, в том, чтобы не идти убивать Рин сегодня определенно есть хорошая сторона.
  
  Тяжелые шаги священника предупредили Гильгамеша о его приближении. Тот усмехнулся над этим. Это было всего лишь притворством. Котомине Кирей был способен двигаться как кошка, когда хотел. Просто он любил извещать о своем присутствии тяжелыми шагами.
  - Широ вернулся? - спросил священник, открывая дверь.
  - Он спит вместе с крысой, - ответил Гильгамеш, останавливая игру еще раз. Его раздражала необходимость вновь покинуть мир Final Fantasy, пусть даже ради обсуждения дел. - У него сегодня была битва. С какой-то женщиной Безет или вроде того.
  Котомине ухмыльнулся.
  - Базетт. Похоже, она не смогла отказаться от шанса спасти своего героя. Как предсказуемо.
  - Она неплохо побила малыша, - продолжил Гильгамеш. - Он пытался скрыть это, но, похоже, у него сломано несколько ребер.
  - Если он отделался только этим, то ему повезло, - ухмылка Котомине стала ещё шире. - Хотя она удивительно наивна, она довольно грозный противник в бою.
  Гильгамеш фыркнул.
  - Грозный или нет, малыш провел десяток лет в обществе Короля. Женщина из этой вашей Ассоциации не более, чем насекомое.
  - Да? - ответил Котомине, подняв брови. -В тебе говорит братская гордость, Гильгамеш?
  - Вряд ли, - резко ответил тот. - Я просто был бы разочарован, если бы он погиб, сражаясь против простого обывателя.
  Ухмылка Котомине теперь была ещё шире.
  - Конечно.
  Гильгамеш свирепо глянул на него, но Котомине как всегда остался непоколебим. Полное отсутствие страха у этого человека восхищало и раздражало одновременно. Если бы он не был готов мириться с более негативными чертами Котомине, он бы давно уже убил его.
  К тому же, священник не был полностью неправ. У него не было таких слабостей, как привязанность к мальчику, он все же привык видеть его рядом. К тому же, приложил свои силы к развитию его магического искусства. Если какая-то шавка убьет малыша, это негативно отразится на репутации Короля Героев.
  - Кроме того, нашлась дура, которая рассказала ему то, чего не следовало. Девчонка Айнцбернов, - сказал он с раздражениемв голосе. - Он спрашивал меня о Граале. Он, похоже, начинает верить, что есть в нем то, о чем мы не рассказали ему.
  Глаза Котомине сузились, когда он услышал эти слова.
  - Итак, он встретился с отпрыском Айнцберн. Довольно скоро, - он помолчал, размышляя. - Я удивлен, что она дала ему намек на истинную сущность Грааля.
  - И она вызвала Сейбер, - продолжил Гильгамеш, в его голосе слышалось возбуждение. На самом деле, встреча с Королем Рыцарей была одной из причин его десятилетнего ожидания. А с учетом того, что девчонка была из семьи Айнцберн, может быть только одна Сейбер, которую они призвали. Он порочно улыбнулся, вспомнив идеалистичного серебряного короля. - Похоже, что они знают только один трюк.
  - Тем лучше для тебя, не так ли? - спросил Котомине. - Если бы они призвали кого-нибудь другого, ты, вероятно, никогда не встретил бы её снова.
  - Верно, - неохотно признал Гильгамеш. - Даже самый скучный и упрямый человек может сослужить службу.
  - Собираешься известить её о своем присутствии?
  Гильгамеш обдумал вопрос. Заманчиво, но малополезно. До тех пор, пока Святой Грааль не будет готов и она не сможет получить физическое тело, его появление только разозлит Сейбер. Нет, увидеть её милое личико в гневе будет забавно, но в целом план был неэффективен.
  - Нет, пока нет, - ответил он. - Я оставлю ее в покое на какое-то время. Я ждал десять лет. Лишняя неделя ничего не значит.
  Если у Котомине и было какое-то мнение по поводу этого решения, он не показал этого. Священник кивнул.
  - Хорошо. Я исчезну на несколько дней. Будет лучше, если Широ и я не будем видеться какое-то время.
  - Да? - Гильгамеш слегка усмехнулся. - Преисполнен решимости не разговаривать с малышом?
  - Если Широ спросит меня, я отвечу. Так что лучше не дать ему возможности спросить, - ответил Котомине, двигаясь в направлении двери. - Если он узнает, что Грааль испорчен, кто знает, что он предпримет. Как минимум, он предупредит Рин, а про её реакцию я догадываюсь.
  Гильгамеш фыркнул. Идея о том, что эта низкорожденная девчонка сможет как-то навредить, была смешной. Без сомнения, более актуальной проблемой для священника было то, что Широ может просто отказаться от Грааля после обнаружения истины. Малыш был воплощением любознательности, но не дураком. Он поймет последствия и то, к каким разрушениям это может привести.
  - Поступай, как хочешь, - сказал он, когда священник уже открыл дверь. - Мне интересна только Сейбер.
  Котомине ничего не сказал в ответ и вышел из комнаты молча, тихими шагами, не имевшими ничего общего с той тяжелой поступью, которой он пришел. Гильгамеш снова фыркнул и вернулся к своей давно забытой игре.
  Похоже, у него оставалось около недели, чтобы пройти Final Fantasy 7. Тривиальная задача для короля.
  
  Лансер недовольно цыкнул, ещё раз осмотрев постель. Он вырезал руны исцеления и очищения на деревянных частях кровати, но они действовали слишком медленно для его активной натуры. Базетт все ещё била лихорадка. Она хваталась руками за раны, и если бы он не перевязал их, то они могли бы снова открыться.
  Кроме того, он был зол на себя. Нынешнее состояние его Мастера было отчасти его виной. Если бы он использовал Га Болг в самом начале битвы, она в тот же момент бы закончилась. Он бы вернулся к ней, помог разобраться с мальчишкой, и они вдвоем сходили бы куда-нибудь выпить. Но он проявил самоуверенность, полагая, что он намного сильнее Ассасина и сможет победить её своими силами.
  И это было самым тяжелым. Он не мог вспомнить, как Ассасин удалось сравниться с ним. Каждый раз, когда он концентрировался на этом вопросе, мысли словно ускользали из его разума. Он даже не мог вспомнить, как эта чертовка выглядит. Он попал под воздействие магии? Или Ассасин обладает Небесным Фантазмом, способным манипулировать воспоминаниями? Он покачал головой в отчаянии. Думать об этом было бессмысленно.
  В конце концов, он оказался в ситуации, когда наилучшим выходом была смерть всех участников битвы. Используя свое копье, возможно, он убил бы Мастера, но Ассасин могла бы убить его самого или Базетт. А если умрет один из них, другой долго не проживет. Черт, в ослабленном состоянии Базетт даже использование Га Болга могло бы привести к её смерти из-за возросшего оттока праны.
  В конце концов, только удача спасла его. Нападение другого Слуги дало ему возможность сбежать.
  Нет, решил он. Если они снова встретятся, он не станет недооценивать её. Приняв решение, он уселся, скрестив ноги, и стал молча ждать. Когда Базетт очнется (а она очнется, он позаботится об этом), им нужно будет составить много планов.
  И реванш должен быть вверху списка.
  
  Проснувшись, Широ заморгал, яркий свет, пробивавшийся даже сквозь веки, был довольно болезненным. Он почувствовал облегчение и разочарование одновременно, когда понял, что ему ничего не приснилось. Хотя он был бы рад получить ещё один ключик к разгадке личности Ассасин, у сна без сновидений были свои прелести... Его мысли вернулись назад. Секундочку, дневной свет?
  Ну да, яркий свет, проникавший через щели в занавесках, говорил о том, что обычное время для подъема давно прошло. Он застонал. Теперь задумываться стоило не о том, опоздает ли он в школу, а о том, пойдет ли он туда вообще. Он вздохнул и попытался сесть, но неожиданный вес удержал его.
  Воспоминания о прошлой ночи вернулись. Широ снова вздохнул.
  Сделав глубокий вдох, он распахнул одеяло. Как и ожидалось, рука Ассасин обнимала его туловище, а лицо покоилось в нескольких сантиметрах от его плеча. Она, казалось, все ещё спала, её лицо было спокойным. С другой стороны, она тихая и спокойная почти всегда, так что это ничего не значит.
  Она словно почувствовала его пробуждение, её кристально-голубые глаза открылись и посмотрели на него. Его сердце стало биться чуть чаще.
  - Доброе утро, - сказал он, стараясь сделать голос спокойным. Хотя его все ещё смущала полуодетая девушка рядом с ним, это было не так шокирующе, как в прошлый раз. Наверное, потому что этот раз не был неожиданным. Но улучшение есть улучшение, не так ли?
  - Доброе утро, - ответила Ассасин, слегка кивнув. -Тебе уже лучше?
  Широ замер, разозленный на самого себя. Позднее пробуждение и Ассасин под боком заставили его забыть проверить своё состояние. Он сосредоточился. Его запасы праны были все ещё невелики, но их уже хватало на лечение ребер и даже немного осталось бы. Сделать это было необходимо, потому что ребра болели, хоть даже Ассасин старалась их не касаться.
  - Немного. Сейчас я подлатаю себя, - ответил он, выворачиваясь из объятий. К его облегчению, Ассасин отпустила его без жалоб.
  Через несколько минут ребра вновь стали целы и оказались на своих местах, после чего Широ побрел на кухню. Не было никакого смысла идти в школу. Пока он доберется туда, пройдет больше половины всех уроков. Кроме того, теперь, когда события вчерашнего дня немного улеглись в его памяти и голова не была такой ошеломленной, у него есть о чем подумать, а в школе это будет затруднительно.
  Он налил молоко в миску каши и откусил хлеба, задумавшись. У него было три главных вопроса на повестке дня.
  Во-первых, тот факт, что его отец и Гильгамеш скрывают информацию о Граале от него. Может, у них и есть хорошие причины для этого, но он все равно хотел знать правду. Они не имеют права скрывать от него такие вещи.
  Во-вторых, его исцеление после ранения клинком в грудь. Хотя он не попал в его сердце или другую столь же уязвимую область, он все ещё не был способен выжить после такого ранения, даже если бы не потерял сознание. И все же он жив, немного побит, но в целом хорошо себя чувствует. Значит, (вводное) либо кто-то спас его, либо в его теле есть что-то, о чем он не знает. И вряд ли кто-то мог исцелить его, оставшись незамеченным Базетт, которая стояла в нескольких метрах от него.
  Третий вопрос ему стоило задать ещё некоторое время назад. Но он додумался до него только вчера, во время разговора с Илией.
  Широ взглянул на Слугу напротив него. Она наложила себе миску хлопьев и жевала с видимым удовлетворением на лице. Кроме того, это была уже вторая миска. Он удивленно посмотрел на неё. Когда она это сделала? Он начал есть первым и едва успел съесть половину!
  Широ покачал головой, отгоняя эти мысли. Были более важные мысли, чем потенциальные способности его Слуги к разорению своего Мастера. Был один довольно простой, но потрясающе важный вопрос.
  - Ассасин, - позвал он. Беловолосая Слуга замерла с ложкой в руке. - Чего ты хочешь от Грааля?
  Возникла пауза, в течение которой Ассасин медленно жевала, словно выигрывая время для подбора ответа. В конце концов, она проглотила хлопья и внимательно на него посмотрела.
  - Семью.
  В глазах Широ потемнело. Как именно он должен реагировать на такое? Он вспомнил свой сон, увиденный в ту же ночь, когда призвал её. Образ ребенка, утешаемого матерью и отцом, слезы ставшие смехом.
  - Ясно.
  Он не мог думать или говорить о чем-то. Это было уже чересчур. Но мысль, упрямая и жесткая, осталась в его памяти. Такое желание...
  Как Грааль исполнит его?
  Создаст семью из ничего, здесь и сейчас? Изменит прошлое, чтобы Ассасин не была брошена родителями? Даже тогда, это не значит, что она будет счастлива. И что вообще значит семья? Гильгамеш и Котомине были его семьей, но между ними не было никакого кровного родства.
  - Ассасин, - медленно сказал Широ. Он чувствовал, что поступает неправильно. Как трогать больное место, просто потому что он не может остановиться. - Что значит для тебя семья?
  Ассасин замерла с ошеломленным выражением лица. В комнате на минуту воцарилась тишина. Затем две минуты, три. Широ не знал, что сказать. Он даже не знал, стоит ли ему говорить.
  В конце концов, почти болезненно медленно, Ассасин подняла на него глаза. Выражение ее лица было смущенным, как если бы она придумала то, что не смогла понять. Было больно смотреть на неё, но он не мог ничем помочь и уже жалел о своем вопросе. Наконец, она нерешительно сказала.
  - Я не знаю.
  
  Распахнула дверь на крышу и поглядела по сторонам. Тут его тоже не было. Она стиснула зубы. Почему он решил прогулять именно сегодня? Сейчас школа была единственным местом, где они могли встретиться. На улицах было не безопасно.
  - Милочка, до чего же разочарованное у тебя выражение лица, - весело сказала Райдер за её спиной. - Ты что, расстроилась, что Широ не пришел на свидание?
  - Заткнись, - резко ответила Рин. Героическая Душа, по-видимому, приняла тот факт, что в школе она не могла открыто пользоваться магией, за карт-бланш на подколки. Несмотря на это, Рин приподняла руку, и Командные Заклинания засветились даже сквозь бинты, которыми она прикрыла руку.
  Райдер щелкнула языком.
  - Ладно, ладно, Мастер. Успокойся. Что, если кто-то войдет в дверь, когда ты будешь использовать заклинание? Разве это не ужасно?
  Стиснув зубы до боли, Рин опустила руку. 'Когда мы вернемся... убить ее... мучительно... победить в Войне за Грааль... самостоятельно...' Мысль была удивительно успокаивающей, и она разжала зубы.
  - Хорошо, хорошо. Я раздражена, что Широ здесь нет, - сказала она, почти задыхаясь от гнева. - Но только потому, что я собиралась поговорить с ним о наших планах на войну Грааля.
  - Ты очень уверена, что он согласится присоединиться к нам, - отметила Райдер. - Похоже, я недооценила то, насколько близки вы двое.
  Рин держала рот на замке. Казалось, что бы она ни говорила рыжей Слуге, она лишь копала яму самой себе. Кроме того, она немного волновалась.
  В конце концов, это Война за Святой Грааль, и если один из Мастеров неожиданно пропал, то есть всего пара вариантов того, что с ним случилось. Он либо залег на дно, либо встретил противника, который ему не по зубам. Она закусила губу. Хотя наиболее вероятным вариантом был первый, голос в её голове не умолкал. Широ из тех, кто не знает осторожности. Он может напасть на другого Мастера просто ради нового опыта. И раз он исчез без следа...
  Рин покачала головой, отгоняя эти мысли. Не нужно даже думать о таком. Широ будет в порядке. Тем не менее, ей нужно поговорить с ним. Теперь, когда она призвала Слугу, они должны были решить, как они будут действовать во время Войны, и будут ли они вообще действовать сообща или... нет.
  - Ладно, Райдер, - сказала она, направляясь вниз по лестнице. - Это бессмысленно. Мы просто пойдем в церковь попозже.
  - Хорошо, Мастер, - ответила Райдер, в невидимой форме следуя за Рин. - Нельзя позволять парню пропускать свидание. Это дурной нрав. Так может делать только девушка.
  Ядовитый комментарий Рин почти слетел с её языка, когда воздух вокруг вдруг застыл.
  Она споткнулась, у неё было чувство, будто кто-то вынул из неё пробку и вытягивал что-то. Нет, поняла она через мгновение. Именно это и происходило. Ее прана была насильно вытянута из ее тела.
  Рин мгновенно активировала свои цепи. Её внутренний источник энергии заработал, её собственная прана разлилась по её телу, удаляя чужую. Это заняло некоторое время, но в конце концов, чужое воздействие было уничтожено. Она сделала глубокий вдох.
  Это было удивительно трудно. Атака не была полноценным заклинанием, а манипулированием её цепями при помощи чистой праны, обычно ей даже не приходилось напрягаться, чтобы отразить что-то подобное. Ее цепи сами по себе должны были отторгнуть такое воздействие. Но тот, кто атаковал её, был невероятно хорош в своем деле. Настолько хорош, что она не была уверена, способен ли на такое какой-либо из магов, которых она когда-либо знала.
  - Ты в порядке, Мастер? - спросила Райдер, приняв физическую форму. Рин кивнула.
  - Я в порядке, - ответила она. - А ты?
  - Ни царапины, Мастер, - ответила Райдер. -Такая магия не способна повлиять на Слугу.
  - Везет тебе. - проворчала Рин. - Может, скажешь тогда, откуда нас атаковали? Я немного отвлеклась.
  Райдер пожала плечами.
  - Я не маг. Не могу отследить, - она помолчала, размышляя. - Но я не думаю, что атака была направлена именно на нас. Похоже, нас лишь зацепило частью большей атаки.
  - Что ты имеешь в виду? - Рин замерла, ответ на вопрос стал ей понятен, когда она вышла из лестничного пролета. Вдоль коридора лежали ученики, похоже, рухнувшие там, где стояли. Книги, еда и напитки лежали на полу, упав из рук их владельцев.
  - Вот что я имею в виду, - бойко ответила Райдер.
  Рин присела рядом с одной из учениц, молоденькой девочкой, в которой она опознала ту, которая была вчера в толпе девушек, когда Широ позвал её поговорить. Она вздохнула с облегчением, когда почувствовала пульс девушки, слабый, но он все же был. Она вытащила камень из кармана, готовясь передать часть праны, но поколебалась. Даже если она опустошит все её камни, праны не хватит, чтобы привести в порядок всех учеников школы. Кроме того, степень их поражения не была велика. После нескольких дней постельного режима с ними все будет хорошо. Вызов врачей был бы более эффективным средством исцеления.
  Райдер оглядела всю эту сцену ещё раз и дала свою оценку.
  - Какой ужас.
  Возможно, впервые со времени призыва рыжей Слуги Рин всецело согласилась с ней.
  
  Широ посмотрел на маленький пузырек крови в руке, проанализировав его ещё раз. Он был совершенно здоров, абсолютно нормален и ничем не отличался со времени его последней проверки. Это беспокоило его больше всего. Он вздохнул, поставив пузырек на стол.
  Он не знал точно, что надеялся обнаружить. Чужую прану, следы необычного вещества, новые цепи... Все, что могло бы объяснить невозможно быструю регенерацию, случившуюся вчера вечером. И все же он ничего не нашел, проанализировав кровь как с помощью магии, так и через более приземленное средство - микроскоп. Он даже вырезал несколько полосок плоти из исцеленной раны, чтобы вновь вызвать этот эффект. Но его не было.
  Это могло означать одно из двух. Либо кто-то исцелил его с расстояния неизвестным способом, что было невозможным, либо он просто не был способен распознать все, что было внутри него. Широ нахмурился. Ни один вариант не был особо привлекательным.
  Был третий вариант, но он был даже хуже первых двух. Он мог совершенно ошибаться в предыдущих двух пунктах, и источник его регенерации был совершенно другим. Если это было так, то он понятия не имел, где искать ответ.
  Он покачал головой. Нет, отбросить своё любопытство было бы... глупо. Какой идиот просто примет как факт, что у него есть неизвестная способность к исцелению и продолжил спокойно жить дальше, даже не зная, найдет он когда-либо ответ или нет?
  Но несмотря на это, он подошел к пределу его нынешних способностей. Хотя его анализ был не совершенен, он должен был понять хоть что-то. Он издал разочарованный рык. Он даже не мог просить отца о помощи. Котомине Кирей не вернулся вчера вечером и не оставил сообщение, объясняющее его отсутствие, или как с ним связаться в случае необходимости. Вполне возможно, что он делает что-то, связанное с Войной за Святой Грааль, но его исчезновение было большим, чем просто раздражающая мелочь.
  Он предположил, что мог бы поговорить с Рин. С точки зрения чистой магии, она давно превзошла его. Вполне возможно, что он просто упустил что-то очевидное или же ответ может быть найден в одном из древних текстов, что хранятся у неё дома. Да, подумал он. Это, наверное, самый простой способ.
  Хотя он должен быть осторожен. Ассасин вполне очевидно недолюбливает его друга детства. Тем не менее, она, вероятно, не будет нападать на нее прямо перед его глазами. Возможно.
  По правде говоря, Ассасин была странной, как и их разговор на кухне. Все чаще он жалел, что спросил её о желании. Этот вопрос не был необходимым, и было несправедливо спрашивать её, раз она сама не хочет говорить.
  Широ тихо вздохнул. Он хотел помочь ей, но, казалось, делал только хуже. Его расспросы на тему, которую лучше не касаться, повергли Ассасин в сентиментальное настроение. Вряд ли последующие разговоры об этом улучшат ситуацию.
  Он сосредоточился, обращая внимание на пузырек с кровью и полоски кожи на столе перед ним. Даже если он не мог помочь Ассасин сейчас, хандра тоже ничем не поможет. Лучше постараться решить хоть одну из проблем.
  
  Ассасин молча стояла позади Мастера, её разум был в смятении.
  - Что значит семья для тебя?
  Это был такой простой вопрос, и все же она поняла, что не может на него ответить. Что такое семья?
  Она вспомнила, что видела детей, весело смеющихся вместе с родителями, осыпанных любовью. Она тоже хотела заботы. Она ненавидела мать, которая бросила её. И все же ее мать была её семьей, по крайней мере, в строгом смысле этого слова. Вы же не ненавидите свою семью, верно?
  К тому же, были семьи, где люди обижали друг друга. Отцы, которые били жен и детей, матери, которые посылали своих детей на работу, даже когда те едва могли ходить. Дети, сбежавшие на улицу и предпочитавшие выживать в одиночку и не возвращаться в семью.
  Ей пришло в голову, что, попросту говоря, она понятия не имела, чего она действительно хочет.
  Как ни странно, это её не шокировало. Ей было интересно, почему. В конце концов, вся её жизнь была наполнена жаждой мести и желанием найти семью. Потеря одной из опор её существования должна была быть катастрофической. И все же, ничего страшного не произошло. Почему?
  Мгновение спустя она нашла ответ.
  Разве она уже не получила все то добро, которое связывала с понятием семьи? Того, кто будет заботиться о ней, утешать ее, обнимать ее, никогда, никогда, никогда, никогда, никогда не бросит ее. Разве Широ уже не дал ей все это? Даже за то короткое время, что она знала его?
  Она не знает, что такое семья. Но она знала, что Широ заботился о ней. То, что он сделал ее счастливой. Разве этого не достаточно?
  Конечно, этого было достаточно. Более чем.
  Ее ум успокоился, мысли прояснились. Она просто должна была защитить Широ от тех, кто хотел бы разделить их, силой или другими средствами. Это было просто. Легко.
  И как только они достигнут Грааля, она бы загадала желание. Быть вместе с Широ. Навсегда. Он будет просыпаться рядом с ней, и кормить ее, и говорить с ней, и любить ее, и заботиться о ней. Навсегда.
  Она улыбнулась этой мысли.
  
  9. Alliance
  
  Сакура вздохнула, смотря по телевизору сюжет об утечке газа в школе. Если нужен был знак, символизирующий начало Войны за Грааль, то это был он. Симптомы резкой потери праны были очевидны даже для такого посредственного мага, как она. Она подумала, что должна быть счастлива, что они с Синдзи временно не ходили в школу. Хотя сама Сакура смогла бы пережить такую атаку, это был бы неприятный опыт. У Синдзи же шансов не было.
  Но она все ещё волновалась. Широ должен был быть в школе, и наверняка попал под атаку, как и остальные ученики. Однако узнать о его состоянии было невозможно. На школу обрушился шквал звонков от обеспокоенных родителей, и она не смогла пробиться сквозь него. Предположительно, дедушка смог бы узнать, но обращать его внимание на Котомине Широ было бы плохой идеей. Это приведет лишь к риску для его жизни и превратит Широ в ещё одну узду на её шее.
  Нет, решила она.
  С Широ все должно быть хорошо, так что нет смысла беспокоиться. Даже если он потерял много энергии, он восстановится за несколько дней постельного режима. Может, ей стоит принести ему цветы, чтобы немного подбодрить. Он наверняка будет рад. Она помотала головой, очищая разум от посторонних мыслей. Более актуальным был вопрос 'героя дня', который вызвал спасательные службы всего через пару минут после аварии.
  Или, точнее, героиня.
  Она слегка нахмурилась, увидев лицо Тосаки Рин по телевидению. Хотя её сестра жила со своей семьей как любимый ребенок и была школьным идолом, Сакура не могла ненавидеть её. Но все же Рин ей не слишком нравилась. Рин была чужой для неё, как наследница семьи Тосака. На самом деле, их уже вряд ли можно назвать сестрами.
  И теперь они были врагами.
  Сакура сомневалась, что это Рин была виновницей нападения на школу, но без сомнений, она была Мастером. В конце концов, она была главой семьи Тосака, что практически гарантировало ей участие в Войне за Святой Грааль. Поскольку они обе стали Мастерами, теперь им оставалось только сражаться.
  Несмотря на все опасения по поводу предстоящей битвы, Сакура не могла не чувствовать волнительного возбуждения. Она не держит обиды на сестру, но это не значит, что она упустит возможность доказать свое превосходство, как мага.
  'Я докажу это', - подумала она вдруг. 'Я докажу, что не зря пережила все эти мучения'.
  Хотя она сражалась в Войне ради целей Зокена, те навыки, что она обрела за долгие годы мучительного обучения, были её собственными. Хотя награда достанется её деду, она все же может одержать свою личную маленькую победу в этой Войне.
  Как только Синдзи закончит играть роль подставного Мастера. Он был оскорблен, когда Зокен поручил ему быть наживкой в первом этапе Войны. Сакура считала этот ход разумным. Первый этап Войны, когда ничего не известно о вражеских Мастерах и их Слугах, был самым опасным. Даже такой бесполезный кусок мусора, как её брат, мог быть полезен, заставив врагов проявить свои способности без вреда для неё самой.
  Однако это было оскорбительно. Этот ход оскорблял её гордость мага, показывая, что Зокен не уверен в её силах. Кроме того, она теряла возможность встретиться лицом к лицу с Рин. И, наконец, независимо от того, насколько ничтожен Синдзи, он все же был её братом. Использовать его как живой щит было неприятно.
  Также, это напомнило ей, что она сама нужна Зокену только до тех пор, пока полезна.
  Тем не менее, у Синдзи были шансы выжить при встрече с вражескими Мастерами, если он будет осторожен. Как только все Мастера станут известны, он сможет укрыться в особняке, а она займет свое законное место Мастера.
  А потом...
  Она позаботится о сестре.
  
  Рин устало брела по дороге. Спустя несколько часов, полиция, наконец, отпустила её. Вероятно, она показалась им подозрительной. Это было неудивительно. В конце концов, она единственная не пострадала, и они хотели знать, почему. Так или иначе, они никогда не докопаются до правды.
  К счастью, они купились на историю о том, что она просто выходила на крышу подышать свежим воздухом, и после короткого медицинского осмотра, отпустили её. Но большая часть дня уже прошла. Дня, который можно было бы потратить на отслеживание источника атаки.
  Впрочем, она догадывалась о личности. Это нападение явно было магическим, причем на крайне высоком уровне. Едва ли Истинный Маг станет принимать участие в Войне, так что это наверняка Кастер.
  Но на этом её предположения заканчивались. Фуюки был достаточно большим городом, и противник мог скрываться где угодно. Поиск стал бы невероятно трудной задачей, не говоря уже о риске столкнуться с другими Мастерами. Так что разумнее всего было бы объединиться с кем-нибудь. Предпочтительно, заслуживающим доверия.
  К счастью, у неё был кандидат на примете.
  - Ого...
  Она остановилась и обернулась на удивленный возглас Райдер. Слуга смотрела на витрину ювелирного магазина, и в её глазах светилась жадность.
  - Сейчас не время, - сказала Рин, раздраженно скрестив руки. Райдер пренебрежительно отмахнулась.
  - Ваше свидание может немного подождать.
  Рин открыла рот, чтобы возразить, но Райдер продолжала.
  - Кроме того, как я могу просто проигнорировать такие прекрасные вещи? Это было бы глупо.
  - И что ты собираешься делать? - спросила Рин, взглянув на Слугу с подозрением. - Я не могу позволить себе купить такое, как сильно бы я не хотела.
  - Я собираюсь украсть их, - небрежно ответила Райдер.
  Рин вздохнула, прикрыв лицо ладонями. Ответ был ожидаемым.
  - Нет, нельзя.
  - Почему нет? - жалобно спросила Райдер, поглядев на Рин. - Посмотри на них, Мастер! Они просто валяются без дела! Разве они не смотрелись бы гораздо лучше на нас?
  На мгновение Рин испытала искушение. Драгоценности просто лежали там. Даже если их продадут, большую часть времени они будут лежать в шкатулке. Она могла бы использовать их куда лучше...
  Рин яростно замотала головой, борясь с искушением. Она была наследницей семьи Тосака! Она не будет грабить магазины на пару со Слугой, независимо от того, насколько прекрасны эти драгоценности.
  - Нет, - твердо сказала она, скорее себе, чем Слуге. - У нас есть более важные вещи, чем возиться с драгоценностями.
  Выражение лица Райдер стало обиженным, и она бросила на витрину горестный взгляд, уходя.
  Некоторое время они молча шли по дороге, затем Райдер вновь заговорила.
  - Я должна спросить, Мастер, у тебя в самом деле есть план, как нам найти нашего врага? - Слуга глядела на неё серьезно. - Даже если Широ объединится с нами, найти этого Слугу будет непросто.
  Рин задумалась. Это был хороший вопрос. Слепое прочесывание города вряд ли даст результат. Но у нее была одна идея.
  - Я... не могу сказать точно, - нерешительно ответила она. - Но я думаю, что Слуга использовал лей-линии для такого мощного манипулирования праной.
  Это была просто догадка, но Рин отказывалась верить, что Кастер может напрямую манипулировать энергией даже на таких расстояниях, что другие Слуги не могут отследить источник. Все же это было бы чересчур. Хотя она могла и ошибаться. Война за Святой Грааль была событием, где невозможное часто совершалось. Рассказы Широ о четвертой Войне наглядно показывали это.
  Райдер подняла бровь.
  - Действительно? Я не эксперт по магии, но это довольно высокий уровень, не так ли? Ты, например, можешь провернуть такое здесь и сейчас?
  Рин покачала головой.
  - Нет, даже по-настоящему выдающемуся магу нужно использовать для этого точки пересечения лей-линий.
  Она задумчиво помолчала.
  - И есть не так уж много таких мест.
  - Тогда Широ нам не нужен? - спросила Райдер, слегка нахмурившись. - Мы не можем просто проверить все подходящие места?
  - Я могу ошибаться, - ответила Рин, пожав плечами. - Эта атака может быть результатом действия Фантазма, или же Кастер настолько силен, что может обойтись без использования лей-линий. И даже если я права, получить поддержку в бою будет не лишним, не так ли?
  Райдер выдала широкую ухмылку.
  - И, конечно, поддержка продлится до самого конца Война за Грааль, - ухмылка стала еще шире. - Кто бы мог подумать?
  - Что? Нет! - лицо Рин стремительно алело. -Это... это временное партнерство. Ничего больше!
  - Правда? - Райдер склонила голову и уставилась на Рин с любопытством.
  - Да! - отрезала, яростно глядя на Слугу. Если Райдер и была обижена, то виду не подала. Во всяком случае, казалось, рыжая развлекалась.
  - Ну что же, Мастер, тогда нам стоит пойти и поскорее получить 'поддержку', - сказала она, ускоряя темп ходьбы. - Я уверена, ты не можешь дождаться быть 'поддержанной' Широ.
  - Когда ты говоришь так, это звучит подозрительно...
  Глаза Рин сузились. Ударение, которое Героическая Душа сделала на слове 'поддержка' звучало... странно.
  - Не будь дурой, - весело сказала Райдер. - Если ты хочешь, чтобы Широ 'поддерживал' тебя в течение нескольких ночей, это не проблема. Я уверена, что он будет только рад 'поддержать' молодую леди.
  Она усмехнулась.
  - Мужчины всегда готовы.
  Не в первый раз, Рин подумала о том, что использование Командного Заклинания для затыкания рта Слуги раз и навсегда не будет такой уж бесполезной тратой.
  
  Широ откинулся на спинку кресла с усталым вздохом. Три часа работы, и никакого результата. Насколько он мог судить, его тело было полностью в норме. Единственным результатом была очередная бесполезная трата праны. Это было немного удручающе.
  С другой стороны, Ассасин, похоже, приободрилась. Он не был уверен, решила ли она свои внутренние проблемы, или просто отложила на время, атмосфера уныния вокруг неё исчезла. Но Широ не собирался интересоваться. Ему не хотелось вновь ввести её в такое состояние.
  Он встал, потягиваясь. Внезапно, в голову ему пришла мысль, что он не ел с самого завтрака, и живот с урчанием подтвердил это. Он улыбнулся.
  - Похоже, я был слишком погружен в работу, да?
  Тем не менее, ему стоило быстренько проверить сад, прежде чем перейти к позднему обеду. Это не было необходимостью, его растения могли быть только абсолютно здоровы или мертвы, но это был хороший способ успокоиться и привести мысли в порядок.
  Беглый анализ подтвердил, что все его цветы были здоровы. В частности, смертельные ночные розы цвели яркими, крупными красными цветами. Это было хорошо. Широ был доволен, как его цветы сработали против Базетт, но все же можно было кое-что улучшить. Во-первых, добавить шипов. Прошлая ночь показала, что важнее всего как можно быстрее и обильнее доставить яд в организм противника. Чем больше точек соприкосновения, тем лучше.
  Может, стоит использовать крапиву для этого? Хотя это значило бы не изменение существующего растения, а создания нового вида, крапива была хороша в вопросе доставки яда в организм. Обо всем этом стоило подумать.
  Отвернувшись от растений, он направился к морозильной камере. Открыв нижний лоток, он вытащил небольшую коробку. Внутри лежали тела животных, сохраняемые в целости при помощи холода и магии. Там были разные виды. Крысы, птицы, даже небольшие собаки. Хотя они не были полностью естественными. Каждое животное имело следы модификаций, иногда неестественных. Например, ни одной собаке не нужно три ряда зубов и железы, производящие яд. Своеобразные фамилиары. Он называл вносимые изменения 'улучшениями'. Рин считала их ненужными и настаивала на сохранении первоначального вида животных. Так он и поступил. В куче тел было одно, не затронутое никакими смертоносными изменениями.
  Где-то.
  Наверное, в нижней части ящика.
  Он создавал их традиционным образом, передавая капли своей крови и помещая в них рудиментарные подобия мистических цепей. К сожалению, все они зависели от его праны и были совершенно бессмысленны. Их способность мыслить ограничивалась дословным исполнением приказа. Хотя они требовали лишь чуточку праны, никак не сравнимую с затратами на ту же Ассасин, от них также не было никакого проку. Это был всего лишь эксперимент, проведенный из любопытства. Поэтому, утолив любопытство, он просто отложил их до момента, когда они могут понадобиться.
  Широ вытащил тело крысы, критически осматривая его. Он был младше, когда производил изменения в её теле, и сейчас они казались грубоватыми. Тем не менее, крыса была готова к использованию, если возникнет необходимость. Которая вполне может возникнуть скоро. Он быстро проверил и остальные тела, убедившись в их хорошей сохранности, и вновь закрыл в холодильнике. После чего снял хирургические перчатки, которые были на нем, и бросил в ведро.
  Ассасин все ещё была в духовной форме, стремясь снизить потребление праны, и ему пришлось обращаться к пустому месту. Широ чувствовал себя... немного странно.
  - Думаю, я закончил на сегодня, - сказал он. - Хочешь чего-нибудь поесть?
  - Да...
  Он улыбнулся в ответ. По крайней мере, некоторые вещи в жизни были предсказуемы.
  Они прошли через небольшие джунгли, в которые давно превратился церковный сад, и по каменным коридорам пришли на кухню. Продукты в холодильнике заставили Широ нахмуриться. Их оставалось маловато, по одной вполне ясной причине, но на этот раз хватит.
  В любом случае, он не собирался готовить что-то особенное, да и не умел. Широ был неплохим поваром, но до кулинарного гения Рин ему было далеко. Она неоднократно предлагала преподать ему несколько уроков готовки, но он отказался. Не то чтобы он не ценил её предложение, но его это не заинтересовало. Он готовил достаточно хорошо, чтобы прокормить себя, и этого хватало.
  Однако, в этот раз ему хотелось приложить немного больше стараний к готовке. В этот раз Широ готовил не только для себя. Хотя, Ассасин наверняка съела бы все, что он положил в тарелку.
  В конце концов, он остановился на супе с морковью и кориандром, горячем хлебе и легком салате. Ничего особенного, но достаточно сытно. Именно то, что нужно.
  Спустя полчаса тарелки с едой стояли на столе. К тому моменту он уже чувствовал нешуточный голод, в основном из-за непредвиденной задержки в саду. Но, вероятно, Ассасин была ещё голоднее, потому что она уже материализовалась за столом и начала есть.
  - Как тебе? - спросил он, усаживаясь на стул.
  Слуга на секунду прекратила работу ложкой.
  - Вкусно.
  Широ усмехнулся. Может он не был выдающимся шеф-поваром, но ему было приятно видеть, как кто-то наслаждается приготовленной им едой. Зачерпнув суп ложкой, он подул на неё, желая немного охладить. И почти было положил ложку в рот, как Ассасин вдруг замерла и её голова повернулась к стене. Она тихо заговорила.
  - Слуга приближается.
  Широ замер, встревоженный и раздраженный одновременно. Сейчас? Почему именно сейчас? Когда он только собрался поесть? Он печально покачал головой. Жаловаться было бесполезно.
  - Твое присутствие скрыто? - спросил он Ассасин, положив ложку и встав. Она кивнула, и Широ облегченно вздохнул. Похоже, она учла свою ошибку в ресторане. Хорошо. Это давало ему больше возможностей, учитывая, что о его личности не должны были догадываться.
  Вполне возможно, что это новый участник Войны пришел заявить о себе надзирателю от Церкви. Хотя мало кто так делал. Слишком велик риск быть замеченным и раскрыться как Мастер. Большинство Мастеров предпочли бы избежать раскрытия своего инкогнито. Так что это маловероятно.
  Это могли быть Лансер или Сейбер, но Широ так не думал. Даже если Лансер владеет мощной исцеляющей магией, все равно Базетт будет слишком слаба сейчас, чтобы участвовать в бою. А оставлять её одну значит подвергнуть нешуточному риску. Сейбер была более вероятным кандидатом, но Илия вчера казалась вполне дружелюбной. И если она хотела его убить, вчера было бы проще это сделать.
  Что если кто-то шпионил за ним прошлой ночью? Вполне возможно. Для Арчера или Кастер, например, это было бы нетрудно.
  Широ прикинул свои. Его остатки праны были слишком малы, чтобы полагаться на магию. Хотя он все ещё мог укрепить себя и использовать боевые умения, которым его научил отец, он был бы в невыгодном положении, если только не напал бы из засады.
  - Ассасин, - начал он медленно, - ты можешь опознать нашего гостя, не показывая своего присутствия?
  Это был риск, но его собственные способности к скрытности не помогли бы против слуги. И если избежать боя не удастся, то лучше иметь хоть какое-то представление о возможностях противника.
  Маленькая Слуга кивнула и тихо выскользнула из кухни.
  
  Она бесшумно ступала по каменным коридорам. Обнаруженный Слуга продолжал двигаться к церкви со скоростью пешей ходьбы. Если он не ускорится, то достигнет церкви через пять минут. Время было дорого.
  Ассасин покинула пределы церкви и тут же ускорилась. Вернувшись в астральную форму, она залезла на ближайший дом и дальше двигалась по крышам.
  Увидев гостей, она стиснула зубы от досады.
  Тосака Рин.
  Рядом с магом уверенно шла высокая рыжая женщина. Слуга. Невозможно сказать, какому классу она принадлежала, но это не имело значения. Ее присутствие было угрозой.
  Было только два варианта, почему Рин появилась здесь со Слугой. Либо она все же предала Широ, как и ожидалось, либо она пришла искать союза.
  Ассасин не знала, какой вариант был хуже.
  Она протянула руку к кинжалам на боку, крепко обхватив их. Если действовать быстро, она могла бы напустить туман на Рин и убить её до того, как рыжая Слуга среагирует. Но это было рискованно. Способности противника были неизвестны, как и её Благородные Фантазмы.
  Ночью это не было бы проблемой. Мария могла бы устранить их обоих, не особо напрягаясь. Но на улице был день, и Ассасин не могла использовать свой Фантазм в полную силу.
  Кроме того, Широ не поймет, если она убьет Рин сейчас. Он не видит угрозы в ней, считает Рин другом. Он не простит ее. Ассасин немедленно выпустила ножи из рук. Мысли о том, что Широ отвернется от неё, станет ненавидеть, были невыносимы. Нет, когда она убьет Рин, не должно быть никаких следов, ведущих к ней.
  Но Рин действительно должна была умереть. Широ не видел то, что видела Ассасин - реальную угрозу для него в лице этой волшебницы. Он слишком сильно доверял Рин, хотя должен был доверять только ей, его Слуге.
  Она спрыгнула и крыши и молча вернулась к церкви. По крайней мере, Широ нужно предупредить о присутствии другого Мастера.
  И если Рин была здесь ради битвы... Ну, она была бы более чем рада.
  
  Широ чувствовал себя глупо. Он успел построить кучу теорий о нападении на церковь, но забыл, что его лучший друг тоже был Мастером.
  Когда он подходил к двери, на неё обрушился град ударов кулаком. Видимо, Рин была не в настроении долго ждать. Ничего необычного.
  Он открыл дверь, и Рин застыла с кулаком, уже занесенным для очередного мощного удара. За ней стояла поразительно красивая женщина, крутящая между пальцев свои багряные локоны.
  - Котомине-кун. Хорошо, что ты дома.
  - Рад тебя видеть, Рин, - сказал он, насмешливо улыбаясь в ответ на её грубое приветствие. Он сделал паузу, увидев её выражение лица. - Что случилось?
  - Смотрел сегодня телевизор?
  - Я был немного занят, - ответил он, отступив в сторону, чтобы Рин могла войти. Заметно поглядел на рыжеволосую женщину (её Слугу, напомнил он себе).
  - Не думаю, что это твоя подруга.
  Рин вздохнула.
  - Это моя Слуга, Райдер.
  - Рада встрече с тобой, Широ-кун. Мой Мастер много рассказывал о тебе.
  Женщина, Райдер, протянула руку во время своей реплики. Широ ответил крепким рукопожатием.
  - Котомине Широ. Взаимно рад встрече.
  Райдер улыбнулась.
  - Ну и ну... красивый и вежливый? Неудивительно, что мой Мастер так хочет заграбастать тебя.
  - Достаточно, Райдер, - проворчала Рин, ясно давая понять, что Слуге лучше помолчать. Райдер подчинилась, но сохранила на лице ухмылку. Широ подумал, что они с ней поладят.
  - В любом случае, Широ, мы должны поговорить, - продолжила Рин, игнорируя свою Слугу. - Это может занять некоторое время.
  Широ глянул на неё с любопытством, но отложил расспросы, проводив её в гостиную. За ней последовала Райдер, а за той Ассасин. Маленькая Слуга внимательно наблюдала за гостями. Если Райдер и была обеспокоена другим Слугой поблизости, она этого не показывала, легкомысленно следуя за своим Мастером.
  Усевшись на диван, он вопросительно посмотрел на Рин.
  - Итак, что случилось?
  - На школу сегодня напали, - просто сказала Рин. Он резко выпрямился и удивленно поднял брови.
  - Массовая утечка праны. Крутят по местным новостям весь день, хотя они считают это утечкой газа.
  - Кто-то был убит? - немного обеспокоенно спросил он. Рин покачала головой, - Нет, в этом нам повезло. Некоторым досталось сильнее, но большинство будет в порядке после нескольких дней отдыха.
  - Ясно... - медленно сказал Широ. Это было хорошо. С одной стороны, был два человека, смерть которых очень расстроила бы его: Сакура и глава клуба, в котором он раньше состоял, Саегуса Юкика. С другой стороны, это означает, что кто бы ни стоял за инцидентом, он либо не вполне овладел техникой, или не намеревался никого убивать. Тем не менее, то, что люди, которые были ему небезразличны, пострадали, заставляло его кровь вскипать сильнее, чем он рассчитывал. Неожиданная мысль пришла ему в голову.
  - Постой, а как же ты?
  - Я в порядке, - успокоила его Рин. - Мне удалось заблокировать это довольно быстро.
  - Это радует, - сказал Широ, облегченно вздохнув. Тем не менее, тот факт, что даже на Рин это подействовало, впечатлял. Прана в её магических цепях должна была прервать это процесс почти мгновенно. Если уж Рин не была полностью защищена от такого, то никто не был. Ну, почти. Едва ли такой трюк сработает в доме Рин, да и церковь имела кое-какую защиту. Но остальная часть города была под ударом, как и все его жители. И среди них были люди, которым он желал только добра.
  - Полагаю, тебе неизвестен виновник?
  - Поэтому я здесь, - сказала она, скрестив руки. - Я думаю, что это может быть Кастер, или один из Небесных Фантазмов других Слуг.
  - Вероятно, Кастер, - ответил он небрежно. - Я встречался с Сэйбер и Лансером, и ни один из них не владел ничем таким. Мы знаем, что это не Ассасин или Райдер, Арчер кажется маловероятным, и я очень сомневаюсь, что такое мог сделать Берсеркер.
  - Ясно, - задумчиво ответила Рин. -Тогда...Стоп!
  Она удивленно посмотрела на него.
  - Ты встречался с Сэйбер и Лансером? Когда?
  Широ кивнул и кратко пересказал события прошлой ночи. Он рассказал ей о сражении с Лансером и Базетт, золотом свете, который оставил кратер посреди парка, и ужине с Илией. Когда он закончил, Рин смотрела на него шокированно, неверяще качая головой.
  - Широ, я не знаю, что сказать. Я действительно не знаю, - она потерла лоб, потом посмотрела прямо на него. - Ты действительно схватился со Слугой, ничего не зная о противнике, а затем поужинал с другим?
  - Все прошло удачно, - немного раздраженно ответил он.
  - Получить клинок в грудь это удача? - воскликнула Рин, почти крича. Ассасин, стоявшая неподалеку, озабоченно смотрела на него. Он вспомнил, что не сказал ей об этом.
  - Мне уже лучше, - упрямо ответил Широ и задумался. -На самом деле, я был бы рад, если бы ты помогла мне разобраться с этим. Я обследовал себя, но не нашел никаких причин такой регенерации.
  Рин вздохнула.
  - Конечно, я помогу, если смогу, - сказала она раздраженно. -А сейчас, может, вернемся к предыдущей теме?
  Широ махнул рукой, давая ей знак говорить, если она хочет.
  - У меня есть идея, как отследить виновного, - сказала Рин, подняв один палец вверх. Широ подавил улыбку, увидев знакомый жест. Она всегда принимала такую позу, когда объясняла что-либо. - Но мне хотелось бы получить поддержку, и на время поисков, и когда я нападу на врага.
  - Ты имеешь в виду меня, - сказал Широ. Она кивнула.
  - Таков мой план.
  Он обдумал предложение. Это, конечно, неплохой план. Чем дольше они оставляют противника в покое, тем больше праны он соберет и опаснее станет. И сможет причинить боль кому-то, кто ему небезразличен. И он не был против работать вместе с Рин. На самом деле, он ждал этого. Можно сказать, с нетерпением.
  Но была одна проблема.
  - Ну, я не возражаю, - Широ посмотрел в сторону. -А ты, Ассасин?
  Маленькая Слуга не двигалась и ничего не говорила в течении всей беседы, молча сидя на стуле. Сейчас же она глянула на него и перевела взгляд на Рин.
  - Тосака Рин... - медленно начала она. - Я хотела бы, чтобы ты объяснила условия нашего перемирия.
  Рин кивнула, принимая вопрос.
  - Все довольно просто. Мы будем обмениваться информацией о местонахождении врага, пока не найдем его, а также помогать друг другу по другим вопросам, например, неожиданное исцеление Широ. Когда мы выследим противника, начнем совместную атаку. После этого... - она колебалась. - Мы решим, что делать дальше.
  Ассасин молчала некоторое время, и Широ догадывался о причинах. Её непрязнь к Тосаке была очевидна. Шансы, что она примет предложение, были невелики.
  - Хорошо, - сказала Ассасин и слегка кивнула. - Это приемлемо.
  Он даже не пытался скрыть удивление, глядя на свою Слугу. Это было... неожиданно, если не сказать больше. Честно говоря, Широ предполагал, что ему придется уговаривать её. Возможно, здравый смысл подсказал ей, что это хорошее предложение?
  Тем не менее, главное, что она согласилась. Он кивнул.
  - Для меня это тоже приемлемо.
  Рин улыбнулась и протянула руку.
  - В таком случае, жду не дождусь нашей совместной работы, Широ.
  Он пожал её руку, ответив на её улыбку своей.
  - Как и я, Рин.
  Итак, второй раз за две войны, альянс Котомине-Тосака был сформирован. И настало время охоты.
  
  Илия беззаботно шла по ночным улицам, наслаждаясь свежим воздухом. Рядом с ней шла Сейбер в полном вооружении. Каждую ночь они выходили в патруль, ища Мастеров и Слуг. Хотя сегодня у них была конкретная цель.
  Вдруг Сейбер протянула руку, останавливая девочку. Илия глянула на Слугу с любопытством.
  - Что случилось?
  Сейбер не ответила. Она махнула рукой вперед и приняла боевую стойку. Илия посмотрела туда, куда указывала рука, щурясь. Сначала она ничего не видела, ночь скрывала от неё то, что было доступно глазам Сейбер. Наконец, она увидела темную фигуру, медленно идущую к ним.
  - Несколько таких приближаются к нам, Илия, - прошептала Сейбер. - Держись поближе ко мне.
  Но фигура остановилась и больше ничего не делала. Теперь, когда она остановилась, детали стали видны лучше. Это явно был не человек. Это существо выглядело как издевательство над человеческим скелетом, более высокое и тяжелое, чем любой из людей. Скелет держал в руке меч, молча глядя на них пустыми глазницами. И он был не одинок.
  Уже два десятка скелетных воинов появились в поле зрения, и было ясно, что в тенях прячутся ещё больше. Простого мага такая встреча могла бы напугать, армия, вернувшаяся из глубин прошлого.
  Но сейчас такое нападение было бессмысленно.
  Эти существа не могут сравниться со Слугой, даже самым слабым. А у неё была Сейбер, сильнейшая из всех, которую эти скелеты даже не отвлекли бы.
  Пока она думала об этом, из ночи появилась женщина в капюшоне и мужчина в темно-синих одеждах рядом с ней. Мастер и Слуга, поняла она.
  - Приветствую, леди Айнцберн, - хрипло сказал человек, выступив вперед с небольшим поклоном. - Я с нетерпением ждал нашей встречи.
  Илия посмотрела на него. Он выглядел довольно старым, с жидкими пучками волос и морщинистым лицом. Хотя наиболее заметной его приметой был ярко-алый шрам, тянувшийся через всю шею. Без сомнения, причина его скрипучего голоса.
  - Я Вас знаю? - спокойно сказала она, выступая вперед. Сейбер позади неё напряглась, но не стала останавливать.
  Мужчина замер с удивленным выражением лица.
  - Вы меня не узнаете? Я Константин Эшердт.
  Илия задумалась на секунду. Слово Эшердт звучало знакомо.
  - Ага! - она ударила кулаком по ладони. - Точно. Ты из румынского клана, не так ли?
  Константин смотрел на нее.
  - Ты ... не знаешь меня? Лично?
  Он говорил неверяще, будто кто-то опроверг давно известную истину. Илия пожала плечами.
  - А должна?
  На мгновение маг замер. Затем медленный, жестокий смех раздался в ночи.
  - Что же... я так мало значил для тебя, Эмия? Ты даже не вспомнил об этом моменте своей жизни?
  Его руки начали яростно царапать шрам на горле. Илия слегка поморщилась, когда капли крови начали брызгать на землю.
  - Ты даже не счел необходимым предупредить свою дочь обо мне? Так, Эмия? Я не стою даже этого?
  Последние слова больше были похожи на вой, раздававшийся из истерзанного горла. Константин перевел взгляд, дикий и злой, на Илию. Окровавленные пальцы потянулись к ней, словно хватая за горло.
  - Хорошо! Так и быть, Эмия, ты ещё пожалеешь об этом, я превращу твою дочь в свою марионетку! Она будет визжать, тявкать и лаять по моему приказу, маленькая сука!
  Он обратил лицо к небу, продолжая кричать угрозы.
  - Как насчет этого, Эмия!
  'Ещё один маг, обиженный на моего отца? Неужели он думает, что он один такой?' - размышляла Илия. Хотя, большинство успокоилось, узнав о смерти Кирицугу. Константин, похоже, был куда более горячим и пугающим, чем остальные. Но герой не мог быть запуган или обеспокоен. Он должен быть рассудителен, спокойно встречая врагов. Он должен всегда делать правильный выбор. Как и ее отец.
  - Скажи мне, - начала Илия. -Ты напал на школу сегодня?
  Константин прервался и замер на секунду, заметно отмахнулся окровавленной рукой.
  - Да, это я, мисс Айнцберн, я собирал силы для охоты на тебя...
  - Это все, что мне нужно знать, - сказала Илия, прерывая его. Она нашла свою жертву. Девочка-гомункул повернула голову в сторону рыцаря за её спиной.
  - Сейбер, убей его.
  Глаза Константина расширились на мгновение. Это было все, что он успел сделать, прежде чем Сейбер рванулась к нему, мелькнув серебряным росчерком в ночи. Скелетные воины неуклюже попытались остановить её, но были уничтожены почти мгновенно, невидимое лезвие Короля Рыцарей расшвыряло их останки.
  - Кастер! - закричал Константин, придя в ужас от ощутимой мощи мечницы и того, как быстро она расправилась со скелетами.
  Героическая Душа взлетела вверх на крыльях, в которые превратился её плащ, таща за собой Мастера. Она сформировала шары света, каждый из которых был достаточно мощным, чтобы снести небольшой дом и мог задержать даже Слугу.
  Сейбер не колебалась ни секунды.
  InvisibleAir: Release!
  Барьер Короля Ветров выпустил на вражеского Слугу беспощадную бурю. Она прокатилась вперед, как ураган, ничего не оставляя на своем пути.
  Кастер прекратила атакующее заклинание и выбросила руки вперед в защитном жесте, мгновенно образуя защитный барьер. Воющая буря ударила по барьеру со всей своей яростной силой. На мгновение две силы словно уравновесились, стараясь подавить друг друга. А потом барьер сломался.
  Буря, казалось, взвыла в триумфе, разбросав рассыпающиеся осколки защиты, сжатый воздух ломал кости и терзал плоть.
  Кастер, упав на асфальт, потащила Константина за собой, и тот закричал от боли. Мгновение он лежал неподвижно, пытаясь собраться с мыслями.
  А потом он посмотрел вверх.
  Она подошла к нему, живое и яркое воплощение мощи. Свет сверкал на её серебряных доспехах, окружая её божественной аурой, золотой меч сиял. Он в страхе пополз назад.
  - Кастер! - вновь завизжал он своим поврежденным горлом. - Вытащи меня отсюда!
  Рука его вспыхнула светом и истерзанное тело Слуги метнулось к нему, чужая воля подавила её собственную боль. Сейбер рванулась вперед с занесенным клинком, метя в голову.
  На какой-то момент сцена словно замерла. Золотой клинок почти достиг цели, когда противника окутал темный плащ. А когда время возобновило ход, Константин уже исчез.
  Илия подошла ближе, раздраженно глядя на место, где вражеский Мастер был несколько секунд назад.
  - Мои извинения, Илия, - сказала Сейбер, приблизившись. - Я была слишком медленной.
  Илия посмотрела на Экскалибур. Кровь, бежавшая по золотому клинку, показывала, что Константин не остался невредим. Что же, на некоторое время такая расплата её удовлетворит. Но это не остановит его от вытягивания праны из невинных. Напротив, он может ускорить процесс, стремясь уменьшить разницу в силе между своим Слугой и Сейбер.
  - Все в порядке, - сказала она, наконец. - Он не может бегать от нас вечно, и мы найдем его, где бы он не прятался.
  Она пошла по улице дальше и Сейбер последовала за ней, восстановив барьер вокруг клинка. Воющая буря вновь сжалась вокруг клинка, скрывая его сияние.
  Все кончено и пара ушла по темному городу, слегка быстрее, чем раньше. Время было дорого.
  В конце концов, не было смысла давать врагу время на передышку.
  
  10. Reason
  
  Крыса быстро ползла по канализационной трубе, не обращая никакого внимания на отходы. Её разум был сосредоточен на обследовании максимально возможной территории. Она обыскивала каждый закоулок, обнюхивала каждый сантиметр, даже в самых отвратительных местах. Таков был её приказ.
  Внутри своего сознания, Широ был недоволен. Этот грызун был одним из трех, которых он послал в канализацию с целью выявить какие-либо следы Слуг. Или любой магии. Он всё больше начинал подозревать, что обследование коллекторов было тупиковой идеей. В конце концов, трудно было бы заставить кого-то прятаться в таких местах.
  Тем не менее, согласно их договоренности с Рин, он должен был обследовать именно эти места. Широ не возражал, это имело смысл. Совы Рин не подходят для исследования тесных, закрытых помещений, где они теряли все преимущество, даваемое им крыльями. Поэтому последние пять часов он провел, наблюдая за канализацией глазами крысы. И через некоторое время он почувствовал утомление.
  Его разум покинул тело крысы и вернулся в собственное тело. Широ потянулся, его мышцы слегка затекли из-за долгого сидения в неподвижности. К счастью, работа с фамильярами таким образом не требует больших затрат праны. Он послал крысе мысленный сигнал заканчивать и возвращаться. Оставить её там было бы напрасной тратой материала.
  - Ты в порядке? - спросила стоявшая рядом Ассасин. Он вздохнул. Узнав, что в тот вечер Широ чуть не умер, Слуга ястребиным взором следила за каждым его действием, словно ожидая, что он собирается вот-вот получить новые, ещё более ужасные ранения.
  - Я в порядке, - успокоил он её и взглянул на часы. Два часа. Значит, до оговоренной встречи с Рин оставалось ещё три. И ему очень не хотелось тратить это время, путешествуя в теле крысы.
  - Просто затекло тело от долгого сидения.
  "Возможно, мне следует проведать Юкику?' - думал он, скрестив руки. Идея была привлекательной. С одной стороны, это позволяло размять ноги и подышать свежим воздухом. С другой стороны, он уже давненько с ней не общался. Она не была так близка к нему, как Рин, но до прошлого года была неотъемлемой частью его жизни. Она потратила несколько недель, пытаясь убедить его вернуться в легкую атлетику, когда он решил уйти из клуба. Широ слегка улыбнулся, вспоминая, как эта девушка ходила за ним по пятам и чуть ли не кричала ему в ухо. Были, конечно, и другие способы провести это время. Он мог вместо этого зайти к кому-то из одноклассников или Сакуре. Или, может, показать Ассасин город в непринужденной прогулке.
  Но прежде всего, ему стоит убедиться, что его последний эксперимент все ещё жив. Широ встал и направился к окну. Там грелось на солнце его новое творение.
  Он опирался на Rubus Idaeus, более известную как малина. Но это больше не было похоже на Rubus Idaeus. Обычно малина, например, не убивает насекомых, до которых может дотянуться своими усиками, и не вытягивает из них жизненную силу, равно как и не собирает свободную прану из окрестностей. Ещё один пример того, как магия может улучшить природу.
  Широ пришла в голову эта идея вчера, сразу после ухода Рин. Основная идея была такова: создать растение, которое собирает прану или вытягивает её из живых существ, а затем помещает собранную энергию в плоды. Имея достаточно много таких растений на достаточно большой территории, ему никогда не придется больше беспокоиться о нехватке праны. В теории. На самом деле, он и раньше пытался сделать нечто подобное, и потерпел неудачу. Создать растение, вытягивающее жизнь из живых существ, было не так уж и трудно, но вот преобразовать её в плоды не удавалось. Даже те растения, вытягивающие прану, которые он уже создал, не могли хранить её. Проще говоря, ему нужно было дать растению Магические Цепи.
  Неожиданная мысль пришла к нему вчера, когда он расконсервировал своих фамильяров для поиска. Для создания фамильяра маг должен дать ему частичку и образовать рудиментарные магические цепи в нем. Но нигде не сказано, что фамильяр обязательно должен быть животным.
  Просто подавляющее большинство никогда даже не задумалось бы о превращении растения в фамильяра. У растений не было каких-либо боевых качеств, и они не могли выполнять какую-либо работу.
  Это был взгляд магов на недостатки растений, который Широ не разделял. Поглядев на свой куст, он удовлетворенно кивнул. Он был здоров, и, похоже, уже пытался вытянуть ману из окружающего воздуха. Это было хорошо. Широ ускорял рост растения, когда экспериментировал с ним, и теперь слегка волновался, что это могло повредить ему. Он должен переместить ее как можно скорее, иначе скоро его мастерская станет бесполезна как место для исследования магии.
  Но все же, самое главное было впереди. Простого вытягивания маны было недостаточно. Ему нужно растение, способное хранить энергию в такой форме, из которой он мог бы её позаимствовать. Плоды были бы предпочтительнее. Поэтому он и выбрал малину в качестве основы. Но если будет необходимо, Широ может съесть и стебли. Он не собирался привередничать в том, что могло стать его важнейшим открытием.
  Удовлетворенный тем, что сделал все возможное на данный момент, Широ открыл двери мастерской, вдохнув свежий воздух. Стянув перчатки и бросив их в контейнер, он вышел на солнечный свет, с Ассасин, следовавшей за ним.
  - Не хочешь прогуляться? - спросил он, обернувшись через плечо и посмотрев на маленькую Слугу. Она на несколько секунд задумалась над вопросом. Широ подавил улыбку. Странная серьезность, с которой Ассасин рассмаривала даже самые простые и невинные вопросы, была довольно милой. Через некоторое время она подняла взгляд на него.
  - У тебя есть какие-то планы, Широ?
  Он кивнул.
  - Я хотел посетить своих друзей в больнице, но если потом останется время, мы можем просто прогуляться по городу.
  - Ясно, - спокойно ответила Ассасин. - Было бы неплохо.
  Внезапно она склонила голову набок, будто её разум пронзила неожиданная мысль.
  - Можем мы немного поесть, когда закончим?
  Широ фыркнул, развеселенный комментарием.
  - Я уверен, мы найдем на это время.
  Он подумал, что Ассасин давно пора завести новую одежду. Хотя её устраивала его старая футболка и джинсы, он чувствовал, что она будет рада получить что-нибудь ещё. Широ вздохнул. Магазины одежды никогда не были предметом его интереса, особенно женские. Скорее, с такими вопросами нужно было обращаться к Рин, которая имела большой опыт шоппинга, но он сомневался, что Ассасин согласится с её советами.
  Ну, все когда-нибудь бывает впервые. Может быть, когда Юкика выйдет из больницы, он попросит её о помощи. Он нахмурился при мысли прикованной к постели девушки. Ему обязательно нужно зайти и подбодрить её...
  Пока его разум лениво скользил от одной мысли к другой, Широ зашагал по направлению к больнице, а Ассасин шла за ним следом.
  
  Сидящая на ветвях высохшего дерева сова глядела на храм, расположенный в паре сотен метров от неё. 'Ответ на вопрос, где скрывается Кастер, ясен', - мрачно подумала Рин, сидя в своем доме. Магия, окружавшая храм, была хорошо ощутима, и барьер, поставленный там, на голову превосходил все её понятия о современной магии. Без сомнений, именно там Кастер оборудовал своё логово. И она была вынуждена признать, это был хороший выбор.
  Помимо собственного барьера храма, он был расположен на точке пересечения лей-линий, что позволяло манипулировать праной на огромном расстоянии. И она уже видела результаты. В сочетании с грозной магией Кастера, эта была неприступная крепость. Нападение на храм могло дорого обойтись, но особого выбора не было. Как нынешняя глава семьи Тосака, именно она должна следить за магией в Фуюки.
  Тем не менее, Кастер только недавно начал поглощать энергию жителей города. Вряд ли он успел собрать много силы за это время.
  - Нашла что-нибудь, Мастер? - спросила наблюдающая за ней Райдер. Рин кивнула.
  - Я думаю, я нашла логово Кастера, - сказала она, отдавая последнюю команду аметистовой сове. - Слуга скрывается в храме Рюудодзи, и он создал невероятно мощный барьер вокруг.
  - Это не обязательно может быть Кастер, - ответила Райдер, глядя немного обеспокоенно. - Может быть, я плохо разбираюсь в магии, но далеко не все Слуги таковы. Герои часто имеют многогранный талант, так что не стоит судить об их способностях по классу.
  - Может быть, - с сомнением сказала Рин. - Но этот барьер находится на совершенно другом уровне. Я не могу представить, что кто-то кроме Кастера мог сделать такое, - продолжила Рин, вновь поучительно подняв палец. - И даже если я ошибаюсь, кто бы там ни был, безусловно, он ответственен за нападение на школу. А его личность уже вторична.
  - Ясно, - вздохнула Райдер, откинувшись на спинку кресла. Через несколько секунд она покачала головой и улыбнулась. - Ну, пусть так! Беспокоиться - это не для меня. Кто бы там ни был, нам просто нужно победить его, верно?
  - Верно, - согласилась Рин.
  По правде говоря, она была немного взволнована. Хотя она никогда не ждала Войну за Грааль так сильно, как Широ, маги всегда соперничали друг с другом. Сравнить её собственные навыки и магическое искусство с навыками других Мастеров... Это было весьма интересно, если подумать.
  - Я полагаю, визит мы нанесем сегодня? - Рин повернулась лицом к Слуге, оторванная от своих мыслей её вопросом.
  - Так я думаю. Мы не хотим дать им больше времени на собирание энергии, - она пожала плечами. - Но я не могу сказать наверняка. Широ мог найти что-нибудь, что изменит ситуацию.
  - Да?- Райдер улыбнулась, и Рин почувствовала, как её живот сводит судорогой при виде порочной улыбки Слуги. - Ты позволяешь Широ выбирать курс действий? Это очень великодушно, Мастер. Я ожидала, что ты будешь таскать его на поводке.
  - Это партнерство, Райдер, - сказала Рин, стараясь не глядеть ей в глаза. На секунду в её разуме возник образ Широ, одетого в один только поводок, и лицо Рин залилось румянцем. Без сомнения, как Райдер и планировала. - Я не могу просто делать все, что вздумается.
  - Верно. И я уверена, что Широ является отличным партнером во всех видах деятельности, о которых ты думаешь, - Райдер улыбнулась при виде малинового цвета лица Рин, но затем нахмурилась. - Не уверена в том же насчет Ассасин.
  Рин бросила на Слугу любопытствующий взгляд. Талант Райдер резко переходить от насмешек к делу и наоборот раздражал, но сама она явно была весьма проницательна.
  - Что ты имеешь в виду?
  Райдер пожала плечами.
  - Она хотела убить тебя вчера. Довольно печально.
  Рин озадаченно моргнула, не понимая, что думать о словах Райдер. Она подозревала, что не нравится Ассасин, учитывая взгляды, которыми та награждала её при их первой встрече, но желание убить было... чересчур.
  - Правда?
  - О да, - подтвердила Райдер. - Она великолепно скрывает это, но когда ты предложила партнерство, она слегка сорвалась. Я случайно заметила это. Или мне повезло, как посмотреть. Я бы сказала раньше, но ты была занята своими совами.
  - Все равно нужно было сказать... это важно, - рассеянно упрекнула Рин Слугу, погрузившись в раздумья. Если Райдер говорила правду (а причин лгать у неё не было), то эта проблема была серьезной. Работа бок о бок с Ассасин даст маленькой Слуге множество возможностей для нанесения удара.
  Возможно, поэтому та и согласилась на партнерство. От этой мысли она похолодела. Что было бы, если Райдер не заметила бы это?
  Глупый вопрос. Она знала, что случилось бы, и ничем хорошим для Рин это не кончилось бы.
  - Полагаю, у тебя нет идей, почему?
  Райдер на мгновение задумалась, потом пожала плечами.
  - Причин может быть множество. Возможно, она хочет устранить конкурента в борьбе за Грааль. Возможно, ты напоминаешь её кого-то из её прошлой жизни, - Райдер зло улыбнулась, обнажив зубы. - Или, может быть, она просто психопатка. Выбирай.
  Рин вздохнула, устало потирая лицо. Она не знала, что с этим делать. Она не могла постоянно оглядываться назад, когда Ассасин рядом. Проще всего будет сказать Широ, но как он отреагирует? Что он вообще может сделать, кроме использования Командного Заклинания? Причем, Командное Заклинание было неэффективно в долгосрочной перспективе. И это даже в случае, если он поверит Рин. Её единственным доказательством было слово Райдер, и у Широ не было причин верить ему.
  Ударить первой тоже был непривлекательный вариант. Широ воспримет это как нападение и среагирует соответственно. А это значит полноценную схватку. Схватку, которой ей всеми силами хотелось избежать.
  В итоге, было лишь одно решение. Быть осторожной. Она фыркнула в горьком разочаровании от этой мысли. Едва ли осторожности хватит, чтоб спастись от Героического Духа. К тому же, специализирующегося на убийстве.
  Её мысли прервала Райдер, хлопнув её по спине с такой силой, что чуть не сбила Рин с ног.
  - Не волнуйся об этом так сильно, Мастер! - Слуга с малиновыми волосами смеялась, пока Рин восстанавливала равновесие. - Оставь это на меня. Ты занимайся своими планами, а я присмотрю за ней, хорошо?
  Рин улыбнулась и покачала головой. Райдер была права. Погружаться в бесконечные самокопания было непохоже на неё. Если Ассасин станет проблемой, то её нужно будет просто стереть в порошок. Таким человеком была Тосака Рин.
  - Верно. В конце концов, ты моя Слуга.
  Райдер снова рассмеялась, а потом проницательно глянула на Рин.
  - Итак, ты вознаградишь свою Слугу за внимательность, взяв её в этот самый 'торговый центр'? До встречи с Широ у нас есть пара часов, не так ли?
  Рин колебалась. Подышать свежим воздухом и расслабиться было заманчиво, даже несмотря на Райдер. В конце концов, она мысленно пожала плечами. Все равно Райдер не сможет заставить её купить что-нибудь. Хотя она не могла не задаться вопросом, где Райдер услышала о торговом центре. Это могло быть во вчерашнем разговоре с Широ?
  - Ну, я полагаю, мы можем прогуляться туда... - медленно начала она, все ещё колеблясь.
  Усмешка, появившаяся на лице Райдер, немедленно заставила её пожалеть о своих словах.
  
  Широ нравилась идея больниц. В самом деле. Место, посвященное спасению жизни, было благородной идеей. Кроме того, там можно встретить различные заболевания, что по-своему интересно. Проблема была в том, что хотя идея была привлекательной, реальность оказалась совсем иной.
  Она разочаровала его. Так много травм, которые он мог исцелить, но вынужден пройти мимо. Так много разных вирусов и бактерий, которые можно изучить, но он вынужден пройти мимо. Так много людей, кричащих, ругающихся или жалующихся по бессмысленным причинам. Словно некая специальная форма пыток, направленная на психику.
  И бесконечная, бесконечная бюрократия. Чтобы просто навестить друга, нужно взять форму посетителя, заполнить её, подписать отказ... Уже достаточно, чтобы свести человека с ума. Или, по крайней мере, заставить придушить регистратора. Самодовольный ублюдок.
  В конце концов, возле всех галочек стояли подписи и его впустили в коридоры, пахнущие антисептиками. Ассасин следовала за ним, невидимая и неслышимая. Он все больше и больше начинал ценить духовную форму Слуг. Она могли проникнуть почти всюду, полностью незамеченными. Не существует достаточно надежной системы безопасности, чтобы остановить их...
  И самое главное, ей не пришлось ничего подписывать. В глубине души Широ злорадствовал. Он знал, что это была мелкая победа, но после получаса бюрократических мучений он был рад и этому. 'Получай, мистер Пожалуйста, подпишите-здесь-и-здесь-и-здесь-и-здесь!'
  Палата Саэгусы была не так уж далеко, и пять минут спустя он стоял возле двери. Широ поднял руку, чтобы постучать, и нахмурился. Теперь, когда он подумал об этом, было странным, что Саэгусу поместили в отдельную палату. В Фуюки было больше одной больницы, но почти все ученики, пострадавшие в инциденте, были помещены в ближайшую. В эту, если быть точным. Она должна быть переполнена при таком наплыве пациентов. И выделять одному из пациентов отдельную палату, в то время как остальные ютились по несколько человек в одной, казалось расточительным. Возможно, часть учеников перевели в другие больницы, как только выяснили, что их состояние некритическое. В конце концов, он пожал плечами и постучал по двери. Причин волноваться не было. Веселый, мелодичный голос ответил на стук.
  - Входите!
  Он вошел в комнату, задержав дверь открытой на секунду дольше нужного, чтобы Ассасин могла войти. Удивленное выражение лица сидящей на постели Юкики быстро сменилось радостной улыбкой.
  - Широ-кун! Давно не виделись.
  Она похлопала по краю кровати.
  - Давай. Садись! Садись!
  Широ подчинился, присев на предлагаемое место.
  - Рад видеть тебя, Саэгуса-сан. Как ты?
  Девушка бросила на него недовольный взгляд.
  - Саэгуса-сан? Широ-кун, это слишком формально.
  - Юкика-тян.
   Улыбка вернулась на ее лицо.
  - Так лучше. И я в порядке. Просто немного устала, - сказала она. - Как насчет тебя? Я слышала, что ты не был в школе вчера.
  Он кивнул.
  - Так и есть. Я помогал отцу в церкви, чистил подвал. Там образовался серьезный беспорядок.
  Незамысловатая, но почти нерушимая ложь.
  - Везет тебе, - ответила Юкика, сморщив лицо, чтобы показать свою зависть. - У тебя появилось несколько свободных дней, которые ты можешь провести, как хочешь, пока остальные застряли тут.
  - Ох, расслабься, - сказал Широ, отмахнувшись от ее жалоб. - Ты получила отдельную комнату, не так ли?
  Он осмотрел её тумбочку и улыбнулся. Она была завалена подарками и открытками, от конфет и цветов до книг.
  - А как насчет этой кучи подарков? Мой будет выглядеть скромно по сравнению с ней.
  Он вытащил коробку конфет и положил её на самый верх. Юкика выглядела немного смущенной.
  - Ты не должен был...
  Широ махнул рукой.
  - Всё нормально. Я бы чувствовал себя неловко, придя с пустыми руками.
  Девушка покраснела, потом бросила на него лукавый взгляд. Или то, что Юкика представляла себе лукавым взглядом. На самом деле, получилось так себе. Больше было похоже на прищуривание.
  - Знаешь, Широ-кун, если ты действительно хочешь, чтобы мне стало лучше...
  - Я не вернусь в клуб, - его ответ был быстрым и окончательным. Сразу изменившееся лицо Юкики подсказало, что он правильно угадал.
  - Ну давай, Широ-кун? Пожалуйста? Кто-то должен сменить меня, когда я уйду, понимаешь?
  - Юкика-сан, мы выпускаемся в одном и том же году, - вздохнул он с видом человека, который слышал этот аргумент много, много раз. - Когда ты уйдешь, я тоже уйду.
  Юкика бросила на него сердитый взгляд и отвернулась.
  - Ну, может быть, я уйду довольно скоро. Об этом ты подумал? - пробормотала она в пустоту.
  Широ моргнул.
  - Что это было?
  Она обернулась с выражение паники на лице и замахала руками.
  - Нет! Ничего такого не было. Просто скучаю. Уже устала лежать тут.
  - Ты здесь немногим более дня, - сказал Широ, поднимая бровь. - Это слишком долго?
  Юкика смущенно засмеялась.
  Разговор возобновился, они болтали о разных несущественных вещах. Широ должен был признать, что приятно просто поболтать с кем-то. Не о планах, или надвигавшейся Войне, но о почти бессмысленных, забавных вещах. Тихая комната с пробивающимися сквозь занавески солнечными лучами удивительно контрастировала с событиями последних дней его жизни. Через некоторое время Широ посмотрел на часы. Три тридцать пять. Если он хочет перекусить с Ассасин перед оговоренной встречей, ему скоро придется уйти. Во время очередного перерыва в разговоре он начал.
  - Рад был увидеть тебя снова, Юкика-тян, но мне уже пора. Мне нужно идти на важную встречу...
  - Свидание, - спросила она с мерцающими глазами, глядя на него с интересом. Широ рассмеялся.
  - Не совсем. Скорее, головная боль.
  - Ну, если ты уходишь, не мог бы ты открыть окно? Здесь становится душно.
  Он подчинился, встав с кровати и открыв окно. Внезапный порыв воздуха прокатился по комнате и сдул с тумбочки одну из открыток. Взяв её, он не мог удержать и не посмотреть, что написано внутри.
  
  Дорогая Ю-тян.
  Я, правда, не знаю, что сказать. Чуть позже я снова навещу тебя, а пока держись. Мои улыбающиеся слова достигнут твоего сердца через это письмо!
  Только не волнуйся, хорошо? Врачи наверняка сумеют что-нибудь сделать!
  Держись!
  Фуджимура 'Тигр' Тайга.
  
  Он моргнул. На открытке был нарисован тигр, изо рта которого вылетало облачко, внутри которого было написано 'Держись!'
  Широ сомневался, что было более шокирующим: что Фуджимура Тайга использовала своё имя как каламбур (чего она никому не прощала), или что она подарила Юкике подбадривающую открытку. Юкика была в той же лодке, что и остальные, верно? Зачем дарить кому-то открытку, если у него такие же проблемы, как у тебя самого? И то, как она написала это...
  Подозрения начали грызть его, нашептывать в его разум, что что-то не так. Что он пропустил что-то очевидное.
  - Широ? Что случилось? - с любопытством спросила Юкика, глядя на него снизу вверх в кровати. С того же места, с которого она не сдвинулась ни на сантиметр с тех пор, как он здесь. Взгляд Широ упал на открытку в его руках. Подозрение росло.
  'Analysis start'
  Слова, слетевшие с его губ, были настолько тихим шепотом, что он сам едва слышал их, но они имели тот же эффект, что и всегда. Его чувства усилились, вбирая в себя ощущение жизни вокруг него. Он чувствовал, кровь в своем теле, биение своего сердца и саму жизнь в себе.
  И он мог видеть Юкику. Под одеялом, под одеждой, под кожей, под мышцами и жировыми тканями, он видел её. Одну трещину. Ничего страшного, если она была бы в руке. Несколько недель лечения. Если в ноге, то пара месяцев вне беговой дорожки.
  Но она была в позвоночнике.
  
  Кастер быстро отошла в сторону, так как в неё летел стол. Она не была уверена, целился ли её Мастер именно в неё, или просто срывал злость на всем, что попалось под руку. В комнате царила разруха, стены древнего храма были повреждены бросаемой мебелью и магией. Ярость владела Константином с тех пор, как тот вернулся в храм. Некоторые из монахов уже стали объектом его атаки, и Кастер была совершенно уверена, что они уже не встанут.
  Он плохо воспринял поражение от этой девушки, Айнцберн.
  По правде говоря, она сама была потрясена. Бой с Сейбер был не столько боем, сколько казнью. Она знала, что Кастер считается одним из самых слабых классов. Она признавала, что если она и сможет победить, то только при помощи аккуратного накопления мощи и стравливания врагов между собой. Тем не менее, сама разница между её силой и силой рыцаря в серебряных доспехах была ужасающей. Она просто не могла придумать обстоятельств, при которых она могла бы победить мечницу. Это казалось... невозможным. Недостижимая цель.
  Она покачала головой и сосредоточилась на более позитивных мыслях, таких, как извлеченная из этой встречи польза. Она ухмыльнулась. Её Мастер использовал второе Командное Заклинаний, второй щит между ним и её гневом пал. Если бы он вновь попал в такую ситуацию, ещё один выбор между жизнью и смертью...
  У неё есть много чего помимо обиды, что она сможет пустить в ход.
  Она осознала, что постоянная какофония звука закончилась, в храме воцарилась тишина.Оказалось, гнев Мастера уже сжег сам себя и он уже перестал бесноваться.
  Его лицо вновь было ровным и спокойным. Она заметила, что свежая кровь шла из его шрамов. Несомненно, это результат его царапаний и криков.
  - Кастер... - медленно, хрипло начал он и прервался приступом кашля. Она терпеливо ждала. У него ещё оставалось одно Командное Заклинание, чего вполне было достаточно. В конце концов, грубые звуки прекратились, и маг вытер рот от кровавой мокроты. Она подавила порочную улыбку при виде страданий ублюдка.
  - Кастер, - тверже повторил он. - Начни собирать энергию снова. На этот раз быстрее.
  Его глаза сузились.
  - Возьми столько, сколько можешь, так быстро, как можешь.
  Кастер почти плюнула ему в лицо. Этот дурак вообще понимал, о чем просил? Или был бесконечно туп? Лей-линий были древними, мощными потоками энергии, а не каким-то удобным источником энергии. Нужно быть сдержанным, чтобы не повредить каналы. Взять как можно больше? Идиотизм. Мудрее всего было взять по чуть-чуть от каждого. Забрать столько, что человек может умереть, значит лишить себя будущего источника энергии.
  - Мастер... - начала она, решив остановить это безумие до его начала.
  Он ударил ее.
  Она упала на землю, схватившись за челюсть. Удар не был болезненным. Она была физически слабой, но все же Слугой. Не усиленный удар простого человека не мог навредить ей. Но стыд от избиения горел в её голове. Равно как и удовлетворение от очередной паники её Мастера. Она помнила, что ещё два дня назад он был спокоен и уверен в себе. Было забавно увидеть, что все исчезло спустя всего одно сражение.
  - Заткнись! - завизжал он, спокойствие, которое он обрел минуту назад, уже исчезло. - Заткнись! Просто сделай это! Ты видела, как легко Сейбер победила тебя вчера? Ты хочешь, чтобы это случилось снова? Или нет?
  - Нет, Мас... - его нога ударила ее по подбородку. Константин посмотрел на нее сверху вниз с разочарованием в его глазах.
  - Заткнись! Просто сделай это!
  Он повернулся на каблуках и зашагал в глубины храма. Вставая на ноги, она посмотрела на уходящую фигуру. Ей очень хотелось убить его сейчас, когда он отвлечен, но она подавила жажду убийства. Стоит ему заметить использование магии, как она будет мертва. Ее Божественные Слова позволяли ей значительно опережать любых современных магов в плане произнесения заклинания, но Командные Заклинания были еще быстрее.
  Она обратила свое внимание на город. Ее хозяин был трусливым дураком, но была некоторая доля правды в его словах. Если она хочет выйти живой из очередной схватки с Сейбер, ей понадобится больше энергии.
  'Мне очень повезло, что люди этого города щедры'.
  Эта мысль заставила её ухмыльнуться, когда она вновь начала работу с силовыми линиями.
  
  Райдер признала: мир стал куда более удобным. Раньше путь от пекаря к портному, а затем к ювелиру занял бы минимум час. Но здесь, в этом торговом центре, можно было достичь любого магазина за пять минут. Тратить деньги стало куда удобнее.
  Было бы, если бы у неё были деньги.
  Она печально вздохнула, глядя на своего Мастера. У Тосаки Рин было много замечательных качеств, но щедрого сердца среди них не было. Она совершенно точно дала понять, сколько денег готова потратить. И это было не слишком много.
  Тем не менее, Райдер уже случалось переживать трудные времена. Было несколько способов получить то, чего хотел. Например, большинство людей сразу со всем соглашаются, если наставить пистолет на их лицо. Если этот вариант был неподходящим (а такое случалось), то обольщение, как правило, всегда было уместно. И, наконец, самый простой вариант из всех: украсть, когда никто не видит.
  Конечно, её Мастер дала понять, что кража неприемлема, но это всего лишь значило, что Рин тоже не должна видеть. Это было прекрасно. Ей нравился вызов, а карманы в её пальто были глубокими. Пусть её чересчур благочестивая Мастер смотрит, сколько хочет.
  Меньше чем через полчаса она была уже довольна своей растущей коллекцией безделушек. Несколько книг, полный комплект белья, полупрозрачная шаль и коробка дорогих конфет были лишь верхушкой айсберга. Ювелирные изделия было достать труднее, большинство магазинов использовало стеклянные витрины, чтобы помешать людям сделать именно то, что она планировала.
  В конце концов, она нашла магазин с чудесными и доверчивыми людьми, несколькими открытыми витринами и всего одной камерой, да ещё и с плохим обзором. Именно таких людей она любила встречать. Она с легкостью ограбила их, но радостно рекомендовала этот магазин всем, кого встречала в центре.
  - Я пойду взять напитки, - сказала Рин, отвлекая её от созерцания её вновь обретенных... фондов. - Полагаю, ты не захочешь?
  Алкогольные? - с надеждой спросила Райдер. Рин покачала головой, и она отчаянно вздохнула. Никакого секса, никакого алкоголя и кончающийся табак для её трубки. И она ещё не побывала ни в одном бою. Война за Святой Грааль разочаровывала её. Если бы Рин не было так весело дразнить, она бы уже сошла с ума от скуки! И если бы не небольшая фляжка виски (украденная) в ее левом верхнем внутреннем кармане, даже этого было бы мало, чтобы дожить до конца Войны!
  Пока Рин отправилась за напитками, Райдер глазела на людей этажом ниже. Рассматривать людей было её хобби, которое она приобрела во время утомительных речей Лиззи. Фокус был в том, чтобы наблюдать за краями толпы, где люди не были окружены другими людьми. Люди ведут себя по-пуритански , когда видят, что другие наблюдают за ними. Но когда они думали, что никто не смотрит, они показывали свою истинную натуру.
  Она моргнула, увидев знакомое лицо. Или, скорее, два знакомых лица. Котомине Широ и Ассасин сидели за столом вместе, поедая что-то вроде бутербродов. Или же они просто пытались скрыть за этим какие-то другие действия. Они казались напряженными, готовыми броситься в бой. Ей стало интересно, почему.
  А. Конечно. Как глупо с её стороны. Ассасин, вероятно, могла избежать обнаружения ею, но не наоборот. Без сомнения, бледная Слуга уже была близка к определению её точного местоположения. Как будто по команде, маленькая голова повернулась, чтобы взглянуть прямо на нее. Вражда в бледно-голубых глазах чувствовалась даже на таком расстоянии.
  Она помахала рукой.
  
  Широ тупо уставился в пространство, его разум был в смятении. Одна и та же мысль вновь и вновь выскакивала в центр его сознания, как бы он не пытался затолкать её в глубины памяти.
  Саэгуса Юкика, скорее всего, никогда не сможет ходить без посторонней помощи.
  Он чувствовал себя идиотом. Он весело болтал с ней о бесполезных мелочах, отказался вернуться в беговой клуб и полностью проигнорировал намеки о том, что что-то не так. Каждое слово, которое он говорил, должно было быть как кинжал в её сердце. И она все время улыбалась.
  Прежде чем покинуть больницу, он навестил своих приятелей. У них была общая палата, но их проблемы со здоровьем были куда менее серьезными. Сакуры, к счастью, в тот день в школе не было, остальные же отделались только сильной усталостью. Похоже, кроме Юкики, все довольно легко пережили этот инцидент.
  Кроме Юкики.
  'Ты здесь немногим более дня. Это слишком долго?'
  Память об этой глупой, жестокой фразе терзала его. 'Что за бессмыслицу я сказал. Может мне стоило сказать ещё: 'Ничего, тебе предстоит провести тут весь остаток жизни', чтобы совсем добить её'.
  Причина травмы была невероятно глупой. Она имела привычку прыгать через несколько ступенек, спускаясь по лестнице. Потеряв сознание, она неудачно упала. Высота была всего в пару метров. Врач сказал, что шансы на такой исход были невероятно малы. Он настаивал, что это был несчастный случай, как будто это могло сделать ситуацию лучше.
  Но это было не самое худшее. Не самое худшее, из всего.
  Хуже всего было то, что он просто бросил её там.
  Его анализ дал ему почти всю информацию о травме. Грудной отдел позвоночника, трещина в одном из позвонков. Кость не была сломана, но нервы внутри все же повредились. До паралича дело не дошло, но травма была достаточно серьезной, чтобы разрушить её жизнь. Даже с самой лучшей медицинской помощью, шансы на исцеление были почти нулевыми. А значит Юкика, радость и гордость клуба легкой атлетики, никогда больше не сможет ходить без костылей.
  Но он мог бы исцелить её. Он мог спасти ее.
  И одновременно не мог.
  Потому что врачи стали бы задавать вопросы. Потому что люди не оставят незамеченным исцеление спинномозговых нервов всего через сутки после их повреждения. Один-единственный акт доброй воли мог уничтожить мир, в котором он жил. Маги скрывались от общественности. Они не оценят его добрый поступок, который привлечет внимание людей.
  И даже если он сможет сохранить это в секрете, как насчет Юкики? Чудо-девушка, исцелившаяся от страшной травмы за одну ночь. По их просьбе она превратится в лабораторную крысу, которую будут день за днем исследовать в лабораториях, чтобы найти ответы, которые они не найдут. Она была слишком добродушной, чтобы сказать нет. Они покажут ей какие-нибудь фотографии больных детей, и она с радостью потратит на их исследования всю свою жизнь.
  Как только она выйдет из больницы, где она под неусыпным надзором, он сможет что-нибудь сделать, чтобы улучшить её состояние. Он будет действовать медленно и постепенно, чтобы врачи могли приписать улучшение к её собственным заслугам. Но сейчас он ничего не мог сделать. Даже сказать ей, что может исцелить её. Не подвергая её и тех, о ком он заботился, риску. Не раскрывая ей тайну, о которой она никогда в жизни не должна узнать. Ассоциация Магов не была щепетильной, когда дело касалось скрытия фактов использования магии. Рин, его отец, Юкика... все они по меркам Ассоциации могут быть признаны виновными.
  Широ фыркнул. Он был участником Войны за Грааль, что само по себе было заявкой на высокий статус в магическом мире, особенно если он победит, но все же он не мог исцелить одну-единственную девушку, не привлекая на головы своих близких множество проблем. Или не уничтожив её жизнь другим способом. Это было глупо.
  Юкика тепло попрощалась с ним, не зная, что просто уходя из комнаты, он совершает предательство. Он помахал ей и сказал, что придет снова. И он это сделает. Не для того, чтобы исцелить её.
  Она проведет недели в больнице, убежденная, что не сможет больше никогда ходить на своих ногах. Нужно было постараться не дать ей пасть духом. Он все ещё был её другом, пусть даже он не мог прекратить её страдания здесь и сейчас. Широ был в бешенстве. Он хотел ударить кого-нибудь, разорвать на части, чтобы выместить злость.
  Тот, кто напал на школу, был хорошей целью. Он чувствовал, как его рот растягивает в улыбке, когда он думал об этом. Когда он найдет их, он сможет отыграться. Слуге придется умереть сразу, слишком рискованно оставлять его в живых, но вот Мастер...его смерть не будет быстрой.
  - Широ, - маленькая рука перед его глазами отвлекла его от тяжелых мыслей. - Твой сэндвич остывает. Ешь.
  Он повернул голову и посмотрел на Ассасин, которая как всегда была невозмутимой. После посещения больницы она сразу потащила его перекусить, хотя было заметно, что в её планах уже не было пожирание всего, что можно. Куда больше времени она потратила на то, чтобы заставить его съесть что-нибудь, очевидно, чтобы отвлечь от мыслей о Юкике. Широ оценил её поступок, но ему действительно не хотелось есть.
  Ассасин, похоже, не собиралась принимать отрицательный ответ и многозначительно посматривала то на него, то на бутерброд, пока он не сдался. Некоторое время они ели в молчании, пока Ассасин вдруг не замерла. Жест был похожим на то, как сторожевая собака принюхивается к возможной угрозе. Широ понял, что случилось, ещё до того, как она заговорила.
  - Широ, поблизости есть Слуга.
  Его мысли ускорились. Они были в людном месте. Хотя они с Рин подозревали, что атака была выполнена при помощи манипуляции лей-линиями, это все ещё мог быть Фантазм. Торговый центр полон людей, заманчивое место для новой атаки.
  С другой стороны, это может быть мирный посетитель. Не исключено, (придаточн.) что это Райдер или Сейбер, которые пришли сюда с Рин или Илией соответственно. Широ надеялся, что это Райдер. Рин могла уже найти что-то к этому моменту.
  - Где они?
  - Двести пятьдесят метров, - сказала она и закрыла глаза, сосредоточившись. - Я пока не могу указать направление.
  Он молча ждал. Если бы он был честным, он хотел, чтобы что-то произошло. Что-то, что отвлечет его от мрачных мыслей. Адреналин уже наполнил его тело, а арии готовы были сорваться с его губ.
  - Сто метров, - сказал тихий голос рядом с ним. - На запад.
  Он посмотрел в ту сторону краем глаза, но не увидел ничего необычного. 'Неудивительно, вряд ли Слуга попмезно возвестит о своем появлении'. Ну, кроме его брата, но он был исключительным даже среди Слуг.
  - Пятьдесят метров, - пробормотала Ассасин. -Наверху...
  Беловолосая Слуга посмотрела вверх, Широ последовал за ней взглядом. Там, весело махая рукой, стояла знакомая рыжая фигура. Он вздохнул, сбрасывая напряжение, и поднял свою руку в приветствии.
  Слуга беззаботно спускалась по лестнице. Широ не мог не отметить внимание, которое она привлекала. Это было неудивительно. Райдер была красива по любым меркам, а развевающиеся красные волосы, необычные для Японии, превращали её красоту в экзотическую. В сочетании с ярким стилем одежды, она выглядела так привлекательно, как только может быть привлекательной женщина. Честно говоря, он был удивлен, что вокруг неё ещё не толпится куча парней.
  - Привет, Широ-кун! И ты тоже, Ассасин, - приветствовала их Райдер. - Не ожидала встретить вас двоих здесь.
  - Для меня это тоже сюрприз, - согласился Широ, знаком приглашая её сесть. - Где Рин?
  - О, она наверху. Пошла за напитками.
  Героическая Душа села, скрестив ноги.
  - А вот собственно и она, - она подняла руку и вновь замахала. Обернувшись, Широ посмотрел в ту же сторону. По той же лестнице, по которой пришла Райдер, быстро спускалась Рин.
  - Широ! - воскликнула она, дойдя до них. - Что ты здесь делаешь?
  Он пожал плечами.
  - Просто решил прогуляться, чтобы развеяться. А ты?
  - Тоже, - ответила она, присаживаясь. - Я как раз собиралась идти в церковь.
  Широ удивленно моргнул.
  - Что, уже пора?
  Он поглядел на свои часы. Четыре двадцать. До церкви отсюда было минимум полчаса, даже если бежать. Похоже, он совсем потерял чувство времени.
  Рин открыла было рот, чтобы отчитать его за рассеяность, но прервалась, посмотрев на его лицо.
  - Широ... ты в порядке? Ты выглядишь немного усталым.
  Здорово. Видимо, даже Рин заметила, что он погружен в тоску. Он покачал головой. Хватит. Если он и чувствует печаль, ему нужно направить усилия на что-нибудь более полезное. Например, выследить того ублюдка и свернуть ему шею.
  Именно так. Он почувствовал себя лучше.
  - Я в порядке, - ответил он, выпрямившись на стуле. - Просто задумался. Ты нашла что-нибудь?
  Рин с подозрением глянула на него, очевидно, не убежденная его словами. Но в конце концов заговорила. Это место не было столь безопасным, как церковь, но громкие разговоры людей вокруг скрывали их собственную беседу.
  - Все, как мы думали. Они скрываются в храме Рюудодзи. Так стоит мощнейший барьер, что в сочетании с естественной защитой храма, превращает его в крепость. Я бы сказала, что это работа Кастера.
  Широ кивнул, размышляя над информацией. Рюудодзи стоял на одном из самых сильных пересечений лей-линий, так что они изначально предполагали, что какой-нибудь Слуга сделает это место своим логовом. И это мог быть только Кастер. Другие Слуги, вроде Арчера или Берсеркера, обычно не были опытными магами.
  - Хорошо. Канализация же пуста. Я не смог найти никаких следов магии, не говоря уже о Слугах.
  Рин задумалась на несколько секунд, затем пожала плечами.
  - Ну, ничего страшного. Лучше сосредоточиться на одной цели за раз. По крайней мере, мы знаем, что там нет никаких сюрпризов.
  - И нам стоит сосредоточиться на деле, - сказала Райдер, влезая в разговор.
  - Нужно обсудить, когда мы собираемся атаковать.
  - Сегодня.
  Широ повернулся на звук голоса Ассасин, удивленно поглядев на неё. Для неё было необычным вот так резко врываться в разговор.
  - У нас нет причин не атаковать.
  - Ох, - Райдер ухмыльнулась Ассасин. - Ты читаешь мои мысли. Я тоже за как можно более быструю атаку. Я уже начинаю скучать.
  - Я согласно. Я маг из семьи Тосака. Я не позволю им творить что угодно на моей земле, - подтвердила Рин. Она повернулась к нему лицом, глядя на него с любопытством.
  - Широ?
  Он прикрыл глаза, погрузившись в свои мысли. Широ мог придумать несколько причин не атаковать сегодня. Они могли потратить время на изучение способностей Кастера, или же спровоцировать другого Мастера напасть на храм. В то время как немедленная атака позволит ограничить время, которое Кастер может потратить на собирание энергии.
  Но, честно говоря, прямо сейчас ему хотелось наплевать на стратегию. Растущий гнев требовал освобождения. Он хотел разорвать тех, кто напал на школу, показать, что бывает с теми, кто ранит его друзей. Заставить их просить прощения, умолять о пощаде, которой он им не даст. Эти мысли успокоили его.
  - Да, - заговорил он, открыв глаза. - Сегодня.
  
  11. Rise
  
  В комнате было темно, свеча, расположенная в центре, была единственным источником света. Константин предпочитал такое освещение. Контраст между тьмой, сжимающейся вокруг маленького трепещущего огонька, радовал его глаз. Может быть, даже успокаивал.
  Сев перед ним, он скрестил ноги, закрыл глаза и мысленно вернулся к событиям предыдущей ночи.
  Стыдно.
  Жалко.
  Унизительно.
  Вот слова, которые могут описать его... 'битву' с Илиясфиль фон Айнцберн. При мыслях о беловолосой девочке он бессознательно потер шрам, пролегающий от подбородка до ключицы. Память о её отце.
  Двадцать три года назад Эмия Кирицугу был на высоте своего позора. Прозвище 'Убийца Магов' было дано ему из уважения, отвращения и страха. Все эксперименты прекращались, как только появлялось известие, что он поблизости. Его гнев, направленный на тех, кто использовал людей в своих экспериментах, вошел в легенды. Он убил даже своего отца за такое. Как кто-то другой мог надеяться на его милосердие?
  Двадцать три года назад, Эмия Кирицугу убил его брата.
  Память ранила, даже спустя столько времени. Для магов, которые мало внимания обращали на семейные отношения, он и его брат были очень близки. Ещё в юности, он не жалел, что именно брата назначили наследником семьи. Все равно Константин не хотел этого. Слишком большая ответственность. В качестве младшего сына он получил куда больше свободы, чем его брат. Пока брат стремился к вершинам магии, он сидел в его тени.
  И тогда Петр был убит.
  Он экспериментировал со скрытыми барьерами, специализацией семьи Эшердт. Чтобы проверить качество работы, нужны были разумные подопытные. Жителей в местных городах было более чем достаточно. Но на резкое увеличение числа пропавших обратил внимание Эмия Кирицугу. Итог был таким же, как и всегда, когда Убийца Магов обращал на кого-то свое внимание. Но было кое-что очень важное.
  Тело Петра было сожжено дотла, вместе почти со всеми магическими знаниями семьи Эшердт. Одним махом их семья была отброшена почти до первого или второго поколения. Это стало ужасным ударом для Константина. Он вдруг стал наследником, первым звеном новой цепи. Он был лишен той свободы, что имел ранее, и был вынужден проводить все свое время в библиотеках и мастерской, чтобы восстановить две с лишним сотни лет исследований за одно поколение.
  Он жаждал мести. Убить человека, который убил его брата и заставил его жить жизнью, которой он не желал. Но, словно по издевке судьбы, Эмия Кирицугу попал под защиту семьи Айнцберн, став недосягаемым для Константина. В течение многих лет он просто варился в соку собственной печали, копаясь в семейной библиотеке.
  И вот наступила четвертая Война за Святой Грааль. Какое-то время было неизвестно, кто её выиграл, и даже кто просто пережил её. Но новости стали появляться. Блудный маг, Вейвер Вельвет вернулся, уверенный в себе, с вестью о смерти его учителя, лорда Эль-Меллоя и его невесты. Семья Тосака тоже потеряла своего главу, Тосаку Токиоми. О других Мастерах было мало что известно.
  А потом случилось то, чего никто не ожидал. Айнцберн объявили на весь мир, что Эмия Кирицугу больше не является частью их семьи. Это вызвало настоящий переполох. Существовало множество семей, обиженных на этого мага. Когда он был обнаружен в материковой части России, охота началась.
  Константин охотно присоединился к ней, оторвавшись от своих многолетних исследований и сожалений. Наконец он мог отомстить за своего брата. Сорвать свой гнев на обидчике. Он мог посмотреть Эмии Кирицугу в глаза и плюнуть на его труп.
  Это была катастрофа.
  Если и раньше Эмия Кирицугу был беспощаден, то теперь он вел себя как настоящий демон. Позади него оставались гектары сгоревшего леса, обрушенные здания и разлагающиеся трупы магов, как предупреждение остальным. Константин не обратил внимания на это. Он продолжил путь даже тогда, когда в других осторожность пересилила жажду крови, и они вернулись домой.
  И чтобы вознаградить его за усилия, Эмия Кирицугу вспорол ему глотку зазубренной палкой. Палкой. Это было унизительно.
  Он использовал всю оставшуюся энергию, чтобы выжить, прижечь раны и залечить их при помощи тех немногих знаний о магическом исцелении, которые у него были, но все же ему повезло. Кирицугу даже не глянул на его тело, решив, что он умирает или уже мертв, он продолжал двигаться к своей цели как одержимый. Несмотря на это, у Константина не было сил двигаться.
  Он так и лежал в лесу, постепенно холодея. Наконец его нашла девушка из местных, которая гуляла там, собирала цветы или делала ещё что-то бесполезное. Она оттащила его в деревню и вызвала врача. Через несколько недель он выздоровел, бешено цепляясь за жизнь и улучшая своё состояние день за днем.
  К тому времени Эмия Кирицугу умер, оставив Константина наедине с его ненавистью.
  До сих пор. Он решил удостоиться звания победителя в Войне за Святой Грааль, чтобы доказать, что он не слабее Эмии.
  И все же он вновь был побежден, просто отброшен с дороги, как мусор.
  Издав рык разочарования, он вновь начал царапать свой шрам, разрывая ткани ногтями, кровь потекла по его груди. Он отказался от исцеления раны, несмотря на все трудности, которые она приносила. Это должно стать ему уроком, однажды преподанным Кирицугу, о котором он забыл в бою с Илиясфиль. Боль должна была закрепить его в памяти.
  Внимание.
  Терпение.
  Подготовка.
  Слова, которыми он жил в течение почти десятилетия, но забыл.
  'Больше этого не случится', - сердито подумал он. - 'Меня не сметут снова!'
  Он продолжал сидеть перед единственной свечой, закрыв глаза и позволив тьме окутать его.
  
  Решив встретиться у храма в девять часов, Рин и Широ оправились по домам, чтобы приготовить то, что они собирались использовать в бою. Он направился к церкви в быстром темпе, спустился в подвал и открыл внешне невинный гардероб. А затем отворил потайное отделение, открыв виду арсенал самого разнообразного оружия.
  Широ наметанным глазом осмотрел свою коллекцию оружия. Многие вещи были не интересны ему, а если и попадалось что-то интересное, у него не было времени, чтобы как следует научиться с ним обращаться. Оружие не было его специальностью. Основной упор он делал на магию и рукопашный бой. Но учитывая, что он собирается штурмовать укрытие Слуги, ему нужен хороший клинок.
  В конце концов, он в смятении покачал головой. Все оружие в потайном отсеке было обычным, не способным даже ранить Слугу. Его когти, тем не менее, будучи укрепленными магией, вполне способны были нанести повреждения, но драться со Слугой в любом случае было бы глупостью.
  Стоящая рядом с ним Ассасин пришла к тому же выводу, вернув перевязь с метательными ножами на полку.
  - Широ, ничто из этого не сработает против Слуги.
  - Я знаю, - сказал он, закрывая потайной отсек, а за ним и гардероб, в котором висело черное одеяние.
  - Но у меня есть другая идея.
  Если обычное оружие было бесполезно, ему придется использовать необычное.
  Спустившись глубже в небольшой лабиринт под церковью, он подошел к одной из деревянных панелей на стене. На вид она не отличалась от множества других панелей, и это было почти правдой. За исключением того, что за ней хранился впечатляющий арсенал святого оружия.
  Его отец не спешил учить Широ обращению с ними, называя их отвлекающим фактором. Он согласился учить Широ обращению с ними только тогда, когда он доказал свой успех в деле овладения магией.
  Он проделал дыру в трехдюймовой панели из цельного дуба в тот раз. То же самое он повторил и сейчас.
  Он слегка пригнулся, войдя в нишу и разглядывая освященные предметы. Одну конкретную группу предметов.
  Черные Ключи были практически символом церковных экзекуторов, и это оружие неплохо подходило для уничтожения духовных сущностей. Они не были достаточно мощными, чтобы уничтожить Слуг, но все же могли нанести им существенные повреждения. Так что их стоило взять с собой. Единственное подходящее для уничтожения Слуг оружие было лишь в арсенале Гильгамеша. И Гильгамеш вряд ли согласился бы одолжить ему одно. Впрочем, Широ даже не мог попробовать спросить, его брат провернул тот же трюк с неожиданным исчезновением, что и его отец.
  Десяток клинков лежали на своем месте, источая тихую угрозу. Он взял одну из рукоятей и зажал между пальцами. Движение запястья, и клинок вошел в пол до самой рукояти.
  Он усмехнулся с почти детской радостью. Все было так, как рассказывал его отец. Замечательно.
  Он взглянул на оставшиеся запасы. Четки, распятия и другие предметы, назначение которых он не всегда мог распознать. Все бесполезное для него. Широ не хватило бы веры, чтобы раскрыть их потенциал. Теоретически, он был христианином, но в этом и была проблема. Теория не поможет, особенно когда имеешь дело со святыми артефактами. Черные Ключи были исключением. Даже человек слабой веры мог использовать их.
  Внезапно он нахмурился. Раньше в оружейной не было аккуратно сложенной черной ткани. Развернув её, он увидел длинное черное одеяние, вроде того, что он видел в гардеробе пять минут назад. Когда он разворачивал её, на пол упала карточка, которую Широ сразу же подобрал. Карточка с этой стороны была пустой, и он перевернул её.
  Широ. Когда вера будет недостаточной защитой.
  Кроме того, не помню, чтобы я давал тебе разрешение заглядывать сюда, так что верни потом все на свои места.
  Твой отец.
  Он удивленно моргнул и осмотрел одеяние. Оно было похоже на отцовское, только меньше размером. Почти идеально подходит ему. Широ весело фыркнул. Похоже, Котомине Кирей знал его лучше, чем он думал.
  Одев его, он покрутился из стороны в сторону. Оно было удивительно легким. Казалось, совсем не ограничивает движений. Кроме того, оно было чертовски стильным, что было большим плюсом.
  - Как я выгляжу? - спросил он, поворачиваясь к Ассасин.
  Она оглядела его сверху донизу и кивнула.
  - Хорошо.
  Он помял ткань в руках и улыбнулся, если его подозрения были верны, то эта одежда куда сложнее, чем казалось на первый взгляд. Любой, кто попытается применить против него магию, а также холодное или огнестрельное оружие, будет неприятно удивлен. Мало поможет против Слуг, но лучше, чем ничего. Кроме того, он собирался разобраться именно с Мастером. У Широ был большой зуб на этого ублюдка.
  Его почти детская радость от обретения нового оружия спала, когда он вспомнил события текущего дня. Волна вины нахлынула на его разум, но он прогнал её вспышкой гнева. Он делал так уже десяток раз за день, но его разум вновь и вновь возвращался к этим мыслям.
  Он просто не мог успокоиться, пока Юкика не будет отомщена.Вот и все.
  
  Ассасин была зла. Большая практика притворства помогла ей скрыть это от окружающих, но в её душе полыхал пожар гнева.
  Кто-то сделал больно Широ.
  Ей не особенно понравилась Юкика. Она была ближе к Широ, чем Ассасин хотелось бы. Но её боль, очевидно, беспокоила Широ, делала его печальным. Несчастным.
  Кто-то должен страдать за это. Начиная с Кастер и заканчивая... ну, до тех пор, пока Широ не будет вновь счастлив.
  Она внимательно смотрела, как Широ готовил обед для неё. Он пытался скрыть это, но было очевидно, что он все еще был в депрессии. Она не хотела этого. Не нравилось и все. Все, кто причиняет ему боль, должны быть уничтожены. Идея напасть сегодня на храм и убить Слугу с его Мастером была привлекательной. Разве убийство Кастера не будет очередным доказательством того, как Широ важен для неё?
  К тому же, ей могла представиться возможность напасть ещё на кое-кого.
  Она была расстроена, когда Рин впервые предложила партнерство Широ, но она не могла не заметить преимущества работы бок о бок с ней. Во время совместной работы у неё будет возможность убить её, когда Широ не будет видеть. Она убьет Рин до того, как та предаст Широ. Это было бы просто.
  Единственной проблемой была Райдер.
  Она нахмурилась при мысли о Слуге с малиновыми волосами. Ассасин не могла не чувствовать, что за взбалмошной и легкомысленной натурой этой Героической Души скрывается цепкий ум. Это тревожит. Более того, Райдер просто раздражала ее. Она напоминала ей о шлюхах, продававших свои тела на той улице, где она росла. Такая же легкомысленность, такая же аура соблазна.
  Невольно она сжала рукоять кинжала. Старые обиды вновь вскипели в её душе, несмотря на все попытки задавить их в глубины памяти...
  - Ассасин, ужин готов! - звук голоса Широ мгновенно отвлек её от темных мыслей. Удивительно. Одного только его голоса хватало, чтобы заставить её забыть о прошлом.
  Быть рядом с ним навсегда...
  Разве за это не стоит заплатить любую цену?
  
  Рин сидела на нижней части лестницы, ведущей в храм, и дрожала от холода. Рядом с ней стояла Райдер, казалось, безразличная к ухудшению погоды. Учитывая, что та была одета в легкое полупальто, Рин относила это к духовной природе Слуг.
  - Опаздывает, - выдавила она сквозь стучащие зубы. Она наложила на себя согревающее заклинание, но, похоже, недооценила температуру окружающего воздуха. Было действительно необычно холодно для этого времени года.
  - Нет, Мастер, - вздохнула Райдер. - Это мы пришли слишком рано. Как я и предупреждала.
  Рин раздраженно глянула на неё. Разве Слуги не должны быть верными, преданными воинами? А не использовать любой возможный повод бросить камень в огород Мастера. Она надеялась на Слугу с хорошими манерами.
  - Ага! - весело воскликнула Райдер. - Вот и он, Мастер. Как раз вовремя, в отличие от некоторых ранних пташек, о которых я промолчу.
  Проглотив своё возражение, она была готова одарить Широ желчным комментарием, но осеклась из-за его внешнего вида. Футболку и джинсы, которые он носил почти всегда, заменило подозрительно знакомое одеяние. В его глазах была задумчивость, а на лице застыло выражение безразличия. На мгновение он показался ей призраком, ходящим среди живых. На мгновение он действительно стал похож на своего отца.
  Она яростно помотала головой, выбрасывая это видение из её мыслей. Когда она открыла глаза, Широ стоял перед ней, с усталым лицом, в неподходящей ему одежде, но это все был Широ.
  - Что? - спросил он, бросив на неё любопытствующий взгляд. - Ты уже здесь? Неужели я опоздал?
  - Конечно! - она отвела взгляд, возмущенно фыркнув. - Я бы не...
  - Ты вовремя, Широ-кун, - прервала её Райдер. - Рин просто замерзла и раздражена.
  - И все? - ответил он, бросив на неё взгляд. Широ протянул руку и дотронулся ладонью до щеки Рин. Она слегка покраснела, но не отстранилась.
  - Ч-что ты делаешь...
  'Analysis start'.
  Почти сразу она почувствовала жар в своих замерзших мышцах, который постепенно перешел в уютное тепло. Она удержала свои цепи от инстинктивно попытки заблокировать воздействие чужой праны. Широ подождал, пока все закончится и убрал руку.
  - Тебе лучше?
  - Д-да, - сказала она, слегка задыхаясь. Как всегда, Широ использовал самый прямой способ решения проблем, не заморачиваясь такими вещами, как личное пространство. Он задержал на ней взгляд.
  - Кстати, Рин, не слишком ли много веса ты набрала на бедрах?
  Она шокированно уставилась на него. Он же не был настолько глуп, чтобы сказать это, верно? Просто уши подвели её, так?
  За её спиной смеялась Райдер.
  - Тебе стоит следить за этим, - продолжал Широ, серьезными спокойным голосом. - Я могу избавиться от него, если ты хочешь, но переедание это привычка, с которой нужно бороться...
  Райдер согнулась пополам от смеха. Рин боролась с желанием ударить Широ.
  - Кроме того... - Рин подняла дрожащую руку, чтобы прервать его словоизлияние.
  - Широ. Просто... остановись, пока не поздно. Для твоего же блага.
  Честность Широ была подобна многотонному грузовику, который трудно остановить и который мог сильно ударить. Но все же он прервался и кивнул.
  - Я думаю, ты права.
  Он посмотрел вверх по лестнице. Тьма скрывала все находящееся дальше пары сотен футов от них, словно стена.
  - У нас есть более важные дела.
  - Ох, я и не знала об этом, - прошептала Райдер на ухо Рин, чтобы только она слышала её слова. - Вес - это серьезная проблема для девушки, не так ли, мой пухлый Мастер?
  Рин старательно игнорировала Слугу, обратившись к Широ.
  - Где Ассасин?
  Широ открыл было рот, чтобы ответить, но прежде чем он успел что-то сказать, беловолосая Слуга приняла физическую форму прямо рядом с ними. Она кинула Райдер и Рин, но не произнесла ни слова, молча встав рядом с Широ.
  Рин посмотрела на неё с некоторым беспокойством. Если Райдер была права, то Ассасин может напасть на неё в любой момент. Но если это и было правдой, маленькая Героическая Душа никак не показывала этого. Ее лицо было невыразительным и равнодушным. На секунду она задумалась о том, чтобы сказать Широ о подозрениях Райдер и поставить вопрос ребром. Мысль о возможном нападении Слуги союзника была неприятной.
  Но даже так, почему он должен был верить слову Райдер? Из-за того, что Широ теперь рядом, отнюдь не следовало, что он будет верить каждому слову её Слуги. В конце концов, она решила промолчать. Было боязно, но она просто оставила этот вопрос на усмотрение Райдер, как та и предлагала.
  В этот момент она ощутила что-то. Странное ощущение, что Рин приняла решение или упустила шанс, как посмотреть.
  - Мы должны выдвигаться, - тихо сказал Широ, начиная долгий путь наверх.
  Поднимаясь рядом с ним, Рин молчала. Широ выглядел... странным. Хотя комментарий о её весе был характерен для него, в остальном он был подозрительно тихим. Он был в похожем настроении тогда, в торговом центре.
  'Просто его задница идеальной формы устала', - думала она, поглядывая на его лицо краем глаза. Он был сосредоточен на пути наверх, и его лицо ничего не выражало. Это было самым пугающим. Лицо Широ всегда было живым, радостно улыбался ли он или дразнил её с хитрым прищуром. Безразличие ему не подходило.
  А тут еще этот чертов плащ. Копия одежды проклятого Кирея, до последней нитки. Тот факт, что это смотрелось совершенно естественно на нем, лишь ухудшал ситуацию.
  Было заманчиво выведать, что у него на уме, но сейчас не было времени на такие вещи. Но когда они закончат с Кастером, она сделает ему выговор, за то, что он скрывает что-то от неё. Не то чтобы она не доверяла ему, или что-то такое. Но они были союзниками, в конце концов. Прозрачность имеет важное значение для эффективного сотрудничества.
  Когда они приблизились к вершине горы, сила барьера вокруг храма была ещё более очевидной, чем через глаза фамилиаров. Многочисленные слои накладывались друг на друга, создавая защиту такой мощи, что её можно было почувствовать задолго до приближения к ней. Райдер рядом с ней присвистнула.
  - Ты действительно не шутила, называя это место крепостью, не так ли? - она подняла бровь, очевидно, впечатленная. - Даже я могу почувствовать это.
  - Ты можешь проникнуть незамеченной, Ассасин? - спросил Широ, глядя на большие каменные ворота в сотне метров впереди.
  Беловолосая Слуга задумалась на секунду и покачала головой.
  - Я могу скрыть своё присутствие от Кастера, но пересечение барьера даст ему знать, что кто-то проник в храм.
  - Вот как? - тихо пробормотал Широ, после чего порочно улыбнулся. -Тогда устроим тебе дымовую завесу.Он закрыл глаза и отдал приказ.
  
  В разум Кастер ворвалось чувство присутствия более чем десяти существ в храме. Что особенно ужасающе, среди них был Слуга. На какой-то момент столько одновременных сигналов звучали словно какофония, не позволяя разобрать отдельные элементы.
  Она вскочила на ноги, когда дверь, ведущая в комнату Мастера, открылась и тот вышел наружу.
  - Кто это? - его голос был на удивление спокоен, пока он говорил, его самообладание, похоже, восстановилось.
  - Враги, Мастер, - ответила она, торопливо идя в сад. - Почти дюжина и Слуга среди них.
  - Так много? - он задумчиво почесал шею. - Значит, не Айнцберн. Она пришла бы с одной своей Слугой.
  - Вы должны скрыть себя, Мастер, - продолжила она, встав над ним. Хотя она продолжала скрывать свою ненависть, без Мастера её способности были бы весьма ограничены. Она не сможет избежать этого боя, не говоря уже о триумфе. А если он ошибся, и это была девчонка Айнцбернов со своей Сейбер... Ей нужны все преимущества, чтобы иметь хоть какие-то шансы.
  Он утвердительно кивнул и отступил вглубь храма, в то время как сама Кастер превратила свой плащ в крылья и взлетела в воздух.
  Почти сразу же она была вынуждена поднять барьер, чтобы защититься от града снарядов, способных расколоть камень. Она посмотрела на своего врага сквозь щит. Рыжая слуга палила в неё из двух пистолетов с впечатляющей скоростью. Несмотря на её ужасающую точность, мощности выстрелов не хватало, чтобы пробить её барьер. Хотя такая стрельба могла бы сравнять дом с землей.
  Кастер ухмыльнулась.
  По сравнению с бурей, созданной Сейбер, эта пальба не стоила даже упоминаний о ней. Она произнесла Божественные Слова и рядом с ней сформировались сферы, превосходящие все волшебство, известное современным магам. Одним легким жестом их мощь была высвобождена.
  Даже занятая битвой со стрелком, она заметила две фигуры, бегущие к храму быстрее, чем обычные люди, но медленнее Слуг. Значит, это были маги. Ее ухмылка стала еще шире. Был хороший шанс, что один из них - Мастер Слуги, с которой она сражается. Если так, то убить их было бы самым простым вариантом окончания битвы.
  
  Широ бежал к храму, подгоняемый звуками стрельбы Райдер. Он не понимал, как ей удавалось сохранять такой высоких темп стрельбы, учитывая, что она была вооружена кремневыми пистолетам, известными своим крайне ограниченным боезапасом. Но было бы глупо ожидать, что Слуга будет ограничен физическими законами.
  Луч энергии пролетел мимо него, взорвавшись в десятке метров позади него. Тем не менее, ударная волна от взрыва заставила его споткнуться. Он едва сумел удержать равновесие и оглянулся назад. Рин удалось устоять и она уже наращивала темп бега. Райдер же каким-то образом удалось увернуться от ливня световых стрел. Двор быстро наполнился грудами щебня и покрылся кратерами в земле.
  План был прост. Широ и Рин направятся вглубь храма, чтобы сразиться с Мастером (или хотя бы укрыться от Кастер), а Райдер будет отвлекать Кастер. Это позволило бы Ассасин зайти с другой стороны и атаковать неожиданно. В лучшем случае, Райдер и Ассасин быстро прикончат Кастер и направятся им на подмогу, превратив бой с Мастером в бойню.
  Но он не был настолько оптимистичным, чтобы надеяться на лучший сценарий. И, честно говоря, его это радовало. Он хотел сделать это своими руками. Увидеть, как жизнь его врага уходит из тела.
  Вдруг что-то наверху привлекло его взгляд. Очередная волна чудовищно мощных заклинаний, которые Кастер, казалось, могла произносить непрерывно. С замершим сердцем он понял кое-что ужасное.
  Они были направлены на него.
  'Черт, это хреново'.
  Он приготовился прыгнуть далеко в сторону, чтобы избежать эпицентра взрыва и сохранить хоть какие-то шансы на выживание, когда луч энергии пролетел мимо него. При столкновении с лучом, направленным на него, раздался взрыв. Взрыв сотряс землю, а вспышка света сияла, как сверхновая, но будучи готовым к этому, он сумел сохранить равновесие. Он усмехнулся, проходя через поднятую взрывом пыль. Отличное спасение, Рин.
  Он знал о мощи драгоценных камней Рин, но то, что они могли на равных противостоять такой мощной магии Кастер, впечатляло. Хотя его собственная магия была довольно универсальной, ей не хватало мощи, чтобы сравниться с чем-то подобным. Впрочем, как и почти любой другой магии, о которой он слышал. Мастерство камней семьи Тосака давало возможность приблизиться к могуществу магии Эпохи Богов, и сейчас Широ верил в это.
  До входа в главное здание храма оставалось несколько метров, которые он преодолел одним быстрым рывком, скрывшись в глубине.
  
  Кастер недовольно щелкнула языком, когда пара скрылась в глубинах храма и перевела свой обстрел на рыжую Слугу с пистолетами. Учитывая, что она не знает, где именно находится ее Мастер, случайная бомбардировка могла попасть по нему. Ну, она не стала бы проливать слезы из-за этого, но у неё возникло бы много проблем.
  С другой стороны, она была поражена. Этой женщине-магу удалось блокировать одно из её заклинаний. Благодаря использованию реагента, конечно, но все равно это было больше, чем она ожидала от магов этой эпохи. Против таких магов у её Мастера нет никаких шансов в честном бою. Она усмехнулась этой мысли.
  Очень жаль, но честной битвы она не получит.
  Очередной град пуль, обрушившийся на её барьер, вынудил её потратить ещё энергии на его поддержание. Рыжая Слуга серьезно раздражала её. Она всегда ускользала от самых опасных заклинаний, словно по прихоти судьбы. И ее атаки не прекращались. Если бы она не была подкреплена силой сотен горожан, ей бы пришлось беспокоиться о том, что её запас праны кончился бы до того, как она справится с противником.
  Но сейчас ей нужно просто дождаться, когда удача противницы закончится, а потом помочь Мастеру с теми двумя...
  Ужасная мысль пронзила её разум. Она видела лишь троих. Тогда как в храм проникла почти дюжина. Где же остальные?
  Она не успела обдумать это, когда вокруг неё сгустился туман.
  Её взгляд помутнел, и она в панике рванула вверх, вкладывая все силы в полет. Но туман не кончался. Независимо от того, как быстро она летела, казалось, она не сдвинулась с места ни на миллиметр.
  Её разуму потребовалась секунда, чтобы понять причину. Это был барьер, почти на том же уровне, что и Зеркало Души. Даже сейчас она чувствовала, как туман подрывает её силы, уменьшая силу и ловкость. Ее глаза сузились. Магия? Кто-то пытается атаковать её магией? Разве они не знают, с кем имеют дело?
  Её чувства исследовали барьер. Он был мощным, даже сильнее, чем барьер вокруг храма. Небесный Фантазм. Обычно такие вещи за пределами того, что она могла развеять. Но это был ее храм, область, которая усиливает её больше, чем любая другая. Пока она была здесь, она была способна даже на имитацию Истинной Магии.
  Она прокричала Божественные Слова, сформировав настолько мощное заклинание, что воздух вокруг неё задрожал. Словно взорвавшаяся бомба, туман рассеялся, мгновенно потеряв свою энергию. Как только он исчез, появилась новая Слуга, до того невидимая. Кастер обернулась к ней.
  Новая противница была маленькой, с головой, обрамленной короткими белыми волосами. С расстояния тридцати метров она походила на куклу. На её лице застыло выражение шока, а в руках был зажат кинжал. Кастер подняла руку, формируя шар света перед ней. Но ей не дали шанса закончить его.
  Почти мгновенно девочка перехватила кинжал за лезвие и молниеносно метнула в противницу. Остановив свою атаку, Кастер возвела барьер, в который и ударил снаряд. Полусформировавшийся щит продержался против кинжала долю секунды, прежде чем разрушиться. Но этого было достаточно, чтобы кинжал, нацеленный в сердце, угодил в плечо.
  Кастер стиснула зубы от боли, но все же сумела взлететь высоко вверх, оказавшись вне досягаемости атак нового противника. Защитный барьер трещал, выдерживая очередные попадания пуль, пока она поднималась. Рана на её плече пульсировала болью.
  Внезапно она развернулась в воздухе, обернувшись лицом к противникам на земле. За её спиной вновь возникли сферы из света. На фоне её черного плаща и темного неба, они выглядели как яркие звезды.
  Сделав жест рукой, Кастер обрушила дождь из света на землю.
  
  Широ облегченно вздохнул, достигнув внутренних помещений храма. В коридоре было темно, и одинокие свечи, изредка попадавшиеся на пути, слабо помогали хоть что-нибудь разглядеть.
  - Мы должны торопиться, - твердо сказала Рин, выдвинувшись вперед. - Чем больше времени мы потеряем, тем труднее будет Райдер и Ассасин разбираться с Кастер.
  Он кивнул в знак согласия и направился следом.
  Мир взорвался.
  Яркий свет пронзил глаза, в то время как мощный взрыв швырнул его тело в сторону каменной стены. Столкновение выбило воздух из легких, и даже плотное одеяние почти не ослабило удара. Несколько секунд он просто лежал у стены, ошеломленный, не понимающий, что произошло.
  Наконец, Широ медленно поднялся.
  - Что это было? - прохрипел он, потирая затылок. Ответа не было.
  - Рин? - его сердце чуть не остановилось, когда он увидел распростертую фигуру, лежащую в дюжине футов от него. Дикая паника заполнила его разум.
  - Рин! - он подбежал к её телу, упав на колени рядом с ней. Но не стал её трогать. Сейчас она лежала в позе эмбриона, и попытки передвинуть её могут повлечь за собой повреждение внутренних органов, если у неё вдруг сломаны ребра.
  'Analysis start'.
  Он стиснул зубы, в полной мере оценив повреждения. Пламя от взрыва оставило лишь незначительные ожоги на руках и лице. С этим он справится за считанные секунды. Внутренние повреждения были более тревожными. На легких были многочисленные ушибы. Правая ключица была растрескана, как яичная скорлупа после удара, плюс несколько трещин в ребрах.
  К счастью, она избежала травм головы. Вероятно, сознание она потеряла от боли, а не от перелома черепа, что было облегчением. Черепно-мозговые травмы лечились особенно трудно и не всегда удачно, и Широ был рад, что его лучший друг избежал этого. Тем не менее, ей необходимо лечение. И более тщательное, чем обычно. Работать с чужим телом было куда труднее, чем со своим, особенно с телом мага.
  'To all creatures of the earth, life is given as a gift'.
  Слова арии слетели с его губ. Самыми опасными были легочные ушибы. Сломанные кости рано или поздно заживут, а вот легочная жидкость была критически важной.
  'A gift most precious, to be held and guarded by a fortress of bone and flesh'.
  Восстановив легкие, он перешел к плечу. От кости остались одни осколки. Без магического исцеления или высококлассного хирурга они, вероятно, никогда не срослись бы нормально. К счастью, первое он вполне мог обеспечить.
  Глаза Рин задрожали ещё до того, как он закончил. Он был обеспокоен тем, что она очнулась раньше планируемого.
  - Как спала, Спящая Красавица?
  - Ох... бывало и лучше, - застонала она, слегка дернувшись.
  - Тебе тоже досталось?
  Широ пожал плечами.
  - Пара синяков. Даже не стоят того, чтобы тратить на них время. Ты в худшем состоянии.
  Он продолжал лечение даже время разговора. При таком тяжелом ранении Рин было лучше продолжить разговаривать, чем снова потерять сознание.
  - И что это было? - она слегка нахмурилась, то ли от боли, то ли от раздражения. - Барьер, я полагаю. Настроенный на срабатывание заклинания, когда он будет пересечен.
  - Мы должны были почувствовать его, - сказал Широ, нахмурившись.
  - Он был... скрыт, - заявила Рин. - Я слышала о таких раньше, но сегодня встретилась с таким впервые.
  Она закашлялась, содрогаясь от боли.
  - Стоило... стоило изучить их получше.
  - Ну, когда мы схватим этого ублюдка, посмотрим, что удастся выжать из него.
  'Или из его трупа'. Широ устраивал и этот вариант.
  - Да. И кстати... - она нежно оттолкнула его. - Ты должен идти.
  Он раздраженно уставился на нее.
  - Я так не думаю, - твердо сказал он. -На твоих ребрах как будто танцевали. Я не уйду, пока...
  - Слушай меня, - повысила голос Рин. - Райдер и Ассасин прямо сейчас рискуют жизнью в бое против Кастер. Чем раньше ты убьешь Мастера, тем быстрее мы все вернемся домой. А если ты потратишь на меня слишком много времени, домой вернутся не все.
  На мгновение образ Ассасин, лежащей мертвой на земле перед храмом, возник в его сознании. Он стиснул зубы. Точно сказать нельзя. Райдер и Ассасин вполне могли убить Кастер даже с живым Мастером. Но в этом он тоже не был уверен. В конце концов, он не знал всех способностей этих трех Слуг. И травмы Рин были несмертельны теперь, когда он позаботился о самой серьезной...
  Он зарычал в отчаянии. Встав, он с извинением в глазах посмотрел на Рин.
  - Я вернусь минут через десять максимум.
  - Я знаю, - сказала она, улыбнувшись сквозь боль. - Принеси мне какой-нибудь сувенир. Но будь осторожен. Я сомневаюсь, что это была единственная ловушка.
  - Насчет этого у меня есть идея, - мрачно сказал он.
  За его спиной возникли темные фигуры, появившиеся по зову хозяина.
  
  Константин обнажил зубы в торжествующей улыбке, когда почувствовал срабатывание одного из барьеров. Хотя Эмия Кирицугу уничтожил все знания его брата о подобных ловушках, Константин не тратил время зря, будучи главой семьи Эшердт.
  Даже если враги пережили взрыв (что было вполне возможно, для скрытия поля в нем не должно быть слишком много энергии), то они будут уже в худшей форме, когда им предстоит встретиться. Или когда они попадут в оставшиеся три поля.
  Ещё одно поле сработало. Он нахмурился. Кастер сказала, что в храм проникло около дюжины существ. Сколько из них отправились за ним? Достаточно, чтобы преодолеть его оборону?
  Второе поле сработало. Осталось одно.
  Константин отступил в угол. Он создал там ещё одно поле, не защитного характера, но позволяющее ему определить местоположение противников. В темной комнате это давало большое преимущество. Даже маги с усиленным зрением не смогут ничего увидеть в абсолютной темноте.
  Последнее поле взорвалась. Он успокоил дыхание. От последней ловушки до этой комнаты было секунд десять ходу. Дверь открылась и кто-то вошел. Он закусил губу. Четверо. Если кто-то из них маг, стоит быть осторожным. Если он активирует свои магические цепи, очень умелый маг может почувствовать это.
  Раздались странные звуки, будто кто-то часто-часто принюхивался. 'Как странно для человека', - страшная мысль возникла в его разуме. Что, если его преследователи не были людьми?
  Не успел он обдумать это, как одно из существ прыгнуло в его сторону, ведя остальных за собой.
  Отбросив осторожность, Константин поднял руку и начал читать арию.
  'Fires of my nightmare, seek the thief!'
  Небольшой огненный шар, который появился на его ладони и уже был готов сорваться с неё и полететь в цель, тускло осветил комнату. Несмотря на это, небольшая темная фигура прыгнула на него. Он рефлекторно отмахнулся левой рукой, в которую тут же кто-то вцепился. Причем, не спешил отцепляться, повиснув на конечности. Константин почувствовал, как острые зубы впились в его плоть. В предплечье сразу появилось сильное жжение, как будто его укусила оса. Боль была и в запястье, от раздираемой зубами плоти.
  Он бросил огненный шар на землю, между собой и остальными противниками. Он хотел как можно быстрее избавиться от того, кто вцепился в его руку. К его ужасу, стена огня затормозила остальных противников лишь на мгновение, спустя которое они прыгнули сквозь огонь.
  На свету он смог наконец увидеть то, что вцепилось в его запястье. Константин чуть не закричал от инстинктивного страха. Это существо напоминало крысу, но из кошмаров сумасшедшего. Шесть когтистых лап вцепились в его кожу, пока зубы, похожие на акульи, терзали его руку. Хвост скорпиона впился в его предплечье, а три глаза-бусинки смотрели прямо на него.
  Обезумев от боли, он оторвал это существо от руки и бросил в огонь. В тот же момент страшная боль пронзила его ногу. Он посмотрел вниз. И сразу пожалел об этом.
  Если крыса была кошмарной, то это существо было просто чудовищным. Зубы и клыки там, где их быть не должно, неестественными крючками и зубцами торчали из плоти. Оставшиеся три существа были именно такими, но он даже не мог узнать тех зверей, части тел которых использовались. Животное, напоминающее размерами кошку или маленькую собаку, бросилось на него, карабкаясь по его ноге с помощью когтей. Крыса, брошенная в пламя, развернулась и снова прыгнула на него.
  Закричав, он попытался оторвать от своей ноги ужасное существо. Когда он схватил его за мех, новый крик боли вырвался из его горла.
  Это был не мех. Это были шипы. Сотни и тысячи крошечных, невероятно острых шипов.
  Он прислонился к стене и звери, словно почуяв слабину, набросились с удвоенной силой. Его ноги подкосились, и он рухнул. Рука уже отекла, и жжение начало двигаться вверх, к телу. Они были ядовитыми, понял маг, почти отупев от ужаса.
  Он поднял правую руку, из последних сил пытаясь произнести слова арии. Брошенный кем-то клинок пригвоздил его руку к стене. Константин непонимающе уставился на свою конечность. Очередной клинок вонзился в левое плечо, вызвал очередной взрыв боли и крик.
  Пятый вошел в комнату. Длинное темное одеяние. Клинок в руке. Холодные глаза. Человек глянул на руку Константина, где были его Командные Заклинания.
  - Э... Эк...Экзекутор... - тихо пробормотал маг, находясь на грани потери сознания от боли. Ещё незамутненной частью сознания он понял, что твари перестали нападать. Это не имело значения. Его тело было истерзано. Яд бежал по его сосудам. Он умрет. Человек, так похожий на слугу Церкви был очередным доказательством этого.
  - Я не хочу так просто умереть.
  - Но придется, - спокойно сказал человек.
  Клинок блеснул в воздухе.
  Константин Эшердт умер.
  
  Кастер почувствовала это. Внезапный рывок, словно из неё вынули позвоночник. Ее Мастер, жестокий, отвратительный человек, был мертв.
  В любой другой момент она ликовала бы. В бою с двумя Слугами она испытала страх.
  Теперь каждое её заклинание будет тратить её собственный запас энергии, приближая к исчезновению из мира. Это сражение было проиграно. Ей нужно бежать, найти нового Мастера и восстановить силы.
  Она запустила последний залп света, уничтожая то, что осталось от двора храма, затем развернулась в воздухе и полетела вниз, в сторону города.
  Её зрение помутнело.
  Из-за паники и усталости после боя ей понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что случилось. Несколько секунд это слишком долго. Туман с жадностью поглотил её.
  Она услышала слова, которые кто-то шептал ей на ухо, словно проклятье.
  'Maria'.
  Страшная боль пронзила её со странным звуком. Сквозь агонию она все ещё слышала песенку, раздававшуюся в её разуме, как колокол.
  Ring-a-ring-a-roses...
  Она падала, сил на поддержание полета не оставалось.
  A pocket full of posies...
  Почему так больно? Она посмотрела на свое тело. В её плоти были огромные разрезы, многие её внутренние органы отсутствовали.
  Hush! Hush! Hush! Hush!
  Слова стихотворения звенели в её разуме, пока её тело разрезалось на части. Она закрыла глаза. Земля приближалась.
  We're all tumbled down...
  
  Широ посмотрел на тело, лежащее перед ним. Ему пришло в голову, что он впервые убил человека, и сделал это из-за ненависти.
  Это было удивительно легко.
  Он не чувствовал никаких сожалений, не чувствовал, что поступил неправильно. Широ полагал, что люди должны чувствовать что-то такое, когда убивают. Но он чувствовал лишь некоторое удовлетворение. Он отомстил за Юкику и Рин, облегчил работу Райдер и Ассасин. Эти мысли сделали его счастливым. Он чувствовал себя гораздо лучше, чем днем.
  Наконец, он пожал плечами. Ну и что, если он не чувствует того же, что и остальные люди после убийства? Он не был эталоном нормальности и до этого. Выбросив эти мысли из головы, он схватил тело противника за руку и потащил за собой. Раньше он не имел возможности препарировать мертвого мага. Если это маг из какой-то семьи, он мог попытаться извлечь магическую метку из его тела. Или, может быть, даже Командные Заклинания. Это было бы увлекательно.
  Пламя, созданное магом, уже угасло, видимо, питаемое не горючими материалами, а праной. Это было удачно. Ему не придется гасить его самому. Фамилиары послушно следовали за ним. Широ потерял трех из них в ловушках, но из оставшихся пострадала только крыса. Нужно будет починить её. Или же разобрать на запчасти. Он решит позже.
  Когда Широ вышел в коридор, его мысли замерли. Словно ураган ворвался в его разум, перед глазами появились образы. Ему было жарко, ему было холодно, он страдал от боли, он наслаждался комфортом, он стоял в лесу, он стоял в пустыне, кто-то топил его, кто-то перерезал ему горло, кому-то он перерезал горло, он отравил кого-то, кто-то отравил его, он был и жертвой и убийцей.
  Он пошатнулся, но устоял. Странные фигуры возникали в его сознании. Он... что-то должен был сделать? Он должен позаботиться о чем-то. Где оно? Или это что-то другое? Лица танцевали перед его глазами. Девушка с белыми волосами, девушка с черными волосами, женщина с рыжими волосами. Они были важны, не так ли? Но было что-то ещё. Что-то, что он должен был иметь, но потерял. Где оно? В груди была ноющая пустота. Оно должно быть там. Где оно?
  Он покачнулся вперед, но почувствовал что-то в правой руке. Он держал в руках что-то тяжелое. Тело. Это было не важно. Но было интересно, поэтому он решил оставить его.
  Он пошел дальше.
  
  Ассасин легко приземлилась, почти бесшумно касаясь земли. Мария тихо напевала. Она нежно погладила лезвие. Дело сделано хорошо.
  Но есть еще одна цель.
  Туман по-прежнему окружал её, создавая прекрасное охотничье угодье. Она почувствовала свою желанную добычу и направилась к ней.
  В храме она обнаружила лежащую Тосаку Рин. Она была без сознания, из-за травм и ослабляющего тумана. Ассасин осмотрела её. Хотя ей безумно хотелось прикончить её своими собственными руками, нельзя оставлять ножевых ранений. Широ может что-то заподозрить. Нет, она просто позволит туману добить её. Это не займет много времени, организм уже ослаблен травмами. Ей нужно было только подождать...
  - Прекрасная погода, не так ли?
  Она обернулась, выхватив клинки. Райдер стояла позади неё с неприятной улыбкой и пистолетом в руке.
  - Жаль только, что слишком туманно.
  Второй пистолет появился в другой руке.
  - Ты не можешь что-нибудь сделать с этим?
  Ассасин была ошеломлена. Это было невозможно. Никто, кроме нее, не мог найти путь сквозь туман. Только существа и исключительно сильными инстинктами могли бы пройти!
  - Как ты сюда попала? - выплюнула она.
  Райдер подняла брови, потом улыбнулась еще шире, обнажая зубы.
  - Через этот туман, ты имеешь в виду? Называй это удачей.
  Ассасин молча глядела на Слугу.
  - Что более важно, не хочешь ли убрать его? Я не думаю, что этот влажный воздух полезен для моего Мастера.
  Ассасин подняла нож. Она собиралась просто позволить Райдер исчезнуть после убийства Рин, но похоже, выбора нет. Прекрасно. Мария могла разобраться с Райдер так же легко, как с Кастер. Райдер вздохнула.
  - Ну ладно. Выбора нет.
  Ее улыбка исчезла.
  'Golden Wild Hunt!'
  Десятки пушек появились у неё за спиной, пространство вокруг них было размыто. Райдер посмотрела на Ассасин.
  - План таков. Я знаю, что ты чертовски быстра. И я знаю, что у тебя есть козырь в кармане, потому что Кастер теперь не в одном куске. Так что выложу карты на стол. Ты уберешь этот туман, или мои пушки сравняют этот храм с землей вместе с Широ.
  Ассасин замерла.
  - Мне будет неприятно, потому что Широ мне нравится, он интересный парень. Но я сделаю это, потому что не он мой Мастер, а Рин. И я не собираюсь позволить ей умереть по капризу психованной девочки, у которой больше тайн, чем лодок во флоте. Я доступно излагаю?
  Повисло молчание. Ассасин смотрела на Райдер. Выбор прост. Если она не уберет туман, Рин умрет, а Широ будет очень больно, может быть... может быть он бы даже умер. Ее сердце замерло от этой мысли.
  'Нет... нет! Нет ничего хуже этого. Ничего!'
  Она развеяла туман.
  Райдер снова улыбнулся, уже немного мягче.
  - Хорошая девочка. Ещё не совсем пропащая.
  Она подошла к Рин, но пушки так и не исчезли.Очевидная угроза.
  - Теперь просто дождемся Широ и пойдем домой, ладно? И не волнуйся, - она подмигнула Ассасин. - Мы сохраним нашу маленькую конфронтацию втайне.
  Ассасин ничего не сказала, просто прислонилась к стене и стала ожидать своего Мастера.
  Минуту спустя Широ появился из-за угла, волоча за собой тело. Он остановился, увидев их. Ассасин выпрямилась и подошла к нему с небольшой улыбкой.
  Широ рухнул.
  Ассасин удивленно посмотрела на его тело, а секунду спустя бросилась к нему с истеричным криком.
  - Широ!
  Райдер вздохнула и прикрыла лицо ладонями.
  - К слову, я тут ни при чем!
  
  
  Она посмотрела на кровавое месиво. Просто кроваво-красное мясо с белыми проблесками костей. Но оно было живым. Она не хотела смотреть на это, но у нее не было выбора. Что заставляло её, зажав душу в тиски.
  Оно шевелилось, быстро росло. Она не знала, чем оно было изначально, но новая форма была очевидной. Сначала сформировался скелет, затем мышцы и сосуды обвились вокруг костей, как змея вокруг столба. Наконец появилась кожа, скрыв подробности анатомии от её взгляда.
  На мгновение тело замерло. И открыло глаза. Ожесточенный золотой взгляд смотрел на неё. Человек встал и потянулся под звездным небом. Его кожа была покрыта красными и черными татуировками, змеившимися вдоль всего тела.
  Человек осмотрел свое тело и удовлетворенно кивнул. Из ничего появилась одежда, красная ткань, обернувшаяся вокруг его талии и повязка на голове. Похоже, скрытие нижней части тела было его единственной уступкой скромности, потому что больше ничего не появилось. Он медленно повернулся к ней.
  - Здравствуйте, леди, - сказал он, голос был насмешлив и жесток. - Поболтаем?
  Его тон дал понять, что у Кастер не было никакого права голоса по этому вопросу.
  
  12. World
  
  Земля вздымалась и опускалась под ногами, словно живое существо. Воздух был влажным и горячим, но его кожа оставалась сухой. Краем уха он слышал какую-то пульсацию, эхом отдающуюся в его голове. Окружающий мир был темным, но в то же время наполненным странным красным свечением.
  Широ моргнул.
  Он сидел на обычной скамейке, какую можно было бы увидеть в парке. Это была единственная нормальная вещь вокруг него.И это тревожило ещё больше.
  Он не был уверен, сколько уже просидел тут.
  - Где я? - сказал Широ и тут же пожалел об этом. Во-первых, это была ужасно штампованная фраза. Во-вторых, это был бессмысленный вопрос, потому что он был там в одиночестве.
  - Ты дома... - услышал он.
  Широ подавил инстинктивное желание вскрикнуть или подскочить. Вместо этого он просто медленно повернул голову в сторону прозвучавшего голоса. Кто-то сидел рядом с ним на скамейке. Это был он сам, глядящий прямо на него.
  - Здравствуй, - сказал другой Широ радостным голосом.
  - Здравствуй, - настороженно ответил Широ.
  На несколько минут воцарилось молчание, пока Широ разглядывал другого Широ. Это был его двойник, идентичный во всех деталях. Лицо, волосы, телосложение, одежда... Как будто отражение в зеркале.
  Отличался он только злой улыбкой на лице. Это было весьма тревожным отличием.
  - Кто ты? - спросил он после нескольких секунд раздумий.
  - Я это ты, - ответил другой Широ. Он сделал паузу, словно раздумывая над продолжением ответа. - Или, вернее, часть тебя. От меня самого мало что осталось. Я стал тобой.
  Он указал на себя.
  - Видимо, поэтому я выгляжу именно так.
  Туманно и расплывчато. Но разве стоило ожидать чего-то большего от того, кто просто смахивает на часть дурного сна? Широ вздохнул. Отмалчиваться нет смысла. Едва ли он мог бы проснуться по собственному желанию. А если это не сон...
  Ну, игнорировать отражение себя самого было бы плохой идеей.
  - Ты сказал, это мой дом, - говорил Широ, глядя в глаза своей копии. - Что ты имел в виду?
  Другой Широ улыбнулся шире, обнажая зубы.
  - А. Это была ложь. Или, скорее, упрощение. Это твой дом, твоя родина, твоя мать, твой отец, твой спаситель, твоё проклятие и твой мир.
  Улыбка стала ухмылкой.
  - Можно сказать, это важное для тебя место.
  Широ огляделся. Похоже, его глаза привыкли к темноте или, возможно, красное свечение стало ярче, но он смог увидеть. Раньше он думал, что этот мир похож на живое существо. Это было неверно. Этот мир не похож на живой, он и был живым. Его ткани пульсировали в каком-то ритме, похожем на сердцебиение. Единственным исключением была земля под скамейкой, на которой он сидел.
  Само существование этого места нарушало законы природы и здравого смысла. Широ почувствовал, что ему здесь нравится. Ему было комфортно.
  - Здесь опасно? - спросил он, разглядывая эту живую пещеру. Она казалось бесконечной настолько, насколько хватало его зрения.
  Другой Широ нашел его вопрос чрезвычайно забавным, залившись смехом.
  - Это самое безопасное для тебя место. Пока ты тут, ты не можешь умереть.
  - Это одно из самых безумных заявлений, что я когда-либо слышал, -фыркнул Широ. - К тому же, я могу привести примеры случаев, когда ты не мертв, но очень хотел бы умереть.
  - Правда? - спросил другой Широ, приподняв брови. - И сколько таких случаев ты можешь применить к себе?
  Широ задумался. Ну, это было очевидно. Лучше быть мертвым, чем вечно сжигаемым на огне, не так ли? Или, лучше быть мертвым, чем бесконечно пожираемым. Он почувствовал, что испытывает любопытство, даже думая о таких вещах. Хотя это ужасная судьба, быть обреченным на такие мучения, но все же даже в таком состоянии можно думать и чувствовать. Это было бы страшным существованием, но все же существованием. Ничего не чувствовать, ничего не знать, ничего не желать, ничего не бояться...
  Это была неприятная мысль. Или даже больше. Широ задался вопросом, почему он раньше никогда не думал о смерти.
  - Я так и думал, - сказал другой Широ с оттенком самодовольства в голосе. - В конце концов, это наше желание. Жить любой ценой. Хотя наши определения 'жизни' отличаются. Ты даже не можешь представить себе, чего мы избежали. Никакое страдание в мире не сравнится с этой участью. Это единственный случай, в котором смерть была бы действительно предпочтительнее.
  Широ почувствовал сухость во рту. В словах его копии была правда, которая будила в нем давно забытые воспоминания. Он облизал губы.
  - И что же это?
  Другой Широ перестал улыбаться и посмотрел Широ в глаза.
  - Вернуться на прежнее место. Вновь надеть венец, которого я не заслуживал, - он махнул рукой. - Чтобы избежать этого, здесь был заключен контракт, монумент слияния двух душ, тюрьма для их судьбы.
  Широ посмотрел туда, куда тот указывал, и озадаченно моргнул. Там, где только недавно была лишь темная пустота, возвышалась черная башня. Она словно поглощала красный свет из окружающего пространства. Широ осознал, что она сделана не из металла, камня или какого-либо иного вещества. Вместо этого, она, казалось, состояла из теней и дыма, застывших в твердой форме. Она внушала ужас и ненависть. Конструкция, проклинавшая мир и проклятая им.
  Единственной земной частью этой башни была деревянная дверь в её основании. Как и скамейка, на которой он сидел, такая обычная вещь посреди этого мира выглядела как шутка.
  - Ну, - Широ нервно улыбнулся. - Эта штука не могла бы выглядеть более злой, даже если и попыталась бы.
  Другой Широ не смеялся. Широ и не ждал этого. Башня поглощала все чувство юмора, отбрасывая свою тень на саму жизнь. Башня была почти полной противоположностью меча Сейбер, и все же она вызывала такой же страх, страх за свое существование. Даже сейчас часть его хотела бежать отсюда, не оглядываясь назад.
  - Хочешь пойти туда? - тихо, почти нежно спросил другой Широ. Широ задумался. К этой штуке? Едва ли было что-то, чего он хотел меньше, чем идти туда.
  Кроме какой-то части его души, которая хотела знать, выживут ли растения без света, части, которая хотела присоединиться к войне не на жизнь, а на смерть, из простого любопытства, части, которая создавала монстров из безобидных животных. Она хотела прикоснуться к двери, встретиться со своим страхом. Это было почти непреодолимым принуждением.
  Широ хихикнул, этот звук разнесся по всей пещере. Встав со скамьи, он пошел к источнику своего страха.
  'Я сумасшедший', - лениво думал он, пока неторопливо шел к черной конструкции, вызывавшей у него такой яркий страх. И хотя его страх с каждым шагом возрастал, желание войти также усиливалось.
  'Конченый псих'.
  Он остановился перед дверью. Пять болтов удерживали её закрытой. Один из них был сломан, как если бы кто-то расколол его молотком. Но это лишь означало, что вынуть его легче легкого, достаточно просто потянуть. Широ протянул руку к болту, на его лице застыла безумная улыбка, а сердце колотилось все быстрее и быстрее.
  'Разве это не весело?'
  Его пальцы обхватили холодный металл, Широ сжал их и потянул на себя... Коготь врезался в грудь, разрывая кожу, мышцы и кости, как бумагу. Он даже не успел прочувствовать эту боль, как очередная вспышка оторвала его ногу от остального тела. Он открыл рот, чтобы закричать или хотя бы вдохнуть воздух, но не смог сделать этого с уничтоженными легкими, и в тот же момент очередной удар пришелся в горло. Его голосовые связки и дыхательные пути превратились в ошметки мяса.
  Он упал, но чудовищное существо, выглядевшее как больная фантазия на тему терьера, не выказало никакого милосердия. Зубы и когти делали своё кровавое дело, разрезая плоть и ломая кости его неподвижного тела. Кровь хлестала из десятков ран, но вскоре этот поток замедлился, в теле её почти не осталось.
  Широ моргнул.
  Он сидел на обычной скамейке, какую можно было бы увидеть в парке. Он посмотрел в сторону. Другой Широ сидел там и весело смотрел на него.
  - Что это было? - спросил Широ, задыхаясь от пережитых ощущений.
  - Это был ты. Или, скорее, часть тебя, которая не стала тобой.
  Другой Широ пожал плечами, как обычно, улыбаясь.
  - Поэтому его можно назвать частью меня. Что делает его частью тебя, соответственно.
  - Нет, стоп, - зарычал Широ, негодуя от разочарования. - Хватит псевдофилософской ерунды. Я был убит. Мне нужно объяснение, которое не требует от меня долгого пути самопознания.
  Другой Широ снова пожал плечами.
  - Я не могу объяснить. Я просто остаток, часть. И он тоже.
  Другой Широ указал на черную башню. Широ мог поклясться, что на мгновение он увидел того зверя возле башни, словно сотканного из тени.
  - Я не могу сказать ничего, чего бы ты уже не знал, так или иначе. Кроме того, некоторые вещи ты просто не способен вспомнить. Словно кто-то запер тебя в невежестве на несколько замков.
  Широ открыл рот, чтобы возразить, но замер, пораженный неожиданной мыслью...
  - Подожди... Я не могу открыть эту дверь? Тогда почему ты сказал мне идти к ней?
  Другой Широ поднял бровь.
  - Я не говорил, я просто спросил, а ты сам рванулся к ней.
  - Но ты знал, что случится! - сердито сказал Широ, глядя на свою копию. - Ты мог бы предупредить меня!
  Другой Широ снова пожал плечами.
  - Ты бы не послушал. Твое любопытство слишком сильно. Ты бы не стал довольствоваться моими словами.
  Широ сердито смотрел на свою копию, отвечавшую ему ангельской улыбочкой.
  - Итак, тебе пора уходить. Твои раны не настолько сильны, чтобы задерживать тебя здесь.
  Широ уже чувствовал это, ощущение головокружения, нереальности окружающего его мира. Это раздражало его больше, чем что-либо другое. Каждое слово другого Широ несло в себе новые загадки. Какие раны? Как он попал сюда? Может это сон или бред, вызванный травмой, о которой он не мог вспомнить?
  - Тогда последний вопрос, - быстро заговорил он, отчаянно пытаясь сосредоточиться на мире из плоти и черной башне. - Это все реально? Что в башне? Кто запер её от меня?
  Другой Широ усмехнулся.
  - Это три вопроса.
  - Просто ответь!
  - Да, здесь все реально. Я не знаю. Ты сам.
  
  Райдер глубоко затянулась трубкой, позволив густому дыму заполнить её легкие. Это чувство было приятным, как никогда, и она почувствовала, что напряжение уходит из её тела. Именно то, что ей было нужно.
  Она посмотрела на Котомине Широ. После событий в храме Ассасин и она поспорили, куда нести их Мастеров. Хотя их личные дома были хорошим вариантом для каждого из Мастеров, разделяться было бы плохой идеей. Другой Слуга может воспользоваться их ослабленным состоянием, плюс, каждый из них, как только очнется, сразу кинется выяснять, что со вторым. В конечном счете, они остановились на церкви, как на якобы нейтральной территории. Она не придавала этому особого значения. Райдер подозревала, что эта территория будет нейтральной только до тех пор, пока один из Мастеров не решит, что там находится то, что он ищет.
  Ассасин неохотно восприняла идею оставить здесь Рин, но уговорить её было нетрудно. Хватило лишь нескольких расплывчатых комментариев о здоровье её Мастера и способностей Рин к исцелению. Хотя, откровенно говоря, Райдер была недовольна ситуацией. Постоянно следить за Ассасин было муторно. Даже то, что Рин очнулась, не делало эту работу легче. Всего одна потеря бдительности и Ассасин может выпотрошить её, как рыбу.
  Тем более, что Рин не смогла разбудить Широ. Чем бы он ни был ранен, она не смогла найти в нем каких-либо следов магии. Неспособность Рин помочь явно не добавила счастья Ассасин. Райдер вполне ожидала, что Ассасин примется убивать всех в округе, на случай, если это поможет Широ очнуться.
  Она сделала ещё одну затяжку, продолжая следить за Ассасин. Райдер надеялась, что он очнется как можно скорее. Иначе он может недосчитаться дома.
  И Слуги.
  
  Широ зажмурился от неожиданного света, который после того мрачного мира буквально резал глаза. В голове ощущалась странная пульсация.
  Как только он попытался привстать, размытый силуэт врезался в него, выбив весь воздух из легких. Инстинкты, наработанные в тренировках с отцом, заставили его занести руку для удара, но в тот же момент он узнал нападавшего.
  - Широ, Широ! - радость и облегчение Ассасин были очевидны, она крепко прижалась к его груди. Он опустил поднятый кулак и погладил ее по голове.
  - Все хорошо, Ассасин, все хорошо... - нежно прошептал он ей на ухо, поглаживая по волосам. Маленькая Слуга расслабилась, но не отпустила его. Вместо этого она обняла его своими тонкими ручками.
  Широ осмотрелся, узнавая знакомую комнату, и в этот момент к нему вернулись воспоминания о битве в храме. Он почувствовал прилив злого удовлетворения, когда он вспомнил смерть вражеского Мастера, как жизнь уходила из его тела. Он вытащил труп этого ублюдка из храма, а потом...
  Он нахмурился. Что с ним случилось после этого? Его воспоминания были размыты, запутаны. Он потерял сознание в храме и очутился в каком-то странном, темном мире. Это странное место, где сама земля пульсировала жизнью, и там не было ничего, кроме темной башни. Дверь в которую охраняли зверь и его отражение...
  Он покачал головой, стараясь отбросить эти мысли. Должно быть, это всего лишь сон. В конце концов, он ведь сейчас лежит в постели с Ассасин?
  Несмотря на это, его инстинкты говорили, что это место было реальным. Оно должно быть реальным. Оно не может не быть реальным. Он стиснул зубы. Слишком много тайн и недоговорок, которые он не может разгадать, или просто недостаточно старался для этого. И Широ чувствовал, что многие из них были связаны между собой. Ему просто нужно найти ниточку.
  - Вот и отлично, - чей-то голос вывел его из задумчивости и он увидел Райдер, стоящую в дверях с трубкой в руке.
  - Смотрите, кто решил вернуться в мир живых. Хорошие сны?
  - Интересные, - ответил он, улыбнувшись, и решил пока отложить эти мысли.
  - Как долго я спал?
  - Около восьми часов, - бодро ответила рыжая Слуга. - Рин и Ассасин впали в панику. Они даже заставили меня караулить твоё пробуждение.
  У неё было кислое лицо, наглядно подтверждавшее, что этот вечер был не слишком удачным.
  Вид Тосаки, скорчившейся на земле от боли, всплыл в его памяти. Он сглотнул.
  - Рин в порядке?
  Райдер улыбнулась.
  - Помимо недосыпа и волнений? Просто чудесно. Сейчас она готовит, - Слуга подмигнула. - Надеюсь, тебе понравится ранний завтрак.
  Широ вздохнул с облегчением. Он оставил Рин не в лучшем состоянии. Словно просто бросил её там, даже если она сама считала это правильным. Он посмотрел на Ассасин.
  - Ты в порядке?
  Беловолосая девушка подняла голову.
  - Я не ранена.
  Видимо, сказав все, что хотела, беловолосая Слуга вновь уткнулась в его грудь. Он продолжал гладить ее по волосам, похоже, ей это нравилось.
  Райдер весело фыркнула.
  - Мне это нравится. Рин и Ассасин получают заботу и ласку, а со мной даже не поздоровались! Что, если я смертельно ранена? Это могут быть мои последние слова, Широ-кун!
  - Судя по твоему внешнему виду, я бы сказал, что ты в прекрасной форме, - насмешливо сказал Широ, глядя на трубку в её руке.
  Райдер усмехнулась.
  - Что за жестокие слова! - она снова засмеялась, но вскоре продолжила. - Я полагаю, стоит сказать Рин, что ты очнулся. Несомненно, она захочет выпотрошить тебя за твое безрассудство.
  Рыжая ушла, оставив Широ наедине с Ассасин. Он вздохнул, прислонившись к спинке кровати. Ассасин слегка подвинулась, поудобнее обнимая его. Он улыбнулся.
  - Так ты действительно в порядке? - снова спросил он. Ассасин подняла глаза и кивнула.
  - Да. Я убила Кастер незадолго до твоего появления из храма. Меня не ранили, - сказала Ассасин. - Мы перенесли тело Мастера в твою мастерскую. Это правильно?
  Широ обдумал это. Со смертью Кастер и её Мастера, Юкика была отомщена. Словно камень с души. И никто серьезно не пострадал. Он даже добыл тело мага для экспериментов. Почти идеальная победа. Он удовлетворенно кивнул и погладил ее по голове еще раз.
  - Хорошая работа. Я угощу тебя чем-нибудь вкусным попозже.
  Ассасин улыбнулась, и эта улыбка была очаровательной. Он вдруг осознал, что она уже довольно давно прижимается к нему своим изящным телом.
  - Широ?
  Он встретился с ней глазами. Ее взгляд был открытым и доверчивым, и это заставило его сердце биться чуть быстрее. Это случалось уже не впервые рядом с ней. Он заметил небольшие шрамы на её лице. Как ни странно, они не уродовали её, а делали по-своему привлекательной.
  Его взгляд уцепился за губы девушки. Они были маленькими и бледными, лишь на пару тонов темнее её бледной кожи. После темного мира, который он видел во сне, её белая кожа казалась очаровательной. Искушение коснуться её было невероятно сильным. Неожиданно Ассасин выпустила его из объятий, поднеся руку к лицу Широ и нежно коснувшись его щеки. Это было приятное чувство, очень успокаивающее.
  Он не знал, сколько времени они с Ассасин провели, смотря друг на друга. Часть его хотела сократить расстояние между ними, а часть хотела разорвать эту странную напряженность. Широ все ещё пребывал в нерешительности, когда Ассасин приблизила свое лицо к нему. Он затаил дыхание.
  Покашливание нарушило тишину, и Широ резко повернулся на звук. Райдер стояла в дверном проеме, широко улыбаясь. Он почувствовал, что слегка краснеет под её понимающим взглядом. Похоже, Райдер сделала какой-то вывод. Который, он должен был признать, был довольно точным.
  - Я помешала? - озорно спросила она. Широ открыл рот, чтобы разубедить её, но она продолжила. - Ах, что же я говорю? Конечно же, нет. Правда, Широ-кун?
  Он отвернулся, что вызвало очередную усмешку. Ассасин же посмотрела на рыжую Слугу с нескрываемой злобой. Райдер шуточно подняла руки, словно капитулируя.
  - В любом случае, я здесь, чтобы передать сообщение.
  Райдер, пародируя смущенную Рин, опустила руки и проговорила, стараясь не глядеть ему в глаза.
  - Я подаю завтрак. Идем скорее, иначе он остынет.
  Широ улыбнулся. Для того, кто знал Рин всего несколько дней, Райдер удивительно точно передала её характер.
  - Итак, меня ждет наказание за её беспокойство, да?
  Широ откинул одеяло. Его раздели до трусов и футболки, свежая сменная одежда лежала рядом на стуле. Дело рук Рин, без сомнений. Он глянул на Героическую Душу, опирающуюся о косяк.
  - Могу я рассчитывать на личное пространство?
  Райдер закатила глаза и отвернулась.
  Ассасин подошла к нему, когда он встал с кровати. Он поймал себя на мысли, что было довольно бессмысленно стесняться Ассасин, учитывая, что они спали вместе. Эти мысли вызвали в его разуме воспоминания о её лице в нескольких сантиметрах от его лица. Он помотал головой.
  - Извини, Ассасин, не могла бы ты отвернуться на минутку?
  Маленькая Слуга кивнула со спокойным лицом и отвернулась к стене.
  Широ быстро переоделся в чистую одежду. Оглядев себя, он удовлетворенно кивнул.
  - Хорошо. Пойдем.
  Подходя к кухне, он не мог не испытывать чувство страха.
  'Все хорошо', - подумал он, успокаивая себя. - 'Я не делал глупостей. У Рин нет причин читать мне лекцию'.
  Эти аргументы подействовали, и он вошел на кухню твердой походкой. И замер. Как и было обещано, завтрак уже был подан: яйца, суп мисо и различные гарниры. Но пугало не это. Еда выглядела великолепно, как и всегда, когда готовила его друг детства. Нет, пугала светлая, радостная улыбка, с которой Рин встречала его.
  Рин так не улыбалась. Рин никогда так не улыбалась.
  Широ боролся с желанием убежать из комнаты. Он вспомнил про важную часть её характера: её настроение не поддается логическому объяснению.
  - Доброе утро, - осторожно сказал он.
  - Доброе утро, Широ-кун, - серьезно ответила Рин. - Почему бы тебе не сесть? Я приготовила много еды, полезной для твоего здоровья.
  Подчеркнутое ей последнее слово не оставляло никаких сомнений о текущем состоянии её характера. Широ вздохнул.
  - Слушай, я не делал никаких глупостей.
  Улыбка Рин исчезла.
  - Тем не менее, я несколько часов провела в беспокойстве, ожидая, когда ты очнешься. Что случилось? - её голос становился все громче с каждым словом.
  - Я... я не знаю, - ответил Широ. - Я даже не был ранен! Не было никаких причин терять сознание.
  Он посмотрел на неё и склонил голову.
  - И мне очень жаль. Я не хотел заставлять тебя волноваться.
  На несколько секунд воцарилась тишина. Рин вздохнула, покачав головой.
  - Это несправедливо. Я не могу сердиться, раз ты уже извинился.
  Широ прикусил язык, удержав себя от комментария, что раньше ей это не мешало. У него было предчувствие, что это ни капли не улучшит ситуацию. Вместо этого, он сменил тему.
  - А что насчет тебя? Райдер сказала, что ты в порядке, но я оставлял тебя не в лучшем состоянии.
  - У меня нет твоего таланта к исцелению, но более-менее привести себя в порядок я могу, - проворчала Рин. - Я больше беспокоюсь о том, что ты потерял сознание. Ты уверен, что тот Мастер не наложил на тебя какое-нибудь проклятье?
  - Он даже не знал, что я был там, пока не потерял способность сделать хоть что-то, - сказал Широ, покачав головой.
  На то, чтобы рассказать Рин, что произошло с момента, как он оставил её в храме, ушло несколько минут, но к концу повествования Рин смутилась. Она приложила ладонь к лицу и посмотрела на него с беспокойством.
  - Итак, ты убил его... - пробормотала она. Похоже, она была возмущена этим, но Широ не понимал, почему. Рин не была из тех, кто наслаждался убийством, но думать, что можно пройти Войну за Святой Грааль бескровно, было бы верхом наивности. Кроме того, его нужно было убить. Он был угрозой. Он ранил Юкику. Он ранил Рин. После всего этого, его смерть была слишком легкой.
  - Он заслужил это, - твердо сказал Широ. - Ты сама знаешь, что он сделал с тобой и Юкикой... - он прикусил язык, но было уже слишком поздно.
  Рин скрестила руки на груди, глядя на него с любопытством.
  - Юкика? Саэгуса Юкика?
  Широ неохотно кивнул и Рин вздохнула.
  - Расскажи мне, что случилось.
  Так он и сделал.
  
  Крови не было. Кастер не знала, почему именно, но этот факт поражал её больше всего.
  Она смотрела, как её новый Мастер встал, закончив свое кормление, и не могла сдержать дрожь. Она знала его всего несколько часов, но этот человек по имени Эвенджер нервировал её. Он прямо-таки излучал злобу, черными волнами накатывающуюся на город. Зло слышалось в каждом его слове. Она не знала, что это за существо. Он был похож на Слугу, но имел тело из плоти и крови, что было невозможно без достижения Святого Грааля.
  А ещё его способ питания.
  Для Слуги поедание людей не было необычным. Так слабые Слуги могли увеличить свои силы. Но, как правило, пожиралась именно душа человека. Некоторые Слуги делали это, выпивая кровь, но это лишь исключение из правила.
  Эвенджер ел людей целиком. Он просто хватал человека на улице и поглощал его. За несколько секунд тело разрушалось, превращаясь в прану, которую он поглощал. Прямо как этот несчастный бизнесмен, уже ставший частью тела Эвенджера.
  Когда её Мастер повернулся к ней, раздался треск кости, и Кастер с ужасом поняла, что ноги жертвы все ещё торчали из его тела. Темнокожего парня, похоже, это не волновало, но она не могла отвести глаз от ног, болтавшихся по земле следом за Эвенджером.
  - Удивительно отвратительно, не так ли? - насмешливо сказал он, привлекая её внимание. Он улыбался, обнажив зубы. Она покачала головой.
  - Я просто ошеломлена. Такой способ...
  Она замялась, неспособная подобрать необидное слово.
  - Низкий? Отвратительный? Мерзкий? - Эвенджер рассмеялся, увидав выражение её лица. - Тебе нет необходимости это скрывать, Кастер. Я знаю, ты считаешь меня монстром.
  Его улыбка стала еще шире.
  - И ты права.
  Она не стала отрицать. В этом не было смысла. Этот странный Слуга, похоже, был доволен собой.
  Ей пришла в голову мысль, что уже некоторое время она чувствует себя странно. Все казалось более реальным, она сильнее ощущала собственное присутствие. И уже не впервые. Каждый раз, когда Эвенджер съедал кого-то, её тело изменялось, возвращаясь к форме, которую имело несколько часов назад. Это было невозможно, но все же она продолжала существовать.
  Она была убита другим Слугой. Это была простая и жестокая истина. По всем правилам, от неё должна была остаться только энергия, которая будет уловлена Сосудом Грааля, чтобы потом использоваться в ритуале. И все же она находится здесь, сохранив за собой разум и душу.
  Ну, не совсем за собой.
  - Пора идти дальше, - сказал Эвенджер, указав на крышу дома. - Давай.
  Она стиснула зубы, но повиновалась приказу и поднялась в воздух. Его приказы не были похожи на Командные Заклинания, они были куда более мощными и глубокими. Каждое слово, каждый приказ странного существа сопровождался мощнейшим принуждением. Словно сама её душа следовала его прихотям. Она могла попытаться сопротивляться, но это было бы труднее, чем все, что она когда-либо делала.
  Самым тревожным было то, что она не понимала принцип работы этих приказов. Она считала себя одним из лучших магов, когда-либо живших на земле. Те магические знания, на достижение которых нынешние маги тратили целые поколения, она могла достичь за недели. Она могла даже понять принцип работы Небесных Фантазмов, на что мало кто мог рассчитывать.
  И тем не менее, её неожиданное воскрешение, её новый Мастер, её абсолютная покорность его приказам были для неё непонятны. Кастер чувствовала разочарование и беспокойство.
  Её Мастер остановился на крыше невысокого здания. Она посмотрела вниз. Внизу трое молодых парней пьяной походкой шли по дороге, не обращая внимания на окружающий мир. Не обращая внимания на опасность над ними.
  Ужасная работа продолжалась.
  
  Пальцы Рин двигались вдоль мышц на спине Широ, и там, где она касалась кожи, появлялось свечение. Чтобы ей было удобнее работать, он снял футболку, открыв её взгляду свой мускулистый торс. Она старалась не смотреть на него. Это немного отвлекает. Вместо этого Рин сосредоточилась на потоке праны, проходящем через его тело и состоянии его магических цепей.
  Через несколько секунд она закончила и недовольно выдохнула.
  - Ничего, - сказала она расстроенным голосом. - В тебе ничего не изменилось.
  По-крайней мере, физически. Но она все больше и больше беспокоилась о его психическом состоянии. Травма Юкики объясняла многое, в том числе его мрачное настроение вчера. Они были довольно близки, непринужденно болтая везде, где встречались. Даже когда Широ ушел из клуба, они продолжала общаться. Было естественно для Широ волноваться из-за её травмы. Но её беспокоило другое. В первую очередь то, что Широ убил кого-то.
  Это не было неожиданным событием. Они были Мастерами, в конце концов, это означало, что 'убей или умри' для них - руководство к действию. То, что Широ убил Мастера, который стремился к победе любой ценой, невзирая на невинные жертвы, было объяснимо.
  Нет, её беспокоило то, что он совсем не волновался по этому поводу. Похоже, он даже гордился тем, что сделал. Когда он описывал битву его фамильяров с вражеским Мастером, в его голосе звучало куда больше торжества и жажды крови, чем ей хотелось бы. А когда он рассказал, как его клинок пронзил сердце мага, его лицо почти светилось от радости.
  Рин всегда знала, что Широ был... странным. Его одержимость опасными растениями и животными, его вопиющее неуважение ко многим законам и традициям Ассоциации, все это было... знакомым. Со всем этим она смирилась. Но её расстраивали мысли о том, что Широ мог убить кого-то без колебаний, более того, с радостью. Если не сказать больше.
  - Жаль, - сказал Широ, ничего не подозревая о мыслях, крутившихся у неё в голове. - Я действительно надеялся, что ты найдешь что-то, упущенное мной.
  - Ну, я не смогла, - повторила Рин. - Ты уверен, что не ты сам это сделал?
  Широ покачал головой.
  - Я был без сознания, Рин. И у меня был кусок металла в легких. Едва ли такое можно не заметить.
  Рин потерла лоб. Когда речь шла об исцелении, Широ был определенно более квалифицированным, хотя в общей магии лидировала она. Несмотря на это, она не знала, с чего начать. Если на него кто-то воздействовал с такой силой, что смог исцелить смертельную рану, то должны были остаться следы. Чужеродная прана или физические изменения, что-то, с чего можно было бы начать исследования.
  Но ничего не было. Или (что было более тревожным вариантом), что-то было скрыто от их глаз.
  - Если бы я была там, когда ты получил рану, я бы могла пронаблюдать процесс и предположить что-либо, - сказала Рин после некоторых размышлений. - Но если ты получишь подобные ранения... - она прервалась, посмотрев на Широ. Почти одновременно они оба бросили взгляд на кухонный нож, лежащий на столе.
  - Даже не думай, - предупредила Рин, скрестив руки, и грозно поглядела на Широ.
  - Рин, - начал Широ, понизив голос. - Это важно.
  - Мне все равно, - глаза Рин сузились. - Я не собираюсь смотреть, как ты пронзаешь себя, чтобы доказать свою правоту.
  - Я не доказываю свою правоту, - упрямство появилось в его голосе. -Рин, я просто не могу закрыть на это глаза.
  Она посмотрела в его глаза. Волнение, почти лихорадочная радость, когда он стремился к новому открытию. Она видела это в его глазах, когда он говорил о Святом Граале, или о своем последнем творении. Сейчас его невозможно остановить. С определенной точки зрения, он соответствовал идеалам магов. Любопытство, стремление к знаниям, подгоняющее его вперед, как удары хлыста по спине. С другой точки зрения, это была довольно проблемная черта его характера. Она вздохнула.
  - Хорошо, давай попробуем что-нибудь другое.
  Она не знала, что именно им делать, но лишь бы там не фигурировали ножи.
  Широ кивнул.
  - У меня есть идея. Идем, - он направился в джунгли, некогда бывшие церковным садом. Рин осторожно последовала за ним, Ассасин и Райдер шли позади.
  Широ остановился в своей мастерской. Там цвело множество растений с яркими, притягивающими взгляд цветами. Рин не сомневалась, что они были смертельно ядовитыми.
  - Смотри внимательно, - спокойно сказал Широ. - Analysis start.
  Рин облегченно вздохнула. Похоже, он планировал использовать магию, чтобы она понаблюдала за работой его магических цепей. Если кто-то и мог осуществить это, то только она. Никто другой не знал строение его цепей как свои пять пальцев.
  Рин почувствовала слабый поток праны, когда он произнес слова арии, но ничего особенного не было. Она покачала головой.
  - Может быть, мне нужно касаться тебя? - предложила она. - Я не могу достаточно точно чувствовать твою прану на расстоянии.
  Широ помолчал несколько секунд.
  - Не думаю. Но магия, которую я собираюсь попробовать, немного опасна.Тебе не стоит стоять слишком близко.
  Слова 'немного опасно' обеспокоили Рин. Широ называл свою огромную коллекцию смертоносных растений 'экзотическим великолепием'. Если он считал что-то опасным, то вероятно, лучше бежать отсюда побыстрее.
  The body is a tapestry.
  Когда ладони Широ превратились в когти, на лице Рин возникло выражение отвращения. Это было одним из первых разработанных Широ заклинаний, но оно ей никогда не нравилось. Она не одобряла таких изменений человеческого тела, пусть они были и полностью обратимы. Было довольно неприятно смотреть на деформирующиеся кости и плоть.
  Но все же она смотрела внимательно, обострив свои чувства. Его магические цепи работали как обычно, не было никаких аномалий. Она снова покачала головой.
  - Ничего не вижу, Широ, - сказала Рин. - Похоже, твоя идея не сработала.
  - Нет, - сказал Широ очень спокойным голосом. - Я думаю, что она сработает просто прекрасно.
  Одним неуловимым движением он полоснул своими когтями по груди. Почти сразу хлынула кровь, особенно сильно там, где он задел какой-то сосуд. В рваной ране на груди виднелись ребра. Широ, казалось, не обращал на это никакого внимания, выжидающе уставившись на свою грудь.
  Пару секунд Рин стояла в шоке. После чего кинулась к нему изо всех сил. Несмотря на это, какой-то размытый силуэт обогнал её. Ассасин обогнала её и добралась до цели первой, но застыла, не зная, что делать.
  Ей не нужно было ничего делать.
  Рин смотрела, как поток крови прекратился, и открытая рана на груди Широ закрылась с невероятной скоростью прямо на её глазах. Плоть срослась с плотью, не оставив никакого следа о ране. И тут она почувствовала её. Огромное количество праны, скрытое под его кожей. Её можно было почувствовать даже с расстояния.
  Уже вылившаяся кровь покрывала его тело, одежду и землю вокруг. Широ это не волновало. Он посмотрел на Рин с торжествующей улыбкой.
  - Как по волшебству!
  
  Синдзи зевнул. На улице стояло утро, даже солнце ещё не встало, но парень уже был измотан. Он всю ночь бродил по городу, и единственным его спутником была неуклюжая фигура позади него.
  Это было самое худшее.
  Он осмотрел Слугу, как уже много раз до этого. Огромный, мускулистый человек, ростом боле двух метров. Его единственной одеждой был пояс с металлическими пластинами, едва ли служивший защитой. Его серая кожа с проступавшими венами была похожа на змеиную. Или кожу червя.
  Синдзи горько усмехнулся своей мысли. Похоже, у Сакуры есть что-то общее с её Слугой.
  Из-за этих жестоких мыслей он почувствовал прилив чувства вины, но старательно подавил его. Его использовали как жертвенного агнца. Он имел право сердиться на сестру, сейчас пребывающую в относительной безопасности.
  'Правда?' - чужеродная мысль, как яд в его голове. - 'Ты действительно имеешь на это право? После того, что ты сделал?'
  Синдзи разочарованно зарычал, помахав в воздухе руками.
  'Хорошо! Прости! Я был груб!'
  Он уже пожалел, что вообще начал эту беседу, когда его Слуга повернул к нему голову и заглянул в глаза.
  'Не извиняйся. Сожаления уничтожат в тебе человека и превратят в послушного пса. Позволь своей ярости тлеть. Тогда ты будешь силен'.
  Синдзи кивнул, как если бы эта новая информация вдохновила его переосмыслить свою жизнь. Пытаться спорить со Слугой было бессмысленно, он просто повторял одни и те же слова снова и снова. Словно заезженная пластинка.
  Пластинка, способная вырвать дерево из земли и размахивать им, как веткой. Но Синдзи раздражал сам факт говорящего Слуги. Тишина была приятнее.
  - Мастер... - Синдзи подавил стон, когда его Слуга вновь начал говорить. По крайней мере, в этот раз его назвали Мастером. Он не был уверен, что Слуга знает, с кем говорит.
  - Слуга приближается.
  Синдзи застыл, потом застонал. Он слишком устал для этого.
  - Где?
  Ответ пришел в виде пылающего снаряда, стремительно летевшего прямо в него.
  Берсеркер выпрыгнул перед ним как массивный столб из мышц и стали, ударив своим клинком по снаряду.
  Взрывная волна бросила Синдзи на землю, в то время как Берсеркер оказался в центре взрыва, покрытый пламенем. Парень был цел, но все же ошеломлен. Несколько секунд он просто неподвижно лежал, пытаясь осмыслить произошедшее. Затем его настигла паника. Если ударная волна с расстояния в полдюжины метров заставила его прокатиться по земле, какие же повреждения получил закрывший его собой Слуга? У него не было иллюзий на тему того, как Зокен отнесется к потере Слуги. Пересилив страх, он все же посмотрел на своего защитника.
  Гигант был почти невредим. Несколько ожогов, почти невидимых на его плотной серой коже, только и всего. С насмешливой улыбкой Берсеркер поглядел в сторону врага. В ответ прилетели ещё три снаряда, один за другим.
  Массивное лезвие рассекло воздух. Очередная взрывная волна толкнула Синдзи в грудь, но уже слабее. Он даже не заметил этого, глядя на своего Слугу. Даже новые ожоги не изменили выражения лица Берсеркера. Похоже, тот был искренне рад.
  У Синдзи ушло несколько секунд, чтобы понять - по ним больше не стреляли. Он проследил за взглядом Берсеркера.
  В тусклом утреннем свете мало что можно было разглядеть. Он прищурился, и на мгновение заметил блеск вдали, между деревьями.
  - Они бросают нам вызов. Иначе они бы не стали выдавать свое местоположение, - прорычал Берсеркер. - Мы должны принять его и победить!
  На мгновение Синдзи задумался об отступлении. Сражаться против стрелка в темноте было рискованно, даже слишком. У него была Книга Ложного Подчинения, так что он мог заставить Слугу, если тот против. Но что бы это решило? Зокен все ещё ждал от него информации о Слугах и Мастерах, и у него были широкие возможности достать Синдзи, как бы далеко он не сбежал.
  Так что ему пришлось стиснуть зубы и согласиться.
  - Идем, Берсеркер.
  Он побежал в сторону, где заметил противника. Гигант мчался рядом с ним со спокойной улыбкой на лице. Начиналось сражение.
  
  13. Elimination
  
  Серокожий гигант мчался к укрытию своего врага. Несколько светящихся зарядов вылетели в него из леса, чтобы взорваться на лезвии его клинка. Пламя от взрывов обожгло его кожу, добавив на неё ещё больше ожогов. Однако улыбка воина стала лишь шире и радостнее.
  Та часть его разума, что не была затронута безумием при жизни или безумием, даруемым его классом, понимала, что положение не лучшее. Враг скрывался, но мог видеть самого Берсеркера. Он имел оружие, способное ранить его на расстоянии, но сам был недоступен для ответной атаки.
  Но Берсеркеру к этому было не привыкать. Битва, где все шансы против него. Битва, в которой по мнению других, невозможно победить... Он уже побеждал в таких битвах при жизни, снова и снова. Сейчас все будет точно так же.
  Синдзи спрятался за стеной, предоставив Слуге разбираться с врагом. Хотя, судя по увиденному, стена против Слуги помогла бы не лучше куска мокрой бумаги, он все же почувствовал себя лучше.
  Как страус, спрятавший голову в песок.
  Впрочем, он мало что мог сделать. Было бы глупо вмешиваться в битву Слуг. Его сестра, возможно, и смогла бы выжить в таком бою, но для него исход однозначно смертелен.
  Поэтому он рассудил, что стоит предоставить Берсеркеру разобраться с врагом. Сам Синдзи был лишь слабым звеном.
  Он мог бы попробовать внести вклад в победу, если бы появился вражеский Мастер, но это маловероятно. Он должен был быть уникально глуп, если раскроет себя после того, как устроил удачную засаду. Шансы на это были... Внезапно его шестое чувство подсказало ему, что сейчас что-то случится, и Синдзи немедленно бросился на землю, накрыв голову руками, и вовремя - часть стены, за которой он прятался, превратилась в пыль. Он вскочил на ноги, судорожно оглядываясь в поисках атакующего.
  В сотне метров от леса и двадцати от Синдзи, посреди дороги стояла девушка в синей одежде. Её длинные золотые волосы струились по спине, а на лице застыло властное выражение.
  При других обстоятельствах он восхитился бы этой, несомненно, прекрасной иностранкой. Но в нынешней ситуации его голова была наполнена совсем другими мыслями.
  'Я в дерьме'.
  Девушка подняла руку, и интуиция Синдзи вновь обратила на себя внимание. Хотя его собственные магические способности можно было смело приравнять к нулю, он все же мог чувствовать, когда кто-то другой творил магию. Вероятно, последствие проживания в одном доме с двумя могучими магами. Судя по тому, что он чувствовал, девушка была довольно сильной, примерно на уровне его сестры.
  Иными словами, противник такой же непобедимый для него, как и Слуга.
  Синдзи бросился в сторону, уворачиваясь от града магических снарядов, вылетевших из пальца противницы. Остатки стены покрылись кучей небольших кратеров, и он инстинктивно пригнулся, уменьшая размер цели для врага.
  Свернув за угол, Синдзи начал рыться в карманах, пока не нащупал Type 54.
  Для простого гражданина добыть оружие в Японии было весьма непросто. Но все же у него были преимущества перед простыми гражданами: он был из богатой семьи и у него было несколько друзей, которых бы не одобрили никакие родители. По правде говоря, он сам не понимал, зачем вообще его купил. Он не ожидал, что ему придется сражаться в Войне за Святой Грааль, а надеяться противостоять с его помощью Зокену было и вовсе глупо. Скорее всего, это был своеобразный бунт против семьи, самая большая вольность, которую он мог себе позволить.
  Думать об этом было неприятно.
  Но прямо сейчас холодная металлическая рукоять немного успокоила его. Синдзи осторожно вытащил пистолет из кармана и взял обеими руками, проверив предохранитель. Он услышал приближающиеся шаги, противник шел спокойно и уверенно, хотел бы он сам чувствовать себя так же.
  Синдзи никогда ни в кого не стрелял. И даже почти не практиковался. В его памяти были только основные знания о стрельбе и правила безопасного обращения с оружием. В то время как его противник был магом, способным по силе конкурировать с его сестрой, или, может быть, с самим Зокеном.
  - Хорошо, - прошептал он с горькой улыбкой на лице. -Это стоит выстрела.
  
  Арчер приготовил ещё одну стрелу, пока гигант неуклюже пробирался между деревьями. Когда он натягивал тетиву, его золотистый доспех нисколько не мешал ему, настолько гибким он был.
  Выстрел был метким, как и предыдущие, направленный точно в череп противника. И, как и предыдущие, он не достиг своей цели.
  Огромный серый клинок с легкостью перехватил стрелу в полете. И взрыв от её уничтожения вновь не нанес никакого урона, не считая пары царапин.
  Красивое бледное лицо Арчера слегка исказилось. Даже те, кто знал его при жизни, не могли бы сказать точно, улыбается он или хмурится. По правде говоря, и то и то. Он любил вызов. В конце концов, он был героем, и как и все герои, был рад проверить свои умения в битве с равным по силе. Но другой Слуга оказался куда более стойким, чем ожидалось. Похоже, чтобы победить, ему придется использовать свой Небесный Фантазм.
  Берсеркер посмотрел в его сторону, очевидно, проследив, откуда прилетела стрела. Арчер отскочил, отступая вглубь рощи. Он не надеялся, что утренние сумерки скроют его от врага. От него самого бы точно не скрыли.
  Даже находясь в прыжке, он мог без затруднений пускать во врага новые стрелы. Прежде чем он приземлился на ветки другого дерева, он успел выстрелить трижды. Хотя они достигли своей цели, они все так же не принесли никакой пользы. Серокожий гигант продолжал пробираться, а где и прорубаться через деревья.
  Арчер надеялся, что его Мастер разберется с вражеским как можно скорее. В противном случае он будет вынужден использовать свой Небесный Фантазм. И даже в этом уединенном месте он предполагал огромные разрушения от него. Этот хрупкий мир будущего, в котором он оказался, не был предназначен для небрежного обращения с такой мощью.
  
  Кастер чувствовала себя лучше.
  Нехитрый, но почти невозможный факт. Её существование было почти таким же полноценным, как и до её смерти. Во всяком случае, она чувствовала себя куда лучше, чем после неё. Ощутив открытой кожей лица прохладный ветерок, она вздрогнула. Но это было приятное чувство. После схватки, окончившейся смертью, она высоко ценила даже эти маленькие доказательства жизни.
  Рядом с ней на перилах, словно хищная птица, сидел Эвенджер и смотрел на город. Когда она восстановила большую часть своей силы, он прекратил пожирать людей и теперь просто наблюдал.
  - Наслаждаешься видом? - сказала она очень тихо, будто и не желая быть услышанной. Кастер не знала, как он отреагирует на попытку пообщаться. За эти несколько часов она ничего не узнала о нем, как о личности. Он словно прыгал из крайности в крайность: то был жестоким и кровожадным, то деловым и спокойным. Понять его было непросто.
  Эвенджер повернул свое темнокожее лицо к ней. Он некоторое время молчал, будто молчание и было ответом, но все же заговорил.
  - Похоже на то. Я запомнил его не таким, - странное выражение его лица можно было принять за ухмылку. - Тут стало меньше развалин.
  Кастер моргнула от неожиданности.
  - Ты был тут раньше?
  Это не должно было быть сюрпризом. Если маг собирался стать Мастером, посетить город заранее и осмотреть все было разумным. Но она сомневалась, что он был магом. Она даже не была уверена, что он был человеком.
  Эвенджер кивнул.
  - Некоторое время назад. Я сражался в предыдущей Войне за Святой Грааль.
  Его голос был абсолютно спокоен.
  Кастер полагала, что это правда. Его способность управлять ею не могла быть освоена в одночасье, без предыдущего опыта. И она была Слугой, способной появиться в мире только благодаря великому ритуалу. Тому самому, который сейчас проходит в городе. Нет магов, способных заставить Слугу повиноваться без Командных Заклинаний.
  Но её Мастер так же не мог быть Героическим Духом. Слуги не сохраняли воспоминания о предыдущих Войнах. Если Эвенджер помнил Четвертую, значит он не Слуга. Это было просто.
  Она слегка улыбнулась самой себе. Мало-помалу она приближалась к разгадке тайны существа перед ней.
  - Действительно, Мастер? Какой...
  Взмах руки прервал её слова, отчасти из страха перед возможным наказанием, отчасти из-за принуждающей воли. Эвенджер отвернулся от неё и уставился на какую-то точку в городе. Она попыталась проследить за его взглядом, но не увидела ничего. Слуга она или нет, она Кастер, а не Лансер или Арчер. Ее зрение было немногим лучше, чем у простого человека.
  - Ты чувствуешь это? Присутствие.
  Все спокойствие исчезло из голоса Эвенджера, теперь в нем слышалось возбужденное напряжение. Он резко повернулся к ней, и она вновь вздрогнула.
  - Чувствуешь?
  Кастер обострила свои чувства, создавая при помощи магии своеобразную паутину. Она могла чувствовать движение транспорта людей. Но у её способностей были пределы. При помощи силы храма она могла бы накрыть этой сетью весь город. Сейчас, едва успев вернуться из мертвых, её хватало лишь на милю.
  - Я... не могу, Ма... - начала она, но прервалась, увидев взгляд Эвенджера
  - Старайся, - медленно, с угрозой сказал он. - Найди.
  Кастер закусила губу. Это будет трудно. Она даже не знала, что искать, кроме того, что её Мастера это очень интересовало.
  Но у нее не было выбора. Подавляющая воля накрыла её с головой, словно плащ. Она заставляла Кастер ещё больше усиливать своё восприятие.
  К счастью или нет, это помогало ей расширить собственные возможности, словно на неё воздействовали Командным Заклинанием. На мгновение она снова задалась вопросом об источнике этой странной, неизвестной магии. Но быстро выбросила эти мысли из головы. Ей нужно сосредоточиться.
  Медленно, мучительно медленно, её чувства расширяли охватываемую область. Кастер тяжело задышала, творить такую магию было непросто. Теоретически, ей, как Слуге, не нужно было дышать, но это был рефлекс.
  - Сосредоточь свое волшебство на этой области, - приказал Эвенджер, указывая на пятно, на которое он смотрел.
  Кастер повиновалась. Ощущение машин и людей исчезло, когда она сконцентрировалась на этой точке. Какое-то мгновение она ничего не чувствовала.
  Внезапная вспышка праны, сильная. Ощущение одного, а затем ещё одного Слуги возникло в её разуме. Эти двое сражались посреди деревьев, кто-то из них ловко прыгал с одного на другое, а кто-то просто разламывал их на куски.
  - Двое Слуг, Мастер, - прошептала Кастер, отчаянно глотая воздух. - Один из них, похоже, использует огненную магию, или же Небесный Фантазм. Другой... - она отметила грубую силу, с которой он пробивался через деревья и камень. - Кажется, предпочитает более приземленные методы нападения.
  К ее удивлению, напряженность её Мастера спала, сменившись чем-то вроде радости.
  - Я знал это, - тихо сказал он с широкой улыбкой и покачал головой. -Слишком хорошо, чтобы быть правдой.
  Не говоря ни слова, Эвенджер перепрыгнул на соседнее здание. Его воля была ясна. Кастер пришлось лететь за ним.
  
  Слуги отличались друг от друга как день и ночь.
  Берсеркер был безудержным смерчем из мышц и стали, охватившим парк. Там, где до него были деревья, кусты и камни, после него оставались лишь обломки. Он был воплощением необузданной силы. Скрытность была для тех, кто слаб, а не для него, способного раздавить противника ногой. Поэтому она была не нужна.
  В то же время его противник, казалось, едва успевал коснуться ногами одного дерева, как уже перепрыгивал на другое. Он был словно призрак в тусклом утреннем свете, незаметный и неуязвимый.
  Несмотря на безумие, охватившее Берсеркера, он не мог не восхищаться мастерством Арчера, хотя и был разочарован ходом их битвы. Это было не открытое столкновение мышц и оружий, а долгая и раздражающая охота.
  Очередная огненная стрела пронзила мрак, очередная из множества за этот бой. Одно движение меча - и от неё ничего не осталось, словно от прихлопнутой мухи.
  Берсеркер остановился и уставился на последнее место, где он видел Арчера. Он был слишком близко, чтобы точно определить местоположение этого ловкого Слуги. Его присутствие было слишком сильным.
  - И это все, что у тебя есть, трусливый червь? - рев, который вырвался из его горла мог гнуть деревья. - Это предел твоей силы?
  Когда отзвуки его крика наконец затихли, лес вновь погрузился в молчание. Берсеркер ждал ответа своего врага, ненадолго погрузившись в спокойствие и неподвижность.
  Ответом Арчера были полдюжины стрел, выпущенных почти одновременно. Меч Берсеркера уничтожил четыре из них, но оставшиеся вонзились в его тело. Взрывы разорвали плоть на его теле, и очередной безумный рев раздался в ночи.
  Синдзи одним слитным движением завернул за угол, поднимая пистолет обеими руками.
  Дорога была совершенно пустой.
  Ум Синдзи немедленно заполонил ворох мыслей. Вражеский Мастер отступил? Он усмехнулся этой мысли. Сомнительно. Она заставила его убегать. Зачем ей самой отступать?
  Если она не убежала, то значит, скрывается. Но где? Её платье было красивым, но явно не помогало скрываться. На дороге почти не было укрытий, если только она не притворяется фонарным столбом. Он сам сумел спрятаться, только перепрыгнув через стену...
  Его глаза широко раскрылись в понимании. Стены. Невысокие, легко преодолеваемые стены.
  'Вот дерьмо'.
  Не успел он развернуться, как импульс ударил его в голову, бросая на землю. Синдзи довольно чувствительно приложился челюстью об асфальт, в ушах зазвенело. Несколько секунд он лежал, будучи ошеломленным неожиданной атакой, пока нога не ударила его по правой кисти, выбивая из неё пистолет, который он умудрился не потерять в падении.
  - Лежать, - скомандовал женский голос, холодный и надменный. Она говорила на японском с легким акцентом. Определенно, она иностранка. - Только дернись, и мой запас милосердия быстро кончится.
  Звон в голове Синдзи утих, теперь он чувствовал боль в руке сильнее. Он понимал, что противник может прикончить его в одно мгновение, стоит ей захотеть. Поэтому он и не шевелился.
  - Мудрое решение, - её голос оставался холодным, но в нем звучал также намек на удовлетворение. - Потерпи. Это займет всего несколько секунд.
  Прозвучал шелест платья, словно она присела рядом с ним. Синдзи почувствовал, как его правую руку крепко схватили и повертели. Через пару секунд то же самое произошло с левой рукой. Какое-то мгновение он был в замешательстве, но потом догадка пронзила его разум. Она искала его Командные Заклинания. Которых у него не было.
  Судя по недовольному щелчку языка противницы, она пришла к тому же выводу.
  - Где они? - спросила она жестким командным голосом.
  Синдзи молчал, лихорадочно раздумывая. Если он расскажет ей о Книге Ложного Подчинения в кармане, то имеет шансы пережить все это. Конечно, она все равно могла бы убить его после этого, но шансы все же были.
  Но что потом? Если он вернется домой без книги, Зокен будет в ярости. Хотя артефакт может быть уничтожен удаленно (а Синдзи не сомневался, что дед встроил такую функцию), он все же может быть использован против Берсеркера ещё до того, как он сообщит о его утрате. Также она может что-то узнать о магии Мато, изучив эту книгу. Даже если Зокен вдруг не убьет его, он все равно станет ещё большим изгоем в собственном доме.
  Его мысли были прерваны вспышкой боли от каблука противницы, который та с силой вдавила в его ладонь.
  - Я спрашиваю, где они?
  В её голосе не было ни намека на милость. Эту девушку не волновали его страдания. Да и с чего бы? У неё, без сомнения, были свои мечты, которые она хотела воплотить с помощью Грааля, любой ценой. Даже то, что она не убила его на месте, было неожиданной милостью для того, кто участвовал в Войне.
  Синдзи хотелось расплакаться от несправедливости. Он не должен был быть здесь. Он не хотел быть здесь. Это была не его война. Это...
  Его пальцы коснулись чего-то холодного и жесткого.
  Не веря себе, он осторожно кинул взгляд на правую ладонь. Type 54 все еще лежит там, всего в нескольких сантиметрах от его руки. Хотя Мастер и выбила оружие из ладони, она не удосужилась отбросить его подальше. Или ей даже в голову не пришло это сделать. Вероятно, эта волшебница, несмотря на большой потенциал, была не более опытна, чем он сам.
  Детская обида на несправедливость жизни внезапно исчезла, уступая место чему-то более полезному.
  Гневу.
  Его правая рука была зажата ногой противницы. Он не мог ей двигать. Однако левая была свободна. Если он повернется, есть шансы схватить оружие и выстрелить прежде, чем она среагирует. Он мог убить ее.
  Жалость к себе, захватившая его разум минутой назад, исчезла, замененная гневом, ненавистью и желанием выжить. Он не колебался. Потому что сейчас... Теперь у него есть шанс.
  С болезненным криком он повернулся, потянувшись к пистолету левой рукой. Внезапное движение заставило девушку отшатнуться, чем он и воспользовался. Пальцы Синдзи охватили холодную рукоять, и он немедленно направил оружие на врага.
  Едва он успел нажать на спусковой крючок, как нога выбила оружие из его ладони.
  Слишком поздно.
  Когда пуля врезалась в плечо врага, брызнула кровь и девушка упала на землю. Синдзи прыгнул на нее. Он не сомневался. Он не собирался больше сомневаться. Лицо болело, как и руки, которые уже не могли сжаться в кулаки. Синдзи действовал на инстинктах.
  Удар. Захват. Удар.
  Кулак врезался в его лицо, но он проигнорировал боль, ответив ударом локтя в живот. Его лицо оказалось на уровне её раненого плеча. Он открыл рот, обнажая зубы.
  Укус.
  Крик боли вырвался из её рта, кровь из раны хлынула сильнее, прямо в глотку Синдзи. Его стошнило, но инстинкт выживания не позволил отвлекаться.
  Укус.
  Локоть ударил в челюсть. Он проигнорировал это.
  Укус.
  Кулак ударил в мягкую плоть в районе почки. Он проигнорировал это.
  Укус.
  Лишь когда один из её ногтей рассек кожу над глазами, он рефлекторно отстранился, кровь мешала видеть. Противница, очевидно, только этого и ждала, неожиданно мощный удар сбросил его на землю. Синдзи перевернулся и попытался встать так быстро, как позволяли его уставшие мышцы. Девушка уже стояла, целясь в него пальцем.
  В панике он попытался броситься в сторону, но мышцы не слушались. Знакомое чувство подавления тела охватило его. Магия. Она поймала его магией. Более того, несмотря на пулевое отверстие в плече, она не выглядела сильно пострадавшей. Её кровотечение было слабее, чем должно было быть. Он хлопнул бы себя по лицу, если бы мог. Конечно, ее тело было усилено магией. Его атака была по эффективности сравнима с попыткой младенца избить взрослого. Для сравнения, себя он чувствовал так, словно его избили молотком. Раны, которые он проигнорировал в приступе ярости, теперь мучительно болели.
  Синдзи стиснул зубы. Он не будет ныть про несправедливость. Он уже достаточно делал это раньше. Нет, больше всего ему хотелось плюнуть в глаза той, кто убьет его.
  Синдзи смотрел на неё, ожидая заклинания, которое прервет его жизнь. Она не двигалась. Она ничего не говорила. Она просто стояла с поднятым пальцем. Синдзи попытался нахмуриться, но его тело отказалось повиноваться. 'Чего она ждет? Почему она не...'
  - Ну же, дети, - женский голос раздался у него за спиной, прохладный, но веселый. - Играйте красиво.
  Фигура возникла в его поле зрения. Женщина, облаченная в темно-фиолетовые одежды, которые трудно разглядеть в тусклом свете. Под капюшоном, на губах играла улыбка. Несмотря на внешний вид, она явно была гораздо сильнее и его, и его противницы.
  И да. Он ошибся. Это не магия девушки сковала его. А эта женщина. В то время как его бывший враг был в такой же ситуации.
  По ряду причин это делало ситуацию немного приятнее.
  
  
  Арчер удивленно моргнул, когда через связь с Мастером к нему пришла волна боли. Кто-то ранил Лювию. Он бросил взгляд на Берсеркера, проламывающегося через парк. Его плоть была усеяна ранами и ожогами, но недостаточно серьезными, чтобы замедлить его. Ошеломляющая стойкость. Похоже, так просто его стрелами не убить.
  И времени уже не было. Вариант был только один. Использовать свой Небесный Фантазм.
  Он закрыл глаза, шепча молитву о прощении. Разумеется, это было слишком мало. Люди умрут. Люди, не имеющие ничего общего с этой Войной, невинные люди. Одной молитвой не искупить того, что он собирался сделать.
  Мышцы ног напряглись и распрямились, подбросив Арчера высоко в воздух. Держа в одной руке лук, он наложил стрелу на тетиву и прицелился. Гигант повернулся, глядя прямо на него, очевидно, увидев его силуэт.
  Слишком поздно.
  Он открыл рот, чтобы возвестить имя своего Небесного Фантазма, и неожиданно его инстинкты забили тревогу. Он развернулся в воздухе, подняв руки в защитном жесте.
  Раздался скрежет металла, и его взгляд встретился с чьим-то ещё. Ожесточенные золотые глаза смотрели на него с возбуждением.
  - Привет, - сказал Эвенджер с широкой улыбкой на его лице.
  Нога врезалась в живот лучника в золотых доспехах, отправив его вниз. Едва приземлившись, он откатился в сторону, не получив особого ущерба. В нескольких метрах от него стоял его новый противник, прямо на ветвях дерева, напоминая жуткую летучую мышь.
  Арчер замер. Напряжение повисло в воздухе, но противник не спешил атаковать, а просто разглядывал его. На его лице продолжала играть улыбка ребенка, нашедшего давно потерянную игрушку.
  - Кто ты? - спросил Арчер.
  Парень пожал плечами.
  - Просто блуждающий герой, стремящийся к миру во всем мире.
  Эвенджер прервался и фыркнул.
  - Ребенок я, ребенок. Слуга Эвенджер к вашим услугам.
  Он низко поклонился, явно издеваясь.
  Арчер нахмурился. Слуга Эвенджер? Насколько ему известно, такого класса не существовало. Кроме того, его соперник не чувствовался как Слуга. Тот, кто называл себя 'Эвенджер', выглядел простым человеком. Но простые люди не могут прыгать на высоту сорока футов и бить с силой, способной дробить камни.
  Разочарованный рев отвлек Арчера и тот бросил взгляд в сторону Берсеркера. Гигант прекратил своё продвижение и теперь просто кричал на весь лес.
  - Трус!
  Его клинок с гудением рассекал воздух, когда тот махал им в запале гнева.
  - Хватит прятаться, выходи драться! Или ты сбежал? Трус!
  Арчер нахмурился ещё сильнее. Прятаться? Деревья и полумрак могли скрыть его от глаз гиганта, но он все равно должен был чувствовать примерное направление.
  Внезапно Берсеркер развернулся в совсем другую сторону и торжествующе взревел.
  - Ну, какое-то время он нас не побеспокоит, - сказал Эвенджер, посмеиваясь. - Мы пока можем поболтать, попить чаю с печеньем...
  - Что ты сделал? - тихо спросил Арчер, сжав лук в руке. Похоже, этот странный парень скрывал не только своё, но и его, Арчера, присутствие. На такое не был способен даже Ассасин.
  - Я дал нам возможность поговорить наедине, - ответил Эвенджер. -Нам о стольком нужно поговорить...
  - Я тебя знаю? - перебил его Арчер. На мгновение Эвенджер выглядел удивленным, но затем вновь заулыбался.
  - Почему ты спрашиваешь?
  - Потому что я не вижу никаких причин для того, кого я не знаю, ненавидеть меня также сильно, как и ты, - спокойно сказал Арчер.
  Это было очевидным, несмотря на то, что они только что встретились. Тон Эвенджера, его позиция, жесты... В них виделось нечто большее, чем жажда битвы. Подлинная ненависть и желание отомстить. Вероятно, имя Эвенджер ему подходило.
  Лицо Эвенджера потемнело. Несколько секунд он простоял, потрясенный, затем натянуто улыбнулся.
  - Ясно. Я почти забыл об этом, - пробормотал Эвенджер, обращаясь скорее к себе, чем к Арчеру. - Я чувствую себя так же, как и когда...
  Наконец, он поднял взгляд на Арчера.
  - Да, - из голоса Эвенджера пропало все веселье. - Мы встречались раньше, Карна.
  Напряженность возросла. Арчер поднял лук. Эвенджер был опасен. Неважно, Слуга он или нет. Он знал его имя и личность. Он знал его слабые места и способности. Кроме того, он стоял между Арчером и его Мастером. От Лювии больше не было сигналов бедствия, но Берсеркер был опасен. Гигант, похоже, шел в другую сторону, но для Слуги было не проблемой пересечь расстояние до дороги в считанные секунды. Времени оставалось ещё меньше.
  - Я не помню нашей встречи, - сказал Арчер, слегка сдвинувшись. -И у меня нет времени вспоминать. Я ухожу.
  - Вряд ли, - сказал Эвенджер. В его руках появилось два кинжала, больше напоминающих когти. - Это было давно, и я... не тот, что был тогда.
  Он поднял руки с клинками в защитной позиции.
  - И, нет. Я не позволю тебе уйти.
  Эвенджер склонил голову набок.
  - На самом деле, пошел к черту.
  Эвенджер прыгнул вперед размытым движением, его клинки-когти готовы были рвать плоть Арчера. Он был словно тень, почти невидим и невероятно быстр.
  И все же не успел.
  Арчер отпрыгнул, выстрелив сразу двумя стрелами. Эвенджер зарычал, отражая выстрелы клинками. Пылающие стрелы врезались в них, выпустив огненную вспышку, накрывшую его целиком. Но это пламя совсем не мешало Арчеру целиться. Новые стрелы летели с впечатляющей точностью.
  Очередная стрела врезалась в клинок Эвенджера, и тот был разрушен. Его близнеца постигла та же судьба при следующем выстреле. Он сделал шаг вперед, только чтобы быть отброшенным в сторону взрывом.
  Его плоть обгорела. Один из выстрелов оторвал руку, а другой ногу. Стрела пронзила его грудь, и взрыв разметал ошметки плоти. Он рухнул на землю, и ещё две стрелы уничтожили оставшиеся конечности.
  Огонь прекратился.
  Арчер подошел к лежащему Слуге. Ненавидящий взгляд одного глаза уставился на него, второй глаз был уничтожен.
  - Кто ты? - спросил Арчер с сожалением в голосе.
  - Теперь у тебя есть время говорить? - спросил Эведжер голосом, больше похожим на хриплое карканье.
  Слуга в золотой броне кивнул.
  - Ты, по крайней мере, имеешь право выговориться перед смертью. Скажи, почему ты ненавидишь меня? Что я сделал во время нашей последней встречи?
  - Потому что ты высокомерный мудак. Ты вел себя как высокомерный мудак. И мы встретились где-то, где ты был высокомерным мудаком.
  Эвенджер прервался.
  - И, да.Verg Avesta.
  Арчер рухнул на землю, как марионетка с перерезанными веревками, не сумев сдержать стона. Боль пронзила все его тело, затмив даже разум неожиданной вспышкой. Руки и ноги отказывались двигаться, даже бедра и плечи кричали в агонии. Из-за этих мучений ему понадобилось несколько секунд, чтобы осознать кое-что. Несмотря на ослепительную боль, его тело было целым.
  - Небесный Фантазм... - пробормотал он, невнятно из-за боли. Как глупо. Думать, что Слуга может быть так легко побежден.
  - Да. Должен признать, не слишком силен по большинству стандартов.
  Голос Эвенджера вновь был веселым, и Арчер нашел в себе силы повернуть голову в его сторону. Его кровь застыла в жилах.
  Эвенджер стоял.
  Мышцы вились по белым костям, словно змеи, а поверх росла розовая кожа, быстро темневшая. Его торс и лицо уже почти полностью восстановились. Эвенджер улыбнулся и подмигнул ему внезапно регенерировавшим глазом.
  - Не ожидал, да? -пренебрежительно спросил он. - Я не виню тебя. Последний раз, когда мы встречались, я выглядел почти так же. Кроме того, тогда я не мог встать на ноги.
  - Я... - Карна открыл рот, но Эвенджер тут же ударил его ногой в лицо.
  - Заткнись, - тихо, зло прошептал он. - Меня не волнует, что ты хочешь сказать. В самом деле. Я просто хочу, чтобы ты слушал меня, а потом умер так болезненно, как только возможно. Ты можешь сделать это для меня?
  Арчер вздохнул, даже это простое движение вызвало очередную вспышку боли в теле.
  - Как мелко.
  Нога Эвенджера ударила вновь, и челюсть Арчера сломалась с отвратительным хрустом.
  - Хороший мальчик.
  Даже после этого удара боль в теле ослабла, и он вновь мог чувствовать свои конечности. Он не стал сомневаться. Проигнорировав боль в челюсти, он вскочил на ноги и ударил Эвенджера в живот. Прана, пропущенная по доспеху, восстановила его в одно мгновение.
  Эвенджер получил пламенный удар, но даже не заметил собственной плоти, поджаренной огнем. Его правая рука с ошеломительной скоростью схватила Арчера за горло, даже не смотря на руку Арчера, погруженную в его тело.
  Мне стоило бы сохранить тебя. Правда. Ты гораздо сильнее Кастер. Но, - его рука слегка сжалась, - похоже, я действительно буду рад твоей смерти, здесь и сейчас.
  Руки Эвенджера окутало мягкое свечение. Впрочем, это трудно назвать свечением. Ни свет новорожденной звезды, ни проблеск затухающей искры нельзя было сравнить с этим. Оно было хрупким. Оно было божественным.
  Было невообразимо больно. Крик вырвался из горла Арчера, когда иллюзорную боль VergAvesta сменила настоящая боль от разрушающегося тела. Как тающий воск, его левая рука отвалилась от тела и распалась на чистую прану. Вскоре то же самое началось во всем его теле, словно сама его сущность трещала по швам. Его суть разрушалась, вызывая невообразимые страдания. Арчер не смог больше контролировать прану и его кулак выскользнул из тела Эведжера, пламя погасло. Вскоре и этой руки не стало.
  Он сумел заставить себя говорить, немногим громче шепота.
  - Теперь... ты... доволен?
  Эвенджер улыбнулся, первой по-настоящему искренней улыбкой с самого из знакомства.
  - Ты даже не представляешь как.
  А потом он сжал руку.
  Арчер исчез, растворившись в утреннем свете.
  Несколько секунд Эвенджер стоял неподвижно. Его рука сжала пустой воздух, а поза выдавала напряжение.
  - Вот так, - тихо, но с ликованием пробормотал он. - Я говорил, что доберусь до тебя, ублюдок. Я жил для этого.
  Он повернулся и пошел прочь, следуя по колее, прорубленной Берсеркером.
  Лучше было не задерживаться тут долго, как ни хотелось посмаковать удовлетворение от мести. Берсеркер может найти Кастер, а в неё вложено слишком много праны, чтобы позволить просто так убить её.
  
  Широ осторожно потер щеку. Он мог бы исцелить следы от ладони Рин, но наверняка она в таком случае ударила бы снова.
  - В защиту моих действий, это сработало, - сказал он, осторожно глядя на своего друга детства. Рин была по-настоящему зла, больше, чем когда-либо. И не только она. Ассасин сидела рядом и переводила суровый взгляд с него на Рин и обратно.
  Единственным человеком, не обращавшим внимания на напряженность в комнате, была Райдер, спокойно делавшая бутерброды.
  - Да? Вот как? - голос Рин был неожиданно спокоен, хоть и резок. -Кажется, я не заметила лужу крови вокруг.
  Разговор прервался неловким молчанием. Тем не менее, Широ всем сердцем чувствовал волнение. Это сработало. Рискованный ход, но он принес плоды. Он сумел воспроизвести случившееся в тот вечер.
  Вот бы ещё Рин перестала смотреть на него волком...
  - Ты почувствовала что-нибудь? - тихо спросил он, не уверенный, хочет ли быть услышанным.
  Рин на мгновение задержала на нем взгляд и вздохнула.
  - Немного.
  Она встала и подняла палец вверх. Широ подавил улыбку при виде знакомой позы. Он подозревал, что Рин бы ударила его снова, если бы он улыбнулся сейчас.
  - Хотя твоя идея была идиотской, - начала Рин. - Она действительно позволила мне обнаружить чужеродную прану. Она явно не твоя собственная.
  Широ нахмурился. Волнующе, но не неожиданно.
  - Хорошо. Есть идеи, что это такое?
  - Что-то опасное, - прямо сказала Рин. - Оно отличается от твоего ОД и явно чуждо твоему телу. Но больше я не могу ничего сказать.
  Она пожала плечами.
  Широ задумался. Фактически, они не узнали почти ничего нового. И, честно говоря, он бы удивился, если бы узнали. У Рин было всего несколько секунд на осмотр его тела во время исцеления. Более важным был факт чужеродности этой силы. Он заставлял беспокоиться. В основном потому, что он понятия не имел, когда успел приобрести её.
  - Судя по всему, полагаться на эту способность небезопасно, - задумчиво сказал он. - Если эта прана отличается от моей собственной, она может повредить мои магические цепи при долгом использовании.
  - Широ, - сказала Рин, раздраженно вздохнув. - На неё небезопасно полагаться, потому что тебе нужно умереть, чтобы активировать её. Я думаю, что это более серьезная проблема.
  - Тем не менее, это может спасти мне жизнь, - ответил Широ, вставая. Райдер тем временем откусила от бутерброда.
  - Не стесняйся, ешь сколько угодно.
  - О, я и не думала стесняться, - красноволосая женщина улыбнулась. -Я полагаю, выпить у тебя не найдется?
  Широ поднял бровь.
  - Ты подразумеваешь не воду, не так ли?
  Райдер кивнула.
  - Верно. Что-нибудь с градусами.
  - Есть только церковное вино, - сказал Широ. Лицо Райдер прояснилось. - И нет. Ты его не получишь.
  - Жадина... - вздохнула Райдер и откусила вновь. - Неудивительно, что Рин любит тебя. Скряги, вы оба.
  - Я не думаю, что нужно это обсуждать, - зарычала Рин от гнева. - Я обеспокоена твоими новыми способностями....
  - Разве это проблема? - спросила Ассасин, поглядывая на Широ и Рин. Широ удивился. Ассасин обычно вела себя довольно тихо, и после всплеска эмоций во время эксперимента не подавала голоса.
  - Это же спасло ему жизнь.
  - Да, но мы не знаем, как именно, - сказала Рин раздраженным тоном. - В магии ты не получаешь бесплатных подарков. Такого не бывает. Кто-то или что-то поместил это в тело Широ. И я сомневаюсь, что из сердечной доброты.
  - С учетом этого, нужно провести больше исследований, - сказал Широ, чувствуя прилив волнения при этой мысли. Он с нетерпением ждал новых разгадок.
  - Но я все же согласен с Ассасин. Если бы не эта прана, меня бы тут уже не было. Так что, скорее всего, эта способность направлена не во вред мне.
  - У тебя есть доказательства, - спросила Рин, глядя на него. - Или это просто догадка?
  Широ нахмурился. Честно говоря, доказательства были несущественными. Эта способность спасла ему жизнь уже дважды, но Рин была права. Логично было бы предположить, что цель у того, кто сделал это с ним, не самая добрая. Но он не мог не чувствовать, что на самом деле эта сила была безопасной. У него не было никаких доказательств, но ему не нравилась сама мысль о том, что эта прана причинит ему вред.
  Он вспомнил свои ощущения, когда его плоть срасталась. Рин сказала, что прана была чужеродной, но он этого не чувствовал. Напротив, эта целительная сила была такой же естественной, как и дыхание. Его цепи также не были повреждены, а значит, они приспособились к этой пране. Что позволяло предположить, эта способность у него была уже давно. Может быть, даже до усыновления Котомине.
  - Нет прямых доказательств, - медленно начал он. - Но это просто ощущение... правильности её присутствия.
  Рин нахмурилась. Широ был удивлен, что она ничего не сказала. Он ожидал резких замечаний по поводу его 'чувств', которые он принял как доказательство.
  - Ну, на сегодня хватит, - влезла в разговор Райдер, оттряхивая руки от крошек после съеденного бутерброда. - Думаю, детям пора спать.
  - Мы достаточно спали, - сказала Рин, потирая лицо.
  - Нет, ты была без сознания, - упрекнула ее Райдер с улыбкой. - С высоты моего опыта позволь отметить: это не одно и то же. Поспи, я разбужу через несколько часов.
  Широ пришлось признать, что идея была заманчивой. Истощение уже начинало ощущаться, как результат напряженной битвы и потери сознания. Судя по выражению ее лица, Рин чувствовала то же самое.
  - Ладно, думаю, стоит все же поспать, - медленно сказал он. - А ты, Рин? Ты могла бы занять одну из спален.
  Рин поколебалась, потом вздохнула.
  - Ладно. Поспим немного.
  - Как насчет тебя, Ассасин? - спросил Широ, поворачиваясь к Слуге.
  - Если ты собираешься спать, то я тоже, - мгновенно ответила Ассасин.
  - Ты спишь? - с любопытством спросила Рин. - Почему?
  Ассасин посмотрела на Рин с легкой, самодовольной улыбкой.
  - Мне нравится близость к Широ.
  Воздух похолодел.
  - Широ.
  - Рин.
  - Где спит Ассасин? - медленно спросила она.
  - На футоне рядом с моей кроватью, - мгновенно ответил он. Он не должен выказывать нерешительности. И говорить правду, если этого можно избежать.
  - Ассасин, - с ледяным спокойствием спросила Рин. - Где ты спишь?
  'Ох, черт...'
  Самодовольство Ассасин было почти ощутимо.
  - В постели Широ.
  Рин повернулась к нему.
  - Широ?
  - Мы ничего не делаем, Рин, - сказал он, подняв руки в защитном жесте. - Просто...
  Он не был уверен, что сказать. Впервые Ассасин пробралась к нему тайно, а он был слишком устал, чтобы заметить это. Широ подозревал, что 'Она очень милая' не будет хорошим оправданием.
  Райдер улыбнулась.
  - Ну, я могу в это поверить. Я имею в виду, вы оба так стеснялись, когда я помешала вашему поцелую.
  - Спасибо, Райдер.
  Ему нравилась Райдер. Правда нравилась. Но он хотел, чтобы иногда она держала рот на замке. Потемневшее лицо Рин лишь укрепило это желание.
  Рин скрестила руки на груди.
  - Широ, почему ты спишь с Ассасин?
  - Почему бы и нет? - сказала та, ее голос был тих и спокоен.
  Рин посмотрела на Слугу.
  - Потому, что...
  - Ты ревнуешь, Рин? - весело перебила её Райдер. - Ты хочешь, чтобы и я с тобой поспала?
  Рин повернулась к своей Слуге, та пожала плечами.
  - Честно говоря, Рин, это разумно - держать Слугу как можно ближе.
  Райдер спокойно встретила взгляд своего Мастера.
  - Не стоит беспокойства, не так ли?
  Несколько секунд они просто смотрели друг на друга, потом Рин вздохнула.
  - Ты права, - она повернулась к Широ лицом. - Увидимся позже, Широ.
  Широ смотрел на ее удаляющуюся спину. Между Рин и Райдер сейчас что-то произошло, но он не мог понять, что. Такое поведение было слишком нехарактерно для Рин. На мгновение он хотел побежать за ней, остановить её, но передумал. Что бы это ни было, это может подождать. Он доверял Рин. Если ему нужно будет знать, она скажет.
  - Широ, - Рин остановился в дверях, спиной к нему. - Прости, что ударила тебя.
  - Ничего страшного, - ответил Широ, удивившись еще больше. Не то чтобы Рин вообще не извинялась, но это было редкое явление.
  Она обернулась и посмотрела на него.
  - Я... я не хотела причинять тебе боль.
  Это было простое утверждение, но у Широ пересохло в горле от её слов. В них определенно был глубокий смысл. Он просто не мог понять его.
  - Ну, я рад, - сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал беззаботно. - В таком случае, тебе не стоило меня бить.
  Рин весело рассмеялась.
  - Спокойной ночи, Широ.
  - Спокойной ночи, Рин, - сказал он, слегка улыбаясь.
  После ухода Рин в комнате остались только он, Ассасин и Райдер. Широ повернулся к рыжей пиратке.
  - Спасибо за поддержку.
  Он внимательно смотрел на неё, пытаясь прочесть выражение её лица. Но она была опытнее в таких вещах, поэтому с её лица не сходила лукавая улыбка.
  - Ах, не проблема, - сказала Райдер, махнув рукой. - У всех нас есть ошибки юности.
  Широ посмеялся и она продолжила.
  - Но Широ... - веселый тон женщины сменился на необычайно серьезный. - Ты должен помнить кое-что. Война за Грааль не будет длиться вечно. Однажды Слуги исчезнут.
  Широ замер. Её слова были предельно понятны. Слуги не могли существовать в этом мире. Их появление было чудом само по себе. В конце концов, они вновь исчезнут. Ассасин исчезнет. Эта мысль была болезненной.
  Он знал, что Слуги здесь не навсегда. Не мог не знать. Широ полностью изучил Войну. Просто раньше он не думал об этом. Может быть, не хотел думать. Хорошо это или плохо, Ассасин была важна для него. Он не был уверен в своих чувствах к ней, но все же они были. Думать о её исчезновении... неприятно.
  - Война за Святой Грааль жестока, да? - слова были сказаны крайне тихо, но рыжая Слуга все равно услышала.
  - Ха! Начни думать о таких вещах, и мы дойдем до распития церковного вина!
  Она рассмеялась.
  - Не думаю, что это хорошая идея, - ответил он, чувствуя, что его настроение слегка улучшилось.
  Райдер обиженно надулась.
  - Ну, попытаться стоило.
  Широ покачал головой и направился к дверям.
  - Спокойной ночи, Райдер.
  - И тебе, Широ-кун! - крикнула она вслед.
  В коридоре Широ остановился. Ассасин тоже пришлось остановиться позади него. Непрошеные мысли, возникшие несколько секунд назад, вновь стали терзать его. В тусклом свете Ассасин казалась такой хрупкой и маленькой, что он бы не удивился, если бы она исчезла прямо сейчас.
  Бессознательно он протянул к ней руку и схватил, крепко сжав.
  - Широ? - с любопытством спросила Ассасин. Он быстро ослабил хватку.
  - Ох. Извини. Мне не стоило, - пробормотал он извинения.
  Слуга покачала головой.
  - Нет, мне понравилось.
  С этими словами она схватила его руку и поднесла к своей щеке. Ее кожа была холодной на ощупь и невероятно мягкой. Его сердце забилось быстрее.
   - Ну, - сказал он, заставляя себя говорить спокойно. - Пойдем спать?
  Она кивнула, и Широ осторожно разжал руки. Почти сразу же она сама обняла его. Он не пытался освободиться.
  Широ не мог не заметить, что его неспособность отказать ей ни в чем, похоже, стала обычным явлением.
  
  Сидя на кухне, Райдер сделала глоток 'позаимствованного' церковного вина. Не дело такому замечательному напитку храниться в закрытом шкафу.
  - Ну, похоже, Широ-кун проигнорировал моё предупреждение в рекордно короткие сроки, - пробормотала она, вспоминая сцену в коридоре, которую она подглядела. - Рин стоит действовать быстрее, если она все ещё хочет заполучить его.
  Несмотря на внешнее легкомыслие, она беспокоилась.
  Темп Войны ускорялся. Смерть Кастер была знаком этого. Пока что, Широ можно доверять. И Ассасин можно манипулировать. Но оставались и другие Мастера, с которыми им нужно будет разобраться.
  - Похоже, придется положиться на удачу, не так ли?
  Она сунула руку в карман и вытащила полдюжины монет. Взмахнув рукой, она подбросила их над столом.
  - Думаю, мне повезет.
  На столе шесть монет неподвижно стояли на ребрах.
  
Оценка: 9.10*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Н.Александр "Сага о неудачнике 2"(ЛитРПГ) Я.Ясная "Невидимка и (сто) одна неприятность"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"