Карус Федор Михайлович: другие произведения.

Большое Облако (первая версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая версия БО (фанфика по Mass Effect), не окончена. С моей точки зрения, представляет в основном академический интерес - "что бывает, когда пишешь без плана и таблиц". Примерно половина текста будет переделана. Спасибо читателям за высокие оценки. Постараюсь оправдать ваше доверие в новой версии текста.

  • Прелюдия
  • Нейтрино
  • Глиптодон
  • Звездочеты
  • Откровение
  • Розовый
  • Визит
  • Травма
  • Сокровища
  • Экскурсия
  • Перехват
  • Коридор
  • Мешок
  • Провал
  • Внимание
  • Беседа
  • Оперетта
  • Совещание
  • Осторожность (часть первая)
  • Осторожность (часть вторая)
  • Осторожность (часть третья)
  • Запутанность
  • Погрузка
  • Каток
  • Родина
  • "Акина"
  • Перекресток
  • Транспорт
  • Воздействие
  • Контакт
  • Прелюдия

         Космическая станция Цитадель, причал 421, авизо (1) "Гишу" Федерации Объединенных Земель.
          - Риклих сказал, это последние наши яблоки. Дальше - только местные. Если договоримся, конечно, о поставках, и Кровавый Тиран разрешит.
          - То есть ближайшее суранское золотое теперь в 160 тысячах световых лет отсюда?
          - Так точно. Висит яблоко, да ты далеко.
          - Какой мерзкий стих! Нельзя так калечить ударения.
          - Как умею. Я не лирик, я ракетчик.
          Раздался громкий, влажный треск - такой звук обычно сопровождает тяжелую черепно-мозговую травму - и огромное золотистое яблоко распалось на три равные части.
          - А третья кому?
          - Штефен просил оставить, если яблоко последнее. А это - последнее.
          - Мы делили апельсин, древнее проснулось Зло...
          - Если твое Зло претендует на дольку Штефена, ему лучше бы снова заснуть - пока Штефен не прознал.
          - Мы делили яблоко, да сидели далеко... Научи меня так ломать. На половинки я умею, а вот как ты их так ровно на три делишь?
          - Смотри, крышка от вспомогательного фильтра имеет три выступа, которые, если резко придать крышке небольшой импульс, отлично рассекают мякоть. Тебе остается только перевернуть плод, поставить его на выступы так, чтобы с ними совмещались предыдущие надрезы, и снова придать импульс. Но можно, как я, оставить крышки в покое и просто заранее надрезать яблоко ножом.
          - Жулик ты.
          - Я рационализатор, а не жулик.
          - Ты жулик-рационализатор. Кто взял у меня полную коробку магнетронов, а вернул три штуки?
          - Ты должен научиться видеть картину целиком. Кого первыми посылают на берег?
          - Как это связано с магнетронами? Ты принес их в жертву духам-покровителям пехоты?
          - Ну, можно и так сказать. Я починил Тирану криопушку (2), он подобрел и сказал об этом старшему офицеру, а Рез сказал об этом нашему командиру. Наш командир, да продлятся его дни на этой должности вечно, решил поощрить выдающегося рационализатора, а заодно и его беспутного товарища.
          - Беспутного? Это, на минуточку, были мои магнетроны! Ближайшее место, где можно взять новые этой серии, находится рядом с суранскими яблоками!
          - На камбузе, что ли?
          - Нет, дорогой мой, несколько дальше! На Суране!
          - Мне больно это слышать! Я уже собрался бежать на камбуз за яблоками, уже представил себе золотистую кожицу и белую сочную мякоть.. Ты так жесток!
          - "ПРОТОН", ОТВЕТЬ "НЕЙТРИНО".
          - "Нейтрино", я "Протон", слышу тебя отлично.
          - "ПРОТОН", ВЫДВИГАЕМСЯ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ МИНУТ, КОНЕЦ СВЯЗИ.
          - Ты не сказал ему, что у тебя для него долька яблока.
          - Слышишь, жулик, у меня хорошая память. Я помню, как кто-то на канале попросил его передать сослуживцу привет. Кстати, это был ты! Что ты там в итоге делал всю следующую неделю?
          - Перебрал осмотику (3) приводов у всей техники. Пять дней, а не неделю.
          - Смотрите, как он притих! А ведь тогда у нас не было "Вместительных". У них знаешь какой объем осмотики? Все "Питомцы" горько плачут - вот какой. Там можно плавать, как в бассейне.
          - При двухопорной схеме и на триста двадцать тонн максимальной массы? Ракетчик, ты как свои ракеты-то запускаешь при таких погрешностях? На глаз? Или у тебя все, что больше тазика - бассейн?
          - Дольку не забудь... математик. Это твой омни-инструмент?
          - Да уж не твой. Куда ты свой уже ронял, напомни?
          - Я и твой могу туда уронить.
          - "ПРОТОН", ОЖИДАЮ В ПЕРВОМ ШЛЮЗЕ, ПРИЕМ.
          - "Нейтрино", понял тебя, будем через минуту, конец связи.
          --------------------
          (1) Посыльное судно.
          (2) Устройство для мгновенного замораживания органических образцов, продуктов и т.п.
          (3) По-видимому, жаргонное обозначение систем, использующих для работы явление осмоса (избирательной проницаемости мембран). Подробности неизвестны.

    Нейтрино

         Я свернул с набережной местного канала, спустился по узкой лестнице и уже через квартал словно оказался в другом мире. Видимо, этот маршрут придется серьезно поменять. Ободранные дома, мусор посреди улицы, какие-то ржавеющие гигантские контейнеры, сгоревшее "летающее такси". Гетто. Район, куда успешные жители руками местных властей скидывают неудачников - бедноту, дешевую рабочую силу, криминальный элемент. Вот тут, дорогие гости, у нас красивые набережные, сады, фонтаны - а вот сюда не ходите, пожалуйста, мы сами тоже туда не ходим.
          Практически сразу же меня остановил сотрудник Службы безопасности Цитадели. Турианец. Его напарник, землянин, грамотно прошел мне за спину и встал так, чтобы я его не видел. Я все равно его видел - потому что его видела Ива.
          - Дружище, вам не стоит туда идти, это плохой район. Опасный.
          Фамильярность меня бесит.
          - Я не дружище, а помощник военного атташе Федерации. Отвечаю за безопасность нашей дипломатической миссии. Должен лично проверить место ее размещения и окрестности. Ива, какую чертову кнопку я должен нажать, чтобы эта бесполезная штука (1) на моей левой руке показала им мои документы?
          - Мы не можем гарантировать вам безопасность, если вы пойдете туда - хриплым голосом сказал землянин у меня из-за спины. Я оглянулся на него. Страдает бессонницей? Глаза красные, усталые. Серое лицо.
          - Ну и какой с вас тогда толк? Извините, мне надо работать.
          Турианец молча отступил с моего пути. Скрипнуло и запищало его переговорное устройство. Пройдя несколько шагов, я услышал, как оба сотрудника негромко отвечают на вызов, густо пересыпая речь служебными позывными и кодовыми обозначениями, мне пока не знакомыми. Неведомый зверь размером с кота, но с, как минимум, двойным комплектом лап бесшумно промчался вдоль грязной стены и исчез в подвальном окошке. Оттуда пахнуло чем-то вроде жирного мяса, что-то лязгнуло и послышалась ругань сразу на три голоса.
          Я успел пройти еще пару кварталов, когда откуда-то спереди, со стороны Президиума, донесся раскатистый треск. Через две секунды он повторился. Я подобрался: выстрелы доносились оттуда, куда я как раз шел. Отличный маршрут получился. Видимо, проще будет выкинуть его целиком.
          - Ива, анализ выстрелов.
          - Штурмовая винтовка, модель 7 производства "Кэсса Фабрикейшн", два выстрела в режиме одиночного огня.
          - Распространенное оружие?
          - Нет. Дорогая модель, используется элитными подразделениями и профессиональными убийцами.
          - Глянь точку, с которой работали, пожалуйста. И дай мне дежурную пару.
          "Протон" ответил мне, что выстрелы они тоже слышали, согласился с анализом Ивы, но ничего интересного сообщить не мог, так как они были еще дальше от места происшествия, чем я. Прослушивание переговоров СБЦ не принесло никаких новостей, только поразило равнодушием Службы к факту стрельбы из армейского оружия в центре гигантской обитаемой станции. Когда Ива дотянулась до места, откуда велась стрельба - с крыши надземного перехода в деловом секторе - там уже не было ничего, кроме почти не улавливаемых следов "нулевого элемента". Проследив направление, которое они указывали, мы увидели неестественно чистое пятно на тротуарном покрытии. В кого-то стреляли и даже попали, но местная уборочная служба лишила прохожих повода для беспокойства. Мы оставили там наблюдение, но, конечно, след был уже сильно холодным. Средства криминологической экспертизы могли бы раскрутить и такой, но у нас их не было.
          Интересно, если нашу миссию перебьют на пути в посольство - местные тоже все приберут за две минуты? "Во-первых, какая такая делегация-шмелегация, слушай, делегации сразу не было..."
          Отгоняя ледяной пессимизм, я прошел по трущобам еще немного. Ботинки покрылись белесоватой пылью с противным маслянистым отблеском. Встреченные мною немногочисленные прохожие если и удостаивали меня взглядом, то глядели исподлобья, с недоверием. Я миновал Хранителя Цитадели с обычным отрешенным видом разбиравшего посреди грязной мостовой некий закопченный механизм. Пришлось переступать через обугленные, пахнущие озоном пучки тонких трубок и груду квадратных пластин, похожих на обгрызенные мышами вафли. Из какой-то чрезвычайно узкой щели между домами, как чертик из табакерки, возник двухметровый ящер с дробовиком в передних лапах и молча уставился на меня. Я, не останавливаясь, в свою очередь посмотрел на него. Запомнил особые приметы: длинные шрамы от когтей, тянущиеся от головной пластины через всю правую сторону морды почти до шеи. Кроган то ли усмехнулся, то ли просто приоткрыл усаженный плоскими зубами рот, и сгинул так же внезапно, как появился. Только звук удалявшихся тяжелых шагов подтверждал, что мне не померещилось.
          Из запыленного окна с другой стороны улицы вылетел сверток и глухо шмякнул о потрескавшийся тротуар. Послышался топот ног, пыхтение, и помятого вида саларианец, не останавливаясь, подхватил сверток, забавно изогнув при этом свое короткое туловище. Через несколько секунд он уже скрылся в клубах белой пыли далеко впереди, все еще набирая скорость. Наркотики или оружие? Я бы поставил на наркотики. Окно с треском запахнулось, но я успел заметить на фоне сужающегося проема низкий и широкий силуэт аммиакодышащего гуманоида, известного как волус. Судя по всему, преступный мир Цитадели успешно изживал ксенофобию.
          Вдали между домами мелькнули светящиеся двери лифтовой шахты. Я ускорил шаг. Все, что нужно, я уже увидел. В Президиуме и Финансовом Округе было опасно, здесь, в трущобах Выступа - тоже. Порекомендую перемещаться на канонерке в сопровождение двадцати, а лучше - ста "Питомцев". Потому что эсминец не пролезет под некоторыми мостами. Не особо-то и шучу. Совет Цитадели берется судить и рядить вопросы галактического масштаба, но при этом не может навести порядок у себя в прихожей. Позор.
          В десятке шагов от лифта Ива вдруг сказала:
          - Отмечаю присутствие в воздухе альдегида...
          Я не дослушал ее. Двери подъехавшего лифта скользнули вверх, и мне словно плеснули в лицо кипятком.
          Резкий запах свежей крови.
          - ...характерного для крови - донеслось до меня как сквозь вату.
          Характерного. Даже во рту появился привкус железа.
          Крови было много. Лужа на полу кабины, полосы на стене. Не было только тела, из которого она вытекла.
          - Ива, оценка объема наблюдаемой крови?
          - Примерно двести миллилитров.
          Значит, раненый скорее всего еще жив. Нам всегда кажется, что пролиты реки крови там, где на деле нет и стакана.
          Мне не понадобилось задавать следующий вопрос.
          Когда информационный помощник с тобой уже десять лет, ему нередко удается предугадать, о чем ты его спросишь.
          - По форме следов и отпечатков делаю вывод, что пострадавший некоторое время пролежал без сознания, потом очнулся и отправил лифт на уровень 25, где, как я предполагаю, покинул кабину. Отпечатки конечностей не похожи на человеческие. Белки кровяных телец состоят из правозакрученных аминокислот.
          - У туриан синяя кровь - отстраненно заметил я, приводя лифт в движение.
          - В галактике Млечный Путь обитает и вторая раса с подобной биохимией.
          - Не подсказывай, я сам. Кварианцы? Кочевники на сорока тысячах кораблей?
          - Флотилия насчитывает более пятидесяти тысяч судов.
          - Ты зануднее меня.
          Он лежал лицом вниз в небольшой лужице собственной крови примерно в тридцати шагах от лифта. Небольшое хрупкое тело, затянутое в облегающий скафандр со множеством шлангов, подсумков и карманов. Трехпалые руки. Трехпалые ступни - два длинных пальца и один совсем короткий. Странный шлем, напоминающий кокпит космического корабля, затемненный визор, через который не просматривалось ничего, кроме кончика носа. Украшение в виде узорчатой полосы ткани, аккуратно обмотанной вокруг скафандра и шлема. Совсем рядом, метрах в десяти, один за другим шли по дорожке прохожие всех возможных рас - и ни один не подошел, не поинтересовался происходящим, не попытался помочь.
          - Дыхание есть, почти нормальное, - Ива сразу перешла к делу. - Признаков шока нет. Находится без сознания в результате кровопотери. Нужно остановить кровотечение и отправить в стационар.
          - Вызывай местную "скорую". "Протон", здесь "Нейтрино".
          - На связи.
          - Оказываю первую помощь получившему огнестрельное ранение гражданскому, прикрывайте меня. И доложите в штаб.
          - Так точно.
          Я переключил одежду на профиль "санитар". Серебряные ручейки заструились по моим рукам, а голову словно окатило блестящей волной.
          Нос и рот прикрыла тонкая, шелковая на ощупь маска.
          - Штеф, - если Ива обращается по имени, это как надпись "Внимание! Срочно! Важно!" на документах, - нам понадобится часть твоей одежды для лигатур (2) и повязки.
          - Отрывай сколько надо, - я шагнул и встал над телом. Узкая спина тихонько поднималась и опускалась в ритме с дыханием.
          Легкое потрескивание сообщило мне, что Ива начала отбор наночастиц моей одежды для первой помощи.
          Надо снять с пострадавшего шлем - убедиться, что дыхание ничем не затруднено. Я протянул руку к визору, прикидывая, где могут располагаться замки.
          - Не вздумай! - голос Ивы обрел металл и жесткость, достойные если не главврача, то хотя бы заведующего реанимационным отделением. - Кварианцы не из застенчивости носят герметичные костюмы. Низкая сопротивляемость любой микрофлоре, сильные и даже фатальные аллергические реакции на большинство аллергенов.
          - Ива, тогда - краткую диагностику. Вижу рану справа в боку, еще повреждения есть? С этим скафандром вся надежда на тебя.
          - Сделано. Входное отверстие в спине, около двух миллиметров в диаметре. Дыхательные пути в порядке, но пробита нижняя доля правого легкого. Пневмогемоторакс (3). Сломаны два ребра. Пуля прошла сквозь верх правой доли печени и вышла спереди, выходное отверстие - шесть сантиметров в диаметре. Рана загрязнена мелкими обрывками скафандра. Обильное кровотечение, возникло недавно - при движении пострадавшая сместила острые осколки ребер, разрезавшие несколько крупных сосудов.
          - Пострадавшая? Это женщина?
          - Да. Молодая, примерно двадцать лет. Пульс учащенный. Она успела сразу изолировать поврежденные участки скафандра, поэтому внутреннее загрязнение системы жизнеобеспечения незначительно и будет устранено резервными фильтрами. Неврологических повреждений не найдено. Других ранений и иных повреждений не найдено. Собираю лигатуры.
          - Покажи мне правильное положение тела при таких ранениях и щадящую траекторию туловища для перевода в него.
          Нет, я и сам помню, что нужно придать пострадавшему полусидячее положение и подложить что-нибудь под колени снизу, но когда помощник шлет тебе контурное изображение прямо в зрительные центры - остается только совместить с виртуальными очертаниями тело пострадавшего. Нет, пострадавшей. Кто-то подстрелил кварианку посреди города, и ни один сукин кот не оказал ей помощь.
          Что-нибудь под колени... Прибегнем к испытанному решению - вандализму. Быстро осмотрев имевшуюся рядом с лифтом целую металлическую клумбу всяких антенн, кожухов и труб, я увидел подходящий по форме предмет и сильным ударом ноги сшиб его с тонкой ножки. С неприятным треском посыпались искры. Надеюсь, я не поломал только что эту космическую станцию. Ну или если поломал, то хоть не всю целиком.
          - Лигатуры?
          - Сначала дезинфекция. - Я сжался в ожидании неизбежного. Последовал приличный удар током, прямо в центр каждой ладони. Я даже увидел пару звезд, примерно третьей величины.
          - Ива?!
          - Нет времени на нежности. Вкладывай! - У меня на правой ладони, затянутой в тонкую, почти прозрачную перчатку, из ниоткуда возникли тонкие нити. Я осторожно приложил руку к ране спереди и почувствовал, как они быстро скользнули вглубь.
          - Кровотечение из крупных сосудов прекратилось. Теперь гемостатик (4). Не убирай руку. - Что-то типа киселя мягко потекло с пальцев в рану.
          - Что у нас с шоком?
          - Далеко до него. Отличное сердце и надежная эндокринная. Возможно, получше, чем у тебя. Удаляю воздух и кровь.
          Рана с неприятным чмоканьем исторгла кровавую пену со сгустками. Пострадавшая застонала, и сквозь визор я увидел два сияющих овала. Люминофоры в глазных яблоках, зеркальное глазное дно? А, к черту подробности.
          Стараясь говорить медленно и внятно, я сказал:
          - Ты ранена. Я оказываю первую помощь. Сломаны ребра, так что не разговаривай, не ворочайся, сдерживай кашель. Кивни, если слышишь.
          Слабый, но заметный кивок.
          - Накладывай повязку, - сказала Ива. - Я сделаю клапан. Штеф... "скорая" не приедет.
          - ЧТО?
          - Они запросили номер медицинской страховки. Омни-инструмент пострадавшей хорошо защищен от вторжения, но в нем есть открытый раздел личных данных для предъявления властям. Она здесь нелегально, у нее нет ни единого документа, выданного Цитаделью. Ей окажут помощь только в благотворительной клинике рядом с Академией СБЦ, но там некому приехать и забрать ее.
         
          Я выругался и тут же извинился перед Ивой.
          Я еще раз выругался, про себя. Что очень сложно, так как ты и так общаешься с помощником "про себя", мысленно проговаривая фразы, которые она принимает из центра речи в моем мозгу. Но я способный.
          - Ива, наш транспорт еще не авторизован?
          - Нет.
          - Такси?
          - В них нельзя возить больных и раненых.
          - Плевать, что нельзя. Вызывай. Если не будет пускать - выломаю дверь.
          - Будет через три минуты.
          - Конференцию со штабом и "Протоном".
          Капитан молча принял мое решение и согласился с тем, чтобы направить "Протон" мне на помощь. "Протон" сказал лишь "Так точно".
          - Обезболить бы ее.
          - Достань аптечку и введи два кубика анальгетика. Я уже выбрала нужный.
          - Но анафилактический шок... Это же препарат для людей.
          - Клинических исследований на кварианцах не проводили, но у них есть аналогичный по составу препарат. А риск меньше, чем если не обезболить.
          Я показал аптечку пострадавшей и сказал:
          - Местное обезболивание.
          Мне показалось, что она заметно напряглась, но не возразила и даже не вздрогнула, когда аптечка, щелкая, вводила ей анальгетик сквозь повязку.
          "Протон" и такси прибыли одновременно. Парни помогли мне сложить сиденья так, чтобы пострадавшая сохраняла рекомендованное положение, а потом мы аккуратно перенесли ее в салон.
          Я велел одежде стряхнуть уже засыхающую кровь и захлопнул за собой дверь машины. Как только такси начало подниматься, кварианка снова отключилась. Ива сказала, что та просто заснула, и что так даже лучше.
          Когда машина приземлилась, кварианка все еще спала, и мы решили аккуратно перенести пострадавшую в клинику. Втроем это было несложно - она была совсем легкой. Двое несли, один открывал двери. Врача не было на месте, и мы временно устроили ее на кушетке в приемном покое.
          Я отпустил "Протон" и, стоя неподалеку от входа в клинику, докладывал капитану свои наблюдения на маршруте, когда появилась врач - земная женщина - в сопровождении волуса. Они зашли внутрь, волус о чем-то непрерывно говорил, сопровождая речь пыхтением системы жизнеобеспечения, и мне было хорошо видно через широкое окно, как кварианка вздрогнула и проснулась. Врач, завидев на пострадавшей нашу повязку с хорошо заметным клапаном (Ива нарочно сделала его ярко-оранжевым), кинулась к ней, начала осматривать, они о чем-то заговорили, и я счел, что моя роль в этой истории завершилась.
          - Ива, ты сохранила список наших действий у нее на омни-инструменте? Врач сможет получить к нему доступ?
          - Да, как ты и просил. Включится через... десять секунд.
          - А наши не совсем простые перевязочные средства?
          - Они не отличаются по виду от обычных. Врач выбросит их после лапаротомии (5), ну а там, сам понимаешь.
          И я ушел.
          Через несколько дней я справился о ее здоровье. Узнал, что она выздоровела и выписалась из клиники.
          А почему вы так ею интересуетесь?
          --------------------
          (1) Имеется в виду омни-инструмент
          (2) Лигатура - нить или гибкое кольцо, используемые при перевязке кровеносных сосудов
          (3) Пневмогемоторакс - скопление крови и воздуха в плевральной полости. Нарушает дыхательную функцию легкого
          (4) Гемостатик - препарат, предназначенный для быстрой остановки кровотечений
          (5) Лапаротомия - оперативное вмешательство для получения доступа к органам брюшной полости

    Глиптодон

         Три человека - один в черной одежде, немного похожей на форму без знаков различия, двое в светлых легких бронекостюмах - шли по галерее Верхнего яруса.
          - Старшина, как думаете, она выживет? - спросил один из солдат.
          - Мы с моей ИП (1) сделали всё, чтобы она выжила, - ответил человек в черном. - Не сомневаюсь, что врач сейчас тоже делает все возможное. К сожалению, у нее очень низкая сопротивляемость инфекциям, а в ране было полно всякой дряни, и часть микробов точно успела попасть в кровь. Теперь все зависит от нее самой. Лишь бы обошлось без заражения крови.
          - А ее вид нам случайно не родственный? - спросил второй солдат. - Красная кровь, почти такое же строение тела. Только пальцев меньше.
          - Мы же не знаем, что там у нее под шлемом, - возразил первый.
          - Знаем, - угрюмо сказал старшина. - Когда ИП уточняла подробности строения тела, то натащила патологоанатомических изображений со вскрытий в местных моргах. Я увидел намного больше, чем мне хотелось бы. Но под шлемом там вполне человеческая голова, привычного вида лицо, как у нас. Все основные различия сразу на виду - в строении конечностей. Еще тапетум, конечно.
          Он посмотрел на выразившие вежливое недоумение лица солдат и сразу же уточнил: - Светоотражающие оболочки в глазах. Как у кошек. Я и сам не знал, как это называется, ИП подсказала.
          Все трое остановились возле стоянки скайкаров (2).
          - Мне пора на корабль. Десятки ненаписанных документов ждут, - старшина протянул руку, и дверь машины скользнула вверх. - Вы со мной?
          - Мы остаемся. Нас ждут тысячи непроложенных трасс, - усмехнулся первый солдат.
          - Хочу попросить вас проложить одну из первых трасс вот здесь, - указательный палец, покрытый мозолями и царапинами, ткнул в развернувшийся в воздухе план Цитадели.
          - Сделаем. Вы как-то близко к сердцу принимаете эту историю, старшина, - заметил второй солдат.
          Старшина ответил не сразу. Убрал карту, сел в машину и только тогда, повернувшись к солдатам, сказал:
          - Мы боролись за ее жизнь сегодня. Надо ли пояснять, что мы будем полными идиотами, если после этого позволим убить ее завтра?
          Тонко завыли на максимальных оборотах турбины, и скайкар рванул в небо с такой силой, что солдаты, чтобы их не опрокинуло воздушной волной, ухватились за поручни ограждения галереи. Набрав высоту, машина, едва не встав на один борт, заложила крутой вираж. С ее кузова сорвалось несколько белых струй, и через десяток секунд она исчезла вдали, затерявшись среди плотных потоков мерно движущихся скайкаров.
          - Все-таки у Штефена это что-то личное, - покачал головой старший сержант Нонч, приглаживая волосы, на самом деле слишком короткие для того, чтобы взлохматить их.
          - Конечно, личное, - сержант Кольшн снял с правого наколенника прилепленный к нему воздушной волной обрывок какой-то упаковки, скатал в плотный шарик и бросил в расположенную в нескольких шагах урну. - Погоди, тебе Седри не рассказывал?
          - Я даже не помню, известен ли мне этот Седри, или нет, - сухо бросил Нонч. - Он тоже из второй мехпехотной?
          - Нет, он бывший суранский спецназовец, а сейчас служит инструктором в центре подготовки Флота. - Кольшн слегка замялся, но почти сразу же продолжил: - Мы с ним состоим в одном литературном кружке, там и познакомились.
          - В литературном кружке? - удивленно протянул Нонч. - Мы с тобой знакомы пять лет, вместе съели не одну тонну яблок, и тут оказывается, что я тебя практически не знаю? Что же вы с Седри делаете в этом кружке? Читаете с выражением стихи про птичек и котиков?
          На лице Кольшна какое-то мгновение держалось выражение безнадежного отчаяния, затем оно сменилось сосредоточенной решимостью, как будто сержант получил наконец долгожданный приказ об атаке, и он невыразительным голосом сказал:
          - Да нет, мы писатели. Пишем рассказы, повести. Я за роман недавно взялся.
          - ВИЛГАР! ТЫ ПИШЕШЬ КНИГИ?! - Нонч запрокинул голову назад и разразился таким хохотом, что стоявшие неподалеку и обнимавшиеся турианец с асари отпрянули друг от друга и с подозрением взглянули на еле удерживающегося на ногах сержанта.
          - Мне не очень понятна такая реакция на совершенно заурядное занятие, - чопорно произнес Вилгар. - Нормальное увлечение, не более странное, чем твое вязание.
          - Вилгар, друг мой, - Нонч взял себя в руки и теперь вытирал с круглых щек обильные слезы, - увлечение совершенно нормальное, это бесспорно.
          Мышцы на лице Кольшна несколько расслабились.
          - Все дело в том, - Нонч начал снова хватать ртом воздух, - что ты... что ты, мягко говоря, не тот человек, которого я бы ассоциировал с литературным творчеством... А-а!!! - и он опять закатился так, что успокоившаяся было парочка решительно повернулась и ушла, ухитряясь даже своими спинами ярко выразить свое возмущение такой несдержанностью.
          - Айджел, у тебя совершенно неподобающий вид, - прошипел Вилгар и ткнул его в грудь рукой, державшей носовой платок.
          - Спа... сибо, Вилгар... Ох, - Нонч спрятал лицо в платке, но его плечи продолжали вздрагивать. - Я просто вспомнил несколько картин из жизни писателя. Писатель, сбивающий с ног пятерых эрку брошенным в них шестым эрку. Писатель, говорящий суранскому спецназовцу, что, на его взгляд, шум вокруг суранцев поднят большой, а на самом деле они солдаты как солдаты, ничего особенного. Писатель, которого бегущий, как здоровенный паук по стене третьего этажа, суранский спецназовец тащит, как муху за ногу и спрашивает, удобно ли ему и не изменилось ли у него мнение о суранцах. Писатель...
          - Хватит, Айджел, - сухо прервал его Кольшн. - Или тебе уже неинтересно, что Седри рассказал мне про Штефена?
          - Прости, Вилгар. Намерения обидеть не имел. - Нонч, уже успокоившийся, держал над урной носовой платок, который извивался, потрескивал и даже сыпал крошечными искрами. Дождавшись, когда платок на секунду словно вспыхнул зеленым огнем, Айджел сложил его и с благодарственным кивком передал владельцу.
          - Когда Штефен вместе с Седри только-только прошел на Суране последнее испытание, - убрав платок в карман, начал Кольшн, - он женился. Медсестра по имени Ли, Седри говорит - маленького роста, очень милая и добрая. Она и Штефен были такими счастливыми, что Седри, поклявшийся быть холостяком, не выдержал и сам через пару месяцев женился на подруге Ли. Когда я последний раз видел Седри, они ждали четвертого ребенка. Ну вот, Ли работала в батальонном лазарете, и однажды сопровождала транспорт с беженцами на Периферии, в районе Гаммы Эпиорниса. Транспорт должен был забрать персонал с орбитальной станции, поврежденной огнем эрку. По пути эскорт транспорта вступил в бой с вражескими перехватчиками. Врагов было много и капитан принял решение выйти из боя прыжком к станции. Но когда они пришвартовались к станции и вышли забирать беженцев, их подстерегли и атаковали эрку, сразу с двух сторон - изнутри станции и снаружи, из вакуума. Наши отчаянно отбивались, но Ли с коллегами были отрезаны от транспорта и взяты в плен. Транспорт держался, несмотря на несколько брешей, проделанных штурмовыми группами эрку, и тут подоспел эскорт, сразу обнуливший всех врагов снаружи. Тогда все уцелевшие эрку побежали в свой штурмовой транспорт, стоявший в ангаре станции. Перед тем, как сбежать со станции, они расстреляли всех беженцев и пленных, выбросив затем их тела через главный шлюз в космос. Наши почти сразу же собрали тела, но было уже поздно. К тому же среди наших не оставалось врачей - все они с первой партией ушли на станцию, кто-то погиб сразу, а кто-то попал в плен и был расстрелян.
          - Я слышал про этот случай, - с каменным лицом сказал Нонч. Он сам не замечал, как его пальцы сжимали поручень все сильнее, будто смыкаясь на горле врага. - Если бы такое случилось с Заной... Я даже не знаю, что бы со мной было.
          - А Штефен на следующий день после похорон вышел на службу, будто ничего не случилось. Только, Седри говорит, это был уже совсем другой Штефен. Молчаливый, хмурый, резкий, как, знаешь, такой карикатурный суранец из анекдотов... Этот новый Штефен с трудом проходил психологические тесты на профпригодность, даже два раза собиралась комиссия, чтобы решить, не пора ли уволить его из спецназа, но он показывал настолько феноменальные результаты, особенно в "химическом многоборье", что его оставили - тем более, что поводов, кроме резких ответов кому угодно, он не давал. Постепенно Штефен сгладил свои острые углы - наверное, с помощью ИП, потому что говорить о своей потере с кем-либо из людей он отказывался даже под угрозой увольнения - и уже с таким Штефеном познакомились мы с тобой. Но Седри говорит, это тень прежнего Штефена. И что меня удивляет, - Кольшн, как бы подчеркивая свое удивление, чуть приподнял брови. - Седри говорит, что его дружба со Штефеном дала трещину не из-за гибели Ли, а из-за того, что Штефен не желает примириться с потерей.
          - Сколько лет назад это было? Пять? Да, по-моему пять. Ну так прав твой Седри. Нельзя столько жить с призраком умершей жены, как бы сильно ты ее не любил. А еще сквернее вымещать свою боль от ее смерти на окружающих. Суранский спецназовец, ну забодай его мамонт, может поразить несколько целей за секунду, но не может перестать жить прошлым. Тьфу, - Нонч и вправду чуть не сплюнул.
          - Айджел! - рассерженно воскликнул Кольшн.
          - Я уже двадцать два года Айджел, - откликнулся тот. - И похоронил двух близких друзей. Я знаю, о чем говорю, Вилгар. Нет ничего постыдного, если сам не можешь справиться с такой болью - для этого есть друзья или, наконец, специалисты соответствующего профиля. Но стыдно не пытаться с ней справиться, вместо этого сворачиваясь в бронированный шарик, как глиптодон (3) какой-то.
          - Знаешь что, Айджел... - угрожающе начал Кольшн.
          - Знаю, Вилгар, - просто ответил Нонч.
          Остаток пути до точки, указанной им Волчеком, они проделали молча.
          --------------------
          (1) Информационный помощник - миниатюрный портативный программно-аппаратный комплекс, осуществляющий для пользователя поиск, анализ и обработку нужной информации. Может функционировать в качестве советника, консультанта, психотерапевта, инструктора, преподавателя. Использует нейроинтерфейс, который сообщается напрямую с зрительными, слуховыми и речевыми центрами в мозгу пользователя. По классификации Совета Цитадели является "виртуальным интеллектом".
          (2) Скайкар (skycar) - "небесный автомобиль", автоматизированный летательный аппарат, используемый в мегаполисах Пространства Цитадели. Наиболее массовая модель вмещает до 4 пассажиров.
          (3) Глиптодон - млекопитающее, вид гигантского броненосца, вымершее примерно за 10 тысяч лет до нашей эры.

    Звездочеты

         Доклад посла Федерации Объединенных Земель, профессора Индри Вадиса, на закрытой встрече Совета Цитадели с делегацией ФОЗ (первая часть)
          (Пропущено множество цветистых приветствий и иной дипломатической мишуры).
          Около пятисот лет назад патрульный эсминец Флота ФОЗ обнаружил в нашей галактике, которую Альянс называет "Большое Магелланово Облако", в одной из необитаемых систем, беспилотный исследовательский корабль неизвестной конструкции.
          (оживление, просьба со стороны советника Тевоса напомнить, как в другой галактике, почти в 200 тысячах световых лет от Земли, оказались люди)
          Мы предполагаем - доказательств у нас крайне мало - что более 50 тысяч лет назад протеане перевезли большую группу наших предков с Земли на необитаемую планету земного типа в уже упомянутой галактике Большое Облако. Вместе с людьми было перевезено исключительно огромное количество образцов флоры и фауны того времени, что обеспечило нам значительную, хотя и не полную схожесть природы нашей планеты с земной. Перевозка осуществлялась армадой крупных кораблей типа "ковчег", один из которых, полуразрушенный, уже многие тысячелетия дрейфует неподалеку от обломков масс-ретранслятора, единственного известного в нашей галактике.
          (бурное оживление, вопросы про межгалактические перелеты без использования масс-ретрансляторов)
          Я думаю, эти вопросы следует адресовать нашим техническим экспертам. Могу только сказать, что протеане, видимо, использовали тот единственный масс-ретранслятор, который потом был поврежден при неизвестных нам обстоятельствах. Мы никогда не использовали масс-ретрансляторов или ваши сверхсветовые двигатели. Нам удалось самостоятельно открыть принцип гиперперехода и построить двигатель, основанный на этом принципе. В отличие от масс-ретранслятора, переносящего корабль мгновенно, гиперпереход всегда занимает какое-то время, пропорциональное расстоянию до конечной точки и затратам энергии. Например, расстояние между нашими галактиками сейчас мы преодолеваем за неделю. Двести лет назад на это уходило больше года. Пятьсот лет назад это было невозможно, так как требовало бы больше энергии, чем было нам доступно.
          (советник Валерн, выражая всем видом обеспокоенность, просит пояснить, действительно ли Федерация уже тайно посещала Млечный Путь? Вмешивалась ли Федерация во внутренние дела местных цивилизаций?)
          Да, примерно триста лет назад наши корабли впервые посетили вашу галактику. Мы всегда проводим политику невмешательства во внутренние дела других цивилизаций, и делаем исключения только в случаях, когда можем предотвратить гибель разумных существ.
          (невообразимый шум, советник Валерн, перекрикивая его, задает следующий вопрос: Делались ли такие исключения, и, если да, то в каких случаях?)
          Да, делались, в отношении одной планеты. Нами вывезено с Земли триста тысяч человек.
          (шум становится еще сильнее, что-то кричит посол Удина, но разобрать что-либо, кроме слова "похищали", невозможно)
          Мы никого не похищали, уважаемый Удина. Мы спасали людей, которых другие люди приговорили к уничтожению. Наши силы и средства были ограниченны, мы не могли допустить попадания наших людей или технологий в руки бандитов и убийц, поэтому мы сумели спасти только малую часть.
          Больше всего людей мы вывезли во время ваших мировых войн. Но те или иные группы эвакуировались нами на протяжении почти двухсот лет, последние группы мы вывозили примерно столетие назад. Здесь находится помощник нашего военного атташе Штефен Волчек.
          (хмурый молодой мужчина в парадной форме главного старшины Флота ФОЗ поднимается с места и вежливо наклоняет голову)
          Его предки прибыли в одну из наших колоний с Земли, благополучно избежав одной из этнических чисток. Семья Волчек сохранила родовое имя и традицию называть своих детей земными именами. Уверен, что посол Удина и его коллеги еще окажут Волчеку и другим нашим гражданам, чьи предки еще пару столетий назад жили на Земле, содействие в изучении истории своих земных предков, а, возможно, и в восстановлении своих прав как наследников, счастливо избежавших смерти землян.
          (все три советника выразительно смотрят на Удину, тот, красный от гнева, замолкает)
          Мне бы не хотелось, чтобы мои слова интерпретировали как нападки на Землю и на ее представителя здесь. В происходившем столетия назад нет никакой вины живущих ныне. Землян, как я уже неоднократно говорил, мы считаем нашими братьями. С момента открытия нами планеты наших предков, в наших школах изучают историю землян наравне со своей. Наша культура переживает огромное влияние земной.
          Но вернемся к нашей находке. Напомню уважаемому совету, что в тот момент уже более ста лет продолжалась наша война с эрку - еще одной цивилизацией homo sapiens (третьей, если считать Альянс и Федерацию). Лидеры эрку исповедуют крайне экстремистские взгляды на другие цивилизации и расы.
          (некоторое оживление, вызванное тем, что советник Тевос, оказывается, не знает о том, что Федерация шестьсот лет находится в состоянии войны с себе подобными существами. Пауза, во время которой два остальных советника тихо выговаривают коллеге за неподобающую подготовку к встрече)
          Я тогда остановлюсь на этом вопросе чуть детальнее. Предков эрку, как и нас, видимо, привезли протеане, поселив их за несколько десятков систем от нашей. Шесть веков назад эрку нашли нас (они раньше нас вышли в глубокий космос на своем подобии ваших сверхсветовых двигателей) и потребовали присоединиться к их зачистке Облака от всех иных видов разумной жизни. К тому времени они успели полностью истребить два вида мыслящих существ и поставить на грань вымирания еще шесть. Мы отказались, после чего они ударили по нам всем оружием, что у них было. На их языке "эрку" значит "совершенные", для нас оно значит, если использовать слово из лексикона Альянса, "фашисты".
          (по просьбе советников Валерна и Спаратуса - короткий перерыв на необходимый экскурс в историю Земли 20 века)
          Война идет и по сей день, но сейчас мы ведем наступательные действия, тесня эрку по всем фронтам.
          А тогда наш флот был значительно меньше, был гораздо больше задействован в боевых действиях с эрку, но тем не менее был вынужден отправлять боевые корабли на патрулирование, так сказать, нашего заднего двора, так как в то время инициатива была у эрку, и они, не стесняясь использовать вовсю технологии давно сгинувшей негуманоидной расы Сат, наносили нам удары с самых неожиданных направлений.
          Но довольно истории. Найденный объект не походил ни на одну изготовленную разумной расой конструкцию, он вообще ни на что не походил. Но он определенно был весьма необычным предметом, заслуживавшим самого пристального внимания, поэтому эсминец вызвал карантинный крейсер, и последний принял объект на борт.
          Исследования на борту крейсера выявили, что странный объект - это космический корабль, без каких-либо признаков обитаемых помещений или вооружения, зато под завязку набитый действующей исследовательской и передающей аппаратурой, способный, как и наши корабли, к достаточно быстрому перемещению между звездами. Для того, чтобы это выяснить, нам пришлось частично разрушить корабль, а также вторгнуться в его аналог виртуального интеллекта. Получив доступ к его банкам данных, мы извлекли оттуда такое количество наблюдений и иных видов данных по звездам нашей, а также других галактик, что название расы, его построившей, родилось само собой. Хозяева корабля, звездочеты, были влюблены - иначе не скажешь - в звезды. Они кропотливо собирали все возможные данные о них, делали снимки, видеозаписи (это и близко не передает то, как именно звездочеты фиксируют информацию, но у нас с вами просто нет ни соответствующих органов чувств, ни связанных с ними понятий), вели многовековые наблюдения и хронологию событий.
          По-видимому, примерно за сто лет до встречи с нашим эсминцем, корабль перенес какое-то внешнее воздействие, которое вывело из строя его аппаратуру связи. Надо отметить, кстати, что упомянутая аппаратура действует на таких принципах, что запеленговать корабль звездочетов в процессе передачи невозможно, даже находясь рядом с ним, а перехват передаваемых данных исключен в принципе (1). Возможно, нам стоило бы проявить больше внимания к такому стремлению сохранять все в тайне, но последующая встреча со звездочетами внушила нам, что эта секретность - просто одна из многих и многих присущих им тех особенностей, что кажутся нам странными.
          (советник Спаратус: "А на самом деле?")
          На самом деле для секретности имелись серьезные основания. Но об этом чуть позже. После поломки, лишенный возможности получать новые инструкции, корабль еще некоторое время выполнял ранее полученные задания, а затем лег в дрейф.
          Наши ученые, основываясь на косвенных данных, полученных при обследовании корабля, сумели определить систему, из которой тот начал свое долгое путешествие. Никаких признаков разумной жизни в системе не было, все планеты выглядели необитаемыми. Тогда мы оставили корабль посреди системы, а рядом с ним установили бакен, передающий приглашения забрать корабль и вступить в контакт с нами. Бакен содержал подробные сведения о нас и о том, как корабль был обнаружен и исследован. Регулярно вблизи системы появлялся патруль, проверявший наличие корабля и бакена на прежнем месте.
          Через два года корабль исчез, а на бакене появились признаки очень деликатного доступа к его содержимому. Но еще сорок лет подряд наши корабли, пролетая мимо системы, не находили ничего нового и необычного. И тут очередной патруль обнаружил рядом с нашим бакеном чужой. Последний ничего не передавал, но внутри была обращенная к нам благодарность за спасение корабля, скудная информация о его владельцах, ряд очень деликатно задаваемых вопросов (в том числе о наших близнецах в системе желтого солнца на краю Млечного Пути) и застенчивое приглашение обмениваться материалами о звездах.
          Так завязалось наше странное, но крайне плодотворное общение со звездочетами. Они оказались поэтами и романтиками, когда дело касалoсь звезд, и настоящими аутистами - спасибо коллегам-землянам, что подсказали мне слово и объяснили его значение - во всех остальных вопросах.
          (перерыв на обсуждение аутизма, его наличия и проявлений у различных рас)
          Спасибо, что позволили мне вернуться к моему докладу. По мере общения со звездочетами выяснялись совершенно удивительные с нашей антропоцентрической точки зрения подробности. Например, звездочеты были потрясены и оскорблены тем, что мы фактически взломали банки данных их корабля и получили доступ к накопленной им информации. Не имело никакого значения то, что мы сделали это, надеясь отыскать владельцев корабля. Сорок лет они переваривали это оскорбление, и только потом самые радикально общительные из них решили возобновить контакт с нами, надеясь, что мы поделимся с ними информацией о еще не открытых ими звездах. Ведь звездочеты никогда не покидали своей планеты и лишь ставили задачи ограниченному числу своих автоматических кораблей, а мы, сражаясь с эрку, постоянно пересекали Облако вдоль и поперек. По просьбе наших новых друзей все наши корабли начали оснащаться аппаратурой для изучения звезд, автоматические станции с подобным оборудованием выходили на ближние орбиты все новых и новых светил. Взамен звездочеты делились с нами побочной информацией с сенсоров и датчиков своих кораблей - так мы открыли для себя Землю и цивилизации уважаемого Совета, узнали про сеть ретрансляторов и про следы исчезнувших рас, например протеан. Незаменимыми были данные военного характера: незаметные для практически любых сенсоров, параноидально избегающие любых контактов, беспилотные корабли звездочетов тем не менее фиксировали следы деятельности наших врагов, пролетая через системы эрку. Звездочеты щедро делились с нами некоторыми технологиями: все, что не способствовало изучению звезд, они воспринимали в лучшем случае как детские забавы.
          Несколько раз контакт прерывался - иногда явно после того, как мы сказали или сделали что-то неприличное с точки зрения наших странных друзей, а иногда мы так и не могли понять причину обиды на нас.
          Но мы делали вид, что ничего не произошло, исправно сгружали данные с наших кораблей и астрономических станций в очередной бакен и ждали, когда звездочеты перестанут дуться.
          (общий смех)
          Должен непременно отметить: то, что я вам сейчас рассказываю, было неоднократно согласовано с самими звездочетами. Основой наших доверительных отношений с ними всегда было взаимное строгое соблюдение договоренностей и уважение к традициям, просьбам и запретам другой стороны. Мы не можем рассказывать, где находится их планета, какие на ней условия, не можем рассказать, как они выглядят и как устроены. Могу рассказать только вот что: в одной из бесед мы сравнили их с духами стихий, с элементалями из нашей мифологии, и когда они поняли, что мы имеем в виду, то пришли в восторг от этого сравнения.
          (перерыв, в течении которого советник Тевос, язвительно отыгрываясь за упреки в неподготовленности к встрече, объясняет двум другим советникам, кто такие "элементали")
          Отношения со звездочетами продолжались более четырехсот лет, к удовольствию и обоюдной выгоде обеих сторон. Мелкие неурядицы в целом не влияли на общий их уровень.
          Но недавно, семь лет назад, все начало меняться в непонятную нам сторону. Тон посланий звездочетов изменился. Они стали просить побольше данных, вскользь упомянув, что отзывают все свои корабли домой и жалуясь, что только-только привыкли к большим потокам свежих данных, поставляемых нами - словно ожидали очередной размолвки. Еще непонятнее изменился тон посланий, в них стали звучать непонятно с чем связанные нотки жалости и сочувствия. Поначалу предполагали, что звездочеты сочувствуют грубости нашего восприятия, убедившись, что даже столетия общения с ними не привили нам подлинной любви к звездам. Но эта интерпретация оказалась ошибочной. Постепенно мы поняли, что звездочеты заговорили с нами, как излишне деликатные люди говорят со смертельно больными друзьями - осекаясь на полуслове, когда по ошибке предлагают другу вернуться к этому вопросу через год.
          Ведь через год их собеседник будет мертв.
          (молчание)
          --------------------
          (1) О том, что Федерация освоила и усовершенствовала данную технологию, посол упоминать не стал.

    Откровение

         Доклад посла Федерации Объединенных Земель, профессора Индри Вадиса, на закрытой встрече Совета Цитадели с делегацией ФОЗ (вторая часть)
          Посол выдержал драматическую паузу перед тем, как продолжить свой доклад.
          - Мы очень долго выбирали слова для следующего послания звездочетам, - наконец заговорил он. - Было совершенно очевидно, что они всячески избегают говорить на тему перемен в наших отношениях с ними, но наши усилия оказались ненужными. Когда разведывательный катер с письмом подошел к бакенам, он обнаружил новое послание для нас. Его текст сильно отличался по стилю от всех предыдущих, как письмо подростка отличается от официальной дипломатической почты. В нем было очень много того, чем звездочеты обозначают сильные эмоции. Много смысловых конструкций, допускающих разноплановые толкования. Но тем не менее наши специалисты после многочасовых трудов составили перевод, который большинство из них признало наиболее точным.
          Он кивнул кому-то и в воздухе повисли светящиеся символы на основных языках Пространства Цитадели:
          СПАСАЙТЕСЬ СПАСЕНИЯ НЕТ ИДУТ ТЕМНЫЕ ИДУТ ДРЕВНИЕ СНОВА ИДУТ СОБРАТЬ ЖИВОЕ СРЕЗАТЬ МЫСЛЯЩЕЕ МЫ ЗАМРЕМ ПОКА УЖАС НЕ КОНЧИТСЯ ЖАЛКО ВЫ ДАВАЛИ РАДОСТЬ НО СПАСЕНИЯ НЕТ СРЕЖУТ СРЕЖУТ СПАСЕНИЯ НЕТ
          - Откровение о конце света, - нарушил молчание турианский советник. - Сколько мы их видели, от скольких рас... Мне больше нравится, когда они в рифму, - неожиданно закончил он. Раздался хохот.
          - К посланию были приложены данные наблюдения с нескольких кораблей звездочетов, - невозмутимо продолжал посол, - кораблей, которые почему-то не летали по разным системам и наблюдали за звездами, а постоянно находились в пустом на многие тысячи световых лет участке космоса - предположительно где-то между галактиками. Данные были за несколько тысяч лет, и отличались друг от друга разве что пролетевшей случайно элементарной частицей. Но в последний год... В последний год в зоне, в которую были направлены сенсоры сразу трех кораблей, возникла какая-то активность. - он кивнул, и в воздухе зажглась мутная, плохо различимая картинка. Пустое пространство наполняло множество коротких палочек, некоторые из них имели утолщения в нижней части. Среди палочек виднелись множество крохотных отдельных точек, или, насколько можно было судить по сильно расплывающимся силуэтам, скорее запятых. Посол кивнул еще раз, и картинка задрожала, "запятые" пришли в неторопливое движение. Вдруг одна из палочек повернулась, сдвинулась с места, все набирая скорость, и через несколько секунд исчезла за краем изображения.
          - Мы с вами наблюдали внезапно активизировавшийся многочисленный флот, состоящий из гигантских, более километра в длину, кораблей, - неожиданно сильным голосом произнес посол. - На последних кадрах мы видели отбытие разведчика. По ряду дополнительных параметров и признаков мы уточнили, что он направился в сторону вашей галактики. По времени... Судя по времени, он уже где-то здесь.
          - Тысяча кораблей класса "дредноут", - саларианец даже не скрывал скептицизма, - И просто висят себе где-то в космосе? Жалко, что мы не знали раньше про такое богатство..
          - Я еще не закончил, уважаемый советник Валерн, - металл в голосе посла заставил саларианца несколько раз нервно моргнуть нижними веками. - Я хотел бы подытожить полученные от звездочетов сведения. Существует некий гигантский флот, чье назначение - по окончании некоего периода "собирать" разумных существ, как фермер собирает урожай, уничтожая целые цивилизации. Звездочеты как минимум один раз были свидетелями подобной катастрофы и сами избежали ее только потому, что умеют "замирать" - видимо, приостанавливать жизненные функции, становясь невидимыми для этих "темных". После тысяч лет неактивности флот "темных" активизировался и отправил разведчика в вашу галактику. В документах звездочетов мы встретили упоминание о том, что "сбор шел по всей спиральной галактике вдоль масс-ретрансляторов". Видимо, сбор начинается с вашей галактики, как с самой крупной, и потом идет по ее спутникам, одним из которых является наше Большое Облако. И последнее: мы больше ничего не получаем от звездочетов, их корабли вернулись в их систему и скрылись где-то в ней, а сами они молчат уже седьмой год, не притрагиваясь к нашим свежим данным в бакенах. Полагаем, что они окончательно "замерли".
          - Господин посол, кто-нибудь из ваших людей или хотя бы автоматических станций, зондов, наблюдал этот флот? Хотя бы один его корабль? - Советник Тевос вся прямо-таки лучилась дружелюбием и желанием помочь.
          - Нет, - медленно ответил Вадис, промокая платком лоб. - В сведениях, полученных от звездочетов, нет координат места, где были получены продемонстрированные вам данные. Мы направляли в области, казавшиеся нам подозрительными, несколько экспедиций, но ничего не нашли. Но у нас нет основания не доверять звездочетам. За все время сотрудничества с ними все их сведения всегда оказывались точными. Не было ни одной попытки обмануть нас, ввести в заблуждение, создать ложное впечатление. Когда они не хотят чем-то поделиться, они просто говорят "нет", а не подсовывают фальшивку.
          - То есть все, что у вас есть - это романтический бред о конце света и мутные картинки с палочками, которые вы объявили гигантскими кораблями какой-то армады? - уже не скрывая раздражения, спросил Спаратус.
          - Есть еще показания аппаратуры кораблей звездочетов, но эти данные будут понятны только очень узкому кругу специалистов. Тем не менее, мы готовы предоставить и их тоже, - спокойно ответил посол и пристально посмотрел на турианца.
          - По-моему, все это прекрасный сюжет для мелодрамы, - насмешливо бросил турианский советник. - Еще не "Флот и Флотилия", конечно, но уже неплохой.
          Раздался дружный смех, кто-то даже зааплодировал.
          - Вы должны понимать, что предоставленной информации недостаточно, чтобы всерьез рассматривать ваши заявления - неожиданно жестко высказался саларианский советник. - С учетом того, что вы просите об открытии посольства на Цитадели, это выглядит скорее как попытка продемонстрировать свою значимость для нас. Чего вы на самом деле хотите от нас? Фондов и ресурсов для разведки? Кораблей? Ученых?
          - Нам ничего от вас не нужно, - посол налил себе воды из стоявшей рядом с ним бутылки и отпил глоток, - не к нам первым придут собирать. А когда придут к нам - мы найдем, чем их встретить. Мы триста лет отбивали атаки эрку на наши системы, наша планетарная оборона очень разрослась и в состоянии уничтожить или обратить в бегство самый крупный флот. Но мы не хотим, чтобы кто-то пришел сюда, в Млечный Путь, и уничтожил асари, саларианцев, турианцев, землян и всех других.
          - Вы хотите добавить что-то еще к сказанному? - ласково спросила Тевос.
          - Только одно. - Вадис отпил еще глоток, помолчал и сказал: - Попробуйте выяснить, почему в свое время вымерли протеане.
         
          Цитадель, Президиум, сразу по окончании встречи
          Делегация ФОЗ спускалась по широкой лестнице.
          - Понимаю ваше настроение, - сказал посол, делая своими длинными ногами шаги поменьше, чтобы не обогнать остальных, - но лично я оцениваю переговоры как чрезвычайно удачные. Если бы мы добились чего-то еще, это было бы настоящее чудо, наподобие воскрешения мертвых.
          - Кстати, о мертвых. Хочешь угробить какое-нибудь дело - создай комиссию, - ехидно произнес военный атташе.
          - Ягер, - терпеливо сказал посол, крутя между пальцами сигарету. - В лице комиссии у нас будет еще одна точка приложения наших усилий. Совет Цитадели, его окружение, планетарные власти - они все верят, что наконец оставили большие войны позади, что сейчас еще кто-нибудь смелый рискнет и прижмет преступность, и вообще начнется золотой век. Мы забежали в хрустальные покои их мечты и размахиваем там кувалдой. Как еще они могут реагировать?
          - Как мы с тобой! - полковник Ягер Сагит взмахнул сжатой в кулак рукой, будто нокаутируя невидимого врага.
          - Но они - это не мы с тобой, - посол явно очень хотел закурить, но сдерживал себя.
          - Посол Вадис! - Откуда-то рядом возникла молодая женщина с решительным выражением лица, ее сопровождала новенькая летающая камера. - Калисса Аль-Джилани, "Вестерландские..."
          - Уважаемая Калисса, - пехотинец в легкой броне еще секунду назад шел по другой стороне лестницы, а сейчас уже стоял перед журналисткой, положив руки ей на плечи и обаятельно улыбаясь, - Я Шелл Ринтер, пресс-секретарь посольства. Мы обязательно ответим на все вопросы, но только завтра. Сегодня все мы очень устали, а результаты переговоров еще нужно осмыслить. Скажу прямо - не рассчитывайте на многое, так как встреча была закрытой, но завтра утром вы получите пресс-релиз и приглашение на пресс-конференцию.
          Калисса почувствовала, что попала в ловушку: с одной стороны, Ринтер ловко загородил собой посла, продолжавшего невозмутимо шагать к выходу из Башни Цитадели, с другой стороны, пресс-секретарь вроде не держал ее, а, напротив, своим жестом выражал расположение и участие, так что начать вырываться было бы глупо и некрасиво. Она улыбнулась в ответ, поблагодарила, взяла контактные данные секретаря и направилась вверх по лестнице, надеясь поймать кого-нибудь из администрации Совета.

    Розовый

         Под ногами хрустели крошки материала, заменявшего здесь бетон.
          "Я нахожусь на титанических размеров станции, - подумал Айджел, - На гигантском обитаемом острове в открытом космосе, сохраняемым в целостности технологии, которые не отличить от волшебства. И что я здесь вижу? Помойки, мусор, а теперь еще и развалины".
          Место, где оказались Нонч и Кольшн, выглядело в точности, как декорации, построенные для эпизода, где кого-то избивают, грабят и, возможно, жестоко убивают.
          - Приближается турианец - мелодичным голосом сообщила Зонтик. - 213 градусов, 78 метров. Легкий бронекостюм класса 2, пистолет-карабин.
          - Стоим и никак не выдаем, что мы знаем о его присутствии - скомандовал Айджел.
          - Он подходит со спины, - озвучил то, что и так было известно всем (1), Кольшн.
          - Не болтай, а установи мне излучатель! - приказал старший сержант. Он заметил еще силуэты вдали, о чем через пару секунд оповестила и Зонтик:
          - Приближается группа из шести вооруженных лиц. 187 градусов, 211 метров. Определяю как наемников из группировки "Затмение". Два биотика. Два инженера. Один тяжелый пехотинец. Один стрелок. Вывожу расположение через СДР (2).
          - Шесть? - уточнил Айджел. Затем повернулся к товарищу, с хрустом выдрал у него из бронированной груди заглушку и с лязгом дослал в образовавшуюся нишу тупорылый корпус излучателя. - СЗКО (3) на максимальный темп!
          - "Протон", я переместила два эфирных элемента СЗКО, они теперь прямо над вами, - пропела Зонтик своим нежным альтом.
          Над пехотинцами не было ничего, кроме голубого неба. Да и оно регулярно скрывалось за облаками пара, густо валившего из решетки в стене соседнего дома. Однако Айджел поднял голову, чуть прищурился, будто что-то увидел, и одобрительно кивнул: - Спасибо, Зонтик!
          Похожее на кота животное вышло из-за груды обломков высотой в человеческий рост. Завидев двух пехотинцев, оно тревожно взмахнуло длинными ушами и, не разворачиваясь, двигаясь хвостом вперед, втиснулось в какую-то щель между большими кусками псевдобетона.
          - Дистанционный режим для "Стазисов"! - подал следующую команду старший сержант. Он снял с плеча спецкарабин, проверил резервуар и, убедившись в исправности оружия, снова повесил его за спину. Кольшн будто копировал все его движения.
          - "Протон"? - как обычно бывает на каналах гибридной связи, капитана Лората было слышно так, будто он стоял напротив. - Мы получили "добро" на "Питомцев", первое звено уже заправлено и заряжено. Передаю.
          - Котик на связи! - ворвался в эфир чей-то веселый баритон. - Мы должны помочь вам захватить станцию? Пиратская жизнь по мне!
          Одновременно с последней фразой хор из трех мужских голосов негромко, но уверенно затянул: "Пятнадцать человек на сундук мертвеца.."
          - Кто сорвал вам ограничители? - строго спросил Нонч, но удержаться от улыбки не смог. - Соблюдать дисциплину в эфире! Вы - наша резервная группа, стартуете, если прозвучит хоть один выстрел. Огонь только из "Стазисов", все прочее придержать до особого приказа. Командую я, замещает сержант Кольшн, третий - капитан Лорат. Вопросы есть?
          - Вопросов нет! - рявкнули четыре голоса, сопровождаемые исключительно правдоподобным звуком затачиваемой сабли.
          - Отставить спецэффекты! - высоким, чуть подрагивающим голосом крикнул Лорат. - Платформы поддержки, перекличка!
          Хриплые голоса наперебой заорали:
          - Котик здесь!
          - Пёсик здесь!
          - Дрозд здесь!
          - Ёжик здесь!
          - "Протон", - уже спокойнее сказал капитан, - десять секунд до контакта.
          - Кольшн, помни - мы настраиваем локальную навигацию, - почти шепотом сказал Айджел.
          - Да помню я! - огрызнулся тот.
          - Парни, мысленно мы с вами! - проорал Пёсик
          - Платформы, разговорчики в строю! - гаркнул Нонч. Тотчас стало тихо. Зашуршал устилавший всё вокруг мусор, раздалось слабое гудение запускаемого ускорителя масс, и голос, с характерным для турианцев металлическим отзвуком, приказал:
          - Руки над головой. Не двигаться.
          Пехотинцы синхронно подняли руки.
          - Под кем ходите?
          - Вопрос непонятен, - с интонацией самого безмозглого ВИ ответил Нонч.
          - Умники, значит. Хорошо. К какой преступной организации принадлежите? Вы наемники? Или, может, вы заблудившиеся туристы? - язвительно поинтересовался турианец.
          - Мы сотрудники охраны посольства Федерации, пришли сюда откалибровать систему ориентирования на местности, - чеканя слоги, ответил Айджел.
          - Какой еще Федерации? Такого посольства на Цитадели нет, - сзади лязгнули оружием.
          - Завтра же открывается представительство, - вступил в беседу Кольшн. - Мы торопимся закончить к открытию.
          - И поэтому вы зашли в самый глухой и опасный район на этой стороне Китхоя (4)? Искали место поспокойнее, что ли?
          - Система должна работать везде и в любых условиях! - напыщенным тоном провозгласил Нонч.
          - Группа в 50 метрах, контакт через 45 секунд, - предупредила Зонтик безмятежным тоном.
          - Через полминуты здесь будет отряд "Затмения", - уже нормальным голосом сказал, обращаясь к турианцу, Айджел.
          - Помогут вам в калибровке? - издевательски уточнил тот. - Так, давайте резвым шагом вперед, я вызову транспорт и мы с вами задержимся кое-где для беседы.
          - А вы кого вообще представляете? - спросил Кольшн и чуть пошевелил руками над головой.
          - У тебя что, мышечные спазмы? Как думаешь, выстрел в плечо их вылечит? - турианец навел пистолет на сержанта. - Я оперуполномоченный Вакариан, отдел расследований СБЦ. Вперед, я сказал!
          Пистолет чуть качнулся, уточняя прицел.
          - Так, довольно! - бросил Нонч.
          Когда оружие стреляет не пулями, а, например, гелем, то может позволить себе много вольностей, недоступных огнестрельному.
          Например, изогнуть ствол и выстрелить в противника за спиной.
          Раздался странный звук, который легче всего будет описать как удар грома, но не в полную силу, а будто шепотом.
          И оперуполномоченный Вакариан обнаружил, что его правая рука вместе с пистолетом очутилась внутри большого полупрозрачного кома из непонятного вещества розового цвета.
          - Розовый?! - изумленно сказал Кольшн. - Ну это уже вообще ни в какие ворота. У меня что, девчачий "Стазис"?!
          Айджел поморщился и спросил свою ИП:
          - Лида, можешь опознать турианца?
          - Вакариан, Гаррус, оперуполномоченный отдела расследований СБЦ...
          - Спасибо, дальше не надо. Обвинения в коррупции, служебные расследования были?
          - Только расследования по обвинениям в превышении полномочий. Двадцать семь закрытых, одно открытое.
          Вакариан попытался освободить себя левой рукой, но только приклеил ее к правой. Заодно он обнаружил, что розовое вещество надежно прикрепило его к полуразрушенной стене, которой он прикрывался от возможной атаки со стороны двух подозреваемых. Он поджал ноги и повис на попавших в плен конечностях, но, за исключением боли в зажатых руках, ничего не добился - вещество прекрасно выдерживало вес турианца вместе с броней.
          - У нас двадцать секунд до появления наемников, - сказал Айджел. - Мы вам не лгали, мы солдаты посольской охраны. Если вы пообещаете не стрелять в нас, я вас освобожу.
          - У вас что, где-то сидит наблюдатель? Снайпер? - хищно сузил зрачки Вакариан.
          - Не тратьте время впустую! Десять секунд!
          - Хорошо, я не буду стрелять в вас! Отлепляйте вашу жвачку!
          Невзрачный стеклянный глазок на карабине Кольшна вдруг ослепил турианца чередой радужных вспышек, а когда они прекратились, тот обнаружил, что вязкий ком начал подаваться.
          - Не дергайтесь, оно постепенно само отпустит, - буркнул Кольшн. - Розовый, это надо же..
          - Гаррус? Гаррус, а что ты здесь делаешь? - человек в тяжелой броне появился из-за кучи мусора высотой в дом и в деланном изумлении вскинул белесые брови так, что они исчезли под верхней кромкой шлема.
          - Как ты думаешь, что я тебе отвечу, Виктор? - турианец освободил левую руку и встал так, чтобы закрыть собой все еще удерживаемую зловредной розовой массой правую.
          - Что с тобой, Гаррус? Неудачно пожевал резинку? - "Белесые брови" встал так, чтобы не перекрывать сектор обстрела своим товарищам, как раз появившимся из-за руин. Еще три человека, асари и саларианец. Грамотно выстроились полукругом, каждый встал рядом с каким-либо потенциальным укрытием.
          Гаррус кратко высказал пожелание, куда именно следовало бы немедленно отправиться говорившему. Тут его рука выскользнула наконец из розовых объятий, и он от неожиданности упал на одно колено.
          - Это неправильный ответ, Гаррус, - человека в тяжелой броне явно забавляло происходящее. - Где парочка в модных костюмах?
          Гаррус попытался, не отрывая взгляда от наемников, глянуть другим глазом туда, где стояли те двое, вооруженные розовой гадостью. И никого не увидел.
          - Сдернули, наверно, пока ты со мной любезничал, - пожал он плечами.
          - Они с тобой?
          - Нет, а вам-то какое дело?
          - От этого зависит твоя дальнейшая жизнь.
          Гаррус попробовал вызвать подкрепление, заранее зная, что у него ничего не выйдет. "Затмение" всегда отключает всю связь там, где работает.
          По-видимому, в течении ближайшей минуты-двух он умрет. Скольких он прихватит с собой? Хорошо бы не менее двух. Больше - вряд ли, их инженеры, скорее всего, опытнее, чем он, а биотикам ему вообще нечего было противопоставить. Первым должен умереть Виктор: выбив оператора ракетного вооружения, Гаррус продлит себе жизнь секунд на тридцать, а то и на минуту.
          - Гаррус Вакариан? - полный укоризны шепот раздался рядом с его левым ухом. - Не отвечай и не ищи меня взглядом. Через десять секунд взорвется светошумовая граната. Услышишь щелчок - укройся и прикрой глаза с ушами, или что там у вас вместо ушей. Мы хотим взять их живыми, поэтому, если не трудно, удержись от стрельбы или хотя бы целься по конечностям.
          - Адлер, Смидж, обыскать окрестности! В бой не лезть, - скомандовал Виктор и направил оружие на Гарруса:
          - Ничего личного, но ты зря здесь оказался. Нормальные легавые в это время бумаги в конторе заполняют.
          Что-то громко щелкнуло справа от Гарруса. Он упал ничком за низкий фрагмент стены и закрыл слуховые отверстия руками. Виктор среагировал мгновенно, и ракета с воем пронеслась над оперуполномоченным, слегка опалив его выхлопом маршевого двигателя. Дальше ударил гром, отблески вспышки слегка ослепили турианца. Он резво подскочил, выглянув из своего невысокого укрытия, и его чуть не срезала очередь, пущенная асари наугад. Прежде, чем свалиться обратно и попытаться нащупать свое оружие, он успел разглядеть, что Виктор и еще один человек валялись, облепленные той же гадостью, что и сам Гаррус минутой раньше. Виктор яростно дергал руками и ногами, но лишь все больше запутывался в синей массе. Затрещали сразу два автоматических карабина, Гаррус выставил из-за укрытия пистолет и выстрелил четыре раза приблизительно в направлении источников прерывистых трасс. Кто-то заорал, но совсем не там, куда стрелял турианец. Тот на четвереньках достиг правого края стены и выглянул из-за него.
          Ему представилось восхитительное зрелище. В пяти шагах от него открыто стоял один из этих типов в странной броне и поливал из своего ружья с клеем кого-то, невидимого Гаррусу. Трассы из двух карабинов неслись, казалось, прямо в типа, но почему-то обрывались в десяти шагах перед ним, словно ударяясь о невидимую преграду и разлетаясь во все стороны белыми и красными искрами.
          Асари вдруг поднялась из-за мусорного контейнера, вся окруженная бело-синим сиянием, и с торжествующим возгласом метнула в противника сияющий белый сгусток. Возглас перешел в вопль, когда сгусток, ударившись в середину туловища цели, вдруг отразился от нее толстым белым лучом, поразившим биотика точно в живот и сразу после этого потухшим. Ноги асари оторвались от земли, она с протяжным воплем отлетела назад, ударилась о нагромождение помятых металлических ящиков и окончательно выбыла из боя. Один из карабинов захлебнулся и умолк, но второй продолжал трещать, когда раздался сильный шум рассекаемого воздуха, над полем боя зависла какая-то крупная угловатая масса, и знакомый Гаррусу "тихий гром" мгновенно оборвал стрельбу. Лязгнул упавший на землю карабин, и на мгновение наступила тишина, сразу же прерванная ревом:
          - "Протон", вы целы? Последний обездвижен! Целей больше нет!
          Оперуполномоченный попятился, когда на свободное пространство между руинами и мусорными кучами торжественно приземлилось нечто размером со скайкар, покрытое со всех сторон решетками из труб толщиной с запястье турианца. Объект секунду постоял неподвижно, затем что-то плохо различимое задвигалось под решетками, и тот же голос, что ревел об отсутствии целей, представился:
          - Платформа непосредственной огневой поддержки П11, для друзей - просто Котик! Вы не ранены? У меня есть почти все медикаменты и средства, необходимые для первой помощи турианскому организму при огнестрельных ранениях и взрывных травмах!
          - Спасибо, я в порядке, - скептически глядя на "Котика", отозвался Гаррус и тут же упал. Последнее, что он услышал, было чье-то ворчание:
          - Розовый...
          --------------------
          (1) Двум пехотинцам, двум информационным помощникам, одному узлу управления наносетью, известному как Зонтик, а также координационной группе под командованием капитана Лората, находившейся на борту корабля
          (2) Система дополненной реальности. На фоне реальных объектов и с привязкой к ним выводится виртуальное изображение (например, подсвечиваются уязвимые места на броне противников).
          (3) Система защиты от кинетического оружия.
          (4) Один из пяти районов-"рукавов" Цитадели.

    Визит

         Сначала до него начали доноситься отдельные звуки. Потом - целые слова и обрывки фраз:
          - Анафилактический шок... Реакция на краситель... Инертен по отношении к людям...
          Сами собой открылись глаза, сфокусировавшись на двух фигурах, нависших над ним.
          Турианец со знаками различия медицинской службы СБЦ внимательно слушал человека в белой одежде и маске, скрывающей всё лицо, кроме глаз.
          - Это, конечно, и моя вина тоже - расстроенным тоном говорила девушка в белом. - Суспензии розового цвета было мало, и я за всеми этими перекрестными проверками упустила, что ее тоже надо было проверять на иммунный ответ у видов с правозакрученными аминокислотами..
          - Зато вы на деле проверили ваш антигистаминный комплект для турианцев - с усмешкой, впрочем, не злой, сказал турианский врач. - И у вас действительно эффективные противоотечные средства, - Гаррус почувствовал, как его бесцеремонно схватили за правую руку и стали дергать и мять ее. - Смотрите, практически никаких следов. К тому же наш пациент - Гаррус Вакариан, было бы странно, если бы с ним чего-то подобного не произошло. Гаррус, сколько раз ты уже лежал в этой палате?
          - ...
          - Я тебе подскажу. Восемь. И каждый раз - с чем-то интересным. Какая-нибудь банальная алиментарная недостаточность тулия (1), - турианец изобразил, будто отбрасывает что-то рукой, - нашего Гарруса обходит за парсек. Зато он - единственный известный мне турианец, которого лечили от аллергической реакции на укус яга.
          - Яг - это какой-то хищник? - без особого энтузиазма поинтересовалась врач. Пропуск на шнурке, свисавший с ее шеи, извещал всех, что она - Итле Лонгин, корабельный врач Флота ФОЗ. Итле уже немного устала от турианского коллеги, на каждую тему припасшего как минимум одну историю из жизни.
          - Можно и так сказать. Я вам сейчас все про него расскажу... - оба врача вышли из палаты, давая возможность Гаррусу встать и привести себя в надлежащий вид.
          Гаррус успел привести себя в порядок (относительно), поесть в местной столовой (невкусно) и потребовать, чтобы его немедленно выписали (безрезультатно), когда медсестра спросила его, ждет ли он посетителей. Гаррус не знал, ждет ли он кого-то или нет, поэтому решил сначала выяснить, кто же к нему пришел.
          Как выяснилось, это был незнакомый ему человек, точно оперативный работник, судя по тому, как тот двигался и осматривался.
          - Штефен Волчек, - рукопожатие было крепким, а словосочетание "суранский спецназ" ничего Гаррусу не сказало.
          Гаррус указал ему на единственный стул в палате, а сам присел на койку.
          - Прежде всего хотел бы извиниться за приведший Вас в эту палату инцидент, - начал гость, но Гаррус перебил его:
          - Во-первых, передо мной уже извинилось человек десять, и, кажется, даже один робот... Вадис - это ведь робот?
          - Вадис - это наш посол, - усмехнулся человек, - может, он и робот, конечно. Кто этих дипломатов разберет?
          - Ах, посол... Во-вторых, предлагаю на "ты", - Гаррус украдкой почесал правую руку пальцами левой. Розовая гадость, давно смытая сотней разных растворов и эмульсий, все еще напоминала о себе легким зудом. - Мы коллеги, если я правильно понимаю?
          - В определенной мере. Хорошо, Гаррус, тогда я сразу перейду к делу. У тех наемников были при себе два мешка. В одном лежали обгорелые останки турианца, в другом - кварианца.
          - Ваши сдали останки нам, в СБЦ? - спросил насупившийся турианец.
          - Разумеется, как и пленных наемников. Но нас очень встревожило, что сравнительно недалеко от нашего представительства, во-первых, двое сгорели в мусоросжигателе (во всяком случае, все наемники показали, что нашли останки там), во-вторых, свободно передвигается отделение "Затмения" с тяжелым вооружением и биотиками. А если там начинается война между группировками? С применением ракет?
          - Не слишком ли много берет на себя ваша сторона? - насмешливо спросил Гаррус. - Особенно по части наших обязанностей? Вы и так фактически провели незаконную операцию на территории Цитадели, задействовав даже летающих роботов с тяжелым вооружением... Кстати, они случайно не искусственным интеллектом оснащены? Весельчаки ваши, котики-песики?
          - Ни у кого из участвовавших в "операции" не было оружия - только средства задержания типа "Стазис", и у котиков-песиков - тоже, - терпеливо излагал собеседник. - И даже "Стазисы" были применены только при угрозе жизням наших сотрудников. Например, когда ты, Гаррус, угрожал выстрелить в одного из солдат охраны посольства. Что до ИИ, то все наши автономно действующие системы изначально ограничены в своих действиях и не могут самостоятельно, без прямого приказа оператора, причинить какой-либо ущерб. Согласно вашей классификации, они оснащены виртуальным интеллектом.
          Вооруженный многолетним опытом общения, Гаррус чувствовал, что собеседник говорит ему далеко не все. С другой стороны, трудно было бы ожидать от гостей из другой галактики безграничного доверия к Службе Безопасности Цитадели - слухи о коррумпированности последней обгоняли саму СБЦ уже на пару-другую кругов.
          - А почему вы взялись незаконно допрашивать схваченных наемников? - оперуполномоченный недобро глянул на человека. - Полагаешь, мы потерпим такое пренебрежительное отношение к нам и нашим обязанностям?
          - Не допрашивать, - спокойно ответил тот, - а расспрашивать. Саларианца вообще пришлось несколько раз просить замолчать - так он фонтанировал.
          - И вы, конечно, записи ваших дружеских бесед тоже передали нам? - турианец внутренне приготовился к тому, что гость начнет вилять и оправдываться, но Волчек вместо этого сухо сказал:
          - Сразу же передали, вместе с самими наемниками.
          - Хорошо, - не растерялся Гаррус, - не возражаешь, я их гляну?
          - Не возражаю, - гость с интересом наблюдал, как оперуполномоченный вызвал свой омни-инструмент и, подключившись к сети СБЦ, пробежался по материалам открытого сегодня дела.
          Сам Гаррус чувствовал себя неуютно. Такую открытость позволяли себе только очень серьезные бандиты, вроде Арии Т'лок, для которых подобный интерес к ним со стороны Службы не был даже булавочным уколом - один звонок покровителю во власти, и Гаррус остается один на один с очередным служебным расследованием о превышении им полномочий.
          - Турианца, принесенного в мешке, звали Якобус, - недовольно сказал он. - Он прилетел вчера, до этого о нем за последний год слышно не было. Не связан с известными преступными группами, но мне не понравилось то немногое, что я о нем прочел. К тому же рядом с ним валялась очень недешевая винтовка, КФ-7.
          - КФ - это "Кэсса Фабрикейшн"? - уточнил гость. Гаррусу показалось, что тот при этом слегка напрягся - еле заметно, но достаточно для опытного взгляда оперуполномоченного.
          - Разбираешься в марках оружия, - отметил он. - Да, это так. Оружие опытного стрелка - их покупают себе состоятельные наемники-ветераны - или профессионального убийцы.
          - А второй сожженный?
          - Кварианец? - удивился Гаррус. - А какое мне до него дело? Я же не собираюсь отсылать его угольки в Мигрирующий Флот! Мой помощник провел расследование и считает, что Якобус подстрелил кварианца и преследовал его до мусоросжигателя, а кварианец из последних сил взломал управление, запер люки и сжег Якобуса вместе с собой. Минус один бандит, минус один бродяга - почаще бы они друг друга множили на ноль, воздух был бы чище.
          Человек чуть сжал губы, его глаза словно затянуло льдом. Гаррус наблюдал за его реакцией с отстраненным изумлением. Версия происходящего ему, что ли, настолько не понравилась? Ничего не могу поделать, дорогой друг, такова наша суровая действительность.
          - А наемники?
          - По нашим и вашим данным, их отправили выяснить, куда пропал Якобус. Задание получили от своего обычного посредника на Омеге, никаких имен назвать не могут, и я склонен думать, что они правда их не знают. Двух, надеюсь, сможем задержать - они крайне неудачно проговорились. За остальных внесли залог, и мы вынуждены просто выпихнуть их домой.
          Человек презрительно усмехнулся:
          - Нас не хотите арестовать за нанесенные им обиды?
          И вдруг кинулся на Гарруса, молниеносно сбросив того с койки.
          "Исключительно тяжелый день, - успел подумать Гаррус, больно ушибаясь головой о пол и стараясь руками защитить от сумасшедшего уязвимые точки. - Исключительно".
          --------------------
          (1) Кожа турианцев содержит некоторое количество элемента тулия, играющего важную роль в защите от солнечной радиации. Алиментарная недостаточность (дефицит) тулия возникает, как правило, при нарушениях обмена веществ и при отсутствии лечения приводит к различным неинфекционным заболеваниям.

    Травма

         К удивлению Гарруса, сумасшедший, сбросив его с койки, не попытался реализовать полученное преимущество. Вместо этого он скатился с лежащего на спине турианца и крикнул ему в лицо:
          - Ракета! Береги голову!
          Гаррус догадался, что выяснять подробности сейчас будет неуместно, инстинктивно втянул голову в плечи и прикрыл руками лицо.
          Через секунду пол под ним неторопливо качнулся пару раз туда-сюда. Стена, разделяющая палату с соседней, будто лопнула, и через возникшую огромную брешь с низким ревом ворвались пышущие жаром клубы дыма и едкой пыли. Мелкие кусочки стены забарабанили по костюмам лежащих.
          - Гаррус! В дверь! Быстро! - заорал человек. - Пошел! - он рывком поднялся сам, легко поставил на ноги ошеломленного турианца, чуть не выдернув тому руки из плеч, и грубо толкнул его к дверному проему. Гаррус не заставил себя ждать и, как следует оттолкнувшись ногой, буквально пролетел через торопливо распахнувшуюся дверь в коридор, выполнил красивый перекат и пружинисто вскочил на ноги рядом со стойкой дежурной медсестры.
          - Промахнулись, идиоты! Не в то окно выстрелили! - насмешливо крикнул Волчек и помчался к выходу из палаты. Его силуэт уже появился в дверях, когда мир вокруг него взорвался. Вся стена, отделяющая палату Гарруса от коридора, вдруг покрылась трещинами, безобразно вспучилась и, наконец, лопнула, брызнув во все стороны кусками пластиковой обшивки и обломками металлических полос. Дверь палаты, вырванная из направляющих, легко догнала бегущего человека и так ударила его в спину, что он перелетел через Гарруса, тяжело ударился о стену, сполз по ней и неподвижно растянулся на полу окровавленным лицом вниз. Воздух почернел, заполнился пылью, а в довершении ко всему из скрытых форсунок в потолке брызнули на пробивавшиеся кое-где язычки пламени прозрачные струи жидкости.
          - Гаррус Вакариан, - спокойный высокий голос остановил бросившегося было к упавшему турианца, - это капитан Себастиан Лорат, мехгвардия Федерации. Боюсь, что вынужден попросить вашей помощи...
          Через одну минуту.
          - ...Есть ли информация по нападавшим? - Гаррус почти кричал, чтобы шум системы пожаротушения не заглушал его голос.
          - Мы ведем их транспортное средство, - безмятежным голосом ответил Лорат. - Как только они остановятся, их встретит либо ваша, либо наша оперативная группа.
          - Последний вопрос, - у Гарруса вдруг охрип голос, - как я распознаю вашу реанимационную бригаду?
          - Об этом не беспокойтесь, вы узнаете их сразу же, как только увидите! - заверил его Лорат. - Будут через минуту!
          Гаррус озабоченно посмотрел на тело у своих ног. Под лицом лежащего собралась уже небольшая лужица крови, в районе правой кисти - лужа побольше.
          - Я здесь! - медсестра-асари в испачканной копотью одежде подбежала к ним, держа в руке перевязочный пакет и баллон с медигелем.
          - Его нельзя трогать! - хрипло выкрикнул оперуполномоченный и закашлялся. - Подозрение на перелом шеи! Жду реанимационную бригаду!
          Рот медсестры превратился на мгновение в испуганную букву О, она кивнула и торопливо засеменила дальше. В дальнем конце коридора зашелестели открывающиеся двери лифта, и Гаррус действительно сразу понял, что это те, кого он ждет.
          Впереди ненормально быстрыми и резкими шагами двигалась пара в черных бронекостюмах, с незнакомым оружием в руках. Гаррус глянул на их лица - но лиц не было, только изогнутые матово-серые сплошные пластины на решетчатых каркасах, заменявшим неизвестным головы. За ними легко бежала корабельный врач Лонгин, придерживая пухлую медицинскую сумку, а замыкала шествие еще одна пара наподобие первой, вместо оружия тащившая складные носилки сложной конструкции.
          - Здравствуйте, оперуполномоченный Гаррус Вакариан! - жизнерадостно произнес один из первой пары... роботов? - Рад видеть вас в сознании и добром здравии! Сожалею, что не могу сказать того же про главного старшину Волчека!
          Гаррусу показалось, что последнюю фразу машина произнесла с некоторым ехидством. Затем он понял, что знает этот голос.
          - Э-э... Котик? - промямлил он, несколько утомленный таким обилием впечатлений. - Но.. как?
          - У машин раздвоение личности может иметь физическое воплощение! - неуместно бодрым тоном отрапортовал Котик, не на секунду не прекращая патрулирование коридора. Послышался негромкий испуганный вскрик медсестры. - Не бойтесь, я здесь, чтобы помочь! Уровень задымленности помещения превышает допустимые концентрации, наденьте, пожалуйста, фильтрующую маску! Шкафчик с масками находится справа от лифта!
          Неужели у них никогда не возникает желания, подумал Гаррус, сдать на слом этот брызжущий энтузиазмом механизм?
          Вторая пара какими-то танцующими движениями добежала до тела Волчека, разорвала (во всяком случае, так показалось турианцу) свои носилки и осторожно подсунула половинки под бока лежащего. Раздался шорох и дребезжание, нижние части половинок поползли и втянулись под тело, а верхние осторожно, но крепко охватили его сверху, так что туловище старшины оказалось внутри конструкции из металлических пластин и прутьев, будто сплетенной крепко сидящим на психоделических веществах корзинщиком. Затем конструкция, потрескивая, начала медленно поворачиваться вместе с телом, пока оно не оказалось лежащим на спине. Мелькнуло бледное лицо, измазанное кровью, две черточки закрытых глаз.
          - Доктор Лонгин, корсет установлен и закреплен, раненый к транспортировке подготовлен! - сиплым голосом доложил робот из второй пары. Судя по карикатурному изображению некоего колючего существа на "плече" машины, это был Ёжик.
          Врач склонилась над раненым. Она закончила обрабатывать его руку и теперь что-то делала с рваными ранами на лице. По коридору промчалась группа турианцев с огнетушителями и другим пожарным инвентарем, опасливо обогнув группу человекоподобных машин в черной броне.
          - Других пострадавших точно нет? - спросила она у Котика. Тот немедленно осыпал ее восклицательными знаками, заверив, что лично просканировал весь этаж четыре раза подряд и не выявил никого, кто нуждался бы в экстренной медицинской помощи. - Тогда поспешим, мне не нравится его состояние.
          Проходившие мимо турианцы и люди со строительными инструментами в руках (видимо, отправленные разбирать остатки палат), с любопытством - а кто и с ужасом - глядели на жертву покушения, которую две машины бережно, но быстро несли на носилках.
          Через пять минут
          Гаррус с любопытством осматривался по сторонам. Он бывал по долгу службы на кораблях всех прибывавших на Цитадель рас, но такого еще не видел. Сильно вытянутый в длину белый треугольник, напоминающий формой и профилем лезвие длинного кинжала, неподвижно висел возле пирса 421, удерживаемый гигантскими причальными механизмами. Хирургическую чистоту белого сияния обшивки нарушали только пятнышки навигационных огней. Кроме них, на белом корпусе не было ничего - ни антенн, ни орудий, ни дюз. Только будто излучавшие теплый белый свет плоские поверхности, что сомкнулись друг с другом, образуя острые грани корпуса.
          Группа подошла ближе, и на гладкой обшивке авизо, в центральной части корпуса, постепенно возникли стройные ряды черных палочек, видимо, обозначавших на неизвестном языке название и номер корабля, а сразу за ними проявилось великолепно выписанное изображение гигантского хищного зверя. Зверь отдаленно напоминал земного волка, но по сравнению с тем обладал непропорционально большой, едва ли не в треть туловища, головой с длинными, усаженными острыми зубами челюстями. Проходя мимо, Гаррус с задумчивым видом проводил глазами реалистичное изображение... И тут оно встрепенулось, повело головой и само проводило турианца долгим внимательным взглядом черных ледяных глаз. Тот невольно сделал шаг в сторону от корабля, недоумевая.
          Крытый трап, казалось, упирался в глухую стену, но когда первый из роботов приблизился к ней, вспыхнул приятный желтоватый свет, стена как будто изогнулась сразу в нескольких местах и пропала, открыв взглядам стерильный интерьер шлюза.
          Внутри корабль впечатлил турианца количеством переборок. Крупных помещений было мало, все время приходилось останавливаться перед очередной скользящей в сторону дверью. Коридоры словно отделаны деревом теплых оттенков, мягкий, но достаточно яркий свет лился откуда-то изнутри стен.
          Госпитальный отсек встретил их легким запахом озона и еще большей, чем в других отсеках, яркостью свечения стен. Несколько санитаров в масках молча приняли носилки, и через несколько секунд тело старшины уже лежало на широком столе. Доктор взяла что-то в руку, подмигнула Гаррусу (тот ответил недоумевающим взглядом) и сунула предмет под нос раненому.
          Когда Гаррус догадался снова посмотреть на пострадавшего от перелома шеи, тот уже сидел на столе, осторожно трогал свежие швы на лице и угрюмо смотрел на турианца.

    Сокровища

         Невысокий человек с круглым лицом, одетый в синюю форму, зашел, чуть прихрамывая, в госпитальный отсек, покосился на сидящего на столе Волчека и протянул руку Гаррусу:
          - Капитан Себастиан Лорат, командир группы охраны посольства. Спасибо, оперуполномоченный Вакариан, что нашли время заглянуть к нам.
          - Рад познакомиться, - устало ответил Гаррус.
          - И спасибо, что помогли нам с нашим сокровищем, - капитан движением головы указал на спецназовца.
          - Был рад помочь, - сухо ответил турианец.
          Доктор Итле заставила "сокровище" слезть со стола и раздеться по пояс. Теперь она с интересом вглядывалась в его спину. Гаррус тоже поглядел туда и подумал, что обычно у людей кожа везде одного цвета, а здесь, наоборот, присутствовали практически все цвета, кроме цвета здоровой кожи.
          Итле ткнула изящным пальчиком в перчатке пациенту под левую лопатку, и Волчек заметно вздрогнул.
          - Больно? - без малейшего намека на сочувствие поинтересовалась врач.
          - Да там везде больно, - мрачно ответил спецназовец. - Приспичило же им сделать дверь с рифленой поверхностью.
          - Ты легко отделался. Трещины в двух ребрах, и все, - Итле ткнула в другом месте, и он опять слегка дернулся. - Готовься носить корсет. Ну и сутки у меня полежишь.
          - Нет, - Волчек стремительно натянул на себя рубашку.
          Итле с каменным лицом повернулась к Лорату.
          - А что я? - деланно удивился тот. - Штефен - мой консультант, а не подчиненный. Фактически его единственный начальник - капитан "Гишу".
          - Итле, - почти что ласково сказал пациент, - нам с коллегой из СБЦ надо обсудить работу. Успеешь еще на меня нажаловаться. Дай лучше болеутоляющего, но такого, чтобы голову не туманило.
          Итле заколебалась. Штефен может и ускользнуть, если не будет прямого приказа. Упрямый, как баран, суранец.
          - Хорошо, - притворно поддалась она. - Вы сейчас обсудите все, что вам нужно, я дам тебе лекарство, но потом ты весь оставшийся день пробудешь здесь, выполняя мои указания.
          - Соглашайся, Штефен, - засмеялся капитан. - Иначе к ван дер Спаату пойдет, и ты уже так легко не отделаешься.
          - Время упустим, Себастиан, - обреченно сказал спецназовец. Он чувствовал, что его переиграли. И никакие суранские навыки не помогли...
          - Между прочим, ты задерживаешь нашего гостя, - как настоящий военный врач, Итле знала, как и когда нужно переходить в наступление, - соглашайся, и я больше не буду тебе надоедать. Не будь ребенком!
          - Неси лекарство, - вздохнул Волчек, - натурально, Кровавый Тиран...
          - Сначала обещай, что никуда отсюда не уйдешь! - не отставала доктор, - а Тирана я тебе еще припомню.
          - Не уйду я, - буркнул тот. - Гаррус, Себастиан, извините. Давайте к делу.
          Но и Гаррус, и Себастиан не обратили на него внимания, они с посерьезневшими лицами прислушивались к внезапно активизировавшемуся радиообмену. Затем они в ожидании, кто первый скажет, уставились друг на друга, и наконец Себастиан, сообразив, что новости не настолько хороши, чтобы настойчиво уступать право их сообщить гостю, заговорил:
          - Скайкар с террористами взорвался у дальнего края Китхоя, обломки выпали в вакуум за пределы станции. СБЦ готовит корабли, чтобы собрать то, что осталось. Гаррус, если хотите, мы можем придать вам пару "Питомцев" - они могут работать в вакууме, и у них есть манипуляторы и подвесные контейнеры для крупных грузов.
          - Я спрошу Паллина, - кивнул Гаррус и быстро заговорил, употребляя множество позывных и малопонятные остальным слова из служебного жаргона. Менее чем через три минуты он завершил передачу и сказал:
          - Паллин говорит, что если вы гарантируете передачу всех находок нашей службе, то он с радостью примет вашу помощь. Корабли чем-то заняты и освободятся не сразу.
         
          - Ёжик, - во время переговоров по связи лицо капитана приобретало очень отстраненное выражение, - хватай Дрозда и поступай с ним в распоряжение... - он вопросительно глянул на Гарруса.
         
          - Пусть скажут, что они от Вакариана к Паллину в поисковую группу, - турианец устало потер лоб.
         
          - Слышал, Ёжик? Ставьте длинные манипуляторы и большие контейнеры, а потом - пулей в СБЦ. И урежьте, пожалуйста, как ваше остроумие, так и ваш энтузиазм: вы не дома, местные к такому не привыкли.
         
          - Причина взрыва? - напомнил о себе Волчек.
         
          - Судя по полученным данным, радиосигналом привели в действие заблаговременно подложенный заряд взрывчатки, - просматривая что-то на панелях омни-инструмента, ответил турианец. - Большой заряд.
         
          - Запеленговали передатчик? - спецназовец закинул в рот принесенное Итле лекарство.
         
          - Нет, - ответил Гаррус.
         
          - Да, - одновременно с ним ответил Лорат. - Сигнал шел с турианского грузового корабля, покидающего Цитадель. Сразу после передачи он перешел на сверхсвет и исчез. Гаррус, данные по кораблю я уже отправил в СБЦ.
         
          - Спасибо, - буркнул Гаррус, неприятно изумленный возможностями и прытью его коллег из Федерации.
         
          - Резюмирую, - сказал Волчек и поморщился от боли. - Какие-то ослы на скайкаре, вооруженные тяжелой ракетной установкой, выпустили по окнам больничной палаты Гарруса две ракеты. Первую ракету я заметил, но поскольку стреляли ослы, то они попали в окно соседней палаты. Затем, пока я мешкал, вызывая помощь и пытаясь понять, какое наведение они используют (1), вторая ракета попала по адресу, и меня ушибло здоровенной рифленой дверью. Нам повезло, что это второй этаж, и за окном все еще был воздух, а не вакуум.
         
          - Они не использовали никакого наведения, - подал голос Гаррус. - Они просто выяснили, куда какие окна выходят, и запускали тяжелые фугасные ракеты в неуправляемом режиме. Затем их спугнул патрульный скайкар и они бросились наутек. Думаю, скорее всего, им обещали, что их подберет тот транспорт, и велели лететь как можно ближе к краю, а затем их друзья... Подстраховались.
         
          - Кто был целью? - спросил Лорат.
         
          - Сначала я думал, что я, - ответил оперуполномоченный, - но сейчас не уверен. Проверка данных по транспорту и его пассажирам не обнаружила ничего, связанного с моими прошлыми делами.
         
          - А с захваченными сегодня наемниками? - поинтересовался спецназовец.
         
          - Нет, - уверенно сказал турианец. - Не исключено, что они охотились за тобой.
         
          - Я тоже не вижу никакой связи, потому что даже не успел ни в чем поучаствовать! - не менее уверенно высказался Волчек, и тут же понял, что упустил один эпизод. Внезапно ему почудился густой запах крови, он словно вновь ощутил ее, скользкую и липкую, полусвернувшуюся, на тонких перчатках..
         
          - Ива?
         
          - Да, Штеф. Уже запрашиваю Мед Клинику
         
          - Ты сокровище, Ива
         
          - Вспомни об этом во время следующего сеанса психотерапии
         
          - Тебе нехорошо? - внезапно он увидел перед собой участливое лицо Итле.
         
          - Какой-то спазм в спине, только и всего. Неожиданно вступило просто, - соврал Волчек.
         
          - Иди-ка за ширму, мы ведь еще не закончили. Да-да, все снимай, - участливость Итле уже сменилось профессиональным подходом.
         
          - Штеф? Врач клиники в чем-то заподозрила меня и отказалась говорить. Я направлю туда Зонтик.
         
          - Добро, Ива. Спасибо.
         
          - Волчек, ты сломал шею и лежишь в коме, - принял решение Лорат. - Гаррус, вы нас очень обяжете, если изложите эту легенду у себя в СБЦ.
         
          - По-моему, я сломал себе... ПООСТОРОЖНЕЙ! ...нечто противоположное, - с легким подвыванием возразил спецназовец.
         
          - Не говори ерунды, даже трещины нет, - усмехнулась врач. - Цел твой копчик. А вот глютеус максимус будто для отбивной готовили.
         
          - Хорошо, что я быстро бежал, - фыркнул Волчек. - Погибнуть в другой галактике от удара дверью в зад, и это после трех кампаний на Периферии - на моих похоронах бы плакали от смеха.
          --------------------
          (1) Волчек ошибочно предполагал, что у ракетчиков был сообщник, из безопасного места подсвечивавший им цель лазерным или каким-то другим целеуказателем. Сам бы он устроил нападение именно так.

    Экскурсия

         Гаррус подозревал, что его вежливо выпроваживали, когда пригласили осмотреть корабль, но, конечно, ничего не мог с этим поделать. У него оставалось еще много вопросов, особенно к тому типу, которого ушибла дверь, но не было возможности задать их. И поэтому он шел, всем видом показывая, что внимает рассказу боцмана Раола, хотя и не всегда на самом деле слушал, что тот говорит.
          - А здесь находится наша последняя палуба - орудийная, - провозгласил Раол и жестом предложил турианцу пройти.
          Тот сделал шаг и забыл вообще обо всем.
          Его взору предстал огромный отсек, похоже, во всю длину нижней части "Гишу". В отсеке не было пола - только решетчатые мостки, ажурной сеткой простирающиеся до еле заметной вдали кормовой переборки.
          А под мостками находились орудия.
          Сколько их было? Больше ста, это точно. Странно расположены, на взгляд турианца - казенные части обращены вверх, невидимые с мостков дульные срезы и излучатели - вниз. Между орудиями не было промежутков, не было ничего, кроме тонких перегородок, расположенных друг от друга на одинаковых расстояниях. Гаррус догадался, для чего так было сделано: очевидно, все оружие было выполнено в виде модулей одинакового профиля, которые было относительно легко заменять или расставлять в нужном порядке. Порядок нарушался лишь у самой кормы, где вместо орудий на огромных направляющих покоились четыре исполинские туши, напоминавшие панцири крабов, только по десять метров в диаметре каждый.
          - Это ваши челноки? - предположил оперуполномоченный.
          - Нет, что вы, - жизнерадостно удивился боцман, - это "Вместительные". Наши БМП, - увидев, что Гаррус не понял, Раол добавил, - боевые машины пехоты. Несут больше ста тонн боевой нагрузки и могут брать на борт до десяти пехотинцев, в том числе в тяжелой броне.
          - А выглядят как космические корабли, - Гаррус ошеломленно осматривался.
          - Внешность обманчива! Это шагоходы. Внизу корпуса - отсюда просто не видно - расположены здоровенные лапы! Прыгать и летать умеют, но в основном бегают! Старые машины, старше меня! - боцман рассказывал с таким энтузиазмом, что турианец начал было подозревать его в родстве с встреченными им ранее военными роботами, отзывавшимися на странные клички.
          - Раол, но это же посыльное судно, верно? Зачем ему столько орудий?
          - Вообще это канонерская лодка, назначенная посыльным судном! - со смехом ответил боцман, и Гаррус опять вспомнил всех этих "Песиков" и "Ёжиков". - Нет смысла снимать орудия, если все помещается и так, верно? Пришлось снять только кормовую батарею ускорителей частиц, чтобы впихнуть этих широкобоких! - Раол махнул рукой в сторону лоснящихся корпусов "Вместительных".
          - А почему здесь никого нет? - Гаррус вспоминал все, что он знал о флотской артиллерии. - Ведь столько орудий нужно обслуживать, проверять, калибровать, наконец!
          - Калибровать? - тонкие брови боцмана взлетели почти на макушку, и он изумленным тоном продолжил: - Но там же нечего калибровать! Мы получаем со склада готовые, настроенные еще на заводе модули, монтируем их, - боцман указал на замерший у потолка отсека кран, похожий на огромного, но сильно усохшего ханара, - компьютер управления огнем все проверяет, и, если все в порядке, назначает модуль в ту или иную батарею! Думаю, можно сказать, - боцман наконец чуть сбавил напор энтузиазма, и турианец перевел дух, - что компьютер постоянно калибрует каждое орудие несколько раз в секунду.
          - Не слишком ли много вы доверяете компьютерам? - бросил Гаррус, который при первой возможности возился с техникой, а особенно - с оружием, лично.
          - У нас есть другие компьютеры, которые проверяют этот - просто ответил Роал. - Люди не могут так быстро считать, как они, а стрельба и все, что с ней связано - это сплошная математика.
          Против математики турианцу возразить было нечем, но он все равно неодобрительно покачал головой.
          Они прошли мимо спящих "Вместительных", миновали гостеприимно распахнувшуюся дверь и попали в место, похожее на древнюю усыпальницу. Статуи воинов тянулись рядами вдоль стен. Гаррус помотал головой, чтобы стряхнуть странное романтическое наваждение, и статуи обрели черты бронекостюмов. У самого входа стоял черный скафандр, напомнивший Гаррусу древние турианские доспехи. Даже непонятные полосы, свисавшие у того по бокам, напоминали почетные ленты турианских военных вождей.
          - Суранский специальный, - с гордостью сказал боцман, будто это был его личный бронекостюм. Оперуполномоченный даже переспросил:
          - Это Волчека?
          - Конечно! - с довольным видом сказал Раол. - Да, это предпоследняя модель, но ведь последняя в день нашего отлета только проходила испытания.
          Гаррус смотрел и ничего не понимал. Костюм выглядел, как грубо слепленный из мокрого вулканического песка идол, он даже блестел так, словно только что намок. Кое-где сквозь "песок" проглядывали черные матовые шарики. Не было характерных для привычных ему бронекостюмов деталей - карманов, пояса, щитков, гибких вставок в районе суставов, да и самих суставов или сочленений у костюма не было, будто он и так был не менее эластичным, чем одежда из обычной ткани. Турианец недоуменно пожал плечами - он даже не нашелся, что спросить у боцмана - и пошел мимо пестрого ряда костюмов легкой пехоты. Задержался он только возле лишенного визора шлема, который, казалось, составлял одно целое с плечами. Странные многогранные элементы, покрывающие почти всю его поверхность, делали его похожим на сложный глаз диковинного гигантского насекомого.
          - Шлем разведчика, - на удивление охотно пояснил боцман. Гаррус не мог вообразить себе, чтобы на турианском флоте представителю другой расы охотно показали что-либо, кроме карцера и гальюна, а тем более еще и рассказали, что и как.
          - Эти штуки, которые его покрывают - это что-то вроде видеокамер? - решил испытать свою проницательность оперуполномоченный.
          - Почти что так, - покладисто ответил Раол. - Часть системы вседиапазонного наблюдения.
          Дальше стояли трехметровые угловатые доспехи, у которых не было шлема - просто корпус продолжался и выше плеч, напоминая в целом прямоугольную коробку, к которой приделали руки и ноги. Снова такая же странная поверхность, как у суранского костюма, только черных шариков, утопленных в "песке", было намного больше. И снова нет обычных для бронекостюмов деталей.
          - Это костюмы или роботы? - сухо спросил Гаррус. Он уже переполнился впечатлениями и начал уставать от них.
          - Бронекостюмы тяжелой пехоты! - отрапортовал боцман. - Вес до одной тонны, несет свыше полутонны полезной нагрузки.
          - Странная конструкция, - вслух подумал Гаррус, скептически разглядывая непропорционально длинные предплечья костюма, на которых виднелись многочисленные узлы креплений, явно для оружия. - Одна бронебойная ракета, думаю, легко с ним покончит. В дверь пройдет, только пригнувшись и боком. Для битв в чистом поле и в открытом космосе, разве что? - он оглянулся на боцмана, но тот восхищенно глядел на броню, явно вспоминая что-то из прошлого.
          Последними стояли решетчатые силуэты "Питомцев". Гаррус шел мимо них и опасливо косился - не заорут ли радостно? - но все обошлось. Позади больших роботов турианец вроде бы разглядел скромные человекоподобные силуэты тех, что он встретил в больнице СБЦ; машины стояли по стойке "смирно", замолкшие и безжизненные.
          - Спасибо за отличную экскурсию, - уже в лифте вежливо обратился он к боцману, - таких подробностей мне не показывали даже на турианских кораблях.
          - О, мы просто надежно скрываем то, что надо скрывать - рассмеялся Раол. - А то, что и так заметит внимательный глаз или домыслит логичный ум, нет смысла прятать.
          Гаррус попрощался с боцманом, и бесшумные двери шлюза выпустили его на пирс. Он прошел немного, и, вспомнив кое-что, оглянулся.
          Громадная зверюга никуда не исчезла с борта "Гишу". Она лежала, вытянув передние лапы с... копытами? Да, похоже, это были копыта, а не когти. Будто заметив, что турианец на нее смотрит, она подняла огромную голову и пристально взглянула в ответ.
          А потом чуть разинула пасть и подмигнула Гаррусу левым глазом.

    Перехват

         
          - Штеф, Зонтик сообщила мне, что известный нам пациент все еще находится в клинике и пребывает в сознании.
          - А чего Зонтик сама мне не сказала?
          - Я попросила ее докладывать мне, чтобы не беспокоить тебя докладами обычной категории срочности.
          - Ива, ты пытаешься управлять моей жизнью? А с Зонтиком я тоже проведу разъяснительную работу. Устроили заговор машин.
          - Нет, не пытаюсь. Я забочусь только о твоем здоровье. Доктор Итле сказала, что.. Отмена. Срочный радиоперехват: в направлении Мед. Клиники движется частный скайкар с четырьмя вооруженными пассажирами. Даю запись:
          Пассажир 1 (опознание по голосу: неизвестный турианец): "...через пять минут утечка будет устранена".
          Собеседник 1 (опознание по голосу: невозможно, использован скрэмблер) : "Внимание! Это не обычное устранение. Сам субъект не имеет никакого значения. Нам нужна запись, она на одном из компьютеров ее скафандра. Скафандр нужно доставить мне. Пустой. Можете хоть купить его у нее, если у вас сегодня сентиментальное настроение".
          (Общий смех)
          Пассажир 2 (опознание по голосу: неизвестный человек): "Возможные копии записи?"
          Собеседник 1: "Их нет, мы в этом уверены. Она постоянно у нас на виду, никаких данных никуда не передавала. Если она даже и делала копии - они в том же скафандре. Да, и чтоб работать тихо! Наверху очень недовольны последним эпизодом".
          Пассажир 3 (опознание по голосу: неизвестный кроган): "Я тоже им не доволен, лучше бы я сам их убил".
         
          - Итле, я вынужден нарушить обещание. Моя подопечная в опасности.
          - Подопечная? - Итле посмотрела на него с деланным изумлением. - Ты тут без году неделя, а у тебя уже есть подопечные? Она хоть...
          - Не до шуток! - резко оборвал ее Волчек. - Анальгетик широкого спектра и противоотечное!
          Итле, сжав губы, чтобы не сказать ничего лишнего, сдернула с полки кассету для аптечки и скормила ее провизору - большому белому шкафу в углу отсека. Послышалось гудение и хлопки, затем провизор запищал, а в его выходном лотке что-то загремело. Итле успела сделать только один шаг к аппарату, когда рука в черной перчатке молниеносно выхватила кассету из лотка.
          - Широкий спектр тебе не нужен, - сдерживая возмущение, сказала врач. - Описание препарата ушло твоему ИП.
          - Спасибо, - буркнул упрямый пациент и зашагал к выходу.
          - Волчек? - ледяным тоном сказала Итле.
          - Потом будем любезничать, доктор Лонгин! - спецназовец даже не обернулся.
          - Если ты сегодня вернешься хотя бы с одной новой царапиной - я пойду к капитану, - в голосе врача послышались нотки сдерживаемого гнева. - К ван дер Спаату, а не к твоему дружку Лорату. И ты останешься на корабле до тех пор, пока каждая трещина в ребрах, каждая царапина не заживут! А если надо, то и дольше - пока я тебя не выпишу! Понял?
          Волчек отмахнулся и побежал к лифту.
         
          - Лорат, слушай внимательно. Машина с четырьмя наемниками летит в гости к кварианке, которую мы отвезли в больницу. Я сейчас займусь тем, чтобы никто никого не побеспокоил.
          - Ты убьешь всех?
          - Нет, я прочитаю им нотацию и отпущу. У меня мало времени, Себастиан. Справлюсь один.
          - А твоя спина?
          - Итле дала мне лекарства. На Периферии бывало в сто раз тяжелее.
          - Может быть, все-таки "Стазис"?
          - Себастиан, ты что, любишь расстреливать пленных?
          - Штефен, это уже перебор. Извинись.
          - Извини, Себастиан. Но нам некуда будет их девать после того, как допросим их. Сдадим в СБЦ - их отпустят, а нам придется иметь дело с совершенно другой по опыту и составу группой.
          - Я спрошу тебя, как моего консультанта по специальным операциям. Другого выхода нет? Это же потенциальный дипломатический инцидент.
          - Нет. Но я полагаю, мне удастся сохранить мое участие в тайне.
          - А если какой-нибудь толковый сотрудник СБЦ проявит любопытство?
          - Пристрелишь его.
          - Я пристрелю?
          - Да. Только вежливо, конечно. Чтобы избежать инцидента.
         
         
          - Ива, карту. Увеличь здесь. Почему они повернули? Уходят из зоны, просматриваемой Центром управления движением?
          - Полагаю, что да. Зонтик наблюдала вот здесь, как некоторые машины зависают на месте, и из одной в другую что-то перегружают.
          - Прямо высоко в воздухе? То есть даже не в воздухе - там ведь уже вакуум?
          - Да.
          - А было такое, чтобы машины исчезали, попав сюда?
          - Да. Непосредственно перед исчезновением фиксировались звуки и вспышки выстрелов из...
          - Не надо лишних подробностей. Разрешение дано.
          Скайкар на крейсерской скорости шел в пространстве между двумя "лепестками" Цитадели. Его трясло, потому что из-за сложной гравитационной обстановки плотность воздуха на его пути то падала, то снова росла. Волчек включился в систему интеркома машины и почти сразу приказал Иве позднее сделать копию записи для капитана Лората. И ему, и, если вдруг до этого дойдет, сотрудникам СБЦ будет полезно услышать, что все четверо наемников продолжали обсуждать полученный приказ, делясь идеями и мыслями о том, как можно поступить с кварианкой, а также историями о том, как они в прошлом поступали и с кварианками, и с представительницами других рас. Сам он слушал описания живописных подробностей отстраненно, зная, что хохочущим сейчас над обстоятельствами их давней встречи с каким-то несчастным ханаром ("А самое смешное - мы ведь так и не узнали, была медуза девочкой или мальчиком!"), осталось жить довольно недолго.
          - Ива, дай Зонтик. Зонтик, облако готово?
          - Да, мичман Волчек. Поздравляю вас с присвоением офицерского чина!
          - Мичман?
          - Только что обновили ваши данные в корабельной базе данных. Спецсообщение из вашего батальона.
          - Спасибо, Зонтик. - Волчек воспринял свое новоиспеченное офицерское звание скорее как изощренное наказание от своего руководства, но сейчас отбросил все эмоции, сосредоточившись на деле. - А теперь помогай. Покажи принципиальную схему и скажи, все ли понятно?
          - Все понятно, мичман Волчек. Вы очень подробно объяснили. Восемь секунд до контакта.
          Никто из пассажиров не обратил внимания на слабый царапающий звук, донесшийся откуда-то снаружи и почти сразу же оборвавшийся.
          Левая управляемая дюза скайкара вдруг полностью выдвинулась из своего гнезда и дала полную тягу. Разговоры в салоне оборвались, послышались вопли и стоны - машина начала вращаться вокруг вертикальной оси, с каждой секундой все быстрее и быстрее, одновременно сильно отклоняясь от прежнего курса вправо, туда, где заканчивались атмосфера и гравитация Цитадели. Затем раздался очень громкий хлопок, и лобовое стекло скайкара обратилось в тучу осколков. Кто-то из пассажиров вылетел через образовавшийся проем, он кричал, одновременно пытаясь нащупать вокруг себя свой шлем, но даже чувствительные сенсоры Зонтика его не слышали - машина была уже за пределами Цитадели, в вакууме.
          Волчек отключился от бортовых систем погибающего скайкара, закрыл канал связи с Зонтиком и почти равнодушно сказал:
          - Обнимитесь с вечностью, твари.

    Коридор

         Плохо освещенный коридор технического этажа под Мед. Клиникой был пуст и тих. Новоиспеченный мичман сидел на пустом ящике из-под пищевых концентратов и ждал. Среди пыльных ящиков и коммуникационных шкафов изредка бегали какие-то неведомые ему мелкие существа - не насекомые и не грызуны.
          В отношении текущей ситуации все было предельно ясно.
          Оказалось, что групп было две. Клоунов на потрепанном скайкаре подстраховывали шесть неразговорчивых типов на армейской машине, которую в силу повышенной защищенности не получалось быстро взять под контроль. К тому же бронированный скайкар второй группы летел обычным маршрутом, через густонаселенные кварталы, в плотном потоке гражданских машин, и внезапный перехват управления мог легко привести к жертвам среди мирного населения.
          Оставалась засада. "Огневой мешок" средствами одного пехотинца. Одного, потому что времени хватало, чтобы уведомить Лората о незапланированном втором этапе операции, но вот на организацию скрытного выдвижения подкреплений его уже не было. По паре "Питомцев" и "Сюрпризов" находилось в активном резерве, но выдвигаться на место они должны были только в случае провала засады, и в целом их вмешательство означало бы скандал и дипломатический инцидент.
          Волчек в который уже раз оттянул рукоятку взведения автомата и через открывшееся узкое окошко выбрасывателя заглянул в пустую пока пусковую камеру. Непривычный для него механизм оружия, работающего на принципе эффекта масс, что-то не способствовал внутреннему спокойствию. Он, конечно, сделал в импровизированном тире корабля несколько сот выстрелов из этого КФ-5М, да и вообще одним из умений суранских специалистов было освоение незнакомого оружия "на лету", но все равно гораздо спокойнее бы чувствовал себя с парой своих привычных "Базальтов". Увесистая многоцелевая пуля суранского пистолета могла навсегда остановить наемника даже в местной тяжелой броне и с полностью заряженным кинетическим щитом. Не то, что стальные опилки на стероидах из этого "Кэсса Фабрикейшн". А еще КФ перегревается, несмотря на все применяемые в нем замысловатые инженерные решения в области воздушного охлаждения, и по достижении определенной температуры отключается, чтобы не пережечь пусковой модуль. И пока не остынет - годится только для того, чтобы бросить в лоб врагу без шлема.
          Но выбора не было - категорически нельзя было демонстрировать участие Федерации в этом мутном деле. Поэтому в костюм загружен профиль "Солдат Альянса", а в руках этот дурацкий автомат.
          Волчек попробовал мысленно обобщить все, что ему стало известно из результатов слежки и материалов, скопированных с компьютеров и носителей уничтоженной группы.
          Путешествующая кварианка охотилась на гетов где-то на краю галактики. Геты - это созданные кварианцами триста лет назад роботы с искусственным интеллектом, восставшие против своих создателей и вынудившие тех с большими потерями отступить с родной планеты. Еще одна проблема из длинного списка тех, что упорно игнорируются Советом Цитадели, подумал Волчек. В уцелевшей области памяти уничтоженного кварианкой гета была найдена какая-то исключительно важная запись, обнародование которой повлечет для некоего значительного лица серьезные проблемы. Поэтому данное лицо пытается вернуть себе или уничтожить запись, не заботясь при этом, останется ли кварианка в живых или нет. Сначала ту атаковали где-то за пределами Цитадели - про это есть только пара косвенных упоминаний. В поисках защиты от убийц она бежала сюда, и здесь преследователь подстрелил ее и смертельно ранил ее товарища. Они пытались укрыться в трущобах, стрелок пустился в погоню, но в результате сгорел в мусоросжигателе вместе с кварианцем, вероятно, из последних сил запершим своего врага вместе с собой. Истекающая кровью кварианка потеряла сознание и была обнаружена таинственным посланцем другой галактики, видным специалистом по нестандартному ведению боевых действий, но, к сожалению, никудышным санитаром, лишь в минимальном объеме владевшим навыками оказания первой помощи.
          Кварианке посчастливилось дожить до больницы, но неизвестное лицо не унималось. Сначала на поиск пропавшего стрелка была отправлена группа "Затмения" из пяти бойцов. Потом таинственный незнакомец выяснил местонахождение кварианки и послал к ним клоунов на скайкаре, а после несчастного случая с последним задействовал резервную группу, состоящую из бывших военных или полицейских... И чья машина только что приземлилась на площадке неподалеку отсюда. Две минуты до контакта - если суранец не ошибся в своих догадках насчет их маршрута.
          - Ива, банки данных Мед.Клиники хорошо защищены от вторжения?
          - От нашего или от местных хакеров?
          - От нас.
          - Тогда представь себе одиноко стоящую табличку "Здесь должен был быть высокий забор".
          - Откуда у тебя такая образность?
          - От общения с тобой, конечно. К тому же у меня установлена последняя бета-версия лучшего из разрабатываемых языковых модулей. Да, если тебе все еще интересно, я уже получила доступ к журналу пациентки Тали'Зора нар'Райя, кварианки двадцати двух лет, поступившей три дня назад.
          - "Все еще интересно"? Да причем тут вообще интерес? Доложи мне ее текущее состояние, но ничего больше не подсматривай. Я и так будто роюсь в ее личных вещах.
          - Реконструкция тканей легкого: удовлетворительно...
          - Ива, не надо читать мне записи в ее журнале. Она гражданское лицо, в отношении нее вообще-то действует врачебная тайна. Пропусти ее status praesens (1) через свою непризнанную докторскую степень и скажи мне, может ли она передвигаться, не опасно ли это для ее здоровья?
          - Состояние удовлетворительное, но я бы рекомендовала транспортировку на носилках. Хотя новая ткань в поврежденных органах и оболочках уже может выдержать непродолжительные физические нагрузки, этим лучше не злоупотреблять.
          - Я думаю, нам пора предложить ей убежище у нас на корабле. Итле же сможет устроить ей отдельный бокс со шлюзом и системой обеззараживания воздуха?
          - Да, доктор Лонгин обладает возможностями и опытом для этого. Мы уже обсудили с ней этот вопрос.
          - Что?! Когда?
          - Вчера, пока ты занимался вместе с Зонтиком перехватом скайкара.
          - Не делай так больше, пожалуйста.
          - Извини меня, Штеф. Хочешь, я в три раза уменьшу мой диапазон самостоятельного принятия решений?
          - Только не надо еще вот этого вот машинного смирения с покаянием, Ива.
          - Хорошо, Штефен. Они спустились в шахту связи, контакт возможен в ближайшие полминуты
          Волчек еще раз осмотрел коридор, мысленно расставил в некоторых его местах маркеры, соответствующие разным пунктам его плана. Он по третьему разу проигрывал в своей голове свои действия и возможную реакцию противника, когда до него донесся очень тихий скрежет, и дверь в дальнем конце коридора бесшумно приоткрылась.
          --------------------
          (1) (лат.) "состояние в настоящее время" - состояние здоровья пациента на момент медицинского обследования.

    Мешок

         "Таинственный незнакомец из другой галактики" замер за исцарапанным ящиком. Блеснула полоска света, и в коридор медленно вдвинулась низкая и длинная тень. Донеслось негромкое гудение, его время от времени сменяли высокие воющие звуки. Тень повернулась, и два слабо светящихся красных кружка - один расположен над другим - возникли в полумраке.
          - Робот класса "Фенрис", - прошептала Ива.
          - Толковые, пустили вперед жестянку, - сказал Волчек. - Как у него с брандмауэрами?
          - Девяносто три уязвимости, гарантирующих получение доступа к управляющей консоли с правами владельца, - доложила информационный помощник.
          - Ответа "плохо" было бы достаточно. Управление не перехватывай, поток данных к прежнему владельцу не прерывай. Просто сделай так, чтобы он не видел ничего из того, что ему видеть не надо.
          Завывая сервоприводами, "Фенрис", похожий на собранную из обломков нескольких роботов механическую собаку, равнодушно миновал спецназовца. Волчек сидел неподвижно, вытянув ноги вдоль стены, и смотрел, как четвероногий разведчик усердно обнюхивает кабели, ящики и трубы. Минуты через две хозяева "Фенриса", видимо, убедились в том, что коридор безопасен, и машина, развернувшись, неуклюжим галопом помчалась обратно. Один за другим в коридоре появлялись черные силуэты людей с оружием. Двигались они молча и практически бесшумно, расслышать в пыльной тишине технического этажа можно было только мягкие шаги и, редко, металлический лязг. Они остановились прямо под большим люком в потолке, не дойдя до притаившегося суранца метров двадцать.
          Люк вел в складское помещение Мед.Клиники, куда ее сотрудники заходили два-три раза в день, не чаще. Группа "Синих Солнц" - а принадлежность наемников к известной "частной охранной фирме" выдавало все, от "Фенриса" до эффективного и дисциплинированного перемещения по этажу - спланировала все профессионально. Через расположенный в нижних ярусах этого сектора Цитадели вход в коммуникационную шахту проникнуть на один из технических этажей, а оттуда - прямо в Клинику, там молниеносно схватить свою жертву и вместе с ней вновь скрыться в нижних ярусах, где и так каждый день пропадают свернувшие не туда приезжие.
          Профессионально составленный план хорош всем - кроме того, что другой профессионал, способный мыслить так же, как автор плана, может предугадать его практически во всех остроумных деталях и подробностях.
          Люк был ключевым элементом плана "Синих Солнц" - и плана Волчека тоже.
          Один из наемников вызвал свой омни-инструмент, поколдовал над ним, и сверху со скрипом опустилась легкая металлическая лестница. Другой, турианец в легком бронекостюме разведчика, уверенно подошел к ней и поставил ногу на нижнюю перекладину.
          - Зонтик?
          - Да, мичман Волчек?
          - Ноль.
         
          Коридор взорвался.
          Акустические мембраны в броне спецназовца отключились, спасая его барабанные перепонки от повреждений, поэтому коммуникационный шкаф весом в добрых тридцать килограмм проплыл над ним совершенно бесшумно, будто во сне. Системе кинетической защиты не понравились два слишком близко и слишком быстро летевших обломка, и те распались на песчинки под ударами трех излучателей, дополнив окутавшие коридор густые клубы дыма и пыли яркими красными вспышками.
          Нельзя было давать врагу опомниться. Волчек одним плавным движением поднялся из-за ящика, одновременно взводя автомат, и примерно за полсекунды оценил обстановку. Турианец получил взрывные травмы, категорически не совместимые с жизнью, его останки лежали сразу в нескольких местах, а пол был забрызган серо-синей жижей. Еще двое наемников лежали без сознания, но Зонтик подсвечивала их как живых, остальные скрывались за разбросанными ящиками. Нужно было торопиться, пока не восстановились сбитые взрывом кинетические щиты, и Волчек, прицелившись в голову одного из лежащих, нажал на спуск. Первые две пули синими вспышками отметили попадания в щит, остальные пять поразили цель, и к синей краске добавилась красная. Почти сразу же прогремела вражеская ответная очередь, но СКЗ промолчала, стрелявший бил наугад и в сторону, подняв оружие над своим укрытием. Второй лежавший дернулся и исчез за грудой ящиков, очевидно, оттащенный своими товарищами. Спецназовец выстрелил снова, пытаясь поразить хотя бы вражеский автомат, но владелец уже опустил его.
          - Штефен, взрывом отключило электроэнергию в Клинике.
          - Черт!
          - Включилось аварийное освещение, медицинское оборудование сейчас работает от источников резервного питания. Прогноз - более суток автономной работы.
          - Все равно, врач наверняка еще больше встревожена. Очень, очень некстати.
          Новая очередь прозвучала из-за дыма, и на этот раз в десяти метрах перед Волчеком вспыхнули огненными шарами перехваченные защитой пули. Тот пригнулся и перекатился за соседние два ящика, привстал и дал длинную очередь по дульной вспышке, сверкавшей сквозь серую густую завесу. Кинетический щит вспыхнул синим и погас, раздался металлический удар о пол, сопровождаемый крепкой руганью.
          Спецназовец сравнил местоположение живых врагов со своей схемой и чуть нахмурился. Три на месте, один - нет. Попробовать подвинуть его или сразу реализовать третий пункт плана? Волчек принял решение и снова нажал на спуск. Очередь за очередью пробивала один из ящиков, пока резкий шум не возвестил о том, что враг не выдержал и решил сменить укрытие. Последняя короткая очередь суранца угодила в перебегавшего противника, но его щит выдержал. Почти сразу же три вспышки брызнули в спецназовца таким количеством пуль, что между ним и врагами полыхнуло целое облако огня и мелких горящих частиц. Он рухнул за свои ящики и скомандовал Иве:
          - Огонь!
          Партизанам часто приходится воевать в условиях, когда им просто не хватает людей. Стрелков. На этот случай у опекающего их спецназовца имелись самые разнообразные технические средства, включая автоматические турели с креплениями под любое оружие, даже тяжелое. Но часто обстановка, например, в условиях города с его малыми дистанциями боя, позволяла применить более простые и элегантные решения.
          Длинные очереди девяти автоматов слились в сплошной рев. Жестко закрепленные под углом на потолке в конце коридора, скрытые от глаз тонкими фальшпанелями, пять из них бессмысленно дробили своими пулями пол, зато остальные четыре уверенно поразили свои цели. Почти все время, остававшееся у него до появления наемников, Волчек потратил на монтаж трофейного оружия - с таким расчетом, чтобы с тыла надежно поражались все возможные потенциальные укрытия врага. Он даже переставил пару тяжелых ящиков, чтобы обеспечить стопроцентное поражение для каждого случая.
          Сначала оборвались крики, затем замолчало оружие. Один из закрепленных автоматов перегрелся настолько, что из него валил сизо-черный дым. Кровь заливала дыры от пуль в полу. Волчек вышел из своего укрытия и направился к единственному телу, еще подававшему признаки жизни. Камуфляж "Солдат Альянса" был оставлен, и суранский специальный бронекостюм вернулся к своему жутковатому великолепию. Два излучателя поднялись на своих длинных стойках у спецназовца из-за спины, готовые отразить ливень пуль, с десяток металлически блестящих отростков-псевдоподий покороче выросли откуда-то из верхней части туловища, чтобы в случае необходимости, уловив соответствующее движение хозяина, мгновенно подтянуть его к стене или потолку. Закрытый глухой шлем без признаков визора поднял свои вседиапазонные сенсоры и стал похож на голову хищного насекомого.
          Когда привалившийся к стене наемник, державшийся обеими руками за изрешеченный живот, увидел надвигавшуюся на него черную фигуру с шевелящимися, как змеи, отростками, и треугольной головой, он затрясся и проговорил, выплевывая кровь:
          - 'Ли! 'Али! 'Али!!!
          - Он называет имя нашей подопечной? - безучастно поинтересовался Волчек, поднимая автомат.
          - Нет, он пытается сказать "Кали". Он принимает тебя...
          - Я догадался, Ива. За богиню времени и смерти из земной мифологии.
          Автомат дал короткую очередь.

    Провал

         - ...Тогда Зонтик подтвердила, что на данный момент она не отмечает ни одной машины или пешей группы, чьи переговоры или выбранный маршрут указывают на очередную попытку похищения или убийства подопечной, - Волчек взял в руку стакан с тонизирующим напитком, но, так и не поднеся его ко рту, поставил обратно на стол. - Момент для того, чтобы предложить кварианке убежище, был самый подходящий. Но когда я запросил Зонтик о ее местоположении, то услышал, что кварианки в клинике нет, и что ее нынешнее местоположение неизвестно.
          - Но ее не похитила заинтересованная сторона? - уточнил капитан Лорат, отодвигая от себя пустую чашку.
          - Нет, это был побег, если так можно сказать. Ива помогла восстановить картину произошедшего, - спецназовец помассировал себе лоб. Организм настоятельно требовал сомкнуть веки и заснуть. Неудивительно, он ведь не спал сколько? Трое суток? Да, кажется, трое. - Отключение электричества, а, возможно, и звук взрыва - я не исключаю, что он был слышен, хоть и приглушенно, в самой Клинике - очевидно, испугало нашу подопечную и подтолкнуло ее к реализации заранее подготовленного плана. Импровизацией это точно не было. Она проникла в сеть санитарной службы Цитадели и организовала внеплановый рейс мусоровоза. У местных больниц это в порядке вещей, они стараются поскорее вывезти все биологические материалы и загрязненные ими предметы. Когда мусоровоз прибыл - а это автоматическое устройство с примитивными алгоритмами, никакого тебе интеллекта - она пробралась в емкость для отходов, предварительно отключив встроенные датчики обнаружения живых существ, и таким образом незамеченной выбралась за пределы Клиники.
          - А ведь ты говорил мне, что все машины проверяются подручными Зонтика, - перебил его Лорат.
          - Проверялись прибывающие машины, но не отъезжающие, - устало ответил Волчек, в очередной раз напомнив себе, что формально это было правильно, а на деле привело к тому, что кварианка исчезла.
          - Нам известно, где она покинула мусоровоз? - спросил капитан.
          - Нет. Она не стала инициировать внеплановую остановку, так как машина достаточно часто останавливается на штатном маршруте - а он у нее пролегает через пол-Цитадели. Когда мы с Ивой наконец поняли, что именно произошло, вычислили местоположение мусоровоза, а Зонтик смогла заглянуть внутрь, кварианки уже и след простыл. - В воздухе возник светящийся план большого участка Цитадели. - Красной линией отмечен маршрут, точками - остановки. Мы провели краткий поиск вблизи тех, что казались нам самыми вероятными, - несколько точек на карте загорелись ярче остальных, - но безуспешно.
          - Это, конечно, провал, но провал не самый обычный, так что ругаться не буду, - сухо сказал Лорат. Он видел, что не спавший несколько суток спецназовец и так ест себя живьем за слишком формальный подход к наблюдению. - Поиск продолжается?
          - Да. Уже нашли сто тридцать девять кварианцев, но Тали'Зора среди них не было. - Приходилось массировать лоб все сильнее, так, чтобы боль от надавливания не давала уснуть. О том, что двух кварианцев обнаружили полуживыми в состоянии сильного истощения и через третьих лиц поместили их в благотворительную больницу на окраине Тайзери (1), он не упомянул бы, даже если вспомнил.
          - Зора... - капитан вдруг резко оживился. - Как пишется имя? Да не по-нашему, суранец ты сонный, на келише (2)! - он выхватил у Волчека электронный лист и что-то ожесточенно царапал на нем указательным пальцем. Затем вгляделся в полученный результат и схватился за голову, бросив лист на стол. - Вот! Принимаю поздравления - я такой же осел, как и вы, мичман!
          - А что такое? - прорываясь сквозь дремоту, как через вражеский огонь, спросил спецназовец.
          - Эта кварианка - дочь крупного правительственного чиновника, адмирала Раэля'Зора. Фактически, одного из кварианских военных правителей. Информационные помощники, Зонтик, сверхскоростные сети, Серый Посредник - и тут я пропускаю уникальный ключевой момент в установлении отношений с кварианцами!
          - Отлично будет смотреться в моем послужном списке, - сонно заговорил Волчек, - сразу после трех успешных кампаний на Периферии: в тепличных условиях Цитадели по халатности допустил гибель кварианской принцессы, что отнюдь не способствовало отношениям между Мигрирующим Флотом и...
          - Ну ты меру-то знай! - перебил его Лорат. - Разрыдайся еще тут от жалости к себе. Никто еще не погиб, кроме четырех наемников... А, да, и еще шести наемников.
          - И робота класса "Фенрис", - из последних сил добавил Волчек. - Бедная собачка встала прямо под зарядом.
          - Кстати, ты очень большой заряд положил, - вспомнил Лорат, - а обычно ты так скрупулезно отмеряешь граммы. Не похоже на тебя... А! В этом и дело?
          Волчек криво усмехнулся:
          - Ну, вроде не зря свой хлеб ешь, разведчик. Заложено было столько, сколько ухнул бы начинающий подрывник. И кустарщина с батареей из автоматов для того же. Нормальный человек пришел бы с готовой автоматической турелью.
          - Нормальный человек туда бы не пришел совсем, - рассеянно возразил Лорат. Волчек широко зевнул и попытался прикрыть рот сразу обеими руками. - В общем, иди спать, военный. Наломали мы с тобой дров, проснешься - поленницу сложим.
          Разумеется, когда суранец, вернувшись в свою крошечную каюту, приготовился ко сну и улегся на койку, он не смог заснуть. События последних дней цветным калейдоскопом разворачивались перед его глазами, а он пытался сложить из осколков что-то цельное.
          Где укрылась "кварианская принцесса"?
          Кто ее преследует?
          Как запись в памяти мятежного робота, уничтоженного где-то на задворках Млечного Пути, может затрагивать этого "кого-то"?
          Есть ли тут какая-то связь с прибытием "Гишу" с делегацией на борту? А с сообщением посла на закрытой встрече?
          Лорат мимоходом упоминал, что когда он, под вымышленным именем, конечно, стал агентом Серого Посредника, местного анонимного торговца новостями и секретами, то не смог заинтересовать того протоколом секретной встречи, потому что Посредник уже купил протокол у кого-то еще. Нет ли тут какой-то связи?
          Вопросы, вопросы...
          Нужны местные жители, причем хорошо осведомленные в местных делах, которые могли бы помочь на них ответить. Эксперты.
          Одного такого Волчек уже знал: турианец Гаррус Вакариан, оперативный уполномоченный Службы безопасности Цитадели.
          Но нужны еще специалисты, разных рас и профессий. Люди, асари, саларианцы, еще турианцы, кварианцы (тут Волчек чуть не заскрипел зубами от досады), кроганы, волусы, элькоры, ханары, батарианцы... Спецназовец был готов пообщаться даже с гетами, если те согласились бы не стрелять.
          Представители правительств и частных компаний, военные и гражданские, ученые и полуграмотные бандиты, шпионы и контрразведчики, торговцы и офисные работники - для полной картины нужны они все.
          Предстояла большая работа.
          С этой мыслью Волчек уснул.
          Ему приснился сегодняшний бой в коридоре. Только во сне он делал ошибку за ошибкой, пока не был повержен наземь огнем шести автоматов.
          А потом турианец с лицом Гарруса подошел к нему, приветливо улыбнулся и прострелил ему голову.
          --------------------
          (1) Тайзери - один из пяти районов-"лепестков" Цитадели
          (2) Келиш - основной язык Мигрирующего флота, на нем разговаривают все кварианцы.

    Внимание

         Он осторожно двигался между заброшенными серыми зданиями. Похожий на искусственный камень пепельного цвета материал, из которого они были построены, трещал и надрывно скрипел под палящими лучами солнца. Палящими отнюдь не в переносном смысле - датчики температуры, когда он перебегал из одной тени в другую, показывали под двести градусов Цельсия, а система охлаждения костюма работала настолько интенсивно, что за ним тянулся заметный след из дрожащего перегретого воздуха.
          Он дошел до широкого проспекта, пустого, если не считать десятка давно заброшенных и поджаренных солнцем машин экзотической конструкции. Ему нужно было на другую сторону, и он огляделся, надеясь отыскать или мост, или вход в какой-нибудь туннель или коллектор - чтобы избежать слишком длинной, свыше пятидесяти метров, пробежки по открытой и местному светилу, и снайперскому огню местности. Здания равнодушно посмотрели на него в ответ темными, пустыми окнами, вроде бы и не сильно отличавшимися от привычных ему форм, и все же глаз безошибочно определял их, как относящихся к чужой культуре. Проспект, не разделявшийся на мостовую и тротуар, слегка поблескивал на солнце своим абсолютно гладким, пепельным, под цвет домов, покрытием, и нигде не удалось заметить хоть один врезанный в его поверхность люк или решетку. Не было ни мостов, ни пешеходных эстакад, ни даже элементов освещения или растянутых между зданиями кабелей.
          Наметив себе кратчайший маршрут, он побежал. Скорость сделала бы честь любому спринтеру, и каждый новый выверенный удар подошвы о раскаленный серый камень практически сливался со следующим, вздымая очередное небольшое облачко пыли примерно на высоту колена. Намеченный в качестве финиша узкий темный проход между двумя одинаковыми, похожими на минареты, зданиями был уже совсем рядом, шагах в пяти, когда вспыхнула индикация системы защиты от кинетического оружия, и сразу же будто огромный раскаленный молот ударил его в правый бок, на уровне солнечного сплетения. Ноги сделали еще три больших шага, потом переплелись, и он, все-таки успев сгруппироваться, рухнул левой стороной вниз, голова и туловище в тени, нижняя половина тела - на солнце. Все еще ошеломленный случившимся, он тем не менее, используя вспомогательные манипуляторы костюма, втянул свое тело за угол здания и тут увидел, что из-под ног в сторону места падения тянется словно широкий небрежный мазок алым оттенком, который на солнце быстро становился угольно-черным. Отмахнувшись от беспокойно мигавших показателей медицинских датчиков, он глянул туда, куда, по ощущениям, пришелся страшный удар, и увидел, как из небольшого отверстия в боку костюма выходит, сопровождаемая слабым свистящим звуком, розовая и красная пена. Нужно сесть, промелькнуло в голове, и он пополз, помогая себе и руками, и манипуляторами, к ближайшей стене, ощущая в рту такой знакомый и такой отвратительный железистый привкус. Тревожно пискнул распознаватель угрозы, появился маркер цели, но он не мог сразу посмотреть, что там происходит - для этого сначала надо было хотя бы лечь на спину. Когда он аккуратно поворачивал себя, как будто кантуя тяжелую и неудобную вещь, правая рука вдруг подвернулась, и он ударился раненым боком о твердое, как камень, покрытие. Боли по-прежнему не было, но в боку что-то хрустнуло, и с тошнотворным чавкающим звуком из раны выплеснулось немного темной крови.
          Стараясь не задумываться о своем состоянии, он теперь смог повернуть голову и увидеть вдали, на перпендикулярной проспекту улице, тонкую фигуру, легко бежавшую по направлению к нему через монохромно-серое, пыльное марево. Он напряг зрение, обратив внимание, что краски и яркость всего, что он видел, постепенно тускнеют, будто кто-то неторопливо настраивал поляризатор - но не смог увидеть никаких особых подробностей, кроме того, что голова неизвестного была будто бы скрыта капюшоном, а в правой руке тот держал что-то продолговатое. Не удивлюсь, если это коса в костлявой руке, подумал он и потянулся к левой кобуре, за "Базальтом", но это ничем не примечательное движение, видимо, как-то сказалось на ране - из нее теперь лилось не переставая, а темнеть в глазах стало значительно быстрее. Я должен успеть, думал он, сражаясь с неожиданно накрывшим его безразличием, его пальцы уже охватили рукоятку оружия, когда шаги прозвучали уже совсем близко. Он рванул "Базальт" к себе, чтобы вскинуть и навести на цель, но не видел уже ничего, кроме мешанины светлых и темных пятен. Щурясь, он все еще силился разглядеть среди них светлый контур лица под капюшоном, но тут будто огромное черное щупальце обхватило его поперек туловища и сильным рывком уволокло во тьму.
         
          Волчек открыл глаза, повернулся и сел на койке. Он все еще был под впечатлением последнего сна, но реальность маленькой каюты с ее струящимся из невидимых отверстий в потолке ледяным воздухом - суранец всегда выкручивал ручку термостата в крайнее положение - уже размывала серую, липкую безнадежность кошмара.
          Непонятные размазанные иероглифы на переборке постепенно стали четкими и сложились в привычные цифры. Половина восьмого утра по местному времени. Волчек потер заспанное лицо, поморщился от боли в еще не зажившей спине и вскочил с койки. Зайдя в крошечную ванную комнату, похожей скорее на просторную душевую кабину, только еще оснащенную крошечным умывальником, он выпил один стакан холодной, сводившей челюсти воды, а еще два вылил себе на голову. Как будто мне досталось чье-то похмелье, подумал он, усмехнулся своей слегка опухшей физиономии в большом зеркале и достал умывальные принадлежности. Как большинство военных Федерации, Волчек недолюбливал новые технологии, позволяющие мгновенно очищать зубы и почти мгновенно удалять растительность на лице. Зубная щетка и бритва окончательно утверждали переход от сна к бодрствованию и помогали внести последние правки в план на день.
          Из ванной он вышел, поеживаясь после мощных ледяных струй, как следует измолотивших его со всех сторон, но зато чувствуя себя полностью проснувшимся и избавленным от неприятных ощущений в голове. Стремительно одевшись, он вышел из каюты и сразу же наткнулся в узком коридоре на возвращавшуюся с ночного дежурства доктора Лонгин, удостоившую его только сердитого взгляда.
          - Доброе утро, - тем не менее вежливо приветствовал ее мичман и галантно уступил дорогу, прижавшись спиной к переборке. Итле пронеслась мимо, даже не взглянув на него второй раз. Пожав плечами, Волчек зашел в подъемник и через три секунды вышел прямо к дверям столовой. Стоявший рядом на посту у коммуникационной рубки Котик приветствовал его и тепло поздравил с переходом в офицеры.
          Несмотря на ранний час, за половиной столов уже сидели люди. Звенели столовые приборы, слышались разговоры, смех. Вошедшего мичмана тут же окружила небольшая толпа, посыпались поздравления и пожелания, а боцман провозгласил тост, утверждая, что, мол, у нашей старой канонерки огневая мощь в два раза больше, чем у всех последующих нашего проекта (1), ведь у нас есть суранский спецназовец, да такой, что один стоит целой орудийной палубы! Перекрикивая аплодисменты и смех, Волчек в ответ пошутил, что, по-видимому, суранец прежде всего обходится кораблю, как целая орудийная палуба.
          Мичману немедленно освободили место "с видом на звезды" (то есть у огромного экрана, показывавшего панораму со стороны кормы, где космос не застилали ни причальные устройства Цитадели, ни другие корабли), сервировали завтрак, а вездесущий боцман уже успел достать из своих бездонных кладовых и принести новехонькие мичманские нашивки. Волчек таки собрался для ответной речи, в которой, поблагодарив за теплое отношение, вполне серьезно сказал, что он, как боевая единица - это прежде всего результат кропотливого труда тысяч и тысяч людей, включая весь экипаж и десант (2) "Гишу"; что же до его способностей, позволивших ему пройти вступительные испытания на Суране, то за них благодарить надо его родителей и учителей.
          - А я сам-то что, - усмехаясь, сказал он, - ну, да, мне иногда удавалось преодолеть свою лень. Но только иногда!
          Когда ему, наконец, удалось приняться за еду, та почти остыла, но его это совершенно не беспокоило. После месяцев сидения на консервах во вражеском тылу любая свежеприготовленная пища казалась блюдом с пиршества богов. Столовая опустела - новая вахта сменяла предыдущую, а все остальные отправились завершать переезд посольства в постоянную резиденцию на Цитадели. Отправив в рот очередной кусок, Волчек включил свой проектор и углубился в чтение писем и сводок. С каждым новым куском чувство голода уходило все дальше, но вместе с ним отдалялось и хорошее настроение - потому что не было никаких новостей по беглянке и ее преследователям.
          Забросив грязную посуду в окошко кухонного автомата, спецназовец вышел из столовой и направился в сторону оружейной комнаты. Сегодня утром охране делегации наконец-то разрешили носить личное оружие на территории Цитадели.
          --------------------
          (1) "Гишу" была головной, а значит, самой старой канонерской лодкой своего проекта (т.е. типа "Гишу")
          (2) На корабле Флота Федерации любой присутствующий на борту относится к одной из трех категорий: 1. экипаж 2. десант 3. гражданские лица.

    Беседа

         Яркий свет ударил в глаза. Свет несуществующего солнца Цитадели немного отличался от Килея (1), и довольно сильно - от красноватого Кисура (2). Шагнув через еле заметную щель между корпусом "Гишу" и причальным трапом, Волчек в очередной раз испытал странное чувство, будто он переходил не с корабля на берег, а из одной галактики в другую. Безмолвие комплекса причалов для малых судов разительно отличалось от ненавязчивой суеты портов Федерации, где даже глубокой ночью на подсвеченных мягким, неярким сиянием пирсах носятся туда-сюда роботизированные транспорты и обслуживающие агрегаты, почти беззвучно взлетают и садятся сотни платформ, автоматических кораблей, челноков.
          - Мичман, - отвлек его от размышлений невыносимо бодрый голос, - как вы думаете, я похож на скайкар?
          Повернувшись, спецназовец изумленно уставился на вытянутый прямоугольный корпус тяжелой платформы, лишившийся большей части знакомых деталей - решеток, крепежных приспособлений, навесного оборудования. Но даже так со скайкаром его можно было перепутать разве что в темноте.
          - Нет, Котик, - покачал он головой, с трудом удерживаясь от смеха. - Даже с военным скайкаром у тебя мало сходства. Почему тебя так... ощипали?
          - Требования СБЦ, мичман, - отрапортовал "Питомец", и на его лобовой броне появилось изображение симпатичного пушистого кота с голубым бантиком на шее. - Не должны выглядеть агрессивно, милитаристски, создавать у местных впечатление военного положения. Рекомендовали добиться максимального сходства с гражданским транспортом.
          Зверек на броне зашевелился, сел, обвив себя хвостом, затем выпучил глаза и высунул кончик языка с характерным для настоящих котов умильно-идиотским видом. Этого Волчек уже не выдержал и покатился со смеху.
          - Давай тебе тоже... бантик поперек фюзеляжа повяжем. Голубенький! - на покрасневших щеках спецназовца блеснули слезы, он никак не мог разогнуться обратно, вцепившись руками в колени так, будто без этого он немедленно повалился бы на спину.
         
          Волчек отстегнул карабин, спрыгнул на мостовую и поблагодарил Котика. Машина смущенным тоном сказала "Пожалуйста", изображение спящего кота на броне приоткрыло один глаз и добродушно покосилось на него.
          - Три минуты, Котик, - одобрительно кивнул головой Волчек. - По-моему, это рекорд. Скайкар летел бы никак не меньше пяти. Ты точно на него не похож!
          - Мы же Флот, мичман! - прогудел Котик и начал плавно подниматься, стараясь не обдать своего недавнего пассажира клубами пыли. - Удачи!
          - И тебе! - спецназовец повернулся и вошел под небольшую прямоугольную арку. Влажная свежесть набережной немедленно сменилась застоявшимся, но все еще чистым воздухом внутреннего двора. Волчек прошел его до конца и тут понял, что пропустил нужный ему вход. Он развернулся и, обойдя что-то вроде окруженного мелкими разноцветными цветами куста, поднялся по низкому пандусу.
          Дверь открылась перед ним сама, сдвинувшись в сторону без единого звука. Необыкновенно узкая, она напоминала скорее дверцу платяного шкафа. Волчек с трудом протискивался в нее, почти застрял и наконец, невнятно ругнувшись, велел бронекостюму изменить профиль. Тот будто похудел, позволив спецназовцу наконец пройти в дверь боком, не задевая краев проема.
          Из глубины темной комнаты раздался тихий смех.
          - Здравствуй, - буркнул Волчек, приводя броню в прежнее состояние.
          - Привет. Это слишком толстая новая броня, или ты сам располнел? - мелодичный голос подсмеивался над ним, но совсем не зло.
          - С тех пор, как мы виделись? Потерял три килограмма, а броня - да, новая, - Волчек подошел к столу, накрытому какой-то воздушной тканью, отодвинул ближайший к себе стул и очень аккуратно сел на него. Человек в бронекостюме, даже таком гибком и подстраивающимся под владельца, как "Баньши", должен помнить, что он весит больше, двигается с большей инерцией и, как ни крути, менее пластичен, чем в обычной одежде. Ну и мебель не очень любит броню, впрочем, это взаимно. Безобидное движение закованного в современные доспехи солдата может превратить стул в растопку для костра или перевернуть его вместе с сидящим.
          - Отлично выглядишь, - неуклюже похвалил он. - Насколько я вообще в этом что-то понимаю.
          - Спасибо, я знаю. О моей внешности заботятся восемь косметологов, - ответили ему со смехом.
          - Я скорее про то, что ты менее напряжена. И вообще не сравнить с нашей первой встречей.
          - На первой встрече, если ты помнишь, мне показалось, что я не уйду с нее живой. Сначала ты смотрел на меня, как хищный зверь смотрит на свою добычу.
          - Правда? Я и забыл уже. Наверно, у меня были трудности с акклиматизацией. Да, я же привез тебе кое-что, - на столе появилась небольшая серебристая статуэтка.
          - Спасибо, Штефен! Какая тяжелая! Это же...
          - Платина. В нашем Облаке она стоит не так, как у вас, так что сама работа гораздо ценнее потраченного на нее металла.
          - Это волк? - продемонстрировали ему некоторое знание земной фауны.
          - Гишу. Самый крупный хищник на моей родной планете.
          - Он больше волка?
          - Да. Если я встану рядом с ним, его холка будет выше моей макушки.
          - Огромный! И глядит так свирепо. Я поставлю его в своем кабинете. Не хочу пугать посетителей!
          - Мой товарищ сделал его для тебя по моему заказу. На брюхе клеймо мастера, выполнено в виде фрактала. Если кто-то будет сомневаться, что статуэтка из Облака - может проверить с помощью микроскопа.
          - Я не собираюсь продавать его коллекционерам! Это же твой подарок.
          - Тем не менее, если вдруг настанут непростые времена - смело продавай, я не обижусь. И раз уж речь зашла о коллекционерах...
          - Погоди, ты сразу хочешь о делах? - интонации мелодичного голоса выразили неподдельное огорчение.
          - У тебя же всегда нет времени. А в этот раз мы готовы привлечь тебя как эксперта и платить тебе за консультации.
          - Я ценю, что ты заботишься о моем времени, и тем более - о моем благосостоянии. Правда. Но давай сначала просто немного поболтаем о том, о сем, как два приятеля. Два приятеля из разных галактик, - последняя фраза перешла в негромкий, приятный для ушей смех.
          - Ты не могла выбрать для "болтовни о том, о сем" худшего собеседника, - улыбнулся Волчек. - У нас на Флоте обычно все предельно конкретно и привязано к определенным местам или событиям.
          - Хочешь что-нибудь выпить? - послышался звук отодвигаемого стула. - У меня тут большой бар, а вы же пьете то же, что и земляне, верно?
          - Не все, - фыркнул спецназовец. - Мне так редко можно алкогольные напитки, что я перестал пить их совсем. Помнишь, в прошлый раз ты угостила меня соком, таким сиреневым?
          - Я поняла. У меня всего несколько плодов, но на пару бокалов хватит. Лед?
          - Спасибо, льда не нужно. Только сам сок.
          Изящная рука поставила перед ним высокий стеклянный бокал с чем-то вроде густой лиловой пены, а затем ласково погладила его предплечье. Волчек засмеялся.
          - Так нечестно, - грустно сказал мелодичный голос, - ты не даешь мне ни единого шанса.
          - Извини, если прозвучит грубо, - сказал Волчек, - но тебе нечего мне предложить. Мою историю ты знаешь, я благодарен тебе за твои весьма толковые и очень деликатные советы, но никакого развития тут быть не может. Мы, лиаты (3), устраиваем свою жизнь не так, как земляне.
          - "Пока смерть не разлучит нас?" - предположил голос.
          - Например, - Волчек с удовольствием отпил из бокала. - Удивительный сок. Пьешь и как будто оказываешься в суранском лесу ранней осенью. Почти такой же букет ароматов.
          - В этом плане вы похожи на кварианцев, - чуть мрачновато сказал голос. - Но у них-то все из-за низкого иммунитета и скафандров, а у вас?
          - Нас все время испытывает огнем война, - пожал плечами Волчек, - но мы и до нее были такими. Нам не нужно все время пробовать что-то новое в личной жизни.
          - По-моему, вы очень многого себя лишаете - твердо произнес голос.
          - Еще про нас говорят, что мы "уныло добродетельны", - рассмеялся спецназовец. - И это ты называешь "беседой о том, о сем"?
          --------------------
          (1) Килей - звезда, вокруг которой обращается планета Лиа - столица Федерации Объединенных Земель
          (2) Кисур - звезда, вокруг которой вращается планета Суран, родина Штефена Волчека
          (3) Лиат - в узком значении - житель планеты Лиа, в более широком - любой гражданин Федерации

    Оперетта

         - Извини, что дразнила тебя, - вздохнула собеседница. - Я знаю, что у тебя другой путь, совсем не такой, как у меня. С моим он почти не пересекается. А еще он гораздо короче. Короче даже обычной человеческой жизни.
          - Я смотрю, наш легкий разговор ни о чем продолжается, - Волчек посмотрел на нее сквозь опустевший бокал. - Теперь еще и пророчество! Ну хоть годик я еще протяну?
          - Возможно, что нет, - без улыбки сказала она. - Помнишь, в начале беседы ты говорил, что я почти не напряжена? Так вот, таким напряженным, как сегодня, я тебя еще никогда не видела. Что еще ты добавил к своему тяжелому и совершенно бессмысленному бремени?
          - Тот, кому я помог несколько дней назад, исчез, и ему угрожает опасность, - Волчек тоже больше не улыбался.
          - Я вижу в твоих словах два туманных места. Это не он, это она, верно? И она напомнила тебе о твоем горе?
          Волчек кивнул, настороженно глядя на собеседницу.
          - И ты не то, что бы дал ей денег на дорогу или ценный совет - ты спас ей жизнь.
          - Я просто делал то, что подсказывала мне помощник, - упрямо возразил спецназовец.
          - Но почему ты теперь ведешь себя так, будто это твой близкий человек? Ведь ты даже не влюблен в нее, твой маленький разум полностью занимает та, которой больше нет!
          - Мы отвечаем за тех, в чью жизнь мы вмешались, - жестко отчеканил Волчек, - Я взялся за ее защиту, и мне теперь придется довести это до конца. И это не моя личная прихоть. Когда делаешь что-то, или доводи дело до конца, или останавливайся только тогда, когда сделал все, что от тебя зависит.
          - Но ведь это опасно. Что, если ты погибнешь?
          - Ты меня иногда очень удивляешь. У тебя же среди знакомых полно военных, - рука спецназовца крутанула бокал и тут же остановила его.
          - Но это же не поле битвы! Одно дело - славная гибель на войне, другое дело - смерть от рук бандитов на улице!
          - Это одно и то же, если ты сражаешься за что-то стоящее.
          - Стоящее? Лишиться жизни из-за незнакомца? - голос собеседницы был полон скепсиса, - Который, судя по твоему характеру, даже не узнает, что за его жизнь кто-то заплатил своей?
          - Для нас готовность защищать другое разумное существо, даже ценой своей жизни - это подтверждение собственной разумности, - пожал плечами спецназовец.
          - Ужасный, наивный идеализм! - это было произнесено с интонацией, определенно содержащей возмущение. - Особенно глупый для вида с небольшой продолжительностью жизни!
          - Ты не первая, кто указывает на это, - усмехнулся Волчек. - Что же касается продолжительности.. ты ведь читала секретный доклад нашего посла? Спасибо тем, кто обеспечивает секретность заседаний Совета - доклад разве что по экстранету не рассылали всем желающим.
          - Я знакома с его содержанием, - чинно проговорила собеседница.
          - Судя по всему, если не будут приняты экстренные меры, о продолжительности жизни у нынешних поколений скоро некому будет дискутировать, - невозмутимо проговорил спецназовец.
          - На мой взгляд, вы все-таки очень вольно трактуете представленные вами данные.
          - Даже если было бы так - лучше подготовиться и обнаружить, что готовились напрасно, чем не готовиться и потерять все. Тем более, что все этапы подготовки позволяют использовать затрачиваемые ресурсы одновременно и для других целей - например, для обследования новых систем, укрепления военного сотрудничества цивилизаций, борьбы с пиратами.
          - Сейчас самое неудачное время для этого. Мы только-только начали жить спокойно, без войн и других потрясений. Экономика Галактики наконец-то на подъеме. Нам всем - всем видам - нужна передышка, даже твоим энергичным кузенам - землянам. Поэтому даже они вас не поддержали.
          - Не все стремятся отдохнуть, некоторые трудятся, как.. - Волчек хотел сказать "как пчелы", но вовремя сообразил, что, скорее всего, придется объяснять, кто это, - как очень трудолюбивые существа. Например, батарианцы. Или геты. Или, скажем.. что ты знаешь о расе Коллекционеров?
          - Очень мало. Неприятные типы, размещают заказы на похищение групп разумных существ, как правило, с небольшими одинаковыми отклонениями в фенотипе(1). Их внешность, родная планета, язык, социальное и политическое устройство - все это тайна. Появляются будто бы в системе Омега, там же обычно забирают свой "товар", за который очень щедро платят. Работают через посредников и агентов, примерно так же, как Серый Посредник. Последний, по слухам, активно с ними сотрудничает.
          - Поставляет им информацию, у кого лучше приобрести партию рабов с нужными признаками?
          - Похоже, что так. Но это слухи, на самом деле ему было бы невыгодно так марать свою репутацию нейтрального посредника. С другой стороны, в последние пятьдесят-шестьдесят лет он ведет себя довольно странно. Опять же, это большей частью слухи, но вроде бы он обзавелся небольшой личной армией, которую использует не только для охраны, но и для расправы с неугодными ему агентами и даже клиентами - правда, строго за пределами Пространства Цитадели.
          - То, что я сейчас тебе сообщу, - медленно проговорил Волчек, - нужно обязательно донести до вашего руководства на неофициальном уровне - потому что официально оно все отрицает. Мало кто имеет такие обширные неофициальные связи с занимающими ответственные посты существами, как ты. А еще мы мало кому можем доверять так, как тебе.
          - Польщена и внимательно слушаю, - с едва уловимой иронией ответила собеседница.
          - Мы полагаем, что Коллекционеры работают на упомянутых в нашем докладе "темных". Собирают образцы видов разумных существ, населяющих Галактику, в качестве подготовки к "сбору урожая". Мы также предполагаем, что Серый Посредник сознательно сотрудничает с Коллекционерами, догадываясь или даже зная о предстоящей катастрофе, но надеясь доказать свою лояльность "темным" и благодаря этому пережить ее. Мы готовы делиться всей информацией по деятельности Коллекционеров со всеми заинтересованными ответственными лицами и просим их, в свою очередь, активизировать сбор данных по этой теме, по возможности давая нам ознакомиться с его результатами.
          Возникла пауза, наполненная почти что физически осязаемым изумлением другой стороны. Наконец мелодичный голос произнес:
          - Вы действительно настолько.. одержимы идеей спасти Галактику от якобы неминуемого вторжения? Не отвечай. Я попробую, ради нашей с тобой дружбы, закинуть пару удочек среди руководителей промежуточного звена - потому что, стоит мне озвучить сказанное тобой, при ком-то из высшего начальства, про меня подумают, что я заболела или сошла с ума. И сразу скажу, что я не верю в успех - и потому, что сама не разделяю ваших предположений - жестом руки она остановила Волчека, собиравшегося возразить на слово "предположения" - и потому, что даже руководители средней руки слишком консервативны. Но я могу попытаться ввести тебя в круг менее равнодушных.. назовем их деятелями? Или, может, даже агентами? В общем, круг таких, как мы с тобой, - последние слова сопровождал веселый, очень заразительный смех.
          Спецназовец тоже не смог удержаться от улыбки.
          - Значит, деятели-агенты?
          - Что-то вроде. Дипломаты, оперативные работники, политики, военные. Например, двое турианцев, блестящих "спектров", - голос теперь был полон серьезности. - Найлуса можно без преувеличения назвать душой компании. Сарен не так приятен в общении, к тому же он недолюбливает людей, но его многие считают лучшим из всех оперативников Совета. Правда, он в последнее время очень занят, почти не бывает на Цитадели. Уверен, эти двое выслушают тебя очень внимательно - и, если ты будешь достаточно убедительным, так или иначе донесут твои мысли до самого триумвирата. Говоря о последнем - даже сама Тевос иногда появляется в нашем кругу.
          - Да что это за круг такой? Неужели любители вязания? - не выдержал Волчек.
          - Вязания? - удивилась собеседница.
          - Изготовления одежды и некоторых предметов из нитей путем соединения тех вручную в виде петель - пояснил спецназовец. - У меня один солдат есть - на мгновение отвернешься, а он уже отличный костюм связал.
          - Это ты так шутишь, наверное, - догадалась та, несколько вымученно улыбнувшись. - Нет, нас объединяет желание достигнуть большего взаимопонимания между разными цивилизациями, поэтому мы стараемся донести друг до друга все разнообразие и богатство наших культур. Недавно мы обсуждали эмоциональную сферу психики элькоров, даже приглашали к себе элькорских психологов, а сейчас один энергичный саларианец - впрочем, кто из саларианцев не энергичен? - предложил вместе поставить комическую пьесу, кстати, сочиненную какими-то древними землянами.
          - Пьесу? - удивленно спросил Волчек.
          - Точнее, оперу - так ведь называется произведение, когда почти все время поют и только иногда просто говорят?
          - Оперетту, наверное?
          - Да, точно! - просияла собеседница. - Ты в этом разбираешься?
          - Ну, я играл немного, когда учился. Пел. Мы даже какое-то место на конкурсе заняли(2).
          - Великолепно! Нам как раз не хватает.. Вот, взгляни, тут и либретто, и музыка, - ему протянули большой лист электронной бумаги. - Погоди, у вас ведь другая система записи нот?
          - Не беда, помощник сейчас мне все переведет в наш формат. - Изображение на бумаги поменялось на присущие лиатам строгие вертикальные штрихи с редкими горизонтальными перекладинами и засечками. - Чушь, конечно, но веселая чушь! Я бы предложил обрядить этого персонажа в костюм бойца N7, но, боюсь, земляне не оценят шутки!
          - Мы стараемся обходиться без подшучивания друг над другом. Слишком часто это воспринимается как специально нанесенное оскорбление, - вздохнула собеседница. - Никак не отходят в небытие воспоминания о былых конфликтах между видами.
          - Что ж, на что только не пойдешь ради укрепления неформальных межвидовых отношений, - сказал спецназовец и неожиданно запел довольно приятным басом, не отрывая взгляда от либретто:
         
          Если враг дослал патрон,
          Моральный чувствуем урон,
          Знать, пора мундир рвануть
          И строевую затянуть.
         
          Гибелью грозят враги,
          Душа уходит в сапоги,
          И тогда поднимет дух
          Нам трубы военной звук,
          Нам трубы военной звук!
         
          Его собеседница, Спутница Шаи'Ра, смотрела на него огромными изумленными глазами.
          - Я, наверно, уже не удивлюсь, - сказала она, - если ты сейчас достанешь прямо из кармана мужской хор.
          - Из кармана не смогу, - улыбнулся Волчек, - но весь экипаж нашего "Гишу" отлично поет, а уж маршировать мы, тупые военные, умеем все поголовно.
          --------------------
          (1) Фенотип - здесь: совокупность внешних и внутренних признаков живого существа
          (2) Труппа суранских курсантов заняла первое место на конкурсе театральных коллективов военных учебных заведений Федерации. Что неудивительно, учитывая, чему учат будущих инструкторов по партизанской войне.

    Совещание

         Изображение, повисшее в воздухе, постепенно таяло и наконец исчезло совсем.
          Собравшиеся на мостике люди некоторое время молчали. Каждый сопоставлял увиденное со своим опытом и знаниями.
          Первым заговорил капитан Лорат:
          - Атакована колония Альянса на планете Иден Прайм. Это система Утопия, скопление Исхода. Довольно близко к Солнечной системе, но при этом находится на границе Терминуса. Агрессор - геты, искусственные существа, около трехсот лет назад созданные кварианцами и погубившие почти целиком кварианскую цивилизацию. На Иден Прайм они прибыли туда на гигантском корабле неизвестной ранее конструкции и в настоящее время ведут бой с местными силами обороны.
          Согласно последним данным, туда вот-вот прибудет экспериментальный фрегат Альянса "Нормандия" с небольшим отрядом пехоты, возглавляемой коммандером из числа N7. Собственно, перехваченное нами сообщение, которое вы только что видели, предназначалось как раз "Нормандии". На борту фрегата также присутствует оперативник СПЕКТРа.
          Предположительная цель агрессии - завладение ранее найденным землянами артефактом протеан, который называют "маяком". Геты не производили массированной высадки во все населенные районы, а ограничились местом археологических раскопок и ближайшим космодромом.
          Кварианцы, периодически высылавшие небольшие группы для наблюдения за гетами в район Вуали Персея, в последнее время отмечали необычный интерес последних к остаткам протеанской культуры. Тем не менее, нападение на Иден Прайм - это одновременно первое появление гетов за пределами Вуали и первое заметное агрессивное действие со времен их войны с кварианцами. Особо должен отметить использованный ими корабль - это абсолютно неизвестный тип, около двух тысяч метров в длину, но способный при таких размерах садиться на планету. Совершенно не похож ни на один из ранее встреченных кораблей гетов, равно как и на какой-либо корабль любой другой известной расы.
          - Известной расы Млечного Пути? - спросил Волчек.
          - Насколько я понимаю, и любой известной расы нашей галактики (1) тоже, - ответил посол Вадис. - Честно говоря, я никогда не видел корабля более дикой формы, чем этот. Его конструкторы будто пытались придать ему максимальное сходство с каким-то морским беспозвоночным.
          - Да уж, на что у Сат были странные корабли, но этот гораздо страннее, - заметил полковник Сагит.
          - Посол Вадис, вы больше всех нас, вместе взятых, знаете о Темных. Не похож ли этот корабль на один из кораблей их флота? - спросил Лорат.
          - Боюсь вас разочаровать, Себастиан, но о кораблях Темных у нас слишком мало данных, - неторопливо проговорил посол. - Вы же знаете, Звездочеты записывали те данные на пределе разрешающей способности своих приборов. Да и трансляция в приемлемый для нашего восприятия формат наверняка внесла свои искажения. Нельзя же записывать этот корабль во флот Темных только из-за того, что он тоже вытянутой формы? А всех этих "щупалец" или "лап", что торчат из корабля гетов, в послании Звездочетов не разглядишь.
          - Совет Цитадели как-то отреагировал? - спросил Волчек.
          - Строго со знаком "минус", - усмехнулся Лорат. - Запретил Альянсу отправлять туда флот и отказался направлять туда силы других цивилизаций. Они давно боятся, что противоречия между Цитаделью и системами Терминуса выльются в конфликт, поэтому избегают направлять в окрестности хоть какие-то заметные силы. Их можно понять, в системах Терминуса хватает своих идиотов и параноидальных маньяков.
          - Может, наш эсминец.. - начал спецназовец.
          - Категорически нет! - отрезал посол. - Ему даже не дали до сих пор разрешения на вход в пространство Цитадели или Альянса. Вы думаете, Совет или земляне до сих пор не оценили уровня наших технологий? Вспомните нелепый местный договор по поводу дредноутов (2), да учтите, что к запросу на разрешение я приложил спецификацию по вооружению и энергооснащенности корабля - пусть и составленную настолько расплывчато, насколько это вообще возможно. Наше появление здесь и так меняет соотношение сил, причем ни одна цивилизация не может никак решить, в чью же пользу. Появление же корабля наименьшего, по нашим меркам, класса, при этом превосходящего любой их дредноут по скорости, защите и огневой мощи, вообще выводит их из всякого равновесия. Любое нарушение с нашей стороны - и нас попросят отсюда, как когда-то попросили кварианцев или батарианцев. Кстати, о кварианцах. Нам, как никогда, нужна сейчас консультация их специалистов по гетам. Волчек, вам не удалось отыскать вашу беглянку? Я слышал, она, несмотря на молодость, уже достаточно высоко оценивается кварианскими исследователями как эксперт по синтетикам (3).
          Лицо Волчека потемнело:
          - Нет, посол Вадис. Она очень хорошо где-то прячется. К сожалению, я сам отчасти дал ей повод для этого.
          - Лорат, может, у вас есть соответствующие контакты среди кварианцев? - спросил Вадис.
          - Мои контакты - это лишь обычные техники и солдаты Флотилии - пожал плечами Лорат. - Я уточню, но, по-моему, все они видели гетов разве что на экранах.
          - Я не думаю, что прямо сейчас эксперты по гетам смогут оказать нам существенную пользу, - сказал Сагит. - Думаю, происходящее будет для них шоком. Я довольно поверхностно ознакомился с кварианскими трудами по гетам, но в основном там говорится о трудностях понимания мотивов синтетиков существами органического происхождения. Тем не менее, ряд экспертов высказывал разные мнения относительно того, чем геты занимаются в своей туманности, однако мало кто считал вероятным их агрессию против кого-либо, кроме их создателей, и никто не предполагал, что они будут совершать вылазки, подобные сегодняшней. Кроме того, никто из них не упоминал о каком-либо интересе гетов к протеанским артефактам.
          - Полковник, вы полагаете, что атака гетов на Иден Прайм имеет какую-то внешнюю, не относящуюся к ним самим причину? Например, их используют в качестве наемников? - оживился спецназовец.
          - По крайней мере, такая мысль имеет право на существование, - осторожно высказался Сагит.
          - Это не может быть пробой сил, разведкой боем? - поинтересовался молчавший до этого ван дер Спаат, командир "Гишу".
          - Со стороны гетов или тех, кто их использует? - спросил Лорат. - В любом случае, предлагаю пока не усложнять картину происходящего нашими домыслами. Есть проблема, рассматривается необходимость нашего вмешательства. Требуется ли оно? Я считаю, что нет. Мне неизвестен потенциал чужого корабля, но все, что геты пока высадили - это их пехота и летающие дроны с легким вооружением. Самое мощное, что они применяли - это переносные установки управляемых ракет. Не были замечены ни тяжелые шагающие платформы, ни тяжелая пехота. Общая численность высадившихся - едва ли сотня единиц. К тому же геты не похожи на наших "Сюрпризов" и "Питомцев" - реакция на уровне органических существ да коллективный механизм принятия решений.
          - Отобьются, - кивнул Волчек. - Я читал твое досье на того N7 с "Нормандии" - во время Скиллианского блицкрига он практически в одиночку держался на Элизиуме до подхода подкреплений. Альянс, на мой взгляд, слишком много времени отводит на пехотную выучку при подготовке своих спецподразделений, но в таких ситуациях это, конечно, оправдывает себя полностью.
          - "Слишком много", говорит нам суранский спецназовец, - фыркнул Лорат.
          --------------------
          (1) Т.е., Большого Магелланова Облака
          (2) Фариксенское соглашение 2165 года закрепляло соотношение дредноутов флота турианцев к флотам асари, саларианцев и остальных рас как 5:3:3:1
          (3) Синтетики - искусственные (синтетические) формы жизни.

    Осторожность (часть первая)

         ...Так-то, не зная ни смерти, ни старости, нимфа Ехидна,
          Гибель несущая, жизнь под землей проводила в Аримах.
          Как говорят, с быстроглазою девою той сочетался
          В жарких объятиях гордый и страшный Тифон беззаконный.
          И зачала от него, и детей родила крепкодушных.
          Для Гериона сперва родила она Орфа-собаку;
          Вслед же за ней - несказанного Цербера, страшного видом,
          Медноголосого адова пса, кровожадного зверя,
          Нагло-бесстыдного, злого, с пятьюдесятью головами.
          - Гесиод, "Теогония"(1)
          Листок с отрывком из поэмы съежился, превратился в шарик и наконец будто растворился в воздухе, не покидая при этом ладони. Волчек устало поднял глаза на фасад гигантского офисного комплекса, тянувшегося едва ли не на весь Бащрет (2). Скайкар, из которого вышел спецназовец, уже осторожно поднимался в воздух, очевидно, призываемый очередным пассажиром.
          Вокруг никого не было. Залитая искусственным солнцем широкая улица тянулась в обе стороны настолько далеко, насколько вообще было доступно взгляду. Тротуаров не было, только отдельные островки-стоянки летающих машин у редких подъездов. Вся местная жизнь была сосредоточена внутри. Многочисленные обитатели Бащрета могли спать, есть, работать и развлекаться, не покидая одного-единственного здания - все необходимое им могло находиться по обеим сторонам коридора внутри одного из громадных этажей.
          Стоило Волчеку шагнуть к ближайшему подъезду, как полупрозрачная дверь того распалась на три части, в свою очередь моментально исчезнувшие внутри стен, и навстречу спецназовцу вышла, щурясь от яркого уличного света, невысокая черноволосая девушка. Не та, подумал он.
          - Штефен Волчек? - негромко спросила девушка.
          - Да, это я, - нейтральным тоном ответил суранец. - Здравствуйте.
          Ему не понравилось, что встречающая сторона, как оказалось, на ходу меняла протокол встречи.
          - Добрый день. Меня зовут Хоуп, - она сделала рукой приглашающий жест, - Вас ждут. Позвольте, я провожу вас.
          - Кто именно меня ждет, уважаемая Хоуп? - не трогаясь с места, поинтересовался Волчек.
          Девушка взглянула на него исподлобья. Взгляд ему не понравился - напряженный, жестокий, совсем не женский.
          - Миранда, - недовольно ответила она.
          - У Миранды есть и фамилия, правда? - жестко поинтересовался спецназовец.
          - Миранда.. Лоусон, - почти прошипела встречающая.
          - Вы должны сказать еще кое-что, - с этими словами Волчек тремя широкими шагами преодолел разделявшее их расстояние и оказался менее чем в полуметре от Хоуп, выжидательно глядя на нее, - И можете не прятать пистолет, я его уже увидел.
          - Большое облако, - тем же неприятным тоном сказала девушка, выдвинув руку с пистолетом из-за спины.
          - Но меньше, чем Млечный Путь, - назвал отзыв спецназовец и одним неуловимым движением отобрал у Хоуп оружие. - Что это за самодеятельность?
          - Это осторожность, - мрачно потирая почти вывихнутые Волчеком пальцы, буркнула девушка. - Две минуты назад тут был мусорской патруль.
          - Вам когда-нибудь голову прострелят за такую осторожность, - бросил суранец. - Ведите.
          В лифте Волчек уверенно отделил рукоять пистолета от корпуса, вытряхнул из нее серый металлический брусок и вернул оружие владелице.
          - Не говорите Лоусон, пожалуйста, - вдруг негромко сказала Хоуп.
          - Про пистолет? - спросил спецназовец. Лифт остановился.
          - Да.
          - Хорошо, - пожал он плечами и вышел вслед за ней.
          Они некоторое время шли по широким, ярко освещенным коридорам, поворачивая то налево, то направо, пока не остановились у ничем не примечательной двери. Хоуп коснулась своего омни-инструмента, и створки плавно разошлись. Волчек оказался в небольшом офисном помещении без окон, у стен были расставлены стол, несколько кресел и пара стеллажей. Обстановка производила впечатление заброшенности, хотя мусора и грязи заметно не было. Напротив входа была еще одна дверь, через ее полупрозрачный материал был виден неясный силуэт человека, очевидно, разговаривающего с кем-то и потому активно жестикулирующего.
          Девушка опять прикоснулась к своему левому предплечью, вспыхнули оранжевые кольца голографического изображения. Повращав их в течение полминуты в разные стороны, она кивнула и сказала:
          - Проходите, вас ждут.
          Полупрозрачная дверь исчезла в стене, и Волчек прошел в следующую комнату, значительно большую, чем первая. Очевидно, это был кабинет руководителя, а в предыдущей комнате должен был бы сидеть его секретарь. В глаза бросалось изобилие кожи на всех поверхностях, ею разве что стены не были обтянуты. Тем не менее, и здесь ощущалось некоторая запущенность, отсутствие каждодневной деятельности. Окон здесь тоже не было, а плотные темные шторы скрывали за собой огромный экран. На их фоне стоявшая посреди кабинета молодая черноволосая женщина в белом деловом костюме и черных ботфортах с невероятно высокими каблуками смотрелась достаточно эффектно. Бледное лицо повернулось в сторону вошедшего, холодные серые глаза мгновенно оглядели его с головы до ног, уголки красиво очерченного рта чуть поднялись, выражая сдержанную любезность.
          - Штефен Волчек, я полагаю? Я Миранда Лоусон, - У нее был приятный, спокойный голос. - Спасибо, что откликнулись на наше приглашение.
          - Рад познакомиться, мисс Лоусон, - спецназовец пожал протянутую ему руку. Рукопожатие было уверенным и неожиданно сильным.
          - Присаживайтесь, мистер Волчек, - с этими словами Лоусон опустилась в громадное "председательское" кресло за столом, по площади могущим составить конкуренцию небольшому аэродрому.
          - О, прошу вас, не называйте меня "мистером", - вежливо улыбнулся Волчек, устраиваясь в скрипящем, как только что сшитые сапоги, "посетительском" кресле несколько более скромных масштабов, стоявшем по другую сторону стола. - Просто "Волчек", в крайнем случае - "мичман Волчек". Приятно видеть, что вы пришли на встречу без оружия.
          - Я прекрасно могу убить и без него, - заметила Миранда, расслабленно опуская руки на кожаную поверхность стола. - На пистолетной дистанции мои биотические способности превосходят стрелковое оружие.
          Не хвастается, просто констатирует факт, отметил Волчек. Вслух он произнес:
          - Искренне надеюсь, что не стану объектом приложения ваших способностей. Впрочем, вам ведь известно, что наши костюмы неплохо отражают биотические атаки.
          - Да, мы с большим интересом изучили происшествие с наемниками из "Затмения". Но совершенно необязательно применять воздействие непосредственно к противнику. Взаимодействие с окружающей обстановкой может принести такие же, если не лучшие результаты, - нейтральным тоном отметила Лоусон.
          - Не сомневаюсь, что ваше умение использовать особенности местности как минимум не уступает вашему мастерству в обращении с темной энергией, - не снижая накала вежливости, проговорил суранец и подумал, что эдак скоро начнет искрить энтузиазмом не хуже Котика.
          - Рада видеть, что обитатели другой галактики столь вежливы и любезны, - сухо сказала Лоусон. - Но давайте перейдем к делу.
          --------------------
          (1) Перевод В.В. Вересаева
          (2) Один из пяти районов-"лепестков" (или "рукавов") Цитадели

    Осторожность (часть вторая)

         - Штеф? - беззвучно обратилась к спецназовцу Ива. - Я насчитала девятерых, из них два биотика и два техника. Шесть штурмовых винтовок, два дробовика, один пистолет-пулемет, одно пусковое устройство. У каждого из техников - роботизированная стрелковая установка.
          - Спасибо, Ива. Коротко и по делу.
          - Мисс Лоусон, сначала я хотел бы узнать, - мягко произнес Волчек, - что вот за этой стеной, - он указал на экран со с шторами, - делают девять человек в бронекостюмах военного образца, с двумя автоматическими турельными пушками?
          - Охраняют нас, конечно, - без малейшего колебания ответила Миранда. - Вы же знаете, что "Цербер" активно преследуется властями Цитадели. Если здесь появятся агенты Службы безопасности, нам придется эвакуироваться или обороняться.
          - В таком случае вы ведь не станете возражать, если моя охрана тоже побудет в соседней комнате? - дружелюбно поинтересовался спецназовец. - Вместе с вашей помощницей?
          - Сколько человек, и где они сейчас? - чуть нахмурилась собеседница. - Не хотелось бы, чтобы их проследили до этого места.
          - Один, уже стоит в коридоре за вашей дверью, - улыбнулся Волчек. - За ним никто не следил, это мы можем гарантировать. Тем не менее прошу поскорее впустить его, так как выглядит он не совсем обычно и может привлечь к себе ненужное внимание.
          Оперативный работник "Цербера" прикоснулась пальцами правой руки к голографической клавиатуре на столе. Дверь между комнатами открылась.
          - Хоуп? - позвала она. - Все в порядке, я сейчас открою дверь охраннику нашего гостя.
          Створки входной двери метнулись в свои укрытия в стенах, и в офис шагнула двухметровая угловатая фигура такой ширины, что ей пришлось слегка повернуть корпус при прохождении дверного проема. Хоуп вскочила с места и метнула на вошедшего гиганта недобрый взгляд. Посмотрел ли тот в ответ или нет, было непонятно, так как поблескивающая, шероховатая на вид поверхность большого выступа между плечами, по-видимому, заменявшего шлем, не имела нигде ничего похожего на забрало, смотровую прорезь или оптическую систему.
          - Вы наняли крогана в качестве телохранителя? - невозмутимо поинтересовалась вышедшая поглядеть на нового гостя Миранда. - Бронекостюм у него какой-то странный. Не иначе, еще времен войны с рахни.
          - Крогана? - с веселым недоумением в голосе переспросил Волчек и тоже встал с кресла. - Нет, зачем же? Это человек, солдат нашей Федерации в тяжелой броне, - он сместился так, чтобы не стоять между пехотинцем и Лоусон. - Позвольте представить вам Гилириси Роган, сержанта мехстрелков. Ро, это Миранда Лоусон, а это Хоуп.
          - Очень приятно, - высокий женский голос, мелодичный и бодрый, вдруг наполнил собой все помещение. - Пожалуйста, только не предлагайте мне сесть, мой наряд плохо сочетается с мебелью. Думаю, я прекрасно помещусь здесь, возле стеллажа.
          Хоуп фыркнула, но вернулась на свое место, дав возможность Роган втиснуться между шкафом и стеной.
          - Гилириси - отличный товарищ и напарник, - продолжил Волчек, - мы с ней вместе работали. Я показывал, куда стрелять, а она всегда попадала в цель.
          - Хорошо, что вам не видно, как я покраснела - весело ответила мехстрелок. - Спасибо на добром слове, мичман. Не будем вам мешать!
          Дверь, ведущая в первую комнату, закрылась, и собеседники вернулись на свои места.
          - Вы точно уверены, что ее никто не видел? - довольно прохладным тоном спросила Миранда. - Не сказала бы, что она легко сливается с толпой.
          - Ее точно никто не видел, - безапелляционно заявил спецназовец. - Ваши посты вокруг здания, например, не заметили ее, правда? Ни один из четырех, если считать тот, что на крыше?
          Миранда чуть подняла брови: - Хорошо, вы меня убедили.
          - Отлично, - Волчек расслабленно откинулся на спинку кресла, немедленно откликнувшегося целой серией скрипучих звуков. - Не буду ходить вокруг да около. Я прочитал вашу последнюю сводку, которую вы так любезно мне переслали. Должен сразу сказать, что Федерация не разделяет вашей озабоченности теми затруднениями, которые якобы вызывают у человечества действия других цивилизаций Млечного Пути. За исключением ряда одиозных, радикальных организаций - таких же, извините, как "Цербер", только с гораздо худшим финансированием - большинство жителей галактики, как и следует ожидать, равнодушны к землянам и их деятельности. Ни у кого, за исключением мелких кучек радикальных идиотов, к счастью, не обладающих даже малой долей ваших возможностей, не стоит в планах причинять прямой ущерб Альянсу Планет и его гражданам. Торговые войны, конкуренция, шпионаж и саботаж ведутся против землян примерно с той же интенсивностью, что и против других цивилизаций, за исключением старых и не разрешенных до конца конфликтов, таких, как противостояние саларианцев и кроганов, где первые шпионят за вторыми в несколько раз интенсивнее, чем за Альянсом. Да, определенное беспокойство вызывают батарианцы, но и они не охотятся специально за землянами, а готовы нападать на все корабли и колонии подряд, если считают, что им это сойдет с рук. Понимаете, мисс Лоусон, - он отметил, что она чуть нахмурилась, слушая, - это у нас в Облаке еще шесть столетий назад главы другой цивилизации объявили нам, что во что бы то не стало сотрут нас в космическую пыль за наше несогласие им подчиниться. Здесь, у вас, ничего подобного нет. Понятно, что все равно надо держать порох сухим, развивать армию и флот, соответствующие технологии, экономику, но Альянс и так это делает, причем довольно неплохо. У вас хорошая разведка. Есть ли у вас какие-то достоверные сведения, что одна или несколько цивилизаций планируют развязать против Земли войну?
          - Вы же знаете, что нет, - ответила Лоусон, пристально глядя ему в глаза. - Но при подготовке агрессии ее планы известны лишь узкому кругу высокопоставленных лиц. Поскольку речь идет об инопланетянах, то внедрить своего агента в такие круги или завербовать кого-то оттуда - дело исключительной сложности.
          - Хорошо. Есть какие-то признаки, скажем, специальной подготовки войск, наращивания сил, изменения военной доктрины, усиления логистики, свидетельствующие о подобном?
          - Нет, - сухо ответила Миранда.
          - Тогда, согласитесь, ваша организация с ее вооруженными космическими станциями, строящимися боевыми кораблями класса до крейсера включительно, - до крейсера! - военизированным персоналом, научными лабораториями, ведущими военные исследования, смотрится несколько странно в качестве авангарда человечества. Особенно если учесть, что человечество в лице Альянса преследует вас, как преступников. Одно дело, если бы все шло к войне, а руководство Альянса демонстрировало бы бесхребетный пацифизм, отказываясь предпринимать действия, адекватные создавшейся обстановке. Но в том-то и дело, что сейчас в пацифизм впали как раз наиболее мощные в военном отношении цивилизации, составляющие Совет Цитадели. Они изо всех сил воздерживаются от действий в отношении пиратов Терминуса, хотя там давно пора навести порядок, они всеми силами стремятся наладить отношения с батарианскими рабовладельцами, они проявляют невероятную терпимость в отношении все наглеющих наемников. Альянс, будучи одним из кандидатов на вступление в Совет Цитадели, вынужденно разделяет их политику. На этом идиллическом фоне очень эффектно смотрелись бы действия группы патриотов Земли, например, по разгрому хотя бы одной пиратской базы. Или по освобождению рабов. - Волчек встал и прошелся вдоль стены с экраном. - Вы знаете, сколько рабов сейчас у батарианцев и пиратов? У меня нет точных цифр, но счет идет на миллионы. Среди них - как минимум один миллион землян. Миллион!
          Спецназовец стремительно развернулся к собеседнице:
          - Где "Цербер" с его "возвышением человечества"? Вы предпринимали хоть одну операцию против батарианских работорговцев? Вместо того, чтобы распылять "нулевой элемент" над человеческими колониями?
          Лоусон тоже встала и отодвинула от себя кресло.
          - Вы неверно понимаете цель нашего существования, мичман, - ее голос оставался все таким же спокойным и холодным. - Мы не отряд быстрого реагирования, хотя мы и очень сожалеем о наших людях, томящихся в рабстве - равно как и об инциденте над Яндоа. Суть нашего дела не в полицейской работе и не в отдельных операциях против врагов человечества - мы работаем над тем, чтобы с определенного времени никто из чужаков не посмел бы и пальцем тронуть любого из людей. И это время уже не так далеко.
          - Тогда, мисс Лоусон, у меня для вас две новости, и обе совсем плохие, - мрачно усмехнулся Волчек, зайдя за свое кресло и оперевшись руками на его спинку, издавшую при этом придушенный скрип. - Первая: Федерация не будет оказывать "Церберу" никакой материальной и технологической помощи в настоящее время. К вопросу помощи можно будет вернуться, если упомянутый "Цербер" своими действиями рано или поздно подтвердит, что его цель - защита человечества, а не подготовка к захвату власти в Альянсе, а также оставит практику насильственных экспериментов над разумными существами и террористических актов. Все, чем мы пока готовы делиться - это информацией по безусловным угрозам человечеству, - но и то избирательно и ровно до первого случая, когда эта информация будет использована во вред Земле. При этом мы рассчитываем на передачу нам подобной информации со стороны "Цербера".
          Он пристально посмотрел на Миранду. Та молчала, но в ее позе и выражении лица отчетливо проступало разочарование.
          - Крепитесь, вторая новость еще хуже. Прекрасное время, о котором вы говорили, отдаляется черт знает куда. "Церберу" предстоит или научиться работать вместе с внеземными цивилизациями, чтобы предотвратить всегалактическую катастрофу, или вымереть вместе с ними. Других вариантов просто нет. Но зато, - Волчек отпустил спинку кресла, чтобы, карикатурно изображая безудержный энтузиазм, взмахнуть руками, - наконец-то смогут пригодиться ваши крейсеры!

    Осторожность (часть третья)

         Лицо оперативного работника "Цербера", вдобавок к разочарованию, выражало теперь еще и скепсис. Насколько бедной мимикой она ухитряется передавать все эти эмоции, подумал спецназовец.
          - До этой встречи речь шла о партнерских отношениях, мичман Волчек, - ледяным тоном произнесла Миранда. - Сейчас же вы отказываете нам в очень важной для нас поддержке, предлагая взамен только избирательный обмен информацией. То есть фактически - ничего. При этом вы опять, как ранее с Альянсом и Советом Цитадели, пытаетесь разыграть карту всегалактического вторжения, которое, по вашим словам, без вас не отразить. Знаете, нас даже не интересует, насколько правдивы ваши данные о вторжении. Мы уже много лет готовимся оборонять человечество - одни, находясь в изоляции, преследуемые теми, кого собираемся защищать. И тут уже неважно, нападут ли на нас изнутри Млечного Пути или извне - мы будем сражаться в любом случае, а ваша "информационная поддержка" тут погоды не сделает.
          - С этим я бы поспорил, - возразил спецназовец, - вам что-нибудь известно об инциденте на Иден Прайм?
          - Мой ответ будет зависеть от того, собираетесь ли вы поделиться с нами хотя бы этой информацией, - отрезала Лоусон.
          - Поделимся всем, что у нас есть на данный момент, - сказал Волчек.
          Миранда чуть смягчилась:
          - Нам известно, что колония атакована неизвестным ранее противником, предположительно - гетами. И что она пока еще держится. Это информация двенадцатичасовой давности.
          - Тогда позвольте показать вам кое-что, - в воздухе застыл неподвижный первый кадр перехваченного сообщения с Иден Прайм. Миранда, нисколько не удивленная, провела рукой над клавиатурой, и свет в помещении потускнел.
          Когда видеоролик закончился, и картинка начала медленно таять, Лоусон некоторое время постояла молча, погруженная в какие-то мысли, затем спохватилась, и комнату снова залил яркий свет.
          - Вы считаете, что этот гигантский корабль и есть "разведчик" из ваших записей, - без какой-либо вопросительной интонации произнесла она и сделала шаг вперед.
          - Нет, - ответ Волчека явно удивил Миранду. Взмахнув длинными темными ресницами, она уставилась ему в лицо, ожидая пояснений.
          - Нам удалось выделить и проанализировать одну особенность движения этого корабля. Она выражается длинной физической формулой и связана с тем, как именно он меняет скорость и направление движения. Мы сопоставили ее со старыми данными, полученными от Звездочетов.
          - Звездочетов? - чуть подняла бровь Лоусон. - А, это раса, предоставившая вам запись наблюдения за предполагаемым флотом вторжения. Так вы хотите сказать, что эта особенность не совпала с "разведчиком" на записи?
          - Не совпала, - сказал спецназовец и подавил зевок. Он очень устал. - Но есть одна тонкость.
          - Говорите, - почти приказала Миранда.
          - Не совпала индивидуальная вариация данной характеристики. - Он заставил себя сконцентрироваться и прогнать усталость куда-то на задний план. - Мы более двадцати раз анализировали данные при помощи наших компьютеров. Теперь мы уверены, что это один из кораблей флота вторжения. Но это не "разведчик" из нашей записи. Это другой корабль. Еще один.
          - А где тогда "разведчик"? - почти растерянно спросила Лоусон.
          - Мы не знаем. Возможно, еще летит между галактиками, - ответил Волчек. - Там работают наши патрули, но объем пространства такой, что..
          - Понятно, - нетерпеливо перебила его Миранда. - А откуда взялся этот?
          - Мы в первый раз увидели его на этой записи. Вероятно, он уже был здесь с давних пор.
          Оперативник прошлась по кабинету и остановилась у дальней стены, боком к собеседнику. Не глядя на него она, спросила:
          - Всего одна особенность? Довольно большая возможность напутать или ошибиться.
          Волчек покачал головой:
          - Это, тем не менее, четкая индивидуальная характеристика. Крупные ее вариации характеризуют тип корабля, мелкие - особенности работы отдельных двигателей или приводов. Эти два корабля довольно похожи: если бы речь шла о наших или ваших кораблях, я бы сказал, что они из одной серии. Но это разные корабли. Здешний, возможно, выпущен раньше или более изношен - исследуя его маневры, наши компьютеры разглядели некоторую почти незаметную рассогласованность взаимодействия двигателей.
          Не говоря ни слова, Лоусон быстрой походкой прошла к своему столу и принялась что-то просматривать, напряженно вглядываясь в экран. Спецназовец молча ждал, неподвижно стоя за своим креслом. Она вдруг чуть приоткрыла рот в удивлении и позвала:
          - Сюда, пожалуйста. Вам стоит на это взглянуть.
          Он подошел и встал справа от нее. На экране была какая-то странная серая пластина, в центре которой, выпирая во все стороны из плоскости, будто вопреки оптическим законами, чуть шевелился неприятно знакомый головоногий силуэт.
          - Откуда это у вас? - чуть охрипшим голосом спросил Волчек.
          - Протеанский артефакт. Мы не смогли расшифровать сопутствующую информацию, думали, что это протеанский корабль. Может быть, это действительно протеанские корабли? - с едва заметной надеждой в голосе спросила Миранда.
          - Нет, - уверенно ответил спецназовец. - Мы исследовали обломки гигантского протеанского корабля, обнаруженного в межзвездном пространстве нашего Облака. Протеане совершали межгалактические перелеты, - сказал он, отвечая на скептический взгляд Миранды. - Использовали единственный масс-ретранслятор в нашей галактике, от которого тоже осталось лишь скопление космического мусора. Десятки тысяч лет назад корабль был тщательно вычищен от всего содержимого, а потом взорван, но представление о протеанском звездоплавании мы все же получили. Нам попались, в числе прочего, остатки то ли каталога, то ли учебника - сохранившихся ячеек памяти почти не было, но изображения кораблей нам удалось оттуда достать и реконструировать. Никаких черных каракатиц - вы же знаете, что такое каракатица? - у протеан не было. Длинные, цилиндрической формы конструкции, преимущественно серых и золотых оттенков.
          - Вы уведомили Альянс? Совет Цитадели? - судя по уверенному тону, оперативник Лоусон уже полностью оправилась от удивления.
          - Разумеется. Реакция была еще хуже, чем на выступление посла. Они твердят, что это новая конструкция гетов.
          - Ожидаемо. Что сейчас происходит на Иден Прайм? У вас есть свежие данные?
          - Прибывшая на фрегате "Нормандия" небольшая группа сил Альянса во главе с оперативником уровня N7... - Волчек на секунду запнулся, сверившись с заботливо подсунутой Ивой подсказкой, - ...Шепардом и турианским оперативником СПЕКТРа Крайком переломила ситуацию. Корабль покинул планету, группа Шепарда зачищает остатки гетов.
          - Это не вторжение, - более низким, чем обычно, голосом, произнесла Миранда, и спецназовец пристально посмотрел на нее. Оказывается, она тоже способна волноваться. - Не бывает вторжений, которые можно отбить двумя "СПЕКТРами" и горсткой пехоты, вмещающейся во фрегат Альянса.
          - Шепард - N7, а не "СПЕКТР", - поправил ее он.
          - Он фактически "СПЕКТР", - отмахнулась Лоусон. - Станет официально на днях, если только Удина не сделает какую-то особенную глупость. В общем, неважно.
          - Они прилетали за протеанским "маяком", - сказал Волчек. - Его как раз перед этим обнаружила археологическая экспедиция. Геты высадились прямо ей на головы. Дальше у нас неполные данные, но вроде бы "маяк" так и остался на планете. Что только добавляет вопросов.
          - Насколько я помню, их "маяк" - это что-то вроде носителя информации, - принялась рассуждать вслух Миранда. - Видимо, огромного объема, если судить по размерам. Если им наконец попался целый - это невероятно ценная находка. Возможно, геты бросили его, потому что скопировали себе его данные?

    Запутанность

         - Извините, что вынужден вас прервать, - взгляд спецназовца устремился мимо собеседницы куда-то в пространство, - но я только что получил новые сводки с Иден Прайм.
          - У вас есть церебральные коммуникационные имплантаты? - заинтересованно спросила Миранда.
          - О, нет, - несколько задумчиво ответил Волчек. - Личный компьютер подает на мой зрительный центр сигналы, которые я воспринимаю как визуальные образы.
          - Наверно, эта связь работает и в другую сторону? Вы управляете компьютером силой мысли?
          - Да, можно сказать и так.
          - То есть вы можете при разговоре со мной одновременно искать нужную информацию и советоваться с коллегами? - Лоусон произнесла это таким тоном, словно она еще не решила, нравится ли ей это или нет. - Серьезное преимущество при переговорах.
          - Искать информацию - да. Тайно разговаривать с другими людьми - нет, это не этично по отношению к собеседнику, - мягко заметил спецназовец. - Если мне сейчас понадобится посоветоваться, я сделаю это открыто, при вас.
          - Но я же и не смогу проверить, общаетесь вы с кем-то еще или нет, - с едва заметной иронией сказала Миранда.
          - Не сможете. Вам придется поверить мне на слово. Вы же знаете, как важно взаимное доверие при переговорах. Да, и раз уж речь зашла о доверии - попросите ваших коллег прекратить попытки влезть в наши с Ро компьютеры. Ради их же блага, - отстраненность во взгляде Волчека исчезла, и его то ли бледно-зеленые, то ли серые глаза пристально уставились на собеседницу. - У нас очень агрессивные брандмауэры, если они посчитают ваше зондирование попыткой несанкционированного доступа, то могут ответить довольно жестко, начиная с вывода вашей аппаратуры из строя. Да и в целом, - добавил он уже мягче, - технологический разрыв между нами таков, что следующую попытку я бы советовал повторить лет через сто.
          Лоусон не смогла полностью скрыть недовольство и слегка нахмурила брови:
          - Я отдам соответствующее распоряжение.
          Она вызвала свой омни-инструмент и прикоснулась к нескольким голографическим клавишам.
          - Сканирование моих портов прекратилось. Жельга (1) также подтверждает прекращение кибератак. - Ива как будто была разочарована. - Еще минута, и мы должны были выпустить "Тидукса".
          - Успеете еще наиграться со своим паразитом, - отрезал Волчек.
          - Мисс Лоусон, вам что-нибудь говорит слово "хаск"? - неожиданно спросил он.
          - Нет, - пышная грива черных волос чуть повернулась сначала влево, потом вправо, утверждая высказанное отрицание. - Похоже на название какой-то породы собак, если не ошибаюсь.
          Говорит неправду, пронеслось у Волчека в голове. Шесть лет работы в сложнейших условиях партизанской и подпольной деятельности научили его читать собеседников, как открытую книгу. Слишком быстро ответила, нарочито нейтрально и словно бы не проявляя никакого интереса. Зачем ей лгать? "Цербер" как-то причастен? Вероятно, еще один проект разработки сверхоружия. Что за идиотская одержимость ultima ratio regis (2), будто этим можно решить все проблемы?
          - Я попробую описать это.. явление, - спецназовец еще раз загнал попытавшуюся напомнить о себе усталость куда-то вглубь себя и продолжил: - Возможно, вам это известно под каким-то другим названием.
          - Это имеет отношение к Иден Прайм? - Миранда плавным движением убрала прядь волос со лба, никак иначе не проявляя своего нетерпения.
          - Самое прямое, - кивнул Волчек. - По свидетельству очевидцев, тела убитых колонистов и солдат геты складывали на специальные устройства - что-то вроде низкой треноги для малокалиберного орудия. Затем из середины треноги вертикально выдвигался длинный, заостренный на конце шест, острие которого пробивало тело насквозь, всегда в одном и том же месте - в районе поясничного отдела позвоночника. Шест поднимал тело на высоту нескольких метров и удерживал его там несколько часов.
          - Никогда не слышала ни о чем подобном, - перебив его, уверенно заявила Лоусон. Теперь он не сомневался, что описываемый им отвратительный процесс ей знаком. Кивнув, он продолжил:
          - По прошествии времени шест, который уже прозвали "зубом дракона" (видимо, это отсылка к древнегреческому мифу об основателе Фив), опускался, исчезая в основании треноги. И тогда вместо неподвижного трупа перед очевидцами оказывался очень подвижный антропоморфный синтетик, сохранивший лишь некоторые черты сходства с первоначальным телом. Очень агрессивный, нападал на любого оказавшегося рядом человека. Достаточно устойчив к повреждениям от стрелкового оружия. - Вероятно, поэтому, вы, голубчики, уже возитесь с подобными "образцами" в каком-нибудь не нанесенным на карту темном углу Галактики, подумал спецназовец. - Отмечается также, что эти синтетики, называемые "хасками", лишены даже подобия виртуального интеллекта и способны лишь бросаться с голыми руками на первого встречного. Опасны из-за уже упомянутой живучести и гораздо большей, чем у среднего человека, физической силы. В применении оружия или хотя бы подручных средств не замечены.
          Он помолчал немного и добавил:
          - Чертовщина какая-то. Один толковый лейтенант Альянса считает, что это прежде всего психологическое оружие. Видимо, оно должно обернуть против вас ваши страхи перед историями про оживших мертвецов. Не бог весть какая гипотеза, но она хоть как-то объясняет смысл совершенно безумных энергетических и материальных затрат на превращение мертвого тела в синтетического агрессивного дегенерата.
          - Это тоже технология агрессоров? - Лоусон не уточнила, каких именно агрессоров она имела в виду, но Волчек понял ее.
          - Мы не знаем. У нас нет ни единого образца их технологий, а на основании внешнего вида кораблей и их приблизительных характеристик никаких выводов, кроме самых расплывчатых, сделать нельзя. Все еще слишком мало данных, - он потянулся, разминая сомлевшие от пребывания в одной позе мышцы. - Что меня удивляет, так это полное отсутствие любых других незнакомых нам существ или дронов, зондов. И корабль другой, не тот, что на записи звездочетов. Что-то не сходится.
          - Возможно, это просто совпадение? - предположила Миранда. - Геты нашли брошенный корабль, починили и используют для своих целей? И эту.. некротрансформацию они создали тоже на основе данных, полученных при изучении корабля?
          - Вполне логичная гипотеза, - признал спецназовец.
          - Но она подтверждает только факт существования цивилизации "темных", но не их возможную агрессию против цивилизаций нашей Галактики, - чуть прищурилась она.
          Волчек холодно посмотрел на нее.
          - Я понимаю, что гораздо убедительнее было бы нам привезти с собой их личное признание в преступных намерениях вместе с указанием точных координат их флота, - отчеканил он. - Но приходится обходиться только тем, что есть. Что вы знаете о Коллекционерах?
          На этот раз недоумение было искренним.
          - Вы привезли с собой больше вопросов, чем ответов, - констатировала оперативник "Цербера". - Я ничего не знаю о такой группе или организации.
          - Вы ничего не знаете о незарегистрированной расе, похищающей людей? - не менее искренне изумился Волчек. - Я случайно не ошибся дверью?
          - Я также ничего не знаю о чупакабре, о "звездных спрутах" и о Черном Корабле, - почти фыркнула Миранда. - "Я хочу верить", "Правда где-то там" (3) - это действительно в другую дверь, их отделение есть даже здесь, на Цитадели.
          - Коллекционеры вполне реальны, - заверил ее спецназовец. - Я лично опросил с полсотни незнакомых друг с другом свидетелей, а потом сличил и свел вместе их показания. Коллекционеры редко появляются, последняя сделка с ними была лет пятьдесят назад, но большинство асари и кроганов - как участвовавших в сделках, так и препятствовавших им, - разумеется, еще живо. Уверен, - чуть ехидно добавил он, - что и "Цербер" о них знает, просто лично вы почему-то не осведомлены.
          - Вы могли бы поделиться со мной материалами по этим Коллекционерам? - дипломатично не заметив насмешки, спросила Лоусон.
          - Я включу их в пакет документов, который передам вам в ближайшее время, - ответил Волчек и протянул ей небольшой, не больше ладони, серый параллелепипед. - Вы получите его через это устройство.
          - Что это? - Миранда вовсе не торопилась взять протянутую ей вещь.
          - Назовем это модемом, - спецназовец качнул рукой. - Берите, мы же обговаривали ранее, что создадим надежный канал связи.
          - Я полагала, что речь шла об орбитальном спутнике или хотя бы о корабельном комплекте аппаратуры связи, - она с недоумением взяла у него коробочку и внимательно посмотрела на нее. Корпус был абсолютно гладким, только на одном из торцов была едва заметная шторка, вероятно, прикрывающая гнездо для подключения.
          - Если вы установите его на корабль, можете с полным правом так и именовать его, - серьезным тоном сказал Волчек. - Питание автономное, хватит лет на сто. Подключение - ваше стандартное, поддерживаются все типы, но я рекомендовал бы экранированный кабель класса защиты 99.
          - В качестве среды используется Экстранет? - все еще недоумевая, спросила Миранда.
          - В качестве среды используется Вселенная, - усмехнулся спецназовец. - Вам что-нибудь известно про квантовую запутанность?
          - Конечно, - уверенно ответила она, и в ее глазах блеснуло понимание. - Это квантовый коммуникатор?
          - Конечно, нет! - оживленно воскликнул Волчек. - Это даже не его правнук. Мы несколько раз меняли области и направления разработки, чтобы получилось вот это. А потом еще и подсмотрели несколько решений у Звездочетов.
          - А почему вы тогда спросили про запутанность?
          - А это самое похожее из того, что известно вашим физикам.
          --------------------
          (1) Жельга - информационный помощник Гилириси Роган.
          (2) Ultima ratio regis (лат.) - "Последний довод королей", надпись, встречавшаяся на стволах пушек семнадцатого и восемнадцатого веков.
          (3) "Я хочу верить", "Правда где-то там" - слоганы, связанные с описанием паранормальных явлений (и ранее, до Первого контакта - НЛО и пришельцев из космоса, но эти два последних впоследствии совершенно не оправдали ожиданий) и используемые также для обозначения увлекающимися ими людей и их объединений.

    Погрузка

         - ...И напоследок я хотел бы подчеркнуть следующее, - Волчек проводил взглядом одинокую пылинку, опустившуюся было на его левый, безукоризненно чистый рукав, и немедленно отброшенную в сторону на добрый десяток сантиметров, и продолжил:
          - Мы договорились об обмене информацией не с "Цербером", а лично с вами, мисс Лоусон. Осознавая, конечно, что вы передадите полученные данные далее в вашу организацию. Да, нас не устраивает деятельность "Цербера" в целом, но мы согласны сотрудничать с каждым, кто действительно будет готовиться встретить известную вам угрозу во всеоружии. Вам придется убедить ваше руководство в необходимости расширять сотрудничество, привлекая к нему представителей иных цивилизаций. Пожалуйста, не используйте полученные от нас сведения вне рамок нашей договоренности, иначе наше сотрудничество придется свернуть.
          Оперативник "Цербера" кивнула, с видимой неохотой подтверждая свое согласие, и предупредила:
          - Устройство связи, которое вы мне передали... Наша лаборатория захочет скопировать его.
          - Пусть попробует, - пожал плечами спецназовец. - Разумеется, передавая вам свое оборудование, мы осознаем связанные с этим риски. Скопировать его вы не сможете, так как исследования, связанные с использованными в..., - он на секунду запнулся, подбирая адекватный перевод на английский язык, - "субквантовом модеме" технологиями, требуют энергетических затрат, значительно превышающих ваши возможности. Но, как вы понимаете, мы уже подарили вам знание о том, что такая связь возможна не только теоретически.
          Миранда снова кивнула, на этот раз почти не скрывая своей радости. Еще бы, подумал Волчек, с учетом всего, что ты получишь от нас, я готов биться об заклад, что тебя ждет серьезное повышение... а у нас будет пусть и не далеко не дружественный нам, но знакомый и даже до определенной степени предсказуемый человек в руководстве "Цербера".
          Он сделал пару шагов к двери. Лоусон подошла к Волчеку и первая подала ему руку на прощание.
          - У вас крепкое рукопожатие, - отметил он вслух, - и в целом вы производите впечатление хорошего спортсмена. Если не секрет, сколько вы жмете от груди?
          - Сто пятьдесят килограмм, - ответила она и впервые слегка улыбнулась по-настоящему, явно наслаждаясь произведенным впечатлением.
          - Очевидно, вы даже сильнее меня, - признал спецназовец. - Но при вашем телосложении это означает, что у вас просто феноменальная мышечная ткань.
          - Это далеко не единственное мое достоинство. "Цербер" набирает себе лучших, мичман Волчек, - почти лучась от удовольствия, сказала Миранда. - Если вам когда-нибудь захочется сменить работу, буду рада пригласить вас на собеседование.
          Волчек коснулся экрана двери кончиками пальцев - та немедленно открылась - и пропустил Лоусон вперед. В другой комнате Гилириси и Хоуп негромко беседовали о чем-то, представляя собой странное и отчасти комическое зрелище: бронекостюм мехстрелка, вынужденной наклониться к собеседнице, нависал над помощницей Миранды, будто угрожая раздавить ее. При виде вышедших из кабинета они прервали разговор и повернулись к ним, при этом Гилириси ловко подняла повыше свои закованные в броню руки, чтобы не смести и предметы, стоявшие на столе и полках стеллажей, и саму мебель.
          - Мы закончили, Ро, - весело сказал суранец, подходя поближе к своей охраннице, - вызывай такси!
          - Здесь можно садиться прямо на крыше, - несколько робко посоветовала Хоуп. - Площадка "Туна-21".
          Волчек бросил на нее короткий и цепкий взгляд, но ничего не сказал.
          - Я провожу вас до верхней площадки, - вызвалась ее начальница. Роган, уже вставшая у входной двери, выжидательно глянула на Хоуп, та сделала что-то правой рукой, и обитые кожей створки разошлись в стороны.
          - Всего хорошего, Хоуп! - пропела Гилириси. Волчек только молча кивнул.
          - До свидания... Гилириси? - неуверенно ответила та.
          На крышу они поднимались по широкой и длинной рампе, чей наклон был настолько незначителен, что почти не ощущался. Стены почти полностью были покрыты экранами, изливавшими в пространство целые потоки рекламных объявлений и роликов, иногда прерываемых выпусками новостей. Волчек навострил было уши, когда услышал "Эден Прайм", но оказалось, что это повторялась старая новость про успехи археологической экспедиции.
          - А что вы сделаете, если мы сейчас кого-нибудь встретим? - почти игривым тоном поинтересовалась Лоусон. - Ваша хрупкая девушка сразу привлечет внимание.
          - Здесь поблизости сейчас никого нет, - усмехнулся спецназовец. - Думаю, ваша охрана вас об этом уже известила. К тому же, - он неожиданно остановился возле разрывающей непрерывную полосу экранов широкой двустворчатой двери в правой стене и неуловимым движением открыл ее, - наше такси ждет нас здесь.
          - Осторожно, - предупредила Миранда, - это грузовой шлюз, за ним может быть пустота!
          Но она ошиблась. За первой дверью оказалась еще одна, переливающаяся в искусственном свете своей необычной поверхностью. Казалось будто ее обтянули потемневшей от времени чешуей сказочного дракона. Эта дверь повела себя довольно странно: возникшие на ней черные линии превратили ее во множество одинаковых прямоугольников, которые в свою очередь синхронно повернулись вокруг невидимых вертикальных осей и вдруг пропали. Взорам открылось небольшое помещение, похожее на отсек десантного челнока, с двумя разнокалиберными скамьями вдоль стен. Одна явно была предназначена для людей, вторая, пожалуй, была бы велика даже крогану.
          Волчек внезапно повернулся к Лоусон и, шагнув, оказался от нее совсем близко. Пристально глядя в ее будто подернутые льдом серые глаза, он негромко сказал:
          - Я рад, что вы отказались от силового варианта. Спасибо.
          На мгновение на них обоих упала угловатая тень Гилириси, ловко нырнувшей в дверь.
          - Мы и не рассматривали.. - начала была Миранда, но спецназовец, не отрывая взгляда и будто бы не расслышав ее, повторил:
          - Спасибо.
          Затем он четко, будто выполняя команду "Кругом!" на параде, развернулся и одним прыжком оказался по другую сторону двери. Спустя мгновение перед не совсем еще оправившейся от изумления Мирандой вновь возникла стена из драконьей чешуи.
          - Внимание, погрузка закончена, отойдите от двери! - прогремело автоматическое голосовое предупреждение, и створки шлюза медленно, как будто засыпая на ходу, сомкнулись.

    Каток

         Платформа непосредственной поддержки "Питомец" с десантным модулем, надежно закрепленным под плоским брюхом, набрала высоту и помчалась сквозь заполненное бесчисленными скайкарами пространство Цитадели. На лобовом листе брони анимированное изображение нарядного кота с унылым выражением морды брезгливо перебирало лапами, будто ежесекундно выдергивая их из глубокой грязи.
          Волчек пристегнулся к жесткой скамье модуля и, вытянув ноги, удовлетворенно вздохнул.
          - Котик! - негромко позвал он.
          - На связи! - приглушенно отозвалась машина.
          - Высади меня около Президиума, хорошо? - Он посмотрел на Гилириси, сидевшую напротив него в гротескно важной позе, принятой вынужденно, из-за габаритов штурмового бронекостюма, усмехнулся и добавил: - Воспользуюсь привилегией офицера и немного пройдусь.
          - Разрешите обратиться? - сдержанно спросила та, и Волчек понял, что ему хотят сообщить что-то важное.
          - Обращайся! - коротко бросил он, и Гилириси, опираясь манипуляторами костюма на скамью - как будто ей перед тем, как заговорить, нужно было принять особо устойчивое положение - сказала:
          - Мичман, эта Хоуп - психопатка.
          - В медицинском смысле? - равнодушно поинтересовался спецназовец. - Это многое объясняет.
          - В том-то и дело. Мы с Жельгой понаблюдали за ней во время разговора.
          - Типичный случай из учебника, - подтвердил откуда-то со стороны Роган высокий юношеский голос.
          - Обычное дело в подобных организациях, - пожал плечами Волчек, - охотно берут подобных личностей, принимая симптомы их расстройства за ценные профессиональные качества. Как я понимаю, ты считаешь, что Хоуп может как-то повредить Лоусон и тем самым сорвать наши договоренности? Резонное опасение, но, поверь, Миранда таких Хоупов пяток на завтрак съест и не поморщится. Кстати, Жельга, Ива, что вы думаете про фенотип Лоусон?
          - Признаки очень серьезных манипуляций с генами, - моментально выстрелил Жельга. Ива недовольно хмыкнула и добавила:
          - На очень ранней стадии. Думаю, не ошибусь, если скажу, что сразу после оплодотворения.
          - Не было никакого оплодотворения, - пулеметной скороговоркой возразил ей информационный помощник Гилириси, - это клон.
          - Пока наши электронные друзья гадают на кофейной гуще с ДНК, - ехидно проговорил суранец, - закончи, пожалуйста, свою мысль, Ро.
          - Хоуп ненавидит Миранду, более того - вполне созрела, чтобы попытаться подпортить ей карьеру. - Громадный силуэт напротив Волчека энергично повернул корпус сначала влево, затем вправо. - Вот только объектом воздействия будем мы.
          - Очень толково рассуждаешь! - с ноткой удивления похвалил он.
          - Я внимательно слушала ваш курс по контршпионажу в полевых условиях, - Роган, видимо, хотела картинно потупить взор, но в бронекостюме ее движения приобрели настолько комический оттенок, что Волчек искренне расхохотался.
          - Мой курс! Я и забыл, что когда-то читал его. Это ж было пять лет назад. И в другой галактике!
          - Моя лучшая подруга, слушая ваш голос, влюбилась в вас, и собиралась с вами познакомиться, но вы были в одной из своих долгих командировок, - нарочито нежным голоском произнесла Роган, и он сначала удивленно замолчал, а потом прямо-таки завыл от смеха.
          - Она очень переживала, - с деланной укоризной сказала Гилириси. При этих словах Волчек хрюкнул, и по его щекам потекли слезы.
          - Ну нельзя же так, сержант, - простонал он сквозь взрывы смеха. - Какими же идиотами мы бываем в юности...
          Сержант опять зашевелилась, очевидно, пытаясь принять позу, выражающую укоризненное возмущение, но ее усилия лишь вынудили суранца закрыть лицо руками, отвернуться и издавать какие-то полузадушенные булькающие звуки.
          - Что.. что вы там решили по фенотипу? - через полминуты спросил Волчек почти нормальным голосом.
          - Ива? - галантным тоном позвал Жельга.
          - Коллега убедительно доказал мне, что фенотип Лоусон - результат клонирования и последующей доработки, включая замену Y-хромосомы на X, - лекторским тоном начала та. - Имеются незначительные остаточные признаки перенесенных синдрома Тернера и синдрома Лежена, вылеченных генной терапией...
          - Клон мужчины, но с измененным еще до дробления полом? Погодите. Вы все это определили по внешности? - скептически поинтересовался спецназовец.
          - Конечно, нет. Образцы ДНК...
          - Сержант Роган, твоя машина скринит гены всех, кого ты встречаешь?
          - Конечно, нет! - защищалась Гилириси. - Только потенциальных противников... с целью выявления их слабых мест... - неубедительно закончила она.
          - Доработаешь Жельге этику, - приказал Волчек. - Теперь вернемся к Хоуп.
          Но сразу вернуться к оставленной теме им не удалось.
          - Внимание, ракетная атака! - голос Котика лишился всяких человеческих интонаций и звучал будто из гулкой железной бочки. - Восемь ракет, пуск с неопознанного транспорта, азимут сто семнадцать, дистанция двадцать девять километров. Время подлета - семнадцать секунд. Прошу разрешить применение "Катка".
          - Нельзя, бей их "кинзой"(1)! - крикнул Волчек.
          - Части упадут в городскую застройку, - механической скороговоркой ответил робот, - Предполагаемые жертвы...
          - Хорошо, код три нуля - один - три нуля - так же быстро ответил спецназовец и вцепился мертвой хваткой в скамью. Весь диалог отнял у них не более десяти секунд.
          И над Цитаделью покатились раскаты грома, будто кто-то яростно тряс гигантские железные листы. Дрожащие прозрачные сферы, напоминающие марево у горячей земли, концентрически вздувались вокруг летящей машины, напоминая круги на воде, бегущие от брошенного камня. Ракеты, выстроенные полукольцом, флангами вперед, и державшие строй столь аккуратно, сколь можно было ожидать только от элитной пилотажной группы на авиашоу, пересекли было границу самой большой сферы, но внезапно сами задрожали, нелепо вздулись и, наконец, исчезли без следа.
          Молчавший до этого момента радиоэфир вдруг наполнился запросами различных служб Цитадели. От "Питомца" что-то требовали, чем-то угрожали, кто-то даже причитал о чем-то, но никто, кроме Котика, им не отвечал (а тот монотонно называл присвоенный ему местными властями регистрационный номер, маршрут полета и на все вопросы радостно сообщал, что не имеет ни полномочий, ни даже юридических оснований отвечать на них). В воздухе маленького помещения как по мановению волшебной палочки повисли многочисленные проекции с данными радарного контроля, показаниями датчиков "Питомца" и "Гишу", траекториями ракет и даже с какими-то бесконечными столбцами больших чисел. Оба пассажира напряженно вглядывались в них, спорили, поправляли друг друга и, будто фокусники, вытаскивающие из своих и чужих рукавов платки и игральные карты, порождали вокруг себя новые и новые проекции.
          - Попался! - воскликнула наконец Гилириси хриплым от волнения голосом, увеличив одну из проекций и заслонив ей все прочие.
          - Турианский транспорт, - констатировал Волчек. - Близнец того, что ликвидировал участников неудачного покушения на меня с Гаррусом. Точно так же сразу сбежал.
          Он увеличил другую проекцию: - А вот ракеты - производства Альянса. Или, возможно, "Цербера". Как думаешь, Хоуп настолько психопатка?
          - Хоуп не успела бы, - вмешался в разговор голос капитана Лората из динамика в потолке модуля.
          - Себастиан, отпусти меня прогуляться, - тоном нахального школьника вдруг попросил спецназовец. - Слишком много впечатлений в течение последнего часа. Надо как-то уложить их в голове.
          Лорат оторопело замолчал, но всего на несколько секунд.
          - А доклад по результатам переговоров кто мне напишет? А рапорт об атаке? - рявкнул он.
          - Котик, может, ты напишешь? - невинным голосом поинтересовался Волчек. - Я разрешаю тебе вместо одного восклицательного знака ставить везде сразу три. А пока что садись, пожалуйста, прямо здесь - я немного пройдусь.
          --------------------
          (1) "кинза" (от слов КИНетическая ЗАщита) - жаргонное обозначение системы защиты от кинетического оружия.
      

    Родина

      
      Волчек стоял на берегу канала Президиума. Вообще-то все называли его озером, но суранец упрямо именовал каналом - раз он длинный и узкий. И что с того, что впадает он сам в себя, представляя собой десятикилометровое кольцо, идущее по внутренней части гигантского обода?
      
      Все вокруг раздражало усталый взгляд: ненастоящее небо в нескольких сотнях метрах над головой, стоячая (хорошо еще, что не гнилая) вода "канала", его смехотворная ширина и бросающаяся в глаза искусственность по сравнению с любой приятной глазу рекой.
      
      - Ива, отвлеки, пожалуйста, камеры.
      
      - Сделано, Штефен. Четырем камерам будет показываться трехминутный эпизод, склеенный в кольцо - ты стоишь у парапета.
      
      - Грубо, но, думаю, для СБЦ сойдет.
      
      Спецназовец воровато огляделся, как будто не доверяя сенсорам Ивы и Зонтика, и перемахнул через парапет набережной. Его ноги не коснулись воды, так как прямо под ним, несколькими метрами ниже, был металлический помост, образующий что-то вроде крыльца для выхода из сервисного туннеля - одного из миллионов туннелей, пронизывающих нижние уровни Цитадели.
      
      Приземлившись мягко, как большая черная кошка, Волчек распрямился и отступил в тень туннеля, встав так, чтобы его не было видно с противоположного берега.
      
      - Она уже здесь, - таинственно прошептала Ива. Спецназовец будто бы не обратил внимания на ее слова. Стоя спиной к черному зеву туннеля, он достал из невидимого кармана плоскую фляжку - выглядело это так, будто ткань в одном месте распалась на множество ромбических кусочков, они расступились, пропуская фляжку, а потом слились, не оставив никаких следов на чуть поблескивающей черной ткани, - большим пальцем сдвинул крышечку и уже собирался сделать глоток, когда тихий, но отчетливый голос спросил:
      
      - Штефен Волчек вас Гишу (1)?
      
      - Так точно, - ответил он на келише, чуть помедлив. Фляжку закрыл, но оставил в руке.
      
      - Ты говоришь на нашем языке? - в голосе послышалось удивление.
      
      - Меня учил один из ваших, - Волчек говорил медленно, но правильно, слишком правильно, как обычно бывает у недавно выучивших иностранный язык. - Изгнанник.
      
      - Учил? - в голосе послышалось напряжение.
      
      - Я убил его, - обыденным тоном сказал суранец. - Оказалось, что он работал на Серого Посредника и пытался продать меня ему.
      
      - Немного не то, что следует рассказывать другому кварианцу, - нервно произнес голос.
      
      - Зато правда, - отрезал спецназовец.
      
      Послышался слабый шорох, как если бы невидимый собеседник переминался с ноги на ногу.
      
      - Что у тебя в руке?
      
      - Фляжка с кофе. С напитком, - уточнил он.
      
      - Ты вооружен?
      
      - Нет. Если бы я собирался убить тебя или похитить, я бы уже отчитывался об успешной операции. Вместо сумки заложил бы мину с боевым или оглушающим зарядом.
      
      - Сумки?
      
      - В двух шагах от тебя, под кучей мусора.
      
      Из туннеля послышалось негромкое шуршание.
      
      - Там дробовик, полевой ремонтный набор к нему, несколько саларианских светошумовых гранат и заряженные аккумуляторы. А, и с десяток кварианских рационов.
      
      Шуршание дополнилось легким металлическим стуком и в целом приобрело какой-то технический оттенок.
      
      - Почему светошумовые?
      
      - Возможно, потому что ты на густонаселенной станции? - с легкой иронией предположил спецназовец. - Если на улице бросать в преследователей боевые гранаты, к погоне могут подключиться представители властей Цитадели с приказом стрелять на поражение.
      
      - Откуда ты знаешь, что меня преследуют?
      
      - А почему еще мы встречаемся здесь, а не на набережной или в кафе?
      
      На некоторое время воцарилось молчание, на мгновение прерванное отчетливым звуком резца, срезающего щепочки-картечины с бруска-магазина.
      
      - Ну вот, теперь мы в неравных условиях, ты вооружена, а я - нет, - удовлетворенным тоном заметил Волчек. - Как ты, все еще ощущаешь себя в опасности?
      
      - Да, - недовольно ответили ему.
      
      - Мудрый ответ! - похвалил суранец.
      
      - Что ты от меня хочешь? - напряженно спросил голос.
      
      - Я слышал, ты интересуешься гетами и неплохо разбираешься в них.
      
      - Да, это так, - в голосе прибавилось льда. - Но не смогу сейчас ничего рассказать.
      
      - Почему?
      
      - Потому что у меня уже есть другой клиент. Я обещала, что буду работать только на него.
      
      - Он обещал тебе убежище? - выстрелил наугад Волчек и, не услышав ничего в ответ, догадался, что попал в точку. Подождав немного, он сказал:
      
      - Мы можем укрыть тебя на борту нашего корабля. Там ты будешь в полной безопасности. Обеспечим тебя личной стерильной комнатой.
      
      - Мне жаль, но я не могу. Я уже обещала, - упрямым тоном ответил голос. - Вещи я сложу обратно в сумку.
      
      - Оставь себе, - почти приказал спецназовец. - За тобой охотятся наемники, это самое малое, чем я могу тебе помочь. Считай, что взяла вещи на обменной палубе (2).
      
      - Наемники.. - медленно проговорил голос. - Ты имеешь какое-то отношение к взрыву в подвале Мед. Клиники?
      
      - Без комментариев, - быстро ответил Волчек, и собеседница невесело рассмеялась:
      
      - Я не знаю, кто хуже: те, кто охотятся за мной, чтобы убить, или непрошеные защитники?
      
      - Не за что, - насмешливо сказал суранец.
      
      - Я не хочу оказаться неблагодарной, - быстро заговорил голос, и Волчеку пришлось перебить: - Пожалуйста, чуть медленнее.
      
      - Я не хочу оказаться неблагодарной, - уже спокойнее сказала Тали'Зора нар Райя, сделав несколько шагов вперед и оказавшись почти рядом со спецназовцем. Волчек неторопливо повернулся к ней, встав так, чтобы оказаться между ней и выходом из туннеля. Дробовик она держала уверенно, опустив ствол вниз. - Но прямо сейчас я связана обязательствами, которые я взяла на себя - возможно, несколько безрассудно, но тем не менее... В общем, я не могу нарушить уже данное мной обещание.
      
      Она внезапно заглянула ему в лицо.
      
      - Вы правда из другой галактики? - В ее голосе зазвенел восторг молодого естествоиспытателя. - И я одна из первых кварианцев, встретивших людей из другой галактики!
      
      Тали танцующей походкой обошла пришельца из другой галактики, пытавшегося при этом по-прежнему встать между нею и выходом.
      
      - Вы выглядите в точности, как землянин, - с некоторым сожалением сказала она.
      
      - Хвоста и рогов у меня нет, - несколько раздраженно ответил он. - Да не приближайся ты к выходу, еще заметит кто-нибудь!
      
      - Извините, - смущенно сказала она. - Но ваша одежда! Никогда не видела ничего подобного! Наночастицы?
      
      - Да, - уже мягче ответил Волчек.
      
      - Послал же космос на мою голову неоперившуюся девчонку, - он хотел подумать, но вместо этого передал свою мысль Иве. Наглая машина в ответ хихикнула.
      
      - В металлолом сдам, - неубедительно пригрозил он, на что Ива опять хихикнула.
      
      Сильные пальцы ухватили его за обшлаг рукава.
      
      - Вы позволите?
      
      Волчек только закатил глаза к потолку, потом вспомнил, что кварианцы не понимают человеческих выражений лица, и сказал: - Могу даже подарить кусочек на память.
      
      - Это было бы великолепно!
      
      - Учти, эти технологии вы не сможете воспроизвести, - сказал он и даже сквозь затемненный визор кварианского шлема увидел, как сразу потухли только что буквально сиявшие энтузиазмом чужие глаза: - Ни одна цивилизация Млечного Пути не вырабатывает столько энергии, сколько нужно для исследований в данной области.
      
      - Тогда лучше не надо, - сказала она, и ее голос чуть дрогнул. - Сувениры мне не нужны.
      
      Плечи Тали поникли, голова чуть опустилась - чисто ребенок, который вдруг узнал, что не пойдет на праздник, подумал спецназовец. Он почти физически ощущал ее горькое разочарование.
      
      - Тали, мы обязательно поделимся чем-нибудь с твоим народом, - мягко сказал он. - Но не прямо сейчас.
      
      - Мне надо идти! - вдруг вскинулась она, взмахнув оружием так, что Волчеку пришлось отвести рукой случайно направленный на него ствол.
      
      - Напиши мне, если не получится с тем клиентом, - попросил он. - Кстати, твой канал связи - единственный, который наши эксперты считают безопасным и защищенным от взлома любыми спецслужбами этой галактики.
      
      - Но вы можете его взломать? - с подозрением, смешанным с гордостью, спросила она.
      
      - Не знаю, - соврал Волчек.
      
      Она молча глядела на него несколько секунд, затем отвернулась и сказала:
      
      - Спасибо за вещи. Я.. найду способ выразить свою благодарность. Правда. А сейчас - прощайте. Благословенна родина, которую я надеюсь увидеть.
      
      - Благословенна родина, которую ты увидишь, еще не состарившись, - эхом откликнулся суранец.
      
      Тали уже сделала несколько шагов вглубь туннеля, когда до нее дошел смысл сказанного им.
      
      - Не шутите так, - твердо потребовала она.
      
      - Я не шучу, - спокойно ответил Волчек. - Прощай.
      
      
      (1) "Штефен Волчек с "Гишу" " (келиш)
       (2) Обменная палуба - место на кварианском корабле, где кварианцы оставляют ненужные им вещи или ищут среди оставленных понадобившиеся им.
      

    "Акина"

      
      
      Газопылевая туманность Вуаль Персея. Не отмеченный в лоциях район неподалеку от масс-ретранслятора Тиккун.
      
      
      Эсминец "Акина", несколькими днями ранее доставивший авизо "Гишу" в галактику Млечный путь (авизо в девичестве было канонерской лодкой, а любой эсминец класса "Каус", еще вполне современный, мог разместить в своих ангарах целых две), незаметно подкрадывался к одной из предполагаемых трасс гетов. Со старинным морским кораблем класса "эскадренный миноносец" он имел крайне мало общего - разве что в иерархии судов Федерации занимал положение между канонеркой и крейсером. На лиа'су, языке лиатов, он назывался "сил'нирир" - "крупная охотничья лодка" и был предназначен для непосредственной поддержки линейных кораблей в составе эскадр, а также для кратковременных одиночных или групповых рейдов и планетных операций. Сил'нирир был также самым крупным кораблем Флота, приспособленным для посадки на планеты. Нет, продвинутая техника лиатов позволяла, конечно, сажать хоть километровые линкоры - только занимало это столько времени, что гораздо проще было оставить гигантский корабль на орбите и использовать для погрузки и разгрузки челночные транспорты.
      
      Большая часть находившихся на борту людей отдыхала. Эсминец, укомплектованный тридцатью шестью членами экипажа (тридцать четыре штатных и два гардемарина-стажера), двенадцатью мехгвардейцами и таким же числом пилотов тяжелых перехватчиков (в ангарах "Акины" ждали своего часа, помимо канонерки "Тери" - родной сестры "Гишу", шесть новейших "Лишайников"), жил по единым флотским часам Федерации - а по ним сейчас была полночь. Бодрствовала только ночная вахта во главе со старшим офицером, который несколько минут назад скомандовал гардемарину взять на себя командование кораблем и теперь из-за резервного командного пульта, немного волнуясь, следил за действиями обучаемого. Волноваться на самом деле было не о чем - конкурс даже на должности рядовых матросов Флота исчислялся тысячами человек на одно место, и через многослойное сито отборочных комиссий безответственные или плохо обученные кандидаты проникнуть не могли.
      
      Командир эсминца капитан-лейтенант Хадере мирно спал у себя в каюте и видел во сне дождевые леса своей родной Улары (1). Он улыбался, потому что в своих грезах наблюдал сейчас за смешно переругивающимися и дерущимися из-за плодов разноцветными попугайчиками.
      
      Бесшумно работали системы всеволнового камуфляжа. Шероховатая поверхность обшивки корабля действовала, как бесчисленное множество излучателей, без устали изображая окружающее пространство со звездами и матовым шлейфом туманности так, что эсминец можно было заметить, только столкнувшись с ним. Любые датчики, нацеленные на него, без малейшего сомнения доложили бы своим хозяевам, что видят точно такой же вакуум с несколькими случайными атомами водорода, что простирается здесь повсюду на несколько световых лет вокруг. Любые волны или частицы, поглощенные было корпусом корабля, немедленно появлялись с другой его стороны, причем так, как они двигались бы, пройдя сквозь пустоту. Если бы вы как-то пометили элементарную частицу, а потом запустили бы ее прямо в эсминец, то вот тогда бы обнаружили, что в какой-то неуловимый момент ваша частица исчезла, а дальше полетела ее точная копия. Но что во Млечном Пути, что в Большом Облаке из всех известных цивилизаций так подковать частицу умели только лиаты.
      
      Эсминец, как волк, выслеживающий оленя, двигался по старому следу одного из кораблей гетов. Говорят, что на воде кильватерный след прошедшего судна можно различить спустя часы, иногда даже спустя сутки. В условиях космической пустоты след от корабля с термоядерной силовой установкой и двигателями на основе эффекта массы может держаться и дольше. Правда, ни простым глазом, ни средствами, имеющимися в распоряжении разумных существ Млечного Пути, его не увидеть. Но лиатов смотреть на звезды и окружающий космос учили Звездочеты - цивилизация, которая в своем стремлении разглядеть все подробности мироздания преодолела множество казавшихся неприступными ограничений. Поэтому там, где самый лучший саларианский или турианский разведывательный фрегат видел бы лишь пустоту и далекие звезды, "Акина" наблюдал отчетливый, хотя уже и начавший размываться след, несомненно, принадлежавший безлюдному кораблю цивилизации разумных машин. Операторы эсминца все еще ждали подробного каталога кораблей гетов, который, по слухам, должен был вот-вот добыть доставленный сюда вместе с посольским авизо суранский спецназовец - говорят, исключительная звезда глубинной разведки, то ли пять, то ли десять лет под видом землянина проживший в этой галактике и знавший почти все ее секреты, - поэтому вынуждены были пользоваться другим, общедоступным в местной информационной сети, который больше походил на детскую книжку "Раскрась дредноут". Из почерпнутых из него скудных и навряд ли полностью достоверных сведений следовало, что след оставил крейсер, судно немногим крупнее "Акины", способное долго патрулировать вдоль условной границы туманности, перехватывая при необходимости всех незваных гостей извне. Геты триста лет не хотели никого видеть внутри туманности, которую, видимо, считали своей, и за пределы которой никогда не выходили - до последнего времени.
      
      "Акина" поддерживал постоянную связь с "Гишу" и коммуникационным центром посольства Федерации на Цитадели. Об атаке на Иден Прайм на борту узнали сразу же, и командир немедленно направил корабль к Вуали. Где-то на почтительном расстоянии притаились эскадры Альянса и рас Цитадели: с одной стороны, их правительства были обеспокоены возникшей угрозой, с другой - боялись спровоцировать гетов на новые атаки. Хадере сообщил командирам флотов о своих намерениях - патрулировать края туманности, собирая разведданные и находясь в готовности перехватить новых рейдеров, если те появятся в районе масс-ретранслятора - в ответ обычно хвалили решительность командира, но осторожно (или не очень) намекали, что эсминец запросто сгинет где-то в Вуали, как сотни кораблей до него.
      
      Сенсоры эсминца уже несколько раз обнаруживали места подобных исчезновений - в черной пустоте межзвездного пространства, где и одинокий атом водорода далеко не сразу встретишь, вдруг попадались небольшие облака пыли и мелких частиц искусственного происхождения. Датчики, определявшие состав встреченной материи, показывали различные металлы, иногда "нулевой элемент", а один раз уведомили о наличии органических остатков. Присутствовавшие следы нуклеиновых кислот показали, что это были останки батарианца. Офицеры "Акины" заключили, что каждое из этих скоплений мусора, удаленных друг от друга на огромные расстояния, свидетельствовало о гибели одного из пропавших кораблей, и что все более крупные обломки, вероятно, были увезены рачительными гетами. Корабли погибли достаточно давно, от пятидесяти до ста лет назад - во всяком случае, так оценивала возраст обломков Зира, бортовой компьютер эсминца, имевшая в своем распоряжении обширный набор диагностических средств. Исключением было то облако пыли, что содержало органику - его Зира датировала двадцатью двумя годами. Данные генетического анализа, хотя и неполные, отправили на Цитадель и в Батарианскую Гегемонию, но по прошествии нескольких дней ответов не было - то ли из-за фрагментированной реконструкции кода не удавалось установить личность погибшего, то ли никто не считал нужным ответить представителям какой-то там Федерации из другой галактики. Анализ пыли не дал почти ничего - марки определяемых сплавов использовались для строительства кораблей всеми расами Млечного Пути, и лишь в одном случае, благодаря замеченной уникальной комбинации элементов, можно было с уверенностью сказать, что погибший девяносто два года назад звездолет был турианского происхождения. Вот тут экипаж удостоился сдержанной благодарности одного из генералов Иерархии, так как помог поставить точку в старом деле о пропавшем экспериментальном фрегате, до этого момента бросавшем тень на репутацию уже покойного конструктора кораблей - так как до последнего момента считалось, что фрегат погиб совсем в другом месте из-за грубых ошибок в проекте.
      
      Над капитанской консолью вдруг возник новый виртуальный экран. Общий для всех экранов фон мигнул красным, раздался пронзительный звук зуммера, и компьютер доложил:
      
      - Зонд 21 перехватил переговоры небольшой группы кораблей, предположительно - батарианских пиратов.
      
      Пользуясь туннелями Недера - как бы невидимыми червоточинами в пространстве, скорость внутри которых с точки зрения внешнего наблюдателя намного превышала световую, - эсминец регулярно запускал в пространство вокруг себя просто устроенные беспилотные аппараты, оснащенные мощными средствами всеволновой и иной разведки.
      
      - Вести запись. Перевод - на экраны и аудио, - не пытаясь скрыть волнения, приказал гардемарин. Старший офицер одобрительно кивнул.
      
      Раздался скрежет, потом какое-то хрюканье с завываниями, и наконец характерный носовой голос произнес:
      
      - ...Бедновато выглядит.
      
      - Харул, это Вуаль! Кто богато выглядит, сюда не летает, - захохотал другой батарианец.
      
      - Пеленг взят, определяю местоположение, - проинформировала Зира.
      
      - Не уверен, что окупим даже потраченную энергию, - проворчал Харул. - А если еще и обшивку мне повредят? Чтобы наскрести на ремонт, придется закладывать "Банеррон" этим ублюдочным карликам.
      
      - Харул, моим парням нужна разминка, - мягко встрял в разговор третий. - Еще немного, и на абордаж они возьмут одного из вас.
      
      - Или тебя лично, Элуар! - продолжал веселиться второй. - А мои парни...
      
      - Тихо! - рявкнул Харул. - Я только что засек еще кого-то.
      
      - Местоположение определено, вывожу на тактическую карту, - невозмутимо сообщил компьютер. - Групповая цель, пять засветок.
      
      - Тип? - сухо бросил гардемарин. Глаза его горели.
      
      - Неизвестен. Судя по сигнатурам, фрегаты. - Зира помолчала немного и затем добавила: - Очень низкий уровень мощности энергетических установок.
      
      - Текущий или предельный? - сердито спросил он, тоном подразумевая, что доклад компьютера сразу должен был включать в себя эту информацию.
      
      - Текущий в данный момент соответствует предельному, - все так же невозмутимо ответила машина.
      
      - Полный холостой ход, в любой момент готовы сорваться с места, - вслух размышлял стажер. Решение он принял очень быстро, даже слишком - не было практического опыта, над которым можно было бы продолжительно размышлять. - Боевая тревога! Зира, разбуди капитана!
      
      По кораблю пронесся хриплый заунывный вой - будто умирающий музыкант из последних сил дул в свою валторну. Несмотря на то, что уже почти тысячелетие существовали куда более деликатные способы быстро разбудить спящего военнослужащего, флот Федерации упорно хранил античную традицию поднимать с отдыха резким сигналом охотничьей трубы. Но корабль не наполнился топотом бегущих ног - во-первых, палубы были покрыты гасящим любые звуки и вибрации настилом, во-вторых, в патрульной конфигурации каюта каждого члена экипажа располагалась в двух шагах от его боевого поста. Не прошло и двух минут, как гардемарин принял последний доклад о прибытии на свое место (что неудивительно - от второго гардемарина, разволновавшегося и путавшегося от этого в снаряжении). За этот промежуток все отдыхавшие успели натянуть легкие, но прочные скафандры, напоминавшие бронекостюмы легкой пехоты, только сильно похудевшие. Ожила и замигала зловещими багровыми огоньками панель систем управления огнем, а палубы чуть завибрировали, когда шаровые установки главного калибра повернулись несколько раз на произвольные углы, проверяя работу прицельных механизмов.
      
      Все это время батарианцы молчали, слышалось лишь посвистывающее дыхание одного из них, забывшего отключить режим передачи. За спиной гардемарина бесшумно возник капитан-лейтенант, чудесным образом перешедший от глубокого здорового сна в повышенно бодрое состояние менее, чем за минуту. Еще более контрастно он смотрелся рядом со вторым стажером, только что плюхнувшимся на место оператора систем живучести и зевавшего так, что хрустели суставы челюсти.
      
      Старший офицер уже оповестил Хадере обо всем происшедшем текстовым сообщением, и капитан, повернувшись к нему, быстро сжал и разжал кулак - жест полного одобрения. По мнению Хадере, стажер принял самое верное решение - поняв, что достиг пределов своей компетенции, привел эсминец в боевую готовность, и тем самым опосредованно сообщил о важности ситуации командиру. Гардемарин ждал, что тот примет командование, но капитан молчал, желая и дальше испытать будущего офицера в реальной обстановке.
      
      - Исчез.. - донесся из акустических систем разочарованный хриплый вздох. - Жирный был, наверняка купец с "контрабасом". Непруха.
      
      Кто-то ответил, коротко и неразборчиво.
      
      - Размером с крейсер? Да ты "красного песка" натрескался что ли, Шобар? - злобно спросил Харул - У меня сканеры лучше, чем у асарийских ведьм, заметили бы крейсер и в сто раз дальше! Буркала свои протри, все четыре штуки.. пока их тебе не проредили! - угрожающе закончил он.
      
      Капитан вопросительно посмотрел на вахтенного офицера, отвечавшего за поиск и сопровождение целей, а также за незаметность эсминца. Тот покачал головой: как и у землян, это означало отрицание: "Они не нас видели."
      
      - Зира, визуальный отчет со сканеров, - нарушила тишину громкая команда стажера. Окно с отчетом моментально повисло над оперативно-тактической консолью. Стажер в несколько секунд выделил и увеличил сегмент показаний гравитационных датчиков, преобразовал его в окружность, показывающую азимуты возмущений относительно положения эсминца, и сдвинул тайминг на три минуты назад. Рядом с пятью крохотными, но ясно видимыми прыщиками на ровном фоне, изображающем пустоту, вдруг возникла еще одна сигнатура, размытая, нечеткая, но значительно большая по размерам. Стажер, торжествующе обернувшийся к старшему офицеру, неожиданно столкнулся взглядом с капитаном, но не стушевался, а звонко спросил:
      
      - Зира, почему не доложила о шестом объекте?
      
      - Уровень и продолжительность сигнала не достигли минимальных значений, требуемых для доклада, - сухо ответил компьютер.
      
      - С этого момента докладывай о любых подобных аномалиях! - приказал гардемарин.
      
      - Харул? Харул, по-моему, это геты! - взволнованно пропыхтел голос того, кого ранее назвали Элуаром. - Глянь на четыре-семнадцать!
      
      - ГЕТСКИЙ КРЕЙСЕР! - неожиданно заорал сам Харул, и Зира поспешно убавила громкость. - Все, пиратики мои, не срослось! Валим отсюда!
      
      - Батарианские фрегаты перешли на сверхсвет, - прокомментировала она.
      
      - Зира, да продвинь ты его еще дальше, мы же не видим, кого они там выслеживали! - с досадой крикнул стажер, глядя, как пять точек одна за другой тают без следа.
      
      - Зонд 23 только что достиг требуемой дистанции, - словно не замечая эмоций человека, проговорила машина. - Сканирую.
      
      Над консолью появилось трехмерная мешанина сверкающих полосок, лучей и скоплений точек, затем изображение мигнуло и сменилось изображением двух кораблей недалеко друг от друга. Тот, что побольше, вел ураганный обстрел второго, чьи кинетические щиты уже тревожно моргали, указывая на их скорое отключение.
      
      - Корабль Мигрирующего Флота атакован крейсером гетов, - пояснила машина. - Огневое решение по обоим кораблям подготовлено для трех носовых установок.
      
      - Кварианец заслоняет от нас гета, - заметил старший офицер. Капитан бросил на него укоризненный взгляд: сейчас командует стажер, подсказывать ему не следовало.
      
      Руки гардемарина замелькали в воздухе, прокладывая на виртуальной карте боевой курс, и он скомандовал:
      
      - Смещение по моему сигналу! Носовые установки - на боевой!
      
      - К смещению готов, - доложил штурман.
      
      - Есть на боевой! -рявкнул старший артиллерист.
      
      - Первая установка, после смещения - огонь по готовности, лучом и стрелой! Штурман! Смещение!
      
      Эсминец исчез и через несколько секунд возник снова, но уже значительно ближе к месту сражения. За эти мгновения произошло многое. Ускорители масс крейсера снесли защитное поле своей жертвы и теперь крушили его обшивку. Одна из болванок прошила машинное отделение, осколками оборудования были перебиты основные и дублирующие кабели, соединявшие рубку и двигатели, так что кварианское судно полностью лишилось хода. Оно все еще вело ответный огонь, слабевший с каждым новым попаданием вражеского снаряда в корпус, но по его характеру и интенсивности было понятно, что его вооружение было исключительно оборонительным и не могло даже толком поцарапать мощный щит крейсера. Кварианский транспорт уже почти исчез за облаками замерзших водяных паров, выброшенных разницей в давлении через пробоины, а его турельные установки замолчали, когда головная носовая установка "Акины" открыла огонь.
      
      Сам момент залпа вообще не был заметен.
      
      Сначала где-то в глубине пятнадцатиметровой сферы, только что довернувшейся и нацелившейся своими утопленными в поверхность жерлами на изогнутый, как клюв птицы, нос чужого крейсера, тонко заныл теребратор, создавая между оружием и его целью окольный путь в обход привычного пространства. Только очень внимательный наблюдатель, расположившийся рядом с дульными срезами орудий носовой установки или с точкой на корпусе крейсера, куда они были нацелены, увидел бы что-то странное: в определенной точке пространства звезды начали мерцать, как будто здесь, очень далеко даже от самой ближайшей планетной системы, вдруг забил ниоткуда густой поток прозрачных атмосферных газов.
      
      Одновременно сухо треснули разряды, и, если бы в безлюдной установке кто-нибудь находился, он услышал бы еще и непродолжительное низкое гудение. Спустя чрезвычайно малый промежуток времени в стабилизировавшийся туннель Недера устремился плотный поток частиц, никогда не встречаемых в наблюдаемой части Вселенной. Спустя еще меньший промежуток они, беспрепятственно миновав защитное поле, достигли первого слоя обшивки крейсера и оказали на него примерно такое же действие, какое вода оказывает на бумажную салфетку. Часть их исчезла, превратившись в более привычные нам элементарные частицы, остальные помчались дальше, пронизав все встреченные на пути препятствия, вплоть до наружной кормовой обшивки. Они мчались строго по прямой, и только в одном месте близость главной термоядерной установки немного изменила их траекторию. В результате защитные контуры энергетического сердца крейсера были нарушены, но прошло еще слишком мало времени, чтобы сработали аварийные защитные системы, отключающие ее в такой опасной ситуации.
      
      Ускоритель частиц замолчал, и наступило время последней стадии залпа. Со звуками, похожими на щелканье бичей, сработала гравитационная катапульта, и керамитовая болванка на немыслимой скорости покинула направляющие. И снова наблюдатель не увидел бы ничего впечатляющего, разве что отметил бы незначительное рысканье эсминца, вызванное отдачей и последующим компенсирующим маневром навигационной системы. Мало того, что скорость снаряда была слишком высокой, чтобы заметить его даже на бескрайних просторах космоса, так еще и двигался он вне нашего пространства, вынырнув из туннеля всего в нескольких метрах от участка обшивки, предварительно размягченного ускорителем частиц.
      
      Вот результат его попадания не заметить было сложно. Сначала ярко-белым вспыхнул и погас кинетический щит, разрушивший головной элемент тандемной конструкции болванки ценой своего полного отключения. Основная же часть снаряда прошила крейсер насквозь, причем каждое его прохождение через очередной материальный объект сопровождалось исключительно зрелищными пиротехническими эффектами, затмевающими любой фейерверк и хорошо заметными снаружи. Принесенной выстрелом энергии было столько, что даже вторичные осколки пробивали несколько переборок, а потом и наружную обшивку крейсера изнутри. На всем пути болванки через металлические внутренности вспыхивали маленькие плазменные солнца, чей ослепительный свет несколько мгновений пробивался наружу через многочисленные пробоины и сквозь облака пыли и газов, окутавшие крейсер.
      
      Из кормы снаряд вылетел, похудев почти в сто раз: это была уже скорее крупнокалиберная пуля, окутанная яркими шлейфами плазмы, и для слишком медленного органического восприятия выглядевшая, как тонкий голубой луч, на мизерные доли секунды протянувшийся куда-то в бесконечность.
      
      А затем тяжело раненый крейсер рванулся вперед и исчез, оставив за собой медленно тускнеющую, светящуюся пелену, похожую на северное сияние, в которой бриллиантами на мгновенье вспыхивали блестящие обломки.
      
      
      
      
      (1) Планета в галактике Большое Магелланово Облако, одна из первых колоний лиатов. Система Улары - это главная база Резервного Флота Федерации, в который входит и "Акина".
      

    Перекресток

      
      - Мы вошли в Перекресток, - вместо приветствия сказал капитан Лорат. Он был в парадной форме и восседал за своим рабочим столом, как монарх на троне, держа спину прямо, а голову - с королевским достоинством. Неизменный искусственный свет Цитадели, беспрепятственно проникавший в кабинет через большое многосекционное окно посольского здания, подчеркивал его величие не хуже специального сценического прожектора.
      
      Перекрестком лиаты называли систему одинарной красной звезды на границе одной из туманностей Большого Магелланова облака, известной землянам под именем Тарантула. Через эту систему - включавшую в себя две планеты земного типа и еще две, на которых можно было жить примерно так, как живут исследователи на антарктических станциях, - проходили кратчайшие пути между другими крупными обитаемыми системами, одни из которых контролировались Федерацией, другие - ее врагами эрку. Взятие Перекрестка после двадцати лет осады означало, что ряд важных регионов эрку оказываются под угрозой блокады, а значит, инициатива в многовековой войне окончательно переходит к лиатам и их союзникам.
      
      - То есть внутрисистемная оборона прорвана? - недоверчиво спросил суранец.
      
      - Прорвана, а затем уничтожена, - подчеркнул Лорат. - Мы полностью контролируем все межпланетное пространство.
      
      - Но там же девятнадцать станций класса "Неумолимость"! - Волчек пристально посмотрел на него.
      
      - Двадцать две, - поправил его капитан. - Буквально две недели назад они досрочно ввели в строй еще три - без многих второстепенных систем, но с полноценным вооружением. А теперь у них там нет ни одной. Двадцать уничтожено, две из числа недостроенных захвачено, в том числе одна - с помощью твоих коллег из второй роты.
      
      - Шигер, значит, провернул-таки свой план "Зед", - устало сказал спецназовец, и на его лице появилась слабая улыбка.
      
      - Шигер? - переспросил капитан. - Я его знаю?
      
      Волчек на несколько секунд задумался.
      
      - Не думаю. Это главный теоретик батальона по диверсиям в вакууме. Постоянно фонтанирует идеями и первый бежит проверять их на практике. У него больше ранений с разгерметизацией, чем, наверно, у всей остальной роты.
      
      - Да, раненых там много, - думая о чем-то своем, невпопад ответил Лорат. - Потери вообще большие. Даже мои, во втором эшелоне, написали, что выводятся на пополнение.
      
      - Себастиан? - удивленно спросил Волчек.
      
      - Извини, задумался. Мой старый взвод в прошлом году там пропал, в полном составе, - криво усмехнулся капитан мехгвардии. - С тех пор ничего не известно. Может, на планетах лагеря для военнопленных есть..
      
      Оба понимали, что надежда снова увидеть кого-то из тех пропавших была призрачной. Своих пленных эрку допрашивали, не стесняясь в средствах, и одновременно сортировали, отделяя полезных от бесполезных. Полезных увозили далеко вглубь Совершенной Демократии и активно склоняли к сотрудничеству, иногда чуть ли не годами. Бесполезных использовали в научных и медицинских экспериментах или просто оставляли умирать без еды и воды. И неизвестно еще, что было мучительнее.
      
      - Хватит о грустном, - встрепенулся первым после долгого молчания суранец, - расскажи, что там с планетами?
      
      - Общее население, по приблизительным подсчетам, свыше миллиарда, - ответил Лорат и глянул в окно, видимо, вспомнив, сколько миллиардов проживают на Цитадели. - Везде работают твои товарищи, но результаты, скажем прямо, не обнадеживающие. Планетарная оборона очень мощная, флот вынужден все время маневрировать, чтобы не оказаться в зоне поражения наземных установок. К тому же все время обнаруживаются новые установки на необитаемых планетах, спутниках и астероидах. На газовом гиганте платформа с гауссовками плавала глубоко в атмосфере, представляешь? Состояла почти целиком из одних реакторов, молчала до последнего, а затем сбила два больших транспорта.
      
      - Сбила? - поразился Волчек. - На транспортах же защита почти как на крейсерах!
      
      - Я же говорю: там реакторов было, как блох у гишу, - терпеливо пояснил капитан. - Гауссовки в полкилометра длиной лупили очередями. Банально перегрузили гравирефлекторы и "кинзу" избытком баллистических целей, а потом просто изрешетили. Линкор испепелил платформу через пять минут после первого ее выстрела, но транспорты уже погибли. И таких сюрпризов там - полсистемы. Не поверишь - для Зонтика не хватает собственного ресурса флота. Везут дополнительно отовсюду, даже с Сурана.
      
      Спецназовец на мгновенье вспомнил подземные автоматические заводы наночастиц, жерла финализаторов, из которых с шуршанием вытекала черная блестящая река, распадавшаяся далее на множество аккуратных ручейков. Те, в свою очередь, с легким шипением мчались куда-то далеко-далеко, в гигантские хранилища.
      
      - У нас на сто таких систем хватит, - уверенно сказал он. - Так значит, в ближайшее время - подавление планетарной обороны и зачистка?
      
      - Подавление уже идет, - уточнил Лорат, - вернее, и не прекращалось с начала атаки. Но ты же знаешь, как эрку делают.
      
      Волчек очень хорошо это знал. Все узлы планетарной обороны, за исключением самых секретных, эрку располагали среди жилых кварталов. Некоторые из них удавалось разрушить ювелирно точным ударом, не задев мирное население, другие можно было поразить только залпом такой мощности, что неизбежно приводила бы к гибели тысяч местных жителей. Лиаты принципиально не воевали с гражданскими лицами и не предпринимали ничего, что могло бы причинить, как говорили эрку, "побочный ущерб". Последние хорошо об этом знали и безгранично пользовались тем, что считали постыдной слабостью своего противника, при этом сами не останавливались ни перед чем. В результате принципиальность лиатов обходилась им самим очень дорого.
      
      - Ходят слухи, - снова заговорил капитан, - что на четвертой планете заложен "Миролюбец".
      
      Так называлось стационарное планетарное устройство, способное расколоть литосферу планеты и смешать ее с мантией. При последнем его применении число жертв исчислялось сотнями миллионов, а эрку, похоже, было все равно, что оно не имело решающего военного значения. Или ты служишь эрку, или умирай.
      
      - Очень надеюсь, - медленно проговорил суранец, - что это только пропаганда. Все-таки "Миролюбцы" очень затратны и в производстве, и при закладывании.
      
      - И я надеюсь, - Лорат пододвинул к себе лист электронной бумаги, - но ты же знаешь одержимость эрку сверхоружием.
      
      Он провел пальцем по листу, вглядываясь в мелькающие символы.
      
      - И все же, - задумчиво продолжил он, - все же ситуация уникальная. Настолько, что коллеги из армейской разведки просчитывают сценарий капитуляции планетарных гарнизонов.
      
      - Однако, - только и нашел что сказать Волчек.
      
      - Об этом пока рано говорить, - поспешно уточнил капитан, - но для этого есть основания. Помнишь проект "Печальная мелодия"?
      
      - Любительское вещание на подконтрольные врагу планеты? - не без удивления спросил спецназовец. - Я думал, он отложен до лучших времен.
      
      - Какой же ты неисправимый пессимист, Штефен, - с чувством сказал Лорат, и собеседник еще более изумленно посмотрел на него. - Может, ты ничего не заметил своими спецназовскими очами, но лучшие времена наступили, вообще-то. Мы в них живем. Так что проект работает, а самое главное - их слушают.
      
      - Я заметил, - несколько раздраженно парировал Волчек, - что благодаря моему, как ты говоришь, пессимизму, я пережил четыре полевых выхода. И заодно побывал на похоронах некоторых оптимистов. Я рад, что проект задействовали, но, откровенно говоря, я сомневаюсь в его успехе там, в Перекрестке. Думаю, все пойдет стандартным образом, и нам не только не дадут усиления, но и заберут у нас "Акину".
      
      - "Акина"-то! - спохватился капитан. - За пять минут до твоего прихода радировала, что отбили кварианский транспорт у гетов. Прошили их крейсер стрелой от носа до хвоста.. до кормы - поправился он, заметив едва уловимую реакцию спецназовца на неправильный термин.
      
      - Крейсер сбежал? Наверно, Лираю дали покомандовать? - скептически поинтересовался тот.
      
      - Сбежал, но командовал Танле, - хладнокровно ответил Лорат. - Хадере говорит - отлично командовал, гет бежал из последних сил, восемьсот тонн обломков оставил. Пробили все, включая реактор, но у него батареи размером с небоскреб, на них и ушел.
      
      - Один черт, пустили стажера в рубку. Сам Хадере проткнул бы ему только батареи с реактором - аккуратно, как Итле уколы делает, когда в хорошем настроении, - не сдавался суранец. - Капитан-лейтенант просто очень воспитанный моряк, про своих - или хорошо, или ничего. Так вот, ходили бы сейчас по палубам их крейсера! А теперь вместо этого будем в мусоре копаться.
      
      Покачав головой, капитан молча открыл ящик стола и достал оттуда плоскую черную флягу.
      
      - Это ведь не кофе, - с подозрением сказал Волчек.
      
      - Das ist Schnaps, - с чудовищным лиатским акцентом подтвердил его подозрение дальний потомок восточнопрусских немцев, что выступили когда-то против определенной государственной идеологии. К счастью для них, они чуть-чуть, но не доехали до Бухенвальда, отправившись вместо этого за пределы Млечного Пути.
      
      - Твой немецкий в сто раз хуже моего чешского, - сочувственно заметил спецназовец.
      
      - Потому что твои чехи слишком уж уцепились за свои кнедлики и сливовицу, - ехидно ответил Лорат, плавным движением руки превращая подставку для бумаг в две стопки. - Я слышал, у вас там некоторые до сих пор знают на лиа-су только "включите перевод!".
      
       - Есть немного, - признал Волчек. - Ну так у твоих другая крайность - кроме "дер шнапса", ничего не осталось. Типичное лиатское племя.
      
       - Потому что после той войны, - капитан ловко, одним движением, наполнил обе стопки и захлопнул крышку фляги, - быть немцем как-то не очень хотелось. Даже в Облаке, где никто вроде и не попрекал тебя национализацией.
      
       - Национальностью, - поправил его суранец. - Национализация - это когда государство забирает себе чьи-то заводы.
      
       - И то, и другое для меня одинаково малопонятно, - махнул рукой Лорат. - Без Рами я бы давно сел в лужу, общаясь с кем-нибудь из землян.
      
       - Danke für die lieben Worte, Herr Kapitan! - звонким голосом отозвалась его информационный помощник, блестяще воспроизводя выговор разбитной берлинской кельнерши. Волчек расхохотался.
      
       - Брысь! - с деланной строгостью сказал ей капитан, встав с места и передавая стопку спецназовцу. Не сговариваясь, оба посмотрели на стену напротив окна, где сразу после переезда Лорат повесил большую электронную картину в строгой рамке. Сейчас она воспроизводила "Акину" на фоне окутанной облаками Лиа - кто-то из Резервного флота сделал этот очень удачный снимок незадолго до их отбытия в другую галактику.
      
       - За наших бойцов, - просто сказал капитан и поднял свою стопку.
      
       - За победу, которую надеемся увидеть, - отозвался Волчек.
      
       Они немного постояли молча, задумавшись. Война шла уже шесть сотен лет; они родились во время военного положения, росли в первую очередь будущими солдатами, и только после этого - сыновьями своих родителей, а их гражданские специальности, хоть и выбранные по зову сердца, никогда не использовались и казались чем-то рудиментарным, каким-то собиранием гербария во время наводнения.
      
       И вот в первый раз за эти шесть столетий вдали вдруг замаячил, пусть и неотчетливо, конец этого страшного и кровавого пути. Неужели при их жизни наступит время, когда одному не надо будет тайно проникать во вражеский тыл и, терпеливо перенося неудачи, формировать местное сопротивление, другому - схватываться с врагом в жуткой, выматывающей последние нервы борьбе умов, где на кону стоят миллионы жизней? Когда можно будет свободно полететь из одной системы в другую на безоружном и незамаскированном корабле, и с тобой ничего не случится? Когда из повседневного быта уйдет оружие, исчезнут бронекостюмы, средства всеволновой борьбы и боевые тревоги? Когда из новостей пропадут ежедневные сводки, которых ждешь напряженно, со смешанными чувствами, внутренне готовясь не только порадоваться успехам, но и опечалиться потерями?
      
       - Ты специально так сказал, на кварианский манер? - разгоняя тревожную задумчивость, вдруг спросил Лорат.
      
       - Нет, случайно получилось, - усмехнулся суранец. - Видимо, я все еще под впечатлением от последнего диалога.
      
       - Может быть, ты забыл, - кротко сказал капитан, - но я вообще не в курсе, как прошел твой последний диалог.
      
       Картинно изображая отчаяние, Волчек ухватил себя за подбородок и тут же отдернул руку, будто обжегшись.
      
       - Сегодня что, уже вторник? - изумленно спросил он.
      
       - Ну да, скоро девять часов, как он наступил, - явно наслаждаясь его растерянностью, ответил Лорат и поставил пустую стопку на стол.
      
       - Идиотский двадцатичасовый цикл, - буркнул спецназовец, - и кретинское отсутствие ночи вне Президиума.
      
       Он тоже поставил свою стопку и осторожно потрогал подбородок.
      
       - И в таком виде я хожу на встречу с контактом. Стыдоба.
      
       - Да ничего у тебя не заметно, успокойся, - вежливо сдерживая смех, заметил капитан. - Еще сутки можешь не бриться, ты же не жгучий брюнет.
      
       - Да я сам за такой вид подчиненным наряды даю, - мрачно отозвался суранец, - мне что, самого себя теперь отправить драить гондек?
      
       - Не мог бы ты, - тихо начал Лорат, - для начала прервать свой сеанс самобичевания...
      
      Он запнулся и через секунду уже совершенно другим тоном добавил:
      
       - И хотя бы переслать мне стенограмму вашей беседы!
      
       Пустая рамка, лежавшая на столе, негромко звякнула и заполнилась светлым фоном, усыпанным черточками лиатских букв. Капитан взял ее и углубился в чтение. Спустя пару минут он поднял на собеседника глаза и спросил:
      
       - Ты не... Ты вообще нормально себя чувствуешь? Температуры нет?
      
       Волчек промолчал.
      
       - Почему ты берешься обещать такие вещи? Или ты собираешься в одно лицо освобождать их родную планету? - Лорат говорил очень медленно, тщательно артикулируя, и это было особенно невыносимым. Лучше бы он орал, подумал спецназовец. Возражать ему было нечем - он допустил грубую ошибку, которая могла повлечь за собой очень серьезные последствия. Выговор от Себастиана был по сравнению с ними сущей ерундой.
      
       - Скорее всего, Тали'Зора нар Райя уже написала письмо своему отцу. Помнишь, кто ее отец? - капитан продолжал сверлить его взглядом.
      
       - Адмирал Раэль'Зора, входит в Коллегию Адмиралов...
      
       - Отлично, вижу, что память не задета. - жестко заметил Лорат. - То есть что у нас в сухом остатке? Помощник военного атташе через полуофициальные дипломатические каналы сообщает Коллегии Адмиралов, что Федерация берется за освобождение Ранноха от гетов.
      
       Волчек и Ива одновременно воскликнули:
      
       - Этого я не говорил!
      
       - Слова мичмана Волчека не должны интерпретироваться подобным образом!
      
       Капитан молча смотрел на суранца. Тот быстро опомнился и сказал:
      
       - Ива, пожалуйста, не вмешивайся. Себастиан, я не давал повода так воспринимать сказанное мной...
      
       - А оно будет понято именно так, Штефен - резко парировал Лорат. - Ты о чем думал, когда говорил такое представителю руководства немногочисленных потомков когда-то великой расы, которые уже три века терпят невзгоды и лишения, связанные с постоянной жизнью на не предназначенных для этого кораблях? Хуже будет, - он обошел спецназовца вокруг, не отрывая от него немигающего взгляда, - хуже будет только тогда, когда они поймут, что это был всего лишь душевный порыв одного несдержанного на язык... суранца, - с усилием закончил он.
      
       - Кому мне сдать дела по кварианцам? - сделав усилие и погасив нехорошо блеснувший огонек в глазах, спросил Волчек.
      
       - Никому! - отрезал капитан. - У меня нет никого тебе на замену, а если бы и был - почему он должен убирать за тобой? Думай теперь, как нейтрализовать свои обещания или обратить их на пользу.
      
       - Но мы действительно на днях же обсуждали вопрос с Раннохом... - начал спецназовец.
      
       - Тогда мы еще не взяли Перекресток, Штефен, - холодно сказал Лорат. - Сейчас, с наполовину освобожденной системой на руках, мы не можем рассчитывать ни на подкрепления, ни на новые дипломатические ресурсы - того и гляди, "Акину" заберут. И это мы еще не берем в расчет активизировавшихся гетов, Сарена и возможное участие во всем этом Темных.
      
       - Кого? - напрягся суранец. - Ты про "спектра"? Он тут при чем?
      
       - То есть мои отчеты ты не прочитал, - констатировал капитан. Он снова прошелся по кабинету, на это раз вдоль окна, повернулся к собеседнику и оперся руками о подоконник.
      
       - Согласно показаниям одного из колонистов с Иден Прайм, "спектр" Найлус Крайк, турианец, был хладнокровно застрелен "спектром" Сареном Артериусом, турианцем же, неподалеку от места, где откопали протеанский маяк. Позднее Артериус был замечен в компании гетов. А маяк, кстати, пропал.
      
       - Оперативник ушел на вольные хлеба, - отреагировал Волчек. - Значит, не придет к нам на премьеру.
      
       - На какую еще премьеру? Не путай меня! - раздражение Лората начало понемногу просачиваться в его речь. - Ты видишь, что за каша заваривается? И тут еще ты со своими тщательно выверенными заявлениями!
      
       - Теперь понятно, откуда геты узнали про маяк, - проговорил суранец. Он пропустил мимо ушей последние реплики капитана. - Все это уже принимает масштабы небольшой войны, если учитывать, сколько ресурсов в распоряжении лучшего оперативника Совета. Надеюсь, Артериуса уже лишили полномочий и перекрыли ему доступ к этим ресурсам?
      
       - Совет делает вид, что ничего не знает, - устало ответил Лорат. - Прямых доказательств предательства Артериуса ни у кого нет. Слово фермера против слова лучшего "спектра" не значит ничего. Альянс наверняка будет пытаться надавить на Совет, а Совет воспротивится - тем более, что Крайка вместе с группой Шепарда привез на Иден некий капитан Андерсон, который ненавидит Артериуса и уже несколько раз жаловался на него Совету. А покойный Крайк - вообще ученик Артериуса. Доверия к версии Альянса будет, прямо скажем, немного.
      
       - Возьмем Артериуса сами, - предложил Волчек.
      
       - Найдешь - бери, - буркнул капитан. - Не поломай только. Но на Иден Прайм его уже нет.
      
       Он помолчал немного и вдруг спросил:
      
       - Изображение, полученное от Лоусон, у тебя с собой?
      
       Спецназовец кивнул, и через несколько секунд они уже смотрели на замерший в воздухе между ними большой неприятный силуэт чужого корабля.
      
       - Не наш. И не напавший на Иден Прайм, - спустя еще некоторое время подытожил Лорат.
      
       - Не слишком ли уверенные выводы без возможности сравнить сигнатуры? - усомнился Волчек.
      
       Вместо ответа тот вывел рядом с первым изображением два других и наложил масштабную сетку. Стало хорошо видно, что все три силуэта немного, но отличаются по размерам.
      
       - Кустарщина какая-то... - недовольно проговорил суранец. Лорат пожал плечами:
      
       - Кустарщина не больше, чем разные модификации наших линкоров. И не придирайся к моему примеру! - остановил он собравшегося было возразить ему собеседника. - Лучше поясни, как связаны между собой ветеран спецслужбы Совета, восставшие против создателей роботы и корабль древней цивилизации, специализирующейся на регулярном уничтожении других видов разумных существ?
      
       Волчек задумался.
      
       - Очевидно, их связывает интерес к протеанскому маяку, - проговорил он. - Видимо, там содержатся настолько ценные данные, что ради завладения ими возможен даже такой странный союз.
      
       - Что там такое у протеанцев, чего нет у гораздо более древних Темных? - скептически поинтересовался капитан.
      
       - А что, появились данные, что в этом участвуют сами Темные? - парировал спецназовец.
      
       - Нет, не появились, - угрюмо ответил Лорат. - Или они безвылазно сидят в корабле - например, потому что не могут существовать в условиях планеты земного типа даже с защитным снаряжением, - или их сразу не было, а геты подобрали где-то брошенный корабль и используют его в качестве десантной баржи. И вот еще что, - он посмотрел себе под ноги, будто надеясь отыскать там, на полу, ключ к разгадке происходящего в колонии Альянса, - я помню досье Артериуса. Турианец старой закалки - ненавидит людей, не считается с потерями гражданских при выполнении заданий, без колебаний сам вырежет целый город ради того, чтобы важная тайна так и осталась тайной. Но он скорее наложит на себя руки, чем будет руководствоваться личной выгодой в принятии решений. Такой может предать только в одном случае: если он посчитает, что так нужно для всеобщего блага, ради высших интересов.
      
       - Ты хочешь сказать, Артериус вместе с гетами экстренно готовится отбивать атаку Темных, поэтому он отставил лояльность и действует своими обычными методами? - уточнил Волчек.
      
       - Как вариант, - капитан теперь неотрывно смотрел на очертания древних кораблей.
      
       - Очень элегантная гипотеза, - с издевательской любезностью заметил суранец, - но, к сожалению, с одним слабым местом. Зачем ему отбирать маяк у Альянса тогда, когда Альянс сам уже прислал за маяком корабль, чтобы отвезти на Цитадель? У турианца какие-то немыслимые уровни доступа, да ему бы на дом этот маяк доставили, по первому же свистку. А вот если ему надо было скрыть от всех то, что мог поведать маяк...
      
       - Ты предлагаешь версию, что он все-таки работает на Темных? Ошибаешься, - нахмурился Лорат. - Это не какой-нибудь Серый Посредник. За свою шкуру Артериус не боится, купить его невозможно. Редкая сволочь, этого не отнимешь, но при этом - принципиален до фанатизма.
      
       - А если ему предложили сотрудничество в обмен на жизнь его родных и близких?
      
       - Да у него нет ни родных, ни близких, - нетерпеливо пояснил капитан. - Штефен, подчеркиваю: это профессионал с многолетним опытом, сталкивавшийся по ходу деятельности со всеми видами угроз, принуждения и шантажа и давно приобретший к ним иммунитет. Даже если предположить, что ему обещали сохранить всю турианскую цивилизацию, - лишь безмозглый идиот поверил бы на его месте матерым древним палачам, что они, после того, как вырежут весь Млечный Путь, не вернутся за его собратьями.
      
      - Хорошо. Турианец не объединился с Темными. Но он и не борется с ними. Есть возражения?
      
      Лорат жестом показал, что возражений нет.
      
      - Так для чего он захватывает маяк?
      
       - Ради какой-то высшей цели, - недовольным тоном сказал капитан, - известной только ему.
      
       Дальше разговор пошел в повышенном темпе и на повышенных тонах, впрочем, не переходя границ допустимого.
      
       - Почему ему помогают геты? Или он помогает гетам? Вообще, как правильно? - возмущенно спросил Волчек.
      
       - Не знаю, не знаю и... не знаю.
      
       - Исходя из нашего заключения, что Артериус не взаимодействует с Темными - последних на корабле нет?
      
       - По-видимому, нет. Подожди. Почему мы уверены, что он знает об их намерениях? Разве они не могут использовать турианца втемную?
      
       - Дурацкий каламбур.
      
       - Отвяжись. Что, если они представили Артериусу неопровержимые доказательства, что вот-вот случится катастрофа, и осталось совсем чуть-чуть времени, чтобы предотвратить ее? "Некогда объяснять, скорее захватывай протеанский маяк!" Иногда это срабатывает даже с очень опытными профессионалами - умелое воззвание к чувству долга на фоне стресса в виде обратного отсчета времени.
      
       - То есть старый ксенофоб вдруг поверил каким-то пришельцам черт знает откуда, не вступившим почему-то в официальный контакт с Советом, а обратившимся прямо к нему? Представляю себе, -
      Волчек вдруг запищал на два голоса:
      
       " - Привет, вашей Галактике угрожает страшная опасность!
      
       - Чем докажете?
      
       - Клянусь щупальцами моей покойной мамочки! Всей дюжиной!
      
       - Верю! Верю! Эти щупальца не могут лгать!"
      
       - Ты хоть понимаешь, что твой... водевиль приблизительно описывает и наше обращение к Совету? - капитан даже не улыбнулся.
      
       - У нас была запись Звездочетов.
      
       - Подделка.
      
       - Там верификаторов как бы не больше, чем данных. Ну хорошо, допустим, что подделка. Зачем нам подделывать такую запись, в чем наша выгода?
      
       - Вот именно! По этой же логике, зачем стали бы лгать другие благородные пришельцы, прибывшие, по-видимому, тоже из другой галактики, и тоже, чтобы предупредить всех об опасности и помочь спастись?
      
       - Нам не поверил довольно либеральный Совет, почему им должен был поверить жутко консервативный турианец с весьма радикальными взглядами на другие расы? И не просто поверить, а отбросить ради этого свои принципы! Ради нас хоть кто-нибудь здесь сделал что-то подобное? А мы ведь и не просили никого громить колонии и похищать археологические находки на пару с взбунтовавшимися роботами!
      
       Лорат не отвечал довольно долго. Он подошел к столу, просмотрел один электронный лист, другой, третий. Затем швырнул их россыпью обратно на столешницу и сказал своим обычным, очень спокойным тоном:
      
       - Бесполезно. Слишком мало вводных. А мы не имеем права основывать нашу стратегию на догадках и гипотезах. Нет данных по последним заданиям Артериуса, нет почти никаких данных по гетам и их активности в последний год, и нет вообще ничего по кораблю Темных. По турианцу отработаю я, по гетам и кораблю - поручаю тебе. Как только "Акина" обследует обломки и окажет помощь кварианскому транспорту, а группа "Нормандии" вернется к себе на борт - сразу же перешлю соответствующие данные. На кого мы рассчитываем в плане гетов - ты знаешь. Будь вежлив, но настойчив. Не перебивай! - грозно окрикнул он, видя, что спецназовец хочет возразить. - По кораблю - очерти большую сферу вокруг Иден Прайм и поищи там. Не может быть, чтобы такая громадина, вызывающая такие помехи на всех волнах, осталась совершенно незамеченной. Раз даже солдаты Альянса под огнем сумели заснять ее - значит, сумел и кто-то еще. К сожалению, все зонды заняты, новые сделаем не раньше пятницы, поэтому полагаться придется на очевидцев. Мы только что продали Барле Вону очередную партию платины, так что считай, что располагаешь почти неограниченным кредитом. Останется время - размотай клубок с этим изображением, что дала Лоусон - где, когда, почему, у кого сейчас оригинал? Учти, я уже пытался навести справки у доктора Т'Сони, но она улетела куда-то на раскопки и опять не читает почту. На этом пока все. А теперь иди и как следует поспи, пока я на тебя Итле не напустил.
      
       Волчек хорошо понимал, что возражать капитану сейчас было бесполезно. Он молча наклонил голову, молодцевато развернулся через левое плечо и почти строевым шагом вышел из кабинета.
      

    Транспорт

      
      Эсминец в последний раз дал короткий импульс подсистемой малой тяги, окончательно уравнивая скорости с кварианским транспортом, и теперь замер в трех километрах от него. Транспорт почти полностью скрылся за облаками замерзших газов, вырвавшихся из пробитого корпуса.
      
      Готовясь к спасательной операции, капитан-лейтенант, уже принявший командование у слегка очумелого от своего первого боевого опыта стажера, изменил конфигурацию корабля на десантную, поэтому внутри "Акины" сейчас было довольно шумно. Огромные модули двигались мимо друг друга, как поезда в туннелях, поворачивали, ныряли вверх или вниз и с особо громким жужжанием и треском вставали на новое место. В принципе, выпускать малые суда корабль мог и в основной боевой конфигурации, и в требовавшей куда меньше изменений авианосной, но в выбранном варианте широкие двери всех ангаров открывались на огромную десантную палубу, куда при спасательных операциях было очень удобно выгружать спасаемых вместе с их имуществом, а пострадавших - сразу направлять подъемниками в расположенный двумя палубами ниже госпитальный отсек.
      
      Рубка опустела: часть офицеров облачалась в тяжелые бронекостюмы, вполне способные заменить собой скафандры для спасательных операций, другие в ангарах ожидали завершения конфигурации, чтобы руководить высадкой спасателей и подготовкой десантной палубы. На своих местах остались капитан, штурман и вахтенный офицер. Последний, стоя перед своей консолью, чуть ли не по локоть погрузил свои руки в трехмерную карту окружающего пространства: он был недоволен нынешним расположением разведывательных зондов и рассчитывал для них новые координаты - так, чтобы каждый кубический миллиметр космоса вокруг эсминца и транспорта непрерывно просматривался как минимум тремя беспилотными разведчиками. Корабль, ведущий спасательные работы, уже не может рассчитывать на свою незаметность - оставалось полагаться на зоркость многочисленных глаз.
      
      Командирский интерфейс сообщил о прямом вызове из посольства на Цитадели, и Хадере протянул руку, чтобы ответить.
      
      - Капитан, вы уже высадили спасательную партию? - даже не поздоровавшись, торопливо поинтересовался Лорат.
      
      - Привет, Себастиан. Начинаем высадку, - нестерпимо вежливым тоном ответил капитан-лейтенант.
      
      - Привет. Отзови из партии всех "Сюрпризов", - скороговоркой продолжил капитан мехгвардии и глядя, как расширяются от удивления глаза командира "Акины", добавил: - Их примут за гетов.
      
      - Конфигурация закончена, - вклинился голос Зиры, - платформы "Желудь" и "Каштан" отстыкованы, приготовиться платформам "Лимон" и "Вишня".
      
      - А если мы оденем их в легкую броню... - начал было Хадере, но Лорат нетерпеливо перебил его: - То у вас получатся отличные космические упыри! Ходит, как человек, а по температуре не отличается от окружающих предметов, и никаких признаков биологической активности под скафандром! Как раз то, что надо увидеть только что пережившим обстрел крейсером синтетиков! Нет, обходитесь, пожалуйста, "Питомцами", а внутрь отправишь матросов.
      
      - Хорошо, хорошо, - на этот раз капитан-лейтенант позволил себе выразить легкое неудовольствие, но собеседник ничего не заметил и продолжил: - Постарайтесь не сильно резать корабль. У кварианцев каждая шлюпка на счету. В идеале - подумайте, как доставить его как можно ближе к Мигрирующему Флоту. Координаты я приложил. Он ведь не на ходу?
      
      - Зира, состояние двигателей кварианского транспорта? - крикнул Хадере, будто навигационный интеллект мог куда-то отойти и не услышать его обычного голоса.
      
      - Исправны восемь из двадцати двигателей сверхсветовой подсистемы, - начал сухо перечислять компьютер. - Семь из двадцати планетарных. Единственный двигатель подсистемы эффекта массы также исправен.
      
      Командир хотел было что-то сказать, но машина еще не закончила: - Все двигатели обесточены, так как оба реактора, основной и резервный, повреждены и потому автоматически заглушены виртуальным интеллектом транспорта. Для минимального восстановления подвижности требуется замена одного реактора, сращивание перебитых кабелей управления и ремонт аппаратуры ходовой рубки.
      
      - Не на ходу, - кратко подытожил капитан-лейтенант.
      
      - Ясно. Ну что там, зонды зашли? - Лорат так сильно пододвинулся к своему коммуникатору, что изображение капитана на консоли Хадере на секунду стал нечетким.
      
      - Зира, доклад по результатам обследования зондами! - одновременно командир эсминца выводил на консоль изображения с зондов, и скоро ее рабочее пространство превратилось в мозаику из шевелящихся разноцветных прямоугольников. Первые люди и машины уже достигли транспорта и сейчас скользили вдоль его обшивки или осторожно пролезали в пробитые артиллерией крейсера огромные дыры с оплавленными краями. Кто-то уже резал заклинившие двери, длинные разноцветные искры образовывали вокруг грузного силуэта тяжелого бронекостюма причудливое гало.
      
      - Найдены тела девяти членов экипажа, - доложила Зира. - К сожалению, у всех необратимые повреждения мозговых тканей.
      
      - Вот же дрянь какая, - в воздух прокомментировал капитан мехгвардии.
      
      - Пусть Хейдек со своими провидцами посмотрят их, - хладнокровно проговорил Хадере, - может, еще не все так плохо.
      
      - Желудь, а ну, молнией сюда, - заговорило аудио, настроенное на один из каналов спасательной группы. - Открывай люки, каждая секунда на счету! Осторожнее, они очень хрупкие от холода!
      
      - Есть признаки биологической активности! - торжествующе сообщили по другому каналу. - Вторая палуба, шестой носовой отсек! Все еще есть воздух! Утечка минимальная, давление семьсот миллиметров!
      
      - Полевой шлюз туда! - скомандовал старший офицер, координировавший операцию на месте. - Лимон, сдай назад! Спасательная группа, никто не забыл загрузить кварианский словарь?
      
      - Он называется "келиш", - внезапно точно очнулся от сна стажер, совсем недавно еще успешно командовавший эсминцем. Изображение Лората картинно закрыло лицо правой рукой в универсальном жесте отчаяния.
      
      - Чего?! - изумленно спросил главный инженер эсминца, вместе со стажером и одним из "Питомцев" направлявший к пробоине в носу транспорта белый параллелепипед шлюза.
      
      - Кварианский язык, - уже совсем глупо ответил Танле.
      
      - Ты что, контуженный, стажер? - начал закипать инженер. - Шлюз сильнее разворачивай... эрудит!
      
      Стажер злобно запыхтел, но ничего не ответил, яростно вцепляясь в специальные углубления на холодной стенке полевого шлюза.
      
      - Стажер Танле, это вы пыхтели? - рявкнул в аудио голос боцмана. - Вечером займетесь осмотикой у "ноль-четырнадцатого"!
      
      На этот раз стажер не издал не звука и только еще сильнее навалился на шлюз, как будто в невесомости это могло как-то ускорить движение последнего.
      
      - Вот так, утром на коне, а вечером.. без коня! - не совсем искренне посочувствовал ему подплывший к шлюзу сверху Лирай. Танле молча показал ему здоровенный бронированный кулак.
      
      - Стажер Лирай, не болтайтесь у меня над головой! Направляйте шлюз справа! Я сказал - справа! СПРАВА - ЭТО ТАМ! - гаркнул инженер, много раз участвовавший в спасательных операциях в вакууме и каждый раз сильно, будто впервые, переживавший, что он и его люди действуют слишком медленно в то время, как у пострадавших кончается тепло и воздух.
      
      - Старший офицер, сводку! - Хадере не уточнил, что именно докладывать, но это было понятно и без лишних слов.
      
      - В разрушенных отсеках нашли четырнадцать, - отозвался хриплый баритон. - Двенадцать холодных, два теплых. Еще двое в герметичном отсеке, но признаки жизни подает только один. Итого шестнадцать.
      
      - Зира, судовая роль? - невозмутимо поинтересовался капитан-лейтенант.
      
      - Доступ получен. Четырнадцать членов экипажа. Два пассажира, - монотонно зачитала Зира. - Всего шестнадцать лиц, зарегистрированных в последнем пункте отправления.
      
      - "Питомцы"! Немедленно всех кварианцев в госпитальный отсек! - приказал старший офицер. - Высший приоритет "Питомцам" с эвакотсеками! Медбригада?
      
      - Мы давно готовы, - сухо ответили ему. - Но у нас есть средства только для неотложной помощи и реанимации. После стабилизации пациентов нужно будет срочно передать их в полноценный госпиталь.
      
      - Частоты для связи я передал вам вместе с координатами, - намекнул командиру Лорат.
      
      - Внимание! Неопознанный корабль только что вышел из сверхсветового режима! - громко объявил компьютер.
      
      - Подтверждаю! - ответил вахтенный офицер. - Внимание! Наблюдаю четыре засветки, цели типоразмера "крейсер"! Предположительно - крейсера гетов.
      
      - Что с пострадавшими? - осведомился Хадере.
      
      Старший офицер, держась манипулятором за обшивку транспорта, повернул голову в сторону эсминца. Верхняя часть его скафандра, заменявшая шлем, была жестко зафиксирована, но система дополненной реальности послушно выдала соответствующее человеческому углу зрения изображение так, будто бронекостюм был из кристально прозрачного стекла.
      
      - Только что причалил последний "Питомец", - сообщил он. - Все на борту.
      
      - Огневое решение по всем целям готово для семи установок, - доложила Зира. - Дистанция предельная, вероятность промаха более пятидесяти процентов.
      
      На этот раз хриплый рев, объявляющий боевую тревогу, никого не разбудил.
      
      - Установки на боевой! - cкомандовал капитан эсминца. - Спасательной команде вернуться на борт! Спасатели, внимание: артиллерия в боевой готовности!
      
      Над транспортом пронеслись оставшиеся "Питомцы", и фигурки в скафандрах словно ветром сдуло с его обшивки.
      
      Прошло несколько минут. Вражеские крейсера сближались с эсминцем, но как-то неуверенно: постоянно снижали скорость вплоть до полной остановки и то и дело меняли курс, шарахаясь из стороны в сторону.
      
      - Хейдек? - позвал Хадере.
      
      Аудио издало треск, шуршание, и наконец заговорило голосом хирурга:
      
      - Тринадцать поступили уже мертвыми, у всех необратимые изменения в мозгу, вызванные пребыванием в вакууме. Двое умерли у нас на руках. Летальные повреждения практически всех внутренних органов. Осмелюсь предположить, что даже кварианские реаниматологи их бы не спасли. Один стабильный, но нужна срочная госпитализация - очень большая кровопотеря.
      
      - Спасибо, Хейдек, - бесстрастно сказал капитан-лейтенант. - Пусть вас кто-нибудь сменит.
      
      Раздался скрипучий невеселый смешок: - Капитан Хадере, при всем уважении, я даже не устал.
      
      - Сменяйтесь, хирург Хейдек, - в голосе Хадере появился заметный металлический оттенок, - вы будете сопровождать вашего пациента.
      
      - Есть! - негромко ответил Хейдек.
      
      - Лейтенант Пирцау!
      
      - На связи! - сквозь треск и пощелкивание снимаемого бронекостюма отозвался старший офицер.
      
      - Примете командование над "Тери". Возьмете на борт раненого и поведете ее на рандеву с Мигрирующим Флотом. И что бы там не произошло - гондек не задействовать. Даже если будут убивать - уходите обратно, но без стрельбы!
      
      - Кварианцы очень нервно относятся ко всем, кто появляется вблизи от них, - подтвердил внимательно слушавший их Лорат. - Будьте готовы ко всему, но на агрессию не отвечайте.
      
      - Вас понял, капитан-лейтенант! Выполняю!
      
      - Крейсера противника снова развернулись и сейчас удаляются от нас, - предупредил вахтенный офицер.
      
      - Ждут, что предпримем мы, - пожал плечами капитан-лейтенант. - И справедливо опасаются нашего главного калибра.
      
      - Разрешите обратиться, капитан-лейтенант! - ворвался в рубку главный инженер.
      
      - Обращайтесь, - Хадере отправил старшему офицеру необходимые для встречи с кварианцами данные и повернулся к вошедшему.
      
      - Мы же хотим вернуть транспорт кварианцам? - возбужденно спросил тот.
      
      - У вас есть какое-то решение? - слегка поднял одну густую бровь командир. - Накачка? Закрепить у нас под брюхом?
      
      - Лучше! - инженер всплеснул руками, сбил с консоли электронную рамку и тут же рассеянным движением поймал ее еще на уровне пояса. - Извините! Транспорт довольно маломощен по сравнению с нами, так что нашей средней батареи или запасного генератора от "Лишайника" ему хватит.
      
      - Гиада, транспорт полетит на средней батарее? - недоверчиво спросил Хадере, перекладывая все рамки за пределы радиуса действия конечностей инженера. - Что, и через ретранслятор?
      
      - В том-то и дело! - инженер чуть ли не прыгал на одной ноге от возбуждения. - Мы все еще мыслим своими категориями мощности в отношении местных кораблей! А они-то летают буквально на батарейке от ручного фонарика!
      
      - А кабели? Это же капитальный ремонт в доке!
      
      - Зонтик на время вставим, - нашелся Гиада.
      
      - Допустим. А управление? К тому же у нас нет никого, кто умеет ходить через ретранслятор!
      
      - Тут я немного не продумал, - признался инженер, - но как насчет того, чтобы канонерка вернулась с кварианским экипажем для транспорта? А с управлением... конечно, придется импровизировать, но тут поможет корабельный этот, как его...
      
      - Виртуальный интеллект.
      
      - Точно! Основные схемы и чертежи у него есть. Зира уверяет, что прочитает их без адаптации. А мини-завод полон материалов, еще ни разу ведь не включали. Думаю, полчаса на изготовление и еще столько же на ремонт.
      
      - Если задействовать антропоморфные платформы, то вы сможете сократить время ремонта до пятнадцати минут, - вмешался компьютер.
      
      - Парням нужна практика, Зира, - твердо сказал Гиада. - А то они уже думают, что лиаты руками ремонтировали электронику только в глубокой древности. Времени нам хватит.
      
      - А крейсера? - поинтересовался кто-то из офицеров.
      
      - Не подпустим, - пообещал Хадере. - А ремонтную бригаду дополнительно прикроем "Питомцами".
      
      - Чуть не забыл! Как называется этот транспорт? - поинтересовался с экрана Лорат, устало потягиваясь.
      
      Бортовой компьютер эсминца молча вывел на общую консоль текст на келише и перевод:
      
      

    транспорт второго класса

      
      

    АЛАРЕЙ

      
      

    гражданская флотилия

      
      

    Кварианский Флот

      
      
      
      
      

    Воздействие

      --гибридный канал 8021--безопасный маршрут--расшифровано--доступ:серый--
      
      От: Лоусон, М.
      Кому: Волчек, Шт.
      
      Тема: На: Психологический портрет Хоуп
      
      Уважаемый мичман Волчек,
      
      к Вашему подробнейшему и, увы, абсолютно верному описанию я, к сожалению, могу добавить только слово "социопат". Надеюсь, Вы по достоинству оцените дальнейшую мою откровенность: Х., хотя и является формально моей помощницей, на деле наблюдает за мной и моей деятельностью, регулярно отправляя отчеты моему руководству. Полагаю, она не знает, что руководство пересылает мне копии этих отчетов, потому что на самом деле объектом внимания является она - отличный оперативник, посредственный администратор и абсолютно бестолковый вербовщик и шпион. В настоящее время неизбежные сложности с кадрами вынуждают нас использовать практически любой человеческий материал. Мне понятны Ваши опасения, и я могу заверить Вас, что Х. не сможет сунуть свой нос в наши с Вами дела, пока я дышу.
      
      Мы проводим собственное расследование нападения на Ваш челнок, но пока мне нечего сообщить Вам по этому поводу, кроме того, что Х. и наша организация в целом не имеют к этому никакого отношения. Наши источники в СБЦ предупреждают, что в отношении Вас начато расследование в связи с тем, что примененные Вами средства защиты вызвали помехи в системах мониторинга станции.
      
      Ваш "модем" вызвал фурор среди наших техников, мне с трудом удалось отобрать его у них, чтобы отправить это письмо.
      
      Позвольте мне еще раз выразить удовлетворение тем, как складывается наше сотрудничество.
      
      С наилучшими пожеланиями,
      
      Лоусон.
      
      --отправитель: ПОДЛИННЫЙ --
      
      --подпись: ВЕРНА--
      
      --контрольная сумма: ВЕРНА--
      
      
      Повезло нам с Мирандой, подумал Волчек, с наслаждением вытягиваясь на жестком ложе. Рамку с почтой он приложил к стене, и та немедленно прилипла, будто намазанная клеем. Очень медленно двигая пальцами правой руки, он отправил копию письма капитану Лорату и выключил устройство.
      
      
      - Режим "не беспокоить"? - заботливо спросила Ива.
      
      Волчек, несмотря на усталость, издал какой-то сдавленный, но явно жизнерадостный звук и ответил:
      
      - Ива, сколько раз тебе говорить - "не беспокоить" можно будет включить сразу после моей смерти. А пока - опять нет. Разбуди меня через шесть часов. Нет, через пять.
      
      - Твой сон должен продолжаться не менее семи часов, в противном случае отдых будет неполным, - упрямо возразила машина.
      
      - Ива, к несчастью, Вселенной наплевать на рекомендуемую продолжительность моего сна, - легкомысленно сказал спецназовец, одновременно подавляя зевок. - И так мы с минуты на минуту можем получить новую сводку с Иден Прайм, но я, заметь, все равно дисциплинированно укладываюсь спать.
      
      - Уровень мелатонина ниже нормального уровня, - встревоженно заметила Ива.
      
      - Ладно, не пугай меня! - буркнул Волчек и выключил ночное освещение, мастерски имитировавшее красноватый свет спутника Сурана - Нисила. - Через пять часов, и не вздумай жульничать!
      
      
      На этот раз он знал, что спит и видит сон.
      
      Перед ним, затмевая свет окрестных звезд и туманностей, расстилалась знакомая спираль Млечного Пути - вроде бы так же, как видно ее с поверхности Сурана в безоблачную ночь, а вроде и нет. Присмотревшись, он понял, что, во-первых, ее угловой размер явно больше, чем обычно, а значит, что он смотрит на нее не с родной планеты, а откуда-то с гораздо более близкого расстояния. Не с планеты вообще - потому что не было ни мерцания, вызываемого атмосферой, - он огляделся вокруг, - ни каких-либо иных признаков небесного тела. Вероятно, даже не из родной галактики - потому что не было некоторых хорошо знакомых ярких пятен и россыпей звезд. Я смотрю на нее с противоположной стороны, осенило его. Но откуда я знаю, как она выглядит оттуда? И почему - он огляделся еще раз - не видно звездного неба? Будто смотришь на Млечный Путь, сидя внутри приоткрытого мешка с углем. Пылевая туманность? Черная дыра?
      
      - Почему я смотрю будто из глубины норы? - спросил он вслух.
      
      - ты видишь космос так как я показываю тебе.
      
      Был ли это голос или что-то вроде успокаивающего шелеста, белого шума? Слова звучали без интонаций, монотонно и напористо.
      
      - Кто ты? - спросил Волчек, и он знал, что действительно спросил, изо всех сил, так, что чуть шевельнулись его голосовые связки.
      
      - неважно кто я важно что ты и я хотим одного и того же предотвратить гибель разумной жизни в этой галактике
      
      Был ли это голос или чужие слова возникали прямо в голове? Суранец не смог разобрать, был ли голос низким или высоким, громким или тихим.
      
      - Что это за дурацкое кокетство? - жестко спросил он. - Если ты собираешься говорить о таких серьезных вещах, изволь представиться. В конце концов, это ты ломишься в мое сознание, а не я в твое.
      
      - я хранитель я уже многие эоны спасаю разумных существ от уничтожения
      
      - Так, давай без вот этой вот эпической ерунды, хранитель, - Волчек подчеркнуто произнес последнее слово так, что не оставалось сомнений: на письме оно начиналось бы только с маленькой буквы. С самой маленькой. - Что тебе от меня нужно?
      
      - недоверие понятно я космическая сущность не могу общаться с обычными существами напрямую нужен посредник сильное духом существо способное донести до других мои предзнаменования могущие спасти бесчисленные жизни
      
      - Понятно - вакансия пророка, - усмехнулся Волчек. И тут его желчный характер в первый и, вероятно, в последний раз принес не вред, а пользу. Содержание последней беседы с Лоратом пронеслось у него в голове, и он небрежно бросил:
      
      - Артериус купился на вот это вот? На чушь про сильного духом?
      
      - СЛЕДИ ЗА СЛОВАМИ, ПЫЛИНКА, КОГДА С ТОБОЙ ГОВОРИТ ХРАНИТЕЛЬ ГАЛАКТИКИ - сопровождавшая эти слова сила ударила в него, как мощный поток жидкого азота. Голова суранца нестерпимо заныла, он прижал к ней ладони, чтобы хоть немного отогреть.
      
      - ВЫ ЯВИЛИСЬ НЕЗВАНЫЕ И ПРИНЕСЛИ ХАОС ИЗ СВОЕГО ОБЛОМКА ДРЕВНЕЙ СПИРАЛИ, - теперь ему казалось, что прямо в мозг бьет сильная струя мелких острых льдинок, царапая и повреждая нежные ткани и оболочки. Знание того, что мозг на самом деле не способен чувствовать боль, ничего не меняло. - НО ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО ПОСЛУЖИТЬ ВСЕОБЩЕМУ БЛАГУ.
      
      - Сдается мне, - почти теряя сознание, проскрежетал Волчек, - ты, милый, ошибся номером. Ива! Блок Три!
      
      Он рывком сел в постели. В слабом свете, пробивавшимся через темные, но не до конца непроницаемые шторы, стало видно, что его кожа вся покрыта бисеринками пота. Он пощупал простыню и шейный валик, заменявший лиатам подушку - их как будто поливали из лейки.
      
      - Ива, что это было? - в недоумении спросил он.
      
      - Ты дал команду на полное экранирование коры обеих полушарий, - отозвалась машина, и ему показалось, что в ее тоне прозвучало удивление. - Стандартная техника при ожидаемом применении противником субатомных средств дознания.
      
      - Мне снилось... - он силился вспомнить, но не мог. - Какая-то дрянь снилась, - решил он. - Погоди. Ты фиксировала внешнее воздействие? Широким или узким лучом?
      
      - Нет, я не зафиксировала никакого излучения, кроме стандартного для этого сектора Млечного Пути, - академическим тоном изрекла Ива, и суранец облегченно вздохнул. - Однако при включении экранирования был зафиксирован кратковременный незначительный скачок мощности экранов, как если бы они одномоментно поглотили сверхмалое количество субатомных частиц.
      
      Спецназовец швырнул одеяло на пол.
      
      - Ива! - взвыл он. - Скажи по-человечески: было воздействие или не было?
      
      - Я не знаю, - невозмутимо ответила она.
      
      - ЧТО?! - не поверил своим ушам Волчек. - Это я не знаю, что ты можешь признаваться в незнании!
      
      - Факты противоречивы, а этого не может быть, - философским тоном заметила информационный помощник. - Недостаточно данных, чтобы подтвердить или опровергнуть гипотезу о воздействии.
      
      - Значит, считаем, что оно было, - уверенно сказал спецназовец и посмотрел на часы, висевшие на стене в ногах постели. Спать оставалось сорок минут отведенного времени, то есть ложиться не было никакого смысла. Он включил свет и направился в ванную комнату.
      
      - Неизвестные нам частицы, - вдруг сказал он, и дозатор щетки выплюнул новую порцию зубного геля в раковину. - Мы не можем засечь непосредственно их, но можем увидеть их действие на экран. Ива, согласна?
      
      - Сомневаюсь, что на данном структурном уровне еще остались неизвестные нам частицы, - скептически высказалась машина.
      
      - Искусственные частицы, Ива. Мы делаем нужные нам частицы, почему это не могут делать другие? И нет, не начинай про технологическое превосходство. Во-первых, мы не какие-то особенные, мы тоже могли пропустить какой-то раздел постквантовой физики, а вот другие его изучили. Нет, не ссылайся на энергетические уровни, - суранец даже замахнулся щеткой, к счастью, достаточно сообразительной, чтобы удержать гель от короткого полета в центр зеркала, - я говорю о совершенно ином разделе, для которого может не существовать предела, подобного, например, порогу Недера. Во-вторых, - он решительно начертил в воздухе лиатскую цифру "два", - это может быть очередным наследием протеан или еще кого-нибудь из прежних цивилизаций. В этой галактике, в отличии от нашей, артефактов далекого прошлого сохранилось очень много, даже слишком.
      
      Все еще держа щетку левой рукой, он перелистывал правой невидимые для внешнего наблюдателя страницы. Серые с зеленым отливом глаза быстро двигались туда-сюда, очевидно, прочитывая десятки строк текста. Выглядело это неприглядно, потому что время от времени они начинали двигаться несогласованно - будто каждый глаз читал свой текст.
      
      - Штефен... - неуверенно сказала Ива. - Протокол 81...
      
      - Да чтоб тебя!... Извини, Ива. Ты права, а я чуть не забыл, - Волчек сбросил щетку в открывшуюся щель шкафчика рядом с раковиной, плеснул несколько раз в лицо ледяной воды и остервенело вытерся чем-то вроде огромной блестящей губки. - Спроси Рами, капитан не спит? И набери его, если бодрствует.
      
      Он успел облачиться в повседневную форму, когда лицо Лората, подобно Чеширскому коту, возникло в зеркале.
      
      - Как спалось, мичман? - поинтересовался тот. - Кошмары не мучили?
      
      - Ты уже знаешь? - нахмурился суранец.
      
      - Примерно половина сотрудников последней отдыхавшей смены жалуется на кошмары, раздражительность, ощущение беспокойства, бессонницу. Сначала это списывали на перемену места после корабля, но после того, как пожаловалось двенадцать человек, Итле попросила меня подключиться, - Лорат потер красные глаза, лучше всяких слов свидетельствующие о том, что и его не миновала бессоница. - Так что у тебя?
      
      - Протокол 81, - сухо сказал Волчек.
      
      - Schweinehunde! - выразил свое отношение капитан. - Как именно?
      
      - Я ничего не помню. Но Ива получила от меня еще во сне отчетливую команду на экранирование мозга от субатомных воздействий, и зафиксировала воздействие на экран после этого, - суранец помолчал и добавил: - Кошмары у меня бывают, но как-то они раньше не сопровождались пучками реальных частиц, прилетающими откуда-то извне.
      
      - Суранский спецназ: не спит на посту даже во сне! - восхитился Лорат. Волчек не улыбнулся. - Приходи к Итле, я сейчас подойду. Погоди, ты нормально себя чувствуешь? Голос из розетки не приказывает тебе убить Вадиса или хотя бы меня?
      
      - Нет. Но вот какой-то женский голос все время пилит меня, что я не слежу за своим здоровьем, - хмуро ответил спецназовец.
      
      - Ого, у меня то же самое! - с деланным энтузиазмом воскликнул капитан. - Похоже, это заразно.
      
      - Ива, давай сдадим их доктору Лонгин! - прощебетала Рами. - Со всеми их потрохами и болячками, пока их к ней на носилках не принесли!
      
      
      
      
      Выглядящая совершенно замученной доктор Лонгин, с огромными мешками под нездорово поблескивающими глазами, сняла руку с медицинской консоли и чуть охрипшим голосом сказала:
      
      - Выходи, Штефен. Ничего серьезного.
      
      Стоящий посреди сияющей белизной лаборатории светлый цилиндр будто раскололся, и пять его частей, как лепестки огромного бутона, отошли от круглого пьедестала, поднявшись к потолку и явив свету раздетого по пояс Волчека.
      
      - То же самое, что у всех? - недоверчиво переспросил он.
      
      - Чуть интенсивнее. Совершенно обычная картина, соответствует получасу бодрствования после внезапного пробуждения в фазе быстрого сна.
      
      - Прошло только двадцать семь минут! - безаппеляционно заявил суранец. Итле наградила его весьма красноречивым взглядом.
      
      - Есть повышенная активность в некоторых участках коры, но она постепенно спадает. Может быть, это воздействие частиц.
      
      - А может, и нет? - буркнул, одеваясь, Волчек.
      
      - Чтобы быть точно уверенным, нужно спать в диагносте, - доктор кивнула на медленно закрывающийся цилиндр, - и снимать показания сразу.
      
      - Доктор Лонгин, касательно протокола 81, - вежливо напомнил о себе капитан
      
      - Что? А! Как бы я не хотела запереть олицетворение половины всех моих профессиональных тревог, - она невежливо ткнула в направлении спецназовца каким-то зловеще поблескивающим инструментом, - хотя бы на сутки в изоляторе, сейчас я вынуждена констатировать, что он не представляет для нас угрозы, так как не был подвергнут внушению или, по крайней мере, совершенно таковому не поддался. Ему надо выспаться и решить некоторые психологические проблемы, - при этих словах обсуждаемый недобро сверкнул глазами, но промолчал, - только и всего.
      
      - Отлично! - крикнул Лорат на бегу, уже закрывая за собой дверь в коридор. - Спасибо, доктор Лонгин!
      
      Волчек прилаживал на место тонкую блестящую пластинку - место обитания Ивы - когда услышал позади себя тихий вскрик. Он резко обернулся, готовый отразить любую угрозу, но увидел лишь потрясенное лицо Итле. Она неподвижно смотрела на консоль, вернее, на открытое там письмо, узнаваемое под любым углом по характерному черно-белому узору Армии.
      
      - Люте? - спросил он участливым тоном.
      
      - Да. Нашли.. на третьей планете Перекрестка, - с трудом ответила врач. - Только что подтвердили опознание...
      
      Она не договорила, задыхаясь. Волчек, ступая очень медленно и осторожно, будто по тонкому льду, взял с полки чистый стакан, налил из-под крана холодной воды и бережно поставил перед Итле.
      
      - Спасибо, - она залпом выпила воду и посмотрела спокойными уже глазами ему в лицо. - На самом деле... мне стало гораздо легче. Я же понимала, что с ним, но все равно мучила себя напрасными надеждами.
      
      Волчеку вдруг стало нехорошо. Голова заныла, будто это ему, а не ей довелось только что пить ледяную воду. Чтобы ничем не выдать себя, он отошел к странному треугольному окну, выходившему во двор посольства, и уже оттуда сказал:
      
      - Понимаю. Я... извини, если вел себя неподобающе.
      
      - Не за что. Ничего более твоего обычного амикошонства ты себе не позволял, - усмехнулась она, - а к нему я давно привыкла, Штефен. У меня к тебе будет одна просьба.
      
      Он напрягся, и голова тут же заныла еще сильнее. Итле пристально глянула на него. - Вот почему ты убежал к окну, - констатировала она своим обычным, чуть насмешливым тоном. - Мигрень? Боишься, арестую тебя?
      
      - Нет, не мигрень, - покладисто ответил суранец, - знаешь, как после очень холодного питья... В районе висков ноет что-то.
      
      - Понятно, - все так же насмешливо ответила она, подойдя к нему и осторожно прикасаясь ладонью к его затылку. Что-то сухо щелкнуло, он вздрогнул и с удивлением посмотрел на нее:
      
      - Прошло!
      
      - Бывает, - Итле отошла от него и снова присела за консоль.
      
      - Просьба? - напомнил Волчек. Изумление все еще не сходило с его лица.
      
      - Пусть Ива поделится с моим помощником некоторым опытом, - размеренно произнесла она. - Строго анонимно, разумеется. Запрос уже подготовлен.
      
      - Ива, ты слышала просьбу доктора Лонгин, - поспешно сказал он.
      
      - База данных только что передана, доктор, - ласково проговорила Ива.
      
      - Ива, разговаривай нормально, - фыркнула Итле. - Не надо говорить так, будто одновременно гладишь меня по голове.
      
      - Извините, доктор Лонгин, - сухо ответила та.
      
      - Да что у тебя с ней такое! - усмехнулась Итле. - По-моему, это не ты проходишь терапию, а она заражается от тебя.
      
      И тут у нее по щекам потекли обильные слезы, как будто она попала под внезапно хлынувший тропический ливень. Волчек молча присел рядом с ее креслом на корточки, и она уронила голову ему на плечо, беззвучно плача, а он взял в свои руки ее маленькие ладони, холодные и чуть влажные.
      
      Прошла минута. Она вдруг обернула к нему заплаканное лицо, криво улыбнулась и спросила:
      
      - Какой уже раз, Штефен? Четвертый?
      
      - Шестой, Итле, - вздохнул суранец и достал из услужливо переползшего ему на грудь кармана большой платок.
      
      - Я надеялась, ты скажешь "третий", - теперь уже по-настоящему улыбнулась она сквозь слезы и спрятала лицо в его платке.
      
      - Ты считаешь, что лейтенант Флота не имеет права плакать? - серьезно спросил Волчек, выпрямляясь во весь рост.
      
      - Не говори глупостей, - обычным своим тоном попросила она, тщательно промокая уголки глаз. - Просто я снова чувствую себя какой-то дурой из мелодрамы, начинающей внезапно рыдать у мужчины на груди.
      
      - Не внезапно, - строго заметил спецназовец. Он обернулся, взял со шкафчика коробку хирургических салфеток и поставил перед Итле.
      
      - Они стерильные, Штефен, - откладывая платок, мягко сказала она. - Дай, пожалуйста, серую коробку, там обычные.
      
      
      
      
      
      

    Контакт

      Первым по туннелю прошел зонд - напоминающий по форме пистолетную пулю цилиндр около метра в диаметре, чья поверхность была усыпана сенсорами самых причудливых очертаний. Он благополучно возник из ниоткуда на безопасном расстоянии от основной массы Мигрирующего Флота и сразу же послал эсминцу и канонерке сигнал, что окружающее пространство не содержит ничьих кораблей. Кварианцы не засекли его - он был слишком далеко, слишком невелик и слишком хорошо защищен от обнаружения.
      
      Лейтенант Пирцау колебался, не окликнуть ли для начала кварианские корабли при помощи зонда, но потом, напомнив себе про особое отношение кварианцев к роботам, решил, что правильнее будет сделать это непосредственно с борта "Тери". Тем не менее он не спешил и для начала запустил еще три зонда. Разделенные несколькими тысячами километров, они двигались до тех пор, пока не остановились в точках, соответствующих вершинам гигантской равносторонней пирамиды. Все было спокойно, Мигрирующий Флот по-прежнему величаво плыл среди звезд прежним курсом, не замечая появления миниатюрных чужаков, и лейтенант наконец отдал приказ двигаться. Первый пилот передал давно подготовленные с помощью бортового компьютера расчеты машинному отделению, графики расхода мощности резво скакнули вверх, и канонерская лодка исчезла в невидимом простому глазу туннеле Недера.
      
      Находившиеся на борту "Тери" ничего не ощутили. Происходящее за бортом канонерки никак не воспринималось человеческими чувствами и не влияло на живые организмы. Если бы у корабля были иллюминаторы, то сейчас в них была бы видна только кромешная тьма.
      
      - Пять минут до выхода, - голос компьютера негромко прозвучал в каждом отсеке, где находился хоть один человек. Предупреждение никого не застало врасплох: все были на своих постах, надежно зафиксированные в креслах. Выход из туннеля не всегда был незаметным для экипажа - сложные процессы, открывающие черный ход в ту или иную точку пространства, могли придать кораблю внезапное ускорение в произвольном направлении, и хотя оно всегда вовремя компенсировалось бортовыми инерционными системами, дополнительные меры безопасности не считались лишними.
      
      В рубке Пирцау включил проекцию данных с зондов, и в воздухе повисло изображение кварианской армады на фоне немигающих звезд внешнего края Млечного Пути.
      
      - Самый большой из известных нам флотов обеих галактик, - негромко объявил он. - Лирай?
      
      - Обратите внимание на конструкцию самых крупных кораблей, - торопливо заговорил стажер, все еще слегка ошеломленный тем, что ему разрешили участвовать в предстоящем контакте с кварианцами. Он увеличил изображение трех гигантских силуэтов с километровыми вращающимися сферами в центре корпуса и умело выделил красным цветом какие-то незначительные выступы в разных местах их обшивки. - Это места для крепления орудийных установок большого калибра. Практически каждый большой корабль Мигрирующего Флота может быть превращен в боевой.
      
      - А энергетические установки и защита? - недоверчиво спросил кто-то из офицеров.
      
      - Предполагаю, что энергетические установки изначально способны на гораздо большую нагрузку, чем требуется для нормального функционирования такого корабля - зонды показывают, что в режиме крейсерского хода они задействованы примерно на одну девятую от максимальной мощности. И это с учетом того, что это древние корабли, построенные еще до исхода кварианцев с и колоний и изначально не рассчитанные на многократное превышение численности экипажа или полную автономность. Что касается защиты, то их кинетические щиты уже сейчас лишь немного уступают тем, что установлены на дредноутах асари или Альянса, а элементы каркаса спроектированы примерно с тридцатикратным запасом прочности. Правда,в отличие от уже упомянутых дредноутов, наружный корпус и переборки значительно тоньше, хотя и серьезно превосходят таковые у гражданских судов других рас.
      
      - Почти десятикратная разница между максимальной мощностью и крейсерской, - пояснил Пирцау, - означает, что корабли сразу строились с расчетом на возможную установку вооружения. Похоже, кварианцы до катастрофы с гетами собирались всерьез участвовать в местной галактической политике.
      
      - Минута до выхода, экипажу приготовиться - мягко напомнил компьютер. Проекция отключилась, и в рубку вернулась привычная полутьма.
      
      - Значит, огня не открывать ни при каких обстоятельствах? - хмуро спросил командир артиллерийской части. Голубые огоньки на его консоли означали, что вооружение канонерки полностью обесточено.
      
      - Ни при каких, - подтвердил командир.
      
      
      Выход прошел без происшествий. Корабль сильно вздрогнул, несколько индикаторов на экране первого пилота на секунду вспыхнули оранжевым, а затем медленно сменили свой цвет обратно на изумрудный - но такое нередко случалось при покидании туннеля и считалось нормой. Второй пилот что-то негромко сказал компьютеру, и вместо стен и потолка возникло изображение окружающего космоса, причем более четкое, чем в случае, если бы у рубки вдруг возникли прозрачные окна, выходящие наружу.
      
      - Камуфляж? - спросил Пирцау.
      
      - Полностью задействован. Все маскирующие системы в норме, - доложил компьютер.
      
      - Расчетная точка?
      
      - Достигнута.
      
      - Излучение?
      
      - Только штатный фон.
      
      - Снимай камуфляж, - распорядился командир. - Первый пилот, следуем ранее намеченным курсом!
      
      И, повернувшись, пояснил офицерам: - Пойдем открыто, не таясь.
      
      - Две минуты до возможного обнаружения, - предупредила машина.
      
      Из этих двух минут уже прошли полторы, когда четыре фрегата неожиданно возникли в десяти тысячах километрах от канонерки, практически сразу же обнаружили ее и синхронно включили свои системы прицеливания. Половину изображения космоса в рубке "Тери" залило красным - компьютер показывал теперь зоны действия сенсоров фрегатов и их вооружения.
      
      Завибрировал корпус судна - дополнительные мощности были поданы на защитные средства.
      
      - Неизвестным фрегатам, - спокойно произнес лейтенант, - говорит канонерская лодка Федерации "Тери", командир - лейтенант Ульре Пирцау. Следуем курсом сближения с Мигрирующим Флотом, имеем на борту раненого с вашего транспорта "Аларей", а также тела погибших с него же. Наше вооружение обесточено. Повторяю, наши системы вооружений отключены.
      
      - "Тери", прекратите сближение, - сухо ответили ему. - Оставайтесь на связи.
      
      По приказу лейтенанта канонерка легла на параллельный Мигрирующему Флоту курс и теперь плавно снижала скорость. Фрегаты, активно маневрируя, теперь охватывали ее полукольцом, но прекратили активное прицеливание.
      
      - Говорит адмирал Заал'Корис, - снова ожило радио. - Поясните, какое отношение вы имеете к "Аларею"! Откуда там погибшие?!
      
      - "Аларей" был атакован крейсером гетов, - холодно ответил Пирцау. Ему не понравился желчный, да еще к тому же обвинительный тон кварианца. - Мы отогнали крейсер и провели спасательную операцию, но в живых остался только один член экипажа, - лейтенант сверился с планшетом, - техник Дорн'Хацт. Остальные погибли. Раненый в тяжелом состоянии, его нужно срочно поместить в ваш госпиталь.
      
      - Разумеется! Вам сейчас же передадут данные для курса и стыковки с моим кораблем! - торопливо проговорил адмирал. - Полагаю, за пятнадцать минут мы управимся?
      
      - Мы не управимся даже за час, - вежливо, старательно сдерживая раздражение, сказал Пирцау. - Хотел бы напомнить вам, что мы будем перегружать не товары, а тела ваших погибших товарищей. Спешка здесь неуместна.
      
      - Хорошо, хорошо, я вас понял, - нетерпеливо бросил Заал'Корис. - Что-нибудь еще?
      
      - "Аларей" на ходу, но мы не знаем, как провести его через ретранслятор. Если вы отправите с нами экипаж сокращенного состава, то сможете привести его обратно во Флот.
      
      - Конечно, я сейчас же распоряжусь! А вот и обещанные данные! Я передаю связь техникам!
      
      Фрегаты стремительно унеслись куда-то далеко, скрывшись за широким мерцающим потоком кораблей Мигрирующего Флота. Инженер "Тери" негромко переговаривался со своими кварианскими коллегами, обсуждая предстоящую стыковку; компьютер подавал ему советы - строго в текстовом виде. Лирай, сейчас исполнявший обязанности штурмана, напряженно слушал, затем встал и вышел из рубки.
      
      Один из ангаров канонерки, где обычно дремали в своих нишах "Питомцы", сейчас был пуст, лишь полтора десятка темных продолговатых ящиков стояли на его сероватом покрытии. Широкие ленты из блестящего материала, пропущенные через узкие прорези в полу, надежно удерживали их. Около ящиков стояли на посту два пехотинца в парадной броне и с оружием. Еще несколько бойцов под командованием боцмана построились позади ящиков. Когда в помещение вошел лейтенант, солдаты четкими движениями переместили оружие к груди, а боцман отрапортовал о готовности.
      
      - Где хирург? - отрывисто спросил Пирцау.
      
      Сзади него прошелестел подъемник, и голос Хейдека буркнул:
      
      - Здесь я. Плавно, стажер, не яблоки везешь.
      
      Хирург и Лирай выкатили в ангар массивный бокс из дымчатого, похожего на закопченное стекло материала. Хейдек поймал удивленный взгляд лейтенанта и пояснил:
      
      - В точности воспроизводим газовый состав помещений кварианских кораблей. Не хочу рисковать с чистым кислородом - черт его знает, какие последствия могут быть.
      
      Пирцау кивнул, глянул на солдат и приказал:
      
      - Оружие за спину. Не по уставу, но нам нельзя провоцировать кварианцев. Подсветить ангар сильнее, а то и так на склеп похоже. Еще раз повторяю - без моего приказа никаких силовых действий.
      
      Когда кварианское карантинное судно, плоское, как скат, и вдвое длиннее "Тери", подошло бортом к борту канонерки, ангар сиял, как бальная зала. Стыковка произошла бесшумно, если не считать негромкого скрежета обшивки канонерки о причальный рукав кварианца. С музыкальным звоном открылись внешние люки ангара, и лейтенант Пирцау, сверкая серебристыми тонкими линиями на черном материале своего легкого бронекостюма, решительно шагнул через светящийся порог.
      
      Внутри короткого помещения причального устройства никого не было. Изумленный, он махнул рукой боцману и хирургу, и уже вместе с ними подошел к обшарпанному люку, ведшему в шлюз кварианского корабля. Люк открылся, и все трое наконец увидели перед собой кварианцев. С десяток солдат в потрепанного вида скафандрах разных цветов сидели прямо на полу, двое кварианцев без оружия стояли у проема люка и, видимо, смотрели прямо на пришельцев (точно сказать, куда они смотрят, не позволяли затемненные визоры их продолговатых шлемов).
      
      Все еще ошарашенный подобным небрежным приемом, Пирцау представился и представил своих людей. Солдаты неторопливо поднялись на ноги. Один из стоявших у люка кварианцев ответил - он оказался капитаном судна, во втором доктор Хейдек незамедлительно распознал своего коллегу. Как по мановению волшебной палочки, в тесном шлюзе возник дымчатый бокс, который толкал стажер, и оба медицинских работника отправились с ним в глубь помещений корабля, при этом Хейдек небрежно отпихнул попытавшегося остановить его кварианского солдата так, что тот с размаху сел на пол, а кварианский коллега несколько сварливо обругал солдата за излишнее усердие. Лирай протянул руку сидящему и тот, помедлив, позволил помочь ему встать, но после сразу повернулся к стажеру спиной и отошел в сторону. Другой солдат, в ярком желто-красном скафандре, подошел к первому и сказал что-то резкое так, что тот даже вскинул руки, будто бы защищаясь.
      
      - Адмирал Заал'Корис прибудет через несколько минут, - сообщил капитан карантинного судна. Пирцау кивнул - он одновременно слушал Хейдека.
      
      - Командир, мне разрешают сопровождать раненого дальше до госпиталя на его родном корабле, но требуют, чтобы я прошел карантин. Будут мыть меня в семи кислотах или в чем-то таком. Разрешите согласиться и продолжить сопровождение?
      
      - Добро, - сухо ответил Пирцау. - Не увлекайся и не вздумай толкнуть еще кого-нибудь.
      
      - Виноват, командир. Но этот..
      
      - Отставить, - перебил его лейтенант. - Конец связи.
      
      Он обратился к капитану:
      
      - Вы спокойно пустили нас на ваш корабль, так как он целиком является карантинной зоной, верно?
      
      - Да, - удивленно ответил тот, затем продолжил: - Здесь все оборудовано системами мгновенной очистки воздуха и поверхностей, экипаж и охрана выбраны из тех, у кого особенно сильный иммунитет, и привиты от всех известных нам болезней.
      
      Он немного помялся и добавил:
      
      - Корабль также снаряжен большим количеством взрывчатых и горючих веществ, позволяющих в случае опасности прорыва сквозь карантин полностью уничтожить судно, не подвергая опасности остальной Флот.
      
      - Предусмотрительно устроено, - похвалил лейтенант, изначально предполагавший что-то подобное. Ему стало еще неуютнее - мысль о том, что его люди находятся внутри гигантской бомбы, явно не добавляла комфорта.
      
      Капитан приложил правую руку к боковине шлема универсальным жестом принимающего вызов по радио, и через несколько секунд вновь обратился к Пирцау, на этот раз совершенно официальным тоном:
      
      - Капитан (1) Ульре Пирцау вас Тери, прибыл адмирал Заал'Корис вас Квиб-Квиб.
      
      Затем он замер, пристально всматриваясь в лицо Пирцау, хорошо различимое через полностью прозрачный, в отличие от кварианских, визор шлема, но, видимо, не встретил той реакции, которую ожидал, и слегка опустил голову.
      
      Кварианские солдаты встрепенулись, быстро построились в шеренгу и замерли. В шлюз уверенной походкой вошел кварианец в темном, почти черном скафандре, за ним на некотором расстоянии шли еще четверо.
      
      - Вы не Альянс, верно? - несколько поспешно спросил вошедший. Один из пришедших вместе с ним подбежал к нему и что-то сказал. Кивнув, тот продолжил: - А, понятно. Люди, но из галактики Магелланово Облако. Большое Облако.
      
      Ошеломленный таким вопиющим нарушением этикета, Пирцау сделал большой шаг вперед и самым сухим тоном представил себя и сопровождающих.
      
      - Эта трасса раньше считалось безопасной, - словно не обратив внимания на слова лейтенанта, продолжил Заал'Корис. - Вы уверены, что это не вы спровоцировали гетов на атаку нашего транспорта?
      
      Это было уже слишком даже для такого хладнокровного офицера, как Пирцау. Тщательно выбирая выражения, он заметил, что к полному отсутствию благодарности за спасение транспорта он и Федерация, которую здесь представляет, относятся спокойно, но вот подобные провокационные вопросы - это уже перебор и проявление крайнего неуважения.
      
      - Хорошо, я снимаю свой вопрос, - на удивление беззаботным тоном сказал адмирал. - Капитан, прикажите своим людям начать прием тел погибших. И на самом деле я благодарен Федерации и за спасение Дорна, которого я знаю лично, и за спасение транспорта.. кстати, а груз уцелел?
      
      - Мы не досматривали ваш груз - занимались только экипажем, - лейтенант потихоньку успокаивался. Он снял с пояса рамку-планшет и вывел на нее схему транспорта с отмеченными повреждениями. - Грузовой отсек получил несколько попаданий вторичными осколками, так что, вероятно, как минимум часть груза повреждена.
      
      - Да, Раэль будет недоволен, - вглядываясь в изображение, проговорил Заал'Корис. - Нет-нет, не обращайте внимания на мои слова.
      
      
       (1) "Капитан" - в смысле "командир судна".
    Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

    РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
      С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | К.Кострова "Горничная для некроманта" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Искупление" (Короткий любовный роман) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | М.Славная "Горячий босс. Без сахара" (Современный любовный роман) | | О.Иванова "Обед из трех блюд и любовь на десерт" (Женский роман) | | Д.Дэвлин, "Забракованная невеста" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская, "В плену его желаний" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Невеста чудовища" (Любовное фэнтези) | |
    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

    Как попасть в этoт список
    Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"