Касатова Алиса : другие произведения.

Без дверей - chapter 2

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

   Chapter 2.
  
   За белой дверью скрывалась обыкновенная, небольшая комната, явно принадлежащая подростку. Девочке-подростку. Большая двуспальная кровать, стоящая у небольшого занавешенного окна. Тумбочка с другой стороны от кровати с лежащими на ней абсолютно чистым листком бумаги и небольшой мягкой игрушкой в виде улитки. Какие-то плакаты, развешанные по серо-зеленым стенам. На всех плакатах одно и то же: разноцветные красочные "ляпы", словно бы кто-то специально бил по ним кисточкой. Небольшой круглый коврик на полу, созданный в виде спирали, переливающийся всеми цветами радуги. Стена напротив кровати была полностью пуста. На ней не было даже плакатов. И никакой лампы в комнате. Свет исходил откуда-то снаружи, проходя сквозь шторы окна, за которым что-то было. Но что: увидеть было невозможно.
   В комнате кто-то спал. На кровати, с головой укрывшись полосатым сине-зеленым одеялом. Совершенно бесшумно. Не слышно было даже дыхания спящего. Дверь, ведущая в комнату, была распахнута. Именно потому, что сейчас сюда пришли пятеро человек с одной целью: нарушить сон хозяина помещения. Или, вернее сказать, хозяйки.
   Като зашел в комнату, жестами позвав других следовать за ним. Парень подошел к тумбочке, взял в руки игрушечную улитку, сжал в руке и подкинул в воздух. Улитка засветилась безумно ярким, неестественным светом и повисла над полом. Неестественным её свет казался именно потому, что исходил от одной маленькой игрушки и наполнял всю комнату. Спящий человек еще сильнее натянул на себя одеяло. Так просто просыпаться ему не хотелось.
   - Все равно ведь разбужу, - усмехнулся Като, сдергивая с короля одеяло. Тот, а вернее, та, сильнее зажмурилась, прикрывая глаза рукавами клетчатой пижамы и стараясь таким образом защитить себя от света. Но свет был слишком ярким, да и парень не собирался сдаваться и позволять девушке поспать хоть еще немного.
   - Вставай! - он стал трясти её за плечи, дергать за светло-каштановые волосы, а когда это не сработало, закричал в самое ухо: - Просыпайся уже!
   Девушка дернула рукой, словно стараясь отмахнуться от надоедливого комара, чуть не заехав Като по лицу. Её глаза по-прежнему оставались закрыты.
   - Ну сколько можно! - воскликнул парень, придумывая, каким бы еще способом заставить её окончательно выпутаться из сна.
   Стоящим у входа оставалось только наблюдать.
   - Это король? - тихо, почти шепотом спросила Лисса у стоящей рядом Хеки.
   - Ага, - она легонько кивнула головой.
   - Она всегда так долго просыпается?
   - Да. Как здесь не появлюсь, всегда одно и то же. Из нас всех, пожалуй, только у Като в рекордные сроки получается её разбудить. Одна и та же уловка никогда дважды не срабатывает, почему-то... Рекордное время: четыре минуты.
   - Вы даже время засекали?
   - Ага, - она снова еле заметно кивнула.
   Все остальные молча смотрели на безрезультатные попытки парня расшатать, распинать, растянуть за щеки и даже собственноручно разлепить веки короля.
   - Ты так всю жизнь проспишь! - заявил он, оглядывая помещение. Абсолютно обычная комната. Ничего странного, ничего сверхъестественного. Разве что может, летающая светящаяся улитка кажется немного необычной, да пустая стена напротив кажется инородным телом, уродующим весь "дизайн". Като бросил взгляд на тумбочку. Увидев на столе листок бумаги, он взял его в руки, рассмотрел и через пару секунд восторженно воскликнул: - Оп-па! Почему бы мне не написать на этом замечательном листочке что-нибудь эдакое? - он глянул на спящую девушку в ожидании хоть какой-то реакции.
   - У тебя нужного карандаша нет, - уткнувшись в подушку, промычала она.
   - Ну, значит мне он без надобности. Пожалуй, стоит его разорвать...
   - Стоять! - резко выкрикнула та, молниеносно вскакивая и вырывая листок бумаги из рук Като. - Найду хоть небольшой надрез на этом листе - урою, - прорычала она, исподлобья глядя на парня ярко-желтыми глазами, которые, несмотря на необычный цвет, казались совершенно естественными.
   - И тебе доброе утро! - радостно воскликнул он, разводя руки в стороны. - Эй, сколько времени на этот раз? - спросил он, оглянувшись на толпу людей, стоящих у входа.
   - Пять минут, сорок две секунды, - ответила Дори, убирая в карман небольшие карманные часы, явно покрытые позолотой. Или чем-то очень похожим на позолоту. - Долго сегодня.
   - Да уж, и правда, - огорченно кивнул парень. Но тут же снова заулыбался: - Ну что, король еще долго будет валяться в кровати? - спросил он, глядя на девушку, которая снова свалилась на подушку, сжимая в руках листок бумаги.
   - Ты... - протянула она, приоткрыв глаза, которые все еще не привыкли к яркому свету. - Именно эту рожу мне меньше всего хочется видеть по утрам...
   Като засмеялся: на этот раз совершенно искренне.
   - Я прямо польщен! Но именно "эта рожа" из всех способна тебя разбудить!
   В ответ прозвучало досадное "гмм".
   Девушка искоса посмотрела на вход, а вернее на стоящих там людей. Пару секунд изучала Марка с Мелиссой, а потом негромко, сонным голосом спросила:
   - А это еще кто?
  
   Еще полчаса пришлось потратить на то, чтобы дождаться, пока девушка сходит в душ, оденется, причешется и, наконец, доберется до кухни. Кухня была довольно большая, находилась в очередном зале. Но этот зал был гораздо меньше остальных. Весь пол был укрыт разноцветным ковром, на стенах висели различные плакаты, на которых неизвестный и неумелый художник кое-как изобразил различные блюда. Эти плакаты можно было бы приписать чему-то вроде "настенного меню". Здесь было множество небольших столов - все они находились у стен, по соседству с двумя плитами и подобием огромного холодильника, встроенного в стену. Над столами висели полки, на которых громоздилась посуда. Посуды было настолько много, что, несмотря на количество полок, вся она на них не умещалась. Потому некоторая кухонная утварь была размещена на столах. Прямо посередине зала лежала доска. Просто большая, гладкая обыкновенная прямоугольная доска. И ничего такого в этой доске не было бы, если бы она не превращалась по указу сожителей в длинный обеденный стол. А вот стулья несчастным Като и Дори пришлось самим нести из каких-то других помещений. Все остальные уверенно отказались и остались ждать на кухне раскладывать посуду. Когда, наконец, все собрались и поудобнее уселись на принесенных стульях, король торжественно объявил, что еда, увы, пока что отсутствует.
   - Я бы не успела ничего приготовить сама, поэтому лучше недолго подождать, когда прибудет заказ из другой пропасти, чем пока я состряпаю что-нибудь съестное, - объяснила она, облокачиваясь на спинку стула. - Ну чуть-чуть подождите, что вам, жалко времени что ли?
   - Времени у нас хоть отбавляй, - ответил Марк, продолжая сохранять хмурое выражение лица.
   - Ну вот и хорошо, - девушка улыбнулась, поставив локти на стол и облокотившись на ладони. - Так как, говорите, вас зовут?
   - Марк. А это моя сестра Мелисса.
   - Ну до чего же вы похожи! - воскликнула она. - Сразу видно, что брат с сестрой. Ну, а я - король. Так уж называюсь, ничего не поделаешь. У меня тоже проблемы с именем, мне его просто не дали при рождении... - девушка провела пальцем по краешку стакана, стоящего перед ней и добавила: - Но, думаю заставить своих "подчиненных" мне его дать. А то неудобно, даже как-то неприятно, когда постоянно называют "Король". Король пошла мыться, Король проснулась, Король опять устроила скандал... Ужасно звучит на мой взгляд! - последние слова она произнесла с особенным раздражением.
   - Почему "король"? - негромко спросила Мелисса. Было видно, что она уже не боится, но еще не достаточно свыклась с происходящим, чтобы говорить громче. - В смысле... почему не "королева", а именно "король"?
   - А, это... ну потому что...
   - Потому что "королева", по её мнению слишком величественно звучит, - захихикал Като, перебив девушку.
   - Ну... да... может и так, - согласилась та.
   - Как насчет того, чтобы рассказать где мы, что с нами и кто вы все-таки такие? - спросил Марк, ожидая услышать подробный ответ.
   - Вы в Хайтаргетской пропасти, с вами все нормально, а мы - жители этой пропасти, - скороговоркой ответил король.
   - Подробнее, - еще сильнее нахмурился тот.
   - Подробнее - это пусть они рассказывают, - она кивнула головой в сторону троицы, встретившей брата с сестрой. - У них лучше получается.
  
   Серо-фиолетовые переливы стен, пола, потолка. Ощущение, что все создано из матового стекла. Может, это мир залов и комнат? Кто знает.... Но в каждом зале обитает что-то свое, что-то, отказывающееся повиноваться жителям пропасти. И у всех этих существ, миражей и феноменов одно имя. Один дух.
   Они не слышали шагов, эхом разлетающихся по соседнему залу. Не слышали, но понимали. Оно снова здесь. Оно снова проснулось и не хочет уходить на покой. Наверное, оно никогда не уйдет. А если ничего сделать нельзя, следует просто не обращать на это внимания. Все обыденно. Все именно так, как и должно быть.
  
   Стол наполнился различными блюдами и кушаньями, доставленными на кухню. Все присутствующие неторопливо ели, пережевывая не только пищу, но и информацию, которую решительно выдавала Дори по просьбе короля.
   - Этот мир кишит пропастями. У каждой свое название, свои особенности и свой король. Когда рождается пропасть, рождается и человек или, вернее сказать, не совсем человек, который будет жить в ней и руководствовать. Сначала туда переселяется его или её душа, а уже потом образуется тело. Король, или любой другой руководитель сам назначает места обитания своей территории. Например, в нашу пропасть можно попасть из нескольких разных точек мира, которые специально запрятаны в тех местах, где меньше всего людей. Однако именно в нашу пропасть почему-то падают больше всего! - она сделала несколько глотков из стакана с соком, лежащего перед ней и продолжила: - Наверное это из-за наших особенностей. Дело в том, что по одному и тому же месту, где находится эдакая "дыра" может пройти множество людей и ничего с ними не случится. Но если пройдет к примеру один, или несколько чье внутреннее состояние совпадает с запросами той или иной пропасти, он тут же проваливается.
   - А какие "запросы" у вас? - несколько раздраженно спросил Марк, даже не притронувшись к еде.
   - Подростки, - многозначительно ответил Като, в раздумчивости гоняя по тарелке крупные горошины вилкой. - К нам попадают только подростки. От десяти до семнадцати лет.
   - По-вашему, подростками считаются дети от десяти до семнадцати лет? - спросил тот, слегка повысив голос.
   Парень хотел было уже ответить, однако его перебила сидящая рядом девушка:
   - По-нашему - да, - ответил король, пристально глядя на Марка. - Это ведь "по-нашему", вас это не касается!
   - Как это не касается? Пропадают-то дети из нашего мира, а не из вашей пропасти! - сердито воскликнул он, хлопнув ладонью по столу, отчего вся посуда на нем тихонько задребезжала.
   - Ошибаешься, - негромко сказала Хекэйт, вступив в разговор. - Наша пропасть - это тоже часть вашего мира. И у нас тоже иногда пропадают дети.
   - Вернее подростки, - кивнул король. - Потому что вне пропасти у нас тоже есть дела, то же есть работа, но если внешний мир слишком сильно поглощает жителя пропасти и тот становится ну уж больно "очеловеченным", он уже не может сюда попасть. Даже если совпадает со всеми запросами.
   - Не может вернуться, просто потому, что когда-то был жителем пропасти, а теперь стал ближе к людям? - уточнила Лисса, уплетая за обе щеки какое-то кондитерское изделие и чувствуя себя при этом превосходно. В отличии от брата.
   - Ага, - кивнула девушка. - Именно.
   - Значит каждый подросток, проходящий по вашей территории в нашем мире, обязательно будет попадать к вам? - спросил Марк, искоса поглядывая на лежащий неподалеку пирог, и стараясь, видимо, ради гордости справится с голодом.
   - Да ты ешь, ешь, - засмеялся Като, сообразив куда смотрит собеседник. - Нет, далеко не каждый подросток падает. Только те, у кого внутри сильная буря каких-либо эмоций. Не важно каких. Пропасть улавливает их и поглощает "жертву".
   - Зачем это вообще надо?!
   - У Всевышнего спроси. Мы-то почем знаем? - парень развел руками. - Надо, значит надо. Наша работа - возвращать таких как вы на ту сторону. Хотя падающие не всегда этого хотят. Некоторые умоляют остаться, утверждая, что родителям на них плевать или их вообще нету или еще-что-нибудь в этом духе. Дураки, - констатировал он, отправляя одну из горошин в рот.
   - Да откуда вам знать?! - внезапно воскликнул Марк, не скрывая злости, вскочив со стула. - Может, у таких детей правда нет родителей или им правда на них наплевать! Может дома их бьют или унижают! Об этом вы не думали?!
   - Ооо... - с едким интересом протянула девушка с ярко-желтыми глазами. - У тебя, видно, тоже в семье неполадки?
   - Эй, эй! Остынь, парень, присядь и спокойно выслушай, - нахмурился Като, став, наконец, серьезным.
   Тот послушно сел, понимая, что ничего другого ему больше не остается. Самостоятельно выбраться отсюда он все равно не в силах. Даже выйти из зала, хлопнув дверью невозможно. Хотя бы потому, что никакой двери нет.
   - Я сказал "дураки", потому что считаю, что человек должен оставаться в том мире, в котором родился. До самой смерти. И потому, что уверен: людские проблемы люди сами в состоянии решить и для этого вовсе не обязательно убегать в другие миры и пропасти. Просто кто-то понимает, как это сделать, а кто-то нет. Может, вы сюда попали не просто потому что вы - подростки и проблемы в семье вызвали у вас накал эмоций. Может именно тут к вам придет осознание того, что нужно сделать. Я ничего не знаю ни о вашей ситуации, ни о вас самих. И честно сказать - мне и не надо этого знать. Но вы сами вполне в состоянии что-нибудь придумать, чтобы найти выход из своего положения. Что-нибудь приемлемое, - договорив, парень снова принялся за содержимое своей тарелки.
   Марк молчал. Внутри себя он отвергал все слова собеседника. Он злился, возмущался, но был бессилен. Пустыми разговорами ничего не решить. И уверенность в том, что у него в жизни все безумно плохо никак не хотела поддаваться сомнениям, что у кого-то может быть хуже или что все можно изменить к лучшему. Таково было состояние парня, который когда-то пытался сбежать из дома, но всегда возвращался обратно. Пытался внушить матери бросить пить, но от безрезультатности попыток всегда сдавался. Пытался поговорить с тетей, но не смог сказать всего, что хотел. И теперь уже считал, что все это было бы бессмысленно. Конечно был еще вариант спрыгнуть с крыши или обвязать шею прочной веревкой, но разум никогда не позволял даже думать об этом. К счастью для самого Марка и для всех неравнодушных, кто его окружал. И неравнодушных было гораздо больше, чем он сам привык считать.
   Следующие несколько минут "завтрак" протекал молча. Никто не проронил ни слова, слышно было только пережевывание пищи. Зал, как и все остальные, снова заполнился звенящим гулом. Окон в нем не было. Ни одного единого окошка, в котором можно было бы попытаться углядеть окружающий их мир. Мир, который находился за пределами стен. Но даже если бы они были, скорее всего через стекло не было бы видно абсолютно ничего. Это "ничего" было таким же, каким его видел Марк и его сестра, Мелисса. Да и было бы странно, если бы они видели пустоту как-то иначе.
   А Лисса рассуждала, как ей реагировать на то, что происходит? Спокойно, как сейчас, или стоит поднять панику? Ведь она не знает, можно ли верить новым знакомым. Не понимает пока, где именно оказалась. Не понимает, угрожает ли им с братом это чем-то или нет? Впрочем, она пришла к выводу, что самое лучшее: вести себя как обычно. Если страшно - придется справиться со страхом, потому что он - одна из главных помех, вставших у неё на пути. Криками и истериками ничего не решить. В этом она была уверена на все сто процентов. И поведение брата казалось ей глупым. Зачем спорить с незнакомцами, которые к тому же еще и не люди, доказывая свою правоту, когда ничего толком не знаешь? Впрочем, её брат всегда отличался тупой упрямостью и уверенностью в том, что он прав. Любая попытка его переубедить обычно оканчивалась провалом. Вот и сейчас он снова защищал своим амбиции. Замолчать - не значить сдаться. Просто так легче оставить свое мнение при себе. А его сестра никаких своих убежденностей не защищала. Она молча рассуждала обо всем происходящем, стараясь трезво оценить ситуацию.
   "По крайней мере, нас кормят", - подумала она, запивая очередной кусок булочки чаем. - "Даже брат сдался и теперь уплетает пирог за обе щеки", - она улыбнулась собственным мыслям.
   Всеобщее молчание было прервано громким чавканьем Като. Он и до этого чавкал, но как-то более тихо. На этот раз неприятные звуки прошлись по ушам абсолютно всех присутствующих.
   Король сердито пнул его по ноге.
   - Совсем уже?! Закрывай рот, когда ешь! Это же невыносимо просто! - не выдержала она.
   - Ну прости, прости, - он засмеялся. - Мои челюсти просто не в состоянии нормально поедать блюда чужих пропастей!
   - Тогда приручи эти свои челюсти нормально пережевывать все, что дают! - прошипела девушка и откинулась на спинку стула. - Я наелась, - заявила она, оглядывая собеседников.
   - Я тоже, - кивнула в ответ Хекэйт, положив вилку на тарелку и сделав последний глоток плескавшегося в стакане питья. - Боюсь, мне придется вас покинуть на некоторое время, - она встала с места и аккуратно задвинула стул. - Я должна в несколько залов зайти, кое-что проверить. Так что простите, - она махнула рукой и исчезла.
   - Что это она там такое проверяет? - задумчиво спросил Като, обращаясь к самому себе.- Эй, а тебе что, как королю совсем не интересно, что твои подчиненные у тебя на территории изучают? - на этот раз он обращался к девушке рядом.
   - Я доверяю Хеки, - вздохнув ответила та. - А вот за тобой нужен глаз да глаз, - она искоса посмотрела на парня, прищурившись.
   - Я чист, как стеклышко, - засмеялся он, точно так же откинувшись на спинку стула. - Родной крови не доверяешь, эх ты... - он взъерошил ей волосы и, забрав свою тарелку, поднялся из-за стола. Подошел к небольшому столику и поставил посуду на него, оглядывая кухню в поисках чего-то. Видимо в поисках хоть какого-то подобия раковины.
   - Вы брат и сестра? - оживилась Мелисса, нагнувшись чуть вперед, заглядывая в лицо королю.
   - Вовсе нет, - нахмурилась девушка. - Просто когда он только впервые здесь оказался, заявил, что является мне родственником. Дальним родственником, - протянула она, исподлобья глядя на снующего по кухне Като. - Очень дальним родственником, - она подозрительно сощурила глаза и нахмурила брови. - Что-то я очень сомневаюсь в правдивости этих слов, - она повысила голос специально, чтобы парень её услышал.
   Тот оглянулся в её сторону и ухмыльнулся.
   - Куда девается грязная посуда? - спросил он, прекратив поиски, потому как они оказались бесполезны.
   - Посмотри на тот столик, - девушка кивнула в ту сторону, куда недавно была поставлена грязная тарелка. Тарелка испарилась. В следующее мгновение на столе тоже не оказалось посуды. Не осталось даже аромата, витавшего здесь, когда они были.
   Мелисса удивленно ахнула, а Марк, казалось, не придал этому никакого значения. Он пытался дожевать оставшийся в руках кусочек пирога. Като пожал плечами.
   - До сих пор плохо понимаю, как оно действует, но довольно удобно. Ладно, мне, пожалуй, тоже пора, он сунул руки в карманы и отошел на несколько шагов назад, глядя на присутствующих. - Потом заскочу к вам. Король, тебе показывать гостям комнаты! - и он, точно так же, как и Хеки, испарился.
   - Свалил, - негромко резюмировала девушка, вставая из-за стола. - Дори, что там с папкой?
   Темноволосая девушка так же поднялась из-за стола, подошла к королю и протянула ему (а вернее ей) папку.
   - Не роняла? - взяв её, слегка прищурившись спросила девушка.
   Та покачала головой: нет, не роняла.
   - Только Като один раз по голове ударила ею, - она потупила взгляд. - Он просто очень нахально себя вел и я не выдержала... прости.
   Марк и Мелисса тоже решили поскорее покинуть стулья. Оставаться за столом одним им было неудобно. К тому же, подойдя поближе к королю и Дори у них было гораздо больше шансов рассмотреть - что же такое находится в папке. Надо сказать, что обложка у папки была голубая и слегка просвечивала. Но что за ней - рассмотреть не удавалось. Впрочем, наверняка какие-то бумаги. Но если просто бумаги - почему их нельзя ронять?
   - Ладно, - король вздохнул. - Чтобы успокоить этого, даже столь важной вещи не пожалею. Отнеси пока ко мне в комнату, - она протянула ей папку обратно. Ну, братик и сестренка... Пойдемте, я покажу вам, где в ближайшее время вы будите жить.
   Марку и Лиссе ничего не оставалось, как повиноваться. И, к их огромному сожалению, о содержании папки они так и не узнали.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"