Касатова Алиса : другие произведения.

Жемчужина Смерти - 2

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Так хочется остановиться,

Сказать своим светлым порывам - хватит. (с)

  
   Так рано, а улицы уже заполнил солнечный свет. В безоблачном небе кружилась стая каких-то птиц, собаки уже давно перестали попадаться на пути. Утром они куда-то пропадали, и встретить хоть одну - было большой редкостью. Впрочем, меня это только радовало.
   Из дома я ушла сразу, как проснулась. Ни единой мысли о том, чтобы взять с собой хоть какие-то вещи не возникло у меня в голове. Наспех поглотив тарелку с какой-то кашей и перемолвившись парой слов с Доктором Гвардом, я буквально выбежала из квартиры. Минуя жилище соседки, краем глаза заметила, что Вирка букавально валялась на полу своей кухни с каким-то рисунком в руках. Спала она, или просто рисовала в такой странной позе - я не знала. Да и знать нужды не было.
   По сути, я сбежала, даже не попрощавшись с матерью, и какое-то время это мучало мой полусонный разум. Но возвращаться для этого я все равно бы не стала, поэтому пришлось приказать своей совести заткнуться и прибавить шагу. Чем дальше я уходила от своего дома и сети знакомых улиц, тем необычнее были ощущения, охватывавшие меня, и тем больше я старалась укориться. Наверное, мне было страшно. Я боялась того, что могла встретить и того, что могла вернуться назад ни с чем. Хотелось, чтобы все это поскорее закончилось и жизнь наконец наполнилась светом, подобно утренним улицам этого города.
   До леса я добралась пугающе быстро. Здесь преобладали хвойные деревья. На несколько секунд я остановилась и окинула взглядом эту стену из сосен и елей, немо возвышающихся впереди. Меня охватило какое-то странное чувство обреченности, словно внутри меня - глубокое озеро с ледяной водой. Больше всего, почему-то, хотелось замерзнуть. Чтобы сейчас пошел снег, или хотя бы подул холодный ветер, хотелось окунуться в это воображаемое озеро и утонуть в нем. Но все это - не больше чем мое внутреннее состояние, которое не должно было помешать мне. И я зашагала дальше.
   В лесу было тихо. Ни одна птица, ни один зверь не попался мне на пути, что показалось мне ненормальным. Но что именно это могло значить, я понятия не имела. Не останавливаясь, я шла вперед, обходя периодически попадающиеся на пути поваленные деревья, кочки, колючие кустарники. Сколько я шла - не знаю. Но в конце концов лес закончился. А я обнаружила перед собой огромную каменную пустыню. В нескольких метрах от леса и правда находился небольшой ручеек, в котором плескались мелкие, еле заметные рыбешки. Воды, безумно чистой и прозрачной, в нем было по щиколотку - не больше.
   Казалось, что у этого пустыря (который я для себя решила называть пустыней) нет конца. И прямо, и вправо, и влево она простиралась
   до горизонта, и думалось, что сколько не иди - никогда никуда не дойдешь. На несколько минут я и правда поверила, что из пустыни нет выхода. Меня одолевало страное чувство: сделай я еще хоть один шаг на пути к ней - и она поглотит меня, я больше не смогу вернуться.
   "Что за чушь", - подумала я и зашагала вперед. Остановившись у ручья, ступила в воду. Ледяная. Все тело передернулось от озноба.
   Я снова огляделась. Растений в пустыне было мало. В основном это были либо кактусы, либо еще какие колючие, грубые растения. Одно такое зеленое чудо попадалось через каждые метров пять. Неуклюже существуя благодаря трещинам в камнях, они всем своим видом говорили, что готовы бороться за свою жизнь любыми способами. В рамках возможностей растений, разумеется.
   Солнце светило неярко и почти не грело. Холодный воздух окутывал все, что только можно было, и это все послушно застывало в безмолвии. Только река, казалось, жила какой-то своей жизнью и имела какие-то лишь ей известные цели.
   Если верить, что у каждого человека есть свой мир, зависящий от его состояния, эмоций и настроения, то эта пустыня идеально бы подошла для моего. Я закрыла глаза.
   "Не время останавливаться. Иди дальше", - вдруг услышала я за спиной.
   Я оглянулась, но увидела только пустыню, ели и сосны. Ничего и никого больше.
   Поразмыслив над этим с пол минуты, я пришла к выводу, что кому бы не принадлежал этот голос - он прав.
   Не время останавливаться.
   Я сделала еще несколько шагов и обнаружила себя в зале. Сначала я даже не сообразила, что произошло. Внезапная замена пустыря на зал казалась мне абсолютно естесственной, и лишь через несколько секунд стало ясно, что это совсем не нормально.
   Зал был достаточно большим. Пол, стены и потолок блестели какой-то холодной серостью. Впереди, на другом конце зала, находился трон. Во всяком случае, другого слова для этого я не нашла. Трон был таким же серым, как и все вокруг, украшенный острыми серо-черными камнями. Приглядевшись, можно было заметить на нем фигуру человека.
   Сглотнув, я направилась к нему. Не в состоянии толком даже испугаться, стала разглядывать стены. Прямо у стен из пола несуразным образом торчали острые серые камни, и я невольно представила, что будет с человеком при падении на один из таких.
   Фигура на троне не двигалась. Она была абсолютно черной, лицо скрылось за капюшеном. Когда нас стали отделять лишь несколько шагов, я остановилась.
   Главное - не забыть о цели. Если я буду помнить о своей цели и о том, как она важна для меня - я не буду бояться. Я смогу справиться со своим страхом. Главное - помнить. Кроме этой цели у меня больше ничего нет. Абсолютно ничего нет.
   - Вы - целитель? - постаралась я спросить как можно громче, но услышала со своей стороны только еле слышный невнятный хрип. Фигура не двигалась.
   Не забыть о цели.
   Я собрала все силы и повторила снова, на этот раз довольно громко, четко и ясно:
   - Вы - целитель?
   Но ответа не последовало. Тогда я продолжила:
   - Я слышала, что Вы можете излечить любую болезнь. Моя мать больна, и никто не может понять чем. Она умирает. С каждым днем ей только хуже. Я... я прошу о помощи. Я готова заплатить. Я сделаю все, что угодно.
   Потому что у меня больше ничего нет.
   "Все, что угодно?" - послышался голос за моей спиной. Снова. Тот же самый голос. Я никак не могла определить, кому он принадлежал: мужчине или женщине?
   Оглянувшись и, как и в прошлый раз, не увидев говорящего, я решила, что нужно отвечать.
   - Да. Все, что угодно, - повторила я, стараясь не запаниковать и не испугаться. Все-таки даже в такой ситуации я умудрялась быть трусливой. Даже в этой ситуации мне приходилось бороться с желанием все бросить, вернуться домой и разреветься. А потом, потеряв всякую надежду, просто ожидать смерти самого любимого человека. Это желание возникало из-за страха. И лени. Как бы ужасно это ни звучало, лень имеет огромное воздействие на человека, мешает бороться и даже верить. Как и нерешительность, разумеется.
   "Подойди к трону", - велел голос.
   Я послушно сделала еще несколько шагов, приблизившись к фигуре. Даже несколько удивилась, насколько легко дались мне эти шаги.
   "Протяни руку".
   Я протянула руку вперед. Фигура наконец подала признаки жизни, и из черных одежд ко мне точно так же протянулась рука. Такая молодая, даже несколько детская, что я удивилась. Эта рука, в моем представлении, совсем не могла принадлежать человеку, которого называли целителем. Но это было лишь мое представление.
   Мы пожали друг другу руки. И я вновь удивилась: ладонь этого человека была теплой и живой, такой же, как и моя. Казалось, что это неправильно.
   "Как твое имя?"
   - Эйрин.
   - Очень приятно, - вдруг раздался голос уже от самой фигуры. Девчачий голос, который мог принадлежать ребенку, но никак не какому-то целителю.
   Одним движением человек снял с себя капюшон и дружелюбно улыбнулся.
   - А меня зовут Смерть.
   Некоторое время я тупо смотрела на девочку, которую увидела перед собой.
   "Ну и имячко", - только и смогла подумать я.
   Лицо у Смерти было немного бледнее моего, и все словно бы нарисованное. Брови, узкие губы, серые глаза, небольшой, довольно аккуратный нос. Прямые черные волосы были коротко и рвано подстрижены, так что концы были чуть выше уровня подроботка, лоб был закрыт челкой. Она смотрела на меня как-то странно: радостно, хитро, и так, как будто бы я в ее глазах была несмышленой и до ужаса забавной в своей наивности. Дружелюбная улыбка была отчасти какой-то снисходительной.
   Взглянув на это лицо, я тут же растерялась, не представляя, что теперь делать. Я даже подумала, что может быть, это розыгрыш? Но ни один обычный человек не способен устроить такой розыгрыш. Да и кому это нужно? Ведь за легендой о целителе следуют не только любопытные, но и те, кому дейтсвительно нужна помощь. Слишком уж жестоко выходит.
   Я вдохнула побольше воздуха в легкие и вновь выпалила:
   - Ты - целитель?
   Ничего больше спросить на ум не приходило.
   Она промолчала. Поднявшись с трона, сняла с себя черные одежды и осталась в темно-серой кофте и черной, не доходящей до колен, юбке. Потом, слегка отстранив меня, направилась к середине зала. На ногах не было никакой обуви, по холодному полу она ступала босиком.
   Девочка была ниже меня на пол головы. Тоненькая, худая, и вся как бы нарисованная. Я даже начала сомневаться - действительно ли вижу ее перед собой? Может это просто галюцинация? Но она была настоящей. И исходило от нее такое живое тепло, что мне осталось только удивиться очередной раз: как этому ребенку могли дать такое имя? Смерть.
   Она дошла до середины зала, обернулась и жестом велела мне следовать за ней. Я подошла к девочке.
   - Не хочешь выпить? - внезапно спросила она. Я вдруг разозлилась и чуть повысила голос:
   - Нет, не хочу! Я хочу знать, где целитель. Мне нужна помощь. У меня нет времени.
   - Время? - девочка удивленно приподняла брови. - Кого волнует время?
   Она говорила это так искренне, что я невольно задумалась: действительно, кого волнует время? Но тут же сообразила нелепость этого вопроса. Решив не расстрачиваться на долгие разговоры, я очередной раз произнесла:
   - Где целитель? - И, чуть поразмыслив, добавила: - и кто ты?
   Девочка засмеялась.
   - Я же уже сказала. Меня зовут Смерть!
   - Это я уже слышала. Кто ты конкретно? Человек? В любом случае, мне необходимо знать: где целитель? - чувствуя, как страх отступает, я говорила все громче и увереннее.
   - Шумная, - негромко заметила она и, сев на пол по-турецки, заявила: - Его нет.
   - Кого нет? - не поняла я.
   - Целителя. Его больше нет.
   - Как так?
   - Вот так. Он ушел.
   Я облегченно вздохнула. Ушел. Значит, не умер. Значит, вернется.
   - Когда он снова будет тут?
   - Не знаю, - девочка пожала плечами, отведя взгляд. - Может быть, он тут больше никогда не будет.
   - Что? О чем ты говоришь? - не понимая, я вновь начала волноваться.
   - Целитель исчез, - с расстановкой проговорила она, вновь посмотрев на меня. - Его больше нет.
  
   Его больше нет.
   Человека, единственного человека, который мог бы спасти мою маму. Больше нет.
   Это никак не укладывалось у меня в голове.
   - Я не понимаю, - стараясь не впасть в отчаяние, сказала я. - Куда исчез? Как?
   - Просто исчез.
   - Да кто ты?! - выкрикнула я, чувствуя, как злость растекается под кожей. Мне хотелось придушить это дитя, но это - не более чем желание, основанное на эмоциях. Нужно было успокоиться.
   Девочка вздохнула. Медленно поднялась на ноги и молча указала на трон за моей спиной. Я оглянулась. Трон ничуть не изменился, но вот вокруг него начал разрастаться густой черный дым. Он окутывал его, превращаясь в темную стену, загораживая от моих глаз.
   - Кто ты? - повторила я уже шепотом.
   - Я уже отвечала. Я - Смерть.
  
   Я рухнула на пол. Резко, абсолютно неожиданно силы покинули меня.
   Не понимаю. Моя мама болеет. Я хочу спасти ее от гибели. Поэтому я пришла сюда за последней надеждой. Но даже тут меня встретила только смерть.
   Я лежала на боку, тупо смотря на дым, не в силах пошевельнуться. Потихоньку чернота стала рассеиваться, и взору вновь предстал все тот же трон. Но теперь он уже не был пуст.
   Она сидела на троне, закинув ногу на ногу. В серых одеяниях, босиком. Белоснежные волосы были убраны в пучок на затылке, на голове красовалась черная шляпа с бледно-желтым цветком. Разглядеть лицо женщины казалось невозможно.
   Смерть села рядом со мной, обняла руками и тихо прошептала:
   - Не бойся.
   Спасибо. После неестественного попадания в какой-то зал и встречи со Смертью мне уже не так страшно, глядя на человека, образовавшегося из черного дыма.
   - Отпусти ее, - велела женщина негромким, повелевающим голосом.
   - Она пришла ко мне, - ответила на это девочка и обняла меня еще крепче.
   Только не задуши. Пока не спасу мать, умирать мне не следует.
   - И? Кто тебе вообще позволил пускать сюда человека? Несмышленое дитя, ты не понимаешь всей тяжести своего поступка.
   - Она хорошая! Мне она нравится.
   Я? Да, я хорошая. Не стоит меня убивать, мэм! Поверьте, не стоит. Я вам еще пригожусь! Боюсь только даже подумать, для чего.
   - Люди не делятся на хороших и плохих, - не меняя интонации сообщила женщина. - Есть те, кому доверять можно и те, кому нельзя.
   - Знаю, - ответила Смерть. - Ей можно доверять. И она готова заплатить любой ценой! Любой!
   Сидящая на троне усмехнулась.
   - Наверняка сказала это, будучи переполнена эмоциями. А на деле... Что за беда привела тебя сюда, девочка? - этот вопрос был адресован уже мне.
   Только вот сил мне не хватало даже для того, чтобы открыть рот.
   - Ее мать болеет. И она хочет ее спасти. Вот и все, - ответила Смерть вместо меня.
   - Забудь, - женщина чуть заметно махнула рукой. - Целителя ты тут не найдешь. Его больше нет.
   Опять. Те же самые слова. Мне захотелось подняться на ноги, подойти к ней и начать расспрашивать, пока не ответит, что это все-таки значит. Возвращаться домой вот так просто я не собиралась.
   Но тело не слушалось, и я продолжала валяться на холодном полу, словно окаменев.
   - Отдай ее мне, - вдруг произнесла девочка.
   - Тебе? - казалось, незнакомка чуть удивилась. - Не глупи. Люди - не вещи.
   - Отдай ее мне, - уверенно повторил ребенок.
   Женщина замолчала. Но уже через несколько секунд ее глухой смех разорвал тишину.
   - Ладно, забирай, - наконец ответила она, давясь смешками. Что в этом такого забавного мне понять было, видимо, не дано. - Делай что хочешь. Ты уже большая девочка. Должна понимать всю ответственность. Но на твоем месте я бы отвела ее домой.
   - Благодарю! - почти выкрикнула Смерть и наконец отпустила меня.
   Но женщины на троне уже не было. Исчезала она менее эффектно, чем появлялась.
   - Ты можешь уже подниматься, - улыбнувшись сообщила моя собеседница, вставая.
   У меня все тело окаменело, как я встану?! - хотелось выкрикнуть мне, но тут я вдруг почувствовала, что уже сижу. Все на том же полу, сижу и смотрю перед собой на эту девочку. Не прилагая особых усилий, я смогла самостоятельно подняться на ноги.
   - Что это было? - спросила я.
   - Мама, - пожав плечами ответила она.
   - Что?
   - Не что, а кто! Это - моя мама. Она сразу чувствует, когда я делаю что-то такое, - Смерть обиженно надулась. - Но ты должна быть мне благодарна!
   - За что? - прищурившись, произнесла я.
   - Как за что? Ты теперь пренадлежишь мне! - с этими словами она радостно взмахнула руками над головой. Я бы даже хотела разделить с ней эту радость, но никак не могла понять: что, в конце концов, происходит?
   - Это просто отлично. Но давай ты объяснишь мне все поподробнее. И где этот чертов целитель?!
   - Он не чертов, - в голосе девочки снова появились нотки обиды. - Он очень добрый, хороший, щедрый... Ладно, я расскажу тебе все подробнее!
   Ну надо же. Я уже почти обрадовалась, как она добавила:
   - Но сначала, обними меня.
   Еще несколько секунд мне потребовалось, чтобы переварить услышанное.
   - Не поняла, - честно призналась я.
   - Что тут непонятного? Обними меня!
   Будь это обычный человек, я бы, наверное, отнеслась к этому с меньшим подозрением. Но что будет, если я обниму... госпожу Смерть?
   Однако другого выхода не оставалось.
   Я обняла ее, чувствуя, как это живое тепло, исходящее от ребенка, передается и мне. Не скажу, что было неприятно. Скорее даже наоборот.
   - Ну вот и отлично, - пробормотала она, уткнувшись носом в мое плечо. - Не бойся, я тебя не оставлю. Я помогу тебе. Ну а ты поможешь мне.
  
   Девочка вела меня по каким-то коридорам довольно долго. Я послушно следовала за ней, стараясь особо не задумываться над тем куда и зачем меня ведут. Хотя она и сказала, что все расскажет, ответов на мои вопросы все еще не последовало.
   Что бы ни ожидало меня впереди, сворачивать назад было уже поздно. Да и не нужно. Придется мне поверить этому ребенку с таким странным именем. Потому что она - моя единственная надежда. Ведь даже целителя "больше нет".
   Доктор Гвард должен был присмотреть за мамой. Не важно, как много времени мне предстояло отсутствовать, я была уверена: он ее не бросит. Все будет хорошо.
   Следуя за Смертью, я старалась унять свое волнение. И давалось это гораздо легче, чем раньше. После того, как я обняла эту девочку, во мне и правда поселилось странное тепло. Может быть, это просто чувство защищенности. Хотя как ребенок лет двеннадцати мог меня защитить?
   - Эй, долго еще идти? - окликнула я ее, надеясь услышать отрицательный ответ.
   - Мы уже пришли, - ответила Смерть, оправдав мои ожидания.
   И правда, коридор вдруг закончился. Мы стояли перед красивыми огромными дверями, сделанными из камня. Или, по крайней мере, украшенными им. Девочка без труда открыла их и повела меня дальше.
   - Где мы? - ошарашено спросила я, оглядываясь.
   Коридоры вывели нас на какую-то станцию. Платформа была пуста, и все вокруг было покрыто снегом. Я видела снег всего пару раз в жизни. В нашем городе он выпадал так редко, что его появление казалось настоящим чудом. И вот сейчас все то, что открылось мои глазам виделось каким-то нереальным, сказочным. Почти белоснежное небо, белоснежная земля.
   На моих ногах были кроссовки, а вот девочка по имени Смерть была абсолютно босой. Но, похоже, ее это ничуть не смущало. Вдохнув морозный воздух, она направилась вперед. Я последовала ее примеру. Забавно, но даже этот наполнивший легкие холод не смог вытеснить то самое живое тепло.
   - Сюда! - выкрикнула она, махнув рукой. Я подошла поближе и тут заметила, что мы находимся рядом с поездом.
   - Поезд? - тупо спросила я, оглядывая эту машину.
   - Ага, - хихикнула девочка. - Залезай внутрь.
   Всего у него оказалось два вагона. В первом по правую сторону были каменные сиденья и такие же каменные столы. По левую - ничего, кроме окон, которые находились по обеим сторонам. Во второй вагон я не заходила.
   Оказавшись внутри, я села на одно из сидений и выжидающе посмотрела на Смерть, которая прошла за мной.
   - Я сейчас пойду и заведу его, - заявила она.
   - Заведешь его, - повторила я, слабо понимая, что именно она имеет ввиду.
   - Да. А потом вернусь сюда и все тебе расскажу. Идет?
   - Ну что ж... - я вздохнула. - Только давай быстрее. Не хочу надолго оставаться здесь одна.
   - Я мигом, - пообещала она улыбнувшись, и убежала.
  
   Ожидая девочку, я разглядывала станцию за окном. Впрочем, разглядывать там было особо нечего. На пару мгновений я увидела на платформе какую-то серую птицу. Но стоило мне присмотреться, как она исчезла.
   Показалось, - решила я.
   Смерть и правда вернулась достаточно скоро. Она радостно прибежала, уселась рядом со мной и велела:
   - Держись крепче!
   - За что держаться? - решила уточнить я, но ответ последовал с абсолютно неожиданной стороны.
   Поезд как-то неестественно дернулся, а я сочла правильным схватиться за стол. Смерть поступила точно так же.
   Затем поезд дернулся еще пару раз и поехал. Скорость он набирал пугающе быстро, за окном уже нельзя было разглядеть ничего, кроме ослепляющей белезны. Я держалась за стол что было сил, стараясь справиться с нарастающим страхом.
   Ужасно боюсь скорости.
   - Эй! Мы уже взлетели, можешь расжимать руки, - давясь смехом произнесла девочка спустя некоторое время. - Ты что, так сильно боишься?
   - А? - я посмотрела на нее и последовала совету отпустить несчастный стол. Затем посмотрела в окно.
   За окном падал снег. Красивый, белый, пушистый снег. И больше за окном ничего не было.
   Внезапно осознав это, я вновь схватилась за столешницу.
   - Где мы?! Что происходит?
   - Мы летим! - радостно сообщила Смерть. - Мы летим на поиски Жемчужины!
   - Что? Куда летим? На поезде? Какая жемчужина? Что, черт возьми, происходит?!
   Она зевнула, закинула ногу на ногу и начала:
   - Успокойся. И послушай меня.
   Мы с тобой, в каком-то смысле, заключили договор. Ты помогаешь мне, а я помогаю тебе. Все честно. Ты хочешь исцелить свою мать. Но для этого нужен целитель. Однако он исчез, пропал, оставив, как подсказку, лишь этот поезд. О том, что поезд не ездит, а летает - лучше сильно не задумывайся. Вообще, когда с тобой происходят "необычные" вещи, старайся не принимать их близко к сердцу. Иначе тобой овладеют страх, паника, сомнения и все такое прочее. С помощью поезда мы могли бы найти целителя. Но искать мы будем не его. Молчи, и слушай.
   Целитель - это очень хороший человек. Он правда очень хороший. Но его делом было - забирать людские души. Души умерших, если быть точнее. Ему это не нравилось, и он отказался. Но в нашем случае, нельзя просто так взять и отказаться от своего... дела, назовем это так. "Раз не хочешь забирать души, помогай им остаться в человеческих телах", - таков был уговор, грубо говоря. Но у целителя не было силы, позволяющей делать это, как таковой. Поэтому чтобы лечить людей - а именно этим он стал заниматься - ему нужно было что-то, что могло бы предоставить эту способность. И этим чем-то оказалась жемчужина. Довольно крупная, к нашему счастью. Эта жемчужина позволяла целителю лечить и все было просто прекрасно, пока однажды она не исчезла. Как-то раз он просто не нашел ее на своем месте. Прежде чем исчезнуть, он рассказывал о своих подозрениях: мол к нему как раз на днях пришел человек, желающий излечиться. Но получил отказ. Вероятно, он был маньяком, так как убил множество людей, за что и был наказан той самой болезнью. Таким как мы увидеть такое по человеку - проще простого. Болезнь только начала разрастаться, его можно было спасти. Только целитель этого не хотел. И хотя больной клялся, что готов на все, что угодно, ответ был одним и тем же: нет. "Тебе суждено умереть в муках за все то, что ты совершил. И ты умрешь, чувствуя, как разлагается каждая клеточка твоего тела", - я до сих пор помню эти слова. Убийца только взвыл в ответ и ушел. А через пару дней пропала и жемчужина.
   Я думаю, целитель исчез, чтобы найти ее. Ведь без этой вещицы он не может никого лечить, а раз так - ее нужно вернуть. Только вот сам он не возвращается уже много-много времени. Искать его самого, полагаю, бессмысленно, а вот в поисках самой жемчужины мы очень даже можем преуспеть. Если она вновь окажется в наших руках, целитель почувствует это и вернется. Это то, на что я надеюсь. Понимаешь теперь?
   Некоторое время я молчала. Затем решилась спросить:
   - Этот целитель для тебя... кто он?
   - Очевидно же! - пожав плечами ответила она. - Целитель - мой отец. И я хочу вернуть его домой. Ситуация банальна и проста. И не забудь, ты уже согласилась помочь мне!
   Я кивнула. Хотя она и сказала, что все "просто", для меня все оказалось гораздо сложнее, чем предполагалось. Но другого выбора все равно не было.
   - И куда же именно мы сейчас... летим?
   - В страну пустынь и песочных барханов, - пропела она. - Наша цель - пирамида, что нелепо прячется от людских глаз.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"