Касатский Вадим Викторович: другие произведения.

Чивильк и Брысь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

---------------------------------------------------------------
© Copyright Вадим Касатский
Детский рассказ
Опубликован в сборнике "Чтобы ты жил" в 1999 г. Пос. Рефтинский, Свердловская обл.
Тираж 100 экз.
e-mail: kasv_asb@mail.ru
Личная страница http://egotist.narod.ru
Дневник - http://vadkas.livejournal.com
---------------------------------------------------------------




        Первое,  что  я  воспринял  и  запомнил,  - это свет и холод. До этого,
сколько  я  себя  помню,  слышал только чивильканье матери. Какая она, я ещё не
знал.  В  скорлупе  мне  стало тесно, и однажды, тычась клювом, я её надломил и
стал  пробиваться  в  дырочку.  Края  её треснули, и я протиснулся, сам не зная
куда.  Теперь знаю: это было гнездо. Расправил крылышки, на которых ещё не было
пёрышек, хотел привстать, но не получилось, в ножках ещё не было силы.
        Холод  был  очень  неприятен,  и  я  прижался  к  пуховому телу матери,
подумал: "Так ещё можно жить, тут тепло". Отец приносил козявок, некоторые были
вкусные,  но  очень  скоро рядом со мной появились на свет братики и сёстры. Мы
все  хотели  есть. Как я сейчас вспоминаю, это было сплошное голодное время. От
холода  ещё  можно  было  спастись,  прижимаясь друг к другу. Но голод! О, этот
голод!  Как  все  тянули шеи, раскрывали рты и начинали горланить, желая, чтобы
достался червячок.
        Проглотив  червяка  или  букашку, я рассматривал: какая она - моя мать?
Красивая: у неё зеленоватая окраска и жёлтая полоска на темени, большие круглые
глаза.  Отец  такой  же, но ярче. Вскоре мы научились прижиматься друг к другу,
мать тоже смогла отлетать от нас и приносить кое-что вкусненькое. Мне почему-то
казалось, что она чаще опускала съедобности в мой разинутый клюв.
        Мы  все  росли  быстро  и  стали обрастать сперва пушком, а потом у нас
появились   какие-то   жесткие  штучки.  Они  увеличивались  с  каждым  днём  и
становились  перышками.  И  вот  тогда-то  я  однажды  понял,  что  у меня есть
крылышки.
        Мир  вокруг нас состоял из переплетения ветвей и шелеста листьев. А над
нами  было  что-то  голубое  и  нетвёрдое. Мы видели, как наши родители летают.
Когда  я  вытягивал шею и смотрел через край гнезда, мне становилось страшно от
высоты,  на которой оно было устроено. Гнездо становилось тесным, а в крыльях я
уже  чувствовал  силу. Мать урезонивала меня, говорила, что под деревьями ходит
страшный  кот. Мне думалось, что она преувеличивала опасность, говоря о зверях,
которые  только  и  ждут, чтобы сцапать нас и съесть. Это было странно: как нас
можно съесть? Мы же не козявки.
        В  первый  раз  на  неокрепших  ногах  я  встал  на  край  гнезда,  ещё
покачиваясь   и   удерживая  равновесие  взмахами  крылышек.  Мать  встревожено
зачивилькала,  а  отец,  оказавшийся  рядом,  подбадривал:  - "Давай, давай! Не
бойся".  Однако  мать  решительно  возразила и напомнила о хвостатых и зубастых
существах, которые ходят по земле. Мне пришлось сложить крылышки. Я ещё не умел
не слушаться. Мои братики тоже были послушными.
        Но  шли  дни.  Мне  не  давала  покоя  мысль:  мир  так  обширен! Я уже
чувствовал его бескрайность. Если долго сидеть в гнезде, то я не успею облететь
этот  мир,  подняться  на  высоту.  А  он  так  интересен,  хотя  и много в нём
страшного.  Но  если я буду хорошо летать, то что мне может грозить? Я улечу от
опасностей.  Буду ловить козявок сам, не жестких, а самых вкусных, которые лишь
иногда доставались мне, принесённые родителями.
        Братики  и  сёстры  ужасались  моей  самоуверенности,  говорили обидные
слова,  что  я  "какой-то  не такой, что я слишком много о себе воображаю". И я
решил: "Ну и пусть я не такой!"
        И  вот  однажды, когда родители отлучились, я шагнул навстречу ждавшему
меня  миру  -  широкому  и солнечному. "Эх, была-не-была!" - решил я и бросился
вниз.  Падая,  я  не  успел испугаться. Стоя внизу, я не мог понять: упал я или
слетел. А сердце так билось, так билось, будто выскочить из груди хотело. И тут
до  меня  дошло, что я отлетел на своих крыльях, а не шлёпнулся под гнездо, где
была  наша уборная, запачканные кусты. Крылья меня поддержали, не дали упасть и
ушибиться, но ровно настолько, чтобы я приземлился на траву.
        Мои  сёстры  и  братики были поражены. На ветках, под которыми я сидел,
откуда-то взялись родители.
        -Ты жив? Ты жив? - спрашивали они.
        -Всё в порядке, - ответил я, сам ещё не зная, всё ли в порядке.
        И  вдруг  меня охватила радость, что могу летать. Я замахал крылышками,
немного поднялся над землёй и опустился уже в другом месте.
        -Могу,   могу!  Летаю,  летаю!  Смотрите,  смотрите!  -  зачивилькал  я
родителям.  Все  видели  и  слышали  это.  "Вот  вам  и  не  такой! - думал я с
торжеством. - Да, я не такой!"
        Перелетая  с  куста на куст, родители следовали за мной. "- Но почему я
опускаюсь  на  землю?  Надо  взлететь  на  ветку". Попробовал... и промахнулся,
кувыркнувшись  на  землю.  Но  уже  со второй попытки за ветку я схватился. Она
качалась.  Какое  удовольствие  -  качаться  на  ветке! Сидя в гнезде, я иногда
чувство-вал  лёгкое  качание  нашего  дерева,  но  здесь  всё  было  совершенно
по-другому.  Долго  сидеть  на  ветке  я не мог, мои ножки с коготками были ещё
слабыми, слетел на землю, чтобы попрыгать.
        Вдруг  мои  родители  тревожно закричали. Пока соображал, кого или чего
мне  надо бояться, меня накрыла рука человека. Я и раньше видел людей несколько
раз,  но  родители  не  особенно  тревожились.  Человек  своей рукой плотно, но
несильно сжал меня, так что дышать я мог. Он смотрел на меня, зачем-то подул на
голову, ероша перышки, и спросил:
        -Как тебя зовут, птичка?
        -Чивильк, - ответил я.
        Потом  он показал меня другому человеку, у которого были длинные волосы
и яркая юбка. Этот человек сказал:
        -Вова, давай его отпустим.
        -Ой,  смотри, Наташа! - показал другой рукой человек, державший меня. Я
тоже  посмотрел  в ту сторону и увидел крадущееся хвостатое существо с зелёными
глазами и длинными усами. Кто это, я не знал. Люди крикнули:
        -Брысь!
        И  Брысь  метнулся в сторону. Так я узнал, что имя хвостатому зверюге -
Брысь.
        Человек,  которого  звали Наташей (я теперь их всех знаю), взял меня из
руки Вовы и, моргая, как я, стал меня разглядывать и гладить.
        А  я  думал:  -  Когда  же ты меня отпустишь? Вова поднёс к моему клюву
муху.  Я  понял, что это угощение, но из вежливости отказался. Тогда человек по
имени Вова снова взял меня в руку и запустил мною в небо выше всех кустов, даже
дух  перехватило. Но крылья сами расправились, и я полетел, полетел, полетел. С
того дня стал летать, как большой. Вслед за мной научились летать мои братики и
сёстры. И теперь мы все летаем!

        ***
        
 




 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"