Касатский Вадим Викторович: другие произведения.

C молнией встык

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:



ВАДИМ КАСАТСКИЙ. С МОЛНИЕЙ ВСТЫК




Тюремно-лагерные стихи диссидента 60-х годов. Рефтинский самиздат, 1994 г., тираж 1000 экз. e-mail: kasv_asb@mail.ru http://egotist.narod.ru Дневник - http://vadkas.livejournal.com

Вместо предисловия

1."...Во время обыска в квартире Касатского 11 февраля 1963 года была обнаружена и изъята рукопись под названием "Против однокандидатности в советской демократии", написанная им в августе 1962 года, которую он намеревался направить в редакцию журнала "Коммунист" или газеты "Правда". В указанной рукописи КАСАТСКИЙ с антисоветских позиций критикует советскую избирательную систему и возводит клевету на политику Советского правительства (листы дела 172-177, 219)... "...Говоря о цели учебы на юридическом факультете Университета, КАСАТСКИЙ пишет: "Учу, зубрю советские юридические науки не для того, чтобы стоять на страже Советского государства и права, а для того, чтобы знать досконально винтики и колесики этой колесницы Джагернаута..." (Из обвинительного заключения по делу ?440 Мурманского УКГБ по обвинению Касатского В.В. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст.70 УК РСФСР. Составлено начальником следственного отделения УКГБ по Мурманской области майором ШИРОКИХ. "Согласен"-зам.нач.УКГБ полковник О.Иванов. "Утверждаю" - прокурор Мурманской области Государственный советник юстиции III класса С. ЛЕБЕДЮК. 23 июля 1963 г.) 2.Верховный Суд РСФСР. 103289, пл. Куйбышева, д.3/7 7.02.89 ?31 пс 89 пр. С П Р А В К А Постановлением президиума Верховного Суда РСФСР от 1 февраля 1989 года приговор судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 6-8 августа 1963 года в отношении Касатского Вадима Викторовича, 1924 года рождения, отменен и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состаыва преступления. Гр-н Касатский В.В. по настоящему делу реабилитирован. Председатель Верховного Суда РСФСР Е.А. Смоленцев
Из цикла "Г о р д ы е с т р о к и" - (Мурманская, Лефортовская и др. тюрьмы)
...Я предвкушаю всю неприступность выбранной задачи, все ликованье в случае удачи, а если - вдруг! - не выиграть сраженья, я предвкушаю гордость пораженья. И вечный бой... В. Солоухин

ЗАЧЕРКНУТОЕ НЕБО

Зачеркнуто небо тюремной решеткой. Зачеркнуто ли, Если в душе сохраняется чёткий Образ небес и земли? Тюремная дверь одноглазым циклопом Отрезала прежнюю жизнь. Хотя и бывает порой тебе плохо, Викторович, держись! 02.1963 Мурманская тюрьма

"КРЕСТЫ"

О, как весенний запах выразить словами! Засетченное небо у нас над головами, И на тюремный двор не упадет лист липы, Ко грязному асфальту окурки лишь прилипли, Да клейкие чешуйки нападали сквозь сетку Там, где над сеткой тополь протягивает ветку. 16.05.63 Ленинград, тюрьма " Кресты"

СЕБЕ

Как упруги дороги, Должен ты убедиться, В тополиной пурге Должен ты заблудиться; И когда-нибудь в жизни Это всё пригодится. 06.63 Москва, институт им. Сербского, спецпалата для "пациентов" КГБ.

***

Как правильно рифмует море волны, Разноцветной галькою шурша! На берег плоский выплескивает ласку И не избегает звука "ша". Аллитерациями горные вершины Приподымают дальний горизонт; У глаз моих лучистые морщины Сверканьем солнечным собрал Эвксинский понт. Стихам моим желаю быть, как море; Пусть ритмы, силою и ласкою полны, С душ людских смывают копоть горя, Как с тел смывает грязь ладонь волны. 05.63 Лефортовская тюрьма

МУЗЫКА

Смычка засновало безумное жало. Звуков обвал.И душа задрожала. Чего-то стыдится и чем-то гордится, В ней что-то погибнет, но что-то родится. Мучительна радость и радостны муки. Всё дальше и дальше ведут ее звуки. Сижу и не знаю, что всё это значит? Землетрясенье души, не иначе! И сам человек эти тайны не знает, Какие в нем музыка вдруг открывает. 04.07.63

МАЙ

Нет, не надо ездить поездами По земле весенней и зеленой, Землю надо исходить ногами, Прикасаться к елям, соснам, кленам. Видеть ферм ажурное плетенье, Их прыжки над быстрою рекою, Вербы пробудившейся цветенье Трогать недоверчивой рукою. Лишь когда посмотрят годы грозно, Можно в домоседы записаться, Но боюсь, что будет слишком поздно Нам, пожалуй, перевоспитаться. И когда "прощай" нам внуки скажут, В деревянный ящик нас положат, То пускай нам крепче ноги свяжут, А иначе убежать мы можем. Ленинград-Москва-Вологда, 18.05 - 11.07.63 Опубликовано в 1972 г.

ЗАПОЛЯРНАЯ НОЧЬ В ИЮЛЕ

Колыхались тихо, как медузы, Туманы над озерами ночными; Из-за гор, приземистых и грузных, Каравеллы облачные плыли. Где-то пропищал спросонок птенчик, И грело солнце землю вполнакала, А полярный ветер так застенчив, Будто не был никогда нахалом. 30.07.63 Мурманская тюрьма

РАЗИНСКАЯ КРОВЬ

Мякишем душу мою не назвать, Корочкой этой подавится черт. Алость в ней разинской крови жива, Лобное место воздаст ей почёт. Мяли, топтали, пытали ее, Чтобы покорности вырвать слова, В яму бросали, надеясь, сгниет, Снова она подымалась, жива. Бунтов и бедствий тревожный набат Галочьи стаи пугал с каланчи; Брат Пугачева и Разина брат, Русский трезвоном тем душу лечил. Тот, кто податливой душу считал, Помни, податливость есть у пружин, Сталью зовется пружинный металл, Он же идет на мечи и ножи. Русским родился я, русским умру, Радость моя - безрассуднейший бунт; Крыши восход озарит поутру, Чудится, разинцы Астрахань жгут. 16.09.63

ПЕСНЯ БРАНДЕРА

Я - старый брандер, я много видел; На дно я лягу, ваш флот не выйдет. Совсем не страшно идти на дно мне, Я много видел, мне есть что вспомнить. Я дыбил парус, блистал надстройкой, В огне сражений держался стойко. Не пачкал мачту я флагом белым, Не хуже справлюсь с последним делом. Прощайте, дети! Пусть жены плачут! Открыть кингстоны! Нельзя иначе! Недолго вражьим знаменам реять, Моя эскадра - на внешнем рейде, А ваша гавань - для вас могила. Я много плавал, пусть я погибну. 25.08.63

ГИБЕЛЬ МИРКА

Пусть, булькая будто пустая бутылка, В буре утонет твой дутый мирок! Останется мир. Полюби его пылко, Он морю подобен, просторен, широк. То прошлое, что утонуло внезапно, Было не жизнью, посудой пустой. Прибоя приветствуй ритмичные залпы, И в брызгах соленых взволнованно стой! 31.08.63 Опубл. в 1968 г.

ПОДЩЕТИНЕННЫЙ*

Я кeйфовал в холлах роскошных гостиниц, Валялся в заплеванных залах вокзалов, Я жил, как восточный изнеженный принц, Но было, что жизнь мне и кукиш казала. Взлетал я на лифтах в нутро небоскребов, По грязи тащился в лаптях настоящих, Вином полоскал я изысканным нёбо, Рассвет заставал у костра меня спящим. От жизни немало и брал я, казалось, Презрев, что она из шагреневой кожи, Она ж на поверку должна мне осталась, Каких-то полжизни всего лишь я прожил. Хочу в эти годы разгон взять в мечтаньях, А дальше жить буду на скорости полной. Вадим ты, Вадим! "Очарованный странник"! Какие подымут тебя еще волны? 17.08.63 * См. в "Очарованном страннике" Н. Лескова

ПЛЕНЭР

Монэ писал один пейзаж, По тридцать раз, в мансарде сидя; В дни разные и в разный час Его по-разному он видел. А я бы дал совет ему И подсказал такую меру: Попасть в обычную тюрьму, Чтоб лучше овладеть пленэром. И, сквозь решетку за окном, Рукой держась за подоконник, Он видел бы всегда одно, Как даль в туманной дымке тонет. Нюансы тонко различить Он смог бы в разные сезоны: Когда сырой муссон звучит, Колебля проволоку зоны; Когда в погожий летний день Луч солнышка щекочет крыши; Когда, как будто падать лень, Снежинки падают неслышно. И этой далью восхищен, То ясной, солнечной, то мглистой, Писал бы ежедневно он Ее не тридцать раз, а триста. 23.08.63

АЛЁНУШКА

(по Васнецову) И будет Алёнушка горестно плакать, Над озером сидючи ноченькой белой; И будут лягушки сочувственно квакать, Не в силах помочь ей ни словом, ни делом. "- Мы тоже, мы тоже, мы были царевны, И в соколов ясных влюбленными были, Но нас погубила Кащеева ревность, Он хочет, чтоб только его все любили". И хмурых дерев опускаются лапы: "-Мы витязи были, Кащей нам подстроил, Носили кольчуги и звонкие латы, Одеты мы нынче в колючую хвою" И кличет призывною думой Алёна: "- Горами и долами, лесом и степью Скачи ко мне , витязь, с мечом закаленным, Чтоб вызволить сжатых Кащеевой цепью!" 26.08.63 Опубл. в1967 г.

ОДА ГОРАМ

Да, многому горы меня научили: И с госбезопасностью быть неучтивым, И в сумрачных скалах, где небо с овчину, Всегда и во всем оставаться мужчиной. Да, каждый мой шаг был рискован и труден, Я знал, оступлюсь я, и чуда не будет, В ущельях суровых, угрюмых и диких Никто не услышит о помощи крики. Ходил я один, но не был одиноким, Шло мужество рядом со мной по дороге; Над пропастью мне подававшее руку, Оно мне с улыбкой кивало, как другу. Я твердостью гор наполнял свою душу, Молчанье вершин зачарованно слушал; Крестил я себя в сногсшибающих водах Потоков холодных, но бурных и гордых; Нередко ночами меня укрывало Лишь синее, в звездах, небес одеяло; И нежность камней ощущал я щекою, Но был я доволен подушкой такою. Всю жизнь буду помнить массив Мончетундры. И Эбручорр. Он, дождливый и мудрый, К Сейдозеру, к Чуне, в лесные долины С плеч стряхивал снежные часто лавины, И люди под ними конец находили. Зачем же лавины меня обходили? Об этом в пословице так говорится: Кому утонуть, пусть петли не боится. Хибинские цирки облазил я тоже, Порой оставляя на камне и кожу, И,смелость,какнож,всвоюробостьвонзая, Убив ее, шел я путями Рамзая. Гремел я костями по мокрому склону, И тут были горы ко мне благосклонны. Но если остался я жив, это значит, Что ждут меня в жизни большие задачи. Готов ты, Вадим, к ним? И я отвечаю: Готов! И иного я счастья не чаю - Взбираться, срываясь почти у вершины, Но дух остается мой несокрушимым. 19.08.63

NON LICET JOVI*

За дерзостность открытий Сжигали на кострах, Развеивали прах. В тюрьму меня заприте, Но мне не ведом страх Пред лаской диких пыток... Ты сердишься, Юпитер, И значит, ты не прав! 10.09.63 * Не личит богу. Перефразировка древнего изречения Quod licet Jovi non licet bovi - что приличествует богу, не приличествует быку.

В ОКНЕ ТЮРЕМНОГО ВАГОНА

Бегут друг за дружкой березки, осины В косынках из синего неба России; Идут по пригоркам, спускаются в долы И мочат в холодных речушках подолы; Дрожат на ветру и на солнышке млеют, И к путнику гнут любопытные шеи; Обходят тайком полосатый шлагбаум И шепчутся тихо о встреченной бабе; Толпятся вокруг полустанков уютных, Озера обступят и медленно пьют их; Шеренгой зеленой, кудрявой и стройной Проходят вдоль каменных стен новостроек; С сосной и с колючею елью в обнимку Вдыхают ночей горьковатую дымку. . . . . . . . . . . . . . . . . . . Я земли объездил от края до края; Красивее - видел, роднее - не знаю. 08.10.63 Тюремный вагон,перегон Ярославль - Горький Опубл. в 1971 году под названием " Моя земля".

О СУДЬЕ И О СЕБЕ

- Ты кем будешь? - Писателем. А ты? - У меня по литературе двойка, по истории двойка... Я судьей буду, людей буду судить... К/ф " Поэма о море", разговор мальчишек Посвящается судье Клементьеву, кивалам Никитину и Юмашеву. Преступники думают плохо о судьях, Которые их присудили к тюрьме, Но я не преступник, и правдою будет Сказать, что с судьей повезло-таки мне. Судья мой - тот самый мальчишка, который В душе у кургана не мог прочитать (в Довженковском фильме "Поэма о море"), Судьей уж тогда собирался он стать. С тех пор изменился он, право, не очень, И, как на курган, на меня он глядел. Он что-то и где-то успел уже кончить, Дающее право судить. Но людей, А вовсе не шишки старинных курганов, Которые требуют чуткой души, И только душе, от фантазии пьяной, Откроют ту тайну, что в сердце лежит. С людьми же всё проще: вопросик,ответик, Вопросик, ответик, и ясно совсем, Что я, подсудимый, - преступник отпетый, И срок - что тут думать - дать годиков семь. А я - тот мальчишка-романтик, который Событий забытых мог книгу читать (В Довженковском фильме "Поэма о море"), Мечтал и тогда я писателем стать. Курганы и души людей открывали Мне всё, что таили в своей глубине. Всё то, что судье и приснится едва ли, Оно наяву часто бредилось мне. Курганы - не шишки средь ровного поля, В них русской истории плачущий ритм, И крик полонянок, влекомых в неволю, И степь, что под конским копытом горит. Счастлив я, что слышу, счастлив я, что вижу Полков половецких храпящий намёт, Глаза закрываю, чтоб виделось ближе, И вижу, Добрыня их силищу гнёт. Смотрю, забывая, что заперт в тюрьме я, В азарте дрожу я, почти не дышу, Смотрю, замерев, шелохнутья не смея, Вот кончилась битва - тогда я пишу. Судья разнесчастный! Ты - комик серьезный, Обижен ты богом, обижен судьбой, В курганах не слышишь истории грозной, Как новый век прошлый век кличет на бой. Душа же, судья, посложнее кургана (С слепого, с глухого - ну, что с тебя взять?), Ты судишь о людях отважно и рьяно, Тебя ж самого и судить-то нельзя. Душа человека - не просто бутылка, Мол, выпил, утёрся и бросил разбив; Душа - это музыка, тонко и пылко Сплелись в ней боль, радость, покой и порыв. Она прозвучит в этом мире, как нота, Промчится, как лёгонький вздох ветерка, Но в душах других остается же что-то, И передается по душам в века. Бывают и тут исключенья, конечно, И мы их не вправе отбросить, забыть; Твоя вот душа - и душа-то лишь внешне, Лишь гроб исправляет такие горбы. Я мало писал - вот мое преступленье, Тюрьму заслужил за него я вполне. Пространство и время мне дали, движенье ж Я в ритмах нашел, сочиняя в тюрьме. Я камнем одет и колючкой опутан; Семь лет ты мне выписал - миленький срок! Поэтому каждое новое утро Сажусь выполнять норму каторжных строк. Тебя ж присудить хоть к самой гильотине ( Ты сопоставленье обдумай, прошу), Душа из себя твоя строчку не вынет, А я в день по тридцать, по сорок пишу. 01.09.63 Мурманская тюрьма

ПОД СВОДАМИ

Могучих сводов каменные плечи, Несете вы тяжелый груз веков; Под вами даже в полдень - мутный вечер, Не просверлит и бомба свод такой. Но крыльям мысли не преграда своды, Парит она высоко в небесах; Я вижу яркость майскую природы И ржавчину сентябрьскую в лесах; И белые январские папахи Заснеженного воинства зимы, И небосвод, когда он сеном пахнет, Грозой июльской шумною промыт. Так что сильней, фантазия иль камень? Свобода мысли иль тюремный свод? Вот почему нависнувший над нами Молчанием меня он не гнетет. 02.10.63 Вологодская "старая тюрьма"(" пересылка"). Опубл. в 1990 г.

SANCTA SIMPLICITAS

Своей победой пьяный, Беснуется мучитель: "- Смотрите, христиане, Как корчится Люцифер! К столбу привязан крепко... Хотя поленьев много, В костре и ваша щепка Угодна будет богу..." Зачем я потревожил Старинное преданье? Оно служить нам может Поныне в назиданье. Старушка в добрых людях Умрет еще не скоро. Под многих Гусов будет Совать наивно хворост. Мне пламя лижет ноги, Дым небо застилает, Но слышу я от многих: " - Так нынче не бывает, Эпоха , мол, не та..." Святая простота!. 10.09.63

ИЩИ ЕГО!

Зеку Николаю Белову* Людского океана льдистое безлюдье. Здесь каждый шаг для человека труден. Ты равнодушия безжалостного пленник; Здесь толстокожие блаженствуют тюлени, Пасутся скользкие селедок косяки, Висит туман, туман тоски. Но есть глубинные теченья в океанах, И теплая струя идет к далеким странам, Согреет там она полярные фиорды И будет гладить лбы их, сумрачных и гордых; Она глубОко прячется, почти до дна, Но есть она, но есть она. Так в душах у людей, угрюмых, некрасивых, Струится теплое теченье Куросиво, Скрывается Гольфстрим, живительный, глубокий, И льды не могут преградить ему дорогу; Пусть ветер дико злобствует, мороз трещит, Но ты ищи, но ты ищи! 03.10.63 Вологодская пересылка. * шел по этапу в "крытку"

МОЕ К ЭТОМУ ОТНОШЕНИЕ

Докучных не считая мух, В тюремной камере нас двое. На койке - я, в углу - паук, Мы связаны одной судьбою. Не в тягость камера ему, Здесь даже лучше: нету ветра, Он сам прополз , как я, в тюрьму И тянет сети метр за метром. Не любит жить он при народе; Хоть он в тюрьме, но он свободен. Я то пою, то хохочу, Но не заденет рот зевота, Свободен думать что хочу, Плести стихов своих тенета. Для уловленья душ людских Стиха плетется паутина. Не унываю, не раскис, Вполне веду себя я чинно. И c пауком во многом сходен, Хоть я в тюрьме, но ум свободен. Тому, кто попадает в плен Своих нелепых предрассудков, Тюрьмой и жизнь вне этих стен Покажется уже за сутки. Но если птицей мысль летит В грядущее и в прошлый опыт, Тюрьму легко перенести, И на судьбу не слышен ропот. Да для свободного ума И не придумана тюрьма. 31.08.63
Из цикла "Опережение зажигания" Мордовия, зона в Сосновке, ЖХ-385/7

В ЦЕРКВИ*

Россия! Не хочу твоим богам молиться! Как за преступником следят за мной их взоры, Непроницаемы дощатые их лица, Темны они, полны монашеским укором. Иконы не хочу завешивать, лаская Земные прелести любовницы раздетой; Ведь боги радостных безумств не допускали - По Олеарию, так жили наши деды. Нахмуренные доски смотрят, как и прежде. О, долго ли слепая вера будет длиться! Хочу я радости глубокой и безбрежной; Россия! Не могу твоим богам молиться! 21.10.63 ЖХ-385, Дубравлаг. * В стихотворении нет ни слова о церкви, об иконах, о богах.Речь идет о "церкви".об "иконах", о "богах", о слепой вере. Много аллюзий и в других стихотворениях.

ИДУ НА ВЫ

Здравый смысл! Ненавижу тебя! Я не первый, и многие вслед В своих душах тебя истребят, Своим знаменем сделают бред. Что "не влазило в мОозги" тебе, Бредом, ересью ты объявлял, И меня ты шельмуешь теперь. Пусть на ваш трезво-взвешенный взгляд Это всё - инфантильная дурь, Пусть сегодня вы трижды правы, Люди здравого смысла, иду, Откровенно иду я на вы! 28.10.63 Дубравлаг.

"ТУРИСТ"

Вот где пригодилось туристское уменье Спать на голом камне. А нары - это что! Мне служил постелью не раз по воскресеньям Незабвенно твердый хибинский Часначорр. Вот где пригодился иммунитет к укусам Комаров таежных и жизненных обид! Я видал, как гибли отважные, не трусы, В комарином зуде, не в гуле грозных битв. Жизни фантастической дальная дорога Часто пролегает через "казенный дом". Сделал я когда-то шаг первый от порога И с тех пор шагаю загадочным путем. 25.11.63

ЗИМОЙ О ВЕСНЕ

Затерялась Русь в Мордве и Чуди... С. Есенин Затерялась Русь в Мордве и Чуди, Где огни дубравных лагерей; Вьюжные вихрастые причуды Замели пути-дороги к ней. Скоблит ветер стекла мерзлых окон, И невольно мысль мелькнет порой, Что навек застыли жизни соки В липах под шершавою корой, Но возьми-ка в зубы кончик ветки, Твердую, ее ты разгрызи, Ощутишь в ней вкус живой и терпкий, Горьковатый, будто наша жизнь. Как и раньше, будут пессимисты Посрамлёны и на этот раз. Хоть метели дикий визг неистов, Новая весна проломит наст. 10.01.64 Опубл. в 1990 г.

ЗЕМЛЯ

Не возводи на землю ругань, Что, мол, грязна она, черна. Железный ржавый лемех плуга До блеска вычистит она. Ты лишь войди в нее поглубже Да налегай, гектар вспаши, И станешь сам ты чище, лучше, И ржавчина сойдет с души. 19.11.63 Опубл. в 1971 г.

О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

...По небу стелется черный дым, Тени ползут по земле, Мы за решеткой и мы молчим. Молчим, как пуля в стволе... Назым Хикмет История нам ставила подножки, Пытала и железом, и идеями. Дни радости давались нам недешево, Но всё-таки свое мы дело сделали. Почём фунт лиха, мы не станем спрашивать, Пудам и тоннам знаем точно цену; С нас беспощадно, строго время наше Сдирало накипь и сдувало пену. Мы ушибались. Как мы ушибались! Какие мы на лбу носили шишки! Мы ошибались. Как мы ошибались! Горячего хлебнули до отрыжки. Нам было больно.Только не пристало Нам говорить о боли: мы - мужчины. Из бронзы монументы нам поставят, И, буйные, стоять мы будем чинно. Но мы - мы были... Нет, не из металла. В стихах поэтов, к гонорарам жадных, Найдешь сравнение людей со сталью Средь славословий, дутых и парадных. Из этого сравнения со сталью Людей, которые живыми были, Какие безобразья вырастали! Сталь хрупка и мертва, а мы - живые. Живое, лишь живое тверже стали. Как люди, крепки мы, как люди,гибки. Портреты наши время в рамки вставит, Нас пожалеет: рано мы погибли. Мы землю перепахивали, строили, Мы не умели жить вполсилы. История нас сделала героями, Хоть мы ее об этом не просили. 29.12.63

БРЕВНА

Танцуют бревна рок-н-ролл На стойках скользких и покатых. "- Эй, не зевай! Давай! Пошел!" Я должен в сторону катать их. Чертей комолых, - берегись Их так же, как чертей с рогами; Моя паршивенькая жизнь Еще покамест дорога мне. Я их катаю. И притом Учитываю их характер: Иное дергаю крючком, Иному вежливенько:- Лягте! И к бревнам нужен свой подход (И к бревнам! - а не только к людям). Пусть в списке творческих работ Разгрузка бревен тоже будет. 15.11.63 Опубл. в 1990 г.

ЖЕМЧУЖИНА

Душа приоткрыла створки Раковины своей. Течением жизни горькой Песчинку забросило ей. Годы пройдут, и невольно (Песчинку не удалить) Душа, пораженная болью, Жемчужину будет таить. 15.01.64

МЫ

Мы - расстриги и неслухи. Мы - народ Аввакума, Сожигавший себя в непокорных скитах. Говорят, что мы несколько Чудаки иль безумны. Но и наших ребят Воспитали мы так. И уж если им сходится Мать-сыра земля клином, Жизни яркие дни, Как их деды, любя (Жить чертовски им хочется!), С матом вычурно-длинным Вызывают они артогонь на себя. 14.01.64

НОЧНЫЕ ПЕРЕКРЁСТКИ

Кто сказал, что ушли безвозвратно, Кровь и стон искупительных мук? Слышишь, в сумрак вечерний упрятан Автострад прорезиненный звук? Светофоры, горящие гневно, На бетонных дорожных крестах, Повсеместно и каждодневно Вновь и вновь распинают Христа. 5.03.64

НЕПРОДЛЁННЫЕ ВСТРЕЧИ

У полустанка поезд станет На миг лишь. Скрипнут тормоза, И на меня с перрона глянет Девчонка - карие глаза. А в них почудится такое, Что передать я не берусь: Томлений одиноких повесть И всех веков девичья грусть. Ах, если бы она мне только Кивнула, бровью повела, Я б соскочил с вагонной полки, Забыв постылые дела; Остался б я - пусть пропадают И чемоданы, и билет! Я знаю, что в далеком крае Таких очей зовущих нет. Кивни! И нашим будет счастье! Но поезд тронулся, помчал, А я, глазам ее подвластен, Еще мечтаю целый час. О, сколько в жизни быстротечной Таких вот непродленных встреч! Пройдут года, но будешь вечно Свет карих глаз в душе беречь. Женатым будешь, может статься, А жалость вспыхнет иногда, Что мог со счастьем ты остаться, Но... Так бывало с вами, да? 05.03.64

Из цикла " Я с н о с т ь" Мордовия, ЖХ-385.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Убог сегодняшний уют. Барак да цех - моя орбита. Но я спокоен: ведь дают За битого двоих небитых. Пускай побила жизнь меня, Я соглашаюсь: не напрасно! Хотя болит душа моя, Но - трудная - приходит ясность. 10.05.64

ПОДСНЕЖНИК

Весна начинается с мокрого снега И сохнущих в полдень мостков деревянных, А к ночи зима надевает доспехи, Щетинясь штыками сосулек стеклянных. Апрелю не верят набухшие почки, Боясь, что метели вблизи притаились; Пусть утром на лужах ледок еще прочен, Подснежник навстречу весне уже вылез. Как мал ты и скромен, но как ты отважен, Тебя не пугает зимы лютый норов; Хоть много роскошных цветов май покажет, Ты первым был, этим ты мил нам и дорог. 22.03.64 Опубл. в 1967 г.

АССОЦИАЦИЯ

Реактивной сверкающей птицей Современность вонзается ввысь. Лишь потом, когда мимо промчится, К нам доходит грохочущий смысл. Погруженные в трудную прозу И в стремительность будничных дней, Мы сегодняшних дней наших отзвук Изумленно услышим поздней. 05.04.64 Опубл. в 1966 г.

СЫНУ

Давно ли видел я тебя На четвереньках, в позе стартовой? А скоро ты с гурьбой ребят Усядешься за школьной партою. Потом, услышав странствий зов, Земным дорогам в русло кинешься, И даль протянет горизонт Недостижимой лентой финишной. 02.04.64 Опубл. в 1966 г.

ВРЕМЕНИ

Говори со мною, время, Словом строгим, беспощадным! Из твоих почетных премий Мне всего нужнее правда. Твой я сын, и весь в тебя я, На всю жизнь тобою болен, И, тебе хвалу слагая, Я тобою недоволен. Ты не бойся, я не слабый, И от правды, пусть жестокой, Рук не опущу я, как бы Ни строга была эпоха. Пусть забот нависнет бремя, Жизнь моя не станет нудной. Говори со мною, Время, Говори, когда мне трудно! 30.06.64 Зона в Сосновке

ЗЕМНЫЕ ГАЛАКТИКИ

О рае грезят миндали, А льнут к земным долинам всё ж... Махтум-кули. Улететь к неизвестной планете За пределы Земли, нашей родины, Это нынче - нетрудно заметить - Настроенье ходячее, модное. К звездам я полететь не успею, Но мой сын - он узнает на практике: Всех космических далей милее Майских яблонь земные галактики. 08.06.64 Опубл. в 1970 г.
Из цикла "С м о л н и е й в с т ы к" ЖХ-385, Дубравлаг, зона в Барашеве. Нет, жизнь идет не стороной, А сквозь меня, по мне и через... Н. Тряпкин

ГРЕЗЫ О ЗЕМЛЕ И О НЕБЕ

О небе он, о звездах грезит. Соседи говорят:"- Глупец! Занялся б чем-нибудь полезней, Семейства все-таки отец..." Не так ли мне твердят сегодня, Что я химеры создаю, Что я помешанного вроде? Но я таю мечту свою И прохожу, сутуля плечи, Сквозь шопоты тупиц таких; Тому, в Калуге, было легче: Он глух был и не слышал их. 12.07.64

РИСК

Риском называют вероятность неудачи. Ну, а если выигрыш велик? Если будет риск сторицею оплачен? Если долг мужчинам рисковать велит? И уходим мы, мужчины, ко краям земли. Ну, а жены - жены плачут. 14.07.64 Опубл. в 1966 г.

РАССТРЕЛ

И вывели его за город, Где дуб венчал собою гору, И прислонился дуб к нему. Их расстреляли вместе. Дубу Досталось меньше пуль. Их грудью Своею принял человек. Упал он, и зарыли тут же. Дуб выстоял и зной, и стужу, Он и теперь всё там стоит. И раны время затянуло, И боль давно уже уснула, Но в сердце есть куски свинца. Забыть нельзя, а помнить больно. Порою стонет дуб невольно Сквозь шелест молодой листвы. 31.07.64

ДЕТСТВО КОРАБЕЛЬНОЙ МАЧТЫ

Будет небеса чертить В штормовом кипеньи адском, Станет с молнией он встык Над простором океанским. А пока он тонок , мал, Лес! В себе тот прутик спрячь ты, Чтобы ветер не сломал Детство корабельной мачты. 06.09.64 Опубл. в 1967 г.

БАРОМЕТР ПОКАЗЫВАЕТ "ЯСНО"

Ничто не сулит никаких перемен. С улыбкой простак оглядится: И лепятся ласточек гнезда у стен, И аист на крышу садится, И никнут травинки под тяжестью рос... Но он ошибется жестоко: Плывущие тихо для будущих гроз Облака электричество копят. 01.08.64

В УСКОРИТЕЛЕ

Протон - это я; Раскручен я вечностью В магнитных полях Страстей человеческих, И люди - поля притяжения, Влияют которые На мое скольжение, На мою траекторию. Я мчусь, мегавольты наматывая, Сквозь минуса с плюсом вражду, Чьих-то душ неподвижные атомы Столкновенья со мною ждут. 15.08.64

ПСИХОПАТЫ?

Памяти Анатолия Ромашова* С усмешкой относился, как и люди, я, И ты ушел. И не вернуть назад. Ах, если б это не было иллюзией, Что смертью можно что-то доказать. А сколько их, таких, по нашей родине, По селам, полустанкам, городам! Из жизни преждевременно уходите, Мне эстафету мыслей передав. Негодность социальной адаптации, - Напишет психиатр. Но не ясней. Великой не была бы наша нация, Когда б таких не оказалось в ней. Еще один... А сколько смерть уж вырвала, Которым я не посвящал свой стих. Как трудно мне с их ношей финишировать, А надо! - кто-то должен донести. 30.10.64 * Анатолий Ромашов - зек, шофер из Кишинева, жена и двое детей, заочник второго курса юрфака. Среди бела дня вошел в запретку в 10 метрах от вышки. Обратился с речью к зекам. Часовой не стрелял. Прибежал младший лейтенант. Потребовал слезть с забора. Не исполнено. Пристрелил Анатолия из пистолета. На заборе зоны. Ромашов никуда не бежал.

СОН

Мне приснилось, что какая-то комиссия, Сорок глаз и столько же ушей, Хочет угадать, какие мысли я В нераскаянной таю своей душе. Главный стал, пронзая взглядом, спрашивать: " - Подойди поближе, милый друг, И скажи нам с правдою бесстрашною, Как бы поступил ты, если б вдруг... Если в шлеме голубом ООНовец К вам придет и скажет: - Выбирай! Или срок тебе сидеть здесь полностью, Или виза в заграничный рай. Там довольство пляшет, зубы выставив, Будешь сыт и пьян, и нос весь в табаке, Но вернуться вновь к российской пристани Не удастся никогда уже тебе..." Ах, какой вопрос задал ты каверзный!- Пошутить хотел ехидно я, Но не смог: не каверзный, а пакостный И обидный был он для меня. Если больно, мне здесь слезы высушит Ветер с русских перелесков и полей; Если радость, я хочу, чтоб высилась Над листвой знакомых тополей. Много здесь дорог нелегких пройдено, И сегодняшняя тоже мне трудна. Мне нужна свобода, как и Родина, Но без Родины свобода не нужна. 24.10.64 Опубл. в лагерной многотиражке

ЯВЬ

Ну, а как же Герцен и Раскольников Уезжают в Лондон и Париж? Записать в изменники их скоренько, Если верно то, что говоришь? Ах, как трудно в этой диалектике Находить спокойствие души! На свободе за морем не легче им Было с диалектикою жить. Рельсы параллелей исторических Могут завести нас далеко; Мягко мчится поезд электрический, Но слезать-то будет нелегко. Где мерило настоящей верности, Родина, тебе? Не будь строга! Почему с такой закономерностью Ты относишь сыновей к врагам? Знаю я, не повторяется история, И ошибкам прежним не бывать, Но ведь можно ошибаться и по-новому, А потом что? Каяться опять? И шельмуешь ты меня, беспутного, Дескать, посягнул на красный флаг... Нет, Россия,что-то тут напутано! Да, Россия, что-то тут не так. 06.11.64

К ФОТОГРАФИИ СЫНА АНФАС

И я когда-то верил дяде И птичку был увидеть рад. Таращил я глазёнки, глядя Послушно в хитрый аппарат. Хотя не вылетала птичка, Я вновь и вновь за сорок лет Пытался верить. Но отлично Теперь лишь понял: птички нет. 28.10.64

ДЕРЕВО

В землю корни прорастают, В небесах размах ветвей,- И картинка-то простая, Но глубокий смысл есть в ней. Дерево растет высоким, Ведь ему - поймешь ли ты? - Так же, как земные соки, Нужен ветер высоты. 30.10.64 Опубл. в 1966 г.

ПЕСЕНКА

Я на улицу пошел. Снег и солнце. Хорошо! Но невежливый мороз Ущипнул меня за нос, А колючий злюка-ветер,- Только лишь меня заметил,- Бросил снегу мне в глаза: Уходи-ка, мол, назад! Ну, а я не испугался, И на улице остался, Пока мама позовет. Не боюсь мороза! Вот! 26.11.64 Опубл. в 1968 г.

TEMPORA MUTANTUR*

Мы диалектику учили не по Гегелю... В.Маяковский Не Гегель учил и меня диалектике, А век, что кумиров ронял с пьедестала. И стало дышать после этого легче нам, Но знаю, кумиров немало осталось. Еще диалектика вся не исчерпана, И рано нам ставить последнюю точку Над жизнью, которая смерчем заверчена, Над многим, что ныне считается прочным. 30.11.64 * Начало древнего изречения: Tempora mutantur et nos mutamur in illis, времена меняются и мы меняемся с ними.

ТИШИНА

Как чист и нежен снег в запретке! Как будто в дремлющем лесу, Где тишину качают ветки И держат белку на весу. Но вдруг ружейный выстрел грохнет И в сердце белки дробь войдет, Вселенная, как елка, вздрогнет, И капля крови снег прожжет. 28.12.64

КРУГОЗОР

Широка горизонта горсть, В ней любая теряется горесть; В ней вместились вершины гор И весеннего тополя горечь. 14.02.64 Опубл. в 1970 г.

ЗАЧЕМ УХОДЯТ ЛЮДИ В ГОРЫ

Человеку нельзя жить на свете, Не зная цены себе, И он ищет пытливо ответы, Дерзко ставя вопросы судьбе. Взбираются люди на гребни Угрюмых, безжалостных гор, Где ждет их не золото премий, А, быть может, лавин приговор. Никто не услышит ни стона Со сдавленных снегом губ, Мне горы ответят: что стою, Что смею и что я могу? Наша главная песня не спета, И силы растут в борьбе. Человеку нельзя жить на свете, Не зная цены себе. 30.12.64 Опубл. в 1967 г.

ОПОЛЗЕНЬ

Душа набухла слёз дождями. За годом год идут они. Она ж мягка, она не камень, И вот придет какой-то миг... . . . . . . . . . . . . . . Бывают оползни на склонах, Когда сдвигаются слои, И ты с душою оголенной Перед самим собой стоишь. 7.12.64 зона в Барашеве
Из цикла "С о т ы с е р д ц а ". Мордовия, Дубравлаг, ЖХ- 385. Зона в Явасе.

ЗАВИДУЙТЕ МНЕ!

Горьким мёдом прожитых дней Наполнены сердца соты. Люди! Завидуйте мне! Я знаю высоты. Но не кончился счет моих дней. Впереди путь не менее длинный. Люди! Завидуйте мне! Я узнаю глубины. 05.01.65 пос. Явас.

ПЫТКА

Дорога стонет под колесами, Ее суставы даль выкручивает; Тенями поперек исхлестана Спина ее, как будто прутьями. Земля! Палач плечистый, потный, В рубахе, красным летом вышитой, Какую правду подноготную Ты у дороги хочешь выпытать? 07.04.65

КРУГ

В природе веет духом вешним, Сияет небосвод безбрежный, Скворцы вселяются в скворешни, В сердца вселяются надежды. И с каждой новою весною, Едва оттают в почве корни, Струятся соки под корою, Под грубой, жесткою и черной. Оденут ветви свежий шелест, Прошитый свистом соловьиным, И ветер, с южных гор пришелец, Прогонит облачные льдины. Но вновь весна надежд обманет, Не будет это лето вечным; Придут осенние туманы И дождик хмурый, бесконечный. И снова озеро застынет, Январь велит, чтоб вьюги выли, У дуба в твердой древесине Пролягут кольца годовые. А если наше сердце вынуть (Не смейся, грамотный анатом!), То, как у дуба сердцевина, Всё в кольцах годовых оно там. Но с каждой новою весною, Едва оттают в почве корни, Струятся соки под корою, Под грубой, жесткою и черной. В природе веет духом вешним, Синеет небосвод безбрежный, Скворцы вселяются в скворешни, В сердца вселяются надежды. 15.04.65

ПРОИСШЕСТВИЕ

Поднял я с тропинки рукою Птенца желторотого ласково, Растерянный, очень смешной он, А в воздухе мечутся ласточки. . . . . . . . . . . . . . . . И нас волновала мучительно Распахнутость солнечных далей, И мы, чтоб летать научиться, Отважно из гнезд выпадали. 25.07.65 Опубл. в 1969 г.

ПЕРВЫЙ ШАГ

Расступайся, честной народ! По земле Человек идет. Человеку лишь год от роду, Не прошел ты огонь и воду, Не прошел ты медные трубы, Не прошел ты чертовы зубы,- Это всё у тебя впереди... Иди! 26.10.65 Опубл. в 1966 г.

ОДИНОЧЕСТВО

Я помню ночь, точней - рассвет. Предчувствие каких-то бед Спугнуло сон беспечный мой. Как бы шепнув: - Глаза открой! Открыл я их.А рядом ты, Как воплощение мечты, Как невозможность в мире зла; Бретелька с плечика сползла. И в это мягкое плечо Губами ткнувшись горячо И нежно, чтоб не разбудить, Я думал: разве может быть, Чтоб мы расстались навсегда?.. Гремят по рельсам поезда... Один из них тебя увез, Лишив меня наивных грез; Теперь давно один я сплю, Ни с кем бессонниц не делю; Закрыв глаза, ищу в ночах Бретельку, сползшую с плеча. 25.08.65

БОЛЬ

Теплые пальчики вербы Коснулись щеки моей. Примчались весенние ветры Обещанием солнечных дней; Сердце застыло зимою, Оттаивает сейчас. Поймешь меня, как оно ноет, Если сам замерзал ты хоть раз. 09.05.65

ТРЕВОГА

Тревога, ставшая судьбою... Хоть снова небо голубое, Ей нет, и нет, и нет отбоя. Тревога мой покой украла, Она мне губы обметала, Сердцебиеньем века стала. В моей пульсируя аорте, Она мне настроенье портит. Но без нее я был бы мертвым. Тревога - кровь в сосудах века. Тревога в сердце человека, Тревога... 16.10.65
Из циклов "Д о и п о с л е"

НА ДНЕВАЛЬСТВЕ В ДИВИЗИОНЕ

Кипит безмолвие мыслями; Своего ищет смысла миг; Тишины сломить Звук шагов не в силах. Тяня всеобщей связи нить, Всю ночь по крыше дождь звенит, В уме возникают звенья Какого-то нового зрения. 1944 г.

ИПАТИИ*

У алтаря наук весталка, При свете чистого огня Ты книги мудрости листала, Обет безбрачия храня. Но не живет огонь небесный, Питаясь топливом земным, И обещаньем счастья вёсны Сияют только молодым. Когда влагалище иссохнет, Померкнет блеск прекрасных глаз, Последнее желанье вспыхнет, Захочется немудрых ласк. И рад я за тебя, что рано Нашла ты гибель, не дожив, Не зная разочарованья В мечтах и чаяньях своих. 1944 * Ипатия - великий математик и философ древности, растерзана фанатиками по обвинению в несоблюдении девственности.

ОБЛАКА

Есть облака - ну совсем как подушки; Прильни к ним щекою и спи до рассвета. Но есть и другие: в них нету покоя, Уюта, и неги, и мягкости нету. В них отсветы боя с тупою судьбою, Бока их кровавы, одежды их рваны, Они прорвались через горные цепи И снова плывут они гордо над степью. Громов негремевших раскаты в них зреют, И с ливнями грозы в них медленно спеют. Плывут, я сказал, и подумал: а так ли? Явно идут они строем атаки. Однажды от грохота вздрогнет вдруг воздух, И грохоту будет в душе моей отзвук. 1956

***

Я себя убеждаю давно, Что нравишься мне ты не очень. Отчего же, скажи, отчего Тобою полны мои ночи? На колени твои, как на плаху, Я кладу свою голову буйную: -Руби! - и я, право, не ахну, Надоело носить ее, глупую. 1958

***

Мне бодрячки в газетах надоели, Мне надоели в жизни дураки. Ура-патриотичные идеи, Как плащ непромокаемый, надели, И каждый выползает из воды сухим. Здесь на газонах стриженые травы, А под прическами стриженые мысли, Здесь полуправды пьют отраву, А тучи грозные над миром вновь нависли. Невыносимо видеть эти морды! Уйду из дома я, уйду из города, Уйду я в горы. Там, где ветра буйство, Там сосны непричесанные, гордые, Там нет "идейности", и нет холуйства. 1959

ТВОЯ РАСПРАВА

Прав ли я, о тебе мечтая? Ты права ли, меня оттолкнув? Строки писем твоих читаю, Они мной заслуженный кнут. Зубы стиснув, кусая губы, О пощаде я не молю. Кожа - в клочья, и мясо - в клочья, А душа всё хрипит: люблю! 1961

БОЮСЬ.

Из всех привилегий юности Привилегия делать глупости - Единственная, которую Я утратить боюсь. Седина в волосах - не страшно, Морщины - ну и пусть! Но способность делать глупости Я утратить боюсь. И мозоль на пятке стерплю, И радикулит в пояснице, Но нестерпимо, мучительно И страшно, если приснится, Что стал я трезвый и пресный, Глупостей не делающий, За девочками не бегающий, Неспособный прогнать печаль Безрассудной поездкой в даль. Неспособность делать глупости Есть вернейший признак старости. Эту истину я давно постиг, И начинает тревога расти Не за морщины на лбу, не за седые волосы; Боюсь,что придет способность Отвечать равнодушным голосом На слова твои, полные трепета... 1961 Опубл. в 1966 г.

ГОРЕ ОТ УМА

Мне говорят: - Ты очень умный, А я - счастливым быть хочу. Эй, люди! За понюшку счастья Меняю полный куль ума! Сбегайтесь же скорее! Рвите Из рук моих тот полный куль! Но что-то люди не бегут И нарасхват мой куль не рвут. Стою один на пыльной площади, И надо мной смеются лошади. Да, видно, нету дураков, Чтоб счастье променять на ум. Эй, люди! За понюшку счастья Меняю полный куль ума! 1961

ЗАРНИЦЫ

Беззвучно играют зарницы За мирной и тихой рекой. Чудесны мгновенья, и мнится, Что в мире повсюду покой, И счастье к тебе прислонится, Целуешь ты милой глаза... Но если ты видишь зарницы, То помни, что где-то гроза. Опубл. в 1956 г.

МОСКВА НАЧИНАЛАСЬ ТАК.

Мы живем и работаем в великое время... (из газетной статьи) Зудели комары. Дымил костер под ёлкой. Холопа Юрий крыл нещадным матом За то, что место никудышное Тот выбрал для ночлега. Стремянный княжеский В малине баловался с жёнкой. Кончался хлеб. А до зимы далёко ль? Князь бороду почёсывал. "- Ну, так и быть!" И топоры затюкали, Зимовья срубы ладя, И речи не было о величии времен. 1962

ПРЕДЧУВСТВИЕ ГРОЗЫ*

Деловитые трудятся пчёлы, Ослепительна неба эмаль; И кишит муравейник веселый, Но подернулась дымкою даль. Над игрою речных излучин Струится полуденный зной, А уж где-то сгущаются тучи. Которым греметь надо мной. 06.08.62 День рождения. * К этому дню слежка кгбешников стала нсомненной. Пятеро из моего окружения в быту и на работе, несмотря на предупреждение о неразглашении тайны следствия, сочли нужным, в свою очередь, предупредить меня, что "вами интересуется учреждение, с которым лучше не связываться".

ТВОЯ ФОТОГРАФИЯ

В моей душе пошевелилось что-то. Нет, не тебя я в руки взял, а только фото. И пальцы памяти тот год перелистали, Когда моими эти губы чуть не стали Другой мужчина гладит эти плечи, В их мягкость вдавливает пальцы каждый вечер, А ночью... Но не буду говорить о ночи: И без того мне грустно очень, больно очень. 1962

СОЧИ

Свое одиночество, горе свое Оставить я в Сочи хотел. Смуглых, тугих и всяких других Как много на пляже тел! Льстивое море! На берег кишащий Ты гневные волны обрушь! Близких и нежных, и в ласке безбрежных Нету на пляже душ. 1962

ВЕЧНОСТЬ И МИГ

Ресницами в небо взмахни, и ты Увидишь там вечность, глаза пустоты. На землю взгляни, одуванчик поник - Твоею ногою растоптанный миг. Нам место свое выбирать не дано: Мы - миг, но нам вечностью стать суждено. 1962

ПРОГРЕСС

У этой женщины глаза - Глаза затравленного зверя. Они видали много зла И в доброту людей не верят. Когда мне говорят:"прогресс!" Я спрашиваю: стало ль меньше Иль больше стало детских слёз И глаз затравленных у женщин? 1962

ЗАВИСТЬ

В подъездах общежитских - шепот и ласки; В подъездах общежитских - детские коляски; В подъездах общежитских - слякоть и холод; В подъездах общежитских - кто счастлив и молод. На стенке у девчонки - артисты, артистки; На стенке у девчонки - полка, где книжки. У меня забот ее нет давно в помине. У меня дипломы давно лежат в кармане. Почему ж завидую я на своем месте, Почему ж завидую девчонке в подъезде? 1974

РАССКАЗ ОХОТНИКА

Ходил на охоту; Не видел ни зайца. Чтоб было не скучно, Палил по воронам, И даже жаканом без толку палил. Иду я обратно - Навстречу медведь. Ура бы кричать: Вот добыча наславу! Схватился и обмер: Патронов-то нет. Боюсь, что однажды Медведем косматым Навалится жизнь, А может быть, просто Зайчишка удачи Вблизи пробежит. Ружьишко-то вскинешь И тут только вспомнишь, Что пуст патронташ... Как глупо, бездумно Расходуем годы! Палим по воронам Да в чистое небо, Лишь больше бы шума Да ярче сверкало б. А годы - патроны. 1967 Опубл. в 1969 г.

НА АВТОВОКЗАЛЕ

Их толкают локтями, Их царапают взглядами, Но осуждающих взглядов Не видят, не видят они. Как сплетены их пальцы! Так бывает за час до разлуки, Когда ничего не ясно Еще ни ему, ни ей. Завтра с глазами нездешними Будет парень крутить баранку, И будет девчонка в школе Кутать на шее засос. Не ясно, к ней ли вернется, Не ясно, ее ли дождется, Не ясно,что скажет мама, И надо ли ей рассказать. Толпа шумит о билетах. Без очереди у кассы Хочет билет (до счастья?) Купить какой-то тип. Их двое. Вокруг никого. На шумном вокзале. И они не всё, нет, не всё Друг другу сказали... . . . . . . . . . . . . . . Быть может, нужно несчастье, Чтоб вы поняли счастье свое. 1977

МИМО

Я проезжаю мимо станций, Как проезжают мимо счастья, С чувством сожаления и грусти. Почему-то думается, здесь вот Лучшую свою я спел бы песню,- И не дума это, просто чувство. А на полустанке серый домик, Негромкое цветение черемух,- Их на свете тысячи таких. А на полустанке свет в окошке, Игра немодная на старенькой гармошке, И лес вокруг с достоинством притих. Но членистоногий Змей-Горыныч - Поезд унесет меня в иные Блестящие, роскошные места, Где я буду, суетясь, несчастным, Буду вспоминать, пусть и не часто, Полустанок, что остался там. 1981

СЕГОДНЯ

- 1- На опустевшие пьедесталы Лезут новые постояльцы. Лезут, крови чужой не жалея, Лезут, власти себе желая, Лезут в будущие мавзолеи. - 2 - Телевизионной мачты грация - Двадцатый век. В подземные убежища Вползает человек. В бетонных катакомбах Зреют новые Иисусы,- Народа моего Иисусные ресурсы. 09.1992

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"