Кащеев Дмитрий Александрович: другие произведения.

Случайное расследование

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайное расследование, остросюжетная повесть для детей. Два друга, Матвей и Сережка, насмотревшись фильмов, решают поиграть в специальных агентов. В результате они случайно выходят на след настоящих преступников, похитивших ребенка. Попутно Матвей и Сережка помогают своим знакомым вернуть украденные у них роликовые коньки.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Мой друг, Сережка Алдакимов, совершенно замечательный человек. Именно поэтому сегодня я мчался из школы домой как ошпаренный, вместо того, чтобы поиграть с ребятами в футбол. Вчера вечером он позвонил мне и сказал, что у него есть ко мне очень-очень важное дело, о котором по телефону говорить ни в коем случае нельзя. После чего попрощался, сказав, что ему некогда болтать и положил трубку. Я, само собой, после этого долго не мог уснуть, предполагая, что это за дело такое секретное, и почему у Сережки был такой торжественный голос. Сны мне ночью снились тоже тревожные, что обычно бывало либо перед контрольной работой, либо перед родительским собранием. В школе я был рассеян и даже умудрился схватить тройку по истории, моему любимому предмету, чем удивил весь класс, а наша 'историчка', Людмила Александровна, спросила меня, не болен ли я случайно.
  С большим трудом досидев до конца уроков, я понесся домой. Дело в том, что, несмотря на то, что мы с Сережкой живем в одном доме, в соседних подъездах, учимся мы в разных школах и поэтому встретиться нам до окончания уроков достаточно сложно.
  Первым делом, примчавшись домой, я побежал не на кухню, как обычно, а к телефону. Сережка взял трубку после третьего гудка.
  - Слушаю вас, - сказал он, подделываясь под папин бас для солидности.
  - Привет! Ну что у тебя там за дело?! - закричал я в трубку, сразу взяв быка за рога.
  - Кто это говорит? Представьтесь, пожалуйста, - все с той же интонацией произнес он.
  - Да я это, Мотька Некрылов! Ты что переучился сегодня? - участливо спросил я. - Чего ты выпендриваешься?
  - Аааа... - протянул Сережка, как будто только сейчас узнал меня. - Здравствуйте Матвей Анатольевич.
  - Здравствуйте Сергей Константинович! - передразнил я его. - Ну, чего ты хотел?
  - Давайте-ка, Матвей Анатольевич, встретимся на известном вам месте ровно через два часа, - после некоторой заминки сказал Сережка и отсоединился.
  Вот так-то. Матвей Анатольевич и не иначе. А я-то думал, что это только в нашей образцово-показательной школе месячники вежливости проводят. Я после таких месячников 'здравствуйте' и 'пожалуйста' через слово вставляю, как некоторые взрослые люди ругательства. А на Сережку, видимо, месячник вообще сильно повлиял, что он даже меня на 'вы' называть стал.
   Я позвонил ему еще, чтобы спросить, верна ли моя догадка, а он трубку не берет. Телефон у него хитрый, с определителем номера - видит, что я звоню. А то бы попробовал не подойти к телефону, у него мама строгая, постоянно звонит с работы, контролирует, дома ли он уроки учит или гуляет где-нибудь с ребятами. Ну ладно, спрошу его в 'известном месте'. Что же он на этот раз придумал? Последний раз мы из-за его очередной идеи чуть не угодили в неприятности. И было это совсем недавно, на летних каникулах. Я до сих пор, как вспомню ту историю, меня в холодный пот бросает.
   Есть неподалеку от нашего дома санаторий-профилакторий. К нему ведет аллея, засаженная тополями. Само собой, летом вся земля вокруг покрывается как снегом тополиным пухом. А у нас в подъезде живет один дядя, Геннадий Николаевич, который наш с Сережкой очень хороший знакомый. Он даже нам в подвале один пустующий закуток отгородил, и дверь с замком повесил, чтобы мы там велосипеды хранили и всякую всячину. А то живем мы с Сережкой на девятых этажах, а велосипед в лифт не помещается, и приходиться таскать его по лестнице вверх-вниз. Так мы пока один велосипед затащим вдвоем кое-как, на второй уже и сил нет. А теперь - красота, захотели покататься, так не надо мучиться.
   Ну, так вот, гуляли мы как-то возле дома и услышали, что две женщины разговаривают друг с другом о Геннадии Николаевиче, что он и не пьет и не курит и вообще очень здоровый и положительный человек, но как только наступает лето и появляется тополиный пух, заболевает он аллергией и сильно мучается. И лекарства ему никакие не помогают. Мы с Сережкой послушали еще и узнали, что кроме дяди Гены мучаются от тополиного пуха многие обитатели нашего и соседних домов. Уже и письма в разные управления писали, а толку никакого. И мы решили всем помочь!
   Я предложил попросту спилить тополя, но Сережка сказал, что это невозможно, так как тополя, во-первых, слишком толстенные, и пока мы спилим хоть один, дядя Гена может умереть от аллергии. А во-вторых, спиленное дерево может упасть и повредить линию электропередачи или зашибить кого-нибудь из прохожих, а это верный путь получить неслабую трепку, а то и вовсе угодить в милицию.
   Сергей вообще жутко рассудительный и поэтому в наших делах мы обычно действуем по плану, который придумывает он. Через пару дней он сообщил мне, что нашел решение, как спасти дядю Гену от аллергии и не попасть в милицию. План был прост - сжечь пух. Мне стало немного страшно, и я стал его отговаривать, а вдруг подожжем профилакторий, уж за это точно по головке не погладят. Но он, выслушав мои опасения, заверил, что все уже просчитал и пух сгорит так быстро, что даже трава не успеет загореться. Он говорил так убедительно, что я вынужден был ему поверить, хотя меня и одолевали сомнения.
   Для нашей операции мы выбрали воскресное утро, когда все взрослые спят после рабочей недели. Родителей мы заранее предупредили, что с утра пойдем на школьный стадион, играть в футбол. Они, конечно, поудивлялись - какой-такой футбол в шесть утра, но не возражали, каникулы все-таки. Поджигать пух мы решили способом, увиденным как-то в одном из фильмов про индейцев. Взяли кусок веревки, привязали к нему тряпку, подожгли и побежали по краю площадки засыпанной пухом, таща за собой по земле горящую тряпку на веревке. В кино поджигатели скакали на конях, но им и поджечь надо было целое поле, а нам всего лишь метров тридцать.
   Время было раннее, так что сторож профилактория заметил пожар лишь тогда, когда запылали сухие ветки, не убранные с прошлой осени и сваленные кучами возле профилактория. Не знаю, чтобы с нами было, если бы нас поймали. Наверное, влетело бы здорово. Но зато вечером, когда возле подъезда шло обсуждение пожара, Геннадий Николаевич сказал, что хулиганство, оно конечно же и есть хулиганство, но этот случай именно для него пошел на пользу. Мы с Сережкой, к тому времени были изрядно напуганы тем, что нас будут искать милиционеры и пожарные и поэтому жадно вслушивались в то, что говорят взрослые. Мы, естественно, очень обрадовались, что помогли дяде Гене. И уже представляли, как он будет защищать нас в суде.
   После этого случая мы на время присмирели, но Сережка не такой человек, чтобы не придумать нам очередное приключение. И вот я пробираюсь на 'известное мне место', как он сказал по телефону. Надо сказать, что место это замечательно тем, что, живя в разных подъездах, на девятых этажах, мы можем увидеться буквально через тридцать секунд после того, как договоримся по телефону о встрече (конечно, если родители отпустят!).
   Ни мои, ни Сережкины родители не подозревают, что мы вместо того, чтобы как нормальные люди спуститься на лифте и пойти в соседний подъезд, просто-напросто ходим друг к другу через крышу нашего дома. Узнай об этом, например, моя мама, то ей наверняка стало бы плохо с сердцем. Она очень боится высоты. Я помню, что когда мы переезжали, она плакала и кричала на папу, что он хочет ее смерти. Он успокоил ее только тем, что сказал, что нам вообще-то давали квартиру на шестнадцатом этаже и если ей не нравится эта, то мы можем жить в небоскребе. На шестнадцатый этаж мама категорически ехать жить отказалась. Что касается меня, то я очень горжусь, что живу на девятом этаже и Сережа тоже. Летом мы играем на крыше в солдатиков и обсуждаем наши планы. Мы хотели даже оборудовать на крыше в лифтовой комнате секретный штаб, но побоялись, что туда кроме нас кто-нибудь залезет. А какой может быть секретный штаб, если о нем знают посторонние!
   На самом деле попасть на нашу крышу не так уж и просто, потому что проход закрыт решеткой. Но мы обнаружили, что прутья решетки приварены через разное расстояние, и через них можно пролезть, если точно знать, где отверстие больше. Мы с Сережкой обнаружили 'нужные' прутья не сразу, но теперь уверенно пользуемся своими лазами. На первый взгляд, кстати, кажется, что решетка сварена ровнехонько.
   У Сережки в подъезде, кстати, расстояние между прутьями решетки пошире и ему выбираться на крышу гораздо проще, чем мне. Я пролез, сквозь прутья и отворил дверь на крышу. Когда я первый раз открыл ее, она издавала такой скрип, что от него ныли зубы. Поэтому я тщательно смазал ее растительным маслом, и теперь она открывалась бесшумно.
   Сережки еще не было и я сел на ступеньку подождать его. Неожиданно из-за угла лифтового помещения раздался его громкий шепот:
  - Матвей, иди сюда!
  Я прошел за угол и ахнул! Серега выглядел настоящим Джеймсом Бондом! В парадно-выходном костюме, который ему вместе с новенькими ботинками на высокой подошве подарила бабушка, когда он неожиданно решил пойти учиться играть на фортепиано в музыкальную школу. В руке папин 'дипломат' с множеством полезных карманов и отделений внутри. И самое главное - модные солнцезащитные очки Кости, его старшего брата! Эти очки были предметом гордости Кости, он одевал их исключительно по субботам на дискотеку и вполне мог сделать из брата котлету за то, что Сережка посмел к ним прикоснуться. Даже сегодня, в осенний пасмурный день, эти очки смотрелись просто великолепно, делая Сережкино лицо весьма значительным.
   Сережка протянул мне руку и пожал отрывисто, но крепко.
  - Привет, Матвей!
  - Привет, - рассеянно сказал я, все еще находясь под воздействием его внешнего вида. - Ты чего так вырядился? Прямо как... - я даже не смог подобрать подходящего места, куда бы Сережка мог пойти в таком наряде. - Как в театр собрался, - нашелся наконец я.
  Сережке видно это сравнение не очень понравилось, чувствовалось, что он ждал, что я скажу что-нибудь другое. Например, что он похож на героев фильма "Люди в черном", или на Джеймса Бонда. Мне, честно говоря, так и хотелось сказать, но я знал, что мой товарищ может тогда задрать свой нос до небес, и поэтому благоразумно промолчал.
  - С чего это ты взял, что я в театр собрался? - спросил он обиженно.
  - Ну как же, как же, - рассмеялся я. - Костюмчик, галстук, ботинки. В футбол, к примеру, в такой одежде никто не играет. Да и вообще, в таком виде, кроме как в театр нормальные люди не ходят.
  Сережка замолчал, всем своим видом показывая, что ему мои подтрунивания до лампочки. Но я слишком давно с ним дружил и знал, что он уже начал злиться. Мы с ним и ссорились - то всегда из-за разных пустяков. Но сейчас ссориться мне не хотелось, так как Сережка такой человек - разобидится и не скажет, зачем меня сюда вызвал. А мне на самом деле было страшно интересно зачем.
  - Ну ладно, - миролюбиво сказал я. - Очки у тебя классные, встретил бы на улице, ни за что бы не узнал. Ты все-таки, зачем меня сюда вытащил?
  Сережка снял Костины очки, было видно, что ему сквозь них ничегошеньки не видать и сказал:
  - Мотька, а ты кем собираешься стать, когда вырастешь?
   На эту тему мы вели постоянные разговоры и так как были друзьями, то и мечты у нас были одинаковые.
  - Как кем? - удивился я. - Мы ведь с тобой договорились последний раз, что станем моряками дальневосточного флота. В морское училище поступим. Я уже азбуку Морзе выучил. Наполовину. Ты что забыл?
  - Да не забыл, - отмахнулся он. - Я передумал. Конечно, моряком быть хорошо, но я решил стать специальным агентом.
  - А я, значит, один теперь на Дальний Восток поеду?!! - вскипел я. - Ты, значит специальным агентом, а я моряком! А как же дружба, мы же вместе собирались?!
  - Ну не знаю, Мотька... Мне кажется, что спецагентом быть как-то поинтереснее. Погони всякие, перестрелки, шпионы. А моряки сидят на корабле и ждут месяцами, когда у них что-нибудь приключится. Авария там или пираты. Скучновато.
  Сережка говорил таким уверенным тоном, что мне стало тоскливо и скучно заранее. Воображение нарисовало мне картину, как я стою на палубе и целыми днями вглядываюсь, не мелькнет ли где-нибудь пиратский корабль или айсберг. А их все нет и нет.
  - Да уж... А может и я тогда в спецагенты? - спросил я его. У меня тоже костюм есть.
  - Не знаю, Мотька, не знаю... - взрослым тоном начал Сережка. - Сможешь ли ты. Специальный агент ведь не моряк, тут подготовка нужна особая.
  - Какая подготовка? - выпалил я, уже мысленно представляя себя в костюме, с большим черным пистолетом и традиционной спецагентовской фразой 'май нейм из Бонд. Джеймс Бонд'.
  - Специальная. Физическая и вообще... - туманно ответил Сережка.
  - Не понимаю, почему ты тогда решил, что ты можешь стать спецагентом, а я нет. Я и подтягиваюсь больше на два раза и бегаю быстрее. Да меня скорее возьмут, чем тебя.
  - Хорошо, - сказал Сережка, которому разговор о моих спортивных достижениях явно был неприятен, потому что он, как не старался, не мог меня перегнать. - Будем готовиться вместе. Лады?
  - Лады, - ответил я, довольный тем, что сумел отстоять свое право быть специальным агентом.
  - Вот я тут приготовил кое-какие книги. Ты их должен прочитать. А потом начнем заниматься на практике, - он с деловым видом раскрыл отцовский дипломат и выдал мне четыре книги. - Смотри, дома никому не показывай. До завтра, - заторопился он. - Мне бежать надо, а то Костя должен вернуться, да и родители уже, наверное, с работы идут.
  Мы пожали друг другу руки и разбежались.
   Книжки, которые дал мне Сережка, я спрятал в глубь одного из выдвижных ящиков своего письменного стола под стопкой старых контурных карт и атласов.
   Вечером за ужином я старался держаться солидно, и когда мама с папой начали обсуждать какие-то политические события за рубежом, даже вставил несколько замечаний. Папа с удивлением посмотрел на меня и спросил:
  - У вас, что в школе политинформацию снова ввели?
  - Нет. А что это такое? - новое слово мне понравилось, и я решил узнать, что оно означает, чтобы блеснуть перед Сережкой.
  - Ну, Мотя, когда я учился в школе, у нас все ученики каждый день поочередно готовили маленький доклад о том, что делается в мире. А потом зачитывали его перед первым уроком для всего класса. Потом это отменили. А теперь опять что ли ввели?
  - Нет, пап. Я так просто интересуюсь.
  - Молодец, - похвалил меня папа. - Кругозор расширяешь, это не лишнее. Пригодится в жизни.
  - Ага, - сказал я, польщенный, и чуть было не выложил, для чего это может пригодиться, но вспомнил нашу договоренность с Сережкой держать язык за зубами и промолчал. Хотя, конечно, хотелось рассказать папе, что с ним за столом сидит уже почти готовый специальный секретный агент. Чтобы не выдать себя, я быстро доел, выпил чай, сказал 'спасибо' и ушел в свою комнату, услышав, как за спиной мама негромко сказала папе:
  - Серьезный какой становится. Взрослеет. Или влюбился.
  Когда пришло время ложиться спать, я пожелал родителям спокойной ночи, а сам решил посмотреть, что за книжки дал мне Сережка. Так как мама обычно не позволяла мне засиживаться допоздна и тушила свет в комнате, то я взял фонарик, подаренный мне год назад на день рождения, разделся и залез с головой под одеяло. Однажды, один одноклассник дал мне почитать очень интересную книгу, но ее надо было вернуть на следующий день, так как он сам взял его у кого-то. И я выдумал такой способ чтения. Если кто-нибудь из родителей заходил в комнату, то ему казалось, что ты мирно похрапываешь, хотя ты на самом деле вовсе и не спишь. Главное было себя не выдать каким-нибудь движением или лучом света из-под одеяла.
   Сережкины книжки были с виду совершенно не интересные. Даже обложки у них были скучные и без картинок. Полистав их, я решил сначала прочитать книгу, которая называлась 'История ЦРУ'. Потому что она была самая тоненькая и напечатана крупным шрифтом. Осилить я смог только предисловие, после чего мне очень захотелось спать, так как более скучной и неинтересной книги я в своей жизни не видал, разве что учебник по математике. Проклиная себя за слабохарактерность, я выключил фонарик и лег спать, пообещав себе, что с завтрашнего дня начну читать. Это как лекарство, невкусно, но необходимо. Ночью мне снились, как и положено разведчику, погони и драки, только гонялись за мной не люди, а книжки с замысловатыми названиями.
   Наутро я заставил себя встать без всяких выклянчиваний у мамы 'еще полминуточки поваляться' и даже сделал зарядку, чего не случалось уже очень давно. Наверное, с тех пор, когда мы с Сережкой, после просмотра очередного фильма решили стать десантниками. В школе я, вопреки обыкновению, не гонял со всеми по коридорам и этажам, а лишь снисходительно посматривал на детские забавы одноклассников. Знали бы они! Правда, после уроков, я остался на часок поиграть в футбол. Ну, должны же быть и у специальных агентов хоть какие-то радости в жизни!
   Дома, выучив уроки, я снова принялся читать Сережкину литературу. Там было множество непонятных слов, но эта непонятность меня лишь вдохновляла. Все-таки я не в какие-то там моряки готовился! Мама, пришедшая с работы, только головой покачала, сын, вместо того, чтобы играть в компьютерные игрушки, книжки читает.
  - Сынок, в школе все в порядке? - обеспокоено спросила она. - Или, может, компьютер сломался?
  - Нет, мам, - бодро откликнулся я. - Книжку вот интересную читаю, про рыцаря Айвенго. - я накрыл 'секретную' книгу про ЦРУ, заранее приготовленным томиком Вальтера Скотта. Честно говоря, 'Айвенго' я прочел уже раз шесть, но мама этого не знала.
  - Это хорошо. Читай, а то с этими игрушками в компьютере с ума сойти можно. Ужинать будешь? Или папу подождешь?
  - Буду. А потом можно на улицу на часок, а то зачитался и погулять забыл, - попросил я.
  - Что ж, сходи погуляй, проветрься. Если английский выучил.
  - Йес, мэм, - ответил я, присаживаясь к столу.
  Мы с мамой в еде неприхотливы. Это папе и первое, и второе подавай. Да еще салаты разные. Мы же делаем себе бутерброды с сыром и колбасой и готовим их в микроволновке. Пальчики оближешь! Папа этого не одобряет и считает, что человек должен питаться правильной пищей, а не всякими там хот-догами. Может он и прав, но горячие бутерброды мне лично кажутся гораздо вкуснее, чем, скажем, суп или макароны.
  Поев и выпив сок, я оделся и позвонил Сережке.
  - Серый? Это Матвей. Ты выходишь?
  Телефонная трубка унылым Сережкиным голосом ответила мне, что сегодня, дескать, встретиться никак не удастся, потому что возникли некоторые непредвиденные обстоятельства. Надо же сказал тоже 'непредвиденные обстоятельства'! А по мне так очень предвиденные. Небось опять схватил двойку по математике. Сережка отличный парень и учится неплохо, но есть у него одна проблема. Он напрочь не понимает математику и каждый урок для него просто катастрофа. Родители даже как-то наняли ему репетитора, студента какого-то физико-математического факультета. Так тот после месяца занятий отказался учить Сережку, объяснив это тем, что сам перестал понимать простейшие задачки. А еще он сказал, что у Сережки не математический склад ума, а гуманитарный. Родители после этого Сережку месяца два не ругали за плохие оценки по математике, все думали, что делать с его гуманитарным умом. Он, видя это, математику забросил совсем. И если раньше получал разные отметки, включая даже редкие четверки, то теперь постоянно таскал двойки, изредка разбавляя их тройками. Классная руководительница Сережки, заметив это, вызвала родителей в школу, где ясно и понятно разъяснила, что Сережкин 'гуманитарный склад ума' не что иное, как лень-матушка. После этого Сережку снова стали наказывать за двояки, что сразу же повысило его успеваемость по математике.
  - Ладно, тогда до завтра, - попрощался я, и, не удержавшись, добавил. - Желаю тебе исправить 'непредвиденную' 'пару' по математике.
  Да, жаль, что Сережку не выпускают, но погулять мне все равно хотелось. Я выглянул в окно, чтобы найти себе компанию. Так, так, малыши под присмотром бдительных мам возятся в песочнице, всякие там перво - третьеклассники бессмысленно носятся друг за другом по двору. А вот это уже поинтересней! Наташка Аникушина с подружками что-то обсуждают на лавочке. Может и хорошо, что Сережку не выпустили. Они с Наташкой терпеть друг друга не могут. А я почти со всеми в нашем дворе дружу, да и Наташка мне нравится как человек. Не то, что другие девчонки, то дразнятся, то плачут, то визжат по разному поводу. Я принял решение и отправился на улицу.
   Девчонки были заняты своими обычным девчоночьим делом - две плакали, а остальные во главе с Наташей их утешали. Я подошел и поздоровался:
  - Салют! Чего ревете? Барби не поделили?
  - Перестань, Мотька! Не видишь у людей горе, - ответила за всех Аникушина.
  - Знаю я ваши беды, платье не купили или еще какую обновку. Чуть не по вашему - сразу в слезы! - ответил я. - Давайте поиграем во что-нибудь, я за мячом сбегаю.
  - Иди, играй сам. Не до тебя, - отмахнулась от меня одна из плачущих.
  - Вот странный вы народ. Объясните хоть в чем дело. Может и я поплачу за компанию, - пошутил я.
  - Давай иди отсюда остряк-самоучка, - сказала Наташка. Все тебе хиханьки-хаханьки.
  - Никуда я не пойду. Этот двор такой же мой, как и ваш. Что случилось то, может, помогу чем.
  Наташа отвела меня в сторону, оставив свою свиту утешать плакс.
  - Только смотри никому ни слова, - тихо сказала она, - Особенно Сережке своему, а то у тебя язык как помело.
  - У самой у тебя язык как помело. А я могила, - обиделся я, тем более что в ее словах была доля правды. - Мне болтать нельзя. Я теперь... - тут я замолчал, понимая, что чуть не выложил нашу с Сергеем тайну про спецагентов.
  - Что ты теперь? - навострила уши Наташа.
  - Я... Ну я теперь ничего никому не рассказываю. Вот так... - многозначительно сказал я.
  Наташку этот мой сумбурный ответ удовлетворил, так как ей видимо самой хотелось рассказать мне кое-что интересное. Иначе бы она в меня вцепилась намертво, выпытывая, что нам с Сережкой за новая идея пришла в голову.
  - Ну ладно, слушай. У Маринки с Танькой украли ролики! - выпалила она, сделав страшное лицо.
  Я, ожидавший каких-нибудь страшных девчоночьих тайн, связанных как обычно с неразделенной любовью или тому подобными глупостями, даже и не знал, как себя повести. Подумаешь, ролики украли, эка невидаль! Вон у Витьки из третьего подъезда велосипед увели, когда он в магазин на минутку за мороженым забежал - это я понимаю трагедия! Но говорить Наташке об этом я не стал, очень уж она обидчивая. Поэтому я лишь глупо улыбнулся и задал еще более глупый вопрос.
  - Кто украл?
  - Даааа, Мотька, - разочарованно протянула Аникушина. - Я думала ты поумнее. Кто ж знает, кто украл. Он же свою визитку не оставил.
  - Ты рассказывай, - сказал я. - Это я просто спросил, вдруг ты сообщница вора и проговоришься случайно.
  - Не смешно. В общем, слушай...
  История похищения роликов со слов Наташки выглядела следующим образом. Девчонки, как известно, народ неорганизованный и ветреный. Вот и Маринка с Танькой, сестры-раззявы, катались себе на роликовых коньках, а потом им, видите ли, приспичило пойти поиграть в вышибалу или классики. Они, естественно, вместо того, чтобы ролики домой занести, спрятали их возле подъезда в кустах. И преспокойненько отправились себе играть с подружками. Вернувшись, они, конечно же, никаких роликов не нашли. Дома рассказать о своей потере они побоялись. Семья у них не очень богатая и за утрату довольно-таки дорогих роликов им могло здорово влететь.
  - Понятненько, - сказал я. - Жалко девчонок. Тут, наверное, даже милиция не поможет. Машину, если угоняют и то тяжело найти, а здесь ролики.
  - Милиция может и поможет, - возразила мне Наташка. - Только им в милицию нельзя, туда ведь только с родителями. А родители у них сам знаешь по головке не погладят.
  - И что они собираются делать?
  - Как что? - удивилась Наташка. - Ролики искать.
  - И каким образом?
  - Ну спрашивать всех будут... Не видел ли кто...
  - Это не метод, - авторитетно заявил я. - Если вор не дурак, то он в нашем районе на этих роликах ни за что не покажется. Тут по другому надо...
  - Как, Мотька? - с надеждой спросила Наташка.
  - Пока я тебе ничего не могу сказать, но передай девчонкам, что мы с Сережкой постараемся им помочь. Но пускай держат рот на замке.
  - Спасибо! - завизжала Наташка и на радостях чмокнула меня в лоб.
  После чего попрыгала к своим подружкам, оставив меня в глубочайшем раздумье на тему моего длинного языка. Тоже мне Шерлок Холмс недоделанный! С такими вот мыслями я и возвратился домой. Больше всего меня беспокоило то, что Сережка может просто высмеять меня и сказать, что такой ерундой, как поиск дурацких роликов заниматься не будет. А я даже не представлял с какого конца начинать розыск.
   Тяжело вздохнув, я набрал его номер телефона.
  - Здравствуйте, а Сережу можно?
  - Здравствуй, Матвей. Сейчас он подойдет.
  - Что опять с Аникушиной языками чесали? - вместо 'здрасте' ехидно спросил Сережка. - Надеюсь, ты ей ни-ни про наши дела?
  - Что ты! - возмутился я. - Я молчок. Тут одно дело появилось...
  - Какое дело! Ты забыл, кем мы хотим стать? У нас теперь только одно дело может быть. А ты все с девчонками этими... Вечно от них одни хлопоты.
  - Я не хотел, но так вышло, что... - запутался я. - В общем, наша помощь нужна. Очень.
  Сережка еще повозмущался тем, что я дружу с девчонками, но, в конце концов, согласился выслушать эту, по его словам, 'девчоночью ерунду'.
  После моего рассказа он помолчал и коротко сказал.
  - Нет.
  - Ну почему? - удивился я.
  - Потому что, во-первых, мы секретные агенты, а не какая-нибудь милиция, чтобы за всякими воришками гоняться, а во-вторых, это попросту невозможно - найти в большом городе ворованные коньки.
  - Так бы и сказал сразу, что кишка тонка. А то: 'мы не милиция, мы не милиция', - передразнил я его. - Ладно, скажу им завтра, что мы ничем помочь не можем.
  - Почему это 'мы'? - насторожился Сережка, - Я, положим, никому ничего не обещал искать.
  - Зато я обещал. От твоего имени, - успокоил я его. - Но ты не волнуйся. Мы же действительно не милиционеры.
  - Так - так. Спасибо тебе, Мотька, - начал заводиться Сергей. - Значит, решим так. Никому ничего не говори завтра. Придется поискать эти проклятые ролики, а то у девчонок языки еще длинней твоего, разнесут по району, что мы брехуны последние. А ты знай, что мне кажется, что тебя вряд ли в секретные агенты возьмут, понятно? Слишком ты непредсказуемый.
  - Понятно, понятно, - почти радостно сказал я. - Спасибо, что согласился.
  - Тебе спасибо. Удружил, - буркнул он и повесил трубку.
  Душа моя пела. Я так и знал, что Сережка не сможет отказать мне. Очень уж за свой имидж переживает. Что ж, теперь дело с пропавшими роликами уже не казалось мне безнадежным. А то как бы я выглядел в глазах Аникушиной? На радостях я заставил себя прочесть аж десять страниц из Сережкиной книги про ЦРУ. Во сне я опять удирал от каких-то книжек, только теперь они все были на роликовых коньках.
   В школе, на следующий день, я несколько раз встречался в коридоре с Наташкой и в ответ на ее расспросы отвечал односложно, что, мол, все идет по плану. А что я мог еще сказать, ведь план если и был, то у Сережки.
  - Вы, Мотька, поторопитесь, пожалуйста, - умоляюще просила Наташка. - А то через неделю, оказывается, Маринку с Танькой родители собрались в Загородный парк везти погулять.
  - Ну и что? - непонимающе произнес я.
  - А то, что там, в парке все на коньках катаются, балда, - наставительно сказала Наташка.
  - Ну и пусть все катаются. Я думаю, что твои подружки могут и потерпеть. Не покатаются разок, ничего с ними не случиться.
  - Они-то могут и потерпеть, - терпеливо, как ребенку, объяснила мне Наташка. - Только вот родители их туда специально везут, чтобы посмотреть, как они на роликах гоняют.
  - Аааааа, - до меня дошел весь ужас ситуации. - Плохи дела. А отложить поездку в парк никак нельзя?
  - Нет, - вздохнула Наташка. - Тогда родители точно заподозрят неладное. Девчонки и так еле выкручиваются, когда речь о коньках заходит.
  - Хорошо, подумаем, что можно сделать, - ответил я, и мы разбежались по классам.
  Итак, дело осложнялось. Сегодня уже среда. До выходных остается всего ничего. Надо будет уточнить у Аникушиной, в субботу или воскресенье ее подружки поедут в Загородный парк. Надежда оставалась лишь на Сережку. Я с трудом высидел последние уроки и кинулся домой, чтобы оповестить Сережку об изменившихся обстоятельствах. Трубку Сережка снял, на удивление, сразу же.
  - Алло, Сережка, привет. Ну что там с нашим делом?
  - С каким делом? А с этим... - с неохотой сказал Сережка. - Думаю пока.
  - Быстрей надо думать, - я пересказал ему все, что мне сообщила Наташка.
  - Дело дрянь, - подытожил Сергей, выслушав меня. - Не успеем мы до выходных.
  - Что же делать-то? - я был в отчаянии.
  Сережка задумался и я, затаив дыхание, ждал его ответа.
  - Знаешь, Мотька, есть у меня одна идея. Только она того... Опасная очень.
  - Ну говори же, - потребовал я.
  - Если ролики мы не найдем, то, значит, надо отменить поездку в парк.
  - Гениально, - с сарказмом произнес я. - Чем ты меня слушал? Я же тебе тысячу раз говорил, что девчонки не могут этого сделать...
  - А кто тебе сказал, что девчонки должны что-то делать. Поездку в парк отменить можем мы.
  - Кто? - переспросил я, думая, что ослышался.
  - Мы, - повторил Сережка. - Ты и я.
  - Как это?
  Дальше я слушал Сережку не перебивая, и только поражался, с какой легкостью в голову моего друга приходят подобные дикие идеи. План состоял в следующем. Мы с ним должны были подкараулить, когда отец Маринки и Таньки приедет за девчонками и пока он пойдет их звать, проколоть ему шины.
  - Обязательно на двух колесах, - убежденно говорил Сережка. - Одну запасную камеру он точно с собой возит, а вот две - фигушки.
  Я рассеянно кивал трубке, а перед глазами у меня мелькали милиционеры, соседи, плачущая мама, папа, сжимающий в руках ремень, общешкольное собрание и прочие ужасы, которые грозили нам в случае провала.
  - Ты уснул там, что ли? - вырвал меня из тягостных раздумий голос Сережки. - Ну, как идейка?
  - А по-другому нельзя? - робко спросил я.
  - Нет! - отрезал Сережка. - Разве что ты позвонишь в Москву и попросишь, чтобы прислали специальные самолеты, которые гоняют дождевые облака с места на место. Тогда может, что и получится. На роликах в дождь никто не катается.
  - Понятно, - вздохнул я. - Если другого выхода нет...
  - Давай, Мотька, узнай все подробности, и будем готовить диверсию. Нам этот опыт очень даже может потом пригодиться.
  По голосу чувствовалось, что Алдакимов просто счастлив в предвкушении нападения на автомобиль отца девчонок.
  - Ладно, - уныло пробубнил я и повесил трубку.
  Вот тебе и Сережка, вот, называется, нашел выход. Что ж я за человек невезучий. Повздыхав над своей нелегкой судьбой, я направился на кухню. Я уже давно заметил, что чем хуже у меня настроение, тем лучше аппетит. Опомнился я, когда отрезал кружок колбасы для пятого по счету бутерброда.
  - Все, хватит, - одернул я себя. - Будем надеяться на лучшее.
  Но мое настроение становилось все хуже. Чтобы отвлечься, я решил поиграть в компьютерные игры. Но и тут все шло наперекосяк. Орки атаковали не в тех местах, где я их ждал и строил оборонительные башни, монстры выскакивали именно тогда, когда у меня кончались патроны, а мой любимый гоночный автомобиль не мог обогнать никого, кроме слоняющихся по тротуарам вдоль дорог пешеходов.
  В сердцах я выключил компьютер и сел делать уроки. Как вы могли догадаться, то и в этом деле я не достиг никаких успехов. Плюнув на все, я отправился на улицу. По двору носилась беззаботная малышня, оглашая окрестности громкими криками радости.
  'Везет же людям, - с завистью подумал я. - Ни волнений, ни забот. Только ешь вовремя, да гуляй в разрешенных местах. А я тут думай, как и девчонкам помочь и в тюрьму не попасть'.
   Поразмыслив, я решил прогуляться к Маринкиному с Танькой дому, чтобы разведать место предстоящего преступления. На улице светило веселое солнышко, встречные знакомые улыбались и здоровались со мной, а я брел, не замечая ни улыбок, ни приветствий. В душе у меня теплилась надежда на то, что я либо случайно встречу похитителя коньков, либо обнаружу, что подкрасться незаметно к машине возле подъезда нет никакой возможности.
  Увы! Моим мечтам не суждено было сбыться: вора я не встретил, а возле подъезда рос густой кустарник, который идеально подходил для наших с Сережкой целей.
  Я полазил в кустах и приметил несколько очень удобных прорех, могущих нам пригодиться. Шансы на удачное осуществление плана возрастали. Как не странно, меня это ободрило. Однако по возвращению домой, настроение мое опять упало. Папа завел за ужином разговор о том, как хорошо, что я расту таким спокойным и примерным ребенком.
  - Ты представляешь, Матвей. У одного сослуживца по работе сына поймали, когда он в лифте кнопки поджигал. Так на работу из милиции письмо пришло. То - то позора было! Надо же придумал, кнопки жечь, паршивец!
  - Да, папа, - грустно сказал я, думая, что скажет папа, если меня, такого всего положительного, поймают за прокалыванием шин.
  Раздался телефонный звонок
  - Это меня, - закричал я и побежал из-за стола, надеясь, что это Сережка придумал, как нам обойтись без порчи автомобиля.
  Звонила Наташа Аникушина.
  - Мотя? Ну что? - сразу спросила она. - Маринка с Танькой изнервничались все, места себе не находят. Придумал, что-нибудь?
  - Придумал, - мрачно сказал я, злорадно подумав, как они изнервничаются, когда узнают про Сережкину задумку.
  - Ой, молодец Мотька! Я в тебя не зря верила. Неужели коньки нашлись?
  - Нет, - ответил я сурово. - Это по телефону нельзя. Завтра в школе расскажу.
  - Ладно, ладно, - затараторила она. - Главное, чтобы девчонкам не влетело.
  Мы еще поболтали о том о сем минут двадцать, пока мама, наконец, не отобрала у меня телефон, так как ей должны были позвонить по работе.
  - С кем это ты так долго? - спросила она.
  - Да так ... Со школы... - уклончиво ответил я.
  - С девочкой, небось, - уверенно сказал папа. - Ты, Ирина, так ему всех невест распугаешь.
  - Ничего, - отмахнулась мама и потрепала меня по голове. - Невесты - дело наживное, правда, сын?
  Мне эти разговоры очень не нравились, поэтому я поблагодарил маму за ужин и пошел в свою комнату доделывать уроки.
  Сидя за решением задачки, я поймал себя на том, что глупо улыбаюсь. Это искренний восторг в Наташкином голосе так на меня подействовал, наверное. Все-таки я для нее герой. Уже лежа в кровати, я представлял, как меня сажают в тюрьму, а Наташка ходит меня проведывать, как в больницу.
   Потом к Наташке присоединились Маринка с Танькой, в глазах которых застыли слезы благодарности, их папа, с раскаянием на лице... И я уснул.
   Наташка подскочила ко мне на перемене между первым и вторым уроками. Надо сказать, момент она выбрала не совсем удачный, я как раз расспрашивал Леху Смирнова, как пройти очередную часть игры 'Заколдованный меч'. Так и не выяснив толком, каким образом в одном интересном месте открывается люк, я был вынужден объяснить Наташе, в чем состоит план Сережки.
  - Круто! - только и смогла выдохнуть она. - Ну, вы даете, ребята. Можно мне с вами?
  - Ага, - сказал я. - И подружек всех позови. Особенно Маринку с Танькой. Им точно понравится.
  Это я зря, конечно сказал, потому что Наташка моментально надулась.
  - Очень надо. Я помочь хотела...
  - Извини. Я просто пошутил неудачно. Дело опасное, так что тебе от него лучше держаться подальше. Мы сами как-нибудь.
  - Сами, сами. Вечно вы, мальчишки, мните себя выше всех. Поговори, пожалуйста, с Алдакимовым, может и я пригожусь.
  - Сама с ним говори! Он и так вашего брата..., тьфу, вашу сестру терпеть не может, а уж вместе что-нибудь делать! Только под страхом смерти. И то сомневаюсь.
  - Ну, Мотя! Пожалуйста. - Аникушина готова была расплакаться. - Ты же меня знаешь. Я не подведу.
  И как обычно, мой длинный язык решил все за меня, хотя мой разум и кричал 'нет'.
  - Хорошо, я думаю, что-нибудь придумаем.
  - Мотечка! Ты не представляешь, как я тебя... - она не успела договорить, потому что прозвенел звонок на урок.
  
  
  
  - Матвей! Матвей! - голос Антонины Ивановны вернул меня в реальность. - Ты меня слышишь?
  - А? - спросил я, чувствуя, что дела мои плохи.
  - Не 'а', а марш к доске. Разбери-ка мне это предложение.
  Под смешки всего класса, я поплелся к доске. Ну, Наташка!
  Предложение я разобрал кое-как на 'троечку'. Антонина Ивановна укоризненно покачала головой.
  - Эх Некрылов, Некрылов! Как же ты контрольную работу писать собираешься.
  Я пожал плечами, мол, как-нибудь напишу, но она восприняла мой жест по-другому.
  - Не знаешь? И я не знаю. Садись, горе луковое!
  Я сел и стал думать на мою любимую тему, то есть о том, как несправедлива жизнь. Никогда не бывает так, чтобы радость была полной. Только начнешь радоваться - раз и 'тройка' в дневнике! А ведь вечером мы должны с Сережкой окончательно наши действия обсудить, да и с Наташкой было бы неплохо встретиться. После 'тройки' на всех этих планах можно было поставить жирный крест. Родители мои, конечно, не впадают в истерику по всякому поводу, но 'трояк' по русскому не простят ни за что. Муж Антонины Ивановны работает вместе с папой, и мы дружим семьями. Раньше, до школы, да и сейчас порой, я зову ее тетей Тоней. Нет, чтобы по математике тройку отхватить - поругали бы чуть-чуть и забыли. А тут: 'неудобно перед людьми' и все такое. Как будто тройка по русскому чем-то отличается от любых других троек!
  Дома я отзвонился Сережке и сказал, что вечер у меня будет очень занят и если он не против, то мы можем провести репетицию нападения на машину прямо сейчас.
  - Хорошо, - согласился Сережка. - Через десять минут во дворе. И не болтай по телефону о наших делах! Конспиратор!
  Его согласие меня удивило, так как его мама звонит обычно домой каждые полчаса, проверяя его сознательность в выполнении домашнего задания.
  - А тебя не того... - первым делом спросил я, когда мы встретились.
  Он сразу понял, о чем речь.
  - Все нормально. Мама сегодня с работой на теплоходе едет. У них юбилей. Так что сегодня я вольная птица.
  - Тогда полетели,... птица, - пошутил я, ни на минуту не забывая о грядущем неприятном разговоре вечером о моей успеваемости.
  Возле дома несчастных сестер мы уселись на лавку, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания прохожих. Через полчаса бурного обсуждения, мы пришли к общему мнению, как нам половчей разделаться с шинами и отправиться по домам.
  Тут-то я и вспомнил о Наташкиной просьбе.
  - Слушай, Серега, - осторожно начал я. - А тебе не кажется, что нам в операции не помешала бы помощь?
  - Зачем это? - спросил он, подозрительно глядя на меня.
  - Чтобы помочь, например, в случае непредвиденных обстоятельств, - простодушно пояснил я.
  - Ты, Матвей не темни. После того, что ты заварил, выкладывай лучше все сразу.
  Я, в который раз проклиная себя, рассказал ему о горячем желании Наташки поучаствовать в нашем предприятии.
  Сережка, к моему изумлению выслушал мою пламенную речь, довольно-таки спокойно.
  - Ладно, зови свою Аникушину, - милостиво позволил он. - Найдем ей применение.
  Наташку Аникушину Сережка предложил использовать для отвлечения внимания возможных свидетелей нашего преступления.
  - Скажи ей, пусть придумает что-нибудь позаковыристее, - напутствовал меня он и добавил с угрозой. - А то я сам ей что-нибудь придумаю.
  Зная обычные Сережкины задумки, ей в этом случае было не позавидовать.
  Я позвонил Наташке и передал слова Сергея.
  - Что ж, отлично, - сказала она. - Будь спокоен, я такое придумаю, что твой Сережка обзавидуется.
  В общем, к субботе наша операция была готова. Маринка с Танькой сначала возмущались. Уж очень им было жалко папину машину. Но Сережка популярно, не жалея черных красок, расписал что им светит в случае обнаружения отсутствия роликов и они увяли, как полевые цветы в октябре.
  - А еще, - запугивал он их. - Вам после этого не то, что роликовые коньки, порванного плюшевого мишку не доверят.
  По плану, мы с Сережкой должны были занять позицию на лавочке во дворе, возле детской площадки и дожидаться, когда Юрий Петрович, отец девчонок, пойдет в гараж за машиной. После этого мы перемещаемся в кусты и ждем его возвращения. Он приезжает и поднимается в квартиру за дочерьми, они его задерживают, делая вид, что собираются, а мы тем временем прокалываем шины.
   На всякий случай во дворе будет и Аникушина с подружками. Если что-то пойдет не по сценарию, то девчонки устроят массовую потасовку с визгом и плачем.
  Шины мы решили пробивать шилом, которое нашли среди инструментов моего папы. К счастью, пользовался он им, как и другими инструментами, очень и очень редко и пропажу бы не заметил. Для тренировки мы сходили на свалку и часа два тыкали шилом в старые покрышки, пока не убедились, что шину проколоть сможем запросто, главное попасть в трещину между утолщениями.
   И вот, наконец, настал, как выразился Сережка, момент истины. Юрий Петрович уверенной бодрой походкой вышел из дома и направился на автобусную остановку, чтобы забрать из гаража свою любимицу. Глядя на его широкую спину и крепкие руки, я сразу же пожалел о нашем плане, представив как он будет нас этими самыми крепкими руками драть за уши, а потом поднимет за шкирки, как котят и отнесет в ближайшее отделение милиции. Но отступать было поздно.
   Машина приехала очень быстро, хотя я молился, чтобы она сломалась в дороге или была украдена. И тут все пошло не так как надо. Юрий Петрович и не подумал выбираться из своего железного друга, а попросту пару раз посигналил, чтобы его ненаглядные чада побыстрей собирались. Прокалывать колеса и так работа нервная, а когда в машине сидит владелец, то и вовсе опасная для жизни и здоровья.
   Я поднял голову и увидел, как в окне маячат растерянные лица сестер, явно не знавших, что предпринять. Переглянувшись с Сережкой, я понял, что он тоже не видит выхода из этой сложной ситуации.
   Все исправила Наташка Аникушина с девчонками! С громким криком: 'Ах ты, дура!', она запустила в одну из своих подружек мячом и на их стороне двора началась форменная свалка.
   Поскольку, на удачу, дядя Юра оказался единственным на тот момент взрослым во дворе, он счел необходимым остановить это безобразие. Он вылез из автомобиля с криком: 'А ну прекратите, кому сказал!' и направился к дерущимся. Те же, войдя в раж, не обратили на него никакого внимания, как будто он был человеком - невидимкой. Драка была знатная! Я даже засмотрелся на это великолепное зрелище и очнулся лишь когда меня толкнул Сережка.
  - Давай, Мотька!
  Мы метнулись к машине и с усердием стали тыкать шилом в покрышку. Оказалось, что это не так просто! Тренируясь, мы совершенно упустили из виду, что пустые покрышки, на которых мы оттачивали свои удары, очень отличаются по прочности от надутых. Они пружинили и ни в какую не хотели сдуваться! В итоге нам пришлось вдвоем навалиться на шило и только таким образом удалось достичь результата.
   Ничего не подозревающий Юрий Петрович проводил тем временем воспитательные мероприятия с не в меру драчливыми девчонками. Услышав резкий свист воздуха, он буквально замер на полуслове и быстро повернулся к своей машине, которая с самым, что ни на есть несчастным видом, осела на передние колеса.
   Мы с Алдакимовым уже должны были к тому моменту улепетывать во все лопатки домой, но не могли этого сделать, так как по первоначальному плану дядя Юра должен был находиться дома, а никак не на улице. Бежать же на глазах у него было бы самоубийственным поступком.
   Он пошел прямо к машине, и мы с Сережкой вжались поглубже в кусты, которые еще вчера казались такими густыми, а теперь стали редкими и чахленькими.
  'Вот и все', - подумал я -'Сейчас он нам устроит Варфоломеевскую ночь!'
  Тут во второй раз за день нас спасла Наташка.
  - Они за угол побежали! Я видела! - раздался ее пронзительный голос.
  - Куда побежали, девочка? - переспросил Юрий Петрович, ставший сразу похожим на овчарку, почуявшую след добычи.
  - Вот туда, туда! - заголосила Наташка, указывая направление, противоположное тому, где прятались мы. - В красном свитере один! - добавила она для правдоподобности.
  - Спасибо, девочка! - крикнул ей дядя Юра, переходя на бег. - Ну, я этим хулиганам покажу!
  Едва он завернул за дом, мы с Сережкой рванули в противоположную сторону.
   Надо ли говорить, что оставшийся день мы провели в ожидании разоблачения, сидя у него дома перед телевизором.
   Сережкина мама сначала попыталась нас выгнать на улицу подышать свежим воздухом, но видя, что мы упорно делаем вид, что увлечены очередным телесериалом из жизни Хуана Родригеса, махнула на нас рукой.
  - Пронесет, - не очень уверенно сказал Сережка. - Откуда он узнает, что это наше.
  - А милиция на что? - обреченно вздохнул я. - Снимут отпечатки и поминай как звали.
  Дело в том, что, обрадовавшись возможности убежать, мы позабыли забрать шило, и оно осталось лежать возле охромевшего авто дяди Юры.
  Вспомнили мы о нем только на подходе к дому, отчего наше радостное настроение сразу упало до нуля. Теперь Юрий Петрович, конечно, отнесет шило в милицию, и нас найдут в два счета. При этом наши мнения по поводу того, как нас опознают, разделились. Я был уверен, что по отпечаткам пальцев, а Сережка с пеной у рта доказывал, что нас найдет по следу служебная собака, обязательно похожая на овчарку Рэкса из полицейского сериала. Споря об этом, мы чуть не подрались.
  - Я тебе говорю овчарка! - кричал Серега.
  - Собака в городе след не возьмет, - заявлял на это я. - Там за это время может тысячи людей прошли.
  - Овчарке все нипочем. Рэкса вспомни! - не сдавался Сережка. - Ему даже табак на след сыпали, а он все равно всех находил.
  - Ну ты и дурак, - совершенно искренне сказал я. - То ж Рэкс, он киношный. Или ты думаешь, что его ради тебя из-за границы привезут.
  - Сам ты дурак! - отвернулся от меня Сережка. - Посмотрим, что ты скажешь, когда тебя ночью арестуют.
  На том мы и расстались. Как назло, едва я пришел домой, на меня сразу накинулся папа.
  - Мотька, ты шило не видел?
  От этих слов у меня сжался желудок, и побежали по коже мурашки.
  - Нннет, - слегка заикаясь, ответил я. - А что, что-нибудь случилось?
  - Еще нет, - сказал папа. - Но обязательно случится, если я его не найду.
  - Что случится? - с замиранием сердца спросил я.
  - Что, что, - раздраженно ответил папа, - опять гардину не приделаю, а уже вечер. Боюсь, маму это не обрадует.
  - Гардина, - переспросил я, не веря своим ушам. - Всего лишь гардина...
  - Хватит придуриваться, Мотька. Давай помогай искать.
  Несмотря на то, что я точно знал, что шила среди инструментов быть по всем законам физики не может, я добросовестно начал разгребать завалы отверток, гаечных ключей, пассатиж и прочих, вовсе не имеющих названия железяк. Очень тяжелая это работа, скажу я вам, особенно, если точно знать, что никакого шила там нет и быть не может!
   В итоге часа бесплодных поисков, папа пришел к выводу, что отметки на стене можно сделать и без шила. Правда, время было позднее, и он решил перенести процедуру сверления дырок для гардины на завтра.
   Эта история с гардиной продолжалась уже полгода. Как только мама была не в духе, она начинала требовать от папы повесить эту злосчастную гардину. Он же, чтобы его прекратили 'пилить', немедленно принимался за это дело, но всегда по каким-то причинам переносил на 'завтра', то есть до следующей ссоры с мамой. Так же случилось и сейчас.
   Ночью меня не арестовали. То ли у Рэкса отбило нюх, то ли милиционеры не догадались снять отпечатки пальцев с шила. Я позвонил Сережке. У него тоже было все в порядке.
  Потом на связь вышла Аникушина и окончательно меня успокоила.
  - Ну, вы ребята даете. Я такое только в кино видела. От Маринки с Танькой огромное спасибо. И от дяди Юры привет, - хихикнула она. - В общем, только с шилом незадача вышла. Дядя Юра его в милицию весь день собирался отнести, но девчонки специально это шило брали посмотреть, чтобы ваши отпечатки стереть. Так что спите спокойно.
  - Спасибо, утешила! - по-настоящему обрадовался я.
  - Не за что. Вы коньки - то ищете?
  - Ищем, ищем, - поспешно ответил я, стыдясь, что за собственными страхами позабыл о конечной цели всех наших действий.
  - Ну ладно, тогда пока, Гроза шин и покрышек, - съязвила она на прощание.
  Я снова связался с Сережкой и захлебываясь от радости передал ему разговор с Аникушиной.
  Сережка, судя по голосу, сразу повеселел и приободрился.
  - Я так и думал, что все обойдется, - заявил он таким тоном, что будто бы и не он вовсе вчера уверял меня, что нас арестует Рэкс.
  - Ну и что дальше делать будем? - поинтересовался я.
  - С чем? - удивился Сережка. - Ты же сам сказал, что все в порядке.
  - С чем, с чем. С расследованием, конечно же! - раздраженный его непонятливостью закричал я.
  - Не знаю пока, - честно признался он. - Но есть хорошая новость! Мне мама денег на кино дала.
  - Неужели в 'Звезду'? - изумился я.
  - Именно, друг мой! И если мы поторопимся, то вполне можем успеть посмотреть на Джеймса Бонда.
  - А я? У меня - то денег нет. Да и не дадут, наверное, - грустно пробормотал я, подсчитав в уме все свои прегрешения за неделю.
  - Не переживай. Я обо всем позаботился. Специально сказал, что на четыре часа пойду, а мы с тобой на двенадцать успеем за половину цены.
  - Круто! Спасибо, Сережка! Я уже собираюсь!
  - Через пятнадцать минут возле подъезда, - важно промолвил он.
  Вот Сережка! Вот молодец! Никогда про друзей не забывает. Я лихорадочно натягивал на себя более менее праздничную одежду, все-таки кинотеатр 'Звезда' это не 'Молот' какой-нибудь. 'Звезда' - это вещь! И звук и изображение что надо.
   Чтобы сэкономить, мы решили добираться до кинотеатра пешком, благо он находился примерно в сорока минутах быстрой ходьбы от нашего дома. Думаю, что если бы наши родители увидели нас в этот момент, они бы порадовались. Мы шли такие чистенькие, аккуратненькие, что хоть на плакат вешай 'Самые примерные ученики нашей школы'. Даже дядя Юра, встреться он нам в этот момент на пути, ни за что бы не поверил, что вчера именно мы пробили ему скат на автомобиле.
   Все наши мысли были заняты предстоящим просмотром, так что неприятности как-то сами собой отошли на задний план. На двенадцатичасовой сеанс мы успели, взяли билеты, и стали наслаждаться очередной историей про непобедимого агента 007. В течение двух с лишним часов великолепный Джеймс прыгал с парашютом в океан, бегал по раскаленной лаве, стрелял и колошматил разных злодеев. Два часа пролетели как одно мгновение, и мы очнулись только когда оказались на улице.
  - Уффф! Круто! - с чувством произнес Сережка.
  - Да уж! - подтвердил я.
  Возле кинотеатра уже толпилась очередная порция поклонников Бонда.
  - Везет же людям, - с завистью сказал Сережка. - У них все впереди еще.
  Так как нам надо было скоротать время часиков до шести, мы отправились в парк перед кинотеатром, купив на остатки денег бутылку лимонада и пакет чипсов. Свободных лавочек не оказалось, и мы разместились прямо на траве под одним из деревьев.
  - Все-таки жизнь классная штука... - с этими словами Сережка отправил в рот целую пригоршню чипсов и так смачно ими захрустел, что я не услышал продолжения его речи.
  В парке было здорово, кругом сновали стайки малышей, играя в пятнашки, на лавочках грызли семечки и читали книжки их мамы, по дорожкам гоняли на велосипедах, самокатах и прочих движущихся механизмах девчонки с мальчишками. Все это великолепие освещало яркое солнышко, улыбаясь с синего-синего неба.
   Я так засмотрелся на это все, что прозевал тот миг, когда на меня со звонким криком 'Ой, мамочки!', рухнул какой-то предмет.
  Я в ответ, естественно, тоже заорал от неожиданности так, что Сережка от страха вскочил и просыпал пакет с остатками чипсов.
   Рухнувший на меня предмет оказался девчонкой, старше нас года на три, то есть по моим понятиям уже взрослой тетенькой.
  - Мальчик, ты не зашибся? - виновато произнесла она, поднимаясь и отряхиваясь. - Извини, я первый день на роликах.
  - Ничего, ничего, - ответил я с улыбкой начинающего супермена. - Я в полном порядке.
  Она радостно тряхнула длинными рыжими волосами.
  - Правда?
  - Честное слово, - мне очень нравилось быть благородным джентльменом.
  - А с другом твоим тоже все нормально?
  - Нормально, - хмуро ответил Сережка, которому до смерти было жаль чипсов, обильно усыпавших место катастрофы.
  Наша новая знакомая заметила это.
  - Ой, я вам, кажется, весь отдых испортила. Пойдемте, куплю вам еще чипсов.
  Она села и стала снимать роликовые коньки.
  - Спасибо, не надо, - начал снова проявлять благородство я. - Мы и сами купим.
  Тут я увидел, что Сережка изо всех сил кивает и подмигивает мне за спиной девчонки.
  Я посмотрел, на что он кивает, и обомлел. Ролики! Красные, с желтыми вставками по бокам! Точно такие были у несчастных Маринки с Танькой. И самое главное - глубокая черная царапина на желтой вставке, перепутать которую было просто невозможно.
  - Может пепси вам купить, если чипсов не хотите, - продолжала тем временем девчонка.
  - Да, пепси, - пробормотал я, облизав пересохшие от волнения губы.
  Ирина, а именно так звали девчонку, отвела нас в летнее кафе. Пока она ходила за пепси, Сережка подмигнул мне.
  - Сейчас посмотришь, как я ее раскалывать буду. А то корчит из себя добренькую, воровка несчастная!
  Мне совершенно не нравилась мысль, что Ирина обокрала дочек дяди Юры, но против фактов не попрешь. Плохо, что она такая вежливая и симпатичная, лучше бы была настоящей бандиткой, тогда ее не так жалко бы было.
  - А вот и я, - она поставила на столик три вазочки с мороженым, посыпанным шоколадной крошкой. - Матвей, сходи, пожалуйста, забери там еще пепси и чипсы.
  Я покорно встал и поплелся к киоску. На сердце у меня было очень тяжело. Вот сейчас ей Сережка как сказанет про ролики...
   Когда я вернулся, они, несмотря на мои опасения, мирно беседовали. Видимо Сережка решил ее без меня не 'колоть'. Он, кстати, как ни в чем не бывало, уплетал свое мороженое, в то время как мне и кусок в горло не лез.
  - А где ты ролики купила? Классные, - неожиданно сказал он, и я вздрогнул, подумав, ну вот оно и началось.
  - Ролики? Да у знакомого одного, - ответила Ирина, и Сережка пнул меня под столом ногой, 'дескать, смотри, как врет и не краснеет'.
  - А у кого? Может у него еще есть? - медовым голосом продолжил допрос Сережка. - Если недорого я бы тоже купил.
  - Недорого, но у него всего одни были. Ему малы оказались, а мне в самый раз.
  - Жалко, - Сережка готовил новый удар. - У меня у знакомой такие же были, я только купить хотел, уже и с родителями договорился, а их раз и...
  - И что? - заинтересованно спросила Ирина.
  - И украли! - выпалил Сережка. - Эта растяпа оставила их на улице и все.
  Ирина на это сообщение никак не отреагировала, лишь сочувственно покачала головой.
  - Не повезло тебе. Я тоже постоянно боюсь, что украдут. Я такая забывчивая порой бываю. То зонтик в трамвае оставлю, то шапку зимнюю в классе.
  Сережка снова пнул меня под столом, ехидно усмехнувшись.
  - Так ты все-таки познакомь меня с тем, кто тебе коньки продал, - опять завел он свою пластинку.
  - Зачем? - удивилась она. - Поверь, от таких людей лучше держаться подальше.
  Сережка победно посмотрел на меня, как бы говоря, 'вот и все, теперь она не отвертится'.
  - А красть нехорошо, - как бы ни к кому не обращаясь, многозначительно произнес Сережка.
  - Да уж, - машинально поддакнула Ирина и, спохватившись, спросила. - Ты это к чему?
  Так как мне эти Сережкины недомолвки и пинки под столом уже порядком надоели, ответил я.
  - А к тому, что никакие коньки ты не покупала, а попросту украла их у наших знакомых! Вот так.
  Над столиком повисла тишина. В таких случаях мой папа всегда говорит, что 'ангел пролетел'. Однако в нашем случае эта фраза звучала бы нелепо. Скорее можно было бы сказать 'черт пролетел'.
  - Вы что ребята, с ума сошли с этими роликами? То талдычите про них полчаса, то заявляете, что я их украла, - возмущенно сказала Ирина, глядя на нас, как на психов, сбежавших из лечебницы. - Я же сказала, что купила их у одного человека! Вы чем слушаете?
  - Ага! А познакомить с ним не хочешь, - обличающим тоном сказал Сережка. - Значит, врешь все!
  - Я вру? Да я вообще никогда ... - начала она очень громко, но спохватилась и перешла на громкий шепот. - Ладно, идем, я вас с ним познакомлю. Только потом на себя пеняйте...
  И начала подниматься из-за стола.
  - Постой, Ирина, - я увидел, что она готова расплакаться. - Мы верим, что ты ничего не крала. - Я укоризненно посмотрел на Сережку. - Расскажи нам, пожалуйста, где ты взяла ролики.
  Рассказ Иры был коротким. Коньки она купила у своего соседа, Павла Замотаева, который раньше учился в ее классе, а потом ушел из школы в профтехучилище. Павел же, якобы, в свою очередь приобрел их у одного из своих друзей.
  - Вот и вся история, - грустно закончила она. - Наверное, я отдам вам эти проклятые ролики. Вот только денег жалко, с таким трудом у родителей выпросила. Ну да ладно...
  Она взяла свой рюкзачок, где покоились злополучные коньки, и стала возиться с застежками.
  - Нет, так не пойдет, - твердо сказал я. - Почему это кто-то ворует, а ты должна за это расплачиваться. Это несправедливо.
  - Точно, - подтвердил Сережка и, назидательно подняв палец, промолвил. - Вор должен сидеть в тюрьме.
  Такая у него вот привычка цитатами сыпать.
  - И что же нам делать? Деньги он если мне и вернет, то ролики заберет. А, скорее всего, он деньги уже на пиво да на сигареты истратил.
  - Это уже наша забота, - сказал Сережка, - А пока расскажи нам все-все, что ты знаешь про Замотаева.
  Павел, по словам Ирины, был самым обыкновенным хулиганом - двоечником. Не преуспев в школьных науках, он сделал успешную карьеру в качестве грозы своего и окрестных дворов.
  
  Отбирал у малышни карманные деньги, задирал прохожих и, как выяснилось, подворовывал потихоньку.
  - Он даже в милиции на учете состоит. Но в тюрьму его не посадят. Он потому что того... - Ира выразительно покрутила пальцем возле виска. - Ненормальный.
  - Ненормальный? - заинтересовался Сережка. - Это почему же?
  - Да он ужасы очень уж любит, и в комнате у него по стенам такое развешано! Черепа всякие, кресты, пентаграммы. Жжжуть!
  - Остановимся-ка на этом поподробней. Кажется, у меня есть идея, - весело сказал Сережка. - Ужасы - это ужас как здорово!
  Мы договорились с Ириной, что она покажет нам Замотаева в понедельник, и разошлись по домам.
  - А может лучше Костику скажем? - спросил я Сережку, когда мы остались вдвоем. - Он у тебя вон какой здоровый, в момент все уладит.
  - Нет, - отрезал Сережка. - Костик на крайний случай, если ничего не выйдет.
  Зная алдакимовское упрямство, я замолчал. Уж если Серый, что решил, то обязательно выполнит!
   В понедельник, после школы, мы встретились с Ириной (она, кстати, училась в одной школе с Сережкой) и она повела нас смотреть Замотаева. Как в зоопарк!
  Замотаев, или просто Замотай, как звали его дружки, в окружении себе подобных восседал во дворе на лавочке с видом английского вице-короля. Как и положено хулиганам и двоечникам, компания играла в карты и громко гоготала. Увидев нашу троицу, Замотай заржал как конь и завопил на весь двор.
  - Какие люди! Что Иришка женихов привела? Или может это твои дети? Привет карапузы!
  Мы с Сережкой гордо промолчали в ответ на это оскорбление.
   - Хорошо смеется тот, кто смеется последним, - вполголоса сказал мне Алдакимов.
  - Чего вы там шепчетесь? Идите сюда, вместе посекретничаем, - не унимался Замотай.
  - Чего ты к ним прицепился? - спросила Ирина. - Что, скучно дурью целыми днями маяться? Шел бы лучше делом каким-нибудь занялся.
  На лавочке заржали еще громче, как будто Ирина рассказала им анекдот.
  - Было скучно, да вы нас повеселили. Женихи да невеста! А делами сама занимайся, если делать нечего, - тупо сострил Замотай.
  - Ну что, посмотрели. Пойдемте отсюда, - сказала Ира, и мы удалились под хохот и улюлюканье картежников.
  Со стороны мы, наверное, действительно смотрелись несколько комично. Шутка ли, но Ирина была выше нас как минимум на голову.
  - Ну что приуныли, - спросила она нас, приняв наше молчание за трусость. - Испугались?
  - Нет, - поспешно ответил Сережка. - Просто теперь очевидно, что такого... - он не нашел подходящего слова. - ...Замотая следует проучить непременно, чтоб до конца жизни помнил. Сама-то не боишься?
  - Я? - засмеялась Ирина. - Очень надо мне всякую шпану бояться. Это они бояться должны.
  - Ну, тогда есть у меня один план, но его можно только с твоей помощью осуществить. А потом расскажешь, как получилось и будем действовать дальше! - донельзя серьезным голосом сказал Сережка, как будто был генералом из фильма про войну.
  - Жду ваших приказаний, товарищ командир, - шутливо ответила Ира.
  И мы все дружно расхохотались.
  По Сережкиной идее Ирина должна была сегодня ночью прощупать Замотаевы страхи. Они жили в соседних квартирах на четвертом этаже. В двенадцать часов ночи Ирина, вооружившись половой щеткой, должна была постучать в окно Замотаевой комнаты из своего окна три раза, после чего затаиться и повторить эту процедуру через час. Учитывая, что в это время Замотаев имел обыкновение смотреть по видеомагнитофону свои любимые 'ужастики', эффект обязан был быть отменным. Главное, чтобы Ира себя ничем не выдала.
   На следующий день Ирина ждала нас в условленном месте. Мы даже не успели открыть рты, чтобы поздороваться, как она затараторила в лучших традициях всех девчонок мира.
  - Всю ночь не спал наш Замотаюшка! После того, как я в третий раз в полтретьего ночи ему постучала, так он и ходил по комнате всю ночь и свет у него горел до утра.
  - Третий раз? Мы же о двух договаривались. Смотри, еще сбежит куда-нибудь со страху и денежки тю-тю. Ты больше не самовольничай, - строго сказал ей Сережка, но, несмотря на серьезный вид, чувствовалось, что он едва сдерживается, чтобы не пуститься в пляс.
  Еще бы! Первый пункт плана был исполнен лучше некогда.
  - Ролики принесла? - спросил Сережка.
  - Вот они, - Ирина достала коньки из рюкзачка.
  - Справедливость требует жертв, - изрек Сережка, вынимая свой перочинный ножик.
  Он умело, будто всю жизнь только этим и занимался, вырезал на обоих коньках знаки в виде перевернутой звезды, черепа и кучу всяких непонятных символов.
  - Отлично, - сказал он, критически оглядев результаты своей работы. - Прямо как в компьютерной игрушке про Диабло.
  После этого он взял красный фломастер и разукрасил свои рисунки. Выглядели его художества теперь и впрямь жутковато. Казалось, что из разрезов на коже роликов выступила кровь. Ирина тоже явно была поражена его талантом, хоть и старалась не показать виду. Увидев наше удивление Серый махнул рукой.
  - Что я зря целые полгода в кружок народного творчества ходил. Вот и пригодилось.
  А я-то глупый смеялся, когда родители его туда записали! Помню, все подшучивал тогда, умеет ли он уже плести лапти.
  Сережка закончил издеваться над коньками и отдал их Ирине.
  - Ты только хромай поубедительней. Можешь даже всплакнуть для вида.
  - Есть, командир, - она шутливо козырнула ему. - Ладно, ребята. Я пошла.
  Нам оставалось только пожелать ей удачи. Храбрая девчонка!
   Кстати о девчонках. Все эти дни, прошедшие с момента нападения на автомобиль дяди Юры, что-то от Наташки Аникушиной нет никаких известий. Надо позвонить, узнать, не заболела ли, а то в нашем плане по запугиванию Замотая и ей была предусмотрена определенная роль.
  Аникушина взяла трубку сразу же, будто сидела возле телефона и караулила.
  - А это ты... Привет, - бесцветным голосом сказала она.
  - Ты чего такая унылая? Заболела? - заботливо поинтересовался я.
  - Да, нет, - Наташка явно была не настроена продолжать беседу.
  - А у нас тут кое-какие успехи есть, - похвастал я.
  - Это хорошо, - все тем же скучающим голосом ответила Наташка.
  - Рассказать?
  - Да, нет. Потом как-нибудь, - ответила она и повесила трубку.
  Что-то с ней явно было не так. И это при ее-то любопытстве, не захотеть узнать новости?! Это также невероятно, как снег в середине июля. Я набрал ее номер снова.
  - Аникушина, ты чего трубку бросаешь? У меня может к тебе дело важное есть.
  - Ну и что из этого? - продолжала выкрутасничать Наташка. - Иди к своей подружке да советуйся с ней. Я-то при чем?
  'Вот оно что!' - понял я. 'Да ты обиделась из-за Ирины. Взревновала, значит. Наверное, какая-нибудь добрая душа доложила, что у нас с Сережкой появилась новая подруга! Значит, и из-за меня девчонки могут мучаться!' Это открытие приподняло меня в собственных глазах.
  - К какой подружке? - невинно спросил я.
  - Сам знаешь! - огрызнулась Наташка. - К которой после школы бегаешь каждый день.
  - А ты про это откуда узнала? - продолжил свои расспросы я.
  - Аленка сказала!
  - Ах, Аленка! А не ты ли мне говорила, что Аленка у нас во дворе первейшая сплетница и врушка?
  - Ну и что? А чем же ты тогда после школы занимаешься? Портфельчик до дома подносишь, небось?
  Когда причина Наташкиной враждебности была выяснена окончательно, дальнейшая перебранка по телефону потеряла всяческий смысл. Так можно было и всерьез поссориться.
  - Знаешь что, Наташа. Выходи на улицу, и я тебе все расскажу. А потом решишь, кому верить мне или этой балаболке Алене. К тому же у меня действительно есть к тебе дело, - для пущей важности добавил я.
  - Прямо сейчас?
  - Прямо сейчас.
  Разговор с Наташкой получился одновременно и трудный и интересный. Не стану скрывать, что, описывая Ирину, мне пришлось, покривив сердцем, сказать, что она и несимпатичная, и голос у нее хриплый и одевается несовременно. В общем, когда Наташка успокоилась, я стал рассказывать, что нам предстоит сделать для успешного завершения всей этой суеты вокруг роликов. Наташка пришла в полный восторг и даже закричала и захлопала в ладоши, как маленькая. Я в свою очередь клятвенно пообещал взять ее на следующую встречу с Ириной. Сережка, когда узнал об этом, страшно разозлился и сказал, что мне совершенно ничего нельзя доверить, но было уже поздно. Слово не воробей, как говорится, вылетело, не поймаешь.
   Когда мы втроем пришли на встречу, Ира удивилась, но видимо, ей так не терпелось рассказать про свои приключения, что она даже не спросила, кто такая эта девочка (в смысле Наташка Аникушина).
  - Короче говоря, подхожу я к Замотаю. Ногу волоку вот так, - Ирина продемонстрировала, как именно она волочила ногу. - И говорю, мол, отойдем Пашка, разговор есть. Ну, он посмеялся, конечно, вдоволь, а потом отошли мы от его дружков, и я ему рассказала, что так и так. Каталась я на роликах, потом на меня как затмение нашло, и я упала. А ночью приснилось мне, что страшный голос приказывал отнести ролики владельцу, иначе худо будет. А проснулась когда, то на роликах вот эти рисунки обнаружила. Замотай побледнел, но марку-то держать нужно перед своими дружками. А может, говорит, у тебя Ирка крыша поехала? А я ему рисунки под нос тычу и спрашиваю, а это что по-твоему? Где ты эти ролики взял? Давай-ка мои денежки обратно и забирай свои коньки. Чего доброго еще угроблюсь на них.
  - А он что? - спросила Наташка.
  - А он и говорит мне, что знать ничего не знаю, нормальные ролики были. У знакомого купил. Однако видно по нему, что в руки их брать не хочет. Ну я тогда ему и сказала, может ты их украл у колдуна какого-нибудь или ведьмы? Он меня после этого психичкой обозвал и домой ушел быстренько.
  - Отлично! - потер руки Сережка. - Клиент созревает. Значит завтра наш выход.
  Встать в четверг пришлось раньше обычного на час. Родителям я наврал, что в школе нас ожидает какое-то внутриклассное мероприятие и всем надо прийти пораньше.
   К месту грядущего действа по запугиванию двоечника, хулигана и ворюги Замотаева Павла Батьковича мы подошли уже впятером. К акции возмездия решили присоединиться и жертвы вышеупомянутого шалопая, Танька с Маринкой. Сережка, конечно, сначала возражал, но потом согласился, что впятером мы произведем более жуткое впечатление, чем втроем с Наташкой.
  - Только, чур, никому не смеяться, - предупредил он нас, когда мы занимали свои позиции вдоль одной из дорожек безлюдного парка. - И не болтать, а то все пойдет коту под хвост. Все, готовность номер один.
  Ничего не подозревающий Павел Замотаев, король окрестностей и властелин подвалов, появился минут через десять. Он двигался бодрой походкой уверенного в себе человека, весело насвистывая какой-то незамысловатый мотивчик и беззаботно помахивая пакетом. Неподалеку, среди старых гаражей, его уже ждали дружки - соратнички по хулиганским проделкам и пакостям. Сейчас он придет, закурит первую за день сигаретку и...
  Неожиданно через парковую дорожку с нечеловеческим воем метнулась белая тень.
  - А? - произнес оторопевший Замотай вполголоса.
  И тут, словно услышав команду, белые тени засновали вокруг хулигана, завывая на все лады.
  - АААААААА!!!! Мааамаааа!!! - заорал тот во всю мощь своих легких, выронил пластиковый пакет и помчался назад.
  - АААААААА!!!! - еще долго разносился по парку его душераздирающий крик, распугивая птиц и белок.
  Мы свернули простыни и, поскольку делиться впечатлениями времени не было, с чувством выполненного долга разбежались по школам. День определенно начинался прекрасно!
  Тем временем, король дворовой шпаны Павел Замотаев по мере приближения к дому все больше превращался просто в испуганного мальчишку по имени Пашка. Вокруг были все еще сумерки, и ему мерещилось, что вот-вот из них вынырнут те самые белые призраки. 'Все! Досмотрелся ужастиков, надо завязывать. Говорили же мне родители', - билась в его голове одна-единственная мысль. В подъезде как назло было темно, Пашка хотел было обматерить неизвестных хулиганов, но вспомнил, что лампочку в подъезде разбил лично он, испытывая новый пневматический пистолет. Он махом взлетел на свой четвертый этаж и дрожащей рукой открыл дверь с пятой попытки. Дома Замотай включил свет, где только можно, даже в туалете с ванной и съежившись уселся на диван в зале. В обед к нему снова зашла соседка, Ирина Макарихина и снова потребовала, чтобы он взял ролики назад. 'Я к бабке одной ходила, - рассказала она. - Так бабка эта говорит, что нехорошие это ролики. Порча на них'. Пашке еле удалось выпроводить эту дуру с ее роликами. 'Смотри, пожалеешь' - пригрозила напоследок Макарихина, пока Пашка выталкивал ее за дверь.
   Заперевшись, он снова уселся на диван. Как ни странно, все его мысли теперь стали вертеться вокруг роликов. Ну точно! Неприятности начались именно с того момента, как он продал проклятые коньки этой дурехе. Может и вправду вернуть на место? Денег вот только жаль. На мотоцикл копятся...
   Несчастный Замотай не знал, что пока он мучался извечным русским вопросом 'что делать?', к нему уже подкрадывалась новая беда. Мы с Сережкой уже подготовили ему последний и самый неприятный сюрприз под названием 'Ужасный Карлик'. Изобрел его Костя, Сережкин брат, когда мы семьями отдыхали на турбазе. Мы все сидели вечером в домике и ужинали, когда в дверь постучали. Сережкин папа громко сказал: 'Входите, открыто'. За дверью молчок и опять стук. Сережкин папа еще громче: 'Входите, открыто'. Опять в ответ только стук. Ну, он не выдержал, кому приятно, когда его от еды отрывают. Пошел и распахнул дверь. А там! Сидит на крылечке карлик с длинными руками и ужасной мордой, и страшным голосом как рявкнет: 'Здрасте!'. Ну мы из-за стола кто куда дунули. Моя мама чуть в окно не выпрыгнула, например. Орут все, выход ищут. А карлик возьми да и сними маску, а под ней Костя. Он, шутник, присел на корточки и футболку на колени натянул. Вот вам и готов Ужасный Карлик. Мы потом с Сережкой на турбазе всех при помощи этого Карлика пугали, пока к нему не привыкли.
   Так что ждал Замотая очень тяжелый день. Особенно в его нынешнем подавленном состоянии духа.
  - Давай, Наташка, звони! - шепотом скомандовал Сережка, когда мы заняли свою позицию возле двери квартиры Замотаева.
  Наташка надавила кнопку звонка и быстро взбежала на пятый этаж.
  - Ну, кто там еще? - раздался из-за двери недовольный голос Замотая. - Опять ты со своими коньками? Надоела уже!
  Я чуть не засмеялся от такой догадливости. Правду говорят, что на воре и шапка горит!
  За дверью тем временем послышался шорох, она наконец открылась и на пороге предстал Замотай.
  - Кто тут... - начал он и осекся, опустив глаза вниз и увидев нас.
  Я все время до этого момента считал, что всякие там выражения 'побледнел как мел' и прочие являются выдумкой писателей, поэтому очень удивился, что все это оказывается чистая правда. Лицо Замотая из нормального приобрело цвет именно снежной белизны мела, а возможно даже белее. Из-за этого удивительного перевоплощения, я вместо запланированного гнусного смеха потустороннего существа, сказал 'ку - ку' и приветливо махнул рукой двоечнику. Сережка, не отступая от плана, все-таки сумел заухать как филин, хотя давился со смеху. Наташка, наверное, впилась зубами в перила, чтобы не засмеяться на весь подъезд.
  - Мааааамочки! - с этим воплем Замотай захлопнул дверь перед нашими носами и за дверью явственно послышался звук упавшего тела.
  Мы вскочили с корточек и что есть мочи понеслись вниз по лестнице, срывая на ходу маски. Я мертвяка, а Сережка Кинг - Конга. Наташка, прыгая через три ступеньки, бежала за нами. Хелловин удался как надо!
   Очнувшись, Замотай, достал из заветной копилочки деньги, полученные от Ирины и нетвердой походкой направился к ней домой. Когда та открыла, он буркнул.
   - Давай сюда коньки, вот деньги.
   - Что-то случилось, Паша, - невинным голосом осведомилась Ирина, прекрасно слышавшая и видевшая сцену с участием Ужасных Карликов через глазок в своей двери.
   - Все в порядке, - не моргнув и глазом, соврал тот. - Просто они мне самому понадобились.
   - Ты ж говорил, что малы.
   - Сестре двоюродной в деревню отдам, пусть катается, - вдохновенно продолжал врать Замотай. - Ладно, неси скорей коньки. Некогда мне.
  
  
  В пятницу утром (снова пришлось обманывать родителей про то, что надо пораньше в школу), я, Сережка, Наташка, Ирина, Маринка с Танькой, притаившись во дворе наблюдали, как к подъезду сестер крадучись пробирается одинокая фигурка Пашки Замотаева, жертвы своих же преступных наклонностей и любви к фильмам ужасов. Настороженно поозиравшись, нет ли вокруг кого, он кладет в кусты целлофановый пакет с роликами. И немедленно, почти бегом удаляется.
   - Все, занавес, - подводит итог Сережка.
  Маринка с Танькой бегут к пакету и достают оттуда ролики. После чего бегут обратно и начинают всех целовать. Сережка делает вид, что ему все равно, но я вижу, что ему тоже приятна благодарность девчонок.
  Потом мы расходимся по своим школам. Когда мы с Наташкой остаемся вдвоем, она тихо говорит.
  - Какие же вы молодцы все-таки.
  - Мы, и ты тоже, - поправляю ее я, и мы идем дальше.
  
  
  
   После всех этих событий, я вознамерился отдохнуть от приключений хотя бы в выходные. Однако Сережка Алдакимов не был бы собой, если бы позволил мне расслабиться. Этим же пятничным победным вечером он вызвал меня на разговор.
   - Ну что, теперь, когда ты выполнил свое обещание перед девчонками, ты готов?
   - К чему? - оторопело спросил я.
   - Понятненько... А я-то думал, что ты серьезный человек... - грустно сказал он. - Мы с тобой вроде в спецагенты готовиться собирались, если ты еще помнишь.
   - Ааа, это... - с облегчением выдохнул я. - А я-то думал... Конечно не забыл!
   - Вот и хорошо. Завтра начинаем практические занятия.
   - Это как?
   - Будем отрабатывать слежку за объектом, а потом раскручивать его.
   - Раскручивать?! - не понял я.
   - Ну в переносном смысле. Раскручивать, это значит узнавать о нем все. Где работает, где живет, с кем связан...
   - Здорово! - восхитился я. - А кого раскручивать будем?
   - Ну уж конечно не дядю Гену! - съязвил Сережка. - Просто выберем каких-нибудь подозрительных типов и будем за ними следить.
   - Так и по ушам можно схлопотать, - забеспокоился я.
   - Какой ты все-таки Мотька странный! Следить, это значит подсматривать незаметно, используя маскировку. Если будешь все аккуратно делать, то ничего твоим драгоценным ушам не грозит. Завтра с утра выберем на остановке пару человек понеприятней и отработаем. Лады?
   - Да, - уныло сказал я, чувствуя, как отдых, о котором я мечтал, заканчивается, не успев начаться.
   - Пойдем что ли в 'выбивалу' с девчонками сыграем, - неожиданно предложил он. - Покажем им, кто есть кто.
   - Побежали.
  До самого позднего вечера мы провозились во дворе, пока всех не начали звать домой родители. Во что мы только не играли! И в казаки-разбойники, и в прятки, и даже в чисто девчоночью игру 'классики'. Сережка, как не странно стал даже победителем в 'классиках', хотя на дух не переносит все эти девчачьи забавы. Для меня это был, наверное, один из самых счастливых вечеров в жизни. Разбегались мы по домам усталые, но на душе было спокойно и радостно.
   - Завтра в десять! - крикнул мне на прощание Сережка.
  Дома я быстро проглотил бутерброд с чаем и забрался в постель. Мне не спалось. Почему-то меня одолевали мысли о том, зачем люди вообще живут на свете. Ответа я так и не нашел, поэтому спал беспокойно, продолжая во сне думать об этом же.
   В девять часов утра я вскочил по звонку будильника и стал собираться на практические занятия по слежке.
  - Ты куда в такую рань? - сонным голосом спросила меня мама из спальни.
  - Некогда мам, спать. Дела зовут, - бодро откликнулся я, несмотря на то, что с удовольствием поспал бы еще.
  - Возьми что-нибудь там позавтракай, а то будешь весь день голодный, - сказав это, мама снова уснула.
  Я на скорую руку соорудил себе пару сандвичей и сунул в микроволновку. Один бутерброд я съел дома, а со вторым выбежал на улицу, кусая его на ходу.
  Сережка уже поджидал меня возле подъезда.
  - Привет, - протянул он мне руку. - Эх ты, желудок бродячий!
  - Мммммм, - оскорбленно замычал я, проталкивая в горло непрожеваннный кусок. - Я просто позавтракать не успел.
  - Дрыхнуть надо было меньше, соня. Ну что готов?
  - Всегда готов, - отозвался я.
  Для наблюдательного пункта мы избрали лавочку неподалеку от автобусной остановки. Как обычно, утром в выходной день, людей было немного и поэтому выбрать объект для слежки оказалось сложновато. На остановке стояли в основном бабушки с дедушками, явно направляющиеся на свои любимые огороды и дачи.
  - Даааа, - протянул Сережка на исходе второго часа ожидания. - Если никто не появится подходящий, то придется перенести на завтра.
  Едва мы собрались уходить, как на остановку одновременно подошли двое мужчин. Они коротко о чем-то переговорили, после чего один вручил другому небольшой сверток.
  - Наши люди, - удовлетворенно сказал Сережка. - То, что надо. Кого берешь?
  Я выбрал толстяка в спортивной куртке ярко-синего цвета, а Сережке достался высокий дядька в коричневой ветровке, который и передал толстяку сверток. Свой выбор я сделал в надежде, что полные люди не склонны к быстрому передвижению, а, следовательно, наблюдать за ними гораздо проще.
  - Как только разойдутся, двигаем! - приказал Сергей таким командирским тоном, что я не выдержал и ответил.
  - Йес, сэр! - именно так вопили компьютерные человечки в одной из моих любимых игр.
  - Вечером созвонимся! - и Сережка устремился вдогонку за своим объектом.
  Я, в свою очередь, 'повел' своего толстячка.
  Следующий час показал, как жестоко я ошибался насчет подвижности полных людей. Толстяк шпарил так, что мне порой приходилось переходить на бег. А тут еще как назло на улицах было безлюдно. Редкие прохожие смотрели на меня как на сумасшедшего, мол, нашел место, где пробежки устраивать. Мне оставалось только улыбаться всем детской беззаботной улыбкой, мол, где хочу, там и бегаю. Нам детям все равно, где бегать, лишь бы бегать.
  Хорошо еще, что толстяк не оглядывался, а то точно бы заинтересовался, что за малолетний дурачок скачет за ним уже который квартал.
  Когда я стал уже уставать, толстяк, наконец зашел в подъезд одного из желтых трехэтажных домов 'сталинской' постройки. Я проскользнул за ним и проследил, в какую именно квартиру он поднялся. К счастью, он открыл дверь ключами, и мне не пришлось гадать. Его ли это квартира или он просто пришел к кому-нибудь в гости. Я запомнил номер квартиры и вышел из подъезда. В старых домах есть очень интересная традиция - на подъездах висят таблички с номерами квартир и фамилиями проживающих в них жильцов. Так, так, квартира ? 35 - Жучковский А.В. Я выучил фамилию и с чувством исполненного долга отправился домой.
  Мамы с папой дома не было, наверное, отправились на рынок за продуктами, и я смело сел за компьютер. У папы была записана одна здоровская программа-справочник по жителям города, которая помогала узнать год рождения, номер телефона и адрес. Мы с Сережкой иногда баловались с ней, придумывали разные замысловатые фамилии, а потом смотрели, нет ли таких людей в самом деле.
  Жучковского не было ни одного! Это было тем более удивительно, что разных там дураковых, уродовых и прочих было хоть отбавляй! В квартире по указанному адресу проживала какая-то бабушка по фамилии Волкова, 1923 года рождения. Вот такие пироги!
  Правда, справочник зачастую выдавал ложную информацию. Так, например, по нему выходило, что Наташке Аникушиной уже сорок с лишним лет, а Сережка родился 1-го января, хотя каждый знает, что он родился в мае!
  Однако вывеска на доме была старая, значит Жучковский живет там давно, если не с самого рождения. Вот так загадка!
  Я позвонил Сережке.
  - Да, алло, - сказал он расстроенным голосом. - Ты представляешь, я его потерял!
  - Кого? - спросил я.
  - Да 'объект' свой! Такое ощущение, что он оторвался специально.
  - От чего? - чувствуя себя глупо переспросил я.
  - От меня!!! - заорал Сережка. - Ты взаправду такой или только прикидываешься?
  - Прикидываюсь, - успокоил я его. - Ты послушай лучше мою историю.
  Сережка внимательно выслушал рассказ про мои похождения.
  - Ничего странного, вечно эти справочники врут.
  - А табличка как же? Тоже врет?
  - Ну это легко проверить. Надо сходить в эту квартиру и спросить, не живет ли тут Волкова. Может Жучковский сын ее или внук.
  - Ты же сам говорил, что мы должны скрытно действовать! А тут что, зайти и спросить просто-напросто? Я же себя рассекречу.
  - Ни фантазии у тебя, Мотька, ни ума! Зачем самому ходить? Пошли вон Наташку Аникушину. Девчонки всегда меньше подозрений вызывают.
  - А она что скажет?
  - Да пусть скажет, что она из отряда, который старикам помогает, и ее от школы послали выяснить, не нуждается ли Волкова в какой-либо помощи. Все за тебя думать приходится!
  - Понял, спасибочки.
  Наташка согласилась выполнить мою просьбу сразу же.
  - А зачем это? - только и спросила она.
  - А вот это пока секрет. Ты, главное, не рассказывай никому.
  - Ладно, а когда узнать можно будет, что за секрет?
  - Этого я и сам не знаю, - вздохнул я.
  С заданием Наташка справилась на 'отлично', о чем и доложила мне на следующий день.
  Она заявилась в квартиру к этому Жучковскому при полном параде, в школьной форме с белым фартуком, которую одевала в школу лишь на торжественные мероприятия.
  - Ну, открыл он мне дверь, - рассказывала она. - Увидел, аж глаза на лоб полезли от удивления. А я ему прямо в лоб, гражданка Волкова здесь проживает? Он еще больше глаза вытаращил, какая-такая гражданка, я здесь один живу. А ты кто девочка, собственно, будешь? Я ему давай заливать про помощь пожилым людям, что мне поручили взять на себя заботу о Волковой. Он поудивлялся, все про каких-то 'тимуровцев' спрашивал. Потом стал рассказывать, что сам в детстве был в 'тимуровском' отряде. В общем, поговорили о том, о сем. Не слышал он ни о какой Волковой, короче говоря.
  - Ясненько, - разочарованно сказал я. - Спасибо, ты мне очень помогла. А ничего необычного ты в его поведении не заметила? Может, волновался он, нервничал при имени Волковой.
  - Нет, спокойный он был как танк. А ты что, думаешь, он эту Волкову того... - и она шепотом добавила. - Я в одной передаче недавно видела. Убил, а мясо на пирожки...
  - Да нет, - раздосадовано отмахнулся я. - Ничего я уже не думаю. Скажешь тоже, на пирожки. Телевизор больше смотри, там и не такое покажут.
  - Да ну тебя, - надула губы Наташка. - Я тебе помочь хочу, версию выдвинула. Хоть бы спасибо сказал.
  - Спасибо, - я отвесил ей шутливый поклон. - Довольна теперь?
  Наташа ничего мне не ответила и убежала к своим подружкам. Она мои остроты почему-то на дух не переносит.
  Так как Сережка упустил свой объект, то мы решили поочереди выслеживать Жучковского. Причем по этому поводу у меня появились очень интересные мысли, которыми я и поделился с Сережкой.
  - Смотри Сережка, какая все-таки жизнь интересная штука. Вот жил себе Жучковский не тужил. Ты бы обратил на него внимание, если бы просто увидел на улице, среди других людей?
  - Конечно, - сказал Сережка убежденно. - У него же на лице написано, что он что-то скрывает. И глазки бегают.
  - А я вот думаю, что если бы мы его не выбрали для тренировки, то ничем бы он для нас не отличался от остальных толстых дядек. Он же обычный совсем. А тут мы его случайно выбрали, и он для нас уже как преступник, или шпион, хотя, заметь, ничего подозрительного он до сих пор не сделал.
  - Как не сделал? - изумился Сережка. - А пакет? А Волкова?
  - Волкова может быть действительно ошибкой компьютера. А пакет... Что тут, собственно, подозрительного? Ну передал один знакомый другому видеокассету или книгу, а мы уже вообразили невесть что.
  - Ты прав, - признал Сережка после некоторого молчания. - Но если уж начали на нем тренироваться, то не бросать же на полпути.
  - Хорошо, только давай не подозревать его в разной ерунде, скорей всего это обычный нормальный человек. Да и Наташка в нем ничего плохого не заметила. Давай лучше думать, что мы его должны незаметно охранять.
  - Давай, - хмуро сказал Сережка. Уж очень ему не хотелось мириться с мыслью, что Жучковский не агент иностранной разведки или, на худой конец, какой-нибудь жулик, находящийся в розыске.
  Про Жучковского мы за это время мы за это время выяснили немногое. Работал он в здании желтого цвета с вывеской 'Научно - Исследовательский Институт'. Когда мы попытались проникнуть вовнутрь, нас выпроводил строгий вахтер, посоветовав выбирать для своих детских игр более подходящие для этого места.
   Когда я после этого спросил у папы, кем может работать человек в Научно-исследовательском институте, он сначала почесал в затылке, а потом спросил.
  - Зачем тебе это, сын? В науку решил податься? Ты же моряком собирался стать последнее время.
  - Просто интересно, - промямлил я, думая как бы поскорее закончить разговор с папой.
  - Хорошо. А какой именно Научно-исследовательский институт тебя интересует?
  - Как какой, - удивился я. - Просто НИИ.
  - Ясно, - засмеялся папа. - У нас в городе этих НИИ, наверное, штук десять и все работают в разных направлениях. А человек в НИИ может работать инженером или научным сотрудником. Может лаборантом или, скажем, директором.
  - Спасибо, папа. Я думал, что институт это что-то вроде школы, только для тех, кто школу уже закончил. Что в институте как в школе учителя и ученики.
  - Это, Матвей, в обычных институтах так. Там, действительно, есть преподаватели и студенты. А в НИИ одни, можно сказать, преподаватели.
  - И кого же они учат?
  - Друг друга, - рассмеялся папа. - Не забивай себе голову всякой всячиной. Иди лучше уроки делай.
  Вот такие дела! А мы с Сережкой все в толк взять не могли, почему возле института не видать молодых студентов. Мы-то от них надеялись узнать, что за жук этот Жучковский. Теперь, когда надежды на этот план рухнули, нам только и оставалось, что глупо следить за 'объектом', занося в тетрадку сведения об его жизни. Записи наши, надо сказать, не отличались разнообразием. Жучковский был на редкость необщительным человеком и упорным домоседом.
  Вообще в нашей ситуации самым тяжелым было то, что следить за 'объектом' мы имели возможность только вечером, так как нам приходилось помимо этого еще и ходить в школу. Мы даже место работы Жучковского узнали совершенно случайно. Просто наш класс как-то пораньше отпустили домой с уроков и я застал Жучковского, когда он возвращался, по-видимому с обеденного перерыва, на работу. Так мы и узнали про таинственный НИИ.
  Теперь мы каждый вечер, ровно в пять часов, дожидались Жучковского возле института и провожали до дома. Родителям, для того, чтобы объяснить наши ежедневные отлучки с пяти до семи, мы рассказали, что записались в секцию легкой атлетики. Из-за этого приходилось постоянно таскать с собой сумки с кроссовками и спортивной формой. После работы, Жучковский обычно направлялся домой, лишь изредка заходя в магазины. Потом мы 'отбывали' положенный срок во дворе его дома и возвращались домой.
  Первым не выдержал, как ни странно, Сергей. Во время очередного дежурства, он сказал мне.
  - Все, хватит! Если в пятницу все будет по-прежнему, то надо прекращать это занятие. Будем считать, что тренировка окончена.
  - Правильно! - с энтузиазмом поддержал его я. - А то я уже как-то стал задумываться, так ли уж здорово быть секретным агентом.
  - Не раскисай, - хлопнул меня по плечу Серый. - Скоро займемся настоящим делом. Зато терпению научились!
  Лучше бы мы прекратили свое бесполезное наблюдение сразу же после этого разговора в четверг!
  В пятницу мы по заведенному порядку встретили Жучковского и 'повели' его к дому. Настроение у нас было приподнятое, как перед каникулами. И то, шутка ли, две недели только и делали, что убивали свое время под его окнами.
  - Сегодня до семи не будем сидеть, - сказал Сережка. - А то в полседьмого по телевизору будут новый фильм про мутантов показывать.
  - Конечно! И агенты должны иметь выходные! - горячо поддержал его я.
  Мы уселись на лавочке во дворе и стали обсуждать, чем займемся дальше. Сережка был за то, чтобы мы начали изучать карате, а я склонялся к тому, чтобы начать тренироваться в обращении с оружием. Потом мы перешли на компьютерные игры, продолжив наш старый спор о том, что круче 'стрелялки' или 'стратегии'.
  - В них же думать не надо! Пали направо и налево! - горячился я, отстаивая свои любимые стратегические игрушки. - А тут все планировать надо, развиваться.
  - А реакция, а скорость! - не соглашался Сережка. - Твои 'стратегии' то же самое, что в солдатиков играть. А тут ты сам за себя.
  - Эй, мальки! Кто тут сам за себя? - раздался за нашими спинами противный голос, не предвещавший ничего хорошего.
  Голос, как две капли воды был похож на голос нашего недавнего знакомца Замотая. Мы обернулись. Перед нами стояли трое мальчишек, которых, даже не имея воображения можно было принять за клонов-близнецов Замотаева.
  'Вот влипли', - подумал я и не ошибся.
  - Че вылупились? - спросил один из мальчишек, по-видимому, местный вожак. - Вы чего без спросу по чужим дворам шляетесь?
  На этот незамысловатый вопрос лучшим ответом могло быть только молчание, но Сережка решил объяснить мальчишкам, что мы тут совершенно случайно и немедленно уйдем.
  - Куда это вы уйдете? - ощерился вожак. - Сначала выкуп давайте.
  - Кккакой выкуп? - пробормотал Сережка, не понимая, шутит тот или нет.
  Дело в том, что район, где мы с ним живем, считается довольно-таки благополучным, и подобные типы у нас как-то не заводятся.
  - Какой выкуп? - расхохотался клон Замотая. - 'Бабки' гоните, сигареты! Тупые что ли?
  - Нет у нас денег, - потерянно сказал мой друг, а я добавил. - И мы не курим.
  - Так сейчас закурите, - пообещал нам со злобной ухмылкой 'вождь апачей' и выплюнул в нашу сторону жвачку.
  
  Бежать было бесполезно, наши противники были старше нас, тем более у нас с собой были сумки со спортивной формой. Вожак шагнул к Сережке и ударил его ладонью по уху. Только вот Сережки там уже не было. Не зря тот в течение года занимался дзюдо. Он легко уклонился от удара и схватил обидчика за одежду, намереваясь провести один из приемов. Увы, если уклоняться от ударов он научился, то научиться нападать не успел. В общем, вожак ткнул его кулаком в живот, и Сережка упал на землю, глотая воздух, как вытащенная из воды рыба. Я с ужасом смотрел на него и даже не заметил, как один из нападавших приблизился ко мне и изо всех сил толкнул в грудь. Через мгновение я валялся на земле рядом с Сережкой. Мы были разгромлены в пух и прах.
  - Отдохните пока, - процедил вожак. - А мы пока посмотрим, что у вас в сумках.
  Это было совсем плохо. Конечно, у нас с Сережкой лежали в сумках вовсе не 'адидасы', но дворовая шпана могла позариться и на то, что было. Один из пацанов открыл мою сумку и с брезгливой гримасой начал выбрасывать мои вещи на землю. В это время остальные двое внимательно наблюдали за нами и пресекали все наши попытки подняться с земли.
  - Ну и барахло, - потрошитель сумки пнул мои кроссовки.
  Я до глубины души был оскорблен этим замечанием, но благоразумно промолчал. К тому же в голове мелькнула успокоительная мысль о том, что может быть все обойдется, и их не заинтересуют наши пожитки.
  Тем временем Сережкины вещи так же перекочевали из сумки на землю.
  - Че, мальки, ничего поприличней нет у вас? - спросил вожак.
  Видно, что он весьма недоволен своей добычей.
  'Сейчас нам еще врежут по разку и отпустят', - подумал я. - 'Хорошо, что вещи не забрали'.
  Я ошибся.
  - Вещички, конечно, пакостные, - подвел итог предводитель. - А вот сумки очень даже неплохие. В киоске на пиво поменяем, по любому.
  Эта нехитрая мысль явно понравилась его подчиненным. Они широко заулыбались в предвкушении выпивки. Мы же с Сережкой, наоборот, расстроились донельзя.
  - Не надо, - жалобно заныл я. - Пожалуйста, отдайте сумки. Мы вам деньги завтра принесем.
  - Заткнись, - оборвал меня вожак. - Радуйтесь, что я сегодня добрый, поэтому гуляйте отсюда. Мика, - обратился он к парню, который обыскивал сумки. - Дай им по 'лещу' на дорожку. Чтоб веселей домой скакалось.
  От досады и собственного бессилия по моему лицу потекли слезы.
  - Вот гады, - с ненавистью прошептал Сережка.
  Однако вожак его услышал и спокойно приказал.
  - По два 'леща', Мика.
  Мика подошел ко мне, и я закрыл глаза, ожидая 'леща'.
  - Ай, больно! - неожиданно тонким голосом заверещал он. - Отпустите, ай, ай!
  - Что ж ты, негодяй, над младшими издеваешься. Храбрый очень? Что ж ты к тем, кто сильнее не пристаешь?
  Я открыл глаза. Несчастный Мика склонился в нелепом поклоне, а за его спиной стоял какой-то мужчина, выкручивая ему руку. Вожак и второй хулиган взирали на эту картину, отбежав на безопасное расстояние.
  - Бооольно, дяденька! - подвывал бедный Мика, но незнакомец, казалось, его не слышал.
  - Собирайте вещи и марш домой, - сказал он нам. Эти у вас больше ничего не взяли?
  Мы с Сережкой молча помотали головами, ошеломленные неожиданным спасением.
  - Вы, ребята, следующий раз для игр другое место выбирайте, - посоветовал он, глядя, как мы собираем свою легкоатлетическую амуницию. - А с тобой мы еще побеседуем, - пригрозил он Мике, который от боли уже не выл, а тихо шипел сквозь зубы.
  - Спасибо, дяденька, - поблагодарили мы своего спасителя и почти бегом кинулись в сторону дома, опасаясь, что вожак, опомнившись от поражения, еще вздумает устроить погоню, чтобы отомстить.
  Когда мы были уже возле дома и перешли на шаг, Сережка вдруг задумчиво сказал.
  - А ведь это он был.
  - Кто? - я даже запнулся. - Кто он?
  - Да дядька этот, который нас спас. Я за ним следил. Он еще от меня 'оторвался' ловко.
  - Правда? - я был удивлен тому, как все-таки все в жизни взаимосвязано.
  - Надо было бы дождаться, вдруг у них с Жучковским конспиративная встреча... - мечтательно сказал Сережка.
  Этого я уже не выдержал. И так день неудачный выдался, а тут еще Сережка со своими нелепыми подозрениями. Я взорвался.
  - Тебе мало что ли, Алдакимов! Мне кажется, что ты с этим спецагенством совсем с ума сошел! Человек нас спас, а ты все за свое! Выследить, разнюхать! Надоело уже! И так ясно, что это хороший человек! Не было б его, сейчас бы наши сумочки уже тю-тю. Шпионы ему за каждым углом мерещатся! И так с твоими идеями постоянно в истории попадаем!
  Сережка молча выслушал меня. Мне показалось, что у него в глазах заблестели слезы.
  - Значит так? Значит вот ты какой друг? - приглушенным голосом спросил он. - Ладно, тогда прощай!
  И ушел, не оглядываясь в свой подъезд, а я остался, уже понимая, что зря я все это наговорил и надо Сережку догнать и объяснить что я это не со зла. Однако я этого не сделал, потому что я тоже гордый.
  Дома мне не хотелось ни играть в компьютер, ни смотреть телевизор. Хотелось забиться под одеяло с головой и плакать. Промучившись несколько часов, я принял решение позвонить Сережке и помириться. Но оказалось, что уже слишком поздно и я отложил нелегкий разговор назавтра.
  Полночи я обдумывал, что сказать завтра Сережке. Сам с собой спорил и доказывал. Так и уснул.
  Вскочил я не свет, не заря и сразу побежал к телефону звонить своему другу. По телефону мне ответил заспанный голос Сережкиной мамы.
  - Это ты, Мотя? А Сережи нет, он еще в семь часов убежал. Сказал, что на футбол. А ты чего не пошел?
  - Проспал, - сокрушенно ответил я. - Извините, тетя Нюра.
  Конечно, никакого футбола сегодня не было, просто обиженный Сережка куда-нибудь отправился без меня, чтобы я потом завидовал. Он всегда так делал, когда мы ссорились. После ссор он рассказывал, какие здоровские приключения у него были и как жаль, что меня с ним не было. Ладно, эту неприятность мы переживем. Я набрал номер телефона Наташки Аникушиной.
  - Привет!
  - Привет, - удивленно сказала она. - А я-то думала, что ты в это время спишь еще.
  - Чем сегодня занимаешься, - проигнорировал я это ехидное замечание.
  - Да вот, собирались с девчонками сегодня в парк сходить. Там праздник будет, какая-то фирма свое пятилетие справляет.
  - Здорово! Можно с вами? Девчонки не против будут?
  - Неужели! Ты же теперь у нас во дворе герой, после того как ролики нашлись.
  - Это точно, - важно сказал я. - Тем более, должен за вами кто-то присматривать. В городе неспокойно, криминальная обстановка, понимаешь ли...
  О том, что вчера вечером я сам стал жертвой этой самой криминальной обстановки, я умолчал. Вот если бы мы вчера сами с Сережкой хулиганов приструнили, тогда бы я соловьем разливался. А так гордиться было, честно говоря, нечем.
   Народа в парке было не продохнуть. Празднующая фирма не поскупилась на развлечения. Всюду звучала веселая музыка, под открытым небом выступали цирковые артисты, на качели-карусели был бесплатный вход. Ощущение было такое, что празднуется Новый Год, только осенью, без елки и Деда Мороза. Нас было восемь человек, поэтому мы быстро заняли очередь на все аттракционы и развлекались, переходя с одного на другой, практически без перерывов. Я даже устал, хотя как можно устать кататься на разных космических ракетах, пиратских кораблях и прочих занимательных вещах. Посетили мы также зал кривых зеркал, где вдоволь покорчили рожи. Особенно мне понравилось одно зеркало, которое отражало тебя так, будто у тебя огромная голова и малюсенькое туловище. Меня девчонки чуть не за шиворот оттащили!
   Денек удался на славу. Настроение мое омрачилось лишь тогда, когда, доедая третье или четвертое по счету мороженое, я вспомнил о своем друге. Где ты Сережка? Мне почему-то представилось, как он, одинокий, брошенный своим другом (в смысле мной), сидит на берегу маленького заброшенного пруда и печально бросает в воду камни. Бедный Сережка! Эта картина так ярко встала перед моими глазами, что я чуть не прослезился от жалости к нему. Однако уже через пару минут, мы с Наташкой бежали наперегонки, чтобы занять место в очереди в 'Замок Ужасов'. Я уже бывал в этом аттракционе не раз и знал, когда и где будут пугать, а вот Наташка впервые попала в подобное место. Я вволю натешился в самые страшные моменты то дергая ее за волосы, то хватая за руку. Каждый раз она издавала пронзительный визг, который подхватывали все девчонки, находившиеся в тот момент в 'Замке'. Повеселился я от души. Правда, на выходе я позабыл про одного коварного скелета, который выпадал из гроба и сам заорал от неожиданности.
   Домой мы возвращались вечером. В ушах все еще звучала музыка, а во рту стоял привкус пепси-колы, которой я выпил в этот день, наверное, больше, чем за всю предыдущую жизнь.
  Как ни странно, у моего подъезда меня поджидал Сережка. Вид у него был какой-то растрепанный, но довольный. 'Ага, - подумал я, - Сейчас начнет заливать, как он чудно провел время. А я ему как выдам рассказ про праздник в парке! Обзавидуется!'
  Наташка попрощалась со мной и понеслась домой.
  - Ну и где ты был? Я тебя уже полтора часа жду, - с ходу спросил меня Сережка тоном нашей классной руководительницы, когда она встречала прогульщиков и опоздавших.
  Весь мой рассказ про веселье в парке, специально заготовленный для Алдакимова, почему - то мигом вылетел у меня из памяти и я коротко сказал.
  - В парке.
  Сережка как коршун налетел на меня.
  - Он, видишь ли, по паркам прохлаждается с девчонками, а его товарищ должен в это время за двоих работать!
  Несмотря на его, якобы разъяренный вид, я понял, что на самом деле Сережка ужасно рад, что ему пришлось работать за двоих.
  - Ты знаешь хоть, где я был? - победно спросил он.
  Я пожал плечами, все еще удивленный его странным поведением.
  - Я был у Жучковского! - он посмотрел на меня так, будто от этого сообщения, я должен был сделать стойку на ушах.
  - Ну и что, - я снова пожал плечами. - Мы же вчера договаривались, что прекращаем...
  - Слушай и не перебивай! - потребовал он, прервав меня. И начал рассказ, от которого мои глаза становились все более круглыми.
   История, поведанная Сережкой, любому человеку показалась бы невероятной. Но так как я был участником предыстории, мне только и оставалось, что слушать с открытым ртом.
   С самого утра Сережка пошел дежурить к дому Жучковского, несмотря на то, что мы решили прекратить наблюдение. Прокараулив пару часов, он уже собрался было идти домой мириться со мной, когда неожиданно услышал громкие звуки сирен. Во двор въехали автомобили 'Скорой помощи' и милиции.
  - Народищу из них высыпала тьма! - делился со мной он. - Милиционеры с автоматами, в бронежилетах, санитары с носилками. И все в подъезд бегом. Прохожих собралось вокруг машин, наверное, полгорода. Я, естественно, домой идти расхотел, а полез поближе, интересно все-таки, что случилось. А через час на носилках Жучковского вынесли. Я думал сначала, что он раненый. А он мертвый!
  - Как мертвый? - растерянно переспросил я. - Он же еще вчера живой был...
  - Был, да сплыл. Говорю же , мертвого вынесли его.
  Для меня это известие было ужасным. Еще вчера, мы с Сережкой видели совершенно здорового человека. Еще ругали между собой его за то, что он такой шустрый и мы еле поспеваем сопровождать его. И вот на тебе.
  - А ты? - спросил я.
  - Что я? В толпе стоял вместе со всеми.
  - А милиция?
  - Слушай, Некрылов, хватит задавать дурацкие вопросы. Ты мне самое интересное не даешь рассказать. В общем, Жучковского вынесли и положили в 'Скорую помощь'. Тут из дверей вышел один из милиционеров, достал блокнот и начал выспрашивать, кто знал покойного, не заметил ли чего подозрительного.
  - И ты все выложил? - не удержался я.
  - Я сейчас замолчу, и ты больше ничего не услышишь, Мотька! - с угрозой сказал Серый.
  - Молчу, молчу ... - я демонстративно прикрыл рот обеими руками.
  - Я поближе к милиционеру начал пробираться через толпу. Вот, думаю, сейчас как рассскажу ему все, что знаю. Только приготовился, смотрю, а за спиной милиционера мужик этот стоит среди людей.
  - Какой мужик? - спросил я.
  - Некрылов, ты настоящий тугодум! - с чувством сказал Сережка. - Тот мужик, за которым я следил, а он нас потом от хулиганов защитил.
  - Ого! - вырвалось у меня. - Так ты бы подошел к нему, может он не слышал, что милиционер показания собирает.
  - Да все он слышал! Но делал вид, что знать не знает никакого Жучковского.
  - Так ты бы милиционеру сказал про него.
  - Ага! - с досадой произнес Сережка. - Чтобы меня потом как Жучковского из подъезда на носилках вынесли. Спасибо, друг Мотька, за добрый совет.
  - Даааа, дела!
  - Я, в общем, скорее назад и за одну тетеньку спрятался. Милиционер еще порасспрашивал всех, но оказалось, что никто ничего не видел и не слышал подозрительного. После, через полчаса все расходиться стали. Я за этим мужиком решил проследить. Нет, думаю, не уйдешь от меня на этот раз. Живет далеко он, пришлось на автобусе ехать. Вот адрес, посмотри, пожалуйста, по компьютеру.
  Я взял бумажку, которую протянул мне Сережка, потом подумал еще немного и протянул ему ее назад.
  - Слушай, Серый, это ведь уже не игрушки. Ничего я не буду в компьютере смотреть. Бери свой листочек с адресом и иди в милицию. Человека убили, а ты все никак не поймешь, что не детское это дело, с убийцами в сыщиков играть. Если хочешь, я с тобой в милицию пойду. Прямо завтра.
  Сережка недовольно нахмурился. Не ожидал от меня такого, думал, что я, сломя голову побегу бандитов ловить.
  - Значит, Мотька, ты опять за свое. Ну пойми же, что может быть это наш единственный шанс проявить себя. Ты не представляешь, какая это удача, что мы выбрали для тренировки этих людей. Ну давай, немножко порасследуем, узнаем побольше и сразу в милицию. Сейчас мы им что скажем? У нас же никаких доказательств нет, что Жучковский с тем дядькой вообще знаком был. Да над нами только посмеются в милиции и прогонят. А если мы что-нибудь важное узнаем, то нас, может быть, даже наградят. Да нас потом не только в специальные агенты взять могут, а даже...
  Сережка намеренно замолчал, давая мне самому додумать, кем мы можем стать в будущем, если самостоятельно разоблачим преступника. Я подумал и даже заулыбался от радужных перспектив. Умеет Сережка задеть за живое.
  - А, Мотька? - просительно протянул Сережка. - Давай хоть узнаем, кто такой этот знакомый Жучковского.
  И я сдался. В голове уже сложилась яркая картинка того, как нас с Сережкой награждает сам президент, а 'математичка', влепившая мне недавно 'тройку', плачет и рвет на себе волосы, проклиная себя за недальновидность. И, конечно, Наташка Аникушина с цветами и восхищением в глазах. Все эти упоительные видения в одно мгновение пронеслись перед глазами, и я, встряхнув головой, сказал.
  - Ладно, я согласен!
  - Спасибо, Мотька. Я в тебе нисколечко не сомневался. - Сережка крепко пожал мне руку. - Значит с завтрашнего дня мы с тобой снова на задании.
  Дома я еще раз обдумал идею Сережки и пришел к выводу, что если мы будем действовать осторожно, то ничего опасного в ней нет. А так, может, и действительно прославимся. Часы именные точно подарят. В кино, во всяком случае, таким отважным мальчишкам всегда дарят именные часы за поимку преступников.
  Сны мне снились преотличные. Только я их не запомнил. Проснувшись, я вспомнил о Сережкином поручении и побежал к компьютеру. Через пять минут я уже знал имя нашего спасителя. Вишняков Александр Евгеньевич, тридцати девяти лет от роду. На всякий случай я так же переписал его телефон и паспортные данные. Позавтракав, я связался с Сережкой и доложил о том, что узнал.
  - Отличненько, - промурлыкал Алдакимов в трубку. - Сегодня поедем, проведаем старого знакомого.
  Вишняков жил примерно в тридцати минутах езды на автобусе от нашего дома. Это было очень неудобно, и я не представлял себе, как мы сможем следить за ним. Все-таки мы были не на каникулах, когда можно позволить не думать себе об уроках.
  - Не беспокойся, придумаем чего-нибудь, - беспечно отмахнулся от меня Сережка, когда я рассказал ему о своих опасениях. В этот момент он был похож на Карлсона, обещающего Малышу сто тысяч люстр и паровых машин.
  - Ты придумаешь, пожалуй, - тоскливо сказал я. - Тебе бы в правительстве работать с твоими придумками. У нас тогда бы не страна была, а цирк полный.
  - И чем плохи мои идеи? - взвился Сережка. - Я никогда не ошибаюсь в отличие от тебя!
  Так переругиваясь, мы и доехали до нужной остановки. Район, где проживал гражданин Вишняков, мне не понравился сразу же. Серые одинаковые многоэтажки, расположенные на пустыре. Ни травы, ни деревьев, сплошной асфальт и грязь.
  - Как здесь только люди живут, - сказал я Сережке. - Я бы тут повесился со скуки.
  - Ничего ты не понимаешь, Мотька, - назидательно произнес Сережка. - Здесь люди не живут, а выживают.
  - Замучил ты уже своими присказками, Алдакимов. Где ты их только нахватался?
  - Где нахватался, там их уже нет, - ловко парировал Сережка.
  Вишняков жил в доме, который не чем не отличался от своих собратьев. Такой же серый, неуютный и некрасивый. В подъезде противно воняло кошками, на лестнице валялись разнообразные бумажки, окурки, жестяные банки и другой мусор. У нас в доме тоже было так, пока жильцы сообща не решили эту проблему - поставили домофон и наняли уборщицу. Здесь жильцы, по-видимому, были под стать своим уродливым домам.
  Мы поднялись на лифте на шестой этаж, квартира же 'объекта' находилась на седьмом.
  - Будем здесь ждать, - решил Сережка. - На улице опасно, он нас в лица мог запомнить, когда хулиганов гонял. Еще заподозрит неладное, а спрятаться там негде.
  Мы присели на корточки и стали ждать. Я от скуки принялся читать всякие интересные надписи, которые густо покрывали не только стены лестничной площадки, но даже потолок. В основном это были ругательства, названия музыкальных групп и просто имена. Но, иногда, встречались и целые письма, из которых можно было многое узнать об отношениях среди подростков этого подъезда.
  Сережка, пока я изучал местное настенное творчество, был погружен в какие-то размышления. Это меня очень тревожило. Обычно он, после того, как пораскинет мозгами, выдавал такое, что не укладывалось ни в какие рамки. Так случилось и в этот раз.
  - Мотька, знаешь, у меня тут одна мысль есть...- задушевно начал он.
  - Мы же договаривались, - напомнил я. - Никаких идей!
  - Послушай сначала. Что если мы у него ключи стащим и обыск в квартире проведем?
  Я ужаснулся. Мало того, что меня с детских лет приучали, что воровать нехорошо. А тут Сережка еще и в чужую квартиру предлагает залезть.
  - Ты сдурел что ли? - прямо заявил я ему. - Как ты себе это представляешь?
  - Что-нибудь можно выдумать, - таинственно сказал он. - Так ты согласен?
  - Даже не думай! Я из-за тебя только и делаю, что в неприятности попадаю. А так мы наверняка или в тюрьму угодим или еще чего похуже, - я выразительно провел ладонью по горлу.
  - Жаль, - опечалился Сережка. - У него в квартире мы бы точно нашли бы что-нибудь важное.
  Я промолчал, давая понять, что на эту тему я даже разговаривать не намерен. Кем, кем, а взломщиком я становиться не собирался. Я думал, как бы получше объяснить это Сережке, как неожиданно наверху раздался звук открывающейся двери и послышались шаги. Мы вскочили с корточек и спрятались за мусоропровод. Шаги приближались к нам.
  - АААА! - раздался визгливый женский голос. - Попались наркоманы проклятые! Весь подъезд испоганили! Я вам сейчас покажу, как пакостить в чужом подъезде! Милиции на вас нет!
  Мы выскочили из нашего укрытия. Перед нами стояла тетка в ярком оранжевом халате с нарисованными драконами и мусорным ведром в руке.
  - Тетенька, мы не наркоманы, - пропищал Сережка, всем своим видом показывая, что мы всего лишь дети, которые решили поиграть в подъезде.
  - Ты еще издеваешься, сопляк! - заорала она как дракон и протянула к нам свободную от ведра руку. - А если за ухо?!
  Мы ловко прошмыгнули мимо нее и, перескакивая через три ступеньки, помчались вниз, сопровождаемые ее оглушительными криками.
  - Вот дура, - сказал мне на улице запыхавшийся Сережка. - Да ее саму в милицию надо, чтобы на детей не нападала. Или в больницу для психических. Она не видит, что ли, что мы вовсе на наркоманов не похожи. Даже возрастом маловаты.
  Я промолчал, так как в это время мимо нас прошел мальчишка, гораздо младше нас, но уже с сигаретой в зубах. Мальчишка окинул нас презрительным взглядом и сплюнул себе под ноги.
  - Ну, она же не знала, что ты великолепный Сергей Алдакимов, всем ребятам пример, - заступился я за тетку. - У тебя же на лбу не написано. Вот она и подумала, что ты вроде того, - я кивнул вслед мальцу с сигаретой.
  Сережка не успел мне ответить, так как из подъезда вышел никто иной, как наш 'объект' собственной персоной. Мы быстро повернулись к нему спинами, сделав вид, что страшно заняты разговором. Он, впрочем, и так не обратил на нас никакого внимания. Эка невидаль, двое мальчишек гуляют во дворе.
  Нам пришлось подождать, пока он дойдет до остановки, потому что на здешнем пустыре мы не могли следовать за ним незаметно. Благо, что и он, в свою очередь, не мог от нас никуда скрыться. На остановке, к нашей радости, стояло много людей, среди которых мы и спрятались. Правда, вопреки ожиданию, 'объект' решил ехать не в сторону нашего дома, а в прямо противоположную. Это мне не понравилось, мы и так забрались достаточно далеко от своего района и забираться еще дальше было даже страшновато.
  - Ну что, поедем? - толкнул меня в бок Сережка. Которому тоже было неуютно от мысли, что придется ехать неизвестно в какую даль.
  - Поехали, - обреченно сказал я. - Воскресенье все-таки. Выходной.
  Мы забрались в подошедший автобус, постаравшись, чтобы между нами и Вишняковым оказалось как можно больше пассажиров.
  - Ты его видишь? - постоянно громким шепотом спрашивал у меня Сережка, так как сам был зажат между двумя полными женщинами и не мог ничего видеть.
  - Вижу, - успокаивал его я.
  Самого Вишнякова, на самом деле, я не видел, зато прекрасно видел его руку с огромными приметными часами, которой он держался за поручень.
  Через пять остановок я дернул Сережку за руку, 'объект' продирался сквозь плотную массу людей к выходу. Мы дождались, когда он спрыгнет с подножки автобуса, и выскочили следом. Район, в который мы попали теперь и районом-то назвать было сложно. Он скорей походил на декорации к какому-нибудь фильму о войне. Полуразрушенные двух и трехэтажные постройки, дороги и тротуары без всяких следов асфальта. Я и не подозревал, что в нашем замечательном городе существуют такие гадкие места. Самое странное было то, что, несмотря на окружавшую разруху, здесь жили люди. Какие-то мальчишки и девчонки, одетые в причудливую смесь из старых спортивных костюмов и каких-то тряпок на десять размеров больше с веселыми криками гонялись друг за другом. Они вроде как и не замечали окружающей их разрухи и беззаботно радовались последним теплым денькам. Я бы на их месте, если бы жил тут, наверное целыми днями пребывал бы во мрачном настроении.
  Наш 'объект' уверенно шагал среди всей этой помойки. Чувствовалось, что он находится в хорошо ему знакомых местах. Мы с Сережкой двигались за ним, стараясь не слишком отставать, чтобы потом не блуждать среди перекошенных домишек и мусорных куч. Я обратил внимание, что некоторые дома были только наполовину жилыми, например, на первом этаже висели занавески и стояли цветы, а второй и третий этажи зияли выбитыми стеклами. Как в таких домах можно было жить, для меня оставалось загадкой.
  Вишняков несколько раз вильнул между домами по едва заметным тропкам и подошел к одному из зданий.
  Если в остальных домах ощущалась хоть какая-то жизнь, то здесь ничего подобного не было и помине. Этот дом был навсегда покинут жильцами. Окна были заколочены досками, а вокруг валялись груды разбитых кирпичей и другой строительный мусор. На этом фоне совсем чужой смотрелась добротная железная дверь, которую Вишняков открыл своим ключом и зашел вовнутрь. Дверь за ним захлопнулась и нам пришлось снова заниматься ожиданием. К чему, впрочем, за последние пару недель я уже стал привыкать. Лавочек здесь не водилось, и мы просто уселись на траву за кустами и стали обсуждать последний фильм про Джеймса Бонда. Примерно через полчаса железная дверь распахнулась, и оттуда вышел наш 'объект'. Он запер за собой замок и для верности подергал за ручку, проверяя надежность. После чего мы отправились по обратному маршруту.
  - Смотри, а он без пакета, - шепнул мне Сережка.
  - Верно! А я и не обратил внимания, - спохватился я.
  - То-то же! Надо внимательность развивать, - Сережка моментально начал входить в роль великого специалиста. - Вот, например, сколько у вас в подъезде ступенек на лестнице, ведущей к лифту?
  Я задумался. Ничего себе вопросик. Кто ж знает, сколько там ступенек! Я вообще их в два прыжка проскакиваю. Но чтобы окончательно не упасть в Сережкиных глазах, я наобум брякнул.
  - Десять!
  - А вот и нет, - победно произнес Сережка. - Их там ровно двенадцать.
  - Ничего себе, - я восхищенно помотал головой. - Ты что, специально в моем подъезде ступеньки считал?
  - Эх, Мотька, Мотька, садовая ты голова. Ты о дедукции что-нибудь слышал? Ничего я в твоем подъезде не считал.
  - Вот это да! А как же ты узнал число ступенек, если не считал? Обманываешь, небось?
  - Я же говорю, ничего я в твоем подъезде не считал, я в своем считал, - сказал Сережка. - Мы же в одном доме живем, если ты еще не забыл, и подъезды у нас одинаковые.
  - Круто! - я не находил слов. - Я бы ни за что не догадался! Это ты меня сделал!
  - Учись, пока я жив, - скромно сказал Сережка, очень довольный собой.
  За этой занимательной беседой мы и добрались до остановки.
  - Ты хоть дорогу запомнил, Некрылов? - спросил Сережка у меня.
  - А надо было?
  - Что бы ты без меня делал! Конечно, надо было. Мы же должны разведать, что в этом доме.
  - Ну уж нет! - отказался я наотрез. - Пусть этим милиция занимается. Мы свое дело сделали.
  Вишняков влез в автобус и уехал. Мы дождались следующего и тоже поехали домой, так как день получился очень длинный и утомительный, а завтра надо было еще идти в школу.
  Сережка на прощание пообещал мне подумать, что нам делать далее. Этого-то я как раз и опасался, так твердо был уверен, что нам необходимо идти в милицию.
   В школе я был сам не свой и, чтобы не мучатся, решил обратиться за советом к Наташке Аникушиной, потому что, несмотря на то, что она девчонка, считал ее рассудительным человеком.
  После занятий я подождал ее и рассказал про все, что с нами случилось.
  - Ух ты, как интересно! - восхищенно выдохнула она. - Везет же тебе! Вот это жизнь!
  - Да уж, - промямлил я.
  Я-то ожидал, что она испугается и посоветует сломя голову бежать в ближайшее отделение милиции. Но, Наташке, казалось, такая простая мысль и в голову не приходила.
  - Вы с Сережкой просто герои! - продолжала она. - Если вы бандитов поймаете, то-то переполоху будет. На всю страну прославитесь, точно тебе говорю. А мне можно с вами. А же вроде тоже как участвовала, к бедному Жучковскому ходила. Возьмете?
   Ну что тут поделаешь? Я же не виноват, что меня окружают такие ненормальные, как Сережка и Наташка. После Наташкиных слов о том, какие мы герои, моя мысль насчет похода в милицию как-то сама собой рассосалась в голове. Ну и естественно, я наобещал Наташке, что и для нее найдется место в нашем расследовании. За это она меня по своей привычке чмокнула в щеку.
  'Чему радуется? - мысленно недоумевал я. - Тут людей убивают, а они с Сережкой, как с цепи сорвались, как будто в жизни и без того мало неприятностей'.
  У меня лично неприятностей хватало с головой. Начало учебного года выдалось не самым удачным и в журнале уже круглилось энное количество троек, требовавших немедленного исправления. Все это тяжким грузом лежало у меня на душе.
  Едва я успел прийти из школы, зазвонил телефон. Я уже знал, что это Сережка и не хотел брать трубку. Но телефонный звонок все не смолкал. Пришлось взять.
  - Некрылов! - заорал Сережка. - Ты чего к телефону не подходишь?
  - А может меня дома нет, - резонно заметил я.
  - Как же, - засмеялся Сережка. - Дома его нет. Да я уже целый час в окно смотрю, жду когда ты придешь.
  - Ааа... А я-то думал это снова дедукция, - блеснул я, услышанным от него словцом.
  - Короче говоря, друг Матвей, - радостно сообщил мне Сережка. - Я знаю, что в том заброшенном доме.
  - И что же там по-твоему, - заинтересовался я.
  - Там, - таинственным голосом произнес Сережка. - Тайник с древними сокровищами. Дом-то вон какой старый. Наверняка там золото или что-то в этом роде. Только Вишняков его не нашел еще, поэтому и дверь железную поставил. Чтобы спокойненько искать. А Жучковский скорей всего прознал про тайничок и долю требовал, за что и поплатился. Я уверен в этом, недавно по телеку документальный фильм был про такое.
  - Сережка, - задушевно сказал я ему. - Ты вообще, в каком мире живешь? Тебе в голову не приходило, что в жизни все обычно гораздо проще. У тебя же одни тайны на уме. Мне папа говорил, что это паранойей называется. Почему ты думаешь, что там именно сокровища, а не, например, ядерная бомба, которую украли террористы, чтобы взорвать Кремль. Или склад с оружием и наркотиками.
  - Сам ты параноик, - обиделся Алдакимов. - Пока, заметь, я во всем прав оказался, значит и сейчас прав. Точно там клад! Передачи тебе надо чаще смотреть про родной город. Рассказывали, что в том районе раньше богатые купцы жили и там до сих пор, когда дома сносят, горшки с монетами находят. Может у Вишнякова карта есть старинная, где указано, что в том доме клад есть.
  Я даже и не знал плакать мне или смеяться над его словами. Как у него все время складно получается. Ему бы детективы про Шерлока Холмса писать. Очень здорово бы получалось. Как же ему хочется, чтобы вокруг было побольше загадочного и непонятного.
  - Ладно, Алдакимов, ты прав, как всегда, - сдался я. - Тогда тем более нам надо идти в милицию, пока он клад не нашел. А то найдет и в Австралию уедет. Ищи его тогда свищи за океаном.
  - А вот это фигушки, - заявил на это мой друг. - Теперь мы точно ни в какую милицию не пойдем. Ты знаешь, что за находку клада государство премию выплачивает? А если сокровище милиция найдет, то нам ничего не достанется. А найдем сами, получим денежки. Ты же компьютер новый хотел, кажется? Вот тебе и будет и компьютер и куча новых дисков. Ну а я бы себе мотоцикл купил, - скромно добавил он.
  Я даже подпрыгнул от негодования.
  - Ишь ты, умник! Мне компьютер какой-нибудь, а тебе целый мотоцикл. Здорово ты наш клад поделил. По братски! Я, может, тоже мотоцикл хочу.
  - Значит, ты в принципе согласен, что нам сокровище никак нельзя в чужие руки отдавать? - с надеждой спросил Сережка.
  Я понял, что, как обычно, попался на его удочку. Сгубит меня рано или поздно жадность, ой сгубит! Надо же, я ни в какие клады не верю и готов был прямо сейчас бежать в милицию, а как только Сережка объяснил про награду за находку клада, так я уже готов ввязаться в неприятности.
  - Если ты, Матвей, не против, то теперь нам надо думать, как пробраться в тот дом. Иначе не видать нам никакой награды. И мотоциклов.
  И мы стали думать. Он у себя дома, а я у себя. Почему-то все мои мысли сводились к тому, чтобы взорвать дверь (непременно ночью!) и забрать клад. При этом я был убежден, что в отличие от Вишнякова, мы с Сережкой найдем клад моментально и без всяких там карт. Также я подумывал о том, что проникнуть в дом можно через печную трубу. Так как это делает американский Санта-Клаус. Смущало только то, что дом был трехэтажный, и попасть на крышу было затруднительно. Так ничего более не придумав, я заснул. Во сне я выбивал проклятую дверь ногой и мы с Сережкой, освещая себе путь фонарями, шли на поиски клада. Который выглядел в моем сне в виде кучи золотых монет, украшений и бриллиантов выше человеческого роста. И как это Вишняков его не заметил?!
  С этой мыслью я и проснулся. В школе, сидя на уроках, я старался думать только об учебе, но перед глазами почему-то постоянно мелькала гора золота из сна. Я даже различал отдельные монеты и украшения. Бррр-рр! Прекрасное зрелище для Индианы Джонса. Только учителя все время пытались вырвать меня из объятий сладких грез. Из-за чего мой многострадальный дневник украсился еще парой троек.
  Домой я прибыл донельзя мрачный. Увы, если так пойдет дело, то меня ждет от родителей капитальная головомойка.
  Я огромным усилием воли заставил сесть себя за домашнее задание, которое последнее время удавалось сделать полностью очень редко. Только я начал вникать в смысл напечатанных в учебнике строчек, как позвонил Сережка. Мой персональный мучитель.
  - Давай, Мотька, вылазь на 'наше место'. Я знаю, что нам делать!
  Я поежился от мысли, что именно придумал Сергей, но, понятное дело, покорно собрался и полез на крышу. Интересно все-таки, да и мотоцикл хотелось со страшной силой.
  В лаз между прутьями я протиснулся, даже не коснувшись их, что говорило о том, как я похудел от нервных переживаний за последние две недели.
  Сережка уже был на месте. Всем своим видом он напоминал счастливого кота, съевшего соседскую сметану.
  - Тут, Мотька, такое дело, - начал он со своего обычного предисловия, когда готовился меня втянуть в очередную опасную проказу. - Придется нам-таки позаимствовать у нашего 'объекта' ключи. Я всю ночь думал, но другого выхода нет.
  - Кккак это позаимствовать? - заикаясь от волнения переспросил я.
  - Как, как. Украсть.
  Видя мою реакцию, Сережка виновато пожал плечами, мол, извини, брат Мотька, но делать нечего.
  - Да ты не бойся! Я продумал все. Вишняков ведь в 'ветровке' ходит, а ключи в боковом кармане носит. У моего отца такая же куртка. Я уже проверил, если она расстегнута, то у владельца можно легко не только ключи вытащить, а вообще все, что угодно. Хоть слона. И он ничего не почувствует.
   Сережка так спокойно рассуждал об этом, что если бы я его не знал, то подумал бы, что он всю жизнь только и занимается тем, что ворует в автобусах ключи. Не нравилось мне все это. Если Вишняков нас поймает, то явно не побежит с жалобой в милицию. Я вспомнил, как он безжалостно выкручивал руку несчастному хулигану Мике, и мне стало не по себе. А ведь Мика ему лично ничего плохого не сделал. Убить он может нас и не убьет, но отлупит так, что мало не покажется. Я сказал об этом Сережке. Но Сережку уже было не остановить.
  - Не паникуй раньше времени, - оптимистично заявил он. - Где наша не пропадала!
  'А наша пропадала везде', - грустно добавил про себя я, а вслух сказал.
  - Делай, как знаешь, но помни, что если мы попадем в историю, я с тобой больше никаких дел иметь не буду. Никогда!
  - Ладно, договорились, - Сережка пожал мне руку. - Если что, то сделаю себе харакири.
  - Не смешно, - сказал я на это. - Если что, то тебя Вишняков еще до харакири в котлету превратит.
  - Да не куксись ты, Мотька. Я же сказал - положись на меня. Я еще потренируюсь на папе, и все пройдет как по маслу.
  - А у тебя папа ничего не заподозрит, - поинтересовался я. - Все-таки странно, когда твой ребенок учится незаметно вытаскивать ключи из чужого кармана.
  - Нет, - захохотал он. - Я поспорил просто с ним, что у него из кармана ветровки можно запросто что-нибудь вытащить, и он ничего не заметит.
  - И на что поспорил?
  Сережка погрустнел.
  - На то, что мусор буду каждый день выносить и посуду мыть.
  - Ну и кто побеждает?
  Он вздохнул.
  - В ближайший месяц я частенько буду бегать к мусоропроводу. Да и к кухонной мойке тоже. Но это ничего, у меня уже стало лучше получаться.
  - Да? - скептически спросил я. - Ну, у вас и семейка! Просто Аддамсы какие-то.
  Если бы я со своим папой так поспорил, он бы точно устроил мне воспитательную беседу, а то и за ремень взялся, а у Сережки отец веселый, любит разные интересные вещи. Понятно в кого Сережка такой растет.
  Вечером я сам попробовал ловкость своих рук, извлекая разные предметы из карманов верхней одежды, висящей на вешалке. Получалось у меня неплохо, но к живому человеку в карман я бы полезть не решился. Папу просить помочь овладеть мне премудростью опустошения чужих карманов, я не рискнул. Тем более, что он и так был не в духе, после того, как я показал ему украшенный тройками дневник.
  - Смотри, Матвей! - сообщил мне папа. - Нахватаешь троек в четверти, считай, что все наши договоренности о развлечениях на каникулах будут расторгнуты. Подумай над этим, сын.
  Мама же вообще демонстративно не разговаривала со мной. Ну и как в такой напряженной ситуации можно учить уроки? Вот я и тренировался таскать из карманов разную мелочь, пока мама не прогнала меня от вешалки.
  - Хватит ерундой заниматься, Матвей! Марш за письменный стол! Ты математику сделал? Смотри, устрою тебе как в прошлом году.
  Упоминание о том, что было в прошлом году, заставило меня не на шутку испугаться. Тогда я тоже дал слабину в учебе, и мама показала мне 'веселую жизнь'. Я был обязан ежедневно делать домашнее задание от и до под руководством родителей. Если они сомневались, действительно ли нам было задано такое-то количество заданий, то мама звонила либо моим одноклассникам, либо вовсе классной руководительнице. Это был настоящий ад, и мне пришлось срочно подтягиваться по всем предметам. Справедливости ради, надо сказать, что метод моей мамы оказался очень действенным, и я резко подтянулся по всем предметам. И вот теперь все грозило повториться.
  - Не надо, мамочка. Я исправлюсь, - зажалобился я. - Я этого не перенесу.
  - А я не перенесу, если мой сын будет троечником, - строго сказала мне мама. - Кажется, мы поняли друг друга?
  - Да, да, - поспешно ответил. - Уже бегу учиться.
  - То - то!
  Вдохновленный возможными неприятностями, я сидел и упорно зубрил предметы, пока не понял, что если не лягу в кровать, то усну прямо за столом. Я дополз до своей постели и упал в нее, заснув еще до того, как голова коснулась подушки.
  В школе меня поймала Наташка Аникушина и пристала с вопросом, когда она получит свое задание.
  - Скоро, скоро, - заверил ее я и подумал про себя 'если мы с Сережкой будем еще живы и на свободе'.
  - Я жду, побыстрее там решайте, - потребовала она. - А то скукотища такая вокруг.
  - Ничего, еще успеешь повеселиться, - пообещал я.
  У Наташки значит скукотища. Может отправить ее вместе с Сережкой ключи воровать, промелькнула злорадная мысль. Сразу бы и думать забыла, как в серьезные дела лезть. Я уж так и быть поскучал бы, может 'тройки' бы исправил.
   По окончании уроков я не пошел домой, а остался погонять мяч с ребятами. По прогнозам солнечных дней оставалось совсем мало, и упускать шанс поиграть в футбол мне не хотелось. Играя, я с удовлетворением обнаружил, что бить по мячу не разучился. Мы разгромили 'бэшек' с огромным перевесом. Меня, правда, пару раз 'подковали', но по сравнению со счетом 7 : 2 в нашу пользу, это было сущей ерундой.
  - Эх, Мотька, - попенял мне капитан нашей команды Эдик Туркин после игры. - Чего ты не играешь постоянно. Вон как здорово получилось.
  - Дела, извини, - попытался оправдаться я. - Ничего, к зиме я буду совершенно свободен.
  Зимой футбольные баталии в нашей школе не прекращались, а даже, наоборот, вспыхивали с новой силой, зачастую переходя в перестрелку снежками между командами.
  Мы с ребятами попрощались и разошлись по домам. После победной игры, чувствовал я себя замечательно.
  Конечно же, с небес на землю меня спустил Сережка, собственной персоной.
  - Мотька, я тут симулирую болезнь, - сказал он мне в трубку заговорщицким тоном. - Родители думают, что я простудился, а я просто градусник на настольной лампе нагреваю.
  - И зачем?
  - Да хочу посмотреть, чем наш Вишняков по будним дням занимается. А ты будешь моим прикрытием.
  - Это как?
  - Ну ты же знаешь, что мне мама постоянно с работы звонит.
  - Ну и что? - до меня начало доходить к чему клонит Сережка и это мне ох как не понравилось.
  - Ну и что, ну и что, - раздраженно сказал он. - Я буду с утра уходить, а вечером возвращаться, а ты, когда со школы будешь приходить, будешь у меня дома делать вид, что это я по телефону отвечаю.
  - Умно, нечего сказать. А ты не подумал, что твоя мама может и до обеда звонить. Кто тогда трубку брать будет?
  - Это я тоже предусмотрел. Во-первых, больных с утра редко тревожат, а во-вторых, я буду с собой телефонную карту брать и звонить ей из автоматов. А дома телефон отключу, будет все время занято, будто я по нему болтаю. Ну, как идейка?
  - Шикарная, - пробормотал я. - Честно говоря, некоторое время мы, действительно, так твою маму сможем за нос водить. Но недолго.
  - А нам долго и не надо, - обрадовался Сережка моему одобрению. - Тренируйся пока сипеть вот так, - он издал в трубку несколько нечленораздельных звуков.
  - Уже начинаю, - просипел в ответ я, и мы оба расхохотались, страшно довольные друг другом.
   Вот так Сережка, подумал я в тот момент, вот это человек, который в жизни многого добьется. На какие только жертвы не идет ради своей цели. Казалось бы, такая удача, что симулировал простуду! Лежи себе дома, смотри в свое удовольствие телевизор и плюй в потолок, пока другие в школе на уроках надрываются. А он вместо этого, собирается с утра до вечера за Вишняковым наблюдать. Всякий ли милиционер, интересно, способен быть так преданным своей работе. Уж если, кто и достоин стать спецагентом 00 таким-то, так это Сережка. Куда мне до не него с моими сомнениями и страхами!
   Я клятвенно пообещал Сережке, что выполню все, о чем он просил. К счастью, сложности в этом никакой не было. Наши семью хранили друг у друга запасные ключи от квартир, 'на всякий пожарный случай', и я мог беспрепятственно попасть домой к Сережке. Правда, могло получиться так, что кто-нибудь из Сережкиных родителей мог вернуться проведать больного, и тогда мне предстояли нелегкие объяснения. Но я придумал, что в случае чего, если кто вернется, раньше срока, то я спрячусь в огромном платяном шкафу, который стоит у Сережки в комнате и буду ждать его возвращения. Эта мысль показалась мне очень удачной. Сережка же на случай внезапного возвращения мамы заранее написал записку, что якобы срочно ушел в школу, почувствовав себя лучше. Конечно, это его алиби не выдержало бы ни одной проверки, однако ничего лучше он не придумал.
   Итак, на следующий день, возвратившись со школы, я как следует перекусил, собрал учебники и тетрадки, взял ключ от Сережкиной квартиры и отправился на задание. Сперва я долго жал на звонок квартиры Алдакимовых, чтобы удостовериться, что никого в ней нет, а потом открыл дверь. Чувствовал я себя при этом очень нехорошо, как будто собрался обворовать их. Хорошо еще, что Сережкины соседи по лестничной площадке были на работе, иначе не избежать мне ненужных вопросов.
  Попав в квартиру, я перевел дух и пошел в комнату своего друга. Первым делом я включил телефон, который предусмотрительный Сережка выключил из розетки. Дома у Алдакимовых я ориентировался, почти также хорошо, как у себя. И так как давно не был у него в гостях, то решил совершить осмотр квартиры. Может, что интересное появилось. Я не ошибся, на книжной полке в зале стояли несколько новых фантастических книжек. Папа Сережки любил, как и я, только такую литературу. Я с интересом стал изучать рисунки на обложках книг.
   Телефонный звонок прозвучал так неожиданно, что я выронил книгу, которую держал в руках. Сообразив, что должен ответить я побежал к телефону со всех ног. На определителе горел номер Сережкиной мамы.
  - Алле, - прокаркал я в трубку 'больным' голосом.
  - Сереженька, как ты там, - спросила меня тетя Нюра.
  Я чуть более нормальным голосом ответил, что все в полном порядке.
  - А голос-то совсем что-то больной. Тебе глотать не трудно? - сокрушенно сказала тетя Нюра. - Наверное, придется врача вызвать.
  - Не надо, мам. Я себя уже лучше чувствую, - снова прокаркал я.
  - Ладно, приду с работы, там посмотрим. Ты лежи, главное, не вставай с кровати.
  - Хорошо, мам.
  Уфф! Я вытер вспотевший лоб рукой. Получилось! Оказалось, что это совсем не трудно подражать чужому голосу. Особенно если это голос простудного больного. Какой я все-таки молодец! Ну, конечно, не такой как Сережка, но и мы кое-что умеем, когда надо.
   С чувством выполненного долга, я раскрыл учебники, принесенные с собой, и погрузился в мир математических уравнений. Однако меня хватило не надолго, и я снова пошел смотреть книжки, прикидывая, какую мне попросить почитать. Может быть эту, на обложке которой нарисован дракон, гоняющий струей пламени банду орков? Или эту, где из трюма огромного космического корабля на негостеприимную планету высаживается звездный десант? Непростой выбор! Как легко можно ошибиться! Дело в том, что Алдакимов-старший, Сережкин папа по субботам ездит на книжный рынок и обменивает прочитанные книги. Я при всех своих способностях к проглатыванию книг, сравниться с ним в скорости не могу, так что выбрав сейчас какую-нибудь ерундовую книжку, я рисковал не увидеть остальные никогда.
  Чтобы не обмануться, я принял решение прочитать в каждой из книг по несколько страниц. Я присел за Сережкин письменный стол, где были разложены мои школьные принадлежности, и погрузился в чтение. Книга с драконом показалась мне весьма скучной. Во всяком случае, на страницах, которые я успел прочесть, вместо мало-мальски интересной завязки, рассказывалось о том, как в каком-то маленьком городе жили себе не тужили парень с девушкой. И, конечно, очень любили друг друга. Мне уже попадались такие книги, орки и дракон, украшающие обложку, появляются в них обычно в самом конце, да и то мимоходом.
   Зато книга про космических десантников захватила меня сразу же. Боевые действия начинались в ней буквально со второй страницы. Я так зачитался, что не заметил, как перебрался с неудобного Сережкиного стула на диван в зале. Лучи бластеров мелькали у меня прямо над головой, а залпы орудий противокосмической обороны слепили глаза. Здорово!
  - Дзынь! Дзынь! Дзынь! - жужжали пули рядом с отважными космодесантниками. Хотя нет! Какие пули! Здесь же у всех бластеры! Звонок!!!
  - Дзынь! Дзынь! Дзынь! - продолжал заливаться звонок.
  Я лихорадочно заметался по комнате, не зная, что делать. Лишь бы это почтальон или кто-нибудь из соседей! В ответ на мои панические мысли в двери заворочался ключ. Мой слух от страха обострился настолько, что я слышал, как скрипит и щелкает каждая деталька замка. Отринув сомнения, я нырнул в платяной шкаф и затаился как мышонок. Дверь отворилась.
  - Сережа! Сереженька! - раздался голос алдакимовской мамы. - Что-то мне твой голос по телефону не понравился. Вот взяла отгул. Надо бы врача вызвать, - продолжала она в полной уверенности, что Сережка ее слышит.
  Я сидел ни жив, ни мертв в шкафу и с ужасом ожидал дальнейшего развития событий.
  - Сережа! - снова позвала она из прихожей и, скинув обувь, направилась посмотреть, что же случилось с ее ненаглядным дитятей.
  Не обнаружив его в комнате, она снова позвала.
  - Сережка!
  Потом обошла все комнаты, включая зал.
  - Ничего не понимаю!
  'Сейчас, - подумал я. - На кухне-то записка лежит от Сережки, про то, что он в школу ушел'.
  - Вот неслух! - видимо тетя Нюра нашла записку. - Мог бы и позвонить! Симулянт несчастный!
  'Вот и все, - заклинал я ее мысленно. - Теперь, когда все выяснилось, можно и на работу обратно идти'.
   Но Сережкина мама была на этот счет другого мнения. Она развернула кипучую деятельность, наверняка решив сделать генеральную уборку, раз уж выдался такой случай.
   Я сидел на груде разных мягких вещей и прикидывал, как бы мне возвестить о своем появлении из шкафа. Самое плохое было то, что в панике, я забрался в шкаф, который находился в зале, а не в Сережкиной комнате, как планировал изначально. 'Если я выйду сейчас, у тети Нюры ведь и разрыв сердца может случиться, - тоскливо думал я. - А если она меня сама в шкафу найдет? Это же вообще кошмар будет!'
   А тем временем Сережкина мама уже закончила уборку на кухне и взялась за прихожую.
  'Какая же из трех комнат следующая, интересно? Успеет ли Алдакимов вернуться и спасти свою маму от разрыва сердца?'
  От нервного напряжения, я чувствовал себя так, будто только что в одиночку вскопал бабушкин огород. Глаза слипались, а по телу разлилась слабость.
   ...Я бежал со своим взводом космической пехоты по каменистой поверхности чужой и враждебной планеты. Шайка звездных пиратов затаилась в древней крепости и поливала нас огнем лазеров, бластеров и фотонных пушек. Вокруг меня падали мои боевые товарищи, сраженные смертельными лучами. Но мы должны были добежать до крепостных стен и выбить злодеев во что бы то ни стало. Я остановился и прицелился из своего бластера в бойницу, из которой по нам стреляла фотонная пушка. И в этот момент мне в голову угодил разряд из электропулемета.
  - А-а-а-а-а! - завопил я от боли, чувствуя, как становятся непослушными мои ноги и руки. Я падал на землю.
  - А-а-а-а-а! - ответили криком ужаса мои друзья космические пехотинцы. - А-а-а-а-а! - не умолкали они.
  'Когда ж они заткнуться, - подумалось мне. - Хватит уж орать-то'. Но они продолжали вопить все громче...
   Я открыл глаза. На диване, обнявшись, стояли Сережка со своей мамой и кричали, глядя на меня. Я же лежал на полу возле открытой дверцы шкафа и с удивлением их разглядывал, не понимая спросони что же такое приключилось. Потом все события дня выстроились в моей голове.
  - Здравствуйте, - произнес я, как можно непринужденней, потому что ничего другого в голову не пришло.
  - Это же Мотька, - сказал вдруг Сережка таким голосом, будто сделал великое открытие.
  - Да это я, - с достоинством подтвердил я.
  Сережка с мамой, после этого моего заявления переглянулись как-то странно, да как захохочут. Даже с дивана сползли, так их скрутило. Я, глядя на них, тоже закатился со смеху лежа на полу. Обстановка, как говорят в таких случаях, разрядилась.
   Сережка рассказал маме более-менее правдоподобную историю о том, как я очутился в квартире. Он вообще мастак придумывать объяснения на самые невероятные случаи жизни. По его словам выходило, что он просто забыл, что я у него в гостях и убежал в школу. После этого мы ушли в его комнату, чтобы обсудить наши дела.
  - Ну ты даешь! - восхищенно сказал он мне, едва за нами закрылась дверь. - Сидим мы, значит, с мамой. Она меня только-только воспитывать начала. Уже и ремнем запахло. И тут ты из шкафа как выпадешь! Мы от страха аж на диван вскочили. Ты что специально так подстроил? Молодец, от верной порки меня спас.
  - Нет, - признался я. - Я у вас в шкафу уснул просто-напросто. От переживаний. Все думал, что будет, когда твоя мама меня найдет. А в шкафу внутри гвоздь не до конца забит, я об него во сне головой оперся. А тут космический десант и все такое. В общем, мне приснилось, что это не гвоздь вовсе, а выстрел из электропулемета. Меня убили и я выпал.
  - Круто! Ну у тебя и воображение! - позавидовал Сережка. - Мне бы такие сны снились, я бы и не просыпался никогда. А то мне постоянно почему-то или школа снится или деревня бабушкина. Скука, одним словом.
  - А ты книжек побольше читай, - посоветовал я. - Верное средство для интересных снов.
  - Надо будет попробовать. Нет, со шкафом здорово получилось. Кому расскажешь, не поверят.
  - Не надо никому рассказывать, - попросил я, мигом представив, как весь двор будет покатываться со смеху надо мной. Еще и прозвище придумают какое-нибудь. Ночной ужас из шкафа, например. - Расскажи лучше, как твоя экспедиция удалась.
  - Ладно. Я молчок. Где-то в десять утра наш Вишняков вышел из дома все с тем же пакетом. Я было подумал, что он опять в тот дом поедет и хотел вернуться домой. Но он пошел не на остановку. Я за ним. Куда, думаю, это он направился. Смотрю, а он будто ищет кого, ходит по улице и высматривает. То во двор зайдет, то в гаражи. Увидел каких-то бомжей и к ним. Не знаю, о чем они говорили, но в итоге он дал одному из них такой же пакет, как и Жучковскому. Я сразу же подумал, что это наркотики. Бомж взял пакет и куда-то направился. Я прямо заметался! Что мне разорваться что ли на две части! Потом решил, что Вишняков никуда не денется, адрес-то известен, а вот за бомжем проследить не мешало бы. Это же целая преступная сеть получается! Пристроился я за бомжем следить. Пришли мы, куда бы ты думал? На почту! Бомж этот пакет там отправил кому-то и назад. Вернулся, а его там Вишняков дожидается. Бомж ему квитанцию отдал, а тот в обмен две бутылки водки дал. После этого Вишняков на остановку пошел, скорее всего, в дом тот поехал. Ну я один решил не ездить за ним, сам понимаешь.
  Я вспомнил тот 'веселый' район и согласно кивнул.
  - Я думаю, время еще есть, - продолжал между тем Сережка. - Надо с бомжем поработать. Не похоже было, чтоб тот раньше с Вишняковым знаком был. Бомжи все возле того же места отирались, где я их и оставил. Вишняковскую водку распивали. Я к ним подошел. Запах, я тебе скажу, просто жуть! Меня чуть не вырвало, еле стерпел. Я их сразу спросил, где мой папа. Они на меня вытаращились, какой, мол, такой, папа. А я не отстаю, куда вы моего папу дели? Я в милицию заявлю. В общем, раскололись они. Рассказали, что подошел к ним человек, попросил бандероль отправить, водки дал за услугу. Они его первый раз в жизни видели. Я им в лоб, естественно, вопрос. - А адрес какой на пакете был? Бомж, который на почту ходил, задумался вначале, вспоминал, а потом и спрашивает. - А тебе, что за дело, мальчик. Иди и спроси у папы. Тут и остальные на меня с подозрением смотреть начали. Пришлось сматывать удочки.
  - Даа, Сережка, а ты храбрец! Тебе мама никогда не говорила, что бомжи детей воруют и за границу продают? - укорил его я. - Говорил же, в милицию надо идти. Доиграемся мы с тобой.
  - Не бойся, - Сережка, как обычно был беспечен. - Вот в субботу прихватим ключики, обыщем дом, тогда можно и в милицию заявлять. Ты Наташку, кстати, предупреди про субботу. Без нее не получиться ничего.
  - Хорошо. Пошел я домой, а то сейчас родители с работы придут, волноваться будут. Да и уроки не сделаны.
  - Покедова, - попрощался Сережка, провожая меня за дверь.
   Уже только лежа в кровати, я вспомнил про то, как выпал из шкафа и какие при этом были лица у Сережки и тети Нюры, и расхохотался в полный голос. Когда испуганная моим смехом мама зашла посмотреть, что с ее сыном, я объяснил, что мне приснился смешной сон.
  - Не балуйся! - строго сказала на это она и ушла.
   Остаток недели я усердно учился, исправляя отметки, иначе не о какой операции в субботу не могло быть и речи, так как меня бы попросту посадили бы под домашний арест. Как ни странно чувствуя такую ответственность перед Сережкой, я даже ликвидировал почти все тройки. Наташа, после того, как я сообщил о том, что она будет участвовать с нами в 'деле', каждую перемену вылавливала меня в коридоре 'посоветоваться'.
  - А если вот так сделать... - делилась она своими планами по отвлечению внимания Вишнякова в тот момент, когда Сережка будет извлекать у него ключи.
  Конец ее творческому поиску в этом направлении, как обычно положил сам Алдакимов, объяснив, что и как она должна будет делать.
  - Смотри, не перепутай ничего. И никакой самодеятельности! А то знаю я вас, девчонок...
   И вот долгожданная суббота, а вернее СУББОТА настала! С утра я чувствовал себя так, как, наверное, чувствуют солдаты пред решающим сражением. Я волновался до такой степени, что выдавил на зубную щетку вместо пасты мамин крем для смягчения кожи. И это при том, что мое участие в операции по похищению ключей было минимальным, так как Вишняков мог узнать меня и заподозрить неладное. Основная тяжесть приходилась на плечи Сережки и Наташки. Вот кому следовало волноваться! У меня даже зубы заныли, когда я представил себя на их месте. 'Только бы все обошлось', - в очередной раз подумалось мне.
  Я встретился с друзьями на улице. Наташка была оживлена, все болтала, пытаясь скрыть внутреннюю дрожь, а Сережка, напротив, был молчалив и сосредоточен. Не знаю, как выглядел я со стороны, но Сережка почему-то сказал, обращаясь именно ко мне.
  - Не трусь, Мотька!
  Хотя сам трусил отчаянно. Мы шагали плечом к плечу на остановку, и казалось, что все прохожие кругом знают, зачем мы встали в столь ранний час в этот выходной день. Даже встречные собаки и кошки с подозрением косились в нашу сторону.
  К Вишняковской остановке мы подъезжали уже на грани нервной истерики. Наташка вообще начала нести полную ахинею. Сережка клацал зубами, а я чувствовал в коленях такую слабость, что еле держался на ногах и чуть не падал при каждом рывке автобуса.
  Когда мы приехали, то Сережка твердо сказал.
  - Ждем здесь. Если через два часа он не придет, то переносим на потом.
  - Отлично! - с облегчением согласились мы с Наташкой.
  При этом я прочел на ее лице то же, что, наверное, было и на моем - 'лишь бы он сегодня не пришел'. На Сережкином лице трудно было что-то прочитать, но он, несомненно, думал о том же.
  Через час ожидания, я обнаружил, что мои товарищи стали повеселее, да и сам начал успокаиваться. 'С чего мы взяли, что он куда-нибудь поедет? - думал я. - Может, он уже уехал. Или вообще решил провести день, уставившись в телевизор'.
  Сережка же с Наташкой, объединенные участием в грядущем преступлении, видя, что 'объекта' нет, чуть ли не в салочки принялись играть на остановке.
   Вишняков объявился, когда мы его уже не ждали, ждали автобус, чтобы уехать домой.
  - Спокойно, - Сережка схватил меня за руку, так как я вскочил как ужаленный, увидев 'объект'. - Действуем, как договорились.
  У Наташки при этом был вид, как у ученика, которому учительница по ошибке поставила пятерку за контрольную, а потом исправила ее на двойку.
  - Ну чего замерли, - зло сказал Сережка, заметив нашу растерянность. - Айда за ним!
   Мы перешли на остановку, где ожидал автобуса Вишняков. Он был все в той же ветровке и с неизменным целлофановым пакетом в руках. Людей на остановке было довольно-таки много, что как нельзя лучше подходило для наших целей.
  Прибыл автобус, и пассажиры бросились штурмовать двери, чтобы занять места. Я заскочил в переднюю, а Сережка с Наташкой в заднюю, вслед за Вишняковым.
  В автобусе я упорно старался не смотреть в сторону задней площадки, чтобы не выдать случайным взглядом ребят, но моя голова сама по себе поворачивалась туда, как будто жила отдельной жизнью.
  Зрелище, которое развернулось там, было в тысячу раз интереснее разных там фильмов и книжек.
   Вот Наташка трясущимися руками достает из сумки картонную коробку из под конфет, открывает ее и, 'нечаянно', вываливает все содержимое под ноги пассажирам. А коробочка-то полна разными фантиками, стикерсами, безделушками и прочими девчоночьими радостями.
  - Мамочки! - горестно вопит она на весь автобусный салон, и крокодильи слезы текут у нее по лицу. - Что же мне теперь делать?!!
  Я сам чуть не прослезился, вспомнив, с каким трудом мы добывали все это добро. Мне даже пришлось поменять отличный плакат с Арнольдом Шварценеггером на проклятые стикерсы.
  Пассажиры наперебой начинают утешать Наташку, которая бьется уже в настоящей истерике, издавая один противный звук, от которого закладывает уши и начинает болеть голова.
  - УУУУУУУУУ!
  Кто-то уже ползает и собирает злосчастные бумажки вместе с Аникушиной. Другие суют ей конфеты и яблоки, что бы она хоть на миг замолчала. Но Наташка и не собирается успокаиваться!
  Вишняков тоже не остается в стороне, пытается погладить по голове несчастную девочку, наклоняется за стикерсом.
  Сережка на миг прижимается к нему и так же быстро отшатывается. Лицо у него расплывается в такой счастливой улыбке, что я понимаю, что все удалось.
  Тут мы подъезжаем к остановке, и Сережка выпрыгивает из автобуса. Мы же едем дальше.
  Сердобольные пассажиры наконец умудряются собрать почти всю Наташкину дребедень обратно в коробку. Какие все-таки у нас отзывчивые и добрые люди в городе!
   На следующей остановке сходим и мы, а автобус едет дальше, увозя всех этих прекрасных людей и обворованного Вишнякова.
  Наташка вытирает слезы и говорит.
  - Ну, как я?
  Я вместо ответа показываю ей большой палец поднятый вверх.
  - Я сначала притворялась, понарошку плакала, а потом мне так жалко все стало, - рассказывает она.
  - Ясно - понятно, - говорю я. - Я сам чуть поднимать не кинулся всю эту ерунду.
   Смеясь и шутя, мы возвращаемся домой, зная, что Сережка с нетерпением дожидается нас.
   Встретиться мы договорились на крыше, даже Наташке решено было выдать нашу тайну, как мы туда попадаем. Как никак она уже была нашей полноправной сообщницей.
  Я помог Наташке преодолеть прутья решетки и мы выбрались наверх. Сережка уже ждал нас.
  Горд он был собой неимоверно! Как будто не кражу совершил, а, по меньшей мере, полет в космос. Сиял как начищенная монета.
  - Ловко я? - произнес он и показал нам свою добычу, четыре ключа на брелоке.
  - А вот еще, - он вытащил из кармана кошелек.
  - Сережка, - накинулся я на него. - Ты что? Ну ключи для расследования нам нужны. А кошелек-то зачем воровать надо было?
  Наташка тоже смотрела на него с осуждением и испугом, видно Сережка ей представился настоящим бандитом.
  - Вот так вы значит, - заявил Сережка, ничуть не смутившись. - Что вы на меня так смотрите? Я кошелек специально взял, чтобы Вишняков не заподозрил ничего. А то, что это за кража, если одни ключи крадут, а кошелек, который лежит в том же кармане, оставляют. Да там и не было почти ничего, кстати... Сами посмотрите.
  Он протянул нам кошелек. В нем лежали разные квитанции, тридцать рублей и маленькая цветная фотография какого-то рыжего мальчишки.
  Мы с Наташкой успокоились. Не обеднеет наш 'объект' от тридцати рублей.
  - Раз все получилось так удачно, - торжественно объявил Сережка. - Предлагаю отметить наше боевое крещение. Ты, Мотька, сегодня ничего не делал, так что бери деньги и дуй за чипсами и 'пепси'.
  Я согласно кивнул, взял деньги и пошел в магазин. По мне так лучше все время за чипсами гонять, чем по чужим карманам лазить. Безопаснее.
  Отмечали мы нашу победу тут же, на крыше. После этого Сережка отправился домой, а мы с Наташкой спустились во двор погулять.
  Во мгновение ока собралась компания для 'казаков-разбойников'. Что и говорить, мы с Аникушиной, естественно были в команде разбойников. Время пролетело незаметно, и мы очень удивились, когда родители стали звать всех по домам.
  Спалось мне великолепно, хотя я раньше думал, что настоящие преступники только и делают, что мучаются бессонницей после своих преступлений.
   Когда я пришел в школу, то первым делом мне на глаза попалось объявление о том, что в будущую пятницу должен состояться осенний школьный бал. А я-то и забыл, что в школе помимо уроков иногда случаются и праздники! Осенний бал это замечательно! Это и торжественное собрание, и праздничное чаепитие вместе с родителями и учителями. А самое главное - дискотека для всех, а не только для старшеклассников. А то у нас в школе какой-то дурацкий обычай, дискотеку устраивают только для старших классов. А мы вынуждены отплясывать на каких-то классных вечерах, где кроме одноклассников и одноклассниц никого нет. Какой в этом интерес, спрашивается? Ты со своим классом и так всю жизнь вместе, так еще и на праздниках изволь ими любоваться! Однако наши классные руководители на этот счет совершенно другого мнения. Они считают, что такие внутриклассные вечера сплачивают нас как коллектив. А зачем нам сплачиваться, если мы и так сплоченные донельзя. Вот я, например, учеников своего класса могу определять даже по звуку шагов.
   Мне гораздо веселее на общешкольных дискотеках. Там и с Аникушиной можно потанцевать, кстати говоря. Целую неделю я жил в ожидании этого события.
   В этот раз школьный бал обещал быть еще интереснее из-за двух причин. Во-первых, нашей школе в этом году исполнялось двадцать пять лет, а во-вторых, в субботу, на следующий день мы должны были посетить загадочный дом Вишнякова. У нормальных людей обычно получается с корабля на бал, а у нас, специальных агентов все наоборот.
   Время до пятницы тянулось мучительно долго, и я все время опасался, что нахватаю каких-нибудь плохих оценок, и вместо дискотеки буду сидеть за учебниками. Но все обошлось, и я даже умудрился достичь по некоторым предметам очень неплохих результатов.
   В пятницу, после уроков я наскоро пообедал и начал готовиться к праздничному балу. Родители как раз купили мне новые кроссовки, и я все берег их для подходящего случая. На мой взгляд, лучшего повода, чтобы обновить их и быть не могло. Выглядел я роскошно: черные джинсы, ярко-красный джемпер и белые кроссовки. Хоть на рекламном плакате рисуй! Я потренировался перед зеркалом делать мужественное лицо и отправился в школу. Территория вокруг школы уже бурлила от людей. Шли девчонки, по своей непонятной привычке сцепившись по три - пять человек в ряд, значительно вышагивали старшеклассники и сновали стайки малышни из начальной школы, затеявшие тут же свои нехитрые прятки-догонялки.
  Я нашел своих одноклассников и присоединился к ним. Мы немного поболтали, а потом я увидел Наташку. Одета она была прямо под стать мне: джинсы-клеш, белая ветровка.
  - Привет! - крикнул я ей и помахал рукой.
  - Привет, Мотька! - радостно закричала она в ответ. - Ну что, готов завтра?
  Я аж похолодел весь. Вот дает! Никакого понятия о конспирации. Я быстро подошел к ней, пока она еще чего-нибудь не ляпнула.
  - Ты чего? - накинулся я на нее. - Обалдела? Люди же кругом!
  - Ой! - испуганно прикрыла она рот рукой. - Я просто только об этом и думала все это время. Про дом этот. Вот и вырвалось.
  - Ничего, - снисходительно сказал я, видя, что она и сама поняла свою промашку. Тебе надо заставить себя сдерживаться. Вот как я. Я тоже об этом постоянно думаю, однако не кричу на каждом углу.
  - Я не хотела...
  - Ладно, чего уж там, пошли в актовый зал.
  На торжественном собрании директор нашей школы рассказал, сколько замечательных людей выпустилось из нее за четверть века. Звучали фамилии ученых, артистов, руководителей нашего города. Я сидел и мечтал, что когда-нибудь и мою фамилию директор зачитает со сцены. Например, космонавт Матвей Некрылов. Но об этом думать было еще рано, надо было хотя бы на первых порах хотя бы просто окончить школу. После выступлений учителей стали выступать школьные коллективы. Кто пел, кто танцевал, кто показывал веселые сценки из школьной жизни. По окончании концерта родители и учителя отправились на чаепитие, а мы пошли на дискотеку. Весь вечер мы с Наташкой танцевали вместе, пока дискотека не закончилась. Потом я, как настоящий джентльмен провожал ее домой, и мы болтали о разных интересных вещах. Провожание вышло настолько долгим, что в итоге я получил дома крепкую взбучку и обещание мамы больше не пускать меня ни на какие школьные мероприятия.
  - Ты уже взрослый человек, Матвей, - сказала мне мама. - И должен понимать, что в твоем возрасте еще рано гулять так допоздна. Чтоб это было в последний раз!
  Я поразился ее логике, но возражать не стал, понимая, что двенадцать часов ночи не лучшее время для споров с родителями, даже если ты считаешь, что прав.
  - Хорошо, мам, больше не буду. Спокойной ночи, - виновато сказал я.
  -Спокойной ночи, гулена.
  Засыпая, я почему-то думал не о предстоящем завтра походе за тайнами гражданина Вишнякова, а о сегодняшней прогулке с Наташей. Поэтому заснул я с счастливой улыбкой на лице.
  Проснулся уже в субботу. В день, когда все нормальные люди спокойненько себе сидят дома, смотрят телевизор и читают книжки. И только спецагенты вынуждены отказаться от всех этих приятных вещей и заниматься походами за чужими секретами. Именно в таком мрачно-торжественном настроении, я и собирался 'на дело'.
  Заранее готовясь к возможным сложностям, я оделся в старый спортивный костюм, в котором обычно играл в футбол. Его, в случае чего и порвать не жалко. Мама давно говорила, чтобы я прекратил носить 'эти лохмотья'.
  Наташка с Сережкой, видимо при выборе одежды тоже исходили из таких же соображений. Поэтому втроем мы выглядели как банда беспризорников. Не хватало только чумазых лиц и рук.
  - Двинули, - буркнул Сережка, и мы отправились на автобусную остановку.
  Далее все разворачивалось по тому же сценарию, что и в день похищения ключей. Мы дождались, когда Вишняков уедет в дом, но не поехали с ним, а стали ждать его возвращения.
   Кстати, поход в чужой дом мне лично казался менее преступным, чем похищение ключей от этого самого дома. И куда как более безопасным. Мои товарищи тоже находились совсем в другом настроении, чем тогда.
  Мы даже с нетерпением теперь ждали, когда Вишняков вернется, чтобы поскорее узнать, что скрывается в таинственном доме.
  Наконец Вишняков выпрыгнул на противоположной стороне дороги и зашагал к своей неуютной многоэтажке.
  - Отлично, - потер руки Сережка. - Значит еще на 'Человека-паука' успеваем.
  Меня от этих его слов разобрал дурацкий смех. В чужой дом залезть собираемся, ключи украли, а он о мультиках думает. 'Человека - паука' ему подавай! Не человек, а просто какой-то сплошной железный нерв.
  - Чего смеешься, - толкнул он меня в бок. - Полезли в автобус, - и смущенно добавил. - Просто я эту серию все никак посмотреть не могу...
  Мы вскочили в автобус и помчались навстречу приключениям.
  - Интересно, а сколько сейчас килограмм золота стоит, - размышлял Сережка вслух, уже окончательно убедив себя, что в доме спрятан клад.
  Наташка все это время молчала, но я видел, что она думает примерно о том же.
  - С чего ты взял, что там золото, - разозлился я.
  - Не знаю, - пожал плечами он. - Очень уж хочется клад найти настоящий.
  Наташка печально вздохнула.
  Мне тоже хотелось найти клад, но назло им я сказал.
  - А я хочу, чтобы там был склад оружия. Пистолеты, автоматы, винтовки, гранаты. Вот это было бы классно!
  - Фу, - надула губы Наташка. - Лучше пусть все-таки будет золото. Или украшения какие-нибудь. С бриллиантами.
  - Может тебе еще кукол Барби штук сто впридачу? - огрызнулся я.
  Сережка выслушав нашу перепалку подытожил.
  - Пусть там будут и украшения и оружие. И вообще хватит делить шкуру неубитого медведя. Может быть он замок сменил за неделю и никуда мы не попадем. Вот и наша остановка. Айда на выход!
  К дому мы пробирались не слишком скрываясь, так как знали, что владелец здесь уже вряд ли сегодня появится.
  - Так! Ты, Наташка остаешься на улице. Свистеть умеешь? - начал распределять обязанности Сережка, когда мы приблизились к месту назначения.
  - Наверное, умею, - как-то неуверенно ответила Наташка.
  Сережку такой ответ не устроил.
  - А ну-ка свистни!
  Наташка издала звук, больше всего похожий на шипение змеи.
  - Не пойдет. Если увидишь что-нибудь подозрительное, пой. Или визжи, что есть мочи, - скомандовал он. - Будешь нашим внешним наблюдательным постом.
  - Пошли, Мотька!
  Сережка повозился с ключами в замке и очень скоро доказал, что он не только очень удачливый карманный вор, но и подающий надежды взломщик. Дверь была хорошо смазана и открылась без скрипа и лязга.
  - Вперед, - шепнул Сережка, и мы шмыгнули вовнутрь, в темноту дома. Сережка наощупь закрыл дверь изнутри, умудрившись опять-таки не издать ни звука.
  - Ловко у тебя выходит, - восхищенно шепнул ему я, когда полоска света исчезла. - Тренировался?
  - Ага, - ответил он. - Года три тренировался. У нас на подъезде такой же замок стоял, а лампочка часто перегорала. Я его как облупленный знаю! Что дальше делать будем?
  Этот его вопрос поставил меня в тупик. Я уже привык, что у Сережки на все случаи жизни имеется план, и поэтому растерялся.
  - Как что? Клад давай искать, - предложил я.
  - Эх ты, Мотька - обормотька. Чтоб ты без меня делал? - с этими словами Сережка пошебуршился в кармане своей куртки и из темноты возник тоненький такой лучик синего цвета.
  Я почувствовал себя просто ничтожной букашкой. Ну почему, спрашивается, я даже не подумал взять с собой фонарик! А Сережка, друг называется, мог бы и подсказать. Очень уж любит свое превосходство показывать.
  Сережка обвел лучиком фонарика стены помещения, в которое мы забрались, и обнаружил две двери.
  Одна из дверей оказалась прочно заперта, и к ней не подошел ни один из похищенных у Вишнякова ключей. За второй же дверью обнаружилась крутая лестница, ведущая наверх.
  - Двинулись, - прошептал Сережка, и мы стали подниматься по лестнице. Ступеньки были очень высокие и неудобные. Мало того, при каждом шаге они скрипели так, как будто хотели оповестить все окрестности о наших передвижениях.
  Все это так напоминало мне сцену из фильмов ужасов, что мои зубы непроизвольно стали выстукивать какой-то марш.
  - Ну и жуть, - сквозь зубы прошептал я, стараясь сдержать дрожь в голосе.
  - Да уж, - отозвался Сережка.
  Лестница вывела нас на небольшую площадку второго этажа, на которой находилась еще одна дверь. Естественно, она тоже была закрыта. Каждая клеточка моего тела кричала мне, что я не желаю знать, что за этой дверью. Тут еще совершенно некстати я вспомнил фильм про вампиров. Пахло сыростью и пылью.
  Сережке тоже было страшно, но он собрался с духом и распахнул дверь. Там находился узкий коридор и еще несколько дверей по сторонам.
  - Ну что, пойдем? - спросил меня Сережка. - Или потом?
   При мысли о том, что придется еще раз проникать в это жилище и слушать жуткий скрип лестничных ступенек под ногами, я решил, что лучше один раз натерпеться страха, а не ждать с ужасом следующего похода.
  - Пойдем сейчас, - ответил я, надеясь, что мой голос звучит мужественно.
  Страх после этого потихонечку стал отпускать. В одной из комнат мы обнаружили со старыми матрасами и подушками. На тумбочке стоял телевизор, который выглядел так, будто пережил несколько войн.
  В другой комнате находился стол и несколько стульев. На полу валялись бумажки, пакеты и прочий мусор. В общем, ничего примечательного.
  А вот за третьей дверью, в самом конце коридора нас поджидал сюрприз. И довольно-таки неприятный. Там была еще одна лестница. Вот только вела она вниз!
  Находись эта лестница за первой дверью, я думаю, мы бы не осмелились спускаться по ней. Но мы уже прошлись по комнатам и убедились, что, это просто заброшенный дом, каких мы облазили за свою недолгую жизнь достаточно много в поисках разных полезных вещей.
  Поэтому вниз двигались мы конечно с опаской, но уже без чувства, что идем в подземелье в замке вампира графа Дракулы.
  Лестница привела нас к очередной двери, закрытой на замок. К ней подошел один из ключей на связке с брелока. Это уже походило на компьютерную игру - 'бродилку'. Я сказал об этом Сережке, и мы развеселились, представив, каково быть персонажем игры.
  Первое же помещение найденное за дверью оказалось туалетом. Что удивительно, он работал, и в бачке мирно журчала вода. Этот домашний звук успокоил нас окончательно. Я уже стал подумывать, что Вишняков, скорее всего какой-нибудь коммерсант и присмотрел старый дом для своих целей. А все наши домыслы о кладах и прочих тайнах являются просто плодом нашего детского воображения. Правильно мой папа говорит, что телевизор делает из меня и моих сверстников незнамо что. Вон как Сережку задурили, везде ему неладное мерещится. Да и я хорош, Мотька - Индиана Джонс, искатель кладов и приключений!
  Уже без всякого интереса, я шагал вместе со своим другом и разглядывал освещаемые фонариком предметы.
  Возле двери, где по моим расчетам должна была находиться ванная комната, я сказал уже без всякого шепота.
  - Ладно, давай Серый по домам. Там ванная. Может еще на 'Человека - паука' действительно успеешь.
  - Хорошо. Дай только руки помою, а то я испачкался об стенку, - уныло ответил Сережка и открыл дверь.
   Луч фонарика выхватил голову какого-то существа, покрытую свалявшейся шерстью.
  - ААААААААААА! - заорало существо, зажмурив глаза от яркого света.
  - ААААААААААА! - закричали мы в ответ и сломя голову, спотыкаясь, и толкая друг друга, понеслись прочь. Если, исследуя дом, мы старались не производить лишнего шума и двигались медленно, то сейчас стремились поскорее покинуть страшный дом, с его жутким обитателем.
  Обратная дорога заняла у нас, как мне показалось несколько секунд.
  В спешке Сережка никак не мог открыть защелку на входной двери, а в ушах все звучал пронзительный крик существа. В конце концов, защелка поддалась, и мы выскочили на белый свет. И пустились наутек, не позаботившись даже запереть за собой дверь.
  Неожиданно мы будто уперлись в стену, крепкие руки держали нас, а уверенный мужской голос произнес.
  - Спокойно ребята. Милиция. Что случилось?
  Я открыл глаза и обнаружил, что нас схватило не чудовище из дома, а вполне приличный дядька в кожаной куртке и кепке. А еще говорят, что вечно милиции нет, когда она нужна. Неправда!
  - Ттт-амм, - сказал Сережка, указывая в сторону дома. - Ттт-амм такое!
  - Понятненько, - спокойно сказал милиционер. - Ждите меня здесь.
  Он оставил нас, и смело направился к двери. Мы, все еще ошалевшие от такого быстрого развития событий, стояли как вкопанные и даже не обратили внимания на подошедшую Аникушину.
  - Я вам и пела и визжала... - с укоризной начала она, но, присмотревшись к нашим лицам, осеклась на полуслове. - Что это с вами? Что-то случилось?
  - Погоди ты, - грубо сказал Сережка, напряженно наблюдавший за домом, куда вошел милиционер. - Потом все узнаешь.
  Наташка, если и обиделась, то виду не подала. Скорей всего поняла, что с расспросами лучше подождать.
  Милиционер появился минут через пятнадцать и направился к нам.
  - Что это за девочка? - спросил он, явно удивленный, что нас стало трое.
  - Это с нами, - ответил Сережка и зачем-то добавил. - Сотрудница.
  - Ну что там? - не вытерпел я.
  - Все в порядке, ребята. Сейчас сюда приедет наша группа, а я пока запишу ваши данные. Он достал из кармана блокнот и аккуратно записал наши имена, адреса и телефоны.
  После этого он достал сотовый телефон и начал звонить, отдавая команды.
  - Теперь, слушайте меня внимательно, ребята, - обратился он снова к нам, закончив говорить по телефону. - Дело очень серьезное, поэтому никому пока ничего не рассказывайте. Ни родителям, ни друзьям. Вы ведь не дети малые. Когда придет время, я с вами свяжусь. А сейчас давайте по домам и ни гу-гу.
   Мы согласно покивали, всем своим видом показывая, что все понимаем и будем немы как аквариумные рыбки. Испортила серьезность момента только Аникушина. Под конец разговора, она с девчачьей непосредственностью спросила.
  - А нас наградят?
  - Что? - не понял милиционер.
  - Ну, там, в фильмах, если дети помогают преступление раскрыть, их награждают обычно, - простодушно пояснила Наташка.
  - А-а, - улыбнулся милиционер. - Конечно, наградят, девочка. Вот только разберемся во всем и наградим. Ну все, давайте по домам.
  Мы вежливо попрощались и пошли домой.
  - Эх ты! - укоризненно сказал Наташке Серый. - Тоже мне героиня выискалась! А нас наградят! А нас наградят! - передразнил он Аникушину. - Опозорила нас! Что он подумает теперь? Скромнее надо быть!
  - А я что, я что! Я как лучше хотела. А то еще забудут, кто им помогал. Вы лучше расскажите, что там было, в доме?
  Так как Сережка был явно не расположен рассказывать о наших приключениях в доме, то это сделал я. По ходу рассказа, я опустил разные мелкие подробности про то, как мы тряслись от ужаса и позорно бежали. В моем повествовании, мы вели себя очень отважно и хладнокровно, как и подобает настоящим секретным агентам.
  - Зря я с вами не пошла, - позавидовала Аникушина.
  - Это точно, - сказал я, прокрутив в голове еще раз нашу встречу с чудовищем. - Ты бы там со страху сознание потеряла.
  Наташка заспорила со мной, и мы долго препирались, упала бы она в обморок или нет.
  Сережка шагал очень задумчивый.
  - Все о кладе жалеешь? - спросил его я.
  - Да нет. Все думаю, что это за чудовище такое.
  - Ну не знаю, может зверь какой-нибудь? - предположил я.
  - Да какой зверь, - отмахнулся он. - Человек это был.
  - Может и человек, - согласился я. - Бомж.
  - Что-то важное крутится в голове, а ухватить никак не могу, - пожаловался Сережка.
  - Да ладно, - беспечно сказал я. - Лучше представь, как мы в школе прославимся, если дело действительно серьезное.
  Домой я явился в приподнятом настроении и распираемый от гордости.
  Конечно, нелегко носить в себе государственные секреты, но я держался изо всех сил.
  'Ничего, - думал я, глядя на ничего не подозревавших родителей, - придет время, поймете, какой ваш сын молодчина'.
  Я с аппетитом покушал и устроился возле телевизора, радуясь, что завтра воскресенье, а значит сегодня можно позволить себе повалять дурака.
  Оставшиеся выходные я провел просто замечательно. Чувство выполненного долга переполняло меня.
  Учебная неделя пролетела для меня как одно мгновение, потому что, я каждую минуту ждал, что вот вот меня вызовут к директору. А у него в кабинете меня будут ждать суровые люди в погонах, которые встанут, когда я войду, а один из них, генерал милиции, пожмет мне руку и скажет: 'Спасибо, Матвей Некрылов. Ты спас нашу страну'. А я спокойно так скажу в ответ: 'Служу России!' А потом будет общешкольное собрание, и мне вручат медаль, а может быть даже орден.
  И вот свершилось! В пятницу, едва я пришел со школы и открыл дверь, зазвонил телефон.
  - Ну, где тебя носит, Мотька?! - накинулся на меня Сережка так, как будто я обещал ему быть дома и ждать его звонка.
  - В школе... - растерянно ответил я.
  - Давай быстро собирайся. Встречаемся на улице.
  Я тяжело вздохнул и поплелся обратно к двери. Вот жизнь! Только собрался поесть чего-нибудь вкусного, посмотреть телевизор. А еще пятница, называется. Раньше это был мой самый любимый день недели.
  Сережка уже торчал возле моего подъезда, ежась от осеннего ветра.
  - Пошли быстрее! Нас милиция ждет.
  Мое сердце от этих слов заколотилось как бешеное. Не веря своим ушам, я переспросил.
  - Кто?
  - Ми - ли - ци - я, - по слогам повторил Сережка. - Уловил? Мне звонили оттуда, - он указал большим пальцем вверх.
  - Ура! - крикнул я. - А Наташка? Надо и ее позвать.
  - Не положено, - каким-то незнакомым тоном отрезал Сережка.
  На мой взгляд, это было несправедливо, но спорить я не стал. Не положено, так не положено.
  Знакомый милиционер ждал нас в сквере.
  - Здравствуйте, пацаны. Молодцы, быстро пришли.
  - Это мы можем, - ответил Сережка. - Мы организованные.
  Милиционер достал из кармана кожаной куртки записную книжку.
  - А теперь расскажите мне все, что вы знаете об этом деле. Как в дом попали и вообще.
  Мы наперебой заговорили, и ему пришлось нас остановить.
  - Стоп, стоп. Давайте-ка поочереди. Один рассказывает, а другой дополняет.
  Рассказывал, на правах более активного участника, Сережка. Неплохой рассказ у него получился, только по моему мнению, уж больно он себя героем выставлял и много 'якал'. Мы с Наташкой получается вроде, как и не при чем были. Поэтому я, справедливости ради, его постоянно поправлял, а милиционер недовольно морщился и говорил мне: 'Потом, потом, Матвей'.
  Когда Сережка закончил свой рассказ, милиционер помолчал, пожевал ус, обдумывая услышанное.
  - Что и говорить, ребята. Отлично поработали. После школы к нам, в милицию, не хотите? Опыт, кажется, у вас уже некоторый есть.
  - Нет, - начал я. - Мы уже...
  Сережка со всей силы больно ткнул меня в бок локтем. Почувствовал, наверное, что я начну соловьем разливаться про секретных агентов. А это могло показаться милиционеру детской болтовней.
  - Мы в моряки пойдем, - торопливо закончил я свою фразу. - Вы хоть расскажите, чем дело закончилось, а то мы так ничего и не поняли, честно говоря.
  - Что ж, - немного замялся милиционер. - Информация, конечно, секретная. Но, между своими, секретов быть не должно, - подмигнул он нам. - Только смотрите, молчите про все, что я вам расскажу, потому что история эта темная и до конца еще не расследованная...
  История действительно оказалась довольно запутанной. Такие любят в фильмах показывать. По словам милиционера у нас в городе действовала подпольная банда убийц-маньяков. Вишняков и Жучковский руководили ими. Банда состояла из бомжей, скрывающихся преступников и психически ненормальных. Мы же случайно обнаружили логово одного из членов банды и вовремя встретили Сергея Николаевича, именно так звали милиционера. Он как раз занимался расследованием преступлений бандитов и шел по следу.
  - Благодаря вам, ребята, почти все преступники во главе с Вишняковым, задержаны, - закончил он. - Управление милиции приняло решение наградить вас за отвагу денежной премией.
  С этими словами, он достал из кармана толстый кошелек и выдал нам по пятисотрублевой купюре. Невиданное богатство, надо сказать! От радости у меня перехватило горло.
  - А Наташке? - вспомнил я, когда ко мне вернулся дар речи. - Она тоже отвагу проявляла!
  Сергей Николаевич снова достал кошелек.
  - Да, да, конечно. Чуть не забыл. С вами же еще девочка была, - он вытащил еще одну бумажку. - Передайте, пожалуйста.
  Я аккуратно спрятал деньги в карман.
  - Ну, вот и все ребята. Еще раз спасибо за сотрудничество, вы даже не представляете, как нам помогли. - Сергей Николаевич пожал нам руки. - Только попрошу, никому ни слова. Сами понимаете, идет следствие, у бандитов могут быть сообщники...
  - Конечно, мы же не дети, понимаем, - солидно пробасил Сережка, и мы разошлись с милиционером в разные стороны.
  Возвращались мы в приподнятом настроении. Денежные купюры, несмотря на свой малый вес, приятно отягощали карманы.
  - Конечно не клад, - сказал я Сережке. - Но это тоже кое-что. Жалко грамоты никакой не дали. Расскажешь - никто не поверит.
  Сережка, услышав мои слова, замер.
  - Мотька! - с чувством сказал он. - Ты глухой что ли. Кому ты рассказывать собрался. Тебе тайну доверили, а ты уже готов всем ее выложить. Я просто удивляюсь тебе иногда.
  - Да это я так, фантазирую, - начал оправдываться я.
  - Не надо фантазировать, лучше думай, как денежки потратишь.
  - Ладно.
  Мысленно я стал перебирать полки магазинов, где лежало столько привлекательных, необходимых и недоступных ранее вещей. Уж теперь никто мне не скажет, что это тебе не нужно, это у тебя уже есть, а это вообще ерунда.
  По дороге домой, я настоял, чтобы мы зашли к Наташке. Мы вызвали ее на лестничную площадку и вкратце передали рассказ Сергея Николаевича. Когда она перестала ужасаться, что мы вполне могли стать жертвами маньяков, я торжественно вручил ей деньги.
  - Спасибочки! - завизжала она, наверное, представила новую куклу или еще какую-нибудь ерунду. И чмокнула нас по очереди в щеку.
  Вот странная, как будто, мы ей эти деньги сами решили подарить! Я-то уже привык, что это у нее обычная реакция на радостные события, а вот Сережка оторопел даже слегка. Оторопеешь, пожалуй, когда на тебя неожиданно с поцелуями бросаются.
  - Ты, главное, держи язык за зубами, - пробурчал он, пытаясь скрыть смущение. - А то больше с тобой никаких дел иметь не будем.
  - Хорошо, хорошо, - уверила его Наташка. - Я как кремень!
  - Да уж, - с сомнением сказал Сережка, и мы пошли домой.
  Мне было и жалко и радостно, что наше расследование подошло к концу. Но все-таки как хорошо вновь почувствовать себя свободным человеком, которому не надо следить за разными подозрительными типами и обследовать страшные дома! Теперь всего-то и оставалось забот, как без троек закончить четверть.
  
  
   Через две недели после всех этих событий, Геннадий Николаевич, тот самый сосед, которого мы как-то спасали от тополиного пуха, предложил взять меня и Сережку на авиационное шоу. Он поговорил с нашими родителями, и они охотно отпустили нас с ним. Мой папа было засобирался с нами, но мама заставила его опять заниматься пресловутой гардиной.
  Авиационное шоу проходило в нашем городе каждые два года. И вовсе не потому, что у нас такой замечательный город. Просто у нас находиться один из крупнейших авиационных заводов в мире, на котором выпускаются самые современные модели самолетов.
   Дядя Гена повез нас на представление на своей машине, так шоу проходило за городом, на специальном летном поле.
  Зрелище удалось на славу! Такие авиационные трюки мы с Сережкой раньше видели только по телевизору и были уверены, что это компьютерная графика. Особенно нас поразили самолеты, которые падали вертикально вниз, и, буквально, возле самой земли, когда казалось, что сейчас будет неизбежный взрыв, взмывали обратно в вышину. Вначале я даже зажмуривался, наблюдая эту картину.
  - 'Штопор' делают, - тоном опытного пилота комментировал Сережка, хотя я сам видел, что он, как и я поначалу прикрывал глаза.
  Во время перерыва Сережка побежал купить чипсов, а мы, с дядей Геной пошли посмотреть на самолеты поближе.
  - А вот это 'ЯК', наш истребитель времен Великой Отечественной войны... - рассказывал Геннадий Николаевич. - Очень его фашистские летчики боялись.
  Я с интересом слушал его и вдруг мой взгляд остановился на человеке, который стоял возле самолета. Сначала я подумал, что мне померещилось, но, приглядевшись, я понял, что не ошибся. Возле самолета, попивая пиво из стеклянной бутылки, стоял никто иной, как Александр Евгеньевич Вишняков, собственной персоной! Человек, который вот уже две недели должен был куковать в тюрьме.
  Я застыл как столб, хорошо еще, что этого не заметил дядя Гена, увлеченно повествующий об истории создания 'ЯКов'. Тут вернулся чипсоед Сережка.
  - Смотри, кто там, - только и сказал ему я.
  - Ахммм, - не очень внятно, но с чувством произнес Сережка набитым ртом, углядев Вишнякова.
  - Вот тебе и 'ахммм', - подтвердил я.
  - Ну, чего вы там замешкались? - раздался голос дяди Гены. - Посмотрите на вот эту редкую модель английского штурмовика...
  Но мы уже были не в состоянии смотреть ни на какие модели. Появление Вишнякова явилось для нас громом среди ясного неба.
  - Может, он из тюрьмы сбежал? - предположил Сережка.
  Но Вишняков производил впечатление человека, у которого все благополучно и вовсе уж не походил на беглого уголовника. Даже наоборот, вид у него был самый, что ни на есть беззаботный и довольный. Милиционеры, которых на полигоне было немало, тоже не обращали на него никакого внимания, как и он на них.
  - Что делать будем, Серый? - спросил я. - Может, милиционерам скажем? Вон стоят.
  - Один раз уже рассказали. Хватит! - отрезал Сережка. - Берем его под наблюдение.
  Это было легче сказать, чем сделать. Дядя Гена очень удивился, когда мы, вместо того, чтобы идти смотреть другие самолеты стали крутиться вокруг 'Яка', задавая ему глупейшие вопросы типа:
  - А это пушка? А это пулемет?
  Геннадий Николаевич, теряя терпение, пояснял нам.
  - Да, да, это пушка. Это винт. Это крыло.
  Мне уже становилось стыдно изображать из себя идиота, а проклятый Вишняков, как назло торчал возле несчастного самолета как прикованный.
  И вот когда дядя Гена уже был готов схватить нас за шкирки, чтобы оттащить прочь от самолета, Вишняков тронулся с места.
  - Я за чипсами, - быстро выпалил Сережка, двигаясь в ту же сторону.
  - А как же парашютисты... - растерянно спросил дядя Гена. - Ведь сейчас прыгать будут... Да и вообще, ты же только целый пакет только что съел...Не лопнешь?
  Но Сережка уже не слышал его, целеустремленно пробираясь сквозь людскую толпу.
  - Он не лопнет, - успокоил я Геннадия Николаевича. - Он вместительный!
  Сережка вернулся минут через пятнадцать, расстроенный донельзя.
  - Ну что? - шепотом спросил я.
  - Уехал. Сел в машину и поминай, как звали.
  - Что вы там шепчетесь, смотрите как прыгают, - окликнул нас дядя Гена. - Мастера! Вот это называется затяжной прыжок.
  Но нам было не до прыжков...
  Возвращались мы домой молчаливые и подавленные.
  - Что с вами, ребята? Чего скисли? - спросил нас дядя Гена. - Не понравилось или устали?
  Сам он пребывал в отличном настроение и наша невеселость была ему непонятна.
  - Рассказывайте, что у вас за беда. Поссорились?
  - Да, ерунда, дядя Гена... - сказал Сережка.
  - Ничего не ерунда! - вдруг вырвалось у меня, и я заговорил, будто внутри у меня прорвалась какая-то невидимая плотина.
  Я рассказал про Жучковского, про Вишнякова, про милиционера Сергея Николаевича и чудовище из дома.
  - Банда маньяков говоришь? - переспросил дядя Гена, становясь все более задумчивым, по мере моего рассказа. - Так, так...
  - Короче поступим так, ребятки. Сейчас я отвезу вас домой и поговорю с родителями. Не нравится мне вся эта история.
  - Нам тоже, - вздохнул Сережка.
  - Что ж вы родителям ничего не рассказали горе-сыщики?
  - Мы думали сами разберемся, да и Сергей Николаевич просил молчать, пока следствие не закончено...
   Дядя Гена переговорил на кухне с моими мамой и папой, а потом пошел к Алдакимовым. Я пригототовился к изрядной головомойке, однако после ухода Геннадия Николаевича, папа с мамой объявили мне, что в понедельник, я должен буду поехать с дядей Геной к нему на работу.
  - А школа? - спросил я.
  - Школа подождет, - заявил папа. - Но потом нам надо будет серьезно с тобой поговорить, сын. По поводу ваших с Сережей увлечений
  Это было неплохо, так как 'серьезный разговор', а иначе говоря, взбучка, перенесенный на потом 'серьезным' обычно быть перестает.
   Понедельника я ожидал со страхом и с надеждой одновременно. Ничего серьезного, кроме кражи ключей, мы вроде не натворили, да и дядя Гена всегда относился к нам хорошо. Сережка был в этом со мной солидарен.
  В понедельник утром Геннадий Николаевич посадил нас в машину и привез к зданию, на котором была красная табличка с орлом и надписью 'Управление федеральной службы безопасности'. Ворота охранял часовой с автоматом, который посмотрел удостоверение дяди Гены, после чего отдал честь и пропустил нашу машину.
   Мы поднялись на второй этаж, где дядя Гена оставил нас с молодым парнем, который сидел в комнате, битком набитой компьютерами.
  - Ребята, подождите здесь, с Михаилом. А ты, Миша, покажи им фотографии из нашей базы данных. Пареньки глазастые, может быть опознают кого-нибудь.
  - Понял, Геннадий Николаевич, - отозвался тот. - Проходите ребятишки, не стесняйтесь. С компьютером обращаться умеете.
  - А то! - отозвался Сережка, уязвленный этим вопросом. - Профессионально!
  Миша оказался мировым парнем, он знал множество смешных историй и даже поделился некоторыми секретами прохождения компьютерных игр.
  Пока он развлекал нас рассказами, мы смотрели фотографии различных преступников, пытаясь найти знакомые лица. Через полчаса мы вынуждены были сдаться, никого похожего на наших знакомцев в базе не было. В ожидании Геннадия Николаевича, я принялся болтать с Мишей, который притащил нам по кружке горячего чая и целый пакет печенья, а Сережка от нечего делать стал просматривать фото из раздела 'Пропавшие без вести'.
  - Не может быть! - неожиданно громко вскрикнул он. - Это же оно! То есть он!
  - Кто? - заинтересовался Миша.
  - Ну, чудовище из дома. Я же чувствовал, что что-то тут не так.
  Я подошел к компьютеру посмотреть, что нашел Сережка. На фотографии был изображен мальчишка со светлыми волосами.
  - Где ты чудовище увидел, Сережка?
  - Да вот же он! Мысленно взлохмать его и перепачкай лицо. Это он в доме был.
  Чем, чем, а недостатком воображения я не страдал. Я представил и был вынужден согласиться с Сережкой, что это действительно 'чудовище'.
  - Ведь у Вишнякова в бумажнике лежала эта же фотография, - сокрушался Сережка. - У меня же память на лица отличная. Только от страха затуманивается иногда.
  Нам пришлось рассказать нашу историю, в который уж раз, теперь уже и Мише. Он только качал головой, слушая наши приключения. Если так и пойдет, подумалось мне, то мы скоро с этим рассказом по телевизору сможем выступать, или на сцене. Вон уже как гладко получается, как по писаному.
  Вернулся Геннадий Николаевич.
  - Есть что-нибудь интересное?
  Мы с Сережкой закивали одновременно как сиамские близнецы. А Миша по-военному четко сказал.
  - Так точно, товарищ полковник.
  Новость про то, кем оказалось 'чудовище', не удивила Геннадия Николаевича.
  - Я примерно так и предполагал, - сказал он, выслушав нас.
  - Плохие новости, ребята. Упустили мы преступников. Эх, если бы чуть-чуть раньше вы мне все рассказали... Может быть еще что-нибудь вспомните? Мелочь какую-нибудь...
  Я задумался, вспоминая все подробности нашего расследования. Квартиры Вишнякова и Жучковского проверены, дом на окраине тоже. Что же еще?
  Пока я мучался, пытаясь найти хоть одну зацепку, Сережка, как обычно, выступил в своей любимой роли великого гения.
  - А номер машины, на которой Вишняков с авиационного шоу уехал, подойдет?
  - Конечно, Сережа! - лицо дяди Гены моментально просветлело. - Что же ты раньше молчал?
  - Из головы как-то вылетело, - смущенно сказал Сережка.
  Но я, зная его, как облупленного, понял, что хотел Сережка САМ раскрыть эту тайну, узнать по номеру машины владельца его адрес и...
  Дядя Гена тоже каким-то образом пришел к такому же выводу как и я и погрозил Сережке пальцем.
  - Из головы вылетело? Ну - ну. Не вздумайте опять самодеятельностью заниматься. И так уже достаточно нарасследовали. Сидите здесь, пока мы с машиной разберемся. А ты, Миша, глаз с них не спускай, а то они за нас всех преступников переловят. Чем мы тогда заниматься будем? - подмигнул он ему.
  Когда дядя Гена вышел, Миша спросил нас.
  - Играть будете?
  - Да! - в один голос произнесли мы, не веря своим ушам.
  Миша включил нам два компьютера, и мы целых полтора часа, вдвоем с Сережкой, крушили полчища инопланетных монстров в замечательной игре 'Квейк'. Оторвал нас, от этого в высшей степени увлекательного занятия, Геннадий Николаевич.
  - Пошли, орлы, а то развоевались тут на все Управление. А тебе, Мише, я сколько раз говорил, чтобы ты стер из компьютеров эту гадость. Или хотя бы звук отключи.
  - Я же не для себя, - оправдывался тот, краснея. - Ребят вот развлечь.
  - Знаю я тебя. Сам еще ребенок. Только с погонами.
  Дядя Гена привел нас в кабинет, где на стуле сидел сгорбившись человек, в котором мы сразу же узнали милиционера, Сергея Николаевича.
  - Здравствуйте, Сергей Николаевич! - поздоровался я, обрадовавшись, что сейчас наконец разберутся, куда подевался Вишняков.
  Милиционер посмотрел на меня, как на пустое место и промолчал.
  - Сергей Николаевич, это же я, Мотька Некрылов. Вы что забыли? - снова обратился к нему я, обиженный его невежливостью.
  - Чего тебе надо мальчик? - спросил он с угрозой. - Какой - такой Мотька - Шмотька?
  - А я, Сергей Алдакимов, Сергей Николаевич. Вы же все в блокнот записывали, - влез Сережка. - Неужели не помните?
  - Что вы ко мне пристали? Какой я вам Сергей Николаевич? - заорал тот. - Золин меня зовут. Виктор Александрович.
  Я от этого заявления чуть на пол не сел. Вроде взрослый человек, а врет и не краснеет!
  - Не кричите на детей, Виктор Александрович, - миролюбиво сказал дядя Гена. - Значит они вам не знакомы?
  - Конечно нет, - перестал орать Сергей Николаевич. - Откуда мне этих шкетов знать?
  - А эта машина вам принадлежит? - дядя Гена протянул ему листок с номером, который запомнил Сережка.
  - Моя, - неохотно признался 'Сергей Николаевич'. - Но ее угнали недавно...
  - Что ж, хорошо. Ребята, подождите в коридоре, попросил он нас.
  Мы удалились в коридор и устроились на стульях, которые стояли вдоль стен.
  - Вот гад, - сказал Сережка. - Никакой он не милиционер. Я еще тогда понял. И документ нам не показал и вместо рации у него мобильный телефон.
  - И часами не наградил, именными, - вспомнил некстати я.
  - Как же мы сразу не догадались, что дело неладно?
  В кабинет зашел солдат с автоматом и вывел оттуда 'Сергея Николаевича'. Он, проходя мимо нас, окинул ненавидящим взглядом.
  - Ребята, заходите! - позвал нас голос Геннадия Николаевича.
  - Ну, вот и конец истории. Сейчас наши люди арестуют Вишнякова и спасут мальчика.
  - Он что, признался? - кивнул в сторону ушедшего 'милиционера' Сережка.
  - А куда бы он делся, когда у меня такие наблюдательные свидетели, - довольно сказал Геннадий Николаевич. - Хорошие вы ребята, большое дело сделали. А теперь вас по домам отвезут, а мне еще поработать надо. Счастливо вам.
  Миша проводил нас до ворот, где нас ждала черная служебная 'Волга', которая отвезла нас домой.
  - Мы с тобой как министры теперь, - со смехом сказал Сережка, когда мы подъезжали к дому. - Эх, жалко на улице никого нет.
   Как я и предполагал, никакого серьезного разговора дома не состоялось. Родители меня даже ни о чем не расспрашивали. Наоборот, мама к моему возвращению напекла моих любимых блинов с творогом.
  На следующий день вечером наши две семьи и дядя Гена с женой собрались у нас дома. Когда Геннадий Николаевич пришел, я даже не узнал его, он был в военной форме с погонами полковника.
  Мы все чинно расселись за накрытым столом. Слово взял дядя Гена. Он долго говорил о том, какие мы замечательные и смышленые ребята, хоть и сорванцы, конечно. Мы с Сережкой себя прямо именинниками чувствовали.
  - Правильно вы воспитали своих детей, - закончил свою хвалебную речь Геннадий Николаевич. - Настоящими, неравнодушными людьми.
  Он достал из внутреннего кармана форменного кителя два маленьких футляра и протянул их нам с Сережкой.
  - А это вам, ребята, от нашего Управления. Спасибо за помощь. Большое дело сделали, человека спасли.
   Мы открыли футляры, сгорая от нетерпения. Ну конечно! Там лежали командирские часы. Я вытащил свои и перевернул. По корпусу была выгравирована красивыми буквами надпись 'Матвею Некрылову от Управления ФСБ'. И как это дядя Гена не ошибся, отдавая нам закрытые футляры? Вот что значит профессионал!
  Я взглянул на своего друга, тот тоже любовался подарком. И тут меня как током стукнуло.
  - А Наташка? Она ведь тоже с нами рисковала!
  - Не волнуйся, и Наташу не забыли, - дядя Гена достал целлофановый пакет и протянул мне.
  - Передай, Матвей, с наилучшими пожеланиями и благодарностью.
  Я не удержался и заглянул в пакет. Там в красивой прозрачной упаковке лежала кукла 'Барби'.
  Когда все налюбовались нашими подарками, мой папа сказал.
  - Кстати, Геннадий, а, что это, собственно, за история, в которую наши хлопцы угодили. Расскажешь или это тайна?
  - Уже не тайна, - засмеялся дядя Гена. - Обычная такая история из нашей жизни. Есть у нас в городе секретный Научно - исследовательский институт, который занимается важными исследованиями в области авиационной техники. И вот решил один из сотрудников этого института, а именно Жучковский, заработать сразу много-много денег. Наладил связь с гражданами одного из соседних государств и предложил поделиться секретами своего Института. Не бесплатно, конечно, а за очень хорошее вознаграждение. Но вот незадача, не оказалось у Жучковского доступа к нужной для тех информации, за которую можно было выручить деньги. Эта информация была только у главного инженера. Тогда Жучковский договорился с Вишняковым и его бандой, и они похитили сына главного инженера. И принялись шантажировать инженера, чтобы он отдал информацию. В пакетах, которые Вишняков передавал Жучковскому, были видеокассеты со съемками похищенного мальчика. Потом Вишняков как то узнал, что Жучковскому нужны от главного инженера не деньги, а информация, которая стоит намного дороже. И когда главный инженер решил пойти на переговоры с похитителями, бандиты решили, что Жучковский им теперь ни к чему и убили его, чтобы не делиться. Распланировано у них было все отлично, ведь главный инженер из шантажистов знал только Жучковского и понятия не имел о его сообщниках. Вот только один фактор преступники не учли.
  - Какой? - спросил Сережкин отец, с огромным интересом слушавший историю.
  - А вот этот самый, - дядя Гена потрепал нас с Сережкой по головам. - Фактор случайности они не учли. Что, ребята, именно их выберут в качестве объектов в своей новой игре. А фактор случайности порой самым важным оказывается! В этой же истории все оказалось случайностью. Ребята случайно начали следить за преступниками, случайно проникли в дом и, конечно, самое интересное это встреча на авиационном шоу, куда Вишняков приехал на встречу с главным инженером.
  - Да уж, - вздохнула моя мама. - Лучше б они случайно в школе пятерки получать стали.
  Все весело рассмеялись.
  В дверь неожиданно позвонили.
  - Матвей, посмотри, кто там, - попросила мама.
  За дверью стояли незнакомые мужчина и мальчик. Хотя нет! Мальчишка был мне знаком.
  - Здравствуй, Матвей, - вежливо сказал мужчина и протянул мне руку. - К вам можно.
  - Здравствуйте, проходите, - ответил я.
  Дядя Гена представил пришедших.
  - Знакомьтесь. Это Игорь Григорьевич и его сын, Слава. Вот пришли сказать спасибо спасителям.
  Слава засмущался, и только и смог, что пробормотать спасибо. Зато Игорь Григорьевич выступил с такой речью, что моя мама прослезилась от умиления, за нас с Сережкой. Меня, честно говоря, тяжкое бремя славы начинало тяготить, и я шепнул об этом Сережке. Он согласился со мной и мы, прихватив все еще смущенного Славу, потихоньку выскользнули из-за стола и отправились играть в компьютерные игры. А потом и вовсе пошли на улицу.
   Специальные агенты ведь тоже люди и успели соскучиться по простым детским играм.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) К.Водинов "Хроники Апокалипсиса"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"