Кашпур Валерий Валентинович: другие произведения.

Ленусик

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Монреальскому журналисту Марку Котэ в силу своей профессии постоянно приходится общаться с интересными людьми. На этот раз встреча с индейским шаманом чуть не привела его к гибели. Цикл: 1) "Мир Электры" 2) "Сила искусства" 3) "Кассандра" 4) "Ленусик"

 []

Ленусик

   Он совсем не походил на шамана -- ни заплетённых волос, ни головного убора с перьями или куртки с бахромой. Обычный сорокалетний мужчина с короткой причёской, одетый в рубашку и джинсы, сидел передо мной, читая газету. Его кабинет, похожий на офис менеджера среднего звена, не отличался оригинальностью -- стены тёплых коричневых тонов, мебель самого прозаического бюрократического дизайна, кулер питьевой воды в углу. На месте, где обычно висят дипломы и сертификаты, красуется герб в золочёной рамочке. Красивый герб. В обрамлении зарослей пышных геральдических листьев неизвестного мне растения расположен синий щит со львом и тремя лилиями. На щите покоится рыцарский шлем в средневековом тюрбане.
   -- Это ваш герб, Кевин? -- спросил я, прочитав подпись "Barnaba" на гербе.
   -- Если бы это был мой герб, я бы здесь не сидел, -- ответил он, откладывая газету. -- В резервации имеют право жить только стопроцентные могавки. Герб хранится в нашей семье как память о Рене Барбануччи, первопоселенце, которого она приютила одной холодной зимой в семнадцатом веке. Рене был итальянец. Мои предки спасли ему жизнь, а в благодарность он передал им тайные знания тамплиеров. Так что я своего рода мост между двумя совершенно разными мирами оккультного знания.
   Сказано это было настолько будничным тоном, что я решил дальше тему не развивать. Я не сомневался в наличии у хозяина кабинета заранее припасённой увлекательной истории, которая должна была убедить меня, клиента, во всемогуществе шамана. По большому счёту, мне было глубоко наплевать, какими способами будет решена моя журналистская проблема.
   -- Так вы сможете мне помочь, Кевин? -- спросил я.
   -- Это обычная "утка", Марк, за подобное я не возьмусь -- его палец постучал по выделенной мной статье в "Журнал де Квебек". -- Акулы не заходят из океана так далеко в Сен Лоран, до самого Квебек Сити. Думаю, на фотографии не акулий плавник, а киль перевернувшейся доски для серфинга.
   -- Я консультировался с учёными. Акулы посещают устья рек и даже проглатывают оленей на водопое. Это породило легенды о канадских крокодилах. Но ближайшее к Квебек Сити место на реке, где выловили акулу, находится в двухстах пятидесяти километрах ниже по течению Сен Лорана.
   -- Вот видите. Здесь, в Монреале, это тем более невозможно, до океана пятьсот километров!
   -- Хорошо, акул у вас в загашнике нет. Как тогда насчёт древних монстров? Что вы скажете на это?-- я достал блокнот и зачитал: "Перед тем как сюда пришёл лишенный воображения и слишком прагматичный белый человек, страшное чудовище Ленусик было хорошо известно суеверным ирокезам. Считается, что этот монстр вызвал исход индейских племен из деревни Очелага на острове Монреаль. Ленусика по сей день видят несколько раз в месяц, и он регулярно пожирает неосторожных людей". Это было написано на плакате возле Бобрового озера в центре Монреаля.
   -- Ленусик. Что за слово такое нелепое?
   -- На плакате, было написано, что с языка ирокезов оно переводится как Дух Озера.
   -- Дух Озера на нашем языке звучит как Каньятара Откон, если имеется в виду злой дух, который овладел животным -- уголки рта шамана пренебрежительно дрогнули. -- Что городские рекламщики знают о духах? Да они даже поленились ознакомиться с нашими верованиями! Когда сущность Откон, Великое Зло, проникает в наш мир и овладевает живым существом, глаза жертвы становятся чёрного цвета, абсолютно без зрачков и белков. Вначале Откон овладевает слабым сознанием -- животного или ребёнка. Получив тело, захватывает своими эманациями другие, более сильные личности. Откон не убивает, а превращает всё живое в своих слуг, если его не остановить.
   -- Как? Олени с чёрными глазами, белки с чёрными глазами и дети с чёрными глазами?
   -- Их так и называли "Черноглазые дети". Вот полюбуйтесь, защитный амулет для ребёнка, -- шаман порылся в глубине своего стола и выложил передо мной кружок кожи на ремне.
   Оказывается, в прозаической мебели кабинета хранились очень даже необычные вещи. Я всмотрелся в грубый рисунок индейца с расставленными руками, светлой окружностью на груди, в набедренной повязке. По бокам у него извивались два силуэта змей.
   -- А при чём тут змеи?
   -- Откон всегда стремится принять змееподобную форму, когда ему самому удаётся материализоваться. Чаще всего он превращается в полузмея полумужчину и вступает в связь с женщинами. Тогда у них тоже рождаются Черноглазые Дети.
   -- Ну вот, теперь Откон боится СПИДа, в связь не вступает, вселился в бобра, кусает людей, чтобы сделать их Черноглазыми Детьми. Современный такой демон, насмотрелся фильмов о вампирах, взял себе новое имя.
   -- Не кусает, а пожирает. Так ведь написано на плакате? Бобровое озеро -- обычный пруд с декоративными рыбками. Бобры там водились в позапрошлом веке, когда на его месте было болото. Полный вздор, это я вам как потомственный представитель суеверных ирокезов говорю -- решительно ответил Кевин и фыркнул. -- Пожирает неосторожных людей, а на осторожных людей у него аллергия. Вы были в полиции?
   -- Был. У них нет информации об исчезновениях, а муниципальные плакаты они не комментируют по этическим соображениям. Кстати, по мнению одного учёного -- существуют подземные тоннели, соединяющие Бобровое озеро с Сен Лораном!
   -- Мой народ сотни лет жил на этой земле и ничего не слышал о Ленусике! Вы же сами журналист и должны понимать, что собой представляет пиар для туристов с псевдонаучной аргументацией.
   -- Значит, я зря приехал к вам, Кевин? Мне любой ценой нужна сенсационная статья о водных ужасах. Причём, не хуже той, которую я вам показал.
   Он встал, прошёл к окну, полузакрыл глаза, подставляя лицо яркому июльскому солнцу. В профиль я заметил в его облике индейские черты -- короткие чёрные волосы были поразительной густоты и давали воронённый отблеск, крючковатый нос подрагивал, словно принюхиваясь к пылинкам, кружащимся в солнечных лучах.
   -- Любой ценой? -- задумчиво переспросил он. -- Хм, знаете, ваш монстр натолкнул меня на интересную идею. Пожалуй, я могу помочь вам организовать весьма эффектное шоу, но боюсь, вам придётся испытать его особенности на собственной шкуре.
   -- А причём здесь моя шкура? -- осторожно спросил я, всё ещё не веря, что он соглашается на сотрудничество.
   -- О нас говорят много дурного. Индейцы -- беспробудные пьяницы, карточные жулики и занимаются контрабандой сигарет. Я не хочу, чтобы вдобавок начали говорить о нас, как о проходимцах, подстраивающих сенсации. Моё условие -- вы всё должны проделать сами!
   -- Это опасно?
   -- Несчастный случай на реке. Нападение безжалостного хищника, от которого нельзя спастись, как скажем от банальной акулы -- он открыл глаза и повернулся ко мне. -- Могу вас заверить, читатели будут в шоке, но ничего опасного для жизни. Так, небольшие ранения...
   -- Ранения? Расскажите подробней.
   -- А зачем вам знать детали? Чем непосредственней вы будете реагировать, тем правдивей будет ваша сенсация, Марк.
   От его фраз попахивало курсами психологии и общественных отношений. Меня подмывало спросить у современного шамана, какой университет он заканчивал.
   -- Покупаю -- сказал я твёрдо. -- Сколько стоит?
   -- Полагаю, две тысячи долларов наличными не обременят удачливого журналиста?
   Когда делаешь грязное дельце -- без наличных никуда, особенно если дельце обтяпывается в индейской резервации. Пухлый конверт редакционной наличности лежал у меня в сумке, но я не торопился за ним тянуться.
   -- А что я получу за эти деньги?
   Он улыбнулся, показав безукоризненный ряд зубов, молча прошёл в соседнюю комнату, оставляя меня наедине с гербом. Теперь герб не казался мне аляповатой декорацией кабинета шарлатана. Рыцарский шлем, казалось, надменно взирал на меня, считая недостойным быть посвящённым в тайны тамплиеров.
   -- Вот -- сказал он, вернувшись и выкладывая на стол маленькую жестяную коробочку.
   -- Не слишком ли дорого за такую малость?
   -- Многовековой опыт стоит дорого.
   -- Надеюсь, молчание продавца входит в комплект поставки? -- съязвил я, отсчитывая банкноты.
   -- Разумеется -- он ещё раз улыбнулся, рекламируя своего дантиста, и придвинул к себе ноутбук.
   Его пальцы пробежались по клавиатуре, несколько мгновений он морщил лоб, а потом развернул экран ко мне. Я увидел спутниковую карту окрестностей Монреаля с изгибом Сен Лорана, паутинками мостов и квадратиками домов в пригородах.
   -- Здесь улица Сентраль в Сен Катрин выходит к шлюзу судоходного канала. Вот, видите этот куст? Вам нужно намазаться мазью и залезть в реку минут на десять в этом месте. Чтобы вы не почувствовали -- боль, страх, не вылезайте из воды. Потом можете звонить девять-один-один, вам потребуется медицинская помощь.
   -- И это всё? -- я недоверчиво взял коробку, открыл её, принюхался к содержимому. Пахло рыбой, мускусом и елью. -- Мазь не вызывает раздражения?
   Он кончиком пальца захватил белесую субстанцию, размазал её по тыльной стороне ладони. Критически посмотрел на лоснящееся пятно на коже.
   -- Признаться, я никогда не пробовал её на людях -- сознался он и добавил -- но всё из природных составляющих, абсолютно безвредное вещество.
   -- Для чего её тогда используют?
   -- Ну, предки использовали мазь для пыток, очень древний состав. Я же пользуюсь ей совсем для других целей.
   -- Пыток? -- я поспешно выдернул из стоящей на столе коробки салфетку и вытер мазь.
   -- Мрачное прошлое, -- вздохнул он -- белые люди в те времена тоже были не лучше и дарили бедным индейцам одеяла, заражённые оспой.
   То, что у индейцев вспыльчивый нрав, я усвоил с детства, когда в девяностом армия схлестнулась с боевиками могавков, поэтому решил не продолжать экскурс в историю, поспешно спрятал мазь в сумку, прощаясь.
   Мой кургузый "смарт" чувствовал себя неуютно на парковке среди здоровенных пикапов индейцев и с радостью распахнул свои двери, надеясь побыстрее убраться восвояси. Я не стал его разочаровывать -- разбудил, пришпорил скромное стадо мерседесовских лошадок под капотом. Радостно пофыркивая, они повлекли моего малыша прочь от чертога индейского мистицизма.
   Проверить весь этот бред требовалось сразу -- неделя, выделенная мне на написание статьи, заканчивалась и если пыточная мазь шамана не сработает, придётся разрабатывать другие варианты. В запасе у меня имелся рыбак, который уверял, что поймал гигантскую саламандру. Я надеялся, что можно будет устроить фото "монреальского крокодила". Но сейчас надо было отработать идею шамана и отработать качественно, то есть -- моё бултыхание под загадочным кустом следовало обставить по всем правилам шпионского дела. В качестве прикрытия мне виделась простенькая легенда "Полез рыбак в реку достать зацепившуюся снасть". Предстояло разжиться реквизитами рыбака.
   Мне повезло -- на выезде из резервации бросилась в глаза вывеска магазина, на которой огромный окунь разевал внушительную пасть в попытке проглотить блесну, не уступающую ему по размерам. Я свернул к магазину и после недолгого шатания между полок нашёл дешевый набор "Всё для рыбалки в одном сундучке". Спиннинг по размерам был чуть больше волшебной палочки Гарри Поттера, по гибкости походил на ручку швабры, зато на катушку уже была намотана нить. Блесны были таких кислотных цветов, что я поневоле проникся уважением к мужеству рыбы, которая осмеливается их проглотить. Уже у самой кассы я увидел ещё одну необходимую мне вещь -- водонепроницаемый футляр для смартфона.
   -- Месьё, мой айфон не захлебнётся в вашей китайской мыльнице? -- спросил я у плечистого продавца-индейца. Он смотрел соревнования по маленькому телевизору. Размашистые удары и полёты мяча для гольфа сильно занимали его, поэтому индеец лишь коротко взглянул в мою сторону и буркнул:
   -- Если точно будешь брать, испытай прямо здесь, в аквариуме.
   Рядом с ним на прилавке стоял маленький аквариум, абсолютно лишённый растительности. В нём скучала большая ярко красная рыбка. Когда я запаковал свой смартфон в футляр и погрузил его в воду, рыбёшка, по-видимому, решила, что ей доставлена новейшая аквариумная планшетка и радостно начала тыкаться головой в иконку интернет браузера. Экран телефона запестрел фотографиями загрузившегося сайта.
   -- Продвинутая у вас рыбка -- заметил я.
   -- Да, она любит повисеть в Фэйсбуке -- индеец оставил свой телевизор. Спортивная трансляция прервалась голосистой рекламой, продавец повернулся к аквариуму ради нового развлечения.
   -- Славно она долбит телефон. Как думаете, а в Сен Катрин клевать сегодня будет?
   -- Это где в Сен Катрин, не напротив шлюза?
   -- Именно.
   -- Сейчас там клюёт только карп. Жрёт кукурузу, как свинья помои и воняет так же. Здоровенные там карпы, фунтов по сорок!
   -- Мне ведь как раз и надо сфотографироваться с большой рыбой.
   -- А, -- понимающе протянул индеец и достал пакетик с розоватыми шариками -- вот, патентованные кукурузные окатыши. Запах просто зверский. Карпы за ними сами на берег выпрыгивают.
   Карп считается самой никчёмной рыбой квебекских рек. Его мясо отвратительно пахнет и только китайцы, по-видимому, в силу национальных кулинарных традиций ловят их. До сегодняшнего дня мне никогда в голову не приходило, что существует специальная наживка для ловли карпа.
   Внезапно низкий, рокочущий звук заполнил просторный зал магазина, я с удивлением опознал в нём шум вертолётного двигателя. Авиационные турбины над головой раскатисто рычали с нарастающим свистом. Рыбка бросила свои забаву с телефоном и испуганно заметалась по аквариуму. Невидимый вертолёт прошёл, казалось, над самой головой. Волна его звуков ещё мгновение терзала мои уши, а потом размеренно понеслась прочь, следуя за невидимой удаляющейся машиной.
   -- Ваша резервация обзавелась вертолётами? -- спросил я, доставая смартфон из воды.
   -- Это федералы. Второй день носятся. Ищут чего-то, что ли? -- индеец неприязненно покосился на потолок и начал выбивать мне чек.
   -- Футляр снимать не буду. Отличная штука.
   -- Барахла не держим -- продавец обрадовался похвале. -- Только там, у шлюза, соединение дерьмовое. Сам там часто ловлю весной. Но тебе ведь только с уловом сфотографироваться?
   -- Как дерьмовое? -- я опешил. Шаман советовал вызвать скорую помощь, когда сенсация испортит мою шкуру, а получалось, что связь могла отказать.
   -- Помехи сильные. В шлюзы электрического барахла напхано по самое не могу, вот и глючат сотовые.
   С самыми мрачными подозрениями я покинул магазин. Неужели шаман не знал о проблемах со связью в том месте? Чёртовы индейцы. Всегда жди от них подвоха.
   Улица Сентраль в Сен Катрин немного пропетляла по спальному району, а потом решительно вывела мой "смарт" к просторному берегу канала. Он был неширок, метров шестидесяти в ширину. Вода в канале слева срывалась с небольшого водопада, сталкивалась с бурным потоком из приземистого здания шлюза на противоположной стороне. Два течения сплетались упругими струями, взаимно погашая друг друга, рождая островки обманчиво спокойной поверхности. Дальше, вода, словно опомнившись, снова набирала разгон, несясь единым, стремительным потоком.
   Искомое место я нашёл сразу -- берег канала был выложен камнями и растительность с трудом, робкими ивовыми ростками пробивала себе дорогу к солнцу. Но у самой воды течение, видимо, сковырнуло часть камней -- роскошный куст вольготно раскинулся на камнях, забросив в воду добрую половину своих ветвей.
   Я припарковал своего малыша напротив и несколько минут сидел, глядя на воду. Где-то там скрывался сюрприз шамана. Что же это может быть? Сен Лоран не Амазонка, в нём пираньи нет. Может, какие-нибудь крысы? В юности отец часто брал меня на рыбалку, речную живность я знал неплохо, поэтому абсолютно не представлял рыбу или животное, способное напасть на человека. Мне приходилось видеть сома, проглатывающего утёнка, видел я и щук, хватавших зазевавшихся лягушек прямо с листа кувшинки. Но чтобы нанести ранения человеку? И почему, чёрт возьми, именно это место? А, может всё гораздо проще, мазь от контакта с водой становится токсичной и разъедает кожу?
   Терзаемый этими неразрешимыми вопросами, я взял купленные снасти и спустился по склону к кусту. Место явно ранее усиленно посещалось рыбаками, по пути встречались пустые бутылки из-под пива, пластиковые коробочки с надписями "Сорок крупных червей", разный бумажный мусор. Сломанный раскладной стул окончательно убедил меня в совершенной обычности этой части берега. Я достал телефон. Лесенка индикации соединения уныло светилась одним делением. Для проверки я позвонил домой и прослушал свой автоответчик. Помехи на линии присутствовали, но связь, тем не менее, была вполне удовлетворительной. Ещё более успокоенный, я повесил телефон на грудь и начал вскрывать упаковку фирменного набора рыбака.
   Со снастями проблем у меня не возникло, собрать спиннинг, привязать грузило было делом нескольких минут, сказывалось увлечение юности. Крючки уже были привязаны к поводкам, я вдел и затянул петли. Инструкция к кукурузным окатышам рекомендовала заматывать их специальной розовой сеточкой, чтобы они дольше держались на крючке. Я как раз заканчивал насадку этой сложной наживки, когда за спиной раздался шорох. Вся деловитая уверенность рыбака мгновенно слетела с меня, холодный пот, несмотря на жаркое солнце, выступил под футболкой. Повернувшись к воде, я увидел, как один камень у куста ходит ходуном. "Безжалостный хищник, от которого нельзя спастись" вспомнил я слова шамана. Неужели начинается? Но ведь я ещё даже не открывал мазь!
   На подгибающихся ногах я подошёл к камню. При моём приближении ветви куста дрогнули, как будто что-то большое под водой продиралось сквозь них. Неясная тёмная масса скользнула от берега. Я поспешно схватился за телефон сделать снимок, но силуэт медленно исчез, уходя в глубину потока. Камень опять шевельнулся, на этот раз с противным скрежетом. Я нагнулся над ним и увидел большую черепаху, безнадёжно застрявшую в щели между камнями. Её короткие лапы беспомощно скребли по осклизлой каменной поверхности. Иногда ей удавалось ими упереться, и тогда камень начинал содрогаться от усилий пресмыкающегося. С минуту я оторопело смотрел на это беспомощное барахтанье, а потом поспешил на выручку черепахе. Она засела в камнях настолько крепко, что пришлось изрядно повозиться, освобождая её. Когда же я извлёк страдалицу и торжествующе поднял над водой, неблагодарное создание пустило тугую струю мочи прямо мне на джинсы. От неожиданности я непроизвольно разжал руки, и черепаха шлёпнулась в воду. Запах от мерзких пятен на штанах был такой, что я с трудом подавил у себя позывы к рвоте. Добрых пять минут я широко открытым ртом хватал воздух, борясь с приступом дурноты. Хорошенькое начало сенсационного репортажа -- жуткое орошение черепахой! Вспомнилось, что черепаха является одним из тотемных животных индейцев.
   Внезапная злость охватила меня. Я понимал, что трюк с писающей рептилией подстроить было невозможно, что это простая случайность. Но перед глазами почему-то маячил хищный нос шамана. У меня было такое чувство, что не черепаха, а самоуверенный владелец оккультного кабинета помочился на меня. Я с рычанием снял кроссовки и стащил джинсы. Грёбанные индейцы! Дети природы, морочащие простакам головы своей псевдотаинственностью! И вот я, умный, белый человек заплатил две тысячи долларов, чтобы оказаться на берегу-помойке, без штанов, приобщаясь к великой тайне индейско-тамплиерского жулика!
   Со злостью я схватил спиннинг и сделал заброс, достал коробочку с мазью шамана. Буду дураком до конца! Намазал руки и ноги. Остальные части тела покрывать мазью не рискнул. Коробочку закинул в воду. Всё! Пусть будет, что будет. Если ничего не получится, вернусь к шаману и брошу ему в лицо вонючие джинсы.
   Вода, несмотря на летнюю жару, оказалась холодной. Держась за нить спиннинга, я сделал шаг и сразу окунулся в неё по пояс. Шаман не уточнял насколько нужно погружаться, но я решил, что глубины недостаточно. Осторожно, пробуя ногами дно, двинулся прямо к ветвям куста. Очень скоро я пожалел, что оставил кроссовки на берегу -- большой палец на левой ноге пронзила резкая боль. Вероятно, я порезался обломком ракушки или битой бутылкой.
   Когда вода уже подступила к горлу, я остановился, подтягивая к себе под водой за нить грузило. Некоторое время оно тащилось по камням дна, а потом действительно застряло. Я удовлетворённо подёргал нить и замер. Что дальше делать? Надо ли стоять неподвижно или наоборот, нужно двигаться, чтобы привлечь хищника?
   Чёрт! Сначала я почувствовал, что что-то скользнуло по бедру, а потом икра на несчастной левой ноге взорвалась болью. Она ни шла в никакое сравнение с болью от повреждённого пальца. Мне показалось, что в ногу воткнулся горячий вертел, который начал медленно проворачиваться в теле. От страха я бросил нить и схватился за ногу. Руки наткнулись на что-то длинное, скользкое, извивающееся. Новый укус в руку. Я поспешно выдернул руку из воды и оторопел. Из сгиба локтя извивалось мерзкое черное щупальце. Второй рукой я попытался схватить его слизкую плоть, но оно не давалось, немыслимо выгибаясь. Ещё один укус в ту же ногу, выше первого. Господи, что же это! Одновременно в двух местах теперь уже правой ноги страшнейшая боль! Я оступился, глотнул воды. Всё, надо выбираться на берег! Отфыркиваясь, трясущимися пальцами схватился за телефон, шлёпнул по иконке связи и не поверил своим глазам -- связь отсутствовала! Вода рядом забурлила, вздыбился бурун. Прямо передо мной начала подыматься коричневая голова неведомого существа. Огромная голова, лишённая ушей, с выпуклостью вместо носа, сверху находится небольшой нарост в клочках водорослей из которого торчит что-то похожее на антенну. Громадные, угольно-чёрные глаза без зрачков уставились на меня. Ленусик? Древнее чудовище? Какое к чёрту воплощение зла, Откон! Да это просто инопланетянин! Люди исчезают бесследно, потому, что он глушит связь! Инстинкт репортёра оказался сильнее инстинкта самосохранения, я перевёл смартфон в режим фотоаппарата и надавил на иконку сьёмки, как будто это была гашетка пулемёта. Свет вспышки ударил прямо в морду чудовища. Оно заревело и бросилось на меня. Я дёрнулся к берегу, но не успел -- в плечо впились острые зубы. Странно, но в этот раз боли я не почувствовал, видимо адреналин окончательно приглушил работу нервных окончаний. Начиная заваливаться на бок, я вдруг увидел выныривающий из-за здания шлюза вертолёт. Он шёл быстро, на низкой высоте. В его раскрытой двери мне бросился в глаза силуэт человека с винтовкой. В отчаянной попытке спастись я махнул ему рукой, заорал что было мочи, как будто ему и без того не было ясно мое положение. В этот момент массивная туша навалилась на меня, и я ушел под воду. Водоворот буро-серых пятен закружился у меня перед глазами. Последнее, что зафиксировало моё агонизирующее сознание -- была чёрная, змеящаяся тень, буравящая наискосок хоровод пятен.
   Очнулся я от страшной тяжести. Как минимум, мельничный жёрнов давил мне на грудь. Я закашлял и почувствовал, как из меня извергается поток воды.
   -- Давай парень, ещё разок! -- требовательно прокричали мне в ухо.
   Тяжесть на мгновение пропала, чтобы навалится опять с удвоенной силой. Мои лёгкие в ответ исторгли целый ниагарский водопад. Я открыл глаза, и как только смог запустить в них воздух прохрипел:
   -- Там, Ленусик. Не дайте ему уйти!
   Бородач, склонившийся надо мной, удовлетворённо крякнул и убрал с моей спины, огромную как небольшая сковородка, ладонь в белой перчатке
   -- Не уйдёт. Майкл вкатал ей транквилизатор, -- пробурчал здоровяк и озабоченно потёр свой большой, похожий на крупную сливу нос. -- Ты это, перевернись на живот и постарайся не дёргаться.
   Я огляделся по сторонам. Лежал я на брезенте, рядом с вертолётом, который потрескивал выключенным, но ещё не остывшим двигателем. Он сел прямо на дорогу возле канала. Поворачиваясь, я посмотрел в сторону воды и заметил, как там хлопочет пара человек, разворачивая надувную лодку. Недалеко от берега покачивалась на спокойной воде, перед полосой течения, большая туша зверя.
   -- А, что за чёрт! -- заорал я. Истерзанную левую ногу пронзила резкая боль. Это деятельный бородач дёргал чёрное щупальце на икре. Я в панике осмотрел себя. На другой ноге были две такие же штуки, и на локте слабо шевелилась ещё одна мерзость.
   -- Надо же. Глубоко вгрызлись, -- бородач не смог оторвать щупальце и извлёк из кармана зажигалку.
   -- Что? Что это?
   -- Миноги. Страшно голодные миноги, -- ответил он мне, прижигая чёрное щупальце. Оно задёргалось и оторвалось, наконец, от моей ноги.
   Я присмотрелся к тому, что я принимал за щупальца. Змееподобное тело миноги имело похожую на присоску голову, и не было абсолютно чёрным, по бокам проступал серо-зелёный мраморный узор. Имелся также верхний плавник, но он почти сливался с гибким телом.
   -- Никогда не слышал о такой рыбе, -- я поморщился, не в силах сдержать омерзения. Похожая на ощетинившуюся зубами долларовую монету пасть миноги пузырилась моей кровью. Десятки зубов располагались концентрическими кругами и хищно подрагивали, лишённые добычи.
   -- Строго говоря, минога не рыба. На крючок её никогда не поймаешь. Позвоночный паразит, неделями живёт на крупных рыбах, легко прогрызает самую крупную чешую, -- бородач расправился с ещё одной тварью и выпрямился. -- Миноги любят больших, жирных, ленивых рыб.
   -- Да здесь полно карпа! -- воскликнул я, вспоминая продавца из магазина. -- Я никогда не ловил карпа, поэтому миноги мне никогда не попадались!
   -- Прижми повязку к плечу. Закончу с миногами, займусь раной.
   Я посмотрел на плечо. Там зияла полуприкрытая набухшим от крови бинтом рваная рана. Плечо немилосердно ныло тупой болью. Миноги могли подождать, мне не терпелось узнать о чудище, атаковавшем меня.
   -- А это кто меня? Ленусик?
   -- Не слышал, чтобы морских слонов называли ленусиками, -- густые брови на лице бородача встали домиком, он посмотрел на тело в воде. -- Это тюлень, самка, любит лакомиться миногами. Миноги мигрировали от океана, а она шла за ними. Мы за ней следили. Видел антенну на голове?
   -- Так эта штука -- следящее устройство? -- я забыл про миног, про рану на плече, страшная загадка монстра разрешалась с поразительной лёгкостью.
   -- Да, я Стив Бэрроуз из Программы наблюдения за морскими животными. Лепим выборочно такие маркеры на контрольные особи. Накануне потеряли сигнал и вылетели на поиски красотки. Три дня её искали. Помехи здесь сильные, нельзя сделать точную отметку положения. Сегодня глядим, ты бьешься в воде как ненормальный, а она тебя грызёт. Теперь понятно, почему тебе пришлось несладко.
   -- Какие, ужасные твари эти миноги, -- содрогнулся я.
   -- Твари? -- улыбка расцвела на лице Стива. -- Миноги -- редкостный кулинарный деликатес. У нас, в Квебеке, их не едят, а вот в Испании, в Галисии, готовят так, что пальчики оближешь. Ну, а самые крупные, как утверждал ещё граф Монте-Кристо, трескают итальянцы на озере Фузаро. Я слышал, что иногда минога нападает на человека, но не верил, думал байки. Ума не приложу, почему они набросились в таком количестве на тебя?
   -- На меня черепаха помочилась, вон джинсы валяются, -- пожал я плечами, про мазь шамана распространяться было нельзя. -- А ещё я палец порезал, когда в воду залез. Может их запах привлёк?
   -- Да, здорово ты его распахал, -- поцокал языком Стив, осмотрев ступню, и начиная снова свои прижигательные экзекуции над миногами.
   "Рене был итальянец. Мои предки спасли ему жизнь, а в благодарность он передал им тайные знания тамплиеров" вспомнил я слова шамана. "Тайные знания тамплиеров. Ага! Как же! Итальянец научил индейцев ловить и готовить миног! Ну, с магазинами полными лосося, про змеиных "рыб" давно забыли, выглядят они мерзко, а вот шаман не забыл. Ловит их, точно. А тут я со своей статьёй. Голову даю на отсечение, что если чёртовой мазью смазать сетчатый мешок, миноги набьются туда как селёдка в трал! Чтобы запудрить мне мозги, шаман наплёл про пытки. А может и не наплёл?" мне вспомнилась ужасная, сверлящая боль от укуса миноги. "Ничего себе, небольшие ранения! С другой стороны, шаман ведь не знал про тюленя. Или знал? Чёрт, а ведь у тюленя были именно такие глаза, как у одержимого Откон, миноги ... они так похожи на змей, ... а если шаман сам поклоняется Откон и может вызывать его в животных? Бросали ирокезы пленника в бочку с заколдованными миногами, а когда бедолага становился черноглазым, выпускали, чтобы он бежал домой и заражал родное племя духом зла. А если Откон уже проник в меня и мои глаза тоже темнее ночи?", -- мне вдруг стало плохо, я провёл языком по пересохшему нёбу и попросил:
   -- Стив, посмотрите, пожалуйста, мои глаза. С ними всё в порядке?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"