Касмарский Джек: другие произведения.

Первопроходимцы (Главы 1-5)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    От Гагарина до марсохода прошло меньше полувека.Близок день, когда дальний космос перестанет быть дальним. И тогда в космосе и на других планетах потребуются десятки тысяч рабочих рук... Кто же добровольно согласится бросить все: семью, дом, друзей, родину и поменять все это на неизвестность, опасность и, возможно даже, смерть? Только тот , кто не помнит, что он бросает... * текст сильно перерабатывается


Первопроходимцы.

(рабочее название)

   Предисловие
  
   Человек высадился на Луне. По Марсу ползают марсоходы. На орбите нашей планеты месяцами крутятся экипажи орбитальных станций. Исследовательские аппараты достигли границ солнечной системы. Освоение космоса идет бешеными темпами...
   Сейчас в космос отправляются самые лучшие, самые подготовленные и тренированные представители человечества. Лучшие из лучших, прошедшие самый тщательный отбор. Но уже недалек тот день, когда дальний космос перестанет быть дальним. И тогда на орбитальных станциях, на базах и форпостах далеких, неизведанных планет потребуются тысячи и десятки тысяч рабочих рук...
   Кто же добровольно согласится бросить все: семью, дом, друзей, родину и поменять все это на неизвестность, опасность и, возможно даже, смерть?
   Глава первая

Хорошая болезнь - склероз. Ничего не болит - и каждый день - новости!

Устное народное творчество

   По данным МВД, сегодня в России ежедневно пропадают без вести свыше 300 человек ...в 2003 году из 118 тысяч разыскиваемых около 1200 человек стали жертвами преступлений. Это примерно один процент... Судьба остальных неизвестна и по сей день.

Печальная статистика

   Первое, что он услышал - жуткий шум. Очнулся он именно из-за него. Грохот колес просто оглушал. Скрип, треск. Он открыл глаза. Белый, закругляющийся, покачивающийся потолок. Очень близко, рукой достать. Мгновение дезориентации, которое возникает, когда человек внезапно просыпается в незнакомом месте. Вагон! Он в вагоне, который куда-то едет! Он повернул голову вправо. Если это вагон, то странный. В купе (а купе ли это?- мелькнуло в голове) было шесть полок. Он лежал на верхней правой, если смотреть от входа в купе. Вход тоже был странный. Стена, отделяющая купе от коридора была решетчатой. Дверь также решетчатая, имеющая в средней части открывающееся окно. В коридоре, напротив входа в купе, было окно из матового стекла, также забранное решеткой. Он пригляделся. Над окном было что-то. "Камера видеонаблюдения" -всплыло в голове. Точно, это видеокамера. Голова, как ватная. Как будто во сне. Интересно, где же это он. И... и...и КТО ОН!?! Что это за вагон, куда он едет? Кто он такой? И почему ничего, НИЧЕГО не помнит?! Вопросы и эмоции, словно прорвав невидимую плотину, разом нахлынули на него бурным потоком. Он повернулся на бок и спрыгнул на пол, чуть не упав. В момент приземления ноги подогнулись, как ватные. Держась за среднюю полку, он встал и огляделся. Словно стремясь компенсировать предыдущую заторможенность, мышление заработало с дикой скоростью, в доли секунды перерабатывая десятки образов и выводов. Он одет в серый комбинезон и серую куртку. На ногах - что-то напоминающее армейские ботинки. Он накоротко подстрижен. На лице - изрядная щетина. Дня три минимум. На всех остальных полках лежат люди. Мужчины, одетые так же, как и он и так же подстриженные. Возраст на вид - от двадцати до сорока. Все или спят, или находятся без сознания. Возле изголовья на каждой полке, в стене - серая, небольшая панель с тремя лампочками и какими-то кнопками. У всех горит только одна лампочка - желтая. Он повернул голову и взглянул на свою полку. Лампочка горела красным цветом. В коридоре раздался топот. К двери подбежали двое в камуфляже и противогазах-хомяках(1) . "Папа, а покажи, как слоники бегают"- мелькнула в голове старая армейская хохма. Он только открыл рот, чтобы задать один из разрывающих голову вопросов, как передний "слоник" пшикнул ему чем-то прямо в лицо. Он ощутил приятный холодок и все померкло.
   ***
   Снова потолок. Только деревянный. Он огляделся. Барак. Деревянный барак без окон. Редкие лампочки тускловато освещают центральный проход. "Взлетка(2)" - мелькнуло в голове. Двухэтажные кровати в два ряда, друг напротив друга. Барак длинный, человек на сто. Окон нет. Воздух теплый, но спертый.Сильно пахнет какой-то дезинфекционной дрянью. Пустых кроватей нет. На каждой, насколько он со своего места видит, лежит кто-то в серой форме. Он опять лежит на верхней кровати. "Нары, шконка, койка?(3) " - всплыло в сознании. На нем все та же серая форма. Но на этот раз он пришел в себя не один. Вокруг начали шевелиться и остальные.. Только мужчины, снова отметил он. Все это очень странно. Кто он? Где он? Почему он не помнит ничего, кроме эпизода в поезде? Он один такой? И почему все вокруг молчат? Он повернул голову влево. На соседней койке сидел, свесив ноги вниз, с отсутствующим выражением лица парень. На вид - лет двадцать пять. Шатен, черты лица тонкие, цвет глаз не разглядеть.
   - Эй, приятель, где это мы?
   Нет ответа.
   - Тебя как зовут?
   Нет ответа
   - Ты слышишь меня?
   Парень сидит, как сидел. Не похоже, что он вообще услышал вопрос. Странно. Еще более странно, что до сих пор никто не произнес ни слова. Кряхтение, сопение и кашель. Соседи снизу и справа тоже никак не отреагировали. Жуть какая-то. Блин, они что, все аутисты(4) , что ли? Временно оставив попытки растормошить соседа, он задумался. Первые панические порывы он успешно и легко подавил. Отметив попутно свое неестественное спокойствие. Тормошить соседей, бить их по морде, чтобы добиться хоть какой-нибудь реакции, бежать к двери и с дикими воплями стучать в нее, скорее всего, бесполезно. Раз никто ничего не объяснил ему в поезде, вряд ли ему персонально и подробно кто-нибудь что-нибудь объяснит сейчас. Да и не стоит в совершенно непонятной и странной ситуации сразу привлекать к себе внимание. А то пшикнут опять в морду чем-нибудь и снова - спокойной ночи! Значит, надо собраться с мыслями, внимательно осмотреться и только тогда предпринимать что-либо. Итак. Вопросы - кто он, где он и почему ничего не помнит - пока придется отложить. Мало данных для анализа. Разлет версий может получиться от посттравматической амнезии до похищения инопланетянами. Итак, приступим... Первый момент - ничего не помним. Второй - это поведение людей в бараке. Полная апатия и игнорирование окружающего мира. Он провел рукой по своему подбородку. Щетина соответствует уже неделе, а то и больше. Третий момент... Ему не хочется ни пить, ни есть, ни хотя бы в туалет. Щетина присутствует, а вот запаха немытого тела он от себя не ощущал. Значит - он с момента пробуждения в вагоне и пил, и ел, и спал, и ходил по нужде, и мылся- но ничего об этом не помнит. Он оглядел соседей. У всех на форме он заметил нагрудные нашивки над левым верхним карманом. Он снял с себя куртку. Серая неизвестная ему ткань, видимо что-то из синтетики. Довольно плотная. Застежка - молния. Два боковых, два нагрудных кармана. Пустые. Никаких бытовых мелочей, ни даже мусора, который обычно накапливается на дне кармана при длительной носке. На нашивке значится "Вепрь" и аббревиатура с номером: ипс дк р260-3809. Еще черный шеврон на левом рукаве. На шевроне была восьмиконечная золотая звезда. Диагональные лучи были чуть длиннее вертикальных и горизонтальных. А вот под шевроном был штрих-код...
   Тюрьма? Везли в зарешеченном вагоне, барак опять-таки ... Значит, его фамилия Вепрь? а почему инициалов нет? И почему дк, а не зк? Из памяти всплыло, что вроде бы у заключенных должно быть на нагрудной бирке ЗК... или нет? Но тогда причем тут этот странный шеврон? Не придя ни к какому выводу, он слез с койки и быстро осмотрел нашивки соседей. На нижних койках обнаружились Дайкири и Бугор, шатен напротив оказался Бурбоном. Осмотр еще двоих соседей справа дал слова Сизый и Анлим. И номера, отличающиеся от его номера последними двумя-тремя цифрами. Он вернулся на "свою" кровать и снова стал ощупывать куртку. Нашел слева внутренний карман. В нем обнаружилась сложенная матерчатая кепка с кокардой, на которой была та же звезда, что и на шевроне. В остальных карманах пусто. Оглядел себя вновь. На комбинезоне в том же месте, что и на куртке, была такая же нашивка. Вепрь...хм... Качество вещей вполне приемлемое. Ткань плотная, швы... он повертел куртку - швы качественные. На изнанке куртки, слева, под внутренним карманом обнаружились машинным способом вышитые цифры. Четыре дробь пятьдесят. "Четыре, видимо, рост, а пятьдесят - размер."- всплыло из памяти. Больше ничего. Ни даты, ни аббревиатуры изготовителя - ничего. Ботинки ... ботинки чем-то напоминали армейские берцы(5). Непохожа на тюремную вся эта экипировочка. Ладно, отложим, пока. Кстати, странно, что память выдает информацию кусками, как-то отрывисто. Откуда он знает, что могут означать эти цифры и знает, что проход - это взлетка? Непонятно. Значит - отложить пока этот вопрос.
   Теперь то, что заменяет имена. Потому что, если Вепрь и Сизый еще могут быть фамилиями, то Дайкири, Бурбон и Анлим - вряд ли. Клички? Все-таки - тюрьма? В пользу этой версии говорили имена Бугор и Сизый... Но причем тут тогда Дайкири и Бурбон? А Анлим? Он вроде бы вспомнил, что так назывался безлимитный интернет когда-то... Да и кто на хоть каких бирках или шевронах в хоть в какой государственной конторе будет писать не фамилии, а клички? Может это какая-то гигантская частная лаборатория? И клички на одежде - всего лишь имена подопытных образцов? От этой мысли стало жутко. Но зачем подопытным образцам эмблемы и шевроны на хорошо пошитой форме? Нужна ли лабораторным крысам униформа? В общем - пока ничего непонятно, кроме того, что он, судя по всему, подвергся какому-то воздействию (в голове всплыли слова - психотропный и психотронный), которое и ввергнуло его в это странное состояние, из которого он вышел быстрее, чем окружающие его люди. Которые явно все еще находятся в каком-то ступоре. Следовательно, колотить ногами в дверь и звать охрану не стоит. Лучше подождать дальнейшего развития событий, не привлекая к себе внимания... Вряд ли его похитили на органы или для опытов над людьми. Стоило ли тогда стирать память? Наличие эмблем и номеров, транспортировка в специально оборудованном вагоне говорит о том, что он, скорее всего, под "опекой" государства. Значит, далее следует притворяться зомби, именовать себя Вепрем и не поднимать пыли. Рано или поздно станет ясно, куда он попал и, может быть, появится возможность удрать из этого места, где бы оно ни было, и получить помощь в восстановлении памяти.
   Выйдя из глубоких раздумий, он снова огляделся. Люди в бараке почти все очнулись и уселись на своих койках, глядя в никуда. Никто не предпринял попыток познакомиться с соседями, поднять шум, попытаться выбраться из барака или хотя бы пройтись по нему.
   Странная апатия, сопровождавшая Вепря с момента пробуждения, потихоньку отступала. Нарастало чувство тревоги. В голове роились вопросы. Чтобы отвлечься и не поддаваться панике, Вепрь принялся зубрить свой номер. Он шевелил губами, смотря в потолок и повторял номер про себя. Сбивался, скашивал глаза на куртку, лежавшую у него на коленях, читал непонятную аббревиатуру и ряд цифр, снова пытался запомнить...
   От этого увлекательного занятия его отвлек звуковой сигнал. Соседи зашевелились. Из незамеченных ранее громкоговорителей раздался бесцветный голос:
   - Встать. Выйти на середину. Встать по два человека. По красной линии.
   После каждого слова шла еле заметная пауза. Каждое слово произносилось не только без эмоций, но и без ударений в словах. "Сообщение звучит так, словно создано на синтезаторе речи" - всплыло в памяти...
   Барак зашевелился. Люди вставали, выходили на середину прохода, где действительно виднелась красная линия, упиравшаяся в дверь. Молча разбирались попарно. Вепрь спрыгнул с койки, натянул куртку и быстренько отыскал место в некоем подобии строя.
   "Может я где-то в армии? Что-то вроде иностранного легиона?" - подумал Вепрь. - "Эдакая шанхайская вербовка(6) . Но тогда почему -"Встать по два человека" а не "В колонну по двое становись"? Непохоже на армию."
   Тем временем дверь в барак открылась. Тот же безликий голос приказал выходить. Люди потянулись из барака. Очередь дошла до Вепря. И он шагнул в проем. Серое, затянутое мглой небо, пронизывающий ледяной ветер. Слева и справа еще несколько таких же бараков, из которых тоже выбегали люди. Перед бараками - большой плац, несколько коробок каких-то зданий чуть вдалеке и - снежная равнина, протянувшаяся до горизонта.
   Но долго Вепрю оглядываться не дали.
   - Не стоим, не стоим! - слева подлетел какой-то мужик в зимнем камуфляже. - В колонну по четверо становись! "Оп-па! Все же армия?" - подумалось Вепрю.
   - Быстрее, быстрее! - орал мужик, распихивая "зомби" в некоторое подобие колонны.
   Из-за угла выехало нечто вроде электрокара. Вырулив перед строем, он остановился. На крыше кара загорелись три ...фонаря, что ли? Чем-то похожие на проблесковые маячки. Два красных и желтый.
   - Ваш цвет - красный - красный - желтый! - донеслось из громкоговорителей. - Следовать за вашим цветом!
   Вепрь, по возможности состроив такую же отстраненную морду, как и у соседей по строю, автоматически отметил, что построение фразы не совсем правильное. Но поразмышлять над этим не удалось. Электрокар посигналил и двинулся. Двинулась и колонна.
   - Бегом! Двигайтесь! Красный - красный - желтый! - орал мужик, подгоняя (впрочем, без особой грубости) замыкающих. Дальше стало не до размышлений и наблюдений, ибо электрокар набрал приличную скорость, задавая темп. Пришлось поднажать.
   Жадно хватая морозный воздух ртом, люди бежали. Поднималась метель, быстро темнело. Вепрь, оказавшийся в четвертом ряду колонны, видел только мелькавшие иногда впереди огоньки. Красный, красный и желтый. Время от времени Вепрь вертел головой и видел, что слева и справа от его колонны по равнине, чуть вдалеке от них бежали такие же группы людей...
   "Темнеет" -думал Вепрь, - "Может сдернуть отсюда прямо сейчас? Никто не следит, вокруг уже толком ничего не видно, никто и не заметит... Но куда бежать? В темноте и на холоде? А вдруг мы в какой-нибудь степи? За много километров от жилья? Ведь по какой-то причине никакой охраны и близко не видать...Удерешь сейчас, а потом сдохнешь в глухой степи от холода и голода, и искать никто не будет...Не.... Не стоит пока рыпаться..."
   Сколько они так бежали, Вепрь, окончательно утративший чувство времени и пространства, сказать не мог. Но вот голова колонны замедлила темп и остановилась. В сумерках впереди выросла громада какого-то здания. Колонна стояла перед огромными, много выше роста человека, воротами, чей верх не был виден в наступающей темноте. На воротах, в свете фар электрокара, виднелась черная надпись "Институт Принудительной Социализации. Объект N 2167/б". Пока Вепрь переваривал эту информацию, все звуки вокруг заглушило рычание электромоторов. Створки ворот медленно разъезжались в стороны. Вепрь увидел огромное помещение, залитое ярким светом. Электрокар скользнул внутрь и колонна послушно подалась за ним. Внутри все напоминало то ли какой-то высокотехнологический ангар, то декорацию для съемок какого-нибудь высокобюджетного фантастического фильма. Толстые кабеля змеились по стенам. Вдоль стен стояли агрегаты неясных очертаний и непонятного назначения. Возле некоторых из них суетились люди в красных комбинезонах, напоминающие то ли техников, то ли ассистентов Безумного Профессора действительно из какого-нибудь фантастического блокбастера. Вепрь быстро, незаметно огляделся. Взгляд отметил десяток фигур в зимних камуфляжах и странного вида оружием в руках. Охрана была размещена так, чтобы не мешать техникам и видеть при этом людей в серой форме. Вепрь насторожился и встревожился. Что тут с ними собираются делать?
   - Остановиться - раздался голос из громкоговорителя. Колонна замерла на месте. Электрокар уехал вглубь ангара. Сзади с шумом закрывались ворота.
   - Готовность минус пять... четыре ... -начал отсчитывать другой голос, явно человеческий, не машинный и какой-то замученный. Вот тут-то Вепрь впал в состояние, близкое к панике. Он еще успел заметить, что они стоят внутри круга, нанесенного на пол желтой краской.
   - Не нравится мне все это! Блин, надо было делать ноги еще снаружи! Какие-то опыты на людьми все же?- заметались в голове панические мысли, - надо было бежать, в крайнем случае просто бы замерз без мучений!
   Мысли перекрыл нарастающий непонятный гул техногенного происхождения. Мысленно перекрестившись, Вепрь рванул к ближайшей стенке, прочь из непонятного круга. Он надеялся, что охрана не станет стрелять, чтобы не угодить в приборы, за которыми Вепрь рассчитывал укрыться. Но зря. Ближайший к нему охранник как-то лениво поднял ствол своего непонятного оружия и к Вепрю с сухим треском метнулась голубоватая молния. Больно не было. Просто внезапно Вепрь перестал ощущать собственное тело. Пока к нему стремительно приближался выщербленный бетонный пол, он услышал, как скучающий голос объявил ноль.
   - Как же вы задолба ... - успел подумать Вепрь, прежде чем все опять померкло.
   ***
   На этот раз перед носом был не потолок, а напротив, пол. Тот же выщербленный, бетонный, пыльный пол. Весьма неудобный для лежания на нем мордой. И пробуждение на этот раз сопровождалось отборной руганью в несколько мужских глоток на фоне мерного гула голосов, как будто несколько десятков человек разговаривают одновременно. Вепрь приподнялся на четвереньки и помотал головой. Ощущение было такое, словно он отсидел ногу и она затекла. Только затекшим было все тело. Ощущая противное покалывание всем организмом, Вепрь попытался оглядеться. Ангар был все тот же. Только охрана стояла перед воротами и была одета на этот раз в зеленый камуфляж, непривычного вида шлемы, как у спецназовцев, и странного вида бронежилеты. Тут Вепря кто-то схватил подмышками и сильным рывком поставил на ноги. Чуть пошатавшись, он все же устоял на ногах и, гордый этим маленьким триумфом, обернулся. Сзади стоял здоровый мужик с физиономией, не обезображенной печатью интеллекта. Откровенно уголовного вида.
   - Ты как, паря? - добродушным тоном, не вяжущимся с его внешностью, спросил здоровяк.
   - Нормально,... почти - сипло ответил Вепрь и чуть не рухнул опять. Здоровяк вовремя подхватил его.
   - Ты валялся дольше остальных - заметил мужик. - Кстати- я Кремень, как мне кажется, - сказал он, сверившись со своей нашивкой на куртке.
   - Я - Вепрь. - сказал Вепрь, пожимая протянутую Кремнем руку
   - Ты тоже ничего не помнишь и не знаешь, где это мы? - полувопросительно, полуутвердительно произнес Кремень.
   - Именно так, - ответил Вепрь, отмечая сразу два факта. Во- первых люди вокруг вели себя как люди, а не как сомнамбулы,(7) или неупокоенные зомби. Во-вторых - память потерял не только он. Еще раз оглядевшись он отметил, что аппаратуры вокруг почти нет, нету и техников. Люди все еще находились внутри круга, только теперь начерченного красной краской. Несколько человек поблизости сидело на корточках друг напротив друга, образовав свой маленький кружок. Небольшая группа мужиков стояла возле самой границы круга и посыпала отборной бранью десяток охранников. Там же, почти на границе круга, лежало неподвижно пара-тройка тел. Большинство же людей сидело прямо на полу и ожидая неизвестно чего, переговаривалось с соседями вполголоса. Здоровяк понял его взгляд по своему.
   - Не, они живые все. Вертухаи(8) из своих стволов чем-то синим коцают. Человек тут же с копыт и летит. Через пару минут оклемывается, да отползает в сторонку. Тут народ сразу всей толпой пробовал рвануть, так толпой их в секунду и положили. Эти сейчас тоже оклемаются. А ты вродь сразу лежал. Я уж думал - жмур(9).А тут ты вродь очухался...
   Монолог Кремня прервал включившийся громкоговоритель. Безликий голос сообщил:
   - Убедительная просьба сохранять спокойствие! Не переходить границы круга! Любые попытки будут пресекаться. Это нужно для вашей безопасности. Через несколько минут вы сможете покинуть ангар. На все ваши вопросы ответят. Повторяю ...
   - Вот чертова бормоталка! - Кремень сплюнул. - Это уже третий раз. - сообщил он Вепрю.
   Вепрь присел на корточки.
   - Что ж, посмотрим, что будет через несколько минут - спокойно сказал он Бугру.
   - Позырим(10)! - согласился Кремень и присел рядом.
   - Но я же прекрасно все помню. Язык. Цифры. Слова. - Вепрь посмотрел вправо. Там сидел прямо на полу какой-то молодой парень и говорил, глядя строго перед собой, ни к кому не обращаясь.
   - Я умею бриться. Читать. Писать. Значит, я вспомню. Ведь это так просто. Взять и вспомнить, откуда я знаю, что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. Значит, я вспомню. Я же помню, как забить гвоздь, завязать шнурок, что такое телевизор и параллелограмм. Я вспомню. Прямо сейчас...
   - Школяр, заткнись, а? - сказал кто-то из ближайшей группы. Но парень, названный Школяром, продолжал свой монолог...
   - Планка едет у мужика. - Кремень сочувственно цокнул языком и покачал головой
   Из ближайшей кучки людей встал светловолосый парень, подошел к Школяру, и, внезапно размахнувшись, треснул его по морде открытой ладонью. Школяр, замолчав на полуслове, опрокинулся от неожиданности на бетон.
   - Э! Я не понял! Ты че буровишь, чудило? - поднялся на ноги Кремень, - ты зачем убогого стукнул?
   - У парня шок,- спокойно ответил светловолосый, - если его не вывести из шокового состояния - может свихнуться.
   - Чего? - не понял его здоровяк.
   - Парень в шоке- терпеливым тоном пояснил блондин.- Надо или вколоть успокоительное, или дать ему глотнуть спирта грамм сто ... Или стукнуть. Иначе есть нехилый шанс, что у парня крыша съедет. Видишь, он уже никого вокруг не видит и не слышит?
   - Ты че, лепила(11) чоль? - уже более спокойно спросил Кремень.
   Блондин молча пожал плечами. Мол, может и лепила, кто ж теперь разберет.
   Ожил динамик.
   - Давление норма. Температура норма. Дезинфекция проведена. Излучатели отключены.Внимание - персоналу отойти от ворот. Шлюз открыт.
   Раздался шум электродвигателей и створки ворот медленно стали разъезжаться. Откуда-то из боковых дверей набежали еще охранники, экипированные так же, как и предыдущие, за исключением того, что у "подкрепления" были еще и дубинки.
   - Ста-а-ановись!!! В колону по четверо! - заорали наперебой охранники. - Встать! Строиться! По четверо, по четверо! Ты куда встал? Считать не умеешь! Эй, вы, двое! Что такое колонна знаете?
   Люди начали подниматься и худо-бедно создавать подобие строя. Вепрь уцапал за рукав блондина и потянул за собой. Кремень схватил Школяра за шиворот, рывком поднял с пола и все вместе они быстренько заняли место в строю. И вовремя. Пяток охранников пробежали в бесформенный хвост колонны, наводить порядок тычками и затрещинами. Но опять-таки, довольно корректно, без откровенного мордобоя. Тем временем, ворота полностью открылись. Еще до того, как что-нибудь за ними разглядеть, Вепрь почувствовал, что в лицо упруго толкнулась волна свежего воздуха. Довольно прохладного, но не ледяного, как в прошлый раз. Ветер принес запахи металла, бетона машинного масла и еще чего-то незнакомого и приятного. Так могло бы пахнуть в пекарне. Рядом шумно вздохнул Кремень.
   - По крайней мере, мы не на севере!- заметил он.
   Стоящий справа от Вепря Школяр, похоже все же вышел из своего ступора и тоже глубоко задышал, ловя незнакомые ароматы.
   - Вперед! - Раздалась команда. И колонна двинулась наружу. Когда они вышли, то оказались на просторном плацу. На ясном, чуть зеленоватом небе ярко светило солнце. Вокруг плаца стояли разные строения, Вепрь их точно не разглядел, ибо его взгляд в первую очередь, уперся в бетонный забор, виднеющийся в проходах между зданиями. Кое-где над забором виднелись вышки непривычного вида. И какие-то странные башни. Никаких признаков заснеженной равнины, как прошлый раз. Значит, пока они были в отключке, их куда-то перевезли? Непонятно...
   - Все-таки тюрьма! - сказал Кремень и грязно выругался.
   - Не уверен в этом - блондинистый парень так же, как и все, крутил головой во все стороны, стараясь все рассмотреть.
   - Да че тут думать... - Начал было Кремень, но его перебил звук сирены. Сирена рявкнула быстро и отрывисто. В воздухе прямо над плацем возник гигантский человек в незнакомой форме."Голографический экран?" - подумал Вепрь, тихонько охреневая. Деревянный барак, в котором Вепрь очнулся во второй раз, невзрачные бетонные строения вокруг и дорогущая голопроекторная установка не вязались друг с другом никак. Судя по недоуменным восклицаниям и нецензурным междометиям, слышавшимся вокруг, Вепрь был не единственным офигевшим.
   - Тишина! - прогремел усиленный невидимыми динамиками голос. - К вам обратится командир базы Осина-175, полковник Зубр. Молчать! Слушать!
   Картинка в воздухе сменилась. Появился седой мужчина с рублеными чертами лица, также затянутый в камуфляж. Видимо, он сидел за столом, потому что, в отличие от предыдущего "оратора" был виден только по пояс.
   - Товарищи колонисты! Сегодня первый день вашей новой жизни! Я рад приветствовать вас на базе Осина -175. - Загремел над плацем голос полковника.
   Народ недоуменно загудел, но пробежавшиеся вдоль колонны солдаты быстро восстановили тишину
   - Первое! Вы все здесь - добровольцы! - продолжал вещать полковник. - Каждый из вас подписал добровольное согласие на принудительную социализацию.
   - Второе! В программу социализации входит коррекция памяти. Вы не помните ни кто вы, ни откуда вы, ни где и когда вы родились, учились, и работали. На это каждый из вас тоже согласился добровольно.
   - Третье! База Осина - 175 расположена на четвертой планете системы BX-1018/67 пространства Росской федерации Содружества Солнечной Системы. Вы не на Земле и больше туда никогда не вернетесь.
   - Четвертое! После прохождения первого этапа социализации вы сможете выбрать свой дальнейший путь. Пока что вы - добровольные колонисты, люди с ограниченными правами и неограниченными обязанностями. Все остальное вам объяснят ваши десятники.
   С этими словами голопроекция полковника пропала.
   "Наши...кто!? " - Вепрь почувствовал, что несмотря на искусственное спокойствие, крыша у него начинает потихоньку съезжать. Колонисты, стертая память, они больше не на Земле, висящие в воздухе полковники и десятники. Бред сумасшедшего!!!
   - Внимание! - опять загремел громкоговоритель. - Сейчас вы разобьетесь по десяткам. Слушать внимательно! Первый десяток! номер р260-3775! Козырь! Номер р260-3816! Валун!
   Прямо в воздухе, чуть в стороне, слева от колонны загорелась здоровенная красная единица. Где-то на высоте метров трех. Под ней уже стоял какой-то здоровенный мужик, так же одетый в камуфляж и орал, без труда перекрикивая громкоговоритель :
   - Первый десяток! Сюда! Кого назвали, не спим! На нашивках номера и позывные смотрим, идиоты! Вы полчаса сидели в шлюзе, мать вашу! Нельзя было на свой номер посмотреть? Быстрее! Не тупим! Шевелитесь!
   Вепрь прекрасно выучил свой номер и ...позывной? Выучил свои данные еще в бараке. А вот Кремень и Школяр засуетились. Неизвестный блондин, выводивший Школяра из истерики, видимо, выучил свой номер в ангаре (который тут именовался, судя по всему, шлюзом) и остался спокойным. А вокруг снова царил бедлам. По мере того, как голос называл все новые и новые номера, суета возрастала. Вокруг бегали растерянные люди, переспрашивали, какой номер сейчас назвали, теребили нашивки и перебегали из десятка в десяток. Среди этого хаоса бегали солдаты, матом и тычками наводили подобие порядка. Услышав свой номер, Вепрь подошел к тому месту на плацу, где в воздухе висела, вращаясь четверка. Там уже стояло два мрачных парня, чем-то похожих друг на друга, какой-то седой мужик и камуфляжник. Видимо, десятник. В руках у солдата была электронная записная книжка, в которой он что-то быстро помечал стилусом.
   - Номер? - Спросил солдат, не поднимая глаз. Вепрь отбарабанил свой номер и позывной. Солдат сделал пометку и кивнул.
   - Стой на месте. Не разговаривать. Ждем остальных.
   Вепрь молча кивнул, встал чуть в стороне и начал разглядывать солдата. Лет под сорок, лицо то ли смуглое, то ли очень загорелое, скулы и разрез глаз скорее восточные, чем славянские, волосы черные, рост средний. Одет в камуфляж, броник(12) и разгрузку(13), на которой виднеется куча всяких непонятных предметов. На боку кобура. Непустая, но что за оружие в ней- не поймешь. Вепрь отвернулся и начал изучать окрестности плаца. Забор был высотой метров пять на вид и, видимо, окружал всю территорию базы. По верху забора шло еще и проволочное заграждение. Не исключено, что под током. Вокруг плаца стояло несколько двухэтажных строений уныло-армейского типа. Странность - окон в зданиях очень мало да и те, что есть везде забраны решетками. Плоские крыши кое-где украшены неизвестного вида установками, явно что-то смертоносно-скорострельное. Над одним из зданий - лес антенн и тарелки спутниковой связи. Или что-то их напоминающее. Везде аккуратные дорожки. Еще странность - на всех дорожках вокруг плаца, на котором они стояли, какие-то разноцветные линии. И все тоже странное поведение людей. Никто не возмутился, не стал задавать вопросы, не попытался удрать или напасть на солдат... Может, стоит попытаться с воплем "Бей их, братва!" удрать из этого непонятного заведения, чем-бы-там-оно-ни-было? Но кто знает, какие инструкции у охраны на случай массового неповиновения? Хорошо, если газ какой-нибудь пустят... А если шмальнут из чего-нибудь скорострельного по первым рядам? Да и подорвутся ли за ним остальные? В общем, тухлый вариант. Не стоит суетиться.
   Пока Вепрь осматривался и размышлял, бардак вокруг потихоньку упорядочивался. К радости Вепря, Кремень также попал в четвертый десяток. Все ж какой-никакой, а знакомый в этом сборище вынужденных склеротиков. Солнышко припекало. Вепрь сначала расстегнул куртку, потом, покосившись на десятника, вовсе ее снял. Внезапно сильно захотелось курить."Я еще и курящий?" - мысленно удивился Вепрь.
   Десятник закончил что-то записывать и поднял голову.
   - Меня зовут Могол.- Сказал он, окинув взглядом десяток. - На ближайшие полгода я - ваш папа и ваша мама, ваш непосредственный начальник ... и ваше все остальное. Мое звание - сержант. Обращаться ко мне - господин сержант. Это первое.
   "Ох и любят они тут все перечислять по пунктам" - мелькнуло в голове у Вепря.
   - Второе. Вы, слышали, что сказал господин полковник. Это не бред, не розыгрыш, не эксперимент правительства или инопланетян и вы не сошли с ума, поскольку вы прошли медкомиссию перед отправкой.
   Десяток загудел.
   - Если я сошел с ума, то и вы, и медкомиссия мне просто кажетесь, так что это ничего не доказывает - перебил сержанта Школяр. "О! И этот здесь! Место штатного умника в десятке уже занято" - подумал с иронией Вепрь.
   - Парень! На первый раз я тебя прощаю. Но на будущее запомни - меня НЕ ПЕРЕБИВАТЬ! Все, что я скажу - выполнять НЕМЕДЛЕННО! Это всех касается!- Сержант угрюмо обвел взглядом группу. - Иначе я докажу свою реальность весьма неприятным для вас методом.
   - Борзо(14) - заметил Кремень.
   Могол молча сделал шаг к Кремню и ловко сбил его с ног одним движением.
   - Я два раза не повторяю - заметил он вполголоса
   Кремень поднялся, отряхнулся, но ничего говорить не стал, только зло зыркнул на сержанта. У Вепря возникло ощущение, что он попал в дешевый западный боевик про суровые армейские будни.
   - Третье! - Продолжил сержант. - Вы не в армии, вы не солдаты. Вы - колонисты. Следующие полгода вы будете учиться жить в этом мире. Полученные вами навыки и умения помогут вам выжить здесь, на Осине, а также еще на дюжине планет с агрессивной к человеку биосфере. Через полгода вы выберете себе профиль и будете заниматься специальными дисциплинами еще полгода. Пока же вы ни на что непригодны, за пределами периметра базы вы проживете две-три минуты.
   На все оставшиеся вопросы я отвечу позже. А теперь ... В колонну по двое - ста-а-а-ановись!
   Под мудрым руководством сержанта, обалдевшие от новостей колонисты построились.
   - За мной бего-о-ом...Марш! - заорал сержант. - Держать строй, не отставать! Под ноги смотрим!
   Легкой рысцой группа отправилась за сержантом прочь с плаца.
   - Вниз смотрим! - Продолжал орать сержант. - Дальнейшее передвижение по территории базы только по зеленым линиям и только группой!
   - Шаг в сторону - и расстрел? - на бегу ехидно поинтересовался кто-то из первой шеренги.
   - Шаг в сторону, без сопровождения - и тебя кто-нибудь немного понадкусывает! - ответил Могол.
   - Сегодня вы получите снаряжение и форму, пройдете медосмотр...Пожрете и будете спать до утра... А вот завтра будет экскурсия по базе... Заглянем на кладбище... Там для тех, кто сделал шаг в сторону - отдельный сектор...
   ***
   Дальше все слилось в один калейдоскоп. Получение формы, экипировки, большей частью состоящего из неизвестных предметов и приборов на трех разных складах. Медосмотр в медцентре, напоминающем исследовательский институт и лабораторию все того же Безумного профессора сразу. Поселение в казарме. В казарме колонистам понравилось. На каждый десяток полагался отдельный отсек. В каждом отсеке было шесть кубриков. Пять двухкоечных и один, представляющий собой крохотную кухоньку с двумя диванчиками и столом. Эдакая наземная кают-компания. Вепрь понял, что ни тюрьмой, ни армией тут и не пахнет. Во всяком случае, в привычных ему понятиях. Но долго отдыхать им не дали. Только распихали снаряжение и новую форму по встроенным шкафам, как сержант собрал всех в общем кубрике. Вывалил на стол кучу браслетов и каких-то жетонов. Браслеты выглядели, как металлические полоски, толщиной с сантиметр и шириной сантиметра четыре. Жетоны представляли собой прямоугольные куски какого-то металла на цепочке.
   - Они подписаны, - сказал сержант,- разбираем и одеваем. Жетоны на шею, браслеты на левую руку. Браслеты - это коммуникаторы, плюс еще кое-что. Жетоны - это ваше удостоверение личности. Снимать категорически запрещено. Коммуникаторы - за пределами спального помещения. Жетоны - вообще. Даже в душе! Кто снимет - будет наказан.
   - Чтоб мы не сбежали - ехидненько поинтересовался Енот, молодой паренек небольшого роста.
   - Нет. Сколько раз вам повторять? Вы не в тюрьме и не в армии. Связка коммуникатор-жетон, это еще и биометрический комплекс(15). Если вы встрянете куда-нибудь, в дежурке будет подан тревожный сигнал и патрульная группа понесется спасать очередного тупого колониста, залезшего не туда. А если она не успеет - то в коммуникаторе есть функция "черного ящика". И мы хотя бы будем знать, от чего именно откинул копыта конкретный недотепа. Чтобы следующая группа идиотов была проинструктирована, какая еще хрень может отгрызть голову или еще что-нибудь. А вот если ты снимешь без приказа коммуникатор и жетон, то на пульт пойдет тревожный сигнал о том что ты - труп! И патрульная группа будет очень счастлива от того, что вместо трупа и опасного для здоровья зверья, прорвавшего периметр базы, найдет зеленого колониста, решившего пошутить. Ребра потом тебе, конечно, срастят и вылечат...
   Браслет у Вепря на руке сначала болтался, потом с тихим "вжик" ужался и сел, как влитой. Вепрь с опаской поглядел, скосив глаза на жетон, висевший у него на груди, но тот спокойно болтался и никаких "вжик" не делал.
   - Это же не удавка! - Ухмыльнулся наблюдавший за ним Могол. Группа разобрала браслеты и жетоны.
   - Строиться в коридоре! - Сказал сержант. - Практические занятия с коммуникатором - завтра. А сейчас - жрать и спать!
   ***
   Столовая колонистам понравилась еще больше, чем казарма. Большое, светлое помещение, правда, без окон. Свет давали желтые пластины на потолке. Чистые пластиковые столы. У левой стены был длинный отдельный стол. Именно туда отправился сержант. Вепрь прикинул, что, если сидящие там люди - тоже сержанты, то с Моголом их (Вепрь быстро посчитал) двенадцать. А значит на базе - человек сто двадцать колонистов из одной с ним партии. Но вот что это дает? Ничего не решив, Вепрь пошел к своей группе, которая уже стояла в очереди у дальней стены, где автоматическая линия раздачи выдавала подносы с едой.
   Еда оказалась немного странной, но вкусной. В частности, никто из группы так и не смог опознать, то, что они ели. Бегало оно раньше или летало - вопрос остался открытым. Из овощей уверенно опознавалась только картошка и помидоры. Из фруктов - яблоки. Впрочем, первые пятнадцать минут десяток был очень занят. Только в столовой Вепрь понял, что дико хочет жрать. Судя по деловитому чавканью, воцарившемуся за столом - остальные колонисты ощутили тоже самое.
   - Жратва - класс, - сообщил Кремень, довольно хлопая себя по животу, - точно мы не на зоне! Пойду-ка я по поводу добавки поспрошаю!
   - А влезет? - С нарочитым сомнением спросил Енот. Кремень только хмыкнул. Прихватил свой поднос и пошел на раздачу. К Еноту вообще никто серьезно не относился. С первого момента в десятке он прочно занял должность штатного хохмача и ходячего недоразумения. Откуда-то из прошлой жизни, Вепрь знал, что в малых коллективах и небольших группах всегда есть ряд определенных ролей. Которые будут обязательно заняты наиболее подходящими по психотипу людьми. Вот разве что лидер у них пока не выделился.
   - Ну, что мужики? - сказал Листик, светловолосый, голубоглазый парень, тот самый, что лупил Школяра в шлюзе, сидевший справа от Вепря. - Как думаете, мы реально на другой планете? Или это прикол такой? Типа - нас скрывает снятая камера?
   - Кто ж его теперь разберет! - сказал седоватый мужик лет под полтинник, откликавшийся на позывной Бобр. - Может и правда...
   - А по мне - это чушь какая-то! - Сказал Колун, сидевший напротив Бобра. Его брат, Док, молча кивнул. То, что они братья, им сказали на медосмотре. Видимо, у медиков хранились реальные данные колонистов. И Колун и Док с первого взгляда производили впечатление парней спокойных, неконфликтных.
   - Фто фкашешь, Вепрь? - Спросил Енот с набитым ртом.
   - Ты прожуй сначала! - посоветовал Вепрь. - А что тут сказать? Если это какая-то афера, прикол или эксперимент - рано или поздно мы об этом узнаем. Чего сейчас-то гадать - солдат из нас сделают, рабов или пустят на котлетки для инопланетян
   - Фто? - Енот аж подавился - С чего ты взял?
   - Да это я так, версии выдвигаю - сообщил Вепрь
   - Ну тя к лешему, - сообщил Кремень, вернувшийся с новым подносом. - С такими-то шуточками. Видишь, паренек чуть ложку не проглотил.
   Вепрь только ухмыльнулся.
   - Похоже, это правда, что мы не на Земле, - сообщил Школяр, задумчиво попивавший свой компот.
   - С чего это ты взял? - спросил Бобр.
   - Когда мы заходили в столовую, уже начало темнеть. И начали появляться звезды.
   - Как романтично-о-о... - съязвил Енот, получил легкий подзатыльник от Бобра и замолчал.
   - Таких звезд я не знаю и не видел никогда, - продолжил Школяр. - Или мы на Земле, но не в северном полушарии. Звезд южного полушария я не знаю.
   - Ты что, астрономом был? - спросил его Штуцер, крепкий, немного пухлый мужик, сидевший рядом с Бобром
   - Издеваешься? - ответил вопросом на вопрос Школяр.
   - Тьфу ты, никак не привыкну, что никто ничего не помнит! Извини, брат! - Сконфуженно сказал Штуцер.
   - К тому же... - Продолжил Школяр, - я не знаю, как вы, но я вот чувствую, что у меня руки и ноги, как свинцовые. И вообще я себя ощущаю...Более тяжелым, что ли...Я думал, что просто устал. Но если мы на другой планете, то тут может быть чуть другая сила тяжести...
   - Замути-и-ил, - с уважением в голосе сказал Кремень, - правда я себя тоже чувствую, как будто вагон угля разгрузил.
   - Меня вот другое интересует, - сказал задумчиво Вепрь. - Чем нас накачали, или чем нам по мозгам бьют, что мы все такие спокойные? Как будто каждый день нам стирают память и переселяют на другую планету. Как будто так и надо.
   Вепрь окинул взглядом зал.
   - Вы посмотрите, больше сотни незнакомых друг с другом мужиков. Фиг знает где, фиг знает зачем - и ни одной истерики, ни одной драки...
   Кремень даже жевать перестал. Остальные тоже замолчали и задумались.
   - А тебе было легче, если б половина валялась в истерике, а остальные морду бы друг другу чистили? - Ехидно осведомился Кекс, тощий, небольшого роста мужик лет сорока, сразу невзлюбивший почему-то Вепря
   - Причем тут легче? Легче мне было бы, если б я очнулся не в бетонном ангаре на другой планете, а дома в постели, - спокойно ответил Вепрь,- мне интересно - почему?
   - А ведь верно! Реакции у нас нестандартные. - Заметил Школяр. - Ведь мы должны были, как минимум, вцепиться в своих десятников с воплями, вопросами и требованиями вернуть нас домой, к мамочке...А мы сидим, как будто так и надо, и беседы под компотик ведем неторопливые ...
   - Может, нам наркоту какую в жратву подсыпали? - сказал Док, с подозрением разглядывая содержимое своей тарелки. Полгруппы поперхнулось.
   - Можете спокойно дожевывать свою жратву. - Подошедший незаметно Могол окинул группу взглядом, задержав свой сержантский взор на Вепре, потом на Школяре. - Ничего там нет. А такими отмороженными вам ходить еще долго. Завтра вводное занятие, там вам все и объяснят и ответят на все вопросы. У вас есть десять минут до построения. На выходе есть автомат с сигаретами, если кто курящий. Курилка - справа от выхода. Дальше курилки не уходить.
   ***
   Вепрь почти выбежал в курилку. Там уже перекуривали несколько человек в серой форме колонистов. Курилка была странной... Сразу возле выхода из столовой нехилый кусок территории был огорожен мелкоячеистой сетью. Причем сверху тоже. Такой вольерчик для млекопитающих прямоходящих. На выходе из этого вольера, возле калитки как раз остановился патруль. Видимо, тоже на перекур. Вепрь с наслаждением закурил. И, вроде как в задумчивости, не спеша побрел поближе к патрульным, занятый разглядыванием пачки. Никаких предупреждающих о вреде курения надписей. Ни фирмы, ни завода... Только название - "Черная дыра" и все... Да еще содержание смол и никотина напечатанные на боку пачки. За этим занятием Вепрь подобрался к патрульным достаточно близко, чтобы слышать обрывки фраз:
   - Ага, он поспорил с Говоруном на три пузырька...
   - А тут царапун и выскакивает...
   - Смотреть надо было ...
   - Ферзь ему уши прочистит фазером... Прыгунцов не услышал...
   Вепрь хотел подобраться еще ближе, но солдаты уже докурили и стали уходить. Один из них обернулся и на ходу крикнул в курилку:
   - Духи(16)! Вешайтесь!
   Патруль заржал. Впрочем, это прозвучало скорее как шутка, нежели как угроза.
   После перекура сержант построил их десяток и привел в казарму. Собрав группу в общем кубрике, сержант еще раз напомнил:
   - Из казармы - ни ногой. Коммуникаторы на ночь можете снять, но держать рядом с собой. Жетоны не снимать, если не хотите пообщаться на ночь с ближайшим патрулем. Сантехнический блок - на первом этаже. И последнее... Бобр - загляни-ка во-о-он в тот шкафчик.
   Бобр открыл указанный шкафчик и с радостным восклицанием извлек оттуда стопку пластиковых стаканчиков и здоровенную бутылку, на этикетке которой значилось "Сверхновая"
   Под одобрительные возгласы сразу оживившихся мужиков, он поставил все это на стол. "Да-а-а...россы - везде россы, менталитет не переделаешь...Неважно, Земля это или далекий космос ... " - подумал Вепрь.
   - Наливай! - с усмешкой сказал Могол, - тут как раз где-то грамм по сто на рыло.
   - Дык тут вполне можно жить, при таких-то раскладах! - радостно сказал Кекс, потирая руки в предвкушении.
   - Через неделю в ваш суточную норму довольствия будет включено сто грамм спиртного, - сообщил сержант, глядя на то, как Бобр разливает содержимое бутылки по стаканам.
   - Ух ты! - восхитился Колун, - жить можно и даже нужно! Кстати, а как тут с бабами, господин сержант, не подскажете?
   - Никак - хмыкнул Могол, - да ты не переживай! Следующие полгода я и остальные инструкторы будем так вас замучивать(17), что кровать будет для вас только местом очень долгожданного, но очень краткого отдыха и ничем более. Ну... расхватали стаканы... Вот теперь - сержант сделал паузу, - добро пожаловать на Осину, самую лучшую колонистскую базу в Росской Федерации ...
   Перекурив там же, в общем кубрике, Вепрь почувствовал, что принятые сто грамм хорошо легли на дневную усталость и плотный ужин и до своего кубрика, в который его поселили с Кремнем, добрался, уже засыпая на ходу.
   Глава вторая

Ученье - свет, а темнота - друг молодежи!

Устное народное творчество

   Вепрь сидел с закрытыми глазами и слушал.
   - Согласно пункту шестому колонизационной директивы номер 118, вы имеете право на свободный выбор занятия и места проживания сразу после окончания адаптационного курса. Вопросы?
   - Где же мы сможем ... проживать, как вы изволили выразиться? (Это Школяр спрашивает, умник, блин... - подумал Вепрь, не открывая глаз)
   - В настоящий момент, кроме Осины на которой мы находимся, есть еще десять планет второй категории колонизации в разных звездных системах пространства нашей федерации. Вторая категория означает землеподобные планеты с агрессивной к человеку биосферой. Вы сможете выбрать любую.
   Шел второй час лекции. Вепрю отчаянно хотелось курить и спать. Вот уже неделю их поднимали ни свет ни заря. Закармливали какими-то таблетками и различными прививками, постоянно гоняли на обследования. По окончанию курса прививок их ждали занятия по физической подготовке. А еще с подъема и до отбоя их пичкали информацией. Час времени на изучение правил внутреннего распорядка Базы и устав Колонизационной Службы. Два часа в день - занятия с индивидуальными средствами связи (обращение с коммуникаторами, сканерами и разведмодулями). Два часа занятий по безопасности жизнедеятельности (колонистский индивидуальный защитный комплекс "Панцирь". Те самые непонятные броники, на которые Вепрь обратил внимание еще в первый день. Индивидуальные лечебно-диагностические модули. В просторечии - аптечки). И каждый день - предмет под названием "Введение в курс адаптации". Дружелюбный лысый дядечка лет пятидесяти, чуть ли не единственный из всего персонала базы, кто не носил камуфляж и единственный, кто носил очки, встретил их в учебном классе на второй же день. Солдаты и инструкторы уважительно называли его "господин Профессор". Вепрь так и не понял, имя это или действительно научное звание.
   Учебный класс был просторным, с низким потолком, как большинство помещений базы. Столы, стулья. Большой экран на одной из стен.
   И в этом классе этот дядечка день за днем объяснял им, кто они теперь, где они теперь и как им дальше жить.
   - Господин Профессор, а почему колонизация дальних планет проводится силами преступников? Неужели других вариантов нет? - спросил кто-то из середины класса
   Профессор снял очки, подышал на стекла и начал протирать их белоснежным платочком, извлеченным из кармана своего серенького комбинезона.
   - А кто вам сказал, что вы все - преступники?
   - Но как же? Стертая память...
   - Институт ведь именно ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ социализации... - добавил другой голос с задних рядов
   - И что с того?- Профессор спрятал платочек и опять надел очки. - Институт занимается асоциальными личностями. То есть теми, кто стоит вне общества по тем или иным причинам или же не смог найти себя в его рамках и самореализоваться. Среди вас есть преступники, это правда. Как настоящие, так и бывшие. Но также и другие...ммм... Неприкаянные души. Алкоголики. Наркоманы. Жертвы тоталитарных религиозных сект. Участники антиобщественных радикальных движений. Участники столь популярных ныне молодежных течений странной направленности. Люди, не нашедшие себя в жизни и пришедшие в проект абсолютно добровольно. Тунеядцы, неудавшиеся самоубийцы, в конце концов. Люди с синдромом постоянной перемены мест. Люди с зависимостью от виртуальных игр. Да много кто еще...
   Зал загудел. Не очень-то приятно узнать, что, вполне возможно, в не столь далеком прошлом ты - шлак общества. Бывший наркоман, преступник или псих.
   - Тихо! - Рявкнул присутствующий на занятии десятник восьмого десятка, - тихо, я сказал!!! На губу кто-то захотел?
   Профессор подождал, пока восстановится тишина и предложил
   продолжить задавать вопросы.
   - А зачем память-то стирать? - выкрикнул кто-то с задних рядов
   - Тут есть целый ряд причин. - Профессор встал и начал прохаживаться вдоль стены с выключенным экраном,
   - Во-первых - чтобы вы не потянули за собой хвост привычек из прошлой жизни. Сам образ жизни, если уж на то пошло. Новому миру нужны новые люди.
   Во-вторых - среди первой волны колонизации в течение первых двух лет была зафиксирована целая волна самоубийств. Ностальгия по родине, семье и тому подобное. Благодаря чему и появился курс адаптации и обязательная процедура стирания памяти. Люди со стертой памятью в среднем уже через полгода начинают считать, что их дом здесь. Здесь, а не на Земле. В-третьих - вопросы безопасности. Как вы понимаете острая конкуренция среди ведущих держав мира царит не только на Земле. В дальний космос почти одновременно с нами вышли англосаксы, Чуть позже - пруссы, франки и япы. Еще чуть позже - чины. Так что- стертая память - это еще и гарантия того, что среди новых колонистов с Земли не окажется шпионов, диверсантов и саботажников. Если на Земле делить, можно сказать, уже почти нечего - то в космосе идет дикая гонка. Гонка за освоение новых территорий и ресурсов. Больше и быстрее, любой ценой - вот лозунг колонизации. Любой ценой - означает действительно любой. В том числе и путем проведения диверсий и даже развязывания вооруженных конфликтов со странами-конкурентами. Есть еще целый ряд причин для подобной операции над памятью колонистов, но сейчас мы не будем рассматривать подробно их все. Следующий вопрос?
   - А почему у нас не имена а собачьи клички какие-то и номера?
   - Потому что ваше настоящее имя- это ключ к вашему прошлому. А прошлого у вас нет
   - А че эти погоняла такие тупые? - крикнул кто-то из аудитории.
   - Ваш вопрос по вашей же терминологии - тупой вопрос! - отрезал Профессор, - а погоняла, как вы изволили выразиться, раздавала вам программа. Компьютер, проще говоря. Все претензии и вопросы к нему.
   - А как мы сюда попали? Что с нами было до того, как мы очнулись в этом вашем шлюзе?
   - А вот эта информация...Лицо Профессора на мгновение стало жестким. - Эта информация относится к категории "совершенно секретно". И я не только ничего вам не отвечу, но и искренне не рекомендую больше задавать такие вопросы. Все, что связано с методами, технологиями и историей освоения дальнего космоса - государственная тайна. Еще раз повторюсь - даже не задавайте таких вопросов.
   - А то что? К стенке поставят? - С поддевочкой спросил Бугай, приблатненный парень из второго десятка.
   - Именно, молодой человек, именно. Причем со следствием, но без суда, - со спокойным выражением лица ответил Профессор. - На сегодня все, можете быть свободны. Десятники ждут вас на выходе.
   ***
   После отбоя Вепрь ворочался на своей койке, стараясь заснуть. Несмотря на усталость, сон не шел. Необходимо было разложить по полочкам все увиденное и услышанное за день. Проанализировать ситуацию и выбрать линию поведения. Какую роль занять в десятке и вообще...
   Внезапно размышления Вепря прервал пронзительный сигнал. Тревога. Действия по тревоге им вбивать начали на второй же день. Он вскочил с койки, натянул комбез и выскочил в коридор, Кремень, деливший с ним кубрик, чуть замешкался и вышел уже тогда, когда Могол построил десяток в коридоре и чуть ли не пинками погнал людей вниз, на первый этаж. Первый этаж, а точнее подвал казармы представлял собой что-то вроде бомбоубежища. Длинная бетонная коробка с бетонными же перемычками. Ряд коек. Там уже собирались остальные десятки. Последними вбежали трое солдат с поста на входе в казарму. Один из них запер люк. С глухим урчанием заработала система очистки воздуха. Свет мигнул - это означало, что энергоснабжение убежища переключилось на автономное.
   Десяток Вепря расселся на койках в своем углу, там где на стене значилась большая цифра четыре. Чуть позже к ним подошел Могол. Перед этим он о чем-то разговаривал с двумя десятниками, потом что-то слушал в коммуникаторе. Десяток встретил его вопросительными взглядами. Мужики уже начали отвыкать задавать все вопросы кучей, перебивая друг друга. На должность внештатного "рупора" группы как то незаметно самоназначился Енот. Но еще до того, как он раскрыл рот, Могол присел на краешек чьей-то койки и начал негромко говорить:
   - Сели все. Сейчас все расскажу. Тревога не учебная. Прорыв периметра базы. Класса бэ эн- три. Будущие колонисты уже знали, что "Н" - это наземный тип угрозы, "Б" - биологический. Цифра три означала, что внешний периметр прорван и агрессивные по отношению к человеку формы жизни находятся прямо на территории базы.
   - С внешних постов вроде как сказали, что большая стая прыгунцов загнала бронеящера прямо к нам. Бронеящера завалили, но он успел проломить забор. Прыгунцы просочились в пролом. Так что придется посидеть поскучать, пока команда зачистки не выловит этих тварюшек.
   Мужики задумались. Вепрь вообще где-то в глубине души считал все происходящее то ли не умной шуткой, то ли бредом шизофреника. Ну не верилось ему в дальние планеты, необычных зверей и прочую чушь. Не говоря о том, что, оказывается, дальний космос уже давно осваивается. Никто из колонистов ничего не помнил о себе, но многие помнили земные реалии. Вепрь успел поболтать с людьми из других десятков и выяснить, что о дальнем космосе и проекте колонизации никто никогда не слышал. Кто-то припомнил, что какой-то исследовательский зонд достиг границ солнечной системы. Кто-то слышал о марсоходе, взявшим пробы марсианского грунта. Но о колонизации никто ничего не знал.
   Вепрь вспомнил лекцию о жизненных формах Осины. Бронеящер - чем-то похож на бронтозавра, древнего давно вымершего земного динозавра. Но теплокровный и меньше размерами. Прыгунцы - неприятные тварюшки. Похожи на рыб на лапах, размером с таксу. Задние лапы у них крупнее передних раза в два. Прыгают очень быстро, внезапно, высоко и далеко. Имеют скверный характер и острые зубы. От двух-трех экземпляров подготовленный и экипированный человек может отбиться. Если только он не ранен. А вот стая в несколько десятков может представлять угрозу даже для бронеящера. Колонистам показали видео, на котором стая в дюжину прыгунцов за минуту атаковала, и практически заживо съела мохнорыла, зверя похожего на земного кабана, разве что около двух метров в холке. Т.е прыгунцы представляли собой наземный вариант пираний. Даже морды были чем-то похожи на "бульдожьи" морды земных пираний. Но несмотря на видео, слайды и компьютерные анимации, все это Вепрю, да и не ему одному, казалось какой-то игрой, отдавало искусственностью. Вот не верилось и все.
   Вепрь очнулся от своих раздумий, когда Енот поинтересовался у Могола:
   - Как вы думаете, господин сержант, долго ли нам еще тут сидеть?
   - Думаю, вам стоит вздремнуть прямо здесь - с ухмылкой ответил Могол, - лично я так и собираюсь сделать. Если бы вы напрягли немного свои...ну...можно назвать их, наверное, мозгами...и вспомнили бы то, что вам уже успели рассказать на лекции по биологии... Чтобы атаковать бронеящера, прыгунцы должна были собраться в большую стаю. Не менее полусотни особей. А если вы вспомните, что делают прыгунцы, дорвавшись до большого количества жратвы, то перестанете задавать глупые вопросы. До утра, я думаю, мы можем спокойно давить массу.
   Могол уселся поудобнее, оперся спиной на стену, сложил руки на груди и закрыл глаза.
   - Дорвавшись до жратвы, если я все правильно помню - сказал Школяр, - прыгунцы начинают жрать.
   - Логично, - хмыкнул Кекс.
   - А нажравшись - продолжил Школяр, - они разбиваются по парам, ищут укромное местечко и начинают размножаться. Ибо любят это дело.
   - Именно, - не открывая глаз, сказал сержант. - А если вспомнить, что метаболизм у этих тварей очень быстрый, то понятно, что через пару часов маленькие тварюшки будут прыгать по всей территории. Учитывая их потрясающую способность просачиваться в любые щели - приятного мало. Так что пока команда зачистки не проверит всю базу сканерами и не прожарит огнеметами все подозрительные дырки, вас никто отсюда не выпустит. Кстати, можете и дальше трепаться, но я намекаю, что утром будет новый день. - Сержант открыл глаза и обвел группу ироничным взглядом. - И если в спортзале кто-нибудь начнет сачковать, отмазываясь на бессонную ночь, то я его жестоко не пойму.
   Мужики вняли и потихоньку разбрелись по койкам. Освещение, пока они болтали о практической ксенобиологии, уже было переведено в экономичный режим. Другие десятки, насколько было видно в полусумраке убежища, тоже укладывались спать. Вепрь вздохнул и занял ближайшую койку. О многом хотелось спросить сержанта в, так сказать, неформальной обстановке, но... Если Могол сказал, что завтра будет гонять десяток без всяких поблажек - значит так оно и будет. Теперь, как ни странно, Вепрь уснул, как только его голова коснулась подушки.
   ***
   Утром, по подъему, от команды зачистки поступило "добро" на выход из убежища. Колонисты разбрелись по кубрикам, совершать мыльно-рыльный ритуал. Пусть они и не в армии, но неопрятный внешний вид приводил к неприятным последствиям. Несмотря на обилие бытовой техники и приспособлений, интересных, высокотехнологичных инструментов, многие из которых колонисты прежде никогда не видели, на базе все равно можно было найти возможность для приложения старого, доброго лома и лопаты. И сержанты с удовольствием находили.
   После санитарных процедур колонистов обычно гоняли в спортзале до завтрака, но в этот день распорядок изменился. Могол построил десяток.
   - Сейчас у вас будет небольшая экскурсия,- сказал он, - совмещенная с зарядкой. Прорыв за ночь ликвидировали. Теперь необходимо восстановить периметр. Но сначала - форма одежды номер пять. У вас - три минуты. Бегом!
   Форма одежды номер пять - означало одеть "Панцири", те самые "колонистские индивидуальные защитные комплексы", которые колонисты не так давно стали изучать на практических занятиях. Три минуты им, конечно, не хватило. Но минут через десять Могол пинками повыгонял группу из кубриков и в коридоре сам быстро проинструктировал особо сообразительных Енота, Бобра и Кекса. С едкими комментариями, под смешки остальных мужиков, сержант помог троице разобраться с ремешками и креплениями и выпутал Енота из его "панциря". Ибо Енот умудрился одеть его задом наперед, что,по мнению Могола, под силу только безголовому мутанту с нестандартным расположением рук и ног.
   Оглядев группу, сержант саркастически хмыкнул и скомандовал:
   - За мной!
   Десяток затопал вслед за сержантом мимо поста на входе в казарму, выбрался на улицу и они двинулись.
   - Обратите внимание, что мы идем по оранжевой линии, - бросил не оборачиваясь, Могол
   - А зачем везде нарисованы эти линии, господин сержант? Каков ихний глубокий философский смысл? - поинтересовался шагающий справа от Вепря Колун.
   - Этими линиями обозначены маршруты, как нетрудно догадаться. Для удобства персонала и гарнизона, для новоприбывших и тому подобное.
   Десяток дошел до какого-то склада и повернул за угол.
   - На практике - старожилы базы ходят, как попало. В смысле - как нормальные люди. По линиям ходят самые тупоры...кхм...короче - те, кто плохо ориентируется на базе. Командированные с других баз, боты, техника и вы, колонисты. - Ехидно ответил Могол.
   - Боты, господин сержант? - повторил Вепрь с вопросительной интонацией.
   -Различные роботы, колонист. Автопогрузчики, автоуборщики, транспортеры, патрульные роботы и прочие железки.
   Десяток миновал длинное приземистое здание еще раз свернул за угол и теперь пристроился в хвост самодвижущейся тележке с какими-то коробками.
   - А почему сразу - самые тупорылые? - Обиделся сразу за всех Енот.
   - На шнобель свой посмотри, - посоветовал Могол.
   Десяток заржал. Енот обиделся и замолчал. Два дня назад он не заметил подкравшегося автодворника, споткнулся о него, упал и разбил нос, по поводу чего немедленно был отправлен в медпункт, где его срочно обкололи какими-то снадобьями, от которых он потом сутки икал. Поскольку считалось, что колонисты еще не прошли период акклиматизации, сержанты гоняли людей в медпункт из-за любой царапины.
   Группа еще раз свернула по оранжевой линии за угол и они увидели периметр. Толстенная бетонная пятиметровая стена была проломлена. В проломе лежала туша бронеящера, точнее, его передняя половина. Гигантская морда, оканчивающаяся здоровенным бивнем была устрашающей и... непривычной. Группа загудела. Одно дело - видеть зверя на видео, другое - наблюдать многометровую тушу в реальной жизни. В воздухе висел тяжелый, неприятный запах. Вокруг пролома суетилось большое количество людей и техники. Персонал базы в синей форме и солдаты в зеленой и камуфляжной.
   - Прошу любить и жаловать, - сказал сержант, жестом экскурсовода показывая на тушу. С таким видом, будто бронеящер принадлежал ему лично.
   - Вес данного экземпляра около семи тонн. Рост - около пяти метров, как вы помните из курса биологии. Травоядный, слава Богу. Зрение не очень, но, при его весе это уже не его проблемы - озвучил Могол бородатую шутку про земного носорога.
   Группа почтительно внимала. Размер зверя внушал и впечатлял. Хотя Вепря все не оставляло ощущение какой-то...ненастоящести увиденного. Подсознательно в больших рваных ранах на теле бронеящера он словно бы ожидал увидеть рваные провода и детали механизмов. Как будто бронеящер - огромный макет динозавра в тематическом парке про динозавров, созданном для развлечения и туристов.
   - Значит так, идем к стене. Ничего руками не трогать и вообще - ничего без команды не делать! Зачистка завершена, но от случайностей никто не застрахован.
   Дальше было не так интересно. Группа заняла позицию возле стены. Одна из оранжевых линий в этом месте заканчивалась оранжевым же квадратом. К квадрату подъезжал транспортер. На платформе были навалены мешки. Десяток сгружал их прямо на бетон и транспортер, мигнув зеленой фарой и бибикнув, уезжал на склад, где другая группа, соответственно нагружала его новой партией мешков. Недалеко от группы Вепря работал второй десяток. Они помогали техникам базы монтировать какую-то хитрую конструкцию с какими-то желобами и трубами. Где-то через час выяснилось, что, оказывается, за периметром работала тоже куча техники и людей. Как пояснил Могол, они резали тушу на подходящие по размерам для автопогрузчиков и транспортеров куски, вывозили их за внешнее охранное кольцо и сжигали. Туша бронеящера была уничтожена. Только голову и часть костяных щитков со спины люди в белой форме обработали каким-то распылителем и куда-то увезли.
   - Кто это такие? - спросил Док у сержанта. Пустой транспортер только уехал и группа перекуривала.
   - Это ребята из биокорпуса. Научники, - ответил Могол, - забрали на изучение...А может на сувениры, шут их разберет.
   - Значит тут, на базе, есть еще и очкарики, - ухмыльнулся сидящий на мешке Кремень. Сержант оглянулся по сторонам и тихо произнес:
   - Не советую к ним пренебрежительно относиться, тем более обзываться - сказал он Кремню. - Можно и по морде схлопотать, когда ваш карантин кончится, и я перестану быть вам наседкой и подтирать нос.
   - Но почему, господин сержант? - недоуменно спросил Кремень, туша сигарету.
   - Официально - потому что нельзя сеять межгрупповую и межведомственную рознь. Мы все здесь - в первую очередь земляне, во вторую - россы. А неофициально... Парни из биокорпуса держат в руках оружие ничуть не реже, чем всякие там микроскопы и скальпели с пробирками. Не говоря уже о том, что их работа по изучению всякой флоры и фауны приносит отнюдь не теоретическую пользу. Многие из Конвоя и Экспедиционного корпуса обязаны им жизнью. Вы никак не поймете, что вы уже не на Земле. И многие штампы и предрассудки здесь не работают. Здесь все, от медиков и поваров до фермеров и шахтеров умеют держать в руках и оружие, и лопату, при необходимости. Это вы пока - просто свора неумех. Но скоро перестанете быть такими, это-то я вам обещаю...
   Проникновенную речь сержанта прервал подъехавший транспортер с новой порцией мешков.
   - Кончай перекур!
   Тем временем к пролому подъехал новый транспортер, на платформе которого лежали штабеля каких-то панелей из неопределенного на вид материала. Его тут же начали разгружать. Группа людей в синем тут же начала таскать их к пролому. Постепенно Вепрь сообразил, что они делают. Они сооружали в проломе нечто вроде опалубки. Подошла еще техника и в проломе быстро стали устанавливать что-то вроде арматуры и засверкали вспышки сварочных аппаратов. От конструкции, которую рядом сооружал второй десяток, в пролом направили две трубы. С тяжелым гулом подъехала какая-то помесь автоцистерны с армейской полевой кухней. По команде Могола десяток мужики стали вскрывать мешки и засыпать их в строительный комбайн, как обозвал сержант подъехавший бетонно-кухонный гибрид. Буквально через несколько минут с гулом по трубам в опалубку тяжело и вязко потекла смесь белого цвета.
   - Это пластибетон, он же пенобетон нового поколения, пояснил Могол. - Лучший друг колониста.
   - Это почему же? - спросил, отдуваясь, Енот.
   - Потому что застывает, в среднем, минут за тридцать - сорок, а объявленной прочности достигает за два- два с половиной часа. А это очень ценно, когда тебя с разных сторон хотят скушать и тебе нужно срочно окопаться на местности для повышения своей несъедобности.
   Дальнейшие разговоры пришлось прекратить. Ибо перерывы и перекуры прекратились. Могол, ранее откровенно сачковавший с начальственным видом, снял разгрузку, оставив на себе только кобуру и принялся за работу наравне с остальными.
   Через два часа колонистов построили и повели в казарму. Стена была восстановлена почти в прежнем виде, место пролома разве что чуть по цвету отличалось от остальной стены. На ней уже возились техники с какими-то проводами и приборами. Возле стены ползал большущий автодворник в окружении дюжины маленьких и убирал оставшийся строительный мусор.
   - Мы завтрак пропустили - ныл Енот на ходу, - руки не поднимаются, все болит...
   - Физических упражнений сегодня больше не будет, в столовой можешь два раза пообедать. Только сначала - в казарму, мыть морду лица - сообщил на ходу Могол, - а если ты считаешь, что ты устал, можно персонально для тебя устроить небольшой пробег по спортзалу. А можно - и для всех. Не из вредности, а просто для сравнения, чтоб вы поняли, что такое настоящая усталость.
   Енот тут же получил два тычка сзади и один сбоку от соседей по строю, и испуганно замолк.
   - А почему роботы выполняют только часть работы? Если они такие умные, почему не делают все сами? - Спросил Листик, явно не столько из интереса, сколько из желания съехать с темы дополнительных физических упражнений.
   - Глупый вопрос, - отреагировал сержант, сделав вид, что не заметил перевод темы,- роботы и есть роботы. Думать, как люди, они не умеют. Агрегат, подметающий двор или возящий груз из точки А в точку Б - это одно. А вот робот, с программой, могущий различить тот же мешок с пластибетоном среди кучи таких же, вскрыть его с правильной стороны и правильно засыпать в комбайн, правильно спроектировать и выгнать опалубку и правильно залить раствором - штука намного более сложная и дорогая. Не в смысле денег, а в смысле рабочего времени, потраченного на его проектирование, настройку и тестирование. А поскольку что-то строить нужно не каждый день, то такая штука будет большую часть времени простаивать без дела. Или ее придется перенастраивать и переделывать для выполнения других задач. А универсальные роботы, которые ходят, разговаривают и завязывают тебе шнурки - это пока еще сказка. Вот, кстати, вспомнился мне один пример...
   Под сержантский монолог о роботах десяток уже прилично утопал от пролома, машины и боты попадались уже реже. Вепрь задумался о сержанте. То ли тут все такие...интеллектуальные, то ли им попался высокообразованный сержант. Может, под видом сержантов с колонистами работают спецы иного, не военного профиля? Но додумать эту мысль Вепрю не дали
   - Все в укрытие!!! - с диким воплем сержант пихнул идущих первыми Бобра и Колуна, плавно развернулся и, из буквально выросшего в его руке пистолета, выстрелил под платформу проезжавшего мимо транспортера. Мужики от неожиданности впали в ступор.
   Первой мыслью Вепря, да и не его одного было то, что сержант внезапно сошел с ума на почве роботов. И теперь решил продемонстрировать их тупость путем расстрела. Но в следующий момент из-под платформы метнулось к людям два размытых пятна. Одно из них сержант сбил на бетон покрытия вторым или третьим выстрелом. А вот второе с леденящим душу визгом приземлилось в середине группы.
   - Ложись!!! - заорал с перекошенной мордой Могол и, не дожидаясь выполнения команды, почти не целясь, выстрелил в центр группы еще дважды. В этот момент Вепря кто-то сбил с ног, и, неудачно приземлившись, он на мгновение отключился.
   ***
   Истошно вопила сирена. Вепрь открыл глаза и обнаружил, что опять лежит носом в бетонное покрытие. Дежавю, блин - подумал он. Но на этот раз болела еще и голова. Вепрь рывком перевернулся и сел. Вокруг суетились люди в разноцветной форме, чуть в стороне растерянно топились мужики из десятка, но взгляд Вепря выхватил из сумятицы вокруг две картинки. Буквально серое, безжизненное лицо сержанта, все еще сжимавшего в правой руке пистолет и... и Бобр, лежавший в позе сломанной марионетки в луже растекшейся по бетону крови. Кровь на бетонном покрытии выглядела темно бурой. Все внутри упало. Вепрь не помнил, видел он раньше убитых или нет, но откуда-то он знал, что человек, даже без сознания или будучи тяжело раненным, так лежать не может. В такой позе может лежать только мертвый.
   Подъехал автомедик и на его платформу аккуратно погрузили Бобра люди в белом. Кто-то, начальственного вида, о чем-то спрашивал Могола, сочувственно похлопывая того по плечу. Вокруг места происшествия Вепрь увидел патрули с пресловутыми сканерами. Солдаты в броне передвигались по пятеро. У одного из солдат на хитром креплении на поясе было что-то вроде ноутбука. Кроме того, в каждой пятерке был солдат с огнеметом.
   Группа Вепря с растерянным видом переминалась с ноги на ногу. Их тоже о чем-то спрашивали.
   - Эй, ты в порядке? - Возле Вепря присел мужик, лет сорока на вид, в белом комбезе и без броника. Видимо - медик. Он начал водить вдоль тела Вепря каким-то прибором.
   - Кажется, да ... осторожно сказал Вепрь, ощупывая лицо, - а что случилось?
   - Следи за моей рукой! - вместо ответа сказал медик, - на пальцы смотри, в глазах не двоится? Не тошнит? Сколько пальцев видишь?
   - Не тошнит, два - отвечал Вепрь, послушно следя за рукой.
   Медик пшикнул на голову Вепрю каким-то аэрозолем из баллончика и голова стала болеть меньше. Подняв руку, Вепрь в месте пшиканья обнаружил роскошную шишку.
   - Я те полапаю! Не трогай голову - рявкнул на него медик. - Свободен! Потом зайдешь в санчасть, прогоним тебя через диагност.
   Вепрь встал и пошел к своей группе.
   ***
   Мужики молча сидели за столом в столовой и слушали сержанта. Нельзя сказать, что чувство глубокой неизбывной скорби грызло им душу. Бобра они знали меньше двух недель. Конечно, им было его жаль, но "глубокой, невосполнимой " утраты они не понесли. Жестоко, конечно, как кому-нибудь покажется. Но смерть человека глубоко цепляет живых только тогда, кода они близко знали покойного. Поэтому десяток обедал, а сержант, уже снова владеющий своим лицом, рассказывал.
   - Бобра завалил мелкий прыгунец. Он прокусил ему шею, умер мужик практически мгновенно. Артерии, спинной мозг, сами понимаете...Перед отбоем помянем его обязательно. Команда зачистки прошляпила. Сейчас по этому случаю работает комиссия.
   - Будут искать стрелочника... - невесело хмыкнул Док
   - Вовсе нет, - мрачно ответил Могол, - никто не мог предусмотреть, что под платформой транспортера есть достаточно места для двух прыгунцов. Все животные на этой планете раньше технику или боялись, или игнорировали. Так что никто не мог предвидеть такого вот ЧП. Сейчас во всех ангарах работают научники и техники. Модернизируют ботов и транспорт по образцу боевых и разведывательных модулей. Чтобы корпус был полностью закрыт. А вот с вами, парни, придется поработать...
   - В смысле? - переспросил Колун
   - В смысле - будем тренироваться, - со злостью сказал Могол, - как выполняются команды "В укрытие" и "Ложись"
   Команда "В укрытие" была не пустым звуком. На всей территории базы имелись укрытия двух типов. Первый - это просто вольерчики из сетки, как курилка возле столовой и казармы, столь поразившая Вепря в первый день. Просто кусок территории огораживался столбами и мелкоячеистой сеткой и такой же сеткой накрывался сверху. Сеточка, конечно, была не простая, какой можно забор на даче огородить. Из какого-то хитрого сплава. Плюс изнутри убежища со специального пульта на нее можно было подать ток.
   Второй тип укрытий представлял собой солидные бетонные коробки, здорово напоминавшие доты. Колонистов уже гоняли в эти укрытия по учебной тревоге. Располагались укрытия на территории базы таким хитрым образом, что практически с любого места базы был виден вход в какое-нибудь укрытие.
   - Ну что вы так к нам, господин сержант? - с намеком на укоризну сказал Штуцер. - Мы ведь тут всего ничего времени. Когда нам было ...
   - А это ты прыгунцам скажешь! - перебил его Могол, вставая из-за стола. - Заканчивайте обед. На перекур - десять минут. Вас ждет учебный корпус.
   ***
   Профессор аккуратно закруглил конец лекции парой выверенных фраз и предложил задавать вопросы.
   - Значит ли это, что общество Новой Россы построено по кастовому признаку? - спросил кто-то. Вепрь даже подумал, что это опять Школяр умничает, но тот молчал. Видимо, не только в четвертом десятки был свой умник.
   - Вовсе нет. Во всяком случае, если не называть кастой социальный слой. Просто здесь разделение на слои обусловлено способом рекрутирования будущих колонистов и регламентируется государством. Проще говоря, дабы подвести черту под всем вышесказанным - разделим все общество на условные группы. Первая - это ученые и специалисты. Вторая группа - военные. Из них составлена верхушка Космического Конвоя, Экспедиционного корпуса и армии. И, наконец рабочие различных предприятий, фермеры - поселенцы и так далее. Еще до присылки сюда, вы были по результатам предварительного тестирования разделены на условные группы. Основная группа - это те, кто в силу своих способностей дальше фермы или шахты никогда не поднимется. Но есть среди вас и те, кто, способен будет себя проявить в Экспедиционном корпусе, в армии, в Конвое и прочих силовых и гражданских структурах, на которых, собственно, и держится проект колонизации. Первые полгода вы все проходите одну и ту же программу обучения. Через полгода будет видно окончательно, что на самом деле представляет из себя каждый колонист.
   - То есть, если нам не повезет, мы будем махать киркой в забое? - раздался голос с задних рядов.
   - Причем тут "повезет " или "не повезет"? Я, кажется, уже упомянул о тестировании...- Профессор снова снял очки и принялся протирать их белоснежным платочком.
   - А если тестирование ошиблось? - не успокаивалась "галерка"
   - Ну... теорию и практику современного психологического анализа и зондирования я сейчас обсуждать не буду... тем более, что вы мало что поймете,... Скажу только, что процент явных ошибок невелик. К тому же,- Профессор снова нацепил очки и вгляделся в конец зала, - все в ваших руках. Первичное тестирование - не есть что-то окончательное. Тот, кто проявит способности и характер, сможет быть переведен в любую из служб по своему выбору, если, конечно, подойдет по определенным критериям. Справедливо и обратное. Если кто-то не сможет окупить затраченные на него силы и средства, вложенные в программу обучения - шахты и фермы его ждут с нетерпением.
   - Но это значит, что в колониях царит диктатура! - воскликнул кто-то из зала, - и правительство игнорирует волю и мнение своих граждан!
   - Да оно и на Земле не слишком-то парилось. Чивой-то не припоминаю, чтобы Верховный Консул спрашивал меня по утрам - повышать цены на нефть или погодить, - сказал какой-то мужик из шестого десятка. Зал заржал
   - Отчасти я с вами согласен, - слегка улыбнулся Профессор
   - Но это значит, что идеалы Республики преданы! Это же диктатура, произвол и беззаконие!- раздался чей-то возмущенный голос.
   Профессор аж скривился. Вепрь мысленно хмыкнул. "Надо же, и тут без правозащитников не обошлось" - подумал он.
   - Ваш демократический выбор вы могли сделать на Земле, - сказал Профессор, подчеркнув голосом слово "демократический" - у вас для этого была целая жизнь. Здесь, в колониях, строится новое общество. Которое не может позволить себе содержать кучу дармоедов. Каждый грамм материалов, еды, медикаментов и боеприпасов, переносимый с Земли на любую из колоний, стоит слишком дорого, чтобы тратить его на лодырей и бездарей. Или вы сами выберете себе работу или службу по способностям и по душе, или это за вас сделает государство. Вами занимается Институт Принудительной Социализации, осмелюсь вам напомнить. А это значит, что на Земле, скажем прямо, - вы были никем. Либо лодырями, либо преступниками, либо людьми, не могущими найти свое место в жизни. Бесполезным балластом. Здесь же вам дают шанс построить новую жизнь. И вы можете выбирать - кем стать, как построить свою новую жизнь и имеете абсолютно равные возможности. Цените это.
   - Скажите, Профессор, а все ли страны в космосе придерживаются такой же политики? - спросил Школяр.
   - Скоро у вас будет новый предмет. Современная политология, - сказал Профессор.
   -Угумс, а как же без политинформации-то? Никак! - пробурчал себе под нос Листик
   - Подобные вопросы я рекомендую вам обсуждать только на занятиях и только с преподавателем. Иначе вами может заинтересоваться служба безопасности, - продолжил Профессор, - пока же отмечу, что все страны Большого Космического Клуба придерживаются в отношении своих колонистов аналогичной политики.
   - Им тоже стирают память? А какие еще страны входят в этот клуб? А почему на Земле ничего неизвестно о колонизации?
   Аудитория взволновалась и начала сыпать вопросами. До настоящего момента подобные вопросы колонистов о их прошлом и о Земле игнорировались персоналом базы.
   Профессор поднял обе руки, успокаивая разгалдевшихся колонистов.
   - Наше время истекло, на сегодня все. Все ваши вопросы вы сможете задать завтра. Все свободны.
   ***
   Церемония похорон на базе была обставлена скромно. Кладбище представляло собой небольшую площадку возле стены периметра в северо-восточном секторе базы. Некто, представленный, как капитан Филин, заместитель командира базы по работе с личным составом, прочел коротенькую речь."И тут замполиты" - с чувством неясного раздражения подумал Вепрь. В скальном основании, на котором стояла база, саперный робот выдолбил ямку, в нее положили урну с прахом Бобра. Залили бетоном и водрузили небольшую плиту. На плите было фото Бобра, личный номер, дата и причина смерти. Потом всех колонистов построили на плацу перед казармой и капитан Филин прочел краткую лекцию о бдительности, технике безопасности и т.п. Вечером в столовой всем желающим выдали по сто грамм водки. По обыденности всего ритуала колонисты поняли, что такие процедуры здесь не редкость. Острая реакция Могола на происшествие с Бобром, видимо, объяснялась тем, что погиб его подопечный. Остальные десятники отреагировали вовсе не так бурно. Многие только после похорон осознали, что все, что им рассказывали - не шутка, не розыгрыш...
   Этой же ночью их опять подняли по тревоге. Причина переполоха выяснилась быстро - на дежурный пост поступил сигнал с браслета одного из колонистов. В душевой казармы повесился Таран, парень из восьмого десятка. Медики ничего сделать не смогли, поскольку колонист при прыжке с табуретки сломал шейные позвонки. Следующий день начался с похорон. После чего всех колонистов начали прогонять через внеочередной медосмотр, на котором особое внимание уделялось психическому состоянию людей.
   ***
   Вепрь сидел в курилке возле казармы и думал. Уже месяц, как их гоняли и в хвост, и в гриву. Гоняли на плацу и в спортзале. Учили водить технику, управлять различными ботами (здесь и далее - бот -роботизированный модуль, например автопогрузчик.)
   Из того, что им преподавали, Вепрь сделал вывод, что недостатка в высоких технологиях колонии не испытывали. Недостаток был в людях, которые могут этой техникой управлять. Несмотря на то, что на базе была уйма техники, про которую никто из колонистов на земле никогда не слышал, никаких разумных роботов, сотни раз описанных фантастами и снятых в фильмах, на базе не было. А раз колонии испытывали недостаток в людях... Вепрь все меньше и меньше верил в то, что им рассказывают. Особенно в то, что все люди, попавшие в программу колонизации - добровольцы. Конечно, в тюрьмах могли найтись люди, которые согласились бы поменять большой срок заключения на "участие в правительственной программе". Конечно, наркоманы и депрессивные суицидники могли согласиться на "экспериментальные методики лечения". Конечно, многие люди с авантюрным типом мышления могли прийти " с улицы" в различные фирмы, предлагающие "высокооплачиваемую работу за рубежом". Вепрь откуда-то вспомнил, что слышал, читал или видел что-то похожее. "Работа для настоящих мужчин, большой риск - большие деньги. Посмотри на мир - фирма платит". Ну, или что-то в этом духе. Но такие способы "вербовки" вряд ли могут дать постоянный и стабильный приток новых людей. Сегодня добровольцы есть - завтра их нет. Сержант как-то проговорился, что колонизация идет "уже полвека". За пятьдесят- то лет поток авантюристов мог бы и поиссякнуть. Если все, что им говорили про колонизацию - правда, то правительству нужен постоянный и стабильный приток людей в колонии. Ни один "земной" проект не может быть так важен, как лидерство в колонизации дальнего космоса. И нужны не только мужчины. А поскольку всем колонистам стирали память, проверить добровольцы они все или нет - невозможно. Остается только верить правительству, а точнее - руководству базы на слово. А вы где вы видели страну, где люди бы верили своему начальству, и уж тем более - правительству. Как только человек достаточно повзрослел, чтобы заработать первую трудовую копеечку - его вера начинает таять. Ибо правительство тут же присасывается к человеку со своими требованиями, налогами, программами, политикой, декларациями и прочей гадостью. При этом ежедневно нарушая свои обязательства перед гражданином... Впрочем, это все лирика. Но в результате таких размышлений, Вепрь пришел к выводу, что первая цель для него - узнать, доброволец он, или нет. И кто он. Что он оставил на Земле...
   ***
   Сигнал тревоги вырвал Вепря из глубокого сна. На "автомате" Вепрь оделся и выскочил в коридор. Опять их построили и погнали в "монстроубежище", как выразился кто-то из колонистов.
   - Опять прорыв? - Спросил Штуцер у Могола. Тот не ответил, слушая что-то в переговорнике.Штуцер пожал плечами и устроился поудобнее на ближайшей койке. На этот раз сидеть в убежище пришлось менее часа. Потом колонисты вернулись в казарму и снова прозвучал сигнал "Отбой". Причин ночной тревоги никто так и не объяснил. До утра.
   Утром привычный распорядок был нарушен. Колонистов построили на плацу. Из здания штаба под конвоем нескольких солдат в полном боевом снаряжении вышли трое в серой колонистской форме. Под недоуменные возгласы в строю, эта группа прошла на плац и встала напротив. Троица колонистов была в наручниках. Никто не понимал, что происходит.
   - Внимание! - Прогремел голос из громкоговорителей. - Прошлой ночью произошло чрезвычайное происшествие. Семь колонистов напали на патруль и завладели оружием. После чего попытались прорваться к аппаратуре переноса.
   Колонисты зашумели. Колонисты зашумели. Такая мысль посещала многих. Голос перечислял номера и позывные участников инцидента. Десятники пробежали вдоль строя, наводя тишину.
   - В результате ранено трое патрульных и офицер службы безопасности. Убит рядовой и четверо колонистов из числа виновников инцидента. Оставшимся троим предъявляется обвинение по следующим статьям : бунт, нападение на военнослужащих Росской Федерации при исполнении ими служебных обязанностей, попытка проникновения на объект высшей категории секретности, диверсионная деятельность...
   - Вот, блин...Неужели вышка(1)? - вполголоса сказал Кремень. Вепрь вспомнил, что на занятиях им говорили, что за одну только попытку проникнуть в ангар, где размещалась аппаратура переноса, патрульные и безопасники имеют право пристрелить любого на месте.
   - Во попали... - Сказал Кремню также вполголоса Штуцер. Вепрь шикнул на них обоих и прислушался к громкоговорителю.
   - Приговариваются к высшей мере пресечения - закончил голос ...
   Самой процедуры расстрела колонисты, естественно, не видели. Значит, командование не придавало особого воспитательного значения показательным казням. Сразу после оглашения приговора, троих колонистов в наручниках куда-то увели. А остальных ждала весьма веселая процедура. До самого вечера колонистов поодиночке и группами гоняли по разным кабинетам в разных корпусах. Служба безопасности серьезно отнеслась к бунту и офицеры СБ нудно и дотошно допрашивали всех колонистов, по десятку раз задавая одни и те же вопросы, применяя полиграф и еще какие-то приборы непонятного назначения. Благодаря нудным безопасникам, Вепрь вспомнил, что всех участвовавших в попытке захвата ангара с аппаратурой переноса, он неоднократно видел в столовой и в курилке. Эта группа парней выделялась из общей массы приблатненными замашками и стремлением держаться наособицу от остальной массы колонистов. Конечно, на базе трудно сделать вывод о прошлом того или иного колониста, но Вепрю показалось что вся группа - из бывших зеков. Безопасники не подтвердили и не опровергли его вывод.
   По результатам допросов из казармы на следующий день пропали еще трое из разных десятков. Вездесущий Енот, который имел знакомых во всех десятках, сказал, что по словам сержанта седьмого десятка, всех троих переправили в какой-то трудовой лагерь.
   Вечером, после ужина, когда десяток сидел в общем кубрике, Колун спросил Могола, что это за такой лагерь.
   - Трудовой лагерь, это место, куда отправляют правонарушителей, серьезно накосячивших(2) уже здесь.
   Там с ними никто не нянчится так, как с вами здесь. Из трудового лагеря только два пути - или на планеты третьей категории, или - в авангард колонизации. Проще говоря, их отправляют в качестве рабочей силы в Экспедиционный корпус, мостить дорогу, так сказать.
   Колонисты примолкли Из лекций Профессора они уже знали, что все планеты условно поделены на три категории колонизации. Первая - относительно безопасные планеты земного типа. Вторая - кислородные планеты, со всякого рода агрессивной флорой и фауной или с жестким, агрессивным климатом. Или и то, и другое вместе. И третья категория - полностью непригодные для жизни планеты, где Федерация нашла что-нибудь для себя интересное.
   Вообще, по поводу бунта мнения колонистов разделились. Одни считали, что пока кормят и поят - нефиг рыпаться. А дальше видно будет. Другие считали, что раз уж так вышло, нужно обустраиваться в этой новой непонятной жизни как можно лучше. Третьи же считали, что попытка бунтарей завладеть аппаратурой переноса провалилось только из-за их малочисленности. Мол, если организоваться всей толпой и захватить побольше оружия и взять командование базы в заложники, то дельце выгорит. Мнения в десятке Вепря также разделились. Кремень и Листик только иронично посмеивались, слыша разговоры о массовом бунте. По разным, впрочем причинам. Кремень считал, что в такой толпе "по любому есть стукачки". И любые грандиозные планы станут известны службе безопасности еще до их воплощения в жизнь. Листик утверждал, что даже если что-то и выгорит, удастся захватить техников аппаратуры переноса и заставить их отправить всех колонистов на Землю, то проконтролировать, что их будет ждать в точке "приземления" они не в силах. На Земле их может ждать очень горячий прием и никакие заложники не гарантируют им успешного возвращения." Приземлимся мы вместе с заложниками в камере с сонным газом и все, приехали...Или того хлеще - нервнопаралитическим" - говорил Листик...
   Вепрь в такие обсуждения не вступал. Он вообще считал, что все не так просто. И что в ангаре, в который пытались прорваться бывшие заложники, никакой такой "аппаратуры переноса" просто нет. То, что все колонисты там очнулись, еще ни о чем не говорит. Раз колонисты прибывали на базу в бессознательном состоянии, их спокойно могли угостить тем же снотворным газом и перенести, а то и перевезти куда угодно. Кроме того, служба безопасности наверняка могла иметь в запасе сюрпризы, о которых никто из колонистов и не догадывался, будь он даже семи пядей во лбу. Косвенным доказательством служило то, что за полвека колонизации на Земле не только ничего не знали о Колонизации, Переносе и прочем, но даже и слухов и домыслов на эту тему не было. Даже на уровне газетных уток в желтой прессе. Поэтому Вепрь считал, что нужно собрать побольше информации. Пока колонистам ничего не угрожало. Слишком большие бабки в них уже вбуханы, на содержание-кормежку-обучение, чтобы всех колонистов потом скопом пустили в шахты или в распыл, Не стоит овчинка выделки. И Вепрь прилежно учился, не примыкая ни к каким группам "заговорщиков" и держа глаза и уши "распахнутыми на ширину плеч", как выразился один из сержантов.
  
  
   Глава третья
  

Чем дальше в лес, тем ближе вылез.

Устное народное творчество

  
  
   Шел уже четвертый месяц пребывания на базе Осина - 175. Остаточные явления после чистки памяти прошли. Это именно из-за них, если верить Профессору, первое время колонисты ходили спокойные, как зомби, не интересующиеся ничем и не удивляющиеся ничему. Естественно, что в спокойной и размеренной жизни базы продолжали возникать эксцессы. Кто-то впал в истерику, кто-то подрался и схлопотал по голове от ближайшего к месту событий патруля. Кто-то напал на своего десятника, с весьма печальным для себя исходом. На плацу постоянно отжимались залетчики (1)...
   Колонистов регулярно прогоняли через различные медосмотры, особенно на выходных. Несколько человек по рекомендации психологов было отправлено на Землю. Их определили, как потенциальных самоубийц. Сержант сказал, что им повторно сотрут память и оставят их в той местности, из которой их первоначально "призвали". Вепрь припомнил, что вроде бы слышал нечто такое. Что вроде бы время от времени то в одной стране, то в другой находят людей, потерявших память. При этом, в отличии от так называемых "Маугли"(2)не потерявших социальных навыков, личных умений и прочих знаний, отличающих взрослого человека от ребенка. Просто не помнящих, кто они и откуда.
   Сразу же после этого несколько расторопных парней из числа колонистов начали симулировать попытки самоубийства. Но после вердикта команды психологов кто-то из них отправился на ассенизационные работы, кто-то - в трудовой лагерь. После чего количество желающих посамоубиваться резко сократилось.
   Что касается учебной программы, то она постепенно изменилась. Все большее количество предметов превратилось, по сути, в факультативные. Т.е. часть занятий превратились в "хочу - хожу, не хочу - не хожу". У колонистов появилась возможность выбирать будущую специальность. Вепрь заметил, как преподаватели мягко подталкивают неопределившихся к вполне определенным предметам и занятиям. Обязательными остались биология, курс выживания, введение в курс адаптации и политология. На биологии рассказывали об опасных и полезных животных и растениях, встречающихся на планетах Росской Федерации. На курсе выживания их учили пользоваться средствами защиты, связи, навигации. Пользоваться аптечками и полевыми диагностами. Водить и чинить вездеходы. На введении в курс адаптации Профессор все подробнее рассказывал о том обществе, которое было построено в Колониях и о их месте в нем. На политологии вечно хмурый преподаватель с механопротезом вместо правой руки рассказывал им о странах, вышедших в космос при помощи Переноса, о их политике по отношению к своим "земным " и "космическим" гражданам, о Большом Космическом Клубе и о том, какие усилия прилагаются странами-участницами для того, чтобы не допустить распространения информации о колонизационных проектах среди стран, не вошедших в этот самый космический клуб... И о той войне между колониями, которую преподаватель с подходящим ему позывным Мизантроп(3), назвал "необъявленной". О саботаже, диверсиях и вырезанных под корень форпостах. О базах, вымерших от неизвестной болезни на, уже вроде бы, освоенных планетах. О взаимном недоверии и шпионаже, об интригах и тайных операциях, проводимых с единственной целью - выведать координаты "финиша" Переноса хоть одной из планет страны "вероятного противника"...
   Вепрь от таких лекций первоначально даже грустил. "Стоило выходить в дальний космос" - размышлял он - "ради того, чтобы плести интриги и резать друг другу глотки, стыдливо называя это "дипломатическими недоразумениями", "локальными конфликтами" и "случайными инцидентами"... Земли им было мало, надо было все это еще и в космос тащить". Но потом эти размышления были вытеснены более насущными проблемами...
   А еще колонисты перебрались через какой-то невидимый "порог доверия". И среди обязательных предметов появилась стрелковая подготовка. Вепрь был уверен, что это произошло после отмашки психологов. Видимо, все "неблагонадежные" элементы среди колонистов были уже либо отсеяны, либо соответствующим образом обработаны. А в столовой начали выдавать каждый день желающим давно обещанную водочно-винную порцию...
   ***
   - Итак...Все стрелковое оружие можно разделить на три группы... - по просторному подземному тиру вышагивал Тапир(4), инструктор по стрелковой подготовке. - Это огнестрельное, иначе - баллистическое оружие. Все вы его держали в руках или хотя бы видели таковое на Земле. Здесь вы научитесь стрелять из него, а некоторые из вас даже попадать туда, куда целились.
   По строю пронесся смешок.
   - Цыц! - взревел инструктор. Оглядел строй суровым взглядом из под насупленных бровей, недовольно фыркнул, как бы выражая разочарование увиденным, и продолжил:
   - Вторая группа - это энергетическое оружие ...
   - Неужто - лазеры? - восторженно выдохнул кто-то из задней шеренги
   - Ма-а-алчать! - рявкнул Тапир. - Еще раз кто-то раззявит пасть без разрешения и мы продолжим в спортзале. Раз кто-то вякает, значит сил дофига. Раз сил дофига - значит вы ввели в заблуждение вашего инструктора по физподготовке и сильнее, чем кажетесь. А раз так - за обман старшего по званию вам полагается пару десятков кругов в снаряге (здесь и далее: снаряга - снаряжение) и полсотни отжиманий на рыло. Это для начала(5)...
   Строй на всякий случай перестал дышать. В самом начале занятия один колонист чихнул и Тапир заставил его бегать по тиру с тяжеленным аккумулятором в рюкзаке, пока тот не упал. Бедолагу отнесли в медпункт...
   - Лазеры, как вид оружия для сухопутных войск - это бред! - Заявил Тапир, - достаточно легкого туманчика, чтобы превратить ваш ручной лазер в красивый, жутко дорогой, но абсолютно бесполезный в военном отношении фонарик. Я уж не говорю о том, что вы все вместе не унесете источник питания, могущий обеспечить хотя бы десяток выстрелов для одного такого ствола. Лазерное оружие имеет место быть только в космосе. Но большинству из вас абсолютно не светит его увидеть даже на картинке. Под энергетическим стрелковым оружием понимается магниторезонансное. В силу того, что оно также жрет уйму энергии, на вооружении, в основном, стоят стационарные и ТОП модификации. За исключением спецподразделений, но речь сейчас не о них. В силу вышесказанного магниторезонансное оружие затруднительно отнести к чисто стрелковому, но это детали... ТОП - это тяжелая оружейная платформа, поясняю отдельно для идиотов. Вопросы?
   - А на каких физических принципах основано действие этого оружия, господин инструктор? - спросил Школяр
   - Сынок...- со своей третьей жертвой Тапир был почти добр - по-твоему, я похож на ученого? Принцип, на котором энергооружие делает полный песец и безоговорочный абзац (6) тому, кто по другую сторону прицела - это хренова куча формул, которые понимают пара сотен человек во всех Колониях и чуть больше - на Земле. Тебе достаточно знать, что питается энергооружие от аккумуляторов, человек, попавший под импульс, закипает в долю секунды, как ваши чайники сейчас, а большинство металлов и сплавов плавятся за несколько секунд. Большинству из вас абсолютно не светит хоть когда-нибудь получить в лапы такое оружие, так что переходим к третьей группе.
   К третьей группе относится оружие, основанное на смешанном "физическом принципе" - передразнил Тапир Школяра. Колонисты иронии не поняли, но на всякий случай вымученно заулыбались.
   - Т.е., энерго-баллистическое. Для умников поясняю. Оно стреляет пулями, но вылетает пуля из ствола не благодаря силе пороховых газов, а благодаря электромагнитному полю.
   Такой ствол требует как патронов, так и аккумуляторов. При этом начальная скорость пули намного выше, чем у обычного огнестрела а отдача отсутствует полностью. За счет чего достигается большая скорострельность при такой кучности стрельбы, какая огнестрельному оружию и не снилась. Те из вас, у кого руки растут из плеч а не из...другого места, имеют все шансы познакомиться с оружием из этой группы. Вопросы? Нет вопросов? Идем дальше...
   А дальше было интересно. Тапир показал колонистам штурмовой стрелковый комплекс "Буран 3-М". Форма Бурана выдавала его родство отчасти с автоматом Калаша, отчасти с автоматом Никона (7) Тапир, оставив свои замашки "киношного" сержанта, говорил об автомате одухотворенно и почти нежно. Калибр, прицельная дальность, дистанция действительного огня, скорострельность. Неполная разборка-сборка, возможность установки подствольного гранатомета, установка оптического, коллиматорного или электронного прицела. Баллистический вычислитель с тактическим коммуникатором, позволяющий стрелять, не видя противника, по целеуказанию других бойцов подразделения... - Инструктор непрерывно сыпал терминами и характеристиками, преподнося их настолько вкусно, что самый отъявленный пацифист захотел бы взять в руки этот автомат и высадить хотя бы полмагазина по ростовой мишени... Остаток занятия пролетел абсолютно незаметно. Ну где вы видели мужика, который мог бы спокойно отнестись к скорострельно-убойной игрушке? Инстинкт бойцов и защитников не вытравишь ничем...
   А со следующего занятия Тапир обещал практические стрельбы, за что колонисты сразу простили ему все его предыдущее хамство...
   ***
   Прошел еще месяц. Занятия стали еще более интенсивными. Если раньше раз в неделю у колонистов был "выходной", т.е. день, когда занятия и тренировки заканчивались до обеда, то теперь отдыхать приходилось раз в десять дней. Еще сильнее стало заметно разделение колонистов по будущим специальностям. Появились новые предметы. Вепрь даже ради интереса сходил разок на агрономию и геологию. Климатические пояса освоенных планет, виды и подвиды злаковых, время вызревания, нюансы перекрестного опыления и режима полива различных культур, виды вредителей, удобрения и прочая фигня его, скажем так, не взволновали.
   Немного поразил его тот факт, что на геологии усиленно отрабатывают не только особенности залегания всяких там полезных руд и особенности управления горнодобывающими ботами, но и особенности работы в безвоздушном пространстве при малой силе тяжести или вообще без оной в принципе. Оказывается геолог и геологоразведчик в Колониях - это еще и космонавт, ибо часть полезных ископаемых добывалась на астероидах. Впрочем, с геологии Вепря выгнали за то, что он заснул.
   Попутно выяснился интересный факт. Оказывается то, что они привыкли называть базой, всего лишь сектор базы. И занимает она намного большую территорию, чем они видели. Ну и, соответственно, народу на ней несколько больше, чем им казалось. Выяснилось это тогда, когда в десятках началась усиленная ротация колонистов. Знакомые колонисты куда-то убывали, а на их место начали прибывать абсолютно незнакомые хари. Вечером в столовой Кекс первым обратил внимание, что появились новые лица. После ужина, в общем кубрике, десяток собрался на вечернюю рюмочку (недавно они показали лучший результат по стрельбе и в награду им выдали спиртное сразу на неделю с разрешением пить вне столовой. Не в учебное, конечно время. Остальные десятки отчаянно завидовали. Посещаемость тира в так называемое "личное время" резко возросла)
   - А откуда тут появились новые колонисты, господин сержант? - спросил Кекс, наблюдая за тем, как Штуцер разливает "по чуть-чуть грамм" по стаканчикам
   - Из других секторов базы - ответил Могол, что-то черкавший в электронной записной книжке.
   - Каких секторов? Кто такие? А сколько секторов? - загалдели мужики
   - Ти-ха! - добродушно сказал Могол. - Да, то что вы видели до сих пор, это не вся база, а только ее часть. Ну и что?
   - Но почему нам никто не сказал этого раньше - выразил общее недоумение Штуцер, - что в этом такого?
   - А вы серьезно думали, что вся база существует тут только для того, чтобы раз в полгода выпускать сотенку новых колонистов? - ухмыльнулся сержант
   Вепрь никак не выразил своего недоумения. Он о чем-то подобном задумался еще во вторую неделю пребывания на базе. Чуть позже Листик со Школяром пришли к такому же выводу, сопоставив территорию, на которую их пускали с количеством зон и проходов, откуда их гнали, едва завидев.
   - Но что секретного в количестве колонистов на базе и в том, какую территорию она занимает? - продолжали возмущаться Кекс и Штуцер.
   - А зачем вам это знать? - прищурился Могол, - может вы шпионы? Или готовите бунт?
   Мужики заткнулись.
   - То-то же, - сказал сержант. - Допивайте - и баиньки... Завтра будет новый замечательный день, - добавил он ехидно.
   - Последний вопрос, сержант - сказал Листик, крутя в руках свой стаканчик, - а каков смысл гоняния колонистов туда - сюда?
   Уже начавший вставать сержант уселся обратно. - Наверное, я никогда не заведу детей! - сказал он, обращаясь к стенному шкафчику. - Сплошные "почему", да "зачем" с утра до вечера...
   - Господин сержант, а почему небо синее? А отчего утка плавает? - писклявым голоском протянул Енот. Десяток заржал. Могол улыбнулся.
   - Смысл ротации колонистов прост. Вы начали разделяться по специальностям. От вас сейчас начнут уходить ребята в сектор с усиленным аграрным и геологическим уклоном. Чуть позже от вас уйдут те, кто проявил хорошие способности и заинтересованность в технике. Ну а к вам переведут ребят, которые пока явных склонностей к чему-либо пока не обнаружили...
   Сержант задумчиво посмотрел на свой недопитый стаканчик на столе и встал.
   - Ладно, мужики... Добивайте, что осталось, перекур - и спать...
   ***
   Впервые за долгое время Вепрю приснился сон. Он стоял на пляже, одетый только в шорты и смотрел как солнце опускается в бронзовое море... у него за спиной раздался девичий голос, который звал его по имени, но шум прибоя помешал его расслышать. Вепрь обернулся, надеясь, что как только он увидит лицо девушки, тут же все вспомнит и... и проснулся от того, что его сильно трясут. Он чуть не врезал по темной массе, нависавшей над ним, но услышал голос Кремня и расслабился.
   - Ты чего меня трясешь, мать твою так? - хрипло спросил Вепрь
   - Ты кричал во сне - странным тоном сказал Кремень и отпустил плечи Вепря. Вепрь рухнул обратно на кровать, стукнулся головой об стенку и зашипел от боли.
   - А еще ты просыпаться не хотел. - тем же тоном продолжил Кремень. - я тебя уже полчаса трясу... Уже думал сержанта звать.
   - Все нормально - сказал Вепрь, прокашлявшись, - просто страшный сон, не бери в голову. Спи давай.
   Кремень хмыкнул, но лег в кровать. Через некоторое время его сопение стало размеренным. А к Вепрю сон все не шел. Ему чудились какие-то шорохи. Все время не отпускало странное чувство.... Будто девушка из сна где-то рядом. И если он ее поищет, то обязательно обнаружит ее где-нибудь в казарме. Он встал, обернулся одеялом и вышел в коридор. В коридоре горело дежурное освещение и никого не было. Вепрь некоторое время боролся с идиотским желанием все же поискать девушку. Но сонное марево, заполонившее его голову, постепенно отступило. Почему-то очень не хотелось возвращаться, а хотелось побыть одному. Просто до зарезу. Вепрь побрел в общий кубрик и сел там. Спать не хотелось. Голову опять начало туманить. Сквозь непонятное месиво странных звуков и образов внезапно выплыл Могол. Он что-то говорил, но Вепрь его не слышал. Внезапно ему расхотелось делать вообще хоть что-нибудь. Тоненький голосок где-то внутри подсказывал, что нужно встать, поднять одеяло с пола, как-то объясниться с сержантом и идти спать, но он звучал все тише и тише, пока совсем не пропал...
   Могол выругался. Сидевший перед ним колонист выглядел полностью одеревеневшим. Абсолютно стеклянный взгляд, устремленный в никуда. Могол помахал рукой прямо перед носом Вепря. Тот даже не моргнул. За четыре месяца на базе слетело с нарезки (8) шесть колонистов. Сержанту очень не хотелось, чтобы этот парень оказался седьмым. Могол выругался еще раз. В дверь просунулась голова Енота. За ним виднелся сонный Кремень.
   - Что случилось, сержант?
   Могол отмахнулся. Вепря нужно было сдавать медикам. Но смогут ли они вернуть парня в строй? Из шести его предшественников оклемался только один... Оставалось только попробовать народные средства...
   - Кремень! - позвал он.
   - Да, господин сержант? - зевая, отозвался Кремень
   - Хватай его на плечо, и тащи в душевую. Енот - прихвати одеяло! Давайте резво!
   Кремень без особых усилий взвалил Вепря на плечо. Всем присутствующим на какой-то момент показалось, что он поднял со стула не человека, а деревянную куклу, эдакого Буратино...
   Затащив Вепря в душевую, Могол врубил ледяную воду и приказал Кремню сунуть безвольного колониста под струю. Вепрь сидел под водой в позе марионетки, у которой обрезали ниточки. У сержанта все внутри упало. Но тут Вепрь начал слабо шевелиться. В двери душевой появились патрульные, которые караулили вход в казарму. Их заинтересовало, кого это толпой среди ночи пробило на водные процедуры. Могол парой фраз объяснил ситуацию. Старший наряда пожал плечами и посоветовал вызвать медиков. Могол отмахнулся. Вепрь тем временем с черепашьей скоростью пытался выползти из-под струи ледяной воды. Могол обрадовался и выключил воду. Достал из кармана кителя заветную фляжечку и попытался влить содержимое в Вепря. Но тот не открывал рта. Тогда сержант приказал Кремню держать парня и треснул Вепря под дых. Парень стал хватать ртом воздух и Могол, улучив момент, протиснул ему меж зубов горлышко фляги. Вепрю пришлось глотать, чтобы не захлебнуться. По душевой пошел резкий запах спирта. Сделав несколько глотков, Вепрь закашлялся. Сержант кивнул Еноту и тот закутал мокрого Вепря в одеяло...
   ***
   Вепрь спал на своей койке крепким здоровым сном. Могол, Енот и Кремень сидели в общем кубрике и добивали остаток содержимого фляги. "Заряжал" флягу сержант обычно у приятеля - медика, поэтому мужики кряхтели, хекали, морщились и закусывали мануфактурой(9). Девяносто градусов, кто пил - тот знает...
   - Значит так! - сказал сержант, строго посмотрев сначала на Енота, потом на Кремня. - Вепря я на завтра от занятий освобождаю, утром его не будить. И еще - языком не болтать, сдать парня медикам мы всегда успеем.
   - Конечно, господин сержант, мы ж с пониманием... - слегка заплетающимся языком сказал Енот. Кремень просто молча кивнул.
   - Ну... - произнес Могол разливая из фляги последние граммы, - вздрогнем за здоровье и айда по койкам!
   Мужики вздрогнули, Енот спрятал стаканчики и они разошлись.
   ***
   Вепрь открыл глаза. Голова здорово болела. Во рту сильно сушило."На работу не пойду, позвоню, скажу, что заболел... " - подумал он и повернулся на другой бок. Полежал минутку и резко вскочил. В висках загрохотали отбойные молотки.
   "Какая работа!?" - в смятении подумал Вепрь, - "что со мной? "
   Момент паники он преодолел и быстро сообразил, что что-то не так. Внутренний будильник подсказывал, что он жутко проспал. Но куда? Взгляд наткнулся на аккуратно сложенную форму... слабая надежда, что база, стирание памяти, другие планеты - всего лишь пьяный бред, растаяла. Вепрь сел и задумался. Раз за разом прокручивая в голове момент пробуждения, Вепрь пытался вспомнить, о какой такой работе он подумал. Кому собирался звонить и что при этом говорить. Но увы, чем больше он приходил в себя, тем слабее становился отблеск воспоминания. Вепрь мысленно сплюнул, махнул рукой и, нацепив штаны и ботинки, пошел умываться.
   В коридоре и кубриках никого не было. Вепрь глянул на часы на стене. "Скоро обед?" - подумал он, - "почему же я так проспал? Сигнала "подъем" я не слышал... и не разбудил меня никто ..."
   Умывая морду лица, Вепрь пытался вспомнить, что же было вчера и откуда у него такое дикое похмелье. События вспоминались только до того момента, как они хлопнули по рюмашке в кубрике с сержантом и разошлись по койкам. Дальше было только смутное ощущение чего-то нехорошего. Вернувшись в свой кубрик, Вепрь застал там Могола, сидящего на застеленной койке Кремня
   - Ты в порядке? - спросил сержант с непроницаемым выражением лица.
   - Голова трещит, - признался Вепрь, садясь на свою койку, - а что случилось?
   - Ничего не помнишь? - вопросом на вопрос ответил Могол, внимательно смотря Вепрю в глаза. Тот поежился от чего-то.
   - Никак нет! - вырвался у Вепря уставной ответ.
   Могол хмыкнул.
   - Иди в медпункт, потом в столовую. Я дал команду, тебя покормят. Если медики дадут добро, после столовой - идешь в тир и поступаешь в распоряжение инструктора. Оттуда я тебя сам потом заберу. Вопросы?
   - Только один... Вепрь смотрел на сержанта в упор... Что со мной происходит?
   - Ничего! - резко ответил Могол. - У тебя с утра наблюдались признаки сильного переутомления и я освободил тебя от занятий на сегодня. Ты меня понял?
   Вепрь проглотил свой следующий вопрос.
   - Так точно, господин сержант!
   Могол встал, развернулся и вышел из кубрика. Настроение у сержанта было не очень. "Неужели Вепрь из "скисших"?" - подумал Могол, - "я и так уже потерял одного человека, не хватало еще и "скисшего" в группе"...
   Вепрь привел себя и кубрик в порядок и отправился в медпункт. Его засунули в камеру диагноста, где Вепрь незаметно для себя заснул. Потом его разбудил хмурый и неразговорчивый врач и отправил к психологам. Психологи поиздевались над ним на славу. Как и всегда, Вепрь ничего в их манипуляциях и безумных тестах не понял. Какой реакции они от него ждали, например, когда на середине фразы опрашивающий его психолог внезапно залез под стол и стал кричать "Ку-ка-ре-ку"? Потом вылез и, как ни в чем не бывало, продолжил задавать Вепрю вопросы...
   ***
   В тире было тихо. Вепрь прошел в подсобное помещение. Там сидел Тапир, который, что-то тихо мурлыкая себе под нос, возился с каким-то полуразобранным стволом(10). Вепрь постучал костяшками пальцев по стене. Тапир поднял голову.
   - Ну?
   - Меня прислал сержант Могол, - сказал Вепрь
   - Отлично, - заявил Тапир, - теперь стой там и слушай сюда...
   Следующий час Вепрь шуршал как веник(11). Таскал коробки с различными патронами, гонял автодворники, готовил мишени. Попутно выслушал поучительную лекцию о калибрах, экстракторах, затворных рамах, особенностях прицеливания и тому подобном. В личном общении Тапир оказался вполне нормальным мужиком, если не считать его страсть к армейским маразмам, вроде "молчать, я вас спрашиваю!" и "Что ты глаза на меня свои смотришь?!". Потом стало не до общения - началось занятие... Десяток Вепря отстрелялся и ждал "разбора полетов", когда противно завыла сирена. Десятники бросились строить колонистов. После минутной неразберихи колонисты бегом отправились к казарме. Но на этот раз загонять их в "монстроубежище" никто не стал. Вместо этого их построили на плацу. Колонисты растерянно переговаривались, все происходящее не укладывалось в привычные уже им "действия личного состава по сигналу "тревога"". Десятники как могли, наводили порядок, но было видно что и им о причинах происходящего известно не больше колонистов. Над плацем в воздухе опять появился голографический полковник Зубр.
   - Колонисты! - полился голос полковника из динамиков, - нас атакуют превосходящие силы противника. Командование базы приняло решение. Сейчас вам выдадут оружие и снаряжение. Вы должны будете покинуть базу и уйти от нее как можно дальше. Весь персонал базы, Конвой и Патруль будет прикрывать ваш отход. С вами пойдут ваши десятники. Ваша задача - замаскироваться на местности, ничем не привлекая внимания противника и ждать прибытия подкреплений. Это все.... - Полковник сделал паузу и добавил - удачи вам!
   Проектор замолчал. Колонисты зашумели, строй нарушился, но десятники, в точности как в первый день на базе, кинулись восстанавливать порядок криками, тычками и затрещинами. Десяток Вепря атаковал Могола вопросами, но сержант приказал им заткнуться.
   - Все вопросы потом, за мной бего-о-о-ом... Марш!
   Потом была суматоха. Если на оружейный склад десяток прибыл в числе первых, то на складе снаряжения пришлось повозиться. Колонисты с шумом и гамом тут же надевали "панцири", получали сухой паек, подгоняли снаряжение и укладывали рюкзаки. Попутно некоторые десятки переформировывались буквально на ходу. В группу Вепря, например, попал еще один колонист, с позывным Танцор. Так что четвертый десяток, насчитывавший после смерти Бобра девять человек, снова стал полноценной группой.
   ***
   Бардак улегся сравнительно быстро. Всего спустя полчаса колонисты стояли перед огромными воротами внешнего периметра, ведущими из их сектора в неизвестность. Раздался шум моторов и створки ворот стали разъезжаться. Колонисты взволнованно вглядывались в простиравшуюся за воротами зеленую холмистую равнину. Раздалась команда и строй двинулся. Сразу же за воротами десятники, сверяясь со своими нарукавными компьютерами, стали расходиться в разные стороны, ведя за собой свои группы...
   Могол перестроил десяток попарно. Вепрь привычно занял свое место сразу за сержантом. Справа от него встал в строй Кремень. Могол последний раз взглянул на экран тактического компьютера и отдал команду начать движение.
   Вепрь топал за сержантом и вовсю пялился по сторонам. Картинка была довольно мирная. Зеленая травка под ногами очень напоминала земную. Кусты и группки деревьев, разбросанные то там, то сям по склонам холмов, выглядели тоже весьма по земному. Разве что Вепрь никогда именно таких не видел, но мало ли на Земле пород кустарников и деревьев? К тому же, Вепрь прикинул, что даже на Земле коренной городской житель вряд ли сможет связно описать, к примеру, ясень, или с первой попытки отличить его от, скажем, вяза. Особенно, если для него это просто слова, никак не привязанные к зрительным образам. Конечно, небо выглядело для него синее, а трава - по неземному зеленее. Но это могло объясняться тем, что впервые за почти полгода, Вепрь видел перед собой не серое бетонное покрытие и однотонные коробки зданий базы, а настоящую живую природу.
   Через час интенсивной ходьбы колонисты начали уставать, несмотря на все предыдущие тренировки. Снаряжение весило больше, чем обычно, Могол заставил капрала на складе выдать им двойной боекомплект.
   Сержант вывел группу на вершину очередного холма, и возле кучки валунов объявил пятнадцатиминутный привал. Сам свалил свой рюкзак на землю, глотнул из фляги и начал осматривать колонистов.
   - Проверить обувь, воды пить не больше, чем пару глотков, а то нахлюпаетесь сейчас, как бегемоты! - раздавал он указания, - Енот, перетяни ремни рюкзака, чтоб он тебе по заднице не колотил. Кремень - переложи рюкзак, дубина. Ты гремишь, как куча кастрюль. Кекс, даже и не думай!!! Курить будете только тогда, когда я разрешу! Вепрь! Я сколько раз тебе показывал, как подтягивать ремни? Ты похож на беременную черепаху, а не на колониста в "панцире"...
   Потом они все-таки получили десять минут полного отдыха. Привал прошел в молчании, ибо на любой вопрос Могол отвечал однообразно - "Заткнись!". Еноту, который особо упорно пытался расспросить сержанта, даже прилетел легкий подзатыльник. Поэтому колонисты расселись и разлеглись на травке в вольготных позах. Вепрь даже слегка задремал
   Время! - гаркнул Могол, - подъем, лежебоки!
   Группа с недовольным бурчанием поднялась. Сержант построил колонистов, проверил снаряжение каждого, Кремня опять заставил переложить рюкзак. И они опять пошли.
   Спустя еще два часа колонисты стали уставать уже по-настоящему. Начинало темнеть, а сержант все вел и вел их за собой, петляя между камнями, которых становилось все больше среди окружавших их холмов. Внезапно раздался отдаленный грохот. Группа без команды остановилась и колонисты обернулись. Вдалеке, там где была оставленная ими база, разгоралось неравномерное зарево, мелькали разноцветные вспышки. Волнами до них докатывался неясное грохотание, похожее на раскаты отдаленной грозы. База приняла бой...
   Еще через час, когда уже почти полностью стемнело. Сержант нашел что-то вроде грота в склоне одного из холмов. Осмотрев его, он приказал устраиваться на привал. Группа с облегчением вздохнула. Но привал и отдых в сержантском понимании отнюдь не одно и то же. Поэтому сержант тут же погнал Колуна и Дока натягивать над входом маскировочную сеть, Вепря и Кремня - проверить все углы грота биосканером, Штуцера и Школяра - вскрывать пайки и разогревать их на переносной горелке, Енота и Кекса потащил за собой наружу проверять светомаскировку. Листик и Танцор, вооружившись лопатками, недовольно ворча, выкапывали в дальнем углу грота яму для санитарных нужд...
   Сержант еще раз осмотрел место привала и погнал Енота распылять возле входа универсальный репеллент(12). Енот с неохотой пошел, заметив, что лучше поставить возле входа носки Кремня, в том плане, что запах будет поядренее и поубойнее. И тут же заработал шутливый пинок от Кремня. Когда он вернулся, сержант приказал зарядить оружие. Колонисты были вооружены уже знакомыми им "Буранами". Сержант лично проверил ствол каждого. На этот раз втык получил Листик, забывший поставить оружие на предохранитель. Сержант в стотысячный раз напомнил группе правила техники безопасности при обращении с оружием и выразил слабую надежду, что они нечаянно не прострелят себе или соседу ногу...
   Наконец Могол успокоился и отдал команду приступать к жратве. После еды он разрешил группе курить и начал говорить.
   - Нападение на базу - штука нечастая но и не уникальная редкость. Обычно такое нападение преследует одну из трех целей. Первая цель - аппаратура Переноса и обслуживающий ее технический персонал. Точнее нужна не сама аппаратура, нужны координаты точек финиша других баз и форпостов.
   - А зачем? - не утерпел Енот
   - Чтобы прислать сюрприз на несколько мегатонн, например. Или группу захвата. Или хотя бы просто узнать координаты планеты, пригодной для жизни. Водно-кислородные планеты попадаются вовсе не на каждом шагу. Так вот, этой цели удается достичь редко. Теперь вам уже можно рассказать, что базы Переноса бывают трех типов. Работающие на прием и на передачу, только на передачу и только на прием. Как радио. Понятно, что для захвата представляют интерес базы двух первых типов.
   - Почему? - снова встрял Енот
   - Потому, что на базе, работающей только на прием, координат не найдешь? - предположил Док
   - Именно. - Подтвердил Могол, - Вторая цель захвата - люди. Люди в колониях - самая большая ценность. Все остальное представляет меньшую ценность. - Сержант посмотрел на Енота, уже открывшего рот для того, чтобы задать вопрос и пояснил, - потому, что в отличие от Земли, в Колониях нету дефицита ресурсов. Полезные ископаемые и прочая хрень стоят тут намного дешевле. Несколько большую ценность представляют собой различные продукты, товары, техника. Что-то уже давно производят сами колонии, что-то до сих пор транспортируется с Земли. Процедура Переноса - штука весьма и весьма энергоемкая и потому дорогостоящая. Но дороже всего - люди. Ибо без них не будет работать ни одна техника и ни одно производство.
   - А третья цель? - спросил Колун
   - Третья...- сержант немного помолчал, - третья цель - уничтожить саму базу и все живое на ней. Если нет возможности захватить планету, то сделать ее непригодной для жизни на максимальный срок
   - Как? - недоуменно спросил Штуцер
   - Как угодно. Боевая химия, ядерное и термоядерное оружие, биологическое оружие, искусственные изменения климата и так далее. Впрочем, такие вещи делают редко. На серьёзную пакость нужно серьёзное время и долгие расчеты. Любая страна в Колониях держит армию в состоянии повышенной боевой готовности и моментально реагирует на нападения.. А главная цель нападающих - не спалиться(13). Если станет известна страна агрессор, то тотальная война и в Колониях, и на Земле неизбежна. А вот если база разгромлена "неизвестными лицами", то кому предъявлять счет - неизвестно...
   Колонисты помолчали.
   - А в нашем случае, господин сержант? - спросил Школяр
   - Не знаю. Системы раннего предупреждения сработали, как надо, а не как обычно. О нападении мы узнали заранее... - задумчиво сказал сержант. - Значит аппаратура Переноса им не достанется. Люди...- Могол обвел группу взглядом, - люди успели разбежаться. Те кто остался на базе - не зеленые салабоны, так что и рабов нападающим не достанется и по морде успеют схлопотать.
   - Кто же на нас напал? - спросил Вепрь
   - А хрен его знает...- сказал Могол, - кто угодно. Скорее всего, либо англосаксы, либо япы. Маловероятнее всего - чины и пруссы. Вроде бы как бы без пяти минут союзники. А есть еще анархисты. Те нападают, на кого только могут.
   - И что же мы теперь будем делать? - немного растерянно спросил Школяр
   - А ничего! - ответил сержант, - завтра идем дальше. День- максимум два, и прибудет подкрепление. Базу восстановят, пойдете доучиваться.
   - А как вообще на нас смогли напасть? - спросил Листик, - как про базу узнал вражеский флот? Был космический бой, да?
   Сержант фыркнул.
   - У вас, ребятки, превратное представление о космической войне. Вся война ведется только возле, вокруг и при помощи аппаратуры переноса.. Нет никаких армад линкоров, гордо рассекающих космос, завывая двигателями. В земных фантастических фильмах это выглядит, конечно, очень круто, но совершенно невоплотимо в реальной жизни. Нету пока такого оружия, которое могло бы эффективно лупить по врагу в масштабах от сотен до сотен тысяч километров. Все проще. Нападавшие как-то узнали координаты. Или шпионаж, или сумели отследить Перенос. Потом отправили кучу ботов-разведчиков. Перенос без специально оборудованной финишной площадки штука непредсказуемая. Один из ботов успешно финишировал на планету и стал и маяком, и точкой финиша. Перебросили ударную группу - и мы имеем то, что имеем. А в космосе война ведется только на орбитах планет или же вокруг тех точек финиша, которые по тем или иным причинам расположены вне планет. Вот так-то.
   Сержант потянулся. Заметив, что Листик намерен продолжать задавать вопросы, он сказал:
   - Парни, если у вас есть еще вопросы по всей этой космической хренотени, приберегите их для тех, кто в этом реально разбирается. Я всего лишь пехотный сержант. А сейчас - отбой. Первым дежурю я. Потом - Листик и Вепрь. Всем спать!
   Колонисты нехотя разбрелись по спальным мешкам.
   Вепрь заснул почти сразу, успев напоследок подумать, что так и не выяснил, что же с ним произошло утром...
   Когда Могол разбудил его, ему показалось, что он почти и не спал. Листик уже не спал и возился возле горелки.
   - Значит так, - вполголоса сказал сержант,- оружие держите под рукой, дергаетесь на любой звук, биосканер держите под рукой, чуть что - будите меня. Через два часа поднимаете меня, я подниму вам на смену Штуцера и Школяра. Вопросы?
   Вопросов не было и сержант расстелил свой спальник. Залезать в него он не стал, как и снимать "панцирь", просто лег на спальник, положил "буран" под руку и моментально заснул. Вепрь поежился, потянулся, нацепил свой "панцирь" и подошел к Листику. Тот протянул ему кружку с кофе и погасил горелку.
   Некоторое время они сидели молча, отхлебывая горячий напиток, перекуривая и слушая ночные звуки. Какие-то отдаленные шорохи, что-то похожее на уханье земного филина, время от времени коротенький сигнал биосканера, сообщавший, что в радиусе сорока метров крупных живых объектов не наблюдается.
   - Что думаешь? - спросил Листик Вепря после продолжительного молчания.
   - По поводу? - откликнулся Вепрь.
   Листик обвел пространство рукой.
   - По поводу всего этого, - сказал он, - нападение на базу, войны все эти непонятные...
   - Хрен его разберет, - задумчиво сказал Вепрь, - поживем - увидим... Пока ясно одно- сержанта надо беречь. Мы ни фига не понимаем, что вокруг происходит и как выбраться из этой хренотени. Сержант - единственный, кто владеет ситуацией.
   - Как посмотреть, - произнес Листик, - как посмотреть...
   - в смысле? - спросил Вепрь
   - Я пока вижу то, что вижу! - сказал Листик, - Однозначно я верю пока только в одно - нам всем действительно стерли память... А кто, зачем и почему - неизвестно.
   Вепрь фыркнул.
   - Ты все еще считаешь, что нам лапшу на уши вешают?
   Время от времени Листик и Вепрь вели такие разговоры, что-то вроде игры, приводили доказательства того, что они действительно на другой планете и тут же опровергали их.
   Листик прогулялся к входу в грот, чуть постоял там, послушал и вернулся к Вепрю.
   - Все может быть, - сказал он, - проверить мы ничего не можем, память стерта. Нам могут рассказать любую сказочку.
   - Ну смотри сам, - сказал Вепрь, усевшись на свой рюкзак поудобнее и вытянув ноги. - Нам говорят - мы на другой планете... Школяр сказал, что ни одного знакомого созвездия на небе он так и не увидел ...
   - Он сам сказал, что звезд южного полушария он не знает, - возразил Листик
   - Мы сюда прибыли при помощи некоей аппаратуры Переноса...
   - Которую никто из нас в действии не видел. Нас могли усыпить и перевезти куда угодно.
   - На базе дофига непонятной техники, которую никто из нас никогда не видел.
   - На Земле такой техники дофигища, особенно у япов. У них уже зубные щетки самостоятельно выходят в Интернет, чтобы подобрать хозяину зубную пасту. А роботы -пылесосы продаются на каждом углу и уже довольно давно.
   - Здесь водятся животные, неизвестные на Земле
   - Муляжи. Высококачественные муляжи, хитрые роботы.Или мутанты. Или генная инженерия. А тут - полигон для опытов. Плюс - нам могут спокойно могут подсыпать в еду любую химию, после которой мы вполне можем увидеть не только то, что нам показывали в учебных фильмах, но и Годзиллу в обнимочку с Бэтменом. Химия плюс внушение.
   - Сила тяжести тут немного больше, чем на Земле.
   - А кто из нас ее измерял? Провалялись мы в отключке с месяцок - мышцы и ослабли. Вот мы первое время еле ноги и волочили.
   Подобная пикировка представляла собой нечто вроде логической игры. Вепрь и Листик регулярно в нее играли. Иногда к ним присоединялись Колун, Школяр и Штуцер. Кекс от таких разговоров только кривился. Док с ироничной полуулыбочкой слушал, но встревал редко. Кремень просто скучал... Но Вепрь и Листик не успокаивались.
   - Тогда остается последний вопрос, - сказал Вепрь, прикуривая очередную сигарету, - зачем весь этот театр абсурда? Судя по количеству потраченных сил и средств, результат должен быть, как минимум, не уступающий затратам. Некая пока еще условная прибыль, которую устроители всего этого цирка когда-нибудь получат от нашей работы на неких шахтах-фермах-заводах? Так можно было и проще - сразу загнать нас туда и все.
   - Ну, если мы не видим прямой выгоды, это еще не значит, что ее нет, - сказал Листик и встал, - ты ничего не слышишь? Какой-то странный звук...
   Вепрь прислушался. Действительно, раздавался какой-то странный шум...
   Вепрь тоже встал и подхватил автомат. Листик иронично хмыкнул, но последовал его примеру. Они стали ходить по гроту, иногда замирая, пытаясь определить направление на источник звука. То ли шуршание, то ли звук ссыпающейся земли, то ли шелест чего-то вроде целлофановой упаковки...
   - Думаешь - будить сержанта? - сказал Листик
   - Лучше перебдеть, чем недо...
   Договорить Вепрь не успел, звук внезапно усилился, одновременно заверещал биосканер. Земля у входа вспучилась и оттуда с ревом полезла какая-то темная груда. Вепрь орал "Тревога! ", отчаянно дергал затвор автомата и никак не мог открыть огонь, Листик с нечленораздельным воплем выпустил длинную очередь, но "буран" являлся классическим огнестрелом, без всяких там электромагнитных наворотов, и ствол увело отдачей вверх и вправо. Пули улетели в темноту. Спавшие колонисты, разбуженные столь оригинальным способом, путались в спальниках, хватали оружие. Единственным, кто, естественно, не растерялся, был Могол. Рывком вскочив на ноги, будто вовсе и не спал, он кинул на пол осветитель и короткими, по два-три патрона, очередями, стал стрелять в непонятное, но очень здоровое живое существо, лезшее к ним из земли. Рев усилился, сержант явно попадал.
   - К стене, все к стене! - заорал Могол, меняя магазин.
   Колун метнулся на середину грота, чуть не упал, зацепившись за чей-то рюкзак, поджег горелку и метнул ее в темную груду. Раздался дикий, пронзительный вопль, похожий на паровозный свисток. Колонисты чуть не оглохли. Животное резко дернулось к выходу из грота.
   - Глаза!!! - заорал Могол
   Колонисты мигом затемнили забрала шлемов, те, кто не успел их надеть, закрыли глаза руками и уткнулись лицом в колени. Бахнула фотоимпульсная граната, рев существа усилился, коротко прозвучала автоматная очередь и все наконец-то стихло.
   На пол бросили еще парочку осветителей и, держа автоматы наизготовку, колонисты медленно стали продвигаться к выходу из грота.
   - Прошу знакомиться, - слегка охрипшим голосом сказал сержант. Прокашлялся и сплюнул. - Эта тварь называется кротун.
   Морда неизвестного зверя действительно отдаленно напоминала морду крота. Кремень и Док включили фонарики и осветили тушу. Размер зверя впечатлял. Конечно, в первые минуты переполоха он казался размером с медведя, но и реальные его габариты внушали. Длиной метра полтора, ростом где-то с метр - метр тридцать. Если кому кажется, что это маловато, представьте себе, что на вас в темноте внезапно выскочила кавказская овчарка, уж точно вам ее габариты маленькими не покажутся. Хотя в цифрах на бумаге- вроде бы ничего особенного... Зверь был грязно-черный, с мощными передними ластовидными лапами, которые оканчивались большущими когтями, матово отливавшими в свете фонарей и химических осветителей. Морда, в отличие от земного крота, была украшена весьма и весьма неплохими клыками, желто-бурого цвета. Кровь, хлещущая из простреленной головы животного, в свете фонарей казалась черной. Маленькие глазки были затянуты какой-то белесой пленкой.
   - С-сержант, - слегка запинаясь, спросил Школяр, - а почему у всех тутошних животных такие идиотские имена?
   - Нормальные! - отрезал Могол, закуривая и перезаряжая "буран". - Есть у них языколомательные и мозгодробительные имена на латыни, чин - чином, все как у научников положено. Просто колонисты и ребята из Экспедиционного Корпуса предпочитают не ломать себе язык, а называть этих тварей так, чтобы было понятно.
   Вепрь тем временем, разглядывая свой автомат, в сердцах треснул себя по лбу. Он не снял автомат с предохранителя. Откуда - то в памяти всплыло словосочетание"перекос патрона" и он в суматохе выщелкал затвором треть магазина, пытаясь заставить автомат стрелять, а на предохранитель даже не посмотрел.
   Листик посмотрел на него и, в свою очередь стал разглядывать свое оружие. У него переводчик огня оказался сдвинут в положение "автоматический огонь" вместо "очередь по три патрона". Пока остальные колонисты приходили в себя от бурного пробуждения, Могол заметил душевные метания Вепря и Листика.
   - В следующий раз просто не суетитесь, - ровным тоном сказал он.
   Вепрь и Листик ожидали немного другой реакции. Заметив это, тем же ровным тоном Могол сказал:
   - Будь вы солдатами моего подразделения... А вы - просто кандидаты в колонисты, какой с вас спрос?
   На памяти Вепря это был первый раз, когда сержант столь явно подчеркнул их статус в этом мире и их неприспособленность к его условиям...
   ***
   - Кротун - штука неприятная, если столкнуться с ним в его норе или в пещерах. На поверхности он почти безобиден. Глаза у него есть, как вы видели, но видит он хорошо только в темноте. Яркий свет его выводит на некоторое время из строя.
   Десяток топал в темноте, уходя от грота. Сержант на ходу просвещал группу о деталях местной зоологии.
   - Что-то он не показался безобидным...с такими-то когтями и клыками. - Заметил Колун
   - Когти - копать и прокладывать путь, клыки - опять таки копать и для обороны, - сказал Могол, - Кротуны всеядны, но в основном питаются корнями растений, падалью, небольшими подземными животными. На наземных животных кротун не нападает, пока он из земли выкопается, даже самое медлительное животное десять раз смоется. Вот нарвись мы на пещерного бредня, легким испугом не отделались бы.
   - Почему же кротун на нас напал?
   - Хрен его разберет. - Сержант сплюнул, - я не ученый. Скорей всего он вылез к нам случайно. Или где-то рядом было его гнездо и он просто защищал его от нас, что вероятнее.
   - А почему мы тогда свалили из грота? - спросил Док. Остальные поддержали его возгласами. Бродить в темноте среди холмов - удовольствие маленькое. А если учесть, какие тут водятся зверюшки...
   - Во-первых, кротуны редко живут поодиночке. Фиг его разберет, что у них там за размножение такое, но обычно они тусуются семьями по пять-восемь рыл.
   Вепрь мысленно отметил, что если на базе сержант изъяснялся на вполне правильном и грамотном языке, то в нынешней ситуации его речь все чаще и чаще украшалась жаргонизмами. Подумал и удивился. "Может, я был учителем росского языка?" - мелькнула мысль.
   - Как-то раз такая семейка обрушила нам часть периметра одного из форпостов. Накопали своих нор, пришлось их выкуривать газом.
   - А во-вторых? - спросил Колун
   - Во вторых мы смылись, потому что труп кротуна и запах крови может привлечь разных не менее симпатичных зверьков - продолжил свою мысль сержант. - Сейчас отыщем какое-нибудь укромное местечко и попробуем еще подрыхнуть.
   Через полчаса на вершине очередного холма такое местечко отыскалось. Несколько здоровенных валунов образовывали что-то вроде укрытия. Сержант несколько минут бродил вокруг с биосканером, пока группа, ощетинившись стволами во все стороны, ожидала результатов разведки. Место Моголу понравилось и он, оставив при себе Колуна и Дока, отправил остальных спать. Запретив, впрочем, снимать "панцири" и шлемы. Колонисты расстелили спальники и улеглись на них. Остаток ночи прошел спокойно.
   ***
   Глава четвертая
  

Если завтра - война, если завтра - в поход,

то мы спрячемся так, что никто не найдет!

Народно-военная мудрость

  
   Утро было противное. Туман, холодный и промозглый, окутал верхушки близлежащих холмов. На лице оседали мокрые капельки. Вепрь собирал рюкзак. Рядом копошились остальные колонисты. На камушке неподалеку торчал с автоматом наперевес Могол, всем своим видом показывая, что он думает об их оперативности. Но колонисты даже если и захотели бы, не могли себя заставить шевелиться быстрее. Вчерашний дневной марш, знакомство с представителем местной фауны, ночное удиралово от грота... К тому же спать в броне и шлеме на не таком уж и толстом спальнике, подложив рюкзак вместо подушки - это совершенно не то, что дрыхнуть на мягком матраце под теплым одеялком в казарме.
   Могол дал пять минут на оправку и построил группу. На робкий писк Штуцера по поводу завтрака, последовало уже привычное "заткнись!".
   Впрочем, минут через пятнадцать сержант все же оттаял и пояснил:
   - Нам надо уйти подальше от вчерашнего грота. Кротуна уже нашли местные хищники и падальщики. Такое соседство меня не радует. Найдем какое-нибудь укромное место подальше, там и позавтракаем.
   - И там она позавтракать, а может пообедать, а может быть поужинать, спокойно собралась(1)... - тихонечко пропел Листик, но замолчал под злым взглядом Могола.
   Местность вокруг все больше из холмистой постепенно превращалась в холмисто-каменисто-скальную. Приходилось внимательно смотреть под ноги. Сержант приказал не шуметь, так что группа шла в полном молчании. Десяток поднялся на вершину очередного холма. Туман понемногу рассеивался. Группа стала спускаться, но внезапно Могол дал сигнал остановиться. Внизу, у подножия холма, сквозь дымку виднелось что-то, выламывавшееся из привычной картинки камней и низкорослых кустов. Группа остановилась. Сержант быстро стал спускаться по осыпи. Потревоженные его ботинками кучи мелких камешков с шумом осыпались вниз. Спустившись, сержант стал быстро перемещаться между какими-то пятнами непонятной формы, ежеминутно оглядываясь. Наконец сквозь туман, колонисты разглядели, что Могол подзывает их к себе. Группа начала спускаться вниз, причем Енот не удержал равновесие, грохнулся на пятую точку и съехал на ней, гремя снаряжением, почти до самого низа, как с горки на санках. Сержант даже не обратил внимание на столь грубое нарушение тишины. Колонисты наконец смогли разглядеть причину остановки. В этом месте между тем холмом, с которого они спустились и следующим, было что-то вроде небольшой поляны с несколькими здоровенными валунами. Некоторые были в рост человека и больше. Всюду виднелись черные пятна, камни в некоторых местах были подплавлены. Но главным было не это. Между камнями в разных позах лежали трупы в знакомых "панцирях". Некоторые из них выглядели ужасно. Вепрь посмотрел на ближайший к нему труп. Лицо и руки бедолаги выглядели так, словно их ошпарили кипятком и содрали кожу. Вепрь ощутил во рту вкус желчи. Приступ тошноты согнул его попал. Судя по звукам вокруг, такую реакцию увиденное вызвало не только у него. Внезапно, как будто повернули выключатель, Вепрь почувствовал жуткий, сладковато-гнилостный, непередаваемый запах. Сержант закончил метаться среди камней и стал раздавать приказы:
   - Енот - мигом на вон ту точку! Брякнешься на пузо и смотришь в оба! Кекс! Дуй обратно на вершину холма! Тоже смотришь во все глаза. Остальные! Ну-ка, живенько перестали изображать обморочных девиц и утерли сопли! Никто не обещал, что будет легко! Собрать патроны, сухпаи и батарейки! Живо-живо! Шевелись, я кому сказал?!
   Колонисты все никак не могли прийти в себя. Сержант с матом начал придавать им ускорение тычками и подзатыльниками. Вепрь зашевелился первым. Утер рукой рот, сорвал с пояса флягу, прополоскал рот водой. Сделал пару глотков, закрыл флягу, закурил сигарету и стал вытаскивать магазины из карманов разгрузки ближайшего трупа, стараясь сосредоточить взгляд на мелких деталях амуниции и не смотреть на голову и руки убитого. Сигарета частично перебила жуткий запах и отвратительный привкус во рту. Следующим зашевелился Кремень, начав потрошить рюкзаки членов уничтоженной группы. Он, кряхтя, стаскивал с убитых рюкзаки, так же, как Вепрь, стараясь не смотреть на трупы и кидал их в кучу. Глядя на них, зашевелился Листик. Он брал рюкзаки и оттаскивал их в сторону. Колун начал собирать магазины с другого конца оплавленной поляны. Штуцер и Док, получив по паре тычков от сержанта, принялись потрошить содержимое рюкзаков, откладывая в сторону патроны в пачках, сухие пайки и энергоэлементы для фонарей и приборов, называемые батарейками. Енот, с белым, как мел, лицом, огляделся с безумным видом, но полез на валун, указанный сержантом. Кекс абсолютно без какого-либо выражения на лице, начал карабкаться на холм. Только Танцора все еще выворачивало в кустах на краю поляны. Сержант тоже ходил по поляне от трупа к трупу. Приглядевшись, Вепрь понял, что он снимает с убитых жетоны и коммуникаторы...
   Они собрали почти все, что только было можно. Колун пришел в себя настолько, что даже собрал все автоматы убитых и повытаскивал из них магазины. Вепрь прикинул, что группу явно застали врасплох. Боезапас был почти не израсходован. Стреляных гильз мало.
   - Блин, рюкзаки и так были нелегкие, теперь еще больше тянуть на себе, - сказал Штуцер, стараясь глядеть на холм, рюкзаки - на что угодно, лишь бы не возвращаться взглядом к трупам.
   - Мне не нравится другое, - сказал Вепрь, запихивая еще два магазина в свой рюкзак. - Сержант сказал, что за нами гоняться, по идее, не должны. Что-то не похоже...
   - Мне не нравится, - сказал Могол, появляясь из-за спины Листика, - то, что нас обогнала другая группа. Это раз. И то, что она попала в засаду. Это два. Значит, мы ушли недостаточно далеко. Еще плохо, что группу явно уничтожили из энергооружия. У преследователей, кто бы они не были, есть ТОПы (2).
   Енот свистнул со своего насеста.
   - Что? - задрал голову сержант
   - Не могу понять, господин сержант. Но оно быстро движется...
   Могол скинул свой рюкзак и в два движения забрался на валун. Приложил к глазам бинокль. Посмотрел секунд тридцать в направлении, указанном Енотом и заорал:
   - Бросайте все! Уходим! Все на холм!!! Живо!!!
   - Что там, господин сержант? - спросил Танцор, вернувшийся из кустов.
   - Ты че, глухой? - злой Кремень взвалил на себя свой изрядно потяжелевший рюкзак, - сержант сказал - двигай, значит - двигай!
   - Да, но...- попытался возразить Танцор и тут же получил тычок от Могола, который уже съехал вниз по камню. Мигом позже на землю соскользнул Енот. Колонисты побросали все, что не успели рассовать по рюкзакам и быстро забирались на холм.
   Когда они, запыхавшись, выбрались на вершину, сержант приказал побросать рюкзаки и укрыться за камнями, активировав коммуникаторы. Проведя проверку связи, он приказал приготовиться к стрельбе и молчать в тряпочку.
   - На нас движется группа прыгунцов. Несколько десятков. Через несколько минут будут здесь. Без команды не дышать и не стрелять!
   Вепрь прилег между двух камней, пристроил автомат и включил прицел. Раздался шум скатывающихся камушков и рядом устроился Могол. Положив автомат на камень перед ним, игравший роль естественного бруствера, он достал из разгрузки две гранаты и активировал запалы.
   - Почему мы не убегаем, господин сержант? - шепотом спросил Вепрь
   Могол неодобрительно на него покосился, но ответил так же вполголоса:
   - У них хороший слух и нюх. Почуют нас - догонят. А на ходу у нас мало шансов отбиться от них без потерь. Здесь, на холме, у нас преимущество. Если что, им придется нападать, прыгая по осыпи, да еще вверх по склону. К тому же прыгунцы плохо различают неподвижные предметы. Так что постарайся не дергаться и не чесаться. Это, кстати, всех касается. Всё, всем молчать!
   И, спустя минуту, Вепрь увидел наконец прыгунца. Когда был убит Бобер, он не успел ничего рассмотреть, сейчас же прыгунец предстал во всей красе. Прыжки он совершал нечасто, внимательно оглядываясь перед каждым. Но каждый был настолько стремителен, что очертания зверя размывались в неясное пятно. Поэтому Вепрь мог его разглядывать только в промежутках между прыжками. Выбравшийся на поляну экземпляр был весьма крупным. Серо-зеленый, с немигающими круглыми выпуклыми глазами на морде, он производил впечатление какой-то глубоководной рыбы, которая выбралась на сушу и срочно наэволюционировала себе две разноразмерные пары лап. Вдоль спины у него шел перепончатый гребень. Видимо, он служил животному чем-то вроде руля направления. У Вепря по спине пробежал холодок. Никакое учебное видео не могло передать угрозу, излучаемую этим существом, чувствовавшуюся в каждом его движении...
   - Вожак, блин...- еле слышно сказал сержант и тихо сплюнул
   Вожак прыгнул на валун на краю поляны и внимательно осмотрелся. Колонисты замерли. Вожак громко квакнул. Внезапно, как будто материализовавшись из остатков тумана, появилась остальная стая. Вот что никого, кроме вожака не было - и вдруг на поляне оказалось пара дюжин прыгунцов всех размеров. Словно они телепортировались. Окрас животных варьировался от серого до нежно-зеленого. Вепрь обратил внимание, что более крупные особи, как правило, различных оттенков зеленого цвета, животные же размерами поскромнее - серенькие, почти незаметные на фоне камней. Прыгунцы заполонили поляну, прыгали во все стороны, как кузнечики и жрали трупы. Вепря чуть еще раз не стошнило, но он сдержался. Сержант шепотом пообещал пристрелить любого, кто издаст хоть звук. Вепрь отвел глаза. Смотреть на пиршество этих тварей у него не хватило сил. Могол азартно смотрел вниз. Вепрь пересилил себя и тоже взглянул на поляну. А там ползало, прыгало и жрало уже, наверное, с полсотни тварей. Вожак все топал лапами на своем валуне, разворачивался в разные стороны, оглядывался. Наконец он тоже спрыгнул с валуна и присоединился к пиру.
   - Внимание! - сказал Могол и приподнялся.
   Вожак поднял голову и квакнул. Ближайшие к колонистам звери также подняли головы и насторожились. Но сержант уже метнул одну за одной гранаты, стараясь послать их в разные концы поляны. Гранаты со стуком, слышимом даже на вершине холма, упали и моментально выпустили облака газа.
   - Бойся!!! - закричал Могол и уткнулся шлемом в землю. Колонисты попрятались в камни, стараясь максимально вжаться в землю. Через секунду внизу сверкнуло и, с громким хлопком два облака газа, слившиеся в одно, выжгли весь кислород в нехилом объеме. Жахнуло так, что земля, казалось, аж подпрыгнула. Вепрь чуть не откусил себе язык.
   - Огонь! - заорал сержант. Вепрь потряс головой, высунул ствол из-за камня и посмотрел вниз. Большая часть трупов и пировавших на них прыгунцов просто испарилась. Раненые и уцелевшие прыгунцы были явно сильно контужены. Некоторые совершали какие-то бессмысленные дерганые движения, некоторые стояли на лапах, покачиваясь из стороны в стороны. Вепрь выцелил прыгунца, который хотел прыгнуть на валун, но не рассчитал и вляпался в стенку. Сполз вниз и уж тут Вепрь ему второго шанса не дал. Вокруг захлопали выстрелы и уцелевшие прыгунцы быстро перестали дергаться. С минуту над несчастной полянкой висела тишина.
   - Уходим! - сказал Могол. - Теперь мы всю округу известили о своем присутствии.
   - Может это...того...взрывать не надо было - осторожно предположил Штуцер.
   Сержант о чем-то думал и критики в свой адрес не заметил.
   - Надо было, - со вздохом сказал Могол. У стаи такого размера всегда есть разведчики. Попытались бы мы затаиться или уйти, они нас нашли бы. И бой бы пришлось принимать с одиннадцатью стволами против пятидесяти оччччень прыгучих и быстрых тварей...Или вообще на ходу, но тогда нам бы точно амбец пришел!
   Колонисты припомнили обстоятельства гибели Бобра и больше вопросов сержанту никто не задавал.
   ***
   Вепрь чувствовал, что сейчас сдохнет. "Панцирь" невыносимо давил на плечи, ноги гудели, рюкзак казался неподъемным. Уже четвертый час они перли, как заведенные, по камням. Местность вокруг становилась все более гористой. Сержант казался неутомимой машиной. Он шагал по камням без напряга, как будто шел по ровному плацу, бодрыми матерками подгоняя отстающих. Колонисты уставали все сильнее. То один, то другой спотыкался и падал. Если бы не шлем, Енот опять расквасил бы себе нос. Да и не он один.
   Вдруг, завернув за очередную скалу, они вышли на небольшую каменистую площадку, довольно ровную, учитывая, что последний час они перли по местности, на которой ровного места не хватало даже чтобы прилепить почтовую марку. Могол скомандовал привал. Колонисты в буквальном смысле слова попадали. Но сержант не был бы сержантом, если бы просто оставил их в покое. Он заставил их снять рюкзаки и ходить по площадке минут пять. И только после этого разрешил сесть и отдохнуть. Вепрь с удивлением ощутил, что ходьба без груза по ровному месту быстро позволила восстановить дыхание и разгрузить мышцы. Во всяком случае, Вепрь присел на свой рюкзак, уже не боясь судорог в уставших ногах. Сержант тем временем приказал смотреть в оба, скинул свой рюкзак в общую кучу, перевесил автомат за спину, и быстро прыгая с валуна на валун, исчез из виду.
   - Сочувствую ломовым лошадям! - с чувством сказал Док.
   - У меня ноги болят, - проскулил Штуцер, - я кушать хочу...
   Это прозвучало так жалобно, так по детски, что парни заржали. Смех, правда был вымученный и тоже какой-то жалобный. С верхушки ближайшей орки спустился Могол.
   - Отдыхаем! - сказал он. - Колун, дуй наверх! Док, ты - туда! - сержант махнул рукой на противоположный склон. - Сидите там тихонько, обо все увиденном докладывать через коммуникатор. Через полчаса вас сменят.
   Названные колонисты тихонько застонали, но поднялись и полезли в указанных направлениях.
   - Ну что скажете, сержант? Все плохо? - спросил Штуцер
   Могол сел на камень, не спеша отхлебнул из фляги, закурил и только после этого сказал:
   - Связи с базой нет. Если там кто-то и уцелел, то соблюдает радиомолчание. Группу уничтожили рано утром. Значит, захватчики еще здесь. А подкрепление - нет. Возможно, у групп быстрого реагирования появились более важные дела, чем нестись сломя голову сюда. Или не могут по какой-либо причине...
   - А может, нас бросили? - Несмело предположил Танцор.
   - Тут тебе не Земля! - спокойно сказал Могол. - Никто нас не бросит. Наоборот, пока остается хоть один шанс, что кто-то из колонистов жив, армия будет нас искать.
   Колонисты приуныли.
   - Все отлично, парни. - сказал Могол, окинув взглядом унылые лица, - у нас есть и патроны, и жратва. Воду найдем, это не проблема. Я как-то просидел месяц в болотах Амазонии... Так у нас на шестерых было два автомата, пять магазинов и еды на неделю. И ничего, жив, как видите. Так что сейчас мы, парни, просто на курорте. Вы не видели по настоящему неуютных местечек.
   - Ну что ж, по крайней мере отдохнем от учебы, - попытался включить позитивное мышление Енот.
   - Во-во, - сказал сержант.- Ладно, быстренько жуем, отдыхаем - и в путь, нам еще нужно найти укрытие на ночь. Вепрь, Листик! Заправитесь - смените Колуна и Дока.
   ***
   Уже темнело, когда Могол, постоянно сверявшийся с картой на экране своего тактического дисплея, вывел группу в какое-то ущелье. Метров через двести от входа ущелье раздваивалось. В левом рукаве обнаружился грот. Ниспадавший с вершины скалы ручей образовывал небольшой водопад. Могол погнал колонистов осматривать грот и его окрестности. Грот был глубже и шире того, в котором они накануне познакомились с кротуном. К тому же, "пол" этого грота был каменным. Они опять бегали по гроту с биосканерами, закрывали вход маскировочной сетью, устраивали быт.
   На этот раз, когда Могол отправился проверять светомаскировку, он взял с собой Вепря и Кремня. Вепрь мысленно хмыкнул. Постоянно давая разные задания разным членам группы, сержант продолжал их учить науке выживания. Кроме того, он постоянно разделял их по парам, видимо с целью "боевого" слаживания...
   Растянув и закрепив маскировочную сеть, Вепрь увидел еще одно маленькое чудо прогресса. Сеть начала менять цвет. Серый неравномерный окрас медленно распространился от креплений, там, где она контактировала со скалой, на всю сеть. Весь процесс "перекрашивания" занял меньше минуты. Во время прошлой ночевки Вепрь на сеть вообще толком не смотрел, а ночью было не до этого. Несмотря на всю усталость, он восхитился. В нем проснулся зуд экспериментатора и он, подойдя к краю сети, прижался к одному краю броней. Через несколько секунд от этого места поползла по сети зеленая полоса. Вепрь отошел и сеть через мгновение снова стала серой. Наблюдавший за этой метаморфозой Кремень аж рот приоткрыл от удивления. Сержант тихо рассмеялся.
   - Распрыскиваем репеллент и айда в грот, отдыхать! - сказал Могол, - успеете еще с хамелеонкой наиграться.
   - А кого отпугивает этот репеллент, господин сержант? - Поинтересовался Вепрь
   - Мелкое зверье, насекомых и еще маскирует наш запах, - ответил Могол, получше закрепляя провисший край сети.
   - Все, пошли! - сказал он.
   ***
   После быстрого ужина, прошедшего в полном молчании, сержант опять взял себе первую смену. Вепрь немного удивился, но сержант пояснил, что большая часть здешнего ночного опасного зверья активна именно в первую половину ночи. Потом хищники, как правило, находят себе добычу и становятся менее любопытными. Соответственно - меньше шанс, что кто-нибудь к ним заглянет "на огонек". К тому же, после долгого перехода, есть риск, что колонисты элементарно отрубятся на посту. А поспав четыре - пять часов, народ будет "тащить вахту" чуток пободрее
   - А вообще, парни, завтра отдохнете и - абзац курорту. Будете привыкать стоять двухчасовые смены, как все люди. Я тоже не железный! - Сказал сержант, подхватил биосканер, и пошел к выходу. Там он сел на камень, положил автомат на колени и замер. Мужики не стали ждать повторного приглашения ко сну и начали расстилать спальники. Вепрь отметил, что Колун, Док и Листик, так же, как и сам Вепрь, не стали залезать в спальные мешки, а просто улеглись сверху. Так же, как сделал вчера сержант. Вепрь лег, положил рядом автомат и уставился в свод грота. Фонарь который кто-то оставил в центре, работал в экономичном режиме, давая тусклый зеленоватый свет. Заснуть удалось не сразу. Судя по тому, что остальные тоже ворочались, кашляли и кряхтели, утренняя картинка не шла у мужиков из головы. Ведь на месте тех бедолаг могла быть их группа...
   ***
   Ночь, на удивление, прошла без происшествий. Сержант дал поспать колонистам аж до девяти утра. Учитывая, что час на Осине был на восемь минут длиннее, чем на Земле, выспались как следует. Правда, Вепрю это помогло слабо. Проснувшись, он буквально через пару минут ощутил, что ноги дико болят. И не только ноги. Болели почти все мышцы. Ныли натертые броней плечи и ключицы. Судя по стонам вокруг, мужики тоже оценили все последствия их вчерашней прогулочки по взгорью с почти тройным комплектом патронов и двойным - жратвы.
   - Блин, восстание зомбей, - сказал Колун, сидя на своем спальнике.
   - Помолчи, а? - вяло сказал Штуцер.
   Колун усмехнулся:
   - Посмотрели бы вы на свои морды, господа. Утро в чинской деревне, мамой клянусь! (у чинов очень узкий разрез глаз -примечание авт.)
   Листик, усиленно тря глаза, невесело усмехнулся.
   - На себя посмотри! - Сказал он.
   Вепрь волевым усилием заставил себя подняться на ноги. Ибо природа звала. Пока остальные мужики кое-как буквально отдирали себя от земли, Вепрь на негнущихся ногах вышел из грота. Снаружи на камне сидел Могол и курил. Посмотрев на Вепря, он махнул рукой в сторону группы валунов. Вепрь, покачиваясь на ходу, побрел туда...
   За завтраком колонисты попытались обсудить, несмотря на усталость, создавшееся положение с сержантом. Но сержант все прения прекратил быстро.
   - Будем сидеть здесь, пока не прибудет подмога, - сказал он, закуривая сигарету.- И нечего тут обсуждать. Еда есть, вода есть. Что еще нужно?
   - А если она не прибудет? - нервно спросил Енот.
   - Вот тогда и будем посмотреть! - отрезал Могол.
   - По крайней мере, если у нас кончится еда, мы всегда сможем съесть самого трепливого, - сказал Штуцер, вытягивая ноги.
   - Лучше самого пухлого! - огрызнулся Енот.
   - Я разве что-то сказал о тебе? - С преувеличенным удивлением спросил Штуцер.
   Мужики заржали.
   - Спалился ты, Енот - сказал Кремень, - никто тебя за язык не тянул.
   Енот надулся. Было видно, что он пытается придумать ответную подколку, но на ум ничего не приходит.
   - Значит так, - сказал Могол, туша окурок. - Воды тут - просто залейся. Так что сегодня отдыхаем и предаемся водным процедурам. Иначе нас скоро можно будет обнаружить километров за пять просто по запаху!
   Группа засмеялась. Помывка была очень кстати, Вепрь чувствовал, что от него просто разит потом. А ноги ощущали, что носки просто заскорузли от пота. Они вышли из грота. Сержант немедленно загнал повыше на скалы Штуцера. Тот матерился, пыхтел, но карабкался. Взобравшись повыше, он положил рядом с собой бинокль, пристроил автомат, помахал ручкой оставшимся внизу и стал наблюдать за входом в ущелье.
   Остальные потопали к миниводопаду. Буквально в нескольких метрах от того места, где ручей стекал со скал, обнаружилось что-то вроде небольшого озерца. Сержант нахмурился. Вчера, во время осмотра места ночлега, никто озерца не увидел. Но винить в недосмотре Могол никого не стал. Просто посмотрел в прозрачную воду. Несмотря на небольшие размеры и чистейшую воду, большая часть дна не просматривалась.
   - Внимание! - скомандовал Могол. Мужики немного удивились, но взяли автоматы наизготовку и рассредоточились, держа озерцо на прицеле. Сержант терзал биосканер, пока колонисты переминались с ноги на ногу. Биосканер молчал. Могол задумчиво всматривался, ему явно что-то в этом озерке не нравилось. Он отогнал колонистов подальше, снял с крепления разгрузки разрывную гранату, активировал взрыватель, швырнул ее в воду и бегом бросился прочь. Поднялся столб воды и обрушился на камни.
   - Что случилось? - раздался в коммуникаторе голос встревоженного Штуцера.
   - Все нормально, рыбку глушим... - отозвался Енот. - Если она, конечно тут есть...
   Прошло несколько минут. Все было тихо. Колонисты подошли к озерку. Могол стоял на камне и внимательно смотрел в воду. Озерцо стало немного мутнее, но все равно дно было видно. "Еще бы" - подумал Вепрь - "Ни ила, ни песка, одни камни... Но что все-таки не нравится сержанту?"
   - Ну, что можно нырять? - весело спросил Енот
   - Подожди...ныряльщик... - сержант все еще внимательно смотрел в озеро пристальным взглядом. Вепрь подошел поближе и тоже попытался рассмотреть дно повнимательнее. Вода уже почти успокоилась и часть дна прекрасно просматривалось, за исключением участка у противоположной стены, к которой примыкало озерцо. "Дно как дно" - подумал Вепрь, - "Вон камушки видно, вон валун на дне...Все-таки все они тут - немного параноики"
   Но ту Вепрь пригляделся внимательнее к участку дна. Тот странно колыхался, совсем не в такт с успокаивающейся водой. Часть этого участка дна наползла на валун рядом и... и как маскировочная сеть вчера, начала менять цвет. Вепрь аж глаза протер. Нет, точно! Сразу несколько камешков с края этого "участка дна" на глазах теряли цвет и фактуру. Буквально несколько секунд - и они слились с валуном так, что если бы Вепрь не наблюдал весь процесс сначала - то ничего подозрительного в валуне бы не заметил.
   - Сержант! - негромко окликнул он Могола. Тот повернул голову. Вепрь ткнул стволом в направлении валуна на дне.
   - Там несколько камушков, - сказал он, чувствую себя немного глупо, - они ползали и...и цвет меняли...
   Енот уже раскрыл рот, чтобы сказать что-нибудь ехидное, но сержант всмотрелся в валун и рявкнул:
   - Все назад! Живо! Забрала!
   Колонисты отбежали от озерка, на ходу опуская забрала шлемов. Сержант медленно пятился от берега, держа автомат наготове. Остановился, присел на одно колено и коротко скомандовал:
   - Соль!
   -Чего? - недоумевающе переспросил Кремень.
   - Соль из любого пайка! И побольше! Распотрошите несколько! Быстро!
   Пока Кремень переваривал информацию, Листик и Док уже метнулись в грот.
   Через минуту они выскочили, неся несколько пакетиков соли в руках и отдали их сержанту. Он жестом отослал их назад, пригнулся и чуть ли не ползком подобрался к озерку.Вскрыл пакетики и единым махом закинул их в озеро. Потом быстро, пригнувшись, отбежал. Показал знаком колонистам, чтобы держали озерцо на прицеле. Прошла минута...потом вторая...потом пять. Ничего не происходило.
   - И что теперь? - не утерпел Енот, - гранату бахнули, посолили... Теперь бежать за кипятильником?
   - Заткнись и наблюдай! - отрезал сержант.
   И тут колонисты увидели, что край озерка начал двигаться. Казалось, что к людям поползли, плавно перетекая друг в друга, сами камни. Сам "берег" стал подозрительно выше.
   - Огонь! - скомандовал Могол и начал короткими очередями стрелять в эту странность.
   Мгновение замешательства - и колонисты открыли огонь. Пули, против всякого ожидания, попадая в камни не рикошетили и выбивали не осколки, а какие-то серые и полупрозрачные, бесформенные куски не пойми чего. Здоровенный кусок "берега", диаметром метра полтора, стал корчиться в судорогах. Он подползал все ближе и ближе. Сержант прекратил стрелять, поднял, поднатужившись, здоровенный булыжник, лежавший рядом и, хекнув от натуги, запустил его прямо в центр этого не пойми чего. Или - не пойми кого. Камень плюхнулся в центр существа (уже никто из колонистов не сомневался, что это что-то живое.), в разные стороны разлетелись комки чего-то непонятного. Странное существо отчаянно задергалось.
   - Прекратить огонь! - скомандовал Могол, - никуда эта тварь теперь не денется!
   Колонисты один за другим переставали стрелять, только Енот, с перекошенным под забралом лицом, продолжал давить на курок.
   - Хорош палить, я сказал! - заорал сержант
   Вепрь аккуратно подобрался к Еноту сбоку и ловко перехватил его автомат рукой, задрав ствол в небо.
   - Ты чего? - спросил он Енота. Енот посмотрел на Вепря.
   - А... А... А если б я купаться по-полез? А -а-а... А там это... эта.
   Вепрь усадил Енота, мягко отобрав автомат и снял с него шлем. Лицо парня ему не понравилось. Белое, как простынь, с бешеными глазами, губы дергаются...
   - Спокойно...спокойно, все хорошо - успокаивающим тоном сказал Вепрь. - Видишь, оно уже неопасно, - добавил он, оглянувшись, - уже почти и не дергается.
   - Перепсиховал парень вчера. - Сказал подошедший Могол. - Вколи ему "трешку".
   Вепрь снял у Енота с пояса аптечку, активировал сенсорный экран, выбрал иконку шприца и нажал цифру три под ним. Затем прижал аптечку к шее Енота. С еле слышным шипением аптечка сделала укол. Енот дернулся, но Могол, присевший рядом, мягко удерживал его за плечи. Вепрь деактивировал сенсорный ввод и повесил аптечку Еноту обратно на пояс. Енот на глазах обмякал, глаза перестали напоминать глаза бешеной селедки. Транквилизатор подействовал моментально.
   - Кремень! - позвал Могол.
   - Да, господин сержант?
   - Отведи Енота в грот и положи. Пусть поспит. И посиди с ним. Если что - зови меня.
   - Понял, господин сержант!
   Кремень подхватил легонького Енот подмышки, рывком поднял на ноги и, приобняв за плечи, повел в грот. Енот вяло переставлял ноги...
   - А ты молодец! - негромко похвалил Вепря сержант, - я чуть не просмотрел эту тварь.
   - А что это было?
   - Пойдем, посмотрим...
   Колонисты подошли поближе к странному существу. Умирая, оно переставало имитировать камни и становилось просто серым и полупрозрачным. Полтора метра серого желе...
   - Это прудник. - Сказал Могол. - Неприятная тварь. Обычно растекается эдаким плоским блином на берегу, близко от воды или плавает близко к поверхности. Чем-то похож на земных медуз, хотя научники говорят, что у него больше общего с со слизнем. Охотится или защищается, плюясь струей воды достаточно далеко и достаточно метко. В воду добавляет что-то вроде слюны. Научники говорят, что она содержит сильный нейротоксин, проще говоря - яд.
   - И что, эта дрянь может отравить? - спросил Док
   - Ага. Большие экземпляры убивают почти сразу, маленькие, такие, как вот этот, просто парализуют.
   Колонистов передернуло. Еще бы. Парализует. Искупнешься вот так, а тебя парализует и будет наползать вот такая вот тварь. Вышучивать испуг Енота сразу расхотелось.
   - Он сидел на дне, гранатой я его потревожил, возможно ранил, он стал ползать и благодаря этому его заметил Вепрь. - Сказал Могол. - Так что делайте выводы, мужики. Бдительность, бдительность и еще раз бдительность.
   - А соль тут причем? - спросил Колун.
   - На наше счастье эта тварь точно, как земные слизни, терпеть не может соль. Любую, в том числе и пищевую. Водится только в очень чистой воде. Ручей, видать, с какого-то ледника идет, вода чистая и эта тварь обосновалась здесь. Посолив воду, я заставил ее вылезти. А то гранат и патронов на нее не напасешься, в озере заглушить пытаючись...
   - Так может, не надо было этого прудника трогать? Ну, помылись бы в ручье, а в озерко это лезть бы не стали...- сказал Школяр. Остальные посмотрели на него, как на идиота.
   - Ну, во-первых, крупные прудники плюются метров на пять. Это пришлось бы и озеро и ручей обходить по стеночке, какое уж там мытье. А во-вторых, по ночам они не только сидят по берегам, но и ползают. Пусть недалеко от своих водоемов, но все же... Есть еще и третье. Если бы мы стали мыться и стирать в ручье, эта тварь немедленно бы вылезла на разборки. Я ж сказал, что они живут только в очень чистой воде...
   - А почему его биосканер не обнаружил? - спросил Листик
   - А нечего в нем обнаруживать, - ответил Могол, - углекислого газа он не выдыхает, дышит всей поверхностью тела, не теплокровный, нервная система настолько примитивная и небольшая по размерам, что по электрической активности его тоже не обнаружишь. Я вам уже говорил, говорю, и буду говорить - не полагайтесь на технику. Она может увеличить ваши возможности, но не может заменить ни бдительности, ни внимания...
   ***
   Мылись по очереди в ручье, после того, как сержант признал водоем безопасным. Дополнительно проверив воду экспресс-анализатором При этом те, до кого очередь не дошла, сидели с оружием и охраняли плескавшихся. Вода в ручье действительно была ледяная. Поэтому процедуру омовения все старались сократить. Выспавшегося Енота, правда, пришлось поливать водой из импровизированных шаек, которые сочинили из водонепроницаемых контейнеров для сухих пайков и котелков. Он наотрез отказался даже подходить к ручью. Потом стирали барахло. Замерзли при этом так, что сержант сжалился и разрешил добавить в чай, которым колонисты отогревались после водных процедур, грамм по тридцать спирта из "НЗ". Солнце в расщелину заглянуло весьма ненадолго, но и этого хватило, чтобы от прудника остался только слой серого порошка, который разметало ветром. Он истаял и высох под лучами солнца, как земная медуза.
   Енот оклемался. Танцор пытался похихикать над его чувствительностью, но его никто не поддержал. Нападки Танцора становились все язвительнее и Енот, вскипев, полез в драку. Их еле растащили. После чего сержант прочел группе очередную лекцию.
   Из его слов выходило, что сейчас колонисты переживают некий эмоциональный откат. Столь долгое спокойное состояние в стрессовой ситуации требовало компенсации. Если первое время после процедуры стирания памяти колонисты ходили спокойные, как зомби, то, как только эмоции начали возвращаться, маятник качнулся в другую сторону. И теперь все они, образно говоря, постоянно находились на грани нервного срыва. Любая мелочь могла вызвать нервную и нестандартную реакцию. Могол также отметил, что постоянно держать их под транквилизаторами он не может, ситуация просто не позволяет. И попросил их держать себя в руках. Вепрь после этой "вводной" почувствовал себя спокойнее. Ибо больше всего человека пугает ситуация, когда он не понимает, что с ним происходит. Группа тоже стала вести себя спокойнее и продолжила заниматься насущными делами, ибо для успокоения нервов сержант подвалил им еще хозяйственно-бытовых задач, особо "отличая" Танцора. Впрочем, чисто вымытые и выбритые колонисты, одевшись в свежевыстиранную форму, почувствовали себя намного лучше. Вставшие колом носки, грязная форма, царапающая кожу выступившей от пота солью, дикий запах, и многодневая щетина - все это не может вывести из равновесия опытного бойца, но и боевого духа не добавляет. Колонистам же, отнюдь не являвшимся людьми, привыкшими к таким вещам, возможность привести себя в порядок изрядно повысила настроение.
   После стирочно-помывочных мероприятий они спокойно занялись чисткой и подгонкой снаряжения и амуниции, ибо на базе, естественно, на это не было времени. Правильно перетянуть ремни брони и крепления амуниции, по-другому перешнуровать обувь, правильно распределить мелкие предметы в разгрузке, подогнать ремни рюкзака - по словам сержанта, в боевых и походных условиях любая мелочь может оказаться критически важной. Особенно в горной местности.
   В этих нехитрых хлопотах день пролетел незаметно. Все колонисты успели минимум по одному разу посидеть на верхушке скалы. Но за весь день никто ничего не увидел. Ни других групп, ни агрессоров, ни подкрепления. Сержант тоже три раза забирался на скалу и долго там сидел, прослушивая доступные частоты. Но ничего из эфира не выудил. Посетовав на отсутствие более мощной, чем штатные коммуникаторы, аппаратуры, сержант назначил смены и приказал ужинать и спать. Колонисты начали устраиваться на ночлег. Когда уже все почти засыпали, Колун внезапно сказал:
   - Вот еще день прошел...
   - Ну и хрен с ним! (3) - Неожиданно для себя ответил Вепрь. Они с Колуном поулыбались друг другу, как идиоты и, проверив каждый свой автомат, постарались заснуть.
   ***
   Процесс приготовления горячих напитков Вепря всегда изумлял. Ни роботы, ни новые виды оружия, на сам факт переноса на другую планету почему-то не вызывал у него таких бурных эмоций. А вот фляги и кружки-термосы почему-то повергали его в почти священный трепет. Всего-то, налить во флягу воды и поболтать немного. Слить серую пенку обеззараживателя - полная фляга чистой воды. Всего делов - проверять время от времени, не кончился ли порошок, откручивая донце фляги и досыпать при необходимости новый обеззараживатель. Потом открутить крышку кружки, кинуть одну-две таблетки концентрата, плеснуть воды, закрутить и взболтать. Открываешь кружку, а там уже кипяток. Только батарейки меняй - и все...Вепрь, сонно моргая, попивал горячий чаек. Колун потягивался и разминался, то приседая, то отбивая поклоны, стараясь дотянуться руками до земли. Могол, наскоро их проинструктировавший, уже спал на своем спальнике, который он расстелил ближе к выходу из грота, даже во сне собираясь служить щитом между неизвестными опасностями и колонистами.
   Вепрь задумался. У него было смутное ощущение, что где-то когда-то он уже сталкивался с армией. Слишком уж некоторые колонистско-армейские вещи казались смутно знакомыми. Например - уставные фразы, иногда слетавшие у Вепря с языка "на автомате". И зревшая в Вепре уверенность, что такого командира, как Могол у него не было никогда. Могол, как и обещал в первый день знакомства, стал им и мамой и папой. Пусть и материл иногда, отвешивал пинки и тычки, но все же он заботился о них и постоянно учил науке выживания.
   Колун закончил разминку, подхватил со спальника свой автомат и подошел к Вепрю. Тот протянул ему кружку с чаем. Колун присел на камень и отхлебнул из кружки. Некоторое время они молчали.
   - Странно все это, - задумчиво сказал Вепрь.
   - Что именно? - поинтересовался Колун.
   - Все эти экстремальные поскакушки по горам. Никак не вяжется одно с другим. Неужели нападения на базы так трудно предупредить или отбить? А если трудно - то предусмотреть, что делать в таком случае... А мы носимся по горам как-то бессистемно...
   - К чему ты клонишь? - спросил Колун, закуривая.
   Вепрь встал, подошел к выходу из грота и посмотрел наружу. Слова сержанта о том, что прудники ползают по ночам, не шли у него из головы. Все было тихо.
   - Я к тому клоню, - сказал Вепрь, вернувшись, - что я не понимаю, зачем было нас выгонять с базы? Оружие же нам дали. Мы могли бы принять участие в обороне. Неужели нам не доверяют? Но если так, то зачем нам было давать оружие и отпускать на все четыре стороны? Было ли нападение, как таковое? Может - это все такой своеобразный выпускной экзамен?
   - Все-то вы, батенька, усложняете... - сказал Колун. - Ну какие из нас солдаты? Посмотри, какую истерику сегодня Енот закатил. Вояки из нас еще те, даже по земным меркам, а в тутошней войне мы вообще ничего не понимаем. Я так думаю, что базе пришел звиздец, вот нас и вытурили. Смысл вместе загинаться? А люди у них тут - ценность. Не то, что на Земле...
   - Не знаю, не знаю... - покачал головой Вепрь. - Мне кажется, что не все так просто. Зачем тогда кто-то гоняется за такими группами, как наша? Ведь их не в плен взяли, а просто покосили на месте...
   - Кто его разберет? - пожал плечами Колун. - Мы даже не знаем кто на базу-то напал. И зачем...Рано или поздно все прояснится...
   Они еще болтали, время от времени высовывая наружу нос, пили чай, посматривая на биосканер и курили. За все время, проведенное на базе, колонистам практически ни разу не удавалось просто посидеть и потрещать. Все время учеба, тренировки и беготня по медикам. А когда выдавался кусочек свободного времени, то его жаль тратить на разговоры. Кто ж будет болтать, когда можно завалиться и дрыхнуть целых лишних к примеру сорок, минут? Кто служил - знает...За разговором смена пролетела незаметно. В положенное время они подняли Могола. Могол выслушал их стандартное "никаких происшествий", кивнул и велел поднимать Листика и Школяра. А сам вышел оглядеться. Вепрь и Колун подняли парней, дождались сержанта и отправились спать.
   ***
   - Полковник?
   - Да, господин генерал?
   - Доложите.
   - Операция вошла в завершающую фазу. Мобильная точка старта противника блокирована. Третий ударный и шестой отдельный уже выходят на позиции. Факт нападения и уничтожения базы зафиксирован япскими и чинскими наблюдателями. Англам никак не отвертеться теперь.
   - Вы думаете?
   - Уверен, господин генерал. Треть их ударной группировки застряла на планете. Такой факт трудно замазать. Даже если они все совершат ритуальное самоубийство.
   - Наши потери среди персонала базы?
   - В пределах допустимых.
   - Отлично, приступайте к заключительному этапу. Держите меня в курсе дел. Докладывайте изменения обстановки в любое время дня и ночи.
   - Так точно, господин генерал!
  
   Глава пятая
  

Тяжело в лечении - легко в гробу

Народно-медицинская поговорка

  
   Следующий день выдался хлопотным. Посчитав, что десяток уже достаточно отдохнул, сержант с утра выгнал их на зарядку. Пощадил только Кекса и Танцора, дежуривших последними. Сразу после завтрака Могол стал учить их ходить. Не в смысле - вообще ходить, а ходить по горной местности. Правильно ставить ноги, правильно распределять вес тела. Правильно падать. Потом загнал их на склон и стал показывать, как правильно спускаться и подниматься по камням, правильно ходить по осыпям, припомнив Еноту его падение. Колонисты ворчали, после безумного марш-броска у многих еще болели мышцы и ныли кости, но сержант был неумолим.
   - Это чудо еще, что мы сюда дошли без тяжких повреждений! - заявил он, - В горах сломанная нога может быть причиной гибели всей группы. Так что кончай скулить!
   Не обошлось без эксцессов, но несколько синяков и ссадин - небольшая цена за новые навыки. Лучше всего, как ни странно, по склонам двигался грузный и неповоротливый на вид Штуцер. Он ни разу не упал. Он немного загордился, но Могол быстро спустил его с небес на землю, сказав, что именно те, кто слишком рано начинают "кидать понты", чаще всего разбиваются насмерть. Горы не любят хвастовства и небрежности. А настоящий профессионализм за день не выработать. Штуцер тут же перестал ходить вразвалочку и сбегать со склона, вместо осторожного и неторопливого спуска. После обеда к ним присоединились Кекс и Танцор. Оба тут же разнылись и разворчались, в то время, как остальные, сцепив зубы, учились. Они понимали, то, что сержант не стал озвучивать. Сколько им сидеть еще в этих предгорьях - неизвестно. И никто им не поможет, случись что. Рассчитывать можно только на себя, свои силы и навыки сержанта. А значит - надо учиться. Ибо другого выхода просто нет. Могол наорал на жалобщиков и заставил тренироваться вместе со всеми. Так прошел день.
   На следующий день, когда все колонисты уже более-менее уверенно перемещались по камням, склонам и осыпям и научились самостоятельно выбирать путь среди валунов, Могол усложнил задачу. Теперь они должны были проделывать все то же самое с рюкзаками за плечами. Выдохлась группа быстро. Теперь они поняли, что когда шли в приютившее их ущелье, сержант специально выбирал путь полегче. Когда же пришлось прыгать по камням и склонам с рюкзаками на спине, самостоятельно прокладывая путь, силы расходовались моментально. К обеду они уже еле стояли на подкашивающихся ногах. Сержант был недоволен, но после обеда разрешил отдохнуть. Отдыхом в его понимании была инвентаризация запасов. До конца дня колонисты разбирали и перераспределяли запасы еды, патронов, медикаментов, батареек, которые они взяли из рюкзаков уничтоженной группы. Колонисты уже начали побаиваться бурной активности сержанта. Вепрь не ворчал. Он понимал, что Могол действует правильно. Ему необходимо было чем-то занять колонистов. Общеизвестно, что моральный дух любого подразделения, (кроме прошедших специальную психологическую подготовку) больше всего подрывает бездействие. Особенно, когда абсолютно неизвестно, что ждет группу в ближайшем будущем. Так что сержант постоянно гонял их не из-за врожденного армейского кретинизма и не только с целью приобретения полезных навыков. Но еще и для того, чтобы сохранить определенный психологический настрой в группе. Пока руки-ноги заняты, в голову не лезут вредные мысли - это аксиома, известная любому более-менее толковому командиру. Правда, откуда он это знает, Вепрь не понимал. Просто всплыло в голове и все. Постоянные занятия несли еще один плюс. Сглаживался шок от кризисной ситуации. А так все выглядело, словно нет никакого нападения, неизвестности и прочих нервотрепательных факторов. Все продолжало идти по плану. Есть сержант, который проводит занятия, есть распорядок дня, есть подобие учебного плана - так что их времяпрепровождение чем-то напоминает то, чем они занимались на базе. Улучив момент, когда Могол опять сидел на скале, прослушивая эфир и терзая сканер, группа обсудила положение вещей. Штуцер, Кекс и Танцор играли роль оппозиции. Штуцер, правда, возмущался действиями Могола больше для порядка. Ему явно грела душу одобрительная оценка его горноходительных и скалолазательных способностей, данная ему сержантом, вообще-то скуповатым на похвалы. Школяр своего мнения не имел. Он вообще лежал на своем спальнике, в двух шагах от нирваны(1). Нагрузки он переносил хуже остальных. Поэтому возможность просто полежать для него была куда важнее обсуждения морального облика сержанта, его умственных способностей и склонности к садизму. Док, как всегда, всех внимательно выслушал, поддерживая разговор ничего не значащими фразами, вроде "Да ну... Ну и? Ты так считаешь? " и тому подобными. Колун просто считал, что сержанту виднее. Если у него и было свое какое-то особое мнение, то он держал его при себе. Листик высказался в том плане, что все, чему учит их Могол, может весьма пригодиться при любом раскладе событий. А Вепрь просто сказал, что если не учебой, то чем еще им заняться? Вышивать крестиком? Если до сего момента они были очень заняты, убегая от неизвестного противника, то сиденье в ущелье трудно назвать увлекательным делом. Сидеть целыми днями в гроте, плевать в потолок и ждать подмоги? Так и чокнуться недолго. Тут сержант спустился со скалы и прения прекратились...
   Следующий день был еще тяжелее. Могол заставил их скакать, как горных козлов с полной выкладкой. Полностью набитые рюкзаки, автоматы - и вперед. Никаких обсуждений его действий больше не было. Потому, что на них не было сил. Один только раз Кекс отказался выполнить прямой приказ сержанта. Тот на него наорал. Кекс наорал в ответ. Могол вроде бы несильно треснул его рукой, но тот рухнул, как подкошенный. После чего Кекс встал и молча выполнил указание. Явно проявлять недовольство больше никто не рискнул. Поскольку ни неведомые агрессоры, ни дикое зверьё группу пока не тревожили, сержант развернул учения на полную катушку. Отрабатывал с группой действия по тревоге, заставил зубрить сигналы. Еще четыре дня они учились тактическим перестроениям. Ходили в колонне и цепью, учились перестраиваться в боевой порядок на ходу. Кое-что они изучили еще на базе, кое-что услышали от сержанта в первый раз. На пятый день сержант, смилостивившись, сказал, что после обеда они будут отдыхать. С утра колонисты отрабатывали действия двойками. Колун и Вепрь шли по ответвлению ущелья, изображая из себя высланный в разведку дозор. По возвращению они должны были максимально точно описать сержанту увиденное...
   - Ты иди, я тебя сейчас догоню. Отолью только, - сказал Колун.
   - Океюшки, - ответил ему Вепрь и пошел дальше. Игра в солдатики уже изрядно поднадоела, мысленно Вепрь предвкушал послеобеденный отдых. И оказался совершенно не готов к тому, что, завернув за огромный, выше человеческого роста валун, он наткнется на двух незнакомых колонистов. Вепрь оторопел.
   - Опаньки, фраерок(2)! - сказал один из них. Вепрь пригляделся к ним и одного узнал. Это был Бугай, парень из второго десятка, отличавшийся приблатненными замашками.
   Второй был Вепрю незнаком. Колонисты держали Вепря на прицеле. Вепрь с раскаяньем вспомнил, что в нарушение инструкций сержанта, автомат повесил не на груди а за спину, да еще прикладом вниз. И коммуникатор работал в режиме "только прием". Верно сержант говорил, что уставы и инструкции пишутся кровью идиотов, их не соблюдавших. Почему-то Вепрь сразу воспринял чужих колонистов, как врагов. Может влияние сержанта, четыре дня оравшего: "Противник слева! Контакт справа! Замечен противник! Передовой дозор - огневой контакт с противником! " ...
   Второй колонист, приземистый брюнет с низким лбом не совсем внятно спросил:
   - Слышь, ты че тут?
   Вепрь сам потом не мог объяснить, что подвигло его на столь странные, с точки зрения логики, действия. Может то, что ему еще на базе не нравились замашки Бугая и нескольких его приятелей, может - нахальные интонации, может - вид второго колониста, не внушавший никакого доверия, может то, что оба выглядели грязными и были здорово небриты. Группа Вепря по сравнению с ними выглядела намного опрятнее, Могол заставлял их следить за своим внешним видом так же, как и на базе...Что-то помешало Вепрю с радостным криком броситься встреченным на шею...
   Вепрь закашлялся и громко переспросил:
   -Чего?
   - Ты че, лошара(3), оглох? - брюнет моментально сорвался на агрессивный тон.
   - Тиха! - оборвал его Бугай. - Ну-ка, мужик, автоматик сними! Только медленно. И коммуникатор.
   Вепрь понял, что попал. Надо было срочно дать понять Колуну, что возникла нештатная ситуация. И как-то сообщить сержанту...
   - Мужики! Говорите громче! - громко сказал Вепрь, искренне надеясь, что Колун поймет правильно, - я оглох малость!
   - Автомат сними! - заорал Бугай, попавшись на незамысловатую удочку, - Только медленно! И коммуникатор!
   Второй колонист держал Вепря на прицеле. Сзади послышался звук осыпающихся камней. Вепрь мысленно выматерился и, снимая автомат с плеча, сделал вид, что потерял равновесие. Отбросил автомат в сторону и, молясь, чтобы блатные колонисты не начали стрелять, нелепо грохнулся на живот, постаравшись свернуть ногами при падении побольше камней. Ему еще раз повезло, стрелять не стали.
   - Ты че, больной? - спросил брюнет
   - Чего? - громко переспросил Вепрь, стараясь не выходить из образа глухого. Пока он неуклюже пытался встать, делая вид, что ему мешает рюкзак, он на ощупь включил коммуникатор на передачу.
   - Ты че, больной, мля? - закричал низколобый, подходя ближе. Бугай все равно насторожился и в два прыжка исчез за валуном.
   Вепрь мысленно выругался.
   - Больной, спрашиваю? Сымай коммуникатор, сука! - заорал низколобый, тыча Вепрю в лицо дулом автомата. "А ведь это мысль" - подумал Вепрь.
   - Плохо слышу! - заорал он низколобому, - контузило меня! Взрывом оглушило!
   Вепрь сел и снял с себя браслет и жетон..
   - Че ты мне лечишь? - закричал низколобый, - каким, мля взрывом, че ты за хрень несешь?
   Вепрь попытался придать своему лицу испуганное и слегка придурковатое выражение. Главное - не переигрывать.
   - Взрыв! Там! - Вепрь махнул рукой в том направлении, где они наткнулись на уничтоженную группу, - Все погибли, один я остался! Шарахнули чем-то, а когда я очнулся - уже никого не было. Все погибли! - добавил он.
   Последние его слова услышал и вернувшийся к ним Бугай.
   - Никого там нет, этот козел, по ходу, в натуре, один, мля, - сказал Бугай.
   - Да иди ты на! - сказал низколобый, - хош сказать, что этот чмошник тут один шляется? И его никто не схавал? (съел)
   - Пошел ты сам в ...! Иди, сам позырь, нету там никого, мля!
   Вепрь окончательно укрепился во мнении, что оба этих индивида не блатные, а просто под них косят. В среде настоящих блатных принято отвечать за каждое сказанное слово, поэтому они вовсе не используют мат просто для связки речи. И уж тем более, никого не посылают просто так. Да и со словом "козел" обращаются очень аккуратно. И на "мужиков" они даже ухом не повели. Правда, Вепрь опять не мог вспомнить, откуда он все это знает. Тем не менее, у него есть шанс дурить им головы и дальше. Люди, пытающиеся выдать себя за кого-то другого, и при этом не выяснившие самых простых вещей, вряд ли обладают высоким интеллектом и блестящим умом. Пока Вепрь прокачивал ситуацию, парочка подобрала автомат и коммуникатор, и, продолжая переругиваться, погнала поднявшегося на ноги Вепря к выходу из ущелья. Колуна нигде не было видно, и Вепрь надеялся, что сержант уже принимает меры. Куда бы его не гнала эта парочка колонистов, ничего хорошего его там явно не ждало. Впереди дно ущелья сужалось, стиснутое с двух сторон упавшими когда-то сверху валунами. Вепрь прошел в проход первым. За ним вошли низколобый и Бугай. Сзади послышался шум. Вепрь обернулся и впервые увидел, как работает Могол. Взявшие в плен Вепря колонисты немного картинно, красиво так развернулись, приседая и наводя автоматы на безобидный камень, который свалившись откуда-то сверху, и произвел шум, привлекший их внимание. Слева от Вепря, на верхушке одного из камней, вне поля зрения чужаков, появился сержант. Двигаясь практически бесшумно, он одним грациозным движением подобрался к краю валуна и прыгнул, целясь ногами в низколобого. И попал. Низколобого просто смело, он впечатался в камень и выпал из реальности. Могол же телом низколобого, по сути обеспечил себе "мягкую посадку". Приземлившись, он плавно ушел в перекат, гася остаточную инерцию и вышел из него прямо сзади Бугая. Тот только начал разворачиваться и выпрямляться, но Могол такой возможности ему не дал. Бугай в полуприседе был еще в пол оборота к сержанту, когда тот, перехватив рукой дуло автомата, другой рукой как-то хитро его подбил и тем же движением треснул прикладом противника куда-то под челюсть. Вроде бы и не сильно, как казалось со стороны, но Бугай грохнулся спиной на землю, хватаясь за горло руками и хрипя. Все это произошло настолько стремительно, что казалось одним действием. Несколько секунд - и два мужика валяются в отключке. Могол проверил низколобого, но тот вырубился надолго. Сержант снял у него с плеча автомат Вепря и только тогда Вепрь вышел из ступора и кинулся за автоматом узколобого, который отлетел в сторону, когда Могол торпедировал брюнета.
   - Жив? - осведомился Могол. Из-за камней выходили остальные колонисты.
   - Так точно! - Ответил охрипшим от волнения голосом Вепрь.
   Могол бросил ему его автомат.
   - Больше кому попало его не отдавай.
   Вепрь покраснел и перевесил чужой автомат за спину, а свой взял наперевес. Подошедший Колун без слов ткнул его кулаком в плечо. Вепрь понял и улыбнулся. Его слегка колотило. Тем временем Штуцер и Кремень подтащили низколобого и Бугая друг к другу, сняли браслеты и коммуникаторы и связали руки. Могол рявкнул на остальных колонистов, что сгрудились у пленных и тут же погнал Школяра, Штуцера, Листика и Дока на склоны ущелья - наблюдать. А сам приступил к потрошению пленных. Сначала привел в чувство низколобого. Тот сильно закашлялся, на губах выступила розоватая пена. Видимо Могол сломал ему ребра и те что-то повредили низколобому внутри. А значит - он не жилец. Вепрь вспомнил, что вроде бы, если концы сломанных ребер повреждают внутренние органы, то без быстрого оказания квалифицированной врачебной помощи, человек загибается очень быстро. Тем временем в себя пришел Бугай и стал сыпать угрозами. Из его не очень связных матерных воплей стало ясно, что "сейчас придут кореша" и порвут всем "жопу на прусский крест". Могол заткнул ему чем-то рот и стал задавать вопросы низколобому. Сколько их, откуда они здесь, кто их десятник, почему он разоружили Вепря и куда его вели. Тот только выматерился и плюнул ему в лицо. Тогда сержант одним движением выхватил нож и перерезал ему глотку. Брызги крови обдали побелевшего Бугая, Могол же ловко отстранился. Колонисты не поверили своим глазам. Наблюдавших за допросом Танцора и Енота стошнило. Вепря тоже замутило, но он сдержался. Колун тоже шумно сглатывал. Могол вытащил кляп изо рта Бугая. Тот взахлеб начал рассказывать. Сержант внимательно слушал, иногда задавая уточняющие вопросы. Из слов Бугая вырисовывалась неприятная картина.
   Второй десяток и группа какого-то Пирита, не десятника, а какого-то колониста из другого сектора базы, шлялась где-то неподалеку. Общим числом человек под тридцать. Где именно, Бугай толком объяснить не смог, только указал направление. Этот Пирит послал их с утра осмотреть ущелье. Бугай сначала не хотел говорить, почему они разоружили и зачем повели с собой Вепря. Но Могол немного помахал у него перед глазами ножом, и он раскололся. Они взяли Вепря с собой, чтобы использовать в качестве тягловой силы, по сути дела - превратить его в раба. На этом Могол закончил допрос и собрал группу.
   - Значит так, - сказал он, обводя взглядом группу. - Сейчас разделимся, Вепрь и Листик идут со мной. Остальные заваливают труп камнями, берут в охапку пленного и отходят к гроту. Там занимают позицию и сидят, тихо, как мышки. Пленного не развязывать, с ним не разговаривать. Колун - старший. Все ясно?
   Колонисты покивали головами. Кое-кто все еще имел бледный вид.
   - Тогда разбежались! - сказал сержант, - на связь выходить только в экстренных случаях. Все, пошли!
   ***
   Через час блуждания по скалам, Могол, непрерывно слушающий эфир, поднял руку. Листик и Вепрь остановились и заняли удобные позиции для наблюдения за местностью. В этом месте скальный лабиринт был особенно запутанный. Через несколько минут Могол полез на близлежащую скалу. Колонистские коммуникаторы были удобным средством связи, но имели ограниченный радиус действия. Правда, несколько большую мощность и кое-какие расширенные функции имели сержантские коммуникаторы и тактические компьютеры. Но все равно в скалах радиосвязь работает с некоторыми ограничениями и оговорками. Так что, если Могол что-то услышал в эфире, имело смысл оглядеться. Несколько минут сержант рассматривал окрестности в бинокль. Потом минут несколько занимался своим компом. (здесь и далее комп - компьютер. Т-комп- тактический компьютер). Тактические компьютеры сержантов представляли собой объединенную с коммуникатором систему и имели на порядок больше функций, чем коммуникаторы колонистов. Например - показывать координаты колонистов десятка. Десятник должен всегда знать, где находятся его люди. После небольшой перенастройки Могол мог обнаруживать в радиусе полукилометра любые коммуникаторы... Потом сержант спустился со скалы и подал знак следовать за ним. Какое-то время они опять прыгали и карабкались по камням и валунам, как горные козлы. Выбравшись на относительно плоскую вершину невысокой горы, Могол подошел к краю и тут же рухнул ничком. Показал рукой, чтобы Листик и Вепрь последовали его примеру. Те брякнулись на пузо. Могол подполз к краю и минуту смотрел вниз, потом, не поворачивая головы, махнул рукой. Вепрь и Листик осторожно подобрались к краю. Внизу обнаружилось что-то вроде русла высохшей реки, усеянной камнями и отдельно торчавшими скальными обломками.
   По руслу передвигались люди в колонистских "панцирях". Шли они, не соблюдая никакого порядка, вразброд. Судя по всему - искомая группа. Вепрь обратил внимание, на нескольких колонистов в центре группы. Те шли без оружия и брони, зато нагруженные сверх всякой меры. Могол хмыкнул. И передал бинокль Вепрю. Вепрь внимательно осмотрел эту непонятную колонну. В глаза бросилось то, что носильщики были изрядно измождены. У некоторых на лице были видны синяки. Вепрь передал бинокль Листику. В этот момент один из нагруженных споткнулся и упал. К нему тут же подбежал один вооруженный колонист и принялся пинать упавшего ногами. Все было ясно. Кто бы такой не был некий Пирит, он однозначно сколотил банду. Парни без брони явно были на положении рабов. Если у Вепря и были некие сомнения по поводу поведения и намерений Бугра и его покойного приятеля, то теперь они рассеялись, как дым. А также сомнения - не излишнюю ли жестокость проявил Могол, допрашивая и убивая пленных. Те, кто шел внизу под скалой, были врагами... Вепрь и Листик по сигналу Могола отползли от края. Сержант вполголоса приказал отходить
   ***
   Присоединиться к бунту на базе у Бугая сотоварищи, не хватило пороху. К тому же в попытке прорваться к аппаратуре Переноса принимали участие, судя по всему, бывшие заключенные, которые избегали общаться с Бугаем и ему подобными. А вот в суматохе и неразберихе, создавшейся перед нападением на базу, Бугай и его приятели увидели свой шанс. Едва отойдя на более-менее безопасное расстояние от базы, они застрелили своего сержанта. Будущее представлялось им более, чем смутно. Но кто бы их потом ни нашел, напавшие на базу или оборонявшие, перспектива была одна - либо работать, либо воевать. И в том, и другом случае могли еще и убить. Это Бугая и его приятелей не радовало и не грело. К тому же спиртное выдавали по капле и баб не было. А без этого, по мнению Бугая, жить было невозможно. К немногочисленным женщинам из персонала было не подступиться. К одной такой Бугай, улучив момент, пробовал подкатиться. Но получил неожиданный отпор, хрупкая на вид блондиночка в белой форме научников, чуть не сломала ему руку, поймав в какой-то хитрый захват. А всего-то за задницу ущипнул. На его беду, Бугая застукал сержант, который как раз искал его по поводу спиртного. Второй десяток попалился на том, что они зажали в темном уголке казармы несколько лохов и слегка попугав, "уговорили" их отдать норму спиртного им. Но не учли того, что каждый шаг будущих колонистов контролируется и офицер-наблюдатель даст команду разобраться, почему несколько колонистов ни с того, ни с сего, отдали свою норму спиртного людям из чужого десятка. Бугай потом две недели вкалывал на особо грязных и тяжелых работах, да еще ему грозили каким-то трудовым лагерем.
   А тут - дали оружие и выпустили на свободу... Во всю эту инопланетную хрень Бугай, конечно поверил. Но он и его приятели рассуждали просто. Раз здесь живут люди, значит - где-то есть бухло и бабы. Оставалось их найти и отобрать, благо оружие не нужно ни воровать, ни покупать. Сами дали. С такой "программой" второй десяток дошел бы до первого представителя инопланетной фауны, на чем бы их жизнь и закончилась, но в этот же день они наткнулись на группу таких же умников, которыми командовал некто Пирит, колонист из чужого сектора базы. Они присоединились к ним. Правда, у второго десятка возник вопрос, а чего это Пирит корчит из себя командира. Они этого на базе нахавались (наелись). После непродолжительной дискуссии, в которой пристрелили двух парней из второго десятка, группа Бугая признали Пирита старшим. За несколько дней они нашли и перебили еще один десяток из другого сектора базы ради патронов, еды и носильщиков. В отличие от второго десятка, у группы Пирита было что-то похожее на план. Кто-то из персонала базы проговорился о существовании свободных фермерских поселений по ту сторону горного хребта. Пирит решил двинуть туда, рассчитывая или захватить все необходимое, включая женщин, при помощи оружия, или вообще осесть там, послав куда подальше весь проект колонизации. Основать свое поселение, так сказать. Но! Работать должны другие. Поэтому побольше рабочих рук следовало захватить прямо сейчас. По пути они еще несколько раз натыкались на разные группы. Несколько человек из десятка, потерявших сержанта благодаря глупой случайности, присоединились к ним после небольшого "убеждения". Пирит был заинтересован в увеличении огневой мощи своей группы. Остальных, не проявивших энтузиазма от перспектив бандитской жизни, тут же разоружили и превратили в тягловую скотину и ходячие миноискатели. Во всех подозрительных или опасных местах пленных посылали вперед. Потом на них вышли какие-то кореша Пирита, смывшиеся от своих групп. Один раз они наткнулись на чей-то десяток и попытались обманом захватить всех. Но на чем-то прокололись. Десятник неизвестной им группы подошел к ним один, оставив своих неподалеку. Сначала он долго выпытывал, где и при каких обстоятельствах собралось такое количество народу без своих десятников. Говоривший с ним кореш Пирита начал терять терпение, и уже приготовился валить занудного десятника, но тот вдруг вскинул автомат, короткой очередью свалил кореша на землю и ловким кувырком ушел с линии огня. Его группа немедленно открыла огонь, убив одного и ранив троих бандитов. Люди Пирита также открыли беспорядочный огонь. Пока не ожидавшие такого отпора бандиты растерянно переругивались и решали что делать, неизвестный десяток исчез...
   Когда Бугай и Тусклый наткнулись на Вепря, Бугай обрадовался. Еще один лох, который сгодится в носильщики или ходячие датчики. Пирит будет доволен, а значит все интересное, что есть у Вепря, включая спирт из НЗ, перейдет в собственность Бугая и его напарника...
   Теперь же Бугай был согласен на все, включая трудовой лагерь, только бы страшный сержант оставил бы его в живых. То, как сержант их вырубил и с каким хладнокровием перерезал глотку Тусклому, произвело на Бугая неизгладимое впечатление. С косящими под "блатных" наглыми "гопниками", всегда так. В спокойной обстановке - они "реальные" и "конкретные пацаны" разводящие "лохов" "по понятиям", о которых сами имеют самое расплывчатое представление. И считают себя круче поросячьего хвостика, пока не влипают по крупному, сталкиваясь либо с серьезными людьми, либо с серьезными организациями. И после небольшого, чаще чисто номинального "прессинга", начинают размазывать сопли по плохо выбритым мордасам, каясь во всех грехах и сдавая "корешей" пачками.
   Ради того, чтобы остаться в живых, Бугай готов был рассказать все, что угодно...
   ***
   Вернувшись в грот, Могол выгнал всех наружу и выпотрошил Бугая. Не физически, естественно. Закончив допрос, убил. Об этом группа узнала, когда Могол приказал вынести труп из грота и завалить камнями. Сержант собрал всех перед гротом. Вепрь заметил, что, если ситуация позволяла, Могол всегда старался объяснить свои приказы и действия, устраивая небольшие обсуждения сложившейся ситуации. Что не мешало ему, впрочем, в критической обстановке раздавать короткие, резкие приказы и добиваться их немедленного исполнения.
   - Ситуация такова. В этом направлении движется группа бандитов, численностью около тридцати стволов. У них есть пленные, которых они используют в качестве рабов. Двигаются медленно. Я подберу место и мы атакуем их.
   - Зачем? - спросил Кекс. - Не проще ли смыться? Ведь их больше, чем нас...
   - Затем, что лучше мы атакуем бандитов, когда мы к этому готовы, чем они, когда все же вычислят нас. Если у них хватило мозгов высылать разведку - хватит и проверить, куда это запропастились их разведчики.
   - Но ведь мы можем просто уйти, - сказал Танцор.
   - Не можем! - сказал Вепрь, - у них в плену колонисты, такие же, как мы.
   - А нам-то что? - саркастическим тоном спросил Кекс, - И те - колонисты, и в плену -колонисты и мы, между прочим, тоже колонисты. Пусть их армия спасает, это их дело. А то как орать, какие мы безрукие и безголовые - это всякие там армейские сержанты и прочие умники! Это они могут. А как до реального дела дошло, так мы должны выполнять их работу? Так, что ли?
   - Ну...- произнес сержант, брезгливо разглядывая Кекса, как редкое, но вонючее насекомое, - во-первых, армии тут нет, во-вторых на группу придется напасть, так как наш болтливый приятель рассказал куда они идут.
   - И куда? - спросил с интересом Штуцер.
   - К фермерским поселениям по ту сторону хребта. И готовы убивать и брать в плен всех колонистов, встреченных на пути. Не знаю, как к ним попала эта информация.
   - А почему мы никогда не слышали об этих фермерских поселениях? - недовольно спросил Танцор
   - Меньше знаешь - крепче спишь! - отрезал Могол.
   - Но все - таки! - упорствовал Кекс, - за каким хреном мы будем нападать на втрое больший отряд?
   - Потому, что они опасны как для нас, так и для любой группы в этом районе. Про фермеров я уж и не говорю. Они, конечно, крепкие мужики, но тридцать рыл с оружием - многовато для отдельной фермы. Кроме того, деятельность этих придурков может привлечь ненужное внимание к этой местности. Не надо забывать, что атаковавшие базу силы ведут поиск кого-то или чего-то в этом районе. На виденную нами уничтоженную группу напали явно не бандиты. И последнее... - сержант обвел колонистов взглядом, - я никого не неволю.
   - Просто как представитель армии, - Могол уперся взглядом в занервничавшего Кекса, - я считаю своим долгом вмешаться в ситуацию. Кто решит, что это все его не касается - скатертью дорога. Я выдвигаюсь через двадцать минут. Кто думает, что это не его дело - может остаться.
   - С ножом в горле? - съехидничал Кекс.
   - Будь ты солдатом - да! Расстрелял бы, не задумываясь За попытку дезертирства в боевой обстановке, невыполнение приказа командира, паникерство и попытки подорвать боевой дух группы. Но ты - кандидат в колонисты, даже не колонист еще, - взгляд сержанта излучал такое презрение, что Кекс почувствовал себя очень неуютно. - С тебя и спроса никакого.
   - Но как мы с ними справимся, господин сержант? - спросил Танцор жалобным тоном, - ведь их намного больше, чем нас.
   - Ерунда, - сказал сержант, - вы, конечно, не суперсолдаты, но и противник не лучше. Кроме того, с вами лучший в мире и великолепный я, с боевым опытом, который даже и не снился этим начинающим бандюкам. А теперь слушай мою команду - перепаковать рюкзаки, все лишнее сложить в гроте и замаскировать. Уничтожить все следы нашего здесь присутствия. Проверить обувь, подогнать снаряжение. У вас двадцать минут. Разойдись!
   Колонисты разбежались.
   - А действительно, господин сержант, - тихонечко спросил задержавшийся Колун, - какая была необходимость убивать тех двоих?
   - А что было с ними делать? - так же тихо сказал Могол, - за убийство десятника и соучастие в убийстве нескольких колонистов на базе ничего хорошего их не ждало. В данный момент мы находимся на военном положении. За то, что они сделали - полагается расстрел на месте. И вообще, как ты себе это представляешь? Мы что, должны были их волочить за собой? Кормить, поить и три раза в день выводить погулять? Это - Колонии, парень, привыкай! - сержант зло сплюнул. - Сантименты и самый гуманный суд в мире остались на Земле!
   Колун ничего не сказал.
   - Свободен, иди, занимайся! - сказал Могол.
   Как и следовало ожидать, никто не рискнул остаться. Вступить в бой с превосходящим противником, но во главе с сержантом, казалось лучшей перспективой, нежели остаться лицом к лицу с опасностями этой планеты без него.
   ***
   Вепрь шел по камням, судорожно сжимая автомат во вспотевших от напряжения ладонях. Ежесекундно оглядываясь, как будто колонисты, ставшие бандитами, в любой момент могли выпрыгнуть из-за ближайшей скалы. Остальные парни, судя по всему, тоже были на взводе. То и дело кто-нибудь спотыкался. В общем и целом, группа шла намного хуже и производила больше шума, чем совсем недавно на тренировке. Мысль о том, что они скоро вступят в первый в своей жизни бой, заставляла колонистов дико нервничать. Сержант ругался сквозь зубы, требовал быть внимательнее, но безрезультатно. В конце концов, Могол дал сигнал остановиться.
   - Я думаю, - начал он, прохаживаясь перед построившейся группой, - что противник нас обнаружит без труда. По стуку ваших коленок и зубов.
   Колонисты неуверенно заулыбались. Сержант развернулся на пятках и пошел в другую сторону
   - Я хочу, - продолжал он, чтобы вы четко понимали некоторые вещи. Во-первых, бандитами командует вчерашний колонист, такой же, как вы. Какими бы навыками он не обладал, опыта ведения боевых действий у него быть не может. Тем более, в таких условиях.
   - Почему? - заинтересованно спросил Енот
   - Потому, что на таких людей накладывают лапу армейские вербовщики. Они проходят специфическую подготовку, на отдельных базах. А значит, у нас есть неоспоримый плюс в лице меня. У меня есть кое-какой опыт ведения боевых действий на нескольких планетах.
   - Во-вторых, эти ребята знают об этой планете только то, что изучали на лекциях. Практики у них - ноль.
   - У нас тоже, - робко заметил Школяр
   - У нас есть неоспоримый плюс, - с усмешкой сказал Могол
   - Наверно, это опять вы? - улыбаясь, спросил, Листик
   - Именно, колонист! Ты делаешь успехи! - сказал сержант под общий смех. - Я хорошо знаю и эту планету, и ее живность. Более того, один из финальных экзаменов на выживание проходит как раз в этом районе.
   - В-третьих, - продолжил Могол, - надо учитывать технический фактор. У них в группе нет сержанта, значит нет т-компа. Следовательно, у нас все шансы обнаружить их раньше, чем они нас.
   - А если они сняли с убитых десятников эти... Т-компы?
   - Это ничем им не поможет. Т-компы настроены на определенного человека, так же как и коммуникаторы. Перенастроить т-комп могут только специалисты. К тому же - ими надо еще и уметь пользоваться.
   - В-четвертых, психологический фактор. Мы - единая группа. У них же собрались люди из нескольких групп, ничем не сплоченные. - Сержант мечтательно прищурился. - Если бы точно знать, кто из них откуда. Можно было бы сыграть на этом. Например, устраивать несчастные случаи или отстреливать людей только одной группы... Эх...
   - И последнее. Я вовсе не собираюсь переть на них в лоб. Как говорил мой лейтенант, по другому, впрочем, поводу - наше дело не рожать, всунул - вынул - и бежать.
   Специфический казарменный юмор, конечно, но колонисты заржали.
   - Так что наша задача сводится к следующему: - Быстро напасть, не вступая в долгую перестрелку, по возможности подстрелить несколько бандюков и смыться. Мобильность у них ниже нашей. Потому, что их больше и их скорость снижена из-за пленных. К тому же конвоирование пленных требует навыков, которых у них нет. А значит - их внимание рассеянно между пленными и окружающей обстановкой. Что опять-таки дает нам преимущество...
   Нельзя сказать, что маленькая лекция подняла боевой дух группы до немыслимых высот, но все же после такой вводной колонисты стали чуть спокойнее. Тот фактор, что сержант благодаря своему волшебному тактическому компьютеру засечет коммуникаторы бандитов раньше, чем бандиты будут иметь возможность увидеть их группу, значительно повышал их шансы. А выбранная сержантом тактика - выстрелить "из-за угла " и быстренько смыться, давала надежду на успешный исход дела...
   ***
   Вепрь слегка поменял позу, чтобы немного отошла затекшая нога. Два часа назад они нашли бандитов. Те устроили себе обеденный привал все в том же пересохшем русле реки, немного дальше того места, где Могол с Вепрем и Листиком увидели их в первый раз. Какое-то время они наблюдали за бандитами. Те отдыхали и обедали, разбившись на несколько маленьких групп. Вепрь обратил внимание, что особой дисциплиной они не блистали. Судя по всему, спирт тоже считался частью обеда. Двое, изображавшие, видимо, часовых, слонялись вокруг места стоянки, чуть ли не засунув руки в карманы. И следили больше за пленными, чем за окружающей обстановкой. Приблизительно дюжина пленных была расположена чуть в стороне от сваленных в кучу рюкзаков и расслабляющихся бандитов. Им кинули четыре рациона на всех и больше внимания на них не обращали. Закончив наблюдение, группа обошла по скалам это место и прошла ниже по руслу. Сержант подобрал место для первой засады. Русло бывшей реки было стиснуто невысокими скалистыми горам. На очередном повороте русло было почти перегорожено грудой камней, когда-то тут произошел обвал. Пришлось потрудиться над подготовкой сюрприза для бандитов, но никто не жаловался и не отлынивал... Сержант лично подобрал место для каждого члена группы и наметил пути отхода. Енота и Листика, имевших лучшие результаты по стрельбе, он разместил на верхушке одного из скалистых холмов за следующим поворотом. Они должны были отсечь возможную погоню. Остальных Могол расположил так, чтобы простреливать выход из узкого прохода, образованного упавшими камнями. И ушел следить за противником, оставив старшим Колуна и приказав смотреть в оба.
   Вепрь чуть пошевелился и опять поменял позу. Сержант как-то показывал, как правильно сидеть в засаде, еле заметными движениями время от времени разминая тело. Вепрь искренне надеялся, что у него получается. В плане незаметности.
   Из коммуникатора донеслись два легких щелчка. Возвращался сержант. Судя по сигналу - один. Если бы щелчок был один, это означало бы, что Могол идет к группе с компанией на хвосте. Вообще, по идее, бандиты не могли настроиться на коммуникаторы четвертого десятка, для этого у них не было ни техники, ни навыков. Но Могол запретил выходить на связь, кроме, как в экстренных случаях. Но заставил выучить сигналы и научил их подавать, щелкая чем-нибудь по жетонам. Которые, вися на шее, кроме идентификации колониста, выполняли еще и функции гарнитуры для браслета-коммуникатора.
   Сержант показался из-за поворота. Он быстро приблизился к позиции группы и махнул рукой. Колонисты приготовились к бою. Сержант знаком показал, что бандиты приблизятся менее, чем через десять минут и быстро стал карабкаться на ближайший к нему склон, туда, где был заготовлен один из сюрпризов. Время тянулось так медленно, что предыдущее ожидание казалось мгновением. Услышали они бандитов гораздо раньше, чем увидели. Те шумели так, будто были одни на этой планете. Гомон, ржание, матюки - обед со спиртом явно "разогрел" бандитов и, следовательно, существенно облегчал задачу четвертого десятка. Из-за груды камней появилось двое безоружных "миноискателей" из числа пленных. Небо услышало молитвы Могола и никто из группы Вепря не открыл с перепугу огонь. Миноискатели шли, с обреченным видом оглядываясь. В нескольких метрах позади шли бандиты. Теперь, с более близкого расстояния, Вепрю казалось странным, что еще недавно эти люди были такими же колонистами, как и он. Бандиты, многие обзаведшиеся бородками, шли развязно, громко разговаривая, размахивая руками и автоматами. Почти все были без шлемов. У кого-то "панцири" были украшены какими-то то ли надписями то ли рисунками, кто-то шел без разгрузки, кто-то шел вразвалочку, засунув руки в карманы форменных штанов. Головы некоторых украшали самодельные банданы (4) Нервное напряжение
   Достигло предела. Через проход прошло уже около дюжины бандитов, когда сержант начал действовать. С диким грохотом вниз обрушилась груда камней и намертво перекрыли проход между валунами. В воздух поднялась куча пыли. Двоих бандитов отдельно летящие камни сбили с ног. Среди шума обвала звук выстрелов был сначала неразличим. У ближайшего к позиции Вепря бандита подкосились ноги и он упал. Вепрь стряхнул с себя оцепенение и открыл огонь. Сразу же забылись все рекомендации Могола и вбитые на базе навыки. Первый магазин Вепрь высадил в несколько секунд. Бандит, в которого он целился, нелепо взмахнул руками и рухнул, как подкошенный.Бабахнул взрыв. Вепрь сменил магазин, руки дрожали и он не сразу попал в приемник. Подняв ствол, он снова изготовился к стрельбе. Но стрелять было уже не в кого. В первые минуты, когда бандиты сообразили наконец, что попали в засаду, те кто посмышленее, метнулись в сторону и попытались залечь в промоине, за крупным валуном. Как раз туда, где сержант поставил загодя растяжку. Сколько из них накрыло взрывом было непонятно, но из промоины никто не показывался. С противоположной стороны завала раздавались крики и выстрелы.
   - Квадрат, веем квадрат! - раздался голос Могола из коммуникатора. Квадрат - означало прекратить огонь. Могол их долго заставлял учить кодовую переговорную таблицу.
   Вепрь понял, что, пока он сосредоточенно палил в свою цель, он потерял контроль над окружающей обстановкой. На площадке валялось несколько трупов, смертников -"миноискателей" не было видно. Но положили они всех бандитов по эту сторону завала, или нет, Вепрь не знал. Не всех. Захлопали выстрелы. Кто-то из бандитов залег в камнях и палил. Скорее всего - наобум, Вепрь никого не видел, стреляли не по его позиции.
   - Ветер, всем - ветер! - снова скомандовал сержант.
   Действия были отработаны давно. Вепрь приподнялся, не выпуская площадку из прцела. Слева зашуршало. Колун, работавший в паре с Вепрем, стал уходить вверх по склону холма, на котором они с Вепрем и сидели. Свистнул. Вепрь развернулся, и, пригибаясь, тоже заторопился вверх по склону. Миновав Колуна, он проскочил выше. Маршрут для ухода сержант заставил каждую двойку наметить заранее. И теперь, увидев знакомый скальный выступ, Вепрь устроился за ним и свистнул. Колун двинулся вверх. Внезапно на площадке Вепрь засек движение. Над большим, обточенным водой камнем на дне русла, почти возле самого завала, высунулась чья-то голова в бандане. Вепрь выпустил туда очередь. Пули высекли каменную крошку из камня и голова исчезла. Попал он или нет, Вепрь так и не понял. Но с противоположного склона кто-то тоже открыл оонь по бандиту. Тому стало неуютно и он, резко вскочив, метнулся в сторону ближайшей промоины. Неожидавший этого Вепрь выпустил его из прицела. Но с противоположного холма кто-то выпустил короткую очередь и бандит упал, выронив автомат. Стрелял, скорее всего Могол. Вряд ли кто-то из колонистов мог так быстро прицелится и свалить цель всего одной очередью. Более движения не наблюдалось. Если еще кто-то из бандитов по эту сторону завала и остался жив, то благоразумно этого никак не проявлял. Следовало пошевеливаться. Вот-вот остальные бандюки переберутся через завал. Против двадцати стволов колонисты не выстоят. Прижмут огнем на склонах - и привет, пишите письма. Колун свистнул, Вепрь развернулся и чухнул вверх. Выбравшись на верхушку холма, Вепрь сместился вбок на несколько метров, тихонечко подполз к краю и свистнул. Колун появился наверху буквально через минуту. Внизу раздалась беспорядочная стрельба, но сержант не подавал никаких сигналов. Значит, бандиты перебрались через завал и принялись палить в белый свеет, как в копеечку. Вепрь и Колун двинулись к точке сбора.
  
  
   .
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1 Хомяк - противогаз ПБФ (ЕО-19) назван так из-за того, что фильтры на нем напоминают раздутые щеки хомяка (жарг.)
   2 Взлетка - проход между кроватями в казарме (жарг.)
   3 Нары, шконка, койка - кровать (жарг.)
   4 Аутизм - психиатрическое расстройство, характеризующееся отказом человека от общения с другими людьми, от взаимодействия с окружающим миром, и сопровождающееся погружением человека в самого себя. Сопровождается также эмоциональной выхолощенностью, крайней бедностью речи или полным ее отсутствием. Может быть симптомом развивающейся шизофрении.
   5 Берцы - высокие армейские ботинки с высокими берцами (берца - голень уст. спец.)на шнурках (жарг.). На сегодняшний день входят в экипировку практически всех армий мира. В отличие от сапог, оставляют максимально подвижным голеностоп, одновременно с этим фиксируя его, снижают опасность растяжения сухожилий. В отличие от высоких ботинок, популярных среди ряда субкультур, армейские ботинки не имеют дополнительной прошивки на линии соединения кожи с подошвой, и, как правило, у них нет стального "стакана", закрывающего носок - все эти "дополнительные приспособления" во время ведения боевых действий бесполезны.
   6 Шанхайская вербовка - в 18-19 вв. распространенная практика найма судового персонала в случае некомплекта. Будущего матроса (который часто и не подозревал, что станет матросом) поили в таверне до бесчувствия, а приходил в себя он уже в море. Особенно распространен этот фокус был в Шанхае и породил глагол "to shanghai" (рус. - зашанхаить). В переносном смысле - принудительная вербовка или найм на работу без согласия.
   7 Сомнамбули?зм (от лат. somnus -- сон и ambulo -- хожу, брожу) -- лунатизм, болезненное состояние, выражающееся в бессознательных, внешне упорядоченных, подчас нелепых или опасных действиях, совершаемых во сне, которые не запоминаются. Спящий может производить различные движения и иногда выполнять сложные поступки, разговаривать. Здесь употреблено в переносном смысле.
   8 Вертухай - милиционер, охранник; надзиратель, караульный на вышке в местах заключения.( Жарг.)
   9 Жмур - труп, покойник. (жарг.)
   10 Зырить - смотреть (жарг.)
   11 Лепила - врач (жарг)
   12 Броник - бронежилет (жарг.)
   13 Разгрузка - Разгрузочный жилет (жарг.) это жилет с множеством карманов, предназначены для "разгрузки" карманов основной одежды человека от мелких вещей, которые необходимы в соответствующей ситуации. "Разгрузки" отличаются своими модификациями: существуют "разгрузки" для гражданских лиц, военных и охотников; летние и зимние варианты. Военные тактические жилеты и армейские разгрузочные системы специально разработаны для удобного распределения амуниции и быстрого использования ее в экстренных ситуациях. В таких жилетах предусмотрено множество удобных и продуманных карманов, вместительные отделения позволяют переносить большое количество предметов экипировки (Магазины, гранаты, выстрелы к гп, фонарь, ипп, и проч. ) Примечание -концепция Р. родилась задолго ДО А. Вассермана и никакого отношения к нему не имеет.
   14 Борзеть - pугаться,наглеть (жарг.) Борзо - в данном случае - нагло.
   15 Биометрия - процесс сбора, обработки и хранения данных о физических характеристиках человека с целью его идентификации. В данном случае в понятие биометрия включены и параметры, характеризующее физическое состояние человека (пульс, давление, частота дыхания и т.п.)
   16 Духи - солдаты первого срока службы.(жарг.) По традициям т.н.армейской "дедовщины" этой фразой "Духи - вешайтесь" принято встречать молодое пополнение прошедшее курс молодого бойца "кмб" он же "карантин" и только прибывшее в свое подразделение.
   17 Понятно, что сержант употребил более грубое слово. Здесь и далее нецензурщина будет заменяться нейтральными словами. Превращать книгу для "амосферности и колорита" в словарь русского мата - дурной тон ПМСМ. :)
   (1) Залетчик (жарг.) - человек, совершивший залет, т.е. поступок, нарушающий установленные правила и попавшийся на нарушении.
   Пример легкого армейского залета - нарушение формы одежды, грязная обувь. Пример тяжелого залета - попасться старшему по званию на глаза пьяным, или возвращаясь из самовольной отлучки (самоход). Обычно наказывается либо нарядами по службе или на работу вне очереди, либо просто особо грязной и тяжелой работой, часто абсолютно бессмысленной. Подметать ломом плац, бегать в противогазе, переносить кирпичи из одной кучи в другую, потом обратно и т.п.
   (2) Маугли - дети, воспитанные животными. Такие дети проявляют (в пределах физических возможностей человека) поведение, свойственное для своих приемных родителей, например, страх перед человеком, передвижение на четвереньках и т.п. Те, кто жил в обществе животных первые 5-6 лет жизни, практически не могут освоить человеческий язык, ходить прямо, осмысленно общаться с другими людьми, даже спустя годы, прожитые в человеческом обществе.
   (3) Мизантроп - человек, который избегает общества людей, нелюдим, страдает или наоборот наслаждается человеконенавистничеством (мизантропией). Данная склонность может являться основой жизненной философии. Слово получило особое распространение после комедии Мольера"Мизантроп". Противоположность -- филантроп. Хотя мизантропы выражают общую неприязнь к человечеству в целом, они, как правило, поддерживают нормальные отношения с определёнными людьми. Мизантропия может быть мотивирована чувством изоляции и социального отчуждения, или просто презрением к характерным чертам, присущим большей части человечества.
   (4) Тапир (лат. Tapirus) -- большое травоядное животное из отряда непарнокопытных, несколько напоминающее по форме свинью, но обладающее коротким, приспособленным для хватания хоботом. на сегодняшний день существуют четыре вида: три в Центральной Америке и тёплых местах Южной Америки и один в юго-восточной Азии.
   (5) Это еще весьма "выглаженный" и отцензурированный вариант т.н. "армейской" логики. Бывает намного круче.
   (6)Аффтар напоминает, что на самом деле некоторые персонажи употребляют ненормативную лексику. Но детализировать не хочет. И так все всё понимают
   (7)Ничего такого общего с автоматами Калашникова и Никонова автор ввиду не имел. Честное слово!
   (8)Слететь с нарезки (жарг.)- здесь - сойти с ума
   (9) Закусить мануфактурой (жарг.)- вместо закуски занюхать выпитое рукавом
   (10)Ствол (жарг.)- огнестрельное оружие
   (11) Шуршать, как веник (жарг.)- усиленно работать
   Репеллент - (от лат. repello -- отгоняю, отталкиваю) Репеллент - естественное или синтезированное вещество, отпугивающее животных. Репелленты используются для защиты людей и животных от нападения кровососущих насекомых, профилактики трансмиссивных заболеваний, защиты от членистоногих, а также для защиты растительности от животных. Различают ольфакторные, контактные и дезодорирующие репелленты.
   Спалиться, попалиться (жарг) -оказываться на виду в неподходящий момент, попадаться на чем-то противозаконном, оказываться застигнутым в компрометирующих обстоятельствах, выдать себя на чем -либо противоправном . Пример: "менты спалили по накурке" - означает - "сотрудники правоохранительных органов задержали в состоянии наркотического опьянения" или - "сними лыжи, придурок, всю контору палишь" - "сними лыжи, придурок, ты выдаешь всю компанию"
   (1) строчка песенки из м.ф "Пластилиновая ворона"
   (2) ТОП - тяжелая оружейная платформа
   (3) Вот еще день прошел - традиционная фраза в армии, произносимая вместо "спокойной ночи". Обычно ее произносит старший по званию, должности, возрасту или сроку службы (в некоторых частях и подразделениях фразу произносит наоборот, самый молодой. Или дежурный по роте. Или дневальный на тумбочке). Остальные отвечают хором - ну и х.. с ним! Истоки обычая неизвестны.
   (1) Нирвана (санскр., буквально -- угасание, затухание), центральное понятие религиозной философии буддизма (а также джайнизма), означающее высшее состояние, конечную цель духовных стремлений человека. В буддийских текстах Нирвана характеризуется как нечто непостижимое, невыразимое, противоположное тому, что может быть в"этом мире и мире ином", представляя в сущности состояние внутренней полноты и абсолютной отрешённости от внешнего бытия. Психологически состояние Нирвана негативно описывается как отсутствие страсти, жажды жизни вообще, а позитивно -- как состояние совершенства, удовлетворённости и самодостаточности. Чаще всего ( в разговорном значении) нирвана - состояние высшего блаженства или же состояние полной отрешенности от внешнего мира. Например -
   "Выпил бутылку водки и впал в нирвану"
   (2) Фраерок, Фраер (жарг) - В уголовном жаргоне - лицо, не принадлежащее воровскому миру, жертва преступника. Правда, в настоящее время слово фраер во многих регионах приобрело прямо противоположный смысл: - заключенный, близкий к блатным, блатной. Например, фраериться означает -- в своем поведении подражать блатным; козырный фраер -- блатной. Старое значение слова фраер передается теперь словом "лох". В общеязыковом употреблении основными значениями являются: 1) Любой человек, мужчина (что это за фраер?). 2) Модно одетый человек, франт, щеголь (разрядился фраером). 3) Неопытный, наивный человек (тебя обманули, как фраера ).
  
   (3)Лошара, лох (жарг) - потерпевший, жертва шулеров, разиня, бестолочь, потенциальная жертва преступников. Кроме жаргонного, имеются еще значения - 1)."облоховившаяся", то есть отощавшая после нереста (отметавшая икру) самка лосося, а также красной рыбы в общем. 2) самец сёмги в брачном наряде; 3) (лат. Elaeagnus) -- род деревьев и кустарников.
  
   (4) Банда?на (хинди bandhana -- повязывать) -- головной убор в виде косынки или платка большого размера. Изготовляется из треугольного или квадратного куска ткани. Традиционно банданы изготавливаются из разноцветной ткани с узорами. Банданы повязывают как на лоб, так и вокруг шеи (шейный платок). Используется, как модный аксессуар одежды, элемент имиджа. Или как удобный и практичный головной убор. При передвижении в природных условиях бандана надежно защищает волосы от попадания грязи и пыли, от веток и сучков, от насекомых, частично помогает отводить пот, предотвращая попадание его в глаза. Бандана неярких, темных или защитных цветов повышает маскировку. Часто используется, как элемент полевой экипировки различных армейских подразделений, как официальный, так и нет.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"