Кассета Ирина: другие произведения.

А я не плачу, я смеюсь!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.20*49  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я сотни раз подходила к зеркалу, сотни раз смотрела на себя и ненавидела. Себя же... Презирала за свое прошлое, за унижения, за кровь пролитую мною же, за тех, чьи жизни не спасла, за поступки, что совершила в пылу гордости и страха. И хуже всего, что мне не стыдно! Да, я презираю и горжусь, да, сожалею и радуюсь, да, я не плачу, я смеюсь! Изменения от 26.03.18 22.40 в самой книге

  А я не плачу, я смеюсь!
  
   Я сотни раз подходила к зеркалу, сотни раз смотрела на себя и ненавидела. Себя же... Презирала за свое прошлое, за унижения, за кровь пролитую мною же, за тех, чьи жизни не спасла, за поступки, что совершила в пылу гордости и страха. И хуже всего, что мне не стыдно! Да, я презираю и горжусь, да, сожалею и радуюсь, да, я не плачу, я смеюсь!
  
  
  Глава 1.
  
  "Душу никогда не будут любить так, как плоть, в лучшем случае - будут восхвалять. Тысячами душ всегда любима плоть. Кто хоть раз обрек себя на вечную муку во имя одной души? Да если б кто и захотел - невозможно: идти на вечную муку из любви к душе - уже значит быть ангелом"
  Марина Ивановна Цветаева
  
   - Ваше Высочество, - раздалось позади, я захлопнула очередную глупую книгу про любовь, что так популярны сейчас. - Его Величество вызывает Вас, - только моя приподнятая бровь и небольшая растерянность в глазах выдали невероятное удивление. Я кивком головы отпустила служанку.
  Отец? Зовет меня? Звучит так странно и нелепо. Я аккуратно встала, оставив книгу на скамье, в парке, где читала. И медленно, скорее от растерянности и страха, чем специально, направилась во дворец.
   Дорогу я помнила смутно, в том крыле, где располагался отец, я бывала крайне редко. Один раз если быть точнее. После этого вход для меня был закрыт на долгие 10 лет. В той части дворца расположены танцевальные залы, кабинеты, сады, в общем: там сосредоточено все самое прекрасное и красивое в нашем государстве, этакая жемчужина, которую мы показываем нашим гостям.
   Я прохожу по мраморным коридорам, стук моих маленьких каблучков благодаря акустике отдается даже слишком громко. Мельком оглядываю залы, большие гостиные и несколько тронных залов, что попадаются на пути.
  Приемная отца узнается не сложно, по наличию охраны и звуку негромких голосов за дверью. Подхожу ближе, королевские стражники осмотрели меня, но не поклонились. Я иронично улыбнулась, будто кто-то ожидал другого.
  Двери кабинета, открылись под громкое:
   - Ее Высочество Принцесса Адель Андраэрская, - Как и подобает по этикету, я вошла, смотря строго в пол, потом сделала глубокий реверанс и лишь тогда подняла голову. Да, здесь все немного изменилось с последнего моего визита восемь лет назад.
   Отец все так же гордо восседал на своем любимом кресле (в народе именуемое троном). Он был все так же красив. Его темные волосы обрамляли бледное аристократическое лицо с правильными чертами, в которых читался истинный правитель, полководец, лидер. Его взгляд насыщенно голубых глаз, должен был принадлежать юноше, но не как не двухсотлетнему мужчине. Эти глаза буквально пылали равнодушием, искрились умом и светились властностью. Всегда восхищалась, его умением выглядеть настолько величественно и прекрасно.
  Он смотрит на меня:
   - Сядь, - король не делает ограничений в своей власти даже для..хм...детей. Приказ, который был отдан скорее слуге, чем собственной дочери. Я села, заглушив неприятный осадок от слов отца. В кабинете так же находились два представителя Империи Закатного Солнца, столь пафосное название в народе имело свой вариант, Темные земли. Это никак не относилось к цвету почв, просто исконные обитатели этих мест имели черные волосы и красные глаза (да, да), так же славились как великие воины (и хладнокровные убийцы). Многие приписывали им демоническое начало, но они всячески это отрицают. Правление в Империи осуществлял высший военный состав - Хасарет. Глава государства именовался не императором, а "рхарном" - что означает, в переводе на алийский, мой родной язык, "темнейший". Это довольно закрытая страна, до недавнего момента нас с Империей не связывали никакие отношения. Неужели отцу удалось заключить контракт с ними о поставке оружия? Это дало бы мощный толчок в нашем развитии и повлияло бы на укрепление военного авторитета Аллии.
   Еще в кабинете отца, только про себя я могу так именовать Короля Аллии Теодора Лиар Величайшего, присутствовал его главный советник и два моих старших брата Лиадор и Виантр, они были близнецами. Точные копии отца в двадцать лет, высокие, их подтянутые фигуры не оставляли равнодушными ни одну придворную даму, черные короткие волосы и зеленные глаза, которые достались им от матери, второй супруги короля, усиливаливали итак Эффектную внешность. Они были красавцами, истинными, и четко осознавали свое влияние на людей и пользовались им, ох, если бы вы знали, сколько разбитых сердец и пролитых слез кроются за этими гордыми изумрудами глазами. Но больше всего меня удивляло, что с каждым сокрушительным романом (особенно для девушек), их поклонниц становится только больше. Хотя, поступали они со своими пассиями далеко не галантно и благородно. Да, не понять мне вовек наших дам.
   Как вы уже заметили, наши с отцом фамилии отличаются, просто у нас в государстве по женской линии передаются фамилии матерей, даже когда девушка выходит замуж и берет фамилию мужа, ее дочери передается девичья фамилия матери.
   Я была предпоследним ребенком и являлась единственной принцессой. Наверное, каждая девушка хотела бы иметь старшего брата, который поймет, заступиться, даст совет. Увы, мне не повезло. Вы, наверное, удивитесь как-никак у меня восемь старших братьев, но, ни один из них не соответствует моему представлению о брате.
   - Адель, сколько тебе лет? - строго спросил отец, хотя, скорее равнодушно. Да и чему удивляться, он даже мой возраст не знает.
   - Через две недели исполняется 17, Ваше Величество.
   - Адель, я заключил Влюнское соглашение (*брачный договор в названный в честь Влюну, богини женской верности, самый строгий контракт так, как подписывая его, женщина становиться бесправной и фактически признается собственностью мужа) с этого дня ты являешься невестой Эрго То Ранского, - Вот так вот, просто. Как в дешевых романах, которые я слишком часто читаю.
  Имя "Эрго То Ранского" знали, пожалуй, все. Он прославился на последних трех войнах. Сильный, смелый, идущий до конца, как гласят слухи, но в них так, же говорится, как жесток он к окружающим его. Я слышала, как он запорол служанку до полусмерти. Как убивает слуг и любовниц. К тому же ему было уже около двухсот лет. И в дополнение ко всему вышесказанному, он был магом, темным магом, имеющий высшую категорию силы.
   - Ваше Величество.., - я не хотела возражать просто спросить "За что?". Глупо и как-то по-детски.
   - Сядь, - сказал он, видя, что я стала подниматься.
   - Ты покинешь замок сегодня же ночью, потрать остальное время на сборы, - сказал он непрекословно.
   - Но...
   - Ты еще здесь? - отец "удивился". - Пошла вон! Чтобы глаза мои тебя не видели! Стража, - молвил, мой... нет, просто король. Я слышала, как сзади подошли, кинула последний взгляд на братьев, им было все равно, как и всегда. Один из стражников пытался взять меня под руку, но я выдернула руку и, повернувшись, как и подобает принцессе, гордо удалилась.
   За дверью стояла служанка, значит, все было подготовлено уже давно. Спасибо что поставили в известность.
   - Ваше Высочество.
   - Собери вещи, через три часа приду, проверю, - сказала я и ушла прочь с твердым намерением, увидеться, хотя точнее было бы сказать, попрощаться с самым дорогим мне сейчас человеком - Саартом.
   ***
  
   Стоя перед дверью в спальню младшего брата, я боялась, наверное, даже сильнее, чем перед отцом. Ведь сегодня его детство закончится и именно я стану причиной его конца. Я помедлила прежде чем открыть. Вдохнула, в горле будто ком встал.
   Саарт - мой сводный брат, по отцу и по совместительству самая родная мне душа. Ему было всего четыре. Он был моей гордостью и единственным счастьем. Король запрещал проявлять к Саарту чувство любви или нежности, утверждая, что мужчины должны воспитываться в строгости, потому все мои посещения к нему, были тайной. Служанка молчала, потому что я фактически исполняла ее обязанности, при этом деньги получала она, да и к тому же инфантильной няне, Саарт был лишь помехой. До этого момента я приходила в комнату к брату из тайного хода, который обнаружила, будучи еще совсем маленькой.
   Впервые, я увидела Саарта, когда мне было тринадцать, ему же тогда было около пяти месяцев. Как-то я услышала, ночью плачь, поняв, что он доносится из потайной двери, пошла на звук и обнаружила в соседней комнате маленький живой сверточек.
   Он был один, няня в очередной раз убежала по своим делам. А он так плакал. И так напоминал меня, такой же одинокий и никому не нужный.
   Я взяла его на руки и начала качать, по-детски неумело, но он заснул, свернувшись у меня в руках. Я так и продолжала его убаюкивать пока не пришла служанка. С тех пор каждую ночь я проводила в его комнате, и как следствие первое его слово стало:
   - Адьель, - когда услышала, впервые заплакала от счастья и осознала, что, наконец, приобрела смысл жизни.
   Я нажала на ручку, дверь открылась, стоило его маленькому обитателю увидеть меня, как он закричал:
   - Систьёнка, - и побежал ко мне, я кивком головы отпустила няню. Присела, раскрыла руки и поймала маленького шалуна в свои объятья, пытаясь не разрыдаться. - Адель, я сегодня смотьел, как деються братья, - говорил он взахлеб.
   - И как?
   - Я, когда выясту тоже так буду. А потом мы уедем с тобой путесествовать даеко даеко, - я прижала его к себе. Сердце рвалось на части.
   - Пошли в сад? - предложи я карапузу.
   - Пошли, - схватив меня, своей маленькой ручкой, повел меня он. Командир растет.
   Мы сели на нашу с ним лавочку, которая располагалась в центре сада, подальше от любопытных глаз прислуги.
   - Мой милый, я выхожу замуж, - сказала я, точнее почти прошептала.
   - Посему ты мне не сказала раньсе? - строго спросил мой ангел.
   - Я сама узнала только сегодня.
   - А он хоёсший? - нет, мой милый, он ужасный тиран и деспот, но сказала я другое:
   - Да очень, а еще он храбрый и умный.
   - А он научит меня дьяться?
   - Конечно, мой милый, конечно, - я посадила его на колени и обняла, каждый миг я запоминала, впитывала тепло родного тела, окутывала его своей любовью. Боги, пусть он будет счастлив, повторяла я как молитву.
   - Посему ты плачешь?
   - Это от радости, - улыбнувшись, сказала я и, подхватив его на руки, пошла на кухню, где приказала сделать много пирожных, есть все-таки плюсы в моем происхождении и, забрав сладости, пошла в комнату к брату.
   Мы ели сладкое, смеялись, я рассказывала сказки, стараясь не думать, что уже вскоре он останется один в этом равнодушной крепости.
   Потом мы играли, в жмурки, прятки, догонялки. Конечно, во всех играх выигрывал Саарт.
   - Адель, поситай мне сказку, - попросил меня он. Но, так как он тянулся в этот момент к подносу с пирожными, тот соответственно упал и испачкал маленького проказника. Хорошо, хоть тот вовремя отскочил, а то шишки было бы не миновать.
   - Пошли купаться? - спросила я шалуна.
   - Посли.
   Набрав воды в ванну и посадив туда брата начала отмывать его от крема.
   - Адель, а можно я с тобой поеду? - спросил Саарт.
   - Нет.
   - Посему? - насупился он. - Я щебя холосо вел.
   - Вот когда вырастишь, тогда заберу.
   - Я узе больсой! - сказал он гордо.
   - Вот когда будешь совсем большой, тогда заберу.
   - Плавда? - ох, как я на это надеюсь. Но я ничего ему не ответила, боясь давать слово.
   Вымыв его и заставив обтереться полотенцем, я пошла мыть руки.
   Из зеркала, которое висело над раковинной, на меня смотрела девушка, скорее девочка с бледным лицом и ярко голубыми глазами, точной копией отцовских. Черты лица были какими-то кукольными на худом и каком-то сером лице, но все впечатление портили волосы... Длинные, завивающиеся, абсолютно седые волосы. При моем маленьком росте и костлявой фигуре в дополнение к волосам, красавицей я не слыла. Девушка в зеркале грустно или ехидно, кто что видит сам, улыбнулась.
   Перед глазами, невольно замелькали образы. До того, как мне исполнилось четыре года, мои волосы были цвета вороньего крыла, я была миниатюрной копией короля.
   День, который перевернул мой мир, и, в сущности, заставил главных лицемеров в моей жизни, наконец, открыть свой истинный облик я запомнила навсегда. Так вот, на мой четвертый день рождение, было принято решение совершить прогулку по окрестностям, так как родилась я летом, это не составляло особого труда.
   Весь двор выехал на прогулку вместе с королевской четой. Все было прекрасно, я ехала на лошади придерживаемая мамой, так как лошадь была ее.
   И вот, в головку королевы прилетела мысль проехать по краю обрыва, который вел в речку, хоть он был не высокий, метра два, но все же.
   Лошадь на это имела свое мнение и, встав на дыбы, стала заваливаться в реку. Вместе с лошадью упала и я. Королеве повезло, она быстро выбралась, а мою руку придавил корпус лошади, которая умерла (в последствии оказалось, что она была отравлена). Речка была глубокая, особенно для четырехлетней девочки.
   Стражники ринулись высвобождать принцессу из-под воды, а я умирала, захлебываясь. Как меня достали, не помню, я вообще последующие две недели не помню, так как боролась с сильнейшей лихорадкой.
   Каково же было удивление придворных, когда из воды подняли девочку со свисавшими вниз пепельными волосами. Это была катастрофа, которая окончательно разрубила мои итак не сильные отношения с отцом и матерью.
   - Адель, - позвал братик. Да уж, что-то я задумалась.
   - Пошли я тебе сказку почитаю.
   - Послииии, - хорошо, что у меня есть Саарт, иначе я бы уже давно...
  
   ***
   Мой от... король, был женат много раз, но воистину он любил лишь первую свою жену, Датрину Радонскую, говорят она была очень красивой и доброй, вот только бездетной... И это было позором для королевской семьи, но король не сдавался и пытался лечить ее, и как поговаривают, даже хотел отречься от престола в пользу своего младшего брата. Но, в двадцать три года Датрину поразила невиданная болезнь, некоторые утверждают, что она была черной магиней и темные силы забрали ее жизнь, другие говорят, что ее отравили, третьи утверждают, что она заразилась, когда помогала сироткам. Итог был один, королевы не стало.
   Целый год в стране был траур, были отменены все праздники и торжества, король был безутешен. По окончанию года Совет сказал королю, что так продолжаться не может, народ бунтует и выбрал ему вторую жену - Лианору Принатскую, мать Лиадора и Виантра. Но даже появление сыновей не смягчило душу короля, и вскоре, новая королева зачахла и умерла.
   Третьей женой была - Белла Твеглская, от которой у короля три сына: Рат, Димьян и Катер. Она была убита во время поездки в другое царство, где на нее напали кочевники. Король приказал вырезать поголовно все племя, с тех пор Рротдус - так назывался тот народ, не существует.
   Четвертой была Ксена Кранская, родившая королю Нера, и сошедшая с ума. Сейчас она живет в Винсмерском Монастыре, куда на ее день рождения приезжает король, отдать дань памяти.
   Пятой была Таура Ррор, девушка родом из северных гор, она родила королю еще четырех сыновей, но когда поехала с детьми к себе на родину на традиционный праздник, то подхватила чуму, как и сыновья, и умерла в жуткой агонии. Та же участь преследовала и ее троих детей Крага, Шета, Диона, четвертый Бьян пережил лихорадку и выжил, вот только с тех пор у него ужасная рана на лице.
   Шестую жену звали Вивьен Сатуси Андраэрская, которая и "подарила" королю меня. Но, увы, назвать ее матерью не поворачивается язык. Позвольте мне остановиться здесь подольше.
   Вивьен было восемнадцать, когда она вышла за отца (из-за беременности мной), она была красива и это, пожалуй, все. Всю ее красоту с лихвой компенсировала ненависть к женскому полу (в народе именуемой завистью) и развратность. Их брак был фальшью с самого начала, Вивьен повезло родиться в семье богатого и влиятельного человека, иначе лет с двенадцати она бы стала торговать телом, чем, в сущности, и занималась, пока отец подчищал за ней слухи. И за короля она вышла, лишь из-за беременности, точнее ее отец пообещал значительное приданое. Она любила балы, шикарные платья и ненавидела слуг, а больше прислуги, меня.
   Я была напоминанием ей о том, что у нее есть какие-то обязанности. До четырех лет она, по крайней мере, проводила со мной время, хвалясь моей внешностью, потом же я перестала появляться на балах, меня просто запирали в детской. И знаете, у меня не было как в сказке доброй няни, нет, скорее, наоборот, моя няня ненавидела меня, пожалуй, даже больше, чем собственная мать. Поэтому зачастую запирала меня одну в комнате, где было так темно и страшно.
   Вивьен не считала нужным навещать меня. Детям свойственно задавать глупые вопросы, вот и я однажды задала такой няне.
   - А где моя мама?
   - Мама? Ахахах. Эта шлюха опять ублажает очередного слугу, - в дальнейшем я осознала, насколько точны были ее слова.
   А произошло все так, когда мне было семь, я выкрала ключ у няни и сделала дубликат, когда она меня опять закрыла, а за окном разразилась жуткая гроза, я решила пойти к маме. Мне было так страшно.
   Я вышла в коридор и бегом добралась до нужной спальни, (ее расположения я узнала от служанок) вошла и услышала стоны, тогда я подумала, что ей плохо.
   - Мама, мамочка, мама, - кричала я, подходя поближе. Движение под одеялом прекратилось, и появилась голова матери.
   - Что тебя надо, тупое отродье?! - закричала она. - Пошла вон!!!
   - Это твоя дочь, - спросил мужчина, высунувшийся из-под одеяла. И это был не отец. - Какая же страшная, в кого только? - разглядывая меня, спросил он. А я повернулась спиной и вышла, осознав насколько преувеличивала красоту этого мира и приукрашала людей, живущих в нем. Именно с этого момента и закончилось мое, отнюдь не счастливое, детство.
   Эту женщину, через год король выставил сам, ведь почти весь город знал не понаслышке кто и когда согревал постель моей мамашки.
   Когда она уходила, то жутко скандалила с отцом из-за меня:
   - Она моя дочь! Ты не имеешь права ее отобрать, - кричала она королю.
   Но я, вырвавшись из ее хватки, подошла, и слишком взрослым голосом для своих восьми лет сказала: "Зачем эта женщина разбудила меня и так громко кричит?" - и покинула место событий под абсолютное молчание. С тех пор меня стали бояться и презирать еще сильнее.
   Вивьен куда-то отвезли, я не интересовалась куда, и ее дальнейшая судьба мне не известна. Вот и все что я могу рассказать о ней.
   После этого король впервые вызвал меня к себе, и сказал:
   - Ты показала, что ты самостоятельна, а теперь докажи на деле, - и с этого дня не было больше няни и слуг, все приходилось делать самой, начиная от заправки постели и заканчиваю уборкой покоев, но я не жаловалась, я упорно делала эту унизительную работу. "Ради чего?", - спросите вы. Ради похвалы отца, ради того, чтобы он назвал меня дочерью, ради того, чтобы признал.
   Насколько мы все-таки наивны в детстве. Признаюсь, до второго посещения кабинета короля, я верила, ждала чего-то. Но король умело продемонстрировал, что моим надеждам не суждено было сбыться, пожалуй, только в мечтах.
   Седьмая жена, мать Саарта, нынешняя королева Улика Розенштольц. Сказать, что-либо о ней я затрудняюсь. Виделись мы лишь два раза. Саарта она почти не навещает, и как же я молюсь о том, чтобы она не оказалась копией Вивьен.
   ***
   Я смотрела на невинное личико единственного любимого мною человека.
   Утомившись после нашей прогулки и чаепития, он уснул. Я уложила его на кровать и легла рядом, гладя его по голове и прижимая ближе, во сне он схватил меня своем меленькой ручкой за платье и не отпускал, наверное, боясь потерять. А я старалась, чтобы мои всхлипы не разбудили моего ангела.
   Когда он окончательно заснул, я аккуратно высвободила ткань платья из захвата его ручки и тихонько слезла с кровати. Он задвигался в поисках тепла, я накрыла его вторым одеялом и, поцеловав в макушку, прошептала:
   - Будь счастлив за нас двоих, - и покинула его покои, стараясь не оборачиваться, иначе недавно прерванные слезы пойдут опять. А принцессе не пристало ходить с заплаканным лицом.
   Дойдя до своих покоев и приказав найти стражникам няню Саарта, стала просматривать чемоданы, собранные служанкой (не личной, личной как вы поняли, у меня не было). Положив несколько дорогих сердцу вещей, которые прятала в тайниках, закрыла сумки.
   Потом села за стол и стала писать письмо милому братику. За этим меня и застало прибытие служанки.
   - Подойди, - сказала я строго. Хоть меня и слушались, но уважения или почтения не испытывали, да и к чему оно мне.
   - Смотри в глаза. С этого дня ты будешь любить Саарта как саму себя!!! Возьми эти письма!!! На его день рождения каждый год отдавай ему по письму!!! Спрячь их в надежное место и вспоминай только на день рождения!!! За сохранность жизни Саарта, отвечаешь головой!!! - она стояла, выпрямившись и не двигавшись, будто замерзши на месте, ее стеклянный взгляд ничего не выражал, кроме, полного подчинения моей воле. Но вот миг и передо мной опять легкомысленная глуповатая девушка, исполняющая мои приказы с неохотой.
   - Иди, - приказала я. И она ушла, так и не поняв, для чего ее звали, отрывали от очередного кавалера, списывая все на глупость взбалмошной принцессы.
   Все дело в том, что я обладаю даром внушения. Маленьким, очень, даже сейчас после небольшого сеанса голова раскалывалась и по телу разливалась слабость.
   Это была особенность всех аллиийских правителей. Все истинные отпрыски короля обладали этим даром, причем, в высшей его степени. Но, увы, обычно на принцесс он не распространялся, поэтому правители так не любили, когда у них появлялись дочери, считая их слабостью. О своем даре я никому не рассказывала и пользовалась им крайне редко. Только в экстренных случаях, таких как сейчас. Теперь я точно уверена, что она будет, следит за моим братом. А письма?
   Я начала их писать уже давно, хоть в душе и надеялась, что король поступит со мной справедливо. Поэтому мною было написало двадцать три письма, к которым прилагался подарок. Я думала, что буду вручать их сама, но...
   - Ваше Высочество, лошади запряжены, - раздалось от двери. Вошли стражники и забрали мой багаж. Так скоро...
  Уходя, я провела рукой по столу и кровати. Прощайте.
   Я спустилась вниз. Меня ждали два посланника Темной империи и моя лошадь. Значит я поеду с ними наедине... А разве стоило ожидать большего?
   Я запрыгнула на лошадь и вслед за своими спутниками пустилась в путь. Надеюсь, что не последний...
   ***
   Ехали мы быстро, мои спутники явно спешили, вот только я их спешки не разделяла.
   Они молчали, молчала и я, обдумывая свою короткую жизнь, вспоминая хорошее и стараясь забыть плохое.
   Знаете, я ведь даже могу сказать, что прожила эти 16 лет счастливо, да, да. Хоть у меня не было любящих родителей, но был Саарт, любовь, к которому выплескивалась через край, превращаясь во что-то волшебное. Мне нравились наши тайные встречи, нравилось, что о моей слабости никто не знает, служанку я загипнотизировала уже давно. Нравилось иметь в этой бездне разврата и зла, небольшой участок света, любви.
   Да, я была одинока, но у меня были книги. Целая библиотека принадлежала мне одной. Братьев больше волновали тренировки и, хотя они были хорошо образованы, страстью к книгам не отличались. Мое же образование заключалось в шитье, этикете и прочей женской ерунде. Я кралась по тайным коридорам в храм знаний, и, спрятавшись под дальний столик читала... Однажды, я невольно стала свидетелем разговора, короля и его советника, я хотела выйти, но разговор зашел о принцессе, точнее обо мне.
   - Ты видел ее? Она выглядит как старуха! И, что мне дала эта шлюха Вивьен, кроме, страшной девчонки, - мне как будто дали пощечину.
   - Ваше Величество, всегда можно избавиться от балласта, - сказал холодно и кратко Советник.
   - Убить? Хотя, о ее исчезновении, пожалуй, никто не узнает. Но, нет, пока нет, - и они ушли. Тогда я списала это на сон, на кошмар, который привиделся во сне.
   Сейчас смыслом и главной целью моей жизни стало спасение Саарта, он еще мал, но, когда ему исполнится 16, он имеет право выбирать опекуна, и я приложу все усилия, чтобы им оказалась я. Потерпи, мой милый, прошу.
   Так долго находится в седле, я не привыкла и начала уставать, что не могли не заметить мои спутники.
   - Привал, - сказал один из них, когда я в очередной раз съехала с седла. Смилостивились.
   Помощь мне никто не предложил, хотя если в идеале, то особе королевских кровей обязаны оказывать почтения. Но это в идеале, а я, увы, обитаю в действительности, поэтому слезать пришлось самой. Получилось это довольно неловко, так как опыта в поездках я, хоть и имела, но слишком маленький.
   Мои сопровождающие куда-то ушли, поляна, на которой мы остановились, была пуста, не считая меня и трех лошадей.
   После, один из них вышел из леса, неся в руках хворост, вскоре появился и второй. Я села на поваленную ветку, напротив - устроились проводники.
   Их губы начали двигаться, они говорили.
   Язык темных земель, невероятно сложный, основная причина сложности заключается в том, что говорят на нем как бы про себя. Двигаются лишь губы, звука, сопутствующего нет.
   Темные были прирожденными воинами и их язык сам по себе оружие, позволяющее говорить все, что захочешь при этом, не боясь быть услышанным. Просто, невероятно. Как говорилось ранее, я всегда любила читать, а в королевской библиотеке нет книг, до которых не могла бы добраться рука принцессы.
   Однажды я наткнулась на запретную секцию, в которой располагались особо засекреченные и опасные книги. Так вот, словарь темных языков был один из них.
   Я стала изучать его. Почему? Сама не пойму, я много языков тогда учила, и знаю языки почти всех представителей нашего континента. В конце концов я ведь принцесса, и должна знать такие вещи.
   Вот и сейчас, они переговариваются друг с другом, а я, притворившись, что засмотрелась на огонь, продолжаю следить за ними. В душе, будто предчувствуя, натянулась струна.
   - Я знал, что принцесса некрасива, но не думал, что нам подсунут седого ребенка, да, на нее взглянуть противно не то, что жить, - сказал один из посланников. Конечно, это был не дословный перевод, некоторые слова я понимала, но были и те о которых я не знала. Перевела скорее общий характер фразы.
   - Не тебе же с ней жить, - ответил второй.
   - Я за Эрго, жалко, как представлю, что ему придется спать с этой... серой мышью, - сказал первый и незаметно посмеялся над своей же шуткой.
   - Ты прав, она, поди, и не знает ничего о том, как себя с мужчиной вести.
   - Может, научим? - спросил первый, я вздрогнула, нет, только не это.
   - Болван, потом тебя Эрго научит.
   - Но, я же ради него...
   - Придурок, если он узнает, что ты хоть пальцем коснулся его невесты, не посмотрит, что она страшная, убьет, причем тебя. Ты ведь знаешь, как он не любит, когда трогают его вещи, - отчитал его второй. Да уж, вещь, они меня даже за человека не считают. Ублюдки.
   - Поехали, - сказал мне второй, да что-то я задумалась. Я встала и пошла к своей лошади, села и посмотрела на восход, который потихоньку начал проявляться во тьме ночи.
   Надеюсь, это хорошее предзнаменование.
   Небо, как же хочу я исчезнуть, провалиться до самой бездны, туда где никто и не подумает искать.
  
  Глава 2.
  "Посмотришь на иное создание - миллион восторгов, а заглянешь в душу - обыкновенный крокодил".
  Антон Павлович Чехов
  
   Хмурое предгрозовое небо, тучи, словно налитые синцом тянутся все ближе к земле, делая и так скудный свет, дневного светила, темнее. В воздухе витал запах дождя и перемен. Даль, то и дело озаряли вспышки молний, а ведь я когда-то боялась молний, а сейчас меня пугает темное пятно впереди - встречающая делегация. Гром, своими разъяренными криками, кажется, хотел втолковать в наши головы весь ужас сложившейся ситуации. Дождя не было, он будто нагнетал обстановку перед своим появлением, заставляя зрителей ждать чего-то более ужасного. И оно грядет, с каждым шагом моей лошади все ближе и ближе, конец...
   О чем я думала в тот момент? Хотелось ли мне плакать или проклинать судьбу? Стремилась ли сбежать? Нет, господа, мне хотелось отомстить, сделать больно, хоть одному из причастных к этой ситуации, хотелось, чтобы и они почувствовали хоть сотую долю того, что пережила я. Хотелось крушить, кричать во весь голос проклятья, хотелось, подобно мечу, пронзить своих врагов ненавистью. Но нет, я не буду кричать, кидаться, это глупо. Меня заткнут, свяжут, а так, как ненавистное мне замужество все равно свершится, то зачем орать, роняя слезы? Если можно подождать, прощупать, ударить в самую больную точку. Я буду умнее, надеюсь, жизнь преподала мне достаточно уроков, чтобы не ошибиться в этот раз. Да, именно об этом я думала, когда всего сто метров разделяла меня от моего жениха.
   Ха, жених.
   Мои спутники ехали рядом, я видела, как сдерживают они своих коней от того, чтобы не ринуться вскачь. Видела их раздражение моей медлительностью. А я нарочито медленно заставляла двигаться свою лошадь. Они кидали на меня разъяренный взгляды, а я наслаждалась, своей, пока, маленькой местью. Хм, замужество не пошло на пользу моим манерам. Здесь нет отца, а он был для меня авторитетом, который сдерживал мой, нет, не ужасный характер, а стремление к свободе действий.
   Мы подъехали. Встречала нас делегация из пятнадцати человек. Каждый был одет в черный плащ с капюшоном, который скрывал лицо. Я, кстати, тоже была в плаще, только белом. Да, да знаю, маркий, но это символ Аллии, а я была патриоткой, да и к тому же на плащ наложена магия, так что промокание и грязь ему не страшны. И самое главное, белый цвет, цвет нашего бога, Пресветлейшего, а имперцы поклонялись его темному брату Харуну. Стоило мне надеть плащ, как мои провожатые скривились в презрительной гримасе, чем убедили в правильности моего выбора. Пусть я меняю место жительства, но веру, и себя я менять не собираюсь.
   Когда мы подъехали, и моя лошадь остановилась на расстояние метра от встречающих, тот, кто стоял впереди колонны снял капюшон и вперил в меня свои кроваво-алые глаза. Эрго То Ранский, надо же, не ожидала, что он будет встречать. Был ли он красив? Да, очень, но, как статуя, неживая, бесчувственная.
   Волосы короткими темными прядями обрамляли бледное лицо. Высокие скулы, прямой нос, у него было лицо избалованного аристократа, а не воина, но все было фальшью, и его улыбка и расслабленность, под маской таился хищник, сильный, безжалостный, жестокий.
   - Приветствую принцессу Адель Андрэрскую, в Империи Закатного Солнца, - произнес, стоящий справа Эрго, красноглазый рыжеволосый парень. После того, как жених снял капюшон, его примеру последовала и свита. Все были молоды, хотя по воле Пресветлейшего мы не стареем, сильные воины, красивы и такие чужие, безжалостные. В первое мгновение страх сковал горло, а потом, потом мне стало все равно. Свой капюшон я снимать не намеривалась.
   - Для меня честь быть приглашенной в Империю Закатного Солнца, - да, жители темных земель очень серьезно относились к своей империи, не дай Пресветлый, кто-то забудет назвать их страну Империей, вы что, смерть ждет вас. - Слава Пресветлейшему, что я добралась живой и невредимой, - на лицах встречающих пробежала тень.
   После подняв голову, посмотрела в небо, поцеловала кончики пальцев в белых перчатках, подула на руку, это традиция наших земель, таким образом, мы благодарим за то, что доехали живыми. Потом мой взгляд обратился на Эрго, который до сих пор молчал и своим цепкими алыми глазами, с деланной леностью всматривался в недра капюшона. И создавалось впечатление, что он все видел, так как на секунду его глаза встретились с моими. Секунда, и он с привычной уже леностью осматривает мою лошадь. Осторожнее надо быть, Адель.
   - Сколько вам лет? - задал вопрос Эрго, голосом, который не потерпит возражений, голосом, который привык командовать, голосом, которым отдавались приказы о казнях, голосом, который шептал темные заклятья, заставляя врагов сходить с ума от раздирающей их паники, голосом... моего господина. Будь проклято Влюнское соглашение! Словно повинуясь моему крику, вспыхнула молния, озаряя своим светом группу людей, и в этом отблеске, глаза Эрго казались порождением тьмы, и дождь, наконец, дождавшись своего времени, ураганным ливнем обрушился на нас.
   Громыхнул гром.
   - Семнадцать, - ответила я еле слышно, вздрогнув от свирепого возгласа небес, ответила я, ненавидя каждой частичкой своего тела свою жизнь, ответила я, тем тихим голосом, на который обычно не обращают внимания, ответила я, смотря из-под капюшона в глаза будущему супругу. Не сдамся!
   Не знаю, разглядел ли Эрго мой гневный взгляд, но неожиданно криво ухмыльнулся. Он отдал немой приказ свой свите и моим сопровождающим и, повернув своего коня, рысью поскакал к воротам Язарь - столице Империи Закатного Солнца, названной, кстати, в честь богини. Это противоречит менталитету ее жителей, во всей стране женщины фактически бесправны, не знаю насколько это правда, но во всех учебниках указано на этот патриархальный пережиток наших предков, а тут, назвать столицу именем женщины. Поверьте, это нонсенс... Говорят, что эта богиня помогла первому королю, как же было на самом деле, я понятия не имею.
   Так вот, Язарь была красива и непреступна, черный замок возвышался в ее сердцевине, замок военного Хасарета, замок, в котором сосредоточено управление маленьким, но сильным государством Темных земель. Тяжелые крепкие стены, даже на взгляд казались непреступны.
   Погода бесновалась. "Гроза своим светом выжигает прошлое и озаряет будущее"(*фраза взята из мемуаров Толара Фикро - знаменитого мага и философа). Что ж посмотрим, посмотрим, игра началась.
  
   ***
   Массивные ворота в непреступную крепость Язарь, открывались под рокот грома. Вся природа бушевала вместе со мной, и мне казалось, что именно я руковожу этим сумасшедшим оркестром. Пресветлейший, надеюсь, этим ты пытаешься меня поддержать, а то все эти природные метаморфозы напоминают поминки.
   Наша маленькая делегация, при виде которой горожане пытались врасти в стены, а многочисленные военные замерли по стойке смирно, проехав по центральной улице, направлялась в здание Хасарета.
   Волнение пока еще медленно, но стало прокладывать свой путь в мое сердце. Сказывается, то что, давно не была на приемах.
   Здание приближалось.
   Меня взяли в кольцо, боятся, что ускачу? Эрго все так же возглавлял делегацию. Мои сопровождающие куда-то делись, и от исчезновения ненавистных, но все же, знакомых лиц, стало не по себе.
   Делегация остановилась, первым слез с лошади Эрго, потом остальные, лишь я одна оставалась в седле. Ноги окаменели, я ошарашенным взглядом осматривала здание правительства, и пресловутая женская интуиция вопила о том, что туда идти нельзя, опасно.
   - Ваше Высочество, - раздалось сбоку, я медленно обернулась на того, кто позвал. Это оказался рыжеволосый. - Меня зовут Риг Догервут, сегодня и навсегда я к вашим услугам, спускайтесь с лошади, совет не любит ждать, - произнес он веселым голосом. Встреться мы с ним не в таких обстоятельствах, не будь он имперцем, я бы захотела с ним подружиться, а сейчас я, лишь взглянув на него, поняла, что буду держаться подальше. Самые прекрасные шпионы - это люди, которые лучше всего втираются в доверие, этакий рубаха-парень. Неужели ко мне уже приставили охрану? Выразительный взгляд Рига, не дал додумать, и с трудом отцепив руки от лошади, с помощью парня, оказалась на земле.
   Галантно предложив руку, Риг двинулся по высокой лестнице к дверям Хасарета.
   Двери, повинуясь магии, открылись, и моим глазам предстал обширный зал. В нем было темно, бледные светлики (магические сгустки, предназначенные для освещения помещений), выполняли, кажется, только декоративную функцию. Стены и потолок украшала массивная лепнина, статуи уродливых монстров красовались на подставках. Пол - паркет из темной породы дерева, был настолько натерт до блеска, что в нем отражалась громадная люстра, висевшая посередине залы. Пресветлейший, надеюсь, мне не придется бывать здесь часто.
   - Ваше Высочество, мне надо покинуть вас. Слуга проводит вас в комнату, в которой вы сможете привести себя в порядок. Вас ждут в зале заседаний через час, я зайду за вами, - сказал Риг и бесшумно удалился, признаться, я даже не заметила, как. Настолько задумалась, осматривая помещение, что пропустила момент, когда, только недавно говоривший мужчина исчез. И тут же на его смену пришла служанка, точно появившаяся из подпространства.
   - Ваше высочество, следуйте за мной, - сказала миловидная девушка и, повернувшись, направилась к комнатам.
   Шли мы недолго, всего несколько поворотов и обещанное мне помещение открыло свои двери. Комната была небольшая. Это даже не комната, а пустой зал, посередине которого стоял сундук, а около стены располагалось трюмо.
   - Вам помочь? - спросила девушка, видя, что я не предпринимаю никаких действий.
   - Да, спасибо, - ответила я и, наконец, сняла капюшон. Реакции служанки я не видела, стояла к ней спиной, да и, наверное, не было никакой реакции, потому что девушка помогла мне снять плащ и так же молча, стала развязывать корсет.
   Когда со снятием дорожного платья было покончено, и я осталась только в нижнем платье, которое выполняло роль белья, служанка спросила:
   - Госпожа, будете принимать ванну?
   - Конечно, - улыбнувшись, сказала я. Хоть одна положительная новость за последние время. Не прибегая к помощи служанки, не люблю посторонних, я быстро сполоснулась и, обсушившись, благодаря магии, вышла.
   Стоило мне выйти, как девушка подошла к сундуку и достала оттуда платье невиданной красоты. Оно было черное, состоящее их кружев, с длинным шлейфом. Сначала я потрогала ткань, и убедилось насколько хорошего она качества. Неужели подарок от мужа? Надевать сразу расхотелось, я бы не надела его, если б мое дорожное платье, не было в столь плохом состоянии.
   Платье было моего размера, что приятно порадовало. Темная ткань переливалась, мерцала, жила своей жизнью, где-то струилась, где-то обволакивала.
   Я смотрела на себя в зеркало и видела, насколько красота платья затмевает мою. Дорога не пошла на пользу, итак бледное лицо превратилось в болезненно белое, синяки под глазами, благодаря скудному освещению казались еще темнее и только ярко-голубые глаза, светились на той маске равнодушия, которую я пыталась накинуть на себя.
   - Вам сделать прическу? - напомнила о себе девушка.
   - Нет, не прическу. Есть заколка? - девушка утвердительно кивнула. - Принеси ее, - попросила я. Мне поднесли красивую черную заколку, напоминающую три цветка, один большой посередине и два поменьше, по краям. Я уже привычным движением закрепила волосы. Две передние пряди заправила назад и заколола, открывая лицо.
   В дверь постучали.
   - Войдите, - сказала я. Как и обещал, пришел Риг. Посмотрел на меня, долго не отводя взгляда. Неужели все настолько плохо? Потом снова отмер и улыбнулся.
   - Вы прекрасны, - сказал он, когда я подошла ближе. Ничего ему, не ответив, я вышла. Вся моя сущность была в ожидании встречи с советом. - Прошу, - сказал он, предлагая руку.
   "Пресветлейший, не позволь опорочить честь королевской семьи".
  
   Интересно, такое скудное освещение в коридорах оставлено специально, чтобы создавать у посетителей Хасарета подавленное настроение перед встречей с советом? Или просто магов не хватает? Что-то мне подсказывает, что первое. Потому, как с магами у имперцев, точно недостатка нет. Мрачность, если, одним словом, описать весь интерьер. Теперь понятно, почему имперцы так равнодушны ко всему. Попробуй радоваться жизни в таких стенах, больше напоминающих темницу.
   Риг давно уже бросил попытку меня разговорить. Выслушивать его явно льстивые речи и глупые вопросы, не было никакого желания. Хотелось банальной мягкой кровати, после поездки. Так как статус и воспитание не позволяет мне сказать напрямую, что разговор мне неинтересен, я лишь глупо улыбалась и кивала и он, вскоре поняв, что разговаривает скорее сам с собой, замолчал. Когда потребность разыгрывать передо мной радушного хозяина отпала, Риг приоткрыл свое истинное лицо и мимолетом кидал на меня задумчивые взгляды, а я делала вид, что их не замечаю.
   Да уж, не замок, а лабиринт. Теснота коридоров Только нагнетает мрачности процессии. Безусловно, приглашение меня на совет, дань гостеприимства, по крайней мере, в Аллии, король всегда принимал гостей в тронном зале. Но это не Аллия, так что, скорее всего, кроме дани вежливости, этот прием подразумевает и что-то еще. Вот только что?
   Расскажут, как подобает себя вести жене уважаемого человека? Может быть, но все же, это бы было как-то глупо и неэтично. Заставят принести клятву их богу? Могут, хоть это и противоречит нормам морали, хотя о какой морали речь... но честь, надеюсь, честь не позволит им заставить меня, потому как добровольно я от своей веры не отрекусь. Да и не добровольно тоже. Мир держится на трех главных понятиях: любовь, надежда и вера. Так как первые два себя не оправдали, то за последнее я буду сражаться до конца. Влюнское соглашение? Вот это, скорее всего. Хотя зачитывать его при собрании... но что я могу знать? Неизвестность, нет, не пугает, заставляет готовиться к худшему.
   Пришли. Массивные ворота с объемным витиеватым барельефом возвышались передо мной. Дверь, все так же повинуюсь невидимой силе, открылась.
   В первое мгновение, мне показалось, что я ослепла. Так как после скудного освещения в коридорах, яркий свет в помещении совета, ослепил. Даже представить не хочу, как выглядела в тот момент. Уж, точно, не гордой принцессой. Хм, ну и пусть! Разочаровывать, так сначала, может, есть шанс, что откажутся.
   Риг сделал шаг, и я последовала за ним. Зал совета был похож на амфитеатр, маленькая площадь посередине и ряды кресел ее опоясывающих. Все места были заняты. Все взгляды были направлены на меня. Я распрямила плечи и улыбнулась. Как говорила моя мать: "Лучшее оружие против мужчин, очаровательная женщина", говорила она это не мне, а своей подруге, а я услышала и запомнила. Не красотой, так шармом. Могущественные покровители никогда не помешают, поэтому, показывать свое истинное отношение я не собиралась. Улыбайся, милая Адель, улыбайся. И я улыбалась, всматриваясь в лица присутствующих. Но, увы, пока видела только холодный интерес и любопытство, которое некоторые удачно скрывали.
   В зале стояла тишина, не было привычного громкого голоса, который объявлял присутствующим мой титул и имя.
   Риг исчез, поняла я это, когда рядом стало как-то холодно. Головой вертеть было верхом неприличия, поэтому оказавшись в центре зала, я устремила свой взор на главу Хасарета. А это был именно он рхар (* с имперского "глава, вожак, первый") Таристан.
   Он сидел на троне, который больше напоминал скалу, в которой выдолбили место для сидения. У него были алые глаза и темные короткие волосы, я бы даже сказала, что он был миловиден, если бы не презрительная улыбка, которая меняла его до неузнаваемости, превращая в жесткого правителя. Его голову украшала корона под стать интерьеру, как и королю с его поданными. Она была неровная с выбивающимися острыми краями, сделанная из светло-серого материала, с изображением ХарУна посередине. Темные глазницы темного бога находили свое отражение во взглядах присутствующих и рхара.
   Рядом с троном рхара, по правою сторону, чуть позади стоял Эрго, а рядом с мужем, успевший подняться Риг. По левую сторону стоял молодой парень, лет семнадцати, чем-то напоминавший рхара Таристана, скорее всего его близкий родственник.
   И я, одна под этими взглядами, как никогда чувствуя свою незначимость и бесправие.
   Первым заговорил рхар:
   - Приветствую потомка королей Аллии, Адель Андерскую, - знал ли он, что, не назвав мой титул, он нанес смертельное оскорбление. Если бы на моем месте были братья, после его слов поступил бы вызов на дуэль, это дело чести. У нас убивали и за меньшее. А я? Я лишь улыбнулась и, так же, как и он, забыв о правилах хорошего тона, не поклонилась, показывая свое уважение хозяевам. Наверняка, ведь знал, что оскорбит. - Вы красивее, чем рассказывают те слухи, что доходят до меня, - еще один камень полетел в меня. И что он пытается этим выяснить? Хочет вывести на истерику? Меня оскорбляли и похуже.
   - Вы мне явно льстите, - этот голос, наполненный холодной вежливостью, мой? Уроки Мадам Мьютэ, моей учительницы этикета не прошли даром. "Вы леди, ваше высочество, и должны оставаться ей даже, когда упадете лицом в грязь или грязь сама полетит в вас"
   - Вы знаете о том, что ваш отец заключил с рэх (обращение к высшему офицеру в империи, с имперского "офицер") Эрго То Ранским, Влюнское соглашение? - я не ответила, так, как и вопрос, скорее был утверждением. - Сегодня, перед свидетелями будет зачитан этот документ, - после слов рхара все мужчины, находящиеся в зале, встали. Эрго стал спускаться и в итоге встал справа от меня.
   - Влюна - богиня верности, завещала нам свое святое соглашение. Обе стороны согласились на выполнение клятв, завещанных богиней, - громким голосом начал парень, который стоял слева от рхара. Да уж, обе стороны... - С этого дня и до конца жизни одного из супругов или расторжения брака, данное соглашение обязаны выполнять две стороны. Есть ли кто-то, кто против соглашения? - читающий оглядел зал. - Первый пункт соглашения: "Чтить супруга своего - как господина и покровителя, как подарок Харуна и главную опору свое жизни", - я уже дрожу от нетерпения, что же будет дальше. - Второй пункт гласит: "Покушение на жизнь супруга или супруги, запрещено", - ну хоть не убьет. Хотя, кто сказал, что он меня не будет бить... Пресветлейший, молю, только не это. - Третий пункт: "Верность супругу, залог долгой жизни супруги", - хм, вот и пояснения второго пункта. Залог долгой жизни... - Четвертый пункт: "В случае, если у супруги родится мальчик, то его жизнь принадлежит отцу, если девочка, то ее жизнь будет принадлежать жениху", - дети. Какие дети? Пресветлейший, разве это возможно отобрать у матери детей? Это ведь грех. - Есть ли дополнения по данному соглашению, - спросил парень у Эрго.
   - Нет, - ответил он. А я как в тумане переваривала все сказанное раннее. Это не люди, это монстры.
   - Объявляю данное соглашение истинным и не подлежащим обжалованию, - сказал рхар Таристан. В тот же миг соглашение полыхнуло черным огнем в руках паренька и, превратившись в черную птицу, устремилось ко мне. Я невольно сделала несколько шагов назад. Эрго, схватил меня за руки и прошептал:
   - Если будешь сопротивляться, будет больнее, - я посмотрела на него, силясь понять, о чем он. Птица воспользовалась моментом и влетела мне в руку, на которой тут же черным огням стало выжигаться метка Влюны.
   Было ли больно? Адски, но я не проронила, ни звука. Закусила до боли губу и, кажется, прокусив ее, потому что во рту появился железный привкус крови. Эрго держал меня за руку. Боль прошла так же быстро, как и началась. И теперь от черной птицы над ладонью правой руки было выжжено клеймо.
   Меняя Клеймили... словно рабыню...
   Не говоря больше ни слова, Эрго, не отпуская мою руку, двинулся к двери. Я семенила следом. Провожали нас тишиной, видимо для них типично покидать, помещения не спросив разрешения.
   Тело до сих пор помнящее боль, слегка потряхивало. Мы шли быстро. Четырнадцать сопровождавших двигалось за нами. Когда мы вышли из здания Хасарета, громыхнул гром, и в лестницу ударила молния. Внизу стояли карета и несколько лошадей.
   Эрго подхватил меня на руки и быстрым шагом двинулся к карете. Голова все больше кружилось и меня начало укачивать. Дверь перед нами была кем-то открыта и вот, миг и я сижу в сухой карете, а напротив мой жених.
   Если это начало нашей совместной жизни, я боюсь представить дальнейшие события.
   Темнота накрыла незаметно, очнулась я на руках у Эрго, который, приложив свою холодную ладонь к моему лбу что-то шептал. Я почувствовала, как по щеке что-то стекает, дотронулась рукой и поднесла к глазам. Кровь из прокушенной щеки. Я поймала на себе ярко-алый взгляд, он был зол:
   - Сказал же, не сопротивляйся, - сказал он, и тьма легким покрывалом накрыла меня, я потеряла сознание.
   ***
   Проснуться было тяжело, веки то и дело стремились закрыться. Сбоку послышался шум, и я аккуратно повернула голову. Оказалось, это была служанка, которая заметив, что я очнулась, выбежала из комнаты. До затуманенного сознания все никак не могло дойти, что делает служанка в моих покоях. Я постаралась встать, но слабость была слишком сильна, поэтому я легла обратно.
   Взгляд устремился в потолок. Это не Аллия...
   К моему сожалению, я начала вспоминать прошедший день. Наверное, все произошедшее не стало для меня чем-то, чего я не ожидала. Даже, наоборот, ожидала я, как раз худшего. Но все же, была одна вещь, которая меня, не то что, шокировала, скорее для меня это было настолько дико, что я не могла осознать, как такое может произойти. Нет, речь не идет о метке Влюны. Больше всего меня поразило, что моих возможных детей могут забрать. Отобрать, как у какой-нибудь... собаки.
   Как никто другой я понимала, что одна из причин замужества это наследники, как, пример, король Аллии. Я не питала иллюзий на тему своей неприкосновенности и эфемерного благородства своего мужа. Дело решенное, парочку ночей мы проведем вместе, хоть это мне весьма неприятно... Но, я была готова, была готова даже родить, ведь дети - это счастье, самое прекрасное, что может дать женщине Пресветлейший. А здесь... Здесь хотят лишить меня даже этой последней отдушины?
   Решение созрело мгновенно, мне надо видеть Эрго.
   Дверь открылась, и вошли служанка и мужчина, скорее всего, врач. Оба молчали. Мужчина подошел ко мне и представился:
   - Темнейших, Тингра (* обращение к замужней обитательнице Темных земель, принадлежащей к классу высшей аристократии), Адель. Мое имя Гри (*Обращение к среднему классу аристократов) Блер Вир, я врач семьи Ранских, - моего представления не требовалась, поэтому я лишь кинула и улыбнулась. - Как вы себя чувствуете? - спросил он.
   - Сносно. Почему я потеряла сознание?
   -Ваш организм не привык к боли, тем более вы сдерживали эмоции. Ваш обморок - это ответная реакция на печать, а слабость из-за долгого сна, - ответил он и поднял мою руку, на которой сейчас красовалась повязка. Аккуратно ее размотав, он провел по руке чем-то влажным. - Печать не воспалилась, это хорошо, - скорее для себя сказал он. - Вы чувствуете боль в руке? - я отрицательно покачала головой, я вообще руки не чувствую, но говорить этого я не стала.
   А теперь побольше драматизма в голосе:
   - Гри Блер, не могла бы Вы, пригласить в мои покои, мужа? - и слеза одинокой влажной каплей прочертила линию по щеке, дополняя, я надеюсь, трагичность образа. Слезы были отнюдь не из-за боли, просто глаза слезились после долгого сна. Блер увидев меня в таком состоянии, еще раз поинтересовался все ли со мной хорошо и пообещал, что скажет о моей просьбе Эрго.
   Видеть мужа я хотела именно сейчас. Когда глаза слезятся, когда кожа стала еще бледней, когда волосы вихрем разбросаны по подушке, когда голос немного охрип. А все потому, что мужчины бояться слабости женщин, тем более, если причиной стал он сам. Надеюсь, в случае с Эрго, у меня получится исполнение моего маленького "каприза".
   Помню, как одна из любовниц короля, порезавшись случайно на охоте, на которую она поехала с королем, вытребовала целый дом. Отец не смог отказать своей фаворитке и вскоре девушка обзавелась своим личным замком. Вот только... Вскоре король к ней охладел и бедняжку отправили в ссылку в этот замок, где она, насколько я знаю, живет до сих пор.
   Ожидать мне, к моему глубокому удивлению, пришлось недолго. Эрго стремительно вошел в мои покои почти сразу, как вышла служанка. Я отрешенным взглядом посмотрела на него.
   - С вами все хорошо, Адель? - спросил он, оценив по праву мою игру.
   - Благодарю Вас за заботу, Эрго.
   Он долго молчал, я тоже разговор начинать не решалась, пусть сам. В итоге:
   - Вам что-нибудь понадобилось, что не смог бы достать Блер? - вопрос был задан явно с сарказмом. Но я, склонив невинно глазки, усталым болезненным голосом заговорила.
   - У меня к вам просьба...
   - У меня слишком мало времени, чтобы выполнять ваши капризы Адель, - решительно ответил он, не дав договорить. Я подняла на него глаза полные слез, увидев их он, сжал губы и отвел взгляд.
   - Я лишь надеялась на ваше понимание, - испуганно пролепетала я.
   - Я Вас слушаю, - сказал он и сел на кресло. Да, все-таки мужчины не могут выдержать женских слез. Он все также на меня не смотрел, делая вид, что разглядывает пейзажи за окном.
   - Вчера прошла церемония бракосочетания... И я бы хотела попросить Вас, позволить мне закрепить этот брак перед моим богом, - ярко-алый взгляд устремился мне в глаза.
   - Это невозможно, - сказал резко и строго Эрго и начал подниматься.
   - Постойте, я не прошу доставить меня в его храм... Просто, без этого обряда я не могу ощущать себя в полной мере вашей женой. Рех Эрго, я прошу вас ни как принцесса Аллии, я прошу Вас как жена, - еще одна слеза скатилась по моему лицу. Было видно, что ему неприятно находиться со мной в одном помещение. И скорее всего, его характер был тверже, чем у короля Аллии, но он уступил. Наверное, не хотел лишать последней радости или просто пытался показаться лучше, чем он есть.
   - Хорошо, но знайте, что на завтра назначено наше венчание в храме Харуна. Я попрошу, чтобы его перенесли на один день. Если вы не успеете, то я не чем не могу вам помочь, - сказал он и быстрым шагом удалился. А мне только это было и нужно, его согласие.
   После ухода Эрго зашла служанка.
   - Открой окно, принеси мне завтрак и платье и позови портниху, - сказала я бодрым голосом, стараясь сесть.
   - Слушаюсь Тингра Адель, - сказала девушка, увидев мои попытки подняться, подбежала и помогла. А дальше стала выполнять указания.
   Позавтракав и переодевшись с помощью служанки, я уже вполне ровно стояла на ногах, ожидая портниху. Дел было много и все надо было сделать до этой ночи.
   Портниха оказалась весьма талантлива, а главное быстра и профессиональна. Она выслушала мои пожелания и, взяв платье, которое надо было доработать, удалилась, пообещав, что оно будет готово к вечеру.
   Спросив у служанки, есть ли в доме Эрго, а я находилась в его доме, пустые помещения, которыми давно не пользовались, получила ответ, что в самом доме такого нет, но есть беседка в саду. Приказала ей отвести меня туда.
   Беседка была действительно большая и вполне подходила для выполнения моего плана. Я приказала ее вымыть. Теперь, надо найти вино и воду. С этим дело обстояло, как нельзя проще. Служанка, выслушав меня, принесла две большие бадьи, наполненные требуемыми жидкостями. Еще мне нужен был кинжал, который имелся при мне и венок из определенных цветов. Венок я заказала у флориста, который внимательно выслушав, заверил, что цветы будут. И главное, мне надо было, чтобы никто мне не помешал, поэтому я попросила начальника охраны очистить сад во время ритуала. Он был немногословен, просто кивнул.
   За хлопотами прошел день. Плотно поужинав, ведь эту ночь я проведу, бодрствуя, я ждала портниху.
   Женщина не обманула и пришла вечером с переделанным платьем. Все было сделано аккуратно и главное, именно так, как того хотела я. Одеяние было роскошно: белое, состоящее из полупрозрачной ткани в несколько слоев, с длинным полукруглым шлейфом, на котором были вышиты специальные символы призыва. Поблагодарив женщину, я выписала ей премию, все-таки один плюс в браке с имперцами был, все расходы жены они брали на себя, поэтому я не скупилась.
   Венок был также вскоре доставлен и одет мне на голову.
   "Пора".
   Я тихо спустилась в сад. Меня, по моей же просьбе, никто не сопровождал. Замок мирно спал. Сад был пуст. Надо сказать, потом спасибо начальнику охраны. Дойдя до беседки, я вдохнула и вошла, пути назад нет.
   Я села на колени. Чаши были поставлены на полу.
   - "Великий, Пресветлый, взываю, прошу, меня не отвергни. Тебе, как царю поклоняюсь, молю, приди на призыв" - повторяла я, как заговоренная слова заклинания про себя.
   Медленно снимаю венок, топлю его в красном вине, достаю кинжал, делаю надрез на ладони и, смотрю, как капли крови попадают в красную жидкость. Достаю венок из чаши и надеваю на себя, чувствую, как по волосам стекает красные капли вина, вперемешку с собственной кровью. Капли попадают на белое платье, делая его в местах попадания бледно-алым.
   Твержу про себя слова призыва.
   Окунаю руки в воду. Кровь из раны делает прозрачную воду, красноватой. Поднимаю руки. Окунаю палец в чашу с вином и черчу бледно-красный символ на левом запястье, потом на правом.
   Прошло около двух часов, а Пресветлый все не откликается. Но я все равно, как заведенная, повторяю слова и прочерчиваю знаки на запястьях.
   Вера... И в этот раз она меня не подвела, когда силы были на исходе, беседку окутал белесый туман. Пресветлейший...
   - "Адель, дитя, уверена ли ты в выборе своем?" - донесся до меня голос.
   - Как никогда.
   - "Но почему?".
   - Вы слышали сами... Я... Я не смогу пережить и этого, прошу...
   - "Адель, твоя судьба была тяжела. Все в мире равно и за лишениями, следует награда".
   - Я слишком устала ждать, отдайте лучше мою награду Саарту. Сейчас я прошу лишь об одном.
   - "Не тебе решать дитя, кто будет награжден, а кто наказан. Но просьбу твою, я исполнить не могу..."
   Я опустила голову, и горькие предатели слезы скатились по щекам. Спорить с Пресветлейшим я права не имею.
   - "Дитя - это не награда, это проклятие...".
   - Проклятие - это знать, что никогда не постигнешь радость материнства.
   - "Но разве, ни это ты просишь меня сделать?"
   - Да, но тогда я буду знать, что мне в очередной раз не придется вынести горе разлуки. Я... устала.
   - "Хорошо, Адель, но по глупости своей ты не осознаешь, что просишь, поэтому я помогу тебе при одном условии: "Лишь тогда, когда сердце твое озарит любовь, когда душа избранника будет принадлежать тебе, когда дитя будет желанно как воздух, а любовь чиста как вода, лишь тогда в чреве твоем зародиться жизнь", - провозгласил Пресветлейший и исчез. И мне показалось, что эфемерная рука коснулась моего лица в жесте утешения и поддержки.
   - Спасибо, - прошептала я, зная, что он услышит.
   Я солгала Эрго, это обряд не для закрепления брака, в какой-то мере даже, наоборот. Я попросила Пресветлейшего, сделать меня бесплодной... Обрекать себя на разлуку с детьми я не могу. Лучше знать, что этих детей не будет, чем переживаниями доводить себя до сумасшествия.
  
  3 Глава.
  "Чужая душа - потемки"
  (Антон Павлович Чехов).
  
   Я встала с колен и пошатнулась, все-таки общение с Пресветлейшим выматывает. Главное сейчас дойти до покоев и не свалиться по дороге. В голове упорно гудело, а в глаза то и дело накрывало черной пеленой, я явно переоценила свои силы, но результат того стоил. На губах расплылась радостная улыбка, я одержала победу, маленькую, незаметную, но победу.
   По коридорам моего нового дома я шла, опираясь на стеночку, слава Пресветлейшиму, никого не было, не хочу, чтобы меня видели в таком состоянии.
   На пороге комнаты меня встретила служанка, которую я попросила подождать.
   - Тингра Адель, - обеспокоенно позвала девушка и, подбежала ко мне, подхватила, помогла дойти до покоев и аккуратно посадила на диван. - С вами все хорошо, может мне позвать Блэр Вира? - и девушка сделала шаг к двери.
   - Нет, никого звать не надо. Помоги мне, снять платье, - служанка подошла, я встала, опираясь на подлокотник. Она шустро расшнуровала мне корсет и стянула тяжелую материю. - Отнеси его в лес... У вас есть лес? - девушка кивнула. - Отнеси и сожги, дотла, чтобы не один кусок ткани не остался. Это очень важно, после ритуала на одежду накладывается своеобразная печать, которая может нести пагубное воздействие. Ты поняла меня? - девушка понимающе кивнула. - Беги...
   - Но Тингра...
   - Я приказала, - холодно сказала я, нужно избавиться от платья и, чем скорее, тем лучше.
   - Повинуюсь, - поклонившись, покорно ответила девушка и вышла, а я, пошатываясь, дошла до кровати и упала, Пресветлейший, как же я устала.
   ***
   Весь следующий день я провела в полусонном состоянии, лежа в постели. В себя приходила лишь пару раз и то, чтобы подкрепиться. Мой силовой резерв был исчерпан до капли, поэтому нужно было отдохнуть и прийти в себя. Доступ к своим покоям я ограничила до служанки, приказав ей никого не впускать.
   В общем-то, ко мне никто и не норовил прийти. Только под вечер меня разбудила служанка:
   - Тингра Адель, Тингра Адель, - звал тихий голос, извне, врываясь, заканчивая этим возгласом сон. Открыв глаза, я увидела наклонившуюся ко мне девушку. Она легонько трясла меня за плечо, пока я не проснулась.
   - Что-то случилось? - спросила я, поднимаясь и подтягиваясь, от целого дня в постели затекли мышцы. Раз меня разбудили, произошло важное событие, которое требует моего внимания, поэтому я, подняв одеяло, начала выбираться из кровати.
   - Рэх Эрго прислал своего рилга (*правая рука, помощник\офицер, который подчиняется, находиться в личной власти более старшего по иерархии офицера) Рига Догервуда с важным поручением, которое должно передаться лично. Я сказала, что Вы отдыхаете, но он настаивает, - как бы оправдываясь, произнесла она.
   - Как твое имя? - трудно обращаться к человеку, не зная его имени, скорее, как-то неприлично.
   - Делла (*служанка, горожанка и любое другое непривилегированное сословие) Тиассия, - поклонившись, представилась девушка, удивленно, видимо до этого именем служанки никто не интересовался.
   - Тиассия, ты сожгла платье? - этот вопрос интересовал меня в первую очередь.
   - Да. Тингра.
   - Прекрасно, пойди, скажи Рилгу Ригу, что я скоро подойду и предложи ему чаю или, что у вас обычно подают гостям, - Тиа кивнула, но не сдвинулась с места. - Что-то еще?
   - Я должна привести Вас в порядок, - пояснила девушка свое бездействие.
   - Не нужно, я справлюсь сама, - она поклонилась и вышла.
   Надела я платье простого покроя, без изысков, расчесала волосы, заплела косу и вышла.
   На диване в гостиной сидел Риг, от предложенных яств он отказался, они стояли нетронутыми. Было видно сразу, что перед тобой сидит военный, выправка, манеры, быстрые движения. Но Риг был явно полукровной, ведь рыжих среди чистокровных имперцев нет, это говорило о том, что он целеустремлен и наверняка жесток. Ведь полукровок мало где любят, а чтобы еще и успеха добиться на высокой военной должности. Увидев меня, он улыбнулся, снова одевая маску.
   - Темнейших, Тингра Адель, - поприветствовал он меня, встав и рукой начертил какой-то символ, на мой недоуменный взгляд он ответил: - Это знак принятия в клан, он принят среди близких. Как Вы себя чувствуете?
   - Прекрасно, Рилг Риг, - ответила я, присаживаясь на кресло.
   - Мы не на официальном приеме, Тингра Адель, называйте меня Риг, - улыбнувшись, просил он.
   - Хорошо, Риг.
   - Рэх Эрго, Вам рассказывал о завтрашнем венчании в храме Харуна? Я принес Вам традиционный наряд невесты. Если у Вас есть вопросы, я постараюсь на них ответить, - он протянул мне большую черную коробку, которую я тут же отложила, как уйдет, посмотрю.
   - Меня интересует, как будет проходить сама церемония и есть ли какие-нибудь особые предписания для ее прохождения.
   - Церемония закрытая, кроме Вас и Рэх Эрго, никого не будет, только Вы и Харун. Проходит она после заката, и длиться до рассвета. Сообщить какие-нибудь другие подробности я затрудняюсь, сам обряд держится в секрете, и к тому же я его не проходил. Никаких жестких предписаний нет. Новобрачные не должны видеться до церемонии. На тело девушки наносятся защитные руны, чтобы, когда придет Харун он не выпил всю жизненную силу невесты, он не очень любит слабый пол и брак считает обузой. Венчания проходят редко, только если брачующиеся абсолютно уверены в своем союзе. В волосы вплетают ленты, как жениху, так и невесте. И это, пожалуй, все, - ну что же, ничего страшного.
   - Спасибо.
   - Рад помочь, Тингра. Я бы посоветовал Вам отдохнуть, завтрашний день будет насыщенным.
   - Я сама планировала лечь пораньше, благодарю.
   Когда он ушел, я подошла к дивану и открыла коробку. Достала черную материю, платье, невообразимо красивое и привычно мрачное. В коробке лежали также ленты темно-алые, черные и две белые и мягкие балетки, расшитые черным кружевом.
   Аккуратно положила вещи и пошла в спальню, высыпаться.
   ***
   Проснулась я рано, причем сама, люблю утро, тихо и безлюдно. Я подошла к окну, передо мною расстилалась Язарь. Изящная и таинственная, темная и скрытная, в тишине ожидающая, что кто-нибудь неверный разрушит этот эфемерный мир, чтобы обрушить на него кару, а после расплаты, опять затихнуть в ожидании.
   Ближе к обеду пришли девушки, которые должны мне помочь подготовиться к венчанию.
   Сначала меня отвели в ванны, которые располагались на нижнем уровне, где рьяно мыли, втирали душистые масла. Потом, завернув меня в махровое полотенце и надев халат, повели в покои.
   Уже в покоях началась самая важная и долгая процедура, белыми специальными красками мне на кожу наносились защитные символы. Наносились они аккуратно и трепетно, боялись ошибиться, ведь ошибка могла понести за собой тяжелые последствия, вплоть до смерти.
   После того, как символы были тщательно нанесены, пожалуй, на всю кожу, девушки приступили к прическе. Благо волосы у меня были длинные, было, где разгуляться. Вот служанки и развлекались. Они спорили, чуть ли не дрались, выбирая какое плетение мне больше подойдет. Я в дискуссии участия не принимала, мне было не так важно. В итоге, наконец, придя к компромиссу, они принялись за дело. Прическа заняла достаточно времени, но она того стоила, ленты змеями обвивали пряди, оттеняя седину. Волосы не лезли в глаза, и не висели тяжелой ношей на голове.
   Пришло время для платья, одевали его на меня бережно, боясь задеть символы. Платье было одето, и мне принесли большое зеркало, чтобы я полюбовалась работой. Ну, что я могу сказать, девушки не напрасно получают свой хлеб. Наряд подчеркивал достоинства и сглаживал недостатки.
   Время катилось к закату, одна из девушек принесла мне отвар, благодаря которому я могла не бояться, что свалюсь от усталости во время церемонии. После того, как я выпила его, меня оставили одну.
   В этот короткий промежуток спокойствия я обдумывала дальнейшие мои действия. После этой церемонии, по крайней мере, в Аллии, следует первая брачная ночь. Нет, избегать я ее не собираюсь, ведь это как бы оканчивает обряд, да и не настолько я глупа, чтобы устраивать истерики, по этому поводу, все равно ведь не избежать. Но можно сделать этот процесс менее мерзким. Я читала много томов про травы и отвары, так вот, есть одна такая травка Сонор, с помощью которой можно лишиться внешних ощущений на некоторое время, то есть ни боль, ни удовольствие я чувствовать не буду, работать будет только мозг. То, что мне и надо, тем более действует она быстро без долгих приготовлений, надо просто съесть листок и запить водой, благо травы не так трудно нати. Надеюсь, Эрго даст мне немного времени, и я успею свершить задуманное.
   В дверь постучали, я встала и открыла ее, на пороге стоял молодой мужчина в форме.
   - Тингра Адель, - он немного наклонил голову, приветствуя. Я вышла, показывая, что готова следовать за ним. Без лишних слов он повернулся и пошел.
   Мы вышли из дома Эрго, меня попросили надеть плащ, и пошли по городским улицам, к нам присоединились еще десять военных, которые взяли меня в кольцо. Странно, что было весьма безлюдно. Редкие прохожие замирали и отворачивались, завидев нас. Хорошо, что идти было недалеко, а то я чувствовала себя какой-то преступницей.
   По лестнице храма, я поднималась уже одна. Охрана осталась внизу. Как ни странно, я практически ничего не чувствовала, может интерес. Массивные резные двери открылись передо мною по велению высших сил.
   Я вошла. Храм состоял из одного большого зала, в котором стоял небольшой алтарь, около которого стоял Эрго. Когда я вошла, он не повернулся и стоял спиной ко мне до тех пор, пока я не оказалась рядом с ним, только тогда он посмотрел на меня. Свой плащ я отдала одному из сопровождающих, поэтому сейчас я стояла в платье.
   Он молчал и смотрел, я тоже начинать разговор не стремилась. Вот и стояли, молчали и смотрели. И это ритуал такой?
   Но нет, после десятка минут переглядываний Эрго промолвил:
   - Избранница моя, силой первых темных, с тобой клянемся мы, перед очами Харуна, заключить союз, - он встал на колено и показал, чтобы я последовала его примеру и начал читать слова призыва, взяв меня за руки.
   Заклинание он читал долго и, если бы не отвар, я бы упала от бессилья. Но Харун любил своих детей, и не откликнуться на их призыв, он не мог, хотя я на это надеялась.
   Над алтарем заклубился дым и тихий, но властный голос возвестил:
   - На твой призыв, мой сын, ответил я. Твоя просьба глупа, мой сын. Уверен ты в своем решении?
   - Да, Харун.
   - Избранница твоя веры иной и роду чужого и помыслы ее закрыты для меня.
   - Пусть будет так, - ответил Эрго.
   - Не любовь тобою движет, мой сын, - заметил Харун.
   - Любовь - слабость.
   - Хорошо, истинный сын своих отцов, пусть будет твоя воля.
   Обряд начался. Туман накрыл нас и Харун начал вещать на древнем языке, который я не знаю. После одной из фраз Эрго достал нож и сделал надрез на своей, а потом на моей руке и соединил их.
   Харун исчез, а мы стояли на коленях, Эрго читал слова благодарности.
   Честно говоря, я ожидала чего-то большего от бога тьмы Харуна, жертвоприношений, крови, даже готовилась к боли, но ничего из моих опасений не произошло. Наверное, это было глупо, зацикливаться на стереотипах.
   За окнами рассвело, и Эрго поднялся и подал мне руку, чтобы помочь. Из храма мы выходили за руки.
   Открылись двери, и я невольно остановилась ослепленная светом, все же в храме было довольно темно. Неожиданно меня оглушил восторженный рев темного скопления внизу. Когда я опустила, привыкший к свету взгляд, замерла, внизу, куда не посмотри простиралась толпа, казалось, все горожане, да что там, вся округа собралась, чтобы приветствовать нас. Они кричали, желали счастья, кидали в небо все, что только могли поднять, бросали в нас цветы. Никогда не могла подумать, что имперцы такой восторженный народ.
   Я, прибывая, в послевенчальном трансе улыбалась, и крепко держась за руку Эрго, пыталась идти прямо. Крики оглушали, а от пестроты толпы рябило в глазах, это был какой-то веселый, маниакальный праздник ужаса. Эрго вел себя стойко и уверенно, делал вид, что не замечает неугомонной гигантской толпы.
   До кареты, видневшейся в конце дороги, мы шли очень долго. Под конец нас встретила бессменная охрана Эрго, они что-то говорили, поздравляли, а я чувствовала, что теряю сознание, странно.
   Я подняла голову и вмиг высохшими губами прошептала на грани слышимости.
   - Теряю... сознание, - натренированные войны либо расслышали, либо прочли по губам, поняли, что я сказала, и окружили нас, отгораживая от толпы. Эрго же, подняв меня, сделал несколько шагов и со мной на руках, сел в карету.
   Не люблю чувствовать себя слабой. Выходит, как в глупых любовных романах. Опять...
   Наверное, обряд Харуна заключал в себе что-то большее, чем удалось видеть мне. Сознание я действительно потеряла, и казалось, тут же пришла в себя. Та же карета, тот же Эрго, сидящий напротив, то же угрюмое выражение на его лице, и я лежащая на сидении.
  
  
  Глава 4.
  "В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел".
  Марина Ивановна Цветаева/
  
   Домой мы приехали быстро, от тряски становилось только хуже. Эрго лишь несколько раз в первые минуты езды, бросал на меня холодные взгляды. Признаться, честно, я даже была ему благодарна, он помог избежать мне глупой ситуации, в рамках Империи, скорее позора. Свалиться в обморок перед беснующейся толпой имперцев. Позорнее ситуации в день свадьбы не придумаешь.
  И в общем-то... Не так и плохо мое положение. Я рассматривала супруга. Красив и холоден. От таких, мало бед стоит ждать. Прием мне оказали хороший, уж будем откровенны. Никто не трогал и тем более не унижал. Кроме той позорной детородной участи... И то, проблема решена. Я вздохнула спокойно.
  Пока, слава Небесам все хорошо. Тенью супруга быть не такая и ужасная участь. А дипломатический брак не такая и страшная кара. Именно на такой, обреченной, конечно, но не плачевной ноте, я доехала до дома официального мужа.
  Он быстро выбрался из кареты, не спросив меня о помощи и не подав руки. Его быстрые шаги гулко отдались на брусчатке.
  Я слегка покачиваясь поднялась с сидения. После аккуратно вышла и прошла незамеченной, что меня вполне устраивало, по внутреннему двору. Зашла в дом. Кстати Эрго жил в небольшом двухэтажном особняке. На 15-20 комнат, из которых три больших зала, 10 спален и одна большая кухня. Слуг тоже было немного. Несколько девушек служанок, пара кухарок, и дворецкий, единственное, было много стражи. И часто сновался солдатский люд.
  Я по мере сил, достаточно быстро, добралась до своих покоев, которые состояли из большой комнаты спальни, небольшой прихожей-зала и уборной. Комнаты были светлые и, что уж врать, красивые. Тиассия, девушка, которая мне служила со своими обязанностями справлялась хорошо. Было чисто и светло. Мне даже предоставили небольшую библиотеку, правда, состоящую из глупых женских книг, но и то хлеб.
  Положение приживалки-супруги, после вороха событий, становилось весьма благоприятным. Муж, как глупо звучит, слава Пресветлейшему, не стал требовать первой брачной ночи здесь и сейчас. Я даже, как-то, нервно хихикнула. Бояться "ночи любви" тоже не стоило. Если Эрго и нужны будут дети от меня, то думаю, он не будет ко мне наведываться каждую ночь для исполнения своих обязанностей. Стоит вздохнуть спокойно, нет повода устраивать истерики.
  Кожу немного жгло от нанесенных красок, и к тому же, она знатно чесалась. Только сейчас обратила на это внимание. Тиассии не было, поэтому я довольно споро, сняла платье и не стесняясь бросила его на кровать. Обнаженной прошлась по покоям разминая мышцы. От обряда ли или... от свободы? Но мне стало намного лучше. Хотелось жить. Ох, да будь что будет.
  Я пошла умываться, не спеша набрала в ванну воды. Залезла, кожу приятно освежала прохладна. Губкой стала смывать с себя символы. Никто не дал мне никаких указаний на их счет, значит не так и важна их сохранность. Вода моментально окрасилась в белесый цвет. Когда с письменами было покончено, я принялась за прическу. С ней повозиться пришлось намного дольше. Выплетать ленты и распутывать узлы одной было сложно. И часто я просто опускала руки и недолго отдыхала. Не скоро, но я полностью освободила волосы от заколок и кос. Они тяжелым покрывалом упали в воду, где, намокнув стали сильно виться.
  Я опустилась полностью в воду, задержав дыхание. По телу разлилась приятная легкость.
  Вынырнув я услышала стук в дверь и громкий голос:
  - Тингра! Тингра Адель! - голос явно принадлежал служанке.
  - Да, Таиссия, входи! - девушка громко выдохнула, видимо от облегчения и быстро зашла. Увидев меня в ванне, она лишь поклонилась и попыталась спрятать взор. - Что-то случилось? - спросила я, прикрываясь, сама чувствуя неловкость.
  - Нет, Тингра, я пришла вам помочь, - девушка тихо пролепетала.
  - Ты можешь выйти, мне пока твоя помощь не нужна. Принеси только что-нибудь поесть и после подожди не диване, я хочу с тобой поговорить. Девушка кивнула.
  Я решила долго не задерживаться, встала, насухо вытерла кожу и закутала волосы. Надела длинное нижнее платье, которое висело в ванной и вышла.
  Еда дымилась на маленьком столике около дивана. Девушка послушно стояла около стола.
  - Садись, - я улыбнулась. Таиссия испугано покачала головой.
  Я присела, видимо, слугам не пристало сидеть рядом с хозяевами, и я решила не настаивать, имперский этикет и правила я не изучала и ставить себя и других в неловкие ситуации не хотелось.
  - Скажи мне пожалуйста, есть ли в доме книги о Империи? И могла бы ты мне их принести?
  - Что вас интересует?
  - История, этикет, традиции, - кратко ответила я, пока не притрагиваясь к еде, хотя была изрядно голодна.
  - Я могу спросить, - девушка поклонилась. - Когда вам их принести?
  - Чем раньше, тем лучше, - я улыбнулась. - Ох, не могла бы ты рассказать о людях бывающих в доме часто? - решила спросить я на всякий случай, чтобы не попасть впросак, случайно столкнувшись с кем-то важным. Девушка посмотрела на меня испуганно. Наверно я спросила что-то не то. - Хорошо, не бери в голову. Просто принеси мне книги вечером и останься со мной пока я буду их разбирать. Мне понадобиться помощь, - девушка быстро кивнула и выбежала вон.
  Странно, но надеюсь я не совершила нечто непростительное.
  Когда шаги служанки затихли в коридоре я принялась за еду.
  
  Так важные новости!!!
  у меня появилась группа вк в которой новости будут публиковаться раньше, как и книги, всем настоятельно советую подписаться и следить))
  Буду очень рада всех вас видеть)) https://vk.com/public164211556
Оценка: 7.20*49  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Рымарь "Девственница Дана" (Короткий любовный роман) | | Н.Волгина "Секретарша" (Женский роман) | | А.Рай "Большая проблема" (Романтическая проза) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | | Р.Навьер "Никто об этом не узнает" (Короткий любовный роман) | | К.Ши ""Муж" на час" (Короткий любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Таинственная помощница для чужака" (Современный любовный роман) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"